Book: Отель «Магнолия»



Отель «Магнолия»

Кэролин Браун

Отель «Магнолия»

Роман

Carolyn Brown

The Magnolia inn

© Carolyn Brown, 2018

© Литвинова И., перевод, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Посвящаю эту книгу моей удивительной подруге, Ширли Маркс, с благодарностью за веру в то, что я обязательно управлюсь с делами к пятнице, и за поддержку, которую она не устает мне оказывать.


Глава первая

Если б только…

Уж сколько раз Джолин мысленно включалась в эту игру, но в тот вечер опять не удержалась. Если б только отец не умер, когда она была подростком! Если б только мать не ударилась после его смерти в наркотики и алкоголь! Если б только тетя Шугар и дядя Джаспер не отправлялись на долгие-предолгие каникулы в своем новом доме на колесах! Если б только они не отписали половину гостиницы «Магнолия» этому презренному Рубену, племяннику дяди Джаспера, отъявленному хулигану, каким она его помнила еще с детства! Если б только у Джолин были деньги, чтобы выкупить его половину гостиницы!

Шугар подняла свою рюмку:

– За приключение, совершенно новое для меня и моего любимого мужа!

– Милый дядюшка Джаспер, – начала Джолин, решив думать о хорошем, вместо того чтобы терзать себя бесконечными «что, если бы».

– Дорогая, он всегда так любил тебя! – Шугар похлопала ее по плечу свободной рукой.

Три рюмки потянулись чокнуться с Шугар – все, но только не Джолин. Она не позволяла себе ни капли алкоголя, настрадавшись из-за пьянства матери, и особенно после того, как выяснилось, что у Джонни Рэя, ее последнего бойфренда, такая же зависимость. Она чокнулась со всеми бокалом сладкого чая. Четыре пожилые женщины залпом опрокинули виски, как если бы сидели за стойкой бара в салуне из старого вестерна. Как только опустошенные стопки дружно приземлились на деревянный стол, Шугар принялась наполнять их заново.

Подняв седую бровь, Шугар бросила взгляд в сторону племянницы:

– Ты уверена, что не хочешь выпить шот, дорогая?

– Абсолютно. Мне еще развозить эту троицу, – заверила Джолин и обвела широким жестом Люси, Флосси и Дотти.

– Об этом не беспокойся, дорогая, – сказала Флосси. – Джаспер отвезет нас домой, если мы захмелеем.

Старушки не сильно сдали с тех пор, как Джолин видела их в последний раз. Люси по-прежнему нужно было набивать карманы камнями, чтобы ее не унесло ветром, поднимавшимся в Восточном Техасе. Ее крашеные рыжие волосы длиной до подбородка все так же были подстрижены «под пажа», а худые щеки она привычно оживляла толстым слоем румян. Серые спортивные штаны, в которых она была в тот вечер, болтались на ее тощей заднице, как сачок на палке.

– За новый год, полный сюрпризов! – Флосси произнесла тост и, когда стопки вмиг опустели, снова наполнила их.

– Еще по одной, и с меня довольно, – категорично заявила Люси и ее ярко-голубые глаза лихо сверкнули в ложе морщин на ее лице.

Джолин могла бы поспорить на любые деньги, что Люси, неравнодушная к красным брючным костюмам, спит в туфлях на шпильке. Джолин втайне радовалась тому, что не ей, а Джасперу придется развозить их по домам, если они напьются. Она приезжала в «Магнолию» с малых лет, но, поскольку эти трое всегда лишь захаживали в гостиницу, понятия не имела, где они живут.

А дамы тем временем снова опрокинули виски, наполнили стопки и стали слушать Дотти, которая тоже решила проявить себя необычным тостом:

– Ни время, ни мили, ни какой бы то ни было толстозадый кемпер не разорвут тех уз, что связывают наши сердца.

Миз Дотти, миниатюрная блондинка ростом чуть выше полутора метров, если на цыпочках, за счет высокой техасской прически смотрелась под стать Джолин, чей рост достигал метра пятидесяти семи. Своему покойному мужу, Брюсу, она едва доходила до плеча. И она так и не избавилась от глубокого каджунского акцента, который привезла с собой в Техас из Южной Луизианы шестьдесят лет назад.

– Путешествие по стране было нашей с Джаспером мечтой на протяжении сорока лет, – бодро начала Шугар, но тут же схватила бумажную салфетку и вытерла слезу. – Мне будет не хватать всех вас, но я так взволнованна нашей новой жизнью в дороге. Обещайте мне, что вы будете и впредь собираться здесь, в гостинице, на пятничные вечерние посиделки.

Джолин взглянула в зеркало на стене – лет через сорок она будет выглядеть точь-в-точь, как ее тетя. Стоит заметить, что Шугар – или Шарлин Мэй, как ее нарекли при рождении, – невысокая и слегка полноватая блондинка с карими глазами, к своим почти семидесяти годам сохранила живой характер, в котором дерзость смешивалась с независимостью. Джолин чертовски гордилась бы собой, если бы ей удалось стать такой же.

Но отчаянный задор и кураж, унаследованные от тетушки Шугар по линии ДНК, пока не окупались. Сколь бы странным это ни казалось, Джолин – убежденная трезвенница – работала в баре. Она понимала, что с отъездом тетушки ей придется подыскать новую работу, чтобы поддерживать гостиницу на плаву, а, стало быть, пятничные вечера будут заняты. Может, стоило подумать о том, чтобы перенести собрания их группы поддержки на другой день недели?

Джолин хорошо помнила пятничные встречи других групп поддержки, где дети зависимых родителей пытались понять, что происходит в их семьях. Она не так часто посещала эти собрания. Когда босс предложил ей двойную смену в придорожной круглосуточной закусочной, она согласилась – деньги были для нее важнее душеспасительных разговоров.

Люси положила руку на плечо Шугар. Дотти и Флосси, сидевшие напротив, потянулись к ней через стол. Слезы вместе с черными потеками туши катились по щекам подруг, оседая в морщинках на пути к подбородкам.

– Черт возьми, Шугар! Не обращай внимания! – заговорила Флосси, вытирая слезы. – Это твоя мечта, и мы все рады, что ты ее осуществишь. Выбирайтесь отсюда и наслаждайтесь путешествием по всем Соединенным Штатам. Обещай присылать нам фотографии и звонить.

– Конечно, – пообещала Шугар. – А вы тут присматривайте за Джолин и Рубеном, хорошо?

– Будет сделано! – Голос Люси дрогнул. – Мне приятнее видеть, как ты уезжаешь в этом фургоне с Джаспером, чем смотреть на тебя в гробу, как это было с моим бедным старым Эзрой.

– Эзрой? – переспросила Джолин.

Дотти сняла руку с плеча Шугар и похлопала Джолин:

– Это ее последний бойфренд. Она сегодня и выпивает-то только потому, что в трауре, и потому, что Шугар покидает нас утром. А вечером, помяни мое слово, натрет мозоли на коленях в молитвах о прощении за все эти шоты.

– Иди к черту, Дотти, – прорычала Люси.

– Только если ты пойдешь со мной, – хихикнула Дотти.

– Ладно, хватит волнений, и больше никаких слез, – отрезала Шугар. – Джолин, мы готовы.

– Да, мэм. – Джолин отодвинулась на стуле, подошла к холодильнику и достала оттуда контейнер с мороженым «Роки Роуд» [1]. Затем поставила его на середину стола и раздала всем ложки.

Шугар сняла с контейнера крышку:

– Это всегда помогало нам пережить хорошие и плохие времена.

– Ага, и похороны, и пуканье, – рассмеялась Дотти. – Флосси, помнишь, как ты наелась чили на поминках Брюса и…

Шугар первая погрузила ложку в мороженое:

– А мне пришлось сидеть рядом с тобой.

Джолин это так рассмешило, что теперь настала ее очередь лить слезы. Последние несколько лет ей не хватало этих шуточек, но не было времени мотаться туда-сюда через весь штат Техас.

Хотя она и не навещала тетю Шугар так часто, как хотелось бы, всякий раз, когда она думала о доме, ее мысли неизменно возвращались к «Магнолии». Лучшие воспоминания детства были связаны с теми днями, которые она проводила здесь, и она всегда с нетерпением ждала летних каникул в Восточном Техасе. Единственное, что могло их омрачить, – это присутствие Рубена.

Флосси принялась за мороженое:

– Ну, я же для вас старалась, выпуская весь этот газ. Из церкви всех как ветром сдуло после того, как прозвучало последнее «аминь».

– Хорошо, что никто не зажег спичку. Бедняга Брюс ужасно боялся огня. Я, бывало, говорила ему, что со мной лучше не ссориться, иначе я его кремирую и похороню прах рядом с могилой моей матери. Они никогда не ладили, – резюмировала Дотти, зачерпывая мороженое.

– Кстати, о пожаре. Вспомните наши ПМС и «приливы», – сказала Шугар.

– Мы надели болотные сапоги и победили, не так ли? – кивнула Флосси.

– Да, прошли через это вместе. Я не смогла бы пережить все эти ужасы, если бы вы втроем меня не поддержали. – Люси капнула мороженым на фуфайку. – Черт! – Она закатила голубые глаза к потолку. – Прости меня, Господи, я еще только на пути из грешницы в святую.

– Это значит, что ее нимб еще не полностью сформировался, – подсказала Дотти.

– Если бы мы сняли с тебя гриву Долли Партон, [2] то обнаружили бы под ней рога, – парировала Люси.

– В золотых блестках, – выстрелила в ответ Дотти.

– Вы уж меня простите. Я больше не могу смеяться, или мне придется пойти поискать сухие трусики, – вмешалась Джолин. – Обещайте, никаких хохм, пока я не уйду.

– О, дорогая, в нашем возрасте надо сразу говорить все, что пришло в голову, иначе потом и не вспомнишь, – хихикнула Шугар.

– Ты уверена, что вы с Джаспером сможете объехать сорок девять штатов в этом автодоме? – спросила Флосси.

Джолин слышала, как старушки продолжают подшучивать друг над другом, когда вышла из кухни и направилась в туалетную комнату в конце коридора. Она посмотрела на свое отражение в зеркале и попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло. Слезы текли по лицу. Она всегда говорила, что стены в «Магнолии» волшебные, потому что чувствовала себя здесь как в сказке. Что бы ни происходило в ее жизни, в гостинице тети Шугар всегда было весело.

Теперь гостиница наполовину принадлежала ей. Право собственности было передано, но Джолин пока не ощущала реальность происходящего. Наверное, следовало дождаться завтрашнего утра, когда ее тетю и дядю увезет в дальние края огромный фургон, томившийся на заднем дворе. Дядя Джаспер оставил свою долю, половину гостиницы, племяннику, Рубену, которого все почему-то называли кузеном Джолин, хотя он и не приходился ей кровным родственником. Ситуация складывалась не лучшим образом, но Джолин не отчаивалась и была полна решимости добиться успеха.

Она знала, что будет скучать по тете Шугар и дяде Джасперу, как знала и то, что при Рубене гостиница лишится своей магии, если он окажется таким же несносным, каким был в детстве. Оставалось надеяться, что он остепенился и имеет кое-какие сбережения. В конце концов, он ведь уже много лет преподавал в колледже. Может, он и проказничал мальчишкой, но во взрослой жизни наверняка скопил какие-то деньги. Если бы он захотел вложиться в «Магнолию», они могли бы провести небольшую реконструкцию и открыть обновленную гостиницу к пасхальным выходным. Джолин уже сделала все расчеты и изложила их на бумаге. Рубену даже не пришлось бы селиться здесь или самому управлять бизнесом. Джолин делилась бы с ним прибылью – с еще большим удовольствием, если бы он жил где-нибудь далеко-далеко.

* * *

Такер Малоун снял малярный скотч с лепного бордюра у потолка, убедился в том, что все убрано, и, уходя, запер за собой дверь. Работа закончена – и году конец. Завтра уже Новый год. По дороге домой он хотел остановиться у своего любимого винного магазина, но на парковке не оказалось ни одного свободного места. Это означало, что в магазине не протолкнуться, а Такер слишком устал, чтобы стоять в очереди, отработав четырнадцать часов кряду, стараясь уложиться в срок. Он заехал в маленький магазинчик на другом конце города, где на парковке стояло всего с десяток машин.

– С Новым годом! – крикнула ему компания подростков.

– Поздравления только после полуночи, и готов поспорить, что содержимое этого пакета вы приобрели по липовому удостоверению личности, – проворчал Такер.

Пожилой мужчина в поношенной фуражке с армейской эмблемой придержал для него дверь, когда он входил в магазин. Такер кивнул:

– Благодарю вас, сэр, и спасибо за вашу службу.

– Давненько никто не называл меня сэром, – с явным удовольствием произнес старик и тряхнул бумажным пакетом. – Пусть новый год принесет тебе счастье.

– Для этого понадобится чудо, но и вам того же, сэр. – Откуда ветерану знать, что счастье уже очень давно не заглядывало в мир Такера?

– Аминь, – негромко бросил мужчина и исчез в темноте.

Такер взял упаковку пива и маленькую бутылку виски. Завтра – праздничный день. Стало быть, алкоголь уже не купить, а ему совсем не хотелось остаться без запасов. Дама за прилавком подсчитала стоимость покупки. Его не удивило то, что она не попросила предъявить удостоверение личности. С гусиными лапками в уголках голубых глаз он выглядел на все свои тридцать семь, а чувствовал себя на двадцать лет старше. Такер вставил кредитную карточку в считывающее устройство и дождался сигнала, чтобы ее забрать. Золотое обручальное кольцо на пальце его левой руки попалось ему на глаза, когда он убирал карточку в бумажник. Будь Мелани жива, они бы совсем по-другому праздновали наступление Нового года.

– Счастливого Нового года! – учтиво произнесла дама и бросила взгляд поверх его плеча, заметив следующего покупателя.

– И вам тоже! – Он подхватил свои покупки и понес их к пикапу. Его так и подмывало достать пиво прямо сейчас и выпить теплым из горлышка. Но именно пьянство за рулем стало причиной его увольнения из полиции Далласа. Уже на следующий день он пришел на могилу Мелани и дал ей слово, что больше никогда не совершит такой глупости.

Он выехал на шоссе, ведущее на север, и успел пережить всего пару приступов дорожной ярости, прежде чем впереди показался караван-парк, который вот уже почти два года он называл своим домом. Он втиснул пикап в узкое парковочное пространство между своим и соседним трейлерами. Выйти из машины, не задев бок соседского трейлера, мог только кристально трезвый водитель. Может, Мелани наблюдала с небес и за этим?

Он поставил пиво и виски на бетонную плиту, служившую крыльцом, и отпер дверь. Сэсси, [3] его большая пушистая белая кошка, выскочила из-под трейлера и первой прорвалась внутрь.

– Привет, дорогая, я дома, – произнес он, ставя пакеты на кухонный шкаф и поворачиваясь к фотографии на телевизоре.

– Как прошел твой день? – Он взял фотографию, поцеловал лицо Мелани на ней и вернул ее на место. – Я работал допоздна, чтобы все закончить и со спокойной душой взять завтра выходной.

Сэсси вспрыгнула на шкаф и буравила его злобным взглядом, пока он переодевался, снимая с себя заляпанный краской рабочий комбинезон.

– Ладно, не злись, – переключил он свое внимание на кошку. – Прости, что опоздал. Твоя вкуснейшая еда скоро будет готова.

Он вымыл и насухо вытер фарфоровое блюдце с цветочным узором, а затем выложил на него банку кошачьего корма.

– Я уверен, что там, под трейлером, найдется пара мышей, которыми ты могла бы перекусить, пока дожидалась меня, – заметил Такер и, послушав, как выразительно кошка мяукнула в знак несогласия, продолжил: – Мелани тебя избаловала. Теперь ты питаешься только из собственного костяного фарфора и не желаешь пачкать свои лапы о мышь.

Поставив блюдце на шкаф и посмотрев, как кошка накинулась на еду, Такер решил, что теперь его очередь, достал упаковку болонской колбасы и сделал себе сэндвич. Он не стал возиться с тарелкой и понес сэндвич к дивану, где пристроил его на краешке низкого столика, после чего снял рабочие ботинки. Потом схватил пульт от телевизора, пощелкал каналы, нашел старый вестерн и под него жадно умял сэндвич.

Сэсси покончила с едой и запрыгнула на подлокотник дивана.

– Не смотри на меня так. Я выпиваю только по выходным и праздникам, чтобы скрасить свое одиночество. Я не алкоголик.

Она задрала нос кверху, спрыгнула с дивана на пол и, высоко подняв пушистый хвост, прошествовала в спальню.

После четырех бутылок пива, где-то около полуночи, он послал фотографии Мелани воздушный поцелуй, поздравил ее с Новым годом и сказал, как он по ней скучает. А затем провалился в усталый сон и не проснулся даже в то время, когда жители парка устроили фейерверк.



Глава вторая

Если бы взглядом можно было убить, от Рубена не осталось бы ничего, кроме большого жирного пятна и кучки костей на кафельном полу ресторана IHOP. Джолин надеялась, что с возрастом он превратится в порядочного человека, но все надежды рухнули вскоре после того, как она вошла в ресторан. На лице Рубена играла все та же мерзкая улыбка, которая в детстве предваряла его издевательские выходки.

Ребенок-осел вырос и превратился в еще большего осла. Как он мог не видеть преимуществ ее плана и почему так долго терзал ее пустыми разговорами, прежде чем сказать «нет»? Неужели нет ничего, что имело бы для него сентиментальную ценность?

Тетя Шугар не раз говорила ей, что в каждом плохом человеке есть что-то хорошее, а в каждом добром человеке можно найти зло. Джолин сердито посмотрела на Рубена с его самодовольным выражением лица и попыталась найти в нем хоть каплю чего-то хорошего. Единственное, что пришло на ум, – так это то, что он окончил колледж и устроился на работу.

– Но почему бы тебе не вложиться в гостиницу? Как ты можешь вот так запросто отмахнуться от того, что доверил тебе дядя Джаспер? – спросила она.

Он поправил свои очки в роговой оправе и выпрямил тощие плечи:

– Ты станешь такой же, как твоя мамаша-плебейка. Если что-нибудь пойдет не так, тебя потянет к наркотикам и алкоголю. Мне такой партнер не нужен.

– Но я…

Он жестом остановил ее:

– Ты мне никогда не нравилась, Джолин.

– Какое это имеет отношение к делу? А ты был хулиганом. Но это не значит, что мы не можем быть деловыми партнерами, – сказала она.

– Я никогда не собирался оставлять себе половину гостиницы. С той самой минуты, как дядя Джаспер сообщил мне о своем решении. Ты всегда ходила у него в любимицах, а я для него лишь кровный родственник. Я согласился выслушать твой дурацкий план только в качестве расплаты за все те неприятности, что ты доставляла мне в детстве. Тетя Шугар избаловала тебя, и дядя Джаспер всегда был на твоей стороне, когда мы ссорились.

– Ты сам навлекал на себя неприятности, задирая меня, а дядя Джаспер – самый справедливый человек на свете, так что не смей его обвинять, – возмутилась Джолин.

Как только не изводил ее в детстве Рубен – и за косы дергал, и бил посуду тети Шугар, сваливая все на нее, и проделывал другие куда более гадкие вещи. Когда им было по двенадцать и тринадцать лет, он загнал ее в подсобку, одной рукой схватил за горло, а другой рукой полез ей под юбку. Он тогда пригрозил, что подкараулит ее у протоки и утопит, если она кому-нибудь проболтается. Но она все-таки рассказала тете Шугар, и с тех пор они больше никогда не гостили в «Магнолии» в одно и то же время.

– Ты на все смотришь со своей колокольни. Я – со своей. По крайней мере, в этом безумном предприятии мы не будем партнерами, так что нам никогда не придется видеть друг друга, – выдал Рубен с противной улыбкой на губах, излучавшей подлость.

Вот тогда-то и всплыла на поверхность червоточинка Джолин – ей захотелось задушить его прямо там, в ресторане, или бросить в протоку за задним двором гостиницы. Как такое возможно, чтобы в этом презренном сукином сыне с крысиным лицом текла кровь ее доброго, мягкосердечного дядюшки Джаспера?

Рубен наклонился вперед и прошипел:

– Продай свою половину или живи с ней. Я не собираюсь влезать в долги ради кредита, чтобы починить эту старую развалюху. Я ненавидел то время, когда родители отправляли меня сюда на летние каникулы. Я ненавижу рыбалку, ненавижу комаров и больше всего ненавижу эту сельскую скуку. Дайте мне город, звуки цивилизации, а не уханье совы и кваканье древесных лягушек. Я связался с риелтором в ту же минуту, как подписал бумаги, и мне жаль того дурака, которому придется работать с тобой. – Он вздернул подбородок и посмотрел на нее поверх очков. – Но ты не переживай. У тебя будет крыша над головой, пока не найдется какой-нибудь придурок с деньгами, чтобы выкупить мою долю.

– Когда-нибудь ты пожалеешь об этом, – сказала она.

Он выскользнул из кабинки и отпустил последнюю колкость, прежде чем с важным видом удалиться из ресторана.

– Нет, не пожалею. Прощай, Джолин. Когда моя половина будет продана, я приглашу свой отдел в круиз на весенние каникулы. Я рад, что больше никогда не увижу гостиницу «Магнолия» и буду избавлен от необходимости вновь встречаться с тобой.

Она метнула в его сторону еще один убийственный взгляд. Если бы он пробился сквозь броню этого уродливого черного пальто, Рубен распластался бы на полу прямо там, перед кассовым аппаратом. Она надеялась, что мерзавца настигнет такой приступ морской болезни, что он не сможет проглотить ни кусочка за все время круиза, или, еще лучше, свалится за борт, и никто из его драгоценных друзей не станет горевать о потере. Хорошо, что он не приходится ей родственником, но ее мучил вопрос, что почувствует дядя Джаспер, когда узнает о том, как Рубен распорядился своей половиной гостиницы.

Когда она уходила, ей очень хотелось, чтобы двери ресторана захлопнулись так же, как хлопает решетчатая дверь подсобки в гостинице, но они даже не пискнули. Она протопала через стоянку к своему пикапу, но и ее спортивные туфли не издали ни звука. Поэтому она в сердцах грохнула дверцей машины и сильно ударила по рулю.

В животе заурчало – голод всегда настигал ее, когда она злилась, тем более что они с Рубеном взяли только по чашке кофе. Слава богу, что не заказали еду, потому что, вполне ожидаемо, он не потрудился оплатить счет. Джолин решила, что пообедает в гостинице, где ее ждали остатки бобов и ломоть кукурузного хлеба.

– С Новым годом меня, – проворчала она. – Что я имею – только гостиницу, которая едва сводит концы с концами, потому что нуждается в реконструкции? Я не могу получить заем, не имея кредитной истории, а Рубен – осел.

Она повернула ключ в замке зажигания, и мотор замурлыкал, как котенок. Она содержала автомобиль в порядке, даже если он и выглядел развалюхой. Он безотказно доставлял ее из пункта А в пункт Б, и это все, что имело значение до сих пор. Может, через пару лет «Магнолия» все же начнет приносить прибыль, и тогда денег хватит на то, чтобы заменить старый пикап?

В Джефферсоне имелось с десяток или больше гостиниц типа «постель и завтрак», и, чтобы конкурировать с ними, нужно было выделить «Магнолию» как привлекательный своей старомодностью тихий уголок, поскольку она находилась в пяти милях от города. Десятки броских рекламных лозунгов вертелись в голове, но все требовало денег, а прямо сейчас Джолин была на грани разорения, так что приходилось экономить каждый пенни.

Когда тетя Шугар позвонила и сказала, что передает ей половину гостиницы, Джолин так разволновалась, что едва могла усидеть на месте. Она предупредила о своем увольнении хозяина бара «Плетка», где работала с тех пор, как ей исполнился двадцать один год. Теперь на ее банковском счете оставалось меньше сотни долларов, а запасов провизии, заготовленных тетей Шугар, хватило бы всего на пару недель.

Джолин могла лишь надеяться и молиться, что кто-нибудь увидит потенциал в старой гостинице, но, пока этого не случилось, надо было найти работу, чтобы хоть как-то себя прокормить. Все, что она умела, это работать официанткой и обслуживать бар. И ее привлекал только один бар в округе Харрисон, что в штате Техас. Это был «Пьяный аллигатор». Он принадлежал Дотти.

– Я надеюсь, что она возьмет меня на работу, даже если ей нагорит за это от тети Шугар. Если нет – придется искать место официантки.

Она выехала из Маршалла на север, миновав полосу, ведущую обратно к гостинице, и двинулась дальше, в сторону Джефферсона. Она лишь раз заходила в «Пьяный аллигатор», да и то, когда ей было шестнадцать, так что найти его спустя столько лет оказалось делом нелегким. Родители тогда оставили ее у тети Шугар на целый месяц. В последнее воскресенье того месяца дядя Джаспер вывел лодку в байу [4], и они отправились на рыбалку.

– А это что такое? – Джолин показала на голубое здание с желтой отделкой. Огромная вывеска над входом изображала аллигатора, развалившегося в шезлонге с банкой пива.

– Это и есть «Пьяный аллигатор». Хонки-тонк [5], и мне бы не хотелось когда-нибудь услышать, что ты там побывала. Это заведение не для приличных девушек, даже если им владеет Дотти, – ответила тогда тетя Шугар.

– Дотти владеет баром? – услышав такое в шестнадцать лет, Джолин чуть не выпала из лодки.

– Да, но мы не держим на нее зла из-за этого, – заверила тетя Шугар.

Сейчас Джолин планировала лишь отыскать это место с дороги, а не со стороны Большого Кипарисового байу, и не собиралась в тот же день обращаться к Дотти с просьбой – Новый год все-таки. Она хотела вернуться сюда на следующее утро. Она еще немного посидела в машине на парковке, любуясь вывеской. Тот же аллигатор красовался и над задним выходом, только название бара сияло фиолетовыми буквами. Может, и ей следовало бы заказать и установить на хайвее большой рекламный щит с указателем съезда к отелю «Магнолия»?

Она уже включила заднюю передачу, собираясь уезжать, когда увидела, что Дотти толкнула заднюю дверь и вышла выплеснуть на тротуар ведро мыльной воды. Джолин заглушила мотор и поспешила через стоянку, но опоздала. Дотти уже вернулась в дом, и дверь оказалась заперта. Джолин изо всех сил забарабанила в дверь и, дрожа от холода, стала ждать.

Наконец послышался настороженный крик:

– Кто там?

– Всего лишь бармен в поисках работы, – отозвалась она.

– Кажется, я узнала твой голос, – успокоенно произнесла Дотти и распахнула дверь. – Иди сюда, дорогая, а то замерзнешь.

– Мне нужна работа, – выпалила Джолин.

– Но зачем? Тебе нужно перестраивать гостиницу и управлять ею. Да и Шугар пристрелит меня на месте, если я возьму тебя на работу в «Аллигатор», – сделала вывод Дотти и повела ее к бару. – Хочешь пива?

– Я бы с удовольствием выпила содовой с лаймом, – ответила Джолин. – Все дело в том, что… – Она рассказала ей о встрече с Рубеном. – Тетя Шугар говорит, что не бывает людей абсолютно плохих, как и абсолютно хороших. Я обнаружила в себе плохую сторону, когда он начал выпендриваться. Мне захотелось задушить его.

– О, этот говнюк еще ребенком заслуживал того, чтобы его придушили, – заметила Дотти. – Он доводил Шугар до белого каления, когда приезжал на лето, но всегда был очень мил с Джаспером, так что она его терпела.

Она обогнула барную стойку и приготовила два напитка – тот, что заказала Джолин, и клубничный дайкири для себя.

– Уже около пяти вечера, не так ли, chère [6]? Возьми кредит под залог «Магнолии» и выкупи его долю.

– У меня нет кредитной истории. Я боюсь кредитных карт не меньше, чем выпивки, после того что случилось с нами, когда умер отец. Ты же знаешь, что мама продала все, чтобы расплатиться с долгами. На моем счете сейчас сто долларов. Не думаю, что в Техасе найдется банк, который хотя бы подумает о том, чтобы дать мне кредит. – Она едва сдерживала слезы. – Мне просто нужна работа. Пожалуйста, Дотти.

– Тебе следовало бы обратиться к Люси и Флосси. Кто-нибудь из них с радостью возьмет тебя на работу в свою антикварную лавку, – сказала Дотти.

– Я ничего не смыслю в антиквариате. Я работала в баре с тех пор, как мне исполнился двадцать один год. Ну же, Дотти, неужели не возьмешь хотя бы на полставки?

– Как насчет того, чтобы я одолжила тебе денег, и ты сможешь прожить, пока кто-нибудь не купит другую половину гостиницы? – предложила Дотти. – Я серьезно, chère. Шугар перестанет со мной разговаривать, если я тебя найму.

– Но почему нельзя нанять меня? Это достойная, честная работа, и тетя Шугар никогда не возражала против того, чем я занималась все эти годы. Брать в долг – для меня такое же табу, как и кредит. – Джолин нравилось, когда Дотти называла ее chère. Дорогая или милая в переводе с французского, это слово звучало так красиво, а глубокий южный акцент добавлял ему шарма.

– Но ты работала не в моем баре… – Дотти снова стала сопротивляться, но в какой-то момент неожиданно сделала глубокий вдох: – А впрочем, какого черта? Мало ли стычек было между нами, но мы же справлялись? К тому же она просила нас заботиться о тебе. Я как раз собиралась дать объявление в газету, мне действительно нужен бармен на полставки. Работа по пятницам и субботам. От звонка до звонка. Получается восемнадцать часов в неделю, по десять долларов в час, ну и плюс твои чаевые. И, chère, мне очень нравится, что ты – трезвенница. Последний бармен, которого я брала на полставки, к концу смены еле держался на ногах.

Джолин быстро посчитала в уме. В зависимости от размера чаевых, конечно, заработка вполне хватало на оплату коммунальных услуг и питание. А там, глядишь, кто-нибудь да увидит потенциал в гостинице и купит ее в ближайшее время.

Она наклонилась и обняла Дотти:

– Спасибо тебе. Я приду в пятницу за полчаса до открытия, помогу тебе все подготовить и сама сделаю уборку после смены.

– А теперь напомни мне, chère, где ты работала и как долго? С тех пор, как умер Брюс и мне пришлось взвалить на себя этот тяжкий крест, я совсем потеряла счет времени, – объяснила Дотти.

– Десять лет в баре «Плетка» в Западном Техасе. Я со всем справляюсь сама и умею держать себя в руках в работе с клиентами. Ты можешь позвонить моему предыдущему работодателю, если тебе нужны рекомендации, – ответила она. – Стало быть, вы с Брюсом управляли этим баром вместе?

– Да, Брюс унаследовал его от своего отца. Шугар, Люси и Флосси чуть удар не хватил, когда мы решили взяться за этот бизнес, – сказала Дотти, потом подалась вперед и понизила голос: – Думаю, вся эта компания вроде как потеряла уважение ко мне, но, черт возьми, мы в этой лачуге заработали больше денег, чем когда вкалывали в своих офисах.

– Люди всегда найдут место, где можно выпить и повеселиться, – согласилась Джолин.

– Давай отпразднуем новое партнерство новогодним ужином. У меня на плите томится горшок с черными бобами, и я ненавижу садиться за стол в одиночестве. Иди за мной, – пригласила Дотти.

«Эта работа определенно начинается необычно», – подумала Джолин, следуя за своим новым работодателем в другой конец бара. Ее босс в «Плетке», ворчливый старик, владел тремя барами. Он никогда не приглашал ее поужинать, ни разу не выдал рождественскую премию и не похвалил за хорошую работу. Он платил ей по субботам, просто вручая конверт с зарплатным чеком. Глупо сравнивать его с Дотти – эти двое как небо и земля. Дотти дружила с тетей Шугар с самого детства. Босс из «Плетки» так и остался чужим человеком, даже после десяти лет работы.

Они прошли через кладовку и оказались в другой комнате, где господствовал аромат еды. Джолин попыталась охватить все помещение одним взглядом, но это было невозможно. Дневной свет струился сквозь стеклянную крышу в маленькую гостиную, будто сошедшую со страниц журнала Southern Living [7]. Из закутка кухни выплывали запахи бобов и бекона. В дверном проеме виднелась спальня с огромной кроватью, застеленной ярким цветастым покрывалом.

– О боже, как здесь красиво! – вырвалось у Джолин.

– Когда-то это было большое пустое пространство, но мы с Брюсом сделали его обжитым. Это имело смысл, поскольку мы торчали здесь почти безвылазно. К тому же это безопаснее, чем тащиться поутру в Тайлер, плюс экономия бензина и времени. У меня традиционный ужин – черные бобы с беконом, зеленая фасоль с беконом, тушеная капуста, помидоры и кукурузный хлеб. Люси и Флосси должны были прийти, но обе страдают от похмелья. Бедняжки никогда не умели пить. – За разговорами Дотти успела накрыть стол на двоих.

– Может, я помогу? – предложила Джолин.

– Налей нам пока сладкого чая. Он в холодильнике. Кубики льда в миске в морозилке, – сказала Дотти.

– А как ты перебралась сюда из Луизианы? Шугар говорила, что ты была совсем маленькой, но у тебя сохранился акцент, – сказала Джолин.

– Моя мама была каджункой, [8] и именно этот язык я слышала дома. Наверное, так и застрял в памяти, – ответила Дотти. – Я много лет работала в страховом агентстве, а Брюс был специалистом по кредитам в банке. Мы оба умели работать с цифрами и все такое, потому и решили управлять этим заведением.

– Не пожалели? – спросила Джолин.

– Ни капельки. Давай-ка к столу. – Она села, наполнила свою тарелку и потянулась за соусом «Табаско». – Я люблю поострее.

Джолин следом за ней тоже приправила блюдо соусом.

– Это каджун в нас сидит. Может, мы и не пустили корни в Южной Луизиане, но именно там наше наследие.

– Правильно понимаешь, – улыбнулась Дотти. – Как же так вышло, что ты до сих пор не замужем? Твоя тетя Шугар мечтает о внуках. Я говорила ей, что на самом деле это будут ее внучатые племянницы и племянники, но она и слышать ничего не хочет.

– Была совсем близка к замужеству, – сказала Джолин. – Но потом обнаружила в нем злую жилку.



Глаза Дотти стали щелочками.

– Неужели какой-то ублюдок поднял на тебя руку?

– Нет, но он украл мою дебетовую карточку, обчистил мой банковский счет и сбежал, прихватив дорогие украшения, которые принадлежали моей матери. Его звали Джонни Рэй, и он был алкоголиком. Можно было бы подумать, что я извлекла урок из истории с мамой, но он так очаровал меня. Высокий и темноволосый, красивый и обаятельный.

Джолин вспомнила тот день, когда познакомилась с Джонни Рэем. Его сексуальные голубые глаза смотрели на нее через весь зал, словно она была единственной женщиной в баре. В то время, когда они в последний раз поссорились из-за его пьянства, те же самые голубые глаза метали в нее громы и молнии. Она прогнала прочь воспоминания и улыбнулась Дотти:

– У тебя здесь так хорошо. Я как будто побывала у родителей моего отца в окрестностях Лафайетта. Спасибо, что пригласила меня.

Дотти подняла свой бокал:

– За любовь и процветание в новом году.

Джолин чокнулась с ней бокалом:

– Я лучше соглашусь на процветание. В любви я почему-то всегда делаю плохой выбор.

– О, да ладно. Не суди обо всех по одному гнилому яблоку. И к тому же тебе ли не знать, что стены «Магнолии» хранят скрытую магию? Шугар всегда нам об этом говорила, и я ей верю, – проворчала Дотти. – Но все же, скажи, после всего, что тебе пришлось пережить, ты никогда не думала о психотерапевте? Я посещала одного после смерти Брюса.

– Я сходила на пару сеансов после смерти мамы. Но чувствовала себя неуютно. Может, я слишком рано обратилась за помощью, а может, и припозднилась… Еще я несколько раз ходила на собрания группы Ал-Анон для детей алкоголиков. Не знаю, Дотти. Уверена я в одном: потребуются и магия, и чудо, чтобы я когда-нибудь впустила другого мужчину в свое сердце.

– Что ж, будущее нам неведомо, и мы не властны над ним, так же как бессильны изменить свое прошлое, – сказала Дотти.

Какое-то время они ели молча, а потом Дотти заговорила:

– Интересно, как далеко сейчас Шугар и Джаспер?

Джолин кивнула:

– Они надеялись проехать половину Луизианы. Но уверена, что тетя Шугар готовит сейчас бобы и зеленую фасоль.

– О, в этом я даже не сомневаюсь. Мы, старые южанки, все делаем правильно, – заверила Дотти и протянула через стол тарелку с кукурузным хлебом. – Возьми еще кусочек и подложи себе черных бобов на удачу.

– Непременно, они действительно хороши, Дотти. Я ценю твою дружбу, еду и работу. После встречи с Рубеном мне все это необходимо.

– Ах, милая, для того и нужны друзья – чтобы делиться радостями и избавлять от горестей. – смело заявила Дотти с приятной улыбкой.

– Значит, ты не будешь насыпать крест из соли, когда я уйду? – спросила Джолин.

Дотти рассмеялась так, что у нее на глазах выступили слезы.

– Это уж точно из каджунских суеверий! Я бы не возражала, чтобы соляной крест отвадил некоторых от моего дома. Ты выложишь соль для Рубена, когда вернешься домой?

– Да, но, как он сказал, его ноги больше не будет в Джефферсоне.

– Вот видишь, chère, это твое первое чудо, не так ли? – высказалась Дотти.

Джолин ушла уже ближе к вечеру. После обеда Дотти показала ей оборудование бара. В общем-то все выглядело знакомым, разве что бутылки с алкоголем в «Пьяном аллигаторе» были расставлены иначе. В «Плетке» Джолин могла вслепую дотянуться до виски, текилы или джина. В «Аллигаторе» надо было поработать еще не одну неделю, чтобы добиться такого же автоматизма.

В пяти милях к югу от города она повернула налево, проехала по аллее в сторону величественного здания гостиницы в викторианском стиле, окруженного высокими соснами, и припарковала пикап среди деревьев. Поднявшись на крыльцо, она плюхнулась на качели и привела их в движение ногой. Как все это будет работать, если кто-то купит половину гостиницы? Захочет ли новый владелец поселиться здесь или предпочтет остаться далеким молчаливым партнером?

* * *

Озеро Поншартрен, штат Луизиана

Шугар захлопала в ладоши, когда в первый же день путешествия они заприметили караван-парк прямо на берегу озера. Ей нравилось жить у воды, а Джасперу не терпелось размотать удочки и проверить, какой здесь клёв.

– Прежде чем ты это сделаешь, давай позвоним Рубену и Джолин, – предложила Шугар, коснулась экрана телефона и вывела список контактов, нажала имя Рубена и передала трубку Джасперу. – Ты первый.

– Алло, – раздался голос Рубена по громкой связи.

– Угадай, где мы находимся! – Джаспер радовался, словно мальчишка в Рождество.

– Кто это? – Голос Рубена звучал недовольно, возможно, даже сердито.

– Это твой дядя Джаспер, – вмешалась Шугар. – Мы начали наше путешествие. Сейчас остановились прямо на берегу озера Поншартрен. Как вы с Джолин, уже успели заново познакомиться? Она говорила, что вы сегодня встречаетесь.

– Мы встречались, – сказал Рубен.

– И…? – Джаспер подмигнул Шугар.

– Свою половину я выставил на продажу через риелтора. Я с детства терпеть не мог это место. С чего бы мне захотелось там поселиться? Лучше я на эти деньги отправлюсь со своими коллегами в круиз на весенние каникулы, а на то, что останется, куплю новую машину. Так что, думаю, мне следует поблагодарить тебя за этот подарок. – Злость в тоне Рубена сменилась сарказмом.

– Я надеялся, что… – Джаспер выглядел так, будто вот-вот разрыдается.

– Ты отдал мне свою долю без всяких условий. Я сделал с ней все, что захотел, – сказал Рубен. – Мне действительно пора идти. У меня планы на вечер. И, если вдруг найдется какой-нибудь идиот, который захочет купить половину доли в безнадежном деле, тогда я еще раз поблагодарю тебя за хороший отпуск и новую машину. Пока.

Экран телефона погас. В фургоне воцарилась тишина. Шугар придвинулась ближе к Джасперу и обняла его:

– Мне так жаль, дорогой.

– Я должен был отдать свою половину Джолин. Мне просто хотелось верить, что все это…

По его щекам покатились слезы. Слезы Шугар смешались с его слезами, потому что она никогда и никому не позволяла плакать в одиночку.

– Давай вместе порыбачим, чтобы отвлечься от этого. Я позвоню Джолин в другой раз. В любом случае сейчас она наверняка слишком взвинчена и ей не до разговоров.

– Я люблю тебя! – проникновенно сказал Джаспер и крепко обнял ее. – Я думал, что поступаю правильно…

– Так и есть, – заверила Шугар и слегка отстранилась от него. – Ты не сделал ничего плохого. Ты слушал свое сердце. Кто знает, как все это обернется? Сегодня нам больно, но, может, завтра мы оглянемся назад и увидим, что все было к лучшему.

– Я так на это надеюсь, – произнес Джаспер и вытер щеки, мокрые от слез.

Глава третья

Такер Малоун только что прикончил третью бутылку пива и потянулся за следующей, когда зазвонил его сотовый телефон. Он посмотрел, кто звонит, увидел, что это Белинда, и проигнорировал звонок. Он не был готов взяться за новую работу в ближайшие несколько дней. Ему хотелось спрятаться в этом крошечном трейлере, пить пиво, закусывая сэндвичами с болонской колбасой, и смотреть старые фильмы по телевизору в компании своего кота. Когда ему надоест бездельничать, он сам ей позвонит.

В конце концов, праздник, черт возьми, и он заслужил небольшой отпуск. Он оглядел свое убогое жилище и представил себе Мелани на кухне, как в тот последний вечер, когда они были вместе. Каждый уик-энд они выбирались из большого города и проводили время в кемпинге на берегу озера – рыбачили, пили пиво, строили планы на будущее.

Он сморгнул слезы. Он потерял ее, и все из-за пакета молока. Молоко ей понадобилось для завтрака на следующее утро, и она настояла на том, чтобы съездить в город, пока он ловит рыбу для ужина. После автомобильной аварии, унесшей ее жизнь, он топил свое горе в бутылке.

Выпивка по выходным перешла в ежедневный режим и стоила ему работы. Тогда-то он и пошел на кладбище и поклялся Мелани, что будет выпивать только в пятницу и субботу вечером. На следующий день он перегнал трейлер из Далласа в техасский городок Маршалл, где выросла Мелани, где до сих пор жили ее родители и два брата, где она была похоронена. Он думал, что жизнь в ее родных краях поможет справиться с горем.

Не помогла… Но Белинда, давняя школьная подруга Мелани, местный риелтор, подбрасывала ему заказы на ремонтные работы, и заработка хватало на пиво, болонскую колбасу и кошачий корм. Фургон выглядел совершенно убитым, еще когда они с Мелани его покупали, и с тех пор в нем мало что изменилось. Разве что за два года пятна ржавчины расползлись по всему кузову, но он даже не пытался их зашпаклевать. Главное, что фургон был достаточно просторным для него и Сэсси и надежно укрывал от дождя. Пока он мог каждый вечер возвращаться сюда, к фотографии Мелани, ему было все равно, как выглядит его дом.

Он подхватил свою походную сумку и пиво и направился в общественный душ на территории кемпинга, где долго стоял, дрожа, под едва теплыми струями воды. Им с Мелани доводилось путешествовать в трейлере, купаться нагишом в озерах и реках, гораздо более холодных, но в те дни его согревало тепло ее тела. Он быстро вытерся насухо, надел старый спортивный костюм с эмблемой полиции Далласа и выбежал трусцой из кирпичного здания общественной душевой. Вернувшись к себе, он спихнул Сэсси с дивана и нырнул под одеяло.

– Черт возьми! Я оставил свое пиво в душевой. Сэсси, дорогая, будь умницей, сбегай, принеси, – сказал он.

Кошка одарила его самым брезгливым взглядом и устроилась на другом конце дивана.

– Никчемное животное. Держу пари, что собака сгоняла бы за пивом, – поддразнил он ее.

Он подошел к холодильнику, достал еще одну бутылку и вернулся к дивану. Схватив телефон, он набрал номер ближайшей пиццерии. После пяти долгих гудков до него дошло, что сегодня праздник. Он уже приготовился нажать отбой, когда в трубке прозвучал голос: «Пиццерия „Попс“».

– Вы открыты и доставка работает? – спросил он.

– Да, сэр. Это Такер?

– Так точно. Пришлете ко мне курьера с моим обычным заказом?

– Домашняя пицца «Суприм» с дополнительным мясом и сыром и контейнер с соусом «маринара», все верно?

– Верно, – подтвердил Такер.

Он собирался отключить телефон, когда сделает заказ, но забыл. Снова раздался звонок, он взглянул на экран и отложил трубку в сторону. «Дикси Риэлти», агентство Белинды – это могло подождать.

Он взял пульт и, пощелкав каналы, нашел вестерн с Джоном Уэйном. Через десять минут после начала фильма он уже вел диалог вместе с Дюком [9], когда кто-то постучал в дверь. Спотыкаясь, он шагнул к двери с бумажником в руке, ожидая увидеть разносчика пиццы, и ошалел, когда увидел на пороге Белинду.

– Черт возьми! Что ты здесь делаешь?

– Ты не пригласишь меня войти? Здесь, между прочим, холодно, – ответила она.

– Какого черта тебе надо? Разве ты не знаешь, что, если я не отвечаю на звонки, стало быть, не хочу работать? Тем более в праздники, – напомнил он.

Она протиснулась мимо него, сняла шляпу и размотала шарф:

– Мне вовсе не в радость было тащиться сюда на машине – у меня, кстати, тоже праздник. Мелани была моей лучшей подругой, и я знаю, что ей было бы противно видеть, как ты живешь. Почему бы тебе не убраться из этого трейлера и не позволить мне найти для тебя приличную квартиру?

– Он защищает от ветра и дождя, напоминает мне о хороших временах с Мелани, и к тому же это лучше, чем платить за квартиру. Ладно уж, заходи. Чувствуй себя как дома. Можешь помыть посуду, пока ты здесь, – сказал он.

– Я не домработница, хотя, похоже, она тебе не помешает, – Белинда сбросила с дивана грязную рубашку и села. – Я здесь по делу. У меня есть очень хорошая сделка для тебя.

Он прислонился к дверце холодильника и ждал продолжения.

– Что скажешь? – спросила она.

– Я тебя слушаю.

– Половина гостиницы «Магнолия» выставлена на продажу. Это то самое место, где мы с Мелани…

Он жестом остановил ее:

– Я знаю, у вас там было чаепитие для старшеклассников. Она мне рассказывала в красках. Почему продается только половина?

– Шугар и Джаспер, владельцы гостиницы, оставили свои доли единственной племяннице Шугар, Джолин, и единственному племяннику Джаспера, Рубену. Джолин хочет сохранить свою половину. Рубен свою половину хочет продать. Он уполномочил меня действовать от его имени. Тебе это интересно?

– Ты что, издеваешься? Половина собственности? Нет уж, спасибо, – усмехнулся он. – Я ни с кем не делюсь. Это очень больно, когда… – Он не договорил, сглотнув комок в горле. – Тебе следовало бы это знать. Я даже помощника обычно не нанимаю, когда работаю в ваших домах. К тому же послушай, Белинда, – делить бизнес с женщиной? Мелани бы этого не потерпела.

– Это бизнес, а не любовь. Я много раз бывала в «Магнолии». Там две большие спальни на первом этаже и еще шесть комнат на втором этаже, которые Шугар и Джаспер сдавали в аренду. Ты можешь выбрать себе комнаты, сделать там кое-какой ремонт и каждый год получать неплохую прибыль. Для тебя это еще и работа до самой весны. А после того как закончишь ремонт, сможешь вернуться сюда, жить в своем крысином трейлере и просто загребать деньги, – объяснила Белинда. – Или, если захочешь, можешь остаться и помогать Джолин в управлении гостиницей.

Он взъерошил темные волосы и произнес, что он не умеет готовить.

– Наверняка Джолин умеет, раз планирует управлять гостиницей типа «постель и завтрак», – заметила Белинда.

Такер потер квадратную челюсть со следами двухдневной щетины и сказал, что подумает.

– У меня есть еще один покупатель, готовый вложиться в это предприятие, так что у тебя на раздумья всего сутки, – строго произнесла Белинда.

– Я дам тебе знать завтра. Позвонить в офис?

– Я буду там с девяти до пяти.

Шум машины, резко затормозившей на гравии, привлек его внимание к двери.

– Кажется, пиццу привезли. Хочешь остаться? У меня есть лишняя бутылка пива.

Белинда перевела взгляд на фотографию Мелани.

– Я серьезно, Такер. Она бы хотела, чтобы ты двигался дальше, а я не могу остаться на пиццу и пиво. Рэй и дети ждут, когда я вернусь домой и приготовлю наш традиционный новогодний ужин. Тебе лучше съесть черные бобы и что-нибудь из зеленых овощей, если ты хочешь, чтобы новый год принес тебе процветание. – Она встала, нахлобучила на голову шляпу и обмотала шею шарфом. – Это хорошая сделка для тебя, и она поможет тебе выбраться из этого жалкого подобия дома. Надеюсь, ты не упустишь свой шанс.

– Я же сказал, что подумаю, – ответил Такер.

Белинда толкнула дверь и исчезла в холодном ночном воздухе. Они с Мелани дружили еще с детского сада при церкви, но выглядели полными противоположностями. Мелани была высокой стройной брюнеткой с зелеными глазами. Белинда – коренастая, темноволосая, – набирала вес с рождением каждого из троих детей.

Он взял в руки фотографию покойной жены и провел пальцем по контуру ее лица.

– Не слушай ее, дорогая. Мы же с тобой знаем, что она ни черта не понимает.

Тут Такер услышал стук в дверь и долгожданное «Доставка для Такера Малоуна». Когда он открыл, парнишка протянул ему коробку с пиццей, а Такер передал десять долларов, приветственно взмахнув рукой и сказав парню оставить сдачу себе.

– Спасибо! – разносчик шустро повернулся и побежал обратно к своей машине.

Такер поставил пиццу на стол, и Сэсси тут же распахнула глаза. Она спрыгнула с подлокотника дивана и, взлетев на стол, стала пытаться открыть коробку когтями.

– Иди, ложись обратно на диван, и мы с тобой поделимся. Тут много всего, – сказал он.

Кошка свирепо уставилась на него.

– Ладно, ладно, сейчас принесу твою шикарную тарелку и нарежу мелкими кусочками. – Он снял с ее ломтика пиццы черные оливки, лук и перец. – Перец зеленый, а оливки не так уж далеки от черных бобов, так что мы соблюдаем глупое южное суеверие, верно?

Сэсси замурлыкала в знак согласия и, как только он выставил фарфоровое блюдце на ее любимое место, принялась за еду. Он выложил свои четыре куска пиццы на бумажную тарелку и достал пиво из холодильника. Устроившись на диване, он досмотрел свой вестерн, пока ел. Когда фильм закончился, он уставился на фотографию Мелани, стоявшую на тумбочке возле дивана.

– Что же мне делать, дорогая? У меня есть деньги, полученные по страховке, и их более чем достаточно, чтобы выкупить половину «Магнолии» и перестроить ее. Но это твои деньги, и я не уверен, что тебе понравится, если я использую их для покупки половины бизнеса, в котором другая половина принадлежит женщине. Я помню, какая ты ревнивая. Так скажи мне, что делать. Я не могу принять это решение, не могу потратить деньги, полученные за твою смерть, без твоего благословения, – сказал он.

Он уткнулся лбом в мозолистую ладонь и закрыл глаза. Отдаленный раскат грома насторожил его, но он не мог заставить себя поверить в то, что это знак от его любимой Мелани. Сэсси запрыгнула на диван, вылизала лапы и свернулась клубком на своей любимой подушке. Это уж никак не тянуло на знак свыше.

– Похоже, сегодня ты будешь спать на подушке Мелани. Стало быть, надвигается дождь, – сказал он. Услышав, как Сэсси мяукнула и вздохнула, Такер тихонечко произнес, что это тоже не знак, управился с пиццей и пошел спать.

В ту ночь ему ничего не снилось, и он проснулся в плохом настроении. Все, о чем он просил – это дать ему хотя бы какую-то подсказку, намекнуть, стоит ли вообще задумываться о покупке захудалой гостиницы. Мелани могла бы навестить его во сне, как это часто бывало. Но нет, ничего, пшик.

Он рывком натянул предположительно чистые джинсы и накинул заляпанную краской рабочую куртку горчичного цвета поверх трикотажной рубашки с длинными рукавами, поистрепавшимися на запястьях. Щурясь от яркого солнца, он поспешил к своему пикапу, запрыгнул на сиденье и достал из-под козырька солнцезащитные очки. Надев их, он захлопнул дверь и включил зажигание. Проезжая мимо придорожной закусочной, он купил сосисок в тесте и направился дальше, на север, в сторону Джефферсона. Может, в дороге что-то подскажет ему, стоит ли покупать эту гостиницу – или, по крайней мере, ее половину.

Свернув на аллею, ведущую к гостинице «Магнолия», он резко затормозил и заглушил мотор. Открыв пакет, он потянулся за сосиской в тесте. Ему не приходилось бывать в гостинице, но Мелани рассказывала ему о чаепитии, которое устраивала там местная Торговая палата для девочек-старшеклассниц. У нее был такой мечтательный взгляд, когда она в первый раз показала ему это место с дороги. Он улыбнулся, вспоминая их разговор в тот день.

– Когда-нибудь у нас будет такой же дом, и дюжина мальчишек Малоунов будут скатываться вниз по перилам со второго этажа на первый, – сказала она тогда.

– А что, если у нас будет дюжина девчонок Малоун? – спросил он.

– Тогда они будут сидеть на крыльце в красивых платьицах, а ты, вооружившись дробовиком, будешь отпугивать мальчишек, – хихикнула она.

У него перед глазами возникла картинка – три или четыре девочки-подростка на крыльце и парочка мальчуганов, гоняющих мяч во дворе. Но это лишь мечты, потому что, если бы он купил этот дом, то лишь как гостиницу типа «постель и завтрак». В Мелани он нашел родственную душу и прожил с ней пять чудесных лет. Безумной казалась сама мысль о том, что такое счастье может повториться.

– Ты могла бы помочь мне, Мелани, – вырвалось у него.

Он едва успел вымолвить эти слова, как из-под пассажирского сиденья выползла Сэсси и сунула мордочку в пакет с сосисками. Наклонив голову сначала в одну сторону, потом в другую, она повернулась к нему и мяукнула.

Ему пришлось дать снотворного этой глупой кошке, чтобы перевезти ее из Далласа в Маршалл, и даже тогда она проснулась прежде, чем они приехали. Он до сих пор помнил ее стоны и мяуканье, доносившиеся из переноски на заднем сиденье грузовика. Так почему же сегодня она увязалась за ним, вместо того чтобы остаться дома?

– Как ты сюда попала? – спросил он.

И тут он вспомнил, что надевал темные очки и перчатки, прежде чем захлопнул дверцу машины. И все-таки к этому времени она уже должна была бы закатить истерику.

– Это знак, Мелани? – наконец прошептал он.

С высокой сосны слетела птица и приземлилась на капот пикапа, и Сэсси заурчала, пытаясь заманить добычу. Вот уж кому понравилось бы здесь, в деревне, может быть, даже больше, чем предполагала Мелани, когда говорила о том, что хотела бы жить в таком месте.

– Ладно, я тебя понял, – произнес Такер, доставая из набедренного кармана телефон и набирая номер Белинды.

– Сколько он просит? – выпалил он, когда она ответила.

– И тебе привет, – сказала Белинда. – В Джефферсоне есть один дом примерно такого размера, и он стоит двести пятьдесят тысяч. Но дом в идеальном состоянии, так что я уже сказала продавцу, что за «Магнолию» он может получить не больше четверти той суммы, поскольку гостиница нуждается в капитальном ремонте. Ты еще не видел, что там внутри?

– Не-а. Скажи ему, что я дам семьдесят пять тысяч за его половину. Наличными, так что мы сможем провернуть сделку быстрее, чем если бы мне пришлось брать кредит в банке.

– Ему не терпится продать, – растягивая слова, произнесла Белинда.

– Тогда скажи, что шестьдесят пять, – рассмеялся Такер.

– Я передам твое сообщение. Рассчитываю получить встречное предложение в течение часа или двух. Ты все-таки зайди туда, посмотри, что к чему, прежде чем назвать окончательную цену, – посоветовала Белинда.

– Я смотрю на нее прямо сейчас с того места, где свернул в переулок. Пока мне этого вполне достаточно. – Такер нажал отбой, отложил трубку в сторону и погладил пушистую шерстку Сэсси. – Ты не хотела уезжать из Далласа, но сюда переехать точно захочешь. Кто бы ни сказал, что, имея собаку, ты все равно кормишь кошку, он конечно же знал, о чем говорил.

Он окинул взглядом двухэтажное строение с широким передним крыльцом. Представил себе гостей, отдыхающих летом на веранде. Они пьют лимонад или холодный чай, а, может, там еще стоит маленькая тележка на колесиках с печеньем. Весной в саду зацветут тюльпаны или даже розы. Конечно, хотелось бы заглянуть внутрь, но на самом деле ему было все равно, какой потребуется объем работ. Это не имело никакого значения. Сердце подсказывало, что он поступает правильно, что именно это он искал. И это было главным.

– Ну и что ты думаешь, Сэсси? Мы можем перегнать наш трейлер на задний двор и жить в нем, пока идет ремонт. Может, мне все-таки следовало бы зайти внутрь и совершить экскурсию? – Он снял шапку и пробежался пальцами по волосам. – А то как-то стремно покупать жилье не глядя, не так ли?

Кошка ткнулась ему в подбородок своим холодным носом. Давно он так не смеялся.

– Ладно, я все понял. Берем. Снаружи все выглядит совсем не так плохо, и они все-таки принимали постояльцев еще несколько недель назад, так что вряд ли там полная разруха. К тому же за домом находится Большой Кипарисовый байу, и я смогу рыбачить по вечерам.

Он схватил телефон с пассажирского сиденья и позвонил Белинде. Она ответила после второго гудка, четко произнеся свое фирменное: «Дикси Риэлти».

– Позвони той женщине и сделай ей такое же предложение. Может, она и не догадывается, сколько стоит ее половина. Черт, предложи ей сто тысяч, посмотрим, согласится ли она на это, – сказал он.

– Не думаю, что она согласится, но я попробую, – пообещала Белинда. – Будь на связи в ближайшее время.

Он поехал обратно к своему трейлеру, и Сэсси, как королева, восседала на пассажирском месте. Если бы эта женщина, Джолин, согласилась принять его предложение, он бы полностью перестроил гостиницу и получал бы хорошую прибыль. Дома он скинул куртку, ковбойские сапоги и принялся расхаживать по комнате. Сэсси еще покрутилась на его кровати, прежде чем угомонилась и уснула.

– Стало быть, ты выполнила свой долг, и все остальное тебя не колышет? – с упреком произнес Такер. – Теперь, когда я снова увидел это место, мне прямо не терпится его заполучить. Ты могла бы, по крайней мере, не спать и составить мне компанию.

Усы Сэсси даже не дрогнули в ответ.

Он жалел, что у него нет работы – она могла бы отвлечь его от тех двух предложений, которые он только что сделал. Он даже готов был взяться за ремонт ванной комнаты, хотя терпеть не мог работать в тесноте. Это напоминало ему о тех временах, когда приходилось ползать под домами в поисках того, о чем он предпочел бы не вспоминать. Он плюхнулся на диван и, откинув голову на спинку, закрыл глаза, мысленно переваривая все, что натворил за последний час.

Он заснул. В его сне Мелани сидела на качелях на крыльце того большого дома. Она выбежала ему навстречу, когда он заехал во двор, обвила его шею руками и поцеловала. Его разбудила телефонная трель. Еще не успев ответить, он уже знал, что услышит хорошую новость.

– Привет, Белинда. Быстро ты, – сказал он.

– У меня есть и хорошая новость, и плохая. С какой начать?

Он радикально решил вопрос, предложив начать с плохой, и провел пальцами по волосам, мысленно отметив, что давно пора сходить к парикмахеру.

– Джолин говорит, что не продаст ни за что на свете и что, будь у нее деньги, она бы сама выкупила долю Рубена. Хорошая новость в том, что Рубен даже не стал торговаться. Он согласен на шестьдесят пять тысяч и просит передать, что половина гостиницы уже твоя. Я подготовлю бумаги, чтобы вы оба могли подписать их в пятницу утром, но прямо сейчас ты уже можешь продавать свой трейлер и переселяться на новое место, если хочешь.

– Я не собираюсь продавать трейлер. Может, я перетащу его туда и поставлю за домом, у байу, но даже миллион баксов не сможет отнять его у меня, – сказал он. – Увидимся в пятницу. В котором часу?

– В девять утра.

– Договорились.

– Захвати свою чековую книжку.

* * *

Джолин оценила запасы провизии в кладовке и решила, что пару недель вполне сможет продержаться. К тому времени она уже получит зарплату в баре, и этого хватит, чтобы оплатить коммунальные платежи. Она расхаживала из угла в угол, гадая, насколько серьезны намерения того парня и выкупит ли он долю Рубена. Из холла она поднялась по широкой лестнице, осмотрела все комнаты на втором этаже и наконец уселась на верхнюю ступеньку.

