Book: Гибель Урании



Гибель Урании

Гибель Урании

Николай Дашкиев

Гибель «Урании»

Известным и неизвестным, близким и далеким — всем, кто борется за мир и жизнь на Земле, — с надеждой и благодарностью посвящает

Автор
Гибель Урании

Часть первая. Земля и небо

Гибель Урании

Вопреки законам природы

Паника в США вспыхнула в субботу, 5 декабря 19… года, ровно в девять вечера по нью-йоркскому времени.

Неожиданно прервался визг джаза многочисленных радиовещательных станций. Потускнели и погасли экраны телевизоров.

На несколько минут в эфире наступила такая необычная для этой страны тишина, что миллионы американцев затаили дыхание, ожидая чего-то необычного, неизбежного, страшного.

И вот, в эту мертвую, настороженную тишину врезалось тоскливое завывание сирен.

Из всех громкоговорителей зазвучали испуганные голоса дикторов: — Атомная тревога!.. Настоящая боевая атомная тревога!.. Атомная тревога!

Трудно представить, что произошло в следующие минуты.

Миллионы людей, которым ежедневно в течение долгих лет твердили об ужасах атомной войны, забыли все наставления и инструкции и стремглав бросились к бомбоубежищам и вестибюлям метро. Бежали женщины и дети, бизнесмены и гангстеры, полуголые девушки из кафешантанов и уважаемые сенаторы. Бежали продавцы из магазинов, телефонистки из аппаратных, лифтеры из кабин лифтов, рабочие с заводов. Прокладывая себе путь резиновыми палками, мчались к убежищам полисмены.

А когда вдруг отключилось электричество, и крупнейший город мира погрузился во тьму, то началось такое, что не померещится и безумцу. Крики, проклятия, плач, истерический хохот и отчаянные крики слились в громкое тоскливое гудение, которое тяжело плыло над городом, зависало над площадями и станциями метро, в узких улочках между высоченных небоскребов.

Страх перед атомной бомбой нанес едва ли не больший вред, чем его нанесла бы сама бомба: люди, потеряв смысл, топтали, калечили и убивали друг друга.

И когда отчаяние обреченных достигло предела, небо над Нью-Йорком вдруг раскололось пополам. С севера на юг, как бы цепляясь за крыши небоскребов, пронеслась широкая полоса ослепительно-белого пламени. От грома взрыва вздрогнула земля, закачались дома, брызнули во все стороны осколки стекол и витрин. За этим ударом грянул еще один, а потом еще и еще… И вот, последний, постепенно удаляясь, прокатился эхом и затих где-то над Карибским морем.

А над Нью-Йорком снова наступила страшная, мертвая тишина. Не стонали раненые, не рыдали матери, не плакали дети. Люди сидели, стояли, лежали в тех позах, в которых их застала вспышка, и не решались даже пошевелиться, потому что не знали, живы ли они, или, может, уже мертвы, и вот-вот рассыплются в прах. Наступила та грань человеческих переживаний, когда не бывает ни проклятий, ни плача, а только скорбное молчание.

Никогда до сих пор человечеству всей Земле не угрожала такая смертельная опасность, как в эти минуты.

По сигналу боевой тревоги уже раскрылись стальные заслонки стартовых установок баллистических ракет на военных базах Америки, загрохотали моторы межконтинентальных бомбардировщиков, нагруженных атомными и водородными бомбами. Достаточно было нажатия кнопки — и началось бы то, чего уже ничем не остановишь.

Но тут неожиданно вспыхнул свет и раздались сигналы отбоя атомной тревоги.

Дикторы объявили, что случилась досадная ошибка: над Америкой пронеслась НЕ атомная баллистическая ракета, а огромный метеорит. И снова в городе замелькали, засияли разноцветные, причудливые рекламы, заржал, завизжал джаз, на экранах телевизоров появились гангстеры и красавицы, привидения и атомные пистолеты.

А на следующий день во всех газетах было помещено сенсационное сообщение: «Метеорит возвращается!!! По расчетам профессора Коллинза, этот метеорит превратился в спутника Земли. Следите за нашими сообщениями!»

Йеллоустонскую Национальную астрономическую обсерваторию, как стая голодных ворон, окружили корреспонденты газет и телевизионных агентств. Они нагло лезли в каждую щелочку, не давали никому покоя и дезорганизовали всю работу серьезного научного учреждения. На них не влияли ни уговоры, ни угрозы.

Чтобы избавиться от этого нашествия, надо было удовлетворить их неуемный интерес, ответить на все, хотя бы самые нелепые вопросы. Волей-неволей пришлось устраивать пресс-конференцию.

Сомневаясь относительно уровня научных знаний газетчиков, директор обсерватории профессор Коллинз больше часа рассказывал в популярной форме о новом метеорите и его будущей судьбе. Но этого оказалось мало, и на профессора обрушился целый ливень вопросов.

— Правда ли, мистер Коллинз, что метеорит, названный вашим именем, состоит из чистого плутония?

— Как вы думаете, профессор, не попытаются русские захватить наш метеорит?

— Скажите, нельзя использовать наш метеорит как космическую военную базу?

Коллинз едва успевал отвечать на вопросы.

— Если бы метеорит состоял из плутония, он, имея такую огромную массу, взорвался бы… О намерениях русских спросите у них самих… Военной базой метеорит быть не может, потому что вскоре упадет на Землю.

— Почему упадет?

— Как и все искусственные спутники — вследствие трения о воздух. Метеорит пролетел на высоте двадцать миль над землей и уже заметно потерял скорость.

— И где он должен упасть?

— По предварительным расчетам, где-то в районе озера Байкал.

— А почему именно там?

Профессор Коллинз вытер пот с лысины и с яростью посмотрел на того, кто задал такой глупый вопрос.

— Даже федеральное бюро не сможет выдвинуть против метеорита обвинения в антиамериканизме. Его тянет в Россию вполне аполитичная, но непреодолимая сила всемирного тяготения… Законы природы незыблемы, господа газетчики!.. А по составу метеорита — никто ничего не может ответить с уверенностью. Могу только сказать, что после его пролета над Америкой в ночь на шестое декабря появилась мощное радиоактивное облако. Происхождение его неизвестно.

Пресс-конференция на этом закончилась, а утром следующего дня все газеты опубликовали интервью профессора Коллинза в произвольных интерпретациях собственных корреспондентов.

Газеты писали, что, по расчетам профессора Коллинза, 14 декабря, в двадцать три часа 48 минут, метеорит, описав полный эллипс вокруг Земли, промчался над Нью-Йорком и начал движение по новой, значительно меньшей орбите. В статьях авторитетно утверждалось, что на этот раз, вследствие уменьшения скорости космического тела, домам и людям не будет причинено никакого вреда.

Астрономы все эти дни работали, не зная отдыха. Крупнейшие обсерватории мира, одна за другой, подтверждали расчеты профессора Коллинза. Огромный по земным масштабам метеорит был бесконечно мал по сравнению с другими космическими телами, и поэтому его не могли увидеть даже в самые мощные телескопы, но теперь он стал пленником Земли.

Точные математические формулы определяли его положение в пространстве в любую минуту с точностью до километра.

Однако случилось нечто необычное, невероятное. Вопреки законам природы, метеорит врезался в земную атмосферу на сутки раньше положенного времени, и совсем не в том месте, где было рассчитано. Как и в первый раз, он оставил после себя мощное радиоактивное облако неизвестного происхождения.

Среди астрономов поднялся настоящий переполох. Законы физики такие точные, что даже незначительное опоздание в движении планеты Урана позволило французскому ученому Леверье не только теоретически доказать существование новой планеты, Нептуна, но и безошибочно указать ее место.

Внезапное уменьшение скорости и изменение плоскости вращения метеорита-спутника нельзя было объяснить ничем. Расчеты показывали, что космическое тело теперь должно упасть на американский континент, где-то в Бразилии или Аргентине.

Третий пролет метеорита окончательно сбил с толку ученых. Своевольный космический гость снова изменил траекторию: он двигался почти точно над семьдесят пятым меридианом западной долготы в направлении Антарктиды.

Четвертого появления космического тела астрономы всего мира ждали с нетерпением и страхом. Метеорит должен был двигаться по спирали, которая наклонно спускается к земле. Но ни в Европе, ни в Америке метеорита больше не увидели. Космическое тело исчезло. Правда, сейсмографы зарегистрировали колебания почвы в Сибири, но оно никак не совпадало с предусмотренным временем падения метеорита.

Метеорит Коллинза, как его назвали в Америке, двигался вопреки законам природы.

Где-то в Сибири

Над Сибирью ревела метель.

Циклон, родившийся у побережья Португалии, прокатился, принося бедствия, над Францией, Нидерландами, Скандинавией, столкнулся с воздушным фронтом ледяной Арктики, удвоил силу, пронесся над Ледовитым океаном и врезался в Азию, направляясь дальше на юго-восток, в Америку.

Сбывались опасения метеорологов: многочисленные экспериментальные взрывы атомных и водородных бомб привели к нежелательным, катастрофическим сдвигам в природе. Дожди и ураганы в Европе, снегопады в Азии, морозы в субтропической Америке — таковы были последствия мощного циклона, захватившего три континента.

Даже привыкшие ко всему сибиряки не видели до сих пор ничего похожего на эту новогоднюю метель.

Дома в городах и селах замело по трубы. Верхушки деревьев торчали из гигантских сугробов короткими кустами. Прекратилось движение поездов. Почти полностью были парализованы телеграфная и телефонная связи.

Циклон отступал медленно, неохотно, оставляя после себя густую, как дымовая завеса, полосу тумана. В этом тумане вслед за циклоном неотступно летел все дальше и дальше на восток вертолет геологоразведочной экспедиции Академии наук.

Это была новенькая, только что с завода машина, оборудованная самыми сложными приборами для магнитной, гравиметрической, радиационной разведок, а также астрономической и картографической аппаратурой. Достаточно было направить вертолет в нужном направлении над поверхностью земли, включить соответствующие устройства, чтобы на широкой полосе специальной кинопленки начали автоматически фиксироваться и план местности, и предварительные данные о ее полезных ископаемых.


Гибель Урании

На борту вертолета были двое: пилот, опытный летчик полярной авиации Федор Иванович Тертышный, и совсем молодой двадцатитрехлетний аспирант Ленинградского университета Павел Григорьевич Седых, который испытывал новую аппаратуру. За пассажира был неизменный спутник Тертышного во всех его путешествиях — лохматый пес Дунай.

В экспедиции вертолет ждали с нетерпением, вполне понятным, если учесть то, что эта летающая лаборатория могла выполнить в течение суток почти годовой объем исследований целой геологоразведочной партии. Экипаж вертолета прилагал все усилия, чтобы достичь Северска быстрее.

Однако с новой аппаратурой случилась неприятность — испортилась радиостанция. Пришлось сделать посадку для ремонта за пятьсот километров от Северска в небольшом поселке Верхняя Чащоба.

Зимний день на севере короткий, как заячий хвост: туда-сюда, и стемнело. Павел Седых со своей задачей справился быстро, однако отправляться в дальнейшее путешествие было уже поздно.

После пельменей с медвежатиной, которыми угостил путешественников гостеприимный хозяин, Тертышный сел отдыхать, а Седых от нечего делать «гонял» приемник по всем диапазонам. Музыка, иностранный язык плыли мимо погруженного в свои мысли Павла.

Но вот юноша насторожился. Из динамика послышалась негромкая передача какой-то очень далекой станции специального назначения.

— «Внимание, внимание! — повторял диктор монотонным, утомленным голосом. — По данным Института космонавтики, метеорит столкнется с Землей сегодня, 3 января, в 12 часов 35 минут по московскому времени на 107-м меридиане восточной долготы».

Павел Седых машинально взглянул на часы, висевшие на противоположной стене комнаты, и пожал плечами.

— Тьфу, нелепость!.. «Следите за небом», а сейчас уже семнадцать тридцать… Федор Иванович, где это сто седьмой меридиан?

— Как где? — удивленно переспросил пилот. — Мы сейчас на сто седьмой, он проходит через Северск. А что там такое?

— Да вот послушайте… В двенадцать часов тридцать пять минут… — юноша еще раз взглянул на часы и вдруг хлопнул себя по лбу. — Федор Иванович, это же в Москве сейчас только полпервого! Представьте себе, вылетело из головы, что здесь время отличается от московского на 5 часов!.. Словом, сейчас должен упасть метеорит.

— А, это тот? — довольно равнодушно сказал пилот. — Ну и пусть себе падает.

— А разве вы не хотите посмотреть?.. — Павел быстро накинул меховую куртку и направился к двери. — Пойдемте!

— Гм… Это, пожалуй, действительно интересно! — пилот оделся и тоже пошел следом.


Гибель Урании

Впервые в истории человечества падение метеорита, редкое космическое явление, превращалось из неконтролируемой случайности в предусмотренную закономерность. Тысячи ученых склонились над точными приборами, следя за небесным пространством.

А что если действительно метеорит упадет здесь, у Верхней Чащобы, и именно Павлу Седых повезет сообщить всему миру о знаменательном событии?! Так думал Павел, поглядывая на небо.

А Верхняя Чащоба дремала себе среди вековечной тайги и даже не подозревала о той исторической роли, которую хотел бы напророчить ей молодой аспирант кафедры геофизики Ленинградского государственного университета.

Тихо-тихо вокруг. Туман начал спадать еще с вечера, и морозило. Дым над трубами шел столбом вверх. Кое-где мелькали огни в окнах. Все было таким обычным. В затканном легкой дымкой небе холодно и безразлично мерцали звезды, даже не верилось, что где-то высоко, в небесном пространстве сейчас мчится космическое тело, которое вот-вот врежется в Землю огромным клубком громыхающего огня.

— Вряд ли! — скептически сказал пилот. Он закурил сигарету, обвел глазами небосвод. — Вот объясни мне, Павлик: говорили — «спутник, спутник…» А что это за спутник, когда он сделал только три оборота?

— Подождите, Федор Иванович… — взглянув на часы, юноша снял ушанку, чтобы не мешала, задрал голову и весь напрягся, ожидая вспышки, грохота. Пробегали секунда за секундой, а в густо усыпанном звездами небе царил покой. Павел разочарованно вздохнул и обернулся к пилоту.

— Что за спутник, спрашиваете?.. — неслось себе в межпланетном пространстве космическое тело, а Земля притянула его, заставила двигаться по эллиптической орбите. Если бы путь этого тела проходил за пределами земной атмосферы, оно вращалось бы вокруг Земли вечно. Но, к сожалению, метеорит врезался в атмосферу слишком низко. Это затормозило движение, и метеорит должен упасть так быстро.

— Понимаю, — сказал пилот. — А почему после его пролета образуется радиоактивное облако?

— А кто его знает! — ответил Павел. — Может, он состоит из какого-то радиоактивного минерала. Вообще — это очень странный метеорит. Я бы назвал его астероидом — маленькой, в несколько десятков метров диаметром планетой, которых в нашей Солнечной системе множество. Предполагают, что, кроме известных нам планет, существовала еще одна, которая почему-то рассыпалась на множество кусков и образовала пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера.

Может, в другой раз Павел Седых прочитал бы целую лекцию о тайнах Солнечной системы и о будущих путешествиях к астероидам, которые периодически подходят очень близко к Земле, — но сейчас у него не было настроения. Юноша еще раз — уже без надежды — взглянул на небо и направился в дом, чтобы лечь спать. Он уже взялся за ручку двери, когда…

Дверь вдруг распахнулась сама. Могучая сила подняла Павла, перенесла через весь двор, мягко положила на кровлю сарая, потом сдвинула вниз, в сугроб. Покачнулась и стала дыбом земля. А над землей, наискосок через все небо, пролегла ослепительная, багрово-фиолетовая полоса.

Юноша почему-то не услышал взрыва, хотя другие очевидцы позже утверждали, что в невероятном грохоте и реве прозвучали три удара чрезвычайной силы.

Когда Павел выбрался из сугроба, он не узнал двор. В багряных сумерках дом щерился пустыми оконными проемами. Стог сена возле сарая исчез, и только между ветвей сломанной рябины застряло несколько прядей осоки. В поселке испуганно ревел скот, кричали собаки.

Почти оглушенный взрывной волной, юноша не мог понять в первую минуту, что произошло. Но вот его взгляд вновь упал на светящуюся полосу в небе. Она быстро тускнела, набираясь кроваво-красного цвета, обвалась лохматыми пепельными облаками. Над тайгой, юго-восточнее поселка, медленно поднимался причудливо разветвленный столб розового дыма.



— Метеорит!!!

Ругаясь и отплевываясь, из сугроба вылез пилот. Но Павел даже не спросил, не случилось ли чего с товарищем, потому что мчался домой, чтобы сообщить всему миру о необычном событии. Только где же радиостанция?.. Она лежала на полу кучей искореженных деталей. Взрывная волна смела аппарат со стола и, швырнув на противоположную стену, разбила вдребезги. Не было времени сожалеть об утрате.

Кое-как успокоив хозяев, Павел помчался на почту, чтобы послать телеграмму Академии наук. Но и здесь его постигла неудача: ни телефон, ни телеграф не работали. Линию повредило взрывом.

Впоследствии оказалось, что понес ущерб главный винт вертолета. Хорошо, что были запасные лопасти, а то пришлось бы долго сидеть в Верхней Чащобе.

С помощью местного механика ремонт закончили в два ночи. Ой, как хотелось сейчас Павлу отправиться курсом на юго-восток, туда, где над тайгой, как указатель, пылала кровавая полоса. Ведь в любую минуту может налететь метель и укрыть все толстым слоем снега, может вспыхнуть пожар в тайге — и следы падения метеорита исчезнут, как это случалось уже не раз.

— Федор Иванович… Не отправиться бы мне на разведку? — Павел кивнул головой в сторону зарева. — Туда не более тридцати-сорока километров… Возьму ружье, собаку…

Как и надеялся Павел, Тертышный возразил:

— Не плети ерунду! Вылетим на рассвете и… Ну, может, и заглянем к твоему метеориту.

Тихо было вокруг. Мертво… Но вот издалека долетел негромкий звук, похожий на треск сломанной стальной пружины. Через какое-то мгновение звук повторился более громко. А затем треск пошел волнами.

И юноша представил: это разлетается на осколки метеорит. Раскаленный добела, он упал на снег или в озеро, остыл снаружи, а внутренний жар бушевал в нем, и вот оболочка трескается.

— Слышали, Федор Иванович? — Павел приставил к уху ладонь. — Метеорит разрушается. Может, там сейчас происходит такое, чего никогда никто не видел и не увидит!

Летчик не торопился с ответом. Ему тоже очень хотелось отправиться в путешествие к неведомому, но чувство ответственности заставляло еще раз взвесить все обстоятельства.

— Ну, ладно, — сказал он наконец. — Летим.

Гость из космоса

Приблизившись к месту падения метеорита, вертолет попал в густой туман.

В мутной мгле мощные бортовые прожектора вертолета светили тускло. Движения не чувствовалось. Вертолет точно завис в этом молочном киселе. Только экран панорамного локатора свидетельствовал, что он быстро летит вперед. Непрерывно изменяясь, ползла на выпуклой поверхности экрана своеобразная карта местности: радиоволны свободно пронзали туман, ощупывали землю и возвращались обратно, чтобы рассказать обо всем, с чем они столкнулись.

Кроме обычного радиолокатора, на вертолете были еще и ультразвуковой и магнитный локаторы, а также специальные анализаторы состава воздуха и индикаторы радиоактивности. Их показания свидетельствовали, что решение полететь к месту падения метеорита — вполне правильное. Приборы фиксировали на пленку очень странные, непонятные явления, которые вряд ли продолжались бы долго.

Вертолет за полчаса пересек три широкие полосы горячего воздуха с высокой степенью радиоактивности. При этом на экране автоматического спектрографа появилась яркая, не известная до сих пор зеленая линия.

— Взгляните на эту линию, Федор Иванович! — восторженно воскликнул Павел. — Наверное, метеорит принес с собой десятки, а может, и сотни килограммов неизвестного радиоактивного элемента!

Вскоре пришлось признать, что заключение Павла было преждевременным: чем ближе подходили они к месту падения метеорита, тем меньшую мощность радиоактивного излучения показывали приборы. Казалось, космическое тело выбросило весь запас радиоактивного вещества в воздух, чтобы ничего не отдать Земли.

— Не понимаю… — морщил лба Павел. — Не понимаю… может, неизвестный радиоактивный элемент очень неустойчив и быстро разлагается? Но тогда разрушился бы, рассыпался бы в порошок весь метеорит?..

Между тем магнитометр упорно показывал впереди по курсу очень большую массу магнитного вещества. Лишь над Уралом, вблизи Магнитогорска, наблюдалась такая напряженность магнитного поля. Но в районе Северска магнитной аномалии нет.

Что бы там ни было, стрелка магнитометра неуклонно ползла вниз и, наконец, на сто двадцать третьем километре от Верхней Заросли стала вертикально.

— Остановитесь, — попросил Павел. — Кажется, здесь.

Он до боли в глазах следил за меняющейся картиной на экране радиолокатора. Днем, да еще при ясной погоде, найти место падения метеорита было бы очень легко. А вот найди его ночью, в тумане, да еще и там, где землю укрывает столько маленьких озер, что весь экран будто забрызган каплями известки.

Павел искал пятно в форме более или менее правильного диска. И вот в глаза ему упал один из контуров — что-то похожее на большую распластанную рыбину. Силуэт имел четко очерченную, геометрически правильную форму.

— Ракета?.. — удивленно воскликнул Павел. — Неужели ракета?!

Теперь он произнес вслух то, о чем невольно думал в течение последних двух недель, начиная с того времени, когда ученые всего мира терялись в догадках перед тайной необычного метеорита.

Странное поведение космического тела можно было бы объяснить очень просто, если предположить, что оно — не метеорит, не кусок мертвой материи, а межпланетный корабль, управляемый разумными существами. Для спуска на Землю космонавты должны были уменьшить скорость ракеты в несколько раз — вот они и использовали силу трения о воздух во время пролетов через земную атмосферу. А так как этого оказалось мало, им пришлось тормозить свой корабль еще и атомными взрывами.

Эта гипотеза была парадоксально простой, достоверной и, видимо, пришла в голову не только неопытному аспиранту, но и не одному из маститых ученых. Однако никто не решился озвучить ее, потому что ряд обстоятельств отрицали такую возможность.


Гибель Урании

В нашей Солнечной системе условия для существования жизни есть на Земле, Венере и Марсе. На Венере, как категорически настаивают ученые, еще нет разумных существ. А марсиане — если они все-таки есть — выбрали бы для путешествия другое время, когда Марс и Земля находятся ближе по отношению друг к другу. Предположить же, что космические гости прилетели с какой-то другой солнечной системы, это было бы слишком смело. Ведь даже от ближайшей звезды свет идет к Земле несколько лет. И еще одно: космический корабль должен был бы приземлиться с запада на восток по линии экватора, в направлении вращения Земли. Так было бы безопаснее, да и горючего тратилось бы меньше. Приземление по меридиану требовало от космонавтов ничем не оправданного дополнительного расхода энергии на торможение.

Вот такие соображения мигом пробежали у Павла в голове. Здравый смысл твердил: ни о каких космонавтах не может быть и речи. А на экране радиолокатора совершенно четко вырисовывался силуэт огромной ракеты.

— Вы видите, Федор Иванович? — горячо зашептал Павел. — Спускайтесь быстрее!


Гибель Урании

Юноше почему-то казалось, что ракета может в любую секунду вновь нырнуть в космическое пространство и исчезнуть навсегда.

Летчик волновался не меньше Павла, но держал себя в руках.

— Садиться нельзя, Павлик. Туман.

— Ну, тогда я пойду на разведку.

Вертолет снизился и завис в воздухе. Павел открыл нижний люк, сбросил привязанный к скобе капроновый трап, спустился по нему на несколько метров и остановился, прислушиваясь.

Направленные вниз мощные бортовые прожекторы вертолета вырезали из густого мерцающего мрака два рельефных белых конуса. Тяжелый туман проглотил машину, приглушил шум ее моторов. Земля казалась бесконечно далекой. Она дышала пожарищем и молчала.

«А вдруг они уже приготовили оружие, и вот-вот вспыхнет убийственный луч?»

От этой мысли у Павла побежали по телу мурашки. Он до сих пор не задумывался над тем, кто такие эти «они» и для чего прилетели на Землю, но сейчас невольно вспомнились гадкие мохнатые существа, описанные Уэллсом в фантастическом романе «Война миров». Уэллсовские марсиане были хищными и жестокими, они уничтожали все на своем пути. Так не такие ли и эти гости из космоса?

Павел подумал об этом и улыбнулся: какое безумие!

Он начал спускаться решительно и быстро, и вскоре прыгнул с трапа прямо в жирное, вязкое болото.

Здесь, у земли, туман был не такой густой.

Павел прошел шагов тридцать вперед и вдруг заметил, что начинает сбиваться с прямой линии. Какая-то неизвестная сила все время тащила его влево. И эта сила увеличивалась с каждым шагом Павла.

Юноша споткнулся обо что-то твердое, и в тот же миг его куртка резко дернула вниз. Глухо звякнул металл о металл. Павел испуганно дернулся, но не сдвинулся с места.

— Что за чертовщина? — промямлил он. — Попал в капкан, что ли?

Рука наткнулась на ракетницу в кармане куртки. Тяжелый широкоствольный пистолет торчал так, будто именно в него впились стальные зубы ловушки. Павел ухватился за рукоятку обеими руками, потянул изо всех сил…

Ракетница пошла вверх, и вслед за ней из грязи вылезла большая глыба, которая, казалось, должна была весить сотни килограммов.

— Ферромагнит?! — удивленно воскликнул Павел.

Это была ночь невероятных открытий. Пожалуй, даже известным ученым-атомщикам, работающим со сверхмощными синхрофазотронами, никогда не приходилось видеть магнита с таким колоссальным напряжением силового поля. Ствол ракетницы словно прикипел к глыбе и, наконец, прорезал дыру в куртке. То же самое произошло и с железной мелочью. С мясом выдирались крючки и пуговицы, из кармана выскользнула и, словно крошечная торпеда, помчалась к магниту авторучка со стальным пером.

Но юноша ничего этого не замечал. Торопливо стерев перчаткой грязь с удивительного магнита, он осматривал его со всех сторон.

Это был геометрически правильный шестигранник высотой в метр, толщиной сантиметров шестьдесят, очень легкий для своих размеров. Одна из его сферических поверхностей была ячеистой, обожженной — такими падают на землю метеориты после длительного путешествия в атмосфере. Но почему же противоположная поверхность сияет, словно только что отшлифована?.. И почему боковые грани сохраняют характерный вид излома?.. Может, действительно это остатки какого-то космического корабля, взорвавшегося в момент приземления?

Павел обеспокоенно посмотрел вокруг. Глаза уже привыкли к призрачному сумраку, и различали на площади в несколько сотен квадратных метров разломанные, обгорелые деревья, лужи, полные густой темной воды… А перед ним лежали, сложенные друг на друга, толстые шестигранники из блестящего металла.

Павел попытался оторвать маленький осколок. Да где там! Преодолеть силу магнитного взаимодействия он не мог.

Если это гости из Космоса, то они гениально просто решили очень сложную проблему защиты от космического излучения: мощное магнитное поле ракеты меняло траекторию большинства заряженных частиц, отбрасывало их прочь. Космонавтам удалось устранить едва ли не самую главную опасность путешествий в звездной Вселенной.

Но где же они, те смельчаки, что преодолели время и пространство? Может, спаслись, и блуждают сейчас в негостеприимном сером сумраке?

Словно в ответ на мысли юноши, неожиданно прозвучало:

— Ог-го-го!

Павел вздрогнул.

— Э-ге-гей, Пав-лик!

Павел вздохнул с облегчением: это же пилот, обеспокоенный его долгим отсутствием, кричит в мегафон.

— Федор Иванович, спускайтесь! — во всю глотку закричал Павел, и звук его голоса утонул в грохоте мотора вертолета. А подать сигнал из ракетницы юноша не мог, потому что она прилипла к магниту.

Не получив ответа, летчик повел машину на снижение. И если бы он приземлился севернее метров на двести, вертолет прилип бы к останкам ракеты, как муха к липучке. К счастью, все обошлось хорошо.

Теперь уже вдвоем они осмотрели место катастрофы более подробно. Если что и осталось под этим нагромождением металла, то без мощных тягачей его не поднимешь. К тому же каждая лишняя минута пребывания в зоне пусть и не смертельной, но значительной радиации, могла вызвать нежелательные последствия.

— Ну, что же, Федор Иванович, двинемся?

Пилот молча кивнул головой. Он, как никто другой, понимал трагедию катастрофы в конце путешествия, когда, казалось бы, все испытания уже остались позади.

Медленно, нехотя поднимался вертолет. Павел смотрел в окошко, лелея надежду, что, возможно, увидит какой-то сигнал. Но если бы его и подали, он все равно не пробился бы сквозь густой туман.

Вертолет слегка покачивался, и Павла постепенно стало клонить в сон.

Так, под однообразный грохот, юноша и заснул. Не разбудила его и тишина, которая вдруг возникла в кабине после часа полета. Павел Седых находился сейчас в мире фантастических снов, и ему было вполне безразлично, что вертолет уже не летит над тайгой, а грустно стоит на лысом холме, недалеко от закованной в лед реки.

Случилось то, чего опасался Тертышный: не хватило бензина — сказался двухсоткилометровый крюк. Когда уже на горизонте замерцали огни Северска, мотор закашлял, подбирая последние капли топлива. Пришлось приземлиться, отыскав с помощью ультразвукового локатора место для посадки.

Летчик выругался и вылез из кабины. До Северска совсем близко, километров семь. А что, если сбегать туда за бензином?

Приняв такое решение, летчик уже не медлил. Сначала он хотел разбудить Павла, но передумал, накрыл его курткой, включил дополнительное отопление, Дунаю приказал:

— Сиди здесь! Сторожи!

Машину оставлял вполне спокойно: лихих людей в тайге не было, а хищные звери к вертолету даже не сунутся, ибо на страже будет стоять Дунай.

Собака будто действительно поняла серьезность порученного задания. Она улеглась на снег, уткнувши нос в пушистый хвост, проводила взглядом хозяина, скатившегося на лыжах с холма в направлении далеких огней, и повернула голову к кустам, которые тянулись над рекой.

Проходили минуты, похожие друг на друга, как снежинки, которые, медленно кружась, падали с бездны неба. Шуршал мороз в хвое. Тихонько побулькивала подо льдом плененная река. Чуть светилась над тайгой кровавая полоса, которая уже вплелась в пейзаж и казалась органичной в этом царстве холода и молчания.

А перед рассветом над вертолетом, над Северском, над всем северным полушарием Земли вспыхнуло полярное сияние невиданной силы и красоты.

Красная полоса потускнела. Она напоминала теперь гигантскую рельсу, по которой катились разноцветные спирали и круги, за которые цеплялись капризные, причудливые фигуры, мерцающие тени. Но феерия длилась недолго. В момент самого яркого свечения, словно по сигналу опытного режиссера, быстро, как в театре, огромный экран неба затянул темный занавес облаков.

И ничего этого Павел Седых не видел. Он спал мертвецким сном молодого уставшего человека. А лохматый пес был равнодушен к красоте полярного сияния. И только когда на рассвете издалека долетел странный, незнакомый шум, Дунай насторожился.

Он поднял голову, тихонько зарычал. В сером мраке над закованной в лед рекой, за кустарником шевелилось что-то темное и длинное, похожее на невероятно большую змею. И вот чудовище подползло поближе. На голове у него зеленовато сияли выпученные глаза, а под ними шевелились многочисленные клешни.

Дунай зарычал сильнее. Шерсть на нем вздыбилась, собака задрожала. До сих пор ей никогда не приходилось видеть такого страшного зверя.

Пес заскулил и начал царапаться в дверь.

Павел открыл глаза, сладко зевнул и спросил удивленно:

— Федор Иванович, что случилось? Почему стоим?

В кабине никого не было.

Павел отворил дверь, чтобы впустить пса… и окаменел. На холм вползала, ломая и откидывая прочь могучие деревья, огромная уродливая тварь. Ее панцирь отливал металлическим блеском.


Гибель Урании

Вот тварь почему-то остановилась, длинными неуклюжими клешнями начала шарить в завале, разбрасывая бревна и хворост, и вдруг, словно щенка, вытащила за шкуру здоровенного рыжего медведя. Тот, наверное спросонья, не мог понять, откуда такая напасть, ревел изо всех сил, бил лапами воздух, пытаясь задеть клешню чудовища. Но тварь была осторожной. Она подняла медведя еще выше, поднесла к своему огромному левому глазу, покрутила, словно изучая, потом размахнулась и отшвырнула животное в сторону.

Дунай зарычал и рванулся вперед. Павел перехватил собаку и зажал ей пасть. Но было уже поздно.

Чудовище сломя голову бросилось к ним. Его тонкие, подвижные клешни просунулись в открытые двери кабины, вытащили Павла и подняли в воздух.

Юноша не сопротивлялся. Он понимал, что в эту страшную минуту сопротивление может стоить ему жизни.



Прямо перед ним оказалось прозрачное большое полушарие, на дне которого находилось огромное количество блестящих шестигранников. В центре полушария виднелась трубка, от которой вглубь чудовища тянулись оплетенные провода. Это было похоже на кошмар.

Павел сморгнул, посмотрел. Чудовище было металлическим! Эта клешня, что схватила его за талию, — и она тоже из дюраля!

Юноша не успел рассмотреть все подробнее. Чудовище подняло его повыше, и осторожно опустило в люк, который открылся на мгновение в его широкой блестящей «спине».

В плену у машины

Павел упал на что-то ребристое, вскрикнул возмущенно, попытался встать, но почувствовал, что не может сделать и движения: грудь, живот и шею обхватили крепкие обручи.

Было совсем темно. Негромко шумели какие-то машины. Слышался скрип, как будто по наезженной дороге в морозный день катилась тяжелая бочка.

Что-то легонько и хаотично щелкало, как будто тысячи хищников окружили человека и точат свои зубы, чтобы наброситься на него. Павел даже съежился и наугад дернул ногой. В тот же миг что-то схватило ее, мягко остановило, стянуло валенок, носки. Прикосновение был щекочущим, металлическим.

— Я протестую! — воскликнул Павел. — Я — советский гражданин!

Никто не ответил, только послышался щелчок, и вспыхнул в темноте небольшой экран с причудливой, волнистой красной линией.

— Я протестую! — повторил Павел.

— … Я — советский гражданин! — подхватил кто-то очень знакомым голосом.

— Достаточно шуток! — вскипел юноша. — Что это за издевательство?! Освободите мне руки, в конце концов!

Он повернулся, желая вырваться из объятий, но они сжали его тело так, что у юноши даже потемнело в глазах.

— Ой! — вскрикнул Павел.

Объятия ослабли, щупальца начали сдирать с юношу одежду.

Убедившись, что сопротивление оказывать бесполезно, Павел Седых перестал сопротивляться, зато дал волю языку.

Он всячески ругал тех, кто его захватил в плен; указывал, ссылаясь на историю цивилизации, что раздевание пленников противоречит элементарнейшим основам гуманности, угрожал нападающим всеми возможными карами.

Невидимый собеседник сначала молчал, будто взвешивая прав обвинений, а затем спокойно повторил, разбивая слова на слоги:

— Я про-тес-ту-ю… Я — со-вет-ский гра-жда-нин…

«Погоди, погоди! — мрачно думал Павел. — Ты у меня запоешь по-другому!»

Мгла постепенно рассеивалась. Какой-то необычный свет наполнял сооружение. Голубоватым сиянием светилось все вокруг, предметы проступали легкими облачками из мерцающих микроскопических звездочек. Пожалуй, стены этого помещения были покрыты радиоактивной краской, способной светиться тысячи лет, не требуя внешней энергии.

Павел лежал один-одинешенек в углу помещения на своеобразном гамаке из упругих металлических щупалец. Юноша заметил еще такие же щупальца, только свернутые в клубок, а за ними — какие-то приборы на стенах.

— Я п-р-о-т-е-с-т-у-ю!..

Голос немного изменился. Теперь он звучал сухо, металлически.

И, странное дело, в соответствии со звуками красная подвижная линия на экране перед глазами Павла распадалась на небольшие отрезки, которые быстренько перебегали в верхний угол и замирали там. Против каждого такого зигзагообразного красного значка сразу же возникал синий — почти одинаковый по сложности, но геометрически четкий.

Металл и пластмасса вокруг. Танцует на экране красная линия. Тускло светятся предметы. Легонько вибрируют щупальца, которые держат Павла; они кажутся живыми, потому что теплые на ощупь и реагируют на его движения. И в этой призрачной полутьме кто-то невидимый кромсает слова, раздирает их на составные части с холодной методичностью машины:

— Я… в… э… в… ю… пр… т… с…

Юноше стало жутко. Хотя он был не из робких, таинственность окружения, неопределенность собственного положения вызывали в нем инстинктивный страх.

Экранчик вдруг погас, и теперь уже незнакомый певучий голос произнес:

— Пурт!.. Пурт!

— Не понимаю! — сердито отозвался Павел.

— Пурт! — повторил голос. Он что-то утверждал, объяснял, как бы просил произнести это звукосочетание.

— Ну, пурт. А дальше что?

Сразу же вспыхнул экранчик. Ярко-розовое свет ударил Павлу в глаза, и одновременно мягко раздался голос:

— Айт… Айт…

— К черту! — выругался парень и отвернулся от экранчика.

Голос подхватил его слова:

— Айт — к черту… Айт — к черту…

Красные змейки на зеленом экране перебегали, группировались в вертикальные ряды и становились рядом с синими, словно шел перевод с одного языка на другой.

Павел уголком глаза следил за экраном. Он начинал понимать, что от него требуют, но решил не обращать на это внимания.

Да только здесь бойкота не признавали: один из щупальцев обхватил ему голову и властно повернул к экранчика. Тот сразу же погас.

— Пурт!

— Темнота! — раздраженно ответил Павел. — Да что я вам — ребенок?!

Его апелляция осталась без ответа.

— Айт-пурт… Айт-пурт… — звучал голос, и экранчик то вспыхивал ярко, то гас.

Павел молчал, но недолго: щупальца начали сжимать голову все сильнее и сильнее… И когда уже не стало возможности терпеть, юноша крикнул:

— Хватит! Больно!

— Хватит, больно… Хватит, больно… — подхватил голос. — Плайте! Плайте!

Щупальца на мгновение ослабли, а затем сжали Павла с новой силой.

— Плайте!

— Да больно же! — вскрикнул парень, но объятия не ослабевали, и он добавил поспешно: — Плайте! Плайте!

Это повлияло.

— Плайте — больно! — удовлетворенно сказал голос, и пленник получил возможность свободно вздохнуть.

Теперь юноша уже не сопротивлялся. А «экзамены» продолжались: на экране вспыхивали разноцветные лучи, надо было назвать каждый цвет и выслушать соответствие на незнакомом языке.


Гибель Урании

В кабине раздавались звуки различной высоты и громкости; становилось то холодно, то жарко. На всякое такое изменение Павел должен был отвечать немедленно, задержка влекла наказание. Это был очень эффективный метод обучения: не прошло и часа, как Павел прекрасно усвоил сотню незнакомых слов. Но это дало ему о себе знать. Он был обессилен, подавлен, страдал от голода и жажды.

— Довольно — не выдержал он наконец. — Я хочу пить! Пить!

— Пить! — сказал голос.

— Воды! — Павел пошевелил сухими губами и проглотил слюну. — Воды!

Несколько секунд длилась пауза. Неизвестный или не понимал, или не хотел понимать. Однако щелчки участились, а щупальца зашевелились. Одно из них начало ощупывать Павлу руку и вдруг присосалось к его локтевой вене.

«Конец» — с ужасом подумал юноша. Рука не болела. Она только затекла, онемела, но чувствовалось — или, может, Павлу только казалось, — что из вены тонкой струйкой в полое щупальце вытекает кровь.

Опять пролетели неуместные воспоминания о фантастических марсианах Герберта Уэллса, которые питались человеческой кровью.

— Плайте! — крикнул он в отчаянии. — Больно!

Удивительное дело — щупальце немедленно освободило руку, метнулось в угол.

— Айт! — скомандовал Павел. Вспыхнул экранчик.

При ярком розовом свете Павел увидел, что на сгибе локтя виднеется темная точка — именно такую оставляет после себя пиявка, — но крови нет. Рука постепенно становилась чувствительной, вниз от плеча медленно катилась теплая волна.

— Ничего не понимаю! — пробормотал Павел. — С какой целью нужно было высасывать из меня кровь?

А непонятное — и к тому же неприятное — продолжалось. Щупальца исследовали каждый квадратный сантиметр Павлова тела, залезали в нос, в уши, одно пролезло в рот, а оттуда — в желудок. Не помогало ни отчаянное барахтанье, ни магическое слово «Плайте» — тварь делала свое дело.

Так продолжалось несколько минут.

И за это время юноша чуть не лишился рассудка — не от боли, а от непереносимости положения подопытного животного, с которым делают, что хотят. И вдруг объятия ослабли.

— Воды — оуе… — раздался голос. — Воды — оуе…

Одно из щупалец приблизилось к Павловым губам и обронило на них капельку воды. Павел жадно облизал губы.

— Оуе — вода!

Из щупальца потекла жидкость. Сладковатая и солоноватая, горьковатая и кисловатая, густая, душистая, она не напоминала ничего знакомого Павлу, но прекрасно утоляла жажду.

Павел сделал глотков двадцать и откинулся.

— Довольно!

Жидкость перестала литься. Почти одновременно с этим погас экранчик, а когда вспыхнул снова — на нем появилось изображение человека.

Павел ахнул: это его собственный силуэт, да еще и в каком виде!

Среди розовых мышц силуэта темновато светился белый скелет. Яркой голубизной сияли нервы и мозг. Желтыми сосудами текла кровь: черная — венозная, и красная — артериальная.

Изображение было живым. Периодически засасывали воздух и выдыхали его легкие, сокращалось сердце, напрягались и расслаблялись мышцы.

Павел видел себя как бы в разрезе.

К руке силуэта приблизилось извивающееся щупальце и присосалось. Несколько капель крови побежали вверх.

Неожиданно картина изменилась: как в микроскоп, Павел увидел и эритроциты и лейкоциты, и плазму — все то, из чего состоит кровь.

«Так вот оно что! — понял юноша. — Значит, у меня была взята кровь для анализа».

Следующие картины своеобразного фильма убедили его, что неприятные процедуры, которых ему пришлось пережить, были только этапами исследования человека.

— Оуе… — еще раз прозвучал голос.

И на экранчике в силуэт влилось то золотистое, блестяще. Жидкость просачивалась в сосуды, мышцы, кости.

— Оуе — вода…

— Нет, нет! Оуе — не вода! — воскликнул Павел, заинтересован всем увиденным. — Вода — это соединение водорода с кислородом!

Он дернул руку — щупальца выпустили ее — и написал пальцем на экране: «H2O — вода».

— Оуе — вода — нет, нет — это соединение… — голос звучал растерянно. — Ну, как бы вам объяснить… — Павел задумался на минуту. — Вот атом кислорода… А это — два атома водорода…

Он нарисовал пальцем на экранчике атомы, сложил их в молекулу, а когда закончил, сказал:

— Вода!

— Оу, — подхватил голос.

— Оу — вода!

— Рот! — показал Павел на силуэте.

— Пут! — ответил голос.

— Желудок!

— Кейз. Желудок — Кейз…

Потом наступила пауза.

Погас экранчик. Щупальца зашевелились. Одно из них напихало Павлу в рот мелких безвкусных шариков, впрыснули жидкости — оуе, а другие начали укачивать его, как качает мать младенца. В то же время зазвучали тихие мелодичные звуки, будто где-то далеко на хрустальную плиту падали и медленно катились металлические колокольчики.

Юноша почувствовал, что засыпает… Но это было совсем не похоже на обычный сон. Отдыхало только тело. Или от перенапряжения нервной системы, или после необычного обеда, Павла сковало оцепенение. Он не мог сделать ни одного движения, хотя его глаза оставались открытыми, а мозг работал четко. Теперь юноша мог обдумать свое положение.

Его схватила и пленила какая-то машина. Какая именно? Зачем? И форма сооружения, и стандарты ее размеров, особенно эти криволинейные щупальца, были слишком необычны. Может, машина прибыла на Землю в космической ракете?

Неприятный холодок пополз у Павла по спине. Так вот что это за космические гости! Там, у Верхней Чащобы, осталась только скорлупа от ракеты, внешняя оболочка, а гигантский вездеход, который находился внутри, отправился в путешествие по планете и пленил первого, кто попался на пути…

Но кто же руководит этим вездеходом?.. Чей голос требует и объясняет?..

В голове Павла мелькнула странная мысль о том, что, может, там, на далекой планете, откуда прилетел космический корабль, царят совсем другие, неизвестные на Земле законы существования материи. Неземные существа не обязательно должны быть похожими на людей. Кто знает, не скрываются в упругих металлических щупальцах легко уязвимые студенистые «руки» какого-то сверхразумного спрута?

При мысли об этом Павлу стало жутко. Он вспомнил отвратительных обладателей прибрежных подводных скал и глубоких океанских впадин.

«Спрут! — с отвращением повторил Павел мысленно. — Неужели эти существа прикреплены к стенкам камеры навеки?»

Взгляд его невольно упал в угол, на скрученные в клубок щупальца. Время шло, но ни один из них не пошевелился.

«Мертвый?.. Спит?..»

Трудно представить, чтобы живое существо не сделало ни одного движения в течение долгого времени. Только машина может находиться сколько угодно в абсолютном покое.

Итак, Павел попал в плен к кибернетической системе. Радиоуправляемые машины — то, что было почти фантастикой четверть века назад — в настоящее время стали давно пройденным этапом. Управление на расстоянии уже не способно было контролировать технику сверхзвуковых скоростей, там, где за необходимые для действия доли секунды человек не успевал даже схватиться за нужные рычаги. Теперь в науке и технике основное место занимают кибернетические системы, которые выполняют сложнейшие задачи вполне самостоятельно по заранее составленной программе. Машины не только играют в шахматы, переводят с одного языка на другой, но и управляют машинами, даже могут ремонтировать самих себя и конструировать еще более сложные электронные системы.

Несмотря на это, Павел все еще надеялся: вот-вот откроется люк в стене, и в кабину заглянет какое-нибудь живое существо. Пусть оно будет некрасивым, как лягушка, или, наоборот, красивым, как самое совершенное творение природы, — все равно бы это было разумное существо, и с ним можно было попытаться найти общий язык.

Но никто не появлялся. Звучали, катились по хрустальной плите металлические колокольчики. Проходило время, но быстро или медленно — определить было невозможно.

И Павел Седых заснул.

Путешествие в неизвестное

Раздался резкий неприятный звук, вспыхнул свет — и Павел проснулся. В первое мгновение он не мог понять, где оказался, но постепенно вспомнилось все.

— Оуэ… — попросил юноша.

Щупальца немедленно выполнили его просьбу. Вообще они стали ласковее, покладистей — уже не сжимали тело, а легонько поддерживали его, охотно уступая, когда Павел выбирал другую позу.

— Я к вашим услугам! — сказал юноша, напившись. Он прекрасно отдохнул и был в хорошем настроении. Пережитые неприятности стали казаться ему несущественными, а будущее — интересным. Что ни говори, а только он один из всех людей Земли попал на вездеход жителей другой планеты!

Павел одобрял осторожность космонавтов: для них действительно могла быть опасной встреча с чужими формами жизни. Микробы и хищники, различные яды, вредное излучение, другой состав атмосферы — все могло бы повредить пришельцам. Чтобы не погибнуть, они должны были сидеть до поры до времени в герметичных камерах и изучать все издалека.

— Ну, друзья, прошу! — повторил Павел. Ему не терпелось ускорить процесс знакомства.

Видимо, по расписанию для пленных обучение начиналось позже. Никто не ответил на призыв.

Теперь, когда свет с экранчика освещал помещение и «спрут» ослабил объятия, можно было осмотреть все вокруг подробнее.

Маленькая, невысокая комнатка со скругленным сводом была похожа на аппаратную радиостанции. Лишь крохотная площадка была свободна от приборов. Здесь расположились «спруты» — и тот, что держал Павла, и другой — неподвижный, резервный. На стенах сияли многочисленные кнопки и индикаторы, под которыми мерцали ряды разноцветных значков. Только одна вещь в этом помещении более или менее напоминала земную — низенькое кресло с причудливо изогнутой спинкой. Пожалуй, это было рабочее место кого-то из членов экипажа, потому что именно там цветные кнопки сосредоточились густо, а из-за щита слышалось непрерывное щелканье.

Юноша попытался встать, чтобы подойти к креслу, но «спрут» не позволил. Лениво распуская и стягивая свои конечности, он как бы играл с пленным, как играет, в полудреме, сытый кот с пойманной мышью.

Павел осторожно потрогал кончик одного из щупалец. Металлический членик цилиндрической формы, испещренный упругими выступами, похожими на настоящие присоски, мог двигаться во все стороны, но так, словно его сдерживала сильная пружина. Седых повернул этот членик, дернул к себе. Что-то хрустнуло, и в его руке остался кусочек металла, от которого вглубь «спрута» тянулись тоненькие провода. Павел сам испугался того, что натворил. А щупальце дернулось, затряслось, как от боли, и вдвинулось в нишу под стеной. Послышался стук. Вспыхнул яркий огонек электрической дуги.

«Спрут» ремонтировал сам себя!..

Через несколько секунд щупальце, уже более короткое, вернулось на свое место.

Убедившись, что диверсия обошлась безнаказанно, Павел хотел выкрутить и следующий членик. Но «спрут» был уже настороже, и ответил таким электрическим разрядом, что у юноши онемела вся правая половина тела.

— Ого! — пробормотал он сердито. — Оказывается, ты кусаешься!

Если сначала Павел боялся этого чудовища, то теперь уже относился к нему со снисходительным превосходством подростка, который впервые вскочил на строптивого коня и удержался на его спине.

— Ты — машина, — юноша небрежно оттолкнул щупальце и попытался потрогать складчатое полушарие, к которому оно было прикреплено, — и должен подчиняться человеку!

Дерзость было немедленно наказаны: металлические сяжки с тихим шорохом прижались друг к другу и выпихнули Павлову руку.

— Ну, хватит, хватит! — примирительно сказал юноша. — Не буду.

Неизвестно, поняли ли его, или просто пришло время для занятий, но объятия ослабли, а на экране появились цветные шарики.

Сначала Павел не мог понять, что от него требуют, но вскоре заметил, что количество шариков каждого цвета нарастала по одной — то был натуральный ряд чисел.

— Один… два… три… — считал Павел, указывая пальцем на шарики.

И знакомый голос переводил:

— Да… па… ра…

Задания постепенно усложнялись — начались экзамены по арифметике.

Казалось бы, как можно проэкзаменовать человека, не знающего чужого языка? А вот жители другой планеты сумели это сделать. Законы математики неизменны в каком угодно месте Вселенной. Как ни крути, а один плюс один всегда равно двум! Другое дело, понимает ли эти законы живое существо.

Павел понял: сумма красных и зеленых шариков на экранчике равно количеству синих. Но разве пять и семь — тринадцать?

— Ошибка! — он ткнул пальцем в крайний шарик. — Лишняя! Должно быть двенадцать. Двенадцать!

Шарик сразу же исчез.

— Ол! — послышался голос. — Двенадцать.

Отныне Павел следил: почти в каждой задаче была ошибка. Отыскать ее — значит проявить свои знания.

Сложение, вычитание, умножение и деление… как только экзаменаторы убеждались, что юноша справляется с заданием, они предлагали более сложные задачи. Постепенно на экранчике появились и линии — начался экзамен по геометрии, а затем и по стереометрии.


Гибель Урании

Так продолжалось несколько часов подряд. Мозг Павла работал с большим напряжением. Юноше хотелось показать жителям другой планеты, что люди Земли по своему уровню стоят не ниже них.

Когда дело дошло до высшей математики, Павел взял инициативу на себя. Он чертил на экранчике сложные значки, рисовал графики, писал формулы, тщательно объясняя все.

Голос старательно повторял все за юношей, и, наконец, перебил:

— Достаточно.

Экранчик погас.

Мягко, медленно опустились щупальца, свернулись в клубок и замерли.

Павел оказался на полу. Он вытирал пот со лба, растерянно улыбаясь. Кажется, экзамены сдан успешно, и следует ждать приятного вознаграждения. Может, хоть теперь космические гости, если они действительно сидят в камерах, позволят взглянуть на них?

Однако вокруг ничего не изменилось: так же спокойно цокали переключатели — своеобразный пульс сооружения не останавливался ни на мгновение.

Юноша сел в кресло.


Гибель Урании

Седых внимательным взглядом обвел цепочки красных и зеленых кнопок и почувствовал почти то же самое, что чувствует сапер посреди минного поля: надо продвигаться вперед, хоть каждый шаг может стать последним в жизни.

С огромной осторожностью юноша приблизил палец к крайней кнопке слева снизу. Нажал на нее, сдерживая дыхание…

Не вспыхнула молния, не загрохотал гром. Просто кресло легко повернулось влево, упругие щупальца обхватили Павлову голову и впрыснули ему в рот оуе.

— Хм… Неожиданно, но довольно приятно… А если нажать на ту, большую?

Только Павел потянулся к ней, как послышался резкий звук, и кнопка изменила свой цвет на синий. Но юноша не обратил внимания на предостережение. Тогда щупальце, который выскочило из щита, оттолкнуло его руку прочь.

— Извиняюсь! — засмеялся Павел. — А эту?

Кнопка в нижнем правом углу щита управляла освещением: все помещение вдруг залило розовым, приятным глазу светом. Не было видно ни одной лампочки или любой другой осветительной системы — просто все предметы засияли ярче.

— Понятно, — кивнул головой Павел. — Нижний ряд кнопок — бытовое обслуживание.

Однако следующий эксперимент научил его осторожнее обращаться с незнакомыми устройствами автоматики. Как только он нажал вторую кнопку слева снизу, как откуда-то выскочило что-то похожее на колпак, присосалось ко лбу и затылку, зажужжало, и через несколько секунд голова у Павла стала лысой, как колено. Эта кнопка, очевидно, заведовала «парикмахерской».

— Вот тебе и имеешь! — обиделся юноша. — Хотя бы предупредили, что ли!

За дальнейшее исследование он взялся только тогда, когда убедился, что аппаратуру можно выключить повторным нажатием на ту же кнопку, но все равно теперь был значительно осторожнее.

Вскоре Павел полностью освоил несложную машинерию бытового обслуживания своей камеры. Однако этого ему было мало. Тысячи вопросов сновали в его голове, хотелось во что бы то ни стало увидеть космонавтов. Но только не вспыхивал экранчик, не шевелились «спруты» и никто не откликался на зов. Казалось, пленного оставили на произвол судьбы, забыли о нем.

Уже давно Павла заинтересовал металлический прямоугольник прямо посреди щита. Может, это тоже какой-то экран? Однако кто может гарантировать, что из-за него не вырвется испепеляющий луч? Из этих соображений Павел, прежде чем нажать на соответствующую кнопку внизу, поднялся с кресла и отошел подальше в сторону.

Нет, ничего. Никакого действия.

Павел сел снова… и чуть не вскрикнул. В небольшом окошечке он увидел себя, который отдергивал палец от щита.

Все изображение было величиной с почтовую открытку, но юноша с удивлением заметил, что оно вдруг начало наползать на него, расширяться на всю камеру, приобретать объемность, становясь почти реальным.

Юноша почувствовал странное раздвоение своего «я». Он вполне отчетливо сознавал, что сидит сейчас в кресле, крепко ухватившись за поручни, и в то же время чувствовал себя другим, подопытным Павлом, которым только что был. Только все, что он делал, на экране демонстрировалось в обратном порядке.

Вот того, другого Павла Седых в этом помещении экзаменуют по математике… Вот он барахтается в объятиях «спрута», потом летит вверх к люку… А вот чудовище запихивает его в кабину и ползет обратно в заросли…

Что-то похожее на это Павел видел в детстве, когда киномеханик сельского клуба перепутал, где конец, а где начало кинофильма, да и пустил ленту в обратном направлении. На экране дым втягивался в жерла пушек, парашютисты с раскрытыми парашютами прыгали в чистое небо, убитые вставали и задом бежали на исходные позиции.

То, с чем Павел столкнулся сейчас, было несравнимо более странным: он словно попал на какую-то невероятную машину времени, что в бешеном темпе переносила зрителя в прошлое. Лишь на одно мгновение Павел мог сосредоточить свое внимание на каком-то предмете, потому что уже в следующую минуту картина бежала все дальше и дальше назад во времени и пространстве.

Юноша не видел самого вездехода, зато наблюдал, как на пути сводятся срезанные им деревья. На черной поляне посреди горящей тайги чудовище с грохотом начали осаждать те магнитные шестигранники, которые видел Павел на месте падения ракеты. А потом все затянуло пламенем, раздался бешеный рев, и перед глазами вдруг возникла Земля. Наполовину освещенная солнцем, окутанная седой дымкой, она плыла в безграничном пространстве, а около нее плыла Луна.


Гибель Урании

Трижды прокрутилась перед глазами Павла родная планета, а потом начала быстро отдаляться: превратилась сначала в голубое пятнышко с желтоватой точкой рядом, затем — на звездочку поменьше мохнатого ослепительного солнца, а потом еще уменьшилась и совсем исчезла среди других звезд.

Впервые перед Павлом во всем величии предстала бесконечность пространства и времени. Юноша чувствовал, что летит с бешеной, невероятной скоростью. Медленно изменялся рисунок созвездий, и все вокруг было полно мрака и пустоты — страшной пустоты, в которой нет ничего и никого на миллиарды миллиардов километров.

Сколько длилось это путешествие — трудно было сказать. Павел чувствовал себя настоящим участником космического рейса, и ему уже начало казаться, что прошли века с того времени, как на экране в последний раз мелькнула поверхность Земли.

Может, и действительно было так. Может, и вправду космический корабль, гениальное творение высшего разума, потратил много сот лет, чтобы преодолеть расстояние между двумя звездными мирами.

Чудесное устройство сжало расстояние, изменило масштаб измерения, сохранив ощущение его бесконечности. В конце концов, не так уж и долго плыла перед глазами юноши однообразная, грозная в своем величии звездная Вселенная.

Наконец вдали засверкала особенно яркая звезда. Она быстро приблизилась, распалась на две: небольшую голубую и большую розовую. Затем проступили очертания огромной оранжевой планеты, совсем не похожей на Землю рисунком континентов, — и ракета с грохотом опустилась в долину между высоченных заснеженных гор.

Прекратилось стремительное движение. У Павла аж закружилось голова. Все вокруг было подернуто голубой полупрозрачной дымкой. Она мерцала, вибрировала и, казалось, звучала каждой своей молекулой; откуда-то издалека донеслись волшебные звуки незнакомых музыкальных инструментов. Величественная мелодия звучала все громче, приближаясь, и одновременно прямо перед Павлом на фоне звездного неба все четче и ярче вырисовывался образ высоколобого человека с большими умными черными глазами. Это был все-таки человек, а не какое-то причудливое существо, и все же он каждой черточкой лица, каждым своим движением, каждой деталью наряда отличался от человека Земли.

Житель другой планеты протянул вперед руки и заговорил.

Павел прислушался. Ему показалось, будто он различает и понимает слова чужого языка… Да, да, где-то в подсознании звенит, нарастает торжественный голос:

— Поздравляем вас, далекие неведомые братья!.. Поздравляем вас, неизвестные разумные существа!.. Через бездну Космоса мы протягиваем вам руки!.. Слушайте и смотрите, люди Вселенной, — к вам обращается планета Пирейя звездной системы Двух Солнц!

Фигура человека потускнела, расплылась, а на ее месте возникло изображение чрезвычайно сложной радиотехнической установки. Потом снова зазвучал голос:

— Биофильм, который мы демонстрируем, влияет непосредственно на мозг высших, разумных существ, поэтому язык пирейцев будет звучать для вас как родной. Каждый зритель будет воспринимать фильм так, как будто сам участвует в изображаемых событиях. Вы сможете проникать даже в мысли и порывы героев… Но и ваши мысли и порывы во время просмотра биофильма будут зафиксированы и проанализированы специальной аппаратурой…

Изображенное радиотехническое сооружение начали покрывать защитные металлические листы, к ним присоединялись все новые и новые детали, и вот перед Павлом появилось в полном облике то самое «чудовище», которое и захватило его в плен.

— Наш космический вездеход — посланник дружбы. Простите ему, если он, возможно, вел себя с вами не совсем тактично: это только кибернетическая машина, которая еще не способна воспроизвести весь диапазон рефлексов человека… Наш посланник несет вам самый дорогой подарок, который мы могли передать, — подробное описание выдающихся научных и технических достижений человечества Пирейи… Это мирный посланник, но он оборудован самым современным оружием, и способен обороняться в случае нападения на него. Использовать же его для насилия и убийства нельзя: кибернетическая система вездехода подчинится только настоящему человеку — человеку разумному.

Изображение космического вездехода расплылось. Перед Павлом Седых вырисовалась уже знакомая ему фигура.

Сосредоточенно, пристально, словно стараясь проникнуть в глубины сознания, с расстояния в миллиарды миллиардов километров на человека Земли смотрели большие черные глаза.

— Слушайте, люди другой звездной системы!.. К вам обращается планета Пирейя!.. Если вы стоите выше нас — простите нам ошибки и неудачи: наше будущее впереди!.. Если вы не достигли такого уровня — учтите печальную историю нашей планеты, не допустите повторения случившегося у нас!

С тихими мелодичными звуками изображение начало расплываться, отдаляться. И, так же отдаляясь, стихал суровый, скорбный голос:

— Это произошло тогда, когда на Пирейе еще существовали два социальных лагеря, когда капиталистическое государство Мония достигло своего наибольшего расцвета, а самый богатый человек мира, триллионер Кейз-Ол, стал некоронованным обладателем ее.

Экранчик погас. Павел Седых вскочил, потер пальцами лоб.

— Что это было?.. Бред?.. Сон?

Такую реальность воображаемого можно почувствовать только во сне, когда человек не способен контролировать свой мозг и воспринимает на веру самое фантастическое. Но о сне не могло быть и речи: Павел четко и отчетливо видел все вокруг, помнит каждое слово из только что услышанного.

«Язык пирейцев будет звучать для вас, как родной» Как? Почему? «Биофильм воздействует непосредственно на мозг».

Юноша немного оправился, и теперь уже мог все как следует обдумать: «Что же, это вполне возможно… и очень просто! Надо только создать чрезвычайно широкополосный генератор. Ведь мозг человека излучает радиоволны, так почему бы ему их не воспринимать».

Но то, что было «очень просто» теоретически, на самом деле составляло задачу невероятной сложности.

— Ой, многого же вы достигли, друзья! — с унылым восторгом сказал юноша.

Он обвел взглядом помещение. Итак, напрасны надежды пожать руки жителям Пирейи! Их здесь нет… Вокруг — только машины, чрезвычайно совершенные, целеустремленные, но все-таки — мертвые. Пусть в каждом звенышке вот этих «спрутов» содержится кроха разума гениальных инженеров и ученых Пирейи — этот ум скажется только в целесообразности действий машины, которой, может, тысячи лет назад была задана программа отыскать в космосе населенную планету, приземлиться на ней, и прежде всего найти настоящее разумное существо.

Настоящее разумное существо! Павел Седых покачал головой: сложная задача стояла перед конструкторами Пирейи!

В конце концов, умственный уровень существа определить можно. Но этого мало: убийца и негодяй может быть образованным, сообразительным человеком, и наоборот, кто-то человечный и честный может не знать математики. А намерения и симпатии тех, кто прислал этот космический вездеход, вполне отчетливо очерчены.

Биофильм… Павел потрогал пальцами металлический экранчик проектора. А ну, парень, стань-ка на место пирейских инженеров да и подумай, действительно ли машина может определить не только развитие, но и убеждения и мировоззрение неизвестного существа?

«Что ж, видимо, может, — рассуждал юноша. — Когда видишь несправедливость, руки сами сжимаются в кулаки… А что если бы на моем месте сидел какой-то гангстер или миллионер?»

Павел чувствовал, что приближается к верной развязке: одно и то же явление разные люди оценивают по-разному, в зависимости от мировоззрения. То, что радует гуманиста, — раздражает человеконенавистника.

— Чудеса!.. — юноша скрыл свое смущение за улыбкой.

Итак, экзамены продолжаются.

Житель Земли, Павел Седых, должен доказать, что он — настоящее разумное существо, настоящий человек.

У него по спине ход неприятный холодок: нелегкое это дело — представлять все человечество. Там, на далекой Пирейе, уже, видимо, воцарился коммунизм. Для пирейцев самым обычным является тот моральный критерий, служащий самым высоким образцом на Земле… а он, Павел Седых, человек обыкновенный, имеет множество изъянов.

Юноша весь напрягся: пусть записывают его мысли и порывы! Пусть контролируют и проверяют! Да, комсомолец Павел Седых имеет много недостатков. Но все свои силы и даже жизнь готов отдать за то, чтобы в мире навсегда исчезла несправедливость, чтобы навеки воцарился коммунизм!

Он сел в кресло, набрал в легкие воздуха и нажал на кнопку под экранчиком.


Гибель Урании

На паутинке через бездну

Темнота, густо усыпанная звездами темнота вокруг. Она навалилась неожиданно, внезапно, даже закружилась голова.

Павел Седых ошарашенно оглянулся. Нет, он сидит в кресле, как и сидел, но все предметы, даже собственное тело, кажутся призрачными, ненастоящими.

«Биофильм влияет на мозг… — вспомнилось юноше. — Итак, я из зрителя превращаюсь почти в действующее лицо…»

Прямо перед ним в причудливой позе висит вверх ногами человек в скафандре…

Абсолютная тишина, даже звенит в ушах. Темно… А впрочем, нет, это нельзя назвать тьмой: бархатная бездна залегла во все стороны, испещренная острыми лучиками звезд.

Мрак, мрак вокруг… Не мерцают звезды, сверкая пронзительно и холодно. Ничто нигде ни шелохнется. И царит над всем тишина — черная вековечная тишина межпланетной пустоты, где каждый звук умирает до своего рождения.

Мрак, неподвижность и тишина… Видимо, именно в них воплощена бесконечность времени и пространства. Бытие или небытие, каков их смысл тут, где стерта грань между секундой и вечностью, и они более или менее одинаково жалки перед беспредельностью? Здесь нет ни правды, ни неправды, ни истины, ни заблуждения. Здесь первоначальная материя выступает во всей своей отвратительной наготе — тупая, холодная, равнодушная ко всему.

Но что это за точечка едва мерцает посреди густого мрака? Что за странное скопление атомов в абсолютной пустоте межпланетного пространства? Какие-то слоистые оболочки… Вихри энергетических полей… Тепловое излучение… Она не имеет права на существование, эта пылинка, которая так дерзновенно восстала против главного закона природы — закона нарастания энтропии!.. Все должно рассыпаться на мельчайшие частички. Все должно раствориться в однообразии хаоса, исчезнуть во мраке и тишине. Такой закон!

Но пылинка в межпланетном пространстве не хочет покоряться закону. Она существует, и всеми силами стремится продолжить свое бытие. И только очень горькой ценой достается ей каждая секунда существования!


Гибель Урании

Это — человек в скафандре космонавта.

Человек задыхается. Его легкие жадно хватают воздух, а его — мало. Спазмы перехватывают горло. Глухо вызванивают в висках колокола. Тяжело стучит сердце. Аж пекут легкие, моля о кислороде… А животворная кислородно-гелиевая смесь лишь едва-едва струится из редуктора.

Человек в скафандре дернулся к рычажку на груди, но потом сдержал свое движение.

Можно моментально прервать эту муку — достаточно хотя бы на полоборота открутить воздушный вентиль. Поэтому человек непроизвольно и потянулся к вентилю на груди скафандра, однако резко остановил движение.

Раздраженно пробормотал:

— Нет, нет!.. Держись, друг Айт!..

Павел почему-то не удивился, что он слышит этот голос. Как нечто само собой разумеющееся, он знал, что мистер Кейз-Ол — самый богатый человек Монии. Мония — самое могущественное из капиталистических государств Пирейи. Пирейя — единственная заселенная людьми планета звездной системы Двух Солнц. А этот человек, мысли и чувства которой он воспринимает, — инженер Айт, каторжник БЦ-105, висит в межпланетном пространстве над Пирейей, обречен на страшную смерть. Рука инженера потянулась к клапану на скафандре, чтобы прервать страдания мгновенно и безболезненно…

— Нет, нет! Держись, друг Айт! Если ты погибнешь — мистер Кейз-Ол и за ухом не почешет!

Он не имеет права погибнуть! Он не имеет права на смерть!.. Только эта мысль и поддерживала человека в ожесточенной борьбе с самим собой. А борьба действительно была страшная.

— Ты еще вернешься в Монию, и мистер Кейз-Ол станцует перед тобой свой последний танец!

Вместо того, чтобы открыть клапан, Айт еще больше закрутил воздушный вентиль.

Если до сих пор было просто трудно дышать, то теперь стало невыносимо тяжело. Наступала граница, за которую не вступает по доброй воле ни одно живое существо. Без еды можно продержаться месяц, без воды — декаду, а без кислорода — только несколько минут.

Ведь это не шутка: вместо пяти баллонов кислорода, которые выдавались каторжникам на сто пирейских часов, то есть в сутки, Айт получил два. Такое изощренную пытку могли придумать только прихвостни мистера Кейз-Ола, только садисты, изверги: заставить человека ограничивать самого себя в самом главном — в дыхании!

Два баллончика кислорода!.. Их хватит на сорок пирейских часов, менее чем на полсуток нормального дыхания.

А дальше — смерть. Если хочешь жить — растяни этот запас на сутки: закрути вентиль почти до края, хватай ртом еле разбавленный кислородом гелий, стони, мучайся, но не соблазняйся дышать полной грудью!

Были такие, что не выдерживали. Они пускали струю на полную силу, пьянели от чистого кислорода, а затем открывали скафандр. Быстрая, легкая смерть: космическая стужа безвоздушного пространства убивает мгновенно… Но нет, Айту умирать нельзя!

Дышать, чтобы жить! — стонали легкие. Жить, чтобы отомстить! — тяжело стучало сердце.

— Проклятый ублюдок! — прошептал Айт.

Это было неслыханно жестоко: только за невыполнение дневной нормы выработки надзиратель Орт посадил Айта в карцер с двумя баллонами на сутки. А впрочем, этого можно было ожидать: не зря же судья сказал, что даже каторги для такого преступника, как инженер Айт, слишком мало.

Карцер… Нет, обычный карцер в самой страшной из тюрем Монии был бы раем по сравнению с этим заключением в безвоздушном пространстве, в мире невесомости. Там можно свободно дышать, можно сделать хоть шаг, хоть полшага. А тут барахтайся, как жук на веревке, — не продвинешься вперед ни на дюйм. Только ракетный ранец позволяет произвольно двигаться в мире невесомости, но у скафандров каторжников, конечно, ранцев нет. Хорошо, что хоть не сняли гироскоп.

