Book: Маленькая голубая вещица



Маленькая голубая вещица

С. К. Ренсом

Маленькая голубая вещица

Нынче я —

Маленькая голубая вещица,

Похожая на стеклянный шарик

Или на глаз.

Свернувшись клубком,

В идеальный шар,

Я смотрю за тобой.

Нынче я —

Маленькая голубая вещица,

Сделанная из фарфора

Или из стекла.

Я холодна, гладка и любопытна.

И никогда не моргаю.

Я верчусь у тебя руке,

Верчусь у тебя в руке,

Маленькая голубая вещица.

@1985 Suzanne VegaВоспроизведено с разрешения «Майкл Хаусман артист менеджмент»

Амулет

Лебедь метался у самой кромки воды, его огромные крылья колотили по смешанному с галькой песку, расталкивая в стороны всех остальных птиц. Мы в ужасе смотрели, как он вертится, извиваясь и громко, угрожающе шипит.

– Я не могу просто так стоять и ничего не делать, – крикнула я, перекрывая производимый им шум. – Я пойду и посмотрю, нельзя ли ему помочь. Не могла бы ты позвонить в какую-нибудь службу – в полицию, ветеринару или что там еще есть? Если ничего не предпринимать, он наверняка что-то себе повредит. – Я осторожно двинулась к бьющейся птице.

– Алекс, не глупи! – крикнула Грейс. – Он может сломать тебе руку.

– Надо попытаться, – пробормотала я себе под нос, медленно приближаясь к лебедю по узкой отмели.

Он, похоже, совсем обезумел, и, подойдя ближе, я увидела почему. Кольцо на его лапке зацепилось за изогнутую проволоку, которая торчала из утрамбованной смеси гальки и песка. Я остановилась и опустилась на корточки, чтобы придать себе в его глазах менее угрожающий вид. Я понятия не имела, какие звуки надо издавать, чтобы успокоить попавшего в беду и обезумевшего от страха лебедя, но меня все равно никто бы не услышал, так что надо было хотя бы попытаться.

– Тише, тише, – воркующим голосом проговорила я. – Хороший лебедь, хороший. Я не сделаю тебе больно.

Он вперил в меня недобрый взгляд, но немного поутих. Я медленно подобралась ближе, опасливо поглядывая на его грозный клюв и могучие крылья. Внезапно он перестал шипеть, и во вдруг наступившей тишине я услышала, как его большие перепончатые лапы скребут по песку. Он до отказа растопырил крылья, постаравшись принять как нельзя более угрожающий вид. Это ему удалось. Я подумала, что если и получу перелом руки, то это хотя бы произойдет после того, как все экзамены остались позади. Мы закончили сдавать последний из них сегодня утром, и предполагалось, что после этого весь день проведем, празднуя и веселясь. Правда, сейчас из всей нашей компании остались только Грейс и я, все остальные уже давно разъехались по домам, чтобы приготовиться к увеселениям, которые предстояли нам вечером.

Между мной и лебедем оставалось всего лишь несколько футов, когда он вдруг решил, что не даст мне подойти еще ближе. Испустив пронзительный крик, он напряг все силы и попробовал взлететь, размахивая крыльями. Он был так близко, что кончики его перьев скользнули по моему лицу. Внезапно раздался треск, перед моими глазами мелькнул белый вихрь, и лебедя как не бывало. От неожиданности я отпрянула назад и в следующую секунду уже сидела на грязном песке.

Там, где только что находился лебедь, остались обломки какого-то кольца с его лапы, лежащие рядом с торчащей проволокой, из-за которой все и произошло. Мечась, птица здорово разворошила смешанный с галькой песок, однако проволока осталась на месте.

– Ты в порядке? – обеспокоенно крикнула Грейс, не отрывая глаз от экрана мобильника. – Думаешь, мне все равно нужно позвонить в какую-нибудь службу?

– В этом уже нет смысла, – пробурчала я, пытаясь стереть ил с моих новых джинсов. Но они не стали чище. – Я все равно измазалась, так что теперь, если получится, попытаюсь разобраться с этой проволокой, – добавила я в ответ.

Это была всего лишь небольшая отмель, одна из тех немногих, которые в этой части Темзы, в Твикенхеме, обнажаются в самой нижней точке отлива. Над этой отмелью возвышалась терраса паба «Белый лебедь», и здесь всегда можно было увидеть лебедей, гусей и уток, которые подходили к террасе, надеясь, что им достанется кусочек жареной картошки или недоеденной булочки. Обычно, когда мне доводилось здесь бывать, терраса оказывалась забита посетителями паба, с удовольствием попивающими пиво, греясь на солнце, но сейчас, в начале июня под вечер вторника, здесь стало почти совсем безлюдно.

Во время отлива на отмели всегда валялся всякий мусор, и птицам, судя по всему, удавалось благополучно обходить стороной большую его часть. Но этот торчащий кусок проволоки меня разозлил, ведь из-за него несчастная птица едва не сломала себе лапу. Я протянула руку и попыталась выдернуть его из песка, впрочем, почти не надеясь, что мне это удастся. Он держался крепко. Может быть, можно будет согнуть его так, чтобы он перестал представлять опасность. Я огляделась в поисках какого-нибудь предмета, который можно было бы использовать, чтобы согнуть эту проволоку, поскольку моим пальцам это было явно не под силу.

Найдя крепкий на вид камень, я принялась колотить им по проволоке, стараясь согнуть ее торчащий конец так, чтобы он вонзился в смесь гальки и песка. Когда он начал изгибаться, у его основания вдруг показалось что-то голубое и блестящее. Удивившись находке, я перестала колотить и начала разгребать там, откуда выходил торчащий конец проволоки. Оказалось, что в глубине проволока обмотана вокруг небольшого, размером примерно с мою ладонь металлического ободка, в который вдет круглый голубой камень. В лучах солнца он сверкал и переливался, словно опал. Я продолжила копать. Проволока уходила еще глубже и, кажется, была зацеплена вокруг большого булыжника. Вытащить его мне точно было бы нелегко.

Однако проволока выглядела старой и на такой глубине казалась немного более ломкой. Я крепко зажала ее в руке, начала гнуть то туда, то сюда, и очень скоро она переломилась. Я подняла металлический ободок, чтобы рассмотреть его.

Камень был очень красив, темно-голубой с золотыми, розовыми и красными крапинками, поблескивающими на солнце. Я потерла ободок и, стерев немного древней грязи, увидела тусклый серебристый цвет. И даже сквозь грязь разглядела, что эта вещица сработана тонко и искусно. С какой стати было кому-то привязывать такую красоту к булыжнику и бросать в реку?

Я отнесла вещицу в дамский туалет паба и немного помыла, попытавшись оттереть въевшуюся грязь и речной ил, которые явно покрывали ее уже немало лет. Я постаралась немного привести в порядок и себя, но это явно было безнадежной задачей. Придется отправиться домой и переодеться. Из-за этого я здорово опоздаю в Ричмонд, где мы наметили сегодня вечером отпраздновать окончание экзаменов.

Пока я вытирала с ободка воду, мои мысли спутались. Если я опоздаю на фильм, то, возможно, упущу шанс занять место рядом с Робом. Я знала, что Эшли тоже положила на него глаз и она вполне может сделать ход первой. Мне надо во что бы то ни стало этому помешать.

Я продолжала тереть ободок, думая о предстоящем вечере. В туалете было довольно темно, единственная лампочка светила тускло, и я не могла разглядеть голубой камень в деталях. Я всмотрелась в него, и на секунду мне почудилось, что по его поверхности пробежала рябь, словно камень моргнул. От изумления я выронила его, потом осторожно достала из раковины. Должно быть, все дело в этом свете, решила я, разглядывая камень под всеми возможными углами, но больше ничего не произошло. Я вытерла ободок с камнем досуха и вернулась к барной стойке за новой порцией напитков. Бармен работал со скучающим видом и вытирал бокалы. Он подозрительно посмотрел на меня с таким видом, будто он надеется, что я попытаюсь заказать что-нибудь спиртное, чтобы у него появилась возможность мне отказать. Он вообще всегда был недоволен, когда мы заходили в бар, но его неприязнь более чем компенсировалась возможностью посидеть на террасе. Хотя бар был пуст, на отмели появились люди. Двое парней спортивного вида пытались спустить с нее на воду каяки. Я с минуту понаблюдала за тем, как они стараются произвести впечатление на Грейс, но, по правде говоря, им это не очень-то удавалось. Каяки вихлялись, парни бранились, и в какой-то момент я совсем было уверилась, что один из них сейчас упадет в воду, но в конце концов они все-таки добились чего хотели и, гребя, уплыли прочь.

Когда я вернулась на террасу, неся высокие холодные стаканы, мы с Грейс принялись осматривать находку. Действуя оставленной на столе ложкой как рычагом, нам удалось отломить проволоку от ободка и разглядеть, что же это такое. Похоже, это был серебряный браслет, в который вправили крупный голубой камень. Он походил на опал, но несколько отличался от того куда более мелкого камня, который хранился в шкатулке с драгоценностями моей матери.

Разглядывая камень, я увидела, как разноцветные крапинки в его глубине играют на солнце, и открыла было рот, чтобы рассказать Грейс, как он на моих глазах моргнул, но потом решила промолчать. Что бы я ни сказала, это будет звучать дико. И вообще, наверняка это игра моего воображения.

– Должно быть, он стоит немалых денег, – заметила Грейс, взяв у меня браслет и повертев его в руках. – Интересно, как он оказался в Темзе?

– Ну тот, кто его туда бросил, кем бы он ни был, совсем не ожидал, что браслет когда-либо извлекут из реки, – заметила я. – Он был примотан проволокой к здоровущему булыжнику и, судя по виду этой проволоки, долго пролежал в воде.

Грейс оглядела внутреннюю часть браслета.

– Конечно, на нем осталось еще слишком много грязи, чтобы сказать наверняка, но я не вижу пробы. Так что не исключено, что это все-таки подделка, – хихикнула она. – А может быть, его швырнул в реку ревнивый влюбленный, чтобы таким образом наверняка избавиться от подарка, который преподнес возлюбленной соперник.

– Он мог бросить его туда вслед за этим самым соперником или девушкой, которую ревновал, – задумчиво предположила я, представив себе какую-то темную, грозно нависшую надо мной фигуру. Я словно воочию видела эту сцену – охваченный яростью любовник швыряет в реку браслет, прикрепленный к большому камню. От этой мысли меня пробрала дрожь.

Я забрала браслет у Грейс и осторожно потерла его, жалея, что нет никакой возможности выяснить, как он все-таки оказался в реке. Наверняка за этим стоит какая-то необычная история, и мне ужасно хотелось узнать, что же произошло. Чьи руки так основательно примотали этот браслет к тяжелому камню?

– Интересно посмотреть, как будет выглядеть эта штука, когда с нее счистят всю грязь, – заметила Грейс, прервав мои раздумья. – Кстати, раз уж мы заговорили о грязи, то что ты собираешься теперь делать? Не можешь же ты отправиться в Ричмонд в таком виде. – И она показала на засыхающую на моих джинсах темную грязь.

Когда она упомянула это, я вдруг поняла, что чувствую вонь. Я постаралась незаметно втянуть носом воздух – да, от меня не очень-то хорошо пахло.

«К тому времени, когда я доберусь на электричке домой, переоденусь и попаду в Ричмонд, будет уже слишком поздно идти в кино», – вдруг осознала я, с тяжелым вздохом взглянув на часы. И я не просто опоздаю – я пропущу немалую часть фильма, если меня вообще пустят в кинотеатр. Я жила не так уж и далеко, но по моей ветке электрички ходили особенно медленно и к тому же всего раз в час.

– Хм-м. – Грейс окинула меня оценивающим взглядом, и в глазах ее заплясали шаловливые искорки. – Если хочешь, чтобы тебе помогли, то я приведу тебя в божеский вид.

Я почувствовала, как у меня ссутулились плечи от осознания того, что я наконец предоставила-таки Грейс возможность сыграть роль феи-крестной. Мы с ней уже несколько лет вели споры относительно моей непоколебимой убежденности в том, что вне школы имеет смысл носить только джинсы. Сама Грейс всегда выглядела совершенно шикарно в изумительных винтажных вещах, которые ей удавалось выискивать в отдающем выручку на благотворительные нужды местном магазине секонд-хенд и которые прекрасно оттеняли ее темные волосы и смуглую кожу. Мне же никогда не хватало терпения, чтобы пытаться отыскать там что-то и для себя. Даже моя мать оставила попытки покупать мне что-либо, помимо самых практичных вещей.

– Хорошо, согласна, – со смехом сказала я, признавая поражение. – Делай что хочешь! – Я бросила браслет в рюкзак, допила свой напиток, взяла Грейс под руку, и мы направились обратно на центральную улицу.

На мою беду, в Твикенхеме оказалось великое множество магазинов, торгующих подержанными вещами, и Грейс представилась возможность выбирать из вороха всевозможных прикидов. Она долго возилась, прикладывая ко мне то одну вещь, то другую.

– Честное слово, Грейс, если ты не поторопишься, то окажется, что я смогла бы переодеться быстрее, если бы все-таки поехала домой.

– Думаю, я нашла именно то, что тебе нужно! – торжествуя, объявила она. – Мы сможем переодеть тебя на станции. – Она заплатила за последнюю из выбранных вещей и собрала вместе все пакеты с покупками. – Я буду рада, когда ты скинешь эти джинсы. Ей-богу, запах становится все хуже и хуже.

Я не могла с ней не согласиться. То, во что я плюхнулась задом на отмели, пахло как какая-то дохлятина, которой было уже много дней. Но одновременно мои мысли в который раз вернулись к лежащему в рюкзаке браслету и к нарисованной воображением темной фигуре, бросающей его в реку.

– Знаешь, – сказала я, когда, идя к железнодорожной станции, мы увидели впереди полицейский участок, – мне следует сообщить полиции, что я нашла этот браслет. Возможно, он ценный, а я понятия не имею, кому по закону должно принадлежать то, что найдено в реке. Мне совсем не хочется, чтобы меня обвинили в том, что я украла его у государства.

– Ну, думаю, ты могла бы о нем сообщить, – с сомнением в голосе ответила Грейс. – Но тогда они, возможно, просто возьмут и отберут его у тебя.

– Не исключено. Зато тогда я хотя бы не буду чувствовать себя так, словно в чем-то виновата. Давай зайдем в участок и выясним, что к чему.

Полицейский участок имел весьма обшарпанный вид. Я поднялась по его истершимся ступенькам и глубоко вздохнула, открывая тяжелую входную дверь. Грейс, войдя внутрь вслед за мной, осторожно присела на самый краешек одного из стульев, явно стараясь не слишком внимательно всматриваться в то, что нас окружало. Все предметы здешней обстановки, похоже, были привинчены к полу.

Полицейский, сидящий в окошке отдела справок, был на вид так стар, что годился мне в дедушки. Перед ним лежала огромная кипа бумаг, и он, похоже, что-то в ней искал. Я стояла и ждала, когда он ко мне обратится, но он не обращал на меня ни малейшего внимания. В конце концов я сдалась и заговорила первой.

– Здравствуйте. Я нашла эту штуку в песке у реки и подумала, что, возможно, мне следует отдать ее государству, – сказала я и опустила браслет в выдвижной ящик, находящийся под толстым стеклом окошка.

Полицейский тяжело вздохнул и наконец поднял голову. Он уставился на меня, потом подвинул ящик на свою сторону и достал оттуда браслет.

– А известно ли вам, юная леди, сколько бумаг мне придется составить, чтобы должным образом зарегистрировать нечто, обнаруженное в реке? – спросил он скучающим голосом, вертя браслет в толстых пальцах.

– Э-э, вообще-то нет, – промямлила я, гадая, действительно ли он хотел получить ответ на свой вопрос.

– По-моему, это дешевка, – категоричным тоном заявил он. – На вашем месте я бы оставил эту штуку себе. – Он бросил браслет обратно в ящик и подвинул его ко мне.

– Вы уверены? – Мне браслет отнюдь не казался дешевой бижутерией, наоборот, по-моему, он выглядел ценным.

– О да, нам все время приносят подобный хлам. Это просто дешевка. – Он посмотрел на меня и подмигнул. Я поняла его намек.

– Спасибо, офицер, извините, что оторвала вас от дел. – Я схватила браслет и засунула обратно в рюкзак, широко улыбаясь полицейскому.

Грейс уже отошла от длинного ряда пластиковых стульев и стояла у выхода, нетерпеливо постукивая по полу ногой.

– Пошли уже, – сказала она. – А то мы не успеем переодеть тебя до прихода электрички.

На станции мы зашли в дамский туалет, и она загородила собой дверь, чтобы больше никто не смог войти, потом передала мне пакеты с купленными вещами. Они оказались именно такими, как я и ожидала, но, когда я посмотрела на свое отражение в замызганном зеркале, мне все-таки пришлось признать, что вид у меня неплохой. Все выглядело хорошо, за исключением обуви – мои перемазанные грязью кроссовки «Конверс» цвета электрик совершенно не подходили к шифоновому платью с широкой, ниспадающей красивыми складками юбкой и прелестному асимметричному кардигану. Грейс окинула меня придирчивым взглядом.

– Недурно, – заключила она. – Но твоя обувь никуда не годится. К счастью, у меня есть секретное оружие. – Она быстро достала из своего рюкзачка еще один пакет и бросила мне. В нем оказалась пара блестящих босоножек типа вьетнамок с перемычками между пальцами, которые прекрасно перекликались со сверкающими пуговицами кардигана.



– Я не могу их надеть, – запротестовала я. – Ты же знаешь, я не способна удержать на ногах вьетнамки даже на пляже.

– Что ж, надо же когда-то учиться, – решительно сказала она. – В любом случае кроссовки ничуть не чище джинсов. – И она показала на перепачканную обувь. Конечно же, она была права.

– И я уверена, что Роб по достоинству оценит перемены в твоем внешнем виде, – с самодовольной усмешкой заметила она.

– Он меня просто не узнает, – пробормотала я себе под нос, но не могла не согласиться: теперь я в самом деле выглядела совсем иначе. Возможно, это и впрямь послужит тем самым толчком, которого ему не хватало.

– А теперь мы сделаем вот что, – сказала Грейс, освобождая мои волосы от резинок и заколок и распуская их, так что они упали мне на спину. – Ты смотришься совершенно шикарно! – изрекла она, когда к станции с грохотом подъехала электричка и мы поспешно собрали пакеты с тем, что я с себя сняла. – Думаю, тебя ждет незабываемый вечер.

По правде говоря, мои блестящие босоножки типа вьетнамок были далеко не самой подходящей обувью для того, чтобы преодолевать даже самое небольшое расстояние пешком. С трудом ковыляя вверх по лестнице, ведущей в ричмондский паб, я заставила Грейс пообещать, что, когда я поеду домой, она вернет мне кроссовки.

– Красота требует жертв, – ухмыльнулась она, когда мы наконец добрались до бара.

– Какой смысл в том, чтобы смотреться «совершенно шикарно», если я не могу стоять, не морщась? – посетовала я. – Остается надеяться на то, что одноклассники приехали сюда достаточно рано, чтобы заполучить сидячие места.

Нам повезло: наша компания заняла самый лучший стол в заведении – он стоял у большого окна, из которого открывался вид на реку. Сегодня вечером нас здесь собралось много. Мы только что закончили сдавать экзамены, и до конца семестра и начала долгих летних каникул оставалось всего лишь несколько недель, во время которых у нас будет совсем мало уроков и мероприятий. Мы все много работали и теперь испытывали облегчение оттого, что экзамены остались позади.

План действий на эти вечер и ночь состоял в том, чтобы собраться в пабе, затем отправиться в кино, чтобы посмотреть новый фильм про Джеймса Бонда на по-настоящему большом экране, а после попытаться пробраться в единственный в Ричмонде ночной клуб. Он был не очень-то хорош, и цены на напитки там казались заоблачными, но выбирать нам все равно осталось не из чего. Я была далеко не уверена, что нам действительно удастся туда попасть, поскольку большинству из нас еще не стукнуло восемнадцати лет, но мы все были за то, чтобы хотя бы попытаться. Том раздобыл для большинства парней довольно сносные поддельные удостоверения личности, так что дело выгорит.

Наша компания представляла собой сборную солянку: девушки из одной школы, а парни из другой, расположенной по соседству. За те годы, что мы были вместе, встречаясь в школьных автобусах и общаясь через забор, разделяющий спортивные площадки и поля школ, наша компания разрослась и сплотилась. После того как мы перешли в шестой класс, нам разрешили уходить с территории школы на обеденный перерыв, тогда-то отношения между некоторыми из нас и приобрели новые грани. Сейчас среди нас не было сложившихся пар, но, как предполагала я, с окончанием экзаменов такое положение дел вполне могло измениться.

Я знала, что Грейс очень нравится Джек, и мы с ней провели немало долгих часов, обсуждая наши планы по покорению его и Роба. К несчастью, как нам было известно, и некоторые другие девушки тоже имели на них виды, и на настоящий момент шансы прибрать их к рукам казались минимальными.

В пабе, перед тем, как мы пошли в кино, Роб посмотрел на меня испытующе, и у него сделался задумчивый вид.

– Классный прикид, – сказал он, одобрительно кивнув. – Чем же вызвана такая перемена имиджа? – Склонив голову набок, он окинул меня взглядом с чуть заметной улыбкой.

– Ну, в общем, возникла чрезвычайная ситуация, и мне пришлось срочно посетить благотворительный магазин, – смущенно призналась я. И тут же услышала, как сидящая за моей спиной Грейс досадливо вздохнула.

– Не рассказывай ему об этом – пусть он думает, что ты принарядилась специально для него, – прошептала она в ухо. Я мысленно вздохнула – у меня не очень-то получалось чувствовать себя такой крутой, какой я пыталась сейчас выглядеть.

– В самом деле? – Роб опять улыбнулся и наклонился так, чтобы быть чуть ближе. – Чрезвычайная ситуация? А что произошло? – Остальные ребята из нашей компании смолкли – всем было интересно узнать, что же заставило меня пересмотреть мои взгляды на стиль одежды.

– Ну, – я замялась, внезапно почувствовав, что мне совсем не хочется рассказывать им про браслет, – в общем, я, можно так выразиться, упала в реку, когда пыталась прий- ти на помощь лебедю, который зацепился за проволоку и не мог взлететь.

Внезапно друзья захохотали во все горло. Да, это была та Алекс, которую они знали, а не та, которая сейчас сидела перед ними, одетая в изящное воздушное платье.

– Алекс, ты пока еще не ветеринар, – с улыбкой сказал Джек, взъерошив мне волосы. – На твоем месте я бы предоставил животных самим себе и не трогал их, пока точно не будешь знать, что с ними надо делать.

– Думаю, тот лебедь присоединился бы к твоему мнению, – уныло согласилась я, улыбнувшись в ответ.

– Эти лебеди – опасные агрессивные существа, – добавил он. – Я бы не стал связываться с такой птицей.

– Думаю, в таком случае Алекс будет похрабрее тебя, приятель, – с улыбкой заметил Роб, тихонько придвинувшись еще ближе. Я видела: улыбаются только его губы, но не глаза. Хотя по большей части парни вроде бы ладили друг с другом, я была совсем не уверена, что Джек действительно нравится Робу, и это меня огорчало.

Джек был одним из моих самых давних друзей, мы с ним, можно сказать, выросли вместе. Он также был одним из самых красивых парней в городе и, будучи капитаном футбольной команды школы, имел невероятно спортивный вид. Какая жалость, что я никогда не могла смотреть на него иначе, чем как на еще одного родственника. Его старший брат учился в одном классе с моим с тех самых пор, как им обоим стукнуло по четыре года, и наши родители стали близкими друзьями. В результате получилось, что мы с Джеком чего только не делали вместе. Поскольку в его компании я была единственной девчонкой, другие его друзья то и дело брали надо мной верх, так что я очень скоро научилась лазать по деревьям, играть в футбол и вообще вливаться. Нас с Джеком связывало общее прошлое, о котором Роб мог только строить догадки.

И теперь, слушая Роба, я вдруг поняла, что он просто ревнует меня к Джеку. Поэтому неудивительно, что он ершится. Я взглянула на Грейс и увидела, что она подняла одну из своих безупречных бровей, забавляясь тем, как сейчас ведет себя Роб. Теперь я была совершенно уверена, что выиграла битву с Эшли еще до того, как она началась. Роб Андервуд – самый спортивный парень во всей школе! Я никак не могла до конца поверить в то, что мне достаточно вести себя обычно, не теряя головы, – и он будет мой. Я постаралась дышать ровно, чтобы унять нервную дрожь.

Между тем Роб удобно расположился рядом со мной и положил руку на спинку моего стула. Я украдкой бросила взгляд на его отражение в оконном стекле. Он был красив классической красотой, высокий, светловолосый, а не чернявый, как Джек, и, как всегда, хорошо одет – пусть и в повседневном стиле, но так, что было видно: надетые на нем вещи стоят немало. Он все-таки заметил, как я взглянула на отражение, и его карие глаза блеснули. Он наклонился еще ближе.

– Сегодня ты выглядишь просто потрясающе, – тихо сказал он. – Тебе стоит почаще падать в реку.

У меня по спине пробежала дрожь, когда он легко погладил пальцами мою шею. Сколько времени я мечтала об этом моменте? Я знала, что не смогу перед ним устоять.

Я откинулась на спинку стула, и его рука легла мне на плечо. Уголком глаза я заметила, как напряглась Эшли. Ей это не понравится, но это ее проблема, а не моя. Я буду просто наслаждаться этим вечером.

Роб сделал так, что в кино мы с ним сели рядом. Грейс удалось оказаться рядом с Джеком, так что мы с ней будем сполна обеспечены темами для последующей беседы. Правда, фильм совсем не располагал к романтике, в нем было слишком много насилия. Однако во время одной из более мирных сцен Роб как бы невзначай коснулся меня рукой, когда я потянулась за бутылкой с водой, потом улыбнулся мне и сплел свои длинные пальцы с моими. Я только что начала расслабляться, перестав беспокоиться о том, что ладонь у меня, возможно, слишком горячая и потная, когда последовала особенно жуткая сцена, в которой героя пытали. Невольно я чересчур крепко стиснула пальцы Роба, и он потихоньку высвободил их. К счастью, в потемках он не мог видеть, как я покраснела, но затем его рука легла на спинку моего кресла – там я не могла причинить ему боль.

Когда фильм закончился, парни сразу же решили, что нам нужно не идти в ночной клуб, а поесть, и мы всей компанией завалились в одну из местных сетевых пиццерий. Несколько минут нам пришлось подождать, пока персонал переставлял для нас столики в противоположном углу зала, а когда мы наконец решили сделать заказ, я вдруг поняла, что Роб опять старается сделать так, чтобы мы с ним сели вместе. По дороге в ресторан я заметила, что Джек остался рядом с Грейс, и один раз он точно взял ее за руку. И, само собой, они тоже сели вместе.

Когда мы с Робом заняли свои места, я встретилась с ней глазами и вопросительно приподняла брови. Она мигом залилась краской и спрятала лицо за меню, но потом посмотрела на меня поверх него и чуть заметно кивнула.

Роб вел себя со мной очень по-хозяйски, позаботившись о том, чтобы у меня были и меню, и бокал с напитком, и приличный стул, стоящий там, где не тянуло холодом из открытого окна. И тут мне вдруг захотелось заорать ему, чтобы он расслабился. Да что это со мной? Еще вчера я отдала бы что угодно, чтобы он вот так носился со мной, но почему-то теперь это начинало меня раздражать. Я не могла понять, почему не в состоянии просто наслаждаться сегодняшним вечером. Я несколько месяцев ждала, чтобы Роб обратил на меня внимание, однако теперь, когда он наконец это сделал, я была уже не уверена, что он именно то, чего я хочу. Проблема, как я осознала, была в том, что я не знала, чего именно мне надо.

Я попыталась стряхнуть с себя напряжение. Может быть, это просто реакция на окончание экзаменов. Я с усилием расслабила плечи и повернулась к Робу с улыбкой.

Официантка все больше и больше нервничала по мере того, как наша компания начинала шуметь все громче и громче, ожидая, когда нам наконец принесут заказанные пиццы. Затем мы все разом смолкли, вгрызаясь в тесто и обмениваясь ломтиками пиццы друг с другом. Мы засиделись в ресторане надолго, доедая каждый кусок на каждой тарелке, разбирая по косточкам фабулу фильма и сравнивая актера, сыгравшего в нем Джеймса Бонда, с теми, кто играл эту роль прежде.

Ресторан был открыт допоздна, чтобы в нем могли утолить голод те, кто выходил с вечерних киносеансов, но некоторые из нас оказались ограничены во времени, поскольку завтра утром нам нужно было опять возвращаться в школу. Поскольку мы с Грейс ходили в художественный кружок, нам рано утром предстояло отправиться на экскурсию в Лондон, и она собиралась заночевать у меня дома, так что мы могли сесть на последнюю электричку вместе. Похоже, на протяжении всего долгого пути от станции до моего дома, который мы проделаем пешком, нам будет о чем поговорить.

Посреди оживленной дискуссии с Илоиз по поводу того, был ли предыдущий Бонд красивее нынешнего или же он все-таки был немного староват, я взглянула на часы и подумала, что скоро нам с Грейс надо будет уходить, иначе мы опоздаем на последнюю электричку, идущую в сторону моего дома.

– Послушай, Грейс, – позвала я через стол, – нам уже скоро уходить.

У нее был такой вид, будто я пробудила ее от сладких грез; похоже, слушая то, что говорил ей Джек, она впала в экстаз. Несколько секунд мне казалось, что сейчас она, возможно, поменяет наши планы.

– А… Верно. Ну да, – промямлила она. – Я только допью кофе…

В это мгновение Роб взял меня за руку и повернул к себе лицом.

– А теперь послушай меня, маленькая мисс Трудоголик, – сказал он. – Поскольку экзамены уже закончились, ты можешь позволить себе немного отдохнуть и развеяться. На время летних каникул мои родители снимут коттедж в Корнуолле, и они обещали, что на пару недель могут предоставить его в мое распоряжение, если я захочу пригласить туда друзей. – С этими словами он перебросил прядь моих длинных светлых волос с плеча на спину, не глядя при этом мне в глаза.

– Это было бы здорово, – с энтузиазмом ответила я. Я никогда еще не бывала в Корнуолле, и мне очень хотелось попробовать заняться серфингом на тамошних волнах. – Скольких из нас может вместить этот коттедж?

На его лице вдруг мелькнуло хитрое выражение, но оно исчезло так быстро, что я была не уверена, действительно ли я его видела или мне это почудилось.

– Ну в нем достаточно места для восьми человек, – признался он, – но я имел в виду нечто чуть более… интимное. – И, чтобы я лучше поняла его мысль, он легко провел пальцем по бедру и сжал мое колено.

Какие из моих слов он расценил как заигрывания? Строго говоря, мы с ним еще даже не начали официально встречаться, а он уже приготовил любовное гнездышко.

– Мм, я еще точно не знаю, когда именно должна ехать с родителями в Испанию, – быстро сблефовала я, совершенно не представляя себе, как вывернуться из этой ситуации.

Я огляделась по сторонам. К счастью, никто не прислушивался к нашему разговору, но раз так, то никто и не придет мне на помощь. Я не знала, что делать.

– Но это прекрасная мысль, – продолжила я, не желая задевать его самолюбие. – Не могли бы мы поговорить об этом ближе к концу недели? Я хочу сказать… это немного неожиданно, и я не уверена… – смущенно призналась я, вмиг перестав притворяться искушенной.

Он взял меня за обе руки и проникновенно посмотрел в мои глаза.

– Конечно, – успокаивающе прошептал он. – Просто… увидев тебя сегодня вечером, я понял, что вместе мы могли бы получить массу удовольствий. – Я сглотнула, постаравшись сделать это не слишком явно и не забывать дышать. Его пальцы принялись ласкать внутреннюю часть моего запястья.

– Почему бы нам не обсудить это в субботу за ужином? – не унимался он. – Я могу позаимствовать у матери машину, и мы с тобой поедем в один милый загородный ресторан, только ты и я. – Это вовсе не было вопросом: он уже все продумал, и стало очевидно: он ожидает, что я соглашусь. События развивались с пугающей быстротой.

Но именно на это я и надеялась все последние месяцы, напомнила я себе. Роб только что пригласил меня на ужин в ресторан, а не просто на еще одну групповую поездку за город.

– Мне надо посмотреть, что уже запланировано, – сказала я так небрежно, как только могла, – но, думаю, суббота свободна.

Он засмеялся, раскусив мою притворную невозмутимость.

– Отлично, а детали мы сможем обговорить завтра. – Он подался вперед, и наши лица так сблизились, что мы почти касались друг друга носами. – Я с таким нетерпением жду возможности оказаться с тобой вдвоем.

Его дыхание пахло мятой. Как он это проделал? Я попыталась отогнать от себя мысль о том, что он был настолько уверен в себе, что перед тем, как начать этот разговор, успел раздобыть и съесть мятный леденец.

В это мгновение он подался вперед и коснулся губами моих губ. Я растаяла. Какими бы ни были его мотивы, он великолепен. После всех своих трудов по подготовке к экзаменам я заслужила возможность развеяться.

Я посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц.

– Я тоже, – прошептала я, радуясь тому, что чуть ранее отказалась от жареного чесночного хлеба.

Внезапно я осознала: вокруг нас воцарилось молчание. И, оглядевшись, увидела полные любопытства лица друзей.

– Значит, вы двое наконец взялись за ум и сошлись, да? – возликовал Джек, по-свойски обвивая рукой плечи Грейс.

– На себя посмотри, – тут же ответил Роб, взмахом руки указывая на Грейс, которая тотчас густо покраснела. С противоположного конца стола донесся громкий скребущий звук – это Эшли отодвинула стул, после чего, вскочив на ноги, бросилась к дамскому туалету.

Я села прямо.

– Надо же, – прошептала я. – Ну и в щекотливое же положение ты попал. – Я незаметно бросила взгляд на Роба – на секунду на его лице показалась самодовольная ухмылка, затем он нахмурился.

– Миа, – громко сказал он, глядя на дальний конец стола, – с Эшли все в порядке? Может быть, надо пойти и посмотреть?.. – Ему удалось придать своему тону ровно столько озабоченности, сколько было нужно, но Миа уже и так направлялась в сторону туалета. Он снова повернулся ко мне: – Что это с ней?

– Ой, да брось. Тебе наверняка известно, что она уже несколько месяцев жаждет заполучить тебя.



– В самом деле? Я и понятия не имел. – Я прикусила губу и постаралась подавить охватившее меня раздражение – он был не так туп, чтобы не замечать того, что бросалось в глаза. Но мне совсем не хотелось портить этот вечер. Семестр почти закончился. Роб наконец назначил мне свидание и поцеловал. Я должна быть на седьмом небе от счастья. Он между тем продолжал: – А теперь, когда Эшли увидела меня с тобой, неудивительно, что она расстроена.

Мне нужно было время, чтобы подумать. Я снова взглянула на часы.

– Вот черт! – воскликнула я. – Грейс, нам пора, и надо будет всю дорогу бежать, иначе нам придется заплатить за такси. – Мы схватили рюкзаки и пакеты, бросили на стол деньги, чтобы оплатить свою часть счета, и, помахав всем на прощание, ринулись к двери. По крайней мере, мне не придется смотреть на лицо Эшли, когда она наконец выйдет из туалета. Интересно, попытается ли Роб утешить ее, подумала я и так и не смогла понять, почему мысль об этом меня ничуть не беспокоит. Потом из моей головы разом вылетели все мысли, и я, сорвав с ног дурацкие босоножки, бросилась бежать по центральной улице вместе с Грейс.

Видение

Той ночью мы с Грейс спали мало. Мы едва-едва успели на последнюю электричку и провели всю поездку в ней и всю долгую пешую прогулку до моего дома, разбирая и анализируя то, что произошло за этот вечер.

Грейс вся сияла. Она уже несколько лет жаждала обратить на себя внимание Джека, и теперь у нее наконец появился неплохой шанс. По дороге до дома мы подробно обсудили, как ей лучше всего вести себя с ним в предстоящие несколько недель, чтобы его интерес к ней не угасал. Если ей удастся сделать так, чтобы в это время он не обращал внимания на остальных девчонок, у нее будет куда больше шансов на долговременные отношения с ним, решили мы. Эти отношения предоставили нам множество тем для обсуждения, и я делала все, чтобы наш разговор в основном касался Джека и Грейс, лишь бы поменьше говорить о Робе.

Но Грейс все-таки не дала мне держать нашу беседу в стороне от Роба.

– Значит, Роб наконец перешел к активным действиям и пригласил тебя в ресторан, – сказала она, пока мы устало брели по дороге, ведущей от станции к дому. У меня на ногах снова были кроссовки «Конверс», которые я отняла у Грейс в электричке после недолгой борьбы.

– Да, похоже, он выбрал такой план действий… но есть еще кое-что: он хочет, чтобы через несколько недель я отправилась вместе с ним в Корнуолл. Его родители сняли там коттедж.

– С твоей стороны это довольно смело – согласиться уже сейчас, когда ваши отношения только начались, провести столько времени с его семьей.

– В этом-то и состоит загвоздка. Видишь ли, – призналась я, – его семьи там не будет. В коттедже окажемся только я и он.

Я услышала, как Грейс судорожно втянула в себя воздух, и украдкой бросила взгляд на ее лицо – в эту минуту мы как раз проходили под уличным фонарем.

– Да он просто бабник, тебе так не кажется? – Она сделала паузу. – И что же ты будешь делать – поедешь с ним? – внезапно перейдя на более легкомысленный тон, спросила она.

– Как такая мысль вообще могла прийти тебе в голову? – воскликнула я. – Для этого еще слишком рано.

– Знаю, – согласилась она. – Но иногда даже самые лучшие намерения куда-то испаряются, если искушение слишком велико. – В ее глазах вдруг появилось отсутствующее выражение, а голос стал тише.

Это было явное проявление слабости.

– Ты говоришь так, будто сама подумывала сделать что-то в этом же духе, – забросила я пробный шар.

– А может быть, стоило бы рискнуть? Но я думала не об этом, а о нашем с тобой пакте.

Давным-давно мы с Грейс заключили пакт о том, что будем всеми силами отговаривать друг друга, если кто-то из нас начнет подумывать о том, чтобы переступить черту. За последний год мы слишком часто наблюдали, как наши подруги очертя голову заводят не сулящие ничего хорошего и быстро обрывающиеся связи, и никому из нас не хотелось испытать такую же боль, какую испытали они.

Еще в начале этой недели я гадала, не есть ли Роб тот самый единственный и неповторимый, но сейчас я видела его в куда более ясном свете, и вся эта история казалась мне чем-то… неправильным, что ли. Я никак не могла взять в толк, почему: он красив, популярен, у него не было другой девушки, и он начал проявлять интерес ко мне. Так почему же я не испытываю особой радости?

Мы с Грейс не смогли устоять перед искушением зайти на небольшую детскую площадку и при лунном свете покачаться на качелях. Когда мы только переехали сюда, мне было девять лет, и я считала себя слишком взрослой и искушенной, чтобы снизойти до подобных развлечений, но теперь мы с Грейс регулярно приходили к здешним качелям, чтобы поговорить вдали от посторонних ушей.

Мы разговаривали об Эшли. Я знала Эшли уже целую вечность. Мы с ней учились в одной школе с самого момента поступления, но не всегда посещали одни и те же уроки. Мы во многом были похожи, обе слишком склонны к соперничеству и никогда особо не дружили. Но иногда нам с ней доводилось вместе участвовать в чем-то увлекательном – например, в начальной школе во время поездки во Францию, когда мы на пару возглавили набег на спальни мальчиков, или недавнее турне школьного хора… Но, к сожалению, из-за Роба все эти приятные воспоминания были теперь омрачены. Как только я осознала, что мы обе положили на него глаз, стало ясно, что хрупкое перемирие в наших с ней отношениях теперь рухнет.

Моя дружба с Грейс намного проще. Мы с ней были очень разные и по внешнему облику, и по взглядам на жизнь, и по культурным корням, и все-таки оставались лучшими подругами. К счастью, нам никогда не нравились одни и те же мальчики. Вместо этого в последние шесть лет мы с ней делились друг с другом всеми катастрофическими драмами и влюбленностями, которые случались с каждой из нас, а затем и эмоциональными травмами, которые испытали: в четырнадцать лет и меня, и ее бросили мальчики, с которыми мы даже толком не успели и пообщаться. А еще мы на протяжении всего этого времени изливали друг другу душу, жалуясь на докучливое любопытство наших матерей. К настоящему моменту каждая из нас уже чувствовала, когда другой приходится несладко, и мы обе приобрели удивительную способность звонить друг другу именно в тот момент, когда кто-то из нас особенно нуждался в поддержке. Я безоговорочно доверяла Грейс и знала, что мы будем дружить всегда.

Мы все еще негромко смеялись, разговаривая о Джеке и Робе, когда доползли к дому, затем тихонько вошли, стараясь не слишком потревожить сон моих родителей. Какая жалость, подумала я, что завтра нам рано вставать: если бы не это, мы могли бы проболтать всю ночь.

Я думала о событиях минувшего дня, огорчаясь при мысли о перепачканных какой-то дрянью новых джинсах, когда вдруг вспомнила про браслет. Вскочив с постели, я порылась в своей сумке и отыскала его. В тусклом свете серебро мерцало, а камень казался маленьким глубоким темно-голубым озерцом. Я и не помнила, что успела так хорошо его очистить. Сейчас он нисколько не походил на почерневший металлический ободок, который я выудила из грязи.

Я надела его на запястье, чтобы увидеть, как он будет смотреться на моей руке. Его размер подходил мне так идеально, словно он был сделан именно для меня. Я вгляделась в камень, и мое сердце объял глубокий покой. Почему-то у меня было сейчас такое чувство, будто, надев этот браслет на руку, я поступила правильно, а то, что он так долго пролежал под галькой и песком, казалось мне ужасно несправедливым. Я поднесла его ближе к свету ночника на тумбочке, чтобы лучше рассмотреть, и когда в глубине камня заплясал огонь, у меня перехватило дыхание – мне почти показалось, что он радуется своему освобождению. Этот браслет определенно был самым изумительным и необыкновенным ювелирным украшением, которое мне когда-либо случалось видеть. Наконец я с неохотой отвела от него взгляд, мысленно пообещав себе, что завтра займусь по-настоящему тщательной его чисткой.

Я уже собиралась выключить свет, когда Грейс вдруг закашлялась.

– Это ерунда, просто запершило в горле, – сказала она.

– Тебе надо выпить воды, – решила я. Мне совсем не хотелось, чтобы она своим кашлем не давала нам спать. – Я спущусь на кухню и принесу тебе стакан воды.

Мы с ней уже много раз ночевали в одной комнате, и я по опыту знала, что она может прокашлять во сне всю ночь.

Внизу было очень темно, поскольку все в доме уже давно отправились спать. Я достала из буфета стакан, наполнила его водой из крана и вернулась в холл, бросив по дороге взгляд на тяжелый браслет на руке. Я рассеянно коснулась его все еще холодного серебра, и вдруг все мое сознание заполнил образ изумительно красивого парня. Я видела юношу так ясно, словно он стоял прямо передо мной. Это случилось так неожиданно, что я отпрыгнула назад, подавив рвущийся из горла крик и выронив стакан. Его черты были исполнены благородства и в то же время ярости: пронзительные голубые глаза, точеные скулы и волевой подбородок. А еще идеальная кожа, гладко выбритая и покрытая легким загаром, с маленькой родинкой у самого уголка губ. У него, вне всякого сомнения, было самое обворожительное обличье, которое я когда-либо видела. Но вид у него остался озадаченный и печальный, его лоб слегка сморщен, а безупречной формы губы плотно сжаты.

Его образ задержался в моем сознании еще лишь на секунду, но я все-таки успела рассмотреть, что волосы у него русые, плечи его напряжены и что одет он во что-то темное. Затем, когда я протянула руку к выключателю, чтобы включить свет, он исчез так же стремительно, как возник в моей голове, и я снова стояла одна в темном холле дома, а под моими ногами виднелась лужица воды.

– Черт, – пробормотала я, вдруг осознав, что у меня просто разыгралось воображение и что я пролила воду и разбила стакан. Я услышала, как на втором этаже открылась дверь спальни родителей, и поняла, что сейчас в холл спустится мама, чтобы выяснить, откуда взялся шум. Она всегда очень раздражалась и недовольно ворчала, когда мне случалось ее разбудить.

Я взбежала по лестнице, чтобы преградить ей путь.

– Извини, мама, – прошептала я. – Я несла Грейс стакан воды, но споткнулась о чью-то обувь и уронила его.

Мама вечно жаловалась на то, что другие обитатели нашего дома оставляют обувь где попало, так что она определенно поверит, что все именно так и было.

– Впредь будь поосторожнее, Алекс. И непременно собери с пола все битое стекло.

– Хорошо. Прости, что разбудила.

– Что ж, теперь я, по крайней мере, точно знаю, что ты благополучно добралась домой, – улыбнулась она. – Как прошел вечер? Хорошо?

– Нормально, – неохотно подтвердила я. Мне сейчас совсем не хотелось, чтобы она в очередной раз пустилась в долгие расспросы. К счастью, она поняла намек.

– Расскажешь мне все завтра. Увидимся…

– …утром, – закончила я и поцеловала ее в щеку.

Она вернулась к себе в спальню, а я сбежала по лестнице в холл, чтобы заняться полом. Здесь я наконец включила свет и быстро оценила нанесенный мною урон. Осколков было совсем мало, так как стакан просто-напросто раскололся надвое, и лужица на половицах тоже была небольшой, поскольку я наполнила его далеко не до краев.

Вытирая пол, я рылась в своей памяти. Я совершенно не представляла, где могла видеть это лицо раньше. Где-то же я его видела – вероятно, по телевизору, решила я: этот парень был слишком красив, чтобы оказаться просто игрой моего воображения. И его образ был таким ярким, таким слепящим, как будто какая-то сила спроецировала его прямо в мою голову. Но самым странным было то, что я отчего-то чувствовала: это не просто воспоминание о ком-то, кого я видела раньше; впечатление было такое, будто сегодня я увидела его впервые и будто он на самом деле был здесь, передо мной. Но все это совершенно не поддавалось моему пониманию, и в конце концов я отказалась от попыток хоть что-либо понять. Было поздно, и я устала – так что, возможно, утром мне придет в голову какая-нибудь мысль, которая все объяснит.

Я взяла в кухне другой стакан, налила в него воды и поднялась в комнату, ожидая расспросов Грейс. Но час был поздний, и она уже успела уснуть. Похоже, чтобы обсудить то фантастическое приключение, которое я пережила, мне придется подождать до завтра.

Утром я вдруг осознала, что браслет все еще на моей руке. Мне в нем было так комфортно, что я даже не заметила, что не сняла его на ночь. Я спустилась на кухню, чтобы приготовить кофе для Грейс, и, ожидая, когда закипит чайник, стерла с голубого камня крошечную соринку. На долю секунды мне показалось, что я опять вижу, как по его поверхности пробегает тень или рябь, но я вгляделась в него получше и на этот раз не увидела ничего. «Я схожу с ума, – пробормотала я себе под нос, вспомнив минувшую ночь. – Браслеты просто не могут моргать, и никто не способен проецировать в чужую голову образы незнакомых парней». Я надеялась, что к утру все это как-нибудь прояснится, но мне было все так же непонятно, кто или что явилось причиной того, что со мной произошло.

Как обычно, в последнюю минуту мы с Грейс вдруг поняли, что опаздываем, и, в спешке схватив по печенью вместо полноценного завтрака, бросились бежать к автобусной остановке.

Преимущества учебы в школе для девочек, расположенной через забор от школы для мальчиков, были неоценимы. Можно было вообще избегать общения с мальчиками, если ты оказывалась не в настроении или выглядела неважно, и в то же время получалось легче легкого встретиться у забора во время перемены. Кроме того, у наших школ была общая служба перевозок, и каждый ученик или ученица, где бы они ни жили, могли приехать в школу на автобусе. Этот автобус был центром моей светской жизни с одиннадцати лет, начиная с самой первой недели, в течение которой я научилась от мальчиков всем бранным словам, имеющимся в английском языке, и до настоящего времени, когда, сидя в этом же самом автобусе, мы, девушки, обсуждали способы привлечь к себе внимание парней.

Все немного изменилось после того, как мы перешли в старший, шестой класс[1]. Теперь больше не надо было носить школьную форму, и мы могли снисходительно взирать на едущих в нашем автобусе ребят помладше, время от времени морщась, когда нам приходило в голову, что в их возрасте и мы вели себя точно так же.

Мой старший брат, Джош, которому уже стукнуло восемнадцать, учился в школе последний год и все шесть лет умудрялся полностью меня игнорировать во время автобусных поездок. Но изменилось и это, поскольку он и некоторые его друзья начали проявлять больший интерес к моим подругам, так что изредка они все-таки переставали делать вид, будто нас не существует.

Наш автобус подъехал к остановке, и теперь я могла без помех побеседовать с Грейс. Я как раз собиралась выложить ей все как на духу, но тут на переднее сиденье плюхнулась одна из наших приятельниц и принялась расспрашивать Грейс о Джеке: сарафанное радио явно поработало сверхурочно. Мой рассказ подождет, решила я. По дороге в Лондон мы еще успеем все обсудить.

Поездка в Лондон была организована для тех из нас, кто ходил в художественный кружок – занятия в нем носили факультативный характер и проводились в послеполуденные часы во время перерыва на обед. Большинство девушек из нашей группы неплохо разбирались в искусстве и рисовали, но не обладали достаточным талантом и целеустремленностью, чтобы сдавать экзамены по этому предмету. Однако членство в кружке давало нам возможность поразвлечься. Темой нашей внеаудиторной работы на этот семестр был осмотр произведений искусства, украшающих общественные здания, и сегодня мы направлялись в собор Святого Павла. Меня особенно интересовали тамошние статуи и барельефы, и после долгих изысканий в Интернете я собиралась сделать наброски скульптур, украшающих гробницу герцога Веллингтона, великого полководца, разгромившего Наполеона в битве при Ватерлоо. К сожалению, к тому времени, когда я сдала план работы, оказалось, что мои изыскания были все-таки недостаточны и что все фигуры ангелов находятся на самом верху огромной гробницы. Так что рисовать их будет ох как нелегко.

В Лондон мы приехали на микроавтобусе, который вела одна из преподавательниц художественного кружка. Все в группе чувствовали себя усталыми, ведь вчера вечером вся наша компания отмечала окончание экзаменов, и некоторые из девушек добрались домой очень и очень поздно. К сожалению, миссис Белл оказалась на редкость агрессивным водителем, и по мере того, как микроавтобус стремительно несся по улицам с односторонним движением на южном берегу Темзы, иные из нас начинали выглядеть все хуже и хуже. Одни раз я совсем было уверилась, что Мелиссу сейчас вырвет. Она ужасно побледнела, и кто-то молча дал ей пластиковый пакет и открыл окно. Но никто из нас так и не решился попросить миссис Белл снизить скорость.

Наконец мы въехали в Лондон, где величественный купол собора каким-то образом умудрялся по-прежнему доминировать даже над расположенными поблизости гораздо более высокими штаб-квартирами крупных корпораций. Огромный, выстроенный из белого камня собор, недавно очищенный от накопившейся на его стенах многовековой копоти, казалось, светился в лучах солнца. Две высокие башни, обрамляющие западный вход в здание, казались ниже, чем были на самом деле, рядом с громадным светло-серым куполом, находящимся в центре. Когда мы въехали на Ладгейт Хилл, я увидела, как под солнцем блестят позолота на вершинах обеих башен и перила Золотой галереи, опоясывающей самую верхнюю часть купола.

Я любила бывать в соборе Святого Павла. В детстве приезжала сюда регулярно: отец и мать были без ума от открывающейся с купола панорамы Лондона, и каждому нашему гостю, приехавшему из другой страны, приходилось волей-неволей ехать в собор, чтобы полюбоваться этим видом. Если смотреть с Золотой галереи на восток, можно было увидеть Тауэр и Тауэрский мост, примостившиеся между высокими современными зданиями. На севере высились холмы Хэмпстеда и Хайгейта, и если погода выдавалась ясная, далеко-далеко на юго-западе можно было разглядеть Ричмонд-парк. Путь до Золотой галереи, самого высокого места в соборе, куда можно добраться, был неблизким: он состоял из сотен и сотен ступенек, но его стоило проделывать опять и опять. Меня всегда приводила в восхищение конструкция купола с ее переплетением деревянных балок, которые поддерживали его изнутри и между которыми находилась лестница, ведущая на самый верх. Надо было только вести себя осторожно и не слишком часто смотреть вниз, чтобы от высоты не закружилась голова. Но хуже всего оказывалось застекленное смотровое окошко почти на самом верху, через которое можно было глядеть на крохотные фигурки людей, находящихся прямо под твоими ногами. Глядя в это окошко, я всегда ощущала тошноту, представляя, как падаю вниз, и гадая, могут ли эти люди далеко внизу видеть меня, глядящую с головокружительной высоты на то, что они сейчас делают.

Но сегодня у меня не будет возможности взобраться наверх, потому что мне предстоит слишком много работы по выполнению внеаудиторного задания на этот семестр.

Прохлада и полумрак внутри собора Святого Павла резко контрастировали со слепящим солнечным светом и кипучим людским муравейником за пределами его стен. Когда мы вошли в собор, нам показалось, что кто-то невидимый опустил за нами ставень, отгородив нас от яркого света, шума и вообще от всего двадцать первого века с его бешеным ритмом жизни. Мы с Грейс медленно прошли через турникеты вместе с остальными девушками из группы, и наши глаза постепенно приспособились к приглушенному свету. Что-то в атмосфере собора вселило в нас странный трепет, и болтовня, начавшаяся сразу после того, как бешеная гонка на микроавтобусе, слава богу, осталась позади, смолкла, когда мы устремили взоры в вышину. Я видела, что все посетители чувствуют себя здесь так же, как и мы: каждый, кто входил в собор, не мог не ощутить благоговейного трепета от грандиозности внутреннего пространства. Этот конец собора был пуст: здесь не было ни скамей для прихожан, ни величественных гробниц, вокруг простирался голый пол, похожий на шахматную доску, и высились исполинские колонны, поддерживающие сводчатый потолок. Несмотря на то что я бывала здесь уже много-много раз, входя, я неизменно чувствовала, что у меня захватывает дух.

Мы с Грейс достали из рюкзаков блокноты и карты собора и начали искать те памятники, которые нам надо было зарисовать. Когда мы шли по центру главного нефа, Грейс вдруг захихикала.

– Представь себе, как леди Диана шествовала через весь собор в том своем платье, – фыркнула она. Я содрогнулась. Я не могла представить себе ничего худшего, чем долгий проход на глазах у всего мира, чтобы сочетаться браком с мужчиной, который на самом деле ее не любил.

– Если я когда-нибудь выйду замуж, то убегу на какой-нибудь пляж, – сказала я, – и не стану наряжаться в вычурное платье с огромной юбкой, которое обошлось бы родителям в несколько тысяч фунтов. – Правда, папа, возможно, стал бы возражать, с иронией подумала я. Его мнение могло бы стать единственной причиной, по которой я, быть может, все-таки рассмотрела бы вариант с белым платьем, похожим на торт, и всем тем, что, по идее, должно к нему прилагаться. Перед моим мысленным взором предстало лицо Роба, но тут я взглянула на браслет на моей руке, и образ Роба тотчас же уступил место прекрасному лицу юноши, которое я видела минувшей ночью. Я потрясла головой, чтобы прий- ти в себя, и подумала, что на самом деле мне сейчас нужно только одно: сосредоточиться на работе, которую я должна проделать.

Мы с Грейс дошли уже до центральной части собора и стояли под его грандиозным куполом.

– Вот это да, – выдохнула Грейс, и мы обе задрали головы и устремили взоры вверх, на купол, величественный и великолепный. До нас доносился тихий гул голосов, и мы видели людей, поднявшихся на Галерею шепота, чтобы испробовать на себе ее знаменитый акустический эффект. Считалось, что надо присесть у края огромного кругового балкона, опоясывающего купол собора с внутренней стороны, и что-то прошептать, поднеся губы к стене. И тогда человек, находящийся далеко-далеко, на противоположной стороне этого балкона, услышит то, что ты прошептал. У меня самой никогда не получалось провернуть этот трюк, но туристов все это явно приводило в восторг.

– Мне надо найти гробницу Нельсона, – пробормотала Грейс и, прикусив губу, посмотрела на карту.

– Гробница Нельсона находится в подземной части собора, в крипте. По-моему, вход в нее расположен вон там, – сказала я. – Я присоединюсь к тебе почти сразу, но сначала мне бы хотелось посмотреть на одну вещь в самом центре.

Грейс отправилась на поиски гробницы, пытаясь разыскать в глубинах своего рюкзака карандаш.

Я медленно двинулась вперед, пока не оказалась точно под центром купола, на месте, которое на полу было отмечено мозаикой в виде большой звезды. Далеко в вышине я могла видеть стекло смотрового окошка, но прежде чем я начала гадать, не смотрит ли кто-то оттуда на меня, у меня закружилась голова. Я выпрямилась и потрясенно застыла.

Прямо передо мной стоял юноша, чье лицо померещилось мне минувшей ночью. Во плоти он был еще прекраснее, с изумительно вылепленным лицом и чуть взъерошенными русыми волосами. Я чувствовала, что у меня перехватило дыхание, и изо всех сил пыталась как-то овладеть собой, когда вдруг поняла, что он глядит на меня так же потрясенно, как и я на него. Он быстро оглянулся через плечо, словно желая убедиться в том, что я смотрю именно на него, а не на что-то за его спиной. Мне это проявление неуверенности показалось странным – ведь он так сногсшибательно красив. Глаза у него были глубокого, удивительного голубого цвета, и теперь, когда я видела парня воочию, я заметила на его переносице едва уловимое искривление, как будто когда-то, много лет назад, у него был сломан нос. Я смотрела, смотрела на него и вдруг поняла, что мне знаком цвет его глаз – он был точно таким же, как цвет камня на моем браслете. Не веря до конца своим глазам, я дотронулась до браслета и украдкой бросила на него взгляд.

Он перевел взгляд на мое запястье и в изумлении широко раскрыл глаза. Затем он быстро поднес свою руку к запястью, и я увидела на нем точно такой же браслет, как тот, который был на мне. Выражение его лица вдруг изменилось. Что это – тревога? Он снова посмотрел на меня и подошел чуть ближе.

– Держи себя в руках, – чуть слышно пробормотала я, и попыталась придать своему лицу чуть менее ошарашенный вид и сделать так, чтобы оно казалось более спокойным и интересным. И даже осторожно и чуть заметно улыбнулась. Он был потрясающе, умопомрачительно красив, и я не могла себе представить, что такому парню, как он, нужно от такой девушки, как я, но все-таки стоило попытаться удержать на себе его внимание еще на минутку.

Казалось, в нем шла какая-та внутренняя борьба, потому что он вдруг нахмурился, но потом тоже улыбнулся со странным выражением изумления на лице. Улыбающийся, он был еще более прекрасен, на одной его щеке появилась ямочка, а между полуоткрытыми губами стали видны идеальные белые зубы.

– Привет, – прошептала я, удивившись тому, что заговорила вслух. Он продолжал стоять на том же месте, улыбка его сделалась теперь более уверенной, но он по-прежнему молчал. Похоже, дело окажется более трудным, чем я думала. Может быть, он вообще не говорит по-английски.

– Алекс! – раздался голос за моей спиной. Грейс смотрела на меня как-то странно. – Ты идешь?

– Сейчас, – бросила я через плечо, стараясь не упускать из виду глаза моего собеседника, который пока так ничего мне и не сказал. – Я, в общем-то, должна работать здесь над своим заданием по искусству… – начала я было объяснять ему, но тут же осеклась. Как невразумительно и жалко это прозвучало. Совсем не похоже на увлекательную беседу, которая могла бы заинтересовать такого парня, как он. Я вдруг заметила, что он одет в странный длинный плащ типа накидки, сдвинутый с плеч на спину и закрепленный на горле толстым шнуром. Фантастика. Вот было бы невезение, если бы такой красивый юноша оказался монахом.

Мне показалось, что парень собирается что-то сказать, но прежде чем он успел раскрыть рот, в центре собора вдруг появилась группа немецких туристов, сопровождаемая гидом, который рассказывал им о смотровом окошке в куполе. Гид находился прямо за спиной удивительного юноши и показывал рукой вверх, двигаясь задом. Я поняла, что еще секунда – и гид врежется в него, и инстинктивно протянула руку, чтобы оттащить парня в сторону. Коснувшись его руки, я ощутила легкое покалывание, и моя ладонь прошла прямо сквозь него. Я отдернула руку, словно меня ударило током. Это было невозможно. Я снова посмотрела на него в полном недоумении. На его лице отразились противоречивые чувства. Одним из них явно стала радость – ибо он улыбался, – но в то же время было видно, что он испытывает досаду.

Через несколько секунд немецкие туристы двинулись дальше, поэтому теперь его не затопчут. Должно быть, я все неправильно поняла, решила я; возможно, дело просто в том, что его одежда сделана из какой-то необычной скользкой ткани, или же меня сбила с толку его поразительная красота. Не могла же моя рука действительно пройти сквозь него – ведь люди состоят из плоти и крови, так что всему этому должно быть какое- то разумное объяснение. Я опять попробовала завязать разговор, вдруг осознав, что для его начала у меня есть прекрасная тема.

– Похоже, у тебя такой же браслет, как и у меня. – Я показала сначала на свое запястье, потом на его. Он взглянул на свою руку, затем посмотрел прямо мне в глаза.

Он никак не мог быть намного старше меня, но его прекрасные глаза говорили о пережитых страданиях и невзгодах. Он поднял руку, чтобы показать мне запястье. Его браслет и впрямь выглядел точно так же, как и мой. Решив, что будет лучше сравнить их вблизи, я улыбнулась и сделала пару шагов в его сторону. Но стоило мне сдвинуться с места, как воздух вокруг парня словно начал вихриться, и он вдруг пропал. Я быстро завертела головой, но он каким-то образом смог исчезнуть без следа. Однако прямо у себя за спиной я увидела Грейс – она стояла, сложив руки на груди, и на лице ее было написано недоумение.

– Куда он подевался? – спросила я, не переставая вглядываться в обтекающие нас со всех сторон толпы туристов.

– Кто? – В голосе Грейс прозвучало удивление.

– Тот парень! На нем еще была накидка. Куда он пошел?

– Я не видела здесь никого в накидке.

– Да нет же, ты должна была его видеть. Он стоял прямо здесь. Я с ним разговаривала…

– Алекс. – Грейс ласково коснулась моей руки. – Ты стояла одна, и у тебя был такой вид, будто ты разговариваешь сама с собой. Поэтому я и вернулась.

– Но он только что был прямо здесь, передо мной, самый красивый парень, которого я когда-либо видела в жизни… – я запнулась и замолчала. Да нет же, она не могла его не заметить.

– По-моему, тебе лучше сесть, – мягко приказала Грейс и, взяв меня за руку, потянула в сторону переднего ряда скамеек.

– Со мной все в порядке, – запротестовала я, продолжая стоять на цыпочках и все еще пытаясь увидеть его в толпе.

– Алекс, милая, ты осталась посреди собора одна, и вид у тебя был такой, будто ты немного не в себе, – тихо сказала Грейс. – Скоро кто-нибудь наверняка обратил бы на тебя внимание, а тебе, я думаю, не хотелось бы, чтобы над тобой насмехались.

Я плюхнулась на скамейку, наконец признав поражение.

– Может быть, тебе надо попить воды, – продолжала Грейс. – Или выйти на свежий воздух.

– Со мной все в порядке, – вздохнула я. – Просто подожди еще минутку. – Но было видно, что так легко она от меня не отстанет.

– Итак, ты разговаривала с мужчиной в накидке, которого я не видела. Я правильно описала ситуацию?

– Когда ты так об этом говоришь, все это и вправду кажется невероятным, – согласилась я. Она его не видела, это ясно. Что я могла ей сказать? В ее тоне и так звучал скептицизм, и мой рассказ только убедил бы ее в том, что я совсем спятила. Невидимый парень, до которого я не смогла дотронуться рукой? Да, это нелегко принять на веру.

И тут я почувствовала облегчение от мысли о том, что я так ничего и не сказала ей о своем странном приключении минувшей ночью – хотя она и была моей лучшей подругой, я не хотела перегибать палку. Мне надо хотя бы самой уяснить, в чем тут дело, прежде чем рассказывать об этом кому-то другому, в том числе и Грейс.

Я откинулась на спинку скамьи и, закрыв глаза, опять прокрутила в голове всю эту сцену. Юноша, чей образ я видела минувшей ночью, в самом деле только что стоял прямо передо мной. На сей раз на его лице уже не было явной ярости, он просто был до умопомрачения красив. Я невольно улыбнулась, когда подумала о его улыбке и о том, насколько лучше он выглядел, когда его лицо озаряла радость. И вообще, он так великолепен, что я почувствовала, как смущенно краснею.

– Алекс? – Грейс коснулась моей руки. – Ты хорошо себя чувствуешь? Хочешь, я позову миссис Белл?

Я покачала головой. Совершенно не хотелось, чтобы мне и дальше задавали вопросы.

– Я в порядке. Думаю, утром мне, наверное, все-таки следовало позавтракать. На минуту у меня закружилась голова, и ноги стали как ватные.

Грейс испустила долгий вздох облегчения.

– Ну и доставила же ты мне беспокойства, – сказала она. – Ты вела себя так чудно.

– Ты даже не представляешь, – чуть слышно прошептала я себе под нос, слегка удивившись тому, что подруга так легко приняла мое не слишком-то вразумительное оправдание. – Ну что, займемся Нельсоном и Веллингтоном? – заявила я, встав со скамьи. Надо будет подумать обо всем этом позже, когда я останусь одна. Может, я и правда схожу с ума? При этой мысли меня пробрала дрожь. Украдкой я еще раз огляделась по сторонам, но его нигде не было видно.

Отражения

После всего, что со мной произошло, задание зарисовать ангелов на гробнице Веллингтона казалось мне чем-то не имеющим особого смысла. Я никак не могла перестать оглядываться по сторонам, ища в толпе его лицо. Но парня нигде не было, хотя меня не оставляло немного выбивающее из колеи чувство, будто за мной кто-то наблюдает. Я несколько раз вглядывалась в камень на браслете, и пару раз мне почудилось, что я вижу в его глубине какое-то движение, но ничего похожего на рябь, которую я, как мне думалось, видела вчера. Все это было просто невероятно.

Грейс то и дело спрашивала, как я себя чувствую, словно я была кем-то вроде инвалида, и я почувствовала немалое облегчение, когда пришло время опять садиться в микроавтобус, чтобы вернуться в школу. Микроавтобус стоял прямо за углом, и, войдя в него, я сразу же заняла место сзади.

Грейс все никак не унималась.

– Ну как, у тебя больше не было видений? – Она задала этот вопрос из самых лучших побуждений, но мне совсем не хотелось говорить о том, что со мной произошло. Мне необходимо было отвлечься, и для этого достаточно просто-напросто направить наш разговор в другое русло.

– Ни единого. – Я попыталась рассмеяться, и результат получился более или менее убедительным. – Думаю, это все из-за того, что у меня стресс, особенно теперь, когда мне надо что-то решать с Робом…

– Точно, – согласилась она. – Это будет сложное решение. Расскажи еще раз, что именно он тебе говорил?

– Лучше ты мне расскажи, какие у тебя планы насчет Джека, – парировала я, вдруг осознав, что лучше всего полностью сменить тему. – Он с тобой говорил сегодня? Я никогда не видела, чтобы он проявлял к кому-нибудь такой интерес.

Мы уже все это разобрали по косточкам вчера вечером, но я подозревала, что к этой теме Грейс будет с удовольствием возвращаться опять и опять. Она вся светилась от счастья.

Вскоре она подробно рассказывала мне обо всех сообщениях, которые он прислал ей за сегодняшний день, и о том, как она на них отвечала. Мне достаточно было только время от времени делать соответствующие замечания, чтобы она и дальше продолжала говорить только о себе и Джеке. Я радовалась, видя ее такой окрыленной.

Когда микроавтобус наконец доехал до школы, у нас еще оставалось свободное время, чтобы продолжить работу над своими заданиями. Грейс пошла в отдел художественного оформления, чтобы запастись всем необходимым для дальнейшей волокиты с набросками, которые она сделала в соборе, а я быстро забежала в библиотеку и села за компьютер, стоящий в углу.

У нашей школы богатая библиотека, и компьютеров в ней тоже немало, но чаще всего за ними уже кто-то работал, и найти свободный компьютер было нелегко. Только в это время, во второй половине дня, можно было без проблем выбрать компьютер, который не оказался бы занят. Я сидела в тихом уголке библиотеки, у самого окна, и пыталась привести в порядок мысли, успокаивая себя тем, что, если бы и впрямь начинала сходить с ума, у меня не было бы такого страстного желания найти рациональное объяснение всему тому, на что я насмотрелась в последнее время.

Обычно, чтобы найти решение проблемы, я гуглила свой вопрос, но на сей раз я не знала даже, какие именно слова можно было бы ввести в поисковую строку – одетые в накидки неприкасаемые люди в соборе Святого Павла? Вряд ли в Интернете отыщется много информации на подобную тему. На секунду мои пальцы замерли над клавиатурой, но я просто не могла заставить себя набрать такую явную глупость. Я посмотрела на руки и подумала о браслете. Задумчиво потирая голубой камень, я смотрела в окно на спортивные площадки, на одной из которых наша сборная по нетболу нещадно громила какую-то несчастную команду другой школы, приехавшую, чтобы сыграть очередной матч летнего тура. Капитан нашей сборной, Хелен, забила еще один мяч. Игроки команды гостей понурили головы с таким видом, будто им хочется, чтобы эта игра наконец осталась позади.

Переведя взгляд с окна обратно на голубой камень, я снова представила себе лицо того юноши. И, улыбаясь, опять повернулась к компьютеру. В это мгновение через облака вдруг пробилось солнце, ярко осветило меня, и на мониторе появилось четкое отражение моего лица.