Человек, заинтересовавшийся «Магнолией», возможно, и не согласится на покупку лишь половины гостиницы. Если он отступит, ей придется управляться в одиночку, чего бы это ни стоило. Ей понадобится месяц, чтобы привести гостиницу в порядок, сделать весеннюю генеральную уборку, как было заведено у тети Шугар, и с первого февраля открыть бронирование номеров. Если ввести режим строгой экономии, возможно, удастся накопить достаточно денег, чтобы нанять кого-нибудь и ремонтировать комнаты по очереди.

Теперь, когда у нее созрел план, пусть и не очень удачный, она горела желанием взяться за дело, но семь часов вечера были не самым подходящим временем, чтобы драить полы и деревянные поверхности. Она схватила плед со спинки дивана и вышла на крыльцо. Укутавшись в плед, она устроилась на качелях и оттолкнулась от пола ногой. Из головы не шли мысли о том, правильно ли она поступила, отказавшись от продажи своей доли. Перед глазами промелькнула улыбка тети Шугар.

Даже при том, что у нее появилось бы больше денег, чем когда-либо, и перед ней открылась бы перспектива новой жизни – может, поблизости от Лафайетта, где до сих пор проживали ее многочисленные двоюродные братья и сестры, – она бы все равно не согласилась на продажу. Она приняла решение и собиралась сосредоточиться на осуществлении своего плана.

Большая пушистая кошка белого окраса запрыгнула к ней на качели и положила лапу ей на ногу. Она выглядела достаточно дружелюбной, и Джолин подумала, что, возможно, кошка местная и тетя Шугар просто забыла упомянуть о ней в суматохе вчерашних сборов.

– Ну и как тебя зовут, красавица? – спросила Джолин.

– Ее зовут Сэсси, – произнес низкий голос прямо у нее за спиной.

Вздрогнув, Джолин обернулась так быстро, что чуть не свалилась с качелей.

– Кто вы такой и что здесь делаете?

«Разве можно так себя вести по отношению к потенциальному клиенту? – прозвучал у нее в голове голос тети Шугар. – Он может остаться на неделю, и ты заработаешь достаточно денег, чтобы оплатить счета за электричество».

– Гостеприимство на высоте, не так ли? – Его тон сочился сарказмом.

– Прошу прощения. Вы меня напугали. Это ваша кошка? Как вы сюда попали?

– Проехал на пикапе прямо по дорожке и припарковал свой трейлер вон на той полянке у байу. – Глубокие протяжные интонации выдавали в нем уроженца Техаса. Изрядно поношенные ковбойские сапоги добавляли лишние сантиметры к его и без того высокому росту. Волосы у него были темные, а голубые глаза в свете фонаря казались еще более пронзительными.

– У нас тут нет парка для трейлеров. – Как он умудрился проехать мимо дома так, что она не услышала шум грузовика?

– Да, похоже, что нет. – Он присел на ступеньку крыльца, и кошка, спрыгнув с качелей, подошла к нему и свернулась клубком у него на коленях.

– Тогда что вы здесь делаете? – снова спросила она. – Вы хотели бы снять комнату?

– Нет, но я бы не отказался от экскурсии по дому, – сказал он.

– С чего вдруг? – Радар страха уловил несколько тревожных сигналов.

– А с того, милая, что я – Такер Малоун, и мне принадлежит половина этой гостиницы – во всяком случае, будет принадлежать, когда в пятницу я подпишу бумаги.

Глава четвертая

Такер собирался по-джентльменски постучаться в дверь, представиться и объяснить даме причину своего визита, но Сэсси опередила его, испортив всю игру. И вот теперь Джолин таращилась на него так, будто у него на голове рога, а сзади, возможно, длинный колючий хвост. Она была просто прелесть – с большими голубыми глазами и светлыми волосами, тонкой талией и пышными бедрами. Мужчины обычно пускают слюни при виде таких форм.

– Я думал, Белинда уже передала вам, что Рубен разрешил мне переселиться сегодня же. Завтра у меня истекает аренда в караван-парке, так что я воспользовался приглашением вашего кузена, – объяснил он.

Она встала с качелей и прошла в другой конец веранды. Плед шлейфом волочился за ней. Она подхватила его и накинула на плечи, оборачиваясь.

– Белинда звонила, но ни слова не сказала о вашем переезде. Впрочем, полагаю, раз уж вы владеете половиной этого дома, так имеете право делать все, что захотите.

– Я подумал, может, первое время поживу в трейлере, только надо подключить его к электричеству, – сказал он.

В нем проснулись навыки детектива полицейского управления Далласа, пока он наблюдал за тем, как она нервно прохаживается по крыльцу. Невысокого роста – может, чуть повыше полутора метров, – насквозь промокшая, она могла бы весить лишь немногим больше полусотни килограммов. Слегка заостренный подбородок не умалял привлекательности ее тонких черт. Даже без макияжа она была хороша – за такой красоткой он и сам мог приударить в баре, пока в его жизни не появилась Мелани.

– Это безумие. Ваш трейлер, он же без удобств. – Она плотнее куталась в плед всякий раз, когда доходила до конца веранды и поворачивалась, чтобы шагать в обратную сторону. – В доме тепло, даже если он и выглядит обветшалым. Давайте зайдем в дом и поговорим, если уж мы собираемся быть партнерами.

– А о чем тут говорить? Мы оба знаем, что гостиницу нужно реконструировать, так что все расходы пополам. Закроемся до весны, а, когда все будет готово, устроим торжественное открытие, – сказал он.

Она опустилась на ступеньку рядом с ним и обхватила голову руками.

– У меня на счете около ста долларов. Я надеюсь, у вас побольше, или же ваша кредитная история позволит вам получить хороший заем.

– Боже правый! – ахнул он.

– Вот что я предложила Рубену. Выслушайте меня, ладно? – И она заговорила, прежде чем он успел ответить: – Независимо от того, есть ли у вас личные сбережения или вы получите кредит, мы можем прописать все это в контракте, чтобы это не выглядело так, будто я пользуюсь вашими деньгами. Я готова работать вместе с вами, помогать во всем, пока мы не приведем это место в порядок. Я могу красить, штукатурить, да все что угодно, если только вы покажете мне, как это делается. Риелтор сказала, что вы – классный плотник.

– Вы умеете готовить? – спросил он, когда она наконец успокоилась.

Она кивнула.

– И будете работать вместе со мной, ни на что не жалуясь?

Еще один кивок.

Он протянул ей руку:

– Тогда договорились. Завтра утром оформим все это на бумаге и поставим подписи. И мне не нужно брать кредит в банке. В доме найдется сейф?

– Только маленький, в подсобке, – ответила она.

– Мы положим туда подписанный документ, – сказал он. – Вы правда умеете готовить?

– Да, а почему вы спрашиваете?

– Я голоден, – признался он.

Хотя Джолин не выглядела простушкой и явно много чего повидала в своей жизни, не похоже было, чтобы она его обманывала. И к тому же он действительно проголодался. Тот кусок холодной пиццы, которым он позавтракал, давным-давно был переварен. Он так увлекся подготовкой трейлера к переезду, что совсем забыл про обед.

– Что вам приготовить? – спросила она.

– Я люблю завтрак на ужин. Так что предпочел бы бисквиты с подливкой, оладьи и, может быть, омлет и отдельно хашбрауны. – Он поднялся со ступеньки и направился через крыльцо к двери, а Сэсси последовала за ним.

– Вы проверяете меня, хотите посмотреть, смогу ли я приготовить хороший завтрак для постояльцев, когда гостиница снова заработает?

– Ничего подобного. Мне просто очень нравится домашняя еда на завтрак, и я решил попытать счастья, – ответил он.

– Я могу приготовить все за тридцать минут, пока вы будете делать обход своей новой собственности, мистер Малоун.

– Серьезно? Омлета с тостами будет вполне достаточно. И зови меня Такер. Если только не настаиваешь на официальности, но тогда я буду звать тебя мисс Бруссар. – Он подождал, пока она догонит его, и придержал дверь для нее и Сэсси. – Надеюсь, у тебя нет аллергии на кошек.

– Нет, сэр. На самом деле я их обожаю. Собак люблю меньше. Что ж, Такер, иди, осматривай хоромы, пока я буду готовить, а потом покажу тебе, что могу подать приличный завтрак… – выдала она и поспешила в сторону кухни, а он ступил на широкую изогнутую лестницу.

* * *

У Джолин дрожали руки, пока она замешивала бисквитное тесто по рецепту тети Шугар. Если у него достаточно денег, чтобы перестроить это место, тогда какого черта он живет в трейлере? Зачем ему понадобилось покупать половину собственности? И все произошло за два дня – не слишком ли быстро?

Вопросы друг за другом проносились у нее в голове, и ни на один из них не находилось ответа. Она стряхнула муку на лист вощеной бумаги и тщательно взбила тесто руками. Лишь когда она вырезала дюжину идеальных кругов, до нее дошло. Надо было взять рецепт на половину порции. Не могли же они вдвоем съесть двенадцать бисквитов.

Она поставила противень в духовку и уложила полфунта мясного фарша в чугунную сковородку. Мотаясь туда-сюда между плитой и рабочим столом, она помешивала фарш, взбивала четыре яйца в миске, нарезала помидоры, лук и перец для омлета в стиле вестерн.

Она выглянула в кухонное окно, и темная тень убедила ее в том, что он действительно припарковал свой трейлер на заднем дворе. В тусклом свете фургон очень походил на тот, в котором она жила несколько лет, когда переехала из дома матери. Поскольку Такер еще не подписал бумаги, вполне возможно, что, оценив предстоящий объем работ, он схватит свою кошку и сбежит, и она больше никогда его не увидит.

Мысли лихорадочно метались в голове Джолин. Она думала о том, как доказать ему, что из нее получится хорошая кухарка, тут же задавалась вопросом, как все могло произойти так быстро, и гадала, сколько денег он готов вложить в реконструкцию. Она даже не слышала, как он вошел в кухню.

– Нам предстоит большая работа. Есть какие-то идеи насчет дедлайна? – Такер наблюдал за ней из другого угла кухни.

– Не совсем. Тетя Шугар обычно закрывала гостиницу зимой, на месяц или около того, чтобы провести генеральную уборку. Все равно после Рождества наступал мертвый сезон. Было бы здорово, если бы нам удалось устроить торжественное открытие где-то в середине апреля.

– Что ж, эта задача вполне выполнима. Здесь вкусно пахнет. Можно мне ополоснуться над кухонной раковиной?

Она пожала плечами, сказав, что это место принадлежит ему так же, как и ей.

Он уже снял куртку и, закатывая рукава облегающей трикотажной рубашки, направлялся к раковине. Закончив полоскаться, он оглядел кухню и спросил бумажные полотенца.

– Тканые. – Она сняла полотенце с плеча и бросила ему.

– Кран подтекает. Я займусь этим завтра, после того как мы составим план работ. Как только это место будет приведено в порядок, оно превратится в золотую жилу. Рубен – идиот, – сказал Такер.

– Это комплимент Рубену, – усмехнулась она. – Он еще хуже.

– Может, и так, но я рад, что он не захотел оставить себе свою половину, – объявил Такер, вытер руки, закатал рукава и сел за стол.

– Ой, если это партнерство, мистер Малоун…

– Сказал же тебе: я – Такер. «Мистер Малоун» звучит так, будто ты разговариваешь с моим дедом, – напомнил он.

– Ладно, Такер. Если я собираюсь помогать тебе с ремонтом, тогда самое меньшее, что ты можешь сделать, это взять свои собственные тарелку и вилку и налить себе кофе, – проворчала она.

Может, он и согласился спасти гостиницу, но, видит бог, в прислуги она не нанималась. Она указала на дверцу шкафа над кофеваркой.

– У тети Шугар все разложено по полочкам. Кофейные чашки там, наверху, над кофейником. Тарелки – слева от раковины. Стаканы – справа. Миски – под стойкой бара. Большие кастрюли и сковородки, пароварки и продукты – в кладовке, – объяснила она.

Он ухмыльнулся, отодвигая стул.

– А ты умница, да?

– Я такая, какая есть. А у тебя время до пятницы, чтобы смириться с этим или изменить свое решение и убрать трейлер с моей территории. – Она взялась растапливать масло для омлета.

– А если мне не понравится работать с тобой и я уйду, ты продашь мне свою половину? Видит бог, ты здесь особо не развернешься с сотней баксов. – Он налил себе кружку кофе, взял тарелку и вилку и отнес все это к столу.

– Ты ходишь в церковь? – Она перемешала фарш с мукой на сковородке и влила молоко.

– Был несколько раз.

– Когда-нибудь слышал эту историю о вдове, у которой еды оставалось на один раз, пока не появился пророк? Ему захотелось хлеба – того, что она выпекла, и она отдала ему последнее, и потом… – она щелкнула пальцами, – им хватило еды на многие месяцы, потому что масло и мука никогда не иссякали.

– Я не пророк, – усмехнулся Такер. – Думаешь, Бог будет держать для тебя полную кладовку?

– Возможно. Я ходила в церковь с тетей Шугар, когда приезжала сюда на летние каникулы. Мама и близко не была такой богобоязненной, как ее старшая сестра, – заявила Джолин, размешала соус и отставила его в сторону, пока готовила хашбрауны и омлет. Управившись с ними, она испекла полдюжины оладий и выставила все блюда на стол.

– Надеюсь, ты не хочешь, чтобы я все это съел. Я голоден, но в меня не влезет столько еды.

– Эй, ты сам напросился, так что давай, ешь. И, кстати, я тоже еще не ужинала, – бодро объявила она и вернулась к шкафу за тарелкой и вилкой.

Он разъединил два бисквита и намазал их соусом.

– Я не такой уж фанат завтрака. Дайте мне миску хлопьев и две-три чашки кофе – и я готов к работе. Но такую домашнюю еду я обожаю на ужин.

– Уютная еда, – согласно кивнула она. – Лучше не бывает. Так с чего мы начнем и когда?

– Я бы начал со второго этажа, – быстро ответил он. – Сделаем одну комнату полностью и сразу перейдем к следующей. Я отодрал уголок ковра. Ты знала, что под ним настоящий дубовый паркет?

– Понятия не имела, но за ним гораздо легче ухаживать, чем за ковром. – Она бросила на тарелку пару оладий и сдобрила их горячим масляным сиропом.

– Я принесу свой блокнот, и мы набросаем план после ужина. Давненько я не ел такой домашней вкуснятины, поэтому сначала хочу насладиться ею сполна.

– Сколько же денег ты готов вложить в этот проект? – спросила она.

– Достаточно, чтобы довести его до конца, – ответил он и сменил тему. – Если ты будешь так готовить каждое утро, когда у нас будут гости, они станут бронировать следующий визит еще до отъезда.

– Спасибо, – кивнула она. – Но это всего лишь образец того, что тетя Шугар готовила на завтрак. Она оставила мне свои меню и рецепты модных маффинов, вафель и всякой всячины.

– Стало быть, она – сестра твоей матери? – полюбопытствовал он.

– Верно. Ее старшая сестра, но от другой матери. Родная мать тети Шугар умерла, когда та была подростком, и спустя год ее отец женился на женщине по имени Виктория. У них родилась моя мама примерно в то время, когда тетя Шугар и дядя Джаспер поженились. Там есть фотография моей тети в подвенечном платье, где она держит на руках мою маму.

Что она делает? Ему совсем не обязательно знать подробности ее личной жизни. К тому же он мог запросто передумать до пятницы, забрать свой трейлер с кошкой и уехать. И она опять останется ни с чем, в ожидании следующего претендента на покупку второй половины гостиницы.

* * *

Обычно Такер выслушивал пожелания заказчиков и предлагал им два-три варианта производства работ. Он начинал с самого дорогостоящего, заканчивая простейшим и бюджетным вариантом. Но в тот вечер, после ужина, он знал, что не придется пыхтеть над цифрами, а эта работа тоже стоила немало.

– Ладно, я тут покумекал, и вот какие у меня соображения, – начал он. – Спальни достаточно просторные, так что мы могли бы выгородить в каждой небольшое помещение для персональной ванной. Сегодня люди хотят большего уединения, чем могут дать две ванные комнаты в конце коридора. Если мы хотим сохранить южный колорит этого места, у меня есть контакт в Тайлере, который восстанавливает старинные ванны на когтистых лапах. Мы могли бы заключить выгодную сделку, если закажем сразу полдюжины.

– На это уйдет уйма денег. Ведь надо прокладывать водопроводные трубы, закупать сантехнику, и это окупится не раньше, чем через год, – возразила она. – Я думала ограничиться новыми портьерами и, возможно, постельным бельем. Ну, и желательно поменять ковер.

– Чтобы зарабатывать, надо вкладываться, – сказал он. – Это долгосрочные инвестиции. Мы получим постоянных клиентов, гарантируя им уединение, комфорт и хорошую еду. Когда раскрутимся, можем подумать о покупке полдюжины каноэ для речных прогулок. Байу прямо за домом. Мы могли бы предоставлять и снаряжение для рыбалки.

– Ты, похоже, много думал об этом, – заметила Джолин.

– Я вижу большой потенциал в этом месте. Я даже могу себе представить огромную столовую для свадебных банкетов. Невеста сможет занять одну из комнат на втором этаже для переодевания, у жениха будет своя комната. Пригласим фотографа и кейтеринговую службу, предложим все это как пакетную сделку. – Такер чувствовал, что экскурсия по гостинице зарядила его идеями, и ему не терпелось поделиться ими.

– Боже мой! Это так амбициозно! – У Джолин перехватило дыхание.

– Небо – вот к чему нужно стремиться, так зачем же топтаться на земле? – процитировал он одно из любимых высказываний Мелани.

Сэсси запрыгнула на стол и свернулась клубком возле сахарницы. Джолин потянулась к ней и погладила длинную белую шерстку, пока кошка не замурлыкала от удовольствия. Этот жест многое значил для Такера. Любая женщина, которая не закатывала стервозную истерику из-за того, что кошка залезла на стол, годилась в партнеры. Так он это понимал.

Пока она ласкала кошку, он украдкой бросал на нее косые взгляды. Что-то шевельнулось в его сердце. Его уже давно не волновали женщины – с тех пор, как умерла Мелани. Чувства, которые он испытывал к своей жене, приходят только раз в жизни и уж, конечно, не с первого взгляда. То, что с ним происходило сейчас, он списывал на эйфорию от предстоящей сделки.

Должно быть, он порядком ошеломил и утомил Джолин – явился без предупреждения, а потом все твердил о том, какой потенциал видит в этом месте. Поэтому он взял свой блокнот, рулетку и отправился наверх.

– Что ты еще надумал? – Она последовала за ним, а он явно такого не ожидал. Вот уж не ожидал! – Пристроить еще одно крыло, чтобы превратить постоялый двор в отель? – В ее голосе слились ревность и сарказм.

– Нет, мэм. Это место идеально подходит для гостиницы типа «постель и завтрак». Сохраняет ощущение уюта. К тому же тебе, вероятно, не захочется готовить завтрак на более чем двенадцать персон, не так ли? – спросил он.

– Тетя Шугар предлагала раскладную кровать для семьи с ребенком или для трех дам, приезжающих на уик-энд, чтобы прогуляться по антикварным бутикам. Но больше трех человек она в комнату не заселяла.

– Тогда восемнадцать – наш предел. Если гостей будет больше, нам придется поменять название на «Отель „Магнолия“». – Он открыл дверь в первую спальню, опустился на колени и снял с пояса рулетку. Вытащив кончик, он вручил ей ленту: – Тяни до другого конца комнаты.

– Моя первая работа в качестве помощника плотника, – усмехнулась она.

– Она ничуть не хуже моего первого опыта в качестве владельца гостиницы. Мне пришлось сервировать стол для ужина, – выпалил он в ответ.

– Думаю, нам обоим еще многому предстоит научиться, – резко заключила Джолин и потянула металлическую ленту в другой конец комнаты. – Двенадцать футов [10], и, по мне, она выглядит квадратной.

– Мы измерим точно, но я с тобой согласен. Можно отгородить шесть футов сбоку и сделать хорошую ванную и гардеробную, куда поместятся и раскладушка, и вешалки для одежды. Ты заметила, что ни в одной комнате нет шкафа? – Он свернул рулетку и набросал примерный план двух ванных комнат.

Она заглянула ему через плечо:

– Но внизу, под лестницей, оборудованы стенные шкафы.

– Шкафы довольно обшарпанные. Давай избавимся от них. У нас освободится место у окна, скажем, для кресла-качалки. И как вообще два старика таскали эти раскладные кровати вверх по лестнице?

Вспомнив о дяде и тете, Джолин улыбнулась:

– Когда я была маленькой, дядя Джаспер казался мне самым сильным человеком на свете, но теперь, думая об этом, готова поспорить, что в последние годы ему все труднее давались эти спуски и подъемы. Может, они и не так часто использовали раскладушки?

– А может, именно из-за этих кроватей они и решили отойти от дел?

Его глаза оторвались от записей и сосредоточились на ней. Она определенно была прекрасна, особенно когда улыбалась.

– Как я сказала тете Шугар, она нарочно подгадала с отъездом после Рождества, чтобы не заниматься генеральной уборкой к весне.

– Думаю, после ремонта убираться станет намного легче. Слушай, а ты часто ходишь по антикварным магазинам в Джефферсоне? – вдруг спросил он.

– Две самые близкие подруги тети Шугар управляют парой таких магазинчиков. Люси владеет лавкой «Сокровища с чердака», а Флосси принадлежит магазин «У мамы». А почему ты спрашиваешь?

– Видишь вон тот дубовый умывальник в углу? В двух спальнях стоят такие, и мы могли бы использовать их в качестве туалетного столика в каждой ванной комнате. Я представляю себе этот дом в духе старинной усадьбы в колониальном стиле, – сказал он. – Что тебе приходит на ум?

– Тара из «Унесенных ветром», – быстро решила Джолин, а Такера опять поразила ее очаровательная улыбка.

– Разве в Джефферсоне нет места с таким названием?

– Есть музей, ресторан и сувенирный магазин, но не гостевой дом. Я имела в виду ауру. Это место должно сохранить очарование магнолии, – сказала она.

– Хочешь посадить несколько магнолий? – спросил он.

– Тетя Шугар пыталась, но они не выжили.

Он присел на верхнюю ступеньку и похлопал по полу рядом с собой.

– Она когда-нибудь рассказывала тебе, почему гостиницу назвали «Магнолия»?

– Мама тети Шугар родом из Южной Луизианы, где магнолии повсюду. Поэтому, когда ее родители снимали здесь комнаты, она придумала этому дому такое название. Пожалуйста, только не говори мне, что ты хочешь его переименовать. Тут я буду стоять насмерть, – предупредила она.

– Нет, мне вроде как нравится образ мира, который она символизирует, – ответил он.

Такер никак не рассчитывал на то, что ему будет так уютно в этом доме или что они с Джолин сразу поладят. Он думал, что подключит электричество и станет жить в своем трейлере, но теперь его все больше увлекала идея переезда в гостиницу. Он закрыл глаза и вызвал в памяти образ Мелани.

– Как ты на это смотришь, дорогая?

«Давно пора оставить этот трейлер!» – Ее голос громко и ясно прозвучал у него в голове.

Когда он открыл глаза, Джолин наблюдала за тем, как Сэсси осторожно поднимается по лестнице, делая остановки на каждой ступеньке.

– Она никогда не жила в двухэтажном доме?

– Не-а. Единственная ступенька, на которую ей приходилось взбираться, это порог моего трейлера, – ответил он. – Ладно, вернемся к умывальникам. Ты не высказала свое мнение.

Она вскинула руки ладонями наружу:

– Послушай, это ты у нас с деньгами.

– Но ты же мой партнер, так что мы должны действовать сообща, верно?

– Я никогда не думала, что такое вообще возможно. Такер, я знаю, ты дорого заплатил за свою половину, но все-таки должен сказать мне, какой у нас бюджет. Я готова получать небольшую зарплату из того, что мы выручим, а остальную часть прибыли отдавать тебе в счет долга, но в любом случае мне надо знать, о каких суммах идет речь. В нынешнем состоянии гостиница ежегодно приносит шестизначный доход, это до уплаты налогов, страхования и коммунальных платежей. Как ты и сказал, мы – партнеры.

Брови Такера сошлись в сплошную темную линию. Он не хотел говорить ей, сколько денег получил от страховой компании после гибели Мелани, но она права. Отныне они – партнеры. Он мысленно уже прикинул, во что обойдется установка ванных комнат и косметический ремонт на нижнем этаже, и прибавил к этому несколько тысяч долларов. Это ни в коем случае не истощит его сберегательный счет, но кто знает, какие расходы возникнут в процессе работ, ведь бюджет пока весьма приблизительный.

Он назвал ей сумму, и она ахнула.

– Боже правый, ты что, ограбил банк? Почему же тогда перебиваешься случайными заработками?

Он пожал плечами:

– Даже когда я служил в полиции Далласа, мне удавалось заниматься перепродажей домов, так что я кое-что скопил на черный день. Ну, и получил страховку после гибели моей жены в автокатастрофе.

Его до сих пор терзала мысль о том, что он невольно наживается на ее смерти. Он вытащил рулетку и прикинул размер стенного шкафа. Надо было чем-то занять руки, пока он пытался вернуть самообладание и проглотить застрявший в горле ком.

– Так что у нас есть средства, чтобы сделать все по уму. Смотри, если мы уберем эту рухлядь, у нас освободится довольно приличное пространство. Умывальники можно смастерить из старого серванта или буфета – они бы подошли. Но они не должны быть большего размера, чем те, что в верхней комнате, с которой мы начали, – сказал он. – Во всяком случае, я подумал, что ты могла бы походить по местным антикварным магазинам, посмотреть, может, найдется что-нибудь подходящее.

– Я проверю у Люси и Флосси, – ответила она и внезапно сменила тему: – А раньше ты бывал в этом доме?

– Нет, но… – История о выпускном чаепитии Мелани была его личной памятью, и он слишком дорожил ею, чтобы с кем-нибудь делиться. – Я перестраивал много таких старых домов. В общем-то они выглядят примерно одинаково. – Он выпрямился и начал спускаться по лестнице. – Люси и Флосси… смешные имена. Скорее подошли бы котятам.

– Еще есть Дотти, но она не держит антикварный магазин. На самом деле это их прозвища, – объяснила Джолин, которая сразу последовала за ним.

Уже очень давно Такер не задерживался в гостях так надолго, тем более вечером, да еще наедине с женщиной. Обычно ему хватало часа, чтобы согласовать план работ с заказчиками, преимущественно мужчинами. Он вдруг почувствовал, что стены смыкаются вокруг него. Грудь будто сжало обручем. Он положил желтый блокнот на один из четырех круглых столиков в столовой, повернувшись так, чтобы незаметно выдохнуть, и сказал, что пойдет к себе, в трейлер.

– Тетя Шугар оставила две связки ключей. Твоя – на столике в прихожей. Увидимся завтра. Пока мы одни, завтрак в семь утра. Но для гостей он подается в баре с половины седьмого до девяти.

Он схватил свою куртку и, заверив Джолин, что обязательно будет как штык, взял ключи и поспешил к двери. Пронизывающий холодный ветер посвистывал в высоких соснах. Без электричества, питающего крошечный обогреватель, в трейлере было не намного теплее, чем на улице. Он сдернул с кровати толстое пушистое покрывало, укутался в него и плюхнулся на диван, уставившись в потолок.

– Что я наделал, Мелани? Хотел купить эту гостиницу для тебя, отремонтировать ее в твою честь, но, кажется, сглупил.

Он стряхнул с себя покрывало, в два шага преодолел расстояние до холодильника и пошарил в темноте, пока пальцы не сомкнулись вокруг горлышка пивной бутылки, но потом передумал и оставил бутылку на месте. Решив, что ему нужно что-нибудь покрепче, он открыл шкафчик над плитой и осторожно ощупал все вокруг, пока не наткнулся на знакомую фляжку. Под светом луны, проникающим через окно кухни, он налил виски в стакан примерно на два пальца, вернулся на диван и натянул на себя покрывало. Хотя в темноте трудно было различить лицо Мелани, он прижал к груди ее фотографию.

– Поговори со мной. У меня есть еще пара дней, чтобы отказаться от этой сделки. Я всегда могу перетащить трейлер обратно в Маршалл и жить дальше своей жизнью.

Виски согрело его изнутри, но не снаружи, где с каждой минутой становилось все холоднее.

– Ты советуешь мне вернуться в дом? – спросил он. – Не знаю, смогу ли я. Здесь, в трейлере, ты со мной.

«У тебя есть выбор. Оторвать задницу от дивана и пойти в теплую постель или окочуриться от холода». – Ее голос звучал так реально, что он даже оглянулся через плечо.

Он допил последний глоток виски и скинул покрывало на диван. Ему хватило минуты, чтобы набить небольшую спортивную сумку сменной одежды и туалетными принадлежностями. Он надеялся, что найденные два носка окажутся парой, ну а если нет, ничто не мешало вернуться и найти что-нибудь подходящее при свете дня.

В доме было темно, когда он открыл дверь и проскользнул внутрь. Спотыкаясь о мебель, он попытался найти выключатель, но, сколько ни шарил по стене, так ничего и не нащупал. Наконец он решил пробраться на кухню, и вот тут-то его лицо накрыло паутиной. Такер Малоун быстрее справился бы с грабителем, накачанным наркотой, а вот с пауком пришлось повозиться, вырываясь из его сетей.

Только когда тонкие нити запутались в его пальцах, до него дошло, что это вовсе не паутина. С нервным смешком он резко дернул рукой, и – опля! – в прихожей вспыхнул свет. Он сердито уставился на деревянную катушку, болтающуюся на веревке, и мысленно высказал ей свою претензию:

– Торжествуй пока, потому что к концу следующей недели ты снова станешь выключателем.

Глаза не сразу привыкли к свету, но, когда ему наконец удалось сфокусировать взгляд, обе руки сами собой поднялись в знак капитуляции. Джолин стояла в дверях своей спальни с маленьким револьвером, направленным на него.

– Этот шнур – тоже из прошлого, с которым тетя Шугар никогда не расстанется. Так же, как и я, – закончила она.

– Спокойно, девочка! Это всего лишь я, – воскликнул Такер. – Я не знал про эти фокусы со светом и решил, что наткнулся на паутину.

Она опустила пистолет:

– Боишься пауков, да?

– До смерти, – ответил он и пожалел, что не может взять свои слова обратно. Только Мелани знала о его фобии.

– Лучше бы ты боялся, что я приму тебя за грабителя и прострелю твою жалкую задницу. Погаси свет, прежде чем ляжешь спать. Лишние расходы на электричество нам ни к чему – если только такой большой храбрый ковбой, как ты, не боится и темноты, – сказала она.

– Нет, мэм, только пауков. А ты чего-нибудь боишься?

– Ничего, пока рядом со мной мой маленький друг, – решительно заявила она, поцеловала дуло пистолета и исчезла в своей спальне.

Хорошо, что он успел обойти весь дом заранее. Теперь он знал, что другая спальня на первом этаже находится прямо напротив ее комнаты. Он толкнул дверь и, ощупав стену в поисках выключателя, вздохнул с облегчением. Один взмах запястья – и комната озарилась светом. Прежде чем осмотреться, он вернулся в холл, схватил свою сумку и потянул за шнурок, чтобы выключить свет.

«Учись экономить электричество», – Мелани и раньше неустанно твердила об этом. Он осторожно прикрыл дверь в свою комнату и огляделся вокруг – выискивая пауков и оценивая обстановку. Старинные лампы на тумбочках по бокам большой кровати с балдахином. Кресло-качалка возле торшера, комод с четырьмя ящиками и зеркало. Никакого шкафа, так что одежду придется хранить в ящиках комода. Не то чтобы у него было так уж много вещей – одного ящика вполне хватило бы, чтобы вместить две пары выходных джинсов и рубашек на перламутровых кнопках.

Судя по всему, им с Джолин предстояло делить крошечную ванную комнату. Одна только эта мысль заставила его озадаченно покачать головой.

– Нет, это никуда не годится. Я воспользуюсь ванной наверху. Может быть, той, что с табличкой ДЛЯ НЕГО на двери. Так мы не будем мешать друг другу и мозолить глаза.

Он взял свою сумку, оставил свет включенным и поднялся по лестнице. Хотя ванная и была построена несколько десятилетий назад, он сразу нашел выключатель за дверью. Но никакого душа! Он застонал и ехидно подумал, что многие парни, которых сюда притаскивали жены, были просто в восторге от таких удобств.

Он выключил свет и снова спустился в маленькую ванную комнату, где обнаружил и душ, и умывальник на стене, и унитаз, втиснутый в некое подобие бельевого шкафа. Он пару раз ударился обо что-то плечом, пока снимал обувь и раздевался. К тому времени вода нагрелась достаточно, чтобы он мог зайти в самый маленький душ на планете. К счастью, в кабинке нашлось мыло, потому что он даже не подумал захватить свое из трейлера. Когда ему пришлось наклониться, чтобы вымыть голову, он поклялся, что первым делом оборудует приличную ванную наверху – с просторным душевым уголком. К тому же это будет большим подспорьем для любого инвалида из числа гостей.

– Нет, этого мало, – проворчал он, вылезая из душа и хватая полотенце из стопки, сложенной на полке позади унитаза. – Без лифта мы не готовы принимать людей с ограниченными возможностями. Разве что занять одну из комнат наверху и соединить ее с помещением внизу, чтобы оборудовать подъемник?

Шестеренки в его голове снова завертелись, и к тому времени, как он вытерся насухо, у него уже созрел план реконструкции. Он обернул полотенце вокруг талии и выглянул за дверь, чтобы убедиться, что Джолин нет поблизости, после чего быстро пересек холл. Нырнув в свою комнату, он скинул полотенце и заполз в постель, устраиваясь между мягкими белыми простынями. Давно он не спал на большой двуспальной кровати, и ему казалось, что она простирается на целый акр. Он долго метался и ворочался, жалея, что нет такого устройства, которое могло бы по заявке отключить разум.

Он закинул руки за голову и решил, что план интерьера ванных комнат придется поменять. К черту старинные ванны на когтистых лапах. В каждой ванной комнате будет ванна с душем над ней, что даст гостям возможность выбора. Туалетным столиком мог бы по-прежнему служить антикварный умывальник или что-то вроде комода – может быть, с раковиной типа чаши. Но парней он уж точно не даст в обиду и не оставит без душа.

Наконец он провалился в сон, и ему снова приснилась их с Мелани последняя ночь в трейлере накануне аварии, унесшей ее жизнь. Они расположились в кемпинге на берегу озера неподалеку от Далласа, и она захотела съездить за продуктами в город. Во сне он говорил ей, что они могут жить одной любовью, обещая, что позже сам сгоняет в магазин. Резко проснувшись, он в сотый раз пожалел о том, что не сделал этого наяву.

Он прикоснулся к телефону, и экран вспыхнул, показывая время: шесть часов. Запах свежезаваренного кофе окончательно пробудил его. Вот тогда он и вспомнил, что оставил свою сумку в ванной, откуда выскочил в одном полотенце. Он откинул одеяло и, дрожа всем телом, поднял с пола влажное полотенце, замотал его на талии и поспешил в конец холла, где располагалась ванная комната. Там быстро натянул на себя потрепанные рабочие джинсы, рубашку с длинными рукавами и чуть не вскрикнул от радости, когда увидел, что носки из одной пары.

– Доброе утро, – приветливо произнесла Джолин, высовывая голову из своей спальни, когда он направлялся на кухню. – Ты можешь пользоваться этой ванной, если хочешь. Мои вещи развешаны в дамской комнате наверху. Там ванна и намного больше места. Корзина для твоего грязного белья – в подсобке.

– Спасибо, – проворчал он. – По утрам я обычно не завтракаю, но от чашечки крепкого горячего кофе не откажусь.

– Я тоже, так что мы прекрасно поладим, – сказала она.

Такер прошел через столовую и кухню в подсобное помещение, где располагались две большие стиральные машины с фронтальной загрузкой и сушилки. Что ж, хотя бы прачечная не подвела – тут Шугар и Джаспер шли в ногу со временем. Он бросил свои грязные вещи в пустую красную корзину и заметил, что соседняя, белая, почти полна.

Джолин протянула ему чашку кофе, когда он зашел на кухню, и спросила, что у них на повестке дня после завтрака.

– Давай вытащим мебель из спальни, которую измеряли вчера… – начал он.

– И сдерем тот старый ковер?

Он сделал пару глотков кофе:

– Вот именно. А что на завтрак?

– Ты же просил что-нибудь легкое. Я привыкла к миске хлопьев, из тех, что любят малыши, где много сахара, – ответила она. – Когда у нас появятся гости, я начну подавать полное меню, но пока, наверное, буду перебиваться чем попало. Впрочем, обед у хозяев в полдень, а ужин – вечером, здесь, в гостинице.

– Отлично.

– И мы доедаем остатки блюд, – добавила она.

Он кивнул и долил себе еще кофе.

– Я не возражаю против остатков, но ужинаю после пяти. Работаю с восьми утра до полудня, потом час – перерыв, и заканчиваю работу в пять. По субботам у меня рабочий день до полудня, а в воскресенье – выходной.

– Меня это вполне устраивает, тем более что ты у нас за главного, поскольку при деньгах, – резюмировала она и поставила на стол две коробки хлопьев.

– Может, расскажешь свою историю, Джолин? Бойфренд на стороне? Бывший муж?

– Как только узнаю твою историю, расскажу свою. Ты – первый.

– Я был женат. Сейчас – нет, потому что моя жена погибла в автокатастрофе. И пока это все, что я готов рассказать, – с такими словами он подошел к холодильнику и достал молоко.

– Никакого бойфренда в настоящем или бывшего мужа в прошлом. И это тоже пока все, что я готова рассказать.

Глава пятая

Мобил, штат Алабама

– Дорогой, может, сходишь в местный магазинчик и купишь нам мороженого? – предложила Шугар, как только они припарковались в очень красивом кемпинге. Мороженое всегда выручало их с девчонками в трудную минуту, так что, возможно, помогло бы и Джасперу выйти из депрессии.

Она прошлась от шкафчиков до крошечной ванной и обратно, пока в телефонной трубке раздавались длинные гудки. К пятому она уже готова была разрыдаться, ожидая, что звонок переадресуют на голосовую почту, когда вдруг ответила Джолин.

– Тетя Шугар! – чуть ли не закричала она. – Я так рада тебя слышать.

– О, дорогая, мне так хотелось поговорить с тобой, но не в присутствии Джаспера. Для него было страшным ударом узнать о том, что Рубен выставил свою долю на продажу. Он до сих пор не пришел в себя.

– Бедный дядюшка Джаспер! Это правильно, что нельзя стрелять в людей. Но…

– Подожди. Я слышу, как он насвистывает. Нам придется поговорить позже. Когда ему станет легче, я позвоню; мы включим громкую связь и пообщаемся вдоволь.

– Хорошо, но вы берегите друг друга и ни о чем не беспокойтесь. Одна мудрая дама как-то сказала мне, что все складывается к лучшему, даже если поначалу мы этого не видим.

– Люблю тебя! – Шугар нажала отбой и схватила туристический буклет, как раз в тот момент, когда Джаспер вернулся с мороженым.

– «Роки Роуд», – с выражением произнес он, потряс коробкой и впервые за день улыбнулся, добавив: – От него всегда становится лучше.

Шугар подошла к кухонному шкафу и достала из ящика две ложки.

– Да, дорогой, это верно. И боль утихает с каждым днем.

– Очень на это надеюсь. Давай лучше поговорим о нашем завтрашнем маршруте. Мы уже недалеко от того места, где развеяли прах Элейн и Джона над водой. Хочешь побывать там? – говорил он, погружая ложку в коробку.

– Да, – ответила Шугар. – С удовольствием. Мне понравился тот белый песок.

На следующий день Джаспер выглядел немного лучше. Он захотел пройтись босиком по песку и даже предложил окунуть ноги в воду. – За время нашего путешествия мы помочим ноги в Мексиканском заливе, в Атлантике и в Тихом океане.

– Звучит замечательно!. – заверила Шугар, сняла тапочки и оставила их на пляжном полотенце. И они с Джаспером, взявшись за руки, побрели вдоль берега, ступая по соленой воде.

– Я чувствую себя так, как будто нахожусь рядом с Элейн, когда стою здесь, где мы оставили ее прах. Она была метущейся натурой, но на то имелись веские причины. Ее мать была такой самовлюбленной – вот образец для неподражания, который достался моей сестре.

– Она так не похожа на тебя, дорогая. Удивительно, что у вас были общие гены, – сказал Джаспер.

– Скорее, полугены. От нашего отца – не от ее матери, но, собственно, все это тебе известно, – напомнила она и вышла из воды.

Джаспер обнял ее за плечи, и они повернули обратно.

– Да, это так, но иногда полезно вытащить воспоминания наружу и снова поговорить о каких-то вещах. Я рад, что все эти годы она делилась с нами Джолин. Эта девочка покорила мое сердце с того самого момента, как мы впервые оставили ее у себя, – сказал Джаспер. – Ее приезды всегда были самыми яркими событиями лета.

В те времена Джаспер мог похвастаться пышной шевелюрой темных волос, теперь почти совсем седых. Его угловатое лицо уже не было таким гладким, как раньше, и он решил отрастить бороду. Поначалу Шугар подумала, что, если она не будет обращать на нее внимания, он скоро устанет от бороды и побреется, но теперь находила ее все более привлекательной.

– В тот день, когда Виктория забрала у нас Элейн, я спустилась к протоке и плакала, пока не опухли глаза. Я боялась, что она не будет заботиться об Элейн, как положено. Но она наняла няню, снова вышла замуж и… – сделала выразительную паузу Шугар и полной грудью вдохнула океанический воздух.

– Вот почему вы, двое, такие разные, даже как родственники? – с нажимом произнес Джаспер и сжал ее руку. – У твоей мачехи и сестры материнский инстинкт, как у добермана.

Шугар стряхнула со ступней песок, снова надела тапочки и громко удивилась:

– Почему добермана? Ты никогда раньше такого не говорил.

Джаспер слегка пожал плечами:

– Меня только сейчас осенило. Доберман – прекрасная собака, но из сук иногда получаются плохие матери. У одного из моих приятелей по боулингу была такая несколько лет назад. Собака-мама устала от своих малышей и не давала им есть. Пришлось кормить их из бутылочек, пока они не подросли достаточно, чтобы их можно было продать.

– Ты думаешь, Джолин унаследует это? – содрогнулась Шугар.

– Нет, дорогая, я так не думаю. Она похожа на тебя и ведет себя, как ты. Каждый раз, когда Виктория приезжала за этим ребенком, я тоже ходил к протоке и сильно, сильно грустил, – заверил Джаспер, отпустил ее руку и обнял за плечи. – Главное различие между вами в том, что у тебя потрясающий вкус на мужчин, а у нее этого нет.

Не говоря ни слова, она обняла его лицо своими ладонями и поцеловала.

* * *

Джолин уже согласилась бы выбросить тяжелую мебель из окна спальни и сжечь, после того как помогла Такеру вынести ее в коридор. Кровать с балдахином весила не меньше слоненка. Комод казался бетонным и лишь облицованным тонким слоем дуба. Неудивительно, что тетя Шугар никогда не передвигала мебель в комнатах – у нее же не было погрузчика. Когда Джолин и Такер выволокли эти два предмета из комнаты, она сползла вниз по стене, задыхаясь, как щенок.

Такер только усмехнулся, возвращаясь за тумбочкой. Он делал вид, будто ему все нипочем, но вряд ли ему удалось бы ее одурачить. Его бицепсы напрягались так, что рубашка трещала, да и пот на лбу обо всем красноречиво говорил.

– Что, дух вон, маленький нытик? – спросил он.

– Чья бы корова мычала, – еле вымолвила она.

Он сел на пол рядом с ней:

– По крайней мере, я не пыхчу и не отдуваюсь.

– Может, не сейчас, но, когда ты вынесешь вторую тумбочку и умывальник, посмотрим, хватит ли у тебя воздуха в легких, чтобы обзывать меня нытиком.

Он вытащил вторую тумбочку:

– Теперь ты можешь сделать последний рывок, – пошутил он.

– Да, конечно! Но лучше я принесу тебе банку шпината, и ты, как Попай [11], сможешь таскать мебель одной рукой, – сказала она.

– Ты слишком молода, чтобы знать о Попае, – заметил он.

– Мне тридцать один год, а у тети Шугар было много старых мультиков на видеокассетах, и я смотрела их, когда приезжала в гости. Ну что, готов к накачиванию мышц шпинатом? – спросила она.

– Привет! – Из холла донеслось трио голосов. – Джолин, где ты? Мы принесли печенье.

– Кто… – начал было Такер.

– Подруги тети Шугар, – хихикнула она, поднимаясь с пола. – Люси, Флосси и Дотти.

Выражая свою радость, она бросилась вниз по лестнице:

– Какой чудесный сюрприз! Как поживаете? И как вам удалось вырваться с работы в такое время?

– У нас обеденный перерыв, и мы решили сегодня побаловать себя домашним печеньем с молоком, – ответила Флосси. – А Дотти так вообще только к вечеру на работу.

– И мы злимся на Шугар за то, что она отправилась в эту поездку. У нас вторая стадия горя, знаешь ли, – Дотти зевнула. – Извини. Я всю ночь на ногах, с утра успела только причесаться и подкраситься. Но, как мы уже говорили, отъезд Шугар ранит нас почти так же сильно, как если бы она умерла. Слава богу, она жива, но все равно больно. И мы проходим все стадии горя – вот потому и пришли с печеньем.

– Мы молимся и о том, чтобы она не совершила ошибки. Кто это там, наверху? – Люси вскинула голову.

– Опомнись, сестра Люси.

– Не записывай меня в сестры, Флосси. То, что я хожу в церковь, вовсе не делает из меня монахиню. – Люси погрозила ей пальцем. – Это не Рубен ли там, наверху, затеял перепланировку?

Джолин покачала головой и сказала, что Рубен продал свою долю Такеру Малоуну, который и является сейчас источником этого шума.

Люси быстро перекрестилась:

– Боже милостивый. Ты ведь не позволишь ему жить здесь, правда?

– Он владеет половиной этого места. Разве у меня есть выбор? – спросила Джолин. – Ладно, пойдемте на кухню. Будем пить молоко с нашим печеньем, пока варится кофе.

Высказав свое энергичное «Конечно!», Флосси сняла шапку-чулок, распушила курчавые волосы и устремилась на кухню, а Люси последовала за ней. Дотти пристроилась сзади, а Джолин замыкала шествие.

– Не обращай внимания на Люси. Она сейчас в одной из своих церковных фаз, – шепнула Дотти через плечо. – С ней бывает такое всякий раз, когда она теряет бойфренда – по причине смерти или из-за другой женщины.

– Церковных фаз? – переспросила Джолин.

– Так устроен цикл. Если у Люси появляется бойфренд, времени на церковь не остается, кроме как в воскресенье, когда единственное, что могло бы помешать нашим посиделкам с Шугар, это смертельная хворь. Когда же она расстается с бойфрендом или он умирает, ей приходится вымаливать у Господа прощение за все ее прегрешения, и это означает, что она торчит в церкви с того самого момента, как открываются двери для службы. Сейчас она как раз в стадии становления на путь истинный.

– Она католичка? – спросила Джолин.

– Еще чего. Она смешивает все религии, чтобы получить единственно правильную, – хихикнула Дотти.

– И как это работает?

– Подожди и увидишь, – произнесла Дотти уголком рта.

Флосси сняла целлофановую пленку с бумажной тарелки, полной печенья с шоколадной крошкой, и поставила ее на середину стола.

– Мы помним Такера еще с тех пор, как он захаживал в церковь с Мелани. У него такая измученная душа. И он пьет по выходным, – выдала Люси, которая принесла молоко и четыре стакана.

Дотти поджала губы:

– Боже всемогущий, Люси. Мы живем в совершенно новом мире. Если Такеру нужно что-то, что поможет ему пережить трудные времена, это его личное дело. А если Джолин захочет с ним переспать, это ее личное дело.

Люси зажала уши ладонями:

– Я не могу слышать, как ты поминаешь Бога всуе. Клянусь, раньше ты не была такой, пока вы с Брюсом не бросили приличную работу ради своего хонки-тонка.

– Вау, дамы, – вмешалась Джолин. – Я не сплю со своим партнером, и что это за история с измученной душой?

– Он такой же, как мой бедный покойный Эзра. Тоже чувствовал себя виноватым в смерти жены, – авторитетно заявила Люси и потрясла пальцем под носом у Дотти. – И не смей хихикать, Дотти. Я уже прошла стадию отрицания, горюя об отъезде нашей драгоценной Шугар, и теперь очень зла, так что следи за языком.

– О, милая, ты сделала все, что могла, чтобы утешить Эзру, когда он был жив, поэтому тебе не о чем сожалеть. Вероятно, он умер с улыбкой на лице, вспоминая о своих сексуальных похождениях, – съязвила Дотти.

– Опять этот душок из бара. Раньше ты была истинной христианкой, пока не связалась с этим «Пьяным аллигатором», – сказала Люси.

– Я по-прежнему христианка. Я верю в Бога и Иисуса, хотя и управляю баром. И я хожу в церковь почти каждое воскресенье, так что за меня не переживай, – примирительно, но твердо заявила Дотти и покачала головой.

– Мы пришли сюда не для того, чтобы спорить и ссориться из-за религии или «Аллигатора», – стала взывать Флосси к окружающим, выбирая себе печенье. – И я сомневаюсь, что Эзра прошел Жемчужные врата, так что ума не приложу, почему ты так ударилась в религию, Люси. Этот старый негодяй никогда в жизни не ходил в церковь. Если бы он попал в рай, ему бы там было тоскливо.

Дотти тоже потянулась за печеньем.

– Флосси права. Мы пришли сюда не для того, чтобы ссориться. Дамы, вы забыли, что мы хотели проведать Джолин и рассказать ей о Пасхальном туре по гостевым домам?

Джолин занималась приготовлением кофе, но ни одно слово из их разговора не пролетело мимо ее ушей.

– Почему Такер – измученная душа? И мне действительно очень хотелось бы принять участие в туре.

В какой-то момент Дотти понизила голос:

– Я все еще слышу его шаги наверху. Подойди поближе, чтобы мы могли поговорить о нем. Пару лет назад он потерял жену, Мелани. Она родом из Маршалла, но ее отец вырос здесь, в Джефферсоне, поэтому они ходили в ту же церковь, что и мы с Шугар. – Дотти эффектно выдержала паузу. – Как бы то ни было, Мелани уехала в колледж и стала учительницей. Она познакомилась с Такером, когда приехала на работу в Даллас. Он служил там в полиции.

– Она была всей его жизнью, – прошептала Люси. – А потом погибла в автокатастрофе, и, благослови Господь его душу, он так и не оправился от горя. – Она закудахтала, как старая курица, созывающая цыплят. – Я просто не могу поверить, что он купил половину этой собственности. Чтобы управлять гостиницей, нужно быть коммуникабельным, а, судя по тому, что я слышала, Такер чуть ли не отшельник.

– Думаю, у каждого из нас свой багаж переживаний, – вступилась Джолин.

– Подожди, вот притащит сюда свою чертову жалкую задницу, пьяный в хлам, а у тебя полон дом гостей, – заявила Люси.

– Любит Иисуса, а все равно ругается. – Дотти скривила рот в озорной ухмылке.

– Он потрясающий плотник. У него есть деньги, чтобы вложить их в дело. А уж с пьянством я как-нибудь разберусь, если это случится. И… – Джолин оглянулась на Дотти, и та пожала плечами и подмигнула.

– И, чтобы вы все знали… – Джолин сделала глубокий вдох. – Я начинаю работать в «Аллигаторе», с вечера пятницы.

– Господи помилуй, – простонала Люси. – А ты говорила об этом с Шугар?

– Мы созванивались вчера вечером, и я собиралась ей сказать, но… – Она рассказала им о том, как Джаспер был разочарован выбором Рубена.

– Я тоже думала, что это станет для него ударом, – сказала Дотти.

– Конечно, так оно и есть, но мы еще не закончили обсуждение этой ужасной затеи с твоей работой в баре, – Люси драматическим жестом приложила руку ко лбу и погрозила Дотти кулаком. – Ты ведешь нашу милую девочку по неправедному пути. Джолин, я дам тебе работу в моем магазине. Полный рабочий день с бонусами, если ты сейчас же бросишь «Аллигатор».

– Я хорошо знаю работу бармена, и потом, меня устраивает только неполный рабочий день, ведь надо же присматривать за гостиницей, но все равно спасибо, – сказала Джолин и попыталась сменить тему: – А у тети Шугар есть рецепт этого печенья?

– Я в этом не сомневаюсь, chère, – сказала Дотти. – Ну, а теперь давай поговорим об этом туре по гостевым домам. Наверняка Шугар упоминала о нем?

– Ах, да. – Джолин была рада, что Дотти перевела разговор в другое русло. – Она всегда хотела поучаствовать, но решила, что «Магнолия» не потянет, потому что находится слишком далеко от города.

– Может, и так, но в этом году мы хотим добавить ее в программу, – сказала Люси.

Дотти продолжила:

– Мы трое в кои-то веки вместе состоим в комитете Торговой палаты. У нас большинство, и мы решили проголосовать за то, чтобы «Магнолию» включили в тур. Было бы здорово, если бы к этому времени вы успели привести ее в порядок. Палата вкладывает огромные средства в рекламу и промоушен. Люди съедутся отовсюду, чтобы заглянуть в гостевые дома, предлагающие комнаты с завтраком. Это будет хорошим подспорьем для тебя.

– Так это что же – через три месяца? – Джолин растерялась.

– Сам тур проходит в субботу перед Пасхой, стало быть, 20 апреля, – ответила Флосси. – У тебя в запасе несколько месяцев на то, чтобы привести все в божеский вид. А если ты придешь работать ко мне, вместо того чтобы… – она бросила выразительный взгляд в сторону Дотти, – стоять за барной стойкой, сможешь сама выбрать себе часы работы.

– Очень скоро тебе захочется открыть бронирование номеров на лето и осень, – вступила в разговор Дотти, явно проигнорировав замечание Флосси. – Пасхальный тур будет идеальной возможностью показать потенциальным клиентам, чего вы достигли. Они увидят все своими глазами и наверняка забронируют номера. Мне всегда хотелось включить в тур «Магнолию», но мы с Люси были в меньшинстве, а комитет вечно голосовал «против». Но в этом году с нами Флосси, так что мы обо всем позаботимся. Шугар будет так приятно. Она всегда хотела похвастаться своим домом.

– Да, – долетел с порога кухни голос Такера. – К тому времени все будет готово.

Джолин почувствовала, как жар поднимается от шеи к щекам: «Как много он услышал?» Она кивнула на кофейник и тарелку с печеньем:

– Проходи, познакомься с моими друзьями.

– Всегда готов к печенью и кофе. Я – Такер Малоун, – бодро заявил он и протянул Люси руку.

Выражение ее лица говорило о том, что она предпочла бы сунуть руку в яму с гремучими змеями, но ее хрупкая ладонь все-таки легла в его широкую ладонь.

– Ты, наверное, нас не помнишь, но мы помним тебя с тех пор, как вы с женой приходили в церковь. Я – Люси Роджерс. Хозяйка «Сокровищ с чердака», антикварного магазина в Джефферсоне.

– Джолин говорила мне, что двое из вас, леди, владеют антикварными магазинами. Это просто замечательно. – Такер поднес ее руку к губам и коснулся костяшек пальцев. – Очень рад познакомиться с вами, мэм. Надеюсь, что мы будем сотрудничать со всеми вами в процессе нашей реконструкции. Мы хотели бы сохранить атмосферу старинного дома, но использовать современные вещи, такие как ванны и душевые, чтобы создать максимальные удобства для наших гостей.

Вглядываясь в лицо Люси, Джолин могла бы поклясться, что та лучше бы обменялась рукопожатием с дьяволом.

– Что ж, я непременно дам вам самую хорошую цену на все, что вам понравится.

Он повернулся и устремил свои кристально чистые голубые глаза на Флосси.

– Я – Флосси Симмонс, хозяйка салона «У мамы» в Джефферсоне. Мой антиквариат лучше, чем у Люси, – подмигнула она. – И, поскольку Джолин всем нам как дочь, я перебью любую цену, которую предложит вам Люси.

– А я – Дотти Бошан, – сказала последняя из трех подруг так, что ее южный акцент усилился. – Девушка из Луизианы, с той стороны Большого Кипарисового байу, и мне принадлежит «Пьяный аллигатор». Я видела тебя несколько раз в моем баре. Ты всегда садишься на крайний табурет у стойки, в тени, верно, chère?

– Да, мэм, конечно, – ответил Такер.

Джолин была совершенно потрясена. Только что они были готовы распять ее за то, что она позволила Такеру жить в доме, а теперь уже и флиртуют с ним. Боже правый! Девчонкам лет по семьдесят или даже больше, а ему всего-то тридцать семь.

– Ладно, не будем вас отвлекать, возвращайтесь к работе, – продолжила Дотти и многозначительно подмигнула Джолин. – И, поскольку ты теперь занята в пятницу вечером, давайте перенесем наши встречи на воскресенье после полудня.

Они встали из-за стола и прошествовали в холл. Люси остановилась возле вешалки, и Такер поспешил подать ей пальто. Она нахмурилась и погрозила ему пальцем.

– Отойди от меня, сатана. Ты почти овладел мною, но я узнаю дьявола, когда увижу его, и ты не соблазнишь меня своей хитростью. Джолин, когда поймешь, что поступаешь неправильно, собирай свои вещи и переезжай жить ко мне. Я приведу тебя к Господу и спасению, – объявила Люси.

Такер усмехнулся, отступая назад, и помог Флосси надеть ярко-красное пальто, а заодно поблагодарил посетительниц за вкусное печенье.

- Пожалуйста. Удачи вам со всем этим ремонтом! - сказала в ответ Флосси, быстро обняла Джолин и шепнула ей на ухо: - Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

- Приходите в любое время, - парировала Джолин. - Если предупредите меня за час о своем визите, я даже успею приготовить печенье.

Такер снял с вешалки последнее пальто и протянул его Дотти.

- Было очень приятно познакомиться с вами, милые леди.

Дотти подтолкнула его локтем в плечо.

- Миленький, не обращай внимания на Люси. Через пару недель она найдет себе нового бойфренда и соскочит с религиозных рельсов.

Джолин опустилась на нижнюю ступеньку лестницы и вздохнула, когда Такер закрыл за дамами дверь. Одна спальня была полностью разрушена. В коридоре наверху царил невообразимый бардак. Ей никогда не вернуть комнате прежний вид. если Такер вдруг передумает и не станет покупать половину гостиницы.

Он сел рядом с ней и уперся локтями в колени.

- Так ты работаешь в баре?

- С тех пор, как мне исполнился двадцать один год. А до этого работала официанткой, - ответила она. - И как много ты услышал?

- Я пришел сюда, когда Люси предлагала тебе работать у нее. уговаривая уйти из бара, - сказал он.

- Тогда, похоже, ты слышал почти все. Я буду работать в баре по вечерам в пятницу и субботу. Я так понимаю, по выходным ты немного выпиваешь.

Он поднялся:

- Пойду возьму еще пару печений и чашку кофе, отнесу с собой наверх. И, милая, я выпиваю крепко в субботу вечером.

- Ладно, но только до тех пор, пока мы понимаем друг друга, -высказалась Джолин, тоже встала и направилась на кухню. - А сейчас давай прервемся на пятнадцать минут, назовем это поздним утренним перекусом.

- Найдется шоколадный сироп? - поинтересовался он и последовал за ней на кухню.

-Для печенья, кофе или молока?

- Для молока, а потом я макаю в него печенье, - ответил он.

Дамы назвали его измученной душой. Джолин украдкой поглядывала на него, пока доставала шоколадный сироп. Очень жаль, что он так внезапно потерял жену. Возможно, он никогда и не оправится от этого, но она определенно не хотела иметь дело с еще одним алкоголиком выходного дня -вроде ее матери или последнего никчемного бойфренда.

* * *

Такер никогда бы не подумал, что Джолин может работать в баре. Скорее он принял бы ее за учительницу начальных классов или даже кассира в банке. Мало того, что она выглядела слишком миниатюрной для барменши, так еще и была чертовски хороша собой. Пьяные парни в считаные минуты могли бы довести ее до слез.

Наверняка она раньше работала в каком-нибудь крутом заведении вроде «Южного комфорта» - бара загородного клуба в Тайлере. Он мог представить ее в таком месте. Отец Мелани был членом этого клуба, и Такер однажды побывал там вместе с ним после игры в гольф. В тот вечер за стойкой бара работала высокая рыжеволосая женщина, и она флиртовала с мужчиной в «тройке». Он хорошо это помнил, потому что парень снял обручальное кольцо и сунул его в карман.

Он бросил взгляд на свое кольцо и почувствовал укол вины. Всякий раз, когда они с Джолин оказывались в одной комнате, что-то согревало его холодное сердце. Он бы никогда не предал Мелани, позволив другой женщине занять ее место. Мелани всегда просила его снимать обручальное кольцо, когда он работал с инструментами, но он просто не мог этого сделать. И вот сейчас он снова посмотрел на кольцо, и опять накатило чувство вины.

- Ты какой-то притихший, - произнесла Джолин.

- Задумался... - Он допил молоко и отнес стакан в посудомоечную машину. - Поистине сумасшедшая компания старушек. Одна помешана на религии. Другая немного суетлива. А третья владеет местным баром.

- Они с самого детства были лучшими подругами тети Шугар, еще до того как купили антикварные магазины и унаследовали бар, - заявила Джолин, налила две чашки кофе и протянула одну ему. - Муж Дотти, Брюс, умер много лет назад. Ни у кого из них, включая тетю Шугар, никогда не было детей. Думаю, именно поэтому они так близки и отъезд тети Шугар в это долгое путешествие опустошил их. Она вроде как была душой компании, держала их вместе, особенно после того как Дотти, потеряв мужа, стала в одиночку управлять баром. Не удивлюсь, если Люси ударилась в религию не только из-за недавней смерти своего последнего бойфренда, но и от тоски по Шугар.