У пояса, пониже кислородных баллонов, Айт нащупал рукоять гироскопа. Конечно, не стоило бы тратить энергию, а значит, и кислород на лишнюю физическую работу. Но он уже не мог оставаться лицом к звездной бездне. Хотелось в последний раз взглянуть на родную планету.

Небольшой массивный диск начал вращаться. И вместе с ним, только в противоположную сторону, медленно начал вращаться Айт. Собственно, он не замечал движения, но звезды сдвинулись со своих мест и поплыли по небосводу.

Сверху, из-за шлема скафандра, спускался темный диск Пирейи. Родная планета, ты так близка и так далека! Если бы можно было бы покориться силе твоего притяжения и упасть просто вниз, наверное, хватило бы часа, чтобы долететь до тебя. Долететь, вспыхнуть ярким метеором в атмосфере и развеяться навсегда… Но не сделаешь этого, потому что ему выпала другая судьба — вечно вращаться вокруг тебя вместе с искусственным спутником — Звездой Кейз-Ола.


Гибель Урании

Гибель Урании

Все ниже опускался диск планеты, а вместе с тем в поле зрения Айта постепенно появлялась и Звезда Кейз-Ола — огромный тороид, надгрызенный бублик диаметром в несколько человеческих ростов.

В ободе колеса сияют многочисленные окошки. Это жилые помещения инженеров и надзирателей, мастерские, склады. Но еще больше огней возле недостроенной части тороида, в секторе БЦ, где еще вчера работал Айт, — там приставляют и приваривают титановые листы обшивки.

Барахтаются каторжники, одетые в неудобные, устаревшие скафандры. Они прицеплены тросами к искусственному спутнику, и это дает возможность передвигаться. А надо же еще и работать, выполнять дневную норму. А не выполнишь — дадут два баллона кислорода вместо пяти, отбуксируют в «карцер» — межпланетное пространство за пределами Звезды Кейз-Ола — да и оставят на произвол судьбы…

— Подождите, мистер Кейз-Ол! — скрежещет зубами Айт. — Мы рассчитаемся за все!

Только где там — счетчик газометра показывает, что первый баллон уже пустой. Еще полсуток на таком воздушном пайке!.. Этого нельзя выдержать!


Гибель Урании

И все-таки Айт выдерживал. Стонал, порой терял сознание, но сразу же приходил в себя.

В одну из таких минут Айту показалось, что ему мерещится: мимо него якобы кто-то пролетел. Айт встрепенулся и глянул в боковое окошко шлема. Нет, не мерещится: и впрямь какой-то темный силуэт медленно двигается, периодически закрывая собой звезды. Вот блеснул огонек — будто на короткое время включили ракетницу скафандра. И вместе с этим, Айт заметил, что он сам немного пошевелился. Что это?.. Может, на него наскочил какой-то крошечный метеорит? Но удара не было.

Айт обеспокоенно вертелся во все стороны. Видимо, наблюдатель Орт решил уничтожить ненавистного каторжника сегодня же.

Так и есть. Силуэт, пролетевший от Звезды Кейз-Ола мимо Айта, теперь возвращался обратно.

Айт включил кислород на полную силу. Странное опьянение охватило его мозг. Напряглись мышцы. Мстительная радость вспыхнула в груди: ну, лети же, лети сюда! Чтобы только схватиться за тебя, а там узнаем, кому жить, а кому умирать! Если удастся ухватиться за Орта, все пойдет по-другому.

Айт дернулся навстречу темной фигуре. Проклятие — не хватает длины рук!.. Ну, еще немножко… еще…

Человек уже был совсем близко от Айта и, подлетая, на мгновение включил внутреннее освещение скафандра.

Нет, это был не Орт, а инженер Проут, мрачный Проут, который никогда не разговаривал с каторжниками, но и не совершил ни одному из них зла. Куда и зачем он вылетел за пределы обычных трасс Звезды Кейз-Ола?

Проут еще раз включил внутреннее освещение. Он почему-то скривился, качнул головой в сторону…

Айт проследил взглядом и вдруг увидел: инженер тянет за собой тоненькую ниточку, серебристую паутинку, которая висит вот, рядом! Но нет, их даже две — Проут захватил Айта в петлю.

Если бы это происходило днем, если бы Пирейя не закрывала солнечного света, эти паутинки засияли бы яркими линиями на фоне бархатно-черного неба, и их заметил бы каждый. Сейчас их видит только Айт, да и то лишь потому, что на них падает отблеск огней Звезды Кейз-Ола.

Что задумал инженер Проут, Айт не знал. Но, во всяком случае, эти ниточки-паутинки помогут ему перейти бездну.

С огромной осторожностью Айт схватился за одну из ниточек и еще осторожнее начал наматывать ее на рукав скафандра.

На конце ниточки что-то было — не массивное, ибо Айт почувствовал очень малое ускорение собственного тела, но и не очень легкое. Однако пришлось намотать немало нити, пока предмет приблизился.

Баллончик с кислородом! На глаза Айта навернулись слезы от радости и благодарности.

К баллончику была прикреплена карточка из плотной бумаги. Айт схватил ее и, до боли напрягая глаза, прочитал при свете дальних фонарей Звезды Кейз-Ола:

«Трос привязан к ракете-почтальону. Траектория рассчитана. Вас автоматически выбросит с парашютом над Монией. Прошу прийти по адресу: Дайлерстоун, Броклайн, 716, мастер Корк. Не медлите. Ваше промедление моя смерть».

Гибель Урании

Все ближе к ракете-почтальону… она была пришвартована к причальной площадке, вдали от населенной части искусственного спутника. Входной люк ее остался незапертым. Однако Айт перевел дыхание лишь тогда, когда закрыл входной люк, отвинтил все вентили, и шлюзовую камеру заполнил живительный воздух.

Включив свет в кабине, инженер сразу понял: до сих пор ему помогала чужая беда — над пультом управления сверкало новым металлом только что заваренное отверстие. Видимо, ракету пронзил случайный метеорит, прорвавшийся через заградительный огонь противометеоритных пушек. Не повреждены ли они?


Гибель Урании

Нет, вся автоматика работает безупречно, в кассетах полно снарядов.

Пусть теперь только попытаются выкурить Айта из ракеты: противометеоритные пушки расстреляют каждого, кто приблизится к ней хоть на милю. Но и ускорить бегство инженер не мог: только в точно определенное время с точно определенной скоростью должен отчалить космический корабль от Звезды Кейз-Ола, чтобы достичь нужной точки на поверхности Пирейи. А до этого момента, как указывал индикатор на пульте управления, осталось полчаса.

Эти полчаса стоили Айту едва ли не столько же здоровья, сколько и те четыреста семнадцать суток, которые он пробыл на Звезде Кейз-Ола.

Еще двадцать минут… Десять…

Айт сбросил скафандр каторжника и переоделся в запасной, который предназначался для пилота; вытащил из панорамного локатора ленту с географическими картами Пирейи на тот случай, если расчеты Проута окажутся ошибочными, и придется попасть не в Монию, а в какую-нибудь другую страну, и лег в длинный узкий ящик для почты, герметично отделенный от кабины. Нажал на кнопку «Готовность».

Теперь все должны были решить автоматы. Электронно — вычислительная машина будет вести ракету определенным курсом, и в нужный момент выбросит в пространство человека в скафандре с парашютом как почтовое отправление.

Это может случиться слишком рано, и тогда Айт вспыхнет метеором над родной страной. А может — и слишком поздно, и он снова попадет в руки полиции мистера Кейз-Ола. Все будет зависеть от воли машины.

Но имеет ли машина волю?.. В ее кристаллических триодах перебегали электрические заряды, распределялись тем или иным образом, покорные заранее составленной программе. Они повиновались воле, уму, знаниям инженера Проута, в данном случае, но определяли своим взаимодействием судьбу и жизнь инженера Айта, который стремился жить, чтобы отомстить и за себя, и за миллионы других обиженных.

Вот и пробежала последняя минута — сто необычайно долгих секунд. Глухо загрохотал металл: в камерах начался ядерный распад.

Грохот все крепчал. Для Айта он звучал как музыка, как светлый гимн победы.

Каторжник БЦ-105 сбежал из самой страшной каторги, с которой до сих пор еще никто не убегал.


Гибель Урании

«Родная страна, проклятая страна!»

Экранчик погас. Как из далекого-далекого путешествия, возвращался Павел к действительности. Его мысли и порывы остались там, в ракете-почтальоне, которая мчалась сейчас в стратосфере над Пирейей, спасая каторжника БЦ-105.

Затаив дыхание, Павел снова нажал на кнопку под экранчиком…

…Над ним с грохотом, со свистом промчалось что-то большое, раскаленное докрасна.

Айт чувствовал, что куда-то падает, падает невыносимо долго. Ему было жарко и душно, к горлу подступала тошнота.

И вдруг, какая-то могучая сила дернула его за пояс, начала стискивать в скафандре, будто стремясь сокрушить позвонки. Железными тисками сжало виски. Горячим туманом затянуло глаза… Это автоматически раскрылся парашют, затормозилось движение и начала возвращаться сила тяжести.

Тело сразу стало неповоротливым, непослушным. Руки и ноги, казалось, налились свинцом.

«Правильно ли рассчитал траекторию инженер Проут? — озабоченно думал Айт. — Я не сгорел, это уже хорошо. Но где пройдет приземление?»

Ракета-почтальон, из которой его автоматически выбросило несколько минут назад, видимо, уже упала на планету и превратилась в куски искореженного металла — ясно, что инженер Проут предусмотрительно выключил посадочные автоматы. Если бы она сгорела в атмосфере или нырнула в море, тогда тоже бы не осталось никакого сомнения, что каторжник БЦ-105 погиб при попытке сбежать.

Раскрытый парашют значительно снижал скорость падения. Облачный полог еще скрывал поверхность планеты, но вот и она стала видна.

Внизу в темноте замелькали огни. Они то тянулись цепочками на длинные расстояния, то группировались в туманности. Освещенные автострады, которые с этой страшной вышины казались белыми ниточками, тянулись за горизонт — туда, где в небе полыхало зарево. И только слева от Айта царила темнота. Видимо, там было море, лес или пустыня.


Гибель Урании

«Да, это Мония — подумал Айт. — Нигде нет такой плотности населения, как у нас».

Парашют сносило ветром к какому-то селению. Встреча с кем-нибудь грозила неприятными последствиями, поэтому Айт потянул за стропы, ускоряя спуск. Через несколько минут его ноги коснулись грунта.

Организм еще не приноровился к возвращению силы тяжести. Каждое движение требовало большого физического напряжения. Но мешкать не следовало. Инженер быстро отстегнул лямки парашюта, сбросил шлем скафандра и лег, осматривая все вокруг.

Было темно и тихо, только невдалеке плескались волны прибоя. Оказывается, он чуть не угодил в море.

«Ну, друг Айт, вот ты и приземлился… — грустно думал инженер. — Вот ты и в родной стране… Родная страна! — он горько качнул головой. — Проклятая страна!»

Айт ползком передвинулся на несколько шагов в сторону и, устроившись в неглубокой впадине, включил приемник скафандра.

— …Мония — В — четыре… Мония — В — четыре — послышался из наушников монотонный басовитый голос, а в паузах — певучий женский:

— Мония — Бе — ноль… Мония — Бе — ноль…

Вся территория Монии, как и других стран планеты, была разбита на секторы, в пределах которых постоянно звучали остронаправленные радиосигналы соответствующих координатных станций. Номерация параллелей и меридианов позволяла легко ориентироваться на поверхности Пирейи.

При свете крошечной лампочки внутреннего освещения скафандра Айт отыскал на захваченной с ракеты картографической ленте ту точку, где снизился.

Да, до столицы Монии совсем близко. Даже пешком можно дойти домой менее чем за сутки. Но спешить некуда и нечего. Нет уже того «дома». Нет и инженера Айта. Есть человек без имени, бывший каторжник БЦ-105, который чудом спасся от смерти, которая может настигнуть его в любой момент.

Инженер вздохнул и медленно свернул картографическую ленту. Она уже была не нужна.

Параллель В-4!.. Ох, как запомнилась Айту эта параллель!.. Кажется, совсем недавно они с Мэй заблудились на этой параллели во время путешествия к Синему водопаду, и тогда Айт с гордостью вытащил из кармана портативный навигатор собственной конструкции. Это было его первое выдающееся изобретение — электронно-вычислительная машина чрезвычайно малых размеров. Он приберегал прибор как приятный сюрприз для любимой. Достаточно нажать кнопку — и перед глазами предстанет максимально точный план местности, потому что электронная память устройства держит в себе весь атлас Монии, а луч автоматически рисует изображение местности на экранчике по сигналам координатных станций.

Мэй хлопала в ладоши. Она моментально забыла о своем страхе и требовала забраться как можно дальше в лес, умышленно заблудиться, чтобы убедиться в безупречной работе аппарата.

И они-таки заблудились во второй раз. Не потому, что навигатор испортился, нет! Просто быстро стемнело, и ночь застала их вдали от человеческого жилья.

Сладко дышала ночь. Бурлили соки в растениях, распирая упругие бутоны цветов. Плыл в воздухе страстный аромат. Свадебным пересвистом полнились чащи. Мириады светлячков вытанцовывали в лесу, наполняя его розовым сиянием.

Взявшись за руки, Айт и Мэй молча шли ночным лесом. Да и нужны ли были слова? За них говорила вековечная природа, которая сейчас, может, в миллиардный раз, не старясь, праздновала свою юность.

Перед рассветом они остановились на поляне, покрытой мягким цветущим мхом. Мэй устала и по-детски прижалась к Айту. Она так и уснула у него на груди.


Гибель Урании

А на следующий день…

Айт резко оборвал воспоминания: он поклялся никогда не вспоминать о том, что было потом. Не вспоминать, пока не отомстит за растоптанное счастье, за оскверненные мечты. Мэй больше нет для него. Нет и прошлого. Есть только безрадостное сегодняшнее, тоскливая бесперспективность и — где-то в конце нее — яркая последняя вспышка.

Айт взглянул на часы. Семьдесят второй час. До рассвета еще далеко, но все равно следует убираться прочь от берега.

Он запихнул в расщелину прибрежных скал парашют и скафандр, вытряхнул из карманов всякие мелочи, которые могли выдать беглеца, и старательно завалил тайник камнями.

Прихвостни мистера Кейз-Ола были вполне уверены, что сбежать с искусственного спутника невозможно, а поэтому даже не озаботились переодевать каторжан в клетчатую одежду заключенных. На Айте был комбинезон стандартного пошива — обычная одежда, которая никому не будет мозолить глаз.

В уголке левого нагрудного кармана комбинезона была зашита монета стоимостью в один дайлер — «на счастье». Для монийца деньги — все. Потакая суеверным вкусам покупателей, в одежду еще на конвейере зашивали мелкие монеты. Этот дайлер сейчас был для Айта действительно счастливой находкой, ибо в Монии человек без денег — почти преступник, которого могут немедленно упрятать в тюрьму.

Еще раз оглянувшись вокруг, инженер осторожно зашагал в направлении Дайлерстоуна. Он вскарабкался на прибрежные скалы и оказался на плато, которое тянулось, насколько хватало взора.

Это была голая, каменистая пустыня. Лишь иногда Айт натыкался на единичные густые и низкие кусты, и тогда длинные липкие пряди хватали его за ноги. Они сразу же присасывались к ботинкам и тормозили ход.

«Оказывается, здесь растут гвианы… — обеспокоенно подумал инженер. — Надо быть внимательным!»

Эти растения пустынь иногда пожирают животных, а некоторые из гигантских форм были опасны даже для человека: ядовитый сок парализовал нервные центры и приводил к тяжелому заболеванию.

Можно было свернуть направо, направиться к мерцающим огням селения. Наверное, там есть хорошая дорога. Но не стоит попадаться кому-либо на глаза ночью. Самый трудный путь был для Айта одновременно и самым безопасным.

Когда большая стрелка часов достигла девяносто шестой деления, Айт решил передохнуть. Несколько глотков оуе из предусмотрительно захваченной в ракете фляжки вернули ему силу, однако он не торопился, ожидая рассвета.

Каменистое плато осталось позади. Впереди простиралась Долина Двух Солнц, одно из лучших мест Пирейи, где никогда не бывает зимы, а мягкий климат способствует развитию самых изнеженных растений.

Сейчас, в этот предрассветный час, долина спала. Только на горизонте полыхали огни Дайлерстоуна — огромного города, столицы Монии.

До Дайлерстоуна было еще далеко. Айт видел только сигнальные фонари на вершинах телевизионных башен и рекламу на верхних этажах небоскребов. А бесчисленные огни, которые сияли внизу, озаряли небо.

— Дайлерстоун… — шепотом произнес Айт.

Это был город его юности, город надежд, которые блеснули и погасли.

Айт отвернулся, однако сразу же взглянул в сторону Дайлерстоуна снова: над заревом появилось небольшое колечко. Оно медленно плыло по небосводу над Пирейей.


Гибель Урании

— «Звезда Кейз-Ола»! — пораженно воскликнул Айт. — Так вот ты какая! — Он сел, потом лег на спину, провожая глазами искусственный спутник.

Еще несколько часов назад он был там, возле искусственного спутника, задыхался, сходил с ума от мыслей о собственном бессилии, о неизбежности глупой, бессмысленной смерти. Если бы была возможность, он разбил бы на атомы ту ненавистную «Звезду» — вместе с надзирателями, вместе с собой, только чтобы уничтожить навсегда самую страшную в мире каторгу. А вот сейчас, даже когда легкие еще не пришли в себя после кислородного голодания, «Звезда Кейз-Ола» вызвала не ненависть, а восхищение.

Казалось бы, надо радоваться, что вырвался оттуда. И только чувства капризны, не приобретешь власти над ними.

И действительно: разве виноват металл, что из него выковали цепи? Что бы там ни было, а обитаемый искусственный спутник Пирейи — грандиозное, величественное сооружение, о котором мечтали несколько поколений ученых всей планеты. Если бы «Звезду Кейз-Ола» не превратили в каторгу, Айт считал бы за честь поработать там не только инженером, но и чернорабочим… пусть хоть с тремя баллонами кислорода на сутки! Ведь это просто невероятно! Невероятно! В небе Пирейи, которая никогда не знала естественного спутника-луны, появилась рукотворная звезда, гораздо ярче всех других звезд!

О «Звезде Кейз-Ола» Айт почему-то вспоминает не с отвращением, а с грустью. Он, Айт, собственноручно варил первые листы того огромного тороида, который кажется отсюда маленьким перстеньком. Как жаль, что искусственный спутник носит имя самого ненавистного в мире человека.

«Звезда Кейз-Ола» поднялась почти в зенит. Навстречу ей с востока быстро бежало багровое сияние. Сотый час — нулевой час. Именно в этот момент искусственный спутник проходит над Дайлерстоуном — мистер Кейз-Ол позаботился даже о том, чтобы начало дня связывали с его именем. Только нет, сгинет триллионер, забудут о нем, а искусственный спутник будет вращаться вечно, и назовут его люди Светлой утренней зарей!

Утро набегало быстро, неслышно. Сотни раз встречал Айт восход Солнц. Он любил просыпаться на рассвете, потому что в это время работалось лучше всего.

Этой порой года, весной, первым всходило Розовое Солнце. Оно только раскрашивало небосклон нежными красками теплых цветов, прицепляло каждому предмету густую тень — прогоняло прочь мрак ночи, словно предвещая появление своего блестящего собрата.

Голубое Солнце появлялось в ослепительной пышной короне. О, на него не глянешь простым глазом — ослепнешь навеки! Недаром же древние пирейцы поклонялись Голубому Солнцу, считая его грозным богом, который не позволяет даже взглянуть на себя. И именно Голубое Солнце давало Пирейе жизни.

Блаженно жмурясь, Айт лежал на спине на полянке среди кустарника, всем телом впитывая ласкающие солнечные лучи. Как долго он был лишен их — целых четыреста семнадцать дней, чуть ли не год!.. Так бы лежать и лежать, забыв про все на свете! Да только что же — под лежачий камень вода не течет!

Айт выглянул из кустарника на автостраду. Время трогаться: на Дайлерстоун уже движется бесконечный поток велосипедов, мотоциклов, автомашин. Даже когда полиция ищет беглеца, перехватить его в таком потоке людей будет нелегко.

Айт отправился в путь, когда оба Солнц поднялись уже высоко. Он шел быстрой энергичной походкой занятого человека, который с материнским молоком всосал в себя непоколебимое убеждение, что время — деньги, а минута задержки — потерянный дайлер. Пусть каждый видит, что это идет не лайдак, а человек при деле!

А на самом деле он шел как пьяный. После четырехсот семнадцати дней пребывания в бесшумном, мрачном мире в глаза било буйство красок, в уши врывался звуковой шум, нос жадно перехватывал симфонию запахов. Никогда до сих пор Айт не думал, что так вкусно могут пахнуть бензиновые выхлопы и как радует глаз пестрота одеяний. Раньше он и предположить бы не мог, что от самого созерцания движущихся предметов может приятно кружиться голова, а ходьба дает ни с чем не сравнимое чувство наслаждения. Отвыкшие от силы тяжести мышцы уже болят, и все же просят: еще… еще…

На него действительно никто не обращал внимания. Долина Двух Солнц жила своей напряженной суетливой жизнью. Ковырялись на крошечных участках фермеры, спешили на предприятия рабочие.

Айт уже хотел остановить какую-то из автомашин, но потом передумал: случайная авария или малейшее нарушение правил движения со стороны шофера — и полиция появится неожиданно. Нет, лучше уж поехать электричкой.

Почва в Долине Двух Солнц был такой дорогой, что железные дороги или углублялись в нее, или карабкались по железобетонным опорам под облака.

Айт предпочел бы промчаться к Дайлерстоуна в аэровагоне. Но первой на автостраде встретилась глубинная станция подземки. Айт двинулся туда вместе с толпой и бросил в щель контроллера-автомата свой единственный дайлер.

«Кейз-Ол» — было выбито на автомате. Айт машинально прочитал надпись, раздраженно шмыгнул носом. Состояние счастливого опьянения как рукой сняло.

«Кейз-Ол» — фосфоресцировало на каждой плите грязного тоннеля.

«Кейз-Ол!!!», «Кейз-Ол!!!», «Кейз-Ол!!!» — кричали, захлебывались рекламные щиты на станциях, репродукторы в тоннелях, разносчики товаров в вагонах.

Нефть Кейз-Ола, сталь Кейз-Ола, уголь Кейз-Ола, уран Кейз-Ола — этого было достаточно, чтобы захватить в свои руки всю Монию. Попадая в объятия мистера Кейз-Ола при рождении, каждый мониец не вырывался из них даже после смерти, потому, начиная с пеленок и кончая урнами для праха и автоматическими магнитофонами-поминальниками — все имело марку Кейз-Ола или одной из его дочерних фирм.

— Лотерея миллионеров! Лотерея миллионеров! — орал, проходя вагоном, уставший мужчина в форме компании Кейз-Ола. — Абсолютно надежный шанс обеспечить себя на всю жизнь! Всего только один дайлер, один дайлер!.. Коммунисты, гангстеры, бродяги, пьяницы — кто выиграет, тому прощается все!.. Спешите купить билет в рай — цена один дайлер!

То была знаменитая Лотерея миллионеров мистера Кейз-Ола. Первого дня каждого месяца один из монийцев, которому выпадал счастливый выигрыш, получал миллион дайлеров. Новоиспеченному миллионеру прощалось все: убийства и преступления, даже принадлежность к членам запрещенной и преследуемой политической партии.

О, это была хитрая игра! Монийцы жили как в лихорадке: даже нищий за один дайлер может стать миллионером! Счастливца сфотографируют в самых разнообразных позах, сообщат его точный адрес, покажут по телевидению — обмана нет. Сегодня выиграл он, но в следующий раз можешь выиграть и ты. Шансы одинаковы для всех!

Это была хитрая игра, потому что она манила монийцев призраком счастливого случая, держала в состоянии непрекращающейся жажды денег.

— Те, кто скрываются от полиции, те, кто собираются совершить преступление, покупайте освобождение от бывших и будущих грехов! Только один дайлер! Один дайлер!

Айт машинально сунул руку в карман комбинезона… и густо покраснел. Нет, не потому, что денег не было. Проклятые привычки — они так укореняются!

В детстве Айт урывал от желудка дайлер, чтобы купить лотерейный билет, и, как праздника, ждал тиражного сообщения. Юноша Айт уже скептически улыбался, но билеты покупал, ибо все-таки надеялся на счастливый случай. Тратил несколько дайлеров на лотерею и инженер Айт. Действительно, хоть и очень мизерная, но возможность выигрыша все-таки была. Но бывший каторжник БЦ-105 уже не возьмет из рук мистера Кейз-Ола ничего, даже спасения от смерти!

Худой, пожилой мониец, что сидел рядом Айта, истолковал его движение по-своему:

— Вот так всегда… самый богатый человек Монии предлагает тебе ежемесячно: отдай один дайлер и возьми миллион!.. Сунешься в карман — а там не хватает какой-нибудь мелочи, чтобы купить этот выигрышный билет… — Он пошарил в кармане и вздохнул: — великий человек мистер Кейз-Ол! Щедрый!

Айта как ножом пырнули в грудь:

«Большой?! Щедрый?! Бедное, забитое существо, ты даже не подозреваешь, что после каждого тиража Кейз-Ол кладет себе в карман несколько миллионов дайлеров чистой прибыли!..»

— Могучий человек!.. — тоскливо вел свое старик. — Что мы против него? Насекомые!.. Захочет — осчастливит. Захочет — раздавит…

«Нет, не насекомые! — хотелось воскликнуть Айту. — Кейз-Ол — один на свете, но и инженер Айт существует! И ты еще узнаешь обо мне, когда, как насекомое будет раздавлен Кейз-Ола! Это сделаю я. Я!»

Видимо, в тысячный повторял Айт этот монолог, что стал уже клятвой, стимулом к борьбе. Но если до сих пор в его словах звучала холодная решимость, неумолимая непримиримость, то сейчас в них прозвучала только жалкая дерзость. И он забеспокоился: что случилось? Неужели этот мужчина пробудил недоверие к собственным силам?

«Нет, как насекомое, будет раздавлен мистер Кейз-Ол!..» — хотелось крикнуть Айту. А в ушах невольно звучали тоскливые интонации голоса старого монийца.

Каким простым казалось все там, на «Звезде Кейз-Ола»: только бы освободиться, и тогда…

А произошла обычная вещь: там, на «Зоре Кейз-Ола» все казалось чрезвычайно простым — чтобы только освободиться, а тогда… тогда…

Ну, а что же тогда?.. Тебя послали на каторгу за первую же попытку отомстить Кейз-Олу. Ты бежал. Сидишь в вагоне подземки, тревожно оглядываясь вокруг, и нет у тебя даже ста дайлеров, чтобы купить хоть самый простой пистолет… Так как же ты раздавишь этого ненавистного Кейз-Ола, если даже увидеть его невозможно?

Айт вышел из вагона электрички и, не имея ни одной монеты, пошел пешком через весь Дайлерстоун в наиопаснейший район города — Броклайн.

Сообщников — нет. Надеяться на чью-то помощь не приходится. И становится жутко. Поэтому и звучат в ушах тоскливые интонации голоса старого монийца, и в угрозах в адрес Кейз-Ола звучит только жалкая дерзость.

Тоскливо было в Айта на душе, когда он подошел к мрачному, облупленному дома на Броклайн, 716.

— «Мастер Корк», — прочитал он на ржавой табличке у въезда во двор. — «Гараж».

Нет, этот мастер, пожалуй, вряд ли выкует ключ к дворцу мистера Кейз-Ола.

Инженер Айт меняет личность

Погас, потускнел экранчик, может, чтобы дать покой зрителю, а может, перезаряжал кассеты. Павел Седых сидел ошеломленный, не способный сделать хоть одно движение.

Биофильм пирейцев так повлиял на юношу, что в его душе все еще бушевали гнев и ненависть против неизвестного мистера Кейз-Ола. Никакие книги, никакие фотографии не могли дать более яркого представления о чужой далекой планете, чем это сделал биоскоп.

Юноша очень устал. Ему казалось, что он сидит в этом кресле уже несколько суток. Хотелось есть и спать.

«Погоди… А те серые безвкусные шарики, которые сковывают тело и дают мозгу особую ясность мысли? Не помогут они сейчас?»

Серыми шариками заведовала четвертая кнопка слева на нижней стороне щита. Юноша нажал на нее — и очередные щупальца охотно накормили и напоили его.

Чувствуя приближение знакомого состояния сладкого оцепенения мышц, Павел быстренько устроился в кресле, вытянув ноги, и включил экран. На мгновение все вокруг снова затянула мгла. Потом она развеялась.

Полумрак. Тревожно мечется пламя немногочисленных факелов. Суетливо прыгают на влажных каменных стенах круглого высокого помещения зловещие тени. Люди в черном стоят вокруг. Нет, не люди, а какие-то манекены, одетые в черное — и только в прорезях остро сверкают глаза.

— Я, ничтожный червяк… — раздается громкий басовитый голос. Эхо подхватывает его, несет куда-то по низкими сводчатым коридорам, которые сходятся тут звездой, удивительно меняет и возвращает обратно приглушенным шепотом:

— …Я, ничтожный червяк…


Гибель Урании

Нет, это говорит не эхо! Это, стоя на коленях перед манекенами в черных одеяниях, повторяет слова страшной присяги бледный человек в сером комбинезоне.

— Я, безымянный, что звался когда-то инженером Айтом…

— Я, безымянный… — голос инженера прерывается, дрожит. Его истощенные нервы возбуждены до предела. Кажется, еще один миг — и вырвется из груди истерический вопль.

— Я, спасенный от смерти Братством Сынов Двух Солнц…

Гремит голос, гремит… Катится эхо. Оно глухое, словно в катакомбах средневековой канализации под Дайлерстоуном.

— Клянусь!

И в этот торжественный миг вдруг кто-то чихнул.

Сердито дернулись тени. Одна из фигур изогнулась и отошла в сторону. Айт узнал: это не выдержал толстый мастер Корк — у него насморк.

Взмахнула крыльями и полетела прочь экзальтированная возвышенность. От горла откатился комок, что не давал говорить. Феерия исчезла — осталось грязное, влажное подземелье, чадящие факелы, люди в накидках из искусственного шелка.

«Зачем весь этот маскарад?! — с неожиданным отвращением подумал Айт. — Каторжника со «Звезды Кейз-Ола» не надо подогревать для мести!»

— Клянусь бороться за справедливость!

— Клянусь!

— Клянусь уничтожать капиталистов и коммунистов!

«Однако, — подумал Айт, — кажется, я попал куда-то не туда».

— Клянусь, — твердо и громко произнес он, — жестоко отомстить триллионеру Кейз-Олу за все плохое, что он сделал людям, и не жалеть своей жизни для этого.

Черные фигуры зашевелились.

— Безымянный! Повторяй слова присяги!

— Я уже поклялся, — безразлично ответил Айт и поднялся. Среди черных фигур волной прошло смятение.

«Кто его пастырь?» — «Мастер Корк». — «Где он?» — «Корк, идите сюда!»

— Безымянный, стань на колени! Ответь, ты коммунист?

— Нет. Но коммунистов убивать не буду. Они не сделали мне ничего дурного.

— Безымянный! Братство подарило тебе жизнь, Братство и заберет ее за непослушание!

Айт скрестил руки на груди и насмешливо покачал головой:

— Кому вы угрожаете? Каторжнику со «Звезды Кейз-Ола»?.. Что вы мне можете сделать?!. Убьете?.. Так я и сам жертвую своей жизнью, чтобы отомстить самому злейшему врагу… — он обвел взглядом черную толпу. — Я думал, вы настоящие Сыны Двух Солнц. А вы…

Упала пауза. Потом послышался шепот, и снова наступила тишина.

— Безымянный, иди в тот тоннель и жди нашего приговора.

— Хорошо, — Айт покорно пошел в указанном направлении. Ему было совершенно безразлично все, и ничто не пугало.

Он согласился на предложение мастера Корка, потому что надеялся, что тайное Братство Сынов Двух Солнц, о котором столько говорили в Монии, поможет ему достичь цели. Видимо, и Братство имело какой-то план относительно него, потому что из рассказов толстяка Корка выяснилось, что побег Айта был запланирован заранее. Но неофита ждало разочарование.

Ему хотелось видеть настоящих мстителей, людей, которые готовы были бы гордо и смело погибнуть за свои убеждения. Толстяк Корк, который только и говорил о ценах на бензин и о произволе монополий, казался вначале неприятным исключением в Братстве. Но теперь стало ясно, что остальные под черными балахонами тоже заботятся только о своих лавочках и мастерских, ненавидят монополистов, которые их душат, и боятся коммунистов, потому что те выступают против частной собственности.

— Уничтожать коммунистов! — прошептал Айт. — Нет, на это я не пойду. Что они мне сделали?

Большинство каторжан на «Звезде Кейз-Ола» были коммунистами. У Айта остались наилучшие воспоминания об этих ребятах, которые делились всем, что имели: и баллоном кислорода, и каплей оуе.

В минуты, когда разрешалось сбросить скафандры в герметичных каютах, Айт охотно беседовал с коммунистами, соглашался со многими их доводами и, если бы они не высмеяли его планов мести Кейз-Олу и вообще индивидуальный террор, может быть, и сам со временем проникся бы их убеждениями.

Айт не разделял полностью взглядов коммунистов, но расстался с ними не как враг.

— Безымянный, иди сюда!

Айт медленно подошел. Он был вполне уверен, что его не убьют и не совершат ничего дурного.

— Стань на колени, безымянный!

Айт покорился этому приказу.

— Несмотря на твое невысокое звание, Братство Сынов Двух Солнц прощает тебе отклонение от ритуала. Встань, Сын Двух Солнц!

Блеснула яркая вспышка. Заклубился ароматный дым. Кто-то натянул на Айта черный балахон. Церемония посвящения была закончена.

— Иди, Сын Двух Солнц! Твоим пастырем будет мастер Корк.

Корк взял Айта за руку и повел куда-то запутанными ходами, время от времени светя карманным фонариком. Им приходилось пролезать под завалами, переходить шаткими мостками через потоки нечистот, карабкаться ржавыми лестницами на верхние горизонты. Наконец, сняв и спрятав в одной из камер черные балахоны, они вышли под мостом на берег неширокой зловонной речки.

— Вон туда! — шепотом сказал мастер Корк.

За мостом виднелся большой особняк. Когда Айт с Корком подошли ближе, то увидели на его парадных дверях красный круг, эмблему медицины Монии, и надпись:

«Член многих академий и Магистр оживления, Светлый Сын Неба, профессор Лайн-Еу».


Гибель Урании

Лайн — невысокий старый человек — встретил гостей как давних знакомых.

— О, мистер Фейль! — закричал он, обращаясь к Айта. — Как поживаете?.. Все еще болит рука перед непогодой?.. Да, да, я обещал вам несколько лечебных процедур, помню, помню! Так что же — пойдем в кабинет.

Айт, немного удивляясь, охотно сыграл роль бывшего пациента врача Лайна, даже ахнул, ненароком коснувшись косяка в кабинете.

— Достаточно, — с доброжелательной улыбкой сказал Лайн. — Садитесь. Ваше имя?

— Это тот, кого ждали, — вырвалось мастер Корк.

— Меня зовут Айт, — лаконично ответил инженер, не обращая внимания на предостерегающие знаки своего «пастыря».

— Айт — свет… — задумчиво повторил профессор. — Красивое имя! И вам не жалко будет сменить его на какое-то другое?

— Я готов ко всему, господин профессор! — горячо прошептал инженер.

— Это правда? — недоверчиво покачал головой старик. — Мистер Корк, вы свободны.

Когда Корк вышел, профессор сел ближе и повторил свой вопрос:

— Это правда?.. А вы знаете, что вас ждет?

— Я готов умереть, если это будет нужно.

— Ну, это не самое страшное! — профессор снял домашний колпак и забавно наморщил нос. — Есть вещь далеко страшнее смерти — старость! — он порывисто протянул к Айта сухую, дряблую руку. — Согласны ли вы иметь такие искалеченные руки немощного старика?.. Согласны ли вы потерять силу мышц, зубы, сон и аппетит?.. Согласны ли вы иметь смелый, энергичный дух в полуразрушенном теле, которое уже не способно ни к чему?

— Да, согласен! — хрипло выговорил Айт.

Он еще не знал, к чему ведет профессор. Нарисованная картина была настолько страшной, что даже мороз пробежал за спиной. Айт представил себя таким рядом с юной цветущей красавицей Мэй! Ни одна любовь не выдержала бы такого испытания.

Он рассуждал так, будто его ждала любимая, будто надеялся на счастье. Но Мэй предала его, продалась. Ее купил мистер Кейз-Ол, как покупают скотину…

— Согласен, господин профессор. Но это — шутка? Что я должен делать?

— Это не шутка… — с глубокой грустью сказал старик. — Есть только одно средство, с помощью которого можно пробраться к крепости Кейз-Ола: превратиться в одного из его прислужников. Сейчас представилась удобная возможность — заболел старый Псойс, личный лакей мистера Кейз-Ола. Он настоящий пес в человеческом обличье, вымуштрованное до высшей степени существо, призвание которого — угождать хозяину. У Псойса воспаление мозга. Вылечить его нельзя. Но…

Профессор сделал такую длинную паузу, что Айт не выдержал:

— Говорите, профессор. Я начинаю понимать вашу мысль. Вы дадите мне каких-то лекарств, что сразу состарят мой организм и сделают меня похожим на Псойса?


Гибель Урании

— Нет, это было бы слишком сложно. Я просто… пересажу ваш мозг в черепную коробку больного…

Тут впервые Айта охватил настоящий ужас.

Превратиться в такого немощного старика, постоянно чувствовать, что живешь в чужом теле, отвратительном и гадком, словно засаленная одежда с чужого плеча…

— Господин профессор, — с болью прошептал Айт. — А нет ли какого другого пути, пусть даже в тысячу раз более болезненного, более приемлемого?

Профессор грустно покачал головой.

— Мне жаль вас, Айт, потому что вы напомнили мне моего бедного сына, который тоже погиб не зная за что. Слишком большую цену заплатили наши «пастыри» за ваше спасение! Если бы на самопожертвование согласился кто-то из них — я сделал бы ему операцию с удовольствием. Но они привыкли загребать жар чужими руками и находят для этого дураков, таких, как мы с вами… Вам еще жить да жить… Хотите, я избавлю вас и от полицаев Кейз-Ола, и от экзекуторов Братства?

— Нет, — тихо, но упрямо ответил Айт. — Я не ищу спасения, я хочу мести.

— Неужели Кейз-Ол должен вам так много, что за его мерзкую жизнь вы согласны отдать свою молодость?

— Да.

— Ладно… — профессор как будто даже разгневался. — Я сделаю вам операцию. Знайте: назад дороги не будет. Молодой мужчина Айт погибнет в тот миг, когда его мозг переселится в тело старого Псойса. Вы получите возможность отомстить, как сами захотите. Но вы должны отомстить и за моего сына.

— Его убили?

— Нет, он наложил на себя руки, когда взорвалась первая созданная им атомная бомба и уничтожила более ста тысяч мирных жителей Джапайи. В своем последнем письме он писал, что выпустил на свет дракона, который испепелит планету, и умолял не допустить начала Третьей всепирейской войны.

— Понимаю… — прошептал Айт.

Старик отвернулся, украдкой вытер слезы и уже сухо, сурово сказал:

— Убить Кейз-Ола мало. Вы должны преградить путь войне, понятно? Только с этим условием я возьму грех на свою душу.

— Я согласен, — коротко ответил Айт.

Несколько следующих дней промчались для него молниеносно. Он ел, спал, глотал лекарства, сносил всякие обследования. Не было никаких мыслей, ничто его не беспокоило, ничто не радовало.

И только последний миг запомнился ему ярко: он лежит на операционном столе, задыхается от тяжелого запаха наркоза и шепчет жаждущими губами:

— Мэй… Дорогая моя… Я тебя любил…


Гибель Урании

Экзамен на Псойса сдан

Прошло уже несколько секунд с того времени, как Павел нажал на кнопку биоскопа, а мгла на экранчике не рассеивалась. Она только медленно собиралась в густые пятна, которые сверкали, как черный туман.

Приторно пахло какими-то лекарствами. Невыносимо болела голова, будто ее ритмично поливали растопленным свинцом накрест через темя.

И вот пятна стали более четкими. Четко проступила темная рамка зеркала. А в следующее мгновение вырисовалось морщинистое лицо, которое зловеще улыбалось беззубым ртом.

Сколько прошло времени?.. Декада?.. Вечность?

Это было нечто среднее между жизнью и смертью — существование без осмысления самого себя и окружающего. Волна за волной наползало горячее марево, которое поглощало, разжевывало, затем, насытившись, неторопливо выплевывало немощное тело, и тогда в мозгу вяло шевелилась расплывчатая мысль: я еще жив… я еще существую… А сразу же потом снова наваливался мрак, и все начиналось вновь.

Периоды прояснения сознания становились все длиннее. Айт уже осознавал сам себя и пытался понять, где он и что с ним произошло. Однако, даже малейшая попытка думать приносила невыносимые муки: голова болела так, будто ее поливали расплавленным свинцом. Это была такая пронзительная, острая боль, что Айт не выдерживал. Он кричал, порывался куда-то бежать, что-то делать, но тело ему не подчинялось. Потом кто-то подходил к нему, раздавались какие-то непонятные звуки, и наступал благодатный покой.

Айт спал, спал и спал. С каждым следующим пробуждением к нему возвращалась какая-то доля жизнеспособности. Легче дышалось. Постепенно возобновлялись слух и зрение. Теряли свою остроту головные боли. Уже не хрипение и стоны срывались с уст, а какое-то подобие осмысленной речи. Но ему не давали говорить, не позволяли двинуться. Укол снотворного — и сразу приятная нега расползается по всему телу, наступает блаженное забвение.

Так продолжалось долго, очень долго. И вот сегодня Айт впервые проснулся с ясным сознанием. С великим трудом, приподнялся на кровати. Осмотрелся вокруг.

Удивительная метаморфоза произошла со всем окружающим его миром. Изменились размеры знакомых вещей, и сами они стали поразительно чужими. Белое приобрело неприятный желтоватый оттенок, синее превратилось в грязно-голубое. Контуры предметов потеряли свою четкость. Звуки долетали приглушенно, как из погреба.

Айт взглянул на свои руки. Ужас! Что с ними произошло?! И это не его руки — мертвенно-синие, тоненькие, обтянутые прозрачной блестящей кожей…

И тут страшное воспоминание пронзило мозг: ЭТО произошло!

Глаза наткнулись на зеркальце на краю тумбочки. Рука потянулась, чтобы схватить его, но мышцы не повиновались. Тогда Айт подполз ближе, глянул в зеркальную поверхность. Перед ним вырисовалось морщинистое лицо, которое зловеще улыбалось беззубым ртом.

— Итак, это я, — раздался незнакомый скрипучий голос. — Я, Псойс…

Он в отчаянии схватился за голову, пошатнулся. Тумбочка качнулась, зеркальце упало вниз, разлетелось на осколки.

Старик, обхватив голову, застонал.

Он долго лежал, закрыв глаза, и, отгоняя от себя все мысли, прислушивался к спазматическому дребезжанию чужого сердца, которое отныне стало его собственным.

Неизбежное произошло. Возврата нет. Так пусть не будет ни боли, ни сожаления. Надо жить, надо существовать.

— Псойс… — повторил Айт, вставая. — Ну, пусть будет так.

Айт сполз с кровати, попробовал встать на ноги — и упал. Мало того, что мышцы у старика были истощены долгой болезнью, — они еще и сопротивлялись чужому мозгу. Только нет — будете повиноваться, будете!.. Вот так… Вот так… Сначала — на четырех… Потом — держась за стену… За стул…

Айт чувствовал жгучую ненависть к этому непослушному, по-настоящему чужому телу. Суставы сгибались неохотно, словно в них понабивался песок. Не удавалось выпрямить сгорбленную спину. Бессмысленно болтались неуклюжие руки. Все коробило, все раздражало, но именно это и подстегивало волю, мобилизовывало сознание.

Через час он уже смог самостоятельно пройти через всю комнату. Но это всего лишь несколько шагов… Сейчас надо ходить и ходить, пока с ног не будешь падать!

— Пусть будет так… — он открыл дверь и пошел по коридору.

Навстречу двигалась группа людей в сверкающих белых комбинезонах. Тот, что шел впереди, вдруг ускорил движение и закричал:

— Господин Псойс! Вам же нельзя вставать с кровати! Покорнейше прошу, вернитесь в палату!

«Вот я и на ногах, профессор! — с горечью подумал Айт. — И вы теперь сможете гордиться перед коллегами титулом победителя смерти. Старый Псойс воскрес из мертвых — поэтому, смотрите на него!»

Однако Лайн-Еу был отнюдь не в восторге. Он предупредительно помог больному прийти и, едва прикрыв дверь, зашипел:

— Вы что — с ума сошли? Или думаете, старый Псойс после операции будет носиться, словно юноша?!

— Господин профессор, — тихо оправдывался Айт, — я шел очень медленно…

— Медленно? — яростно переспросил Лайн-Еу. — А дрожали и подгибались ли у вас колени?.. Или хватались ли вы за сердце и за стены, чтобы не упасть?.. Или отвисала у вас челюсть? Или клонилась книзу голова?.. Именно так передвигался бы трухлявый Псойс, если бы ему вообще неизвестно зачем вздумалось выйти в коридор!.. Это может кончиться для вас трагически. А, кроме того, не забывайте: на каждом шагу — агенты Кейз-Ола. Достаточно малейшего подозрения, и порушатся все наши планы!.. Поняли?

— Понял, профессор… — грустно вздохнул Айт. — Я хотел вас порадовать, а оказалось…

— Ваш юный мозг все еще не покорился неизбежному, и требует от тела не присущего ему напряжения. Прошу, сдерживайте себя. Я привез вас сюда совсем не для лечебных процедур. Слава Солнцам, все кончилось хорошо!.. А вы в течение ближайших двух-трех декад будете изучать жизнь камердинера мистера Кейз-Ола, и будете привыкать вести себя так, как это подобает старому человеку. Первый сеанс начнем сегодня же вечером.

Это было очень сложное дело — учиться тому, что приходит с годами, постепенно: осторожности, которой пожилой человек защищает свои ревматические ноги от сквозняка и ударов, неуверенности движений, которая появляется вследствие потери мышцами прежней эластичности и упругости; наконец, той ворчливости и постоянной неудовлетворенности, которые являются ярким свидетельством болезненных сдвигов в организме, первыми признаками старости.

Дело облегчалось только тем, что перед Айтом день за днем, начиная с юношеских лет, пробегала вся жизнь Псойса.

Мистер Кейз-Ол не публиковал своих портретов и почти никогда не появлялся перед людьми, небезосновательно опасаясь за свою жизнь. Но, претендуя на одно из первейших мест в истории Пирейи, он фиксировал каждый свой шаг «для потомков». Автоматические киноаппараты фотографировали триллионера почти непрерывно, и в его дворцах было очень мало комнат, события в которых не легли бы четкими отпечатками на звуковую, цветную, стереоскопическую огнеупорную пленку.

Вездесущее Братство Сынов Двух Солнц каким-то образом похитила для копирования несколько частей этого документального фильма. Во многих кадрах фигурировал и камердинер Псойс. Он, правда, проскальзывал молчаливой тенью на втором плане, но Айт мог наглядно увидеть, как старился верный слуга, как его склоненная в поклоне спина со временем принимала форму дуги, его лицо все больше покрывалось морщинами, а во рту все меньше оставалось зубов.

Айт изучал те льстивые интонации, те вкрадливые движения, которые появлялись у старика при встрече с хозяином, пытался запомнить расположение апартаментов, привычки и прихоти мистера Кейз-Ола, фиксировал в сознании самые главные события, ссылки на которые могли бы пригодиться в будущем.

Никогда, даже во время экзаменов в Технологическом колледже святого Эйра, Айту не приходилось работать так напряженно, как сейчас. И недаром же он был одним из тех, чье имя записано в Золотой книге колледжа. Его память, будучи даже немного ослаблена после тяжелой операции, впитывала все и ничего не теряла.

Эпизод за эпизодом изучал Айт жизнь камердинера мистера Кейз-Ола, а затем сдавал экзамен на Псойса острому на глаз Лайну.

Трех декад оказалось мало. Этот срок пришлось удвоить. Но если бы теперь Псойс воскрес из мертвых и увидел своего двойника, то и он, пожалуй, не заметил бы фальши.

— Ну, все! — сказал как-то вечером профессор. — Я сообщил, что вы выздоровели. Завтра вас заберут.

— Завтра… — прошептал Айт. — Не хочется расставаться, профессор… Я полюбил вас, как родного отца…

Несоответствие вида этого беззубого старика с содержанием произнесенных им слов была такой разительной, что для постороннего уха это признание прозвучало бы разве что как монолог бездарного шута из дешевого фарса. Но профессор Лайн скорбно покачал головой и вздохнул.

— Я боюсь самого страшного, профессор: а что, если одряхлеет мой мозг и ненависть к Кейз-Олу погаснет?.. Возврата нет, поэтому буду вполне откровенен: с каждым днем во мне растет убеждение, что я пошел неверным путем. Так, я уничтожу Кейз-Ола. А назавтра появится его отпрыск, и все будет, как и до этого… Откуда такая безнадежность, профессор?.. Может, это уже действительно наступает старость души?

— Дорогой мой, это наступает зрелость. Зрелость мысли, а не тела. Я понимаю ваше состояние, потому что и сам некогда бунтовал, как и вы, метался в поисках верного пути. Черный балахон Братства утешал меня очень недолго. А потом… — Профессор досадливо махнул рукой и, помолчав немного, сказал уже другим тоном: — Не бойтесь старости — она наступит для вас нескоро. Вам следует опасаться противного — омоложение организма. И первые признаки этого процесса уже появились. Вы замечаете, что на вашей лысине пробиваются волосы?

— Да неужели? — Айт вскочил и бросился к зеркалу.

— Псойс, на место! — крикнул Лайн-Еу. — Вы что, молодой человек?! При таком известии вы должны презрительно кхекнуть, осторожно потрогать лысину, потом кряхтя подняться, подойти к зеркалу и, даже увидев этот пепельный пушок, скептически покачать головой. Не забывайте, что за вами будут следить объективы киноаппаратов!

— Извините, профессор! — теперь уже настоящий Псойс тащился по комнате. Имитация была столь совершенной, что Лайну даже жутко стало.

— Могу сообщить еще одну неприятную новость: сегодняшний рентген показал, что у вас скоро начнут прорезываться зубы. Очевидно, в вашем организме происходят те же процессы, что и в организме младенца.

— Эх-хе-хе, профессор… Где уже там зубы…

Казалось бы, и это было сыграно безупречно. Но профессор поморщился:

— Загасить блеск глаз, Псойс!

— А что же мне делать с молодостью, господин профессор? — отчаянно прошептал Айт.

— Ничего, дорогой, я приготовил вам лекарство… — Лайн-Еу вытащил из шкафа ящик. — Вот — жидкость для выведения волос… Это — мазь, которая даже лицо ребенка сделает морщинистым. А вот… — профессор нажал на боковую стену ящика и открыл потайное дно. — Это, видимо, вы знаете лучше, чем я.

Айт медленно наклонился к столу и заглянул в ящик. Там лежала миниатюрная радиостанция, немногим больше ладони руки.

— Спасибо, профессор! — радостно сказал Айт. — Для меня это будет самое лучшее лекарство от одиночества и тоски.

— Осторожнее пользуйтесь этими лекарствами, Айт! Даже и такой передатчик, как этот, можно запеленговать. Слушайте меня ежедневно в девяносто девять часов. Вас я буду называть «Сын». Отвечать мне не надо. Когда будет настоящая, острая необходимость, связи не будет некоторое время. Если же я буду молчать в течение десяти дней, знайте: со мной случилась беда. Не отвечайте ни на чей голос, ибо во всем мире есть только две такие радиостанции — их сконструировал мой покойный сын. Связь с вами я буду поддерживать не для Братства, а во имя своего сына.

Некоторое время сидели молча. Потом Лайн-Еу добавил:

— Айт, мы разговариваем с вами в последний раз. Хочу верить, что вы будете победителем, и мне еще придется поработать над тем, как вернуть вам украденную молодость. Но будем честны: в борьбе случается всякое… Может, вы дадите мне какое-нибудь поручение?.. Может, у вас есть отец, мать или любимая девушка, которым надо будет сказать хотя бы несколько слов?..

— Спасибо вам, профессор! — растроганно ответил Айт. — Нет у меня никого: ни отца, ни матери, ни любимой. Их забрал мистер Кейз-Ол. Были друзья… И они же и продали меня Кейз-Олу, помогли упечь на каторгу.

— Жаль, очень жаль! Ну что же, Айт, попрощаемся… Иди, «Сын», и помни: сейчас наступило такое время, когда одиночка может уничтожить и спасти миллионы людей!

Они обнялись и поцеловались, эти старики, а тогда младший с виду, но на самом деле старший втрое, быстро отвернулся и пошел из комнаты.

— Так… — сказал тот, что остался. — Ну, друг Айт, вот ты и попрощался со своей юностью, со своими надеждами… Возврата нет… Нет!

Он лег на диван, утопил взгляд в блестящий белый потолок. В памяти назойливо всплыл образ стройной золотоволосой девушки.

— Сгинь, сгинь, — прошептал Айт. — Ненавистная! Тебя Кейз-Ол купил, как скотину… Только нет, скот не знает, что ее продают. А ты продалась сама!

Он застонал, уткнулся лицом в подушку. Видение не исчезало, а становилось все ярче. Теперь Айт видел Мэй в розовом купальнике на высоком хрустальном постаменте. К девушке подходит толстогубый, дородный мужчина в золотистом наряде высшего слуги Кейз-Ола и цепляет ей на плечи пышный венок цветов… Сверкают лампы фоторепортеров. Стрекочут кинокамеры. Щелкают языком какие-то панки рядом с Айтом: «Да, это настоящая Царица красоты! Она сделает бизнес!»

…Это началось на следующий день после их путешествия к Синему водопаду. На свидание Мэй прибежала радостная, взволнованная. Она получила сообщение, что главный уполномоченный мистера Кейз-Ола рассмотрел ее фотографии и предоставляет ей возможность принять участие сразу в последнем туре конкурса красавиц.

— Какие фотографии?.. Какой конкурс? — удивился Айт.

— Разве ты не помнишь? — засмеялась Мэй. — Ведь декаду назад я твердила тебе об этом весь вечер.

Нет, он не помнил. Но теперь до него дошел страшный смысл услышанного: Мэй согласилась позировать перед всем миром полуголой, надеясь получить эфемерный титул Царицы красоты.

— Зачем это, Мэй?

Она обвила руками его шею, игриво прижалась щекой к щеке.

— А разве ты не хотел бы, чтобы тебя любила Царица красоты?

— Ты для меня и так лучшая в мире! Я люблю тебя без всяких титулов, и всегда буду любить!.. Мэй, не надо…

Она шутливо начала хлопать его ладонью по губам:

— Ты — рабовладелец-собственник! Ты эгоист!.. А я самолюбивая… И буду делать, что хочу!

— Мэй, перестань! — Айт отстранился и встал. — Я не позволю тебе, потому что ты сама не знаешь, к чему это приведет!

— Не знаю?.. — Мэй взглянула на него странно, остро. — Нет, Айт, очень, очень хорошо знаю!.. А впрочем… — она улыбнулась и снова стала озорной девчонкой. — Айт, ну, милый, я хочу мороженого, я не хочу ссориться… Ну, поцелуй меня!

Он, конечно, не выдержал. Остаток дня они провели так чудесно, что Айту разговор о конкурс красавиц стал казаться новогодней шуткой любимой. Но когда, уже прощаясь, он рассказал, что заканчивает конструирование автоматического слуги для мистера Кейз-Ола, Мэй, казалось, без всякого логического связи сказала:

— Так не забудь, Айт: последний тур конкурса послезавтра. Думаю, что сумею достать для тебя билет.

Он ничего не ответил, потупился и пошел прочь.

На следующий день на свидание Мэй не пришла, зато прислала билет на центральное место второго ряда партера Зала конкурсов. Айт со зла смял ту плотную бумажку, за которую не один из богатых стариков заплатил бы сотню дайлеров, хотел выбросить, но потом передумал: нет, надо пойти. Пойти, чтобы защитить Мэй в случае необходимости, взять ее стыд на свои плечи.

Айт смотрел, как одна за другой выходили на хрустальный пьедестал самые красивые девушки страны. Черноволосые, белокурые, высокие, низкие — они были все разные. На них были разные купальники, их даже освещали по-разному, чтобы продемонстрировать каждую в лучшем виде. Все они манерными позами, прерывистым дыханием, выразительными взглядами умоляли, убеждали, приказывали: «Нажмите на кнопку перед креслом! Признайте, что я самая красивая в мире!»

Только редко кто нажимал на эту кнопку. 40, 50, больше 60 — такие числа выскакивали на табло подсчета голосов. И суммы, которые звучали в зале, были невысокими: пять тысяч, семь тысяч, десять тысяч.

«Товар» продавался с аукциона: кто больше даст, тот и имеет право на девушку, которая только что демонстрировалась. Конечно, в благословенной Монии торговля людьми запрещалась, и официально это называлось «найм на работу». И все, а особенно претендентки на звание Царицы красоты, знали, что тут, в этом зале, продается молодость и девичья честь.

«Эта самая красивая!» — кричал Айт, каждый раз нажимая на кнопку. Каждой из девушек он желал занять первое место, за каждую из них агитировал соседей. Но те равнодушно отмахивались, потому что были постоянными зрителями конкурсов и знали, что привлекательных девушек покажут в конце.

Действительно, каждая из новых претенденток была все красивее и красивее. 100… 200… 300 — вспыхивало на световой таблице, и одновременно неслось:

— Для мистера Опе нужна личная стенографистка. Пятьдесят тысяч дайлеров. Кто больше?

— Мистер Плаун. Должность актрисы домашнего театра. Шестьдесят тысяч. Кто больше?

Проходили девушка за девушкой. Цены перескочили уже за сто тысяч… Но где же Мэй?

Когда, наконец, Мэй появилась, в зале повисла тишина, и Айт понял: это — она, Царица красоты.

Юноша едва узнал любимую. Это была какая-то чужая, незнакомая женщина, гордая и холодная, как совершенные мраморные статуи периода Расцвета Пирейи.


Гибель Урании

Мэй так свободно, так непринужденно шла длинным просцениумом, будто в этом переполненном зале никого не было. Легко вспрыгнула на пьедестал. Глянула вниз, словно измерила взглядом глубину кажущегося водоема. Неторопливо сбросила розовый хитон из полупрозрачного шелка, скомкала его и швырнула прочь. Выпрямилась и, заложив руки за голову, загляделась куда-то вдаль, словно увидела там что-то очень хорошее, вспомнила что-то чрезвычайно светлое.

Несколько секунд длилась пауза. А потом зрители как сошли с ума. Свист, стук, возгласы слились в невообразимый шум — это монийцы выражали свое восхищение красотой.

Цифры на световом табло мчались все выше и выше… Вот ярко вспыхнуло — 1900. Это число держалось некоторое время, потом изменилось на 1901. Засиял изнутри хрустальный пьедестал. Вспыхнул в нем огненный венок.

Голос аукционера прозвучал теперь заискивающе, ласково:

— Мистер Кляй, государственный советник, предлагает Царице красоты должность личной секретарши. Вознаграждение — триста тысяч дайлеров годовых. Кто больше?

— Мистер Плайв-Ау, король пищевой промышленности, просит Царицу красоты занять должность партнерши для игры в теннис. Вознаграждение — четыреста тысяч дайлеров. Кто больше?

Айт охватил голову руками. Что это? Куда он попал? У него на глазах продают его возлюбленную?.. Нет, это безумие… Безумие!.. Почему ты не убегаешь, Мэй!?. Хочешь, чтобы за тебя заплатили подороже?.. Возьми жизнь любимого — дороже не заплатит никто!

— Мистер Ауляй — пятьсот тысяч дайлеров — раз, пятьсот тысяч дайлеров — два, — считал аукционер, поглядывая на экран. Он словно ожидал чего-то. И, действительно, звякнул звонок вызова. Аукционер немедленно склонился к слуховой трубке, а когда выпрямился — сказал тихо, почти шепотом:

— Мистер Кейз-Ол хотел бы пригласить Царицу красоты ежедневно обедать с ним. Вознаграждение — миллион дайлеров годовых… соглашается Царица красоты?

— Да, — небрежно ответила Мэй и выпрямилась, чтобы на нее могли надеть венок.

Пулей вылетел Айт из Зала конкурсов.

А потом эта встреча… Последняя, печальная встреча, хоть бы ее никогда не было!

Мэй пришла сама. Она улыбалась смущенно и испуганно, протянула руки для объятий. А у него кружилась голова от ярости и отчаяния, руки смыкались в кулаки.

— Уходи! — проговорил он мрачно, еле сдерживаясь.

— Айт, милый, я тебя люблю! Ой, если бы ты знал… — она обхватила голову руками. — Айт…

— Ты по собственной воле продалась Кейз-Ола?

— Да. То есть нет. Айт, умоляю тебя…

— И я умоляю. Последний раз. Откажись!

— Нет. Не могу… Не могу! Не могу!

— Тогда — прощай!

На его губы лег поцелуй — холодный, чужой. Дробно раздались шаги, и уже издалека раздался шепот:

— Жди меня, Айт!

…Стонет, корчится на диване госпиталя немощный беззубый дед. Только нет, это не дед, а юноша, одетый в маску старика.

— Любимая! — шепчет Айт. — Проклятая!.. Если бы ты погибла, я бы не так страдал!

Нет, она не погибла. Вон на столе газета, которую случайно оставил вчера профессор Лайн-Еу. На ее первой странице — улыбающаяся Мэй.

«Она счастлива! — кричат огромные буквы. — Мистер Кейз-Ол удвоил ей жалованье и подарил дворец в Рио-Айр».

— Будь ты проклята! — стонет Айт.

Вот он, Кейз-Ол!

Ровно в 16.75 утра 49 дня 10 месяца Пятнадцатого года Атомной эры перед клиникой профессора Лайн-Еу снизился вертолет, и Айт в последний раз пожал руку своему названному отцу.

Полет длился всего несколько минут. Потом машина нырнула в глубокий колодец между высокими стенами небоскреба. Айт вспомнил из кинофильма: именно здесь всегда приземляются вертолеты мистера Кейз-Ола.

Айта-Псойса встречала целая группа людей в золотистых комбинезонах высших прислужников. Они приветствовали его с молчаливой торжественностью, проявляя знаки высочайшего уважения: склонялись, протягивая руки назад. Но Айт не обратил на них никакого внимания, потому что хорошо запомнил, что Псойс вел себя с подчиненными именно так. И в душе инженера невольно нарастало возмущение. Накануне Шестнадцатого года Атомной эры увидеть то, что было во времена рабства!.. Какое неразумие!

Только один слуга кланялся, протягивая руки вперед. По большим красным ушам и характерному изгибу спины Айт узнал Свайна, Псойсового помощника.

— Разогнись, Свайн! — проскрипел Айт. — Скажи, как завтракал сегодня светлейший?

— Без аппетита, господин Псойс! — угодливо ответил Свайн.

— Плохо, — недовольно проворчал Псойс. — Придется тебя наказать.

— Господин Псойс, сжальтесь! Я не виноват… Светлейший готовился к совещанию, и сел за стол на пять минут позже положенного времени.

— Ну, ладно, — смилостивился Псойс. — Ты можешь быть свободным. Когда начинается совещание?

— В тридцать два часа в Зале Розовых Мечтаний.

— Гм, именно во время обеда…

— Светлейший предупредил, что обедать будет там.

— Гм, — повторил Псойс, — это очень плохо. Аппетит у него пропадет еще больше. Но… И иди, чего ты стал? Или нет, доведи меня до покоев. Я еще очень устаю.

Айт торжествовал: первый экзамен сдан успешно, и прибыл он сюда, кажется, вовремя.

Совещание!.. Кокое может быть совещание?.. Если судить по увиденной кинохронике, мистер Кейз-Ол все дела решает самостоятельно. Лишь дважды за последние двадцать лет он созывал большие общие собрания миллионеров Монии — когда началась Вторая всепирейская война и после ее окончания.

Псойсу не подобало расспрашивать подчиненного о делах. Но тот не выдержал сам. Остановившись на одном из поворотов коридора, он сказал шепотом:

— Господин Псойс, состоится Совещание «мудрейших». Я думаю, мы начнем войну против Союза Коммунистических Государств.

— Не плети ерунды! — рявкнул Айт.

Свайн съежился и как-то недоверчиво, встревоженно глянул на старика. Айт почувствовал, что промахнулся. Может, Псойс был гораздо интереснее и отреагировал бы на такое известие иначе?.. Однако исправлять ошибку было бы еще хуже. Айт отпустил Свайна и зашел в пышные покои, которые отныне неизвестно на какое время должны стать ему добровольной тюрьмой.

Чужое… Все чужое вокруг: стоптанные тапочки под кроватью, комбинезоны в большом шкафу, «Книга священного закона» на столе. А надо узнать эти вещи так, будто они действительно знакомы и любимы.

Айт поднял и внимательно осмотрел тапочки. Войлок на подошве стерлась неравномерно. Ага, Псойс немного волочил правую ногу. Это следует запомнить. А что же он читал?

«Книга священного закона» была развернута в разделе «Предсказание Иока». Посреди страницы чем-то острым — видимо, ногтем — подчеркнуто фразу: «И продал он сына своего, как продают скот на базаре, и забыл про него, потому что царь Менхо-Теп украл у него разум»…

— Гм, — прошептал Айт. — И он продал сына… А был ли у него сын?

Мелькнула мысль, что Псойс унес с собой в могилу такие тайны, которых не раскроешь ни за что. Можно быть похожим на него, подражать его голосу, походке, но эти внешние признаки отнюдь не раскрывали сущности слуги мистера Кейз-Ола. Имел ли Псойс какую-нибудь личную жизнь?

Айт снова и снова просматривал глазами страницу «Книги закона», чтобы понять тайный смысл мыслей старого лакея.

«Погоди… А эти строки действительно подчеркнул Псойс?»

И уже в следующее мгновение сомнение превратилось в уверенность: все вещи вокруг покрылись слоем пыли — видимо, Псойс запретил заходить в свои покои, — только эта страница книги была чистейшая.

«Так… так… — рассуждал Айт. — Кто-то зашел сюда вчера или сегодня, нашел и подчеркнул строки, которые должны были что-то напомнить Псойсу. Что именно?»

Айт листал книгу, пока не отыскал страницы, припорошенные пылью. И там ему сразу же бросились в глаза слова: «И сказал он, когда его вели на казнь: «Боже, сделай так, чтобы мой род не погиб, — отдай моему сыну те годы, которые ты забрал у меня…»

— Интересно… Интересно… — мямлил Айт. — Снова упоминание о сыне… А «на казнь» следует понимать как «на операцию»?

Он интуитивно чувствовал, что ухватился за кончик очень важной ниточки, но куда она приведет — еще не мог понять. Ясно было одно: тайна старого Псойса известна еще кому-то, и это следует учитывать.

Странная вещь — после вчерашнего взрыва Айт словно окаменел. Еще два месяца назад каторжник БЦ-105 с трепетом мечтал о той минуте, когда попадет, наконец, во дворец Кейз-Ола и задушит своего врага собственными руками. А сейчас он стал холоден и спокоен.

Нет, ненависть не исчезла. Сначала она бурлила фонтанами пламени, потом плескалась в груди тяжелым расплавленным металлом и превратилась, наконец, в упругое, закаленное лезвие ножа.

Айт мог бы уничтожить Кейз-Ола хоть сегодня. Вот пистолет, с которым камердинер не расстается никогда. Но разве это кара?

Айт невольно вспомнил судебный фарс, который вычеркнул его из числа живых. О, те судьи решили наказать его достойно! Они знали, что каторга страшнее мгновенной смерти на электрическом стуле!

Да, Айт организовал покушение на Кейз-Ола.

То была действительно хитроумная месть — натравить на Кейз-Ола того, кто должен был стать его охранником и защитником — механического слугу.

Видимо, Кейз-Ол уже видел, что Псойс долго не протянет, поэтому заказал себе робота-автомата, который подчинялся бы словесным приказам.

Четыре группы инженеров института автоматики сконструировали для мистера Кейз-Ола целых четыре механических слуги. После самых суровых испытаний самой совершенной была признана конструкция молодого инженера Айта. И не удивительно: другие инженеры стремились к денежному вознаграждению, а Айт — к мести.

Его Эм — «Мыслитель» официально, а на самом деле «Мститель» — был покорен, как ребенок, и ласков, как теленок. Металл — мертв. Металл не может чувствовать, болеть, сопереживать. Но Айту порой казалось, что в электронном мозгу его Эма уже зарождаются настоящие человеческие мысли, настоящие хорошие порывы.

— Эм, иди сюда, — звал Айт.

И робот, осторожно переставляя тяжеленные ножищи, подходил и легонько касался руки: пришел, мол.

— Садись, Эм!

Робот приносил стул, садился на него медленно, словно боялся раздавить. Но это была только имитация движения человека — в этой самой позе Эм оставался и тогда, когда стул забирали.

— Мне тоскливо, Эм!

Вздыхая, робот подсовывался ближе, грустно склонял свою неуклюжую металлическую голову и начинал тихо рассказывать про далекие-далекие неведомые страны, где нет несчастья и бедствий. Из динамиков робота звучал записанный когда-то давно, еще на примитивном магнитофоне, голос матери, которая рассказывала эту сказочку Айту-ребенку. Слушая работа, Айт чувствовал, что у него перехватывает дыхание, а на глаза наворачиваются слезы.

— Эм, отомсти за все!.. Отомсти!

Робот замолкал, поворачивал к нему голову, будто действительно прислушивался, запоминал все услышанное, чтобы позже отомстить на всю мощность своих электромоторов.

Нет, он был неживой, этот Эм, и ему было безразлично, какие и чьи приказы выполнять — чтобы только микрофоны восприняли соответствующий сигнал-команду. Но память он имел совершенную: на барабанах его мозга было записано столько, что конкурировать с ним мог мозг не всякого живого человека.

И вот утром того дня, когда «Мстителя» должны были забрать к дворцу мистера Кейз-Ола, на эти барабаны рядом с магнитофонными записями всех возможных команд, которые соизволит подать триллионер, лег короткий сигнал: «Действие!»

Достаточно было бы Кейз-Олу произнести перед роботом это слово — и автоматы сработали бы в одном, вполне определенном направлении: Эм бросился бы на триллионера и раздавил бы его в своих объятиях.

Видимо, так и случилось бы, если бы Айт был хитрее, а Кейз-Ол — глупее. Но триллионер не хотел рисковать жизнью при встрече с непроверенным слугой. Он приказал включить магнитофон: пусть для эксперимента машина командует машине.

И машина скомандовала. «Мститель» бросился на нее и раздавил ее стальными лапами…

А на следующее утро начался суд над Айтом. Его помощники из инженерной группы не только не пробовали спасать своего товарища, а, наоборот, топили его.

Да он и не обижался: что же, они защищали свои шкуры.