Парень стоял прямо за мной, и его незабываемой красоты лицо тоже озарилось светом солнца. Я была так ошарашена, что вскрикнула и резко обернулась.

За моей спиной никого не было.

Меня мороз продрал по спине. Что же это такое? Опять посмотрев на монитор, я увидела на его лице удивление, когда я резко вскочила, опрокинув свой стул. Несколько учениц оторвали глаза от книг и с любопытством уставились на меня. Я быстро оглядела библиотеку и убедилась, что здесь нет таких мест, где он мог бы прятаться. От страха меня опять пробрала дрожь.

– Что случилось? – Из соседнего помещения торопливо вошла мисс Нил. Свой вопрос она демонстративно задала шепотом, пусть и довольно громким.

– Простите, пожалуйста, – промямлила я, лихорадочно подыскивая какое-нибудь правдоподобное оправдание. Не могла же я сказать ей, что у меня видения. – Это из-за осы! – вдруг осенило меня. – В мои волосы забралась оса, но я сумела избавиться от нее, прежде чем она укусила…

– Что ж, оса – это неприятно, но впредь постарайтесь не шуметь. Ведь экзамены сдали еще не все, – прошипела она.

– Извините, – пробурчала я, подняв стул и снова сев на него, в то время как она отошла обратно за угол, где находился рабочий стол. Я подождала, когда под ее весом заскрипит стул, и только после этого опять посмотрела на монитор.

Солнце скрылось за облаком, так что его образ утратил яркость, и все же я могла различить за своей спиной неясную тень. Солнце выглянуло снова, и, когда оно засияло в полную силу, его образ вновь сделался четким.

Он был бесподобен.

Солнечный свет коснулся его русых волос, и они заблестели, а голубые глаза, напротив, показались мне сейчас более темными, таящими в себе непостижимые глубины. Но взгляд его был приветлив, а на красивых полных губах играла мягкая улыбка. На его щеке при этом опять появилась ямочка.

Я глубоко вздохнула, затем еще раз быстро оглянулась. За спиной никого не было.

Я снова посмотрела на монитор, в котором все так же отчетливо отражалось мое лицо. Он был совсем близко. Я подавила в себе страх – всему этому должно быть какое-то рациональное объяснение. Я закрыла глаза, чтобы успокоиться, а когда открыла их вновь, он по-прежнему оставался рядом, но его прекрасные черты были искажены тревогой. Я посмотрела на него, и он опять улыбнулся, кротко, с надеждой, и я почувствовала, как у меня защемило сердце.

Я быстро огляделась по сторонам. В библиотеке стояла тишина, нарушаемая только шелестом переворачиваемых страниц и стуком клавиатур. Мир продолжал жить своей обычной жизнью. А передо мной разворачивалось что-то странное и сверхъестественное.

Я еще раз глубоко вздохнула и попыталась подыскать всему этому какое-то разумное объяснение. В привидения я не верила, так что этот вариант можно отмести сразу. Кто-то из другого измерения? Это вообще глупость. Какой-то фокус или трюк? Джош обожал использовать всякие суперсовременные гаджеты, чтоб разыграть меня, но в его распоряжении не было такой технологии, которая могла бы сотворить то, что я видела сейчас. Галлюцинации? Это единственное объяснение, которое имело хоть какой-то смысл, даже если оно означало, что я теряю рассудок. Что ж, по крайней мере, я сумела наглючить себе на редкость качественного парня из девичьих фантазий. При этой мысли я иронически улыбнулась.

Когда я улыбнулась, его лицо просияло: теперь оно выражало не тревогу, а что-то очень похожее на радость и еще, быть может, облегчение. Его прекрасные глаза сощурились, и в них заиграли золотые искорки. Как же моему воображению удалось создать образ такого эффектного парня?

Это был абсурд. Я снова закрыла глаза, вырвавшись из плена этого притягательного взгляда. Не может быть, чтобы я сходила с ума.

Я вспомнила. Все это началось вчера, когда я надела на запястье браслет. И этот браслет был на мне, когда я впервые увидела его лицо. И сегодня браслет по-прежнему на мне. Но каким образом мне удалось вызвать это прекрасное видение из ювелирного украшения? Эта мысль заставила меня посмотреть на браслет, голубой камень лениво мерцал в лучах летнего солнца.

Я снова посмотрела на лицо парня и увидела, что он тоже разглядывает мой браслет, чуть заметно наморщив лоб. Он поднял руку, и я вновь увидела на его запястье точно такой же браслет. Несмотря на свою массивность, на мускулистом предплечье украшение казалось хрупким. Рука потянулась к тяжелому серебряному ободку на моем собственном, более тонком запястье. Схожу ли я с ума или же все дело в странном воздействии, которое оказывает на меня эта штука?

Недолго думая я сорвала браслет с руки. И тотчас же его лицо на мониторе замерцало и исчезло. Я снова сидела за компьютером одна.

Я задохнулась от неожиданности и огляделась по сторонам. В библиотеке ничего не изменилось. Вокруг меня по-прежнему раздавались тихие звуки: шелест переворачиваемых страниц и стук клавиатур. Я приказала себе не поддаваться панике. Что же со мной происходит?

Я посмотрела на лежащий на столе браслет. Как же он все это проделал?

Я начала поворачиваться и так и этак – пыталась досконально разглядеть его, не притрагиваясь к нему и радуясь тому, что сижу в очень укромном уголке библиотеки. Браслет лежал на солнце, я рассматривала его с разных сторон, и крапинки в голубом опале вспыхивали красным и желтым светом. Красивый камень, но это, конечно же, все? Каким образом ювелирное украшение, кажущееся таким красивым и безобидным, может творить странные, сверхъестественные вещи? Я вдруг осознала, что мое сердце колотится в бешеном ритме, и попыталась расслабиться и притормозить. Но меня сразу же неудержимо потянуло снова испытать силу браслета. Я глубоко вздохнула, медленно придвинула кончик пальца к украшению и коснулась еще теплого ободка.

Камень потемнел, как будто по нему, поднявшись изнутри, прошла тень. Я убрала палец, и движение прекратилось. Я снова притронулась к браслету и сомкнула пальцы вокруг ободка. По камню вновь прокатилась тень, и внезапно за моей спиной опять появился он, ясно отражаясь на мониторе. Его лицо было искажено смятением и паникой. Это странно – с чего ему-то паниковать?

Я снова убрала руку от браслета, и он снова тотчас исчез. Я увидела, что у меня трясутся руки, и, глубоко вздохнув, крепко взялась за края стола и села прямо на своем стуле. Со мной творилось что-то несусветное. Я словно проводила эксперимент по изучению паранормального явления с использованием антикварного ювелирного украшения. Возможно, мне сейчас следует находиться не в библиотеке, а в кабинете физики, где мисс Дили и ее приборы могли бы зафиксировать происходящее. Внезапно какой-то части моего существа захотелось посмеяться над всем этим абсурдом, но одновременно куда большая часть моего сознания пыталась отбиться от накатывающей на нее волны страха. «Соберись»! – строго приказала я себе. Я должна постараться не паниковать; истерика делу не поможет. Я совершенно однозначно не должна делиться всем этим ни с кем, даже с Грейс. Да и как бы я вообще смогла это объяснить? Все это слишком чудно, и прежде всего мне нужно будет самой разобраться, что к чему.

Первым делом мне надо уйти из библиотеки. Я не могла рисковать – чего доброго, я учиню здесь нечто такое, из-за чего сюда опять ворвется мисс Нил и влепит мне наказание, приказав остаться в школе после уроков. Нет, надо будет заняться всем этим дома.

К счастью, вскоре зазвенел заключительный звонок, и я помчалась к автобусам. Голова моя шла кругом. В библиотеке я подцепила браслет с помощью карандаша и надежно упрятала в рюкзак, так и не решившись дотронуться до него еще раз. Я почти чувствовала, как он лежит там и ждет. Но каким бы странным и сверхъестественным все ни было, мне это отчего-то не казалось таким уж грозным. Да, это пугало, но только потому, что было необъяснимо. Я не видела, что тут может быть опасного, и чем дольше я об этом думала, тем яснее осознавала: самым сильным из всех моих чувств по этому поводу является радостное возбуждение. Мне не терпится поскорее добраться до дому, чтобы проверить на практике мои теории. Мне даже почти удалось убедить себя в том, что я просто хочу осуществить их проверку и что главное мое побуждение состоит вовсе не в том, чтобы увидеть парня опять.

Вместе со мной в автобусе ехала и Грейс, но у меня не было ни малейшего желания разговаривать с ней о том, что случилось со мной сегодня, или обсуждать наши дальнейшие возможные шаги в отношении Роба или Джека. Я понимала, если она начнет задавать мне вопросы по поводу того, что же именно произошло со мной в соборе Святого Павла, у меня не получится придумать по-настоящему убедительную ложь, а рассказывать ей правду я не готова. А кроме того, мне надо хорошенько все обдумать, потому что моя голова полна идей насчет того, что именно мне теперь делать, и каждую из этих идей нужно обмозговать.

– Я неважно себя чувствую, – объяснила я Грейс, испытывая чувство вины. – У меня болит голова. Наверное, я съела что-то не то.

На лице Грейс отразилось беспокойство, но она поняла мой намек и не стала на меня давить. Автобус был полон гула голосов, но мне удалось абстрагироваться от него и рассмотреть все возможные варианты. Как оказалось, объяснений всему происходящему могло быть только три, причем некоторые были более вероятны, чем остальные. Во-первых, это могли быть проделки Джоша, но я была уверена, что такие подвиги ему не по плечу, так что этот вариант вообще не стоил рассмотрения. Во-вторых, дело могло быть в проекции, производимой браслетом. И в-третьих, не исключено, что я схожу с ума и у меня галлюцинации. Наилучшим сценарием была проекция от браслета, но меня также не переставала глодать мысль о том, что я все-таки схожу с ума.

Когда мы с Джошем приехали домой, мамы и папы там не оказалось. Мне надо было удостовериться, что Джош не станет меня беспокоить, так что я обрадовалась, увидев, как он достает из холодильника огромную кучу еды. Значит, какое-то время он будет занят, подумала я и взбежала по лестнице на второй этаж.

В моей маленькой комнатке царил полный разгром после нашей совместной ночевки с Грейс, но я не стала обращать на это внимания, а просто отпихнула весь скопившийся на столе хлам в одну сторону, чтобы освободить место для дела. Затем, подойдя к двери, прислушалась – было слышно, как в кухне, у Джоша, работает телевизор, значит, он меня не побеспокоит. Тщательно закрыв дверь, я снова повернулась лицом к столу, чувствуя, как гулко колотится мое сердце.

Рюкзак лежал на столе, и в нем меня ждал браслет. Я подумала о том, что мне может понадобиться. Настольная лампа светила довольно ярко, но отражательная способность экрана ноутбука была невелика. Так что я сняла со стены зеркало и наклонно установила его на столе. Затем достала мобильник и набрала номер Джоша. Теперь, если понадобится помощь, мне достаточно будет просто нажать на зеленую кнопку, рассудила я.

Едва сдерживая нетерпение, я взяла в руки рюкзак. Потом с помощью карандаша выудила из него браслет и положила его на стол. Он лежал, блестя в свете лампы, и, глядя на него, я почувствовала, что мое сердце забилось еще чаше. Теперь я ясно понимала: радостное волнение связано отнюдь не только со странным эксперементом, который я собираюсь воспроизвести, то есть не только с ним как таковым. Меня прежде всего воодушевляла мысль о том, что сейчас я снова увижу его лицо. Какими бы ни были последствия, мне хотелось вновь получить возможность разглядеть его как следует. Еще раз увидеть его улыбку. И я нерешительно протянула руку к браслету.

Его лицо появилось в зеркале, едва я только сжала пальцами серебряный ободок. Он находился прямо за моим правым плечом, и вид у него был такой, словно он собирается шепнуть мне что-то на ухо. При этой мысли у меня замерло сердце. Его глаза, такие голубые, что, по идее, должны были бы казаться холодными и грозными, вместо этого выглядели невероятно притягательно. В зеркале его отражение было куда ярче и четче, чем на мониторе компьютера в библиотеке. Я ясно видела его гладкую загорелую кожу, игру света в волосах, видела, как начинают изгибаться в улыбке его губы.

Крепко сжимая в одной руке браслет, а в другой держа мобильник, я повернулась, чтобы проверить, не стоит ли он у меня за спиной. Никого. Он по-прежнему был виден только в зеркале. Я никак не могла взять этого в толк – по законам физики это невозможно. Но он был здесь, передо мной, опять кротко улыбался, почти так, словно читал противоречивые мысли, проносящиеся в моей голове.

Словно он мог читать мои мысли.

Я выронила браслет, будто он ударил меня током, и его лицо тотчас исчезло. Может ли он читать мысли? Когда я подумала, что это правда, мои щеки вспыхнули. О чем же именно я думала?

Я глубоко вздохнула. «Перестань, – строго сказала я самой себе. – Просто закончи проверку». И вообще, не все ли равно, может ли странное отражение читать мысли или нет? Ведь этот парень не настоящий. Я опять посмотрела на браслет. Я была совершенно уверена, что Джош тут ни при чем, так что у меня оставалось только два варианта: либо видимый мною образ проецирует браслет, либо я сошла с ума. Разглядывая голубой камень, я посмотрела на него со всех строк. Невозможно, чтобы он мог производить какую-то мощность. В нем не было места даже для крошечной батарейки, так что вряд ли он может проецировать картинку. Проверить это реально только одним способом, решила я: поместить браслет во что-то с толстыми стенками и попробовать еще раз. Я быстро порылась в куче хлама в углу комнаты и достала оттуда старую металлическую копилку. Я высыпала ее содержимое на кровать и поставила на стол.

Снова сев за стол, я повернула копилку так, чтобы ее крышка открывалась в направлении от меня, затем осторожно подцепила браслет карандашом и уложила его внутрь. На мгновение я зажмурила глаза, чувствуя, как по спине стекает капелька пота. Это было хуже экзаменов. Медленно-медленно я сунула руку внутрь копилки и крепко сжала браслет.

И в зеркале тотчас же снова отразилось его лицо. Значит, это не проекция. Я вдруг осознала, что у него ужасно расстроенный вид. Мое сердце снова защемило при мысли о том, что я его чем-то огорчаю. Но внезапно он, похоже, понял, что я снова могу все видеть, и его лицо расплылось в широкой улыбке, полной облегчения. Меня вновь поразила его красота. Каждый раз, когда я смотрела на него вновь, он казался мне еще более безупречным. Его высокие, прямые скулы придавали ему аристократический вид, а губы… При взгляде на его губы я тихонько вздохнула. Изогнутые в этой притягательной улыбке, они казались строгими и в то же время мягкими.

Я оглядела остальную часть его отражения. На нем была свободная хлопчатобумажная рубашка с расстегнутым воротом, в котором виднелись горло и верхняя часть груди, и тяжелый черный плащ, похожий на накидку с капюшоном, завязанную на шее толстым шнуром. Капюшон плаща был откинут назад, и я видела, какие крепкие и мускулистые у него шея и плечи. Если он был просто плодом моей фантазии, то она, по крайней мере, поработала на славу.

Пока я продолжала осмотр, он продолжал наблюдать за мной, все так же улыбаясь, а когда осмотр был завершен, он вопросительно поднял бровь. Мне оставалось сделать только одно – улыбнуться в ответ и смущенно покраснеть.

Итак, теперь я исключила все варианты, кроме одного, самого пугающего, который означал, что я схожу с ума. Чем дольше я смотрела на него и думала о том, что сделала, тем менее вероятным казалось мне и это объяснение.

Но, возможно, существует и другое. Я никогда не верила в привидения и теперь, думая об этом, вдруг ясно осознала, что прежде не верила вообще ни во что находящееся за пределами разума и не поддающееся проверке опытным путем. Но я это проверила, и моя проверка доказала: есть что-то – или кто-то, что невозможно объяснить ничем из того, что я знаю или понимаю. Когда я представила себе те возможности, которые это открывало, меня снова пробрала вызванная страхом дрожь. Может быть, он и впрямь призрак, или из другого измерения, или даже с другой планеты: внезапно все эти нелепые предположения превратились во вполне реальные возможности.

От страха к горлу подступила тошнота. Что же мне теперь делать?

Должно быть, выражение моего лица заметно изменилось, потому что и на его лице улыбку сменила тревога. Значит, что бы он собой ни представлял, ему не чуждо сострадание. Я сделала несколько неглубоких вдохов и выдохов, чтобы унять тошноту. У меня накопилось столько вопросов, и надо уже было начинать каким-то образом их задавать. С чего бы начать? И я решила попробовать начать с чтения мыслей.

Я села прямо, посмотрела ему в глаза и внутренне прокричала: КТО ТЫ? В выражении его лица ничего не изменилось. Я попробовала еще раз. ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ? Опять ничего.

Что ж, подумала я, хоть это и не совсем научно, но поскольку других способов проверки в моем распоряжении нет, сойдет и этот. Он не может читать мысли.

Кисть начинала сводить судорога, и я вдруг осознала, что все еще держу браслет, не вынимая руки из копилки. Чувствуя себя кем-то вроде идиотки, я извлекла его оттуда и какое-то время смотрела на него. Переведя взгляд на парня, я увидела, что и он уставился на свой браслет, плотно охватывающий левое запястье. И мне показалось, что я вижу в его глазах какое-то странное чувство: было похоже, что он ненавидит эту штуку. Я наблюдала за ним, чувствуя, как мой страх отступает; кем бы он ни был, мне это уже все равно: мне просто хотелось иметь возможность видеть его.

Я поерзала на стуле, и на секунду мои пальцы почти отпустили браслет. Мужской образ затуманился, замерцал, и я увидела на его лице новое выражение – умоляющее. Он затряс головой и его губы беззвучно сказали: Нет! Пожалуйста, не уходи! Я не умела читать по губам, но эти слова было нетрудно расшифровать. Осознав, что сделала, я сжала браслет крепче, и его отражение снова стало четким.

Похоже, ему хотелось смотреть на меня ничуть не меньше, чем мне на него. Но казалось, что он видит меня не так ясно, как вижу его я. И я решила использовать свой браслет по полной программе и со смущенной улыбкой вновь надела его на запястье.

Было видно, как все его тело расслабилось, из плеч ушло напряжение, а лицо расплылось в широкой веселой улыбке. Спасибо, беззвучно произнес он, и его нежные, кроткие глаза встретились с моими. Я смотрела на него как завороженная и, не в силах удержаться от искушения, протянула руку, чтобы коснуться. Его образ в зеркале был так отчетлив, он находился всего в нескольких дюймах от моего плеча, а рука парня была так близко от моей руки, лежащей на столе. Я увидела, как на нашем отражении моя ладонь прошла сквозь его предплечье.

– Кто ты? – прошептала я.

Он, казалось, на секунду задумался, затем начал отвечать. Но я не могла разобрать слов по губам и покачала головой. У меня не получалось понять ничего из того, что он пытался сказать. Он попробовал еще раз, медленнее, и я так сосредоточила свое внимание, что от внезапно раздавшегося звона колокольчика вздрогнула всем телом.

Я огляделась по сторонам с таким чувством, будто меня только что пробудили от сновидения. Моя комната была такой же, как и всегда, обычной, заурядной, но теперь ее озаряло нечто чудесное. Нужды реальной жизни казались мне сейчас не играющими особой роли. Звук старого школьного колокольчика означал, что настало время ужина, однако мне это было совершенно неинтересно. Колокольчик зазвенел опять, и я тяжело вздохнула.

– Мне надо ненадолго спуститься на первый этаж. Ты подождешь? – У меня даже не мелькнула мысль, что это глупо – разговаривать с отражением. Он улыбнулся и кивнул.

Подожду. По крайней мере, это слово легко прочесть по губам, подумала я.

Я улыбнулась в ответ, затем вскочила на ноги и побежала на первый этаж. От мыслей о том, что может повлечь за собой то, что сейчас произошло, у меня голова шла кругом.

Ожидание

Ужин показался мне бесконечным. Оба родителя вернулись домой, и чтобы побаловать членов семьи, мама заказала в индийском ресторане карри навынос. Это было мое самое любимое блюдо, и поскольку оно уже стояло на столе, меня не позвали на кухню раньше, чтобы помочь готовить ужин. Но сегодня мне совершенно не хотелось есть цыпленка «тикка масала», и большую часть своей порции я оставила на тарелке, возя ее по дну вилкой и пытаясь придумать какой-нибудь предлог, чтобы вернуться к себе.

И отец, и мать жаждали услышать мой рассказ о том, как у меня прошел последний экзамен. Вчера мы с Грейс явились так поздно, что времени на какие-либо разговоры просто не было. Сегодня днем Джош тоже сдавал какой-то экзамен, поэтому последовала долгая беседа, во время которой наши родители пытались выяснить, насколько хорошо, по его мнению, он ответил на экзаменационные вопросы. Я старалась не слишком заметно ерзать на стуле. Я понятия не имела, насколько долго может продлиться странное явление в моей комнате, и не хотела торчать на кухне ни минуты дольше.

Наконец Джош смог выбраться из-за стола, сказав, что ему нужно делать домашнее задание, но наши родители знали, что мне больше не надо заниматься повторением пройденного материала, так что мне не удалось отделаться от них так легко. Маме особенно хотелось узнать, как у меня продвигается работа над заданием по изобразительному искусству, но пока она все задавала и задавала вопросы, я думала только об одном: как поскорее вернуться в свою комнату.

Я уже подходила к лестнице, когда кто-то постучал в парадную дверь.

– Открой, Алекс, – сказала мама. – Это сюрприз. – Что же она придумала на этот раз? Я открыла дверь и увидела одну из наших соседок с ее новым щенком-лабрадором. Мама знала, что мне жутко хотелось посмотреть на щенка, и устроила все это, чтобы доставить мне удовольствие. Я едва могла поверить, что мне так не повезло и соседка со щенком явилась в такое неудачное время.

Я сказала, что мне надо на минутку вернуться к себе, и бросилась по лестнице в комнату. Из-за двери комнаты Джоша в другом конце коридора слышалась громкая музыка, перемежаемая время от времени взрывами смеха. Он явно смотрел по Интернету видеоролики, показывающие, как люди падают с различных предметов и получают увечья. Так что было совсем не похоже, что мой братец упорно работает над тем, что ему задали. Будем надеяться, что из-за всего этого шума он меня не услышит.

Я проскользнула в комнату и села за стол, не обращая внимания ни на загромождающий его хлам, ни на оставленный мною и Грейс разгром. Я посмотрела в зеркало, поглаживая браслет на руке. Он по-прежнему был здесь, прямо за моим плечом, и на лице его играла довольная улыбка. Затем она сменилась озабоченностью, когда он увидел мои огорчение и досаду.

– Сейчас я не могу здесь оставаться. Мне надо быть вместе с родителями внизу. У нас гостья, – объяснила я.

Похоже, он отнесся к делу философски. Завтра, беззвучно произнес он.

– Нет! – крикнула я, наверное, слишком громко. – Я освобожусь через час, – добавила я уже шепотом.

Он покачал головой и посмотрел на браслет так, словно это были часы. Завтра, повторил он.

Музыка в комнате Джоша смолкла, и я услышала, как он идет по коридору к моей двери.

– Алекс! – крикнул он. – У тебя все нормально?

Лицо в зеркале в последний раз улыбнулось своей ослепительной улыбкой и исчезло, когда Джош приоткрыл дверь и просунул голову в образовавшуюся щель.

– В чем дело, Коротышка? О чем ты здесь орала?

– Ни о чем, – прошипела я в ярости, повернувшись к зеркалу спиной. – Просто отстань. – Он с озадаченным видом удалился. Я снова села перед зеркалом, но парень из грез исчез без следа. Я снова была одна.

– Черт, – пробормотала я. – Тогда не остается ничего, кроме как познакомиться со щенком. – Еще раз бросив взгляд на зеркало, я выключила свет и направилась вниз.

Прошел примерно час, прежде чем мне удалось наконец вернуться к себе. Не в моих привычках рано ложиться спать, но я отговорилась тем, что устала после экзаменов. Вернувшись в комнату, я плотно закрыла дверь и опять уселась перед зеркалом. Браслет по-прежнему был на мне, и я энергично потерла камень на тот случай, если это могло что-то изменить. Раз или два мне показалось, что в мерцающей глубине камня появилась тень, но в моей голове так и не возникло слепящее видение, и его фигура так и не появилась за спиной. Он не шутил, сказав, что придет только завтра.

Я сняла браслет, чтобы рассмотреть его более детально. От него на моем запястье и на краю манжеты блузки остались круговые черные следы. Раз уж сегодня я его больше не увижу, решила я, можно воспользоваться случаем и по-настоящему тщательно почистить браслет.

Все чистящие средства хранились под мойкой в кухне. Я знала, что у нас имеется средство для чистки серебра, поскольку видела, как им пользуется мама, но я понятия не имела ни как его надо применять, ни как оно выглядит.

Я присела у мойки и начала перебирать бутылочки, стоящие на полке, вытаскивая их одну за другой, пока в самой глубине не увидела небольшую металлическую банку и не поняла, что именно она мне и нужна. Я поискала еще, нашла подходящую тряпку и начала ставить бутылки обратно на полку. Я уже почти закончила, когда в кухню зашла мама.

– Алекс, что ты тут делаешь? Я думала, ты легла спать.

– Я искала средство для чистки серебра, – ответила я, быстро рассчитав, что от правды вреда не будет. – Я решила, что мне все-таки еще не хочется спать, захотелось заняться каким-нибудь успокаивающим делом. У меня есть несколько вещиц, которые загрязнились и оставляют на одежде черные следы.

– Жаль, что ты не подумала об этом раньше. У меня тоже есть несколько серебряных украшений, которые не мешало бы почистить, и поскольку ты как раз расположена… – Тут она осеклась, поняв по моему лицу, что я вряд ли положительно отреагирую на ее предложение. – Ну ладно, неважно, только смотри не разводи грязь.

– Все будет нормально, мама, – поспешно пообещала я. – У меня в комнате есть старые газеты, которые я подстелю, когда буду работать. Спокойной ночи.

Целуя меня на ночь, она немного хмурилась, каким-то образом чуя, что что-то не так.

– Спокойной ночи, солнышко, увидимся утром. Смотри не просиди всю ночь, играя с этой штукой.

Вернувшись к себе, я расстелила на письменном столе старую газету и прочитала инструкции на банке со средством. Похоже, в чистке серебра нет ничего сложного, решила я. Банка была полна чего-то, более всего похожего на вату, и эта вата оказалась пропитана чистящим веществом, так что мне было достаточно оторвать кусок и начать чистить серебряный ободок. Вата быстро почернела, а серебро сделалось более блестящим. Я чистила браслет по-настоящему тщательно, не забывая ни об одном желобке или щелке. Наконец, взяв сухую тряпицу, я убрала с его поверхности остатки чистящего средства. Под настольной лампой серебро сияло теплым блеском, и теперь я наконец могла разглядеть браслет во всей красе. Он имел форму буквы «С» и поэтому мог сидеть на запястье надежно без помощи каких-либо застежек. Камень имел овальную форму, был размером с последнюю фалангу моего большого пальца и крепился с помощью оправы из крохотных серебряных жгутиков, оплетающей его со всех сторон. Справа и слева от камня жгутики сливались вместе, образуя остальную часть браслета – ободок. Эти серебряные жгутики просто изумительны, и каждый из них был необычайно тонко изукрашен. Я быстро порылась в глубине выдвижного ящика письменного стола и отыскала увеличительное стекло, которое много лет назад мама и папа конфисковали у Джоша, чтобы он и его приятели перестали все поджигать, и которое я быстренько у них реквизировала, решив, что такую вещицу можно будет использовать для мелкой починки серег.

Я подрегулировала свет лампы, чтобы сделать его ярче, и начала разглядывать оправу через увеличительное стекло. Каждый серебряный жгутик был выполнен необыкновенно искусно, как и настоящий большой жгут, однако составляющие его нити были крошечными. И каждый из этих жгутиков чуть отличался от остальных. Перевернув ободок, я обнаружила, что камень вовсе не прикреплен к серебряной оправе: жгутики образовывали вокруг него что-то вроде клетки, так что он не мог выпасть, но мог немного вращаться внутри.

Справа и слева от камня жгутики переплетались, образуя ободок, ширина которого примерно равнялась длине камня, и снаружи этот ободок оказался, как ни странно, шершав. Он выглядел так, будто тонкие жгутики расплющили молотком и вмятины от его ударов все еще были видны. Интересно, зачем изготавливать ювелирное украшение, которое в одном месте будет таким изящным, а другом – таким грубым? Это явно не имело смысла.

Теперь, когда серебро было очищено, камень в оправе засиял сумрачным блеском, слегка вращаясь в серебряной клетке. Из-за того, что он мог двигаться, таящийся в нем огонь сделался еще ярче, а великолепные переливающиеся цвета его поверхности играли на свету. И хотя по большей части он был голубым, в нем угадывались и едва уловимые оттенки ярко-зеленого и виднелись красные, розовые и золотые крапинки.

Внутренняя часть ободка браслета была теперь тоже чиста, и на мгновение я ощутила волнение, подумав, что вижу там гравировку, но чем больше я приглядывалась, щуря глаза, тем больше это походило просто на тени на серебре там, где жгутики были спаяны вместе. Я так и не смогла ничего разобрать. Грейс права – пробы на серебре не было, как не было и никаких зацепок, указывающих на мастера, который изготовил браслет, или того или ту, кому он когда-то принадлежал.

Закончив разглядывать ободок изнутри, я снова осторожно положила браслет на стол и всмотрелась в него еще раз. Каким же образом такая красивая и безобидная на вид вещица вызвала к жизни столь странное видение? Я представила себе его лицо, поначалу исполненное гнева, а затем умиротворенное. Откуда он? У меня было так много вопросов и никакой возможности получить на них ответы. Я вздохнула и начала готовиться ко сну. Хотя браслет теперь чист, зато я была грязна как чушка – все мои руки до локтей и даже выше оказались перемазаны средством для чистки серебра, а также черной грязью, которую я счистила с браслета. Мою блузку тоже придется ох как долго приводить в божеский вид. Я схватила пижаму и направилась в ванную комнату, где спрятала блузку на самом дне корзины для грязной одежды.

На следующее утро, приняв душ, я надела на запястье вычищенный браслет и с надеждой посмотрела в зеркало. Хотя я ничего не увидела, мое сердце забилось чаще при мысли о том, что еще несколько часов, и я…

Сегодня мне предстояло учиться водить автомобиль, так что вместо того, чтобы сесть в автобус, я отправилась в школу на «мини», которую вел Джош. Обычно уроки вождения проходили в обеденные часы, когда движение становилось менее интенсивным. По дороге в школу и из школы я не могла совершенствовать свои навыки, поскольку Джош получил водительские права недавно и еще не имел права надзирать за тем, как машину веду я. Он был этим чрезвычайно раздосадован, поскольку ему очень хотелось иметь возможность командовать мною официально, я же испытывала по этому поводу немалое облегчение. Так что в те дни, когда у меня были уроки вождения, он отвозил меня в школу на своей машине и парковал ее у школы.

Он любил проезжать мимо девушек из нашей школы, а затем небрежной походкой идти в свою, держа в длинных пальцах ключи от машины, размахивая ими и звеня. Лишь у очень немногих одноклассников имелись машины, так что это очень и очень поднимало его самооценку. К счастью, большинство знакомых брата никогда в глаза не видели его машины.

Машина выглядела неважно – старая, помятая и к тому же выкрашенная в омерзительный желтый цвет. Мама отказалась покупать нам двоим хоть сколько-нибудь дорогую машину, и сумма страховки за нее уже далеко превысила стоимость самого драндулета. Она пообещала, что, когда у нас обоих появятся водительские права, она включит нас в страховку ее собственной машины, но в связи с этим я не питала особых надежд. А пока что я старательно закрашивала желтизну машины абстрактными картинками, состоящими из не сочетающихся друг с другом цветов; у этих картинок было еще и то преимущество, что они злили Джоша.

Считалось, что это наша общая машина, поскольку родители покупали ее для нас обоих, но пока я не сдам экзамен и не получу водительские права, мне не отвязаться от Джека с его привычкой задирать нос. Он сдал экзамен с первого раза, у меня же дела шли куда хуже. Моя техника вождения была не так уж плоха, но, к сожалению, у меня имелась невольная склонность к превышению скорости. Так что я еще даже не подала заявления на сдачу практической части экзамена, и инструкторша пока не говорила мне, что я готова успешно его сдать.

Джош, как всегда, был готов задолго до того, как надо было выходить из дому, в то время как я все еще копалась, пытаясь разыскать все, что может понадобиться в этот день. Он начал нетерпеливо барабанить пальцами по кухонному столу.

– Перестань копаться, Алекс, ну что еще тебе надо собрать? Если бы у меня был утром экзамен, я бы уже плюнул на тебя и уехал один. – Я по опыту знала, что это не пустая угроза. Однажды утром он уже уехал, бросив меня, когда моя спортивная форма куда-то подевалась и я никак не могла ее разыскать. Так что теперь я быстро схватила сумку и направилась к двери.

– Я готова, – пробормотала я, жуя последнюю порцию тоста и натягивая джемпер.

– Давно пора, – сказал он. – Ты вообще не понимаешь, когда что-то надо делать срочно, – посетовал он, садясь в машину. – В один прекрасный день из-за своей медлительности точно пропустишь что-нибудь по-настоящему важное.

– Ты говоришь совсем как наша мама, – заявила я, зная по опыту, что это сравнение быстро отобьет у него охоту и дальше зудеть на эту тему.

На дорогах, как всегда, было полно машин, но больших пробок не предвиделось, так что мы приехали вовремя.

– Вот видишь, – торжествуя, сказала я, когда мы въехали в ворота школы, – на самом деле не было никакой необходимости так спешить.

Лучше бы я промолчала: Джош объехал парковку дважды, прежде чем найти парковочное место, затем, не слушая возражений, втиснул «мини» в крошечный угол. Я совершенно не представляла, как сумею вывести ее из этого тесного пространства, когда начнется занятие по вождению.

– Тебе надо потренироваться в выезде из сложных парковочных мест, – засмеялся Джош, вытаскивая из багажника рюкзак. – А у этого местечка есть еще и то преимущество, что здесь никто не может увидеть твою сомнительную мазню.

– Ты такой козел, – мрачно сказала я, надеясь, что мне удастся уговорить инструкторшу по вождению, мисс МакКейб, вывести машину из этого угла вместо меня.

– Ключи-то не забыла?

Я быстро порылась в своем рюкзаке.

– Ага. Все путем. Жду тебя на этом месте в начале пятого.

Он махнул рукой в знак согласия и рысцой направился к воротам, расположенным ближе всего к игровым полям его школы, где как раз сейчас, как всегда ранним утром, шла неспешная игра в футбол.

Я вытащила из машины сумки, тщательно ее заперла и медленно побрела к школе. Трудно поверить, что столько всего сверхъестественного произошло всего за двадцать четыре часа. Я чуть слышно вздохнула, с надеждой посмотрев на браслет. Парень обещал вернуться сегодня, так что он может появиться в любом зеркале, мимо которого я буду проходить. Я улыбалась, думая об этом, когда вошла в класс как раз вовремя, чтобы зарегистрироваться.

Сегодняшние послеэкзаменационные занятия были довольно скучными и больше походили на обычные уроки. Я провела половину утреннего времени, пытаясь увидеть свое отражение во всех оконных стеклах и компьютерных мониторах, которые попадались мне на пути, в надежде узреть рядом его, а вторую половину времени потратила на то, чтобы вглядываться в камень, тщась разглядеть в нем какое-нибудь таинственное движение. Но глубины камня упорно оставались неподвижны, и чем дольше я на него смотрела, тем медленнее тянулось утро.

Наконец пришел полдень, и я, купив в буфете сандвич, который съем потом, пошла в учительскую, чтобы дождаться мисс МакКейб. Она была учительницей-практиканткой и имела также квалификацию инструктора по вождению, так что в обеденное время мы могли пользоваться ее услугами, если у нас уже имелись собственные машины. Эти услуги обходились значительно дешевле, чем плата в обычных автошколах, к тому же, поскольку никаких школьных предметов она мне не преподавала, я могла не смущаться.

К счастью, машина, стоявшая утром рядом с «мини», уехала, так что с парковки я смогла выехать без труда, а затем под руководством мисс МакКейб проехала по Твикенхему и мосту через реку доехала до Кью. Здесь мы наконец нашли тихое местечко, где можно было вволю попрактиковаться в поворотах на заднем ходу, затем вернулись на магистраль. Это была четырехрядная автострада с ограничением скорости в 40 миль в час, и мне всегда приходилось очень стараться, чтобы не выходить за пределы этого лимита. Но сегодня все шло хорошо, и мисс МакКейб сделала мне всего лишь несколько замечаний, когда я чересчур увлеченно проходила повороты вокруг кольцевых транспортных развязок, находящихся неподалеку от школы.

Когда я вернулась на школьную парковку, места там было еще больше, и я смогла припарковаться без труда. МакКейб всегда заканчивала наш урок напутственным словом, так что теперь я сидела и ждала.

– Неплохо, Алекс, – сказала она с таким видом, словно говорит это скрепя сердце. – Но вам по-прежнему надо обращать больше внимания на скорость. Ведь если вы превысите разрешенную скорость и на экзамене, то однозначно провалите его.

– Да, я понимаю. Все дело в том, что я начинаю получать удовольствие от езды и забываю обо всем.

– В общем, если вы сможете заставить себя ехать без превышения, у вас получится подать заявку на сдачу экзамена. Все остальные ваши навыки достаточно хороши.

Я была в восторге. Если мне удастся сдать экзамен на права быстро, то я смогу пользоваться машиной во время летних каникул и не буду зависеть в своих передвижениях ни от Джоша, ни от родителей. Когда мы вернулись в школу, мисс МакКейб дала мне бланк заявления и сказала, чтобы я заполнила его как можно скорее. Если повезет, можно будет начать считать, сколько уроков вождения мне еще осталось до того, как я смогу сдать экзамен на права.

Я побежала в зал отдыха для шестого класса в отличнейшем настроении, одновременно пытаясь выудить из сумки мобильник. Несколько пропущенных вызовов – похоже, кто-то очень хотел до меня дозвониться. Вообще-то в школе нам не разрешалось говорить по мобильным телефонам, но я все-таки быстро набрала службу голосовой почты. И услышала голос Роба – длинное бессвязное сообщение по поводу субботнего ужина. Судя по его тону, он начинал подозревать, что я пытаюсь набить себе цену. Как парадоксально, если учесть, что я теперь действительно была далеко не уверена, что он мне нужен. Он пообещал перезвонить позднее, и я выключила телефон еще до того, как его голос в трубке закончил говорить. Идя по длинному коридору мимо входа в актовый зал, я удивлялась своей реакции. Среди парней из нашей компании Роб однозначно считался альфа-самцом, однако с того вечера в Ричмонде я ни разу о нем не подумала. Улыбку у меня вызывало совсем другое лицо – то, которое я видела в зеркале рядом со своим. Одна мысль о нем вызывала у меня сердечный трепет.

В общем зале сидело несколько десятков девушек, отдыхающих перед тем, как отправиться на послеобеденные занятия. Грейс и остальные девчонки спрятались в нашем всегдашнем уголке и, увидев меня, подвинулись, чтобы освободить мне место.

– Итак, Роб, – растягивая слова, сказала Миа. – Давай выкладывай все.

Все стихли в ожидании. Я быстро оглядела собравшихся – Эшли среди них не было. Что ж, это радует – мне совсем не хотелось наблюдать за ее реакцией.

– Да мне в общем-то почти нечего рассказывать, – улыбнулась я Миа. – Он пригласил меня на субботний ужин, но я даже не знаю, куда именно он нас повезет. Похоже, он бьет копытом, – добавила я. – Сегодня он уже оставил мне кучу сообщений. – Я увидела, как Грейс одобрительно кивнула.

– Ух ты, ну и везет же тебе! Подумать только – Роб Андервуд! Он жутко шикарный, – воскликнула Элия.

Я понимала, что они ожидали увидеть куда больше энтузиазма с моей стороны, чем я испытывала на самом деле.

– Да, конечно. Было очень неожиданно, когда он сделал первый шаг в кино. Разумеется, это заслуга Грейс – она у нас мастерица преображать людей, – попыталась я повернуть разговор в сторону подруги.

– Вздор! – фыркнула Грейс. – Это был только вопрос времени. Я просто немного подтолкнула естественный ход событий, только и всего. Но должна признаться, – подначила меня она, – тогда ты и впрямь выглядела весьма круто, если сравнивать с тем, как ты чаще всего одеваешься, когда идешь в школу. – С этими словами она показала на мои рваные джинсы и выцветшую футболку, а я постаралась сделать вид, что обижаюсь, но мы обе сразу же рассмеялись.

– Значит, он, по-твоему, настроен серьезно? – Миа явно не собиралась отклоняться в сторону от выбранной темы. Вероятно, это Эшли попросила ее выяснить, как обстоят дела.

– Навряд ли. Я никогда не слышала, чтобы он в отношении кого-либо был настроен серьезно.

– Но ведь он пригласил на субботний ужин только тебя?

– Верно, но всего лишь в какой-то деревенский паб. Во всяком случае, я думаю, его план именно таков. – Я решила, что о его другом плане насчет поездки в Корнуолл лучше не говорить.

Я видела, что подруга собирается задать очередной вопрос, поэтому, когда прозвенел звонок на следующий урок, я испытала немалое облегчение.

– Пока, – улыбнулась я Миа, вскакивая с места и надеясь, что она не расценит мой уход как бегство. Я по-прежнему не могла взять в толк, почему реагирую так вяло. Почему я не испытываю большего воодушевления по поводу предстоящего свидания с сердцеедом, по которому сохнет вся школа? Всего два дня назад я была бы счастлива сидеть с девчонками из нашей компании часами, анализируя каждое его слово и находя в каждом его действии какой-нибудь скрытый смысл. А теперь мне даже не хотелось слушать сообщения, которые он оставил.

Я не могла перестать думать о том, другом лице и бросила быстрый взгляд на окно, мимо которого проходила, надеясь увидеть там его, но он все никак не появлялся. Был ли он в каком-то смысле реальным? Или же все это плод моего воображения? Мое сердце заныло при мысли, что я, возможно, никогда больше его не увижу, и я тут же выбросила из головы эту дурацкую мысль: ведь он пообещал мне, что придет сегодня. Подумав об этом, я улыбнулась. Мне не терпелось поскорее снова увидеть его в зеркале.

День, казалось, тянулся бесконечно, но наконец мы все же освободились. Я ухитрилась избежать встречи с Грейс и остальными и побежала на парковку, где меня ждал Джош. Дома я быстро проскочила к себе наверх, отговорившись тем, что мне надо работать над заданием по изобразительному искусству. Прежде всего я бросилась в ванную, чтобы убедиться, что у меня более или менее презентабельный вид.

Я села за стол перед стоящим на нем зеркалом и крепко сжала браслет на запястье пальцами другой руки. Ничего не произошло. Я сняла браслет и тихонько потерла камень, вглядываясь в его глубины. Но сегодня в нем не было абсолютно ничего необычного. Никакой тени, никакой ряби и никакого лица за моим плечом. Я постаралась подавить чувство разочарования. Если парень вдруг появится, я не хотела, чтобы он увидел на моем лице отчаяние, но именно это чувство и владело мною сейчас.

Должно быть, я сидела перед зеркалом больше получаса, пытаясь вызвать его. Если бы он действительно был только плодом моего воображения, подумала я, у меня бы не возникло подобных трудностей. Я смогла бы увидеть его сразу. Но если он действительно существует, если он каким-то сверхъестественным образом является чем-то реальным, значит, он, по всей видимости, не хочет приходить, иначе он уже был бы здесь, со мной.

Я продолжала все так же сидеть и изводить себя, пока не вспомнила, что, когда видела его в прошлый раз, было довольно поздно. Быть может, он вернется, когда после этого времени пройдет двадцать четыре часа? Часть моего сознания понимала, что я хватаюсь за соломинку, но я продолжала упрямо надеяться. Надо будет чем-то занять остающееся у меня время. Я раскинула мозгами – чем можно развлечься? И продолжала время от времени поглядывать на браслет – а вдруг? Вот именно, браслет – он сам по себе достаточно занимателен. Наверняка в Интернете есть что-то на этот счет.

Я поставила на стол ноутбук и сняла браслет. Он маняще блестел в свете галогеновой лампы. С чего же мне начать поиски? Я попробовала «старинные серебряные браслеты с опалами», но это не дало мне никакой полезной информации. Я перевернула браслет, чтобы еще раз взглянуть на странные тени на внутренней части его ободка, и на долю секунды, когда мой взгляд остановился на этом месте, мне показалось, что я вижу там слова. Ошеломленная, я пригляделась еще раз – и могла бы поклясться, что они вдруг расплылись и словно погрузились обратно в неровный металл. Может быть, из-за пристрастия к чтению допоздна мне и в самом деле уже нужны очки, как меня стращает мама? Я протерла глаза и вгляделась еще раз. Ничего.

Поиски какой-либо информации на этот счет в Интернете оказались куда сложнее, чем я ожидала. Может быть, стоит набрать «предметы антиквариата»? Я набрала эти слова и оказалась в мире, полном изображений диковинных антикварных вещиц и плохо структурированных веб-сайтов. Должно быть, я потратила несколько часов, идя по этому следу. Некоторые из увиденных мною в Паутине браслетов были прекрасны, но ни один нисколько не походил на мой. Однако большинство исследованных веб-ресурсов, похоже, сходились на том, что браслет с таким большим и безупречным опалом и таким количеством серебра в ободке стоит кучу денег.

Почему же он оказался в реке? Он лежал очень глубоко в прибрежной грязи, так что кто бы ни бросил его в Темзу, прикрепив к большому камню, этот человек явно не рассчитывал, что его когда-либо найдут.

Я вздохнула. Я нисколько не продвинулась вперед – напротив, у меня появлялось все больше и больше вопросов. Однако, потянувшись, я благополучно истратила немало времени. Последний раз я видела его вчера примерно в этот же поздний час. Я снова надела браслет на запястье, опять почувствовала, как мне в нем комфортно. Потом на мгновение закрыла глаза и постаралась успокоиться, прежде чем повернуться и посмотреть в зеркало.

Там никого не было.

Разочарование было сокрушительным – как удар мощной волны, вышибившей из меня дух. Он обещал прийти, но не пришел. Я закрыла глаза и постаралась взять себя в руки. Как же получилось, что это стало для меня так важно? Я еще никогда не испытывала ничего подобного.

Сидя в комнате весь следующий час, я не могла думать ни о чем, кроме его прекрасного лица с этими пронзительными голубыми глазами и четко очерченными, волевыми и в то же время нежными губами. Я старалась не слишком много думать об этих губах и о том, что почувствовала бы, если бы они ласково прильнули к моим. Но воспоминание о его лице было обычным, неясным, совсем не таким, как яркое, слепящее видение той первой ночи; парня здесь не было, и я не могла придумать ничего, что могло бы это изменить. Я почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы – я пыталась справиться с утратой того, чего у меня никогда и не было.

Свидание

Наутро, проснувшись, я ощутила обычную беспечность, но это продлилось лишь несколько секунд, а потом на меня нахлынули воспоминания о том, что я пережила вчера вечером. Он не вернулся – пообещал, но не сдержал своего слова. В холодном свете дня я ясно осознала, что не могу и дальше изводить себя из-за чего-то, что, по всей вероятности, было порождено моим же собственным воображением. То, что я видела, просто не могло быть реальностью. Фигура в соборе Святого Павла, лицо в зеркале – я должна исходить из того, что все это вздор, ибо этому нет рационального объяснения. Мне захотелось перевернуться на другой бок и спрятаться под пуховым одеялом, но не могу же я остаться в постели навсегда. Я глубоко вздохнула и села. Пора возвращаться в реальный мир.

Все экзамены были позади, сегодня пятница, и на завтра у меня намечено свидание с одним из самых популярных парней в школе. Так что на самом деле мне не на что жаловаться.

Я вспомнила лицо Роба с его темно-карими глазами и многозначительной улыбкой. Он красив, признала я, безучастно улыбнувшись, и невероятно атлетичен. Надо просто решить, что мне делать и с ним, и с его ожиданиями. Это был непростой вопрос, и мне сейчас нужно думать о том, как его утрясти, а не о том, как вызвать у себя странную галлюцинацию.

День в школе прошел скучно, и все были рады, когда прозвенел заключительный звонок и мы смогли рассесться по автобусам. Сегодняшний вечер наша компания планировала опять провести в Ричмонде, в одном из пабов на берегу реки. Грейс уговорила отца подвезти ее, и по дороге они остановились, чтобы подобрать меня. Во время поездки она, как всегда, окинула меня критическим взглядом, поправив мою одежду и добавив пару аксессуаров из глубин своей объемистой сумки. Мне удалось убедить подругу в том, что у меня замызганный вид, потому что красивую одежду я берегу для свидания с Робом завтра, и это ее, похоже, удовлетворило.

Сегодня вечером с нами не оказалось ни Роба, ни Джека, поскольку на этот день был намечен какой-то матч в крикет. И Грейс, и я считали крикет самой скучной игрой на свете, и нас ничем нельзя было заманить на нее. Так что наша компания будет состоять из одних только девчонок, а мы, девушки, всегда в таких случаях ведем себя куда более шумно, чем в присутствии парней.

Мы с Грейс прибыли в паб первыми и заняли столик на балконе, откуда могли наблюдать за тем, как солнце заходит за реку, и смотреть на то, что происходит внизу, на террасе. Этот длинный участок берега Темзы до самого Ричмондского моста с обоих концов был застроен пабами и ресторанами, а в его середине тянулись зеленые луга и стояло множество скамеек. Обычно в летние месяцы в пятницу здесь бывало людно, и, судя по всему, нынешний вечер не станет исключением. Тут полно школьников и студентов, большая часть которых явно уже закончила сдавать годовые экзамены, так что вокруг было весело и шумно. Я почти уверена, что до конца вечера какого-нибудь бедолагу непременно бросят в реку.

Грейс была очень оживлена, ее темные глаза сверкали от возбуждения, и она явно по-прежнему сходила с ума от Джека.

– Ну, давай выкладывай, – начала окучивать ее я, затеяв разговор первой, чтобы не дать ей возможности задать мне свои вопросы. – Каковы последние новости о вас с Джеком? Ведь прошло уже четыре дня.

– Ну, – сказала она с таким видом, будто ее буквально распирал энтузиазм, – он отправляет мне сообщения каждый день.

– Что-что, только раз в день?

– Да нет же. Скорее раз в час или раз в каждые десять минут. – Она вся светилась от счастья. – Наверное, это хороший знак.

– Думаю, ты права, – согласилась я, чувствуя за нее огромную радость. – Я знаю Джека уже много лет, и он никогда не питал особой любви к написанию текстовых сообщений. Должно быть, он и правда на тебя запал. – Она опять расплылась в счастливой улыбке, и я сжала ее руку. – Ты и Джек – вы такая замечательная пара.

– Надеюсь, что так оно и есть. Я долго ждала, когда он обратит на меня внимание. Надо только вести себя так, чтобы не отпугнуть его своим неумеренным энтузиазмом. Собственно говоря, – добавила она, – в этом мне следует брать уроки у тебя. Я еще никогда не видела, чтобы кто-нибудь в твоем положении вел себя так невозмутимо.

– Не понимаю, к чему ты клонишь, – пробормотала я. Но она не унималась.

– Ха! С той самой минуты, как Роб раскрыл свои карты в ресторане, ты ведешь себя так, словно можешь как согласиться стать его девушкой, так и сделать ему ручкой, и тебя это особо не колышет. Вероятно, это сводит его с ума. Сомневаюсь, что какая-нибудь девушка вела себя с ним подобным образом прежде.

– Ах, вот оно что. – Я не знала, что ей на это сказать. – Ну… какой смысл в том, чтобы сразу говорить «да», разве не так?

– С твоей стороны это очень ловкий ход. Я еще никогда не видела, чтобы он так завелся из-за девушки.

Я несколько секунд молча протирала бокал от конденсата, обдумывая наилучший вариант ответа.

– Дело в том, что я совсем не уверена, что он вообще мне нужен. – Я не решилась сказать это громко или поднять голову, чтобы посмотреть в лицо подруге – я знала, что она мне не поверит.

– Что! – вскричала Грейс. – Но ведь ты сохла по Робу целую вечность! Что заставило тебя вдруг взять и передумать?

– Я правда не знаю. Просто я не уверена, что мне хочется встречаться с таким парнем, как он.

– Ты шутишь. Половина девушек, которые учатся с нами вместе, издавна жаждет прибрать Роба к рукам. Ты не можешь его отвергнуть.

– Ну почему же не могу? Могу, если решу, что он мне не подходит. – Я поставила бокал на стол так резко, что часть напитка выплеснулась. Грейс выпрямилась, потрясенно уставившись на меня.

– Прости. Конечно же, ты можешь поступать как хочешь. Просто это так неожиданно.

– Прости и ты меня. Я не хотела говорить резко. Я правда растеряна, – прошептала я и виновато положила ладонь на ее руку.

– Но почему? Он что… он что, повел себя как-то не так?

– Пока нет. – Я вдруг поняла, каким образом смогу объяснить странное поведение, не слишком отклоняясь от правды. – Но я знаю, чего он от меня хочет, и я не уверена, что он примет отказ.

Грейс кивнула.

– Раз ты не готова, значит, не готова, и он не должен тебя заставлять.

– Но я совсем не уверена, что он легко воспримет отказ. А растерянность я испытываю потому, что… ну если бы мы с ним какое-то время встречались… как знать, возможно, я отнеслась бы к этому… по-другому. – Мне было непривычно утаивать правду от Грейс, и я чувствовала себя виноватой, но правда была слишком уж странной. Нелегко было бы объяснить, что ты предпочитаешь плод своего воображения, который видишь в зеркале, одному из самых крутых парней, учащихся на той же ступени шестого класса, что и ты. Но вообще-то я так или иначе действительно до сих пор еще точно не знала, что именно испытываю к Робу.

Я обрадовалась, когда к нам присоединились остальные девчонки, поскольку знала, что при других Грейс не станет продолжать этот спор. Все переключились на беседу о насущных вещах, и хотя мои подруги и подначивали меня по поводу предстоящего свидания с Робом, я с легкостью переводила разговор на другие темы. Многие из них собирались ходить на все послеэкзаменационные вечеринки, и, естественно, речь в основном шла о том, на кого из парней они положили глаз. Мы все, конечно, понимали, что планировать что-то в таких делах – занятие бесполезное, потому что у парней на сей счет есть свои идеи, которые лишь изредка совпадают с тем, чего хочется нам, но мы просто-напросто любили об этом поговорить. Вечер пролетел быстро, и я удивилась, когда телефон запиликал: пришло сообщение от мамы, которая предупреждала, что уже едет, чтобы забрать меня домой.

Вернувшись домой, я не смогла удержаться от искушения взглянуть в зеркало, но, как и ожидала, в нем я увидела только собственное бледное лицо. Под глазами у меня были темные круги. Оставалось надеяться, что этой ночью я смогу заснуть сразу и высплюсь.

Мне повезло: сон сморил меня сразу, так что первое, что я узрела, проснувшись, была мама, ставящая на письменный стол кружку с кофе.

– Доброе утро, соня. Сейчас уже десять, и я думаю, ты не захочешь весь день проваляться в постели.

– О-о-о, спасибо, мамуля, – со вздохом проговорила я, сладко потягиваясь. – У нас есть на сегодня какие-то планы, или…

– Я рада, что ты спросила, – сказала она с лукавым блеском в глазах. – В саду полно сорняков, вот я и думала, что вдвоем мы смогли бы задать им хорошую взбучку.

Я повалилась обратно на подушку, признавая свое поражение. Когда мама в таком настроении, лучше всего смириться с судьбой.

Но оказалось, что работа в саду – это отличная психотерапия. Мне приходилось настолько концентрировать внимание, чтобы выдирать из земли именно сорняки, а не садовые растения, что мое сознание просто не могло отвлекаться, чтобы воспарить слишком высоко в эмпиреи. Я не сняла браслет и время от времени поглядывала на него, но поверхность камня оставалась неподвижной.

Когда мы закончили работу над особенно заросшей сорняками грядкой, мама вынесла в сад прохладительные напитки, и мы уселись в тени сарая, любуясь плодами наших трудов.

– Красивый браслет, – сказала она. – Это его ты нашла в реке?

Я кивнула, вытянув вперед руку, чтобы ей было легче его разглядеть.

– Ты замечательно все очистила, – одобрительно заметила она. – Но на твоем месте я бы обращалась с ним осторожно. Опалы считаются несчастливыми камнями, но это просто потому, что легко бьются. А твой опал такой большой, что разбить его было бы настоящей трагедией. – Она поворачивала мою руку и так и этак, любуясь камнем, но внезапно громко втянула в себя воздух и сжала мою ладонь куда крепче, чем прежде.

– Мамочка, что случилось? – спросила я, едва смея надеяться. Неужели она что-то увидела? Она пристально вглядывалась в голубой самоцвет.

– Очень странно, – задумчиво сказала она. – Должно быть, это какая-то игра света.

– А что? Что-то не так?

– Нет, ничего. – Она покачала головой. – Опалы – такие странные камни. В них, знаешь ли, есть скрытые глубины. – Она сделала паузу. – На твоем месте я не стала бы носить его постоянно. Надевай украшение только по особым случаям. А теперь как насчет того, чтобы помочь мне выкопать тот молодой картофель?

Я помогала ей, работая так быстро, как только могла, и при каждом удобном случае заходя в сарай, но там не оказывалось ничего, в чем можно было бы увидеть отражение. Даже его окна были покрыты слишком толстым слоем копоти и пыли. Наконец, я вырвалась из сада и убежала в спальню, надеясь, что раз уж мама увидела что-то в камне, он будет здесь. Но меня снова постигло разочарование – я осталось в зеркале одна.

Я вбежала в душ, чтобы смыть с себя садовую грязь. Потом посмотрела на лежащий на полочке браслет, и на секунду мне в голову закралась мысль: а не положить ли его в шкатулку с украшениями? Но в конце концов я все-таки не смогла не надеть его на свое запястье, на котором на фоне загара теперь красовалась белая полоска, поскольку я немного загорела, работая в саду.

Я понятия не имела, что мне надеть на свидание с Робом. Я не хотела создать у него ложное впечатление, придав себе слишком доступный вид, но мне также не хотелось и выглядеть скучной. После того как я промучилась час, в отчаянии вглядываясь в дальние углы гардероба, я сделала то, с чего мне следовало начать, – позвонила Грейс. Она знала мою одежду как свои пять пальцев и быстро предложила мне несколько вариантов. Некоторые из них нам пришлось отвергнуть, поскольку упомянутая ею одежда лежала грязными кучками, которые я не донесла до корзины для стирки, другие сочетания вещей я отмела с порога. Она даже предложила привезти мне на велосипеде свое новое платье, которое купила в интернет-магазине «Топшоп», но я решила, что так я зашла бы слишком далеко. В конце концов мы остановились на наряде, состоящем из вещей, которые я сама никогда не додумалась бы надеть вместе.

Было очевидно, что она дала мне дельный совет, потому что, когда я сошла по лестнице на первый этаж, даже папа восхищенно присвистнул.

– Ты выглядишь потрясающе, дорогая. Надеюсь, твой кавалер не позволит себе лишнего.

– Я тоже на это надеюсь, папа. Будь спокоен, в случае чего я сумею за себя постоять. – В это время телефон звякнул. – Роб уже здесь, папа. Пока. – Он крепко обнял меня, поцеловал в макушку, и я направилась к двери.

– В следующий раз пусть зайдет и представится, – с нажимом сказал он.

– Да, само собой. – Я пожала плечами и бочком проскользнула наружу. Мне совсем не хотелось уродовать этот вечер такими сложностями.

Роб сидел в машине с включенным мотором, ему явно хотелось избежать разговора с кем-либо из моих родителей. Я села в машину, и мы тут же тронулись с места.

– Классная тачка.

Он усмехнулся.

– Не очень-то и классная, но мать позволяет кататься на ней, когда мне захочется, так что я не жалуюсь. А теперь нам надо сделать вот что… –   Он остановил машину на стояночной площадке, находящейся за ближайшим к моему дому поворотом, и вырубил мотор. – Думаю, пора поздороваться как следует. – Он притянул меня к себе и поцеловал. Я не сопротивлялась, но невольно подумала, что этот его маневр явно был обдуман заранее.

Я ответила на поцелуй, стараясь выказать достаточный уровень энтузиазма, но при этом не переборщить, однако он сразу же воспринял это как приглашение зайти дальше. Когда его рука скользнула по моему телу, я оттолкнула ее.

– Я полагала, мы едем на ужин, – сказала я беззаботным тоном. – Так куда же мы направляемся? – К счастью, он немедленно откинулся на спинку сиденья.

– В один по-настоящему классный бар в Чертси. Там раньше была старинная городская ратуша. В середине недели выступают кое-какие суперски крутые группы. Ты о нем, наверное, не слышала. – Мне показалось, что я чувствую в его тоне снисходительность.

Я отвернулась, чтобы он не увидел моей улыбки. Бар, о котором он говорил, был одним из любимых заведений моих родителей, и я ездила туда с ними, сколько себя помнила. По крайней мере, это и впрямь было замечательное местечко, и там шикарно кормили, так что я хотя бы получу удовольствие от еды. Но сообщать ему, что меня в этом баре хорошо знают, пожалуй, нет никакого смысла.

Он находился в приподнятом настроении и всю дорогу потчевал меня деталями вчерашней победы наших в матче по крикету. Я время от времени одобрительно хмыкала и говорила соответствующие слова, но он все не унимался, и в конце концов его речь начала меня немного раздражать. Я постаралась взять себя в руки. Надо просто перестать критически оценивать все, что он делает, и начать получать удовольствие.

Старинная ратуша выглядела внушительно. По всей фасадной части первого этажа шла колоннада, в ее центре находились огромные распашные двери. Они выходили прямо на широкую пологую лестницу, которая раздваивалась на два изогнутых пролета, ведущих к великолепному балкону. Из главных дверей ресторана слышался негромкий гул голосов и смеха и в качестве фона – ненавязчивая джазовая музыка. В воздухе витали запахи чеснока и цветов, и было видно, что по залу расставлены огромные вазы, полные лилий.

– Ну как тебе тут? – спросил Роб.

– Красиво. Мне нравится здешнее убранство. – Зал был огромен, с двадцатифутовым потолком и дюжиной распашных окон, идущих от потолка до пола. Вечер выдался теплым, так что все окна были открыты, и длинные светлые занавески мягко раздувались при каждом порыве ветерка.

Я попыталась напустить на себя удивленный вид и полагала, что это получается хорошо, пока официант, сидящий за стойкой регистрации, не сорвал с меня маску. Роб только что наклонился, чтобы назвать свое имя, когда официант за стойкой встретился со мной глазами и расплылся в улыбке.

– Как я рад видеть вас здесь снова! – воскликнул он. – Вас уже давненько не было у нас видно. Как дела?

– О, это все, знаете ли, из-за экзаменов, – улыбнулась я, быстро уставившись на свои туфли.

– Я заказал столик на фамилию Андервуд, – объявил Роб, явно выбитый из колеи.

– Наконец-то вы вернулись, и ради вас я посмотрю, нельзя ли кое-что изменить. – Он достал карандаш и начал что-то вычеркивать в своем блокноте с заказами столиков. – Теперь у вас будет совершенно замечательный стол, где вас никто не побеспокоит. – Он подмигнул мне, и я почувствовала, как мои уже розовые щеки стали еще розовее. Он провел нас по заполненному людьми ресторану до широкого стола в углу с красивыми кожаными креслами рядом с одним из огромных высоких окон. Было очевидно, что нас зачислили в один из высших разрядов гостей.

Я никогда еще не видела, чтобы Роб не знал, что сказать, и внезапно мне стало его жаль.

– Мои родители часто здесь бывают, и иногда с ними приезжаю и я. Но мне все-таки удивительно, что меня помнят.

Он, похоже, немного расслабился.

– Да-а, думаю, в таком случае у твоих родителей неплохой вкус. Моим бы никогда не пришло в голову поехать в подобное место.

– О, в основном мои родители довольно скучны, как, впрочем, и большинство родителей, – сказала я с широкой улыбкой. – Ну так как ты наткнулся на это заведение?

Вскоре он уже подробно рассказывал об одном из своих приятелей, который был участником музыкальной группы, выступившей здесь как-то раз. Да этот парень настоящий говорун, подумала я. Мне в голову пришла плутовская мысль, и пока он бубнил что-то о музыкальной группе, о которой я никогда и слыхом не слыхала, я все быстро обдумала. Интересно, удастся ли заставить его проговорить весь вечер, не дав при этом ни капли информации о себе самой? Это было игрой, в которую мы с Грейс время от времени позволяли себе поиграть, и с некоторыми девушками из нашей школы это срабатывало просто великолепно. Единственное, что надо будет делать, – изображать, что мне интересно, и задавать соответствующие вопросы – и он будет говорить и говорить.

Оказалось, что с ним играть в эту игру неинтересно – его было слишком легко вести то туда, то сюда. Мы проговорили несколько часов, и я выяснила великое множество всевозможной информации о его семье, о том, как он провел прошлые каникулы, о том, что он думает об остальных парнях в классе, а также кучу прочих сведений. Он проговорил весь ужин. Когда к нам подходила официантка, я улыбалась ей, в то время как Роб все продолжал и продолжал свой монолог. Официантка отвечала мне понимающей улыбкой, между тем как он не обращал на нее ни малейшего внимания. И только когда мы дошли до кофе, он наконец задал мне тот единственный вопрос, который по-настоящему его интересовал.

– Итак, Алекс, – прошептал он, беря меня за руку, которой я рассеянно двигала туда-сюда сахарницу. – Корнуолл. Коттедж, который мы снимаем, находится в Ползите, в шаговой доступности от пляжа, и там отличные возможности для серфинга. – Он сделал небольшую паузу. – Как тебе такая перспектива?

– Я совсем не уверена, – стараясь говорить твердо, ответила я, – но в том случае, если там никого не будет, кроме нас двоих…

– Но в этом-то и состоит вся прелесть – никто не будет за нами присматривать, дом окажется в полном нашем распоряжении, можно поздно засыпать и долго не вставать с постели утром. – Он завладел и другой моей рукой и уставился мне прямо в глаза. Его светлые волосы мерцали в свете свечей. – Мы могли бы прекрасно поразвлечься.

– Дело в том, что я не уверена, что готова к таким вещам. Я хочу сказать – зачем нам спешить? Мы ведь только начинаем встречаться.

– Алекс, хотя мы с тобой и не встречались, это вовсе не означает, что я не питаю к тебе чувств. Он замолк на секунду, чтобы оценить мою реакцию. – Я хочу сказать, что ты мне очень, очень дорога.

Я молчала, не зная, что сказать, чтобы отказать ему, не обидев, но тут он наклонился ко мне еще ниже и заправил за ухо прядь волос.

– По правде говоря, Алекс, я, ну, думаю, я тебя люблю, и хочу показать тебе, как сильно. – Темные глаза были прикованы к моим, и за ту долю секунды, когда я взвешивала слова, я заметила, как один уголок его губ торжествующе приподнялся.

– Роб, мы с тобой оба знаем, что это неправда. – На секунду на его лице мелькнуло озадаченное выражение, затем он убрал руки.

– Что ты хочешь этим сказать? Конечно, я тебя люблю. И уже несколько месяцев.

– Слушай, я знаю, зачем ты хочешь поехать в Корнуолл, пока там не будет твоих родителей, ведь я не дура. И я знаю, что мы могли бы хорошо проводить время, встречаясь, но мы встречаемся недостаточно долго, чтобы мне захотелось провести с тобой как-нибудь все выходные.

Его лицо было мрачнее тучи.

– Значит, ты не поедешь со мной в Корнуолл?

– Вот именно. Для этого еще слишком рано.

Он с силой впечатал ладонь в обитое кожей сиденье кресла, произведя такой громкий звук, что люди вокруг нас подняли головы и посмотрели на нас с любопытством.

– Я думал, между нами существует взаимопонимание, – прошипел он, и его красивое лицо вдруг стало жестким и злым.

– Ну а я так не думала. Ты мне очень нравишься, Роб, и мне хотелось бы с тобой встречаться, но не на твоих условиях. – Мой голос зазвучал резко, и я увидела, как пара, сидящая за соседним столом, напряглась, поняв, о чем у нас разговор.

Его губы сжались в тонкую линию.

– Я видел, как ты на меня смотрела. Это не очень-то красиво.

От вопиющей несправедливости этого утверждения у меня перехватило дух.

– Это нечестно! Я рада, что уже сейчас выяснила, каков ты на самом деле. Думаю, тебе лучше отвезти меня домой.

– Ха! Что ж, по крайней мере, мне не пришлось брать тебя в Корнуолл и терять там время зря. – Он откинулся на спинку кресла, при этом было видно, что его душит ярость. Мне надо было подумать несколько минут, и я встала из-за стола.

– Я иду в туалет. Ты можешь попросить счет? Я вернусь через минуту.

В туалете стояла очередь, так что у меня было мало времени для раздумий в одиночестве, что, вероятно, и к лучшему. Я была расстроена и зла, так что быстро умылась холодной водой, пригладила волосы и, глубоко вздохнув, направилась обратно в зал.

Роба за столом не было, но я увидела счет и под ним несколько сложенных купюр. Возможно, он тоже отошел в туалет. Я села, откинувшись на спинку кресла, и стала ждать, глядя из окна вниз, на центральную улицу. Один из уходящих мужчин двигался немного воровато. В его фигуре было что-то знакомое, поэтому я пригляделась к нему повнимательнее. Собственно говоря, он выглядел на редкость знакомо, и я ничуть не удивилась, когда он открыл машину, на которой мы приехали сюда. Садясь на водительское кресло, он невольно посмотрел вверх, и я поняла: Роб увидел, что я на него смотрю. Он быстро убрал голову в машину и тут же смылся.