Такер наморщил лоб:

- Она все еще заводит бойфрендов? В таком-то возрасте?

- Люси любит мужчин, что поделать, - недоуменно произнесла Джолин и пожала плечами. - Но разлуку с тетей Шугар не так-то легко пережить. Им всем под семьдесят, так что для них это резкая перемена в жизни.

- А твоя тетя прожила здесь с самого замужества? - спросил он.

- Не только семейная, но вся ее жизнь, можно сказать, прошла здесь. Этот дом принадлежал ее бабушке и дедушке. После их смерти все перешло по наследству к ее отцу. Он тогда только что женился, и спустя год у них с женой родилась Шугар. Они открыли гостиницу как бизнес сразу после ее рождения. Мой дедушка прозвал ее Шугар[12] еще во младенчестве, и это прижилось. Когда он умер, по завещанию гостевой дом отошел Шугар, а эквивалент его стоимости - моей матери.

Мягкий, мелодичный голос Джолин успокаивал Такера, и он продолжал задавать вопросы. На самом деле его не так уж сильно интересовало ее прошлое. Если на то пошло, она могла бы просто читать ему Библию или даже телефонную книгу. - И как отнеслась к этому твоя мама?

- Она никогда не любила это место, так что его судьба ее нисколько не волновала. Они с тетей Шугар, хотя и не были близкими подругами, всегда поддерживали связь, главным образом из-за меня. По крайней мере, так мама говорила, - ответила Джолин. - Ты готов вернуться к работе? У меня достаточно сил, чтобы помочь тебе вытащить последний комод, а потом возьмемся за ковер.

Он убрал со стола всю грязную посуду, загрузив ее в машину, а заодно и поинтересовался:

- А у тебя есть братья или сестры?

- Не-а, и мои родители оба ушли. От моей семьи остались только я и тетя Шугар. Папа умер от сердечного приступа, когда мне было шестнадцать, а мама... Мама пристрастилась к таблеткам и алкоголю. Умерла от передоза, когда мне было двадцать, - нерешительно произнеся эти невеселые слова. Джолин направилась к выходу из кухни.

Боль в ее голосе отражала то, что он чувствовал, когда думал о своей драгоценной Мелани. Он слышал обиду и муку в голосе Джолин, и волна вины вновь захлестнула его, но сам он, по крайней мере, никому не делал больно своими субботними запоями.

- По праву родства, этот дом должен быть полностью твоим, - уверенно высказал Такер и последовал за ней вверх по лестнице.

- Но тяжелым трудом по хозяйству, работая рыболовным гидом в годы кризиса, дядя Джаспер заслужил право передать половину собственности своему кровному родственнику. Даже при том, что мне никогда не нравился Рубен и до сих пор хочется его пристрелить, я считаю, что это справедливо.

- А почему тебе никогда не нравился Рубен? - Такер взялся за один конец умывальника.

- Он всегда был высокомерным и вообще неженка. Даже не мог насадить наживку на крючок, когда мы ходили на рыбалку. К тому же постоянно дергал меня за волосы, сваливал на меня вину, если что-то ломалось, - она запнулась в нерешительности, - а когда мне было двенадцать, зажал меня в подсобке и полез под юбку.

- Ты его не убила?

- Тетя Шугар позаботилась об этом, и с тех пор мы приезжали сюда в разное время. Знаешь, я думаю, он такой неуверенный в себе и злой потому, что не может найти свое место в этом мире, но мне он все равно не нравится.

«Надо было предложить ему на десять тысяч меньше», - подумал Такер.

Глава шестая

В ту пятницу Такер прибыл на встречу на десять минут раньше назначенного времени, и Белинда жестом пригласила его в свой кабинет. Сидя за большим столом перед аккуратной стопкой бумаг, она кивнула в сторону парня, который уже расположился на стуле напротив:

- Такер Малоун, это Рубен Маккей. Рубен, это Такер. Вы оба готовы завершить эту сделку? Никто из вас не передумал?

Рубен поднялся и протянул ему руку со словами: «Я готов к подписанию!»

- Я тоже, - согласился Такер, подумав, что ему доводилось пожимать руки шестилетним мальчишкам, и хватка у них была куда более крепкая.

Рубен снова уселся, снял очки и протер стекла изысканной салфеткой, которую достал из кармана. Его глаза скользили по всему кабинету, словно он боялся смотреть в лицо. В Такере проснулся коп, и он мог бы поспорить на любые деньги, что перед ним классическая жертва булинга. Это объясняло, почему он так измывался над Джолин - искал слабого, кого можно запугать, чтобы почувствовать себя сильным.

Такера так и подмывало выбить стул из-под Рубена, чтобы отомстить за Джолин. Никто не заслуживал того, чтобы над ним издевались, и уж тем более она. Такер хорошо разбирался в людях и видел, что эта женщина добрая, милая, трудолюбивая, покладистая... Список достоинств можно продолжать... Не говоря уже о том, что симпатичная, манящая...

Стоп! Мелани - моя жена. Джолин - мой партнер.

Белинда открыла папку и пробежала глазами несколько бумаг. Такер устроился на стуле по другую сторону стола, откуда он мог наблюдать за Рубеном, чтобы отвлечься от мыслей о Джолин. Мужчина скрестил ноги, но его ступни находились в постоянном движении. Он так нервничал, что казалось, будто вот-вот сорвется с места и сбежит Такер повидал немало таких на допросах, и чаще всего они были виновны в преступлениях куда более тяжких, чем приставание к девушке.

- Все в порядке, - сказала Белинда. - Рубен может поставить подпись первым. Расписываться надо рядом с желтыми ярлычками.

Пододвинув Рубену стопку бумаг, Белинда повернулась к Такеру:

- Насколько я понимаю, ты перетащил свой трейлер в поместье и вы с Джолин уже начали кое-какие ремонтные работы?

Рубен усмехнулся и одарил своих собеседников самодовольными взглядами. Руки Такера сами сжались в кулаки, и слишком сильно напрашивался вопрос, что же в этом смешного?

- Будь осторожен, не влипни с этой женщиной, - сказал Рубен.

Такер разжал кулаки и, откинувшись на спинку стула, закинул ногу на ногу:

- О неужели? Почему?

- Она неудачница, так ничего и не добилась в жизни. Пошла работать в бар, как только позволил возраст, а ее мать - конченая наркоманка и алкоголичка, ты разве не знаешь? - Рубен выплюнул эти слова так, словно от них горчило во рту. - Яблоко от яблони недалеко падает

Теперь настала очередь Такера рассмеяться. Рубен перестал строчить и злобно уставился на него:

- Ты находишь это смешным?

- Не надо быть крутым детективом, чтобы понять, с какого дерева свалился ты, - ответил Такер.

- Так, мальчики, - Белинда слегка повысила голос, - вы можете и дальше состязаться в подколках, но только не в моем кабинете. Здесь вы для того, чтобы подписать бумаги, передать дела и деньги, а потом свободны. Если хотите устроить кровавые уличные разборки, это ваше дело.

Рубен стиснул зубы, закончил подписывать бумаги и отшвырнул их через стол к Белинде.

- Такер, ты подписываешь в тех местах, где наклеены красные стикеры, пока я подсчитаю свою комиссию, чтобы Рубен мог выписать мне чек, -сказала она.

Такер надеялся, что она накинет несколько лишних долларов за глупость. Он расписался во всех местах и вручил ей свой чек - с уже заполненной суммой, о которой они договорились. После чего встал, водрузил на голову свою ковбойскую шляпу и поинтересовался, свободен ли он.

- Да, иди. Я отнесу документы в суд и все оформлю. Копии сможешь забрать на следующей неделе, - ответила она.

Такер повернулся к Рубену.

- Хочу поблагодарить тебя за то, что продал мне свою половину гостиницы «Магнолия». Мы с Джолин намерены создать процветающий бизнес, и я рад быть его совладельцем. Может, когда-нибудь ты забронируешь у нас номер на уик-энд, чтобы увидеть, какой шанс упустил, - сверкнул он своей самой яркой фальшивой улыбкой.

- Не надейся. Я ненавижу это место. Всегда ненавидел и буду ненавидеть. Единственная отрада - что наконец-то я получил компенсацию за все те несчастные недели, что, по настоянию матери, проводил на этом комарином болоте, - заявил Рубен.

- Каждому свое, - рубанул Такер и, приподняв шляпу, чтобы проститься с Белиндой, сказал ей краткое «Увидимся». Потом он посмотрел сверху вниз на Рубена, который все еще сидел на стуле:

- Но, по правде говоря, я думаю, что Джолин будет рада больше никогда не видеть тебя рядом, натерпевшись от тебя в детстве.

- Это было грубо, - пробормотал Рубен, когда Такер вышел из комнаты.

Такер усмехнулся и зашагал дальше.

* * *

Джолин заглянула в дверь «Пьяного аллигатора» и спросила у Дотти: занята ли она. Дотти подняла голову и помахала рукой из-за кассы:

- Не так, как буду занята сегодня вечером. Ты чего примчалась в такую рань?

- Такер оформляет сделку, а я не хочу видеть Рубена даже издалека. Так что в свободные полчаса решила заехать к тебе, узнать, не готовы ли мои документы для налоговой, я бы подписала пока, - объяснила она.

Дотти вытащила из-под стойки пару пустых налоговых форм:

- Вот, держи. Займет две минуты, чтобы все заполнить, и можешь выходить на работу. Сегодня вечером будет аншлаг. Знаешь, если бы у меня работала дюжина девушек с твоей внешностью и такими глазами, я бы занялась эскорт-бизнесом и ушла бы на пенсию лет десять назад.

Джолин рассмеялась:

- Да уж. Тетя Шугар упекла бы тебя в монастырь, если бы ты заикнулась об этом.

- Разве это не правда? Я рада, что у меня сегодня такая помощница. Мои короткие ножки хоть отдохнут от беготни туда-сюда, - заверила Дотти Джолин и рассмеялась вместе с ней.

- Значит, сегодня будет запарка, да? - Джолин заполнила налоговые формы и вернула их Дотти.

- Ох, милая, - несколько удивленно начала Дотти и даже улыбнулась. -Начать с того, что это первый уик-энд года. И потом, народ уже сыт по горло праздниками в кругу семьи. Все готовы выбраться из дома и немножко покуролесить. Я ничего не имею против аврала на работе. Просто надеюсь, что у нас будут счастливые пьяницы, а не злобные.

- Счастливые дают больше чаевых, тут я с тобой согласна. Ладно, мне пора. Просто хотела заглянуть к тебе, узнать, как дела, - сказала Джолин.

- Как продвигается ремонт? - спросила Дотти, прежде чем Джолин успела соскользнуть с высокого табурета.

- Отлично, но бардак еще тот. Мебель свалена в коридоре. Ковер сорван. Мы собираемся на строительный рынок за досками, чтобы приступить к возведению стен ванной и гардеробной, - принялась перечислять Джолин и направилась к двери. - Тебе стоит заехать, посмотреть на это до и после.

- Я приеду в воскресенье, как договорились, - напомнила Дотти и убрала бумаги. - Ты можешь приходить в «Аллигатор» в любое время, а не только по вечерам, когда работаешь. Иногда в течение дня мне становится как-то одиноко. Вот почему я торчу в антикварных лавках Флосси и Люси. Если меня здесь нет. ты всегда найдешь меня у них.

- Спасибо, и ты заглядывай ко мне, когда захочешь. Увидимся! - призывно заверила ее Джолин и помахала рукой через плечо. Она села в пикап и по дороге в город слушала местное радио «Кантри». Припарковавшись перед зданием юридической конторы, она не стала глушить мотор и осталась в машине, поджидая Такера. Каково же было ее удивление, когда на пассажирское сиденье проскользнула Флосси! Джолин выключила радио:

- Э-э, доброе утро.

- Такер сейчас там, заканчивает сделку, - доложила Флосси. - Я наблюдала за ними из окна своей лавки. Рубен пришел первым. Я подумала, что ты могла бы подождать у меня в магазине. Куда ты ездила?

- К Дотти. Заполнила бумаги для налоговой и поговорили о делах. Сегодня у меня первый рабочий день. Не думаю, что это будет так уж сильно отличаться от того, что было в «Плетке».

- Я должна попросить у тебя прощения, - сказала Флосси.

- Ты о чем?

- Мне следовало купить половину «Магнолии». Я подала заявку, но было слишком поздно. Белинда уже дала Такеру двадцать четыре часа на размышление. Мне бы поднять цену на несколько тысяч - но увы. Не будь я такой упрямой, мы могли бы стать партнерами, и мои деньги были бы вложены в красивый бизнес, - вздохнула Флосси.

Джолин точно знала, что, даже если бы Флосси купила половину гостиницы, они все равно работали бы с Такером как с лучшим плотником в округе, так что для нее нынешняя ситуация ничуть не изменилась бы.

- Мне никогда не нравился Рубен, - продолжала Флосси. - Он столько раз грубил Шугар, что у меня пальцев на руках и ногах не хватит, чтобы сосчитать. А то, что он взялся продавать свою долю, лишь только оформили бумаги на прошлой неделе, меня вообще взбесило. Не то что бы я хотела для тебя такой участи - иметь с ним дело каждый день. Черт возьми, нет! Но мне не хотелось, чтобы он заработал на продаже хоть на пенни больше, чем предложил Такер.

Джолин потянулась через консоль и похлопала Флосси по плечу.

- Я нисколько не сержусь. Кого бы ты наняла для ремонта?

- Такера, если бы удалось. Он - лучший, - ответила Флосси.

- Вот видишь, в любом случае я бы имела с ним дело каждый день. Так оно и вышло, Флосси. Не казни себя, - улыбнулась Джолин.

Флосси накрыла ее руку ладонью и нежно сжала:

- Ты так похожа на Шугар! Тебе следовало бы быть ее дочерью, а не племянницей. Ладно, мне пора. Вон, покупатель заходит, а я сегодня одна в магазине.

- Почему? - удивилась Джолин.

- У Джейни, моей помощницы на полставки, этот желудочный грипп, что бродит по округе. Она выйдет завтра, - ответила Флосси, вылезая из машины.

Такер возник у нее за спиной прежде, чем Флосси успела захлопнуть дверь.

- Не часто случается, что симпатичная леди открывает дверь такому оборванному старому ковбою: так что благодарю вас, мэм. Вы украсили мой день.

- Ты определенно дамский угодник. Джолин не помешало бы приглядывать за тобой. Мы заедем в воскресенье днем, проверим, как у вас продвигается работа. И привезем с собой обед на всех. Будем у вас сразу после службы в церкви, - заявила Флосси и одарила его ослепительной улыбкой.

- Спасибо. Будем ждать с нетерпением, - заверила Джолин.

Флосси поспешила вернуться в магазин. Такер забрался на пассажирское сиденье и пристегнул ремень безопасности.

- Полагаю, это означает, что я должен избавиться от похмелья к полудню в воскресенье?

- Ты правильно понял. И... как я уже говорила, пьяниц я не потерплю.

- Причина? - спросил он.

- Мама и бойфренд, и на этом остановимся, - отрезала она.

- Я никогда не просил помощи в моей проблеме, и это никак не повлияет на тебя.

- Постарайся, чтобы этого не случилось.

Ей очень хотелось узнать, как все прошло в «Дикси Риэлти», но после этой легкой перепалки она предпочла замолчать.

* * *

Детектив, сидевший в Такере, хотел расспросить подробнее о ее жизни с матерью-наркоманкой, но он рассудил, что, если у нее возникнет желание поговорить о своем прошлом, она сама расскажет. Он был готов выслушать ее в любое время. Если же не захочет - что ж, это ее личное дело. Так же, как выпивка - его личное дело. В субботу вечером он всегда приглашал Мелани на свидание и старался придумать что-то особенное. Он до сих пор помнил каждый из этих чудесных вечеров. Она заслуживала таких сюрпризов за то, что терпела его и тяготы его службы. Выпивка не всегда стирала воспоминания, но смягчала боль и отчаяние от того, что Мелани покинула его навсегда.

- Тебе долго пришлось ждать? - спросил он, когда затянувшееся молчание стало неловким.

- Что? - нахмурилась она.

- Ну, здесь, возле конторы. Ты говорила, что тебе нужно съездить по делам. Я имею в виду, долго ли тебе пришлось ждать, пока я закончу.

Она тряхнула головой:

- Извини. Мои мысли были далеко отсюда. Нет, я ждала всего пару минут, и Флосси составила мне компанию.

- Тебе вовсе не обязательно ехать со мной. Высади меня у гостиницы, и дальше я поеду на своем грузовике, - завел он речь о чем-то малозначимом, хотя после встречи с Рубеном ему хотелось заключить Джолин в объятия и сказать, что он никогда не даст ее в обиду.

«Ты что. совсем придурок? Джолин уже много лет сама о себе заботится. Она не нуждается в твоей защите. Ей от тебя нужны только поддержка и дружба!» - Голос Мелани звучал в его голове громко и отчетливо.

- Партнерство, - пробормотал он.

- Что? - переспросила Джолин.

- Ничего. Просто вспомнил свою первую напарницу, - ответил он.

- Ты стыдишься, что могут увидеть, как женщина возит тебя на машине? -спросила она.

- Мне от этого не по себе, - признался он. - Моя первая напарница в полиции доводила меня до бешенства. Она не пользовалась круиз-контролем и болтала без умолку, еще и жестикулируя, причем обеими руками, а передачи переключала коленкой. Со следующим напарником мы сразу договорились: если он позволит мне вести машину я буду каждое утро покупать ему первую чашку кофе. Я и тогда предпочитал сидеть за рулем, а не в пассажирском кресле.

Она съехала на обочину дороги и сразу ошарашила Такера прямым вопросом:

- Ну что, тогда ты поведешь?

- Ты это серьезно?

- Ну мы же партнеры. Ты боишься пауков, и тебе нравится водить машину А я ненавижу мышей, крыса доведет меня до сердечного приступа, и место пассажира - мое любимое. Ничего страшного в этом нет. Партнеры заботятся друг о друге, - сказала она.

- Меня это устраивает, - радостно констатировал Такер, вылез из машины и обошел ее вокруг, пока Джолин перебиралась на пассажирское место. Подогнав сиденье под себя, он вырулил на шоссе. - И. должен тебе сказать, у меня возникло такое же чувство по отношению к Рубену, как и у тебя. Он так нервничал, что я подумал, как бы у него не случился обморок. Держу пари, что в школе над ним издевались и он проделывал с тобой все эти ужасные вещи, чтобы почувствовать себя сильным и обрести хоть какую-то уверенность в себе. В какой-то момент мне даже стало жалко его, пока он не обругал тебя и твою мать.

Джолин кивнула:

- Он определенно умеет испортить впечатление о себе, не так ли?

Такер дал утвердительный ответ на поставленный ею вопрос и заехал на единственное свободное парковочное место на стоянке у строительного магазина. Он бы по-джентльменски открыл ей дверь, но Джолин была уже на полпути к зданию, прежде чем он успел отстегнуть свой ремень безопасности. Когда он вошел внутрь, ее уже и след простыл.

- Ты ищешь симпатичную миниатюрную блондинку, которая только что интересовалась сантехникой для ванной? - спросил Билли Джо. Продавец указал в дальний угол магазина.

- Ага, это она; - радостно кивнул Такер. - У меня большой список. Как думаешь, сможете сегодня доставить все это в Джефферсон? На самом деле место почти у самой границы округа, а не в городе.

- Конечно, сделаем. Мы всю неделю в простое. Чем ты сейчас занят?

- Перестраиваю старую гостиницу «Магнолия». Я купил половину бизнеса, - ответил Такер.

Он думал, что почувствует что-то вроде радости или даже восторга от того, что стал хозяином, но ничего подобного - день как день. Передавая Билли Джо длинный список, он задался вопросом, какие эмоции испытывает сейчас Джолин. Отныне они были связаны партнерскими отношениями, пока одному из них все это не надоест. Интересно, счастлива ли она от того, что появились деньги, чтобы сделать гостиницу современной и в то же время сохранить очарование старины? Она могла бы сказать что-нибудь по этому поводу, хоть что-то, но вообще не коснулась этой темы.

- Эй, а что мне теперь делать? - спросила она, подходя к нему сзади.

- Пойдем, посмотрим ванны и душевые кабины. - Он случайно задел рукой ее плечо, показывая, куда идти, и почувствовал, как проскочила искра. Не так чтобы обжигающая, но все-таки, и это его встревожило. - В общем, это все, что мы должны сегодня выбрать. Об остальном из списка позаботится Билли Джо.

- Кто это?

- Он здесь работает. Я давно сотрудничаю с этими ребятами.

Около секции душевых кабинок она остановилась и сложила руки на груди.

- Не вижу такой уж большой разницы между ними, а? Вот этот душ самый дешевый.

- И есть причина, почему он самый дешевый. Нам придется заменить его через год, если будет много гостей. Смотри, они выстроены в ряд по возрастанию цены. Дойди до конца и почувствуй разницу своими руками. Проверяй толщину стенок и, что еще важнее, срок гарантии. Подумай о том, как часто тебе захочется рушить стены, чтобы заменить кабину, - сказал он.

«Покупка сантехники сродни вступлению в отношения, - снова пронесся у него в голове голос Мелани. - Надо быть уверенным в том, что купленная вещь прослужит лет пятьдесят и не развалится в процессе использования. У нас были именно такие отношения, дорогой».

Он застыл на месте, желая услышать еще что-то, но она больше ничего не сказала.

- Но это потребует прокладки целой системы труб, - сказала Джолин.

- В процессе ремонта нам, вероятно, придется переоборудовать весь дом. Включая и большую часть электропроводки. - Он слегка разозлился от того, что Джолин нарушила магию момента. Когда теперь он снова услышит голос Мелани? И что она имела в виду, когда говорила об отношениях? То, что у них было, нельзя сравнивать с ваннами и душевыми кабинами - никоим образом.

«То, что у нас было, где „было11 - ключевое слово, - снова зазвучал ее голос. - Я не устаю повторять, что ты должен отпустить меня и двигаться дальше. Такер».

- Я не могу, - произнес он вслух.

- Чего не можешь? - нахмурилась Джолин. - С кем это ты споришь?

- Наверное, с самим собой, - пробормотал он и быстро сменил тему: - Так вот, подойди к последнему образцу в ряду. Вот это я бы и выбрал. У него пожизненная гарантия и...

Она положила руку ему на плечо:

- Ладно, напарник, если ты так уверен.

- Я не очень люблю переделывать ванные комнаты. Сделать заново не так трудно, но пытаться переделать что-то в таком крошечном пространстве - это жесть.

- Ну... - тягуче произнесла она. - Тогда сантехнику выбирай ты, а я сосредоточусь на антиквариате и всяких красивых вещицах.

- Согласен, но только мне бы хотелось посмотреть, что ты выберешь, прежде чем покупать, - сказал он. - Дело не в том, что я не доверяю твоему вкусу, просто хочу быть уверен, что эти вещи достаточно функциональные и впишутся в наш интерьер.

- Идет, - лихо заверила она и протянула ему руку.

Он снова почувствовал некую химию, когда пожал ее маленькую руку, и ему это совсем не понравилось. Он не мог снова предать Мелани - в последние пару лет он несколько раз позволял себе случайный секс, но потом чувствовал себя чертовски виноватым. Эти разовые встречи не приносили никакого облегчения. Он ничего не испытывал к тем женщинам. Так почему же сейчас летят эти искры?

Глава седьмая

Дайте кучке сумасшедших немного пива, бильярдный стол, врубите погромче музыку кантри и позвольте им потоптаться на месте или станцевать кружком - и они будут счастливы. Судя по тому, что творилось на парковке в тот пятничный вечер, в «Пьяном аллигаторе» намечался аншлаг

Джолин постучалась в дверь, и она тотчас распахнулась.

- Я так и думала, что ты приедешь пораньше, - сказала Дотти. - У нас есть еще несколько минут до открытия. Хочешь пока выпить рутбир?

- Да, мэм, с капелькой ванили. Но зачем ждать? - Джолин завязала фартук на тонкой талии и сунула полотенце в набедренный карман брюк. - Я справлюсь. Поскольку сегодня нас будет двое за стойкой, с какой стороны мне лучше встать?

- Я вижу, тебе доводилось работать в паре, - довольно отметила Дотти, скрутила пробку с бутылки ледяного рутбира и добавила в него ваниль.

- А тебе нет? - удивилась Джолин и сделала большой глоток.

- Пару раз, но ничего не вышло. Мы все время путались друг у друга под ногами. После смерти Брюса я управляюсь тут одна. Ну, не считая вышибал, которые постоянно меняются.

Джолин запрыгнула на соседний табурет и начала свои рассуждения:

- Мы поделим барную стойку ровно посередине. Я обслуживаю свою половину, ты - свою, и тогда мы не будем друг другу мешать. Если вдруг у одной запарка, а рядом свободно, можно прийти на помощь. Так мы не запутаемся в том, кого обслуживаем. Ты принимаешь карты или только наличные при заказе?

- Наличные, - сказала Дотти.

- А как будем вести учет? - спросила Джолин. - В «Плетке» я пользовалась кодом. В конце смены кассовая лента показывала хозяину сколько напитков продано и сколько чаевых причитается каждому из нас.

- Ну: в этом заведении все строится на доверии, chere. Мы продаем. Нам платят. Мы фиксируем платежи и вносим изменения, если это необходимо. Чаевые идут в наш карман, и мы не тратим время на их подсчеты до конца смены.

- Не слишком ли большое доверие? Я могу запросто тебя ограбить, -сказала Джолин.

- Но ты этого не сделаешь, иначе я все расскажу твоей тете Шугар, -заулыбалась Дотти.

- А вы - крепкий орешек, миз Дотти.

- Приходится, на такой-то работе. Ладно, пойду открывать дверь. Ты бери себе дальнюю сторону, а я встану здесь. Приготовься к первому штурму.

- Спасибо тебе, - поблагодарила Джолин Дотти и обняла ее. - За то, что не поддалась на уговоры Флосси и Люси уволить меня.

- Мы, каджуны, должны держаться вместе, - уверенно заявила Дотти, отошла от прилавка и прошла через зал.

Она не ошиблась насчет штурма. К счастью, почти все начинали вечер с бутылок пива или питчеров. Прошло полчаса, прежде чем кто-то попросил коктейль «Джек и Кока». А вскоре после этого Флосси взгромоздилась на табурет у стойки Джолин и заказала клубничный дайкири.

- Какого черта ты здесь делаешь? После той истерики, что вы с Люси закатили по поводу моей работы, я удивлена, что ты переступила порог «Аллигатора», - возмутилась Джолин, когда приготовила напиток и поставила его на стойку.

Флосси протянула ей банкноту.

- Выпиваю дайкири. Слушаю музыку и... - она подалась вперед и поманила Джолин пальцем: - Хочу убедиться, что здесь нет Люси. Сегодня заходил какой-то седовласый парень и флиртовал с ней. Сказал, что вечером пойдет в бар потанцевать.

- Даже если она и здесь? Разве это не ее личное дело? - возмутилась Дотти, подходя к ним с другого конца бара.

- Черт возьми, нет! Это мое личное дело! - Флосси отхлебнула дайкири и выразила одобрение, подняв вверх большие пальцы. - Если она по-прежнему в своем вагоне «Аллилуйя», тогда нам с ней каждую неделю нужно ходить по разным церквям - вечером в среду и пятницу, не пропуская и другие службы. И ложится это бремя на меня, поскольку тебе нужно управлять баром. А если Люси соскочила, тогда можно обойтись церковной службой раз в неделю.

Дотти похлопала Джолин по плечу:

- Когда она ударяется в религию, по воскресеньям мне приходится вставать ни свет ни заря, потому что в некоторых церквях проводят две утренние службы, и Люси надо успеть на самую раннюю, - объяснила Дотти. -Ты же знаешь, Флосси, что она не придет в «Аллигатор», потому что не захочет услышать то, что я ей скажу. Скорее всего, она сейчас в «Южном комфорте».

Флосси расплескала коктейль, когда ударила по стойке рукой:

- Вот черт, об этом я как-то не подумала. Если я узнаю, что она выпивает и флиртует в баре, месяц не буду с ней разговаривать.

- Вау, если это так, тогда в воскресенье ей придется сходить не на одну службу и молиться о неурожае, - рассмеялась Дотти.

- Неурожае? - переспросила Джолин.

- Милая, если ты сеешь дикий овес по вечерам в пятницу и субботу, тогда тебе надо идти в церковь и просить Бога о неурожае, чтобы тот дикий овес не взошел, - хихикнула Дотти.

- Эй, сладенькая, можно мне питчер «Бад Лайта»? - Мужчина помахал десятидолларовой бумажкой над головой Флосси.

Джолин схватила купюру, налила полный кувшин пива и протянула его парню; стоявшему за спиной Флосси. - Сдача?

- Не-а, крошка, оставь себе, - подмигнул он.

Поблагодарив. Джолин пробила кассовый чек, сунула сдачу в карман передника и протерла тряпкой заляпанный прилавок. Потом спросила у Флосси, так видит ли она здесь того парня, который вот-вот столкнет Люси с подножки автобуса «Аминь»?

Флосси повернулась на табурете и оглядела бар:

- Нет, но мне бы очень этого хотелось. Я собираюсь допить коктейль и пойти домой. В следующий уик-энд наведаюсь в «Южный комфорт», если она опять заикнется о свидании.

Флосси ушла за столик в глубине зала, где сидели ее знакомые. Джолин даже не знала, что она все еще торчит в баре, пока сразу после полуночи не заметила, как Дотти протягивает ей у стойки еще один ванильный рутбир.

- Рада возможности переброситься с тобой еще словечком. Клянусь, такого ажиотажа здесь не было вот уже лет пять. Ты, должно быть, притягиваешь, как магнит.

- Насчет этого не уверена, но рада, что работаю сегодня не одна, -сказала Джолин.

- Вот еще одна причина, по которой тебе следует покинуть это место и перейти на работу ко мне, - решительно заявила Флосси, устраиваясь на свободном табурете у стойки бара. - Я не стану так зверски эксплуатировать тебя, зато буду больше платить.

Дотти замахнулась на нее полотенцем:

- Хватит болтать, иначе я расскажу Люси, что ты шпионишь за ней.

Флосси проигнорировала Дотти и, повернувшись к Джолин, попросила ее сделать ей еще один коктейль на дорожку. Подняв свой пустой бокал, Флосси добавила:

- Если уж мне предстоит высидеть воскресную мессу, надо успеть нагрешить, чтобы было за что просить прощения.

- Ты сможешь вести машину? - спросила Джолин.

- Дорогая, я происхожу из древнего рода самогонщиков. Мои бабка с дедом переехали сюда из Кентукки, после того как дед сколотил состояние на самогоне. Я могу выпить море и уболтать кого угодно! К тому же Люси не единственная, кто умеет ублажить мужчину более чем полсотней способов. Увидимся в воскресенье после церкви.

- Это будет весело! - усмехнулась Дотти. - Вам с Такером надо быть готовыми к тому, что до конца обеда Люси спасет и освятит вас обоих и спилит вам рога. Черт возьми! Лучше бы она появилась здесь сегодня, чтобы мне не пришлось тащиться на воскресную заутреню.

- Почему бы тебе просто не сказать ей, что ты не пойдешь? - предложила Джолин.

- Она поедет к тебе в гостиницу только в том случае, если мы сначала пойдем в церковь, чтобы она смогла отвадить этого дьявола Такера Малоуна. Люси думает, что он может совратить ее. - с выражением отчеканила Флосси и расхохоталась так безудержно, что слезы вперемешку с потеками черной туши покатились по ее щекам.

Джолин рассмеялась вместе с ней, протягивая ей салфетки, чтобы вытереть слезы:

- Не могу поверить, что ты это сказала.

- Но это чистая правда, - заверила Флосси и промокнула щеки. - На этой ноте я удаляюсь. Говорят, уходить надо, пока толпа смеется.

- Будь осторожна за рулем, и я накрою стол к вашему приезду, - сказала Джолин.

Флосси надела пальто, помахала рукой, отметила, как было весело, и попрощалась: «До встречи в воскресенье». Тут к бару, пошатываясь, подошла какая-то дама. Ее черные, как смоль, волосы были уложены в прическу еще более высокую, чем у Дотти, а остатки губной помады засели в морщинках вокруг рта.

- Дай мне два «Джека и Коки» и, может, принесешь их за столик? Видишь вон того жеребца? Он собирается потанцевать со мной и отвезти меня домой. - Язык у нее слегка заплетался. - И потом начнется настоящая вечеринка.

Джолин налила пару стаканов и шепнула Дотти, не стоит ли им забрать у нее ключи и позвонить кому-нибудь, чтобы ее отвезли домой?

- Нет, она без машины. Пришла с подругой, а уйдет с тем парнем, -кивнула Дотти в сторону седовласого ковбоя. - Такое случается примерно раз в месяц. Подруга та же, но домой ее отвозит кто-то из мужчин.

- Интересно, ждет ли ее дома дочь? - прошептала Джолин.

- Напоминает тебе мать? - спросила Дотти.

Джолин кивнула и направилась на свою половину бара обслуживать посетителя. Она никогда не ходила за матерью по барам, потому что ей приходилось каждый вечер работать. И ее мать никогда не красила волосы в черный цвет и не делала такие прически, но история была та же самая. Бывало, хотя и не часто, она приводила домой одного и того же мужчину. Если она и увлекалась больше, чем на одну ночь, то только потому, что мужчина обещал ей золотые горы.

Обслуживая двух мужчин, она поглядывала на подвыпившую даму. Джолин десять лет проработала в баре, не так уж сильно отличавшемся от «Аллигатора», и повидала немало женщин, которые выставляли себя на посмешище. Так почему же именно сегодня всплыли воспоминания о матери? Возможно, сыграло роль возвращение в те края, где родилась ее мама. А может, потому, что пришла пора перевернуть эту страницу.

Дотти тронула ее за плечо:

- Ты в порядке, малышка?

- Да, просто нахлынули старые воспоминания, - призналась Джолин.

- Бывает, - Дотти снова похлопала ее по плечу и вернулась на свое место.

* * *

Такер принес из трейлера фотографию Мелани и поставил ее на прикроватную тумбочку. Старинная лампа не давала достаточно света для чтения, но очень хорошо освещала фотографию в рамке. Он пристально смотрел на нее. вспоминая тот день, когда она была снята. Они с Мелани познакомились у общих друзей на вечеринке по случаю Четвертого июля, а ровно через год он сделал ей предложение в том же самом месте - тогда-то и сфотографировал ее. Веки отяжелели, и он заснул, но Мелани так и не пришла к нему во сне.

В три часа ночи он резко проснулся и сел на кровати. Нервы звенели от напряжения. Кто-то проник в трейлер - нет, в дом. Он же у себя в спальне, в гостинице «Магнолия», а не в трейлере. Он соскользнул с кровати, натянул джинсы и достал пистолет из ящика тумбочки. Прижимая его к бедру, он приоткрыл дверь спальни ровно настолько, чтобы выглянуть в щелку. Какая-то тень метнулась в холле. Он вскинул пистолет, и вспышка света едва не ослепила его.

- Какого черта? - произнес он.

Джолин обернулась:

- Прости, что разбудила тебя. Я старалась не шуметь.

Он распахнул дверь настежь:

- Я не могу дать такое же обещание, когда буду возвращаться домой за полночь, но сделаю все, что в моих силах. Как прошла первая ночь на работе?

- Хлопотно. Зато заработала две сотни чаевых. Этого хватит, чтобы заплатить за электричество и купить что-то из еды, - радостно сообщила она, села на стул в прихожей и сняла ботинки. - Я такая голодная. Хочешь хлопья? Там есть шоколадные и фруктовые.

- Конечно, - сказал он. - Дай мне минутку.

- Чтобы убрать пистолет или надеть рубашку? - спросила она.

- Я могу идти и так, - предложил он.

- Боюсь пролью молоко, - хладнокровно заметила Джолин и направилась в сторону кухни в разномастных носках.

- Почему? - удивился он.

Она обернулась и пожала плечами:

- Я теряюсь под дулом пистолета или при виде сексуального мужского торса, так что тебе лучше надеть рубашку и избавиться от пистолета.

- Слушаюсь, мэм, - ответил он.

Такер вернул пистолет на место и наспех натянул рубашку через голову. Она как раз выставляла на стол коробки с хлопьями, когда он вернулся. В памяти промелькнуло воспоминание о Мелани, хлопочущей на кухне. Он любил эту женщину всем сердцем, но после ее стряпни кухня выглядела зоной военных действий. И пронзительный визг дымовой сигнализации возвещал о том, что ужин почти готов.

Он достал молоко из холодильника и уточнил:

-Думаю, ты не захочешь кофе перед сном?

- Нет, но, учитывая, как я устала, даже кофе не помешает мне уснуть. -заверила Джолин, отрицательно покачивая головой.

Они по большей части молчали, пока ели. Она то и дело хмурилась и мотала головой, словно спорила с голосами, что звучали у нее внутри. Так же делала Сэсси, напоминая о том, что ее пора лечить от ушных клещей.

- У тебя сейчас будет припадок или что-то в таком роде? - уточнил он.

- Нет. Там, в баре, была одна женщина, которая... - не найдя подходящих слов, Джолин просто замялась.

- Которая что? - спросил он.

- Мама, - ответила она. - Она напомнила мне мою мать. Не внешностью, а поведением. Я уже давно пытаюсь закрыть эту главу своей жизни, но она все вырывается наружу.

- Хочешь поговорить об этом? - Такер прекрасно понимал, что ее мучает.

Джолин молчала так долго, что он уже и не надеялся услышать ее рассказ, но она вдруг заговорила:

- После смерти моего отца ее захлестнуло чувство вины. Вероятно, у отца случился сердечный приступ, потому что он совершенно не щадил себя, надрываясь на двух работах, чтобы обеспечивать ее модными джинсами и новым автомобилем каждый год. Но даже этого ей было мало. Его страховки хватило, чтобы оплатить долги по кредитным картам, но она лишилась и машины, и дома. Мы переехали в трейлер, и она пошла работать в продуктовый магазин там же, в городе. А потом подсела на порочную карусель наркотиков, алкоголя и мужчин.

Она снова наполнила свой стакан и продолжила:

- Я люблю молоко. Оно не всегда бывало у нас дома в те последние два года, но у мамы были таблетки. Когда доктор перестал их выписывать, она начала доставать их на улице. Каждую субботу вечером она уходила из дома. Перед этим наряжалась и принимала две-три таблетки. Та женщина в баре напомнила мне все это. Мне было невыносимо видеть маму такой. Она всегда была...

Одна мысль о том, что сам он с нетерпением ждет завтрашнего похода в бар, наполнила Такера ощущением собственной вины. Он не мог допустить, чтобы она снова переживала этот ад - даже если они просто партнеры. Она была хорошей женщиной и, черт возьми, заслуживала лучшего.

- Сколько времени прошло, прежде чем ты потеряла ее?

- Через четыре года после смерти папы. Но, по правде говоря, я потеряла ее, когда доктор дал ей тот первый пузырек с таблетками, чтобы помочь пережить похороны. Она всегда любила выпить и обычно начинала с коктейлей задолго до пяти часов. Смешивала их с достаточным количеством обезболивающих таблеток и... - Джолин дернула плечом. - Когда я стала работать официанткой каждый день после школы, мне казалось, что у нас все наладится.

Он почувствовал, как что-то кольнуло в сердце и сдавило грудь. Субботними вечерами, напиваясь в стельку, он тоже надеялся, что все наладится, забудется. И все же цеплялся за каждое воспоминание, связанное с Мелани.

Она продолжала:

- Единственное, что изменилось, когда я начала работать, это то, что мама взяла на себя коммунальные платежи, а меня назначила ответственной за питание.

«Джолин должна была наслаждаться выпускным годом в школе, - подумал Такер. - Вечеринками. Тусовками с друзьями и бойфрендом, который был бы ее первой любовью. А не работать, чтобы прокормить семью. Джолин заслуживала достойной жизни, хотя бы для того, чтобы компенсировать все то, что она пережила».

- Ты выполнила свою часть сделки? - мягко поинтересовался Такер. Ему хотелось приблизиться к ней, обнять и прижать к себе, но он не мог на это пойти. Потому что знал, что за этим последует, а он поклялся любить Мелани до самой смерти - своей смерти.

Она собрала грязные миски и отнесла их в посудомоечную машину.

- У меня не было особого выбора. Довольно скоро я стала работать в две смены по вечерам в пятницу и субботу, оплачивать и счета за коммунальные услуги. Ее зарплата уходила на таблетки, выпивку и лотерейные билеты.

- Почему ты осталась с ней? - спросил Такер.

- Она же моя мама, и у меня была крыша над головой, даже если не было ни друзей, ни времени, которое я могла бы назвать свободным. Я делала домашнюю работу на кухне в кафе, в перерывах между обслуживанием посетителей. Не знаю, почему все эти воспоминания нахлынули именно сейчас и с такой силой. Но я ненавидела, когда она уходила, потому что это означало, что на следующее утро в доме наверняка появится незнакомый мужчина. И будет трескать продукты, которые я принесла для нас. - Джолин потерла виски кончиками пальцев. - Извини, Такер. Тебе не нужно было выслушивать все это посреди ночи.

- То, что сказано в «Магнолии», и останется в «Магнолии», как говорят про Вегас. - заверил он, положил руку ей на плечо и пожалел о том, что не может сделать большего, чтобы хоть немного облегчить ее боль.

- Спасибо тебе. Никогда не догадаешься, кто явился в бар и торчал там до полуночи, - заговорщически произнесла она и уронила руки на колени.

Он убрал руку и попытался угадать:

- Люси со своим новым бойфрендом, и они заказали какой-то экзотический напиток, рецепт которого тебе пришлось искать в книге, потому что ты даже не знаешь, как его готовить?

Она снова наполнила стакан молоком.

- Не-а. Флосси, но она надеялась застукать там Люси. И ты никогда не догадаешься почему, - решительно заявила она и не дала ему ответить: -Потому что, если бы Люси пришла в бар, это означало бы, что с религией покончено.

- И тогда им не пришлось бы ходить с ней в церковь, верно? - спросил Такер.

- Точно, - согласилась Джолин и зевнула. - А теперь я иду спать. Я не смогу заснуть, если просижу до рассвета. Увидимся около полудня и еще несколько часов поработаем, прежде чем я уеду в бар.

- О нет, - покачал головой Такер. - В субботу я работаю до полудня. Пять с половиной дней в неделю - это мой предел. Так что спи, сколько хочешь. Я собираюсь составить планы для других комнат и в понедельник мы вернемся к ним.

- Как скажешь, партнер, - отчеканила Джолин и направилась к двери, но на полпути обернулась. - Спасибо, что выслушал. Сразу все вылетело из головы.

- Всегда пожалуйста, - сказал он. - За терапию я беру больше. На следующей неделе получишь счет.

- Я расплачусь кормежкой.

- Ну не нахалка ли?

Она громко рассмеялась:

- Нет, сэр! Вы меня путаете со своей кошкой.

Глава восьмая

В субботу вечером Джолин припарковалась возле бара и порылась в сумочке в поисках телефона. Накануне она внесла контакт Дотти в быстрый набор, так что теперь ей оставалось лишь нажать нужную кнопку.

- Пожалуйста, только не говори мне, что ты передумала и не приедешь сегодня, - ответила Дотти.

- Вовсе нет, - успокоила ее Джолин. - Я стою у двери. Откроешь мне?

- Бегу.

Джолин выскользнула из машины, сунула телефон в задний карман джинсов и перекинула сумочку через плечо. Дотти уже стояла в дверях и махала ей рукой.

- Иди скорей, пока ветер не унес тебя через байу прямо в Луизиану, а мы обе знаем, чем это может закончиться, - рассмеялась Дотти.

- Будет трудно уехать оттуда, верно?

- Ты все понимаешь, дорогая. Мой отец любил родной штат почти так же сильно, как мама. - Дотти последовала за ней по коридору.

- Как и мой отец. Он все время вспоминал Луизиану, - согласилась Джолин.

- А где похоронены твои родители? - спросила Дотти.

- Мы с тетей Шугар и дядей Джаспером развеяли их прах в Мексиканском заливе недалеко от Панама-Сити-Бич. Они провели там медовый месяц, и я хотела вернуть их туда, где они оба были счастливы, - ответила Джолин. -Знаешь, что делать, когда жизнь подкидывает тебе лимоны?

- Надо добавить текилы, - уверенно произнесла Дотти, щелкнула пальцами и станцевала короткую сальсу.

- Или выбросить их в мусорное ведро и испечь шоколадный торт, - хихикнула Джолин.

- Теперь мы с тобой на одной волне. Я обожаю шоколад! - заявила Дотти и прошла вглубь бара. - Судя по забитой парковке, нас ждет еще один безумный вечер. Похоже, прошел слух, что у меня появилась новая сексапильная барменша.

- О, да ладно тебе. - улыбнулась Джолин.

- Это правда, chere. Они приходят в надежде, что ты позволишь им отвезти тебя домой.

Дотти открыла парадную дверь, и в бар хлынула разгоряченная толпа. Через пять минут у стойки не осталось ни одного свободного табурета, а музыкальный автомат работал на полную катушку. Джолин разливала пиво по кувшинам под песню Блейка Шелтона «Поцелуй мой деревенский зад». Каждый раз, когда звучала строчка с названием песни, все поднимали кружки и подпевали хором.

- Сегодня у нас шумная компания, - заметила Дотти.

- Похоже на то. А где Бубба? - Джолин огляделась вокруг, выискивая глазами вышибалу из вчерашней смены.

- Позвонил сегодня днем и уволился. Видишь того грозного парня в тени у двери? Это Микки, он обещал, что поработает здесь немного, - ответила Дотти.

Джолин посмотрела в ту сторону. Хотя Микки и не отличался высоким ростом, от него исходила аура уверенности, убеждавшая в том, что он может запросто положить на лопатки любого из тех накачанных рестлеров, что красуются на телеэкранах.

- Не то, что ты ожидала увидеть? - спросила Дотти.

- Похоже, он справится с этой работой, - ответила Джолин.

- Да запросто! - улыбнулась Дотти.

- И есть какие-то особые причины для такой уверенности? - спросила Джолин, протирая стойку бара.

- Он заработал репутацию лучшего вышибалы в нескольких барах округа. Беда в том, что он не любит подолгу задерживаться на одном месте. Но я думаю, у него есть постоянная сожительница, - сказала Дотти.

- Это его личное дело. Главное, чтобы он следил здесь за порядком, тебя ведь больше ничего не интересует, не так ли? - ответила Джолин, когда подала клиенту виски с колой.

- Аминь! - Дотти подняла вверх большие пальцы. - Я просто подумала, когда нанимала его, что, может, он пригласит тебя на свидание.

- Ха! Впрочем, он немного напоминает мне моего первого парня. Мне тогда было тринадцать, а ему - четырнадцать. Он подарил мне первый поцелуй. В то лето он гостил в «Магнолии» со своей бабушкой целую неделю.

- А Шугар знала? - спросила Дотти.

- Не-а, я ей не говорила, - ответила Джолин.

- А сколько тебе было, когда у тебя появился серьезный бойфренд?

- Шестнадцать. Сразу после смерти папы, но мы расстались через пару месяцев. Он хотел, чтобы я выпивала вместе с ним, но я и тогда не притрагивалась к бутылке, - ответила Джолин. - А как насчет твоего первого парня?

- Это история на потом, - ответила Дотти.

Еще одна кучка посетителей протиснулась в бар, прерывая их разговор шумом и гамом. Джолин обернулась и увидела, как Люси и Флосси забираются на только что освободившиеся табуреты. Волосы Люси были тщательно уложены, и обе старушки щеголяли в джинсах, ботинках и ковбойских рубашках с перламутровыми кнопками.

- Что вам предложить, милые леди? - спросила Джолин.

- Две штуки того, что ты делала Флосси вчера вечером. Она весь день только об этом и говорит, - ответила Люси.

- Не могу поверить, что ты здесь, Люси, - сказала Джолин. - И выпиваешь?

- Один глоток мне не повредит. Иисус сам пил вино. И мне нужно убедиться в том, что Дотти заботится о тебе должным образом, - сказала Люси.

- Люси призналась, что влюблена в проповедника, который служил на похоронах ее последнего бойфренда. - пробормотала Флосси. - Нам никогда не выбить из нее религиозную дурь, если она обольстит его и заманит в свои атласные простыни.

- О, тише, - шикнула на нее Люси. - Прошу прощения. Мне нужно отлучиться в дамскую комнату.

- А что стало с тем парнем, который собирался встретиться с ней в баре? - спросила Дотти, когда Люси удалилась на почтительное расстояние.

- Она говорит, что он был послан, чтобы искушать ее, как дьявол пытался искушать Иисуса. - сказала Флосси. - Боюсь, что дело не только в религиозной фазе. Возможно, нам придется вразумить ее - как-нибудь днем сделаем это здесь, в баре.

- Почему здесь? - спросила Джолин.

- Потому что... - Флосси вздохнула. - В «Магнолии» нельзя, поскольку... -Она запнулась.

- Это из-за Такера? - подсказала Джолин.

- Мы будем пить много вина и, может быть, виски, и не нужно, чтобы... -замялась Дотти в нерешительности. - Мы понимаем, почему Такер выпивает по выходным, особенно после смерти Мелани, но...

- Я подумала, лучше всего сделать это завтра после воскресного обеда, -вставила Флосси. - Чем скорее, тем лучше. У тебя есть какие-нибудь идеи насчет того, как вытащить ее из дома и привезти сюда, Джолин?

Джолин с трудом удержалась, чтобы не закатить глаза. Конечно, очень печально, что Мелани умерла и Такер никак не может прийти в себя, но он вовсе не нуждался в том, чтобы с ним нянчились. В конце концов, он взрослый мужчина. И наверняка ему ненавистна сама мысль о том, что эти старые клячи жалеют его.

- Вы уже проводили такие беседы раньше? - твердо спросила Джолин, подавая им дайкири.

- Ага. - кивнула Дотти. - Они вразумляли меня после смерти мужа. Я топила горе в бутылке. Так что неспроста говорю о том, что понимаю душевное состояние Такера. Он бывает здесь очень часто, chere.. почти каждую субботу, и выпивает крепко. Правда, никому не мешает и никогда не напивался настолько, чтобы мне приходилось забирать у него ключи от машины, но все равно ему не нужно участвовать в том, что мы собираемся проделать с Люси. -Сделав секундную паузу, Дотти наклонилась и прошептала: - Мне сказали, что по-настоящему он напивается дома, после того как уходит отсюда.

- Дотти, почему бы тебе не бросить это дерьмовое словечко - chere? -проворчала Флосси. - Ты же в Техасе и живешь здесь больше шести десятков лет, так что говори дорогая или милая, как все мы.

- Не цепляйся ко мне. Могут у меня быть свои слабости? - парировала хозяйка «Аллигатора».

- Одно дело - распить бутылку вина, и совсем другое - отговаривать женщину от того, что она считает любовью всей своей жизни, - заметила Джолин. - И Такер - большой мальчик. Не понимаю, почему вы не можете поговорить с ней за обедом в «Магнолии»?!

- Скажешь тоже - бутылку! - фыркнула Флосси, и дайкири едва не хлынул у нее из носа. - Мы осушили шесть упаковок дешевого вина, пока вразумляли Дотти. Это она с виду миниатюрная, а пьет, как бугай.

Неожиданно Флосси ахнула и стала показывать пальцем в дальний угол.

- Ты видишь, кто там сидит в самом конце бара?

Джолин привстала на цыпочки, бросая взгляд поверх их голов. И тотчас встретилась глазами с Такером.

- Боже правый, - пробормотала она. - Он здесь.

- Подумать только, она молится в баре, - рассмеялась Флосси. - Нам, возможно, придется проводить беседу не только с Люси, но и с ней.

- И он на моей половине бара, так что об этом не беспокойся. - Дотти поспешила прочь, чтобы обслужить клиента.

* * *

Такер сделал глоток своего напитка и удивленно заморгал. Похоже, у него начались видения. Эта девушка не могла быть Джолин. Джолин работала в «Южном комфорте». Она слишком шикарна для барменши из такой забегаловки, как «Аллигатор». Он зажмурился и снова открыл глаза.

«Сам подумай, Дотти - хозяйка этого заведения, и она подруга Шугар, так почему бы ей не взять Джолин на работу?» - вновь дал о себе знать голос Мелани.

Черт возьми! Ему следовало расспросить Джолин поподробнее. Он напряг мозги, пытаясь вспомнить разговор, который нечаянно услышал на днях. Она объявила тогда, что будет работать в баре по пятницам и субботам вечером. Но не сказала, в каком баре. Он совершил ошибку новичка-детектива и предположил, что это будет клуб, а не «Аллигатор». Он начал потихоньку сползать с табурета, намереваясь уйти, но рассудил, что это будет выглядеть неловко, да и к тому же ему нравилось это место.

«Но как насчет следующей недели? - прошептал голос Мелани. - Я же тебе говорила, что не следует искать отдушину в алкоголе».

- И ты туда же, - пробормотал он.

Больше он ничего не услышал от Мелани и после еще одного виски с колой от Дотти уступил свой табурет какому-то парню. На выходе он кивнул Микки и, вернувшись в «Магнолию», не стал заходить в дом. Просидев несколько минут в машине, он направился в холодный трейлер, где рухнул на диван.

Наконец он высыпал дюжину авторучек из кружки, которую подарила ему Мелани. Потом под завязку налил туда виски и пробурчал: «Кому нужен бар?»...

Где-то после полуночи он, пошатываясь, побрел к дому. Ключ вошел в замок, но не поворачивался, сколько бы ругательств ни разносил холодный ветер. Наконец до него дошло, что он пытается открыть дверь дома ключом от трейлера.

- Проклятье! - Он отыскал нужный ключ, и дверь распахнулась. Сэсси встретила его в холле и последовала за ним в спальню.

- Это была адская ночь, нахальная девчонка, - невнятно пробормотал он, скидывая ботинки. - А ты знала, что трейлер может быть баром? Так вот, еще как может. Я выпил виски. Послушал музыку на телефоне, пока не разрядилась батарея, и мне даже не пришлось совать монеты в музыкальный автомат. Меня бесит, что Джолин работает в «Аллигаторе». Она слишком классная для этой дыры.

Одним прыжком кошка забралась на кровать и свернулась клубком на подушке, предназначенной для Мелани. Такер завалился на спину и закрыл глаза.

Когда он снова открыл их, комнату заливал яркий солнечный свет. Он потянулся к лицу обеими руками, пытаясь заглушить боль, перевернулся на живот и накрыл пульсирующую голову подушкой. День обещал быть долгим, очень долгим, и без кофе, причем в больших количествах, его не пережить.

Он отбросил подушку и свесил ноги с кровати. Издавая нечто среднее между стоном и ворчанием, он поднялся, потянулся за джинсами и только тогда осознал, что спал в одежде. Он пошлепал на кухню за своей первой чашкой кофе, сопровождаемый Сэсси.

- Доброе утро. - бодро приветствовала его Джолин.

- А что в нем такого доброго? - проворчал он.

Она выдвинула стул и предложила ему присаживаться.

- Не раньше, чем выпью чашку кофе.

Она еще раз указала на стул и настоятельно произнесла, что кофе подождет надо присаживаться.

- Я не собака, - возразил он, но все же опустился на стул.

- В первый и последний раз ты получишь мое знаменитое лекарство от похмелья. Больше повторять не буду - так что записывай или продолжай страдать. Сегодня на обед придут дамы, и у нас будет серьезный разговор с Люси о том, как она себя ведет. Головная боль тебе совершенно ни к чему.

Она взяла бутылку с медом и налила полную столовую ложку.

- Открой рот и прими это как лекарство.

- Меня вырвет, - запротестовал он.

Она поднесла ложку к его губам. Ему ничего не оставалось, кроме как открыть рот, иначе мед начал бы стекать прямо на рубашку. Не уверенный в том, что найдет замену, пока не постирает белье, он разжал губы. Мед оказался приторным до тошноты, но он все-таки проглотил липкую гадость.

- И что, это помогает лучше, чем кофе? - Еще не хватало, чтобы она суетилась и командовала, к тому же у него было свое лекарство от похмелья -много-много черного кофе и пара таблеток аспирина.

- Это только первый шаг, - констатировала Джолин, протягивая ему две таблетки аспирина и чашку кофе. - Выпей это, пока я подготовлю третий шаг.

- В это я еще могу поверить, - пробурчал он, взял у нее чашку и запил аспирин первым глотком кофе.

Она сложила руки на груди, оглядела его с ног до головы, а потом тихонько сказала сама себе, что хватит и трех.

- Трех чего?

- Яиц для омлета. Тут важно оценить габариты. Маме требовалось одно яйцо; но тебе нужно три, - ответила она, разбивая яйца в миску. - Ты должен быть трезвым, потому что дамы сегодня намерены вразумлять Люси. Они опасаются приносить с собой выпивку, поскольку ты злоупотребляешь по выходным, но я пообещала им, что все будет в порядке. Так и будет, - заявила она и вскинула брови.

-Да, мэм. - Его голос сочился сарказмом.

И речи не могло быть о том, чтобы он съел омлет. Яйца просто не переварятся, и его стошнит. К тому же он не видел необходимости в своем присутствии за обедом, пока старушки будут... - как она это назвала? Он попытался вспомнить любопытное словечко, но в голове стучало. Наконец он чуть ли не победно щелкнул пальцами, когда память подсказала: вразумлять.女

- Думаешь, что ты - волшебница, да? - спросил он.

- Нет, я не волшебница, но прожила с пьяницей достаточно долго, чтобы научиться укрощать демона похмелья. С матерью я проделывала это много раз, но ты мне не родственник, Такер, поэтому с тобой все ограничится одним эпизодом. Я не очень-то сочувствую пьяницам с похмельным синдромом, но хочу, чтобы сегодня ты был само обаяние при встрече с моими друзьями.

К тому времени, как он допил свою первую чашку кофе, она уже поставила перед ним тарелку с омлетом и двумя гренками. Один укус - и все попросится обратно, в этом он не сомневался. Но, чтобы доказать себе собственную неправоту, стал запихивать в рот один кусок за другим.

- Еще кофе? - попросил он, когда управился с едой.

- Пока нет, - ответила она.

- Мне нужен, по меньшей мере, целый кофейник, а то и два. - простонал он.

Она положила на стол банан:

- Последний шаг. Ты съедаешь все до кусочка, а потом принимаешь теплый душ. Когда вернешься, сможешь выпить еще одну чашку кофе.

Он скривился от отвращения. Ему было невмоготу сделать даже один укус, не говоря уже о том, чтобы съесть банан целиком.

- Ты что, издеваешься? Какой банан?

- Любишь кататься, люби и саночки возить. Ты покуролесил ночью, а теперь тебе нужен калий. Давай ешь банан и ступай в душ. Для мамы я обычно раскладывала все это на столе еще с вечера пятницы. Просыпаясь в субботу после моего ухода на работу, она уже знала, что и в какой последовательности ей делать.

- Стало быть, если метод сработает и для меня, в следующий раз я найду все это на кухонном столе? - Черт возьми! Она выглядела невероятно милой в образе командирши. Возможно, Мелани права насчет того, что Джолин -сильная женщина и не нуждается в защите с его стороны.

- Нет, как я уже сказала, это одноразовая сделка, - заявила она и сменила тему: - Ты спал в этой одежде?

- Ага. - Он очистил банан и откусил маленький кусочек. Все оказалось не так плохо, как он думал. - И, когда я все это с себя сниму, мне нужно будет заняться стиркой. Хочешь стирать вместе или порознь?

- Мы сэкономим на счете за воду, если скооперируемся. Мое грязное белье уже в подсобке. Приноси свое, и мы все рассортируем, когда ты примешь душ, - сказала она.

Он доел банан и отодвинулся от стола:

- Это последний шаг, верно? Ты же не заставишь меня съесть жабу, когда я выйду из душа?

- Интересная мысль, как я раньше об этом не подумала? Пожалуй, это подействовало бы на алкашей еще лучше, чем мое лекарство, - предположила она. - Но: отвечая на твой вопрос, скажу: да, это последний шаг. После душа ты сможешь выпить кофе. Через час сюда приедут наши дамы на воскресный обед, и, поверь мне, к тому времени ты проголодаешься.

- Это мы еще посмотрим, - произнес он и направился в сторону ванной.

Он включил воду в душевой кабинке и начал раздеваться, складывая одежду на край раковины. Когда он уже был готов отодвинуть занавеску и пробраться в тесное пространство, вода сильно нагрелась. Он отрегулировал температуру, задаваясь вопросом, насколько теплым должен быть душ. Безумное лекарство от Джолин пока что срабатывало. Головная боль прошла, и он не испытывал ни малейшей тошноты.

Приняв душ, он обернул полотенце вокруг талии и шагнул к зеркальному шкафчику с аптечкой над раковиной. Побрившись, налил на руку немного лосьона после бритья «Стетсон» и похлопал себя по лицу. Затем зачесал назад темные волосы.

- Пора подстричься или начать носить хвостик, - сказал он сам себе. -Будь я проклят! Эта бредовая штука работает. Я чувствую себя хорошо.

Он выглянул за дверь и прошмыгнул в свою спальню, где сбросил с себя полотенце. Быстро натянул джинсы, явно нуждавшиеся в утюжке, и отыскал в своей спортивной сумке чистую рубашку.

- Думаешь, пора перетащить сюда все мои вещи из трейлера, Сэсси? -посоветовался он с кошкой, снова разлегшейся на дополнительной подушке кровати.