Гибель Урании

«Свидетель» Эм стоял в запертой камере — судьи опасались, чтобы он не совершил дебоша и не поубивал их… Дураки! Эм знал только одного адресата своей безудержной ненависти. Но он помнил еще одну команду, смертельную для существования его как сложного электронновычислительного устройства: «Погибни, Эм!»

Достаточно Айту произнести эти слова хотя бы шепотом, и взорвутся тротиловые патроны, спрятанные в мозгу робота. «Свидетель» не засвидетельствовал бы против того, кто его создал.

Но Айт не спешил. Приговор был ясен и без суда. А увидеть безупречную реакцию «Мстителя» на ненавистный голос Кейз-Ола — аж на душе полегчает.

— …И, наконец, самый последний, зато самый убедительный довод, — медленно тянул прокурор, — электронно-вычислительное устройство Эм, сконструированное подсудимым… Прошу, включите магнитофон с записью голоса уважаемого мистера Кейз-Ола.

— Ну, милый, ну! — шептал Айт. — Встань!

И Эм поднялся. Он раздавил магнитофон, как раздавил бы Айт своего врага… если бы мог это сделать.

— Обратите внимание, господа судьи, это — не случайное нарушение того, что называется режимом работы электронно-вычислительного устройства. Это…

Еще долго и нудно говорил прокурор. Затем судьи куда-то ходили. И, наконец, прозвучали слова приговора: «Пожизненная каторга».

Айт выслушал почти спокойно. Обернулся к «Мстителя».

— Встань, Эм!

Робот вскочил.

— Поклонись мне в ноги!

— Заткните ему рот! — заорал судья. — Тащите его вон!

Но пока добежали жандармы, Айт успел подать и последнюю команду:

— Погибни, Эм!


Гибель Урании

Глухо грохнул взрыв. «Эм» склонился и замер. Он так и остался стоять ниц перед своим создателем, как и должна вести себя машина перед человеком.

…Айт взглянул на часы и поднялся с дивана.

— Жаль мне тебя, дружище «Эм»!.. Жаль!.. Ну, пусть будет так.

Он внимательно проверил свой пистолет. Десять пуль — десять смертей. Берегитесь, мистер Кейз-Ол!

Еще некоторое время Айт изучал то, что должен был бы знать в совершенстве, а ровно в час тридцать девяносто девять минут взял из рук главного повара опломбированный кейс с обедом для мистера Кейз-Ола и тихо проскользнул через небольшие дверцы в огромный зал, украшенный самоцветами.

Там было полно людей. Они сидели и полулежали в креслах и на диванах, внимательно слушали невзрачного мужчину, который стоял возле стола, заваленного бумагами.

Айт бросил на присутствующих молниеносный озабоченный взгляд: где мистер Кейз-Ол? Его образ въелся в память. Но среди этого месива красных и желтых, одутловатых и костлявых лиц «хозяина» надо найти сразу.

Вон тот, что лежит в кресле, высоко задрав ноги, с затылка очень похож на Кейз-Ола… Может, направиться именно туда?.. Нет, «светлейший» не из таких! Рядом с другими он сидеть не будет!

Почти подсознательно Айт сделал еще несколько шагов и увидел нишу, в которой на удобном мягком кресле сидел богатейший человек Монии.

Мистер Кейз-Ол был одет в домашний комбинезон из легкой серой ткани и казался значительно моложе, чем был на самом деле. Его темные пронзительные глаза медленно перебегали с одного лица на другое, а лоб хмурился.


Гибель Урании

— Ты опоздал на минуту! — сказал он тихо, не поворачивая головы.

Айт молча поклонился, поставил на стол опломбированный кейс и стал за спиной триллионера.

Айт был настолько занят тем, чтобы правильно сыграть роль Псойса, что сначала даже не видел ничего вокруг. Но вот он справился с собой.

— Ладно, — послышался басовитый уверенный голос. — Война?.. Пусть будет так! Но где гарантия, что от атомных и водородных бомб не погибнем и мы, носители высокого звания мудрейших?

С неожиданной живостью Кейз-Ол встал и сказал громко:

— Такая гарантия есть!.. Мой господин советник, прошу рассказать мудрейшим про остров Праздника, об Урании, которая призвана спасти цивилизацию Пирейи!

— Урания? — еле слышно прошептал Айт.

Остров Спасения

Нет, не зря не удержался Айт! То слово, которое он повторил, было для него таким же ненавистным, как и сам Кейз-Ол.

…Среди Бушующего океана, в стороне от главных морских путей и линий воздушного сообщения, лежит крошечный островок Праздника, названный так одним из древних мореходов Пирейи в честь старинного праздника Двух Солнц.

Вряд ли можно найти еще где-то на планете такой неповторимо строгий вид, как на этом клочке суши. На острове нет ни одного источника, никогда не выпадают дожди, и только изредка жаждущее камни увлажняет роса. Росли на островке колючие мхи и гвианы — полурастения-полуживотные, которые питаются насекомыми, птичками, водорослями и рыбой, которую закидывает на огромную высоту прибой Бурного океана.

Когда-то это был один из самых красивых и наиболее оживленных уголков Пирейи. Восемнадцать тысяч лет назад, перед Великой катастрофой, которая перекроила лицо планеты, остров Праздника лежал в умеренной полосе и был одной из гор огромного континента. Именно здесь жило могучее племя рапануров, которое на то время по своему развитию стояли гораздо выше всех других народов Пирейи.

Теперь о рапанурах и их государстве напоминают только колоссальные фигуры из черного камня, что хмуро смотрят на океан с многочисленных террас островка.

Долго не могли разгадать тайну тех фигур. Казалось бы, зачем рапанурам, которые не знали даже самых простых машин, обтесывать эти гигантские каменные глыбы, да еще и перетаскать в самые труднодоступные места?

Оказалось, что рапануры таким образом «воевали» с океаном, который методично и неумолимо пожирал их землю. Вследствие тектонических процессов континент начал оседать. Вода затапливала поля и леса, разрушала селения, а рапануры, покорные жрецам, вместо того, чтобы защищаться от наступления моря дамбами или переселиться на другой континент, вытесывали каменных идолов. Наконец, от континента остался один небольшой остров, и тогда рапануры…


Гибель Урании

Но про этот период жизни древнего народа нам неизвестно ничего. Исследования прервались неожиданным, обидным образом: мистер Кейз-Ол купил этот островок и запретил кому-либо туда появляться.

Сначала это была только прихоть триллионера, однако после окончания второй всепирейской войны, когда в Союз Коммунистических Государств соединились все страны Континентального полушария, — мистер Кейз-Ол решил позаботиться о надежном пристанище для себя. Остров Праздника с этой точки зрения был именно тем, что ему было нужно.

Купленная богачом каменная скала посреди океана была лишь воротами в другую, не признанную никем подземную страну. Один из монийских геологов, Стун-Ай, случайно узнал, что через весь островок тянутся прорытые островитянами коридоры и тоннели. Некоторые из них наклонно шли до дна океана на огромные расстояния, и вели к пещерам, где, если судить по данным микроскопического анализа, когда-то были огромные запасы пищи, одежды, сырья.

Видимо, рапанурские богачи очень долго готовились к страшному «концу света», надеясь пересидеть тут лихое время. Что-то помешало им осуществить свой замысел. Может, землетрясением завалило вход в катакомбы, а может, наступление моря был слишком стремительным. Во всяком случае, геолог Стун-Ай наталкивался на скелеты в кандалах в незаконченных штольнях. То, пожалуй, были останки рабов-строителей.

Стун-Ай сделал очень большое открытие. Именно он мог бы провозгласить на всю Пирейю, что история рапануров, наконец, выяснена до конца. Но его соблазнило богатство. Вместо того, чтобы опубликовать свое сообщение, Стун-Ай продал его Кейз-Олу.

Триллионер щедро вознаградил молодого ученого. Он дал ему чековую книжку на десять миллионов дайлеров, присвоил титул научного советника и упрятал Стун-Айя в открытый им подземный мир. Геолог стал главным инженером грандиозного строительства в глубинах острова Праздники.

Штольни и галереи, пробитые рабами восемнадцать тысяч лет назад, с честью выдержали экзамен. Однако мистер Кейз-Ол приказал укрепить свою будущую столицу еще сильнее. Бесчисленные мастера специальными машинами заливали расплавленной смесью камня и металла стены расширенных и спрямленных коридоров, пробивали новые туннели, расширяли и без того огромные залы, хранилища и пещеры. Вместе с тем заполнялись все отверстия и пустоты над подземным городом. Даже если бы остров Праздника вовсе был стерт с лица планеты, городу, который залегал под ним, не был бы причинен никакой ущерб. Вход в Уранию, как назвал этот город Кейз-Ол в честь всемогущего атома урана, лежал на океанском дне, и достичь его можно было только на подводной лодке.

Пусть вокруг острова Праздника с космическим грохотом взрываются атомные и водородные бомбы, пусть высохнут океаны и испарится с планеты воздух, пусть, в конце концов, сама Пирейя вырвется из плена обоих Солнц и полетит во Вселенную — Урания, а с ней и мистер Кейз-Ол, должны будут остаться невредимыми!

Все предусмотрено, все взвешенно. Урания будет иметь десятки тысяч тонн чистейшего ядерного горючего, важнейшие химические соединения будут помещены в цистерны такого размера, что в них свободно может плавать подводная лодка; будут установлены огромные холодильники, где при нужной температуре будут храниться миллиарды оплодотворенных зародышей всех существ, которые живут на планете, биоинкубаторы, в которых эти существа будут выращиваться. Доверху будут наполнены металлами и разнообразными полезными ископаемыми огромные тоннельные отсеки. Укомплектована крупнейшая в мире библиотека и создан фонд изысканных кинофильмов. Собраны картины, посуда, инструменты. Наконец, будут оборудованы многочисленные, почти полностью автоматизированные фабрики и заводы.

Все предусмотрено, все взвешенно. Определено наибольшая и наименьшая численность населения Урании, запланировано регулирование рождаемости и уничтожение «излишних». Круговорот веществ должен воспроизводиться в Урании почти полностью. Это позволит ее населению жить совершенно изолированно от внешнего мира в течение многих тысяч лет.

Строительство проводилось в строжайшей тайне. Поставщики разнообразного оборудования и сырья, не доезжая до цели несколько сотен миль, перегружали свой груз на подводные лодки, те сбрасывали его в герметичных контейнерах у выхода одного из тоннелей — где-то очень далеко от главного входа.

Никто, кроме Стун-Айя, не знал плана подземного города. Только он один остался из тех, кто начинал строительство. Все остальные, попадая в Уранию, были обречены на уничтожение. Раз в три-четыре года весь персонал строительства полностью заменялся. Это происходило потому, что в заранее определенный мистером Кейз-Олом день Стун-Ай пускал в вентиляционную систему вполне достаточное количество нервно-паралитического газа. Смерть наступала так быстро, что ни один из заключенных не успевал написать и слова, чтобы предупредить своих преемников об ужасной опасности.

Казалось, никто никогда не мог бы узнать о существовании подземной столицы мистера Кейз-Ола. Однако уже давно ходили неясные слухи о загадочном строительство в глубинах Бушующего океана. Наконец, на весь мир прогремело слово «Урания». Первым, кто это слово услышал и бросил его в мир, был никому не известный подросток, по имени Айт.

Оно прозвучало для него под тихий шелест старинных бумаг во сне про искателей сокровищ.

— …Урания! Это такая каторга, которую бы не придумал, наверное, сам дьявол! Смотри, я совсем седой…

Айту мешает это шептание. Он прислушивается. Кажется, где-то грохнул выстрел. Может, пираты уже напали на корабль?

— …Это ничего, милый, ничего! Главное, что ты жив! Но что же это я? Ты, наверное, голодный?

— Потом, потом, дорогая! Нельзя терять ни минуты. Разбуди Айта. Я боюсь, чтобы мальчик не испугался.

Кто испугается, он, Айт?!. Подросток хватается за пистолет… и чувствует в своей руке теплую руку матери.

— Тс-с-с!..

Айт вскакивает с кровати, моргает спросонья глазами и вдруг столбенеет: перед ним самый любимый в мире человек, образец мужества, ума, силы…

— Отец! — кричит он, забыв про предостережение. — Отец, ты жив?!

Это вопрос лишний, бессмысленный, потому что он видит: да, жив. Но попробуйте-ка понять все в один миг, когда прямо над отцом висит его портрет в траурной рамке, а в ушах звучат тоскливые слова из сообщения «Электротехнической компании» мистера Кейз-Ола: «…погиб при испытании новой аппаратуры». И именно сегодня надо идти получать жалкую пенсию за погибшего отца.

— Да, живой!.. — отец прижимает Айта к груди. — Мальчик, как же ты вырос! Я, пожалуй, и не узнал бы тебя!.. Два года назад ты…

Но мать перебивает:

— Довольно, довольно, нельзя медлить.

Поднимается суматоха — семья бросает свой дом навсегда, надо забрать самое ценное.

Для Айта самым ценным кажется чемоданчик с портативным магнитофоном. Ведь он сделан собственными руками!.. Он торопливо засовывает в свободные уголки катушки с пленкой. Они такие дорогие. На одной из этих пленок записан даже голос отца!.. Но пленка так и не попадает в чемоданчик, как не попадают в мамину сумочку чековая книжка на триста дайлеров, золотое кольцо и другая мелочь, на которую можно было бы худо-бедно прожить несколько месяцев.

А потом сумасшедшая гонка ночью на автомашине. Ослепительные огни Дайлерстоуна. Нищий Броклайн. Крошечная комнатка на четырнадцатом этаже грязного отеля. Отец, который, кусая губы, нервно что-то пишет, перечеркивает и снова пишет. И мать, ее тихий голос: «Не надо, милый! Это ничего не поможет! Все они продались Кейз-Олу».

Все это произошло в одну-единственную ночь. На рассвете отец прочитал ему написанное, и у Айта волосы зашевелились на голове. Если бы об Урании рассказал кто-то другой, а не самый дорогой в мире человек, Айт не поверил бы. Какой ужас!

А отец рассказывал торопливо, словно знал, что ему осталось жить несколько часов.

— …Можно было бы написать трагический роман о том, как погибали мои товарищи, чтобы дать мне возможность убежать… Я поклялся рассказать всему миру о тайне Кейз-Ола! Айт, дорогой, — все может случиться — запомни: надо уничтожить Кейз-Ола, этого бешеного пса! Я написал про самое главное. Орган Рабочей партии «Голос рабочего» — напечатает.

— Не надо, милый… — с тоскливой обреченностью повторяла мать. — Ну, хоть не подписывай своего имени!

— Нет, нет, дорогая!

Он все же не подписался. Но рукопись в редакцию понес сам. Айт больше не видел его.

Вечерние дайлерстоунские газеты, как всегда, сообщили о целом ряде происшествий. Покончил с собой неизвестный, выпрыгнувший из окна редакции газеты «Голос рабочего». Отравилась недоброкачественными консервами пожилая женщина в отеле «Комфорт». Полиция за различные преступления арестовала за день девятнадцать монийцев. Гангстеры убили четверых. И никто из читателей вечерних газет не знал, что в этом списке первыми были отец и мать Айта, и все те, кто хоть краешком глаза заглянул в опасную рукопись. Агенты Кейз-Ола оказались очень оперативными. Айт чудом остался жив. А впрочем, какое там чудо? Мать, видимо, знала, что ее ждет. Едва отец вышел, она послала Айта с вещами снять небольшую комнату где-то в противоположной части Дайлерстоуна. Она убедительно доказывала, что надо немедленно сменить квартиру, и Айт поверил ей… а потому и не увидел ее больше никогда.

День радости стал для Айта днем печали. В тот день кончилось его детство.

О, этот подросток хорошо напакостил Кейз-Олу! В течение многих месяцев каждое утро полицаи с проклятиями сдирали наклеенные на стенах наиболее оживленных улиц написанные еще неровным детским почерком листовки одинакового содержания — об Урании и о преступлениях, которые совершил Кейз-Ол против тысяч людей. В листовках приводились имена и цифры — ведь черновики отца и рукописи остались у Айта. «Миссис Ляйт, — писалось в одной из листовок, — Вейншин-стрит, 76. Ваш муж, инженер Ляйт, не погиб. Он работает электросварщиком в четырнадцатом туннеле Урании, передает вам это сообщение и умоляет спасти его. В доказательство того, что мы действительно говорим от его имени, приводим те ласкательные слова, которые известны только вам: «Мой цветочек». Миссис Ляйт, спасайте своего мужа».

Все, кто не похоронил своих умерших родных собственноручно, теперь надеялись встретиться с ними снова. На улицах Дайлерстоуна нередко происходили столкновения между женщинами и полицаями через эти листовки. Какие-то ушлые типы сумели использовать даже человеческое горе: они фотографировали Айтовы листовки, а затем продавали отпечатки за большие деньги.

Фотокопии попадали не только в руки мелких мошенников. Одна за другой они просачивались за границу, появлялись на страницах газет и в телевизионных передачах. Союз Коммунистических Государств в официальной ноте предложил правительству Монии выяснить статус острова Праздника и высказать свои соображения относительно сообщений в прессе. Перед Домом Конгрессов Монии и перед дворцом Кейз-Ола устраивались митинги.

И никто не мог бы даже предположить, что все это дело рук тихого, скромного и бедного подростка, слушателя подготовительных курсов Технологического колледжа — Айта, что жил в ночлежке.

Вскоре Айт исчерпал все факты и понял, что больше ничего сделать не может.

Острая тоска по отцу и матери уже прошла. Ненависть к Кейз-Олу осталась. Айт стал замкнут.

Нет, он был хорошим, веселым товарищем, который делился своими незначительными секретами и охотно слушал секреты других. Но о самом главном Айт не говорил никому. Он не хотел, чтобы кто-то даже случайно, неосторожным словом предал его, помешал бы осуществить мечту его жизни.

Ой, как хотелось Айту рассказать про все это Мэй! Горькие и печальные слова сами просились на язык. И если бы еще немного, если бы Мэй тоже была откровеннее, он не выдержал бы. Как хорошо, что этого не произошло! Мэй, видимо, не предала бы его, не побежала бы в полицию. Но даже сама мысль о том, что только ей одной, подлой, продажной, он раскрыл самые сокровенные тайники своего сердца, была бы невыносимой…

— Урания!.. — прошептал старик за плечами Кейз-Ола.

На сцену выходит женщина

Айт стоял за спиной вроде бы обычного немолодого человека, одетого в серый комбинезон из мягкой шерсти, смотрел на его затылок, покрытый тщательно приглаженными редкими седыми волосами, прислушивался к хрусту сочных фруктов в еще крепких, пожалуй, зубах, и не верил сам себе: неужели это действительно тот человек, у которого на совести больше преступлений, чем у самого отмороженного из гангстеров Монии?!

Выглядевший моложе своих лет, худощавый, с быстрыми умными темными глазами. Зеркала, поставленные в нише друг против друга, воспроизводили его фигуру в бесчисленном множестве отражений. Казалось, череда Кейз-Олов бесконечна… И за спиной каждого из них стоит Айт.

Айт сморгнул. Какая-то очень важная, чрезвычайно весомая мысль возникла в его мозгу, но еще не могла обрести четкость… Ряд Кейз-Олов, ряд Айтов… Достаточно Айту выхватить из кармана пистолет — и миллионы Айтов в зеркале сделают то же самое. Еще одно движение — и упадут, начнут корчиться в агонии все Кейз-Олы…

Айт взглянул в переполненный зал. Толстые и худые, бледные и румяные, низенькие и высокие, старые и молодые — все эти мудрые, то есть богатые, казались скроенными на один манер. Что изменилось бы, если бы тут, в нише, сидел не Кейз-Ол, а хотя бы вон тот отвратительный толстяк с красными выпученными губами вампира?.. Наверняка, у него тоже есть свой Айт, который хочет отомстить за смерть своего отца и матери, за похищенную возлюбленную, за истерзанную юность…

У Айта похолодело на душе. Он невольно приходил к выводу, которого так упорно избегал во время дискуссий с каторжанами-коммунистами на «Звезде Кейз-Ола» и с самим собой в последнее время: террор одиночек ничего не изменит в Монии, нужна единодушная решительная борьба миллионов людей против всей системы.

«Кейз-Ол» означает «Двенадцатый Желудок» на монийском языке. Этот человек в сером комбинезоне не только не стесняется своего некрасивого имени, а, наоборот, гордится им. Оно досталось ему в наследство еще от того пирата, который был прозван Желудком за свою невероятную алчность и обжорство.

Весь род Кейзов, не гнушаясь ничем, только и делал, что накапливал сокровища. И Кейз-Ол превзошел всех своих предков. Благодаря финансовым махинациям он стал самым богатым человеком Монии. Вторая всепирейская война, и особенно монополия на атомное и водородное оружие, увеличили его состояние до астрономической цифры… Теперь он хочет новой войны!

— Господин советник! — резкий голос Кейз-Ола прозвучал так неожиданно, что Айт вздрогнул. — Хватит предисловий! Думаю, не стоит напоминать всем то, что и так все знают.

— Да, светлейший! — советник перелистал несколько страниц и уже раскрыл рот, чтобы произнести первую фразу, как вдруг по залу прокатился шорох.

Смертельно побледнели и крепко вцепились в спинки кресел миллион Айтов в зеркалах. Покраснели и насупились миллион Кейз-Олов. Они смотрели куда-то в сторону, на то, чего еще не было видно никому. Но в следующее мгновение и Айты, и Кейз-Олы потускнели, а на их месте появилась женщина. Старик за спиной триллионера пошатнулся и закрыл глаза: это была Мэй.

— Псойс, — протянула она нараспев, — вы забыли, что я обедаю с мистером Кейз-Олом?

Царица красоты даже не взглянула на Айта, и это спасло его. Пока он опомнился и растянул губы в улыбке, как подобало Псойсу, отвечать уже не пришлось.

— Зачем вы пришли, Мэй?! — яростно зашипел Кейз-Ол. — Я предупреждал вас!

— О светлейший! — в голосе Мэй звучали насмешливые интонации. — Бедная Царица красоты не хочет лишиться должности, которая дает ей каких-то там два миллиона дайлеров в год! В подписанном мной контракте сказано дословно: «Обедать с мистером Кейз-Олом ежедневно».

— Сегодня можете не придерживаться этого пункта.

— Но я хочу есть! — возразила Мэй тоном обиженного ребенка. — Вы совершенно спокойно могли бы созвать совещание часом позже!

Мэй говорила громко, Кейз-Ол — еле слышно. А в зале царила тишина, словно все окаменели. Только злорадно сверкали глаза «мудрейших», и смеялись они про себя: ну, триллионер, ты нарочно назначил совещание на время обеда, чтобы унизить нас всех, так что же ты ответишь своей наложнице?!

Айт понял: Кейз-Ола не любят, не уважают, только боятся, и сейчас едва сдерживают насмешливый хохот, и злорадствовал вместе со всеми.

Но вот рука Мэй вкрадчиво потянулась к руке триллионера, ласково тронула, задержалась… Прозвучал шепот, такой тихий, что Айт с трудом разбирал слова:

— Ну, милый, ну, простите. Я не учла… Неужели вы не понимаете, что я теперь уже не могу уйти!.. Или вы хотите, чтобы надо мной смеялись ваши глупые мудрецы?!

Пушистая кошечка ластилась, мурчала, нежно-нежно шевелила своей мягкой лапкой… А у Айта в ушах звучало прощальное, почти с такими самыми интонациями сказанное ею: «Айт, ну, милый, я хочу мороженого, я не хочу ссориться… ну, поцелуй меня!»

— Продолжайте, господин советник! — сухо сказал Кейз-Ол и едва заметно качнул головой Айту. Айт понял: любовница победила, триллионер признал свое поражение. Надо принести для этой мерзавки обед.

Тихо, неслышно выскользнул Айт из зала. О, Мэй, оказывается, была предусмотрительной и знала, чем кончится дело: хорошенькая горничная уже ждала под дверью с опломбированным кейсом с обедом в руках. И это разозлило Айта до крайности. Подлая! Она рассчитывает наперед каждый свой шаг! Она использует свою непобедимую красоту как отмычку ко всем дверям…

Буря бушевала в его душе, но на лице не шелохнулась ни одна морщина. Держись, друг Айт, держись! Твое время еще впереди!

Он вернулся в зал, когда немного успокоился. Самая тяжелая минута испытаний осталась позади. Теперь его уже не смутит ни взгляд, ни голос Царицы красоты.

Впервые в жизни Айт смотрел на ту, которую когда-то безумно любил, глазами постороннего человека, строгого судьи.

Невероятно красивая! Но в чем заключается прелесть этой женщины, трудно было сказать. Маленькая головка в золотой короне пышных кудрей кажется вырезанной из розового мрамора. Кружева выреза кипенно-белого легкого платья обрамляют высокую грудь, как пена морского прибоя. Неосязаемо текут линии обнаженных плеч, постепенно переходя в формы безупречных рук. Капелькой утренней росы сверкает бриллиант перстенька на миниатюрном пальчике.

Ее тело было прекрасным. И если бы кто-нибудь скопировал его в мраморе — оно бы только поражало, но не захватывало. Ему бы не хватало того, что делало Мэй настоящей Царицей красоты, вдохновения.

Айт очень хорошо знал Мэй. И поэтому сама мысль о том, что эта женщина вероломная, как кошка, хитрая, как лиса, казалась ему кощунственной. Голубые глаза были мечтательными-мечтательными — ну, просто озерца среди леса, которые пьют, пьют синеву неба и никак не могут напиться. Темные бровки ни на миг не оставались в покое: то сойдутся озабоченно — а что там говорит господин советник? — то выровняются, вздрогнут слегка — ведь мистер Кейз-Ол все еще сердится! А розовые губы то улыбаются растерянно и жалобно Кейз-Олу, то собираются в презрительную гримасу, обращенную к «наимудрейшим».

«Актриса! — с глухой яростью думает Айт. — Непревзойденная актриса!.. Какую же ты роль решила сыграть?»

Нет, это не та Мэй, которая с детским упрямством тянула Айта к Синему водопаду напрямик, «коротким путем», а потом, когда они заблудились, испугалась и притихла. Не та, что брела, как пьяная, весенним новогодним лесом и шептала: «Люблю! Люблю весну, люблю жизнь, люблю тебя!» Не та, что стояла на хрустальном пьедестале, соблазнительная и недостижимая в своем непостижимом превосходстве перед грязной толпой. И не та, что с мукой простонала: «Не могу!.. Не могу!.. Жди меня, Айт!»

Когда Мэй была сама собой? Никогда? Всегда? Айт не мог понять этого. Сейчас она казалась просто послушной любовницей мистера Кейз-Ола, которая, чтобы угодить разгневанному повелителю, готова сидеть тихонько, как мышка, и делать вид, что ее очень интересует то, о чем толкует господин советник.

«Нет, нет, довольно! — уговаривает себя Айт. — Так можно сойти с ума!»

Ему удалось, наконец, переключить свое внимание. И те цифры, которые до сих пор проходили мимо ушей, вдруг вспыхнули перед глазами, встряхнули все тело, попали в сердце.


Гибель Урании

— …Две тысячи атомных и тысяча триста водородных бомб будут сброшены на территорию Союза Коммунистических Государств в течение пяти минут. Вся территория СКГ вследствие радиоактивного заражения станет непригодной для жизни на несколько лет. Дополнительные бомбардировки бактериологическими и химическими ракетами дальнего действия закончат благородное дело истребления коммунистической нечисти…

Айт с ужасом взглянул на Мэй. Он ожидал увидеть на ее лице хотя бы намек на отвращение, ведь ее никогда не привлекали убийства и войны.

Но Мэй только сделала гримаску: какие неприятные, страшные вещи говорит господин советник, и зевнула, прикрыв ладошкой рот.


Гибель Урании

«Люблю весну… — звучало в ушах Айта. — Люблю жизнь…»

Его рука медленно опустилась в карман комбинезона, нащупала граненую ручку пистолета…

Нет, позже. Сейчас надо узнать, что же задумал Кейз-Ол.

— …Как нам известно, что и коммунисты смогут ответить на удар атомными бомбардировками Монии. Исходя из этих соображений, и была построена на острове Праздника неприступная крепость Урания…

Кейз-Ол мог начать войну в любое мгновение. У него не было солдат, но он имел армию инженеров и техников, армаду межконтинентальных ракет. Кейз-Ол не был президентом Монии, но и президент, и сенаторы конгресса, его наемники, покорно исполнят любой, какой угодно приказ триллионера.

В истории Пирейи был случай, когда один император, умирая, приказал сжечь свою столицу и убить всех детей. Кейз-Ол задумал еще более страшное: уничтожить всех на планете. А сам он не хотел умирать. Урания должна была послужить для него убежищем.

Цифры и цифры: стоимость постройки Урании, ее вместимость, данные о запасах продовольствия и сырья, сведения об энергетических ресурсах.

Мистер Кейз-Ол не боялся раскрывать эти секреты. Числа достигали таких величин, что ни один из богачей, присутствующих на совещании, никогда не имел и малой толики того, что тратилось Кейз-Олом на Уранию.

«Мудрейших» эти числа ошеломляли. Но недаром каждый из них был большой акулой. Самые умные с нетерпением ждали, к чему же ведет речь Кейз-Ол. Триллионер филантропией не отличался. Когда он продает что-то, то сдерет за это втрое.

Айт видел, как в глазах почти всех «мудрейших» все сильнее разгорается огонь ненависти и ужаса. Эти хищники знали, что Кейз-Ол с ними считаться не будет. Триллионер считался, до некоторой степени, только с владельцем Всемонийского химического концерна мистером Хейл-Уфом и королем пищевой промышленности Плайв-Ау.

— …Вот таковы были затраты на постройку Урании, господа «наимудрейшие», и такие перспективы нам открываются.

Тщедушный советник вытер вспотевший лоб, выпил глоток оуе и украдкой взглянул на Кейз-Ола. Тот молча кивнул.

— Исходя из вышеприведенного, господа «мудрейшие», мистер Кейз-Ол предлагает вам приобрести акции Спасения и право стать членами Ассамблеи недосягаемых — высшего правительственного органа Урании, подотчетного только президенту, мистеру Кейз-Олу. Каждая акция стоит сто миллионов дайлеров, и дает ее владельцу право иметь одного ребенка и один голос в Ассамблее.

Стало непереносимо тихо.

«Вот оно что! — торопливо рассуждал Айт. — Монархия!.. Монархия Атомной эры, математически точная и неумолимая! Кейз-Ол хочет уничтожить всех и спасти несколько сотен самцов и самок человеческой породы, которые могут дать со временем начало новому населению Пирейи. Ведь ему было бы скучно одному. Кому нужны горы золота, россыпи алмазов, самые утонченные произведения искусства, если никто не будет любоваться ими, не будет завидовать их владельцу?.. Кроме того, он хочет иметь настоящую иерархическую лестницу, многоступенчатую социальную постройку, увенчанную монархом, на которого все должны смотреть снизу вверх… «Мудрейшие» и будут теми ступенями, по которым будет ходить Кейз-Ол».

Мгновенно поняли это и «наимудрейшие». Молчание длилось лишь несколько секунд, а потом поднялся невообразимый шум.

Те, чье состояние не превышало ста миллионов дайлеров, были действительно на положении обреченных. Отдать капитал за одну-единственную акцию — значило стать почти неимущим, спуститься чуть ли не до уровня нищего. Те же, что имели миллиарды, кипятились еще больше. До сих пор, объединяясь во временные группировки, они могли хоть немного сопротивляться слишком экспансивным действиям Кейз-Ола. Теперь он решил поставить на колени всех.

Прошла минута, вторая, третья — шум не стихал. Забыв про все правила хорошего тона и о своем высоком звании «мудрейших», миллионеры орали, размахивали руками, вскакивали с мест и бегали по залу.

И только трое сохраняли абсолютное спокойствие: мистер Кейз-Ол, который демонстративно следил за секундной стрелкой наручного хронометра; Царица красоты, которая поглядывала на разъяренных «мудрейших» с робким любопытством ребенка, который впервые попал в зоопарк; и неподвижный Айт, на которого каждый из присутствующих обращал столько же внимания, сколько и на мебель.

— Достаточно! — Кейз-Ол встал и поднял руку с часами. — Пять минут прошло.

Шум медленно стал стихать. А когда стало совсем тихо, Кейз-Ол сделал шаг вперед.

— Я вижу, уважаемые «мудрейшие» не согласны с моим предложением. Что ж, каждый деловой человек решает свои дела самостоятельно. Я больше не задерживаю вас. Но прошу принять во внимание: войну я начну, не предупреждая никого. И с той секунды, когда она начнется, цена акции Спасения возрастет в десять раз. Все!

Никто не пошевелился. Каждый знал, что Кейз-Ол не шутит.

— Я беру восемь акций! — воскликнул розовощекий толстяк, владелец заводов военной аппаратуры.

— Мне две акции! — просил фабрикант военного обмундирования.

— Мне одну… — хрипел табачный король.

Это были постоянные агенты Кейз-Ола, поэтому остальные «мудрейшие» восприняли их заявления равнодушно.

— Прошу слова, господа, — раздался звонкий голос.

Кейз-Ол дернулся и покраснел. Ошеломленно захлопали глазами «мудрейшие»: что за наглость?! С какого времени разрешается вмешиваться в дела всяким шлюхам?!

— Господа «мудрейшие», — Мэй встала, нахмурила бровки, — мистер Кейз-Ол забыл сказать о том, что акции можно оплачивать векселями со сроком оплаты через неделю после начала войны. Это дает вполне определенные гарантии. А насчет меня лично… — она вздохнула печально. — Я не имею ста миллионов дайлеров. Но я могу продать свой дворец на Рио-Айр… и составить с вами, мистер Хейл-Уф, после окончания срока контракта с мистером Кейз-Олом, новый контракт на ту сумму, которой не хватает до стоимости акции…

— Хватит, Мэй! — у Кейз-Ола затряслись руки, однако он еще сдерживал себя. — Сядьте!

— Но, светлейший… — Мэй послушно села и съежилась. — Но я хочу жить!

Кейз-Ол засопел и отвернулся.

— Я принимаю ваше предложение, Царица красоты! — насмешливо сказал король химии. — Однако утверждает ли мистер Кейз-Ол разъяснения о гарантиях?

И Кейз-Ола, и Мэй ощупывали четыре сотни глаз. Была в этих взглядах смертельная тоска, животный ужас, жгучая ненависть, испуганная надежда. Каждый из «мудрейших» мог бы сейчас присягнуть, что Кейз-Ол, как опытный режиссер, распределил роли заранее и выпустил на сцену любовницу именно тогда, когда запланировал.

— Я повторяю свой вопрос, — настаивал король химии. — Действительно ли можно рассчитаться векселями?

— Да! — сухо ответил Кейз-Ол.

— В таком случае, прошу считать за мной сто акций.

— За мной тоже, — неспешно сказал король пищевой промышленности.

Кейз-Ол победил. Достаточно было этим двум согласиться, чтобы другим не осталось ничего другого, как пойти следом.

Но Айт уже не слушал невеселой переклички голосов. Все глубже засовывая руку в карман, он смотрел в зеркало на тех двоих, что сидели перед ним.

Приговор провозглашен. Сын профессора Лайн-Еу покончил самоубийством, когда его атомная бомба уничтожила сто тысяч человек. Ты, женщина, узнала сейчас, что собираются уничтожить все человечество, и тебя обеспокоило только то, как добыть акцию для собственного спасения…

Медленно взводится пистолет в кармане комбинезона. Извлекать его не стоит: ствол почти упирается в спину Мэй.

В зеркале видно ее всю. Она даже не подозревает, что смерть стоит за плечами. Ой, как хочется воскликнуть сейчас: «Я — Айт. Ты погибнешь от моей руки!»

Айт закрыл глаза и нажал на курок.

Прошла секунда, вторая… Выстрела не было.

Страшная опустошенность заползла Айту в душу. Судьба? Не суждено? Но как это могло произойти? Ведь он сам проверил все патроны.

…А из дальнего-дальнего звучали тоскливые голоса:

— Мне пять акций…

— Мне три…

Завершалось черное дело организации заговора против всего человечества.

Среди волков

На диване лежит старый морщинистый человек. Голова у него лысая, как колено. Человек дышит медленно, хрипло, иногда хватается за грудь желтой костлявой рукой, словно хочет сбросить прочь какое-то бремя. Но вот удушье проходит, и рука вяло падает на подушку.

Трудно дышать, трудно думать. Голову печет огнем…

Нет, это не от старости. Просто Айт слишком переволновался. Все вокруг стало тоскливым и бесперспективным. А вообще — никому не нужным, лишним.

В тот миг, когда Айт достиг своей цели, он понял, что гнался за призраком. Можно убить Кейз-Ола и Мэй, но останутся двести «мудрейших», останется полиция и войско, останется Урания. И те три тысячи триста атомных и водородных бомб, которые стоят на стартовых столах в подземных хранилищах, вылетят в свой последний смертоносный полет если не завтра, так послезавтра.

Можно убить вожака стаи, но стая останется, ее сразу же возглавит другой. Убить всех — не хватит сил. На стаю нужна облава — совместная борьба многих людей. А это и есть тот путь, которым в свое время отказался пойти Айт.

Он встал, взял с тумбочки пистолет, вытащил обойму. Десять желтых цилиндриков — десять смертей.

Айт загнал в ствол патрон, приставил пистолет к виску. Вспомнилось напутствие Лайна: «Вы должны преградить путь войне!» Какое неразумие! Одиночка может погубить миллионы. Одиночка может изобрести атомную бомбу. Но уничтожить ее самостоятельно он уже не сумеет. Так погибни, друг Айт! Ты свернул с верного пути.

Айт нажал на курок… Легонько щелкнуло, и все.

«А, это опять — судьба?!» — Айт лихорадочно заменил патрон, щелкнул еще раз…

Тот же самый результат.

«Погоди, погоди!.. — Айт схватил нож и начал ковыряться в патроне. — Пуля есть… Порох есть… А пистон?»

Острое шильце пролезло вглубь патрона, ковырнуло медную чашечку капсюля. В этот момент должна была бы взорваться гремучая ртуть, выбросить в отверстие острый язычок пламени. Но нет, тихо. И так в втором патроне, в третьем, четвертом…

Старик бросил нож на диван и вдруг захохотал:

— Какой ты глупый, друг Айт! Какой ты глупый! «Судьба!» «Суждено!» Тьфу!

Так, самоубийство произошло, хотя выстрела и не прозвучало. Айт уничтожил в себе того, кто не хотел жить. А тот, что остался, сейчас торжествовал, злорадствовал.

Айт собрал патрончики, взвесил их на руке.

«Клянусь! — говорил он в уме. — Клянусь памятью отца и матери, памятью тех, которые погибли в Урании, что сделаю все возможное, чтобы предотвратить войну!..»

Смерть была действительно близка. Тупой удар пули, последний всплеск боли вряд ли добавили бы что-то к пережитому Айтом. И теперь его уже ничто не пугало.

Одиночка? Если одиночка не может противостоять атомной войне, то он может устроить ее взрыв в Урании!

«Да, да! — Айт задумался на мгновение, затем хихикнул ехидным смешком Псойса. — Прошу, господа «мудрейшие»! Это будет чрезвычайно эффектная картина — коллективная гибель миллионеров Монии!»

Цель, которая поблекла час назад, теперь вспыхнула перед Айтом в новом, более ярком свете. Его личная ненависть к Кейз-Олу перерастала в ненависть к целому классу.

«Да… да… — рассуждал Айт. — Следовательно, надо не убивать мистера Кейз-Ола, а поддерживать до времени. И вас также, уважаемая Царица красоты!»

Он думал, что с Мэй покончено навсегда. Но новый Айт, тот, что выжил после духовного самоубийства, цеплялся за светлые воспоминания прошлого.

«Может, Мэй совсем не виновата? Может, и она оказалась здесь только для того, чтобы отомстить Кейз-Олу? И, может, это она заменила патроны в пистолете Псойса и подчеркнула строки в его «Книге священного закона»?»

Айт перестал думать, что только ему одному принадлежит право отомстить Кейз-Олу, и хотел для себя оправдать ту, которую, несмотря ни на что, любил горькой, ненавистной любовью. Однако все говорило против нее.

«Кто же тогда тот незнакомый друг или враг? — озабоченно думал Айт. — Может, Свайн?»

Это предположение было наиболее вероятным. Айт не мог забыть того многозначительного взгляда, которым окинуло его это ничтожество во время разговора о Совещании мудрейших.

— Ладно… Попробуем… — пробормотал Айт. Он запихнул патроны в карман, положил на стол пистолет и нажал кнопку с надписью «Свайн».

Прошло минут пять. В дверь легонько постучали.

— Заходи! — проскрипел Айт.

Низко кланяясь, в комнату проскользнул Свайн. Его глазки воровато сверкнули, губы заискивающе улыбались.

— Стань вон туда! — небрежно махнул рукой Айт в угол против стола.

— Позволите? — не дожидаясь согласия, Свайн метнулся к часам со статуэткой и повернул фигурку лицом к стене. — Во время вашего отсутствия был установлен еще один микрофон. Этот также включен. — Свайн нажал на кнопку у стола. — И этот… — он настежь распахнул двери шкафа. — Когда разговор серьезный, лишние уши вредят!

«Ого! — подумал Айт. — Пожалуй, Свайн значительнее штучка, чем я думал!»

А вслух сказал с насмешливой интонацией:

— Зря беспокоишься, Свайн. Скажи, ты заходил в мою комнату вчера или сегодня утром?

— Упаси боже, господин Псойс! — воскликнул Свайн, молитвенно сложив руки.

— Это ты подчеркнул строчки в «Книге священного закона»?

— Какие, господин Псойс?! — Свайн бросился к столу.

— Стой! — Айт схватил пистолет, нацелился. — Можешь прочитать свою последнюю молитву. Светлейший только поблагодарит меня за то, что я тебя уничтожу.

Свайн выпрямился. Его глаза злорадно блеснули:

— Стреляйте, господин Псойс! Стреляйте в верного слугу! Бог видит мою невиновность, он сохранит меня!

«Ага, сохранит! — Айт еле сдерживал победную улыбку. — Ты проговорился, коварный лис!»

Он уже открыл рот, чтобы заявить, что заменил патроны в пистолете, когда вдруг Свайн насмешливо захихикал и, несмотря на оружие, подошел к столу и сел напротив Айта.

— Полноте, господин Псойс. Ваш пистолет не стреляет. Я давно готовился к этому разговору и принял некоторые меры безопасности.

Айт ждал какой-нибудь выходки со стороны Свайна, поэтому вполне натурально сыграл негодование:

— Чего тебе надо, Свайн? Ты хочешь, чтобы…

— Я хочу того, о чем мы уже говорили, господин Псойс. Оттягивать дальше нельзя! Когда светлейший метнется в Уранию — все погибнет…

Что погибнет? Почему погибнет?

У Айта сейчас было столько же шансов на остроумный ответ, как и у глухого, что абсолютно не слышит вопрос. Но когда уговаривают, даже шантажируют, то самым обоснованным будет короткое отрицание.

— Нет! — сердито сказал Айт.

— Нет?! Опомнитесь! Вы обрекаете на гибель его!

«Кого?» — хотелось крикнуть Айту. Но Свайн молчал, как человек, который выбросил в игре нешуточный козырь и сейчас пристально следит за ходом противника.

— У вас не будет для этого оснований! — воскликнул Айт, чувствуя, что сейчас нужно сыграть смущение и боязнь.

— Нет, основания есть, я вам уже говорил об этом! — Свайн неспешно полез во внутренний карман комбинезона и вытащил фотокарточку. — Вот!

Айт порывисто протянул руку.

— Дайте!

— Прошу! Предупреждаю: это обычная фотокопия, которых можно сделать сколько угодно.

Теперь, видимо, Свайн сказал все. И сказанное должно было иметь незаурядную силу, потому что этот мерзавец совсем обнаглел.

— Так, Псойс, неплохую ты тогда отколол штуку! То была настоящая Царица красоты, не то что нынешние вертихвостки!

Айт не отвечал. Перед ним раскрылась одна из самых сокровенных страниц жизни того, в чьем теле он оказался.

Псойс — еще молодой и стройный — держал в объятиях женщину такой красоты, которая действительно получила бы высшую оценку в Зале конкурсов. Видимо, объектив аппарата и щелкнул этих двоих совсем для них неожиданно, ибо их позы и одежда были не для чужих глаз.

— Помнишь? — насмехался Свайн. — Представляю, что сказал бы светлейший, когда бы увидел такую картину!

Что же, фотография действительно красноречиво и недвусмысленно характеризовала взаимоотношения сфотографированных.

— Мерзавец! — глухо сказал Айт. Ему была полностью безразлична эта женщина и ее судьба, но злорадство Свайна невольно вызвало возмущение и отвращение. — Мерзавец!

— Нет, это ты мерзавец, Псойс! — зашипел Свайн. — Я мог бы погубить вас еще двадцать два года назад. Но я не сделал этого, потому что ненавижу его больше, чем тебя! Вот поэтому я и не хочу допустить, чтобы он скрылся в Урании!

«Кого — его? Кто — он? Кейз-Ол?» Айт попал в очень затруднительное положение. Общими фразами здесь не отделаешься, надо сказать нечто вполне определенное.

Неизвестно, как выкрутился бы Айт, если бы, на его счастье, не зазвонил звонок и не вспыхнула яркая лампочка над дверью.

— Вон отсюда! — яростно прошептал Айт. — Если светлейший услышал хоть одно слово — ты погибнешь!

Свайн сделал угрожающий жест и выскользнул из комнаты. Следом за ним поплелся и Айт.

Неожиданный вызов Кейз-Ола позволил Айту прервать неприятный разговор и поразмышлять над тем, что он услышал.

Вполне ясно, что у Псойса действительно был сын. Видимо, какая-то из купленных мистером Кейз-Олом Цариц красоты стала тайной любовницей красивого лакея. Но где же сын? И чего хочет Свайн?

В это время Айт подошел к кабинету мистера Кейз-Ола.

Два черных великана-охранника вытянулись по струнке и откинули в стороны алебарды. С тихим жужжанием автоматически отворились окованные золотом тяжеленные двери.

«Средневековье… — тоскливо подумал Айт. — Алебарды — и фотоэлектронная защита… Это же настоящий фарс».

Так же открылись следующие двери, потом еще одни. А когда зажужжал мотор четвертых, Айт услышал женский плач.

С такой печальной обреченностью плачет разве что несправедливо обиженный ребенок, который не умеет доказать свою правоту. Не слышится при этом ни злости, ни угроз в интонациях, а только грусть и отчаяние.

Это плакала Мэй.

Сами собой сжались кулаки, напряглись мышцы. Еще одно мгновение — и Айт бросился бы вперед, чтобы защитить любимую, уничтожить того, кто ее обидел. Но он вовремя сдержался. А первая фраза Царицы красоты повлияла на него, словно ведро холодной воды.

— Ну, скажите… Скажите откровенно: разве не помогла я вам на совещании?

Мэй вскочила с дивана, подбежала к Кейз-Олу.

— Ну, признайте же, что «мудрейшие» попались на крючок с этими векселями!.. Да, я не имела права вмешиваться в ваши финансовые комбинации, но ведь я вам помогла, правда же?

Кейз-Ол, сидя в кресле, безразлично пыхал дымом сигары и смотрел куда-то в угол. Если бы не скептическая улыбка, что змеилась на его губах, можно было бы подумать, что он совсем не слушает Царицу красоты.

— Это нечестно! — всхлипывала Мэй. — Вы видите, что я вас люблю, и…

— Честь?!. Любовь?!. — Кейз-Ол положил сигару и насмешливо покачал головой. — Не вы первая говорите мне об этом. Не верю. Как и все, вы тоже хотите продать свою честь и любовь, но набиваете себе цену. Вы прекрасно знаете, что полученные вами два миллиона дайлеров — задаток за право владеть вами, однако морочите мне голову целый год. Достаточно.

— Задаток?! — вскрикнула Мэй. — Вы хотели мою любовь купить?!. Ладно!.. — она выпрямилась, побледнела. — Я собиралась отдать ее вам за единственное ласковое, по-настоящему человеческое слово. Вы хотите другого? Что же — прошу! Я продам свою любовь только за золотой вензель с инициалами «миссис Кейз»!

— Миссис Кейз?.. — еле слышно прошептал Айт. В это мгновение он понял все. И — странное дело — не вспыхнули в груди ненависть и гнев, только заползла в сердце жалостливая брезгливость.

Что же — у каждого своя цель.

— Миссис Кейз?! — с нажимом переспросил Кейз-Ол. — Нет, моя дорогая, вы неоригинальны. Я слышал такое предложение, не знаю, сколько раз. Вы заломили слишком высокую цену. Я смогу жениться только на такой женщине, которая окажется умнее меня… и будет любить меня, а не мои деньги.

Он уничтожающе улыбнулся и замолчал, ожидая, что ответит Царица красоты. А она — молчала. И только слезы — настоящие горячие слезы текли по ее щекам, печально капали на пену белого платья.

«Актриса! — с глухой неприязнью думал Айт. — Непревзойденная актриса!»

Он ни на миг не предполагал, что Мэй действительно полюбила Кейз-Ола. Видимо, и триллионер тоже так думал, ибо следил за лицом Царицы красоты спокойно и даже с интересом, словно надеясь заметить хотя бы оттенок фальши в ее игре. Его темные глаза блестели совсем молодо, в них перебегали огоньки удовлетворения самим собой.

— Ладно… — Мэй поправила прическу и решительно пошла к двери. — Ладно. Я не скажу больше ни слова. Но сделаю такое, о чем вы потом будете сожалеть всю вашу жизнь!

Она остановилась у порога, обернулась, покачала головой:

— Я думала, вы — настоящий властитель половины мира, сверхчеловек… А вы — ничтожество, не достойное любви!

Побледнел, засопел Кейз-Ол. Может, впервые в жизни ему в лицо швырнули оскорбление, и пришлось проглотить его молча, потому что ответить — нечего.

Он, самый богатый, самый могущественный, мог купить или отнять силой все, что заблагорассудится. Жизнь этой хрупкой женщины была в его руках. Но отомстить ей не удастся. Даже умирая, она останется победителем, потому что никто не сумеет вырвать у нее любовь силой.

— Проклятая девчонка! — пробормотал Кейз-Ол.

Сигара, которую пытался раскурить триллионер, выскользнула из руки, и это еще сильнее разозлило его. Он швырнул ее прочь, порывисто поднялся, прошелся несколько раз по комнате, сел к столу и щелкнул выключателем.

Прямо перед ним, за шелковой дымкой ниши напротив стола, засиял экран. На экране проступили и приобрели яркость очертания большой, пышно обставленной спальни. А в следующее мгновение в кадре появилась Царица красоты.

У Айта застучало сердце. Мэй не знает, что на нее смотрят. Оставшись наедине сама с собой, она обязательно сбросит маску, раскроет свое истинное лицо… Ну же, ну! Ты вся — как на ладони, каждое твое движение будет свидетельствовать против тебя…

Мэй зашла в свою спальню такой же, какой вышла из кабинета Кейз-Ола — холодной, надменной, строгой. Но как только за ней закрылась дверь, она закрыла лицо руками и застонала.

— Боже, какой он глупый!.. Неужели он не замечает, что я его действительно люблю?.. Нет, не замечает… И никогда не заметит, потому что он — страшный человек, он не верит никому. Как это обидно! Как противно!

«Не может быть! — беззвучно кричал Айт. — Это все — только игра, талантливая игра!»

Но если это и была игра, то она заходила слишком далеко.

Медленно, вяло, словно в полусне, Мэй подошла к столику, взяла лист розовой бумаги и золотой карандашик. Села. Понурилась. Потом передернула плечами, словно ей стало холодно. Начала писать.

Услужливый объектив телепередатчика пополз вниз, приблизил листок бумаги. Буква за буквой на нем появлялись слова. Айт невольно читал их вслух:

— Про…щай…те…. Ду…маю, что… те…перь вы по…вери…те.

Упал золотой карандашик. Упала золотая голова на руки.

— Что она задумала?! — прошептал Айт.

Кейз-Ол молчал. Только глаза его заинтересованно заблестели. Это зрелище, вероятно, возбуждалоего нервы, приятно щекотало их.

Мэй подняла голову. Теперь ее глаза были страшными. Они блуждали по комнате, словно ища кого-то незримого, и вдруг впились в крошечный ножичек, который лежал на столе. Мэй схватила его и выбежала из комнаты.

— Хм, интересно… — пробормотал Кейз-Ол. — Ну, а дальше что?

Одна, вторая, третья комната. Автоматически отворялись двери и так же автоматически включались телевизионные передатчики, сопровождая Царицу красоты.

Ванная. Мэй замкнулась изнутри, трепетно огляделась и начала раздеваться.

Айт опустил глаза. Горько зашлось его сердце. То, что прошло и уже никогда не должно было вернуться, снова встало перед его глазами, оживило радость и боль. И это было страшно.

Плескала вода из кранов. Шуршал шелк одежды. Что-то тихо звякнуло. А потом негромко вскрикнула Мэй.

Она уже лежала в ванне и испуганно смотрела на левую руку, из которой упругим ручейком брызгала и сразу же расплывалась розовым пятном в воде горячая кровь.

— Что она делает?! — закричал в исступлении Айт. — Она перерезала себе вену!

Он забыл, что всего лишь несколько часов назад сам провозгласил предательнице смертный приговор.

— Что случилось, Псойс? — раздался насмешливый голос Кейз-Ола. — Я тебя не узнаю! Операция повлияла на тебя вредно. Не беспокойся, Царица красоты, пожалуй, догадывается, что за ней следят и прибегут спасать. А мы подождем, пока она одумается сама.

Проходила минута за минутой, а Мэй не шевелилась. Ее лицо сейчас было спокойным и печальным. А вода в ванной все краснела и краснела…

Еле-еле ползет стрелка хронометра на столе кабинета мистера Кейз-Ола. Сто секунд — минута… Сто секунд — вторая.

Сколько осталось их, тех секунд? Уже сбегают краски с девичьего лица, бледнеют губы. Видимо, кружится у нее голова, потому что девушка вздрогнула, медленно закрылись веки. А уста прошептали в последний раз:

— Как глупо… — и после паузы, еле слышно: — Какой он глупый!

— Врача! Быстро! — Кейз-Ол вскочил, нажал на одну из многочисленных кнопок. — Немедленно к ней, Псойс! Скажи ей… Скажи, что я согласен взять ее в жены.

И Айт побежал. Побежал так, что Свайн, который ждал его в коридоре, ошарашено вытаращил глаза и посторонился.

Встреча с любовью

— Слушай меня, «Сын», слушай!.. Когда кончается ночь, наступает день. Несутся к тебе птицы, и первая несет тебе в правой лапе хороший подарок, чтобы захватить твой… Спеши встречать крылатых гостей, «Сын».

Несутся и несутся в эфире слабенькие электромагнитные колебания. Им трудно здесь, в пространстве над Дайлерстоуном: железо отталкивает их, бетон жадно поглощает. Но отдельные лучики взлетают все выше и выше, и на сто пятидесятом этаже самого высокого в мире небоскреба цепляются за ферритовые антенны крохотного приемника.

Их энергия очень мала. Ее не хватило бы, наверное, чтобы сдвинуть с места легкую песчинку. Однако тридцать каскадов радиостанции, сконструированной сыном профессора Лайн-Еу, могут дать такое усиление, что шуршание мушиних крылышек будет казаться грохотом реактивного двигателя. Очень малая мощность передатчика — не недостаток, а достижение конструкции: «слушатели» на пеленгаторных станциях мистера Кейз-Ола наверняка не услышат тихий шепот среди сплошных шумов, зато камердинер триллионера слышит все так, как будто профессор Лайн-Еу сидит рядом с ним.

— Слушай меня, «Сын», слушай! В мире — неспокойно… Со вчерашнего дня запрещены отпуска для офицеров и солдат. На бирже оживление. Бди, «Сынок»!

«Сын», морщинистый, скрюченный дед, стоит посреди великолепного сада перед длинным праздничным столом и молча шамкает челюстью. Его тусклые глаза смотрят равнодушно и брезгливо, неуклюжие руки висят, как у паралитика. На этом лице живут только седые лохматые брови. И каждое их движение влияет на целое стадо слуг в пестрых комбинезонах, словно знак дирижерской палочки.

Камердинер мистера Кейз-Ола руководит приготовлением к банкету.

Толстенный главный повар во главе отряда поваров и поварят священнодействует в своей временной кухне возле грузового лифта, полного раздражающими ароматами. Главный электрик с главным художником в последний раз проверяют световые эффекты, и сад на сто пятидесятом этаже небоскреба то расцветает мириадами огней, то тускнеет и проваливается в темноту. Главный поэт, ероша волосы, что-то мямлит себе под нос. Бегают в четыре ноги младшие слуги. И все боязливо посматривают на плюгавого старика в золотистом комбинезоне: господин Псойс сегодня злой, ему все не нравится.

А «господин Псойс» хмурит брови, чтобы потушить радостный блеск глаз. В эти секунды его сознание почти не реагирует на окружение.

«Я слышу, профессор! — хочется крикнуть Айту. — Слышу… Пусть прилетает крылатый гость! Он захватит отсюда такой подарок, что мистеру Кейз-Олу мало не покажется!»

Но отвечать нельзя. Не стоит включать свой радиопередатчик без особой необходимости. Достаточно того, что неделю назад Айт в ответ профессору сказал единственное слово — «да».

— Скоро зарозовеет небо, «Сын»… Поздравляю тебя с Новым, Шестнадцатым годом Атомной эры!

— Приветствую и я вас, профессор! — беззвучно прошептал Айт.

Он нажал кнопку приемника, скрытого в потайном кармане под мышкой; словно поправляя шейный платок, вытащил из-под капроновой шляпы крошечный наушник и опустил его за воротник. Передача кончилась.

Заканчивалось и сервировки стола. Словно солдаты на параде, вдоль него выстроились слуги. И, как настоящий главнокомандующий, вдоль шеренги прошелся Псойс.

Слуги, на которых падал его взгляд, бледнели и дергались к столу, чтобы поправить салфетку или передвинуть какую-то из вилок.

— Достаточно! — никого не похвалив, не выражая ничем своего удовольствия, камердинер триллионера пошел прочь, и тогда слуги облегченно вздохнули: беду пронесло, никого не наказали.

Айт направился к посадочной площадке, расположенной на плоской крыше небоскреба.

В темном коридоре путь Айту заступил Свайн. Он уже раскрыл рот, чтобы произнести еще какую-то из своих угроз, но Айт резко оттолкнул его.

— Прочь!.. Потом!

Сейчас было не до разговоров. Гостей слетится так много, что вертолеты не должны задерживаться на посадочной площадке ни на мгновение. А пропустить первую машину Айт не мог, и как камердинер мистера Кейз-Ола, и как приемный сын Лайн-Еу.

«В правой лапе — хороший подарок… — рассуждал Айт, спускаясь по эскалатору. — Что такое «правая лапа»?.. Может, правое колесо?»

Айт спешил, и поэтому пришел даже немного раньше. По графику главного распорядителя, первый вертолет должен был прибыть через три минуты.

Отдышавшись, Айт сел на скамью у края площадки. На душе у него почему-то было и радостно, и тревожно. Может, потому, что услышал голос профессора. Может, потому, что одышку уже приходится в значительной степени инсценировать. К Айту катастрофически быстро возвращалась радостная и опасная молодость.

С высоты сто пятидесятого этажа Дайлерстоун было видно как на ладони. Крупнейший город мира сегодня едва-едва проступал блеклыми пятнами огней, казался мертвым. Погасли рекламы, ни один луч прожектора не пробивался под облака. Узкими темными улицами не двигались автомобили. Не мерцали вспышки электросварочных аппаратов на окраинных заводах. Все затаилось, ожидая первого луча Голубого Солнца. Тогда с оглушительным грохотом полетят вверх ракеты, из всех репродукторов зазвучит музыка, зашипит вино в бокалах. Новый год, праздник весны! Айт всегда любил этот праздник. Может, поэтому и сегодня у него было хорошее на душе.

Девяносто девять часов пятнадцать минут. Сейчас должен сесть первый вертолет.

И действительно, в темном небе среди лохматых новогодних звезд появилось еще три красных. Они быстро приближались, снижаясь… Вспыхнул посадочный прожектор. Долетел грохот мотора.

У Айта бешено застучало сердце. Он почему-то сильно волновался. Во всяком случае, не от страха. Собственная жизнь ему казалось сейчас далеко менее ценной, чем та круглая маленькая металлическая коробочка, спрятанная в рукаве.

В той коробочке лежит четырехчасовая катушка магнитной нити с записью всего Совещания «мудрейших». Предусмотрительность Кейз-Ола обернулась против него самого. Для надежности одновременно включалось несколько звукозаписывающих аппаратов. Айт испортил один из них и заменил использованную катушку новой… Дорого, очень дорого дал бы Кейз-Ол, чтобы эта катушка не вышла за пределы его дворца.

Айт подтолкнул коробочку, и она, выскользнув из рукава, упала в подставленную ладонь. Теперь ее моментально можно положить в тайник.

Большой вертолет из прозрачного пластика быстро снизился. Навстречу ему бросились и выстроились двумя рядами слуги. Медленно приблизился и Айт.

Собственно, здесь его присутствие было только формальностью, частью сложного ритуала. Каждый слуга, как маленькая деталь автомата, выполнял свою простенькую функцию. Камердинер мистера Кейз-Ола был здесь доверенным лицом самого могущественного человека.

Айт поклонился королю химии и его упитанной жене и отступил в сторону.

Вот оно, правое колесо. До него только три шага. Но преодолеть это расстояние не может даже камердинер мистера Кейз-Ола: вся площадка залита ослепительным светом, автоматические киноаппараты непрерывно фотографируют ее.

Главный распорядитель махнул флажком. Вертолет сейчас поднимется, чтобы освободить место для следующей машины… А коробочка с магнитофонной нитью останется у Айта.

Тихо загрохотал мотор. Сдвинулись с места и мгновенно превратились в серебряный диск упругие лопасти главного винта.

— Проклятие! — прошептал Айт. Он уже пожалел, что не решился на риск, но было поздно: к машине теперь не подступишься.

Но вертолет не поднимался. Его мотор начал кашлять, чихать, а потом и вовсе заглох.

— Что случилось? — крикнул распорядитель. — Немедленно взлетайте! Машина мистера Плайв-Ау идет на посадку.

«Так вот оно что! — радостно застучало сердце у Айта. — Вы предусмотрели даже такую возможность, дорогой профессор!»

Он быстро подошел к вертолету, сердитым движением головы указал главному распорядителю на противоположную сторону площадки: принимайте, мол, там, и заглянул в кабину пилота.

— В чем дело?

Пожилой худощавый пилот, лихорадочно ковыряясь в путанице проводов на пульте управления, растерянно пожал плечами.

— Не могу понять, господин Псойс… Может, что-то случилось с генератором?

«Сообщник!.. Да, это сообщник, потому что назвал Псойса его именем».

Но Айт не хотел доверяться случайному стечению обстоятельств. Ему были нужны хоть какие-то доказательства, что этот человек — действительно связной.

— Еще одну минуточку, господин Псойс. Я должен взглянуть на переключатели… — пилот выпрыгнул из кабины и сунул голову под закрылки.


Гибель Урании

Его левая рука, словно ища опоры, отошла назад и легла на колесо. На правое колесо! Пальцы выпрямились. Под ними появился клочок бумаги.

— Нашли повреждение?

— Кажется, да… — пилот обернулся к Айту и пристально посмотрел на него.

Прожекторы уже освещали противоположный угол площадки, куда вот-вот должен был сесть вертолет короля пищевой промышленности.

Айт закашлялся, схватился одной рукой за грудь, а второй, словно невзначай, оперся на колесо. Еще одно движение — и металлическая коробочка скользнула в ладонь пилота, а в Айтовой руке оказался свернутый в несколько раз листок бумаги.

— Господин Псойс, повреждения устранены.

— Сейчас вам дадут разрешение на старт. Но за задержку вас накажут.

Айт более ничего не сказал этому мужественному человеку, даже не взглянул в его сторону. Прости, дорогой друг! Так нужно! Может, придется еще встретиться с тобой в другое время, в другом месте. Тогда уже не Псойс, а инженер Айт искренне пожмет тебе руку, выскажет те слова огромной благодарности, которые сейчас приходится прятать глубоко внутри!

Истекла еще минута, и по знаку флажка главного распорядителя нырнул в синеву предутреннего неба вертолет короля химии, превратился в три красные звездочки, которые быстро отдалились и исчезли.

Снижались и поднимались машины. Айт низко кланялся, но мысленно был далеко отсюда, вместе с человеком, которому доверил тайну чрезвычайной важности.

Кто он, этот пилот?.. Это не член Братства, потому что не подал условного знака. На лицо — человек с высоким интеллектом.

Клочок бумаги в кармане у сердца будоражил любопытство Айта. Хотелось прочитать его немедленно.

Но Псойс не имел права покинуть свой пост. Еще один, последний вертолет, и тогда выпадет несколько свободных минут.

Уже по тому, как прореагировали слуги и прежде всего Свайн, Айт понял, что последними прилетели какие-то необычные гости.

Их было двое: пожилая женщина с крючковатым носом, одетая претенциозно, не по годам, и долговязый мужчина среднего возраста, вислогубый, неуклюжий, с мутными глазами пьяницы и старательно замаскированной остатками волос лысиной повесы.

Перед ними не склонялись в поклоне, зато на лицах лакеев блуждали гаденькие ухмылки. А Свайн аж из шкуры лез: его маленькие глазки блестели, губы шевелились…

«Кто это?.. Как вести себя с ними?» — у Айта вспотел лоб. Тот зловещий победный взгляд, который бросил на него Свайн, когда вертолет снизился, не предвещал добра.

Мужчина и женщина поравнялись с Айтом — он молча склонил голову.

— О, наш милый Псойс! Только ты помнишь бедную мадам Кэтти! — она вытащила кружевной платочек и осторожно, чтобы не осыпалась краска со щек, вытерла слезы, которых на самом деле не было. — Проводи меня, прошу, я уже все позабывала в этом дворце.

Снова сверкнули глаза Свайна. И Айт понял: да это же, наверное, и есть любовница Псойса, а тот губатый остолоп — его сын! Какой ужас! Неужели Царица красоты превратилась в эту носатую ведьму?!

Мадам Кэтти зря жаловалась на память. Она не только знала все переходы во дворце, а и мгновенно отыскала такой закуточек на лестнице, где можно было укрыться от постороннего глаза, и говорить все что угодно, не боясь быть услышанной.

Мадам Кэтти потащила Айта за рукав в нишу. А когда они остались вдвоем, всхлипнула:

— Сой, мой дорогой, почему ты такой жестокий?! Ты стал совсем равнодушен к нашему мальчику, даже не прислал ему ничего за эти три месяца…

— Пришлю… — пробормотал Айт. — Я просто еще не пришел в себя после операции.

— Но это мелочь, мой дорогой… Сой!

— Да?

— Почему ты не соглашаешься с предложением Свайна? Это очень просто, мой дорогой… и вполне безопасно!.. — мадам пошарила в сумочке, достала небольшую металлическую трубочку, сунула Айту в руку. Зашептала горячо: — В воду!.. Действие — через два часа! Абсолютно надежно и не обнаруживается никакими анализами! Наш мальчик — единственный наследник. Это можно будет легко доказать!.. Кейз его ненавидит. Он, видимо, подозревает, поэтому надо спешить!.. Сой, мой дорогой, нам скоро умирать, но наш мальчик должен жить!

— Ладно. Иди! — Айту хотелось быстрее избавиться от этой ненормальной женщины. — Сделаю.

Только теперь он понял все: мадам Кэтти тянется к лакомому кусочку, чтобы отдать его сыну. А впрочем, она — только глупая самка, орудие в руках гораздо более умных и более хитрых, чем она. Кому же Кейз-Ол стал костью поперек горла? Может, кому-то из «наимудрейших», вероятнее всего, Хейл-Уфу или Плайв-Ау.

У Айта теперь были новые союзники в борьбе против Кейз-Ола, могущественные сообщники, которые могли помочь ему отомстить врагу как угодно. Но был Айт уже не тот, что раньше. Для него теперь и Кейз-Ол, и Хейл-Уф, и остальные «мудрейшие» были равно мерзавцами, которых ждет один конец.

До начала нового года осталось восемь минут. Мистер — пунктуален: он выйдет из лифта аккурат в тот момент, когда «Звезда Кейз-Ола» станет в зените. Итак, еще есть время.

Айт огляделся вокруг и вытащил из кармана записку.

Странно, почему это Лайн-Еу пишет на розовой бумаге и почему вдруг пахнуло нежным ароматом, таким знакомым, что у Айта дыхание перехватило?

Айт развернул листок… и покачнулся. Закружились в глазах широкие мраморные лестницы. Потускнел мягкий свет люминесцентных ламп. И только запах тонкого парфюма «Весна любви» распространялся, наползал, сдавливал грудь, не давал возможности вздохнуть.

— Зачем? Зачем это?.. — прошептал Айт. — Поздно…

На листике было написано торопливым мелким почерком, который Айт знал лучше своего:

«Айт, мой дорогой, мой любимый! Только вчера я узнала, что ты на каторге. Итак, все мои предыдущие письма погибли. Сердце мое, любовь моя — держись! Я сделаю все, чтобы тебя освободить. И верь тому, что я сказала тебе в нашу последнюю встречу. Верь, что бы ты не услышал обо мне! Верь, даже когда я сама при посторонних буду говорить тебе самые ужасные вещи! Наступит время, и я расскажу тебе все».

Подписи не было. Стояла дата: «49.10.15 г. А. е.»

Поздно! Ой, поздно! Айт схватился за голову.

Именно в этот день в клинику профессора Лайн-Еу прилетел вертолет, чтобы забрать дряхлого старика, в которого превратился юноша Айт. Именно в этот день состоялось Совещание «мудрейших», и только благодаря предусмотрительности мерзавца Свайна пуля из пистолета Айта не пробила грудь любимой.

— Дурак! Ох, какой же ты дурак, Айт! Ты собственноручно подписал смертный приговор своему счастью!

Светлый, радостный день праздника Весны стал для Айта днем тоски и скорби. Медленно плелся Айт в экзотический сад мистера Кейз-Ола — туда, где гремела музыка, бушевали огни, звучали веселые голоса.

Он остановился у края верхней площадки, глянул вниз. Залитый первыми лучами Голубого Солнца Дайлерстоун простирался во все стороны, словно огромный, роскошный торт. Переполненные людьми улицы отсюда казались узкими цветными лентами.

Айт перевел взгляд на золотые перила. Достаточно наклониться через них — и засвистит ветер в ушах свою последнюю песенку.

— Нет! — Айт резко повернулся и пошел к столу.

Кейз-Ол ничего не сказал, только нахмурился. А Мэй строго посмотрела на Айта и незаметным движением показала на часы.

Шестнадцатый год Атомной эры начался пять минут назад.

— Удачи тебе, дорогая! — прошептал Айт.

«Колесико» покатилось в подземелье

Каждый человек имеет свой календарь знаменательных дат. Это — ниточка, пролегающая из прошлого в будущее через сегодняшнее, неотъемлемая часть каждого человека с его мечтами и воспоминаниями.

Сам по себе девятый день Первого месяца нового летоисчисления Пирейи означал только определенный отрезок года, сто пирейских часов. Однако для одного это будет день траура, для другого — память о радостном событии, а еще для кого — ни то ни се, серая бусинка, которая прокатится вслед за другими и исчезнет в вечности.