Мне стало не по себе. Неужели мне смог понравиться такой до крайности пустой, пошлый тип? Тут мне пришла в голову еще одна мысль, и я взяла со стола счет. Купюры, которые он оставил, покрывали ровно половину суммы. Я ахнула: его поведение было настолько неприлично, что казалось почти смехотворным. Я почувствовала огромное облегчение от того, что не позволила ему зайти дальше.

Но теперь передо мной встала новая проблема: меня некому подвезти домой, а когда я оплачу вторую половину счета, в кошельке не останется денег на такси. Автобусы здесь не ходили, а звонить родителям мне совсем не хотелось. Я знала: они поведут себя достойно и разгневаются из-за того, что кто-то обидел их дочь, но у меня не было никакого желания оказаться предметом, на который они направят свое сочувствие. Мне нужен был кто-то надежный, тот, кто умеет держать язык за зубами. И я достала мобильник и позвонила Джошу.

Как я и надеялась, он повел себя блестяще. Приехал без вопросов, оставив друзей в пабе. Он крепко меня обнял, потом задал только один вопрос:

– Хочешь, я с ним разберусь?

– Он не стоит того, чтобы о него руки марать. Но все равно спасибо, что спросил.

– Чего ты хочешь: поехать со мной в паб или отправиться домой?

– Думаю, домой. Высади меня у дома, и тогда мне не придется отвечать на миллион вопросов мамы и папы.

– Хорошо, если уверена.

– Знаешь, ты самый лучший брат на земле. – Прежде чем вылезти из машины, я потянулась и поцеловала его в щеку. – Я твоя большая должница.

– Это точно, – рассмеялся он и укатил.

Я постояла несколько минут, ожидая, когда он исчезнет из виду, затем открыла парадную дверь. Время было еще раннее, так что я знала: сейчас непременно последуют вопросы. Я решила побыстрее покончить с ними и сразу прошла в гостиную.

– Привет, солнышко. Что-то ты рановато, – сказала мама с ноткой удивления в голосе. – Все в порядке?

– Да, спасибо. Просто свидание оказалось не таким приятным, как я надеялась. Всего лишь смазливое личико, а за ним пустота.

Родители быстро переглянулись.

– Иди сюда и присоединяйся к нам. Мы как раз собираемся смотреть фильм, – произнес папа, похлопав по свободному месту на диване.

– Нет, спасибо. Думаю, сегодня я рано лягу спать. У меня немного болит голова. – Я быстро поцеловала их обоих и бегом поднялась по лестнице. Войдя в комнату, я плотно закрыла дверь, потом плюхнулась на пол, обессиленная попытками во что бы то ни стало сохранять самообладание и выглядеть так, будто ничего не произошло. И мои глаза наконец-то наполнились слезами.

Как же Роб мог повести себя так подло? Я была раздавлена ужасной несправедливостью произошедшего. По моему лицу покатились слезы, плечи и грудь судорожно вздымались. Стараясь плакать как можно тише, я подтянула колени к туловищу, положила на них руки и уткнулась в сложенные руки лицом, свернувшись калачиком. Сидя так, я вдруг ощутила в теле покалывание, и меня пробрала дрожь.

– Не плачь.

Я резко вскинула голову.

– Кто здесь? – прошептала я, вглядываясь в углы крохотной комнатки, которая совершенно явно была пуста, и на секунду забыв о том, что голос раздался в самой моей голове.

– Меня зовут Кэллум.

Голос казался глубоким, бархатистым и полным чувства. Я вскочила с пола, подошла к столу, включила лампу и пододвинула к себе зеркало, одновременно пытаясь стереть со щек слезы. Он был здесь, он снова стоял прямо за моим плечом, и на его прекрасном лице отразилось участие.

– Привет, Алекс. Пожалуйста, не расстраивайся. Я не причиню тебе вреда.

Я ошарашенно смотрела на него, чувствуя, что у меня отвисла челюсть.

Кэллум

Я видела, что он смотрит на меня, и старалась начать дышать ровнее, но мое сердце переполняли противоречивые чувства: страх перед неведомым и в то же время всепоглощающая радость от того, что парень вернулся. Та часть моего сознания, которая напрягалась из-за Роба, вмиг смолкла.

Он ласково улыбнулся, давая мне время привыкнуть к происходящему.

– Кэллум? Так тебя зовут?

Он кивнул, не переставая улыбаться.

– Но ты можешь говорить. Я тебя слышу. То есть слышу твой голос в своей голове. Как тебе это… – Я понимала, что бормочу бессвязно, но у меня вдруг вылетели из головы все здравые мысли. Он вернулся, и он говорит со мной.

Кэллум приложил палец к губам:

– Тсс, попробуй шепотом. Если твоя семья услышит тебя, они явятся сюда, и в конечном итоге мне придется уйти.

– Нет! – воскликнула я. – Пожалуйста, не уходи, не уходи опять.

Его лицо снова наполнилось неподдельным участием.

– Я не собираюсь никуда уходить. Мне куда больше хочется остаться здесь, с тобой.

Я попыталась улыбнуться. Это была хорошая новость, правда, все остальное оказалось куда как странно. Я сделала усилие, стараясь овладеть собой.

– Но что ты… вернее – кто ты такой? – запинаясь, пролепетала я. – Я ничего не понимаю.

– Знаю. – Он вздохнул, и его лоб прорезала чуть заметная морщинка. – Это сложно, и, думаю, объяснять придется долго. Я даже не уверен, с чего начать.

Я почувствовала, как воодушевление сменяется каким-то другим чувством. Я не знала, готова ли принять то, что будет означать его ответ. Наконец я достаточно овладела собой, чтобы спросить прямо:

– Ты призрак?

Теперь замялся он.

– Если честно, я и сам не знаю. Я знаю… в общем, мне известно, что сейчас я должен был бы быть мертв, но… я не мертв… во всяком случае, не совсем. Но я знаю также, что я уже не таков, как прежде. – Его глаза были полны муки. Он глубоко вздохнул и улыбнулся. – Но как бы то ни было, на сегодняшний день давай просто скажем, что я очень, очень счастлив, что встретил тебя.

Я сидела, ошеломленная и утратившая дар речи. Как реагировать, если кто-то говорит, что он «не совсем мертв»? Я пару раз глубоко вздохнула. Он явно ждал, когда я адаптируюсь. Его черты казались мне еще прекраснее от того, как кротко он смотрел на меня, словно его терзала тревога перед тем, что я сейчас скажу или сделаю.

Я невольно улыбнулась: кем бы он ни был, он вернулся, а именно на это я надеялась, этого и хотела. Мой страх медленно уступал место странному и неожиданному чувству умиротворенности. У меня было такое чувство, будто я смогу сидеть здесь часами, любуясь его красотой и не задавая больше никаких вопросов. Но мне все-таки нужна была хоть какая-то информация. Я просто не знала, с чего начать. Мгновение подумав, я задала ему такой вопрос, на который, как мне казалось, ему будет легко ответить:

– Где ты был последние несколько дней? Ты обещал вернуться, но так и не вернулся. Я уже начинала думать, что мне все это померещилось. – Но я не стала добавлять к этому, что отчаянно хотела снова увидеть его лицо.

– Да, прости меня за это. Дело в том, что у меня ушло немного больше времени на то, что я собирался сделать.

Я вопросительно вскинула брови.

– Просто меня очень расстраивало, что я мог слышать тебя, а ты меня нет. Вот я и удалился, чтоб выяснить, как можно помочь этому делу. Я не хотел практиковаться на тебе: тогда ты, быть может, больше не захотела бы со мной говорить.

– Что ж, у тебя это получилось, хотя это немного странно. В зеркале у тебя такой вид, будто ты говоришь нормально, но у меня такое чувство, словно твой голос звучит у меня в голове. Как тебе это удается?

Он показал рукой на браслет на руке:

– Все дело в амулете. Он действует как связующее звено между нами. Да ты и сама это знаешь, ведь на днях ты с его помощью экспериментировала на мне.

Он сказал это поддразнивающим тоном, но я тут же почувствовала себя пристыженной. Я экспериментировала, не сознавая, что это может как-то на него повлиять.

– Прости меня, но ты и сам должен признать, что все это было немного странно. Я не привыкла к внезапному появлению рядом со мной умопомрачительно красивых парней.

– По-твоему, я хорошо выгляжу? – В его голосе прозвучало недоверие.

– Конечно, – промямлила я, внезапно смутившись. – Ты красивее всех людей, которых я когда-либо видела в жизни. Разве там, откуда ты явился, нет зеркал?

У него по-прежнему был потрясенный вид.

– Ты и правда этого не знал? – Я улыбнулась: его реакция была так не похожа на самодовольство Роба, и от этого меня покинули последние остатки страха. Мое сердце все еще колотилось как бешеное, но теперь я точно знала – причиной тому воодушевление. Я никак не могла поверить в то, что действительно разговариваю с ним, кем бы он ни был.

– Но, если оставить в стороне твою потрясающую красоту, – я просто не могла не поддразнить, видя, как его лицо слегка краснеет, – что ты вообще тут делаешь? В чем суть? Каким образом этот браслет вытворяет такие вещи?

Для наглядности я помахала рукой, глядя на точно такой же браслет на его мускулистой руке. Он еще раз приложил палец к губам, напомнив о том, чтобы я говорила тише.

– Этот амулет очень силен. У него много разных свойств, но он также является чем-то вроде устройства связи, хотя я не могу по-настоящему объяснить ни что именно он делает, ни как он это делает. Я знаю одно – без амулета я существовать не могу.

Он посмотрел на искусно украшенную вещицу, и голос парня окончательно утратил всякую шутливость.

– Хотел бы я, чтобы мне были ведомы все его секреты, но сейчас для меня важно одно – то, что он может каким-то образом открывать канал связи с тобой, и ради этого я мирюсь с некоторыми из остальных его… привычек. – Он на мгновение замолчал. – Но где ты нашла свой браслет?

– В Твикенхеме, во время отлива на Темзе, он находился глубоко в песке отмели.

– А, на реке. Думаю, в этом есть логика. Вокруг реки случаются странные вещи. – Его голос стал тише. – Ее окрестности не относятся к моим любимым местам, или, по крайней мере, не относились раньше. – Внезапно его тон стал веселее. – Но она привела ко мне тебя, так что в конце концов все-таки появилось что-то, говорящее в ее пользу.

На его лице снова появилась насмешливая улыбка, и мое сердце забилось быстрее. На нашем отражении в зеркале его густые волосы смотрелись так, словно они смешались с моими. Он был таким реальным, стоял прямо здесь, за моим плечом. У меня появилось почти непреодолимое желание протянуть руку и дотронуться до него. Вот бы меня обняли эти сильные руки, вот бы я могла положить голову ему на плечо… невольно вырвался вздох.

Его улыбка стала шире, когда смущенный румянец залил теперь уже мое лицо.

– Ты же не можешь читать мысли других, правда, наряду с другими твоими устрашающими талантами? – спросила я, понимая: мне следовало задать этот вопрос куда раньше.

– Нет, совсем не могу, – рассмеялся он, – хотя, думаю, мне было бы приятно узнать, о чем ты сейчас думала.

Я покраснела еще гуще.

– Так что именно ты сделал, чтобы научиться говорить со мной? Неужели есть множество и других людей, носящих подобные браслеты?

– Нет, других таких нет. Поэтому узнать, что можно сделать, и оказалось так трудно. Мне надо было вспомнить и обдумать все, что происходило в те разы, когда я тебя видел и слышал, и определить, что именно в состоянии было бы изменить. Вообще-то, – он коротко усмехнулся, – мне очень помогли твои опыты с металлической коробкой.

– Но что именно тебе надо делать, чтобы я могла тебя слышать?

– Это может показаться немного странным, так что сначала пообещай, что не закричишь и не выкинешь ничего в этом же духе.

Я попыталась устремить на него испепеляющий взгляд.

– Неужели я произвожу впечатление человека, которого легко испугать?

– Нет, думаю, что нет, – рассмеялся он. – Ну хорошо. Все дело в том, что мой амулет должен находиться точно в том же физическом пространстве, как и твой. Посмотри – сейчас наши с тобой руки проделывают невозможное, но это и позволяет моему голосу звучать в твоей голове.

Я посмотрела в зеркало, чтобы увидеть отражение своей руки. Его плечо было рядом с моим, и казалось, что наши руки слились – ощущение такое, будто я пытаюсь, но не могу разглядеть их ясно. А еще на кончиках моих пальцев виднелась странная бледная полоска, и, согнув их, я увидела, что его длинная кисть окружает мою, куда меньшую.

Одновременно я снова осознала, что ощущаю странное, но приятное покалывание.

– Я чувствую в руке что-то вроде покалывания или мурашек. Это из-за тебя?

Его брови удивленно приподнялись:

– Значит, и у тебя есть это ощущение? Я полагал, что его испытываю только я. Всегда вздрагиваю, когда сквозь меня кто-то проходит.

Это становилось все чуднее и чуднее, но я была полна решимости сохранить невозмутимый вид.

– А это происходит часто?

– О да. Постоянно. Большую часть времени я хожу по улицам Лондона, а когда нет нужды сторониться, чтобы не сталкиваться с людьми, то к чему себя утруждать?

– Да, наверное, – согласилась я, почувствовав легкое головокружение. – Выходит, если ты от меня отойдешь, я перестану тебя слышать?

– Я совершенно уверен, что так и произойдет. Давай проверим.

С этими словами он отступил назад. Я по-прежнему видела его в зеркале, но он уже не стоял у самого моего плеча.

– Ну все, теперь попробуй что-нибудь сказать.

По его губам было видно, что он говорит, но я ничего не слышала. Я потрясла головой. В моем мозгу царило странное безмолвие, как будто из него изъяли важную часть. Я нахмурилась, и Кэллум тотчас вновь оказался рядом, на этот раз он сел слева от меня, протянув руку вперед, туда, где на столе лежала моя рука. В зеркале я увидела, как его длинные пальцы тянутся к моему локтю. Когда наши руки соприкоснулись, я снова ощутила покалывание и меня объяла умиротворенность.

– Все в порядке? Ты кажешься обеспокоенной.

– Нет, все хорошо, просто я пытаюсь во все это вникнуть.

– Но именно так это и работает. Ты можешь слышать меня, только когда я нахожусь прямо здесь.

Я кивнула и даже умудрилась беззаботно улыбнуться ему. Я была ошеломлена. Отчего-то у меня было такое чувство, будто я знаю его всю жизнь, и в то же время мне никак не удавалось унять бешеный стук моего сердца. Я не понимала, как это возможно, но, когда глядела в его глаза, то чувствовала, что все, все изменилось, и теперь уже ничто не станет для меня прежним. Никто еще не будил во мне таких чувств. Мы несколько минут смотрели друг на друга молча, затем он поднял руку, словно хотел погладить мои волосы. Я инстинктивно потянулась к нему и с изумлением ощутила легчайшее, нежнейшее из всех возможных прикосновений.

– Я чувствую, как ты прикасаешься ко мне, – прошептала я. – Как тебе это удается?

– Я… я не знаю. – Он поднял руку и недоуменно на нее посмотрел, затем осторожно снова протянул ко мне. – Должно быть, это потому, что у тебя есть амулет. Больше ни у кого из тех, с кем я сталкивался – ни у кого, – его нет. – Он колебался, потом коснулся меня опять. – Похоже, ты ощущаешь прикосновение только кончиков пальцев. Когда тебя касается моя рука, ты чувствуешь покалывание. – Он погладил мои длинные светлые волосы, и меня пробрала дрожь. Он тотчас же перестал.

– Прости, для тебя это явно слишком чудно.

– Вовсе нет, – призналась я, не смея встретиться с ним глазами. – Наверное, это самое приятное прикосновение из всех, которые я когда-либо испытывала. – Я почувствовала, что опять краснею, когда робко подняла голову, гадая, насколько у меня хватит храбрости. И решила рискнуть. – Тебе нет нужды останавливаться.

Его лицо просияло, и он снова протянул руку к моим волосам. Это ощущение было не сравнимо ни с чем, что я испытывала прежде: сочетание легких прикосновений с чем-то наподобие едва уловимых электрических разрядов. Какой-то части моего существа хотелось закрыть глаза и целиком отдаться этому чувству, но тогда я не смогла бы смотреть на отражение в зеркале, а я хотела видеть его постоянно, каждую минуту, и не желала пропустить ни одной.

– Ты чувствуешь прикосновение моих волос? – спросила я, вдруг осознав, что, возможно, сладостное ощущение испытываю только я.

Он скорчил гримасу:

– Немного. Я ощущаю легкое сопротивление, но у меня нет настоящего ощущения, что я касаюсь чего-то плотного.

– И тебе это ощущение кажется странным, неприятным? – Я посмотрела на его страдальческое лицо, и меня внезапно обуяли сомнения.

Но он неожиданно рассмеялся, перевел взгляд на меня, и в его голубых глазах появилась нежность.

– Вовсе нет. Просто этого совершенно недостаточно, ведь мне хочется одного – обнять и поцеловать тебя. А я не могу.

Я посмотрела на него в изумлении. Он продолжал с тревогой следить за глазами, ожидая моей реакции.

– Мне бы тоже очень этого хотелось, – призналась я, не отрывая взгляда от его лица.

– Правда? Несмотря на все это? – Он показал на зеркало и амулет.

– Я не могу понять всего этого и не знаю, кто ты, – призналась я, – но больше всего на свете мне хотелось бы узнать тебя получше.

Ох, мне не следовало этого говорить! Надежда, сиявшая на его лице, вдруг погасла, и он, понурив голову, опустил глаза в пол.

– Во мне нет ничего, что стоило бы знать, – с горечью прошептал он. – От меня уже ничего не осталось. И вообще, мне нет смысла здесь оставаться.

– Этого не может быть. Это просто не может быть правдой, – быстро проговорила я, стараясь облегчить его боль. Чего мне совершенно не хотелось, так это того, чтобы он решил уйти.

Было похоже, что внутри его идет нешуточная борьба. Несколько минут он сидел и молчал. Наконец, похоже, пришел к какому-то решению. Я бы не пережила, если бы он сейчас покинул меня и не вернулся. У меня только один выход: убедить его, что он должен остаться.

– Пожалуйста, подожди, просто дай мне кое-что сказать. – Я лихорадочно искала, что бы выдать ему, надеясь придумать какой-нибудь убедительный довод, который заставит его передумать и остаться. Но мне ничего не приходило в голову. Единственное, что можно сделать, решила я, это быть предельно честной. Он ждал, и по его лицу нельзя было прочесть ничего.

– Спасибо, – прошептала я. – Я хочу, чтобы ты правильно меня понял. – Я дала себе еще несколько секунд успокоиться. – Я не знаю, откуда ты, как ты туда попал и что ты представляешь собой теперь. Я знаю одно: ты и я можем разговаривать друг с другом, видеть друг друга, и… я ощущаю твое прикосновение. Я просто хочу и впредь какое-то время находиться в твоем обществе любым возможным образом, каким бы странным он ни был.

Закончив, я осознала, что произнесла более длинную речь, чем намеревалась, и теперь стала просто смотреть на него, пока он пытался разобраться со своими чувствами, ничего больше при этом не говоря.

Он глядел на меня, слегка сдвинув брови и словно сопоставляя возможные альтернативы. Внезапно я не удержалась и сделала еще одну, последнюю попытку.

– Пожалуйста, останься. Ну что тебе терять?

– Что ж, если ты ставишь вопрос таким образом, то думаю, немного. – Он улыбнулся, явно расслабившись снова. – Хорошо, ты победила: я останусь, пока ты не начнешь скучать.

Я жаждала обнять его, но довольствовалась тем, что вместе со своим отражением подалась в его сторону.

– Тебе предстоит узнать, что у меня очень высокий порог переносимости в том, что касается скуки, – прошептала я, когда он снова начал гладить мои волосы.

– Столько вопросов, что я не знаю, с какого начать, – добавила я наконец.

– Я не хочу, чтобы ты их задавала. Не хочу отвращать тебя так скоро. Они могут подождать до завтра?

– Конечно, – зевнув, ответила я. Внезапно я осознала, что совершенно вымотана. – Но, пожалуйста, пообещай, что на этот раз вернешься.

– Обещаю. – Он наклонился, чтобы коснуться губами моей ключицы. Я видела все его движения, но смогла ощутить лишь легчайшее из прикосновений.

– Как бы мне хотелось полностью ощутить прикосновение твоих губ, – прошептала я.

Он вздохнул и печально покачал головой:

– Этому не бывать никогда. – Он замолк, затем вдруг усмехнулся. – Но, возможно, пытаться этого достичь приятно.

Я засмеялась.

– Стало быть, ты уверен, что завтра будешь здесь.

– Ничто не сможет мне помешать. И не снимай эту штуку, – сказал он, кивком указывая на браслет. – Спи в нем, и я буду здесь завтра утром. – Он наклонился над моим отражением, и я увидела, как он ласково целует меня в макушку.

– Доброй ночи, – прошептал он и исчез.

Прогулка

Хотя я и была измотана, большую часть ночи в моей голове лихорадочно роились мысли, и я ворочалась, заснув лишь тогда, когда начал брезжить рассвет. Когда я наконец проснулась, было уже слишком поздно, чтобы раздумывать над тем, что произошло, но я потратила время на то, чтобы принять душ и замаскировать мешки под глазами, и только потом села за стол и, чувствуя некоторую неловкость, прошептала его имя. Он появился мгновенно, и я с удовольствием ощутила покалывание, когда он подвинул свою руку туда же, где находилась моя.

– Доброе утро, – улыбнулся он. – Я уже начал гадать, не проспишь ли ты весь день. Я-то боялся, что явлюсь недостаточно рано, однако в моем распоряжении оказалось достаточно времени, чтобы хорошенько осмотреться. У вас приятный дом.

– Ты же не проходил сквозь родителей и брата, верно? – с напускной серьезностью спросила я, удивляясь тому, что могу шутить по поводу чего-то настолько странного и чудного.

– Не виновен, ваша честь, – рассмеялся он.

– Выходит, ты можешь проходить сквозь стены, как настоящий призрак?

– Да, могу, но чаще всего предпочитаю этого не делать. Так я чувствую себя немного более нормальным. Но зато это означает, что мне не нужно взламывать замки, чтобы прийти к тебе. – Он ухмыльнулся. – Собственно, я идеальный домушник. Вот только не могу унести награбленное с собой. Но, если хочешь, я могу рассказать, чем занимаются ваши соседи.

– Нет, не хочу! – воскликнула я.

Усевшись поудобнее, я окинула его взглядом. Он был одет точно так же, как и прежде, волосы так же небрежно взъерошены, кожа так же гладко выбрита.

– Возможно, мой вопрос прозвучит странно, но ты хоть как-то меняешься? Я имею в виду, растут ли твои волосы, есть ли у тебя еще какая-то припрятанная где-то одежда, нужно ли тебе что-то есть и вообще все такое?

– Это сразу куча вопросов. Короткие ответы – нет, нет и нет, но я подозреваю, что тебе захочется узнать больше деталей. Мы можем пойти куда-нибудь, где тебе не надо будет шептать?

– Хорошо, что напомнил. – Я тут же понизила голос. – А мне обязательно видеть твое отражение, чтобы слышать тебя?

– Думаю, нет.

– Мы могли бы пойти на улицу, но там я не смогу видеть твоего лица. – А это очень и очень досадно, добавила я про себя.

– Но ты, как мне кажется, все равно сможешь меня слышать. Так ли это важно, что ты не будешь меня еще и видеть?

– Просто мне легче верить, что ты настоящий, когда я могу воочию наблюдать, что ты здесь, со мной.

– У тебя есть маленькое зеркальце, которое можно положить в карман? Тогда ты могла бы выхватывать его всякий раз, когда захочется проверить, серьезно я говорю или нет. – Он уже поддразнивал меня.

– А мы сможем разговаривать во время ходьбы? – поинтересовалась я. – Ты в силах идти в одном темпе со мной, чтобы мы могли говорить?

– Возможно, сначала надо будет немного попрактиковаться. – Он поджал губы, и лицо его приняло задумчивый вид. – Но я не вижу причин, которые могли бы этому помешать. Навряд ли ты сможешь меня обогнать. – И он опять ухмыльнулся.

– Я выслушиваю достаточно подколок от своего брата, так что новые мне не нужны, спасибо большое!

– Тсс! – предостерег меня он. Я услышал какие-то шумы, доносящиеся из комнаты Джоша.

– Дай мне быстро перехватить что-нибудь на завтрак, и я найду предлог, чтобы отправиться на прогулку.

Родители уже сидели за столом, неспешно поедая воскресный завтрак и читая газеты. В распашное доходящее до пола окно лился солнечный свет. Похоже, сегодня будет погожий денек.

– Доброе утро, Алекс, – сказал папа, отложив газету, чтобы обнять меня. – Сейчас ты чувствуешь себя лучше?

Я замялась, не понимая, о чем он говорит, затем в моей голове раздался тихий голос:

«Вчера ты рано отправилась спать из-за головной боли, что, уже не помнишь?» – Я слышала, как он тихо смеется.

– Ах это! Спасибо, что спросил. – Я улыбнулась папе. – Сегодня у меня уже не болит голова.

– Насколько я понимаю, свидание с Робом прошло не слишком удачно? – спросила мама. – Куда он тебя отвез?

А я-то надеялась, что они уже об этом забыли. Сейчас все это казалось таким неважным. Я протянула руку к корзинке с хлебом и начала намазывать маслом ломтик багета с корицей, одновременно думая о том, как мне отвертеться от этого допроса.

– В «Старую ратушу» в Чертси. Он воображал, что облагодетельствовал меня, привезя в такое крутое заведение, и был немного удивлен, когда тамошний персонал поздоровался со мной.

– А, и ему это не понравилось?

– Нет, не понравилось, и боюсь, задало тон всему вечеру. – Я вздохнула и решила пойти напролом. – Ты не против, если мы вообще не будем об этом говорить?

– Конечно, не против, но… – начала было мама, но послышался глухой удар – это папа пнул ее под столом. – Нет. Совершенно. Это не наше дело. – Внезапно она проявила живейший интерес к своему завтраку. Папа быстро подмигнул мне, и я вздохнула с облегчением.

– Сегодня утром я собираюсь пойти в Уолтон, – сказала я, ставя тарелку в посудомоечную машину. И слишком поздно осознала, что это не очень-то разумное замечание.

– О, замечательно, – заявила мама. – Мне как раз нужно кое-что купить, так что, если хочешь, мы тебя подвезем. Заодно попрактикуешься в езде по многоуровневой парковке.

– Э-э, собственно говоря, я не планировала ничего покупать. Мне просто хочется немного побыть одной. – Мысленно я виновато сжалась, увидев, как они переглянулись. – Нет, со мной все в порядке, просто хочется прогуляться по берегу реки, только и всего. Пожалуйста, не делайте из этого трагедию. – Я захлопнула крышку посудомоечной машины и быстро вышла из кухни, чтобы они, чего доброго, не начали извиняться. Торопливо засунув самое нужное в маленький рюкзак, я сбежала по лестнице вниз. К этому времени мама и папа уже были в саду. На стоящей в кухне доске для записей я быстро нацарапала им записку, в которой сообщила, что обедать не приду: мне хотелось обеспечить себе побольше времени для беседы с Кэллумом.

Я двинулась по дороге, достав из рюкзака наушники для мобильника и надев их. Засовывая конец провода с вилкой в задний карман джинсов, я услышала смех Кэллума.

– Отличная мысль!

– Мне совершенно не хочется, чтобы люди думали, будто я свихнулась и иду по улице, разговаривая сама с собой.

– Правильно. Мне бы и самому не хотелось, чтобы тебя увезли в дурдом.

Его голос иногда прерывался, как будто он говорил в микрофон, но периодически отворачивался в сторону. Я старалась все время идти в одном и том же темпе, но делать это оказалось труднее, чем я думала. Покалывание в моей руке то появлялось, то исчезало.

Мы шли вдоль магистрали мимо полей, на которых выращивали кориандр, потом вдоль лебединого заказника. Лебеди вели себя очень странно, они издавали резкие крики и шипели на меня – а ведь обычно они не обращали на прохожих ни малейшего внимания.

– А куда мы, собственно, идем? – спросил он после того, как мы в быстром темпе прошагали где-то минут двадцать.

– Сейчас мы повернем, перейдем через мост, а дальше начнется прелестная пешеходная дорожка, идущая вдоль Темзы от Уолтона до Хэмптон-корта. Прогулка вокруг излучины и возвращение обратно по другому берегу должны занять несколько часов, особенно если мы на какое-то время сделаем остановку.

– Похоже, мне никуда не уйти от реки, – вздохнул он.

Я резко остановилась.

– Прости меня, пожалуйста, – я совсем забыла, что вчера ты сказал, что не любишь Темзу. Мы можем пойти куда-нибудь еще.

Последовала пауза, затем покалывание вдруг возобновилось, и голос в моей голове довольно громко сказал: – «…не останавливайся так резко без предупреждения. За это время я уже успел пройти полдороги».

Я невольно захихикала при мысли о том, как он шагает без меня.

– Извини. – Я с трудом удержалась от улыбки. – Я забылась.

Я вынула из кармана зеркальце и посмотрела на отражение. Волосы слегка ерошил легкий ветерок, но его слова вывели меня из грез:

– Ты что-то говорила, когда так внезапно остановилась?

– Ах да. Я и забыла, что находиться у Темзы тебе не с руки. Если мы сейчас повернем назад, то сможем пройти по полю для гольфа. Там будет лучше?

– Нет, пусть будет река. В моей истории она играет большую роль, так что мы вполне можем оставаться с ней рядом.

Мы двинулись, перешли Уолтонский мост и оказались вдали от автомагистралей на пешеходной дорожке, идущей по берегу. Вскоре стало очевидно, что хотя я и не могу видеть Кэллума кроме как в отражении, другие существа могут видеть его и без зеркал. Все собаки, утки и прочие птицы, попадавшиеся на нашем пути, похоже, были от него без ума: теперь я больше не удивлялась, что лебеди в заказнике так разволновались. Кэллуму то и дело приходилось отгонять с нашего пути различных животных, поскольку на меня они не обращали никакого внимания.

– Почему ты так им нравишься? – спросила я после того, как хозяин с трудом оттащил от Кэллума особо восторженного спаниеля.

– Сам не знаю, но они часто ведут себя таким образом.

– Возможно, нам лучше сойти с главной пешеходной тропы, тогда не придется иметь дело с таким количеством четвероногих и пернатых, – предложила я. – Если пройти вон по тому мостику впереди, сможем посидеть на острове Санбери Лок.

По правде говоря, у меня руки чесались снова достать из кармана зеркальце. Говорить с ним, как будто его голос звучит из наушников, было совсем неплохо, но впечатление будет в разы лучше, если я еще и смогу на него смотреть.

Остров Санбери Лок был замечательным местечком, если у тебя появлялась охота побыть в тишине и покое. Это длинный узкий остров, до которого можно было добраться только по пешеходному мостику, проходящему над частной плотиной с водосливом. В детстве мы часто приходили сюда, чтобы побегать вокруг лодочных сараев и поиграть в прятки в здешнем лесу. Большинство построек здесь оказались частной собственностью, но это отнюдь не мешало нам шнырять туда-сюда. Сегодня было воскресенье, так что предприятия малого бизнеса, размещающиеся в лодочных сараях, не работали, и поскольку с другого берега сюда не добраться, я полагала, что здесь будет царить тишина.

Мы прошли по пешеходному мостику и нашли тихую поляну, с которой открывался хороший вид на реку. На обоих берегах Темзы и вокруг нас на воде царила суета, но на острове было мирно и покойно. Я поискала в рюкзачке бутылку воды и, подняв глаза, увидела, что вокруг сидит примерно дюжина маленьких птичек. Я почувствовала себя как диснеевская Белоснежка.

– Знаешь, в каком-то смысле именно это в наибольшей степени и есть самое пугающее и чудное, – сказала я, взмахом свободной руки показывая на птичек.

– Я понимаю, это кажется немного странным. В Лондоне подобные вещи случаются реже. Наверное, к нам уже привыкли все городские голуби.

Мороз продрал меня по спине, но я постаралась говорить спокойно:

– Нас? – спросила я. – Значит, ты не один?

– Нет… Я провожу довольно много времени с моей сестрой Кэтрин.

Сестра. По своему опыту я знала, что с сестрами бывает нелегко иметь дело, но, по крайней мере, сестра – это не подружка.

– И как же получилось, что вы оказались в Лондоне?

– Я тебе все расскажу, но ты не против, если это будет позже? Это невеселая история, а я сейчас сижу на солнышке на прекрасном острове вместе с прекрасной девушкой, – парень замолк, и я почувствовала, как он гладит мои волосы, – и мне хочется думать о чем-то радостном.

– Что ж, по-моему, это логично, – согласилась я, трепеща при мысли, что он назвал меня «прекрасной». – Тогда… о чем ты хочешь поговорить?

– По правде сказать, я думал о том, что значение бесед слишком переоценено. Почему бы тебе просто не полежать здесь и не позволить мне гладить тебя по волосам? Я люблю это делать, люблю по-настоящему прикасаться к тебе.

Я легла на мягкую траву, повернулась на бок и прислонила зеркальце к небольшому камню. В нем я могла видеть его лицо, пока он нежно гладил меня по волосам, водя рукой по всей их длине. Он не следил за своим лицом, и оно было полно такой нежности, что у меня перехватило дыхание.

В солнечном тепле, ощущая прикосновение его руки, такое легкое, что это мог бы быть ветерок, я почувствовала, как мои глаза сами собой закрываются, и постепенно задремала. Я не могла проспать дольше нескольких минут, и как только мои глаза вновь открылись, посмотрела в зеркальце, но он уже не сидел рядом со мной. Я подняла зеркальце и, не вставая с места, начала с его помощью осматривать поляну.

Это была совсем небольшая прогалина в лесу, но она доходила до самой воды. Трава казалась свежей и яркой, и усеивающие ее полевые цветы колыхались под легким ветерком. Если не считать узкого прохода между деревьями, по которому мы сюда и пришли, поляна была со всех сторон окружена зарослями, которые делали ее совсем уединенной. А то, что место уже заняла я, наверняка отпугнет других любителей одиночества.

И тут я увидела его. Он стоял у самой кромки воды и вглядывался в глубину. Он выглядел сейчас таким прекрасным и таким беззащитным, его чудные голубые глаза были потуплены, длинные пальцы рассеянно расчесывали русую гриву. Я продолжала смотреть на него, наслаждаясь возможностью видеть его всего, с ног до головы. Меня объяла странная умиротворенность, и я поняла, что хочу, чтобы это никогда не кончалось. Я желала – нет, не просто желала – мне было необходимо – быть с ним, иметь возможность видеть его, говорить с ним, вызывать улыбку.

Возможно, он призрак из другого измерения, но он мой призрак, и мне ужасно не хотелось позволять ему опять пропадать из виду. На мгновение я подумала о девушках из класса и о том, что они говорили о своих чувствах к различным парням из нашей компании, но ни одна из них просто не могла чувствовать того, что сейчас чувствовала я, – такой глубочайшей веры в то, что он мой суженый, несмотря на все трудности, которые нас разделяли. Я любила его. Я почти испытала облегчение, когда наконец дала имя той странной смеси острой тоски и страстного, хотя и не понятного мне желания, которая, по правде говоря, владела мною с той самой минуты, когда я увидела его в соборе Святого Павла.

Я чуть не рассмеялась от осознания этого. Это любовь была виновата в том, что я так расстроилась, когда он вдруг пропал, в том, что Роб стал мне неинтересен, в том, что за несколько коротких дней перевернулся весь мой мир. Я никогда не верила в любовь с первого взгляда, но именно это со мной и произошло. С той самой минуты, как я увидела его в соборе, я принадлежала ему.

Я испустила умиротворенный вздох. Теперь мне нужно просто ждать, чтобы узнать, испытывает ли и он ко мне такое же чувство. Я бесшумно встала на ноги и подошла к нему со спины. Он все еще вглядывался в реку и не заметил моего приближения.

Внимательно проверяя все в зеркальце, я встала рядом с местом, на котором он стоял, совместила свой амулет с его амулетом, так что они оказались в одном положении, и почувствовала, как по моей руке пробежало уже хорошо знакомое ощущение покалывания. Задумчивость на его лице внезапно сменилась радостью.

– Привет! Ты проснулась. Я скучал. – Его улыбка растрогала мое сердце.

– Кэллум, не следовало позволять мне спать. Должно быть, тебе было скучно.

– Ты что, шутишь? Да это был, наверное, лучший день в моей жизни! – Он развернулся и попытался крепко меня обнять, но, разумеется, обнял лишь воздух. – Даже если у меня не получается тебя обнять, – сказал он, сияя, – я все равно не могу поверить своему счастью.

Я улыбнулась, внезапно ощутив смущение. Теперь, после того как я наконец смогла дать название своим чувствам, я нервничала. Как будет ужасно, подумала я, если он не чувствует ко мне того же, что и я к нему.

– И для меня этот день лучший в жизни, – призналась я, держа зеркальце так, чтобы видеть его реакцию на мои слова. Она была искренней, бурной, в ней не было даже намека на сдержанность – все его лицо просияло, голубые глаза засверкали в солнечных лучах.

– Правда?

– Что же здесь можно не любить? – спросила я беспечно, процитировав строку из песни и все-таки рискнув сказать это слово. Мое сердце наполнил ужас: наверное, он не чувствует того, что чувствую я, и я совершила жуткую ошибку. Я быстро опустила глаза в землю.

– Алекс, пожалуйста, посмотри на меня! – Его голос звучал хрипло и был полон чувства.

Я подняла зеркальце, так что наши лица оказались рядом. Внезапно я почувствовала надежду.

– Я не хотел пугать тебя и говорить что-то раньше, но сейчас… я вижу, у меня, быть может, все-таки есть основание надеяться… – Я устремила на него вопросительный взгляд. – Надеяться на то, что и ты можешь испытывать ко мне какие-то чувства. – Вид у него был открытый и доверчивый. – Я люблю тебя, Алекс. – И в это мгновение я почувствовала, что мое сердце наполнено до краев.

– Правда? – прошептала я, внезапно ощутив смущение.

– Я люблю тебя. – Он улыбнулся. – Я знаю, все это произошло слишком быстро, и не хочу пугать тебя, но это правда – я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, – призналась я. – Я была твоей с той самой минуты, когда увидела в соборе. Просто я поняла это только сейчас.

– О Алекс, прошептал он, – ты не представляешь, что это значит для меня. – Я почувствовала, как по спине пробежал электрический разряд, когда он погладил меня по волосам, и видела в зеркале, как он поцеловал меня в макушку. Как же мне хотелось тоже прикоснуться к нему. Но я отогнала от себя эту мысль, сосредоточившись на том, что у меня уже было. Его чудное лицо лучилось счастьем, мое было также полно восторга.

– Я никогда и не мечтал, что это может случиться, что это вообще возможно, – продолжал он. – Я был бы счастлив и сознанием того, что я люблю тебя, но знать, что и ты любишь меня, – это намного, намного больше, чем я заслуживаю.

– Как ты можешь такое говорить? С какой стати решил, что не можешь иметь кого-то, кто тебя любит?

На мгновение на его лице отразилась тревога.

– Это сложно, но я расскажу тебе все. Я знаю, что должен это сделать.

– Что бы ты мне ни рассказал, это не может быть более странным, чем то, что я пережила за последние дни. И моих чувств к тебе не сможет изменить.

Он немного расслабился.

– Надеюсь, так оно и есть. Но кое-что из того, что я должен тебе рассказать… довольно трудно понять.

Я постаралась придать себе такой уверенный вид, какой только могла:

– Я могу справиться с любой проблемой, если речь идет о тебе. Теперь ты это знаешь. Новым для меня стало только это чувство.

Его лицо рядом с моим в зеркале стало серьезно и печально.

– Ты уверена? Ты действительно хочешь узнать обо мне все?

Я сглотнула. От чего он пытается меня уберечь? Когда я это узнаю, пути назад уже не будет – я не смогу перестать вспоминать правду. Но я любила его и чувствовала, что мне необходимо знать о нем все. Я глубоко вздохнула.

– Я совершенно в этом убеждена. Расскажи мне все. Ведь ты все обо мне знаешь, посему это будет только справедливо. – Я попыталась улыбнуться, но почувствовала, что мои губы дрожат.

– Ну, что ж, тогда я начну, но прошу, прерви меня, если почувствуешь, что не можешь больше слушать. Я это пойму. – Его улыбка была такой же неуверенной, как моя. – С чего мне начать?

Но тут вдруг послышалась громкая музыка – мобильный зазвонил, заставив нас обоих вздрогнуть.

– Как не вовремя, – пробормотала я, взглянув на экран. – Это займет всего ничего. – Я открыла телефон. – Привет, Грейс.

Я изо всех сил старалась закончить разговор побыстрее, но это оказалось нелегко сделать, не показавшись грубой: обыкновенно мы с Грейс болтали по телефону часами. Кэллум вновь начал гладить меня по волосам, и я обнаружила, что пока он делает это, мне трудно отвечать. В конце концов я выключила телефон, пообещав ей рассказать обо всем, когда мы увидимся завтра. По ее голосу было слышно, что она огорчена. Раньше у меня никогда не было от Грейс тайн, но как объяснить все это? Будет гораздо проще оставить всю эту историю при себе. Но я пообещала, что искуплю свою вину перед ней утром.

– Это нечестно – так отвлекать мое внимание. Я совершенно не могла сосредоточиться на том, что говорила. – Я посмотрела на Кэллума, надув губы, и убрала телефон в рюкзачок. Он засмеялся и продолжил ласковое поглаживание. Но на этот раз его нежное прикосновение оказало на меня совершенно иной эффект – не прошло и нескольких минут, как я обнаружила, что у меня перехватило дыхание и пылают щеки. В этот миг я отдала бы все за возможность повернуться и почувствовать, как его руки обнимают меня.

Я открыла глаза и увидела в зеркале: он наблюдает за мной.

– Думаю, будет лучше, если ты прервешься, – задыхаясь, вымолвила я. – Мне кажется, это не доведет до добра ни тебя, ни меня.

– Возможно. Но сейчас ощущаю твою близость острее. Это не то же самое, как когда я дотрагиваюсь до кого-то в моем собственном мире, но теперь я чувствую соприкосновение с твоей кожей. – Он провел пальцем линию по моей руке, и я почувствовала легчайшее прикосновение.

– Ощущение стало сильнее, чем вчера. – Меня пробрала дрожь. – Как ты думаешь, почему?

– Это странно. – Он нахмурился – теперь я уже знала, что сдвинутые брови означают: он в глубоком раздумье. – Может быть, это оттого, что я все больше и больше настраиваюсь на твою волну. А может быть, дело в амулете. Будем надеяться, что так пойдет и дальше. Возможно, к Рождеству я смогу тебя поцеловать.

– Я тоже на это надеюсь, – прошептала я, все еще не решаясь взглянуть на него. При мысли о том, что когда-нибудь я смогу по-настоящему ощутить прикосновение его губ к моим, у меня опять перехватило дыхание. – Но только что, – твердо сказала я, – ты собирался ответить на кое-какие вопросы.

Зависнувшие

– Верно, – сказал он, расправив плечи и глубоко вздохнув. – Спрашивай.

– Давай поговорим об этом. – Я слегка приподняла руку, и амулет заблестел на солнце, а темно-голубой камень вспыхнул.

– С чего же начать? – Его голос звучал так кротко, словно он задал этот вопрос самому себе. – Рассказывать надо много.

– Давай вернемся к истоку. Ты сказал, что этот амулет – что-то вроде устройства связи. Что же он тогда делал в реке?

– Для меня это загадка. Я понятия не имею, как ответить на этот вопрос.

– Ну хорошо, а каким образом ты явился ко мне в видении, когда браслет был на моей руке?

– Думаю, эти два амулета как-то связаны. – Он удрученно вздохнул. – Как бы мне это объяснить, чтобы ты поняла?

Он выпрямился и запустил свободную руку в волосы.

– Наверное, мне следует поведать, что со мной произошло, когда ты нашла его, – начал он. – Я занимался своими делами, когда мою голову вдруг пронзила слепящая боль, и в ней возник образ прекрасной девушки с озадаченным выражением на лице. – Он улыбнулся, а я смущенно покраснела, когда услышала, как Кэллум называет меня прекрасной.

– Затем все прекратилось, и я уже начал думать, что это был сон. Но позже в тот же вечер твой образ снова начал урывками появляться в моей голове. Я не знал, кто ты и как получается, что я тебя вижу, – он на секунду замолк, слегка смутившись, – но я сразу же понял, что мне надо будет это выяснить. Чем дольше я видел твое лицо, тем яснее осознавал: выбора у меня нет – почему-то у меня было такое чувство, будто во мне будет чего-то не хватать, пока я тебя не отыщу. Тогда я не знал, что эти видения приходят к нам обоим. Я знал одно – мне необходимо разыскать тебя, но я не представлял, как смогу это сделать. Неужели, думал я, мне придется целую вечность бродить по улицам, вглядываясь в лица прохожих, в надежде, что наши пути пересекутся?

Но тут, на следующий же день, ты сама явилась в собор Святого Павла и предстала прямо передо мной, как будто знала, что я тебя жду.

– Не виновна, ваша честь. – Я коротко рассмеялась, не желая отвлекать его от рассказа.

– Я не мог поверить своему счастью: стало быть, мне не придется тратить годы на то, чтобы отыскать тебя, – ты сама пришла. Затем ты улыбнулась, и я понял, что ты можешь меня видеть – ты, настоящая девушка из плоти и крови, улыбалась мне! И тогда все остальное стало неважно, захотелось одного – поговорить с тобой. Ведь я так долго не говорил ни с кем из плоти и крови. – Когда он произносил эти последние слова, его голос превратился в тихий шепот.

Он замолчал и невидящим взглядом посмотрел на лес. Неподалеку на траве сидело лисье семейство и глядело на него.

Наконец Кэллум глубоко вздохнул и продолжил:

– Когда я увидел на твоей руке точно такой же амулет, как тот, что ношу я, мне вдруг все стало ясно. Случившееся было неправильно, но ясно. На твоей стороне, в твоем мире, не должно быть этих амулетов. Я был потрясен и не знал, что делать. Потом ты вдруг перестала меня видеть. Я следовал за тобой, пока ты была в соборе, потом пошел к твоему микроавтобусу и увидел на его борту название школы. – Он виновато посмотрел на меня. – Вот тогда я и начал следить. Я последовал за микроавтобусом и…

– Погоди. Каким образом тебе удалось последовать за автобусом? И почему ты просто в него не сел? Ведь тебя бы все равно никто не увидел.

– Ну когда ты можешь проходить сквозь предметы, это значит также, что предметы могут проходить сквозь тебя. Лестницы и стулья мне нипочем, я могу пользоваться и теми и другими, но никакими видами транспорта.

– А, понимаю. Думаю, это логично. Но как ты добрался до школы? Да еще так быстро.

– Когда можешь двигаться по прямой, это делает путь намного более коротким, а я к тому же еще и неплохо бегаю. – И он виновато пожал плечами.

– Могу себе представить, – согласилась я, вспомнив о том, какой он мускулистый. – И что же, оказалось, что тебе известно, где находится моя школа?

– Нет, но на микроавтобусе было написано «Хэмптон», а я знал, где это, так что просто отправился туда, а когда подошел ближе, то почувствовал твой амулет. Я знал, что он где-то рядом, и он вроде как притягивал меня к тебе: ты оказалась идеальным проводником для его энергии. Поэтому-то ты и видишь меня так четко.

Мне было до странности приятно думать, что между моим браслетом и мною, похоже, существует взаимосвязь.

– Но здесь я по-прежнему могу видеть тебя только в зеркале. А в соборе Святого Павла ты стоял прямо передо мной. Как так получилось?

– Точно не знаю, но, возможно, это оттого, что я там вроде как живу, поэтому именно там мое бытие в твоем мире ощущается наиболее сильно. А купол… купол – это особая статья. Возможно, он фокусирует это бытие – и ведь ты находилась тогда прямо под его центром, верно? Но это только моя догадка. Вообще-то, мне известны не все правила.

– Ты живешь в соборе Святого Павла?

Он вздохнул.

– Мне надо столько всего тебе рассказать, ты должна столько всего узнать, чтобы понять… Мне еще никогда не приходилось кому-нибудь это объяснять.

Я постаралась успокоиться, чтобы не выглядеть такой обескураженной.

– Может быть, тебе стоит начать еще раз и сказать мне, кто ты – или кем был – и как оказался в своем нынешнем положении.

Несколько секунд он смотрел на реку, как будто его внимание было отвлечено небольшой флотилией маленьких моторных лодок, проплывающих мимо. Но на самом деле его взгляд был устремлен вовсе не на них – он вспоминал.

– Мне известны только две вещи о моем прошлом, – прошептал он. – Я знаю, что меня зовут Кэллум. Но я не помню никаких других имен или фамилий, не помню, откуда я, сколько мне лет и все остальное, что я, по идее, должен бы был знать. И еще я знаю, что у меня есть сестра. Ее зовут Кэтрин. Ей не так… комфортно, – произнося это слово, он поморщился, – в той жизни, которой мы живем теперь.

– Но откуда же тебе известно, что она твоя сестра, если все остальное неизвестно? – недоуменно спросила я. – И где она сейчас? – Я вдруг ощутила приступ паники – неужели эта не знакомая мне девушка незримо была с нами весь день, слушая наши признания в любви?

– Не беспокойся: она осталась в Лондоне. Она не знает, что я здесь, и, вероятно, это к лучшему. Не думаю, что она бы все это одобрила. Я просто знаю, что она моя сестра, и знаю, что мы с ней были вместе, когда начали эту… жизнь. Но я понятия не имею, откуда мне это известно. – Выражение лица у него стало страдальческое – было видно, ему тяжело говорить об этих вещах. Его взгляд вновь обратился к реке, где к повороту приближалось несколько гребных лодок-восьмерок. Не прошло и нескольких минут, как они двинулись обратно и вскоре превратились лишь в крошечные пятнышки, виднеющиеся вдали. Я смотрела на Кэллума, надеясь, что смогу уговорить его продолжить рассказ.

– Значит, ты не помнишь, как случилось, что ты стал таким, какой ты сейчас? – спросила я наконец.

– О нет, это я помню совершенно точно. Ты уверена, что хочешь знать, как это произошло?

– Я хочу знать абсолютно все, – твердо сказала я. – Я хочу знать, на что способна эта штука, – я подняла руку с браслетом, – хочу знать, что ты представляешь собой теперь, как живешь, короче, все.

– Ты имеешь право узнать все. – Вид у него был печальный, и в его голосе слышалась мука.

– Расскажи мне все с самого начала, все, что ты помнишь, – мягко сказала я. Он глубоко вздохнул.

– Я понятия не имею, кем я был раньше. Когда с тобой происходит такое, из сознания уходит все – твою память словно стирают. – Он снова перевел взгляд вдаль. Я подождала несколько секунд и уже собиралась подтолкнуть его к продолжению рассказа, когда он снова посмотрел на меня.

– Я знаю, что был вместе с Кэтрин, и знаю… – Он замолк и на секунду закрыл глаза. – Я знаю, что она хотела покончить с собой. Мы стояли на мосту Блэкфрайерз, и первое, что я помню, – это то, как я протягивал к ней руки, пытаясь помешать броситься вниз. Раньше я все тщился вспомнить, почему мы с нею были на этом мосту, и даже приходил туда в надежде на то, что смогу что-нибудь вспомнить, но в моей памяти так ничего и не всплыло. Темза там довольно глубока, а ее течение быстро, так что, если прыгнуть в нее во время прилива, шансов остаться в живых нет никаких. Сестра уже стояла за ограждением, и я видел на ее лице отчаяние и решимость. Мне казалось, я сумею остановить ее, оттащить от края моста… но я опоздал. Я помню, как закричал кому-то, чтобы вызвали подмогу, так что мы там были не одни, но я не помню, кто еще стоял на мосту. Я знаю, что прыгнул в воду вслед за ней и поплыл туда, где, как мне казалось, она могла находиться. Я нырнул глубоко в мутную воду и после нескольких попыток действительно нашел ее. Но она схватилась за меня и потащила на глубину. Я пытался вытолкнуть нас обоих на поверхность, но это оказалось так трудно… слишком трудно. – Он снова закрыл глаза и содрогнулся, вспоминая. – Течения были слишком сильны, и я не мог с ними справиться. Мы погружались все глубже и глубже, тьма становилась все более непроглядной. Я понимал, нужно как можно скорее выбраться на поверхность. Но не знал, где она, в какую сторону плыть. Я осознавал только одно – Кэтрин по-прежнему крепко держит меня. Я пытался не поддаваться панике, но чувствовал, что легкие сейчас лопнут. Мое время было на исходе – и я не мог не пытаться отыскать хоть капельку воздуха. Легкие втянули в себя холодную воду, и я почувствовал, как она обожгла меня внутри. – Он на мгновение замолк.

Но несмотря ни на что, я был убежден, что все-таки сумею спасти ее. Ведь она как-никак моя сестра, и я не мог дать ей умереть. Нога на что-то наткнулась, и я ухватился за эту штуку свободной рукой. Кэтрин все так же держала меня мертвой хваткой, так что мне было ох как нелегко цепляться, но я держался, продолжая тащить ее за собой. Внезапно вода стала теплее, как будто мы оказались в каком-то другом течении, и я подумал, теперь мы сможем спастись. Я вдруг осознал, что нас каким-то образом отнесло к самому берегу и что то, за что я держусь, – это старая ржавая лестница. Лестница! Значит, мы спасены! Я пытался подтянуть нас обоих к следующей перекладине, когда мою грудь разорвала страшная боль…

Я была потрясена – это звучало так ужасно. Мое горло сжалось, и по щекам потекли слезы. Он рассказывал мне сейчас, каково это – умирать.

– В глубине моих глазниц вспыхнул яркий свет, и все тело сотрясала неимоверная боль. Затем, когда мне казалось, что хуже уже быть не может, мою голову, словно молния, расколола еще более обжигающая боль, а потом на меня вдруг навалился серый туман.

Когда туман осел, я осознал, что боль прошла. Я плавал в глубине реки. Вода больше не казалась мне холодной, но она была очень мутной, поэтому я почти ничего не видел. Я также осознавал, что Кэтрин по-прежнему сжимает мою руку, но потом эта хватка ослабла.

Он опять сделал паузу, потом горестно посмотрел на меня.

– Тогда я и осознал, что могу без всяких проблем дышать под водой. – Его лицо омрачило воспоминание о пережитой боли. Я потянулась к нему в тщетной попытке утешить.

– Тебе нет нужды рассказывать мне все детали, – прошептала я.

– Нет, дело в том, что тебе легче будет нас понять, если я ничего не пропущу. – Я чувствовала, как он берет себя в руки, чтобы продолжить.

– Я знал, что что-то не так, ужасно не так. Мы не сумели подняться по лестнице, посему, надо полагать, я был трупом, болтающимся в воде, но я чувствовал себя… совершенно нормально. Вокруг меня вихрилась вода, рядом со мной была Кэтрин, и я увидел выражение паники на ее лице, когда мы оказались рядом в илистой воде. Я нащупал ее руку, затем оттолкнулся ногами, чтобы проверить, можем ли мы выбраться на поверхность. Когда наши головы оказались снаружи, я не испытал ни облегчения, ни чувства освобождения. Мы не выкашливали из легких воду, и от пребывания на воздухе нам не стало ни лучше ни хуже.

Я огляделся по сторонам и увидел, что мы все еще находимся рядом с лестницей, поэтому мы поплыли к ней. Вокруг была куча народу, и я ожидал, что кто-нибудь закричит, когда увидит, как мы плывем к лестнице, что нам бросят спасательный круг или пошлют лодку, но нас так никто и не заметил.

Мы с трудом выбрались на набережную, но на нас по-прежнему никто не реагировал, даже пробегающие мимо дети. Я наблюдал за одной из групп людей, когда услышал вскрик, полный потрясения и ужаса. Рядом стояла Кэтрин, и от нее убегала маленькая девчушка.

– Она пробежала прямо сквозь меня! – в ужасе вскричала сестра, и тут к нам подбежала еще одна стайка детей. Они играли в пятнашки и все время уклонялись от рук друг друга и бросались то туда, то сюда. Один мальчик оказался совсем рядом. Я разглядел веснушки на его носу и немного кривоватые зубы, когда он стал смеяться над своими приятелями. Он вдруг повернулся и бросился в сторону, прямо на меня. Я протянул вперед руки, чтобы не дать ему врезаться.

И тут я ощутил странное покалывание, и он оказался за моей спиной, все так же смеясь и бросаясь то в одну сторону, то в другую. Он пробежал прямо сквозь меня, и ему было совершенно невдомек, что я здесь.

Кэллум опять замолчал, вспоминая.

– Тогда-то я наконец и осознал, что уже не… живой. – Он перевел взгляд на меня. – Но я никак не мог понять, кем же я стал.

– Что с нами произошло? – услышал я шепот Кэтрин. – Я хотела умереть, а теперь снова на берегу, и дети не видят и не слышат меня. Что ты сделал? – Ее голос сорвался на визг. – Что ты со мной сделал? Что ты сделал? – Я огляделся по сторонам, но на нас по-прежнему никто не обращал ни малейшего внимания. Я так на нее разозлился. Это из-за нее мы оказались в этой ситуации. Мне захотелось уйти и оставить ее предаваться истерике. Но у меня была только она, а у нее – только я… – Его голос печально затих.

Я протянула руку, чтобы попытаться утешить Кэллума, но ничего не могла ни сказать, ни сделать, чтобы облегчить его боль. И я продолжала беспомощно ждать. Наконец он возобновил свой рассказ.

– Она долго не могла успокоиться, а когда немного пришла в себя, мы принялись бродить. Мы бесцельно брели по городу, не зная, что нам теперь делать. Ни она, ни я не помнили ничего из того, что было до… падения в реку. Кэтрин знала, что хотела умереть, я знал, что пытался ее спасти, и еще знал, что она моя сестра, но кроме этого, мы не знали ничего. Мы не имели ни малейшего представления о том, кем были раньше, где жили и что делать дальше.

Я увидел купол собора Святого Павла и ощутил необъяснимое желание пойти туда. Я не знал, почему меня так тянет внутрь, а знал только, что должен пойти именно туда. Я повел Кэтрин в ту сторону, что было нетрудно, поскольку она почти совсем уже перестала обращать внимание на то, куда мы идем.

Подойдя к собору, мы очутились в гуще толпы. Ощущение было странным – тело пронизывало чувство покалывания, когда сквозь меня кто-то проходил. Я пристально вглядывался в этих людей, но они явно ничего не замечали. Иногда кто-то из них вроде бы вздрагивал, но этим все и кончалось.

К этому времени Кэтрин уже совсем расклеилась. У нее были безумные глаза, и она постоянно бормотала себе под нос, что должна умереть. Я продолжал крепко держать ее за руку, боясь, как бы она не убежала. Толпа еще больше выводила нас из колеи. Чем больше людей проходило сквозь нее, тем больше она заводилась, и, наконец, начала истошно кричать на них. Они продолжали идти, не видя ее и не слыша воплей.

Я пытался удержать сестру, оберегая ее от нее самой, поскольку было очевидно, что другие люди не могут причинить нам никакого вреда. Думаю, это также дало мне какую-то конкретную задачу – я должен был заботиться о ней вместо того, чтобы думать о том чудовищном положении, в котором мы оказались. Я заставил ее остановиться и посмотреть на меня, убедить, что, крича на людей, она своему горю не поможет. В конце концов она немного притихла, и мы стали подниматься по лестнице, ведущей к главному входу в собор. Здесь тоже было многолюдно.

Я помню, как посмотрел на скульптуры, украшающие фасад собора, и подумал: почему же меня так тянуло сюда? – Кэллум улыбнулся этому своему воспоминанию и слегка тряхнул головой. Когда он снова посмотрел мне в лицо, я увидела в глубине его глаз страдание.

– Тогда я и увидел тени впервые, их было не меньше сотни, стоящих на верхней ступеньке лестницы – длинная вереница таких же, как мы.

Я ахнула.

– Как ты смог это определить?

– Они все смотрели на одно и то же – на нас. А ведь с тех пор, как мы вылезли из воды, никто из остальных не удостоил нас даже беглым взглядом. Но еще больше меня потрясло то, что все они стояли совершенно неподвижно, между тем как сквозь них шли и шли туристы. Я сжал руку Кэтрин и показал ей на них, и она бросилась бежать к ним по ступенькам, плача и умоляя бесстрастную вереницу ответить. Она перебегала от одного из них к другому, дергая за одежду и непрестанно крича одно и то же: «Что вы сделали? Что со мной случилось»? Они стояли и терпеливо ждали, когда она утомится и перестанет кричать. Я сначала смотрел, а потом подошел к ней, когда она бессильно опустилась на каменные плиты перед этим рядом незнакомцев.

Они все чем-то похожи друг на друга. У них одинаковые выражения лиц, и хотя одежда оказалась разная, поверх нее все они были одеты в одинаковые плащи с капюшонами. – Он пощупал свой плащ. – У всех них был целеустремленный вид, как будто их объединяла какая-то общая цель, и никому в соборе не было ни малейшего дела до стенаний Кэтрин.

Когда она наконец затихла, из центра вереницы вышел приземистый мужчина и поднял руку, словно для того, чтобы сразу отмести любые наши вопросы.

– Мне жаль, что вы столь многое потеряли, но здесь вы желанные гости, – объявил он. – Среди нас уже много лет не появлялись новые лица. Постарайтесь успокоиться. В том, чтобы вести себя подобным образом, нет никакого смысла.

Я осторожно приблизился к нему, стараясь не показывать страха и, приветствуя его, говорить так твердо, как только смогу. Ко мне он, похоже, отнесся с большим сочувствием, чем к Кэтрин. Позднее я выяснил: он терпеть не может бурные проявления эмоций, так что поначалу мы произвели не очень-то благоприятное впечатление. – И Кэллум улыбнулся мне печальной улыбкой.

Я попыталась улыбнуться в ответ, но у меня не очень-то получилось. Все это было слишком странно, слишком чудовищно и слишком… невероятно. Но он рассказывал это с такой страстью, что я ни на секунду не усомнилась в его словах.

– Эти люди проводили нас внутрь собора и объяснили, что с нами произошло. – Он снова замолчал и посмотрел прямо мне в лицо. – Насколько им стало известно, все они были людьми, утонувшими в реке Флит. Как и мы.

Я уставилась на него непонимающим взглядом.

– Но… но ты же сказал, что бросился в Темзу. И, ради бога, где именно находится эта самая река Флит?

– Именно таков оказался и мой первый вопрос. Флит когда-то была большой рекой, которая текла из Хэмпстеда и впадала в Темзу, но с годами ее постепенно застроили, и теперь на ней стоят здания и проходят дороги. В наше время она почти совсем не видна.

Я продолжала вопросительно смотреть на него:

– Но тогда как же…

– Я понимаю, – перебил он, – все это ужасно чудно. Похоже, вся вода, которая еще течет по реке Флит, вливается в Темзу через водопропускную трубу, находящуюся точно под мостом Блэкфрайерз. Когда я схватился за лестницу и подтащил к ней сестру, я перенес нас обоих из Темзы в более теплые воды Флита, и этого оказалось довольно. – Он опять сделал паузу и посмотрел на меня перед тем, как опустить глаза. – Что-то в этой воде, какое-то ее свойство не дает тебе умереть сразу. Вместо этого ты застреваешь в том чудовищном полубытии, в котором я пребываю сейчас.

Так что мы с Кэтрин не были ни живыми, ни мертвыми, мы просто зависли между двумя мирами. Но хуже всего то, что нам было суждено существовать вечно с тем чувством обреченности, которое мы испытывали, когда осознавали, что тонем. Нечто, содержащееся в водах реки Флит, обрекает нас чувствовать себя глубоко несчастными, до самого скончания времен.

Меня возмутила несправедливость всего этого.

– Но ты же пытался спасти жизнь другого человека. Разве это справедливо?

– Поверь мне, у меня было достаточно времени, чтобы обдумать этот вопрос. Зато, – тут он неожиданно издал короткий смешок, – все остальные на самом деле жалеют, что я оказался среди них. Похоже, поскольку в тот момент, когда утонул, я был так твердо уверен, что спасусь, я чувствую себя далеко не таким несчастным, как все остальные. Они никогда прежде не имели дела с более или менее довольным Зависшим. И просто не знают, что со мной делать.

– Зависшим?

– Так мы называем несчастных, застрявших в этом нашем полубытии, не находясь ни среди мертвых, ни среди живых.

– Выходит, вы обречены провести вечность, борясь с чувством глубокой несчастности? Неужели у вас нет никакого выхода? – Говоря это, я пыталась скрыть испытываемый мною ужас.

– Что ж, это весьма интересный вопрос, – признал он. – Именно его я задал одним из первых. Ключ ко всему этому вот здесь.

И он поднял руку к моему лицу, чтобы я увидела амулет на его запястье. Камень переливался и играл в солнечном свете.

Я вопросительно подняла брови.

– В твоем амулете? Но как?

– Когда мы познакомились с остальными, они показали нам их. Все время, пока мы с Кэтрин блуждали по городу, амулеты уже надели на нас, мы просто не осознавали этого, потому что они были скрыты под нашей одеждой. – Он замялся. – Их невозможно снять, они не снимаются; я, например, свой даже не чувствую. Он как будто стал частью меня.

Эти слова вызвали у меня приступ паники.

– Значит, и мой амулет сделает то же самое со мной? – прошептала я. – Не следует ли мне снять его, пока я еще могу это сделать?

– Не знаю. – Его голос был тих, и в нем звучала тревога. – Думаю, поскольку ты получила амулет не обычным способом, не так, как мы, с тобой не случится ничего дурного, но этот вопрос я еще не решился задать никому.

Он отвел глаза, как будто не смея встретиться со мной взглядом.

– О, – выдала я вполголоса, удивленная как тем, что он сказал, так и его странной реакцией. Казалось, он что-то скрывает, что-то про амулет. – Так почему же они есть у всех вас? – спросила я. – Вы пользуетесь ими, чтобы общаться с другими Зависшими?

– Да нет. То есть… ну немного; мы чувствуем, когда кто-то из нас рядом. Так остальные узнали, что мы скоро придем к собору. – Он украдкой бросил на меня взгляд, потом снова отвел глаза.

– И это все, что делают амулеты? – подтолкнула его я, проводя пальцем по своему браслету. Сейчас он выглядел безвредным, поверхность камня была спокойна.

По его лицу стало видно, что в нем борются противоречивые чувства. Это явно самый важный вопрос, и было очевидно, что ему ужасно не хочется на него отвечать. Мы несколько секунд просидели молча, пока он боролся с собой. Наконец он откашлялся, словно приготовившись произнести речь.

– Мы пользуемся нашими амулетами… – Он снова замолк, потом, видимо, пришел к окончательному решению. – Мы пользуемся амулетами, чтобы забирать у людей радостные мысли и счастливые воспоминания, – торопливо выпалил он. – Если мы перестаем делать это регулярно… – его голос понизился до шепота, – то впадаем в состояние невероятной тоски.

Он понурил голову, словно ему было стыдно.

Он явно чего-то недоговаривал – то, что он сказал, было совсем не так ужасно. По правде говоря, я чуть не рассмеялась – так нелепо это звучало, – но вид его понуренной головы остановил меня. Стало очевидно, что он считает это очень серьезным.

– По-моему, в этом нет ничего такого уж плохого, – небрежно сказала я. – Люди ведь не замечают, если вы забираете у них копию того, что содержится в их голове, а если они ни о чем не подозревают, то это же не может причинить им вреда, разве не так?

Он поднял голову и посмотрел мне в лицо затравленными глазами.

– Ты не понимаешь. Мы – и я – не просто снимаем копии. Мы полностью забираем у людей счастливые воспоминания. Мы их воруем.

Я почувствовала, как от потрясения у меня отвисает челюсть.

Но я быстро взяла себя в руки.

– Стало быть, вы забираете у людей их счастливые воспоминания навсегда, чтобы не чувствовать себя несчастными?

– Да, – тихо прошептал он.

– И как, вам удается сохранить воспоминания? Эти мысли? Вы знаете, в чем они состоят? – Я внезапно вспомнила собственные мысли о нем и вновь услышала, как он говорит, что не может читать их. – Ты сказал, что не можешь знать, о чем я думаю.

Он обхватил голову руками, и его голос в моей голове замолк. Я видела, что он что-то говорит, но он не смотрел на меня.

– Кэллум, – мягко позвала его я, – ты должен вернуться. Я больше не могу тебя слышать.

Он рывком вскинул голову и посмотрел на свои руки, как будто они могли действовать сами по себе. Затем быстро занял прежнее место.

– Прости, просто я на минуту забыл, что мой амулет должен оставаться в том же положении, что и твой. Я еще никогда не пробовал говорить об этом ни с кем, и рассказывать об этом немного… трудно.

– Я понимаю. Нам некуда спешить, поэтому просто расскажи мне столько, сколько хочешь. – Я старалась сдерживаться, хотя на самом деле сгорала от любопытства – так мне хотелось выяснить, на что способен его амулет и что ему известно о моих мыслях.

На его лице появилось слабое подобие улыбки.

– Ты реагируешь на это очень спокойно. Я ожидал совсем другого.

– Ну, – я попыталась рассмеяться так, чтобы смех казался достаточно веселым, – ты же не собираешься украсть мои воспоминания, верно?

– Нет, нет! Ничего подобного! Я бы никогда этого не сделал! Я бы никогда не отнял у тебя того, что тебе дорого. – В его взгляде я увидела запальчивость. – Даже думать об этом не смей!

– Значит, у нас с тобой все в порядке. И беспокоиться не о чем. – Я улыбнулась, стараясь убедить себя в том, что так оно и есть, и заставить его успокоиться.

– Расскажи об этом. Мне правда хочется в этом разобраться, но оставайся на месте, ведь мне нужно тебя слышать. – И я ободряюще улыбнулась.

Его ответная улыбка растопила бы мое сердце, если бы оно и так уже не принадлежало ему. Он выглядел таким ранимым и в то же время решительным.