Она открыла один глаз и медленно его закрыла.

- Даже не мяукнешь? А ведь у меня появился партнер, который умеет готовить и знает, как вылечить похмелье. Это чертовски здорово!

Такер смутно помнил, как накануне вечером рассказывал Сэсси о своих чувствах. Неудивительно, что она так разозлилась. Любимица Мелани, она, разумеется, не хотела бы слышать о другой женщине в его жизни - даже если Джолин и позволяла ей шастать по кухонному столу

Он не стал обуваться и понес корзину с грязной одеждой через холл и столовую в подсобку. Проходя мимо гостиной, заметил слезы, бегущие по лицу Джолин. Корзина выпала у него из рук и глухо стукнулась о пол.

- Что-то случилось с твоей тетей Шугар?

Она отрицательно покачала головой и отвернулась, вытирая слезы.

- Нет, песня по радио... - начала она, но так и не смогла ладно договорить.

- Что за песня? Какие воспоминания? - мягко спросил он, взял ее за плечи и развернул лицом к себе.

Она вытащила телефон из заднего кармана джинсов и нажала несколько кнопок.

- Она напоминает мне о маме. Когда маму нашли в гостиничном номере, где случился передоз, эта мелодия звучала у нее в телефоне, снова и снова. Мне следовало быть с ней помягче, но я как ребенок еще не понимала, что такое отчаяние и грусть.

Он притянул ее к себе и держал крепко, пока они вместе слушали песню «Ангел» Сары Маклахлан. Его печаль не могла сравниться с печалью Джолин или певицы, но он хорошо знал, что такое боль, с нею связанная.

- Песни всегда трогают меня за душу, - прошептала она. - Они проникают прямо в сердце и вызывают чувства такие глубокие, что я порой сама удивляюсь, откуда что берется.

- Меня тоже, - согласился он, и ему пришлось несколько раз сглотнуть, чтобы избавиться от комка в горле. Она отступила назад, и его руки почувствовали пустоту.

- А какая песня напоминает тебе о гостинице «Магнолия»? - спросил он.

Она задрала подол футболки, чтобы вытереть глаза, и недоуменно произнесла:

- А вдруг ты еще подумаешь, что я чокнутая...

- Мы все время слушали музыку, когда я служил в полиции. Ты не поверишь, узнав, какие песни вызывают у меня воспоминания! - попытался успокоить он ее, ощущая при этом свое нежелание признаваться ей в том, что он не может слушать песню Джейми Джонсона «Отведи меня домой», звучавшую на похоронах Мелани.

- Тетя Шугар с дядей Джаспером танцевали в столовой под песню Мэри Чапин Карпентер «Я чувствую себя счастливой». Всякий раз, слыша эту мелодию, я думаю о том, как они любят друг друга, и им не нужно выходить куда-то из этой гостиницы, чтобы... - замешкалась она, переводя дух. - Даже не знаю, как объяснить.

- Может, гостиница и епраеду волшебная? - вкрадчиво произнес Такер, взял у нее телефон, нашел мелодию «Я чувствую себя счастливой», положил трубку на стол и протянул ей руку.

- Можно пригласить вас на танец, миз Джолин?

Она вложила свою ладонь в его ладонь, а другую руку положила ему на плечо. Джолин очень хорошо танцевала свинг. В какой-то момент он лихо крутанул ее и, вернув обратно, прижал к своей груди, но она нисколько не сбилась с ритма. Когда песня закончилась, они оба тяжело дышали и в ее глазах не было ни слезинки.

И тогда он понял, что Джолин - больше, чем просто партнер. Она стала ему другом, первым другом, которого он приобрел после смерти Мелани. Искоса поглядывая, он изучал Джолин. Она определенно была из тех, про кого говорят: мал золотник, да дорог. Ей пришлось многое пережить в столь юном возрасте, но она все же сохранила доброту, мягкость и была самой трудолюбивой женщиной из всех, кого он знал. Они с Мелани наверняка подружились бы.

- Держу пари, дядя Джаспер и тетя Шугар до сих пор так танцуют. А я уже давно этим не занималась. Было весело, - радостно заявила она и села за стол.

- Да, весело, - согласился он. - Надо делать это почаще.

* * *

Колумбус, штат Джорджия

Спустя пять дней после отъезда из Джефферсона Джаспер и Шугар добрались до границы штата Джорджия. Шугар проснулась среди ночи и встала с кровати. Она налила себе стакан молока, открыла мини-жалюзи над маленьким столиком, чтобы посмотреть на звезды, и мысленно представила, как дома, в Джефферсоне, ее племянница сидит на кухне, перекусывая перед сном. Рядом с ней она представила и Такера, но только в заляпанных джинсах и рубашке, как на фотографии, которую прислала Джолин. С копной темных волос, он был весьма привлекательным мужчиной.

Телефон лежал на столе, под рукой, так что она снова открыла фотографию. Такер выглядел счастливым. Шугар пролистала назад и остановилась на фотографии Джолин с перепачканным лицом. Шугар невольно попыталась стереть прилипшую грязь кончиком пальца.

- Боже, я так скучаю по дому. Так скучаю, что чуть не плачу, -пробормотала она и тут же проверила, не разбудила ли Джаспера.

О чем она думала, покидая родные места, где прожила всю свою жизнь? У нее были корни, но не было крыльев. И не то чтобы ей непременно хотелось вернуться в гостиницу, она просто хотела вернуться домой.

«И где ты собираешься жить?» - прозвучал в голове ехидный голосок.

Пробежавшись пальцами по сенсорной клавиатуре смартфона, она зашла на сайт «Дикси Риэлти» и в считаные минуты нашла несколько подходящих мест. Им с Джаспером не нужен был большой дом. Маленький домик с двумя спальнями подошел бы в самый раз. У Джолин теперь появился свой кров, а подруги Шугар перестали бы приезжать в гостиницу с ночевкой, если бы Шугар и Джаспер устроились бы где-то основательно.

Слезы ручьями потекли по щекам, когда Шугар увидела, что дом по соседству с Флосси выставлен на продажу. Она помнила его с самого детства. Дом, может, и старый, но в хорошем состоянии. Она хотела жить там, рядом с Флосси, но это казалось несбыточной мечтой. Джаспер пережил тяжелую душевную травму, когда Рубен продал свою половину гостиницы. Шугар не могла обрушить на него еще один удар. О такой цыганской жизни он мечтал уже много лет, и Шугар ничего не оставалось, кроме как взять себя в руки и побороть тоску по дому - ради любимого мужа.

Глава девятая

- Извините за беспорядок. У нас тут ремонт полным ходом, - с такими словами Джолин распахнула дверь прежде, чем дамы успели постучаться. Она была рада видеть этих старушек. То, что они взяли ее под свое крыло и впустили в свой мир, значило для нее гораздо больше, чем могло показаться.

- Ты прямо как Шугар. Она звонила мне вчера вечером. Судя по всему Джаспер чувствует себя лучше, - быстро сообщила Люси и протянула Джолин коробку, от которой исходил восхитительный аромат - Я принесла запеканку из зеленой фасоли,рис и салат

Вошедшая вслед за Люси Флосси несла медленноварку:

- Мои фирменные фрикадельки. Я все еще злюсь на Рубена за то, что он сделал, но рада, что его здесь нет.

Замыкала шествие Дотти.

- Мне выпечка нравится больше, чем готовка. Как я уже говорила, готовить я умею., так же как умею чистить туалеты в баре, но это не значит, что то или другое мне нравится. В любом случае за мной всегда десерт. Сегодня у нас шоколадный торт.

Такер взял у Люси коробку:

- Запахи потрясающие. Я умираю с голоду. Все, что Джолин приготовила мне на завтрак - это омлет и немного гренок.

- Мне тебя не жалко. Тебе уже следовало бы научиться готовить, -заявила Люси.

- Я никогда этому не учился, поскольку осваивал технику укладки гипсокартона и ремонта полов, а помимо этого работал как проклятый сыщиком. - Протяжный акцент Такера проявился еще более отчетливо. - Мне катастрофически не хватало времени на готовку, и я предпочитал питаться фастфудом. В любом случае я очень благодарен милым дамам из Техаса, которые приносят мне воскресный обед.

- Не пытайся умаслить меня, мальчик. - предупредила его Люси и поводила указательным пальцем перед носом Такера. - И я бы не открыла секрет приготовления этого блюда даже Шугар, так что не проси. Это старинный семейный рецепт из южной страны каджунов.

- А если бы он был проповедником? Ты бы отказала в рецепте даже мужчине в рясе? - спросила Дотти.

- Богу я бы ни в чем не отказала. Он спас мою душу, - важно произнесла Люси.

- Я дам тебе свой рецепт фрикаделек. Шугар нашла его в старой поваренной книге своей матери, и мы готовим их уже много лет, -миротворчески ухмыльнулась Флосси.

Дотти склонила голову набок:

- Я удивлена, что ты собираешься их отведать, Люси. Тебе ли не знать, что в фарш добавлено полбанки пива? Если уж ты собираешься отчитывать нас за наши грехи, тогда тебе самой следует придерживаться того, что проповедуешь. И, кстати, разве безалкогольный дайкири ты пила вчера в «Аллигаторе»?

- О, тише! - прорычала Люси. - Конечно, смерть Эзры заставила меня пересмотреть отношения с Богом, но это вовсе не значит, что я не могу выпить коктейль или съесть фрикадельки с небольшим количеством пива.

- Недолго ты горевала. Уже положила глаз на следующего кавалера, -возразила Дотти.

Люси задрала нос кверху и сказала, что Эзра хотел бы, чтобы она была счастлива.

- Люси, уже лет двадцать ты только этим и занимаешься, - начала свою речь Флосси. - Заводишь бойфренда. А он умирает или расстается с тобой. И нам приходится мотаться с тобой по всем церквям в городе, чтобы ты могла покаяться перед Господом. Пора это прекращать. Нам нравится наша местная церковь, куда мы все ходим с самого детства.

- Но что, если Господь не услышит мое покаяние и сочтет меня распутной женщиной? - спросила Люси, помогая накрывать на стол.

- Бог услышал бы тебя, даже если бы ты молилась в дамской комнате в «Аллигаторе». И, когда раскаиваешься, не следует ходить на свидания и начинать сначала всю эту чертовщину, - заметила Дотти.

Люси погрозила ей пальцем:

- Ты не имеешь никакого права читать мне проповедь. Вспомни, как нам пришлось вмешаться, чтобы избавить тебя от алкоголя после смерти Брюса.

- Вот это и дает мне право, chere. - Дотти намеренно протянула свое любимое словечко.

- Миз Люси? - с выражением произнес Такер и выдвинул для нее стул.

- Спасибо тебе и Джолин, я прочту молитву перед едой, - сказала Люси.

Такер усадил еще Флосси, Дотти и Джолин, прежде чем занять свое место во главе стола. Как только он уселся, Люси уронила голову на грудь и уперлась лбом в сложенные для молитвы руки. Дотти закатила глаза, повернувшись к Флосси, и та с улыбкой подмигнула.

- Бог Отец небесный, кто милостиво внимает нам, - начала Люси и продолжала еще добрых две минуты, прежде чем наконец-то благословила трапезу.

- Если все остыло, то по твоей вине, - сказала Дотти.

- Но Бог радуется тому, что мы помолились перед едой, - парировала Люси.

Флосси отодвинула стул, прошла на кухню и вернулась с бутылкой вина.

- Чуть не забыла. Джолин, дорогая, ты не могла бы налить нам вина?

- Подожди минутку, - остановила ее Дотти. - Это наш первый воскресный обед с Джолин в «Магнолии». Давайте сделаем все правильно.

Она подошла к серванту с посудой в углу столовой: выбрала красивый бокал на высокой ножке: показала всем присутствующим, а потом достала оттуда еще три таких. После чего Джолин с удовольствием налила всем дамам вина. Когда же она дошла до Такера: тот накрыл свой бокал рукой.

- Я не большой любитель вина; но у меня есть пиво в холодильнике. Кто-нибудь еще хочет пива? - спросил он.

- Люси нельзя. Ей и вино-то пить не следует. Я выпью за нее. Она не получит своих крыльев и нимба, если выпьет и вина, и пива, - сказала Дотти.

Люси сурово зыркнула на нее:

- Лучше бы ты заткнулась, чтобы мы могли насладиться застольем. Такер, не слушай ее, я бы с удовольствием выпила пива. Вино к еде, а пиво с шоколадным тортом.

Флосси быстро шепнула на ухо Джолин:

- Вот увидишь, ее развезет.

Такер вернулся и поставил стакан и бутылку пива рядом с тарелкой Люси:

- Я буду пить прямо из бутылки, но для вас принес стакан.

- Здорово, - ответила Люси, а Такер занял свое место и пообещал, что после обеда они с Джолин дадут гостям возможность взглянуть на то, что они уже делают наверху.

- О, неужели? - Дотти подняла бровь и подмигнула ему.

Пока подавали еду. Люси допила вино и снова начала свою речь:

- Хочу сразу сказать, что мне понадобится еще один бокал вина, чтобы достойно пережить этот день. И вообще мне не нравится, что все вы пытаетесь указывать, как мне жить, в какую церковь ходить, и выставляете меня злостной грешницей, которая вымаливает у Бога прощение.

Джолин задалась вопросом, просила ли когда-нибудь прощения ее мать, пока катилась по наклонной, не заботясь о том, чью жизнь она рушит на этом пути. Понимала ли она и волновало ее то, что она разбивает сердце своей дочери? Джолин снова внутренне увидела; как мать танцует в трейлере под музыку из радиоприемника или CD-плеера. Она покупала наркотики на улице еще до того, как стала посещать самые низкопробные местные бары, усиливая кайф алкоголем. Всякий раз она возвращалась домой с другим мужчиной и с ним в обнимку хихикая, ковыляла в свою спальню.

- Ну же, дорогая, - начала Флосси таким головом, словно разговаривала с ребенком. - Ты же знаешь, что для тебя два бокала вина - это чересчур. Помнишь, как тебе стало плохо в прошлый раз?

- Вино тут ни при чем. Это все из-за лекарства, которое я принимала от давления. А так-то я могу запросто перепить вас обеих, - заявила Люси. -Налей мне еще бокальчик, Джолин. Я докажу этим двум скептикам, что никогда не пьянею.

Джолин взяла бутылку и, протянув ее через стол, сказала Люси, что там пусто.

- Я видела две бутылки в той безразмерной сумке, которую ты носишь с собой повсюду, - произнесла Люси, сердито посмотрев на Дотти.

- Отныне, chere... в смысле, дорогая... один бокал вина и бутылка пива -твой предел. Джолин придется забрать у тебя ключи от машины, если ты выпьешь больше. Просто подумай о том, как будут рыдать все эти ангелы на небесах, когда ты забухаешь. Ты ведь всего пару недель назад встала на путь истинный, - напомнила Дотти.

Оглядываясь назад, Джолин подумала о том, как было бы здорово, если бы мама в свое время смогла отложить свои проблемы в сторону и стать просто ее матерью или даже подругой. До того как умер ее муж, Элейн была так поглощена собой, что у нее оставалось не так уж много времени для дочери. Единственное, чем она с удовольствием занималась с дочерью, так это шопингом, так что у Джолин сохранилось немало теплых воспоминаний о тех годах. А когда отца Джолин не стало, Элейн по большей части просто кричала на нее, отчитывая за то, что не оплачены счета и в холодильнике нет ее любимой еды.

- Так ты откроешь сейчас же ту бутылку, - потребовала Люси.

- Ладно, но я думала, что сегодня вечером ты идешь в церковь флиртовать с проповедником, - парировала Дотти и исчезла в прихожей, откуда вернулась с большой бутылкой красного вина. - Я даю тебе это, потому что ты моя подруга, но ты прекрасно знаешь, что не умеешь пить.

- Хватит. Я уже большая девочка и могу сама принимать решения. А теперь передай мне фрикадельки, - заявила Люси.

Дотти открыла бутылку и поставила ее на стол, поближе к Люси. Потом вернулась на свое место, положила себе фасоли и начала свой рассказ:

- Я всегда любила зеленую фасоль, приготовленную по этому рецепту, и ни у кого рис не получается таким пушистым, каку Люси. Даже у моей бабушки из Луизианы, хотя она готовила его каждый день. Помню, когда она в первый раз приехала к нам в Техас, мы ели картошку по два раза в день. И. уезжая, она сказала мне, что никогда не смогла бы жить в таком месте, где люди питаются одной картошкой.

- Спасибо тебе. - произнесла Люси, в голосе которой все еще звучала сдержанность. - Моя бабушка тоже родом оттуда. Она научила меня варить рис, и он так хорошо идет с фрикадельками Флосси.

- Это верно, - согласился Такер.

Вмешательство... Серьезный разговор... Как бы это ни называлось, но Джолин чувствовала себя виноватой в том, что не заставила свою мать одуматься и не привезла ее в «Магнолию». Тетя Шугар взяла бы все в свои руки, и, кто знает, может, Элейн и избавилась бы от пагубной зависимости.

- Я только что попробовала зеленую фасоль. Это не креольская ли приправа? - спросила Джолин.

- Может быть, в некоторой мере, но это еще не весь секрет - заверила Люси, снова наполнила бокал и сделала большой глоток вина. - Это вино лучше, чем из той бутылки. Что за вкус?

- Ежевика, - сказала Дотти. - Я подумала, что будет хорошо сочетаться с десертом.

- Не так хорошо, как пиво. Но мне нравится. Сразу вспомнилось, как мы вчетвером, еще подростками, нашли ту бутылку клубничного вина с фермы Буна на берегу Большого Кипарисового байу, позади «Магнолии». - Люси хихикнула.

- Мы тогда осушили ее, потом сполоснули бутылку водой из протоки и выпили эти ополоски, - припомнила Флосси.

- А ты... - Дотти указала на Люси. - Единственная из нас, кто по-настоящему опьянел.

- Еще чего. Это было чисто психологически. Я не знала, сколько нужно выпить, чтобы опьянеть, и просто внушила себе, что выпила слишком много, -возразила Люси.

- Еще один бокал, и ей станет смешно, - прошептала Флосси на ухо Джолин.

- А потом?

- Надеюсь, до нее дойдет, что спать с бойфрендами не грешно и они умирают или расстаются с нею не потому, что она недостаточно хороша в постели. Тогда на неделе нам не придется ходить с ней по церквям, где мы не знаем никого из прихожан, - объяснила Флосси, почти не разжимая губ.

- О чем вы там шепчетесь? - спросила Люси.

- Мы пытаемся выяснить, что еще входит в этот рецепт зеленой фасоли, -ответила Джолин.

Люси задрала кверху тонкий носик:

- Я могла бы рассказать об этом проповеднику сегодня вечером, но вам ничего не скажу. Сегодня вы все ведете себя просто отвратительно.

- Слушайте, сегодня воскресенье, когда нам положено любить всех вокруг, - подал голос Такер со своего места во главе стола.

- Вот именно, милый мальчик. Я знала, что в твоей сексуальной груди бьется доброе сердце, - сказала Люси, допивая второй бокал вина и наливая следующий. - А тебе известно, что нам когда-то пришлось вправлять мозги Дотти?

- Кое-что слышал, - неуверенно произнес Такер и изобразил предельное внимание.

- Позволь, я расскажу тебе об этом. Она слишком много пила, так что мы были вынуждены вмешаться, - резво начала говорить Люси, сопровождая каждое свое слово кивком. - Знаешь, что мы сделали? - Она нахмурилась, словно пытаясь что-то вспомнить.

- Мы долго беседовали с ней, но в те дни никто и слыхом не слыхивал о вмешательстве, - вставила Флосси.

- Историю рассказывала я, - обиженно заметила Люси. - Так вот, после того как мы с ней поговорили, я подумала, что нам нужен проповедник, чтобы помолиться за нее, но был четверг, поздний вечер, и службы в церквях уже не проходили.

Дотти содрогнулась:

- Короче, потащили меня в молельный шатер в какой-то глуши на границе с Луизианой. Я уже приготовилась к тому, что проповедник вот-вот вытащит дохлую курицу. И сказала Шугар, что, если вдруг все станет совсем плохо, я брошусь вплавь через байу. После такого ужаса я не выпиваю больше одного бокала вина за раз или больше одного пива за вечер. Я поклялась, что никогда не напьюсь, чтобы они не заставили меня пережить этот опыт заново.

- И Шугар сказала, что поплывет следом за тобой через байу, -рассмеялась Флосси. - Я хотела сводить Дотти в стриптиз-клуб вместо церкви.

Мне казалось что ей просто нужен молодой жеребец для постели. А идея с молельным шатром принадлежала Люси.

Люси наклонилась к Такеру и театральным шепотом произнесла:

- Держу пари, ты мог бы получить работу в стриптизе.

Его улыбка переросла в смешок.

- Я был копом в Далласе, а потом детективом. Не думаю, что полиция одобрила бы такую ночную подработку. К тому же моя униформа долго не отпускала меня даже после увольнения со службы.

- Очень жаль, - вздохнула Флосси. - Бьюсь об заклад, Дотти запихнула бы все свои доллары в твои милые стринги.

- Черт возьми, именно так я бы и сделала, - энергично заверила Дотти и подмигнула ему. Такер же лишь потянулся к блюду с зеленой фасолью:

- Кто-нибудь хочет добавки? Если нет - я это прикончу.

- Вперед, дорогой. И не позволяй этим двоим грешницам вгонять тебя в краску, - подбодрила его Люси. - А что, разве еще не пришло время десерта? Я с нетерпением жду своей бутылки пива.

- Я принесу торт, - сказала Дотти. - Кто-нибудь хочет к нему мороженого? Я знаю, Шугар всегда держит запас в морозилке.

- Я хочу, - поднял руку Такер. Поддержала его и Люси.

- Вино, пиво, торт и мороженое? - Дотти покачала головой. - Тебе точно будет плохо.

Люси глубоко вдохнула, со свистом выдохнула и с выражением произнесла: «Перестань мной командовать».

Джолин уже слышала эти три слова раньше - много раз. Вечерами по пятницам и субботам она умоляла Элейн остаться дома, сэкономить деньги на еду или оплату счетов. И всегда получала один и тот же ответ: «Перестань мной командовать!» Только обычно это сопровождалось истерикой Элейн. Она кричала, что хорошая дочь любила бы ее безоговорочно и не пыталась изменить.

- Миз Люси, если у вас будет легкое похмелье, у Джолин есть волшебное лекарство. Вы просто позвоните мне, и я скажу, что надо делать, - пообещал Такер, на что Люси вздернула подбородок и решительно заявила, что оно ей не понадобится.

«И какая разница между Такером, заливающим свое горе, и мной?» -Голос матери прозвучал в голове так отчетливо, что Джолин обвела глазами комнату, проверяя, нет ли ее поблизости.

- Начать с того, что у него нет дочери-подростка, которая заслуживает собственной жизни и не должна раньше времени забивать себе голову проблемами взрослых, - мысленно ответила Джолин.

«Сегодня утром он получил лекарство от похмелья. Что ты об этом скажешь?» - возразила Элейн. Как это не раз бывало в реальной жизни, Джолин оставила за матерью последнее слово, силой заглушив ее голос у себя в голове.

Пока продолжался этот мысленный диалог Дотти принесла торт и мороженое:

- Мы пустим это по кругу, и каждый возьмет себе столько, сколько захочет.

Люси откупорила бутылку пива и сделала большой глоток:

- Это очистит нёбо перед тортом.

* * *

После обеда Такер проводил всех четырех дам в гостиную, захватив с собой початую бутылку вина. По дороге он сказал:

- Вы принесли еду. Мы с Джолин займемся уборкой. Притворитесь гостями «Магнолии». Нет, вы и есть наши самые первые гости, даже если и не остаетесь на ночь.

- Я поняла, что этот мальчик мне нравится, сразу, как только увидела его, - уверенно заявила Люси и прошествовала вперед с бокалом вина в одной руке и полупустой бутылкой пива в другой.

Нет никого, кто состоял бы из одних только достоинств или недостатков. Добро или зло вылезает наружу, когда человек совершает тот или иной выбор. Джолин вспомнила, что говорила ей тетя Шугар, когда она жаловалась на Рубена.

Относится ли это к ее матери-наркоманке? В течение многих лет Джолин не могла найти ничего хорошего в своей маме, а потом Элейн умерла в том убогом гостиничном номере... Может, если бы Джолин перестала корить себя за то, что не оказалась тогда рядом с матерью и не смогла остановить ее от падения в пропасть, ей удалось бы воскрешать в памяти те немногие счастливые мгновения, что были в их жизни?

Такер последовал за Джолин на кухню со стопкой тарелок в руках и попросил:

- А теперь объясни мне, что это было. По мне, так это вовсе не выглядит взбучкой, и вообще, с чего вдруг они решили вправлять ей мозги?

- Это очень сложно. Насколько я понимаю, Люси чувствует себя виноватой, потому что спит с мужчинами, а потом они либо умирают, либо расстаются с ней. Думаю, виной всему ее воспитание. В дни ее молодости секс до свадьбы был под величайшим запретом, - попыталась объяснить Джолин, ополаскивая тарелки и складывая их в посудомоечную машину.

- Значит, все это делается для того, чтобы вырвать ее из религии? Обычно человека пытаются затолкать в веру, а не вытащить оттуда, - нахмурился Такер.

- Очевидно, они знают, что делают, - сказала Джолин. - Сработал же их метод с Дотти.

- Полагаю, нельзя спорить с тем, что уже доказано, - кивнул Такер в знак согласия. - Думаю, Люси сможет подняться наверх и посмотреть на наши успехи?

- Если этот «милый мальчик», - Джолин изобразила воздушные кавычки, -возьмет ее под руку и поведет медленно-медленно, держу пари, что у нее все получится.

- Чертовски много времени прошло с тех пор, как меня называли мальчиком, - усмехнулся Такер.

- О, да? И насколько же много времени?

- Ну, дорогая, я родился в 1981 году. А ты уж считай сама, - ответил он.

- Тебе тридцать восемь?

- Стукнет в апреле. А как насчет тебя?

- Меня никогда не называли мальчиком, - сказала она. - И в апреле мне исполнится тридцать два. В какой день ты родился?

Он стряхнул остатки риса в мусорную корзину и сказал, что тридцатого числа.

- А я - двадцать девятого.

«Как могла мать отвернуться от такого ответственного ребенка, как Джолин? - недоумевал Такер. - Как вообще могла мать пристраститься к наркотикам и алкоголю, имея дочь?» Будь у них с Мелани дети, он все равно бы страдал после ее гибели, но у него был бы мощный стимул жить ради них.

«Теперь тебе есть ради чего жить, так почему же ты все еще прикладываешься к бутылке?» - Сварливый голосок в его голове повторял слова Мелани.

Он отмахнулся от вопроса, на который не хотел отвечать, и продолжил:

-Думаю, мы как партнеры никогда не забудем особенный для нас день...

- Наверное, нет, - улыбнулась она. - А теперь нам лучше вернуться к нашим детям, пока они не натворили дел посерьезнее, чем те, что лечатся просто средством от похмелья.

- Стало быть: мы их удочерили? - спросил Такер.

- Тетя Шугар велела мне присматривать за ними, поэтому, думаю, так оно и есть. Но ты, если не хочешь, можешь не брать на себя роль отца. И это, наверное, к лучшему, учитывая, что ты не самый удачный образец для подражания, верно? - подняла она бровь.

- Да ладно тебе. Я выпиваю только по выходным, - парировал он.

- Когда дети дома... - резонно заметила Джолин, проходя мимо, и вышла из кухни.

«Она права. Слушайся ее. Отпусти меня, дорогой. У тебя впереди целая жизнь!» Такер стиснул зубы и последовал за Джолин. Они расслышали пение, прежде чем добрались до гостиной. Голос Люси, хотя и мычащий что-то нечленораздельное, звучал громче всех.

- Восемьдесят восемь глотков вина в кувшине, восемьдесят восемь глотков вина. Сделай один и пусти кувшин по кругу. Восемьдесят семь глотков вина в кувшине...

Увидев вошедших, Дотти помахала рукой с пола, где они сидели кружком. Люси отпила глоток вина и продолжила голосить, а остальные женщины лишь подносили бутылку к губам и делали вид, что пьют.

- Они уже здесь! - взвизгнула Люси. - Теперь мы можем пойти посмотреть, что они там наворотили.

Такер протянул Люси руку и спросил, не проводить ли их?

Когда она поднялась с пола, он взял ее под руку и повел к лестнице. Она слегка пошатывалась, но он видал и похуже. А накануне вечером сам был еще хуже! Будь он глубоко верующим, наверное, попросил бы Бога не позволить Люси завалиться назад, потому что остальные три женщины поднимались по лестнице следом за ними. Одно неверное движение - и все пятеро кубарем полетели бы вниз. Для Дотти и Флосси такое могло бы обернуться переломом шейки бедра.

Сам того не сознавая, он перевел дух; только когда все они оказались в коридоре второго этажа, подальше от лестницы:

- Будьте осторожны. Тут повсюду навалена мебель.

Когда они вошли в первую спальню, Люси хихикнула:

- Я-то думала, что ты - лучший плотник в Восточном Техасе, мальчик. Вы только посмотрите на это. Ты в своем уме? Всем известно, что в спальне не ставят ванну.

Дотти обняла Люси за талию:

- Люси, сначала устанавливают ванну, а потом воздвигают стены вокруг нее. Иначе сам черт не затащит в дверь такую махину, когда все уже будет построено.

Такер отошел от Люси, оставляя ее на попечение Дотти.

- Мы построим стену прямо здесь, где лента на полу. Умывальником будет служить вон тот туалетный столик из коридора. Сами ванна и душ будут современными. Но мы постараемся сохранить дух старины.

- Звучит замечательно, Такер, но нам действительно пора идти. - решила прояснить положение дел Дотти и тут же спросила у Люси: - Разве у тебя не назначена встреча с проповедником из церкви Ангела Молитвы?

- Да, конечно, - фыркнула Люси. - И, к твоему сведению, я всего лишь торгую антиквариатом. А не строю дома. - фыркнула Люси и переключила внимание на Джолин. - Но все выглядит симпатично. Давайте вернемся в гостиную и еще немного попоем. Мне это понравилось больше, чем ванны в спальнях.

- Оно и видно, - ответила ей Флосси и тут же подмигнула Такеру: - Вы творите настоящие чудеса. Шугар была бы так горда. Ты посылаешь ей фотографии, Джолин?

- Каждый день, - ответила Джолин. - Я фотографию «до», «после» и «в процессе». И сразу же отсылаю снимки, а созваниваемся мы, по крайней мере, через день.

- Я хорошо пою и буду молиться за тебя, - пообещала Люси, ткнув Такера в грудь. - Попрошу Бога отнять у тебя желание выпивать.

Такер даже не стал спорить. Он был готов принять любую помощь, но полагал, что, если бы Бог всегда стоял на страже, тогда его Мелани была бы жива.

- Хорошо, так и сделайте, миз Люси, - просто согласился он, снова взял ее под руку и повел вниз по лестнице, испытывая еще больший страх, чем при подъеме. Но, по крайней мере, если бы она теперь упала вперед, то увлекла бы за собой только его одного.

Они благополучно спустились в холл, где Дотти взяла все в свои руки и болтала без умолку, пока помогала Люси надеть пальто.

- Спасибо вам за чудесный прием. Жду не дождусь, когда закончится стройка и вы перейдете к декору. Вы можете принести нашу посуду в следующее воскресенье. Обед будет в доме Флосси. Ровно в час дня. Только не опаздывайте. Мы устраиваем воскресные обеды по очереди, - объяснила она и сделала паузу, чтобы перевести дух.

- Да, мэм, - согласно кивнул Такер, сунул ноги в ботинки и проводил старушек до машины, чтобы открыть им дверцы. - И вы звоните мне вечером, если заболит голова, миз Люси.

- Дорогой мой, никогда в жизни я не чувствовала себя лучше. Жаль только, что мы не допели песню про девяносто девять глотков вина. Я здорово повеселилась, - ответила Люси.

Дотти подмигнула ему:

- Спасибо за все. Шугар гордилась бы тобой и Джолин. А Люси... Теперь, когда она так пьяна, мы можем только надеяться, что она все-таки соскочит со своей сумасшедшей карусели, - признала Дотти и понизила голос: - Иногда хорошее похмелье помогает осознать, что идешь по ложному пути.

«Так уж повелось, что человеком должно двигать желание сделать шаг в будущее, а не стремление жить прошлым. Чего ты хочешь, Такер?» - На этот раз у него в голове звучал голос деда.

Глава десятая

Джолин с трудом верилось, что снова наступила пятница, но календарь на ее телефоне не мог обмануть. За последние пять дней они с Такером успели сделать больше, чем она могла себе представить. Уже воздвигли стены ванной, а в столовой теперь зияла дыра размером с дверь, пробитая в стене для прокладки новых водопроводных труб. В то утро Такер возился в подвале дома, собирая последние узлы. После этого, как он сказал, можно будет приступить к укладке гипсокартона.

Она покрутила шеей, чтобы хоть немного снять боль. Работа на стройке оказалась куда тяжелее для тела, чем восьмичасовая суета за стойкой бара, -это уж точно. Но у нее перед глазами уже вырисовывалась картина того, что до сих пор представлялось только в мечтах. Может, когда тетя Шугар и дядя Джаспер будут возвращаться обратно, они заедут посмотреть на все эти новшества? У Джолин захватило дух при мысли о том, как она похвастается новыми ванными комнатами и перепланировкой спален.

Рука Такера высунулась из пробитой дыры.

- Теперь мне нужен разводной ключ.

Она вложила ему в руку какой-то инструмент но через пять секунд он выставил его обратно и сказал, что нужен разводной ключ, а не плоскогубцы.

- Извини. Не увольняй меня. Я все еще учусь.

- Ни в коем случае! - усмехнулся он. - По крайней мере, ты не дала мне монтировку, как это сделал мой последний помощник.

- Это потому, что я не помощник. Я - партнер и к тому же работаю почти бесплатно.

Закончив, он медленно выбрался из-под дома на спине, лицом вперед. Она сидела по-турецки на холодной земле, разложив перед собой железяки, как хирургические инструменты.

- Чувак, а ты очень организованный, - похвалил он.

Она подняла руку и усмехнулась:

- Меня зовут Джолин Бруссар, и я страдаю легким психическим расстройством.

Он вылез наружу и сел рядом с ней:

- Меня зовут Такер Малоун, и я готов сделать признание. Я - пьяница выходного дня, но моя покойная жена постоянно твердит мне, чтобы я перестал жить прошлым и двигался дальше. Никогда раньше я не хотел этого делать, но теперь вроде как хочу.

- Может, нам обоим стоит прислушаться к ней, - предложила Джолин и вспрыгнула с земли. - Я и не знала, что ты такой же дока в сантехнике, как и в строительстве.

- Для меня это не самая любимая часть реконструкции. Электричество и того хуже. Но я получил лицензию на оба вида работ, когда начал заниматься перепродажей домов как хобби.

- Почему же ты не сосредоточился на этом, вместо того чтобы служить в полиции? - спросила она.

- Мой дед был копом. Я обожал его и хотел быть похожим на него. Но я всегда любил работать руками, - заверил он и тоже вскочил на ноги. - Кажется, с водопроводом порядок. Давай поднимемся наверх и включим воду, а потом я проверю, нет ли утечки, прежде чем мы прикроем эту дыру.

- И такая возня будет сопровождать строительство каждой ванной комнаты?

- Типа того, но не совсем. Я могу подсоединиться к трубам в стене столовой, но закрывать эту дыру полностью нельзя, пока не закончим, -объяснил Такер, убрал разводной ключ в ящик с инструментами и понес его в дом.

- Я рада, что тебе одному приходится ползать под домом. У меня клаустрофобия, - призналась она. - И еще я боюсь высоты. Или, может, не столько высоты, сколько падения с нее. Ты и крыши на домах делаешь?

- Ага. Я не боюсь высоты, как и подвалов, если только там нет пауков. Держи! - бросил он ей аэрозольный баллончик.

Она поймала его в воздухе и спросила, что это.

- Спрей от насекомых. Я никогда не залезаю в подвал без него, - ухмыльнулся он.

* * *

В тот вечер встревоженная Дотти встретила Джолин у задней двери «Аллигатора».

- До открытия осталось всего пять минут. Я уже начала беспокоиться.

- Совсем потеряла счет времени, - призналась Джолин, убрала куртку и сумочку под прилавок и схватила фартук. - Мы с Такером возводили гипсокартон. Как все прошло с Люси? Я всю неделю собиралась позвонить, но мы были так заняты.

-Думаю, мы наконец-то открыли ей глаза. В подпитии она призналась, что всегда считала, что это Бог наказывает ее за секс с мужчинами вне брака и что именно Он убивает их или заставляет порвать с ней. Мы заставили ее понять, что все обстоит не так. Потребуется еще немало усилий на этом пути, но я верю, что до нее дойдет. У нее могут быть бойфренды. Она может спать с ними. Но умирают они не из-за этого. Просто нужно чаще напоминать ей об этом. Она довольно болтлива, но держит все это дерьмо в себе. Мы с Флосси и Шугар знали, почему она так поступает, но ей наконец-то пришлось признаться в этом самой себе. Знаешь, это как курение. Пока курильщик не осознает, что у него есть проблема, никакие доводы и уговоры со стороны семьи или друзей не помогут ему остановиться.

- Вы все правильно сделали. - Джолин подумала о матери, которая ни разу не обмолвилась о том, что у нее есть проблема. - Я могу чем-нибудь помочь?

- Нет, но нам пришлось позвонить Шугар. Мы включили громкую связь, и она нам очень помогла. Должна сказать тебе, Шугар всегда была чем-то вроде клея, который держал нас вместе. Я чертовски рада, что мы можем позвонить ей и рассказать обо всем, - подвела итог Дотти. - Ладно, а теперь давай о Такере. Похоже, у него было похмелье, раз он упомянул о твоем лекарстве.

- Я предупредила его, что сделаю это только раз. Мне не хотелось, чтобы он встречал вас с похмелья, поэтому я дала ему лекарство, которым всегда поднимала на ноги свою маму, - ответила Джолин.

- А почему это разовая помощь? - спросила Дотти.

- За маму я чувствовала себя ответственной. Но с ним - другое дело. Он -взрослый мужчина. - Джолин помахала Микки рукой, когда тот вышел из мужского туалета и занял свое место у двери.

Она схватила тряпку и еще раз протерла стойку бара, размышляя над собственными словами. Такер - действительно взрослый мужчина, но душа у него измученная. Конечно, ни то, ни другое ее не касается, но в эти последние дни она почувствовала влечение к нему.

Нет! Я не стану связываться с тем, кто все еще влюблен в свою покойную жену, да к тому же выпивает. Видит Бог я уже достаточно нахлебалась этого -пусть и не проблем с женами, но уж точно всего остального.

- Пора открывать, - сказала Дотти и подала знак Микки, чтобы тот отпер двери.

Уже через несколько минут группа молодых людей отплясывала под мелодию народной песни «Джо - Хлопковый глаз». Табуреты у стойки вмиг заполнились, и за ними в три ряда выстроились желающие заказать напитки.

- Похоже, нас опять ждет сумасшедший вечер, - сказала Дотти, наливая два питчера пива. - Давно надо было нанять в помощницы сексапильную красотку.

- О, тише! - толкнула ее бедром Джолин.

- И еще, дорогая, не суди Такера слишком строго. Я была в его шкуре. Это не очень-то легко. Он будет долго пробиваться сквозь туман, прежде чем увидит свет, - сказала Дотти.

- Я и не осуждаю, - сказала Джолин и потянулась за бутылкой текилы Patron. - Но я же не сторож ему.

- Ты, может, и больше, чем сторож. Ты и «Магнолия» могли бы стать для него спасением, - сказала Дотти.

- Не знаю, как насчет этого, но после смены я покажу тебе фотографии того, что мы успели сделать на неделе, - пообещала Джолин. - Тете Шугар все очень нравится, хотя я и слышу в ее голосе некоторую настороженность в отношении Такера. Она тебе что-нибудь говорила?

- Скоро ажиотаж спадет, и ты мне все покажешь. Да, Шугар беспокоится о нем. Она хочет помочь ему справиться с его трудностями. Ты же знаешь, какая она. Твоя тетя в каждом видит хорошее, даже в Рубене. Во всяком случае, она думает, что Такера Господь привел в «Магнолию», чтобы он осознал наличие проблемы. Но они с Джаспером злятся на Рубена и немного огорчены тем, что Такер так быстро выкупил его долю. Если бы Рубен не поспешил с продажей, возможно, он стал бы твоим партнером, и тогда ты помогла бы ему стать лучше.

- Не думаю, что Рубена можно исправить. Но я точно знаю, что Такеру нужно двигаться дальше.

- Это нужно вам обоим, - пожав плечами, подытожила Дотти.

Джолин начала было что-то говорить, но замолчала, увидев, что к стойке бара направляются Люси и представительный пожилой мужчина. Подойдя к свободному табурету, Люси вскинула руку:

- Привет милая. Хочу познакомить тебя с Эвереттом. Мы пришли, скорее, потанцевать, чем выпить, но если ты приготовишь нам дайкири, как те, что на днях делала нам с Флосси, будет здорово. И... - она подалась вперед, - не позволяй мне пить больше одного. Гони меня пинками, если даже я буду настаивать на втором.

- Приятно познакомиться, - Эверетт протянул Джолин руку поверх плеча Люси. - Но я бы предпочел ром с колой.

- Я - Джолин, - представилась она. - Ваши напитки сейчас будут готовы.

- Я вижу свободный столик. Заберу напитки и буду ждать тебя там. -Эверетт передал Джолин банкноту. - Сдачи не надо.

- Неужели я правда пела «Девяносто девять глотков вина»? - спросила Люси.

- Да. И еще решила, что Такер - хороший мальчик, а не дьявол.

- Они вынудили меня доказывать им то, что я могу выпивать, а я не могу, но я их прощаю, потому что они действовали из благих побуждений. Начали Флосси и Дотти, но именно Шугар отрезвила меня. Теперь я себя чувствую так, будто камень с души сняли. - Люси подхватила оба стакана. - Кстати, это не проповедник. Это тот мужчина, что приходил в мой магазин на прошлой неделе и пригласил меня на свидание. Ты же знаешь, что из меня не выйдет хорошей жены проповедника.

- Я рада, что тебе стало лучше и ты даже не обратилась за лекарством от похмелья.

Люси перегнулась через стойку бара и прошептала:

- Мне было слишком стыдно звонить, милая, но если я когда-нибудь снова совершу эту ошибку, то обязательно обращусь.

Эверетт был высоким, под стать Люси, и таким же тощим. Обаяния ему добавляли маленькие седые усики и озорные голубые глаза. «Люси надо бы держать ухо востро, - подумала Джолин, - а то с этим симпатичным стариканом танцами дело не ограничится».

Она то и дело бросала взгляды в их сторону и пришла к выводу, что парочка отлично проводила время. Они оба были очень хороши в тустепе и свинге, но в групповых танцах не участвовали. Никто из них не вернулся, чтобы заказать еще один напиток, так что Люси, видимо, усвоила урок - по крайней мере, на какое-то время. Теперь, когда Люси и Дотти прошли обряд вмешательства, Джолин задавалась вопросом, настанет ли черед Флосси -или Шугар уже успела поработать с ней?

* * *

Рано утром Джолин, пошатываясь от усталости, зашла на кухню. Выглядела она, как отметил Такер, словно последняя роза лета, на которую задрал лапу большой старый гончий пес. Такер улыбнулся любимой дедовой присказке.

- Доброе утро, - проворчала она.

Он кивнул на кофейник:

- Только что заварил свежий. Я выпил весь кофе, что сварил раньше, пока раздумывал, что нам нужно подготовить к понедельнику, чтобы снова взяться за работу.

Она налила себе чашку, со стоном села за стол и спросила, что же им нужно.

- Надо бы съездить в магазин красок в Маршалле. Ты выберешь краску для первой спальни, чтобы она уже была, когда понадобится. Я думаю, вместо того чтобы сдирать все это старье - обои, штукатурку и обрешетку, мы просто положим на них гипсокартон. Если хочешь феминизировать интерьер, можем пустить потолочный карниз, но обои - это сущая головная боль. Их и клеить трудно, а ухаживать за ними - еще сложнее.

- Согласна, - сказала она.

- На обед можем купить бургеры или сходить в пиццерию. Я угощаю, -улыбнулся он.

- Замечательно. Дай мне несколько минут, чтобы принять душ и переодеться.

Он вышел на крыльцо и устроился на качелях. Сэсси, последовав за ним, тотчас вспрыгнула к нему на колени и мяукнула.

- В последнее время я все чаще слышу голос Мелани, но единственное, что она мне говорит, это чтобы я двигался дальше. Вчера я впервые не пожелал ей спокойной ночи. Значит ли это, что я наконец делаю шаг вперед?

Кошка закрыла оба глаза.

- Помощи от тебя никакой, - сказал Такер. - Бывают дни, когда я не могу вспомнить, как она выглядела, не взглянув на ее фотографию. Меня это пугает, Сэсси.

Кошка открыла один глаз и снова закрыла его.

- Если я не буду помнить ее, все те чудесные годы, что мы прожили вместе, уйдут в небытие, - прошептал он.

Джолин выскочила на крыльцо, а Сэсси спрыгнула с его коленей и рванула прямиком к двери.

- Наверное, не хочет, чтобы ее оставили на улице, - сказала Джолин, направляясь к своему пикапу. - Мне не терпится решить, какого цвета делать ту первую комнату. Думаю, все спальни должны быть разные, но надо придерживаться приглушенной светлой гаммы, а по кромке хорошо бы пустить цветки магнолии. А еще мне пришло в голову покрасить входную дверь в фиолетовый цвет и повесить красивый венок из магнолии. Тетя Шугар много лет говорила об этом, но у них все руки не доходили.

- А что, мне нравится. Можем взять мою машину, - сказал он.

Она согласно кивнула:

- Тогда мы сможем различать комнаты по цветам и дадим им соответствующие названия. Скажем, «у нас гости в Голубой комнате». Но сегодня нам нужно определиться только с одним цветом, верно? А насчет входной двери еще подумаем, прежде чем примем окончательное решение.

- Сегодня мы могли бы выбрать два цвета. - Он бросился вперед, чтобы открыть ей дверь. - Тогда краска будет у нас наготове.

- Давай найдем красивый фриз с магнолией, а потом подберем к нему шесть оттенков. И никаких тяжелых штор. Пусть сосны за окном станут частью интерьера и...

- Ты, я вижу, много думала об этом... - сказал он, заводя мотор.

- Ага, так и есть, и я очень рада, что ты можешь финансировать все мои идеи, Такер.

Хорошо, что они съели гамбургеры перед тем, как отправиться в магазин красок, потому что выбор фриза оказался делом нелегким. Она склонилась над тремя массивными каталогами обоев, выделив, по меньшей мере, дюжину бордюров с магнолиями, но все никак не могла принять окончательное решение. На одном бордюре цветы были очень большими, на другом -слишком мелкими, на третьем - чересчур стилизованными.

Такер нашел в углу старый металлический складной стул и уселся, привалившись к стене. Он надвинул шляпу на глаза и сложил руки на груди. Ему хватило бы пяти минут, чтобы выбрать бордюр, но он же мужчина. А Мелани и Джолин требовалась целая вечность, чтобы на что-то решиться.

Он улыбнулся мыслям о Мелани. Вспомнилось, как он вывез ее на шопинг, и она бесконечно долго торчала в примерочной кабинке, примеряя наряды для рождественского бала в полицейском управлении Далласа. Тогда он так же сидел в кресле, только не привалившись к стене.

Он, конечно, понимал, что ему не следовало сравнивать Джолин с Мелани.

Одна выбирала платье, другая - обои. Внешне они совсем не похожи, да и темпераменты у них разные. Но рядом с Мелани его сердце трепетало точно также, как в присутствии Джолин. Он по-прежнему боролся с этим, однако все труднее становилось отрицать очевидное.

Наконец Джолин сузила выбор до шести позиций и спросила его мнение. Такер взял каталог в руки, отошел в сторонку и поднял его высоко над головой.

- Вот каким увидят этот фриз люди, когда зайдут в комнату. Что скажешь теперь?

- Какого черта ты не сделал этого час назад? Я тут маюсь, уже вся извелась, ведь это самое важное решение. Мы будем видеть этот бордюр во всех комнатах, и ты не подумал сразу мне подсказать? - Она посмотрела на него с прищуром, а потом перевела взгляд на бордюр. - Нет, этот не годится. Подними следующий.

Он вспомнил, что в конце концов Мелани показала ему два платья. Красное и черное. Он велел ей купить оба и решить, какое из них надеть, в день бала. Она так и сделала и на бал надела красное платье - то самое, в котором он ее и похоронил.

Он поднял над головой последний бордюр, и. прежде чем Джолин успела произнести хоть слово, ее улыбка подсказала, что она нашла идеальный вариант.

- Вот. Это то, что нужно. Надо будет заказать сразу полный комплект. Как по деньгам, получится? - спросила она. всем видом выражая свое смущение.

Он подумал о том, что пора наконец сказать ей, сколько денег досталось ему после смерти Мелани, но язык не поворачивался. Это казалось неправильным.

- Конечно. Закажем столько, сколько нужно, - решительно ответил он, не став при этом говорить, что он готов отдать последний доллар на обои, лишь бы принять окончательное решение. - А теперь давай возьмем образец и отвезем его домой.

Домой!

Слово ведь не делает его домом, верно? Он размышлял об этом, пока шел к кассе. Неужели «Магнолия» стала его домом? И если так, то значит ли это, что он сделал еще один шаг из прошлого? И значит ли это, что Джолин - часть будущего? Если так оно и есть, то в каком качестве?

Джолин тем временем ткнула пальцем в каталог и сказала продавщице о своем желании получить образец этого фриза.

- Если он в наличии, вы его получите, - заверила продавщица, открыла огромный ящик с образцами и, порывшись в нем, отыскала нужный. - Как только эти закончатся, мы перестанем их раздавать. Покупателям придется заказывать образцы по интернету. По мне, так это печально, потому что вроде как теряется человеческий контакт. Вот, это наш последний образец.

- Спасибо вам. У нас будет большой заказ, потому что мы собираемся использовать этот бордюр по всему дому. Можно позвонить вам в понедельник и сообщить размеры? - спросила Джолин.

- Просто скажите мне, сколько футов вам понадобится. Я сама все просчитаю и оформлю заказ. Вам наверняка понадобится пара лишних рулонов для подгонки и про запас, на случай непредвиденных ситуаций.

- Спасибо. Теперь с краской. Нам нужно два галлона этого цвета и два -вот этого. - Такер положил два образца на стойку.

Продавщица и Джолин завели разговор о том, насколько хорошо сочетаются с бордюром оба эти цвета, и он подавил долгий вздох. Женщины чертовски много болтают ни о чем. Чего проще - смешал краску и вперед.

«Эй, послушай-ка! - Голос Мелани снова зазвучал в его голове. - Дай ей немного расслабиться. Нам, женщинам, нравится обсуждать вещи и думать о них, прежде чем пускать их в дело. Для нее это очень важно».

Он обвел взглядом комнату, но стоял неподвижно, как будто заметил в углу паука. Как бы ему ни хотелось слышать голос Мелани, этот момент казался самым неподходящим.

«Ну, для меня это тоже чертовски важно, но я не готов обсуждать обои до бесконечности, потом пускаться по второму кругу, разбавляя все это пустым трепом», - возразил он. Если голос Мелани будет и дальше всплывать у него в голове, ему, наверное, не составит труда избавиться от зарождающихся чувств к Джолин.

Он внимательно слушал, но Мелани уже покинула здание. Неужели это означало, что ей нравится Джолин? Или она просто хотела заставить его страдать, напоминая, как он бывал нетерпелив, когда она пыталась принять решение - как с рождественским платьем?

- Сегодня у нас остается мало времени на все остальное, так что можем пройтись по антикварным магазинам, - предложила Джолин, когда он снова присоединился к их разговору.

И вообще, как долго он находился в отключке? Очевидно, достаточно долго, потому что продавщица уже смешала четыре галлона краски, и они стояли на прилавке. Он вытащил из бумажника кредитную карточку и расплатился, взял краску и последовал за Джолин к выходу.

- Ну так что? - спросила она. - Как насчет туалетных столиков? Мне понравилось, как ты приспособил тот умывальник в первой ванной. Выглядит потрясающе.

Он давно привык получать комплименты и похвалу за работу, но сейчас, когда увидел, как блеснули ее глаза, широкая улыбка невольно озарила его лицо.

Глава одиннадцатая

В тот вечер Дотти встретила Джолин у дверей «Аллигатора» и передала ей ключи.

- Теперь мне больше не нужно за тобой присматривать. Как там на парковке?

- Похоже, у нас опять аншлаг - озвучила Джолин свои первые наблюдения и запихнула под прилавок куртку и сумочку.

- Ну, что нового в гостинице? Я скажу тебе одно: Такер - очень трудолюбивый парень. Я вижу, что он действительно старается преодолеть свои трудности. И, если уж на то пошло, ты тоже в последнее время выглядишь счастливой, - сказала Дотти.

Джолин завязывала фартук вокруг талии, когда до нее дошло, к чему клонит Дотти, и подумалось, не замешана ли в этом вся их компания.

-Дотти Бошан, ты что, заделалась свахой?

- О нет! - заверила Дотти и положила руку себе на грудь. - Не я, chere. Я просто хочу сказать, чтобы ты не захлопывала дверь перед лицом возможности, если она смотрит тебе в глаза.

- Это прозвучало в духе тети Шугар. - улыбнулась Джолин.

- А как же иначе? - вздохнула Дотти. - Она всегда так говорила. Хочешь купить мой бар? Я бы тогда тоже обзавелась собственным автодомом и присоединилась к ней.

- Нет уж, спасибо. С меня хватит и управления гостиницей.

- Он уже поцеловал тебя? - Глаза Дотти блеснули.

Джолин лишь отрицательно покачала головой, а Дотти спросила:

- Как думаешь, вы когда-нибудь сойдетесь, если он останется?

«Если он останется... - так часто говорила ее мать. - Если этот богатей останется, он вытащит меня из нашего проклятого трейлера. Если этот замечательный парень останется, он отвезет меня в Вегас на целую неделю. Этот человек - генеральный директор транспортной компании, и, если он останется, я брошу свою дерьмовую работу и уеду с ним».

И каждый раз, когда все рушилось, Джолин приходилось убирать беспорядок, оставленный этими случайными пассажирами. Одна мысль об этом выводила ее из себя.

Протирая стойку бара, Дотти начала рассуждать:

- Сегодня вечером Шугар ждет от меня последние новости о тебе и Такере. Она говорит, что ты вечно меняешь тему, когда она расспрашивает о вас обоих, и я должна как-то успокоить ее, или, боюсь, она развернется на дороге и примчится обратно домой.

Джолин вздохнула:

- Тогда не говори ей ничего, и, может, она действительно вернется в Джефферсон. Что до меня и Такера, то мы - партнеры. Это все. Я не могу вступать с ним в отношения, Дотти, пока он не разгрузит свой эмоциональный багаж. И даже тогда все это будет под большим вопросом.

- Жизнь слишком коротка, чтобы таскать с собой тяжелое бремя. Вам обоим нужно избавиться от прошлого. Отнестись к нему, как к материальной собственности. Как это сделала Шугар. Она отдала тебе все, что не поместилось в фургоне, и они с Джаспером уехали прочь, как пара молодоженов, - сказала Дотти. - Мне бы очень хотелось продать бар, купить себе фургон и парня-водителя и отправиться следом за ней. Боже, как я скучаю по этой женщине. Из всех нас она самая уравновешенная.

- Еще не слишком поздно. Держу пари, ты сможешь догнать их за неделю, но я уж точно буду скучать по тебе. - сказала Джолин.

Дотти погладила ее по щеке:

- Я не могу оставить тебя сейчас, chere. Я же обещала Шугар присматривать за тобой, пока ты не устроишься. Ладно, мне пора возвращаться на свою половину бара.

Джолин была рада, что Дотти сменила тему, но теперь у нее из головы не шел Такер. Она все гадала, останется ли он, после того как закончит ремонт. Или, если ему наскучит гостевой дом, он перетащит свой трейлер обратно в Маршалл и будет просто получать доход от своего бизнеса?

* * *

В тот вечер Такер подождал, пока Джолин уйдет на работу, а потом в компании с Сэсси сделал пару ходок туда и обратно, перетащив из трейлера оставшиеся вещи. Он разложил все по полочкам и достал свой выходной наряд - накрахмаленные джинсы, отглаженную рубашку с перламутровыми застежками, начищенные ботинки - все, что обычно надевал субботними вечерами на свидания с Мелани. Быстро приняв душ, он оделся, сказал Сэсси. что она остается за старшего, пока либо он, либо Джолин не вернутся домой, и отправился в бар. Но на этот раз он повернул не на север, к «Пьяному аллигатору», а на юг. Ему уже доводилось бывать в одной из забегаловок в глухом лесу рядом с автострадой, туда он сейчас и направлялся. Включив радио на своей любимой волне «Кантри», он всю дорогу отстукивал большими пальцами по рулю в такт музыке.

- Пока мы вместе, неважно, пойдем мы в стейк-хаус или возьмем тако из фургона и съедим их в парке. Я тебя не отпускаю, - произнес он вслух. - Я не забуду, что в субботу вечером у нас свидание.

Он всегда думал о Мелани, когда в субботу вечером ехал в бар. Это было его время, когда он предавался воспоминаниям о лучших мгновениях их совместной жизни. Он мог вспоминать во всех подробностях их свадьбу или первую ссору, а то и просто сумасшедшие эпизоды, случавшиеся на протяжении пятилетнего брака. Но в тот вечер он вспоминал их последнюю ночь вместе.

Они сидели на берегу озера на теплом одеяле, говорили о создании полноценной семьи, но решили подождать еще год. В конце концов, в середине четвертого десятка еще не поздно стать мамой и папой, и у них в запасе еще было время обзавестись детьми, о чем они всегда мечтали. В ту ночь звезды светили особенно ярко и небо освещала полная луна. Если бы он только знал, что через двадцать четыре часа его мир рухнет, он бы все сделал по-другому.

Когда он добрался до бара, найти место для парковки не составило труда, но вот зайти внутрь оказалось проблематично. На двери висела записка, извещавшая о том, что заведение закрыто и выставлено на продажу.

«Я хочу тако, а не пива или „Джека и Коку“», - голос Мелани прозвучал так ясно, что он мог бы поклясться, что она идет рядом.

- Не сегодня, дорогая. Мне нужно немного выпить, чтобы обострить воспоминания о тебе. Мне слишком нравится быть рядом с Джолин, - сказал он, возвращаясь в машину. - Если бы я подождал несколько недель, то владел бы баром вместо гостиницы, - проворчал он, направляясь в сторону «Южного комфорта». Напитки там были дороже, да и публика слишком крутая на его вкус, но, может, Мелани перестанет суетиться из-за тако, если увидит, что он ведет ее в шикарное место.

«Все происходит не просто так».

- Ты снова здесь. Черт побери, Мелани, ты всплываешь и исчезаешь так неожиданно, что у меня голова идет кругом, - возмутился он, выезжая на шоссе, идущее на запад.

«Отпусти меня. Ты можешь хранить воспоминания, только если они не разрушают тебя. И нет ничего страшного в том, что у тебя есть чувства к Джолин».

- Я должен был поехать в магазин в тот вечер, - возразил он.

Он внимательно прислушался, но она уже ушла. По радио зазвучала песня, навеявшая воспоминания о том, как они танцевали босиком на заднем дворе, когда купили гамбургеры по дороге и решили провести вечер дома. Он улыбнулся и стал ждать. Мелани так и не вернулась.

На парковке у «Южного комфорта» было посвободнее, чем у «Пьяного аллигатора» субботним вечером. Он нашел местечко неподалеку от входа и зашел внутрь. Ему на глаза сразу попался пустующий табурет в стороне от остальных, что было хорошим знаком.

«Это шикарное место, клуб, так что не пили меня, Мелани».

- Что вам предложить? - спросил бармен.

Парнишка едва ли выглядел достаточно взрослым, чтобы разливать напитки. Он был одет в облегающие брюки и трикотажную рубашку. Прядь голубых волос падала ему на один глаз. В баре звучала живая музыка -выступал пианист с потрясающим голосом, правда, на любителя.

Такер был не из их числа. Он предпочитал классическую музыку кантри из музыкального автомата под топот ботинок по деревянному полу.

-Двойной виски, чистый, - сказал он.

-Да, сэр. Вас рассчитать?

Такер достал из бумажника банкноту и положил ее на стойку, сказав, что расплатится он, когда будет уходить. Бармен откинул в сторону голубые волосы и сообщил, что не хватает чуть меньше доллара. Тогда Такер положил на стойку еще две долларовые бумажки и сказал парню оставить сдачу себе. Потом он более получаса потягивал виски, размышляя о том, чем займется поутру, пока Джолин будет спать.

- Повторить? - спросил малыш. - Или приготовить вам что-то другое?

Мелани перестала с ним разговаривать, так что, похоже, это место ей не понравилось.

- Нет, спасибо, - сказал Такер, соскальзывая с табурета. - Хорошего вечера.

Парнишка помахал в ответ рукой.

Такер сел в пикап и направился в сторону Джефферсона. Он намеревался поехать прямиком к «Аллигатору», но; всю дорогу думая о Мелани, внезапно обнаружил, что припарковался возле гостиницы.

- Черт возьми! - Он хлопнул по рулю. - Это одно из самых печальных свиданий, когда мы возвращаемся домой в восемь часов.

«Все происходит не просто так», - пропел ее голос у него в голове.

- И это все, что ты отныне собираешься мне говорить? - спросил он.