Девятый день месяца Весны… Еще недавно Айт боялся этого дня, как встречи с хищным, алчным ростовщиком, который вместе с долгом хотел бы забрать на проценты и душу. А сегодня — все по-другому. Сегодня и дышится легче, и на сердце светло и радостно. Айт готовится поздравлять свою любимую с днем рождения, с годовщиной замечательного путешествия к Синему водопаду.

Странные были эти приготовления! Конечно, влюбленный стремится предстать перед девушкой молодым и красивым. А этот, отключив все автоматические телепередатчики и киноаппараты, старательно уничтожает у себя все признаки молодости.

На голову, покрытую густым пепельным пушком, ложится тонкий слой желтой пасты, и волосики сморщиваются, сбиваются в грязную кучку, чтобы обнажить красную блестящую лысину. Айт заглядывает в стеклянную банку озабоченно: при таких темпах роста волос — пасты хватит ненадолго.

На кожу лица, которая отдохнула за ночь и после умывания стала холодной и упругой, помазок натягивает серожелтую неприятную пленку. Она моментально застывает плотными, грубыми морщинами, которые способны превратить даже ребенка в старика.

Вот и закончен утренний туалет. Теперь камердинер мистера Кейз-Ола может предстать перед кем угодно. Вот только что делать с глазами и мышцами? Сверкают проклятые глаза так, будто они принадлежат совсем не старому Псойсу, а инженеру Айту. И мышцы окрепли, полнятся силой — уже просто трудно имитировать старческую сгорбленность. А полнота?.. Господин Псойс полнеет с каждым днем. Что поделаешь — у него теперь прекрасный аппетит.

Дорогой профессор, вы пожалели погубить молодость Айта окончательно. Вместо того, чтобы разрушить сильнодействующими препаратами эндокринные железы, в которых еще бурлила жизнь, вы ограничились безобидными мазями и пастами, которые столько же помогают состариваться, как ножницы парикмахера — помолодеть. Ну, что теперь должен делать бедный старик?

Но Айт упрекает профессора Лайн-Еу только для видимости. На самом же деле он безумно рад. Пусть молодеет Псойс — все можно свалить на безупречную операцию. Действительно, ведь камердинер триллионера и сам триллионер — сверстники. Почему же Кейз-Ол все еще выглядит молодым и сильным, а Псойс состарился так быстро?.. И что такое старость вообще?

Только теперь Айт понял, что старость — это болезнь, которую можно лечить. Опухоль в мозге Псойса давила на жизненно важные центры, нарушая их слаженное взаимодействие, выделяла яд, которого было мало, чтобы убить организм, но вполне достаточно, чтобы постепенно разрушить его нервную систему. А нервная система для человека — самое главное.

Если бы у Псойса вырезали опухоль хотя бы год назад, он выздоровел бы и помолодел. А теперь, когда в его тело вселили новый мозг, полный силы и энергии, процесс омоложения начал развиваться просто-таки молниеносно. Конечно, он не будет длиться постоянно. Наступит некое равновесие сил, и Псойсово тело начнет свой новый жизненный путь уже в стадии зрелости.

«Мы все умираем преждевременно, — говорил профессор Лайн-Еу. — Продолжительность жизни каждого монийца вдвое-втрое меньше нормального».

Если исходить из этого утверждения, то Псойс прожил разве что четвертую часть возможного срока. Следовательно, расстраиваться нечего. Целая жизнь еще впереди!

Одетый в золотистый комбинезон, с теплым платком на шее, Айт стоит перед зеркалами и пристально всматривается в свое изображение. Гадкий Псойс начинает становиться симпатичнее, человечнее.

Айт достает из ящика семейный альбом Псойса. Долго и старательно сравнивает свое изображение с различными фотографиями. Сходство есть, но такое, как у двух одинаковых бокалов, один из которых наполнен искрящимся вином, а второй — мутной водой. Глаза Псойса смотрят по-айтовому, губы Псойса улыбаются так, как когда-то улыбался Айт.

— Невероятно! Это галлюцинация! — шепчет старик перед зеркалом.

Он сам знает, что не ошибается, но затаил в себе буйную радость.

В новом организме до сих пор царил Псойс. Айт получил в наследство изношенные, слабые мышцы, суставы, внутренние органы и даже некоторые из привычек слуги Кейл-Ола.

И вот теперь это тело само начинает меняться. Оно уже подчиняется другому нервному центру, по-другому восстанавливает клетки организма. И именно потому, что клетки непрерывно разрушаются и сразу же восстанавливаются, каждая из них вскоре станет похожей на клетку бывшего тела Айта…

Айту даже жутко становится. Жутко и радостно. Итак, вернуться назад во времени можно! Итак, молодость возвращается! Он не старый, нет. Он только больной старостью, и теперь начинает медленно выздоравливать!

Год назад Айт лишь посмеялся бы, если бы кто-то рассказал ему о такой болезни, как старость, и о возможности излечиться от нее. Год назад, в ту ночь у Синего водопада, ему казалось, что он вообще никогда не состарится и будет вечно юн так же, как и Мэй. И вот сегодня любимая справляет свое совершеннолетие — десятилетие. Его справляют пышно, очень торжественно. Но Мэй вынуждена праздновать его тихо, одна-одинешенька среди врагов.

Дерзкая мысль зародилась у Айта: в день своего десятилетия Мэй должна получить от него письмо.

Нет, он не хотел раскрывать себя. Мэй не полюбит его таким никогда. Она любит ладного, черноокого юношу, искреннего, немного наивного, слишком мягкого, она не знает Айта мстительного. Может, когда-нибудь в будущем все три Айта сольются для нее воедино. Но сейчас пусть с ней разговаривает тот Айт, который остался в ее памяти, несправедливо обиженный ею.

Он бросился к столу. Схватил перо. Написал: «Моя дорогая…» Перечеркнул и написал снова то же самое.

Рука не подчинялась. Вместо четких, твердых букв из-под пера выползали каракули, хилые длиннохвостые червячки.

Снова и снова пытался Айт сломать в себе Псойса и, в конце концов, поборол старческое дрожание пальцев, но и только. Вряд ли Мэй поверит этому почерку. И все же он решил отважиться на риск, потому что это единственный шанс завоевать доверие Мэй, показать ей, что она может рассчитывать на поддержку совсем незнакомого, даже враждебного человека.

Было исписано, скомкано и сожжено еще несколько листов бумаги, пока на свет божий не появились сухие, лаконичные строки: «Искренне поздравляю с десятилетием. Обо мне не беспокойся».

Совсем по-другому хотелось бы написать Айту. На бумагу сами просились слова тоски и печали, любви и сострадания. Он раскрыл бы любимой всю душу, поделился бы сомнениями и надеждами. Ведь они теперь сообщники в борьбе. Сознание этого должно было уничтожить до основания те крохи недоверия, которые мешали им сблизиться. И если бы Айт остался прежним Айтом, он написал бы это письмо кровью сердца.

Но письмо вручит Псойс, цепной пес мистера Кейз-Ола.

Оставалось еще обдумать мотивацию поведения Псойса, но Айт уже был неспособен этого сделать. К черту все предварительные приготовления. Сердце само подскажет, что надо говорить и делать!

Мэй еще спит. До восхода Солнца остался час.

Айт неспешно цепляет крохотный наушник за ухо, нажимает на кнопку приемника в потайном кармане подмышкой. Проходит несколько минут — и вот среди тихого шороха и шума возникает легкое шипение. Профессор Лайн-Еу включил передатчик.

— Слушай меня, «Сын», слушай! Колесико покатилось в подземелье, в подземелье. Буря надвигается. Сенат Монии принял закон о смертной казни для…

Сухо щелкнуло. Фраза оборвалась на полуслове.

У Айта тревожно заныло сердце. Может, что-то случилось? А впрочем, нет. Это, наверное, пришел какой-то неожиданный ранний пациент: профессора беспокоят и днем, и ночью.

«Колесико покатилось в подземелье!» Итак, магнитофонная нить уже попала к руководителям Братства Сынов Двух Солнц. Уже завтра или послезавтра будет опубликован документальный запись со всеми цифрами и подробностями Совещания мудрейших! Хоть и считает себя сильнейшим мистер Кейз-Ол, но и он побоится выступить против всех так откровенно. Несколько месяцев, а может, и с год придется ему лавировать и отпираться, а это будет означать, что на такое же время будет отсрочена войну. И как хорошо, что Свайна уже нет. На него можно будет свалить все.

Случай? Нет, Айт пропел волкам по-волчьи. О, то была рискованная игра! Айту даже страшно вспоминать о ней.

Тогда, в день Нового года, после угроз Свайна и уговоров бывшей любовницы Псойса, Айт понял, что речь идет о жизни и смерти. Как бы он не поступил: отравил бы Кейз-Ола, сопротивлялся бы заговорщикам, результат был бы одинаковый — нежелательного свидетеля уничтожили бы. А если так, то пусть они сами и упадут в ту яму, которую вырыли для другого.

Согласно традиции, гости должны были задержаться у хозяина вплоть до захода Солнц. Айт не сомневался, что мадам Кэтти с ее губастым сыном и мерзавец Свайн встретятся где-нибудь, чтобы договориться о деталях своего грязного замысла. И он все же подстерег момент, когда эти трое, якобы совершенно случайно, собрались в углу оранжереи, возле фонтана.

Предусмотрительный Свайн выбрал укромное место. Никто не мог бы подойти незамеченным к заговорщикам ближе чем на тридцать шагов. Но они не знали, что имеют дело с инженером, которому приходилось решать задачи значительно сложнее, чем эта. Острый глаз Айта моментально отметил: сплошная плексигласовая крыша оранжереи имеет строго эллипсоидальную форму. Два фонтана для симметрии стоят как раз в фокусах эллипса. Каждое слово, произнесенное возле одного фонтана, отразится от потолка и будет слышно у второго. Конечно, ухо его не услышит, но магнитофон зафиксирует, надо только поставить микрофон на максимальное усиление звука.

Айт так и сделал. А потом быстренько пошел к мистеру Кейз-Олу.

Кейз-Ол что-то писал за своим рабочим столом. Когда Айт вошел, он поднял голову и вопросительно взглянул на слугу.

Айт молча вытащил из кармана фотокарточку Псойса с мадам Кэтти, металлическую трубочку с ядом, положил на стол и склонил голову. Он не видел выражения лица триллионера, но услышал тихий смешок:

— Это и все?

Айт поднял голову. Кейз-Ол сокрушительно, насмешливо смотрел на него, шарясь в кармане комбинезона. Ищет пистолет?.. Нет, он достал ключи, отпер сейф, достал и бросил на стол кучу фотографий. Псойс и мадам Кэтти в самых разнообразных позах. Айт снова потупился, будто ему и вправду было стыдно.

— Двадцать два года я ждал эту минуту, Псойс! Долго же в тебе не могла заговорить совесть! Но я тебя прощаю, простил еще тогда. Женщин можно купить сколько угодно, а верного слугу не купишь. Разве не так?

Кейз-Ол смеялся, но чувствовалось, что в нем закипает глухая ярость: он имел столько дочерей, что потерял им счет, а сына не было. К тому же все потомки Кейз-Ола были незаконнорожденными. Он до сих пор юридически считался неженатым.

Но Айт не дал Кейз-Ола распалиться.

— Яд.

— Яд?! — Кейз-Ол брезгливо повертел в руках металлическую трубочку, швырнул ее в сейф. — Кто?

— Свайн, мадам Кэтти и… сын. Сейчас в оранжерее. Заговор.

Нет, Кейз-Ол не испугался, и даже не показал вида, что его обеспокоило это сообщение. С тем же свойственным ему ироничным выражением лица он подошел к шкафу распределителя, нажал на кнопку. Вспыхнула сигнальная лампочка, раздался щелчок. Вот включился магнитофон, который перед этим настроил Айт. Перемоталась нить. И вдруг послышался голос мадам Кэтти, просачивающийся сквозь журчание фонтана, как змеиное шипение:

— …Псойс согласился, но ты следи за ним. Он мне не нравится. Когда он захочет нас предать, уничтожь его. Вот яд. В воду. Смерть — через два часа…

— Долго! — разочарованно прищелкнул Свайн. — Очень долго.

— Можешь найти другой путь, — намекнула мадам Кэтти.

— Ладно.

Айт исподтишка глянул на Кейз-Ола. Их взгляды встретились. В глазах у триллионера плясали хищные, злорадные огоньки. Он беззвучно смеялся. И Айт понял: в эту минуту триллионер рад не столько тому, что избежал смертельной опасности, сколько потому, что услышанное унижало его слугу. Он, самый богатый и самый могущественный, оказывается, завидовал мерзкому, несчастному Псойсу, потому что тот имел сына.

Но уже в следующее мгновение Кейз-Ол оборвал смех и сжал до хруста челюсти.

— Мама, напомни о завещании… — послышался вялый, безразличный, хриплый голос.

— Да, да! — мадам Кэтти выпускала слова отрывисто, будто работал испорченный воздушный насос. — Завещание. Уничтожить немедленно. У Кейза в малахитовом сейфе.

Голоса стали звучать тише. Может, заговорщики отошли от фокуса эллиптического потолка, а может, заметили кого-то постороннего. Некоторое время еще слышались отдельные слова: Хэйл-Уф… гарантии… Урания… Затем наступила тишина.

— Ладно. — Кейз-Ол выключил магнитофон, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. — Вызови Свайна.

В эту минуту Айт почти с симпатией посмотрел на того, кого сам приговорил к смертной казни. Кейз-Ол был все-таки человеком сильной воли. Настоящий волк. Хищный, страшный. И невольно сразу бросались в глаза выразительные, энергичные черты лица, решительный и упрямый взгляд. И это в тридцать пять пирейских лет, когда подавляющее большинство монийцев уже начинают шататься от ветра!

В кабинет робко зашел Свайн. Кейз-Ол, человек, который боялся покушений и берег свою жизнь как никто в мире, даже не вытащил пистолет, и протестующе махнул рукой, когда это хотел сделать Айт. Триллионер будто хвастался своим умением покорять других.

— Ну, Свайн… — медленно, заложив руки за спину, Кейз-Ол шел к дверям, возле которых застыл бледный лакей. — Кому ты продался? Хейл-Уфу?

Свайн видел, что оправдания излишни. Лютая смерть смотрела ему в глаза. И он, зная, что все равно пропадать, выхватил пистолет.

— Брось! — не повышая голоса, сказал Кейз-Ол. — Брось!

Рука Свайна дрожала. Дуло пистолета выписывало восьмерки. Но он с отчаянием обреченного на смерть все-таки нажал на крючок.

Раньше, чем раздался выстрел, Кейз-Ол прыгнул в сторону. О, пригодились те гимнастические упражнения, на которые триллионер ежедневно, по строгому расписанию, тратил три часа! Такому прыжку позавидовал бы не один юноша!

В следующее мгновение Кейз-Ол выхватил пистолет из руки Свайна, и с наслаждением выстрелил ему прямо в лицо.

Чем ближе Айт знакомился с мистером Кейз-Олом, тем понятнее ему становилось, что враг действительно силен. Убить его можно. Но он не один. Не имея потомков по мужской линии, он, однако, оставит после себя то «кейзолово», которое характеризует монийский капитализм в его наивысшей фазе.

За мыслями время летело незаметно. Третий час утра. Мэй уже проснулась. Надо нести ей завтрак.

Айт невольно замедлился, приближаясь к заветным дверям. Как будет реагировать Мэй на неожиданный подарок? Будет выкручиваться? Будет отказываться?..

Он не забыл об опасности прослушке. Только ему разрешалось беспрепятственно заходить в кабинет Кейз-Ола и прикасаться к электронному мозгу колоссальной кибернетической машины. И заблаговременно он отключил все микрофоны и киноаппараты.

Мэй лежала в пышной ночной рубашке, подложив руки под голову, и угрюмо смотрела в потолок.

И то, что Мэй скучала, то, что она не обратила на камердинера никакого внимания, наполнило Айта теплым, искренним чувством.

Айт поставил на тумбочку опломбированный ящик с завтраком и подошел ближе.

— Мисс, позвольте вас поздравить с десятилетием!

— Спасибо, Псойс, — обозвался она равнодушно, не поворачивая головы. — Очень приятно, что хоть ты поинтересовался, когда день моего рождения.

— Мисс, позвольте спросить…

— Спрашивай, Псойс.

— Вы знали… юношу по имени Айт?

Не шелохнулся ни один мускул на ее лице. Не дрогнул голос.

— Знала, Псойс. Даже любила его. Он был смешной… и милый.

— Так вот, Айт передал вам письмо и просил вручить именно сегодня.

— Давай, Псойс… — она лениво протянула руку, взяла записку, прочитала ее и скомкала.

— Он бежал с каторги?

— Не знаю, мисс. Я встретился с ним в больнице.

— Это очень хорошо. Итак, я теперь уже ничего ему не должна.

И все. Никакой заинтересованности судьбой Айта, ни смены выражения глаз.

Что это — игра? Или, может, и вправду Мэй написала письмо каторжнику БЦ-105, чтобы только поддержать его, отдать то, что она была ему «должна»?

Айт постоял, постоял и вышел. И снова перед ним со всей остротой встал вопрос, кто такая Мэй: человек невероятной силы воли, фанатичка, которая во имя идеи молча пойдет на самые страшные пытки, или обычная профурсетка, которую соблазнили миллионы Кейз-Ола?

Сердце верило в первое.

Друзья и враги

Поздний предрассветный час. Дайлерстоун спит тревожным, некрепким сном.

Его дыхание — мощный гул компрессоров окраинных заводов. Его пульс — глухое ритмичное буханье тяжеленных молотов в кузнечных цехах. Плывут над ним испарения — каменноугольный дым, бензиновый перегар, маргариновый чад, аромат только что испеченного хлеба, запах дождя.

Полыхают, мерцают, кричат огни бесчисленных реклам, предлагая все, что только может пожелать человек. Широко открыты двери ночных магазинов, ресторанов, кабаре.

Когда есть деньги — перед тобой расстелится весь Дайлерстоун. Никто не остановит, не спросит, где ты взял дайлеры — деньги не пахнут! Поэтому хватай, урывай от жизни все, что можешь. Вот, смотри: разноцветные световые буквы, сплетающиеся в два слова — «Лотерея миллионеров», карабкаются по невидимым двенадцати ступеням все выше и выше, вплоть до огромного вензеля на башне дворца мистера Кейз-Ола. Двенадцать ступеней — двенадцать поколений династии Кейзов. Высоко? Но и Кейз-Пират начинал с малого — с ограбления собственного дяди. Итак, кради, грабь, убивай! А если не получится, и обворованным, ограбленным, убитым будешь ты сам — пеняй на себя. Жизнь — сильному!

…На верхней площадке самого высокого в мире небоскреба стоит Айт и, насупив лохматые брови, смотрит на неистовство огней родного города.

Десять дней назад оборвался на полуслове тихий голос профессора Лайн-Еу, и с тех пор — ни звука. Некоторое время Айт тешил себя надеждой, что у профессора просто испортилась аппаратура. Теперь эта надежда исчезла. И хуже всего то, что нигде не опубликовано и строчки из стенограммы Совещания мудрейших.

Если было бы кому передать, то Айт передал бы еще одну катушку с магнитной нитью, которая зафиксировала заговор кучки богачей против человечества.

Можно, конечно, швырнуть круглую металлическую коробочку просто вниз. С высоты сто пятидесятого этажа она улетит кварталов на пять. Да только что это даст? Даже если ее поднимет честный человек, то повторится, в лучшем случае, история отца Айта. Одиночка ничего не сделает. Для борьбы против Кейз-Ола нужна мощная, разветвленная организация, которая не погибнет даже тогда, когда погибнет большинство ее членов.

Сложный, длительный процесс происходит в сознании Айта. Индивидуалист начинает искать сообщников и друзей. Боец-одиночка, он готов стать всего лишь одним из многих — солдатом армии мстителей. Один в поле — не воин. Один в подполье — значительная сила, но только в том случае, если он чувствует поддержку единомышленников.

Именно этой поддержки Айту и не хватает. И та тонкая ниточка, которая оборвалась десять дней назад, была для него гораздо большим, чем казалась. Через Лайн-Еу она тянулась до Братства — мощной тайной организации, которая способна помочь одиночке осуществить его самоотверженный замысел.

Может, Лайн-Еу погиб? Но почему тогда Братство не делает попыток восстановить связь со своим агентом? Для этого сейчас наилучшие условия: с началом подготовки к войне небоскреб Кейз-Ола ежедневно посещают десятки разных вертолетов. Можно было бы передать соответствующие инструкции, забрать эту катушку, где не только записано Совещание, но и стратегический план Айта по уничтожению «мудрейших».

Айт ищет сообщников, и не находит их. Он все еще держится за Братство Сынов Двух Солнц, хотя, где-то в подсознании, давно шевелится мысль о том, что эта террористическая организация — совсем не то, что нужно. Нет, это не борцы за светлое будущее, а просто завистливые и алчные, которые объединились в стаю, чтобы растерзать хищников более сильных, чем они.

Айт чувствует, что где-то рядом есть единомышленники, но найти тропинки к ним не может. Мэй… Все попытки объясниться с ней наталкиваются на стену холодного равнодушия, лжи. Значит, придется пойти на максимальный риск, потому что дальнейшее промедление — недопустимо.

Светлеет небо. Розовеет восток. Почти в зенит поднялась «Звезда Кейз-Ола». Это уже не надгрызенный бублик, а безупречное колесо, окаймленное яркими прожекторами. Еще несколько дней — и закончатся работы, космическая военная база встанет в строй. А с того момента война может вспыхнуть в любую минуту… Кому же рассказать об этом?!

Айт вздохнул, протянул руку к выключателю радиостанции в потайной карман под мышкой и задержался: до нулевого часа осталось пятьдесят секунд. Может, Лайн-Еу жив и выйдет на связь?

С опозданием более чем на час сквозь пустые шумы эфира послышалось знакомое шипение передатчика, а вслед за тем — тихий голос:

— «Сын», «Сын», отзовись! Я вызываю тебя уже седьмой день… Отзовись, «Сын»! Включись хоть на секунду!

Затаив дыхание, слушал Айт, и не отвечал. Это не был голос названного отца. К нему обращалась женщина, возможно, совсем юная девушка, если судить по звонкому, взволнованному голосу.

— «Сын», отзовись! «Отец» погиб… Я — «Мать». Верь мне, «Сын»! Я — «Мать». Я должна передать тебе завещание «Отца». Верь мне, «Сын»! Я вызываю тебя семь дней. Тебе угрожает опасность, «Сын»!

Голос дрожал, прерывался. Вероятно, женщина уже потеряла надежду получить ответ.

— Я вызываю тебя трижды в сутки, «Сын»: в нулевой, сороковой и шестидесятый часы. Если ты меня слышишь, ответь.

Молчит Айт. «Не отзывайся ни на чей голос», — сказал в свое время профессор Лайн-Еу. У Айта все вызывает подозрение: и то, что «Мать» появилась без всякого предупреждения, и то, что она не знает условленного времени связи. Но голос такой искренний. Невольно хочется верить, что он принадлежит не врагу, а другу, которого так не хватает.

— «Сын», Включись хоть на секунду… Колесико — погибло. Нужно еще одно, очень нужно!.. Верь мне, «Сын»!

Да, это уже был не тот Айт. Если раньше он в каждом видел возможного изменника, то теперь хотел видеть друга, союзника.

Пальцы суетливо полезли подмышку, нащупали тумблер передатчика. Ни слова в эфир — только короткое шипение генератора. Но и этого было достаточно, чтобы голос девушки вдруг зазвучал радостно:

— Слышу, «Сын», слышу! Спасибо, дорогой! Слушай меня, слушай! Если все понятно — в конце включишься еще раз, последний. «Отца» убили пастыри. Они уничтожили колесико. На их совещании было решено поддержать войну. Тебе угрожает опасность, «Сын»! Бди! Слушай меня завтра в нулевой час…

Сухо щелкнуло — отключился передатчик. Почти машинально Айт спрятал наушник и медленно пошел к лифту. Ему было горько и тоскливо, в сердце закипала глухая ярость.

Родного отца убил Кейз-Ол. Названного — Братство. Сообщники и вдохновители оказались предателями, едва запахло барышами, которые может принести война.

Появлялись новые враги и новые друзья. Незнакомая девушка подхватила ту ниточку, которую уронил Лайн-Еу. Удачи тебе!..

Ярость разрасталась, а тоска проходила. Опасность не пугала Айта, наоборот, мобилизовала, придавала ему решительность. Борьба вступила в острую фазу. Ну что же, пусть будет так.

Айт понес Кейз-Олу первый завтрак. Триллионер взглянул на него как-то странно — недоверчиво и вопросительно. Он как бы сравнивал, взвешивал и не мог прийти к определенному выводу.

Айт выдержал этот пронзительный взгляд. Как и подобало Псойсу, сильнее ссутулился, тревожно заморгал веками.

— Кто? — Кейз-Ол достал из ящика и положил на стол записку, в которой Айт сразу же узнал свое письмо к Мэй.

— Я…

— Почему?

— Он умирал и просил передать.

— Что еще поручил тебе сделать этот… — Кейз-Ол с подчеркнутым безразличием заглянул в записки, — этот, как его…

— Ничего.

— Гм… Странно. А мисс Мэй жалуется, что ты уже трижды приставал к ней с рассказом про ее бывшего любовника, Айта.

Это была правда. И самое страшное заключалось в том, что предательницей стала сама Мэй. Имея доступ ко всем звукозаписывающим устройствам, Айт после каждого разговора проверял все приборы и знал, что прослушка невозможна.

— Он взял с меня клятву рассказать мисс все.

— Гм… Не узнаю тебя, не узнаю… — Кейз-Ол покачал головой, задумчиво почесал подбородок, вытащил и положил на стол круглую металлическую коробочку. — А это?

Если бы не предупреждение незнакомой «Матери», Айт, пожалуй, не сдержался бы в эту минуту. Перед ним лежала катушка с магнитофонной записью Совещания. Братство не только отреклось от своего агента, но и предало его!

И все же у Айта хватило силы воли сыграть искреннее удивление. Относительно первого, мол, виноват — каюсь. А вот этой катушки — и в глаза не видел!

— Сволочи! — Кейз-Ол, уже не сдерживая себя, швырнул коробочку и взял Айта за воротник. — Ты, старый дурак, стал слепым, глухим… и добродетельным, как пьяный поп! Свайн был не один. Сообщники остались! Слышишь?

— Найти!

— Найду… найду… — испуганно качал головой Айт, а сам едва не хохотал: как же, дождешься!.. — Так, значит, это Свайн отколол такую штуку! Ну, подумайте же, каков мерзавец!

Счастливое стечение обстоятельств помогло Айту избежать провала. Может, Братство не сообщило о хирургическом эксперименте профессора Лайн-Еу и не назвало своего агента по имени, а может, Кейз-Ол не поверил версии, похожей на басню, — во всяком случае, вина легла на убитого Свайна. Но Айт уже хорошо знал Кейз-Ола: неясное подозрение будет мучить его до тех пор, пока не будут распутаны все ниточки.

И действительно, Кейз-Ол ел невнимательно. Потом и вовсе отодвинул почти полную тарелку.

— А почему Свайн не попытался меня убить, когда ты был в больнице?

Айт виновато мотнул головой: откуда, мол, мне знать, светлейший?

— Так, он мог попробовать. Но не сделал этого. Почему? Им нужен был ты, потому что… Гм, завещание в малахитовом сейфе… Цифровой замок, секрет которого известен только тебе… — Кейз-Ол удивленно поднял брови, а потом прищурился. Голос его прозвучал вкрадчиво. — Думаю, ты не забыл того кода, который надо набрать на диске? Тогда принеси мне запечатанный сургучом пакет. Нашего с тобой потомка уже нет! Итак, уничтожим и завещание, да? Ведь умирать рано!

В Айта похолодело в груди. Он подошел к врезанному в стену огромному сейфу, на дверях которого белели колесики с цифрами. Их можно крутить как угодно, но из миллиона миллионов комбинаций только одно число включит все контакты одновременно, и электромоторы отодвинут задвижки из вольфрамовой стали. Искать это число вслепую — бесполезная вещь. Целой жизни человека не хватит, чтобы перебрать все возможные комбинации из шестнадцати цифр. Ссылаться на ослабление памяти после операции нельзя: если Псойс это число знал, то забыть его он мог бы только тогда, когда совсем потерял бы разум. Если знал… А может, этот вопрос — провокационный?

В течение доли секунды приходилось решать, как себя вести.

— Слушаюсь, светлейший… — Айт почувствовал, что первая часть задачи решена правильно, но это совсем не облегчало дела. И неизвестно, как бы он выкручивался дальше, если бы не раздался уже знакомый мелодичный звук, и не вспыхнуло на экране изображение Мэй на пороге ее ванны.

— Иди… — недовольно проворчал Кейз-Ол. — Потом.

Понурив голову, Айт вышел. Он злился, ревновал и злорадствовал одновременно, чувствуя себя несравненно выше Кейз-Ола. На мгновение захотелось прекратить всю эту комедию. Но он вовремя сдержался: не стоит, рано. Сейчас выпала довольно длительная передышка, потому что через пять минут у мистера начнется совещание директоров компаний. Может, за это время удастся что-то придумать. А пока надо приготовиться к худшему.

Айт дождался, пока мистер Кейз-Ол в сопровождении коммерческого советника зашел в Зал Розовых Мечтаний, и быстро направился к покоям Мэй.

Царица красоты, свежая, румяная после ванны, напевая песенку, крутилась возле зеркала. На Айта она глянула удивленно.

— О, Псойс!.. Почему так рано?

Айт замер на пороге. Он никогда еще не видел Мэй такой красивой…

— Не рано, Мэй… Позже будет поздно, — совсем неожиданно вырвались слова.

— Что?! — Мэй прищурила веки, улыбнулась презрительно. — Ты сошел с ума!

— Нет, мисс! — твердо ответил Айт. — Просто я хотел бы сказать вам несколько слов, которые могут стоить мне жизни.

— Ну, что же, садись, Псойс! Я любопытна, как все женщины, и когда ты действительно расскажешь мне что-то необычное, я прощу тебе твою наглость.

Она уселась на диване, подложив кулачок под щеку. Знакомая, любимая поза! Именно так Мэй сидела, слушая рассказ о предстоящих путешествиях в далекие звездные миры, про новые, необычные машины. Родная, если бы ты знала, кто стоит перед тобой!

— Мисс, скажите… скажите, зачем вы отдали письмо светлейшему?

— Это и все? — Мэй поднялась и махнула рукой. — Иди.

— Нет, мисс, это не все. Эту записку вы должны были сохранить навечно, потому что она — последняя. Инженер Айт умер на моих глазах.

Он произнес это и в тот же миг чуть не вскрикнул: зачем? Зачем вырвались эти глупые слова?! Мэй до сих пор жила памятью об Айте. Любовь помогала ей жить. Разрушить иллюзию было слишком жестоко, и он это сделал.

— Какой ты все-таки мерзавец, Псойс… — Мэй тряхнула головой и протянула руку к кнопке звонка. — Мне это надоело… сегодня я не хочу тебя видеть.

— Погодите, мисс, погодите! — Айт испугался, что Мэй сейчас уйдет, не выслушает до конца. — Я говорю правду. Я говорю от имени Айта. Помните путешествие к Синему водопаду?.. Новогодняя весенняя ночь… Поляна, покрытая мхом… И вы сказали: «Люблю весну, люблю жизнь, люблю тебя…»

Он говорил и видел: глаза Мэй расширяются, в них загорается настоящий страх. Она схватилась рукой за горло, словно желая удержать крик, что рвался из груди.

— Ты — не Псойс… Ты… ты… — какая-то невероятная, ужасная мысль пронзила ее мозг, заставила вздрогнуть. — Говорите… говорите все… Вы его замучили?

Воля Мэй была сломана: девушка не выдержала и предала себя.

Тоска, боль, стыд наполняли Айта. Но приходилось снова лгать, чтобы смягчить уже сказанное ранее полувранье.

— Мисс, я сказал вам неправду, потому что такова была его воля. На самом деле он не погиб… Но он тяжело ранен. Ему опалило лицо.

Она уже немного овладела собой. Сжала руками виски, поправила прическу. Сказала сухо, враждебно:

— Это — шантаж. Однако пусть с вами разговаривает сам светлейший. К счастью, зафиксировано ваш каждое движение, каждый звук.

— Зафиксировано?.. — Айт нахмурился и таким неповторимым айтовским жестом коснулся пальцами лба, что Мэй вздрогнула. Но он этого не заметил. — Зафиксировано… Мисс, я выключил все микрофоны и телепередатчики. Однако заклинаю вас, не говорите Кейз-Олу ни слова. В доказательство того, что я не враг вам, произнесу еще одну фразу: «Я не позволяю тебе этого, потому что ты сама не знаешь, к чему это приведет».

Но Мэй уже полностью вернулась к своей роли любовницы надменного Кейз-Ола, которая насмешливой иронией плохо скрывает свое презрение к ничтожному лакею.

— И я, как и подобает упорной женщине, конечно, ответила: «Нет, Айт, очень, очень хорошо знаю!» Ведь так, оракул?

— Да, мисс! — Айт отвернул манжет правого рукава комбинезона и вытащил круглую металлическую коробочку. — Это — магнитная нить с записью всего Совещания «мудрейших». Сохраните на память.

— О, это действительно интересно, Псойс! — Мэй взяла коробочку, повертела ее в руках. — И здесь записано даже мое авантюрное выступление?.. Однако зачем она мне? Заберите.

Айт молча повернулся, ссутулился и поплелся к двери, моментально превратившись в дряхлого, немощного старика.

Его сердце пело. Он был вознагражден за все страдания и муки, потому что сегодня снова обрел былую Мэй. Лишь на несколько секунд она потеряла власть над собой, однако этого было достаточно, чтобы раскрыть все.

Конечно, это был слепой случай, что именно слова Мэй натолкнули на решение, казалось бы, нерешаемой проблемы. «Зафиксировано каждое движение…» Чье? Мистера Кейз-Ола. Среди миллионов кадров кинохроники «Мистер Кейз-Ол» обязательно найдутся и такие, где он открывает свой сейф. При большом увеличении можно будет, пожалуй, разобрать и число на цифровых колесиках. Конечно, человек в состоянии перебрать все кадры, но ведь это вполне легко сделает электронно-вычислительная машина!

Нет, Айт спешил не зря. Надо найти хоть один кадрик-образец, заправить его в аппаратуру, а затем машина, автоматически перематывая катушку, сама будет вырезать все, что нужно. С заданием можно справиться не более чем за час, иначе не стоит и пробовать.

Айту невероятно повезло: уже в третьей просмотренной им катушке огнеупорной пленки он нашел то, что искал. Правда, рука Кейз-Ола закрывала почти все число, но две цифры, «7» и «1», проступали четко. Это был первый шаг к победе.

Щелкали переключатели бесчисленных реле колоссального радиотехнического сооружения, которое занимало всю боковую стену кабинета мистера Кейз-Ола.

Машина останавливалась на миг, вырезала нужный кадрик, склеивала пленку и снова начинала перематывать ее. Айт вставлял крошечный прямоугольничек в специальный проектор на столе и рассматривал его в лупу.

— Гм… Хорошо… Восьмерка.

Число медленно возникало, потому что почти на каждом кадре пальцы Кейз-Ола закрывали все цифры.

Цифра за цифрой заполнялась строка из шестнадцати знаков, которые должны были открыть Айту одну из величайших тайн мистера Кейз-Ола. Наконец, появилась и последняя цифра.

Айт написал все число — 7 157 945 832 127 464 забрал вырезанные кадрики, подал сигнал электронновычислительной машине отправить катушки с пленкой в хранилище и только тогда облегченно вздохнул.

Вполне ясно, что в малахитовом сейфе Кейз-Ол держит не только завещание, но и еще что-то поважнее. Упустить случай заглянуть туда — преступление.


Гибель Урании

Поглядывая на исписанный цифрами рукав нижней рубашки, Айт неспешно вращал колесико, пока не набрал нужное число. Ошибка могла стоить жизни: кто знает, не заревут ли как львы все сигнальные сирены, не грянет ли меткий выстрел. Но надо было рисковать.

Зажужжали моторы, и дверца сейфа, толщиной в человеческий рост, открылась. Теперь надо нажать на правый дверной косяк, как это делал на тех же кадрах Кейз-Ол, выключая другие охранные устройства.


Гибель Урании

Айт сделал шаг вперед. В большой длинной камере зажегся свет.

Полки, полки, полки… Кипы бумаг, шеренги коробок с магнитофонными нитками. Если опубликовать эти сокровенные записи, содрогнется все человечество. Но Айт не прикасался ни к чему. Он был уверен, что где-то здесь есть самый важный документ. И он таки нашел его.

Ниша. На верхней полке — большой засургученный конверт с надписью: «Завещание». На нижней — толстенная папка, на обложке которой четко выведено: «Операция «Молния».

Айт схватил папку. Лихорадочно развязал стежки, листал страницы, не воспринимая, собственно, того, что видит. И вот ему в мозг ударило написанное спокойным, ровным почерком Кейз-Ола: «Начало атаки на СКД — 25.00 сов 9.2.16 г. А. е.»

Все поплыло у Айта перед глазами. Даже магнитофонная запись Совещания «мудрейших» — ничто по сравнению с этой строкой цифр, в которой определена жизнь и смерть миллионов людей.

Айт перечитал последние строки во второй раз, аккуратно завязал папку, со всеми предосторожностями запер сейф, еще раз проверил, не оставил каких-то случайных следов в кабинете, и вышел.

Через полчаса, явившись к Кейз-Олу по его вызову, Айт взял из сейфа и подал мистеру никому не нужное и абсолютно безвредное завещание.

Самый тяжелый на своем веку экзамен инженер Айт сдал успешно.

Кольцо сужается

Легонько щелкнул автоматический календарь. Число 20 в его окошечке изменилось на 21. Началась Третья декада Первого месяца Шестнадцатого года Атомной эры. До определенного мистером Кейз-Олом времени атаки на Союз Коммунистических Государств осталось ровно четыре тысячи двести двадцать пять часов.

Что можно сделать за час? Даже в масштабе всей страны — немного. Но бывают случаи, когда судьбу целого государства решают не годы и месяцы, а именно часы и минуты. Если на войне, перед решающим боем, удается заранее узнать направление, время и силы будущей атаки врага — можно считать, что бой выигран уже до его начала.

Еще совсем недавно Айт считал: достаточно физически устранить Кейз-Ола — и войны не будет. Потом стало ясно, что к войне стремятся все двести «мудрейших». Отсюда следовал страшный вывод: к человеческой крови стремится вся капиталистическая система.

Нет, эти беседы с коммунистами-каторжанами не прошли даром для Айта. Они были только первым толчком, короткой вспышкой света в темноте. Айт тогда не согласился с коммунистами, и начал искать свой собственный путь. Он двигался наощупь, спотыкался и падал… и все равно невольно приближался к той дороге, которой хотел избежать.

Ноль часов три минуты. Сидит Айт возле стола, ожидая вызов «Матери», а мыслями летел аж под облака над Мони-ей.

Родная страна, проклятая страна, удивительная страна, полная чудес, полная противоречий! Твои честные труженики гнут спину в безвестности, а бездельники наслаждаются. Твои ученые, чтобы не умереть с голоду, создают ужасные средства уничтожения, а те, на чьей совести лежат миллионы жертв, организуют комитеты защиты бродячих котов и ставят мраморные памятники мертвым псам.

Но самым страшным, самым ужасным противоречием является то, что именно Мония — страна, которая достигла невероятного расцвета лишь благодаря тому, что никогда не воевала, — теперь с упрямством самоубийцы хочет войны.

Через четыре тысячи двести двадцать девяносто четыре часа семь минут, именно тогда, когда, как помнил Айт, на площади городов Союза Коммунистических Государств выйдут празднично одетые люди, чтобы отметить свой День Победы, с чистого неба обрушится смерть…

Одновременный взрыв трех тысяч трехсот атомных и водородных бомб!.. Ужас!.. И все это по воле одного Кейз-Ола!.. И неужели он такой всемогущий?

Ведь, если операция «Молния» осуществится, все человечество проклянет Монию. Да, Кейз-Ол будет виноват больше всех. Но равно будут виноваты и те, кто, даже не желая войны, придумывал, конструировал и строил средства уничтожения.

Правительство СКД должен узнать о грозящей им опасности заранее. Но как передать им такое сообщение? Как убедить, что это не провокация, а правда?

Щелкают и щелкают электрические часы на столе. Ноль часов тридцать минут. «Мать» все не вызывает своего старого «Сына». Айт уже начинает немного волноваться, но успокаивает себя: пожалуй, это случайная задержка. И он ждет, думая о том, как решить вопрос, от которого трещит голова…

Он попал в положение человека, который, неожиданно оказавшись посреди нефтяного озера, успел перехватить взведенную диверсантом зажигательную бомбу. Уже ползет дымок, вот-вот грянет взрыв… Что делать? Телом не закроешь: и сам погибнешь, и пожар не предотвратишь. До берега не добросишь — далеко. Кто-то другой должен поймать эту бомбу на лету, перебросить дальше, в безопасное место. И этот «кто-то» должен быть верным, храбрым и сильным.

Эх, если бы не погиб Лайн-Еу, все было бы по-другому! Его заменила неизвестная «Мать». Но кто ее поддерживает? Найдет ли она способ передать куда надо те несколько цифр, чтобы все человечество узнало, что ему грозит? Кому же передать?

Если бы Айт мог, он закричал бы сейчас на всю Монию: «Коммунисты, друзья! Я ищу вас! Вы очень, очень нужны, потому что я верю только вам!»

Нет, на призыв не откликнется никто. Коммунистическая партия жестоко преследуется, и если она существует, то лишь потому, что придерживается строжайшей конспирации. На «Звезде Кейз-Ола» Айту представлялась возможность сблизиться с коммунистами, однако он по-дурацки отшатнулся, а теперь, хоть и сожалеет, но уже поздно.

Минутная стрелка часов описала еще полкруга, и тогда в наушниках наконец-то зазвучал голос «Матери». Она говорила быстро и взволнованно:

— «Сын», прости за задержку — был обыск, еле сбежала. Гроза надвигается. Колесико нужно немедленно!.. Ты слышишь, «Сын»? — она помолчала, а затем ее голос прозвучал нерешительно, застенчиво. — «Сын», запомни на всякий случай мое имя. Меня зовут Тесси.

Несмотря на то, что все было серьезно, и Айт очень беспокоился за девушку, он не смог сдержать улыбки.

Ой, конспираторша Тесси, какая же ты еще наивная девчонка! Тебе везде мерещится романтика, а неизвестный «Сын», видимо, кажется юным и красивым. Твое счастье, что в Дайлерстоуне каждая десятая девушка — обязательно Тесси.

Может, с точки зрения настоящего конспиратора, следовало бы не отвечать этой девчонке совсем. Но тогда Айт потерял бы единственную связь с внешним миром. Да и опасность была не очень большой: даже если передатчик запеленгуют, можно все свалить на подельников Свайна.

— Слышу, «Мать»! — Айт умышленно изменил голос, и он прозвучал звонко, энергично, молодо. — Скажи, на кого ты работаешь? С кем ты?

Она, казалось, поняла неуклюжесть ее шифрования.

— Я — с теми, с кем был «Отец».

— Дочь пастырей?

— Нет, нет! Совсем нет!.. Мир… Защита… — Девушка никак не могла найти подходящих слов и, видимо, считая, что терять нечего, выпалила: — Комитет Защиты Мира!

— Ладно. Все.

Айт выключил радиостанцию и разочарованно покачал головой. Комитет Защиты Мира! Сколько их, этих всяческих комитетов, в благословенной Монии! Как только соберутся три-четыре скучающие дамочки — так сразу же и организуют комитет или общество. Им безразлично, кого и что защищать — только чтобы о них стало всем известно. «Защитники!!» Скучно и противно. А он, глупый, чуть не раскис. Конспираторша Тесси!.. Тьфу! Нет, уж пусть будет, как будет, но тайну придется передать Мэй.

Приняв такое решение, Айт повеселел.

Но день, который начался неудачно, приготовил для него, оказалось, только неприятности.

В час утра примчался перепуганный главный администратор и доложил, что ночью неизвестно куда делся один из лакеев. Обысканы все закоулки, проверена фотоэлектрическая сигнализация защиты стен и лифтов дворца, установлено, что не выходил и не садился в вертолет, — а человека нет.

Ясно было одно: лакей исчез. Может, это и впрямь был какой-то из сообщников Свайна — тогда надо поднять тревогу. А что если это тот, кто по поручению Мэй «покатил колесо» в белый свет?

— Знаю! — Айт нахмурил брови, величественно махнул рукой. — Вон. Никому ни слова, если не хочешь иметь дело с самим ясновельможным.

Этот ответ вполне удовлетворил главного администратора. Он вспомнил, как в свое время так же неожиданно исчез старый Свайн, и, успокоенный, ушел.

Айт собирался рассказать про этот случай Мэй, но не получилось отключить линию подслушки: Кейз-Ол сегодня с утра засел в кабинете, не пошел на обязательную прогулку. И это привело к страшному.

Как только Айт появился в дверях спальни Мэй, она жеманно пропела:

— Псойс, забери, пожалуйста, эту жестянку. Не знаю, как она вчера оказалась у меня в сумочке.

Айт глянул в ту сторону, куда указывала Мэй… и обомлел. Эту коробочку он узнал бы среди тысяч других. В ней лежала злополучная катушка с магнитофонной записью Совещания!

Дорогая, что ты наделала? Через чрезмерную осторожность ты губишь, сама не зная того, успех общего дела! И нельзя подать даже знака, чтобы предупредить тебя, нельзя даже взглядом выразить печального упрека, ибо, конечно, Кейз-Ол сейчас настороже и включил экран. О, его заинтересует твоя неожиданная «находка»!

Айт не ошибся. Едва он протянул руку к коробочке, как вдруг щелкнули невидимые динамики, и в комнате прозвучал резкий голос Кейз-Ола:

— Возьми! Ко мне! Немедленно!

Псойсу подобало выполнить команду полностью автоматически. Айт так и сделал. По дороге за эти две-три минуты он должен был обдумать все, приготовиться к самому неожиданному… нет ли еще какой наипотаеннейшей линии подслушки?.. Почему Мэй не сказала прямо, что катушку передал ей он?

Айт поспешно зашел в кабинет, положил на стол коробочку и, дыша словно загнанный конь, встал напротив Кейз-Ола.

— Главного следователя!

Айт нажал на соответствующую кнопку.

— Все!

Кейз-Ол злился. Видно было, что он еле сдерживает себя. Пожалуй, самые неприятные, самые страшные предположения возникали в его голове, поэтому он порой даже вздрагивал. Заговор! Заговорщики пробрались в неприступную крепость. Кто они? Может, и этот старый пес уже изменил?

Темные пронзительные глаза впились в Айта, будто хотели пронзить, просветить его мозг, ощупать каждую мысль. Такой взгляд действительно трудно выдержать, невольно хочется закрыть глаза и сделать шаг назад.

Айт сделал этот шаг не потому, что действительно испугался Кейз-Ола, а потому, что подражал Псойсу. Еще шаг, еще…

Кейз-Ол шел за ним. Потом остановился, ткнул пальцем на дверь:

— Прочь!

Бочком-бочком, по стеночке, пробирался к выходу старый дед. Вот он встал, простер руки к разгневанному повелителю… Но тот почему-то насторожился, напрягся, словно прислушиваясь к чему-то…

Невольно начал прислушиваться и Айт. Какой-то глухой хаотичный треск послышался из невидимого динамика — так, как будто кто-то сыпал картошку в ведро, или неумелый стучал по клавишам пишущей машинки.

— Стой! — Кейз-Ол метнулся к щиту электронновычислительной машины, повернул какой-то регулятор. — Сюда!.. Ближе!

Глухие удары стали звонкими, превратились в тарахтение.

Кейз-Ол покрутил рычажок еще сильнее, прищурил глаза и сказал почти ласково:

— Ты знаешь, что это такое, мой милый?

Айт знал. Кейз-Ол, как оказалось, был и умнее, и предусмотрительнее, чем казалось: он побрызгал что-то и где-то раствором радиоактивной соли; Айт коснулся этой вещи; на его лакейских перчатках осталось небольшое количество радиоактивного вещества. Но камера ионизации способна фиксировать и в тысячу раз более слабые излучения. Отпираться невозможно. Радиоактивные изотопы не врут.

— Это — твой смертный приговор, старый пес!

Кейз-Ол медленно поднял пистолет.

— Ты заходил в малахитовый сейф?


Гибель Урании

— Да, светлейший… — в голосе Айта прозвучало настоящее облегчение, ибо разве же не сам Кейз-Ол послал его за завещанием?

— Ты касался толстой папки на нижней полке?

— Нет, светлейший…

Теперь Айт понял то, что должен был понять с самого начала: раствором соли радиоактивного изотопа была обрызгана папка с планом «Молния». Только благодаря тому, что ионизационная камера почему-то была выключена, тревога не поднялась вчера! Но Айт понял, что он спасен: его перчатки касались и папки конверта с завещанием. Предусмотрительность Кейз-Ола — пустая.

— Взгляните, светлейший!.. Может, трещит потому, что я держался за пакет?

С брезгливой ухмылкой Кейз-Ол поднял мятый конверт, который, к счастью, Айт еще не успел выбросить, и понес к ионизационной камере. И с каждым шагом Кейз-Ола у Айта отлегало от сердца, а в мозгу нарастал победный смех: «Ох, глупец, что ты сможешь определить?! Радиоактивным стало не только завещание, но и ты сам!»

И действительно: тарахтение в динамиках все крепло. Кейз-Ол остановился, скомкал конверт и бросил его в угол.

— Ладно. Иди.

Айт еще раз победил. Если удастся выдержать еще одно, последнее, испытание — у Кейз-Ола развеются все сомнения. Но тут уже надежда только на счастливый случай. Катушка с магнитофонным записью Совещания сама по себе предать Айта не могла. Однако, в ее конце его голосом изложен план уничтожения «мудрейших». Если Главный Следователь захочет прослушать всю нить — провал неизбежен.

Провал неизбежен… Айт ходил, как в тумане. Ненависть каторжника БЦ-105, которая, казалось, уступила место холодной рассудительности, вспыхнула в нем с новой силой, помрачила сознание, требуя немедленных действий.

Играть роль пугливого, подлого Псойса Айту было уже невмоготу. Он с ужасом вспоминал те унизительные минуты, когда пришлось стоять перед Кейз-Олом безоружным и думать, что потерпел поражение накануне победы. И сколько еще медлить? Не следует ли покончить с триллионером сейчас, пока еще не поздно? Но что это даст?.. Место Кейз-Ола займет Хейл-Уф. Войны этим не отменишь.

«Конспираторша Тесси» выходила на связь ежедневно. Она умоляла, требовала отправить «колесико». А он даже не отвечал ей. Зачем им «колесико», когда мир и так неудержимо катится к гибели? Сорок… Тридцать семь… Тридцать пять дней осталось до начала войны! Всего лишь три тысячи пятьсот часов!

Айт чувствовал себя так, будто попал в огненное кольцо. Пламя все ближе и ближе… Уже нечем дышать… Еще минута — и терпение кончится…

Попробовать убежать, чтобы самому рассказать об операции «Молния»? Но кому? Все дороги перерезаны… Один-одинешенек! И та, которая должна была бы поддержать и помогать, не только не делает этого, но и вредит.

Уже несколько раз попадались такие «несчастные случаи», которые можно объяснить только чьей-то злой волей. Кислота вместо воды в стакане. Ток высокого напряжения в трубах ванны. Неожиданное и очень точно нацеленное падение тяжеленной люстры. Виновных установить не удалось. И Айт их и не искал, только удвоил осторожность.

А тут еще возвращающаяся молодость. Кончилась желтая паста — и, как трава после дождя, из розовой лысины полезли пепельные волосы. Они было мягкими, кудрявыми; и было ужасно больно, когда Айт их выдирал. К счастью, пластиковый колпак и шейный платок еще охраняли его надежно. Зато с зубами было настоящее бедствие: они выросли так, что искусственные челюсти уже едва-едва держались во рту. Щеки, которые раньше западали, теперь пополнели, разгладились, поэтому приходилось выдумывать всякие флюсы, чтобы подвязываться платочком. А самым страшным и самым радостным одновременно — было то, что Айт с каждым днем замечал в себе все больше айтовского. Для тех, кто видел его каждый день, он не менялся. Но фотоснимки свидетельствовали: Псойс переставал быть Псойсом. Старик превращался в совсем другого, не похожего ни на кого мужчину средних лет.

С какой стороны не глянь — наступал критический момент. Еще декада или две — и если не будет найдено выхода из невероятно сложного положения — все погибнет.

Айт искал — и не находил.

Бой на полюсе

Извини, дорогой читатель, мы так увлеклись далекой планетой Пирейей, что совсем забыли о родной Земле. А на ней происходили нешуточные события.

…О появлении странного чудовища на просторах Сибири первой сообщила геологоразведочная партия, работавшая на севере от Северска.

На рассвете четвертого января, километра за два от лагеря, на большой скорости промчалось что-то черное и длинное. Чудовище оставило после себя глубокий след, выдавив в снегу широченный желоб.

Следуя этой утоптанной дорогой, геологи вскоре начали наталкиваться на детали каких-то машин. Гайки и болты, причудливо изогнутые трубки, листы металла виднелись то на дне желоба, позатоптанные в снег, то на его боковых стенках. Только значительно позже смогли установить, что это — остатки вертолета Академии наук, который загадочно исчез вместе с Павлом Седых с поляны в лесу вблизи Северска.

Поздно вечером того же дня со стойбища Юрасай, что лежало к северу от Северська километров за четыреста, поступила еще одна странноватая радиограмма. Радист сообщал, что через поселок промчалось какое-то страшилище. Оно задержалось возле метеостанции, разрушило наблюдательные будки, похитило с них приборы и исчезла. Очевидцы уверяют, что это — гигантское живое существо; во всяком случае, они заметили у него два огромных глаза, которые сверкали в темноте зеленоватым сиянием, и лапы.

Как курьез, радист рассказал и то, что по следу чудовища, километров за пять от Юрасая, подобрали охотника Клевцова с Северска. Клевцов плетет чушь: уверяет, что его поймала какая-то машина, кормила и поила, показывала чудное кино, а потом выбросила прочь. Хоть и до сих пор непонятно, как Клевцов оказался так далеко от Северська, однако верить ему вряд ли стоит: говорят, он пьяница.

Но по-настоящему мир взволновала загадочная гибель советского истребителя, патрулировавшего вдоль побережья Ледовитого океана.

Пересекая сто седьмой меридиан восточной долготы, летчик заметил на экране локатора металлический предмет, который быстро продвигался на север. Согласно инструкции летчик подал сигнал немедленной остановки. Приказ не был выполнен. Тогда летчик спустился ниже и сбросил предупредительную бомбу по курсу движения чужака.

Только рассекла темноту вспышка взрыва, как истребитель крутанулся, будто его кто-то дернул за крыло, и рассыпался в воздухе. Оглушенный летчик спасся только потому, что его вовремя выбросила аварийная катапульта, а парашют раскрылся автоматически.

Летчик сумел дойти до метеостанции на острове Пронина только к вечеру следующего дня. Хоть из его бреда вероятными были только координаты места катастрофы, все же советские самолеты пристально исследовали тот район. Они ничего не обнаружили. Зато вскоре странный вездеход зафиксировали под водой гидрофонные аппараты американской военной базы «Тайджет-7» в районе Северного полюса.


Гибель Урании

На базе объявили боевую тревогу. Ультразвуковые передатчики непрерывно посылали предупреждающие сигналы; по курсу движения чужака взорвали несколько подводных фугасов.

Шум под водой затих. Однако сразу же после этого радиолокаторы зафиксировали на поверхности льда за двадцать миль от «Тайджет-7» большой подвижный металлический предмет. Он шел точно на север.

И тогда командир базы дал приказ обстрелять самоходное сооружение из дальнобойных орудий.

Пушками управляли электронно-вычислительные машины. Но снаряды разрывались в воздухе, не долетая до цели. А потом на горизонте перед «Тайджет-7» вдруг вспыхнул яркий голубой луч. Раздался тонкий свист, и в тот же миг «Тайджет-7» начал стремительно разрушаться.

На месте ледяного острова образовалась огромная полынья. В ней боролись за жизнь несколько десятков оглушенных людей.

А вчера американский посол был принят в Министерстве иностранных дел СССР, и получил информацию, которая сразу же распространилась по всему земному шару как самая большая сенсация: машина, которая причинила столько хлопот обоим государствам, — не что иное, как вездеход, с помощью которого жители другой планеты изучают Землю; агрессивные действия вездехода — самозащита космонавтов. Но никто не мог сказать, откуда прилетела эта ракета; никто, кроме пьяницы-охотника из Северска, не мог похвастаться, что он прикасался к странному вездеходу. Его изучали издалека с помощью радиолокаторов: международная консультативная комиссия из величайших ученых мира пришла к выводу, что гостям из другой звездной системы следует дать полную волю.

Девятого января, в семнадцать часов десять минут по московскому времени, вездеход остановился точно на Северном полюсе.

Обеспокоенно следили за ним ученые. Сейчас должно что-то случиться — не зря же космонавты так упрямо продвигались к самой северной точке планеты и даже уничтожали тех, кто, по их мнению, препятствовал этому.

Десятого января, в четыре часа тридцать пять минут по московскому времени, многочисленные наблюдатели зафиксировали в районе Северного полюса серию очень ярких вспышек. Одновременно было замечено, что зубчик вездехода на экранах локаторов раздвоился. Один остался на месте, а второй, гораздо меньший, начал быстро отдаляться и вскоре вышел за пределы действия аппаратов. Тогда его перехватили по специальной программе мощнейшие радиотелескопы Советского Союза и Англии — для американских обсерваторий предмет оставался невидимым за линией горизонта, — и астрономы с полной определенностью установили: от Земли, в направлении созвездия Орла, с начальной скоростью шестнадцать километров в секунду, отправилась в космическое путешествие крошечная ракета. Траекторию ее полета достаточно точно определить не удалось, ибо время для наблюдения было слишком мало.

И часть межпланетного корабля, которая осталась на полюсе, излучала узкий пучок радиоволн, который медленно, раз в сутки, делал круг над северным полушарием. Это свидетельствовало, что направление луча в мировом пространстве остается неизменным, и наводило на мысль, что маленькая ракета была только управляемым по радио «почтальоном» космонавтов в родную звездную систему.

Двенадцатого января вечером вездеход сдвинулся с места и направился на юг, в направлении Канады. Только он отъехал на каких-то полста километров, как к полюсу ринулись корреспонденты и ученые.

Изучать было нечего. На тщательно выровненном ледяном площадке лежало несколько десятков шестигранников из того же самого чрезвычайно легкого металла, который был найден на месте приземления «метеорита» у Верхней Чащобы.

Ученые были разочарованы: ведь они надеялись если не увидеть космонавтов, то хоть получить от них хоть какое-то приветствие людям Земли. Конечно, никому и в голову не приходило, что в вездеходе нет ни одного живого существа. Летчик Тертышный высказал несмелое предположение, что Павел Седых, который пропал без вести под Северском, теперь путешествует с жителями другой планеты. Газетчики подхватили эту мысль, превратили ее из вероятной версии в безоговорочное утверждение, и уже не один юноша мира мечтал побывать на месте молодого российского ученого, которому выпало счастье представлять перед космическими гостями человечество.

А что же сам Павел Седых? Как и в первые часы плена, он превратился в младенца, которого не выпускает из рук слишком заботливая мать: спал, ел и снова погружался в сладкое небытие. Видимо, дело было не только в переутомлении. Вполне возможно, в еду и питье добавлялись какие-то препараты, успокаивающие нервную систему.

Юноша проснулся, когда вездеход двинулся с полюса в далекое путешествие по планете.

Сознание было чистым и ясным. Дышалось легко, свободно. Мышцы полнились энергией.

«Где это я?.. Что это со мной?..» — В первое мгновение Павел не мог вспомнить ничего. А потом вдруг перед ним яркой лентой промчались кадры биофильма. Звезда Кейз-Ола… инженер Айт… Царица красоты… Мерзкий урод Кейз — Ол…

На далекой Пирейе, за миллиарды километров от Земли, происходили события, очень похожие на земные. Они заставляли ненавидеть и сочувствовать, сопоставлять и противопоставлять. Забывалось, что это, в конце концов, только очень совершенный кинофильм: хотелось самому встать в борьбе бок-о-бок с инженером Айтом.

Павел уселся поудобнее в кресле, нажал на кнопку.

Знакомо щелкнул фиксатор. Вспыхнул экранчик.

Засвистел в ушах ветер.

И в тот же миг Павел Седых прямо перед собой увидел молодую, полную сил и отваги девушку.

Часть вторая. Накануне


Гибель Урании

Бомба «чистая» и бомба «грязная»

Девушка пела.

Если бы ее спросили, что именно она поет, ей, пожалуй, трудно было бы ответить. Так птица щебечет погожим весенним утром — беззаботная, довольная всем. Девушке подпевали ветер и басовитое гудение газотурбинного мотора.

Блестящая розовая машина, ощеривши никелированные клыки широкой тупой пасти, неслась вперед, буквально пожирая расстояние. Стрелка спидометра ползла все выше и выше и, наконец, застыла возле деления 200.

Толчков уже не чувствовалось. При такой скорости автомобиль почти не касался дороги, превратившись в своеобразный бескрылый самолет.

Этот безумный полет веселил и возбуждал девушку. Она бросила руль, положившись на автоматического шофера. Ветер ерошил ее коротко подстриженные каштановые волосы и, захлебываясь, задорно насвистывал что-то.

Ровная как стол пролегла автострада, казалось, в бесконечность. То, что находилось на обочине, сливалось в мерцающую серо-зеленую полосу. А впереди даль наплывала незаметно, постепенно. Время от времени на горизонте появлялись буквы «Кейз-Ол. Бензин». Они светились на серой полоске бетона, словно вырезанные из бумаги, приближались, становились все ярче… и вдруг, молниеносно растянувшись в длинные линии, ныряли под машину, чтобы сразу же стать белым пятном у оранжевой бензоколонки где-то далеко позади.

Вслед розовой спортивной машине грозили кулаками дорожные мастера и полицаи, сокрушенно качали головами водители. Девушка не обращала внимания. Ей было десять пирейских лет, и юность бурлила в ней, разбрызгивая неисчерпаемую энергию.

И вот девушка глянула на часы и снизила скорость. Теперь ее автомашина перестроилась на предпоследнюю, правую дорожку автострады, и с легкостью балерины настойчиво обгоняла чумазых работяг-грузовиков. Дерзкие шоферы бросали вслед девушке соленые шутки, а она, уже причесанная, с выражением неповторимой серьезности на лице, проезжала мимо, не обращая на них внимания, и лишь иногда лукаво стреляла глазами в какого-нибудь загорелого красавца.

На перекрестке девушка свернула направо, под виадук, и поехала по петляющемуся асфальтированному шоссе в направлении невысокого горного массива. Вскоре она свернула на неприметную боковую дорогу под «кирпич». На знак строгого запрета проезда она не обратила ровно никакого внимания. Впрочем, это не обеспокоило и военный пост у шлагбаума.

— Эй, ребята! Быстро! — крикнула она звонким, веселым голосом.

Шлагбаум мгновенно поднялся. Курносый сержант, широко улыбаясь, отдал честь. Девушка приветливо кивнула ему головой.

Второй пост. Третий. Проволочные заграждения вдоль дороги. И, наконец, путь пересекла высоченная бетонная стена. Возле широких приземистых ворот тускло сверкали стальные колпаки огневых точек. Сторож выглянул через крохотное окошко в сплошной толщине металла дверцы.

Здесь девушке уже пришлось вытащить документы, раскрыть и показать сумочку. Охранники тем временем пристально досматривали машину, и это продолжалось так долго, что девушка начала терять терпение:

— Ну, быстрее! Сколько вы еще будете мучить меня! Надо понимать, что меня оскорбляют такие унизительные процедуры!

Не слушая оправданий лейтенанта, девушка прыгнула в машину и поехала в ворота, которые только что открылись.

Казалось бы, за такими стенами должны скрываться если не бастионы крепости, то хотя бы громоздкие цеха некоего сверхсекретного завода. Однако территория, которую охраняли так тщательно, напоминала больше тихий дачный пригород. Среди яркой зелени белели опрятные, красивые коттеджи и сверкали зеркальными окнами длинные дома атомного стиля. И лишь в конце аллеи возвышалась огромная круглая постройка, увенчанная плоским куполом. Именно туда и ехала дочь академика Торна.

Машина плавно подъехала к монументальной гранитной лестнице. За стеклянной дверью мелькнуло лицо слуги в форме личной полиции мистера Кейз-Ола. А минутой позже выбежал коротконогий толстяк среднего возраста. Он остановился возле машины, достал из кармана грязного комбинезона часы-луковицу и покачал головой:

— Опять.

— Снова, папочка… — с притворной грустью вздохнула девушка.

— Сто пятьдесят в час?

— Двести, папочка.

— Двести! — толстяк всплеснул руками. — Заберу машину! Поставлю на карбюратор защитную шайбу!

— Это нелогично, папочка!.. Ты сам сказал, что скучаешь без меня и считаешь каждую минуту до моего возвращения. Ведь так?

— Да, Тесси, — толстяк подошел ближе, обнял и поцеловал дочь. — Но я буду скучать еще сильнее, если ты разобьешься…

Машину бросили прямо посреди аллеи — видимо, здесь редко кто ездил — и пошли к коттеджу, который едва виднелся за деревьями. Через минуту тихий до сих пор дом наполнился веселым шумом.

Пока девушка фыркала и пела в ванне, академик Торн вместе со старенькой горничной сервировали стол на веранде. По количеству закусок и бутылок, которые выстроились светящейся шеренгой, можно было бы сделать вывод, что готовится целый банкет. Но обедать сели только отец с дочерью.

— Семья в полном составе! — академик налил себе большой бокал, капнул на дно рюмки Тесси. — Выпьем за успехи семьи!

— Выпьем!

Это был неизменный тост академика Торна, символический, как и та шеренга бутылок, из которой никогда не выпивали больше одной, да и то лишь в торжественные дни. Каждой из этих бутылок было столько же лет, сколько и Тесси.

— Ну, доченька, рассказывай. Вижу по глазам, что ты довольна.

— Ой, где уж там…

— Ну-ну, не может быть! — Круглое, добродушное лицо отца засветилось еще сильнее, а смешной клинышек бородки задорно задрался кверху. — Говори, а то я разнервничаюсь… и выпью еще целый бокал вина.

— Ладно. — Тесси огляделась и подвинулась ближе. — А на тебя можно положиться?

— Умгу… — Торн в этот момент пытался расправиться с бифштексом и поэтому не мог ответить отчетливее.

— И ты не расскажешь никому-никому?

— Умгу…

— Я не шучу, папа… Об этом я не должна была бы рассказывать. Дело в том, что мы с профессором Лайн-Еу завтра пересаживаем живой человеческий мозг!

Торн поперхнулся и вытаращил глаза на дочь.

— Девочка моя, ты…

— Нет, не сошла с ума, отец!.. — Тесси уже была серьезной. — Операцию будем делать только вдвоем. Ночью. Совершенно секретно. Ты же знаешь, что такие операции строго запрещены.

— И Лайн-Еу толкает тебя на риск?.. — Торн бросил салфетку, поднялся. — Я сейчас же позвоню ему, ты не можешь, не имеешь права!

— Жаль, — покачала головой Тесси. — Очень жаль, что академик Торн не умеет сдержать слова. К тому же, помню, он своей доченьке постоянно твердит: будь смелой…

— …и рассудительной. Разве не так, Тесси? А именно здравомыслия тебе и не хватает. Почти всегда. Конечно, профессору Лайн-Еу я не буду звонить. Но я беспокоюсь. Очень беспокоюсь.

Видимо, Тесси Торн ждала совсем другой реакции отца, потому что расстроилась и замолчала. Расстроился и Торн и, чтобы загладить вину, начал расспрашивать, что да как.

Девушка отвечала неохотно.

Ну, есть такой молодой, очень красивый черноглазый юноша. Ну, у этого юноши, как определил профессор Лайн-Еу, вследствие неизвестной страшной болезни невероятно быстро разрушаются все внутренние органы. Только мозг у него вполне здоровый. А, как известно, в организме меняются, обновляются все клетки, кроме клеток мозга. Следовательно, если дать ему новое тело, то…

Академик брезгливо передернул плечами, но Тесси, к счастью, этого не заметила. Ее внимание привлекла серия вспышек в небе, на котором догорали последние лучи Солнц.

— Что это, папа?

— А, ракеты… — безразлично ответил Торн. — Три дня назад у Крутого Порога начала работать новая стартовая площадка.

— На «Звезде Кейз-Ола»?

— Да.

Девушка замолчала, провожая взглядом пламенные хвосты, что поднимались все выше и выше, постепенно исчезая в тусклой синеве. Несколько секунд было тихо, а потом послышалось отвратительное, скрипучее: ве… ве… ве… Прокатилось эхом. Зашелестели деревья. И еще долго позвякивали бокалы на столе.

— Бр-р-р… Страшно! — сказала Тесси. — Люблю скорость, но без побочных эффектов… А здесь… Тебе не кажется, что эти ракеты летят с таким звуком, будто их тошнит?

— Ну, что ты! — с некоторой обидой ответил Торн. — Двигатели работают замечательно. Это нашей конструкции. Очень удачные!

Тесси улыбнулась исподтишка: отец себе не изменяет. Когда речь идет о технике, аллегорий и метафор он не понимает.

— Ну, хорошо, папа, а у тебя что?.. Рассказывай, рассказывай!

— Гм… Ну, так слушай: я создал антивещество!

— Антивещество!.. — с чрезмерным восторгом подхватила Тесси. — А что, это открытие имеет очень большое значение?

— Да. Ты знаешь, что, кроме электрона, есть еще одна частица такой же массы, но противоположная по знаку — антиэлектрон, или позитрон?

— Учила когда-то.

— Значит, ты должна знать, что, кроме протона, есть частица такой же массы, но заряженная отрицательно — антипротон.

— Слышала.

— Не выдумывай. Об этой частице ты не могла слышать, потому что ее открыли мы с Кольриджем совсем недавно.

— Ну, не слышала.

— И ты не знаешь, что, кроме обычного нейтрона, существует так называемый антинейтрон?

— Н-не знаю…

— Хвалю за честность. Антинейтрон существовал только в теоретических расчетах. Декаду назад мы с Кольриджем впервые в мире получили антинейтроны, да еще и не отдельные, а мощный пучок.

— Видимо, ты очень обрадовался.

— Не спеши, Тесси, не спеши! Я и до сих пор не знаю, радоваться мне или плакать… Ты не забыла, из чего состоит атом любого вещества?

— Не забыла, папочка! — вздохнула Тесси. — Ты втолковывал мне с детства! Положительное ядро атома состоит из нейтронов и протонов. Вокруг него вращаются отрицательно заряженные электроны.

— Прекрасно! А что если взять антипротон, антинейтрон и антиэлектрон, и построить из них антиатом?

— Ну, это антиатом и будет, — бодро ответила Тесси.

— Прекрасно!.. — круглые глаза академика Торна заблестели хитро, словно он дискутировал с настоящим противником. — А если соединить эти антиатомы в антимолекулы?.. — он налил себе в хрустальный бокал вина. — Ну, в форме этакого бокала, скажем. Что будет?

— Будет, уважаемый академик, антибокал, антикристальный, антипрозрачный, антивысокий, антиузкий и будет он наполнен антивином — дистиллированной водой или касторкой! Папа, милый, я ничего, ничего не понимаю во всех этих «анти». Да и зачем они мне нужны!

С великой любовью и, одновременно, с сожалением смотрел академик на свою дочь. Ему было хорошо оттого, что она такая жизнерадостная, и в то же время обидно, что между ними никогда не было и не будет трогательного единения мнений людей одной профессии.

— Тесси, Тесси! Если бы это услышала твоя мать!

Девушка вмиг погрустнела, покачала головой.

— Не надо, папа. Ведь я выполняю ее волю…

— Да, не надо… — академик вздохнул, погладил ладонями свою шарообразную голову. — Ты совсем такая, как была она, и противоположная во всем. Если хочешь знать, честь открытия антивещества принадлежит не мне, а твоей матери. Она теоретически доказала существование новой формы материи, еще когда тебя на свете не было. И вот теперь…

— Не надо, папа… Ты начал говорить о антибокалах.

— Ну, ладно. Антибокал… Если бы тут, на столе, появился такой антибокал с воображаемым антивином, то, дочь моя, мы не успели бы на него взглянуть! Через две десятимиллиардные доли секунды все вокруг, насколько хватит взора, было бы уничтожено. Страшная это вещь — антивещество!

— И ты его… создал.

— Да, моя дорогая… — академик поднял бокал, посмотрел сквозь него на огни в окнах лаборатории. Сказал тихо: — Я пью за самое выдающееся достижение науки Атомной эры! Ты знаешь: я никогда не хвастался. Но то, что я сделал сейчас, не может сравниться ни с чем.

Потрясенная Тесси замолчала. Она смотрела на своего отца с почтительным страхом. В сумерках его приземистая, округлая фигура расплывалась, сливалась с окружающими предметами. И только огни фонарей, отражаясь в выпуклых стеклышках очков, мерцали, мигали, придавая силуэту загадочный, даже зловещий образ.

— Не думай, доченька, что антивещество — нечто сверхъестественное: в бесконечной Вселенной есть целые звездные системы из антивещества. Каковы законы существования данного вида материи, может ли существовать антибелок, а следовательно, и какая-то другая жизнь — «антижизнь» — сейчас ответить трудно. Единственное, что предсказала твоя мать теоретически, а теперь я подтвердил практически, — две такие формы материи сосуществовать в одном пространстве не могут. Если вещество сталкивается с антивеществом, происходит молниеносно быстрый процесс взаимодействия, так называемая аннигиляция. При этом выделяется огромное количество энергии в виде света и тепла.

— Очень интересно… и страшно. — Тесси задумалась. — А как же хранить такое антивещество?

Торн не спешил с ответом. Он закурил трубку, несколько раз глубоко затянулся. Потом сказал торжественно:

— Я добился этого, Тесси. Когда хочешь знать, в этом и заключается мое открытие. Ну, ладно. Пойдем.

— Куда, папа?

Тлеющий огонек трубки прочертил оранжевую дугу в направлении лаборатории.

— Не боишься?

— Нет, папа.

— О том, что увидишь, — никому ни слова.

— Ладно.

В лабораторию не имеет права зайти даже дочь профессора Торна, и куда запрещен вход даже самому президенту Монии. Но это — формально. На самом деле — только и всего, что пришлось пройти не через вестибюль с охранниками, служащими Кейз-Олу, а запутанным подземным переходом.

Это уже второй раз отец приглашает свою дочь посетить лабораторию.

Три года назад Торн показал дочери атомный реактивный двигатель. Ученый сиял от счастья, рассказывал Тесси о квантах и атомах, коэффициенте полезного действия и защитных устройствах, а она послушно кивала головой и пугливо отодвигалась от экрана аэродинамической трубы, на котором виднелась окутанная дымом красная сигара — первая, еще несовершенная модель будущей космической ракеты.


Гибель Урании

Теперь такие ракеты летают к «Звезде Кейз-Ола» ежедневно. Тесси из долговязого подростка превратилась в высокую стройную девушку. А отец не изменился ничуть. Он все еще не теряет надежды соблазнить дочь своей непонятной и страшной атомной физикой!

Вот и лаборатория. Она тянется длинным нешироким полукольцом и напоминает мастерскую титанов: везде вдоль стен стоят монолитные бетонные блоки и свинцовые плиты, а над ними мертво висят крюки многотонных передвижных кранов.

Все вокруг залито светом, таким ярким, что грани предметов кажутся раскаленными добела. Тихо. Безлюдно… Но нет — вот шевелится какая-то фигура. Она крошечная по сравнению с высотой лаборатории и массивными плитами. Это старый Кольридж. Верный помощник академика Торна, улыбаясь, спешит им навстречу.

— О, Тесси! Жива-здорова? Я так давно тебя не видел!

Он всегда такой, этот «папаша» Кольридж, — даже «вчера» для него уже давно.

— А где конфета, папа Кольридж? — смеется Тесси.

— Конфета есть! — Он лезет в карман комбинезона и, покопавшись, вытаскивает что-то помятое, серое, бесформенное. — Сама виновата, что не приезжала так давно. Я тебя ждал, ждал…

Тесси знает, с какой любовью относится к ней старик. Его жена и дети погибли семнадцать лет назад. Поэтому все лучшие чувства Кольридж отдал дочери своего друга и руководителя.

— Спасибо, папочка Кольридж! Конфета очень вкусная! Давно я такой не ела!

— Ну, Тесси, уже влюбилась?

Это тоже обязательный вопрос. Можно отвечать как угодно — Кольридж все равно будет доволен.

— Влюбилась, папа Кольридж!

— Гм… и очень?

— В миленького мальчика, папа Кольридж!

— Кто же он?

— Их даже двое!

— Ну вот… — Кольридж бьет руками об полы. — И что, теперь ты забудешь не только отца, но и меня?

— Ни за что в мире, папе Кольридж!

Такая шуточная беседа может длиться сколь угодно долго, поэтому Торн прерывает ее с напускной строгостью:

— Довольно, довольно! А ну, старый, покажем нашей дочке, на что мы способны!

Пока отец с Кольриджем налаживали аппаратуру, Тесси бродила по лаборатории. Все, что она слышала дома в течение многих лет, невольно откладывалось в ее голове. Девушка помнит почти все термины и названия аппаратов. Она знает: там, за толстенной железобетонной стеной, в огромном зале, стоит второе в мире по мощности сооружение, которое называют космотроном. В колоссальном кольцевом туннеле, из которого выкачан воздух, под влиянием магнитного и электрического полей вращаются элементарные частицы материи. С каждым кругом они приобретают все большую скорость и, наконец, вылетают с такой энергией, что могут разбить первое попавшееся атомное ядро. Для работы космотрона нужен ток нескольких мощных электростанций, а для охлаждения — пропускать через трубы целую реку воды. И все это для того, чтобы создать микроскопически малое количество доселе не существовавшего на планете вещества.

— Ну, Тесси, готово! Иди сюда.

Все приготовления завершены. Поперек лаборатории встали бетонные и свинцовые плиты. Узкую щель между ними закрывает аппарат, немного похожий на электрический холодильник. Рядом стоит «мисс Долли» — огромная, неуклюжая машина с клешнями, как у краба. Когда начнет работать космотрон, в лаборатории «хозяйничать» останется только она, потому что излучение установки для человека смертельно.

Бункер, из которого исследователи руководят работой космотрона, смог бы выдержать какие угодно бомбардировки. Его двери имеют такую толщину, что Тесси не хватит рук, чтобы измерить. Но Кольридж, ловко оперируя подъемником, пододвигает к двери еще и огромный бетонный блок.

— Готово!

— Ток! — командует Торн.

Щелкнул выключатель. Померк свет электрических ламп в бункере. Вспыхнул экран.

— Смотри внимательно, Тесси! — голос у Кольриджа стал хриплым, взволнованным. — Сейчас ты увидишь то, чего не видел, кроме нас, никто!

Прошло еще несколько секунд. И вдруг сквозь стены бункера донесся тихий свист. Он становился все громче, повышаясь в тоне, потом стих. А на экране вспыхнул неестественный желто-фиолетовый свет. Он бил столбом из промежутка между защитными кирпичами, легко пронизывал подставленный аппарат, толстую свинцовую плиту, бетонный блок, и за ним прерывался затупленным, чуть распушенным концом, как отрезанный.

— Антинейтроны? — шепотом спросила Тесси.

Ей никто не ответил. И отец, и Кольридж щелкали переключателями, не отводя глаз от экрана.

А столб желто-фиолетового света становился все ярче, все яснее. Его цвет оставался неизменным на всем протяжении. И вот за аппаратом, который Тесси назвала «холодильником», появился ореол зеленого сияния.

— Смотри внимательно, Тесси!

Затаив дыхание, девушка смотрела на чудесную игру света. Ореол рос, распадался на отдельные пряди. А те, в свою очередь, рассыпались на «мохнатые» длинные нити. Уже не было желтого и фиолетового — весь «холодильник» был окутан буйным зеленым пламенем.

— Достаточно, Кольридж!

Щелкнул выключатель. Пряди исчезли из космотрона, однако таинственный аппарат сиял, не угасая.

К нему неспешно подползла «мисс Долли», схватила за специальный крюк, перенесла в кабину лифта. Площадка скользнула вниз. Отверстие закрылось тяжелой металлической плитой.

Вытирая пот с лица, Кольридж поднялся, умными глазами внимательно взглянул на Тесси.

— Ну, как?

— Красиво! — тихо ответила она.

— Красиво… Нет, Тесси, это — ужасно!

— Почему?

— Аппарат сейчас спустится в глубокую подземную камеру, и тогда откроется. В него хлынет воздух — обычный воздух…

— Ну, и что?

— Увидишь…

Ждать пришлось недолго. Минуты через три на пульте вспыхнула красная лампочка. На экране снова появился окутанный зеленым сиянием «холодильник». Теперь он стоял посреди невысокого, похожего на склеп помещения.

— Ну, боже помоги! — бледный Торн резким движением нажал на кнопку. Невыносимо ярко вспыхнул экран. Погас. Качнулся, завибрировал пол. Раздался глухой, раскатистый грохот, и все стихло.

— Вот тебе, Тесси, и новая бомба, пострашнее атомной и водородной, — грустно сказал Кольридж. — Если те бомбы используют только десятую часть ядерного горючего, а остальное распыляется в окружающем пространстве, то эта дает коэффициент полезного действия — сто процентов. Процесс в ней будет продолжаться до тех пор, пока существует хотя бы один атом антивещества.

— Ну, зачем так, Кольридж? — раздраженно сказал Торн. — Прежде всего, это не бомба, а источник энергии. А если и бомба — то «чистая».

— «Чистая» бомба? — Тесси смотрела на отца растерянно. — Я не понимаю…

— Ну, видишь ли, это бомба, которая после взрыва не отравляет атмосферу радиоактивным пеплом.

— Но ведь она… убивает?

Торн промолчал. А Кольридж положил руку Тесси на плечо.

— Убивает, Тесси! Сейчас взорвалось такое количество антивещества, что его не взвесишь ни на каких весах. А теперь представь, что взрывается настоящая бомба из антивещества… Все будет сожжено и уничтожено на огромном расстоянии… Вот и спроси своего отца, зачем он выпустил на свет божий еще одно средство уничтожения, страшнее которого уже не придумаешь!

— Достаточно, Кольридж! — взорвался Торн. — Мы можем серьезно поссориться! Почему ты не возражал, когда мы вместе работали над первой атомной бомбой?

— Э, друг, то было другое время…

Замолчали. Хмурились. А Тесси прошептала, не надеясь на ответ:

— Разве не все равно, от какой бомбы погибает человек — от «чистой», или от… «грязной»? — И пожала плечами. — Не понимаю!

Как сплетаются дороги

Ночь. Тихо. Поперек широкой кровати на смятых подушках, подперев голову кулаками, лежит Тесси Торн. Перед ней — несколько фотографий и рассыпанная кипа писем.

— Чистая бомба… — шепчет Тесси.

Час назад отсюда ушел Кольридж. Он приходил, чтобы успокоить свою названную дочь, но только взбудоражил ее рассказом о давно минувшем.

Нет, недаром Тесси Торн так избегала воспоминаний о матери. Они были все еще слишком болезненными, давняя рана еще не зажила.

— Бедная мамочка…

Тесси не сводит глаз с фотографии молодой красивой женщины в комбинезоне. Она стоит возле какого-то сложного прибора, сверкающего стеклом и металлом. Маму, видимо, сфотографировали неожиданно для нее: лицо повернуто на чей-то оклик, еще сосредоточенное, брови нахмурены, а глаза словно спрашивают, кому и зачем понадобилось мешать человеку работать. На щеке у нее — грязная полоса; волнистые волосы, случайно выбившиеся из-под косынки.

Есть и другие фотоснимки матери — в роскошных вечерних туалетах, за рулем автомашины, на пляже, — но Тесси больше всего любит тот, первый. Там мать такая, какой была на самом деле.

Видимо, и матери эта фотография нравилась.

На обратной стороне фотографии написано энергичным, торопливым почерком: «Дорогой друг! Помни нашу лабораторию и меня!»

Тесси знает, кому адресована эта надпись. Вот рядом лежит портрет молодого привлекательного мужчины с печальными выразительными глазами. Это ученый-атомщик Риттер Лайн — сын профессора Лайн-Еу, ближайший друг академика Торна и бывший жених матери Тесси.

Вот здесь, в этой стопке писем, вся история их любви. Они полюбили друг друга давно, еще в колледже. В предпоследний год Доатомной эры состоялась официальная помолвка. Но влюбленные вдруг поссорились. Чтобы насолить жениху, Тессина мать нежданно-негаданно вышла замуж за безнадежно влюбленного в нее медлительного Торна. После свадьбы опомнилась, но было уже поздно.

Мать не любила отца. Самолюбивая и гордая, она покорилась судьбе, которую выбрала сама, и все. Все ее чувства остались с Риттером Лайном. В минуты печали и грусти она писала ему письма… и складывала их в ящик.

Тесси родилась через шесть лет после того, как Риттер Лайн наложил на себя руки. Казалось, матери следовало бы уже и остановиться. Но даже появление дочери не вывело ее из состояния самоуглубления, холодного равнодушия к семье. Сколько Тесси помнит, с ней нянчились только отец и папаша Кольридж, а мать появлялась изредка — холодная, невыносимо справедливая и очень далекая.

Тесси чувствовала это безразличие, протестовала против него озорством, преднамеренным непослушанием, порой просто ненавидела мать… и все равно любила ее горько и безнадежно.

А потом случилось несчастье. Однажды, когда началось испытание первого атомного двигателя, испортился защитный механизм ядерного реактора. Колоссальная энергия вышла из-под контроля исследователя и уже рвалась наружу, чтобы уничтожить, стереть в порошок все вокруг. Лишь несколько секунд имел в своем распоряжении тот, кто рискнул бы сбросить в реактор кадмиевые тормозные стержни голыми руками. И Фрея Торн успела это сделать.

Ее пронзило радиоактивное излучение такой мощности, что о спасении не могло быть и речи. Лучевая болезнь — самая страшная из болезней, которую принесло человечеству развитие науки, — своих жертв не отпускает.

Больная умирала медленно, страшно. Но именно эти декады и принесли девочке неожиданную горькую радость. Она нашла, наконец, настоящую мать, любящую, нежную.

Словно желая искупить долг перед мужем и дочерью, Фрея Торн поддерживала семью в тяжелейшее время. Не ее успокаивали, а она утешала всех; смеялась, когда другой кричал бы от боли; шутливо упрекала себя за чрезмерное увлечение наукой, и клялась, что после выздоровления станет совсем-совсем другой…

Нет, не суждено ей было стать другой… Болезнь распространялась, подтачивала, разрушала весь организм. Приближался конец.

Однажды больная попросила врачей выйти вон и протянула руку к дочери.

«Тесси, сядь рядом. Я вскоре умру… Ты еще маленькая, моя крошка, но только на тебя моя надежда. Спаси отца, потому что он сам не свой. Я очень виновата перед ним. Если бы у меня было две жизни, я отдала бы и вторую, чтобы искупить свою вину. Но теперь уже поздно. Вон там, в ящике, ты найдешь бумаги, которые раскроют тебе все. Прочитаешь их, когда станешь взрослой. Только не суди меня слишком строго. Я все время пыталась сломать себя и не смогла… Еще одно, мой цветочек: ни в коем случае не становись физиком! Если бы я могла надеяться, что ты станешь врачом и найдешь лекарство против лучевой болезни, я умерла бы спокойно…»

Это были ее последние слова. Той же ночью она выпила яд, который приготовила еще тогда, когда убедилась в безнадежности своего состояния.

— Бедная, бедная мамочка… — шепчет Тесси.

Кто бы мог предположить, что «шалунья Тесси» и стала шалуньей именно потому, что в груди ее не угасало горе?!

После смерти жены Торн совсем пал духом. Целыми часами он сидел неподвижно, уткнувшись взглядом в стену, и ни на что не обращал внимания. Тесси утешала его, как умела, но это не помогало. Тогда она интуитивно избрала другой путь: словно все она забыла; баловалась и дурачилась; заставляла отца решать все ее проблемы; жаловалась, что якобы никак не может решить школьные домашние задания; ходила неухоженная, неумытая, только чтобы подчеркнуть отцовское невнимание к ней.

Торн постепенно опомнился. Неожиданный бунт Тесси встревожил его, и он невольно взялся за «перевоспитание» дочери. И если бы он был более наблюдательным, то вскоре смог бы с математической точностью установить, что его успехи на этом поприще пропорциональны не приложенным усилиям, а тому, как быстро избавляется от тоскливой апатии сам воспитатель.

Тесси старается не вспоминать прошлого, потому что оно слишком тяжелое. Но воспоминаний не удается избежать. И они невольно связываются с сегодняшним.

Атомная бомба. Ее действие ужасно не только в момент взрыва, но и очень долго потом. Давным-давно развеялся дым двух монийских бомб, которые были сброшены на Джапайю, а отголоски этого слышны до сих пор: умирают больные лучевой болезнью, калеками рождаются дети у тех, кто еще в детстве надышался радиоактивного пепла.

Атомную бомбу создали супруги Торн, Риттер Лайн, папаша Кольридж и еще несколько ученых. Два атомных взрыва уничтожили более двухсот тысяч человек. Во имя чего? Правда, джапайцы напали на Монию первыми и наделали много бед. Однако погибли вовсе не нападающие, а преимущественно женщины и дети, те, кто войны не хотели…

И вот теперь отец создал новую бомбу — «чистую». Она не будет загрязнять атмосферу радиоактивными веществами. Но смерть остается смертью независимо от причин. А Тесси, выбрав профессию врача, присягла бороться за жизнь.

Пристально, грустно девушка всматривается в черты материнского лица. Она хочет понять, как случилось, что именно мать, та, которая погибла от лучевой болезни, потому что пожертвовала собой ради жизни сотен людей, обрекла на такую же страшную гибель сотни тысяч. Как мог отец, мягкий и чистосердечный, отдать весь свой неисчерпаемый талант на дело создания невероятных средств уничтожения?

Молчит фотография. Мать смотрит на свою дочь так, будто хочет махнуть рукой и отвернуться: «Не приставай с ерундой! Никогда!»

Она и впрямь, пожалуй, не задумывалась, ради чего и во имя чего работает. А вот Риттер Лайн задумался… и покончил с собой.

Еще и еще Тесси перечитывает письма своей матери. Не все понятно в этих письмах. Много недомолвок. Однако из коротких намеков, из фраз, которые, казалось бы, ничего не значат сами по себе, для Тесси постепенно становятся понятными те причины, что привели к разрыву матери с Риттером Лайном. Они были друзьями, но не соратниками. Почти в каждом вопросе их мнения расходились. И о том, как далеко шагнуло это несовпадение свидетельствует последнее письмо Риттера Лайна:

«Полностью разочаровался в себе и в людях, потому что не смог убедить даже тебя. Отрекаюсь от всего, что сделал. Мои юношеские светлые мечты нашли такое страшное воплощение, которому оправдания нет. Если хоть немного дорожишь нашими отношениями, нашей дружбой — спаси будущее человечества. Прощай!»

Не раз перечитывала Тесси эту коротенькую записку, но только теперь начал раскрываться ее глубокий смысл. И девушке становится страшно: то самое, что встало между матерью и Риттером Лайном, становится сейчас между ней и отцом… Антивещество… «Чистая» бомба… Профессор Торн, конечно, не думает об убийствах. Но он станет убийцей поневоле, если о бомбе узнают военные… Нет, этого нельзя допустить! Однако, как же быть с величайшим в истории Атомной эры открытием? А что, если кто-нибудь другой откроет антивещество, независимо от профессора Торна?

Сложные все эти вопросы, неразрешимые. «Папаша Кольридж» не смог найти на них ответа. А как же тогда с ними может справиться «шалунья Тесси», которая ничегошеньки не понимает в атомной физике, не разбирается в политике, и хочет только одного: чтобы люди жили мирно?! И вот, она выбрала самый легкий путь: а, не стоит париться заблаговременно. О войне твердят так давно и так однообразно, что это слово стало пустым звуком, страшилкой для маленьких детей.

Достаточно было выбрать Тесси такое решение — и вдруг засияло все вокруг. Кажется, даже мрак ночи стал рассеиваться.

Девушка подняла голову и улыбнулась. Глупышка! Да это же и впрямь светает.

Босиком, в длинной ночной рубашке, она подошла к окну, распахнула его, оперлась локтями на подоконник. Влажный прохладный ветерок дохнул на нее, приятно пощекотал волосы. Запахло прелыми листьями, вскопанной землей.

Вот уже зарозовел рассвет того дня, когда ассистентка профессора Лайн-Еу наконец-то станет ему настоящей помощницей. Пересадка человеческого мозга!.. Господи, да разве можно было даже мечтать об участии в такой операции?! Конечно, дедушка Лайн-Еу выбрал Тесси совсем не за ее успехи, а в память о маме, которую он искренне уважал и любил. Но это не имеет значения.

Тесси пытается с полной серьезностью думать обо всех технических подробностях предстоящей операции. Но она легкомысленно почему-то не думает об аппаратуре и лекарствах, а снова и снова вспоминает лицо того больного, который должен стать объектом эксперимента. На вид он совершенно здоров. Но болезнь его уже, видимо, сказалась на психике. Его черные красивые глаза смотрят так грустно, так тоскливо, что невольно хочется сказать что-то теплое-теплое, ласковое и искреннее. Он, конечно, боится. Да и не мудрено: никто в мире не может заверить его, что операция закончится хорошо. Но это, конечно, будет именно так. Ему подыщут новое тело — молодое и красивое…

И вдруг мысли Тесси прерываются. Оказывается, ей почему-то очень не хочется, чтобы больной парень стал выглядеть по-другому. Да, его сознание будет жить и, видимо, сохранит все, свойственное только ему. Однако и следа не останется от печальной улыбки упрямых, четко очерченных губ, погаснет тревожный блеск глаз, исчезнет все то, что наполняет душу Тесси не известным ей до сей поры чувством… Материнской нежности?

Любви?.. Нет-нет… Пожалуй, нет… Тесси видела больного только дважды, ни разу не разговаривала с ним. К тому же у нее есть жених, который очень ей нравится. С ним она чувствует себя спокойно и легко — шалит, шутит, балуется и дразнит, зная, что ей будет все подарено. Только почему же сейчас воспоминание о женихе не вызывает радости, а в воображении возникают черные глаза больного, которые, кажется, смотрят прямо в душу?

Тесси обозвала себя глупышкой, свои мысли — аморальными; определила себе кару — вспомнить все кости скелета и перечислить главные хирургические инструменты; а потом легла спать, клятвенно пообещав себе больше не думать про черноглазого больного.

Видимо, наказание было слишком незначительным.

Проснувшись после обеда, Тесси неожиданно для самой себя заспешила, кое-как попрощалась с отцом и помчалась в Дайлерстоун. Вместо того, чтобы пойти на свидание с женихом, она побежала в клинику.

Больной спал. Методика, которую разработал профессор Лайн-Еу, требовала, чтобы перед операцией организм отдохнул в полной мере. В течение двух суток больному не давали проснуться. Снотворное и аппарат «электросон», имитация однообразного шума дождя и повышенная температура в палате — все должно было успокоить и укрепить нервную систему.

Больной спал. Его лицо было мягким, детским. Мягкие кудри упали на подушку. Рука свисала с кровати.

Тесси подняла эту руку. Она была мускулистая, тяжелая. На ладони выпячивались шершавые мозоли, и это поражало, потому что, судя по уважительному обращению «мистер», больной был состоятельным человеком.


Гибель Урании

Пожалуй, подсознательно, реагируя на прикосновение, пальцы больного сжались, нежно обхватив ладонь Тесси. А ей показалось на мгновение: это он прощается с ней.

Теплая волна радости и сожаления плеснула ей в сердце. Девушка поняла вдруг, что не любила еще никого, а если бы полюбила, то только его. Она наклонилась и тихо поцеловала больного в лоб.

— Прощай, мой дорогой! Прощай, моя неслучившаяся любовь!

Остаток дня она ходила словно пьяная. Ее тянуло в ту маленькую палату, и она не в силах была сдержать себя.

Любовь с первого взгляда… Тесси никогда не верила в ее существование. Ей казалось, что полюбить можно только тогда, когда знаешь человека долгие годы, изучил, как самого себя. И вот теперь чувство пришло неожиданно, ошеломило, лишило воли. Если бы Тесси могла, она отдала бы свою жизнь этому незнакомому человеку с мозолистыми, крепкими руками. Но это не помогло бы. Следовательно, надо приложить все усилия, чтобы… хоть сохранить ему красоту.

Как только стемнело — еще задолго до определенного времени, — Тесси пошла к профессору.

— Дедушка Лайн-Еу… — Она всегда обращалась так к нему, когда хотела подмазаться. — Можно, я подыщу… новое тело для больного?

— А зачем искать? — отозвался тот безразлично. — Оно уже есть. В четырнадцатой палате умирает от воспаления мозга старик. Его и возьмем.

— Старик?! — Тесси схватилась за голову. — Дедушка Лайн-Еу, как вы можете?! И это хуже, чем убить человека!.. Я не допущу этого!.. Лучше выбросьте напрочь мой мозг, спасите его.

— Внучка, внучка! — Лайн-Еу подошел к ней, обнял за плечи. — Бывают случаи, когда люди отдают во имя идеи не только жизнь, но и молодость… Бесполезно твое покровительство: инженер Айт хочет стать стариком по собственной воле.

— Инженер Айт… По собственной воле… — Тесси тряхнула головой. — Дедушка Лайн-Еу, я ничего, ничегошеньки не понимаю!

— Может, когда-нибудь поймешь, внучка. Я только прошу тебя: не говори никому ни слова, потому что станет напрасной вся жертва этого чудесного и глубоко несчастного человека… И, пожалуй, не следует тебе ассистировать. Твое волнение может стоить ему жизни.

Да, это была правда. Тесси и сама не согласилась бы быть соучастником страшного преступления, на которое решился сам больной.

Прощай, невозможная любовь! Если уже не суждено, то пусть хоть сохранится о тебе ничем не запятнанная память.

Кто-то другой ассистировал профессору Лайн-Еу. Кто-то другой рассекал тело инженера Айта. Тесси даже не поинтересовалась, кто именно. Две декады она не выходила из дома, глушила бессонницу снотворным, а тупую боль в голове — лекарствами; гнала жениха прочь; скупо, сухо отвечала по телефону на обеспокоенные расспросы отца.

Наконец, ее вызвал Лайн-Еу — пожалуй, только чтобы она немного отвлеклась. И вот, во время обхода, навстречу им выскочил из палаты лысый старик. Тесси узнала его: это был тот, в кого пересадили мозг ее возлюбленного.

Лайн-Еу бросился вперед, чтобы вернуть больного обратно в палату. А Тесси медленно сползла по стене вниз. Все вокруг потускнело, закружилось, исчезло.

Врачебный консилиум констатировал: нервное истощение на фоне переутомления.

Облака на горизонте

Болезнь Тесси приобрела затяжной, хронический характер.

С точки зрения медицины, ее, собственно, и болезнью нельзя было назвать. Так себе болезнь — депрессивное состояние психики. Хорошо врачам — подыщут для необъяснимого заковыристое название, пропишут отвратительное пойло и умывают руки. Но Тесси знает: ей не помогут никакие лекарства — в душе сломалось что-то хрупкое, чувствительное и блуждает по телу, беспокоит, как острая шпилька… Бром три раза в день, покой, смена обстановки — вот и все лечение.

Девушке часто стала вспоминаться давняя-предавняя сказка про разбитое зеркальце злого волшебника. Разлетелись по всему миру разбитые осколочки волшебного зеркала, зависли в воздухе, невидимые и неосязаемые. Достаточно хотя бы одному из них попасть кому-то в глаз — и человек начинает везде видеть только плохое, только гадкое.

Не была ли ее несчастная любовь вызвана таким осколочком?

Нет-нет… Пожалуй, нет. Тесси об Айте почти не вспоминает. Ей стыдно за свою выходку. Она любит Фредди Крайна, во всяком случае, пытается убедить себя в этом, потому что при виде жениха в душе Тесси вдруг возникает что-то холодное и враждебное. Тесси яростно обуздывает своего скептического двойника, а тот, подавляемый внутренний голос, хрипит зловеще: «Вспомни судьбу своей матери! Ты не любишь Фредди Крайна».

А Фредди такой, как и всегда: красивый, нежный, заботливый.

Господи, ну как он не поймет, что от его назойливой заботливости просто тошнит?! Фредди не дает ей лишнего шага ступить, наперед угадывает и исполняет все желания, готов прыгать перед нею, только чтобы она повеселела. Каждая ее прихоть для него — приказ, каждое слово — закон… Ну, разве это мужчина?.. Инженер Айт, видимо, не потакал бы. Он нахмурил бы густые брови, взглянул бы так, что аж сердце томно забилось бы… Или нет: просто подошел бы, обнял за плечи, сказал бы, улыбаясь: «Дорогая, не печалься! Это ни к чему. Я тебя и так люблю». И этого было бы достаточно, чтобы все проблемы мгновенно развеялись.

Только нет, этого не было и не будет.

Тесси обвиняет себя в несправедливом отношении к жениху, клянется стать другой… и остается такой же.

За две декады перед Новым годом Фредди пришел радостный, возбужденный. Он сообщил, что его отец устраивает грандиозный новогодний банкет. Соберутся самые выдающиеся деятели искусства и науки, генералы и дипломаты. На этом банкете и будет официально объявлено об их помолвке.

Тесси печально покачала головой: пусть. Если бы Айт был жив, она, возможно, еще сопротивлялась бы судьбе. Историю бесталанной матери повторит ее несчастная дочь. И теперь все равно.

Как не странно, но именно это трагическое решение вывело Тесси из состояния оцепенения, швырнуло в вихрь веселья и развлечений. Снова автострадами страны мчалась розовая «Ласточка», а вслед ей махали кулаками дорожные мастера и полицаи. Снова Тесси подмигивала красивым парням и с беззаботной щедростью одаривала всех очаровательными улыбками. А потом решилась и на больше: начала ужинать в полных шума и табачного дыма нищих кафе Броклайна, танцевала с пьяными моряками в портовых дансингах — вообще, решила сыграть такую игру, чтобы аж мурашки по спине забегали.

«Шалунья Тесси» безобразничала, как после смерти матери, только уже не во имя чьего-то спасения, а для себя самой. Она справляла поминки по своей юности, девичьей вольнице, надеждах на любовь.

«Смените окружение!» — посоветовали ей врачи. Тесси выполняла медицинские предписания с таким усердием, что порой начинала забывать свое происхождение, призвание и обязанности. Отец не ошибался: она действительно была такая, как мать, хоть и не похожа на нее во всем. То, что бушевало в душе Фреи Торн, будучи обузданным сильной волей, вылилось в фанатичное служение науке; а буйство сил ее дочери не знало удержу, и готово было хлынуть в каком угодно направлении. Иногда на Тесси находило неистовое желание плюнуть на этот высший свет, куда методично и ласково тянул ее «любимчик Фредди», да и нырнуть на дно, где жилось опасно и остро. Во всяком случае, там не спрашивают, кто ты и откуда, не требуют соблюдать правила хорошего тона, не скрываются от любви и ненависти. Жить — так жить!

Но тот внутренний голос, который предостерегал ее против женитьбы с Фредди, теперь изменил свою тактику. Он тихо и грустно нашептывал ей постоянно, что это бесшабашное лихачество и острая игра в жизнь и смерть — лишь жалкие опереточные одеяния, которыми богема прикрывает свое пустое существование, болезненную робость увидеть саму себя в неприукрашенном виде. А накануне Нового года Тесси Торн убедилась, что именно так оно и было на самом деле.

Однажды Тесси сидела в кафе «Разбитое сердце» с компанией так же одетых девиц из балетной студии и растрепанных красномордых «свободных художников». Это был последний «ее» день, поэтому она не очень отбивалась от своего завзятого ухажера — здоровенного брюнета, «непризнанного гения» какого-то из направлений абстрактной живописи, крикуна и наглеца. Девушке было жутко и приятно играть опасную роль дерзкой, искушенной красавицы, которая крутит мужчинами, как ей заблагорассудится..

В кафе заходили рабочие после работы, чтобы выпить кружку пива и поболтать. Джаз еще отсыпался после ночи, поэтому пьяная компания развлекала сама себя, аккомпанируя кто как умел.

Неожиданно на крохотном возвышении, что сходило в этом кафе за эстраду, появилась невысокая, худощавая, скромно одетая женщина.

— Тише! Тише все! — закричал ухажер Тесси. — Девочка, ты будешь петь, да? Ну-ка, затяни, голубка, «Ее глаза»!

Женщина, не обращая внимания на его слова, прокашлялась, нервно поправила блузку.

— Граждане, я хочу, чтобы вы меня выслушали…

— Гм… понятно! — скептически покачал головой кто-то из компании. — Видимо, попрошайка.

— Граждане! К вам обращается Комитет Защиты Мира. Надвигается война! Сегодня объявлено о запрете отпусков в армии и про смертную казнь для коммунистов. Начинается мобилизация… Граждане, мой муж погиб не известно за что во время войны в Корейланде. У меня осталось трое детей. Следующая война будет страшной. Мы можем попытаться ее предотвратить. Комитет Защиты Мира просит вас подписать воззвание о запрещении атомного оружия.

Видно было, что эта женщина никогда публично не выступала. Она волновалась, запиналась, чуть не плакала от того, что не может выразить страстными пылкими словами того, что наболело в душе. Но именно это и повлияло на людей. Умолк шум, стихло брякание посуды.

И только ухажер Тесси пьяно махнул рукой:

— Спой «Ее глаза» — подпишу!

Женщина растерянно посмотрела в его сторону.

— Мистер, я же не за себя прошу… И у вас, наверное…

— Не хочешь петь? Тогда — долой! Скучно!

Люди недовольно стали коситься на него.

Высокий седой мужчина подошел ближе, сказал тихо:

— Оставь… Дай послушать.

— Что?! — «Непризнанный гений» вскочил, сунул руку в карман. — Кто подпишет — будет иметь дело со мной!.. Долой политику — да здравствует искусство!

— Ну, успокойся, дорогой! — Тесси потянула его за рукав, усадила. А женщине махнула головой: иди, мол, разве не видишь?

И та, грустно покачав головой, сникла и ушла. У двери задержалась, чтобы приклеить на нее прокламацию.

И именно в эту минуту за окном показались фигуры хозяина кафе и полицая.

— Пропала женщина… — прошептал кто-то. — Засадят на пять лет!.. Эй! Беги! Слышишь, беги!

Только где же там было бежать!

Тесси никогда не видела, чтобы так били человека! Полицейский свалил женщину с ног первым же ударом резиновой палки, а потом издевался, как хотел. И никто не сдвинулся с места, чтобы защитить.

— Милый, спаси ее! — шептала Тесси. — Ну, милый!.. Ты же храбрый и сильный! — Она умоляла, требовала: — Спаси!

А он, мгновенно протрезвев, отмахивался:

— Отстань, Тесси! Ты хочешь, чтобы упекли на каторгу и меня?

— Эх, ты!.. — Тесси вскочила и пошла к дверям. Остановилась перед полицаем, взялась в бока. — Эй, парень! Ты еще долго будешь портить мне нервы?.. Если у тебя чешутся руки — можешь ударить один раз меня! Только я не буду терпеть, я выцарапаю твои поганые глаза!

Тон был грозный, а на губах — игривая улыбка. Полицай остановил уже поднятую палку, посмотрел на девушку сверху вниз, как на чудное насекомое.

— Кошечка, я ломал когти не таким, как ты! Отойди прочь!

— Нет-нет! — Тесси вцепилась ему в руку, повисла на ней. — Я, конечно, шучу! Слушай, подари-ка мне эту женщину! Видишь, у меня сегодня день рождения. Десять лет!.. Ну, неужели ты хочешь испортить его? Друзья, приглашайте господина сержанта!.. Пойдемте, пойдемте, дорогой! Ведь мы прогнали ее сами — разве этого не достаточно?!

Хотя какие уж там людишки были те «свободные художники» и девицы из кордебалета, однако и они поддержали Тесси. Полицая стали упрашивать абсолютно все. А он, рисуясь своим всемогуществом, повыламывался, однако, наконец, милостиво согласился, и, толкнув свою жертву напоследок каблуком, направился к столу.


Гибель Урании

В сочувственных и настороженых взглядах тех, кто сидели за соседними столиками, Тесси угадывала: ее намерение поняли, ей благодарны.

Она умышленно посадила полицая рядом с собой, спиной к двери; она не видела, что там творится. И вот один из посетителей кафе сделал едва заметный знак глазами: «Все!» Тесси выбрала благоприятный момент, выскользнула в фойе, а оттуда — на улицу. Через минуту она уже мчалась домой в такси.

От стыда щеки у нее пылали, сердце чуть не выскакивало из груди. Грубую, вульгарную одежду, которой она полторы декады отгораживалась от всего хорошего, что жило в ней, теперь долой, как балахон освистанного шута. Сбросить ее как можно быстрее, сжечь вместе с воспоминаниями о масленых шуточках «свободных художников», о «непризнанном гении» — наглеце и трусе…

Тесси, Тесси, что ты наделала?! Теперь тебе вечно будет казаться, что ты запятнана той мерзостью, которую на мгновение приняла за настоящую жизнь.

Она срамила себя за безрассудство, за не усмиренную вовремя дурость. Так это еще ничего… Тесси боялась признаться сама себе, что оказалась ничтожным, жалким созданием, не лучше тех, кто топил в водке и сомнительных утехах свое положение трусов и бездарей… Господи, как виновато улыбалась та женщина, умоляя подписать воззвание! Так, как будто только ее касался вопрос о войне и мире, а от посетителей кафе зависело все… И как, трепетно сжав узкие плечи, она подняла руку, чтобы защититься от ударов палкой. И как упала молча… А у нее дома трое детей! И она, придя в кафе, видимо, знала, что ее ждет…

На душе у нее было тяжело. Девушка чувствовала: еще чуть-чуть — и не хватит сил сдерживать тот клубок, который подкатился к горлу, не дает дышать и говорить. Она молча бросила шоферу деньги, вбежала по лестнице в свою квартиру, упала на кровать и сжала руками виски.

Слез не было. Были мысли, которые делали будущее тоскливым, бесперспективным. В голове девушки все смешалось: «чистая» бомба, самоубийство Риттера Лайна, визг джаза, виноватая улыбка женщины. Мозг сверлили вопросы: зачем, почему?.. Почему разрешено бить и сажать в тюрьму тех, кто не убивает, не ворует, и только хотят одного — мира? Где же справедливость, где человечность? И кто хочет войны? Академик Торн? Профессор Кольридж? Тот самодур-полицай? Получалось, что воевать не хочет никто. Но и никто не хочет предотвращать войну — только та бедная вдова…

Весь следующий день Тесси была расстроена и молчалива. Узнав о ее возвращении из «туристического путешествия», Фредди примчался немедленно. Тесси встретила его без радости, но и без отвращения. Портниха принесла роскошное платье. Тесси примеряла его без энтузиазма и даже не попыталась искать дефекты.

Приехали отец и «папаша» Кольридж — она и им не обрадовалась. Ее не трогали, считая, видимо, что такое состояние и подобает невесте, только «папаша» Кольридж почему-то не шутил, много курил и тайком поглядывал на Тесси печальными умными глазами.

В 99-й часов 54 дня 10 месяца 15 года Атомной эры в дворце генерала Крайна был подписан брачный контракт, по которому Тесси Торн в день своего совершеннолетия, то есть Девятого числа Второго месяца наступающего года, получит право называться баронессой Крайн. И сразу после этого начался новогодний банкет.

Тесси пила, ела, улыбалась, что-то говорила, но была как во сне. Свадьба, которая состоится уже через сто семнадцать дней, титул баронессы, красивый «любимчик Фредди» — все это было чуждо ей, не нужно. А свое, родное и близкое — это возбужденный, немного пьяный отец, печальный, молчаливый «папаша» Кольридж, коттедж с каменными стенами, клиника и профессор Лайн-Еу.

Как только выпала удобная минута, она сбежала от тостов и комплиментов, отыскала на веранде Кольриджа и села рядом с ним.

— Вы не рады, папа Кольридж? — Ей снова на секунду стало хорошо, и она привычно пошутила: — А где моя конфета?

Он улыбнулся, вытащил из кармана футляр и раскрыл его. Там сверкал красивый, драгоценный браслет.

— Возьми, доченька. Это последняя память о моей жене.

Она знала, что отказаться — значит оскорбить Кольриджа, поэтому взяла футлярчик и поцеловала старика в лоб.

— Спасибо. Не забуду никогда… Но скажите, папа Кольридж, почему вы не захотели подписать контракт как свидетель?

— Видишь ли, Тесси… — он взглянул на нее, опустил глаза. — Я не хочу ставить свою подпись рядом с подписью убийцы.

— Генерал Крайн — убийца?! — с ужасом прошептала Тесси.

— Как командир пятого воздушного флота крестовиков, генерал Крайн, по его собственному свидетельству, планировал и осуществил не один преступный налет на мирные города Великобонии. Во время одного из таких налетов и погибла моя семья. Барон Крайн был оголтелым крестовиком, и избежал суда международного трибунала только потому, что вовремя переметнулся на нашу сторону… Разве ты не знала этого?

Ну откуда об этом могла знать Тесси?! Правда, Фредди иногда рассказывал про отца, который вот уже двенадцать лет пишет «Историю Второй всепирейской войны», опубликовал шесть томов и еще не добрался и до середины. Но сам генерал казался воплощением спокойствия и добропорядочности. Его жена — монийка. Фредди родился и вырос тут, в Дайлерстоуне…

— Я не знала этого, папа Кольридж… — грустно и просто сказала Тесси. — Жаль, что не знала. Может, мы с вами не сидели бы сейчас в этом неуютном и чужом для меня дворце.

— Ну, зачем же, Тесси… Если бы я увидел тебя радостной, возбужденной, я не сказал бы и сегодня. Девочка моя, что случилось?

— Запуталась я, папа Кольридж…

С глаз Тесси словно спала пелена. Девушка снова становилась сама собой — такой, какой ее знал Кольридж, а перед ним она никогда не кривила душой и рассказывала больше, чем отцу.

— И сама не знаю. Плыву по течению, как щепка. Пробовала бунтовать против себя, но…

Поспешно, словно боясь не успеть, Тесси рассказала все, что случилось за последние два месяца. Не приукрашивала ничего, только умолчала про инженера Айта. В тот потаенный уголок сердца она не впустила бы и родную мать.

Рассказала — и полегчало на душе, словно теперь не одна она, а вдвоем с Кольриджем несла бремя тревожных раздумий.

А тот курил, молчал и только качал головой.

— Я плохая, папа Кольридж? Или, может, несчастливая? Почему я вижу только печальное и злое?

— Потому, дочка, что ты имеешь глаза. Плохой стать ты еще не успела. А несчастливая?.. Видимо, так. Честный, искренний человек в Монии всегда несчастлив.

— Но что же мне делать, папочка Кольридж?

— Ищи. Смотри. Взвешивай. Никто не выберет за тебя жизненный путь, кроме тебя самой. Только если ты выберешь путь на «дно» — знай, что я отрекусь от тебя навсегда.

…Разговор с Кольриджем стал для Тесси целебным лекарством. «Папаша» не утешал ее, не докучал советами. Он только дал понять, что никто за нее не сможет выбрать путь в жизни. Ищи. Смотри. Взвешивай.

И она смотрела, взвешивала, чтобы решить.

На новогодний банкет к барону Крайну собрался весь высший свет Дайлерстоуна. Многих из этих людей Тесси знала и раньше — титул научного советника, который предоставил отцу Кейз-Ол, открывал все двери. Но до сих пор каждый из знаменитостей интересовал ее только как представитель той или иной профессии. А теперь она хотела понять их, что они за люди, каковы их истинные взгляды, убеждения, во что они верят.

В обязанности невесты входит необходимость переходить от человека к человеку, от группы к группе, улыбаться, говорить приличествующие моменту никому не нужные пустые слова. Тесси это и делала, а между тем прислушивалась и присматривалась, пытаясь оценить человека, подобрать ему точное определение, «ярлык».

Вот известный поэт разлегся в кресле, окруженный венком красавиц. Говорили, что он когда-то был главным поэтом мистера Кейз-Ола, и лишился должности из-за вольнодумства. Видимо, ему импонировала такая слава, потому что и сегодня он пришел на банкет не в смокинге, а в странной кофточке, похожей на женскую.

— …Утянут тучами хрустальный небосвод… — театральным баритоном декламировал поэт в то время, когда Тесси подошла к этой компании. — Война, грядет война! Падет цивилизации оплот! Вандалами уже заточен нож, но что ж! Нет, не падет наш град богохранимый! Вандал умрет от моего меча! Греми же, гром трубы победный, Рассветы ярости горят в моих очах!

— Лира в ваших руках — опаснее миллиона мечей! — с обаятельной улыбкой хозяйки вечера отпустила комплимент Тесси, а про себя холодно подумала: «Индюк! Глупый, трусливый индюк! Тебя из индюшатника и палкой не выгонишь!»

В тени под развесистой клюквой стоят двое — упитанная девушка и известный артист. Артист что-то прошептал на ухо девушке. Она шутливо хлопнула его веером.

— Это коммунистическая пропаганда!

«Безмозглая корова», — невозмутимо отметила Тесси.

Знаменитый юрист — высоченный худой мужчина, — размахивая руками, доказывал своим почтительно внимающим слушателям, что введение смертной казни для коммунистов — исторически обусловленная необходимость, самозащита нации.

«Ветряк! — подумала Тесси. — Будет крутиться туда, откуда подует!»

Вопреки всем правилам, на банкете только и говорили о политике. События последних дней свидетельствовали, что на горизонте собираются тучи. Коммунистов ругали, войну называли необходимостью, победу считали бесспорной и быстрой.

«Пустая бочка», «заводной ослик», «обезьяна на веревке» — такими прозвищами определяла Тесси этих знаменитостей, и тревожно спрашивала себя: «А где же ЛЮДИ?»

Хорошо знакомый Тесси микробиолог в кружке степенных дам пророчил новые, невероятные возможности бактериологического оружия. Нет, он, конечно, против его использования. Но если коммунисты начнут первыми, то…

Дамы ахали. У микробиолога от выпитого вина лицо раскраснелось, исполнилось жестокости, надменности.

А Тесси невольно вспоминала, как этот «холерный вибрион» месяц назад СОВСЕМ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ плакал в кабинете профессора Лайн-Еу, когда узнал, что нет надежды на спасение жены… Так неужели он, смачно описывая смертоносное действие своих ужасных вирусов, не может хотя бы на мгновение понять чувства родителей, чьих детей он убьет?

И вдруг у Тесси блеснула мысль: «Все эти знаменитости приветствуют или хотя бы не отвергают войну потому, что не получили от нее бед, и надеются не попасть в беду в будущем!»

Желая проверить свою догадку, она подошла к одному из тех, что молча стоял в стороне, и сказала с очаровательной улыбкой:

— Говорят, что девушка в день помолвки приобретает дар ясновидения. Вы позволите выбрать вас в качестве объекта?

— Прошу, дорогая невеста! — улыбнулся невзрачный с виду, уже довольно потрепанный жизнью человек. — Профессор метеорологии Эйр Литтл!

— Очень приятно! — Тесси забралась в кресло, знаком пригласила всех садиться. Забавно насупив брови, сказала:

— Профессор Эйр Литтл, смотрите мне прямо в глаза и отвечайте правду! От этого зависит счастье невесты!

— Выполняю, дорогая невеста!

— Вы против войны, так?

— Каюсь! — профессор поднял руки вверх.

— Вы были на войне и видели, что это — ужас?

— Нет, дорогая невеста, не был!

— У вас погиб кто-то из родных или друзей? Не думайте, отвечайте только правду!

— Нет, дорогая невеста!

Профессор Литтл лукаво и доброжелательно улыбнулся.

— Мисс Тесси, не расстраивайтесь. Ясновидение невест оправдывается только в отношении человеческих сердец. А я отвергаю войну по велению собственного разума… Хотите расскажу, почему?

Профессор был рад вниманию молодой девушки, а Тесси радовалась, что, наконец, встретила настоящего человека.

Она немногое поняла из тех специальных терминов, которыми злоупотреблял профессор метеорологии, полагаясь на осведомленность дочери профессора Торна. Всевозможные «окклюзии», «фронты», «регрессии» пробегали мимо ее сознание гомонливым ручейком старческого голоса. Но все-таки она поняла, что атомные и водородные бомбы страшны не столько силой взрыва и излучением, сколько тем, что нарушают весь атмосферный баланс. Одновременный взрыв тысячи ядерных бомб приведет к тому, что на планете начнется что-то невероятное: страшные ливни будут чередоваться со страшными засухами, отравленная атмосфера постепенно уничтожит все живое. Пирейя станет голой, красной пустыней…

Нарисованная Литтлом картина была столь впечатляющая, что Тесси аж глаза закрыла.

— Но почему вы не пишете об этом, не предупреждаете весь мир?

— Не предостерегаю?.. — Литтл нахмурился, лицо его снова стало уныло-непроницаемым. — Мисс Тесси, когда вас еще на свете не было, мы дружили с вашим отцом… Я предупреждал его еще тогда. После взрыва первой атомной бомбы я вычеркнул его из числа друзей. Извините, но это так… А писать… Мисс Тесси, уже писано-переписано! Те, кому надо бы читать, не читают, потому что они уверены в собственной безопасности.

Те же самые слова!.. Итак, мысль была правильная!

Тесси встала, крепко пожала руку Литтлу.

— Спасибо вам, профессор!.. Вы — настоящий человек.

Следовательно, вопрос о войне снова, хоть и не прямо, связывался с отцом. Тесси подошла к группке ученых, где сидел Торн. Он не поддерживал разговора, хмурил брови и безразлично смотрел в пространство.

«Нет, нет, он — против войны! — с поспешностью подумала Тесси. — Он — хороший!»

Оставалось определить, к какой категории следует причислить Фредди. И вскоре Тесси услышала его; как всегда, мягкий, благовоспитанный ответ на чей-то вопрос:

— Нет, я против войны!

Теплое, искреннее чувство охватило Тесси. Фредди в этот миг стал для нее близким и любимым.

Навстречу опасности

Звякнуло что-то металлическое. Завизжало какое-то животное. Яростно выругался профессор Лайн-Еу.

Тесси стояла в прихожей лаборатории, не решаясь зайти.

Двухмесячное безделье, — а особенно то бессмысленное неистовство последних декад, — казалось, отняло у нее право на уважение со стороны профессора, право на участие в его работе. Лайн-Еу, конечно, обиделся. Он даже не пришел на помолвку, хоть и пообещал.

Тесси чувствовала себя сейчас очень несчастной девочкой, что невольно наколобродила, и готова стерпеть какое угодно наказание, чтобы только не лишиться благосклонности учителя.

Она тяжело вздохнула и тихонько потянула за ручку. Дверь легко открылась.

Профессор Лайн-Еу, весь в крови, как мясник, стоял молча и смотрел на нее поверх очков.

— Я пришла, дедушка Лайн-Еу…

— Красивая!.. — Профессор стянул и швырнул прочь резиновые перчатки, нажимом на педаль спустил в канализационный сток отходы, что остались после хирургического опыта. — Хороша!.. А я еще называл тебя внучкой! Ну, чего ты стоишь? Разве не видишь, что надо здесь прибраться?

— Я сейчас, дедушка Лайн-Еу! — Тесси метнулась к шкафчику, ревниво глянула, не висит ли там чужой комбинезон, облегченно вздохнула и начала быстренько переодеваться.

Оказывается, Лайн-Еу не только не забыл о ней, он даже не взял себе временного помощника. Это было и радостно, и стыдно, потому что еще раз напомнило Тесси, какая она жалкая и глупая.

— Нагулялась?.. — Лайн-Еу смотрел на нее и качал головой. — А Рита погибла. Выскочила из клетки, все еще по-обезьяньи вспрыгнула на окно… Ну, и разбилась.

И это Тесси взяла на свою совесть. Бедная Рита! Если бы твоя хозяйка не была столь легкомысленна, ты жила бы до сих пор!

Видимо, в глазах девушки было столько неподдельного страдания и сочувствия, что Лайн-Еу сжалился и сказал мягче:

— Я спас ее, не печалься. Можешь забрать свою Риту — правда, в образе отнюдь не соответствующем… да и вообще, тебе следовало бы поинтересоваться, чего я достиг за эти два месяца.

Из маленькой операционной они перешли в соседнюю комнату, заставленную самыми разнообразными клетками.

На первый взгляд это был просто небольшой виварий лаборатории. Однако если бы сторонний наблюдатель присмотрелся, он заметил бы, что безобидные на вид зверьки ведут себя как сумасшедшие.

Вот мышонок со всеми признаками мании величия. Неуклюже расставляя лапы, он ползает на брюхе, как крокодил, и гоняется за резвой мухой. Вот кот, который по-кроличьему поскакал в угол, и с мурявканьем впился зубами в морковь. Рядом кролик облизывается, нервно крутит куцым хвостом и поглядывает хищными, сверкающими глазами на ярко раскрашенного попугая, который мирно — совсем как курица — гребет ногами зерно. А в решетку самой большой клетки, прыгнув с ловкостью обезьяны, вцепился когтями огромный черный пес.

— И все это вы успели сделать в одиночку за два месяца моего отсутствия?! — не веря собственным глазам, Тесси смотрела то на зверей, то на Лайн-Еу. Поведение животных, собственно, ее не впечатляло: этому мышонку, наверное, был пересажен мозг ящерицы, мозгом поменялись кролик с котом, петух с попугаем. Не верилось, что это мог сделать один человек без посторонней помощи.

— Да, Тесси, один. Вскоре такие операции сможет проводить каждый экспериментатор. С мозгом Риты я морочился часов десять, и, представь себе, не было заметно даже незначительного распада белков. Препарат Ц творит чудеса!

— Вот это и есть Рита?.. — Тесси подошла ближе к большой клетке, робко протянула руку вперед. Она помнила это существо в образе забавной обезьянки, и два месяца назад должна была помогать профессору пересаживать ее мозг в черепную коробку белого пушистого шпица… А это же огромная собака. На него даже страшно взглянуть!

— Не пугайся, Тесси! Рита осталась такой же ласковой, как была, и сохранила почти все рефлексы… — профессор вытащил из кармана кусочек сахара. — Рита, хочешь заработать?

При этой команде обезьяна должна была потанцевать на задних лапках, покачаться на хвосте и протянуть ладошку за наградой. Это она обычно выполняла сразу, быстро и грациозно. Но то, что не составило бы труда для обезьяны, собаке было уже не под силу. Пес прыгал, крутился на месте, растерянно скулил, наконец, сник и поплелся в угол. Тесси стало жалко животное, и она отдала сахар «бесплатно».

— Ну, что скажешь, внучка? — тон у Лайна-Еу бодрый, а выражение лица — грустное.

— Это что-то необычное, дедушка Лайн-Еу!.. И если вы еще и теперь не захотите опубликовать ваши труды — я сделаю это сама.

— Опубликуешь? — он покачал головой и вздохнул. — Смотри тут на все повнимательнее, девочка, потому что сегодня вечером все эти животные будут уничтожены.

— Почему, дедушка Лайн-Еу?! — возмущенно воскликнула Тесси.

— Так надо. И, в конце концов, это небольшая беда. Моей методикой ты овладела хорошо, а все, что касается изготовления препаратов Ц, КМ и катализаторов, я расскажу тебе сегодня же. Надеюсь, ты со временем все-таки станешь ученым и заменишь меня.

— Дедушка Лайн-Еу, вы говорите как-то загадочно… и страшно.

Он промолчал, скинул и повесил пластиковый комбинезон, пошел в операционную, запер дверь. Жестом позвал Тесси.

— Садись. Нам надо поговорить. Прости, что я на тебя накричал. Я понимаю твое состояние, поэтому и не трогал тебя. Конечно, я удивился, получив приглашение на помолвку, и обиделся. Потом понял все: действительно, его уже не вернешь.

— Кого, дедушка Лайн-Еу? — спросила Тесси и почувствовала, что предала сама себя — дрожащим голосом, раскрасневшимися щеками, виноватым выражением глаз.

— Прости, Тесси, я был случайным свидетелем твоего прощания с Айтом. Оно раскрыло мне все благородство твоей души… Не стесняйся, девочка. Я сам полюбил его. Назвал сыном…

Тесси сидела, закрыв лицо руками. Вновь Лайн-Еу терзал ей душу своим благорасположением и добротой. Она же их не заслужила. Как это страшно!

— Я еще тогда хотел рассказать тебе всю правду, но ты была в таком состоянии, что могла бы натворить бед… Ну, вот слушай: старик, в тело которого пересадили мозг Айта, это Псойс — камердинер мистера Кейз-Ола. Айт пожертвовал молодостью, чтобы отомстить Кейз-Олу страшной местью. И он уже частично осуществил ее, передав мне эту вещь…

Лайн-Еу вытащил из кармана комбинезона небольшую плоскую металлическую коробочку, вытряхнул из нее стандартную магнитофонную катушку.

— Прошу!.. Через четыре часа я приду сюда, и мы продолжим разговор.

Тесси машинально взяла катушку, заперла дверь за профессором, вытащила из шкафа магнитофон, используемый для ежедневных записей наблюдений, и включила его.

Что она хотела услышать — голос Айта? Историю его жизни, которая, вероятно, была не легкой? Тесси и сама не знала. Ошеломленная неожиданным сообщением, раздавленная угрызениями совести, вначале она слушала невнимательно, пропускала мимо ушей неясные выкрики, непонятные отрывки фраз, и ждала чего-то более значительного.

И вот она насторожилась. В сознание врезалось слово, которое начало вызывать у нее почти физическую боль, — «война». Кто-то говорил о войне так спокойно, будто речь шла о какой-то обычной, не очень прибыльной, но зато и не рискованной коммерческой операции.

Свыше трех с половиной часов просидела Тесси Торн, не шелохнувшись, с замиранием сердца прислушиваясь к каждому слову. А когда запись кончилась, медленно поднялась и встала посреди комнаты, потирая ладонью лоб.

Все вокруг нее было сейчас таким же неестественным и страшным, как и то, что она услышала. Ползающий мышонок. Кровожадный кролик. Кошка-вегетарианец… Безумие! И если здесь эта неестественность была действительно продиктована благородным стремлением профессора Лайн — Еу раскрыть все тайны живого организма, научить хирургов восстанавливать утраченные органы людям, возвращать жизнь, то «акции Спасения», которые распродавал мистер Кейз-Ол, — это уже не просто безумие, а сумасшествие.

Два месяца назад, прослушав бы эту запись, Тесси легкомысленно махнула бы рукой: «Чушь, бессмыслица! Это просто чья-то глупая шутка!» Две декады назад — металась бы по комнате, глотала бы снотворное, возмущалась бы, ужасалась. А сегодня она была совершенно спокойна, только где-то под сердцем дрожал муторный холодок, похожий на тот, что появляется у человека на шатком мостике над бездной. О, Тесси теперь уже знала, что должна делать!

Ровно через четыре часа пришел Лайн-Еу. Он не спросил ничего, только взглянул на девушку пристально, искательно.

— Эту запись надо размножить в миллионах экземпляров! — сказала она. — У меня есть пять тысяч дайлеров на счете… Кое-что могу взять у отца. Думаю, этого хватит на первое время.

— Нет, Тесси, это лишнее. Дело не в деньгах. Каждая такая катушка будет стоить жизни тому, кто ее получит. А много ли ты найдешь способных на героизм?

Тесси невольно вспомнилось кафе «Разбитое сердце», беспомощно протянутые тонкие руки худощавой женщины… Сослаться на этот пример? Нет, он прозвучит недостаточно веско.

— Есть одна организация — могучая, тайная… — сказал после большой паузы Лайн-Еу. — Она имеет свои типографии и студии звукозаписи, может в любую минуту захватить какой-нибудь из телецентров. И если эта организация возьмется за дело, то доведет его до конца.

— А если не возьмется? — тихо спросила Тесси. — Это Братство?

— А если не возьмется… — профессор задумался, потарабанив пальцами по столу и закончил рассудительно, спокойно. — Тогда профессор Лайн-Еу вряд ли будет иметь возможность продолжать свои эксперименты, и его место со временем займет талантливая ассистентка Тесси Торн.

Тесси поняла, на что намекал профессор. «Братство» приобрело печальную известность. Кто восставал против него, тот был обречен на уничтожение, не спасало даже бегство из страны. В состав этого тайного общества входили выдающиеся деятели армии, полиции, церкви, которые имели в своих руках важнейшие государственные тайны, оружие, деньги.

— Дедушка Лайн-Еу, не стоит… Боюсь я их, этих балахонников. Мне кажется, что ни один из них не способен ни на что другое, кроме убийств…

Лайн-Еу ничего не сказал, только улыбнулся как-то странно. Но его улыбка постепенно меркла, превращалась в маску, за которой человек прячет свои порой совсем не веселые мысли. И Тесси начало казаться, что она невольно коснулась какой-то болезненной струны в душе старика, пробудила в нем нежелательные сомнения.

— Девочка моя, шестнадцать лет назад талантливый ученый Риттер Лайн покончил самоубийством, потому что испугался, испугался борьбы. Он переложил ее на покатые плечи своего отца. А мне уже перекладывать не на кого. Я хорошо знаю, что такое Братство Сынов Двух Солнц. По секрету скажу тебе, что Мония вступила во Вторую всепирейскую войну только тогда, когда было получено на это согласие тех, кого ты назвала балахонниками. Но если тогда речь шла о деньгах, то теперь речь пойдет о жизни не только Монии, но и всей планеты. Поэтому они… Словом, это вопрос уже решенный. Сегодня вечером возвращайся домой и не приезжай ко мне, пока я тебя сам не вызову. К сожалению, все знают мою привязанность к тебе, а это сейчас нежелательно.

— Никуда я не поеду, дедушка Лайн-Еу… — Тесси пристально изучала застежку на груди своего комбинезона. — За два месяца я натворила столько гадкого, что не позволю себе теперь ничего похожего.

— Тесси, это — приказ!

— Нет, дедушка Лайн-Еу, я сейчас буду слушаться только веления своего сердца. Я, дочь тех, кто создали атомную бомбу, и не могу допустить, чтобы их имена были навеки прокляты человечеством. Достаточно того, что натворили в Джапайе.

В ее голосе слышалось ребячье упрямство, однако в нем уже проступали и другие, неожиданные для старого профессора интонации сосредоточенной решимости, непоколебимого убеждения в собственной правоте.

— Я прошу тебя только потому, что хочу обеспечить спокойствие самому себе. Пойми: твое присутствие в Дай-лерстоуне заставляет меня очень нервничать.

— Нет, дедушка Лайн-Еу, это твои отговорки.

— Ладно! Я не хотел говорить, но придется. Ты должна, понимаешь, должна уцелеть, если я погибну… — Лайн-Еу неспешно расстегнул воротничок домашнего комбинезона и вытащил из кармана под мышкой плоскую пластмассовую коробочку. Раскрыл ее. — Это единственное, что связывает инженера Айта с целым миром, единственное, что поддерживает его в борьбе. А теперь представь, что замолчит этот передатчик…

Несколько минут Тесси молчала. Тон разговора свидетельствовал, что профессор почти не верит в успех затеянного. Но предать его, оставить на произвол судьбы Тесси не могла, как не могла она этого сделать и по отношению к инженеру Айту. Казалось, неразрешимая проблема. А губы невольно прошептали:

— Ладно, я уйду.

Встреча с отцом была не такой, как всегда. Может, тому виной было плохое настроение Тесси, а может, случились неприятности у него самого. Обедали молча.

Вечером пришел Кольридж. Он был, как всегда, сосредоточен, корректен, внимателен. Угостил Тесси конфетой, пошутил по поводу предстоящей свадьбы и уселся в уголке. Молча курил и поглядывал на отца с дочерью пристальными, умными глазами. Он будто ожидал начала разговора, заранее догадываясь о его содержании и направлении.

Очень хорошо зная своего отца, Тесси видела, что и он готовится к спору: нервно покашливает, без надобности протирает очки и с подчеркнутой внимательностью изучает бумаги, принесенные в большой кожаной папке.

— Ну вот, прошу! — раздраженно сказал Торн. — Полюбуйся и признай, что я был прав. — Он подошел к Кольриджу и подал ему распечатанный конверт. — Читай!

Кольридж пробежал глазами строчки, пожал плечами.

— Не понимаю, что здесь неожиданного? Ты думал, что будешь монополистом в науке? Так это время уже давно прошло. Меня удивляет только то, что они не создали антивещество еще два года назад. Ведь их космотрон в полтора раза мощнее нашего!

— Пойми меня правильно… — гневно блеснул стеклами очков академик Торн. — Я совсем не гонюсь за приоритетом. Но если они идут такими темпами, то создадут бомбу из антивещества раньше нас!

— А тебе какое до этого дело?

Тесси встала, подошла ближе. Отдел технической информации канцелярии мистера Кейз-Ола, ссылаясь на «достоверные источники», сообщал академику Торна, что в конце 15 года Атомной эры в Ядерном институте Союза Коммунистических Государств были получены несуществующие на планете элементы — от антиводорода до антибериллия включительно — и разработана методика длительного хранения антивещества.

У Тесси тревожно застучало сердце. Следовательно, «чистая» бомба уже появилась на свет. Как монийку, как дочь академика Торна ее обижало, что коммунисты создали антивещество первыми. Но, вспомнив Совещание «мудрейших», девушка вспыхнула от стыда. Что там эта «чистая» бомба у коммунистов, когда на них уже нацелены три тысячи триста атомных и водородных бомб?! История показывает, что коммунисты никогда ни на кого не нападали первыми. Но защищаться они же имеют право?!

Мистер Кейз-Ол заявил, что начнет войну без предупреждения. Он не проинформирует даже ученых, которые сделали свое и уже не нужны. А они, вместо того чтобы искать спасения, спорят о нестоящих вещах.

Тесси покачала головой и горячо сказала:

— Отец! Папочка Кольридж! Чего вы ссоритесь? И зачем все твердите: бомба, бомба?.. Лучше возьмитесь вдвоем и создайте такой аппарат, чтобы не взорвалась ни одна бомба в мире! Я часто представляю: вот уже летят на Монию ракеты. Их сто, тысяча, десять тысяч. Они приближаются с космической скоростью, чтобы убить меня, уничтожить всю Монию. Что, какая мне радость оттого, что одновременно с этим в противоположном направлении на СКД, например, летят бомбы еще страшнее? Какая мне радость, что погибну не только я, но и миллионы людей, а может, и вся Пирейя?

Замолчали. Сидели в разных углах, не глядя друг на друга. Трудно было отрицать очевидное, общеизвестное, то, что из абстрактного, теоретического вдруг стало почти реальным: в любую минуту бомба может упасть здесь.

И вдруг в тишину врезались скрипучие, отвратительные, как рвота, звуки: ве… ве… ве…

Тесси вздрогнула, побледнела. Нет, она не забыла, что это с нового ракетодрома поднялась и взяла курс на «Звезду Кейз-Ола» обычная космическая ракета. Но после такого разговора эти звуки стали будто подтверждением ужасного предположения, злым пророчеством на будущее.

— Профессор Эйр Литтл уверяет, что взрыв тысячи бомб может уничтожить жизнь на планете. Это правда?

Кольридж молча кивнул. А Торн пренебрежительно сказал:

— Литтл? Он способен только на то, чтобы сочинять лживые прогнозы погоды!

Никто в тот вечер не сказал больше ни слова.

Силы небесные и силы земные

Полуостров Рио-Айр, один из самых живописных уголков Монии, был обречен. Невинные стрелочки, которые тянули к нему голубые линии по синоптической карте, означали невероятной силы шторм с моря, бешеный ураган с гор и настоящий потоп с неба.

Шторм, ураган и ливень разрушат портовые сооружения, дворцы и дачи, уничтожат сады и парки. Высоченный горный хребет, что круто падает к морю, на этот раз не будет защищать Рио-Айр, а выступит против него, станет сообщником взбудораженной стихии: начатое дождем и ураганом закончат потоки грязи и лавины камней с гор.

Наука и техника Пирейи уже достигли такого уровня, который давал возможность бороться с могущественными силами природы. В результате упорного труда профессора Литтла и его учеников было разработано учение о так называемых критических точках атмосферных процессов, определении времени и места возможного вмешательства человека с целью коренного изменения погоды.

Вот и теперь, получив такой страшный прогноз, профессор Литтл прежде всего подумал о перспективе спасения полуострова Рио-Айр.

Литтл включил аппаратуру и достал из сейфа большой синоптический планшет с картами. Пока машина будет делать вычисления, надо еще раз проверить данные, подготовленные ранее по специальному заказу мистера Кейз-Ола.

Еще год назад Литтлу было дано задание составить точнейший прогноз погоды на первую половину 16 года Атомной эры. Позже диапазон времени начали сужать, требуя детализации атмосферной обстановки только для Континентального полушария и только на Второй месяц. А теперь Эйр Литтл должен был еще раз подтвердить этот прогноз, который был уже давно составлен, на первую декаду того же месяца.

«Почему Кейз-Ола интересует именно первая декада месяца?» — обеспокоенно спрашивал сам себя Литтл.

С точки зрения метеорологии, избранный период не отличался ничем особенным. Антициклон, что зародится у южного конца монийского континента, будет продвигаться на северо-восток и приобретет характер устойчивых по силе и направлению ветров, которые будут дуть почти две декады.


Гибель Урании

Профессор просматривал лист за листом. На каждом из них синие стрелы воздушного фронта продвигаются все дальше и дальше. В середине первой декады Второго месяца они коснутся южной береговой линии Континентального полушария, а девятого числа установятся непосредственно перед столицей Союза Коммунистических Государств.

От внезапной догадки у Литтла болезненно сжалось сердце. Третья всепирейская война, несомненно, начнется с атомных бомбардировок. Радиоактивные облака несут такую угрозу, которую нельзя не учитывать. С этой точки зрения, самые неблагоприятные обстоятельства для СКД сложатся в первую декаду Второго месяца.

Однако Литтл сразу же и успокоил себя. Конечно, это плод его болезненного воображения. Ученый придвинул планшет ближе и подписал каждую карту.

Электронно-вычислительная машина все щелкала и щелкала: видимо, задание оказалось сложнее, чем надеялся Литтл.

Профессор нетерпеливо поглядывал на часы. Сегодня вечером должна была собраться компания для игры в бридж. Литтл не курил и не пил, зато время от времени позволял себе играть в карты.

Как и договаривались, в сорок шесть часов в кабинет профессора вошел епископ Соттау, тучный, с широченными плечами, бычьей шеей и прекрасным аппетитом человек, которому более подобало бы быть мясником или владельцем кафе, чем капелланом.

— Ну, еретик, что ты тут напророчил против воли Божьей? — Соттау подошел к столу и бесцеремонно ткнул пальцем в синоптическую карту. — Признавайся, негодник, на кого навлек силы небесные? Кого поразят стрелы этих молний?

Это был обычный тон их разговоров: Литтл и Соттау дружили с детства.

Однако на этот раз Литтл не поддержал шутки.

— Двенадцатого числа Первого месяца вечером над Рио-Айр пролетит ураган. На полуострове будет все уничтожено.

— И ничего нельзя сделать? — безмятежность Соттау как рукой сняло. — Ведь погибнут и наши виллы.

Эйр Литтл пожал плечами. Чтобы повлиять на погоду, нужно устроить взрыв хотя бы двух-трех атомных бомб, а каждая из них стоит миллионы дайлеров.

— Подожди, может, что-то скажет мой электронный помощник.

Минут через двадцать вспыхнула сигнальная лампочка, зазвонил звонок, и из окошка электронно-вычислительной машины выскользнула плотная карточка с длиннющей строкой цифр и значков.

Профессор Литтл изучал их, многозначительно хмыкая, а епископ нетерпеливо допытывался:

— Ну, что?..

Пришлось еще раз обратиться за помощью к машине, и тогда профессор Литтл ответил:

— Не так страшно! Одна атомная бомба средней мощности — и Рио-Айр спасен!

— Так в чем же дело? — горячо подхватил Соттау. — Достаточно намекнуть Кейз-Олу, и он охотно позволит тебе провести такой эксперимент. Стоимость бомбы составит лишь малую толику стоимости одного из дворцов светлейшего или его любовниц.

— Взрыв можно совершить в пустыне на полуострове Койтерс, и он никому не причинит зла, — профессор подал карту епископу. — Рио-Айр будет спасен. Но то, что ожидает его, постигнет Сан-Клей… Ты не бывал там? Этот городок насчитывает более сорока тысяч жителей. Ураган разметет его, а ливень смоет остатки в Атаску… Нет, я не могу ради спасения одних обрекать на уничтожение других!

— Гм… С точки зрения человечности — вполне справедливо. Но избавиться от своего жалкого имущества тоже обидно… так когда, говоришь, начнется тот страшный суд для Рио-Айр?

— Послезавтра вечером. Завтра утром я извещу местную власть. Надо подготовить эвакуацию.

— Прошу тебя, не спеши, — быстро проговорил Соттау. — Может, удастся что-то придумать… А нет ли, например, еще одной практической точки?

— Критической, — машинально поправил профессор Литтл. — Таких точек сколько угодно. Но когда в предложенном месте хватит одной бомбы, то в других их нужно будет десятки и сотни. На это никто не пойдет.

На этом разговор оборвался. Конечно, ни о каком бридже уже не могло быть и речи. Епископ Соттау вскоре уехал.

Еще когда Эйр Литтл высказал свой приговор курорту Рио-Айр, епископу пришла в голову замечательная идея… Атомная бомба в критической точке профессора Литтла!.. Если слишком совестливый старик не хочет сам позаботиться о своем имуществе, то надо сделать это за него!.. Экспериментальные взрывы в Монии устраиваются так часто, что использование в качестве полигона той далекой от Рио-Айр пустыни, на которую указал Литтл, никого не удивит. Правда, Сан-Клей погибнет, но, право же, все дома там застрахованы, да и стоимость их незначительна.

Еще некоторое время епископ размышлял, а затем, убедившись, что его план не превышает разрешенное богом, отправился к тому, кто хорошо разбирался в таких делах.

Генерал Крайн, главный консультант Генерального штаба Монии, умел делать бизнес. На этот раз генерал проявил себя просто блестящим стратегом. План епископа после небольшой детализации превратился в замысел грандиозной аферы. Пусть себе Эйр Литтл поднимает тревогу. Владельцы дач и дворцов, бесспорно, сразу же бросятся продавать их, чтобы избежать краха. Если поставить дело тонко, умело, можно скупить лакомые куски за бесценок.

Конечно, во время этой конфиденциальной беседы не было сказано ни одного неверного слова. Сообщники не очень доверяли друг другу и боялись, чтобы кто не застенографировал и не опубликовал их разговор. Из уст епископа срывались лицемерные вздохи по поводу «кары небесной», а генерал сокрушался, что уже давно собирался купить для своего сына и его будущей жены дачу в Рио-Айр, но цены такие высокие… Оба хорошо понимали, что именно надо делать.

Подарив благословение божие генералу и его семье, епископ уехал, а генерал, не задерживаясь, передал эстафету дальше.

В те минуты, когда профессор Эйр Литтл, в последний раз вздохнув, устраивался спать, в его кабинете дежурный метеоролог по официальному требованию высшего военного начальства снял копии с расчетов, проделанных электронно-вычислительной машиной, и передал под расписку специальному курьеру.

А дальше все пошло как по писаному. Короткий приказ — и из бомбоубежища научно-исследовательского центра воздушного флота Монии была вывезена одна бомба. Ее прикрепили к бомбардировщику. Военная часть вылетела специальными вертолетами в район пустыни, очень далекой от Рио-Айр, тщательно осмотрела ее, чтобы никто не пострадал. В тридцать два часа, именно в то время, когда агенты генерала Страна и епископа Соттау начали оформлять очень выгодные закупочные контракты, взорвалась атомная бомба.

Ровно через сутки, тогда, когда, по расчетам профессора Литтла, циклон уже должен был надвинуться на Рио-Айр, Фредди Крайн отыскал свою невесту и со сдержанной гордостью показал документ на право владения виллой из ста комнат на самом берегу моря.

С неизменно доброжелательной, немного скептической улыбкой Фредди рассказал о спекуляции своего отца. В такой операции он не видел ничего преступного: обычная биржевая игра, в которой рискуют обе стороны, а выиграет одна. Подробностей этой «игры» Фредди не знал, поэтому чистосердечно сослался на прогноз профессора Литтла, который якобы после основательной проверки синоптиков воздушного флота Монии оказался ошибочным.

Фредди надеялся на проявление радости со стороны невесты. Но печальная, молчаливая Тесси восприняла это известие совсем равнодушно и только переспросила:

— Профессор Эйр Литтл из Института метеорологии?

— Да, — несколько удивленно подтвердил Фредди.

Он не знал, что, сам того не желая, подсказал невесте имя того, кто был ей сейчас нужен больше других.

Борьба началась

Сообщение о смерти профессора Лайн-Еу пришло с опозданием на сутки.

Тесси не помнила, как именно и за сколько времени она домчалась до Дайлерстоуна. От тех нескольких часов безумного полета автомашины осталось впечатление чего-то невыразимо тоскливого, бесконечного, полного несбыточной надежды, что случилось недоразумение, которое обязательно развеется, если приехать вовремя.

Но она опоздала. Ей даже не посчастливилось взглянуть в последний раз на человека, который был ее учителем, советчиком и вдохновителем. Красивая серебряная урна на черном мраморном постаменте — вот и все, что осталось от любимого дедушки Лайн-Еу, от его редкого, дерзновенного таланта, от его желаний и стремлений.

Большой зал в трауре. Сдержанное рыдание оркестра. Бесконечный поток людей, пришедших отдать последнюю дань уважения знаменитому врачу. Четко напечатан официальный бюллетень анатомического вскрытия с заключением: «Кровоизлияние в мозг».

Все свидетельствует, что профессор Лайн-Еу умер. Но Тесси не хочет верить этому. Она знает: профессора Лайн-Еу убит!.. Врет официальный бюллетень, подписанный незнакомыми, чужими врачами. Врет остроносая горничная профессора, на руках которой он якобы умер. Его убили!.. А это значит, что Братство не стало возражать против войны.

Не исчезают, не рассеиваются мрак и тоска. К ним присоединяется еще и холодная решимость отомстить, которая заставляет бойца над могилой убитого друга поднять склоненную голову, крепче сжимать в руках оружие. Профессор Лайн-Еу погиб. Итак, на его место должна встать Тесси Торн.

Все идет и идет людской поток. Еще звучат в зале печальные мелодии оркестра. А уже к Тесси Торн подходит почтительный нотариус с чиновниками. Согласно завещанию, составленному несколько лет назад, названная внучка профессора Лайн-Еу получает все его имущество.

Вдохновенно, торжественно читает нотариус духовное завещание, перечисляет то, что наследуется сейчас и будет наследоваться в будущем, потом ведет Тесси через весь особняк, чтобы показать наследство. Тесси покорно идет следом, хотя для нее эта процедура ненужная и обидная.

Дом без профессора стал некрасивым и мертвым. Опустела и небольшая лаборатория на верхнем этаже, где впервые были осуществлены самые дерзновенные в истории медицины опыты. Тут, с этого стола, из магнитофона совсем недавно звучали полные страшного равнодушия слова о предстоящей войне. Тут дедушка Лайн-Еу просил Тесси уехать домой, чтобы она уцелела и могла поддерживать инженера Айта. А теперь даже клетки из вивария вынесены, и в пустом гулком помещении пахнет известью, эфиром и дымом чужих дешевых сигарет.

И в библиотеке, и в кабинете Лайн-Еу все перевернуто вверх дном. Кто-то торопливо что-то искал. Тесси знает, что именно, но вида не подает. Братство — вездесущее. Его агентами могут быть и почтительный нотариус, и напыщенные чиновники магистрата. Пусть видят, что подавленная горем наследница не интересуется ничем.

Только вечером, когда закончились похороны и дом опустел, Тесси решилась пойти в кабинет во второй раз.

За время ее отсутствия там устроили настоящий погром. Братство не маскировало следов обыска: мебель была сдвинута с мест, стены расковырены, полы местами вскрыты, книги и рукописи разбросаны. Но большие, привинченные к столу старинные часы на мраморной подставке, которая казалась монолитной и массивной, стояли на месте.

Давно-давно, еще когда Тесси была совсем ребенком, Лайн-Еу показал ей странный фокус: нажал на крылышки богини времени, потянул за стрелу, которой фигурка указывала на циферблат часов — и моментально раскрылась подставка, выпорхнула оттуда «птичка». Декаду назад, провожая Тесси, Лайн-Еу намекнул, что в случае опасности спрячет важные документы именно «под птичкой».

Жутко было Тесси, страшно. Погром в кабинете означал, что все плохо. Братство не нашло того, что искало. Итак, за наследницей станут следить, даже если на нее и не упадет подозрение. Может, и сейчас, через какую-нибудь сокровенную щелку смотрит чье-то бдительное око. И все-таки медлить не следует. Тайник очень ненадежен, только случайно его не нашли до сих пор.


Гибель Урании

Тесси подошла ближе. Быстрым, незаметным движением нажала на крылышки фигурки, дернула стрелу. Тихо раскрылась подставка; на стол из кучки бумаг, спрятанных в тайнике, выскользнула небольшая радиостанция.

Дрожащими руками Тесси сгребла все это в сумочку, закрыла тайник и ринулась домой. Только там, заперев все двери, заглянув в каждый уголок, она немного успокоилась и начала рассматривать принесенное.

Документы и письма Риттера Лайна… Формулы и описание изготовления препаратов Ц и КМ… Фотографии и дневники наблюдений… И, наконец, записка, спрятанная в радиостанции.

«Мой дорогой, — писал профессор. — Прощай! Ты был прав: Братство пошло против. Большинство святых отцов голосовали за войну. Мне не было сказано ничего, но это и является смертным приговором. Борьбу придется продолжать тебе. Две копии с колесиков найдешь в тайнике под четвертым томом Энциклопедии. Будь осторожен! Обязательно вызови «Сына» и предупреди его об опасности. Мои позывные — «Отец». Радиостанцию не подслушают, но лишнее говорить не стоит. «Сын» слушает каждый день…»

Записка, написанная торопливым, неразборчивым почерком, на этом прерывалась. Пожалуй, Лайн-Еу писал ее в последние секунды своей жизни… «Мой дорогой» — это для маскировки. Письмо написано ей.

— Прощай, дедушка Лайн-Еу… — прошептала Тесси. — Я выполню твой завет.

Девушка раскрыла радиостанцию, беспомощно покрутила ее в руках. Аппарат казался игрушечным, ненастоящим. Хорошо, что под кнопками виднелись четкие надписи: «Передача», «Прием», «Вкл.», «Откл.», потому что иначе она не поняла бы, что к чему.

Кое-как Тесси включила его, прижала к уху миниатюрный наушник. Сразу же возник и поплыл по комнате тихий звон, непрерывный шорох. Но не слышно было ни музыки, ни человеческой речи. Аппарат не имел шкалы настройки, и это смущало девушку.

Вроде бы все правильно. Штепсели микрофона и наушников не перепутаешь, потому что они не одинаковые. Красная контрольная лампочка горит и реагирует на каждый звук, произнесенный в микрофон аппарата. Следовательно, остается предположить, что так и должно быть.

Ровно в семьдесят пятом часу Тесси отрывистым от волнения голосом зашептала:

— «Сын»! «Сын»! «Отец» — погиб. Я — «Мать». Откликнись хоть на мгновение… Тебе грозит большая опасность…

Она повторяла и повторяла этот призыв. Ждала. Снова включала передатчик. Нет, молчит эфир. Не откликается «Сын». Может, слышит, но не верит… А может, спит, не знает, что дедушка Лайн-Еу погиб, не подозревает, что надвигается беда.

Семьдесят пятый. Семьдесят шестой. Семьдесят седьмой час… Ответа нет.

И вот, наконец, в ответ на призыв послышался невнятный звук, нечто похожее на звон.

— Слышу, «Сын», слышу! — крикнула девушка радостно. — Дай мне еще один короткий сигнал…

Звук послышался еще раз, потом еще и еще… Тесси сняла наушники. Нет, это просто звонит телефон.

Она схватила трубку.

— Да. Слушаю. Что?!

Остроносая Лауна, горничная профессора Лайн-Еу, кричала что-то о пожаре.

Тесси моментально поняла все. Не найдя того, что искали, Братство решило для верности сжечь дом профессора Лайн-Еу.

Когда девушка подъехала к знакомой улице, стало ясно, что спасти не удастся ничего.

Пожарные, всегда такие находчивые и ловкие, на этот раз не торопились. Они прибыли, когда уже с грохотом обрушилась крыша и весь особняк охватило пламя, однако прошло еще минут с десять, пока, наконец, из мониторов вырвались струи воды.

Молча, без тоски и боли смотрела Тесси на пожар. Ей жалко было замечательной библиотеки, рукописей, которых она не успела забрать; обидно, что погибли колесики.

Даже не дождавшись конца, Тесси поехала домой. Как она и надеялась, за время ее отсутствия в квартире кто-то побывал. Видимо, все было запланировано заранее, и звонок остроносой Лауны стал сигналом для балахонников. Хорошо, что Тесси захватила с собой радиостанцию и бумаги.

«Вот и началась борьба…» — думала девушка. На мгновение ей стало жутко и тоскливо. Вспомнилась бедная женщина из Комитета Защиты Мира, напыщенный нахал-полицай, сцена в кафе «Разбитое сердце»… «хоть представляешь ли ты, на что решилась?.. Выдержишь борьбу?»

Видимо, она выдержала бы все-все, если бы рядом был Айт.

Теперь на Тесси лежит ответственность за его жизнь. Айт! Раньше это имя связывалось, прежде всего, с черными глазами, мягкими красивыми кудрями, крепкими мускулистыми руками. Теперь мозг учился не вызывать в памяти этот образ. Тесси не хотела вспоминать о неестественном превращении милого юноши в отвратительного старика. Из произнесенной походя фразы профессора о возможности возвращения пациента к утраченной молодости родилась несмелая надежда, и девушка боялась развеять ее.

Проходил час за часом. Девяностый. Девяносто пятый. Сотый. Нулевой.

Ну, откуда Тесси могла знать, что Айт ждал вызова в девяносто девять?

Сначала она включалась через пять часов. На следующие сутки — через три. Потом через два.

Беспокойство заползло в ее сердце. Может, Айта уже убили? А может, испортился передатчик?

Девушка не знала, на что решиться. В это время и приехал Фредди с документами на виллу в Рио-Айр.

Тесси почти не слушала его. И когда прозвучало имя Эйра Литтла, девушка встрепенулась. «Он! Только он может помочь наладить радиостанцию».

Спровадив жениха, Тесси сразу помчалась к Институту метеорологии.

Девушка застала профессора Эйра Литтла в своем кабинете. Он сидел за столом и, обхватив голову руками, с ужасом смотрел на плотный листик бумаги, сплошь исписанный цифрами и значками. Сухие и лаконичные, они звучали как жестокий приговор, перечеркивали всю биографию ученого.

Прогноз оказался «ложным», паника, которая поднялась в Рио-Айр, «безосновательной». Циклон выбрал себе другой путь, продвигаясь в направлении долины реки Атаски. В узкой расселине между гор перед городком Сан-Клей мощный поток воздуха столкнется с не менее стремительным ураганом, объединится с ним и двинется вдоль долины. Только что полученные сведения подтверждали эту угрозу окончательно.

Профессор вполне отчетливо представлял, что будет завтра. Солидные газеты сдержанно сообщат о неожиданной ошибке Института метеорологии, подсчитают убытки жителей городка Сан-Клей и домовладельцев Рио-Айр. Сюда, в Институт, нагрянут газетчики. Вечером какая-нибудь из бульварных газетенок ляпнет, что профессор Литтл, подкупленный нечестными бизнесменами, составил ошибочный прогноз нарочно, чтобы вызвать панику. И напрасны будут тогда опровержения и оправдания. Если Литтла и не растерзает разъяренная толпа потерпевших, то ученые наверняка отшатнутся от него.

Циклон должен был обрушиться на Рио-Айр. И если прогноз не сбылся — значит, надо перечеркнуть все учение о критических точках профессора Литтла, все его мечты о возможности управлять погодой.

Когда в кабинет профессора зашла Тесси Торн, настроение у него было очень подавленное. Старик сразу узнал девушку.

Как и полагается, вежливо приветствовал ее. Однако Тесси почувствовала, что профессор ей не рад, и, смущенная этим, не могла сказать прямо, зачем пришла. Она говорила о чем угодно, сама стеснялась этого и боялась прервать разговор, потому что молчание было бы еще страшнее: пришлось бы распрощаться и уйти.

Между прочим, Тесси похвасталась и приобретением генерала Крайна, передала рассказ Фредди про ошибочный прогноз. Профессор вдруг насторожился.

— Говорите, ошибочный прогноз? И ошибку нашли синоптики воздушного флота?

Растерянно моргая близорукими глазами, он тер пальцами лоб так, будто хотел развеять какое-то сомнение.

— Мисс Тесси, вы меня очень удивили. Синоптики воздушного флота никогда не смогут найти ошибки в вычислениях нашего института, потому что… — профессор запнулся, почти с ужасом взглянул на гостью. — Погодите, я, кажется, начинаю понимать. Да, да… Простите, я должен оставить вас на минутку.

Он выбежал из кабинета, а когда вернулся — на него страшно было взглянуть.

— Атомная бомба… — прошептал он отчаянно. — Они сняли копию с моих расчетов и произвели атомный взрыв в критической точке!.. Мисс Тесси, я рассказал о возможности спасти Рио-Айр только одному человеку, своему другу детства. Как это ужасно!..

Тесси ничего не понимала.

— Господин профессор, объясните, умоляю, в чем дело?.. Пусть даже атомная бомба, но ведь она спасла Рио-Айр?

— Спасла? — он смотрел на девушку удивленно и возмущенно. — Она спасла полторы сотни дворцов, сотни две дач, в том числе и мою. Зато город Сан-Клей будет уничтожен. А там — сорок тысяч жителей. Через три часа на Сан-Клей обрушится такой шквал, которого Мония еще не знала.

Теперь уже Тесси поняла.

— Профессор, но ведь еще три часа! За это время можно вывезти всех!

— Вывезти? — криво улыбнулся Литтл. — Час назад, получив точный прогноз будущего бедствия, я обратился к директору Института с просьбой предупредить жителей города Сан-Клей. Мне отказали, потому что это, видите ли, расходится с предыдущим прогнозом. Пять минут назад я умолял, убеждал и, наконец, добился того, что сигнал бедствия был послан служебными линиями связи. Но это уже ни к чему. Туда должны были бы немедленно вылететь вертолеты, потому что даже вездеходы вряд ли прорвутся сквозь каменные ворота в долине реки Атаски, когда ветер с моря гонит воду против течения.

— Вы говорили про вертолеты?

— Да, говорил. Что-что будет сделано. Но это не спасет положения… Извините, мисс Тесси, я должен туда ехать. Каждая минута дорога. Может, удастся что-то организовать на месте.

— Сколько езды до Сан-Клея?

— Два часа автомашиной.

— Итак, полтора… Ну, что же, профессор, приглашаю вас быть моим пассажиром. Я как раз собиралась поехать в те края. Уверяю, мы не опоздаем.

Эйр Литтл на мгновение заколебался, потом кивнул головой в знак согласия.

Через десять минут на автостраду выскочила розовая спортивная машина. Переходя с дорожки на дорожку, она продвигалась все ближе к левой бровке, над которой висели знаки «100–250». Здесь разрешалось ехать с максимальной скоростью.

Крепко сжав челюсти, Тесси пристально смотрела вперед, туда, где на горизонте уже появилась темная угрожающая полоса.

А стрелка спидометра все ползла и ползла вверх. Дошла до 250. Остановилась.

Это был максимум, которого можно было выжать из розовой красавицы «Ласточки».


Гибель Урании

В одном строю

Под вечер двенадцатого дня Первого месяца 16 года Атомной эры по автостраде в направлении Дайлерстоуна неспешно ехал огромный рефрижератор с надписью на бортах: «Мистер Плайв-Ау. Фрукты».

Это был гигант среди машин. Каждое из его колес было толщиной и высотой с человека. Атомный двигатель этого колосса мог бы вполне свободно двигать корабль, а на крыше фургона поместилась бы немаленькая танцевальная площадка.

Такому великану не угрожало ничего. Мощные стальные буфера, небольшая скорость и невероятная мощь делали его похожим на какого-то доисторического броненосца, что мог продвигаться через джунгли напролом, не причиняя себе никакого вреда.

Может, именно поэтому шофер, широкоплечий юноша с белокурыми растрепанными волосами, совершенно безразлично поглядывал на страшную тучу, которая двигалась с правой стороны наперерез автостраде.

Но чем ближе подползало облако, тем серьезнее становился юноша. Наконец, он толкнул в бок напарника, который дремал рядом на широком сидении.

— Тедди, посмотри, какая туча прет!

Тот вскочил, протер глаза и посмотрел на черную завесу.

— Плохо, Люстиг. Нарубит дров. В позапрошлом году, когда я ездил с толстяком Петти, мы попали в такую же передрягу. Нам, конечно, ничего. А грузовых и легковых по-перекидало и разбилось немало… Давай быстрее, до моста еще далеко, его надо переехать заблаговременно.

Белокурый Люстиг внял совету. Тут, у устья Атаски, всегда дуют бешеные штормовые ветры, а сегодня надвигалось нечто действительно страшное.

Еще ярко сияли оба Солнца, и над автострадой небо был чистое и спокойное. Тем более резкой казалась грань света и тьмы на востоке. Черная, как сажа, стена залегла отвесно, сколько видит глаз. Вверху над ней в бешеном танце крутились взвихренные седые пряди, внизу ткали бесконечный причудливый узор синие молнии. И катился оттуда глухой, непрерывный гром, слышный даже сквозь гул турбин рефрижератора.


Гибель Урании

— Вряд ли успеем… — Люстиг нажал на педаль сильнее и вдруг притормозил. С встречной полосы в эту сторону круто развернулась розовая спортивная машина и остановилась перед рефрижератором, загородив ему путь.

— Ну, куда тебя черти… — но Люстиг не кончил брани.

Из-за руля машины выскочила молодая девушка и закричала:

— Поворачивай! Стал поперек дороги! Быстро!

— Погоди, девочка! Что случилось?

Кое-как, впопыхах Тесси пояснила белокурому шоферу, что надо перегородить дорогу: все машины должны проезжать только через Сан-Клей. Вскоре налетит ураган, который уничтожит, а река Атаска затопит весь городок. Прогноз абсолютно верен. Надо спасать людей. Попутные машины смогут вывезти многих.

— Сложное дело! — почесал затылок шофер. — Но когда надо — сделаем. Не возражаешь, Тедди?

Пока длилась эта беседа, за рефрижератором собрался целый хвост автомашин. Шоферы бежали к первой машине, чтобы узнать, что произошло.

— Поврежден мост через Атаску! — объяснял белобрысый Люстиг. — Айда, ребята, через Сан-Клей.

— Спасибо! — прошептала Тесси и пожала ему руку в знак благодарности. — Мы с профессором едем в город, организуем эвакуацию населения, а ты тут бди. Смотри, не пропускай никого!

И спортивная машина помчалась к Сан-Клею.

Через несколько минут рефрижератор перегородил автостраду как раз на перекрестке. Полицаям дорожного надзора, которые примчались, чтобы ликвидировать пробку, Люстиг заявил, что действует по приказу комиссии Сената, которая якобы только что уехала в городок.

Полицай сразу же выставил знак «Объезд», и машина за машиной поехали в сторону Сан-Клея. Они сначала взбирались на холм, потом спускались в котловину и, наконец, исчезали в мрачном ущелье, откуда вырывалась бурная Атаска. Вслед за машинами в сан клейскую долину медленно заползала черная туча. Она уже затянула полнеба, и светлее не становилась. Стали ярче молнии, и гром уже не грохотал в отдалении, а бухал резко и оглушительно.

— Страшная будет ночь! — встревоженно сказал Люстиг. — Боюсь, чтобы бы ураган не застал девчонку где-нибудь в ущелье. Сбросит в пропасть.

— Да не должно бы…

Оба обеспокоенно смотрели на горный хребет, который закрывал сан-клейскую долину: в монолитном массиве виднелась глубокая расселина, словно след от удара гигантского топора. Там еще царил свет.

— Едет… — сдержанно сказал Тедди.

Из ущелья, навстречу бесконечной колонне машин, выскочило розовое пятнышко, озаренное последними лучами Солнц. Даже издалека видно было, что машину аж заносит на поворотах.

— Лихо ездит, оторва! — восторженно сказал Люстиг. — Удивляюсь, как этот старый сыч держит ее шофером… А бедовая — пальца в рот не клади!

Люстиг балагурил, а сам не спускал глаз с розовой машины. Она уже поднялась на холм, когда полил такой дождь, что темно стало. И одновременно посыпались огненные стрелы. Казалось, скрытые в облаках бомбардировщики дождались подходящего момента, и теперь начали артиллерийскую подготовку залпами реактивных снарядов.

Через несколько минут розовая машина остановилась рядом с рефрижератором. В ее открытом салоне было полно воды.

— Ну, девочка, поехали? — закричал Люстиг, выскакивая из кабины. — Лезь сюда, а малютку возьмем на буксир.

— Погоди, друг… — девушка схватила его за рукав куртки. — Надо ехать… но в Сан-Клей. Там ужасная паника. Твоя машина сможет спасти многих.

Лил такой дождь, что уже за шаг ничего не было видно. Волосы девушки слиплись и свисали некрасивыми прядями, а сама она, мокрая насквозь, теперь была похожа на худого подростка, который испугался и замерз, но не хочет этого показывать.

Шоферы согласились, хотя хорошо знали, что из-за задержки в пути могут лишиться работы. Нежные тропические фрукты доставляются в Дайлерстоун по точному расписанию. Компании мистера Плайв-Ау наплевать на всякие стихийные бедствия — она платит неустойку за опоздание с поставкой.

— Мою машину бросим здесь. Она будет только мешать.

— Ладно, — кивнул головой Люстиг.

Розовую «Ласточку» быстренько загнали на территорию бензозаправки, а тяжеленный рефрижератор тем временем неуклюже развернулся на автостраде.

Сначала ехали молча, только обменялись краткими: «Люстиг!» — «Тесси!» — «Тедди!». Потом Люстиг поинтересовался, как профессор сумел предсказать катастрофу, что грозит городку, и почему спохватились так поздно.

Девушка рассказала и про электронно-вычислительную машину, и про критические точки. Когда она вспомнила про атомную бомбу, коварно взорванную на полуострове Кой-терс, ее спутники странно переглянулись, однако ничего не сказали. А вскоре разговор прервался, ибо за хлопаньем грома и неистовым завыванием ветра не стало слышно слов.

Рефрижератор приближался к ущелью. Взбешенная стихия распоясалась совсем. Везде неистовствовала вода, ревущая, пенистая. Не затихая ни на мгновение, дул такой ветрище, что рефрижератор вздрогнул, готовый перевернуться.

За ущельем дорога начала медленно идти под уклон, и машина все сильнее погружалась в воду. Волны уже плескались в кабину, ширели на стенках герметичных кожухов турбин. Однако машина все-таки ползла вперед.

Припав лицом к ветровому стеклу, Тесси до боли в глазах вглядывалась в седую, полосатую мглу. Именно здесь, перед Сан-Клеем, стояли одинокие домики, жители которых вряд ли успели выбраться.

Большинство жителей Сан-Клея беда застала неожиданно. Очень страшным был первый натиск урагана, который разметал сотни домов, повывертев с корнями множество деревьев. Но самой опасной была вода. Сильный ветер обратил воды Атаски в ущелье перед устьем вспять. Каменные стены ущелья направили потоки воды в долину. А над ней и так свирепствовал такой ливень, что лодки заливало доверху за несколько минут.

От воды защищаться трудно — от нее надо бежать. Но бежать из Сан-Клея было уже поздно: вода пересекла все пути, окружила обреченных и непрерывно поднималась все выше и выше. Люди взбирались на крыши, на деревья и не знали, что это не спасет их, потому что дождь будет лить более трех суток и вся долина превратится в бешеную реку.

Профессор Эйр Литтл мог бы гордиться: его учение о критических точках подтвердилось блестяще. Взрыва одной атомной бомбы хватило, чтобы изменить весь ход атмосферных процессов в месте зарождения циклона, направить ветер и воду по обходному пути. Но такой успех не давал утешения: Сан-Клей тонул, гибли люди. И если бы не вмешательство профессора Литтла, если бы старик не приехал в городок заблаговременно, количество жертв было бы гораздо большим.

Сигнал бедствия, переданный служебными линиями связи, привел только к тому, что большинство чиновников рванули из городка, оставив его на произвол судьбы. Профессору пришлось самочинно взять на себя обязанности мэра и начальника полицейского комиссариата. Он приказал полицаям останавливать машины, выбрасывать вон груз и сажать людей. По его распоряжению в порту было вскрыто помещение склада торговой фирмы «Байерс и К°» и забрано оттуда и роздано населению несколько тысяч спасательных поясов. Несчастные ворвались в старинный замок, который принадлежал мистеру Кейз-Олу. Только эта, окруженная толстыми стенами крепость на высоком холме и могла защитить людей от взбесившейся стихии.

Литтлу подчинялись все. Им руководило отчаяние, неистовое желание хоть как-то искупить собственную вину. А для людей, которые растерялись и потеряли надежду на спасение, такая решительность и непреклонность были свидетельством мужества, которое поддерживает и вдохновляет.

Рефрижератор добрался до спасительного холма глубокой ночью. Ветер стих, зато дождь лил безостановочно. Вода залила все улицы и постепенно подползала к замку мистера Кейз-Ола. Но его толстые стены могли выдержать любой натиск волн. Надо было спешно насыпать дамбу только перед главными воротами и еще в нескольких местах.

Не спрашивая согласия, новоприбывших немедленно мобилизовывали на эту работу. Лишь через несколько часов, когда опасность была устранена, люди позволили себе отдохнуть.

Посветлело. Собственно, по часам утро наступило уже давно, но солнечный свет не мог прорваться сквозь сплошную завесу туч и дождя. Только и изменилось, что мгла посерела, стала пепельной. В этом призрачном освещении старинная крепость проступала причудливым массивом, отвесной скалой, которая, казалось, вот-вот упадет и раскроет еще шире отверстие в небе, полном воды.

В замке мистера Кейз-Ола, в тех заветных покоях, куда не ступала нога ни одного сан-клейца, сейчас было полно людей. Забиты были чердак и подвалы, каморки и конюшни. А те, кто не смог попасть под крышу, стояли на дворе по колено в воде.

На следующий день, когда ливень начал утихать, профессор вместе с Тесси выехали в Дайлерстоун катером.

Ученые протестуют!

Тесси Торн искала борцов. В Сан-Клее она увидела, на что способны люди, когда речь идет о жизни и смерти. В одном строю стояли мужчины и женщины, молодые и старые, представители разных национальностей и разных профессий. Нет сомнения, что если бы каждый мониец знал, какая беда надвигается на весь мир, все так же решительно восстали бы против атомных, водородных и бомб из антивещества — против войны.

Уже совсем по-другому вспоминала Тесси ту женщину, что не побоялась говорить людям правду. Ее искренние слова упали жалкой капелькой на твердый камень, что растеклась и якобы исчезла без следа. Но когда вслед за этой капелькой упадет вторая, третья, тысячная, миллионная — оправдается пословица, что вода камень точит. Надо только знать, как и куда направлять эти капельки. А это и должен помочь сделать таинственный Комитет Защиты Мира…

Так, задумавшись, Тесси шла по улицам Дайлерстоуна и очнулась только возле своего дома. Совершенно машинально девушка посмотрела, стоит ли на месте «Ласточка»… и ее глаза встретились с глазами Люстига. Белобрысый шофер сидел в старой машине и жевал бутерброд.

«Видимо, увидел мою розовую «Ласточку» и остановился рядом», — подумала девушка и уже хотела подойти. Но сразу же изменила намерение: юноша может подумать о ней невесть что.

Эти размышления продолжались всего лишь несколько секунд. Затем девушка с хорошо сыгранным равнодушием скользнула взглядом по пестрой ленте автомашин вдоль тротуара, обернулась и уже сделала шаг, когда вдруг послышалось тихое:

— Тесси!

— Ну? — бросила холодно.

— «Меня не узнают!» — сказал какой-то лорд… Ты хоть подойди сюда!

— Ах, это вы, лорд-рефрижератор?! — Тесси охотно подхватила ироничный тон беседы, чтобы скрыть свое смущение.

— Я жду вас больше восьми часов.

— Очень мило! — она подошла, оперлась на машину. — А где цветы?

— Завяли. Пришлось выбросить.

— Так, пожалуй, надо купить еще.

— Я тоже такого мнения. Прошу, садитесь в мою карету, и поедем вместе.

— Поздно… — разочарованно произнесла Тесси, словно и впрямь собиралась поехать.

— Ах, разве это поздно? — Люстиг открыл дверцу своей машины, решительно взял Тесси за руку.

— Довольно шуток! — сказала девушка уже серьезно. — Спокойной ночи!

— Погодите… Помните: «Заворачивай! Стал поперек дороги!» Разве я тогда не выполнил вашу просьбу?

— То было совсем другое дело.

— Нет, не другое… — он нахмурился, вздохнул и, оглянувшись, сказал тихо: — Тесси, мне нужны, собственно, не вы. Я хочу видеть профессора Литтла.

— Литтла?! Вы поспешили продать дворец в Рио-Айр, а теперь хотите убить того, кто составил лживый прогноз?.. Вы ошиблись, сэр: я не личный секретарь профессора, а только жалкий шофер.

— Не выкручивайтесь, мисс Тесси. Я хорошо знаю, что вы — врач, дочь академика и будущая баронесса. Если я позволил себе сейчас говорить слишком свободно, то только в память той ночи под Сан-Клеем и чтобы поддержать ваш тон беседы. Повторяю: мне надо видеть Литтла по очень серьезному делу.

— Зачем он вам?

Люстиг глянул на тротуар, по которому двигалась густая толпа, мягко качнул головой.

— Может, отъедем хоть на квартал?..

Тесси порывисто открыла дверцу «Ласточки».

— Садитесь!

Когда выехали на Кольцевую магистраль, за город, девушка свернула к обочине и остановила машину.

— Слушаю вас, Люстиг.

Может, это было очень глупо: поехать среди ночи с малознакомым человеком. Но Тесси не боялась. Она чувствовала, что дело действительно неотложное и важное.

— Ну, Люстиг!

— Да, мисс Тесси… Я размышляю, как начать.

— Начинайте просто.

— Просто?.. Ну, ладно, я расскажу вам просто, но знайте, что ваше неосторожное слово может привести меня на каторгу.

— Вы меня оскорбляете, Люстиг!

— Не хотел бы этого… Так вот, вы сделали совершенно правильно, что вывезли профессора Литтла. Сегодня подписан ордер на его арест. Ему инкриминируют взяточничество, общение с гангстерами, узурпацию власти в Сан-Клее и еще много других преступлений. А настоящая причина — хотят уничтожить или изолировать опасного свидетеля эксперимента с атомной бомбой на полуострове Койтерс…

— Какая несправедливость… Так зачем же вам Литтл?

— Мы хотим, чтобы люди узнали правду о трагедии Сан-Клея.

— Кто это — мы?

— Не спрашивайте, мисс Тесси, я не имею права отвечать. Скажу только одно: мы — против войны.

«Комитет Защиты Мира?!» — хотелось крикнуть Тесси. Но она промолчала.

— Собственно, с профессором Литтлом встречаться лично даже не стоит. Я только хотел бы попросить его, чтобы он написал статью. Она будет напечатана полностью, без каких-либо исправлений и сокращений.

— В какой газете?

— «Пламя».

— Не знаю такой.

— Это нелегальная, коммунистическая.

— А вы знаете, что постигнет Литтла после такого выступления?

— А вы знаете, что ждет его, когда его схватят сейчас?

Упала пауза. Тесси чувствовала: да, Люстиг прав. Только нелегальная газета может напечатать правду об истории «фальшивого прогноза». И это будет не капелька на равнодушный камень, а ведро холодной воды на голову тех, что размахивают атомными бомбами.

— Ладно, Люстиг. Так когда нужна статья?

— Как можно быстрее.

— Точно обещать не могу, но все же приезжайте на это место завтра, в восьмидесятый часов.

— Спасибо, мисс Тесси. А теперь я пойду. Лучше, чтобы нас не видели лишний раз вдвоем.

— Тогда — до встречи!

Фыркнула и сорвалась с места розовая «Ласточка». Помчалась по пустынной автостраде.

На сердце девушки было радостно и тревожно. Мечты неожиданно быстро начали осуществляться: через Люстига удастся связаться с Комитетом, а после опубликования статьи Литтла — уже написанной, кстати, можно напечатать и запись Совещания «мудрейших».

Неизвестно, откуда узнал Люстиг, но Тесси действительно вывезла Литтла, чтобы спасти от опасности, которая нависла над ним. Сделать это было трудно, потому что профессор не хотел слушать трезвых доказательств. История с «фальшивым прогнозом» стала для него камнем испытания своих сил. Пассивный, когда речь шла о личном, Литтл был непримиримый, когда касалось общественного. Сан-клейская трагедия стала для него первым подтверждением тех мрачных прогнозов, которые он публично высказал еще семнадцать лет назад, когда взорвались атомные бомбы над Джапайей.

Сразу же после приезда в Дайлерстоун из Сан-Клея профессор написал пламенную статью. Зная, что его карьера ученого погибла навсегда, Эйр Литтл не защищал себя. Поэтому, с тем большей настойчивостью он стремился стать на защиту всего человечества. Статью Литтла, конечно, не взялся напечатать никто.

Из Дайлерстоуна старик уезжать не хотел, утверждая, что такое бегство только придется по вкусу подлым клеветникам. Он даже стремился предстать перед судом, наивно надеясь таким образом получить широкую трибуну.

Чтобы уговорить профессора, Тесси пришлось прибегнуть к хитрости. Мол, пока там тот суд состоится, Литтл может погостить у своего бывшего друга, академика Торна, и, имея теперь уже безоговорочные доказательства, без помех переубедить его, заставить выступить против атомного оружия. Литтл согласился.

Это было только вчера. А сегодня Тесси снова едет из Дайлерстоуна домой.

Плывет навстречу машине широкая полоса бетона. Посвистывает ветер. Шуршат шины. Дружески подмигивает зеленый сигнальный глазок автоматического шофера.

Заложив руки за голову, Тесси смотрит вдаль, туда, где автострада тонет в ночной темноте, и думает о себе, об инженере Айте, о войне.

Если бы хоть одна весточка от Айта, если бы хоть уверенность в том, что он жив! Вот уже почти семь суток Тесси тщетно вызывает его. Именно ради Айта она каждый раз едет в Дайлерстоун, недосыпает ночей, рискуя тем, что ее, наконец, схватят и бросят в тюрьму. Молчит Айт. Может, уже и нет его на свете?

Уголком глаза Тесси поглядывает на часы. Девяносто девятый час. Нет, в этот позднее предутреннее время вряд ли стоит вызывать Айта. Еще сто минут — и начнется новый день, девятнадцатый день Месяца Весны.

Тесси уменьшает скорость: чем дальше от Дайлерстоуна, тем меньше шансов получить ответ. Кто знает, на каком расстоянии слышно радиопередачу? Может, следовало бы подъехать к дворцу Кейз-Ола ближе?

Ровно в нулевой час Тесси остановила «Ласточку», вышла из машины, легла в стороне от дороги, среди высокой душистой травы. Почти без надежды включила передатчик, начала повторять тот призыв, который за семь суток врезался в память навсегда. И вдруг в ответ услышала короткое шипение — неповторимый знак, который прозвучал для нее словно финал победной симфонии.

— Слышу, «Сын», слышу!.. Спасибо, дорогой!.. — Тесси вскочила на ноги, машинально произнесла заученный текст. И только когда еще раз, в заключение, Айт ответил коротким сигналом, девушка радостно засмеялась и оглянулась.

Нигде никого вокруг. Залегли во все стороны до горизонта зеленые травы. Уже взошло над планетой Розовое Солнце и восходит Голубое. От каждого предмета протянулись длинные раздвоенные тени, которые порезали автостраду на странные, причудливые клочья.

Этим весенним утром развеялась грозная завеса, которая до сих пор закрывала для Тесси Торн будущее. Девушка теперь знала, что делать: прежде всего, нужно рассказать отцу и Кольриджу о Совещание «мудрейших», связать их с Комитетом Защиты Мира. Это грозит всем большой опасностью, но она будет не больше той, что нависла над миром. Бороться — так бороться!

Вот в таком воинственном настроении Тесси и зашла в родной коттедж в неприступной атомной крепости мистера Кейз-Ола.

Она опоздала: профессор Эйр Литтл не сдержал слова и ввязался в спор с академиком Торном.

Они стояли перед столом — бледный Литтл, багровый отец и неизменно спокойный Кольридж. Целая куча окурков в пепельнице и на полу, непотушенный свет, синяки под глазами у всех трех свидетельствовали, что спор длится с вечера.

Когда в комнату зашла Тесси, Литтл прервал на полуслове свои обвинения, хмуро поздоровался и сел. Отец укоризненно покачал головой.

— Ехала целую ночь?.. Ну, иди, спи.

— Нет, папа, спать нельзя. Я слышала конец вашего спора и хотела бы кое-что добавить к тому, что сказал профессор Литтл. Он выразился недостаточно точно. Если вы с Кольриджем можете еще кое-как оправдаться за взрыв первых двух атомных бомб на территории страны, которая напала на Монию, то когда начнется Третья всепирейская война, на ваши головы падет проклятие всего человечества. Дочерью убийц я не хочу быть.

Страшными, испуганными глазами взглянул на нее отец. Печально кивнул головой Кольридж. Литтл отвернулся, чтобы скрыть злую, победную улыбку. А Тесси почувствовала, как тоскливо сжалось сердце, запылали щеки и уши. Дочь восстала против отца. Конфликт мог вполне свободно привести к окончательному и бесповоротному разрыву. И все же отступать было уже поздно, даже если бы она и хотела это сделать.

Неспешно, стараясь не пропустить ни одного факта, Тесси рассказала печальную историю профессора Лайн-Еу, передала почти дословно содержание Совещания «мудрейших». В ее крошечной записной книжечке хранился длинный столбик цифр и странных аббревиатур, которые ничего не раскрыли бы постороннему, но определяли собой даты и суммы, координаты целей на территории Союза Коммунистических Государств и количество атомных и водородных бомб, которые должны будут вскоре туда упасть.

Тесси говорила, не спуская глаз с отца. Она знала, что у него больное сердце, которое может не выдержать. Казалось, к этому и шла речь. Торн дышал все тяжелее и хрипел, хватался за грудь, но когда Тесси замолчала и бросилась за лекарствами, остановил ее.

— Говори. Кто-то из нас сошел с ума, — я, ты, Кейз-Ол — не знаю. Говори. Если то, что ты рассказываешь, — правда, если тебя вместе с Лайн-Еу не обманули коммунисты, то я… Я тогда сделаю такое, что содрогнется весь мир!

— Клянусь — это святая правда!.. — Тесси поспешно раскрыла сумочку, вытащила радиостанцию. — Два часа назад мне впервые ответил инженер Айт — человек, который сумел добыть катушку с записью Совещания. Ему можно верить, папочка! Он пришлет еще одну, и ты услышишь все сам…

— Не знаю… Не знаю, кто виноват, кто прав. Вы все против меня. Я проклинаю сам себя. Но вы не хотите понять, что появление атомной бомбы была такой же исторической необходимостью, как и открытие огня первобытным человеком! Ведь во время Второй всепирейской войны крестовикам не хватило нескольких месяцев, чтобы создать ту самую бомбу, которая готовилась здесь, в Лос-Алайне, и швырнуть ее на Монию. Вы не хотите…

— Это все мы хорошо знаем, Торн! — сухо, безжалостно произнес Кольридж. — Семнадцать лет мы работали бок о бок. Признаю: я был только жалким исполнителем твоих дерзновенных замыслов. Ты — настоящий гений, когда речь идет о ядерной физике. Но, извини, в вопросах политики ты не поднимаешься выше того среднего монийця, которому не хватает ума заглянуть в будущее. Ты слышал, что сказала твоя дочь? Ты учел то, что говорил Литтл? Три тысячи триста атомных и водородных бомб!.. Кому, как не тебе, знать, что это означает гибель всей планеты! И эти бомбы уже стоят на стартовых площадках. Война может вспыхнуть в любую минуту.

Повисла тишина. Профессор Литтл, который в течение последнего часа не проронил и слова, вздохнул и сказал нерешительно:

— Не хочу быть прорицателем бед, но скажу вам: я уверен, что война начнется в начале Второго месяца этого года…

— В начале Второго месяца? — спросила Тесси. — Почему вы так думаете, профессор?

— Потому что я собственноручно, по личному тайному приказу Кейз-Ола составил подробнейший прогноз погоды для Континентального полушария именно на это время. Аналогичное задание я выполнял ровно семнадцать лет назад, когда планировалась высадка десанта против крестовиков.

— Так… — задумчиво сказал Кольридж. — Значит, остается дней тридцать пять — сорок. Менее месяца… Ты слышишь, Торн?

Академик не ответил. Склонив голову, он мрачно смотрел на кучку пепла, что высыпался из трубки. Серый, безрадостный пепел… не так ли превратились в пепел и светлые мечты? Зачем было стремиться и дерзать, недосыпать ночей, рисковать жизнью во имя науки, если ее достижения принесли людям не радость, а беспокойство, новые, еще не известные страдания?

Тесси понимала отца. Она и сочувствовала ему, и сердилась на себя, что не сумела найти еще более зажигательных и более веских слов, которые помогли бы старику покончить с сомнениями, стать решительнее.

— Папа, не грусти… — Тесси легко коснулась его руки. — Мне кажется, еще не все потеряно. Три декады назад я была свидетелем того, как одна женщина агитировала слушателей подписать воззвание о запрещении атомного оружия. Если все люди…

— Погоди, Тесси… — Кольридж нахмурился, потер рукой подбородок. — Ты говоришь — воззвание. А мне кажется, что лучше было бы опубликовать протест величайших ученых страны. Наш друг Литтл говорит правду: сан-клейская трагедия должна послужить последним предостережением тем, кто играет с атомными бомбами… А ну, дочка, бери бумагу. Пиши: «Ученые протестуют! Надвигается беда».

— Надвигается беда… — повторила Тесси.

И ей почему-то вспомнился горящий дом профессора Лайн-Еу, вялые пожарные, которые так неохотно разматывали шланги, будто ждали, пока пожар разгорится сильнее.

«Нет, ты не Псойс!..»

Беда надвигалась. Она была еще невидимой и неосознанной, но уже ощутимой, как духота перед грозой.

Весной Шестнадцатого года Атомной эры всю Монию охватило какое-то странное возбуждение. Газеты, как по команде, прервали воинственную болтовню и начали прозрачно намекать на возможность «конструктивных переговоров» с Союзом Коммунистических Государств. Значительно снизились цены. До минимума сократилось количество безработных. Кейз-Ол знал, что делал. Путем весьма сомнительных махинаций историков Шестнадцатый год Атомной эры был признан юбилейным для Монии. В честь этого праздника чуть ли не ежедневно устраивались карнавалы и гулянья, всевозможные конкурсы вплоть до соревнования величайших едоков макарон и прыгунов на одной ноге.

Однако это было какое-то неестественное, истерическое веселье, которые рано или поздно должно было закончиться тяжелым похмельем. И такое время наступало.

У Айта кончалось терпение. Проклиная вынужденную бездеятельность, он уже был готов решиться на какой угодно безрассудный поступок и, пожалуй, не удержался бы, если бы не целый ряд событий, которые развернулись во дворце.

Главный следователь наткнулся на такое, что даже схватился за голову: подробная проверка показала, что из звукозаписывающих аппаратов похищено свыше пятисот катушек с магнитной нитью — более двух тысяч часов записи разговоров, которые, конечно же, были не простой болтовней.

По своей должности главный следователь не только не подчинялся Псойсу, но и мог контролировать его. Однако здесь уже было не до субординации. Если бы Кейз-Ол узнал о пропаже, и главный следователь, и главный радиотехник, и, видимо, камердинер триллионера не могли бы рассчитывать на помилование. Невиноватые виновники пришли к Псойса, чтобы склонить перед ним свои головы и молить о спасении.

О, Айт прекрасно использовал момент! Он, конечно, нагнал ужаса на обоих и только в последний момент «сжалился» — пообещал молчать целый месяц. Псойс приказал усилить розыск и провести ему в покои отводы главных потайных линий связи — «для контроля».

Вскоре к этим двум присоединился третий — главный инженер. Во время поисков совершенно случайно было обнаружено, что неприступность крепости Кейз-Ола — ничем не обоснованный миф.

Все сто пятьдесят этажей небоскреба пронизывал очень сложный лабиринт вентиляционных труб. На чертежи они нанесены тоненькими цветными линиями. Но когда исследовали одну из них, магистральную, то оказалось, что ею можно не только вполне свободно пробираться с этажа на этаж, но и вылезти далеко за пределы дворца в безопасном месте.

Инженер Айт стоял возле отвинченной крышки вентиляционной трубы и молча хмурил брови. Как он мог проворонить эту лазейку? Он захватил одну-единственную катушку с записью Совещания и носился с ней как дурак с писаной торбой, а тем временем через эту трубу наружу было вынесено более пятисот катушек! Он с назойливостью мухи приставал к Мэй, не осознавая, что его просьбы о помощи была совершенно бессмысленными и смахивали на провокацию.

Обидно, горько было Айту. Все, что он пережил и сделал, сейчас казалось жалким и ненужным. Но странная вещь — это не угнетало, а придавало упрямства, решительности.

— Встаньте! — приказал Айт главному инженеру, который валялся у него в ногах. — Мы все виноваты. Даю вам ровно месяц срока. Преступников поймать! Никаких переустановок труб не делайте — поставьте только сигнализационные устройства на каждом выходе из трубы. Выводы сигнализации — ко мне. Все!

Утром следующего дня Айт выбрал подходящий момент и направился в покои Мэй. О, теперь он знал, какого тона держаться!

Как всегда, Мэй и не взглянула в его сторону, с подчеркнутым вниманием слушая щебетание своей смазливой горничной, которая расчесывала ей волосы.

Айт кашлянул. Никакого эффекта.

— Мисс, мне надо вам доложить…

— О, Псойс! — удивленно воскликнула Мэй. — Ну что же, докладывай.

— Литто, можешь идти.

— Нет, нет! — Мэй задержала горничную рукой. — Говори, Псойс.

— Литто, иди! — голос Айта прозвучал сухо, угрожающе. — Мисс, светлейший только уехал, а заменить его можете только вы. Главный следователь просит немедленной санкции.

— А, ну это другое дело. Литто, придешь через час.

Опершись подбородком на кулачок, Мэй молча, с улыбкой смотрела на Айта. Что выражал ее взгляд — заинтересованность, презрение? Трудно было сказать. Просто в синих глазах играли смешинки. Она ждала.

— Ну, слушаю, Псойс. Начало мне нравится. Если таким будет и продолжение, я изменю мнение о тебе.

— Хотел бы этого, мисс! — Айт проверил, ушла ли горничная, и запер дверь. — Дело в том, мисс, что неизвестными преступниками у нас похищено свыше пятисот катушек с магнитофонными записями очень секретных разговоров. Главный следователь нашел лазейку, по которой можно свободно выбраться за пределы дворца.

— Ну, подумайте! — всплеснула руками Мэй. — Значит, преступники могли бы проникнуть и сюда? Какой ужас!

— Да, могли бы. Главный следователь, главный инженер и главный радиотехник в ужасе. Они умоляют меня, чтобы я их спас…

— Конечно, ты этого не сделаешь?

— Конечно, нет, мисс. Я дал им месяц срока, в течение которого они должны найти преступников. А лазейку я приказал не закрывать, но оборудовать сигнализационной аппаратурой и протянуть от нее провода в мой кабинет. Верно ли я поступил, мисс?

— Да, верно… — нахмурив бровки, Мэй серьезно, озабоченно качала головой, а глаза ее лучились: «Хорошо, дружище, хорошо! Ты, наконец, нашел и верный тон, и верный путь! Даже если кто подслушивает, не придерется ни к одному слову!»

— Думаю, светлейшему не следует об этом говорить, чтобы не волновать его раньше времени.

— Я тоже такого мнения, Псойс.

Возникла пауза. Айт лихорадочно обдумывал: как сообщить Мэй об операции «Молния»? Подслушать не может никто: готовясь к этому разговору, Айт выключил электронный мозг кибернетической машины в кабинете Кейз-Ола. Но рассказать все прямо — нельзя: Мэй захочет иметь себе хоть малейшую лазейку на случай провала.

— Извините, мисс, ваша свадьба назначена на первое число Четвертого месяца?

— Да, Псойс. Ведь ты читал брачный контракт?

— Дело с том, мисс… Я не знаю, имею ли право предавать тайну светлейшего, но… Видите ли, он хочет устроить вам приятный сюрприз. Свадьба начнется точно в двадцать пять часов девятого числа Второго месяца маршем оркестра из трех тысяч трехсот музыкантов… Я говорю это потому, что вам тоже надо подготовиться. Светлейший любит устраивать сюрпризы. Очень любит!

«Или же поймет?»

Поняла! Острыми синими лезвиями блеснули глаза. На мгновение совпали брови. Дрогнули губы. И только голос остался чопорным, певучим:

— Я благодарна тебе, Псойс! Думаю, ты не очень провинился перед ясновельможным, открыв мне этот незначительный, но радостный для меня секрет. Однако, может, светлейший пошутил?

— Ну, хорошо, мисс! — Айт вздохнул. — Пусть меня светлейший даже накажет, но уж расскажу все до конца. Я сам читал его приказ.

Взять бы, да и рассказать прямо: план «Молния» — в малахитовом сейфе. Секретный код замка — такой-то. Защитные приспособления — такие. Но нет, пришлось говорить эзоповым языком целых минут пять.

— Очень благодарна тебе, Псойс!.. — Мэй ленивым, машинальным движением смяла и скрутила в шарик листок бумаги, на котором Айт записал шифр замка. — В тот день, когда я получу право называться миссис Кейз, я щедро награжу тебя.

— Этот подарок, мисс, был бы для меня самым большим в мире оскорблением.

И опять не сказано ничего неверного. Разве не так должен был ответить хитрый, лукавый Псойс?.. А вот Мэй почему-то погрустнела, потерла рукой лоб, будто у нее заболела голова.

— Псойс, дай-ка мне мою сумочку.

Айт принес. Она раскрыла это причудливый творение искусных исполнителей женских капризов, достала воздушный кружевной платочек и «совершенно нечаянно» уронила на инкрустированный перламутром столик развернутый лист бумаги с официальным штампом.

Клиника экспериментальной медицины Государственного департамента Монии сообщала мистера Кейз-Олу, что каторжник Айт, который подло назвался мистером Фейлем и благодаря этому был принят на лечение, умер от воспаления мозга в 41 час 80 минут 34 числа 8 месяца 15 года Атомной эры. Его тело после вскрытия было сожжено в крематории клиники, о чем составлен соответствующий акт. Показания подписали директор клиники профессор Лайн-Еу и еще несколько выдающихся врачей.

— Это неправда!.. — Айт грустно покачал головой.

Мэй не поверила. Она смотрела куда-то мимо него, словно вспоминала давно прошедшее.

— Напишите ему письмо. Или я сообщу ему, и он напишет сам.

— Это ни к чему, Псойс… — Мэй вздохнула, перевела взгляд на Айта. — Скажи, Псойс, ты предал свою любовницу и собственного сына?

Ну, что он мог ответить? Доказывать, что он не Псойс? Объяснять, что иначе поступить нельзя было?

— Да, мисс.

— Но тот, кто предал один раз, предаст и второй раз…

— Инженер Айт был тоже такого мнения, мисс.

Она поняла. Склонила голову. Зажала пальцами лоб.

— Мисс, он вас совсем не знал… и вы его тоже. Он просил рассказать вам все…

Жалобно дрогнули брови. Глаза умоляли: не надо, не провоцируй! Может, ты и вправду друг, но не знаешь, какие неожиданности приготовил Кейз-Ол в своем дворце! А губы прошептали:

— Говорите… Говори, Псойс… Ведь это уже прошлое. Думаю, светлейший не будет ревновать.

И он начал говорить.

Неожиданное появление отца. Ночное путешествие. Отель «Комфорт». Ужасный рассказ об Урании. Убийство родных. Нечеловеческая, отчаянная борьба ребенка против Кейз-Ола…

Айт торопился, перескакивал с одного на другое, и ему казалось, что самое главное, самое существенное еще не упомянутое.

— …И я поклялся…

Он запнулся, взглянул на Мэй. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами и шептала:

— Не может быть!.. Не может быть!..

— …И вот, когда Айт рассказал все это мне, я поклялся…

Он увидел, что запутался. Помолчал секунду, полез в карман комбинезона, вытащил желтый патрончик.

— Мисс, этим патроном в день Совещания «мудрейших» я хотел убить вас. На счастье, случилась осечка.


Гибель Урании

Мэй медленно закрыла веки. Качнула головой, словно отгоняя нечто призрачное, страшное, встала и подошла.

— Нет, ты не Псойс!.. Ты… ты… — она словно боролась сама с собой, с невероятным предположением… — Как тебя называла твоя любовница?

— Сой, мисс…

Мэй обхватила ладонями его виски, поцеловала в лоб:

— Спасибо, Сой… За то, что ты не убил меня.

Айт знал: этот поцелуй посвящен памяти другого, знак благодарности и доверия новому сообщнику, но невольно сладко, горячо стало в груди…

А Мэй уже снова стала заботливой невестой мистера Кейз-Ола.

— Можешь идти, Псойс. Прошу тебя, будь на страже!.. Преступники могут попытаться пролезть той трубой даже сегодня. Будь начеку.

— Так, мисс.

— Чтобы ты не забывал про свой долг, я дарю тебе часы. Их принесет часовщик… Между прочим, светлейший жаловался на свой настольный хронометр. Надо его осмотреть.

— Спасибо, мисс. Хорошо, мисс.

— Ну, иди.

Вот уже и обо всем договорено. «Часовщик» осмотрит «хронометр», а сегодня ночью «преступник» исчезнет из дворца мистера Кейз-Ола. Чудеса!

Все вокруг было таким, как и всегда. Спокойным мягким светом сияли люминесцентные лампы. Не бронза и не гранит, а настоящее золото и мрамор сверкали на монументальных стенах. Угодливо улыбаясь, кланялись слуги. Черные великаны-часовые с алебардами в руках застыли у двери, словно статуи. Но все это — только внешнее, показное. На самом деле дворец мистера Кейз-Ола жил сложной тайной жизнью. За масками покорных прислужников кроются живые люди с их радостями, болезнями и убеждениями… Кто он — тот, который застыл в раболепном поклоне? Не узнаешь, пока не наступит решающий момент. И как хорошо, что Мэй не одна!

Бесшумно идет Айт бесконечными коридорами дворца. Пристально осматривает все вокруг. Он счастлив и доволен. В его сознании произошел колоссальный прорыв. Мститель-одиночка, он сбросил романтические одеяния и стал рядовым армии мстителей.

Полдня Айт ходил под впечатлением разговора с Мэй и все поглядывал на часы. И где же «часовщик»?

Но вот в дверь постучали. Низко кланяясь, вошел мужчина, такой невзрачный, что Айт никогда не обратил бы на него внимания, если бы встретил где-то в другом месте.

Синий комбинезон младшего прислужника. Рыжеватые волосы. Невыразительные серые глаза. Большие, неуклюжие руки.

— Господин Псойс, мисс приказала передать вам часы и известить, что она с ясновельможным идет на совещание промышленников.

Пристально, испытующе посмотрел на него Айт. Тот ли это человек, кому можно доверить великую тайну и собственную жизнь? Не предаст ли он?

— Так вот, дорогой… Надо осмотреть хронометр светлейшего.

— Прошу, господин Псойс. К счастью, я захватил инструменты.

Они шли неспешно — суровый камердинер мистера Кейз-Ола и испуганный низший слуга.

Кто мог преградить путь Псойсу?! Кто осмелится спросить, кого и для чего ведет он в кабинет светлейшего?!

Автоматически открылись первые, вторые, третьи двери. Рука Айта легла на выключатели охранных устройств.

— Быстро!

Его напоминание было излишним. Через несколько секунд «часовщик» оказался в сейфе и взялся за толстенную папку.

На узкую полоску фотопленки ложился омерзительный результат упорной, длительной работы отряда величайших специалистов человекоубийства — планы и схемы, цифры и даты. Каждое пятнышко, каждый значок определяли собой жизнь и смерть миллионов людей!

Неспешно, старательно «часовщик» положил все на место, спрятал фотоаппарат и вышел из сейфа.

— Пойдем.

Осталось не самое сложное: вынести пленку за пределы дворца. Айт решил не откладывать это дело. Еще после обеда он пошел к главному радиотехнику, чтобы узнать, как идут дела, и приказал ему, чтобы сигнализационные системы стали оборудовать сразу на нескольких этажах. Бесспорно, главный радиотехник выполнит приказ, а это значительно облегчит дело.

Разве трудно найти недостаток, если надо? Зайдя в зал, где возле отверстия вентиляционной трубы хлопотали два монтеры, Айт сразу же послал одного за главным инженером, а второго — за главным распорядителем.

Ловко, как обезьяна, «часовщик» вскарабкался по лесенке к отверстию, проскользнул туда, и только на мгновение задержался, чтобы послать Айту молчаливый знак прощания.

— Удачи тебе, дружище! — прошептал Айт.

Постояв немного, Псойс поковылял к главному администратору и немногословно объяснил, что тот не досчитается сегодня одного слугу.

— Предатель!

Главный администратор одобрительно качнул головой. О, он хорошо знал, куда и как исчезают те, кто идет против Кейз-Ола!.. Среди десяти тысяч комнат дворца есть немало таких, куда лучше не заглядывать.

Псойс был очень доволен, что его поняли так быстро.

На «Звезде Кейз-Ола»

Пули свистели над головой. Они крошили кирпич, сухо хлопали по железу, звонко били стёкла.

Стреляли снизу — из окон первого или второго этажа. Сюда, на карниз, протянувшийся наклонной опасной тропой под покатой крышей очень высотного дома, звуки выстрелов долетали приглушенно. Но свист пуль заставлял сердце застывать, тоскливо сжиматься в предчувствии особо меткого выстрела.

Каменный выступ фронтона до сих пор защищал Тесси достаточно надежно. Но вот он кончился, а впереди — несколько шагов, которые надо пройти на глазах у преследователей. Девушка выглянула из-за выступа и сразу же отпрянула. Ей в лицо брызнули осколки кирпича.

— Скорее, Тесси! — послышался приглушенный шепот.

Она поборола страх и осторожно пошла вперед. Пошла, потому что достаточно споткнуться — и не удержишься на карнизе, упадешь на землю с высоты одиннадцатого этажа. А тут, как назло, еще белое платье. На черном фоне ночного неба ее особенно заметно.

Чтобы сделать двадцать шагов, надо не более двадцати секунд. А растянулись они, казалось, на целую вечность. И все же девушка не спешила. Только когда до спасительной плоской крыши соседнего дома было уже совсем близко, Тесси ускорила бег, потом прыгнула и вдруг тихо вскрикнула: как огнем обожгло правую ногу.

— Люстиг, меня, кажется, ранили…

Он молча подхватил ее на руки, оглянулся и побежал к двери, которая вела на чердак. В одном из темных, затянутых паутиной закоулков Люстиг посадил Тесси на толстую балку, посветил карманным фонариком.

— Куда тебя ранили?

— Прости, Люстиг, я, наверное, ошиблась… — девушка ощупала ногу. Сустав стал горячим и болел, но крови не было.


Гибель Урании

— Вывихнула… — высказал догадку Люстиг. — Бери меня за шею.

Тесси запротестовала, попыталась подняться, но пошатнулась и невольно ухватилась за Люстига. Он поднял ее и понес.

Если до сих пор путешествие было тяжелым, то теперь оно стало смертельно опасным. Сюда с чердака соседнего дома вел только узкий бетонированный желоб энергетической сети. Даже днем без спешки, страшно пройти таким чертовым мостиком. А ночью, да еще с ношей на руках, сделать это значительно труднее. Люстиг остановился на мгновение, посмотрел вниз, перевел взгляд на Тесси.

— Ты не боишься?

— Нет, Люстиг… — Она действительно не боялась, доверяя человеку, который любил ее. А так как ответить взаимностью на это чувство девушка не могла, то выразила свою благодарность простым пожатием руки. Люстиг понял ее, больше ничего не сказал, только крепче прижал к груди.

Висячий мостик преодолели благополучно. Но это было только начало. С крыши на крышу узкими карнизами, запутанными переходами на чердаках двигались эти двое посреди ночи. Стрельба уже стихла, однако праздновать победу было еще рано. Преследователи могли еще подкараулить беглецов, и если они до сих пор не сделали этого, то только потому, что Люстиг обманул их, неожиданно изменив маршрут.

Жителям Дайлерстоуна были хорошо известны катакомбы под улицами города. Но не все знают, что и вверху, над столицей Монии, пролег самый запутанный лабиринт, по которому можно вполне свободно передвигаться с дома на дом в пределах квартала, а если использовать воздушные мостики энергетических линий и монорельса, то и в пределах города. Конечно, таким способам может передвигаться только тот, кто хорошо знает дорогу и имеет крепкие нервы.

Тесси не могла даже приблизительно представить, где оказались они с Люстигом после двухчасового путешествия. Латанная железная крыша. Пожарная лестница, что свисала в темноту двора, похожего на колодец. Причудливые блики света от рекламных огней, что светили с фасада какого-то небоскреба. Таких домов в Дайлерстоуне сколько угодно.

— Здесь… — шепотом сказал Люстиг. — Теперь лезь за мной. Восемь ступеней вниз — окно моей кухни.

Преодолена последняя преграда. Юноша подхватил девушку, пронес ее через темный коридорчик в большую неуютную комнату, посадил на кровать.

— Раздевайся и ложись спать.

— Люстиг!

— Ты зря возмущаешься. Тебе придется играть роль моей любовницы только в том случае, если нагрянет полиция. Я буду спать на кухне.

— Прости, Люстиг!..

— Не надо, Тесси.

Она осмотрела скудное убранство комнаты. Вспышки рекламы на фасаде противоположного дома освещали по очереди каждый предмет.

Шкаф, стол, кровать… Нет даже этажерки, потому что рабочий, который интересуется книгами, автоматически зачисляется к категории подозрительных. Неуютно в комнате подпольщика.

— Чудно переплетаются человеческие пути, Тесси, — задумчиво произнес Люстиг. — Две декады назад, когда мы еще не знали друг друга, ты даже и не подозревала, что этим вечером тебе придется бегать под пулями и ночевать в квартире безработного шофера… Не предполагал и я. Узнав, что ты дочь академика и невеста барона, я почти возненавидел тебя.

— Я это чувствовала, Люстиг.

— Позже я увидел, что ты — настоящий человек. Но и до сих пор никак не могу понять, чем сумел тебя покорить тот барон?

— Барон?.. О его титуле я узнала через месяц после знакомства. Мне отрекомендовали его как талантливого инженера, конструктора космических ракет. А чем он понравился мне?.. Откровенностью за откровенность, Люстиг: я его не люблю.

— Не любишь?!. А ваше будущая свадьба?

— Свадьбы не будет, Люстиг. Я еще не решаюсь сказать ему об этом прямо. К счастью, он вчера получил назначение на должность главного инженера «Звезды Кейз-Ола». Говорят, временно. На месяц. Ну, а ты можешь догадаться, что это будет означать. Ведь профессор Литтл говорил, что канцелярия Кейз-Ола интересовалась прогнозом погоды именно на этот период.

— Понимаю, Тесси. А нельзя ли использовать этого барона для нашего дела?

— Вряд ли, Люстиг. Фредди Крайн — из числа тех, кто только на словах против войны. Он, может, и действительно ненавидит ее, но покорно подчинится приказам и будет убивать. Я вчера завела с ним разговор на эту тему. Он не понял моей иронии и заверил, что никогда не нарушит присяги. Ведь ему присвоили звание полковника!

— Плохо… — Люстиг задумался, затягиваясь сигаретой.

По его лицу в сумерках комнаты пробегали разноцветные огни, и от этого оно казалось еще более живым и энергичнее.

«Красивый… — с неясной грустью думала Тесси. — Умный и смелый».

Если бы девичий идеал не нашел свое неожиданное воплощение в романтическом образе инженера Айта, Тесси могла бы влюбиться в Люстига. Но сердцу не прикажешь. Оно выбирает само.

«Коммунист… — думала Тесси. — Действительно, чудно сплетаются человеческие пути!»

Ни сама она, ни близкие ей люди не чувствовали раньше особой симпатии к коммунистам. А оказалось, что только коммунисты способны на борьбу. Кто выступает против войны, тот должен примкнуть только к ним.

Тесси примкнула — и не жалеет.

Чего только не пришлось делать Тесси за последние полторы декады! Писать статьи, распространять нелегальные листовки, выступать перед людьми, собирать деньги для Комитета… Не все проходило гладко. Везде было полно шпионов Кейз-Ола. Вот и сегодня полиция выследила подпольную типографию, устроила там засаду. Если бы не бдительность Люстига, пришлось бы ночевать в тюрьме.

Она еще раз взглянула на своего товарища. Он перехватил этот взгляд, словно ждал его.

— Скажи, Тесси… жених тебя очень любит?

— Очень, — ответила она сухо.

— А не смог бы он выполнить твою просьбу и взять меня на Звезду слесарем, денщиком, уборщиком — словом, кем угодно?.. Скажешь ему, что я спас тебе жизнь, потерял из-за этого работу, ну, и далее в таком же плане.

Тесси приподняла голову, нахмурила брови:

— Зачем это тебе, Люстиг?

— Войну начнет Звезда. Именно с нее полетят первые атомные ракеты.

— Ну и?

— Надо не допустить этого.

— Я подумаю, Люстиг.

— Ладно.

Тесси в ту ночь не заснула ни на минуту. Смотрела широко раскрытыми глазами на причудливую игру света за окном и думала…

То, что приходилось ей делать до сих пор, не противоречило принципам человечности и гуманности. Тот, кто требует мира, всегда прав. Предложение Люстига принадлежало уже к совсем другой категории. На «Звезде Кейз-Ола» агитировать некого. Чтобы не допустить использования космической станции для запуска атомных ракет, надо захватить ее в свои руки, уничтожить всех, кто этому может помешать. Это будет борьба не на жизнь, а на смерть. Люстиг и Фредди станут врагами. Погибнет тот или тот, а может, даже оба.

И вдруг возникло решение: сделать все самой.

Тесси так обрадовалась, что сразу же поплелась на кухню, разбудила товарища и рассказала ему свой план. Но он не разделил ее восторга и лишь бросил холодное, резкое: «Нет!»

— Почему, Люстиг?

— Тебе не хватит для этого ни силы, ни опыта.

— Посмотрим!

— Не посмотрим, потому что я тебе запрещаю.

— По какому праву?! Я не привыкла, чтобы мной командовали. Если я считаю нужным что-то сделать, то делаю!

Люстиг нахмурился, глянул остро:

— Уже рассвело, иди домой. Иди и забудь обо мне и о всех тех, с кем встречалась. Ты не туда попала. Анархисты присоединились к Братству.

— Люстиг, что ты мелешь?!

— Я хотел рекомендовать тебя в компартию. А теперь вижу: ты просто своевольная девчонка, способная только играться в революцию. Так, коммунист должен быть смелым и решительным. Но прежде всего — дисциплинированным. Ты нужна здесь, на Пирейе, потому что с твоей помощью мы привлечем к движению сторонников мира еще целый ряд выдающихся ученых. На Звезде ты ничего не сможешь сделать, только навредишь.

Может, это были и веские аргументы, но Тесси не хотела с ними соглашаться. Ей показалось, что Люстиг просто хитрит, желая сохранить жизнь той, кого полюбил. Это показалось Тесси очень обидным, и вызвало у девушки чувство резкого протеста.

— Ладно, Люстиг, я пойду. Но не забуду ни тебя, ни остальных товарищей. Прошу дать мне задание. Я выполню его на Звезде.

— Уходи! — холодно бросил он. — Задания не будет.

Тесси рассталась с Люстигом, переполненная обидой, злостью и непоколебимой решимостью выполнить свой замысел.

Как и думала, Фредди встретил ее предложение восторженно. Отцу она сообщила, что на длительное время уезжает из Дайлерстоуна. Он не противился. И только одно обстоятельство едва не разрушило все планы девушки: накануне вылета на Звезду ей поступила по почте бандероль, в которой находилась обмотанная несколькими слоями бумаги стандартная катушка с магнитофонной нитью.

— Колесико! — вскрикнула Тесси, развернув сверток. — Милый, родной, как я тебе благодарна!

Тесси поставила катушку в свой диктофон и прослушала ее. Да, сомнения нет: это дубликат записи Совещания «мудрейших»!

Полная радостного предвкушения, неслась Тесси на квартиру Люстига. О, теперь она докажет, на что способна!.. Это уже не пересказ Совещания, которому верили и не верили — во всяком случае, не захотели напечатать в «Пламени», — а документ невероятной важности!.. Люстиг будет рад!

Можно представить себе огорчение и разочарование, которые охватили Тесси, когда она узнала, что шофер Люстиг выехал из своей квартиры и адреса не оставил. Девушка попыталась искать его на одной из известных ей нелегальных явочных квартир, но пароль уже был изменен, и ее не пустили. Другую известную ей квартиру, где располагалась подпольная типография, полиция разгромила еще тем злополучным вечером.

На короткое мгновение приоткрылись Тесси тайны мира мужественных людей, и закрылись снова. Прервались все пути туда. И как назло, это произошло именно тогда, когда ей, как никогда, были нужны соратники!

Милый, любимый! Ты сумел вырвать у Кейз-Ола его самую большую тайну, так почему же ты не посоветовал, что делать с этой катушкой? Ведь повторяется та же история, что была и раньше: есть, что рассказать людям, но неизвестно как. Профессор Лайн-Еу отверг Братство и был убит за это. А Тесси Торн сама разрушила дорогу к коммунистам…

Полдня Тесси ходила сама не своя, не зная, за что взяться. А потом решила: прежде всего, надо снять с записи несколько копий. И не медлить, потому что ракета на Звезду отправляется завтра вечером.

Медленно вращаются катушки магнитофона, тихо звучит холодный голос советника мистера Кейз-Ола, а Тесси с неохотой просматривает только что полученные письма.

Вот она безразлично, брезгливо взяла конверт с официальным штампом полиции мистера Кейз-Ола. Видимо, снова разыскивают какого-то из бывших пациентов профессора Лайн-Еу. Распечатала… Что это? Выпал листик с несколькими строчками, написанными очень знакомым почерком.

«Полученное надо размножить в как можно большем количестве экземпляров… — читала она шепотом. — Часть разошлите по почте настоящим друзьям, а остальные держите у себя до специального приказа».

Подписи не было. Лишь в уголке стояли три буквы: «С-Кл».

— Ничего не понимаю… — прошептала Тесси. — Что именно надо распространить?

Она взглянула на штемпель почтового отделения, вспомнила, что это письмо принесено одновременно с бандеролью, и вдруг поняла: речь идет о катушке с записью Совещания! Буквы «С-Кл» — не что иное, как сокращенное «Сан-Клей»!.. То, получается, колесико прислал не Айт, а Люстиг?!

— Ну, что же, товарищ Люстиг, я выполню ваш приказ! — Тесси решительно тряхнула кудрями. — Но кое-что я сделаю и против вашей воли!

Еще одна ночь без сна. За это время Тесси успела снять одиннадцать копий записи Совещания. Десять из них она упаковала и выслала почтой в Лос-Алайн Кольриджу, а одиннадцатую спрятала в чемодан. Ровно в семдесятый час за девушкой заехал Фредди, а еще через пятьдесят минут они уже были на космодроме в Нэй-Льюс.

Хотя Тесси и не боялась предстоящего полета в безвоздушное пространство, но представляла его более интересным.

Все было прозаичным и простым: на металлической эстакаде, скупо освещенная лучами немногих прожекторов, лежала остроносая металлическая сигара. Обычная рейсовая ракета, она уже побывала за пределами атмосферы несколько раз и потеряла свой блеск.

Эту ракету проектировал и конструировал Фредди Крайн. Не удивительно, что он сразу же повел Тесси осматривать всю сложную машинерию космического корабля, с увлечением объяснял назначение тех или иных приборов. Тесси покорно кивала головой, но смотрела не на приборы, а на Фредди.

В военной форме он был еще красивее. Стройная широкоплечая фигура. Идеально правильные черты лица. Мягкие, волнистые каштановые волосы. Умные, ласковые серые глаза. Он доволен, что Тесси, наконец, слушает его, летит вместе с ним, не пугаясь мертвой пустоты Вселенной! Он готов сделать для своей невесты все, что ей заблагорассудится… Ну, чего еще нужно мужчине?

Но нет, сердце Тесси принадлежит другому.

— Фредди, я устала.

— Прости, дорогая. И мы уже сейчас отправимся.


Гибель Урании

Действительно, длинную узкую кабину заполнили пассажиры. Большинство из них, видимо, летели на Зарю не впервые, потому что сразу же натягивали неуклюжие антигравитационные скафандры и пристегивались к низким наклонным креслам. С помощью Фредди кое-как справилась с этим заданием и Тесси.

Через несколько минут закрылся люк, в наушниках скафандра прозвучал громкая команда, а затем послышалось то неприятное «ве-ве-ве», которое так поразило Тесси три месяца назад. Но здесь, в кабине, звуки были еще более резкими, врывались в уши, заставляли сердце сжиматься, а легкие — задерживать дыхание.

Из огнеупорных дюз ракеты вылетали раскаленные тугие клубки газа, и космический корабль, преодолевая силу притяжения, летел все выше и выше. Тела людей в ракете придавливало к креслам, ускорение делало их непривычно тяжелыми.

Тесси казалось: еще немного — и конец. И вот смолкли двигатели. Застучало сердце у девушки. Тело сразу стало невесомым, как перышко.

Еще несколько раз, правда, на короткое время, включались ракетные двигатели. Затем послышалось легкое бряцанье металла о металл. И вот, наконец, Фредди тронул Тесси за рукав скафандра:

— Выходим.

Он примкнул к ее скафандру тонкий стальной трос и осторожно потянул в шлюзовую камеру, а оттуда — к люку.

Тесси пролезла в отверстие и аж задохнулась от увиденного.

Прямо перед ней, в страшной пустоте на фоне черной, утыканной острыми лучами бесчисленных звезд завесы, висело огромное, залитое светом прожекторов блестящее колесо со странным многобашенным сооружением в центре.

— Ну, приехали! — раздался в наушниках скафандра голос Фредди. — Не бойся!

Блеснула вспышка. Что-то дернуло Тесси за пояс и потянуло. Повернулась и уплыла куда-то вверх ракета.


Гибель Урании

А колесо все приближалось и приближалось. Оно уже заняло полнеба. На его ободе светились многочисленные иллюминаторы.

Картина была грандиозной и страшной одновременно.

— Так вот ты какая, «Звезда Кейз-Ола»! — прошептала Тесси, вспомнив, что именно сюда ссылали на каторгу коммунистов. — Отсюда не убежишь!

Она не знала, что микрофон включенной радиостанции шлема подхватил ее голос, разнес радиоволнами во все стороны, поэтому аж вздрогнула, когда в ответ послышался мягкий баритон Фредди:

— И все же были случаи, когда удавалось отсюда сбежать. В прошлом году каторжник, по имени Айт, инженер, кстати, захватил почтовую ракету и улетел со Звезды. К счастью, не сумел справиться с посадочным механизмом и разбился. Преступник был, говорят, необычный.

Так вот откуда попал Айт в клинику профессора Лайн-Еу! Так вот почему он мстит Кейз-Олу!

«Мой дорогой, клянусь отплатить за все твои мучения!» — мысленно поклялась Тесси.

Между тем, Фредди дотянул девушку до проема шлюзовой камеры. Зашипел сжатый воздух, раскрылся внутренний люк, и девушка оказалась в закругленном коридоре. Там вновь прибывших ожидал невысокий мужчина в синем комбинезоне.

Он отрекомендовался, мрачно улыбаясь:

— Инженер Проут. Временный главный инженер Зари.

«И ты тоже издевался над Айтом?! — хотелось воскликнуть Тесси. — Ты тоже радовался, когда узнал, что он погиб?»

Но она, конечно, этого не произнесла, а только холодно кивнула головой.

«Мистер Кейз-Ол — против атомной бомбы!»

Ночь. Огромный кабинет, наполненный зеленоватым полумраком. Массивный изукрашенный стол, ярко освещенный скрытыми лампами под абажуром. За столом сидит немолодой человек в мягком сером комбинезоне и что — то неторопливо пишет простой старомодной ручкой.

На лист ложатся длинные строки цифр… Старик что-то подсчитывает. На столе стоит диктофон, но он не включен. Всю правую стену занимает гигантская электронновычислительная машина, но на ней не горит ни одна сигнальная лампочка. Даже табло автоматического указателя биржевых курсов не пульсирует тревожными вспышками чисел, а дремлет, полузакрыв свой сетчатый большой стеклянный глаз.

Скрипит, скрипит перо старомодной ручки. Человек пишет медленно, то и дело задумывается, утыкаясь невидящим взором в дальний угол, и тогда его глаза становятся мечтательными, а губы шепчут: «Да, да! Это будет хорошо!» Стоит на столе нетронутый скромный ужин. За креслом вытянулся слуга и нетерпеливым покашливанием напоминает, что пора передохнуть.

Похоже, что этого немолодого мужчину все любят и уважают. Вон, видишь, как внимательно следит слуга за каждым движением его пера!.. А вот в кабинет вошла юная красавица. Это, видимо, дочь, а может, внучка. Она шутливо выдирает из его рук ручку, ерошит мужчине редкие седые волосы: «Ну, хватит, милый! Ты, наверное, устал?»

Какая идиллия!.. Старенький промышленник-консерватор. Старомодная ручка. Юная красавица — внучка или дочь…

Нет, хотя внешне все выглядит именно так.

«Старенький промышленник» мистер Кейз-Ол никогда не был консерватором. Еще двадцать лет назад, как только-только была открыта цепная реакция деления ядра урана, Кейз-Ол смело пожертвовал ученым более пяти миллиардов дайлеров — годовой бюджет небольшой страны, получил первую атомную бомбу и стал монополистом в этой отрасли. Во время Второй всепирейской войны и в послевоенные годы Кейз-Ол, не жалея затрат, создавал десятки научноисследовательских учреждений, которые дали Монии и радиолокацию, и реактивную технику, и электронновычислительные машины, а Кейз-Олу — неслыханную прибыль и положение самого могущественного человека капиталистического мира.

Старомодной ручке нет цены, потому что ею был подписан Пакт о капитуляции врага после окончания Второй всепирейской войны. А писал этой ручкой мистер Кейз-Ол сейчас потому, что боялся доверить свои мысли даже диктофону. На больших листах высококачественной бумаги мистер излагал тот политико-экономический курс, которого должна придерживаться Мония и ее вассальные государства с момента начала будущей войны.

В мозгу Айта отражается каждая фраза, каждая цифра ужасной программы действия. Хотелось бы запомнить, по крайней мере, самое основное.

Такое же желание светится и в глазах Мэй.

— Все бумаги и бумаги… — скорчив рожицу, она сгребла листы в кучку и сунула туда свой нос. — Фу, неужели у вас нет советников, светлейший?

— Не надо, Мэй! — Кейз-Ол забрал у нее бумаги, закрыл ладонью. — Здесь нет ничего интересного.

— О, если так, я должна прочитать все. От первой до последней строчки!

— Нельзя.

— А я хочу!

— Нет!

— Нет?! Я обижусь, светлейший!

— Мэй, это — дело не вашего ума!

Прищурились ее глаза, метнули синие молнии. Бровки сдвинулись, и между ними легла упрямая вертикальная черта. В голосе, который только что звучал хрустальным колокольчиком, послышалось совсем другое, похожее на свист пули.

— Светлейший, если не ошибаюсь, обещал жениться на женщине, которая окажется умнее него?.. Я не претендую на такое звание, и еще не стала женой светлейшего. Но если он хочет сделать из меня куклу, пусть считает, что брачный контракт расторгнут!

Сказала, повернулась и ушла.

Ничего не ответил ей Кейз-Ол, только нахмурился и приступил к ужину.

Не впервые приходится Айту наблюдать такие сцены, но до сих пор Мэй была сдержаннее. Сейчас она решилась на значительно большее — и Кейз-Ол не взорвался гневом, проглотил обиду.

«Подкаблучник старый, подкаблучник!» — насмешливо думает Айт.

Действительно, в течение последних декад здоровье Кейз-Ола начало пошатываться. Всю жизнь, начиная с детства, он придерживался строгого режима и никогда не реагировал на женские прихоти. И вот теперь все изменилось. Видимо, это уже подкатывает старость.

Скорее всего, Кейз-Ол вот-вот признает себя побежденным. Его рука уже тянется, чтобы включить экран, позвать невесту. Но в это мгновение раздается тихий мелодичный сигнал, загорается светящаяся табличка: «Шеф полиции». И Кейз-Ол вдруг странно меняется. Он выпрямляется, в его глазах загораются злые огоньки: если кто-то осмелился побеспокоить среди ночи самого мистера Кейз-Ола — значит, произошло что-то чрезвычайное, очень неожиданное.

Псойс знает, что в таких случаях его присутствие нежелательно. Он медленно идет к двери, но так, чтобы расслышать хоть слово. И то, что он слышит, продирает, как мороз по коже, заставляет его сердце забиться в радостном и одновременно тревожном танце. Шеф полиции, заикаясь от страха, сообщает, что его агенты задержали неизвестного, у которого обнаружено пятнадцать катушек магнитофонной записи Совещания «мудрейших». В семдесятый час над Дайлерстоуном промчался самолет, который сбросил несколько тысяч листовок с сокращенной стенограммой того же Совещания. Только что получен свежий номер «Пламя», целиком посвященный Совещанию. Группа каких-то вооруженных людей захватила телецентр «Ньюз-Лайн Компани» и, отбивая атаки полиции, сейчас ведет передачу опять же про Совещание.

Задерживаться дальше опасно. Айт тихонько прикрывает дверь и совсем не по-стариковски быстро и энергично уходит по коридору.

Вот и началось то, о чем только мечталось. Началось так неожиданно, так внезапно, что просто не верится.

Что же будет делать Кейз-Ол? Как будет выкручиваться хитрый, хищный лис?

Но триллионер не только не растерялся — он собирается использовать ситуацию в свою пользу. Холодный голос четко чеканит слова:

— …Отключить подачу электроэнергии в телецентр, а если не получится, то во всем районе!.. Немедленно напечатать миллион листовок с подписью: «Центральный Комитет Коммунистической партии Монии». Содержание: призыв к всеобщему вооруженному восстанию; лозунги — экспроприация всей — подчеркните: всей частной собственности, запрет церкви, преследование тех, кто работал на Кейз-Ола… Набрать и напечатать сто тысяч экземпляров «Пламени» с аналогичным текстом. Все это сбросить утром с самолетов.

Лишь немногие одиночки пойдут за фальшивыми лозунгами. Спровоцированное Кейз-Олом вооруженное восстание будет подавлено. А тогда начнет свою работу агитационный аппарат. Коммунистов обвинят в фальсификации, на них свалят вину за человеческие жертвы. Кто вспомнит тогда о каких-то там катушках с записью Совещания?

— Полицию и войска привести в состояние боевой готовности. Старайтесь не стрелять первыми, сделайте так, чтобы стреляли мятежники. А тогда уничтожайте все!

— Будет выполнено, светлейший!

Щелкнул выключатель, погас экран. Кейз-Ол поднял голову, посмотрел на Мэй, которая, встревоженная событиями, снова помчалась в его кабинет, и сказал насмешливо, с вызовом:

— Ну?

— Простите, светлейший! — Мэй подошла к нему, прижалась к щеке. — Я признаю свою вину. Но признайте и вы: не хорошо унижать достоинство женщины… — Она помолчала немного и сказала уже другим тоном, озабоченным, деловым: — Меня очень беспокоит эта история, светлейший! Вы предложили гениальный план контрнаступления. Но не будет ли этого мало?.. Позвольте мне высказать предложение, светлейший! А что если бы сенат издал закон о запрещении атомного оружия?.. Коммунисты добиваются его шестнадцать лет. Они играют на этом, подстрекают всех. Так пусть получат бумажку… Вы меня поняли, светлейший?

Кейз-Ол смотрел на нее молча, удивленно. Если он сам только что приказал осуществить действительно грандиозную по своим масштабам провокацию, то его невеста пошла дальше!

Законопроект о запрещении атомного оружия!.. Гм… Даже у него, человека, не гнушавшегося никакими средствами для достижения цели, не хватило наглости прибегнуть к такому обману. А это же действительно хорошая идея! Надо только оговорить в законе, что Мония имеет право использовать атомное оружие только тогда, когда есть угроза применения атомного оружия со стороны врага. Такую «угрозу» при необходимости можно инспирировать очень легко.

Он уже согласился со столь смелым предложением своей невесты, но, будучи человеком недоверчивым и осторожным, еще медлил, обдумывая, нет ли в таком маневре какой-то скрытой опасности.

— Ну, что же, Мэй… Может, так и придется сделать. Увидим, как пойдут дела.

Радостно вспыхнули глаза девушки. Пусть мистер Кейз-Ол издаст закон, который можно будет использовать против него, когда план «Молния» начнет осуществляться. Сделать тогда атомную бомбардировку будет гораздо сложнее, чем он думает: войну не начнешь без людей, а каждый человек, независимо от своих политических убеждений, хочет жить. Только бы Кейз-Ол не передумал!

Эта ночь была для Айта очень тревожной. Он надеялся, что «конспираторша Тесси» включится хоть теперь. Почти две декады назад она горячо поблагодарила его за колесико, намекнула о каком-то чрезвычайно важном задании и предупредила, что не сможет поддерживать связь, потому что уезжает на неопределенное время. Наверное, действительно ее задание было серьезным, потому что девушка наивным шифром — по первым буквам отдельных слов — передала свою фамилию — Торн.

Айт разгневался тогда на девушку за ее безрассудство, попрощался с ней сухо и кратко. А теперь жалеет, беспокоится. Он привык к звенящему, взволнованному голосу Тесси Торн, к тем странным ее интонациям, которые почему-то находили отклик в сердце, вызвали воспоминания о собственной юности.

Хорошо было бы, если бы Тесси вышла на связь. Впечатлительная девчонка может не понять смысла провокационного плана Кейз-Ола, ринется в бой и погибнет. Комитет Защиты Мира!.. Айт теперь уже знает, что работу в Комитете полиция расценивает как принадлежность к коммунистической партии, а это говорит о многом. Нет сомнения, что именно такие девушки и юноши распространяют листовки, которые доставили Кейз-Олу столько хлопот.

Тесси молчала. Айт просидел возле приемника целых два часа, потом махнул рукой и выключил аппарат.

События разворачивались совсем не так, как хотел бы Кейз-Ол. Утром того дня самолеты действительно сбросили огромное количество провокационных листовок. Одна из радиостанций, якобы захваченная коммунистами, провозгласила призыв к всеобщему вооруженному восстанию. Но не дремали и коммунисты. Тысячи агитаторов вышли на улицы. Стены заклеили воззваниями. Лозунги были короткими и четкими: «Не поддавайтесь на провокацию! Гоните прочь всех, кто призывает к оружию!» И полиция не знала, как найти повод для арестов, потому что против таких призывов не возразишь.

А листовки с записью Совещания распространялись по всей Монии. «Размножайте и передавайте настоящим друзьям», — призывали коммунисты. Диктофоны, которые по инициативе Кейз-Ола постепенно вытесняли бумагу и чернила, тоже работали на полную мощность. То, что недавно было самой большой тайной, постепенно стало становиться общеизвестным.

Над Монией навис призрак атомной войны. Все, что говорилось на Совещании о Союзе Коммунистических Государств, каждый мониец невольно примерял к обстановке в своей стране.

Кейз-Олу ежечасно докладывали об обстановке. Из этих сообщений становилось ясно, что провокация проваливалась. Нигде никто не выступил с оружием, зато в целом ряде районов Дайлерстоуна вспыхнула паника. Газет мистера Кейз-Ола не покупают. Коммунистическое «Пламя» вышло огромным тиражом. В нем вторично помещена статья профессора Литтла «Трагедия Сан-Клея», и реакция населения на эту статью очень тревожная.

— Да!.. Да!.. — сухо бросал Кейз-Ол в ответ. Он был слишком умен, чтобы в такой миг прибегнуть к оружию, и резко оборвал шефа полиции, когда тот предложил расстреливать на месте всех, кто распространяет или читает коммунистические издания. Спасти положение сейчас могла только хитрость.

Вечернее «Пламя» опубликовало протест двадцати семи ученых-атомщиков против использования атомного оружия, призыв не допустить начала новой войны и требование общественности привлечь к суду Кейз-Ола. Шеф полиции доложил, что приказал арестовать ученых, которые подписали протест.

И вот тут Кейз-Ол впервые по-настоящему рассердился:

— Дурак! Сейчас же отмените приказ и передайте дела своему заместителю!

Он яростно щелкнул выключателем и нажал на кнопку с надписью «Главный советник».

— Господин советник! Немедленно приготовьте наиучтивейшее приглашение десяти самым выдающимся атомщикам. Завтра в тридцатом часу я приму их в Зале Розовых Мечтаний. Намекните прессе: мистер Кейз-Ол хочет обдумать вопрос о запрещении атомного оружия.

На следующий день, пятьдесят четвертого числа Первого месяца, утренние газеты вышли с огромными заголовками: «Мистер Кейз-Ол — против атомной бомбы».

Приготовления заканчиваются

Прошла почти декада, а Тесси Торн все еще не осуществила свой дерзновенный замысел.

С Пирейи искусственный спутник казался маленьким колечком, заброшенным в безграничность неба. Конечно, сознание учитывало расстояние и масштаб, но и после такой корректировки Звезда представлялась сооружением непрочным и легкоуязвимым. Думалось: достаточно пробраться к главному пульту управления, дернуть за какой-нибудь там рубильник — и сойдет с орбиты «Звезда Кейз-Ола», рассыпется в атмосфере огненным дождем метеоров.

Да, с Пирейи затея казалась легковыполнимой и романтичной. А на самом деле все оказалось чрезвычайно сложным.


Гибель Урании

Искусственный спутник вблизи имел совсем другой вид. Его обод, составленный из нескольких сотен корпусов ракет, снаружи пестрел заплатами и грубыми сварными швами. Внутренний кольцевидный коридор с многочисленными герметичными дверями в крохотные каютки, обставленные аскетичной металлической мебелью, ассоциировался разве что с тюрьмой или казармой. Никакой заботы об уюте. «Звезда Кейз-Ола» была всего-навсего космической военной базой, и этим определялось все.

Фредди Крайн, привезя свою невесту, был вынужден уделять ей совсем мало внимания. Но Тесси к этому и стремилась. Как только организм привык к резкой смене условий, она начала обследование «Звезды Кейз-Ола» самостоятельно.

Девушка воспользовалась своим исключительным статусом — единственной женщины среди персонала заброшенной в межпланетное пространство станции. Ей показывали даже то, что, по инструкции, составляло тайну даже для сенаторов.

Но, результаты обследования «Звезды» ее не радовали, а, наоборот, очень огорчали.

Люстиг был прав во всем.

Оказалось, что с большим метеоритом, способным причинить значительный вред, «Звезда Кейз-Ола» могла встретиться один раз в сто миллионов лет. А против маленьких были установлены автоматические пушки и пулеметы, которые, управляемые радиолокатором, расстреливали их на расстоянии.

Конструкторы позаботились не только о защите от метеоритной опасности. Они предполагали возможность нападения. С этой точки зрения искусственный спутник был неприступной крепостью.

Его мощное вооружение автоматически уничтожало все, что приближалось без сигнала «Я — свой». Каждый из ста двадцати секторов «Звезды Кейз-Ола» являлся вполне самостоятельным узлом обороны, и был боеспособен даже тогда, когда все остальные выходили из строя. После завершения работ места людей в боевых секторах должны были занять электронно-вычислительные машины, которые будут подчиняться только приказам радиоцентра Кейз-Ола с Пирейи.

Как жалела Тесси Торн, что не согласилась на предложение Люстига! То, что она узнала, не осталось бы ненужным знанием, как это произошло сейчас. Люстиг сумел бы отыскать уязвимое место искусственного спутника.

И все же Тесси не падала духом. Она уже понимала разницу между бессилием одиночки и безграничными возможностями народных масс, поэтому и здесь, в оплоте Кейз-Ола, прежде всего искала единомышленников, которые смогли бы стать союзниками в борьбе.

Недолгая практика агитационной работы от имени Комитета Защиты Мира помогала ей безошибочно отличать друзей от врагов. Немалую роль сыграла в этом и унылая, рутинная обстановка космической военной базы.

Оторванные от родных и друзей, люди были более искренними, откровенными. В течение долгих месяцев они таили друг от друга свои мысли и чувства, небезосновательно опасаясь доносов. Молоденькая девушка не могла быть провокатором. Даже самое крамольное в ее устах звучало естественно, как извечный протест женщины против убийства, и находило свой отклик в сердцах.

Лишь некоторые из многих недвусмысленно и жестко заявили, что хотят войны и уничтожения Союза Коммунистических Государств. Все остальные, даже те, что ненавидели коммунистов, были за мир. Здесь, на искусственном спутнике, где, несмотря на все меры предосторожности, смерть стояла у каждого за плечами, совсем по-другому воспринимались те проблемы, которые на Пирейе можно было рассматривать с олимпийским спокойствием постороннего наблюдателя. Однажды Тесси увидела это наглядно.

Молодой красавец, командир сектора БМ, бросая похотливые взгляды на привлекательную невесту нового главного инженера, много болтал о мужестве и патриотизме, о готовности погибнуть в борьбе против «варваров-коммунистов». Тесси видела, что он просто болтун, поэтому раздражала его, умышленно выражая пацифистские убеждения в категорической форме. И вот неожиданно завизжала сирена, а вслед за тем раздался невероятной силы взрыв.

Командир сектора схватил Тесси за талию, быстро закинул ее в отверстие аварийного бокса и захлопнул герметичную дверь.

На мгновение стало тихо. Потом начал нарастать противный тонкий свист. Он врезался в уши, заставлял сердце сжиматься в тревожном предчувствии.

— Одевайтесь, мисс Тесси! Быстрее! Из сектора выходит воздух.

Начальник суетливо надевал на себя скафандр. Он даже не вспомнил о девушке, которая еще не умела пользоваться такой одеждой. Тесси пришлось ему об этом сказать.

Когда оба оделись, командир сектора нажал на рычаг. С грохотом распахнулась тяжеленная дверь. Воздух отбросил их, как лист бумаги, и со скоростью звука устремился в космическое пространство через те два отверстия, которые зияли в стенах командирской рубки. Их пробил метеорит.

Или, может, нечетко сработали защитные устройства, после обстрела орудий и пулеметов от метеорита случайно остался более-менее значительный осколок, но он пронзил обе двойные стены и слой защитного материала между ними.

Как и раньше, светились скрытые под толстыми колпаками электрические лампы. Как и раньше, мелькали циферблаты электронно-вычислительной машины. Но в этом помещении уже царил смертельный холод и пустота.

Пышные цветы, которые украшали командирскую рубку, сморщились, пожелтели. Они еще даже немного «дымились»: межпланетный вакуум выкачивал из них остатки влаги, превращая растения в причудливые экспонаты страшного гербария. Птичка в клетке над ними тоже лежала неподвижной. Тесси протянула руку, чтобы взять невинную жертву. Но негибкие пальцы пластмассовой перчатки скафандра не имели чувствительности. Хрустнули распростертые крылышки, отвалились, словно сделанные из хрупкого льда.

Тесси взглянула на своего спутника. Он смотрел на птичку. Видимо, ему представлялось, что такое же может в любое мгновение произойти и с ним.

— Теперь вы согласны со мной? — тихо спросила Тесси.

Он вздрогнул, услышав ее голос в наушниках скафандра, и так же тихо ответил:

— Согласен.

Расставаясь с ним после того, как автоматические приборы ликвидировали повреждение, и рубку заполнил холодный чистый воздух, Тесси сказала:

— Когда вам отдадут приказ стрелять — вспомните эту птичку!

Он уже пришел в себя и спрятал смущение за комплиментом:

— Я буду помнить ее всегда, потому что не позабуду вас.

Да, большинство членов персонала «Звезды Кейз-Ола» войны не желали. Но и борцов за мир Тесси среди них не нашла. Даже те, кто были против войны, ссылаясь на присягу, заявляли, что придется выполнить любой приказ. Ведь каждого, кто нарушит клятву, ждет смерть. Именно под страхом смерти человека заставляли убивать других.

Только одного мужчину на искусственном спутнике Тесси никак не могла понять — Проута, того мрачного инженера, что встречал их в день прилета.

Он не нравился девушке. Было в нем что-то такое, что заставляло настораживаться, искать в его словах скрытый смысл. Казалось, что Проут умеет читать чужие мысли.

— Вы — внучка профессора Лайн-Еу? — спросил он, как-то пересекшись с Тесси. И, получив утвердительный ответ, сказал многозначительно: — Жаль, что он умер. Говорят, он творил чудеса.

Эта фраза была сама по себе обычной для разговора двух малознакомых людей. Но сразу же к этому Проут сказал, будто отвечая на вопрос:


Гибель Урании

— Каторжник Айт, о котором вам рассказывали, варил соседний сектор — БЦ.

Тесси хмыкнула, мол, ей до этого нет дела.

— Вас, наверное, интересует, куда делись каторжники со Звезды? Представьте себе, случился странный случай: сразу же после окончания строительства в сто двадцатом секторе взрывом вырвало герметичные двери. Каторжники были без скафандров. За несколько секунд погибло более ста человек. Все — коммунисты. Гангстеры и убийцы остались. Их накануне вывезли на Пирейю.

У Тесси болезненно сжалось сердце. Она поняла, что это был за «случай», но не могла понять, с какой целью рассказывает о нем Проут.

— Что же, божья кара…

— Да, — улыбнулся он ехидно. — Бог знает, кого наказывать. Между прочим, через декаду заканчиваются последние работы на ракетодроме. Там работают сто пятьдесят коммунистов.

Тесси промолчала, и Проут ничего больше не сказал. Зато на следующий день разыскал девушку специально для того, чтобы показать в иллюминатор.

— Взгляните, вон, в сектор БР транспортируют водородную бомбу. Со «Звезды Кейз-Ола» очень хорошо обстреливать Пирейю. Видимо, мы вскоре и постараемся это сделать.

Он снова улыбнулся так, что Тесси не выдержала.

— Как вам не стыдно!.. Неужели у вас нет жены, детей?

Проут насмешливо покачал головой.

— Нет, мисс Тесси.

— Ну, тогда все ясно. До свидания!

Казалось, он был приставлен шпионить за невестой главного инженера Звезды. Во всяком случае, куда бы не пошла Тесси, там обязательно оказывался Проут, чтобы сообщить еще какую-то из тайн искусственного спутника. Из его уст эти сообщения звучали провокационно.

А, между тем, политическая обстановка обострялась. Обстановка требовала немедленного действия.

Началось то, о чем никто из обслуги Звезды Кейз-Ола даже думать не хотел.

Ракета с водородной бомбой, на которую указал Проут, была первой ласточкой. На следующий день прибыло еще две. Через сутки — еще четыре. А потом — десять.

Если до сих пор на Звезде было невесело, то теперь стало вообще жутко. Тесси еще пробовала через силу улыбаться, шутить, но на нее уже не обращали внимания. Да и сама она, все чаще и чаще, забивалась в свою каюту, и молча, тоскливо смотрела на далекую Пирейю.

Отсюда родная планета казалась красивой и спокойной. Затканная голубоватой дымкой, залитая лучами Солнц, она днем играла самыми разнообразными красками, а ночью сверкала яркими огнями. Там кипела жизнь. Там шла борьба. А на «Звезде Кейз-Ола» царила жуткая, могильная тишина.

Вот, плюясь огнем, бесшумно причаливает к космодрому огромная ракета. Если бы это было на Пирейе, все тряслось и грохотало бы вокруг. А тут — ни тряски, ни звука. Даже если бы взорвалась водородная бомба, разлилось бы только нестерпимое сияние и промчались бы неудержимые потоки смертоносных частиц. Да и только.

Уже целых двадцать секторов «Звезды Кейз-Ола» заперты наглухо, вооруженные ракетами с атомной начинкой. Сегодня сорок четвертое число. До начала Второго месяца осталось десять дней. Каждый день — по десять ракет. Да, мрачный прогноз профессора Литтла сбывается. Никто не будет держать ядерные бомбы на искусственном спутнике просто так.

Значит, эти космические ракеты помчатся на Пирейю. Надо немедленно что-то сделать… Только что? Электронно-вычислительная машина, укрытая в толстенную стальную оболочку, реагирует только на шифрованные сигналы радиоцентра Кейз-Ола. Установят бомбу на стартовой площадке сектора, закроют герметичные двери — и тогда уже туда не войдет ни один человек.

Пожалуй, только один человек сумел бы помочь Тесси Торн осуществить ее героический замысел. Полковник Фредди Крайн получил чрезвычайные полномочия. Даже комендант базы не имеет права заходить в сектор, когда главный инженер устанавливает зашифрованную программу действия перед тем, как запереть наглухо всю аппаратуру. Один из конструкторов «Звезды Кейз-Ола», Фредди Крайн, мог бы сотворить с ней все что угодно. Но триллионер рассчитал верно: тот, кто создал искусственный спутник, вряд ли погубит дело своих рук.

Фредди сначала не знал истинной причины своего назначения главным инженером Звезды. И после прибытия на искусственный спутник первой ядерной бомбы он заволновался и заявил, что Тесси должна немедленно возвращаться на Пирейю.

— Дорогой, — возразила девушка, — а ты думаешь, что если начнется атомная война, на Пирейе будет безопаснее?

— Да, это, пожалуй, верно, моя дорогая. Тогда оставайся.

Он не заметил иронии в ее словах, не думал о том, что будет с теми, которые не смогут уйти в межпланетное пространство и не имеют такого железобетонного бункера, как под дворцом генерала Крайна.

С болью, с сожалением смотрела на него Тесси. И за него она чуть не вышла замуж?!

— Фредди, но ты же против войны!

Он удивленно взглянул на нее ясными-ясными глазами.

— А разве я когда-нибудь высказывал агрессивные мысли?

— А это?.. — Тесси кивнула головой в сторону ракетодрома. — Неужели ты думаешь, что водородные бомбы несут мир?

— Конечно, моя девочка! — он засмеялся, взъерошил ей волосы. — Разве коммунисты начнут войну, если в небе над ними висит «Звезда Кейз-Ола», заряженная ста двадцатью самыми убедительными в мире аргументами?!

— А если войну начнет Кейз-Ол?

— Этого не может быть, моя дорогая!

— Ну, ладно. Я дам послушать тебе одну запись.

Тесси до сих пор колебалась. В своей коротенькой приписке Люстиг предупреждал: можно доверять только настоящим друзьям. Но сейчас уже нельзя терять ни минуты.

Фредди даже не дослушал запись Совещания до конца.

— Дорогая моя, не знаю, как попала к тебе эта опасная вещь. Прошу, выкинь ее и забудь про все. Это неуклюжая коммунистическая фальшивка.

Прошло еще несколько дней. Утром пятьдесят четвертого числа Первого месяца, когда на последнюю свободную стартовую установку была установлена сто двадцатая ядерная бомба, Тесси позвала жениха в свою каюту и строго сказала:

— Поклянись своей жизнью, что ни одна из этих бомб не полетит на Пирейю, если на Монию не нападут первыми!

— Ты опять о своем?.. — Фредди недовольно поморщился. — Это от меня теперь не зависит.

— Неправда!.. Клянись!

— Нет, я этого не могу сделать. Бывают случаи, когда только превентивная война дает возможность избежать…

— Клянись!.. — сжав кулаки, Тесси смотрела на него с ужасом и ненавистью. — Если ты этого не сделаешь, я никогда не стану твоей женой.

— Ну, успокойся, моя дорогая. Я…

— Уходи! — воскликнула девушка, уже не сдерживаясь. — Брачный контракт расторгнут!.. Ты не услышишь торжественного хора на своей свадьбе. Тогда уже на весь мир будут петь атомные бомбы!

И он ушел. Ушел с миной оскорбленного в самых святых чувствах человека, абсолютно убежденного в своей правоте.

Тесси собирала вещи. Она решила улететь со «Звезды Кейз-Ола» первой же ракетой.

Но до отъезда Тесси решила непременно побывать на ракетодроме, чтобы как-то найти общий язык с коммунистами-каторжниками, предупредить их о смертельной опасности. Уже несколько раз она порывалась туда, но выполнить это намерение ей препятствовал страх перед длительным путешествием в безвоздушном пространстве. Только в последние дни Тесси немного научилась управлять ракетницей скафандра и достаточно свободно передвигалась от обода искусственного спутника до его центральной части.

Девушке повезло. Никто не встретил ее на пути к воздушному шлюзу, никто не остановил, когда она помчалась к ракетодрому. И даже там никто не обратил внимания на то, что к одному из каторжников на миг подлетел человек в скафандре, что-то передал ему и сразу же полетел обратно.

Тесси даже не успела разглядеть, кому отдала свое оружие. Запомнились глаза, которые смотрели на нее сквозь окошко скафандра удивленно и растерянно. Они были черные, как у инженера Айта, и это ее почему-то порадовало.

«Милый, как ты там? Вот уже много-много дней ты не слышишь голоса «Матери».

Расстроенная, погруженная в мысли девушка и не заметила, что взяла слишком в сторону. Вместо того, чтобы приблизиться, «Звезда Кейз-Ола» стала странно заваливаться на бок, ложиться на ребро.


Гибель Урании

Когда Тесси поняла, что она отклонилась от правильного маршрута, у нее сердце ушло в пятки. Немедленно назад! Девушка хорошо запомнила: чтобы не сбиться с маршрута, надо следить за фонарем, который должен был стоять точно в центре красного кольца на противоположной стороне Звезды.

Тесси стреляла и из основных, и из боковых дюз скафандра, тормозила и, наконец, смогла двигаться в нужном направлении. Теперь вперед!

Она нажала на кнопку и вдруг почувствовала: что-то случилось. Девушка глянула на счетчик ракетных зарядов. Стрелка стояла на нуле! Теперь ни остановиться, ни свернуть. Может, повезет схватиться за сигнальный фонарь или кольцо маяка?

Все ближе спасительная «Звезда Кейз-Ола». Девушка в безвоздушном пространстве плывет медленно-медленно. Фонарь прошел стороной, далеко. Но кольцо… И вот же оно!

Изо всех сил извернулась Тесси, рванулась, зная, что сейчас ее жизнь зависит от доли секунды.

Только нет, не хватило длины рук, проплыло мимо толстое алюминиевое кольцо с полыхающими неоновыми трубками. Оно все отдалялось, все ближе сдвигались друг к другу круглые окошки — иллюминаторы на борту «Звезды Кейз-Ола». Наконец, они превратились в светящиеся точечки, в едва заметную пунктирную линию.


Гибель Урании

Не остановишь, не остановишь медленного полета. Может, миллионы и миллиарды лет будет мчаться этот скафандр по межзвездному пространству, пока не столкнется с каким-то небесным телом. Но что до этой встречи девушке, которая грустно и тоскливо смотрит на Вселенную через прозрачное окошко скафандра? Напуганная и растерянная, она в первое мгновение забыла о радиосвязи, потом позвала на помощь и, не получив ответа, замолчала.

Уже не было ни страха, ни боли. Только учащенно стучало сердце, отсчитывая секунды жизни.

Перед глазами Тесси на черном с блестками бархате неба капелькой крови теплится Марри — планета, названная так в честь древнепирейского бога войны.

А Тесси не хочет думать о войне, о смерти. Ей почему-то вспоминается, что пирейские астрономы до сих пор не раскрыли тайну загадочных каналов на поверхности соседней планеты. Ей хочется верить, что и на Марри есть жизнь.

Минули сутки. Крошечная песчинка затерялась в космическом пространстве… А в той песчинке еще горит жизнь, стучит сердце, бродят мысли. В ней до сих пор горит любовь, полыхает ненависть.

Безразлично и враждебно смотрит Вселенная на эту песчинку своими острыми лучами-звездами.


Гибель Урании

Часть третья. Гибель Урании


Гибель Урании

Сила против силы

Темны ночи над Монией, над всей Пирейей!

Каприз природы, удивительная несправедливость: почти все планеты системы Двух Солнц имеют по несколько спутников, и только одна из них — Пирейя — плывет в космическом пространстве одна-одинешенька.

Где ты, игривый лунный свет, что наполняет тьму серебристым сиянием, прозрачным и чистым, как юношеские мечты? Где ты, Луна — солнце влюбленных?!

Нет такого спутника у Пирейи. Не потому ли так ярко мерцают над планетой бесчисленные звезды, играют ночью всеми цветами радуги весенние светящиеся насекомые?


Гибель Урании

…Крохотный светлячок, забавный живой фонарик, заметил в темноте свое отражение, бросился к нему и ударился о прозрачную холодную преграду. Сразу же после этого послышался радостный возглас:

— Есть!.. — а еще через секунду смущенное: — Нет, это светляк…

На плоской крыше невысокого дома стоит телескоп, примитивный, устаревший прибор, с помощью которого астрономы-любители видят не столько то, что есть на самом деле, сколько воображаемое.

У телескопа трое. Один, не выпуская из зубов сигареты, что-то неторопливо подсчитывает в блокноте, освещенном карманным фонариком. Второй, коротконогий толстяк, нетерпеливо топчется рядом. А третий, припав глазом к окуляру телескопа, торопливо передвигает трубу прибора вдоль воображаемой линии от зенита на север и обратно. Видимо, поиски длятся уже достаточно долго, потому что толстяк не выдерживает:

— А дайте-ка, я взгляну, Литтл. У меня глаз острее.

— Одну минутку, Торн… — профессор Литтл ускоряет движение телескопа по небесной сфере. — Я же в юности имел кое-какую практику по астрономии.

— Нет, хватит, достаточно.

— Погодите… — телескоп остановился, потом немножко передвинулся вправо. — Есть!

— Светлячок? — иронично спрашивает Торн.

— Взгляните сами! — Литтл неохотно уступает место. — Ну, что?

Торн молчит. Молчит долго, затаив дыхание. И, наконец, произносит так, будто не верит собственным глазам:

— Кольридж, посмотрите…

Тот, не торопясь, прячет блокнот, подходит к телескопу.

В поле зрения — обычная картина звездной Вселенной.

— Невероятно! — восклицает Кольридж.

Только у края кадра стал виден небольшой светлый диск. Так себе — крошечная тарелочка, что быстро ползет среди звезд. Без телескопа ее трудно даже заметить. Но появление этого необычного небесного тела знаменует факт невероятного веса: Союз Коммунистических Государств запустил свой первый обитаемый искусственный спутник.

— Объясните мне, наконец, что это за фокус? — не выдерживает Литтл. — Не могли же коммунисты построить его за одни сутки?!

Академик Торн молчит, посасывая угасшую трубку. А Кольридж сухо говорит:

— Фокуса нет, Литтл. Есть факт: мы, монийцы, в космос двигаемся медленно, словно слепые щенки, а коммунисты поднялись одним прыжком, и их уже не догонишь. Не догонишь, Литтл!.. Мы увидели сейчас то, что превосходит наидерзновеннейшую фантастику: победу человека над силой всемирного тяготения. Я уверен, что этот искусственный спутник строился, может, лет десять. Но в безвоздушное пространство он поднялся даже не за сутки, а за несколько часов. Именно поднялся — медленно и легко, словно воздушный шар.

— Не верю! — Литтл снова бросился к телескопу.

— Зря не верите! — фыркнул Торн. — Так и я двадцать лет назад не верил, когда мой учитель, знаменитый Ейнт, советовал мне взяться за гравитацию. Он утверждал, что сила притяжения вызывается наличием в ядрах атомов гравитонов — частиц, которые и до сих пор не обнаружены, но в принципе могут быть удалены из объекта. А я, дурак, — он хлопнул себя по большому выпуклому лбу, — не поверил… И вот: над Монией свободно пролетает искусственный спутник коммунистов. В любую секунду из него могут «швырнуть» такой гостинец, что аж зашипит все вокруг.

— Вон оно как! — иронично засмеялся Кольридж. — Академик Торн обеспокоен возможностью прямого попадания атомной бомбы в атомный центр Монии — Лос-Алайн!.. А не думаешь ли ты, что и коммунисты имеют право на недовольство, когда над их территорией начала ежедневно пролетать «Звезда Кейз-Ола»?

Мрачные и молчаливые спускались эти трое с покатой крыши коттеджа.

Но это была только одна из неожиданностей, которые им приготовила ночь.

Еще с веранды друзья услышали назойливые сигналы телевизиофона.

Звонил профессор Карейл — астроном, который первым сообщил о появлении искусственного спутника СКД.

— Где вас черти носят?! — закричал он яростно. — Немедленно включайте телевизор!

— Что случилось, Карейл?

— Включайте, я вам говорю!

— На какой канал?

— На какой угодно!

Кольридж пожал плечами и включил телевизор.

Перебежали по экрану цветные полосы, оформились в четкие контуры красного знамени. И в то же время прозвучали незнакомые мелодичные позывные.

— Да это же флаг коммунистов! — воскликнул Литтл.

— Внимание! Внимание! — послышалось из динамиков. — Вы слушаете и смотрите передачу с искусственного спутника Союза Коммунистических Государств. Передаем обращение Правительства СКД к президенту, Сенату и всех граждан Монии. Вчера, пятьдесят третьего числа Первого месяца Шестнадцатого года Атомной эры, в тридцать часов по международному времени с территории СКД стартовал гравитолет «Звезда Надежды» — летательный аппарат, построенный на новом, неизвестном ранее принципе регулирования и устранения силы всемирного тяготения.

Рванулся вверх красный флаг на экране. Открыл залитую светом Солнц долину среди высоченных гор, спокойное голубое озеро, а на его поверхности — серебристый диск с многочисленными окошками-иллюминаторами на ободе, с башнями радиотелескопов и радиолокаторов в центре. Постройка была громадная. Катер, который отплывал от нее, казался чуть ли не точкой.

Не слышалось ни одного звука, не пробежали даже волны по зеркальной поверхности воды, когда гравитолет поднялся над озером и, легонько покачиваясь, поплыл наискосок вверх.


Гибель Урании

— «Звезда Надежды», — говорил диктор, — вышла на орбиту сегодня, пятьдесят четвертого числа, в семнадцать часов двадцать две минуты по международному времени…

На экране теперь виднелась звездное небо и огромный, ярко освещенный диск на фоне затянутой в голубую дымку Пирейи.

— Искусственный спутник СКД — это научная лаборатория в Космосе и, одновременно, промежуточная станция для будущих путешествий дальше во Вселенную. Однако, несмотря на не опровергнутый до сих пор правительством Монии слух о том, что совещание миллионеров под руководством Кейз-Ола решила начать войну против СКД, правительство Союза Коммунистических Государств доводит до сведения всех, что гравитолет «Звезда Надежды» оснащен самым современным оружием, и на всякую попытку применить силу против него ответит использованием силы…

Картину звездного неба снова закрыл красный флаг, прозвучали позывные Союза Коммунистических Государств.

Программа повторялась еще много раз.

Кольридж выключил телевизор, сел в кресло, устало закрыл глаза.

— Сила против силы… — сказал он тихо, ни к кому не обращаясь. — Ну, как вы теперь расцениваете пацифизм мистера Кейз-Ола?

— Понятно… Теперь каждому дураку ясно, что магнитофонная запись Совещания «мудрейших» — фальшивка коммунистов, потому что иначе они бы не ссылались на нее.

— Пожалуй, я все же не дурак, потому что мне это и до сих пор не ясно… И еще мне не ясно, Торн, зачем ты доложил Кейз-Олу об антивеществе? Я просил тебя не делать этого…

Не было ничего оскорбительного в тоне голоса Кольриджа — ощущались только уныние и безнадежность человека, которая разочаровалась во всем на свете. Но на академика Торна эта фраза повлияла как удар кнута. Он покраснел, вскочил на ноги, закричал пискляво:

— Довольно!.. Довольно!.. В конце концов, институтом руковожу я!

— Вон как вы заговорили, Торн! — криво улыбнулся Кольридж. — Мы были друзьями семнадцать лет… Семнадцать лет мне казалось, что мы делаем общее дело, в котором есть частичка и моих усилий… Ну, что же — честь имею!.. — он неторопливо поднялся, унылым взглядом обвел комнату и вышел.

— Зря, Торн! — покачал головой Литтл. — Я очень хорошо знаю Кольриджа: если он разрывает отношения, то навсегда. А это был ваш настоящий друг… Мне жаль вас, Торн!.. Доброй ночи!

— Спокойной ночи! — буркнул академик.

Он остался один в большой гостиной, которая мгновенно будто потеряла свой уют. Сел к столу. Обхватил голову руками.

Действительно, зачем было надо говорить Кейз-Олу об антивеществе?

Торн сам не мог понять, как это случилось. Получив вызов от Кейз-Ола, он сначала испугался. Противно вспомнить: неровно застучало сердце, на лбу выступил липкий пот, а мозг пронзила мысль: «Конец! Тюрьма!» И, может, именно потому, что испуг оказался безосновательным, в следующую минуту его заслонило победное, тщеславное: сам Кейз-Ол приглашает выдающегося ученого Атомной эры совместно обдумать вопрос о запрещении атомного оружия!

Более двадцати лет работал Торн на Кейз-Ола, но видел его только на экране телевизиофона, да и то изредка. А сегодня утром пришлось сидеть рядом. «Отбросив всякую официальность! — заявил Кейз-Ол. — Каждый из вас ничем не хуже меня. Вы — мозг эпохи, я — ее сердце. Настало время сердцу покориться уму».

Их было десять на этом совещании. Десять действительно выдающихся физиков всего капиталистического мира. Семеро из них подписали протест против использования атомной бомбы. И именно к ним обращался мистер Кейз-Ол за советом.

А советоваться, собственно, не было и нужды: на столе лежал готовый законопроект. Мистер Кейз-Ол уже взялся за перо, чтобы подписать его, и вдруг задержался.

— Ну, ладно: мы отказываемся от использования атомного и ядерного оружия… Но ведь коммунисты имеют бомбу из антивещества. Они готовы обрушить ее на нас, а мы… — он насмешливо покачал головой и так выразительно посмотрел на Торна, что академик не выдержал.

— Антивещество у нас уже есть! — сказал — и сам чуть не ахнул в следующее мгновение: «Зачем?!»

Только эти сгоряча произнесенные слова — а с этого момента все пошло наперекосяк. Не успел академик Торн доехать домой, в Лос-Алайн, как уже все телевизионные станции объявили, что антивещество создано, а Торну будет воздвигнут золотой памятник при жизни. «Золотой памятник… Тьфу! Ну зачем мне этот памятник? Но, в конце концов, почему я должен прятаться со своим открытием?! Может, Кольридж просто завидует, что его не только не вызвали к Кейз-Олу, но и не упомянули в сообщении?.. Да, да, это очень несправедливо… Немедленно, завтра же, следует исправить ошибку… Конечно, надо извиниться Кольриджа. Нехорошо вышло. Но он должен меня понять…»

Торн уговаривает себя, хотя знает хорошо: дело не в памятнике и не в зависти. Потеряв семью, Кольридж потерял вкус ко всему на свете. Его не прельщает ни слава, ни деньги. Не раз он говорил, что живет только ради науки и семьи Торнов.

«Нехорошо получилось. Ой, как нехорошо!..» Академик Торн все посматривает на дверь: не вернулся ли Кольридж? Ведь так бывало раньше: поругаются немного, а потом опять помирятся. Кольридж всегда приходил мириться первый: он понимал, что Торн просто слишком вспыльчивый..

Но нет, на этот раз все по-другому. Кольридж — единственный друг — больше никогда не зайдет в эту гостиную. Может, только ради Тесси…

Упоминание о Тесси еще сильнее бередит душу Торну. Как никогда, он хотел бы видеть ее… и боится этой встречи. Боится, потому что не знает, чем она закончится.

Стрелки часов незаметно передвигаются с деления на деление. И так же незаметно в окна коттеджа заползают мягкие полутени рассвета первого числа Второго месяца Шестнадцатого года Атомной эры…

Сотый час — нулевой час… появляются из-за горизонта золотые пряди солнечных лучей, протягиваются от всех предметов двойные тени.

— Странно… — бормочет себе под нос академик Торн, поглядывая на аллею, ведущую к коттеджу Кольриджа. — Ну, чего же он не идет?

В гостиную просунула нос обеспокоенная служанка. Тихо поздоровался, идя умываться, профессор Литтл. А Торн ничего не видит и не слышит. Его взгляд прикован к аллее…

Вдруг академик вскочил, бросился к окну…

Радостная улыбка застыла на его лице. Только почему это Кольридж не идет, а бежит? Почему он не в комбинезоне, а в ночной пижаме? Что случилось? Может, началась война?..

Кольридж, бледный как смерть, мчится напрямик, через газон к окну.

— Торн, звонил Фредди Крайн…

— Ну и что?

— Тесси…

— Что — Тесси?!

— Тесси заблудилась в космическом пространстве… Ее ищут уже девяносто часов…

Зашаталась, поплыла перед глазами Торна комната. Закрутилась в бешеном танце, утонула в темноте. И словно издалека-издалека слышится непривычно резкий голос:

— Возьми себя в руки!.. Немедленно звони Кейз-Олу. Нашу дочь сейчас может спасти только он!

Торн моргнул. Тьма развеялась. Над ним стоял Кольридж с пузырьком лекарства в руках.

Цена жизни

Сумерки. Большая, просто меблированная комната. Широкая кровать. На ней лежит, укрытый пуховым одеялом, пожилой мужчина. Он спит крепко, его дыхание спокойно и глубоко. Так спят люди после плодотворного дня напряженной творческой работы. Только мешки под глазами старика и бледный цвет кожи свидетельствуют о переутомлении.

Все это Айт видит на большом экране в прихожей спальни мистера Кейз-Ола.

Еще мгновение, и он решительно нажимает на кнопку:

— Светлейший. Вынужден разбудить.

Триллионер спит чутко. Он сразу же открывает глаза; у него не бывает на лице того выражения помятости, недовольства, какое возникает только у пассивных и безвольных людей. Казалось, Кейз-Ол и не спал: взгляд настороженный, острый.

— Ну?

— Академик Торн третий раз в течение часа просит соединить. Сказал: «Если не соедините — взорву Лос-Алайн!»

— Глупец! — бросил Кейз-Ол то ли Айту, то ли Торну. — Включай немедленно!

Айту очень любопытно, что скажет Торн. Конечно, дело слишком важное, если академик осмеливается угрожать самому мистеру Кейз-Олу. Может, речь идет о бомбе из антивещества? Ведь этот нелепый, низкорослый мужчина на так называемом совещании ученых-атомщиков ляпнул сдуру, что создал антивещество. Именно сдуру, потому что видно было, как после этого он смутился, втянул голову в плечи и притих. Даже не верилось, что этот жалкий толстяк и есть всемирно известный академик Торн, честный и принципиальный, который создал атомную бомбу, а потом решительно выступил против нее, подписав «Протест двадцати семи»… Что же он скажет теперь? Отрекаться от своих слов? Будет обвинять?

Включив линию связи с атомным центром Монии, Айт поплелся в свою комнату и проделал аналогичную операцию там. В его аппарате экрана не было, поэтому Айт не мог видеть собеседников.

Разговор уже шел. Академик не угрожал и не обличал. Он уговаривал, выпрашивал, как нищий милостыню:

— Ну, пусть не сто, пусть пятьдесят… Но только немедленно, немедленно!.. Через два часа будет уже поздно.

Кейз-Ол в ответ хмыкнул неопределенно. Предложение, пожалуй, выгодное, и Кейз-Ол в эту минуту с четкостью весов взвешивает все «за» и «против», чтобы потом сказать «да» или «нет».

— Мистер Кейз-Ол, Тесси можете спасти только вы! Поймите меня по-человечески, как отца! Ведь через восемь дней должна была состояться ее свадьба!

Айт насторожился. «Тесси? Тесси Торн». Айт придвинулся ближе к аппарату, потер лоб. Так, так… Речь идет, видимо, о «Матери». Недаром же она молчит более двух декад. Поймана? Ей грозит смертная казнь или каторга? Тьфу, как по-дурацки все получилось, ведь вчера академик был здесь. Выбрать бы нужный момент и…

Но что можно было сделать? Даже если бы Айт знал, что девушка с очень распространенной в Монии фамилией приходится дочерью академику Торну, про это знакомство надо молчать, чтобы не выдать ни ее, ни себя.

Эти соображения пробежали в мозгу Айта молниеносно. А в следующее мгновение послышался голос Кейз-Ола:

— Я понимаю вас, мистер Торн. Отыскать человека, который потерялся в космическом пространстве, в конце концов, можно. В течение ближайшего часа на розыски будет послано семьдесят пять ракет. Но гарантий я дать не могу. На какое время хватит кислорода?

— Со «Звезды Кейз-Ола» сообщили, что не больше чем на два-три часа.

— Тогда — хорошо. Тесси Торн будет спасена. Но…

Айт нервно вскочил, потом сел опять…


Гибель Урании

Тесси Торн… Предположение превращалось почти в уверенность, а воображение рисовало страшную картину: в мире невесомости медленно плывет скафандр, пластмассовый гроб, в котором заперт еще живой человек. Кому, как не Айту, бывшему каторжнику, понять ужас этого безнадежного положения? Кислорода хватит на два-три часа… Врет Кейз-Ол: даже тысяча ракет не смогут отыскать пылинку, которая блуждает в бесконечной Вселенной. Радиолокатор не поможет — пластмассовый скафандр не отражает радиоимпульсов. Если бы все время работала радиостанция в шлеме — ее можно было бы запеленговать. Но девушка разве догадается включить передатчик?.. Видимо, нет, потому что иначе ее уже давно бы нашли… Погоди, а не просит она порой помощи у «Сына»?

Торопливым движением Айт выдернул из-за воротника наушник, приложил его к уху, нажал на кнопку.

Сразу же возникло знакомое характерное шипение передатчика, а на его фоне — еле слышный глухой стук. Айт наморщил лоб: что за странные звуки?

И вдруг воскликнул в безудержной радости:

— Жива!.. Это стук ее сердца.

Видимо, Тесси пристроила радиостанцию на груди. Может, девушка забыла выключить передатчик, а может, он включился сам, от случайного нажатия на кнопку? Во всяком случае, эта случайность или неосторожность должна спасти жизнь Тесси Торн. Должна? Спасет? Но как? Только этот крошечный трехкаскадный агрегат позволяет слышать передатчик, который плывет сейчас в межпланетном пространстве над Монией. Все другие станции, пусть даже очень мощные, но не настроенные специально, будут воспринимать слабенькие сигналы как электронный шум.

Отдать радиостанцию Торну? Может быть, если бы он стоял рядом, Айт сделал бы это, не колеблясь. Но Торн где-то далеко, в Лос-Алайне. И ракеты будут стартовать, наверное, с космодрома Нэй-Льюс.

Подавленный неразрешимой дилеммой, Айт даже забыл о разговоре Торна с Кейз-Олом. Но постепенно его внимание стала настораживаться, память невольно фиксировала слова, хотя сознание их еще не анализировало.

— …Я не заставлю вас создавать средства уничтожения. Вы возглавите научно-исследовательский институт энергетики… Как и до сих пор, я не стану вмешиваться в ваши дела…

— Где находится этот институт? — голос Торна звучит приглушенно.

Пауза. Потом раздается сухой смешок:

— В пресловутой Урании, мистер Торн!.. Надеюсь, вы не предполагаете, как коммунисты, что это — военная база Кейз-Ола?

Торн не отвечал.

— Вновь Урания!.. — прошептал Айт, сжимая кулаки.

Пауза становилась невыносимой. Ее нарушил все тот же смешок Кейз-Ола:

— Если не возражаете, мистер Торн, то, прежде чем дать окончательное согласие, вы, вместе с несколькими десятками экскурсантов, осмотрите Уранию… Да что с вами?

— У академика Торна плохо с сердцем! — холодно и резко сказал незнакомый голос. — Но он принимает все ваши предложения, мистер Кейз-Ол!.. Я — Кольридж, помощник академика Торна.

— Очень приятно, мистер Кольридж. Приглашаю вас также. А сейчас — всего хорошего. Первая ракета стартует через десять минут.

В динамике щелкнуло, и все затихло.

«Вон оно что!.. — с холодной яростью, с отвращением думал Айт. — Даже когда речь шла о жизни дочери того, кто создал атомную бомбу и таким образом дал Кейз-Олу неслыханную силу, он воспользовался случаем и сделал свой бизнес. Цена жизни человека. Какая же ему цена? За одну жизнь будет заплачено жизнями миллионов…»

Тук-тук… тук-тук… тук-тук… — стучит сердце Тесси Торн.

— Тесси! Тесси!.. — горячо шепчет Айт в микрофон. — Это я, «Сын». Отзовись хоть на миг! Сейчас вылетают ракеты тебя искать…

Молчит, не отзывается девушка. Только над ухом в Айта стучит ее сердце: тук-тук… тук-тук… тук-тук…»

«Малютка» выходит на полигон

И снова нам приходится извиниться перед вами, читатель: пересказывая историю далекой Пирейи, мы совсем забыли о родной Земле.

Как уже упоминалось, отправив с Северного полюса нашей планеты маленькую ракету-почтальона, космический вездеход, следуя точно семьдесят третьему меридиану западной долготы, отправился на юг, в Америку. Уменьшившись в размерах почти на треть, установка двигалась теперь значительно быстрее.

Несколько попыток исследовать неизвестную машину опять кончились печально: самолеты и вертолеты вспыхивали или рассыпались в воздухе, не достигая цели. Вездеход никого не подпускал к себе. В конце концов, пришлось признать право инопланетных космонавтов на независимость, право на неприкосновенность, подкрепленное таким хорошим аргументом, как неизвестное оружие, против которого защиты не было.

При выходе из Арктики в районе моря Баффина космический вездеход сбросил еще несколько контейнеров, которые, судя по высокой степени радиоактивности, были опустевшими камерами для ядерного топлива, поднялся в воздух и с небольшой скоростью полетел низко над землей в южном направлении.

В это время уже было закончен физико-химический анализ обломков оболочки космической ракеты. Результат исследования был ошеломляющим: оказалось, что металл, из которого она сделана, не что иное, как сталь. Но эта космическая сталь была такая легкая, что свободно плавала в воде, а твердостью не уступала алмазу. Оставалось признать, что, хотя эта сталь и обычная по своему химическому составу, ее атомную структуру перестроили каким-то новым, неизвестным для ученых Земли способом. Однако даже легкостью металла нельзя было объяснить, как держится в воздухе неуклюжий, казалось, тяжеленный вездеход, как он движется, не имея ни винтов, ни реактивных сопел.

Плывет над Землей странная машина с огромными, похожими на совиные, «глазами», с прижатыми к корпусу многочисленными причудливыми «конечностями». Плывет, словно легкое перышко, не издавая ни звука, иногда снижаясь, ползает по улицам, заглядывает в дома, подхватывает какую-нибудь из машин и снова взмывает в заоблачные выси. А оттуда потом сыпался дождь деталей: чудовище разбирало захваченный аппарат до мельчайшего винтика и все выбрасывала прочь. Наверное, так космонавты изучали земную технику.

Через пригород Нью-Йорка, остров Гаити, Карибское море, Колумбию — таков был путь этой постройки, которая по праву заслужила название вездехода. Людей она не трогала.

Продвигаясь строго на юг, вездеход пролетел над Америкой, и двадцать второго января, в десять часов утра по нью-йоркскому времени, приземлился точно на Южном полюсе.

И вновь в направлении созвездия Орла полетела крошечная ракета-почтальон, сопровождаемая радиоизлучением вездехода. Двадцать пятого января после полудня машина поднялась в воздух и двинулась на север, к Азии. Это означало, что гости из другой звездной системы решили совершить путешествие вокруг света через оба полюса.

Надо отдать должное ученым Земли: уже не один из них выступил с предположением, что самоходное «чудовище» — всего лишь очень сложный кибернетический аппарат, автоматическая установка, в которой нет ни одного живого существа. Большинство ученых разделяло это мнение, но широкие массы все еще надеялись увидеть обитателей другой планеты, а летчик Тертышный упорно уверял, что вокруг света путешествует вместе с космическими гостями и его напарник Павел Седых.

Так вот, Тертышный не ошибался. Павел Седых путешествовал в вездеходе уже более двадцати дней. Но он даже не подозревал, что посетил оба полюса Земли и теперь находился за семнадцать тысяч километров от того места, где был захвачен в плен.

Юноша спал. Видимо, сон смотрящего после определенного количества сеансов биофильма был запрограммирован конструкторами электронного мозга сооружения. И действительно, никакая нервная система не способна выдержать такие перегрузки без перерыва на отдых.

Проснувшись, юноша сразу же нажал на кнопку биоскопа: его беспокоила судьба Тесси.

В тот же миг засветился экран, и на него вдруг стал «наползать» металлический агрегат, почти такой же, как тот, что вытащил Павла из кабины вертолета в лесу вблизи Северска.

Юноша инстинктивно отшатнулся, но в следующую секунду уже успокоился. Он знал: вот эта машина, которая носит длиннющее прозаическое наименование — электронно-вычислительная кибернетическая установка с самопрограммированием на жизнеспособность, — не причинит ему вреда.

«Чудовище» двигалось все вперед и вперед… Вот оно угрожающе подняло огромную клешню…

И в этот момент раздался незнакомый голос:

— «Малютка», ты с ума сошла?!. Не узнаешь?!

Машина, будто поняв свою вину, вдруг опустила клешню, прижалась к почве и поползла прочь.

Только теперь стало видно, что это машина небольшая — всего с пять человеческих ростов длиной.

Перед самодвигающейся кибернетической машиной на заснеженной поляне посреди леса стояли два чрезвычайно похожих друг на друга мужчины: конструктор Института автоматики Союза Коммунистических Государств инженер Дэйв и его брат Рум — пилот надстратосферной авиации.

Братья встретились два часа назад, впервые за много месяцев, но, кроме официальных слов, до сих пор не сказали друг другу еще ничего. Казалось, будто эта встреча их не радует. Почти так оно и было на самом деле.

Братья были близнецы, очень похожие друг на друга. Их иногда путали даже родственники. И если в детстве эта странная схожесть радовала близнецов, потому что они попадали в комические ситуации, то позднее она стала для них обременительной.

Каждый человек, достигнув определенного возраста, стремится иметь свою индивидуальность и не хочет быть чьей-то точной копией. Это стремление привело к тому, что братья, которые очень любили друг друга, по молчаливому взаимному согласию решили разойтись в разные стороны. Они по-разному одевались, встречались с разными людьми, пытались прививать себе разные привычки, но все это не помогало. Их все равно путали. Нелепость такого положения раздражала близнецов, будило глухую взаимную неприязнь.

После окончания средней школы оба брата получили неожиданное предложение: поехать учиться в Монию во Всепирейский институт высших знаний.

Честно говоря, ни Рума, ни Дэйва не привлекала перспектива поездки в чужой, враждебный мир. Но они понимали: надо! Мония обособлялась все больше. Разрушались последние культурные и экономические связи. Не воспользоваться предоставленной возможностью воочию увидеть достижения монийской науки и техники, ознакомиться с жизнью монийцев — преступление!

Как трудно было им, людям нового коммунистического мира, в том Институте высших знаний! Нет, они не были последними в учебе — наоборот, сразу же вырвались из безликой массы зеленых первокурсников, и уже на втором семестре начали сдавать экзамены за старшие курсы. Их угнетал сам дух разнузданного цинизма, царивший в институте, раздражало стремление каждого из монийских студентов любой ценой сделать карьеру. Конечно, там были и честные, но они в основном держались обособленно. Словом, близнецы не нашли друзей в Дайлерстоуне. Может быть, так продолжалось бы до конца их пребывания в Монии, если бы не встретилась на их пути девушка — студентка-первокурсница.

Это была необыкновенно красивая девушка с певучим именем — Майола.

Безупречная красота сочеталась в ней с острым сообразительным умом и настойчивостью. Рум и Дэйв познакомились с девушкой в специализированной лаборатории кибернетики, куда имели доступ только самые одаренные студенты.

С появлением Майолы весь факультет автоматики Института высших знаний забурлил. Пожалуй, не было ни одного студента, который равнодушно смотрел бы на синеглазую, золотоволосую Майолу.

Но только к двум студентам со всего факультета она отнеслась несколько иначе — прежде всего, конечно, потому, что это были люди с далекого Континентального полушария, представители Союза Коммунистических Государств.

Скажем прямо: и Дэйв, и Рум влюбились в Майолу до потери сознания. Вначале, когда золотоволосая красавица общалась с ними надменно, как с любым в институте, они, самолюбиво и гордо, старались не обращать на нее внимания. Но вскоре Майола узнала их, сменила тон, и они стали друзьями.

Она почти ничего не рассказывала о себе — только расспрашивала. Союз Коммунистических Государств интересовал ее как великолепный, сказочный мир, в котором все не так, как в реальной жизни.

Говорили, что Майола якобы дочь выдающегося профессора математики и знаменитой киноактрисы-красавицы, которые погибли несколько лет назад при загадочных обстоятельствах. Так ли это было на самом деле — братья не решались спросить. Во всяком случае, она жила одна, в маленькой комфортабельной квартире неподалеку от Института высших знаний.

Вскоре оба брата стали в этой квартире привычными гостями. Они каждый вечер приносили ленты биофильмов из фондов посольства СКД и демонстрировали их на портативном проекторе — невинная хитрость влюбленных, которая в условиях полицейского режима Монии могла бы окончиться печально для всех троих. Романтическая обстановка таинственности, слишком повышенная конспиративность подогревали чувства близнецов, раздувала в них пламя любви.

Майола, конечно, понимала их состояние. Порой ее взгляд перебегал с брата на брата, словно сравнивал: кто же лучше? Может, это было не совсем так, но и Дейв, и Рум приходили в ярость от такого предположения. И однажды у обоих терпение закончилось.

Это было после просмотра очередного биофильма. Как только погас экран, в комнате царила полумрак. Майола широко раскрытыми блестящими глазами смотрела в пространство. Вероятно, она была все еще под впечатлением истории девушки, которая во времена Революции, пожертвовав собой, спасла десятки тысяч людей.

— Я бы сыграла такую роль, друзья!.. — Майола подошла к письменному столу, вытащила фотографию очень похожего на нее юноши. — Вот, взгляните. Это… — она затнулась. — Это мой брат, друзья. Его жизнь — настоящий подвиг!

Девушка замолчала. Видимо, воспоминания были слишком печальны, потому что из ее глаз полились слезы.

Девушка продолжала молчать, и каждый из братьев подумал, что именно присутствие второго мешает Майоле рассказать правду.

Не сговариваясь, оба поднялись и направились к двери. Остановились в вестибюле. Братья понимали друг друга без слов: кто-то должен уступить.

— Я сюда больше не приду.

— Я тоже.

— Пусть выбирает сама, если любит.

— Да.

На следующий день, сославшись на уважительные причины, братья к Майоле не пришли. Девушка приглашала их еще дважды, а потом обиделась, перестала замечать прежних друзей. В институте она появлялась все реже, лабораторию кибернетики не посещала совсем. А еще через некоторое время Майола неожиданно и таинственно исчезла. Коротенькое письмо, пришедшее на адрес Рума, ничего не раскрывало, только принесло еще большее смятение в душу юноши.

«Дорогой друг, — писала Майола. — Прощай навсегда! Не ищи, ибо это ничего не даст; не грусти, потому что я все равно не смогла бы ответить на твое чувство, так же как и на чувства Дэйва. Обидно, что мы расстались так по-дурацки, но знай: где бы я не оказалась, что бы со мной не случилось, я никогда не забуду вас обоих! Наша дружба, ваша любовь всегда будут поддерживать меня, если мне будет очень, очень трудно!»

Такое же письмо получил и Дэйв. Братья решили, что обязательно должны найти девушку. Но этой мечте не суждено было осуществиться: несколько дней спустя, после очередной провокации, монийское правительство принудительно выслало из Монии всех студентов Союза Коммунистических Государств. Братья заканчивали образование уже на родине: Дэйв поступил на факультет кибернетики столичного университета, а Рум — в Высшую школу астронавтики совсем в другом городе.

Такая была история их отношений. Казалось бы, после исчезновения причины, которая разъединила братьев, совместные переживания подтолкнут их друг к другу. Но этого не произошло. Даже теперь, когда прошло три долгих года, отчуждение не развеялось. И если бы не стечение обстоятельств, братья вряд ли встретились бы сегодня.

Рум только что вернулся из длительной командировки. Как пилот-испытатель надстратосфернои авиации, он исследовал предельные возможности новых ракетопланов на Далеком Севере планеты. В Институт автоматики он приехал с жалобой на целый ряд недостатков в оборудовании самолетов, и повстречал здесь Дэйва. После того как Рум уладил свои дела, Дэйв повел брата посмотреть на экспериментальные машины. Прежде всего, он показал, конечно, свою «Малютку».

Это была чрезвычайно сложная самоходная машина, оригинальная не столько своим принципом действия, сколько своим видом: она походила на громадного краба с выпуклым туловищем и многочисленными гибкими конечностями-манипуляторами.

«Малютка» вышла на испытательный полигон Института автоматики сегодня впервые. Может, ее даже не следовало бы выпускать на испытания, но Дэйв хотел похвастаться ею перед братом.

Рум был доволен. «Малютка» была покорна каждой команде ее создателя, самостоятельно передвигалась по причудливо изрезанной оврагами и водными преградами территории полигона, избегая опасных мест и выбирая кратчайший путь до заданной точки.


Гибель Урании

Но эта кажущаяся разумность поведения машины для инженера Дэйва распадалась на отдельные движения различных агрегатов. И результаты анализа не радовали его.

Машина должна самопрограммироваться. Казалось бы, что в этом сложного? Задачи, которая еще два года назад считались почти фантастическими, теперь исполнялись всеми кибернетическими аппаратами: достаточно включить машину, и она вполне самостоятельно найдет для себя наилучший режим, укажет, а то и устранит сама недостатки своей конструкции.

Дэйв вложил в свою «Малютку» способность самопрограммироваться на максимальную жизнеспособность. Это означало, что электронно-вычислительная машина должна была в любых условиях, прежде всего, бороться за свое выживание. При этом порой возникали такие ситуации, когда логика поведения машины даже пугала. Так, например, несколько минут назад «Малютка», минуя мнимые мины — куски металла, заранее разбросанные на ее пути, — поехала прямо на Дэйва и Рума — на ЛЮДЕЙ, которых она обязана всегда уважать, не делать им ничего плохого.

— Мне это не нравится! — сердито сказал инженер Дэйв и, подойдя к машине, прикоснулся палочкой к ее клешне.

«Малютка» будто только и ждала этого прикосновения. Откуда-то из ниши за клешнями выскочили тонкие щупальца, быстро обследовали палочку, оттолкнули ее прочь.

— Успокойся, глупышка! — сказал Дэйв, протягивая палочку во второй раз. — Это безопасно!

Сооружение прореагировало совсем не так, как надеялся Дейв. Вместо того, чтобы замереть, машина медленно поднялась на лапах-шасси и, угрожающе вытянув клешни, двинулась вперед. Выглядело это так, как будто и в самом деле у этой конструкции, где нет ничего живого, проснулся жестокий и хищный инстинкт первобытного животного.

— Стоп!..

Машина застыла на месте, потом медленно опустилась.

— Вот видишь? — Дэйв обернулся к брату, недовольно поморщился. — Я не буду лукавить перед тобой: мое желание сделать «Малютку» способной к борьбе за существование привело к тому, что она все чаще начинает проявлять признаки отсутствия самоконтроля…

— Ну, что же, ты дал ей задачу бороться за существование каким угодно образом, то и жаловаться не приходится… — произнес Рум. — Единственное, что тебе остается, — это научить ее отличать настоящую опасность от мнимой.

— Ты, может, захочешь, чтобы она жертвовала собой ради общего дела? — засмеялся Дэйв. — Этого, пожалуй, не будет никогда… — он взглянул на часы. — Погоди, я покажу тебе очень интересную вещь… «Малютка» — внимание! В течение часа может случиться что угодно; ты услышишь любой сигнал — не двигайся с места! Не двигайся с места! Не двигайся с места, пока я не произнесу: «Вперед!»

В памяти машины зафиксировались электромагнитные сигналы, в которые превратились звуки голоса Дэйва, про-анализировались, внедрились в программу и легли сигналом записи новой команды.

— Наблюдай!.. — Дэйв стремительно взял брата за руку. — Сейчас ты увидишь борьбу между «страхом» и «чувством долга» машины…

Прошло еще несколько десятков секунд. Издалека донеслось негромкое завывание сирены.

«Малютка» моментально насторожилась, напряглась, готовая сорваться с места и помчаться вперед на полную мощность своего ядерного реактора. Но электронная память затормозила движения машины. Клешни вездехода пришли в исходное положение, она медленно, будто неохотно опустилась. А сирена все завывала и завывала, все громче и громче. «Малютка» начала «вставать» снова — медленно, как животное, которое опасается удара.

— Стоп! — громко воскликнул Дэйв.

«Малютка» замерла, однако уже не вернулась в стартовое положение. Грохот двигателей в ее металлическом брюхе нарастал, становился все громче, и вдруг машина, несмотря на запрещающую команду «Стоп!», рванула с места и помчалась напрямик в противоположный конец полигона.

— Интересно, да? — сверкая глазами, засмеялся Дэйв. — «Страх» победил… на самом деле, после сирены замкнулось специальное реле, которое подает только одну команду: «Кратчайшим путем — до хранилища!» Для каждой из электронно-вычислительных самодвижущихся машин нашего института сирена ассоциируется с наибольшей опасностью…

— А что же это за сирена? — поинтересовался Рум.

— Вскоре над нашей территорией будет пролетать «Звезда Кейз-Ола». Сам понимаешь, совсем нежелательно, чтобы фотографии самодвижущихся машин попали в генеральный штаб Монии.

Рум промолчал, и только позже, когда над багровыми облаками, невысоко над горизонтом, появилась «Звезда Кейз-Ола», спросил:

— Читал сообщение о собрании «мудрейших»?

— Разве это неожиданность? Рано или поздно Кейз-Ол попытался бы нас раздавить, даже если бы сам погиб при этом. Но как тебе нравится его неприступная Урания?

— Подлец! Вытащим его оттуда!

Возникла пауза. Братья провожали мрачными взглядами сияющее кольцо, которое неспешно плыло по восточной половине неба прямо на юг.

— Не было?.. — тихо спросил Рум.

— Нет… — грустно ответил Дэйв.

Они понимали друг друга: речь шла о письме от Майоли.

— Какие мы были тогда глупые… — кивнул Рум головой в направлении движения «Звезды Кейз-Ола».

— Глупые и слепые. Мы видели в ней женщину и не видели человека. Помнишь ту фотографию? «Его жизнь — настоящий подвиг!» — сказала она тогда…

— А помнишь: «Я бы сыграла такую роль»?

— Так…

Быстро темнело. Вот уже и погасли последние отблески дня. Небо затянуло темное одеяло, испещренное яркими звездами. А братья все еще стояли, задумчиво глядя вдаль. Родные и близкие, они в то же время были бесконечно далеки, потому что их разъединило чрезмерное сходство; по-дурацкому чужие, потому что прошла между ними женщина, которую забыть невозможно, женщина, которая появилась на мгновение, чтобы исчезнуть навсегда.

«Звезда Надежды» всходит над планетой

Когда Рум вернулся из Института автоматики, его ждал приказ немедленно прибыть в Высший Совет Труда и Обороны Союза Коммунистических Государств.

Вызов не удивил Рума. Как пилот надстратосферной авиации, он часто получал неожиданные срочные задачи. Не удивился он и тогда, когда начальник отдела реактивной техники Высшего Совета, давно знакомый профессор, подал ему бумажку с официальным штампом.

— Пойдете вторым пилотом на гравитолет «Звезда Надежды».

Он сказал это таким обычным тоном, что Рум машинально ответил:

— Есть!.. — и вдруг захлопал глазами. — Извините, профессор… Как вы сказали? Гравитолет?

Тот лукаво улыбнулся:

— Согласитесь, что более точное название — мезонно-гравитонный резонатор направленного действия — слишком длинное?

Рум в смущении положил на стол только что полученное назначение.

— Я на гравитолетах не летал…

— А кто на них летал, мой друг?! — профессор раскрыл папку и достал оттуда лист плотной бумаги.

Это была фотография огромной, если судить по размерам окружающих предметов, постройки, похожей на диск. По ее краю, словно по кромке на тарелке, тянулся ряд иллюминаторов. В центре диск утолщался, превращался в кольцо сферических башенок, которые топорщились многочисленными антеннами коротковолновых излучателей.

— Грандиозно!.. — прошептал Рум. — Я думал, что «Звезда Надежды» не больше трансконтинентальной ракеты, а тут… Да это же не гравитолет, а настоящий искусственный спутник!


Гибель Урании

— Поэтому его и назвали «Звезда Надежды»!.. — серьезно сказал профессор. — А впрочем, для разговоров нет времени. Лучше давайте поговорим вот о чем: во время последнего испытания на «Звезде Надежды» взорвался один из резонаторов. Экипаж понес большие потери. Резерва подготовленных навигаторов не хватило, чтобы пополнить экипаж. Только поэтому мы и вызвали вас. Хочу предупредить — задание опасное. Гравитолет стартует менее чем через сутки, а вам еще надо хоть немного ознакомиться с ним. Если у вас есть хоть самое малое сомнение, отказывайтесь сразу.

— Я полечу, профессор! — тихо сказал Рум.

— Ну, тогда удачи вам! — профессор крепко пожал ему руку. — Смотрите, Рум!.. Читали сообщения о собрании «мудрейших»? «Звезда Надежды» встанет Кейз-Олу костью поперек горла. Не исключена возможность, что против вас будут устраиваться всевозможные провокации, вплоть до попыток уничтожить гравитолет. Его автоматы защиты работают надежно, но и от вашей бдительности будет зависеть очень многое.

— Я это понимаю, профессор!

— Вылетайте немедленно.

До озера Мира, громадного искусственного водоема посреди Скалистого кряжа, ракетоплан Совета Труда и Обороны перенес Рума за час.

Подлетая к озеру, Рум припал к окошку ракетоплана и, когда машина, снижаясь, наконец прорвала облачную завесу над озером Мира, увидел на его поверхности ярко освещенный прожекторами диск.

— «Звезда Надежды»! — многозначительно произнес пилот ракетоплана, взглянув на Рума.

Не задерживаясь ни на мгновение, Рум с аэродрома помчался к озеру. Он сдал свои документы коменданту объекта, получил пропуск и вместе с несколькими новыми коллегами вышел на пристань.

«Звезда Надежды» вблизи производила еще более величественное впечатление. Катера, которые сновали вокруг нее, казались чуть ли не ореховыми скорлупками, а люди возле аппаратуры на внешней поверхности — крошечными насекомыми.

— Невероятно! — искренне восхищался Рум. — Неужели эта огромная глыба металла способна подняться в воздух?!

— Да, конечно же! — улыбнулся в ответ его сосед. — Постойте, кажется, начинают готовиться к пробному подъему.

Действительно, люди на поверхности гравитолета засуетились, и один за другим исчезли в люках. Во все стороны стали расходиться катера, начали отплывать подъемные краны.

Дверцы люков закрылись. На спокойной поверхности озера Мира, сверкая в утренних лучах обоих Солнц, лежал идеально отшлифованный диск. Он был органичным для этого пейзажа, где так прекрасно сочеталась дикая девственность мрачных отвесных скал с совершенной красотой прозрачных цельностеклянных стен гигантского завода, которые тянулись вдоль берега озера. На зеркальной глади цвета чистого золота гравитолет был как серебряная головка огромной заклепки, которую, казалось, не сдвинуть с места.

И вот прозвучал сигнал сирены, и сразу же «заклепка» начала медленно подниматься вверх.

Все выше взмывал диск. В какое-то неуловимое мгновение металлический великан, настоящий летающий остров, оказался в воздухе полностью и завис неподвижно. Он только чуть-чуть покачивался — потому ли, что его колыхало ветром, или потому, что не совсем слаженно работали гравитонные резонаторы?

— Невероятно! — еще раз повторил Рум.

Если бы гравитолет опирался на пламя ракетных взрывов, если бы под ним бушевала кипящая под струями раскаленных газов вода, а вокруг все бы тряслось от оглушительного грохота — это казалось бы естественным. Но здесь было совсем другое. Нарушалась логическая связь между явлениями: огромный размер и вес объекта не соответствовали легкости и бесшумности его движения. Это было нечто непостижимое, удивительное.

Человек еще до своего рождения попадает в оковы всемирного тяготения и не вырывается из них даже после смерти. Эту самую упрямую, наиконсервативнейшую силу до сих пор можно было только компенсировать центробежной силой вращения искусственных спутников вокруг планеты или обмануть полным подчинением: покориться ей, и избавиться от веса на короткое время свободного падения. Но чтобы так, по воле и желанию человека, заставить тело быть абсолютно невесомым, и при этом чрезвычайно тяжелым — это уже было превыше всех ожиданий, воплощенной в жизнь фантастикой.

Гравитолет недаром имел форму диска: в его центре были расположены резонаторы — подъемники всего сооружения, окруженные очень толстой сплошной стеной из нескольких слоев бетона, свинца и специальных высокотемпературных сплавов. Победа над силой притяжения давалась нелегко. Чтобы освободить тело от вездесущих гравитонов, надо создать отрицательное поле вещества чрезвычайной мощности. Только благодаря тому, что в резонаторах гудело страшное пламя непрерывного ядерного распада, огромная глыба металла — гравитолет «Звезда Надежды» мог преодолеть силу притяжения планеты.

Рум благоговейно ступил на борт «Звезды Надежды». Пожалуй, если бы была возможность, он сразу же бросился бы изучать технологическую суть процессов в резонаторах и сложную аппаратуру управления ядерной реакцией. Но ему не пришлось даже осмотреть гравитолет более-менее подробно. Оставалось очень мало времени, а Руму надо было подготовиться в любую минуту заменить главного пилота чудесной летающей машины.

Приготовления к старту заканчивались. В противоположную сторону озера на всякий случай отвели катера. Убрались со своей аппаратурой кинооператоры и репортеры телевизионных студий. Часы центральной башни сооружения космодрома показывал 29.90. Еще тысяча секунд, и прощай, Пирейя!

Длинным спиральным коридором Рум и первый пилот прошли к центральной рубке, небольшому круглому залу, накрытому прозрачным сферическим колпаком, а оттуда — на наблюдательную площадку, окруженную легкими металлическими перилами. Вскоре сюда вышел весь экипаж, двести двадцать смельчаков, чтобы в последний раз взглянуть на родную планету и попрощаться с друзьями.

Без семи минут тридцать часов. Раздались мелодичные позывные Союза Коммунистических Государств. Вспыхнул экран на фасаде космопорта. На нем соткалось рельефное изображение седого высоколобого человека — Председателя Высшего Совета Труда и Обороны.

— Удачи вам, друзья! — сказал он взволнованно. — Человечество запомнит этот миг навсегда. Он будет зафиксирован не только как самое выдающееся достижение творческого ума. «Звезда Надежды» всходит над планетой в то время, когда миру грозит большая опасность! Итак, вперед, друзья! Счастливого вам пути!

Медленно расплылось, исчезло изображение. Прозвучал сигнал сирены, и все сосредоточенно заняли свои посты.


Гибель Урании

В главную рубку управления зашли трое: капитан корабля — уже немолодой, суровый с виду академик, первый пилот и Рум.

— Всем приготовиться! — раздалось из динамиков.

Это начала действовать главная электронновычислительная машина гравитолета, его электронный мозг. Теперь людям оставалось только контролировать действия аппаратуры.

— Внимание, включаются резонаторы!

Легко завибрировал корпус металлического великана, и Рум почувствовал, что каждая частица его тела как будто отталкивается от других, медленно поднимается вверх. Это был совсем не те ощущения, которые охватывают пилота ракетоплана в мире невесомости. Там тело забывает гравитационное тяготение быстро, а здесь оно словно медленно растворялось. Это было очень неприятное ощущение, от которого хотелось избавиться как можно быстрее.

Рум взглянул налево. Пристегнутые ремнями к низким удобным креслам, капитан и первый пилот, видимо, чувствовали то же, что и он. Лица у обоих были сосредоточенные, покрытые мелкими капельками пота.

— Старт!

Вибрация усилилась. Казалось, что через все тело сверху вниз, с бешеной скоростью пробегают бесчисленные крошечные шарики. Они касались нервных окончаний, щекотали их, пытались потянуть за собой. Шарики вырастали, становились горячее, превращались в раскаленные капельки, которые соединялись в сплошной поток расплавленного металла. Уже нельзя было дышать, голова кружилась, замирало сердце.

И вдруг этот невыносимое состояние сменилось ощущением необычной легкости, свободы.


Гибель Урании

— Резонансный барьер пройден, — прозвучало из репродукторов лаконичное сообщение. — Тот, кто чувствует себя плохо, должен немедленно обратиться к врачу.

Нет, Рум чувствовал себя прекрасно! Только сердце билось учащенно, но это от радости, от горделивого чувства победы.

Он расстегнул ремень кресла, легким движением подбросил свое тело вверх. Схватился за поручень в высшей точке прозрачного сферического колпака, который прикрывал центральную рубку.

Гравитолет уже висел над планетой. Озеро Мира посреди диких гор казалось блестящим зеркальцем, брошенным на красочный ковер. А совсем рядом с летающим островом плыли игривые облачка.

— Прекрасно! — восторженно воскликнул Рум.

— И так каждый раз! — мрачно ответил первый пилот. — Я просто начинаю бояться этого резонансного барьера.

Но и он, конечно, ворчал больше для порядка. Вряд ли хоть один человек на борту «Звезды Надежды» не чувствовал сейчас безудержную радость, не провожал пылким взглядом родную страну, которая скрылась под облаками.


Гибель Урании

Все выше и выше бесшумно поднималась «Звезда Надежды». Это напоминало полет аэростата.

Взлет «Звезды Надежды» не был быстрым. Она действительно всплывала, словно мыльный пузырь, потому что, кроме выталкивающей силы воздуха, на гравитолет не действовало ничего. Но чем выше поднималась «Звезда Надежды», тем разреженней становилась атмосфера, а, следовательно, уменьшалась и подъемная сила гравитолета.

— Внимание, включаются ракетные двигатели! — предупредил автомат управления.

Теперь, кроме вибрации, которая уже стала привычной, стало чувствоваться легкое дрожание всего корпуса гравитолета. Потом возник негромкий басовитый грохот.

На краю обода гравитолета вспыхнуло огненное кольцо. Струи раскаленных газов летели вниз и вбок, «Звезда Надежды» ускорила свое движение и одновременно начала вращаться. Она превратилась в искусственный спутник планеты: когда будут выключены резонаторы, вращения гравитолета даст центробежную силу, которая вернет телам долю веса.

Сумерки, которые окружали летучий остров, густели. Все явственнее проступали звезды. Пирейя стала похожа на плоский диск, наполовину освещенный лучами обоих Солнц.

Наконец прозвучала долгожданная команда:

— Внимание, приготовиться! Резонаторы выключаются!

Мгновенное сотрясение всего организма — так, будто по нему пробежал ток высокого напряжения, — и вдруг все тело охватило чувство легкости, свободы.

— Гравитолет вышел на стационарную орбиту, — кратко доложила электронная машина. — По показаниям локаторов, до «Звезды Кейз-Ола» восемнадцать тысяч семьсот двадцать три и три десятых мили.

Все было спокойно. Искусственный спутник Монии не подавал никаких признаков жизни.

И только в нулевой час по международному времени, через восемьдесят три часа после выхода «Звезды Надежды» на орбиту, прозвучали первые сообщения с наблюдательного поста.

— В направлении «Звезды Кейз-Ола» перехвачены странные сигналы — просьба о помощи. Кажется, кто-то заблудился в межпланетном пространстве.

— Дайте звук! — тихо приказал капитан.

Некоторое время из динамиков телевизофона слышалось шипение неизвестного передатчика, потом кто-то простонал:

— Помогите… Кислород кончается… Я лечу неизвестно куда… Помогите… Я — Тесси Торн.

— Провокация! — сухо сказал главный пилот.

— Тесси! Отзовись еще хоть раз! Я — Фредди!

Звучит в рубке управления Звезды Надежды отчаянный мужской голос. Он умоляет неизвестную Тесси отозваться, обнаружить свое местонахождение радиоволнами передатчика. Но та не отвечает. Никто не знает, что случилось с ней. И только равнодушный экран локатора показывает трагедию, которая происходит в межпланетном пространстве над Пирейей.

Вот большое светлое кольцо, «Звезда Кейз-Ола». За несколько тысяч миль от нее точечка — скафандр Тесси Торн. А далеко-далеко в стороне — еще одно пятно: видимо, та ракета, откуда взывает Фредди. Она движется быстро, но не в ту сторону, куда надо.


Гибель Урании

— Не понимаю! — сердито сказал Рум. — Неужели у него нет локатора?

— Что же здесь понимать? — сухо ответил капитан. — Наши скафандры сделаны из пластика, и не отражают радиоволн, чтобы автоматы протиметеоритной защиты не расстреляли того, кто окажется вне искусственного спутника, не приняли его за метеорит. Должно быть, монийцы тоже использовали этот метод.

— Но…

— Но почему мы видим? — кивнул академик в сторону экрана. — Это — инфралокатор. Насколько известно, таких приборов у них нет.

Сначала эта история была очень смахивает на провокацию: ведь на «Звезде Кейз-Ола», как известно, женщин быть не должно… Но после того, как инфралокатор сфокусировался более точно, и на экране появилась маленькая точка, сомнения исчезли: в космическом пространстве действительно затерялся человек.

Рум не мог равнодушно смотреть на экран прибора, и вышел из рубки управления. Но вскоре капитан снова вызвал его.

— Собирайтесь. Отправитесь на розыски этой Тесси Торн, — приказал он.

— Есть! — радостно ответил Рум. — Взять с собой врача?

— Обязательно.

Прошло еще несколько минут, и из шлюзовой камеры «Звезды Надежды» медленно выплыл красавец-ракетоплан. В его кабине находились три человека: Рум, бортмеханик и немолодой уже врач.

На ракетоплане не было инфралокатора, поэтому ожидание предстоящей встречи в космосе становилось все более напряженным. Хоть белая линия на экране указателя курса и показывала, что астронавигационная система «Звезды Надежды» ведет ракетоплан в нужном направлении, Рум снова и снова включал астротелевизор и молча, испытующе смотрел в глаза капитану. Тот качал головой: все, вроде, в порядке.

Люди любят поговорить. Когда отдалилась и исчезла в беспредельной космической пустыне «Звезда Надежды», Рум спросил:

— Почему капитан изменил свое решение?

— Приказ ВРПО, — коротко ответил врач. — Нам надо спешить.

— Хорошо.

Двигатели ракетоплана работали на полную мощность. Он все еще разгонялся. Но вот, наступило время начинать торможение. До скафандра Тесси Торн оставалась половина расстояния.

— Торможу! — доложил Рум.

— Погодите… — капитан показался на этот раз обеспокоенным. — Выдержали бы вы, скажем, пятикратную перегрузку?

Рум догадался, в чем дело: обстоятельства заставляют спешить, значит, придется тормозить перед самым финишем, очень резко.

Пятикратная перегрузка… Это означает, что человек становится в пять раз тяжелее; его прижмет к сиденью страшный вес. И это будет длиться не секунды, а минуты…

— Мы выдержим легко, а вот… — Рум взглянул в сторону пожилого врача.

— Я выдерживал, хоть было это, правда, в гравитационной кабине… — тихо сказал тот.

— Значит — выдержим… А в чем дело?

— Вы ничего не заметили на экране локатора?

Рум скосил глаза на прибор. От «Звезды Кейз-Ола» из левого нижнего угла экрана протянулся тоненький пунктир едва заметных движущихся пятнышек.

— Ракеты?

— Да, — ответил капитан. — Стартуют через каждые полторы-две минуты. Мы уже насчитали более тридцати. Вам надо как можно быстрее выполнить задание и вернуться.

Те четверть часа торможения сказались. Лишь на несколько минут, когда ракетоплан вращался дюзами вперед, в кабине была невесомость, а потом на всех трех, давя все сильнее, навалился невыносимый груз.

Скорость ракетоплана с каждой секундой уменьшалась. Конечно, это выражение неточное, ибо ракетоплан продолжал бешено мчаться над Пирейей как искусственный спутник, к той точке пространства, где, по расчетам, должен был находиться скафандр Тесси Торн, он приближался все медленнее и, наконец, остановился.

Ракетные двигатели смолкли. Перегрузки исчезло. Тела космонавтов повисли над сиденьями.

— Ищите! — приказал капитан «Звезды Надежды» с экрана астротелевизора.

Легко сказать — ищите!.. Быстрее найдешь иголку в стоге сена, чем человека в нескольких кубических милях космического пространства. Можно проплыть мимо него совсем близко и не заметить. Если бы еще хоть был свет от Солнц, скафандр, может, окрасился бы звездочкой. Но день еще не наступил. Вот-вот из-за багряной дымки над краем Пирейи появятся яркие лучи, однако ждать нельзя: у кольца «Звезды Кейз-Ола» на экране локатора будто посыпали просом. Монийские ракеты кружат вокруг искусственного спутника, расходятся все дальше и дальше. Вряд ли они ищут женщину, заблудившуюся в безвоздушном пространстве. Видимо, здесь готовится какая-то провокация.

— Сигнальте прожектором!

— Есть! — бортмеханик включил осветительную систему. Поток лучей вырвался из прожектора, крутой линией прорвался в зенит, потом перескочил вниз. На планете от потока такой мощности стало бы все видно на сотни миль вокруг, но здесь почти ничего не изменилось. Пустота всегда остается пустотой.

И во второй и третий раз засветился прожектор. Свет ушел в бесконечность, ничего не обнаружив на своем пути.

Но вот бортмеханик показал на правый нижний угол прозрачного колпака кабины:

— Взгляните! Мне кажется…

Дальнейшие объяснения были излишни: на фоне звездного неба во время очередного прохождения луча на мгновение засияло пятно.

— Быстрее! — попросил врач.

— Быстрее нельзя, — ответил Рум. — Проскочим.

Действительно, едва он нажал на педаль управления, как пятнышко света сдвинулось вверх и в сторону. Пришлось еще несколько раз менять направление движения, пока скафандр можно стало разглядеть в бинокль.

Бортмеханик поспешно направился к шлюзовой камере. Через минуту он уже висел над прозрачным колпаком кабины. Угловатая фигура, гонимая вспышками ракетниц, беззвучно поплыла вперед, таща за собой тоненькую светлую ниточку — капроновый тросик.


Гибель Урании

Не прошло и пяти минут, как в кабину управления вплыл бортмеханик, увлекая за собой голубовато-серый большой скафандр. Врач и Рум бросились ему навстречу.

Врач рванул наугад за какой-то рычаг. Пластмассовый шлем отскочил на пружине, и скафандр раскрылся.

Перед ними лежала молодая красивая девушка.

Врач наклонился к потерпевшей, покачал головой.

— Дышит. Видимо, просто шок. Признаков кислородного голодания нет. Стрелка газометра еще не на нуле…

Он расстегнул воротничок нарядного платья — одеяния, довольно странного для астронавта, — и хотел уже расстегнуть и следующую деталь женского туалета, чтобы дать возможность свободнее дышать, но вдруг остановился.

— Погодите, здесь что-то спрятано…

Врач осторожно вытащил небольшую плоскую коробочку.

— Дайте мне! — Рум взял ее, раскрыл. Это была крошечная радиостанция.

— Интересно!.. — Рум приложил к уху миниатюрный наушник, прислушался.

— …Тесси, Тесси! — раздался взволнованный мужской голос, совсем не похожий на голос Фредди. — Ответь мне, ответь!

В голосе звучала такая тревога, такая боль, что Рум уже набрал воздуха в легкие, чтобы успокоить незнакомого, но вовремя сдержался: неизвестно, что это за девушка и кто ее вызывает. Гражданская одежда и старательно спрятанная радиостанция заставляли задуматься: не разведчица ли она из Союза Коммунистических Государств, засланная на «Звезду Кейз-Ола»? Эта мысль заставила его промолчать.

— Ну, что там у вас? — послышался нетерпеливый голос капитана гравитолета. — Почему не включаете экран?

— Что-то испортилось. — Рум опасался, чтобы не подслушали. — Тесси Торн спасена, но еще без сознания. Возвращаться?

— Нет, оставайтесь там. Максимум за час к вам прибудет ракета со «Звезды Кейз-Ола», которая заберет потерпевшую.

— Но, товарищ капитан…

— Вы поняли меня, товарищ Рум?.. Потерпевшую надо передать «Звезде Кейз-Ола». Это приказ Высшего Совета…

— Будет выполнено! — Рум пожал плечами и взглянул на девушку.

Врач уже заканчивал свои сложные манипуляции. Спасенная девушка постепенно приходила в себя: ее лицо розовело, дыхание становилось глубже.

«Бедная девушка! — думал Рум. — После такого страшного происшествия встретиться на немного со своими, и снова вернуться в логово врага».

Он был вполне уверен, что Тесси Торн — или как там ее зовут на самом деле, — разведчица СКД.

«Вот так, может, и Майола…» — Рум смотрел на эту девушку, а видел перед собой другую, лучшую в мире.

«Где ты, милая?! Как бы я хотел тебя увидеть!»

Он не мог знать, что встреча с Майолою принесет ему не радость, а боль и скорбь.

«В этой игре пешек нет!»

Родная Пирейя, какая же ты зеленая, красивая! Прошел дождик, окропил леса и поля, поразбрасывал серебристые капельки на бетонной полосе автострады. Росинки на свежей зелени кажутся прекраснее драгоценностей. Чистый и прохладный воздух вливается в грудь, как нектар. Обычная автострада кажется волшебной дорогой в неведомое. И хочется жить, петь, размахивать руками, приплясывать или лечь навзничь и провожать мечтательным взглядом облачка.

Тесси Торн еще нездорова. Ей не разрешают сидеть за рулем автомашины. Но она больна странной болезнью, при которой она чувствует себя не плохо, а, наоборот, хорошо. Тело живет, сердце поет, а прошлое — оно на то и прошлое, — исчезло напрочь, будто его и не было никогда.

Навсегда вычеркнуты из жизни Фредди Крайн, мрачный Проут, «Звезда Кейз-Ола» и те сутки в межпланетном пространстве, которые явились самым страшным испытанием в ее жизни.

Шалуньи Тесси больше нет. Остатки ее безмятежности навсегда исчезли в те минуты, когда погибла всякая надежда на спасение. Но новая Тесси отнюдь не собирается расставаться с молодостью. Наоборот, после того, как смерть заглянула ей в глаза, девушка еще сильнее полюбила жизнь, потому что узнала ей цену.

Розовая «Ласточка» не несется, а просто летит над землей.

Вот уже на горизонте появляется мрачная завеса смога, что все время висит над Дайлерстоуном. Тесси даже жаль, что скоро закончится этот стремительный полет.

— Еще!.. — она просит шофера, когда тот отпускает педаль газа.

— Нет, мисс Тесси… что-то случилось с мотором. Слышите — стучит?

Откуда знать Тесси — может, и вправду стучит… Но почему «Ласточка» останавливается возле дряхлого драндулета, что стоит на полянке вдоль дороги? И почему из леска спешит сюда незнакомый мужчина с цветами в руках? Девушка отвернулась: не хватает еще ухаживаний какого-то искателя приключений.

— Мисс Тесси…

Она быстро обернулась.

— Лю… — Тесси запнулась и взглянула на шофера. Тот озабоченно копался в моторе.

Ведь это же Люстиг!

— Ну, космонавтка-неудачница, тебя можно поздравить с возвращением на родную планету?

Девушка молча смотрела на него, и глаза ее наполнялись слезами — не от боли или жалости, а просто по дурацкой женской привычке плакать, не зная почему.

Тесси вытерла глаза и решительно подала руку Люстигу.

— Здравствуй! Я теперь решила быть только серьезной.

— Я вижу! А «Ласточку» снова гнала за двести пятьдесят? — Люстиг притянул ее за руку, поцеловал в щеку: — Это за то, что осталась жива. А теперь пойдем.

Люстиг повел ее на полянку, показал на расстеленный под кустом плащ:

— Садись… Нам надо серьезно поговорить… Ты знаешь, что твоему отцу поставят золотой памятник при жизни?

Тесси с искренним недоумением пожала плечами.

— Как и следовало ожидать, от тебя это скрывают… Ну, прочти… — Он подал свернутую газету, сам лег возле девушки и стал смотреть в небо.

Тесси быстро просмотрела сообщение.

Золотой памятник… Только пять ученых Монии заслужили такую честь за последние двадцать лет. И среди них — ее отец.

Девушка задумалась. Антивещество… бомба из антивещества… Дело в этом?

— Это очень плохо, Люстиг? — спросила она жалобно.

— Как тебе сказать… — он встал, взял ее за руку. — Просто бомбу из антивещества, видимо, не успеют изготовить, потому что…

— Я понимаю…

— Твой отец очень серьезно поссорился с Кольриджем.

— Но, насколько я знаю…

— Ты ничего не знаешь! Профессор Литтл расскажет тебе все.

— Он у тебя? — радостно воскликнула Тесси.

— Да. Ты с ним встретишься сегодня вечером. И еще одно: ради твоего спасения твой отец и Кольридж согласились работать в ядерном институте Кейз-Ола, в Урании.

— В Урании?! — Тесси схватилась за голову, тряхнула ею, словно отгоняя призрак. — Если это действительно так, то я…

— То ты скажешь, что этим ты очень довольна! — резко сказал Люстиг. — И даже больше: ты будешь настаивать, чтобы академик Торн обязательно поехал в Уранию, при этом, в качестве помощника — то есть что я говорю: за слугу! — взял бы себе безработного шофера, по имени Люстиг.

— Ничего не понимаю… Эта политика — как шахматная игра. Конечно, я не спорю, если так надо. Но я просто чувствую себя пешкой, которую передвигают, кто куда хочет… Я готова была отречься от отца за то, что он такой ценой заплатил за возможность спасти меня, а ты…

— Нет, Тесси! Мы ведем очень рискованную игру. Но в этой игре пешек нет… Никто не заставит академика Торна создавать бомбу из антивещества, если он сам не захочет этого; никто не вынет этих знаний из его светлой головы… Академик Торн может хоть сейчас объявить, что расторгает свое соглашение с Кейз-Олом… Ну, и что — триллионер найдет других физиков, менее принципиальных, хоть и менее талантливых. Но тогда в Уранию не попадет ни Тесси Торн, ни Люстиг.

Он помолчал, взял руку девушки, прижал к своим губам, поцеловал.

— Моя родная! Ты знаешь: я тебя люблю… Я сказал это в первый и последний раз — может, нам и говорить более не придется… на днях в Уранию отправится такая себе экспедиция в составе нескольких сотен человек. Это будет означать, что… — Люстиг помолчал. — Это будет означать, что вскоре начнется война! Любой ценой надо сделать так, чтобы в эту экспедицию поехали и мы, хоть оттуда мы уже вряд ли вернемся…

Тесси сидела не двигаясь. Только рука ее сжала руку Люстига.

— Я хочу, чтобы ты дожила до того времени, когда на планете не будет ни Урании, ни Кейз-Ола, хочу, чтобы ты своими глазами увидела новый мир… Но я не знаю, где будет безопаснее: в Урании или здесь… Выбирай сама…

Они долго сидели молча. Собственно, сомнений у Тесси Торн не было. Она закрыла для себя этот вопрос еще тогда, когда приняла эстафету от старого Лайн-Еу, когда осознала, что существует только один путь для честного человека — путь борьбы за мир.

— Мне нечего выбирать. За эти страшные сутки в пустоте я увидела смерть в лицо… Сделаю все, как ты советуешь. Думаю, в Уранию мы попадем вместе. И мы должны победить… Я не предам тебя, Люстиг.

Остаток того дня Тесси беззаботно провела в чисто женских заботах: ходила по магазинам, накупила всякой ерунды, побывала у парикмахера, зашла к портнихе. Все это она делала ради самоутверждения. Ей хотелось убедить саму себя, что еще будут лета и зимы, еще не раз она будет шить у лучшей портнихи нарядные платья, вешать на них различные украшения.

И все же, где-то в подсознании бродило тоскливое беспокойство.

Оно исчезло после встречи с Литтлом.

Когда в условленное время «Ласточка» остановилась на перекрестке Кольцевой магистрали, к ней подошел мужчина в грязном комбинезоне чернорабочего.

— Профессор Литтл?! — не сдержалась девушка.

— Тс-с-с! — с притворным испугом замахал руками Литтл. — Не произносите имя этого богоотступника и гангстера! Он больше не существует. Я — его наследник. Здравствуйте, мисс Тесси!

Это был совсем другой Литтл. Без старомодных очков, лишившись усов и бородки, он помолодел и, казалось, потерял нерешительность и унылость.

Тесси охотно подхватила шутливый тон:

— И бедный наследник должен теперь тяжело работать, чтобы заработать на кусок хлеба?

— Так, так!.. Знаете, что я сегодня грузил?! — Он торжественно поднял палец. — Бомбы!.. Нет, не атомные, а обычные. Такие себе аккуратненькие, блестящие поросятки. Я до сих пор видел их только на картинке.

— К сожалению, мы очень много что видели только на картинках! — Тесси улыбнулась. — Садитесь, профессор, прокатимся!

«Ласточка» летела по тому же Пятому радиусу Южных магистралей, что и месяц назад. Но теперь предвечернее небо было ласково и чисто, и между стариком и девушкой установились теплые, искренние отношения сообщников, борцов за одно дело. И хорошо, что Тесси поехала по прежнему маршруту. Он напомнил им, как там, в Сан-Клее, может, впервые за много лет, люди, которым грозила смертельная опасность, объединили свои усилия для борьбы со стихией.

— Тесси, я, кажется, нашел свой путь… — тихо говорил Литтл. — Вы, видимо, не подозреваете, что месяц назад своим неожиданным появлением в институте спасли меня от самоубийства. Тогда я не боялся смерти. А теперь боюсь… И боюсь по-хорошему, по-человечески. Просто мне хочется дожить до того времени, когда я смогу впервые нажать на кнопку установки, которая забросит бомбу из антивещества в одну из «критических точек» какого-нибудь будущего страшного циклона… Я прочитал очень много нелегальной литературы. И я, профессор, почтительно склонил голову перед шофером. Это Люстиг открыл мне путь к истине…

Литтл помолчал, провожая глазами лесок с правой стороны машины.

— Он предложил мне эмигрировать в Союз Коммунистических Государств. Обещал полную безопасность, труд по специальности… Но я отказался. Я не хочу, чтобы мне подарили мое будущее. Я его завоюю сам.

Тесси ничего не рассказала ему о плане Люстига по Урании — это была тайна, о которой никто не должен знать. Расставаясь с профессором, она только горячо пожала ему руку, поцеловала в лоб.

— Спасибо! Второй раз говорю вам: вы — настоящий человек!

Исчезло беспокойство, развеялись остатки сомнений. Если уже и Эйр Литтл, интеллигент, который еще совсем недавно представлял собой образец аполитичности, стал на путь борьбы, то Тесси Торн стыдно сидеть сложа руки.

Она не стала ждать, пока отец и Кольридж решатся на неприятный для них разговор, и начала его в тот же вечер сама. Это было сделано дипломатично и тонко: вместе со старенькой горничной Тесси приготовила торжественный обед, выставила на стол шеренгу бутылок и пригласила из лаборатории отца и Кольриджа.

Они оба остановились на пороге. Молча переглянулись.

— Ишь ты, старый! — хлопнул себя по лбу Кольридж. — Мы так были заняты, что до сих пор не отметили спасение и возвращение Тесси из космоса. Ребенку самому приходится напоминать нам об этом.

— Папочка Кольридж, как вам не стыдно говорить неправду? — засмеялась Тесси. — Вы же знаете, по какому поводу сегодняшнее торжество! Садитесь, прошу! — она налила всем вина, подняла бокал. — Семья в полном составе! Так выпьем за золотую статую академика Торна и за вечную благодарность Монии профессору Кольриджу! Я горжусь вами, я горжусь, что вы сделали такое открытие! Теперь только давайте позаботимся, чтобы ваше открытие не пошло во вред людям.

Отец и Кольридж сидели подавленные и молчаливые.

— Фредди сказал мне, — решила слукавить девушка, — какой ценой был куплен рейс тех семидесяти пяти ракет… Обидно, но что поделать: долги надо платить… Придется ехать в Уранию. К тому же, просто интересно посмотреть, что это за Урания. Ну, поедем?

Вздохнул облегченно, вытер лысину отец. Грустно и удивленно взглянул Кольридж. Едва заметным движением Тесси показала ему: так надо!

— У меня есть только одна просьба, папа: поедем вчетвером — ты, папаша Кольридж, я… и один хороший парень, по имени Люстиг… Помнишь, я тебе рассказывала? Тот, что помог мне в Сан-Клее…

— А как же свадьба? — растерянно спросил Торн. Он был такой обескураженный неожиданным поворотом дела, что ухватился за первую мысль, которая мелькнула в голове. — Сегодня приезжал генерал Крайн…

— Свадьбы не будет, папочка! — засмеялась Тесси. — Собственно, сейчас не будет. А когда будет, то не с Фредди. Я не хочу связывать свою жизнь с сыном убийцы и с будущим убийцей!

Она взглянула на Кольриджа. Тот сидел неподвижно, задумчиво глядя в пространство, и только еле заметно кивнул головой, словно в ответ на свои мысли.

На следующий день поступило официальное приглашение от мистера Кейз-Ола принять участие в экспедиции в Уранию на турбоатомном подводном лайнере «Мония».

Торн поговорил по телефону с камердинером Кейз-Ола, и в списке приглашенных был добавлен личный секретарь академика Торна — «инженер» Люстиг.

Дело шло к развязке.

«Мудрейшие» выражают недовольство

Турбоатомный подводный экспресс «Мония» приближался к острову Праздника.

Это было поздней ночью, когда все путешественники — двести «мудрейших» и почти столько же обычных смертных — храпели в своих каютах. А кто не спал, все равно ничего бы не увидел, потому что экраны ультразвуковых локаторов были отключены, за исключением одного, в рубке управления.

Не спали только трое в рубке управления: молчаливый долговязый капитан, триллионер и его камердинер Псойс.

На самом деле, Кейз-Ол был вынужден пользоваться услугами немощного старика, потому что верил только ему. Он мог бы иметь сколько угодно сильнейших охранников, но оружие часто служит не только для защиты, но и для нападения…

Люди… Кейз-Ол не может обойтись без них. Они сделали его могучим и поставили над собой. Он знает это, и в то же время ненавидит всех, видя в каждом потенциального узурпатора и убийцу.

С каким удовольствием он заменил бы всю обслугу автоматами, способными выполнять любой приказ, не рассуждая. Вместо этого мрачного мужчины в командирском кресле — будет прибор с круглыми глазами-фотоэлементами. Вместо жилистых рук, которые могут неожиданно метнуться и схватить мистера Кейз-Ола за горло, устройство будет иметь упругие металлические щупальца, которые будут «бояться» даже коснуться хозяина. Сердцем автомата станет ядерный реактор, а его электронный мозг не будет знать порывов, любви, ненависти.

Так думает Кейз-Ол, сидя у пульта управления подводного лайнера. Его мысли прекрасно понимает инженер Айт.

Одно нажатие на курок — и вырвется из пистолета пуля, которая поставит выразительную точку в конце биографии триллионера… Может, так и сделать? Застрелить и, пока еще не поздно, пустить на дно подводную лодку со всеми «мудрейшими»?

Но что изменится, когда погибнут эти двести вместе с Кейз-Олом? Хорошо отлаженная машина управления государством не остановится ни на мгновение. На место «мудрейших» встанут их наследники, не менее жестокие и алчные. Да, уничтожить Кейз-Ола и «мудрейших» — не сложно. Значительно сложнее и важнее предотвратить войне. Ведь считанные дни остались до намеченного Кейз-Олом часа атаки на Союз Коммунистических Государств. Какая же цель у Мэй? Только она знает все… и сделает все так, как надо.

Странное беспокойство охватывает Айта при воспоминаниях о Мэй. После того незабываемого утра, когда он услышал, как в космосе стучит сердце Тесси, а Мэй отказалась спасти девушку, Айт начал бояться своей любви к Мэй. Собственно, нет, не бояться. Просто Мэй вдруг перестала быть его идеалом, стала чем-то таким недосягаемым, что он теперь чувствовал себя рядом с ней совсем маленьким. Таких, как Мэй, любят один раз в жизни, а для нее любимый умер.

Эти досадные воспоминания. Они унижают Айта, его мужское достоинство, и он пытается избавиться от их, думая о Тесси.

Кстати, она где-то здесь, среди путешественников.

Какая же она?

Даже странно — никогда не видел девушку, только слышал ее голос и биение сердца, а вот запала она в душу, и не идет из головы.

Дочь академика Торна… Айт вспоминает этого толстяка, и Тесси на мгновение представляется ему оживленно болтающей, розовощекой пышечкой с такой же картофелиной вместо носа, как у отца. Эта картина неприятна, Айт гонит ее прочь, и сразу же непроизвольно сравнивает ее с Мэй. Золотистая волна волос, синие-синие глаза, только не острые, не властные, а ласковые и мягкие…

Так вот к чему стремится сердце, вот почему беспокойство на душе… Мэй — слишком сильная, фанатичная. Она не может вдохновлять, она умеет только покорять… А Тесси?

С ней можно было бы встретиться еще вчера, когда путешественники шли на посадку в «Монию». Айт этого делать не стал… Почему-то не хотелось предстать перед ней стариком…

«Ой, какой же ты глупый, друг!» — Айт скосил глаза на блестящий кожух какого-то навигационного аппарата. Зеркальная поверхность металла изогнутая: она искажает предметы, уменьшает их ширину. Но и так видно, что дряхлый Псойс помолодел. Паста покрыла кожу лица морщинами, зато глаза сверкают, как у юноши!

Айт торопливо согнулся, прищурил веки. Проклятые мышцы, только потеряешь над ними контроль, сразу же выпрямляют тело, придают ему стройности. Не хватает еще, чтобы Кейз-Ол заподозрил что-то неладное именно тогда, когда развязка так близка.

Айт посмотрел на часы. Без пяти минут девяносто, нужно будить Мэй.

И вот она уже сама на пороге рубки управления.

Лицо у Мэй заспанное, как у ребенка. Она направляется к триллионеру и усаживается на спинку его кресла.

— Ну, когда уже?.. — капризно спрашивает Царица красоты, дергая Кейз-Ола за рукав. — Вы, светлейший, сознательно не спешите, чтобы я не выдержала и уснула… А я не буду спать! Нет! — она порывисто выпрямилась, протерла кулачком глаза, ткнула пальцем в экран. — Что это за темное отверстие? Отвечайте немедленно!

— Ход к тоннелю… — рассудительно объясняет триллионер.

— А эти четыре светлых пятна?

— Ультразвуковые маяки.

— Ой, какая скука! — Мэй громко зевнула и спрятала лицо на груди Кейз-Ола.

И снова в Айта болезненно сжалось сердце. Он осознает, что Мэй просто играет свою чрезвычайно трудную роль, но сердце протестует, руки невольно сжимаются в кулаки.

Чтобы не видеть этого, Айт переводит взгляд на экран.

Тоннель просторный и длинный. Пожалуй, если смотреть невооруженным глазом, его стен и не было бы видно сквозь зеленоватую тьму воды. А на экране локатора они проступают четко. Вдоль них бесконечной цепочкой расположились светлые пятнышки — ультразвуковые маяки.

Почти бесшумно работают турбины подводного лайнера. Но вот, они затихли совсем: путь кораблю пересекла сплошная стена. Нет, это огромные ворота. Они медленно поднялись, из-за них выдвинулись рычаги, втянули «Монию» в камеру, неспешно и легко потянули огромный лайнер вперед.

Один, второй, третий, четвертый шлюз… «Мония» переходила из камеры в камеру, и манометр показывал все меньшее давление воды.

«Действительно, — машинально констатирует Айт, — вход в Уранию лежит на большой глубине».

Еще одни массивные ворота, и через толстые линзы иллюминаторов в полутемную рубку управления брызнул яркий свет. Подводный лайнер вплыл в огромный подземный зал.

— Все! — надменно сказал Кейз-Ол.

— Поздравляю вас, дорогой! — Мэй вскочила, захлопала в ладоши. — Вот это и есть Урания? Немедленно выходим! А кто это стоит?

Кейз-Ол ощупал глазами одинокую фигуру на пристани.

— Это главный инженер Урании — Стун-Ай.

Что-то в его голосе заставило Айта насторожиться. Видимо, то же почувствовала и Мэй. Она озабоченно свела бровки.

— Он мне не нравится! Ну, пойдем уже!

— Пойдем!.. — медленно проговорил Кейз-Ол, подавая ей руку.

Как только Кейз-Ол и Мэй появились в проеме главного трапа, Стун-Ай помчался к ним. Как и подобало его высокому рангу, он остановился лишь в двух шагах и приветствовал хозяина протянутой вперед рукой.

Кейз-Ол ответил, кивнув головой.

— Наконец-то прибыли! — быстро заговорил Стун-Ай. — Я устал ждать…

В голосе этого бледного, худого мужчины с лихорадочными глазами звучали странные интонации — казалось, инженер и смеялся, и плакал, и угрожал, и сам дрожал от страха.

— Вы заслужили самую высокую благодарность, Стун-Ай! — с чрезмерной напыщенностью произнес триллионер. — За ваши заслуги я повышаю вас до звания советника особого назначения, и даю вам право одного решающего голоса в Ассамблее «мудрейших»!

— Спасибо, светлейший!.. Я ваш самый верный слуга навеки!

На этом официальная встреча закончилась. Кейз-Ол вернулся в лайнер, несмотря на настойчивые просьбы Мэй осмотреть Уранию немедленно.


Гибель Урании

Утром следующего «дня» путешественников разделили-на две группы. Гостей пригласили в отель, расположенный вблизи порта, отдохнуть, а «мудрейших» после завтрака специальным электропоездом повезли в Уранию.

Путешественники ступили на территорию подземного города, когда над ним царил «вечер».

С площадки, которая, казалось, висела над пропастью, было видно множество огней. Они тянулись цепочками, рассыпались туманностями, сплетались в причудливые узоры реклам. А над ними сияли мерцающие звезды.

Вечер быстро превратился в ночь, которая, в свою очередь, сменилась рассветом. Стали более отчетливыми силуэты домов, таяла, светлела легкая мгла. И даже «Звезда Кейз-Ола» «проплыла» по «небу» именно так, как над Дайлерстоуном.

Конечно, Солнца не взошли, но иллюзия утра была почти полной. Небо над городом окрасилось в точно такой же цвет и так же светилось, как будто оно и в самом деле простиралось в бесконечность, а не лежало на крышах домов сплошным железобетонным куполом. Аппарат смены дня и ночи работал безупречно.

При дневном свете перед экскурсантами возник большой город — зеленый и красивый. Отсюда, с площадки Погоды, он казался бесконечным.

— Гроза! — бросил Кейз-Ол.

Одно только слово — и на Уранию вдруг двинулось нашествие тяжелых туч. Это был мираж, игра света и теней. Купол подземного города не изменился, только через распылители полил обильный «дождь». Молнии были настоящими электрическими разрядами тока высокого напряжения, а гром — отголосок пирейского грома, записанного и воспроизводимого специальной стереофонической аппаратурой.

Кончился дождь, прояснилось снова. На яркой зелени тропических деревьев замелькали капельки влаги.

— Прекрасно!.. Бесподобно!.. Изумительно!.. — только и слышалось из уст потрясенных миллионеров.

А инженер Айт смотрел на все это с неописуемой тоской в груди. За каждым камнем строений, за каждым мазком краски на стенах, наконец, за каждым глотком воздуха вырубленной в сплошной скале пещеры стояли мертвецы. Сколько их было — тысячи, десятки тысяч?

Айт коснулся холодной стены. Вздрогнул.

Может, за эту балюстраду цеплялись в последнем пароксизме чьи-то еще теплые руки, когда из вентиляционной сети вместо живительного кислорода распылялся смертоносный газ? А может, именно здесь работал и падал от изнеможения его отец?.. Айт видел его, как живого. Изможденный, седой, он ходит из угла в угол номера отеля «Комфорт» и говорит отрывисто, хрипло: «Дорогие мои, можно было бы написать трагический роман о том, как погибали мои товарищи, чтобы дать мне возможность убежать…»

Айт едва сдерживает стон, рвущийся из груди, по щекам у него медленно катятся слезы. Очнулся он лишь тогда, когда увидел рядом с собой Мэй. Она что-то весело щебетала на ухо королю химии.

Айт отошел в сторону. Углубившись в свои мысли, он и не заметил, как оказался чуть ли не впереди всех.

Сейчас Айт уже держал себя в руках. Он пристально приглядывался ко всему, запоминал, куда идти — ведь все это может пригодиться в решающую минуту.

Урания имела два проспекта, а дальше шли обычные невысокие тоннели. Одна улица принадлежала полностью Кейз-Олу. Триллионер сообщил об этом спокойно, будто не замечая гримас недовольства, которые появились на лицах «мудрейших».

— А вот — ваш Проспект Счастливых, уважаемые «мудрейшие»! — показал он рукой. — Пойдемте, вы все увидите.

Многих были разочарованы. На дверях роскошных особняков уже висели таблички с именами самых богатых миллиардеров. Остальным достались дома похуже и поменьше.

Настроение мудрейших начало падать. Все реже и реже слышались восторженные возгласы. Зависть друг к другу и общая злоба против Кейз-Ола подтачивали единство «мудрейших».

Кейз-Ол это заметил.

— Границы города можно расширить… Каждый из вас сможет построить дворец по своему желанию. Но зачем? — Кейз-Ол насмешливо улыбнулся, обвел взглядом пеструю толпу. — Разве мы здесь собираемся жить долго? Ну — месяц, год… А тогда…

Мэй демонстративно зевнула, показывая, что пора кончать болтовню.

— Извините, моя дорогая! — склонился к ней Кейз-Ол. — Уважаемые «мудрейшие», прошу к столу. Более подробно мы осмотрим Уранию завтра, а сейчас выпьем за наш Остров спасения, соединим сердца в теплой, искренней беседе!

Гостей уже ждали накрытые столы посреди великолепного сада на берегу тихого озерца. В саду щебетали и порхали красочные птички, журчали ручейки; по синему небу ползли белые облака. За кустами негромким эхом отзывался невидимый многоголосый хор и мощный симфонический оркестр. И все-таки, чего-то здесь не хватало.

Не хватало людей. Кроме камердинера мистера Кейз-Ола, не было даже слуг — всю работу выполняли автоматические устройства. И это безлюдье угнетало миллионеров.

Все они, как и Кейз-Ол, презирали народ и боялись его. Но если бы сейчас на улицах этого города, за надежной оградой, бурлила толпа, каждый миллионер чувствовал бы себя лучше.

Только нет, мертво, пустынно в Урании. Город был похоже на театр, где после представления забыли выключить свет и радио. И эта неестественность приводила к тому, что даже вполне реальные вещи вокруг казались каждому чем-то искусственным и эфемерным.

Кто не знает, что над голубизной «неба» Урании нависла масса земли и воды, которая может в любое мгновение выйти из равновесия, прорвать стальные подпорки и раздавить город? Расчеты — расчетами, но против могущественных катаклизмов, которые приводят к разрушению и возникновению целых континентов, не устоят жалкие творения рук человеческих. Может, и древние рапануры так же гордились своими подземными пещерами, пока не погибли под ними.

Или все же стоит рисковать жизнью? Стоит ли, идя вслед за Кейз-Олом, бросать вызов всему человечеству?

Коммунизм пугал мудрейших, ибо грозил превратить их, всемогущих, в рядовых, обычных. Но это был страх перед возможным будущим. Если не трогать СКД, можно еще хорошо жить десятки лет. Война — большой риск. Хорошо, если повезет победить Союз Коммунистических Государств. А если случится наоборот? Тогда — пожизненное заключение в этом подземном городе?

Такие мысли пробегали в головах миллионеров во время банкета. И, конечно, «мудрейшим» было не до шуток. Попытки Кейз-Ола расшевелить компанию не имели успеха, и он объявил, что покидает гостей, потому что его невеста плохо себя чувствует.

Отсутствие Кейз-Ола не добавила бодрости «мудрейшим». Наоборот, если раньше кое-кто из лояльных к Кейз-Олу пытался хоть как-то имитировать веселье, то теперь наступила прямо-таки похоронная тишина.

Сидя перед экраном телевизора, Кейз-Ол внимательно наблюдал этот печальный банкет. Триллионер был слишком умен и опытен, чтобы отнестись легкомысленно к таким настроениям «мудрейших».

— Негодяи!.. — прошептал он, не сдержав раздражения.

— Успокойтесь, дорогой… — тихо сказала Мэй. — А как, по-вашему, должны реагировать бараны, которых гонят к бойне?

— Бараны?.. Нет, моя дорогая, это хищники, да еще и с острыми клыками, но им не хватает храбрости… — он выключил телевизор, встал. — Ну, что же, Мэй, поехали!

Через несколько минут темным тоннелем уже мчался электропоезд, в котором было только трое пассажиров. Куда они ехали? Что триллионер задумал? Айт этого не знал. Приходилось ждать. Во всяком случае, уехать отсюда и оставить «мудрейших» Кейз-Ол не мог.

Электропоезд приехал к порту, остановился на пристани.

— Оставайтесь здесь, моя дорогая! — сказал Кейз-Ол и быстро направился к главному трапу «Монии». Вскоре за кормой лайнера забурлила вода. «Мония» медленно двинулась вперед, мягко коснулась причала. В ее носовой части раскрылись широкие ворота. Оттуда начала выползать какая-то тварь, похожая на гигантскую сколопендру. Ее чешуйчатый панцирь вибрировал и сверкал. Чудовище ощупывало пространство перед собой длинными упругими щупальцами и откидывало прочь все, что попадалось на пути.

— Неплохо!.. — пробормотал Айт.

Он понял, что Кейз-Ол хочет ударить по своим неустойчивым сообщникам новым козырем, продемонстрировать невиданную доселе машину уничтожения.

Чудовище подползало все ближе. Айт, инсценируя испуг, медленно отступал. А Мэй пошла вперед.

— Ну? — насмешливо спросила девушка, когда металлические щупальца почти коснулись ее ног.

Чудовище как будто этого и ждало. Оно склонило «голову» в неуклюжем поклоне и замерло.

— Прекрасно!.. — Кейз-Ол легко соскочил на землю из открытой кабинки на «спине» чудовища и встал напротив Мэй. — Машина кланяется вам, храбрая Царица красоты! Это не какой-то жалкий автомат. Она все понимает! И покоряется каждому слову повелителя! Садитесь, моя дорогая!

«Машина понимает!» — насмешливо подумал Айт. Если бы ты, невежда, знал хотя бы десятую часть того, что знает и понимает в кибернетике инженер Айт, то понял бы, что эта машина может подчиняться не только тебе! Она может стать из твоего слуги твоим самым страшным врагом, и сделать то, чего не сумел сделать бедный «Эм»!

Айт встретился взглядом с Мэй. В ее глазах тоже не было ни удивления, ни восхищения. Только мелькнули оживленные смешинки — так, будто и она прекрасно знала возможности этой электронно-вычислительной машины и всю глубину самообмана Кейз-Ола.

А триллионер гордился своим могуществом.

— Вперед! — скомандовал он машине. И та сразу тронулась с места, осторожно обошла электрокар, двинулась к воротам туннеля, распахнула их и умчалась в направлении Урании.


Гибель Урании

Кнопка «Стоп!»

Случилось несчастье: умная и ласковая «Малютка», любимица всех работников Института автоматики Союза Коммунистических Государств, «сошла с ума».

Машина с выпуклыми глазами-локаторами, с неуклюжими конечностями краба металась из угла в угол в одном из боксов полигона института, ощупывая стены и пол. Время от времени она останавливалась, словно что-то обдумывала, потом снова начинала исследовать помещение. Особенно ее интересовали те участки бокса, которые были перекрыты надежными стальными дверями.

В кабине наблюдения рядом с боксом — двое: инженер Дэйв и его учитель, пожилой директор Института автоматики. Оба не сводят глаз с «Малютки».

— Так в чем же дело, профессор? — спрашивает Дэйв. — Мы недавно проверили всю схему. Никаких повреждений нет, контрольные задания выполняются абсолютно точно. И вот, как видите, включилась самостоятельно и рвется вон из помещения…

— Выпустите ее…

— Нельзя, профессор! — встревоженно возражает Дэйв. — Она натворит таких дел!

— Выпустите.

Пожав плечами, Дейв щелкнул выключателем.

Стальная плита ворот медленно поднялась. «Малютка» насторожилась, подползла к отверстию.

В соседнем боксе находится почти такая же, только меньше размерами кибернетическая машина. Это — первая, еще несовершенная модель электронно-вычислительной машины с самопрограммированием. Ее электронный мозг отключен, атомный реактор удален. Она не могла сделать ни одного движения.

Со своей старшей сестрой кибернетическая «Малютка» встречается впервые. В ее системе машинных рефлексов нет таких, которые определяли бы родственные чувства. Наоборот, инженер Дэйв запрограммировал действия машины так, что она воспринимает каждый неизвестный предмет как потенциального врага. Теперь он и сам не рад этому.

— Хищник! Самый настоящий хищник! — в голосе инженера звучит почти отчаяние.

Сравнение с хищником совсем не случайное. Щупальца «Малютки» шевелятся встревоженно, реле-переключатели электронного мозга лихорадочно стучат. Там сейчас решается сложная задача: «Что это, как в таком случае поступить?»

Неизвестный предмет, который не проявляет агрессивных намерений, по программе, надо ощупать, сфотографировать и обойти. А «Малютка», как только закончился процесс анализа, сорвалась с места, налетела на свою «сестру» и начала ее яростно разрушать.

«Кроха» — машина универсальная. Ее щупальца оборудованы газовыми резаками, пилами, гайковертами. Теперь все эти инструменты пущены в ход. Движения сооружения чрезвычайно слаженные, точные. Она действует не наугад, а в первую очередь уничтожает устройства управления своей жертвы. И в этом есть что-то отвратительное и страшное: с таким равнодушием и методичностью даже мясник не разделывает забитое животное.

— Что ты делаешь, проклятая?! — бледный инженер Дэйв едва сдерживается, чтобы не крикнуть в микрофон безоговорочную команду «Стоп!».

— Не волнуйтесь, Дэйв… — директор института сосредоточен, но спокоен. — Когда она начала проявлять склонность к агрессивности?

— Дня три назад. Обходя препятствия, она поползла прямо на нас с братом. А сегодня утром у нее появилась мания разрушения.

— Разрушения?.. — директор с сомнением покачал головой. — А что делает «Малютка» с деталями разрушенных машин?

— Не знаю, ибо не позволял ей ничего разрушать.

— Ну, сейчас увидим.

«Кроха» продолжала свое дело. Быстро и уверенно она разбирала поверженную машину на составные части, поврежденные детали выбрасывала прочь, а пригодные — бережно сортировала. За какой-то час от сложной установки остался голый металлический скелет и кучи железок, проводов, пластмассы.

Собственно, ничего необычного в действиях «Малютки» до сих пор не было. Еще при конструировании инженер Дэйв вложил в электронную память сооружения программу демонтажа любой другой машины по специальному приказу. Но что же она будет делать дальше?

«Малютка» замерла. Казалось, утолив жажду разрушения, она успокоилась. Однако микрофоны доложили: реле-переключатели сооружения щелкают все интенсивнее, а на дубляжной схеме в кабине наблюдения индикаторы каждого участка электронного мозга машины ярко сияют. Что за процессы анализа и синтеза происходят сейчас в нем? Какие новые команды записываются на барабаны памяти? Определить это уже невозможно. «Малютка» вышла из-под контроля своего создателя, она — «сошла с ума».

Нет, машина не мыслит и сознания не имеет. И разве есть сознание в черве или насекомом? Но ведь они же выполняют сложные целенаправленные действия, порожденные и усовершенствованные трудным и длительным процессом эволюции. Так, может, и машинные рефлексы кибернетической «Малютки» сейчас перестраиваются в направлении наибольшей целесообразности?

— Ну же, ну!

Инженер Дэйв с волнением ждал дальнейших действий «Малютки». Но самостоятельно выработанная программа электронного мозга сооружения была просто невероятной: «Малютка» начала разбирать сама себя. Гайковерты и клешни-зажимы сняли защитный кожух аппаратуры, в схему вдвинулись щупальца, оборудованные электрическими паяльниками.

На дубляжной схеме в кабине наблюдения, один за другим, гасли индикаторы каскадов машины. Их более пятидесяти тысяч, и потеря нескольких десятков из общего количества еще неопасно. Но, в конечном счете, наступит момент, когда электронному мозгу будет нанесен непоправимый вред… Что же будет тогда?

Два противоположных чувства борются в душе инженера Дэйва: желание довести до конца необычный эксперимент и опасения за машину, на строительство которой потрачено так много усилий. Если бы не директор института, конструктор давно бы уже прекратил это саморазрушение машины. Но что, что она делает? Какова его программа действий?

Отключаются не все каскады подряд. Есть определенная закономерность в отключении индикаторов на дубляжной схеме.

— Профессор!.. — Дэйв вскочил, сжал кулаки. — Дальше можно не ждать… Она пытается добраться до кнопки «Стоп»!

— Молчите! Следите! — директор так возбужден, что потерял свою обычную выдержку. — Смотрите и запоминайте на всю жизнь! Сейчас в этом боксе рождается машина высшего класса — «Машина Дэйва». Я горжусь тем, что вы мой ученик!

Дэйв сердито засопел, но не возразил. Это — гибель «Малютки». Достаточно ей выключить кнопку «Стоп!», тот участок электронного мозга, которая блокирует всю схему, и сооружение выйдет из-под контроля человека полностью. Энергии атомного реактора хватит «Крохе» надолго. Она будет делать все, что ей заблагорассудится, не подпустит к себе никого. И ее придется, в конечном счете, уничтожить.

— Ничего не понимаю, профессор… — смущенно сказал Дэйв.