– Я не заслуживал встречи с тобой, – прошептал он, прижимая свою голову к моей. Я почувствовала легчайшее прикосновение, и у меня опять замерло сердце. Но я не могла бы сказать, замерло ли оно от волнения или от страха перед тем, что мне предстояло сейчас услышать.

Воровство

Он сел на траву прямо за моим плечом, так, чтобы я могла видеть его в зеркальце и слышать слова, и замолчал, собираясь с мыслями. Ожидая, когда он заговорит снова, я смотрела на другой берег реки.

Я видела, как там в небольшом парке гуляют люди, живя обычной жизнью. Меня изумило то, что все остальные могут жить как жили, вполне нормально, в то время как в моей собственной жизни произошли такие глубокие изменения.

Я повернулась к Кэллуму и посмотрела на отражение в моем зеркальце. Меня так удручало, что я могу сейчас видеть лишь такую небольшую часть его облика. Он все еще смотрел на амулет на своей руке, слегка нахмурив брови.

– Это странная и непреодолимая потребность, – сказал он наконец. – Ты словно медленно соскальзываешь в глубокую пропасть, а чужие счастливые воспоминания и мысли позволяют остановить это скольжение, дают возможность держаться за них. Нам необходимо забирать у людей радостные воспоминания. Радостные мысли – это хорошо, но счастливые воспоминания – нечто такое, о чем люди думают снова и снова – это для нас лучше всего. Это самое сильное, самое действенное средство, которое лучше всего позволяет отгонять отчаяние.

– А что бывает, если вы не получаете этого регулярно?

– Если не заниматься этим регулярно, то поскольку у нас нет собственных запасов счастливых мыслей и воспоминаний, а у других мы их не забираем, мы быстро погружаемся в бездну. Тебя при этом словно хоронят заживо, остается вся твоя боль, которой не будет конца. – Его глубокие голубые глаза затуманились. – Я не могу найти таких слов, которые хотя бы приблизительно могут описать весь этот ужас. Словно все самое плохое, что когда-либо случалось с тобой, сливается воедино в некую неимоверно жуткую мысль, которую ты не можешь выбросить из головы.

– И что тебе тогда надо делать? – Я догадалась: он говорил о том, что пережил сам. Было видно, это слишком кровоточит, причиняет ему сильную душевную боль, чтобы быть всего лишь неким чисто теоретическим знанием.

– Ты должен заставить себя вернуться обратно, в тот мир, в котором жил прежде, разыскать кого-нибудь, кто счастлив, и начать… собирать нектар. Так мы это называем. Ты позволяешь себе впасть в то состояние, которое я попытался описать, только один-единственный раз. После этого ты становишься более осторожным и начинаешь прикладывать усилия, чтобы запас чужих счастливых воспоминаний не оскудевал. Тогда чувство отчаяния и тоски ослабевает и становится посильным. – Он посмотрел прямо на меня.

– Такое существование кажется мне ужасным.

Он медленно кивнул.

– Полагаю, в этом и заключается суть дела. В воде реки Флит есть нечто, вызывающее эту неизбывную душевную боль и тоску, но мы понятия не имеем ни почему это происходит, ни зачем.

– Но как именно это работает? Как вы воруете воспоминания и как определяете, кто чувствует себя счастливым?

– После того как у меня появилась возможность какое-то время попрактиковаться, я научился видеть вокруг людей в твоем мире слабое свечение. Разные эмоции придают ему разные цвета, так что мы можем отличать положительные эмоции от отрицательных. Счастливые воспоминания и радостные мысли создают ауры различных оттенков желтого цвета – он похож на солнечный свет.

– И что вы тогда делаете? Когда видите кого-то, чья голова заполнена радостной мыслью, что с ним происходит?

– Все очень просто. По правде говоря, пугающе просто. Мне достаточно всего-навсего провести по этой ауре амулетом, и он вбирает в себя эту мысль. Человек начинает гадать, о чем именно он только что думал. Я не могу рассмотреть сами эти воспоминания, я просто испытываю особое чувство – ощущаю что-то вроде приятного аромата букета, – но не могу разобрать детали. Мне смутно кажется, что, возможно, это воспоминание о каком-то любимом месте или об отпуске, иногда мысли о возлюбленной – но ничего конкретного.

– Эти несчастные люди. Они что же, просто… все забывают?

– Похоже, что да. Затем, после того, как ты просуществовал таким образом какое-то время, у тебя иногда появляются личные предпочтения по отношению к каким-то определенным видам воспоминаний, и мне известно, что некоторые из нас, – при слове «нас» он сморщился, как от боли, – предпочитают зрелые умы.

– Это значит, что твои приятели преследуют стариков?

– Да, некоторые из них считают, что после того, как мозг начинает ослабевать, нельзя позволять его счастливым воспоминаниям уплывать в пустоту. Такие Зависшие проводят большую часть времени в домах престарелых. Но мы должны вести себя осторожно и не пытаться забрать у человека слишком много за один раз. Для такого человека это очень опасно. Однако иные из нас не могут в достаточной мере контролировать себя. – Он покачал головой, потом продолжил: – Другим нравится отбирать мысли у молодых матерей. Такие женщины часто по-настоящему счастливы; по-видимому, это удачный выбор.

– А что делаешь ты? – Я вскинула голову и посмотрела ему прямо в глаза. Мне надо было это знать. – Каковы твои предпочтения?

– Я обнаружил, что поскольку не пребываю в таком отчаянии, как все остальные, то могу быть более разборчивым. Вообще-то я пристрастился к блужданию по кинотеатрам в те вечера, когда там демонстрируются комедии. Я могу испортить кому-то удовольствие от смешного фильма, но, по крайней мере, этот человек сможет посмотреть его еще раз.

До сих пор я не осознавала, что затаила дыхание, и сейчас медленно выдохнула воздух, запертый в легких.

– Выходит, ты все-таки не забираешь у людей настоящих воспоминаний?

– Я стараюсь этого не делать. Очень стараюсь. Когда нахожусь в кинотеатре, мне приходится просто надеяться на то, что люди думают только о фильме, который смотрят, а не о собственной жизни.

– А ты можешь видеть мои эмоции? Можешь определить, счастлива ли я?

Он засмеялся, удивив меня.

– Боюсь, что нет. Вокруг твоей головы нет и намека на какие-либо цвета.

– А, вот оно что. Значит ли это, что я не очень эмоциональна? – При этой мысли я почувствовала досаду.

– Вовсе нет. Я уверен, у тебя по-настоящему яркая аура. – Он улыбнулся и еще раз провел рукой по моим волосам. – Думаю, дело не в тебе, а в этой штуке. – Он показал на амулет. – Когда на тебе браслет, я не вижу вокруг твоей головы какой-либо ауры, не вижу вообще ничего.

– Значит, ты не можешь определить, счастлива ли я?

– Нет, не могу, но если бы ты сняла амулет, я бы смог.

– Если я сниму амулет, то больше не смогу видеть тебя, а значит, буду чувствовать себя несчастной. А чтобы определить это, аура не нужна. – Я попыталась пошутить, чтобы избавиться от мыслей о том, как он погружается в отчаяние. Он выглядел таким раскрепощенным на этом теплом солнце, таким молодым и сильным. Мне было трудно представить себе его раздавленным отчаянием и тоской.

– До этого ты сказал, будто не чувствуешь себя по-настоящему несчастным и что остальные не знают, что делать с более или менее довольным Зависшим. – Я с трудом произнесла это слово. – Тогда как же получается, что и ты начинаешь испытывать тоску?

– Это случается со всеми. Это похоже на голод, и с этим ничего нельзя поделать. Амулет может хранить великое множество счастливых воспоминаний, и я стараюсь следить за тем, чтобы запас не оскудевал. Так что, если потом я добавляю к нему за один раз еще пару-тройку таких воспоминаний, то могу вернуть себе приемлемое расположение духа, потому что именно с него я и начинал. Остальные же в силах вернуться только в то изначальное свое состояние отчаяния и тоски, в котором пребывали, когда осознавали, что обречены на скорую смерть. Так что они чувствуют себя намного… – он на секунду замолк, – намного несчастнее меня.

Несколько секунд я размышляла над тем, что он сказал.

– Как же ты выдерживаешь это – необходимость все время жить рядом с этими пребывающими в постоянном отчаянии людьми? Как ты можешь оставаться при этом таким здравомыслящим, таким нормальным?

– У меня просто нет выбора, – напомнил он куда более мягким тоном, чем тот, которого я заслуживала. – Это единственный способ существования, который мне доступен.

Я почувствовала, как краснею. Разумеется, ему некуда было деться.

– Прости меня. Я сморозила глупость. Сказала, не подумав.

Он улыбнулся, показывая своей улыбкой, что я прощена, затем на несколько секунд положил свою сильную на вид руку мне на плечо. До сих пор я старалась избегать одного вопроса, но сейчас почувствовала, что не могу его не задать.

– Как долго это продолжается? Когда именно это началось? – Правда, я была далеко не уверена, что хочу услышать ответ. Что, если это длится уже сотни лет? Это было бы слишком жутко. Я затаила дыхание, ожидая, что он ответит.

– Не так долго, как ты могла подумать, посмотрев на мой плащ. – Он невесело усмехнулся. – Точно я не знаю, но не думаю, что это началось так уж давно. – Он на мгновение замолчал, и улыбка сошла с его лица. – Но беда в том, что, когда ты погружаешься в бездну отчаяния, то теряешь всякое ощущение времени. Со мной это случилось только один раз, но, думаю, когда тебе не надо есть, можно пропускать немалые периоды времени, не осознавая, что они проходят или уже прошли.

Я смотрела на него, сидя рядом на траве, – он был погружен в свои мысли и рассеянно играл моими волосами. Взгляд у него казался задумчивый и печальный, и время от времени его гладкий загорелый лоб прорезала небольшая морщинка. Мне никогда не надоест смотреть на это лицо. Его гладкая щека на мгновение прижалась к моим волосам, и я в очередной раз пожалела, что не могу приложить к ней ладонь и ощутить ее упругость.

– Но тогда зачем тебе этот плащ? К чему одеваться как крестьянин эпохи Тюдоров, когда ты мог бы носить все что угодно?

– Боюсь, у меня нет выбора. Это что-то вроде непременного атрибута таких, как я.

Я вопросительно на него посмотрела.

– Все Зависшие носят плащи. Помимо амулетов, это единственное наше достояние. В соборе Святого Павла их целый сундук, огромный сундук, и каждый из нас выбирает себе из него вот такой плащ с капюшоном. Они помогают нам как-то прятаться от взглядов остальных и иметь хоть какое-то личное пространство.

– Значит, теперь тебе совсем не нужно переодеваться?

– Похоже на то. Как бы то ни было, у меня просто нет другой одежды, так что спрашивать меня о плаще не имеет особого смысла. И разве тебе он не нравится?

– Очень нравится, у него на редкость готический вид, – согласилась я, – но он хотя бы… – Я вдруг осеклась, смутившись от осознания того направления, которое приняли мои мысли.

В это мгновение вид у него был такой, словно он все-таки может читать мои мысли.

– Что он? – спросил Кэллум, с виду сама невинность. Он явно получал удовольствие от того, что я смущена.

– Ну, в общем… – Я не могла заставить себя спросить его об этом. Что мне в действительности хотелось знать, так это то, не прикреплен ли к нему этот плащ намертво и может ли он его снять. Я всего один раз видела его грудь в расстегнутом вороте рубашки, но, судя по очертаниям фигуры, которые я смогла разглядеть, когда он стоял на берегу у воды, и от неясного впечатления, которое он производил на меня, сидя за моей спиной, пока мы разговаривали, я была готова поспорить, что он великолепно сложен. Я опять почувствовала, как краснею, и быстро уставилась в землю.

Когда я опять подняла на него глаза, он все еще смотрел на меня с мягкой улыбкой, наблюдая за тем, как меня охватывает смущение. Затем вопросительно вскинул одну бровь.

Я лихорадочно искала что-нибудь, чтобы выпутаться из неловкого положения, в которое загнала себя сама.

– Да нет, ничего. Я просто подумала о том, как тебе удается его стирать.

Он знал, что я лгу, но ответил с все той же улыбкой:

– К счастью, одежда, похоже, просто не может испачкаться, так что вопрос о стирке даже не возникает. – Он посмотрел на меня искоса. Мои щеки по-прежнему пылали, и я изо всех сил старалась начать думать о чем-нибудь другом.

– Вообще-то, – с задумчивым видом добавил он, – возможно, было бы неплохо лучше ощутить тепло солнца и дуновение ветра. Подожди секундочку. – Я заметила мимолетное покалывание, и с зеркальца исчезло отражение, сидящего позади меня Кэллума. Я быстро поводила зеркальцем и снова увидела его – он стоял в нескольких футах от меня, пытаясь развязать толстый шнурок, завязанный у него на шее. Наконец шнурок развязался, он сдвинул плащ в сторону, затем уронил на траву. Тяжелая ткань, сложившись крупными складками, легла у его ног.

Я подавила невольный вскрик. Он оказался даже красивее, чем я думала раньше. Его сшитая на заказ белая рубашка была слегка расстегнута и надета навыпуск поверх скроенных по фигуре черных брюк. Он оказался высок и строен. В реальном мире он мог бы заработать кучу денег, позируя для билбордов.

Он наклонился, поднял плащ с земли и небрежно сложил его. Было видно, как под тонкой одеждой перекатываются мышцы. Несколько наблюдавших за ним уток встревожились и, захлопав крыльями, улетели.

Он повернулся ко мне и сразу же заметил, что я смотрю на него в зеркальце. Два стремительных шага – и он снова рядом со мною. Я ощутила покалывание в руке и увидела, как он широко улыбнулся и поцеловал меня в макушку.

В зеркальце я видела, как он обнял меня свободной рукой, пытаясь притянуть к себе. Сквозь рубашку я могла видеть мускулистые очертания его руки. Мне безумно захотелось оказаться по ту сторону зеркальца, чтобы ощущать ее прикосновение. На мгновение я позволила себе замечтаться и представила, как мы двое, держась за руки, идем по пляжу, потом останавливаемся, чтобы поцеловаться…

Я вздохнула.

Он уловил мое настроение и продолжал молчать, ласково гладя меня по волосам.

– Как ты думаешь, сможем ли мы когда-нибудь найти способ быть вместе? Я хочу сказать – в полном смысле слова? – наконец рискнула спросить я.

Теперь вздохнул он.

– Не могу себе представить, каким образом это стало бы возможным. Мы находимся в разных… измерениях, и мне известен только один способ оказаться рядом с тобой. – В его голосе зазвучала горечь, и я снова подумала о том, что он рассказал.

– Я все никак не могу понять, почему это должно было случиться именно с тобой, – грустно заметила я.

– Не проходит и дня, чтобы я не задал себе этот же самый вопрос. Ответ на него для меня так же темен, как и для тебя. Я знаю одно – после того, как остальные рассказали, почему, по их мнению, они оказались в этом полубытии, я пошел посмотреть, как воды Флита вливаются в Темзу. Утром бывает ясно видно, как из водопропускной трубы вырывается поток воды. Совершенно очевидно, что в этом месте сливаются две разные реки. Думаю, напоследок я просто вдохнул не ту воду. – Сейчас его лицо было таким же исполненным ярости, как тогда, когда я увидела его в своем видении в первый раз.

– Но почему это вообще возможно? И почему все, кроме тебя, должны чувствовать себя глубоко несчастными?

– Никто из нас этого не знает, и все остальные слишком поглощены тем отчаянием, которое наваливается на них каждый день, чтобы задумываться над этим.

– И нет никакого способа выяснить первопричину? – прошептала я, переживая из-за его страданий.

Он горько засмеялся.

– Едва ли такой способ будет когда-нибудь обнаружен. Лично я не могу себе представить, чтобы люди выстраивались в очередь, дабы провести подобный эксперимент, а ты? – Пока он говорил, солнце вдруг спряталось за внезапно набежавшее облачко, и на мгновение день стал куда темнее, словно вторя его настроению.

– Если таких, как ты, больше сотни, Флит и в самом деле, должно быть, был большой рекой. – Я содрогнулась, представив себе столько мучительных смертей.

– Да, похоже, он захватил в плен немало людей.

– И ты совершенно уверен, что останешься таким навсегда? Неужели из этой ситуации действительно нет никакого выхода? – спросила я, опять не подумав, и мысленно выругала себя, увидев, как его глаза опять затуманились.

Он замялся, но я не дала ему ответить.

– Не отвечай больше ни на какие вопросы. Сейчас это уже неважно. – В его глазах отразилось облегчение, и он наклонился, чтобы поцеловать меня снова.

– Спасибо, – прошептал он.

Я улыбнулась.

– Тебе нет нужды меня благодарить. И нет нужды рассказывать то, о чем говорить не хочешь.

Теперь все его лицо выражало огромное облегчение, и я подумала: что же именно он пока не готов мне открыть? Но я полагала, в конце концов мне все-таки удастся это выяснить!

– Сегодня я узнала о тебе так много. А есть ли что-то, что ты хотел бы узнать обо мне? Или же ты и так выяснил все, когда заглядывал во все углы моего дома утром? – подколола его я, твердо решив сменить тему и поговорить о чем-нибудь менее болезненном.

– Я хочу знать о тебе все! – Он улыбнулся. – С кем ты дружишь, чем любишь заниматься, что собой представляет твоя школа – в общем, все.

– Ничего себе! С чего же мне начать?

– С твоей семьи. Расскажи мне все о родных. Ты явно очень их любишь.

И я рассказала ему о нас с мамой, папой и Джошем, о наших ссорах, о том, как мы веселимся. Мы отдельно поговорили о Джоше и о том, что я всегда могу на него положиться, хотя время от времени он ведет себя со мной просто ужасно. Я видела, какими грустными стали глаза Кэллума, и поняла: ему бы очень хотелось, чтобы и его сестра относилась к нему так же. Он продолжал задавать вопрос за вопросом, и я неожиданно для себя начала рассказывать ему обо всех подругах, особенно о Грейс и о тех крепких узах, которые связывают меня с ней после стольких лет совместной учебы.

Ему явно нравились рассказы о школе, хотя намерение пойти учиться на ветеринара показалось ему смешным, поскольку я то и дело прерывала свою речь, отвлекаясь на диких животных и птиц, которые устраивались и устраивались вокруг нас все в больших и больших количествах. Я честно поведала о том, что в детстве мечтала стать актрисой, рассказала об уроках пения, которые беру до сих пор, и о том, как скучно было изучать теорию музыки. Время шло, и его вопросы следовали друг за другом со все более долгими промежутками, теперь Кэллум проводил куда больше времени, примостившись за моей спиной и посылая по моему телу едва уловимые электрические разряды, когда гладил и гладил меня по волосам. Я начала уже подумывать, что пора бы двинуться домой, когда в его голосе вдруг зазвучали более осторожные нотки.

– А как насчет парней? – как бы невзначай спросил он. – Не могу поверить, что у такой красивой девушки, как ты, нет парня.

Теперь уже я должна была выбирать слова с осторожностью. Я вспомнила про Роба и с изумлением осознала, что еще вчера вечером у меня состоялось с ним свидание. И появилось такое чувство, будто все это было сто лет назад.

– Ну, – начала я, гадая, насколько мне следует быть откровенной, – есть один парень, с которым я пару раз выходила в свет, но все закончилось, толком не начавшись. Из-за него я и была так расстроена, когда ты нашел меня вчера вечером.

На его лице отразились участие и тревога.

– Наверное, он был тебе очень дорог, если ты чувствовала себя такой несчастной.

– На самом деле оказалось, что он довольно… противный, из-за этого я так и возмутилась.

– Ты в этом уверена? Я не хочу, чтобы ты щадила мои чувства. Я… я пойму, если он занимает в твоем сердце особое место. – Его лицо не выражало никаких чувств, но я ощущала напряжение, таившееся за словами: ему совсем не хотелось, чтобы Роб что-то для меня значил.

Я язвительно рассмеялась.

– Особое? Это ты про Роба? Я тебя умоляю!

Кэллум устремил на меня испытующий взгляд.

– Нет, я говорю честно, – попыталась успокоить его я. – Сам-то он воображает, будто он лучше всех, но это очень далеко от действительности.

– Что он тебе сделал? – спросил вдруг Кэллум. – Он тебя обидел, да? – Вид у него при этом был настолько грозный, что я едва не рассмеялась. Но мне не хотелось продолжать этот разговор.

– Да так, пустяки. Он просто повел себя не очень… красиво. – Я на секунду замолчала, но мне стало очевидно – просто так Кэллум это дело не оставит. – Прошу тебя, я бы предпочла об этом не говорить.

Он немного поколебался, потом вздохнул.

– Как скажешь. – Казалось, он что-то обдумывал. – Хочешь, я наведу на него страху?

Я невольно рассмеялась.

– Нет, не хочу! – Мне совсем не хотелось, чтобы эти двое оказались рядом. – Да и что именно ты смог бы сделать? Разве я не единственный человек, который может тебя видеть?

– Ну, строго говоря, да, – неохотно признал он. – Но уверен, я смог бы что-нибудь придумать. Есть же у него какие-то воспоминания, которые ему хотелось бы сохранить. Я уверен, если постараюсь, то смогу полностью стереть тебя из его мыслей. А он даже ничего не заметит.

– Честное слово, он не стоит того, чтобы утруждать себя. Да и зачем тратить время на него, когда ты можешь провести его со мной?

– Логично, – согласился он, опять обнимая меня за талию.

– Выходит, ты часто наводишь на людей страх?

– Да нет, редко! – рассмеялся он, потом понизил голос. – Если честно, я никогда этого не делал. Но узнал от остальных, как это можно устроить.

Я почувствовала облегчение. Мне было бы неприятно узнать, что он мстителен. Это совсем не вязалось с тем представлением о его натуре, которое я составила в своей голове.

– А зачем они наводят страх? Какая им может быть от этого польза? – спросила я, желая узнать побольше о тех, с кем он проводил свое время.

– Вообще-то иные из них – не очень-то приятные люди. Им не нравится, что они обречены на отчаяние и тоску, в то время как другие веселятся. – В его голосе звучало отвращение. – И вообще, я не хочу больше терять ни минуты, говоря о них.

Я посмотрела на небо и только сейчас осознала: солнце уже стоит низко над горизонтом. Мы проговорили весь день.

– По правде говоря, я голодна, как волк, – с удивлением сказала я, вытягивая ноги. – Похоже, совершенно забыла про обед. Давай вернемся, и позднее ты сможешь рассказать мне еще что-нибудь. Если я прямо сейчас не отправлюсь домой, родители пошлют на поиски волонтеров.

Я поднялась с травы, обнаружив, что хотя день сегодня и теплый, после того как я долго посидела на траве, джинсы немного отсырели. Я отряхнулась и сунула зеркальце в карман. Кэллум приноровился к моему шагу, и мы рука об руку покинули поляну и пустились в долгий путь к моему дому.

Истинное лицо

Я вернулась домой как раз вовремя: мама и папа уже начинали беспокоиться. Они явно опасались, что я все еще переживаю из-за Роба, но оба были слишком тактичны, чтобы спрашивать меня об этом. Во время ужина я с трудом сдерживалась. Мне ужасно хотелось рассказать им обо всех странных и захватывающих вещах, которые я сегодня узнала, но я знала, это совершенно невозможно. К концу ужина я была уже вся на нервах, и папа то и дело бросал на меня обеспокоенные взгляды. Он всегда куда лучше других понимал, как я себя чувствую на самом деле, и мне было ужасно неприятно, что мне приходится что-то от него скрывать.

Когда ужин подошел к концу, он попросил меня помочь ему убрать со стола, и я поняла, сейчас он начнет задавать мне вопросы. Но он удивил, почти ничего не сказав о моем поведении за ужином, пока мы перемывали все большие противни, оставшиеся от приготовления ростбифа.

– А теперь, – сказал он, когда последний противень был насухо вытерт, – не хотела бы ты, чтобы я отвез тебя к Грейс? Полагаю, вам двоим надо много всего обсудить.

– Знаешь, не сегодня. Но за предложение спасибо. Кажется, я немного перегрелась на солнце, так что лучше останусь дома.

– Хорошо, но если ты вдруг передумаешь в ближайшие полчаса, дай мне знать. Я вполне мог бы отвезти тебя к ней домой и забрать, когда вы наговоритесь. – Он явно был ошарашен; на моей памяти я еще ни разу не отказывалась от предложения поехать к Грейс. Поднимаясь к себе в комнату, я слышала, как он что-то тихо говорит маме. Это могло означать только одно – в скором времени она явится, чтобы попытаться все обсудить. Я быстро включила воду, чтобы принять ванну.

Вернувшись в комнату, я надела наушники и села перед зеркалом.

– Кэллум, – мягко позвала я. – Ты здесь?

Не прошло и нескольких секунд, как я ощутила в руке покалывание, и он вновь оказался рядом со мной. Меня в который раз ввергла в ступор его невероятная красота, и я едва не забыла то, что собиралась сказать.

– Мне сейчас надо принять ванну, чтобы избежать разговора с матерью. Ты еще будешь здесь, когда я вернусь?

– Мне придется вернуться в Лондон. Кэтрин будет беспокоиться, и мне надо решить, о чем именно из всего того, что произошло, я могу ей рассказать. – Он выглядел подавленным. – А кроме того, я голоден – думаю, ты понимаешь, что я имею в виду. – Он взглянул на амулет.

Я сразу же почувствовала себя виноватой. Я совершенно не учла, что у него есть собственные потребности, которых я до конца не понимаю. Я подумала о том, что попросила его подождать, пока не поем, и мое чувство вины стало еще острее.

– Прости меня, ради бога. Я задержала тебя, рискуя заставить вновь почувствовать себя глубоко несчастным.

– Мне это было совсем не в тягость. Если по дороге в Лондон я смогу найти кино или театр, то не почувствую даже какого-то особого дискомфорта. Просто сегодня я ощущал себя таким счастливым, что сейчас, оказавшись на более низкой точке, переживаю это острее. – Его прекрасные голубые глаза смягчились, когда он посмотрел мне в лицо.

У меня замерло сердце.

– Я бы не захотела пропустить того, что произошло сегодня, за все сокровища мира. Ты же вернешься завтра, да? – Я не могла не вспомнить, как он уже пообещал вернуться ко мне, а в итоге пропадал несколько дней. Мне была невыносима мысль о том, что я не смогу видеть его весь завтрашний день.

– Только попробуй не подпустить меня. Я не помню, как учился в школе, так что, думаю, мог бы поприсутствовать вместе с тобой на нескольких уроках.

– Только не вздумай меня отвлекать! Мне совсем ни к чему еще одно наказание после уроков.

– Тогда тебе придется держать себя в руках – я совсем не уверен, что сумею устоять перед искушением сделать вот так… – Одной рукой он нежно отвел мои волосы в сторону, и я увидела в зеркале, как он наклоняется и целует меня в шею сначала сбоку, а потом сзади. Я ощутила сладкий трепет.

– Это однозначно испортит урок физики, – выдохнула я, когда он собрал мои волосы вместе и передвинул их на другую сторону шеи. Я чувствовала, как кожу пронзают легкие электрические разряды, и ощущала давление там, где он перебросил их. Внезапно в дверь сердито и громко постучали.

– Алекс Уокер! Хватит говорить по телефону! Вода в ванне чуть не перелилась! – заорала мама.

– Вот незадача! Мне надо бежать, – шепнула я, потом громко произнесла: – Спасибо, мамуля. Сейчас приду. – Я жадно посмотрела на него. – Возвращайся… пожалуйста!

– Обещаю, что буду завтра.

Я не могла не сказать ему еще раз о своих чувствах.

– Я знаю, мы с тобой оказались в странной ситуации, и все это чересчур внезапно, но я ничего не могу с собой поделать: я тебя люблю.

Думаю, я никогда не видела, чтобы у кого-нибудь был такой счастливый вид.

– Я тоже тебя люблю, – прошептал он. – Ты… ты придаешь моему существованию смысл. – Он сделал паузу. – Но если ты сейчас же не уйдешь, твоя мать тебя просто убьет.

Он в последний раз лучезарно улыбнулся и исчез.

На следующее утро я отправилась в школу, испытывая нервозность и в то же время охваченная сладостным предвкушением. Я не знала, когда именно появится Кэллум и что он будет делать, когда придет. И сгорала от нетерпения.

Поездка в автобусе была не самой приятной. Грейс оказалась обижена на меня, поскольку вчера, когда она позвонила, я не захотела во всех подробностях рассказать о том, как прошел ужин с Робом. Она вела себя со мной очень сухо и большую часть поездки слушала свой айпод. Но я была слишком счастлива, чтобы чувствовать себя задетой. Что до меня, то я коротала время, представляя себе, чем мы с Кэллумом могли бы заняться, если бы находились в одном измерении.

Первым уроком была математика, и я села на свое обычное место с осторожностью, поскольку не знала, где и когда может появиться Кэллум. Теперь группа тех из нас, которые выбрали математику, стала совсем небольшой, так как после экзаменов несколько девушек перестали ходить на уроки, и, судя по всему, план учителя состоял в том, чтобы повторить некоторые азы перед тем, как дать нам домашнее задание на период долгих летних каникул.

Он появился в середине урока. Мы занимались дифференцированием, и я изо всех сил старалась не задремать. Некоторые из учениц класса все никак не могли уразуметь основных понятий этого раздела высшей математики, поэтому мистер Пашута объяснял им все опять. Я рассеянно набрасывала что-то на полях тетради, и внезапно до меня дошло, что я дорисовываю лицо вокруг пары печальных, задумчивых глаз. Я начала поспешно стирать рисунок, пока его никто не заметил, когда в моей голове вдруг раздался смешок. И в то же время я ощутила знакомое покалывание.

– Жаль, что стерла. Получилось довольно похоже.

Я не могла говорить и только тихо фыркнула. Это достаточно красноречиво объяснит ему, что я думаю о его приемах. Он рассмеялся снова.

– Мне это по душе. Я могу нести все что угодно, а тебе придется просто слушать, не перебивая и не задавая вопросов. – Он говорил поддразнивающим тоном, и я вздохнула.

– Я уже какое-то время слушаю этого типа, и мне кажется, что все это немного скучновато, да?

Я чуть заметно кивнула. Мистер Пашута писал маркером на белой классной доске длинное доказательство, и одноклассницы старательно переписывали его в свои тетради.

– Ты хорошо понимаешь, о чем он толкует? Лично я не понимаю ни слова.

Теперь была моя очередь улыбнуться. К счастью, рядом со мной никто не сидел, поэтому я вытащила из колец тетради чистый лист и написала на нем:

«Я и так это знаю. Он повторяет все сначала для тех, кто туп».

– Ну ладно, ладно. Можешь не выпендриваться. Думаю, в моей прошлой жизни я был не силен в математике. Ну и что с того? Может быть, моим коньком являлась история. Ты ее изучаешь?

«Ветеринару она ни к чему. Я изучаю математику, а также точные и естественные науки».

– Хорошо, хорошо. Но должен сказать, что все это звучит скучно. Я просто не могу и дальше сидеть здесь и слушать лекцию. Как насчет того, чтобы слинять с урока?

«Боюсь, это не так-то легко сделать».

– Что ж, в таком случае мне просто придется тебя развлекать. – И он начал гладить меня по волосам, время от времени проводя кончиками пальцев по моим обнаженным рукам. Это было очень возбуждающе.

Я быстро написала:

«Прекрати. Из-за тебя меня накажут, и мне придется торчать в школе после уроков».

– Но мне казалось, тебе это нравится.

Его голос звучал слегка приглушенно, поскольку он покрывал поцелуями мою ключицу.

«Мне это очень нравится, но сейчас для этого не время и не место, и я не могу наслаждаться этим в достаточной мере. Неужели ты не можешь просто поговорить со мной»?

Он рассмеялся. Мое сердце билось в бешеном ритме, я тяжело дышала. Когда я огляделась по сторонам, до меня вдруг дошло: никто ничего не говорит и все головы повернуты в мою сторону.

– Алекс, полно, вы же знаете ответ на этот вопрос. – Мистер Пашута лепетал раздраженно. Затем его тон изменился. – Алекс, вы хорошо себя чувствуете? По-моему, у вас немного… покраснело лицо.

Я опять услышала смех Кэллума.

– У меня кружится голова, мистер Пашута. Думаю, мне сейчас лучше пойти в туалет и умыться холодной водой.

– Да, да, конечно. Вам дурно? Может быть, нужно, чтобы кто-то пошел с вами? – Несколько моих подруг посмотрели на меня с надеждой, увидев, что им представился шанс вырваться со скучного урока.

– Нет, я скоро приду в себя, спасибо за заботу. – Мне нужно поговорить с Кэллумом, и слушатели мне ни к чему.

Едва я встала со своего места, чтобы выйти, где-то в коридоре вдруг раздался пронзительный звонок, огласив все уголки школы. Мистер Пашута чуть слышно выругался.

– Ну вот и все, девушки. Пожарная тревога. Вы знаете, что вам нужно делать: выходите прямо на спортивные площадки, не берите рюкзаки и НЕ БОЛТАЙТЕ! – заорал он, пока мы все бежали вон с урока, направляясь на открытый воздух.

Мы стояли и ждали на площадках для игры в нетбол, когда к школе примчались две огромные пожарные машины, и по толпе прокатилась волна воодушевления. Многие одноклассницы только обрадовались бы, если бы наша школа сгорела дотла, но сегодня им не суждено было увидеть, как это случится: пожарная сигнализация сработала из-за того, что в общем зале у учениц подгорели в тостере хлебцы, и начальника противопожарной службы это отнюдь не позабавило. Я видела, как он сурово отчитывает мисс Харви.

Мы все слушали этот выговор с удовольствием. Мисс Харви была нашей директрисой, и обычно все наказания исходили именно от нее. Но наша радость продолжалась недолго. Как только пожарные машины уехали, она призвала учениц к порядку. Хотя дело происходило на открытом воздухе и в ее распоряжении не было системы громкой связи, голос директора разнесся по всему стадиону.

– К счастью, сегодня это был просто подгоревший тост, но не забывайте, что в любой момент в школе может вспыхнуть и настоящий пожар. Она заняла в два раза больше времени, чем положено по нормативам, и половина из вас явно задержалась в классах, чтобы прихватить с собой вещи. – При этих словах у многих забегали глаза, и они попытались ногами передвинуть свои рюкзачки назад.

– Я рассчитываю, что в следующий раз вы будете реагировать намного быстрее, девушки, – продолжала директриса, – а также надеюсь, что впредь, находясь в общем зале, станете вести себя более осторожно, иначе мне придется рассмотреть возможность лишить вас некоторых из ваших привилегий. А теперь прошу, вернитесь на уроки, соблюдая порядок.

Пока все это происходило, Кэллум молчал. По правде говоря, я была уверена, что потеряла его в давке, когда все устремились вон из школы. Я предполагала, что сейчас он пользуется случаем, чтобы лучше осмотреть мою школу. Когда мы все двинулись обратно, я почувствовала, что он снова здесь, и немного сбавила шаг, чтобы отстать от остальных.

– Где ты был? Нашел что-нибудь интересное? – прошептала я, пытаясь говорить уголком губ.

– Просто осмотрел здешние спортивные сооружения и оборудование. Совсем неплохо. Не думаю, что моя школа была такой же шикарной. У тебя сегодня будет занятие по изобразительному искусству? У вас просто потрясающая студия.

– Боюсь, нет. Оно состоится позже на этой неделе, на нем я буду дорабатывать внеаудиторное задание.

– Поспеши, Алекс, что ты там копаешься? – позвала Элия, ушедшая вперед.

– Иду, иду, – крикнула я ей. И достала бумажный носовой платок, чтобы прикрыть им рот.

– Общаться с тобой здесь ужасно сложно. Ты не мог бы вернуться позже? Я не уверена, что смогу долго поддерживать разговор.

По его тону было слышно, что он дуется.

– А ведь мы только что приступили к приятной части.

Я почувствовала, как опять заливаюсь краской.

– Ей-богу, из твоего пребывания вместе со мной на уроках не выйдет ничего хорошего. Но, пожалуйста, возвращайся позже, и вечером мы сможем поболтать. Идет?

– Идет, – пробормотал он. – Еще увидимся, – я услышала в его голосе радость, – когда обстановка станет более… интимной. – С этими словами он исчез, оставив в моей голове ощущение пустоты. Я бросилась бежать, чтобы догнать остальных, и мы неторопливым шагом вернулись на урок математики.

Грейс все утро оставалась неестественно молчаливой и во время перемен избегала меня, но я все-таки умудрилась отловить подругу в коридоре по дороге на урок физики. Длинные темные волосы были распущены, так что за ними я не могла видеть лицо, но я слишком хорошо ее знала, чтобы не уяснить, она не в настроении.

– С тобой сегодня все в порядке? Ты почти все утро со мной не разговаривала.

– Наконец-то заметила! Тоже мне, лучшая подруга! – резко сказала она.

– Что-то случилось между тобой и Джеком? – предположила я. Должно быть, произошло нечто ужасное, если она так расстроена. Это не могло произойти просто из-за того, что я не стала выкладывать ей подробности про Роба.

– Я полагала, что ответ на этот вопрос получу от тебя!

– О чем ты вообще говоришь? Откуда мне что-либо об этом знать?

– Роб всем рассказывает совсем другую историю.

Я оторопела. Что он выкинул на этот раз?

– Я ничего не говорила Робу о вас с Джеком, а после того, как он так повел себя со мной в субботу, я не собираюсь разговаривать с ним вообще. Никогда. Но что стряслось? Что-то плохое случилось между тобой и Джеком?

– Как видно, Джек в конце концов решил, что ему не хочется со мной встречаться. – И она с несчастным видом шмыгнула носом.

– Что? Но он еще совсем недавно был от тебя без ума. Что же заставило его передумать?

Она резко остановилась перед дверью кабинета физики и повернулась ко мне лицом. Ее губы были плотно сжаты.

– Ты! – прошипела она и прошествовала в кабинет. Здесь она уселась вдалеке от того уголка, где мы всегда сидели вдвоем, и громко плюхнула свои вещи на стол. Мисс Дили уже пришла, поэтому у меня не было никакой возможности выяснить, что подруга имела в виду.

Я была совершенно ошарашена. Если Джек больше не хочет встречаться с Грейс, то при чем тут я? Я знала, что в последнее время была, пожалуй, слишком поглощена собственными делами, но я также знала, что не делала ничего плохого. К сожалению, однако, Грейс считала иначе. Я не могла смириться с мыслью о том, что она думает, будто я способна сделать что-то ей во вред. Я должна была сконцентрировать все усилия на том, чтобы помочь ей разобраться со своей проблемой, и теперь испытывала облегчение от того, что попросила Кэллума на время удалиться. Объяснение между мной и Грейс будет не из разряда приятных, а если в этом деле замешан Роб, я буду чувствовать себя куда менее неловко, зная, что Кэллум не стоит у меня за спиной.

Урок тянулся бесконечно. К сожалению, он целиком был посвящен теории, поэтому нам не представится возможности поговорить, пока мы будем ставить какой-нибудь опыт. Слушая мисс Дили, я ломала голову, пытаясь сообразить, что могла иметь в виду Грейс. Все это было какой-то бессмыслицей. Когда прозвенел звонок, знаменующий собой начало обеденного перерыва, я стала ждать подругу у двери кабинета. Она остановилась и поняла, что я от нее не отстану, так что мы вместе направились обратно в общий зал.

В чем бы ни состояла ее проблема, я по-прежнему разрывалась между желанием выложить ей все и уверенностью в том, что надо держать странные и сверхъестественные события, которые произошли со мной в последние дни, в тайне.

– Грейс, в чем дело? Я ничего не понимаю. Поговори со мной.

Она бросила на меня испепеляющий взгляд.

– Ты что, будешь и дальше нас всех изводить? Разве того, что ты уже сделала, недостаточно?

Я почувствовала холодок под ложечкой. Она шагала по коридору все быстрее, так что мне приходилось почти бежать, чтобы не отстать от нее.

– Сдай немного назад, Грейс. Ведь ты должна понимать: я никогда намеренно не сделаю ничего, что могло бы тебе навредить. Если Роб что-то наговорил обо мне, то он все наврал, потому что не может смириться с тем, что я его отшила.

– Он сказал, именно это ты и скажешь.

– Послушай, как же мне при таком раскладе защищаться? Может быть, ты хотя бы скажешь, в чем заключается проблема? По крайней мере, объясни, что я, по твоему мнению, сделала.

– По словам Роба, – начала она, – ты на самом деле зациклена на Джеке, поэтому в субботу он и бросил тебя. Роб говорит, что ты втайне планировала заполучить Джека уже много лет. И когда увидела его со мной, то решила отобрать его у меня, как бы больно мне при этом ни было. А хуже всего то, что Джек очень этому рад.

– И когда же Роб тебе все это сказал? – в изумлении спросила я.

– Несколько человек из нашей компании пошли вечером поразвлечься. Я звонила тебе, чтобы узнать, не хочешь ли ты пойти с нами, помнишь? – Я виновато кивнула. Я закруглила свой разговор с ней так быстро, как только могла, чтобы продолжить общение с Кэллумом.

– А с Джеком ты об этом говорила? Он был с вами вчера?

– Нет, он уехал на все выходные. У его бабушки день рождения.

– Значит, все это ты слышала только от Роба. И не говорила с Джеком?

– Вот именно. – Грейс с вызовом вскинула подбородок, но голос ее при этом чуть заметно дрогнул.

– Послушай, Грейс, в субботу я отшила Роба, когда стало ясно, что его интересует только одно – затащить кого-нибудь в постель. Это его так разозлило, что он бросил меня одну в ресторане, а сам уехал, и мне пришлось добираться до дома собственными средствами. Он просто не умеет смиряться с тем, что его отвергли, поэтому меня нисколько не удивляет, что он выдумал для обоснования моего отказа причину, которая выставляет его в выгодном свете.

В глазах Грейс зажегся крохотный лучик надежды.

– А ты не говорила ему, что тебе нужен Джек?

– Конечно, нет. Джек для меня как еще один брат. Да ты и сама это знаешь. Я на седьмом небе от радости, что вы теперь вместе. – Я взяла ее за руку. – Честное слово, Роб лжет. И не верь ни на секунду, что Джек когда-нибудь скажет, что ему хочется встречаться со мной. Собственно говоря, почему бы тебе не позвонить ему прямо сейчас? – Я попыталась ободряюще улыбнутся, но была слишком взбешена тем, что наговорил ей обо мне Роб.

– Ну… думаю, я смогла бы ему позвонить, – прошептала она. – Просто мне казалось, я вообще не стану с ним разговаривать… – Она наконец пошла немного медленнее, когда мы поднялись на лестницу, ведущую в блок для шестиклассников.

– А сам Джек тебе звонил? – спросила я, подумав, что Робу не хватило бы наглости наговорить и Джеку с три короба лжи, ведь тогда парень просто сломал бы ему нос.

– Ну да, он оставил на голосовой почте сообщение и послал пару эсэмэс. Я решила, что он просто меня жалеет. – Она по-прежнему стояла, потупив глаза в пол.

– Вот видишь – у тебя нет никаких проблем с Джеком. Единственная проблема – Роб.

На ее лице появилось подобие улыбки, как будто она изо всех сил старалась поверить тому, что только что сказала ей я.

– Но, Алекс, чего я вообще не понимаю, так это почему ты его отвергла. Ты говорила о нем многие месяцы, и все считают, он шикарный парень. Я была так рада за тебя, когда он наконец пригласил тебя в ресторан. Что же изменилось? Что произошло?

Я не могла рассказать ей всего, что хотела, но надо сделать так, чтобы она поверила моим словам, иначе у нее останутся сомнения. Я постаралась выдать ей столько правды, сколько только могла.

– Тут одно цеплялось за другое. Еще в кино у меня появилось чувство, будто я всего лишь часть его плана, а то, чего хочу я, его совсем не интересует. Он был слишком… вкрадчив, слишком уверен в себе и говорил ровно то, что я, по его мнению, хотела услышать. По правде, когда я начала спорить, что поездка в Корнуолл не кажется мне удачной идеей, он даже сказал, что любит меня, чтобы все-таки заманить.

– Не может быть! Не мог же он так нагло врать.

– Еще как мог. Видимо, решил, что я просто ломаюсь и что он может уговорить меня сделать то, что ему нужно, с помощью грубой лести.

– Это ужасно. Прости меня, прости за то, что я тоже повелась на вранье. – У нее был пристыженный вид.

– Да ладно, я уже все забыла. Мы не можем позволить ему встать между нами. – Я раскрыла объятия, Грейс улыбнулась, и мы крепко обнялись. – А теперь иди и позвони Джеку. Должно быть, он места себе не находит, не понимая, почему ты не отвечаешь на сообщения и звонки.

– Дело говоришь, – сказала она. – Подожди меня секундочку.

Мы уже добрались до общего зала, и она отошла в тихий уголок, а я пошла к одноклассникам на наше обычное место. Этот зал был предназначен только для учениц шестого класса, и после последнего нашего выступления его обставили как обычными креслами, так и креслами-мешками, а также поставили здесь столы со стульями. В одном из его углов было целое скопление удобных кресел, а из окна открывался вид на игровые поля соседней школы для мальчиков. Обычно здесь стояло несколько девушек, лениво выглядывающих из открытого окна, наблюдая за парнями на футбольном поле. Зная об этом, парни из соседней школы обычно во время обеденного перерыва гоняли мяч именно на этом поле, чтобы покрасоваться перед благодарной аудиторией.

Все мои подруги уже расселись по креслам-мешкам, поэтому я бросила рюкзачок на пол и плюхнулась в ближайшее кресло. И сразу же заметила, что при моем появлении вся болтовня разом прекратилась. Я огляделась по сторонам и увидела, что большинство подруг явно избегают встречаться со мной глазами. Одна из девушек сидела выпрямившись – это была Эшли. Она смотрела на меня с улыбкой, улыбкой победительницы.

– Надеюсь, ты не примешь это слишком близко к сердцу. Мы ведь все здесь взрослые люди.

Я не понимала, к чему она клонит.

– Извини, я что-то не врубаюсь.

– О! – Она хихикнула. – Не могла же ты об этом не слышать.

У нее был такой самодовольный вид, что речь явно могла идти только о Робе. Я вздохнула и постаралась держать голос под контролем.

– Нет, боюсь, я так и не врубилась.

– Теперь с Робом встречаюсь я, и он пригласил меня в коттедж в Корнуолле на насколько недель.

Надо отдать ему должное: он был не просто бабником, но и без проблем переобувался на ходу. Бедная Эшли. У нее нет ни шанса.

– Что ж, похоже, он быстро оправился, – не смогла не съязвить я. Надо бы предупредить ее, во что она вляпывается.

– Что касается его, то ему не от чего оправляться. Но ты, надеюсь, придешь в себя. Я понимаю, как тебе будет трудно.

– Я уверена, что со мной все будет в порядке, – сказала я, попытавшись придать своему тону безразличие и дружелюбие, чтобы положить конец ее вопросам. Но она не унималась.

– Надо же, оказаться брошенной на первом свидании! Должно быть, это нелегко пережить. – Ее притворное участие начинало доставать. Если бы мне было не все равно, то от ее нынешних жестоких потуг мне и правда стало бы не по себе.

– Да брось ты, какие пустяки! Это не такое разочарование, с которым я не могла бы жить дальше. – Я была рада: она злится оттого, что я реагирую так спокойно. Я несколько раз глубоко вздохнула, продолжая пристально глядеть ей прямо в глаза. Она струсила и отвела взгляд.

– Должна сказать, сейчас ты хорошо держишь удар. Надеюсь, потом тебе не станет хуже.

Честное слово, подумала я, они друг друга стоят. Оба, и он, и она, были в одинаковой степени коварны и антипатичны. Я рада, что вовремя раскусила его, но меня все больше и больше злило то, какую фигню он наплел моим подругам. Я делано улыбнулась Эшли и достала из сумки учебники, тем самым прервав разговор.

Она продолжала красоваться перед Мией и Эбби. Пытаясь не прислушиваться к деталям их беседы, я подумала: как хорошо было бы сейчас оказаться в каком-нибудь тихом и уединенном месте, где будем только я и Кэллум и где вся эта мышиная возня не будет иметь никакого смысла. Я делала вид, что увлечена чтением учебника, когда рядом со мной на кресло-мешок плюхнулась Грейс. Лицо ее сияло.

– Ты была права! – прошептала она. – С ним все в абсолютном порядке, если не считать того, что он был немного обеспокоен тем, что я не отвечаю на его сообщения. Я сказала ему, у меня глючит телефон. – Она посмотрела на мобильник в руке. – Собственно, так оно и есть. В последние дни он то и дело выключался сам без всякой видимой причины. Должно быть, пора покупать новый.

Я не ответила, и когда она перевела взгляд на меня, кивком указала на Эшли.

– Слышала, что она плетет? – беззвучно, одними губами произнесла я.

Грейс прислушалась к беседе, которая продолжалась на другом конце нашего уголка, и у нее начала все больше и больше отвисать челюсть. Наконец она в ужасе посмотрела на меня.

– Я жутко проголодалась и спущусь в кафетерий, чтобы подкрепиться. Пойдем? – спросила она, вдруг заговорив громче.

Я улыбнулась ей, чувствуя немалое облегчение, и поднялась со своего места.

– Да, конечно. Я голодна как волк, – солгала я.

Все остальные были поглощены обсуждением моей реакции на последние события, так что мы с Грейс ушли одни.

– Мне жаль, – сказала Грейс. – Как он может быть такой свиньей?

Я была так зла, что не могла говорить, и почувствовала, как глаза мои наполняются слезами. Я изо всех сил постаралась сдержать их. Если это кто-то увидит, все подумают, что меня бросил Роб.

– Знаешь, не уверена, что могу сейчас пойти в кафетерий. Ты иди, а я поброжу по стадиону. – У меня ни за что не получилось бы спокойно сидеть у всех на виду в кафетерии и делать вид, будто ничего не произошло.

– Ой, ладно, ладно, я пойду с тобой, – без особого энтузиазма сказала Грейс.

Я постаралась рассмеяться:

– И пропустишь обед? Не глупи. Не могла бы ты потом принести мне банан? – Для такой худышки у Грейс был зверский аппетит, и она никогда не пропускала ни одного приема пищи. На ее лице отразилось облегчение.

– Если ты уверена, что с тобой все будет в порядке… Я вернусь через десять минут. – Она быстро обняла меня и унеслась.

Я направилась на спортивные площадки, находящиеся за школой, и, пройдя несколько минут, добралась до своего любимого места в тени одного из огромных конских каштанов. Я огляделась по сторонам и увидела: рядом никого нет. Наконец-то я была одна. Мне жутко хотелось позвать Кэллума и снова увидеть прекрасное лицо, но поскольку я попросила его вернуться попозже, вряд ли он сейчас откликнется. Но я все-таки не могла хотя бы не попытаться. Я тихо позвала его по имени, доставая из сумки зеркальце. Ничего. Я вгляделась в камень, и как всегда на солнце красиво заиграли красные и золотые крапинки в его глубине, но ничего не произошло. Его здесь не было.

Внезапно на меня всей своей тяжестью навалились все события последних часов, и я опять почувствовала, как глаза наполняются слезами. На сей раз я не смогла сдержать всхлипов и, перестав сдерживаться, поддалась приступу гнева и разочарования от собственного бессилия. Слезы побежали по щекам, падая на траву передо мной.

Но едва я зарыдала, как мне вдруг расхотелось плакать. Надо взять себя в руки. Я начала искать в рюкзачке бумажный носовой платок.

– О, черт, – пробормотала я, вытаскивая пустой пакет от платков, потом начала обыскивать карманы рюкзака, надеясь, что хотя бы один бумажный платок выпал и куда-то завалился. Я была так поглощена поисками, что не сразу заметила покалывание в руке.

– Эй, эй, сиди смирно, иначе мне не удастся с тобой поговорить. – Его бархатистый голос был полон юмора и тепла, но тон сразу же изменился, когда он увидел мое лицо. – Что случилось? Ты в порядке?

– О Кэллум, я так рада, что ты здесь. Я думала, ты ушел и я уже не увижу тебя весь день.

– Я и уходил, но потом ты меня позвала, и я не смог не вернуться. Что произошло?

Я внезапно смутилась.

– Ничего, пустяки. Я просто разозлилась из-за того, что кое-кто рассказывает обо мне подругам лживые сплетни.

Он сразу же рассердился тоже.

– Кто это был? Кто способен так с тобой поступить?

– Это Роб. Ты помнишь, вчера я тебе про него рассказывала.

Он насторожился.

– Ты ходила с ним в ресторан вечером. – Это было утверждение, а не вопрос. – Он опять тебя расстроил.

– Я сейчас не расстроена, а просто зла. – Я вытерла слезы руками, наконец оставив надежду отыскать бумажный носовой платок, и попыталась незаметно втянуть в себя сопли из носа.

Кэллум молчал, и я с тревогой наблюдала за его отражающимся в зеркале лицом. Похоже, он старался подобрать подходящие слова.

– Хочешь рассказать об этом?

– Да тут и рассказывать-то нечего. Я отшила его, он разозлился, и теперь распространяет обо мне лживые сплетни среди моих подруг. – Мне совершенно не хотелось жаловаться Кэллуму, что, по его словам, это он меня бросил и что я втайне питаю страсть к кому-то еще. Все это было так смехотворно и так неважно.

Я смотрела на его лицо, пока он раздумывал над моими словами. Он явно понимал, что я рассказала ему не все детали, но было также очевидно, что он не станет их выпытывать, и за это я была ему благодарна.

– Ты уверена, что по-прежнему не хочешь, чтобы я нанес ему краткий визит?

– Нет! – Это слово прозвучало слишком резко. Я не хотела, чтобы ради того, чтобы я смогла расквитаться с Робом, Кэллуму пришлось делать нечто противное его природе, превратившись в то, чем он быть не хотел. – Поверь мне, он того не стоит. Не порти ради него свою незапятнанную репутацию.

У Кэллума был такой вид, будто он готов убить Роба.

– Я бы сделал это с удовольствием. Я не хочу, чтобы кто-то причинял тебе боль.

– Поверь, это пустяки. Мне не стоило звать тебя, когда на меня накатило. Но я знала, что от одного взгляда на тебя мне станет лучше.

– Зови, когда хочешь. Я всегда буду приходить, зачем бы ты меня ни позвала. – В его голосе звучал неподдельный пыл.

– Я так рада, ты пришел. Я не знала, рядом ли ты или уже отправился в Лондон.

– Я возвращался в Лондон, но по дороге меня отвлек кинотеатр в Ричмонде. Там показывают какой-то отвратительный детский фильм, и я подумал, если зрители не запомнят эту белиберду, я окажу им услугу. – Он украдкой посмотрел на мою реакцию, чтобы удостовериться, что я одобряю его действия. – Там я услышал твой зов и сразу бросился сюда.

– А как далеко ты можешь отойти, чтобы все еще слышать мой зов?

– Думаю, тут нет ограничений по расстоянию. В Ричмонде твой голос звучал так же четко и ясно, как и здесь.

– Но до Ричмонда немало миль. Как же ты сумел так быстро добраться? По-моему, не прошло и пары минут.

– Не забывай, я могу двигаться напрямик, мне не приходится огибать никакие препятствия. Пока на тебе амулет, я могу точно определить, где ты находишься, и прибежать.

– Как я рада, – сказала я. – Здорово знать, что ты рядом со мной. – Я улыбнулась ему так уверенно, как только смогла. Мне не хотелось, чтобы он думал, что я все еще расстроена. Он улыбнулся мне в ответ и ласково погладил меня по спине.

– Хочешь, я останусь, или… – Его вопрос прозвучал мягко.

– Я бы с удовольствием попросила тебя остаться, но сюда уже идет Грейс, и скоро будет пора возвращаться на уроки. Можно я позову тебя, когда освобожусь и приеду домой?

– Конечно, но, если я тебе понадоблюсь, то тут же примчусь. Не забывай об этом.

– Как будто я могла бы забыть, – прошептала я. Он поцеловал меня в макушку и исчез. Я попыталась рассмотреть в зеркальце, как он убегает, но он передвигался слишком быстро, поэтому я оставила эти попытки и стала смотреть на Грейс, которая шла ко мне, пробираясь между игровыми полями. Уже начались дневные тренировки по легкой атлетике, так что ей приходилось идти по самому краю беговой дорожки и остерегаться, чтобы не столкнуться с брошенным копьем. Поэтому она продвигалась вперед медленно, что дало мне более чем достаточно времени, чтобы прийти в себя и окончательно остыть. Я не хотела, чтобы Грейс или кто-то еще вообразил, что мне все-таки не совсем плевать на Роба.

Даже теперь, осторожно пробираясь по стадиону между тренирующимися спортсменами, Грейс выглядела спокойной. В свободной от рюкзака руке она держала свою непрактичную обувь. Хотя она и шла босиком, походка ее оставалась изящной – результат долгих лет, которые она потратила на занятия гимнастикой. Она выступала за честь страны, еще учась в начальной школе, но вскоре после того, как мы с ней познакомились, она решила бросить спорт. Ее мать была в ярости, поскольку годами каждые выходные возила дочь на соревнования, но, как мне объяснила Грейс, все это приносило удовольствие отнюдь не ей. Так что моя подруга никогда не попадет в олимпийскую сборную, но она по-прежнему могла сесть на шпагат и сделать сальто, не сходя с места. И она всегда выглядела грациозной, чем бы ни занималась.

Дойдя до того места, где сидела я, она изящным движением опустилась на землю и протянула мне банан, который я попросила принести.

– Ну как ты теперь? – мягко спросила она.

– В порядке. Прости, дала волю эмоциям. Ты же знаешь, что со мной творится, когда я злюсь, а мысли о нем приводят меня в самую настоящую ярость. Но сейчас я уже успокоилась, поэтому я просто не буду больше думать о его лжи. – Я надеялась, что это ее удовлетворит. Мне совершенно не хотелось возвращаться ко всей этой истории.

– Как скажешь, – как и полагается подруге, ответила Грейс. – Ты пропустила классную свару, которая произошла в кафетерии, – добавила она с лукавым блеском в глазах, хорошо зная, как именно можно меня отвлечь. Затем она в красках описала перепалку с использованием грубой брани между двумя девочками из младших классов, стоявших в очереди за обедом. До рукоприкладства дело не дошло, поскольку ему помешали подоспевшие старосты, но еще чуть-чуть – и разразилась бы настоящая потасовка. У Грейс был дар рассказывать истории, она умела имитировать выговоры и акценты, и вскоре я уже покатывалась со смеху. Это было как раз то, что нужно, и к тому времени, когда мы направились к зданию школы, чтобы пойти на послеполуденные уроки, все мысли о Робе и его вранье отодвинулись на самый дальний план.

Реакция

Когда мы с Джошем приехали из школы, дом был полон народа, включая моих бабушку и дедушку, что лишило меня всякой возможности улизнуть в какой-нибудь тихий уголок, где я могла бы поговорить с Кэллумом. Я помогла маме приготовить ужин, и мы все сели за стол. Бабушке и дедушке очень хотелось узнать, как у меня идут дела с уроками вождения. Я рассказала, что проезжала вместе с инструкторшей мимо их дома всего несколько дней назад, и папа тут же решил, что я должна отвезти их домой, чтобы попрактиковаться. Поэтому после ужина я помогла им втиснуться на заднее сиденье «мини», и мы поехали в Кью под присмотром сидящего на пассажирском сиденье папы.

После того как мы высадили их перед домом, папа откинулся на спинку своего сиденья.

– Ты неплохо вела машину, Алекс. Как насчет сдачи экзамена на права?

– Вообще-то мисс МакКейб сказала, что мне уже пора подавать заявление. Она считает, я готова.

– Я с ней согласен. Только не затягивай с этим делом, не то станешь водить, как заправский водила, а не как ученица, и уж тогда они точно тебя завалят!

Поездка домой дала время для того, чтобы придумать, как все-таки увидеть Кэллума. Доехав до дома, я припарковалась и, когда папа начал вылезать из машины, крикнула ему вслед:

– Думаю, я еще посижу здесь и повторю правила дорожного движения. Увидимся дома.

– В самом деле? – удивленно спросил папа. – А я-то думал, ты давно выучила их назубок.

– Просто мне надо кое-что перепроверить.

– Ну и странные же у тебя бывают идеи, – сказал он, смеясь. – Что ж, развлекайся! – Он закрыл дверь машины и пошел в дом.

Я несколько секунд подождала, чтобы удостовериться, что вокруг никого нет, потом прошептала:

– Кэллум…

На этот раз мне не пришлось ждать ни секунды. Должно быть, он находился совсем близко. Я повернула зеркало заднего вида и дамское зеркальце на противосолнечном козырьке, чтобы видеть его в них обоих.

– Привет, – произнес он, уткнувшись лицом в мои волосы. – Я по тебе скучал. Ну как, остаток дня прошел лучше?

– Да, лучше… и мне ужасно жаль, что тебе пришлось наблюдать меня в таком виде.

– Брось, не извиняйся, ты была возмущена! Я всегда только рад, если ты меня зовешь. По правде говоря, – он замолк, явно смутившись, – это… здорово, когда ты кому-то нужен.

– О Кэллум, благодаря тебе я чувствую себя куда лучше.

Он фыркнул.

– Я заперт в другом измерении. Не понимаю, как это может хоть что-то сделать лучше. – Но по его смущенной улыбке и легкой краске на щеках я видела: он рад слышать мои слова.

– И чем же ты занимался, пока тебя не было? Остался в Ричмонде?

Он устремил взор вдаль.

– Нет, вернулся в собор Святого Павла. Я хотел рассказать им о том, что со мной происходит, на тот случай, если кому-нибудь из них известно что-то полезное, что может мне помочь.

– И как все прошло?

У него по-прежнему был задумчивый вид.

– Они просто утратили дар речи. Даже Кэтрин, а ее редко можно заставить молчать.

– Но кто-нибудь из них выдал тебе что-либо полезное? Кто-нибудь высказал какие-то соображения по поводу причины, по которой я могу вас видеть?

– Нет, ничего. – Он на мгновение отвел глаза. – Похоже, очень редко амулеты всплывают в твоем мире, и, когда такое случается, это для нас важная новость. Я никогда не слышал об этом раньше, потому что за все время, что просуществовал в своем нынешнем виде, это первый такой случай. Всем было крайне любопытно узнать о твоем амулете… и о тебе.

– А как это восприняла Кэтрин?

Его лицо, отражающееся в зеркале заднего вида, омрачила тень.

– Она… она мне сначала не поверила, но в конце концов я ее убедил, рассказав ей немного о тебе. Она понимает, что я просто не мог все это придумать.

Я была вовсе не уверена, что мне хочется, чтобы эта незнакомая мне женщина узнала обо мне слишком много, но она являлась сестрой Кэллума и, возможно, единственным его настоящим товарищем в том странном мире, в котором он обитал, так что я прикусила губу.

– Надеюсь, тебе не пришлось слишком вдаваться в детали?

– Нет, я не сказал ничего из того, что могло бы тебя смутить. Ничего о том, как делаю вот это, – и его длинные пальцы прошлись по моей шее, – или вот это. – И его губы осыпали поцелуями мое плечо.

– Как же мне хочется, чтобы и я могла тебя коснуться! – вскричала я, в бессильной досаде стукнув ладонью по рулю машины. – Ты сводишь меня с ума, а я просто должна сидеть как истукан!

Он сразу же перестал заигрывать со мной, и на лице его отобразилось раскаяние.

– Прости. Я думал, тебе нравится.

– Да я от этого просто в восторге! Мне очень хочется и самой касаться тебя. – Я устремила на него жадный взгляд. – Ты чувствуешь что-то из того, что чувствую я? На днях ты сказал, что ощущаешь слабое сопротивление, когда дотрагиваешься до меня. А что будет, если тебя коснусь я?

Он выпрямился на сиденье.

– Понятия не имею. Может, попробуем? – Он дерзко улыбнулся. – С чего ты хочешь начать?

Внезапно я страшно занервничала, боясь, что не смогу ощутить ничего, прикоснувшись к нему, и точно так же переживая из-за того, что могу сделать, если мне все-таки удастся что-то почувствовать. Теперь в машине было темно, и я могла видеть его лицо только в желтом свете уличного фонаря, стоящего перед домом. Он сидел и терпеливо ждал.

Я подняла руку и увидела, как в зеркале легко касаюсь его щеки. Мои пальцы ощутили легчайшее сопротивление, как будто я касалась мыльного пузыря. Я смотрела, как мое отражение в зеркале гладит нижнюю часть щеки. Его подбородок слегка приподнялся, и я увидела, что он зажмурил глаза. Я опустила руку.

– Ты хоть что-нибудь чувствовал? – разочарованно спросила я.

Его глаза медленно открылись, и в них было столько чувства, что видеть это оказалось почти невыносимо.

– Ты касалась меня, Алекс. Я чувствовал твои пальцы на моем лице. – По его щеке покатилась слеза, и я инстинктивно вытерла ее. Он прижался щекой к моей ладони, явно упиваясь моментом. – Я никогда не думал, что это может случиться, – нежно прошептал он.

Я ощутила трепет от сознания того, что могу сделать. Теперь я могла едва уловимо касаться его точно так же, как он мог касаться меня. Несколько секунд мы сидели молча, погруженные в собственные мысли. Я видела его печальные задумчивые глаза, у которых сейчас был такой же цвет, как у полночного моря.

– О Кэллум, что же нам делать? – спросила я наконец. – Сможем ли мы так жить? – Я подняла руку и пальцами прочертила дорожку на изгибе его шеи.

Он не сразу пришел в себя.

– Не знаю. Я этого не ожидал. – Он минуту помолчал, потом сказал: – Думаю, будет лучше всего, если мы… – Он вдруг осекся. – Сюда идут. Мне пора удалиться. До завтра. Помни: не снимай амулет. – Он быстро нагнулся, поцеловал меня в щеку и исчез.

– Вот черт! – воскликнула я, когда дверь машины открыл Джош.

– Хорошо же ты встречаешь брата! Что ты тут делала так долго? Мама спрашивает, не хочешь ли ты выпить чашечку кофе.

– Вообще-то я пыталась найти здесь хоть чуточку покоя, чтобы ко мне никто не лез.

– Боюсь, я все испортил, – сказал он, отодвигая пассажирское сиденье назад, чтобы разместить в машине свои длинные ноги. – Можно с тобой поговорить?

Я вздохнула. Было очевидно, о чем он хочет поговорить. Я ощутила знакомую смесь чувств: раздражение, благодарность и любовь.

– Я все думаю, что я, по-твоему, должен делать? – начал он. – Этот кретин треплет языком направо и налево, но я до сих пор не знаю, какова твоя версия событий. И я не хочу осложнять тебе жизнь. – Он сконфуженно улыбнулся.

– По правде, я и сама не знаю, что делать. Лично я никому ни о чем не рассказывала, а он утверждает, что бросил меня и теперь встречается с Эшли. Ее так и распирает от самодовольства.

– Знаешь, я ведь могу ему малость пригрозить. Ну, понимаешь, слегка испортить картину…

Я засмеялась.

– Спасибо, Джош. Я ценю твое предложение, но из-за него не стоит себя утруждать.

– Как скажешь. Но я в состоянии хотя бы опровергнуть его вранье. Нельзя же позволять, чтобы это сошло ему с рук.

Я пожала плечами. В общем-то, теперь мне уже было все равно. Джош устремил на меня вопросительный взгляд.

– Ты вполне уверена, что с тобой все в порядке? По-моему, ты ведешь себя во всей этой истории как-то… неестественно вяло. На тебя это совершенно не похоже.

Я кивнула:

– Со мной все путем, правда. Я зла на него, но в остальном это просто пустая трата энергии.

Джош внезапно выпрямился на сиденье.

– У тебя есть кто-то другой, да? Поэтому тебе и плевать.

– Вот это да! С чего это ты так решил? – быстро сказала я, не желая, чтобы он понял, что попал в точку. – Где мне было познакомиться с кем-то другим?

– О, просто мне показалось, это самое очевидное решение проблемы. – В его голосе звучало разочарование.

– Нет, я просто поняла, что он меня не заслуживает, только и всего.

– В этом ты права, не заслуживает. – Несколько секунд Джош молчал. – Не многие люди заслуживают такого наказания, – добавил он с самодовольной ухмылкой, тут же подавшись в сторону, чтобы я не смогла его достать.

Я попыталась было стукнуть его кулаком, но он, как всегда, успел перехватить обе моих руки, прежде чем я нанесла ему хоть сколько-нибудь чувствительный удар. Мы какое-то время просидели в свойском молчании, наблюдая за тем, как соседский пес вдруг помчался вокруг дома, улепетывая от гонящейся за ним крупной лисы. Джош терпеть не мог этого маленького белого терьера, поскольку, когда он был еще ребенком и футбольный мяч залетал к соседям, этот пес каждый раз терроризировал его, когда он приходил за ним. И теперь он удовлетворенно хмыкнул, довольный, что терьер попал в переплет. Но мы не могли просто сидеть и смотреть на столь неравную схватку и, не сговариваясь, оба вышли из машины, стараясь производить как можно больше шума, чтобы отпугнуть лису. Почувствовав себя в безопасности, мелкий паршивец-терьер тут же зарычал на нас, и я мысленно поклялась, что, когда ему в следующий раз понадобится подмога, я просто оставлю его на произвол судьбы.

Я отправилась прямо в свою комнату, но, взглянув в зеркало, обнаружила: Кэллума здесь нет, и легла спать, чувствуя, что какой-то важной части меня не хватает.

На следующий день мне предстоял урок вождения, поэтому я не увидела в автобусе Грейс. Эшли раздувалась от самодовольства, и я по возможности старалась ее избегать. Я не знала, когда именно в моей голове может вдруг возникнуть голос Кэллума, и все время вздрагивала от нервов. Но его все не было, и перед уроком вождения я сняла браслет и положила его в сумку. Я не могла рисковать – а вдруг он появится в самый разгар урока? Без браслета было неуютно, и удручающее чувство утраты, которое я испытывала весь день, стало еще острее.

Но вскоре меня полностью поглотил урок – мы ехали по системе улиц с односторонним движением. Мне приходилось всецело концентрировать внимание на том, чтобы, поворачивая, не разбить машину и не въехать в пешеходов, которые выскакивали из ниоткуда после каждого поворота.

После этого обратный путь показался мне легкой прогулкой, и, к счастью, на парковке оказалось свободно хорошее место. Выключая двигатель, я испустила вздох облегчения.

– Хорошо, – сказала мисс МакКейб. – Сегодня ты ехала очень неплохо. Ты уже отправила заполненный бланк заявления на сдачу экзамена на водительские права?

– Он лежит в сумке, ожидая отправки. Я просто хотела удостовериться, что вы не считаете нашу прошлую удачную поездку случайностью.

– Уж от кого-кого, а от вас я никак не ожидала подобной неуверенности в своих силах. – Она рассмеялась. – Отправляйте заявление и посмотрите, на какое число вам назначат экзамен, и тогда мы посмотрим, сколько еще уроков понадобится.

Она двинулась в сторону учительской, а я – в сторону кафетерия, чтобы по-быстрому съесть сандвич. Я рылась в своем рюкзачке, ища амулет. Едва я успела надеть его на запястье, как в моей голове зазвучал голос Кэллума. Он громко кричал, голос был полон тревоги и напряжен. Мне пришлось резко остановиться и прислониться к стене, чтобы не упасть.

– Как ты могла так поступить?! Ты никогда, слышишь, НИКОГДА не должна снимать амулет! Никогда! Ты поняла?

От этого напора меня шатнуло назад, и я прижала руки к голове, пытаясь унять шум. Возмущенная филиппика то продолжалась, то обрывалась, когда он из-за моих лихорадочных движений терял со мной контакт.

– …Так безответственно… Если бы ты хоть немного представляла себе, насколько это опасно…

– Прекрати! – прошипела я так громко, как только могла, не привлекая к себе излишнего внимания. – Подожди минутку. Мне надо найти тихое место, где я смогу тебя видеть. – Я обошла с задней стороны спортзал и прошла в раздевалки. Быстро проверив, нет ли кого-нибудь в туалетных кабинках, я заклинила входную дверь чем-то вроде импровизированного замка. Затем, мысленно приготовившись, посмотрела в зеркало. В выложенном белой плиткой женском туалете он выглядел дико неуместно. – Ну все, – сказала я. – Успокойся. В чем проблема?

Если бы он мог начать ходить туда-сюда, он бы наверняка это сделал. У него был безумный вид, и он впервые показался мне пугающим. Не сердитым, как когда я впервые увидела его в видении, а по-настоящему пугающим, таким, от которого не знаешь чего ждать. Его голос по-прежнему был резок.

– Ты сняла браслет. Ты сняла амулет, и я не мог… не мог защитить тебя.

– У меня был урок по вождению. И мне показалось разумным сделать так, чтобы меня ничего не отвлекало. К чему превращать это в трагедию? Ты же знал, что я совсем скоро вернусь в школу. – Я никак не могла взять в толк, почему он так возмущен.

– Я же говорил тебе, чтобы ты его не снимала. Это опасно. Ведь теперь они знают. – В его голосе звучала неподдельная тревога, лицо было искажено мукой.

– О ком ты толкуешь? Кто знает?

– Остальные. Люди вроде меня. Я же рассказал им о тебе, помнишь? Когда на тебе не надет амулет, они могут до тебя добраться.

– Что ты имеешь в виду, говоря, они могут до меня добраться? И зачем им это? Я ничего не понимаю.

Я увидела, как он тяжело вздохнул, и подумала: что он скажет теперь?

– Теперь они о тебе знают, и некоторые из них могут захотеть найти тебя. – В его голосе звучала боль.

– Но зачем?

Он был крайне раздражен.

– Их снедает любопытство, и им хочется побольше узнать про твой амулет.

– Ну и в чем тут проблема? Почему мне требуется защита? Ведь никто из вас не может проникнуть в мое измерение.

– Как ты не понимаешь? Я не хочу, чтобы они смогли отобрать хотя бы частицу твоих – наших – воспоминаний.

Это звучало логично – я бы тоже не хотела утратить даже самой малой частицы тех прекрасных воспоминаний, которые подарила мне минувшая неделя, но все равно его реакция была чрезмерной. Я попыталась успокоиться.

– Я понимаю. Я бы тоже предпочла сохранить все эти воспоминания, но ведь это не вопрос жизни и смерти. Расслабься. Ты меня напугал.

Он отошел подальше, встал прямо и несколько раз глубоко вздохнул. Его глаза были закрыты, и я надеялась, что он просто пытается себя успокоить. Через несколько секунд его глаза медленно открылись, и взгляд перестал быть пугающим. Я улыбнулась ему нерешительной улыбкой, и он быстро подошел ко мне опять и коснулся меня, чтобы я могла его слышать.

Я чувствовала прикосновение руки на спине.

– Я вовсе не хотел никого пугать. Я так сильно тебя люблю, что не хочу потерять даже самой крохотной частицы нашей жизни. Прости, что немного переборщил. Просто я не ожидал, что ты это сделаешь. Меня это испугало.

Кое-что из того, что он наговорил, по-прежнему казалось мне полной бессмыслицей.

– Я все так же не понимаю, с какой стати твои друзья могут пожелать явиться сюда и украсть мои воспоминания.

Он явно был смущен.

– Прости. Моя реакция оказалась чересчур бурной – вообще-то у них нет причин действительно захотеть это сделать. Но дело в том, что твой амулет, снятый недавно – и так сильно заряженный, – обладает огромной притягательной силой. Судя по всему, он может привести к тебе любого Зависшего, находящегося в округе, и он делает твои воспоминания куда более соблазнительными. Нет, я не думаю, что они непременно это сделают, но, они могли бы это сделать. – Он постарался довести до моего сознания эту разницу, затем у него сделался немного виноватый вид. – Думаю, я вел себя не очень-то рационально. Ты прощаешь меня?

– Конечно, прощаю. Я просто не понимала, какие проблемы могу вызвать, снимая эту штуку. – Я посмотрела на амулет. – Обещаю никогда его не снимать, если ты пообещаешь внезапно не появляться во время уроков вождения.

– Идет. – Его улыбка по-прежнему оставалась немного вымученной, но, глядя, как в зеркале длинные сильные руки обнимают меня, я подумала, что это уже не волнует мой разум.

Мои дневные уроки в этот день прошли в состоянии легкого стресса. На Кэллума было совершенно непохоже так заводиться. Но потом я подумала: а насколько хорошо я вообще его знаю? Прошла всего неделя с тех пор, как я нашла амулет в песке. Как странно, что за одну- единственную неделю столь многое могло так измениться.

Урок статистики, казалось, тянулся несколько часов. Я то и дело поглядывала на амулет и видела, как по его поверхности пробегают тени, заставляя золотые крапинки мерцать и блестеть. Кто же сейчас рядом, подумала я: Кэллум или один из его таинственных товарищей?

Я специально не позвала любимого по имени вслух, даже шепотом. Мне нужно было время подумать.

Но чем больше я думала о своем странном, неординарном парне, тем сильнее у меня начинала болеть голова от бесконечных вопросов. Я опять прислушалась к тому, что говорилось на уроке, но задания были не особенно трудными – целиком мое внимание такие не займут.

Я посмотрела в окно на дома, стоящие напротив школы, – каждый из них полон любви, надежд и страхов людей, которые в нем живут. И каждый из этих людей отличается от других, с внезапной ясностью поняла я. Мой возлюбленный просто отличается от других чуть-чуть больше. А насколько мне известно, на свете могут быть многие и многие десятки людей, которые делят жизнь с кем-то совершенно необычным.

Думая о нем, я невольно улыбалась. Я понимала, что увязла. Я любила его и хотела, чтобы он это знал. Наверное, он сейчас где-то поблизости, и, схватив тетрадь, я открыла ее на чистой странице.

«Кэллум, ты здесь?»

Должно быть, он стоял прямо за спиной, поскольку и знакомое ощущение покалывания в руке, и его шепот в голове возникли сразу, и мое сердце растаяло.

– Я здесь. – Его голос звучал нерешительно, робко. – Ты в порядке? Я наблюдал за тобой, и ты все время хмурилась. Я боялся, что, возможно, отпугнул тебя от себя.

«Это невозможно. Вероятно, я немного удивлена, но никуда не ухожу».

Он вздохнул с облегчением, и этот вздох показался мне таким реальным, что я огляделась по сторонам, чтобы удостовериться: кроме меня его не слышал никто. Все вокруг были глубоко погружены в теорию байесовского анализа и не обращали на меня ни малейшего внимания.

– Прости, я так себя повел, – сказал он, – но мне невыносима сама мысль о том, что я могу тебя потерять, вот и все. Я никогда не думал, что такое возможно, что я смогу вот так найти тебя, и знай: ты полностью перевернула мою жизнь. Теперь я не могу тебя потерять.

«Можешь не опасаться, потому что меня никто у тебя не отберет».

– Я знаю, вел себя как дурак, – продолжал он, – но я просто хотел оградить тебя от остальных. – Я чувствовала, что он пытается придать своему тону беззаботность. – Ведь в конце концов, если ты сможешь увидеть некоторых из моих товарищей, кто-нибудь из них может понравиться тебе больше.

Я снова начала писать.

«Возможно. Они все такие же красавцы, как и ты?»

Он коротко рассмеялся.

– Ни один из них не в моем вкусе.

«А кто в твоем вкусе?»

Я не могла не задать этот вопрос.

– Ну это просто. В моем вкусе те, кто строен, светловолос и во всем похож на Алекс. Так что конкуренток у тебя нет.

Я уютно устроилась в его объятиях, чувствуя легчайшее, как шепот, прикосновение обвивающих меня рук. Впереди миссис Мосс принялась задавать вопросы, и я поняла, что на какое-то время придется сосредоточиться на них.

«Мне надо учиться. Не мог бы ты просто подождать, не отвлекая меня?»

– Что ж, мне по душе трудные задачи, – усмехнулся он, но после этого затих. Я знала, что он здесь, но только благодаря редким прикосновениям к моим волосам.

Он продолжал молчать, пока я не села в машину, чтобы дождаться Джоша.

– Знаешь, могу сказать тебе, что мне понадобилась немалая выдержка. Не гладить тебя по волосам, по шее – вот так – не проводить пальцами по твоим рукам…

– Ты весьма меня впечатлил. – Я улыбнулась его отражению в зеркале. – После проказ на вчерашнем уроке я была совсем не уверена, что ты можешь вести себя прилично.

Я увидела, как по парковке размашистым шагом идет Джош, и Кэллум внезапно исчез, пообещав прибыть ко мне домой раньше меня.

– Это будет нетрудно, – недовольно проворчала я себе под нос, зная, что Джош за всю дорогу ни разу не превысит скорость.

Джош был в приподнятом настроении. Ему осталось сдать только два экзамена, а затем у него начнется сезон бесконечных вечеринок. Я знала, он планирует закрутить роман с одной из девушек со второй ступени шестого класса, но еще не принял окончательного решения относительно того, как именно привлечь и удержать ее внимание. Я воспользовалась редко представляющейся возможностью безжалостно его подразнить, а потом принялась выдавать практические советы. Наш разговор продолжился и после возвращения домой, и я не могла просто так его прервать – ведь я как-никак была перед ним в долгу за субботний вечер, к тому же ни мамы, ни папы не было дома, поэтому какое-то время я сидела с ним на кухне, наблюдая за тем, как он поедает огромный сандвич.

Когда я наконец смогла оставить его, то взяла из своей комнаты толстую книгу, положила в нее зеркальце и спустилась в сад. Здесь я направилась к тихому уголку возле задней части забора, где стояла раскачивающаяся подвесная скамейка. Никто меня не услышит. Жаль, что я не подумала об этом местечке раньше.

Когда я устраивалась на скамейке, Кэллум уже был здесь, и его голос звучал ласково и приветливо.

– Наконец-то! Сегодня мне пришлось ждать целую вечность.

– Извини, раньше не получилось. Иногда брата просто нельзя подгонять, – с улыбкой извинилась я, вынимая из книги зеркальце.

– Что ж, по крайней мере, теперь ты здесь и в моем распоряжении на оставшуюся часть дня, и весь вечер. Чем бы ты хотела заняться?

– Каковы же варианты? В паб мы пойти не можем, кино теперь тоже не привлекает, а гулять мы уже пробовали. – Я снова улыбнулась ему. – У тебя есть какие-нибудь другие идеи?

Он посмотрел на меня жадным взглядом.

– Есть одна, но и из нее ничего не получится.

Я вздохнула. Он был прав, чего мы действительно хотели, так это крепко обнять друг друга, но это вряд ли когда-нибудь произойдет. И я выбрала вариант, занимающий по привлекательности второе место.

– Если откровенно, мне хочется узнать больше о тебе и твоей жизни. Ты – такая загадка. – Я протянула руку и погладила его по щеке.

– В самом деле? – Он состроил гримасу. – Думаю, тебе не принесет удовольствия то, что я могу рассказать.

– Это маловероятно. Я хочу знать о тебе все, потому что люблю тебя. – Меня по-прежнему охватывал трепет от того, что я могу произнести эти слова.

– Поверь, я не хочу тебя отталкивать: ведь я тоже тебя люблю.

Мое сердце снова замерло, когда он повторил эти слова.

– Ни о чем не беспокойся. Просто расскажи мне все.

Он тяжело вздохнул.

– Ладно. Правда, и ничего, кроме правды. С чего мне начать?

– Как насчет того, чтобы рассказать, что собой представляют обычные сутки твоей жизни? – Он вскинул бровь. – Ну хорошо, так: обычные сутки твоего существования – среднестатистические двадцать четыре часа. Как они проходят?

Я почувствовала, что он устраивается поудобнее, и, положив ногу на ногу, поставила зеркальце на колено, чтобы видеть его лучше.

Я заметила, как он смотрит вдаль, размышляя, и сидела молча. Я понимала, что, когда будет готов, то начнет свой рассказ. И в конце концов он заговорил:

– Одни сутки моего существования… Ну мы спим, во всяком случае, некоторые из нас, поэтому по утрам я просыпаюсь вместе с остальными на Галерее шепота собора Святого Павла. Там мы и располагаемся, можно сказать, что там мы «дома». Мы просыпаемся, чувствуя себя несчастными, именно поэтому ты ни разу не видела меня по-настоящему ранним утром.

Но мне бывает не так плохо, как множеству остальных. Каждый день мы возвращаемся в то состояние, с которого начали свое нынешнее бытие, то есть в то самое душевное состояние, в котором пребывали, когда утонули в реке. Плюс тот запас счастливых воспоминаний, который хранится в наших амулетах, выручает, но большинство из нас все равно чувствуют себя довольно несчастными. Так что мы расходимся в стороны и нападаем на тех, кто приехал в Лондон на работу или на учебу, постоянно ища глазами желтые ауры. У большинства этот процесс занимает целый день, но мне везет больше: обычно я закругляюсь довольно быстро – все зависит только от того, какие фильмы показывают в этот день в кинотеатрах на самых ранних сеансах.

Чаще всего меня отряжают для помощи кому-нибудь. На днях я рассказывал тебе, что бывает, когда Зависший впадает в слишком глубокое отчаяние. Если мы видим, что с кем-то из нас это происходит, наш руководитель – наш лидер, шеф, босс, можешь называть его как хочешь – говорит одному из нас, чтобы он помог такому Зависшему раздобыть то… ну то, что ему необходимо, уговорить его выйти на улицу, чтобы поискать подходящую ауру и собрать нектар. Большинству таких Зависших не по вкусу, когда в помощь им отряжают именно меня, потому что я слишком уж жизнерадостен. Но если не помогать тем, кто катится в пропасть, они оказывают ужасное воздействие на нас всех – они словно излучают отчаяние и тоску, а все остальные впитывают их, поэтому это в наших собственных интересах – помочь им выбраться из этого состояния.

Меня посылают на выручку так часто, потому что я наименее несчастный из всех и мне надо собирать меньше нектара для себя лично. В основном достаточно подхватить одну мысль здесь, другую там с долгими промежутками, у большинства же поиски занимают весь день, и им приходится собирать сотни и сотни мыслей и воспоминаний.

– А кто этот ваш лидер, и как все это работает? – Было странно думать, что какой-то социальной структурой может обладать и такой мир.

– Мы выбираем нового лидера всякий раз, когда старый больше не хочет выполнять эту роль, и наделяем его полномочиями, чтобы он принимал за нас решения. Вполне очевидно, что для нашей группы лучше существовать так, а не в виде неорганизованного сборища отдельных индивидов.

– Но сколько вас? Должно быть, за столько веков во Флите утонули тысячи людей.

– Сейчас нас примерно две сотни, но новички не присоединялись уже давно, и мы не знаем почему. Мы с Кэтрин прибыли последними, и стали исключением. В наши дни Флит в основном течет под землей, и, наверное, причина именно в этом. Старожилы считают, что прожили в соборе Святого Павла уже сотни лет.

– Но тебе неизвестно, когда именно ко всем ним присоединились вы с Кэтрин?

– Нет, точно мы этого не знаем. Когда каждая последующая неделя похожа на предыдущую, трудно вести счет времени. К тому же до встречи с тобой у меня не было для этого причин.

– Ну хорошо, стало быть, днем вы бродите по Лондону, высасывая из людей мысли. А что потом?

– После того как мы весь день собирали нектар, мы должны вновь прийти на Галерею шепота, чтобы провести там ночь. Не знаю, что бы произошло, если бы мы этого не сделали. Мною просто овладевает странная неодолимая тяга возвращаться туда опять и опять.

Знаешь, – добавил он, смеясь, – это из-за нас, а вовсе не из-за акустики в галерее так слышен шепот. Когда мы все собираемся там, а вы поднимаетесь туда и садитесь на скамью, нас там собирается так много, что звук передается через нас. Это радует людей, и тогда кто-нибудь из нас может наброситься на его ауру… – Он замолчал.

– Выходит, у тебя есть друзья? – как бы невзначай спросила я. Я не могла поверить, чтобы к нему не питала интереса какая-нибудь девушка в его собственном мире.

– Да нет, в общем, нет. Это трудно объяснить. Все там слишком поглощены отчаянием и тоской, чтобы тратить энергию на что-то вроде дружбы. Некоторых из них я стараюсь вообще избегать, когда возвращаюсь в собор, но это в основном потому, что они все время слишком уж несчастны.

– Ты коротаешь время с Кэтрин?

– Иногда, но она может оказывать очень угнетающее действие. Обычно мне бывает лучше, когда ее нет рядом.

– Расскажи о ней. Как она выглядит?

– Думаю, ты бы сказала, что она привлекательная девушка. Она среднего роста, у нее длинные светло-каштановые волосы, зеленые глаза, и, наверное, ее можно назвать довольно фигуристой. Сам я об этом как-то не думал. Большую часть времени у нее такой сердитый вид, что мне не хочется попадаться ей на глаза. У нее немного – вернее, очень – вспыльчивый нрав.

Мне не очень-то понравилась Кэтрин, как он ее описал, и я решила больше о ней не спрашивать. Никаких других девушек он не упомянул, поэтому я быстро сменила тему, чтобы он не догадался, почему я вообще завела этот разговор.

– Расскажи мне о вашем лидере, – попросила я. – Как его зовут?

– Его зовут Мэтью, и когда он попал в наш мир, то был значительно старше, чем большинство остальных. Думаю, ему уже за пятьдесят, и он находится в нашей компании уже многие сотни лет.

– А почему вы избрали главным над вами именно его?

– Я тут ни при чем. Он был нашим лидером все то время, что я провел в нынешнем мире. Думаю, его избрали благодаря тому, что для Зависшего он, в общем-то, весьма уравновешен и не пребывает в постоянном унынии. Вообще-то говоря, после того как я рассказал о тебе остальным, я имел с ним отдельный разговор наедине. Мне хотелось выяснить, известен ли ему какой-нибудь способ решить нашу с тобой проблему.

– Насколько я понимаю, он ничего не придумал? – По выражению его лица я поняла, что хороших новостей нет.

– Нет, единственное решение, которое он предложил, – чтобы ты утопилась в реке, что само по себе чудовищная идея, к тому же, поскольку к нам так давно никто не прибывал, вполне возможно, что даже это не сработало бы наверняка. Слишком трудно определить, является ли хоть какая-нибудь открытая часть реки водами Флита. – Он грозно посмотрел на меня. – Ты можешь пообещать, что никогда даже не помыслишь о таком исходе?

Стало быть, мне пришлось бы совершить самоубийство, утопиться в мутных водах Флита, и даже тогда не факт, что я смогу соединиться с ним. При этой мысли мое сердце наполнилось ужасом. Я знала, у меня никогда не хватит духа так поступить, даже если бы я была уверена, что на другой стороне действительно встречусь с ним. Я слишком любила жизнь и свою семью.

Он смотрел на меня с тревогой, ожидая ответа на вопрос.

Как сказать человеку, что ты не станешь ради него умирать? – подумала я. Умереть ради того, чтобы он мог жить, – на это я могла бы пойти. Но умереть, имея лишь небольшой шанс на то, что, расставшись с жизнью, окажешься там же, где и он? Нет, я не смогла бы это сделать. Я попыталась придать своему голосу подначивающий тон:

– Ты, конечно, парень шикарный, – признала я, – но вряд ли я в ближайшее время покончу с собой.

– Правильное решение, – согласился он. – Среди наших есть несколько очень нечистоплотных и опасных личностей. – Он явно был рад, что наш разговор принял игривый оборот.

– Расскажи о ком-нибудь из них, – предложила я.

– Ну, – с воодушевлением начал он, – есть такой тип по имени Артур. Он ошивается в церквях и крадет воспоминания о том, как люди женятся. А еще есть Маргарет. Она питает особое пристрастие к затянувшимся за полночь вечеринкам, и это она виновата в огромном количестве случаев амнезии, которые ошибочно приписывают выпитому человеком спиртному. Один из наших, Лукас, – самый разнесчастный человек из всех, кого я когда-либо встречал, поэтому я не стану знакомить его с тобой. А до того, как я попал в этот мир, там была еще Вероника, которая зависала в студенческих барах. До своего ухода она была худшей из всех. А еще есть Руперт, который специализируется на…

– Подожди, – перебила я. – Что ты сейчас сказал? Про Веронику? Куда именно она ушла?

Его лицо исказилось ужасом. Он открыл рот, но ничего не произнес.

– По-моему, ты сказал, что застрял в этом своем мире и выхода из него нет. Тогда что же произошло с Вероникой?

Знакомство

Я ожидала его ответа. В конце концов с видимым усилием он взял себя в руки.

– Она смогла покинуть собор и отправиться дальше, – сказал он немного погодя, оглядывая сад. – Похоже – хотя это случается крайне редко, – кто-то из нас обретает способность избавиться от той неодолимой тяги, которая заставляет нас возвращаться в собор каждую ночь, и это дает им возможность отправиться в далекое странствие. Думаю, она, быть может, еще когда-нибудь вернется.

Что-то в его рассказе не сходилось. Если дело обстояло так просто, почему же его охватил ужас, когда я задала этот вопрос? И почему, объясняя случившееся, он не смотрел мне в глаза?

– Как думаешь, ты сам сможешь когда-нибудь избавиться от этой тяги и после этого остаться здесь, со мной?

Когда Кэллум снова посмотрел на меня, в глазах его все еще читалось смятение, и, отвечая, он, похоже, тщательно подбирал слова.

– Боюсь, что нет. Я не могу ей противиться. Несколько раз я пытался, но всякий раз ощущал почти физический дискомфорт. Мне всегда приходится возвращаться.

Он явно видел вопрос в моих глазах.

– Дело не в том, что я не хочу остаться здесь, с тобой, вовсе не в том, правда. Я был бы счастлив остаться с тобой, но я вынужден возвращаться в собор.

Что бы он от меня ни утаивал, я не могла сомневаться в том, что действительно ему дорога. Я смотрела на него, и мое сердце снова сладко замерло. Я улыбнулась.

– Что ж, тогда нам придется просто использовать имеющееся у нас время по максимуму, – поддразнила я и подняла руку, чтобы коснуться сильного плеча, находящегося рядом с моим. Напряженность в его горящих голубых глазах растаяла, и он придвинулся ко мне еще ближе.

Мы провели в саду несколько часов, говоря о самых обычных, нормальных вещах, таких как музыка и фильмы. Поскольку он мог свободно проникать за кулисы всех лондонских концертов музыкальных знаменитостей и всех театральных премьер, ему было что поведать.

Он рассказал, что часто ходит на репетиции своих любимых музыкальных групп, а затем наслаждается их концертами, сидя на самых лучших местах в зале, время от времени пробуя на вкус какую-нибудь короткую мысль или воспоминание. Он был необыкновенно наблюдателен и смешил меня до колик, делясь впечатлениями от наиболее переоцененных широкой публикой музыкальных звезд.

Я попросила его рассказать о моей любимой группе и была рада услышать, что и ему нравятся их песни. Мы оба были на их самом недавнем концерте на крытой арене «Уэмбли», и Кэллум просветил меня насчет того, что именно им требуется в гримерках – я чувствовала, после этого я уже никогда не смогу смотреть на их ведущего певца без понимающей ухмылки.

– А на чей концерт ты собираешься отправиться в следующий раз? – спросила я, желая выяснить, нет ли у меня с ним еще каких-нибудь общих музыкальных пристрастий.

Он слегка наморщил лоб, словно листая мысленный ежедневник.

– Думаю, схожу на большой благотворительный концерт, который должен состояться в «Альберт-холле» на следующей неделе, – решил он наконец и кивнул своим мыслям. – Обычно такие концерты по-настоящему хороши.

– Ни под каким видом! – воскликнула я. – У меня есть билеты на этот концерт – я иду туда с Грейс.

– Отлично – я могу пойти вместе с вами. В кои-то веки смогу получить удовольствие еще и от того, что буду сидеть рядом с кем-то, кого знаю. – И он подарил мне одну из своих самых ослепительных улыбок. – Это может стать нашим первым свиданием с выходом в свет.

– Будет немного странно, если на нашем первом свидании с выходом в свет будет присутствовать еще и Грейс, но я понимаю, к чему ты клонишь, – рассмеялась я. – Тебе придется довольствоваться тем, чтобы дразнить меня, зная, что я не могу ни реагировать, ни отвечать.

– Я это переживу. Может быть, в конце концов мне даже удастся послушать, как ты поешь.

– Это нечестно – ведь ты сможешь наблюдать за всеми знаменитостями еще и за кулисами.

Улыбка исчезла с его лица, и он посмотрел на меня серьезно.

– Не забывай, Алекс, я могу все это видеть, но не в состоянии хоть как-то в этом участвовать. Никто не замечает меня, не спрашивает моего мнения, не говорит мне, что я пою фальшиво, и не пытается вышвырнуть меня вон. Я всего лишь… пассивный наблюдатель. Как бы мне хотелось просто зайти в кофейню и заказать капучино, а потом посидеть, болтая с друзьями.

Я сразу же ощутила раскаяние.

– Прости, я не хотела портить тебе настроение – просто ты только что так удачно рекламировал мне свой стиль жизни.

Это был с моей стороны еще один промах. Он напрягся и отодвинулся от меня.

– Я вовсе не пытаюсь рекламировать тебе этот «стиль жизни». Никого нельзя вынуждать страдать так, как каждый день страдаем мы. Когда я получаю удовольствие, это всего лишь краткая передышка в существовании, полном отчаяния и тоски.

Ситуация становилась все хуже и хуже.

– Я совсем не хочу сказать, что в обозримой перспективе добровольно пополню ваши ряды, – уверила я. – Мне просто нравится, как ты умудряешься извлечь пользу даже из того, что у тебя есть.

Он, как мне показалось, немного смягчился, но между нами все еще оставалась напряженность. Внезапно выражение его лица изменилось, словно до него только что дошла какая-то важная мысль.

– Мне надо уйти, – решительно объявил он. – Я начинаю чувствовать себя несчастным, и именно это заставляет меня искать повод для ссоры. Я пробыл с тобой слишком долго и все это время не собирал счастливых мыслей.

Я вспомнила – Кэллум пробыл со мной почти все время, начиная с обеденных часов, а сейчас уже начинался вечер. Я улыбнулась, чувствуя немалое облегчение от сознания, что причиной вдруг возникшей между нами напряженности стала не я.

– Знаешь, в конце улицы есть кинотеатр. Ты можешь добраться до него за одну-две минуты.

– Хорошая мысль, но вообще-то мне надо вернуться в центр Лондона. Я знаю, Мэтью желает поговорить со мной еще раз.

Я надулась.

– Значит, ты не сможешь вернуться позже?

– Это будет зависеть от того, насколько успешно я смогу собрать нектар и насколько успешно это получится у Мэтью. Мне придется сидеть и ждать его возвращения, а это иногда затягивается надолго. Если получится, я вернусь, но гораздо более вероятно, что это случится только завтра. Ты не обидишься?

– Мне бы очень хотелось увидеть тебя сегодня, если тебе удастся вырваться ко мне, но я все понимаю, правда. Завтра у меня не очень-то напряженный день в школе, так что ты можешь явиться ко мне туда в любое время. Правда, тебе придется вести себя прилично, – подначила я. – Мне предстоит длинная лабораторная работа по химии, и, пока я буду ее делать, меня лучше не отвлекать.

Он рассмеялся.

– Химия кажется мне чем-то еще более скучным, чем математика. Наверное, было бы приятно застать тебя врасплох во время лабораторной.

Я подняла руку и погладила густую гриву его золотисто-русых волос. Он тихо вздохнул, затем отвел голову в сторону.

– Мне правда надо идти. Я люблю тебя. Береги себя. До завтра.

– Удачной охоты. Надеюсь, разговор с Мэтью пройдет хорошо. До завтра. – Я почувствовала, как на долю секунды что-то легко-легко коснулось моих губ, и он исчез.

Сегодня мы были вместе очень долго, это была одна из самых длительных наших встреч. Без него я вдруг почувствовала себя какой-то неполной. Мысль о том, что я не проведу с ним всю свою будущую жизнь, начинала казаться мне столь же невообразимой, сколь и невыносимой. Я сидела на подвешенной раскачивающейся скамейке и смотрела на малиновку, примостившуюся на ветке дерева в нескольких футах от меня и разглядывающую улицу, склонив головку набок.

– Что же мне делать, малиновка? Смогу ли я так жить? Существует ли хоть какой-нибудь способ решить эту нашу с ним проблему?

Малиновка громко защебетала.

– На самом деле это не более вероятно, чем романтическая связь между мной и тобой, да? – Я вздохнула. Малиновка посмотрела на меня другим глазом, издала еще одну трель и улетела. Ее красная грудка промелькнула перед моими глазами, и птицы как не бывало.

Меня захлестнула тоска. Как я ни старалась, я не могла придумать никакого способа, который помог бы нам обойти эту проблему. Все это выходило далеко за пределы законов того мира, который был мне знаком и понятен. Но амулет дает нам возможность входить в контакт друг с другом, вспомнила я. Может, у него есть и какие- то другие, скрытые свойства, которыми мы могли бы воспользоваться. Я посмотрела на него при свете заката и увидела, как камень вспыхивает от проникающих в его глубины солнечных лучей. По поверхности вдруг пробежала тень. Сразу же воодушевившись, я схватила зеркальце и огляделась по сторонам.

– Кэллум? Ты здесь?

Ответа не последовало, а в зеркальце отражался только сад родителей. Должно быть, эта тень мне просто почудилась. Мысленно вздохнув, я собрала вещи и вернулась в дом.

Джош повторял пройденный материал, готовясь к еще нескольким экзаменам, до которых оставались считаные дни, мама и папа были увлечены документальным фильмом. Я сказала, что мне нужно сделать домашнее задание, и направилась в свою комнату.

Я снова была полна чувства бессилия из-за собственной неспособности отыскать решение проблемы Кэллумав Интернете. Я только сейчас осознала, насколько полагаюсь на Всемирную паутину для поиска ответов. Возможно, подумала я, надо вернуться к азам.

Я создала на ноутбуке новый документ и начала записывать все, что узнала об амулете, Зависших и Кэллуме. Начав приводить весь объем информации в порядок, я сразу почувствовала себя лучше. Я содрогалась, когда записывала то, что Кэллум рассказал мне о самоубийстве Кэтрин и о его тщетной попытке ее спасти. Когда я набирала текст, меня осенило. Ну конечно! В Интернете должно быть упоминание об утоплении двух людей. Я быстро сохранила заметки и, открыв Гугл, ввела в поисковую строку слова «Кэллум», «Кэтрин», «мост Блэкфрайерз» и «утопление». Ответ последовал сразу и разочаровал меня. Вообще ничего полезного, но все-таки интересно будет пойти по этому пути дальше, продолжая изыскания. Я посмотрела, что имеется в Сети обо всех самоубийцах, спрыгнувших в реку с моста Блэкфрайерз, потом обо всех утопленниках, утонувших в Темзе вдвоем, но ничего не подходило.

После нескольких часов поисков я наткнулась на документ коронерского суда, в котором были перечислены все случаи утопления в Лондоне начиная с 1970 года. Это тягостное чтение, правда, в последнее десятилетие число погибших резко снизилось, в основном благодаря новым станциям спасательных катеров у мостов, катеров, которые подплывали к людям почти сразу же после того, как они падали в воду.

Но об утопленниках, прыгнувших в Темзу вдвоем, в документе не было ни слова. Возможно, Кэллум что-то напутал в деталях. Я потрясла головой и потянулась, только сейчас осознав, как задеревенело мое тело после того, как я столько времени провела, склонившись над компьютером. Я услышала, как по лестнице в спальню поднимаются мама и папа, и посмотрела на часы. Было уже поздно. Я зевнула, сохранила веб-сайты и выключила компьютер. Можно будет поработать над этим завтра.

Вздохнув с облегчением, я выключила ночник и удобно устроилась под пуховым одеялом. Голова у меня шла кругом, но в сердце моем, в котором жил Кэллум, сиял теплый свет, и, подумав о нем, я невольно улыбнулась. Стоящие перед нами проблемы куда-то отошли, и я почувствовала, что начинаю засыпать.

Я уже почти провалилась в сон, когда почувствовала в руке покалывание, знакомое, но в то же время немного не такое, какое было привычно. Я попыталась сообразить, почему оно другое, и, стряхивая с себя сонливость, потянулась за зеркальцем, бормоча:

– Привет. Я тебя уже не ждала. Что ты здесь делаешь в такой поздний час?

Когда мои глаза приспособились к темноте, меня вдруг пробрала дрожь. Я быстро протянула руку и включила ночник. В зеркале отразилась сидящая за моей спиной совершенно незнакомая мне женщина.

Полностью проснувшись, я оторвала голову от подушки и села прямо.

– Кто вы? И что тут делаете? – прошипела я так громко, как только посмела. Но уже задавая эти вопросы, я поняла, что лицо ее мне до странности знакомо. Его черты были более округлы, чем у Кэллума, но линия носа очень похожа, а длинные густые волосы точно такого типа, как и у него. Передо мной была Кэтрин.

– Значит, ты Алекс. – Это не показалось приветствием или вопросом, это просто утверждение. Ее голос звучал сдержанно, и в нем не было и тени эмоций.

Я выпрямилась еще больше и попыталась убрать из своего тона настороженность:

– Да. И я тоже знаю, кто ты.

Я попробовала окинуть ее взглядом с головы до ног, насколько мне это позволяло маленькое зеркальце. Она была изящна, миниатюрна и, как и Кэллум, одета в старомодный плащ. У нее красивая тонкая шея и горделивая манера держаться. Было очевидно, что красота у этого семейства в генах, потому что она была бесподобна. Ее светло-каштановые волосы рассыпаны по плечам, а в глазах таились такие же золотые искорки, как и у ее брата. Но глаза у нее были не голубые, а ярко-зеленые, и они блестели в свете лампы.

Несмотря на изящество ее форм, от нее исходило чувство всепоглощающей печали. Линия губ, поникшие плечи, взгляд – она была воплощением изумительно красивых отчаяния и тоски.

– Нам надо поговорить. Боюсь, ты ввязалась в то, чего не понимаешь. – Ее голос звучал напряженно, словно ей трудно было выдавливать из себя слова.

Я была настороже. Кэллум явно не питал особо теплых чувств к своей сестре, поэтому я не хотела делать ничего, что могло бы его огорчить, но я также не могла и игнорировать ее.

Я отбросила волосы, упавшие мне на лицо, и застегнула пижаму, стараясь выглядеть так, словно держу ситуацию под полным контролем. И улыбнулась ей так приветливо, как только могла.

– Что ж, я рада с тобой познакомиться. Кэллум часто о тебе говорит.

– В самом деле. – И опять это было не вопросом, а просто утверждением, констатацией факта. Даже если не вспоминать, что Кэллум рассказывал мне о ней, я начинала испытывать к Кэтрин непрязнь.

– Да, он очень много поведал мне о вас всех и о том, почему вы… стали такими. – Я ухитрилась говорить спокойно и дружелюбно. – Он знает, что ты здесь?

Внезапно она коротко рассмеялась.

– Это вряд ли. Он никому не рассказывает, где тебя можно найти.

– Тогда как же ты меня нашла?

– Он не так хитер, как воображает, – ответила она, хотя и не улыбаясь по-настоящему, но все же немного оживившись. – За ним легко было проследить, а потом, когда я подошла ближе, я, разумеется, почувствовала притяжение твоего амулета, и ты была единственной, у кого вокруг головы не оказалось ауры. Так что тебя было легче легкого опознать.

Я вдруг поняла, что она наверняка бродила по нашему дому среди моих беззащитных родных. Я попыталась ничем не выдать своего ужаса и невозмутимо сказала:

– Надеюсь, тебе не было нужды собрать слишком много нектара.

Она фыркнула.

– Здесь не очень-то много радости, так что это не особенно… сытно. – Ее слова удивили меня – мне наш дом никогда не казался несчастливым. Но тут я вспомнила, что вечером делали члены моей семьи: Джош повторял материал по самым нелюбимым предметам, а документальный фильм, который смотрели родители, был о Второй мировой войне. Мысленно я вздохнула с облегчением – мне совсем не хотелось, чтобы у Кэтрин возникло желание проводить время в кругу моей семьи.

– Да, возможно, здесь ты не сможешь найти то, что нужно. Быть может, тебе повезет больше в пабе, который находится в конце улицы.

– Сейчас это неважно, – пробормотала она, затем замолчала. Было очевидно, предстоящий разговор будет трудным.

– Что ж, Кэтрин, это замечательно, что я наконец-то с тобой познакомилась. – Я сердечно ей улыбнулась. – Ты сказала, тебе надо поговорить со мной? Боюсь, сейчас я могу разговаривать только шепотом, иначе перебужу весь дом. Может быть, ты захочешь встретиться завтра, когда нам будет удобно?

Если подождать до завтра, я смогу позвать Кэллума и выяснить у него, как именно, черт возьми, мне следует строить отношения с его сестрой. Задавая ей свой вопрос, я мысленно скрестила пальцы.

– Это невозможно. К тому времени Кэллум вернется, а мне надо поговорить с тобой, пока его нет, иначе… – Она снова замолчала и уставилась в пространство.

– Иначе что? – спросила я. – Разве что-то идет не так?

– Не так? – вскричала она так громко, что я вздрогнула. – Как что-то вообще может пойти не так, когда Зависший связывается с живой девушкой, под завязку набитой свежих приятных воспоминаний и мыслей? Что здесь может быть не так?

Я добавила к своему мысленному портрету Кэтрин злую саркастичность и неумение держать себя в руках.

Я попыталась и дальше говорить все так же спокойно и дружелюбно.

– Извини, – тем же спокойным тоном ответила я, – я явно сказала что-то не то. Почему бы тебе просто не признаться, что тебя беспокоит? – Похоже, в ней шла какая-то внутренняя борьба. Наконец она вздохнула.

– Ты задавала себе вопрос, почему он проявляет к тебе интерес? – Спрашивая, она посмотрела мне прямо в глаза.

Я была не уверена, что понимаю, к чему она клонит, и решила, лучше будет напустить туману.

– Поначалу это, как я полагаю, было любопытство. А теперь… почему один человек вообще увлекается другим?

– Значит, ты не находишь, что в этой внезапной привязанности, которую брат, как он утверждает, испытывает к тебе, есть нечто странное?

Я хотела сказать ей, чтобы она не лезла в чужие дела, но, если я ее рассержу, это делу не поможет, к тому же она явно жаждала мне что-то рассказать.

– Я понимаю, мы с Кэллумом знакомы не очень долго, и понимаю, наше сближение было очень… быстрым. Но такое случается не так уж редко. – Я пожала плечами и посмотрела прямо в ее неподвижные глаза. – Мы испытываем друг к другу очень сильные чувства.

Она покачала головой, и впервые я заметила на ее лице едва заметную натянутую улыбку.

– Похоже, на этот раз у него получилось крепко тебя заарканить, не так ли?

– Что ты хочешь сказать этим своим «на этот раз»?

– Ой, да брось! Ты кажешься сообразительной девушкой. Неужели ты воображаешь, будто амулет оказался в реке просто так? Что ты случайно явилась в собор? Что тебе удалось стать любовью всей его жизни за такой короткий срок? Подумай об этом!

Мое сердце сжала холодная рука страха.

– Что ты хочешь этим сказать? – прошептала я.

– Я хочу сказать, что ты стала жертвой опытного манипулятора. Вообще-то у тебя не было ни шанса. Ты слишком молода и неопытна.

– Я достаточно взрослая, чтобы знать, что делаю. – Я с вызовом вскинула подбородок.

Она издала короткий сухой смешок.

– Неужели? Дай я угадаю. Он сказал тебе, что спрыгнул с моста Блэкфрайерз, пытаясь спасти меня; что он отбирает у людей только малозначительные воспоминания; что еще никогда не испытывал таких чувств к кому-либо другому – мне продолжать?

Я увидела в зеркальце собственное ошеломленное лицо, когда в ужасе взглянула на нее.

– Я не понимаю.

– Он делает это все время. – Она говорила медленно, четко выговаривая слова, как будто беседовала с маленькой и глупой девочкой. – Ты у него не первая и вряд ли будешь последней. И, разумеется, ему также нравятся твои подруги.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Он всегда отдавал предпочтение воспоминаниям молодых девушек, а еще лучше – девушек-подростков. По его словам, у них «текстура» лучше, чем у воспоминаний других людей. Полагаю, он поверить не мог в свою удачу, когда амулет нашла школьница.

– Нет, этого не может быть! Это ужасная мысль. – Наверняка она про все это наврала. Кэллум никогда не поступил бы так с моими подругами.

– Да, – продолжала она все тем же спокойным, ровным тоном, – это ужасно, не так ли? Брат рассказывал мне, что от твоей подруги с длинными темными волосами сумел получить особенно хорошие результаты и что на нее было приятно смотреть, когда он собирал нектар.

Я была так ошарашена, что не могла произнести ни слова. Нет, я не верила, что он крал воспоминания у Грейс. Наверняка она ошибается. Наконец я обрела дар речи.

– Нет! Это все неправда!

– Бессмысленно это отрицать. Ты же сама знаешь – я говорю правду. – Впервые она выглядела встревоженной – а не просто безучастной или раздраженной. – Подумай об этом – зачем еще ты можешь ему понадобиться? Ты всего лишь обыкновенная девушка.

Холодная рука в моей груди сжимала сердце так крепко, что я едва могла дышать. Я попыталась взять себя в руки и начать мыслить рационально. Он и правда был до невозможности красив, но это ничего не значило. Меня всегда учили верить в себя и в свои силы. Ей не удастся с помощью запугивания заставить решить, что я для него недостаточно хороша. Я несколько раз вдохнула и выдохнула, чтобы успокоиться.

– Никто не кажется «обыкновенным» тем людям, которые их любят. Кэллуму и мне просто повезло, мы смогли найти друг друга. Я знаю, это будет немного труднее, чем я себе представляла, но надеюсь, мы отыщем способ быть вместе.

– Но ты и сама должна понимать, что верить в это просто нелепо. Он здесь, а ты там. Он знает, что из этого никогда ничего не выйдет – он просто играет с тобой.

– Но зачем ему это? Какая от этого польза?

– Я вижу, он был весьма… осторожен в своих рассказах. Я права относительно того, что он тебе говорил? Относительно того, как попал сюда?

Я не могла этого отрицать.

– Да. Он мне об этом рассказал.

– И ты ему поверила?

– А с какой стати мне не верить?

– И он ответил абсолютно на все твои вопросы о нас или же отвечал… лишь выборочно? – Она вопросительно вскинула бровь, став в это мгновение еще более похожей на Кэллума.

Я не могла этого отрицать. Я вспомнила все моменты, когда он начинал говорить уклончиво: о Зависшей, которая ушла, о том, что способен делать амулет, и о том, что может случиться, если я сниму браслет. Я отвела взгляд и прочла в ее улыбке торжество.

– Как видишь, он не был с тобой откровенен. Позволь мне заполнить эти пустоты. На самом деле Кэллум, разумеется, всего лишь мальчишка, но он занимается такими вещами столько времени, что успел по-настоящему поднатореть.

– Всего лишь мальчишка? Но сколько же ему тогда лет?

– Никто из нас точно не знает своего возраста, но я полагаю, что он сейчас – вернее, был до того, как попал сюда – в раннем подростковом возрасте. Он может оказаться ужасно инфантильным.

Я ощетинилась.

– Но он вовсе не выглядит таким уж юным.

– О, знаешь ли, наш мир делает с людьми странные вещи. И дело не только в амулетах и чудных плащах. Думаю, он меняет нас и в других отношениях. Кэллум – всего лишь мальчишка.

– Значит, ты явилась сюда, проделав весь этот путь, лишь для того, чтобы открыть мне глаза на его юный возраст? По-моему, дело того не стоило.

Она покачала головой.

– Дело не в этом. Я считала, мой долг – предупредить тебя об опасности.

– О какой опасности?

– О той, которая исходит от Кэллума.

– Но какую же опасность он может для меня представлять? Он там, а я тут. Он никому не может причинить вреда.

– А что именно он рассказал тебе об амулетах?

– Ну, он сказал, что вы пользуетесь ими каждый день, чтобы собирать и хранить счастливые воспоминания других людей. Он сказал, что они оказываются на ваших запястьях, когда вы выбираетесь из реки, и что вы не можете их с себя снять. – Я замялась. – А мой амулет позволяет мне общаться с ним… и с тобой, – добавила я как бы невзначай.

Кэтрин кивнула, как будто мысленно подтверждая то, что уже знала.

– Я так и думала – он ничего не сказал, – прошептала она, словно говоря сама с собой.

– На что именно ты намекаешь? – Мой шепот становился все громче.

– Когда амулет носит кто-то из вас – в твоем мире, – он постепенно собирает все ваши самые лучшие воспоминания. Затем, когда дело сделано, Зависший все забирает. И тогда он сможет уйти. – Она улыбнулась одними губами. – Так сказать, «в отпуск». В его амулете хранится столько всего, что он сможет избавиться от необходимости и дальше каждый день заниматься тяжелым и однообразным трудом по сбору нектара. Он уже проделал это несколько раз. Похоже, он очень остро чувствует, когда кто-то в вашем мире находит такой амулет, и, разумеется, он великолепно навострился в перекачивании огромного количества самых качественных воспоминаний.

Она посмотрела на мое искаженное ужасом лицо и скорчила гримасу.

– Я вижу, что мне придется потрудиться, чтобы убедить тебя. Дай мне подумать, что именно он мог тебе сказать. Что ты первая девушка, которую он полюбил? Что ты трогаешь его сердце, как никогда не удавалось никакой другой? Что ты придала его существованию смысл?

Холодный страх в моей груди начинал распространяться. Мне становилось все труднее сосредотачиваться. Она наверняка все говорит не так. Он мною не манипулирует – я была в этом убеждена. Но он действительно в разное время сказал все то, о чем упомянула она. Может ли это означать, что она говорит правду? Я не хотела этому верить. Должно быть и другое объяснение.

– Нет! – прошипела я, стараясь держать себя в руках. – Я не желаю этого больше слушать. Возможно, у тебя и добрые намерения, но я тебе не верю.

– Просто подумай о том, что сказала. И подумай о том, что тебе сказал он. А потом о том, чего он не сказал. Ну а затем спроси его об Оливии.

Она не могла добавить ничего, что было бы еще хуже.

– Значит, он не сказал тебе об Оливии? – продолжала она, опять покачав головой и отбросив длинную гриву своих золотисто-русых волос обратно на плечи.

– Кто она? – Мой голос звучал глухо.

– Его девушка. Они вместе уже много лет. – Кэтрин продолжала сидеть и пристально наблюдать за тем, как рушится мой мир.

– Я тебе не верю.

– Просто спроси его о ней. Он проводит с ней каждое утро. Послушай, что он скажет, и уж потом решай.

– Почему ты мне все это говоришь? – Я едва смогла выдавить из себя эти слова.

– Мне надоело наблюдать за тем, что он делает с людьми. Он делает эти чудовищные вещи, а затем исчезает на многие и многие месяцы. Это оказывает деструктивное влияние на нас всех и очень расстраивает Оливию, а поскольку она моя подруга, я… я решила положить этому конец.

– И… что же, по твоему, я должна теперь делать?

– Во-первых, перестань носить амулет.

– Кэллум сказал, чтобы я никогда его не снимала, что это опасно.

– Тогда ты должна решить, кто из нас говорит правду. Подумай обо всем этом, потом задай ему эти вопросы, а после этого и решай.

– А что, если я поверю тебе, а не ему? – Я не хотела думать, будто такая возможность вообще существует, что она действительно говорит правду, но мне хотелось узнать, из каких вариантов я смогу выбирать.

– Когда ты поймешь, что я была права, просто надень амулет и позови меня по имени, и я приду. Из этой ситуации есть выход, и я буду рада тебе его показать. Ведь в том, что случилось, виновата не ты.

– Хорошо, – прошептала я. Я была уверена, Кэллум не может быть таким чудовищем, каким она его нарисовала, что она говорит неправду и что у нее недобрые намерения. Но вид у нее был искренний, она сидела на моей кровати с выражением тревоги и участия на лице. Я попыталась сесть еще прямее. – Что ж, спасибо за совет, Кэтрин. Когда я буду разговаривать с Кэллумом утром, то непременно задам эти вопросы.

– Я знаю, что ты их задашь и потом позовешь меня. Правда причиняет боль, но поверь мне, я смогу исправить дело.

Я не ответила, просто смотрела ей в глаза, пытаясь увидеть в них правду. Несколько секунд никто из нас не отводил взгляда, затем она чуть заметно улыбнулась.

– Скоро я с тобой поговорю, – уверенно сказала она. А затем исчезла.

Я быстро огляделась по сторонам, используя зеркальце, чтобы увериться, что ее больше нет в комнате. Я опустила голову на подушку; мысли мои неслись в бешеной скачке. Как я могла поверить хоть чему-то из того, что она наговорила? Но, лежа в постели, я то и дело возвращалась мыслями ко всем тем моментам, когда чувствовала, что он чего-то недоговаривает. Я в подробностях вспоминала все наши беседы, пытаясь воскресить в памяти те мгновения, когда меня охватывала смутная тревога, потому что чувствовала: он не вполне со мной откровенен. Нельзя было не признать, что такие моменты были. Он не раз вводил меня в заблуждение – вернее, позволял мне самой впадать в крайности. И он совершенно точно не упоминал при мне Оливию. Я не хотела верить Кэтрин, но в глубине души сознавала, что в том, что она мне сказала, все-таки есть хотя бы какая-то крупица правды.

Единственный способ все выяснить – это спросить обо всем этом Кэллума. Я сжала браслет на запястье и подумала: снимать его или не снимать? Но я не могла заставить себя расстаться с ним – ведь он был моей единственной связью с Кэллумом, и пока я не выясню, что происходит, я не хотела рисковать тем, что у меня есть.

Очная ставка

Утром резко зазвонил будильник, вырвав меня из беспокойного сна. Несколько секунд я просто лежала, чувствуя полную растерянность. Произошло что-то странное, и я знала – это был не сон. Просто я никак не могла вспомнить, что именно. Я повернулась на бок и увидела на тумбочке открытое зеркальце. И внезапно вспомнила все.

Ко мне приходила Кэтрин и рассказала о Кэллуме кое- что такое, чего я не желала слышать. Я крепко прижала к глазам кулаки, но ничего не могла поделать с роящимися в мозгу воспоминаниями. Вчера вечером, окутанная успокоительной темнотой, я была так убеждена, что она говорит неправду, но теперь… Я посмотрела сквозь пальцы на зеркальце – Кэллума не было в комнате. Значит ли это, что он сейчас занят своими шашнями – я едва смогла мысленно произнести это имя – с Оливией?

Я не знала, что делать. Мне абсолютно не с кем было об этом поговорить, и никто, никто не мог мне помочь принять верное решение. Я вдруг с ужасом осознала, что зашла слишком далеко, чтобы можно было рассказать обо всем этом Грейс. Я осталась совершенно одна, и мне не к кому было обратиться.

Погода сейчас под стать моему настроению – все вокруг окутала пелена моросящего дождя, от которого я вымокла, пока пешком преодолевала короткое расстояние до автобуса. Утром я сидела на уроках в оцепенении, и половина моего сознания надеялась на то, что парень так и не появится и мне не придется выяснять, действительно ли он мне лгал, в то время как другая половина моего существа хотела встретиться с ним лицом к лицу, чтобы дознаться до правды. Грейс сразу же почувствовала мое настроение и оставила меня наедине с мыслями.

Он появился, когда утро уже было на исходе, прокравшись в кабинет химии – там проходила лабораторная работа. Он казался таким счастливым, чуть не прыгая от воодушевления перед перспективой провести этот день вместе со мной. Это напомнило мне слова Кэтрин о том, что он еще очень незрел. Я тряхнула головой, чтобы отделаться от этой мысли.

– Привет, красавица! Какое у тебя настроение сегодня утром? Ты готова внести толику оживления в этот скучный урок? Поверить не могу, тебе в самом деле хочется учить всю эту тягомотину. – Лишь на долю секунды прервав свою речь, чтобы перевести дыхание, он продолжил: – Я тут думал о еще нескольких музыкальных группах, на концерты которых мы могли бы сходить. Я заучил наизусть целый список концертов, так что ты могла бы записать его под мою диктовку, а потом мы сможем решить, на какие из них можно будет пойти.

Мне совсем не хотелось портить ему настроение, но я никак не могла сделать того, о чем он просил во время лабораторной работы по синтезу эфиров. Я быстро пододвинула к себе тетрадь.

«У меня болит голова – мне не до игр. Днем буду свободна. Я позову тебя, когда освобожусь».

– Ну ладно. – В этих словах прозвучало явное разочарование. – Ты уверена, что я не мог бы помочь? Может, тебе станет лучше, если я помассирую тебе лоб?

Говоря это, он начал гладить меня по лбу, но мне как никогда надо было сохранять самообладание.

«Это правда здорово, но не сейчас. Может быть, потом?»

– Постарайся освободиться быстрее. – Он поцеловал меня в шею и исчез.

Я впервые солгала ему, и из-за этого было ужасное чувство. Неужели я действительно могу поверить, что он мне лгал? Это казалось таким невероятным.

Урок все никак не заканчивался, и единственное, что я могла делать, – это мысленно составлять бесконечные списки аргументов за и против того, чтобы верить его словам. Мне очень хотелось записать их все, но поскольку я точно не знала, наблюдает ли он за мной, я так и не решилась это сделать.

На обед я не пошла. Поскольку после полудня у меня не было уроков, я могла либо остаться в помещении школы, либо отправиться домой. Обычно в таких случаях я шла в библиотеку или в художественную студию, чтобы поработать над зарисовками, но сейчас мне хотелось побыть одной. Кроме того, я не могла больше ждать – мне нужно было немедля выяснить правду.

И я отправилась в музыкальное крыло школы. По обеим сторонам коридора находились ряды маленьких звукоизолированных комнатушек. Время от времени их двери открывались, и тогда коридор наполнялся либо звуками прекрасной музыки, либо неумелым пиликаньем тех, кто еще только учился играть на скрипке. Я посмотрела на график, в котором было отмечено, какие комнатки сейчас заняты, а какие свободны, и обнаружила, что какое-то время одна из них будет не занята. Мне повезло – этой комнатой пользовались участники театрального кружка, поэтому на стене там имелось большое зеркало.

Я тщательно заперла дверь и закрыла шторкой маленькое смотровое окно. Сев перед зеркалом, я постаралась успокоиться и продумать вопросы, но это было нелегко. Всякий раз, когда я думала, что он, возможно, не станет отрицать, что лгал, мои глаза наполнялись слезами.

Возьми себя в руки, сурово сказала я себе. Ты же еще не знаешь, действительно ли что-то не так. Выясни правду, прежде чем драматизировать.

Я выпрямилась и позвала его по имени. Пора встретиться с ним лицом к лицу и задать ему вопросы в лоб.

Едва я успела произнести его имя, как он появился, все так же полный воодушевления. Должно быть, он наблюдал за мной, поскольку ему сразу же стало ясно, что это за комната.

– Ого, какая клевая комната! Звукоизолированная и пустая – почему мы не подумали о ней раньше? – Он протянул руку к моим волосам. – Сколько у нас времени, прежде чем тебе опять надо будет вести себя пристойно? – Его голос был немного приглушен, поскольку теперь он осыпал поцелуями мое ухо.

Меня разрывали противоречивые чувства. Части моего существа хотелось капитулировать, забыть про Кэтрин и просто наслаждаться моментом. Но другая часть моего рассудка, та, что была практична, не позволяла мне так просто оставить это дело. Меня переполняли мучительные сомнения, и я снова и снова проигрывала в голове то, что сказала мне Кэтрин. Надо было срочно что-то делать.

Я выпрямилась и посмотрела на него.

– Кэллум, пожалуйста, перестань.

Он поднял голову с дерзкой улыбкой на лице, явно полагая, что это просто часть развлечения. Но тут он перехватил мой взгляд, и его лицо вытянулось.

– Что случилось? – тревожно спросил он.

– Мне надо у тебя кое о чем спросить.

– Спрашивай о чем угодно.

– И я хочу услышать честный ответ.

На его лице изобразилась растерянность.

– Само собой.

Я заколебалась. Когда я скажу это, у меня не останется пути назад. Я разрушу либо его доверие ко мне, либо мое собственное сердце, но мне надо это знать. Надо быть сильной.

– Кэллум, кто такая Оливия? – Его лицо сразу же покрылось смертельной бледностью, а рот приоткрылся. – Пожалуйста, скажи. Мне нужно знать.

Он вновь обрел дар речи.

– Откуда тебе известно об Оливии?

– Значит, это все-таки правда. – Мой голос вдруг зазвучал глухо, и я почувствовала, как края моего мира начали осыпаться. Я больше не могла на него смотреть.

– Она просто девушка. Я… я не знаю, что тебе сказать. Она одна из нас.

– Тебе нет нужды объяснять. Мне все понятно. – Я собрала в кулак свое мужество и подняла голову. – Прощай, Кэллум. Было здорово, но мы с тобой оба понимаем, что это не может продолжаться дальше.

Моя рука двинулась к амулету.

– Нет! – закричал он, увидев этот жест. – Не уходи. Я понимаю, что тебя связывает с Робом! Мы можем что-нибудь придумать.

– Роб? При чем здесь он?

– Послушай, я знаю, ты все еще хочешь его, и я могу это понять. Мы все равно можем остаться друзьями.

– Это чушь, и я говорю вовсе не о дружбе.

Я все больше злилась, и мне приходилось прилагать усилия, чтобы держать себя в руках. Я не хотела, чтобы он увидел, как я плачу; лучше будет закончить все это быстро.

– Уже слишком поздно. Ты ничего не сказал мне об Оливии и о том, куда ушла Вероника.

Он пытался овладеть собой, но мои слова о Веронике явно сразили его наповал.

– Я могу все объяснить, – заявил он, определенно смутившись. – Это совсем не то, что ты думаешь.

Я украдкой бросила взгляд на его лицо. Он явно был в исступлении и отчаянно желал, чтобы все осталось как раньше – точно так, как предсказывала Кэтрин. Его чудные глаза были прикованы к моим, умоляя передумать, и на секунду мне показалось, что я утопаю в их глубинах. Что дурного в том, чтобы сдаться, подумала я. Что за беда, если он что-то у меня отберет, если у меня по-прежнему останется хотя бы малая часть его, Кэллума?

Я едва не дрогнула и, пока колебалась, заметила в его глазах проблеск надежды. Этот проблеск и склонил чашу весов – я не заслуживала, чтобы кто-либо так со мной обращался. Я была достойна испытывать любовь к тому, кто будет отвечать мне тем же, и, хотя мое сердце бурно протестовало, я почувствовала все возрастающую решимость.

– Я никому не позволю себе лгать, ни тебе, ни кому бы то ни было.

Его лицо вытянулось вновь.

– Прошу тебя, Алекс, не уходи! Я могу все объяснить, только дай мне шанс.

– Уже слишком поздно. – Я сказала это резко, стараясь скрыть отчаяние. – У тебя этих шансов было более чем достаточно. – Я вздернула подбородок, приказывая себе не плакать. – Пожалуйста, просто оставь в покое меня и моих подруг. Мы не хотим, чтобы ты собирал с нас нектар, к тому же здесь теперь в любом случае будет мало радости. Я брошу амулет обратно в реку для твоей следующей жертвы.

– Нет! Не уходи! Я расскажу тебе все! – В его голосе звучало неподдельное отчаяние.

– Уже слишком поздно, – повторила я, заставив себя отвести глаза от лица, которое я так любила и которое больше никогда не увижу. – Пожалуйста, Кэллум, так будет лучше. Прошу тебя, не пытайся снова вступать со мной в контакт.

Я посмотрела на него сквозь пелену слез. Его голова была опущена, и мне показалось, что на щеке парня блестит слеза. Он тряс головой и чуть слышно шептал:

– Нет! Не может быть! Я не могу в это поверить. Не может быть.

Он запустил руку в волосы, те самые волосы, которых я уже никогда не научусь касаться. Когда он поднял голову, весь его вид выражал неподдельное отчаяние: искаженное мукой лицо, поникшие плечи, опустошенные глаза. Прекрасный огонь, горевший в них прежде, погас. Они казались безжизненными.

Я сглотнула. То, что он собирался сделать со мной и моими воспоминаниями, было определенно чудовищно. Теперь он в отчаянии от того, что я его раскусила. Надо оставаться сильной и закончить начатое.

– Кэллум, пожалуйста, перестань делать это с людьми. Не заставляй кого-то еще пройти через то, что сейчас переживаю я. Просто оставь нас всех в покое. Ты должен уйти. Уйти прямо сейчас. – И, глядя ему в глаза, я сорвала с руки браслет и бросила его на пол. Кэллум замерцал и исчез. Я снова была одна.

Теперь я дала волю слезам. Они ручьями бежали по моему лицу и капали мне на колени. Но я не могла предаваться горю здесь, в этой комнате. Пусть я и не могла видеть его сама, но я знала, что он все еще может видеть и меня, и то, что я делаю. Надо уехать от него. Надо отправиться в такое место, где он никогда со мной не бывал. Я подняла амулет с пола с помощью карандаша и бросила в свой рюкзак. Порывшись в карманах, я нашла бумажный носовой платок, вытерла глаза, высморкалась и только после этого посмотрела на себя в зеркало. Потом отперла дверь и двинулась к ближайшему выходу из школы. Мне не хотелось столкнуться с кем-нибудь в коридоре. На улице моросящий дождик уступил место неяркому, прячущемуся в облаках солнцу, и ко мне со всех сторон неслись голоса девочек и девушек, весело коротающих время: визг учениц младших классов, доносящийся с противоположной стороны игровых полей, ободряющие возгласы зрительниц, наблюдающих за бегуньями на беговой дорожке, тихие разговоры групп, мимо которых я шла.

Все звуки, все картины были приглушены и отдавали чем-то нереальным. Внутри меня корчилась рвущаяся наружу боль, но я заставила себя обуздать ее. Сейчас не время давать ей волю.

Мои ноги сами собой привели меня к воротам школы. Я окинула взглядом автобусы, ища глазами знакомые лица, затем встала на той остановке, где больше никто не стоял.

У меня мелькнула мысль: а что, если он все еще за мной наблюдает? Я не могла этого знать. Возможно, он стоит сейчас рядом со мной. Ужаснувшись этой мысли, я зашагала прочь. Подъехал автобус, идущий в направлении, противоположном тому, где находился мой дом, и я машинально села на него. Я понимала, мне не скрыться от Кэллума, если он твердо решил следовать за мной, но я не могла просто стоять и ждать. Мне надо было чувствовать, что я что-то делаю. Я тупо подумала: интересно, куда направляется этот автобус, когда водитель включил скорость и мы тронулись с места, но, по правде говоря, мне это было все равно. Сидя в углу, я выбросила из головы все мысли и прижалась лбом к холодному стеклу окна. Оно оказалось гладким, не таящим в себе никаких сложностей, и я сосредоточила все внимание на нем.

Автобус ехал по извилистой дороге между магазинами и домами, где люди спокойно занимались своими повседневными делами, и мне казалось таким неправильным, что никто, никто не догадывается о моем отчаянии, что жизнь вокруг идет своим чередом. Через какое-то время я осознала, что здания уступили место парку. Мы направлялись к дворцу Хэмптон-корт.

Хэмптон-корт. До меня медленно-медленно дошло, что это значит. Это хорошее место, подумала я. Там я смогу затеряться в тисовом лабиринте. В это время дня после того, как все утро стояла такая мерзкая погода, там вряд ли будет людно.

Я заставила себя встать, сойти с автобуса и быстрым шагом направилась к лабиринту. Как я и думала, вокруг было мало туристов. И, как я и надеялась, в лабиринте не оказалось почти никого, а мужчина, охраняющий вход, выглядел совершенно безучастным. Я помахала перед его лицом сезонным билетом и прошла через турникет.

Я шагала между старинными стенами из тиса, не думая ни о чем и просто переставляя ноги. Это очень успокаивало. Я видела вокруг только заросли и слышала хруст гравия под моими ногами. Я шла, ничего не замечая, сворачивая за углы, временами поворачивая назад, шагая мимо тупиков и арочных проемов. И все время старалась держать свои эмоции в узде, сосредоточившись только на ходьбе.

Внезапно я осознала: что-то вокруг изменилось – воздух стал свежее, менее тяжелым. Я моргнула и огляделась по сторонам – я зашла в середину лабиринта. Я слишком хорошо знала этот лабиринт, и ноги сами привели меня к его центру. Я была не способна даже как следует заблудиться.

Я почувствовала, мое самообладание дает трещину, и, шатаясь, подошла к ближайшей скамье. Здесь я уронила голову на колени и отдалась горю. На меня накатывали волны тоски. Из моей груди рвались рыдания. Я вдохнула достаточно воздуха, чтобы дать им волю, и судорожные всхлипы последовали один за другим. Я больше никогда не увижу Кэллума.

Я чувствовала, как по моему лицу текут слезы, капая на землю у ног. Моя грудь продолжала вздыматься от горьких рыданий, я с трудом дышала. Мне хотелось только одного – чтобы перед моими ногами разверзлась огромная пропасть и чтобы я могла броситься в нее, забыв обо всем и больше не чувствовать боли.

Когда мне в голову пришла эта мысль, я поняла: именно так себя чувствуют Зависшие, день за днем, день за днем. Я не могла представить себе, что буду просыпаться с этим чувством каждое утро, зная, что это будет продолжаться вечно и выхода нет. На мгновение мне стало их жаль. И жаль Кэллума. Как я ни старалась выкинуть из головы все мысли о нем, я не могла не вспомнить его мягкую улыбку, сильные плечи и страсть, горящую в глазах. Часть моего существа все еще хотела верить, что человек, кажущийся таким добрым, таким хорошим, не может быть так бессердечен и жесток. Но всякий раз мой разум проделывал один и тот же круг и упирался все в те же его недомолвки и ложь.

Меня предали, и я чувствовала: теперь уже никогда не позволю себе так безоговорочно кому-либо верить, так сильно кого-либо любить. Мои мысли вдруг снова начала застилать пелена гнева. Нет, я не дам ему разрушить мою жизнь. Я еще найду кого-нибудь, кого смогу полюбить и кто полюбит меня.

Однако мне не удалось долго цепляться ни за этот свой гнев, ни за мысли о некоем более счастливом будущем. Отчаяние затаилось, ожидая удобного случая снова поднять голову и захватить меня целиком. Я подумала о Кэллуме, и боль вернулась, такая мучительная, что я невольно вскрикнула.

– Простите, мисс, но я уже скоро должен буду закрыть лабиринт, и…

Я открыла глаза и увидела того малого, который стоял на входе и проверял билеты. На его лице отразилось потрясение, когда он взглянул на меня. Он быстро сделал шаг назад, затем взял себя в руки.

– Я не хотел вас беспокоить, но несколько человек сказали, что вы, возможно, не можете найти выход. Если хотите, я вас провожу.

– Нет, все в порядке, – выдавила я голосом, осипшим от рыданий. Я был рада, что мои слезы успели высохнуть. Мне не нужна его жалость. – Я могу сама найти выход. Но все равно спасибо.

Я встала со скамьи и двинулась к выходу из лабиринта. За моей спиной послышалось смущенное покашливание.

– Если хотите, я могу провести вас по тому выходу из лабиринта, который короче всего.

Согласиться было проще, и не прошло и минуты, как я оказалась за пределами лабиринта. Я слышала, как билетер облегченно вздохнул, просеменил к будке и запер по дороге ворота.

Я огляделась по сторонам. Вокруг меня бездонные сады, но в отдалении слышались звуки, говорящие о человеческом присутствии. Я вдруг заметила, что солнце уже стоит низко, и взглянула на свои часы. Скоро наступит вечер.

Я достала из рюкзачка мобильник. На время уроков я выключила на нем звук, а потом так и не включила. У меня было девять пропущенных звонков: от Грейс, Джоша и мамы. А вот Кэллум не позвонит мне никогда, с тоской подумала я. Будь сильной. Не думай об этом. Прослушивая сообщения на голосовой почте, я заставляла себя одновременно идти. Сообщения, оставленные Грейс, поначалу звучали нормально, но потом она начала говорить со все большим и большим беспокойством. Джош оставил эсэмэс, когда я не села в автобус, а мама вступила в игру, когда брат приехал домой без меня.

Мне сейчас было не по силам говорить, так что я отправила каждому из звонивших мне текстовое сообщение, в котором говорилось, что в течение часа я буду дома. Мне просто нужно еще немного времени.

Я медленно прошла через парк ко дворцу. Поскольку время уже было позднее, служители начинали закрывать двери, но я смогла пройти по внутренним дворам. Вокруг меня высились старинные здания, пропитанные историей и памятью веков. И опять мысли вернулись к Зависшим. Бывали ли они здесь в прошлом, подумала я, воруя воспоминания у особ королевской крови? Мне всегда очень нравился этот дворец, он был полон загадок, но сегодня мне казалось, что от его построек просто исходит грусть.

Я вышла из парадных ворот дворцового комплекса и двинулась к Темзе. Этот ее участок не был подвержен действию приливов, как Твикенхем, но и здесь она была очень широка и полна коварных течений. Я вглядывалась в ее глубины и думала: лучше бы мне никогда не находить в водах этот амулет. Теперь я хорошо понимала, почему кто-то мог решить привязать его к камню и утопить. Мне хотелось сделать то же самое или, возможно, вместо этого взять тяжелый камень и разбить его вдребезги.

Я огляделась по сторонам в надежде увидеть камень, подходящий для этих целей, но идущая по берегу пешеходная дорожка была слишком ухожена, чтобы на ней или вокруг нее удалось отыскать достаточно крупные камни. Я посмотрела в рюкзачок – амулет лежал на дне, красивый и кажущийся безвредным. В глубине и на поверхности камня больше не было видно какого-либо движения, словно огонь в камне погас тогда же, когда и в глазах Кэллума.

Если я сейчас просто сожму браслет в руке, то смогу получить Кэллума обратно. Смогу сделать так, что в его глазах вновь заиграет огонь. Эта мысль возникла у меня в голове прежде, чем здравомыслящая часть моего сознания успела подавить ее. Я опять почувствовала, как глаза наполняются слезами. Я понимала, что правильнее всего будет немедля швырнуть амулет в реку. Но что, если я не права? Что, если произошла чудовищная ошибка? Я не могла заставить себя бросить в воду единственное связующее звено, еще соединяющее меня с ним. Я стояла на берегу, и в моей душе бушевала война.

Наконец я приняла решение: амулет должен быть утоплен. Я сунула руку в сумку, нашла карандаш и с его помощью подцепила браслет. Надо его утопить. Он достаточно тяжел, чтобы пойти ко дну и без помощи тяжелого камня. Просто надо зашвырнуть его на середину реки, так далеко, как я только смогу.

Когда я сделала замах назад для броска, амулет скользнул вниз по карандашу и опустился на кончик моего большого пальца.

Голос в голове зазвучал громко и внезапно, и я невольно закрыла уши руками, одновременно крепко сжав холодный металл.

Я слышала его прекрасный голос, прерывающийся от горя и молящий:

– Нет! Не надо! Пожалуйста! Не уходи! Не надо…

Воспоминания о его прекрасном лице, кроткой улыбке и возбуждающем прикосновении, сознание того, что Кэллум где-то рядом, – все это вместе сломило мою волю, убило решимость. Я поняла, что не смогу бросить амулет в реку.

Но я не могла и слушать его дальше. Я снова бросила амулет в рюкзак, и в моей голове вдруг наступила тишина. Мука в его голосе была невыносима. Я почти поверила, что она неподдельна, что он и в самом деле любит меня, но вдруг пронзившее меня воспоминание о выражении неискренности и паники на его лице, когда я застала любимого врасплох, ясно сказало мне: он лжец и я должна с ним порвать.

Я отошла от кромки воды, пытаясь держаться спокойно. Мимо меня шли люди с собаками, не имеющие ни малейшего понятия о смятении, царящем в моей душе. Мне надо идти, двигаться, решила я и повернула назад, в сторону ворот дворца. Отсюда до моего дома пару миль, и если я буду идти быстро, то доберусь до того, как родные начнут снова волноваться.

Я поискала в рюкзаке айпод, делая это очень осторожно, чтобы случайно не задеть амулет. Мою голову заполнила громкая музыка, и я твердо решила ни о чем не думать, пока буду идти.

К тому времени, когда я добралась до дома, я была уже вымотана. Мне совершенно не хотелось отвечать на бесконечные вопросы, так что надо будет сказать им что-то такое, что заставит их замолчать.

– Где ты пропадала, солнышко? – спросила мама. – Мы уже начинали беспокоиться.

– Со мной все в порядке, – без запинки солгала я. – Просто поругалась с одной девочкой в школе, и мне захотелось прогуляться, поэтому я отправилась на прогулку в Хэмптон-корт. – Я почувствовала себя лучше, сказав маме то, что было максимально приближено к правде.

Она устремила на меня испытующий взгляд.

– Ты хочешь поговорить об этом или предпочла бы помолчать?

– В общем-то, предпочла бы помолчать. – Я попробовала улыбнуться, и это почти получилось. – Что у нас сегодня на ужин? – спросила я, пытаясь изобразить интерес, хотя и точно знала – сейчас я не смогу есть.

– Я собиралась приготовить карри, – начала было мама, – но если ты предпочла бы что-нибудь попроще…

Я бросила на нее благодарный взгляд.

– Думаю, так будет лучше. Возможно, я просто приготовлю себе сандвич и приму ванну.

– Как скажешь, дорогая. – Она мягко улыбнулась и подошла ко мне, чтобы поцеловать.

Пару часов я занимала себя различными делами, но когда приблизилось время ложиться в кровать, я начала нервничать. Я чувствовала, отчаяние притаилось где-то рядом и только и ждет, чтобы снова поглотить меня. Мне нужно было что-то такое, во что я смогла бы погрузиться с головой и что совершенно не будет напоминать мне о нем. Мой взгляд упал на книжный шкаф, и я пробежала глазами по названиям книг, мысленно бракуя их одну за другой. Слишком много романтики, слишком много любви. Ни одна из них мне не подойдет.

В коридоре рядом с дверью в спальню стоял большой семейный книжный шкаф, набитый книгами в бумажных обложках. Мама не выбрасывала книги из принципа, поэтому материала для чтения там имелось на годы и годы. Но я не могла рисковать, взяв что-то, чего совершенно не знала, и мне совсем не хотелось читать про насилие полицейских и войны. Наконец мне на глаза попалось то, что надо: книги про Гарри Поттера. В начальных томах нет и намека на романтические отношения, а их сюжеты достаточно увлекательны, чтобы захватить меня даже после того, как я перечитала их по десятку раз.

Я взяла книгу и уселась в постели. Я надеялась, что достаточно устала, чтобы, читая, задремать, хотя на улице еще только-только стемнело.

Какое-то время мой план работал успешно, но в конце концов мысли начали блуждать, уходя от сюжета все дальше. Я вспомнила лицо Кэллума и его последние, полные отчаяния слова. И это самое отчаяние, улучив момент, охватило меня вновь.

Было такое чувство, будто сердце мое полностью разбито и никакая его часть уже не сможет функционировать нормально. Боль была так сильна, что я ощущала ее почти физически. Я свернулась калачиком, чтобы попытаться спастись от нее, но это не помогло. По щекам снова ручьями потекли слезы, пропитывая подушку. Каждый раз, закрывая глаза, я видела его лицо, его ослепительную улыбку и прекрасные глаза. Я видела, как в них зажигаются огоньки, когда он смеется, откидывая голову назад, представляла себе, как меня обнимают его сильные руки. И я чувствовала его прикосновение, легкое, как прикосновение перышка, когда он проводил пальцами по моей руке или осыпал поцелуями затылок.

И все это было ложью, жестко напомнила себе я, когда к горлу подступило рыдание. Я вжалась лицом в подушку, чтобы никто его не услышал.

Всю ночь я прокручивала в голове каждую беседу, которую когда-либо имела с ним, ища зацепки. Всякий раз, когда я вспоминала какую-нибудь недомолвку, нож, вонзенный в мое сердце, поворачивался опять и опять. Ему удалось полностью меня одурачить. Чем больше я об этом думала, тем сильнее убеждалась, что Кэтрин была права.

Что-то еще не давало мне покоя, что-то из того, что сказала она, но мой измученный мозг никак не мог вспомнить, что именно это было.

Только когда занялся рассвет и сквозь занавески на окне начал проникать свет, я наконец смогла заснуть.

Решение

Я проспала недолго, а когда проснулась, отчаяние окутывало меня, как туго обернутое вокруг тела одеяло. Мое сердце было совершенно опустошено.

Я просидела все уроки словно в тумане, напрягаясь изо всех сил, чтобы давать на вопросы учителей разумные ответы. Грейс была явно обеспокоена, но я ничего не могла ей рассказать, и в конце концов она перестала приставать ко мне с расспросами. В полдень я отправилась на прогулку и дошла до самого парка. На текущей по рядом речке находилось гнездовье уток, и в детстве я часто приходила сюда в это время года, чтобы понаблюдать за тем, как утята беспорядочными вереницами плывут за родителями сквозь заросли тростника.

Сегодня здесь поселилась пара лебедей, ревниво оберегающая свое потомство. Вокруг родителей плавало шестеро прелестных маленьких лебедят, похожих на пушистые серые комочки. Увидев, что я за ними наблюдаю, они все вскарабкались на спину матери, под защиту ее мощных крыльев. Их головы ходили то вверх, то вниз так быстро, что теперь мне трудно было их пересчитать, и вид у них был такой комичный, что на мгновение я почувствовала, как мои губы трогает улыбка.

Но потом меня снова окутала пелена отчаяния, словно плотное одеяло, и даже этот крохотный лучик радости был выдавлен из моего сердца.

Не тот ли это лебедь, которого я спасла? – подумала я. Не он ли виноват в том, что мне сейчас так плохо? Я знала, нелепо возлагать на безобидную птицу вину за собственные решения и поступки, но я больше не могла на нее смотреть. Я повернулась и пошла обратно в школу, заставляя себя шагать как можно быстрее. Вторая половина дня прошла не лучше. Я никак не могла сосредоточиться, и мистер Пашута определенно был разочарован моим нежеланием участвовать в работе класса.

– Алекс, вам опять нездоровится? – спросил он, давая возможность уйти с урока. Хотя мне не очень-то хотелось остаться одной, мысль о том, чтобы мучиться и дальше на математике, пытаясь выбросить из головы свежие и такие мучительные воспоминания о предыдущем уроке по этому предмету, который прошел всего несколько дней назад, привлекала меня еще меньше.

– Думаю, скоро начнется мигрень, сэр. Вы не против, если я пойду в общий зал? – Даже я слышала, что мой голос звучит глухо и безучастно.

– Нет, я не против. Вероятно, вам будет лучше остаться там до приезда автобусов, – сказал он. – А домашнее задание узнайте у кого-нибудь завтра.

В общем зале я плюхнулась на кресло-мешок и уставилась в потолок.

Мне никак не удавалось вспомнить какую-то деталь. И по-прежнему казалось, что Кэтрин сказала что-то важное, что-то, что могло бы мне помочь, но я не могла вспомнить, что именно. Мне была невыносима мысль о том, что придется снова проиграть в голове весь наш разговор, но надо было выяснить этот вопрос. Вспоминая все, что она мне сказала, я пыталась не зацикливаться на подробностях его предательства. Что же это было? Она преспокойно спалила мой мир дотла, а потом сказала, что могла бы помочь.

Внезапно я села прямо: вот оно! Кэтрин сказала, что из этой ситуации есть выход, что она может мне помочь. Я совершенно не представляла, что это за выход и как именно она сможет помочь, но, если существует какой-то способ прекратить эту боль, надо выяснить, в чем он состоит. Впервые за последние двадцать четыре часа у меня появилось слабое ощущение цели.

Мне нужно вызвать Кэтрин, но так, чтобы при этом не явился и Кэллум. Она сказала, если я позову ее по имени, она придет, но ведь если я дотронусь до амулета, то сможет появиться и он. Интересно, подумала я, он все еще подслушивает меня или уже вернулся к Оливии? Я полагала, что теперь у него больше нет причин беспокоиться из-за моей особы, ведь теперь он знает: мне известно, что он планировал со мной сделать, а раз так, то я ничем не рискую, если позову Кэтрин. Тиски отчаяния сжали меня еще крепче, когда я подумала об Оливии, и мне стало совершенно ясно, что я просто должна позвать Кэтрин.

Я оглядела общий зал – он был пуст. Я решила, что могу поговорить с Кэтрин прямо здесь, если вставлю в уши наушники от телефона. Я вставила наушники и открыла сумку, в которой был спрятан амулет. Я взялась одним пальцем за ободок и сказала:

– Кэтрин, это Алекс. Нам надо поговорить.

Я убрала палец с ободка и подождала несколько минут, стараясь не дышать слишком уж часто и не думать о том, что, возможно, вместо сестры вызвала Кэллума.

Нервно досчитав до ста, я надела амулет на запястье и позвала еще раз.

– Кэтрин, ты здесь?

Последовало знакомое покалывание, и я поморщилась, не зная, чей голос сейчас услышу.

– Я знала, что ты меня позовешь. – Ее голос звучал буднично, и я порадовалась, что не смотрю в зеркало. Я не хотела видеть ее лицо, оно бы напомнило мне Кэллума.

– Я сделала то, что ты посоветовала, – призналась я. – И задала ему вопросы. Он ничего не отрицал, и я сказала, что не хочу его больше видеть. – Даже этот краткий пересказ был невыносимой мукой.

– Мне жаль тебя. Правда жаль. Он очень искусный лжец. Не твоя вина, что ты поверила его россказням.

Я не нуждалась в ее сочувствии, и мне хотелось сорвать с руки амулет, как только будет возможно, так что я торопливо продолжила:

– Ты сказала, что после того, как я с ним поговорю, ты сможешь мне помочь. Что ты имела в виду?

– Я могу помочь тебе, Алекс. Я могу сделать так, чтобы ничего этого никогда не было.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Подумай сама. Ну что мы делаем?

– Я не понимаю, к чему ты клонишь. – Я старалась не говорить с ней резко. Я понятия не имела, может ли сейчас нас слышать Кэллум, рядом ли он, но даже сама мысль об этом была мне невыносима.

– Каждый день я иду и отбираю у людей их воспоминания, – объяснила она. – О чем бы они ни думали в это время, подхожу я, и – бац – все их мысли исчезли. – Она на мгновение замолчала. – Я могу избавить тебя от всех воспоминаний о Кэллуме. Все станет так, как если бы он никогда не существовал.

Я ощутила холодок в сердце. Будет ли это лучше? Забыть все, что касается его? Снова стать той девушкой на берегу реки в Твитенхеме до того, как нашла амулет? Вчера я хотела именно этого, но тогда я не верила, что это возможно. А теперь, когда мне это предлагают, действительно ли я этого хочу? У меня не останется никаких воспоминаний, я не буду помнить ни его лицо, ни его прикосновения, ни его смех, ни его улыбку. Я не знала, смогу ли пережить утрату, вызванную забвением… но мне было так тяжело выносить боль, которую причиняло мне то, что я помнила. Я не могла принять решение сейчас, так быстро.

– Мне нужно время, – сказала я Кэтрин. – Можно я позову тебя позднее, когда приму решение?

– Не понимаю, почему это так трудно. Все твое отчаяние как рукой снимет. Разве не этого ты хочешь?

– Я не стану принимать решение прямо сейчас. Мне надо подумать, а тебе придется рассказать, как именно это будет происходить. Мне надо приготовиться.

– Хорошо. Позови меня позднее, но помни: чем дольше ты будешь откладывать решение проблемы, тем большую часть твоей памяти мне придется у тебя забрать, так что тебе надо принять решение очень быстро. Скоро я с тобой поговорю.

Она исчезла. Я вынула наушники из ушей и опять повалилась на кресло-мешок. Вокруг меня несколько девушек продолжали читать, работать и разговаривать. Если я приму предложение Кэтрин, то снова стану просто одной из них. Это было так заманчиво. Но забыть все полностью – забыть то, что я почувствовала, когда поняла, что люблю его, не помнить радости, которую ощутила, поняв, что и он любит меня, – могу ли я заставить себя все это потерять?

Но, с другой стороны, ведь все это было не по-настоящему. Все, что он сказал мне, каждый раз, когда он говорил, что любит меня, – все это ложь. А какой смысл хранить в памяти ложь?

Я сидела целый час, пытаясь принять решение. Девушки приходили и уходили, когда звенел звонок на следующий урок, но никто из них меня не беспокоил. Всякий раз, когда мне казалось, что я нашла ответ, моя решимость вдруг ослабевала. В конце концов я свернулась клубком, обхватив голову руками. Измученный мозг не мог со всем этим справиться. Все это было слишком сложно, и мне хотелось одного – чтобы все просто ушло.

Я вдруг открыла глаза, осознав, что ответ на вопрос заключен в этом моем желании: я хотела, чтобы прошлое ушло, и я могла заставить его уйти. Я позову Кэтрин позже, и мы обговорим все детали. Я почувствовала, что меня объял странный покой. Я опять закрыла глаза и попыталась вздремнуть.

Подруги пришли за мной, когда настало время ехать домой, но я продолжила притворяться, будто у меня мигрень. Я чувствовала себя виноватой оттого, что обманываю Грейс. Она была ужасно добра – предлагала болеутоляющие и травяной чай, но я мягко от всего отказалась. Ничего, подумала я, завтра все вернется в нормальное русло. Я вдруг испытала огромное удовлетворение от того, что никому ничего не рассказала о Кэллуме, особенно Грейс, поскольку это бы сделало осуществление плана Кэтрин куда более сложным. Я могла пережить то, что она сотрет все мои мысли о Кэлллуме, но я не хотела быть в ответе за то, что часть воспоминаний утратят и другие.

Когда я вернулась домой, там никого не было, и я поднялась к себе в комнату, чтобы заключить сделку с Кэтрин. Где-то, в самой глубине души, все еще оставалось некоторое беспокойство. Мне были не совсем понятны ее мотивы, и я хотела смотреть ей в глаза, когда она будет излагать мне свой план.

Я неохотно села за письменный стол. В моем сознании промелькнули воспоминания о том, как я сидела здесь, разговаривая с Кэллумом. При мысли о том, что я все это потеряю, я чувствовала себя одинокой и опустошенной, но я понимала: избавиться от этого будет целесообразно. Просто мне было жаль, что нет никакого способа избежать утраты всех воспоминаний о нем навсегда. Мой взгляд упал на ноутбук, стоящий на письменном столе, и меня вдруг осенило.

Я запишу воспоминания на компьютерный файл и сохраню их на флешке. Если я ее запаролю и буду хранить в каком-нибудь надежном месте, то, если когда-нибудь наступит время, когда мне вдруг захочется вернуть свои воспоминания, я смогу узнать обо всем, что со мной произошло. Можно будет использовать видеокамеру ноутбука и просто все на нее наговорить, это не заняло бы слишком много времени, и тогда где-то останется хоть что-то о Кэллуме и о том, что между нами было. Он не будет полностью стерт.

Я откинулась на спинку стула, вполне довольная собой. Это было хорошее решение вопроса. Просто, чтобы осуществить его, мне понадобится немного времени. Я могла бы попросить Кэтрин избавить меня от воспоминаний завтра утром, тогда не придется терять слишком большую часть памяти. Я не знала, сможет ли она отобрать воспоминания выборочно, оставив в моем сознании те из них, которые не связаны с Кэллумом, но тут я вдруг осознала, что мне все равно. Я просто хотела, чтобы страдание закончилось. Я осторожно выудила амулет из сумки с помощью карандаша и положила его на стол, все еще опасаясь, что здесь может появиться Кэллум. Я прикоснулась к амулету и позвала ее. Ничего. Но когда я надела его, она тотчас же появилась за моей спиной. Откинув длинные волосы за спину, она улыбнулась.

– Значит, ты наконец решилась? – спросила она.

– Сначала мне нужна кое-какая дополнительная информация. Каким образом это будет работать? Что мне нужно сделать? Сколько на это уйдет времени? В общем, все в таком духе. Ты согласна? – Я старалась говорить так, чтобы в голосе звучали ободрение и оптимизм.

Кэтрин вздохнула, и мне показалось, что я вижу в ее глазах нетерпение и досаду, но она тут же улыбнулась вновь.

– Разумеется, я расскажу все, что могу. Тебе нужно будет иметь амулет при себе, но не прикасаться к нему. Это очень важно – пока он будет на тебе, я не смогу помочь.

– Хорошо, я это устрою. А что делать потом?

– Тебе достаточно будет расслабиться и начать думать о Кэллуме. – Я почувствовала, что она произносит его имя с отвращением. – Я начну собирать твои мысли. И тогда, как ты додумаешь эти мысли до конца, они исчезнут.

– А это не опасно? – прошептала я.

Кэтрин устремила на меня невозмутимый взгляд.

– Разумеется, все, что мы делаем, сопряжено с каким-то риском, но я хорошо знаю, что творю, и знаю тебя. Тебе это нужно. Мы знаем… – она запнулась, потом продолжила, более осторожно подбирая слова, – по опыту, когда ты пытаешься отобрать у кого-либо значительное количество важных воспоминаний, это может быть… – она снова запнулась, – болезненным и случиться так, что часть индивидуальности этого человека пропадет.

Мне нужно было знать это точно.

– Что именно может произойти? – с дрожью в голосе спросила я.

Устремив взгляд в пространство, она тихо сказала:

– Когда мы пытаемся отобрать у человека более одного воспоминания, а его сознание сопротивляется – пытается удержать эти воспоминания в себе, – тогда этот человек может превратиться просто в пустую оболочку, и в нем едва будет теплиться жизнь. Он останется человеком, но совершенно выпотрошенным, пустым. – Увидев выражение на моем лице, она поспешно пояснила: – Но я возьму у тебя только воспоминания о Кэллуме и больше ни о чем, и ты не станешь сопротивляться: ведь ты расстанешься со своими воспоминаниями добровольно.

Я попыталась держаться спокойно.

– Пустым?

Кэтрин пожала плечами.

– Это может случиться только в том случае, если я отберу у тебя большой объем воспоминаний… и если ты будешь сопротивляться. Но ведь этого не произойдет, не так ли? Тебе же самой этого хочется, верно? Не хочешь же ты жить с сознанием, что Кэллум тебя предал.

В мое сердце словно вонзился кинжал, и я поняла – она права. Я должна довериться ей и рискнуть. Я не могу и дальше чувствовать себя несчастной.

– А как насчет последних дней, когда я уже не чувствовала себя счастливой? Ты можешь забрать и эти воспоминания?

– Обычно я не собираю горькие воспоминания, но, полагаю, придется это сделать, если тебе так необходимо. Для тебя это пройдет тяжелее, но это можно проделать.

Я об этом не подумала.

– Я благодарна тебе, Кэтрин, за то, что ты делаешь для меня, очень благодарна. – Я почувствовала себя виноватой из-за того, что сомневалась в ней прежде. – Итак, сколько времени займет весь этот процесс?

– О, всего несколько минут. Как только ты начнешь думать о Кэллуме, я сразу смогу начать тебе помогать. Затем все твои воспоминания о нем будут стерты, и ты останешься сидеть за письменным столом, не понимая, зачем за него села.

– Нет! Я еще не готова! Ты не можешь сделать это прямо сейчас! – Я едва не вскочила со своего стула, внезапно испугавшись, что она начнет прежде, чем я осуществлю свой план и запишу воспоминания на флешку. На мгновение мне показалось, что она взбешена, затем ее лицо приняло озабоченный вид.

– Ты же не можешь откладывать это вечно, Алекс. Чем раньше это будет сделано, тем легче для тебя пройдет процесс. – Она на мгновение замолчала. – Но ты же не передумаешь, верно?

– Конечно, нет. Просто… – Почему-то мне не хотелось рассказывать ей о том, что я собираюсь все записать. – Мне нужно кое-что сделать, чтобы потом один человек забрал у меня амулет, иначе я не буду знать, что еще он может выкинуть, и у Кэллума останется способ добраться до меня опять.

Она на мгновение задумалась, затем кивнула, и ее гладкие густые волосы рассыпались по плечам.

– Как быстро ты сможешь это устроить?

– Я все сделаю сегодня вечером. Ты сможешь прийти ко мне завтра утром? Я могу выйти на школьную спортивную площадку, чтобы никому не мешать.

На миг мне показалось, что я вижу на ее лице выражение торжества, но оно исчезло быстро: я так и не поняла, действительно ли его видела или же мне показалось.

– Неважно, где ты будешь. Я буду там же. Не забудь положить в сумку амулет, чтобы я смогла тебя найти. Но смотри, не надевай его.

Я внезапно занервничала:

– Это не больно? Я буду понимать, что со мной происходит?

– Нет, нет. Тебе нужно сделать только одно – в назначенное время начать думать о том, что ты хочешь забыть. О чем бы ты ни подумала, какие бы мысли ни проносились в твоей голове, я смогу это забрать, и тебя это никогда уже не побеспокоит.

Я пристально посмотрела на нее. Я знала, что она преуменьшает риск. Но я не видела другого способа избавиться от этой муки. Мое решение было твердо.

– Хорошо. Спасибо, Кэтрин. Я не знаю точно, почему ты это делаешь, но все равно спасибо.

Она отвела взгляд.

– Я делаю это, чтобы преподать ему урок. Нельзя допустить, чтобы он и дальше вел себя подобным образом. К тому же он мой младший брат, поэтому я за него в ответе. Мне жаль, что он причинил тебе такую боль, но будь уверена – больше он этого не сделает. – Впервые на ее лице отразился неподдельный пыл.

– Так когда мы это сделаем? Ты сможешь подойти ко мне завтра в одиннадцать часов?

Я была ошеломлена улыбкой, которая вдруг осветила ее лицо. Когда она по-настоящему улыбалась, ее лицо было прекрасно.

– О да. Я могу оказаться там в одиннадцать. Я тебя увижу. Сладких снов! – И она тотчас исчезла, оставив меня в состоянии легкого изумления.

Я принялась за работу. В моем распоряжении оставалось мало времени на то, чтобы все записать и придумать. И как именно мне поступить с флешкой и амулетом? Надо, чтобы и флешка, и амулет оказались в каком-нибудь безопасном месте, где я не смогу их увидеть и начать гадать, что же это такое, но у меня должен будет остаться доступ к ним на тот случай, если они понадобятся мне в будущем.

Спрятать их в доме – не вариант, спрятать в школе – тоже. Мне надо отдать их на хранение кому-то, кому можно доверять и кто не стал бы задавать слишком много вопросов. В моем окружении был только один такой человек – Грейс. Я знала, она точно сделает именно то, о чем я ее попрошу. Это будет идеальный выбор.

Решив эту проблему, я теперь должна была заняться другой, которая потребует от меня куда больше времени и усилий, а именно начать записывать воспоминания на флешку. Я посмотрела на часы. У меня еще остается масса времени до того, как все вернутся домой.

Я мало пользовалась видеокамерой на ноутбуке, поэтому ушло некоторое время на то, чтобы все настроить правильно. Я понятия не имела, какой объем информации можно записать на найденную флешку. Сколько времени я смогу говорить? Я решила проверить это на практике. Я включила видеокамеру и функцию отсчета времени, чтобы она снимала ровно пять минут, пока я буду готовить чашку кофе. Вернувшись к столу, я просмотрела файл. Все было записано идеально и заняло лишь ничтожную часть объема памяти флешки. Я удалила эту запись и уселась поудобнее. Теперь у меня не осталось предлогов для того, чтобы медлить. Я должна была начать говорить, должна была объяснить, что я делаю и почему.

Я снова колебалась и в глубине души понимала почему: я не хотела, чтобы это действительно стало концом всего. Несмотря на все то, что случилось, несмотря на обещание, которое я дала Кэтрин, на самом деле мне вовсе не хотелось предпринимать что-то, что сделало бы ситуацию настолько бесповоротной.

Чтобы укрепить свою решимость, я заставила себя вспомнить, что Кэллум меня предал. Я посмотрела в объектив видеокамеры, глубоко вздохнула и начала.

Я начала с рассказа о том, как нашла амулет на маленькой отмели в Твикенхеме, и продолжила, ничего не пропуская. Но уже через несколько минут мне стало трудно говорить, и по моим щекам покатились слезы. Воспоминание о том, как я увидела парня в соборе Святого Павла, радость, которая, как мне тогда показалось, отразилась на его лице, воодушевление, охватившее меня, когда у меня появилась возможность говорить с ним, – вспоминать все это было слишком больно. Я быстро выключила камеру и отошла, чтобы поискать коробку бумажных носовых платков. Потом умыла лицо, чтобы успокоиться, и начала говорить опять.

На сей раз я не позволяла себе раскисать. Всякий раз, чувствуя, что мне на глаза наворачиваются слезы, я с силой вонзала ногти в ладони и начинала думать об Оливии. Несмотря на то что я ничего о ней не знала, я испытывала к ней острейшую неприязнь.

Мне не пришлось прерывать речь до тех пор, пока я не дошла до описания того момента, когда осознала, что люблю его. Мне понадобилось какое-то время, чтобы взять себя в руки, и я как раз вытирала лицо, когда услышала, что к дому подъехала машина. Я взглянула на часы и поняла, что пока не смогу продолжать рассказ. Придется вернуться к нему позже.

Во время ужина мама оставила меня в покое: было слишком очевидно, что мне не хочется участвовать в общей семейной беседе. Я заметила, как она переглянулась с папой, и порадовалась тому, что скоро все закончится и им больше не надо будет за меня беспокоиться.

Но у меня все еще оставалось незаконченное дело, и мне не хотелось, чтобы кто-нибудь мешал. Я подумала было о том, чтобы удалиться вместе с ноутбуком в машину или в сад, но и тот и другой вариант были не лишены недостатков. Легче будет немного приврать.

– Пожалуйста, не обращайте внимание на шум, который весь вечер будет доноситься из моей комнаты, – вдруг объявила я, немало удивив этим всех собравшихся за столом – ведь за все время ужина я не произнесла ни слова.

– Конечно, дорогая, – сказала мама. – Но чем именно ты будешь заниматься?

– Это внеаудиторное задание по ведению видеодневников. Мне надо будет наговорить кучу всего на камеру, и все это надо закончить к завтрашнему дню. Вероятно, мне следовало начать работать над этим раньше, – заметила я, изобразив смущение.

Мои родители снова переглянулись.

– Может быть, ты хочешь, чтобы кто-нибудь из нас тебе помог?

– Спасибо, папа, но ни ты, ни мама ничем не сможете помочь. Просто не обращайте внимания на то, что я полночи буду говорить в камеру.

– Только постарайся не ложиться слишком уж поздно, – сказала мама. – Знаешь, по правде говоря, я не понимаю смысла некоторых твоих внеаудиторных заданий…

Я попыталась улыбнуться.

– Я уже почти все закончила. До завтра.

Вернувшись к себе, я снова села перед ноутбуком. Я уже было собралась просмотреть последние несколько минут видеозаписи, но вовремя поняла, что это только вызовет еще большую неловкость.

Я выпрямилась на стуле и снова включила камеру.

Мне пришлось сделать еще несколько перерывов, когда меня обуревали эмоции. Если я когда-нибудь буду пересматривать эту запись, невесело подумала я, мой внешний вид повергнет меня в ужас. Наконец около полуночи я закончила свой рассказ. Я выложила абсолютно все: как работает амулет; каким образом я разговаривала с Кэллумом; что я при этом чувствовала; и как Кэтрин разоблачила его ложь. Я откинулась на спинку стула и почувствовала, как у меня поникли плечи. Мысль о том, что я должна все записать, как-то поддерживала меня, но теперь, когда дело сделано, мне надо было занять себя чем-то другим. Ведь я все равно не смогу заснуть.

Я извлекла флешку из компьютера и уставилась на нее. Просмотрю ли я когда-нибудь эту запись? Если то, что предлагает Кэтрин, действительно сработает, я больше никогда ее не открою и мне не придется слушать рассказ о том, какое глубокое отчаяние я испытываю в этот момент.

Я запаролила файл, чтобы Грейс не смогла его открыть. Если бы она рассказала мне о Кэллуме после того, как я его забуду, это было бы пустой тратой времени и усилий.

Я начала думать о том, что надо будет сделать завтра. Отдать Грейс флешку и амулет, но только после того, как Кэтрин закончит стирать воспоминания – но тут мне пришло в голову, что тогда я уже не буду знать, зачем мне нужно это сделать. Нет, надо сообщить ей обо всем заранее и сделать так, чтобы она точно взяла обе эти вещи. У меня снова начиналась головная боль, и я крепко прижала пальцы к верхней части глазниц. Соберись! строго приказала себе я. Я еще раз продумала все от начала до конца, затем чтобы гарантировать, что все пройдет именно так, как надо, схватила мобильник и начала писать сообщение.

«Привет, Грейс. Моя просьба может показаться тебе странной, но, надеюсь, ты не станешь возражать и выполнишь ее. Завтра в моей сумке будет лежать один пакет, который тебе нужно будет взять. Не могла бы ты спрятать и сохранить его для меня? Пожалуйста, не открывай его и ничего не говори мне о нем, если только я сама тебя о нем не спрошу. Дико, да? С любовью, Алекс».

Я надеялась, что этого будет довольно. Хотя было уже и поздно, я все-таки нажала на кнопку «Отправить». Не прошло и минуты, как телефон загудел в ответ.

«Ты действительно сходишь с ума! Конечно, я все сделаю. Надеюсь, мигрень тебя немного отпустила. С любовью, Грейс».

Я отыскала в столе небольшой конверт с прокладкой из пузырьковой пленки и наклеила на его переднюю часть широкую этикетку. На ней я очень четко написала имя Грейс, вложила в конверт флешку и амулет и тщательно заклеила. На задней стороне конверта я написала собственное имя и указание не открывать его, затем бросила «посылку» в готовый к завтрашнему дню рюкзачок.

Все было готово. Я почувствовала крохотный прилив облегчения, после чего на меня сразу же навалилась волна жуткой усталости. Я легла в постель, надеясь, что меня быстро сморит сон, но не очень-то на это рассчитывая. И очень удивилась, почувствовав, как мои глаза закрываются. Засыпая, я подумала, что, может быть, мне следовало бы еще раз позвать Кэтрин сразу после того, как я закончила все свои дела, но я слишком устала, чтобы вносить какие-то изменения в планы. Я провалилась в сон.

Гонка

Проснувшись, я ощутила подавленность, и мое настроение нисколько не улучшилось, когда я вспомнила, что собираюсь сделать. Какая-то часть моего существа все еще желала сохранить каждое воспоминание о Кэллуме, но я надеялась, что после того, как надо мной поработает Кэтрин, в эту комнату вернется уже другая Алекс, беззаботная.

Сегодня мне предстоял очередной урок вождения – еще одно препятствие на пути к цели, которое мне нужно преодолеть. Как всегда, по дороге в школу машину вел Джош. Он был довольно напряжен, поскольку ему надо было сдавать один из двух последних остающихся у него экзаменов, поэтому ни один из нас не испытывал желания говорить. Когда мы доехали до школы, я пожелала ему удачи, и мы разошлись.

Общий зал был полон народа. Все экзамены, которые должны были сдавать ученицы первой ступени шестого класса, уже позади, так что расписание у всех наших опять стало такое же, как и до начала экзаменационной поры. У большинства был такой вид, словно они ждут не дождутся начала летних каникул, до которых оставались считаные недели. Девушки расслабленно сидели в креслах, не проявляя ни малейшего желания работать и дальше или энтузиазма перед перспективой пойти на очередной урок, болтая, отправляя сообщения по мобильникам либо читая светские журналы.

Я поискала глазами Грейс. Мне хотелось удостовериться, что она ясно поняла, когда именно ей надо будет забрать пакет из рюкзака, но ее нигде не было видно. Я быстро послала ей короткое сообщение и сразу же получила ответ.

«Автобус опоздал. О плане не забыла. Грейс».

Я вздохнула с облегчением и посмотрела на конверт, лежащий в рюкзаке поверх остальных вещей. Вид у него был совсем безобидный, но, взглянув на него, я содрогнулась. Моя душевная боль, прежде такая острая, сделалась тупой, но всякий раз, когда я вспоминала о прошлом, на глаза по-прежнему наворачивались слезы. Я не могла не думать о чудесной беззаботной улыбке Кэллума и о том дне, который мы провели на острове. Все это казалось мне тогда таким настоящим, таким правильным. Интересно, что он сейчас делает? Думает ли он обо мне? Будет ли он когда-либо думать обо мне в будущем?

Я встряхнулась – такие мысли делу не помогут. Вокруг кучковались подруги, строя планы на выходные и на предстоящие каникулы, и, чтобы не раскиснуть, я попыталась сосредоточиться на том, о чем сейчас болтали они.

– Мы должны были пойти в кино, чтобы посмотреть тот фильм, но он перепутал день…

– Если она задаст нам в этом семестре еще эссе, я закричу…

– Фредди сказал, что пройдется вместе со мной по магазинам в эти выходные…

– Как тебе мой новый топик? Он не слишком обтягивающий для первого свидания?

– Мне придется попросить у родителей денег на поездку в Корнуолл, поэтому у меня проблема, ведь они не хотят, чтобы я туда ехала…

Последняя реплика показалась мне интересной, и я прислушалась. Разумеется, это Эшли, и было очевидно, что осуществление ее планов отправиться в романтическую поездку вместе с Робом шло не очень-то гладко. Миа постаралась внести в разговор нотку оптимизма.

– Но тебе же наверняка не понадобится слишком уж много денег, не так ли? Это его дом, и всю еду закупят родители. Тебе понадобятся только карманные деньги на вечер.

Эшли уставилась в пол. Я быстро отвернулась, чтобы она не заметила, что я слушаю их разговор.

– Дело в том, – начала она, снимая с рукава пушинку, – что его родители с нами не поедут.

В этот момент в гуле разговоров как раз наступило затишье, и ее слова услышали все члены нашей компании. Элия ахнула.

– Его родителей там не будет? Ты что, сошла с ума?

– А что? Это касается только нас двоих.

Мне вдруг пришло в голову, что я с ней согласна. Я заметила, как пара ее приятельниц посмотрели в мою сторону, явно все еще беспокоясь о произошедшем давно, но все это казалось мне теперь таким неважным.

Ничто не могло по-настоящему отвлечь меня от мыслей о том, что мне предстояло. Жаль, я не согласилась на это немного раньше. Мне хотелось одного – покончить со всем этим раз и навсегда. Но теперь, думая об этом, я нервничала куда больше, чем ожидала. Мысль о том, что Зависший сделает с моими воспоминаниями, – со всем тем, что делало меня именно такой, какая я есть, – пугала, и мне не давало покоя будничное замечание Кэтрин по поводу того, что может произойти, если что-нибудь пойдет не так. Что же от меня останется? Я успокоила себя, вспомнив ее заверения. Я хотела, чтобы это произошло; она заберет у меня только те воспоминания, которые действительно нужно забрать, и я не буду ей сопротивляться. Когда зазвонил звонок на первый урок, Грейс по-прежнему нигде не было видно, но я не очень-то беспокоилась по этому поводу: чем короче будет наша встреча, тем меньше придется ей объяснять. У меня еще появится возможность переговорить с ней через час или два.

Следующим уроком в моем расписании была химия, и мисс Эймори излагала нам теоретические основы масс-спектроскопии. Мне пришлось сосредоточиться, чтобы понять, что к чему, и это было к лучшему: так я не все время думала о Кэллуме и не мучилась постоянным беспокойством относительно того, что со мной сделает Кэтрин.

Когда началась перемена, я вернулась в общий зал и еще раз заглянула в рюкзак: конверт все еще лежал на самом верху, откуда Грейс его заберет, когда все останется позади.

Меня вдруг по-настоящему охватил страх, и я опять начала гадать, как именно будет происходить то, что мне предстояло. Могу ли я полностью доверять Кэтрин? И в довершение ко всему этому в душе моей нарастала новая тревога: у меня остается всего лишь час или около того, чтобы думать о Кэллуме, а потом он уйдет из моей жизни навсегда.

Я вдруг почувствовала себя по-настоящему больной. По правде говоря, я была почти уверена, что меня стошнит, и со всех ног бросилась в туалет, не обращая внимания на удивленные взгляды подруг.

Я прислонилась лбом к внутренней части двери туалетной кабинки и медленно сосчитала до десяти. Ощущение тошноты немного ослабело, и несколько минут спустя я уже достаточно успокоилась, чтобы выйти из кабинки. Подойдя к умывальникам, я сполоснула лицо холодной водой.

Едва я протянула руку за бумажным полотенцем, как раздался пронзительный оглушительный вой, от которого я вздрогнула всем телом. В ограниченном пространстве школьного туалета пожарная тревога прозвучала еще громче и неожиданнее, чем в других местах.

Я быстро вытерла лицо, вышла в коридор и вместе с остальными ученицами направилась к двери. Мистер Пашута громко выкрикивал указания.

– Это не учения. Уходите немедля, не останавливайтесь, чтобы взять вещи. Сразу идите на эвакуационный пункт.

Вниз по лестнице бежала толпа учениц, и этот людской поток подхватил и меня. Никто из нас не верил, что это и впрямь пожар – из общего зала до нас доносился запах горелого тоста. Кому-то за это здорово влетит.

Мы все выстроились в шеренгу на игровых полях, ожидая переклички. Я нигде не видела Грейс. Я спросила нескольких девушек из нашей компании, не видели ли они ее, но, похоже, никто точно не знал, куда она подевалась, а мой телефон, как я только что осознала, остался в боковом кармане рюкзака, все еще находящегося в общем зале.

Прошла целая вечность, прежде чем пожарная бригада решила, что нам можно возвращаться на уроки, а пока мы ожидали этого решения, нам пришлось выслушать еще одну нотацию.

Похоже, никого, кроме меня, не волновало, что надо опять идти на уроки. Мне же совсем не хотелось расставаться со своим рюкзаком и лежащим в нем конвертом с амулетом. Мысль о том, что его нет рядом, вызывала у меня все большее и большее беспокойство. Я понятия не имела, что может произойти, если в тот момент, когда Кэтрин начнет забирать у меня воспоминания, амулета при мне не будет. Заметит ли она, что его рядом нет, подождет ли, когда он снова окажется при мне? Вернется ли она, чтобы попробовать еще раз? Я бы чувствовала себя куда спокойнее, если бы полностью доверяла Кэтрин, но в ней было что-то такое, что не давало мне покоя. Я буду рада, когда все это окажется позади.

Внезапно директриса сделала нам резкий выговор. Эта часть ее нотации была лаконична и имела прямое отношение к делу. Я редко видела, чтобы она была так зла.

– Целых два раза в течение каких-то двух недель, девушки! Это просто стыд и позор. – Она выпрямилась в полный рост и начала рыскать глазами по аудитории. Мы все быстро потупили глаза.

– И начальник противопожарной службы, и я чрезвычайно разочарованы вашим поведением. Сегодня же днем из школы будут изъяты все тостеры, и каждая ученица, находившаяся в общем зале шестого класса утром, будет оставлена в школе после уроков. А теперь возвращайтесь назад. Мы и так уже потеряли полчаса драгоценного времени занятий.

Неужели прошло уже полчаса? Я в панике посмотрела на часы. Кэтрин согласилась прийти в одиннадцать, а сейчас уже было десять пятнадцать. Стараясь не привлекать к себе внимания, я бочком пробралась в передние ряды, и мы начали постепенно входить в здание школы.

Мне нужно было забрать из общего зала рюкзак, и я зашагала так быстро, как только могла, едва удерживаясь от того, чтобы перейти на бег. Мне удалось опередить большинство подруг, и, оказавшись на лестнице, я трусцой побежала наверх. В коридоре второго этажа все еще никого не было, поэтому никто не заметил, когда я пустилась бежать со всех ног.

Я первой ворвалась в общий зал и со вздохом облегчения крепко прижала старый, потрепанный рюкзак к груди. У меня еще оставалось более получаса. Я начала потихоньку спускаться по лестнице обратно, внезапно осознав, что мое сердце стучит, как молот.

Спускаясь, я закинула рюкзак на спину, одновременно достав из бокового кармана мобильник, чтобы позвонить Грейс. У меня было одно новое текстовое сообщение. Я начала было читать его и сразу же остановилась как вкопанная.

Я сорвала рюкзак с плеча и резко раскрыла его. Конверта не было. Я отодвинула в сторону книги и папки, обыскала каждый его уголок, но конверта так и не нашла. Все происходило словно в замедленной съемке, и меня мороз подрал по спине. Поднимавшаяся по лестнице Илоиз чуть не упала, столкнувшись со мной.

– Что это с тобой, Алекс? У тебя такое лицо, будто ты увидела привидение.

– Ты… ты видела Грейс? – спросила я.

Она посмотрела на меня с любопытством. – Да, конечно. Мы были на уроке географии, а потом она пошла в общий зал. Сейчас она уже уехала в сады Кью, там у них проходит практическое занятие по экологии. Они отправились туда как раз перед пожарной тревогой. А что, вы с ней поругались?

– Мне просто нужно было сказать ей кое- что важное.

– Тогда тебе придется подождать, они будут находиться там еще несколько часов. Я уже ездила на такое занятие на прошлой неделе – это клево. Мы прошлись по подвесной дорожке над кронами. Группа Грейс поехала вместе с учениками из школы для мальчиков. – Последние слова она крикнула через плечо, поскольку напирающая сзади толпа торопливо поднимающихся по лестнице нетерпеливых учениц толкала ее вперед. Я прислонилась к стене, чтобы не упасть.

Спокойно! – приказала я себе. Я стиснула кулаки с такой силой, что ногти вонзились в ладони. Я не подумала о том, что может произойти, если Грейс заберет конверт, когда меня рядом не будет и у меня не останется возможности это проконтролировать. Я рассталась со своим рюкзаком всего на несколько минут, когда пошла в туалет, но в это время как раз прозвучала пожарная тревога. Выходит, меня не было рядом слишком долго.

Сообщение Грейс было яснее ясного:

«Взяла пакет. Все очень загадочно. Поехала в Кью. Вернусь позднее. Тогда мне все и расскажешь. Грейс».

Но указания, которые дала Кэтрин, были не менее ясными и четкими: «Не забудь положить в рюкзак амулет, чтобы я могла тебя найти. Но смотри не надевай его».

Теперь амулет был у Грейс, но она не касалась его. Кэтрин попытается забрать ее воспоминания примерно через – я посмотрела на часы – примерно через тридцать минут. «Когда мы пытаемся отобрать у человека более одного воспоминания, а его сознание сопротивляется, тогда этот человек может превратиться просто в пустую оболочку, и в нем едва будет теплиться жизнь. Он останется человеком, но совершенно выпотрошенным, пустым».

Грейс может остаться ни с чем – она окажется выпотрошенной и будет погублена навсегда.

Меня охватил ужас, ладони внезапно похолодели и покрылись потом, а волосы на затылке встали дыбом. Что бы ни случилось с Грейс, в этом буду виновата я. Я должна предупредить ее, и сделать это быстро. Мои пальцы тряслись, когда я попыталась ей позвонить. В телефоне раздались гудки, но потом он переключился на голосовую почту. В ухе раздался веселый, беззаботный голос Грейс. Прежде я никогда не замечала, как долго она произносит приветственные слова. Секунды текли мучительно медленно, но в конце концов я все-таки смогла оставить сообщение.

«Грейс, это я. Это очень, очень важно. Ты должна избавиться от пакета немедля! Брось его в урну или куда-нибудь еще, пожалуйста! Сделай это прямо сейчас и сразу же перезвони мне».

Но если ее телефон останется переключенным на голосовую почту, вдруг поняла я, может пройти несколько часов, прежде чем она услышит все… Мне нужно срочно придумать запасной план действий. Я напрягла мозги, пытаясь вспомнить, кто еще изучает экологию. Среди предметов, которые выбрала я, ее не было, поэтому я не знала никого из этой группы, и у меня вряд ли есть их телефонные номера. Я подумала об Илоиз – кажется, она что-то знала об этой поездке. Что именно она сказала мне о той группе, которая отправилась в Кью? Я вспомнила: это была смешанная группа, в ней парни из соседней школы. Я знала одного из парней, который изучал экологию, – им оказался Роб.

Мне ужасно не хотелось ему звонить, но у меня не было выбора. Я прокрутила контакты телефона, нашла его номер и нажала на кнопку «Звонок». Я услышала гудки, потом раздался щелчок, а затем записанный механический голос – он меня просто отключил.

Я не могла в это поверить и попробовала еще раз. Механический голос сказал: «Телефон вызываемого абонента, возможно, отключен. Попробуйте позвонить позднее». Я снова посмотрела на часы – я потеряла целых две минуты. Я не знала, что сделает Кэтрин. Что, если сейчас уже слишком поздно и она начала свои попытки отобрать воспоминания Грейс? Если она ищет счастливые воспоминания, то у подруги их более чем достаточно. Но Грейс будет инстинктивно сопротивляться Кэтрин, я это знала. Остановится ли Кэтрин, если милая Грейс окажет сопротивление?

Мои опасения насчет Кэтрин и ее мотивов, мои страхи, которые я в отчаянном стремлении освободиться от мук нарочно отодвинула подальше, в самые отдаленные уголки сознания, нахлынули на меня как неудержимый поток. Внезапно я с ужасом поняла, что абсолютно уверена – Кэтрин отберет воспоминания любой из нас, и ей будет все равно, кто перед ней: Грейс или я. Когда на карту были поставлены моя собственная индивидуальность, мои собственные воспоминания, я готова была заглушить голос разума, звучавший в голове, но теперь я чувствовала – нет, знала, – Грейс грозит чудовищная опасность.

Я стояла перед неизбежным и должна была выбрать одно из двух: либо я продолжу попытки каким-то образом отправить ей сообщение, либо поеду в Кью и сама попытаюсь удалить от нее амулет. Я понимала, что чем больше времени потрачу на попытки отыскать имена и телефонные номера остальных членов группы, тем меньше шансов у меня останется, чтобы добраться до нее самой. Схватив рюкзак, я стремительно сбежала по лестнице и выбежала из здания. Автомобильная парковка находилась рядом с боковым крылом школы, и я надеялась, что никто из учителей не заметит, как я с нее выеду.

На ходу я достала из рюкзака ключи от нашей «мини», стараясь не думать о том, сколько законов мне предстоит нарушить. Но это был единственный выход: Джош сдает экзамен и не может помочь, а автобус доберется до Кью недостаточно быстро.

Садясь на водительское сиденье, я еще раз взглянула на часы. К счастью, ворота школы оказались открыты, и вскоре я уже ехала по шоссе. Я сосредоточилась на том, чтобы не превышать скорость, хотя мне страшно хотелось вжать педаль акселератора в пол. Я доехала до большой автомобильной развязки, выходящей на автостраду, и сидела, барабаня пальцами по рулю и ожидая, когда в потоке машин образуется промежуток.

– Давай, давай, давай, – начала бормотать я, увидев шанс – промежуток между зеленым грузовиком и автофургоном, развозящим заказы на дом. Мне повезло – дорога в сторону Кью был почти пуста. Я нажала на газ, чтобы наверстать упущенное время.

Весь путь меня неотступно преследовали две картины: вот Грейс стоит с непонимающим и растерянным выражением на лице, в то время как незримая сила высасывает из нее все воспоминания о Джеке, а вот она лежит на земле с отсутствующим взглядом и непоправимо затуманенным разумом. Из-за холодного пота, выступившего на ладонях, они скользили, сжимая руль, когда я поворачивала на дорогу, ведущую прямиком к садам Кью. Мне оставалось ехать пять минут, потом пять минут на то, чтобы припарковаться, а затем еще надо будет обшарить триста акров садов. У меня упало сердце. Как я вообще могла подумать, что спасение Грейс возможно?

Но погодите, я же знаю, где именно их искать. Я вспомнила, что сказала Илоиз: они пойдут по подвесной дорожке, проходящей над кронами деревьев, а дорожка эта расположена в юго-восточной части садов, близко от того места, где сейчас нахожусь я. Я все еще могу успеть.

Я продолжала ехать по дороге, пока не увидела первые из ворот для пропуска посетителей. Несколько лет назад я сама проходила через эти ворота, но я была не уверена, что запомнила, куда именно надо идти. Вся обочина дороги была забита машинами, перемежающимися с большими междугородними автобусами – места для того, чтобы припарковать машину, здесь не оказалось. У меня почти не осталось времени, и нельзя было терять ни секунды. Я остановилась перед самыми воротами и, бросив машину, взглянула на часы. Три минуты.

Кинув виноватый взгляд на небольшую очередь на вход, я подбежала к турникету, перемахнула через него и со всех ног понеслась вперед.

Билетерша в будке вскочила со своего стула и заорала на меня, но у нее не было ни единого шанса меня догнать. Я бежала так быстро, как только могла. Когда я глотала воздух, боль обжигала легкие, как огонь, но я не смела остановиться.

Я уже видела впереди подвесную дорожку рядом с пагодой. Я взглянула на часы – одиннадцать ровно. Я опоздала. Где-то совсем рядом Кэтрин начинала высасывать воспоминания Грейс, ее чувства, мысли, забирая у нее то, чего она уже никогда не сможет вернуть. И Грейс начнет сопротивляться…

Я уже была готова рухнуть на землю, когда наконец увидела их.

Сгрудившись вокруг подножия пагоды, группа шестиклассников и шестиклассниц из двух школ слушала лекцию. Я заметила Роба – он со скучающим видом стоял, прислонясь к стене. Но я нигде не видела Грейс.

Я так задыхалась, что не могла кричать, но у меня хватило сил для последнего рывка. Я бросилась прочь от группы, за пагоду, туда, где должна была находиться Грейс. Я не могла терять времени на объяснения: чем скорее я доберусь до подруги, тем меньше она потеряет.

Наконец я увидела ее – она стояла в тени пагоды, этого странного здания, выстроенного в восточном стиле. Она была одна и стояла, прислонясь спиной к стене. Поначалу мне показалось, что я подоспела вовремя, но тут я заметила ее неестественную неподвижность. Она стояла так прямо, будто проглотила кол, держа руки на некотором отдалении от тела и задрав голову. Глаза ее остекленели.

Я опоздала.

Пробегая последние несколько метров, я заметила, как ее тело дергается, словно от ударов током. Я остановилась и схватила рюкзак, крича:

– Кэтрин, перестань! Ты нацелилась не на того человека.

Но толку от моего крика не было никакого. Я начала возиться с застежками рюкзака Грейс. Вот и конверт. Трясущимися руками я разорвала его, и амулет упал мне на колени. Я подхватила браслет, сразу же надела на запястье Грейс и, все еще держа его, закричала опять:

– Кэтрин, перестань! Тебе нужна я!

Крикнув это, я отпустила амулет, и Грейс тотчас рухнула на землю у моих ног. На мгновение меня охватил ужас: то, что случилось с Грейс, может теперь случиться со мной, но у меня не было времени как следует это обдумать. Я была уверена, что Грейс теперь вне опасности, ее защитит амулет, но за одну-единственную секунду я осознала: мой тщательно разработанный план по хранению амулета в надежном месте полностью провалился. Грейс никогда не узнает, что ей нельзя его ни носить, ни вернуть мне. Передо мной на траве лежала флешка, выпавшая из конверта, когда я разорвала его.

Но беспокоиться об этом уже поздно. Я ничего не могла остановить. В моей голове мелькнула утешительная мысль: скоро я получу прежнюю жизнь назад. В моем сознании, тесня одна другую, возникали мысли о Кэллуме, и я ждала, когда Кэтрин их заберет. Я думала о его прикосновениях, его улыбке, его смущении, когда я сделала ему комплимент. Воспоминания проносились в моем сознании, как быстро прокручиваемая видеозапись, растворяясь, прежде чем я могла их осмыслить. Ощутив слабый укол паники, я осознала: Кэтрин здесь и она вытягивает их из моей головы, разматывая самую важную часть моей жизни, как сматывают нитку с катушки.

Я старалась не сопротивляться, чтобы сделать этот процесс легким для нее и безопасным для меня. Воспоминания все прокручивались и прокручивались перед моим мысленным взором: я увидела, как стою на отмели у Темзы, разглядывая ослепительный голубой камень, украшающий браслет, но потом я осознала, что думаю о недавних экзаменах… о том, как мы с Грейс планировали привлечь внимание Роба и Джека… о Рождестве… о нашем семейном отдыхе в Испании в прошлом… Воспоминания мелькали все быстрее и быстрее, а потом исчезали. Я снова увидела себя: сначала я была неловкой девочкой-подростком, потом превратилась в ребенка. Я увидела себя на игровой площадке подготовительного класса начальной школы – длинная светлая коса летела за моей головой, отражаясь в оконном стекле, пока я носилась по площадке вместе с подругами; вот мои родители, совсем еще молодые, учат меня плавать в бассейне при начальной школе, в которой учится Джош; вот моя любимая мягкая игрушка – видавший виды щенок. Все эти воспоминания представали передо мной лишь на мгновение, а потом утекали прочь.

Вся моя жизнь исчезала. Я чувствовала, как из меня вырывают все, что делало меня мной. Я словно смотрела видеозапись, показываемую на стене туннеля, в то время как сама я неслась к черной дыре в его конце.

Слишком поздно я поняла, что меня обвели вокруг пальца. Сквозь туманный вихрь, в который превращалось мое прошлое, я чувствовала: рядом со мной стоит какое-то злобное существо, смеющееся от радости и торжества.

Черная кромешная тьма все приближалась, и теперь я помнила только одно: то, что кто-то любил меня. Я цеплялась за это воспоминание, но тут последнее из того, что я помнила, унеслось прочь, и я почувствовала, как падаю наземь.

Больница

Я пыталась выбраться из непроглядной черной тьмы, ощупью ища путь в странном тумане, окутывающем мозг. Но как я ни старалась, вокруг был только мрак. Мое тело было тяжелым, руки бессильно лежали вдоль боков. Где я? Туман клубился и становился все гуще, и я почувствовала, как мой разум начинает блуждать – это было намного легче, чем пытаться хоть на чем-то сосредоточиться. Но я знала: я находилась где-то из-за чего-то важного. Кто-то ждет меня. Я хотела вернуться, но не знала как.

Я попыталась сосредоточиться, но у меня ничего не вышло: я ничего не могла вспомнить. Мой разум был просто… пуст. Я чувствовала тихий шепот каких-то мыслей, но каждый раз, когда силилась ухватиться за них, они исчезали, как призраки.

Поскольку разум не реагировал на мои усилия, я решила посмотреть, могу ли я заставить двигаться свое тело. Я глубоко вздохнула и попыталась почувствовать пальцы. Они были на месте – я чувствовала, как на один из них что-то давит, но они отказывались хоть немного пошевелиться. Я попробовала пошевелить ступнями, но не смогла заставить двигаться и их. Я точно не могла видеть, я это знала, но, может быть, я могу слышать?

Едва я успела об этом подумать, как до меня донесся далекий шум – короткий писк. Затем еще один такой же, и еще. Теперь, когда я это осознавала, прерывистый звук казался мне громким, как барабанный бой. Я слушала его, и он становился все быстрее, пока я не начала задыхаться. Я снова попробовала дышать глубоко, и в конце концов писк вернулся к прежнему ритму. Однако я не могла заставить его смолкнуть, как бы я ни сосредоточивала на этом свои силы. Жаль, что я не могу вернуться в безмолвный туман – он все-таки меньше меня раздражал.

Потом я постепенно осознала, что откуда-то исходит и второй прерывистый звук – до него было дальше, чем до того, который я услышала первым. Затем что-то заскрипело – как резиновые подошвы на линолеуме.

– О боже, – сказал дрожащий голос, – о боже…

– Что с вами, миссис Мойз?

– О боже, о…

– Вам все еще больно?

– Где я нахожусь, дорогуша? – спросил слабый голос.

– Вы в больнице, миссис Мойз. Не пытайтесь встать. Вы в отделении реанимации и интенсивной терапии. Вы всех нас так напугали. Ваша семья ждет за дверью, если вы хотите их видеть. Привести родных к вам?

– О дорогуша, думаю, да…

Когда скрипучие шаги затихли вдали, я услышала еще один звук – почти беззвучные рыдания, как будто кто-то плакал так долго, что у него почти пропал голос.

– О Алекс, вернись к нам, – прошептал женский голос. – Это мама, – сказала женщина, и ее голос дрогнул. – Я не знаю, можешь ли ты меня слышать, но врачи не могут с уверенностью сказать, что ты не можешь. Я буду говорить с тобой, пока… – Ее голос пресекся, и я ощутила на своей руке что-то мокрое.

После короткой паузы и шмыганья носом голос продолжил:

– Как бы мне хотелось узнать, что именно случилось возле пагоды с тобой и Грейс. Грейс ничего об этом не помнит. Сотрудники службы «Скорой помощи» считают, что, возможно, вы надышались какими-то ядовитыми парами или токсичным веществом, но все ваши анализы отрицательны. Мне бы просто хотелось знать причину – может быть, тогда мы смогли бы найти способ тебе помочь.

Я попыталась очистить мозг от наползающего на него тумана. Мама? Грейс? Я чувствовала, что должна знать этих людей, но там, где в моей голове должны бы были находиться их образы, не было ничего. Что именно я делала возле пагоды? И какой такой пагоды? Мои мысли вновь начал окутывать туман, но я заставила себя продолжать слушать.

Прерывистый писк опять становился все чаще, и из-за чего-то, сказанного кем-то, я почувствовала в голове звон. Существовала какая-то связь между этим писком и тем, что я услышала.

– Нам прислали еще множество открыток, – мягко продолжал женский голос, – и громадное количество цветов, но нам не разрешают принести их сюда. Есть огромная открытка от твоего класса – позже я зачитаю тебе все послания – и очень милая открытка от Роба. – В голосе послышалась задумчивость. – Когда он говорил со мной, было видно, он чем-то очень расстроен. Вы с ним опять поругались? Я думала, вы расстались, но, по-моему, он все еще очень тобой увлечен. – Голос ненадолго замолк. – Похоже, он думает, что и ты была очень расстроена, но я не верю, что ты могла бы совершить какую-то глупость. Только не ты. Ты всегда так полна…

Внезапно голос задрожал, и она опять зарыдала. Что же все-таки случилось? Кто такой этот Роб и что между нами произошло? И почему это ее так огорчает?

В конце концов рыдания прекратились, и она задышала ровнее.

– Прости меня, – тихо сказала она. – Я не должна этого делать. Но ты же меня знаешь… Просто это так тяжело. Мы не имеем ни малейшего представления о том, что именно с тобой произошло. Если бы мы это знали, возможно, смогли бы тебе помочь, как-то подлечить тебя и отвезти домой… – Ее голос опять дрогнул, и я поняла, что она старается вновь овладеть собой.

Я снова услышала прерывистый писк, и в моем ничего не понимающем затуманенном мозгу пара фрагментов пазла наконец все-таки встала на свои места. Я находилась в больнице, и, по-видимому, прогноз в отношении меня был неутешительным.

Но со мной было все в порядке – мне просто нужно сказать этой женщине, что она сидит не у той кровати, что я просто почему-то не могу пошевелиться. И как только я с этим справлюсь, я смогу продолжить… продолжить что? У меня появилось неясное чувство, что со мной и в самом деле что-то ужасно не так.

Я попыталась сосредоточиться. Женщина заговорила снова, но уже другим тоном.

– Нет, я не заметила в ней никаких изменений.

– Это очень странно, – сказал еще чей-то голос. – По распечаткам видно, несколько минут назад ее сердечный ритм резко участился. Вы уверены, что не изменился цвет лица или…

– Я все время смотрела, не появятся ли какие-нибудь изменения, но она остается такой же. Вы думаете, учащение сердцебиения – это хороший знак? – с надеждой спросил первый из голосов.

– Боюсь, он скорее свидетельствует об ухудшении. Возможно, организм перенапряжен, а учитывая ее состояние, это плохо. Мы говорили о возможности…

Женщина перебила его, и в голосе ее зазвучало отчаяние:

– Но не так же скоро? Я… я полагала, что у нас будет больше времени. Времени для того, чтобы понять, что делать.

– Как мы вам уже говорили, делать прогнозы очень, очень трудно, – успокоительно произнес второй голос. – В наши дни при помощи аппаратов можно поддерживать жизнь в пациентах с синдромом необратимого поражения мозгового ствола – таких, как Алекс, – бесконечно. Но вы же понимаете, надо смириться с тем, что даже если мы сможем понять, что именно случилось тогда, от этого ей все равно уже не станет лучше. – Его тон изменился, стал мягче. – Я видел ее томограммы. – Значит, он врач.

Не может быть, чтобы они говорили обо мне. Наверно, они перепутали кровати, подумала я. Со мной все в порядке – просто я не могу двигаться и по-настоящему ясно мыслить. Наверняка на моих томограммах видно, что на самом деле у меня все нормально. Но что, если они и правда говорят именно обо мне? Что они со мной сделают, если им не известно, что я могу их слышать? Если они не знают, что я могу думать? Я попыталась оставаться спокойной. Второй голос опять что-то мягко говорил, и мне надо было сосредоточиться.

– Вам известно, что Алекс дала согласие на внесение ее имени в регистр доноров органов для трансплантации, когда получила временные водительские права? – Этот вопрос был задан с запинкой.

Последовала пауза. Затем первый голос заговорил снова, и в нем слышалось столько муки, что было вообще чудом, что эта женщина все еще способна продолжать разговор.

– Мы с ней говорили об этом. Она была так уверена, что хочет иметь возможность кому-то помочь, если… – Ее голос пресекся.

– Я понимаю, как вам тяжело, но вы должны об этом подумать. То, что случилось с Алекс, повредило только ее мозг. Все остальные органы находятся в идеальном состоянии, и она могла бы стать прекрасным донором. – Его голос вновь зазвучал мягче. – Есть множество других родителей, которые надеются на чудо.

Они опять замолчали, потом женщина издала звук, полный такого глубокого, такого безысходного отчаяния, что я почувствовала, как от жалости к ней у меня разрывается сердце. Она больше не могла говорить, но я чувствовала, как она раскачивается всем телом, прислонясь к моей кровати. Второй голос молчал, давая ей возможность предаться скорби.

Теперь уж мне точно нужно было сосредоточиться. Произошла чудовищная ошибка, и эта женщина, воображающая, что она моя мать, думала сейчас о том, чтобы разрешить им забрать мои органы. Я должна дать им знать, что могу их слышать, что я здесь.

Я опять попыталась сосредоточить все свои силы на том, чтобы пошевелить рукой. Женщина держала ее в своей ладони, так что мне достаточно было сделать так, чтобы она хоть немного дернулась. Я глубоко вздохнула и усилием воли направила всю свою силу к пальцам. На секунду мне показалось, что это сработает, но нет, ничего не вышло. Я как будто тщилась повернуть вспять воду, текущую по склону холма, – все усилия были напрасны.

– Вам нет нужды принимать решение прямо сейчас, – тихо говорил спокойный голос врача. – У вас еще масса времени. Но поверьте, никому из вас нет пользы от того, чтобы продолжать поддерживать ее в этом состоянии. Мы провели все исследования, и, поскольку перспектив выздоровления нет, вы должны позволить ей умереть. Мы можем либо отдать ее органы нуждающимся, либо отключить аппараты жизнеобеспечения, чтобы природа взяла свое. В любом из этих случаев вы сможете без помех продолжать скорбеть.

Последовала пауза. Почему она не отвечает? Мне отчаянно хотелось вновь обрести способность видеть. Что, если она сейчас утвердительно кивает?

– Спасибо за откровенность, – выдавила из себя она. – Мы с ее отцом вместе решим, что нам делать, когда он придет позже. Сегодня он находится с нашим сыном. Мальчик воспринял это очень тяжело.

Значит, я получила отсрочку в приведении смертного приговора в исполнение, хотя бы на время.

– Я вернусь, – сказал второй голос, – однако, если возникнут какие-то изменения, сестры тут же дадут мне знать.

– Спасибо, – прошептала женщина, и я почувствовала, как она сжимает мою руку. Снова раздался скрип шагов по полу, и все стихло, если не считать всех этих прерывистых писков.

У меня было какое-то время, чтобы подумать.

Итак, я парализована, но нахожусь в сознании; кто-то, кого я не знаю, сейчас решает, жить мне или умереть; и у меня нет абсолютно никаких воспоминаний. Даже мой затуманенный мозг понимал, что все это очень, очень плохо. Я постаралась подавить поднимающуюся во мне волну паники, пытаясь рассуждать логично. Эта женщина считает, что она моя мать. Не исключено, что так оно и есть. Если я приму это как факт, то мне надо будет исходить из того, что она отстаивает мои интересы. Судя по всему, ей действительно не все равно. Я подумала, что вряд ли она даст им согласие на отключение аппаратов – на то, чтобы отключить меня, – если есть какой-то другой выход.

Но врач намекнул, что другого, лучшего выхода нет. Меня захлестнула паника. Если другого выхода нет, то я умру, и причем скоро.

Я снова расслышала прерывистый писк, он опять все учащался и учащался. В конце концов до меня дошло, что это такое – кардиомонитор. Я слышала отчаянные, но тщетные усилия моего сердца и прислушивалась к единственному средству связи с окружающим миром, которое у меня еще оставалось.

Прислушиваясь к ритмичному сигналу, отсчитывающему время до моей смерти, я вдруг поняла, что у меня все-таки есть один выход – может быть, я смогу заставить их понять, что я здесь, изменяя ритм биения сердца. Я попыталась расслабиться, чтобы посмотреть, замедлится ли он.

Я сосредоточилась на том, чтобы дышать медленнее, и начала чувствовать себя спокойнее. В ответ писк монитора стал немного реже. Я начала входить в азарт при мысли, что это может действительно сработать, и писк монитора участился опять. Мне надо сделать так, чтобы женщина что-то заметила. Возможно, если я сумею успокоиться настолько, насколько это возможно, любое изменение моего сердечного ритма станет намного более заметным.

И я перестала бороться. Туман, которому я прежде пыталась сопротивляться, начал снова наползать на мое сознание. Я позволила ему распространиться и почувствовала, как расслабляюсь, когда его завитки начали обматываться вокруг меня. Отдаваясь ему, я чувствовала странное успокоение, чувствовала, как все мои тревоги куда-то уходят. Туман успокаивал и ласкал меня. Мне ничего не оставалось, как полностью отдаться этой мгле. Разве мне когда-нибудь хотелось чего-нибудь другого? Похоже, все остальное уже неважно. Раздался какой-то звук, казалось, доносящийся из далекого-далекого далека, и на секунду туман разошелся в стороны. Я снова слышала голос женщины, и сейчас он звучал настойчиво и напряженно.

– Алекс, не уходи! Борись, борись, вернись ко мне!

Я никак не могла ее понять. Куда я не должна уходить? Что ее так огорчило?

Туман все клубился.

– Алекс, прошу тебя, не сдавайся. Пожалуйста! Только не сейчас. Подожди! Хотя бы дождись прихода папы! – В ее голосе звучало такое отчаяние, что я опять начала бороться. Я собрала все свои силы и заставила туман расползтись по углам. Он отступил, но я чувствовала, он по-прежнему здесь, готовый вернуться. Я вдруг поняла, что не могу позволить ему снова завладеть собой.

Я вспомнила про свой план. Сработал ли он? Стоило ли мне отдаваться этому туману? Заметила ли эта женщина какую-то перемену? Был ли ее эмоциональный всплеск вызван чем-то, что сделала я? Я прислушалась к звуку монитора. Он казался таким мирным, в нем не было и намека на то, что в моей голове бушует буря.

– Алекс, пожалуйста, – умоляла она, – ты должна продолжать борьбу. Я не верю, что ты не можешь меня слышать. Вид у тебя почти такой же, как когда ты спишь. – Она замолчала. – Я помню, когда ты была маленькой, всякий раз, когда я говорила тебе чего-то не делать, ты это все-таки делала. Какое-то время мне удавалось заставлять тебя делать и то, и другое, и третье, просто говоря, что это запрещено. Но потом ты раскусила мою уловку. Я не уверена, что с тех пор ты хоть раз сделала то, чего тебе не хотелось. Вот я и удивляюсь, как ты оказалась здесь, в реанимации, в таком состоянии.

Она снова замолчала. Я ждала, рассчитывая, что она даст мне еще какие-то зацепки относительно всего этого, но женщина вдруг сменила тему:

– Правда, в последнее время ты вела себя так странно. – Она глубоко вздохнула. – Ты казалась такой скрытной. Грейс тоже понятия не имеет… разве что она была посвящена в твой секрет. Но я не могу себе представить, что теперь она стала бы что-то от нас скрывать. – Еще одна пауза, еще один глубокий вздох. – Грейс скоро придет. Я подумала, тебе бы хотелось ее повидать. Обычно врачи пускают сюда только членов семьи, но мне удалось добиться разрешения и для нее. Вы двое всегда были очень близки. Ей придется очень тяжело, особенно потому, что она, похоже, винит в случившемся себя, хотя я ума не приложу почему.

Я слушала ее внимательно, страстно желая узнать что-нибудь, что заставит меня что-то вспомнить и поможет мне дать ей знак, я все еще здесь, я все еще борюсь, все еще хочу… чего? Какая-то неясная призрачная мысль скользнула мимо, прежде чем я успела ее осознать. Чего именно я так жажду? Или кого?

Женщина все говорила, вспоминая мое детство, о котором я ничего не помнила, о брате, который ничего для меня не значил, о парне, до которого мне не было никакого дела. Да, к этому парню я действительно питала неприязнь, вдруг поняла я. Всякий раз, когда она упоминала Роба, я чувствовала неясную злость. Это не было воспоминанием, но это хоть что-то. Что же он мне сделал? Я искала, искала что-то, что связало бы мою злость с именем Роб, но и теперь, как и раньше, ничего не вспоминалось.

В конце концов я услышала, как женщина вздохнула и встала со своего места возле кровати. Я почувствовала, как ее волосы коснулись моего лица, когда она нагнулась и нежно поцеловала меня в лоб.

– Я скоро вернусь, солнышко, – тихо сказала она. – Нам с папой нужно поговорить с врачами. Через минутку к тебе зайдет Грейс. – Она наклонилась еще ниже, поднеся губы к самому моему уху. – Не сдавайся, борись, – настойчиво прошептала она. – Просто найди в себе силы подать мне знак. Я знаю, ты все еще здесь. – Она поцеловала меня еще раз и ушла.

Действительно ли она это знала или же ей просто так же сильно хотелось верить, как мне хотелось подать ей знак? Как же мне войти с ней в контакт? Погруженная в бесплодные размышления о моих несуществующих возможностях что-то сделать, я вдруг услышала, как к кровати приближается кто-то еще.

– Алекс? – прошептал другой голос, более юный, чем голоса остальных. – Твоя мама добилась, чтобы врачи разрешили мне побыть с тобой десять минут. Вообще-то, это запрещено, но они считают, от этого не может быть никакого вреда.

Должно быть, это та самая Грейс, о которой говорила мать. По-видимому, она была моей лучшей подругой.

– Я пришла, чтобы сказать, что мне правда ужасно жаль. – Она выпалила эти слова очень быстро, как будто специально готовилась. – Я не помню, что именно произошло, но меня не покидает жуткое чувство, что в этом каким-то образом виновата я. – Она говорила торопливо, словно ей казалось, что чем быстрее она это скажет, тем менее ужасно это будет звучать. – Я взяла пакет и поехала в сады Кью вместе с группой, изучающей экологию. Единственное, что помню, – это что я стояла возле пагоды, а потом вдруг очнулась в отделении экстренной медицинской помощи, и на руке у меня был твой браслет. Я знаю, как ты его любишь, поэтому мне совершенно непонятно, как он оказался на запястье у меня…

Она наконец замолчала, чтобы отдышаться, и я почувствовала, как она мнется.

– По-моему… по-моему, в нем и впрямь есть что-то странное. Меня не оставляет какое-то… непонятное чувство, когда я его ношу. Как будто кто-то за мной наблюдает. Но почему-то мне кажется, что его нельзя снимать, то есть мне так казалось раньше – до этой минуты.

Я не могла взять в толк, о чем она говорит. Какой пакет? Какой браслет?

– А теперь твой пакет куда-то пропал. Прости меня, пожалуйста. Я не знаю, что с ним произошло. Когда я пришла в себя, в рюкзаке его уже не было. Но поскольку браслет был для тебя так важен, я подумала, что ты захочешь получить его обратно до того… до того… – На несколько секунд ее голос затих. – По правде говоря, я не смогу чувствовать себя по-настоящему хорошо, пока не надену его на твое запястье. Я точно не знаю, какие здесь действуют правила насчет ювелирных украшений, но ведь твоя мама всегда сможет снять его с тебя потом.

На сей раз ее голос дрогнул. Последовала пауза, во время которой она, как мне показалось, пыталась справиться с рыданиями, потом послышался глубокий вздох.

– Мое время почти вышло, – сдавленным голосом сказала она. – Я хочу, чтобы ты знала – ты была самой лучшей подругой, которая только могла у меня быть, и я никогда тебя не забуду. Пожалуйста, прости, если каким-то образом все это и впрямь вызвала я. Мне будет ужасно тебя недоставать. – И она горько зарыдала.

Я почувствовала, как она приподняла мою руку и надела на запястье что-то прохладное и приятное. Потом Грейс наклонилась и поцеловала меня, и на мое лицо капнули две горячие слезы.

Последовала долгая пауза, потом она попыталась что-то сказать, но ее голос пресекся. Наконец она все-таки смогла в достаточной мере овладеть собой, чтобы заговорить опять.

– Я люблю тебя, Алекс. Будь счастлива там, куда уйдешь, – рыдая, проговорила она. Затем подруга ушла, и я почувствовала на своем лице дуновение прохладного ветерка, высушившего ее слезы.

Я была почти мертва. Она только что со мной попрощалась. Как же мне дать им знать, что я все еще здесь? Когда у меня в голове мелькнула эта мысль, я вдруг осознала, что случилось нечто странное – я больше не чувствовала паники. Браслет на запястье приятно холодил кожу и почему-то неким непонятным образом успокаивал меня. Из него словно исходила волна спокойствия, она поднялась по руке и окутала все мое тело. Вот она приблизилась к голове. Что это? Может быть, это и есть смерть? Значит, вот каково это – умирать? Я почувствовала, как волна медленно заливает ту часть меня, которая все еще оставалась мной. Когда она достигла моего сознания, перед мысленным взором вдруг предстал яркий, слепящий образ – лицо, которое – я точно это знала – я любила и хотела увидеть вновь. Меня пронзила жгучая боль, такая невыносимая, что я почувствовала, как тянусь вверх, чтобы попытаться убежать от нее, попытаться вскрикнуть и заставить ее отпустить меня. А затем я отключилась.

Воспоминания

Постепенно я осознала, что слышу громкий шум. Прерывисто пикали аппараты, громко говорили люди, и было похоже, что они спорят.

– Но уверяю вас, Алекс на секунду села. – Тон, которым это было сказано, звучал по-настоящему огорченно. – Только посмотрите на мониторы. Что-то произошло: табуляграммы сошли с ума.

– Благодарю вас, сестра Прайс. Теперь этим займусь я. А вы возвращайтесь к исполнению своих обязанностей. – Послышались раздраженное пыхтение и звук удаляющихся шагов.

В разговор вмешалась мать, ее голос звучал напряженно.

– Доктор, что произошло? Я слышала, что в состоянии Алекс произошло изменение, она пошевелилась. Это правда? Что это значит?

Голос врача звучал устало:

– Миссис Уокер, как я вам уже объяснял, у Алекс необратимое поражение мозга. Мы сделали все необходимые томограммы, и на них нет ничего, что бы свидетельствовало о том, что у нее есть хотя бы какие-то проблески сознания. Если она что-то и сделала – чему я лично не поверю ни на секунду, – то это движение не могло быть осознанным.

– Но она же села! Мне рассказали об этом посетители, сидевшие вон у той кровати.

– Боюсь, это просто невозможно. Они наверняка ошиблись.

– Но послушайте, доктор Синклер, – послышался еще один голос, низкий и грудной, – разве не стоит проверить их слова? Я хочу сказать, разве нам не следует провести хотя бы некоторые дополнительные исследования? Что нам терять?

– Уверяю вас, любые дополнительные исследования только внушили бы вам ложные надежды.

Спор все продолжался и продолжался. Мне хотелось тишины, чтобы можно было подумать. Что-то изменилось, что-то полностью изменилось, но я еще не до конца понимала, что именно. Хоть бы папа перестал кричать на врача.

Мой папа? Откуда мне известно, что этот низкий голос принадлежит отцу? Я ясно представила себе его лицо, лукавые глаза, которые сейчас наверняка сузились от гнева, раз он конфликтует с врачом. Что же произошло? Мне действительно нужно подумать, но вокруг царит такая кутерьма.

– Пожалуйста, замолчите, – попыталась буркнуть я, прежде чем поняла, что в мое горло всунута большая трубка. Я попыталась выкашлять ее вон. Вокруг сразу же воцарилось молчание, словно все вдруг лишились дара речи, а потом началось настоящее светопредставление.

– Алекс, это ты? – закричала мама, хватая меня за руку. – Детка, ты нас слышишь? Скажи что-нибудь!

Где-то в дальнем углу послышался голос врача:

– Это невозможно! Только не с такой томограммой. Дайте-ка мне посмотреть ее.

Я почувствовала на лице чью-то руку, и кто-то открыл один мой глаз и направил в него яркий световой луч.

– Отстаньте от меня! – закашлялась я. Свет тут же был убран, и я почувствовала, как по мне шарят чьи-то руки, проверяя пульс и рефлексы и наконец вытаскивая из моего горла трубку. Я не могла этого терпеть. – Прекратите! – собрав все силы, крикнула я. – Мне нужно подумать. – Все руки тут же исчезли.

– Я приведу к ней консультанта, – послышался чей-то голос и щелканье удаляющихся шагов. Сразу несколько человек спешили к двери. Наступила тишина, прерываемая только тихими всхлипами.

– О, Алекс, спасибо! Ты вернулась, вернулась! – рыдала мама. – Отдыхай. Мы сможем поговорить с тобой, когда ты будешь к этому готова. – Рядом кто-то шмыгал носом, совершенно незнакомый мне звук. Я осторожно открыла глаза. Свет был невыносимо ярок, но у моей постели сидел папа, по его лицу ручьями текли слезы, и в то же время он улыбался до ушей. Я улыбнулась в ответ, затем закрыла глаза, чтобы дать себе время подумать. Они меня подождут.

Воспоминания возвращались ко мне бурным потоком: мама, папа, Джош, Грейс, школа. У меня было такое чувство, будто мою голову сильно потрясли, и все эти воспоминания все еще были путаными, но я не жаловалась: по крайней мере, теперь я хоть что-то могла вспомнить. Но я чувствовала, чего-то еще не хватает.

Едва мне пришла в голову эта мысль, как я вспомнила его. Я видела его прекрасное лицо, его улыбку, его голубые-голубые глаза. Я знала, что люблю его. Затем меня словно придавил невыносимо тяжелый камень. Я вспомнила: я люблю Кэллума, но он меня не любит. Я пыталась его забыть, и все пошло не так, ужасно не так.

Кэллум. Мое сердце терзала немыслимая боль. И теперь мне придется жить с этой болью всегда. Перешел ли он уже к покорению другой девушки? Я сжала руку в кулак и почувствовала, как из глаза вытекла слеза и покатилась по моему лицу вниз. Кто-то попытался нежно утереть ее, погладив меня по щеке пальцами, легкими, как перышки мелких птиц.

Мои глаза резко открылись.

Родители сидели рядом с другой стороны постели и увлеченно обсуждали что-то с врачом. Внезапно я ощутила покалывание в руке и повернула голову. Рядом с кроватью находился блестящий металлический лист. На его хромированной поверхности я видела себя. И здесь же, рядом, был Кэллум, он смотрел на меня с выражением любви и огромного облегчения на лице, и все мое существо охватила любовь к нему. Я улыбнулась и почувствовала на лице нежное, легкое прикосновение, но тут вспомнила, что он меня предал. Как я могла позволить себе улыбнуться? Я не могла поверить, что мне предстоит снова пройти через всю эту боль. Ведь я знала: как бы я его ни желала, ему нужно нечто совсем другое.

– Алекс? – осторожно произнес он. – Я знаю, сейчас ты не можешь со мной говорить, но я должен объяснить тебе, что произошло. Но сначала мне нужно сказать тебе самое важное: Кэтрин лгала о стольких вещах, и самой большой ее ложью было заявить, что ты мне не дорога.

Я напряглась, не в силах позволить себе отдаться во власть надежды, которая – я это чувствовала – уже поднималась в моей душе.

– Я любил в своей жизни только одного человека, и этот человек – ты. Что бы она ни наговорила обо мне, все это чушь. Ты единственная светлая искра в моем существовании, полном отчаяния и мрака. Я и понятия не имел, что могу испытывать к кому-либо такие чувства. Мое сердце принадлежит тебе, тебе одной.

Его горящие глаза были полны страсти. Могу ли я этому поверить? Могу ли рискнуть и позволить этой могучей волне надежды захлестнуть себя? Если он лжет и я позволю себе обмануться снова, то вряд ли смогу пережить еще одно предательство. Он увидел, что я колеблюсь, и его полное надежды лицо исказилось, превратившись в маску отчаяния.

– Она сумела убедить тебя, да? Я узнал обо всем слишком поздно, чтобы остановить ее. Не могу поверить, что она была так жестока… – От волнения его голос дрогнул и затих.

Внезапно мою постель окружил целый отряд врачей. Я рискнула бросить на него еще один взгляд. Что бы ни случилось, я не могла прогнать Кэллума. Мне нужно было узнать правду.

– Возвращайся. Возвращайся скорее, – одними губами быстро проговорила я и увидела, как он кивнул, глядя на меня глазами, по-прежнему полными печали, а потом исчез.

Я глубоко вздохнула. Пора убедить этих врачей, что со мной все в порядке. И пора обнять моих маму и папу.

У меня ушел не один час, чтобы уверить их, что я вовсе не умираю и что я понятия не имею, как оказалась в больнице. Я надеялась, что Кэллум сумеет восполнить пробелы в моей памяти, когда вернется – если вернется. Я попыталась выбросить из головы эту мысль. Они вновь отправили меня на томографию и начали ломать голову над ее результатами. Я слышала, как врач-консультант бормочет что-то насчет того, что это поразительный случай и что, возможно, он сможет написать статью в журнал «Ланцет». Они заглядывали в мои глаза, проверяли мои рефлексы и задавали мне бесконечные вопросы. Я отвечала на них так откровенно, как только могла. Некоторые из них были просты. Какой сейчас месяц? Где находится моя школа? Как зовут ее директора? Другие были труднее. Почему вы оказались в садах Кью? Что произошло с Грейс? Что произошло с вами? Я не могла сказать им правду, потому что не знала ее. Решив наконец, что я теперь вне опасности, врачи перевели меня из реанимации в обычную палату, где они собирались какое-то время держать меня под наблюдением. В новой палате действовали более строгие правила для посещений, и старшая медсестра палаты отправила родителей домой уже в самом начале вечера. Вокруг слышались громкие звуки бряканья и топанья, пока медсестры раздавали пациенткам их порции лекарств, затем свет наконец приглушили, и вскоре вокруг меня послышался храп. Я очень надеялась, что Кэллум появится прежде чем я засну. Я передвинула подушки, чтобы можно было сесть прямо, и инстинктивно потерла амулет, прошептав его имя.

И почти сразу же ощутила знакомое покалывание в руке и легкое прикосновение к волосам. Внезапно меня обуял страх перед тем, что мне предстоит узнать. Не лучше ли продолжать думать, что он, возможно, действительно меня любит, чем понять, что всем моим надеждам снова суждено разбиться в прах? На секунду я испугалась: может быть, лучше сорвать с руки амулет и остаться в неведении, но я отогнала от себя эту мысль и поискала его лицо в крошечном зеркальце для макияжа, которое упросила маму оставить у меня.

Увидев его за своим плечом, я сглотнула. Что, если он вовсе не имел в виду то, что сказал сегодня днем? Вот его знакомые проникновенные глаза встретились с моими, и я почувствовала руку на моем предплечье. Мои глаза наполнились слезами. Я знала, что не переживу, если потеряю его опять.

– Привет, – прошептала я. – Ты меня нашел.

– Когда на тебе вот это, – он провел пальцами по амулету на моем запястье, – я могу отыскать тебя везде. Вся эта… история началась, когда ты перестала носить браслет. – Его голова склонилась к моей руке, и я почувствовала что-то вроде краткого прикосновения крылышек бабочки, когда теплые губы коснулись внутренней стороны моего запястья. Мое сердце замерло.

– Ты представить себе не можешь, что мне пришлось пережить. После того как я не сумел остановить Кэтрин, я так боялся, что у меня ничего не получится и во второй раз, не получится сделать так, чтобы амулет оказался на твоей руке до того… до того, как станет слишком поздно. – Он продолжал гладить запястье. Потом поднял голову, посмотрел на меня, и я увидела в его глазах слезы. Неужели он сейчас действительно говорит то, что думает? Я едва смела позволить себе надеяться. Мне надо узнать больше, прежде чем я рискну отдаться этой надежде.

– Я не понимаю, – пробормотала я, стараясь говорить как можно тише, чтобы не разбудить соседок по палате. – Что произошло? Я помню, бежала со всех ног, чтобы добраться до Грейс, боясь, что Кэтрин начнет отбирать у нее воспоминания, но свои я отдала ей по собственной воле. – Мой голос звучал теперь еле слышно, но я должна оставаться сильной. Я выпрямилась и посмотрела ему в лицо. – По собственной воле. Я хотела забыть тебя, избавиться от всех воспоминаний о тебе. – Я с вызовом вздернула подбородок, желая посмотреть, как он посмеет все отрицать.

– Как мне убедить тебя, что ты все понимаешь превратно?

– Кэтрин могла бы просветить брата. Почему бы тебе просто не узнать все у нее?

– Она ушла. – В его голосе звучала горечь.

– Ушла? – переспросила я. – Как она могла куда-то уйти? Я думала, фишка в том и заключается, что вы несвободны и вынуждены возвращаться в собор. – Мой голос прозвучал резче, чем я хотела.

– Она использовала нас обоих. Она забрала то, что ей было нужно, чтобы освободиться.

– Я ничего не понимаю.

Он глубоко вздохнул.

– Когда я рассказывал тебе о нас, о Зависших, я объяснил, как амулеты работают, сказал, что мы пользуемся ими, чтобы собирать счастливые воспоминания – личные счастливые воспоминания, отбирая их у незнакомых нам людей. Мы собираем счастье других, но своего собственного у нас не бывает никогда. – Он замолк, словно ему трудно было продолжать. – Я не хотел, чтобы ты это знала; я боялся, это внушит тебе страх.

Я смотрела на него не отрываясь.

– Теперь я понимаю, что с самого начала должен был сказать тебе правду. Тогда ты никогда бы не стала слушать Кэтрин с ее дьявольским планом.

– Продолжай, – прошептала я.

Его голос звучал угрюмо, и он говорил медленно и неохотно.

– Существует один способ, чтобы перестать быть Зависшим и отправиться куда-то еще, но возможность воспользоваться им представляется крайне редко, и добиться желаемого с его помощью сложно. Нам нужно сочетание амулета – амулета на вашей стороне – и разума, согласного на все, и тогда мы можем…

– Стереть его начисто? – наудачу продолжила я.

– Да, забрать все хранящиеся в нем воспоминания. – Он замолчал. – Тогда наш амулет наполняется до отказа, и, как я предполагаю, мы снова обретаем целостность. И тогда можем освободиться. Вероника была единственной Зависшей, которой удалось это сделать.

– И что еще тебе нужно мне рассказать? – холодно спросила я.

– Я уверяю тебя – уверяю, – кое-что из всего этого я выяснил только сейчас, но этим уже ничего не исправишь. – Он в отчаянии покачал головой, потом выпрямился. – Похоже, на вашей стороне остается лишь один не найденный амулет, и нам не дано знать, когда он будет найден. Такой амулет всегда находят в Темзе, и когда он все-таки появляется, это означает, что один из нас может освободиться. Когда человек, нашедший его, прикасается к нему, амулет вызывает в душе образ Зависшего, чья связь с этим человеком наиболее сильна. На сей раз это был я. – Он снова замолчал, и я почувствовала, как меня пробрала дрожь при мысли о том солнечном дне, когда все изменилось.

– Я не рассказал об этом остальным, потому что обычно держусь особняком, вот поэтому-то никто поначалу и не поведал мне, какие в этом случае могут быть последствия. Только когда я поговорил о тебе с Мэтью, мне стало ясно, какая нам угрожает опасность, а я к тому времени уже слишком тебя любил, чтобы допустить, чтобы с тобой что-то случилось.

– А что Вероника? – напомнила я.

– В тот раз амулет нашел мужчина, и она сумела уговорить его сделать то, о чем просила. У нее не было к нему ни капли сострадания, и она просто взяла то, что ей хотелось. Мы не знаем, куда именно она ушла, но, по крайней мере, ей больше не нужно было жить так, как живут Зависшие. Мэтью предупредил меня, чтобы я вел себя с тобой очень осторожно и убедил всегда носить амулет на запястье, чтобы быть в безопасности. Чего я тогда не подозревал, так это того, что наш разговор подслушала Кэтрин и что она сразу же сообразила: стоит ей убедить тебя снять амулет, чтобы ты оказалась отрезана от связи со мной, и уговорить добровольно предложить ей забрать какие-то из твоих воспоминаний – и у нее появится шанс освободиться. Похоже, она ненавидела нормальную жизнь, а жизнь в качестве Зависшей возненавидела еще больше. Она была готова сделать все что угодно – все что угодно, – лишь бы уйти. – В его голосе звучала горечь.

Я по-прежнему не понимала.

– Так как же все это произошло? И какое именно действие оказывает на меня амулет?

– Мы чувствуем амулет, когда оказываемся вблизи. Это что-то вроде притяжения, так железо тянет к магниту. Но пока он остается на тебе, он будет защищать тебя от нас, однако если ты находишься близко от него и в то же время не касаешься его… тогда мы знаем, где тебя можно найти, и у тебя больше нет защиты. Так можно украсть сознание целиком. Поэтому я не хотел, чтобы ты его снимала.

– Но почему Кэтрин просто не набросилась на меня сразу, едва я сняла его?

– Если человек согласен и отдает воспоминания добровольно, взять их становится легче и можно забрать их целиком.

– А что происходит с этими людьми, с жертвами? – в ужасе спросила я.

– У них не остается ничего. Ни мыслей, ни воспоминаний. Ничего из того, что делает их ими. Удар по мозгу ужасен. – Он посмотрел прямо мне в лицо. – Думаю, они умирают.

– Почему ты не рассказал мне всего этого раньше, когда впервые узнал об этом? – Говоря это, я старалась сделать так, чтобы в моем голосе не прозвучали нотки гнева, но это не вполне мне удалось.

Кэллум виновато потупил глаза.

– Я вел себя как эгоист. Я думал, ты можешь слишком перепугаться и бросить амулет обратно в реку. Я знал, ты в опасности просто потому, что у тебя есть этот амулет, но я также знал, что это единственный доступный мне способ быть с тобой. Я думал, что смогу защитить тебя, смогу убедить не снимать его… Мне была невыносима сама мысль о том, что я потеряю тебя.

Я смотрела на его лицо, которое сейчас было полно ненависти к себе самому, и больше не могла на него сердиться.

– А тебе известно, что именно произошло с Вероникой?

– Никто этого толком не знает, – прошептал он. – Возможно, она умерла, на сей раз уже по-настоящему. Быть может, в этом и состоит наше освобождение.

– Значит, Кэтрин среди вас больше нет? Ты думаешь, она… умерла?

– Да, – ответил он, опустив глаза в пол. – Она хотела стать свободной, но я подозреваю, что было замешано и кое-что еще. – Кэллум замолчал, и я почувствовала, как он нежно погладил мое плечо. Я изо всех сил постаралась сдержать себя, хотя каждая частица моего существа жаждала принять его обратно. Он почувствовал, как я напряглась, и прикосновения тотчас оборвались.

– Кэтрин была очень сложным человеком. Ее переполняли черная зависть и ревность. Я всегда это знал. Она понимала, что было между тобой и мной, и ей было ясно, что сама она никогда не станет такой же счастливой. Она не могла этого вынести, не могла с этим смириться. – Его голос стал тих, как шепот.

– Что было между тобой и мной? – Мне необходимо знать, не осталось ли все это в прошлом.

– Она видела, как сильно я люблю тебя, видела, что счастье возможно, по крайней мере для меня. И она видела тебя, юную, свежую и прекрасную, нетронутую, незапятнанную нашим миром, свободную от тоски и унижений, связанных с необходимостью раз за разом выходить на охоту и красть чужие воспоминания одно за другим.

Он робко погладил мою руку, и я почувствовала, как от его прикосновения у меня невольно выступила гусиная кожа.

– То, что между нами было, – повторила я его слова, – было основано на лжи. Тебе не нужна я – зачем я тебе? Мы даже не живем в одном и том же измерении. Тебе были нужны только мои воспоминания.

Наконец я это сказала. Я посмотрела прямо на Кэллума, и его лицо исказила мука.

– Кто сказал тебе, что мне нужно? – спросил он.

– Разумеется, Кэтрин. – Он пристально смотрел мне в глаза и ждал. – Так она и в этом солгала? – потрясенно выговорила я. – Но как же насчет остальных девушек? Как насчет Оливии?

– Помнишь, как я рассказывал тебе, что меня часто отряжают помогать другим Зависшим собирать нектар по утрам?

Я молча кивнула.

– Ну так вот, чаще всего меня отряжают в помощь Оливии. Она молода и очень несчастна, и, если ей не помогать, она погружается в ужасное состояние. Ей приходится полагаться на мою помощь почти каждый день. Думаю, я для нее кто-то вроде старшего брата. Так или иначе, у большинства остальных, включая мою сестру, она вызывает только раздражение, и они не желают ей помогать.

– Тогда почему же ты пришел в такой ужас, когда я упомянула ее имя?

На его лице отразилось смущение.

– Это из-за Кэтрин. Тут опять замешана злоба. Она посоветовала мне ни в коем случае не рассказывать тебе об Оливии, – узнав про нее, ты начнешь ревновать и заявишь, чтобы я убирался.

– Значит, у тебя на самом деле никого нет? Нет ни одной девушки на твоей стороне? – Могу ли я действительно в это поверить?

Он вздохнул.

– Я не в силах дать тебе даже приблизительного представления о том, каков наш мир. Наши эмоции так блеклы, так вялы. Такова вся наша жизнь. Мы просто… сосуществуем друг с другом, и больше ничего. – Он печально посмотрел на меня. – Ты – единственный яркий цвет в моей абсолютно серой жизни. Каким-то образом, когда я вошел в контакт с твоими эмоциями, пробудились и мои собственные. Я не знаю, как именно это происходит, но я буду благодарен тебе весь остаток моего существования.

Я все никак не могла остановиться.

– А как насчет девушек на моей стороне? Других девушек? Как насчет них?

Отвечая, он улыбнулся:

– Я ни разу по-настоящему не посмотрел ни на одну из них. Я просто вижу цвет их эмоций, а в остальном их не замечаю. Ты же… я не могу отвести от тебя глаз. И у тебя самые прекрасные эмоции из всех, которые я когда-либо видел. Я люблю тебя больше жизни, Алекс. Никто никогда не сможет сравниться с тобой.

Затем на его лице мелькнуло странное выражение.

– Но я, конечно, пойму, если ты не чувствуешь ко мне того же, что к тебе чувствую я. Я знаю, у тебя есть Роб, и…

– Роб! – Я почти закричала в спящей палате и торопливо закашлялась, чтобы замаскировать возглас. – Ты мне уже об этом говорил. С чего ты взял, что мне дорог Роб?

На сей раз догадка осенила нас одновременно.

– Кэтрин, – сказали мы хором.

– Когда ты впервые начал подозревать, что именно она делает? – спросила я.

– После того, как ты прогнала меня и сняла амулет. Ты явно была страшно подавлена, но я никак не мог взять в толк, что же стряслось. Ты так страдала – это смотрелось ужасно: видеть это и не иметь возможности хоть что-то сделать, чтобы тебе помочь. – Его голос сделался так тих, что звучал почти как шепот. – Потом я подумал о том, что ты мне сказала, и вспомнил Оливию. Ты могла узнать об Оливии, только если говорила с кем-то из моего мира, тогда я и начал подозревать, что это была Кэтрин. – Он невесело улыбнулся мне, когда я удивленно подняла бровь. – Да, я понимаю… до меня это дошло довольно медленно.

– Это точно, – согласилась я.

– Я сразу же отправился к ней, – продолжал он, – и она сказала, что ты позвала ее и попросила совета относительно того, как лучше порвать со мной, потому что ты любишь Роба.

– И ты ей поверил? – Я была ошеломлена.

– Я всегда считал, что тебе куда разумнее желать его, а не меня. Что я могу тебе предложить? – Его глаза впились в мои. Он явно был полностью уверен в своих словах.

– Я не люблю его! И никогда не любила. Я люблю тебя!

– Это все еще так и есть? После всего, что произошло? После того, как я принес тебе столько боли и бед?

Глядя на него, я ни секунды не раздумывала над ответом. Мне не было в этом нужды.

– Конечно, это все еще так и есть! Я никогда не переставала любить тебя. Я сделала то, что сделала, лишь потому, что мне была невыносима мысль о том, что ты меня не любишь. – Я подняла руку и нежно провела пальцами по его щеке, ужасно жалея о том, что не могу как следует почувствовать это прикосновение. Он обхватил мою ладонь, и его длинные пальцы пробежали сначала вверх, потом вниз по моей руке. Оставалась только одна вещь, которую я все еще не могла понять.

– Но… но почему я не умерла? – спросила я. – Она забрала все мои воспоминания и ушла, почему же я сейчас нахожусь здесь, помня все и разговаривая с тобой?

– Это нелегко. – Он прошептал это чуть слышно. – Но все-таки был один способ.

– Что ты имеешь в виду?

Он глубоко вздохнул.

– Ты добежала до Грейс как раз вовремя. Разумеется, Кэтрин только поняла, что девушка, имеющая при себе амулет, – это не ты, и тут же подумала, что ты обвела ее вокруг пальца. Тогда она решила, что заберет все, что сможет, у Грейс, надеясь, что ей этого хватит, потому что она не могла рисковать, продолжив ждать. Думаю, она боялась, что ты поймешь, что она все налгала, так что кража воспоминаний Грейс казалась ей единственным оставшимся у нее шансом на освобождение. Но, само собой, Грейс не желала отдавать ей воспоминания, она сопротивлялась, что делало осуществление замысла Кэтрин намного более трудным и очень его замедляло, и тут вдруг появилась ты и быстро надела на руку Грейс амулет.

Думаю, она не сразу поверила, что ей так повезло: ты все-таки явилась сама, попросила ее забрать твои воспоминания. Она, разумеется, тут же набросилась на тебя и забрала все, что могла. Когда ты добровольно открыла ей свое сознание, она получила возможность получить его целиком и высосала из него все. – Он покачал головой. – Я не могу поверить, что умудрился причинить тебе такую боль, а ты была готова по своей воле подставить себя под удар. – Его голос задрожал, взгляд уперся в пол.

– А что было потом? – настойчиво спросила я. И почувствовала, как с усилием он берет себя в руки.

– Кэтрин сумела наполнить свой амулет твоими воспоминаниями. Всеми радостными, печальными, восторженными, безмятежными и пьянящими мыслями, которые когда-либо у тебя были. – Он замолчал, словно ему трудно было облечь это в слова. – Все, что делало тебя тобой, – все это устремилось в ее амулет. В конце концов амулет издал ужасающий звук – словно металл, из которого он состоял, лопнул, и меня ослепил сноп искр, который, как мне показалось, вышел изнутри самой Кэтрин, а затем окутал ее всю.

– От нее не осталось ничего, кроме плаща, – продолжал он. – И Кэтрин, и ее амулет исчезли без следа. – Кэллум запустил руку в свои непокорные волосы. – Она была моей сестрой, так что мне, наверное, следовало бы испытывать печаль, но я не могу. Это она виновата в том, что я стал таким, каков я сейчас, и она причинила людям слишком много боли. Я не стану по ней скучать.

– Но мне по-прежнему непонятно… – начала я, но он приложил палец к губам и напомнил мне, что надо говорить тихо. В палате было уже совсем темно.

– Разумеется, я боялся за тебя, ведь ты перестала носить амулет, а Кэтрин вдруг начала вести себя так странно. Она была почти воодушевлена, что совершенно на нее не походило. Поэтому я проследил за ней. Но я явился слишком поздно, чтобы помешать тому, что произошло: я просто находился недостаточно близко. – Его глаза вдруг закрылись, но через секунду он продолжил: – Как только я понял, что ты делаешь, отдавая свой амулет Грейс, я попытался вмешаться. Я не мог остановить Кэтрин, но должен был попробовать спасти тебя. – Он говорил чуть слышно, почти шептал.

– И что именно ты сделал? – спросила я, чувствуя, как на меня наползает ужас. Я была совсем не уверена, что мне и правда хочется это узнать.

– Я сделал то единственное, что еще мог. Я забрал твои воспоминания в свой амулет, пока она их крала.

– Но зачем? И как ты смог это сделать? Почему же тогда не умер и ты сам?

– Мне надо было действовать быстро, так что я воспользовался единственным средством, которое у меня было: сначала я полностью опустошил свой амулет, – признался он.

– Ты отказался от всего, что в нем было? Выбросил все счастливые воспоминания? Все радостные мысли? Все, что не дает тебе каждый день погружаться в бездну отчаяния? – Я едва могла поверить ему. Я вспомнила все, что он рассказывал мне про свой амулет: как он не дает сойти с ума при его безрадостном, полном мук существовании, как все зависит от наличия в нем достаточного запаса счастливых воспоминаний. И теперь из-за меня, из-за того, что я сделала, он все это потерял.

– Но я думала, что иметь пустой амулет невыносимо, что это должно ввергнуть тебя в пучину невообразимого отчаяния. Ты сам это сказал.

Он посмотрел мне в глаза.

– Все это так и есть, но я должен был попытаться. Это из-за меня ты отдала себя во власть Кэтрин, поэтому я просто должен был попытаться все исправить.

– Но как ты это сделал? – прошептала я.

– Я точно не знал, что именно мне нужно делать, но понимал, действовать нужно быстро. Я также понимал, что нельзя наполнять амулет до отказа, потому что это унесло бы меня вместе с Кэтрин, а я вовсе не собирался покидать тебя. – Он улыбнулся мне – почти застенчиво. – Оказалось, что сам процесс высвобождения из амулета имеющихся в нем воспоминаний довольно прост, – продолжал Кэллум. – Он происходил гораздо более гладко и беспрепятственно, чем я ожидал. Собранные воспоминания хранятся в амулетах благодаря нашей собственной воле, и, оказывается, мы можем высвободить их, когда захотим. Я не знаю, что произошло с ними потом. Может быть, они нашли прибежище в сознании кого-то еще и я добавил в чью-то жизнь немного искусственного ощущения счастья. – Он улыбнулся. – У меня была всего лишь секунда, чтобы сделать это, нет, доля секунды. Освободив амулет, я начал снимать копию с каждого воспоминания, которое Кэтрин вытягивала из твоей головы.

– И ты мог их все видеть? – прошептала я, сгорая от стыда.

– В общем-то, я старался на них не смотреть, – словно извиняясь, сказал он и посмотрел мне в глаза. Я отвела взгляд.

– После того как Кэтрин исчезла, – продолжал он, – я остался рядом с тобой, ожидая, когда приедет «Скорая помощь». Ты была без сознания. К счастью, Роб увидел, как ты рухнула наземь, а когда он подбежал к тебе, то заметил и Грейс. – Он произнес имя Роба с неприкрытой неприязнью. – Когда он не смог привести в чувство ни тебя, ни ее, он вызвал «Скорую».

Вас обеих отвезли в больницу. На Грейс остался твой амулет, так что мне легко было последовать за вами. Я мог тебя видеть, – с тоской сказал он, – но не мог проникнуть в твою голову, только в голову твоей подруги. Я несколько дней просидел рядом с тобой, слушая, как врачи обсуждают, есть ли у тебя шанс на выздоровление. Затем они заговорили о том, чтобы отключить твое тело от аппаратов, поддерживавших жизнь. – Он говорил сдавленно, и в его голосе звучала боль.

– Я понял, что единственный шанс спасти тебя – это сделать так, чтобы амулет вновь оказался на твоей руке. Я чувствовал, что, если он снова создаст связь между тобой и мной, мне будет легче перенести твои воспоминания обратно. Но у меня оставалось все меньше и меньше времени. Единственным выходом, который был мне доступен, убедить Грейс вернуть его тебе, но сделать это оказалось не так легко, как я надеялся. – Он на мгновение замолк. – Мне пришлось проявить некоторую изобретательность. – Он чуть заметно улыбнулся, подняв на меня виноватый взгляд.

– Однако с ней у меня не было такой связи, как с тобой, так что подвести ее к мысли вернуть амулет было нелегко. Но она часто надевала амулет, поскольку просто не могла перестать думать о тебе, и все это время я продолжал говорить с ней. Я не мог рисковать: мне нельзя было допустить, чтобы она меня увидела – ведь я не хотел ее пугать, – но я чувствовал, что мне все-таки удается до нее достучаться. Когда врачи согласились на просьбу твоей мамы и разрешили Грейс повидать тебя, моя надежда начала крепнуть.

Как только она надела амулет обратно на запястье, я смог сразу же начать переносить воспоминания из моего амулета обратно в твое сознание, туда, где им и место. И оказалось, что мне очень пригодился тот опыт, которого я набрался за годы собирания нектара: я заранее продумал, как сделать так, чтобы этот процесс пошел в обратном направлении. Я надеялся, что это сработает. – Он смотрел на меня с виноватой улыбкой.

– Значит, ты сумел вернуть все мои воспоминания на их прежнее место? Но это же означает, что твой амулет теперь пуст – а это опасно, да?

Вид у него сделался еще более смущенным.

– Прости меня. Мне пришлось сохранить в амулете одно из них – и оно должно было быть по-настоящему счастливым. Пока что его достаточно, чтобы я мог держаться.

– Какое именно? – спросила я, испытывая одновременно смущение и любопытство.

– Тот момент, когда ты осознала, что любишь меня, – признался он, глядя мне прямо в глаза.

Я начала воскрешать в памяти то, что происходило со мной тогда. Я смогла вновь увидеть берег реки, вспомнить, как кожу грело солнце, когда я проснулась после моего короткого, длившегося всего несколько минут сна, затем все размылось, и картина изменилась. Внезапно я обнаружила, что смотрю на себя, слушаю свои слова и меня переполняет любовь ко мне.

– Я ничего не понимаю, – призналась я.

– Мне необходимо было забрать у тебя твое воспоминание, чтобы поместить его в мой амулет, но не мог же я допустить, чтобы у тебя не осталось вообще никакой памяти о том моменте – это было бы нечестно. Так что я отдал тебе собственное воспоминание о нем. – Он посмотрел на меня с чувством чем-то похожим на робость. – Надеюсь, я поступил правильно.

Внезапно я ощутила абсолютную уверенность в том, что все, что он сказал мне, – чистая правда. Кэтрин лгала. Кэллум любит меня. Глядя в его глаза, я поняла, он видит эту мою убежденность. Выражение муки исчезло с его лица, глаза осветила радость. Я никогда еще не видела, чтобы на чьем-либо лице были написаны такое облегчение и такая умиротворенность.

Я ощутила на коже прикосновение, и мне безумно захотелось крепко-крепко его обнять.

– Я люблю тебя, Кэллум, – прошептала я, протянув руку к тому месту, где должно было находиться его лицо, призрачное отражение которого мерцало в моем зеркальце в тусклом свете палаты. – Прости меня за то, что я сделала, за то, что не поверила тебе.

– Не извиняйся, – успокаивая меня, сказал он. – Раньше я бы не поверил, что смогу полюбить тебя еще крепче, чем уже любил, но я все-таки смог. – Он замолчал, когда мимо проходила одна из медсестер, направляясь к кровати, стоящей в другом конце палаты.

Я смотрела на него, и меня переполняли эмоции. Он любит меня так же сильно, как я люблю его. Мне казалось, что сердце мое сейчас разорвется, так оно было полно.

Когда он заговорил о своей любви, я вдруг осознала, что на меня накатывает усталость. Я согласно кивнула, но мне надо было выяснить еще кое-что.

– Ты ведь будешь здесь, да? – спросила я. – Ты будешь здесь, когда я проснусь? У тебя в амулете достаточно счастливых воспоминаний, чтобы это не стало опасным?

– Не беспокойся обо мне, – рассмеялся он. – Со мной все будет хорошо, и я обещаю, что, когда ты проснешься завтра утром, я буду здесь, рядом с тобой. – Его голос изменился, зазвучал пылко. – Я люблю тебя, Алекс, люблю больше чем ты даже можешь себе представить.

Я увидела, как его тело придвинулось к моему, и на мгновение ощутила трепет, когда теплые губы коснулись моих. Последнее, что я запомнила перед тем, как отдалась во власть сна, был страстный пыл, горевший в его глазах. Он не оставит меня, теперь я была в этом уверена, потому что точно знала, как сильно он меня любит: его воспоминание стало частью памяти. На моем лице играла легкая улыбка, когда я наконец погрузилась в сон.

Светлячки

Ко мне все время приходили доктора, чтобы взглянуть на меня; даже пришлось подвергнуться огромному количеству всевозможных томографических исследований. Я видела, как они переговариваются, понизив голоса почти до шепота, одни из них явно пытались понять, как именно мне удалось обмануть их всех, в то время как другие обсуждали, как лучше описать мой случай, чтобы обеспечить публикацию своей статьи.

Мне же не было до всего этого никакого дела. Я блаженствовала. Кэллум оставался рядом со мной всегда, когда мог. Вероятно, некоторые из остальных пациенток считали меня немного странной: он мог часами смешить меня, рассказывая о наиболее нелепых и смехотворных вещах из тех, что творились в больнице, и его лукавый и ироничный юмор то и дело вызывал у меня приступы громкого смеха, которые было весьма трудно объяснить – ведь всем казалось, что я сижу на больничной койке в одиночестве.

Как-то утром мне пришлось сидеть на кровати со скромным видом, пока кто-то из полиции допрашивал меня, задавая вопросы обо всем, что мной произошло, включая тот факт, что я проехала на машине весь путь до садов Кью без присмотра и имея на руках только ученические права. Вид у полицейского, сидящего возле кровати рядом с моим отцом, был очень суровый.

– Езда без прав – это очень серьезное правонарушение, юная леди. Надеюсь, вы это осознаёте.

Я кивнула так смиренно, как только могла.

– С какой стати он именует тебя «юной леди»? Да ему самому не больше двенадцати лет! – Кэллум пребывал в веселом настроении и с удовольствием наблюдал за тем, как я тщусь выпутаться из проблем, которые создала собственными руками.

Я прибегла к той тактике защиты, которая уже стала для меня стандартной.

– Мне ужасно жаль, офицер. Я понимаю, что это является нарушением, так что у меня, должно быть, имелась очень веская причина так поступить, но я правда ничего не могу вспомнить. Абсолютно ничего. – Я посмотрела на него, само воплощение искреннего раскаяния.

Молодой полицейский смущенно покраснел.

– Ну, к счастью, вы никого не сбили и ни во что не врезались. Однако мне придется подать рапорт, и, вероятно, вам предъявят обвинение по крайней мере в одном правонарушении. Не очень-то хорошее начало для человека, которому в будущем предстоит водить автомобиль.

– Поверьте, офицер, мне и правда очень, очень жаль. Уверяю вас: больше это не повторится.

– До этого случая она неизменно вела себя очень ответственно, офицер, – добавил папа. – Подобный поступок совершенно не в ее духе.

– Вам, вероятно, надо будет пойти вместе с ней, когда судья будет рассматривать это дело, – ответил полицейский, закрывая блокнот. – Возможно, у вас появится возможность выступить в ее защиту, поскольку она несовершеннолетняя.

Он снова повернулся ко мне.

– Вам очень повезло, что вы никого не задавили и не погибли сами, – строго сказал он. – В надлежащее время мы сообщим вам, какие именно обвинения мы намерены предъявить.

– Спасибо. – Я умудрилась сказать это с таким виноватым видом, какой только могла на себя напустить.

– Стало быть, это все? – спросил папа, провожая полицейского до двери палаты. Ответа я не расслышала, но была рада, что на сегодня с этим покончено. Слава богу, родители верят, что у меня и правда амнезия, иначе они бы припоминали мне эту историю еще много лет.

Наконец меня все-таки выписали. У врачей не было веских причин держать меня у себя и дальше, больнице нужна была койка, которую занимала я, так что, хотя докторам так и не удалось взять в толк, каким образом я умудрилась выздороветь, они отпустили меня домой. Правда, они настояли на том, чтобы я наблюдалась амбулаторно, и записали меня на какие-то более сложные исследования, которые будут проведены в Лондоне в течение нескольких предстоящих недель. Мне это было все равно – ведь сейчас я отправлюсь домой, где мне будет куда проще как разговаривать с Кэллумом, так и видеть его.

Чтобы отвезти меня домой, в больницу приехали родители, и им пришлось долго переносить в машину все мои цветы и поздравительные открытки. Мама то и дело находила какую-нибудь причину, чтобы прикоснуться ко мне – сжать плечо или поправить волосы, словно она все никак не могла до конца поверить, что я и правда здесь, рядом с ней. Папа же все время старался встретиться со мной взглядом. Я ужасно сожалела о том, что заставила их испытать такой страх.

Когда мы приехали домой, меня ждал Джош, и на лице его играла счастливая улыбка.

– Значит, они наконец выгнали тебя вон, да? – подначил он, сжав в таких крепких объятиях, что я чуть не задохнулась.

– Ага. Они раскусили мой коварный план откосить от школы до конца семестра.

– Похоже, ты к тому же жутко их раздражала.

– Вообще-то они ждут не дождутся, когда смогут заполучить меня опять. Судя по всему, я представляю собой особенно интересный случай.

– Тогда это первый раз, когда ты представляешь хоть какой-то интерес, – хрипло сказал он, снова обняв меня, чтобы я не могла видеть выражение его лица. – Знаешь, в общем-то, я по тебе скучал. Хорошо, что ты вернулась.

Дом был полон цветов и сотен открыток. Я заметила в углу аккуратную кипу газет. Папа перехватил мой озадаченный взгляд и немного смутился.

– Дело в том, что ты стала настоящей знаменитостью – и Грейс, конечно же, тоже. Мы не стали выбрасывать эти газеты на тот случай… ну чтобы ты могла сама решить, что с ними делать.

– А как газеты вообще пронюхали обо всей этой истории?

– Чего не знаю, того не знаю. Может быть, произошла утечка из больницы? Или они узнали обо всем от кого-то из учеников? – Он замялся. – Знаешь, тебе нет никакой нужды их читать. Некоторые из напечатанных там комментариев немного… критичны.

Я начала листать газеты, и мне в глаза бросились некоторые из заголовков: «Самоубийственный сговор двух школьниц»; «Двойная доза ядовитой пятнистой лихорадки садов Кью»; «Кома в пагоде». Я решила, что мне нет надобности читать все это прямо сейчас.

Мне хотелось поговорить с Кэллумом наедине и получить возможность видеть его более ясно.

– Хочется почитать электронную почту и обзвонить нескольких подруг, чтобы сообщить им, что я уже дома. Просто вернуться к нормальной жизни, вы меня понимаете? Вы не против, если я ненадолго поднимусь к себе?

Мама посмотрела на меня с умиротворенной улыбкой:

– Конечно, нет. Иди.

Мое внимание привлекло маленькое пятнышко света над ее головой, оно было ярко-желтое и плясало. Она заметила, как я сдвинула брови.

– Что с тобой, солнышко?

Световое пятнышко пропало так же быстро, как и появилось.

– По-моему, ты привлекаешь светлячков, – сказала я, смеясь. – Один из них только что вился у тебя над головой.

– Если они не кусаются, меня это не волнует, – ответила она, снова сжав мое плечо. – Попозже я принесу тебе чашку кофе.

Светлячок вернулся. Это было очень странно: я никогда не видела, чтобы хоть один из них залетал в дом, к тому же на улице еще стоял день. Но меня сейчас занимало совсем другое – пора уже повидать Кэллума. Я поднялась в спальню, плотно закрыла дверь, вставила в уши наушники и поставила зеркало на письменный стол. Едва произнеся его имя, я ощутила знакомое покалывание в руке, и вот он уже появился за моим плечом. Он выглядел таким же прекрасным, как и всегда.

– Добро пожаловать домой, красавица.

– Как здорово, что я снова здесь, – сказала я, подняв руку, чтобы коснуться его лица. – Мне не хватало возможности сделать вот это.

Когда мои пальцы скользнули по его щеке, я ощутила едва уловимое сопротивление. Глаза Кэллума закрылись, и я увидела в зеркале, как он прижался щекой к моей руке. Я продолжала поглаживать его лицо, его шею, затем развернулась и нежно поцеловала его в губы.

Его глаза удивленно раскрылись, и он тотчас ответил на мой поцелуй. Ощущение было невероятно странным – моих губ словно касалось перышко.

В конце концов Кэллум отстранился.

– Ты хоть немного представляешь себе, что со мной делаешь?

Я ухмыльнулась.

– Представляю, и даже очень хорошо. И это самое меньшее из того, что ты заслужил.

Я запустила руку ему в волосы, погладила его затылок и увидела, как он прижимается к моей ладони. Я коснулась его лица, желая видеть его глаза. Они потемнели от страсти.

– О Алекс, – прошептал он. – Как же я тебя люблю. – Он опять немного отстранился и посмотрел на мое отражение в зеркале. – Я все никак не могу поверить, что ты и в самом деле вернулась. Мне кажется, что я был близок к тому, чтобы потерять тебя, уже столько раз. – Его голос был полон страсти.

– Я жалею, что не рассказала тебе всего в самом начале, сразу после того, как впервые встретилась с Кэтрин. Тогда бы ничего этого не произошло.

– Сейчас уже нет смысла об этом жалеть, и это ведь не вызвало необратимого вреда. – Строго говоря, это не совсем соответствовало истине, но он упрямо отказывался вдаваться в детали относительно той проблемы, которую представлял собой его почти пустой амулет.

Насколько я могла понять, он решал эту проблему, выходя на охоту рано утром и поздно вечером. Мне не хотелось допытываться у него, не приходится ли ему жертвовать своими принципами, чтобы наполнять амулет и не подпускать к себе отчаяние.

Я устроилась в его объятиях и молча смотрела на него. Я могла бы смотреть на него часами, вбирая в свое сознание каждую черту его лица, пока оно не станет для меня таким же знакомым, как и мое собственное. Я упивалась тем видом, который был перед моими глазами сейчас: ведь в больнице у меня было только крошечное зеркальце для макияжа, которого оказалось совершенно недостаточно, чтобы видеть его во всей красе.

– Кэллум, как ты думаешь, сколько тебе лет? – Он начал было качать головой. – Нет, погоди, не перебивай меня. Как, по-твоему, каким может быть твой возраст с наибольшей долей вероятности?

Он вздохнул.

– Я и сам бы хотел это знать.

– Должно быть, очень досадно, что тебе неизвестен даже такой простейший факт.

– Так оно и есть. Единственное, на что я могу хоть как-то ориентироваться, – это относительный возраст остальных.

Я посмотрела на него вопросительным взглядом.

– Остальные Зависшие – это пестрое собрание людей всех возможных возрастов – то есть тех, на которые они выглядят. Некоторые молоды, как и я, другие среднего возраста. А двое или трое совсем стары.

Я все еще не понимала, к чему он клонит.

– Но как это может тебе помочь?

– Должно быть, мне столько лет, на сколько я выгляжу: судя по всему, приходя в наш мир, мы сохраняем свою наружность.

Эта мысль показалась мне вполне здравой.

– Тогда посмотри на себя – сколько лет ты дал бы себе?

– Хмм, а какой возраст был бы идеален, с твоей точки зрения?

Я рассмеялась.

– Да ты жульничаешь.

– Ну почему бы мне не использовать по максимуму те немногие возможности, которые у меня еще остались, чтобы повернуть дело по-своему?

– Конец этой фразы он пробормотал невнятно, поскольку покрывал поцелуями мою шею.

Я отпряла всем телом, чтобы заставить его опять сесть прямо. – Послушай, я задала тебе вопрос. Ответь на него.

– Честно? Я не чувствую себя таким уж молодым. Мне кажется, я уже обладал достаточным чувством ответственности, когда стал Зависшим. А сравнивая свое лицо с другими лицами, которые я вижу, я думаю – хотя не могу сказать точно, – может быть, что-то около девятнадцати? – Он смотрел на меня пристально, желая понять, не кажется ли мне это проблемой. – А теперь твоя очередь. Что по этому поводу думаешь ты?

Он умудрился назвать мне именно тот возраст, который я бы ему и дала.

– Девятнадцать подходит, – улыбнулась я, глядя на него из-под ресниц. – В этом возрасте человек уже достаточно взросл, чтобы быть чуточку искушенным, но еще достаточно молод, чтобы веселиться, когда того требует ситуация.

– Но зачем тебе знать мой возраст? Разве это что-то меняет?

– О, просто Кэтрин сказала мне одну вещь – вот я и начала гадать, – небрежно ответила я, схватив со стола старый магазинный чек и постаравшись напустить на себя беззаботный вид.

– Знаешь, пора бы тебе уже понять, что не стоит обращать внимания ни на что из того, что она наговорила.

– Я знаю. Прости. Думаю, меня просто взяло любопытство. Ведь ты знаешь обо мне так много.

– Черть, – неожиданно сказал он, – я ведь понятия не имею, сколько тебе лет.

– Ты никогда меня об этом не спрашивал, – парировала я. – Может быть, я для тебя слишком молода.

– Я готов пойти на этот риск, – рассмеялся он. – К тому же скоро ты сможешь догнать меня по годам.

– Это верно. Ну, давай, теперь твоя очередь высказать догадку.

– Но это же нечестно! Не можешь же ты заставлять меня строить догадки относительно и моего возраста, и твоего.

– Если угадаешь, я тебя поцелую.

– Что ж, такая игра мне по вкусу. Хорошо, я бы сказал… хм-м, посмотрим, удастся ли мне угадать правильно. Ты все еще учишься в школе, но уже почти закончила; ты умеешь водить машину; и, по-твоему, любой парень твоего возраста представляет собой пустое место.

Я кивнула – пока что он ни в чем не ошибся.

– Итак?

– Итак, тебе должно быть семнадцать лет.

– Совершенно верно, – подтвердила я. – Но готова поспорить, что ты сжульничал.

– Даже и в этом случае я все равно требую награду. – С самодовольным видом сказал он. – Ты специально не оговаривала, что жульничать запрещено. Так что я жду законного поцелуя.

Я повернулась так, чтобы по-прежнему видеть в зеркале, где именно находятся его губы, и поцеловала их.

– Вижу, нам придется попрактиковаться в осуществлении этого маневра, – заметил он. – Ну что, поработаем над ним?

– О да, я тоже так думаю, – отозвалась я. – Нам нужно еще много практиковаться…

Кэллум пробыл со мной до вечера, только один раз ненадолго отлучившись, чтобы пробежаться по кинотеатрам. Он открыл для себя местный мультиплекс, в залах которого всегда показывали немало комедий и фильмов, поднимающих настроение. Похоже, для того чтобы собрать нектар в этом кинотеатре, ему потребовалось совсем мало времени.

Когда он вернулся, мы с мамой сидели в саду в тени старой липы и пили кофе. Я ощутила знакомое покалывание и приготовилась давать отпор всем его поползновениям, но, по-видимому, он был настроен на степенный лад. Он погладил меня по руке и, словно извиняясь, спросил:

– Ты не будешь против, если я побуду с тобой, пока ты беседуешь со своей мамой?

Я чуть заметно покачала головой, давая ему понять, что не возражаю.

– Значит, мне можно остаться?

Я ответила едва уловимым кивком.

– В любом случае я не собираюсь слишком выходить за рамки в присутствии твоей мамы. Возможно, когда-нибудь ты меня с ней познакомишь, и мне совсем не хочется, чтобы она составила обо мне нелестное впечатление.

Эти его слова повергли меня в шок. Я никогда не думала о будущем в подобном ключе или о том, что он может захотеть познакомиться с другими людьми, людьми, которые для меня важны.

Я представила себе ситуацию, в которой уговариваю папу надеть браслет и подвожу его к зеркалу, чтобы познакомить с парнем. Я не могла вообразить, что он воспримет это хорошо.

Из задумчивости меня вывело более ощутимое прикосновение к руке.

– Алекс, дорогая, ты в порядке? – спросила мама, явно прилагая усилия, чтобы держать свой голос под контролем.

– Ой, мама, извини. Я просто на минутку забылась, отдавшись грезам. Я вовсе не хотела тебя расстраивать.

На лице ее отразилось явное облегчение.

– Когда ты мне не ответила, я испугалась, что потеряла тебя опять… – Она отвернулась, пытаясь скрыть свой страх.

Я стиснула ее руку.

– Успокойся. Я уверена, что это не повторится. – Я улыбнулась ей.

– Но пока мы не выясним, чем именно это было вызвано, мы не можем быть уверены ни в чем.

Меня раздирали противоречивые чувства. Теперь она будет изводить себя страхами перед тем, что, как мне известно, больше не могло произойти, поскольку теперь это невозможно. Но если я объясню ей, почему я больше не беспокоюсь, мне придется выложить все, а я совершенно не могла себе представить, как можно даже просто начать такой рассказ.

– Просто у меня почему-то хорошее предчувствие. Не знаю, как мне тебя в этом убедить, но я уверена – это не повторится.

Она вперила в меня пристальный взгляд.

– Что с тобой происходило, Алекс? Ты выглядела совершенно счастливой до того вечера, когда уехала с Робом, и даже после этого ты уже к следующему дню пребывала в невероятно приподнятом настроении. Но всего несколько дней спустя ты начала вести себя как потенциальная самоубийца. Перепады твоего настроения были ужасающими, даже если принять во внимание, что ты еще подросток. Мы с папой как раз собирались поговорить с тобой об этом, когда вдруг произошел тот несчастный случай.

Я уставилась в пол, ужасаясь тому, что обуревавшие меня тогда эмоции проявлялись так очевидно.

– Так что, когда с тобой произошел тот несчастный случай, – продолжала она, – я не могла не задаться вопросом, что, может быть, дело в том… Ты выглядела такой подавленной, такой несчастной, я подумала, что, возможно, ты… не выдержала и сломалась. – В ее глазах блестели слезы. – Но я не могла по-настоящему поверить, что ты способна покончить с собой. Я знаю, ты понимаешь, какое воздействие это оказало бы на нас всех, и осознаёшь, что ничто никогда не может быть уж настолько ужасным.

Я снова взяла ее за руку и посмотрела ей в глаза.

– Мама, я бы никогда этого не сделала. Ты совершенно права – я не смогла бы так поступить ни со всеми вами, ни со своими подругами.

– Спасибо тебе. Я так и думала, но при сложившихся обстоятельствах мне все-таки приходила в голову эта мысль. – Она замолчала, потом заговорила уже совсем другим тоном. – Ты не хочешь рассказать, что именно делало тебя такой несчастной? Что такого сделал Роб?

Я все еще не могла решить, что ей выдать.

– Роб тут ни при чем, мама. Он для меня вообще ничего не значит.

– Тогда отчего же ты была так расстроена?

– Да, я знаю, я казалась разбитой, но это никак не было связано с тем, что я заболела. И в любом случае это уже прошло. – Я попыталась придать своему тону столько искренности, сколько только могла, но стало видно, что мои слова ее не убедили.

– Это из-за парня? Из-за другого парня?

Очевидно, что она от меня не отстанет.

– Ну хорошо, мама, я сдаюсь. Да, это было из-за другого парня, из-за того, который мне действительно нравился.

Она начала было задавать очередной вопрос, но я предостерегающе подняла руку.

– Пожалуйста, мама, давай больше не будем об этом. Я и так рассказала тебе больше, чем хотела. Теперь это уже не проблема. – Я подняла голову и посмотрела ей прямо в лицо с таким видом, что это отбило у нее охоту к дальнейшим расспросам.

– Ну ладно, ладно. Я не хотела тебя огорчать. Я просто хотела убедиться, что ты уже… ну что ты решила свои проблемы.

Я чувствовала, как Кэллум нежно гладит мою руку.

– Честное слово, мама, теперь у меня все хорошо. Между нами возникла размолвка, но мы с ней разобрались.

Она взяла мою руку, на минуту нарушив ритм его поглаживающих движений.

– И ты так больше ничего мне и не скажешь об этом твоем таинственном парне?

– Нет, не скажу. Перестань быть такой не в меру любопытной!

Поглаживание вдруг прекратилось, и я почувствовала, как его губы легко-легко коснулись моей шеи.

– Не смей говорить, что все прошло, не то я поцелую тебя в губы прямо перед твоей матерью, – смеясь, проговорил голос в моей голове.

– Я рада, что вы со всем разобрались, кем бы ни был этот твой парень. Ужасно видеть своего ребенка в таком отчаянии и не иметь возможности помочь. Теперь с тобой все стало так сложно, куда сложнее, чем прежде. В прежние дни я всегда могла поднять тебе настроение, просто обняв или угостив кусочком шоколада.

– Прости, мама. Я не могу не взрослеть.

Она снова стиснула мою руку.

– Нет, это ты меня прости: мне нужно дать вам обоим жить своей жизнью. Но я все равно никогда не перестану о вас беспокоиться. Это просто-напросто часть стандартного описания должностных обязанностей любой матери.

– Знаю. – Я рассмеялась. – Мы с Джошем, правда, стараемся не слишком уж сильно тебя изводить.

– В таком случае должна вам сказать, что ваши усилия терпят провал за провалом. – Говоря это, она улыбнулась, но я видела всю глубину чувств, которая была скрыта за этими словами.

– А какие еще гарантированные способы поднять мне настроение хранились в твоем арсенале, когда я была маленькой? – спросила я, пытаясь перевести разговор в более безопасное русло.

– Ох, мне было из чего выбирать, но многое зависело от того, сколько тебе тогда стукнуло лет. Но я все-таки сумела изобрести кое-какие средства. Когда ты была совсем малышкой…

И она принялась вспоминать серию игрушек из телевизионной передачи, которые поразили мое воображение, когда я еще только начинала ходить. Слушая ее рассказ, я вдруг заметила еще одного светлячка. Он вился прямо над головой. Ярко-желтый, он плясал и плясал всего в нескольких дюймах от ее волос. Я не могла разглядеть само это насекомое и видела только желтое пятнышко света, хотя мы сидели в тени.

Я подняла руку, чтобы отогнать его, и мама прервала свой рассказ.

– В чем дело? – спросила она, оглядываясь по сторонам.

Светлячок исчез.

– Просто еще один из этих странных светлячков, которые летают вокруг. Похоже, ты пришлась им по вкусу.

Она провела пальцами по своим волосам.

– Возможно, мне нужно сходить за репеллентом. Мне бы не хотелось стать ужином для насекомых. Я сразу же вернусь. – И она направилась в дом, где у нее был огромный запас репеллентов на все случаи жизни, поскольку она терпеть не могла укусов насекомых.

Как только она ушла, Кэллум появился тут как тут.

– Вот видишь – как я и говорил тебе, я умею вести себя хорошо.

– Полагаю, что да, умеешь. Ничего, что я тебя вроде как упомянула?

– Конечно, нет. Но мне жаль, что нам приходится скрываться.

– Я понимаю, но пока что другого выхода у нас нет. И прости меня за то, что я сказала, будто все прошло. – Теперь я его подкалывала, и он это понимал.

– Хмм. Мне придется придумать, как отплатить тебе за это потом. – Его пальцы легко прошлись по моему позвоночнику.

– Полегче, – рассмеялась я. – Я уже вижу, как мама возвращается из дома.

– Да, мэм, как вам будет угодно. Однако я могу остаться здесь – мне ужасно нравиться слушать рассказы обо всех нелепых вещах, которые ты делала в детстве.

– Тебе так повезло, что я не могу что-нибудь в тебя швырнуть. А теперь замолкни!

Я начала напевать себе под нос какую-то песенку, поскольку мама была уже в пределах слышимости, так что мне понадобилась хорошая отмазка на тот случай, если она видела, как я говорю.

Мы с мамой провели счастливые полчаса, сидя в саду, разговаривая о прошлом и смеясь над некоторыми из тех диких выходок, которые я с Джошем порой откалывала, когда мы были детьми. Несмотря на репеллент от насекомых, светлячок все возвращался и возвращался. Я не могла оторвать от него глаз, и мама то и дело прерывала свои рассказы, чтобы выяснить, на что я так пристально смотрю.

Через какое-то время к нам присоединился и папа, принеся охлажденные напитки, и мы сидели вместе, смеясь, в то время как тени деревьев становились все длиннее и длиннее. Когда мама с папой начали описывать вопиющие подробности моих идиотских проказ, я слышала, как Кэллум хохочет и отпускает ироничные комментарии. Было трудно все время помнить, что я не могу отвечать ему вслух.

Светлячков налетела тьма, и некоторые из них вились уже и над головой папы. Мои родители явно были вне себя от радости оттого, что я дома, а их мобильные телефоны непрестанно звонили, поскольку все их друзья один за другим узнавали новость о том, что меня наконец выписали из больницы. Судя по всему, некоторые из них заводили речь о том, чтобы собраться вместе и пойти с нами в ресторан, где мы будем праздновать, поедая карри, но мне совсем не хотелось куда-либо идти. У меня было только одно желание – уединиться с Кэллумом в каком-нибудь тихом местечке и иметь возможность разговаривать с ним как следует, а не просто осознавать, что он находится рядом.

Мне безумно хотелось послушать рассказы о его детстве, узнать мелкие, глубоко личные подробности прежней жизни, когда он был вполне материален и состоял из плоти и крови. Слушая родителей, я ощутила грусть оттого, что никогда не смогу завести с ним разговора, подобного тому, который сейчас вели мои мама и папа. И осознала, что, должно быть, от этого грустно и ему.

– Эй, – сказал голос в моей голове. – Отчего у тебя такая унылая мина? Что-то не так?

Я едва заметно покачала головой.

– Знаешь, с тобой это куда сложнее: я могу только строить догадки относительно того, чувствуешь ли ты себя счастливой.

Я чуть-чуть приподняла брови, задавая немой вопрос.

– А вот с твоими родителями, например, это просто как дважды два: их ауры очень яркие, так что я точно знаю, что они ужасно рады. А у тебя, напротив, подавленный вид.

Когда он сказал это, я подняла взгляд на маму и папу, сидящих бок о бок и смеющихся над каким-то своим общим воспоминанием. Над их головами по-прежнему плясали светлячки.

Желтые светлячки!

Я почувствовала, как недостающий фрагмент пазла встал на свое место, и, сделав резкое движение, села прямо.

Мама и папа тотчас одновременно повернулись ко мне, словно их дернули за невидимые веревочки. Светлячки мгновенно исчезли.

– Я только вспомнила, что еще не успела поговорить с Грейс. Вы не против, если я пойду к себе и позвоню ей? – быстро выпалила я.

Родители переглянулись.

– Конечно, не против, дорогая, – ответила мама, и было видно, как она расслабляется. – Говори сколько хочешь. Я займусь ужином потом. У тебя есть какие-то особые пожелания?

Мне совсем не хотелось обсуждать меню, так что требовалось решить вопрос быстро. Я выбрала любимое блюдо мамы.

– А мы могли бы заказать на дом готовое карри?

– Конечно. – Она умиротворенно кивнула. – Я закажу то, что мы заказываем всегда.

– Отлично, – сказала я через плечо, спеша к дому.

Я чувствовала, как рядом со мной идет Кэллум, когда, размашисто шагая, вошла в дом. Его голос то появлялся, то пропадал.

– Послушай, Алекс, что стряслось? Ты хорошо себя чувствуешь?

– Нам с тобой нужно поговорить. Прямо сейчас! – Я не могла сдержать воодушевления, и оно прозвучало в моем голосе.

– Ладно, ладно, погоди, давай сначала поднимемся в комнату.

Я рысью взбежала по лестнице и быстро приготовила все, что было нужно. В комнате становилось все темнее, так что от света настольной лампы на нас обоих падали длинные тени. Рядом с моим лицом в зеркале появилось лицо Кэллума; он хмурился, морща лоб.

Я точно не знала с чего начать, но была совершенно уверена в том, что мои подозрения верны.

– Когда ты смотришь на ауру, – начала я, не обращая внимания на его озадаченный вид, – что именно видишь?

– Ну когда как.

– А от чего зависят ее цвет и форма?

– Дай мне секундочку, и я тебе все расскажу! – В его голосе звучало добродушное нетерпение, и он явно понятия не имел, к чему я клоню. – Все зависит от человеческих эмоций. Когда людям грустно, я вижу вокруг их голов густой фиолетовый туман. Если они сердятся, то туман красный и он более локализован. А над головами людей, которые радуются, сосредотачиваются желтые пятнышки света. Поэтому мне так легко их собирать.

Я едва не прыгала от воодушевления.

– Да что с тобой такое? Я ничего не понимаю. – Он явно поставлен в тупик.

– Я их вижу! Я вижу ауры мамы и папы! Я думала, что это светлячки, но дело вовсе не в них, да?

Сначала на его лице отразилось потрясение, затем оно уступило место изумлению, и наконец изумление начало медленно сменяться выражением безграничного ужаса.

Таланты

– В чем дело? – недоуменно спросила я. – Я думала, ты обрадуешься. Может быть, возвращая мне воспоминания, ты каким-то образом передал мне и частицу самого себя? – Я едва могла сдерживать свой энтузиазм, так почему же он пришел в такой ужас? Я попробовала еще раз.

– Кэллум, как ты думаешь, возможно, что я права?

Он стоял и молчал. Мне захотелось хорошенько встряхнуть его, чтобы получить ответ на вопрос, но я, конечно же, не могла этого сделать. И вместо этого я сделала другую вещь, которая точно выведет его из оцепенения. На секунду я сорвала с руки амулет. Его лицо в зеркале замерцало и исчезло, но тут же появилось вновь, едва я вернула амулет на законное место.

Его взгляд сразу же стал осмысленным.

– Не делай этого, – чуть слышно пробормотал он. Потом медленно кивнул. – Думаю, ты действительно права. Это ужасно.

– Но почему? По-моему, это здорово. – Он начинал меня пугать. – Почему ты считаешь, что это какая-то беда?

– Быть такой, как мы… в этом нет ничего хорошего, Алекс. Я думал, ты это понимаешь. – Его лицо стало мертвенно-бледно. – Когда это началось?

– Я точно не знаю. Думаю, сегодня утром, когда я вернулась домой. И с тех пор это становится все сильнее.

– Значит, это произошло не сразу после того, как ты пришла в себя?

– Нет, вряд ли. – Я уже начинала сердиться. Какая муха его укусила? – Поговори со мной, Кэллум, объясни, что именно тебя так беспокоит.

Он на мгновение закрыл лицо свободной рукой, затем посмотрел на меня взглядом, полным муки. Я поверить не могла, что вновь сотворила нечто такое, что опять осложнит нашу жизнь. Наконец он заговорил.

– А что, если амулет начинает тебя менять? Возможно, он начинает оказывать на тебя свое воздействие, хотя ты и находишься на своей стороне. Он тоже находится на твоей стороне, так почему бы ему не оказать свое обычное воздействие и на тебя? – Его голос был глух, и он смотрел на собственный амулет с отвращением.

– Объясни, почему ты считаешь, что это проблема.

– Неужели тебе хочется стать несчастной, хочется гоняться за этими желтыми огоньками, чтобы не сойти с ума?

Я не желала это слышать.

– Но я больше не чувствую себя подавленной! Я чувствую себя счастливой!

– Ты не знаешь, о чем говоришь! – Он почти кричал, так что я вздрогнула. – Я не хочу, чтобы на меня легла вина.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ты должна сейчас же снять амулет и зашвырнуть его куда-нибудь подальше, прежде чем он причинит тебе еще больший вред.

– Что ты такое говоришь? Ведь тогда я вообще не смогу видеть тебя, а какой в этом смысл?

– Я знаю, но это слишком опасно, мы не знаем, что еще может произойти, каким образом он может тебя изменить.

Я почувствовала, как по спине пробежали мурашки, но я вовсе не собиралась сдаваться.

– Но ведь всего несколько дней назад ты был в ярости оттого, что я сняла его на время урока вождения. Мы оба знаем, что это опасно, и Кэтрин смогла сделать то, что сделала, только потому, что, хотя амулет был близко, он не был надет. А теперь ты настаиваешь на том, чтобы я его сняла. Это лишено всякого смысла.

Я видела, что он собирается возразить опять, и опередила его:

– Послушай, давай мы сейчас оба успокоимся и попробуем во всем разобраться. Согласен?

Я видела, как он силится овладеть собой – он прикусил язык и несколько секунд молчал.

– Хорошо, – наконец согласился он. – Но мне невыносима мысль, что с тобой опять может произойти что-то плохое.

– Я знаю, знаю. – Я подняла руку к его лицу и попыталась разгладить нахмуренный лоб. – А мне невыносима мысль, что придется снова тебя потерять, так что давай во всем разберемся… хорошо? – Я смотрела на него, ожидая ответа.

Наконец он согласно кивнул.

Я нашла на своем заваленном всякой всячиной столе лист бумаги и ручку. Первая ручка, которую я схватила, не писала, и мне пришлось перепробовать несколько штук, прежде чем я отыскала такую, которая работала. Она была выкрашена светящейся зеленой краской и украшена пером – сувенир, из тех, что раздавали после какой-то давней вечеринки по случаю дня рождения подруг. Но она писала, так что сойдет.

– Итак, начнем. – Я напустила на себя свой самый деловитый вид. – Что именно нам известно на данный момент? Каковы факты?

Он смотрел на меня с таким видом, будто ему приходится выполнять какую-то неразумную прихоть, но все-таки начал:

– Факт первый: ты утратила все воспоминания. Мы с Кэтрин оба закачали их в свои амулеты. Я сохранил их, а затем вернул тебе.

– Точно, и теперь они на месте – может быть, они чуточку несвязны, но все они там, где и должны быть. Ну то есть за исключением одного существенного изъятия и такого же существенного дополнения. – Я улыбнулась, но увидела, что ответная улыбка коснулась только его губ, но не глаз.

– Факт второй: теперь ты можешь видеть желтые огоньки над головами людей.

– Да, – согласилась я, торопливо записывая его слова, – и это длится весь день.

– Что, по-твоему, могло спровоцировать это явление?

– Думаю, отъезд из больницы. Там я не видела ничего подобного.

– А может быть, все дело в том, что теперь ты у себя дома? Возможно, ключевым фактором стало именно это.

Я на секунду задумалась.

– Полагаю, это не исключено.

Похоже, теперь его уже было не остановить.

– А ты видишь эти огоньки только над головами людей, которые тебе знакомы? – не унимался он.

– Понятия не имею. У меня еще не было случая это проверить.

– Ну что ж, тогда давай проверим. Посмотри в окно.

Мы подошли к окну, чтобы посмотреть на тех, кто будет проходить по идущей мимо нашего дома дороге. Я вглядывалась в только начавшиеся сгущаться вечерние сумерки и ждала.

Вскоре на тротуаре показалась женщина с беспокойным на вид ирландским терьером. Я внимательно наблюдала за тем, как она проходила мимо. Сначала ничего необычного не было, потом пес вдруг остановился, поднял голову и лизнул ее руку. Она наклонилась, чтобы погладить его, и над ее головой вдруг возник маленький желтый огонек. Я потрясенно ахнула.

– Что ты видишь? – напряженным голосом спросил Кэллум.

– Сначала ничего не было, а потом, когда она нагнулась, я увидела, как над ее головой внезапно вспыхнул желтый огонек. А что увидел ты?

– Примерно то же самое, – неохотно признался он, – хотя я также видел вокруг ее головы немного фиолетовой дымки, пока пес не поднял ей настроение.

Какое-то время мы сидели, наблюдая за дорогой, и я пыталась определить, кто из прохожих вспоминает что-то хорошее. Оказалось, что таких совсем немного и они попадаются лишь изредка.

– Так бывает всегда? – спросила я после того, как по тротуару прошел пятый человек подряд без единого желтого огонька над головой.

– О да, и я бы даже сказал, что в здешних местах люди настроены более жизнерадостно, чем в других, особенно в Лондоне. – Он на мгновение замолчал. – Именно поэтому нам и бывает так трудно насобирать достаточно радостных чувств, чтобы продолжать держаться. Чтобы отыскивать и собирать их, нам постоянно приходится стараться изо всех сил.

Я по-прежнему не понимала, почему вся эта история так его беспокоит. Я вновь подошла к столу, чтобы видеть Кэллума в зеркале.

– Так почему ты находишь в этом проблему? Почему, по-твоему, то, что я обрела способность видеть желтые огоньки радости, – это плохо? Что именно тебя так тревожит?

– Мне кажется, в твоем амулете происходят какие- то изменения, и мне это не нравится. Про амулеты определенно нельзя сказать… что у них благожелательный настрой. Так что я не могу себе представить, чтобы твой амулет менялся в такую сторону, которую можно было бы назвать хорошей.

– Ну хорошо, и что нам теперь делать? Я не стану его снимать, пока мы не будем точно знать, в чем тут дело. Мне невыносимо даже думать, что мне придется жить без тебя. – Я почувствовала его прикосновение, когда он обнял меня и прижал свою голову к моей.

– Мне тоже невыносимо об этом думать, – тихо сказал он, и в зеркале я увидела, как Кэллум обнял меня еще крепче.

– Так какие еще у нас есть варианты? – не сдавалась я.

Кэллум на мгновение задумался.

– Возможно, я мог бы спросить об этом Мэтью, – медленно проговорил он. – Быть может, он что-то слышал и ему известно…

– Отличный план, – согласилась я.

Я увидела, как Кэллум украдкой взглянул на часы.

– Если я хочу точно застать его в хорошем настроении, то мне лучше отправляться сейчас. – Он на секунду замялся. – Возможно, мне уже не удастся вернуться сюда до того срока, после которого я не смогу покинуть собор. Прости меня.

Я надулась, но тут же улыбнулась.

– Не беспокойся. Я понимаю, как это важно. Тебе надо выяснить все, что только возможно на этот счет. Иди к Мэтью и возвращайся ко мне утром, так рано, как только сможешь. Вряд ли у меня возникнет намерение отправиться в школу.

Он прижал меня к себе еще теснее и поцеловал в макушку.

– Я люблю тебя. Пожелай мне удачи! – На секунду тревога на лице сменилась одной из его ослепительных улыбок, затем он исчез.

Я вспомнила, что сказала маме и папе, и взяла телефон, чтобы позвонить Грейс. Каким блаженством бы ни было находиться в обществе Кэллума, я скучала по ней.

Грейс явилась в наш дом через считаные минуты, явно без проблем уговорив отца подвезти ее сюда. После того как она торопливо поздоровалась с моими родителями, мы с ней поднялись в комнату. Мы несколько раз разговаривали, пока я была в больнице, но никогда не оставались одни, и я видела по ее лицу, что ей не терпится попросить меня рассказать ей все о пакете и о том, что мне известно. Но я по-прежнему не была уверена, что именно следует ей сказать. Она, как всегда, удобно устроилась на моем раскладном диване, держа в руках кружку с кофе.

– Ну так что же тогда произошло? У тебя наверняка есть какие-то догадки.

Мои колебания продлились всего лишь секунду. Могу ли я рассказать ей правду или же она просто решит, что я сошла с ума? На мгновение я представила себе, как выложу ей все: я познакомлю ее с Кэллумом, и все будет почти что нормально. Мне страшно не хотелось что-либо от нее скрывать: ведь ей были известны все до единой подробности моей жизни. И я знала, что из всех людей она с наибольшей вероятностью сможет принять то, что происходит между Кэллумом и мной. В этом я была уверена. Но затем вся моя решимость куда-то испарилась. Все происходящее слишком странно, и мне никогда не удастся подобрать такие слова, которые могли бы это описать.

– Знаешь, я собиралась задать тебе этот же вопрос. Мои воспоминания о том утре носят несколько отрывочный характер.

– Это ужасно напрягает, верно? – согласилась она. – Я очень ясно помню, что была там, затем все слегка расплывается, и я не могу вспомнить никаких деталей.

Я энергично закивала, надеясь, что смогу выйти сухой из воды.

– Но самое странное во всем этом, – продолжала она, – это твой браслет. Каким образом он оказался на мне? Ведь с тех пор, как ты его нашла, он почти всегда был на твоем запястье.

– Я тоже задаю себе этот вопрос. Это и мне кажется очень странным.

– А потом, когда я надела его на тебя, ты вдруг восстала из мертвых!

Ох, я попала: она-таки разглядела здесь связь.

– Что за абсурд! Браслеты не могут творить чудеса.

– Но в этом браслете однозначно есть что-то странное. – Голос у нее был почти испуганный, и я заметила, как она украдкой взглянула на амулет, вздрогнула всем телом и быстро отвела глаза.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ну, только не смейся надо мной, когда я предположу невероятное, но мне правда показалось, что он может вызывать…

– Вызывать кого? Привидение или еще что-то в этом же духе? – Я постаралась сделать вид, будто нахожу это забавным.

– Нет, не привидение, а какую-то силу. Я понимаю, это звучит глупо, но пока он был на моей руке, меня не отпускали до жути странные мысли – было такое чувство, будто в моей голове звучит чей-то голос. – Она вздохнула, потом пробормотала себе под нос, словно говоря сама с собой: – Мне не надо было затевать этот разговор, – после чего глубоко вздохнула. – Это был мужской голос, – неохотно добавила она.

– Как интересно! На меня он никогда не действовал подобным образом. Мне просто очень нравится, как он смотрится на руке. – Я сделала паузу, но не смогла устоять перед искушением. – И что такого сказал тебе этот голос, что ты решила вернуть браслет мне? – спросила я так небрежно, как только могла.

– Все было ужасно странно. Этот голос все твердил и твердил, что браслет не мой и я должна вернуть его. Нет, он мне не угрожал; я просто поняла, что действительно должна это сделать.

– Ну что ж, я уверена, что он не имеет никакого отношения к моему выздоровлению, но все равно спасибо за то, что ты его сохранила.

– Но как он вообще оказался на моей руке? И у меня сохранилось смутное воспоминание о конверте, полученном от тебя. Браслет был в нем?

Я быстро подумала: я послала ей текстовое сообщение об этом конверте, а потом еще и оставила послание на голосовой почте, так что отрицать само существование конверта я не могу.

– Да, я хотела, чтобы ты какое-то время подержала его у себя, но сейчас совершенно не помню зачем.

– Если в конверте и правда был только этот твой браслет, то, наверное, неважно, что сам конверт куда-то пропал. Когда я пришла в себя, его в рюкзаке уже не было.

– Да ладно, теперь это не имеет значения. – Я старалась делать вид, будто меня вся эта история нисколько не волнует, а про себя надеялась, что флешку с записью так никто и не нашел.

Она покачала головой и вздохнула.

– Да, наверное. – Я вдруг увидела, как над ее головой вспыхнул маленький желтый огонек. – Кстати, я рассказывала тебе, что, когда была в больнице, меня навещал Джек?

– Нет, не рассказывала! Давай выкладывай все: что, твой беззащитный вид подвиг его на какое-то деяние, достойное супермена?

Она густо покраснела и молча кивнула, в то время как желтый огонек над ее головой разгорался все ярче и ярче.

– Ну же, говори! – просила я, испытывая острое желание узнать, в чем именно заключается ее радостная новость, и столь же сильно желая понаблюдать за проявлением счастливых воспоминаний.

– Он сказал, что любит меня. – Она произнесла это тоненьким, похожим на писк голоском, в котором звучало легкое смущение, и на мгновение спрятала лицо за завесой своих длинных темных волос. Я не смогла сдержать улыбки.

Рассказывая подробности своего разговора с Джеком, Грейс то и дело хихикала. Прежде я никогда бы не подумала, что мой старый друг способен на столь романтические чувства, но судя по тому, что говорила сейчас Грейс, он был влюблен без памяти.

Все время, пока она лепетала, желтый огонек все плясал и плясал над ее головой, то на миг затухая, то вспыхивая вновь, когда она переходила к новому сюжету. Но под конец он все-таки погас. Я невольно посмотрела на нее с немым вопросом на лице, прежде чем она успела добавить хотя бы одно-единственное слово.

– А я рассказывала тебе, что меня навестил еще и Роб? – спросила она.

– Нет, кажется, ты ничего об этом не говорила, – неохотно сказала я. Я была совсем не уверена, что мне хочется услышать о том, что ему было надо.

– По его словам, он заметил, что ты пыталась ему позвонить, но у него, похоже, выключился телефон. Он сказал, что от тебя поступило какое-то отчаянное сообщение, о котором он узнал лишь позднее.

– Ха! Он просто сбросил звонок! Он увидел, кто звонит, и отключил телефон. Я была в бешенстве.

– Боюсь, это еще не все. Он убежден, что это было что-то вроде попытки самоубийства, поскольку он с тобой порвал. Извини, – робко добавила она, глядя на мое лицо, на котором была написана ярость.

– Вот жалкий маленький… Я… я… у меня нет слов! Жаль, что его здесь нет, а то я бы так врезала ему по морде!

– По-моему, и Джек, и Джош собираются надавать ему еще до того, как до него доберешься ты.

– Но ему ведь наверняка никто не верит, не так ли?

Грейс быстро опустила глаза в пол и начала обирать с лежащего на диване покрывала несуществующие пушинки.

– Никто не знает, чему верить, Алекс. Ты вела себя довольно странно и никому – даже мне – не сказала ни слова о том, что с тобой происходит. – Она посмотрела прямо в глаза. – В чем тут дело, Алекс? Чем были вызваны все эти сообщения, непонятные перепады настроения и внезапная утрата всякого интереса к Робу? Что за этим стоит?

Я не знала, что ей сказать. Мне было противно от того, что я обманываю лучшую подругу, но как я могла рассказать ей правду? Нет, все-таки надо хоть что-то ей выдать. Нельзя обманывать ее и дальше. Я лихорадочно пыталась придумать такую версию событий, которая ответила бы на уже имеющиеся у нее вопросы и в то же время не породила бы слишком много новых. И тут меня осенило – я могу развить то туманное алиби, с помощью которого отделалась от расспросов мамы.

– Если я тебе расскажу, ты обещаешь, что ни слова не скажешь об этом никому, даже Джеку?

Грейс явно занервничала, но все же кивнула.

– Конечно. Ты же знаешь, я всегда свято храню все твои секреты.

– Дело в том, что это очень деликатная тема.

– Продолжай, – попросила она, подавшись вперед.

– Ну, в общем я познакомилась с одним парнем и поняла, что его-то я и искала.

– Правда? И когда же это произошло?

– Примерно тогда же, когда Роб пригласил меня на свидание. Загвоздка в том, что… – Я замолчала, делая вид, что мне не очень-то хочется говорить то, в чем я должна признаться. – В общем, я познакомилась с ним через Интернет.

Грейс в ужасе прижала руку к губам. Нам всем не раз подробно объясняли потенциальные опасности романтических отношений в Сети.

– Да, я знаю, – быстро добавила я, пока она подыскивала слова. – Знакомиться через Интернет – это глупо, ты это хочешь сказать?

– Ты с ним уже встречалась? – наконец выговорила она.

– Нет, личной встречи не было, но мы с ним постоянно общаемся с помощью веб-камер. – Это было не слишком далеко от истины.

– Ну и где он живет? Как вы с ним познакомились? И каковы ваши планы?

Я рассмеялась.

– Я не могу отвечать на все вопросы одновременно.

У нее сделался довольно сконфуженный вид.

– Извини. Просто я так удивилась.

– Я понимаю и прошу прощения, что не рассказала тебе о нем раньше, но мне не хотелось ничего говорить, пока не удостоверюсь в том, что это серьезно.

– Значит, ты удостоверилась? И это серьезно?

Теперь настал мой черед отводить глаза.

– Именно так. Он моя вторая половинка.

– Вот это да. ВОТ ЭТО ДА! И как же все это произошло?

– Внезапно. Я вдруг поняла, что мне абсолютно безразличен Роб, поскольку я без памяти влюблена в другого. – Хотя я и говорила это лучшей подруге, я почувствовала, что заливаюсь краской. Хорошо, что Кэллум не слышит этот разговор.

– Давай выкладывай: имя, подробности, порочащие данные – все вообще!

– Никаких порочащих данных не существует. Он живет за границей, так что у нас нет возможности даже для короткой встречи. Но его зовут Кэллум, и ему девятнадцать лет. – Было так здорово наконец все-таки назвать кому-то его имя. Мне нравился даже сам его звук.

– А как он выглядит? Надеюсь, высок, темноволос и красив? – подначила она.

– Почти угадала: он высок, русоволос и чертовски красив.

Грейс протянула руку к ноутбуку. – Тогда давай покажи его фотографии.

– Извини, но пока что у меня нет фотографий.

Она посмотрела на меня с подозрением.

– Нет фотографий?

– Увы, нет. Он не любит, чтобы его фотографировали. Он очень… застенчив, правда. – Это прозвучало неубедительно, и эта неубедительность была очевидна даже мне. Грейс ни за что не купится на такую байку.

– Весьма необычно, особенно для того, кто знакомится через Интернет, тебе так не кажется? – Ее идеально очерченная бровь вопросительно поднялась.

– Ну, ты сама меня спросила. Не хочешь верить – не верь. – Мой голос прозвучал немного резче, чем я хотела.

– Ну ладно, ладно! Прости. Я просто разочарована из-за того, что не могу посмотреть на парня, который наконец-то покорил твое сердце, – примирительно сказала она. – Значит, ты абсолютно уверена, что этот твой Кэллум действительно честный парень, а не какой-нибудь спятивший старый пердун, убивающий девушек топором?

– Послушай, мне же семнадцать лет. Я бы на такое не клюнула.

– Ну и как, ты меня с ним познакомишь? Ты могла бы сейчас связаться с ним через веб-камеру и таким образом все-таки показать мне его.

– Дело в том, что он… хм, он на работе. У него встреча с боссом.

Грейс вздохнула.

– Понятно. Ну ладно, забей. Покажешь его как-нибудь в другой раз, когда все утрясется. – Она вдруг схватила меня за обе руки. – Но впредь ты будешь вести себя по-настоящему осторожно, ладно? Один раз я уже попрощалась с тобой в той больнице, и мне совсем не хочется делать это опять.

– Я обещаю, Грейс. Но он правда совсем не такой, так что мне ничего не грозит. – Теперь, когда мы избавились от Кэтрин, мне и правда ничего не грозило, так что я ей не лгала.

– Я рада, что ты нашла своего Ромео. Будь уверена, скоро я все-таки заставлю тебя выложить все детали, но сегодня вечером я, так и быть, не стану на тебя наседать: у меня для этого слишком хорошее настроение. – Над ее головой опять плясал огонек.

– Ты сейчас думаешь о Джеке, да? – спросила я. Она рассмеялась.

– Само собой. Он без вопросов самый шикарный парень во всей школе. Кстати, – она с заговорщическим видом огляделась по сторонам, но старые мягкие игрушки явно не имели намерения подслушивать. – Я всерьез рассматриваю возможность нарушить наш пакт…

Теперь уже мой голос сорвался на писк.

– Ого! И как именно ты собираешься это сделать?

Вскоре мы уже с головой ушли в обсуждение планов атаки на Джека, пока еще ничего не подозревающего, но, вероятно, очень желающего чего-то в этом роде, и я умудрялась придерживаться только безопасных для меня тем до тех самых пор, пока не приехал отец Грейс и не увез ее домой.

До этого момента я не осознавала, как же устала. Слава богу, что я наконец-то могу забраться в свою постель, в которой меня уже не побеспокоят медсестры и раздача лекарств. Впервые за целую вечность я смогла погрузиться в спокойный сон без сновидений.

Возможные варианты

Проснувшись поутру, я сладко потянулась с сознанием того, что минувшей ночью мне удалось очень хорошо отдохнуть. Занавески на окне колыхались, и в промежутках ткани я видела яркое солнце, освещающее растущие неподалеку деревья. Меня разбудили аромат кофе – на деревянном письменном столе стояла большая кружка, – а также благоухание свежевыпеченного хлеба, поднимающееся в комнату из кухни.

Я повернулась на бок и почувствовала, как незримая ладонь погладила мою руку от плеча до самых кончиков пальцев.

– Доброе утро, красавица, уж теперь-то ты проснулась?

– Кэллум! Как долго ты здесь сидишь? – Я торопливо нашарила зеркальце, которое теперь все время держала под рукой, стараясь не замечать, как ужасно смотрюсь со своим полусонным лицом.

– О, уже несколько часов, – с проказливым видом ответил он.

Он смотрелся на удивление естественно, сидя на потрепанном пуховом одеяле. В конце концов я умудрилась усмирить свое воображение, заставив себя перестать представлять себе, как он лежит в моей постели – или по крайней мере на ней – и вспомнила, что надо говорить.

– Что ж, раз уж ты здесь, то мог бы рассказать мне о своем вчерашнем разговоре с Мэтью. Как все прошло?

Я почувствовала, как он устраивается на кровати за моей спиной, и посмотрела на его лицо в зеркальце в то время, как он погладил мою руку. При этом вид у него был мечтательный и изумленный, как, впрочем, и у меня самой. Я прервала его грезы, заставив вернуться к действительно важному вопросу.

– Ну же, соберись! Как прошел ваш разговор? Что сказал Мэтью?

– Разговор и впрямь получился интересным, – все с тем же мечтательным видом проговорил он, лаская теперь уже и мою спину. Мне становилось все труднее сосредоточиться.

– Что именно он тебе сказал? Давай выкладывай!

Он прекратил свои ласки, но голос его все еще звучал воодушевленно.

– Мэтью счел все это очень любопытным. Мы с ним довольно долго обсуждали возможные последствия того, что теперь ты можешь видеть огоньки над головами. – Он считает, – Кэллум сделал паузу, чтобы еще раз приласкать меня, – что тебе, по всей вероятности, не грозит никакая опасность. Он сказал, что не видит, каким образом амулет мог бы подчинить тебя себе, раз ты имеешь возможность просто взять и снять его в любой момент.

– Что ж, я чувствую облегчение. Хотя, разумеется, и ты сам – прекрасный стимул для того, чтобы не снимать его никогда…

– Тогда, я думаю, все зависит от того, не считаешь ли ты меня опасным. – Он оскалил зубы и сделал вид, что кусает меня за шею. Но как бы приятно это ни было, мне надо прекратить эти игры: нам с ним есть о чем поговорить. – Да, кстати, должна сообщить, что вчера вечером я упомянула тебя в разговоре с Грейс.

Он сразу же насторожился.

– В самом деле? И как все прошло? Должны ли мы теперь ожидать, что скоро здесь появятся санитары в белых халатах?

– Я не рассказала ей правды! Я поведала, что познакомилась с потрясающим парнем по имени Кэллум и что я его люблю.

Он расплылся в улыбке.

– Мне нравится, как это звучит. Но разве это не повлекло за собой дальнейших вопросов?

– Нет, дело в том, что я сказала, будто мы познакомились через Интернет.

– Хм-м, тебе придется объяснить мне это поподробнее. Я слышал об Интернете в кино, но никогда его не видел.

– Что? Ты никогда не видел Всемирную паутину? – Я не могла в это поверить.

– А каким образом я, по-твоему, мог это сделать? – с нотками неуверенности и раздражения в голосе парировал он. – Из того, что слышал, я смог получить общее представление об этой штуке, но я не знаю, доводилось ли мне пользоваться ею до того, как я попал в свой нынешний мир. Интернет – это такое место, где можно задавать всякие вопросы, да?

Я была ошарашена. Как вообще можно описать Всемирную паутину?

– С чего же мне начать? Не хочешь же ты в самом деле, чтобы я прочла тебе лекцию об Интернете прямо сейчас? Разве у нас нет более интересных тем для обсуждения?

– Думаю, есть. Но мне правда хотелось бы задать этой штуке несколько вопросов. – В его голосе звучало разочарование.

– Я уже искала в ней информацию о тебе.

– Отлично! – Он явно был доволен. – Ну и как, ты нашла что-нибудь интересное?

– В общем-то нет. Я посмотрела информацию по утонувшим и по мосту Блэкфрайерз, надеясь таким образом установить твою личность. Я подумала, что раз вас было двое, это могло попасть в газеты.

– Но там ничего не было?

– Была куча информации о случаях утопления в Темзе, но ничего такого, что могло бы относиться к тебе. Я размышляла об этом и позже, когда оказалась в больнице, и мне пришло в голову, что, возможно, ваши тела не были найдены. Что, если найти тела невозможно, поскольку вы уносите их с собой?

– Полагаю, это не исключено, – с сомнением в голосе согласился он. – Жаль. А я-то думал, что смогу что-то выяснить.

– Мы могли бы попытаться поискать тебя среди тех, кто пропал без вести, ведь в Интернете наверняка есть соответствующие сайты. Если ваши тела так и не нашли, вы должны числиться среди них.

– Интересная мысль. Надо будет попробовать поискать и там, но позже. А сейчас мне надо рассказать тебе остальные догадки Мэтью.

Я вдруг занервничала: что, если, по мнению Мэтью, все это – плохая идея? Я была не уверена, что Кэллум сможет ослушаться его и заведенных им правил.

– Хорошо. И какой у нас расклад?

– Он считает, что тебе надо явиться в собор Святого Павла. Если амулет делает тебя похожей на нас, то тогда в соборе его действие должно стать сильнее. Мэтью полагает, что, возможно, в стенах собора нам с тобой было бы легче общаться друг с другом.

Познакомиться с Мэтью. Одна эта мысль вызывала у меня нервную дрожь. Наверное, это было бы немного похоже на знакомство невесты с родителями жениха. Я сглотнула и улыбнулась.

– Это так неожиданно и классно. А когда мы могли бы это сделать?

Судя по всему, он был охвачен огромным воодушевлением – и чуть не прыгал от энтузиазма.

– Думаю, нам надо повидать его прямо сейчас. Что у тебя запланировано на сегодня?

– Кэллум, будь благоразумен! Меня выписали из больницы только вчера, причем без диагноза – он неизвестен ни врачам, ни, что самое главное, моим родителям. Они не позволят мне ездить в Лондон без присмотра еще несколько недель.

Он явно приуныл.

– Понятно. А есть какая-нибудь возможность обойти этот запрет?

– Думаю, я могла бы незаметно улизнуть, но все зависит от того, что сейчас делают родители. Если кто-то из них работает дома, то у меня ничего не выйдет, но если они оба застряли на каких-то совещаниях или встречах, то, может быть, мне и удастся на какое-то время уйти.

– А тебе что-нибудь известно об их сегодняшних планах?

– Нет, вообще ничего. Мне придется спуститься на первый этаж и выяснить, дома ли они, и если дома, то что собираются делать. А нам обязательно являться в собор именно сегодня? Ведь половина утра уже прошла.

Он приуныл еще больше.

– Уверен – это может и подождать. Мне просто любопытно, что еще ты смогла бы сделать, если бы мы вместе явились туда.

– А чего именно ты ожидаешь?

Он подарил мне одну из своих самых неотразимых улыбок.

– Кто знает? Мне просто ужасно хочется выяснить этот вопрос.

Я не могла не признаться самой себе, что эта идея кажется заманчивой и мне. Было очевидно, что есть что-то такое, что я, по его мнению, смогла бы совершить, но о чем он пока не желает мне говорить. И единственный способ узнать это – отправиться в собор.

Я сказала, чтобы он на какое-то время ушел собирать нектар, а я тем временем выясню, какие планы есть на сегодня у членов моей семьи. Мама работала в кабинете на первом этаже, а Джош, разделавшись со всеми экзаменами, лежал на солнышке, слушая музыку по айподу. Папиной машины не было.

Мама обрадовалась, увидев, что я проснулась, и приготовила мне завтрак. Пока я ела, она не отходила от меня ни на шаг. Было очевидно, что ее все еще переполняет радость от того, что я вернулась к ней с того света. Да, то, что я задумала, нелегко будет осуществить.

– Итак, какие у нас планы на сегодняшний день? – спросила я в конце концов, когда менее прямой подход ничего не дал.

– Тебе надо просто отдыхать, кисонька. Врачи дали освобождение от школы еще на неделю, так что нет нужды вообще что-либо делать. – Я слегка поморщилась, услышав свое старое ласковое прозвище, которым она называла меня в детстве, ведь, возможно, его слышит и Кэллум.

– А ты тоже собираешься весь день провести дома? Ведь у тебя, наверное, накопилась куча дел за ту неделю, что ты дневала и ночевала в больнице.

– Да, работы довольно много, но я могу делать ее и тут. Мне не хочется оставлять тебя, только не так скоро.

– Честное слово, мама, в этом нет никакой нужды. Ничего со мной не будет, если ты отправишься в офис. – По глазам я видела, что она колеблется, и слегка подтолкнула ее в нужном мне направлении. – К тому же здесь Джош, так что даже нельзя сказать, что я останусь одна.

И тут очень вовремя «Блэкберри» загудел, оповещая ее о том, что на почту пришло еще одно электронное письмо. Она быстро просмотрела свою почту и вздохнула.

– Что ж, если ты абсолютно уверена… Мне и правда не помешало бы отправиться на несколько часов в офис, чтобы разгрести хотя бы часть этого завала.

– Мама, со мной точно все будет хорошо. Да и что вообще может пойти не так? – Говоря это, я скрестила пальцы: я понятия не имела, какие еще паранормальные способности рассчитывает обнаружить у меня Мэтью.

– Ну хорошо… Раз уж ты так уверена… – Я видела, что она начинает испытывать чувство вины и наверняка будет изводить себя до тех пор, пока не прибудет в офис. Но там она с головой уйдет в работу, и ее не будет несколько часов.

– Совершенно убеждена, – успокоила я. – Мне правда не нужна нянька: я чувствую себя просто отлично.

– Ладно. Тогда я, пожалуй, отъеду. Чем раньше я отправлюсь в офис, тем раньше вернусь домой. – Я отлично знала, что это вздор, но она явно тешила себя иллюзией, будто именно так все и произойдет, так что я согласно кивнула.

– До скорого, мама. Если почувствую себя как-то не так или мне что-нибудь понадобится, я тебе позвоню, обещаю.

– Хорошо, дорогая. Спасибо тебе. До скорого. Предупреди Джоша, ладно?

– Конечно, предупрежу. Развлекись в офисе!

Неся с собой ворох бумаг и штекеров зарядных устройств, она вышла за дверь. Иногда весьма удобно иметь такую мать, для которой не последнее место занимает ее карьера.

После того как я убрала со сцены маму, надо было уладить вопрос с Джошем. Я неторопливо вышла в сад, где он по-прежнему лежал с наушниками в ушах. На его лице не было ни малейших признаков сознания.

Я быстро вбежала в дом, где переоделась и приготовилась к поездке в Лондон. Когда я подошла к Джошу двадцать минут спустя, он все так же спал.

Я слегка потрясла его, чтобы разбудить, надеясь, что это не слишком… Он посмотрел на меня из-под своих солнцезащитных очков.

– А, так ты уже встала? – пробормотал он.

– Прости, что разбудила, но мне просто надо тебе сказать: я ненадолго отлучусь. Да, вот еще что – мама поехала в офис, ты остаешься один. Мобильник при тебе? – Эти последние слова я сказала через плечо, направляясь обратно в сторону дома и надеясь, что, видя это, он не станет продолжать разговор. Он похлопал себя по карману, поднял вверх большой палец, давая добро, и опять завалился спать.

Я знала, что добираться до Лондона придется довольно долго, поэтому позвала Кэллума, чтобы сказать ему, что уже вышла из дома и что ему надо будет встретить меня на вокзале Ватерлоо. Расписание движения общественного транспорта было на моей стороне: как только я подошла к автобусной остановке, к ней сразу же подъехал мой автобус, а прибыв на местную железнодорожную станцию, я как раз успела купить билет и сесть на подошедшую электричку. Сидя в электричке, я перебрала в уме все возможные варианты, но все никак не могла взять в толк, что вызывало у Кэллума такой энтузиазм. Но потом я все-таки поняла, о чем он думал: о нашей самой первой встрече! Прямо под центром купола собора Святого Павла я смогла увидеть его без помощи зеркала.

Путь до Лондона был небыстрым: электричка делала остановку на каждой крошечной станции, и я вела им счет, пока мы не добрались до вокзала Ватерлоо. Вокзал был огромен, с широкой стеклянной крышей, под которой гнездились голуби. Я поискала глазами какую- нибудь торговую точку, чтобы купить воды, и в конце концов заплатила кучу денег, взяв крохотную бутылочку в передвижном ларьке для продажи горячего кофе. Правда, вода в ней оказалась восхитительно холодной. Я оглядела зал в поисках какого-нибудь незаметного уголка, откуда могла бы позвать Кэллума. Даже в это время дня на вокзале толпились сотни людей: одни явно приехали из пригородов и спешили на какие-то встречи, другие вели за руки капризничающих детей, а несколько элегантно одетых дам, очевидно, направлялись в рестораны, чтобы пообедать. Вся эта толпа оказалась завораживающим зрелищем. Я видела желтые огоньки, пляшущие над головами некоторых людей, особенно над головами тех из них, кто прибыл в Лондон развлечься, но догадывалась, что в час пик это будет уже не так. Я улыбнулась, вдруг осознав, что до меня здесь никому нет дела, так что нет никакой нужды искать тихий уголок. Я вставила в ухо наушник и позвала любимого по имени.

Несколько секунд его не было, и я подумала, что придется позвать еще раз, но тут он появился. Ощутив долгожданное покалывание в руке, я вдруг осознала, что теперь чувствую себя как-то не так, когда его нет рядом; теперь покалывание было чем-то привычным; я ожидала этого ощущения почти всегда.

– Привет, вот я и доехала. Какой у нас план?

– Рад, что ты уже здесь. Но какого-то особого плана нет. Мы просто поднимемся по лестнице к главному входу, как и все остальные. Просто мне, в отличие от тебя, не придется платить – надеюсь, ты захватила с собой наличные? Его пальцы пощекотали мою спину, и я едва удержалась, чтобы не заерзать – это выглядело бы немного странно.

– Нам надо пройти в собор, – добавил он. – Сколько у нас в запасе времени, прежде чем тебя хватятся дома?

Я посмотрела на часы и быстро прикинула, как долго я еще могу не возвращаться домой.

– У меня есть только пара часов, а потом мне придется отправляться обратно. Я бы предпочла, чтобы мама не узнала, что я тайком уходила из дома.

– Понятно, тогда нам надо будет добираться самым прямым путем, а не тем, который идет мимо всех достопримечательностей и которым пользуются туристы. Тебе надо сесть на метро до станции «Банк» по линии «Ватерлоо – Сити», а потом быстро обойти собор сбоку. Я встречу тебя на выходе из метро. – Звучавшее в его голосе воодушевление передалось и мне.

– Ну пожалуйста, скажи, что именно вызывает у тебя такой энтузиазм? Чего ждать?

– Давай все узнаем, когда попадем в собор. Тебе уже надо спускаться в метро. – Имей он возможность потянуть меня за руку, чтобы я поторопилась, он наверняка бы так и сделал.

– Хорошо, хорошо! Уже иду. Встретимся через десять минут. – Я быстро сбежала по лестнице в метро и тут обнаружила, что поезда, курсирующие по линии «Ватерлоо – Сити», отходят из другой части станции. Сердито ругаясь себе под нос, я наконец нашла нужное место и села на первый же поезд. Это была странная линия метро, на ней и было-то всего две остановки, и я заметила, что тут меньше желтых огоньков, чем было на вокзале Ватерлоо: большинство людей одеты в строгие деловые костюмы, и вид у них такой, словно они едут на какие-то встречи. Однако коротенький поезд доехал до станции «Банк» очень быстро, и вскоре я уже бежала по эскалатору наверх, туда, где светило солнце.

Кэллум оказался рядом почти сразу после того, как я вышла на улицу. Должно быть, он высматривал меня в толпе. Он показывал мне путь, подробно рассказывая о достопримечательностях, мимо которых мы проходили. Это было похоже на персональную экскурсию, с той лишь оговоркой, что голос гида звучал прямо в моей голове. Правда, в дополнение к описанию достопримечательностей Кэллум постоянно давал характеристику аурам прохожих.

Он был прав: большинство людей на улицах Лондона пребывали в угрюмом настроении, так что у меня было мало возможностей использовать на практике мой новый дар. Пока мы торопливо шли к собору, мне начало казаться, что, если вглядываться особенно пристально, то я вроде бы могу различить в воздухе вокруг головы того или иного человека едва уловимый красный ореол.

Чем ближе мы подходили к собору, тем более и более дерганым становился Кэллум. Я пыталась придумывать какие-то слова, которые смогли бы его успокоить, но поскольку сама жутко нервничала, мне было ясно, что толку от моих попыток совсем мало. Наконец мы добрались до лестницы, ведущей к главному входу. Теперь, когда над нами нависал величественный портик собора, я вдруг ужасно перепугалась.

– Кэллум, а остальные Зависшие меня видят? Они ожидают моего прихода?

– Расслабься, – прошептал он. – Большая их часть сейчас находится в другом конце города, собирая нектар.

Я ему не поверила. Раз мое появление – это весьма необычное событие в их донельзя однообразной жизни, полной скучного и утомительного труда, то вполне можно представить, что сейчас за мной наблюдают десятки незримых обитателей собора.

– Ты такой врун! Не вешай мне лапшу на уши, скажи честно: сколько их не сводят с меня глаз?

Он издал нервный смешок.

– Ну ладно, ладно. Я просто хотел, чтобы ты чувствовала себя более непринужденно. Думаю, они здесь собрались почти все.

– Ох, ну тогда лучше бы я не спрашивала. А Мэтью тоже тут?

– Да. Он стоит и ждет.

– Надеюсь, он ждет тебя.

– Ну нет! Разумеется, он ждет именно тебя. Ведь меня он и так видит каждый день. – Он старался, чтобы его тон звучал небрежно и буднично, но это ему не удавалось.

Я глубоко вздохнула.

– Что мне надо делать?

– Когда ты поднимешься по лестнице, я отойду в сторонку, и к тебе подойдет Мэтью. – Было очевидно, он нервничает не меньше моего.

Мое сердце бешено колотилось в груди.

– Может быть, в последнюю минуту у тебя все-таки найдется для меня какой-нибудь полезный совет? – спросила я, когда мы начали подниматься по ступенькам.

– Просто будь собой. Все в порядке. – Он быстро поцеловал меня, потом прошептал: – Остановись за колоннами рядом с главными дверьми. Обещаю, я подожду рядом.

Ступеньки лестницы были усеяны туристами: одни стояли и смотрели вниз, на Ладгейт Хилл, или изучали карты, другие сидели, поедая мороженое или сандвичи, а третьи просто наслаждались солнечным днем. Обходя их, я поднялась на паперть, затем прошла мимо гигантских колонн. Пространство перед главным входом было относительно безлюдно, поскольку входы для туристов находились несколько поодаль, справа и слева от него. По-видимому, большие двери отпирались только по особым случаям. Я остановилась в таком месте, где не было почти никого: мне совсем не хотелось, чтобы за тем, что я сейчас сделаю, наблюдало слишком много глаз.

От всей этой нервотрепки во рту пересохло. Я достала из рюкзака бутылку воды и быстро отпила глоток, после чего вынула зеркальце. Наушник уже был у меня в ухе. Я быстро посмотрела в зеркальце, водя им по сторонам, и едва не выронила его, увидев, что стою в самой гуще толпы, состоящей из фигур в темных плащах. На долю секунды меня сковал страх и охватило почти непреодолимое желание убежать, но затем я заметила Кэллума, не сводящего с меня тревожных глаз, и попыталась успокоиться, вспомнив, что в конце концов делаю все это ради него. Я поправила динамик в ухе и четко сказала:

– Привет, Мэтью. Кэллум сказал, что вы хотели со мной познакомиться.

Я ощутила в запястье покалывание, немного не такое, как то, к которому была уже привычна, и посмотрела в зеркальце. Мэтью стоял прямо передо мной, протянув руку к моей руке, и наши амулеты занимали одно и то же пространство. Он оказался ниже и коренастее, чем я ожидала, с коротко подстриженными седыми волосами и глубоко посаженными проницательными глазами. Я едва было не отшатнулась, прервав контакт, но вовремя опомнилась.

– Я Алекс. Кэллум много о вас говорил.

Я не могла следить в зеркальце за выражением его лица – обычным зевакам это показалось бы странным, – так что первой реакции на себя я так и не увидела. Мужской громовой голос, внезапно раздавшийся в моей голове, звучал резковато и грубовато, но его отнюдь нельзя было назвать неприветливым:

– Добро пожаловать, Алекс. Мы все очень рады с тобой познакомиться.

От оглушительной громкости этих слов я чуть было не отшатнулась и была слишком удивлена, чтобы сразу же по достоинству оценить всю теплоту и сердечность, которыми был полон его голос.

– О… я тоже. Но пожалуйста – я все равно смогу слышать вас очень хорошо, даже если вы будете говорить потише, – сказала я.

– А, ну да, извини. – Оглушительный голос Мэтью понизился почти до терпимого уровня громкости. – Я еще никогда не разговаривал таким образом с кем-либо из вашего мира и точно не знаю, как именно все это работает. – У него был выговор типичного кокни. Интересно, подумала я, как давно он стал Зависшим.

Я чуть заметно улыбнулась.

– Да, конечно, я понимаю. – Это прозвучало довольно жалко, но что я могла к этому добавить?

– У меня к тебе есть немало вопросов, но я уверен – сейчас тебе хочется поговорить вовсе не со мной. Я дам вам с Кэллумом достаточно времени для того, чтобы вы разобрались с твоими новыми талантами, а побеседовать мы сможем и потом. – Грубоватый голос звучал так, словно он посмеивался, и я не смогла удержаться от того, чтобы украдкой не взглянуть на его лицо. Вид у него был такой, будто он сам удивлен тем, что рассмеялся. Было очевидно: такое случается с ним не каждый день.

– Спасибо, Мэтью, – прошептала я – Я вас позову.

Я увидела, как он коротко кивнул, затем покалывание в моей руке прекратилось, и его отражение исчезло.

Собор Святого Павла

Уже через мгновение рядом снова был Кэллум, и у меня вырвался тихий вздох облегчения.

– Они еще могут слышать, что мы говорим? – шепотом спросила я.

– Угу, – пробормотал он. – Давай поскорее войдем в собор, там мы сможем расслабиться.

Я прошла вдоль фасада собора, удаляясь от огромных богато украшенных главных дверей в сторону находящегося слева от них входа для туристов. Здесь толпилась масса народу, говорящего на множестве разных языков. Почти над каждым человеком ярко мерцал желтый огонек, и это зрелище завораживало. Я медленно двигалась вместе с очередью желающих купить входные билеты, полностью поглощенная наблюдением за этим видимым проявлением их мыслей. Без сомнения, в этом месте мой новый дар проявлялся сильнее: я уже видела различия в яркости желтых огоньков над головами других людей, и небольшие тусклые красные ореолы, которые в основном окружали головы некоторых из тех, кто стоял в очереди, были теперь намного четче. Я также впервые увидела фиолетовую дымку, окружающую голову пожилой дамы, которая выходила из собора.

Мое воодушевление все возрастало. Когда я наконец добралась до билетной кассы, кассир посмотрел на меня из-под облака красного тумана.

– Куда вам? – спросил он скучающим тоном. Я понятия не имела, в какую именно часть собора Кэллуму хочется нас повести, но он по-прежнему был рядом, так что вопрос повис в воздухе:

– Ах да, куда бы мне пойти? А какие есть варианты? – Я мило улыбнулась мужчине в кассе, надеясь, что Кэллум поймет намек.

Кассир смотрел на меня так, словно я сошла с ума, и красное облако вокруг его головы сделалось ярче.

– Варианты? Что вы хотите этим сказать? Вам ведь нужен взрослый билет, да? – Очередь за моей спиной заволновалась, но тут Кэллум наконец все понял.

– Прости! Я забыл. Тебе нужно попасть на самый верх собора.

– Студенческий билет, включая проход на верх купола, пожалуйста. – Я еще раз улыбнулась и показала кассиру удостоверение учащейся. Он сердито воззрился на меня.

– Галерея шепота открыта, Каменная галерея открыта, Золотая галерея на вершине купола закрыта до окончания проведения текущего ремонта, – все тем же скучающим тоном объявил он, беря у меня деньги. – Но в цену билета входят они все. Тоже мне, «варианты». – Он еще что-то недовольно буркнул себе под нос, в то время как я отступила в сторону, чтобы пропустить к окошку кассы следующего человека из очереди.

Наконец я очутилась внутри грандиозного помещения. Гул разговоров посетителей, скопившихся у входа, неожиданно уступил место безмолвию громадного внутреннего пространства собора. Я двинулась по центральному нефу в сторону купола и едва не подпрыгнула, услышав голос Кэллума в своей голове.

– Тебе надо идти к лестнице.

– А мы не могли бы сначала постоять под центром купола? Было бы здорово еще раз увидеть тебя прямо передо мной.

– Позже. К тому же мы все равно не можем это сделать – там как раз сейчас идет служба.

Я посмотрела вперед и увидела, что он прав. Вокруг центральной звезды на полу стояли стулья, на которых сидели люди, рядом с ними стоял священник.

– Хорошо. Давай тогда поднимемся по лестнице. Но я не смогу пройти на самый верх купола – кассир сказал, что он закрыт.

– Думаю, нам не стоит об этом беспокоиться – я сумею незаметно провести тебя туда. Иди в сторону вон той женщины в красном.

Идя в сторону женщины в красном, я видела вокруг себя призрачные фигуры в темных плащах, постепенно бледнеющие и исчезающие. Я повернулась, чтобы посмотреть на Кэллума, и заметила в воздухе очертания его фигуры, что-то вроде отражения в оконном стекле, полупрозрачного, призрачного.

– Я вижу тебя! – воскликнула я, сделав это слишком громко. – Ты это знал? – спросила я уже шепотом, перехватив неодобрительный взгляд проходящего мимо туриста.

– Я надеялся, что здесь все будет иначе. Наиболее сильным эффект должен быть на самом верху. – Он пытался говорить спокойно и невозмутимо, но я все равно слышала в его голосе воодушевленные нотки.

Мы подошли ко входу на лестницу, и я показала свой билет. На стене висело объявление, предупреждающее, что поднимающимся до самого верха купола придется преодолеть пятьсот двадцать восемь ступенек.

– Неужели ты не мог устроить свидание немного пониже? – пошутила я.

– Ну если я, по-твоему, не достоин некоторых усилий…

– Да иду я, иду, – засмеялась я.

– Я пойду вперед. Продолжай подниматься и просто не обращай внимания ни на какие барьеры. Увидимся на самом верху.

Ступеньки, ведущие на Галерею шепота, шли широкой спиралью и были очень низкими. Охваченная нетерпением, я перешагивала сразу через две, легко обгоняя плетущихся туристов. Казалось, эта лестница никогда не закончится, но в конце концов я все-таки добралась до коридора, ведущего на галерею. На несколько секунд я остановилась, чтобы посмотреть вниз, на красивый, украшенный мозаикой пол. Ее узор выглядел отсюда великолепно и был освещен длинными лучами солнечного света, льющегося из окон.

Отвлекшись от прекрасного вида, открывающегося внизу, и подняв взгляд на саму галерею, я потрясенно ахнула. На узкой каменной скамье, идущей вдоль ее края, сидели десятки призрачных фигур в длинных темных плащах. У большинства из них капюшоны были подняты, закрывая лица.

На мгновение меня опять захлестнул страх, и в голове мелькнула мысль, что мне не следует иметь ничего общего с этой странной, бесплотной толпой. Но затем я оглянулась и увидела некоторые из лиц, прячущихся за материей ближайших ко мне капюшонов. Это были самые обычные лица, и их обладатели смотрели на меня с недоумением и удивлением. Я улыбнулась девушке с темно-русыми волосами, которая показалась мне еще моложе, чем я сама, и она сразу же покраснела и потупила взор, но прежде чем успела спрятать лицо, я увидела, как ее губы дрогнули.

Туристы не видели ничего из этого. Когда они садились на каменную скамью, Зависшие скользили прочь. Мне надо было пройти мимо них, чтобы добраться до входа на следующий пролет лестницы, находящегося на противоположной стороне галереи. Когда я проходила мимо них, большинство отступали назад, к стене, но некоторые приветственно кивали.

Добравшись до Каменной галереи, опоясывающей основание купола снаружи, я почувствовала приятное дуновение ветерка и быстро огляделась по сторонам в поисках фигур в плащах, но их не было видно. Я задержалась здесь лишь до тех пор, пока не утихла боль в мышцах икр, а потом двинулась ко входу на лестницу, ведущую к Золотой галерее. Как и предупреждал брюзгливый кассир, продавший мне билет, вход оказался перегорожен барьером, на котором висело объявление, гласящее, что галерея закрыта. Я быстро огляделась по сторонам. Туристы любовались видом города, так что я быстро перемахнула через барьер и очутилась в прохладном полумраке начинающегося за ним лестничного пролета.

По опыту предыдущих визитов сюда я знала, что это самая необычная и пугающая часть подъема на самый верх – чугунная лестница со ступеньками, связанными друг с другом только по бокам, которая, изгибаясь, идет вверх между внутренним и внешним куполом и переплетается при этом с гигантской клеткой из толстых деревянных балок, держащих на себе всю конструкцию. От взгляда с этой части лестницы вниз начинала кружиться голова, поэтому я волновалась.

Мышцы моих ног возмущенно протестовали, когда я наконец приблизилась к самому верху купола и остановилась в маленьком помещении, где располагалось смотровое окошко, через которое далеко-далеко внизу прямо под ним можно было разглядеть звезду на полу – то самое место, где я стояла, когда впервые увидела Кэллума. Я подождала какое-то время, чтобы отдышаться, чувствуя, как колотится сердце в моей груди и как все мое тело пробирает нервная дрожь. Я попыталась убедить себя, что, возможно, не смогу разглядеть Кэллума по-настоящему, и сказала себе: не стоит впадать в разочарование, если из того, на что он рассчитывает, что бы это ни было, ничего не выйдет. Я отпила воды, поправила волосы и расправила плечи. Затем преодолела последние ступеньки – где-то с десяток – и, толкнув дверь, очутилась снаружи, где ярко светило солнце.

Когда глаза привыкли к яркому свету, я смогла обозреть панораму Лондона, лежащую передо мной, – здания, казалось, целиком состоящие из стекла, блистали в лучах солнца, Темза огибала огромное колесо обозрения «Лондонский глаз». Между всем этим и мною возвышались только золоченые чугунные перила. Я огляделась по сторонам – Золотая галерея была крошечной, миниатюрный балкон наверху купола, опоясывающий основание его башенки, на вершине которой установлены огромный шар и крест. Между каменной стеной и круговыми перилами было совсем мало места, и я сразу заметила, что у входа на галерею Кэллума нет, но разочарование в моей душе быстро уступило место надежде на то, что он стоит на противоположной стороне балкона, с которой открывается вид на восточную часть города.

Я робко позвала:

– Кэллум? Ты здесь?

– Я на другой стороне! – Мое сердце возликовало, и я едва успела осознать, что ответивший мне голос, такой знакомый, звучит теперь как-то иначе – но в чем именно заключается это различие, я смогла понять только потом.

Кэллум стоял возле обшарпанных древних перил и ждал меня. Я могла видеть любимого абсолютно ясно. Темный плащ лежал на каменном полу, на солнечном свету огонь в его глазах казался еще ярче. Я могла различить каждую складку его рубашки, каждый волосок на его голове, каждый мускул на его длинных сильных руках, которые были простерты ко мне, зовя в объятия.

Его красота и статность ошеломили мое сердце, и на одно странное мгновение меня охватила робость. Какая-то часть моего существа требовала, чтобы я осталась стоять на месте – достаточно далеко, чтобы верить, будто он осязаем, – и в то же время избежать разочарования, которое ждет меня, когда я обнаружу, что не могу коснуться его. Но тут я посмотрела в его глаза и была сражена любовью, которую увидела в них. Я не могла устоять перед искушением – и, сделав шаг к нему, подняла руку, чтобы погладить его лицо.

Меня словно ударило электрическим током, когда я коснулась – по-настоящему коснулась — упругой кожи щеки. Я чувствовала ее тепло, ее очертания, а потом ощутила, как его лицевые мышцы движутся под моими пальцами, когда он улыбнулся и, подведя мою руку к своим губам, Кэллум поцеловал меня в ладонь.

Я не могла сказать ни слова. Я положила другую руку ему на грудь и почувствовала, как бьется его сердце – так же быстро, как и мое. Он посмотрел мне в глаза и внезапно притянул к себе. Я растаяла от удовольствия. Он был куда лучше, он был чем-то намного, намного большим, чем я когда-либо представляла себе в мечтах. Его сильные руки обнимали меня крепко-крепко, а потом на секунду оторвали от земли.

– О Алекс, я едва могу в это поверить! Нам удалось! – воскликнул он, касаясь губами моего лба.

Я изумленно отстранилась.

– О, я могу еще и слышать тебя! По-настоящему, а не только в моей голове.

Он снисходительно улыбнулся:

– Теперь я весь твой. Мы можем говорить, сколько пожелаешь.

– Вообще-то разговоры с тобой стоят в моем списке первоочередных дел отнюдь не на первом месте. Вот что – вот что – я хотела сделать с того момента, когда увидела тебя в первый раз, – сказала я и, положив руки на его затылок, притянула лицо любимого к своему. Теплые губы встретились с моими: мне хотелось, чтобы этот поцелуй не закончился никогда.

– Этого стоило ждать, – прошептала я, когда наши губы наконец оторвались друг от друга и я прижалась щекой к его груди.

– Правда? – спросил он. – Знаешь, я ведь понятия не имею, насколько опытен в таких делах. Я не хочу тебя разочаровать.

Я быстро подняла голову. Он смотрел на меня так открыто, так искренне, что мне показалось – еще немного, и мое сердце разорвется от любви. Его глубокие голубые глаза горели страстью.

– Я не представлял, что смогу любить тебя еще сильнее, чем уже любил, но держать в объятиях, целовать в губы… я не могу поверить, что мне привалило такое счастье. – Он прижал меня к себе еще теснее, и я ощутила под тонкой рубашкой выступающие мышцы его груди.

– Поверить не могу, что мы едва не потеряли друг друга, но это того стоило – ведь теперь мы обнаружили, что можем по-настоящему любить. – Я легко провела рукой по его бицепсу, затем по предплечью под локтем, по пояснице. Все в нем было самим совершенством. Кэллум поцеловал меня в макушку, потом задумчиво погладил мои волосы. Я затрепетала от наслаждения.

– Если вдуматься, – тихо проговорила я, – то вполне может быть, что Кэтрин оказала нам услугу. Если бы не ее вмешательство, мы бы могли провести остаток жизни, всего лишь глядя друг на друга в зеркало. – Я отклонилась назад, чтобы видеть его лицо. – Так я могу узнать о тебе куда больше. – Я прижала руку к его пояснице и снова потянулась к крепкой груди.

– Так каким же образом это работает? – спросила я, положив голову ему на плечо. Я все никак не могла перестать прикасаться к нему, ощупывать мышцы рук и наконец-то ерошить его волосы.

Кэллум тоже неудержимо тянуло прикасаться и прикасаться ко мне, и он наклонялся, чтобы поцеловать меня каждые несколько минут.

– Честно говоря, я не знаю, но когда я рассказал Мэтью, что ты можешь видеть желтые ауры над головами людей, он, похоже, подумал, что, быть может, возможно и это. Когда ты увидела меня впервые – я стоял прямо под этим местом – тебе не понадобилось зеркало. Мы считаем, что в куполе собора есть нечто, концентрирующее нашу энергию, наше бытие, и на самом его верху это нечто выражено сильнее всего. А когда оно сочетается с действием твоего амулета – и, разумеется, с теми самыми крепкими узами, какие только могут существовать на свете, – тут он поцеловал меня еще раз, – получается вот такой результат. – Его лицо осветила короткая улыбка. – Во всяком случае, таково было предположение Мэтью, но, ей-богу, я не знал, верить ему или нет, и не хотел разочаровать тебя, если из этого все-таки ничего не выйдет, так что прости, что не предупредил.

Я провела пальцем по линии его подбородка, любуясь им.

– Я тебя прощаю. Это был лучший сюрприз из всех, которые могли бы быть. – Он сидел по-турецки на полу балкона, а я примостилась у него на коленях, и меня грели не только солнце, но и он. Мне хотелось мурлыкать, подобно довольной кошке. Я испытывала такую умиротворенность, какой не испытывала еще никогда.

– Знаешь, когда я впервые увидел твое лицо, то находился именно здесь, – задумчиво сказал он, наматывая на палец прядь моих волос. – Я часто сюда прихожу – это одно из моих самых любимых мест. Я обожаю стоять здесь и смотреть, как меняется свет, озаряющий город. Наилучшее время – раннее-раннее утро. – Я опять украдкой взглянула на его лицо – прекрасное во всех отношениях.

– Была вторая половина дня, и я насобирал много нектара. Я был здесь один, никого из остальных рядом не оказалось, и я стоял, облокотившись на перила, и смотрел на реку, когда в моем сознании вдруг возникло твое лицо. Я понятия не имел, как тебя отыскать, не знал даже, в каком из миров ты обитаешь – в твоем или моем. Ты была так прекрасна, что, думаю, я начал влюбляться в тебя уже тогда.

Я повернулась, чтобы посмотреть на его лицо, и увидела на нем выражение счастья. Мне никогда не надоест вид этого лица, особенно теперь, когда я могу целовать впадинку на его подбородке. Он был таким осязаемым, таким великолепным, и он любил меня. Мне хотелось остаться с ним здесь навсегда, но я знала – это невозможно. Я взглянула на часы и тяжело вздохнула – пора возвращаться домой. Я снова посмотрела на его лицо и увидела на нем такие же любовь, страстное желание и тоску, которые испытывала сама.

– Давай думать, – сказала я мягко, выпрямляясь. – Мне уже скоро надо будет идти, и нам нужно выработать план.

Мы стояли, обнявшись, глядя на озаренный солнцем Лондон, на сверкающие окна, на мягкий блеск реки, уходящей вдаль. Вокруг простирался город, живущий бурлящий жизнью, со своим неумолчным шумом, со своими бесконечными делами, не обращая ни малейшего внимания на нас двоих, стоящих наверху. На одной из ближайших крыш я заметила фигуру с альбомом для рисования в руках. Судя по тому, куда было обращено лицо художника, он, по всей вероятности, рисовал собор. Интересно, подумала я, будут ли изображены на его наброске две фигуры или же только одна?

Глядя на город, я почувствовала, как нежные губы снова целуют мою макушку, и блаженно прислонилась к груди Кэллума. Сейчас рядом со мной был парень, которого я могла и видеть, и касаться, и слышать, и обонять. Я принялась рассматривать и ощупывать его руку, которую крепко держала в своей, руку с длинными пальцами и гладкой твердой ладонью. Я поднесла ее к своим губам и нежно поцеловала.

– Как же нам теперь быть? – прошептала я. – Что мы можем предпринять?

– Понятия не имею, – прошептал он мне на ухо, – но, думаю, пытаясь, мы сможем получить немало удовольствия.

Я снова опустила глаза и увидела его запястье рядом с моим, наши одинаковые амулеты теперь находились бок о бок, их похожие друг на друга как две капли воды голубые камни сияли на солнце. Огонь в их глубинах горел еще ярче, как будто вместе они обладали большей силой, чем каждый из них поодиночке. Я знала, что никогда не сниму свой браслет и улыбнулась этой заманчивой мысли. Потом развернулась в кольце рук Кэллума, чтобы поцеловать его опять.

Эпилог Больница Гая

В палате было тихо. Медсестры заранее приготовили пациенток к предстоящему обходу. В больнице появился новый врач-консультант, известный своей дотошностью, поэтому весь персонал, от старшего до последней из медсестер, горел желанием произвести на него впечатление своим доскональным знанием состояния пациенток.

Это была общая больничная палата, в которой находились самые разные пациентки с самыми разными заболеваниями. В любое время дня здесь можно было услышать беседы по меньшей мере на десяти языках, ведущиеся между больными и их посетителями, принесшими кому открытку, кому букет цветов, кому еду, уложенную в красивые пакеты или пластиковые контейнеры. Только пациентку на двенадцатой койке никто не навещал и не приносил ей подарков. Она лежала молча, уставившись в потолок в то время, как вокруг нее стоял неумолчный гул разговоров. Ее глаза были пусты.

Ранее социальный работник уже пытался заставить ее заговорить, но не сумел добиться абсолютно никакой ответной реакции. В конце концов он вздохнул, написал что-то в медицинской карте, прикрепленной к изножью койки, и вернулся на сестринский пост.

– Я не могу вытащить из нее никакой информации. И не представляю, кому можно о ней сообщить. Она не подходит ни под одно описание женщин, пропавших без вести. А этот ее ожог? Кто с ней такое сделал? Никто бы не сотворил с собой ничего подобного сам.

– Что ж, по крайней мере, молчание лучше, чем крики, – ответила молоденькая медсестра. – Только их мне не хватало, когда вот-вот должен начаться обход.

Ее речь прервал звуковой сигнал пейджера социального работника. Он быстро пробежал глазами поступившее сообщение и скорчил гримасу.

– Дай мне знать, если возникнут проблемы, ладно, Пенни? Мне надо идти в отделение экстренной помощи.

– Не вопрос. Попозже я отнесу больной чашку чая и несколько иллюстрированных журналов на тот случай, если ей нравится читать.

Полупрозрачные занавески на окне ординаторской заколыхались, когда в нагретое солнцем помещение влетел летний ветерок. Пенни, сидевшая за столом в углу, подняла глаза на открывающуюся дверь. В комнату торопливо вошел чем-то встревоженный молодой врач, посмотрел на часы и чуть слышно выругался.

– Вы что-то потеряли, доктор Лак? Я могу вам помочь? – Она вскочила со своего стула, радуясь возможности оказать мужчине услугу.

– Спасибо, Пенни. Я только что где-то посеял свою записную книжку, а палатный обход должен начаться с минуты на минуту. Срочно нужна информация по больной с амнезией на двенадцатой койке. У вас есть хоть какие-то записи? На вчерашнем обходе меня не было, и мне совсем не хотелось бы, чтобы кто-то увидел, как я получаю данные от сестры перед визитом консультанта. – Молодой медик рассеянно запустил пальцы в волосы, взъерошив их.

Пенни улыбнулась.

– Разумеется, доктор Лак. Вы хотели бы узнать всю предысторию? – Она старалась говорить максимально деловито. Мужчина кивнул, держа наготове ручку.

Пенни пробежала глазами свои записи.

– Три дня назад ее выловили из Темзы возле моста Блэкфрайерз, она была без сознания. У нее только одно видимое повреждение – круговой ожог на запястье. Все показатели жизненно важных функций в норме. Хотя ее и выловили из реки, воды в легких было на удивление мало. Я хочу сказать, что физическое состояние вполне нормально…

Ей сделали анализ на токсины, но ничего не нашли. У нее нет никаких особых примет, если не считать ожога, и при ней не было найдено ни документов, ни каких-либо вещей.

Вчера она пришла в сознание, и некоторое время нам казалось, что придется перевести ее в психиатрическое отделение. Она не переставая кричала и ругалась, пока мы совсем уже было не приготовились вколоть ей успокоительное. Но тут она вдруг успокоилась сама, но когда мы попытались с ней поговорить, это ничего не дало. Ее воспоминания носят весьма фрагментарный характер. Вчера она целый день кричала, что должна была умереть, и обрушивалась с бранью на какого-то Кэллума, который, по ее словам, виноват во всем, но даже успокоившись, не смогла – или же не захотела – дать нам хотя бы какую-то информацию относительно того, кто она такая. Начиная со второй половины дня она просто лежит, уставившись в потолок.

Доктор Лак поднял глаза от своих рукописных заметок.

– Ее смотрел психиатр?

– Мы запросили консультацию, но пока никто не приходил.

– Великолепно. Только этого мне не хватало – пациентки с амнезией и склонностью к суициду. – Он откинулся на спинку стула и вытянул перед собой длинные ноги.

– Правда, сегодня же, во второй половине дня, несколько позднее, в ее состоянии наступило некоторое улучшение, – добавила Пенни, довольная тем, что может сообщить врачу новую информацию. – Думаю, она, возможно, начинает что-то вспоминать. Я открыла окно возле ее койки, чтобы впустить в палату свежий воздух, и стал слышен звон колоколов. Она внезапно проснулась и вполне здраво спросила меня, что это за церковь. «Собор Святого Павла, – ответила я. – Вы там когда-нибудь бывали?»

Она немного помолчала, а потом сказала: «Кэтрин. Я Кэтрин».

Благодарственное слово

Я никогда бы не написала эту книгу, если бы у меня не было источника вдохновения в лице Джейка и Элли, моих детей. Я также должна поблагодарить моего друга и коллегу Клайва Шугарса, который познакомил меня именно с тем человеком, который был мне нужен, и выразить благодарность Хайне, Джуду и Рут за то, что они поддерживали и подстегивали меня, а также сказать спасибо Мег за то, что всегда была и остается моей надеждой. Кейт и все в издательстве «Ноузи Кроу» направляли и вдохновляли меня в моей работе и вообще были постоянным источником положительных эмоций, пока я совершала это неожиданное творческое путешествие, и я получаю немалое удовольствие от участия в их новом смелом начинании. Моя мать оказывала неизменную поддержку, и она же подарила мне рисунок, на котором мой отец изобразил собор Святого Павла и который стал для меня самым ценным достоянием. Спасибо, мама.


Но более всего мне хотелось бы поблагодарить моего мужа, Пита, за то, что он всегда был рядом, за то, что он дал мне время и – что было труднее всего – за то, что был откровенен в своих оценках. Без него эта книга была бы уже не той.

1

В Великобритании шестым классом называются последние два года учебы в средней школе (17 и 18 лет).


home | my bookshelf | | Маленькая голубая вещица |     цвет текста   цвет фона