Ничего. Ни единого слова или дуновения в ответ на его вопрос.

- Ладно, молчи дальше. На прошлой неделе я доказал, что мне не нужен бар. - Он ворвался в дом, налил себе виски на два пальца, взял стакан и отнес его в гостиную. - Во всяком случае, расходов меньше. - Он скинул ботинки и сел в кресло-качалку. - И уютнее.

Он сделал еще глоток и поставил стакан на столик. Так и не допив виски, он потащился наверх и прислонился к дверному косяку комнаты, над которой работал. Все говорило о том, что по окончании ремонта это будет конфетка, а не комната. Сэсси вилась у него в ногах, но, когда он проигнорировал ее, прошла в закуток, запрыгнула в ванну и свернулась там клубком. Вздохнув, Такер схватил свой поясок с инструментами и принялся покрывать новую ванную комнату гипсокартоном. Сэсси так и спала, пока он трудился.

Он даже не слышал, как Джолин зашла в дом и поднялась по лестнице, пока не почувствовал ее присутствие у себя за спиной.

- Который час? - спросил он.

- Начало четвертого, - ответила она. - Почему ты работаешь в такое время? Я думала, по субботам после четырех пополудни ты уже отдыхаешь.

- Не мог уснуть, - ответил он.

- Я удивлена. В прошлую субботу, когда я ночью вернулась домой, ты еще гулял, - напомнила она, сладко зевая при этом.

- Нет, я не гулял. В ту ночь я вернулся домой около половины третьего. И вырубился в своей спальне, когда ты пришла.

Он снял пояс с инструментами, отложил гвоздодер в сторону и сказал Джолин, что это был последний кусок. И после того как он его закрепит и оклеит скотчем, можно будет устанавливать остальную арматуру и ограждение для ванны.

- Проголодался? - спросила она.

- Ага. Сейчас умоюсь. У нас есть те пончики, что мы покупали пару дней назад?

- Они уже не очень свежие, но можно положить немного сливочного масла сверху и поставить секунд на двадцать в микроволновку, - сказала она, отправляясь на кухню.

Он прошел в ванную в конце коридора и вымыл руки до локтей. Спускаясь по лестнице, он заметил, что у нижней стойки шатаются перила, и сделал мысленную заметку исправить это. Сэсси догнала его в холле, и он наклонился, чтобы погладить ее.

- Странно быть трезвым на ночном свидании, - прошептал он.

Кошка мяукнула в ответ и повела его на кухню, где он положил ей в миску дюжину особых лакомств.

- Это плата за помощь в работе сегодня вечером, - сказал он и повернулся к Джолин. - Ты приготовила горячий шоколад?

- Вроде того, из пакетиков. Я люблю макать в него пончики, - объяснил он, а сам вспомнил, как Мелани тоже любила шоколад, как макала в него печенье и даже сэндвичи с арахисовым маслом.

- Угадай, кто приходил сегодня в бар? - Не дожидаясь его ответа, Джолин сразу же перешла к истории Люси и Эверетта.

Он испытал облегчение, когда она не стала расспрашивать, почему он не заглянул в бутылку в тот вечер, потому что и сам не мог бы ответить, но точно знал, что ему не хочется говорить об этом.

- Сдается мне, что эти старушки могли бы давать сеансы психотерапии. Люси вылечили, и, по словам Дотти, когда-то они решили и ее проблему.

- Психотерапевты заставляют тебя приходить снова и снова, это их заработок, - сказала Джолин. - Легко говорить с незнакомцем, который по закону не имеет права разглашать ни слова из того, что ты ему скажешь. Ты можешь рассказывать им все, что угодно, а они просто кивают и спрашивают о твоих чувствах. Они никогда не говорят, как исправить проблему. Ты должен сам во всем разобраться, - уверенно заявила она, выложила на тарелку два пончика и поставила их в микроволновку.

- Звучит так, будто ты знаешь об этом не понаслышке.

- Я пару раз ходила к терапевту, - признала Джолин, достала пончики и поставила тарелку на стол.

- Это принесло хоть какую-то пользу?

- И да, и нет. Это научило меня тому, что все проблемы нужно решать самой. Ни таблетка, ни рюмка спиртного, ни разговор с незнакомцем не помогут. Может, у кого-то опыт более удачный, чем у меня... Или, может, я не уделила этому достаточно времени, но... - Она пожала плечами.

- Я посещал психотерапевтов, - сказал он и удивился тому, что произнес это вслух.

- Когда работал детективом? - спросила она. - Как в телевизионных шоу, когда копы стреляют в кого-то, а потом должны пройти курс психотерапии, прежде чем им вернут оружие и нагрудный знак?

- И по этой причине тоже... - согласился он и сделал паузу.

Ему стало интересно, слышит ли она его вообще, поскольку она не отрывала глаз от своей тарелки.

- Когда погибла моя жена, - продолжил он, - осенью, два года назад. Мне эти сеансы тоже не помогли, но я не могу винить психотерапевта. В то время я чересчур увлекся саморазрушением. Слишком много пил, из-за этого меня уволили со службы, и я решил переехать сюда, потому что здесь она выросла. Я думал, это поможет, но не помогло. Начал выполнять заказы для ее лучшей подруги, которая занимается недвижимостью. Брал столько работы, сколько мог выполнить.

- Ты и до сих пор занимаешься саморазрушением? - произнесла она и доела свой пончик.

- Только по субботам вечером. Для нас это был вечер свиданий. - Он никогда бы не сказал об этом даже психотерапевту, но с Джолин разговаривать было легче, чем с тем стариком, к которому его направило полицейское управление. - Но теперь у меня появился новый партнер с потрясающим лекарством от похмелья, и впервые за очень долгое время завтра утром оно мне не понадобится.

- У твоей новой партнерши есть лекарство, потому что ей приходилось слишком часто лечить им свою мать, - произнесла Джолин, подхватывая острую тему, но не сдержалась от того, чтобы зевнуть, прикрывая рот рукой. -Я иду спать. До самого утра даже не буду подбирать двести долларов, проходя мимо, или принимать душ. Спокойной ночи, Такер.

С этими словами она встала из-за стола и исчезла. Он рассказал ей о Мелани, и Джолин не стала говорить ему, что он это переживет или что время поможет - ничего такого, что ему обычно говорили, когда он упоминал ее имя. Она просто выслушала - как и он, когда она рассказывала ему о своей матери. Но после разговора с ней он почувствовал себя лучше, чем когда-либо за последние месяцы.

Чувство вины кольнуло Такера прямо в сердце. Он никоим образом не хотел причинить ей боль, подобную той, что сквозила в ее голосе, когда она говорила о матери. Еще не хватало ей страдать из-за него каждый выходной, как в прошлом она страдала из-за матери. Да и ему самому пора было расправить плечи и двигаться дальше, но мысль о том, чтобы оставить Мелани в прошлом, казалась неправильной, даже чудовищной.

Глава двенадцатая

- Это совсем не то, что я ожидала увидеть, - сказала Джолин, когда Такер припарковался перед домом Люси в воскресенье днем.

- Я почему-то думал, что Люси живет в двухэтажном доме с разнотоновой отделкой.

- Я тоже, но она дала мне именно этот адрес, - Джолин заглянула в телефон, сверилась с номером дома на столбе крыльца и повернулась на сиденье, чтобы посмотреть, на той ли улице они находятся. Все сошлось. - Да вон на подъездной дорожке стоят минивэн Дотти и машина Флосси, так что, похоже, мы не ошиблись.

- Неужели за все эти годы, приезжая в гости к своей тете, ты ни разу не была ни у кого из них дома? - спросил Такер.

Джолин нахмурилась, пытаясь вспомнить:

- Нет, никогда. Тетя Шугар ни за что не отпустила бы меня в бар, а дамы всегда сами приезжали к нам в гостиницу. Это жилище совсем не похоже на дом антиквара, да? Кажется странным, но, когда я гостила у тети, мы даже воскресные обеды устраивали в «Магнолии». Интересно, когда это они ввели очередность?

- Может, внутри все по-другому? - предположил Такер.

Подходя по тротуару к крыльцу, Джолин подняла голову и осмотрела жилой квартал. Маленький кирпичный домик Люси в так называемом стиле ранчо замыкал ряд из трех других домов примерно такого же размера. Два из них были с белой покраской, а один был построен из желтого кирпича. При каждом доме имелся гараж на одну машину и маленькая ухоженная лужайка. Все они выглядели типичными постройками из семидесятых с одинаковой планировкой - каждый с небольшой верандой, гаражом и панорамным окном с раздвинутыми шторами, чтобы впустить свет. В те дни и тот век они, конечно, выглядели современными, да и до сих пор не производили впечатления допотопных, но Джолин не такими представляла себе дома антикваров.

Такер постучался в дверь и посмотрел на Джолин. Она почувствовала его взгляд и, подняв голову, заглянула ему в глаза. В тот день в нем что-то неуловимо изменилось, как будто он сбросил часть груза с души. Они оба заговорили одновременно.

- Ты иди первой, - сказал он.

- Я просто подумала... - начала она, но не успела произнести ни слова больше, потому что Люси широко распахнула дверь и жестом пригласила их войти.

Она была в фартуке, сплошь в принтах из «Поцелуев Херши». Блестящей золотой нитью поперек нагрудника была вышита надпись: «Работаю за поцелуи».

- Проходите, - начала Люси. - Мы как раз накрываем стол к обеду. Мне сегодня ужасно захотелось жареной курицы, так что мы пропустили службу в церкви и жарим-парим с одиннадцати часов. - Она повысила голос. - Дети уже здесь. Выкладывайте картофельное пюре и доставайте печенье из духовки. Я пока поболтаю с ними в гостиной.

Джолин с трудом поверила своим глазам, когда увидела убранство маленькой гостиной: черный кожаный диван, блестящие ультрасовременные черные столики, кресло-качалка с обивкой из мягкой белоснежной кожи и ярко-красной подушкой. Следовало бы что-то сказать, что угодно, но ничего не приходило в голову.

Люси указала на кресло:

- Присаживайся, Такер. Ждать недолго, минут пять, не больше. Ты удивлена моим стилем, не так ли, Джолин? Когда целый день работаешь среди антиквариата, не хочется приходить домой и весь вечер опять смотреть на это барахло. Можешь присесть здесь, на краю дивана, дорогая. Он очень удобный. - Она понизила голос. - Я всегда была самой современной девчонкой среди нас четверых. Дотти была самой отвязной. Шугар, самая сладкая, держала нас всех вместе, а Флосси вечно носила шляпы, но в основном занималась тем, что воспитывала меня.

- Извини, - сказала Джолин. - Я не хотела показаться грубой. И поверь мне, Люси, я тоже выросла не среди антиквариата в Западном Техасе. Эта комната похожа на гостиную, которая была у нас при жизни моего отца, разве что кожаная мебель была коричневой.

- Удивление и грубость - далеко не одно и то же. Я купила этот дом еще в семидесятые годы и думала, что он будет хорошим стартовым домом. Очевидно, что он стал хорошим постоянным домом, потому что я все еще здесь.

- Очень милый домик, - сказал Такер. - Напоминает мне дом моих бабушки и дедушки в Маккинни, только у них там был огромный участок земли.

- Обед на столе, - крикнула Флосси.

- Это намек, - сказала Люси. - Следуйте за мной.

Воспоминания нахлынули на Джолин. Дом, где она выросла, был построен практически по тому же проекту. Она помнила семейные фотографии на стенах в коридоре. Среди них - та, на которой она позировала в желтом платьице на репетиции перед своим первым выступлением на сцене. Элейн решила, что Джолин нужно выбираться из своей скорлупы, и отдала ее в балет. В тот год Джолин исполнилось пять лет, и она ненавидела эти занятия, но зато Элейн тогда гордилась ею.

Она сидела в своей пустой комнате и плакала в тот день, когда они с мамой перебирались из родного дома в трейлер. Шкаф на новом месте был маленький, но она взяла с собой всю свою одежду. Ее кровать не поместилась бы в тесной комнатушке, так что она забрала футон из комнаты отдыха. Пока она рассматривала фотографии Люси, вернулась боль того дня. Она попыталась отбросить воспоминания, но перед глазами всплыла картинка ее вечеринки по случаю шестнадцатилетия. Элейн настояла на том, чтобы устроить ее в загородном клубе. Пригласили мальчиков, и Джолин весь вечер танцевала с некоторыми из них, хотя едва была с ними знакома. Это были сыновья подруг Элейн. Мальчика, с которым она встречалась, не позвали, потому что ее мать считала, что он недостаточно хорош для нее.

Пустота того вечера вернулась к Джолин. Единственной отрадой для нее стало то, что ее мать выглядела счастливой. Ну а как же иначе? Отец Джолин был еще жив и мог дать ей все, чего она хотела; Элейн шиковала в загородном клубе, где чувствовала себя королевой бала.

- С тобой все в порядке? - Люси положила руку ей на плечо. - Ты выглядишь так, будто увидела призрака.

- Твой дом навеял воспоминания, - честно ответила она.

«И чувства, которые их сопровождают», - подумала она.

- Надеюсь, они были хорошие. - Люси повела их на кухню. - Теперь, Такер, ты можешь сесть во главе стола, но я прочитаю молитву. А ты, - она указала на Дотти, - не говори ни слова. Я все еще верю в Бога, даже если сегодня не пошла в церковь.

- Только не затягивай с молитвой, а то курица остынет, - предупредила Дотти.

Все выглядело так, будто у них давно установился порядок рассадки, где бы они ни находились. Дотти и Люси сели по одну сторону стола. Флосси и Джолин устроились напротив, а Такер занял королевское кресло.

Любимым блюдом Джолин была домашняя жареная курица со всеми вкусностями, но последний раз она ела его года три назад, когда гостила у тети Шугар. Ее мысли вернулись к ее редким визитам в Джефферсон после смерти матери. Работая шесть ночей в неделю и наверстывая домашние дела в единственный выходной, она просто не имела физической возможности мотаться через весь штат Техас на обед с жареной курицей. Но при этом не забывала звонить тетушке два раза в неделю и всегда с нетерпением ждала этих разговоров по телефону.

- Аминь, - закончила Люси.

Джолин не слышала ни слова из молитвы, но произнесла «аминь» вовремя, вместе с Такером, Дотти и Флосси. В животе заурчало, когда она оглядела стол.

- Это было три года назад, на Рождество, - сказала она.

Дотти положила себе на тарелку куриную ножку и крылышко и уточнила, что же было три года назад?

- Последний раз, когда я приезжала в «Магнолию». Тетя Шугар приготовила для меня такое же угощение. Ни в одном ресторане мира не отведаешь ничего подобного, - ответила Джолин.

В последнее Рождество, которое она провела с отцом, они ходили в ресторан, потому что маме не хотелось готовить праздничный ужин всего для троих. Последнее Рождество, проведенное вдвоем с матерью, стало обычным днем. Элейн с утра выпивала, а Джолин работала в две смены в круглосуточной придорожной закусочной. В тот вечер она принесла домой ужин, но Элейн уже валялась в отключке на диване, поэтому она ужинала в одиночестве.

Даже сейчас, когда она сидела в окружении подруг и рядом с Такером, новая волна пустоты захлестнула ее - то же самое чувство, что она испытывала в те рождественские дни. Она сделала пару больших глотков сладкого чая, чтобы избавиться от комка, застрявшего в горле.

- Кстати, о хорошей еде, - произнес Такер, подкладывая две огромные ложки картофельного пюре к хрустящей куриной грудке на своей тарелке. -Если я буду и дальше обедать с вами по воскресеньям, милые дамы, мне придется покупать одежду на размер больше.

- Когда ты последний раз ел домашнюю жареную курицу? - Джолин передала ему кремовый соус: приготовленный по южному рецепту.

- Было слишком много субботних вечеров, которые высушили клетки моего мозга, так что даже и не вспомню, - признался он. - Но, когда бы это ни было, та жареная курица не смогла бы сравниться с этой. Кстати, это свежая кукуруза?

Такер не напивался с того самого первого уик-энда после переезда в «Магнолию». Возможно, он пускал корни и двигался дальше, даже если и детскими шажками. Обеды со старушками убеждали Джолин в том, что он, по крайней мере, пытается.

- Прямо из морозилки, - ответила Флосси. - Я еще держу небольшой садик возле дома. Мы обедаем у меня на следующей неделе.

- Небольшой садик, - чуть ли не фыркнула Дотти. - У нее вспахана четверть акра.

- Как вы находите время и на огород, и на магазин? - спросил Такер.

- Она и не находит. Просто платит парню, чтобы тот ухаживал за садом, -пробормотала Люси.

- Вовсе нет! - возразила Флосси. - Я обеспечиваю его семенами. Он выполняет свою работу, и мы делимся урожаем. У него много друзей, которых он одаривает свежими овощами, как и я. Это не считается платой. Я ему помогаю. У него заболела жена, и им пришлось продать ферму, чтобы оплачивать счета за ее лечение. Он сойдет с ума, если переедет в город и не сможет копаться в земле.

Мысли Джолин вернулись к цветочным клумбам отца. По вечерам он часами ухаживал за ними - поливал, подкармливал, обрывал отцветшие бутоны, тщательно пропалывал, не оставляя ни намека на сорняк. Ему действительно нравилось ковыряться в земле или это было бегством от матери? Они с мамой пришли из разных миров. Отец вырос в Луизиане на маленькой ферме, она была городской девчонкой из Амарилло. Они познакомились на вечеринке у общих друзей, которые работали вместе с ним в банке. Когда компания перевела отца на работу в Техас, ему сказали, что это всего на пару лет Но, когда представилась возможность вернуться в Луизиану, он отказался от нее ради Элейн. Ей нравилось жить в большом городе. Джолин никогда раньше не думала об этом, но, возможно, отец просто хотел вернуться к своим корням, потому и возился в цветочных клумбах.

Флосси подтолкнула ее локтем:

- Витаешь в облаках, дорогуша? Ты уже минуту держишь в руках эту корзинку с печеньем.

- Извини. Я думала о своем отце. Он никогда не держал сад. но у него были самые красивые цветы в округе. - Джолин поспешно выложила печенье на тарелку и передала корзинку Такеру. - И мне нравится работать руками в цветниках. Может, по весне мы разобьем несколько клумб во дворе гостиницы.

- Интересная идея, но сейчас меня больше интересует кукуруза, - сказал Такер.

- Человек привыкает к хорошей свежей пище, да и потом эти консервы просто невкусные, - сказала Флосси.

Такер взял печенье и передал корзинку дальше.

- Я так долго прожил на еде на вынос, что два воскресенья домашней стряпни могут вызвать у меня заворот кишок от обжорства.

Джолин украдкой взглянула на него и вспомнила слова тети Шугар о том, что в каждом намешано и хорошее, и плохое. Такер был хорошим человеком, несмотря на его пьянки по выходным. Он усердно работал, обладал чувством юмора и добрым сердцем. Но сможет ли он когда-нибудь забыть Мелани? Пьянство, похоже, проистекало из тоски по покойной жене, и трудно, а скорее, и невозможно, перебороть эту пагубную зависимость, если он не избавится от чувства вины: окружающей ее смерть.

Она все еще блуждала в своих мыслях, когда Флосси толкнула ее коленкой под столом и кивнула в сторону Люси.

- Когда вы рядом, - заговорила Люси, - у меня такое чувство, будто мы снова на пятничном ночном девичнике.

Дотти зевнула:

- Согласна, но мне нужно вздремнуть. Мы с Джолин работали до трех часов ночи.

- Я помогу вам убрать со стола, а потом мы все пойдем искать себе мягкие постельки для воскресного дневного сна, - предложила Джолин.

- Тебе вовсе не нужно нам помогать, - сказала Флосси. - У Люси хорошая посудомоечная машина, и мы сами быстро управимся. Не забудьте, что на следующей неделе мы собираемся у Флосси.

- Ни за что не пропущу, но, пожалуйста, позвольте нам что-нибудь принести, - сказал Такер.

- Можете принести мороженое, - предложила Флосси. - У нас будет сандей[13] на десерт. Но я положу вам с собой на ужин немного фруктового пирога. Мы все равно столько не съедим.

- Даже не буду с вами спорить. Пирог был просто фантастический! - с улыбкой произнес Такер.

«Как и этот маленький комплимент, - подумала Джолин. - Он заставил дам почувствовать себя особенными, и это хорошо, так что даже у пьяницы выходного дня имеются свои достоинства».

Джолин обняла их на прощание, совсем как в детстве.

- Спасибо за чудесный день. Мне прямо не терпится поделиться впечатлениями с тетей Шугар.

- Слушай, это так странно, - сказал Такер, когда они сели в машину и выехали на шоссе в сторону гостиницы.

- Что? - спросила она. - Неужели никто никогда не давал тебе с собой остатки угощения?

- Нет моя бабушка всегда так делала. Но я чувствовал себя точно так же: как в тот день, когда пришел домой к Мелани знакомиться с ее родителями, -ответил он. - Вроде как мне надлежало вести себя наилучшим образом, но это было нетрудно, потому что с ними за столом было так весело.

- А какие блюда готовила твоя бабушка? - спросила Джолин.

- Они жили на ранчо, так что обычно это были стейки. Но моя бабушка делала лучший в мире чизкейк. Ты не заметила, как они все переглядываются, словно обмениваются какой-то шуткой, понятной только им? - Он свернул на аллею, ведущую к гостинице, и припарковался перед домом.

Джолин вмиг прозрела. Дотти отрицала, что играет роль свахи, но эти старушки явно что-то замышляли.

- Если ходит как утка и крякает как утка... - задумчиво произнесла она.

Такер скользнул взглядом по окнам пикапа.

- Где утка?

- Я не о настоящей утке. - Джолин хихикнула. Если он не догадывался о том, что Дотти, Флосси и Люси объединились для сватовства, тогда она не собиралась открывать ему глаза.

- А, понятно, - усмехнулся Такер. - Значит, ты тоже заметила?

- Еще бы, - энергично кивнула она.

- Ну, милая, если это делает их счастливыми и они пекут фруктовый пирог, тогда я не возражаю, а ты?

Она улыбнулась:

- Значит, это правда. Путь к твоему сердцу лежит через желудок.

- Сегодня - да. - открыто согласился Такер и сменил тему: - Думаю, нам стоит закинуть белье в стирку, пока мы вздремнем, согласна?

Джолин вышла из машины и согнулась под порывами холодного северного ветра.

- Тебе не покажется странным, что мы свалим свое белье в одну кучу?

- Ага, - кивнул он. - Но только потому, что мое исподнее уже очень давно не стирали вместе с женским нижним бельем.

Она отперла дверь и вошла внутрь.

- И у меня такие отношения, которые дошли до стадии общей стирки, тоже в далеком прошлом. Думаю, неловкость - нормальная реакция, но приятно экономить воду.

- Это верно.

Сэсси вышла из кухни, потерлась о ноги Такера и подняла на него умоляющий взгляд. Такер поставил коробку с пирогом на стол и наклонился, чтобы погладить кошку.

- Прости, дорогая. Это еда для людей, а не остатки бифштекса, пиццы или даже гамбургера для тебя. Мы не додумались принести домой жареную куриную ножку. Как насчет горстки кошачьих лакомств?

Джолин смотрела, как он вытряхивает лакомства из пластикового стаканчика и кормит Сэсси с руки. Еще одна добродетель - тетя Шугар говорила, что о человеке можно судить по тому, как к нему относятся животные и дети. Дотти, Флосси и Люси, конечно, не дети, но они явно испытывали к нему симпатию, а Сэсси пыталась ухватить кусочки и мурлыкать одновременно, что точно показывало, как сильно она его любит.

Джолин отправилась прямиком в подсобку и сложила в стиральную машину все белые вещи - его футболки, свои трусики и его кальсоны. Затем выбрала режим стирки и налила полный колпачок моющего средства. У нее еще оставалось полчаса на то, чтобы вздремнуть, пока работает машина, но спать, как положено по воскресеньям после обеда, почему-то не хотелось.

Когда она вернулась на кухню, Такер уже ушел, но оставил немного лакомств на фарфоровой тарелке, с которой ела Сэсси. Кошка последовала за ней в гостиную и запрыгнула на диван.

В гостиной Джолин нашла и Такера, где он растянулся в кресле с откидной спинкой, сложив руки на груди. Она присела на краешек дивана и уставилась на него. Голова его покоилась на спинке кресла, а ступни свисали с подножки. Он снял ботинки и, вероятно, заснул сразу, как только приподнял подставку для ног. Его руки загрубели от тяжелой работы, и ему действительно не помешало бы подстричься, но, наверное, он выглядел бы довольно сексуально и с маленьким хвостиком.

- Не уходи, - пробормотал он.

- Куда не уходить? - пролепетала она.

Он приоткрыл один глаз и негромко объяснил, что это ему приснилось.

- Что? - спросила она.

- Мелани, - снова чуть слышно пробормотал он, и его глаз закрылся.

Она схватила подушку и подложила ее под голову, свернувшись калачиком на диване рядом с Сэсси. Он с такой грустью произнес имя жены, что у Джолин защемило сердце. Сможет ли он когда-нибудь оправиться от этого горя?

Глава тринадцатая

В понедельник утром Джолин схватила веник и совок, намереваясь прибраться в комнате наверху, где работал Такер. Она не успела выйти из кухни, как зазвонил телефон. Увидев, что звонит Шугар, она прислонила веник к барной стойке и села на стул.

- Тетя Шугар! Где вы сегодня? Как дядя Джаспер? Лучше? Я беспокоюсь за него.

- Ему ничего не остается, кроме как смириться с ситуацией, пусть даже она ему не нравится, но мы ведь не ставили условия, когда передавали свои доли. Рубен вправе распоряжаться собственностью по своему усмотрению. Мы просто рады, что ты не продала свою долю. А мы все еще в Джорджии, только теперь на востоке штата. Нашли курортное местечко, и нам здесь очень хорошо.

- Кстати, о продаже, почему вы сами не продали это место? Для вас это стало бы подспорьем, и, по крайней мере, не пришлось бы переживать из-за Рубена? - спросила Джолин.

- Потому что, - ответила Шугар, - нам и так хватает денег, а Джаспер мечтал отдать половину гостиницы Рубену. Мы много говорили об этом, но, как ты уже знаешь, моя точка зрения не победила. Джаспер надеялся, что это поможет Рубену остепениться. Он думал, что ты окажешь на него положительное влияние. Рубен меняет уже третью работу. У него была замечательная профессорская должность в Бэйлоре, но контракт с ним так и не заключили. Потом его взяли на работу в колледж в Оклахоме, и опять он провалил испытательный срок. Сейчас он преподает в другом колледже, и, похоже, там тоже не все складывается.

- Я помогу ему? - Джолин аж задохнулась от возмущения. - Я всего лишь бармен. А он - профессор. Как, по-твоему, я могла бы ему помочь?

- Здравый смысл и жизненные уроки дают гораздо больше, чем учебники, - ответила Шугар.

Поблагодарив за такое доверие, Джолин почувствовала, как ее захлестнула волна вины, когда она вспомнила о том, что подумывала продать и свою половину Такеру. Она вытерла слезу, скатившуюся по щеке, и сменила тему:

- Лучше скажи, как ты готовишь в такой тесноте, когда привыкла к огромной кухне? И с каких это пор вы с подругами обедаете по воскресеньям в разных местах?

- Готовить в таком маленьком пространстве как-то приспособилась, -сказала Шугар. - А обеды по очереди мы практикуем уже несколько лет. Кстати, раз уж мы заговорили об обедах, Дотти говорит, что Такер - отличный парень. Скажи мне, что ты думаешь по этому поводу.

Джолин хихикнула.

- Я почти уверена, что они занимаются сватовством, но... - она понизила голос, - он все еще тоскует по Мелани.

- Некоторые вещи пережить сложнее, и требуется больше времени, чтобы прийти в себя, - сказала Шугар. - Не ставь на нем крест, пока не будешь абсолютно уверена в этом. По крайней мере, вы - друзья. Было бы трудно работать вместе, не испытывая хотя бы симпатии друг к другу.

Джолин слышала, как работает Такер наверху, но на всякий случай вышла с трубкой на улицу. Завернувшись в плед, который прихватила с дивана, она устроилась на качелях. Ей хотелось задать Шугар кое-какие вопросы, не предназначенные для его ушей. - Мы действительно хорошо работаем вместе, но я не могу снова пройти через то, что пережила с мамой и моим последним бойфрендом, поэтому не собираюсь начинать отношения с туманной перспективой, - ответила Джолин.

- Умно, - согласилась Шугар.

Она даже не знала: с чего начать следующую мысль.

- Ты еще со мной? - Шугар прервала затянувшуюся паузу.

- Да, я здесь. Просто пытаюсь придумать, как спросить тебя о Мелани. Возможно, если бы я знала о ней больше, мне было бы легче понять Такера, -сказала Джолин.

- Может, ты и права, - ответила Шугар. - Она была высокой брюнеткой, довольно стройной, и, когда они с Такером гостили дома и приходили в церковь вместе с ее родителями, выглядели идеальной парой. Ее мать хотела внуков, но они с Такером, похоже, не торопились с этим. Мелани вела занятия в воскресной школе для маленьких детей, так что мы не удивились, когда она стала учительницей и устроилась на работу в Далласе. Я всегда переживаю за девушек из провинции, которые уезжают в большой город, но Мелани прекрасно справилась. Познакомилась с Такером и вышла замуж. Потом она погибла в автокатастрофе, а остальное ты знаешь.

- Спасибо, - поблагодарила Джолин.

- А теперь идем дальше, - сменила тему Шугар. - Дотти в восторге от того, что ты работаешь в «Аллигаторе». Признаюсь, я не очень обрадовалась поначалу, но ты профи в этом деле, и я уверена, что можешь за себя постоять.

- Мне нужна была хоть какая-то работа, чтобы платить по счетам и покупать еду после того, что сделал Рубен, - объяснила Джолин. - Значит, вы там хорошо проводите время?

- О, милая, мы проводим лучшее время в своей жизни. На пару дней остановились на том пляже, где когда-то развеяли прах твоих родителей. Мы стояли у кромки воды и вспоминали тот день. Это изумительное тихое место. Я рада, что ты захотела вернуть их туда, где они были счастливы в медовый месяц. Потом мы порыбачили и устроили пикник. Мне нравится это путешествие, - выпалила Шугар, - но я скучаю по дому. После «Магнолии» не так-то легко приспособиться к жизни в фургоне. Только не говори девочкам, что я тоскую по дому - голос Шугар дрогнул. - Если они узнают, начнут умолять меня вернуться, а я не могу так поступить с Джаспером. Он только-только оправился от потрясения с Рубеном... словом, хватит об этом. Удивительно, как человек может любить новую жизнь и в то же время тосковать по жизни прежней.

- Я тоже скучаю по тебе, тетя Шугар. Почему бы вам не заскочить сюда, пока будете петлять по штатам, направляясь на запад? - Джолин встала и вернулась в дом. - Это останется нашей тайной, но, если передумаешь, можете заехать в Джефферсон и пожить здесь, в гостинице, вместе с нами.

- Спасибо тебе. Начинается снегопад. - Голос Шугар еще звенел от волнения. - Мы недалеко от Саванны, в Джорджии. Люблю тебя. Пока.

- Я тоже тебя люблю. Пока. - Джолин нажала отбой и, подхватив веник, направилась наверх.

* * *

Такер заканчивал шлифовку тех участков ванной, которые уже обработал электрической пескоструйкой. Теперь ему предстояло провести их обработку шлифовальными брусками, покрытыми мелкозернистой наждачной бумагой, прежде чем нанести текстурную штукатурку. После этого можно будет приступать к покраске. В наушниках МРЗ-плеера звучала его любимая музыка кантри, и он не расслышал бы телефонного звонка, если бы не держал трубку в заднем кармане. Он выдернул оба наушника и ответил, даже не посмотрев, кто звонит.

- Привет, Такер, как себя чувствуешь с утра?

- Я в порядке, Карла. - Из всех людей на свете меньше всего ему хотелось разговаривать тем утром со своей тещей. Он не нуждался в ежегодном напоминании о том, что близится день рождения Мелани.

- Я слышала, ты купил долю в «Магнолии» и теперь перестраиваешь гостиницу.

- Совершенно верно.

- Я рада, что ты рядом. Мы снова собираемся вместе в этом году, чтобы помянуть Мелани в день ее рождения. Так, скромно, только бургеры на гриле и домашнее мороженое. Ужин около семи, но приходи пораньше, если сможешь. Ты был большой частью ее жизни, Такер. Мы будем рады, если ты присоединишься к нам, - сказала Карла.

- Спасибо за приглашение. Я посмотрю, что у меня получится. А сейчас я должен вернуться к работе. Спасибо, что позвонила.

Он нажал отбой, прежде чем она успела сказать что-либо еще, и сел на пол возле туалетного столика. Ему не требовалось раз в год встречаться с семьей Мелани, чтобы сохранить живые воспоминания о ней. В груди застрял ком размером с баскетбольный мяч, так что стало трудно дышать. Это будет третий день рождения Мелани с тех пор, как ее не стало. Последние два года ее мать звонила и приглашала присоединиться к ним на поминках, но он тогда не ходил на эти сборища.

Он положил телефон на туалетный столик и уставился на то место, где позже планировали повесить зеркало. Голая стена стала экраном для воспоминаний. Он увидел лицо своего деда, гордо стоявшего рядом с ним как шафер на свадьбе. Его бабушка сидела в первом ряду во время церковной службы, сияла от радости и тут же вытирала слезы. Рак отнял у него деда на следующий год, а еще через полгода бабушка просто не проснулась. Такер всегда думал, что она умерла от разбитого сердца.

Вот и вся его семья, исчезнувшая меньше чем за год. Как-то летом его отец перебрался через границу, чтобы поработать у деда. Его мать, Дебра, забеременела в это время, и отца депортировали. Когда Такеру было шесть недель, она растворилась в ночи: оставив записку что уходит к Джозефу отцу Такера. От нее пришло несколько писем, но еще до того, как ему исполнился год, бабушка и дедушка получили известие, что его мать и отец погибли в аварии, когда автобус, на котором они ехали, столкнулся с полуприцепом.

Но если от разбитого сердца можно умереть, тогда почему же он все еще жив? Грудь сдавило; дыхание сбилось. Ему нужно было отлучиться, пусть даже ненадолго. Он пронесся мимо Джолин, сумев выдавить из себя несколько слов, что, мол, надо забрать кое-что из трейлера.

Порыв холодного воздуха рванул ему навстречу когда он распахнул дверь. Яркое солнце дарило немного тепла снаружи трейлера, но солнечные лучи не могли проникнуть сквозь металлическую оболочку чтобы нагреть его изнутри. В шкафчике оставалась бутылка виски, и, налив себе рюмку он понес ее в спальню. Там сел на край кровати и застонал.

- Я же не пью на работе. - Он встал, вылил содержимое рюмки в раковину и расправил плечи.

Вместо того чтобы вернуться в дом, он побрел вдоль берега Большого Кипарисового байу Холодная, мертвая трава захрустела под ним, когда он сел на землю и прислонился спиной к стволу ивы. Скоро весна оттеснит зиму, и все вокруг снова зазеленеет Но сердце Такера чувствовало совсем другое - вот уже почти три года в нем бушевала горькая, студеная зима, и весна не обещала вернуться.

* * *

Чарльстон, штат Южная Каролина

В тот день после обеда Джаспер отправился в маленький магазинчик на стоянке трейлеров, чтобы купить буханку хлеба и полгаллона молока, поэтому Шугар воспользовалась возможностью и позвонила Дотти. До открытия бара и начала суматохи оставалось полчаса, но они с подругой могли многое обсудить за это время.

- Привет, угадай, что у нас было. Вчера дети приходили на воскресный обед. Умоляю, скажи, что Джасперу уже лучше. Мы все еще беспокоимся о нем. - Голос Дотти звучал так, будто она запыхалась.

Шугар представила себе, что у нее начинается сердечный приступ, и запаниковала. Что, если кто-то из ее подруг умрет, а она будет слишком далеко и не успеет на похороны?

- С тобой все в порядке? Ты задыхаешься? - встревожилась Шугар. -Расскажи мне все. Джолин в порядке? Она говорит, что ей нравится работать в «Магнолии», и присылает мне фотографии, но ты ближе всех к ней, поскольку вы работаете вместе. Как ты считаешь, мне нужно вернуться домой, чтобы позаботиться о ней?

Дотти хихикнула:

- Я чертовски скучаю по тебе, но не возвращайся в Джефферсон из-за Джолин. Она прекрасно справляется под одной крышей с Такером. И, кажется, я замечаю некоторые успехи. Насколько мне известно, он лишь однажды напился в стельку, так что лечился от похмелья. Черт, кто знает? Может, молитвы Люси поднимаются выше потолка?

Шугар рассмеялась и спросила, о чем же молится Люси.

- Чтобы он оставался трезвым, особенно после торжественного открытия гостиницы весной. Она думает, что это повредит бизнесу, если он будет являться пьяным по выходным, - ответила Дотти.

- Ну, тогда хвала Господу за молитвы Люси, - сказала Шугар.

- Аминь, - подхватила Дотти. - Он еще не знает, что влюбился в нее, и мы изо всех сил стараемся помочь им самим во всем разобраться. Но он смотрит на нее так, как Джаспер смотрел на тебя, когда мы все были детьми. И как тут удержаться и не поиграть в свах?

- Это очень мило, - сказала Шугар. - Но, по словам Джолин, он пока не может забыть Мелани. Похоже. Такер и Джолин идут отдельными дорожками. Но потом на дороге появится развилка, они обязательно встретятся и дальше пойдут вместе. У них вроде как одинаковые проблемы.

- Тебе надо было стать психотерапевтом, раз ты умеешь заглядывать людям в душу, - сказала Дотти. - А теперь расскажи мне о своих путешествиях.

- Все просто чудесно. Мы едем так далеко, как только хотим, остаемся на одном месте, пока не наскучит, а потом снова в путь. Это как долгий медовый месяц, - ответила Шугар.

- Жаль, что у меня нет фургона и водителя, а то я бы поехала вместе с вами, - вздохнула Дотти. - Обещай мне, что, когда вы повернете назад, обязательно заедете сюда на недельку-другую. Мы так скучаем по тебе.

- Обещаю, - сказала Шугар. - Вот и Джаспер вернулся с молоком, так что я смогу приготовить на ужин жареную курицу под соусом. Созвонимся на днях.

Глава четырнадцатая

Квартира Джолин в Западном Техасе была настолько мала, что тетя Шугар, однажды навестившая ее, сказала, что в такой тесноте нельзя погладить кошку, не набрав полный рот шерсти. Теперь Джолин жила в огромном доме, но он казался пустым и холодным, после того как Такер ушел в то утро.

- Что со мной? - задала она сама себе вопрос. Закончив подметать, она присела на верхнюю ступеньку лестницы. - Ведь о таком бизнесе я мечтала с самого детства.

Решив, что глоток свежего воздуха поможет ей прийти в себя, она спустилась вниз, накинула пальто и направилась к протоке. Ребенком она часами бегала туда-сюда вдоль кромки воды. Иногда мастерила маленькие лодочки из веток и пускала их в плавание. Или выкапывала червей, ловила кузнечиков и отправлялась на рыбалку. Подростком она находила утешение в том, что садилась на берегу, приваливаясь спиной к своей любимой старой иве, и прислушивалась к звукам природы.

Дикий кролик испугал ее, выскочив из зарослей сухой травы у самой воды, и она остановилась, наблюдая за тем, как он, петляя, рванул в сторону дома. Она обернулась и увидела Такера возле ивы, и нечто похожее на ревность шевельнулось в сердце. Под этой ивой она в детстве пряталась от Рубена. Если ей удавалось притаиться, он не мог ее найти под низко опущенными ветвями. Именно там она изливала душу в своем дневнике тем летом, когда ей исполнилось тринадцать. И сюда она приходила в поисках покоя, после того как пагубная привычка крепко овладела матерью.

- Это мое дерево. Оно не продается, даже наполовину, - сказала она Такеру.

- Тогда предъяви мне обвинение в незаконном проникновении, и я заплачу штраф. Что ты делаешь на улице, на таком холодном ветру? - спросил он.

- Наверное, то же, что и ты. Захотелось свежего воздуха и новых идей, -ответила она.

- Хочешь поговорить об этом? - спросил он. - У тебя не появилось сомнений насчет гостиницы? Потому что, если так, я с радостью выкуплю твою половину.

Она села рядом с ним и заверила, что не продаст даже за миллион долларов.

Он подвинулся, освобождая ей место, чтобы она могла прислониться к дереву.

- Звонила моя теща. Наверное, мне по-прежнему следует называть ее так. Мелани ведь не бывшая жена. Может, лучше сказать - мать моей покойной жены? Она звонит только раз в год.

- В январе? Не на Рождество? - Джолин подняла камень и бросила его в воду.

- День рождения Мелани был... вот опять, даже не знаю, как говорить об этом, - замялся он, и его плечи слегка приподнялись. - Так или иначе, это 19 января, в ближайшую субботу. Ее семья собирается на поминки.

- Так это же хорошо, - сказала Джолин.

- Ее мать всегда приглашает меня, - глухим голосом произнес он.

- Ты когда-нибудь ходил? - спросила она.

Он медленно покачал головой.

- Не могу. Ее отец не хотел, чтобы она выходила за меня замуж. Он считал, что она заслуживает лучшего мужа, чем коп. Говорил, что меня убьют на работе, и она останется с разбитым сердцем.

- Разумно.

Ветер налетал с севера и трепал волосы Джолин, швыряя их в лицо. Она порылась в кармане, достала резинку и пальцами собрала волосы в конский хвост. А он начал рассказывать ей о своем происхождении:

- Я ведь не из такой уж породистой семьи. Мои бабушка с дедушкой были хорошими людьми, и они вырастили меня. Я не знаю, были мои родители женаты или нет, так что, сама понимаешь, это тоже не в мою пользу.

Она услышала новую боль в его голосе и, потянувшись к нему, положила руку ему на плечо и сказала, что ему не обязательно об этом говорить. Он поднял веточку и поиграл ею. А через пару минут продолжил:

- Я чувствовал себя брошенным всю свою жизнь, пока не встретил Мелани. Мои старики были замечательные, не пойми меня неправильно. Дед был копом, и я обожал его, но это ты уже слышала. Я думал, что мне многое нужно доказать, так что репутация вроде как следовала за мной повсюду. Обычно я не говорю об этом ни с кем, кроме Сэсси, и только когда бываю пьян.

Он запустил камешек на середину протоки, и они смотрели, как расходятся круги по воде, сначала маленькие, потом побольше, пока поверхность снова не стала гладкой.

- Это Мелани рассказала тебе, что думает ее отец? - спросила Джолин.

- Нет, он сам. - Его тон окрасился горечью. - Я вроде как понимал, кто он и что он. Она была его единственной дочерью. Я заверил его в том, что люблю ее и буду заботиться о ней, что ему не о чем беспокоиться. И вот, нарушил свое обещание.

- Эй, ты не можешь всю жизнь нести это бремя. Та авария произошла не по твоей вине, - сказала Джолин. - Думаешь, она была папиной дочкой?

Он потревожил воду еще одним плоским камнем.

- О, да. Еще какой.

- Должно быть, она очень сильно любила тебя. - Джолин была близка к отцу, но послала бы его к черту, если бы он посмел так говорить о мужчине, за которого она собиралась замуж. Она тоже была папиной дочкой, но ей так и не посчастливилось пройти к алтарю под руку с отцом.

- Почему ты так говоришь? - спросил он.

- Ну: Такер, подумай же сам. Она пошла против воли своего отца и стала твоей женой. Это требует мужества, и, судя по тому, что показывают по телевизору, жить с копом не так-то просто, так что вряд ли ее ожидали только розы, когда она выходила за тебя замуж, - ответила Джолин.

- Я мог бы быть лучшим мужем, - прошептал он.

- Ага, и, если бы ситуация была обратной и в той автокатастрофе погиб ты, она бы кусала локти и говорила, что зря пилила тебя, уговаривая вынести мусор, отчитывала за то, что ты выпил пива с ребятами после работы или забыл купить молока по дороге домой. Отпусти это и двигайся дальше. Она любила тебя достаточно, чтобы выйти за тебя замуж, Такер. И уж наверняка не хотела бы, чтобы ты казнил себя до конца своих дней.

- Ты говоришь как психотерапевт из нашего полицейского управления, -сказал он. - Ладно, мне пора возвращаться к работе.

- Тебе следовало бы прислушаться к тому психотерапевту, пока ты был на службе.

Она задалась вопросом, к кому в большей степени обращены ее слова: к нему, к ней самой или к ним обоим. В свое время психотерапевт посоветовал ей осознать, что она сделала все, что могла, но она не поверила ему. Теперь она жалела о том, что не приложила больше усилий, чтобы преодолеть чувство вины. Она закопала его, как собака закапывает кость. А потом каждые несколько месяцев возвращалась и снова откапывала. Так же и Такер - только он никогда и не хоронил свое чувство вины. Носил его с собой, спал с ним, держал под рукой.

- Наверное, следовало бы, но разговор об этом с тобой определенно помогает. - Он наклонился к ней чуть ближе, и их глаза встретились.

На мгновение ей показалось, что он поцелует ее, и она пробежалась по губам кончиком языка. Но он отвернулся, снова устремив взгляд на воду. Она почувствовала, как жар поднимается от шеи к щекам.

- Мне это тоже помогает, когда я говорю о своей боли. Я всегда стеснялась рассказывать кому-нибудь о матери или Джонни Рэе.

- Мы с тобой как пара неудачников, не так ли? - пробормотал Такер.

- Да, похоже, и я, к слову, зверски голодный неудачник. Хочешь, съедим пирог от Флосси, который принесли вчера? Можем разогреть его и сдобрить мороженым.

Он встал и протянул ей руку.

- Звучит заманчиво. И спасибо, что выслушала.

Она подала ему руку и вскочила на ноги.

- И тебе спасибо. Иногда нам просто нужно снять тяжесть с груди. - Химия вспыхнула, когда он прикоснулся к ней, и пульс участился. - Сегодня утром я разговаривала с тетей Шугар. Они отлично проводят время. Тебе нужно побыть рядом при нашем следующем разговоре. Она хочет, чтобы я прислала ей наши фотографии, а не только снимки того, что мы сделали. Я подумала, может, когда мы займемся покраской, послать ей фотку одного из нас в рабочей одежде. А еще можно устроить ей экскурсию по дому на FaceTime, показать все живьем, а не на картинках.

Джолин говорила слишком много и слишком быстро по двум причинам -она либо переживала какие-то неприятности, либо бежала от своих чувств. В тот момент - определенно в силу последнего.

* * *

Во время обязательной терапии Такер обычно сидел на удобном диване и рассказывал врачу то, что тот хотел услышать. После смерти Мелани ему пришлось посетить психотерапевта несколько раз. Он совершенно ослеп от ярости и сознательно занимался саморазрушением, так что его даже перевели на должность дежурного по отделению. Вот тогда-то он и начал крепко выпивать, а последней каплей стала мелкая авария, в которую он попал на патрульной машине. Он не прошел алкотестер, и доктор сказал, что не подпишет ему разрешение даже на дежурство по отделению, пока Такер не пройдет курс реабилитации.

Но в то утро он почувствовал себя лучше, чем когда-либо после сеансов психотерапии. Обычно одно лишь упоминание имени Мелани вызывало у него желание напиться. Они с Джолин вместе вернулись к дому, мимо трейлера, где всегда стояла бутылка виски, но тоска по рюмке прошла.

Они держались так близко друг к другу, что порой соприкасались руками. Он не мог отрицать того, что чувствует флюиды, но, пока не был готов закрыть дверь в прошлое, ничего не мог поделать с этим влечением. Ему ужасно хотелось поцеловать Джолин там, под деревом, и даже сейчас, когда он поглядывал на ее губы, его так и подмывало заключить ее в объятия. Но опять же, прежде ему следовало решить свои проблемы.

Когда они подошли к дому, он придержал для нее дверь и вошел следом. Она сняла пальто и направилась прямо на кухню. Он сделал то же самое и достал мороженое, пока она разогревала пирог.

Еда и работа стали отдушиной после эмоционального разговора на берегу. Неужели так будет всегда? Начнутся ли когда-нибудь у них настоящие отношения? Он все еще гадал, каково это может быть с Джолин, когда она ткнула его в плечо.

- Что такое? - спросила она.

- В смысле? - нахмурился он.

- О чем ты думаешь? Ты даже не слышал, что я говорю, не так ли?

- Не-а. Я витал в облаках. Скажи еще раз, - попросил он.

- Я спрашивала, не хочешь ли ты поговорить вместе со мной по телефону с тетей Шугар. Ты мог бы объяснить все эти плотницкие штучки намного лучше, чем я, и к тому же вам обоим полезно лучше узнать друг друга. Для нее это был не просто бизнес. Это ее родной дом, - с этими словами она достала из буфета две миски и поставила их на стол.

Он принес две ложки и черпачок для мороженого и выразил свое согласие.

- И дядя Джаспер, и тетя Шугар были так разочарованы в Рубене, и им будет приятно убедиться в том, что гостиница в хороших руках, - добавила она.

- Думаешь, они злятся на меня за то, что я выкупил его долю? Если бы я не подсуетился и не купил гостиницу на следующий же день после того, как ее выставили на продажу, возможно, он бы передумал, - заметил Такер.

Она вытащила пирог из микроволновки.

- Сомневаюсь, но все произошло так, как произошло.

Он разделил пирог на две порции и разложил их по тарелкам. Она добавила мороженое и отнесла свою тарелку на стол. Он присоединился к ней и, положив в рот первый кусочек, сказал, что это еще лучше, чем было вчера.

Прежде чем она успела возразить, раздался стук в дверь, и донесся возглас Дотти:

- Йо-ху, я иду. Если вы в неприличном виде, прячьтесь за стул.

- Хорошо, что я выгляжу прилично. Не думаю, что здесь найдется достаточно большой стул, за которым я мог бы спрятаться, - сказал Такер.

- Немного эгоистично, тебе не кажется? - Джолин подняла бровь.

- Я не об этом... - Она уже много лет не видела, чтобы мужчина краснел.

- А о чем ты, если не об этом? - Дотти повесила пальто на спинку стула и села за стол. - Кофе сварили? Если нет, я выпью чаю. Еду на распродажу недвижимости, начало в одиннадцать. Там есть старый музыкальный автомат, который я хочу приобрести для бара. Он воспроизводит настоящие пластинки и мог бы спасти нас от этого проклятого караоке.

Джолин склонила голову набок:

- Караоке?

- В четверг вечером, когда тебя там нет Брюс затеял это против моей воли, и я не знала, каке этим покончить после его ухода, - объяснила Дотти. -Слушать пьяные голоса просто невыносимо, я схожу с ума.

Джолин вспомнила, как мать, пошатываясь, заходила в дверь, напевая какую-то песню, которую она исполняла в караоке-баре. Голос у Элейн походил на крик совы, когда она пыталась петь. Джолин радовало только то, что она не видела, как ее мать выставляет себя полной дурой на сцене.

- Хотите поехать со мной? - предложила Дотти.

- Поезжай ты, Джолин. Я должен остаться здесь, надо закончить со стенами... - начал было Такер.

Дотти наклонилась, похлопала его по щеке и сказала, что он теперь сам себе хозяин. Такер улыбнулся:

- Вы меня заинтриговали. Расскажите поподробнее о том, как работает аукцион.

Джолин налила в стакан чай и поставила его перед Дотти.

- В первый час продают всякое барахло, пока покупатели высматривают что-нибудь стоящее. Потом, с двенадцати до часу вся толпа отправляется в закусочную на колесах, где подают сэндвичи с барбекю. - Дотти сделала несколько долгих глотков чая. - Эти два часа не проходят впустую, даже если мы ничего не купим, потому что старик Бастер, который заправляет закусочной, делает лучшее барбекю в округе. Вы можете ехать следом за мной. Просто я на служебном пикапе, а он вмещает только двух человек.

Аукцион проходил в десяти милях от гостиницы, недалеко от Смитленда, в двухэтажном доме, расположенном в стороне от дороги в сосновой роще. Место напоминало окрестности «Магнолии». Молодой парень направлял машины на пастбище, используемое вместо парковки, и Такер поставил свой грузовик рядом с пикапом Дотти.

- Первым делом надо раздобыть номер участника торгов, - затараторила Дотти, как только вышла из машины. - Потом пройдемся, посмотрим, что у них тут есть. Люси просила, если попадется действительно что-то интересное, послать ей фотографию, и она скажет, стоит ли делать ставку за нее.

Они зарегистрировались в журнале, и дама за столиком вручила каждому из них небольшую брошюру вместе с картонной табличкой, на которой значился номер участника. - Все помечено по порядку выставления на продажу, и аукционист будет вести торги из гаража. Так что запишите, что вас интересует. Как выберете вещь, возвращайтесь ко мне, чтобы заплатить и забрать свою покупку.

Дотти сунула брошюру и номер в задний карман джинсов и жестом велела Такеру и Джолин следовать за ней.

- Мне нравятся такие распродажи. Они хорошо организованы. И, если я вижу что-то интересное, сразу записываю себе номер этой позиции, - начала описывать Дотти.

- Ой, ой! - Джолин зажала рот рукой. - Я хочу этот набор салфеток и шарфов. - Она достала из сумочки блокнот, нашла авторучку и сделала первую заметку. Она уже представляла себе эти салфетки на комодах во всех спальнях и даже в рамках на стенах. Вязание крючком, особенно тонкой нитью вместо пряжи, быстро становилось утраченным искусством.

- Ты же понимаешь, что тебе придется стирать их каждый раз после отъезда гостей? - нахмурилась Дотти.

В коробке лежали десятки салфеток и с десяток вышитых шарфов - один даже с цветками магнолии на концах и причудливым узором из колибри.

- Я вставлю его в рамку и повешу над кроватью, - предложила Джолин выход из положения, прижимая шарф к груди. Она была полна решимости купить коробку, даже если пришлось бы потратить все чаевые, заработанные за последние две недели.

- Сплошной обман, - указала Дотти на шарф.

- Нет, я серьезно. Это будет чудесно, - возразила Джолин.

- Я не про то, что ты сказала, а про птиц. Эти маленькие ребята любят красные цветы, а не белые.

Такер усмехнулся:

- Я так и вижу, как наши первые гости просят поменять им комнату, потому что колибри не кружат над деревьями магнолии. Сколько бы ты дала за эту коробку, Дотти?

- Не больше пяти долларов, потому что я не умею продавать такие вещи. Людям, даже антикварам, не по душе усилия, которые требуются, чтобы содержать эти изделия в порядке.

Дотти заинтересовал секретер с круглой стеклянной дверцей. Такер мечтательным взглядом окидывал гаджет, который Джолин сочла хламом или чем-то вроде предмета современного искусства. Он держал вещицу в руках и рассматривал со всех сторон.

- Это настоящий ручной рубанок. Я надеюсь, что сегодня здесь не окажется никого из столяров и мне удастся купить это за приличную цену. Им можно обрабатывать кусок дерева и сверху, и снизу. Короче, буду следить за ним, чтоб не ушел, - рассудил он и записал номер в свой блокнот.

Торги по коробке салфеток начались с двух долларов. Джолин даже не шелохнулась, пока Дотти не толкнула ее локтем:

- Ты должна поднять свой номер, chere, или он потом продаст их вместе с чем-нибудь другим, например, с комодом.

Рука Джолин взметнулась вверх, но вместо карточки с номером она держала буклет.

- Неправильно, - подсказал Такер.

Она извинилась и другой рукой подняла карточку.

- Есть два доллара. Я получу три? - затараторил аукционист.

- Пять; - выкрикнула Джолин. Шарф с магнолиями должен был принадлежать ей.

Аукционист ухмыльнулся и продолжил:

- Юной леди в заднем ряду, должно быть, нравятся такие вещи. Могу я надеяться на шесть? Шесть? Кто-нибудь хочет заполучить их сильнее, чем она? Еще раз. Шесть? Кто-нибудь? Хорошо, тогда продано симпатичной блондинке сзади за пять долларов.

Прежде чем она смогла оплатить свою покупку, объявили перерыв на обед. Им пришлось несколько минут постоять в очереди к фургону для барбекю.

- Боже, ты совершенно права. - сказала Джолин после первого же кусочка. - Потрясающие сэндвичи. - Она болтала без умолку, пока ела. -Поверить не могу, что мне досталась целая коробка всего за пять баксов. Когда ты увидишь, что я сделаю с этим рукоделием, у тебя будет взрыв мозга. Я видела простые салфетки, вставленные в рамки, за сотню баксов. Интересно, кто вышивал эти магнолии?

- Притормози, - рассмеялась Дотти. - Можно подумать, это у тебя первый аукцион.

- Так и есть, первый, - внезапно Джолин посерьезнела. - Я что-то не увидела музыкального автомата, который ты хотела. Они что, прячут его?

- Нет, эти жалкие скряги решили оставить его себе, - сказала Дотти. - Тот ящик с инструментами, что приглянулся Такеру, следующий, так что мы остаемся, пока их не продадут. Потом я готова ехать домой. Моя помощница хочет уйти сегодня пораньше. Кто-нибудь хочет еще сэндвич? Я возьму парочку с собой, для Флосси и Люси, на полдник.

- С меня хватит, - сказал Такер.

- Может, и мы поедем домой, когда Такер сторгует свои отвертки? - улыбнулась Джолин - В нашем мире отвертка - это совсем другое дело, верно, Дотти?

- Ты все правильно понимаешь, детка! А рубанок - это вовсе не забавный инструмент, так говорят про того, кто не одевается с иголочки, да?[14] «У нее платье проще, чем у кузины», - поддразнила Дотти. - Какова твоя максимальная ставка, Такер?

- Я еще не решил.

- Он нечаянно коснулся руки Джолин, когда потянулся через стол, чтобы собрать грязные тарелки и отнести их в большое черное ведро. Она почувствовала, как пробежала искра, и тут же напомнила себе историю двухлетней давности, когда ей в голову пришла глупая мысль покрасить в голубой цвет прядь волос. Мечту она осуществила, но возненавидела себя за это. Потом пришлось долго ждать, пока волосы отрастут, однако урок она усвоила: никогда нельзя действовать, повинуясь импульсу. Ну и что с того, что искры? В конце концов, она - женщина, а он - очень сексуальный мужчина. Вот если бы не было флюидов, тогда стоило бы бить тревогу, верно? К тому же она поклялась, что больше никогда не вступит в отношения с пьяницей, пусть даже выходного дня, и не собиралась отступать от этого принципа.

Дотти снова подтолкнула ее, на этот раз плечом.

- Я бы дорого заплатила за то, чтобы узнать, где бродят твои мысли, chere. Подозреваю, что не вокруг коробки салфеток.

- Нет, я думаю о том, насколько хорошо будет смотреться шарфик с магнолиями на темно-зеленом фоне и в красивой рамке, - сказала она.

- Да ладно, chere. Колись, - настаивала Дотти.

- Меня тянет к Такеру. Сегодня утром мы говорили о серьезных вещах, очень тяжелых, и я подумала, что он может поцеловать меня, но он этого не сделал, - призналась Джолин.

-Ты была разочарована?

- Немножко; но все к лучшему - вздохнула Джолин

Глава пятнадцатая

- Восемь баксов! - Такер не ожидал, что Джолин не меньше его обрадуется тому; что двухсотдолларовый антиквариат удалось купить всего за восемь баксов: хотя он и сам не мог сдержать волнения. Он едва не схватил ее в охапку и не расцеловал, когда выиграл торги на ящик никчемных инструментов, среди которых находился его рубанок.

Она кивнула на заднее сиденье, где стояла коробка с салфетками:

- Большие транжиры мы сегодня, не так ли?

Ухмылка Такера становилась все шире с каждым словом.

- Этот же парень проводит еще один аукцион в субботу, начиная с полудня, и Бастер снова будет там со своим фургоном. Хочешь поехать?

- Ох, дорогой, у меня сейчас начнется лихорадка. - Джолин кивнула. - Где это?

- Прямо в Линдене. Аукционное предложение лежит на заднем сиденье. Там есть парочка умывальников, которые мы ищем, - сказал он.

- Надо рассказать тете Шугар о наших находках, когда она позвонит, -начала рассуждать Джолин и потянулась за зеленой бумажкой. - Смотри, тут крошечная фотография умывальников, и в списке значится много интересного - инструменты, хрусталь, всякая всячина. Интересно, будут ли у них салфетки?

- У тебя в коробке столько, что хватит на весь дом, - заметил он.

- Но за эти пять баксов я могу развесить их по стенам, выстелить ими корзинки в ванных, куда мы будем выкладывать милые кусочки мыла и лосьоны, да где только они не пригодятся. Они будут красиво смотреться даже на подушках. И принесут такой дух старины в наш дом, - размечталась Джолин.

Он искоса взглянул на нее, когда припарковал грузовик во дворе гостиницы. Несколько прядей выбилось из ее конского хвоста: а на подбородке застыло крошечное пятнышко соуса барбекю. Но она все равно выглядела восхитительно в своих драных, выцветших рабочих джинсах и толстовке. Каково это - поцеловать ее по-настоящему? Держать ее в своих объятиях и...

- Нет! - пробормотал он.

- Что нет? Ты не хочешь, чтобы я развесила салфетки в доме? - спросила Джолин.

- Нет. Мне больше не нужны инструменты. Мне и рубанок-то не нужен. Я просто захотел его, потому что такой же был у моего учителя в школе и мне нравилось им работать. - Прозвучало неубедительно, но, по крайней мере, это было правдой, и ему не пришлось объяснять, о чем он на самом деле думал.

«Молодец] - раздался в голове голос Мелани. - Не потому, что вывернулся, но потому, что делаешь шаг вперед».

- Никуда я не двигаюсь, ни вперед, ни назад, - пробормотал он себе под нос, пока тащил ящик с инструментами в дом.

Джолин вошла в дом раньше него и уже устроилась на полу гостиной, отделяя салфетки от шарфов. Те, что с пятнышками, отправлялись в одну кучу. Чистые она складывала стопкой на журнальном столике.

В гостинице зазвонил телефон, и они потянулись к трубке одновременно. Его рука сомкнулась вокруг ее руки, но он быстро отдернул ее, мысленно убеждая себя в том, что его просто напугал резкий звук - отсюда и ощущение проскочившей между ними искры.

- Гостиница «Магнолия», - ответила Джолин. Она послушала несколько минут и сказала: - Извините, но мы закрыты на реконструкцию. - Потом прикрыла трубку рукой и прошептала: - Дама хочет забронировать номер, но мы ведь не можем ее принять?

Он помотал головой и сказал, что не представляет, как это сделать.

Выслушивая даму на том конце провода, она то качала головой, то кивала:

- Мэм, коридор наверху заставлен мебелью. Единственной ванной пользуются рабочие, и ту комнату не убирали уже несколько недель.

Прижав трубку к груди, Джолин обратилась к Такеру:

- Это пожилая дама, она говорит, что они с мужем провели здесь медовый месяц сорок лет назад. Теперь хотят вернуться и остаться на завтрашнюю ночь.

- Хорошо, скажи ей, пусть приезжают. Я расчищу для них проход. Любой, кто прожил такую долгую семейную жизнь, заслуживает уважения, - сказал Такер. - Но дай им понять, что мы занимаемся серьезной реконструкцией.

В трубку она проговорила:

- Да, мэм, если вы не возражаете против беспорядка, думаю, мы сможем подготовить эту комнату завтра к четырем часам пополудни. Отлично! Ждем вас.

* * *

Джолин схватилась за голову:

- Она хочет последнюю комнату в правой части коридора. По крайней мере, там еще ничего не ободрано, но нам придется передвигать мебель, чтобы добраться до нее. Мне нужно срочно все пропылесосить, постелить чистые скатерти в столовой, а в той комнате сделать генеральную уборку. Сейчас загружу салфетки в стиральную машину и использую их, а завтра утром поеду в город за розами. Можно купить их в «Уолмарте». У тети Шугар где-то есть красивые вазы, и, может, найдется немного печенья... - Она набрала полную грудь воздуха, как будто собиралась продолжать до бесконечности.

- Нет, притормози, - Такер жестом остановил ее. - Ты сказала ей, что у нас ремонт, и она все равно захотела остановиться на одну ночь. Запусти пылесос протряси постель и приготовь для них один из твоих волшебных завтраков.

Она сложила руки на груди:

- Их комната должна быть красивой, а ванная - безупречно чистой. У них сороковая годовщина свадьбы, это же не шутки.

-Да, мэм, но розы и печенье?

- Тетя Шугар всегда так делала. Цветок в вазе на комоде и полдюжины печений на блюде под маленьким куполом. Гостям нравилась такая трогательная забота.

Такер похлопал ее по плечу:

- Как насчет одной из этих милых вышивок с магнолиями в вазе? Я в любом случае собирался сгонять вечером за пивом. Могу заехать в «Уолмарт» и купить цветок магнолии и дюжину печений. Если я доберусь туда до того, как закроется пекарня, возможно, даже прихвачу капкейк с воткнутой в него табличкой «С годовщиной свадьбы».

- Было бы здорово. У меня будет достаточно времени, чтобы спланировать завтрак и привести все в порядок, насколько это возможно.

Ее мысли бешено носились по кругу, так что она даже не осознавала, что он прикасается к ней.

- Поскольку в столовой полный бардак, мы могли бы поставить маленький столик в угол их комнаты и предложить им «завтрак в постель». Вон тот столик с лампой идеально подойдет, - подытожил он, показывая на столик с лампой.

- Отличная идея. Поставим его в углу их комнаты и подадим завтрак на изысканном подносе. - Она уже мысленно рисовала картинку. - А теперь -кыш! Иди работать. Я приведу гостиную в божеский вид. а потом поднимусь в ту спальню. Господи, подумать только - сорок лет в браке, и они мечтают вернуться в старый гостевой дом, чтобы это отпраздновать? Я бы захотела второй медовый месяц на круизном лайнере или, может, на Гавайях. Да в любом месте, где не было первого!

Он исчез на лестнице с новым ящиком инструментов, а она схватила корзину с чистящими средствами, которые тетя всегда брала с собой, отправляясь на уборку. Джолин помогала тете Шугар убираться в номерах, когда гостила у нее, но ту спальню как раз не помнила. Комната выглядела еще более обшарпанной, чем та. где они с Такером начали ремонт.

Пока она вытирала пыль, в ушах у нее стоял противный скрежет наждачной бумаги, которой Такер возил по стенам. Потом он начал что-то мычать себе под нос, а вскоре уже подпевал песне, которая звучала в наушниках его МРЗ-плеера.

Джолин закатила глаза к потолку и заметила паутину в каждом углу. Моя жизнь похожа на эту комнату. Нуждается в некоторой реконструкции, а в углах застряло всякое старье, от которого пора избавиться. Смогу ли я когда-нибудь доверять своему сердцу?

Тетя Шугар учила ее начинать уборку с самого верха, постепенно спускаясь вниз, так что она обернула швабру тряпкой и занялась паутиной. Вот что ей нужно было сделать со своей жизнью - начать с самого верха и убрать все эти надоедливые штуки из потайных уголков. Судить о Такере, оглядываясь на историю ее матери, неправильно. На долю обоих выпали тяжелые испытания, и они искали спасения в бутылке. Но, похоже, Такер пытался преодолеть свою проблему, и это уже хорошо.

«Ты сравниваешь яблоки и коровьи лепешки. - Голос матери отчетливо прозвучал в голове. - Подумай об этом».

Джолин провела влажной тряпкой по плинтусу, избавляясь от слоя пыли, и пробормотала:

- Зачем мне об этом думать? У вас обоих одни и те же проблемы, но, по крайней мере, умирая в грязном отеле, он не оставит дочь без родителей. И к тому же он хотя бы пытается навести порядок в своей жизни.

Она тут же почувствовала себя виноватой за свой тон. Почему я не могу вымести дурные чувства из сердца и души так же легко, как паутину с потолка?

Глава шестнадцатая

Такер умудрился втиснуть по одному предмету мебели в каждую из других спален и таким образом расчистить коридор, после чего они вместе взялись за подготовку дальней комнаты к приему гостей. Джолин притворилась пожилой дамой и распахнула дверь, чтобы получить первое впечатление от комнаты. Конечно, не пятизвездочный отель, но она сделала все, что могла, из того, что было, и комната задышала какой-то особенной красотой. Джолин оставалось надеяться, что юбиляры не будут разочарованы.

Такер стоял у нее за спиной, и выражение его лица, отражавшееся в зеркале напротив, подсказывало, что он доволен результатом не меньше, чем она.

- Все замечательно. Вспомни, как это выглядело вчера, когда мы вернулись с аукциона. Ты сотворила настоящее чудо, Джолин.

Его теплое дыхание обдало ее волной жара, и ей вдруг захотелось обернуться и поцеловать его, но вместо этого она обвила руками свое тело и сказала:

- Мне помог в этом мой партнер. Тебе надо бы с ним познакомиться. Он -отличный парень.

- О, в самом деле? Мне уже стоит ревновать? - поддразнил Такер.

Она резко повернулась, и на мгновение ей снова показалось, что он вот-вот ее поцелует - его губы были так близко, - но он отступил назад.

- Конечно, нет, - ответила Джолин.

- А если бы у него оказалось больше денег и он был бы плотником лучше меня? - спросил Такер.

- Даже тогда. У тебя нет причин ревновать, - сказала Джолин.

Такер еще раз оглядел комнату и спросил, ничего ли они не забыли.

- Да вроде нет. И твоя идея насчет этого маленького столика в углу -просто супер: - добавила она.

Поблагодарив, он кивком пригласил ее спуститься вниз.

- Давай выпьем по чашечке горячего шоколада, пока ждем их. Меня, конечно, бесит, что я теряю рабочее время, но, наверное, это будет хорошей рекламой. У нас есть пятнадцать минут до их приезда.

- А если они такие же, как тетя Шугар и дядя Джаспер, то приедут на пять минут раньше, - сказала она.

- Сарафанное радио - лучший промоушн. Эти старики вернутся домой и расскажут всем, как мы для них постарались.

- Надеюсь. - Она мысленно пробежалась по убранству комнаты и ванной, чтобы убедиться, что ничего не упустила из виду.

Пожилая пара прибыла ровно в четыре часа с одним светло-голубым чемоданом, знававшим лучшие дни. Дама, высокая и худая, эффектно смотрелась в белом кружевном платье с пришпиленным к корсажу букетиком магнолии и в туфлях из конца семидесятых. Волосы с проседью были зачесаны назад, и венок из блеклых шелковых роз поддерживал вуаль длиной до плеч.

- Здравствуйте, мы - Джерри и Мэри Андерсон. У нас забронирована комната, - сказал муж.

- Ваша комната готова, - ответил Такер.

- Пожалуйста, простите за беспорядок, - подхватила Джолин.

- Милая, нам все это безразлично. Мы просто хотим отметить нашу годовщину в той же комнате, где провели ночь в медовый месяц, сорок лет назад, - успокоила ее Мэри. - Это напоминает нам о том, как сильно мы любим друг друга.

- Я отнесу ваш чемодан, - предложил Такер.

- Нет, спасибо, - ответила дама.

- Это наш маленький ритуал. Тот же чемодан, что и сорок лет назад. Та же одежда. Та же комната. И теперь я несу сумку наверх, а потом... - Он поцеловал свою невесту в щеку.

-Джерри поставит ее у двери и перенесет меня через порог. Мы пробудем в нашем номере до завтра, до времени выезда. - сказала она и подала ему руку.

- Поскольку у нас ремонт мы принесем завтрак вам в номер около восьми утра, - оповестила их Джолин.

- Как мило! - улыбнулась Мэри. - Мы тогда ели на завтрак черничные маффины и самые воздушные оладьи. Шугар всегда помнила наши вкусы. Как вы думаете, это возможно повторить?

- Конечно, - кивнула Джолин.

- Хорошо, дорогая, - сказал Джерри. - Может, продолжим наш медовый месяц?

- Да, дорогой.

Взявшись за руки, они поднялись по лестнице. Чемодан то и дело бился об стену. Джолин не могла отвести от них глаз и, услышав, как за ними захлопнулась дверь, вздохнула.

- Какая прекрасная традиция, - прошептала она.

- Мне нужно выпить. Хочешь?

Она отрицательно покачала головой. Как он может пить в такое время?

Джолин вспомнилось, как однажды они с матерью увидели машину с надписью «Молодожены», сделанной кремом для обуви на заднем стекле.

- Грустно думать о тех счастливых днях. Мне нужно выпить, - сказала тогда Элейн.

Когда в тот вечер Джолин вернулась домой, Элейн уже валялась в беспамятстве на диване.

- Столько работы, а они даже не воспользуются гостиной или столовой. -

Она сменила тему разговора и бросила взгляд на карниз с занавеской, который Такер повесил в столовой, чтобы прикрыть дыру, пробитую в стене для прокладки водопровода.

- Это не важно. Ты уверена, что не хочешь виски или пива? - спросил он.

- Нет, не хочу, и это важно для меня, Такер.

- У меня было то же, что и у них, - сказал он. - Ничто не заполнит эту дыру.

- Я полагаю, мы говорим о твоем сердце, а не о стене. Что заставляет тебя думать, будто выпивка поможет? - огрызнулась она. - Ты счастливчик, так и знай. У тебя было то, чего я хочу так сильно, что даже ощущаю этот вкус, а ты, вместо того чтобы быть благодарным за то, что у тебя было, топишь свои хорошие воспоминания в бутылке.

- Не смей читать мне проповеди! - прорычал он.

- Не заставляй меня это делать! - возмутилась она в ответ и бросилась в свою комнату, где обнаружила Сэсси, спящую в изножье кровати.

* * *

Ему так хотелось хлопнуть дверью своей комнаты, что потребовалась вся сила воли, чтобы закрыть ее бесшумно. Сэсси как сквозь землю провалилась, и он не мог поговорить даже с кошкой. Он подошел к комоду и налил себе немного виски в пластиковый стаканчик. Сидя на краю кровати, он уставился поверх стакана в окно на байу. Взгляд ни на чем не фокусировался - так же, как и его жизнь. Он поставил стакан на прикроватную тумбочку, так и не сделав ни одного глотка, вернулся в прихожую, схватил с вешалки куртку и сунул ключи в карман.

Он поехал на кладбище Маршалла и сразу направился к могиле Мелани. Присев перед надгробием, он пробежался пальцами по выгравированному имени:

- Я люблю тебя: Мелани Малоун. И всегда буду любить. Ты - моя родственная душа. Ты меня понимала.

- Здравствуй, - произнес низкий голос прямо у него за спиной.

Ему не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что это Люк Тиллисон, отец Мелани. Не дожидаясь приглашения, он сел рядом с Такером. Люк был крупным мужчиной, когда Такер видел его в последний раз - на похоронах Мелани. С тех пор он похудел, по меньшей мере, на сорок фунтов[15] и постарел лет на двадцать.

Такер привстал и сказал, что он как раз собирался уходить.

- Не уходи, Такер. Жизнь жестоко обошлась с нами обоими, не так ли? Ты все еще горюешь, а у меня неоперабельная опухоль мозга. Врачи дали мне год, и прошло уже девять месяцев, но меня радует лишь то, что я скоро увижу Мелани.

Такер снова сел:

- Мне очень жаль.

- А мне - нет. Я так по ней скучаю, Такер. У меня двое сыновей, и мне бы следовало сосредоточиться на том, чтобы дать им поддержку и любовь, но она была моей малышкой. Она украла мое сердце в тот день, когда родилась, и забрала его с собой, когда умерла.

Такер достал из заднего кармана голубую бандану и протянул ему:

- Мое тоже.

- Не позволяй этому... - Люк вытер глаза, вернул платок Такеру и откашлялся:

- Я давно хотел поговорить с тобой. Она любила тебя, Такер. И было ясно, что ты ее обожаешь. Я виноват. Но не позволяй ее смерти руководить твоей жизнью. Ты молод. Двигайся дальше и живи долго и счастливо. Не прозябай в жалости к себе, как я. В эти последние годы я вычеркнул из своей жизни жену лишил сыновей отца. Я слышал, ты купил долю в гостинице «Магнолия». Я рад: что ты пытаешься двигаться дальше.

- Мне надо было самому поехать в город в тот вечер. Я должен был проводить с ней больше времени. Нельзя было работать допоздна, - стал перечислять Такер.

Люк положил руку на колено Такера:

- Надо было. Следовало бы. Если бы. Это все в прошлом. Возьми урок у старика, который сделал слишком много ошибок. Уходи от боли и будь счастливым. Для меня это уже слишком поздно, но ты еще молодой мужчина. И прими мои извинения за то, что пытался отговорить Мелани выйти за тебя замуж, потому что ты был копом. Ты подарил ей годы счастья и радости, и я благодарен тебе за это.

- Принято, но трудно двигаться дальше после всего, что было так идеально, - сказал Такер.

- Звучит как песня в стиле кантри, - вздохнул Люк. - Было бы очень здорово, если бы ты пришел на ужин в субботу. Приводи своего партнера с собой. Мы бы хотели с ней познакомиться. Ты же знаешь, у меня двое сыновей, которые до сих пор не женаты. - Ему даже удалось слегка улыбнуться.

- Не могу ничего обещать - у нас есть кое-какие планы. Но, если мы управимся пораньше, возможно, заглянем ненадолго. - Такер положил руку на надгробный камень и поднялся. - Как часто вы сюда приходите?

- Каждый день. Иногда и не один раз. Я вымаливаю у нее прощение за то, что пытался отговорить ее от брака с тобой, но, кажется, пока безуспешно, -сказал Люк.

- По-моему, она простила тебя много лет назад! - произнес Такер, нежно сжав плечо Люка. - Береги себя!

Такер отъехал за несколько кварталов от кладбища и свернул на парковку для дальнобойщиков. Он положил голову на руль. Рыдания сотрясали его тело, и слезы капали на джинсы. - Почему у нас не может быть сороковой годовщины, дорогая?

«У тебя все еще может быть, если ты отпустишь меня, - снова упрекнула его Мелани. - Я не могу сделать это за тебя, но сегодня я послала тебе самого сильного вестника из всех, что у меня есть. Прислушайся к отцу».

Он поднял голову и вытер лицо, смешивая свои слезы со слезами отца на бандане.

- Я постараюсь, но только не с Джолин. Мы с ней партнеры. Если у нас ничего не сложится, это будет адская ситуация.

* * *

Вооружившись рецептом черничных маффинов, Джолин вышла из своей комнаты, направляясь на кухню проверить наличие всех ингредиентов. К счастью, в холодильнике было достаточно ягод, а все остальное она нашла в кладовке.

Она взяла бутылку воды и отнесла ее в гостиную, сопровождаемая Сэсси. Кошка запрыгнула на диван и медленно пробралась к ней на колени.

- У тебя упрямый хозяин, - Джолин мягко почесала длинную шерстку.

- Да, это верно, - откликнулся Такер с порога.

Джолин не знала никого, кто ступал бы так же бесшумно. Она не ответила - лишь бросила короткий взгляд в его сторону и задала прямой вопрос:

- Так тебе еще нужно выпить или ты успел пропустить три-четыре шота перед уходом?

- Начать с того, что Сэсси была кошкой Мелани, и ты права. Она могла быть упрямой, как пресловутый миссурийский мул. Никогда не задумывалась, почему мул из того штата упрямее своего собрата; скажем, из Техаса?

- Нет, и ты не ответил на мой вопрос, - сказала она.

Он снял куртку и повесил ее на спинку кресла-качалки, а сам расположился в кресле с откидной спинкой, положив ноги на подставку.

-Я не выпивал. Налил себе виски, но... Я поехал на кладбище поговорить с Мелани. Там был ее отец, Люк. Мне нужен друг, Джолин. Не терапевт. Не партнер. Друг.

- Мне тоже, - прошептала она. - Так что с ее отцом?

- Он сказал мне, чтобы я двигался дальше, что Мелани хотела бы этого, но я боюсь, что тогда не сумею сохранить память о ней, - признал он.

Его глаза налились кровью, но она поверила ему, когда он сказал, что не выпил ни капли. Даже могла бы поклясться в этом. Она умела различить глаза, воспаленные от слез, и глаза, красные от перепоя.

- У него опухоль мозга, и жить ему осталось не так уж долго. Отчасти потому он и был там. Выглядит просто ужасно. Но он попросил прощения и сказал, что не винит меня в ее смерти.

- Это хорошо, не так ли? В смысле, не то, что он умирает, а то, что вы помирились. - Она очень жалела, что они с матерью не достигли понимания до того, как Элейн ушла.

- Должно быть легче, но ничего не изменилось. - Судя по его тону, он все еще страдал, но, по крайней мере, не потянулся сразу к бутылке.

- Отпусти это, Такер. Какие-то вещи ты должен сделать сам, и это я как друг тебе говорю, а не как психотерапевт. Никто не сможет сделать это за тебя. Может, в качестве первого шага стоит пойти на поминальный ужин, который они устраивают. Это поможет тебе закрыть страницу, запомнив все, хорошее и плохое.

- Но... - начал было он и остановился.

Она могла бы при желании закончить фразу за него. Он хотел сказать, что не было у них плохих времен, но она знала, что это тоже часть процесса прощания с прошлым. Когда воспоминания окрашены лишь в черный, белый или серый цвета. В ее мире было очень мало белых - или светлых -воспоминаний. Большинство из них были либо серыми, либо черными. Может у него все наоборот но она училась смотреть правде в глаза. Вспоминая и хорошие времена с мамой, и папины клумбы. Но помнить только хорошее так же вредно, как помнить только плохое - в любом случае это не принесет успокоения.

- Я попробую, - наконец произнес он.

- Никогда не знаешь, какой день станет для тебя последним. Шрамы, оставленные нам жизнью, тому доказательство, - сказала она. - Люк умирает Может, для вас эта встреча станет прощальной.

Такер подошел к шкафу и достал арахисовое масло.

- Ты права, хотя от этого не легче.

- Жизнь вообще трудная штука, - охотно согласилась Джолин, открыла холодильник и достала виноградное желе.

Они приготовили сэндвичи и сели за стол, когда сверху донеслось хихиканье. Потом застонали старые трубы: кто-то включил воду, чтобы наполнить ванну.

- Они что там... - прошептал он.

- Думаю, они переживают свою медовую ночь, принимая ванну вместе. Или, может, занимаются сексом в ванне... - улыбнулась Джолин. - Надеюсь, мне в их возрасте еще будет интересно принимать ванну с мужем.

- А я надеюсь, что мне в этом возрасте не понадобятся те маленькие голубые таблетки, чтобы залезть в ванну с женой, - усмехнулся Такер.

Глава семнадцатая

Иногда что-то похожее на весну пробивалось сквозь пелену календарной зимы. Так случилось и в то субботнее утро, когда Джолин поехала в город за продуктами. Она опустила стекло, наслаждаясь свежим воздухом. Но вместо того чтобы свернуть к магазину, она неожиданно для самой себя припарковалась возле «Пьяного аллигатора».

- Похоже, у этого старого пикапа собственный разум, - сказала она. - Ну, раз уж я здесь, ничто не мешает мне зайти и поболтать с Дотти.

Она открыла дверь своим новым ключом и крикнула:

- Дотти, ты где?

- Слава богу, ты здесь! - Дотти появилась из ниоткуда и потащила ее за собой.

- Что-то не так? - встревожилась Джолин.

- Нет, chere, я просто схожу с ума от скуки. И, знаешь, когда мне скучно, я хочу выпить. Так что иди сюда и составь компанию старушке, - ответила Дотти, взяла Джолин под руку и подвела к столику. - Хочешь рутбир?

- Только если ты будешь, - ответила Джолин.

- Думаю, я смогу притвориться, что это алкоголь, - согласилась Дотти, открыла две бутылки рутбира, одну из них вручила Джолин и села за стол.

- Если тебе так скучно, почему ты не поехала к Флосси или Люси, помогла бы им? - спросила Джолин.

- Они сегодня не открывали магазины из-за надвигающейся бури. Обещают страшные морозы, так что мы отменяем завтрашний обед у Флосси, перенесем его на следующую неделю. Я подумывала закрыть «Аллигатор», но рассудила, что народ все равно потянется в бар. даже если придется тащиться на собачьих упряжках. А ты куда собралась? Запасаешься припасами на случай непогоды?

- Я ехала в продуктовый магазин и каким-то странным образом оказалась здесь. Но, если нам грозят ледяными бурями, пожалуй, стоит сделать запасы. Ты все еще хочешь, чтобы я побыла у тебя? - спросила Джолин, потягивая рутбир.

- Конечно, хочу. Если погода окончательно испортится, можешь остаться ночевать. Мой диван раскладывается в кровать, - сказала Дотти. - А теперь расскажи о своих первых гостях. Я так рада, что ты успела привести все в порядок и принять их. Мы все разузнали про них в церкви. Они провели в «Магнолии» свою первую брачную ночь.

- Да мы их почти не видели. Они направились прямо в свою комнату. Я подала им завтрак, и Мэри взяла его в дверях. Они спустились вниз ровно в одиннадцать, в расчетный час, поблагодарили нас за гостеприимство, расплатились и уехали, - констатировала Джолин, потом подалась вперед и понизила голос: - Они вместе принимали ванну.

- И так каждый год! - добавила Дотти и ее зеленые глаза блеснули. - Мэри говорит, ей плевать, что Джерри приходится глотать виагру, как М amp:M’S, и что гравитация неумолимо тянет ее сиськи к земле - она все равно будет заниматься сексом в ванной, как они это делали в свою первую брачную ночь.

Джолин хихикнула:

- Как раз вчера вечером Такер говорил, что надеется, ему они не понадобятся, когда ему перевалит за шестьдесят.

- О? - Дотти склонила голову набок. - И что же привело к такому разговору?

- То, что происходит в «Магнолии», остается в ее стенах, как в Лас-Вегасе, не забыла? Но мы говорили о Мэри и Джерри - просто звуки блуждают по трубам. - Джолин покраснела.

- Если ты хотя бы не подумала о сексе в ванной с Такером, когда все это происходило, тогда ты точно сумасшедшая, - заявила Дотти. - Я все время думаю о том, как мы занимались этим с Брюсом, даже если не слышу никакого шума.

Румянец стал еще ярче.

- Ладно, значит прошлой ночью мне это снилось, и я проснулась немного сердитой от того, что это было не наяву.

- Тогда, по крайней мере, ты думала о сексе с ним, иначе тебе бы это не приснилось. - заявила Дотти и прижала ладонь к ее щеке. - Не красней, дорогая. Мы - взрослые женщины со своими потребностями.

- Но... - начала было Джолин.

- Расскажи мне все об этих «но», - попросила Дотти.

- Пока он не забудет Мелани, какой смысл даже думать об этом?

- Трудно расстаться с тем, кого любишь, chere. Ты когда-нибудь думала о том, что сама судьба привела его сюда...

- Кого и куда привела судьба? - входя через заднюю дверь, поинтересовалась Люси.

- Что ты здесь делаешь? - возмутилась Дотти. - И как ты сюда попала?

- У тебя начинается деменция. Ты сама дала мне ключ после смерти Брюса на случай, если ты вдруг умрешь, чтобы копы не ломали дверь. Помнишь? - спросила Люси.

- Конечно, помню, но я даже не слышала, как открылась дверь, -удивилась Дотти.

- Мы пришли, чтобы уговорить тебя пойти с нами в магазин, - заявила Флосси и повесила пальто на спинку стула. - Ты не можешь жить на том, что находится там, наверху, вон на той полке. - Она указала на спиртное за стойкой бара.

- Так что там насчет судьбы? - Люси сняла пальто и швырнула его на соседний столик.

- Я говорила Дотти, что Такеру ужасно тяжело двигаться вперед. -объяснила Джолин.

- И, прежде чем меня так грубо прервали, я собиралась сказать, что, возможно, судьба привела его сюда, чтобы Джолин помогла ему расстаться с прошлым, - добавила Дотти.

Флосси сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

- Насколько я понимаю, ему нужно жить дальше и навсегда бросить свое пьянство по выходным. Тут я согласна с Дотти. Судьба привела его в «Магнолию», чтобы вы стали друзьями и ты помогла ему.

- Судьба тут ни при чем, - отрезала Люси. - Милая, тебе ведь известно, что на небесах нет ни единого часового механизма? Это потому, что там никто никуда не торопится. Бог разрабатывает план на долгие годы вперед, по которому вы с Такером соединитесь и вместе отправитесь в исцеляющее путешествие. Такер поможет тебе, а ты поможешь ему. А теперь давай с самого начала, расскажи нам все-все-все.

Джолин рассказала, как Такер заявил, что ему нужно выпить, но вместо этого поехал на кладбище.

- Люси, ты говоришь, что я следую каким-то духовным путем по долгосрочному плану, разработанному на небесах. - Она повернулась к Флосси. - Ты думаешь, нам с Такером суждено стать друзьями. - Ее взгляд переместился к Дотти. - А что говорит судьба?

- Она говорит, что ты могла бы помочь Такеру, просто выслушивая его. Но я думаю, что он был послан в гостиницу, чтобы помочь тебе. Ваши пути переплетаются. Он простил своего тестя и принял его извинения. Ты простила своего отца за то, что он умер так рано? Или свою мать за все страдания, через которые она заставила тебя пройти? - спросила Дотти.

Джолин отрицательно покачала головой:

- Я думала, что простила, когда отвезла их прах на морское побережье, но, как только Такер начинает говорить о своей боли, моя боль тут же всплывает на поверхность.

Дотти похлопала ее по коленке:

- Прощение - это не спринт а марафон, chere.

- Но что на финише? Если Бог или судьба предопределили все это, в чем развязка? - спросила Джолин.

- А это, дорогая, - улыбнулась Флосси, - зависит от тебя. За тобой последнее слово. Что бы ни сделали высшие силы, чтобы поместить тебя в эти обстоятельства, включая то, что сидишь здесь, в «Аллигаторе», с тремя назойливыми старухами, они свою работу выполнили. Теперь ты делаешь выбор.

- Беги рядом с ним этот марафон, - посоветовала Дотти. - Если не нравится его скорость - вырвись вперед или поотстань. Теперь мяч в твоих руках.

Джолин была рада, что ее занесло в «Аллигатор». На душе стало легче:

- Вы все это знаете по собственному опыту?

- Разумеется, - сказала Дотти. - Меня этому научила жизнь с Брюсом. Мы были лучшими друзьями на протяжении всей нашей юности. И, chere, в те времена все было иначе. Лучшими друзьями девочек были девочки. У мальчиков - мальчики. Я плакала у него на плече, когда меня бросил мой первый парень. Он плакал у меня на плече, когда умер его лучший друг. Мы шли по этому пути много лет, а потом, когда нам обоим было уже за двадцать, вдруг осознали, что на каком-то этапе этого пути влюбились друг в друга.

- А что касается меня, то я все еще в поисках своего Брюса. Я видела, как счастлива была Дотти, и на меньшее не соглашусь, - сказала Люси.

Джолин перевела взгляд на Флосси.

- А что за история у тебя?

- Влюбилась. Потеряла его во Вьетнаме. Но здесь были мои девочки, и они вместе с твоей тетей помогли мне пройти через все это. Сестры сердца; дорогая, так же важны, как любовь. Я не хочу сказать, что не важно, чем закончится твое путешествие с Такером, но... даже не знаю, как это выразить. - Флосси замолчала, так и не нашла подходящих слов.

- Ты встаешь на место Шугар, и мы нуждаемся в тебе, - тихо произнесла Дотти.

- Боже! - ахнула Джолин. - Я недостаточно мудра для этого.

Люси взъерошила пальцами свои кудрявые волосы:

- Это твое мнение, а не наше. И нам нужна четвертая женщина в этом фургоне дружбы.

- Но тетя Шугар доступна по телефону, когда у вас возникают проблемы, -сказала Джолин.

- Да, только у нее запоздавший на несколько десятилетий медовый месяц с Джаспером. Мы, конечно, обсуждаем с ней кое-какие вопросы, но не хотим беспокоить ее слишком часто. Так что прими это как факт, детка, - мы все в одной упряжке. - Флосси хихикнула.

* * *

Темные тучи заволокли небо, когда Джолин ехала обратно к «Аллигатору» в тот вечер. Легковушки и пикапы уже заполонили парковку в ожидании открытия, когда Джолин прибыла на место. Дотти была права насчет пьяниц, которые всегда найдут дорогу в бар.

Но, собственно, Элейн доказала это много лет назад. И Джолин, когда начала работать барменшей, сама убедилась в этом. Однажды мать провела всю ночь в машине, когда съехала в кювет. Слава богу, виски не замерзает, потому что иначе Элейн могла бы умереть, замерзнув изнутри, учитывая, сколько она выпила. Но даже этот эпизод не остановил мать. Автомобиль не слишком пострадал - так, несколько царапин и помятое крыло. И движок работал исправно, так что следующим вечером она снова отправилась в бар.

Дотти бросила Джолин фартук, когда увидела ее в дверях. Джолин нацепила его, обернула завязки вокруг талии и стянула впереди идеальный бант. Она давно научилась этому трюку и помнила о том, что нельзя завязывать фартук сзади. Однажды клиент потянулся через стойку бара и дернул за концы завязок, так что ее чаевые разлетелись во все стороны, вместе с ручкой и блокнотом.

- Ты захватила с собой необходимые вещи, чтобы остаться ночевать, если дороги покроются льдом? - спросила Дотти, надевая фартук.

- Нет, я ездила и по сугробам высотой до подножки, и даже пару раз обогнала торнадо. Со мной все будет в порядке. - заверила Джолин.

Дотти открыла дверь, и вошли только пять человек. Микки был одним из них, и, вместо того чтобы занять свое место при входе, он вскочил на табурет у стойки бара.

- Я устроился на работу в компанию по доставке пива в Тайлере, и, похоже, сейчас все магазины Восточного Техаса переполнены, народ запасается на случай бури. Я тут подумал, не отпустишь ли ты меня сегодня вечером. Моя девушка беспокоится, как я поеду домой в такую непогодь. Если вам не очень уютно без вышибалы, я могу остаться, но... - Концовка повисла в воздухе.

Дотти потянулась через стойку и похлопала его по щеке:

- У меня тут обрез под прилавком, на случай если начнут хулиганить, но я не ожидаю большого наплыва. Езжай домой и будь осторожен на дороге.

- Спасибо, миз Дотти. Мне еще не приходилось никого вышвыривать отсюда, и, поскольку у меня теперь новая работа, ты, возможно, больше не захочешь держать меня по пятницам и субботам вечером, - сказал Микки.

- Мы потом поговорим об этом, - ответила Дотти.

Микки исчез, и Дотти повернулась к Джолин.

- Было время, когда я думала, что он может пригласить тебя на свидание.

- Не в моем вкусе, - улыбнулась Джолин.

Дотти протерла и без того чистый прилавок:

- А кто в твоем вкусе?

- Понятия не имею, просто знаю, кто не в моем, - ответила Джолин.

Распахнулась дверь, и порывом арктического ветра надуло полдюжины ковбоев. Джолин скользнула взглядом по их лицам, но Такера среди них не увидела. Она испытала легкое разочарование и все же надеялась, что он остался дома с Сэсси, смотрит телевизор или, может, измеряет что-то в следующей комнате, над которой они собирались работать.

Следом ввалились еще с десяток человек - желающих выпить и повеселиться, нисколько не испугавшихся прогноза синоптиков. Дотти и Джолин окунулись в работу, разливали пиво по кувшинам и кружкам и даже составляли изысканные коктейли, так что было не до разговоров.

- Мадам Судьба, если ты действительно существуешь и все эти годы занимаешься планированием моей жизни, тогда мне бы очень хотелось узнать, какова конечная цель, - прошептала Джолин себе под нос.

* * *

Монтгомери, штат Алабама

Шугар смотрела, как мимо со скоростью шестьдесят пять миль в час[16] проносится сельская местность. Покидая Южную Каролину, они решили не торопясь доехать до Канзаса, а потом снова зигзагом вернуться на запад. Они позвонили заранее и забронировали на ночь место в парке для трейлеров в Алабаме.

Лишь когда Шугар заглянула в календарь, до нее дошло, что сегодня суббота. Будь она дома, уже готовилась бы к утренней службе в церкви -может наглаживала бы одно из воскресных платьев или проверяла, найдется ли у нее приличная пара колготок. Нынешние девушки перестали носить колготки, но только не Шугар. Она рассталась с поясом много лет назад, но предупредила Дотти, что им лучше похоронить ее в колготках, иначе она вернется призраком и будет преследовать всех троих.

Будь они дома, в воскресенье утром Шугар испекла бы оладьи, и после завтрака они с Джаспером отправились бы в церковь. Благослови его Господь, он все эти годы так смиренно сносил обеды с ее подругами после службы в церкви. Когда умер Брюс, он остался единственным кавалером при четырех дамах и был вынужден терпеть их общество. И ни разу не пожаловался, так что и Шугар следовало проявить терпение и перестать жалеть себя.

- Как насчет оладий завтра утром? - спросила она.

- Конечно. Это же воскресенье, а мы всегда едим оладьи перед церковью, - ответил он. - И мы же еще до отъезда договорились, что, где бы мы ни оказались воскресным утром, обязательно найдем церковь с парковкой для трейлера и посетим службу.

- Да, верно, - охотно согласилась она и положила руку ему на плечо. - И, может, эта церковь будет более домашней, чем предыдущая. Просто та была слишком большая.

Она достала из сумочки телефон и посмотрела на маленький домик, до сих пор не проданный. Там были и другие - один, чуть дальше от дома Люси, выглядел вообще довольно симпатично. Но тот маленький белый домик с большой верандой нравился ей больше всего. Она пожалела о том, что у нее нет фотографии их церквушки. Большие, маленькие, средние - никакие чужие церкви не могли заменить ту, родную.

Глава восемнадцатая

Такер начистил ботинки, выгладил рубашку и джинсы, стряхнул пыль с ковбойской шляпы и сел в машину, намереваясь ехать к Люку и Карле на празднование дня рождения Мелани. Может, когда он окажется среди тех, кто любил ее, поделится с ними воспоминаниями, ему и епраеду удастся сделать шаг вперед и перевернуть страницу? Он подъехал к их дому из красного кирпича, расположенному в красивом районе города, припарковался на другой стороне улицы и наблюдал за семьей через большое зеркальное окно. Судя по всему, они отложили в сторону мысли о скорой кончине Люка - за столом царила веселая и непринужденная атмосфера.

Порыв ледяного ветра ударил Такера в лицо, когда он открыл дверь пикапа. Он инстинктивно закрыл ее снова и плотнее запахнул куртку Ему следовало бросить вызов ветру и семье, но он не чувствовал в себе сил противостоять кому-либо из них. Наконец он завел мотор и поехал обратно в гостиницу. Прихватив полную бутылку виски, он устроился в гостиной и включил телевизор, просто чтобы шумел. Он долго щелкал пультом, переключая каналы, пока не наткнулся на сериал «Морская полиция: Спецотдел». Показывали второй сезон, в финале которого убивают одного из членов команды, и он счел это весьма уместным. Он допил виски до последней капли и отшвырнул бутылку в сторону как раз в тот момент, когда раздался выстрел, роковой для героини Кейт.

- Некоторым из нас не везет, - невнятно пробормотал он, вставая, чтобы пойти за другой бутылкой, но успел сделать всего несколько шагов, как комната закружилась вокруг него бешеной каруселью и его зашатало.

Он с глухим стуком рухнул на пол в прихожей. Через несколько минут он попытался встать, но ноги отказывались повиноваться. Сдавшись, он растянулся на полу с намерением ненадолго закрыть глаза. Через час все выпитое хлынет наружу, он встанет с пола и добредет до кровати, прежде чем Джолин вернется домой из бара.

* * *

Джолин поскользнулась на льду, пока шла к своему пикапу, но смогла устоять на ногах и не приземлилась на задницу. Она села за руль, завела мотор и снова вышла из машины, чтобы соскрести лед с лобового стекла. Ледяной дождь жалил лицо, пока она работала скребком, но ни рыцарь в сияющих доспехах, ни большой сильный ковбой на белом коне не появились из темноты, чтобы сделать за нее эту работу.

Когда она закончила и поспешила в машину, у нее уже зуб на зуб не попадал. Она почти согрелась к тому времени, как выбралась из города, но ни «дворники», ни обогреватель не справлялись с непогодой. Она съехала с дороги на крытую автозаправку. Навес над бензоколонкой служил хотя бы каким-то укрытием, позволяя очистить стекло от ледяной корки, но мысленно она уже продумывала, куда еще можно будет заехать, чтобы повторить этот процесс.

- Черт возьми! - До нее дошло, что она забыла включить обогреватель лобового стекла. - Неудивительно, что на нем не тает вся эта каша. - Она просидела в машине несколько минут, пока тепло не растопило остатки льда.

Обычно обратная дорога занимала минут пять, но той ночью Джолин лишь через четверть часа свернула на подъездную аллею. Вокруг мерцали деревья, скованные льдом, и земля хрустела под колесами. Ледяная крупа все еще сыпалась на лобовое стекло и крышу пикапа.

Туманные очертания гостиницы проступили в поле зрения, когда внезапно на дорогу выскочил олень и остановился прямо перед ней, удивленно глядя большими глазами. Джолин затормозила и резко крутанула руль вправо. Олень убежал, и пикап заскользил к высокой сосне: мягко уперевшись в нее. Сердце бешено колотилось, и пульс стучал в ушах. Она положила голову на руль и замерла, пока не отдышалась, после чего включила заднюю передачу. Колеса жужжали, прокручиваясь на льду, но тронуться с места она так и не смогла. Джолин распахнула дверцу и вылезла наружу, только чтобы убедиться, что задние колеса провалились в глубокую канаву. Не могло быть и речи о том, чтобы вытащить пикап этой ночью, а, может, и до тех пор, пока все не растает.

Она достала из сумочки телефон и позвонила в гостиницу. Не могла же вечеринка в честь Мелани затянуться до трех часов ночи. После десяти гудков она нажала отбой и позвонила снова. Никто не ответил. Она набрала номер мобильного телефона Такера, и ее сразу переключили на голосовую почту.

Она схватила сумочку, погрозила небу кулаком и поплелась к гостинице. Голодная, злая, промокшая и продрогшая до костей, она подошла к двери. Боже, даже ресницы обледенели. Порыв теплого воздуха ласково встретил ее, когда она отперла и распахнула дверь. Она шагнула в прихожую, протянула руку, чтобы нащупать шнур и включить свет, и, споткнувшись обо что-то, рыбкой полетела вперед.

Падение выбило дух вон, но, когда ей удалось отдышаться, она осознала, что лежит на чьем-то теле. Перед глазами промелькнули видения мертвеца, когда она отшатнулась в сторону. Но тут ей в нос ударил запах виски, и новая волна гнева затопила сердце и душу.

- Черт побери, Такер, - крикнула она, поднимаясь на ноги.

В последний раз она застала такое зрелище накануне того дня, когда выгнала Джонни Рэя из своей квартиры. Он стащил у нее дебетовую карточку и сумел обчистить ее банковский счет, но даже и без того ей давно пора было избавиться от этого мерзавца. Она решила тогда, что пусть всего лишь и барменша, но заслуживает лучшего.

- И я действительно заслуживаю лучшего, - сказала она, переступая через свернувшееся калачиком тело Такера.

Она сделала себе сэндвич и налила стакан молока. Направляясь в свою спальню, она старательно обошла стороной бесчувственное пьяное тело.

- Очевидно, тебе нравится прозябать в тоске. Что ж, я могу быть твоим партнером, но не собираюсь жалеть тебя нисколечко. Можешь спать на полу всю ночь.

Она щелкнула выключателем в спальне и услышала стон, доносившийся из прихожей, но Такер Малоун мог сам о себе позаботиться, не маленький. Если он забыл средство от похмелья, пусть страдает и дальше.

Сэсси последовала за ней в спальню и свернулась клубком в изножье кровати.

- Я не виню тебя, девочка. Я бы тоже не стала спать с человеком, от которого разит так, будто он упал в бочку с виски.

Адреналиновая лихорадка от недавней встречи с оленем сошла на нет. Озноб после пешей прогулки до дома тоже ослаб, когда она натянула спортивные штаны, широкую футболку и залезла под одеяло. Сэндвич притупил чувство голода. Она заснула раньше, чем голова коснулась подушки.

Сэсси сидела рядом с ней, когда она проснулась в полдень.

- Ты, должно быть, проголодалась и ищешь свой лоток, - приветливо обратилась к ней Джолин.

Кошка жалобно мяукнула.

- Что ж, милая девочка, я тебя покормлю, но убирать за тобой какашки -это дело твоего хозяина. Давай-ка займемся тобой, а потом я нырну в теплую ванну, - быстро спланировала Джолин и выползла из постели, а Сэсси последовала за ней.

Такер все еще валялся на полу в прихожей, в той же позе. Джолин не испытывала ни капли жалости к нему. Она покормила кошку, приняла долгую, горячую ванну, вымыла волосы. Закончив, она спустилась вниз, снова перешагивая через Такера. Он застонал и схватился за голову Не обращая на него внимания, она направилась прямиком на кухню, где заварила кофе. Пока он настаивался, она положила на сковородку три пирожка с сосисками и испекла стопку оладий.

Из холла донесся еще один стон, когда она садилась за стол, но ее сердце все еще клокотало от гнева. Видеть его таким было невыносимо. Вновь ожили злость, боль и отвращение, связанные с воспоминаниями о матери. Сэсси вскочила на стол, и Джолин накормила ее кусочками сосисок из булок.

Зазвонил ее сотовый, и она достала телефон из сумочки.

- Доброе утро, Дотти. Как ты переживаешь эту ледяную бурю?

- Я в порядке, но городские телефоны отключены. Нам еще повезло, что у нас есть электричество. Я звоню узнать, как ты добралась до дома. По всему городу стоит треск, как от пальбы, ветки деревьев ломаются ото льда. Представляю, сколько сил и времени уйдет на то, чтобы убрать весь этот беспорядок. На завтра отменили церковные службы и занятия в школах. Боюсь, мы все надолго заморожены. Как там у вас дела?

Джолин рассказала ей про оленя, про то, как пришлось идти домой пешком, как споткнулась о Такера в дверях.

- Что-то у меня сомнения насчет судьбы, которую вы мне расписывали. Пожив с пьяницей, я уж точно не собираюсь связываться с еще одним.

Такер, пошатываясь, вошел в кухню. Глаза у него были налиты кровью, волосы всклокочены. Единственная отрада - что его дыхание не окрашивал прогорклый запах блевотины.

- Лекарство от похмелья? - Он схватился обеими руками за голову.

Она бросила на него злобный взгляд и поманила его пальцем.

- Разбирайся с этим сам, - крикнула она ему прямо в лицо и вернулась к разговору с Дотти. - Извини.

- Что у вас там происходит? - всполошилась Дотти.

- Почему ты такая злая? В прошлый раз ты меня лечила. - сказал Такер.

Она ткнула его в грудь свободной рукой:

- Это называется жестокостью из милосердия. Если хочешь погрязнуть в прошлом, напивайся, вырубайся, валяйся на полу, заставляя меня спотыкаться, когда я прихожу домой. Это твое личное дело. Но я тебе не нянька и не мама.

- Но ты же мой партнер, - запротестовал он, наливая себе кофе.

- Совершенно верно, и сейчас твой партнер разговаривает с Дотти. Когда я закончу, включу музыку и начну стирать белье. Потом собираюсь пропылесосить свою комнату. Будет шумно. Тогда и сможешь начать свое лечение.

Смех Дотти эхом разнесся по комнате, прежде чем Джолин успела поднести трубку к уху.

- Я так полагаю, ты больше не бросишься на выручку?

- Не-а. Если он не может оставаться достаточно трезвым, чтобы прийти на помощь своему партнеру, чтобы ей не пришлось тащиться пешком по грязи и под ледяным дождем, преодолевая расстояние в пару городских кварталов, тогда и партнер не будет кудахтать над ним из-за его похмелья.

- А мы-то думали, что он исправляется, - вздохнула Дотти.

- Пьяницы - профессионалы, умеющие дурачить людей, - сказала Джолин.

- Похоже, у тебя дел по горло. Позвони мне сегодня попозже. И держись, не сдавайся, - подбодрила ее Дотти.

- Будет сделано. Я уже натерпелась этого, на всю жизнь хватит. А ты сиди дома, в тепле. - Джолин закончила разговор и налила себе вторую чашку кофе. Она снова вернулась к столу, чтобы доесть завтрак.

- Ты злая, - простонал Такер. - Да, я сорвался. Но на то была серьезная причина.

- Нет, у тебя было оправдание. Совершенно очевидно, что тебе нравится ныть и страдать, поэтому от меня ты не получишь ни капли сочувствия. Ты знаешь мое прошлое, но, если хочешь поговорить о том, почему я так себя веду, можем начать все сначала. И, просто чтоб ты знал, мой пикап валяется в кювете у дороги. Мне пришлось идти до гостиницы пешком, по грязи и под ледяным дождем, в три часа ночи, чтобы потом свалиться, споткнувшись о твою пьяную задницу при попытке включить свет Извини, мое сострадание иссякло, так что сам готовь себе омлет и гренки.

- Так это было наяву? Я думал, что сплю, - пробормотал он. - Ты разбила машину? Почему?

- Посмотри, что за окном творится, - с раздражением произнесла она, собрала грязную посуду, сполоснула ее и загрузила в посудомоечную машину.

Он прикрыл глаза рукой и выглянул в окно.

- Боже правый! И ты ехала домой в такую непогодь? Почему же ты мне не позвонила?

- Я позвонила. Но ты же был в отключке. Ладно, у меня дела. - Она вышла из кухни, и Сэсси устремилась за ней. - Даже твоей кошке противно на тебя смотреть.

Она слышала, как он ругается, и уловила запах подгоревшей яичницы. Потом он, видимо, отскребал сковородку, разбивал свежие яйца и жарил заново. Она уже много лет не испытывала такой злости, с тех пор как умерла ее мать. Если б только она могла шмякнуть что-нибудь - что угодно, лишь бы грохотало! Но вокруг не оказалось ничего подходящего, кроме небольшого пластикового мусорного ведра с мусором в стороне. Одним хорошо поставленным ударом ноги она заехала по нему, ведро пролетело через всю комнату, отскочило от стены и скомканные бумажки разлетелись по полу. Сэсси спрыгнула с кровати и бросилась на них, как на мышей, гоняя их по углам и заталкивая под мебель.

Но даже это не вызвало улыбки на лице Джолин. Она надеялась, что, когда закончится ремонт, он перетащит свой старый трейлер обратно в Маршалл. Она бы с радостью переводила ему на счет половину прибыли, если бы он просто уехал отсюда.

Она не могла оставаться у себя в комнате весь день. У нее было много дел, поэтому, глубоко вздохнув, она направилась в прачечную. И речи не могло быть о том, чтобы на этот раз стирать их одежду вместе. Она собиралась рассортировать все по кучам и постирать только свои вещи. В конце концов, он мог сам о себе позаботиться.

Когда она проходила через кухню, он протянул руку, чтобы коснуться ее плеча.

- Мне очень жаль, что я не помог тебе прошлой ночью.

- Докажи это, - сказала она.

- В каком смысле? Ты знала, что вчера у меня был тяжелый день. День рождения Мелани.

- И каждый год у нее день рождения в один и тот же день. Так же, как это было до ее смерти. И что, ты собираешься напиваться каждый раз? Если так, тогда я помечу этот день в календаре, чтобы у нас не было гостей, которые будут спотыкаться о твое бесчувственное тело, спускаясь вниз за печеньем или стаканом молока. - сказала она.

- Ты мне сейчас не очень нравишься, - огрызнулся он и умчался прочь в сторону ванной.

- Ну, а ты мне совсем не нравишься, - крикнула ему вслед Джолин.

Она закинула светлую одежду в стиральную машину и, пока шла стирка, вытерла пыль со всей мебели, картин и даже с оконного карниза, где за ней через стекло наблюдала птичка кардинал.

- Ты не заставишь меня испытывать чувство вины. Больше двух лет - срок вполне достаточный, чтобы взять себя в руки и жить дальше.

Закончив, она прошла через холл в подсобку за пылесосом. Из душа доносился шум воды. Вот-вот, пусть наслаждается, потому что, если отключат электричество, в доме не будет горячей воды. Хотя, возможно, ледяной душ -это именно то, что ему нужно.

Но, когда она возвращалась обратно через кухню, Такер уже сидел за столом с чашкой кофе в руках. Его глаза все еще выглядели воспаленными. На волосах поблескивали капельки воды, но он хотя бы причесался. И переоделся в чистый спортивный костюм, пусть даже и разноперый.

- Ты просила доказать это. И как я должен доказывать? - Его тон оставался ворчливым.

- Больше так не делай, - сказала она ему.

- Никогда?

- Именно. Сам подумай. У нас гости в субботу, и они возвращаются за полночь после встречи с родственниками или из кино и спотыкаются в прихожей о твою пьяную задницу. Разве это хорошо для бизнеса?

Он втянул носом воздух и медленно выдохнул:

- Ты когда-нибудь читала такие нотации своей маме?

- Чаще, чем мне хотелось бы помнить, только я просила ее быть достаточно трезвой, чтобы ходить на работу и выдерживать восьмичасовую смену пять дней в неделю. И моему последнему бойфренду, Джонни Рэю, пришлось паковать вещи и убираться вон из-за той же проблемы. Бог ненавидит меня. Он все время подсовывает мне вас, алкашей.

Он сделал глоток кофе:

- Ну, и как долго ты злишься, когда доходишь до этой точки кипения?

- Даже не знаю. Неделю. Месяц. Но я никогда еще не была так зла, как сейчас, - призналась она.

- Никогда? - Он поднял темную бровь.

- Никогда, потому что раньше, если я злилась, мне ничего не стоило уйти самой или вышвырнуть мерзавца из своей квартиры. А сйчас я вынуждена находиться с тобой под одной крышей, так что, боюсь, остыну не скоро.

- Ну ничего ж себе! - Такер вытер лоб.

- Ты сам виноват. А теперь живи с этим, - пригвоздив своего напарника такими решительными словами, она оставила его сидеть за столом и ушла в свою комнату читать книгу до самого вечера.

Глава девятнадцатая

Тьюпело, штат Миссисипи

Пока Джаспер готовил завтрак тем утром, Шугар воспользовалась моментом, чтобы позвонить Джолин. Телефон прозвонил четыре раза, прежде чем Джолин ответила.

- Я не вовремя? - спросила Шугар.

- Эй, милая девочка. - выкрикнул Джаспер. - Я пеку оладьи с шоколадной крошкой. Хочешь, я пришлю тебе немного по телефону?

Джолин вздохнула:

- Жаль, что ты не можешь прислать их по телефону, да и вообще, жаль, что вас здесь нет. И, тетя Шугар, ты всегда вовремя. Я рада, что ты позвонила сегодня утром. Мне нужно с тобой поговорить. Надеюсь, я справилась с проблемой. Но, может, просто слишком остро отреагировала из-за своего прошлого.

Шугар налила себе еще одну чашку кофе.

- Расскажи мне все по порядку, милая.

Джолин выложила все без утайки и закончила словами: «А теперь я хочу выслушать твое прямолинейное, честное мнение».

- Спроси себя: ты злишься на него, потому что он напоминает тебе о проблеме твоей матери или, может, ты видишь в нем того последнего никчемного бойфренда, который клялся, что изменится ради твоей любви? Или же ты разочарована в нем, потому что хочешь большего от партнера? В чем основная причина? - Шугар ужасно расстраивало то, что Джолин пришлось столкнуться с той же проблемой, из-за которой она страдала в прошлом. Но то, что племянница обратилась к ней за советом, несомненно, радовало.

- Может все вместе взятое, - предположила Джолин. - Я даже не уверена, что хочу ему помогать после вчерашнего. Я пыталась помочь маме. Пыталась помочь своему парню. Ни то, ни другое не сработало, так зачем мне пытаться в третий раз? Но, даже если б я и захотела, как мне ему помогать, когда он сам ни черта не делает?

- Слушай свое сердце. Оно подскажет - ответила Шугар.

- Это я уже пробовала раньше, и... - начала было Джолин.

Шугар перебила ее, прежде чем она успела продолжить:

- Погоди, милая. Разве ты когда-нибудь по-настоящему прислушивалась к своему сердцу?

- Откуда мне знать, когда оно говорит со мной?

- Ты почувствуешь покой. - Шугар не была уверена, говорит ли она это только Джолин или еще и самой себе. Скорее, им обеим. В ее сердце тоже бушевала буря. Она устала от этих странствий. Ей хотелось вернуться к своим корням.

* * *

В понедельник Такер находился на стадии отрицания. Во вторник он перешел к стадии гнева. Он злился на Джолин за то, что она обращалась с ним так же, как когда-то со своей матерью. У нее не было никаких прав на его жизнь, даже если ему и не следовало напиваться до бесчувствия и распластываться на полу. Может, стоило взять малярную ленту и разделить гостиницу на две отдельные территории? И заявить ей: все, что происходит на его половине - это его личное дело и ее совершенно не касается.

В среду он проснулся с мыслью о Мелани. У них случались ссоры и споры, но они всегда улаживали конфликты перед сном, не без помощи фантастического секса. Еще пару дней они могли немного дуться друг на друга, но к концу третьего дня непременно возвращались к прежней идиллии.

Шел третий день с тех пор, как Джолин сказала «Докажи это».

Солнце выглянуло накануне, и температура воздуха резко скакнула вверх: от заморозков в понедельник до весеннего тепла во вторник. Это уже больше походило на техасскую погоду - Такеру хотелось, чтобы такая же погода установилась и в душе Джолин. Пока еще от нее веяло зимним холодом.

Первая спальня была закончена; за исключением бордюра, который надлежало забрать из магазина красок в Маршалле. Джолин купила новые простыни и покрывала в оптовом интернет-магазине. В тот день они занимались укладкой гипсокартона во второй спальне. Ванная и гардеробная уже были встроены. В этой комнате работа шла быстрее, но так обычно и бывает, когда рука набита, тем более что Такер успел изучить все маленькие хитрости этого дома.

Джолин выполняла все, что от нее требовалось, или то, что он ей поручал, и чаще всего не дожидалась указаний. Но, если раньше в их работе царили веселье и непринужденность, теперь все было сухо и деловито. Ближе к полудню он наконец решил, что сыт по горло. Он и без того чувствовал себя скверно, сознавая, что поступил как последний идиот, вынудив ее тащиться пешком под ледяным дождем, а потом еще и спотыкаться об его бесчувственное тело. Но прошло целых два дня, а она даже ни разу не посмотрела ему в глаза. Злость, шипящие реплики, хлопанье дверьми - со всем этим он мог бы смириться, но разочарование в ее глазах убивало его.

- И как долго мы будем продолжать в том же духе? - спросил он.

- Полагаю, пока не закончим ремонт, - ответила она.

- Я не об этом, - огрызнулся он.

- Мы еще даже не пережили очередной уик-энд, так что кто знает? - Она пожала плечами.

Оставалось только одно, если он хотел, чтобы все вернулось на круги своя: показать ей, что он не пьяница. И в самом деле, он не испытывал тяги к алкоголю или пиву. Для него они были лишь чем-то вроде анестезии, заглушали боль. Он собирался доказать ей, что может обойтись без выпивки, просто чтобы она знала, что он не такой, как ее мать или этот мерзкий Джонни Рэй.

Она закончила свою часть работы и ушла, не сказав ни слова. Он закрепил последний небольшой кусок гипсокартона и направился на кухню. Уже спускаясь по лестнице, он уловил запах тушеного мяса, и в животе заурчало. Еще не было и полудня, но Джолин избаловала его утренними перекусами. Он застал ее на кухне за столом, где она сосредоточенно изучала огромные талмуды в тканевых переплетах, исписанные аккуратным почерком.

- Что за гроссбухи? - спросил он.

- Бухгалтерские книги тети Шугар. Она вела учет всех операций вручную. Нам бы надо перейти на использование компьютерной программы. Судя по записям, эта гостиница - золотая жила, если мы возместим потери, связанные с физическим износом здания. И для каждого из нас зарплата составит примерно столько же, сколько получает учитель.

Учитель. Мелани. Почему она выбрала именно такой эквивалент?

- Нужна ли нам такая большая зарплата? Если мы будем получать меньше, нам удастся быстрее возместить потери, а потом начнем делиться прибылью в конце каждого года. - внес он свое предложение и положил себе на бумажную тарелку последний кусочек того, что она назвала тортом «Колибри».

- Давай заканчивай с этим. У меня мороженое на перекус, - сказала она, не поднимая глаз.

Он налил стакан сладкого чая и отнес его вместе с тарелкой на стол. Наконец-то они о чем-то заговорили, и разочарование на ее лице сменилось возбуждением.

- Похоже, нам понадобится что-то вроде офиса? И все, что мы закупим для него, пойдет в налоговый вычет

Она закрыла гроссбух:

- Мне даже в голову не приходило, что это пойдет в списание. Нам придется серьезно подумать о том, где мы могли бы выкроить местечко для офиса. Может, выгородим угол в столовой?

Такер покачал головой:

- Если мы хотим продвигать «Магнолию» как место проведения свадебных торжеств, эта комната должна быть максимально просторной.

Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, как будто готовилась к тому, что он примет ее предложение в штыки.

- Для начала нам нужен сайт В наше время это необходимое условие для ведения бизнеса. Гроссбухи и объявления в газете давно устарели. Надо нанять профессионала, чтобы разработать сайт, а потом я сама смогу им управлять.

- И сколько это будет стоить?

- Зависит от того, насколько продвинутым мы хотим его сделать, -ответила она.

Он вытащил бумажник и положил на стол кредитную карточку.

- Я весь день буду занят шпаклевой, и ты мне в этом не помощник, так что, может, займешься пока заказом сайта? Возьми отсюда столько, сколько считаешь нужным.

- Мы можем сообщить всем, что открываем бронирование, начиная с марта. Хочешь дать объявление, что мы готовы к свадебным банкетам с первого мая? - спросила она.

- У тебя есть на примете фотограф и кейтеринговая служба?

Он был рад, что удалось завязать разговор, пусть даже и про бизнес. По крайней мере, в ее голубых глазах появилось хоть немного прежнего блеска.

- Я, наверное, могу спросить у Дотти и девочек. Наверняка они знают кого-нибудь.

- У нас все в порядке? - спросил он.

- Как у партнеров - да.

- А как у друзей?

- Суд присяжных еще не окончен.

- Есть идеи, как долго будут совещаться присяжные?

Ее глаза встретились с его глазами.

- А как долго ты собираешься прозябать в этом чувстве вины?

- Какое это имеет отношение к делу? - произнес он сквозь зубы.

- Это имеет отношение ко всему, что происходит в нашей жизни. Скажи мне, если Мелани была такой удивительной, как все говорят, неужели ты думаешь, что она бы хотела, чтобы ты так маялся? Чтобы вечно жалел себя?

- Увидимся в полдень. - Порой он думал, что ему очень нравится Джолин, может быть, даже слишком. Все, что она говорила, имело смысл, но он все равно не хотел этого слышать. Поэтому он повернулся и вышел из кухни, даже не оглянувшись.

* * *

Джолин только что открыла сайт гуру, которого когда-то привлекала для разработки сайта «Плетки», когда кто-то постучал в дверь. Прежде чем она успела отодвинуть стул и встать из-за стола, по холлу разнесся голос Флосси:

- Где вы все? Мы сходим с ума от возбуждения.

- И мы принесли торт. Я готовила его для ярмарки выпечки, но ее отменили, - рассказывала Люси, внося коробку на кухню. - Шоколадный, с шоколадной глазурью. Я называю его «грехом на сковороде».

Дотти повесила пальто на спинку стула и прошептала:

- Нам позвонила Шугар. А где Такер? Вы помирились? Не обошлось без секса?

Джолин закатила глаза к потолку и покачала головой:

- Вряд ли. Разве на вас не повеяло холодом, когда вы вошли?

- Плати, - Люси протянула открытую ладонь.

Дотти выудила из лифчика долларовую бумажку и отдала Люси.

- Вы что, делали ставки на меня? - нахмурилась Джолин.

- Милая, эти двое готовы спорить даже на то, какой комар первым приземлится на голую кожу. Не обижайся. Я принесу тарелки и сварю кофе. А ты сможешь рассказать нам обо всем, что происходит, пока мы едим. У тебя тушится мясо? Я угадала?

-Да, и его много. Вы все можете остаться на обед. У меня еще на подходе тесто для горячих булочек по рецепту тети Шугар, а на десерт подадим ваш торт. - Компания была бы очень кстати, чтобы смягчить напряжение между ней и Такером.

Дотти подняла руку:

- Да, мы с удовольствием останемся. Флосси, убери эти тарелки. Мы испортим наш обед, если сейчас съедим шоколадный торт Давайте просто поболтаем.

Флосси кивнула, прошла через кухню и выглянула в холл:

- Думаю, берег чист.

- Он работает в наушниках. Наверное, даже не слышал, как вы пришли, -сказала Джолин. - И я не уверена, что путешествие, о котором все вы говорили, когда пророчили нам нечто большее, чем партнерство...

Люси подняла обе руки:

- Погоди, сестра. Расскажи, как все у тебя было сразу после смерти отца.

Какое это имеет отношение к сегодняшнему дню? Джолин нахмурилась, но все-таки ответила:

- Мне было шестнадцать, и я планировала поступать в колледж, но эта мечта рухнула, потому что мы остались без денег. Мама покатилась по наклонной. Алкоголь. Таблетки. По большей части она все-таки добиралась до работы, но по воскресеньям дома творилось что-то ужасное, и я все время боялась, что ее уволят. Я не знала, как смогу обеспечивать нас обеих тем, что зарабатывала.

- Ты когда-нибудь жалела себя? - спросила Дотти.

- Да, конечно, и чувствовала себя виноватой, потому что не могла содержать ее в достатке, как это делал папа, и... - она замолчала, зажав себе рот рукой. - А вы, собственно, на чьей стороне? - пробормотала она.

- Разумеется, на твоей. Мы всегда на твоей стороне, но просто хотим помочь тебе лучше разобраться в происходящем, - сказала Дотти. - Сердце не знает ни возраста, ни расы, ни вероисповедания, ни цвета кожи. Оно знает только счастье или боль. И, когда твой партнер испытывает боль, ты несешь ответственность за то, чтобы ему помочь. Но тем не менее я думаю, что немного жестокости ради милосердия не помешает.

Люси похлопала ее по руке и понизила голос:

- Но это не значит, что ты должна смириться с его беспробудным пьянством, когда он вырубается на полу.

- Выходит, то, что я с ним сурова... - начала Джолин.

- Ты, безусловно, поступила правильно, - вмешалась Флосси.

- Когда мама умерла, я поклялась, что больше никогда не потерплю подобного в своей жизни, - сказала Джолин.

- И что же ты теперь собираешься делать? - спросила Дотти.

Она неуверенно дернула плечом.

- Мы - партнеры по бизнесу. Этого не изменить. К тому же он чертовски хороший плотник и трудяга. Я ценю это. Но...

- Ты хочешь внести какие-то коррективы? Дружба подразумевает давать и брать, - сказала Люси.

Джолин склонила голову набок и сузила глаза:

- Что мне необходимо изменить в себе?

- Если ему хочется выпить пива или шот виски: не смотри на него с прищуром, - сказала Люси. - Практикуй великодушие и терпение.

- Но не давай себя в обиду и не мирись со всяким дерьмом, - продолжила Дотти. - Вы все слышали, что Элисон Драммонд наконец-то бросила своего мужа, который ее обманывал, да еще и поколачивал? В прошлый раз он поставил ей синяк под глазом.

Пока разбирали историю бедняжки Элисон, Джолин размышляла о том, как вела себя с воскресенья. Она нисколько не сомневалась в своей правоте, но, надо признать, Такер даже пива не выпил после ужина ни в понедельник, ни во вторник. Неужели она посмотрела бы на него с прищуром, как сказала Люси, если бы он потянулся за пивом?

Она медленно покачала головой. То, что он выпивал иногда и понемногу, ее нисколько не беспокоило. Она разозлилась, когда он переступил черту и напился до беспамятства. И им действительно следовало серьезно поговорить об этом, даже просто как финансовым партнерам.

Флосси похлопала ее по плечу:

- Милая, ты в порядке?

- Конечно, - ответила Джолин.

- Я спросила тебя, не пора ли печь эти горячие булочки на обед, -вступила в разговор Дотти и усмехнулась: - И, держу пари, ты думала обо всем, что произошло у вас с Такером, не так ли? Успокойся, все наладится. Тебе просто нужно преодолеть это препятствие.

Джолин отодвинула стул и подошла к рабочему столу:

- Ты правда так думаешь?

- О да, - подхватили все разом.

Она открыла форму с тестом, всыпала туда немного муки и тщательно взбила его руками.

- С чего вы взяли?

- Хотя бы с того, как он на тебя смотрит. Ему просто нужно справиться со своей проблемой, и ты ему в этом поможешь, - уверенно заявила Люси, достала сковородку и смазала ее сливочным маслом.

Джолин вылепила дюжину булочек и положила их на сковородку. Звук шагов Такера, донесшийся с лестницы, заставил всех замолчать. Дамы нашли себе какие-то занятия, пока Джолин ставила булочки в духовку, где томилось жаркое. Она заметила выражение его лица, когда он входил на кухню. Он широко улыбался - как будто ничего и не произошло в эти последние несколько дней.

- Всем привет. Какой приятный сюрприз. Это шоколадный торт? Как же я рад, что вы здесь. Может, останетесь и пообедаете с нами? - пригласил он и перевел взгляд на Джолин. - Я закончил со шпаклевкой. Сейчас умоюсь и накрою на стол.

- Со столом мы сами управимся, - сказала Джолин. - Но ты мог бы пока закрыть ту дыру в столовой. Сэсси утром содрала обшивку, и оттуда ужасно дует.

- Конечно, - улыбнулся он.

Глава двадцатая

В воскресенье утром Такер проснулся с ясной головой. Сэсси лежала на своем месте - на подушке рядом с ним. Впервые за многие месяцы мир снова показался правильным. Он выбрался из постели, и солнечный свет, струившийся в окно, не ослепил его. Накануне он до двух часов ночи работал над третьей комнатой и еще не спал, когда в три утра вернулась Джолин. Но он не пошел на кухню, чтобы встретить ее.

Было начало одиннадцатого, и он проголодался. В одних носках он побрел на кухню и поставил на плиту кофейник. Его кулинарный опыт исчерпывался хот-догами из микроволновки и тостами с корицей из духовки. Хот-догов в холодильнике не оказалось, зато хлеба было вдоволь. Он намазал сливочным маслом дюжину ломтиков, посыпал их сверху тонким слоем коричневого сахара и приправил корицей. Он как раз ставил противень в духовку, когда появилась Джолин - как всегда милая в своих чересчур длинных пижамных штанах и футболке, в которой утонул бы и двухсоткилограммовый рестлер.

- Пахнет вкусно. Ты готовишь булочки с корицей?

- Тосты с корицей. Но, если хочешь, я вмиг приготовлю сэндвичи с болонской колбасой, - ответил он.

- Обожаю тосты с корицей, - заметила Джолин, налила себе кофе и долго смаковала его.

- Нам надо поговорить, - произнес он, вытаскивая противень с тостами из духовки и размещая его на решетке плиты. - Я готовил. Ты накрываешь на стол.

- Вполне справедливо. Ты собираешься сказать мне, что намерен и дальше оставаться инвестором и делать ремонт но не можешь жить со мной в одном доме? - задала она прямой вопрос, накрывая на стол и разливая кофе по кружкам.

Он переставил противень с решетки на стол и попросил ее не приписывать ему свои слова.

- Значит нам нужна новая краска? - предположила она.

-Да, но речь не об этом. Мне нужно извиниться за последний уик-энд. Нет никакого оправдания или причины для такого поведения, и, если бы мы поменялись местами, я бы продал свою половину или даже отдал ее даром и ушел прочь той же ночью. - Он сделал паузу и подгрыз уголок тоста, давая себе время сформулировать то, что собирался сказать дальше.

- Извинения приняты.

Он сглотнул и отхлебнул кофе:

- Мне часто является Мелани, в основном чтобы отругать меня, а иногда чтобы напомнить о наших счастливых временах. В последнее время она только и говорит о том, что пора ее отпустить, но я не знаю, как это сделать, Джолин. Прошлой ночью я видел ее во сне, и ее образ все тускнел и тускнел. Она лишь успела сказать, что, если я не смогу ее отпустить, тогда ей придется самой позаботиться об этом. Я проснулся в холодном поту и схватил ее фотографию с ночного столика. Впервые мне пришлось включить свет, чтобы разглядеть ее лицо. Раньше она вставала у меня перед глазами, стоило мне прикоснуться к фотографии. Я не знаю, как мне жить без нее.

* * *

Джолин сделала глубокий вдох и очень медленно выдохнула.

- Через три года после смерти отца я тоже была в ужасном состоянии. Фактически я потеряла обоих родителей и тоже не знала, что мне делать со своей жизнью. Мама почти не просыхала и толком не работала. Конечно, по ее словам, в этом не было ее вины. Она обвиняла отца в том, что он умер, повесив на нее непомерные долги, но больше всего злилась на него за то, что он оставил ей ребенка, которого она должна растить в одиночку. Я часто сидела на крыльце нашего убогого трейлера и умоляла папу подсказать, что мне делать. Когда она в первый раз привела на ночь мужчину из бара, я закатила истерику. Два года спустя, уже в старших классах, я просто надеялась, что тот, кого она приведет домой, уйдет до завтрака, чтобы нам хватило еды на всю неделю.

В сердце Джолин снова поселилось то чувство пустоты и беспомощности, которое она испытала в доме Люси. Казалось, все когда-то похороненные эмоции всплыли на поверхность, с тех пор как она вернулась в гостиницу.

- Ты справилась с этим? - спросил он.

- Когда я переехала в собственное жилье - трейлер, не сильно отличавшийся от того, что ты припарковал на заднем дворе, - стало немного лучше. Но мать постоянно звонила мне и требовала денег. Я не могла ей отказать. Я чувствовала себя виноватой из-за того, что оставила ее, когда она нуждалась во мне, но в то же время переезд принес мне облегчение. Потом она умерла от передозировки в какой-то дешевой гостинице. Если бы я жила с ней, возможно, смогла бы предотвратить это. Если бы заставила ее обратиться за помощью, возможно, она бы не умерла. Если бы у нее не было дочери, может, подвернулся бы какой-нибудь богатый парень, женился бы на ней и вернул ей тот образ жизни, к которому она привыкла.

Джолин поняла, что она просто упаковала свои чувства, убрала их в самый дальний угол, надеясь, что сможет все забыть. Разговоры о них вернули боль, и в то же время она чувствовала, что отпускает частицу прошлого.

- Ты еще не оправилась от этого? - спросил Такер.

- Я не думаю, что можно когда-нибудь оправиться от этого, но можно оставить это в прошлом и жить дальше. - Джолин слышала пустоту в своем голосе и надеялась, что наконец-то готова жить дальше.

- И каков же первый шаг?

- Встать утром и принять решение о том, чтобы в этот день сделать шаг вперед вместо двух шагов назад. Отпустить чувство вины и перестать себя жалеть. Не позволять этим «что если» свести тебя с ума, потому что так оно и будет если дать им волю. Я говорю по собственному опыту. Иногда это все, что я могу сделать, чтобы не раскисать.

Он принялся за третью гренку с корицей.

- Ты ничего не сказала про шаг к тому, чтобы не падать на пол мертвецки пьяным.

- Это побочный продукт чувства вины, шаг назад вместо шага вперед, -ответила она.

- А что у тебя было побочным продуктом?

- Попытки найти кого-то, кто полюбит меня. Ошибки в выборе мужчин. Погружение в рутину вместо работы над собой, - призналась она вслух, и даже это отчасти облегчило бремя вины.

- Хочешь себя переделать? - Он взял еще одну гренку.

- По пунктам один и два - ответ практически одинаковый. Мне нужно было, чтобы меня любили такой, какая я есть, а не такой, какой кто-то хотел меня видеть. Мама хотела, чтобы я стала светской бабочкой, но это не про меня. Джонни Рэй хотел, чтобы я была тусовщицей, и это тоже не про меня. Я работала в одном и том же баре, на одного и того же ворчливого старого босса в течение десяти лет. За это время я могла бы окончить онлайн-курсы и сделать что-то лучшее в своей жизни. Но...

Он пробежался пальцами по волосам:

- Но наш выбор, каким бы хорошим или плохим он ни был, привел нас обоих к этому моменту в жизни. И кто знает? Может быть, мы нуждаемся друг в друге, чтобы сделать все эти шаги, о которых ты говоришь. Черт возьми, я уверен, что мне нужна помощь.

Она протянула ему руку:

- Друзья помогают друзьям.

Он взял ее руку но вместо того чтобы пожать, поднес ее к губам:

- Я рад, что мы друзья, Джолин. Прошло много времени с тех пор, как я заботился о ком-то, чувствовал, что нуждаюсь в ком-то, или прислушивался к чьему-то мнению о моем образе жизни. Но после этой недели я понял, что мне нравится иметь друга.

- Мне тоже, - заверила она и сморгнула навернувшиеся слезы.

* * *

Оказалось, что Флосси живет на северной окраине Джефферсона, занимая целых два акра земли. Когда Джолин и Такер поднимались по восьми ступенькам на широкое крыльцо с четырьмя огромными колоннами, она могла себе представить, как маленькие Флосси. Шугар, Люси и Дотти сидят на одеяле и играют в куклы в дальнем углу. Она невольно задалась вопросом, как бы сложилась ее жизнь, если бы бабушка Виктория не забрала Элейн из Джефферсона. Может, Элейн вышла бы замуж за кого-то из местных и стала другим человеком? Может, и Джолин играла бы с подружками на таком же крыльце? Она не теряла связи с друзьями детства, пока не умер отец, но они отдалились, когда Джолин с матерью пришлось переехать в трейлер. После этого у нее уже не оставалось времени на друзей, да и пригласить кого-то домой она уже не могла - во всяком случае, не с проблемами Элейн.

Она даже вздрогнула, когда Флосси наконец распахнула дверь и сразу заговорила:

- Мне показалось, что стучат в дверь, но мне требуется время, чтобы добраться из дальней комнаты. Извините, что заставила вас ждать. Заходите и чувствуйте себя как дома.

Джолин и Такер проследовали за Флосси в огромную гостиную с горящим камином в углу.

- Вот, устраивайтесь поудобнее. Мне осталась пара мелочей, - сказала Флосси.

- Я могу помочь? - предложила Джолин.

- Ни в коем случае. Все под контролем, - ответила Флосси.

Джолин начала снимать куртку, но тут же подоспел Такер и помог ей. Он бросил их верхнюю одежду на кресло-качалку и согрел руки у огня в камине.

Джолин ждала, что ее охватят какие-то эмоции, но ничто не вызывало в памяти образы матери или Джонни Рэя, - и слава богу. Впрочем, это место заставило ее вспомнить о тете Шугар. Камин манил ее как мотылька на пламя. Она бы с удовольствием установила такой же в столовой гостиницы.

Такер повернулся к ней лицом:

- Ничто так не греет, как открытый огонь. Я всегда мечтал о таком.

- И тетя Шугар тоже, - улыбнулась Джолин.

- Как думаешь, не поставить ли нам камин в столовой? Это было бы хорошим дополнением к зимним свадьбам, - сказал он.

- А когда тетя Шугар приедет в гости, они с дядей Джаспером тоже смогут греться у огня, - продолжила тему Джолин и ее улыбка стала еще шире.

- Надо подумать об этом, пока идет ремонт, - сказал Такер.

- Йо-ху! - Дотти внесла длинное блюдо с чем-то похожим на аппетитный торт. - Извините, мы немного опоздали. Люси идет следом с салатом и хлебом.

- Я могу вам помочь принести что-нибудь? - предложил Такер.

- Нет, мы справимся, - заверила Люси, которая вошла следом за Дотти. -Я рада, что вы пришли. Пошли, стол уже накрыт.

- О боже! - воскликнула Джолин, выглядывая в кухонное окно. - Вот это сад! Ты продаешь свежие фрукты и овощи в магазине или еще где?

Люси закатила глаза к высокому потолку:

- Если бы не Отис: что живет в соседнем доме, у нее не было бы и полакра сада. Она же одна. Ей самой хватило бы и овощей, выращенных в цветочном ящике, но нет, они с Отисом должны собирать урожай, чтобы прокормить половину Джефферсона.

Флосси крикнула из столовой:

- Вспомни, как все вы собирали урожай вместе со мной, так что перестань ныть и идите обедать. Люси, ты можешь прочитать молитву, но так, чтобы она не длилась вечно?

- Где тут можно помыть руки? - спросил Такер.

Люси объяснила, что дальше по коридору и налево, и показала туда рукой.

Как только за ним закрылась дверь ванной, все три женщины окружили Джолин. Дотти первой прошептала:

- Как у вас с Такером?

- Сегодня утром у нас был серьезный разговор. Кажется, дела идут на лад, - поведала Джолин.

- Он выпивал в выходные? - спросила Люси.

Джолин отрицательно покачала головой.

- Он поймет что мы говорим о нем, - прошептала Флосси, - если мы все будем здесь толпиться. Так о чем же вы говорили?

- Почти обо всем, - ответила Джолин.

- Он поцеловал тебя? - спросила Дотти.

Джолин покраснела.

- Нет, но я этого хотела. Это плохо?

- Конечно, нет. Он симпатичный парень. Будь я помоложе, мне бы тоже захотелось, чтобы он меня поцеловал, - призналась Дотти.

- Ну, я больше никогда не буду начинать отношения без дружбы, - сказала Джолин.

Услышав, как открылась и закрылась дверь, все женщины разом расселись за столом. Пока Люси читала молитву Джолин приоткрыла один глаз и огляделась вокруг. Такер сидел, склонив голову с плотно закрытыми глазами. Люси сцепила руки под подбородком, вознося молитву Флосси шарила глазами по столу проверяя, не забыла ли она что-нибудь. Когда Джолин посмотрела в сторону Дотти, старушка подмигнула ей.

- Звучит бредово, но, поднимаясь на крыльцо, я живо представила себе всех вас маленькими девочками, - сказала Джолин, когда Люси закончила свою короткую молитву.

- О, милая! - начала Люси, и ее улыбка при этом воспоминании осветила всю комнату. - Наши матери были связаны с женской церковной группой, и они основали небольшой книжный клуб здесь, в городе. Так что да, мы играли вместе каждую неделю и всегда после церкви, по очереди друг у друга дома.

- Просто чтобы дать нашим родителям немного личного времени в воскресенье после обеда. А что? Никаких детей. Бутылка вина. Немного медленной музыки. В общем, представляешь картину? - спросила Дотти.

- Боже мой! - воскликнула и хлопнула себя по щекам. - Мне это даже в голову не приходило. А ты откуда знаешь?

- Потому что после воскресного обеда со всеми вами у нас с Брюсом наступало личное время. Я и маму спрашивала об этом перед ее смертью. Она покраснела и сказала, что меня это не касается, но я почему-то подумала, что Бог предназначил воскресенье как день отдыха для мужчин и женщин, -хихикнула Дотти.

Джолин не могла припомнить ни одного воскресного дня, когда ее родители занимались чем-то подобным. Если отец не хлопотал на кухне, то спал в кресле с включенным телевизором, где шла трансляция какого-нибудь бейсбольного матча. А мама обычно уезжала из дома на шопинг с подругами.

- Ну неудивительно, что мои родители были в хорошем настроении в воскресенье вечером, - сделала вывод Флосси и начала передавать блюда по кругу.

Дотти снова хихикнула:

- Кстати, о воскресеньях, на следующей неделе обедаем у меня, так что давайте планировать меню. Думаю, Такер мог бы пожарить для нас стейки на гриле, поскольку я ненавижу готовить. За мной - десерт и печеная картошка. Флосси, ты можешь снова заняться салатом и хлебом. И, Люси, ты приноси свою кукурузную запеканку.

- А как же мы? - спросил Такер.

- Тот, кто жарит мясо, не обязан приносить еду. Разве что какие-нибудь особенные соусы, которые он использует, - ответила Дотти.

Разговор, как обычно, перешел на городские сплетни. Джолин знала, что ей полезно послушать, поскольку даже заочное знакомство с людьми помогло бы их бизнесу. Как говаривала тетя Шугар: «Информации никогда не бывает слишком много. Собирай ее и просеивай, отбрасывая все лишнее и незначительное».

Но ее мысли упорно возвращались к тому, о чем говорила Дотти, вспоминая личное воскресное время. Если когда-нибудь она вступит в новые отношения, они непременно будут такими - не постылыми уже через несколько недель, а всегда живыми. Чтобы она с нетерпением ждала воскресного послеобеденного часа. Да, именно такого ей и хотелось.

* * *

Западный Мемфис, штат Арканзас

Шугар обнаружила, что самыми трудными стали для нее воскресенья. Они нашли место для ночевки, чтобы утром пойти в церковь, но, сидя среди незнакомых людей в огромном святилище, она мысленно представляла себе скромную церквушку в родном городке. Дотти, Флосси и Люси сидели бы на третьей скамье - если бы только Люси не пребывала в религиозном угаре, мотаясь по всем церквям в округе. Бабушка Альберта занимала бы место на передней скамье, потому что была глуховата. А мистер Томас всегда садился в заднем ряду, поскольку хотел первым выйти за дверь, когда прозвучит последнее аминь. Он спешил в «Дейри куин», чтобы занять столик для обеда со своими старыми приятелями.

А потом Шугар и ее подруги отправились бы к кому-то из них на воскресный обед. Джаспер дремал бы на диване перед телевизором, где шла трансляция какой-нибудь игры в мяч. И девчонки сплетничали бы на кухне.

Когда служба закончилась, Джаспер взял ее за руку и повел на парковку, а по дороге спросил:

- В чем дело, Шугар? Ты сегодня ужасно молчалива. Скучаешь по Джолин? Я тоже скучаю. Я все еще сердит на Рубена, но горжусь тем, как она подошла к управлению «Магнолией».

Шугар удалось сохранить самообладание. Но как только она зашла в фургон, по щекам покатились слезы.

- Я люблю тебя, и мне очень хорошо с тобой, но я тоскую по дому, -проговорила она и ткнулась ему в грудь, чтобы не видеть разочарования на его лице.

Он обнял ее еще крепче:

- Ну, хвала Господу! Мне нравится наш фургон. Мне нравится путешествовать с тобой, но меня тоже тянет к корням. Я должен сделать признание, дорогая. Я присматривался к недвижимости в Джефферсоне и подумывал о том, чтобы просто купить дом вместо этого огромного фургона.

Шугар приблизила его губы к своим губам для долгого поцелуя. А потом, успокоившись, спросила:

- Ты видел, что продается дом по соседству с Флосси?

- Я как раз к нему и присматривался, - усмехнулся Джаспер. - Но давай оставим наш фургон для поездок на каникулы. Мы будем использовать его не для жизни: а просто для коротких путешествий.

- Ты думаешь, нам следовало оставить себе гостиницу?

Он приложил палец к ее губам:

- Ни на секунду. Пришло время отойти от дел, и никому из нас уже не под силу мотаться туда-сюда по лестнице. Мы будем дома через три дня, и в Маршалле есть стоянки для трейлеров, где мы можем остановиться и жить, пока не решим, что хотим купить. Я даже успею к боулингу в пятницу вечером. Я разговаривал с Гербертом, и они пока не заменили меня в лиге. - С каждым словом его улыбка становилась все шире.

- Почему ты раньше не сказал мне. что несчастлив?

- Потому что это была твоя давняя мечта. Мы так давно планировали эту поездку, и я думал, что ты счастлива. Но я с радостью сверну свои крылья и вернусь к родным местам. Мы только думали, что хотим быть свободными птицами, - хохотнул Джаспер.

- Может быть, нам удастся пару раз в год сбегать из Джефферсона в нашем новом фургоне... - предположила Шугар, отступила назад и устроилась на своем месте. - Но только не в праздники. Мне нужно быть дома в это время. Я могу понадобиться Джолин. Мы - вся ее семья.

- И она - единственная, кто у нас остался. Может быть, с годами и Рубен образумится и станет таким же ответственным, как она, но боюсь загадывать. В любом случае я буду рад вернуться домой и обнять нашу девочку, - заявил Джаспер.

Позже, когда они ехали по Арканзасу, небо потемнело, и потоки дождя хлынули на шоссе. Джаспер так сильно сжал руль, что побелели костяшки пальцев:

- Дорогая, поищи нам следующий парк трейлеров. Мы не можем ехать дальше в таком режиме.

Шугар кликнула несколько иконок на своем смартфоне:

- Один паркинг в трех милях впереди. Не этот съезд, а следующий. В конце эстакады поверни направо, и надо будет проехать еще четверть мили вниз по дороге.

Через полчаса они уже были на стоянке. Шугар заварила кофе, наполнила две кружки и отнесла их на стол.

- Не слишком ли рано звонить Белинде насчет дома по соседству с Флосси? Может, подождать до возвращения в Джефферсон? А там посмотрим все, что есть на рынке?

- Мне понравилось, как выглядит то место, так что позвони ей и скажи, что мы интересуемся, - сказал Джаспер. - Это то, что нам нужно - за домом легко ухаживать, и он достаточно просторный для наших воскресных обедов. И для внуков тоже, когда Джолин решит обзавестись семьей.

Шугар положила руку ему на плечо:

- А если у Рубена появятся дети?

- В глубине души я не думаю, что он когда-нибудь станет близок нам, как Джолин. - Голос Джаспера звучал так печально, что Шугар подошла ближе и обняла мужа. И тут же вздохнула:

- Но ты же понимаешь, что дети Джолин на самом деле не будут нашими родными внуками.

- Именно что родными. Они будут звать меня дедушкой, а ты станешь бабушкой, - сказал Джаспер. - И мы будем их баловать. Так что нам нужно думать и о них, покупая дом. Хотим ли мы, чтобы у них была какая-то площадка для игр между нашим домом и домом Флосси, или мы хотим, чтобы они жили ближе к городу?

- Ты всем сердцем мечтаешь о внуках, не так ли?

- Да, мечтаю, - ответил Джаспер.

Шугар выскользнула из-за столика и снова наполнила чашки:

- Поверить не могу, что мы принимаем это решение.

- Это делает тебя счастливой? - спросил Джаспер.

Она согласно кивнула, понесла полные кружки обратно к столу и спросила, а как же насчет него?

- Меня тоже. А теперь давай звони. И попроси ее оставить все коммуникации в рабочем состоянии, чтобы мы могли подключиться к электричеству и воде. Мы можем пожить в нашем доме на колесах, пока не будем готовы переехать на новое место, - сказал Джаспер.

Шугар нажала кнопку вызова и прошептала:

- Но давай хранить это в секрете, пусть станет сюрпризом для всех.

Глава двадцать первая

Джолин едва успела снять куртку и повесить ее на спинку стула в «Аллигаторе», когда к ней вышли Люси и Флосси.

- Я просто решила заглянуть с утра пораньше. Мне надо было смотаться в город за молоком и хлебом, а Такер поехал в Маршалл, чтобы заказать кое-что из материалов, так что у меня выдалась свободная минутка. Но я не ожидала увидеть всех вас здесь. Я не вовремя?

- Очень даже вовремя. Люси хотела поговорить с нами, и ты всегда кстати, - сказала Дотти.

Люси тяжело опустилась на стул и вздохнула.

- Конечно же, кстати. Нам следовало сразу тебе позвонить. У меня плохие новости.

Сердце подкатило к горлу. Последние пару дней Джолин одолевало какое-то нехорошее предчувствие, но она никак не могла сообразить, в чем дело. Может, просто все складывалось как-то уж слишком хорошо, и она ждала подвоха - как всегда бывало.

- У меня тоже, - простонала Флосси.

Дотти всплеснула руками:

- А у меня вообще нет никаких новостей.

Люси театральным жестом поднесла руку ко лбу:

- Мы с Эвереттом расстались. Я узнала, что этот жалкий сукин сын женат. А мне он говорил, что его жена умерла.

- Как такое могло произойти, черт возьми? Мы должны идти в ногу со сплетнями. И разве он не сказал, что она умерла от рака два года назад? - вспылила Дотти.

Люси поджала губы и кивнула:

- Он родом с южного берега озера, куда мои родители возили нас летом на пикник. Это вроде Палестина. Мы не можем проверить слухи из такого далека.

- Почему он вообще оказался здесь, в Джефферсоне? - спросила Флосси.

Джолин задалась вопросом, многих ли мужчин из тех, кого приводила с собой ее мать, дома ждали жены и дети. Эта мысль никогда раньше не приходила ей в голову, потому что все, чего она хотела, это чтобы они ушли поскорее или, лучше сказать, чтобы вообще не появлялись.

- Он зашел в магазин в поисках особого комплекта подсвечников для подарка на день рождения своей сестры. Я чувствую себя полной дурой, -вздохнула Люси. - Женатый человек! Моя мама, наверное, переворачивается в могиле.

- И как ты узнала правду? - спросила Дотти.

- Сегодня утром в магазин пришла его жена. Если она вообще догадывается о том, что ее муж - распутный болван, виду она не показала. Спросила насчет такого же набора подсвечников, который интересовал и Эверетта, и мы разговорились. Она купила набор старинных мисок и, расплачиваясь, подала мне кредитку с именем Эверетта.

- Боже мой, - ахнула Флосси. - И что же ты сделала?

Люси снова вздохнула:

- Я попросила у нее документы, поскольку очевидно, что это не ее карточка. Она извинилась, забрала кредитку обратно и протянула мне другую, со своим именем. И добавила, что забрала карточку у мужа, потому что у него нет ни капли финансового здравого смысла.

- И что ты тогда сделала? - спросила Дотти.

- Я спросила, давно ли они женаты, и она ответила, что сорок пять лет. И, поверь мне, она не выглядела так, будто у нее когда-либо был рак, -раскипятилась Люси.

- Ты думаешь, она знает о вашем романе и так изящно дала тебе это понять? - спросила Дотти.

- Откуда мне знать? Но я позвонила ему, и мне придется до конца моих дней молить о прощении за все те плохие слова, что я ему высказала. -сокрушенно произнесла Люси.

- И что же он сказал? - не унималась Дотти.

- После того как я выдала достаточно ругательств, чтобы меня сослали в ад; он просто повесил трубку.

- У меня в сарае три лопаты, - сказала Флосси. - Мы сможем так надежно спрятать его труп у протоки, что вовек не найдут.

Люси медленно покачала головой:

- Я попросила у Бога прощения за свое сквернословие и оставила все это в Его руках. Но я сказала Ему, что желала бы Эверетту страданий от египетских язв и что, если он еще когда-нибудь посмеет обмануть ту женщину, я разрешаю сразить его ударом молнии. Ну а у тебя что за плохие новости, Флосси?

- Умерла жена Отиса, и он выставил дом на продажу. Что же я буду делать со своим садом? - застонала Флосси.

- Ты беспокоишься о своем саде, когда умерла твоя соседка? - удивилась Джолин. - Это низко. Ее настигло чувство вины - овощи в Техасе можно купить в придорожной палатке, а человек потерял жену... Хороша же она - жалеет Отиса, когда Такер в таком же положении.

Дотти встала и обошла вокруг стола, чтобы обнять Флосси:

- Мне очень жаль. Мы все знали, что она умирает, но мы не ожидали, что он захочет уехать отсюда, тем более так скоро.

- Ну вот, он уехал. Жить к сыну, в Хьюстон. Табличка «Продается» уже на лужайке перед домом.

- Дай объявление в газету, чтобы кто-нибудь помог тебе с садом. Держу пари, многие пенсионеры хотели бы иметь какое-то сезонное занятие, - предложила Джолин.

- А меня никто не обнимет? Мои плохие новости хуже, чем у нее, -засуетилась Люси.

- Ну конечно, chere, - заверила Дотти, обогнула стол и подошла к Люси. -Мне очень жаль, что так вышло с Эвереттом. Я думала, что он может оказаться тем, за кого ты наконец выйдешь замуж.

- Я отказываюсь от замужества. Это хуже, чем когда умерли мои последние два бойфренда. Я могу продать свой магазин и уйти в монастырь, -захныкала Люси.

- Ну же, дорогая, - ласково произнесла Флосси. - Ты нам слишком нужна здесь, чтобы мы могли отпустить тебя в монастырь. Шугар уехала, так что же -мы останемся втроем? Я, Дотти и Джолин?

- Я не собираюсь становиться монахиней. Мне никогда не шел черный цвет. Но я надеюсь, что Бог отомстит за меня Эверетту, это не шутки. - пыхтела Люси. - Я так скучаю по Шугар. Зачем ей понадобилось уезжать?

- Она последовала за своей мечтой, chere., - ответила Дотти. - И мы не могли помешать ей в этом, иначе сожалели бы об этом до конца своих дней.

Джолин любила этих милых старушек, но ей тоже хотелось, чтобы тетя Шугар вернулась в Джефферсон.

* * *

К концу того дня Такер и Джолин внесли последние штрихи в отделку третьей спальни. В прошлом он всегда радовался, когда заказчик заходил в отремонтированную комнату и выражал восхищение результатом. Но в этот раз его радость взметнулась до небес, когда Джолин захлопала в ладоши, как маленькая девочка, а потом принялась раскладывать всякие милые мелочи. С фризом из магнолий, застеленными кроватями и разбросанными повсюду красивыми белыми салфетками, все три комнаты выглядели теплыми и уютными.

- Это комната слоновой кости, - выдала она окончательное заключение и сделала несколько снимков на телефон со всех ракурсов. Затем направилась к следующей двери, и он последовал за ней. - А вот тебе и зеленая комната.

Сделав две или три фотографии, она начала рассуждать:

- Позже мы добавим нашему сайту личного оттенка, поместив фотографии владельцев. Нет, это будет комната шалфея. - Так гораздо романтичнее, чем «зеленая комната».

Продолжая свой беглый монолог, она перешла в соседнюю комнату.

- А это моя любимая, розовая, комната. Слушай, мы даже можем сделать звук на сайте. Нет, это слишком жирно. Хватит и фоток. Но, честно говоря, Такер, они слишком хороши, чтобы сдавать их в аренду. Может, нам превратить гостиницу в музей?

- Так мы никогда не заработаем денег, - хмыкнул он. - А как назовем три остальные комнаты?

- Солнечная комната, которая будет бледно-желтой. Еще мне нравится бледно-голубой цвет, как тот, что на листьях бордюра, и потом нам надо решить насчет последней комнаты. Что ты думаешь?

Он прошел в комнату, чтобы лучше разглядеть бордюр.

- Видишь тот рыжевато-коричневый оттенок в верхней части? Он бы подошел для комнаты жениха, если мы когда-нибудь устроим здесь свадьбу.

- Отлично, - согласилась она. - А как мы назовем голубую комнату?

Стоило бросить пить ради того, чтобы все время видеть ее такой счастливой!

- Летняя комната, потому что она похожа на летнее небо, - предложил он.

- Мне нравится. А теперь придумай что-нибудь для коричневой, и мы с этим закончим.

Он снова усмехнулся.

- Я надеюсь, что когда и если у меня появятся дети, придумывать им имена будет легче.

Неужели он произнес это вслух? Они с Мелани хотели детей, но хотел ли он их с другой женщиной? Будет ли он когда-нибудь готов к этому?

- Ты хочешь детей? - спросила она.

- О да, когда-нибудь, если не буду слишком стар к тому времени. А ты хочешь? - переключил он тему разговора и попятился назад, потирая вспотевшую шею.

- Да, я хочу детей. Я всегда мечтала иметь брата или сестру, - ответила она. - И это меняет тему разговора, но я забыла тебе сказать, что Люси подобрала нам два маленьких комода с выдвижными ящиками, которые можно использовать как туалетные столики. Мы могли бы заехать посмотреть их сегодня.

- Сколько тебе времени на сборы? - спросил он.

- Я только сумочку возьму, - заверила она и поспешила вниз по лестнице.

«Она бы подошла тебе», - голос Мелани так внезапно всплыл в его голове, что он даже растерялся. Он ждал целую минуту, но она больше ничего не сказала, поэтому он спустился в прихожую и взял куртку.

Джолин накинула безразмерный кардиган:

- Сегодня замечательный день. Дождя не видно. Может, у нас будет ранняя весна.

Такер придержал для нее дверь:

- Мой дед всегда говорил, что весна сюда приходит только после Пасхи, а это не раньше конца апреля в нынешнем году.

- Пасхальный щелчок, - кивнула Джолин. - Так это называл дядя Джаспер.

- Да, мой дед говорил то же самое.

Дорога до Джефферсона заняла всего несколько минут, но Такер все размышлял о том, что сказала Мелани. Подойдет ли ему Джолин? В последнее время он действительно не испытывал такого уж острого чувства вины всякий раз, когда думал о том, как она мила с перепачканным краской лицом, как великолепна, принаряженная к воскресному обеду.

- Работа продвигается быстрее, чем я ожидала. - сказала Джолин, когда они припарковались возле антикварного магазина. - И мне нравится, как все выглядит. Как думаешь, мы успеем доделать остальные комнаты наверху до конца февраля?

- Да, мэм, а потом в марте займемся нижним этажом, - ответил он. - Там не так много тяжелой работы, просто надо решить, как выкроить место для офиса, и сделать косметический ремонт

Неожиданно ее палец пролетел мимо его носа.

- Смотри-ка, Такер, - произнесла она.

Белохвостая лань и ее олененок стояли за забором из колючей проволоки у самого края дороги. Это было одно из мгновений, достойных быть запечатленными на пленку, но ни у кого из них не оказалось наготове телефона, так что они не успели поймать картинку.

-Ах, черт, была бы прелестная открытка. - сказала Джолин.

- Если мы когда-нибудь увидим их в окрестностях гостиницы, надо будет сделать снимки для сайта. Ты же собираешься делать сезонные обновления, не так ли?

Она наклонилась вперед, явно высматривая другого оленя:

- Еще бы. И, если мы когда-нибудь устроим там свадьбу, я добьюсь разрешения от невесты на публикацию и тех фотографий.

Люси встретила их в дверях и обняла Джолин:

- Я так рада видеть вас сегодня. Вы, дети, как дыхание весны после долгой зимы. Что привело вас в город?

- Я все ломаю голову, пытаясь найти кого-нибудь, кто мог бы помочь Флосси с садом.

Такер протестующе вскинул ладонь:

- На меня не смотрите. У меня руки-крюки. Мелани говорила, что, если я подышу на растение, оно погибнет

Он упомянул ее имя и не почувствовал никакой печали. Его взгляд упал на обручальное кольцо на левой руке. Неужели он и в самом деле делает первые шаги вперед?

- У меня тоже. Папа учил меня выращивать цветы, но я ничего не смыслю в кабачках и помидорах, - сказала Джолин.

- Может, Шугар найдет кого-нибудь, кто заинтересуется? Флосси обожает этот сад, - вздохнула Люси.

- Не переживай. Держу пари, наверняка найдется тот, кто с удовольствием поможет Флосси, - успокоила ее Джолин.

Она произнесла это так искренне и с такой заботой, что Такеру захотелось заключить ее в объятия и прижать к груди. Он и раньше испытывал к ней влечение, но в конце концов кто мог бы остаться равнодушным к такой женщине, как Джолин? Сильной, независимой и при этом милой.

- Ты права. Даже не знаю, почему я так переживаю из-за всего... Ну да ладно, хватит о нас, старушках, и наших проблемах. Полагаю, вы приехали посмотреть, что я купила для гостиницы, верно? Пойдемте со мной в хранилище, и я вам все покажу. С тех пор как мы с тобой поговорили, я нашла кое-что еще. Если вы возьмете и то, и другое, я отдам их вам за ту цену, что заплатила сама.

- Мы так не можем. Вам нужно получить прибыль, - сказал Такер.

- Вовсе нет. Денег у меня уже больше, чем у Мидаса, и некому их оставить, когда я умру, - возразила Люси, открывая дверь в складское помещение. - А вот и они.

Два небольших умывальника из цельного дуба, в комплекте с полотенцесушителями, стояли бок о бок. Не было никаких сомнений в аутентичности этих предметов, сохранившихся в первозданном виде. Джолин взвизгнула от радости и взялась открывать маленькие ящички и дверцы.

- Они оба идеальны. Это так мило с твоей стороны, что ты отдаешь их нам по себестоимости. Спасибо тебе, спасибо, - запричитала она и бросилась обнимать Люси.

Такер не смог сдержать улыбки, когда вытащил бумажник. И попросил, по крайней мере, дать ему возможность выплатить Люси гонорар как искателю.

- Ни в коем случае. Я заплатила за них по сотне и ровно столько же возьму с вас. Ты можешь подогнать свой пикап к задним дверям и загружать их, - улыбнулась Люси. - Я рада, что угодила.

- Ты не просто угодила, - заверила Джолин и пробежалась пальцами по столешницам. - Ты совершила чудо.

Люси довольно хихикнула и высказала свое «спасибо».

* * *

В тот вечер Такер лег в постель и сцепил руки за головой. Облака проплывали над тонким серпом молодой луны, отбрасывая на потолок причудливые тени и силуэты. Он повернул голову, чтобы увидеть лицо Мелани, но едва различил его в полутьме. Он повернулся в другую сторону и обнаружил, что Сэсси переместилась со своего обычного места на подушке и свернулась клубком в изножье кровати.

Он закрыл глаза и сразу заснул. Так же быстро пришли и сновидения. Он снова был с Мелани в трейлере в тот последний вечер. Он спорил с ней, уговаривал не ездить в город, но она лишь смеялась над ним.

- Все в порядке, дорогой. Моя очередь, и никто не спорит с Богом! -изрекла она, поцеловала его в щеку, взяла сумочку и толкнула дверь.

- Люси спорит - возразил он. - Люси спорит с Богом, и я верю, что Он прислушивается к ней.

- Кто такая Люси? - спросила Мелани.

- Та старушка, подруга Джолин. Не уходи, Мелани. Я не могу жить без тебя, - умолял он.

- Можешь. Жизнь продолжается, и я хочу, чтобы ты был счастлив, Такер. Ты должен отпустить меня. Моя душа не успокоится, пока ты этого не сделаешь, - заявила она, взяла его за руку и вывела на улицу. - А теперь проводи меня до машины и попрощайся со мной.

- Я не могу, - сказал он.

- Будь смелым, как когда-то в полиции, - напомнила она и поцеловала его. - Я люблю тебя. Дай Джолин шанс. Она мне нравится. Она сделает тебя счастливым.

Он попытался удержать ее, но она вырвалась. Как только она скрылась в тумане, он снова протянул к ней руку, но обнаружил в своей ладони ее обручальное кольцо.

Он проснулся в холодном поту. Рука была так крепко сжата в кулак, что онемела от боли. Когда он разжал ее, никакого кольца внутри не оказалось. Его охватил ужас, когда он увидел, что исчезла и фотография. Он включил свет: рамка валялась на полу, а стекло разлетелось на сотни мелких осколков.

Сэсси сидела рядом с мышкой в зубах. Это многое объясняло. Похоже, в погоне за мышью кошка перепрыгнула через кровать и тумбочку, но Такер почему-то знал, что все это дело рук Мелани.

- Я понял, - прошептал он, собирая осколки. Отбросив рамку в сторону, он убрал фотографию в ящик тумбочки. - Ты можешь идти. Со мной все будет хорошо.

Глава двадцать вторая

Джолин уставилась в календарь - 29 января. Было что-то особенное в этом дне; но она никак не могла понять, что именно. Мысленно она пробежалась по дням рождения родных, и ничего не вспомнилось. Она перевернула страницы календаря и увидела пометки, оставленные тетей Шугар: дни рождения ее друзей, памятные для них с дядей Джаспером дни -их первого свидания, первого поцелуя, годовщины свадьбы. Тетя Шугар отметила и другие дни - кончины ее родителей, Элейн и даже отца Джолин.

Но на листке 29 января ничего не было написано, так почему же она не могла избавиться от чувства, будто упускает что-то важное?

Такер заглянул через ее плечо и спросил, намечается ли у нее что-нибудь сегодня.

Он стоял так близко к ней, что ее обдало жаром, но она боялась даже думать об этом. Любые отношения были бы для него не более чем желанием забыться.

«А для тебя?» - прозвучал у нее в голове голос тети Шугар.

«Катастрофой», - честно произнесла она.

Джолин ткнула пальцем в дату и спросила, обращаясь к Такеру:

- 29 января. Это что-то значит для тебя?

- Ничего в голову не приходит, но ты вроде говорила, что у тебя день рождения двадцать девятого числа, так что, возможно, ты думаешь наперед, -высказал предположение Такер и потер подбородок. - Но почему ты так заинтересовалась?

Если бы она обернулась, ее губы оказались бы в опасной близости от его грубовато-красивого лица. Она сложила руки на груди и сделала шаг в сторону.

- Посмотри еще раз, может, что-то всплывет в памяти. У меня такое ноющее чувство, что это не простая дата, и я просто схожу с ума, теряясь в догадках.

Теперь, когда их разделяло некоторое расстояние, напряжение стало спадать, и она просила, как он относится к маффинам с шоколадной крошкой на завтрак.

- Звучит заманчиво. - согласился он и продолжил пролистывать календарь. - Интересно, зачем Шугар оставила эти пометки, если знала, что уезжает?

- Так уж у нее заведено. В декабре она всегда покупала новый календарь в продуктовом магазине и переписывала из старого все важные даты, -сказала Джолин, направляясь на кухню.

- И. вероятно, она хотела, чтобы ты тоже их не забывала, верно?

Такер достал из холодильника яйца и молоко и поставил их на рабочий стол.

- Мне интересно, почему она не взяла его с собой, - задумчиво произнесла Джолин. - Возможно, она завела два календаря. Она бы не уехала из дома, не прихватив с собой напоминания о важных датах. Я буду пользоваться ее календарем, а на следующий год заведу собственный. Хочу помнить все эти дни.

- Может, и я бы своих добавил, - предположил он.

Джолин не знала, как она отнесется к тому, что в ее календаре будет отмечен и день рождения его покойной жены, но в конце концов они были в одной упряжке. Она же привыкла стирать их белье вместе - привыкнет и к общему календарю, верно?

- Конечно, можешь, - сказала она, все еще надеясь, что ей никогда не доведется увидеть имя Мелани в своем календаре.

- Эй, а где все? - эхом разнесся по дому голос Дотти.

- Здесь, - крикнул Такер. - Заходите и позавтракайте с нами.

- Что тебя принесло в такую рань? - спросила Джолин, когда Дотти появилась в дверях кухни. - И как тебе удалось сохранить прическу под таким дождем?

- Хороший зонт. Прекрасный пластиковый дождевик. И лучший на рынке лак для волос, - ответила Дотти. - Ну, что у нас на завтрак?

- Маффины и хлопья. Но я приготовлю тебе омлет, если хочешь, -предложила Джолин.

- Давай овсянку с изюмом и коричневым сахаром, - сказала Дотти, направляясь в кладовку. - Я сама приготовлю, пока ты возишься с маффинами, chere. Сегодня что-то не так. Не знаю, хорошо это или плохо, но я чувствовала, что мне нужно было заехать к вам и посмотреть, все ли у вас в порядке.

- Должно быть, что-то витает в воздухе. Джолин никак не может понять, почему сегодняшняя дата выглядит странно на календаре, - сказал Такер.

Дотти налила воды в маленькую кастрюльку и поставила ее на плиту.

- Вот и со мной то же самое. И я тоже первым делом заглянула в календарь. Шугар всегда покупала четыре календаря и заполняла их для каждой из нас, отмечая дни рождения, заседания комитета в церкви и много чего еще. Потом уже мы сами вписывали свои визиты к врачу и всякие личные вещи. Но на сегодня ни у кого из нас нет никаких пометок. Я поговорила с Люси и Флосси - у них тоже это странное чувство. Потому и примчалась к вам, проверить, каку вас дела.

Джолин стало легче от того, что не только ее мучает это странное ощущение по поводу сегодняшнего дня. Может, это как-то связано с тетей Шугар? Такое объяснение казалось единственно разумным.

- Почему вы просто не позвонили? - спросил Такер. - В такую погоду запросто можно схватить пневмонию.

- О, chere. - хихикнула она. - Мы, каджуны, намного крепче, чем выглядим. Мне нужно кое-что посерьезнее дождя: чтобы заболеть. Должно быть, эта ужасная погода заставляет всех нас нервничать.

- Или, может, весенняя лихорадка настигла нас раньше срока... - сказала Джолин.

- Может, и так. Я уж точно устала от этой чертовой погоды. По дороге к вам я увидела один-единственный нарцисс в старом саду Эннис и так обрадовалась приходу весны, как никогда раньше не радовалась.

«Это, конечно, объяснило бы флюиды от близости Такера», - подумала Джолин. Это те же самые гормоны, что будоражат птиц и пчел в преддверии весны. Ее взгляд скользнул по нему, по его взъерошенным волосам, только что с постели, и она чуть не выронила противень с маффинами, который несла в духовку

Волосы только что с постели? Весенняя лихорадка определенно брала верх.

* * *

Конвей, штат Арканзас

Шугар вымыла посуду после завтрака и сверилась с календарем, как обычно делала каждое утро. Она взяла авторучку и вывела слово ДОМОЙ в окошке 29 января. Если повезет с погодой и не будет пробок, они могли бы уже к ночи припарковаться во дворе дома по соседству с Флосси.

- Все еще счастлива? - вкрадчиво произнес Джаспер и обнял ее за талию.

- Не хватит слов, чтобы описать. А ты?

- Как ты и сказала, слов нет. Ты хоть понимаешь, что наши внуки не затеряются в Западном Техасе? Жаль, что Дотти не взяла ее к себе на работу, когда ей исполнился двадцать один год.

- Я тогда была эгоисткой и не хотела, чтобы люди знали, что она работает в баре, - призналась Шугар.

- И она отказалась работать у нас в гостинице, - вспомнил Джаспер.

- Да, сказала, что сама будет искать свою дорогу в жизни, - кивнула Шугар. - Но, дорогой, я не жалею, что мы отправились в эту поездку. Она показала нам, где наше место. Знаешь, мы бы никогда не купили этот фургон, если бы думали, что он только для поездок на уик-энды.

Джаспер откинул ее волосы назад и поцеловал в шею.

- И когда-нибудь Джолин и ее муж, возможно, захотят воспользоваться им, чтобы свозить детей в Диснейленд.

Она положила голову ему на плечо:

- Если бы только Бог подарил нам с полдюжины собственных детишек!

- Это было бы замечательно, но так уж распорядилась судьба. Дети Рубена или Джолин могут быть нашими внуками. Остается только надеяться, что они оба не станут затягивать со свадьбой. Ну что, ты готова к финальному марш-броску домой?

Она показала на стену, где висел календарь:

- Да, готова. Видишь, я уже отметила этот день как особенный.

Она заняла пассажирское кресло и пристегнулась ремнем безопасности.

- Во сколько мы там будем?

- Часов в шесть вечера, скорее даже ближе к семи. Сегодня вечером мы продержимся на генераторе, если будет слишком темно, чтобы я мог подключиться к электрической сети, - сказал Джаспер. Он продолжал говорить и дальше, но Шугар уже достала телефон и выбирала мебель для их нового дома.

В полдень Джаспер припарковал фургон на стоянке в Луизиане в зоне, отведенной только для грузовиков. Шугар разогрела томатный суп и приготовила жареные сэндвичи с сыром. Джаспер достал картофельные чипсы и открыл банки рутбира.

Они только приступили к супу, когда зазвонил телефон. Шугар еле сдержала стон, увидев, что звонит Джолин. Она протянула трубку Джасперу.

- Ты первый говори. Боюсь, я все выболтаю и испорчу наш сюрприз.

- Это гостиница «Магнолия» беспокоит меня? - поддразнил Джаспер, включая громкую связь.

- Нет, это твоя любимая племянница, - хихикнула Джолин. - Как вы там, хорошо проводите время? Куда теперь держите путь?

- Туда, куда ведут нас наши сердца, - ответил Джаспер.

- Тетя Шугар, есть что-нибудь особенное в сегодняшнем дне? У тебя в календаре нет никаких отметок, но я с утра сама не своя и что-то подсказывает мне, это связано с сегодняшним днем, - сказала Джолин.

Шугар взглянула на календарь и обошла этот вопрос стороной.

- Может быть, это как-то связано с Такером. Ты не подумала? Или, может, тебя ждет приз, и компания уже стоит на крыльце, чтобы вручить тебе чек на внушительную сумму.

- Нет... подожди минутку, я выйду, посмотрю, - сказала Джолин.

Шугар услышала скрип старых качелей на крыльце. Она нажала кнопку «Без звука» и шепнула Джасперу:

- Она что-то подозревает.

Джаспер улыбнулся. Шугар снова включила громкую связь, когда Джолин вернулась.

- Все, теперь я могу говорить. Может, просто весенняя лихорадка заставляет меня... как бы это сказать?

- Что сказать? Не ходи вокруг да около. Выкладывай, - настойчиво произнес Джаспер.

- В последнее время меня действительно тянет к Такеру, - вздохнула Джолин.

- О, милая, - пискнула Шугар. - А он чувствует то же самое?

- Не знаю, но он выглядит счастливым. Может, мне просто хочется так думать? Я часто ошибалась в этом с мамой, принимая желаемое за действительность. И видит Бог, сколько раз я давала Джонни Рэю шанс исправиться, а он опять брался за свое. Я боюсь новых разочарований или боли.

- Элейн когда-нибудь оставалась трезвой целых десять дней? - спросила Шугар.

- Никогда, - ответила Джолин.

- А бойфренд?

- Однажды он продержался пару дней.

- Вот тебе и ответ. Не мерь Такера на чужой бушель, - посоветовала Шугар.

- Что это значит? Я никогда раньше не слышала такого выражения, -удивилась Джолин.

- Это значит, что бушель проблем твоей мамы остается в ее корзине. Так же, как и бушель Джонни Рэя. Не вороши их корзины, оценивая другого человека. То, как они справлялись со своими проблемами, не имеет никакого отношения к Такеру, так что не суди о нем по своему опыту общения с теми двумя, - вмешался Джаспер.

Джолин рассмеялась:

- И эта компашка никогда не встретится, даже за бутылкой дешевого виски. И они никак не смогут повлиять друг на друга, верно?

- Ты все правильно поняла, дорогая, - сказал Джаспер.

- Ладно, думаю, мне просто нужно было услышать ваши голоса. Хорошей вам дороги сегодня, и я люблю вас обоих. Где вы сейчас находитесь? -спросила Джолин.

- На привале, обедаем, а потом снова в путь, - ответил Джаспер.

- Берегите себя.

- Будем стараться, - сказал Джаспер.

Разговор закончился без всяких слов прощания. В этом не было необходимости.

- Похоже, ты неплохо справилась, - заметил Джаспер. - И, если я не ослышался, внуков мы дождемся раньше, чем думали.

- Будем надеяться, - кивнула Шугар.

* * *

Щетки стеклоочистителя работали на пределе, едва справляясь с потоками дождя, хлеставшего по пикапу Такера, как пескоструйка. Вместо пятнадцати минут дорога до магазина стройматериалов заняла целых полчаса, и еще минут десять ему пришлось сидеть в машине на парковке, дожидаясь, пока поутихнет дождь, чтобы добежать до двери, не промокнув насквозь. Когда он тащил пятигаллонное ведро обратно к машине, с неба еще сыпалась морось, но, по крайней мере, буря миновала.

Он положил шляпу на пассажирское сиденье и направился обратно в сторону Джефферсона. Но, проезжая мимо дороги, ведущей к кладбищу, повернул туда. В первый год после смерти Мелани он каждый день ходил на ее могилу. На второй год заставлял себя ходить туда только раз в неделю, но вот с последнего визита прошло уже две недели, и он чувствовал себя виноватым из-за того, что так долго отсутствовал. Он задался вопросом, побывал ли уже там Люк сегодня, и снова устыдился того, что не пошел на вечеринку. С такой болезнью Люк, вероятно, не доживет до следующего года, чтобы отпраздновать с ними день рождения дочери.

Такер припарковал машину и какое-то время просто сидел, глядя на коричневую лужайку. Скоро придет весна и принесет с собой прелестную зелень травы. Мелани всегда ждала весну, но больше всего любила лето. Для нее оно означало три месяца свободы от уроков и возможность проводить больше времени со своим Такером.

Наконец он вылез из машины, укрылся от мороси под высокой сосной неподалеку от ее могилы и попытался проникнуться той аурой, которую всегда чувствовал, навещая Мелани. Может, из-за дождя или из-за того, что в то утро ему хотелось поцеловать Джолин, но что-то определенно было не так. Он шагнул вперед и упал на колени.

- Ты ведь говорила серьезно во сне, Мелани? Ты больше не будешь приходить ко мне?

Ничего. Небо не откликнулось ни раскатами грома, ни вспышкой молнии. Он перевел взгляд с надгробия на облака и мог бы поклясться, что они слегка расступились, чтобы пропустить солнечный свет. Когда он снова посмотрел на надгробие, оно сверкнуло в робких лучах солнца.

- Сегодня утром мне захотелось поцеловать Джолин, - прошептал он.

Солнце блеснуло ярче, но Мелани не отозвалась даже слабым шепотом. Он дотронулся до надгробия.

- Полагаю, это означает, что ты не ревнуешь. Ты принимаешь мой выбор?

Облака закрыли солнце, и все вокруг снова стало серым, как тени в чернобелом кино.

- Ладно, я все понял. Я постараюсь, - произнес он, снял с пальца кольцо и достал из кармана нож. Выкопав небольшую ямку в основании надгробия, он захоронил золотой обруч.

- Прошлой ночью, во сне, ты вернула мне свое кольцо. Возьми и ты мое. Я люблю тебя, Мелани. Не знаю, как сложится у нас с Джолин, но у меня хорошее предчувствие. Она - добрая женщина. Тебе бы она очень понравилась, если бы ты...

Оглушительный раскат грома прокатился по небу, и огромные капли дождя упали на землю. Он встал с земли и побежал обратно, когда его остановил гудок клаксона. Он ладонью прикрыл глаза от дождя и увидел, что ему машут из окна припаркованной впереди машины.

Он бросился туда, и отец Мелани жестом пригласил его сесть в грузовик. Такер запрыгнул внутрь и задрожал всем телом.

- Нет ничего хуже холодного дождя, - сказал он.

- Аминь, - произнес Люк и похлопал его по плечу. - Как поживаешь? Мы были огорчены, не увидев тебя на дне рождения.

История из ночного сна сама собой выплеснулась наружу. Потом Такер, сам того не ожидая, рассказал Люку о том, что чувствовал в то утро рядом с Джолин.

Люк кивал, внимательно слушая, и спросил, говорила ли Мелани с ним о Джолин.

- Она сказала мне, что Джолин - хорошая женщина и что я должен дать ей шанс, - ответил Такер и потер то место на пальце, где раньше носил обручальное кольцо. - Но это кажется таким окончательным. Как будто я уже не смогу вернуться в прошлое, а я не уверен, что знаю, как двигаться в будущее.

- Все стало окончательным в тот день, когда мы потеряли ее. Просто нужно время, чтобы осознание этого поселилось в наших сердцах, - объяснил Люк.

- Но как я могу быть уверен в том, что это случилось?

- Думаю, то, что ты положил в землю, говорит об этом. Я видел, что ты хоронил свое кольцо.

Такер взглянул на свой палец и бледную линию, напоминающую о кольце, и ему подумалось, а возможно ли вообще такое, что некоторым из нас посчастливится встретить более чем одну родственную душу?

Люк положил руку на плечо Такера:

- Слушай Мелани, сынок. Ты слишком молод, чтобы идти по жизни в одиночестве. Мне шестьдесят пять лет и Карле столько же, но я сказал ей, чтобы она нашла себе кого-нибудь, когда меня не станет. С ее-то наследственностью она могла бы шагнуть и далеко за девяносто. И ей ничто не мешает прожить еще три десятка лет с тем, кто будет ее обожать, - сказал Люк.

- Но... - начал было Такер.

- Все воспринимается по-другому, когда смотришь Создателю в глаза. Так же и Мелани все видится иначе с той стороны, где она теперь находится. Если она сказала, что эта Джолин - хорошая женщина, верь ей.

- Да, сэр, - ответил Такер.

- Мы с Карлой хотели бы с ней познакомиться, - сказал Люк.

Такер не смог ответить - в горле застрял ком размером с грейпфрут.

- И это должно произойти в ближайшее время. Как ты знаешь, у меня свой дедлайн. Давайте сходим в кафе-мороженое в это воскресенье. Встретимся в «Дейри куин» здесь, в Маршалле, в четыре пополудни?

- Мы придем, - пообещал Такер, открыл дверцу и побежал к своей машине. Он вымок насквозь, пока добрался туда, и дрожал всем телом, до самых кончиков пальцев ног. То ли от того, что отпустил прошлое, то ли из-за погоды - этого он сказать не мог.

* * *

Джолин надеялась, что к середине марта новый сайт будет готов и запущен. Это идеальное время, чтобы начать принимать заказы и присоединиться к рекламе тура по гостевым домам. Она уже сделала несколько телефонных звонков свадебным фотографам, флористам и пекарням. И планировала, как только соберет все материалы, обсудить с Такером стоимость свадебного пакета. С ее точки зрения, они могли бы предложить и обычную аренду гостиницы на несколько часов, и полноценную свадьбу «под ключ», когда невесте достаточно озаботиться лишь свадебным платьем. Она закрыла ноутбук как раз в тот момент, когда в дверь позвонили. Они с Сэсси бросились открывать.

- Почему ты звонишь... о, у тебя руки заняты, - сразу оценив ситуацию, она широко распахнула дверь, пропуская Такера в дом.

Сэсси встала на задние лапы, обнюхивая коробку с пиццей, и поспешила на кухню, где вскочила на столешницу.

- Она обожает пиццу. Особенно с мясом, двойным сыром и соусом маринара, - объяснил Такер, вынимая первый ломтик из коробки и разрезая его на мелкие кусочки размером с укус.

- Я вижу. Она чуть не сбила меня с ног, когда раздался звонок в дверь, -пожаловалась Джолин, доставая бумажные тарелки и салфетки.

- Как собака Павлова... или кошка? Во всяком случае, звонок в дверь означает для нее доставку пиццы, - усмехнулся Такер.

- Она никогда так не мчится, когда приходят старушки.

- Она чует запах пиццы за милю, - заверил Такер и выложил на тарелку целых три куска.

И тут она заметила, что исчезло его обручальное кольцо. Ничего себе -вот это прорыв! Она была рада, что у нее полон рот еды, потому что первой мыслью было спросить, почему он снял кольцо. В отсутствии кольца он как будто и сам изменился, и это заставило ее задуматься, не стал ли для него этот день расставанием с прошлым. Она старалась не смотреть на его руки, но было невозможно оторвать взгляд от бледной полосы на безымянном пальце.

Ей не следовало приставать к нему с расспросами, хотя ужасно хотелось знать подробности: почему именно сейчас, где это произошло и что заставило его принять такое решение. Молчание становилось все более неловким, и она заговорила о том, что первым пришло в голову - о сайте, над которым работала как раз перед тем, как он вернулся домой.

- Это будет фантастический сайт. Я отправила веб-дизайнеру фотографии первых трех спален, чтобы он разместил их на сайте. У нас будут вкладки по каждой комнате с фотографиями, ценами и полным описанием. Кстати, нам надо поговорить о ценах. Я взяла деньги с той супружеской пары по старым расценкам тети Шугар, но мы не можем работать по этим тарифам двадцатилетней давности, с ними не выйти на прибыль, - озвучила свой вывод Джолин и принялась за второй кусок пиццы.

- Посмотри в интернете или обзвони местные гостиницы, узнай, сколько они берут. Тогда и примем решение, - сказал он.

Она чувствовала себя почти так же, как в то утро, когда заглянула в календарь. Это напомнило ей ощущение, которое она испытала однажды в Западном Техасе, когда по равнинам носился торнадо, только оно не походило на страх перед стихией. Такер снял свое кольцо, и это действительно огромный шаг вперед. Ей не терпелось рассказать об этом Дотти. Может, даже стоило позвонить вечером тете Шугар и поговорить с ней?

Она схватила третий кусок пиццы и направилась с ним к столу, но споткнулась. Хоть и с большим трудом, но все же устояла, однако соус маринара успел растечься по всей руке.

Такер мгновенно вскочил из-за стола, чтобы помочь ей.

- Эй, мне слишком нравится этот соус, чтобы расходовать его впустую, - с такими словами он взял ее руку и облизал дочиста.

Джолин прерывисто дышала. Вокруг плясали искры. Электричество, как живой ток, бежало от его рта к ее ладони. Химия была настолько обжигающей, что подворачивались пальцы ног. Надо было что-то делать, но она словно приросла к полу, пока он не забрал у нее тарелку, которую вернул на стол. Держа ее за руку, он повел ее к раковине и налил в ладонь немного жидкого мыла. Потом включил воду и потер ладонь своей рукой.

Ее глаза остановились на его губах, а в следующее мгновение их взгляды встретились. Дыхание вырывалось из ее груди короткими очередями, как после забега на милю. Когда он наклонился вперед и его веки затрепетали, опускаясь, накрывая темными ресницами угловатые скулы, она привстала на цыпочки и потянулась навстречу его поцелую.

Поцелуй, начавшийся сладким прикосновением губ, постепенно перерос в нечто более глубокое и страстное. Когда они наконец оторвались друг от друга, она тяжело дышала. Все голоса в ее голове кричали, что нельзя было позволить этому случиться, и она знала, что они правы.

- Возможно, это была не очень хорошая идея, - прошептала она.

Он коснулся ее губ еще одним поцелуем. И столь же тихо произнес:

- А что, если это было предначертано, а мы попросту не замечали? Что, если именно это уготовила нам судьба? Как там в той старой поговорке -невозможно сражаться с бюрократией?

- Слишком много «что если», так что есть о чем подумать. Нам надо немножко остыть, - утвердила она и помахала на себя руками, как веером.

- Может, нам вместе принять холодный душ? - предложил он и оставил еще один обжигающий поцелуй на ее губах.

- Не думаю, - рассмеялась она.

- Ну, тогда тебе определенно стоит отметить этот день в календаре как день нашего первого поцелуя.

Глава двадцать третья

Той ночью Джолин снова снился Такер. В ее сне они сидели на качелях на веранде чудесным весенним вечером. По его седине она догадалась, что они оба постарели. Но лишь когда он сказал; что ему дороги все те пятьдесят лет, что они прожили вместе, до нее дошло, что им, должно быть, уже под девяносто. Она придвинулась ближе, устраиваясь у него на коленях, и обняла его.

Она проснулась в обнимку с подушкой и запустила ее через всю комнату, когда осознала, что это не он. Натянув джинсы и рубашку, она поспешила на кухню. Судя по грязной тарелке на полу, Сэсси ела на завтрак холодную пиццу. Джолин налила себе чашку кофе и открыла духовку, где ее ожидал последний кусочек пиццы.

Она собиралась съесть его, но Сэсси вскочила на стол и издала нечто среднее между мяуканьем и воем, так что Джолин пришлось поделиться. Она услышала, как Такер возится наверху, и направилась к нему.

-Доброе утро! - радостно произнес Такер и жестом пригласил ее в пустую спальню. - Я не мог уснуть, поэтому перетащил все доски сюда, чтобы ставить стены ванной. Я старался не шуметь.

Она села на пол и уставилась на него.

- Что? У меня молочные усы? Я ел печенье с молоком, - объяснил он и вытер верхнюю губу.

- Нет, я видела тебя во сне. Ты был очень красив в свои девяносто лет, -сказала она.

Он пристально посмотрел на нее.

- Не могу представить тебя в таком возрасте, но держу пари, что ты будешь по-прежнему прекрасна. Так чем же мы занимались в этом сне? Может, так же горячо целовались? - поддразнил он.

- Нет, но могли бы, если бы я не проснулась, - ответила она.

- Ты веришь в сны? Мы все еще будем вместе в девяносто?

- Мне бы этого хотелось.

Он придвинулся к ней и подставил руку под ее подбородок, приподнимая ей голову. Его губы накрыли ее рот в поцелуе, от которого у обоих снова захватило дух. Она переместилась так, что оказалась у него на коленях, как и во сне, обвила его шею руками и захватила его губы страстным поцелуем.

Его руки скользнули под рубашку, прикасаясь к ее обнаженной коже. Шершавые ладони блуждали по ее спине, его губы продвигались от ее губ к той чувственной впадинке за ухом. Весь мир исчез. На всей планете остались только они вдвоем!

Но все внезапно закончилось, когда он быстро поднялся с пола и потянул ее, пунцовую, за собой:

- Я слышал, как хлопнула дверь. Здесь кто-то есть.

- Эй, есть кто дома? - донесся голос из прихожей.

- Похоже, Дотти. - сказал Такер. - Нам пора запирать дверь.

Голос поднимался из холла вверх по лестнице и повторял:

- Джолин, ты где?

- Это не Дотти. Это... - Джолин выбежала на лестничную площадку и пулей бросилась вниз по ступенькам. Ей не почудилось: это действительно была ее тетушка.

- Вот ты где! - обрадовалась Шугар, раскрывая объятия, и Джолин с удовольствием нырнула в них.

- Неужели это ты? Как долго вы сможете здесь пробыть? Или вы просто проездом?

«Пожалуйста, пусть она подумает, что мои щеки раскраснелись от бега по лестнице и что я сыплю вопросами исключительно от радости».

- Мы вернулись домой насовсем, - объявила Шугар. Сзади к ней подошел дядя Джаспер и добавил:

- Мы скучали по тебе. Теперь, когда ты обрела свой дом, мы хотим быть рядом.

Джолин заключила их обоих в объятия.

- У нас есть готовые комнаты. Кто-то из нас может подняться наверх, а вы возвращайтесь в свою прежнюю спальню. И...

- Спасибо, дорогая, - сказал Джаспер, - но мы не хотим жить в «Магнолии». Если бы хотели, не стали бы делить ее между вами.

Шугар взяла ее за руку и повела на кухню.

- Мы, вероятно, купим дом по соседству с Флосси. Прошлой ночью мы останавливались в кемпинге в Маршалле, но, если все сложится, сегодня припаркуемся у дома Флосси. Мне так хотелось вернуться сюда, что я даже завтрак не приготовила. Так что сейчас я собираюсь встать к плите. Можешь позвонить девчонкам и пригласить их на завтрак? Тогда я смогу удивить и накормить всех разом.

- Я так рада, что ты вернулась. Мы так по тебе скучали, но, в самом деле, вы можете жить здесь и не покупать никакой дом, - сказала Джолин.

- Она права, - донесся голос Такера с середины лестницы. - Здесь полно места.

Джаспер протянул ему руку.

- Я - Джаспер, это - Шугар. А ты, должно быть, Такер?

- Да, сэр, и я очень рад с вами познакомиться. - Такер пожал ему руку и кивнул Шугар. - Я так много слышал о вас, что мне кажется, будто давно знаю вас обоих.

- И я тоже, - сказала Шугар. - Вам двоим не о чем беспокоиться - мы не хотим здесь жить. Мы оба становимся слишком старыми для лестниц и хлопот с гостями. Теперь это ваше место. А я буду счастлива иметь дом, который не нужно делить с чужими людьми!

- Мы будем рады помочь вам всем, чем сможем, - заверил Такер. - И, по крайней мере, еще один раз вам придется подняться по этой лестнице, чтобы увидеть, что мы там натворили!.

- После того как увижусь с девочками, - пообещала Шугар. - Мне не терпится преподнести им сюрприз.

- Я сейчас заплачу от счастья, - произнесла Джолин и вытерла глаза.

Шугар снова обняла ее и чуть дольше задержала в объятиях, прошептав:

- Я вижу, он не носит обручального кольца. Когда он его снял?

- Вчера, - ответила Джолин.

-Давно он трезвый?

- Уже больше недели.

- Замечательная новость! А теперь звони девчонкам, - сказала Шугар.

* * *

Шестое чувство проснулось в Дотти, стоило ей утром открыть глаза. Она была уверена, что это как-то связано с тем проклятым календарем. В любом случае все это случилось вчера и сегодня она собиралась выяснить, что к чему. Она начала было заваривать себе крепкий черный кофе, но тут зазвонил телефон.

- Вот оно что, - пробормотала она. - Только не плохая новость, умоляю. Привет, Джолин, все в порядке?

- Конечно. Просто хотела пригласить тебя, Флосси и Люси на завтрак. У меня для вас потрясающие новости, - заинтриговала Джолин.

- Это связано с Такером? У вас было свидание или как там это теперь называется? - оживилась Дотти.

- Прямо сейчас не могу сказать. Хочу, чтобы вы втроем услышали это одновременно.

Дотти уловила волнение в голосе Джолин.

- Ладно, тогда я позвоню Флосси, а ты отлавливай Люси. Скажи, что я подъеду и заберу их обеих через двадцать минут.

- Отлично. Увидимся через полчаса.

После разговора с Джолин Дотти позвонила Флосси. Она включила громкую связь и положила трубку на туалетный столик, пока причесывалась, сбрызгивала волосы лаком, накладывала макияж, проявляя чудеса скорости.

- Как ты думаешь, что это за новости? Что-то, связанное с «Магнолией» или с Такером? - спросила Флосси.

- Ума не приложу. Она так и не сказала, - ответила Дотти.

- Я уже вешаю трубку. Жду тебя через двадцать минут. Просто посигналь, и я сразу выбегу. - сказала Флосси.

Дотти закончила свои дела в ванной. Она рывком натянула на себя велюровый спортивный костюм с побрякушками на кофте, сунула ноги в сапоги, схватила куртку и сумочку. Злостно нарушая скоростной режим, она примчалась к Люси, которая уже ждала ее на крыльце.

- Как думаешь, что она собирается нам сказать? - затрещала Люси, чуть ли не на ходу запрыгивая в машину.

- Это как-то связано со вчерашним днем. Я весь день нервничала, -сказала Дотти. - Но ведь прошлой ночью в городе никто не умер?

Насколько я знаю, нет. Вчера вечером я разговаривала с Шугар, у нее все прекрасно. А ты вчера заезжала в «Магнолию»? - нахмурилась Люси.

- Держу пари, что Джолин и Такер что-то скрывают от нас. Наверняка они уже помолвлены, - рассудила Дотти.

- Нет! - Люси театрально покачала головой. - Мы бы заметили, что дело идет к этому. Не настолько уж мы старые, чтобы потерять нюх.

Флосси уже ждала их и поспешила к внедорожнику. Забравшись на заднее сиденье, она с ходу выпалила:

- Что-нибудь удалось разузнать?

Дотти покачала головой:

- Нет, но, должно быть, новость и впрямь грандиозная. Я догадалась по голосу Джолин.

- Тогда езжай быстрее, - заторопила Флосси. - Если тебе выпишут штраф за превышение скорости, я оплачу.

Дотти прибавила еще десять миль к показаниям спидометра и, взметая колесами гравий, резко затормозила, сворачивая на подъездную аллею к гостинице. Она припарковалась у самого крыльца, и все трое высыпали из машины, как маленькие девочки, а вовсе не как солидные дамы.

Дотти распахнула входную дверь:

- Мы здесь. Пахнет чем-то вкусным.

- Что за новости? - спросила Люси, вешая пальто.

Флосси не стала снимать куртку, а прошла мимо остальных и встретила Джолин в столовой.

- Скажи мне прямо сейчас, что это хорошая новость. У меня давление повышается с каждой минутой.

- Сюрприз! - объявила Шугар, входя в столовую.

- О. Боже. Черт побери. У меня видения? - взвизгнула Люси.

- Я знала - что-то происходит, - воскликнула Дотти и бросилась через всю комнату, чтобы обнять Шугар.

И вот уже все четверо обнимались, визжали, подпрыгивали вверх-вниз, насколько это могут себе позволить дамы почтенного возраста с больными коленками и некрепкими бедрами.

- Ты проездом? - спросила Флосси.

Все они еще держали руки на плечах Шугар, как будто боялись, что она исчезнет, если они ее отпустят.

- И как долго ты здесь пробудешь? Останешься на выходные, чтобы сходить с нами в церковь? А где ваш фургон? - сыпала вопросами Дотти.

-Давай сядем за стол и позавтракаем, - предложила Шугар.

- Привет, милые дамы! - с выражением произнес Джаспер, выходя из кухни с кофейником в руках. - Идите, готовьте свои тарелки, а я налью кофе.

- Вы сейчас направляетесь на западное побережье? Я слышала, что к востоку от нас шел снег, - заявила Флосси и повела Шугар к столу. - Ты иди первой. Я даже не знаю, смогу ли сейчас проглотить хоть что-то из еды.

Люси последовала за Шугар.

- Я хочу знать, почему ты не сказала нам, что заедешь.

- Потому что мы здесь не проездом. Я затосковала по родным местам, так что мы изменили наши планы. На ночь мы остановились в Маршалле, -сказала Шугар. - Мы подумываем о покупке маленького домика по соседству с Флосси. Наш фургон сейчас стоит на заднем дворе, но мы надеемся к вечеру припарковать его возле нового дома и как можно скорее переселиться.

* * *

Джолин стояла в сторонке и наблюдала за ними. Теперь в их мире воцарился порядок. Шугар вернулась домой. Такер обнял ее за талию, и радость удвоилась.

- И что ты при этом чувствуешь? - прошептал он, наклоняясь так близко, что его теплое дыхание ласкало шею.

- Как будто все встает на свои места, - ответила она с легкой дрожью. - А ты?

- Они чем-то напоминают мне моих бабушку и дедушку. Мои были бы постарше, но все равно похожи, - сказал он. - Тебе холодно?

- Нет, просто твое прикосновение так на меня действует. - Джолин решила, что, если они собираются вступить в отношения, она должна быть абсолютно честна с ним.

- И твои прикосновения также действуют на меня, - заверил он. - Черт возьми, как же хорошо, что все опять на своих местах!

- Да, это точно. - Она встала на цыпочки и поцеловала его в щеку, не думая о том, что кто-то увидит, но испытывая облегчение от того, что никто не смотрел в их сторону. Это был звездный час Шугар, и она не хотела красть ни единого мгновения.

- Когда ты это поняла? - спросила Люси у Шугар.

- В воскресенье, но я хотела сделать вам сюрприз, - ответила та. - Вы даже представить не можете, как трудно было держать язык за зубами всякий раз, когда мы созванивались.

- Мы бы закатили мегавечеринку, если бы ты нас предупредила, - сказала Флосси и перевела взгляд на Джолин. - А ты знала?

- Нет, только сегодня утром узнала. - ответила та.

Все расселись за столом, и Джолин устроилась рядом с Шугар. Она поверить не могла, что прошел уже целый час, когда Джаспер объявил:

- Ладно, дамы, мы должны быть на месте в десять. Я уверен, что вам тоже пора открывать свои магазины.

- Ничего, откроемся позже, - сказала Флосси.

- А почему вам нужно быть там в это время? - спросила Джолин.

- Белинда приедет показывать нам дом, но мы уже знаем, что готовы его купить. И Шугар два дня провела на телефоне, созваниваясь с мебельным магазином в Маршалле. Они доставят мебель для спальни в десять тридцать, чтобы мы могли переночевать там уже сегодня, - объяснил Джаспер.

- Но у меня магазин ломится от мебели, вы можете выбрать все, что захотите, - сказала Люси.

- И у меня тоже, - похватила Флосси. - Приходите и забирайте все, что вам понравится, я даже денег с вас не возьму.

- Я не хочу антиквариат. Мне никогда не доводилось выбирать то, что я хочу. Мне все доставалось от кого-то. Не то чтобы я жалуюсь. Гостиницу мы полюбили всем сердцем.

Шугар говорила, бурно жестикулируя:

- Я ценю ваше предложение, но нам с Джаспером нужна мягкая, удобная мебель.

- Шугар говорит, что ей нужны вещи практичные, которые не собирают столько пыли, - хохотнул Джаспер. - Джолин, ты простишь нас за то, что мы оставим тебе такой беспорядок? Нам действительно пора идти. Надо еще развернуть наш огромный фургон среди всех этих высоких сосен.

- Прощаю, - рассмеялась Джолин, а потом спросила: - Как тебе вообще удалось протащить его по подъездной дорожке и завести на задний двор так, что я даже не услышала?

Но тут она вспомнила, как они с Такером целовались, пока фургон проезжал мимо дома, и услышала, как хихикнула Шугар:

- Помнишь, как маленькой девочкой ты говорила, что гостиница - это твой волшебный замок? Что ж, милая, ничего не изменилось, даже если ты и повзрослела.

* * *

Такер и Джолин стояли на крыльце и махали руками, провожая внедорожник Дотти, пока тот не скрылся из виду. Потом они так же помахали вслед фургону, выехавшему из-за дома. Джолин поежилась, когда порыв северного ветра пронесся через крыльцо, и Такер сзади обнял ее за талию, прижав к своей груди.

Когда он прикасался к ней, мир казался таким правильным.

Она накрыла его руки ладонями, и это не выглядело ни неловким, ни странным. Он чувствовал, что действительно готов сделать большой шаг вперед, и хотел это сделать вместе с Джолин. Но ему еще нужно было разрешить некоторые свои проблемы, чтобы завоевать ее полное доверие.

- Я и не догадывалась о том, как сильно скучаю по тете Шугар. А ты? Как это подействовало на тебя? - спросила она.

Возвращение Шугар сделало Джолин счастливой, и ему это нравилось. Шугар не хотела жить в гостинице, и это ему тоже нравилось.

- Честно или приукрашенно? - наконец спросил он.

- Честно. Всегда только честно, - сказала она.

- Я рад, что они покупают собственный дом. Они, конечно, были бы здесь желанными гостями, но мне нравится, что мы будем одни, - сказал он.

Она снова поежилась и сказала, что ей тоже.

Ему хотелось стоять на этом крыльце и обнимать ее вечно, но становилось слишком холодно.

- Нам лучше вернуться в дом, пока ты не окоченела. Давай разделимся. Я займусь загрузкой посудомоечной машины, если ты уберешь остатки еды.

Когда он понес масло и молоко в холодильник, его взгляд скользнул по пальцу, осиротевшему без кольца. Пройдут годы, прежде чем полностью исчезнет вмятина на коже, но почему-то его это волновало не так сильно, как он думал раньше.

- Ты смотришь на свой безымянный палец, да? - спросила она.

Он кивнул и сказал, что закопал кольцо на могиле Мелани. Почувствовал, что пришло время.

- Это часть твоего прошлого, Такер. Ты должен преодолеть это, но нужно помнить, что именно этот опыт сделал тебя тем человеком, каким ты стал сегодня, - проговорила она.

- Спасибо, - пробормотал он сквозь ком в горле. - То же относится и к тебе.

Она положила руку ему на сердце:

- Ни у кого не получается все сразу. От нас зависит будем ли мы бороться с демонами, которые нас преследуют, или сдадимся на их милость.

Он откинул волосы с ее лица, заглянул в большие голубые глаза и спросил, как она стала такой умной?

- Жизнь научила, - ответила она и, встав на цыпочки, потянулась к его губам для поцелуя. - Но, когда ты целуешь меня, она уже не кажется мне такой трудной.

Джолин, как никто понимавшая его, стала для него новым стартом в жизни. Ее слова о демонах были наполнены глубоким смыслом, но гораздо легче бороться, когда есть на кого опереться. Что они сделают со своей жизнью за пределами нескольких горячих поцелуев - теперь это зависело только от них самих.

Глава двадцать четвертая

Вечером в пятницу Такер только что закончил работу и принял душ, когда зазвонил его телефон. В то утро Джолин ездила в магазин, но забыла купить молока, поэтому пришлось метнуться обратно. Но звонила его теща, Карла.

- Он ушел, Такер, - рыдая, вымолвила она. - Я нашла его час назад в кресле, с газетой в руках.

- Что я могу для вас сделать? - с тяжелым сердцем произнес Такер. Надо было пойти на тот день рождения. По крайней мере, вкусил бы горькой радости. Теперь же не осталось ничего, кроме грусти.

- Ты можешь просто прийти и немного побыть со мной и мальчиками? -попросила Карла.

- Я буду через полчаса.

- Спасибо тебе. - Карла закончила разговор, прежде чем он успел сказать что-нибудь еще.

Он надел выходные джинсы, начищенные ботинки и отглаженную рубашку. Накинув капюшон на голову, побежал к пикапу. Несколько машин уже стояло во дворе дома Тиллисонов, и он припарковался на другой стороне дороги и посидел какое-то время. Сзади остановилась другая машина. Оттуда вышли мужчина и женщина, медленно пересекли улицу и постучались в дверь. Вскоре и Такер последовал за ними.

Карла встретила его в дверях. Глаза у нее опухли от слез.

- О, Такер, я так рада, что ты здесь. Люк рассказывал мне о ваших встречах на кладбище. Я думала, у нас в запасе есть еще пара месяцев, но его сердце не выдержало.

Такер поддержал ее, закрывая дверь:

- Мне очень жаль.

- Похороны в воскресенье. Люк все спланировал и на прошлой неделе сказал, чтобы я включила тебя в число тех: кто несет гроб. Надеюсь, я прошу не слишком много. - Она крепко обняла его: заливая рукав куртки слезами.

- Так скоро? - Он вытащил из кармана носовой платок и протянул ей.

- Такова его воля. Будет просто прощание у могилы на кладбище. Его похоронят рядом с Мелани. Он просил меня не плакать, но я ничего не могу с собой поделать, - с этими словами она вытерла глаза и вернула ему платок.

Он покачал головой:

- Оставьте себе. Он вам может понадобиться. Что я могу сделать?

- Просто посиди со мной и мальчиками. Это как будто Мелани с нами.

- Конечно, - сказал он.

- В воскресенье, в четыре пополудни. Как странно - мы должны были встретиться с вами в это же время. Он был непреклонен насчет времени. Хотел, чтобы его похоронили в тот же час, что и Мелани когда-то, - сказала она. - Может, мне не стоит так часто упоминать о ней, поскольку...

Такер обнял эту высокую женщину с глазами и фигурой Мелани:

- Все в порядке. Я наконец-то смирился с этим.

Она взяла его за руку и повела в гостиную:

- Люк сказал мне, что разговор с тобой помог ему сделать то же самое. А теперь проходи.

Рядом с ним появилась какая-то дама, которая произнесла:

- Позвольте мне взять вашу куртку. Могу я предложить вам что-то из напитков?

- Чашку черного кофе, - сказал Такер.

- Рад снова видеть тебя, Такер, - с такими словами Уилл, брат Мелани, протянул ему руку.

Такер обменялся с ним рукопожатием и повернулся к Патрику, другому брату.

- Мне очень жаль, ребята. Я думал, у нас есть еще немного времени.

Патрик указал на стул рядом с собой и спросил, как продвигается ремонт в гостинице.

- Отлично. К весне должны открыться, - бодро сообщил он и вспомнил, как еле сдерживал гнев, когда на следующий день после гибели Мелани люди вокруг как ни в чем не бывало болтали о работе, семье и погоде. Теперь он смотрел на это иначе. В подобных ситуациях люди склонны говорить обо всем на свете, просто чтобы отвлечься от горя и боли.

- А как тебе работается с новым партнером? Я помню ее с детства, мы вместе ходили в церковь, - сказал Патрик.

- Лучше, чем я мог надеяться, - заверил Такер и глотнул кофе, когда дама принесла ему чашку.

Патрик глубоко вздохнул, медленно выдохнул и сказал, как он рад за него.

- И Мелани хотела бы, чтобы ты двигался дальше. - добавил Уилл.

- Жизнь - суровая штука, - изрек Такер.

Патрик положил руку ему на плечо.

- Мы не хотим совать нос в твои дела, но нам пришлось усвоить, что каких бы то ни было гарантий в этой жизни не может дать никто. Будь счастлив. И не чувствуй себя здесь чужаком. Мы скучаем по тебе.

Такер дважды сглотнул, чтобы избавиться от комка в горле, и сказал, что двигаться дальше не так-то легко.

-Для каждого из нас, - добавил Уилл. - Мелани была бы очень счастлива, зная, что все ее любимые люди собрались здесь.

Такер выдавил из себя слабый смешок.

Карла присела на соседний диван.

- Я рада, что Люк встретил тебя на кладбище и вы все уладили между вами. Ты это сам поймешь, когда у тебя будет дочь.

Ему на мгновение представилась маленькая светловолосая девочка с голубыми глазами. Одетая в комбинезон с нагрудником, она протягивала ему молоток, который он попросил подать. Карла была права - ни один мужчина никогда не будет достаточно хорош для его дочери. Внезапно он понял Люка лучше, чем когда-либо прежде.

* * *

В окнах гостиницы горел свет, когда в три часа ночи Джолин вернулась с работы. В дверях ее встретила Сэсси, по всему дому разносился запах корицы. Она повесила куртку и направилась на кухню, но заметила, что Такер сидит в гостиной в темноте.

Когда она щелкнула выключателем, он тотчас закрыл лицо руками, но потом Джолин увидела его воспаленные глаза и то, что выглядел он отвратительно.

- Что-то случилось. Я чувствую. Пожалуйста, скажи мне, что это не тетя Шугар, - попросила она и плюхнулась на диван рядом с ним.

- Сегодня днем умер Люк. Отец Мелани. Похороны в воскресенье, и они попросили меня нести гроб. Ты пойдешь со мной? - Вид у него был несчастный.

Она придвинулась ближе и обвила его шею руками.

- Мне очень жаль, Такер, но я рада, что ты помирился с ним до его смерти. Со временем это будет значить очень много. Конечно, я пойду с тобой. Мне так жаль, что я не смогла наладить отношения с матерью до того, как она умерла. Последние слова между нами были сказаны в гневе. Я тогда уже в миллионный раз повторила, что не вернусь к ней, пока она не приведет свою жизнь в порядок. Она велела мне убираться к черту.

- Мы с тобой - жалкая парочка, не так ли? - вздохнул он.

- Может быть, но мы становимся чертовски хороши, когда мы вместе, - подметила она и поцеловала его в щеку.

- Ты так думаешь? - Его большие, сильные руки обняли ее: и он зарылся лицом в ее волосах.

- О да: - сказала она. - Мы отличная команда.

- Поначалу я сомневался, что мы сработаемся, но...

- Но что?

- Я был не прав, - с этими словами он встал и протянул ей руку. Их глаза встретились, когда она сжала его ладонь. Он притянул ее к груди и заглянул ей в лицо. Его глаза медленно закрылись, а рот сомкнулся вокруг ее губ. А потом она поплыла, когда он подхватил ее на руки, как невесту, и понес в сторону своей комнаты. Он шагнул к кровати, но она оперлась рукой о стену и покачала головой.

- На твоей кровати спит Сэсси. Давай перенесем это в мою комнату, -прошептала она.

Он остановился в дверях ее спальни:

- Ты уверена в этом, Джолин? Готовы ли наши отношения к этому шагу?

Она приложила палец к его губам и спросила, может ли она доверить ему свое сердце.

- Да, дорогая, можешь, - с тоном полной убежденности заверил он и захлопнул дверь ногой.

Глава двадцать пятая

Служба в церкви воскресным утром. Похороны после полудня. Слишком много для одного дня: но Джолин знала, что справится. Во-первых, потому что тетя Шугар хотела, чтобы они вместе сходили в церковь в Джефферсоне. Во-вторых, потому что она хотела поддержать Такера.

Но церкви и похороны напоминали ей о смерти отца. Тогда служба проходила в огромной церкви. Она сидела между тетей Шугар и дядей Джаспером. Ее мать сидела на той же скамье, но именно тетя Шугар утешала Джолин на протяжении всего испытания.

Когда умерла Элейн, никакой службы не было. Тетя Шугар предложила оплатить поминки или полноценные похороны, но Джолин показалось, что это будет выглядеть лицемерием с ее стороны, учитывая, что они с матерью уже много лет были на ножах. Так что когда пришло время забирать урну из похоронного бюро, она решила смешать прах матери с прахом отца.

Ей понравилось пение прихожан в то утро. У Такера был красивый голос, и дамы с воодушевлением подпевали ему и наверняка с еще большим удовольствием ходили бы в церковь, если бы он появлялся там регулярно. Но, когда проповедник начал зачитывать какие-то слова из псалма 37 о покаянии, она тут же отключилась от мыслей о Такере. Жизнь с матерью рано научила ее сосредотачиваться на других вещах, поэтому в то утро она обратила свои мысли ко всему, что случилось за один короткий месяц.

Дотти ткнула ее в ребра и шепотом спросила, занималась ли она когда-нибудь сексом на церковной скамье.

Джолин покраснела:

- Тсс... Бог сразит нас молнией за это слово, произнесенное в церкви.

- Какое слово? - спросил Такер с другой стороны.

Джолин одними губами ответила: «Потом».

Она размечталась о сексе с Такером на церковной скамье, и сердце забилось быстрее, когда она повернула голову и увидела, что он смотрит прямо на нее. Он переплел свои пальцы с ее пальцами и, наклонившись, шепнул: «Ты сегодня выглядишь роскошно». - «Спасибо», - опять-таки беззвучно произнесла она.

Она думала о прошлой ночи и о сексе на церковной скамье, когда проповедник вернул ее в настоящее, попросив Джаспера дать благословение. Джаспер не имел привычки произносить полсотни слов, когда можно обойтись двумя, поэтому его молитва оказалась короткой и по существу. Все дружно повторили за ним «аминь» и, не теряя времени, устремились к дверям, чтобы пожать проповеднику руку. А потом поспешили дальше по своим делам -домой или в любимый ресторан на воскресный обед.

Джолин вспомнила о боковой двери и быстро увлекла за собой Такера, чтобы они могли добраться до «Магнолии» раньше остальных. Она забралась в его пикап и пристегнула ремень безопасности.

- Ловко, - усмехнулся Такер.

- Когда я была маленькой, дядя Джаспер показал мне, как выбираться отсюда быстрее всех, - сказала она.

Он выехал со стоянки и повернул на юг.

- Значит, мы должны делать это теперь каждую неделю?

- Боюсь, что да. Тетя Шугар говорит, что это хорошо для бизнеса, и нам не повредит побыть в покое раз в неделю. Признаюсь, я не очень-то прислушивалась к проповеднику, но находиться там было приятно. Я не была в церкви двенадцать лет, но у нас этим утром служба, а потом похороны. Кажется странным, ты не находишь?

- Согласен. Но я рад, что ты сидела рядом со мной этим утром и будешь рядом со мной сегодня днем.

* * *

Такер достал черный костюм, белую рубашку и галстук, вытер пыль со своих лучших черных ботинок. После похорон Мелани он поклялся, что больше никогда не наденет этот костюм, но теперь понимал, что это дань уважения, а возможно, и еще один шаг вперед. Он посмотрел на свое отражение в зеркале, и что-то другое светилось в его лице. Куда-то делись напряжение и угрюмость, но это и неудивительно, ведь в его жизнь и сердце вошла Джолин.

Он еще раз убедился, что галстук в порядке, и вышел в прихожую, где застал Джолин, расхаживающую из угла в угол. Что-то в ней смутило Такера, он даже спросил, в порядке ли она.

- Там будут твои родственники, а я не была на похоронах со дня смерти своего отца - с мамой мы не прощались. Я нервничаю - что они подумают обо мне? Кто я такая? Работаю в баре, и...

- Никогда не думал, что услышу от тебя слово нервничать. Мне казалось, что ты крепкая, как гвоздь.

- Это экстерьер. А внутри - смесь желе и каши, - сказала она.

Он окинул всю ее взглядом - от носков черных туфель на высоком каблуке до узкой черной юбки, облегающей бедра, и милого маленького жакета, надетого поверх шелковистой белой блузки. Они совпали по стилю - он в черном костюме и белой рубашке, она в этом элегантном наряде. Интересно, она была также одета на похоронах своего отца?

- В этом наряде ты выглядишь так же прекрасно, как и в голубом свитере сегодня утром, но мне нужно кое в чем признаться, - сказал он и обнял ее за плечи одной рукой. - Больше всего ты мне нравишься в узких джинсах и рабочих рубашках. В них ты прямо-таки суперсекси.

Она взяла его под руку.

- Ты тоже больше нравишься мне в рабочей одежде. Я думаю, что такой торжественный прикид несет печаль, а наши повседневные вещи говорят нам о счастье.

Ветер утих, и, хотя было прохладно, ярко сияло солнце. Он хорошо помнил бурю с грозой и молнией, разыгравшуюся в день похорон Мелани, а также непогодь в тот день, когда он пришел к ней на могилу, чтобы отдать кольцо. Может, нынешний день просто служил отражением того, чем полнилось сердце Такера? В день похорон Мелани он заходился от гнева, готовый испепелить всех этим огнем. Но сегодня, несмотря на печаль, он отпускал ее отца, Люка, с миром в душе.

Когда они добрались до кладбища, Такер помог Джолин выйти из машины и взял ее за руку. Именно это прикосновение давало ему утешение и уверенность. Он замедлил шаг, чтобы не обгонять ее, но, когда они приблизились к катафалку, она отпустила его руку и пошла вперед, чтобы встать рядом с высокой сосной. Распорядитель похорон открыл заднюю дверцу катафалка, и Такер занял место у гроба вместе с братьями Мелани. Трое незнакомых мужчин выстроились по другую сторону.

Пока они несли гроб к могиле, Такер слышал, как шелестят над головой прошлогодние сухие листья дубов. Но, как только гроб установили на подставку и все встали в шеренгу, послышался щелчок, и голос Гарта Брукса наполнил воздух песней «Танец». Он пел о том, что мог бы избежать боли, но тогда пришлось бы пропустить танец.

Немногие выбрали бы эту мелодию для своих похорон. Песня обращалась к любимому человеку, который ушел, и нечто подобное могла бы написать Карла своему Люку в тот день. Такер взглянул на Джолин и увидел, что она вытирает глаза. Очевидно, песня задела ее за живое.

Такер задумался обо всем, что пришлось пережить и ему, и Джолин, и вдруг со всей отчетливостью осознал, что готов не просто разделить с ней постель. Он готов разделить с ней свою жизнь.

«Магнолия» стала его домом в физическом смысле. Но его душа выбрала своим домом Джолин Бруссар. Он полюбил эту женщину и теперь ему оставалось лишь дать ей достаточно времени и пространства, чтобы она тоже влюбилась в него.

* * *

Джолин чувствовала каждое слово песни Гарта, и, когда эти слова проникали в сердце, отпускала вину и боль прошлого. Она тоже могла бы избежать боли, как пел Гарт, но тогда пропустила бы этот танец. Счастливое время, которое проводила с отцом в его цветниках. Походы по магазинам с матерью, когда была маленькой. Она подумала, что будет держаться за хорошие воспоминания, какими бы скудными они ни были, и постарается отпустить все другие.

Когда песня закончилась, наступила пауза, и вперед вышла женщина в ярко-красном платье. В одной руке она держала микрофон, в другой - носовой платок.

- Прощаться с моим драгоценным мужем нелегко, и вы все могли подумать, что эта песня - не для похорон. Но это была наша песня. Тот год, когда она появилась, стал самым тяжелым в нашей семейной жизни. Мы оба потеряли своих родителей. Люк остался без работы, на руках у нас были маленькие дети. Мы потратили все сбережения, прежде чем он наконец нашел другую работу. В те дни мы часто ссорились из-за денег детей и всего остального. Однажды он пришел домой, поставил кассету с этой мелодией и протянул мне руку. Он не был романтиком, так что я немало удивилась, но подумала, а вдруг... - Она сделала паузу и промокнула глаза, прежде чем продолжила. - Я подумала, что, возможно, он готов приложить чуть больше усилий к сохранению нашего брака, поэтому подала ему руку Он включил проигрыватель, и зазвучала эта песня. Мы танцевали и плакали. Это был поворотный момент в нашей совместной жизни. Он все еще оставался далеко не романтиком, но иногда приходил и снова ставил эту песню, и мы танцевали. Он не хотел никаких похорон. Даже таких скромных. Он просто попросил похоронить его рядом с нашей дочерью, Мелани, а меня просил не горевать слишком долго. Я могу выполнить все его просьбы и, может быть, когда горе станет невыносимым, просто поставлю эту песню и вспомню, что, если бы я не пережила этой страшной боли сегодня, то пропустила бы танец с фантастическим мужчиной. Спасибо вам всем, что пришли. Песня, которая прозвучит сейчас, была его выбором. Под эту мелодию мы танцевали в наш последний вечер, перед его уходом на небеса, к нашей дочери.

Джолин даже не пыталась сдерживать слезы, капавшие на жакет, когда Винс Гилл запел «Посмотрите на нас». Она видела, как Карла поцеловала одинокую красную розу и положила ее на гроб. Потом Карла села, и ее плечи вновь сотряслись от рыданий.

Такер покинул свое место возле гроба и подошел обнять бедную женщину.

- Звоните мне в любое время. Я всегда рядом с вами и мальчиками, -заверил он.

- Спасибо, - ответила Карла.

Он сделал несколько шагов в сторону Джолин. Она встретила его на полпути, и их слезы смешались вместе, смывая прошлое.

Он протянул ей носовой платок:

- Я должен сказать тебе что-то очень важное, Джолин, и именно сейчас, потому что у нас может и не быть ничего, кроме этого мгновения. Я влюбляюсь в тебя.

- Я никогда не верила, что любовь побеждает все. Но, возможно, в нашем случае так оно и есть. - Она вытерла глаза и вернула ему платок. - Я испытываю такие же чувства к тебе. А теперь мы едем домой?

- Нам надо поехать к ним, - сказал Такер. - Карла хочет с тобой познакомиться.

Глава двадцать шестая

В доме Тиллисонов звучали приглушенные разговоры. Такер какое-то время не отпускал от себя Джолин, но потом Карла взяла ее под руку и сказала:

- Вы, мальчики, ступайте в гостиную и поговорите. Я хочу кое-что показать Джолин.

Джолин бросила отчаянный взгляд на Такера, умоляя его придумать какой-нибудь предлог и увезти ее домой, но он лишь кивнул и ушел в другую комнату с Уиллом и Патриком.

Карла провела ее в кабинет закрыла дверь и тяжело опустилась на стул.

- Я люблю свою семью, но мне нужно передохнуть. Пожалуйста, присаживайся, и давай переведем дух.

Джолин села рядом с ней и скрестила ноги в лодыжках. Она вспомнила, как улизнула после похорон отца. Все эти люди, слоняющиеся из угла в угол. Мать в слезах. Она чувствовала, как стены смыкаются вокруг нее, и вышла на улицу. Дядя Джаспер наконец спохватился и присоединился к ней на крыльце. Он ничего не говорил, просто долго держал ее за руку.

Теперь настала ее очередь утешать кого-то - совершенно незнакомую женщину, но горе не разбирает людей. Она подалась вперед и положила руку на плечо Карлы.

- Ваш панегирик был великолепен. Такой проникновенный, сердечный и личный. Так и должно быть на похоронах, - сказала Джолин.

- Спасибо. Я хочу тебе кое-что сказать, но даже не знаю, с чего начать. -Карла нервно теребила в руках носовой платок.

- Будет неловко, если вы к этому не готовы, так что давайте отложим разговор, - предложила Джолин, думая о том, что от носового платка ничего не останется, если Карла не перестанет его комкать. - Все в порядке. Такер рассказал мне о Мелани, о том, как помирился с ее отцом за неделю до его смерти.

Карла набрала полную грудь воздуха и со свистом выдохнула.

- У меня было такое чувство, будто я потеряла сразу двоих детей, когда умерла Мелани и Такер перестал приходить к нам. Я не думала, что он когда-нибудь оправится от этого горя, и не уверена, что ему удалось бы это, если бы ты не появилась в его жизни. Я знаю, это покажется безумием при данных обстоятельствах, но мне бы хотелось, чтобы мы подружились. Мы, я и мои сыновья, хотим, чтобы Такер вернулся в нашу жизнь, и это прозвучит бредом, но... - прошептала Карла. - Прошлой ночью мне приснился сон. Можно было бы подумать, что о Люке, но нет, мне снилась Мелани. Я видела, как она сидит на своем надгробии, одетая в свадебное платье. Она сказала мне, что у нее появилась новая подруга по имени Джолин, которая поможет Такеру. Люк говорил мне, что перед лицом смерти все видится по-другому. Я решила, что он совсем помешался, но после этого сна думаю иначе. Последнее, что она сказала, прежде чем исчезла, оставив после себя лишь надгробие, это то, что мне бы тоже понравилась ее новая подруга.

Карла сделала несколько глотков чая. По спине Джолин пробежала холодная дрожь. Те две песни, такие не похожие на похоронную музыку, объяснение Такера в любви, ее собственное признание в своих чувствах, пробуждение среди ночи в одной постели с ним - все это казалось нереальным, но не шло ни в какое сравнение с рассказом Карлы об увиденном во сне. Впрочем, если оглянуться на события последнего месяца, многое могло бы показаться фантастикой.

Карла продолжила:

- Я не стану докучать тебе, обещаю, но мне действительно не хватает... скажем так, молодой женщины, с которой можно иногда прошвырнуться по магазинам или пообедать в кафе: да даже просто поболтать по телефону.

Джолин сверкнула своей самой лучезарной улыбкой, и она была искренней.

- Я с удовольствием.

- Давай просто посидим здесь еще несколько минут. Мне нужно время, -слабо улыбнулась Карла.

- Как скажете, - ответила Джолин. - Позвоните мне, когда все уляжется.

Раздался тихий стук в дверь. Такер осторожно заглянул в кабинет:

- Я вас не тороплю, но нам, наверное, пора домой.

Джолин встала и наклонилась, чтобы обнять Карлу:

- Вам вовсе не обязательно звонить, когда соберетесь ко мне. Просто заходите в любое время.

Такер вывел ее из дома и усадил в машину, где тотчас снял галстук и бросил его на сиденье.

- Ты в порядке? Что там у вас было? - просто спросил он.

Она рассказала ему все без утайки, а он потянулся к ней и поцеловал. Поцелуй начинался медленно и нежно, но вскоре его язык уже дразнил ее раскрытые губы. Когда он наконец оторвался от нее, ему не сразу удалось отдышаться.

- Ты не перестаешь удивлять меня, женщина.

- Потому что я сказала твоей теще, что мы можем подружиться? Это будет полезно для нас обеих. Мне понравилась ее честность и то, как она организовала похороны. Мы будем хорошими подругами. Я это сердцем чувствую, - сказала Джолин. - И тебе тоже нужна семья, Такер.

* * *

На следующий день после похорон Джолин распахнула дверь.

- Тетя Шугар, ты уверена, что хочешь именно сегодня забраться на чердак? Там прохладно.

- И пыльно, но там не должно быть никаких мышей. Мы с Джаспером оставили свежую порцию яда в прошлом месяце перед отъездом. - Шугар начала подниматься на второй этаж. - Я надела самый старый рабочий халат так что не боюсь ни пыли, ни грязи.

Джолин последовала за ней:

- Почему мы занимаемся этим сегодня, тетя Шугар?

- Потому что я хочу забрать несколько старых фотоальбомов в свой новый дом и еще небольшой библиотечный стеллаж, который могла бы поставить в углу гостиной. У меня уже собрана почти вся мебель. Я думала, что хочу только новое, но оказалось, что мне нужно несколько старых удобных вещей. Дом только тогда становится настоящим домом, когда в нем есть прошлое, настоящее и будущее.

Они гуськом поднимались по узкой лесенке в конце коридора, когда Джолин спросила:

- А как ты собираешься устроить будущее в своем доме?

Забравшись под самую крышу, Джолин была поражена открывшимся зрелищем. Чего тут только не хранилось! Она давно знала, что эта дверь ведет на чердак, но всегда боялась мышей и думала, что именно там, наверху, они и обитают.

Шугар подтащила кресло-качалку к сундуку с откидной крышкой и сказала, что ей нужно немного салфеток, и она знает, что в этом сундуке их целая коробка, потому что сама положила ее туда много лет назад.

- Ты мне не ответила. - поднажала Джолин. - Салфетки - это прошлое. Настоящее - новая мебель. А как насчет будущего?

- Видишь вон ту детскую колыбельку? Завтра я пришлю сюда Джаспера, пусть заберет. Такер поможет ему спустить ее по лестнице. Я спала в этой колыбельке, потом спала твоя мама, ну и ты тоже, когда она привозила тебя еще младенцем. Это будущее, потому что твои дети будут спать в ней, когда я буду нянчиться с ними, - ответила Шугар, вытаскивая толстый альбом с фотографиями. - Я выберу несколько твоих фотографий и повешу их в рамках на стенах детской.

- Ставишь телегу впереди лошади, да? - Джолин зарделась от смущения. - А Рубен когда-нибудь спал в этой кроватке?

- Нет, он стал приезжать к нам уже только после семи лет. Тогда мама начала выпускать его из поля зрения больше, чем на час, чтобы он поиграл в ваши детские игры, - ответила Шугар. - И я вовсе не ставлю телегу впереди лошади.

- Мы с Такером знакомы всего-то пару месяцев, - возразила Джолин.

- Я знала Джаспера пятнадцать минут, когда он сделал мне предложение. Он был самым застенчивым мальчиком из всех моих знакомых. Я так удивилась, когда он выпалил, что влюбился в меня с первого взгляда. Я обозвала его сумасшедшим, но через шесть недель он снова сделал мне предложение и не шутил. Короче, я просто готовлюсь. - Шугар показала на альбом. - Надеюсь, что первой у вас родится девочка и она будет твоей точной копией. Мы с Джаспером давно созрели для того, чтобы стать бабушкой и дедушкой.

Джолин снова покраснела: «Тетя Шугар!»

- О, перестань краснеть. Я знаю, что вы спите вместе. И думаю, что ты на таблетках. - сказала Шугар. - Но мы с девочками все время молимся о том, чтобы они не сработали. Нам нужен ребенок, чтобы его баловать. У нас не было малышей вот уже тридцать лет, а это слишком долгий срок. Дотти уже вяжет одеяла. Люси присматривает колыбельки-качалки для своего дома, а Флосси запасается подгузниками на распродажах.

Джолин прижала руки к щекам.

- И это картина будущего, - резюмировала Шугар и ее голос оживился. - Я забираю этот альбом и еду домой.

- Я тебя провожу, - сказала Джолин.

- Это необязательно. Оставайся здесь и смотри на эту детскую кроватку. Может, появятся какие-то идеи... - Шугар оставила Джолин с отвисшей челюстью.

* * *

Такер подождал, пока Шугар уйдет, и поднялся на чердак.

- Как здесь холодно. Почему ты не спустилась вместе с Шугар?

- Потому что она ошарашила меня до чертиков, и я пытаюсь прийти в себя, - ответила Джолин. - Она говорит о детях, и девчонки уже готовятся в няньки, а я даже не знаю, где мы находимся в наших отношениях, но, конечно, не на той стадии, когда обсуждают детей. - Она перевела дух.

Он сел рядом с ней.

- Я бы просил тебя выйти за меня замуж и родить мне детей. Но. если это слишком рано, я могу попросить позже. И дети - это здорово.

- Мы ведь знакомы всего-то... - начала она.

Он придвинулся ближе и взял ее за руку.

- Я не тороплюсь. Как я уже сказал, я могу сделать тебе предложение в другой раз. Это ведь не самое романтическое место в мире, не так ли?

Прошлое.

Настоящее.

Будущее.

Эти три слова пронеслись у нее в голове. Они сидели на чердаке в окружении прошлого. Они жили в настоящем и говорили о будущем.

- Зачем в другой раз? Мы здесь и сейчас.

- Тогда ладно, - оживился он и встал на одно колено. - Джолин Бруссар, у меня даже нет кольца и я не могу сказать, что полюбил тебя с первого взгляда. Но я могу сказать, что буду любить тебя, пока мы оба не станем старыми и седыми, и много-много младенцев воспользуются этой кроваткой. Так ты выйдешь за меня замуж?

-Да! - Она обвила его шею руками. - Хочешь начать с этими младенцами прямо сейчас?

- Вот это уже похоже на план, - довольно заявил он, взял ее за руку и повел за собой в спальню.

Эпилог

Восемнадцать месяцев спустя

Джолин надела красивое кружевное платье. Собрала волосы в пучок из локонов и приколола сбоку цветок гипсофилы. Тетя Шугар и дядя Джаспер повторяли свои клятвы в свадебной столовой «Магнолии». Джолин так и хотелось ущипнуть себя, просто чтобы проверить, наяву все это или ей снится. В ее жизни произошли такие крутые перемены - и сплошь к лучшему.

Такер постучался в дверь «розовой» комнаты и заглянул внутрь:

- Ну: здравствуй, красавица.

- Привет, сексуальный ковбой, - весело ответила она, подошла к нему, просунула руки под его смокинг и положила голову ему на грудь. Прошло больше года, а это ровное сердцебиение все также дарило покой ее душе.

Такер ошибался, когда говорил, что он не романтик, но, в конце концов, у каждого свое представление о романтике. Первый весенний нарцисс, преподнесенный любимой, значил больше, чем охапка красных роз на День святого Валентина. Тайком выбраться из постели рано утром, чтобы сварить свежий кофе или, еще лучше, дать ей возможность целый час отмокать в горячей ванне после тяжелой ночи... Что это, если не романтика?

- Это веха в нашем календаре, - сказала она.

Он приподнял ее подбородок большими пальцами и поцеловал:

- День, когда я купил половину этой гостиницы, изменил мою жизнь к лучшему.

- О да! - охотно согласилась она. еще теснее прижалась к нему и встала на цыпочки, чтобы дотянуться до его губ поцелуем.

- Эй, вы! - произнесла Шугар, выходя из ванной.

Джолин отступила от Такера:

- Вы с дядей Джаспером так красиво повторяете свои свадебные клятвы, и я рада, что все это происходит здесь, а не в церкви.

- Кажется, это идеальное место, поскольку мы поженились в «Магнолии». Но, милая, я чувствую себя Мисс Свинкой в этом корсете. Не могу дождаться, когда закончится это шоу, чтобы вырваться на волю. Как я могла позволить тебе уговорить меня надеть такое облегающее платье, - кипятилась Шугар, но крутилась перед большим зеркалом, оглядывая себя со всех сторон. - Вам двоим следовало устроить свадьбу здесь, вместо того чтобы тащиться в мэрию.

- Ты говорила мне, что всегда хотела, чтобы у вас с дядей Джаспером была шикарная свадьба - ну. вот твоя мечта и сбывается. А теперь наклонись чуть-чуть, я закреплю этот веночек на твоих волосах. У тебя сегодня потрясающая прическа, - сказала Джолин. - Пять минут до начала музыки. Нам осталось только надеть туфли, и мы готовы к выходу. Нервничаешь?

- Не так сильно, как в первый раз, когда спускалась по этим ступенькам под руку с отцом, - улыбнулась она.

Такер, пятясь назад, удалился:

- Я вернусь через холл. Мы с Джаспером встретим вас при входе в свадебный зал. Кстати, там ни одного свободного стула.

Джолин приподняла подол бледно-голубого кружевного платья Шугар и помогла тетушке обуться, прежде чем сунула ноги в свои туфельки.

- Я тоже с радостью сниму с себя все это и залезу в свои джинсы и футболку, но, согласись, эти переодевания ужасно забавны. И спасибо, что попросила меня быть главной подружкой невесты.

- Это мой способ извиниться за то, что я устроила истерику из-за вашего похода в мэрию. Я всегда хотела устроить тебе пышную свадьбу, - сказала Шугар.

Такер и Джаспер вышли из комнаты жениха. Джаспер шел впереди. Как будто чувствуя, что она наблюдает за ним, Такер обернулся у лестницы и послал ей воздушный поцелуй. Она высунула руку из двери, притворилась, что поймала его, и прижала руку к сердцу.

Джолин рассыпала лепестки роз, пока шла по центральному проходу, и остановилась перед аркой, увитой плющом и красными розами. Она обернулась и подмигнула Дотти, сидевшей в первом ряду стульев вместе с Флосси и Люси. Потом в зал вошла Шугар под руку с Джаспером.

Все встали, и Шугар потребовалась всего пара минут, чтобы подойти к арке и вручить Джолин букет роз.

- Можете садиться, - сказал священник и начал церемонию.

* * *

Такер пытался слушать проповедь, но его взгляд то и дело перемещался от красавицы-жены к крошке-дочери. «Магнолия» - лучшее, что случилось в его жизни. В этих стенах он справился со своим горем, бросил пить и снова научился любить. И теперь у них с Джолин росла красивая дочурка с черными волосами и большими голубыми глазами.

- Кольцо, - произнес священник.

Такер достал из кармана кольцо и передал его священнику. Мэгги закряхтела. Дотти попыталась дать ей соску, но это не помогло. Проповедник продолжал говорить о значении обручального кольца, но отцовский инстинкт Такера был начеку. Наконец папаша не выдержал. Сделав пару шагов в сторону, он потянулся к дочери. Дотти передала ему кроху, и Мэгги сразу же успокоилась.

Церемония закончилась, и жених с невестой быстро прошли в кабинет, где их ждал фотограф. Гостей пригласили на прием в «Пьяный аллигатор».

Джолин взяла его под руку:

- Ты не жалеешь, что у нас не было такой церемонии?

-Аминь, дорогая.

С женой, повисшей на одной руке, и ребенком, уютно устроившимся в другой руке, Такер чувствовал себя самым счастливым человеком, и не было для него дороже места на земле, чем гостиница «Магнолия».

Благодарности

Дорогой читатель!

Судьба может проявиться в самый неожиданный момент.

В прошлом году, по дороге домой из Флориды, где мы собирались большой семьей на рождественские каникулы, мы с мистером Б. сделали крюк и проехали через Техас, открывая новые места для моих будущих книг. Когда мы добрались до окраин Сан-Антонио, начался снегопад, и синоптики предупредили об ухудшении погоды на западе штата. Это заставило нас двинуться на восток, и мы доехали до Джефферсона, что в штате Техас, неподалеку от границы с Луизианой.

Мы обошли весь городок, квартал за кварталом, и он меня не вдохновил. Поэтому мы отправились обратно в Маршалл, к нашему отелю, преодолевая еще несколько миль. И тогда я увидела гостиницу «Магнолия». Двухэтажный дом с огромной верандой уютно устроился среди высоких сосен, чуть в стороне от дороги. Я тотчас представила себе первую встречу Джолин и Такера именно в таких декорациях. Канва этой истории сплеталась из кусочков и обрывков в течение следующих двух дней, пока мы возвращались домой, в Южную Оклахому. Если бы не пошел снег к западу от Сан-Антонио! Если бы я нашла живописное местечко в Джефферсоне! Если бы мы выехали из города на восток, на запад или на север, вместо того чтобы вернуться на юг! Да, судьба определенно знала, куда нас направить.

Теперь вы держите эту историю в руках, и все благодаря Госпоже Судьбе, которая указала нам верный путь. За то, что эта книга увидела свет, я хочу поблагодарить Кристу Стровер и Меган Малдер, моих замечательных редакторов, которые помогли раскрасить чувства всех персонажей. Я так счастлива, что они работают со мной. Спасибо и моему издателю, Amazon/Montlake Romance, за то, что продолжаете верить в меня. Я благодарна потрясающему литературному агенту Эрин Ниумата. Мы с ней работаем вместе уже почти два десятка лет Без нее я бы никогда не смогла осуществить свои замыслы. Моя безмерная благодарность и мистеру Б. - брак, которому я отводила всего шесть недель, продержался уже пятьдесят два года. Мой супруг - лучший друг и родственная душа! Он всегда готов бросить все свои дела, чтобы прочитать мою рукопись или отправиться со мной в поездку, чтобы я лишний раз проверила, не ошиблась ли в деталях. И под конец перечисления, но не в последнюю очередь, я благодарю своих поклонников, всех, кто читает мои книги, пишет рецензии и присылает фанатскую почту. Я люблю вас всех!

Заканчивая работу над книгой, я расстаюсь с хорошими друзьями, которыми стали для меня ее герои. Надеюсь, к концу этой истории вы тоже успеете с ними подружиться!

Обнимаю всех вас, и до новых встреч!

Кэролин Браун

Об авторе

Кэролин Браун - автор более 90 опубликованных книг в том числе бестселлеров по версии New York Times, USA Today, Publishers Weekly и Wall Street Journal, лауреат премии RITA в жанре романтической литературы на английском языке. В числе ее произведений - женские, исторические, современные романы, ковбойская и сельская романтика. Кэролин Браун проживает с мужем в городке Дэвис в штате Оклахома, где все друг друга знают, где про каждого известно, кто он и чем занимается, с кем и когда, и где по средам читают в местной газете, кто и на чем попался. У них трое взрослых детей и много внуков, рядом с которыми некогда стареть. Навестите Кэролин на сайте www.carolynbrownbooks.com.

Примечания

1

Rocky Road – сливочное шоколадное мороженое с миндалем и воздушной пастилой (англ.). Здесь и далее – прим. пер.

2

Долли Партон (род. в 1946 г.) – американская кантри-певица и киноактриса, получившая титул «Королева кантри».

3

Sassy – нахалка (англ.).

4

Байу – термин, используемый на побережье Мексиканского залива в США для обозначения водотока с едва заметным течением или болотистого ответвления реки. Байу характерны для дельты Миссисипи, испещренной множеством рукавов.

5

Дешевый бар или ночной клуб с музыкальными развлечениями, популярный в южных и юго-западных американских штатах.

6

Дорогая (фр.).

7

Журнал о стиле жизни, предназначенный для читателей южных штатов, с кулинарными рецептами, планами домов и садов, информацией о культуре Юга и путешествиях.

8

Каджуны – своеобразная по культуре и происхождению субэтническая группа, представленная преимущественно в южной части штата Луизиана, именуемой Акадиана, а также в прилегающих округах южного Техаса и Миссисипи.

9

Duke (с англ. – «герцог») – прозвище актера Джона Уэйна.

10

Около 3,66 м (1 фут = 0,30 м).

11

Персонаж комиксов и мультфильмов (с 1929), особенно популярных в 1930-е гг., смешной пучеглазый морячок, обладавший способностью превращаться в суперсилача каждый раз, когда он съедал банку консервированного шпината.

12

Sugar - сахар {англ.).

13

Популярный десерт из мороженого. Поливается горячим шоколадом, горячим карамельным или холодным клубничным сиропом.

14

Игра слое: planer - рубанок; plainer - проще (англ.).

15

Около 15 кг.

16

Около 105 км./ч.


home | my bookshelf | | Отель «Магнолия» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу