Book: Икс, Игрек, Зет



Икс, Игрек, Зет
Икс, Игрек, Зет

Л. КВИН

ИКС, ИГРЕК, ЗЕТ

Повесть о делах мальчишечьих, веселых и разных

Икс, Игрек, Зет

Икс, Игрек, Зет

I

САНЯ ТЕРЯЕТ „КАМУ“

Весной, едва начал таять снег, возле дома Сани Зубавина из сугроба вылез синий уголок. Первым его заметил глазастый Димка — младший братишка Сани.

— Подснежник! Чур мой! Чур мой! — заорал он на весь двор, ринулся к сугробу и, присев на корточки, осторожно потянул за уголок.

Цветок не подавался. Димка потянул сильнее. Уголок нехотя пополз из-под снега и вдруг превратился в обложку самой обыкновенной школьной тетради. «…По английскому языку… Ученика 6 «а» класса Александра Зубавина», — прочитал по слогам Димка.

Он разгреб руками снег, вытащил промерзшую тетрадь и помчался домой.

Дверь открыл папа. Он был в шапке и пальто — уже пообедал и собрался к себе в телестудию.

— Опять ты?.. Хоть швейцара ставь у двери! Только и знаешь, что бегать взад и вперед.

— Вот!

— Что это?

— Санька тетрадь потерял. По английскому. Я нашел! Я!

Папа взял двумя пальцами начавшую оттаивать тетрадь, прочитал надпись на обложке.

— В самом деле!

Он осторожно отодрал страницу, другую, третью…

— Ого! Двойка!.. Где нашел?

— Там, у забора. В сугробе.

— Лена! — крикнул папа. — Лена!

Из кухни вышла мама в новом капроновом переднике. Руки у нее были мокрые и красные, наверное, мыла посуду.

— На, полюбуйся! — голос папы дрожал от возмущения. — Вот к чему приводит твой гнилой либерализм.

— К чему? — сразу поинтересовался Димка. — И почему он гнилой?

— Убирайся, — накинулся на него папа. — Марш на улицу!

В такие минуты с папой лучше не спорить — за семь лет жизни Димка накопил значительный опыт. Он тотчас же выскользнул за дверь и стал внимательно прислушиваться.

Послышался шелест бумаги — мама листала тетрадь.

— Да, действительно… Надо спросить у Сани.

— Что спрашивать! И так все ясно! Твой сын растет обманщиком Он встал на путь преступления.

— Ты уж скажешь!

— Да, я повторяю с полной ответственностью: на путь преступления! Так все и начинается. Сначала сокрытие двойки, потом кража со взломом.

— Не надо было обещать ему «Каму».

— Но я же сказал ясно: одна двойка — и камеры не будет.

— Вот он и спрятал тетрадь.

— Значит, «Кама» виновата? Другими словами, виноват я!.. Что ж, в таком случае остается только одно.

Быстрые папины шаги удалились в сторону детской.

— Постой, Саша, что ты хочешь делать?

— Ничего! — Из детской доносился грохот открываемых и вновь задвигаемых ящиков письменного стола. — Куда он ее сунул, хотел бы я знать?.. А, вот!

— Саша, так нельзя! Одна-единственная двойка!

— Я не собираюсь разгребать все сугробы в поисках его двоек. И потом, главное — он обманул.

— Нет, Саша, ты…

— Кончено!.. Я пошел. До вечера!

— Куда ты понес «Каму»?

— В комиссионный…

Папа так стремительно вышел, что Димка едва успел отскочить от двери.

Он обождал немного, а потом стал медленно спускаться по лестнице.

Что он наделал! Этого Саня ему никогда не простит.


Саня Зубавин возвращался из школы в отличном настроении. Сегодня в магазине культтоваров появилась в продаже кинопленка один на восемь. Всего шестьдесят копеек. Сорок у него есть. Двадцать он возьмет у Димки в обмен на венгерский значок — Димка на него зарится уже целую неделю.

Вот когда можно будет, наконец, испытать «Каму» в деле! Бачка для проявления пленки у него, правда, еще нет, но Андрей Злобин, кинооператор телестудии, обещал проявить сам. А если Андрей обещал…

Саня ловко толкнул ногой калитку и, прежде чем она захлопнулась снова, проскочил во двор. Братишка с унылым видом стоял у забора и ковырял ботинком в сугробе.

— Эй, Димка-невидимка, — крикнул Саня. — Значок хочешь?

— Хочу, — как-то вяло отозвался Димка.

— А двадцать копеек мне дашь из твоей копилки?

— Дам.

— На, бери значок… Ну!

Но Димка не подходил.

— Ты что? — удивился Саня. — От мамы влетело?

Димка отрицательно покачал головой.

— Ребята надавали?

— Нет.

— Так что же?

— Ничего.

Нет, что-то с Димкой было не в порядке!

— Слушай…

Саня сделал несколько шагов в сторону Димки, но тот сорвался с места, словно вспугнутый заяц, и мелкой рысью побежал в другой конец двора.

Сомнений не оставалось: Димка нашкодил.

— Ты что наделал? Говори! А то как поймаю…

— Я же не виноват, если она сама вылезла, — плачущим виноватым голосом отозвался Димка. — Я думал, ты потерял.

— Что потерял?

— Тетрадь… А папа сразу взял и отнес в комиссионку.

— Тетрадь?

— Нет. «Каму».

— «Каму»?!

Саня единым махом взлетел по лестнице и забарабанил в дверь.

— Где «Кама»? — завопил он, еще не успев войти в квартиру.

— Что за тон! — Мама говорила строго и сердито. — Разденься и садись за стол. Все уже остыло. Я не буду сто раз подогревать.

Саня бросился в детскую, вытащил нижний ящик письменного стола. «Камы» не было на месте. Ни «Камы», ни футляра, ни инструкции.

Саня повернулся к маме. В глазах дрожали слезы.

— Как же так, мамочка?

— Ах, у меня там пригорает!.. Папа совершенно прав! — минуту спустя донесся ее голос из кухни. — Ты обманул, не сказал про двойку, спрятал тетрадь.

— А что я должен был делать? Какая-то несчастная, случайная двойка! А папа не купил бы «Каму».

— Все равно обманывать нельзя… — Мама вышла из кухни. — Постой, Саня, ты куда? Постой!

Но Саня, не слушая, уже мчался вниз по лестнице.


Комиссионный магазин помещался неподалеку, за три квартала. Саня иногда заходил туда — все ждал, что кто-нибудь принесет бачок для кинопленки. Ему не нравилось в магазине: сумрачное помещение, в котором целый день горит электрический свет, затхлый запах, тихие грустные вещи, преданные своими хозяевами и покорно ожидающие новых.

Он подошел к прилавку, на котором лежали фотоаппараты, часы, барометры.

— А тебе что, мальчик?

Юркая продавщица с острым птичьим лицом смотрела на него с откровенным подозрением.

— «Кама»… «Кама» у вас продается?

Где-то в глубине души он хранил надежду, что папа все же не понес «Каму» в комиссионный.

— «Кама»?

Саня проследил за взглядом продавщицы и увидел камеру. Вот она, в кожаном футляре… Висит на гвозде, словно безработная авоська. Его «Кама»!

— А деньги у тебя есть? — спросила продавщица.

— Мне только посмотреть.

— У нас не ТЮЗ. Отойди отсюда, не мешай покупателям.

Как выручить «Каму»? Как выручить?

К прилавку подошел мужчина в шляпе и стал шарить любопытным взглядом по выставленным вещам.

— А это что? — спросил мужчина, тыча перед собой длинным пальцем.

У Сани екнуло сердце.

— Узкопленочная киносъемочная камера, — с готовностью ответила продавщица и сняла «Каму» с гвоздя. — Один на восемь миллиметров.

— Интересно!

Мужчина пробежал глазами инструкцию, запустил пальцы в футляр и, схватив шнур, бесцеремонно, словно щенка за шкирку, вытащил камеру. Покрутил в руках, стал заводить пружину.

— Хватит! — не выдержал Саня.

— Почему — хватит? — Мужчина посмотрел на него недоверчиво. — Тут сказано — двадцать поворотов.

— Не обязательно до самого конца.

— А как фотографировать?

— Не фотографировать, а снимать… Нажимать вот эту кнопку.

— Интересно!

Мужчина нажал кнопку изо всех сил. «Кама» жалобно щелкнула. Саня стиснул зубы и с ненавистью посмотрел на костистые пальцы мужчины. Они все жали и жали кнопку. «Кама» трещала, надрываясь, а мужчина улыбался, широко и бессмысленно, как грудной младенец занятной игрушке.

Завод кончился. Мужчина завел пружину еще раз и снова принялся щелкать. Больше Саня не мог выдержать этой пытки. Он выхватил «Каму» из рук мужчины.

— Вы же сломаете!

— А тебе что? — обиделся тот. — Интересно!

— Уходи отсюда! — накинулась на Саню продавщица, отбирая аппарат. — Кому я сказала?

Саня отошел и с замиранием сердца стал наблюдать за мужчиной издалека. Но тот, пощелкав еще немного, вернул «Каму» продавщице. Он вовсе не собирался ее покупать.

Саня вздохнул с облегчением.

Кончился рабочий день, народ пошел гуще. «Кама» уже побывала в нескольких руках, но снова возвращалась на место.

Серьезная опасность возникла перед самым закрытием магазина.

Саня уже хотел уходить, но тут заметил у прилавка мальчишку с отцом. Мальчишка смотрел на «Каму» и хлопал в ладоши:

— Вот, вот!

Они попросили камеру и стали рассматривать, по-хозяйски, не щелкая зря, и Саня почувствовал, что надо немедленно что-то предпринять, если он не хочет навсегда лишиться своей «Камы». Он набрал воздуха, нырнул в гущу людей, пробрался между шубами и пальто и вынырнул возле прилавка, совсем рядом с мальчишкой. Бросил на камеру пренебрежительный взгляд и произнес негромко, чтобы не услышала продавщица:

— Дрянь!

Мальчишка сразу насторожился:

— Откуда ты знаешь?

— А у меня была точно такая же. Фокусировки никакой — все смазывает. И потом пружина.

— Что пружина?

— Сразу полетела. Еле-еле сбагрил через комиссионку.

— Видишь! — отец мальчишки пихнул «Каму» обратно в футляр. — Я же тебе говорил: обождем, пока будет в фотомагазине.

— Вот правильно! — поддержал его Саня. — А то тут такое купите…

— Опять ты! — подскочила к нему продавщица. — Вот я сейчас милиционера позову… Не слушайте вы его, хорошая камера, новая совсем.

Но зерно сомнений, посеянное Саней, уже дало ростки…

Когда Саня возвращался домой, у него уже не так болела душа. До завтрашнего дня «Кама» в безопасности. Теперь надо уговорить папу взять ее обратно из магазина.

Но это оказалось делом невозможным. Папа пришел очень поздно и говорить с Саней не стал. Не помогли ни Санины слезы, ни мамино ходатайство.


Утром Саня решил: надо снова идти в комиссионный. До половины одиннадцатого он просидел в классе, а затем, сделав кислое лицо, пошел в учительскую к Елизавете Петровне.

— Голова болит? — встревожилась учительница. — Не заболел ли?

Она озабоченно положила Сане на лоб мягкую руку, и ему стало не по себе. Он бы ни за что не стал ее обманывать, если бы не «Кама».

— Жара нет. Наверное, так, весеннее. Иди домой, полежи.

У выхода он столкнулся с Вадимом Соколовым — в школе его звали просто Соколом. Он шел с улицы. Румяный, возбужденный, весь мокрый — играл в снежки.

— Ты куда?.. Постой!

Он увлек Саню к раздевалке, осмотрелся — вокруг никого не было — и быстро прикоснулся пальцами к своему правому уху, к глазу и, наконец, ко лбу.

— Таобоскоа — Икс, — произнес он при этом.

— Таобоскоа — Зет.

Саня тоже проделал весь комплекс прикосновений, только в обратном порядке: сначала он тронул пальцами лоб, потом глаз и в заключение легонько шлепнул себя по уху.

— Сегодня в шесть у меня: Игрек принесет чертежи.

— Не знаю, Сокол… Я…

— Никаких «не знаю»! Ты давал клятву или не давал? Помнишь? «Что бы со мной ни случилось, запретят ли мне дома, буду ли я лежать с ангиной, все равно, по первому зову Икса…» Вот я тебя и зову.

— Я постараюсь.

— Обязательно, слышишь!..


До комиссионного магазина было минут пятнадцать ходу. Часы возле гостиницы показывали только половину одиннадцатого. Саня пошел медленнее. Торопиться не стоило. Простоишь там в толпе, возле дверей.

Но, подойдя ближе, он увидел, что возле комиссионного никого нет. Странно! Неужели часы подвели?

Да, магазин был уже открыт. Саня толкнул дверь и, разом вспотев от тяжелого предчувствия, побежал к прилавку с фотоаппаратами.

«Камы» не было на месте.

— Товарищ продавец! — отчаянно выкрикнул Саня. — Товарищ продавец!

Продавщица, занятая с покупателем, повернула к нему свое птичье лицо.

— Что тебе?

— Где «Кама»?.. Вот тут вчера висела!

— А, кинокамера… Опоздал ты. Продала. Вот только — минут десять назад… Ах, это ты, — вдруг узнала она Саню и погрозила пальцем. — Опять покупателей отгонять?.. Ты чего?

По щекам Сани стекали скупые мужские слезы.

— Моя была эта «Кама».

— Твоя? — Она подошла ближе. — А кто ее сдал?

— Папа.

В маленьких черных глазах продавщицы сразу появилось живое сочувствие.

— Ай-яй-яй! Что же такое делается!.. Ты слышишь, Валя, — обратилась она через весь магазин к другой продавщице. — Стянул у парнишки кинокамеру и загнал. Пьяница несчастный! Еще отец называется. Головы таким поотрывать!

— Вы что! — ужаснулся Саня. — Он не пьет. Это за двойку.

— Ну, изверг! Ну, изверг!

Саня очутился в центре внимания. Со всех сторон на него оглядывались любопытствующие покупатели.

— Никакой он не изверг! — обозлился Саня и смахнул рукой слезу. — Ничего вы не знаете и говорите! Он хороший. Только… только вспыльчивый.

И выскочил из магазина.



СТРАННОЕ ПИСЬМО

Долго он ходил по улицам, переживая утрату.

«Кама», «Кама»… Розоватая, блестящая… Она так нежно журчала, когда он нажимал кнопку спуска. Совсем как котенок, если его гладить по спине. И теперь она тоже журчит. Но слушает ее кто-то другой.

Кто он, другой? Уж не вчерашний ли мальчишка? Пошел с отцом в фотомагазин, а «Камы» нет в продаже. Он и расхныкался: «Давай ту купим!». Надавать бы ему по шее — чтобы знал!

Главное, ни одной пленки не успел еще снять. Ни одной!

А сколько было планов! Летом он хотел взять «Каму» с собой в пионерский лагерь. Походы, игры… Можно было бы сделать целый фильм. А пионерский костер снять на цветную пленку. Алое пламя, зеленая трава, синее небо…

И ничего этого не будет. «Камы» больше нет.

Незаметно для себя Саня очутился возле дома. Зайти, положить портфель — зачем таскаться с ним?

Нельзя! Рано еще. Начнутся расспросы: что случилось, почему не в школе?

Лучше в парк. Там сейчас никого нет.

В парке тихо; лишь неугомонные воробьи чирикают бойко и пронзительно. Саня бесцельно бродит по скользким посиневшим дорожкам, волочит портфель по верху снежных сугробов.

— Саня?

Он поднял голову. На скамейке, очищенной от снега, сидел старик — сосед из нижней квартиры.

— Здравствуйте, Владимир Петрович.

— Гуляешь?

— Ага.

— Вот и я… Отдыхаю. — Владимир Петрович тяжело вздохнул. — Третий день отдыхаю. На пенсию вышел. Да.

— Хорошо вам, — с завистью произнес Саня. — Что хотите, то и делаете.

— Хорошо. Да. — Владимир Петрович снова вздохнул. — Только скучно немножко.

— А вы бы сходили на реку, посмотрели лед. Он уже весь вздулся.

— Ходил.

— Ну, тогда на Первомайскую, в «Детский мир» — его уже открыли.

— Представь себе, тоже был. Да.

— А на катке?

— На катке — нет. Давно не был. Очень давно.

— Боитесь — упадете?

Владимир Петрович поправил очки.

— Видишь ли, падать-то я смогу неплохо. Этого я не боюсь. Да. А вот подыматься в моем возрасте несколько затруднительно… Садись, посидим вместе.

Они поговорили о том, о сем. Владимир Петрович стал рассказывать забавные истории, которые с ним случались в детстве. Он словно чувствовал, что с Саней что-то неладное, и старался его развеселить Саня вежливо улыбался, даже смеялся в положенных местах. И все равно ни на секунду не забывал о своей «Каме».

Потом Владимир Петрович посмотрел на часы и, охнув, заспешил домой. Его ждали к обеду Саня тоже пошел с ним — уже было время возвращаться из школы.

Димка опять убежал от него в глубину двора, как вчера. Дурачок! Он и не думает его лупить!

Мама взглянула на Саню с жалостью, от которой сразу заныло сердце.

— Бледный какой! В школе душно, наверное?.. Скоро папа придет, будем обедать.

— Не хочу.

— Вчера не обедал! Сегодня! Так с голоду умрешь… Иди пока на улицу, проветрись немного. Через десять минут приходи.

На улицу? Лучше к Виталию Евгеньевичу.

Виталий Евгеньевич жил совсем один, на третьем этаже, в круглой комнате, помещавшейся под высоченным шпилем. С ним были запанибрата мальчишки всего двора. Они заходили к нему запросто, как к себе домой. В круглой комнате всегда был беспорядок, никто не указывал им, сюда не садись, того не трогай, то не делай. Ребята постарше даже курили — Виталий Евгеньевич только смеялся. «Детскизм!»

Сам Виталий Евгеньевич с ребятами тоже не очень церемонился. Когда к нему приходили по делу или просто надоедал шум, он без долгих разговоров выставлял «юных дармоедов» — так он их называл — за дверь.

Комната оказалась запертой. Ах, да, Виталий Евгеньевич говорил, что уедет на несколько дней — он работал администратором филармонии и частенько разъезжал по городам и селам.

Саня выглянул во двор через окно на лестничной площадке и увидел папу. Он возвращался с работы. Рядом вьюном вился радостный Димка и рассказывал что-то смешное — папа улыбался.

Волна обиды с новой силой захлестнула Саню. Вот он идет, улыбается, и дела ему нет до переживаний старшего сына. Продал «Каму»! А ведь эта двойка по английскому давным-давно исправлена.

Нет, он не пойдет домой! Он спрячется на чердаке и будет там сидеть весь день, всю ночь. И пусть его ищут, ищут, пусть!

Дверь на чердак находилась напротив круглой комнаты. Ее не запирали на замок, только слегка прикручивали проволокой.

Года три назад на чердаке возник пожар и оттуда убрали весь хлам, который вызывал у мальчишек великий исследовательский зуд, — старые книги, деловые бумаги каких-то купцов, полуистлевшую мебель, когда-то украшавшую комнаты дома, склянки, банки, коробки. Паломничество на чердак прекратилось — здесь не осталось решительно ничего любопытного.

Саня сел на край бочки с высохшей известью на дне. Откуда-то снизу аппетитными волнами наплывал запах жаркого, и у него сосало под ложечкой.

И все равно он не пойдет домой! Вот умрет здесь с голода!

Ему сразу представилось, как его находят мертвым здесь, на чердаке, рядом с этой грязной бочкой. Прозрачные, тонкие руки, заостренный нос. Кто его обнаружит? Мама… Нет, лучше Димка. Он перепугается и заорет на весь дом.

Прибежит папа, побледнеет, снимет шляпу и медленно опустится перед Саней на колени:

— Ах, мой бедный, несчастный сын! Зачем я продал «Каму»? Нет и не может быть мне прощения!

Потом мама с глухим рыданием упадет Сане на грудь, а он скажет тихо:

— Не плачь, мамочка…

Да нет, не сможет он ей ничего сказать! Он ведь будет мертвым.

Тогда пусть лучше летаргический сон. Они все будут думать, что Саня умер, а на самом деле ничего подобного — жив. И потом, когда они наплачутся вдоволь, он встанет и скажет, протянув к ним руки:

— О вы, встаньте и отряхните прах с ваших колен!.. Не плачьте, мать и отец! Не плачь, мой младший брат Дима! Я прощаю всех вас… Но только с условием, что вы купите мне новую «Каму». Или нет, лучше «Кварц-3».

А время идет, идет. Сколько он уже сидит на чердаке? Час? Или два?

Так и быть: если очень будут просить, он, пожалуй, пойдет обедать — зверски хочется есть.

Его, наверное, уже ищут по всему двору.

Саня пододвинул бочку к слуховому окну, забрался на нее и посмотрел вниз.

Никого нет! Странно.

Он обождал немного и снова выглянул в окно. Пусто! Почему же они его не ищут?

Сокол недавно рассказывал про передачу мыслей на расстояние. Как это называется? Похоже на телевидение… Телепатия — вспомнил! Нужно сосредоточиться и мысленно внушать человеку, что ему следует делать. И он сделает. Обязательно!

Попробовать?..

Мама! Мамочка! Ты должна сейчас выйти во двор и позвать меня обедать. Должна! Должна!..

Саня сосредоточивался так, что начинал весь дрожать. Но никто не выходил. Очевидно, сверху, с чердака, внушение не действовало. А может быть сначала требовалось хорошо поесть — чтобы было больше энергии.

Несчастный! Никто его не любит. Никому он не нужен. Если даже родителям все равно, пообедает он или нет… Сане стало так жаль себя, что хоть реви в голос.

На лестнице послышался шорох. Саня насторожился: идут! Нет, он согласится не сразу. Пусть сначала попросят как следует.

Увы! Всего-навсего кошка. Совершенно черная, без единого просвета. Она пролезла в щель под дверью и остановилась у порога, уставившись на Саню круглыми глазами.

— Кис-кис, — позвал Саня, обрадовавшись, что, кроме него, на чердаке есть еще одна живая душа.

— Мяу, — с готовностью пропела беспросветная кошка.

Она выгнула спину и подняла хвост, сделав вид, что страшно польщена вниманием Сани. Но как только он протянул к ней руку, прыгнула в сторону и… исчезла.

— Куда ты!

Саня прислушался. Где-то явственно раздавался радостный многоголосый писк. Котята!

Где?

Кошка была опытной и мудрой. Она устроила свою квартиру в углу чердака, под самой крышей, в таком месте, куда не мог добраться ни один мальчишка. Саня, опустившись на четвереньки, пробовал и так, и эдак, весь перепачкался, но ничего не добился.

— Дура! Я ведь только тебя погладить по спинке хочу.

— Мяу, — отозвалась кошка с издевательскими нотками в голосе.

— Ах так!

Разозленный, Саня кинулся в решительную атаку и… больно оцарапал руку. Между ним и кошкиным домом лежал какой-то острый металлический предмет. Найдя палку, Саня зацепил ею это что-то металлическое и подтащил к себе.

Почтовый ящик! Старый, весь заржавевший почтовый ящик, прибитый к доске.

Первым долгом Саня глянул вовнутрь. Пусто — как и следовало ожидать. А доска отличная! Просто замечательная доска — ровная, гладкая. Тяжелая — дуб, наверное. Надо отдать Борьке. Ему Пригодится. Ему все годится.

Он принялся отдирать ящик от доски. Гнилая жесть поддавалась легко.

И тут обнаружилось нечто странное. Между жестяной стенкой почтового ящика и доской лежало…

Письмо!.. Пожелтевший конверт. Марка царской России — нарисован двуглавый орел. Адрес написан быстрым небрежным почерком:

«Город Южносибирск. Первой гильдии купцу Ивану Васильевичу Федорову. Улица Комаровская, собственный дом».

А внутри что-нибудь есть?

Саня быстро надорвал конверт и поднес к свету лежавший там листок. На нем было выведено тем же небрежным почерком:

— «Иван! Смотри в «Новейшей и полной поваренной книге». Изыми как можешь скорее. Господь даст — свидимся.

Все тотчас же забыто. И кошка, и голод, и даже «Кама». Такое дело! Такое дело! Немедленно к Соколу!

Зажав находку в руке, Саня ринулся с чердака.

Жизнь снова обретала смысл.

II

ЧТО ТАКОЕ ТАОБОСКОА?

Саню все называли по-разному. Мама просто Саней, бабушка — Шуриком. Мальчишки во дворе чаще всего Зубом. В школе Елизавета Петровна называла его Сашей, все же остальные учителя по фамилии — Зубавиным. А у папы для него было целых два имени. Применялись они не как попало, а в зависимости от Саниного поведения. В обычные дни, когда все шло хорошо и никаких грехов за ним не обнаруживалось, папа величал его шутливо-ласково: «Сан Саныч». Ну, а если на свет божий выплывала какая-нибудь его проделка, то в течение нескольких дней он слышал от папы только холодное официальное «Александр», и это было переносить труднее, чем самое строгое наказание.

Саня, Шурик, Зуб, Зубавин, Саша, Сан Саныч, Александр… Немало! И все же, кроме всех этих многочисленных имен, у Сани было еще одно, не совсем обычное — Зет.

Это странное имя знали лишь трое. Все они являлись членами тайного общества, которое сокращенно называлось Таобоскоа.

Возможно, когда-нибудь, через много лет, пытливые историки неожиданно наткнутся в запыленных архивах города Южносибирска на следы деятельности Таобоскоа. В ученом мире возникнут споры. Одни мужи науки, возведя сложную систему умозаключений, сделают вывод, что в далеком сибирском городе действовала тайная организация противников колониализма. Другие будут яростно опровергать такой вывод, и, из-за отсутствия прямых доказательств, им это даже, может, удастся.

И тем не менее, тайное общество с экзотическим, пахнущим пальмами и соленым морским ветром названием существовало.

Возникло оно в те дни, когда весь мир волновала судьба многострадального, опаленного долголетней войной Алжира, когда на улицах алжирских городов рвались бомбы французских ультра, сбивая и калеча десятки и сотни ни в чем не повинных людей.

Однажды вечером Саня со своими друзьями Соколом и Борькой Каменским, возбужденно переговариваясь, возвращались домой из кино. Они смотрели «Сомбреро» — в пятый или шестой раз, и, конечно, по этому фильму никакого особого обмена мнениями возникнуть уже не могло. Но вместе с «Сомбреро» демонстрировался небольшой документальный фильм, снятый в Алжире. О нем-то и шла оживленная беседа.

— Вот бы помочь им! — воскликнул Саня и простосердечно предложил первое, что пришло в голову: — Собрать деньги и отослать!

— Рубль? — спросил Сокол.

— Почему рубль? — Саня не уловил ехидства в его вопросе. — Два, может, три.

Сокол громко рассмеялся.

— Помогут им твои три рубля! Один самолет знаешь сколько стоит? Наверное, тысяч двадцать.

— Ну и что? — не сдавался Саня. — Останется девятнадцать тысяч девятьсот девяносто семь. Важно начать, правда?

Последние слова предназначались Борису. Но тот ничего не ответил, промолчал. Вообще, Боря говорил мало, предпочитал слушать.

Сокол поморщился:

— Рубли, рубли! Нет у тебя полета фантазии, Санька!

Он мечтательно посмотрел вверх. На сиреневом вечернем небе паслось стадо тучек, темных, округлых и кряжистых, как молодые бычки.

— Вот если бы… Идет себе над Алжиром такая тучка. Вдруг она опускается над вражеским лагерем — и сразу все кругом… что вы думаете, ребята?.. засыпают. Все до единого! Тогда партизаны молниеносно врываются в лагерь, собирают оружие и объявляют по громкоговорителю: «Проснитесь, ультра, вы в плену».

— А отчего они заснут? — недоверчиво спросил Саня.

— Отчего? Сонный газ! — торжествуя, ответил Сокол. — Интересно?

— Очень! — не мог не признать Саня.

— Вот видишь! Или еще такое… Опять идет туча — никто на нее внимания не обращает. Туча как туча. И вдруг — раз! — и посыпались из нее парашютисты. Оказывается, она не туча вовсе, а специальный пенопластовый самолет. Без мотора — его и не слышно. А?..

И тут заговорил Боря.

— Еще можно птицекрылья сделать. Они тоже без мотора.

Борис был признанным в школе и окрестностях техническим гением. В прошлом году он даже велосипед разборный сконструировал, на манер японского, о котором писалось в журнале. Только японский складывался так, что его свободно можно было носить в чемодане, а Борин всего лишь разделялся пополам. Но и то здорово! Хочешь — катайся как на нормальном велосипеде, не хочешь — разбирай на две части и носи в каждой руке.

— Во, Санька, — слыхал? Птицекрылья — это да! Не то, что твои рубли!

— А для чего они, птицекрылья?

— Летать, — ответил Борька. — Надел на руки — и летай.

— О, медленно!

— Скорость — чепуха! — авторитетно высказался всезнающий Сокол. — Во время войны наши «кукурузники» запросто уходили от «Мессершмидтов». А знаешь, какая у них была разница в скорости?

— Дело не только в скорости. — О технике молчаливый Боря мог говорить сколько угодно. — Не надо никаких аэродромов. Птицекрылья каждый носит с собой. Собрал — полетел. Разобрал — положил в вещмешок. И горючего тоже не надо.

— А что? — спросил Саня.

— Мускульная энергия.

— Как это?

— Маши руками — и все!

— Борька, ты гений! — У Сокола загорелись глаза; он уже что-то придумал. — Вот так, ребята! Создадим тайное общество и будем помогать алжирским партизанам. Сначала перешлем им Борькины птицекрылья. Потом еще что-нибудь изобретем. Тайное общество — здорово?


Икс, Игрек, Зет

— Почему тайное? — спросил Саня.

— Нет, это точно: рожденный ползать летать не может! — Сокол посмотрел на него с обидным снисхождением. — Ну, разве тайное не интересней?.. Как ты считаешь, Борька?

— Тайное, так тайное…

Борю больше всего интересовала техническая сторона: что и из чего нужно сделать. А организационную сторону он оставлял Соколу: тот умел придумать всякие затейные штуки, красиво говорил, даже пописывал стишки, которые помещались в праздничных номерах школьной стенгазеты, и вообще был «не по годам развитым подростком», по выражению Елизаветы Петровны.

Саня тоже согласился, что тайное — интересней. Впрочем, его мнения Сокол и не спрашивал. Как-то само собой получалось, что Саня всегда соглашался с друзьями, и они к этому привыкли.

Так возникло в городе Южносибирске, за семь тысяч километров от северного побережья Африки, тайное общество борьбы с колонизаторами Алжира, сокращенно — Таобоскоа.

Это непреложный факт, как бы ни оспаривали его будущие историки.

Ровно через полчаса после рождения Таобоскоа организаторский талант Сокола обеспечил обществу устав, торжественную клятву и трех присягнувших в верности членов Икса, Игрека и Зета.

Много споров вызвало тайное приветствие. Поднятый кверху палец, кулак — все уже было, казалось неинтересным.

Наконец, Сокол придумал оригинальное, полное смысла приветствие. Три прикосновения: к уху — это означало «все слышу», к глазу — «все вижу», ко лбу — «все помню». Отвечающий на приветствие делает то же самое, только в обратном порядке.

Ребята стали хлопать себя по лбам, по ушам. Понравилось. Хорошее приветствие!

— А кто у нас будет главным? — поинтересовался Саня.

— Не надо никаких главных, — сказал Борис.

Сокол покосился на него.

— Правильно! Главных не будет. То есть, мы все будем главные… Единственное только — для порядка! — кто-нибудь должен иметь право созывать секретные собрания общества. Если вы захотите поручить это мне — пожалуйста, я согласен. У нас дома есть телефон — очень удобно.

Возражений не было.

— Мы все равноправны, — еще раз подтвердил Сокол. — Только у каждого свои функции. Борька, например, сердце — у него будет вся техника. Я — голова. Есть возражения?



— А я? — спросил Саня.

— Ты? Ты пуп, — засмеялся Сокол.

— Знаешь что! — обиделся Саня. — Ты голова, он сердце, а я пуп? Спасибо тебе!

— Нет, правда! Пуп ведь тоже главный. — Сокол больше не смеялся, и Саня никак не мог определить: шутит он или говорит серьезно. — Ведь есть же такое выражение: пуп земли. Есть?

— Есть, — неуверенно подтвердил Саня.

— Ну вот…

Через некоторое время выяснилось, что Алжир в помощи тайного общества скоро уже нуждаться не будет. Было созвано срочное секретное заседание. Зет предложил оставить название Таобоскоа без изменений, но расшифровывать его впредь так: тайное общество борьбы с колонизаторами Анголы — в этой африканской стране все шире разгоралась партизанская борьба.

И тут с особой силой проявилась организаторская дальновидность Икса.

— Не годится! — отрубил он. — Кто знает, что будет с Анголой, пока Борька… пока Игрек сделает свои птицекрылья? Вдруг они тоже освободятся досрочно?.. Давайте лучше так: тайное общество борьбы с колонизаторами Африки. Всей Африки! Будет верней… Есть возражения?..

Новых членов в обществе пока не прибавилось. Из-за Икса. Вполне можно было принять Толю Воробьева. Отличный пинг-понгист, бегает на лыжах, плавает, как рыба. Но он отказался от тайного имени, предложенного Иксом: Альфа.

— У нас во дворе собака с такой кличкой.

Саня считал, что нужно уступить. Пусть будет Бета или Гамма. Какая разница!

Но Икс был тверд:

— Альфа — и кончено! Принципиально! Пусть подчиняется дисциплине. А то будет каждый свои порядки навязывать.

У Сани на миг шевельнулась мысль, что Сокол просто не хочет принять в Таобоскоа Толю Воробьева. Но он тотчас же отогнал ее. Почему? Толя, или, как его называли, Воробей — мировой парень.

А затем наступило затишье в деятельности Таобоскоа. То ли потому, что Борька никак не мог закончить конструирование своих птицекрыльев. То ли Сокол потерял интерес к тайному обществу. С ним такое бывало. Зажжется внезапно возникшей идеей, налетит на ребят, как вихрь, вскружит головы, увлечет, а потом остынет, и уже надо подталкивать его самого.

Но вот затишью наступил конец. Борька закончил чертежи и сегодня в шесть вечера на тайном собрании Таобоскоа должен был показать их друзьям.

Сюда, на квартиру Сокола, и побежал Саня со своей неожиданной находкой.


Саня рассказывал сплошными междометиями. Ни один взрослый ничего не понял бы. Ребята поняли все.

— Честное пионерское? — воскликнул Сокол. — Покажи!

Саня положил на стол письмо. Сокол впился в него глазами, казалось, они пробуравят письмо насквозь. Боря тоже проявил некоторый интерес, хотя и недовольно супился. Он думал, ребята посмотрят чертежи, а потом он им поднесет такой сюрприз — ахнут. А тут…

— Точно! — Сокол перешел на восторженный шепот. — А конверт?

— Вот.

Сокол посмотрел конверт на свет, потом стал разглядывать почтовый штемпель.

— «Подгорск. Двадцатое декабря тысяча девятьсот семнадцатого года»… Ого! Ничего себе пролежало! Где он теперь, твой купец Федоров?

— Почему мой, интересно?

— Да я так! Письмо ведь ты притащил.

— Умер давно, — хмуро произнес Боря.

Заниматься такими пустяками, когда у него в портфеле лежат готовые чертежи птицекрыльев!

— А может, еще жив? Если узнать в справочном бюро? — предложил Саня. — Тут имя, отчество. Найти и отдать письмо. Удивится как — представляете?

— Еще бы не удивится! — подхватил Сокол. — Вот, скажет, дурак! Первый раз такого вижу.

— Почему, интересно, дурак? — оскорбился Саня.

— Ребята! Ребята! — Сокол взял друзей за плечи. — Здесь не просто так — здесь какая-то тайна. Колоссальное дело — я чую!

— Брось! — махнул рукой Боря.

— А я говорю — тайна! На, видишь: «Смотри в «Новейшей и полной поваренной книге».

— Ну и что? Рецепт какого-нибудь жареного кролика с гарниром.

— Знаешь что, Борька, насчет птицекрыльев ты мастер, ничего не скажешь, а насчет остального котелок у тебя варит слабовато… Кто так будет писать о жареном кролике: «Изыми как можешь скорее»? Разве можно изъять рецепт? Что можно изъять? Ну-ка, Саня, пошевели мозгами!

— Какую-нибудь вещь.

— О, слыхал!

— Брось! — упорно не соглашался Боря. — Какую вещь можно положить в книгу?

— Паровоз! — Сокол сделал паузу и выпалил: — Драгоценные камни, например. Вот! В книге тайничок — и там драгоценности.

Саню бросило в жар.

— Правда!

Но Боря упрямился:

— А, брось!

— Да, да, да! Ты посмотри дату.

— Ну, семнадцатый год… Ну, двадцатое декабря.

— Понял?

— Что?

— Хорош! — Сокол многозначительно постучал пальцем по лбу. — Санька, скажи ему, что было в семнадцатом?

— Революция! — крикнул Саня.

— О, слыхал!.. Давай сложим все вместе. — В живых блестящих глазах Сокола горел огонь вдохновения. — Письмо отправлено из Подгорска вскоре после революции. Отправлено кому? Купцу первой гильдии. Знаете, какая шишка! Отправлено кем? Неизвестно. Но лицом, близким к этому купцу, — иначе он не стал бы называть его на ты. Смысл письма: нужно что-то изъять из книги по возможности скорее. Ясно?

Все это звучало убедительно. Тем более, что Сокол умело вставлял в свою речь какие-то особые, очень веские слова: лицо, смысл, по возможности… Саня тоже знал их, но никогда не смог бы применить в разговоре.

В нем шевельнулось недоброе чувство зависти. Сокол, Сокол! Саня чувствовал себя перед ним глупым мышонком.

— Ну и пусть! — твердил Боря; когда он упрямился, с ним было нелегко сладить. — Даже если и лежало там что-нибудь, все равно уже давно ничего нет.

— Как сказать! Письмо-то ведь до данного купца первой гильдии не дошло! Вот — мы первые его здесь читаем.

— Правда! — снова воскликнул Саня. — Значит, о драгоценных камнях никто так и не знает…

— …И они там лежат, в той поваренной книге, — торжествующе закончил Сокол.

— А где она, где? — Боря все не сдавался.

— Этого мы не знаем, — упавшим голосом ответил. Саня.

Сокол весело посмотрел на них и подмигнул.

— Но узнаем!

— Как?

— Для начала надо расспросить старожилов об упомянутом купце.

И тут Саня вспомнил о Владимире Петровиче.

— У нас сосед — всю жизнь прожил в Южносибирске. Пошли к нему!

— Постой! — остановил Сокол. — Надо осторожно, чтобы он ни о чем не пронюхал. А то охотников до такого дела много найдется.

— Да ты что! Он хороший дед.

— Все равно! — Сокол подошел к двери, прислушался и плотно закрыл ее. — Дадим, ребята, клятву, что никогда, ни при каких обстоятельствах, пусть даже под угрозой смерти, мы не выдадим никому тайну этого письма.

— И что все драгоценности используем для помощи угнетенным народам, — вставил Саня.

— Если вообще существует такая книга, — добавил Боря все еще с сомнением, но уже явно отступая.

Сокол поспешил нажать на него, чтобы окончательно развеять его сомнения:

— Для помощи угнетенным народам и для массового производства Борькиных птицекрыльев. Не возражаете?

— Конечно, нет! — сказал Саня.

Боря промолчал.

— Значит, клянемся? Ты — Зет.

Саня поднял вверх палец.

— Клянусь!

— Ты — Игрек.

— Ну, клянусь.

— И я клянусь… Вот теперь можно идти к старику. Инициативу я беру на себя. А то Санька как разоткровенничается — все дело испортит. Сидите оба, молчите и слушайте.

— А чертежи когда будем рассматривать? — спросил Боря.

В его голосе звучала скрытая обида.

— Потом.

— Одна пара крыльев уже готова. Можно испытывать.

Это и была его большая сенсация. Сейчас они оцепенеют от изумления.

— В другой раз, — отмахнулся Сокол.

ПОИСКИ НАЧИНАЮТСЯ

Владимир Петрович радушно встретил ребят. Он помог им раздеться, пригласил в комнату.

— Познакомься, Ксюша, — представил он их седой старушке, сидевшей возле стола с вязаньем в руках. — Товарищи из исторического кружка двадцать шестой школы.

— О! Знакомый! — Старушка сняла с носа очки и улыбнулась Сане. — Ты тоже историк?

— Я? Нет… Я…

Саня замялся и покраснел. Сокол поспешил ему на выручку.

— Он официально пока еще не член кружка. Но на следующем заседании мы его обязательно примем.

И сердито сверкнул на Саню глазами: эх, растяпа!

— Чем я могу быть полезен для истории? — спросил Владимир Петрович, усадив ребят.

— Нам бы хотелось побольше узнать о дореволюционном прошлом нашего города. После каникул мы на историческом кружке начнем активно разрабатывать эту тему.

Опять Саня с завистью посмотрел на Сокола. Как он умеет говорить! Совсем по-взрослому. И сочиняет как! У Сани не повернулся бы язык. Он сразу стал бы экать, мэкать — и все бы испортил.

— О дореволюционном прошлом?.. Ксюша, ты поставь, пожалуйста, чайник. А мы тем временем побеседуем…

Сокол вел беседу не торопясь, расспрашивая подолгу о вещах, не имевших никакого отношения к найденному письму, и подбираясь к цели окольными путями. Время от времени он предостерегающе поглядывал на ерзавшего на стуле Саню; тому не терпелось поскорее перейти к купцу Федорову.

Но вот разговор постепенно подошел к самому главному.

— …Где сейчас широкоэкранный кинотеатр, там было купеческое собрание, — сказал Владимир Петрович.

Сокол сразу же ухватился за ниточку:

— Купеческое собрание?

— Да. Собирались купцы, играли в карты, пили водку. Что-то вроде их клуба.

— Неужели в городе было так много купцов?

— А как же! Здесь сходились торговые пути из Китая, с севера, с востока. Можно было дешево купить и дорого продать. Вот они и слетелись сюда со всех концов — у купцов на прибыльное дело особый нюх.

— И миллионеры были?

— Как же! Вот, Мельников, например, заводчик. Десятками миллионов ворочал. Или Федоров.

— Иван Федоров! — не выдержал Саня и тут же охнул: Сокол под столом больно пнул его ногой.

— Да, Иван. Этот держал в своих руках все пароходство на нашей реке… Пароход «Добрыня Никитич» знаете?

— Старый такой? С большими колесами?

— Вот, вот… Федоровский. Только тогда он казался великаном… Да… Пароходы шли на север, скупали там рыбу, пушнину, орех. За гроши. А потом Федоров продавал все это иностранным скупщикам: в Англию, Германию, Данию… Мошенник первой марки. И людей себе таких же подбирал. Фирма называлась «Федоров и К°», а в народе говорили «Федоров и Ша».

— Почему «Ша»? — не понял Саня.

— «Шайка», — пояснил Владимир Петрович. — А мы ведь с тобой, Саня, в его доме живем. Да.

Ребята встрепенулись. Даже Борис, сидевший все время с отсутствующим видом, и тот оживился.

— А в какой квартире он жил? — спросил Саня.

— В квартире! — Владимир Петрович усмехнулся. — Он весь дом занимал.

— Один? — ужаснулся Саня.

— Один. А строили дом по проектам его брата.

— Архитектор? — поинтересовался Сокол.

— Как сказать… Учиться-то учился. Все по заграницам: в Париже, в Берлине. Лет десять. Вечный студент. Да… Потом у него там неладно вышло. Избил, говорили, какого-то чина. Словом, выбросили из университета. Вот он вернулся домой и построил эту уродину.

— Почему уродину? — вступился Саня за свой дом; он им очень гордился. — С башней, со шпилем. Красиво!

— Как на чей вкус, — снова усмехнулся Владимир Петрович. — Да… Если он тебе так нравится, могу тебя обрадовать. В Подгорске стоит еще один, точно такой же. Тоже Федоров строил.

— В Подгорске! И письмо оттуда! — воскликнул Саня и снова ощутил пинок.

— Какое письмо?

— Да так, Владимир Петрович. Из их Дома пионеров, — вывернулся Сокол и сразу же спросил: — А почему он построил именно в Подгорске?

— Брат поселил его там после заграницы — вроде как руководить отделением фирмы, а на самом деле, чтобы он ему здесь не мешал. Да он и в Подгорске делами не занимался, только пьянствовал да обжирался. Такой обжора был — на всю губернию славился. Даже повара-немца с собой из Берлина привез, готовил какие-то там особые блюда. Никчемный человек. В купеческих семьях так частенько бывало. Один брат — зверь, комок энергии, другие — слизняки.

— Интересно, надо записать. — Сокол склонился над тетрадью, которую он предусмотрительно захватил с собой. — А как его звали, этого брата?

Владимир Петрович задумался.

— Сергей?.. Нет, не Сергей… Хм… Ксюша, — обратился он к вошедшей в комнату жене, — не помнишь, как звали второго Федорова, того, чудака заграничного?

— Федором, — ответила она, застилая стол белоснежной скатертью. — Главного Иваном, а того Федором, Федор Федоров… Ну, хватит вам старину ворошить, давайте чаевничать.

Только теперь, когда на столе появились хлеб, масло, варенье, аппетитное домашнее печенье, Саня вспомнил, что еще так и не ел. Мгновенно он ощутил зверский голод и накинулся на еду, не заботясь о нормах приличия, но все же краем уха прислушиваясь к разговорам за столом: не упустить бы что-нибудь существенное.

Но к купцу Федорову Сокол больше не возвращался — чересчур назойливые расспросы могли насторожить старика.

Лишь простившись у выхода и поблагодарив в изысканных выражениях Владимира Петровича за содействие историческому кружку, он спросил как бы невзначай:

— Да, а что с ними потом стало, с этими Федоровыми, неизвестно?

— Почему неизвестно? Федор — тот сразу исчез, вскоре после революции. Что-то он там натворил в своем городе. Пришлось срочно удирать от советской власти… Да. Слабый был человек, сгорел где-нибудь от водки.

— А Иван?

— Тот схоронился, дождался Колчака и снова был в силе. Потом ушел в горы, в белогвардейскую банду. Сам вешал, пытал — бешеный был. Зарубили его в бою… Ну, ребятки, если еще что понадобится, милости просим…

На улице Саня, радостно улыбаясь, схватил в шутку Борьку за воротник:

— Что? Теперь веришь?

Но Сокол предостерегающе приложил палец к губам: молчи!

Лишь в парке, выбрав уединенное местечко подальше от главной аллеи, Сокол произнес таинственным шепотом:

— Следы ведут в Подгорск.

— Правда! — тоже шепотом подтвердил Саня.

И тогда Сокол неожиданно сказал:

— Надо туда ехать.

Саня оторопел.

— Как?

— Очень просто! Сесть на поезд и ехать. Там он жил — Федор Федоров. Там и осталась эта «Новейшая поваренная книга». Лежит на полке у какой-нибудь старушки и дожидается. И езды всего-то шесть часов. В один день туда и обратно.

— Я не знаю… Меня не пустят. И его, наверное, тоже… Как, Боря?

Саня вопросительно посмотрел на Борю. Тот поразмыслил немного, вздохнул и, наконец, ответил:

— Не пустят… Но все равно поеду. Раз уже взялись, чего там.

— Правильно! — Сокол хлопнул его по плечу. — Вот это разговор!.. Значит, я согласен, Игрек тоже. А ты, Зет?

Что оставалось Сане?

— Я тоже согласен, — уныло подтвердил он.


Ох, и будет баня!

Чем ближе к дому, тем нерешительнее становились Санины шаги. А по лестнице он поднимался, едва переставляя ноги со ступеньки на ступеньку.

Мама ждала его на площадке. В распахнутом пальто, с платком на голове.

— Санечка, голубчик! Разве так можно! — Она обняла его и крепко прижала к себе. — Я тебя ищу уже целых два часа.

Саня молча сопел, уткнувшись носом в теплое, чуть пахнущее духами пальто. Совесть терзала его, как стая голодных волков.

— Идем!

Они вошли в квартиру — мама впереди, Саня за ней, опасливо косясь на дверь столовой. Папа сидел в кресле и сердито шелестел газетой.

— Пойдем на кухню, я тебя накормлю. Твое любимое — пельмени.

— Вот, вот! — заговорил папа. — Он будет носиться по целым дням бог знает где, а ты стряпай ему пельмени.

— Александр! Ты мне обещал!

— Ох, воспитание!

Больше папа ничего не сказал, лишь снова принялся шелестеть газетой.

Саня ел, не смея поднять глаза на маму. Она сидела рядом, в пальто, в платке, подперев голову руками, и смотрела на него — он все время чувствовал на себе ее взгляд.

— Ешь еще.

— Не хочу. Пойду спать.

— А уроки?

— Завтра последний день. Спрашивать не будут.

— Ну иди.

Мама встала, словно ожидая чего-то.

Саня пошел к двери. Ему хотелось кинуться ей на шею, обнять, поцеловать, попросить прошения. Но что-то мешало, сковывало руки и ноги, заставляло напускать на себя недовольный, обиженный вид. Он мучился, переживал, проклиная сам себя, но никак не мог побороть это проклятое что-то.

Он быстро разделся и лег.

— Сань, а Сань! — услышал он Димкин шепот.

— Что тебе?

— Я стеклянный шарик нашел. Хочешь — дам?

— Не надо, спи.

Димка умолк. Но ненадолго.

— А ты меня лупить не будешь? За ту тетрадь.

Саня улыбнулся. Не он один переживает!

— Не буду. Спи, Димка-невидимка.

В детскую зашел папа. Не зажигая света, он на цыпочках, скрипя ботинками, подошел к Димке, укрыл его, поцеловал, постоял возле кровати, прислушиваясь. Саня поспешно закрыл глаза и стал дышать глубоко и ровно.

— Спишь? — негромко спросил папа.

Саня промолчал. Папа подошел ближе — он знал, что Саня не спит.

— Вот что, Александр. Злобин просил передать, чтобы в каникулы ты пришел помогать ему. Будут выезды на интересные съемки.

Саня буркнул в подушку.

— Приду.

— Можешь на меня дуться сколько угодно — я все равно знаю, что поступил верно. Ты получил «Каму» обманом, значит, не имеешь на нее права.

Саня молчал.

— Исправишь, загладишь вину — вернется к тебе твоя «Кама».

Папа постоял еще немного, но Саня так ничего и не сказал. Волна обиды вновь поднялась в груди. Почему он так говорит? Той «Камы» нет и не будет больше. Даже если купить новую, все равно будет уже другая, а не та.

Папа повернулся и пошел к двери. Медленно, тяжело, припадая на левую ногу — ее прострелили на войне.

— Спокойной ночи, — превозмогая обиду, едва слышно прошептал Саня ему вслед.

Папа услышал — он ждал этого.

— Спокойной ночи!

Дверь открылась, пропустив на мгновение сноп света, и закрылась вновь.

Саня долго не мог уснуть. Сначала он думал о папе, о маме, о том, что, по крайней мере, четыре, ну, три дня ни за что не будет их огорчать. Затем стал думать о странной судьбе драгоценностей Федорова. Купец добыл их, грабя и обирая угнетенных северян. А теперь эти же самые драгоценности помогут патриотам Африки бороться против угнетателей.

Разве не удивительно!

III

БЫЛИ СБОРЫ НЕДОЛГИ…

Саня вставал рано: в восемь часов начинались занятия в школе. Мама подняла его — осторожно, чтобы не разбудить Димку, — и ушла на кухню готовить завтрак. Саня сполз с закрытыми глазами с кровати на ковер. Без конца зевая, он вяло поднял руки и дрыгнул несколько раз ногами.

Теперь умываться.

— Зарядку сделал? — спросила мама, когда он появился на кухне.

— Ага.

— Что-то очень быстро. Халтуришь! Вон Дима — маленький, а мускулы какие! Он тебя скоро будет колотить без сдачи.

— Ну да!

— Вот тебе и да! Посмотри, как он обруч крутит.

— Подумаешь, обруч. Как девчонка.

Перед мамой на столе лежала толстая книга.

— Что это, мамочка?

— Одолжила у Анастасии Павловны поваренную книгу. Хочу сегодня сделать на третье песочный торт.

— Поваренная книга? Покажи!

Саня схватил книгу и посмотрел название на переплете.

— «Книга о вкусной и здоровой пище»… А говоришь — поваренная!

— Все книги о том, как готовить пищу, называются поваренными.

— A-а… Мамочка, у Анастасии Павловны такой нет: «Новейшая и полная поваренная книга»?

Мама рассмеялась.

— О, да ты у меня, оказывается, специалист! Уж не готовишься ли ты в повара?

— Ну, мама, я серьезно, а тебе все шуточки!.. Так скажи — есть?

— Нет, конечно. Это же старинная, очень редкая книга… Постой, я где-то здесь видела год издания.

Она полистала книгу.

— Вот.

«Из старых рецептов», — прочитал Саня. — «Мигдальный пирог». Возьми муки и, положивши ее на стол, сделай по середине ямку, положи туда масла кусок…»

А под рецептом было подписано: «Новейшая и полная поваренная книга», 1790 год».

Значит, такая книга действительно существует! Он верил, он ни на секунду не сомневался. Не то, что Борька! И вот, пожалуйста, — документальное подтверждение.

— Ура! — воскликнул Саня. — Ура!

— Тише! С ума сошел! Разбудишь всех… С чего ты так обрадовался?

— Просто, — спохватился Саня и, чтобы уйти от расспросов, выскочил из кухни в детскую.

Сто семьдесят лет! Книге больше, чем сто семьдесят лет. Такие книги никто не выбрасывает. Вот у папы есть старый журнал. За 1834 год — и то он бережет его, как бесценное сокровище. Сане не то что в руки взять — дыхнуть на него не дают. А когда приходят гости, особенно, если они впервые, папа обязательно вытащит журнал и покажет им, бережно касаясь пальцами пожелтевших страниц, и на лице у него такое гордое выражение, словно он сам этот журнал издавал.

Да, Сокол прав! «Новейшая и полная поваренная книга» цела и ждет их у какой-нибудь старушки.


В школу Саня прибежал минут за двадцать до начала уроков и, встав у входа, дождался Борьки и Сокола — они пришли почти одновременно.

— Есть такая книга! — выпалил Саня, отведя их в сторону от широкого потока ребят. — Я сам читал из нее рецепт. «Возьми муки и, положивши ее на стол, сделай по середине ямку»…

— Ну и что? — довольно равнодушно спросил Сокол.

— Как — ну и что! Мы же хотим ехать!

— Ерунда! Нереально.

Саня опешил.

— Но ты ведь сам говорил…

— Говорил, говорил, — прервал его Сокол. — А знаешь, сколько будет стоить дорога? Четыре рубля туда, четыре обратно. Где вы с Борькой столько денег возьмете?

— А ты? — спросил Саня.

— За меня не волнуйтесь.

— А ты за нас не волнуйся! — неожиданно сказал молчавший до тех пор Боря. — У меня восемь рублей. На моторчик для авиамодели. Ничего — потом еще соберу. Санька тоже деньги найдет. Одолжит, в крайнем случае.

— Конечно, одолжу.

Саня лихорадочно перебирал в голове все свои возможности. У кого одолжить? Ни у одного мальчишки нет таких денег. И как он отдаст? Восемь рублей — это же ого-го!

— Раз решили, — значит, надо ехать, — продолжал тем временем Боря. — А ты сразу задний ход.

— Неправда, — защищался Сокол. — Я думал, вы не сможете. А так — пожалуйста! Хоть завтра.

— Правильно! Завтра!

— Туда два поезда, — сообщил Саня, — я смотрел расписание. Но лучше утром, в десять. И обратно тоже два. Один днем, другой ночью.

— Значит, завтра в половине десятого встречаемся на вокзале. — Сокол снова обрел свою обычную уверенность. — Каждый покупает себе билет самостоятельно. Ты согласен, Игрек?.. Ты согласен, Зет?.. Решено!

Он посмотрел на новенькие наручные часы.

— Бежим! До звонка осталось меньше минуты…

На уроке Саня занялся подсчетами. У него в кармане тридцать семь копеек — три вчера потратил на газ-воду. Еще пятьдесят копеек он выпросит у мамы — будет трудно, но он похнычет, напомнит о проданной «Каме». Словом, еще пятьдесят копеек будет. Итого восемьдесят семь копеек… Еще? У Тольки Воробьева одолжить?

— Толь! — шепнул Саня соседу по парте. — У тебя деньги с собой есть?

— Двадцать копеек, — ответил тот, не поворачивая головы. — А что?

— Одолжи.

— Мне завтра в кино на двенадцать.

— Утром принесу.

Толька завтра останется без кино. Ничего! Ради такого дела… Толька поймет. Он сам почти член Таобоскоа.

Рубль семь копеек… Ох, как еще мало! У ребят во дворе он соберет еще копеек сорок — пятьдесят. Полтора рубля…

Димкина копилка!.. Гипсовый заяц набит медяками и тяжел, как портфель с учебниками. Только у Димки возьмешь — держи карман пошире! Однажды Саня с помощью ножа выудил из заячьего нутра несчастных две монеты по пять копеек. Но Димка, словно чуя неладное, невовремя прибежал со двора и устроил страшную сцену. Пришлось отдать ему те десять копеек да еще добавить своих пять, чтобы он не наябедничал маме.

И все-таки копилка — единственный выход. Либо договориться с Димкой по-доброму, либо завтра утром, перед тем, как идти на вокзал, забраться в картонный ящик, где он прячет зайца.

Даром, конечно, не пройдет!.. А, все равно достанется — ведь он в Подгорск уедет без разрешения. Так уж заодно.

А может, случится чудо и его пустят в Подгорск? Хорошенько попросить, дать честное пионерское, что каждый вечер перед сном будет мыть ноги…

Нет, нет, лучше и не пробовать! А то как скажешь про Подгорск, вообще из дому не выпустят.

Если бы удалось что-нибудь придумать…

Их класс едет на экскурсию?.. Нет, мама обязательно позвонит Елизавете Петровне. Что взять с собой, что надеть…

К кому-нибудь на именины?.. С утра? И почти на целые сутки? Не пустят! Даже к Борьке — и то его пустили только с обеда до вечера.

Когда это было? В прошлом году. Тоже весной.

А нельзя ли…

Мелькнувшая мысль открывала заманчивые перспективы. Боря сидел на задней парте. Саня повернулся боком и, глядя честными глазами прямо в плаза Елизаветы Петровны, зашептал, скривив рот и прикрыв его рукой:

— Борь! А Борь!.. Когда у тебя именины?

Боря посмотрел в потолок.

— Двадцатого апреля.

Все складывалось как надо…

После урока Саня подошел к Боре:

— У тебя завтра день рождения.

— Завтра?.. Нет. Я же сказал: двадцатого апреля.

— Нет, завтра. И у меня тоже завтра… Не понимаешь?

Он поделился с Борей своей выдумкой:

— Ты говоришь своим, что идешь ко мне на именины и останешься у меня ночевать. Тебя ведь пустят?

— Пустят… Ничего придумал!

Саня просиял.

— Меня тоже пустят на твой день рождения. Обязательно пустят! Они тебя знаешь как уважают. Особенно мама. Все спрашивает: почему Боря давно не был? Только ты должен за мной утром зайти, так вернее будет.

Они договорились о подробностях. Попутно выяснилось еще одно преимущество Саниного плана. Ко дню рождения полагается делать подарки. Значит, их не только отпустят, но еще и дадут рубля по два на подарок.

Сокол тоже похвалил Санину выдумку:

— Пуп-то у нас с головой!

Они посмеялись и разошлись: Сокол куда-то спешил. Да и вообще надо было готовиться к завтрашней поездке.


Вернувшись домой, Саня первым долгом разыскал во дворе Димку — он помогал дворнику скалывать лед с асфальта.

Саня отвел братишку подальше от дворника и не заговорил, а запел, сладко-сладко, как лиса из сказки про петушка-гребешка:

— Послушай, Димочка, ты хочешь маленького крокодильчика?

— Резинового?

— Нет, живого. Один мальчишка продает.

Недавно Димка посмотрел фильм «Катя и крокодил» и бредил малогабаритным крокодильчиком, которого можно было бы держать дома, в ванне.

Димка, не дослушав, повернулся и рысью тронулся к подъезду.

— Постой, куда?

— Сказать маме! — на бегу крикнул Димка. — Пусть она купит скорее.

Саня ринулся наперехват.

— Стой же, стой, тебе говорят!.. Он маме не продаст. Только мне.

— Тогда купи! Купи!

Наступил решающий момент. Одно неверное слово могло испортить все дело.

— Знаешь что, Димка-невидимка, — горячо зашептал Саня в самое ухо братишки. — Крокодильчик стоит очень дорого.

— Тыщу?

Для Димки это был предел.

— Еще больше…

У Димки искривилось лицо.

— Погоди, не реви, — заторопился Саня. — У меня тысяча есть. Надо еще немного. Только вот где взять?

Он сделал вид, что глубоко задумался. Димка ждал.

— А я знаю! — фальшиво-радостно пропел Саня. — Мы возьмем в твоей копилке.

И тут же почувствовал: рано!

— Нет!

Димка повернулся и пошел.

— Погоди, куда ты…

Но все было кончено. Он выдал себя, чересчур поспешно заговорив о копилке. Надо было сначала расписать все прелести крокодильчика.

Теперь оставалось только одно: терпеливо ждать завтрашнего утра.

Саня посекретничал с мальчишками во дворе. С превеликим трудом удалось наскрести двадцать две копейки. Начинались каникулы, и каждому хотелось иметь при себе побольше денег.

В СТУДИИ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

День тянулся невыносимо медленно, как скучный урок. Пообедав, Саня решил пойти в студию телевидения. Раньше он бывал там чуть ли не ежедневно и считался своим человеком. Но с некоторых пор ходить в студию стало неприятно. Причиной этому был режиссер Сиволап — румяный, кудрявый, всегда улыбающийся здоровяк в очках с такими толстыми стеклами, что глаза у него казались раза в два больше, чем у обычных людей.

Сиволап никогда не ворчал, как некоторые другие режиссеры, что Саня болтается под ногами, не выгонял, когда Саня подбирался во время передачи к пульту управления. Напротив, завидев Саню, Сиволап расплывался в радостной улыбке, брал его за руку, как маленького, и тащил в режиссерскую — большую, густо начиненную разным народом, папиросным дымом и бесконечными спорами комнату, в которой рождались все телевизионные передачи.

Здесь он усаживал Саню рядом с собой и начинал пичкать дрянной, ядовитого цвета карамелью. Саня терпеть ее не мог. Но отказаться было неловко, тем более, что Сиволап чуть ли не засовывал карамель ему в рот своими короткими пухлыми пальцами. И Саня покорно съедал все, до последней крошки.

Это было бы еще ничего — в конце концов, пытка карамелью не самая страшная на свете. Но, набив Саню карамелью до отказа, Сиволап заводил с ним длинные разговоры, уместные с семилетними мальками, но никак не со зрелым шестиклассником. Режиссер, например, выяснял, понравилось ли Сане драматическое представление «Волк и семеро козлят», передававшееся недавно по телевидению, допытывался, кого он больше любит: маму или папу — и почему, настоятельно рекомендовал глубже изучать литературное творчество Корнея Чуковского, особенно «Мойдодыр» и «Муху-цокотуху».

Саня в отчаянии ездил по стулу, отвечал односложным «да» или «нет», косился, краснея, в сторону хихикавших девушек с модными прическами — помощников режиссера, но терпел — ведь Сиволап его угостил и сразу уйти было бы просто невежливо.

Однажды во время очередной такой пытки в режиссерскую заглянул Андрей Злобин. Он удивленно прислушался к разговору, посмотрел на несчастного Саню и сказал резко:

— Что вы над ним измываетесь? Нашли себе игрушку — это же человек!.. А ты тоже хорош: не нравится, так скажи. А то терпит!

Сиволап растерялся. Он пробормотал что-то насчет некоторых, не понимающих шуток, и, сняв очки с толстыми стеклами, начал старательно вытирать платком глаза. И тут Саня с удивлением увидел, что глаза у него вовсе не большие, а, наоборот, совсем маленькие и круглые, как у воробья. Только у воробья они черные и блестящие, а у Сиволапа серые, тусклые, словно налитые свинцом.

С тех пор они стали испытывать обоюдную неловкость при встречах. Особенно страдал Саня. Ему казалось, что Сиволап смотрит на него сердито, и он чувствовал себя виноватым.

Сегодня ему повезло: Сиволап навстречу не попался. Саня миновал шумную режиссерскую и, облегченно вздохнув, припустил в самый конец помещения, в кинооператорскую. Там работал его друг-приятель Андрей Злобин.

В противоположность Сиволапу, Злобин улыбался редко, был молчаливым и резким до грубости. Он весь был как-то нескладно скроен: угловатое тело, длинные руки, неопределенного цвета волосы постоянно взъерошены, голова наклонена вперед, словно он собирался бодаться. С Саней Злобин разговаривал мало, распоряжения во время работы отдавал, в основном, знаками. А когда как-то раз Саня разнылся и стал жаловаться, что ему трудно — как-никак ящик с аккумуляторами, которые он таскал, весил десять килограммов, — он сказал довольно равнодушно:

— Не хочешь — мотай отсюда. Без тебя обойдусь.

Саня дулся, злился, напускал на себя вид незаслуженно обиженного, чуть громче, чем следовало, хлопал крышкой аккумуляторного ящика, что-то сердито бормотал, в надежде, что Злобин не выдержит и пойдет на мировую.

Но испытанные приемы, так хорошо действовавшие на маму, на папу и даже на Елизавету Петровну, на этот раз отказали. Злобин их попросту не замечал. Он не был ни папой, ни мамой, ни педагогом. Ему некогда было воспитывать, надо было снимать фильм, который ждали телезрители. Саня взялся помогать, значит, работай и не пищи. А не хочешь — никто тебя не держит.

Вот это «никто тебя не держит» и держало Саню сильнее всего…

Андрей Злобин стоял возле окна, спиной к двери, и просматривал на свет снятую пленку.

— Здравствуй, Андрей.

— Здоро́во, — не оборачиваясь, ответил Злобин.

Саня подошел ближе. Пленка была четкой и в самую меру контрастной.

— Вот это пленочка! — не удержался он.

Злобин покосился на него недовольно: он не любил похвалы и придирчиво выискивал изъяны в своей работе.

— Передержка.

Саня возмутился:

— Ты что!

— Хоть небольшая, а все равно передержка. Яркое солнце и снег. Надо было сообразить.

Злобин быстро продергивал через левую руку шуршащую пленку и в то же время правой рукой ловко наматывал ее на бобину.

— Снял уже что-нибудь своей «Камой»? — все так же, стоя спиной к Сане, спросил Злобин.

У Сани кольнуло в сердце.

— Нет.

— Не торопишься.

— Папа «Каму» продал.

Злобин помолчал, потом спросил:

— Чего так?

— За двойку.

— А…

И все. Трудно было сказать, сочувствует Злобин Сане или осуждает. И все-таки, глядя в его ничего не выражавшую спину, Саня подумал: скорее всего, сочувствует.

— Приходи завтра с утра, — сказал Злобин. — Поможешь. Интересная съемка.

— Завтра я не смогу.

— Не сможешь? — Злобин на секунду прекратил мотать пленку. — Каникулы ведь.

— Есть одно дело.

— А… Тогда послезавтра. Снимать будем несколько дней.

— Хорошо.

Пленка зашуршала снова.

«А если у него попросить, — пришло на ум Сане. — Он одолжит. Он обязательно одолжит!».

— Андрей!.. Одолжи восемь рублей.

На этот раз Злобин удивился по-настоящему. Он даже повернулся к Сане.

— Зачем?

— Понимаешь… — Саня замялся. — Словом, я не могу тебе сказать. Но дело очень важное. Очень! Когда-нибудь ты узнаешь.

Злобин не стал расспрашивать. Он сказал только:

— Восемь — много.

— Я отдам, ты не беспокойся! Через месяц отдам. Самое большее — через полтора.

Он будет собирать деньги, которые мама дает на завтраки. Двадцать копеек в день. Сорок дней — и готово. А на завтрак будет брать с собой что-нибудь из дома. Или Борька с ним поделится. Ему вон какие здоровущие бутерброды дают.

Злобин порылся в кармане и протянул Сане зеленую бумажку.

— Последняя. Больше нет.

— А ты посмотри хорошенько. Может, где-нибудь завалялось.

Злобин едва заметно усмехнулся.

— Она и завалялась. Завтра получка.

В это время открылась дверь кинооператорской и вошел папа.

— Слушай, Андрей, — начал он и тут заметил Саню, стоявшего с трешкой в руке. — Ты здесь? Что у тебя за деньги?

— Деньги?.. Э… Э…

Саня порядком струхнул. Вот сейчас Злобин скажет, что он одолжил. Начнутся расспросы….

— Мои, — небрежно бросил Злобин. — Пусть сбегает в буфет за папиросами.

— Ему не дадут.

— Скажет, что мне, — дадут.

— Давай быстренько, — сказал папа Сане. — А потом заходи за мной — пойдем вместе домой.

Саня ринулся к двери.

— Не забыл, какие? — остановил его Злобин, — «Беломор». Ленинградский.

— Ага!

Он быстро возвратился с пачкой папирос в руке. Папы в кинооператорской уже не было.

— Вот.

— Ладно.

Злобин взял папиросы и кинул их в приоткрытый ящик стола. Там уже лежала одна неначатая пачка.

— Спасибо тебе, Андрей!

— Ладно.

Злобин снова повернулся к нему спиной и стал смотреть пленку.


По дороге домой папа начал рассказывать Сане длинную нравоучительную историю о мальчике, который отбился от рук, бегал до поздней ночи по улицам, связался с хулиганами и, в результате, попал в беду. Саня с первых слов понял, к чему клонит папа, и сразу же потерял всякий интерес. Он довольно удачно делал вид, что внимательно слушает, а сам невыносимо скучал.

Где-то на середине истории папа вдруг оборвал плавный рассказ и, глядя вслед проехавшему мимо «Запорожцу», сказал с нотками зависти в голосе:

— А все-таки неплохая машинка!

— Двадцать три лошадиных силы, — тут же уточнил Саня.

— Двадцать пять.

— Нет, двадцать три.

— Ты откуда знаешь?

— В «За рулем» было. Знаешь, какой журнал!.. Там все-все про автомашины.

Папа заинтересовался, но тут же вспомнил о своей нравоучительной истории и стал торопливо досказывать и так уже совершенно ясный конец. Ему самому, видно, порядком надоело, но что поделаешь: воспитывать — родительский долг. Сане было его от всей души жаль.

Наконец история была досказана, и оба с облегчением вздохнули. Но говорить на свободные темы было уже поздно: они подходили к дому.

В передней Димка с увлечением крутил свой металлический обруч.

— Смотрите, смотрите! — завизжал он, едва увидев папу и Саню. — Я уже кручу на шее.

И в самом деле, он стал с большой скоростью вращать кольцо вокруг шеи, смешно выпячивая подбородок и пяля глаза.

— Молодец! — похвалил папа.

— Подумаешь! — бросил, раздеваясь, Саня. — Во дворе девчонки на одной ноге вертят.

Димка обиделся.

— А ты даже на животе не умеешь!

Он бросил обруч и побежал за папой в столовую.

Саня поднял круг с пола. Интересно, получится ли у него?

Он пролез в обруч и несколько раз крутанул туловищем. Круг соскользнул на пол. Саня попробовал еще раз, еще…

А, получилось!.. Немудрая штука. Надо только, не сходя с места, ритмично раскачивать туловище, и круг будет вращаться сам.

Вот так… Вот так…

Увлекшись, Саня подошел слишком близко к туалетному столику Круг при вращении задел фарфоровую собачку. Она полетела вниз и глухо стукнулась о пол.

Саня дрожащими руками поднял собачку. Так и есть отлетела голова, хвост разбился на несколько кусков.

Что делать?

Саня оглянулся на дверь комнаты. Нет, никто ничего не слышал: они бы уже прибежали.

Он быстро поставил на место изуродованную собачку, сложил голову и кусочки хвоста у ее ног и накрыл Димкиной шапкой. Потом, прислонив к стене злосчастный обруч, на цыпочках прошел из передней прямо в ванную.

Только бы не заметили до утра. Хотя бы до утра!

IV

„ДИМКИНА РАБОТА!“

Саня еще нежился в постели, когда в передней раздался продолжительный звонок. Мама пошла открывать. Знакомый голос произнес:

— Здравствуйте, тетя Лена. Саня дома?

Борька!

— Еще спит, — ответила мама.

— Нет, нет! — закричал Саня и моментально спрыгнул с кровати. — Я уже одеваюсь. Мама, пусть Боря зайдет!..

Никого другого из Саниных друзей мама не пустила бы в детскую — ведь Димка еще спал. Но Борю… К нему мама относилась с особым уважением. «У этого мальчика удивительные руки», — говорила она. И в самом деле, Боря чинил электрические приборы, умел паять, отлично справлялся с рубанком и с пилой. Даже с телевизионным приемником, к которому у Сани дома все, включая и папу, боялись притронуться, Боря был на короткой ноге. Однажды он пришел к ним во время передачи. Показывали фильм «Тайна двух океанов». Телевизор, как нарочно, шалил. Изображение вдруг начинало прыгать, то вытягиваясь, то сплющиваясь, как в комнате смеха. Саня, Димка и мама с замиранием сердца ожидали, какой очередной трюк выкинет коварный телевизор. Они были полностью в его власти.

Пришел Боря. Посидел несколько минут. Потом встал и, прежде, чем мама успела его остановить, трахнул кулаком по крышке телевизора так, что подскочила и жалобно звякнула стоявшая на нем стеклянная ваза.

Экран погас. Звук тоже исчез. Все ахнули. Но телевизор тотчас же зажегся снова и уже больше не смел капризничать до самого конца передачи.

Мама поразилась:

— Какой ты молодец, Боря!

— Контакты у ламп ослабли, — пропыхтел смущенный Боря.

С тех пор Борю постоянно ставили Сане в пример.

Но самое удивительное было в другом: у Бори дома все обстояло как раз наоборот. Здесь большим авторитетом пользовался Саня. С ним любил толковать сам Николай Иванович, Борин отец, известный в городе слесарь-инструментальщик, передовик производства; его портрет — на Социалистической площади. Особенно поражали Николая Ивановича Санины знания по географии. Саня моментально отыскивал на карте любой пункт, знал наизусть столицы всех стран мира, даже самых маленьких, численность населения больших городов, помнил названия самых высоких гор, самых больших озер, самых длинных рек.

— Башковитый малый, — качал головой Николай Иванович.

Он смотрел на своего Борю и добавлял сокрушенно:

— А наш-то так не умеет! Вот возится все, возится с палочками, проволочками, железками.

А ребята переглядывались и понимающе улыбались. Что за странный народ эти мамы и папы!..

Боря вошел в детскую.

— Отпустили? — спросил Саня.

— До завтрашнего вечера.

— Ух ты!

— Знаешь что…

Боря запнулся и опасливо посмотрел на Димкину кровать. Димка проснулся и слушал во все уши, моргая заспанными, но уже полными любопытства глазенками.

— Ничего! — махнул рукой Саня. — Ты говори… Только так, чтобы некоторые посторонние товарищи не поняли.

— Ладно. Я вчера ту штуку испытывал.

— Какую штуку? — сразу же вмешался Димка.

— Не твое дело! — крикнул Саня. — Мал еще!.. Ну и как?

— Прыгнул с сарая. Семь метров пролетел. Даже больше — семь с половиной.

— У-у! — разочарованно протянул Саня.

— Так ведь первый раз. Потом будет больше. Главное, вверх не взлетается. Вниз — да, а вверх… Сколько раз пробовал — никак.

— А почему? — снова вмешался Димка.

В передней послышался папин голос:

— Безобразие какое! Ни одной приличной вещи нельзя держать в доме. Димкина работа!

Саня содрогнулся. Фарфоровая собачка!

Папа открыл дверь детской.

— Димка! Димка!.. Ты сломал?

— А? Что? — Димка удивленно таращил глаза.

Папа посмотрел на Саню, на Борю.

— Надевай шлепанцы! Живо!

Он увел Димку в переднюю и стал там его допрашивать, придирчиво и строго. Димка сначала твердил: «Не я! Не я! Не я!», потом разревелся.

— А кто целыми днями крутит здесь обруч? — не отступал папа.

— Не я! Не я! Не я!

— Ах, врать! Ты же знаешь, проступок я могу простить, но вранье — никогда!..

Самое время позаботиться о деньгах на проезд!.. Саня подбежал к ящику из-под масла, в котором Димка держал игрушки, и вытянул за уши гипсового зайца — хранилище Димкиных капиталов. Боря с недоумением следил за ним.

— Зачем?

Саня, не отвечая, сунул зайца в свою постель.

Шум в передней уже прекратился. Очевидно, вмешалась мама. Саня отлично представлял себе, что теперь происходит. Папа мечется по маленькой столовой и держит речь о правильном и неправильном воспитании детей в семье. Димка на кухне всхлипывает, уткнувшись носом в мамин передник.

— Давай! — подтолкнул он Борю. — Проси ее, чтобы меня отпустила. Смотри, понастойчивей.

Они пошли на кухню.

— Тетя Лена, — Боря смотрел куда-то в сторону. — Отпустите ко мне Саню…

— На день рождения, — подсказал Саня.

— На день рождения, — послушно повторил за ним Боря.

— О, Боренька, поздравляю! Сколько тебе?

— Двенадцать.

Боря багровел с космической скоростью.

— И на ночь, — напомнил Саня.

— И на ночь, — как эхо, отозвался Боря.

— Вот это уж лишнее, — сказала мама. — Ночевать надо дома. Саня побудет у тебя часов до восьми и вернется домой. И так целый день, вполне достаточно, успеете наиграться.

— Мама! — заныл Саня. — Ну, мамочка!

— Нет, нет!

Помощь пришла с совершенно неожиданной стороны.

— А я считаю, надо разрешить! — послышалось из столовой.

Папа? Саня не верил своим ушам.

— Да, разрешить. — Папа вошел на кухню. — Сейчас каникулы, пусть ребята побудут вместе. Надеюсь, ты не будешь возражать?

— Если ты разрешаешь… Только у тебя какие-то странные переходы. То чрезмерные строгости, то либерализм.

Димка на секунду оторвался от маминого передника:

— Гнилой.

— Что? — Папа уставился на него, будто увидел впервые.

— Гнилой, — повторил Димка. — Ты сам сказал, помнишь?

Мама рассмеялась, и Димка, ободренный, сразу просиял.

— Я тоже пойду к Боре, — заявил он.

Саня перепугался. О такой возможности он и не подумал. Если ему навяжут Димку — все пропало.

— Нет! — жестко сказал папа. — Ты будешь сегодня целый день сидеть дома.

— Почему-у-у?

— Ты сломал статуэтку и не признался. Больше того, ты сделал попытку свалить вину на своего ни в чем не повинного брата.

— Пускай я сломал! — закричал в отчаянии Димка. — Пускай я! Тогда я пойду?

Папа с торжеством взглянул на маму.

— Что я говорил! Он или не он?

И вышел из кухни.

Димка, поняв, что совершил промах, немедленно поднял страшный рев, который должен был разжалобить маму и заставить ее заступиться. Но Димка здорово просчитался. Рассерженная мама надавала ему шлепков и выставила в темную — лампочка перегорела — ванную. Вот все, чего он добился.

Бедный Димка! Как он ревет! Как ревет!.. Саня чувствовал себя преступником. Но чем он может ему помочь? Сознаться? Нет! Это равносильно отказу от поездки в Подгорск, от поисков драгоценностей купца Федорова. А ведь Африка еще далеко не вся свободна… И потом. Димке все равно уже не помочь. Он получил свое, и от того, что теперь накажут еще и Саню, ему легче не станет.

Ничего! Вот найдут они драгоценности, и тогда он позаботится, чтобы Таобоскоа подарила Димке настоящего, живого крокодильчика. Сокол как-то рассказывал про большой зоологический магазин в Москве — там должно быть.

Успокоив на скорую руку свою сговорчивую совесть. Саня умылся, позавтракал и снова побежал к маме.

— Мамочка! Дай три рубля.

— Зачем?

— Как зачем? А подарок?

Мама порылась в сумочке и протянула Сане рубль.

— Один рубль? Ты что!

— Дома нет денег, понимаешь? — негромко, чтобы не услышал Боря, сказала мама. — А получка у папы только сегодня после обеда. Давай сделаем так. Купи ему конфет, а завтра или послезавтра еще что-нибудь. Ладно?

Как хорошо, что он вовремя вытащил Димкиного зайца! Теперь только незаметно вынести его из дому.

— Что молчишь. Санечка? Дуешься?.. Тогда я тебе вот что скажу. Мы вчера купили папе пальто, и денег не хватило. Пришлось взять из Димкиной копилки — все, до единой копеечки.

— Как?!

— Вот так! — Мама улыбнулась. — А туда мы с папой напихали пуговиц… Только без передачи Димке! Договорились?

— Договорились, — прошептал, холодея, Саня…

Завернув за угол, они остановились и тщательно подсчитали все свои наличные. Набралось почти пятнадцать рублей — Боря выклянчил у деда сверхплановых полтора рубля.

Но Саня был в отчаянии.

— Что делать? Туда и обратно надо шестнадцать!

— А, один рубль! — Боря был настроен более оптимистично. — У Сокола возьмем, у него наверняка есть.

— Правда!

Они бодро зашагали на станцию…

Вокзал встретил их душным теплом. Сотни голосов сливались в равномерный, без пауз, гул, словно кто-то большой и могучий тянул беспрерывно на одной ноте: «а-а-а…»

— Еще билетов не достанем, — забеспокоился Саня. — Надо скорее к кассе… Давай деньги, я займу очередь, а ты поищи Сокола. Он где-нибудь здесь.

Саня встал между двумя здоровенными тетками. Они все время переговаривались и наваливались на Саню с двух сторон. Он отпихивал их, но через несколько секунд они снова его зажимали. В конце концов, Саня не выдержал:

— Не толкайтесь, пожалуйста! — И, чуть помедлив, добавил: — Гражданки.

«Гражданки» переглянулись.

— Ты откуда такой? — спросила одна из них, с толстыми, красными щеками.

— Отсюда, — неохотно буркнул он. — Из этого города.

— А куда едешь?

— В Подгорск.

— Один? Такой маленький?

— Я не маленький. Шестой класс — разве это маленький? И потом нас двое.

— А зачем вам в Подгорск?

И пошли расспросы. Одна кончала, начинала другая. Саня уже досадовал, что так неосторожно обратил на себя внимание любопытных теток. Он вспомнил про исторический кружок, придуманный Соколом, и укрылся им, как щитом. Они едут с важным поручением, им нужно в Подгорске выяснить некоторые исторические факты для кружка.

Тетки стали смотреть на него с уважением. А краснощекая, когда подошла к кассе, даже уступила ему очередь:

— Бери, бери! Ты по делу, а я так, можно сказать, погостить.

Он взял два билета в общий вагон и поспешно отошел от кассы — как бы тетки опять не привязались со своими расспросами.

Из-за внушительных размеров чемоданно-мешочного холма, который бдительно охранялся бородатым дядькой с грудным младенцем на руках, вынырнул Борька.

— Сокол к кассе не подходил?

— Нет.

— Что-то не видно его нигде.

Они постояли немного, озираясь по сторонам. Поезд уже подошел. Поднялась суматоха. Вокруг холма засуетились мужчины и женщины, очень похожие на бородатого дядьку. В сторону выхода потянулся бурный поток мешков и чемоданов. Холм стал таять на глазах, и через каких-нибудь пять минут от него осталась лишь кучка папиросных окурков.

Репродуктор оповестил, что поезд на Подгорск отправится через пятнадцать минут.

— Надо ему позвонить, — сказал Саня. — Я знаю номер.

Они зашли в телефонную будку. Там противно пахло устоявшимся табачным дымом.

— В жизни не буду курить! — Саня сморщил нос и фыркнул. — И чего только они находят хорошего!

Он набрал номер. Ответил мальчишеский голос:

— Да?

— Сокол?! — завопил в трубку Саня. — Сокол! Почему ты не идешь?

Мальчишеский голос внезапно исчез, и вместо него послышался женский:

— Вас слушают.

— Позовите, пожалуйста, Вадика.

— Вадима? — Наступила секундная пауза. — Вадима нет.

— А где он?

Снова пауза.

— Ушел.

— На вокзал?

Боря схватил его за руку.

— Что ты! — зашипел он. — Выдаешь его!

Саня прикусил язык.

— Если он придет, скажите ему…

Но на другом конце провода уже повесили трубку.

— Ясно, — сказал Саня. — Он пошел сюда.

Больше ждать было нельзя. До отправления поезда оставалось пять минут. Они побежали в самый хвост состава. Билеты были в одиннадцатый вагон.

Проводница, сухопарая пожилая женщина с крупными редкими оспинами на лице, придирчиво изучила билеты, потом окинула ребят подозрительным взглядом.

— Одни, что ли, едете?

— Ага, — подтвердил Саня.

У него пересохло в горле. Почему она так долго смотрит билеты? Может быть, уже стало известно, что они убежали из дому и их разыскивает милиция?

Проводница снова стала смотреть билеты.

— Да вы не сомневайтесь, — сказали рядом.

Саня обернулся. Позади него, в окружении многочисленных сеток и сумок, стояла краснощекая тетка.

— Он при мне билеты в кассе брал. В Подгорск они едут. Со школы поручение. Исторические факты искать.

— Исторические факты? — переспросила проводница и, последний раз взглянув на билеты, вручила их Сане. — Только не баловать в вагоне — понятно? Будете баловать, не посмотрю на исторические факты — ссажу.

ПОЕЗД СЛЕДУЕТ В ПОДГОРСК

Боря остался на перроне поджидать Сокола, а Саня прошел в вагон. Он был набит народом, как мешок картофелем. И здесь снова пришла на помощь краснощекая тетка.

— А ну, дедушка, давай подвигайся к окну, там тебе светлее будет, — стала командовать она. — А мешочек свой сними со скамеечки, нечего ему здесь рассиживаться. Вниз его, вниз! Да что ты в него так вцепился — не бойся, не тронет никто. Подсоби ему, паренек, вот так!.. А вы, мамаша, тоже подожмитесь — всем сидеть охота, не только вам одной. Еще чуть-чуть… Вот, хорошо!

Она с размаху опустила свое грузное тело между сутулым стариком с густыми, слипшимися, как войлок, седыми волосами и маленькой тихой женщиной в очках и с таким же напором принялась очищать на соседней скамье место для Сани.

— Ребенка надо посадить. Ребенок не может стоять. У него ножки мягонькие, не то, что у взрослого.

Саня краснел, ругал в душе энергичную тетку, но местечко для него все же освободилось.

— Сиди, а потом товарищу своему место уступи. Вот так оба и доедете до Березовки. А там кто-нибудь обязательно выйдет. — Она с непостижимой ловкостью растолкала по забитым до отказа полкам все свои сетки и сумки, скинула платок, шумно вздохнула и сказала, обращаясь ко всем сразу и явно завязывая разговор. — Ребятишки ученые — не просто так. Исторические факты разыскивают.

Все с живым интересом посмотрели на Саню.

Поезд тронулся, и почти сразу же появился Боря.

— Ну как? — спросил Саня.

Боря покачал головой: не пришел.

— Может, сел в другой вагон?

Боря пожал плечами: не знаю.

Вошли новые пассажиры. Запыхались, садились уже на ходу.

— Не мешай, пацан, не стой в проходе.

Подталкиваемый ими, Боря прошел в соседнее отделение. Саня остался один.

— Значит, историк?

Саня посмотрел вверх. С полки свесилась всклокоченная огненно-рыжая голова.

— Так… Не совсем, — скромно ответил он. — Пока только в кружке.

— Все равно — историк! — весело сказал обладатель рыжей шевелюры. — А раз историк — значит, коллега. А раз коллеги — значит, давай руку.

Сверху опустилась крепкая, вся усеянная веснушками, рука. Саня осторожно пожал ее.

— Вы историк? — спросил он.

— Почти. Археолог.

Саня встрепенулся. Археология — как интересно! Раскопки на месте древних поселений, удивительные находки, загадочные письмена…

— Разрешите нескромный вопрос, коллега, — поблескивая веселыми глазами, сказал рыжий археолог. — Что именно из истории вас больше всего интересует в Подгорске: нижний палеолит или мустьерская эпоха?

Саня решил не ударить в грязь лицом.

— Дореволюционное время. Купеческий быт. Там жил такой купец — Федор Федоров, — пояснил он.

— Купеческий быт? — Археолог удивленно присвистнул. — Вот не думал, что эта старая рухлядь может заинтересовать историка наимладшайшего поколения.

Такой выпад нельзя было оставить без ответа.

— Историю интересует все, что происходило в прошлом, — нашелся Саня.

Прозвучало очень солидно! Пассажиры переглянулись, заулыбались.

— Ого! — рыжий археолог рассмеялся — ему тоже понравился Санин ответ. — А не скажешь ли, коллега, что известно истории про данное купеческого звания лицо?

— Почему? Можно сказать… Он сначала жил в разных там иностранных городах, а потом приехал сюда. У них теплоходы были. Личные, — подчеркнул Саня.

— Пароходы, — поправил археолог. — Теплоход — это напластование более поздних времен.

— Ну, пароходы, — согласился Саня, слегка покраснев. — И еще дома. Интересные такие — с круглой башней, со шпилем.

— Смотри-ка! — удивленно воскликнул один из пассажиров. — Уж не наш ли «немецкий дом»? Возле реки, да, хлопчик?

— Не знаю. — Саня виновато поежился и пояснил торопливо: — Я еще не был в Подгорске.

Тут заговорила тихая пожилая женщина в очках, сидевшая рядом с краснощекой теткой:

— Правильно, это и есть бывший дом Федорова.

Саня сразу оживился:

— А как к нему пройти?

— От вокзала по главной улице — прямо и прямо.

— Лучше автобусом, — стали советовать пассажиры. — Далеко.

— Можно и автобусом, до реки. А там сам увидишь — вправо от моста. В крайнем случае, спроси «немецкий дом» — у нас его все знают.

— Почему немецкий? — заинтересовался археолог. — Его что, немцы строили?

— Нет. Просто башня и шпиль похожи на каски немецких солдат — они носили такие в первую мировую войну, — пояснила женщина.

— А строил дом сам Федоров. — Саня не удержался от соблазна блеснуть своими знаниями. — Он учился на архитектора В Париже и Берлине.

— Гляди-ка! История! — Краснощекая тетка с уважением посмотрела на Саню. — Одно слово — наука.

Старик, сидевший у окна, вздохнул и заскрипел, как немазаная телега:

— Да, хорошо жили купцы. Десять рублей, сто, тыща — это было для них раз плюнуть. Сами жили и другим жить давали.

Саня возмутился.

— Как так давали? Они же были самые настоящие эксплуататоры!

Старик полоснул по нему взглядом.

— Ишь ты — плутаторы! В школе, что ли, так учат выражаться?.. Ну, плутовали, а как же иначе в ихнем деле? Но зато люди какие! Угодишь ему — в малости какой-нибудь: ну, дверь вовремя откроешь — и получай красненькую. Красненькую! Это тебе не как сейчас: копеечный народ!

— А не угодишь ему — и получай пинка в спину, — произнес с верхней полки, подделываясь под тон старика, рыжий археолог. — Тоже не как сейчас!

— Тебя бы пнуть не помешало! — Узловатые пальцы старика крепко стиснули край скамьи. — Ой, не помешало бы!

— А тебе, дед, видно, перепало от них красненьких! — Археолог соскочил с полки — он был еще молодой: лет двадцать пять — двадцать семь — и присел, дымя папироской, на корточки против старика. — Или сам, случаем, бывшего купеческого звания?

— Первой гильдии, — добавил Саня.

Он напряженно наблюдал за стариком. Может, правда, купец?.. Вдруг сам Федоров? И тоже едет в Подгорск за книгой?

Тот разозлился, затряс головой. Седой войлок на ней приподнялся и встал торчком, как петушиный гребень.

— Научили вас, вот вы и поете! А ведь купцы, они хоть какие были, но от людей не хоронились. Вот я, вот мой товар, вот моя цена. Хотите — берите, хотите — нет. А сейчас что? Купцов ругают: плутаторы, плутаторы! А сами? Глянь: все полки уставлены мешками да чемоданами. Вот и выходит: они плутаторы, а вы спекуляторы.

Археолог опешил от такого неожиданного выпада.

— Кто спекулянты?

— А все!

Глаза старика, словно в нору, ушли глубоко под седые брови и сверкали оттуда затравленно и зло.

— Вон хоть она, которая тут воевала! — он ткнул пальцем в сидевшую рядом с ним краснощекую тетку. — Видал, сколько всего везет!

Наступило неловкое молчание. Саня опустил глаза. И не ответишь ничего этому противному деду! У тетки, в самом деле, полным-полно всего.

— Про меня ты? — взвизгнула вдруг краснощекая тетка: до нее только сейчас дошло, про кого ведется речь. — Я-то спекулянтка?

Она кинулась к своим сеткам и сумкам.

— Нате, смотрите, люди добрые! — В открытой сумке золотисто переливались крупные пшеничные зерна. — «Лютесценс семьсот пятьдесят восьмой»… А вот здесь «Скала». А это «Барнаульская сорок вторая». Сорок три центнера с гектара дала…

Тетка, распалясь, развязывала все новые узелки. И всюду пшеница, пшеница, пшеница…

— Стар ты дед, а совести нет! — Она выпрямилась и, уперев руки в бока, посмотрела на старика с таким презрением, что он не выдержал, отвернулся. — С сортоиспытательного участка я, в отпуск еду в свой родной колхоз, новые сорта везу в подарок. — Тетка уже обращалась не к старику, а ко всем остальным. — А он — спекулянтка! Тьфу!

Все кругом засмеялись. Саня тоже смеялся: громко, весело. Вот молодчина тетка, вот молодчина! А ведь сначала он тоже подумал…

Разве? Ничего подобного! Он ничего не подумал. Он знал, что она хорошая, знал с самого начала.

Старик сделал вид, что все это его не касается. Он шумно высморкался в руку и вытащил из кармана грязный носовой платок. Затем достал из-под лавки свой мешок, вынул краюху хлеба с салом и демонстративно стал жевать, не глядя на пассажиров.

В Березовке вышло много народу, стало свободнее. Саня пошел в соседнее отделение за Борей, да тот не захотел: у чего оказался очень интересный собеседник — сержант авиации Они всю дорогу толковали о птицекрыльях.

Краснощекая тетка устроила Сане местечко возле окна. Мимо проплывали поля, еще покрытые грязным ноздреватым снегом. Тяжелые черные вороны злым глазом косили на поезд и нехотя взлетали, лениво взмахивая крыльями.

— На, коллега, попробуй!

Саня обернулся. Рыжий археолог, улыбаясь, протягивал ему желтый, очень аппетитно пахнувший ломоть, с которого стекали капли прозрачного желтоватого сока.

— Бери! Бери! Это ананас… Ну как, вкусно?

— Очень.

Археолог присел рядом с ним.

— Сынишке везу, из Москвы. Семь штук набрал — полную сетку. Говорят, малышам полезно… Целый год не видел, — произнес он задумчиво. — Полтора года уже парню. Жених!

— Ого! Долго вас не было дома.

— Я в другом месте жил.

— Вы там, а сын здесь?

По лицу археолога пробежала тень.

— Он с матерью… И вообще, это истории не касается… — Он помолчал и добавил, словно извиняясь за свою резкость: — Всякое в жизни бывает, коллега. И не всегда складно…

В окне замелькали строения. Приближался город. Пассажиры вдруг засуетились, полезли за своим багажом.

Пожилая женщина в очках, та, которая объяснила Сане, как найти дом Федорова, подала ему сложенный вчетверо листок.

— Вот здесь я написала тебе фамилию одного старичка. Иннокентий Иннокентьевич Карпух. Повар в столовой возле Госбанка — запомнишь? Давным-давно он работал в доме у какого-то купца. Или у фабриканта — не помню. Зайди на всякий случай, поговори с ним, вдруг что интересное расскажет. Привет передай от Марии Васильевны. Не забудешь — Мария Васильевна.

— Не забуду, — сказал Саня, пряча бумагу в карман. — Большое спасибо.

— Ну, счастливо тебе! — Краснощекая тетка собрала уже все свои многочисленные сумки. — Разоблачай этого вредного деда историческими фактами.

Она кивнула в сторону старика, который, прижав обеими руками свой мешок и расталкивая всех, рвался в тамбур.

— Ни пуха ни пера, коллега, — подмигнул ему, прощаясь, рыжий археолог. — А то давай, переключайся на археологию, а?

Поезд замедлил ход и остановился. Из соседнего отделения протиснулся Боря.

— Вылезаем! — крикнул он.

Ребята приехали в Подгорск.

V

ФЕДОТ, ДА НЕ ТОТ

Они встали у выхода, в сторонке, пропуская мимо народ, прибывший с поездом. Пассажиров шло много: взрослые, старики, дети. Одного только не было — Сокола.

Проковылял инвалид на костылях и с вещмешком на спине. Он был последним. Людской поток кончился. Паровоз радостно загудел, и пустой состав, погромыхивая, медленно тронулся на отдых в парк.

— Нет, — уныло констатировал Саня.

— Опоздал.

— Может, со следующим?

— Вон расписание.

Следующий поезд из Южносибирска приходил лишь поздно ночью.

У ребят потускнели лица. Вырвались с таким трудом, потратили кучу денег — сколько раз на них можно было сходить в кино! И на тебе! Сокол не приехал!

— Что делать? — растерянно спросил Саня.

— Не знаю… Обратно поедем.

— Хоть бы дом тот посмотреть. Жильцов спросить.

Боря пожевал губами.

— Без Сокола?

Саня хмыкнул. Что же они, без Сокола и шагу не могут ступить?

— А что Сокол! Сказано же: все равноправны. Вот пойдем — и все!

— И ты спросишь?

Такое обидное недоверие прозвучало в Борином вопросе, что Саня вскипел:

— И пойду! И спрошу! И узнаю!

Но тут Боря подтолкнул его локтем.

— Ты что?

— Глянь!.. Не туда — направо.

У входа в зал ожидания стоял коренастый усатый милиционер и смотрел в их сторону.

— Ух ты!

Ноги у Сани сработали раньше, чем голова. Они взяли с места в карьер и понесли его к автобусной остановке. Боря шел позади, не спеша, вразвалочку. Милиционер тоже сделал несколько шагов вслед за ребятами, но потом, передумав, остановился и, заложив руки за спину, проводил их пристальным взглядом.

Они не стали ждать автобуса, пошли пешком. Солнце пекло вовсю. Под ногами хлюпал мокрый серый снег, возле тротуаров бежали ручейки. А на перекрестках вода образовала целые мутные реки, вдоль которых с криком и визгом носились пацаны — мокрые, грязные и счастливые.

На углу стояла продавщица с корзиной румяных пирожков.

— По пирожку, а? — предложил Боря.

У Сани тоже разыгрался аппетит: время обеденное. Он полез было в карман, но тут вспомнил: а на обратный путь?

— Нет! — Он вытащил руку. — И так мало.

Боря нахмурился и, поразмыслив немного, сказал:

— Что теперь: с голоду умирать?

— А партизаны в Африке как?

— У них там дичи полно.

— В джунглях. А в пустыне?

Боря что-то пробурчал недовольно, но о пирожках больше не заговаривал.

Вдали показался мост. Саня замедлил шаг.

— Ну что? — оглянулся Боря.

— Ничего!

Опять ноги! Им так не хотелось идти дальше, что Саня с трудом заставлял их. Сказать по правде, он сам тоже охотно повернул бы обратно. Как зайти в квартиру к чужим людям? Как говорить с ними? Сказать «здравствуйте!», а потом что?

«Немецкий дом» он увидел первый. Башня и шпиль выделялись на фоне низкорослых домиков.

— Смотри! Смотри!

— Как твой, — удивился Боря.

— И вовсе не как мой! У нас крыша красная, а не зеленая. И еще у нас на шпиле петушок… Но похоже! Здорово похоже!

У Сани поднялось настроение. Теперь, когда он увидел дом, ему показалось, что стоит только попасть в первую же квартиру, как «Новейшая и полная поваренная книга» со спрятанными в ней драгоценностями будет у них в руках.

Они вошли в коридор. Из полумрака, пахнувшего кошками, плыл навстречу синий кухонный дым.

— Куда теперь?

— В нашу квартиру.

Саня вбежал на второй этаж и остановился перед дверью.

Чудно! Она обита точно такой же черной клеенкой, как их дверь, и на ней точно такой же звонок. На секунду ему даже показалось, что он никуда не уезжал из Южносибирска. Вот сейчас выйдет мама и скажет: «Где ты бегаешь целый день? Ведь знаешь, кажется, в два папа приходит на обед!».

Это придало ему бодрости. Он храбро нажал кнопку звонка. Но вышла не мама. Вышел хмурый мужчина с повязкой на лице.

— Что вам? — Мужчина скривил рот и осторожно потрогал щеку. — Ну?

Саня вдруг оробел. Так прямо сразу и спросить у него про поваренную книгу?

— Что молчите?

Выручил Боря. Он начал не спеша:

— Мы… хотели… узнать…

— Про Федорова. — Саня, наконец, одолел свою робость. — Который здесь раньше жил.

— Он и сейчас живет… Федоров! — крикнул, морщась, мужчина в глубину квартиры. — Федоров! Вас тут какие-то спрашивают!

Ребята переглянулись. Неужели…


Икс, Игрек, Зет

Из кухни вышел огромного роста Детина в майке. Руки у него были выпачканы в тесте.

— Меня?

— Нет, не вас. — Саня смотрел на него, задрав голову. — Нам нужен совсем другой Федоров. Федор Федоров.

— Федька! Федька! — заорал гигант и пошел обратно на кухню, снимая на ходу тесто с пальцев.

Ребята остались одни в темной передней.

— Бежим, — прошептал Саня, отступая к выходу.

Но они не успели удрать. Открылась дверь комнаты, и оттуда вышел пацан, как две капли воды похожий на гиганта в майке, только в два раза меньше ростом. Он зажег свет, снял с вешалки пальто и молча, поглядывая искоса на ребят, стал одеваться. Затем прошел мимо них и бросил на ходу:

— Шагайте.

Они, недоумевая, вышли вслед за ним. Пацан, — он был их возраста, — ни слова не говоря, прямым ходом проследовал на улицу.

Возле ворот Саня остановил его.

— Куда?

— Как куда?.. В Дом пионеров. Ее туда взяли, на выставку.

— Книгу? — поразился Саня.

Откуда пацан знает о «Новейшей и полной поваренной книге»? И при чем тут выставка?

— Какую книгу! Модель.

— Модель?!

— Чего глаза вылупил?.. Вас Анна Петровна послала? Из «Юных техников»?

— Нет.

— Так вы же меня спрашивали. Федю Федорова.

— Не тебя — купца Федорова.

— Купца?!

Теперь поразился пацан. У него было такое выражение лица, словно он увидел перед собой пришельцев с Марса.

Пришлось объяснить, умалчивая, разумеется, о драгоценностях, зачем они сюда приехали. Его глаза загорелись любопытством и восхищением.

— Из Южносибирска? — переспросил он. — Одни? Вот здорово!

— Ничего особенного.

Саня скромничал. Он чувствовал себя героем.

— Послушай, пацан, а что за модель? — заинтересовался Боря.

— Ультразвуковое управление. Ко мне всех ребят посылают смотреть. Я думал, вас тоже.

— Ультразвуковое? Это как?

Ну вот, начнет сейчас про свою технику!

— Погоди, Боря, техника потом. Сначала разузнать про Федорова.

— Знаете что, — вспомнил пацан. — У нас тут раньше пенсионерка одна жила. Она всех-всех в городе знает. Наверное, и Федорова вашего тоже. Старая-престарая… Только теперь она в другом месте. В Новой Зоне. Где заводы.

— Адрес знаешь?

— Нет. А вот показать могу.

Они посовещались. Всем вместе отправляться в Новую Зону не стоило. Решили так: Борька пойдет разыскивать пенсионерку, а Саня тем временем обежит квартиры «немецкого дома».

— Встретимся здесь, возле рекламной тумбы.

Боря с пацаном ушли, увлеченно беседуя, — можно было поручиться, что они всю дорогу проговорят об ультразвуковой модели.

Саня двинулся в поход по квартирам. Опять откуда-то выползла робость, хватала его за руки, не давала прикоснуться к звонку. Но Саня возле первой же квартиры загнал ее обратно, и она больше не смела появляться, напоминая о себе лишь жалобным попискиванием каждый раз, когда он подходил к новой двери.

Встречали его по-разному. Одни выспрашивали очень сочувственно и, хотя сами ничего сказать не могли, давали кучу советов. Другие, считая, видимо, что мальчишка балуется, ничего не отвечая, сердито хлопали перед ним дверью. А в одной квартире старуха, не снимая цепочки с двери, пронзительно заверещала:

— А, высматривать! А, вынюхивать! Уходи сейчас же отсюда!.. Ванька! Бери палку — и к двери! Петька, звони в милицию!.. Ванька! Петька!

По ее голосу было совершенно ясно, что никакого Ваньки и никакого Петьки дома нет и что она в квартире одна-одинешенька…

Так Саня, теряя в каждой квартире частицу надежды, добрался до круглой комнаты с башней и постучал в дверь, больше для очистки совести, чем в расчете на успех.

— Что вам, мальчик?

Длинноногая, как вечерняя тень, девчонка в школьной форме выжидающе смотрела на него сквозь роговые очки. Голова на тонкой шее с уложенными кругом тяжелыми светлыми косами походила на шляпку подсолнуха.

«Что вам, мальчик?»… Воображала!

— Ничего, тетечка! — пропищал Саня, передразнивая ее тонкий голос. — Не сможете ли вы для меня воробышка поймать?

Вопреки его ожиданиям, девчонка не рассердилась.

— Откуда ты меня знаешь? — удивленно спросила она, сразу перейдя на «ты».

— Ничего я тебя не знаю.

— Как нее! Меня все во дворе зовут «Тетя-достань-воробушка».

Саня рассмеялся.

— Вот правильно!

Девчонка рассмеялась тоже.

— Правда, смешно?.. Но я уже больше не расту. Вот такой и останусь.

— И так хватит!

Саня смерил ее взглядом — она была выше его на целую голову.

— А вот тебе не мешало бы подрасти.

Саня решил обидеться — и не смог. Уж очень она была свойской, эта «Тетя-достань-воробушка». Он спросил, слышала ли она что-нибудь о купце Федорове. Она ответила, что нет, не слышала, и сразу же засыпала Саню градом вопросов Пришлось снова укрыться за спасительной вывеской исторического кружка.

— Ох, как интересно!.. Я тоже запишусь в кружок — обязательно! Тебе нравятся исторические романы? Мне так нравятся, так нравятся… «Князь Серебряный» ты читал?.. А «Ледяной дом»?.. Чудная книга, с любовью даже…

Она принялась было рассказывать содержание, но спохватилась сразу.

— Тебе надо в домоуправление, пока еще не закрыли. Там скажут. Они знают всех жильцов — кто с каких пор здесь живет.

«Тетя-достань-воробушка» не отпустила Саню одного. Вместе с ним пошла в соседний дом, где помещалось домоуправление, втолкнула застеснявшегося Саню в кабинет домоуправляющего и затараторила:

— Этот товарищ — делегат из Южносибирска. У него очень важное поручение исторического кружка. Мы все обязаны оказать ему помощь.

Саня весь съежился. Вот сейчас управляющий расхохочется и выставит из кабинета и самого «делегата», и его бойкую на язык спутницу.

Нет, ничего подобного! Управляющий пригласил их сесть на диван и очень внимательно, без тени улыбки, выслушал. Затем позвал из соседней комнаты паспортистку и вместе с ней стал листать большие толстые книги со списками жильцов.

— Неважные дела, товарищ делегат, — наконец, сказал управляющий и сокрушенно вздохнул. — В «немецком доме» нет ни одного жильца, прописанного раньше сорок шестого года. Сам не пойму — почему. Дом ведь старый.

— Как же, товарищ управляющий! — воскликнула паспортистка. — В сорок четвертом «немецкий дом» горел — помните? Одни стены остались. Жильцов расселили. А потом, когда восстановили, все ордера выдали новым.

— Да, да, совершенно верно, теперь вспоминаю… Мне очень жаль, товарищ делегат…

Следы обрывались. Оставалась одна надежда — на пенсионерку, к которой пошел Боря. «Тетя-достань-воробушка», полная искреннего сочувствия, крепко пожала мужественную Санину руку, и он побежал к рекламной тумбе.

Борьки не было. Саня перечитал все объявления и афиши. Борьки все не было. Перечитал снова и стал читать в обратном порядке — Борька так и не появлялся. И лишь когда Саня, совсем отчаявшись, хотел уже отправляться на поиски, исчезнувший друг неожиданно оказался рядом, словно вырос из-под земли. Вид у него был веселый и довольный.

— Видел? — ожил Саня.

— Видел.

Саня облегченно вздохнул.

— Ну и как?

— Здорово!

— Все выяснил?

— Все!.. Свисток — она пошла. Свисток — она останавливается. Очень просто!

— Ты что?!

— А я тебе говорю — просто. Свистка совсем не слыхать — ультразвуковой. Да и свисток — чепуха! Весь фокус в приемном устройстве.

Наконец до Сани дошло.

— Бегал с ним в Дом пионеров?

— Ага… Понимаешь, как здорово! Заложил такое устройство в их самолет, свистнул раз — и мотор остановился. Понял? Ни стрелять не надо, ничего.

— А старуха?

— Какая старуха?.. А, та?.. Умерла давно… Так здорово! И схема совсем простая. Радиоприемное устройство, очень маленькое, в коробочке. От него идет проводок к реле… Ты слушаешь или нет?

Саня не слушал.

Саня был в отчаянии.

Следы исчезли. Окончательно! Совсем!

НОВАЯ НИТЬ

— Что будем делать?

— Ага! Теперь уже ты не знаешь!

— Не знаю.

— А я знаю!

— Что?

— Там за углом столовая.

— Конечно! Тебе бы только пожрать. Целый день твердишь.

— А ты не хочешь?

— Хочу. Но еда для меня не самое главное… И потом, где взять деньги?

— Еще почти семь рублей.

— Тогда на билеты не хватит.

— Все равно не хватит — надо восемь.

— Как же быть?

— Купим тебе детский.

— Почему именно мне, а не тебе?

— Ты младше.

— Подумаешь — он в апреле, а я в июне!

— И еще ты ростом меньше.

— Каких-нибудь два сантиметра!

— Не два, а пять.

— Когда это было — полгода назад! Мама говорит, я с тех пор сильно вырос.

— Что-то незаметно.

— Ты всегда такой — только дразнишься!

— А ты правду не любишь.

— А ты!.. А ты!.. Помнишь, как тот раз…

Будь на месте Сани и Бори любые другие мальчишки — не миновать бы доброй драки. Но они все-таки не подрались, хоть и поругались крепко: разве могут драться между собой два члена тайного общества, выполняющие такое ответственное задание?

Добрая воля, проявленная в ходе переговоров обеими сторонами, привела к соглашению. Было решено, что они пойдут в столовую, но израсходуют пятьдесят копеек — не больше. Боря, правда, хмурился и утверждал, что он все равно будет голодным. Но Саня твердо стоял на своем. Нельзя оставаться в чужом городе без копейки резерва. А если Боре так уж хочется есть — пусть налегает на хлеб.

Бодрым согласованным шагом они двинулись в столовую. Время обеда уже прошло. Косые лучи заходящего солнца насквозь простреливали большой полупустой зал. Они сели за столик, жадно вдыхая аппетитный запах. Официантка, молодая девушка на сверхвысоких каблучках, стояла перед зеркалом неподалеку от них и увлеченно занималась своей головой. Сначала она соорудила из волос некое подобие вороньего гнезда. Потом повертелась, изучая свое отражение. Прическа ей не понравилась. Она безжалостно разрушила гнездо и стала прикидывать, что бы построить вместо него.

— Тетенька! — взмолился Саня. — Мы очень хотим есть.

Официантка холодно взглянула на них и недовольно бросила:

— Обождете! Не большие господа!

И начала закручивать волосы в малую галактическую спираль.

— Успеешь покривляться перед зеркалом! — неожиданно раздалось из глубины зала. — Подойди к ним! Слышишь!

— Подумаешь! — вскипела официантка. — Каждый будет тут командовать!

Но к ребятам все-таки подошла.

— Что вам?

— Два первых, — сказал Саня.

— И два вторых, — с необычной для него поспешностью, добавил Боря, глотая слюну.

— Только подешевле. Чтобы все вместе стоило не больше пятидесяти копеек.

— Вот еще! Буду я заниматься математикой! Берите меню и считайте сами.

Они выбрали борщ и гречневую кашу. Официантка принесла все сразу, поставила на стол и вернулась к зеркалу, заканчивать свою галактику.

Ребята дружно атаковали борщ — только ложки замелькали. Минута — и, облизав ложки, они с таким же напором ударили по каше.

— Жми, жми, историк! — снова прозвучал тот же громкий голос. — Только смотри, не подавись!

Археолог!.. Саня обернулся. Рыжая голова виднелась возле буфета.

— Вы тоже здесь?

Саня встал, подошел к нему. На спинке стула висела сетка с ананасами, рядом стоял чемодан.

— Еще не были у сына? — удивился Саня.

Археолог поднял голову. Что за вид! Красное лицо, мутные глаза. Потемневшие рыжие пряди свисают вдоль мокрого лба. «Пьян!» — догадался Саня.

— Сын! — В горле археолога что-то странно булькнуло. — А где он, сын? Где, я тебя спрашиваю?

— Не знаю.

— Вот… А я знаю! Нет сына! Нет!

— Как так — нет?

— Не уберегла она его — ясно? Вчера — понимаешь: вчера! — увезли в Южносибирск. Он уж и не дышал… А я ему… ананасы. Эх!

Археолог с размаху стукнул ладонью по столу так, что все на нем подпрыгнуло: стакан, бутылка, тарелка с расковырянной котлетой.

— Иди! — Он отвернулся от Сани. — Иди, ну!

Саня понял: археологу сейчас очень трудно. Ему было так его жаль, так жаль!

— Дяденька, — торопливо заговорил он, — ничего, дяденька! Он еще поправится, вот увидите. У нас во дворе один пацан…

— Иди, я сказал!

Археолог уронил голову на руки. Рыжие мокрые кудри его затряслись, словно он еще ехал в поезде.

Саня вернулся к своему столику.

— Откуда ты его знаешь? — спросил Боря, лениво дожевывая остатки хлеба.

— В поезде ехал.

Подошла официантка.

— Ну, малолетки, рассчитывайтесь!

Вместе с деньгами Саня вытащил из кармана и листок бумаги.

— Откуда это?

И сразу вспомнил: повар!

— Скажите, пожалуйста, — спросил он у официантки. — Госбанк далеко отсюда?

— Тебе Госбанк? — Она сделала большие глаза. — Ого!.. Здесь, в этом же доме, следующий подъезд. Только ты уже опоздал — его в пять закрывают.

— Значит, это и есть столовая возле Госбанка? — обрадовался Саня. — А повар у вас такой работает: Иннокентий Иннокентьевич Карпух?

— Работал.

Саня испугался. Неужели вот сейчас оборвется и этот след?

— Как — работал? А сейчас где?

— На пенсии.

— А адрес его вы не скажете? Пожалуйста! Нам очень — очень надо.

— Сидор Иванович! — крикнула официантка через весь зал буфетчику. — Тут ребята дяди Кеши адрес спрашивают. Вы случайно не знаете?

— Речная, двенадцать, — последовал ответ. — Только вот дома ли он? Они всей семьей куда-то уезжать собирались…

Выходя из столовой, Саня взглянул на столик, за которым сидел археолог. Там никого уже не было. Лишь знакомая сетка с ананасами сиротливо висела на спинке стула.

Дом Иннокентия Иннокентьевича разыскали быстро. Он оказался неподалеку от «немецкого дома», только на другой улице. На добротном дощатом заборе была прибита табличка со странной надписью:

«Берегись! Во дворе злой петух».

Саня засмеялся и толкнул калитку.

— Погоди, Сань! — предостерег его Боря. — Они знаешь как клюются.

Но Саня уже вошел во двор. Вот еще! Петухов каких-то бояться!

Дом стоял в глубине двора. К нему вела тропинка, протоптанная между изрядно подтаявшими сугробами. Нигде не было заметно никаких следов грозного петуха. Саня смело двинулся вперед по тропинке.

Он уже подходил к самому дому, как вдруг что-то с Шумом взлетело в воздух.

— Берегись! — отчаянно крикнул сзади Боря.

Саня увидел петуха. Он несся сверху, как заправский орел. Саня протянул вперед руки, но петух, не долетев до него каких-нибудь два метра, почему-то рванулся обратно и опустился на сугроб, угрожающе клекоча и глядя прямо на Саню круглым бешеным глазом.

Саня сделал шаг ему навстречу. Петух по-хулигански крутнул головой, подпрыгнул и взлетел, шумно размахивая крыльями. И снова, не долетев, вдруг рывком повернул и опустился на тропинку, полуоткрыв кривой, изогнутый, словно турецкая сабля, клюв.

Вид у него был такой воинственный, что Саня дрогнул и подумал, что не худо бы отступить. Но позади стоял Борька…

Отступление исключалось. Саня стиснул зубы и опять двинулся навстречу грозному противнику.

И тут раздалось:

— Стой! Стой на месте, дурак! Он тебе глаз выклюнет!

Из дома выбежал маленький подвижный старичок с желтым, сморщенным, словно холодный пончик, лицом. Придерживая одной рукой женский пуховый платок, накинутый на голову, он с обезьяньим проворством схватил за крыло приготовившегося взлететь петуха.

— Гриша! Гриша! Гришенька!.. Успокойся!

Петух, продолжая одним глазом зорко наблюдать за Саней, что-то лопотал, будто жаловался старичку на несносных мальчишек. Он все время дергал одной ногой, и Саня, присмотревшись, заметил на ней веревку. Так вот почему петух все время поворачивал обратно! Он был на привязи, как цепной пес.

— Опять дразнить его пришли? — Старичок все еще поглаживал петуха. — Смотрите, останетесь без глаза — я вам новый не вставлю. И никто не вставит.

— Мы не дразнить. Нам повар нужен.

— Какой-такой повар?

— Который в столовой возле Госбанка работал. Иннокентий Иннокентьевич Карпух.

— Не повар, а мастер-повар! — сердито сказал старичок. — Не для того звания присваиваются, чтобы о них забывали. Так тебе рядовой повар и приготовит суп а-ля тортю. Или лососину в папильотках. Или миндальный мазурек… Ты ел когда-нибудь миндальный мазурек? Ручаюсь, ты даже названия такого не слышал.

— Значит, это вы повар… Мастер-повар? — тотчас же поправился Саня.

— Я? Ничего подобного.

— Не вы? — поразился Саня.

— Был когда-то, да весь вышел.

— А теперь?

— Теперь? — старичок вздохнул. — Придумали: сердце! «Полежи», «поспи», «присядь», — он раздраженно передразнивал кого-то. — Вот хожу, мух бью, в лапоть звоню, Гришку кормлю — оставили нас с ним вдвоем дом сторожить… Вы подходите, не бойтесь, он теперь не тронет… Силен петух, а? Всем петухам петух! Хвост! Шпоры — видели, какие шпоры! Семь сантиметров. Есть в городе другой такой петух, а?

— Мы не знаем, — сказал Саня. — Мы совсем из другого города.

— Из другого? А ко мне зачем?

— По делу. Нам Мария Васильевна сказала зайти. Она привет вам передает.

— Мария Васильевна? — Старичок сунул петуха в некое подобие собачьей будки, задвинул отверстие доской. — Мария Васильевна? Так бы сразу и сказали, молодые люди!

— А кто она такая? — не удержался Саня.

— Вот тебе раз! Сами — от нее привет, и сами же — кто она такая!

Саня объяснил, как было дело: ехали вместе, а так они ее не знают.

— Вот что! Учительница она, — сказал старичок. — Душевный человек! Всю нашу семью выучила. И старшего моего, и среднего, и младшего. А теперь Павлуху с Наташкой. Внуки мои, — пояснил он. — Каникулы — вот и подались на пару дней к другому деду. А как же: ему ведь тоже охота на них взглянуть… Ну, пошли!

Старичок провел ребят в дом, усадил за стол, поставил перед ними поднос с большими кусками не то пирога, не то торта, очень аппетитными на вид. Ну, а на вкус… Саня и Боря так работали челюстями, словно у них оставалась минута до поезда.

— Вот это и есть миндальный мазурек. Теперь будете знать, — удовлетворенно хихикал старичок, наблюдая, как они опустошают поднос. — Нравится?

— Угу! — Ребята не сбавляли скорости.

— Павлуху с Наташкой от него за уши не оттащишь… Так какое же у вас такое дело?

Саня проглотил последний кусок и с сожалением посмотрел на пустой поднос.

— Мария Васильевна сказала, вы у купца раньше работали.

— О, давно это было! Да и не купец он. Вот его брат — другой коленкор. Купец — и еще какой. А этот так — прожигатель.

— Федоров! — выкрикнул Саня. — Федор Федоров, да?

— Он, — удивленно подтвердил старичок.

Узнав, что гостей интересует именно Федор Федоров, он оживился и стал рассказывать.

— …Только здесь появился, сразу скандал. Устроил, понимаете, званый обед. Городской голова, полицмейстер, все важные господа. Обед на сто персон. А что там было, что было — ай-яй-яй! Креветки, омары, устрицы — тут о них в городе раньше и не слыхали. Специально заказывали в Москве для этого обеда. Но, все равно, попробовать никому не довелось. Так и не узнали, какой вкус.

— Почему? — заинтересовался Саня.

— А потому!.. Стали являться на прием. Расфуфыренные мадамы, мадмуазели — хо-хо! А Федоров стоит у двери, встречает. Все на нем как полагается: цилиндр, галстук, воротничок стоячий, лакированные ботинки с острыми носками — точь-в-точь как сейчас у модников. Но…  больше ничего! Одни трусы на нем. Мадамы — ах! Мадмуазели — ох! Крик, шум, гам!.. Так все и разбежались. А он стоит и хохочет — миллионщик, что ты ему сделаешь! Это, так сказать, для первого знакомства. А потом он стал и почище номера откалывать.

— А обед на сто человек? — спросил Саня.

— Что обед? — не понял старичок.

— Его куда дели?

— Выбросили… Да-да! Что оставалось — он всегда уничтожать велел. Не хочу, говорит, чтобы кому-нибудь федоровское бесплатно досталось. Хоть на копейку…

— Ненормальный! — воскликнул Саня.

— Почему ненормальный? Просто с жиру бесился… Шутка сказать — нас три повара одному ему готовили. И еще немец — специально новые блюда изобретал. Федоров даже целую поваренную библиотеку завел; каких только там не было книг по части покушать! Немецкие, английские, французские… Помню, он даже переводчика откуда-то выписал: с персидского переводить.

— А такая была: «Новейшая и полная поваренная книга»? Очень-очень старая.

У Сани замерло сердце: что он ответит?

— Если старая, была наверняка — он ведь их собирал, как другие фарфор… Потом, помню, после революции, когда он отсюда убежал, приходили специалисты, отбирали. Целую телегу старых книг увезли. Вот в таких толстых переплетах. Из кожи, что ли.

— Куда увезли? — в один голос спросили ребята.

— В городскую библиотеку. У меня приятель был, знающий парень, тот их тоже смотрел. Ценнейшие, говорит, книги… Да так и пропал человек. А ведь, кажется, куда уж лучше, чем он был.

— Федоров?! — удивился Саня.

— Да нет! Парень этот, Василь Сергунов.

— Тоже у Федорова работал?

— Нет, он из студентов. Только не учился — сослали его сюда, в наш город. Репетитором нанимался к богатым сынкам, натаскивал дубовые лбы по разным там наукам — надо же было чем-то жить. Да и то сказать; все, что получал, товарищам своим отдавал, тоже сосланным — чахоточным или которые с семьями, с детишками. Скажешь ему: «Что ты, Василь, сам ведь впроголодь маешься!». А он смеется: «А ты накорми! Даром, что ли, я повара себе в приятели взял»… И вот, поди ты, случилось же с ним такое недоброе.

Старичок замолчал.

— Что? — сразу спросил Саня.

— Да так… Подпольную типографию выдал кто-то при белых. Всякое болтали.

— Неужели он?

— Не знаю я. Не знаю…

Старичок вдруг помрачнел, ушел в себя, стал неохотно отвечать на вопросы ребят.

Им ничего не оставалось, как встать и проститься.

Выйдя от мастера-повара, Саня и Боря взглянули друг на друга и, не сговариваясь, припустили со всех ног в центр города. Там, напротив Госбанка, они, когда выходили из столовой, видели вывеску городской библиотеки.

Но, увы! Библиотека была на замке. «Работает с 11 до 7», — прочитали они на двери.

— Дяденька, который час? — остановил Саня прохожего.

— Половина девятого.

Поезд в Южносибирск отправлялся в половине первого ночи.

В распоряжении ребят оставалось всего четыре часа.

VI

ЛЕЙТЕНАНТ МИЛИЦИИ

Они шли на вокзал.

Саня молчал, подавленный новой неудачей. Подумать только! Драгоценности купца Федорова лежали, быть может, в каких-нибудь двух-трех метрах от них, за кирпичной стеной библиотеки.

Первым заговорил Боря.

— Ну и ладно! Зато я одну вещь придумал. У меня птицекрылья будут летать сами. С помощью ультразвуковых сигналов. Ты думаешь, очень сложно?

Саня не отвечал. У него созревало важное решение.

— Ты слушаешь? Надо только…

— Останемся до завтра, — перебил Саня.

— С ума сошел! Тебя же будут искать.

— Может, и не будут. Подумают, что я еще у тебя. А вечером приедем.

Боря упрямо засопел.

— Ну и оставайся! Я уеду.

— Ты пойми, Борька! Когда мы еще сюда выберемся!

— Все равно уеду.

Обычно в таких случаях Саня быстро шел на попятную. Но теперь, когда позади остался бурный день, полный поисков, надежд и разочарований, он возмутился:

— Уезжай, пожалуйста! Без тебя справлюсь! Тоже мне член Таобоскоа! Какой-то несчастный ультразвук для него важнее борьбы с колонизаторами…

Они молчали до самого вокзала. В зале ожидания Саня нашел укромный уголок, вынул оставшиеся деньги и отсчитал четыре рубля.

— Вот, возьми! Можешь бежать за билетом.

— Кассу открывают за час до отхода поезда, — невозмутимо сказал Боря, забирая деньги. — Я пока посплю.

Он улегся на свободную скамью, подобрал под себя ноги и тотчас же закрыл глаза.

Саня сел на другой конец скамьи. Спать не хотелось — впереди была еще целая ночь. Он прислушался к разноголосому вокзальному шуму:

— …Не посмеют, у нас такие ракеты…

— …Ничего, пусть себе дует! Ветер тучку нагонит, тучка снегу насыплет, снег хлеба прибавит…

— …Цельнометаллические — эти надежные: перевернутся, а целые…

— …Ферзь у меня вот здесь стоял…

— …Если снова начнут волокитить с изобретением — напишу в Цека…

— …Здесь, у нас, на базаре, все дешевше…

Десять часов вечера… Что сейчас дома? Наверное, сидят у телевизора. Мама, папа и Димка… Даже если фильм до шестнадцати, все равно он сидит. Сане не разрешают, а Димка выклянчивает. «Ну, мамочка, ну, папочка, пожалуйста! Я же все равно ничего, ну, совсем ничего не понимаю!». Потом приходит к Сане в детскую и сыплет взахлеб: «Он ему — р-раз! А этот ему — р-раз! ...И почему до шестнадцати, не понимаю? За весь фильм так и ни разочка не поцеловались!».

А вдруг они узнали, что он уехал? Мама плачет, папа ходит из угла в угол… Почему он всегда так расстраивается? Подерется Саня с кем-нибудь во дворе — переживает, кричит. Двойка — то же самое…

А так папа хороший, очень хороший!

Вон как было, когда они с Димкой решили подготовить ему сюрприз на день рождения. Копили, копили, втайне от всех, наверное, целый месяц. Потом пошли в магазин, купили два галстука — один зеленый, другой красный. Яркие-яркие… Вечером, когда папа пришел с работы, они отдали ему подарок и поздравление — Саня написал текст, а Дима нарисовал дом с одним окном и огромной синей трубой, из которой валил розовый дым. Папа расцеловал их, сказал, что таких красивых галстуков он в жизни не видел, и велел маме устроить праздник. Они ели пирожные, пили лимонад и крутили пластинки. А потом, через несколько дней, они узнали, что папин день рождения ровно на месяц позже. Саня и Димка напутали, но папа не захотел огорчать их и ничего не сказал.

А те галстуки он так еще ни разу и не надел. Говорит, что бережет для особо торжественного случая…

В зале ожидания народу прибавилось. Стало жарко. Саня вышел на улицу. Там было темно и холодно. Сильный ветер раскачивал фонарь у входа, и он ржаво скрипел, то укорачивая, то снова удлиняя тень от столба. Где-то в черной пасти ночи, словно разыскивая друг друга, жалобно блеяли тепловозы.

Сане стало не по себе. Он вернулся к людям.

Билетную кассу давно уже открыли. Хвост быстро укорачивался.

Надо разбудить Борьку. Ладно, пусть еще поспит. Успеет!

Репродуктор что-то угрожающе рявкнул хриплым пиратским голосом, и пассажиры устремились к выходу. От дверей потянуло холодом. Началась посадка.

— Боря! — тихо позвал Саня. — Борька!

Боря не отзывался. Саня не стал его больше будить. Что он — обязан? Не встает, и не надо!

Так Боря проспал до самого отхода поезда. И лишь после того, как отгромыхала последняя пара колес последнего вагона, он открыл совсем не сонные глаза и улыбнулся.

— Ты не очень улыбайся! Поезд-то проспал. Я тебя будил-будил…

Саня думал, что Боря вскочит, замечется. Но он спокойно лежал на скамье и продолжал улыбаться.

— Знаю, как ты меня будил. Я же не спал!

— Ну да!

— Я все слышал. И как ты на улицу выходил, и как шептал одними губами: «Боря… Борька»… Чудак! Разве так будят?

Саня обрадовался.

— Значит, решил не ехать?

— Оставь тут тебя одного, задаваться потом будешь сто лет… Ох, и настырный ты, Санька! Я думал, ты все-таки не останешься.

Саня шмыгнул носом, неестественно зевнул и произнес сквозь зевок:

— Спать как охота.

— И мне, — тотчас же отозвался Боря. — Когда спишь, не так есть хочется.

Саня привалился к спинке скамьи и закрыл глаза.


Возле него стоял усатый милиционер, тот самый, от которого они убежали утром, и манил пальцем.

— Да, да, ты!.. Ты!

— Что? — испуганно спросил Саня.

— Пойдем… Этот тоже с тобой?

Милиционер разбудил Борю, и они все трое проследовали до двери с надписью «Дежурный милиции».

Немолодой уже лейтенант с глубоким шрамом на тяжелом скуластом лице разговаривал по телефону. Он жестом отпустил милиционера и, не прекращая разговора, сделал ребятам знак, чтобы садились.

Они робко опустились на краешки стульев.

Лейтенант положил трубку.

— Вот так!

Он потер руки и подмигнул. Саня повеселел; кажется, ничего лейтенант.

— Имя? Фамилия?

— Зубавин Саня. — Боря тронул его коленом, и он сразу поправился: — Александр.

Боря по обыкновению поразмыслил недолго.

— Каминский… Борис.

— Так… — Лейтенант что-то записал. — Из Южносибирска, значит.

— Откуда вы знаете? — поразился Саня.

— Милиция, брат, все знает, — снова подмигнул лейтенант. — Из дому бежали. В прерию, к индейцам.

Он не спрашивал, а утверждал. Саня почувствовал себя оскорбленным. Что он, за маленьких их принимает!

— Вот как раз ничего вы и не знаете! Никуда мы не бежали. А если бы и бежали, то уж во всяком случае не в какие-то там прерии.

— А куда?

— Конечно, в Африку.

— В джунгли?

— Все равно; в джунгли, в пустыню… Туда, где африканцы борются за свободу.

— Ясно! Значит, бежали, но не к индейцам, а в Африку.

Саня посмотрел на него с плохо скрытым презрением:

— Кто станет бежать в Африку через Подгорск?

— А как?

— Если в Африку, то первым долгом надо в Москву.

— А там? — поинтересовался лейтенант.

— В Одессу, потом морем. Черное, Босфорский пролив, Средиземное…

— А куда через Подгорск?

— Как куда? Никуда… Разве только в Монголию — так ведь она давно свободная.

— Смотри-ка. Я сразу и не сообразил… А знаешь, в мое детское время все больше в прерии стремились, к индейцам… «Глаза Зверобоя зорко и тревожно искали невесту делавара», — сурово глядя на ребят, процитировал лейтенант.

— Я знаю, это вы из «Зверобоя», — сказал Саня. — Только мне больше понравился «Последний из могикан».

— И мне тоже! — обрадовался лейтенант.

Он сосредоточенно сдвинул брови и снова прочитал на память:

— «Чингачгук схватил руку Соколиного Глаза, в горячем порыве протянутую над свежей могилой Ункаса, и в этой дружеской позе два мужественных и неустрашимых воина склонили головы».

— Помните? — поразился Саня.

— Милиция все помнит… А ты что молчишь? — обратился лейтенант к Боре. — Тебе что больше нравится; «Зверобой» или «Последний из могикан»? Или, может, «Кожаный чулок»? Тоже сильная вещь!

— Нет. Мне лучше по технике. — Боря подумал и добавил: — Или, в крайнем случае, фантастические, о луне, о космосе…

— О, да ты физик!

— Ага. Пятерка.

— Единственная?

— Еще по труду.

— Товарищ лейтенант! — набрался духу Саня. — А в ваше детское время сокровища вам никогда не попадались?

— Вот чего не было, того не было, — удрученно развел руками лейтенант. — А что, интересно?

Выпытывает?.. Но в глазах лейтенанта Саня не заметил ничего, кроме простого любопытства. Нет, не выпытывает.

— Хлопотно, — вздохнул он, сразу вспомнив все сегодняшние злоключения.

— Да?.. А подробнее?

— Товарищ лейтенант, если бы вам доверили тайну, вы бы стали рассказывать?

— Ну… смотря кому.

— Вот вы неправду говорите! А милиция всегда должна говорить только правду.

Лейтенант улыбнулся и снова подмигнул:

— Верно! Не стал бы!

Саня победоносно взглянул на него:

— Вот видите!..

Вернулся усатый милиционер. Не один: он вел упиравшегося пьяного.

— Иди, иди… Вот, товарищ лейтенант! Пришел пьяный в ресторан и давай нарушать. Водку ему подавай!

— Да уж куда, хватит!

— Отправлять будем, товарищ лейтенант?

— Посидит пока.

Задержанный повернулся к Сане лицом. Опять рыжий археолог! И еще пьянее, чем днем, в столовой.

— Дяденька! Зачем вы!

Археолог, не узнавая, окинул его мутным взглядом.

— Мне надо в Южносибирск. В Южносибирск!

— Пропили вы свой поезд.

Лейтенант одернул китель, стал сразу официальнее.

— Мне надо в Южносибирск! — твердил археолог.

Он сел и вдруг заплакал, обхватив голову руками и скорбно покачиваясь.

Усатый милиционер неодобрительно хмыкнул:

— Ишь, как водка из него льется!

— Ничего не водка, а слезы, — вступился Саня за археолога. — У него сын умер. Милиция, а ничего не знаете!

— А сам ты откуда знаешь? — заинтересовался лейтенант.

— Да знакомый он мне, — ответил Саня и рассказал все, что знал про археолога, включая и встречу в столовой.

— Разве водкой в таком деле поможешь! — Лейтенант смотрел на археолога не то с осуждением, не то с сочувствием. Тот больше не плакал, но рук от головы не отнимал. — К жене надо ехать, она, бедная, небось, еще больше переживает. А он — пить.

— Можно, товарищ начальник?

В комнату вошел высокий, черноволосый, щеголевато одетый человек. Он приятно улыбался, словно пришел навестить старого приятеля.

Саня обомлел. Виталий Евгеньевич! Сосед!

— Смотри, смотри! — толкнул он Борю и кинулся к вошедшему. — Виталий Евгеньевич, Виталий Евгеньевич, это мы!

Обитатель круглой комнаты отступил на шаг.

— Ты?!

Ровно секунда потребовалась ему, чтобы оценить обстановку.

— Вот так номер! Что вы здесь делаете, ребята? Вокзал, милиция… А я, понимаешь, ищу их повсюду!

Саня поразился:

— Как вы узнали, что мы…

— Самое малое, два часа ищу! — не дал ему договорить Виталий Евгеньевич и обратился к лейтенанту: — Надеюсь, они не натворили ничего серьезного, товарищ начальник?

Лейтенант посмотрел на него испытующе.

— Вы их знаете?

— Я? — рассмеялся Виталий Евгеньевич.

— Все-таки попрошу назвать их имена.


Икс, Игрек, Зет

— Там же у вас записано! — воскликнул Саня. — Мы сказали.

— Обожди! — остановил его Виталий Евгеньевич. — Ты ничего не понимаешь. Вот Саня Зубавин. А этот, помощнее, Борис Каминский. Живут в Южносибирске, на улице…

— Все в порядке! — Лейтенант встал. — Можете их забирать… Ну, будь здоров, Монтигомо Ястребиный Коготь. — Он пожал Сане руку. — Хорошие ребята! С фантазией.

— А мы плохих не держим, — весело сказал Виталий Евгеньевич. — Товарищ начальник, мне говорили, вы вчера были на концерте в театре?

— Был.

— Понравилось?

— Неплохо. Особенно певица. Та, что пела русские народные песни. А что?

— Напишите, пожалуйста, отзыв… Видите ли, я администратор филармонии, руководитель данной группы. Артистам будет очень приятно — письменная оценка их творческого горения. Да и начальство у нас чутко прислушивается к голосу масс… Пожалуйста! Персональная просьба!

— Ну, хорошо. Оставьте адрес. Я пришлю.

— Лучше сейчас — зачем затруднять себя: марки, конверты, почта… Вот я уже и ручку приготовил.

Он протянул автоматическую ручку. Лейтенант не устоял перед напором, начал писать отзыв.

Саня посмотрел на археолога. Тот сидел в прежней позе, жалкий и несчастный.

— Возьмите его тоже, — шепнул он на ухо Виталию Евгеньевичу. — Попросите лейтенанта.

— Кто он такой?

— К сыну приехал, а сына нет. Возьмите, пожалуйста!

— Благотворительство! — усмехнулся Виталий Евгеньевич. — Нет, Саня, я не беру незнакомых алкоголиков на поруки.

Лейтенант кончил писать. Виталий Евгеньевич поблагодарил его в самых изысканных выражениях.

— Вы, случаем, не на машине? — спросил лейтенант.

— Таксо. А что?

— Возьмите с собой этого, отвезите в гостиницу. Он безобидный — ему только проспаться… Не хочется оформлять. Археолог, приличный человек.

— Археолог? Вот как… Придется взять. Два таких ходатая!

Лейтенант почему-то сразу взглянул на Саню и улыбнулся дружески.

— Товарищ лейтенант! Нарушение все-таки!

Милиционер не мог позволить себе вслух осудить действия начальства, особенно при посторонних, и от сдерживаемого возмущения у него подергивались кончики усов.

— Какое там нарушение! Нарушения не было. Он просил водки. Ему не дали. Вот и все…

На привокзальной площади ждало такси. Ребята усадили тихого и покорного археолога, устроились рядом сами. Виталий Евгеньевич сел впереди:

— В гостиницу… — Машина тронулась, и он повернулся к археологу. — Слушай, друг, а деньги-то у тебя есть за гостиницу рассчитаться?

Тот полез во внутренний карман, вытащил пухлую пачку десятирублевок.

— Ого! — присвистнул Виталий Евгеньевич.

— Все здесь! Отпускные, полевые, за статью в журнале — все собрал! Целый год парня не видел. А он… Всего полтора ему было, всего полтора!.. На, бери! — Он вдруг сунул пачку Сане в руки. — Бери на конфеты!

— Да не надо мне!

Саня стал запихивать деньги ему за пазуху. Археолог не давался, крутился на сиденье, пьяно мотал головой.

— Аккуратнее, Саня, — предупредил Виталий Евгеньевич. — А то еще потеряет, потом отвечай. Большие же деньги, не меньше тысячи. — Он протянул руку, пощупал пачку и добавил: — Даже больше…

Администраторша гостиницы заявила категорически:

— Нет у меня мест. И еще пьяного!

— Какой он пьяный! Больной — вы же видите. Лихорадка у человека, на ногах не стоит, температура сорок градусов.

— Вот именно — сорок градусов.

Администраторша еще слегка поартачилась, но под воздействием сияющих улыбок Виталия Евгеньевича вскоре растаяла, как мороженое в жаркий солнечный день.

— Ладно, так и быть, помещу его в общий. А ребят берите к себе.

— Вы гений! Цицерон! Герострат!

Герострат?.. Саня промолчал. Но когда они шли по коридору, не выдержал и уточнил:

— Герострат не гений.

— Вот как! А кто, по-твоему? — усмехнулся Виталий Евгеньевич.

— Псих. В древнем Риме. И не по-моему, а по истории. Церкви жег. Хотел прославиться.

— Значит, все-таки гений. Все гении хотят прославиться.

— Да, но гений только тот, который делает добро людям.

— Это устаревшая точка зрения. Гений есть гений — и конец!

— А по-моему… Вот, например, я читал про Чингисхана…

— А по-моему, хватит тебе спорить со старшими, — оборвал Саню Виталий Евгеньевич.

В номере он скомандовал:

— Я, как хозяин, разумеется, на кровати. Вы оба — на диване. Раздеваться! Живо!

Ребята быстро легли. Он потушил свет, тоже лег, зевнул громко.

— Вот чудак, расхаживает пьяный с такими деньгами в кармане. — Помолчал, потом спросил: — Между прочим, каким ветром вас сюда занесло?

— Не ветром, — ответил Саня. — Поездом.

— Не остроумничай!.. В гости, что ли?

— Нет. Мы ищем здесь одну книгу.

— Господи боже мой! Из-за какой-то книги… Зачем она вам понадобилась?

— Это тайна, Виталий Евгеньевич.

— Интересно! Расскажи!

— Нельзя!

— Нельзя? Вот здорово! А для чего тогда существуют тайны, если их не рассказывать?

— Вы шутите, я знаю.

— Ты идеалист! — Виталий Евгеньевич захохотал. — Да! Романтика!.. Эх, эх, где мои двенадцать лет! Помню, шифры всякие сочиняли, письма шифрованные друг другу подбрасывали. И языки выдумывали. Вот говорим мы вдвоем — по-русски, а другие не понимают… Дупуракпак — понял?

— Понял. Дурак.

— Ты смотри! Вундеркинд!.. — Он помолчал и спросил: — А дома знают?

— Нет.

— Санька, ты растешь в моих глазах! Такой культурный, вежливый мальчик, остриженные ноготки, дома ходит в тапочках. «Можно?», «Разрешите?»… И побег! Ха-ха-ха!.. Можешь не сомневаться: они уже заявили в милицию. И ты снова попадешь к тому лейтенанту с каменным лбом.

— У него не каменный — обыкновенный.

— Пусть не каменный. Не это важно. Важно то, что я не смогу вас больше выручить — завтра в десять я улетаю в Южносибирск… А здорово я вас все-таки выручил! Нет, скажи, здорово?

— Здорово… Только вы ничего не говорите дома. Они думают, я у Борьки на именинах.

— Именины?

Он захохотал снова. Потом внезапно смех оборвался. «Сейчас еще что-нибудь спросит», — с легкой досадой подумал Саня. Но вместо вопроса он услышал негромкое посвистывание, которое быстро перешло в жизнерадостный храп.

Виталий Евгеньевич заснул.

— Ты спишь?

Саня тронул рукой лежавшего рядом Борьку. Так хотелось обменяться с ним впечатлениями от бурного дня. Но Боря лишь недовольно заурчал и повернулся на другой бок.

Тоже спит!

Что оставалось делать в такой сложной обстановке? Только уснуть самому!

СНОВА НЕУДАЧА

Утром ребята проснулись поздно. Виталия Евгеньевича в комнате уже не было. На столе они нашли записку, прислоненную к графину.

«Я уехал на аэродром, — прочитали ребята. — Комната за вами до двенадцати. Потом сматывайтесь. Санька, заходил вчерашний пьяный, совсем тверезый, спрашивал тебя, но ты спал как из пушки. Ему тоже в Южносибирск, летим с ним вместе. Почему он тебя называет историком, а? Что ты ему наплел?».

— Не разбудил! — воскликнул Саня. — А я хотел у него денег попросить.

— Надо было вчера.

— Кто знал, что он так рано.

Они быстро собрались и вышли из гостиницы.

Ночью ветер нагнал тучи, выпал снег, и вчерашней весны словно и не было. Деревья пышно расцвели мохнатым белым цветом Застыли ручьи вдоль тротуаров, схваченные жесткой рукой зимы. Темные сугробы, расплющенные вчерашним солнцем, опять прибавили в силе, и в их новые белые шапки с писком ныряли грязные закопченные воробьи — они спасались в трубах от ночного мороза и теперь отмывались от сажи.

Трудовой день ребята начали с булочной. О столовой нечего было и думать: на еду у них оставалось всего двадцать шесть копеек.

— Слушай, а какой здесь едкий хлеб! — сказал Саня, вгрызаясь в свою половину буханки. — Ешь, ешь и все хочется. Я еще вчера в столовой заметил.

— Угу! — произнес Боря с набитым ртом.

Буханка оказалась прямо-таки волшебной. Они наелись досыта, да еще у каждого осталось по изрядному куску. Решили куски распихать по карманам.

— Белые сухари на черный день, — пошутил Саня.

Да, запас, пусть даже такой скудный, не повредит! До вечера еще сколько времени, а у них, если не считать денег на билеты, больше ни копейки.

Библиотека была на замке.

— Не выходной ли? — испугался Саня.

— Да нет — тут написано: «Работает без выходных». Просто, рано пришли.

Можно было дождаться библиотекарей у входа. Но попробуй, постой на таком холодном пронизывающем ветру! Саня вертелся, прыгал, хлопал руками и, наконец, не выдержал:

— Пошли на почту!

Они посидели в тепле, отогрелись немного и снова побежали к библиотеке. Уже открыто!

В абонементном зале было пусто. Одна только библиотекарша раскладывала по полкам книги. Она была совсем молоденькой, такой молоденькой, что Саня даже растерялся: как обращаться к ней — на «ты» или на «вы»?

— Что вам, мальчик?

Голос у библиотекарши был довольно строгий. «Лучше на «вы», — решил Саня.

— Извините, пожалуйста! Мы хотели попросить у вас одну книгу.

Он старался говорить как можно почтительнее.

— Вам надо в детскую библиотеку.

— Нет, эта книга только у вас.

— Какая?

— «Новейшая и полная поваренная книга», — ответил Саня и покраснел.

Ему только сейчас пришло в голову, что она может подумать.

— Поваренная книга! — В глазах девушки промелькнул смех, хотя внешне она оставалась совершенно серьезной. — Вы что — задумали варить борщ?

Боря не вынес издевательства.

— Пельмени, — буркнул он.

Но Саня строго посмотрел на него: так можно испортить все дело.

— Она очень старая, — терпеливо пояснил он. — Нам нужно для исторического кружка.

— Если старая, то на дом не дается.

— Нам не на дом Мы здесь посмотрим… Мы специально из Южносибирска приехали.

Упоминание о Южносибирске подействовало.

— Обождите!

Девушка вышла в соседнее помещение.

— Сейчас принесет, — тихо сказал Саня.

Они уставились на дверь. Вот она откроется, и они увидят, наконец, книгу, хранящую драгоценности купца Федорова!

Дверь открылась. Вернулась девушка, и с ней вошла сгорбленная старушка с добрым лицом. Ее седые, гладко зачесанные волосы были сзади собраны в тугой узел.

— Вот они, Антонина Степановна.

— Здравствуйте, ребята… Кто вам сказал, что «Новейшая и полная поваренная книга» хранится в нашей библиотеке?

— Как же! — Саня даже вспотел от волнения. — Здесь жил брат купца Федорова. У него была эта книга. После революции ее и другие ценные книги увезли в библиотеку. Целую телегу.

— Не телегу, а сани. — Старушка приветливо улыбалась. — Я очень хорошо помню. Нас двое было в этой комиссии. Я и еще один человек. Ссыльный студент.

Саня победоносно взглянул на молодую библиотекаршу.

— Ну вот!

— Но только книги у нас не остались, — продолжала старушка. — Тот человек увез потом их в Южносибирск.

— В Южносибирск? — переспросил Саня.

— Там ведь библиотека гораздо больше нашей. У них есть специальное хранилище для редких книг. Определенный температурный режим, постоянная влажность воздуха — ты, наверное, знаешь, если интересуешься старыми книгами.

— Знаю, — упавшим голосом произнес Саня.

Он растерянно посмотрел на Борю. Тот стоял, опустив в землю глаза.

— Я вам могу показать другие поваренные книги. — Старушке искренне хотелось им помочь. — Вот, например, «Книгу о вкусной и здоровой пище». Или из старых — «Подарок молодым хозяйкам» Елены Малаховец. Очень известная была в свое время книга.

— Нет, спасибо. Зачем нам «Подарок молодым хозяйкам»?.. До свидания. Извините.

Саня поплелся к выходу. Боря за ним.


Через час они сидели в вагоне поезда. Наступило время подвести окончательные итоги поездки. Они были не очень утешительными. Но Саня не хотел признавать поражение:

— Зато мы знаем, что здесь книги нет.

— Лучше бы она была здесь.

— Но теперь мы точно знаем, где книга, — не сдавался Саня.

— Если она там еще есть, — справедливо заметил Боря.

— А я уверен! Вот увидишь!

Саню всегда отличал здоровый оптимизм.

VII

ЧТО С СОКОЛОМ?

На обратном пути происшествий почти не было. Почти — потому что Сане пришлось все-таки пережить несколько неприятных минут из-за детского билета.

Примерно на полпути в вагон зашел высокий, сухой, с угловатым бесстрастным лицом железнодорожный контролер и произнес, жадно пощелкивая металлическими челюстями компостера:

— Приготовьте билеты, граждане!

Саню, который сидел у окна, моментально бросило в жар. Он отвернулся и, втянув голову в плечи, чтобы казаться меньше, стал водить пальцем по запотевшему стеклу — в прошлом году, когда они ездили в деревню, Димка таким образом изрисовал все окно.

Позади него слышалось строгое:

— Ваш билет… Ваш билет…

Затем раздавались хищные щелчки ненасытного компостера и сухое:

— Благодарю… Благодарю…

Вот Боря, сидевший рядом с ним, протянул контролеру билеты. Сейчас он щелкнет, и тогда можно будет вздохнуть спокойно.

Но щелчка не последовало. Томительная пауза и вопрос:

— Этот билет твой, мальчик?

— Мой, — чуть помешкав, ответил Боря.

— А этот чей?

— Вот его.

Санин палец застыл на стекле.

— Ему сколько лет?

Боря посмотрел в потолок.

— Десять. — И добавил после паузы: — Скоро будет.

Эта пауза, хотя она длилась совсем недолго, испортила все дело. Контролер либо не услышал, что за ней последовало, либо не хотел слышать.

— Если десять, надо брать полный билет.

— Но ему еще десяти нет, — Боря героически пытался спасти положение. — У него в июне.

— А ну, повернись, мальчик… Да, да, ты, у окна!

Саня повернулся, сделав наиболее подходящее для младенца выражение лица: округлил губы сердечком и высоко поднял брови.

— Ты что рожи корчишь?.. Встань!.. Так это ему нет десяти?

Все пропало! Тон, которым контролер задал вопрос, не оставлял никаких сомнений.

— Я… Я родился очень большим.

Но контролер уже повернулся к сопровождавшей его проводнице.

— Почему пустили с детским билетом?

— А я почем знаю? — стала оправдываться та. — Ребенок — ребенок и есть. А девять ему или десять — у него на лбу не написано. Документов ведь нет.

— Неужели вам не видно, что он уже давно разменял второй десяток!.. Нарушения, нарушения без конца! До чего мы дойдем, если мы будем таких женихов по детским билетам возить… Нет, нет, ты не садись! Пойдешь со мной!

Саня поднялся с несчастным видом.

— Простите, дяденька, у нас больше не было денег, — чистосердечно признался он.

Пассажиры вступились за него:

— Что вы, товарищ контролер! Он же не хулиганишка какой-нибудь!

— Хороший паренек — сразу видать.

— Отпустите его!

Контролер, сохраняя на лице все то же бесстрастное выражение, пояснил:

— Не имею права, граждане. Нарушение есть нарушение. Я на службе, граждане. Вы тоже работаете и выполняете свои обязанности, а это и есть моя служебная обязанность… Иди, мальчик, к той вон двери и обожди там меня.

Боря делал ему знаки: беги! Но Саня никак не мог решиться. Как же так: бежать! И куда? Если только в соседний вагон, уже проверенный контролером.

Саня в нерешительности топтался на месте. Контролер подходил все ближе. Время от времени он поглядывал на Саню и, хмурясь, качал головой. Может быть, ему самому хотелось, чтобы Саня удрал?

Возле женщины с шаловливой непоседливой девчуркой контролер задержался.

— Почему у вас два взрослых билета? Ей нужно было детский.

— Как?.. Мне сказали, что от пяти…

— Не знаю, что вам сказали и кто вам сказал, а на железной дороге для пассажиров до десяти лет существуют детские билеты, стоимость которых составляет двадцать пять процентов взрослого билета.

— Жаль! — удрученно произнесла женщина. — Столько денег. Жаль!

— Знаете что… — Контролер снова посмотрел на Саню. — Тут мальчик задержан с детским билетом. Так вот, если вы не будете возражать, я ваш билет посчитаю за ним.

— Зачем же? — спросила женщина и сразу же, поняв, неловко засуетилась. — А, конечно, конечно!

— Ну вот! — облегченно вздохнул контролер. — Теперь все сходится, число взрослых пассажиров и число взрослых билетов. А то пришлось бы задержать. Ничего не поделаешь: служба!.. Можешь идти на место, мальчик.

Вокруг все повеселели, заулыбались, заговорили. А контролер невозмутимо продолжал обход, повторяя сухо:

— Ваш билет… Благодарю… Ваш билет… Благодарю…

Но Сане казалось, что его резкий голос звучит сейчас, как нежная музыка.


Когда поезд прибыл в Южносибирск, уже начинало темнеть. Они прошли через зал ожидания. Вкусно пахло рестораном. Боря сглотнул слюну.

— Я бы сейчас хоть ворону жареную съел. А ты, Сань?

— Я тоже.

— Ой, трамвай стоит! Айда — успеем!

— Нет, я пешком. К Соколу по дороге забегу. Вдруг заболел… А ты, Борь?

— И я… — без всякой охоты согласился Боря.

Сокол жил недалеко от вокзала, в нарядном трехэтажном доме с колоннами. На лестничной площадке возле дверей квартиры прибиралась домработница — полная, добродушная и словоохотливая тетя Маша.

— Вадик дома?

— Нету. Как приехал, сразу убег. Часа два или поболе.

Приехал? Откуда? Неужели они с Соколом разминулись в Подгорске?

— Он уезжал? — спросил Саня.

— Да. Еще вчера в обед. К бабушке поехал, на разъезд Цыплячий. Лыжи с собой потащил — зима-то кончается, прокатиться напоследок… А то заходите, ребятки, обождите. Вот-вот вернется.

Она гостеприимно распахнула дверь.

Саня посмотрел на Борю, тот на него.

— Нет, мы пойдем, — сказал Саня.

— Дело хозяйское…

Не проронив ни слова, они спустились вниз. И тут, в подъезде, столкнулись с Соколом. Веселый, улыбающийся, румяный с морозца.

— О, ребята! Таобоскоа — Икс! — Он проделал весь сложный ритуал приветствия.

— Таобоскоа — Зет.

— Таобоскоа — Игрек.

— Интересно как получилось! Я к вам бегал, а вы ко мне… Пошли наверх!

— Нет, домой надо.

— На одну минуту… Ну, полминуты! Пятнадцать секунд!

Он почти силой затащил их к себе, заставил раздеться.

— Хоть пожрать тогда дай, — пробурчал Боря. — Целый день не ели.

— Тетя Маша! — скомандовал Сокол. — Что-нибудь поесть!

Тетя Маша принесла целую миску с пирожками.

— Холодные, — сказала она извиняющимся голосом. — От обеда остались.

Она сложила руки на животе и с умилением смотрела, как ребята уминают пирожки.

— Господи! Неужели вас дома не кормят, сердешных!

— Тетя Маша, ты нам мешаешь… Ну, милая, ну, хорошая! — Сокол обнял враз заулыбавшуюся тетю Машу и, шутливо подталкивая, повел к двери. — Нам поговорить надо… — Закрыв дверь, он вернулся к ребятам. — Интересно у вас получилось! В милицию-то как попали?

— Ты откуда знаешь? — удивился Саня.

— Говорю же: к тебе ходил. А там — к Виталию Евгеньевичу. Я вам так завидую, ребята!

— Завидую, завидую! — буркнул Боря. — Сам почему не поехал?

— Что я мог сделать? — Сокол сокрушенно вздохнул. — Они закрыли дверь, спрятали ключ.

— А нам сказали — ты ушел… Мы звонили с вокзала, — пояснил Саня.

— Ушел?.. A-а, это, наверное, когда меня за хлебом послали в булочную… Уже было поздно на вокзал бежать. Минут пять оставалось до поезда. Я бы все равно не успел.

— А следующим? — все еще бычился Боря. — Конечно, лыжи важнее!

— Лыжи?.. Вам Маша сказала, да?.. Ну так вот — она ничего не знает! Лыжи тут совершенно ни при чем. Просто у бабушки был сердечный приступ… — Он посмотрел на одного, на другого. — Нет, я вижу, вы мне не верите!.. Тетя Маша! Тетя Маша! — крикнул он.

Вошла тетя Маша.

— Уже все? Ничего себе — целую миску.

— Ты скажи, был у бабушки сердечный приступ или не был?

— Был, а как же. Врача везли… Еще на масленицу.

— Тогда приступ, а теперь остаточные явления, — пояснил Сокол.

— Еще чего-нибудь принести? — спросила тетя Маша, забирая опустевшую миску.

— Нет.

Сокол выпроводил ее за дверь:

— Вот видите! И вообще, ребята, — сказал он, хмурясь, — мне не нравится весь ваш допрос! Раз я говорю: не мог, значит, не мог — и все! Вы должны мне верить. Думаете, мне самому не хотелось?.. Лучше скажите, нашли вы там что-нибудь?

— Нет, не нашли, — по привычке подчиняясь его повелительному тону, ответил Саня. — Книги там нет.

— Да?.. Ну и черт с ней, не огорчайтесь.

— Как это — черт с ней! — поразился Саня.

— Очень просто. — Сокол сделал рукой пренебрежительный жест: мол, стоит ли возиться с таким пустяком! — Вы лучше послушайте, что я вам скажу. Вот будет потеха, так потеха!.. Вы знаете, где живет наш общий друг Воробей?

— Где-то близко, — ответил Саня.

— Не близко, а рядом, — уточнил Сокол. — В соседнем доме. Наш дом трехэтажный, их — четырех. А он на четвертом этаже. Наш чердак упирается прямо в стену их комнаты. Понятно?

— Ничего не понятно, — сказал Боря.

— Ну так вот, — глаза Сокола блестели. — Мы пробьем отверстие прямо над его кроватью. Не до конца — только кирпичи вытащим. А дальше у них сухая штукатурка — я узнавал. И ночью, когда он будет спать, мы ему устроим такой концерт! Представляете, какая у него будет рожа!.. Ха-ха-ха!.. Здорово, а, ребята? Что молчите? Вам не нравится?

— Сначала надо разыскать драгоценности купца, — уклончиво ответил Саня.

— Да бросьте, ребята! Ведь не нашли ничего!

— Не нашли — найдем!

— Нет, не найдете!.. Ну, неужели вы не понимаете?.. Вот и Виталий Евгеньевич говорит: это все равно, что искать иголку на пляже. И вообще, он считает; что никаких драгоценностей и не было. Просто, кому-то вздумалось подшутить, и он подбросил письмо. А вы… Нет, не вы — мы. Тут и моя вина есть, я честно признаю… А мы приняли за чистую монету.

— Виталий Евгеньевич! — воскликнул Саня. — Откуда он знает?

— Это мне нравится! — в свою очередь удивился Сокол. — Вы же ему сами рассказали. Когда он вас из милиции вытащил.

— Да нет же! Он спросил, а мы сказали — тайна!

— Ха-ха-ха! — Смех Сокола прозвучал несколько натянуто. — Значит, я влип. Я подумал — он знает!.. Но не бойтесь, я ничего не сказал. Только так, в общих чертах. И потом, это не имеет никакого значения… Словом, Таобоскоа прекращает поиски несуществующего сокровища и переходит к акции «Воробей»… Ах да, я ведь вам самого главного не сказал. Воробей заявил, что он соберет ребят и двинется в поход против Таобоскоа.

Саня переспросил недоверчиво:

— Воробей?

— Вот именно! А ты еще предлагал его принять.

— Ну и пусть!.. С ним потом. Сейчас главное — сокровище. Мы же решили искать!

— Ах, решили? — Сокол обозлился; его раздражало неожиданное сопротивление Сани — он всегда был таким покладистым. — Хорошо! Решили искать, а теперь решим прекратить. Я — за прекращение! Ты — Игрек?

Боря промолчал.

— Ты — Зет?

— Я — против! Против! Против!

— Ну хорошо, ты один против. Мы оба за… Двое за прекращение, один против. Итак, поиски прекращаются. Есть возражения?

— Есть! Я тоже против, — сказал Боря. — Раз начали, надо выяснить все до конца.

— Ага! Двое против прекращения, один за, — закричал, торжествуя, Саня. — Ты должен подчиниться!

— Что ты орешь? — поморщился Сокол. — Здесь не глухие.

А ДОМА…

Сразу заходить домой опасно. Саня решил сначала отыскать Димку и разведать обстановку.

Братишка нашелся на лестнице. Позоря род мужской, он самоотверженно резался в куклы с соседскими Наташкой и Иркой.

— Димка!

Застигнутый за презренным занятием, Димка поспешил отречься. Он живо спрыгнул с подоконника и, заложив руки за спину, посмотрел на своих партнерш с предательским снисхождением.

Но Сане было не до него.

— Меня дома не ищут?

— Ой, Саня! — сразу спохватился Димка. — Что тебе будет! Папа узнал, что ты уехал в Подгорск. Он бегал к Борьке домой, а когда вернулся, сказал: «Я его на порог не пущу».

— Так и сказал?

Саня старался придать голосу удалую веселость.

— Ага! И еще сказал: «Он больше не наш сын». Это ты не наш сын, — пояснил Димка.

Саня повернулся и пошел вниз.

— Ты куда теперь? — Димка перегнулся через перила. — В детдом, да?

Он не вернется домой! Куда угодно, только не домой… Но они будут очень волноваться. Мама… И папа тоже.

— Я пошел к товарищу ночевать. Скажи им. Скажешь?

— К какому?

Саня чуть помедлил.

— Не знаю…

Он сказал неправду. Он точно знал, куда пойдет. Конечно, к Борьке. К кому еще?..

Он явился в недобрый час. Шло разбирательство. Борька стоял возле стола, упрямо сжав губы и слегка согнув голову. Николай Иванович в волнении расхаживал по комнате, ну, совсем, как Санин папа. В стороне, на диване, сидел Борин дед, сухой, бородатый, с длинным крючковатым носом, и, положив на колени тяжелые бугристые руки, не мигая, смотрел на Борю из-под седых, нависших над глазами бровей. А в приоткрытой двери соседней комнаты торчали, одна над другой, три головки с испуганно-любопытными глазенками. Дед сердито цыкал, головки дружно исчезали. Но уже через секунду на уровне дверной ручки вновь появлялась голова с косичками и пышным бантом. Затем, пониже ее, вторая голова — тоже с косичками, но пожиже и без банта. И, наконец, совсем внизу, у самого пола, возникал потешный пучеглазик с выпачканной рожицей и пушком на темени.

— Здравствуйте.

Саня поздоровался со всеми, но смотрел при этом на деда — он его немного побаивался. Дед ничего не ответил, лишь, моргнув, подсек Саню острым и цепким, как рыболовный крючок, взглядом выцветших глаз.

— А, и второй явился! — Вид у Бориного папы был сердитый, и Саня сразу же подумал, что сделал ошибку, придя сюда: надо было лучше к Соколу. — Тоже хорош, нечего сказать! Говоришь с ним — ну, совсем взрослый, а тут такую штуку выкинуть… Эх ты! Я думал, ты поумнее… Зачем ездили в Подгорск, а?

— Ездили? — Захваченный врасплох, Саня не знал, что ответить. — Ну… Ну… Так… Просто…

— Я же говорил, — Боря смотрел на отца исподлобья, не выпрямляя головы. — Там у них мальчишка есть один…

— Ма-алчать! — топнул ногой Николай Иванович. — Не тебя спрашиваю!

Но Саня уже понял.

— Мальчик там один, Федя Федоров. У него ультразвуковая модель. Свистнешь — она стоит. Свистнешь — она идет.

Он снова посмотрел на деда и осекся: жесткие губы чуть дрогнули в ехидной усмешке. Не верит!

Николай Иванович вновь заходил по комнате.

— Свистуны!.. Взять бы хороший ремень… Именины какие-то придумали! Разбойники! Родители им совсем нипочем. Что хотят, то творят.

— Ты сам такой был, — прозвучало с дивана.

Николай Иванович вздрогнул от неожиданности.

— Что? — повернулся он к деду.

— Сам, говорю, такой был. Нечего теперь глотку драть.

— Знаешь что, батя, — Николай Иванович едва скрывал раздражение. — Не порть мне ребенка.

— Ма-алчать! — вдруг гаркнул дед, совсем как минуту назад Николай Иванович, и встал, длинный, прямой, как жердь. — С кем говоришь! На отца голос подымаешь!.. Говорю, сам такой был, значит, был. Забыл, как летом в Медведихе мать тебе ворот на рубахе зашивала суровыми нитками, чтобы ты в омут на речке не сигал. А ты что? Ты все равно. В рубахе, в рубахе! Прибегал мокрый домой и еще врал, что в лужу свалился. Забыл?

— Батя, не надо, — примирительно сказал Николай Иванович и оглянулся на ребят. — Не место здесь.

— Ма-алчать! — Дед разошелся еще пуще. — Щенок ты отцу указывать. Я сам знаю, где место и где не место… Я тебе говорил, озорнику, будут у тебя самого дети — припомню. Вот я тебе и припоминаю.

Боря взглянул исподлобья на Саню и вдруг подмигнул. Саня моментально отвернулся: он и так еле сдерживал смех.

— Ну вот, батя…

Николай Иванович раздосадованно развел руками и вышел из комнаты.

Боря облегченно вздохнул:

— Все! — шепнул он Сане. — Теперь он быстро отойдет.

В самом деле, минут через пять Николай Иванович вернулся в столовую и, как ни в чем не бывало, сказал:

— Давайте ужинать, поздно уже.

За столом говорили обо всем, кроме поездки в Подгорск.

После ужина, предварительно пошептавшись с Борей, Саня подошел к Николаю Ивановичу:

— Можно, я у вас сегодня переночую?

Тот только сейчас понял:

— Ты еще не был дома?

— Папа сказал, что меня на порог не пустит.

— Сейчас же одевайся!

— Но папа сказал…

— Быстро! Я пойду с тобой.

На улице Николай Иванович остановил такси.

— Говори адрес… Ай-яй-яй! Вот сорванцы! Родители с ума сходят, беспокоятся, а они… Вот сорванцы!

Приехав на место, он скомандовал Сане:

— Ждать здесь!

И пошел в дом Саня остался во дворе, с замиранием сердца поглядывая на освещенные окна квартиры, за которыми тревожно метались какие-то тени. Ему было страшно — и не за себя. Почему-то стало казаться, что дома беда. Вдруг с мамой?.. Он гнал от себя эту мысль, но она упорно возвращалась. Ему даже стало казаться, что в хороводе теней за окном мелькают белые халаты, что он слышит крики, стоны…

— Мама! Мамочка! — горячо зашептал он. — Даю тебе слово, что больше никогда, ни за что… Честное пионерское… Вот увидишь!

Наконец вернулся Николай Иванович.

— Что? — кинулся ему навстречу Саня.

— Все в порядке! — Николай Иванович улыбнулся. — Иди домой и ничего не бойся.

— Значит, он пустит?

— Куда от вас денешься!

— Спасибо! Спасибо! — весело закричал Саня и сам не заметил, как взлетел на второй этаж.

Дверь была открыта Папа, как всегда, сидел в столовой с газетой в руках. Саня поискал взглядом маму. Ее не было.

— Здравствуй, — робко поздоровался он.

Папа ничего не ответил, лишь нетерпеливо шевельнул плечом. Саня постоял немного, вздохнул и пошел в детскую.

Димка сидел на полу, строил дом из кубиков.

— Где мама?

Димка не успел ответить. Вошел папа.

— Марш в столовую! — подтолкнул он Димку.

Димка живо юркнул за дверь.

Ничего не говоря, папа стал расхаживать по комнате. Саня стоял возле письменного стола и в томительном ожидании колупал ногтем отскочивший край облицовки. Папа подошел, глянул, стукнул его небольно по руке и снова стал ходить из угла в угол. «Как маятник, — подумал Саня. — Качается, качается, а потом как раскачается… Вот если он сейчас дойдет до самой двери — все обойдется. А если не дойдет…»

Он не успел додумать. Маятник уже раскачался.

— Я понимаю — Борька! — начал папа, ни к кому не обращаясь. — Да, он действительно интересуется техникой. Да, он действительно за каким-то ультразвуком может податься к черту на кулички. Я не оправдываю, нет, но я хоть понять могу… Но он, он!.. Ни за что не поверю!

«Он» молчал.

— Хотел бы я знать, думает он говорить правду или нет? Будет он лжецом, обманщиком, мошенником или сделает хотя бы робкую попытку вернуться на честный путь?

«Он» продолжал хранить молчание.

— Хорошо. — Папин голос стал угрожающе спокойным. — Если он родному отцу не хочет ответить, то, может быть, он ответит милиции.

— Я не ответил, — сказал Саня. — Я объяснил лейтенанту, что тайна, и он не стал больше спрашивать.

— Как?! Ты и в милиции побывал?!

Вошла мама. В пальто, в шляпке, сбившейся набок, с серым, осунувшимся лицом, как в прошлом году, когда Димка заболел скарлатиной.

— Ой! Санечка! Нашелся, слава богу! — Она рухнула на стул и закрыла лицо руками. — Я весь город обегала.

— Поздравляю тебя! — радостно улыбаясь, сказал папа. — Твоего сына задержала милиция.

— Ничего не задержала! Они меня сразу выпустили! Спроси у Виталия Евгеньевича.

— А деньги? А деньги где он взял на билеты? — Папа снова обращался к Сане в третьем лице. — Похитил?

— Нет!

— Похитил! — Папин палец грозил и обличал. — И я знаю, где! В коробке у Димки!.. Я тебе говорил, — повернулся он к маме, — я тебе говорил, что все эти шкатулки, все эти гипсовые зайцы и псы только развивают в детях страсть к стяжательству, к деньгам…

— Да там одни пуговицы! — воскликнул Саня.

— Ах да! — Папа смущенно провел ладонью по лбу. — Я забыл, что мы…

Мама предостерегающе замахала руками и показала на дверь. Но было уже поздно. В комнату ворвался Димка и, прежде чем его успели остановить, схватил с полки гипсового зайку и грохнул об пол. Раздался глухой удар, дробный перестук разбежавшихся во все стороны пуговиц, а вслед за этим такой пронзительный визг, что ему смело мог бы позавидовать самый голосистый воин из племени ирокезов.

Визжа и плача, Димка набросился на Саню с кулаками:

— Отдай! Отдай! Отдай!

— Ты что, Димка, я же не…

Он поднял глаза на маму — пусть она подтвердит. Но мама смотрела на него умоляюще. Саня осекся и замолчал растерянно, придерживая Димку за руки; кулаки у того хотя и были маленькие, но довольно крепкие.

— Я тебе отдам, Димочка, я тебе отдам, сыночек! Завтра же отдам.

Мама завладела Димкой, и он обрушил слезный ливень на ее пальто. А папа снова принялся за Саню.

— Ты все-таки скажи… Ты скажи…

— Александр! — Мама легонько отстранила прильнувшего к ее груди Димку. — Александр! Пойдем, мне надо тебе кое-что сказать.

— Ну что? Что…

Папа нехотя пошел за мамой в соседнюю комнату. О чем они говорили, Саня не услышал — мешали Димкины всхлипывания. Но когда папа вновь появился в детской, он уже был гораздо спокойнее. Прошел мимо Сани и бросил сравнительно мирно:

— Я умываю руки.

Саня обрадовался — все кончалось благополучно.

— А после тебя — я… Вон какие!

Он протянул папе грязные ладони. И не сразу сообразил, почему папа сначала сердито посмотрел на него, а потом улыбнулся и уже совсем неожиданно ласково потрепал по шее.


Лежа в постели, Саня вдруг вспомнил, что не все еще знает.

— Димка, кто сказал папе, что я уехал в Подгорск?

— Не знаю. — Димка уже не куксился больше, испорченный будильник, который мама отдала ему во владение, сразу поднял дух и высушил слезы. — Виталий Евгеньевич увидел меня на лестнице и спросил: «Санька вернулся из Подгорска?» Я побежал к папе. А он почему-то испугался и сразу к Виталию Евгеньевичу…

Саня, утомленный бурными происшествиями, быстро заснул. А рядом, за дверью, еще долго горел свет и слышались приглушенные голоса.

Там шло заседание Верховного семейного совета.

VIII

ЛИСТОВКИ

Саня видел страшный сон.

Где-то в непроходимых джунглях Африки его окружили колонизаторы. Он героически сражается, но что у него за оружие — самая обыкновенная рогатка. Колонизаторы подступают все ближе и ближе. Все старички, все маленькие, все в пробковых шлемах. Сморщенные лица, короткие, до колен, брючки болтаются на тоненьких хилых ножках — точь-в-точь как на карикатурах Кукрыниксов. Они окружают его, кривляясь и хихикая. Неужели все кончено? Неужели нет спасения?

Где-то совсем близко раздаются глухие удары. Ура! Это негры бьют в тамтам. Сюда, сюда, друзья!

Снова удары. Кто так сильно барабанит в дверь?

В дверь? Или в тамтам?

Саня открыл глаза. Да, кто-то стучит в дверь. Вот уже в передней прошлепали папины домашние туфли.

— Кто там?

— Колонизатор, — услышал Саня грубый нетерпеливый голос. — Откройте!

Он сел на кровати. Колонизатор рвется к ним в дом. Во сне это или наяву?

Проскрежетал ключ в замке, зазвенела цепочка, сброшенная с двери. И вот уже папа в передней разговаривает с колонизатором.

— У вас! — утверждает тот.

— Нет, нет! — уверяет папа. — Вы ошибаетесь. Не у нас.

— Я посмотрю.

— Пожалуйста.

Саня соскочил с кровати. Неужели войдет сюда?

Но в детскую никто не зашел. Лишь хлопнула входная дверь, и снова стало тихо.

Саня босиком, в одной рубахе, побежал в переднюю. Папа закрывал дверь.

— Уже встал? — удивился он.

— Кто приходил? — Саня дрожал от волнения.

— Канализатор. Внизу вода потекла, он думал: из нашей ванной…

Не колонизатор — канализатор… Всего-навсего канализатор…

Но вместо того, чтобы обрадоваться, Саня огорчился. Так интересно все начиналось, и вот… Он уныло поплелся в детскую.

— Ты куда?

— Спать.

— Нет. Иди, одевайся.

— Так рано еще! Восьми нет.

— Поедешь со мной в телестудию, — сказал папа. — А потом на съемки…

Саня вернулся в детскую и стал одеваться. Проснулся Димка. Он лег на бок, подперев одной рукой голову, а в другой держа будильник — он спал с ним, — и начал философствовать:

— Почему говорят: слава богу? Вот мама вчера: «Нашелся, слава богу!». А ведь бога давно уже нет. Как же так: его нет, а ему слава?

— Так только говорят.

— Все равно неправильно. Надо говорить: слава чему-нибудь другому. Вот тебе слава — что ты нашелся. Солнышку слава — что сегодня хорошая погода. Маме слава — что оладьи вкусные испекла. Правда?

— Спи, Димка-невидимка…

Они с папой позавтракали на скорую руку и поехали в студию. В автобусе сидели сплошь серьезные дяди и сплошь с портфелями. Ни одного пацана. Понятное дело, каникулы, все еще спят. Он один на весь автобус.

Сане было приятно. Он чувствовал себя почти взрослым.

Папа сидел рядом. Удивительно — за всю дорогу Саня не услышал ни слова упрека за вчерашнее. И морали папа тоже не читал. Видимо, вчера на Верховном семейном совете была выработана совсем новая тактика борьбы с Саниными недостатками.

От автобусной остановки до студии было еще порядочно. Папа стал рассказывать о предстоящей съемке. Нашли какие-то листовки — их издавали большевики еще во время гражданской войны. Они теперь в музее, их нужно снять на кинопленку для телевизионной передачи.

Саня слушал одним ухом. У него были свои заботы. В четыре должен прийти Борька с Соколом, и они отправятся в библиотеку за той книгой. Успеет ли он вернуться со съемки? Должен успеть — не работать же без обеда!

В студии еще почти никого не было — рабочий день здесь начинался в десять. В режиссерской, возле сложенной в углу съемочной аппаратуры, спиной к двери, возился оператор.

Вот он повернулся к Сане.

— А, ты!.. Бери ящик с аккумуляторами и тащи в автобус. Живо!

Саня обрадовался: Андрей Злобин! Он вынес аккумуляторы, вернулся в режиссерскую и остановился на пороге, неприятно удивленный. Режиссер Сиволап сидел верхом на стуле и решал кроссворд в «Огоньке».

— Здравствуйте, — произнес Саня упавшим голосом.

Сиволап на миг приподнял голову, буркнул «угу» и снова опустил Он был весь поглощен кроссвордом.

— Он тоже едет? — шепотом спросил Саня у Злобина.

— Да… Теперь тащи штатив Живо!

Они вдвоем перетаскали в автобус всю съемочную и осветительную аппаратуру. Злобин сел, закурил.

— Кого ждем? — спросил Саня.

— Бяшу. На склад побежал. За лампами.

Бяша был осветителем. Молодой парень с курчавой, в мелких завитушках, как у барашка, головой. Поэтому его и прозвали Бяшей. Он привык и нисколько не обижался. Даже удивлялся, если кто-либо вдруг называл его настоящим именем — Яшей.

— Фу, дьявол!

Сиволап швырнул «Огонек» на стол.

— Что у тебя там? — спросил Санин папа; он тоже сидел в режиссерской и просматривал какие-то бумаги.

— А ну, а ну, может, ты! — оживился Сиволап. — Гигантское тропическое дерево. Шесть букв.

— Баобаб, — неожиданно для самого себя произнес Саня.

— Баобаб? — Сиволап снова схватил «Огонек». — Б-а-о-б-а-б… Браво, Саня! Может, ты еще скажешь и столицу республики Мали?

— Я тебе скажу — дай мне хоть шанс сравняться с Санькой, — засмеялся папа. — Город Порто-Ново.

— Нет, папа… Порто-Ново — столица Дагомеи. А столица республики Мали — Бамако.

— Браво! — воскликнул Сиволап. — Шесть букв и в середине «м». Подходит. Браво!

Все рассмеялись, и папа тоже — чуть-чуть принужденно.

— Смотри-ка! — сказал он. — Оказывается, в твоем море невежества нет-нет да и попадаются островки каких-то отрывочных знаний.

Ему было неловко за себя и приятно за Саню.

Сиволап двинулся через всю режиссерскую к своему столу.

— За это тебе конфетка.

Саня содрогнулся.

— Нет, нет, спасибо, не надо!

Ему повезло. Сиволап по дороге посмотрел в окно и, позабыв об обещанной карамельке, крикнул:

— Бяша на горизонте! По коням!..

Они поехали в городской музей. Расставили аппаратуру, установили на штатив «Конвас» — киносъемочную камеру — и начали готовиться. Сиволап со Злобиным расхаживали по помещению с таким видом, словно что-то потеряли. Они забирались на стулья, столы, прикидывая, с каких точек лучше снимать. Саня не отходил от них ни на шаг и смотрел на Злобина влюбленными глазами. Одно только его возмущало: почему Злобин во всем соглашается с Сиволапом? Сказал Сиволап: «Этот кадр — двадцать метров» — и Злобин покорно записывает: двадцать метров. Сказал Сиволап: «План средний, с переходом на крупный» — Злобин и здесь не возражает. А Саня непременно бы сделал все наоборот. Вместо двадцати — десять. Вместо крупного — мелкий. Назло Сиволапу!

Он не удержался и сказал тихонько Злобину, когда Сиволап отошел на несколько секунд:

— Что он все командует? Как будто мы хуже него знаем?

Злобин ответил сердито:

— А ну, марш к «Конвасу»! — неожиданно нахмурился Злобин.

Пришла с большим опозданием директор музея — толстая, рыхлая, восторженная женщина в очках. Она бестолково металась по залу, словно кошка, у которой отняли котят. Всем старалась помочь и всем мешала. Правда, ей ничего не говорили, только морщились — все-таки директор. Саню она называла на «вы», и это ему так льстило, что он все время старался попадаться ей на глаза.

— Время, время! — подошел к ней Сиволап. — Где же ваша экскурсия?

— Сейчас, сейчас, товарищ режиссер, — засуетилась она. — Вообще-то мы открываем позднее, но я звонила в школу, договорилась. Они уже вышли. Обождите немного, еще совсем немножечко. А вы сами видели эти листовки? Пойдемте, я покажу — они там, у окна. Изумительная находка! Изумительная!

Но Сиволап лишь отмахнулся нетерпеливо и отошел — он уже видел листовки сто раз. Она осмотрелась, кому бы все-таки показать?

— Вот вам обязательно следует посмотреть, — тяжелой рысцой подбежала она к Сане, который стоял возле «Конваса», — ведь вы будете их снимать. Так лучше предварительно глянуть.

— Я не оператор, — скромно ответил Саня. — Я только помогаю.

— Пойдемте, пойдемте. И вам пригодится, какая разница!.. Такой текст! Такой восхитительный текст!

Директор взяла его за локоть и повела к стенду возле окна. Там лежал небольшой саквояж, похожий на такой, который носят с собой врачи, только очень старый. Рядом горка типографского шрифта — литеры совсем потемнели от времени — и пачка пожелтевших листков.

— Вот они! — торжественно произнесла директор музея. — Вот они, наши новые экспонаты. Шрифт для подпольной типографии и прокламации к молодежи с призывом восставать против Колчака.

Саня потянулся к листкам.

— Осторожно! Ради бога, осторожно! — затрясла руками директор музея. — Это же большая историческая ценность!

— Правда?.. А на вид простые бумажки! — удивился Саня.

Тут директора музея зачем-то позвал Бяша, и Саня остался один. От нечего делать начал лениво читать текст и вдруг встрепенулся. От листка исходила непонятная сила, ударившая, словно электрический ток. Он стал читать снова, но уже не медлительно и лениво, как вначале, а пожирая глазами строки:

«Если ты молод, силен и здоров,

Если ты не трус и ненавидишь рабство,

Если ты скорбишь душой за страдающий народ,

Если муки твоих отцов и братьев болью отдаются в твоем сердце,

Если ты хочешь видеть светлое царство, созданное руками трудящихся,

Если ты хочешь победить в великой борьбе против угнетателей и начать строить новую жизнь

НЕ МЕДЛИ!

Помоги своему товарищу и брату — красноармейцу, который своей кровью и своей жизнью освобождает тебя от цепей рабства.

ВОССТАВАЙ!

Бери в руки оружие, бей палачей-колчаковцев!

Да здравствует народное восстание!

Довольно терпеть и покорно ждать петли!

СМЕРТЬ ИЛИ ПОБЕДА!»

Мимо Сани проходили молодые партизаны, опоясанные пулеметными лентами. Он слышал треск винтовок и пулеметов, уханье пушек. С гиком проносились всадники. На дорогах подымались столбы пыли от сотен и тысяч шагающих ног…

Как она сказала? Историческая ценность?

«Если ты молод, силен и здоров,

Если ты не трус и ненавидишь рабство…»

При чем тут история? Ведь эти слова можно обратить к молодым ангольцам, южноафриканцам, к неграм Кении, ко всем, кто сегодня сражается против угнетателей. Для них они зазвучат так, как звучали тогда…

Надо переписать, сейчас же переписать. А карандаш? У Злобина есть.

Саня оглянулся.

— Стой!.. Не оглядывайся! — услышал он истошный вопль Сиволапа. — Эх, такой кадрик!

— Больше не надо! Хватит, — по обыкновению хмуро произнес Злобин.

Только сейчас Саня понял: пока он читал листок, его снимали. Он не знал, что делать: радоваться или обижаться.

— Зачем же вы? — сказал он неопределенно. — Я просто смотрел — и все.

— Вот и хорошо, что просто смотрел! — Сиволап, ликуя, показал большой палец. — Во кадрик! Во кадрик! Саня, ты молодчина! Каюсь, я тебя недооценивал, каюсь! Ты гениальный ребенок! Сначала — баобаб, а теперь эти кадрики… Нет, ты скажи, Злобин, это ли не кадрики? Это не кадрики?

— Ничего себе, — сдержанно ответил Злобин. — Посмотрим после проявки. Свету вроде маловато.

Но по нему было видно: он доволен. Очень!

Пришла экскурсия школьников. Началась съемка. Саня помогал Бяше перетаскивать и устанавливать прожекторы, таскал за Злобиным аккумулятор. А в конце съемки, когда оставалось только снять на пленку листовки и шрифт крупным планом, Злобин, закрепив камеру на штативе, подозвал Саню:

— Снимай!

— Как? Я же…

— Кому я говорю! — обрушился на него Злобин. — Ты будешь снимать или нет?

Саня, замирая от счастья, нажал спусковую кнопку. Аппарат застрекотал.

— Еще снимай! Еще!

Он снял метров пятьдесят, не меньше.

— Вот теперь хватит.

Они стали собирать аппаратуру.

— Молодчина! Ну, молодчина! — все никак не мог успокоиться Сиволап. — Во кадрики! Смотри теперь себя в передаче.

— Когда?

— В субботу… А ты лучше приходи прямо на тракт — в пятницу, после обеда, часа в четыре. Скажешь дежурному — я разрешил.

— А можно я с собой ребят приведу? — расхрабрился Саня.

— Можно! Тебе все можно! — Сиволап потрепал Саню по щекам. — Только не больше ста.

— Что вы! Я всего двоих. Четверых — самое большое…

Саня на студийном автобусе не поехал. Он попросил у Злобина карандаш и стал переписывать текст листовки.

РЯДЫ ТАОБОСКОА РАСТУТ

Из музея Саня пошел в студию и домой вернулся вместе с папой.

— Сбегай во двор за Димкой, — сказала мама.

Димку Саня обнаружил за домом. Во главе отряда разнокалиберных дошколят он носился по сараям, уже очищенным от снега, перепрыгивая с одной крыши на другую и производя страшный шум.

— Димка, домой!

Димка ухнул с крыши прямо в сугроб, ушел с головой в снег. С трудом выбрался оттуда и, отряхнувшись, подбежал к Сане.

— Только папе не говори.

— Что вы тут придумали?

— Прыгаем. Храбрость воспитываем.

— На земле прыгайте. Зачем на крышах?

— На земле не страшно — значит, храбрость не воспитывается. Надо там, где страшно-.

— Ерунда какая!

Саня кривил душой. Ему тоже захотелось немножко повоспитывать храбрость на сараях. Но бегать по крышам сейчас, на виду всего двора, да еще с дошколятами…

На лестнице его остановил спускавшийся вниз мужчина.

— Зазнался, историк! Своих не узнаешь!

Рыжий археолог! С чемоданом, снова веселый, как в поезде, с насмешливым блеском в глазах.

— Ой, правда, не узнал… Вы меня искали?

— Пока еще не возникла надобность, — улыбнулся археолог. — Просто, заходил за вещами. Виталий Евгеньевич пустил меня на квартиру как прилетели из Подгорска.

— А сын как? — поинтересовался Саня.

— Представь себе — жив-здоров!

— Ага! — обрадовался Саня. — Я вам сказал тогда, что выздоровеет, а вы даже слушать не захотели… Он свинкой болел? Или коклюшем?

— Нет… Просто пуговицу проглотил. Вот такую большущую. Чуть не задохся.

— Пуговицу? — Саня расхохотался. — Так она ведь невкусная.

— Вот и я ему говорил: нашел что кушать!

— А он что?

— Не хотел, говорит, но она ведь круглая. Сама, говорит, скушалась… Ну, я пойду, они ждут меня возле столовой.

— Ананасы! — вспомнил Саня. — Вы же тогда в столовой сетку с ананасами забыли.

— Тсс! — Археолог приложил палец к губам. — Что было, то сплыло. О том дне — молчок! Пусть он останется нашей тайной. Нераскрытой тайной истории и археологии. Звучит?

— Звучит, — весело подтвердил Саня.

— Смотри, я на тебя очень рассчитываю… Забегай на досуге, коллега…

После обеда явился Боря. Он страшно стеснялся, не хотел раздеваться — видно боялся, что Санины мама и папа будут его упрекать за Подгорск. Но папы дома не было — уже ушел в студию, а мама вытащила из чулана в переднюю старую, перегоревшую электроплитку, которая года два как вышла на пенсию.

— Посмотри, Боря, что с ней случилось?

— У нас же две новых! — удивился Саня.

— Не твое дело! — отрезала мама. — Другой мальчик сам починил бы!.. Только здесь темно, Боренька. Пройди в комнату.

Боря занялся плиткой и перестал стесняться.

Они ждали до четверти пятого. Сокола все не было.

— Он не придет, — сказал Боря.

— Обождем до половины.

— Вот увидишь!

Сокол так и не пришел. Тогда решили: они отправятся за книгой сами.

Мама спросила:

— Куда?

— В библиотеку.

— В семь чтобы был дома.

— Хорошо, мамочка.

— Успеем? — шепотом спросил Боря.

— Все равно! Уйду! В семь — и кончено! Они меня даже как следует не поругали.

На улице возле дома кто-то крикнул:

— Стой! Стрелять буду!

Они обернулись. Виталий Евгеньевич!

— Зачем вы сказали папе? — упрекнул его Саня. — Я же просил.

— Разве? Понимаешь, последнее время какие-то странные провалы в памяти… Ты сердишься? Не надо! Есть даже древняя поговорка: «Ты сердишься, Юпитер, значит, ты неправ». Руку! Я тебя обидел, я тебя прощаю. Мирись, мирись, мирись, больше не дерись. Все. Мир!.. Расскажите лучше, как ваши дела, открыватели сокровищ?

Саня высвободил руку.

— Некогда, Виталий Евгеньевич. Мы очень спешим.

Виталий Евгеньевич сделал испуганное лицо.

— Где пожар?

— Мы не на пожар. В библиотеку.

— В библиотеку?..

Виталий Евгеньевич смотрел им вслед, пока они не завернули за угол.

В библиотеке пришлось раздеться, заполнить читательские карточки и дать твердое обещание, что шуметь и разговаривать в зале они не будут.

— А то смотрите, — предупредила дежурная, — больше не пущу. И так с вашим братом одни хлопоты.

Они вошли в читальный зал. В нем царила тишина, хотя за длинными, покрытыми зеленым сукном столами сидело много народу. На цыпочках ребята прошли к столу выдачи книг. Здесь хозяйничала старушка, очень похожая на библиотекаршу в Подгорске; такая же маленькая, такая же седая и сгорбленная.

Саня обрадовался ей, как доброй знакомой.

— Здравствуйте! Дайте нам, пожалуйста, книгу, — выпалил он единым духом.

— Тише! — старушка погрозила пальцем. — Ты не на улице!

— Здравствуйте! Дайте нам, пожалуйста, книгу, — едва слышным шепотом повторил Саня.

Она почему-то нахмурилась.

— Не умничай!.. И вообще, нечего вам такие книги читать.

— Вы ведь еще не знаете, какую.

— Нет, знаю. Из серии «Библиотека военных приключений». «Бумеранг не возвращается», «Кукла госпожи Дарк»…

— «Барк», — машинально поправил Саня. — Нет, нам совсем другую. «Новейшая и полная поваренная книга».

Старушка неожиданно разозлилась.

— Знаете что, шутники доморощенные, давайте-ка побыстрее отсюда! Ишь, шуточки придумали!.. Кому я сказала! — Старушка повысила голос и привстала. — Хотите, чтобы я позвала сторожа?

Саня и Боря, перепуганные и обескураженные, прошли через весь зал к выходу. В вестибюле они остановились.

— Чего она так? — спросил Саня чуть не плача. — Я ей и «здравствуйте», и «пожалуйста».

Мимо них прошла высокая светловолосая женщина в черном халате.

— Боря? — Она остановилась. — Что такой грустный?

— А почему она книгу не дает?

— Кто?

— В зале. Старуха. Злая, как ведьма.

— Так нельзя говорить о старших, — строго сказала женщина. — И потом, она не злая, а просто нервная. У нее четырех сыновей на фронте убило, никого не осталось.

Боря побагровел, даже уши сделались красными.

— А что книгу вам не дали, так это потому, что мальчишки безобразничают, — продолжала женщина. — Вчера вот из карикатур Бидструпа шесть листов вырвали. А она за каждую книгу болеет, за каждый листик.

— Мы не вырвем! — воскликнул Саня. — Нам только глянуть — и все.

— Ну хорошо. — Женщина посмотрела на часы. — Сейчас уже поздно, у нас короткий день. Приходите завтра, что-нибудь сделаем…

Они оделись, вышли на улицу.

— Тоже нашли работу — книги рвать! А потом из-за них… — Саня со злостью пристукнул кулаком по фонарному столбу. — Еще и завтра могут не дать.

— Обещала ведь.

— Кто она такая?

— Не знаешь? — удивился Боря. — Воробья мама.

— Правда?.. Слушай, знаешь что, пошли к нему. Он ее попросит — тогда наверняка!


Воробей встретил их не слишком приветливо.

— А, объявился Зуб! — Он метнул на Саню злой взгляд. — Как долг отдавать, так его не увидишь — без кино из-за него остался. А как драться, он — пожалуйста! — тут как тут… Ну, давайте, давайте! Герои! Двое против одного!

Волосы Воробья, стриженные ежиком, воинственно топорщились, острый нос задрался вверх.

Саня переглянулся с Борей.

— Почему драться? С чего ты взял?

— Сокол пугал. Только я не очень испугался.

— А ты не устраивай заговоров против Таобоскоа.

— Вранье! — крикнул Воробей. — Я никаких заговоров не устраивал. Просто ваш Сокол сам первый полез ко мне, а как получил по шапке, стал орать: «Всю Таобоскоа против тебя мобилизую! Темную устрою!».

Саня возмутился. Так вот почему Сокол решил ломать стенку и пугать Воробья! И еще наврал им всякое про него.

— Ты в Таобоскоа хочешь? — порывисто спросил он.

— Так вы же не принимаете.

— Примем. Вот сейчас прямо и примем. Так, Боря?

— Ну да. Большинство голосов — и все!

Воробей посмотрел на них недоверчиво.

— Но только Альфу вы мне все равно не присобачите.

— Черт с ней, с Альфой. Бери себе другую!

— А я не знаю какую.

— Ладно, потом придумаешь!.. Голосую. Я за то, чтобы принять. Ты — Игрек?

— Я тоже, — сказал Боря.

Ряды Таобоскоа увеличились сразу на четверть.

Не откладывая дела в долгий ящик, ребята тут же посвятили нового члена Таобоскоа в семейную тайну купцов Федоровых. Воробей слушал, разинув рот.

— Врете?

— Вот письмо. Читай сам!

Воробей прочитал и запрыгал от восторга.

— Сила!.. Завтра книга будет у нас, вот увидите!

— Но если твоя мама узнает, какую книгу нам надо… — усомнился Саня.

Воробей задумался — очень ненадолго; он был скор на придумки.

— Мы скажем, что вы хотите выписать разные блюда для своих мам. Ну, вроде как сюрприз.

— А потом моя мама встретит в школе твою маму…

— Подумаешь!

— Нет, я не хочу больше врать.

— Ну, тогда спиши. Трудно, что ли, списать несколько рецептов? Вот и будет правда!

— Да, ребята! — вспомнил Саня. — Я сегодня листовку какую в музее списал! Надо послать в Африку. Знаете, как она там пригодится.

Он вытащил из кармана бумажку с текстом листовки и стал читать вслух:

— «Если ты молод, силен и здоров, если ты не трус и ненавидишь рабство…»

Он прочитал всю листовку. Ребята сидели, не шелохнувшись.

— Сила! — тихо произнес Воробей.

— Так пошлем?

— Само собой… Но как? У партизан ведь нет почты.

— А если в ООН?

— Куда-куда?.. Да там знаешь, каких полно — все время против голосуют. Не передадут!

— Не передадут! — подтвердил Боря.

— Тогда нашим. — У Сани заблестели глаза: нашел все-таки выход! — Они поедут в ООН на заседание…

— Ассамблею, — поправил Воробей.

— Ну, ассамблею… Поедут и передадут. Наши обязательно передадут!

— Передадут, — подтвердил Боря.

Из репродуктора, висевшего на стене, у двери, послышался голос: «Начинаем нашу вечернюю передачу…».

— Ой, ребята! — спохватился Саня. — Сколько сейчас времени?..

Он прибежал домой, обессиленный, потный, и, не раздеваясь, ворвался в столовую.

— Я здесь! — крикнул он, прерывисто дыша.

Мама посмотрела на папу, папа на маму, и оба удовлетворенно улыбнулись.

Было ровно семь.

IX

ВОРОБЕЙ И СОКОЛ

Утром мама сказала:

— Папа велел передать, чтобы ты был в студии в одиннадцать. Какую-то пленку там проявляют.

— Я не смогу, мамочка. У меня дело.

— Что за такие таинственные дела, хотела бы я знать? Носишься, носишься по городу целыми днями. То от книг не оторвать было, а теперь совсем их забросил. И уроки… Когда ты думаешь уроки делать, интересно? Три дня осталось.

— Нам не задали на каникулы.

— Ничего?

— Ничего… Елизавета Петровна сказала, чтобы мы не перегружались.

Мама засмеялась:

— А то, я смотрю, ты очень загружен…

На улице снова потеплело. Солнышко старалось вовсю, и зима опять заплакала горючими слезами. От теплого асфальта потянулся легкий парок. В тех местах, где тротуары уже просохли, возникли классики, начерченные мелом. Первые энтузиасты этого вида спорта прыгали на одной ноге, расстегнув шубки и тяжелые зимние пальто.

Всем было весело. Весна улыбалась прохожим, и они улыбались друг другу.

У входа в библиотеку Саню ждали Боря и Воробей. Они снова проделали весь вчерашний путь: раздевалка, вестибюль, зал. Только на этот раз здесь было гораздо меньше народа и за столом выдачи сидела не старушка, а мама Воробья.

— Обождите, ребята. Сейчас подойдет Констанция Сергеевна.

Констанция Сергеевна оказалась той самой старушкой, которая вчера встретила их так неприветливо.

— Вот эти? — спросила она у мамы Воробья и, подойдя к ребятам, улыбнулась: — Обиделись на меня?.. Вы уж не обижайтесь. Как раз до вас приходили двое — такие нахалы! Дайте нам «Медного всадника без головы» — и еще ухмыляются. Я подумала, вы тоже из их компании… Прошу за мной. В хранилище!

Старушка произнесла это слово торжественно и многозначительно. Вероятно, точно таким же тоном ученый-атомник приглашает гостей осмотреть свою гордость: какой-нибудь невиданный реактор или синхрофазотрон.

Они гуськом прошли две большие комнаты, уставленные полками с книгами, и оказались в третьей, точно такой же, как и две предыдущие, только, пожалуй, несколько более светлой и просторной.

— Лидушка, — сказала старушка женщине в черном халате. — Дай-ка им «Новейшую и полную поваренную книгу».

— Этим?!

— Ну что ж, раз их интересует. Посади их за стол у окна. Пусть здесь посмотрят. — Старушка пошла к выходу, но, вспомнив, остановилась. — А ты знаешь, где она лежит? На полке редких. Внизу.

— Знаю. Ее уже сегодня смотрели.

Саня встрепенулся. Смотрели?

— Кто? — не мог удержаться он.

Библиотекарша покосилась на него, но ответила:

— Археолог один. Басистов.

Археолог? Неужели…

— Рыжий! — воскликнул он.

— Как раз наоборот. Черный.

Нет, не тот…

— А зачем ему?

— Что у тебя, монополия на поваренные книги? — библиотекарша посмотрела на него сердито. — Руки чистые?

Ребята, как по команде, повернули к ней ладони.

— Идите к столу. Я принесу…

И вот перед ними лежит большой том, переплетенный в старую, всю потрескавшуюся, темно-серую кожу. Трое рук сразу хватаются за верхнюю крышку переплета.

— Так нельзя, — останавливает друзей Боря. — Порвем! Пусть Саня один.

Саня медленно открывает титульный лист.

— «Новейшая и полная поваренная книга, — читает он вслух. — Тысяча семьсот девяностый год».

Он переворачивает страницу. На следующем листе — овальная печать. «Из книг Ф. В. Федорова», — гласит надпись.

— Она! — радостно восклицает Саня.

— Она! — шепчет Боря.

— Она! — улыбается Воробей.

Ребята начинают листать страницы. Мелькают странные и непонятные названия блюд: «Пастернак с собайоном», «Стуфат по-итальянски», «Гусарская печень», «Марешаль из пулярки»…

— Вот это да! Не хотите попробовать?

Саня, смеясь, показывает пальцем на три строчки, набранные черным шрифтом: «Голова старого вепря и прочия жаркия, подаваемыя холодными на стол в день Светлаго Христова Воскресенья».

— Дальше, дальше! — торопит Боря.

Вот уж и конец. Нет внутри книги никакого тайника. Теперь надо внимательно осмотреть переплет. Верхняя крышка не очень толстая. Саня на всякий случай прощупывает ее пальцами: бриллианты бывают и небольшие, с горошинку, даже меньше — он спрашивал у папы.

Ничего нет!

А сбоку? Тоже ничего.

Остается нижняя крышка. Вон она какая тяжелая!

— Двойная, ребята! — торжествует Саня. — Вот одна стенка, вот другая…

И вдруг Санины пальцы нащупывают на краю переплета разрез. Бледнея, он поднимает крышку.

Так и есть! Нижняя крышка переплета разрезана. Она пустая и дряблая, как выпотрошенное рыбье брюхо!


Долгое время ребята сидели молча, потрясенные неудачей. Кто-то побывал здесь до них!

— Археолог тот. Басистов, — наконец уныло произнес Саня.

Воробей потрогал разрез, посмотрел его на свет.

— Не может быть! Разрез старый. Видишь, сколько пыли?

Он снова стал медленно листать страницы. Что-то привлекло его внимание.

— Послушай, Сань, может, никаких драгоценностей здесь и не было?

— А письмо?

— В нем ведь не сказано: «Бери в книге» или «Ищи в книге». Сказано: «Смотри в книге».

— Какая разница?

— А такая, что надо смотреть получше… Вот здесь, например, подчеркнуты какие-то цифры. Видишь?

Саня глянул через плечо Воробья. В самом деле, под некоторыми номерами блюд виднелись карандашные черточки. На другой странице тоже. И на третьей…

— Ты думаешь, шифрованное сообщение?

— Не знаю. Может быть. Посмотрим.

— Правильно! — Саня вновь воспрянул духом. — Шифрованное сообщение. Где искать драгоценности… А, Борь?

Боря верил и не верил.

— А разрез?

— Что разрез! Что разрез! — закипятился Саня. — Много ли драгоценностей сюда положишь! У Федорова знаешь сколько их было! Целые сундуки!

— И он их спрятал, — поддержал его Воробей. — Закопал или в стене замуровал. А где — здесь сказано!

Он ткнул пальцем в книгу.

— Хорошо, предположим, шифр, хотя вы еще не доказали, — Боре и самому хотелось, чтобы это был шифр, но он не любил принимать все на веру. — Думаете, расшифровать так просто?

— Ого! Уже ему и расшифруй! Давай сначала выпишем, что подчеркнуто.

Они принялись за дело. Воробей внимательно осматривал страницы и диктовал:

— Девять… Два… Семь… Двадцать… А здесь почему-то не цифра подчеркнута, а точка.

— Ну ее — какую-то точку! — Саня нетерпеливо пристукнул карандашом. — Давай дальше!

— Нет, если подчеркнуто, значит, не зря! Записывай: Семь… Точка… Пять.

Примерно на середине книги черточки кончались. Рядом с последней черточкой стоял восклицательный знак, сделанный все тем же карандашом. Теперь Воробей окончательно уверовал, что длинный ряд цифр, записанный Саней, не что иное, как шифрованный текст.

— Проверим еще раз.

— Зачем? Все правильно!

Но Воробей настаивал. Одна только неверная цифра — и попробуй тогда, расшифруй.

Напоследок они еще раз полистали книгу и переписали несколько рецептов — для мам.

Саня наткнулся на инструкцию: «Как с пользой употребить испорченное мясо».

— Я еще вот что перепишу.

Прочитал и возмутился.

— Вы только посмотрите, что они делали!

В инструкции было сказано: «Возьми уксус. Положивши в оный испорченное и к столу не годное мясо, вымочи хорошенько. Затем, посоливши круто, отдай оное на обед дворовой челяди».

— Вот фашисты! — Воробей нахмурился. — «Отдай оное на обед челяди». Челяди, значит, можно. А сами жаворонков лопали.

— Жаворонков? Где?

— Пожалуйста! — Воробей ткнул пальцем в рецепт. — «Жаворонки под соусом». Представляешь, сколько жаворонков надо было, чтобы им брюхо набить. Они же крошечные.

— Зато поют как! — Саня слушал пение жаворонков летом, когда ездил в деревню к бабушке. — Высоко-высоко в небе… Даже не видать — одна точечка… Только мало их совсем.

— Оттого и мало, что эти пожрали.

Подошла библиотекарша.

— Вы еще долго? У меня обед.

— Уже все. — Саня подал ей книгу. — Большое спасибо!..

На улице Саня вспомнил, что в гостинице Подгорска Виталий Евгеньевич упомянул о шифрах.

— Надо к Виталию Евгеньевичу, — предложил он. — В детстве он выдумывал всякие шифры. Может, подскажет.

— В прошлом году в пионерском лагере мы тоже выдумывали, — сказал Воробей. — Зашифровывали, расшифровывали. Здорово интересно! У нас пионервожатый был — сила! Только я уже забыл как.

Они условились, что Воробей попытается разыскать пионервожатого из лагеря — он работал в одной из школ Южного поселка. А Саня с Борей тем временем поговорят с Виталием Евгеньевичем.

— Только о книге ему ни слова! — предупредил Воробей. — Скажите, играем.

— А то мы не знаем, — маленькие…

Виталия Евгеньевича дома не было. Вместо него в круглой комнате они застали Сокола.

— Скоро придет. За пивом побежал. А зачем он вам?

— Так, — уклонился Саня от ответа.

— Скрываете, да? Ходили в библиотеку?

— Ходили.

— Без меня?

— Ты же не пришел. Мы с Воробьем.

Наступила долгая пауза.

— Та-ак, — зловеще протянул Сокол. — Значит, докатились до предательства. Выдали тайну Таобоскоа постороннему человеку.

— Воробей не посторонний. — Саня решил сразу сказать всю правду. — Он член Таобоскоа.

— Приняли! — Вид у Сокола был такой, что Саня невольно отступил: вдруг бросится? — Без меня? Это правильно, Борька? Ты считаешь — правильно? Считаешь — законно?

— Ты был против, — спокойно, не торопясь, ответил Боря. — Мы двое — за. Двое против одного. Все законно.

— Так вот послушайте, что я вам скажу! — Сокола распирало от злости; Саня его никогда еще таким не видел. — С ним или без него — вы все равно ничего не найдете. Ровным счетом ничего!

— Это почему?

— А потому, что ничего нет и не может быть! Я все выдумал, я! У вас не хватило бы пороху!

— Брось! — возмутился Саня. — А письмо?

— Что письмо!.. В нем ничего нет, в твоем письме. Что-то кто-то когда-то куда-то положил — ха-ха!

— Там все сказано… А вот ты… Ты заврался! Кругом заврался! Что тебя не пустили в Подгорск наврал, про Воробья наврал!

— Слушай, я тебя…

Сокол сжал кулаки. Ох, как он надавал бы сейчас этому нахальному Саньке! Но рядом с Санькой стоял Борька — тот посильнее.

— Дураки! — закричал Сокол. — Я вам все выдумал! И Таобоскоа, и клятву, и драгоценности! А теперь вы смеете еще идти против меня! Так вот, я выдумал, я и разрушаю. Все! Нет больше Таобоскоа! Кончено!

— Для тебя нет, а для нас есть, — невозмутимо возразил Боря. — И будет. Без тебя, а все равно будет.

— Тогда придумывайте себе другое название, другую клятву — все-все!

— Почему это? Ты уходишь, ты и придумывай.

— Нет, вы! Вы!

За шумом они не заметили, как вошел Виталий Евгеньевич.

— Имею честь представиться. — Он шутливо поклонился. — Хозяин данного театра военных действий… Между прочим, известно ли воюющим сторонам, что в нашем городе, начиная с первого января прошлого года, запрещена подача звуковых сигналов?..

— Ну и что?

У Сокола от ярости пылало лицо.

— А то, что нельзя орать на всю улицу, о, ты, которого в простонародье именуют Соколом!

Он снова отвесил церемонный поклон.

Сокол схватил свое пальто, лежавшее на стуле, и выскочил на улицу, грохнув дверью.

— Какой пассаж! — Виталий Евгеньевич недоуменно посмотрел ему вслед. — И учтите, джентльмены, все от нервов! Или от радиации.

— Какая там радиация! — Саня лизнул пересохшие губы. — Мы с Воробьем подружились, вот он и психанул.

— Ай-яй-яй! Сменяли Сокола на Воробья! — Виталий Евгеньевич сбросил пиджак, сорвал галстук, повалился на диван и хлебнул пива прямо из бутылки. — Выкладывайте, что привело вас в сию скромную обитель.


Икс, Игрек, Зет

— Вы вот говорили, что шифры сочиняли. А разгадывать их вы тоже умеете?

— А? — Виталий Евгеньевич рывком поднялся с дивана. — Нашли что-нибудь?

— Нет… Просто так… Игра такая у нас.

Виталий Евгеньевич внимательно посмотрел на Саню и снова лег.

— Что-то не помню. — Он попивал пиво маленькими глотками. — Каких-то там букв меньше, каких-то больше. Словом, все зависит от букв. Понимаешь?

Саня ничего не понял.

— Как это?

— Очень просто! А, бе, ве, ге, де… И дальше.

— Е, же, зе…

— И, ка, эл, эм… — продолжил Боря.

— Замечательно! Вы отлично все сами знаете… Скажите, джентльмены, вам не кажется, что продолжительность данного визита уже выходит за рамки приличия? — Виталий Евгеньевич смачно зевнул. — Пардон, молодое поколение, но я ощущаю настоятельную потребность в обновлении организма.

— Как это? — спросил Саня.

— Одним словом, я буду дрыхнуть, — популярно разъяснил Виталий Евгеньевич. — Прошу очистить помещение…

Они спустились вниз, к Сане.

— Что-то рано, — удивилась мама.

— А, устали бегать…

Но не прошло и пяти минут, как с улицы прибежал Димка.

— Иди, Саня, тебя там зовут.

Саня выглянул в окно. Во дворе стоял возбужденный Воробей и делал энергичные знаки руками.

— Побежали! — крикнул Саня Боре, одеваясь на ходу.

— Вы же устали, — вышла из кухни мама.

— А мы уже отдохнули!..

Воробей встретил их на крыльце. Он размахивал какой-то бумажкой.

— Вот!

— Пионервожатого нашел? — обрадовался Саня.

— Нет. У меня, оказывается, было записано.

Воробей подал ребятам бумажку. «В русском тексте, — прочитали они, — на каждую тысячу букв приходится в среднем 112 «о» и 75 «а». Эти две буквы вместе обычно занимают почти пятую часть текста».

Лицо у Сани разочарованно вытянулось.

— Все?

Воробей улыбался.

— Все. Попробуем начать расшифровку.

— Саня, обедать! — позвала мама в форточку.

— Сейчас, я только…

— Скорей, скорей!

Пришлось идти…

На обед были котлеты.

— У, опять котлеты, — поморщился Саня.

— А что бы ты хотел? — спросила мама.

— Ну… Например, фазана.

— Что? — Мама рассмеялась. — Вот уж никогда не приходилось готовить.

— Не знаешь как? — обрадовался Саня. — Сейчас!

Он выскочил из-за стола, умчался в детскую и притащил рецепт, выписанный из поваренной книги.

— Вот! «Приготовление фазана. Как выпотрошишь его, нашпигуй и изжарь на вертеле, с его потрохами, которые изруби с собственным его салом или свиным…». Так сделаешь?

— Дурачок! Их ведь нет в продаже.

— У, значит, я зря выписывал.

— Почему зря? Вот вырастешь, пойдешь на охоту, убьешь пару фазанов, тогда пожалуйста… Ну, ешь, ешь! Остынет!

„ДОМА НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ“

К расшифровке приступили после обеда. Собрались у Воробья — его мама сегодня дежурила в читальном зале и комната до самого вечера была в полном их распоряжении.

Саня снова был полон радужных надежд. Ему казалось, что стоит только на место цифр подставить буквы — и готово. Читай текст!

Но оказалось, что все это делается далеко не просто.

Воробей положил на стол карандаши, вырвал из толстой тетради несколько чистых листов.

— Давайте сначала выпишем все цифры на отдельный лист, — сказал Воробей.

Вот что у них получилось:

9 2 20 7 • 5 1 22 10 7 5 3 1 • 12 2 17 14 13 • 26 18 14

30 • 18 9 6 7 15 • 8 2 8 3 14 7 24 17 30 • 18 1 19 7 14 30 •

10 • 2 20 17 4 • 10 17 1 • 15 1 16 13 14 • 10 • 14 7 13

5 13 4 1 • 8 2 9 • 15 1 17 14 5 13 11 1 13 • 10 • 9 2 20 1 •

9 7 5 13 15 2 10 7 • 5 7 • 6 2 20 7 5 2 10 17 4 2 13 • 2 17

14 2 6 2 16 5 2!

Саня и Боря посмотрели на ряд цифр, потом друг на друга. Лица у них сделались длинными и скучными.

— Ой, Воробей, как же мы…

Но Воробей и не думал унывать. Его острый нос, казалось, вздернулся еще выше.

— Не ной, Санька!.. Теперь вот что, ребята, надо сосчитать, сколько раз повторяется каждая цифра.

Они стали считать.

— Так каких же цифр больше всего? — спросил Воробей, когда сложные подсчеты подошли к концу.

— Двоек и семерок, — сказал Саня.

— Семерок — десять, двоек четырнадцать, — уточнил Боря. — Что дальше?

— Значит, будем считать, что двойка — это «о», а семерка — «а», — сказал Воробей, и сразу же предупредил: — Только вы не очень радуйтесь. Можно и ошибиться. Тогда опять все сначала… Теперь вместо этих цифр надо подставить буквы. Посмотрим, что у нас тогда получится.

Получился все тот же непонятный ряд цифр. Появившиеся кое-где «о» и «а» ровным счетом ничего не проясняли. У ребят вновь упало настроение.

— Вот так! — Воробей не обращал внимания на их мрачные взгляды. — А сейчас будем искать слово, за которое можно уцепиться.

— Где же тут слово? — недоверчиво спросил Саня. — Сплошные цифры!

— А точки? Видишь точки? Они, наверное, отделяют слова друг от друга. Ну, ищите, в каком слове больше всего «о» или «а».

Таким словом оказалось самое последнее в тексте, после которого стоял восклицательный знак.

о 17 14 о 6 о 16 5 o!

— Целых четыре «о»! — воскликнул Воробей. — И, к тому же, на «о» начинается, на «о» кончается. Нам, кажется, повезло, ребята!

— Совсем как кроссворд. Я их тысячу раз решал, — небрежно бросил Саня. — Вчера вот, например.

— Давай тогда ищи! На «о» начинается, на «о» кончается.

— «Остроумно»!

Саня был в восторге, что так быстро придумал.

— Так здесь же три «о», а надо четыре.

— «Околдовано», — предложил Боря после долгого раздумья.

— Не пойдет, — покачал головой Воробей.

— Почему?

— Во-первых, в нашем слове после первого «о» стоят две другие буквы, а в слове «околдовано» всего одна — «к». А, во-вторых, что этот Федоров — сказку зашифровал? Какое тут может быть колдовство!

— «Осторожно»! — воскликнул Саня.

Воробей примерил слово и взглянул на Саню с одобрением.

— Другое дело! Попробуем.

Теперь они располагали уже небольшой табличкой:

2 = о

7 = а

17 = с

14 = т

6 = р

16 = ж

5 = н

Подставив вместо цифр вновь полученные буквы, Воробей обратил внимание на третье от начала слово. В нем не хватало всего двух букв:

12 ост 13

— «Ост», «ост»… Ну-ка, ищите подходящее слово!

— «Кости», — поспешил Саня.

— Будет он сообщать о каких-то костях! — усомнился Воробей.

— «Мосты», — сказал Боря.

— Попробуем.

Они поставили вместо цифры 12 букву «м» и вместо 13 — «ы» и стали расшифровывать дальше, используя эти буквы. Но вскоре зашли в тупик. Получалась бессмыслица.

— Ничего не поделаешь! — вздохнул Воробей. — Придется вернуться обратно к «ост».

Саня бросил карандаш.

— Не получится! — в голосе у него звучало отчаяние. — Не сумеем!

— А ты уже сразу в кусты, — разозлился Воробей. — Знаешь, как мы в пионерском лагере? Однажды двое суток расшифровывали, что нам вожатый написал. С утра до отбоя. А потом еще ночью вставали и расшифровывали… Чем паниковать, давай лучше придумывай слова с «ост» в середине. Ты же кроссворды решал.

— «Ост», «бост», «вост», — Саня пробовал слог на все лады. — «Гост»… «Гости»! А?

— Не знаю. Надо попробовать.

Сане показалось, что они опять запутались. Но нет, Воробей оживился!

— Ага, что-то получается! Смотрите: вот окончание слова — «жит», а впереди две неизвестные еще буквы.

— «Бежит», — с ходу придумал Саня.

— Еще!

— «Тужит».

— Еще!

Саня подумал немного:

— «Жужит».

— Эх ты, — зажужжал! Ведь «жужжит» — два «ж».

— Может, «лежит»? — сказал Боря.

— «Лежит»? Сила! — обрадовался Воробей.

Он расставил вновь полученные «л» и «е» и сразу просиял.

— Выходит! Честное пионерское! Теперь наверняка! Вот уже что есть.

Саня посмотрел на листок. Расшифрованная часть текста выглядела так:

«- о - a не - - ан - е гости - - т - - - рал - о - - та - с – е - ат - - о – с - - се лежит – таини - е  - о -  лестни - еи - - о - е – анило - а на – ро – ано – с - ои осторожно!»

— Ура! — завопил Саня.

— Тише ты! Еще не кончено.

Дальше пошло легче. Они довольно быстро сообразили, что «не — ан — е гости» может означать только одно: «незваные гости» и, таким образом, нашли еще одну очень важную букву — «в».

Еще полчаса напряженной работы — и перед ребятами уже лежал полностью расшифрованный текст. Он гласил:

«Дома незваные гости. Чуть удрал. Попытаюсь уехать в Омск. Все лежит в тайнике под лестницей в доме Данилова на Романовской. Осторожно!».

Подписи не было.

Бурные дикарские пляски на столе, на стульях, на диване прекратились лишь после того, как снизу прибежали соседи и заявили, что у них сыплется штукатурка и вот-вот сорвется люстра. И только тогда Саня вдруг сообразил, какие серьезные последствия может иметь их новое открытие.

— Так что же, опять в Подгорск?

Саня растерянно посмотрел на друзей.

Они молчали.

X

НА БЫВШЕЙ РОМАНОВСКОЙ

Боря примчался рано утром. Обычно такой спокойный и невозмутимый, он выглядел очень взволнованным.

— Есть новость!

— Что такое? — встревожился Саня.

Боря показал глазами на Димку: не при нем же!

— Давай отсюда, Димка! — приказал Саня.

Димка не проявил никакого желания уйти добровольно. Саня, которому не терпелось поскорее услышать новость, не долго думая, вытолкал его из детской. Но тут же ему пришлось раскаяться в этом опрометчивом поступке. Димка пустил в ход свое безотказное оружие: он поднял рев.

Прибежала мама, стала его успокаивать.

— Нехорошо так, мальчики. Что вы его из комнаты гоните? Пусть он тоже с вами играет.

Теперь избавиться от Димки не было никакой возможности. Но Саня все же придумал, как обвести его вокруг пальца. Пусть сидит! Все равно ничего не поймет.

— Что с ними случилось, с теми мальчиками?

Повернувшись к Димке спиной, он усиленно моргал. Но Боря не понял.

— С какими мальчиками?

— О которых ты хотел рассказать.

— А-а! — Боря кивнул: ясно! — Им никуда не надо ехать. Романовская здесь. Наш Московский проспект — он так раньше назывался.

— Правда? — обрадовался Саня. — А дом Данилова?

— Напротив синего универмага. Кирпичный, двухэтажный, на углу, — знаешь?

— Я знаю! — вмешался Димка. — Тот, который на ремонте.

— На ремонте?

Саня переглянулся с Борей.

— Ага. Уже целый год. Рядом портниха живет — я ходил с мамой, когда мне костюм шили.

— И еще те мальчики узнали, что под лестницей там чулан, — продолжал Боря.

— Кто тебе… Кто им сказал?

— Дед. Он туда плакать бегал.

— Ты что!

— Не сейчас. Когда маленьким был, — пояснил Боря. — Он напротив работал, в сапожной. Хозяин его лупил каждый день.

— Как Ваньку, — снова вмешался Димка.

— Какого Ваньку? Что ты выдумываешь?

— Сам ты выдумываешь! Ванька по радио выступал. Жуков его фамилия. Ты ведь тоже слушал. Он еще письмо писал дедушке в колхоз и без марки в ящик бросил… А какие мальчики? Я их знаю?

Нет, при Димке было совершенно невозможно говорить о делах!

— Айда на улицу!

В прихожей мама одевалась перед зеркалом.

— Ты куда, Саня?

— Так…

— Посиди дома. Мне в поликлинику к одиннадцати. Я могу там задержаться.

— Ой, мамочка, нам с Борей нужно уйти!

— А Димка?

— Пусть на улице побудет.

— Нет. Я боюсь оставлять его одного. И потом, он то и дело прибегает домой: то поесть, то попить, то еще что-нибудь. Если хочешь идти — бери его с собой. Только смотри, чтобы по лужам не бегал. Вчера набрал воды полные боты.

— Вот! Тащись с ним! Всегда так! — заныл Саня.

Но маме некогда было слушать. Она взяла сумку, надела перчатки.

— Захотите есть — там все на столе.

Хлопнула дверь.

— Что делать? — повернулся Саня к Борьке.

Тот наморщил лоб.

— Брать его на буксир и идти к Воробью…

Всю дорогу Димка не дал им слова сказать. Он был страшно рад, что идет с такими взрослыми ребятами, и болтал, болтал без умолку.

Возле самого дома Воробья Саню окликнули:

— Эй, историк!

Снова рыжий археолог! И не один. Рядом с ним катился шар на двух коротеньких ножках.

— Бери Димку, — сказал Саня Боре. — Я вас здесь обожду. Только быстрее!

Он подошел к археологу.

— Тоже историки? — Тот, озорно блеснув глазами, кивнул в сторону исчезнувших в подъезде Димки и Борьки.

— Ага… То есть — один. Второй — мой младший братан. Навязали, не с кем дома оставить, — пояснил Саня; еще, не дай бог, археолог подумает, что он водится с малышами. — А это и есть ваш сын?

— Он. Нравится?

— Ничего себе. Смешной.

— А мне так очень нравится. — Археолог поправил кудряшки, выбившиеся из-под шапки сынишки, такие же рыжие, как у него. — Вот, вышли с ним погулять.

От мехового шара отделилась рука и показала вдоль улицы.

— Дом. Там.

— Верно! Дом, дом! — Археолог так обрадовался, словно забыл, где живет, и теперь ему показали. — Он тебе бабушкиным домом хвалится. Видишь — маленький, зеленый.

Возле дома, обнесенного изгородью, стояла молодая женщина и, улыбаясь, махала рукой.

— Ма-ма, — сказал меховой шар.

Археолог подхватил его на руки.

— Мама — правильно!

— Домой!

Меховой шар потянул археолога за рукав.

— Да, да, сейчас, товарищ Басистов… Вот только дай сначала руку дяде историку.

— Его фамилия Басистов? — поразился Саня.

— А как же! Папа Басистов, и он тоже. Так уж заведено.

— Вы — Басистов?

— Ты не знал? — Археолог улыбнулся. — Ну, ничего, вот теперь и познакомились.

Нелепое, невероятное подозрение вновь возникло у Сани.

— Вы вчера в библиотеку ходили? Книгу там брали: «Полную и новейшую поваренную»?

— Поваренную? — Археолог рассмеялся. — А как же: я других не читаю, только поваренные. И еще про вязанке на спицах. Только поваренные все-таки вкуснее.

Шутит…

Верно, библиотекарша говорила — черный. Не он!

— Значит, есть другой археолог Басистов. — Саня облегченно вздохнул. — А я уже подумал, вы за нами все время следите…

Он спохватился и замолчал.

— Какое-нибудь великое открытие? Эх, не знал раньше, а то бы перехватил для своей диссертации… Слушай, а из какого исторического слоя ты выкопал еще одного археолога Басистова? Такого ведь нет в природе.

— Есть — вы просто еще не встречали. Нам вчера сказали в городской библиотеке.

— Не может быть! Чтобы я бы да своих братьев-археологов не знал…

Тут меховой шар стал проявлять явные признаки нетерпения.

— Идем, идем!

Археолог подал Сане руку и крикнул, уже уходя:

— А этого второго Басистова встретишь — обязательно мне скажи. Я здесь теперь живу, с семьей вместе. Интересно на него взглянуть, на своего двойника. Договорились?

— Хорошо…

Саня хотел подняться к Воробью, но из подъезда уже вышли Воробей и Боря. Позади них, словно жеребенок, резвился и скакал Димка.

— Надо скорей туда, — сказал Воробей.

Вид у него был озабоченный.

— А что?

— А то, что Басистов вчера после обеда приходил снова. Сидел над книгой до самого закрытия. Мама говорит, что-то он записывал.

— Ты думаешь…

— Откуда я знаю? Надо туда!..

Димка был прав. Дом, действительно, только что отремонтировали. Леса уже разобрали. Рабочий сносил на край тротуара строительный мусор.

Ребята, никем не замеченные, шмыгнули в подъезд. Никакого чулана под лестницей не было. Вместо него стояла глухая стена.

— Встроили в нижнюю квартиру! — догадался Воробей. — Чулан теперь там.

Вход в квартиру был со двора. Они глянули в одно из окон. Блестящий свежевыкрашенный пол, новые обои, еще кое-где со следами непросохшего клея, белый до неправдоподобия потолок. И пустота. Даже стула ни одного!

Они вернулись на улицу.

— Дяденька! — обратился Воробей к рабочему, убиравшему мусор. — Где сейчас живут эти, из нижней квартиры?

— Шофер?

— Да, да!

— А зачем тебе?

— Папа послал, — соврал Воробей. — С машиной там что-то.

— Вон, видишь, в переулке новый дом?.. Десятая квартира.

Посовещались, кому идти и что говорить.

— Придется тебе, Сань! — сказал Воробей. — У меня вид какой-то не такой — все сразу начинают что-то подозревать; сам не пойму — почему. Борька мямлит очень. А ты самый раз. Вежливый и робеешь — им сразу тебя жалко.

Доводы были убедительными. Пришлось идти, оставив Димку на попечении друзей.

Десятая квартира помещалась на третьем этаже. За дверью слышались голоса. Саня постучал.

— А ведь не хотел идти ни за что! — произнес кто-то грубым голосом.

— Соскучился, наверное.

Раздались шаги. Какие-то странные. Один обычный, а другой — словно на пол ставили бетонную тумбу — бум, бум, бум.

Дверь открылась. На пороге стоял немолодой мужчина. Саня уставился на его левую ногу. Она была в белом гипсовом футляре.

— Кто пришел!.. Заходи. Герой, герой!.. Что, не признаешь?

— Н-нет.

— Да я же дядя Петя! Не помнишь?.. А за конфетками кто ко мне бегал? «Дядя Петя, дай кетю» — ха-ха-ха!

Саня не помнил, но из приличия улыбнулся тоже.

— Раздевайся, что стоишь?

Мужчина обождал, пока Саня скинет пальто, и повел его в комнату, тяжело бухая загипсованной ногой.

В комнате сидел еще один мужчина, тоже немолодой, с длинными пушистыми усами. На столе стояла бутылка, пара рюмок, селедка.

— Жених! — сказал дядя Петя, больно стукнув Саню по плечу ладонью. — Вот растут, а?

— М-м, — промычал усач.

— Сколько тебе уже годков настукало?

— Двенадцать будет в июне.

— Ого!

Саня чувствовал себя очень неловко. Он все силился вспомнить, кто такой дядя Петя. Но никак не удавалось. Вероятно, он был тогда совсем маленьким.

— Светленький. — Дядя Петя, улыбаясь, рассматривал его. — Весь в маму.

— Нет, моя мама брюнетка.

— Уж я твою маму не знаю! — Дядя Петя весело подмигнул усачу. — Да я ее на руках таскал, когда она еще соску сосала. Скажи ему, Васильич!

— М-м, — снова промычал тот.

— Вот видишь… Да-а, идет время, идет… Ну, по второй, Васильич?

— Никак нельзя. — Усач с сожалением посмотрел на бутылку. — Мне уже идти. Я ведь только проведать — и на смену.

— Что ж, смена — дело святое… Ну, передай ребятам, так мол и так, помирать не собирается, кость заживает, через неделю-две будет на колесах. А Сережке скажи, чтобы он с третьей скоростью полегче. Если только он мне у МАЗа мотор надорвет, не посмотрю на его разряд по боксу.

— Что ты, он классный шофер!

— Молодой.

— Не беда! Молодой не молодеет, а вот старый старится… Ну, отдыхай.

Усач встал, потопал вразвалку к окну. Дядя Петя оглянулся недоуменно на Саню.

— Внучонка мне оставишь?

— Почему? К матери отведу. Вон он, в луже барахтается, моряк. — Усач постучал в окно. — Я тебе дам, сорванец!

— Как? — поразился дядя Петя. — Не этот?.. Ты чей?

— Я Зубавин… — Саня встал. — Из исторического кружка.

— Тьфу ты, пропасть! — сплюнул дядя Петя. — Ну, сиди.

Он проводил усача и вернулся.

— А я еще думаю — откуда такой здоровый? Тому-то лет семь, должно быть, не больше. — Он сконфуженно улыбнулся. — Вот история! Ладно… Что тебе?

— Квартира ваша, та, на проспекте… Наш кружок интересуется домом… И вот… Там под лестницей чулан…

Дядя Петя не стал ждать, пока он выпутается.

— А я ведь в том доме больше не живу, — сообщил он. — Как под капитальный ремонт его поставили, так нам новую квартиру дали — вот эту самую. Три комнаты, балкон. Кухня десять метров. Хорошая квартира, верно?

— Хорошая.

— А зачем тебе тот чулан понадобился?

— Видите… Он исторический… Мы хотели посмотреть. Только ход в него из квартиры. Мы думали, она ваша.

— Ход из квартиры? Значит, во время ремонта перестроили. При нас там никакого хода не было. Чулан и чулан, на замке — дворник в нем свой инструмент держал… И что там исторического? Пыль одна. Ну, мыши еще… Может, надписи какие?

— Д-да.

— Вот чудно! Живешь, живешь в доме, ничего не знаешь, а он — на тебе! — исторический. Чудеса!

— Извините, я пойду.

— Иди, иди… Я говорю — светленький, в маму, а он — нет, мама моя чернявая… Ну, кино, чистое кино!..

ДВОЙНИК АРХЕОЛОГА БАСИСТОВА

Саня вернулся ни с чем. Ребята сидели во дворе. На куче бревен были аккуратно сложены Димкины шуба, шапка. Рядом стояли его боты.

— Где Димка?

Саня испуганно уставился на большую лужу посреди двора.

— Нет, нет, не там! — успокоил его Воробей и показал пальцем на окно нижней квартиры. — Там!

— Как?..

Пока Саня отсутствовал, ребята обнаружили, что в одном окне, выходившем во двор, не закрыта форточка. Довольно большая! Димка сам вызвался пролезть в нее и открыть окно. Но оказалось, что квартира не пуста. В комнате рядом находилась девчонка. Она вошла в самый критический момент — Димка как раз спускался на подоконник.

— Подняла визг? — спросил Саня.

Воробей покачал головой.

— Хуже.

— Излупила Димку?

— Хуже… Заманила его в другую комнату — они сегодня утром туда переехали откуда-то, сложили вещи и оставили ее караулить.

— Не выпускает?

— Понимаешь… Там у нее куча игрушек.

— Он сам не идет.

Саня был потрясен. Игрушки, куклы — он так и знал, что они когда-нибудь погубят его младшего брата.

— Димка! — позвал он в открытую форточку. — Димка!

Димка появился с заводной обезьянкой в руке.

— Смотри, как танцует.

— Сейчас же сюда!

— Ай! — Димка отмахнулся от него, как от назойливой мухи. — Знаешь, у нее какие игрушки — облизаться можно!

Появилась девчонка. Лет десяти. Длинная, худющая. Жидкие волосы собраны в конский хвост.

— Эй, спичка! — крикнул Саня в форточку. — Выпусти его сейчас же!

Серые бойкие глаза презрительно сощурились.

— Хуже будет! — с угрозой добавил Саня.

Ответом был нахально высунутый язык.

— Отлуплю!

К высунутому языку прибавился длинный нос и смешная гримаса. В другое время Саня расхохотался бы: девчонка стала похожей на лягушку. Рот ее растянулся почти до ушей, подбородок исчез совсем. Но сейчас он обозлился еще больше.

— Помогите, ребята, я залезу в форточку.

Девчонка что-то шепнула Димке. Он побежал в соседнюю комнату и вернулся с метлой. Саня задохся от возмущения. Вот предатель!

Воробей начал дипломатические переговоры.

— Отпусти его, что ты его держишь?

— Я с вами говорить не хочу. Пойдем!

Димка с готовностью подал ей руку.

— Эй, эй, погоди! Я тебе все объясню.

— Сначала надо извиниться.

— Ладно, — примирительно произнес Воробей. — Извиняюсь.

— Нет, пусть он.

Девчонка показала на Саню.

— Я?!. — От такой наглости Саня на секунду потерял дар речи. — Я… Я…

— Да, ты.

— Ну, спичка, я тебя подкараулю! Я тебя все равно подкараулю!

Девчонка снова повернулась к двери.

— Санька! С ума сошел! — зашипел Воробей. — Ты же все сорвешь! Извинись, что тебе стоит?

— Перед ней?!

— Знаешь что, ты извиняйся, а сам ругай ее про себя. Помогает!

— Извини! — крикнул в форточку Саня и мысленно обозвал ее драной кошкой.

В самом деле, помогло!

— Не так! — девчонка вернулась к окну. — Надо сказать: «Прости меня, девочка, что я тебя ругал».

— Прости меня, девочка, что я тебя ругал, — пробормотал Саня, про себя посылая ее к чертям.

— А теперь скажи: «Я тебя никогда и пальцем не трону».

— Я тебя пальцем не трону.

А сам он думал, как будет таскать ее за этот конский хвост из трех волосинок. Сегодня же! До ночи прокараулит, если понадобится!

— А теперь… — глаза девчонки хитро блеснули, — а теперь дай на то, что ты обещал, честное пионерское слово.

— Ты что!..

— Саня! — взмолился Воробей. — Помни: Таобоскоа! Что важнее?

Саня стиснул зубы.

— Честное пионерское!

— Вот, — удовлетворенно произнесла девчонка, словно не замечая его взгляда, полного испепеляющей ненависти. — Теперь я, пожалуй, могу с вами говорить… Зачем вы его сунули в форточку?

— Понимаешь, — сказал Воробей. — Мы думали, квартира пустая. А нам нужно посмотреть здесь одну вещь.

— Не говори! — предостерегающе шепнул Саня. — Раскаркает!

В глазах у девчонки зажглось любопытство.

— Какую вещь?

— Пусти нас, тогда скажу.

— Э, хитрые какие!.. Нельзя вас пускать. — Девчонка стала серьезной. — Вот скоро папа придет, тогда пожалуйста… Только он вас все равно не пустит. Он с дядькой одним придет. С ученым! — похвасталась она.

Воробей насторожился.

— С каким таким ученым?

— Ни с каким! — дерзко ответила девчонка. — Тебе незачем знать!

Саня рванулся к окну:

— Скажешь или нет?

— Нет!

Девчонка снова показала язык.

Воробей отстранил Саню. Он лучше знал, как заставить ее разговориться.

— А ты ей поверил! Не было никакого ученого. — Он старался говорить со спокойным превосходством. — Выдумала все — разве не видишь?

Воробей попал в самую точку.

— А вот и не выдумала!

— Выдумала.

— Не выдумала! Не выдумала!

— Докажи!

— И докажу! Археолог он — вот! Можете сами посмотреть, если не верите! Он скоро вернется: за папой на склад пошел… Что? Выдумала? Выдумала?

— Воробей! — воскликнул Саня. — Археолог!

Воробей за спиной показал ему кулак.

— Конечно, выдумала! Даже фамилию не сказала.

— Фамилию? — Девчонка задумалась. — Ой, как-то… Он мне еще документ свой показал. Ой!.. Певец еще такой есть. Бис… Бас…

— Басистов? — не выдержал Саня.

— Да, — обрадовалась девчонка. — Басистов… Откуда ты знаешь?

Опять Басистов!.. Что делать?

Саня сразу же вспомнил о рыжем археологе. Надо к нему! Он один может помочь.

— Оставайся здесь, — крикнул он Воробью. — Мы с Борькой побежали…

На их счастье археолог оказался дома.

— О, историк! Давно тебя не видал, — засмеялся он. — Постарел, брат, постарел.

Но узнав, зачем они прибежали, нахмурился:

— Пойдем!..

По дороге Саня, наскоро посоветовавшись с Борей, рассказал рыжему археологу о том, как они искали драгоценности купца Федорова и как на их пути возник таинственный Басистов.

— А! — воскликнул археолог. — Теперь я все понимаю!

— Что понимаете?

— Сейчас вы тоже поймете.

Воробей ждал их на улице, возле дома.

— Он там! Пришел с ее папой и сразу начал что-то ломать. Слышите?

В квартире раздавались глухие удары.

Саня схватил археолога за руку:

— Пошли!

— Нет. Обождем здесь.

Удары прекратились. Зато послышались громкие голоса. Кто-то требовал вернуть какие-то деньги, а кто-то отказывался. Оба ругались.

Потом крик прекратился. Стукнула дверь. Со двора с чемоданом в руке вышел…

— Виталий Евгеньевич, — хотел крикнуть Саня, но рыжий археолог зажал ему рот и погрозил пальцем: молчи!

Когда Виталий Евгеньевич поравнялся с подъездом, археолог шагнул на улицу, загородив ему путь.

— Привет!

Виталий Евгеньевич отпрянул в сторону. В чемодане что-то громко звякнуло.

— А, ты! — Испуга на лице как не бывало; вместо него появилась широкая дружеская улыбка. — Я, понимаешь, сразу не узнал…

— Зачем узнавать? — Рыжий археолог тоже приветливо улыбался. — Деньги-то теперь не у меня, какой смысл узнавать? Ты ведь так: деньги есть — милый мой, денег нет — черт с тобой!

— Выпил! — Виталий Евгеньевич укоризненно покачал пальцем. Рука чуть заметно дрожала. — А говорил — завяжу! Я знал, что не выдержишь.

Ноздри археолога дрогнули.

— Путаешь! Не я говорил. Какой-то другой Басистов. Тоже археолог. Случаем, не знаешь такого?

Только теперь Виталий Евгеньевич увидел в подъезде ребят. На лбу, под модным меховым пирожком, у него выступила испарина.

— Ах, вот что — Басистов… Так бы прямо и сказал, а то круть-верть!.. — Он деланно усмехнулся. — Глупая история! Не надо было ввязываться. Сколько раз себе говорю: не суйся не в свои дела! Мне же самому всякая такая благотворительность боком выходит.

— Благотворительность?

— Да вот, понимаешь, хотел ребятам помочь, а получился пшик.

— Знаешь что, артист, меня ты на этой мякине не проведешь… Давай сюда!

— Что?

— Не понимаешь?

— А… Да, да! — Виталий Евгеньевич порылся в кармане и подал археологу серую книжечку. — На полу валялась — я и поднял. Могла пропасть — свободно!

— Как она, интересно, на пол попала, когда у меня карман на молнии? Ну, все равно, спасибо тебе, не дал документу пропасть. Все-таки удостоверение личности. Можно по нему и книгу в библиотеке взять, и в чужой дом обманом залезть: археолог! И никаких следов, главное. Удобно!

— Послушай, что за тон? Неужели ты мог подумать?.. Просто ребята мне рассказали. Я их уже раз выручил, прямо из пасти зверя. Выручил вас из милиции или нет? — неожиданно обратился он к Сане.

— Выручил, — Саня не мог заставить себя соврать. — Только…

— Что только? Что?

— Никакого там зверя не было!

— Это же иносказательно, дурак!.. Вот я и подумал, надо им еще раз помочь. Хорошие ребята, верно? Вот этого только я еще не знаю — ты, что ли, и есть тот самый Воробей?

Воробей промолчал.

— Он! Верно, Саня?

Саня смотрел на края мехового пирожка — они взмокли и слиплись.

— Ну вот, — продолжал Виталий Евгеньевич, не дождавшись ответа. — А тут как раз твое удостоверение. Археолог! Дай, думаю, устрою им приятный сюрприз… И еще, конечно, романтика! Есть немного — не скрою. Меня с детства влечет. Сыщики, разбойники. Погоня, преследование, розыски… Оказалось — чепуха. Пустой номер!

— Открой чемодан.

Капельки пота стеклись в ручеек. Он быстро проложил извилистое русло от виска до шеи и исчез под шалевым воротником из черного котика.

— Ты что? — Виталий Евгеньевич прижал чемодан к животу. — Не веришь?

— Слушай, благородный шакал! — Археолог ласково взял Виталия Евгеньевича за покатые плечи. — Я честно предупреждаю: у меня такие кулаки…

Виталий Евгеньевич беспомощно осмотрелся. Рабочий, все еще собиравший мусор, стоял недалеко, метрах в ста. Но он не проявлял никакого интереса к происходящему.

— Значит, мы с тобой, два культурных, интеллигентных человека, затеем драку посреди улицы, как какие-нибудь пьяные мужики. Так?

— Ну?.. Ну!

Виталий Евгеньевич швырнул чемодан на землю.

— На! Смотри сам!

— Открой, историк!

Саня рванулся к чемодану. Пальцы не слушались. Он с трудом открыл один замок, другой.

В чемодане лежали топор, клещи и небольшой ломик.

И все!

— Что? — взвизгнул Виталий Евгеньевич. — Съел!

— Пойдем в квартиру… Ну!

Хозяин квартиры, толстый лысый человек с мясистыми, словно вывернутыми губами, встретил их причитаниями:

— Я так и знал! Так и знал! Сломал весь чулан, а теперь отдавай ему обратно его пятьдесят рублей! А еще ученый человек. Археолог! Да мне же ремонт дороже обойдется! Посмотрите сами, товарищ!

Он повел их в чулан. Саня умудрился проскочить первым. Он посмотрел на потолок и увидел цементную лестницу, уходившую вверх. Все крашеные доски, прикрывавшие ее, были выворочены и валялись тут же на полу.

Хозяин все причитал:

— Я так и знал! Так и знал!

— Никто у вас пятьдесят рублей не отнимет, — успокоил его рыжий археолог. — Ремонтируйте себе на здоровье! А в следующий раз, когда вам покажут удостоверение, смотрите на фотокарточку — она для того и наклеена. Видите, какая тощая личность? Разве можно спутать с его круглой физиономией?.. Кстати, где он? Куда подевался? Вы не видели, ребята?

Ребята не видели. Пока осматривали чулан, Виталий Евгеньевич взял да исчез потихоньку.


Они забрали ревевшего Димку — он ни за что не хотел уходить! — и вышли на улицу.


Икс, Игрек, Зет

— Извините за любопытство, товарищ, — остановил археолога рабочий. — Опять что-нибудь нашли?

— Почему — опять? — удивился археолог. — Разве уже находили?

— А как же! Когда ремонтировали. Под лестницей. Милиция приезжала, увозила.

— А что там было?

— Не знаю, я сам не видел. Говорили, будто металл…

— Золото! — охнул Саня.

— Серый вроде.

— Серебро!

— Или платина, — подсказал Воробей.

— Кто ее знает… Так нашли?

— Нет, к сожалению.

Они двинулись дальше. Ребята шли, опустив головы, унылые, молчаливые…

— Ничего! Вы все-таки шли по верному следу, — сказал им на прощанье рыжий археолог.

Это было очень слабым утешением.

XI

СНОВА ИКС

На следующий день после обеда было назначено собрание Таобоскоа. На квартире у Сани — мама с Димкой собрались куда-то в гости.

Воробей прибежал с опозданием.

— Семеро одного не ждут, — недовольно напомнил Саня.

— А вас не семеро — всего двое, — ухмыльнулся Воробей. — Радио слушали?

— Нет. А что?

— Ангольские партизаны напали на португальских солдат возле Луанды.

— Правда? — обрадовался Саня. — Значит, уже возле столицы действуют!

— Надо поскорее кончать птицекрылья, а то и в Анголу опоздаем. — Боря озабоченно хмурился. — Вот удалось бы только взлететь. Приходите завтра, ребята, поможете.

Воробей мечтательно смотрел в потолок.

— Сделать птицекрылья — и самим туда.

— А язык как? — спросил Саня. — Думаешь, там по-русски понимают?

— Язык сейчас не проблема. За один день можно выучить. Вернее, за одну ночь.

— Как? — изумился Саня.

— Очень просто! Наговорил в магнитофон все ихние слова подряд — ну, не все, так главные, — и положил магнитофон под подушку. А назавтра — пожалуйста: хау ду ю ду, плиз? Сенк ю, все в порядке, маркиз… Я в журнале читал.

— Что ж ты не попробуешь? У вас же есть магнитофон.

— А я пробовал. Только не язык — стихи. Вот эти. — Воробей встал в позу чтеца. — «Я волком бы выгрыз бюрократизм, к мандатам почтенья нет…» Почтенья нет…. Постой, как же дальше? Нет, честное слово, вчера еще помнил!

Саня рассмеялся.

— Садись, Воробьев! Двойка.

— Понимаешь, в чем дело, — стал оправдываться Воробей. — Никак я техникой не овладею.

— Насчет техники — к Борьке.

— Сломался? — обрадованно спросил Боря. — Разберем, а?

— Да нет, совсем другая техника!.. Включу магнитофон под подушкой — не могу уснуть. А когда сплю — включить некому. Вот пока и не получается. А так — раз плюнуть. Английский — пожалуйста, китайский — пожалуйста! Негритянский — тоже пожалуйста!

— Такого нет, — сказал Саня. — У них в Африке много языков. Как у белых.

— Санька, а где она — Луанда? — вдруг спросил Боря.

— Как — где? Сказано же — в Анголе. Столица.

— Я знаю. А там где?

— На побережье. Большой порт. Луанда — сокращенно. А полностью Сан Паулу ди Луанда.

Саня вытащил из портфеля школьный атлас, нашел карту Африки и показал пальцем:

— Вот.

Боря покачал головой.

— Здорово!.. Я бы, самое малое, полчаса по карте шарил.

— И плохо! — сказал Воробей. — Уж кто-кто, а член Таобоскоа про Африку все должен знать. И книги, какие только есть, и историю, и карту — все-все!.. И вообще, ребята, у меня есть идея.

— Ну! Ну! — заинтересовался Саня.

— Такая идея! Ох, и идея!

— Что же? Что?

Но Воробей сказал не сразу. Он еще помучил их, нахваливая свою идею и прищелкивая языком от восхищения своей собственной выдумкой.

— Нужна фанера, — наконец сказал он. — Большой лист фанеры. У тебя не найдется, Борь?

— Кусочки только.

— А у тебя, Саня?

— Откуда?

— Ерунда — достанем! Масляных красок тоже нет? Достанем… В общем так: сделать большую карту Африки и вывесить в школе, в коридоре. Пусть все смотрят, где какая страна и какой город.

— Правильно! — сразу загорелся Саня. — А сверху, на карте, написать большими буквами: Таобоскоа. Все будут гадать, что такое? Представляешь?

— И не только карту Африки, — предложил Воробей, ободренный его поддержкой. — Южной Америки тоже. И Азии.

— Как же тогда Таобоскоа? — с сомнением спросил Саня. — Таобоскоа — борьба с колонизаторами Африки. Африка, буква «А», понимаешь?

— Ну и что? Все равно «А» — Америка, Азия, Австралия. Пусть будет борьба с колонизаторами всего мира — еще даже лучше. А где восстания или партизаны действуют — туда красный флажок на булавке.

— Переставлять флажки только ночью, — предложил Саня. — Когда никто не видит. У нас ведь все-таки тайное общество.

— А сторож? — напомнил Боря. — Так он тебя и пустит ночью!

— Ерунда! — заявил Воробей. — Оставляем в нашем классе окно незапертым. И, как стемнеет, забираемся в школу.

Саня представил себе, как утром ребята собираются возле карты, на которой за ночь таинственная рука передвинула флажки. Все недоумевают, спрашивают друг друга: «Кто это делает?». И Саня среди них. Он тоже прикидывается удивленным. «Да, в самом деле, кто?»

— Голосуем, — сказал он. — Я за. Ты, Игрек?

— За.

— Ты… Да, Воробей, у тебя ведь еще тайного имени нет.

Воробей почесал взъерошенную голову.

— Я думал-думал… Ничего интересного. Если только из мебели что-нибудь.

— Стул, — рассмеялся Саня. — Нет, лучше — Стол. Член тайного общества по имени Стол.

— Или Кровать, — усмехнулся Боря.

— Смеетесь, да? А знаете, как здорово получается? Вот послушайте: Тар де Роб. А?.. Или: Трель Яж. Трель — имя. Яж — фамилия.

— В самом деле!

Сане тоже понравилось. Он стал сочинять, оглядываясь по сторонам.

— Див Ан… Здорово! Люс Тра. Или вот: Тар д’Ина. Как д’Артаньян.

— Кас Трюля, — замогильным голосом произнес Боря. — Щет Ка. Гор Шок. Очень красиво!

Ребята расхохотались.

— Нет, — сказал Саня. — Мебель лучше не надо… О, есть замечательное имя! Ну, Воробей говори спасибо!

— Ты раньше скажи какое. А то будет какой-нибудь Гор Шок.

— Икс.

— Икс? — Воробей удивленно посмотрел на ребят. — Оно же у Сокола было!

— Ну и что? Имя же не виновато, что Сокол предатель. Он сам виноват. А имя очень хорошее. Икс… Помнишь, фильм такой был: «Мистер Икс»? По телику передавали — хороший.

— Икс так Икс, я не против.

— Значит, у нас опять: Икс, Игрек и Зет, — радостно заключил Саня.

Они поговорили о том, как сделать карту. Воробей взялся привести в Таобоскоа одного парнишку из параллельного класса — он здорово рисовал. Боря взял на себя изготовление каркаса и предложил осветить карту электрическими лампочками. Нажал кнопку — в местах борьбы народов за свободу загорается красный свет. Саня сказал, что попробует достать фанеру в студии телевидения.

— Я еще сегодня спрошу. Мне надо быть там в четыре. — Он посмотрел на стенные часы. — Еще полчаса. Знаете что, пошли, ребята, со мной на тракт.

— Пошли, — согласился Боря. — А что такое тракт?

— Большая дорога — вот что, — пояснил Воробей.

— Да нет же! Тракт — так в студии называется репетиция телевизионной передачи. Между прочим, меня показывать будут, — как бы мимоходом обронил Саня. — Сегодня тракт, а завтра передача. Пошли, посмотрим!

ДОБРОЕ ИМЯ ЧЕЛОВЕКА

На автобус стояла большая очередь. Они не стали ждать, пошли пешком. Саня все торопил: «Скорее, ребята, скорее!». И все равно они опоздали минут на пятнадцать. Но на их счастье репетиция еще не начиналась.

— А, Саня! — увидел его пробегавший мимо Сиволап и приказал вахтеру: — Пропустите!

— А этих тоже?

— И этих. Я ему обещал: до ста человек включительно.

— Значит, осталось еще девяносто семь, — ухмыльнулся вахтер.

Ребята пошли в просмотровый зал.

— Кто он? — спросил Воробей.

— Так, режиссер один, — Саня небрежно махнул рукой. — Я иногда помогаю ему кроссворды решать.

Воробей промолчал, лишь хмыкнул довольно ехидно.

Зал был полупустым. Здесь собрались лишь руководители студии и те, кто готовил передачу. Ребят усадили в первом ряду, против телевизора, — и им лучше видно, и другим мешать не будут.

— А можно мне туда? — шепнул Боря, указав пальцем в угол, где стоял узкопленочный кинопроектор.

— Лучше не надо, — тоже шепотом ответил Саня. — Видишь, директор. Еще выгонит.

Боря засопел, не отрывая взгляда от проектора.

— Здравствуй, Саня.

Саня обернулся. Позади сидел Владимир Петрович, их сосед по дому, и вертел в руках очки с тонким металлическим ободком.

— Как твои исторические изыскания? Вперед движутся?

— Медленно.

— А для меня, видишь, дело нашлось. Пригласили. Говорят, рассказать надо молодежи…

В зал ворвался Сиволап. У него был такой вид, словно он сейчас крикнет: «Горит!».

И он, действительно, крикнул:

— Горит!.. Время горит трактовое! Владимир Петрович, в студию! Скорей!

Владимир Петрович поспешно встал, чуть не уронив очки.

— Волнуюсь я…

— Скорей, скорей!

Они вышли. Через несколько минут в зале погас свет. В темноте раздался шум раздвигаемых стульев и возгласы: «Куда! Ну куда же!». Это Боря пробирался сквозь ряды к кинопроектору, стоявшему в бездействии на отдельном столике. Техника — он ничего не мог с собой поделать!

Зажегся голубой экран телевизора. Невидимый диктор произнес:

— Начинаем передачу.

Пошли титры:

«Из революционного прошлого нашего города».

«СКВОЗЬ ДЕСЯТИЛЕТИЯ…».

На экране появилось знакомое ребятам здание городского музея. К нему направлялась большая группа школьников. Один из них обернулся и, улыбаясь во весь рот, помахал рукой.

— Этот кадр вырезать, — произнес позади голос Злобина.

— Вырезать, — послушно повторила молоденькая монтажница.

— Андрей, привет! — Сане захотелось показать друзьям, что он свой человек в студии. — Та самая пленочка, а, Андрей?

— Не мешай! — сердито отозвался Злобин.

Воробей, сидевший рядом, хихикнул. Саня покраснел — хорошо, что было темно. Он уставился на экран.

— Что же привлекает в музей такой поток посетителей? — спросил невидимый диктор. И сам ответил: — Новые экспонаты, которые вы сейчас увидите.

На экране появились знакомые Сане листовки, типографский шрифт.

— Вот здесь я должен быть! — Он толкнул Воробья. — Смотри!

Экран мигнул. Чьи-то руки взяли листовку, она стала виднее зрителям. Четко выделилась первая строка: «Если ты молод, силен и здоров…».

Камера немного отъехала назад. Стриженый мальчишеский затылок, чуть оттопыренное ухо… Неужели все?

Но вот, вот! Лицо поворачивается к зрителям. Удивленные глаза…

— Я, я! — не выдержал Саня. — Смотрите, смотрите!

— Этот кадр вырезать, — произнес позади Злобин.

— Вырезать, — словно послушное эхо отозвалась монтажница.

Как?! Что же тогда останется от него? Одни руки да ухо…

— Ничего! — шепнул Воробей. — Ты попроси у него, пусть пленку отдаст. Я знаю одного мальчишку, у него есть проектор. Будем дома крутить.

Саня молчал, прикусив с досады губу.

— Эти листовки, этот типографский шрифт, — говорил между тем диктор, — пролежали больше сорока лет в тайнике, куда их спрятали подпольщики-большевики… Вот дом. Обычный, ничем не примечательный дом на Московском проспекте. Вы проходили мимо него сотни раз…

Глаз камеры останавливается на двухэтажном угловом доме. Наезд. Дом стремительно приближается. Распахнутая настежь дверь подъезда. В глубине видна лестница.

— Санька! Санька! — Воробей схватил Саню за руку. — Тот самый дом!

Широко раскрыв глаза, Саня смотрел на экран. Вот уже там появился чулан. Двое рабочих разбирают дощатый потолок. Саквояж!.. Пачка листовок… Другая пачка… Груда типографского шрифта…

— Во время ремонта рабочие случайно обнаружили в чулане…

Саня не выдержал, вскочил.

— Вот что там было! Вот! Но как они туда…

— Ребята! Вы мешаете! — произнес в темноте чей-то строгий голос.

Саня сел, весь дрожа.

Экран снова мигнул.

— Все! — сказал Злобин. — Съемка вся. Теперь студия.

В кадре появился диктор.

— Вас, дорогие товарищи, конечно, интересует вопрос, как попали в тайник листовки и шрифт. Послушайте, что вам расскажет Владимир Петрович Горюнов, старый коммунист, работавший во время колчаковщины в большевистском подполье. Беседу ведет редактор нашей студии товарищ Зубавин.

Диктор исчез, и сразу же Саня увидел папу и Владимира Петровича. Они сидели за низеньким круглым столиком. Владимир Петрович заметно волновался. Он крутил в руке носовой платок, надевал и вновь снимал очки.

— Владимир Петрович, — обратился к нему папа, — расскажите, пожалуйста, нашим телезрителям о своей работе в подполье.

— Рассказывать об этом недолго: подпольный стаж у меня небольшой. — Владимир Петрович сидел неестественно прямо и смотрел, не мигая, прямо на Саню. — Наш город в девятнадцатом году захватили колчаковцы. Что» ни день, то новые бесчинства, издевательства, зверства. Режим жестокий. Да… Помню, как-то швейники обратились к колчаковскому коменданту с просьбой разрешить им провести собрание. По своим швейным делам. Ответ был такой: «В случае, если собрание состоится, расстрелять каждого десятого».

Владимир Петрович помолчал немного, собираясь с мыслями.

— Сестра у меня была, Маруся, — на два года меня старше. Она работала в библиотеке. И я тоже. Да… Так вот Маруся завязала связи с комсомольским подпольем. Стала там членом руководства. Я сначала ничего не знал. Потом, смотрю, Маруся все чаще стала пропадать по вечерам. В библиотеку к ней тоже начали приходить новые люди. Рабочие парни, девчата. Спросил я ее… Словом, она и меня приобщила.

— Что делали подпольщики? — спросил папа.

— Разное. — Владимир Петрович сел свободнее, откинулся на спинку кресла. — От агитационной работы до участия в партизанских боях. Да… Я лично только листовки расклеивал по ночам, больше ничего. Еще медикаменты добывал.

— А медикаменты для чего?

— Переправляли партизанам… Старых коммунистов в городе мало осталось. Кто в тюрьме, кого замучили, а кто в отряды ушел по приказу партии. Одна молодежь. Энтузиазма — хоть отбавляй, и наивности столько же. Сведения о конспирации черпали, главным образом, из «Овода». Да.

Он снова умолк и, сняв очки, стал их старательно протирать.

— А о находке, которую мы все только что видели, — о ней вы можете сказать?

— Если быть точным, надо сказать, что я эти листовки и шрифт вижу впервые. Но слышать о них — слыхал. При очень тяжелых обстоятельствах. Очень! Да… Дело было осенью девятнадцатого. Приходит как-то Маруся, веселая такая, и говорит, что удалось наладить связь с типографией Панкова — был тут у нас, в городе, такой предприниматель. Где сейчас кинотеатр «Мир»… «Скоро заимеем свою типографию, говорит. Есть один рабочий. Берется отпечатать листовку прямо там, у Панкова, а потом и вынести шрифт»… А еще через две недели произошло несчастье… Жарковато у вас тут… — Владимир Петрович виновато улыбнулся и вытер платком морщинистый лоб. — Да… Прибежали ко мне в библиотеку и кричат: «Скорее на улицу! Там твоя сестра раненая». Я побежал. Она лежит вся в крови — шпик колчаковский в нее выстрелил. Два раза. Почти в упор. В сознании была, но говорила еле-еле. Ухо ко рту приложил — чуть разберу, Что-то в какой-то там поваренной книге искать…

— Слышишь! — толкнул Саню Воробей. — Книга!

— Тихо!

— Я совсем голову потерял, — продолжал рассказывать Владимир Петрович. — Сестра же родная! До какой там мне книги было!

— Она умерла?

— Да. У меня на руках… Простите, можно я попью?

— Пожалуйста, пожалуйста!

Папа налил воды. Владимир Петрович выпил, но стакан на стол не поставил, стал вертеть в руках.

— Потом я узнал, что колчаковцы арестовали того парня из типографии — Сеней его звали — и расстреляли. А вот человек, который был должен взять у него листовки и шрифт и передать Марусе, тот исчез бесследно. Так и решили: провокатор! Выдал их всех охранке, а сам скрылся, чтобы подпольщики не отомстили.

— Фамилия его вам известна?

— А как же! Василий Сергунов. Он сюда, к нам, из Подгорска приехал.

Сергунов!..

Саня сразу вспомнил слова старичка-повара из Подгорска: «Кажется, куда уж лучше, чем он был… И вот, поди ты, случилось же с ним такое недоброе».

Так вот что с ним произошло! Он предатель!

— Так считали, — продолжал Владимир Петрович. — Да… А теперь… Я даже и не знаю. Саквояж вот… Откуда он взялся — ясно: из типографии. А вот кто его в тайник положил? Парень из типографии? Или кто другой?

— Сергунов? — спросил папа.

— Не знаю. Если Сергунов, то куда он сам потом делся?.. Словом, тут только догадки.

— Вы упомянули про книгу.

— Да… Маруся сказала: поваренная книга. А их в библиотеке немало. Я все перерыл — ничего от нее не обнаружил, ни одной, хотя бы самой малюсенькой записочки.

— Значит, так до сих пор и не известно, кто положил саквояж в тайник?

— Да. Неизвестно.

И тут Саня не выдержал.

— Известно! — закричал он, вскочив. — Федоров, вот кто! Федор Федоров!

— Что такое?

— Безобразие! — раздались голоса в зале.

Вспыхнул свет. В заднем ряду поднялся со стула рассерженный директор студии.

— Понимаешь, что ты наделал? Ты сорвал репетицию! Через десять минут выключат тракт, а завтра уже передача.

— Мы знаем, кто положил! Мы знаем!..

Саня оглянулся в отчаянии.

— Андрей! Злобин! Поверь мне! Скажи им, чтобы они поверили!

Злобин взглянул на него исподлобья.

— Ох, парень! Все у тебя не так, все не вовремя, — произнес он глухим монотонным голосом, и, как всегда, Саня не мог понять, осуждает Злобин его или нет. — Надо послушать, товарищ директор. Что-то у него есть. Не такой парень. Он себе не позволит.

— Но мы ведь не можем…

— Надо послушать, что-то есть, — бубнил свое Злобин.

Директор махнул рукой:

— Ладно, перенесем репетицию на завтра. Скажите дежурному инженеру, пусть выключают.


Собрались в кабинете директора студии. Большая комната была набита битком.

Рассказывал Саня, а Воробей только добавлял то, что он упустил. Но так как Воробей не умел без подробностей, у него получалось очень длинно и его все время останавливали. Зато Боря молчал. Один лишь раз, когда Саня, рассказывая о поисках книги, мимоходом упомянул ультразвуковую модель, он счел нужным уточнить:

— О ней в «Юном технике» писали.

И снова замолчал.

Владимир Петрович, выслушав ребят, разволновался до слез.

— Ребятки, милые мои ребятки, вы же сами не знаете, какое большое дело сделали! Да!.. Сорок с лишним лет ни в чем не повинного человека подозревали в самом страшном преступлении — предательстве. А теперь приходите вы и через сорок лет восстанавливаете его доброе имя.

— Федорова? — спросил, недоумевая, Саня.

— Сергунова! Василия Сергунова!.. Вот и стало понятно про шрифт и листовки. — Владимир Петрович обращался ко всем присутствующим. — Сергунов их спрятал. Да… Получил от Сени саквояж со шрифтом и листовками и положил в тайник. А потом сообщил об этом Марусе условленным шифром.

— Он ведь мог просто сказать ей! — вырвалось у Сани.

— Вероятно, не мог… Я думаю, когда он обнаружил дома «незваных гостей», то сразу побежал в библиотеку. Но Маруси там в это время либо не было, либо он обнаружил за собой слежку и не захотел привлекать к ней внимание. Взял книгу — у них, конечно, все было заранее условлено, на всякий случай; теперь я даже понимаю, почему именно эту, поваренную: он сам ее привез к нам в библиотеку из Подгорска вместе с несколькими другими ценными — взял книгу и написал свое сообщение. Маруся прочитала, но сделать ничего не успела… Вот почему она и шептала мне перед смертью о поваренной книге. А я тогда не сообразил, думал, записку в ней надо искать. Да…

— А куда пропал сам Сергунов? — спросил директор студии.

— Он пишет в сообщении: «Попытаюсь уехать в Омск». Наверное не удалось, поймали его и прикончили тайком. Они не любили огласки. Или же в дороге выследили и убили.

Но Сане еще не все было ясно. У него никак не сходились концы с концами.

— Владимир Петрович! — воскликнул он. — А как же тогда письмо?

— Какое письмо?

— Самое первое. Оно на чердаке было, в почтовом ящике. Ведь с него все началось Федор Федоров писал брату, чтобы он смотрел в «Новейшей и полной поваренной книге» и изъял как можно скорее. Мы думали, драгоценности какие-нибудь. Стали искать и ничего не нашли, только шифрованное сообщение.

Владимир Петрович добродушно усмехнулся.

— Вы просто-напросто немножко опоздали. На сорок лет. Я нашел. Да.

— Как?! — в один голос воскликнули ребята. — Драгоценности?

— Ну, не совсем. Вот послушайте… После гибели Маруси я обшарил все поваренные книги. Записки никакой, конечно, не обнаружил, а вот в переплете одной из книг — как раз в «Новейшей и полной» — наткнулся на какое-то утолщение. Разрезал, посмотрел Чековые книжки. Да. Двух иностранных банков — «Ллойда» в Лондоне и «Коммерц» в Берлине — братья Федоровы, на всякий случай, держали за границей крупные суммы. Вот в том письме, которое ты нашел; младший Федоров, убегая спешно из Подгорска, и сообщал братцу, куда он запрятал чековые книжки…

Все сразу стало на свои места. Никаких драгоценностей не было. И напрасно они ездили в Подгорск, напрасно попадали в милицию, напрасно поссорились с Соколом…

Саня посмотрел на вытянутые лица своих друзей, подумал, что у него, наверное, точно такое же. Ему вдруг стало смешно, и он улыбнулся. Воробей сразу улыбнулся в ответ. Боря тоже — только не сразу; он ведь все делал сначала подумав.

Значит, напрасно? Ну, нет!..

Ну, нет!..


Поздно вечером, когда Саня уже лежал в кровати, вернулся из студии папа. Он прошел в детскую и зажег свет.

— Не спишь, Сан Саныч?.. У меня новость… Вернее, две. Первая. Передачу отложили, будем готовить ее заново. Вам — тебе и ребятам — придется выступать перед телезрителями.

— Правда? — обрадовался Саня.

— И вторая новость. На, получай!

Папа подал ему кожаную коробочку на длинном ремешке. Саня не сразу догадался, что это такое, а догадавшись, вскочил.

— «Кама»!.. Купил!

— Нет, не купил. Твоя, прежняя.

— Как?… А в комиссионном?

— Нет, я только так сказал…

— Но я сам видел, как ее продали!

— Значит, не ее… На работе она у меня лежала, в столе. — Папа улыбался. — Я ведь иногда сержусь на тебя, злюсь, нервничаю, наказываю — и справедливо!.. В большинстве случаев, — поправился он. — Да ну, что между родственниками не бывает!.. И при всем том я ведь отлично знаю, какой у меня сын. «Если ты молод, силен и здоров…».

— «Если ты не трус и ненавидишь рабство…», — весело подхватил Саня.

— Ну, а раз я знаю, какой ты у меня, значит, я был уверен, что «Каму» придется тебе вернуть. Зачем же, в таком случае, ее продавать?.. А теперь спать! — Щетина на папиных щеках, отросшая за день, щекотнула лицо Сани. — Спокойной ночи, Сан Саныч!

Папа оглянулся на спящего Димку, погасил свет и; вышел на цыпочках.

Саня закрыл глаза.

Тотчас же стало светло. Так светло, что он сразу увидел все, что хотел.

Снова, как тогда, в музее, рядом с ним встали молодые партизаны, снова зацокали копыта, и поднялась пыль на дорогах.

Среди партизан он увидел всадников с мужественными и решительными, очень знакомыми ему лицами. Они были молоды, сильны, они ненавидели рабство и несправедливость.

Всадники трогались в путь. Он только начинался. Далекий, неизвестный и прекрасный.

Всадников было трое — Икс, Игрек и Зет.

Икс, Игрек, Зет

Икс, Игрек, Зет

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Икс, Игрек, Зет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу