Book: Большая книга психологических кризисов



Большая книга психологических кризисов

Геннадий Старшенбаум

Большая книга психологических кризисов. Программа помощи от 3 до 103 лет

Библиотека успешного психолога

Настоящее издание не является учебником по медицине. Все рекомендации должны быть согласованы с лечащим врачом.

© Старшенбаум Г., 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Замечательная книга уважаемого мной психотерапевта Геннадия Владимировича Старшенбаума не только расскажет о том, что такое кризис и как он появляется, но и что можно сделать, если в вашей жизни кризис уже наступил.

Валерия, фармацевт, Москва

Книга понравилась, глубоко и подробно описаны как различные виды кризисов, в том числе депрессия – болезнь века, так и условия их развития. Детально исследуются критические периоды в жизни – возрастной кризис, любовный и пр.

Татьяна, домохозяйка, мать двоих детей, Витебск

Введение

В трудные 90-е годы я работал в Кризисном стационаре, руководил Отделом суицидологии Московского НИИ психиатрии Минздрава РФ, защитил диссертацию, которая легла в основу монографии «Суицидология и кризисная психотерапия» (2005). В ней я впервые в литературе обобщил теоретические, методические и организационные вопросы суицидологии и кризисной терапии, предложил клинико-психологическую классификацию кризисных состояний и изложил авторскую программу кризисной терапии.

С этого времени многое изменилось. Эксперты ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) называют XXI век веком депрессии, гомосексуальность признана нормой, мастурбация широко используется в секс-терапии. Размывается гендерная идентичность, разрушается институт семьи. В ряде стран легализовали наркотики и эвтаназию (добровольное самоубийство), узаконили однополые браки и готовятся узаконить инцест. В Интернете открыто существуют сайты для наркоманов и самоубийц, участились случаи школьного насилия.

В этой книге я попытался систематизировать теоретический и собственный практический материал последних 20 лет. Кризисные ситуации и состояния соотнесены с возрастом, в котором они чаще всего наблюдаются. Большинство глав начинается с клинического случая, затем приводятся современные теоретические представления о данном расстройстве, опросники и советы для клиентов и их близких, а также тесты и терапевтические рекомендации для профессионалов.

Используются еще не переведенные на русский язык диагностические критерии Справочника по диагностике и статистике психических расстройств Американской психиатрической ассоциации DSM-V, а также готовящейся к выпуску Международной классификации болезней 11-го пересмотра МКБ-11. Представлена основная литература по затронутым темам за последние 20 лет.

Кризис (др. – греч. κρισιζ – решение, поворотный пункт) – это переломное состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся недостаточными. Вся цепь социально-психологического развития личности скреплена звеньями кризисов. Это, во‑первых, закономерные возрастные кризы, которые могут сопровождаться эволюционными кризисами. К ним относятся кризисы развития у детей и реакции адаптации у подростков и взрослых. И, во‑вторых, это ситуационные кризисы, возникающие под воздействием тяжелых психических травм, эмоциональных стрессов.

В поле зрения психиатров оказываются кризисные пациенты с выраженными реакциями адаптации и реакциями на тяжелый стресс, реактивными и хроническими депрессиями. Клиенты психолога обычно переживают кризис на доклиническом уровне, недостаточно описанном в психиатрической литературе.

Продолжительность психологического кризиса ограничивается обычно сроком от одной до шести недель – время, за которое человек находит средства разрешения своих проблем самостоятельно или с чьей-то помощью. Благоприятный исход кризиса способствует повышению адаптационного уровня человека, включая его способность противостоять кризисам в будущем. Негативный исход кризисного состояния ведет к суицидному поведению.


Каждый третий, совершивший попытку самоубийства, рано или поздно ее повторяет, и каждый десятый в конце концов кончает с собой.

Наибольшее количество случаев суицида приходится на возраст 15–24, 40–60, 70 и более лет.


Суициды – это вторая по частоте причина смерти молодых людей. Высокий уровень самоубийств наблюдается среди демобилизованных офицеров, молодых солдат, людей, взятых под стражу, недавних пенсионеров и инвалидов. У нас более 2,5 млн молодых людей не имеют работы, трудоустраивается лишь половина выпускников вузов.

В группе повышенного риска суицида находятся (по мере убывания вероятности) люди, никогда не состоявшие в браке, разведенные и бездетные супруги. Мужчины заканчивают жизнь самоубийством в четыре раза чаще женщин. Вероятность суицида повышается при наличии хронических сердечно-сосудистых болезней, онкологических заболеваний, депрессии с паническими атаками, алкоголизма и наркомании.

Россия занимает первое место в Европе по количеству подростковых самоубийств. Только в Москве ежегодно пытаются покончить с собой 60 тысяч подростков. Половину от общего числа самоубийств подростков до 16 лет составляют суициды из-за неразделенной любви. Многие дети и подростки убивают себя из-за конфликтов со сверстниками и родителями.

Однако больше всего самоубийств совершают пожилые люди и одинокие старики с безнадежными, смертельными заболеваниями. Уровень суицидов у них в четыре раза выше, чем у других. Пожилой человек отстает от жизни, теряет прежнее положение в семье и обществе, уходят из жизни его близкие люди и старые друзья. Отсутствие социальной поддержки, унизительное чувство ненужности и никчемности, тотальное одиночество – вот те причины, которые толкают наших стариков на самоубийство.

Мы очень мало внимания уделяем людям, которые остались со своими незалеченными ранами после самоубийства близкого, особенно ребенка. Такое горе может «увековечиваться» неослабевающим чувством вины: не заметил, не поддержал вовремя, не настоял на консультации специалиста…

Человек, потерявший близкого, часто ездит на кладбище или, наоборот, уходит в работу, вытесняет психический конфликт в психосоматику, «лечится» от депрессии алкоголем или наркотиками. И далеко не всегда может поделиться горем и разделить его с друзьями и близкими людьми в силу традиционного избегания темы самоубийства в нашем обществе.

Если вы читаете сейчас эти строки, значит, вам небезразличны эти проблемы. Я призываю вас, дорогой читатель, набраться мужества. Нам предстоит нелегкая работа.

Воспитание воспитателей

Большая книга психологических кризисов

Мама боится

Из чего твой панцирь, черепаха? —

Я спросил и получил ответ:

Он из мной накопленного страха.

Ничего прочнее в мире нет.

Лев Халиф

Грешный ангел

Анжела плачет у Милы на руках, отмахивается от меня, просит побить. Она закрывает от меня лицо, машет рукой: «Пока!» Мила разувает Анжелу, усаживает на диван и включает ей мультик на айпаде.

У Анжелы нет мягких игрушек и кукол, которых можно раздевать и одевать. Я приношу ей такие игрушки, но она их не берет, стереотипно ставит и снимает крышу с домика. Анжела использует Милу вместо своих рук. Мне время от времени повторяет свое «Пока-пока».

Анжела в безличной форме приказывает Миле, что для нее сделать, та механически обслуживает ее. Анжела топчется по пластиковой лягушке, потом засовывает ее под плед – спать. Алик с умилением наблюдает за Анжелой, Мила механически гладит ее, жалуясь, что Анжела не отпускает мать от себя даже в туалете, трясет ручками, боится наступать на асфальт и плитки, просится на руки, не умеет одеваться и раздеваться, ходит голой при мужчинах. Мила с жалобной гримасой ноет: «Она же не разговаривает».

Проблемы с речью и другие странности возникли у Анжелы во Франции, где она была с родителями. Она не смогла играть с детьми в песочнице, которые ее не понимали, и у нее пропала речь. Она стала отбиваться от чужих людей, как маленькие французы отбивались от нее. Детский психиатр заподозрила у Анжелы шизофрению и назначила терален. Мила не будет давать ей такой препарат – это было бы подтверждением диагноза, ей страшно даже обсуждать его. Она сама принимает от невроза полтаблетки фенибута и дает треть детской дозы Анжеле, не зная, что малые дозы транквилизатора возбуждают.

Анжела устраивает истерику – она ощущает что-то неприятное на затылке. Алик, не глядя: «Все хорошо!» Я предлагаю поинтересоваться, он расстегивает пуговицу, Анжела умоляет снять ее ручки, ножки, лицо, как она снимает у куколок. Алик поглаживает ей спину, Анжела умолкает. Потом начинает бегать по комнате, гладит лицо папе, потом несколько раз подбегает ко мне и гладит по голове. Несколько минут мы играем в «Уйди – приди», она сама зовет меня.

Анжела включает и выключает свет в течение нескольких минут, просится домой. Алик смотрит на часы: у него деловая встреча. Он предлагает Миле остаться одной или с Анжелой. Мила хочет ехать с ними. Анжела пытается надеть балетки, Алик обувает дочь (без ее просьбы). Анжела прощается со мной за руку, гладит, прижимается щечкой.


Алик вносит Анжелу на руках. Анжела улыбается мне, разрешает подержать себя на руках. Гладит меня по голове, целует и обнимает, приговаривая «Пока-пока». У Анжелы появились мягкие игрушки, она прижимает их к груди. Алик сразу предупредил Анжелу, что сегодня она вне игры, и она первые 15 минут лежит у него на коленях, иногда кряхтит. Анжела играет игрушками между родителями, потом сидит у отца на коленях, играет в «Привет – привет!», тычет мягкой игрушкой ему в лицо, а затем обнимает его. Мила умиляется и воркует.

Анжела старается прийти пораньше на занятия к балерине, которая ей очень нравится. В садике ее все любят, она ходит там с другом за ручку. Родители договорились отдать дочь в детсад на полный день, а потом сказали об этом ей. Анжела произнесла: «Это неправильно». Мила признается, что думала не об Анжеле, а о себе, признается, что за ее наигранной любовью к дочери – пустота. Милу никто не ласкал в детстве, зато все следили, чтобы она не кряхтела и не потела – этим она выдавала себя во время мастурбации. Когда Мила приходила в гости к папиной сестре, та первым делом посылала ее в ванну.

Мать отдала Алика в ясли с 8 месяцев, тащила его туда насильно, он бился на асфальте в истерике – позорил мать. Мила вспоминает, как они возвращались от свекрови. Впереди в 30 шагах Алик, на таком же расстоянии Мила, оглядывающаяся на отставшую на 30 шагов Анжелу. Мила упрекает мужа, что он на прогулке уходит вперед от них с дочерью. Это напоминает ей, как она ждала с мамой возвращения папы из долгой командировки, а потом родители быстро пошли домой, и маленькая Мила не могла их догнать.

Алик в 8 часов вечера посылает дочь спать и щелкает пультом, смотря одновременно несколько каналов. Так он избегает лишних волнений. Анжела возбуждается, капризничает, устраивает истерики. Мила чувствует себя не матерью Анжелы, а прислугой дочери и мужа. Лишь бы они не сердились на нее. Ее пугает и бесит отсутствие эмоционального резонанса у мужа. Ей хочется убить, утопить его. Она разряжает на него агрессию к своей матери.

В 3,5 года у Милы были полипы голосовых связок, врачи приговорили ее к немоте, а мама – к недоразвитости. Теперь Мила воспринимает Анжелу, которая сейчас в таком же возрасте, через эти переживания. Анжела с писком втягивает воздух. Милу пугает этот звук – значит, дочь все же ненормальная. Мила забыла, как втягивала воздух, когда ее душили папилломы. Возможно, Анжела заметила мамину реакцию и теперь дразнит ее.

Анжела играет с отцом, гладит его по лицу, он сидит с ней в обнимку. Мила со стоном вздыхает. Анжела перебирается к ней, гладит ее по лицу. Мила садится на пол, уткнувшись лицом в колени дочери и обняв ее. Анжела гладит ее по голове. Через пару минут Мила облегченно вздыхает, вытирает глаза и садится к мужу на диван. Ей хочется открыть детский садик или детский клуб. Но для этого ей надо чем-то наполниться. Она наполняется, когда болтает с Анжелой. Мила называет мужа папой – видит его глазами дочки.

Мечта Алика – шале в горах, там был бы его дом и бизнес. Мила начинает плакать на плече у мужа, он гладит ее: ты чего? Она обнимает его живот. Анжела сидит отстраненно. Я шепчу ей: мама плачет. Анжела гладит по лицу отца, потом вскользь и мать. Та рыдает. Она очень устала, ничего не хочет. Анжела перебирается к ней, утешает мать, гладя ее по щеке. Мила сокрушается, что испугала ее, Алик весело возражает – Анжела достаточно веселая. Мила стонет: «Алик, пойдем домой, пойдем!» Она оправдывается, что не хочет пугать Анжелу, чтобы та не видела ее такой.

Анжела забирается ко мне на колени. Я говорю, что Мила делает из нее себе маму, а из Алика папу, отбирает его у Анжелы. Анжела обнимает меня и идет к отцу. Мила молча выходит, Алик с Анжелой деловито собирают игрушки. Родители уходят без оглядки. Анжела перед лифтом оглядывается, машет мне ручкой.


Анжела просыпается на даче в шесть. Там легкие светлые шторы, громко поют соловьи, а главное – она в постели боится мухи. Анжела переутомляется. Ей очень нравится новая преподавательница балета и сам балет, но это увлечение сбивает ей режим. В конце недели Анжела устает, перестает запоминать новые английские слова. Между прочим, по-английски она говорит без нарушений, которые появляются, когда она говорит по-русски.

Анжела уходит в себя, взгляд – вовнутрь, это аутизм. Она рыдает по два часа и тянется к Миле, присасывается к ее шее. У Милы это вызывает страх и чувство вины, что она не справляется с психически больной дочерью. Мила с детства играет в больницу. Она мечтала стать врачом, но ее выучили на бухгалтера. Алику до слез жалко дочь, как себя в детстве. Мама предпочитала ему старшего брата, которого видела великим математиком.

Я прошу Милу прочитать вслух описание из справочника: «Детский аутизм характеризуется врожденным нарушением социального поведения. Ребенок не откликается на свое имя, не смотрит в глаза, не хочет, чтобы его брали на руки. Он не боится посторонних, одиночества или реальной опасности, проявляя в то же время страх по отношению к безвредному предмету. Высказывания ребенка являются монологом и ограничены рамками собственного интереса к конкретному предмету. Он не просит о помощи, не пользуется мимикой и жестами, выражает лишь крайнюю степень аффекта криком или плачем, а позднее – хватает других за руку и направляет в нужное место, используя человека как инструмент. В ответ на малейшие изменения внешней обстановки и привычного порядка, на попытку вовлечь в какую-либо деятельность у ребенка может возникнуть реакция панического страха и яростного сопротивления».

Я зачитываю диагностические критерии других детских расстройств, указываю на роль стрессов, в том числе перегрузки различными развивающими занятиями. Родители согласны разгрузить Анжелу, но начинают спорить, как это сделать, в итоге все происходит по принципу: «Дура – сам дурак». Алика бесит Мила – она то тискает дочь, то орет на нее. Вышла за дверь и орала: «Сучка!» (Мила: «Я тихо, она не слышала».) Потом вошла и дернула ее за руку.

Мила жалуется: Анжела ласкается с отцом и трогает себя между ног. Миле приходится оттаскивать ее руки и держать в своих. Вечером у них были друзья Алика, Анжела перевозбудилась, разделась и хотела бежать к гостям голая, от нее пахло, как от текущей сучки. Мила не пустила ее, Анжела долго плакала.

Мила признает, что болезнь дочери укрепляет их брак. Она радостно рассказывает, как ей нравится на даче общаться с Анжелой на ее уровне, и Алик тут же, не отвлекается на дела и других людей. Он бьется, а они с Анжелой – его дочери. Алику в последний год хочется мальчика. Второй общий ребенок придал бы ему больше уверенности, что он не уйдет от Милы (у него на глазах слезы).

Анжела приходит к родителям в постель, хотя перед сном Мила наказывает ей не мешать им утром делать «ангелочков» – она же любит маленьких детей? Анжела боится ухода беременной мамы от нее. Так ушла беременная воспитательница детсада и любимая преподавательница балета. Анжела выбрасывает кукол-девочек в пруд. Играет с куклами-мальчиками, но недавно среди них появилась совсем маленькая куколка-девочка. Анжела просит мать накормить кукол.

Алик упрекает Милу, что она поддакивает мне, а сама ничего не хочет понимать, только боится диагнозов. Соглашалась со мной, когда я зачитывал диагностические критерии, но по-прежнему паникует при мысли об аутизме. Я нужен, чтобы успокаивать ее, убеждать в том, что Анжела нормальная. Мила жалобно кривится: не надо трогать эту тему, это сведет ее с ума.

Алик говорит, что Мила с Анжелой для него на первом месте, а у Милы на первом месте ее родня, на втором – работа, на третьем – дочь. Он устал обслуживать ее страх вызвать чье-то недовольство. Анжела, как кошка, которая лечит больное место, лезет к родителям на колени, соединяет их руки, сближает головы, чтобы они целовались.




Мила освободилась от ответственности за Анжелу, которую взял на себя Алик. Он много внимания уделяет дочери, та уже командует им. Перед сном в 12 часов Алик заходит к Анжеле, она еще не спит. Он тоже долго не засыпал в детстве. По утрам Анжела забирается к Алику в постель, они обнюхивают друг друга, кусают, Анжела эротично возбуждается.

Алик вспоминает, что в детстве ходил по классу, не подчинялся требованиям. Мила обижается, что он не сказал ей об этом раньше. Он не хотел становиться ученым, как старший брат. Зато теперь готов на все для развития дочери. Алик упрекает Милу, что она хорошо устроилась: отправила его с Анжелой купаться на пруд и 40 минут болтала по телефону с матерью. Мила поправляет: 20 минут, и радуется, что на пруду дочь впервые много говорила о себе в первом лице.


Анжела пошла в английскую школу. Она подбегает к воспитателям, закрывает лицо руками, потом выглядывает, кричит «Нет!» и убегает. Она впервые сказала, что боится (индусскую учительницу). Алик хвалится, что они платят в два раза больше других, так как с Анжелой там занимается много специалистов. Они ставят ряд дополнительных условий, но Алик с энтузиазмом готов их оплачивать.

В школе предупредили, что могут отчислить Анжелу ради благополучия других детей, но Алик этого не потерпит и обратится к юристу. Они рекомендуют оставить лишь один иностранный язык. Кроме того, требуют прекратить психотерапию. Я хмыкаю. Мила напоминает, что я не Бог, чтобы оспаривать тактику мировых специалистов уникальной школы, в которой учится Анжела. Но ее радует, что в ходе семейной терапии они с Аликом вскрыли свои детские проблемы, стали лучше понимать друг друга. Они решили начать супружескую психотерапию.


Комментарий. Анжела растет в дисфункциональной семье, ее родители сами росли в таких же семьях и находятся под влиянием непроработанных детских травм. У них наблюдается оценочная зависимость: у отца – в социальной сфере, у матери – в моральной. В основе этой аддикции лежит родительский комплекс неполноценности, который делегируется якобы неполноценной дочери. Забота о ее «нормальном функционировании» служит объединяющим фактором в браке, который может распасться в пылу взаимных обвинений. Такая напряженная атмосфера усугубилась у девочки стрессом попадания в иноязычную среду.

Стресс произошел во время формирования диалоговой речи и других коммуникативных навыков, что привело к развитию социального тревожного расстройства с нарушением речевого развития и элементами аутистического спектра. В процессе краткосрочной семейной терапии удалось добиться некоторого снижения нагрузки девочки. Чрезмерная нагрузка утяжеляла течение расстройства у ребенка. У родителей удалось выработать мотивацию к супружеской и личной терапии.

Страус вовсе не прячет голову в песок – он показывает нам задницу.

Мечислав Шарган

Будь готов!

Сегодня для поступления в хорошую школу необходимо уметь читать и логически мыслить. Во многих школах неправомерно вводятся различные программы (например, физкультуру заменяют уроком ментальной математики) и обязательные дополнительные уроки (например, иностранного языка). Учащихся начальных классов обязывают посещать группы продленного дня и различные кружки, не учитывая, что ребенку нужно побыть одному, отдохнуть в спокойной обстановке, поиграть на свежем воздухе. Более 40 процентов школьных программ ориентированы на «продвинутый» уровень образования, в то время как доля одаренных детей в школах не превышает 6 процентов, а имеющих высокие учебные возможности – 15. Функциональные отклонения и хронические заболевания под воздействием школьных программ чаще наблюдаются у учащихся начальных и выпускных классов.

Родители-перфекционисты предъявляют к ребенку завышенные требования, выражают недовольство недостаточно хорошими оценками или наказывают ребенка за них, например, отказывая в чем-то. Родители сравнивают ребенка с более успешным братом или сестрой, формируя у него чувство вины, неполноценности и страх отвержения. Бабушки и дедушки могут чрезмерно опекать такого ребенка и «спасать» его от возможных неприятностей, как беспомощного. В результате у ребенка развивается эмоциональная неуравновешенность, он растет капризным, плаксивым, зависимым от старших.

В классе, где периодически возникает педагогическое насилие, ученики, в основном младших классов, переживают страх, испытывают чувство незащищенности. Дети нерешительны, пассивны, избегают общения с учителем. У таких детей могут также развиваться различные фантазии, лживость, агрессивность. Учителя запрещают ученикам выражать свое недовольство и делиться с родителями, привлекают на свою сторону большую часть учащихся в классе и их родителей, чтобы натравить их на сопротивляющихся или бойкотировать их.

Некоторые школьники, особенно в старших классах, испытывают чувство ответственности за создавшуюся ситуацию, хотят изменить ее. При этом они могут так глубоко вовлекаться в конфликт, что испытывают чувство собственной вины за создавшуюся ситуацию, становятся напряженными и нервными. У многих из них недостаточно развиты коммуникативные навыки и самоконтроль. Стремление таких подростков к лидерству в сочетании с эмоциональной несбалансированностью приводит к конфликтным ситуациям с учителями и сверстниками в школе, возникают конфликты и дома. Отвергнутый подросток может стать «двоечником и хулиганом». Он начинает прогуливать уроки, открыто курить, появляется в школе в нетрезвом виде.

Некоторые дети в силу ряда обстоятельств не успевают усваивать новые темы. Постепенно количество неудовлетворительных оценок увеличивается, ребенок получает обидные прозвища и оскорбления. Он разочаровывается в школе, в людях, в себе, а порой и в жизни. У школьников, находящихся в изоляции и разочаровавшихся в себе, в конце концов могут сформироваться заниженная самооценка и чувство «заслуженности» жестокого обращения с ними со стороны учителей. Возникает чувство неполноценности, одиночества, появляются мысли о самоубийстве.

Рекомендации родителям тревожного дошкольника

Закрепите за ним постоянное место за столом, кроватку. Используйте в занятиях с ребенком знакомые ему игрушки и материалы. Не заставляйте его заниматься непривычными видами деятельности, вначале дайте ему возможность просто посмотреть, как это делают сверстники. Не привлекайте ребенка к соревновательным играм и подобным видам деятельности. Не подгоняйте его, дайте возможность действовать в привычном для него темпе. Хвалите его за незначительные достижения. Если малыш ни на шаг не отходит от вас, поручите ему «важную роль» помощника.

Постарайтесь позитивнее относиться к жизни. Используйте внутренний диалог, состоящий только из позитивных утверждений. Когда у вас появляются негативные мысли, старайтесь тут же переключиться на что-то хорошее.

Ищите в людях не недостатки, а достоинства. Относитесь к себе с уважением. Составьте список своих достоинств и убедите себя в том, что вы действительно ими обладаете. Попытайтесь избавиться от того, что вам не нравится в себе. Чаще смотрите на себя в зеркало с мыслью: стоит ли что-то изменить в себе? Начинайте принимать самостоятельные решения. Помните, что не существует правильных и неправильных решений. Любое принятое вами решение вы всегда можете обосновать и оправдать.

Постарайтесь окружить себя тем, что оказывает на вас благоприятное влияние. Приобретайте любимые книги, музыкальные записи. Имейте и любите свои «слабости». Начинайте рисковать. Принимайте на себя ответственность, вначале с небольшой степенью риска. Обретите любую веру: в человека, в судьбу, в обстоятельства и пр. Помните, что вера в более значительное, чем вы сами, помогает в решении трудных ситуаций. Если вы не можете повлиять на ход событий, «отойдите в сторону» и просто подождите.


Психотерапия. Я всегда спрашиваю у конфликтующих супругов, что их связывает. Обычно до брака – это секс, а в браке – быт и дети. Для многих имеют значение общественное мнение, отношение близких и друзей. Моя задача – выявить все эти объединяющие факторы и выработать критическое отношение к ним: что укреплять, а что взять под сознательный контроль.

Понятие объединяющего фактора объясняет зависимые отношения как взаимную идентификацию с идеализированным объектом (чувственными удовольствиями, моральными ценностями, будущим ребенком). Объединяющими факторами могут быть общий враг, фетиш (тело, богатство), аддиктивность и искрящие страсти («О, как Ты красив, проклятый» – А. Ахматова).

Отец любит дочь за то, что она продолжает его жизнь: «Ты моя хорошая!» Родственники гордятся, что она несет в себе фамильные черты: «Наша кровь!» Гордятся «благородным» происхождением, заслугами предков. В острой форме это может быть влюбленность. В хронической, чаще связанной с тревогой разлуки и зависимым расстройством личности, это эротическая мономания без бреда, но с кризисами зависимых отношений и реакциями затяжного горя.

Нарцисс предлагает в качестве объединяющего фактора свой Я-идеал, с которым он идентифицируется: «Как прекрасно вместе любить меня!» Кризис развивается, когда нарцисс стыдится своего несоответствия собственным завышенным ожиданиям и надеждам идеализирующего партнера. Хорошая чистая девочка в идеале и грязная девка в постели, святая женщина на людях и деспотичная эгоистка в семье.

Зависимые личности испытывают навязчивое влечение к партнеру как лекарству от тревоги разлуки. Объединяющими факторами служат два сценария. Один – для товарища по несчастью, другой – для аддикта избегания, напоминающего отвергающего родителя. В обоих случаях потребность в безусловной любви не удовлетворяется, что лишь усиливает влечение. Развивается кризис зависимых отношений. Затем цикл повторяется.

Пограничные личности страдают от отсутствия стабильных объединяющих факторов из-за мгновенных переходов от симбиоза к отчуждению. Психосоматики переносят борьбу за независимость в соматическую сферу – с организмом как с интимным партнером. Психосоматик боится его предательства и ищет спасителя – целителя, врача или психолога. «Будем вместе спасать меня от болезни».

В отличие от таких отношений зрелая любовь основана на идентификации с реально хорошим партнером (подражательная идентификация) и его идеалом (дополняющая идентификация). Такая любовь включает и детское приятельство, и подростковую дружбу, и родительскую заботу. Такая гармония делает отношение к партнеру по-хорошему сверхценным. При этом он не является незаменимым, как родитель. И не нужен как Карфаген, который обязательно должен быть разрушен.

В психотерапии тревожного ребенка решающей фигурой является объект его привязанности. Родители ребенка, как правило, отличаются повышенной тревожностью, озабоченностью социальным успехом и завышенными соответствующими ожиданиями, которые предъявляют ребенку. В воспитании преобладают тревожная гиперопека, ограничивающий контроль, критика.

Необходима коррекция стиля руководства ребенком, формирование его самостоятельности, самоутверждения. Этому способствуют занятия спортом, танцами, художественной самодеятельностью. Важно, чтобы ребенок и его родители осознали вторичные выгоды, извлекаемые им из робости, в том числе – возможность контролировать таким образом поведение родителей.

Обычно мне приходится вскрывать и разрешать семейные конфликты, скрывающиеся за фасадом внешнего благополучия. С помощью индивидуальной психодинамической терапии я исследую бессознательное значение симптомов, выявляю источники обиды, недовольства, гнева, заниженной самооценки. Постепенно ребенок приучается справляться с все более пугающими его ситуациями, вначале представляя их, а затем и действуя в условиях подкрепления успешного поведения.

Для ликвидации выученной беспомощности я использую ролевой тренинг уверенного, самоутверждающего поведения. С помощью когнитивных приемов корригирую неадаптивные установки, лежащие в основе заниженной самооценки. Эффективна также индивидуальная психодинамическая терапия, которая не должна быть ни слишком краткой, ни слишком долгой. Особого внимания заслуживает фаза окончания терапии (из-за возможности усиления тревоги разлуки в связи с прекращением поддержки).

Все мы рождаемся милыми, чистыми и непосредственными; поэтому мы должны быть воспитаны, чтобы стать полноценными членами общества.

Джудит Мартин

Кризисы развития

Большинство из нас воспитывали так, чтобы мы были хорошими, а не настоящими, приспосабливающимися, а не надежными, послушными, а не уверенными в себе.

Джеймс Холлис

Первое время после рождения человек нуждается в самоотверженной материнской любви с безусловным отношением: «Я рада, что ты живой». Наготове у него и врожденные психические защиты. Травма рождения, изгнание из утробного рая включает у младенца чувство грандиозности, всемогущества, отрицающее саму возможность смерти. Эту нарциссическую позицию могут зафиксировать последующие лишения.

До 5 месяцев ребенок ведет себя так, будто он и воспитатель неотделимы друг от друга. Остановка на этой стадии развития формирует симбиотически зависимую личность, не мыслящую себя вне пары. При дальнейшем развитии малыш сталкивается с тем, что «хочу» и «надо» часто могут не совпадать, и это вызывает его недовольство. Ребенок плачет и падает на пол, требуя что-то, он легко обижается, может кидать во взрослого игрушками и т. д.

Отнятие от груди возрождает ностальгию по «утраченному раю» и включает нарциссическую обиду и жажду мести. В ответ страх наказания включает чувство вины. Фиксация ребенка на этом чувстве формирует негативную самооценку и приводит к депрессивной позиции. Некоторые люди так и останавливаются на ней.

В 6–10 месяцев ребенок начинает обожать мать, чтобы возместить ей вред, нанесенный его враждебными чувствами. У него появляется страх причинить ущерб тревожной матери, сочувствие заставляет его бессознательно разделять ее тревогу. Это ухудшает его состояние, что в свою очередь усиливает тревогу матери, замыкая порочный круг.

Годовалый ребенок учится выделять те свои качества, которые одобряют или осуждают воспитатели. Если у ребенка сохраняется убеждение, что нанесенный им вред непоправим и, значит, его вина непростительна, он может вырасти стеснительным, тревожно-мнительным. Разрешение этого кризиса амбивалентности требует способности интегрировать противоположные чувства. В случае неудачи формируется пограничная личность с разграничением всего на ненавистное и обожаемое.

Для нормального прохождения этого кризиса требуется позиция матери: «Я люблю тебя и активного, и спокойного». Иначе формируется основа для двух субличностей: «Я хороший» и «Я плохой». Вторая связана со страхом отвержения и неприязнью к себе. От названных двух персонификаций в это время отделяется более ранняя, хаотическая – «Не Я». Она включает состояния ужаса, отвращения, ярости и т. п. Когда взрослый человек регрессирует в такое состояние, говорят: «Вышел из себя». Такое чаще наблюдается у психопатов из-за слабости «Я».

Наиболее важной проблемой до 18 месяцев становится обретение доверия к себе и окружающим в противовес недоверию и настороженности к людям. Развивается кризис доверия. В 15–18 месяцев непоследовательные, бессвязные материнские сигналы приводят к развитию тревоги и формированию множественных «Я» ребенка. В таком случае отношение к другим и себе сумбурно и непоследовательно, в нем смешиваются безразличие, привязанность и жестокость. Отвержение депрессивной матери, например, переживается как потеря объекта и в анальной фазе может привести к компенсаторному поеданию кала.

В 16–24 месяца развивается кризис отделения: потребность в материнской заботе и одновременно нежелание принять ее. Разрешение кризиса происходит по мере совершенствования навыков ребенка и возникновения способности получать удовольствие от самостоятельного выполнения действий. Благоприятное прохождение этой фазы облегчает ребенку в последующем отделение от матери и формирование самости.

Если поведение воспитателей препятствует этому процессу, ребенку приходится расщепить образ себя на две части: одна часть, ложная, соглашается с внешними требованиями, а другая составляет тайный мир ребенка. Он живет как будто «не совсем настоящий» и всю жизнь злоупотребляет объектами, которые приносят лишь временное облегчение: пищей, психоактивными веществами или другими людьми.



Проблемы в отношениях между матерью и двухлетним ребенком способствуют формированию патологических черт характера, возникновению расстройства половой идентификации или расстройств личности. Строгая властная мать лишает ребенка самостоятельности, независимости. Став взрослым, ее сын может стать подкаблучником или будет избегать близких отношений, чтобы не попасть вновь под власть женщины. Стеснительная, самолюбивая, раздражительная и обидчивая мать передает своему ребенку качества, которые мешают ему переносить обычные проблемы и разочарования в отношениях.

– Мам, а когда я выласту – я буду на тебя похоза?

– Будешь, доченька, будешь…

– Ну и зацем тада зыть?!

Кризис трех лет (стадия независимости) связан с регулированием враждебных и агрессивных чувств. Решается конфликт: инициатива против чувства вины за свои желания и потребности. Ребенок начинает проверять любовь окружающих к себе в условиях проявления своей независимости. Позиция родителей: «Мы любим тебя таким, какой ты есть» помогает ребенку сформировать механизмы самоутверждающего поведения и самостоятельного совладения с фрустрациями.

В это время ребенок проявляет следующие черты.

• При негативизме ребенок поступает наперекор определенному человеку и собственному желанию.

• Упрямство заключается в готовности настоять на своем решении только потому, что уже высказал его.

• Строптивость является скрытым бунтом против прежних правил. Ребенок отказывается ложиться спать в обычное время, ходить в садик и т. п.

• Своеволие проявляется в том, что ребенок стремится делать по-своему даже то, что еще не умеет: «Я сам!»

• Протест-бунт выражается в постоянных ссорах с родителями без явной на то причины.

• Обесценивание распространяется на любимые прежде игрушки, книги, которые он ломает и рвет, называет бранными словами. Он критикует взрослого, чьи слова раньше воспринимал безоговорочно.

• Деспотизм характеризуется стремлением доминировать, проявлять ревность, агрессию, впадать в истерики. Мотивация поведения – идентификация с агрессором.

• Фантазирование и вымысел, направленные на защиту от наказания («это приходил бабайка и съел все конфеты»), демонстративное проявление чувств, хвастовство.

Чтобы справиться с этими проявлениями, взрослый должен быть очень терпеливым и проявить хитрость и смекалку. Например, зная, что ребенок воспротивится сну, предложить ему делать все что угодно, только не ложиться и не закрывать глаза. Также не рекомендуется подкреплять истерику (давать то, ради чего она была вызвана), иначе она станет действенным способом добиться желаемого.

В 3–5 лет формируется половая идентификация. Ребенок различает пол окружающих, осознает свою половую принадлежность и ее необратимость, идентифицируется с родителем того же пола. Неразрешенные детские проблемы во взаимоотношениях с родителем другого пола впоследствии вызывают страх одиночества и расставания, избыточное ожидание ответных чувств любви от партнера, приводят к конфликтам в браке.

В 5–10 лет вырабатываются полоролевые (гендерные) установки, в играх происходит обучение полоролевому поведению, развиваются дружеские отношения. Часто отмечается соперничество между братьями и сестрами. Оно начинается в период до 6 месяцев после рождения младшего брата или сестры и заключается в антипатии к младенцу. В этой ситуации наблюдаются признаки возрастной регрессии, вспышки гнева, раздражительность, нарушения сна, оппозиционное поведение по отношению к одному или обоим родителям, попытки вернуть их внимание.

Отец дарит своей пятилетней дочери на Новый год костюм феи: платье со шляпкой и волшебной палочкой. Та наряжается в костюм, и папа ей говорит:

– Ну-ка, давай, соверши какое-нибудь волшебство.

Тогда она подходит к лежащему в кроватке шестимесячному братику, дотрагивается до него волшебной палочкой и произносит:

– Исчезни!

Стремление ребенка к свободе и его негативная реакция на родительский авторитет приводит к развитию кризиса 7 лет. Решается конфликт: прилежание и компетентность против чувства неполноценности. Помогающая позиция матери: «Я люблю тебя, и когда мы разные». От взаимодействия ребенка с родителями, учителями и сверстниками зависит, будет ли он доволен собой и уверен в себе. Удачное прохождение кризиса способствует формированию эффективного полоролевого поведения, сексуальной привлекательности.

Ребенок приобретает новый социальный статус – статус ученика. Он утрачивает детскую непосредственность и наивность. У него могут появиться некоторая странность и непонятность поступков, манерность и вычурность поведения, кривляние, агрессивность и аффективные вспышки. Если ребенок разочаровывается в своих возможностях и навыках, проявляющихся в школе и во дворе, у него возникают чувства собственной неполноценности и унижения. Нарушения на данной стадии приводят к повышенной тревожности, размытости образа «Я» и неустойчивости самооценки.

Реакция оппозиции возникает в ситуации лишения привычной любви и заботы со стороны матери и других близких или непомерных требований с их стороны. Подобное поведение близких особенно травмирует ребенка в ситуации школьного насилия. Социальная дезадаптация, продолжающаяся больше года, приводит к прогулам школы, уходам из дома и демонстративному суицидному поведению. Для профилактики подобных нарушений у тревожного ребенка желательно получить советы детского врача и психолога о том, какую программу в школе сможет освоить ребенок, и заручиться поддержкой школьного психолога.

Опросник родительского отношения

Обведите кружком номер утверждения, с которым вы согласны.

1. Я всегда сочувствую своему ребенку.

2. Я считаю своим долгом знать все, о чем думает мой ребенок.

3. Мне кажется, что поведение моего ребенка заметно отклоняется от нормы.

4. Нужно подольше держать ребенка в стороне от реальных жизненных проблем, если они его травмируют.

5. Я испытываю к ребенку чувство симпатии.

6. Я уважаю своего ребенка.

7. Хорошие родители ограждают ребенка от трудностей жизни.

8. Мой ребенок часто мне неприятен.

9. Я всегда стараюсь помочь своему ребенку.

10. Бывают случаи, когда жестокость по отношению к ребенку приносит ему пользу.

11. По отношению к своему ребенку я испытываю досаду.

12. Мой ребенок ничего не добьется в жизни.

13. Мне кажется, что другие дети потешаются над моим ребенком.

14. Мой ребенок часто совершает такие поступки, которые заслуживают осуждения.

15. Мой ребенок отстает в психологическом развитии и для своего возраста выглядит недостаточно развитым.

16. Мой ребенок специально ведет себя плохо, чтобы досадить мне.

17. Мой ребенок, как губка, впитывает в себя все самое плохое.

18. При всем старании моего ребенка трудно научить хорошим манерам.

19. Ребенка с детства следует держать в жестких рамках, только тогда из него вырастет хороший человек.

20. Я люблю, когда друзья моего ребенка приходят к нам в дом.

21. Я всегда принимаю участие в играх и делах ребенка.

22. К моему ребенку постоянно «липнет» все дурное.

23. Мой ребенок не добьется успехов в жизни.

24. Когда в компании говорят о детях, мне становится стыдно, что мой ребенок не такой умный и способный, как другие дети.

25. Я жалею своего ребенка.

26. Когда я сравниваю своего ребенка со сверстниками, то они кажутся мне более воспитанными и разумными, чем мой ребенок.

27. Я с удовольствием провожу с ребенком свое свободное время.

28. Я часто жалею о том, что мой ребенок взрослеет, и с нежностью вспоминаю то время, когда он был еще совсем маленьким.

29. Я часто ловлю себя на том, что с неприязнью и враждебно отношусь к ребенку.

30. Я мечтаю о том, чтобы мой ребенок достиг того, что лично мне не удалось в жизни.

31. Родители должны не только требовать от ребенка, но и сами приспосабливаться к нему, относиться к нему с уважением, как к личности.

32. Я стараюсь выполнять все просьбы и пожелания моего ребенка.

33. При принятии решений в семье следует учитывать мнение ребенка.

34. Я очень интересуюсь жизнью своего ребенка.

35. Я часто признаю, что в своих требованиях и претензиях ребенок по-своему прав.

36. Дети рано узнают о том, что родители могут ошибаться.

37. Я всегда считаюсь с ребенком.

38. Я испытываю дружеские чувства по отношению к ребенку.

39. Основная причина капризов моего ребенка – это эгоизм, лень и упрямство.

40. Если проводить отпуск с ребенком, то невозможно нормально отдохнуть.

41. Самое главное – чтобы у ребенка было спокойное, беззаботное детство.

42. Иногда мне кажется, что мой ребенок не способен ни на что хорошее.

43. Я разделяю увлечения моего ребенка.

44. Мой ребенок кого угодно может вывести из себя.

45. Огорчения моего ребенка мне всегда близки и понятны.

46. Мой ребенок часто меня раздражает.

47. Воспитание ребенка – это одна сплошная нервотрепка.

48. Строгая дисциплина в детстве развивает сильный характер.

49. Я не доверяю своему ребенку.

50. За строгое воспитание дети потом благодарят своих родителей.

51. Иногда мне кажется, что я ненавижу своего ребенка.

52. В моем ребенке больше недостатков, чем достоинств.

53. Мне близки интересы моего ребенка, я их разделяю.

54. Мой ребенок не в состоянии сделать что-либо самостоятельно, и если он это делает, то обязательно получается не так, как нужно.

55. Мой ребенок вырастет неприспособленным к жизни.

56. Мой ребенок нравится мне таким, какой он есть.

57. Я тщательно слежу за состоянием здоровья моего ребенка.

58. Я восхищаюсь своим ребенком.

59. Ребенок не должен иметь секретов от родителей.

60. Я невысокого мнения о способностях моего ребенка и не скрываю это от него.

61. Ребенок должен дружить с теми детьми, которые нравятся его родителям.


Ключ:

Принятие-отвержение: 3, 5, 6, 8, 10, 12, 14, 15, 16, 18, 20, 23, 24, 26, 27, 29, 37, 38, 39, 40, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 52, 53, 55, 56, 60.

Кооперация: 21, 25, 31, 33, 34, 35, 36.

Симбиоз: 1, 4, 7, 28, 32, 41, 58.

Авторитарная гиперсоциализация: 2, 19, 30, 48, 50, 57, 59.

«Маленький неудачник»: 9, 11, 13, 17, 22, 54, 61.


Обработка результатов

За ответы, совпадающие с ключом, начисляется по 1 баллу. Суммируйте баллы по каждой шкале.


Интерпретация результатов

Принятие-отвержение

24–33 балла. Взрослый принимает ребенка таким, какой он есть, уважает и признает его индивидуальность, одобряет его интересы, поддерживает его планы, проводит с ним немало времени и не жалеет об этом.

0–8 баллов. Взрослый испытывает по отношению к ребенку в основном отрицательные чувства: раздражение, злость, досаду, иногда даже ненависть. Такой взрослый считает ребенка неудачником, не верит в его будущее, низко оценивает его способности и нередко своим отношением подавляет ребенка.


Кооперация

7–8 баллов. Взрослый проявляет искренний интерес к тому, что интересует ребенка. Он высоко оценивает способности ребенка, поощряет его самостоятельность и инициативу, старается быть с ним на равных.

1–2 балла. Взрослый по отношению к ребенку ведет себя противоположным образом и не может быть хорошим воспитателем.


Симбиоз

6–7 баллов. Взрослый не устанавливает психологическую дистанцию между собой и ребенком, старается всегда быть ближе к нему, удовлетворять его основные разумные потребности, оградить от неприятностей.

1–2 балла. Взрослый устанавливает чрезмерную психологическую дистанцию между собой и ребенком, мало заботится о нем. Вряд ли такой взрослый может быть хорошим воспитателем для ребенка.


Авторитарная гиперсоциализация

6–7 баллов. Взрослый ведет себя слишком авторитарно по отношению к ребенку, требуя от него безоговорочного послушания и задавая ему строгие дисциплинарные рамки. Он навязывает ребенку почти во всем свою волю. Такой взрослый человек далеко не всегда может быть полезным как воспитатель для детей.

1–2 балла. Контроль за действиями ребенка со стороны взрослого человека практически отсутствует. Это может быть не очень хорошо для обучения и воспитания детей. Наилучшим показателем по этой шкале является 3–5 баллов.


«Маленький неудачник»

7–8 баллов. Взрослый считает ребенка маленьким неудачником и относится к нему как к несмышленому существу. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся взрослому человеку несерьезными, и он игнорирует их. Вряд ли такой взрослый может стать хорошим воспитателем для ребенка.

1–2 балла. Взрослый считает неудачи ребенка случайными и верит в него. Такой взрослый, скорее всего, является неплохим воспитателем.

При проведении семейной терапии я вначале выслушиваю родителей отдельно от детей. Помогаю родителям осознать связь поведения ребенка с психотравмирующей ситуацией в семье и характерологическими особенностями родителей. В то же время указываю на положительные моменты в семейных отношениях и в личности ребенка как на терапевтическую перспективу.

Затем мы вырабатываем общую точку зрения на причины расстройства, способы его лечения, а также на воспитание ребенка. При этом я подчеркиваю роль обоих родителей в психотерапии, необходимость тесного сотрудничества с терапевтом. Пытаюсь реабилитировать ребенка в глазах родителей, уменьшить излишнюю строгость и принципиальность в отношении к нему, предоставить ему больше самостоятельности и возможностей для эмоциональной разрядки, игр, движений. Обращаю внимание на необходимость единства и последовательности в родительских решениях и устранения препятствий для эмоционального контакта ребенка с кем-либо из членов семьи.

Совместная психотерапия больного и родителей осуществляется на последующих встречах, когда обсуждается динамика лечебных изменений и отношений в семье. Открыто рассматриваются семейные конфликты. Родители и дети прямо высказывают свои мнения. Я не тороплю и не осуждаю ребенка, отмечаю его положительные качества, одобряю его детскую непосредственность и активность, желание наладить отношения с родителями. Подчеркиваю роль родителей в процессе терапии.

Каждую встречу по возможности я завершаю совместной ролевой игрой-импровизацией, в которой участвую и сам. Тему для игры предлагает поочередно каждый, в том числе и я. Используется обмен ролями, что дает родителям и детям возможность лучше понять друг друга, овладеть навыками руководства и подчинения. При этом у меня возникает возможность показать родителям образец конструктивного решения конфликта.

Привела сына в садик. В раздевалке подходит ко мне девочка и говорит:

– А Костя мой жених, и у нас скоро свадьба.

Я начинаю потихоньку отходить от новости, что скоро стану свекровью, и тут новый удар:

– А жить мы будем у вас.

Ну, такого подвоха я вообще не ожидала. И решила я своей «невестке» подыграть. Спрашиваю:

– А мама твоя не против?

И тут шестилетняя девочка мне выдала:

– Нет. Вы знаете, как тяжело сейчас найти мужчину с квартирой и с престарелыми родителями.

Отвяжитесь!

Решиться обзавестись ребенком – дело нешуточное. Это значит решиться на то, чтобы твое сердце отныне и навсегда разгуливало вне твоего тела.

Элизабет Стоун

Жизнь с пуповиной на шее

Таисия Евгеньевна привезла ко мне своего 15-летнего сына, которому через год надо поступать в вуз, а у него много проблем. Таисия Евгеньевна дает мне самодельную историю болезни.

Она родила сына в 35 лет, после защиты диссертации. Муж старше нее на 17 лет. Его мать болела шизофренией, брат многие годы провел на принудительном лечении в психбольнице. Его сестра совершила суицид, ее дочь тоже. Сын мужа от предыдущего брака 5 лет жил у отца. В квартире – наркоманы, варка зелья с ацетоном и уксусной кислотой. Женя все это переживал очень тяжело.

Женя боялся ходить в школу, точнее, отпустить мать. Во втором классе боялся, что что-то случится. В 11 лет мать оставила его у родителей и уехала, он там три дня молча сидел задумчивый, а потом спросил у деда: «Скажи честно, где моя мама?» После этого он начал хуже учиться. Раньше он много читал, играл в шахматы и занимался музыкой. Все эти увлечения он забросил, «потонул» в компьютерных играх и начал общаться с фашиствующей молодежью.

Когда Женя ложится спать, ему нужно, чтобы мама его «приспала». Когда ситуация стрессовая, он все время заглядывает ей в глаза: он ничего плохо не сделал? Она не сердится? От громких звуков и криков у него начинает болеть голова. Агрессивные проявления настроения взрослых вызывают у него внутреннюю дрожь, он мерзнет, у него дрожат колени, болит желудок, сердце.

Таисия Евгеньевна развелась с мужем и осталась жить с ним в его квартире. У сына была фамилия отца, которую он возненавидел. После развода она вернула себе фамилию своего отца, которую носит теперь и сын. Он и назван в честь деда. В глубине души Таисия Евгеньевна неприязненно относится к сыну. Она хотела бы пристроить сына к своему другу. Или ко мне.


Женю раздражают учителя и мать. Ему стало невыносимо жить под одной крышей с отцом. Он поздно приезжал с подготовительных курсов, не высыпался, запустил учебу в своем физико-математическом лицее. В его классе половина отлично успевала и на курсах, и в текущей учебе, а он неуспевающий. Были и середняки. Он завидовал в глубине души отличникам, а середняков не замечал.

Женя оставил курсы, решил поступать не в МГУ, а в радиотехнический, где маленький конкурс. После каникул перейдет на менее престижное, но более легкое отделение в лицее. Он боится не быть на высоте, как требует мать. Она пообещала ему премию за успех. Он и сам не умеет договариваться с собой иначе чем кнутом или пряником. Похоже на игру «Назло маме отморожу уши», раз она так заставляет учиться.

Женя ест вне дома, потому что дома тяжелая атмосфера. Он занимается кикбоксингом, а до этого ходил с ножом. Наверное, у него что-то изменилось после сотрясения мозга, когда его стукнули бутылкой по голове, и на следующий день у него кружилась голова и тошнило. Ему навязчиво снились сны, где за ним ходил кто-то и всаживал ему нож в спину, он падал с дикой болью и просыпался. Или он подходил к своему зомбированному двойнику, боясь его протянутой руки. Наверное, в этом убийце прячется его мать.

Отец бил его за непослушание, сгоряча. А мать утром оставляла на столе список домашних дел на сегодня, в котором, как правило, была строчка: «Выпороть Женю за…» Приходила с работы и била, читая мораль. В 15 лет он схватил ее за руку, вырвал ремень и сказал: «Больше не дам». И так на нее посмотрел, что она испугалась – за его рассудок.

Ему нравятся импрессионизм и сюрреализм, он в четыре года увидел «Жирафа в огне», и теперь у него есть альбомы Дали. Он показывает на мобильнике мне свой рисунок лица, где вместо носа – изящный женский силуэт, один глаз – как живой, а другой, как у скульптуры, – мертвый.


Таисия Евгеньевна позвонила утром в панике: сына выгоняют из школы, у него под глазом фингал – сигнал его социальной опасности. Женя зол на социального педагога – учительницу химии, которая придралась к нему из-за синяка под глазом. Он получил его в драке с бывшим другом. Тот раньше давал Жене в долг, и Женя всегда возвращал свои долги. Потом Женя с трудом собрал для него пять тысяч рублей, но друг уже год не отдает. Женя решил поставить его на счетчик, но друг заявил, что заложит участников коллективной драки, в которой зарезали их приятеля. Женя припугнул его местью тех, кто останется на свободе, тот в свою очередь заявил, что его друзья круче.

Женя признается, что выясняет отношения, провоцируя драки, так как хочется убивать. Летом он начнет работать, чтобы не скучать. Я говорю о возможности самому оплачивать мою работу. Но мать предупредила его, что если он начнет зарабатывать, то будет обслуживать себя сам.


Таисия Евгеньевна приехала обсудить, как повлиять на поведение сына, ему грозит исключение из школы, и к тому же он попал в секту. Ее не удивишь исключением из школы, он поменял уже четыре школы. Он наверняка обманул меня, что улучшил посещаемость и успеваемость. Хотя про его успеваемость и посещаемость она не знает, так как не следит за этим, подключается, только когда надо его спасать. Она дружит с его классной руководительницей, наверное, он догадывается об этом. Разве она говорила, что неприязненно относится к сыну? Ей такое не могло присниться даже в самом кошмарном сне. Ей некогда приходить вместе с ним. Она работает на трех работах, ей надо дотянуть сына до вуза.


Комментарий. У Жени плохая психиатрическая наследственность, детство прошло в конфликтной семье. В 11 лет мать «сдала» его бабушке, и у него на фоне тревоги разлуки развилось социальное тревожное расстройство детского возраста. Причина его невроза – конфликт между понуждением к работе и стремлением к чувственным удовольствиям. Жене не нужны престиж и высокий заработок, это не его потребности, а родителей. Он лишь соперничал с отцом и боялся, как ему внушали, что не сможет сам справиться с трудностями. Мать внушала это из-за тревоги, а отец – ради самоутверждения.

Подростковый криз протекал с игорной компьютерной зависимостью и реакцией социальной оппозиции. Не найдя объединяющего фактора ни дома, ни в школе, Женя стал искать его в виртуальном пространстве и в группе маленьких разбойников. Скорее всего, Таисии Евгеньевне все же удастся дотянуть Женю до вуза. Какую следующую задачу она поставит перед ним? И кого наймет толкачом?


Тревога разлуки (сепарационное тревожное расстройство) у детей часто связана со стилем воспитания, который препятствует развитию самостоятельности и самоорганизации. Например, родители не позволяют ребенку самостоятельно одеваться и купаться. Такие дети боятся остаться одни или идти куда-то без сопровождения. Они проявляют «цепляющее» поведение, находясь рядом с родителями или не отходя от них вне дома или требуя, чтобы кто-то был с ними при переходе в другую комнату в доме. В разлуке они опасаются, что с родителями что-то случится. Детям нужно знать местонахождение родителей и оставаться с ними в контакте. Они неохотно покидают дом или вовсе отказываются выходить на улицу. Дети боятся заблудиться, быть похищенными или попасть в другие обстоятельства, которые не позволят им воссоединиться с родителями.

У таких детей наблюдается стойкое нежелание или отказ спать вдали от дома или не находясь рядом с основным объектом привязанности. Дети с этим расстройством часто испытывают трудности перед сном и могут настаивать на том, чтобы кто-то оставался с ними до тех пор, пока они не заснут. Ночью они могут пробираться к кровати своих потенциальных защитников. Дети могут сопротивляться или отказываться посещать лагерь, спать в домах друзей или выполнять поручения, требующие разлуки. Взрослым с тревогой разлуки может быть некомфортно путешествовать в одиночку (например, спать в гостиничном номере).

Могут повторяться ночные кошмары, содержание которых отражает беспокойство за покинутый объект привязанности (например, гибель семьи из-за пожара, убийства или другой катастрофы). Физические симптомы (например, жалобы на головные боли, боли в животе, тошнота, рвота) часто встречаются у детей, когда происходит отделение или ожидание разлуки с основными объектами привязанности. Сердечно-сосудистые симптомы, такие как учащенное сердцебиение, головокружение и слабость, редко встречаются у детей младшего возраста, но могут возникать у подростков и взрослых.

В случае разлуки с основными объектами привязанности дети с тревогой разлуки могут проявлять социальную изоляцию, апатию, грусть или трудность концентрации на занятиях или в игре. В зависимости от возраста у людей могут быть страхи животных, монстров, темноты, грабителей, разбойников, похитителей, дорожно-транспортных происшествий, путешествий на самолете и других ситуаций, которые воспринимаются как представляющие опасность для семьи или для самих себя.

Некоторые люди чувствуют непереносимую тоску и дискомфорт, когда они находятся вдали от дома. Тревога разделения у детей может привести к отказу посещать школу, что, в свою очередь, может привести к академическим трудностям и социальной изоляции. Когда дети крайне расстроены перспективой разлучения, они могут проявлять гнев или иногда агрессию по отношению к тому, кто принуждает их к разлуке.

Находясь в одиночестве, особенно вечером или в темноте, маленькие дети могут сообщать о необычных обманах восприятия (например, видения людей, заглядывающих в их комнату, пугающих существ, тянущихся к ним, невидимое око, следящее за ними). Дети с этим расстройством выглядят требовательными, навязчивыми и нуждающимися в постоянном внимании. Повзрослев, они могут стать слишком привязчивыми и зависимыми. Чрезмерные требования человека часто становятся источником семейных конфликтов. Тревога разлуки связана с повышенным риском самоубийства.

Девочкам с тревогой разлуки чаще не хочется посещать школу, чем мальчикам. У мужчин более, чем у женщин, может быть распространено непрямое выражение страха разлуки (например, в форме ограниченной самостоятельной деятельности, нежелания находиться вдали от дома в одиночку) или дискомфорта, когда супруг или дети делают что-то врозь, или когда невозможен контакт с супругом или ребенком.

Периоды повышенной тревоги разделения с объектами привязанности являются частью нормального раннего развития и могут указывать на развитие отношений надежной привязанности (например, около одного года, когда младенцы могут испытывать страх перед чужими людьми).

Тревога разделения может начаться уже в дошкольном возрасте и может возникать в любое время в детстве и реже в подростковом возрасте. Как правило, бывают периоды обострения и ремиссии. В некоторых случаях опасения возможного разделения и избегание ситуаций, связанных с отделением от дома или родительской семьи (например, отъезд на учебу), могут сохраняться в молодости.

Проявления расстройства изменяются с возрастом. Младшие дети проявляют беспокойство только при переживании разъединения, они неохотно идут в детский сад или школу. С возрастом дети начинают беспокоиться о конкретных опасностях (например, несчастных случаях, похищениях людей, грабежах, смерти) или испытывают смутные опасения, что не воссоединятся с объектами привязанности. У подростков тревога, касающаяся школы, или отказ от ее посещения обычно связаны не только со страхом разлучения, но и с такими факторами, как конфликт с учителями и прогулы, отвержение сверстниками и школьная травля.

У взрослых тревога разлуки может ограничивать их способность справляться с изменениями обстоятельств (например, переезд, брак). Они, как правило, проявляют чрезмерную озабоченность в отношении своего потомства и супругов и испытывают выраженный дискомфорт, когда от них отделяются. Они могут также испытывать значительные нарушения в работе или социальных ситуациях из-за необходимости постоянно проверять местонахождение близкого человека. Для них характерно сочетание с аффективными и тревожными расстройствами, посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами личности.

Тревога разлуки часто развивается после жизненного стресса, особенно потери (например, смерть родственника или любимого домашнего животного, болезнь индивидуума или родственника, смена школы, родительский развод, переезд в новый район, иммиграция, катастрофа с временным отделением от родных и близких). У молодых людей стрессы включают уход из родительского дома, вступление в романтические отношения и становление родителем. Тревога разлуки может быть связана гиперопекой, тревожной защитой и назойливым вмешательством родителей, что вызывает желание изолироваться от родителей и одновременно страх покинутости.

Социальное тревожное расстройство детского возраста преобладает у девочек; их родители обычно также отличаются повышенной тревожностью. В незнакомой обстановке дети краснеют, говорят шепотом или молчат, пытаются прятаться. Дома они навязчивы и требовательны по отношению к опекающим лицам. Расстройство в первую очередь проявляется в сфере активного отдыха и спорта, особенно в подростковом возрасте, когда возрастают требования к навыкам общения.

Наблюдаются:

1) стойкая боязливость и избегающее поведение в социальных ситуациях, в которых ребенок встречается с незнакомыми людьми, в том числе со сверстниками;

2) смущение, замешательство или преувеличенные опасения относительно приемлемости своего поведения в глазах посторонних;

3) отчетливые нарушения и снижение социальных контактов, в том числе со сверстниками; в новых или вынужденных социальных ситуациях отчетливый дискомфорт, слезы, молчание или уход из этих ситуаций.


Инфантильность бывает результатом неправильного воспитания или неблагоприятных условий развития ребенка в период с 8 до 12 лет. Именно в этом возрасте ребенку надо начинать передоверять ответственность за свои поступки. Рождается инфантильность – из уроков, которые родители делают за ребенка. Из шнурков, которые быстрее завязать самой, чем дожидаться, пока их завяжет ребенок. Из невымытой посуды, которую проще вымыть самой, чем перемывать за ребенком. Из желания уберечь ребенка от риска и ошибок, чтобы не беспокоиться лишний раз и не расхлебывать последствия. Из незнания возможностей ребенка и недоверия к нему.

Корни инфантильности – в неуверенности ребенка в себе: «А вдруг не смогу?»; в привычном стремлении следовать решениям и советам авторитетов, чтобы самому не отвечать за последствия; в нежелании обидеть тех, кто предлагает свою заботу.


В 13–15 лет формируются жизненные цели и личная система ценностей. Определяется группа единомышленников, возникает групповая идентичность со сверстниками. Устанавливается взаимосвязь между моралью, усвоенной ребенком, и групповыми нормами. Адекватная позиция родителей: «Наша любовь всегда с тобой; мы верим, что ты попросишь нас о поддержке».

В это время происходит кризис идентификации. Он включает преемственность с индивидуальным прошлым, чувство постоянства, а также целостное ощущение «Я», включающее цели, задачи и стиль жизни наряду с сексуальной идентификацией. Наблюдается озабоченность своей внешностью, почитание кумиров, охваченность идеологией. Подросток старается укрепить и сделать более явной свою эгоидентичность в отношениях с родителями, сверстниками и лицами противоположного пола.

На пути к достижению идентичности подросток проходит ряд этапов:

1) регрессию к инфантильному уровню со стремлением отстрочить обретение взрослого статуса;

2) смутное, но устойчивое состояние тревоги, связанное с социальной незрелостью;

3) чувство изоляции и опустошенности из-за страха утратить собственную идентичность в интимно-личностных отношениях;

4) ожидание чуда, которое может внезапно изменить жизнь;

5) страх перед общением, особенно с противоположным полом;

6) враждебность и презрение к существующим общественным ролям;

7) презрение к отечественному и переоценка всего иностранного;

8) стремление стать «ничем» в качестве единственного способа самоутверждения.

При неудачном прохождении данного кризиса возможна диффузия идентичности: продление детства с отказом от поиска собственной идентичности. Диффузия идентичности приводит к ролевому смешению, чувствам сомнения, неуверенности, беззащитности, бесцельности и бесполезности. На этом фоне возникают эпизоды отстраненности от себя самого и от реальности (деперсонализация-дереализация), склонность к психогенным депрессиям и суицидальное поведение.

Расстройство сепарационной тревоги по МКБ-11

Выраженный и чрезмерный страх или тревога, связанные с разлучением (сепарацией) с теми лицами, к которым человек привязан (то есть имеет с ними глубокие эмоциональные связи). Для детей и подростков, как правило, объектами привязанности, которые обычно оказываются в фокусе сепарационной тревоги, являются родители, другие члены семьи, воспитатели, в то время как у взрослых такими фигурами являются романтические партнеры или дети. Проявления страха или тревоги в связи с разлучением зависят от уровня развития индивидуума, но могут включать в себя:

• стойкие мысли о том, что несчастье или какое-либо негативное событие (например, похищение) приведет к разлучению;

• нежелание или отказ идти в школу или на работу;

• периодические чрезмерные тягостные переживания (например, истерики, социальная самоизоляция) в связи с разлучением с объектом привязанности;

• нежелание или отказ идти спать, если рядом нет объекта привязанности;

• периодические кошмарные сновидения о разлучении;

• соматические симптомы, такие как тошнота, рвота, боль в животе, головная боль, в ситуациях, связанных с разлучением с объектом привязанности, например, при необходимости покинуть дом, чтобы пойти в школу или на работу;

• симптомы сохраняются в течение нескольких месяцев;

• симптомы не являются более соответствующими другому психическому и поведенческому расстройству;

• симптомы достаточно выражены, чтобы вызвать значительный дистресс (разрушительный стресс) из-за постоянного наличия симптомов тревоги или привести к значительным нарушениям в личной, семейной, социальной, учебной, профессиональной и других важных сферах функционирования.


Схожие расстройства. При посттравматическом стрессовом расстройстве имеется указание на перенесенное воздействие травматического события, которое может включать потерю ключевого объекта привязанности. Однако в этом случае опасения связаны с навязчивыми повторными переживаниями травматического события, хранящегося в памяти, и избеганием ассоциируемых раздражителей, а не с предчувствием будущей утраты или с угрозой причинения вреда ключевому объекту привязанности. Тем не менее, после перенесенного травматического события сепарационное тревожное расстройство может быть даже более вероятным, чем посттравматическое стрессовое расстройство.

Лица, страдающие тревогой разлуки, часто ограничивают самостоятельную деятельность вне дома или без объекта привязанности (например, дети отказываются идти в школу, ехать в лагерь, испытывают трудности со сном в одиночку, юноши и девушки не поступают в вуз, взрослые не покидают родительский дом, не путешествуют, не работают вне дома). При агорафобии пациенты тоже боятся выходить из дома в одиночку, но их опасения сфокусированы не на разлучении с ключевым объектом привязанности, а на том, что в случае паники помощь не будет доступна или возникнут ограничивающие или ставящие в неудобное положение симптомы.

Угроза разлуки может привести к крайней тревоге и даже панической атаке. При тревоге разделения, в отличие от панического расстройства, беспокойство связано с возможностью оказаться вдали от объектов привязанности и неприятностей, которые могут случиться с ними. Паническое расстройство характеризуется повторяющимися, неожиданными, самостоятельно прекращающимися паническими атаками, которые возникают во многих ситуациях, в то время как состояния паники при тревоге разлуки ограничены ситуациями, когда человек разлучен с ключевым объектом привязанности или предвидит разлуку.

Пациенты с оппозиционным вызывающим расстройством могут демонстрировать поведение, подобное тому, которое наблюдается при сепарационном тревожном расстройстве, в частности, гнев, раздражительность, эмоциональные вспышки и/или вызывающее и своенравное поведение (например, отказ выйти из дома или пойти в школу). Тем не менее, при сепарационном тревожном расстройстве это происходит исключительно в результате ожидаемой или фактической разлуки с ключевым объектом привязанности.

Зависимое расстройство личности характеризуется неизбирательной тенденцией полагаться на других, в то время как тревога разлуки связана с обеспокоенностью относительно близости и безопасности основных объектов привязанности.

Пограничное расстройство личности характеризуется страхом лишиться любви близких, но в этом расстройстве центральными также являются проблемы с идентичностью, самостоятельностью, межличностным функционированием и импульсивностью, в то время как они не являются центральными для тревоги разлуки.

Рекомендации родителям

Необходимо воспитывать ребенка в духе самостоятельности, самоутверждения. Этому способствуют занятия спортом, танцами, художественной самодеятельностью. Важно осознать выгоды, извлекаемые ребенком из его робости, в том числе возможность контролировать таким образом поведение родителей.

Личность и способности ребенка развиваются только в той деятельности, которой он занимается по собственному желанию и с интересом. Повышенная воспитательная активность родителей угнетает развитие личности ребенка. Позвольте ребенку встретиться с отрицательными последствиями своих действий (или своего бездействия). Только тогда он будет взрослеть единственно возможным путем – на собственном опыте.

За фасадом внешнего благополучия могут скрываться семейные конфликты, которые можно вскрыть и разрешить с помощью психолога. В процессе индивидуальной психодинамической терапии исследуется бессознательное значение симптомов, выявляются источники обиды, недовольства, гнева, заниженной самооценки. Особого внимания заслуживает подготовка фазы окончания терапии (из-за возможности усиления тревоги в связи с прекращением поддержки).

Вырастая, мы чаще всего становимся теми самыми мужчинами, от которых мать велела держаться подальше.

Брендан Франсис

Затюканный принц

Власть одним ударяет в голову, другим ударяет по голове.

Юзеф Кусьмерек

Бунт на корабле

Екатерина привела своего 11-летнего сына. Арсен последний месяц на домашнем обучении. В четвертом классе он так учился весь год. Если бы директор школы не был близким другом семьи, сына давно исключили бы за плохое поведение. Три года назад они ходили всей семьей к школьному психологу, которая давала им тесты, играла с Арсеном в игры и сказала, что мальчик нормальный. Психоневролог тоже ничего не нашел.

Екатерина просит посмотреть мальчика, так как он, на ее взгляд, все же не в порядке, раз плохо себя ведет и иногда уходит в себя – бывает в прострации. До года Арсен был очень тихим, но когда начал ходить, его было невозможно остановить, он совершенно не слушал мать. Говорил только тогда, когда ему самому было что-то надо. В три года Арсена избили в драке, он лежал в больнице, дрался с соседями по палате, по его настоянию мать забрала его домой.

Муж имеет маленькую фирму, которая сейчас не дает дохода. Он недавно попал в ДТП, а через пять дней – Арсен. Как будто сглазили этого мальчика и всю семью, они уже и в церковь ходили, но ничего не помогает. Муж увлекается спортом, отдавал Арсена в секцию тхэквондо, в бассейн, но Арсен ходит не больше недели, просит записать его на футбол, однако отец отказывает, объясняя это тем, что сын не умеет в него играть. Отец не занимается с сыном, предлагает Арсену оставить учебу, а когда тот подрастет, он даст ему заведовать магазином. Когда Арсен подерется, отец бьет его и потом может полтора часа объяснять ему, почему так нельзя. Когда у Арсена что-то не получается, отец обзывает его тупицей и дает подзатыльник – выбивает дурь из головы.

Арсен любит бабушку по отцу, которая во всем потакает ему, и ненавидит младшего брата. Мать и Арсен любят шиншиллу. Мать мечтала стать кинологом, училась биологии, но стала ландшафтным дизайнером. Впрочем, по этой специальности она тоже не работала, занималась детьми. Мать отдала Арсена в школу с английским уклоном – в районной школе низкий уровень обучения, дети дерутся, подростки занимаются сексом. В 3-м классе Арсен стал драться, не подчиняться учителям. Они ругают мать, настаивают на его переводе в районную школу. Тренеры в спортивных секциях также требуют забрать его за неподчинение и драки.

Арсен считает, что мать хочет его смерти. Они недавно переехали жить ближе к его школе. Мать выразила радость по этому поводу, когда они переходили через дорогу, и тут Арсен попал под машину. Теперь, когда они сходят в этом месте с тротуара на дорогу, ведущую к школе, сын вспоминает ее слова, и мать снова переживает то же состояние. Если бы она хотела его смерти, у нее не было бы тогда сердечного приступа. У нее уже не хватает сил так жить. У Арсена какая-то патология с детства, никто не может ее обнаружить и вылечить. Иногда он бывает хорошим и добрым, но в основном – невыносим.

Арсен на мои вопросы не может ответить, у него начинает кривиться рот, он смотрит на мать, разводит руками. Екатерина согласна с тем, что у нее тревожно-мнительный характер, она не обращает внимания на чувства сына, зацикливается на его непослушании. Ей важнее всего, чтобы она и семья выглядели успешными и моральными. «Все» (ее мать) от нее этого ждут. Так, как Арсен, не ведет себя никто (хорошие девочки), это ненормально.

Я говорю Екатерине, что она называет Арсена плохим, а потатчик в лице бабушки оправдывает его. Екатерина могла бы ограничиться тем, что поведение сына ей не нравится, а психолог постарался бы понять его поведение и помочь изменить его. На мое предложение заняться ее состоянием индивидуально, чтобы пересмотреть ее позицию в семье и отношение к сыну, Екатерина отвечает, что ей не до себя, семья этого не поймет.

К концу беседы Арсен выглядит более оживленным и доверчиво смотрит мне в глаза. При прощании он ласково общается со щенком Чарликом, тот приветливо машет хвостом. Арсен долго и тщательно завязывает шнурки на кроссовках, сопит, вздыхает, явно не хочет уходить. Мать спрашивает, когда им прийти в следующий раз. Я предлагаю подумать о составе участников и позвонить. Звонка я не дождался.


Через несколько лет Арсен с матерью приехали снова. Арсен оканчивает Институт международных финансовых отношений, учеба дается с трудом, так как специальность ему не нравится. Зато она более денежная, чем та, которая нравится ему. Он бы был туроператором, путешествовал, еще ему нравится играть в футбол и работать с компьютером. А вообще он неудачник.

Екатерина заявила, что Арсен сам выбрал этот институт. Правда, он говорил о медицинском, но она заметила ему тогда, что у него плохо с химией. У него было плохо со всеми точными науками, однако мама об этом не подумала, отправляя сына в финансовый институт.

Я спрашиваю Екатерину, а что интересно ей, чем занимается она. Она ответила, что семьей: у нее много родственников, которым она помогает. А собственной семьей? Она сопровождает мужа в представительской роли, готовит, убирает. Правда, домашним хозяйством могла бы заниматься и приходящая женщина.

С опозданием прибывает отец Арсена, Гурам. Он опоздал потому, что был на приеме у замминистра. Наверное, до него речь шла о том, как сделать нормального человека из такого слабого, жалкого, ленивого сына. Пора уже заставить его работать. Гурам упрекает жену: она потакает детям во всем, балует, он допоздна учит ее правильно воспитывать детей, но у женщин нет мозгов.

Екатерина рассказывает, что до Арсена родился недоношенный мертвый мальчик. Арсен родился семимесячным, все это время она находилась на сохранении, лежала «вверх ногами». Она принимала лекарство, которое потом сняли с производства, возможно, оно сделало Арсена больным. Они очень берегли сына от инфекций и всяких неприятностей. Через полтора года родился второй сын, которого Арсен опекал до шестого класса. В четвертом классе Арсен влюбился в девочку, ее мальчик и другие одноклассники стали издеваться над ним. Он тогда чуть не выбросился в школе с четвертого этажа.

Гурам подхватывает: как истеричка! Миша перерос Арсена, он занимается спортом, увереннее в себе и взял шефство над этим слабаком. Гурам интересуется, смогу ли я вылечить Арсена? Я отвечаю, что не могу лечить здорового человека, но готов помочь семье перестроить свою жизнь. Он берется организовать эту работу как глава семьи?

– Да, я глава семьи, но не в семье – из-за нагрузки.

Гурам считает, что Арсена надо если не лечить, то учить. Он сам дает ему советы, например, как надо охмурять женщин. Он вначале испытал много поражений, но потом стал мачо, только поэтому его и полюбила Екатерина. Она не спорит с этим, но видит в нем и нежного, по-отечески заботливого мужчину. Гурам воспринимает Екатерину скорее как дочь.

Чтобы Арсен не боялся женщин, Гурам нанял ему проститутку, но сын уговорил ее соврать, а сам ничего не сделал. А ведь настоящий мужчина должен понимать, что каждая женщина в глубине души обыкновенная проститутка. Я прошу Екатерину высказаться, она ограничивается замечанием, что муж, как всегда, говорит о своих правилах, а не о проблемах Арсена, ради которых они приехали.

Екатерина просит мужа прийти еще раз втроем. Он отвечает, что не знает, найдет ли время для этого. А если у сына какие-то недостатки, пусть сам их и исправляет. Гурам заявляет, что спешит по делам и уходит. Арсен говорит, что сможет себя прокормить только через 2–3 года, а пока что надо терпеть.


Гурам сидит с дремлющим видом, как потом объяснил – чтобы не мешать. На предложение отца что-нибудь сказать Арсен пожимает плечами и говорит, что его все равно не слушают, так что нет смысла и пытаться что-нибудь изменить. Екатерина говорит, что вчера вечером Арсен предложил прекратить терапию. Арсен признается, что обычно находится в роли саботажника. Он не собирается что-то делать для самого себя. Если только для родителей, когда они хотят понять его. Он не видит сейчас такого дела. Екатерина хотела бы, чтобы он получил права – и ему бы пригодилось, и Мишу разгрузил бы, и семье лучше иметь двух водителей. (Что мешает самой получить права?)

Арсен: Пусть Миша и возит. И вообще у меня ничего не получается и не получится, чего зря стараться.

Екатерина: Может, его отправить на учебу в Англию?

Гурам: У нас лучше академическое образование. Важнее всего теоретическая база, система знаний.

Гурам признается, что его бизнес существует скорее благодаря защите друзей. Готов быть такой крышей для сына. Пусть бы Арсен взялся за собственный маленький бизнес. Но Арсен не представляет себя топ-менеджером, к чему его готовит вуз.

Гурам несколько раз пытается настоять на том, что надо лечить Арсена, чтобы он мог спать с женщинами. Пусть его сопровождает ко мне мать, а то при отце тот теряется. Гурам категорически убежден, что Арсену нужно читать умные книги, слушать умных людей, и отказывается обсуждать другие точки зрения. Он капитан, а я лоцман, и если капитан видит, что лоцман ведет корабль не туда, капитан должен исправить курс. Екатерина с извиняющейся улыбкой отмечает, что муж иначе не умеет.

Арсен говорит об атмосфере подавления в семье, о том, что отец искаженно представляет себе его проблемы, его отношения с братом и т. п. Он обижен на родителей, что не отдали заниматься футболом, как он просил в 9 лет. Они привели его в продвинутую футбольную команду подростков, где над ним посмеялись. Родители считали, что это несерьезное занятие, тем более что звезды из него не получится из-за плоскостопия. Они упрекают его в фанатизме, так как он много времени уделяет футболу в роли болельщика.

Гурам неохотно признает, что способность Арсена азартно увлекаться и добиваться своего делает его похожим на отца, так же как сопротивление, пусть даже пассивное, попыткам подавить его волю. Екатерина отмечает, что сын стал держаться увереннее. Она тоже хочет так. Поэтому будет искать работу. Родители согласились больше прислушиваться к сыну, учитывать его индивидуальность, не требовать и ругать, а делиться своим трудным опытом.


Комментарий. Чтобы стать самостоятельной, независимой личностью, подросток должен освободиться от Внутреннего Родителя. Если тот слишком жесткий, приходится перегибать палку. Бунт может быть внешним, и тогда подросток хулиганит – становится символическим отцеубийцей в компании таких же бунтарей. Хорошего мальчика такая компания не принимает, и ему остается уничтожать отца в себе – убивать себя целиком, тоньше действовать он еще не умеет.

Арсен под скрытой защитой матери выбрал третий путь: пассивной агрессии, саботажа. В школьные годы он переносил огонь с отца на сверстников и на мать и до сих пор, подражая ей, терпит отца. Однако с годами он стал смелее, вышел из инфантильных отношений с матерью, которая готова занять более уверенную позицию в семье. Прежний объединяющий семью фактор – власть насильника – в процессе семейной терапии сменился более гуманным – уважением к личности.

Хочется надеяться, что Арсен с поддержкой семьи сможет устроить свою жизнь по собственному вкусу.

Шестилетний мальчик, крепко наказанный отцом, спрашивает:

− Папа, когда ты был маленьким, дедушка тебя порол?

− Да.

− А когда дедушка был маленьким, ему тоже попадало от его отца?

− Конечно.

− А твоему дедушке от его отца?

− Разумеется.

− Хотелось бы мне знать, какой идиот начал первым!

Пассивно-агрессивное расстройство личности отличается постоянной установкой к скрытому саботажу, пассивному сопротивлению руководству; при этом открытое проявление агрессии не допускается. Характерными являются следующие особенности поведения.

• Невыполнение сроков, оттягивание и откладывание завершения выполняемых повседневных заданий, особенно когда завершение стимулируется окружающими.

• Необоснованный протест против справедливых требований и замечаний окружающих, заявления о неправомерности этих требований.

• Упрямство, раздражительность или конфликтность при вынужденной необходимости выполнять нежелательные для пациента задания.

• Необоснованная критика в адрес начальства, ответственных лиц.

• Намеренно медленная или плохая работа при выполнении нежелательных зданий.

• Препятствование усилиям других за счет невыполнения своей части работы.

• Избегание выполнения обязательств якобы по забывчивости.

Пациенты постоянно недовольны теми, от кого зависят, но претензии предпочитают высказывать за их спиной и не могут сформулировать свои пожелания позитивно. Они раздражительны, демонстративно подавлены, всем недовольны, все критикуют, находят особое удовольствие в том, что обескураживают других и портят им настроение. Негативные реакции окружающих на их поведение замыкают порочный круг. Большинство пациентов со временем теряют работу.

Это расстройство часто осложняется депрессией, алкоголизмом, психосоматическими болезнями. Часты суицидные угрозы и демонстративно-шантажные попытки самоубийства. Предрасполагающим фактором может быть склонность к реакциям оппозиции в детстве, родительский пример.

Рекомендации родителям возбудимого ребенка

Внимательно и сочувственно слушайте своего ребенка, проводите вместе с ним как можно больше времени, рассказывайте ему о своем детстве, детских поступках, победах и неудачах. Если в семье несколько детей, постарайтесь общаться не только со всеми вместе, но уделяйте свое «безраздельное» внимание и каждому из них в особенности.

Следите за собой, особенно в те минуты, когда вы находитесь под действием стресса и вас легко вывести из равновесия. Если вы раздражены, по возможности отложите все совместные с ребенком дела, пока не успокоитесь. Если какая-то ситуация требует вашего вмешательства, обращайтесь с ребенком спокойно, не выражайте свои отрицательные эмоции. Старайтесь не прикасаться к ребенку в минуты раздражения.

Если вы расстроены, то дети должны знать о вашем состоянии. Прямо говорите детям о своих чувствах, желаниях и потребностях: «Я очень расстроена, хочу побыть одна. Поиграй, пожалуйста, сам», или: «Дела на работе вывели меня из себя. Через несколько минут я успокоюсь, а сейчас, пожалуйста, не трогай меня».

В те минуты, когда вы расстроены или разгневаны, сделайте для себя что-нибудь приятное, что могло бы вас успокоить. Примите теплую ванну, душ; выпейте чаю; позвоните друзьям. Сделайте «успокаивающую» маску для лица; просто расслабьтесь, лежа на диване, послушайте любимую музыку.

Старайтесь предвидеть и предотвратить возможные неприятности, которые могут вызвать ваш гнев. Не давайте ребенку играть теми вещами и предметами, которыми вы очень дорожите. Не позволяйте выводить себя из равновесия, умейте предчувствовать наступление эмоционального срыва и не допускайте этого, управляя ситуацией и собой (подумайте, например, о чем-нибудь приятном).

К некоторым особо важным событиям следует готовиться заранее. Постарайтесь предусмотреть возможные нюансы и подготовить ребенка. Изучайте силы и возможности вашего ребенка. Если вам предстоит сделать первый визит к врачу, в детский сад и т. д., отрепетируйте все заранее. Если ребенок капризничает в тот момент, когда он голоден, продумайте, как накормить его во время длительной поездки.

Отучите ребенка от физического проявления гнева. Остановите занесенную для удара его руку, удержите за плечи и твердо скажите: «Нельзя». Переключите его внимание на интересную игрушку или какое-либо занятие. Спокойно возьмите ребенка на руки и унесите с места конфликта. Удалите раздражающий объект.

Научите ребенка приемлемым способам снятия эмоционального напряжения: переносу гнева на безопасный объект (резиновую игрушку, бумажный шарик); словесному выражению гнева в вежливой форме («Я злюсь», «Я сердит»); конструктивным навыкам взаимодействия со сверстниками и взрослыми в конфликтных ситуациях.

Поощряйте стремление ребенка к самостоятельности, иначе он перестанет ее проявлять, а позже будет отказываться выполнить даже простые действия, объясняя это тем, что не умеет (одеться и даже есть самостоятельно). Обучайте детей на собственных примерах умению владеть собой в различных ситуациях. Формируйте у них такие качества, как доверие к людям, сочувствие и доброту.

Во время аффективных вспышек лучше всего чем-то отвлечь малыша (например, показать какое-то животное или птицу) или попробовать договориться с ним. Если что-то запрещаете ребенку, то всегда объясняйте, почему это нельзя. Не отменяйте немедленно своих решений. Не старайтесь поднять ребенка с пола. Не берите ребенка на руки насильно. Если просится сам – обязательно возьмите. Таким образом малыш хочет найти поддержку, извиниться, и для вас это шанс наладить эмоциональный контакт с разбушевавшимся малышом. Не оставляйте ребенка одного. Но если вы чувствуете, что находитесь «на грани», выйдите из комнаты, чтобы прийти в себя.

Ящик с «обидками». Дайте ребенку, который с трудом сдерживает свою обиду, старые газеты. Предложите их рвать, комкать в шары и бросать в стену. Каждый бросок он может сопровождать словами, адресованными обидчику. Пусть бросает, пока не устанет и не успокоится. Потом соберите вместе с ним бумажные комки в картонку, чтобы он при необходимости мог повторять этот опыт самостоятельно в своей комнате.

Ругательства. Когда ребенок использует ругательства, вначале выясните, понимает ли он их смысл. Если да, то спросите его, почему он употребляет именно эти слова, чем они ему нравятся и что для него значат. Объясните ребенку, что чувствуют люди, которых он ругает. Предложите ему пойти вместе в такое место (например, в лес), где он безбоязненно сможет говорить эти слова сколько угодно.

Когда вы с ребенком придете в такое место, пусть он говорит все известные ему ругательства все громче, пока не устанет. Похвалите его за то, что он так громко умеет кричать, и пообещайте прийти с ним сюда снова, когда у него вновь возникнет желание покричать эти слова. Сохраните все произошедшее в тайне.

Пугающие заявления ребенка

• Говорит, что вы не любите его.

• Говорит, что убежит из дома.

• Говорит, что покончит с собой.

• Нецензурно выражается.

• Оскорбляет вас.

• Говорит, что расправится с вами во время сна.

• Дополните список сами…

Дети говорят это по двум причинам:

1) в силу какой-то реально существующей проблемы;

2) потому что это выводит родителя из себя.

Если это обусловлено первой причиной – надо разобраться в проблеме. Если же второй, то самое лучшее – проигнорировать сказанное.

Если вы сделали все, чтобы помочь ребенку, а он и не пытается измениться, то, возможно, он хочет получить от вас хотя бы отрицательное внимание или заставить вас таким образом отступиться от занятой вами позиции.

В таком случае:

• постарайтесь не заводиться. Если он не сможет заставить вас, появится возможность спокойно разобраться в конфликте;

• убедитесь, что вы не провоцируете данные действия своим поведением;

• может быть, вы отдавали приказания? Выражали недовольство его личностью, упрекали? Задавали вопросы угрожающим тоном?

Все это – провоцирующие стимулы. Родителям обидчивых, вспыльчивых детей необходимо научиться принимать их в состоянии злости. Важно признать, что это чувство существует. «Ты сердишься, да? Из-за чего? Как я могу тебе помочь?» Называя чувства своими именами, вы поможете ребенку понять, что он переживает и как можно с этим справиться.


Психотерапия. Саботажным личностям полезен тренинг самоутверждающего поведения и социально-психологический тренинг. Выраженное сопротивление терапии я преодолеваю, предлагая пациенту делать противоположное тому, что я от него жду. На суицидные угрозы реагирую не как на депрессивную реакцию по поводу утраты любви, а как на скрытую агрессию.

• Когнитивная терапия фокусируется на следующих искажениях:

• я некомпетентный, скрывающий это от других;

• они назойливые, требующие, вмешивающиеся, контролирующие, подавляющие;

• другие ограничивают мою свободу действий;

• контроль со стороны других нетерпим;

• я должен делать все по-своему;

• мое спасение – избегание правил, уклонение от следования им, поверхностное подчинение, пассивное сопротивление.

Каждый человек имеет право на собственное мнение – при условии, что оно совпадает с нашим.

Бернард Шоу

Выбить дурь из головы

Не заставляй детей ронять слезы слишком часто, иначе им будет нечего уронить над твоей могилой.

Пифагор

Эмоциональное насилие над ребенком – это любое действие, которое вызывает у ребенка состояние эмоционального напряжения, что подвергает опасности нормальное развитие его эмоциональной жизни. Больше всего ребенка травмирует то, что своей властью и его доверием злоупотребляют самые близкие люди – ведь он ожидает от них защиты. Абьюз[1] проявляется следующим образом: родители…

• угрюмы, злятся и ведут себя устрашающе;

• лишают ребенка нормального социального общения;

• отказываются от обсуждения проблем;

• постоянно недовольны ребенком, обвиняют его;

• унижают и оскорбляют ребенка;

• предъявляют к нему завышенные требования,

• принуждают к употреблению алкоголя, совершению краж и т. п.;

• устанавливают жесткие требования и правила, не допуская их обсуждения;

• если ребенок нарушил правила, ему запрещают смотреть телевизор, гулять и т. п.;

• запугивают ребенка наказанием («получишь двойку – получишь ремня»);

• чрезмерно сурово наказывают ребенка.

Эмоциональное насилие над ребенком можно предположить в случае, если родитель постоянно:

• предъявляет к ребенку завышенные требования, с которыми тот не в состоянии справиться, что формирует низкую самооценку и приводит к фрустрации;

• чрезмерно сурово наказывает ребенка;

• чрезвычайно критичен по отношению к ребенку, обвиняет его;

• злится и ведет себя устрашающе.

Наличие эмоционального насилия можно предполагать и на основе ряда симптомов, например, если ребенок:

• эмоционально невосприимчив, равнодушен;

• грустен, подавлен или у него выраженная депрессия;

• сосет пальцы, монотонно раскачивается (аутоэротические действия);

• замкнут в себе, задумчив или, наоборот, агрессивен;

• «приклеивается» к любому взрослому в поисках внимания и тепла;

• испытывает ночные приступы страха, плохо спит;

• не выказывает интереса к играм.

Физиологические реакции ребенка также могут свидетельствовать о том, что он является жертвой эмоционального насилия. Сюда относятся:

• ночной и дневной энурез (недержание мочи);

• психосоматические жалобы: головная боль, боли в животе и области сердца, жалобы на плохое самочувствие и т. д.;

• замедленное физическое и общее развитие ребенка.

Признаки физического насилия над ребенком

• Страх при приближении родителя к ребенку.

• Пассивность, замкнутость или повышенная агрессивность.

• Общее избегание физического контакта.

• Застывший, испуганный взгляд (наблюдается и у грудного ребенка).

• Необъяснимые изменения в поведении (прежде жизнерадостный ребенок теперь постоянно грустен, задумчив, замкнут).

• Страх перед уходом из детского сада или школы домой и, наоборот, перед уходом в школу, если насилие применяется в школе или на улице.

• Учащение случаев причинения себе вреда – саморазрушающее поведение (употребление алкоголя, наркотиков, курение).

• Побег из дома.

• Ношение одежды, не соответствующей погодным условиям (например, шерстяной свитер с высоким воротником, чтобы скрыть кровоподтеки на теле).

• Отчаянные просьбы и мольба ребенка не сообщать родителям о его неудачах (двойки, прогулы, плохое поведение) в школе.

Если вы бьете ребенка, постарайтесь бить его в гневе, даже если это угрожает его жизни. Хладнокровный удар не может и не должен быть прощен.

Бернард Шоу

Поведение детей, которое чаще всего провоцирует родительский гнев.

• Непослушание ребенка.

• Родитель видит, что ребенок допускает те же самые ошибки, что и он сам.

• Соперничество братьев и сестер.

• Вторжение ребенка в личную жизнь родителей.

• Родитель устал от ребенка, который постоянно суетится и предъявляет какие-то требования.

• Незрелые действия ребенка.

• Ребенок отвергает родителя или пытается избегать общения с ним.

• Ребенок проявляет характер – либо в действиях, либо эмоционально.

• Ревность, вызванная тем, что ребенок делает что-то лучше, чем сам родитель.

• Своим поведением в общественном месте ребенок ставит родителя в неловкое положение.

Применяя насилие, родители совершенно искренне убеждены, что делают все для блага ребенка, калеча его природу.

Силовая педагогика основана на следующих идеях.

• Родители – хозяева зависимого от них ребенка.

• Они определяют, что хорошо и что плохо.

• Родители заслуживают уважения просто потому, что они родители.

• Дети не заслуживают уважения просто потому, что они дети.

• Родители всегда правы, они не могут ошибаться.

• Родители не могут говорить глупости или быть виноватыми.

• Родители не переживут, если их обидеть.

• Ребенок несет ответственность за их гнев. Если они сердятся – виноват он.

• Родители всегда должны быть победителями.

• Детское самоутверждение создает угрозу родителю.

• Высокая самооценка делает эгоистом, а низкая – альтруистом.

• Любовь – это обязанность.

• Удовлетворять детские желания – значит баловать.

• Проявлять нежность – значит изнеживать.

• Суровость, грубость и холодность – хорошая подготовка к жизни.

• Притворяться благодарным лучше, чем откровенная неблагодарность.

• То, как себя ведешь, важнее того, что ты на самом деле собой представляешь.

• Ребенка надо сломить, и чем раньше – тем лучше.

• Все это должно произойти, пока ребенок еще совсем маленький, не замечает этого и не может разоблачить родителей.

Методы, которыми добиваются послушания, разнообразны. Это психологические ловушки, обман, двуличность, увертки, отговорки, манипуляции, тактика устрашения, отвержение любви, изоляция, недоверие, унижение, вплоть до истязания. Это обессмысливание и обесценивание взрослыми всего того, что делает ребенок в семье: «У тебя руки не из того места растут – лучше ничего не трогай!», «Все равно ничего хорошего не получится!»


Среди родительских мотивов можно выделить следующие.

• Бессознательная потребность перенести на другого унижение, которому они сами когда-то подвергались.

• Потребность дать выход подавленным чувствам.

• Потребность обладать живым объектом для манипулирования, иметь его в собственном распоряжении.

• Самозащита, в том числе потребность идеализировать собственное детство и собственных родителей посредством переноса родительских педагогических принципов на своего ребенка.

• Страх проявлений, которые у них самих когда-то были подавлены и которые они видят в собственных детях; эти проявления должны быть уничтожены в самом зародыше.

• Желание взять реванш за боль, которую родитель когда-то пережил.

Вначале родители заставляют ребенка ходить и говорить, а все остальное время, пока он не повзрослеет, пытаются заставить его сидеть и молчать.

Оценка уровня семейной агрессии глазами ребенка

Это список тех действий, которые твои мама и папа могут совершать, когда у них возникает конфликт. Вспомни все, а не только самые серьезные ссоры, и укажи, как часто при этом каждый из них совершает поступки, перечисленные ниже. Используя расшифровку, обведи кружком число, которое лучше всего показывает, как твои мама и папа решают свои проблемы.

0 = никогда

1 = почти всегда

2 = иногда

3 = почти всегда

4 = всегда


Большая книга психологических кризисов

Рекомендации родителям

Школьная травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии, чувство одиночества. Ребенок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе, думать, что причина происходящего – в нем. Травля мешает учиться, ребенку не до занятий: ему бы в школе выжить. Спрашивайте у ребенка, с кем он сидит в классе, играл ли он с кем-то в школе, интересно ли ему на уроках и в школе вообще, нравится ли ему его класс. Эти вопросы помогут ребенку понять, что вы искренне интересуетесь тем, что его волнует. Есть несколько признаков, по которым можно заподозрить травлю.

• Синяки и царапины, появление которых ребенок не может внятно объяснить, говорит, что не помнит, и т. д.

• Ребенок часто «теряет» или «портит» вещи, которые носит в школу, приносит из школы сломанную технику.

• Ребенок ищет повод не ходить в школу, притворяется больным.

• Ребенок не ест в школе, и в целом меняется его пищевое поведение.

• Снижается успеваемость, теряется интерес к занятиям.

• Подавленность, замкнутость, низкая самооценка, ночные кошмары, бессонница.

В разговоре с ребенком объясните, что его вины в ситуации нет, а нападают целой стаей только слабаки, надеясь на безнаказанность. Его самоуважение важнее, чем отношение одноклассников и учителей. Если ребенок боится и не может дать отпор, возможно, отцу следует научить его драться, вовлечь сына в занятия борьбой, боксом или фехтованием. Если у него в классе нет друзей, которые могли бы его защитить, тогда с этой проблемой стоит обратиться к школьному психологу.

Обратитесь к классному руководителю и родителям учеников, которые учинили травлю. Обсудите ситуацию, разработайте план действий. Если звучит фраза «Дети сами должны разобраться», общего языка найти не удается и ситуация не меняется, обратитесь к психологу за заключением о тяжелом психологическом состоянии и моральном вреде, который получил ребенок. Важно, чтобы у психолога была лицензия, тогда его заключение будет иметь значение в суде.

Соберите доказательную базу для суда: показания одноклассников и свидетелей, фотографии, снимки экрана компьютера с унижающими и угрожающими посланиями в соцсетях, справки о побоях, заключения о поломке вещей. Обращайтесь с жалобами к директору школы, в комиссию по делам несовершеннолетних управы района, в управляющий совет школы и к инспектору по делам несовершеннолетних. Если не помогло – подавайте жалобы на бездействие представителей госучреждений в департамент образования, в прокуратуру, уполномоченному по правам человека в городе. Пишите посты в соцсетях, обращайтесь к журналистам и СМИ, которые освещают социальные темы. В любом случае нужно сделать все, чтобы ребенок сохранил доверие к вам и веру в справедливость и на вашем примере научился бороться за нее.

Отец, просматривая школьный дневник сына, сокрушенно качает головой. Сын, участливо:

– Как ты думаешь, папа, во всем виновата улица, или дурная наследственность?

Табу инцеста

Интересы общества требуют отодвинуть сексуальное развитие до тех пор, пока ребенок не достигнет известной степени интеллектуальной зрелости, потому что вместе с полным прорывом сексуального влечения приходит конец влиянию воспитания.

Зигмунд Фрейд

Дочка на продажу

Когда Лике было три года, ее отец повесился в белой горячке. Через три года появился отчим. Через два года, когда мама лежала в больнице, он стал приставать к Лике. Они спали вместе, она проснулась, отодвинулась. Он попытался еще раз, она снова отодвинулась. Он еще несколько раз приходил к ней в постель. Она надевала на себя несколько колготок, он пытался их снять. Она написала письмо маме, положила его в сумку с одеждой для кукол. Отчим нашел письмо. Он убедил Лику, что отсидит 15 суток и вернется. Приставать все же перестал, лишь любовался ею, но ей это было противно, так же как и ласки родителей перед ней.

Мать распоряжалась семейным бюджетом. Ее девиз: не верь, не бойся, не проси. Она до сих пор утверждает, что по глазам Лики все видит. Однажды мать заставила ее убежать из примерочной с одеждой. Потом мама оправдалась, что пробовала себя в роли Раскольникова: тварь она дрожащая или… Если поймают, скажем, что это ты, тебя не накажут.

У матери и отчима сын, брат Лики. У него ДЦП и астма. Мама пугала Лику, что сдаст его в дом инвалидов, где он пропадет. Отчим не выдерживал поведения сына, по месяцу лежал, закрывшись одеялом. Когда отчим закрывался в комнате вешаться, мать посылала дочь посмотреть, как он там. Лика от волнения по 12 раз ходила в туалет с кровью.

Дядя по маме, старше Лики на 14 лет, был красавцем, занимался спортом, пел и играл на гитаре. Он был богат, всегда хорошо одет и надушен. Лика целыми днями думала о нем, а мама выпытывала у нее все детали. Мать наряжала Лику, отправляя к нему, позволяла ему водить дочь на дискотеки и тусовки золотой молодежи до 12 часов ночи. В 12 лет Лика потеряла с ним девственность. Она спала с ним до 20 лет.

Мама позволяла Лике в 18 лет приводить домой соседа и спать с ним. У него была машина. Мама пила кофе, отчим мыл посуду, сосед мыл туалет. Он стал как бы членом семьи. До четвертого курса они жили вместе, она не собиралась за него замуж, так как училась, он ездил вахтами по полгода на Север.

Когда появился сосед, чувство к дяде стало остывать. Дядя пообещал матери купить компьютер для сына за то, что она привезет ему Лику. По настоянию матери она поехала и зачала, думала, что красавчика. Получилась красивая статная умная зеленоглазая девочка, ей сейчас уже 16.

С будущим мужем Климом Лика училась на юрфаке в Екатеринбурге. Он был робким, несуразным, но один в группе закончил вуз с красным дипломом. На четвертом курсе она родила сына от другого мужчины, мама помогла ей не брать академотпуск.

Клим пригласил ее на день рождения, но стеснительно просидел в другой комнате. Ее умилил его трепет. Вскоре они поженились.

Лика чувствовала себя как в тумане, как будто это происходит не с ней. Муж начал изменять Лике сразу после свадьбы. Он критиковал ее по пустякам, ставил в пример жен своих друзей, избивал Лику. Он постоянно требовал щупать себе лоб – нет ли температуры. На ее состояние он не обращал внимания, то обещал купить новую машину, то передумывал. У него день рождения в один день с дочкой, но он забывает о ней. Клим много и без разбору пил. В состоянии сильного опьянения он мочился в постель, она просыпалась в луже.

У Клима подпольный бизнес на Кипре, куда он и уехал, был объявлен в международный розыск. Перед отъездом он надел обручальное кольцо, после отъезда признался по телефону в любви и предложил переехать к нему с дочерью, а сына оставить у ее матери. Лика съездила к нему, они поругались, поплакали. Она отказалась переехать к нему, Клим подал на развод, у него появилась другая.

Лика ругает себя: ей 39 лет, а она до сих пор мечтательница и мазохистка. Она чувствует себя грязной и делает свою жизнь стерильной, все просчитывает и контролирует. В ее сне у родителей были звериные морды, как у оборотней. Она ушла от них с большой пустой сумкой, которую выбросила и уверенно пошла куда-то одна в темноте.

Сон оказался вещим. Лика прошла групповую терапию, отсудила половину стоимости дома и купила квартиру в Москве. Дочь поступила на вечернее отделение и пошла работать, помогает по дому, заботится о брате. Лика организовала с подругами бизнес-центр, встретила мужчину, который стал ей надежным другом.


Комментарий. У Лики отягощенная наследственность: у отца алкоголизм, у матери социопатия. Отчим разбудил чувственность недоласканной девочки в эдиповой фазе. С подачи матери Лика в 12 лет вступила в длительные половые отношения с богатым братом матери, затем стала терпеливой женой алкоголика, купившего ее ожиданиями богатой жизни. Богатство не стало объединяющим фактором этого брака, часть его ей пришлось отсудить. Таким объектом стали новые, более зрелые ценности, которые Лика нашла в терапевтической группе.


Сексуальному насилию обычно подвергаются 20–30 процентов девочек и 10 процентов мальчиков. Мальчики чаще, чем девочки, подвергаются насилию в более раннем возрасте. Обычно жертвами насилия становятся дети младше 12 лет, чаще всего – в дошкольном возрасте. В половине случаев насильником является родственник, в 30 процентах – друг брата, любовник матери или бабушки. Среди родственников наиболее часто насилие совершает отец, отчим, опекун, реже – брат или дядя. Половине насильников около 30 лет, каждый третий – алкоголик или наркоман, причем лишь треть из них совершила насилие в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

В инцестуозной семье наблюдается изоляция от внешнего мира и высокая внутренняя взаимозависимость. В результате сглаживаются границы между поколениями и между ролями, выполняемыми отдельными членами семьи. Дети отчасти принимают на себя роль взрослых, взрослые относятся к детям как к равным, вплоть до удовлетворения своих эмоциональных и эротических потребностей. Симбиотические детско-родительские отношения облегчают инцест и в то же время затрудняют огласку, тем более что мать ребенка находится в сильной зависимости от мужа.

Мать жертвы инцеста, как правило, сама перенесла в детстве инцест. Она бывает отстранена от семьи из-за того, что вынуждена много работать, или по причине депрессии, или развлечений, которые ищет вне дома.

Она полностью зависит от мужа. Узнав о свершившемся, она покрывает супруга, опасаясь огласки, позора для семьи, а также экономических последствий в случае осуждения мужа.

В некоторых случаях мать устраивает сохранение инцестуозных отношений – это избавляет ее от исполнения своих супружеских обязанностей. А иногда это деловая женщина, которая умнее, но холоднее мужа и имеет любовника.

В любом случае дочь не прощает матери предательства, в итоге та теряет и мужа, и дочь.

Ребенок, переживший инцест, испытывает боль, страх, грусть, резкое снижение самооценки, чувство бессилия и отверженности. Нарушение родительских обязанностей и недостаток ответственности у взрослых ведет к тому, что ребенок чувствует себя глубоко порочным и не заслуживающим заботы или помощи. Обычно он принимает на себя ответственность за родителя, инициировавшего инцест, и обвиняет в нем себя.

Сексуальность для жертвы инцеста навсегда оказывается окрашенной чувством вины и страха, половая близость ассоциируется с принуждением и использованием, беспомощностью и поражением. Обесценивается собственная сексуальная роль и отношения родителей в качестве гетеросексуальной модели. У ребенка может развиться депрессия с нарушением сна и аппетита, снижением успеваемости, отказом от учебы в школе, социальной отгороженностью, суицидными тенденциями. Могут возникнуть истерическая и психосоматическая симптоматика, оппозиционное поведение с отказом от любых семейных взаимодействий и уходами из дома.

Во время инцеста фиксируется связь между половым возбуждением, запретом и болью, что приводит к формированию защитного поведения, отрицающего любовь. Впоследствии необходимым условием получения чувственного наслаждения становится причинение боли себе или партнеру, наличие у партнера дефекта, насилие, оплата секса или воровство, дистанцирование с помощью наблюдения со стороны (секс втроем, групповой секс) и т. д.


У ребенка младшего школьного возраста возникают противоречивые чувства по отношению к взрослым, сложности в определении семейных ролей, чувство стыда, отвращения, испорченности. Ребенок испытывает страх, грусть, чувство бессилия и отверженности. В поведении отмечаются отстраненность, агрессия, молчаливость либо неожиданная разговорчивость, нарушения сна, аппетита, ощущение «грязного тела», сексуальные действия с другими детьми.


У ребенка 9–12 лет, кроме того, могут наблюдаться диссоциативные эпизоды с отчуждением ощущений, истерики, изоляция и манипулирование другими детьми с целью получения сексуального удовлетворения. У него могут развиться недоверие к миру, резкое снижение самооценки, психосоматическая симптоматика, оппозиционное поведение дома и уходы. Может возникнуть депрессия с нарушением сна и аппетита, снижением успеваемости, отказом от учебы, социальной отгороженностью, суицидными тенденциями.


Для подростков 13–18 лет характерны переживания отвращения, стыда, вины, собственной ненужности; недоверие и амбивалентные чувства по отношению к взрослым, сексуальные нарушения, несформированность социальных ролей и своей роли в семье; непоследовательность и противоречивость поведения, избегание телесной и эмоциональной интимности, агрессия, уходы из дома, попытки суицида.

У девочек-подростков зачастую формируются негативные ожидания в отношении мужчин, стойкое отвращение к половой близости с последующим развитием вагинизма или лесбиянства. Последствиями инцеста могут быть и другие сексуальные расстройства, а также неосознанная провокация новых изнасилований и проституция. Судя по опросам, половина проституток свой первый сексуальный акт совершили с собственным отцом. Часто наблюдается расстройство множественной личности и склонность к саморазрушающему поведению (нанесение самоповреждений, передозировка лекарств, алкоголизм и наркомания, суицидные попытки).

При случайном раскрытии тайны кто-то обнаруживает повреждения на теле, не соответствующие объяснениям ребенка; венерические заболевания; беременность и т. д. Жертва больше всего переживает, что о происходящем узнали другие люди (родственники, друзья, соседи и т. п.), и может отреагировать негативно на попытки оказать ей помощь.

Когда жертва начинает понимать, что ее используют, и не может больше терпеть, она может попросить защиту у бабушки или учителя, поделиться с подругой. При этом ребенку кажется, что он предает родителей. Семья оказывает давление на него, сознательно или бессознательно добиваясь, чтобы он все забыл. Однако, чтобы подготовиться к возможным повторениям подобных событий, ребенку необходимо помнить о них. В результате у него развивается диссоциация с истерической симптоматикой, оппозиционное поведение с отказом от любых семейных взаимодействий и уходами из дома.


Дети, которые попадают в ситуацию совращения, часто не рассказывают об этом, потому что боятся осуждений в духе «сам виноват, зачем ты так себя вел». Если ваш ребенок вдруг стал замкнутым, подавленным, задумчивым, попытайтесь вывести его на откровенный разговор.

После совершенного в отношении ребенка преступления обязателен медицинский осмотр. Врач-травматолог или хирург может выявить следы домогательства и полового контакта, и впоследствии это будет хорошей доказательной базой. Для проведения предварительного следствия обращайтесь только в полицию, чтобы избежать возможного давления и травли.


Признаками перенесенного сексуального насилия являются следующие изменения в поведении ребенка.


А. Изменения в выражении сексуальности ребенка:

• чрезвычайный интерес к играм сексуального содержания;

• поразительные для этого возраста знания о сексуальной жизни;

• соблазняющее, особо завлекающее поведение по отношению к противоположному полу и взрослым;

• сексуальные действия с другими детьми (начиная с младшего школьного возраста);

• необычная сексуальная активность: сексуальное использование младших детей; мастурбация (начиная с дошкольного возраста), отирание половых органов о тело взрослого, проституция.


Б. Изменения в эмоциональном состоянии и общении ребенка:

• замкнутость, изоляция, уход в себя;

• депрессивность, грустное настроение;

• отвращение, стыд, вина, недоверие, чувство испорченности;

• частая задумчивость, отстраненность (встречается у детей и подростков, начиная с дошкольного возраста);

• истерическое поведение, быстрая потеря самоконтроля;

• трудности в общении с ровесниками, избегание общения с ними;

• отсутствие друзей своего возраста или отказ от общения с прежними друзьями;

• отчуждение от братьев и сестер;

• терроризирование младших и детей своего возраста;

• жестокость по отношению к игрушкам (у младших детей);

• амбивалентные чувства к взрослым (начиная с младшего школьного возраста).


В. Изменения личности и мотивации ребенка, социальные признаки:

• неспособность защитить себя, непротивление насилию и издевательству над собой, смирение;

• резкое изменение успеваемости (хуже или гораздо лучше);

• прогулы в школе, отказ и уклонение от обучения;

• принятие на себя родительской роли в семье (по приготовлению еды, стирке, мытью, ухаживанию за младшими и их воспитанию);

• отрицание традиций своей семьи вследствие несформированности социальных ролей и своей роли в ней, вплоть до ухода из дома (характерно для подростков).


Г. Изменения самосознания ребенка: падение самооценки; мысли о самоубийстве, попытки самоубийства.


Д. Появление невротических и психосоматических симптомов:

• боязнь оставаться в помещении наедине с определенным человеком;

• боязнь раздеваться (например, может категорически отказаться от участия в занятиях физкультурой или плаванием, или снимать нижнее белье – трусики во время медицинского осмотра);

• головная боль, боли в области желудка и сердца.


Терапевтическая помощь ребенку – жертве сексуального насилия включает в себя следующие шаги.

1. Создание доверительных терапевтических отношений как основы возможного будущего лечения и как базиса для адекватных отношений со взрослыми.

2. Формирование терапевтической установки. В этой стадии необходимо создать безопасное эмоциональное пространство, определить состояние психического и соматического здоровья ребенка.

3. Вспоминания – важно, чтобы ребенок вспоминал столько, сколько может выдержать.

4. Нарушение молчания – ребенку не хочется вновь переживать тяжелые чувства, он стыдится консультанта, боится расстроить его. Можно ободрить его словами: «Чем больше ты делишься со мной, тем легче тебе становится».

5. Стадия кризиса – оживляя пережитое, ребенок переживает сильную боль и нуждается в максимальной поддержке. Полезно предупредить его: «Тебе сейчас очень больно, и эта боль выходит с твоими словами». Следует выявить и проработать тему самоубийства.

6. Снятие с ребенка вины за случившееся: он может винить себя в том, что недостаточно активно защищался, или в том, что в момент насилия испытал приятные ощущения. Необходимо помочь ребенку снять с себя ответственность за случившееся.

7. Возвращение доверия к себе. Определяются и восстанавливаются личностные границы ребенка, которые были нарушены насилием; восстанавливается самооценка.

8. Оплакивание того, что было утрачено в момент насилия: детства, семьи, девственности, доверия к людям, чувства безопасности и т. д.

9. Гнев. В это время освобождается долго сдерживаемая злость.

10. Вскрытие и конфронтация – гнев направляется на насильника с помощью составления послания или разыгрывания психодрамы.

11. Прощение – имеется в виду прощение себя, а не насильника; смысл прощения – отпустить насильника от себя.

12. Разрешение и движение дальше – это момент, когда ребенок чувствует, что ему удалось включиться в жизнь.

13. Подготовка ребенка к адекватным сексуальным отношениям в будущем.

14. При распаде семьи надо устранить у ребенка чувство его вины за инцест и семейный кризис.

Начните беседу с общих вопросов. Ваш голос не должен быть интимным, а скорее – легким и деловым. Не навязывайте ребенку усиленный и непрерывный контакт глазами – это может его напугать. Чутко откликайтесь на приемлемую для ребенка дистанцию между вами. Избегайте прикосновений и таких форм телесного контакта, как поглаживание руки, трепание по волосам, прижимание к себе, – это может напугать ребенка.

Маленьким детям предложите вместе поиграть; через некоторое время задайте общие вопросы о семье, друзьях и т. д. Более старшим детям объясните цель беседы, затем поговорите на нейтральные темы: школа, хобби, свободное время, семья. Во время рассказа нельзя перебивать ребенка, корректировать его высказывания, задавать вопросы, которые предполагают вполне определенные ответы.

После установления доверительного контакта коснитесь темы сексуального насилия: «Твоя учительница мне сказала, что ты в классе говорила о своей тайне. Как ты считаешь, ты можешь мне ее рассказать?» «У тебя выделения из влагалища. Ты знаешь, откуда это?»

Обсудите на примерах, что такое «хорошие» и «плохие» прикосновения. Разъясните ребенку, кто может до него дотрагиваться и кому не стоит этого позволять; кого и как ребенок может трогать сам. Укажите, что «нехорошие» прикосновения могут исходить от близких людей.


Если ребенок не хочет говорить о насилии:

• заверьте его, что он будет защищен от дальнейшего насилия, а также от гнева насильника или других членов семьи;

• объясните, что он будет защищен в том случае, если расскажет, что произошло;

• скажите о том риске, который существует по отношению к младшим сестрам (братьям), если ничего не будет сделано;

• пробудите в ребенке надежду, что сексуальное насилие прекратится или насильник получит наказание, если ребенок все расскажет.


Если ребенок не отказывается отвечать, и сексуальное насилие было совершено не один раз, попросите ребенка рассказать о последнем сексуальном насилии:

• где оно произошло;

• приблизительно когда;

• во что ребенок и насильник были одеты;

• где в это время были остальные члены семьи;

• что делал и говорил насильник ребенку, чтобы тот принимал участие в сексуальном акте и никому о нем не рассказывал.


Ребенок может со всеми деталями, очень подробно описать акт насилия. Обратите внимание на то, есть ли у ребенка сексуальные познания, не характерные для его возраста. Особенно правдоподобно звучит рассказ, когда ребенок описывает сексуальные действия, не понимая их. В конце беседы похвалите ребенка за то, что он рассказал о насилии, скажите, что он правильно поступил.

Рассказ ребенка о событии переведите с описания деталей к описанию чувств. Повторяйте, что чувствовать беспомощность, страх, гнев совершенно нормально. Покажите, что вы серьезно относитесь к переживаниям ребенка, расскажите о его сверстнике, который мужественно перенес подобную ситуацию. Обучите ребенка говорить «нет» при попытках «нехороших» прикосновений. Обсудите с ребенком необходимость рассказывать взрослым о любых случаях, которые его смущают и вызывают неловкость. Убедите в том, что его никто ни в чем не будет обвинять.

На последнем этапе терапии подготовьте ребенка к адекватным сексуальным отношениям в будущем. Облегчите ему разговор об анатомии половых органов и сексуальном развитии. Сверяйтесь с ребенком, понимает ли он смысл используемых вами слов.

При распаде семьи устраните у ребенка чувство его вины за инцест и семейный кризис. Посмотрите вместе «хорошие» фотографии из его прошлой жизни. Помогите ребенку поставить себе конкретные задачи на конкретные сроки.

Психотерапия инцестуозной семьи

Направьте семейную терапию на устранение жестких границ между семьей и внешним миром и укрепление автономии отдельных членов семьи.

На 1-м этапе семейной терапии отделите отца от семьи.

На 2-м этапе он должен признать свою вину и взять на себя ответственность за случившееся.

На 3-м этапе от обоих родителей требуется, чтобы они взяли на себя ответственность за воспитание ребенка и заботу о нем. Это не противоречит тому, что отец временно живет вне семьи из соображений безопасности дочери. Предложите матери как можно чаще обнимать ее, разговаривать с ней, принимать участие в ее играх, особенно с песком и глиной, чтобы девочка могла вынести свои переживания вовне в виде образов. Чаще хвалить дочь за хорошие поступки и не исполнять любые ее желания из чувства жалости.

4-й этап посвятите нормализации отношений между дочерью и матерью. Мать должна признать свою вину за то, что не уберегла дочь от сексуального злоупотребления, и наладить доверительные отношения с ней, чтобы ребенок в случае опасности нового эпизода смог искать защиту у матери.

Задачей 5-го этапа является работа с супружеским конфликтом, который обостряется после инцеста. У отца в это время возможны суицидные попытки, запои или паническое бегство из семьи, у матери появляется намерение развестись или разъехаться. После ослабления симптомов, связанных с ситуационным обострением конфликта, вскройте его глубину, приведшую в конечном счете к инцесту.

На последнем этапе терапии постарайтесь нормализовать отношения между отцом и дочерью. Отец часто нуждается в дополнительной когнитивно-поведенческой терапии.

– Папа, ты темноты боишься?

– Нет, конечно.

– А если ночью раскроешься, можешь сам укрыться?

– Могу.

– А страшные сны тебе снятся?

– Да вроде нет…

– Ну, пап, давай теперь подумаем: кто из нас двоих должен с мамой спать?

Дочки-матери

Мать всегда говорила ей, чтобы она берегла себя и носила резиновые сапоги, чтобы не замочить ноги; кроме того, она говорила ей: «Чтоб ты провалилась». Будучи хорошей девочкой, она была в резиновых сапогах, когда упала с моста.

Эрик Берн

Раненый целитель

Саша, студентка института психологии, обратилась с просьбой отработать со мной 10 часов личного консультирования, положенные по программе ее института. Раньше она занималась в Школе эзотерики, там ознакомилась с книгами Блаватской и Рериха. В школе были лекции, индивидуальные консультации, тренинги, дианетика, ребефинг, арт-терапия. Заодно с выполнением формальных институтских требований она надеется решить свои проблемы. У нее повышенная чувствительность к звукам и запахам.

Саша родилась в Москве, одинока, живет с родителями, не работает. Она единственный ребенок в семье. Властная бабка по отцу жила отдельно, конфликтовала с матерью. Бабка не раз говорила: «Жаль, что ты не родилась мальчиком». Саша и сама хотела этого. Отец работал токарем на заводе, он дарил ей мальчишеские игрушки и с азартом наблюдал, как Саша играет. Мать ничего не дарила ей, одаривала двоюродную сестру Саши, ставила ее в пример. Сестра была отличницей, побеждала в олимпиадах и лыжных соревнованиях. В пику ей Саша пренебрегала учебой и спортом, замыкалась в себе, считала себя ленивой.

В школе учителя раздражались на непонимание учеников, заставляли их против желания выходить к доске, кричали на них, оскорбляли. По сравнению со школьным адом дом казался раем, хотя они жили в коммуналке. Сосед ради ускорения обмена всячески угрожал семье. После этого бабка очень неохотно согласилась поменяться с ними квартирами. Она так затиранила соседа, что вскоре тот отказался от идеи сделать из коммуналки большую квартиру для себя и поменялся.

В это время директор школы заявил, что школа будет гимназией, поэтому останутся только успешные. Саша попала в «отбросы» и перешла в школу по месту своего нового жительства. Там была более продвинутая программа, и учителей раздражало, что Саша тормозит учебный процесс. Она стала прогуливать уроки, не занималась дома. Мать то и дело посылала ее погулять – у них с отцом в бабкиных хоромах начался медовый год. Саша же спала на кухне на диванчике.


Валера – молодой учитель биологии, в которого Саша влюбилась в 8-м классе. Он был для нее вроде старшего брата, о котором она всегда мечтала. Валера хорошо одевался, пользовался хорошим парфюмом, много знал. Летом они встречались один раз в неделю, а когда Саша в новой школе стала прогуливать уроки, то почти ежедневно.

Когда Саша уже три месяца не ходила в школу, позвонили из школы домой. Она испугалась наказания и попросила Валеру помочь. Он пообещал, но куда-то исчез. В это время ей позвонила бывшая одноклассница и плача сообщила, что Андрей из их класса стал наркоманом и повесился на телефонном шнуре. Он был хорошим парнем. Было невозможно поверить, что его больше нет.

Саша испугалась, что вдруг и ее что-нибудь подтолкнет к самоубийству. Ее мучили повторяющиеся сновидения, в которых святые сходили с икон и звали ее на небо: «У нас спокойно, Андрей тебя ждет». Она позвонила на телефон доверия и сообщила, что ей хочется покончить с собой. Психолог ответил, что в таком случае надо сделать это, а не звонить.

Когда родители легли спать, Саша приняла много таблеток. Вдруг ей захотелось жить, она резко встала посмотреть, который час. Ее шатало, она взяла будильник, и тут ее сильно толкнул в спину человек в черном плаще. Она упала, ударившись головой о батарею, и закричала от боли. Мать вызвала скорую помощь, и Сашу с диагнозом «сотрясение головного мозга» отвезли в больницу.

Сашу привязали к койке и поставили капельницу, она пыталась вырваться, чтобы повторить суицид. На третий день она получила записку от матери: «Мы что, такие плохие родители? Твоя сестра так не сделала бы». Саша прокляла мать и решила не возвращаться домой. Ей заменил отца врач. Врач уговорил Сашу «ради него» выйти на свидание к родителям: «Скажи им, что ты о них думаешь». У отца выступила скупая мужская слеза. Мать: «Ну, что случилось?» Оказывается, Валера сказал по телефону, что это комедия, у него семья и маленький ребенок. Саша не знала об этом.

Сашу выписали через две недели. Валера, приехавший с родителями, ждал ее внизу. Он сказал, что разочаровался в ней. Бабка не захотела, чтобы в ее квартире жила «суицидка», и вернулась туда, а Саша с родителями – обратно в коммуналку. Саша ожидала, что Бог накажет ее за грех самоубийства. Почти месяц еще она воспринимала людей как бы за стеклом. Зато у нее резко обострился слух. По ночам она сходила с ума от любого звука.


Мать заставила Сашу пойти в вечернюю школу. По рекомендации знакомого экстрасенса Саша пошла вместе с матерью учиться в Школу эзотерики. Она слушала лекции, ходила на тренинги и индивидуальные консультации. Все это мало интересовало ее. Саше не хотела жить по сценарию: школа – институт – семья – старость – смерть. Саша начала встречаться с Сергеем, он на восемь лет старше ее, у него шикарная трехкомнатная квартира и хорошие заработки.

Родители разменяли свою большую комнату в коммуналке в сталинском доме на малогабаритную двушку на пятом этаже хрущевки. Там были низкие давящие потолки. Саше отвели проходную и тесную десятиметровую комнату. С шумными соседями им явно не повезло. Сашу громкая музыка жутко раздражала. Она не могла заснуть до 3–4 часов ночи, а утром надо было рано вставать на работу. Она не хотела принимать снотворные.

Все женщины в Школе эзотерики были влюблены в руководителя, и он пользовался этим. Саша безуспешно пыталась приблизиться к нему. У Сергея появилась другая девушка. У Саши внезапно возникла мысль: зачем терпеть? – теперь она завершит то, что не получилось в первый раз. Саша убирала в шкафу, случайно нашла пузырек с сильнодействующим лекарством. До прихода матери с работы оставалось два часа. Саша выпила таблетки, но ее лишь затошнило. Она пошла в ванную, где обнаружила выброшенные матерью просроченные лекарства. Саша приняла и их. Мать застала ее в необычном состоянии, сразу все поняла, накричала на нее и заставила промыть желудок.


Но жизнь продолжалась. Саша утроилась на работу в буфет. У нее появился женатый мужчина. К великому сожалению, пришлось оставить и его.

Саша решила получить образование. Одновременно устроилась на более престижную работу.

В колледже царили далекие от нормы правила, и через полгода Саша ушла. Она устроилась на работу в турфирму, съездила в Париж, но там ей было скучно. Она разочаровалась и в этой работе и пошла учиться на психолога.

В Школе эзотерики Саша научилась медитировать и стала использовать это. Она слушала раздражавшие ранее звуки и отстранялась от ситуации, следя за своими ощущениями. Поняла, что эти звуки сами по себе ничего не значат, если она не наделяет их такой силой. Она учится принимать свои недостатки, подумала, что ее родители – не самые худшие. Стала следить за своей манерой общения.

В конце нашей 10-часовой работы я сказал Саше, что она владеет ситуацией и, наверное, делает все возможное. Очевидно, что она может справляться с реальными источниками своего беспокойства или хотя бы менять свое отношение к ним. Ей мешают детские обиды на родителей и мечты об идеальном отце. С этим можно было бы поработать в психоанализе, когда она будет к этому готова.


Комментарий. Особенностями Саши являются чрезмерная эмоциональность, психическая неустойчивость, раздражительность, беспокойство, рассеянность внимания с его фиксацией на мелочах, конфликтность во взаимоотношениях, непослушание и склонность к бунту, плохая успеваемость и прогулы в школе.

На формирование личности девушки оказали влияние патологическое воспитание и отношения с учителем-педофилом. Выявляются инфантильно-зависимые и конфликтные связи с матерью, предпочитающей успешную племянницу родной дочери. Поскольку болезненные переживания в семье не допускаются и не обсуждаются, у Саши сформировалась защита от подобных переживаний в форме вытеснения, и она не осознает их. Поэтому ее попытки отравиться выглядят достаточно импульсивными.

Объединяющим с жизнью фактором для Саши была ее сексуальность, отвергаемая или используемая отцовской фигурой. Когда ей предпочитают соперницу, Саша символически объединяется со сверстником-суицидентом. Антисуицидным фактором служат два фактора, объединяющих мать и дочь: идеал хорошей девочки, воплощенный в Сашиной сестре, и интерес к эзотерике и психологии как способу самолечения.


16–19 лет – кризисный период между юностью и взрослостью. Завершается половое созревание у женщин. Достигается генитальная зрелость, предполагающая превращение эгоцентрических сексуальных интересов в стремление к гармонии с партнером. Происходит временное отстранение от семьи, после которого эмоциональный контакт восстанавливается на основе равноправных взаимоотношений и взаимопомощи. Обретаются взрослая идентичность и новое отношение к миру. Осознается неизбежность смерти, приоритет обязанностей перед правами, берется на себя ответственность за себя и за другого человека. В результате человек начинает чувствовать себя хозяином собственной судьбы. За нее отвечают не другие люди или обстоятельства, а он сам. Остановка на данной стадии влечет изоляцию – неспособность к любви как разделению идентичности.

Человек не взрослеет сразу по всем направлениям. Социально зрелые люди, добивающиеся успеха в бизнесе или науке, могут быть совершенно незрелыми в личной жизни. Существует тип «вечных юношей» и «нестареющих девушек», которые не хотят, а точнее, не могут повзрослеть. Маска юности, которую они носят, на самом деле обнаруживает их остановку в личностном росте. Причина этой остановки чаще всего кроется в страхе перед взрослой ответственностью за себя и за близких людей.

Самоубийство является второй по частоте причиной смерти в молодости, а если учесть самоубийства, замаскированные под другие виды насильственной смерти, то, возможно, и первой. За последнее десятилетие число самоубийств среди российской молодежи выросло в три раза. У девушек и юношей суицидная попытка часто является призывом о помощи, при этом биологический оптимизм мешает им со всей серьезностью относиться к смерти. Депрессии у них нередко маскируются сверхактивным поведением, агрессивными проявлениями и правонарушениями. 30 процентов подростков и юношей перед совершением самоубийства характеризовались как веселые и активные.

Ранние дезадаптивные схемы

«Дефективность/Стыд». Человек в глубине души считает, что он на самом деле плохой, ущербный, несовершенный, неполноценный, неспособный, недостойный.

«Социальная изоляция». Человек чувствует себя отделенным, изолированным от внешнего мира, считает себя непохожим на других и не ощущает себя частью ни одной группы или сообщества.

«Зависимость». Человек чувствует себя совершенно неприспособленным и неспособным жить и функционировать самостоятельно.

«Самопожертвование». Человек сосредоточен на добровольном удовлетворении потребностей окружающих людей, которых он считает слабее себя. Уделяя внимание своим потребностям, он чувствует себя эгоистичным. В результате он испытывает чувство вины за свой «эгоизм», поэтому отдает приоритет потребностям других людей.

«Грандиозность». Такой человек верит в то, что он превосходит других людей и, следовательно, достоин особых прав и привилегий.

«Обреченность на неудачу/Неуспешность». Такой человек верит, что непременно потерпит неудачу во всех своих начинаниях, так как считает себя скучным, надоедливым, безобразным, скверным и бесталанным, и верит, что он неуместен в любом обществе и физически непривлекателен.

Шкала дисфункциональности

Оцените вопросы:

полностью согласен (–2),

отчасти согласен (–1),

нейтрален (0),

отчасти не согласен (1),

полностью не согласен (2).


1. Критика меня расстраивает всегда.

2. Интересы других предпочтительнее собственных.

3. Без поддержки окружающих я несчастен.

4. Я всегда должен следовать советам людей, которых уважаю.

5. Мое достоинство полностью зависит от мнения окружающих.

6. Я не могу быть счастлив, когда меня не любят.

7. Если меня не любят, то я обречен на несчастье.

8. Если близкие отвернулись от меня, то со мной что-то не так.

9. Если любимый не отвечает мне взаимностью, значит, меня невозможно любить.

10. Если я одинок, то скоро стану несчастным.

11. Если я хочу быть достойным человеком, то должен хоть в чем-нибудь быть выдающимся.

12. Я должен быть полезным, продуктивным, творческим человеком, иначе жизнь теряет всякий смысл.

13. Люди, наполненные идеями, полезнее безыдейных.

14. Если я работаю хуже других, значит я хуже их.

15. Если я не справляюсь с работой, я не сложился как личность.

16. Если я не ас в этом, то какой смысл браться за эту работу.

17. Не нужно выказывать свои слабости.

18. Человек должен стараться делать все как можно лучше.

19. Ошибки меня обязательно расстраивают.

20. Если я не установлю наивысшей задачи для себя, то скачусь вниз.

21. Если я что-то заслужил, то должен обязательно получить.

22. Если на моем пути встречаются препятствия, то я расстраиваюсь.

23. Если интересы других я ставлю выше, чем свои, то эти люди обязаны при необходимости помогать.

24. Если я хороший супруг, то моя половина обязана меня любить.

25. Если я хорошо отношусь к кому-нибудь, то и он должен мне отвечать тем же.

26. Я ответствен за поведение близких.

27. Если кого-то расстроила моя критика, то это означает мою вину.

28. Чтобы быть высокоморальным человеком, нужно помогать всем нуждающимся.

29. Если у ребенка поведение не совпадает с общественными нормами, следовательно, родители не справились с воспитанием.

30. Я должен уметь угодить каждому.

31. Я не должен контролировать свои чувства, если случается что-то плохое.

32. Нет смысла пробовать избавиться от расстройств, так как это нормальная часть повседневной жизни.

33. Часто мое настроение зависит от вещей, которые находятся вне моего контроля: прошлое, биоритмы, гормональные циклы, душа, судьба…

34. Мое счастье зависит от моей судьбы.

35. Люди, на которых лежит печать успеха: хороший внешний вид, социальный статус, благосостояние или слава, – обычно более счастливы, чем те, у кого этого нет.


Тест состоит из 7 групп по 5 вопросов в каждой. Суммируйте баллы отдельно по каждой группе.


1. Одобрение.

Первые 5 вопросов теста оценивают тенденцию ставить самоуважение в зависимости от мнения окружающих. Положительный результат от 0 до 10 показывает, что человек имеет здоровое чувство собственного достоинства и нормально реагирует на неодобрение и критику.

Отрицательный результат от 0 до –10 показывает, что человек зависим от мнения окружающих. Если кто-то критикует его, то он автоматически считает себя ничтожеством. Так как он сверхчувствителен к чужому мнению, то им можно легко манипулировать.


2. Любовь.

Вторые 5 вопросов оценивают способность человека не зависеть от любви окружающих. Положительный результат показывает, что человек относится к любви как к желаемому, но помимо этого у него есть много других, не менее важных, интересов. Любовь для него не является необходимым условием счастья и самоуважения. Люди считают такого человека привлекательным – он обладает здоровым чувством любви к себе и интересуется многими сторонами жизни.

Отрицательный результат показывает, что человек подневолен любви. Чем ближе сумма к –10, тем сильнее зависимость от любви, тем больше человек соглашается на подчиненное положение из-за боязни отчуждения. Люди не уважают такого и считают обременительным для себя. Когда его отвергают, он становится назойливым, начинает манипулировать близкими. Его настойчивое требование любви и внимания отталкивает окружающих, усиливая одиночество.


3. Достижения.

Сумма баллов за 11–15 вопросы показывает склонность к различным видам зависимости. Положительный результат показывает, что человек получает удовлетворение от успехов, но это для него не единственный путь поддержания самоуважения. Отрицательный результат – зависимость от успехов. Чем ниже сумма, тем в большей степени человек ценит себя как товар на рынке. В случае неудачи у него возникает опасность эмоционального срыва.


4. Безупречность.

Пункты с 16 по 20 помогают оценить склонность к «безупречности». Положительный результат говорит о способности ставить разумные цели. Человек испытывает удовольствие от самого процесса достижения цели, не концентрируясь только на результате. Он не пытается делать все лучше всех, не боится ошибок, учится на них. Если результат отрицательный, то человек требует от себя безупречности. Ошибки недопустимы, любая неудача – катастрофа. Как только он достигнет одной цели, перед ним сразу встает другая. Он не успевает испытать радость от победы.


5. Претензии.

Позиции с 21 по 25 показывают ожидания человека. Положительный результат говорит, что человек не считает, что судьба должна подчиняться его желаниям. Поэтому он сам добивается того, что хочет. Он терпелив и настойчив, и у него высокая способность противостоять ударам судьбы. В результате он часто опережает других. Отрицательный результат показывает, что человек ждет, чтобы все и вся угадывали его желания и охотно выполняли их. Разумеется, это не происходит, и человек постоянно чувствует себя обиженным. Он больше жалуется, чем делает что-то для разрешения своих проблем. В результате он получает от жизни все меньше и меньше.


6. Всемогущество.

В позициях с 26 по 30 происходит оценка склонности приписывать себе ответственность за происходящее вокруг. Положительный результат показывает, что человек относится к людям как к равным и не боится их несогласия. Он не склонен никого контролировать, и это многих притягивает к нему. Люди прислушиваются к его идеям, так как он не заставляет придерживаться своей точки зрения. Он не стремится взять верх, и люди уважают его за справедливость.

Отрицательный результат показывает склонность человека принимать ответственность за не зависящие от него события. Он необоснованно обвиняет себя за проступки людей, не находящихся под его контролем. Представление, что он должен быть всемогущим, заставляет его переживать чувство беспомощности.


7. Одиночество.

Пункты с 31 по 35 оценивают зависимость и самодостаточность. Положительный результат показывает, что человек чувствует ответственность за свои чувства, потому что понимает: они возникают только у него в голове. Такое представление дает возможность находить радость в себе и не страдать от одиночества. Отрицательный результат показывает, что человек уверен: радость и удовлетворение приходят извне. Его настроение приобретает полную зависимость от внешних факторов. Но внешний мир не подвластен его контролю, и человек впадает в депрессию.

Тест не только показывает ваши недоработки, но и дает перспективы личностного роста. Эту работу лучше всего проводить в группе личностного роста.

Если рост прекратился, близок конец.

Сенека

Рекомендации импульсивным

План вместо импульса. Назначьте себе срок, например, 30 дней. Скажите себе: если я умру, то не раньше такого-то числа, а оставшиеся 30 дней потрачу на приведение в порядок своих дел. Надо отдать долги, просмотреть бумаги и уничтожить ненужные, распорядиться остающимся имуществом, попрощаться с теми людьми, к которым хорошо относился. Надо посетить места, с которыми связано нечто дорогое. И наконец, и это самое главное, надо привести в порядок свои мысли. Вдруг за это время они изменятся?


Рассмотрите фантазии о смерти. Опишите в деталях свои суицидные фантазии. Кто придет на похороны? Как эти люди будут стоять, что делать? О чем они будут говорить? Может быть, они будут молчать, стараясь не смотреть друг другу в глаза? Чем займутся эти люди после похорон? Появятся ли некрологи в газетах, если да, то какие? Как будут потом использованы эти газеты? Кому будет не хватать вас и для чего? Чего вы добились суицидом? Можно ли было добиться этого другим способом?


Расширьте свой круг интересов. Нельзя в таком состоянии оставаться наедине со своими мыслями и чувствами. Важно наладить общение с теми, кто может оказать вам поддержку. Иногда помогает просмотр фильмов или чтение книг героического содержания – герою плохо, а он набирается сил, находит в себе мужество и в сложнейшей ситуации выходит победителем. Так вы невольно спроецируете происходящее в фильме или книге на себя и тоже «окрепнете духом в борьбе с невзгодами».

Нужно очень много терпения, чтобы научиться терпению.

Станислав Ежи Лец

Как помочь подростку

Быть нормальным в период отрочества – само по себе ненормально.

Анна Фрейд

Россия занимает в мире первое место по числу разводов, числу детей, брошенных родителями, числу сирот, а также по числу детей, потребляющих психоактивные вещества. Процент подростков, находящихся в состоянии депрессии, у нас оценивается в 20, что в 4 раза выше среднемирового показателя. Частота самоубийств среди подростков 15–19 лет превышает средний мировой показатель по этой возрастной категории населения в 2,7 раза. По этому показателю мы на первом месте в Европе. На одно подростковое самоубийство приходится до 100 суицидных попыток. Пытался покончить с собой или планировал собственное самоубийство каждый четвертый подросток.

У 75 процентов подростков суицидное поведение связано с употреблением алкоголя и наркотиков, в том числе их родителями. Гомосексуальные подростки совершают попытки самоубийства в 4 раза чаще натуралов. Психологическими мотивами суицидного поведения подростков могут быть чувство протеста и мести, страх наказания и позора, стремление вызвать сочувствие. За последние годы в сотни раз выросло количество суицидов, совершенных по предварительному сговору в Интернете. Порой целые города охватывают эпидемии подростковых суицидов.

Сегодняшние подростки – самые активные пользователи сети, каждый второй живет в киберпространстве. Это и дети из неблагополучных семей, и, наоборот, дети богатых родителей. Нередко обеспеченные родители игнорируют своих детей, вместо заботы покупая им вещи. На решение свести счеты с жизнью все больше и больше влияют СМИ. Именно они популяризировали как «группы смерти», так и группы «колумбайн».

Колумбайнеры – это почти всегда школьники, которых травят. Они носят темные очки и длинные плащи. Последнее время они все чаще совершают не самоубийства, а нападения в школах. «Группами смерти» называют сообщества в социальных сетях, которые завлекают детей в «игру», заканчивающуюся суицидом. Если ребенок отказывается, ему пишут адрес его дома и угрожают убить близких. Типичным символом «группы смерти» является синий кит.

За один только май 2017 года и в одной только социальной сети «ВКонтакте» появлялось по 1,5 тысячи упоминаний в день кодовой фразы «хочу в игру», которая означает желание подростка вступить в «группу смерти». В июне число публикаций, содержащих указанные слова, выросло втрое, достигнув цифры 5000. Статистика поискового запроса «способ самоубийства» также выросла втрое и продолжает расти. После того как администрация соцсети «ВКонтакте» заблокировала и удалила целый ряд опасных хештегов, «группы смерти» буквально заполонили Instagram и Twitter. Приблизительное количество подписчиков «групп смерти» сегодня составляет более 500 тысяч человек.


Характерные черты «групп смерти»:

1) общая идеология обесценивания жизни, бессмысленности человеческого существования;

2) наличие специфического содержания (контента): картинок («пикчей»), аудио и видео с суицидальной тематикой;

3) специальный суицидальный сленг: «самовыпил» – суицид, «шаверма» – изуродованные трупы и т. д.;

4) символика, в качестве которой в основном используются киты, бабочки, а также знак со словами «ОНО» и «АД»;

5) раскручивание «икон суицида» (Ренаты Камболиной – Рины Паленковой, которая бросилась под поезд в ноябре 2015 года, предварительно сделав селфи на фоне проезжающего поезда и выложив их на своей странице в Сети с подписью «ня. пока.», и псковских Бонни и Клайда – школьников Дениса Муравьева и Кати Власовой, покончивших с собой после перестрелки с полицией);

6) стандартные способы объявления о «суицидальном квесте» – так называемые хештеги (#): #СинийКит, #ТихийДом, #ЯвИгре и др.;

7) типичные способы обработки сознания: прохождение ряда стадий (выполнение 50 заданий), депривация сна, угрозы убийства близких в случаях неподчинения и др.


К числу наиболее частых причин суицидов среди подростков относят следующие:

• напряженные отношения с родителями;

• конфликты со сверстниками и учителями;

• потеря любимого человека;

• подражание человеку, совершившему самоубийство;

• уязвленное чувство собственного достоинства;

• переезд семьи на новое место жительства;

• неразделенная любовь и ревность;

• нежелательная беременность;

• состояние переутомления;

• разрушение защитных механизмов личности вследствие употребления психоактивных веществ.

К суициду могут привести как насмешки и постоянное чувство неполноценности у подростков с плохой успеваемостью, так и неожиданная неудача у отличника, привыкшего к восхищению и не способного пережить чувство обиды, стыда и вины за то, что подвел родителей. В зоне риска находятся подростки из неблагополучных семей с различными формами дисгармоничного развития, со склонностью к асоциальному поведению, повышенной агрессивностью. Также высок риск суицидного поведения у подростков, отличающихся высоконравственными устоями, с идеализацией чувства любви и дружбы. Книжное восприятие действительности и столкновение с реальностью приводит таких детей к стрессовым состояниям.

Имеется определенная связь суицидного поведения подростка с типом акцентуации характера. Для нарциссического подростка характерны склонность к риску, пренебрежение опасностью. Конформный подросток может совершить суицид за компанию. Для сенситивных подростков характерны повторные вспышки суицидных мыслей в ситуации, которая подогревает свойственное им представление о собственной неполноценности. Под влиянием цепи неудач, обид и разочарований они могут совершить неожиданное для окружающих самоубийство по механизму «последней капли».

Циклоидные подростки попадают в поле зрения психиатра обычно в связи с суицидными попытками во время субдепрессивной фазы, которая углубляется жизненными неудачами и нареканиями окружающих. У них заметна печать отчаяния, неосознанное желание навредить самому себе.

У лабильного циклоида возможны аффективные суицидные попытки или истинные покушения на самоубийство в субдепрессивной фазе, если в это время подросток подвергается психической травматизации, укрепляющей его в мыслях о своей неполноценности. У него может также развиться суицидоопасная депрессивная реакция на утрату значимых лиц, разлуку с ними, отвержение ими. У таких подростков значимы аффективные реакции самонаказания. Суицидное поведение отличается быстрым принятием решения, основывается на неопределенном стремлении «что-то с собой сделать». Другим фактором может служить желание «забыться». Чаще всего к саморазрушающему поведению толкает эмоциональная холодность близких и значимых лиц.

Импульсивные подростки склонны к суицидным демонстрациям, которые чаще всего спровоцированы наказаниями. Подросток считает наказание несправедливым и совершает демонстративную попытку самоубийства, чтобы доставить неприятности обидчику. На фоне аффекта или опьянения подросток может перейти меру осторожности. В состоянии одиночества или в безысходной ситуации агрессия может обернуться на самого себя. Обычно подросток наносит порезы и ожоги, порой из мазохистских побуждений.

Демонстративное суицидное поведение служит основной причиной психиатрической госпитализации истероидных подростков в возрасте 15–16 лет. Выбираются лишь безопасные способы «суицида» или изображается серьезная попытка в расчете на вмешательство окружающих. В качестве причины подростки обычно называют неудачную любовь, однако под этим романтическим ореолом, как правило, скрывается необходимость восстановить утраченный статус, побыть в центре внимания, избежать наказания и самому наказать обидчиков. Если подросток таким образом достигает своей цели, суицидные демонстрации становятся для него привычным способом разрешения конфликтов.

К суицидным демонстрациям примыкает подростковая бравада, когда игра со смертью используется для получения репутации исключительной личности. У лабильных истероидов и возбудимых подростков встречаются острые аффективные суицидные реакции, при которых на высоте аффекта на какой-то момент может возникнуть желание умереть или вручить свою жизнь воле случая: «Будь что будет!» В таких случаях демонстративное по замыслу действие может закончиться самоубийством.

Подросткам трудно формулировать свои мысли и переживания. Они не могут объяснить, что чувствуют, не умеют анализировать свои поступки и прогнозировать их последствия. Совершая манипулятивные демонстративные суициды, психически здоровые подростки часто наносят реальный вред своему здоровью из-за неадекватного прогнозирования медицинских последствий в связи с собственной некомпетентностью.


Подростковый криз включает перепады настроения без достаточных причин и другие попеременные полярные проявления: повышенную ранимость и браваду, застенчивость и развязность, сентиментальность и черствость, жажду признания и подчеркнутую независимость, антиавторитарность и обожание случайных кумиров, чувственное фантазирование и сухое мудрствование.

На этом фоне легко возникают суицидоопасные депрессивные реакции. Основные внутренние конфликты в это время:

• бунт против контроля со стороны взрослых/потребность в руководстве;

• желание близости/страх интимности;

• испытание и проверка на прочность внешних границ/поддержка и забота со стороны взрослых;

• мысли о будущем/ориентация на настоящее;

• сексуальное созревание/психическая неподготовленность к сексуальному опыту.

В это время наблюдаются следующие характерные реакции.


Реакция эмансипации заключается в стремлении высвободиться из-под чрезмерной опеки старших. У недостаточно любимого ребенка, воспитывающегося по методу строгих наказаний за непослушание и вознаграждений за деловые успехи, побуждения переориентируются на замещающие объекты, и формируется высокий уровень ожиданий и притязаний. Если родители постоянно ругают ребенка за эгоизм, хвастовство или недомыслие, он усваивает представление о себе как о никчемном и глупом человеке и соответственно себя ведет. Крайняя форма реакции – побеги из дома и бродяжничество.

Самый опасный соблазн: не походить ни на кого.

Альбер Камю

Вариантом этой реакции является реакция оппозиции, которая возникает в ситуации лишения привычной любви и заботы или при непомерных требованиях со стороны матери и других близких. Истероидные и шизоидные подростки критикуют порядок, гипертимные нарушают его. Возможны уходы из дома, прогулы школы и другие нарушения правил и порядка, а также демонстративное суицидное поведение.

Реакция группирования со сверстниками проявляется в потребности подростка быть членом группы сверстников, чаще однополой. При семейно-педагогической запущенности, а также в закрытых заведениях для подростков (интернаты, спортивные лагеря, отделения больниц) реакция группирования может стать главным регулятором поведения подростка. В рамках этой реакции может развиться болтаголизм – аддикция отношений, начинающаяся с многочасовых пустых разговоров у подъезда, бесцельного времяпровождения в компании приятелей и т. п.

Хобби-реакции проявляются в виде очень важных для подростка увлечениях, которые делятся на интеллектуально-эстетические, телесно-мануальные, лидерские, накопительские, эгоцентрические, азартные, информативно-коммуникативные. Ради хобби подросток может жертвовать остальными занятиями, в том числе учебой. Азартные увлечения этого времени могут перейти, например, в спортивный и музыкальный фанатизм.

Реакция компенсации заключается в восполнении неудач в одной сфере (например, в учебе) – в другой (например, в «смелом» поведении). О реакции гиперкомпенсации говорят и в тех случаях, когда подросток пытается самоутвердиться именно в трудной для него области: например, застенчивый мальчик пытается стать своим в дурной компании, начинает курить, пить, принимать наркотики, оставляет учебу.

Реакция имитации обнаруживается в подражании кумиру, причем это может быть как поп-звезда, так и преступный авторитет, окруженный романтическим ореолом. Вариантом является реакция отрицательного подражания, при которой поведение подростка прямо противоположно навязываемому образцу. Иногда сын алкоголика за счет отрицательной имитации становится трезвенником. К сожалению, чаще эта реакция лежит в основе необъяснимого появления хулигана и наркомана в семье с завышенными моральными требованиями.

Рекомендации родителям

Сочувственно выслушайте подростка. В состоянии душевного кризиса любому из нас, прежде всего, необходим кто-нибудь, кто готов нас выслушать. Приложите все усилия, чтобы понять проблему, скрытую за словами. Оцените глубину эмоционального кризиса. Подросток может испытывать серьезные трудности, но при этом не помышлять о самоубийстве.

Часто человек, недавно находившийся в состоянии депрессии, вдруг развивает бурную, неустанную деятельность. Такое поведение также может служить основанием для тревоги.

Внимательно отнеситесь ко всем, даже самым незначительным обидам и жалобам. Не пренебрегайте ничем из сказанного. Подросток может и не давать волю чувствам, скрывая свои проблемы, но в то же время находиться в состоянии глубокой депрессии. Оцените серьезность намерений и чувств подростка. Если он или она уже имеют конкретный план самоубийства, то ситуация более острая, нежели когда эти планы расплывчаты и неопределенны.

Не бойтесь прямо спросить, не думают ли он или она о самоубийстве. Опыт показывает, что такой вопрос редко приносит вред. Часто подросток бывает рад возможности открыто высказать свои проблемы. Следующие вопросы и замечания помогут завести разговор о самоубийстве и определить степень риска в данной ситуации.

– Похоже, у тебя что-то стряслось. Что тебя мучает? (Так можно завязать разговор о проблемах подростка.)

– Ты думал когда-нибудь о самоубийстве?

– Каким образом ты собираешься это сделать? (Этот вопрос поможет определить степень риска. Чем более подробно разработан план, тем выше вероятность его осуществления.)

Утверждения о том, что кризис уже миновал, не должны ввести вас в заблуждение. Часто ребенок может почувствовать облегчение после разговора о самоубийстве, но вскоре опять вернется к тем же мыслям. Поэтому так важно не оставлять его в одиночестве даже после успешного разговора. Поддерживайте его и будьте настойчивы.

Подростку в состоянии душевного кризиса нужны строгие утвердительные указания. Осознание вашей компетентности, заинтересованности в его судьбе и готовности помочь дадут ему эмоциональную опору. Убедите его в том, что он сделал верный шаг, приняв вашу помощь. Оцените его внутренние резервы. Если подросток сохранил способность анализировать и воспринимать советы окружающих, ему будет легче вернуть душевные силы и стабильность.

Следует принять во внимание и другие возможные источники помощи: родственников, друзей, учителей, священников, к которым можно обратиться. Попытайтесь убедить подростка обратиться к специалистам (психологу, врачу). В противном случае обратитесь к ним сами, чтобы вместе разработать стратегию помощи.

Карта риска суицида подростка

Оцените риск суицида путем алгебраического сложения баллов:

менее 9 баллов – риск суицида незначителен;

9–15,5 балла – риск суицида присутствует;

более 15,5 балла – риск суицида значителен.


Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Кризисная терапия подростков

Острая фаза 1 (клиническое лечение проводится в отделении интенсивной терапии).

Цель: неотложная медицинская помощь, оценка риска повторного суицида, построение доверительных отношений, семейный диагноз.

Методы: лечение соматических осложнений; совместное психиатрическое и психотерапевтическое обслуживание, выявление мотивов суицида; установление контакта с семьей.


Острая фаза 2 (клиническое лечение в психиатрически-психотерапевтическом отделении).

Цель: защита от саморазрушительных импульсов, укрепление доверительного отношения к терапевту, устранение одиночества и изоляции, выявление семейной конфликтной ситуации, провоцирующей суицид.

Методы лечения: наблюдение и уход со стороны персонала; регулярные индивидуальные беседы для выяснения динамики суицидного поведения, разработка стратегий совладания с кризисом; включение в стационарную работу (групповую терапию, терапию занятостью и др.); решение о виде и интенсивности работы с семьей (консультации с родителями или семейная терапия).


Фаза отдыха (клиническое лечение в психиатрически-психотерапевтическом отделении).

Цель: стабилизация терапевтических отношений, изменение условий, провоцирующих суицид, подготовка социальной реадаптации.

Методы лечения: расширение радиуса действия (например, выход с другими пациентами); продолжение индивидуальных бесед, разработка плана профилактики; продолжение групповой работы; интенсификация бесед с родителями и семьей с целью подготовки к выписке; мероприятия в отношении среды (например, установление контакта с другими значимыми лицами).


Фаза ремиссии (амбулаторное лечение в поликлинике или у частного врача).

Цель: профилактика новой суицидной попытки, активизация «котерапевтов».

Методы лечения: наблюдение близкими людьми в домашнем окружении; подробные беседы с терапевтом, возможно также по телефону; продолжение работы с семьей, преодоление новых осложнений или конфликтов; оказание помощи при включении в социальное окружение (например, мероприятия, касающиеся школы).


Когнитивно-поведенческий подход в объяснении происхождения кризиса у детей делает акцент на недостатке социальной компетентности и способности к общению. Вначале я выявляю у подростка дисфункциональные убеждения в виде негативной самооценки, негативной картины мира и негативного ожидания будущего. Затем я ставлю их под сомнение, проявляя эмпатию (чуткость, душевность) и задавая вопросы таким образом, чтобы не навязывать подростку собственное мнение или отношение. Противопоставляя аргументы «за» и «против», подросток познает свои фиксированные схемы мышления, перепроверяет их и заменяет конструктивными идеями, более ориентированными на реальность.

Противопоставляя аргументы «за» и «против», подросток должен:

а) познать свои фиксированные схемы мышления;

б) перепроверить их;

в) заменить конструктивными идеями, более ориентированными на реальность.

В конце каждой беседы мы вместе с подростком подбираем домашние задания, состоящие из ряда ступеней возрастающей трудности. Задания выбираем таким образом, чтобы пациент мог видеть успешность терапии и свои растущие возможности.

В процессе терапии пациенты научаются мысленно продолжать соответствующий диалог в ситуациях, провоцирующих негативные переживания. К лечению регулярно привлекаются родители, чтобы избежать противоречий в подходе к подростку, которые могут помешать терапии.

Тренинг самоконтроля направлен на изменение суицидогенных когнитивных процессов с помощью самонаблюдения, самооценки и самопоощрения. Путем самонаблюдения подросток выявляет стрессоры и фиксированные негативные схемы мышления в своей повседневной жизни, а также оценивает эффективность терапии.

При тренинге самооценки пациент обучается видеть себя более реалистично и оптимистично, признавать собственные достоинства, замечать позитивные изменения. В рамках самопоощрения пациент награждает себя за позитивные стратегии решения проблем.

Аффективный тренинг направлен на знакомство подростков с широким диапазоном эмоциональных переживаний у себя и других. Чувства могут идентифицироваться с помощью мимики и жестов в игровой форме. Часто ролевые игры и изобразительный материал больше поощряют пациента к сотрудничеству, чем простой разговор. Вместе с подростком мы составляем план занятий, в который включаются приятные для пациента виды деятельности и мероприятия. Они противодействуют склонности к уходу, пассивности и снижению мотиваций и способствуют позитивным переживаниям и улучшению настроения.

Тренинг социальных навыков нацелен на вербальные и невербальные способы общения, существенные для выражения и принятия как негативных, так и позитивных эмоций. Он включает инструкции, обучение на модели и практическое использование социально адекватных способов поведения при наличии обратной связи с терапевтом. Подросток приучается вначале обдумывать проблему, затем разрабатывать стратегии ее решения и заранее предвидеть последствия возможных действий. Советы и поддерживающие установки должны всегда исходить из личного жизненного опыта ребенка и его семьи.

Следует учитывать, что попытки спасения подростка с асоциальным поведением от ответственности за совершенное правонарушение подкрепляют его социально неприемлемые способы ослабления напряжения, препятствуют выработке критики и последующей социально-психологической адаптации.

При лечении подростков, находящихся по болезненным мотивам в конфликте с родителями, нетрудно увидеть ошибки, совершенные родителями в процессе воспитания. Еще легче заразиться негативным отношением подростка к родителям и начать с ним «дружить против них». Причинами этого обычно являются идентификация с пациентом, отреагирование недовольства собственными родителями терапевта, неосознанное соперничество с родителями пациента и т. п.

Обращая внимание подростка на ошибки, совершенные его родителями, психотерапевт может усилить агрессию пациента к ним, что чревато обострением внутрисемейного конфликта и усилением суицидного риска у пациента. Чтобы избежать этого, я не осуждаю родителей пациента, а воспринимаю их как своих клиентов, пытаюсь их понять и передать это понимание подростку. В результате подросток учится более объективно воспринимать других людей, начинает лучше понимать их трудности, становится терпимее и спокойнее.

Только живое может двигаться против течения.

Век стресса

Большая книга психологических кризисов

Тяжелый стресс

Никто не бывает несчастен только от внешних причин

Сенека

По оценкам многочисленных экспертов в настоящее время значительная часть населения страдает психическими расстройствами, вызванными острым или хроническим стрессом. Он приобретает масштабы эпидемии и представляет собой основную социальную проблему современного общества. Наиболее тяжелыми стрессорами являются: боевые действия, катастрофы, пожар, несчастный случай, присутствие при насильственной смерти другого, пытки, изнасилование, разбойное нападение. Причем более интенсивной и длительной оказывается реакция на человеческий стрессор (удержание в заложниках), чем на природную катастрофу (наводнение).

Во время стресса человек использует проблемно-решающее поведение, успешность которого определяется его личностными и социальными характеристиками: физическими (здоровье, выносливость), социальными (круг знакомых, друзей, родных), психологическими (убеждения, самооценка и т. п.), материальными.


Проблемно-решающее поведение включает два типа стратегий:

1) активные, ориентированные на разрешение проблем и приводящие к ослаблению симптомов эмоционального дистресса (самоконтроль, планирование разрешения проблем, позитивная переоценка и т. д.);

2) пассивные, направленные на редукцию эмоционального напряжения путем избегания, ухода от проблем, что, в конечном счете, приводит к нарастанию симптомов эмоционального дистресса.

Выделяют следующие способы проблемно-решающего поведения.

• Конфронтация – я буду стоять на своем и отстаивать свою позицию.

• Дистанцирование – уйду, чтобы ничего не случилось.

• Самоконтроль – я стараюсь справиться со своими проблемами сам.

• Использование социальной поддержки – я обсуждаю проблему с окружающими.

• Повышение ответственности – критикую свои действия или обучаюсь новым способам поведения.

• Избегание – делаю все, чтобы отвлечься от проблемы, расслабиться, забыться.

• Планирование разрешения проблемы – я думаю, что мне сделать.

• Позитивная переоценка ситуации – изменяю свое мнение о ситуации, нахожу в ней положительные стороны.


Стрессоры включают, но не ограничиваются перечисленным: непосредственное наблюдение за природными или антропогенными бедствиями, боевые действия, серьезные аварии, пытки, сексуальное насилие, терроризм; нападение, острая угрожающая жизни болезнь (например, сердечный приступ); наблюдение угрозы или фактического ущерба или смерти других внезапным, неожиданным или насильственным образом; известие о внезапной, неожиданной или насильственной смерти близкого человека. Ответ на стресс может включать временные эмоциональные, соматические, когнитивные или поведенческие симптомы, такие как оцепенение, спутанность сознания, грусть, беспокойство, гнев, отчаяние, гиперактивность, бездеятельность, социальный уход, амнезия, деперсонализация, дереализация или оцепенение. Вегетативные симптомы тревоги (например, сердцебиение, потоотделение, покраснение) являются общими и могут быть характерной особенностью.

Симптомы обычно появляются от нескольких часов до нескольких дней после стрессового события и обычно начинают ослабевать в течение нескольких дней после события или после удаления из угрожающей ситуации, когда это возможно. В случаях, когда стрессор продолжается или удаление невозможно, симптомы могут сохраняться, но обычно значительно уменьшаются примерно через один месяц, когда человек адаптируется к изменившейся ситуации.


Течение острого стрессового расстройства можно разделить на три стадии.

I стадия. Развивается глубокое аффективное сужение сознания, которое затрудняет контакт с окружающими. В результате взаимной индукции может возникнуть массовое саморазрушительное поведение. Исчезают моральные нормы, человек не чувствует боли при ранении, произвольная деятельность парализуется.

Ее заменяют два типа реакций:

1) «двигательная буря» (гиперкинетическая аффективно-шоковая реакция);

2) «мнимая смерть» (гипокинетическая аффективно-шоковая реакция).

В случае «двигательной бури» лицо человека выражает ужас, отчаяние. Нередко отмечаются бледность или покраснение кожи, потливость, сердцебиение, непроизвольное выделение мочи и кала. Ориентировка в окружающем нарушена, человек может бесцельно метаться или бежать навстречу опасности.

При «мнимой смерти» наблюдается состояние резкой двигательной заторможенности, застывший взгляд в одну точку, человек немеет и часто замирает в той позе, в которой его застала психическая травма.

В течение первого часа после начала воздействия стрессора развивается состояние, для которого характерны: отход от ожидаемого социального взаимодействия, сужение внимания, очевидная дезориентировка, гнев или вербальная агрессия, отчаяние или безнадежность, неадекватная или бессмысленная гиперактивность, неконтролируемая и чрезмерная грусть.


II стадия. Эмоциональный шок (продолжается один час и более). В этой стадии у человека происходит мобилизация физических сил (увеличение в 1,5–2 раза). В то же время выражены головокружение, головная боль, сухость во рту, тахикардия, переполняет чувство отчаянья. Возможно возникновение панических атак, способных заражать окружающих.

Мысли о спасении близких людей любой ценой становятся доминирующими идеями и во многом определяют поведение: хаотически стремиться куда-то бежать, что-то делать. Это мешает участникам кризисной ситуации конструктивно организовывать работу по преодолению ее последствий.

В этот период возникают три феномена: субъективное чувство сужения времени, когда все воспринимается как происходящее «здесь и сейчас», а прошлого и будущего нет; представление об отсутствии ресурсов для выхода из ситуации и переживание угрозы на уровне смыслов и ценностей. Воспоминания об этом периоде не сохраняются, так как наступает диссоциативная амнезия.


III стадия. Психофизиологическая иммобилизация (продолжается в течение примерно трех суток). На этой стадии в результате контактов с другими жертвами, с телами погибших, с сотрудниками МЧС возникает так называемое стрессовое осознание. При этом остро ощущается тяжесть произошедшего, но внимание и память снижены, возможны ложные воспоминания. Возникают переживания по типу: «Что было бы, если бы…», которые сопровождаются болезненным осознанием неотвратимости произошедшего, признанием собственного бессилия и самобичеванием в связи с «проявленной слабостью», а также «виной выжившего» перед погибшими. Крика, громкого плача нет. Человек жалуется на бессилие. Настроение и активность резко снижены. Возможны вегетативные нарушения (дрожь, тошнота, понос и пр.).

Острая реакция на стресс длится от 2 до 60 дней. Полная картина симптомов должна присутствовать не менее трех дней после травматического события и может быть диагностирована только через один месяц после события. Симптомы, которые происходят сразу после события, но разрешаются менее чем за три дня, не отвечают критериям острого стрессового расстройства. При смягчении или удалении стресса симптомы ослабевают не ранее чем через 8 часов, а при сохранении стресса – не ранее чем через 48 часов. Затем начинается процесс выздоровления: отреагирование, принятие реальности, адаптация к вновь возникающим обстоятельствам.

В случае фиксации на травме жертвы изнасилования и разбойных нападений долго не отваживаются выходить из дому без сопровождения; могут быть последствия в виде злоупотребления алкоголем и другими психоактивными веществами, а также суицидных попыток. В случае гибели товарищей или близких человек переживает, что спасал себя, не думая о них. Он испытывает чувство «вины выжившего». Это, наряду с другими отягчающими факторами, может привести к развитию тяжелой формы посттравматического стрессового расстройства.


Клиническая картина острого стрессового расстройства обычно проявляется как тревожная реакция с навязчивыми воспоминаниями о событии. Воспоминания спонтанны или вызваны напоминаниями о событии стимулами, напоминающими травматический опыт (например, звук выхлопа автомашины, вызывающий воспоминания о выстрелах). Эти навязчивые воспоминания часто включают сенсорные компоненты (например, ощущение жара, которое испытывал в горящем доме), эмоциональные (например, страх при мысли о том, что нападавшего можно было заколоть) или физиологические (например, нехватка воздуха, которую человек испытывал, когда тонул).

Нередко это происходит в виде ярких живых образов или воспоминаний – флешбэков[2]. При этом в легкой форме сохраняется осознание текущих событий, в тяжелой – осознание окружающей действительности полностью теряется. Диссоциативные состояния могут длиться от нескольких секунд до нескольких часов или даже дней, в течение которых компоненты события оживают и человек ведет себя так, как будто переживает событие в этот момент. Повторное переживание обычно сопровождается сильными или потрясающими эмоциями, такими как страх или ужас, и сильными физическими ощущениями.

Изменения в осознавании могут включать в себя деперсонализацию – отчужденное чувство себя (например, видение себя с другой стороны комнаты) или дереализацию – искаженное представление о своем окружении (например, представление, что объекты движутся в замедленном темпе, восприятие предметов в оцепенении, непонимание событий, которые обычно понимаются). Некоторые люди также сообщают о невозможности вспомнить важный аспект травматического события, которое было предположительно зафиксировано.

У многих жертв катастроф возникают повторяющиеся сны или ночные кошмары, которые тематически связаны с травматическим событием. Например, потерпевший от несчастного случая с дорожно-транспортным происшествием может видеть страшные сны, включающие в себя различные автоаварии, содержание страшных снов участника боев может быть шире, чем только о боях. Очень часто люди с острым стрессовым расстройством испытывают проблемы со сном и поддержанием сна. Они могут быть связаны с кошмарами или с общим повышенным возбуждением, которое нарушает нормальный сон.

Некоторые пострадавшие не имеют навязчивых воспоминаний о самом событии, но вместо этого испытывают сильное психологическое расстройство или физиологическую реактивность, когда подвергаются воздействию событий, которые напоминают или символизируют аспект травматического события. Например, ветреные дни для детей, переживших ураган, вхождение в лифт мужчины для женщины, которую изнасиловали в лифте. Жертва ДТП может быть особенно чувствительной к угрозе, связанной с грузовиками. Включающий сигнал может быть физическим ощущением (например, головокружение для выжившего после травмы головы), особенно для людей с выраженной соматизацией.

Стимулы, связанные с травмой, постоянно избегаются. Человек может отказаться обсуждать травматический опыт или может участвовать в стратегиях избегания, чтобы свести к минимуму осознание эмоциональных реакций. Это поведенческое избегание может включать в себя предотвращение просмотра новостей о травматическом опыте, отказ вернуться на рабочее место, где произошла травма, или избегание взаимодействия с другими людьми, которые поделились таким же травматическим опытом.

Наблюдаются проблемы концентрации, в том числе трудности запоминания ежедневных событий (например, забывание номера телефона) или целенаправленных задач (например, после долгого телефонного разговора).

Люди с острым стрессовым расстройством могут реагировать на неожиданные раздражители, проявляя повышенную реакцию испуга или нервозность при громких шумах или неожиданных движениях (например, человек может резко подпрыгнуть в ответ на телефонный звонок).

Может ощущаться неспособность чувствовать положительные эмоции (например, счастье, радость, удовлетворение или эмоции, связанные с близостью, нежностью или сексуальностью), но может испытывать негативные эмоции, такие как страх, грусть, гнев, чувство вины или стыда. Лица с острым стрессовым расстройством легко могут вспылить и даже проявить агрессивное словесное или физическое поведение в ответ на незначительную провокацию.

У лиц с острым стрессовым расстройством часто возникают панические атаки в течение первого месяца после воздействия травмы. Это может быть вызвано напоминаниями о травме или возникать спонтанно. Кроме того, люди с острым стрессовым расстройством могут проявлять хаотичное или импульсивное поведение. Например, безрассудно вести себя во время езды за рулем, принимать иррациональные решения или чрезмерно играть. Может наблюдаться раздражительность с агрессивными реакциями.

Люди с острым стрессовым расстройством обычно погружены в катастрофические или крайне негативные мысли о своей роли в травматическом событии или вероятности будущего вреда. Например, человек с острым стрессовым расстройством может чувствовать себя чрезмерно виноватым в том, что он не предотвратил травматическое событие или не смог более успешно адаптироваться к нему.

В случае тяжелой утраты после смерти, которая произошла при травматических обстоятельствах, симптомы острого стрессового расстройства могут включать острую реакцию горя. В таких случаях повторные переживания, диссоциативные проявления и симптомы возбуждения могут включать в себя реакции на потерю, такие как навязчивые воспоминания об обстоятельствах смерти человека, недоверие к тому, что человек умер, и гнев по поводу смерти.


Возрастные особенности. У детей в возрасте 6 лет и младше повторение событий, связанных с травмой, может появиться в игре и включать диссоциативные моменты. Например, маленький ребенок, который пережил автомобильную аварию, может неоднократно специально взволнованно разбивать игрушечные машины во время игры. Ребенок, переживший пожар, может рисовать пламя. Эти эпизоды обычно кратки, но связаны с тем, что травматическое событие происходит в настоящем, а не вспоминается как прошлое и ассоциируется со значимым дистрессом.

Маленькие дети могут сообщать о пугающих снах без содержания, которые четко отражают аспекты травмы (например, пробуждение в испуге после травмы, но с неспособностью связать содержание сна с травматическим событием). Маленькие дети не обязательно проявляют реакции страха во время воздействия или даже во время повторного переживания. Родители обычно сообщают о различных эмоциональных проявлениях, таких как гнев, стыд или избегание, и даже о чрезмерно ярких положительных аффектах у детей, переживших травму. Хотя дети могут избегать напоминаний о травме, иногда они становятся озабоченными воспоминаниями о ней (например, маленький ребенок, укушенный собакой, может постоянно говорить о собаках, но избегает выходить на улицу из-за страха встретиться с собакой).

Реакции на стрессовые события у детей могут включать соматические симптомы (например, боли в животе или головные боли), разрушительное, регрессивное или оппозиционное поведение, гиперактивность, истерики, проблемы концентрации, раздражительность, изоляцию, чрезмерные мечты, повышенную привязчивость, ночное недержание мочи и нарушения сна. Может быть выраженная тревога разлуки, возможно, проявляемая чрезмерными потребностями во внимании со стороны воспитателей. У подростков реакции могут включать в себя употребление психоактивных веществ и различные формы отыгрывания действием или рискованное поведение.


К факторам риска относятся предшествующие психические расстройства, высокий уровень негативной эмоциональности (невротизм), более выраженная серьезность травматического события и избегающий стиль преодоления. Катастрофические оценки травматического опыта, часто характеризующиеся преувеличенными оценками будущего вреда, вины или безнадежности, являются весьма вероятным прогнозом острого стрессового расстройства. Повышенная реактивность, проявляющаяся в резкой реакции испуга в ответ на громкий звук, до воздействия травмы увеличивает риск развития острого стрессового расстройства. Повышенный риск расстройства у женщин может быть обусловлен частично высоким условным риском острого стрессового расстройства, такого как изнасилование и другое межличностное насилие.


Схожие состояния. Депрессивные или гневные реакции в расстройстве адаптации могут включать в себя навязчивые мысли о травматическом событии, в отличие от непроизвольных и навязчивых тревожных воспоминаний при остром стрессовом расстройстве.

Спонтанные панические атаки очень распространены при остром стрессовом расстройстве. Тем не менее, паническое расстройство диагностируется только в том случае, если панические атаки являются неожиданными и возникает тревога в отношении будущих атак или неадекватные изменения в поведении, связанные со страхом перед тяжелыми последствиями атак.

Тяжелые диссоциативные реакции (при отсутствии характерных симптомов острого стрессового расстройства) могут быть диагностированы как дереализация/деперсонализация. Если тяжелая амнезия травмы сохраняется при отсутствии характерных симптомов острого стрессового расстройства, может быть указан диагноз диссоциативной амнезии.

Если симптомы не начинают уменьшаться в течение примерно одной недели после прекращения стресса (или в течение примерно одного месяца в случае продолжающихся стрессоров), в зависимости от характера симптомов следует рассматривать такой диагноз, как расстройство адаптации или посттравматическое стрессовое расстройство.

Признаки, ранее называвшиеся постконтузионными (например, головные боли, головокружение, обостренная чувствительность к свету или звуку, раздражительность, дефицит концентрации), могут возникать при поражении головного мозга и без его поражения, в том числе у людей с острым стрессовым расстройством. В то время как повторные переживания и избегание характерны для острого стрессового расстройства, стойкая дезориентация и спутанность более специфичны для нейрокогнитивных нарушений, чем для острого стрессового расстройства.

Рекомендации потерпевшим

1. Контакты и отношения

Говорите с людьми о ваших переживаниях, а не о том, что случилось. Даже если вас тянет быть в одиночестве и никого не хочется видеть, старайтесь поддерживать связи с людьми. Сохраняйте контакт с семьей и друзьями. Проводите больше времени с вашими близкими – возможно, они тоже находятся в тревоге.

Разговаривайте с теми, кто перенес в прошлом тяжелые утраты. Попытайтесь организовать группы обсуждения и поддержки там, где это возможно, – на работе, среди друзей, соседей. Если вы религиозны или у вас есть кружок духовных друзей – сохраняйте связь с ними. Уделите внимание вашей вере и духовным потребностям.


2. Забота о себе

Позаботьтесь о питательной пище, достаточном сне и физических упражнениях. Помните: переживает не только ваша душа, но и тело, оно нуждается в уходе и поддержке. Постарайтесь не избегать занятий, которые доставляют вам довольствие. Уделите внимание своему внутреннему состоянию и вашим потребностям: например, выключите или не смотрите «Новости», если вы чувствуете потребность в покое.

Попытайтесь отметить, что в истории вашей жизни оживили тяжелые события? Что вдруг всплыло в памяти, с кем из вашей прошлой жизни и о чем вам хотелось бы поговорить, что вдруг выяснилось из прошлого и т. д. Воздержитесь от разговоров о больших новых проектах, изменениях в жизни, о том, как вы будете справляться с возможными новыми трудностями. Оставьте это на потом.


3. Держитесь привычного

Постарайтесь быть в устойчивом обществе близких, которые сочувствуют вам. Делайте повседневные житейские дела – они могут помочь вам вновь почувствовать себя самим (самой) собой и успокоить тревогу. Время больших стрессов – не лучшее время для принятия ответственных решений и серьезных изменений в жизни; если у вас есть выбор – не спешите принимать решение. Важно использовать привычные для вас подходы и придерживаться (насколько это возможно) тех способов и того темпа жизни, которые обычно вам свойственны, выполнять повседневные дела.


4. Действуйте

Выражайте свои мысли и мнения кому-нибудь, связанному с пережитым, кого вы хотите спросить, проинформировать или поблагодарить. Не избегайте тех сфер жизни, в которых вы можете проявить себя. Подумайте, что хорошего можно найти в вашем теперешнем положении? Может быть, настоящая жизнь только теперь и начинается? Недаром говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло!»


5. Помогайте вашим детям справиться со стрессом

Говорите с детьми о случившемся, об их переживаниях и страхах. Побуждайте детей спрашивать и отвечайте на их вопросы, сообразуясь в своих ответах с их потребностями, интересами и возможностями. Помогите им понять, как событие затронуло их жизнь и тех людей, которых они любят.

Убеждайте детей в том, что они теперь в безопасности. Просветите их (сами или обратитесь за помощью) – объясните, что такое пожар, наводнение, терроризм и т. д., в зависимости от характера происшедшего. Если вы потеряли кого-то из любимых людей, расскажите детям об этом человеке. Ваши отношения с этим человеком продолжаются постольку, поскольку вы сохраняете память о пережитом вместе с ним.


6. Ищите дальнейшей помощи

Устанавливайте контакты с помогающими организациями. Если вы чувствуете, что не справляетесь со стрессом, вызываете очень большую озабоченность у близких или склонны к саморазрушительному или опасному поведению: алкоголь, наркотики, агрессия, – обратитесь к психологу или психотерапевту.

Острое стрессовое расстройство по МКБ-11

A. Воздействие реальной или угрожаемой смерти, серьезной травмы или сексуального насилия одним или несколькими из следующих способов.

1. Непосредственно переживает травматическое событие (события).

2. Лично наблюдает событие (события), происходящее с другими.

3. Узнает, что событие произошло с близким родственником или близким другом[3].

4. Испытывает повторное или экстремальное воздействие отвратительных подробностей травматического события (например, первые собиратели человеческих останков, сотрудники полиции, неоднократно подвергающиеся воздействию подробностей жестокого обращения с детьми)[4].


B. Наличие девяти (или более) следующих симптомов из любой из пяти категорий навязчивостей, негативного настроения, диссоциации, избегания и возбуждения, начинающихся или ухудшающихся после травмирующего события (явлений):

Навязчивости:

1. Повторяющиеся, непроизвольные и навязчивые тревожные воспоминания о травматическом событии (событиях)[5].

2. Повторяющиеся тревожные сны, в которых содержание и/или влияние сна связаны с событием (событиями)[6].

3. Диссоциативные реакции (например, воспоминания), в которых индивид чувствует или действует так, как будто травматическое событие повторяется. Такие реакции могут возникать в непрерывном течении, причем самым экстремальным выражением является полная потеря осознавания реального окружения[7].

4. Интенсивный или длительный психологический стресс или выраженные физиологические реакции в ответ на внутренние или внешние сигналы, которые символизируют или напоминают аспект травматического события (событий).

Негативное настроение

5. Постоянная неспособность испытать положительные эмоции (например, неспособность испытать счастье, удовлетворение или нежные чувства).

Диссоциативные симптомы

6. Измененное ощущение реальности окружающего или самого себя (например, видение себя со стороны, замешательство, замедление времени).

7. Неспособность запомнить важный аспект травматического события (случаев), как правило, из-за диссоциативной амнезии, а не других факторов, таких как травма головы, алкоголь или наркотики.

Симптомы избегания

8. Усилия, направленные на то, чтобы избежать тревожных воспоминаний, мыслей или чувств о травматических событиях или тесно связанных с ними.

9. Усилия избегать внешних факторов (людей, мест, разговоров, действий, объектов, ситуаций), которые вызывают тревожные воспоминания, мысли или чувства или тесно связаны с травматическим событием (событиями).

Симптомы возбуждения

10. Нарушение сна (например, затрудненное засыпание, прерывистый или беспокойный сон).

11. Раздражительное поведение и вспышки гнева (с незначительной провокацией или без нее), которые обычно выражаются как словесная или физическая агрессия по отношению к людям или объектам.

12. Гиперчувствительность.

13. Проблемы с концентрацией.

14. Преувеличенная реакция испуга.


C. Продолжительность нарушения (симптомы из критерия B) составляет от трех дней до одного месяца после воздействия травмы[8].


D. Нарушение вызывает клинически значимое расстройство или ухудшение в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования.


E. Нарушение не связано с физиологическим действием вещества (например, лекарственным средством или алкоголем) или другим медицинским состоянием (например, легкой черепно-мозговой травмой) и не объясняется лучше острым психотическим расстройством.

Правила для психологов при оказании экстренней помощи в ЧС

1. Прежде чем приступать к помощи, определите, кто из пострадавших в чем нуждается. Уделите этому 30 секунд при одном пострадавшем, около 5 минут – при нескольких. Будьте готовы к среднему уровню возбуждения у пострадавшего (это нормально).

2. Узнайте имена нуждающихся в помощи. Точно скажите, кто вы и какие функции выполняете. Скажите пострадавшим, что помощь скоро прибудет, что вы об этом позаботились.

3. Займите положение на том же уровне, что и пострадавший, возьмите его за руку или похлопайте по плечу. Не поворачивайтесь к пострадавшему спиной, не обвиняйте его.

4. Расскажите пострадавшему, какая помощь будет ему оказана. Сразу скажите ему, что вы ожидаете от своей помощи и как скоро можно ожидать успеха. Расскажите о своей квалификации и опыте, чтобы пострадавший убедился в вашей компетентности.

5. Дайте пострадавшему посильное поручение, чтобы он мог убедиться в способности самоконтроля.

6. Дайте пострадавшему высказаться. Будьте внимательны к его чувствам и мыслям, пересказывайте позитивное.

7. При расставании найдите себе замену и проинструктируйте этого человека о том, что нужно делать с пострадавшим.

8. Привлеките людей из ближайшего окружения пострадавшего для оказания ему помощи. Инструктируйте их и давайте простые поручения. Избегайте любых слов, которые могут вызвать у кого-либо чувство вины.

9. Постарайтесь оградить пострадавшего от излишнего внимания и расспросов. Давайте любопытным конкретные задания.

10. Снимайте возникшее у вас в процессе работы напряжение с помощью релаксации и профессиональной супервизии.


Экстренная психологическая помощь пострадавшему, находящемуся в ступоре. Согните пострадавшему пальцы на обеих руках и прижмите их к основанию ладони. Большие пальцы должны быть выставлены наружу. Кончиками большого и указательного пальцев массируйте пострадавшему позитивные точки, расположенные над глазами ровно посредине между линией роста волос и бровями, четко над зрачками. Ладонь свободной руки положите на грудь пострадавшего. Подстройте свое дыхание под ритм его дыхания. Говорите пострадавшему на ухо тихо, медленно и четко то, что может вызвать сильные эмоции (лучше негативные), чтобы добиться его реакции.

В случае двигательного возбуждения, находясь сзади, просуньте свои руки пострадавшему под мышки, прижмите его к себе и слегка опрокиньте на себя. Изолируйте пострадавшего от окружающих. Массируйте позитивные точки. Говорите спокойным голосом о чувствах, которые он испытывает. Не спорьте с пострадавшим, не задавайте вопросов, избегайте начинать фразы с частицы «не».

В случае агрессии сведите к минимуму количество окружающих. Дайте пострадавшему выговориться или «избить подушку». Поручите ему тяжелую физическую работу. Демонстрируйте благожелательность («Ты ужасно злишься, тебе хочется все разнести вдребезги. Давай вместе найдем выход из этой ситуации»). Старайтесь разрядить обстановку смешными комментариями или действиями. Агрессию можно погасить страхом наказания, если нет цели получить выгоду от агрессивного поведения и если наказание строгое и вероятность его осуществления велика.

В случае паники положите руку пострадавшего себе на запястье, чтобы он ощутил ваш спокойный пульс. Дышите глубоко и ровно, побуждайте пострадавшего дышать в одном с вами ритме. Выслушайте пострадавшего, проявив заинтересованность, понимание, сочувствие. Сделайте пострадавшему легкий массаж наиболее напряженных мышц тела.

В случае дрожи нужно усилить ее. Возьмите пострадавшего за плечи и сильно, резко потрясите в течение 10–15 секунд. Продолжайте разговаривать с ним, чтобы он не принял ваши действия за нападение. Не обнимайте пострадавшего и не прижимайте его к себе, не укрывайте его чем-нибудь теплым, не призывайте взять себя в руки. Дайте пострадавшему возможность отдохнуть, постарайтесь уложить его спать.

В случае истерического припадка удалите зрителей, создайте спокойную обстановку, останьтесь с пострадавшим наедине, если это не опасно для вас. Неожиданно совершите действие, которое может сильно удивить (с грохотом уроните предмет, облейте водой, резко крикните на пострадавшего, дайте ему пощечину). Говорите с пострадавшим уверенно, короткими фразами: «Выпей воды», «Умойся». Уложите пострадавшего спать.

В случае плача не оставляйте пострадавшего одного. Возьмите его за руку, положите свою руку ему на плечо или спину, погладьте по голове. Периодически произносите: «ага», «да», кивайте головой, подтверждая, что вы слушаете и сочувствуете. Повторяйте за пострадавшим отрывки фраз, в которых он выражает свои чувства; говорите о своих чувствах и чувствах пострадавшего. Не старайтесь успокоить пострадавшего. Дайте ему возможность выплакаться и выговориться, «выплеснуть» из себя горе, страх, обиду. Не задавайте вопросов, не давайте советов. Ваша задача – выслушать. Помогите человеку, столкнувшемуся с угрозой для жизни, выразить свои чувства устно или письменно. Предложите ему сделать выводы из пережитой ситуации, полезные для дальнейшей жизни. Организуйте общение товарищей по несчастью, предложите обменяться телефонами. Не позволяйте пострадавшему использовать роль жертвы для получения выгоды.

Помощь жертве сексуального насилия. Не бросайтесь сразу обнимать пострадавшую. Возьмите ее за руку или положите руку ей на плечо. Если увидите, что ей это неприятно, избегайте телесного контакта. Определите состояние психического и соматического здоровья пострадавшей. Выявите и проработайте тему самоубийства.

Не расспрашивайте пострадавшую о подробностях случившегося, не обвиняйте ее. Важно, чтобы пострадавшая вспоминала столько, сколько может выдержать. Пострадавшая нуждается в том, чтобы поверить себе и своим воспоминаниям, но ей не хочется вновь переживать тяжелые чувства, она стыдится вас, боится оттолкнуть. Ободрите ее словами: «Чем больше вы рассказываете о пережитом, тем меньше негативной энергии остается, вам становится легче». При рассказе пострадавшей о событии побуждайте ее больше говорить не о конкретных деталях события, а о чувствах, связанных с ним.

Дайте пострадавшей понять, что она может рассчитывать на вашу поддержку и при этом сама решать, что ей сейчас необходимо, чтобы она чувствовала, что не потеряла контроля над реальностью. Если пострадавшая решила обратиться в полицию, идите вместе с ней. Ваша поддержка понадобится, когда ей придется вспоминать и вновь переживать ужасную ситуацию. Если пострадавшая живет вместе с виновником насилия, подумайте о другом месте жительства для нее или обеспечьте ей социальную поддержку и научите избегать провоцирования агрессора.

Она может винить себя в том, что недостаточно активно защищалась, или в том, что в момент насилия против воли испытала приятные ощущения. Помогите пострадавшей снять с себя ответственность за случившееся. Добивайтесь, чтобы она обвиняла не себя, а насильника и поняла, что сделала все возможное в таких обстоятельствах. Помогите пострадавшей освободить долго сдерживаемый гнев. Направьте его на насильника с помощью составления послания или разыгрывания психодрамы.

Установите контакт с «раненым внутренним ребенком» с помощью рисования, двигательных игр в группе и т. п. Определите и восстановите личностные границы пострадавшей, которые были нарушены насилием; восстановите самооценку и доверие к себе. Помогите ей оплакать то, что было утрачено в момент насилия: детство, семью (в случае инцеста), девственность, доверие к людям, чувство безопасности и т. д. Обеспечьте движение дальше – это момент, когда человек чувствует, что ему удалось включиться в жизнь.


Кризисная психологическая помощь детям с ПТСР базируется на нарративном (повествовательном) подходе. Вначале у ребенка выясняют, какие он любит игрушки, игры, сказки. Затем ему предлагают вместе сочинить новую сказку, героями которой назначаются любимые персонажи пациента. Начинает ее терапевт, потом просит ребенка продолжить. При этом сюжет сказки строится так, что исподволь начинает отражать пережитую травматическую ситуацию. Ребенок, замыкающийся и отказывающийся обсуждать ее в обычной беседе, рассказывает о том, что происходит с ним, идентифицируя себя с героем сказки.

Далее идет осмысление происходящего, а потом – работа с реакциями. Ребенку предлагается рассказать, как оценивал герой происходящие в сказке события и что при этом чувствовал. Далее сюжет направляется терапевтом таким образом, что побуждает ребенка рассказать об особенностях поведения героя в сложной ситуации. Потом ему подсказываются способы конструктивного выхода из нее, он с помощью терапевта использует их в своем повествовании, убеждается в их эффективности, после чего счастливый исход истории становится очевидным. Повторение сказки, имеющей счастливый конец, закрепляет эффект, но нередко обнаруживает новые, еще не обсужденные темы. В этом случае в сюжет совместно вносятся соответствующие поправки.

Ребенку также предлагают создать серию рисунков на заданные психологом темы. Все темы для рисования являются эмоционально насыщенными и обычно сформулированы от первого лица. Список тем варьируется с учетом прежней истории, индивидуально-психологических особенностей ребенка и выявляемой в процессе обследования в ситуации «здесь и сейчас» значимой проблематики.

После того как ребенок создаст рисунок на первую заданную тему, терапевт с помощью уточняющих вопросов побуждает его составить по рисунку рассказ. Затем записывает все ответы ребенка, выделяя ключевые слова, предлагает ребенку следующий лист бумаги и формулирует новую тему для рисования.


Правила работы в условиях чрезвычайной ситуации сотрудников МЧС, психологов и врачей, оказывающих помощь пострадавшим, предполагают обязательное соблюдение чередования смен работы и отдыха, предоставление им регулярного горячего питания, обеспечение безопасности, условий для сна. Однако даже при соблюдении этих правил через некоторое время у специалистов, работающих в чрезвычайных ситуациях, возникает ощущение хронической усталости, возможно появление симптомов синдрома выгорания. С ним связано развитие психосоматических расстройств и депрессии, снижение уровня трудовой морали и продуктивности. Из-за выгорания большинство специалистов в среднем через 7 лет меняют работу.

С целью профилактики формирования профессиональной деформации необходимо больше времени проводить с близкими, активнее принимать участие в делах семьи, вместе ездить на природу, ходить на выставки, концерты, спектакли.

Полезно расширение круга общения за счет людей разных профессий, не имеющих отношения к специфике работы в чрезвычайных ситуациях. Мощным ресурсом может стать чтение художественной литературы, просмотр видеофильмов, выявление и развитие собственных творческих способностей, формирование у себя увлечений, занятия спортом.

Специалисты сами должны периодически получать психологическую помощь у коллег, не участвующих в работе с пострадавшими. Такая работа может проводиться как индивидуально, так и с группой. Чаще используются краткосрочные групповые занятия (в течение 4 дней, по две 1,5-часовые сессии в день, с перерывом в 30 минут). Группа должна состоять не более чем из 10 человек.

Наибольшей психотерапевтической ценностью при этом обладает групповая поддержка и сплоченность. Обсуждение в группе носит характер «свободной групповой ассоциации». Ведущий не задает тему, не структурирует процесс. При проведении «фокусных групп» прорабатывается одна актуальная для всех участников тема, однако в рамках этой темы группа свободна в своих ассоциациях.

В групповом анализе рассказы и описания внешних событий часто рассматриваются как метафоры происходящего «здесь и сейчас». Задача ведущего – помочь участникам выразить свои чувства, мысли, исследовать неосознаваемый смысл происходящего. С одной стороны, все группы проходят закономерные фазы развития, различающиеся по тематике, отношениям, эмоциям, решаемым задачам, с другой стороны, каждая группа развивается по-своему, у каждой – свой, индивидуальный путь, отражающий потребности и проблемы ее участников.

Своевременная кризисная поддержка в остром периоде купирует симптоматику и предотвращает ее хронизацию. Сопутствующие фобические симптомы ликвидируют с помощью когнитивно-поведенческой терапии: применяются прогрессивная релаксация, градуированное погружение в стимульный материал, контроль иррациональных мыслей. В дальнейшем может понадобиться краткосрочная психодинамическая терапия, направленная на коррекцию личностных структур, ответственных за индивидуальную предрасположенность к ПТСР. По возможности следует избегать госпитализации во избежание развития рентных установок и психической инвалидизации. В организации поддерживающей психотерапии большую роль играют семья и ближайшее окружение пострадавшего.

Для того чтобы человек вышел из пассивной роли жертвы, необходимо восстановить у него чувство собственной активности, контроля над ситуацией. Задачами терапии являются поддержка, проработка травмирующего материала, переоценка кризисной ситуации, изменение мировосприятия, повышение самооценки, выработка реалистической перспективы и активной жизненной позиции. Важно вернуть клиенту чувство компетентности за счет воспоминания о преодоленных трудных ситуациях и проектирования будущего, в котором можно использовать удачный прошлый опыт.

При этом психолог должен отслеживать возможные суицидные тенденции и аффективные реакции, разряжать агрессию, переводя ее на себя. Поскольку он тоже находится под воздействием травмирующей ситуации, не стоит скрывать свою тревогу. Лучше попросить клиента поправить психолога, если он начинает навязывать что-то свое. Наиболее эффективна групповая форма терапии.

Самостоятельная работа с негативными переживаниями в технике НЛП

1. Представьте травмирующую ситуацию и постарайтесь увидеть все происходящее своими собственными глазами – ассоциируйтесь с ситуацией. Как только почувствуете негативные эмоции, тут же посмотрите на происходящее со стороны – дистанцируйтесь от ситуации.

2. Просмотрите всю ситуацию в отстраненной позиции.

3. Отложите эту картинку «на потом».

4. Вспомните веселую, бодрую мелодию или любимую песню, найдите для нее видеоряд – сделайте видеоклип. Прокрутите его от начала до конца. Если у вас не возникли положительные переживания, найдите другую мелодию.

5. Поместите на заднем плане изображение с мелодией, а на переднем – картинку негативной ситуации. Просматривайте одновременно два ряда событий с начала и до конца. При этом пусть звучит выбранная на шаге 4 мелодия.

6. Повторите 3–4 раза шаг 5, каждый раз на большей скорости. Проделайте это в течение 1–2 секунд.

7. Ассоциируйтесь с негативной ситуацией и проживите ее еще раз. Если ваше восприятие события и ваши ощущения изменились в лучшую сторону, значит, экологическая проверка прошла удачно.

Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным.

Сенека

Жизнь после катастрофы

Величие человека состоит и в том, что он может чувствовать себя несчастным: дерево на это не способно.

Блез Паскаль

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) возникает под воздействием события или серии событий чрезвычайно угрожающего или ужасающего характера, чаще всего длительных или повторяющихся событий, выход из которых является трудным или невозможным. Такие события включают, но не ограничиваются ими, пытки, концентрационные лагеря, рабство, кампании геноцида и другие формы организованного насилия, длительное насилие в семье и повторное сексуальное или физическое насилие в детстве.

Интенсивный психологический стресс или физиологическая реакция часто возникает вновь, когда человек подвергается воздействию событий, которые напоминают или символизируют аспект травматического события (например, появление человека, который напоминает преступника). Пусковым сигналом может быть физическое ощущение (например, учащенное сердцебиение для ранее травмированного ребенка), особенно для лиц с высокой соматической готовностью.

Человек обычно предпринимает целенаправленные усилия, чтобы избежать мыслей, воспоминаний, чувств или разговоров о травматическом событии (например, используя методы отвлечения, чтобы избежать внутренних напоминаний) и избегает действий, объектов, ситуаций или людей, которые пробуждают воспоминания об этом. Избегающие люди стараются не сидеть спиной к двери, повторно проверяют, что у них в тылу, в зеркале заднего обзора транспортных средств и т. п. В крайних случаях человек может изменить свою среду (например, сменить дом или работу), чтобы избежать напоминаний. Невозможность вспомнить важный аспект травматического события обычно обусловлена диссоциативной амнезией и не связана с травмой головы, алкоголем или наркотиками.

Наблюдается возбудимость, проявляющаяся в следующих симптомах: повышенная настороженность и бдительность, раздражительность или вспыльчивость, повышение уровня бодрствования. Характерна повышенная чувствительность к потенциальным угрозам, включая те, которые связаны с травматическим опытом, и те, которые не связаны с ним (например, испытывают страх сердечного приступа).

Люди с ПТСР проявляют повышенную реакцию испуга или резкую реакцию на громкие звуки или неожиданные движения. Как правило, отмечаются трудности с концентрацией. Проблемы с засыпанием и сохранением сна могут быть связаны с ночными кошмарами и проблемами безопасности или с повышенной возбудимостью. Некоторые люди также испытывают стойкие диссоциативные симптомы отрыва от своего тела (деперсонализация) или окружающего их мира (дереализация).

После стресса надолго ухудшается настроение. Человек испытывает тревогу, беспомощность, горе, злобу, унижение, вину, стыд. Заметно снижается интерес или участие в ранее любимых занятиях. Человек чувствует себя оторванным или отчужденным от других людей или испытывает постоянную неспособность чувствовать положительные эмоции.

Люди с ПТСР могут быстро вспылить, словесно проявлять агрессию и даже демонстрировать агрессивное физическое поведение в ответ на незначительную провокацию или без нее (например, кричать на людей, вступать в драку, уничтожать вещи). Они могут предпринимать безрассудные и саморазрушительные поступки, такие как опасное вождение, злоупотребление алкоголем или наркотиками, самоповреждение или суицидное поведение.

Типичной защитой является общее притупление чувств: эмоциональная анестезия, чувство отдаленности от других людей, представление о кратковременности будущего с отсутствием длительной жизненной перспективы, потеря удовольствия от прежних увлечений, невозможность переживать радость, нежность, оргазм. В качестве альтернативы иногда могут возникать интенсивные отношения, но у человека есть трудности с их поддержанием.

Подавление эмоций приводит к их эпизодической разрядке в виде грубых, брутальных аффективных проявлений. Снижаются интересы, сосредоточение и продуктивность, появляется ориентация на прошлое, нарушается чувство времени. Наступает отчуждение от близких, ухудшаются взаимоотношения на работе и в семье, легко возникают зависимость от психоактивных веществ (ПАВ) и суицидные тенденции.

В течение года после стрессового воздействия в ситуации, напоминающей стрессовую или связанной с ней, навязчиво возникают чрезвычайно живые стойкие воспоминания пережитого (флешбэки), которые находят свое отражение и в повторяющихся сновидениях. В состоянии опьянения и при пробуждении возможны диссоциативные эпизоды с переживанием деперсонализации-дереализации. Наблюдаются также обманы восприятия, чувства, мысли и действия, отражающие содержание травмы.

Имеются постоянные и преувеличенные негативные ожидания относительно важных аспектов жизни, применимых к самому себе, другим или будущему (например: «У меня всегда была плохая судьба»; «Людям во власти нельзя доверять»), которые могут проявляться как негативное изменение в воспринимаемой идентичности после травмы (например: «Я больше никому не могу доверять»). Лица с ПТСР могут иметь стойкие ошибочные убеждения о причинах травмирующего события, которые заставляют их винить себя или других. Человек может чувствовать себя виноватым в том, что он не избежал неблагоприятных обстоятельств или стал их жертвой, или не мог предотвратить страдания других (например: «Это лишь моя вина, что мой дядя спал со мной, не наказывайте его»).

Может возникнуть регрессия развития, такая как потеря речи у маленьких детей. Возможны слуховые псевдогаллюцинации, такие как мысли, произносимые одним или несколькими разными голосами, а также параноидальное мышление. После продолжительных, повторяющихся и тяжелых травматических событий (например, жестокое обращение с детьми, пытки) человек может дополнительно испытывать трудности с регулированием эмоций или поддержанием стабильных межличностных отношений или иметь диссоциативные симптомы. Когда травматическое событие приводит к насильственной смерти, могут присутствовать симптомы как тяжелой утраты, так и ПТСР.


Возрастные особенности. ПТСР может возникать в любом возрасте, начиная с первого года жизни. В группу риска входят дети и пожилые люди, что связано с несформированностью или ригидностью механизмов совладания. Маленькие дети могут сообщать о появлении страшных снов без содержания, отражающего травматическое событие, например, видят монстров. У них может развиться склонность к изоляции и даже психогенная немота.

В возрасте до 6 лет дети чаще проявляют повторные переживания симптомов через игру, которая прямо или символически относится к травме. Они могут не проявлять реакции страха во время воздействия или во время его повторного переживания. Дети более старшего возраста могут использовать обсессивную защиту в виде повторного обсуждения травмы, но аффект при этом подавляется.

Дети могут быть охвачены воспоминаниями и сосредоточиваются на рассказывании историй. Из-за ограниченных возможностей маленьких детей выражать мысли или обозначать эмоции характерно, что изменения в настроении имеют негативную направленность. Дети могут фантазировать на тему, что они могли бы сделать. Возможны пессимистические ожидания в отношении будущего, в том числе ожидание укороченного жизненного пути.

Избегающее поведение может быть связано с прерыванием игрового или исследовательского поведения у маленьких детей и сокращением участия в новых видах деятельности у детей школьного возраста или нежеланием использовать возможности развития у подростков (например, свидания, вождение автомобиля).

Старшие дети и подростки могут считать себя трусами. Подростки могут скрывать убеждение, что они изменились так, что стали социально нежелательными и чуждыми для сверстников (например: «Теперь я никогда не впишусь») и теряют надежду на будущее. Раздражительное или агрессивное поведение у детей и подростков может мешать отношениям со сверстниками и школьному поведению. Безрассудное поведение может привести к случайной травме себя или других лиц, поиску острых ощущений или поведению с высоким риском. Подростки реагируют прогулами, сексуальным и оппозиционным поведением или употреблением ПАВ.

Дети и подростки более уязвимы, нежели взрослые, для развития комплексного посттравматического стрессового расстройства, когда подвергаются тяжелой, продолжительной травме (жестокое обращение с детьми, использование детей в незаконном обороте наркотиков или в качестве детей-солдат). Многие дети и подростки подвергаются множественным травмам, что увеличивает риск развития комплексного посттравматического стрессового расстройства. Дети и подростки с комплексным посттравматическим стрессовым расстройством чаще, чем их сверстники, демонстрируют когнитивные трудности (например, проблемы с вниманием, планированием, организацией), которые могут, в свою очередь, мешать учебным и профессиональным достижениям.

У детей с комплексным посттравматическим стрессовым расстройством распространенные проблемы аффективного регулирования и постоянные трудности в поддержании отношений могут проявляться как регрессивные, безрассудные или в виде агрессивного поведения по отношению к себе или другим, возможны трудности в общении со сверстниками. Кроме того, проблемы регулирования аффекта могут проявляться как диссоциация, подавление эмоциональных переживаний, а также предотвращение ситуаций или переживаний, которые могут вызывать эмоции, включая положительные чувства.

В подростковом возрасте наблюдается употребление психоактивных веществ, поведение, связанное с риском (например, небезопасный секс, небезопасное вождение, самоповреждение, не связанное с самоубийством), а агрессивное поведение может быть особенно очевидным как проявление проблем дисфункции и межличностных проблем. Когда родители или опекуны являются источником травмы (например, сексуальное насилие), дети и подростки часто развивают неорганизованный стиль привязанности, который может проявляться как непредсказуемое поведение по отношению к этим людям (например, чередование между потребностью, отторжением и агрессией).

Лица, которые по-прежнему испытывают ПТСР в более зрелом возрасте, могут проявлять меньше симптомов повышенной возбудимости, избегания негативных убеждений и плохого настроения по сравнению с более молодыми взрослыми с ПТСР. В то же время взрослые, подвергшиеся травматическим событиям в зрелом возрасте, могут проявлять больше избегания, повышенной возбудимости, проблем со сном и истерик, чем молодые люди, подвергшиеся таким же травматическим событиям.

Для пожилых людей ухудшение состояния здоровья, когнитивного функционирования и социальная изоляция могут усугубить симптомы ПТСР. В этом случае расстройство связано с негативным восприятием здоровья, использованием первичной медицинской помощи и суицидными мыслями. У пожилых людей в сложном посттравматическом стрессовом расстройстве может преобладать тревожное избегание мыслей, чувств, воспоминаний и людей, а также тревожное возбуждение (например, усиленная реакция испуга, вегетативная сверхреактивность). Эти люди могут настойчиво или временно сильно сожалеть о тех ударах, которые они испытали в течение своей жизни, что может привести к сильным чувствам печали.


Течение. Появлению симптомов расстройства предшествует латентный период после стрессового воздействия, который длится от нескольких недель до 24 месяцев. Обычно симптомы начинаются в течение первых трех месяцев после травмы, хотя может быть задержка в месяцы или даже годы, прежде чем критерии для диагностики будут выполнены.

Особенностью ПТСР является волнообразный характер течения. На какое-то время симптомы полностью исчезают, а затем, под воздействием стрессора, напоминающего первоначальную травму, а иногда и без видимой причины возвращаются вновь. Повторение симптомов и усиление могут возникать в ответ на напоминания о первоначальной травме, постоянных стрессовых ситуациях жизни или недавно пережитых травматических событиях.

Полное выздоровление происходит в течение трех месяцев примерно у половины взрослых, в то время как у некоторых пациентов симптомы сохраняются дольше 12 месяцев, а иногда и более 50 лет.


Описаны случаи с отставленными проявлениями ПТСР, его хронизацией и патологическим развитием личности с депрессивными, возбудимыми и инфантильными чертами. Расстройство развивается после экстремальной ситуации через 6 месяцев и более (иногда через несколько десятков лет).

Пациенты со страхом реагируют на любого, кто пытается ими распоряжаться, и поэтому не могут работать под чьим-то руководством. У многих наблюдается инфантилизация личности: пациенты становятся наивными, простодушными, ребячливыми, живут одним днем, обходясь самым необходимым. Часто возникает склонность к импульсивному, агрессивному и саморазрушающему поведению. В состоянии опьянения и при пробуждении возможны диссоциативные эпизоды с обманами восприятия, чувствами, мыслями и действиями, отражающими содержание травмы.

Внешние и внутренние раздражители, которые напоминают или символизируют какой-либо аспект травмирующего события, могут вызвать сильную психологическую и физиологическую реакцию. Характерны попытки избегать воспоминаний о травме, мест и людей, связанных с ней, невозможность произвольно вспомнить важные аспекты травмы. В некоторых случаях состояние может принять хроническое течение на многие годы с возможным переходом в устойчивое изменение личности.


В происхождении ПТСР играют роль такие факторы, как столкновение со смертью, внезапность, отсутствие похожего опыта, недостаток контроля и информации, трудности моральных выборов при спасении собственной жизни и жизни других, утрата близких, тревога за пропавших без вести. Большое значение могут также иметь стыд за свое поведение во время стресса, поражающий масштаб разрушений, ухудшение жизненной ситуации, необходимость приспособиться к новой среде обитания. Во время стресса мозг пытается справиться с чрезмерным объемом информации, чередуя периоды ее переработки и блокады мышления. Получение помощи в связи с болезненным состоянием служит подкреплению расстройства и ведет к его хронизации.

Риск и прогностические факторы подразделяются на предтравматические, травматические и посттравматические факторы.


Предтравматические факторы.

Личностные. Это эмоциональные проблемы детства в возрасте до 6 лет (например, до травматического воздействия, манифестации ПТСР или появления тревоги) и предшествующие психические расстройства (например, паническое, депрессивное или обсессивно-компульсивное расстройство).

К средовым факторам относятся более низкий социально-экономический статус, низкое образование, воздействие предшествующей травмы (особенно в детском возрасте), невзгоды детства (например, экономическая депривация, дисфункциональная семья, разлучение с родителями или их смерть), культурные характеристики (например, фаталистические или самообвиняющие стратегии преодоления), низкий интеллект, статус национального меньшинства и психиатрическая семейная история.

Генетические факторы включают младший возраст во время воздействия травмы (для взрослых) и женский пол. Некоторые факторы повышенного риска ПТСР у женщин объясняются большей вероятностью подверженности травматическим событиям, таким как изнасилование и другие формы межличностного насилия.


Травматические факторы.

К ним относятся тяжесть травмы (чем больше тяжесть травмы, тем выше вероятность ПТСР), воспринимаемая угроза жизни, личная травма, межличностное насилие (в частности, травма, которой подвергается лицо, ухаживающее за ребенком, или связанная с очевидной угрозой для воспитателя ребенка), а для военнослужащих – быть исполнителем или свидетелем зверств или убийств врага. Наконец, фактором риска является диссоциация, возникающая во время травмы и сохраняющаяся после нее.


Посттравматические факторы.

Внутренние – негативные оценки, несоответствующие стратегии преодоления и развитие острого стрессового расстройства.

Внешние – последующее воздействие повторяющихся травмирующих напоминаний, последующие неблагоприятные жизненные события и финансовые или другие потери, связанные с травмой. Социальная поддержка (включая стабильность семьи для детей) является защитным фактором, который смягчает последствия воздействия травмы.

Распространенность ПТСР среди населения зависит от частоты травматических событий, количество которых повсеместно растет. Последние данные выглядят следующим образом.


Большая книга психологических кризисов

Схожие расстройства. Острые стрессовые расстройства отличаются от ПТСР, поскольку картина симптомов при остром стрессовом расстройстве ограничена продолжительностью от трех дней до одного месяца после воздействия травматического события. От нарушений адаптации ПТСР отличается бо́льшим масштабом стресса и наличием флешбэков. У больных ПТСР могут развиваться симптомы фобического избегания. Такие случаи от простых фобий помогает отличить характер первичного раздражителя и наличие других свойственных ПТСР проявлений. Различия в стереотипе течения позволяют отдифференцировать ПТСР от панического расстройства.

Двигательная напряженность, тревожные ожидания и повышенные поисковые установки у больных ПТСР напоминают генерализованное тревожное расстройство, однако для него характерно менее острое начало и меньшая выраженность фобической симптоматики, которая к тому же не связана с конкретным травматическим событием.

При обсессивно-компульсивном расстройстве навязчивые мысли переживаются как неуместные и не связываются с конкретной травмой, обычно присутствуют навязчивые действия, а другие симптомы ПТСР или острого стрессового расстройства отсутствуют. Флешбэки, отмечаемые при ПТСР, следует отличать от иллюзий и галлюцинаций, обнаруживаемых при реактивном психозе.

Навязчивые воспоминания в ПТСР отличаются от депрессивного навязчивого мышления тем, что они относятся только к непроизвольным и навязчивым тревожным воспоминаниям. Акцент делается на повторяющихся воспоминаниях о событии, которые обычно включают сенсорные, эмоциональные или физиологические поведенческие компоненты. Обычным симптомом являются тревожные сны, которые воспроизводят или отражают само травматическое событие или тематически связаны с его основными угрозами. Эндогенная депрессия является частым осложнением ПТСР, что существенно повышает риск суицида.

Легкие сотрясения мозга могут непосредственно не сопровождаться очевидными неврологическими знаками, но вести к затяжной аффективной симптоматике и нарушениям сосредоточения. Недостаточное питание в ходе затяжных стрессовых воздействий также может самостоятельно вести к органическим мозговым синдромам, включающим нарушения памяти и сосредоточения, эмоциональную лабильность, головные боли и головокружения.

Отличить органические мозговые синдромы, сходные с ПТСР (например, головные боли, головокружение, чувствительность к свету или звуку, раздражительность, дефицит концентрации), помогает наличие изменений личности по органическому типу, изменения сенсорики или уровня сознания, очаговые неврологические, делириозные и амнестические симптомы, органический галлюциноз, состояния интоксикации и отмены.

Посттравматическое стрессовое расстройство по МКБ-11

Следующие критерии применимы к взрослым, подросткам и детям старше 6 лет.

A. Подвергся действительной или угрожающей смерти, серьезным травмам или сексуальному насилию одним (или несколькими) из следующих способов.

1. Непосредственно пережил травматическое событие (события).

2. Наблюдал событие (я), случившееся с другими.

3. Узнал, что травматическое событие (я) произошло с близким родственником или близким другом. В случаях фактической или угрожаемой смерти члена семьи или друга событие (я) должно было быть насильственным или неожиданным.

4. Испытал многократное или чрезмерное воздействие отвратительных подробностей травматического события (например, в числе первых собирал человеческие останки; в качестве сотрудника полиции неоднократно сталкивался с подробностями жестокого обращения с детьми)[9].


B. Наличие одного (или нескольких) следующих симптомов навязчивости, связанных с травматическим событием (событиями) и начинающихся после травмирующего события (явлений).

1. Повторяющиеся, непроизвольные и навязчивые тревожные воспоминания о травматическом событии (событиях). У детей старше 6 лет может возникать повторяющаяся игра, в которой отражаются темы или аспекты травматического события (событий).

2. Повторяющиеся тревожные сны, в которых содержание и/или воздействие сновидений связаны с травматическим событием (событиями). У детей могут быть пугающие сны без узнаваемого содержания.

3. Диссоциативные реакции (например, воспоминания), в которых индивид чувствует или действует так, как если бы травматическое событие (события) повторялось. (Такие реакции могут возникать в непрерывном течении, причем самым экстремальным выражением является полная потеря осознавания настоящей действительности.) У детей травматические события могут отражаться в ходе игры.

4. Интенсивный или длительный психологический стресс при воздействии внутренних или внешних сигналов, которые символизируют или напоминают аспект травматического события (событий).

5. Заметные физиологические реакции на внутренние или внешние сигналы, которые символизируют или напоминают аспекты травматического события (явлений).


C. Постоянное избегание стимулов, связанных с травматическим событием (событиями), начиная с травматического события (событий), о чем свидетельствует одно или оба из следующих.

1. Избежание или попытки избежать неприятных воспоминаний, мыслей или чувств или ассоциаций, тесно связанных с травматическим событием (событиями).

2. Избежание или попытки избежать внешних напоминаний (людей, мест, разговоров, действий, объектов, ситуаций), которые вызывают тревожные воспоминания, мысли или чувства или тесно связаны с травматическим событием (событиями).


D. Отрицательные изменения в установках и настроении, связанные с травматическим событием (событиями), начавшимися или ухудшающимися после травмирующего события (явлений), о чем свидетельствуют два (или более) из следующих.

1. Неспособность запомнить важный аспект травматического события (случаев) (как правило, из-за диссоциативной амнезии, а не других факторов, таких как травма головы, алкоголь или наркотики).

2. Стойкие и преувеличенные негативные убеждения или ожидания о себе, других или о мире (например: «Я плохой», «Никому нельзя доверять», «Мир постоянно опасен», «Вся моя нервная система совершенно разрушена»).

3. Настойчивые, искаженные мысли о причине или последствиях травмирующего события (явлений), которые приводят человека к обвинению себя или других.

4. Стойкое отрицательное эмоциональное состояние (например, страх, ужас, гнев, чувство вины или стыд).

5. Заметно уменьшенный интерес или неучастие в важных мероприятиях.

6. Чувство отрешенности или отчужденности от других.

7. Постоянная неспособность испытывать положительные эмоции (например, неспособность испытывать счастье, удовлетворение или нежные чувства).


E. Заметные изменения в возбуждении и реактивности, связанные с травматическим событием (событиями), начавшимися или ухудшающимися после травмирующего события (явлений), о чем свидетельствуют два (или более) из следующих.

1. Раздражительное поведение и вспышки гнева (с незначительной провокацией или без нее), обычно выражающиеся в словесной или физической агрессии по отношению к людям или объектам.

2. Безрассудное или саморазрушительное поведение.

3. Гиперчувствительность.

4. Преувеличенная реакция испуга.

5. Проблемы с концентрацией внимания.

6. Нарушение сна (например, затрудненное засыпание, частые пробуждения или беспокойный сон).


F. Продолжительность нарушения (критерии B, C, D и E) составляет более 1 месяца.


G. Нарушение вызывает клинически значимый дистресс или нарушение в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования.


H. Нарушение не связано с физиологическими эффектами вещества (например, лекарства, алкоголь) или другим медицинским состоянием.


Укажите, если:

При диссоциативных симптомах: симптомы индивида отвечают критериям посттравматического стрессового расстройства и, кроме того, в ответ на стрессор индивидуум проявляет постоянные или повторяющиеся симптомы любого из следующего:

1. Деперсонализация: постоянные или повторяющиеся ощущения отстраненности, как будто бы он является внешним наблюдателем своих психических процессов или тела (например, ощущение, как будто он находится во сне, ощущая чувство нереальности себя или тела или замедленного течения времени).

2. Дереализация: постоянные или повторяющиеся ощущения нереальности окружения (например, мир вокруг индивида воспринимается как нереальный, сказочный, отдаленный или искаженный)[10].


Укажите, если:

С отставленным началом: если полные диагностические критерии не выполняются, по крайней мере, 6 месяцев после события (хотя начало и выражение некоторых симптомов могут быть немедленными).

Хроническое изменение личности после переживания экстремальной ситуации по МКБ-10

Диагностика этого расстройства предусматривает соответствие состояния следующим критериям.

1. Анамнестические сведения о появлении выраженных и стойких изменений в восприятии, мышлении и отношении индивидуума к себе и окружающим после перенесенной им экстремальной ситуации (заключение, пытки, катастрофа, затяжные угрожающие жизни обстоятельства).

2. Изменения личности носят выраженный характер, сопровождаясь ригидным и неадекватным поведением, проявляющимся по меньшей мере в двух из следующих симптомов:

а) стойкое враждебное или недоверчивое отношение к окружающему при отсутствии такой установки до попадания в экстремальную ситуацию;

б) социальная изоляция (избегание контакта с людьми, кроме немногих живущих вместе родных), не обусловленная каким-то психическим, в том числе аффективным расстройством;

в) стойкое чувство внутренней пустоты и/или безнадежности (не ограничивающееся очерченным эпизодом аффективного расстройства и отсутствовавшее до экстремальной ситуации), которое может быть вызвано повышенной зависимостью от других, неспособностью выразить отрицательные или агрессивные эмоции и стойким депрессивным аффектом без указания на наличие депрессивного расстройства перед экстремальной ситуацией;

г) стойкое ощущение нервозности или беспричинной угрозы, проявляющееся в повышенной бдительности и раздражительности при отсутствии прежде таких черт; состояние хронического внутреннего напряжения и чувства угрозы может сочетаться со склонностью к злоупотреблению психоактивными веществами;

д) стойкое чувство собственной измененности или инакости в сравнении с другими людьми (отчуждение), это чувство может сочетаться с ощущением эмоциональной оглушенности.

3. Изменения личности имеют следствием отчетливое снижение социального функционирования или субъективное страдание и отрицательное воздействие на близких.

4. Изменения личности выступают после экстремальной ситуации, в прошлом отсутствуют данные о нарушениях развития, психопатических чертах или акцентуациях в детском, подростковом и взрослом периоде, которые могли бы объяснить актуальное состояние.

5. Изменения личности существуют в продолжение не менее двух лет, они не связаны с эпизодами других психических заболеваний (за исключением посттравматического стрессового расстройства) и не могут быть объяснены органическим поражением мозга.


Для профилактики развития ПТСР важно в течение первых нескольких недель чрезвычайной ситуации организовать для всех ее участников серию занятий по программам психологической саморегуляции состояний. Для индивидуальной коррекции стрессовых состояний у лиц с начальными признаками ПТСР используются элементы суггестивных методик (внушение, самогипноз).

Эффективным средством для более глубокой коррекции проявлений ПТСР является метод систематической десенсибилизации. В нем сочетаются возможности комплексного использования релаксационных техник, самовнушения и собственно психотерапевтических воздействий для снятия остроты эмоционального восприятия элементов травмирующих ситуаций.


Дебрифинг (от англ. debrief – отчет о встрече) проводится непосредственно на месте катастрофы, но не раньше чем через 48 часов после нее, когда завершаются особо острые реакции участников, и они смогут осуществлять рефлексию и самоанализ. Если прошло много времени и воспоминания стали расплывчатыми, может понадобиться просмотр документальных записей о событии. Оптимальное количество участников группы – 15 человек, переживающих приблизительно те же проблемы. Дебрифинг проводится ведущим, который может иметь помощника.

Подготовьте изолированную комнату, выключите телефоны и записывающие устройства. Представьте себя и помощника. Рассадите участников за столом, который объединяет и одновременно обеспечивает каждому безопасность. Чтобы не прерывать работу, предложите до ее начала перекусить и сходить в туалет. Во время дебрифинга можно пользоваться чайником или кофеваркой. При необходимости участник может тихо выйти и вернуться обратно.


Процесс дебрифинга обычно включает нескольких обязательных фаз.

1.Вводная фаза

Представление ведущего, разъяснение целей, задач и правил, снятие тревоги у участников по поводу необычности процедуры. Обозначьте цели и задачи работы, определите правила, которых будут придерживаться как ведущие, так и участники:

А. Каждый высказывается лишь при желании, называя при этом свое имя и выражая отношение к событию, в котором он участвовал. Остальные слушают, не перебивая и давая высказаться всем желающим.

Б. Соблюдать конфиденциальность: то, что происходит или обсуждается в группе, предназначено только для группы и не выносится вовне.

В. Круг затрагиваемых тем не ограничивается, можно обсуждать любые вопросы, в том числе сам процесс дискуссии. Однако не допускаются критические суждения в отношении другого участника.

Г. Каждый может говорить лишь о своих переживаниях, поступках (от первого лица), а не о чужих.

Д. Участники предупреждаются о том, что могут вновь пережить отрицательные чувства, что естественно, так как речь идет о весьма болезненных вещах. Однако задача дебрифинга как раз и состоит в том, чтобы научиться справляться с реальными негативными эмоциональными состояниями. Если участник уходит в подавленном состоянии, его должен сопровождать ваш помощник.


2-я фаза. Факты

Каждый кратко описывает, что он видел, где находился и что делал. Выражения эмоций в этой фазе допускать не следует. Поощряйте уточняющие вопросы членов группы, которые помогают восстановить объективную картину происшедшего, в результате чего исчезают фантазии и спекуляции, подогревающие тревогу.

Восстанавливается полная картина происшествия и хронология событий. Рациональное проговаривание и сопоставление воспоминаний уменьшает их разрушительный эффект. Согласие относительно фактов способствует когнитивной организации опыта.


3-я фаза. Мысли и чувства

Помогите людям рассказать о своих переживаниях, так как обсуждение их в группе может вызвать дополнительную поддержку, чувство общности и естественности реакций. Попросите перейти от описания событий к рассказу о внутренних психологических реакциях на них. Очень важно припомнить самые первые впечатления, импульсивные поступки и эмоциональные реакции. Обсудите мысли, приходившие участникам в голову во время события. Часто эти мысли кажутся неуместными, неадекватными, отражающими иррациональный страх.

Полезны вопросы типа: «Как вы реагировали на это событие?», «Что для вас было самым ужасным из того, что случилось?», «Переживали ли вы в своей жизни раньше что-либо подобное?», «Что вызвало у вас такие чувства: подавленность, растерянность, бессилие, страх?» Объясните, что слезы сейчас совершенно уместны и даже полезны, обеспечьте групповую поддержку участнику при ухудшении его состояния, давая сигнал соседу поддержать его, например, положить руку на плечо.

Несмотря на то что рассказы могут приобретать весьма драматический характер, нельзя допускать, чтобы доминировали чувства кого-либо из участников. Каждый должен получить возможность высказаться и постараться выразить свои переживания. Если особенно сильно пострадавшие участники молчат, предложите им дополнительную индивидуальную помощь.


4-я фаза. Симптомы

Обсудите актуальные эмоциональные, когнитивные и соматические проявления, отмечаемые участниками изменения в восприятии своего «Я» и поведении. Каждый участник получает возможность лучше разобраться в своем состоянии, отмечая и те симптомы, о которых, в силу различных причин, он не высказался.

Обобщите реакции, которые люди пережили на месте действия, после его завершения и спустя какое-то время. Можно повесить большой плакат с перечнем симптомов и их детальным описанием, чтобы люди могли добавлять к перечню свои симптомы. Обобщайте такие реакции, как овладевающие образы и мысли, эпизоды возрастания тревоги, чувства уязвимости, проблемы со сном и концентрацией внимания.

5-я фаза. «Позитивный дебрифинг»

Участникам предлагается вспомнить хронологию событий и последовательность выполненных действий; дается задание найти позитивные, успешные стороны в каждом последовательно (следуя хронологии и последовательности основных действий) рассматриваемом эпизоде.

Каждый участник говорит о себе, о своих действиях. Попытки говорить о недостатках, о негативном тактично пресекаются: «Сейчас у нас разговор о другом».

Каждый эпизод завершается, когда свои мнения высказали все. После рассмотрения всех эпизодов группа переходит к последовательным ответам на вопросы, которые ставит ведущий. Полезно предварительно подготовить лист бумаги с пронумерованными (по вопросам) вертикальными графами, в которые участники будут вписывать свои ответы.

Вопросы могут быть такими.

1. Что удалось вам предвидеть в развитии событий, что из предвиденного оправдалось?

2. Что удалось сделать успешно в полной или частичной мере?

3. Благоприятствовали ли ваши действия действиям ваших товарищей, если – да, то в чем это выразилось?

4. Какой ущерб или какие сложности, неприятности принесли ваши действия противнику?

5. Каких ошибок и опрометчивых действий удалось избежать?

6. От каких опасностей удалось уклониться?

7. Благодаря каким действиям и расчетам вам удалось обеспечить личную безопасность?

8. Какие действия позволили избежать вам худшего, что могло случиться?

9. Что новое, полезное для себя вы узнали в результате участия в экстремальном событии?

10. Чему вас научил опыт действий в данной ситуации, что вы будете делать лучше, если придется вновь встретиться с такой экстремальной ситуацией?

Организуйте обсуждение мнений по каждому из вопросов. В заключение сделайте выводы: об ошибочности односторонне негативной оценки участия в экстремальной ситуации; о наличии фактов, позволяющих оценивать событие и как поучительное, содержащее элементы поведения, свидетельствующие о достоинствах ума, воли, подготовленности и других качеств у преодолевших ситуацию. Вся эта работа проходит на фоне положительных эмоций, выполняется с оживлением, приносит удовлетворение и нередко способствует коренному перелому в прежде негативном психическом состоянии сотрудников.


6-я фаза. Информирование

Разъясните участникам природу постстрессовых состояний как «нормальных реакций на экстремальную ситуацию». Обнадежьте, что их состояние со временем будет улучшаться. Обсудите варианты и способы преодоления имеющих место и возможных в будущем отрицательных психологических последствий.


7-я фаза. «Закрытие прошлого» и новое начало

Подводится своеобразный итог под тем, что было пережито. Прошлое нельзя просто забыть, оно требует активного к себе отношения с тем, чтобы человек мог найти в себе силы для новой жизни. Ритуалы «закрытия прошлого» выработаны в культуре: поминовения, годовщины, посещения мест, связанных с событиями, и пр. Однако возможно и собственное творческое участие. Например, многие из переживших катастрофу посвящают себя тому, чтобы помочь избежать новых катастроф или уменьшить их последствия, используют свой опыт при оказании помощи, участвуют в деятельности добровольных спасательных бригад и т. п.

Процедура дебрифинга завершается вопросами участников к ведущим, советами, как себя вести в будущем. Предложите участникам обменяться адресами и телефонами и встретиться через неделю, чтобы убедиться в положительной динамике и получить взаимную поддержку.

Обсудите возможность и необходимость обращения к профессиональной помощи при наличии следующих показаний:

• симптомы не уменьшились через 40 дней;

• со временем симптомы усилились или появились новые;

• человек не в состоянии адекватно функционировать на работе и дома.

Нередко семья, не участвовавшая в событии, не может понять состояния потерпевшего, что дополнительно травмирует его. В этих случаях передайте семье некоторые письменные или видеоматериалы, организуйте отдельную встречу участника дебрифинга с членами его семьи.


Отставленный дебрифинг. В процессе психотерапии участвуют два врача психиатра-психотерапевта и два медицинских психолога. Работа ведется в двух соседних помещениях. Когда семья (обычно ребенок и его взрослый родственник) приходит на прием, специалисты знакомятся с семьей и разделяют ее. В одном кабинете врач беседует с родственником ребенка и собирает подробную историю жизни и травматического события. В другом кабинете медицинские психологи присоединяются к ребенку и посредством проективных рисунков и рассказов выявляют и помогают ему отреагировать психотравмирующие переживания.

Затем специалисты обсуждают полученную информацию, намечают тактику последующей работы и «обмениваются» клиентами. Врачи, с учетом рассказов ребенка, осуществляют отставленный дебрифинг и сказкотерапию, а психологи знакомят родственника (родственников) ребенка с его творческой продукцией и при необходимости проводят арттерапию с взрослым членом семьи. Впоследствии, когда специалисты кризисного десанта уезжают, местные специалисты продолжают работу по намеченному плану, связываясь с коллегами по электронной почте и по телефону, чтобы обсудить ход реабилитации. При повторных приездах специалистов-консультантов местные специалисты могут пройти супервизию. Таким образом, осуществляется преемственность оказываемой медико-психологической помощи.


Психологическая помощь в случае развития ПТСР. Учитываются следующие психодинамические механизмы, лежащие в основе происхождения ПТСР. Тревога блокирует бессознательные конфликты Суперэго, воссоздает тревожное состояние и пытается преодолеть его.

Защитные механизмы: регрессия, подавление, отрицание, девальвация.


Используется 4-шаговый подход.

1. Нормализация реакции людей на катастрофу (людей информируют о симптоматике и течении стрессовых реакций, тем самым дается разрешение иметь «нормальные» для такой ситуации симптомы; это ослабляет тревогу и связанные с ней симптомы).

2. Поощрение выражения тревоги, гнева и других отрицательных эмоций (людям дают выговориться, отреагировать и разделить переживания с товарищами по несчастью; в результате уменьшается аффективное напряжение, структурируются и лучше контролируются эмоции, активизируется целенаправленная деятельность).

3. Обучение навыкам самопомощи – в первую очередь умению справляться со стрессом.

4. Обеспечение помощи – людей направляют к другим специалистам для получения специальной и долговременной помощи.


1-ю фазу терапии посвятите обеспечению безопасности – как в плане внешних факторов, так и в отношении воспоминаний. Например, если пациент с ПТСР живет вместе с виновником насилия, предусмотрите обеспечение безопасности, то есть подумайте о другом месте жительства для пациента или обеспечьте ему социальную поддержку и научите избегать провоцирования агрессора. Побудите пациента к улучшению навыков самозащиты и избеганию саморазрушительных действий, например, отказу от приема алкоголя и употребления средств, вызывающих зависимость. Ознакомьте пациента с ранними признаками ПТСР и посоветуйте рассказать о них близким. Научите его справляться с навязчивыми воспоминаниями и флешбэками. Наконец, настройте пациента не позволять симптомам ПТСР останавливать его деятельность в повседневной жизни.


Во 2-й фазе помогите пациенту переписать свою личную историю: интегрировать травму в значимые события его жизни и в то же время рассматривать ее в перспективе. Учтите, что пациенту трудно рассказывать о травме, поскольку его чувства слишком сильны. Используйте рассказы других жертв, сообщения очевидцев, информацию СМИ, больничные записи и т. д. Применяйте десенсибилизацию к воспоминаниям травмы, контролируемую экспозицию и пробуждение воспоминаний, а также перестройку когнитивных схем, связанных с травмой.


В 3-й фазе терапии пациент должен объединить травму с системой своих убеждений или изменить свои убеждения так, чтобы они лучше соответствовали реальности. Его исходный взгляд в отношении самого себя и мира нуждается в переосмыслении. Это потребует корректировки ощущения «Я» и идентичности. Они меняются непрестанно, как, например, при пересмотре старых и построении новых взаимоотношений. Пациенту необходимо принимать участие в деятельности, позволяющей ему ощутить свое мастерство и получить удовольствие.

От такой жизни хочется пойти и повеситься. Желательно, на чью-нибудь шею:)

Проверка на выносливость

Стрессы – это аромат и вкус жизни.

Ганс Селье

Уровень стресса

Отметьте стрессовые ситуации, которые вы пережили в течение последних двух лет.


Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Суммируйте баллы.

Средний уровень стресса – 150–199.

Нарастающий – 200–299.

Высокий уровень стресса – 300 и выше.

Инвентаризация симптомов стресса

Прочитайте вопросы и оцените, как часто проявляются нижеперечисленные симптомы: 1 – никогда, 2 – редко, 3 – часто, 4 – всегда.

1. Легко ли вы раздражаетесь из-за мелочей?

2. Нервничаете ли вы, если приходится чего-то ждать?

3. Краснеете ли вы, когда испытываете неловкость?

4. Можете ли вы в раздражении обидеть кого-нибудь?

5. Критика выводит вас из себя?

6. Если вас толкнут в общественном транспорте, постараетесь ли вы ответить обидчику тем же или скажете что-нибудь обидное; при управлении автомобилем часто ли жмете на клаксон?

7. Вы постоянно чем-нибудь занимаетесь, все ваше время заполнено деятельностью?

8. В последнее время вы опаздываете или приходите раньше времени?

9. Часто ли вы перебиваете других, дополняете высказывания?

10. Страдаете ли вы отсутствием аппетита?

11. Часто ли вы испытываете беспричинное беспокойство?

12. Кружится ли у вас голова по утрам?

13. Испытываете ли вы постоянную усталость?

14. Даже после продолжительного сна вы чувствуете себя разбитым?

15. У вас возникают проблемы с сердечной деятельностью?

16. Страдаете ли вы от болей в области спины и шеи?

17. Часто ли вы барабаните пальцами по столу, а сидя – покачиваете ногой?

18. Мечтаете ли вы о признании, хотите ли, чтобы вас хвалили за то, что вы делаете?

19. Считаете ли вы себя лучше других, но, как правило, никто этого не замечает?

20. Вы не можете сконцентрироваться на необходимом деле?


Суммируйте баллы.

До 30 баллов. Вы живете спокойно и разумно, справляетесь с проблемами, которые преподносит жизнь. Вы не страдаете ни ложной скромностью, ни излишним честолюбием. Однако не мешает проверить свои ответы вместе с хорошо знающим вас человеком: люди, имеющие такую сумму баллов, часто видят себя в розовом свете.

31–45 баллов. Вашей жизни характерны активная деятельность и напряжение. Вы подвержены стрессу как в положительном смысле слова (стремитесь добиться чего-либо), так и в отрицательном (хватает проблем и забот). По всей видимости, вы и впредь будете жить так же, постарайтесь только выделить немного времени для себя.

45–60 баллов. Ваша жизнь – непрекращающаяся борьба. Вы честолюбивы и мечтаете о выдающихся успехах. Вы довольно зависимы от чужих оценок, что постоянно держит вас в состоянии стресса. Подобный образ жизни, может быть, приведет вас к успеху на личном фронте или в профессиональном отношении, но вряд ли это доставит вам радость. Все утечет, как вода сквозь пальцы. Избегайте ненужных споров, подавляйте гнев, вызванный мелочами, не пытайтесь всегда добиться максимума.

Более 60 баллов. Вы живете, как шофер, который жмет одновременно и на газ, и на тормоз. Поменяйте жизненный уклад. Испытываемый вами стресс угрожает и вашему здоровью, и вашему будущему. Если перемена образа жизни представляется вам невозможной, постарайтесь хотя бы иногда сбавлять обороты.

Поведение в сложных ситуациях

Поставьте рядом с номером вопроса цифру от 1 до 5, которая наиболее соответствует вашим действиям.

1 – нет, это совсем не так;

2 – скорее нет, чем да;

3 – затрудняюсь ответить;

4 – скорее да, чем нет;

5 – да, совершенно верно.


1. В любых сложных ситуациях вы не сдаетесь.

2. Объединяетесь с другими людьми, чтобы вместе разрешить ситуацию.

3. Советуетесь с друзьями или близкими о том, что бы они сделали, оказавшись в вашем положении.

4. Вы всегда очень тщательно взвешиваете возможные варианты решений (лучше быть осторожным, чем подвергать себя риску).

5. Вы полагаетесь на свою интуицию.

6. Как правило, вы откладываете решение возникшей проблемы в надежде, что она разрешится сама.

7. Стараетесь держать все под контролем, хотя и не показываете этого другим.

8. Вы полагаете, что иногда необходимо действовать столь быстро и решительно, чтобы застать других врасплох.

9. Решая неприятные проблемы, выходите из себя и можете «наломать немало дров».

10. Когда кто-либо из близких поступает с вами несправедливо, вы пытаетесь вести себя так, чтобы они не почувствовали, что вы расстроены или обижены.

11. Стараетесь помочь другим при решении ваших общих проблем.

12. Не стесняетесь при необходимости обращаться к другим людям за помощью или поддержкой.

13. Без необходимости не «выкладываетесь» полностью, предпочитая экономить свои силы.

14. Вы часто удивляетесь, что наиболее правильным является то решение, которое первым пришло в голову.

15. Иногда предпочитаете заняться чем угодно, лишь бы забыть о неприятном деле, которое нужно делать.

16. Для достижения своих целей вам часто приходится «подыгрывать» другим или подстраиваться под других людей (несколько «кривить душой»).

17. В определенных ситуациях вы ставите свои личные интересы превыше всего, даже если это пойдет во вред другим.

18. Как правило, препятствия для решения ваших проблем или достижения желаемого сильно выводят вас из себя, можно сказать, что они просто бесят вас.

19. Вы считаете, что в сложной ситуации лучше действовать самому, чем ждать, когда ее будут решать другие.

20. Находясь в трудной ситуации, вы раздумываете о том, как поступили бы в этом случае другие люди.

21. В трудные минуты для вас очень важна эмоциональная поддержка близких людей.

22. Считаете, что во всех случаях лучше «семь и более раз отмерить, прежде чем отрезать».

23. Вы часто проигрываете из-за того, что не полагаетесь на свои предчувствия.

24. Вы не тратите свою энергию на разрешение того, что, возможно, само по себе рассеется.

25. Позволяете другим людям думать, что они могут повлиять на вас, но на самом деле вы – крепкий орешек и никому не позволяете манипулировать собой.

26. Считаете, что полезно демонстрировать свою власть и превосходство для укрепления собственного авторитета.

27. Вас можно назвать вспыльчивым человеком.

28. Вам бывает достаточно трудно ответить отказом на чьи-либо требования или просьбы.

29. Вы полагаете, что в критических ситуациях лучше действовать сообща с другими.

30. Вы считаете, что на душе может стать легче, если поделиться с другими своими переживаниями.

31. Ничего не принимаете на веру, так как полагаете, что в любой ситуации могут быть «подводные камни».

32. Ваша интуиция вас никогда не подводит.

33. В конфликтной ситуации убеждаете себя и других, что проблема «не стоит и выеденного яйца».

34. Иногда вам приходится немного манипулировать людьми (решать свои проблемы, невзирая на интересы других).

35. Бывает очень выгодно поставить другого человека в неловкое и зависимое положение.

36. Вы считаете, что лучше решительно и быстро дать отпор тем, кто не согласен с вашим мнением, чем «тянуть кота за хвост».

37. Вы легко и спокойно можете защитить себя от несправедливых действий со стороны других, в случае необходимости сказать «нет» в ситуации эмоционального давления.

38. Вы считаете, что общение с другими людьми обогатит ваш жизненный опыт.

39. Вы полагаете, что поддержка других людей очень помогает вам в трудных ситуациях.

40. В трудных ситуациях вы долго готовитесь и предпочитаете сначала успокоиться, а потом уже действовать.

41. В сложных ситуациях лучше следовать первому импульсу, чем долго взвешивать возможные варианты.

42. По возможности избегаете решительных действий, требующих большой напряженности и ответственности за последствия.

43. Для достижения своих заветных целей не грех и немного полукавить.

44. Ищете слабости других людей и используете их со своей выгодой.

45. Грубость и глупость других людей часто приводят вас в ярость (выводят вас из себя).

46. Вы испытываете неловкость, когда вас хвалят или говорят комплименты.

47. Считаете, что совместные усилия с другими принесут больше пользы в любых ситуациях (при решении любых задач).

48. Вы уверены, что в трудных ситуациях вы всегда найдете понимание и сочувствие со стороны близких людей.

49. Вы полагаете, что во всех случаях нужно следовать принципу «тише едешь, дальше будешь».

50. Действие под влиянием первого порыва всегда хуже, чем трезвый расчет.

51. В конфликтных ситуациях предпочитаете найти какие-либо важные и неотложные дела, позволяя другим заняться решением проблемы или надеясь, что время все расставит на свои места.

52. Вы полагаете, что хитростью можно добиться порою больше, чем действуя напрямую.

53. Цель оправдывает средство.

54. В значимых и конфликтных ситуациях вы бываете агрессивным.


Большая книга психологических кризисов

* Подсчитываются в обратном порядке (например, вместо 5–1, 4–2).


1. Ассертивная модель (assertiveness – напористость, англ.) выражается в умении строить отношения в желаемом направлении; например, общаясь со значимыми другими, уметь обратиться с просьбой или ответить «нет» на просьбу с их стороны. Ассертивное поведение увеличивает возможность выбора и контроль над собственной жизнью, предполагает настойчивость, активность, социальную направленность, уверенность в себе.

Низкая степень: 6–17. Средняя степень: 18–22. Высокая степень: 23–30

2. Социальное взаимодействие указывает на умение решать проблемные, трудные ситуации совместно с другими людьми. Это поведение выражается в потребности в межличностных отношениях, способности к сотрудничеству или компромиссу. Это стремление к объединению, совместной деятельности для достижения близких или совпадающих целей.

Низкая степень: 6–21. Средняя степень: 22–25. Высокая степень: 26–30.

3. Поиск социальной поддержки представляет собой умение в трудной ситуации найти поддержку со стороны окружающих (семьи, друзей, коллег) – чувство общности, практическое взаимодействие, обмен полезной информацией.

Низкая степень: 6–20. Средняя степень: 21–24. Высокая степень: 25–30.

4. Осторожные действия заключаются в стремлении избежать риска неудачи, склонности к перестраховке, продолжительном анализе вариантов решения и возможных последствий. Данная модель поведения, скорее всего, выступает как психологическая защита от тревоги, а не как преодолевающее поведение.

Низкая степень: 6–17. Средняя степень: 18–23. Высокая степень: 24–30

5. Импульсивные действия выражаются в быстром, необдуманном принятии решений или в следовании интуитивным импульсам.

Низкая степень: 6–17. Средняя степень: 6–19. Высокая степень: 20–30.

6. Избегание представляет собой модель поведения, при котором человек отказывается от решения проблемы, продолжает вести себя так, как если бы ничего не произошло, переключается с проблемы на что-то другое.

Низкая степень: 6–13. Средняя степень: 14–17. Высокая степень: 18–30.

7. Манипулятивные действия – такой вид преодолевающего поведения, при котором «манипулятор» добивается своих целей за счет различных «уловок», лести, фальши или «игры на чувствах» других людей. В крайних выражениях манипуляция как психологическая защита камуфлирует истинные чувства и намерения, оказывает скрытое воздействие на других для получения желаемого результата.

Низкая степень: 6–16. Средняя степень: 18–23. Высокая степень: 24–30.

8. Асоциальные действия предполагают отказ от общепринятых норм. Это могут быть противоправные действия, враждебность, недоверие, разрушение социальных связей. Человек, склонный к такой модели поведения, превыше всего ставит свои собственные мнения и желания, не считаясь с тем, как его действия могут отразиться на других людях.

Низкая степень: 6–14. Средняя степень: 15–19. Высокая степень: 20–30.

9. Агрессивное поведение подразумевает агрессивные действия по отношению к партнерам. Данная модель поведения базируется на агрессивном восприятии и потенциально агрессивной интерпретации поведения других людей, часто связана с устойчивой личностной особенностью мировосприятия и миропонимания. Агрессивный человек нарушает права других тем, что пытается доминировать, унижать или оскорблять. Агрессивная модель поведения, как правило, ведет к конфликтному общению и разрушению доверительных отношений.

Низкая степень: 6–13. Средняя степень: 14–18. Высокая степень: 19–30.

Как закалялась сталь

Задача – сделать человека счастливым – не входила в план сотворения мира.

Зигмунд Фрейд

Расстройство адаптации представляет собой неадекватную реакцию и неспособность адаптироваться к стрессору, что связано со значительной озабоченностью и приводит к значительному ухудшению в личных, семейных, социальных, образовательных, профессиональных или других важных областях функционирования человека.

Стрессор может быть единственным событием (например, прекращением романтических отношений), или могут быть множественные стрессоры (например, сочетание рабочих и семейных проблем). Стрессоры могут быть рецидивирующими (например, связанными с очередным социально-экономическим кризисом, конфликтными сексуальными отношениями) или непрерывными (например, хроническая тяжелая болезнь с наступлением инвалидности; жизнь на грани нищеты).

Стрессоры могут затрагивать отдельного человека, всю семью или большую группу или сообщество (например, стихийное бедствие). Некоторые стрессоры могут сопровождать определенные события (например, поступление в учебное заведение, уход из родительского дома, женитьба, становление родителем, супружеская измена, развод и возвращение в родительский дом, неспособность достичь профессиональных целей, выход на пенсию).

Если стресс является острым событием (например, увольнение с работы), начало нарушения обычно происходит немедленно (то есть в течение нескольких дней), а продолжительность относительно короткая (то есть не более нескольких месяцев). Если стрессор или его последствия сохраняются, расстройство адаптации также может сохраняться и стать постоянной формой поведения.

Нарушения адаптации могут быть диагностированы немедленно и сохраняться до 6 месяцев после воздействия травматического события, тогда как острое стрессовое расстройство может возникать только между тремя днями и одним месяцем воздействия стрессора, а посттравматическое стрессовое расстройство не может быть диагностировано до тех пор, пока не пройдет по меньшей мере один месяц с момента воздействия стрессора.

Расстройства адаптации могут быть диагностированы после смерти близкого человека, когда интенсивность, качество или постоянство реакций на горе превышают то, что обычно можно ожидать, учитывая культурные, религиозные или возрастные нормы. Более специфический комплекс симптомов, связанных с утратой, квалифицируется как расстройство затянувшегося горя.

Лица с расстройством адаптации обычно восстанавливаются, когда стрессор удаляется, обеспечивается достаточная поддержка или когда у человека возникают дополнительные механизмы или стратегии преодоления. Нарушения адаптации связаны с повышенным риском попыток самоубийства и завершенным самоубийством.

Возрастные особенности

У детей характерные симптомы озабоченности стрессором или его последствиями или постоянным размышлением о стрессоре часто не выражаются напрямую, а скорее проявляются в соматических симптомах (например, в области желудка или головных болей), разрушительном или оппозиционном поведении, гиперактивности, истериках, проблемах концентрации, раздражительности и повышенной привязанности. Другие реакции на стрессоры, включая возрастную регрессию, ночное недержание мочи и нарушения сна, могут быть проявлением расстройства адаптации, если они являются стойкими (например, присутствовали в течение примерно одного месяца).

У подростков поведенческие проявления расстройства адаптации могут включать в себя употребление психоактивных веществ и различные формы отыгрывания действием или рискованного поведения. Поскольку дети и подростки не могут явно выражать связь между стрессовыми событиями и их собственными симптомами и поведением, при постановке диагноза важно учитывать временную взаимосвязь между стрессором и началом симптомов, а также степень, в которой они отличаются от предшествующего функционирования. Эти симптомы могут возникать в виде преходящих реакций и разрешаться в течение нескольких дней, и в этом случае диагноз расстройства адаптации обычно не оправдан.

У пожилых людей общим признаком дистресса является озабоченность соматическими жалобами. Пожилые люди, страдающие от расстройств адаптации, как правило, выражают большее беспокойство по поводу своего здоровья, сообщают о значительной деморализации и часто демонстрируют стойкую соматизацию психологических симптомов.

Расстройство адаптации по МКБ-11

Неадекватная реакция на идентифицируемый психосоциальный стрессор или множественные стрессоры (например, одно стрессовое событие, текущие психосоциальные трудности или сочетание стрессовых жизненных ситуаций), которые обычно возникают в течение месяца после стрессора. Примеры включают развод или потерю отношений, потерю работы, диагностику болезни, недавнее начало инвалидности и конфликты дома или на работе.

Реакция на стрессор характеризуется озабоченностью стрессором или его последствиями, в том числе чрезмерным беспокойством, повторяющимися и тревожными мыслями о стрессоре или постоянным размышлением о его последствиях. Как только стрессор и его последствия закончились, симптомы устраняются в течение 6 месяцев.

Неспособность адаптироваться к стрессору приводит к значительным нарушениям в личных, семейных, социальных, образовательных, профессиональных или других важных областях функционирования. Если функционирование сохраняется, то только благодаря значительным дополнительным усилиям.

Уровень субъективного контроля

При согласии против номера суждения поставьте «плюс», при несогласии «минус».

1. Продвижение по службе больше зависит от удачного стечения обстоятельств, чем от способностей и усилий человека.

2. Большинство разводов обусловлено тем, что супруги не захотели приспосабливаться друг к другу.

3. Болезнь – дело случая; если уж суждено заболеть, то ничего не поделаешь.

4. Люди оказываются одинокими из-за того, что сами не проявляют интереса и дружелюбия к окружающим.

5. Осуществление моих желаний часто зависит от везения.

6. Бесполезно прилагать усилия для того, чтобы завоевать симпатию других людей.

7. Внешние обстоятельства – родители и благосостояние – влияют на семейное счастье не меньше, чем отношения супругов.

8. Я часто чувствую, что мало влияю на то, что происходит со мной.

9. Как правило, руководство оказывается более эффективным, когда руководитель полностью контролирует действия подчиненных, а не полагается на их самостоятельность.

10. Мои отметки в школе часто зависели от случайных обстоятельств (например, от настроения учителей), а не от моих собственных усилий.

11. Когда я строю планы, то, в общем, верю, что смогу осуществить их.

12. То, что многим людям кажется удачей или везением, на самом деле является результатом долгих целенаправленных усилий.

13. Думаю, что правильный образ жизни может больше помочь здоровью, чем врачи и лекарства.

14. Если люди не подходят друг другу, то, как бы они ни старались наладить семейную жизнь, им все равно это не удастся.

15. То хорошее, что я делаю, обычно бывает по достоинству оценено.

16. Дети вырастают такими, какими их воспитали родители.

17. Думаю, что случай или судьба не играют никакой роли в моей жизни.

18. Я стараюсь не планировать далеко вперед, потому что многое зависит от того, как сложатся обстоятельства.

19. Мои отметки в школе больше всего зависели от моих усилий и степени подготовленности.

20. В семейных конфликтах я чаще чувствую вину за собой, чем за противоположной стороной.

21. Жизнь большинства людей зависит от стечения обстоятельств.

22. Я предпочитаю руководство, при котором можно самостоятельно определять, что и как делать.

23. Думаю, что мой образ жизни не является причиной моих болезней.

24. Как правило, именно неудачное стечение обстоятельств мешает людям добиться успеха в своем деле.

25. За плохое управление организацией ответственны сами люди, которые в ней работают.

26. Я чувствую, что ничего не могу изменить в сложившихся отношениях в семье.

27. Если я очень захочу, то смогу расположить к себе практически любого.

28. На подрастающее поколение влияет так много разных обстоятельств, что усилия родителей по их воспитанию часто оказываются бесполезными.

29. То, что со мной случается, – это дело моих рук.

30. Трудно бывает понять, почему руководители поступают именно так, а не иначе.

31. Человек, который не смог добиться успеха в своей работе, скорее всего, не приложил достаточных усилий.

32. Чаще всего я могу добиться от членов семьи того, чего хочу.

33. В неприятностях и неудачах, которые были в моей жизни, чаще были виноваты другие люди, а не я.

34. Ребенка всегда можно уберечь от простуды, если за ним следить и правильно одевать.

35. В сложных обстоятельствах я предпочитаю подождать, пока проблемы разрешатся сами собой.

36. Успех является результатом упорной работы и мало зависит от случая или везения.

37. Я чувствую, что от меня больше, чем от кого бы то ни было, зависит счастье моей семьи.

38. Мне всегда было трудно понять, почему я нравлюсь одним людям и не нравлюсь другим.

39. Я всегда предпочитаю принимать решение и действовать самостоятельно, а не надеяться на помощь других людей или судьбу.

40. К сожалению, заслуги человека остаются непризнанными, несмотря на все его старания.

41. В семейной жизни бывают такие ситуации, которые невозможно разрешить даже при самом сильном желании.

42. Способные люди, не сумевшие реализовать свои возможности, должны винить в этом только самих себя.

43. Многие мои успехи стали возможными только благодаря помощи других людей.

44. Большинство неудач в моей жизни произошли от неумения, незнания или лени и мало зависели от везения или невезения.

Результаты теста определяют по нескольким шкалам.


1. Шкала общей интернальности. Сложите плюсы, приходящихся на утверждения: 2, 4, 11, 12, 13, 15, 16, 17, 19, 20, 22, 25, 27, 29, 31, 32, 34, 36, 37, 39, 42, 44, и минусы в суждениях 1, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 14, 18, 21, 23, 24, 26, 28, 30, 33, 35, 38, 40, 41, 43.

Затем подсчитайте, какой процент это составит от общего количества утверждений, то есть от 44.

Чем он выше, тем более человек убежден, что большинство важных событий в жизни – результат его действий, что он может ими управлять и чувствует свою ответственность за события и жизнь в целом.

Чем ниже этот показатель, тем труднее человеку улавливать связь между своими действиями и значимыми событиями жизни, тем менее он уверен в способности контролировать их развитие, полагая, что это дело случая или воздействия других людей.


2. Шкала интернальности в области достижений. Число плюсов, приходящихся на утверждения 12, 15, 27, 32, 36, 37 сложите с количеством минусов в суждениях 1, 5, 6, 14, 26, 43. Затем вычислите, какой процент это составит от 12.

Тот, у кого он высок, считает, что всего хорошего в жизни добился, добивается и будет добиваться сам, а тот, у кого низок – полагает, что это результат везения, счастливой судьбы или помощи других людей.


3. Шкала интернальности в области неудач. Сумму плюсов, приходящихся на утверждения 2, 4, 20, 31, 42, 44, сложите с числом минусов в суждениях 7, 24, 33, 38, 40, 41 и найдите процент, который составляет это число от 12. Высокий показатель означает склонность обвинять самого себя в различных неудачах, неприятностях и страданиях. Низкий – предпочтение приписывать ответственность за подобные события другим людям или считать их результатом невезения.


4. Шкала интернальности в семейных отношениях. Сложите количество плюсов, приходящихся на утверждения 2, 16, 20, 32, 37 с числом минусов в суждениях 7, 14, 26, 28, 41 и вычислите процент полученного числа от 10.

Высокий показатель имеет человек, считающий себя ответственным за события в его семейной жизни.

Низкий – указывает на перекладывание ответственности за них на других членов семьи.


5. Шкала интернальности в области производственных отношений (ИП). Сумма плюсов в ответах на суждения 19, 22, 25, 42 складывается с суммой минусов по суждениям 1, 9, 10, 30; определяется процент этого числа от 8.

При высоком показателе человек считает свои действия важным фактором в организации собственной производственной деятельности, в складывающихся отношениях в коллективе, в своем продвижении и т. п.

При низком склонен приписывать больше значения внешним обстоятельствам – руководству, коллегам, везучести, неудачливости.


6. Шкала интернальности в области межличностных отношений. Количество плюсов, приходящихся на утверждения 4, 27, сложите с числом минусов в суждениях 6, 38 и определите, какой процент это составит от 4.

Высокий показатель имеет тот, кто считает себя способным контролировать свои неформальные отношения с другими людьми, вызывать к себе уважение и симпатию и т. д.

Низкий – указывает на то, что человек не считает себя способным активно формировать круг общения и склонен рассматривать свои отношения как результат действия своих партнеров.


7. Шкала интернальности в отношении здоровья и болезни. Сложите количество плюсов по утверждениям 13, 34 с числом минусов в суждениях 3, 23. Вычислите процент полученного числа от 4.

Чем выше показатель, тем в большей степени человек считает себя ответственным за свое здоровье: если он болен, то обвиняет в этом самого себя и полагает, что выздоровление во многом зависит от его действий. При низком – считает здоровье и болезнь результатом случая и надеется на то, что выздоровление наступит в результате действий других людей, прежде всего врачей.

У оптимистов сбываются мечты. У пессимистов – кошмары.

Питер Лоуренс

Тест жизнестойкости

Ответьте на следующие вопросы, отмечая галочкой тот ответ, который наилучшим образом отражает ваше мнение.


Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Для подсчета баллов ответам на прямые пункты присваиваются баллы от 0 до 3 (нет – 0 баллов; скорее нет, чем да, – 1 балл; скорее да, чем нет, – 2 балла; да – 3 балла), ответам на обратные пункты присваиваются баллы от 3 до 0 (нет – 3 балла; да – 0 баллов). Затем суммируется общий балл жизнестойкости и показатели для каждой из 3 субшкал (вовлеченности, контроля и принятия риска). Прямые и обратные пункты для каждой шкалы представлены ниже.


Большая книга психологических кризисов

Средние и стандартные отклонения общего показателя и шкал Теста жизнестойкости


Большая книга психологических кризисов

Локус контроля

Локус контроля представляет собой склонность человека приписывать ответственность за происходящие в жизни события и результаты своей деятельности внешним силам (экстернальный, внешний локус контроля) либо собственным способностям и усилиям (интернальный, внутренний локус контроля).

Людей с внешним локусом контроля, склонных объяснять последствия своих поступков влиянием обстоятельств, принято называть экстерналами, поскольку ответственность за свою деятельность они приписывают исключительно внешним условиям.

Противоположный тип – интерналы. Люди этого типа считают ответственными за результаты своей деятельности только самих себя. Даже если обстоятельства неблагоприятны, интернал не станет оправдывать себя за ошибки или неудачи.

Прочтите каждое высказывание в паре и решите, с каким из них вы согласны в большей степени. На бланке ответов обведите кружком одну из букв – «а» или «б».


Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Ключ

Экстернальность: 2а, 3б, 4б, 5б, 6а, 7а, 9а, 10б, 11б, 12б, 13б, 15б, 16а, 17а, 18а, 20а, 21а, 22б, 23а, 25а, 26б, 28б, 29а.


Интернальность: 2б, 3а, 4а, 5а, 6б, 7б, 9б, 10а, 11а, 12а, 13а, 15а, 16б, 17б, 18б, 20б, 21б, 22а, 23б, 25б, 26а, 28а, 29б.

Не включенные в перечень вопросы являются фоновыми. О направленности локуса контроля следует судить по относительному превышению результатов одного измерения над другим.


Интерпретация результатов теста

Экстернал убежден, что его неудачи являются результатом невезения, случайностей, отрицательного влияния других людей. Экстерналам присущи практическое, неопосредствованное мышление, неуравновешенность и тревожность, неуверенность и подозрительность, конформность и агрессивность. Одобрение и поддержка таким людям крайне необходимы, иначе они не могут выйти из кризиса.

Интерналы связывают свои успехи или неудачи с собственной компетентностью, уровнем способностей и целенаправленной деятельностью. Они склонны к теоретическому мышлению, абстрагированию и синтезу представлений, более уверены в себе, последовательны и настойчивы в достижении поставленной цели, уравновешены, доброжелательны и независимы.

Их поведение направлено на последовательное достижение успеха путем развития навыков и более глубокой обработки информации, постановки все возрастающих по своей сложности задач. Потребность в достижении связана с увеличением личностной и реактивной тревожности, что является предпосылкой для возможной большей фрустрированности и меньшей стрессоустойчивости в случаях серьезных неудач.

Неприспособленные

Несчастья переносить нетрудно. Они приходят извне, они – случайности. Но страдания от собственных ошибок – вот где скрывается ядовитое жало жизни.

Оскар Уайльд

Суицидоопасные реакции адаптации связаны с воздействием объективно и субъективно значимых факторов среды, вызывающих фрустрацию жизненно важных потребностей и порождающих состояние психологического кризиса. Дезадаптация носит количественный характер и заключается в ограничении возможности личности справляться со своими социальными функциями, изменении поведения в микросоциальном окружении и негативно окрашенных психологических переживаниях. Характерны фиксация внимания на кризисной проблеме, связь состояния с изменением ситуации, сохранение работоспособности. Суицидная опасность реакций определяется резкостью снижения конструктивного планирования будущего и проявляется в форме переживания безнадежности.

Вызывающее событие может нарушить целостность социальных связей человека или систему социальной поддержки и ценностей (миграция, статус беженца) либо внести изменения в жизнь (поступление в вуз, переезд, начало или окончание профессиональной деятельности, неудача в достижении поставленной цели). Личностный смысл вызывающего события сугубо индивидуален: то, что представляется ординарным одному, может быть весьма болезненным для другого.

Человек, переживающий душевный кризис, не может жить, как раньше, и не знает, как иначе. Чувствуя беспомощность и отчаяние, он приписывает окружающим то презрение, которое сам испытывает к себе. Это лишает его возможности рассчитывать на помощь, портит отношения с людьми и приводит к изоляции. Появляется желание наказать «обидчиков», вызвав у них чувство вины по принципу «назло маме отморожу уши».

Многообразие личностных смыслов события отражается на эмоциональном компоненте кризисного состояния. Переживание утраты влечет за собой возникновение эмоций горя, печали. Угроза утраты порождает тревожное чувство неопределенности. Когда человек сосредоточивает свое внимание на личности «обидчика», возникает обида или гнев.

На высоте кризисных переживаний человек одновременно чувствует себя прежним и изменившимся, и в реальности, и вне ее, и в настоящем времени, и в прошедшем. Внимание сужается и ограничивается одной темой, интерес к остальному исчезает. Возникающее трансовое состояние позволяет отстраненно относиться к реальности, давая возможность максимально сосредоточиться на решении кризисных проблем. Вырабатывается новая стратегия, обеспечивающая переход на более высокую ступень развития.

В формировании кризиса участвуют три компонента: конфликт между потребностью и возможностями, дефицит информации о способах решения проблемы и личностная предрасположенность.


Конфликт между потребностью и возможностями первоначально возникает в какой-либо одной сфере жизни, но затем распространяется и на другие. А в крайнем своем выражении – на все стороны психической деятельности человека. Такая генерализация первичного конфликта является необходимым условием возникновения психологического кризиса.


Дефицит информации создает представление о безысходности. Он может быть связан как с новизной ситуации, так и с когнитивными особенностями индивида.


Личностная предрасположенность включает когнитивные нарушения.

• Снижение активности мышления, его стереотипность вследствие «связанности» мышления прошлым опытом.

• Избирательность памяти с акцентом на негативные аспекты прошлого опыта.

• Произвольное формирование выводов в отсутствие достаточных фактических данных.

• Избирательное формирование целостного представления о ситуации на основе одного, вырванного из контекста элемента с игнорированием остальных.

• Формирование обобщающего вывода на основании единичного случая, приписывание ситуации или ее аспектам неадекватно преувеличенного или преуменьшенного значения.

Характерны чрезмерные требования к другим (эгоистический вариант) или реже – к себе (альтруистический вариант). Пациенты обычно невыносливы к фрустрации, избегают наказания и страданий из-за представления об их непереносимости. Часто они регрессируют в инфантильное беспомощное состояние, чтобы получить заботу, ожидают определенных «вторичных выгод» от расстройства. Эти нарушения развиваются под влиянием следующих биографических факторов:

• утрата одного из родителей в детстве, после чего человек любые утраты воспринимает как необратимые, вызывающие чувство растерянности и тревоги;

• опыт ранней разлуки с родителем и, соответственно, переживания в детстве страха расставания;

• опыт небезопасной привязанности в раннем детстве, чаще всего – к тревожной или отвергающей матери, не способной обеспечить чувство безопасности;

• наличие родителя, убежденного в своей неполноценности, и/или имеющего жесткую, застывшую систему убеждений и правил; эти установки перенимаются ребенком на основе моделирования и социальной идентификации;

• негативный опыт общения со сверстниками, братьями и сестрами;

• дефицит социального опыта и социальных навыков, которые препятствуют эмпирической проверке и переоценке ранних детских убеждений;

• физический дефект (избыточный вес, ношение очков и т. п.) формирует низкую самооценку, а личностная защита в форме избегания контактов препятствует проверке и изменению детских коммуникативных схем.


В развитии кризиса важную роль играют особенности личности. Так, астеническая личность оказывается не способной к длительным волевым усилиям. Импульсивному трудно долго сдерживаться. Демонстративный не может быть на заднем плане и вести упорядоченный образ жизни. Педант не в состоянии быстро проявить решительность или немедленно переключить внимание. Неустойчивому не по силам терпеть и обходиться без разнообразия впечатлений и новой информации.

Нарушения адаптации в кризисе коррелируют с конфликтными отношениями с родителями на 3-м году жизни. Пациент с депрессивной реакцией адаптации регрессирует в инфантильное беспомощное состояние, чтобы получить заботу. Может также иметь значение ожидание социальных и микросоциальных, «вторичных выгод» от расстройства (рентная установка).

Большинство симптомов самостоятельно ослабевает со временем (обычно до 6 месяцев). При варианте с хроническим течением существует риск вторичной депрессии, тревоги и злоупотребления психоактивными веществами или зависимости от назначенных транквилизаторов.

Выделены следующие типы характерологических реакций адаптации:

• отказа – характеризуется отсутствием или снижением стремления к естественным контактам с окружающими;

• оппозиции – характеризуется активным или пассивным противопоставлением себя окружающим;

• имитации – характеризуется стремлением к подражанию какому-либо лицу или образцу;

• компенсации – характеризуется стремлением скрыть или восполнить собственную несостоятельность в какой-либо области успехом в другой;

• гиперкомпенсации – характеризуется стремлением достичь успеха именно в той области деятельности, в которой отмечается несостоятельность;

• эмансипации – характеризуется склонностью к подчеркнутой собственной самостоятельности и независимости;

• группирования – характеризуется неспособностью к самостоятельной деятельности и стремлением решить собственные проблемы посредством группировки с другими людьми.

Суицид может быть следствием специфического развития личности, связанного с взаимоотношениями индивида с родителями и особенностями воспитания. При этом в качестве ведущего механизма суицида выступает стремление воссоединиться с умершим родителем. Сформировавшись в детстве, этот механизм может включаться затем в ситуации утраты или угрозы утраты значимого другого. Кроме того, суицидное поведение может играть роль последнего сигнала родителям в попытке перестроить взаимоотношения в семье. Эта роль затем разыгрывается в суицидных фантазиях, когда человек как бы предупреждает своих родителей о предстоящей попытке самоубийства.

В происхождении суицидогенных установок может участвовать родительское предписание «Не будь!», которое приводит к следующим ранним решениям. «Если все пойдет слишком плохо, я убью себя. Если ты не изменишься, я убью себя. Я убью себя, и ты пожалеешь об этом (или полюбишь меня). Я почти умру, и ты пожалеешь об этом (или полюбишь меня). Я заставлю тебя убить меня. Я докажу тебе, даже если это меня убьет. Я доведу тебя, даже если это меня убьет».

Многим суицидентам свойственн перфекционизм, следствиями которого являются переутомление и снижение продуктивности, избегание активности в ситуации риска из-за опасений оказаться не на высоте. Наблюдаются конкурентные отношения с людьми ввиду частых сравнений с ними и зависти, конфликты из-за чрезмерных требований к людям, дефицит близких и доверительных отношений. Перфекционизм является существенным фактором сопротивления суицидентов лечению. У них отмечается нереалистическое ожидание быстрого исцеления, обесценивание небольших улучшений, недоверие к специалистам и разочарование в них из-за чрезмерно высоких требований, преждевременный отказ от лечения.

Для формирования того или иного варианта суицидоопасной реакции основное значение имеют следующие факторы:

• степень выносливости к фрустрации вообще;

• место, занимаемое фрустрированной потребностью в системе ценностей;

• состояние энергетических ресурсов индивида;

• особенности межличностных отношений со значимыми другими лицами из ближайшего окружения.

В соответствии с преобладанием аффективного, когнитивного или поведенческого компонента кризисного состояния различаются три суицидоопасные реакции адаптации: реакция оппозиции, пессимистическая реакция и реакция демобилизации.


Реакция оппозиции возникает в качестве протеста против действий значимых других лиц и характеризуется выраженной карательной позицией личности, высокой степенью агрессивности, резкостью отрицательных оценок окружающих и их деятельности. Аутоагрессивные тенденции возникают на высоте аффекта обиды, гнева, как правило, вслед за гетероагрессивными высказываниями и действиями. Свойственное пациентам высокое самоуважение снижается под влиянием суицидогенной установки типа: «унижение хуже смерти». Актуальную для них кризисную ситуацию они воспринимают генерализованно, заявляя, что не хотят жить в мире, где царит несправедливость. В то же время реализация агрессивных импульсов является для этих пациентов невозможной из-за свойственного им высокого уровня социализации.


Пессимистическая реакция развивается в ситуации необратимой утраты значимого лица или других доминирующих ценностей. Ее отличительными признаками служат негативная оценка настоящего, будущего и собственных возможностей; исчезновение смысла жизни. Выражены соответствующие изменения мироощущения, мировосприятия, суждений и оценок, видоизменения системы ценностей, которые приводят к формированию негативных концепций ситуации, оценивающейся как реально или потенциально неблагоприятная. Такое восприятие вызывает стойкое снижение уровня оптимизма и препятствует продуктивному планированию деятельности в будущем. Вторично снижается самооценка, нарастает ощущение недостаточности собственных возможностей.

Пациенты отличаются склонностью к самоанализу, пессимистическим выводам при интерпретации различных жизненных событий. Такие особенности приводят к преобладанию когнитивного компонента в развитии пессимистической реакции. Этот компонент включает негативно окрашенные представления о собственной ненужности, бесцельности и мучительности дальнейшей жизни, пессимистический вывод о невозможности разрешить кризис из-за отсутствия времени и возможностей.

Подобные представления не вытекают из болезненно измененного настроения, а, наоборот, предшествуют ему и целиком обусловливаются особенностями когнитивной сферы, тенденцией к формированию неадаптивных установок. Указанные установки тесно связаны с представлениями о большей, чем собственная жизнь, значимости семейно-личных, социально-престижных и прочих ценностей.


Реакция демобилизации отличается наиболее резкими по сравнению с вышеописанными суицидоопасными реакциями изменениями в коммуникативной и мотивационно-волевой сферах. Наблюдается отказ от привычных контактов или их значительное ограничение, что вызывает устойчивые переживания одиночества, беспомощности, безнадежности. Характерен также частичный отказ от деятельности, причем ее продуктивность падает и не удовлетворяет самого пациента, усугубляя душевный дискомфорт, переживания отверженности и изоляции.

Эта реакция возникает обычно у лиц молодого возраста, отличающихся психической незрелостью, низкой сопротивляемостью фрустрации, тенденцией к «уходу» или «избеганию» в сложных жизненных обстоятельствах. У пациентов сравнительно легко возникает чувство краха, «жизненного провала», сопровождающееся снижением побуждений и волевых усилий, направленных на ликвидацию конфликта. Из-за отсутствия активного стремления к достижению цели любые попытки изменить жизненную ситуацию кончаются неудачей, что приводит к сужению представлений о надежных средствах разрешения психологического кризиса и дальнейшему его углублению.

Продолжительность психологического кризиса обычно ограничивается сроком от одной до шести недель – время, за которое человек находит средства разрешения своих проблем самостоятельно или с помощью своего окружения. Благоприятный исход психологического кризиса способствует повышению адаптационного уровня человека, включая его способность противостоять кризисам в будущем. Негативный исход кризисного состояния ведет к суицидному поведению.

Ложные представления о самоубийстве

Распространенными среди населения являются следующие ложные представления о самоубийстве.

• Самоубийства и суицидные попытки – явления одного порядка. – На деле суицидная попытка представляет собой крик о помощи в невыносимой ситуации, а не самоубийство, неудавшееся по каким-то причинам.

• Люди, которые говорят о самоубийстве, не причинят себе вреда, им просто нужно внимание. – Ко всем угрозам нанесения себе вреда следует относиться серьезно и предпринять все возможные меры предосторожности.

• Те, кто много говорит о самоубийстве, редко его совершают. – Большинство самоубийц перед смертью делились своими горестями и намерениями. 40 процентов из них в течение последней недели перед суицидом обращались к врачу или психологу.

• Попытки самоубийства всегда манипулятивные. – Лишь 13 процентов пациентов, госпитализированных в связи с совершенной суицидной попыткой, объясняют ее желанием повлиять на отношение к себе окружающих; у этих больных недостаточно развиты адаптивные навыки общения с людьми, им присуще демонстративно-шантажное поведение.

• Дети не совершают самоубийств, так как они не понимают, что смерть – это конец, поэтому это просто несчастный случай. – Суицидный риск существует в любом возрасте.

• Покушающиеся на самоубийство однозначно хотят умереть. – Самоубийству обычно предшествуют попытки найти утешение и помощь.

• Самоубийство всегда совершается внезапно, импульсивно. – Человек мог долго обдумывать самоубийство, и существует много диагностических признаков пресуицида.

• Решившиеся на самоубийство редко колеблются, и их все равно не остановить. – Большинство суицидентов делятся своими мыслями как минимум хотя бы еще с одним человеком, или звонят по телефону доверия или врачу, что свидетельствует о сохраняющемся желании жить.

• Разговоры о самоубийстве могут способствовать его совершению. – Такой разговор может стать первым шагом в его предупреждении.

• Все, кто пытается покончить с собой, психически ненормальны. – 75 процентов всех суицидентов составляют лица практически здоровые и с пограничными расстройствами против 25 процентов больных, обслуживаемых в психиатрических учреждениях.

• Склонность к самоубийству наследуется. – Суициды действительно чаще совершаются теми, у кого в семье уже было подобное, но предрасположенность к суициду не наследуется и не является чертой характера.

• Риск самоубийства исчезает, когда кризисная ситуация проходит, или после неудачной суицидной попытки. – Под внешним спокойствием может скрываться твердо принятое решение, а некоторый подъем сил после минования острого кризиса лишь помогает выполнить задуманное.

• Если человек в прошлом совершил суицидную попытку, то подобное больше не повторится. – Очень многие повторяют эти действия вновь и достигают желаемого результата.

Опасные признаки

Поведенческие признаки.

• Признаки беспокойства.

• Усиленное чувство тревоги.

• Необычные вспышки раздражительности.

• Резкие колебания настроения от подавленности к приливу сил и веселью.

• Излишний риск в поступках.

• Необычно пренебрежительное отношение к своему внешнему виду.

• Признаки вечной усталости.

• Нарушение внимания со снижением качества выполняемой работы.

• Ухудшение или улучшение аппетита.

• Жалобы на недостаток сна или повышенную сонливость.

• Усиление жалоб на физическое недомогание.

• Уход от контактов, изоляция от друзей и семьи.

• Отказ от общественной работы, от совместных дел.

• Отсутствие планов на будущее.

• Приобщение к алкоголю/наркотикам или их усиленное потребление.

• Поглощенность мыслями о смерти или загробной жизни.

• Появление литературы о суицидах, просмотр соответствующей информации в интернете, интерес к определенной музыке или живописи.

• Дарение друзьям своих любимых и наиболее ценых вещей, с которыми он раньше не расставался.

• Срочное приведение всех дел в порядок.

• Составление записки об уходе из жизни.


Вербальные признаки:

• Частые разговоры о жизни и смерти, нездоровые фантазии на эту тему.

• Акцентирование внимания на эпизодах суицидов в фильмах, новостях.

• Разговоры о самоубийстве.

• Рассуждения о своей никчемности и ненужности.

• Выражение безнадежности.

• Непривычные разговоры о любви к близким.

• Разговоры о собственных похоронах.

• Словесные заявления типа:

«ненавижу жизнь»,

«они пожалеют о том, что они мне сделали»,

«не могу этого вынести»,

«я покончу с собой»,

«никому я не нужен»,

«это выше моих сил».

Признаки высокой вероятности реализации попытки самоубийства

• Открытые высказывания о желании покончить жизнь самоубийством знакомым, родственникам, любимым.

• Косвенные «намеки» на возможность суицидальных действий (например, появление в кругу друзей, родных, одноклассников с петлей на шее, игра с оружием, имитирующая самоубийство).

• Активная подготовка: поиск средств (собирание таблеток, хранение отравляющих веществ, жидкостей и т. п.); фиксация на примерах самоубийств (частые разговоры о самоубийствах вообще); символическое прощание с ближайшим окружением (раздача личных вещей).

• Изменившийся стереотип поведения: несвойственная замкнутость и снижение двигательной активности у подвижных, общительных; возбужденное поведение и повышенная общительность у малоподвижных и молчаливых; сужение круга контактов, стремление к уединению.

Бывает, что не хочется жить, но это вовсе не значит, что хочется не жить.

Станислав Ежи Лец

Быть или не быть

Стоит жизнь того, чтобы жить, или нет – это единственно серьезный вопрос.

Альбер Камю

В основе суицидного поведения лежит эмоциональный комплекс:

• беспомощность (ощущение, что ты не можешь контролировать жизнь, от тебя ничего не зависит);

• чувство собственной незначимости (уязвленное чувство собственного достоинства, низкая самооценка, переживание некомпетентности, стыд за себя);

• изоляция (чувство, что тебя никто не понимает, тобой никто не интересуется);

• безнадежность (когда будущее не обещает ничего хорошего);

• отчаяние (невозможность терпеть душевную боль).

Личностный смысл суицидного поведения включает протест и месть, призыв, избегание, самонаказание, отказ. Протест возникает в ситуации конфликта с враждебным объектом, на который направлено суицидное воздействие. Месть – форма протеста, заключающаяся в нанесении конкретного ущерба врагу. Эти формы поведения предполагают наличие высокой самооценки, активную позицию личности с переходом гетероагрессии в аутоагрессию.

Призыв обусловлен желанием получить помощь с целью изменения ситуации; позиция личности при этом менее активна. Путем избегания наказания или страданий личность уходит из жизни, сохраняя при этом высокую самооценку. Самонаказание имеет два варианта: искупление вины (казнь преступника) и уничтожение жестокого судьи (Внутреннего Родителя). Отказ от существования полностью совпадает с целью лишения себя жизни. Ему, как правило, предшествуют антивитальные переживания, при которых появляются мысли: «жить не стоит», «не живешь, а существуешь» и т. п.

Пассивные суицидные мысли характеризуются представлениями, фантазиями на тему своей смерти, но не на тему сознательного лишения себя жизни. Примером этому являются высказывания: «хорошо бы умереть», «заснуть бы и не проснуться», «если бы со мной что-нибудь произошло, и я бы умер…» и т. д.

Период от возникновения суицидных мыслей до попыток их реализации называется пресуицидом. Его длительность может исчисляться минутами при остром пресуициде и месяцами при хроническом пресуициде.

Суицидные замыслы – когда продумываются способы суицида, время и место действия.

Суицидные намерения предполагают присоединение к замыслу решения реализовать его.

Истинные самоубийства, покушения и тенденции имеют целью лишение себя жизни. Для истинного суицидного поведения характерно…

1. Наличие планов с предпочтением методов и средств суицида с наибольшим летальным потенциалом, а также выбором места и времени, ограничивающих своевременное оказание помощи.

2. Ожидаемый итог суицидальных действий – гибель. Важно отметить, что смерть не является целью суицида, она лишь ключевой элемент в общем механизме достижения цели, определяемой мотивом: «протест», «призыв», «избежание» и др.

3. Максимальное обесценивание жизни и повышение бесстрашия к смерти.

4. Смерть рассматривается как прекращение страдания и личного участия в стрессовой ситуации.

5. Ограничение жизненной перспективы и проецирования себя в будущее: индивидуальная линия времени заканчивается суицидом и крайне редко переходит эту черту. Это ограничивает поиск индивидом возможных вариантов разрешения ситуации в настоящем и исключает его участие в будущем (в постсуицидный период).

6. Внешний мир – будущее видится обычно без личного участия и ассоциируется с проецированием на остающихся в живых:

– негативных переживаний и ответственности за совершенный суицид («…пусть потом страдают»);

– облегчения забот, например, при альтруистическом суициде тяжелобольных, считающих себя обузой для окружающих («…без меня им будет лучше»).


Попытка самоубийства – это поведение, которое человек предпринял, по крайней мере, с некоторым намерением умереть. Примерно 25–30 процентов людей, пытающихся совершить самоубийство, продолжают совершать повторные попытки. Одной из основных мотиваций истинного суицидного поведения является бегство от непереносимой жизненной ситуации (в отличие от подавленного влечения к жизни вообще при депрессии). Однако суицидные реакции не всецело обусловлены тяжелой жизненной ситуацией. Развитие данных реакций, а нередко и самих психотравмирующих ситуаций связано с наличием определенных неадаптивных установок, которые в неблагоприятных условиях могут приводить к возникновению межличностных конфликтов и суицидному поведению.

Подобные суицидогенные установки связаны с представлением о большей, чем собственная жизнь, значимости лично-семейных или социально-престижных ценностей и формируются под влиянием воспитания, психотравмирующих переживаний и различных микросоциальных воздействий. Эти установки препятствуют принятию оптимального способа выхода из кризиса, а при повторной утрате или угрозе утраты доминирующей ценности вновь инициируют суицидное поведение.


Постсуицид, начинающийся вслед за попыткой самоубийства, подразделяется на четыре типа.

Критический постсуицид. Конфликт утратил свою актуальность, суицидных тенденций нет, отношение к совершенной попытке негативное, с чувством вины и стыда перед окружающими, страхом перед возможным смертельным исходом суицидной попытки и пониманием того, что покушение на свою жизнь не разрешает ситуации. Помощь ограничена рациональной психотерапией.

Манипулятивный постсуицид. Конфликтная ситуация значительно улучшилась для пациента под влиянием его суицидных действий; суицидных тенденций нет; отношение к совершенной попытке рентное: легкое чувство стыда и страх перед возможным смертельным исходом; закрепление суицидного поведения как способа воздействия на окружающих, переход к демонстративно-шантажному поведению. Требуется изменение ценностных ориентаций, выработка негативного отношения к суициду, разрушение манипулятивного шаблона реагирования.

Аналитический постсуицид. Конфликт по-прежнему актуален для суицидента; суицидных тенденций нет; отношение к совершенной попытке негативное; опробуются новые способы разрешения конфликта; при их неэффективности и невыносимости конфликтной ситуации возможен повторный суицид с большим риском смертельного исхода. Необходима помощь в ликвидации конфликтной ситуации со стороны соответствующих служб. Если же эта ситуация обусловлена психопатологической продукцией, требуется лечение и последующее систематическое наблюдение психиатра.

Суицидно-фиксированный постсуицид. Конфликт актуален, суицидные тенденции сохраняются и могут скрываться, отношение к суициду положительное. Больной нуждается в строгом надзоре и лечении в условиях закрытого психиатрического стационара.

Кризисная личность становится ареной борьбы двух сил: суицидогенных и антисуицидных факторов. Самыми частыми суицидогенными факторами являются потеря близкого человека, отвержение им, утрата здоровья и работоспособности, престижа и уважения окружающих.

Им противостоят антисуицидные факторы: родительские чувства, нежелание причинять боль близким, выраженное чувство долга, страх боли и смерти, ее неэстетичности и инвалидности в случае неудачной попытки, боязнь осуждения, представление о неиспользованных жизненных возможностях, наличие творческих планов и замыслов, а также прошлые достижения в значимых для пациента областях.


Парасуицид нередко используется антисоциальными личностями для эпатажа окружающих, демонстративными – для шантажа. Алкоголикам и наркоманам нужны острые ощущения, чтобы вывести себя из состояния бесчувственности и безрадостности. Для этого они используют рискованные и болезненные действия: хождение по перилам моста и другие игры со смертью; прижигание кожи или удушение; демонстрацию окружающим готовности покончить с собой, чтобы включиться в их эмоциональное состояние.

Для манипулятивно-шантажного суицидного поведения характерны:

1) преимущественно аффектогенный, импульсивный характер поведения (часто прослеживается в прошлом и в данной ситуации);

2) наличие планов с предпочтением методов и средств суицида с минимальным летальным потенциалом, выбором места и времени с необходимым минимальным количеством присутствующих – «объекта (объектов) влияния»;

3) гибель не входит в планы суицидента (но в отдельных ситуациях риск гибели может быть высок и в итоге, при летальном исходе, должен рассматриваться не как истинный суицид, а как несчастный случай);

4) ценность личной жизни для суицидента сохранена, но искажена – жизнь является предметом торга и подвергается риску. Тем не менее, сохранность даже искаженного отношения к ценности жизни создает базис для психокоррекционной работы;

5) суицидные действия рассматриваются преимущественно как способ решения конфликта;

6) ожидаемый итог суицидных действий – воздействие на объект влияния с целью достижения вторичной выгоды;

7) проецирование себя в будущее сохраняется: линия времени не заканчивается покушением, но, продолжаясь в постсуицидный период, обычно включает четко оформленные немногочисленные варианты (преимущественно эгоцентричные и ригидные) сценария личного поведения и окружающих;

8) внешний мир: будущее видится с личным участием и обязательно включает ближние цели – ожидаемые результаты воздействия попытки на объект влияния – изменения его поведения или другой вторичной выгоды.

Экспресс-диагностика риска суицида

1. Приходилось ли вам в последнее время думать о самоубийстве?

2. Если да, то часто ли?

3. Возникали ли такие мысли невольно?

4. Есть ли у вас конкретное представление о том, как бы вы предпочли лишить себя жизни?

5. Начинали ли вы подготовку к этому?

6. Говорили ли вы уже кому-нибудь о своих суицидных намерениях?

7. Пытались ли вы уже когда-нибудь лишить себя жизни?

8. Был ли в вашей семье или в кругу друзей и знакомых случай самоубийства?

9. Считаете ли вы свою ситуацию безнадежной?

10. Трудно ли вам отвлечься от своих проблем?

11. Уменьшилось ли в последнее время ваше общение с родными друзьями, знакомыми?

12. Сохраняется ли у вас интерес к тому, что происходит в вашей профессии и окружении? Остался ли еще интерес к вашим увлечениям?

13. Есть ли у вас кто-то, с кем вы могли бы открыто и доверительно говорить о своих проблемах?

14. Живете ли вы со своей семьей или знакомыми?

15. Сохраняются ли у вас сильные эмоциональные связи с семьей и/или профессиональными обязанностями?

16. Чувствуете ли вы свою устойчивую принадлежность какому-то религиозному или иному мировоззренческому сообществу?


Риск суицида тем выше, чем больше ответов «да» на вопросы 1–11 и «нет» на вопросы 12–16.

Опросник суицидного риска

Ответьте на вопросы: да или нет.

1. Вы все чувствуете острее, чем большинство людей.

2. Вас часто одолевают мрачные мысли.

3. Теперь вы уже не надеетесь добиться желаемого положения в жизни.

4. В случае неудачи вам трудно начать новое дело.

5. Вам определенно не везет в жизни.

6. Учиться вам стало труднее, чем раньше.

7. Большинство людей довольны жизнью больше, чем вы.

8. Вы считаете, что смерть является искуплением грехов.

9. Только зрелый человек может принять решение уйти из жизни.

10. Временами у вас бывают приступы неудержимого смеха или плача.

11. Обычно вы осторожны с людьми, которые относятся к вам дружелюбнее, чем вы ожидали.

12. Вы считаете себя обреченным человеком.

13. Мало кто искренне пытается помочь другим, если это связано с неудобствами.

14. У вас такое впечатление, что вас никто не понимает.

15. Человек, который вводит других в соблазн, оставляя без присмотра ценное имущество, виноват примерно столько же, сколько и тот, кто это имущество похищает.

16. В вашей жизни не было таких неудач, когда казалось, что все кончено.

17. Обычно вы удовлетворены своей судьбой.

18. Вы считаете, что всегда нужно вовремя поставить точку.

19. В вашей жизни есть люди, привязанность к которым может очень повлиять на ваши решения и даже изменить их.

20. Когда вас обижают, вы стремитесь во что бы то ни стало доказать обидчику, что он поступил несправедливо.

21. Часто вы так переживаете, что это мешает вам говорить.

22. Вам часто кажется, что обстоятельства, в которых вы оказались, отличаются особой несправедливостью.

23. Иногда вам кажется, что вы вдруг сделали что-то скверное или даже хуже.

24. Будущее представляется вам довольно беспросветным.

25. Большинство людей способны добиваться выгоды не совсем честным путем.

26. Будущее слишком расплывчато, чтобы строить серьезные планы.

27. Мало кому в жизни пришлось испытать то, что пережили недавно вы.

28. Вы склонны так остро переживать неприятности, что не можете выкинуть мысли об этом из головы.

29. Часто вы действуете необдуманно, повинуясь первому порыву.

Суммируйте положительные ответы отдельно по каждому фактору (ответ «да» – 1 балл). Полученный балл уравнивается в значениях с учетом индекса: балл необходимо умножить на значение индекса.


Обработка опросника суицидного риска


Большая книга психологических кризисов

Интерпретация

1. Демонстративность. Желание привлечь внимание окружающих к своим несчастьям, добиться сочувствия и понимания. Оцениваемое из внешней позиции порой как «шантаж», «истероидное выпячивание трудностей», демонстративное суицидальное поведение переживается изнутри как «крик о помощи». Наиболее суицидоопасно сочетание с эмоциональной ригидностью, когда «диалог с миром» может зайти слишком далеко.

2. Аффективность. Доминирование эмоций над интеллектуальным контролем в оценке ситуации. Готовность реагировать на психотравмирующую ситуацию непосредственно эмоционально. В крайнем варианте – аффективная блокада интеллекта.

3. Уникальность. Восприятие себя, ситуации и, возможно, собственной жизни в целом как явления исключительного, не похожего на другие и, следовательно, подразумевающего исключительные варианты выхода, в частности, суицид. Тесно связана с феноменом «непроницаемости» для опыта, то есть с недостаточным умением использовать свой и чужой жизненный опыт.

4. Несостоятельность. Отрицательная концепция собственной личности. Представление о своей несостоятельности, некомпетентности, ненужности, «выключенности» из мира. Данная субшкала может быть связана с представлениями о физической, интеллектуальной, моральной и прочей несостоятельности. Формула внешнего монолога – «Я плох».

5. Социальный пессимизм. Отрицательная концепция окружающего мира. Восприятие мира как враждебного, не соответствующего представлениям о нормальных или удовлетворительных для человека отношениях с окружающими.

При «Несостоятельности» = 0–3 формула внутреннего диалога: «Вы все недостойны меня».

6. Слом культурных барьеров. Культ самоубийства. Поиск культурных ценностей и нормативов, оправдывающих суицидальное поведение или даже делающих его в какой-то мере привлекательным. Заимствование суицидальных моделей поведения из литературы и кино. Одна из возможных внутренних причин культа смерти – доведенная до патологического максимализма смысловая установка на самодеятельность: «Вершитель собственной судьбы сам определяет конец своего существования».

7. Максимализм. Инфантильный максимализм ценностных установок. Распространение на все сферы жизни содержания локального конфликта в какой-то одной жизненной сфере. Невозможность компенсации. Аффективная фиксация на неудачах.

8. Временная перспектива. Невозможность конструктивного планирования будущего. Это может быть следствием сильной погруженности в настоящую ситуацию, трансформацией чувства неразрешимости текущей проблемы в глобальный страх неудач и поражений в будущем.

9. Антисуицидный фактор. Даже при высокой выраженности всех остальных факторов есть фактор, который снимает глобальный суицидальный риск. Это глубокое понимание чувства ответственности за близких, чувство долга. Это представление о греховности самоубийства, антиэстетичности его, боязнь боли и физических страданий. В определенном смысле это показатель наличного уровня предпосылок для психокоррекционной работы.

Суицидная мотивация

Выберите ответ на высказывания, используя для этого четыре варианта ответа:

1) «да» – в том случае, если вы полностью согласны с утверждением;

2) «частично» – если высказывание не полностью соответствует вашим переживаниям;

3) «сомневаюсь» – если не уверены, подходит вам высказывание или нет;

4) «нет» – в том случае, если вы уверены, что данное высказывание не соответствует вашим переживаниям.


1. Думал, что если умру, то всем будет только лучше.

2. В жизни потерялся главный смысл.

3. Мне казалось, что только смерть может избавить меня от страдания.

4. Думал доказать что-то хотя бы своей смертью.

5. Я думал, что не имею права больше жить.

6. Думал умереть, пусть попробуют пожить без меня.

7. Я надеялся, что после смерти меня ждет что-то лучшее.

8. Я хотел умереть, потому что из-за меня слишком много проблем.

9. Казалось, что все хорошее осталось позади, а впереди ничего нет.

10. Думал, что лучше умереть, чем так мучиться.

11. Когда тебя не понимают, то ничего больше не остается.

12. Я думал, что своей смертью смогу искупить свою вину.

13. Было так больно и обидно, что хотелось отомстить.

14. Я думал умереть здесь, чтобы иметь возможность возродиться к новой жизни.

15. Думал, что моя смерть что-то изменит к лучшему вокруг.

16. Потому что жизнь утратила какой-либо интерес.

17. Я уже не мог больше терпеть все это.

18. По-другому я не смог бы ничего доказать.

19. Мне казалось, что я сам во всем виноват и должен понести наказание.

20. Я хорошо понимал, что своей смертью причиню боль, и даже хотел этого.

21. Мне хотелось уйти туда к тем (или к тому), кого я люблю.

22. Я не хотел быть обузой для окружающих.

23. Во мне кончилась какая-то сила для жизни.

24. Если бы мне не было так больно, я бы даже не думал о смерти.

25. Мне кажется, что меня просто никто не замечает.

26. Только я сам могу судить себя за все.

27. Своей смертью я хотел наказать.

28. Думал, что может быть там я буду более счастливым, чем здесь.

29. Хотелось умереть, чтобы никому не мешать.

30. Меня не устраивала та жизнь, которая ждала меня впереди.

31. Мне казалось, что если жизнь приносит только боль, лучше умереть.

33. Мне хотелось быть самому себе и судьей, и палачом.

34. Было легкое удовлетворение от мысли, что своей смертью я создам проблему.

35. Я думал о смерти как о пути к новой жизни.


Мотивационные комплексы

1. Альтруистическая мотивация (смерть ради других) – 1, 8, 15, 22, 29.

2. Потеря смысла жизни – 2, 9, 16, 23, 30.

3. Невыносимость страдания – 3, 10, 17, 24, 31.

4. Манипуляция другими – 4, 11, 18, 25, 32.

5. Самонаказание – 5, 12, 19, 26, 33.

6. Наказание других – 6, 13, 20, 27, 34.

7. Надежда на что-то лучшее после смерти – 7, 14, 21, 28, 35.


Каждый из вариантов ответа оценивается количественно в баллах: «да» – 3 балла; «частично» – 2 балла; «сомневаюсь» – 1 балл; «нет» – 0 баллов.

Общая сумма баллов по всем пяти высказываниям, относящимся к одному из мотивационных комплексов, определяет выраженность данного комплекса.

Максимальная выраженность может достигать соответственно 15 баллов, минимальная – 0 баллов. На основании количественных показателей по каждой из семи шкал строится график, позволяющий наглядно отобразить спектр суицидной мотивации.

Антисуицидные факторы

Выберите ответ на высказывания, используя для этого четыре варианта:

1) «да» – в том случае, если вы полностью согласны с утверждением;

2) «частично» – если высказывание не полностью соответствует вашим переживаниям;

3) «сомневаюсь» – если не уверены, подходит ли вам высказывание или нет;

4) «нет» – в том случае, если вы уверены, что данное высказывание не соответствует вашим переживаниям.

1. Меня сдерживает страх перед смертью.

2. Я считаю, что самоубийство – это грех.

3. Я не могу покончить с собой из-за своих близких.

4. Я считаю, что самоубийство – это слабость и трусость.

5. Мне неприятно представлять свое тело после самоубийства.

6. Мне еще столько нужно сделать в жизни.

7. Я не думаю, что самоубийство – это единственный выход из ситуации.

8. Я считаю, что время – самое лучшее лекарство от всех проблем.

9. Я не знаю способа, чтобы наверняка уйти из жизни.

10. Как только подумаю, что мне придется умереть, меня охватывает ужас.

11. Меня сдерживают мои религиозные убеждения.

12. Не хочу делать больно родным мне людям.

13. Я считаю, что только безвольный человек может покончить с собой.

14. Те способы, которые я могу использовать для ухода из жизни, так некрасивы.

15. Если честно, то мне жалко убивать себя.

16. Я надеюсь найти другое решение моих проблем.

17. Я надеюсь, что со временем мне станет легче.

18. Боюсь, что просто не смогу до конца убить себя.

19. Смерть так страшна и ужасна.

20. Жизнь дана мне Богом, и я должен терпеть все страдания.

21. Этим поступком я причиню страдания окружающим.

22. Я думаю, что все окружающие осудили бы меня за такой поступок.

23. Я бы не хотел, чтобы мое тело кто-либо видел после того, как я покончу с собой.

24. Я считаю, что мне еще рано умирать.

25. Не уверен, что все, что можно было попытаться сделать, я уже сделал.

26. Нельзя решаться сразу на такой шаг, нужно выждать хотя бы какое-то время.

27. Может получиться так, что вместо того, чтобы умереть, на всю жизнь останешься инвалидом.

28. При мысли о смерти у меня замирает все внутри.

29. Если я совершу самоубийство, то погублю свою бессмертную душу.

30. Я должен жить ради тех, кто рядом со мной.

31. Я не хочу, чтобы после моей смерти обо мне плохо думали.

32. Мне бы хотелось умереть легко и красиво, но я не знаю такого способа.

33. Я думаю, что еще много мог бы пережить хорошего в своей жизни.

34. Всегда можно найти выход из любой ситуации.

35. На смену черной полосе всегда рано или поздно приходит белая.

36. Не могу придумать надежного способа покончить с собой.

34. Если честно признаться, то я боюсь смерти.

38. Самоубийством я обреку себя на вечные мучения.

39. Я не могу умереть добровольно, потому что есть люди, которые зависят от меня.

40. Я думаю, что покончить с собой – это просто позорное бегство.

41. В самом самоубийстве есть что-то некрасивое.

42. Обидно умирать, не закончив все дела.

43. Может быть, я просто не знаю, как решить ситуацию, но это знает кто-то другой.

44. Даже если проблему нельзя решить, ее можно пережить.

45. Нет уверенности, что удастся умереть.


Мотивационные комплексы

1. Страх смерти – 1, 10, 19, 28, 37.

2. Религиозная мотивация – 2, 11, 20, 29, 38.

3. Этическая мотивация (чувство долга перед близкими людьми) – 3, 12, 21, 30, 39.

4. Личное негативное отношение к суицидной модели поведения – 4, 13, 22, 31, 40.

5. Эстетическая мотивация – 5, 14, 23, 32, 41.

6. Нарциссическая мотивация (любовь к себе) – 6, 15, 24, 33, 42.

7. Надежда как-то разрешить ситуацию, найти выход – 7, 16, 25, 34, 43.

8. Ожидание, что со временем что-то может измениться к лучшему, – 8, 17, 26, 35, 44.

9. Неуверенность, что удастся умереть, – 9, 18, 27, 36, 45.

Каждый из вариантов ответа оценивается количественно в баллах: «да» – 3 балла; «частично» – 2 балла; «сомневаюсь» – 1 балл; «нет» – 0 баллов.

Общая сумма баллов по всем пяти высказываниям, относящимся к одному из мотивационных комплексов, определяет выраженность данного комплекса. Максимальная выраженность может достигать соответственно 15 баллов, минимальная – 0 баллов. На основании количественных показателей по каждой из 9 шкал строится график, наглядно отображающий спектр антисуицидной мотивации.

Если вы желаете удержать человека от какого-нибудь поступка, заставьте его разговаривать на эту тему: чем больше люди говорят, тем меньше у них склонность делать.

Томас Карлейль

Темная ночь депрессии

Большая книга психологических кризисов

Меланхолия

Малая печаль красноречива, великая безмолвна.

Сенека

Клиника. Существенной особенностью большого депрессивного эпизода является период не менее двух недель, когда у человека наблюдается либо подавленное настроение, либо потеря интереса или удовольствия почти во всех действиях.

Дополнительные симптомы:

• изменение аппетита или веса, сна и психомоторной активности;

• уменьшение энергии;

• чувство никчемности или вины;

• трудности мышления, концентрации внимания или принятия решений;

• повторяющиеся мысли о смерти, суицидные мысли или попытки.

Симптомы должны сохраняться в течение большей части дня, почти каждый день, по крайней мере, в течение двух недель подряд. Эпизод должен сопровождаться клинически значимыми стрессами или нарушениями в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования. Для некоторых пациентов с более легкими эпизодами функционирование может выглядеть нормальным, но оно требует значительных усилий.

Настроение при большом депрессивном эпизоде часто описывается человеком как подавленность, тоска, отчаяние, потеря уверенности в себе или чувство малоценности. В некоторых случаях тоска сначала отрицается, но может быть выявлена путем расспроса. У ряда людей, которые жалуются на чувство скуки, отсутствие чувств или чувство тревоги, наличие депрессивного настроения может быть выведено из особенностей поведения и выражения лица (человек выглядит так, будто собирается плакать). Некоторые люди подчеркивают соматические жалобы (например, телесные дисфункции и боли), но не сообщают о тоскливых чувствах. Многие пациенты признают или проявляют повышенную раздражительность (например, постоянный гнев, склонность реагировать на события вспышками гнева или обвинять других, преувеличенное чувство разочарования по незначительным поводам).

Депрессивные эпизоды могут быть связаны с повышенным употреблением алкоголя или других веществ, с обострением уже существующих психологических симптомов (например, страхов или навязчивостей) или озабоченностью соматическим состоянием.

Потеря интереса или удовольствия присутствует почти всегда, по крайней мере в некоторой степени. Пациенты могут сообщать о том, что их меньше увлекают хобби, они больше не занимаются тем, что ранее считали приятным, или не испытывают удовольствия от этих занятий. Члены семьи часто замечают социальное отстранение или пренебрежение удовольствиями (например, бывший игрок в теннис больше не играет в него; ребенок, увлекавшийся футболом, находит оправдания для отказа от игры). У некоторых людей наблюдается значительное снижение уровня сексуального интереса или желания.

Аппетит может снижаться или повышаться. Некоторые депрессивные пациенты сообщают, что им приходится заставлять себя есть. Другие могут есть больше обычного и испытывать тягу к особой пище (например, к сладостям или другим углеводам). Когда изменения аппетита серьезны (в любом направлении), могут быть значительные потери или прибавка в весе, у детей можно отметить отсутствие ожидаемого прироста веса.

Нарушение сна может иметь форму либо трудности засыпания, либо избыточного сна. При бессоннице пациент с трудом засыпает, часто просыпается ночью с последующим затрудненным засыпанием или пробуждается слишком рано и не может больше заснуть. Сонливость может проявляться продолжительными эпизодами ночного или дневного сна. Иногда причина, по которой человек обращается за лечением, состоит в нарушении сна.

Психомоторные нарушения включают в себя возбуждение (например, невозможность спокойно сидеть, хождение взад и вперед, потирание рук, пощипывание и трение кожи, одежды или других предметов) или торможение (например, замедленные движения, мышление и речь, увеличение пауз перед ответом, односложность, монотонность, ограниченное количество или однообразие тем или молчание).

Психомоторное возбуждение или заторможенность должны быть достаточно выраженными, чтобы они могли наблюдаться другими и не представляли собой лишь субъективные ощущения. Типичными являются понижение энергии, ощущение усталости и повышенная утомляемость. Человек может сообщать о постоянном ощущении усталости без физических нагрузок. Даже самые маленькие задачи требуют значительных усилий. Эффективность, с которой выполняются задачи, может быть понижена. Например, человек может жаловаться на то, что утреннее умывание и одевание выматывают его и продолжаются в два раза дольше обычного.

Чувство никчемности или вины, связанное с большим депрессивным эпизодом, может включать в себя нереалистичные негативные оценки своей ценности, или озабоченность виной, или размышления о незначительных прошлых ошибках. Такие люди часто неверно интерпретируют нейтральные или тривиальные повседневные события в качестве доказательства личных недостатков и преувеличивают чувство ответственности за неблагоприятные события. Обвинение себя в болезни и невыполнении профессиональных или межличностных обязанностей в результате депрессии является очень распространенным явлением.

Многие пациенты сообщают о нарушении способности думать, концентрироваться или принимать даже незначительные решения. Они могут легко отвлекаться или жаловаться на трудности с памятью. Те, кто занимается умственной работой, часто не могут выполнять ее. Многие из тех, кто взаимодействует с больным, не знают о его депрессивных симптомах. Вместе с тем ухудшение может временно приводить к полной нетрудоспособности, когда депрессивный больной не может удовлетворять основные потребности в самообслуживании.

Мысли о смерти, суицидные мысли или попытки самоубийства являются обычным явлением. Они могут варьироваться от пассивного желания не просыпаться утром или веры в то, что другим было бы лучше, если бы он умер, до преходящих, но повторяющихся мыслей о самоубийстве и конкретных планов самоубийства. В последнем случае люди могут привести свои дела в порядок (например, обновить завещание, уладить долги), приобретают необходимые материалы (например, веревку или пистолет) и выбирают место и время для совершения самоубийства.

Мотивация к самоубийству может включать в себя желание сдаться перед лицом препятствий, которые воспринимаются в качестве непреодолимых, интенсивное желание покончить с тем, что воспринимается как нескончаемое и мучительно болезненное эмоциональное состояние, неспособность предвидеть какое-либо удовольствие в жизни или желание не быть обузой для других. Разрешение пациенту на такое направление мыслей может быть более эффективной мерой снижения риска самоубийства, чем запрет дальнейших планов самоубийства.


Течение большого депрессивного расстройства весьма изменчиво, так что некоторые люди редко испытывают ремиссию (период в два месяца или более без симптомов или только с одним или двумя симптомами в легкой степени), в то время как у других наблюдаются длительные ремиссии с небольшим количеством симптомов или без них.

Восстановление при большой депрессии обычно начинается в течение трех месяцев с момента начала заболевания у 2 из 5 лиц и в течение одного года у 4 из 5 человек. Многие люди, которые страдали депрессией только в течение нескольких месяцев, могут выздоравливать спонтанно.


Факторы риска и прогноза. Наиболее последовательно описанный фактор риска – это прошлая история попыток самоубийства или угроз, но следует помнить, что большинству завершенных самоубийств не предшествуют безуспешные попытки. Другие особенности, связанные с повышенным риском совершения самоубийства, включают мужской пол, ситуацию одиночества или одинокий образ жизни, а также выраженное чувство безнадежности.

Члены семьи первой степени лиц с большим депрессивным расстройством имеют риск развития депрессивного расстройства в 2–4 раза выше, чем у населения в целом. Наследуемость составляет примерно 40 процентов, и лица с негативной аффективностью составляют значительную часть этой генетической предрасположенности. Женщины болеют в 1,5–3 раза чаще, чем мужчины, начиная с раннего подросткового возраста. У женщин риск суицидных попыток выше, а риск самоубийства ниже.

Неблагоприятные переживания детства, особенно множественные переживания разного рода, представляют собой набор мощных факторов риска для депрессии. Стрессовые жизненные события хорошо известны как пусковые факторы большого депрессивного эпизода. Наличие пограничного расстройства личности значительно увеличивает риск будущих попыток самоубийства.

Риск рецидива постепенно снижается по мере увеличения продолжительности ремиссии. Риск выше у лиц, у которых предыдущий эпизод был тяжелым, у молодых людей и у пациентов, которые уже испытали несколько эпизодов. Сохранение даже мягких депрессивных симптомов во время ремиссии чревато рецидивом.


Возрастные особенности. Большое депрессивное расстройство может впервые проявиться в любом возрасте, но вероятность наступления заметно возрастает со временем полового созревания. Пик заболеваемости приходится на третье десятилетие; однако начало в поздней жизни не является редкостью. Распространенность в возрасте от 18 до 29 лет в 3 раза выше, чем распространенность в возрасте 60 лет и старше.

У детей и подростков может развиться раздражительное или капризное настроение, а не грустное или унылое. Это состояние отличается от обиды при переживании отказа. Резкое снижение успеваемости может отражать плохую концентрацию. Депрессии, начавшиеся в раннем возрасте, больше связаны с семейным фактором и, более вероятно, с нарушениями личности. Повышенная сонливость и переедание чаще встречаются у молодых людей, а меланхолические симптомы, особенно психомоторные нарушения – у пожилых людей.

Вероятность попыток самоубийства уменьшается в среднем и позднем возрасте, хотя это не относится к завершенным самоубийствам. Течение большого депрессивного расстройства обычно не меняется со старением. У пожилых людей трудности с памятью нередко являются главной жалобой и могут быть ошибочно приняты за ранние признаки деменции. После излечения большого депрессивного эпизода проблемы с памятью часто полностью исчезают. Однако у некоторых пожилых больных большой депрессивный эпизод иногда может быть началом необратимой деменции.

Пожилые люди во время депрессивного эпизода могут испытывать трудности запоминания и другие когнитивные симптомы, которые могут быть выраженными, и важно отличать эти симптомы от деменции.

Синдром деменции является приобретенным хроническим состоянием, характеризующимся значительными когнитивными нарушениями или снижением уровня прежнего когнитивного функционирования в двух или более когнитивных областях (например, память, внимание, исполнительские функции, язык, социальное познание, скорость психомоторных реакций, способность к зрительно-воспринимающей или зрительно-пространственной ориентировке), которые настолько выражены, что препятствуют повседневной независимой жизнедеятельности. Для разграничения важно учитывать сроки и темпы возникновения трудностей запоминания и других когнитивных симптомов по отношению к появлению депрессивных симптомов.


Депрессия у избегающих личностей развивается из-за их скованности различными запретами и долженствованиями. Ощущение неизменно ограниченного жизненного пространства вызывает у пациента постоянную высокую тревожность и агрессивность. Пациент скрывает свои потребности и обиды от близких, демонстрируя им свой альтруизм, а сдерживаемая строгими моральными запретами агрессия направляется на самого пациента. Главным источником удовлетворения является неукоснительное соблюдение табу, в первую очередь – на переживание радости. Поэтому парадоксальной причиной депрессии становится ситуация, «чреватая» наслаждением опасной свободой или счастьем. В такой ситуации у пациента возникает чувство вины и потребность в самонаказании.

Ожидание страдания – страшнее страдания.

Пауло Коэльо

Задачи психотерапии избегающей личности – улучшить самовосприятие пациента, помочь ему избавиться от чувства вины, обучить навыкам уверенного, самоутверждающего поведения. Я делаю акцент на установлении терапевтического контакта, раскрытии и отреагировании переживаний, а также мобилизации личностной защиты. В качестве основного антисуицидного фактора использую склонность заботиться об отношении к себе значимых других. Затем переключаю эту актуализированную тенденцию на самого пациента, что способствует повышению его ответственности за собственную судьбу и улучшению эмоционального самоконтроля.


Обсессивная личность характеризуется, с одной стороны, тревожной мнительностью, неуверенностью в себе, с другой – склонностью ограничивать себя от всех нагрузок из-за опасения вновь заболеть; отмечаются астенические и навязчивые проявления. Характерно стремление заслужить уважение гиперсоциальностью: своими моральными достоинствами, знаниями, навыками. Пациенты обычно выступают в роли отличника, эксперта, морализатора, философа, учителя, психолога.

Отмечаются рационализация и интеллектуализация, аскетизм, аутизация, формализм и душевная сухость, бедность и схематичность эмоционального самовыражения при напряженном аффекте. Наблюдается тревожный сверхконтроль, связанный со страхом перед инстинктивными влечениями и плохое вытеснение проникшего в сознание материала. Подавление его приводит к навязчивым мыслям и желаниям, двигательной разрядкой может стать защитный ритуал, а при его неэффективности долго подавляемый двигательный акт многократно разряжается в форме навязчивых движений. Рациональное взрослое начало неусыпно борется с тревожным Внутренним Родителем. Когда оба ослабляются в этой междоусобице, инстинкты поднимают голову, пока против них не объединятся бывшие враги и не подавят их снова.

Депрессия обычно возникает циклически, без серьезной причины, длится от нескольких дней до многих месяцев. Почвой для депрессии служит пониженный фон настроения, постоянное недовольство собой, ощущение собственной ничтожности, частые реакции самообвинения. Больные испытывают страх неожиданных, непредвиденных событий, тревожные колебания по поводу принятия элементарных решений, сомнения в благоприятном исходе совершенных поступков, обоснованности сказанного с множеством самоупреков. На высоте тревоги навязчиво появляются яркие образные представления аморальных или криминальных действий со страхом потери самоконтроля и реализации агрессивных или аутоагрессивных импульсов. Высок риск суицида, хотя обычно дело ограничивается лишь попытками из-за невозможности окончательно решить гамлетовский вопрос.

Обсессивному пациенту терапевт нужен для одобрения и усиления подавляющих сил, улучшения навыков самоконтроля, разделения ответственности (с идейным доминированием пациента). Терапевт заменяет строгого, но справедливого отца, надежно выполняющего свои обязательства даже при оппозиции пациента. Он ждет от меня гарантий эффективности лечения, применения новейших методов, детальной информации о механизмах симптомов, современных способах лечения и прогнозе.

Психотерапия затруднена склонностью к интеллектуализации, рационализации и изоляции аффекта. Я стимулирую разрядку негативных эмоций, чтобы пациент смелее освобождался от них; в результате он становится более жизнерадостным. После включения у пациента эмоциональной реакции (любой модальности) вскрываю страх расставания, замаскированный преувеличенной сознательной потребностью в независимости. Далее происходит отреагирование пациентом этого страха и разделение его мною.

Надо любить жизнь больше, чем смысл жизни.

Федор Достоевский

Низкую обращаемость по поводу депрессии связывают со следующими мифами.

• Быть в депрессии ненормально и стыдно. У нас в России до недавнего времени это означало еще опасность принудительной госпитализации и постановки на психиатрический учет.

• Злоупотребление химическими веществами и депрессия никак между собой не связаны. – На самом деле эти расстройства довольно часто взаимосвязаны.

• Депрессивный больной недееспособен. – Современные методы лечения помогают преодолевать депрессивное состояние и вести достаточно продуктивную жизнь.

• С депрессией можно справиться усилием воли. Однако призывы типа «Возьмите себя в руки!», «Будь мужчиной!» лишь снижают самооценку, поскольку сознательно контролировать депрессию не удается.

• Лекарства вызывают зависимость. – Затяжные или повторяющиеся приступы могут потребовать длительного приема лекарств, но при соответствующем контроле врача зависимость от них не возникнет.

• Психотерапия не помогает. – При тяжелой депрессии больному необходимы антидепрессанты, однако ведущим методом лечения является именно психотерапия.


Послеродовая депрессия развивается обычно в ситуации нежелательной беременности или пола ребенка, насилия со стороны интимного партнера, а также недостатка социальной поддержки. Депрессия может наблюдаться в течение нескольких месяцев после родов и проявляется в следующих формах.

Истерическая форма расстройства обычно возникает при наличии в прошлом гиперсексуальности (в том числе навязчивой мастурбации) или фригидности, враждебных чувств к мужу, неудовлетворенности работой и бытовыми условиями. Преобладает мучительное чувство неспособности испытывать любовь к мужу, ребенку, иногда сопровождающиеся суицидными мыслями. На высоте состояния возникает навязчивый страх убить ребенка (ударить его ножом, выбросить с балкона и т. п.), сопровождающийся яркими представлениями и опасениями их реализации. Бредовая убежденность в неполноценности ребенка может привести к попытке убить его, чтобы «спасти от будущих страданий».

Навязчивая форма характеризуется чрезмерным страхом ответственности за ребенка, агрессивными фантазиями в его адрес и связанной с ними фобией острых предметов. В снах женщины ребенок гибнет при страшных обстоятельствах, или она сама жестоко убивает и даже поедает его. Женщина испытывает различные навязчивые опасения за жизнь ребенка, не верит, что сможет его вырастить, изучает специальную литературу и обращается за помощью к своей матери.

Неврастеническая форма расстройства протекает с заметными вегетативно-эндокринными нарушениями, часто наблюдается увеличение или уменьшение веса тела. Больные жалуются на недомогание, раздражительность, ухудшение умственных и физических возможностей.

Апатическая форма проявляется в равнодушии к ребенку и близким, ощущении пустоты жизни, отсутствии энергии, трудности принятии решений. Женщина становится ипохондричной, перестает справляться с обычными домашними делами.

Депрессивный эпизод по МКБ-11

Одновременное наличие как минимум 5 из следующих характерных симптомов, сохраняющихся большую часть дня, практически каждый день, на протяжении как минимум двух недель. Должен присутствовать хотя бы один симптом/признак из Аффективного кластера. Оценка наличия или отсутствия симптомов должна производиться в отношении обычного состояния пациента.


Аффективный кластер

1. Подавленное (то есть сниженное или печальное) настроение по описанию пациента или по внешним признакам (а именно: слезливость, угнетенный вид). У детей и подростков подавленное настроение может проявляться в виде раздражительности.

2. Заметное снижение интереса к занятиям или удовольствия от них, особенно тех, которые обычно приносили пациенту радость. К последнему может относиться и снижение сексуального желания.


Когнитивно-поведенческий кластер

3. Снижение способности концентрировать и удерживать внимание на заданиях, или заметная нерешительность.

4. Убеждения в собственной никчемности, чрезмерной или необоснованной вине, которые могут быть явно бредовыми. Этот пункт не должен учитываться, если идеи вины и самопорицания возникают только при наличии депрессии.

5. Безнадежность в отношении будущего.

6. Периодические мысли о смерти (не только страх смерти), периодические суицидные мысли (с наличием конкретных планов или без них) или данные о попытке суицида.


Нейровегетативный кластер

7. Значительные нарушения сна (трудности засыпания, учащенные ночные пробуждения или раннее пробуждение) или избыточный сон.

8. Значительное изменение аппетита (понижение или повышение) или значительное изменение веса (прибавка или потеря).

9. Признаки психомоторного возбуждения или заторможенности (заметные окружающим, а не просто субъективные ощущения двигательного беспокойства или медлительности).

10. Снижение энергии, утомляемость или заметная усталость при затрате минимальных усилий.


Аффективные нарушения достаточно выражены, что приводит к значительным нарушениям в личной, семейной, социальной, учебной, профессиональной и других важных сферах функционирования.

Симптомы не являются проявлением другого заболевания (например, опухоль мозга).

Симптомы не являются следствием воздействия психоактивных веществ или других лекарственных средств на центральную нервную систему (например, бензодиазепины), включая синдром отмены (например, синдром отмены стимуляторов).

Симптомы не могут объясняться переживанием тяжелой утраты.

Для диагностики эндогенной депрессии важно установить наличие соматического синдрома. Развернутым соматический синдром считается, если имеется четыре и более из следующих признаков:

1) отчетливое снижение интересов или потеря удовольствия от обычно приятной деятельности;

2) снижение привычного эмоционального реагирования на события или деятельность;

3) пробуждение за два и более часа до привычного времени;

4) суточные колебания аффекта;

5) объективно наблюдаемые выраженные расстройства психомоторики (заторможенность или возбуждение);

6) отчетливое снижение аппетита;

7) потеря веса (свыше 5 процентов веса тела за истекший месяц);

8) отчетливое снижение либидо.

Шкала депрессии

Укажите, насколько верны для вас следующие утверждения в зависимости от того, как вы себя чувствуете в последнее время: 1 – «никогда» или «изредка»; 2 – «иногда»; 3 – «часто»; 4 – «почти всегда» или «постоянно».

1. Я чувствую подавленность.

2. Утром я чувствую себя лучше всего.

3. У меня бывают периоды плача или близости к слезам.

4. У меня плохой ночной сон.

5. Аппетит у меня не хуже обычного.

6. Мне приятно смотреть на привлекательных женщин (мужчин), разговаривать с ними, находиться рядом.

7. Я замечаю, что теряю вес.

8. Меня беспокоят запоры.

9. Сердце бьется быстрее, чем обычно.

10. Я устаю без всяких причин.

11. Я мыслю так же ясно, как всегда.

12. Мне легко делать то, что я умею.

13. Чувствую беспокойство и не могу усидеть на месте.

14. У меня есть надежды на будущее.

15. Я более раздражителен(на), чем обычно.

16. Мне легко принимать решения.

17. Я чувствую, что полезен(на) и необходим(а).

18. Я живу достаточно полной жизнью.

19. Я чувствую, что другим людям станет лучше, если я умру.

20. Меня до сих пор радует то, что радовало всегда.


Обработка и интерпретация результатов

Уровень депрессии (УД) рассчитывается по формуле: УД = S + Z, где S – сумма поставленных оценок «прямым» высказываниям 1, 3, 4, 7, 8, 9, 10, 13, 15, 19; Z – сумма оценок, «обратных» поставленным высказываниям 2, 5, 6, 11, 12, 14, 16, 17, 18, 20.

Например, высказыванию № 2 поставлена оценка 1 – ставьте в сумму 4 балла; высказыванию № 5 поставлена оценка 2 – ставьте в сумму 3 балла; высказыванию № 6 поставлена оценка 3 – ставьте в сумму 2 балла; высказыванию № 11 поставлена оценка 4 – ставьте в сумму 1 балл и т. д.

В результате получается УД, который колеблется от 20 до 80 баллов.

УД ≤ 50 баллов. Депрессии нет.

50 ≤ УД ≤ 59 баллов. Легкая депрессия ситуативного или невротического генеза.

60 ≤ УД ≤ 69 баллов. Субдепрессивное состояние или маскированная депрессия.

УД ≥ 70 баллов. Тяжелая депрессия.

Самодиагностика депрессии

В этом опроснике содержатся группы утверждений. Внимательно прочитайте каждую группу. Затем определите в каждой группе одно утверждение, которое лучше всего соответствует тому, как вы себя чувствовали на этой неделе и сегодня.

Поставьте галочку около выбранного утверждения. Если несколько утверждений из одной группы кажутся вам одинаково хорошо подходящими, то поставьте галочки около каждого из них. Прежде чем сделать свой выбор, убедитесь, что вы прочли все утверждения в каждой группе.


I.

0 Я не чувствую себя расстроенным, печальным.

1 Я расстроен.

2 Я все время расстроен и не могу от этого отключиться.

3 Я настолько расстроен и несчастлив, что не могу это выдержать.

II.

0 Я не тревожусь о своем будущем.

1 Я чувствую, что озадачен будущим.

2 Я чувствую, что меня ничего не ждет в будущем.

3 Мое будущее безнадежно, и ничто не может измениться к лучшему.

III.

0 Я не чувствую себя неудачником.

1 Я чувствую, что терпел больше неудач, чем другие люди.

2 Когда я оглядываюсь на свою жизнь, я вижу в ней много неудач.

3 Чувствую, что как личность я – полный неудачник.

IV.

0 Я получаю столько же удовлетворения от жизни, как раньше.

1 Я не получаю столько же удовлетворения от жизни, как раньше.

2 Я больше не получаю удовлетворения ни от чего.

3 Я полностью не удовлетворен жизнью, и мне все надоело.

V.

0 Я не чувствую себя в чем-нибудь виноватым.

1 Достаточно часто я чувствую себя виноватым.

2 Большую часть времени я чувствую себя виноватым.

3 Я постоянно испытываю чувство вины.

VI.

0 Я не чувствую, что могу быть наказанным за что-либо.

1 Я чувствую, что могу быть наказан.

2 Я ожидаю, что могу быть наказан.

3 Я чувствую себя уже наказанным.

VII.

0 Я не разочаровался в себе.

1 Я разочаровался в себе.

2 Я себе противен.

3 Я себя ненавижу.

VIII.

0 Я знаю, что я не хуже других.

1 Я критикую себя за ошибки и слабости.

2 Я все время обвиняю себя за свои поступки.

3 Я виню себя во всем плохом, что происходит.

IX.

0 Я никогда не думал покончить с собой.

1 Ко мне приходят мысли покончить с собой, но я не буду их осуществлять.

2 Я хотел бы покончить с собой.

3 Я бы убил себя, если бы представился случай.

X.

0 Я плачу не больше, чем обычно.

1 Сейчас я плачу чаще, чем раньше.

2 Теперь я все время плачу.

3 Раньше я мог плакать, а сейчас не могу, даже если мне хочется.

XI.

0 Сейчас я раздражителен не более, чем обычно.

1 Я более легко раздражаюсь, чем раньше.

2 Теперь я постоянно чувствую, что раздражен.

3 Я стал равнодушен к вещам, которые меня раньше раздражали.

XII.

0 Я не утратил интереса к другим людям.

1 Я меньше интересуюсь другими людьми, чем раньше.

2 Я почти потерял интерес к другим людям.

3 Я полностью утратил интерес к другим людям.

XIII.

0 Я откладываю принятие решения иногда, как и раньше.

1 Я чаще, чем раньше, откладываю принятие решения.

2 Мне труднее принимать решения, чем раньше.

3 Я больше не могу принимать решения.

XIV.

0 Я не чувствую, что выгляжу хуже, чем обычно.

1 Меня тревожит, что я выгляжу старым и непривлекательным.

2 Я знаю, что в моей внешности произошли существенные изменения, делающие меня непривлекательным.

3 Я знаю, что выгляжу безобразно.

XV.

0 Я могу работать так же хорошо, как и раньше.

1 Мне необходимо сделать дополнительное усилие, чтобы начать делать что-нибудь.

2 Я с трудом заставляю себя делать что-либо.

3 Я совсем не могу выполнять никакую работу.

XVI.

0 Я сплю так же хорошо, как и раньше.

1 Сейчас я сплю хуже, чем раньше.

2 Я просыпаюсь на 1–2 часа раньше, и мне трудно заснуть опять.

3 Я просыпаюсь на несколько часов раньше обычного и больше не могу заснуть.

XVII.

0 Я устаю не больше, чем обычно.

1 Теперь я устаю быстрее, чем раньше.

2 Я устаю почти от всего, что я делаю.

3 Я не могу ничего делать из-за усталости.

XVIII.

0 Мой аппетит не хуже, чем обычно.

1 Мой аппетит стал хуже, чем раньше.

2 Мой аппетит теперь значительно хуже.

3 У меня вообще нет аппетита.

XIX.

0 В последнее время я не похудел или потеря веса была незначительной.

1 За последнее время я потерял более 2 кг.

2 Я потерял более 5 кг.

3 Я потерял более 7 кг.

XX.

0 Я беспокоюсь о своем здоровье не больше, чем обычно.

1 Меня тревожат проблемы моего физического здоровья, такие как боли, расстройство желудка, запоры и т. д.

2 Я очень обеспокоен своим физическим состоянием, и мне трудно думать о чем-либо другом.

3 Я настолько обеспокоен своим физическим состоянием, что больше ни о чем не могу думать.

XXI.

0 В последнее время я не замечал изменения своего интереса к сексу.

1 Меня меньше занимают проблемы секса, чем раньше.

2 Сейчас я значительно меньше интересуюсь сексуальными проблемами, чем раньше.

3 Я полностью утратил сексуальный интерес.


Показатель по каждой категории рассчитывается следующим образом: каждый пункт шкалы оценивается от 0 до 3 в соответствии с нарастанием тяжести симптома.

Результаты теста интерпретируются следующим образом:

0–9 – отсутствие депрессивных симптомов,

10–15 – субдепрессия,

16–19 – умеренная депрессия,

20–29 – депрессия средней тяжести,

30–63 – тяжелая депрессия.

Пункты 1–13 – шкала настроения.

Пункты 14–21 – шкала самочувствия. Нередко соматические симптомы лишь маскируют депрессивное настроение. Если вы набрали больше 10 баллов, обратитесь к психологу, если больше 15 – к психотерапевту, больше 30 – к психиатру.


Послеродовая депрессия диагностируется, если женщина соглашается со следующими утверждениями.

– Ребенку больше месяца, а я не испытываю к нему никаких добрых чувств.

– Ребенку меньше месяца, а я уже два раза ударила малыша.

– Я не могу удержаться от несильных, но злобных шлепков.

– Я систематически кричу на ребенка.

– Я плачу все время, пока не сплю.

– Я не могу есть и плохо сплю.

– Мое состояние угрожает моей жизни, здоровью ребенка или его жизни.

Рекомендации больным

Не принимайте серьезных решений, таких как переезд, смена работы, развод, не обсудив проблему с близкими друзьями или родственниками из числа тех, кому вы доверяете. Постарайтесь отложить принятие решений по важным вопросам до тех пор, пока вы не выйдете из депрессии. Уменьшите рабочую нагрузку, при ухудшении состояния полежите в постели, расслабьтесь и ничего от себя не требуйте. Больше спите.

Не отказывайтесь от еды и не переедайте. Уйдите из дома, если надо побороть желание поесть. Возможно, следует изменить характер питания. Исключите из своего рациона сахар, кофеин, алкоголь – они перевозбуждают нервную систему и усугубляют симптоматику депрессии. Депрессию могут усиливать некоторые препараты, применяемые при гипертонической болезни. По согласованию с врачом воздержитесь от приема таких лекарств

В бобовых, макаронах, хлебе и цельных зернах злаковых содержатся сложные углеводы. Они увеличивают выработку мозгом серотонина, природного антидепрессанта. Улучшению настроения способствуют также дофамин и норадреналин. Содержание этих гормонов в мозгу увеличивает диета с высоким содержанием белков. К таким продуктам относятся рыба, говядина, курятина, яйца, орехи и бобовые.

Меломану может помочь антидепрессивная музыкальная программа. 1-я часть концерта № 2 С. В. Рахманинова, сюита № 3 И. С. Баха, «Весна священная» И. Ф. Стравинского, произведения П. И. Чайковского: 1-я часть концерта № 1, пьеса «Апрель» из цикла «Времена года», «Манфред» (I часть), Пятая симфония. Романсы: «Снова, как прежде, один», «Ночь», «Отчего», «Усни, печальный друг», «На сон грядущий», «Колыбельная в бурю», «Слеза дрожит», «Не спрашивай».

В случае послеродовой депрессии объясните своим близким, что с ней не всегда можно справиться волевым усилием. Когда вы из-за ухудшения состояния невольно обидели кого-то и извиняетесь, не стесняйтесь добавить, что это из-за депрессии. Попросите помочь вам мужа и других членов семьи, не делайте того, что могут сделать они. Используйте для готовки полуфабрикаты и замороженные овощи.

Если вы храните обиду на мужа, что он выпивал с друзьями, пока вы рожали, представьте себя на его месте. Вы могли бы сидеть в такой момент в одиночестве и ждать результата? Мужчина часто просто не умеет рассказать, что он переживал в этот момент. Знайте, что у кормящей матери часто понижается половое влечение, вплоть до отвращения к мужу. Не надо проявлять это в грубой форме, не дайте себе стать истеричкой и надолго испортить отношения с мужем.

Все утро до обеда посвятите сну – после обеда и ночью ребенок не даст вам спокойно поспать. Если ребенок довел вас до истерики, передайте его кому-нибудь из домашних или плавно положите в кроватку и отправьтесь куда-нибудь отвлечься. Выпустите пар, хлопнув дверью, крепко выругавшись. Примите душ, выпейте чай, позвоните подруге. Представьте в подробностях, что могло бы произойти, если бы вы не сдержались. Когда придете в себя, вернитесь к малышу.


Упражнения

Не горюй!

Положите левую лодыжку на правое колено. Затем обхватите ее правой рукой. Левой рукой возьмитесь поперек за левую стопу. Посидите так минуту, глубоко дыша, язык на небе, взгляд под закрытыми веками – вверх. Положение должно быть очень комфортным. Некоторым удобнее положить правую лодыжку на левое колено.

Поставьте ноги параллельно, соедините подушечки пальцев правой и левой рук, язык на нёбе, взгляд вниз. Продолжайте глубоко и спокойно дышать в течение минуты.

За счет чего снижается депрессия:

• активизируется и концентрируется внимание и дезорганизованная энергия;

• облегчается свободное течение энергии по телу;

• активизируются зрительные и двигательные зоны мозга;

• балансируется работа двух полушарий мозга;

• появляется готовность принять взвешенное решение.


Стон и плач

Сядьте на краешек стула, положив на колени руки и закрыв глаза. Максимально расслабьтесь. Начните выдыхать со стоном – один стон на один выдох, который делается как можно дольше. Нужно постараться сделать стон и на вдохе. После трех полных циклов со стоном стон на выдохе изменяется на звук «ух» или звуки рыдания. Это же делается и на вдохе. Когда выдох доходит до живота, это может закончиться плачем.

Вообразите себя на сцене, услышавшим скорбную весть. Порыдайте от всей души, стараясь включить все мышцы лица, шеи, плеч, предплечий и груди. Слегка покачивайтесь вперед и назад, издавая звуки, выражающие печаль или отчаяние, пока не наступит облегчение.

Рекомендации близким депрессивного больного

В семьях больных депрессиями обычно считается важным соблюдать внешние приличия и выполнять обязанности при отсутствии искренности, открытости в отношениях, взаимной поддержки и тепла. Брачные партнеры депрессивных больных чаще других окружающих критикуют больного, проявляя тенденцию самоутверждаться за его счет. Между депрессивным больным и его партнером обычно развивается порочный круг.

Больной (Б) угнетен, раздражен – партнер (П) пытается противодействовать уговорами, призывами. Б реагирует медленно, не может выполнить просьбу – П впадает в уныние, становится несдержанным, требовательным, испытывает чувства враждебности и вины. Б чувствует себя непонятым, уединяется – у П постепенно нарастает напряженность, он проявляет противоречивые реакции сближения-отстранения. Б становится все более беспомощным, трудно доступным для общения, обвиняет себя – П реагирует, исходя из повышенных требований к себе в целях самозащиты, контролирует Б, который становится заторможенным, замкнутым и вследствие этого менее чувствительным.

Ведите себя с больным спокойно, ровно, уверенно. Не предпринимайте каких-либо шагов за спиной больного, чтобы не потерять его доверие и не укрепить у него уверенность, что все вокруг против него. Сами организуйте визит больного к специалисту и сопровождайте его. При отчетливо выраженной депрессии – не уходите в отпуск и не оставляйте больного.

Ни в коем случае не допускайте принятия больным важных решений в период депрессивного эпизода: например, переменить профессию, расторгнуть брак, планировать рождение ребенка и т. д. Никаких кардинальных изменений в установившихся привычках. Желательна лишь относительная разгрузка в области личных и служебных контактов. В начале заболевания позвольте больному почувствовать себя маленьким, зависимым и беспомощным, освободите его от чрезмерных нагрузок, которые подчеркивают его несостоятельность и никчемность. В случае тяжелой депрессии позвольте больному до обеда лежать в постели, расслабляться и ничего от себя не требовать.

Никаких упреков и замечаний. Помните, что депрессивный больной очень чувствителен и раним и во всем легко усматривает подтверждение того, что его считают никчемным, ни на что не способным. Будьте осторожны в выражении иронии, сарказма и так называемых безобидных шуток. Чувство юмора во время депрессии часто пропадает. Покажите свое сочувственное участие и понимание, когда больному тяжело что-то делать. Дайте ему почувствовать, что его не считают несостоятельным, что он не виновен в своем состоянии. Проявите понимание, что сексуальные желания во время депрессии теряют свою силу или вовсе пропадают.

Нельзя отрицательные ощущения больного (например, жалобы на апатию, бессонницу, соматические жалобы) принимать за безделицу, игнорировать их, не давать их высказывать. Терпеливо выслушивайте монотонно повторяемые опасения больного. Не апеллируйте к его воле. Не говорите больному, что он «должен взять себя в руки», что он «мог бы, если бы захотел». Не апеллируйте к таким добродетелям, как вера или чувство ответственности.

Больной, переживающий чувство отчаяния, поверхностное подбадривание воспринимает как невыполнимое требование человека, который его не понимает. Не напоминайте больному о былых успехах и достижениях. Не допускайте никаких плоских утешительных высказываний или тривиальных подбадриваний. В присутствии больного избегайте наигранной веселости, оживленности, пересказа сплетен, анекдотов. Обходитесь без выражений, которые могли бы заставить больного улыбнуться, так как это может пробудить в нем чувство вины или боязнь осрамиться.

Более эффективным является тихое, сочувственное нахождение рядом с больным, чтобы разделить его страдания и проявить искреннее участие. Важнее, чем содержание слов, становится интонация – она должна напоминать музыку, которую предпочитают меланхолики: музыку светлой печали. При таком подходе больной чувствует, что он не одинок, может опереться на понимающего человека и с ним вместе дождаться, пока из-за черных туч снова выглянет солнце.

Во время тяжелой депрессивной фазы не пытайтесь выяснить причины и поводы изменения настроения больного. По возможности сосредоточьте внимание на текущем моменте, на испытываемых в данное время чувствах. Не поддерживайте в нем тенденции постоянно требовать от себя самообладания. Если больной в состоянии плакать (чего многие депрессивные больные не могут), дайте ему выплакаться.

В высказываниях больного обычно много агрессии, направленной на самого себя и способной вызвать у близких ответную враждебную реакцию в виде требования прекратить это «нытье». Не поддерживайте, но и не оспаривайте пессимистические и мазохистские идеи больного – чтобы освободиться от них, ему требуется сначала представить себя наказанным. Даже суицидные фантазии, пока они не овладевают больным, помогают ему сохранить уверенность, что он сам распоряжается своей жизнью и может прекратить страдания, если они станут невыносимыми, уйдя из жизни.

Наберитесь терпения, возможно, на несколько месяцев. Не позволяйте себе при общении с больным пасть духом, например, когда чувствуете, что он отрицательно реагирует на все ваши усилия, отвергает любые предложения. Не ослабляйте взаимоотношений и не обрывайте их, когда разговор не получается. Ведите себя с больным спокойно, ровно, уверенно.

Не допускайте, чтобы выздоравливающий больной, приступивший к работе, по утрам залеживался в постели, ложился спать слишком рано и уединялся полностью в течение дня. Следите за регулярным соблюдением режима, ритмичным распределением в распорядке дня (подъем, работа, еда, отход ко сну), который должен соблюдаться в будни, свободные и праздничные дни. Поддержите его потребность в соблюдении гигиены и самостоятельном уходе за собой. Обратите его внимание на все то, что ему удается сделать, но не позволяйте себе победных интонаций.


Психотерапия. Больной, находящийся в глубокой депрессии, не имеет сил для психотерапевтической беседы; безуспешные усилия психотерапевта могут усилить у него чувство неполноценности и вины. Такого пациента следует госпитализировать, чтобы он считал себя заболевшим, а не просто «опустившимся», «потерявшим волю» и т. д.

Пациенту надо не упрекать себя за утрату жизненных ценностей и интересов, а расценить эту временную утрату как характерный признак депрессии. Ему не стоит выносить суждения о ценности своей жизни, так как пока он испытывает болезненное отвращение к ней, не может быть объективен.

Пациент не может поверить, что депрессия скоро пройдет, а если бы и поверил, то не выдержал бы долго напряженного ожидания. Можно лишь сослаться на свой профессиональный опыт, что депрессия излечима. Чтобы избежать развития психофобии, я объясняю пациенту, что его расстройство пройдет безо всяких осложнений. При этом ему не надо стараться преодолеть болезнь – приступ закончится сам, а неприятные симптомы удастся смягчить с помощью терапии.

При выписке депрессивного больного из стационара, когда у него возникает критическое отношение к болезни, полезно обсудить с ним в присутствии близких риск повторения приступа. Необходимо достичь соглашения, что близкие должны будут обратиться к врачу в случае ухудшения его состояния, даже если больной по своим болезненным мотивам будет возражать против этого. Родственников следует предостеречь от попыток предпринимать какие-либо шаги за спиной больного, чтобы не потерять его доверие и не укрепить уверенность в том, что все вокруг против него.

Чувство вины – не что иное, как невыраженный упрек.

Фредерик Перлз

Реактивная депрессия

Кто ни на что не надеется, никогда не отчаивается.

Сенека

Сергей, 40-летний директор охранной фирмы, обратился с жалобами на депрессию в течение последних трех лет. Он проживает с сожительницей и с дочерью четырех лет. Заболеванию предшествовали желание сожительницы оформить брак, уход любовницы и конфликт на работе. У Сергея снизилось настроение, появились сильные боли в области желудка. Он кричал от боли и буквально лез на стену. У него развилась импотенция, ухудшилась работоспособность. Народные целители не помогли ему. Упорное обследование у различных врачей и лечение (в том числе антидепрессантами) не дало эффекта. Сергей не видел смысла в дальнейшей жизни. Он пытался застрелиться, но его остановила мысль о своей маленькой дочери. Сергей испытывает теплые чувства к дочери, но общению с нею предпочитает чтение философской, психологической и классической литературы.

Родители Сергея живут в деревне. Мать Сергея из бедной многодетной семьи, командовала отцом, но на людях власть в доме приписывала ему. Она религиозная фанатичка, считается среди окружающих «святой женщиной», терпела пьянство мужа якобы ради детей. Сергей рос в страхе перед матерью, жестоко избивавшей его. Он с детства объединялся с матерью против отца, даже если чувствовал, что она неправа. Раньше Сергею казалось, что он очень любит мать, но теперь он понимает, что придумал это.

Отец – из зажиточной семьи. Однажды он, пьяный, прицелился в мать из охотничьего ружья, она схватила маленького Сережу на руки и прикрылась им. Отец, тем не менее, выстрелил, но мимо. Сергей боялся даже взгляда отца, до сих пор не может смотреть людям в глаза. Он с детства не раз испытывал желание убить отца, особенно когда тот пьяный избивал их с матерью и выгонял на мороз.

В 40 лет, став самым крепким хозяином в деревне, отец впал в депрессию, на этом фоне у него развилась язва желудка; он перестал пить и стал «скучным», слабодушным. Сергей назло родителям плохо учился и был вожаком деревенских хулиганов. Во время призыва в армию попросился в ВДВ. После демобилизации поступил в физкультурный институт, стал мастером спорта по боксу. Институт Сергей не окончил, уехал на заработки в Германию. Там его вскоре поймали на краже. Сергей отбыл срок и уехал в Москву. Бывшие сослуживцы помогли устроиться охранником, и через какое-то время он создал собственную охранную фирму.

Сергей привез родителей в свою усадьбу в охраняемом поселке, мать восхищалась, а отцу больше понравилось на скромной даче старшего сына. Сергей раньше записал усадьбу на мать, так как был связан с криминалом. Теперь он решил переписать дом на себя, опасаясь, что он достанется его сестре. Отец, который всегда оставался для Сергея в чем-то сильнее, впервые попросил у него в долг крупную сумму. Сергей почувствовал, что у него почва ушла из-под ног. Как будто исчезла сила, которая угрожала, но и защищала. Ведь он копил в себе зло, чтобы расправиться с мужчиной в себе.

Сергей трижды был женат. Отношение к супруге всегда начиналось с ее идеализации и быстро переходило в обесценивание из-за опасений ее манипуляций. Ни один его брак не выдержал и года. Сергей всегда опасался женщин, не доверял им. Бывшую любовницу Нелли Сергей видит как мужеподобную, садистическую карьеристку, которая использует его связи. Нелли напоминает Сергею мать, которая осуждает других, а себя считает праведницей. Сергей перечисляет отрицательные черты, которые перенял у матери: ожидание, что Бог всегда на его стороне, забота напоказ, манипуляции, критика для самоутверждения, чрезмерная любовь к деньгам. Мать извратила его вкус, его привлекают только похожие на нее женщины.

Сергей нашел товарища по несчастью Николая, свою копию, у них очень открытые отношения, они часто ведут долгие задушевные беседы. Сергей понял, что вместо любви создавал себе иллюзию симбиоза, а независимость подменял попытками самоутверждаться – вначале за счет силы (ВДВ, бокс, криминал), а потом – богатства, хитрости и начитанности.

Сергей перестал «тусоваться» с власть имущими, стал спокойнее относиться к карьере, избавился от приятелей и приятельниц, которые пользовались его безотказностью. Он увлекся учением Толстого и открыл в себе запасы человечности, которую ассоциирует с женским началом и которое раньше считал слабостью. Его отношения с родителями и другими людьми постепенно наладились.

Теперь люди делятся с ним своими проблемами, не стесняются показывать свои слабости, так же как и он. Сергею стало интереснее не себя показать, а узнать других и через них что-то разглядеть в себе. Сергей решил возобновить учебу. Его интересуют социология, психология, физиология. Возможно, диплом о высшем образовании пригодится ему для оформления на престижную должность. Лет через 10 он планирует уехать в родную деревню, там теперь райцентр.


У Сергея соматизированная реактивная депрессия. Заметна идентификация с агрессором – садистическим отцом, вплоть до развития соматизированной депрессии в том же возрасте. Ей предшествовала смена ролей с отцом, попросившим денег. Спровоцировало депрессию отвержение любовницей и настояние сожительницы на оформлении брака. Обе женщины своими манипуляциями напоминают мазохистскую мать пациента. Его попытка самоубийства – это попытка убить отца в себе, когда стал вопрос о статусе отца семейства. Затем его агрессия направилась в желудок, символизирующий отца-кормильца.

Встреча пациента с неконтролируемыми событиями привела к растерянности и эмоциональной недостаточности. Это оживило у него привитую в детстве беспомощность и подтвердило ранее существовавшую убежденность, что дальнейшие усилия бессмысленны, его потребности не будут удовлетворены. Результатом этих процессов стало возникновение чувства общего бессилия и депрессия.

Объединяющим фактором для семьи пациента вначале были престижность (материальная у отца, духовная у матери) и агрессия (физическая у отца, моральная у матери). Пациент вначале использовал объединяющий фактор отца, во время переживания депрессии символически объединился с матерью против отца, а в процессе терапии очистил духовные идеалы от ее манипуляций.

Подобно тому, как зверь отгрызает себе лапу, угодившую в капкан, так и мы сознательно и с чувством полной ответственности ощущаем необходимость и очищающую силу самодеструктивности.

Карл Меннингер

Реактивная депрессия вызывается выраженными психотравмирующими ситуациями, которые отражаются в содержании депрессии и определяют состояние больного. Оно не доходит в своем развитии до психотического уровня и проявляется тоской, тревогой, беспокойством, апатией, ассоциативной и двигательной заторможенностью, понижением самооценки, негативной оценкой прошлого, настоящего и будущего, вегетативными расстройствами. Суицидное поведение не обусловлено витальным изменением аффекта, не вытекает прямо из глубины депрессивных расстройств. Облегчение происходит по мере разрешения психической травмы или ее преодоления.

От невротической депрессии это состояние отличается большей глубиной аффективных расстройств, меньшей выраженностью вегетативного компонента депрессии, отсутствием, как правило, преморбидных невротических черт личности и гораздо большим суицидным риском.


Для реактивной депрессии характерна когнитивная триада:

1) негативное отношение к самому себе с самообвинениями;

2) негативная интерпретация жизненного опыта с переоценкой прошлого;

3) пессимистический взгляд на будущее.

Развитие депрессии связано с переживанием чувства своей неадекватности жизненно важной задаче. При этом у меркантильного человека это проявляется как обнищание, у ипохондрика – как физическая несостоятельность, у сверхсовестливой личности – как собственная аморальность.

События развиваются следующим образом. При неудачной попытке достичь желанной цели человеку кажется, что дальнейшие усилия бессмысленны, как он и предполагал. У него возникает чувство общего бессилия, беспомощности, стыда и тревоги. Постепенное уменьшение приятных или увеличение неприятных событий приводит к снижению настроения и самообвинению. Можно выделить два типа самообвинений:

поведенческое – по поводу недостаточности усилий, неэффективности применяемых способов;

характерологическое – связанное с представлением о плохом характере и убеждением, что каждый сам заслуживает своей участи.

Чувство вины сопровождается аскетизмом и альтруизмом с отказом от пищи и ухудшением самочувствия. Оцепенение блокирует возможность суицидных действий.

В качестве защиты от негативных чувств используется уединение и изоляция аффекта – «обезболивание апатией», доходящее до болезненной психической бесчувственности. Если описанные защиты оказываются недостаточными, они заменяются маниакальными. Чувства и фантазии о страданиях объекта отщепляются, отрицаются и подавляются. Депрессивные чувства заменяются отрицанием значимости объекта и триумфом над ним, презрением и обесцениванием. Появляется безразличное или циничное отношение к нему, может заблокироваться сама способность любить. Вместо нее возникает сексуальная расторможенность в виде навязчивой мастурбации у ребенка или промискуитета у взрослого больного.

Маниакальные защиты охраняют от переживания депрессии, но одновременно препятствуют переработке депрессивных чувств, создавая тем самым порочный круг, в котором чередуются депрессивные и маниакальные состояния.


Депрессивный аффект может служить адаптивным целям: призыву о помощи, смягчению наказания, манипуляциям. Получение внимания, сочувствия и льгот усиливает состояние до уровня клинически выраженной депрессии. Однако партнеры депрессивных больных чаще других окружающих критикуют больного супруга, проявляя тенденцию самоутверждаться за его счет. Обычно между депрессивным больным и его партнером развивается порочный круг.

1. Больной угнетен, раздражен – партнер пытается противодействовать уговорами, призывами.

2. Больной реагирует медленно, не может выполнить просьбу – партнер впадает в уныние, становится несдержанным, требовательным, испытывает чувства враждебности и вины.

3. Больной чувствует себя непонятым, уединяется – у партнера постепенно нарастает напряженность, он проявляет противоречивые реакции сближения-отстранения.

4. Больной становится все более беспомощным, трудно доступным для общения, обвиняет себя – партнер реагирует, исходя из повышенных требований к себе в целях самозащиты, контролирует больного, который становится заторможенным, замкнутым и вследствие этого менее чувствительным.


Для поведения пациентов характерны сверхконтроль, антагонистические тенденции и повышенная моральная ответственность. У большинства пациентов выявляется акцентуация характера, которая накладывает выраженный отпечаток на форму реакции. Вызывающим событием служит сочетание психотравмирующих факторов или массированное длительное воздействие, приводящее к изменению или вызывающее угрозу изменения жизненного стереотипа.

У большинства пациентов наблюдается комбинация межличностного конфликта с дезадаптацией в учебно-профессиональной, административно-правовой и коммунально-бытовой сферах.

У многих больных наблюдаются суицидные попытки, основными мотивами которых являются: избежание, призыв, протест, самонаказание; наиболее частый способ самоубийства – самоотравление.

Постсуицид обычно некритический, чаще всего наблюдаются суицидно-фиксированный и манипулятивный типы постсуицида, что связано с выраженными астеническими проявлениями в постсуицидном периоде, а также с типом акцентуации характера. У ряда больных выявляются суицидные попытки в прошлом.

Наблюдаются две формы реактивной депрессии: тревожно-тоскливая и истерическая.

Тревожно-тоскливая форма депрессии развивается чаще у педантичных и сенситивных личностей. Обостряются свойственные и ранее больным проявления тревожной мнительности, чрезмерная ранимость, застенчивость, недовольство собой, склонность к самоупрекам. Характерна фиксация на утрате; при этом тревожность сочетается с внутренним напряжением, беспокойством за свою судьбу и судьбу близких.

Больные высказывают опасения, что в таком состоянии не справятся с предстоящими жизненными трудностями и «станут обременять близких». Они жалуются на тоску и интеллектуальную заторможенность, снижение умственной работоспособности, высказывают идеи собственной малоценности, пессимистически оценивают свое прошлое, настоящее и будущее.

У больных падает интерес к общению, появляется безразличие к окружающему и к жизни в целом. На высоте аффекта у них возникает двигательное беспокойство, актуализируются аутоагрессивные тенденции.

Самоубийство воспринимается больными как единственный выход из мучительной ситуации. Они тщательно продумывают и подготавливают суицидный акт; в ряде случаев, для того чтобы подготовить окружающих, намекают о своем предстоящем расставании с жизнью. Для самоубийства используются большие дозы психотропных средств, снотворных, глубокие вскрытия вен. В раннем постсуициде сохраняются депрессивная симптоматика и суицидные мысли, хотя активность их снижается.


Истерическая форма реактивной депрессии отличается острым началом, капризно-раздражительным оттенком настроения, яркостью и выразительностью высказываний. Наблюдаются функциональные соматовегетативные и легкие псевдоневрологические расстройства, ухудшаются аппетит и сон. Работоспособность снижается: больные с усилием справляются с неотложными делами, испытывая затем выраженную усталость. Сужается круг интересов из-за фиксации на своих переживаниях.

Пациентам свойственны эгоцентрические проявления, завышенный уровень притязаний, тенденция к обвинению других, фантазированию. В поведении отмечаются черты демонстративности, склонность к аффективному самовзвинчиванию, как бы подстегивающему и без того свойственную этим больным подвижность эмоциональных и вегетативных процессов. В то же время, несмотря на подобный истерический фасад, аутоагрессивные тенденции в большинстве случаев являются истинными, суицидный риск достаточно высок.

Суицидные тенденции нередко используются вначале для улучшения ситуации; безуспешность подобного поведения может приводить к импульсивным суицидным попыткам по механизму «последней капли». Мотивацией подобных попыток обычно является «призыв о помощи» или «протест против несправедливости». В постсуициде аутоагрессивные мысли быстро исчезают, несмотря на сохраняющуюся актуальность психотравмирующей ситуации и астенодепрессивную симптоматику.

По течению различаются острая и отставленная реактивная депрессия.

При остром течении пресуицид длится в среднем две недели, постсуицид – три недели. При отставленной депрессии средняя продолжительность пресуицида составляет три недели, а постсуицид принимает затяжной характер и длится в среднем семь недель, причем после исчезновения суицидных тенденций на протяжении двух-трех месяцев отмечаются выраженные астенические расстройства.


Отставленная реактивная депрессия развивается спустя какое-то, иногда довольно значительное время после вызывающего события. Все это время человек пытается справиться с переживаниями, но это ему не удается, и постепенно начинают нарастать астенодепрессивные расстройства, отличающиеся фрагментарностью и рудиментарностью симптоматики.

На фоне раздражительно-подавленного настроения наблюдаются слезливость, бессонница, повышенная утомляемость, вялость, чувство бессилия. У больных возникает чувство «усталости от жизни», убеждение, что они «сломлены», обречены влачить жалкое существование. После этого у них быстро формируются суицидные замыслы, они тщательно подготавливают самоубийство, совершают его в одиночестве, обычно оставляют предсмертную записку. Если случайно их удается спасти, они обычно повторяют суицидную попытку. Отставленная реактивная депрессия имеет тенденцию к хроническому течению.


Анаклитическая (греч. ανακλητος – опора) депрессия развивается у младенцев при отсутствии должного ухода за ними. В течение первого месяца ребенок становится плаксивым, требовательным, цепляется за взрослых. В это время он может проявлять агрессию к другим детям, биться головой о край кровати, наносить себе удары по голове, вырывать волосы целыми прядями.

На второй месяц плач часто переходит в рыдания, у ребенка исчезает аппетит, снижается вес. На третьем месяце ребенок уже лишь хнычет, он отказывается от контакта, большую часть времени лежит на спине с маскообразным выражением лица. Лишенный контакта с матерью ребенок в возрасте двух месяцев и старше не следит за движущимися предметами. В возрасте более пяти месяцев он не интересуется игрушками и не просится на руки, в восемь месяцев не проявляет привязанности к родителям.

Далее нарастают апатия, отставание в физическом и психическом развитии, бедность спонтанной активности, замедленная реакция на внешние раздражители. Повышается восприимчивость к простуде и инфекциям. При нормализации ухода за ребенком в возрасте до 2–3 лет эти явления обратимы. Дальнейшее пребывание в условиях запущенности приводит к маразму и смерти.

Характерно, что родители таких детей или другие опекающие лица жестоко наказывают их, постоянно игнорируют основные потребности ребенка в любви, комфорте, играх, питании, физической безопасности.

Эндогенная и реактивная депрессия

Параметры


Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Рекомендации больным

С депрессией невозможно справиться волевым усилием. Старайтесь не оставаться в одиночестве. Найдите друзей, которые вас любят, и расскажите им, что у вас на уме. Если разговор о ваших проблемах вызывает у вас слезы, не сдерживайте их. Слезы несут облегчение, особенно если знать, о чем плачешь. Если вы из-за ухудшения состояния невольно обидели кого-то и извиняетесь, добавьте, что это из-за депрессии.

Определите, по крайней мере, 20 приятных занятий (в том числе прежних) и находите для них время хотя бы пару раз в день, обращая при этом внимание на приятные ощущения: визуальные, слуховые, тактильные, обонятельные, вкусовые, мышечные. Вспоминайте прошлые успехи; представляйте небольшие, но удачные результаты; применяйте представления об успешном совладении с ситуацией; посмотрите на сегодняшнюю ситуацию из успешного будущего.

Используйте методы снижения тревожности (релаксацию, медитацию, спокойное самоутверждение). Тренируйте умение сказать «нет» необоснованным требованиям; способность добиваться расположения от других; выражать позитивные чувства, критику и несогласие.

Живите сегодняшним днем. Развлекайтесь: читайте, играйте в шахматы или займитесь с детьми. Проведите вечер в опере или в шумном ночном клубе. Преодолеть уныние помогут занятия на свежем воздухе (бег трусцой, ходьба, велосипедные прогулки). Чаще принимайте душ или пенную ванну. Запишитесь в бассейн или спортзал. Если вы уже регулярно выполняете физические упражнения и находитесь в хорошей физической форме, но в угнетенном душевном состоянии, попробуйте заниматься до полного физического изнеможения.

Взгляд депрессивного больного часто направлен в одну точку, как бы внутрь себя, он смотрит и не видит окружающих. Сделайте вдох, задержите дыхание на 10–15 секунд. После выдоха проведите по лицу рукой, убирая остатки напряженности, тревоги, раздражения. Поднимите уголки губ вверх, «улыбнитесь» глазами. Постарайтесь не фиксировать взгляд, отвлекайтесь на посторонние предметы, чаще вертите головой, рассматривайте окружающих людей, придумывайте их биографии.

Не переходите на очень низкий или высокий тембр голоса. Контролируйте темп речи, ее замедление действует успокаивающе. Не позволяйте себе сутулиться, опускать вниз голову, втягивать ее в плечи. Пальцы должны быть спокойными. Нервные движения пальцев не только выдают ваше состояние, но и усугубляют напряженность.

Постарайтесь окружить себя светлыми вещами, поменять обои и вообще максимально сменить обстановку, в которой вы находитесь большую часть суток, на более светлую и просторную. Хорошо успокаивают цвета неба и моря – голубой и синий. Лампа с голубым абажуром убаюкивает лучше, чем снотворное. Но самый «тихий», успокаивающий цвет – зеленый, цвет травы и деревьев. Неслучайно хирурги носят зеленые или голубые халаты, а во многих больницах стены окрашены в зеленый свет.

Составляйте график течения болезни, на котором положительные симптомы идут вверх, а негативные вниз. Таким образом вы сможете прогнозировать приближение очередного приступа, что позволит вам встретить его во всеоружии. Так, например, вы заметите, что за несколько дней до приступа у вас резко нарушается сон, поэтому вы можете заранее подготовиться к ночи, приняв средство от бессонницы. Если вы заметите, что приступы следуют с какой-то периодичностью, то при приближении очередного вы можете изменить себе график работы или отдыха.

Степень депрессии

Отметьте вариант ответа, который в наибольшей степени характеризует ваше состояние.


1. Мое настроение сейчас не более подавлено (печально), чем обычно.

– Пожалуй, оно больше подавлено (печально), чем обычно.

– Да, оно более подавлено (печально), чем обычно.

– Мое настроение намного более подавлено (печально), чем обычно.


2. У меня сейчас нет тоскливого (траурного) настроения.

– У меня иногда бывает такое настроение.

– У меня часто бывает такое настроение.

– Такое настроение бывает у меня постоянно.


3. Я не чувствую себя так, будто я остался(лась) без чего-то очень важного для меня

– У меня иногда бывает такое чувство.

– У меня часто бывает такое чувство.

– Я постоянно чувствую себя так, будто я остался (лась) без чего-то очень важного для меня.


4. У меня не бывает чувства, будто моя жизнь зашла в тупик.

– У меня иногда бывает такое чувство.

– У меня часто бывает такое чувство.

– Я постоянно чувствую себя так, будто моя жизнь зашла в тупик.


5. У меня не бывает чувства, будто я состарился(лась).

– У меня иногда бывает такое чувство.

– У меня часто бывает такое чувство.

– Я постоянно чувствую, будто я состарился(лась).


6. У меня не бывает состояний, когда на душе очень тяжело.

– У меня иногда бывает такое состояние.

– У меня часто бывает такое состояние.

– Я постоянно нахожусь в таком состоянии.


7. Я чувствую себя спокойно за свое будущее, как обычно.

– Пожалуй, будущее беспокоит меня несколько больше, чем обычно.

– Будущее беспокоит меня значительно больше, чем обычно.

– Будущее беспокоит меня намного больше, чем обычно.


8. В своем прошлом я вижу плохого не больше, чем обычно.

– В своем прошлом я вижу плохого несколько больше, чем обычно.

– В своем прошлом я вижу значительно больше плохого, чем обычно.

– В своем прошлом я вижу намного больше плохого, чем обычно.


9. Надежд на лучшее у меня не меньше, чем обычно.

– Таких надежд у меня несколько меньше, чем обычно.

– Таких надежд у меня значительно меньше, чем обычно.

– Надежд на лучшее у меня намного меньше, чем обычно.


10. Я боязлив(а) не более обычного.

– Я боязлив(а) несколько более обычного.

– Я боязлив(а) значительно более обычного.

– Я боязлив(а) намного более обычного.


11. Я радуюсь хорошему, как и прежде.

– Я чувствую, что хорошее радует меня несколько меньше прежнего.

– Оно радует меня значительно меньше прежнего.

– Я чувствую, что оно радует меня намного меньше прежнего.


12. У меня нет чувства, что моя жизнь бессмысленна.

– У меня иногда бывает такое чувство.

– У меня часто бывает такое чувство.

– Я постоянно чувствую себя так, будто моя жизнь бессмысленна.


13. Я обидчив(а) не более, чем обычно.

– Пожалуй, я несколько более обидчив(а), чем обычно.

– Я обидчив(а) значительно больше, чем обычно.

– Я обидчив(а) намного больше, чем обычно.


14. Я получаю удовольствие от приятного, как и раньше.

– Я получаю такого удовольствия несколько меньше, чем раньше.

– Я получаю такого удовольствия значительно меньше, чем раньше.

– Я не получаю теперь удовольствия от приятного.


15. Обычно я не чувствую вины, если нет на это причины.

– Иногда я чувствую себя так, будто в чем-то я виноват(а).

– Я часто чувствую себя так, будто в чем-то я виноват(а).

– Я постоянно чувствую себя так, будто в чем-то я виноват(а).


16. Если что-то у меня не так, я виню себя не больше, чем обычно.

– Я виню себя за это несколько больше обычного.

– Я виню себя за это значительно больше обычного.

– Если что-то у меня не так, я виню себя намного больше обычного.


17. Обычно у меня не бывает ненависти к себе.

– Иногда я ненавижу себя.

– Часто бывает, что я себя ненавижу.

– Я постоянно чувствую, что ненавижу себя.


18. У меня не бывает чувства, что я погряз(ла) в грехах.

– У меня иногда теперь бывает это чувство.

– У меня часто бывает теперь это чувство.

– Это чувство у меня теперь не проходит.


19. Я виню себя за проступки других не больше обычного.

– Я виню себя за них несколько больше обычного.

– Я виню себя за них значительно больше обычного.

– За проступки других я виню себя намного больше обычного.


20. Состояния, когда все кажется бессмысленным, у меня обычно не бывает.

– Иногда у меня бывает такое состояние.

– У меня бывает такое состояние.

– Это состояние у меня теперь не проходит.


21. У меня никогда не бывает чувства, что я заслужил(а) свою кару.

– У меня иногда бывает такое чувство.

– Такое чувство бывает у меня часто.

– Это чувство у меня теперь практически не проходит.


22. Я вижу в себе не меньше хорошего, чем прежде.

– Я вижу в себе несколько меньше хорошего, чем прежде.

– Я вижу в себе значительно меньше хорошего, чем прежде.

– Я вижу в себе намного меньше хорошего, чем прежде.


23. Обычно я думаю, что во мне плохого больше, чем у других.

– Иногда я думаю, что во мне плохого больше, чем у других.

– Я часто так думаю.

– Я постоянно думаю, что во мне плохого больше, чем у других.


24. У меня не бывает желания умереть.

– Это желание у меня иногда бывает.

– Это желание у меня бывает теперь часто.

– Это теперь постоянное мое желание.


25. Я никогда не плачу.

– Я иногда плачу.

– Я плачу часто.

– Я хочу плакать, но слез у меня уже нет.


26. Я не чувствую, что я раздражителен(на).

– Я раздражителен(на) несколько больше обычного.

– Я раздражителен(на) значительно больше обычного.

– Я раздражителен (на) намного больше обычного.


27. У меня не бывает состояний, когда я не чувствую своих эмоций.

– Иногда у меня бывает такое состояние.

– У меня часто бывает такое состояние.

– Это состояние у меня теперь не проходит.


28. Моя умственная активность никак не изменилась.

– Я чувствую теперь какую-то «неясность» в своих мыслях.

– Я чувствую теперь, что я сильно «отупел(а)», («в голове мало мыслей»).

– Я совсем ни о чем теперь не думаю («голова пустая»).


29. Я не потерял(а) интерес к другим людям.

– Я чувствую, что прежний интерес к людям несколько уменьшился.

– Я чувствую, что мой интерес к людям намного уменьшился.

– У меня совсем пропал интерес к людям («никого не хочу видеть»).


30. Я принимаю решения, как и обычно.

– Мне труднее принимать решения, чем обычно.

– Мне намного труднее принимать решения, чем обычно.

– Я уже не могу сам(а) принять никаких решений.


31. Я не менее привлекателен (на), чем обычно

– Пожалуй, я несколько менее привлекателен(на), чем обычно.

– Я не менее привлекателен(на), чем обычно.

– Я чувствую, что я выгляжу теперь просто безобразно.


32. Я могу работать, как обычно.

– Мне несколько труднее работать, чем обычно.

– Мне значительно труднее работать, чем обычно.

– Я совсем не могу теперь работать («все валится из рук»).


33. Я сплю не хуже, чем обычно.

– Я сплю несколько хуже, чем обычно.

– Я сплю значительно хуже, чем обычно.

– Теперь я совсем не сплю.


34. Я устаю не больше, чем обычно.

– Я устаю несколько больше, чем обычно.

– Я устаю значительно больше, чем обычно.

– У меня уже нет никаких сил что-то делать.


35. Мой аппетит не хуже обычного.

– Мой аппетит несколько хуже обычного.

– Мой аппетит значительно хуже обычного.

– Аппетита у меня теперь совсем нет.


36. Мой вес остается неизменным.

– Я немного похудел(а) в последнее время.

– Я заметно похудел(а) в последнее время.

– В последнее время я очень похудел(а).


37. Я дорожу своим здоровьем, как и обычно.

– Я дорожу своим здоровьем меньше, чем обычно.

– Я дорожу своим здоровьем значительно меньше, чем обычно.

– Я совсем не дорожу своим здоровьем.


38. Я интересуюсь сексом, как и прежде.

– Я несколько меньше интересуюсь сексом, чем прежде.

– Я интересуюсь сексом значительно меньше, чем прежде.

– Я полностью потерял(а) интерес к сексу.


39. Я не чувствую, что мое Я как-то изменилось.

– Теперь я чувствую, что мое Я несколько изменилось.

– Теперь я чувствую, что мое Я значительно изменилось.

– Мое Я так изменилось, что теперь я не узнаю себя сам(а).


40. Я чувствую боль, как и обычно.

– Я чувствую боль сильнее, чем обычно.

– Я чувствую боль слабее, чем обычно.

– Я почти не чувствую теперь боли.


41. Некоторые расстройства (сухость во рту, сердцебиение, запоры, удушье) у меня бывают не чаще, чем обычно.

– Эти расстройства бывают у меня несколько чаще обычного.

– Некоторые из этих расстройств бывают у меня значительно чаще обычного.

– Эти расстройства бывают у меня намного чаще обычного.


42. Утром мое настроение обычно не хуже, чем к ночи.

– Утром оно у меня несколько хуже, чем к ночи.

– Утром мое настроение значительно хуже, чем к ночи.

– Утром мое настроение намного хуже, чем к ночи.


43. У меня не бывает спадов настроения весной (осенью).

– Такое однажды со мной было.

– Со мной такое было два или три раза.

– Со мной было такое много раз.


44. Плохое настроение у меня бывает, но это длится недолго.

– Подавленное настроение у меня может длиться по неделе, до месяца.

– Подавленное настроение у меня может длиться месяцами.

– Подавленное настроение у меня может длиться до года и больше.


Ключ:

1-й вариант – 0 баллов,

2-й – 1 балл,

3-й – 2 балла,

4-й – 3 балла.

Суммируйте баллы.

1–9 баллов. Депрессия отсутствует или очень незначительна.

10–24 балла. Депрессия минимальна.

25–44 балла. Легкая депрессия.

45–67 баллов. Умеренная депрессия.

68–87 баллов. Выраженная депрессия.

88 баллов и более. Тяжелая депрессия.

Искупите свою вину

• Если вас мучают чувства вины и стыда за свое поведение, задайте себе следующие вопросы.

• Расценивают ли другие люди серьезность этого события так же, как и я?

• Не считают ли другие люди это событие менее серьезным? Почему?

• Насколько серьезным я оценил бы это событие, если бы ответственность лежала не на мне, а на моем друге?

• Насколько важным покажется это событие через месяц? Год? Пять лет?

• Насколько серьезным я счел бы этот поступок, если бы кто-то совершил его по отношению ко мне?

• Знал ли я заранее значение и последствия своих действий (или мыслей)? Если учитывать мою информированность на тот момент, справедливы ли мои оценки?

• Был ли в моей голове вариант другого, еще худшего поступка, который я не совершил (например, мог солгать, но уклонился от разговора)?

• Может ли быть возмещен нанесенный мною ущерб? Сколько времени на это понадобится?


Упражнение

Позитивные утверждения. Возьмите чистый лист бумаги, разделите его на две половины вертикальной чертой. Постарайтесь найти в своем теле дискомфортные ощущения, появляющиеся или усиливающиеся, когда вы думаете о какой-то неприятной проблеме – например, головная боль, или тяжесть в груди, или сосущее чувство пустоты «под ложечкой» и т. п.

На левой половине листа напишите ту негативную мысль – возможно, самообвинительную, – которая первой приходит в голову, когда вы думаете о рассматриваемой проблеме. Произнесите ее вслух или мысленно. Понаблюдайте, как при этом меняются дискомфортные ощущения – как правило, они усиливаются. Поработайте с разными вариантами формулировки проблемы, с различными подсказанными ею негативными мыслями. Выберите вариант, который вызывает самые яркие дискомфортные ощущения.

Теперь начните таким же образом произносить утверждения, противоположные по смыслу. Думайте медленно, оставляя между проговариваемыми фразами паузы и внимательно наблюдая за тем, на какие из них откликаются телесные ощущения – именно эти аргументы оказались наиболее убедительными для вашего подсознания. Запишите их на правой стороне листа. Обычно достаточно подобрать 4–5 таких фраз, чтобы самочувствие и настроение нормализовались.

Теперь оторвите левую половину вашего листка. Можете смять этот клочок бумаги, забыть его содержание и потом выбросить за ненадобностью. Или совершите магический «ритуал уничтожения негативных мыслей», включающий торжественное сжигание злосчастного листка и развеивание пепла. Вы можете проделать первый способ в реальности, а второй – в своем воображении. Правую же половину листа сохраните и запомните весь ваш «правый» список позитивных мыслей, чтобы использовать их для дальнейшей работы над собой.


Психотерапия. Я побуждаю пациента к аффективной вербализации своего состояния и к плачу. При этом он начинает себя жалеть, отрицание себя заменяется симпатией к себе. Жестко критикую пациента, используя его манеру самокритики. Пациент осознает перегибы собственной критики. Пациент, обвиняющий во всем себя, ищет другое объяснение события, перебирая все его возможные причины. Благодаря этому восстанавливаются адекватное тестирование реальности и самооценка.

Пациенту кажется, что все замечают его состояние; когда он начинает внимательно наблюдать за окружающими, то приходит к выводу, что все заняты собственными делами. Пациент более точно и открыто определяет свою проблему (например, «никто не уделяет мне внимания» переформулируется как: «я нуждаюсь в чьей-то заботе, мне нужно попросить об этом»).

Семейная терапия особенно показана в случаях, когда депрессия у пациента представляет угрозу стабильности семьи и связана с событиями внутри нее. При проведении семейной терапии я поощряю пациента, чтобы он восстановил с максимально возможной полнотой свои отношения с семьей и миром в целом. Приглашаю значимых членов семьи к участию в терапии и направляю их внимание к пациенту, но без чрезмерной включенности в его симптомы. Убеждаю наиболее ответственных членов семьи в том, что им надо выявлять и контролировать свои дисфункциональные эмоциональные реакции в отношении пациента. Такая дисфункциональная эмоциональность выражается либо в попустительском, не включенном отношении к пациенту, либо в нарочито ярком проявлении своих чувств.

Я отыскиваю разрывы между поколениями в семье и поддерживаю наиболее мотивированных членов семьи в их намерении навести мосты и ликвидировать эти разрывы. В итоге симптомы перемещаются внутрь семьи, так что внутреннее напряжение, первоначально ощущаемое только депрессивным членом семьи, начинают испытывать другие ее члены. Я рассматриваю эти перемены как прогресс: семья стала более свободно и гибко распределять свою напряженность.

Я заинтересованно обсуждаю все события повседневной жизни пациента, ободряю его, указывая на реальные возможности для него. Оцениваю сиюминутную безнадежность как проявление болезненного состояния, даю пациенту реальную надежду на выздоровление. Готовность пациента к самокритике использую для коррекции его тенденции упрекать себя.

Порицание других вместо самокритики позволяет выразить гнев и испытать ощущение силы и власти. Я поощряю отреагирование враждебных чувств, которые позволены со мной в отличие от того, как это было с родителями. Поддерживаю у пациента проявления эгоизма, соперничества, а иногда и оппозиции, интерпретируя их как победу над страхом и угодничеством. Сразу признаю свои терапевтические ошибки, соглашаюсь с критикой пациента в свой адрес, чтобы помочь ему перейти из позиции «снизу» в положение «на равных».

Разрешение проблемы вины достигается легче, когда у пациента есть возможность пережить ненависть к терапевту, свободную от примеси вины.

Карл Уитакер

Невротическая депрессия

Как приятно впадать в безнадежное отчаяние. Это дает право дуться на весь мир.

Жан Поль Сартр

Клиника. Невротическая депрессия (дистимия) характеризуется преобладанием грустного настроения и вялостью, которые наблюдаются большую часть дня, в течение большинства дней на протяжении по меньшей мере двух лет или по крайней мере одного года для детей и подростков. Нередко наблюдаются навязчивые идеи и ипохондрические проявления. Тоскливо-тревожные переживания ограничиваются зоной конфликта, имеется психологически понятная связь с психотравмирующей ситуацией. Симптомы колеблются по интенсивности, но обычно они не очень выражены. У больных с детства отмечаются страхи: темноты, одиночества, покойников, смерти. Впоследствии к ним присоединяются клаустрофобия, страх езды в метро, сопровождающиеся паническими атаками. На пике эмоционального напряжения возникают суицидные мысли и страх сумасшествия. Риск суицида среди пациентов значительно выше, чем среди населения в целом.

Отмечаются выраженные астеновегетативные расстройства: затрудненное засыпание, тревожное пробуждение, слабость, разбитость, головная боль по утрам и стойкая гипотония. Больным трудно заснуть из-за навязчивых воспоминаний дневных неприятностей и тревожного ожидания бессонницы. Их мучают пробуждения с тревогой и сердцебиением среди ночи или рано утром. Наблюдаются также повышенный или пониженный аппетит, спастический колит. Сексуальные дисфункции и эмоциональные нарушения усугубляют проблемы в семейно-личной сфере. Пониженное настроение больные обычно связывают не с конфликтом, а с соматическим состоянием. Ипохондрическая фиксация наряду с трудностями в общении и сосредоточении внимания снижает трудовые возможности больных. Хотя их высказывания отражают содержание психотравмирующей ситуации, они не замечают ее реальных трудностей и строят неоправданно оптимистичные планы на будущее.

Больные склонны переключаться с травмирующей ситуации на собственное состояние, обвиняют себя в случившемся, требуют от себя мобилизации сил и упрекают в беспомощности. Характерны навязчивые опасения нанести своими невольными действиями или неосмотрительными упущениями ущерб близким людям и навязчивые самопроверки. У больных понижена самооценка, им трудно сосредоточить внимание, сложно принимать решения, они озабочены своими прошлыми ошибками и разочарованиями в межличностных отношениях. На высоте переживания у больных возникает чувство безнадежности и отчаяния.

Пресуицид достаточно продолжителен – около месяца. Суицидный риск невысок за счет страха самоубийства и смерти, которые играют роль антисуицидного фактора. Пациенты борются с суицидными тенденциями, охотно и оживленно рассказывают о травмирующей ситуации и своем состоянии случайным собеседникам, активно ищут помощи. У них сохраняется способность реагировать на ободрение и шутку, они проявляют интерес к окружающему, а к себе – даже повышенный: «сочувствуют» себе, плачут от жалости к себе; женщины, попав в стационар, вскоре начинают усиленно следить за своей внешностью.

Эти больные часто обращаются к специалисту с просьбой в очередной раз убедить их в том, что они достаточно хорошо способны контролировать свое поведение и умственную деятельность, однако успокаиваются ненадолго, и на высоте тревоги у них вновь появляются как суицидофобические, так и суицидные переживания. Постсуицид принимает затяжной характер и длится более двух месяцев, в дальнейшем долго сохраняются субдепрессивные и астеноипохондрические проявления.

Выражена обидчивость как защита от воображаемой вины с тенденцией обвинять других. Безотказность маскирует скрытый эгоизм и чувство неполноценности, инфантильный отказ от ответственности за свою жизнь. Демонстрируемые альтруизм, скромность и почтительность маскируют подавляемую агрессивность и требовательность. Больные нередко стараются привязать своего избранника мазохистским способом, демонстрируя свои страдания и вызывая у объекта чувство вины или шантажируя его по формуле: «Ты не должен меня бояться, ты обязан меня любить!»

В результате партнер отворачивается от пациента, чего тот и опасался. Стремление подавлять проявления враждебности трансформирует ее в аутоагрессию. Так начинается первый, а затем и последующие приступы дистимии. Из-за своего постоянного недовольства, склонности к брюзжанию и придирчивости, угрюмости и нелюдимости пациенты постепенно оказываются в изоляции.

У больных формируется комплекс неудачника, причем в своих бедах они обвиняют обстоятельства и других людей, драматизируя свои переживания, подчеркивая свою «сверхчувствительность» и чуть ли не благородную неспособность противостоять жизненным трудностям. Характерны высказывания типа «Я – самое несчастное существо на свете», которые подкрепляются театрально скорбной мимикой, стонами, рыданиями, вспышками гнева и сочетаются с грубыми притязаниями, упреками и сарказмом. Возможны эпизоды повышенной активности, например, при организации похорон объекта утраты, увековечивании его памяти, завершения не законченных им дел с эмоционально обусловленной переоценкой их значения.

При ипохондрической фиксации пациенты читают специальную литературу, добиваются консультации ведущих специалистов, выявляют «плохих» врачей и доказывают их некомпетентность. Разочарованные во всем пациенты вдруг начинают активно «работать над собой», увлекаются эзотерикой, становятся сектантами, бескомпромиссно пропагандируют новомодные теории.


Течение. Уже в 9–10 лет у детей может развиваться невротическая депрессия, отличающаяся поступательным, не всегда связанным с ситуацией, нарастанием аффективных расстройств. Характерен тоскливый аффект с чувством подавленности, несвободы, пустоты в груди.

У младших подростков депрессия обычно протекает в следующей форме:

• проблемы в школе и обучении, трудности концентрации внимания, длительное сидение «уставившись в одну точку»;

• вялость, пассивность, скука;

• реакции раздражения на родителей, когда те пытаются попросить их что-то сделать;

• капризы, отстраненность, слезы тайком;

• легко возникающие переживания отверженности;

• неясное желание умереть.

Далее отмечается нарастание тревоги, и спустя 4–5 лет формируется хроническая тревожно-тоскливая депрессия с частыми депрессивными эпизодами, не всегда обусловленными происходящими событиями.

Для старших подростков характерны:

изменения настроения чаще связаны с реальными ситуациями;

• отсутствуют колебания настроения в течение дня;

• чаще наблюдается тревожность, чем заторможенность;

• отмечаются трудности засыпания, сердцебиение.

Почти у всех больных в прошлом выявляется хотя бы один большой депрессивный эпизод. Обычно депрессия развивается на фоне психотравмирующей ситуации, как правило, длительной, субъективно значимой, неразрешимой и в значительной мере обусловленной преморбидными особенностями личности больного.

Провоцирующими ситуациями могут служить вынужденные ограничения и запреты, потеря покровительства опекающей фигуры, враждебность другого человека, изменение социального статуса, переезд, нарушение установленного порядка, отступление от собственных правил, а также «незаслуженные или обязывающие» подарки, поощрения, уход в отпуск. В качестве фона нередко выступают биологические кризы: пубертат, беременность, роды и послеродовый период, климакс.

Расстройство начинается со снижения настроения со слезливостью и идеями несправедливого отношения к себе и приводит к психологическому кризису, связанному с утратой смысла собственной жизни. Непроработанная утрата смысла переходит в хроническую форму, и тогда развивается феномен «лишнего человека» (Онегин, Печорин, Обломов).

Наблюдаются два варианта течения невротической депрессии.

У пациентов с утрированным и формальным пониманием чувства долга, прямолинейностью и бескомпромиссностью через два-три года развиваются двигательная заторможенность, ощущение неловкости в руках, нарастающая слезливость, пессимизм, элементы психической анестезии; постепенно формируется невротическое истерическое развитие личности. У пассивно подчиняемых людей с монотонностью и бедностью эмоций наблюдается медленное нарастание депрессивной симптоматики с тоскливыми переживаниями и эмоциональной изоляцией, переходом в невротическое обсессивное развитие личности.

В обоих случаях вначале отмечаются соматические жалобы (колебания АД, неприятные ощущения в области сердца, дисфункция желудочно-кишечного тракта). Затем появляется субдепрессивная симптоматика.

У многих больных, особенно при семейно-сексуальном характере конфликта, отмечается «бегство в работу», где состояние внешне нормализуется. Дистимия может переходить в рецидивирующее депрессивное расстройство и циклотимию. Нередко отмечается неконтролируемое употребление психоактивных веществ, что может приводить к развитию химической зависимости.

Факторы риска и прогноз. Факторы риска, связанные с детством, включают потерю родителей или разлучение с ними. Факторы, предсказывающие более плохие долгосрочные результаты, включают повышенные уровни невротизма (негативной аффективности), тяжесть симптомов, плохое общее функционирование, наличие тревожных расстройств или расстройства поведения.


Схожие состояния. Некоторое снижение настроения является нормальной реакцией на тяжелые жизненные события и проблемы и часто встречается в популяции. Дистимическое расстройство отличается от таких обычных переживаний тяжестью, диапазоном и продолжительностью симптоматики. Оценка наличия или отсутствия признаков или симптомов должна проводиться относительно уровня нормального функционирования индивидуума.


От депрессивной реакции адаптации дистимия отличается продолжительностью и рецидивирующим течением. От реактивной депрессии дистимия отличается отсутствием четкого начала, меньшей глубиной аффективных расстройств, большей выраженностью вегетативного компонента депрессии с выраженной слезливостью, гипотонией, обмороками и другими вегетативными кризами. Невротическая депрессия возникает как реакция на утрату, связанную с невротическим конфликтом; реактивная депрессия – как реакция на утрату жизненно важной ценности; эндогенная депрессия лишает способности любить.

При генерализованном тревожном расстройстве и дистимическом расстройстве могут встречаться некоторые общие признаки, такие как соматические симптомы тревоги, трудности концентрации внимания, нарушения сна и чувство страха, связанное с пессимистическими мыслями. Дистимическое расстройство отличается наличием пониженного настроения или потерей удовольствия от ранее приятных видов деятельности и другими своими характерными симптомами (например, изменение аппетита; чувство собственной неполноценности; повторяющиеся мысли о смерти).

При генерализованном тревожном расстройстве пациенты сосредоточены на потенциальных негативных последствиях, которые могут возникнуть в ходе различных повседневных жизненных событий (например, в области семьи, финансов, работы), а не на мыслях о никчемности или безнадежности. Навязчивые размышления часто встречаются при дистимическом расстройстве, но в отличие от таковых при генерализованном тревожном расстройстве они обычно не сопровождаются навязчивой тревогой и опасениями о повседневных жизненных событиях.


Происхождение. Больные изначально отличаются такими характерологическими особенностями, как прямолинейность, бескомпромиссность, которые сочетаются с неуверенностью, нерешительностью в определенных ситуациях. Пациентам свойственна аффективная насыщенность переживаний со стремлением тормозить внешние проявления эмоций. У них часто имеются отдельные истерические черты, а в ряде случаев – сенситивные: нерешительность, робость, повышенная впечатлительность.

Больные дистимией нередко воспитываются по типу тревожной гиперопеки, которая оберегает ребенка от опасностей окружающего мира, но делает его зависимым, ранимым и несамостоятельным. Обычно подобная гиперопека отражает вытесненные агрессивные тенденции матери по отношению к ребенку и направлена на запрет проявлений враждебных чувств с обеих сторон. Ребенку разрешено испытывать лишь страх и чувство вины. Так агрессия трансформируется в гетероагрессию, а у ребенка формируется конфликт между сильной зависимостью от родителей и подавленными агрессивными чувствами к ним, между потребностью в независимости и страхе разлуки.

Впоследствии даже при угрозе отвержения возникает глубокая нарциссическая обида, появляются враждебные чувства к объекту зависимости, которые обращаются против пациента в форме самообвинений. В основе подростковой депрессии часто лежит неумение строить отношения со сверстниками, неуверенность в своей сексуальной привлекательности, излишняя зависимость от семьи.

В основе невротической депрессии могут лежать следующие психологические факторы.

Деспотическая установка в отношениях человека с окружающими, которых он стремится изменить для собственного удобства, и гневно реагирует на попытки сопротивления. В этом случае необходимо научить человека довольствоваться малыми достижениями, воспитать у него уважение к чужим потребностям.

Накопление негативных эмоций в отношениях с окружающими, что требует аффективной разрядки в процессе терапии и возможности посмотреть на конфликтную ситуацию со стороны, чтобы сбросить с себя груз «недобрых чувств».

Душевная пустота, творческая фрустрация представляет наибольшую трудность для психотерапии. Ростком позитивных эмоций может явиться глубокая привязанность к психотерапевту, в результате чего повышается готовность пациента полюбить другого человека. Важно, чтобы пациент изменил свою эмоциональную установку «от людей» на отношение «к людям».


Иррациональные идеи – это деструктивные речевые обороты, обращения к себе (мысли-образы), в которых сквозят обреченность, самообвинения, самоуничижение, отсутствие веры и надежды на успех, которые проникнуты отрицанием ресурсов поддержки и преодоления стрессовых ситуаций. Их смысл (подтекст) пронизан безнадежностью, беспомощностью или пропитан переживанием «непризнанности», обвинениями других или себя.

Например: «Я ничего не могу изменить в своей жизни», «Я всегда совершаю ошибки и не могу простить себе этого», «Я не верю, что жизнь моя может измениться к лучшему», «Я несчастлив и всегда буду таким», «Мне никто не может помочь, все люди жестокие и эгоистичные», «У меня нет никаких сил», «Я не заслуживаю ничего хорошего», «Меня никто не хочет понять, я всегда буду одиноким человеком» и т. д.

Привычка давать негативную оценку себе, другим и событиям жизни ограничивает возможности и ресурсы адаптации пессимистов к новым, постоянно меняющимся условиям жизни. Например, суждение «беда не приходит одна» предполагает оценку череды будущих жизненных событий с позиции переживания одного горестного эпизода и создает почву для пессимистического ожидания стрессов и бед.

Позитивное мышление оптимиста во всем находит положительную сторону и, исходя из этого, составляет план действий, отталкиваясь от настоящего момента. В этом случае жизнь и события неизбежно имеют свой оправданный смысл.

Иррациональные убеждения имеют некоторые общие признаки.

• Они нереалистичны и претендуют на абсолютизацию некоторой идеи.

• Основываются на упрощении или дихотомической оценке, то есть в них учтены только две крайности «плохо – хорошо», «либо – либо» (третьего не дано), «черное – белое».

• Опираются на чрезмерное обобщение («так делают все…») или на алогичные (неверные) предположения; как следствие – содержат ошибочные выводы или интерпретацию событий.

• Их сопровождают сильные неприятные переживания – гнев, беспомощность, унижение, растерянность, раздражение, агрессивность.

• Часто в них используются слова «должен», «обязан».

• Они всегда пессимистичны и предполагают неудачный исход («Я этого не выдержу…», «Я не смогу это сделать…»).

• В них отсутствует ориентация на цель («несправедливо, что меня не ценят, не благодарят…»).

• Часто базируются на преувеличении фактов, влиянии других.

• В них нет ориентации на свои внешние и внутренние ресурсы.


Невротизирующие иррациональные идеи

1. Для взрослого человека совершенно необходимо, чтобы каждый его шаг был привлекателен для окружающих.

2. Есть поступки порочные, скверные, и повинных в них следует строго наказывать.

3. Это катастрофа, когда все идет не так, как хотелось бы.

4. Все беды навязаны нам извне – людьми или обстоятельствами.

5. Легче избегать откровенности и трудностей, чем их преодолевать.

6. Каждый нуждается в чем-то более сильном и значительном, чем-то, что он ощущает в себе.

7. Нужно быть во всех отношениях компетентным, адекватным, разумным и успешным (нужно все знать, все уметь, все понимать и во всем добиваться успеха).

8. То, что сильно повлияло на вашу жизнь один раз, всегда будет влиять на нее.

9. На наше благополучие влияют поступки других людей, поэтому надо сделать все, чтобы эти люди изменялись в желаемом для нас направлении.

10. Плыть по течению и ничего не предпринимать – вот путь к счастью.

11. Мы не властны над своими эмоциями и не можем не испытывать их.

Экспресс-тест на депрессию

Оцените, насколько подходят вам следующие утверждения: крайне редко – 1; редко – 2; часто – 3; постоянно – 4.

1. Я чувствую подавленность.

2. Утром я чувствую себя лучше всего.

3. У меня бывают периоды плача или близости к слезам.

4. У меня плохой ночной сон.

5. Аппетит у меня не хуже обычного.

6. Мне приятно смотреть на привлекательных женщин (мужчин), разговаривать с ними, находиться рядом.

7. Я замечаю, что теряю вес.

8. Меня беспокоят запоры.

9. Сердце бьется быстрее, чем обычно.

10. Я устаю без всяких причин.

11. Я мыслю так же ясно, как всегда.

12. Мне легко делать то, что я умею.

13. Чувствую беспокойство и не могу усидеть на месте.

14. У меня есть надежды на будущее.

15. Я более раздражителен, чем обычно.

16. Мне легко принимать решения.

17. Я чувствую, что полезен и необходим.

18. Я живу достаточно полной жизнью.

19. Я чувствую, что другим людям станет лучше, если я умру.

20. Меня до сих пор радует то, что радовало всегда.


Уровень депрессии (УД) рассчитывается по формуле: УД = A + B, где A – сумма цифр по номерам утверждений 1, 3, 4, 7, 8, 9, 10, 13, 15, 19; B – сумма цифр, «обратных» выбранным, по номерам утверждений 2, 5, 6, 11, 12, 14, 16, 17, 18, 20 (например, если для утверждения номер 2 выбрана цифра 1, ставится 4 балла).

УД 50–59 баллов указывает на невротическую депрессию.

При показателе УД от 60 до 69 баллов диагностируется реактивная депрессия.

УД 70 баллов и выше свидетельствует об эндогенной депрессии.

Если вы набрали больше 50 баллов, вам нужна помощь психотерапевта или клинического психолога.

Дистимия по МКБ-11

Постоянно сниженное настроение (на протяжении 2 лет и более), которое отмечается большей частью времени, со слов пациента (то есть грусть, печаль) или по внешним признакам (то есть плаксивость, унылый вид).

Пониженное настроение сочетается с дополнительными характерными симптомами, такими как:

• заметное снижение интереса или удовольствия от деятельности;

• снижение энергии или усталость;

• пониженная концентрация внимания, растерянность;

• представления о никчемности или чрезмерной или неуместной (неадекватной) вины;

• убежденность в безнадежности в отношении будущего;

• повторяющиеся мысли о смерти;

• нарушенный сон или повышенная сонливость;

• сниженный или повышенный аппетит;

• психомоторная заторможенность или возбуждение.

В течение первых двух лет расстройства число и продолжительность симптомов не удовлетворяют диагностическим требованиям Депрессивного эпизода. У детей диагноз Дистимического расстройства может быть поставлен в течение одного года.

В течение хронического депрессивного настроения существуют кратковременные периоды, свободные от симптоматики, которые согласуются с диагнозом.

Депрессивные симптомы приводят к значительному субъективному дистрессу или значительным нарушениям в личной, семейной, социальной, учебной, профессиональной и других важных сферах функционирования.

Отсутствие в прошлом маниакальных, смешанных или гипоманиакальных эпизодов, которые будут указывать на наличие биполярного расстройства.

Легкий депрессивный эпизод по МКБ-10

1. Не менее двух из следующих признаков:

а) сниженное до отчетливо не свойственного в преморбиде уровня настроения, отмечающееся большую часть дня, почти каждый день, в течение не менее двух недель и в существенной мере не зависящее от внешних обстоятельств;

б) потеря интереса и удовлетворения от ранее обычно приятной активности;

в) снижение побуждений, энергетики или повышенная утомляемость.

2. Не менее двух (или одного, если присутствуют все три признака критерия 1) из восьми следующих признаков:

а) потеря уверенности в себе или чувства собственной ценности;

б) необоснованные упреки в собственный адрес или выраженное, неадекватное чувство вины;

в) повторяющиеся мысли о смерти или самоубийстве, суицидное поведение;

г) мрачное и пессимистическое видение будущего;

д) субъективно ощущаемое или объективно устанавливаемое снижение сосредоточения, неуверенность или нерешительность;

е) субъективные или объективные нарушения психомоторики (заторможенность или возбуждение);

ж) любого рода нарушения сна;

з) потеря аппетита или его повышение с соответствующим нарастанием веса.

Пусть всегда буду я!

Ответьте на следующие вопросы:

• Что делает ваше положение безвыходным?

• Что усиливает кризис, что ослабляет?

• Что хочется сделать на пике переживаний, что сдерживает?

• Вы уверены, что должны положить этому конец?

• Вы ждете помощи от людей или надеетесь только на себя?

• Какова позиция важных для вас людей?

• Что вам нравится в партнере, что нет?

• Что вам нравится в себе, что нет?

• В чем вы можете упрекнуть себя, в чем – других?

• Как вы выходили из прежних кризисов?

Станьте увереннее

1. Не старайтесь заранее прикидывать, как выразить свою мысль. Просто начинайте говорить, импровизируя в процессе разговора. Ваш внутренний механизм подберет для вас нужные слова.

2. Не планируйте наперед и не задумывайтесь надолго, прежде чем перейти к действию. Делайте свое дело и вносите поправки по мере продвижения вперед. Доверьтесь своему «автопилоту».

3. Перестаньте критиковать себя по всякому поводу. Сознательная самокритика хороша, вероятно, не чаще одного раза в год. А если этим заниматься непрерывно, день за днем, то ничего, кроме вреда, это не принесет. Умейте вовремя остановиться.

4. Привыкайте говорить громче. Заторможенные люди обычно невольно произносят слова тихо. Громкий голос позволяет включить ту силу, которая заблокирована. Не зря приемам карате сопутствуют резкие выкрики. Вложите в свой голос больше уверенности.

5. Не скрывайте своих чувств от людей, приятных вам. Не бойтесь, что вас сочтут угодливым, несерьезным или заподозрят в каких-то скрытых намерениях. Говорите каждый день комплименты по меньшей мере трем своим коллегам. И если вы женаты или замужем, скажите супруге(у) по крайней мере утром и вечером: «Я люблю тебя».

Станьте оптимистичнее

Скажите себе: «На протяжении всего дня я…»

1. Буду радостным и веселым насколько возможно. Улыбнусь как минимум три раза в день.

2. Попытаюсь относиться к людям немножко сочувственнее и дружелюбнее.

3. Постараюсь меньше критиковать и быть более снисходительным к недостаткам, промахам и ошибкам окружающих меня людей. Буду стараться увидеть их действия в наиболее благоприятном свете.

4. Насколько позволят обстоятельства, буду поступать так, словно успех неизбежен; я уже являюсь той личностью, которой мне захотелось бы стать. Буду действовать и чувствовать, как эта личность.

5. Не допущу, чтобы мои суждения придавали фактам пессимистическую, негативную окраску.

6. Что бы ни случилось, буду реагировать спокойно и, по возможности, разумно.

7. Буду полностью игнорировать все негативные факты, которые я не в силах изменить.

Попытайтесь прожить по этим правилам месяц, и вы убедитесь, что чувство вины, тревога и раздражение исчезнут, а уверенность в себе, в собственных силах возрастет.


Упражнения

Мычание

Расслабьтесь и мычите нравящуюся мелодию, любые естественные звуки, при этом прикладывайте руки к разным частям тела, чтобы ощутить, как они вибрируют во время мычания. Это упражнение позволяет сбрасывать болезненные ощущения в разных частях тела.


Истерика

Лягте на спину в постель, колотите руками и ногами по постели и издавайте любые звуки, которые просятся наружу, пока не наступит желание спокойно полежать и отдохнуть.


Разрядка гнева и агрессии

Составьте список людей, мест и ситуаций (включая себя самого), которые вызывали или вызывают гнев. Выберите объект агрессии, сядьте на стул с наклоном вперед, положите на колени подушку, а на нее – руки ладонями вверх, закройте глаза. Похлопывайте себя по коленям руками и, когда это станет полуавтоматическим действием, начните издавать рычащий или утробный звук. Позвольте звукам становиться все громче, а похлопыванию все тверже, пока не выплеснется вся накопившаяся ярость. Можно представлять подушку объектом гнева, притоптывать ногами, выкрикивать бранные слова и проклятья.

Упражнение полезно не только для сбрасывания избыточного мышечного напряжения, но и при общем двигательном беспокойстве, а также при отсутствии адекватной сексуальной разрядки.


Стряхните печаль

Видели ли вы когда-нибудь по телевизору замедленную съемку собаки, которая отряхивается от воды? Сначала ходит из стороны в сторону голова, потом постепенно все тело до хвоста, и его кончик напоследок так забавно дергается? Изобразим такого песика. Начинаем с ладоней, локтей, плеч. Потом ноги от ступней вверх. Трясем головой. При этом здорово, если вы издаете какие-нибудь звуки типа «бр-р-р-р», смеяться при этом не возбраняется, даже рекомендуется. Представьте, что все ваши проблемы и плохое настроение разлетаются, как брызги, в разные стороны. Вся процедура занимает не больше минуты.


Взбодритесь

Сядьте поудобнее, положите руки на колени. Зажмурьтесь, подожмите губы, прижмите к груди подбородок, сожмите, напрягите бицепсы, прижмите локти к груди, натужьтесь (напрягите мышцы живота, спины и таза), сведите колени, прижмите к полу пальцы ног, зафиксируйте напряжение мышц всего тела. Как можно быстрее (желательно мгновенно) расслабьтесь – как изможденная долгим полетом птица камнем падает вниз, за время падения полностью отдыхает, максимально расслабляется, чтобы потом со свежими силами снова набрать высоту.

Теперь почувствуйте, что мышцы ваших век стали легче. Приготовьтесь через минуту открыть глаза и вновь оказаться в комнате. Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов, мысленно повторяя: «Я чувствую внутреннее успокоение. Все мое тело расслабленное, спокойное, отдохнувшее. Спокойствие и уверенность во мне. Большой запас сил и энергии. С каждым глотком воздуха силы прибывают. Лоб овевает приятная прохлада. Плечи и спину обдает легкий озноб. Будто приятный, освежающий душ. Все мышцы становятся сильными, упругими. По телу пробегают „мурашки“. Я – как сжатая пружина. Все готово к броску. Тело напрягается. Внимание! Толчок – Встать!!!»


Помогайте другим

Человек в кризисе нередко ведет себя как законченный эгоист, порой даже с примесью мазохизма – растравливает свои раны, все глубже и глубже погружаясь в себя. Важно вырваться из этого замкнутого круга, переключиться на заботу о других, нуждающихся в помощи, страдающих. Забота о ком-то (иногда даже о домашнем животном) отодвигает собственные проблемы, особенно если они связаны с отсутствием смысла жизни.


Снимите темные очки

Оцените в баллах от 1 до 10 степень своего расстройства настроения в текущей ситуации. Составьте список из пяти событий прошлого, которые сильно расстроили вас. Оцените по этой же шкале степень своего расстройства в каждом случае. Затем оцените степень реального урона, который вы понесли. Разница в баллах показывает, насколько вы склонны преувеличивать. Попробуйте снизить свое огорчение до реалистичного уровня.


Плохие мысли

Возьмите лист бумаги и сделайте списки всего того отрицательного, что ваши родители говорили о вас. Что они говорили о вашем теле? О ваших способностях? О любви и взаимоотношениях между людьми? Что они говорили о деньгах? Если сможете, посмотрите на этот список объективно и скажите себе: «Так вот откуда у меня такие мысли!»

Теперь возьмите другой лист и составьте второй список. От кого еще вы постоянно слышали отрицательные утверждения? От родственников. От учителей. От друзей. От тех, кто представлял власть. Как вы себя чувствуете, погружаясь в эти воспоминания? И вот перед вами два листа бумаги, исписанные вами. Это мысли, от которых вам нужно срочно избавиться! Это как раз те мысли, которые вам мешают жить.

Протокол дисфункциональных мыслей

Поначалу заполняйте только первые три ряда протокола, в которых регистрируйте ситуации, вызвавшие негативные эмоции, сами эмоции и автоматические мысли. Выполняя это задание, учитесь отслеживать изменения в своем настроении, находить более точные обозначения для своих чувств и улавливать взаимосвязи между эмоциями и автоматическими мыслями. Овладение этими начальными навыками помогает найти рациональные ответы на дисфункциональные автоматические мысли, которые вносятся в четвертую колонку. В последнем ряду оценивается результат работы.


Большая книга психологических кризисов

Поддержка в депрессии

В случаях неглубокой депрессии полезно стимулировать дыхание больного (дыхательная гимнастика, плавание, телесно-ориентированная терапия). Помогает массаж затылка и живота. Поощряйте творческое самовыражение (рисование, музицирование, танцы), но только тогда, когда у человека появится такое желание.


Исправление ошибок

Близкие неправы, когда:

• жалобы депрессивного больного (например, на апатию, бессонницу, недомогание) принимают за безделицу, игнорируют их, не дают их высказывать;

• апеллируют к таким добродетелям, как вера или чувство ответственности, настаивают, направляют, стыдят, или выдвигают категорические требования: он «должен взять себя в руки», он «мог бы, если бы захотел»;

• объясняют больному, что надо, а чего не надо делать, чтобы решить свои проблемы;

• предлагают свои объяснения его поведения и рассуждают о «неправильных» идеях или представлениях;

• всячески потакают, всеми силами стараются, чтобы больной почувствовал себя лучше, и изображают добрых гадалок, утверждая, что «все будет хорошо»;

• допускают, чтобы больной по утрам залеживался в постели, ложился спать слишком рано и уединялся полностью в течение дня;

• допускают принятие больным важных решений в депрессивном состоянии: например, уволиться с работы, расторгнуть брак, планировать рождение ребенка и т. п.;

• оставляют потенциального самоубийцу и уходят в отпуск.


Реагируйте не на содержание высказываний, а на чувства.

«Меня это убивает, сводит с ума, я больше не могу!»Не говорите: «Не стоит так убиваться из-за этого. Ты думаешь, у тебя одного проблемы? Есть люди, которым хуже, чем тебе. У тебя столько причин быть благодарным судьбе! Я знаю, что ты чувствуешь. Ты все это придумываешь. Ты просто жалеешь себя. Возьми себя в руки. Взбодрись!» Скажите: «Я беспокоюсь о тебе. Ты не одинок. Я помогу тебе всем, чем смогу. Мне жаль, что ты так страдаешь. Ты не сумасшедший. Я не могу точно понять, что ты чувствуешь, но могу предложить тебе свою поддержку и сочувствие».

«Я совершенно одинок, никому не нужен, это невыносимо!»Не говорите: «Нет, ты не одинок! Я сейчас сижу с тобой. Неужели моя забота для тебя ничего не значит?» Скажите: «Я знаю, что ты сейчас чувствуешь себя одиноким. Может быть, я могу чем-нибудь помочь? Я рад просто быть с тобой. Вместе мы победим это чувство одиночества».

«К чему все это? Жизнь слишком мучительна. Она не стоит того, чтобы так страдать. Нет смысла так продолжать дальше».Не говорите: «Как ты можешь так думать? У тебя двое прекрасных детей и прекрасная работа. Я люблю тебя. У тебя есть все, чтобы жить». Скажите: «Я знаю, что сейчас ты испытываешь такое чувство, но я хочу, чтобы ты знал, что много значишь для меня и детей. Мы преодолеем это чувство безнадежности вместе».

«Я уже измучила всех своим состоянием».Не говорите: «Вовсе нет. Видишь? Со мной все в порядке. У меня сегодня был хороший день. И, кроме того, я делал все возможное, чтобы помочь тебе». Скажите: «Я знаю, что у тебя сейчас такое чувство. Конечно, нам обоим бывает нелегко, но мы преодолеем это тяжелое чувство вместе».

«Что было бы, если бы меня больше не стало с вами?»Не говорите: «Не говори глупостей! Как ты можешь! Ты что, с ума сошел?!» Скажите: «Я бы ужасно скучал по тебе. Ты важна для меня. Я хочу дожить с тобой до старости. Мы пройдем через это вместе».

«Я ничтожество».Не говорите: «Если ты будешь о себе думать лучше, ты перестанешь говорить такие глупости». Скажите: «Я знаю, что сейчас ты чувствуешь себя бесполезным человеком, но мы это преодолеем».

«Что бы я ни делал, все плохо. Я никогда ничего не достигну».Не говорите: «Что ты говоришь? Ты талантливый инженер! Ты прекрасный отец! Ты просто любишь делать из мухи слона». Скажите: «Я знаю, что это печально, когда дела идут не так, как тебе хотелось бы. Меня это также огорчает. Чувство неудачи – такое болезненное. Но мы преодолеем это вместе».

«Как долго мне еще мучиться? Кажется, мне никогда не станет лучше».Не говорите: «Хватит тебе! Ведь ничто не длится вечно. Ты и сам это знаешь». Скажите: «Я знаю, что страшно, когда приходится так много страдать. Но чувства приходят и уходят. Мы справимся с этим вместе».

Психотерапия депрессивных больных

В начале работы с депрессивным пациентом я выясняю аспекты его проблем, связанные с настроением, и уточняю терапевтические ожидания, зачастую негативные. Выявляю неадаптивные установки, входящие в когнитивную депрессивную триаду: негативный взгляд на мир, на будущее, на себя. По ходу беседы комментирую примеры неоправданного пессимизма, самореализующихся негативных пророчеств или дисфункционального мышления с точки зрения когнитивной теории. Завершаю беседу рассказом о методах психотерапии и составлением плана работы.

Пациент обязуется записывать, что он делал в течение дня, не вдаваясь в излишние детали, но избегая общих формулировок. Оптимальный вариант: «Сходил в магазин, заехал на два часа к друзьям, потом вернулся домой». В конце дня пациент должен просматривать список совершенных дел и за каждое дело ставить балл от 0 до 10, соответствующий степени достижения и удовольствия. В результате пациент восстанавливает пробелы в восприятии своего поведения, обнаруживает негативные иррациональные установки типа: у меня ничего не получится, меня ничего не радует и т. п.

Выявляются типичные терапевтические мишени, требующие применения специфических когнитивных техник:

• астения (необходимо поощрение к действию);

• самокритичность («Допустим, я совершу такие же ошибки, станете ли вы меня за это презирать?»);

• отсутствие удовлетворенности и удовольствия (в дневнике события дня оцениваются знаками «плюс» и «минус»);

• отчаяние и суицид (пациенту показывают неубедительность его представления о ситуации, как безвыходной).


После повышения общего уровня активности пациента я предлагаю ему выполнять задания, построенные как научный эксперимент. Необходимо определить проблему, выдвинуть предположение о причине проблемы, спроектировать и провести эксперимент для проверки гипотезы, оценить результаты эксперимента и принять, отвергнуть или скорректировать гипотезу в соответствии с результатами эксперимента.

Задание должно быть простым и легко выполнимым, чтобы пациент мог ощутить радость успеха и повысить уверенность в своих возможностях. Задание я формулирую как можно более четко и конкретно, прошу пациента повторить его своими словами, чтобы убедиться, что он правильно понял его. Полезно провести мысленную репетицию задания в кабинете терапевта – это помогает выявить предвосхищаемые пациентом трудности и наметить пути их преодоления.

Включение пациента в терапевтическую группу способствует возникновению у него чувства принадлежности и безопасности, изменению представлений о неповторимости и исключительности его заболевания. В связи с этим уменьшается напряженность, перестраивается отношение к своей болезни, укрепляется вера в успех лечения, повышается самооценка, вырабатываются более адекватные жизненные планы.

В начале сессии с помощью краткого опроса определяется повестка дня, что позволяет уменьшить инертность и пессимизм больных. С этой же целью обсуждение проводится по кругу. В конце каждой сессии участники получают индивидуальные задания, которые они должны выполнить к следующей встрече группы. Пациенты с выраженными проявлениями депрессии следят за соблюдением распорядка дня. По мере улучшения состояния вводятся задания по контролю за дисфункциональными мыслями и переоценке убеждений, питающих эти мысли. Я проверяю, как пациенты справляются с домашними заданиями, и даю новые задания только после их успешного выполнения.

Мне приходится активно вмешиваться в попытки участников переключать внимание группы на свои личные проблемы, в процесс формирования подгрупп, не допускать оскорблений одними членами группы других, учитывать различия в темпах выздоровления пациентов. Личный выпад одного участника против другого перефразирую таким образом, чтобы устранить из него личный оттенок и связать с обсуждаемой проблемой. Поводом для когнитивной переоценки может служить и пессимистическая реакция пациента при сравнении своего состояния с успехом товарища по группе.

Форма психотерапии зависит от причины депрессии. Если она развивается в связи с разочарованиями и обидами, человеку необходимо научиться довольствоваться малыми успехами, понимать и принимать позицию партнера. В случае накопления негативных эмоций полезно разрядить их в терапевтической беседе и взглянуть на конфликтную ситуацию со стороны.

Для пациента с душевной пустотой, не имевшего опыта эмоциональной привязанности, чувство симпатии к психотерапевту может стать катализатором развития впоследствии любви к потенциальному спутнику жизни. Важно различать, страдает пациент от депрессивной вины или от тревоги наказания. При этом я учитываю, что последняя часто выступает как защитный экран против лежащей глубже депрессии и вины.

Больные депрессией обнаруживают оральную зависимость от идеализируемого объекта, в том числе от психотерапевта. При этом больной колеблется между безотказным пассивным поведением, не откликающимся лишь на предложение принять помощь, и упорным поиском признания. Он предпочитает угождать другим и защищать их. Своим безупречным образом жизни больной старается отвергнуть таящиеся в нем агрессивные тенденции. Став ненужным, больной лишается своей обычной защиты, и агрессия обнаруживается в виде самоупреков.

Мое внимание к страданиям пациента в какой-то степени компенсирует ему утраченные отношения, однако тем самым подкрепляет механизм депрессии. Пациенту нельзя отдавать очень мало или, наоборот, слишком много, поэтому не следует допускать воцарения бессмысленной тишины или говорить чрезмерно много, слишком быстро или проникновенно.

Пациенту нужны относительно частые и продолжительные встречи в зависимости от его настроения, нужно теплое отношение и уважение – установки, которые не следует путать с чрезмерной добротой, симпатией, успокоением. Прохождение завершающей фазы терапии требует бережной работы со страхом разлуки, который связан у этих больных с детским переживанием разлуки или утраты.


Поведенческая терапия направлена на коррекцию специфических нежелательных сценариев поведения. Наиболее широко применяются следующие методы:

1) отвлечение (вовлечение в интересное общение, физическую активность, игры, социальные контакты);

2) воображение (Пациент: «Я не смогу». Терапевт: «Вообразите и попробуйте»). Пациент протоколирует собственные действия с одновременной оценкой своего настроения. Важно вдохновлять пациента на позитивную активность, при этом увеличивается количество приятных событий, уменьшается число неадаптивных поступков, приобретаются когнитивные и социальные навыки.

Для пациентов, которые не могут выразить или проконтролировать гнев, страдают из-за низкой самооценки, невозможности постоять за себя или учесть интересы других, особенно полезным является обучение уверенности в себе. Я предлагаю пациенту составить подробный перечень пугающих социальных ситуаций и разрабатываю вместе с ним поэтапную программу функциональных тренировок.

Пациент выполняет задания вначале мысленно, затем с партнером во все более трудных ситуациях, вплоть до критической. Он учится снимать чрезмерное напряжение с помощью релаксации и самоинструкций, использовать для обратной связи рассказ партнера о производимом впечатлении (особенно в отношении невербального поведения), приступать к более сложной ситуации лишь при стабильном совладании с прорабатываемой, постоянно закреплять успех через повторение. Свои достижения пациент отражает в журнале домашней работы.

Групповая терапия депрессивных больных с выраженными суицидными тенденциями показана в кризисных группах. Состояние больных может улучшиться в атмосфере взаимной поддержки, группового обсуждения личных проблем и положительного подкрепления, а также благодаря межличностному взаимодействию и немедленной коррекции когнитивных дисфункций другими членами группы.

– Доктор! У меня депрессия.

– Лучшее лекарство – с головой окунуться в работу.

– Но я замешиваю бетон!

Выгорание профессионала

Работа ничем, в сущности, не отличается от алкоголя и преследует ту же цель: отвлечься, забыться, а главное – спрятаться от самого себя.

Олдос Хаксли

Регину уговорила обратиться ко мне ее подчиненная, проходившая у меня терапию. Регина вся в черном – это ее стиль. Макияжа нет, даже губы не накрашены. Говорит четко и без выражения, как докладывает. У Регины депрессия, третий раз за три года. Утром ей с большим трудом удается настроить себя на работу. На это уходит несколько часов. На пике отчаяния ее посещают даже суицидные мысли. Но она не может причинить такого горя мужу, который ее очень любит. После депрессий у нее бывают состояния повышенной активности, но они становятся все слабее и короче. Она никогда не обращалась к психиатрам – у нас ведь это не принято.

Регина не может пить антидепрессанты, так как надо забеременеть, ей уже 43, начался климакс. Ей не удается выносить беременность, плод обычно погибает на ранней стадии. Она не хочет усыновлять чужого ребенка, так как не смогла бы полюбить не похожего на нее. Регина не представляет себя матерью, ибо сама чувствует себя ребенком. Ребенка она хочет ради мужа.

Бабка родила мать Регины в 43 года, мать родила Регину в 44, без мужа. Она была очень сильной и сдержанной, отказывала мужчинам. В 17 лет Регина потеряла мать, а бабка попала в психбольницу со старческим слабоумием. У Регины тогда стали выпадать волосы, она в течение месяца посещала дневной стационар клиники неврозов. На момент смерти матери Регина была совершенно неприспособленной девочкой. Мать была ей и за маму, и за папу. После школы Регине пришлось самой зарабатывать на кусок хлеба. Теперь есть много денег, но нет ни сил, ни желаний, ни смысла в жизни.

Регина почитала в Интернете о своей болезни и методах лечения. Она сама догадывалась о психогенной природе своей депрессии. Я предполагаю, что у нее невротическая депрессия, начавшаяся еще после смерти матери. Страх обнищания, от которого защищает карьера. Блокированы эмоциональные потребности. Регина и так все это знает. Она сама считает себя инфантильной, и я готов помогать ей взрослеть.

Уже в прихожей Регина спрашивает о своих перспективах. А что думает она сама? Если верить Интернету, работа над собой заняла бы 1,5–2 года. Ей сейчас не до этого. Возможно, ей придется снова обратиться в дневной стационар. Эта идея не вызывает у Регины энтузиазма. Она явно разочарована результатами нашей встречи.


От своей пациентки я потом узнал продолжение этой истории. Вскоре после визита ко мне Регина забеременела. Ходила на работу до самых родов, хотя на 8-м месяце беременности делала только самые важные дела. Подчиненная предложила Регине оставить работу – ребенок важнее! Регина организовала офис у себя на дому и продолжала работать, ездить по судам. Почему она не подготовила кого-то вместо себя? – Некого, по ее мнению.

Регина благополучно родила мальчика и через месяц вышла на работу, оставляя младенца на няню. Когда мальчику исполнилось два месяца, моя пациентка побывала у Регины в гостях. Сын совсем на нее не похож, однако она его любит и не хочет больше работать. Но ее действия, то, как она обращается с ребенком, показались гостье механическими. Ребенок тянется к отцу, тот обращается с ним легко и естественно, у них хороший контакт. Он сидел с ребенком, приготовил чай, пока они с Региной говорили о делах.

Комментарий. После смерти матери Регина впала в хроническую невротическую депрессию. Она мобилизовала все силы на выживание и стала сама себе и мамой, и папой. И от страха перестаралась: превратилась в мужеподобного трудоголика, не оставив ничего для себя как женщины. Такое безрадостное существование могло скрасить только материнское счастье. Регина позволила себе его только под угрозой самоубийства. На пороге климакса, как ее мать и бабушка.

Работа, а точнее, заработок служит Регине объединяющим фактором с кормилицей мамой. Ребенок стал подарком мужу, объединяющим фактором семьи, с которой, однако, по инерции продолжает конкурировать опостылевшая работа. Возможно, мужчины Регины, большой и маленький, все же перетянут ее домой.


Трудоголизм является такой же формой саморазрушения, как и другие зависимости. Он приводит к переутомлению, нехватке сил на другие занятия и сужению круга интересов. Трудоголик ставит перед собой все более трудные профессиональные задачи и ненадолго успокаивается, только когда разрешает их. Ему необходимо сделать как можно больше и лучше из-за стремления к совершенству, чувства соперничества и страха неудачи.

Он много работает, даже не получая признания, перестраховывается, сомневается в достижимости и правильности результата. Дома он «достает» супругу своими рабочими проблемами и обижается, когда она не проявляет к ним достаточного интереса. В качестве рационализации своего трудового энтузиазма используются такие оправдания, как материальная или рабочая необходимость, требования карьеры и т. п. Трудоголизм часто сочетается с алкоголизмом («алкоголик – золотые руки»).

Если трудоголик не может реализовать себя на основной работе, хобби может стать его единственным интересом в жизни. Обычно оно связано с ролью добытчика, кормильца: это работа на садовом участке, охота, рыбалка и т. п. Оторванный от своего наркотика отпуском, болезнью, выходом на пенсию трудоголик скучает, чувствует себя ненужным, неприкаянным, никчемным. В отпуске он начинает пить, играть в карты, заводит курортные романы. На пенсии у него могут развиться психосоматические расстройства, и он меняет форму саморазрушения – становится ипохондриком, убивая время в бесконечных хождениях по врачам. Нередко организм включается в эту игру всерьез, и человек быстро погибает от инфаркта, инсульта или рака.

У женщин-домохозяек трудоголизм проявляется в непрекращающихся хлопотах по хозяйству, бесконечных уборках, «смене декораций», а также проблемах в воспитании детей. Многие женщины сочетают профессиональный и домашний трудоголизм, обосновывая это жизненной необходимостью, ленью мужа и детей и своим «слишком заботливым характером». Однако подобная забота ставит опекаемого человека в инфантильную зависимость, заставляет его чувствовать себя неумелым, глупым, несамостоятельным. Мотивами такой заботы является не сочувствие, а перфекционизм и потребность в самоутверждении за чужой счет, чувство своей незаменимости, заполнение времени, получение приятного, заслуженного утомления, а также разрядка агрессии в форме попреков.

Вариантом трудоголизма может быть аддикция оздоровления. Это престижные виды спорта, шейпинг и массаж, тренажерные залы и сауны, фитнес-центры и различные диеты, чистки организма и т. п. Другим вариантом трудоголизма является «погоня за знаниями», когда аддикт коллекционирует все новые «корочки», не собираясь всерьез заняться профессиональной работой.

«Бегство в работу» от обыденной жизни может быть связано с невозможностью испытывать «маленькие житейские радости», неспособностью обеспечить себе домашний комфорт, который обеспечивают другие. Похвала или ее предвкушение вызывает у человека выброс «вещества объятий» – гормона окситоцина. Попадая в зависимость от этого наркотика, ребенок становится зубрилой, а взрослый человек целиком посвящает себя работе, довольствуясь похвальной грамотой или чувством «морального удовлетворения» от хорошего результата: «Мать могла бы мной гордиться!» Чтобы испытать эйфорию, выработку окситоцина приходится стимулировать все сильнее и чаще.

У некоторых людей трудоголизм основан на мазохизме и альтруизме. К трудоголизму более склонны старшие или единственные дети в семье, где отец – алкоголик, а мать – созависимая. Ребенок выполняет множество обязанностей по дому, старается хорошо учиться, чтобы компенсировать позор семьи, усиленно готовится в престижный вуз или добивается спортивных побед. Он лишает себя отдыха и развлечений, становится антиподом отцу. Но это только внешне, основа у трудоголизма и алкоголизма общая: бегство в зависимость, саморазрушение.

Трудоголик постоянно боится что-то не успеть сделать, не может спокойно стоять в очередях, не любит опаздывать, ненавидит пробки на дорогах. Все его мысли сосредоточены на работе. Он постоянно куда-то торопится и пребывает в постоянном напряжении, а это чревато сердечно-сосудистыми заболеваниями. В возрасте 40–49 лет гипертоническая болезнь наблюдается у половины руководителей-мужчин. У многих отмечается никотиновая, алкогольная и пищевая зависимость.


Трудоголиков часто поджидает и другая напасть – эмоциональное выгорание. Энергичный трудоголик вдруг начинает испытывать усталость и раздражение, сама мысль о работе вызывает неприятие и тошноту. Это самая опасная профессиональная болезнь всех, кто работает с людьми: учителей, врачей, юристов, артистов, продавцов, администраторов, бизнесменов, журналистов, политиков.

Все начинается с эйфории и энтузиазма и похоже на медовый месяц. На этом этапе профессионал полностью поглощен решением проблем, думает и говорит только о своих делах, на работе ему не хватает времени, чтобы выпить чашечку кофе или перекусить, он увлеченно работает без отпусков и выходных, мало спит.

На втором этапе у профессионала появляется периодическое стремление навязывать окружающим свои мнения, установки или ценности. Нарастает тенденция манипулировать другими людьми, осуществлять скрытые агрессивные установки под маской «благих намерений». Он отказывает продолжать обсуждение предложенной темы, проявляет раздражительность и враждебность во время беседы, стремится побыстрее ее завершить. Нарастает усталость, ухудшается чувство юмора, особенно в рабочих ситуациях. Он много курит или пьет кофе, периодически у него возникают проблемы со сном. Некоторые начинают злоупотреблять транквилизаторами, алкоголем и наркотиками.

Третий этап отличается развитием хронических симптомов. Появляются чувство беспомощности, измождения, «загнанности», а иногда – острой злобы, пустоты и подавленности. Возникает чувство несостоятельности, малой значимости решаемых проблем, сомнения в эффективности своей работы и своих способностях. От профессионала можно услышать циничные или разочарованные замечания и шутки по поводу своей профессии. Появляются мысли о смене профессии и нежелание идти на работу. Так, например, у психотерапевта происходит перенос своих сложностей на проблемы клиента и своих отрицательных эмоций – на окружающих. Возникают трения с коллегами. Профессионала все больше обижает, что ему «надо больше всех», что его просто используют, ценят, но не собираются любить. От попыток симбиотической близости он переходит к формальной, бюрократической дистанции.

На четвертом этапе наступает кризис. Учащаются жалобы на здоровье: усталость, раздражительность, мышечное напряжение, плохой сон, расстройства желудка, частые простуды. Развиваются психосоматические расстройства, приводящие к временной утрате работоспособности. Возникают сомнения в себе, пессимизм, из-за чрезмерной озабоченности нарастающими проблемами портятся отношения в семье. Профессионал отгораживается от друзей, грубеет, черствеет – «выгорает».

На конечной, пятой стадии развивается заболевание, угрожающее жизни и трудоспособности. Из-за выгорания большинство психотерапевтов в среднем через семь лет меняют работу.

К выгоранию обычно приводят следующие причины: однообразие и кажущаяся неэффективность работы, вкладывание в работу больших личностных затрат без получения признания, недостаточная заинтересованность клиентов и критицизм коллег, запрет на творческий поиск и самовыражение, отсутствие возможностей для дальнейшего обучения и профессионального роста, неразрешенные внутри- и межличностные конфликты профессионала.

Больший риск выгорания имеют люди, стремящиеся эмоционально воздействовать на других, «заряжая» их своей энергией, но нечувствительные к эмоциям клиентов. Расстройство особенно легко развивается у холостых мужчин с низкой профессиональной самооценкой, связывающих свое благополучие с внешними факторами. Для женщин характерны бурный темп жизни, соперничество, стремление к совершенству и контролю.

Дополнительные риски для выгорания

1. Ублажение себя. Делать только то, что доставляет удовольствие.

2. Беспредметное общение с другими. Продолжительные разговоры по телефону. Постоянные предлоги для «пустой» болтовни.

3. Длительное времяпрепровождение у компьютера, «переливание из пустого в порожнее».

4. Непродуктивные способы работы. Делать работу за других, решать чужие проблемы. Переживать за других. Давать советы другим, когда этого не просят.

5. «Бессмысленные» перемещения (по офису, по городу и т. д.).

6. Мечтания вместо четкого планирования и реальных действий.

7. Планирование без контроля над выполнением планов.

8. Чрезмерное старание – наведение идеального порядка, обсуждение подробностей. Постоянный контроль подчиненных.

9. Трата времени на вредные привычки, например, курение.

10. Откладывание дел на «потом».

11. Нерациональные, разрушающие эмоции: злость, обвинение, беспокойство, жалость к себе, ненависть и др.


Обслуживая клиентов, профессионал подавляет свои негативные чувства, которые могут накапливаться, особенно при запрете на свободное выражение подобных чувств, характерного для лиц помогающих профессий. Установки долженствования вынуждают профессионала подавлять и собственные желания, в том числе одно из самых важных при такой работе – желание побыть в одиночестве, в покое. Имеют значение такие личностные качества профессионала, как интровертированность и склонность идентифицироваться с другими, альтруизм и сентиментальность, беспокойство и ранимость, амбициозность и перфекционизм, склонность к самобичеванию в случае поражения в сочетании с тенденцией занимать пассивную позицию при неудаче и перекладывать ответственность за нее на других.

Выгорание профессионала может быть связано с нездоровой мотивацией выбора профессии. Например, профессию психолога некоторые люди выбирают потому, что сами страдают от незажившей душевной раны. Кому-то интересно и безопасно проживать события чужой жизни вместо собственной. К тому же можно преодолеть чувства страха и беспомощности в собственной жизни через ощущение власти над клиентами. В работе с девиантными клиентами удобно разряжать неотреагированные агрессивные чувства. Претенциозные и нарциссические натуры верят, что все проблемы можно решить с помощью проявлений любви и привязанности. Люди, не имеющие друзей, ожидают найти их среди клиентов.

Синдрому выгорания сопутствует формирование профессиональной деформации, имеющей следующие признаки:

• стирание границ между личной и профессиональной жизнью, ограничение круга общения;

• постоянное чувство озабоченности работой, формальное исполнение своих обязанностей, отношение к ним как к тяжкой необходимости;

• переживание профессиональной и личностной несостоятельности, ощущение бесполезности своего труда, разочарование в своей профессии;

• появление негативных чувств к клиентам (раздражение, брезгливость и др.), ухудшение отношений с коллегами и близкими;

• чувство постоянной усталости, утомляемости, нервного истощения;

• чувство незавершенности сделанного и связанной с этим вины;

• недовольство собой, переживание своей несостоятельности;

• развитие после сложных, эмоционально тяжелых случаев кратковременных навязчивых представлений, мыслей, сомнений и страхов;

• сниженный фон настроения с легко возникающей тревожностью и раздражением, направленным на окружающих и на себя, повышенный суицидный риск;

• нарушение режима сна и бодрствования, трудности засыпания;

• головные боли, неприятные ощущения в области сердца, сердцебиения, колебания АД, повышенная потливость, расстройства пищеварения, поясничный радикулит, нарушения менструального цикла;

• формирование химических и нехимических аддикций.

Стрессовый стиль жизни

• Человек постоянно попадает в одну или несколько непрекращающихся стрессовых ситуаций.

• Тяжело преодолевает стрессовые межличностные отношения.

• Выполняет неинтересную, скучную, раздражающую или иным образом неприятную и неблагодарную работу.

• Испытывает постоянную нехватку времени, слишком много планирует сделать в течение короткого времени.

• Задолго беспокоится по поводу потенциально возможных или наступающих событий.

• Имеет пагубные для здоровья привычки (привык к пассивному отдыху, не занимается спортом, не заботится о своей физической форме, постоянно нарушает режим сна, курит, выпивает, неправильно питается и др.).

• Имеет трудности или предубеждения относительно общения с людьми другого пола.

• Постоянно драматизирует события, воспринимает жизнь в «черном цвете»; у него отсутствует чувство юмора.

• Постоянно обвиняет себя или других, склонен к обидам.

• Соглашается с угнетающими и неблагодарными социальными ролями или принимает их.

• Воспринимает тяжелые или стрессовые ситуации пассивно, страдает молча, не ищет ресурсов их преодоления.

Нестрессовый стиль жизни

• Человек активно работает и отдыхает.

• Допускает наличие «творческого» стресса в определенные периоды напряженной деятельности.

• Умеет отдыхать и временно отстраниться и расслабиться.

• Умеет отстаивать собственные права и потребности; устанавливает с другими отношения взаимного уважения, которые отличает низкий уровень стресса.

• Тщательно выбирает друзей и имеет с ними одобряющие и спокойные отношения.

• Выполняет интересную, благодарную и достойную работу, которая обеспечивает подлинное вознаграждение.

• Сохраняет стимулирующую рабочую нагрузку, когда периоды перегрузки и кризисов уравновешиваются периодами «передышки».

• Добивается уравновешенности опасных событий полезными целями и положительными событиями, к которым следует стремиться.

• Заботится о хорошей физической форме, правильно питается, не имеет вредных привычек и зависимостей от алкоголя и курения.

• Умеет найти удовольствие в простой деятельности, не чувствуя необходимости оправдываться или надевать «маски».

• Вкладывает энергию в различные виды деятельности, что в целом приносит чувство удовлетворения.

• Наслаждается жизнью в целом; может посмеяться над собой; имеет хорошо развитое чувство юмора.

• Проводит жизнь, относительно свободную от ограничивающих ролей; умеет выражать естественные потребности, желания и чувства, не оправдываясь.

• Эффективно распределяет время, хорошо планирует дела и умеет избегать напряженных ситуаций.

Состояние за последнюю неделю

Рядом с каждым утверждением обведите число от 1 до 8, которое наиболее точно определяет ваши переживания: 1 – «никогда»; 2 – «крайне редко»; 3 – «очень редко»; 4 – «редко»; 5 – «иногда»; 6 – «часто»; 7 – «очень часто»; 8 – «постоянно (ежедневно)».


Большая книга психологических кризисов

Большая книга психологических кризисов

Суммируйте баллы. Вопрос 14 оценивается в обратном порядке (баллы считаются в обратном порядке: например, вместо 8–1, 7–2).

Меньше 100 баллов. Состояние психологической адаптированности к рабочим нагрузкам.

100–154 балла. Средний уровень стресса.

Больше 155 баллов. Высокий уровень стресса свидетельствует о состоянии дезадаптации и психического дискомфорта, необходимости применения широкого спектра средств и методов для снижения нервно-психической напряженности, психологической разгрузки, изменения стиля мышления и жизни.

Портрет трудоголика

• Он считает, что можно чувствовать удовлетворение только во время работы.

• Приходится все время работать, потому что на нем вся ответственность за общее дело.

• Неудача на работе – катастрофа.

• Он чувствует себя энергично, уверенно и самодостаточно, только работая или думая о работе.

• Он испытывает неудовлетворенность, заканчивая какое-то дело, от того, что скоро «все закончится».

• Заканчивая какое-то дело, он сразу начинает размышлять о следующем.

• Если он не работает, то чувствует раздражительность и неудовлетворенность.

• После напряженной работы ему трудно переключиться на другую деятельность.

• Он избегает состояния «ничегонеделания».

• Беспокойство о работе мешает во время отдыха.

• Его мысли даже дома постоянно сосредоточены на работе.

• Он не понимает смысла и радости от отдыха.

• О нем говорят, что в быту он мрачен, неуступчив, раним, но «преображается» на работе.

• Бывает, что у нет сексуальных желаний, но успокаивает мысль: «Сегодня я очень сильно устал. Завтра все будет нормально».

• Для него характерны слова «всегда», «я должен».

Тест на трудоголизм

Ответьте: да или нет.

1. Важна ли для вас ваша работа?

2. Нравится ли вам делать вещи совершенно безукоризненно?

3. Свойствен ли вам дуализм во взглядах, видите ли вы все в черном или белом цвете без полутонов?

4. Стремитесь ли вы к конкуренции и важна ли для вас победа в ней?

5. Важно для вас всегда быть правым?

6. Критичны ли вы к себе, осуждаете ли себя в случае совершения ошибок?

7. Боитесь ли вы все время поражения?

8. Беспокойны ли вы, импульсивны?

9. Часто ли вам становится скучно?

10. Загоняете ли вы себя в работе до истощения?

11. Возникают ли у вас периодически состояния, во время которых вы чувствуете себя чрезвычайно усталым?

12. Когда вы испытываете дискомфорт, ощущаете ли вы чувство вины?

13. Считаете ли вы себя необычным человеком или отличающимся от других?

14. Читаете ли вы постоянно материалы, связанные с работой, даже во время еды и просмотра телевизора?

15. Составляете ли вы список того, что надо сделать, или ведете дневник?

16. Обнаруживаете ли вы, что становится все труднее и труднее проводить свободное время в выходные, каникулы и во время отпуска?

17. Часто ли чувствуете, что вам не хватает времени, и вы хотите, чтобы сутки продолжались больше 24 часов?

18. Контактируете ли вы с работой во время отдыха?

19. Относитесь ли вы к работе как к игре и выходите ли из себя, если играете плохо?

20. Избегаете ли вы думать о том, что станете делать, когда не будете работать?

21. Вы ответственны на работе, но безответственны в делах личного характера?

22. Стараетесь ли вы избежать конфликта вместо того, чтобы его разрешить?

23. Характерны ли для вас импульсивные действия, и вы не обращаете внимания на то, как они повлияют на других?

24. Вы боитесь критики, но сами любите осуждать и критиковать?

25. Вы заметили, что у вас ухудшилась память на то, о чем вам говорили другие?

26. Становитесь ли вы «вне себя», если все идет не так, как вы запланировали?

27. Если вас прерывают во время решения вами производственных проблем в домашних условиях, вызывает ли это у вас резкое раздражение?

28. Создаете ли вы безвыходные ситуации для себя и для других?

29. Сконцентрированы ли вы на событиях будущего, вместо того чтобы радоваться настоящему?

30. Вы забываете и преуменьшаете значение семейных праздников и событий?


Подсчитайте количество положительных ответов, один ответ – 1 балл.

От 5 до 10 баллов. Возможно, трудоголизм от вас еще далеко.

От 11 до 15 баллов. Возможно, трудоголизм на начальной стадии.

От 16 до 20 баллов. Возможно, трудоголизм плавно переходит на вторую стадию.

От 20 баллов. Трудоголизм у вас в полном расцвете.

Эмоциональное выгорание

Оцените, насколько выражены у вас следующие признаки по пятибалльной шкале:

0 – отсутствует; 1 – редко; 2 – выражен; 3 – довольно часто; 4 – всегда.

1. Истощение, усталость.

2. Психосоматические осложнения.

3. Бессонница.

4. Негативные установки по отношению к своей работе.

5. Негативные установки по отношению к клиентам.

6. Пренебрежение исполнением своих обязанностей.

7. Увеличение объема психостимуляторов (табак, кофе, алкоголь, лекарства).

8. Уменьшение аппетита или переедание.

9. Негативная самооценка.

10. Усиление агрессивности (раздражительность, гневливость, напряженность).

11. Усиление пассивности (цинизм, пессимизм, ощущение безнадежности, апатия).

12. Чувство вины.


Суммируйте баллы.

От 0 до 12 баллов. Выгорание отсутствует.

От 12 до 24 баллов. Наблюдаются начальные симптомы, характеризующие синдром эмоционального выгорания.

От 24 до 36 баллов. Средней выраженности синдром эмоционального выгорания.

От 36–48 баллов. Ярко выраженный синдром эмоционального выгорания.


Если вы сильно перегружены – сбавьте обороты, больше отдыхайте и развлекайтесь. Если ваша работа противоречит вашим интересам или способностям, подумайте о другом профессиональном направлении или хобби. Если вы абсолютно уверены, что выполняли правильно и добросовестно свою работу, не бойтесь выяснить причины недружелюбного отношения к вам. Если виноваты вы сами, постарайтесь трезво оценить свои поступки и изменить свое поведение.

Убежденность, что ваша работа необычайно важна, – верный симптом приближающегося нервного срыва.

Бертран Рассел

Рекомендации трудоголику

Делайте то, чего действительно хотите. Отдавайте себе отчет в том, что ваши действия – не бегство от проблем, а реализация ваших желаний. Пусть станет вашим законом: работать только на работе, и только «от» и «до». Никаких переработок, никаких домашних заданий. Делайте только то, что сопровождается положительными эмоциями. Избегайте скуки и безразличия. Предпринимайте конкретные шаги, а не мечтайте.

Общайтесь с людьми, близкими по взглядам на жизнь, интересам и вкусам. Избавьтесь от знакомых, которые перекладывают на вас свои заботы, ответственность, «грузят» вас своими проблемами и переживаниями. Если духовного общения нет, но разорвать отношения не удается, относитесь к таким людям нейтрально. Не боритесь с упрямцем. Будьте снисходительны и не навязывайте ему свое понимание истины. Если же чьи-то убеждения, манеры или привычки для вас непереносимы – обходите такого человека стороной.

Не вступайте в неравные споры. Тогда вас не будет мучить обида проигравшего. Обходите острые углы, не поддавайтесь соблазну указывать другим на ошибки и промахи. Отделяйте главное от второстепенного. Выделяйте цели противоположной стороны и ищите компромиссы. Не отвечайте ударом на удар. Если не удается договориться, лучше прекратите общение – тем самым вы лишите обидчика питательной почвы. Свою агрессию можно выпустить, занимаясь физической работой или спортом.

Если ответственное задание поручают вечером, то разумнее отложить его исполнение до утра. Ведь клиенты и партнеры уже давно ушли из офиса, и смысла работать во внеурочное время просто нет. Однако же, если поручение не терпит отлагательства, возможно, стоит объяснить руководству, что спешка никак не поможет, а, наоборот, скорее помешает качественно выполнить работу. Если коллегам просто нечем заняться на выходных, пригласите их на природу. Возможно, вскоре в вашей компании появится новая традиция.

Для профилактики выгорания задайтесь вопросом: «Зачем я работаю?» Ответить на него поможет список всех причин – и объективных, и субъективных. Этот перечень демонстрирует мотивацию, ценность и значение работы. Затем составьте список под заглавием: «Я действительно хочу этим заниматься». Перечислите то, чем вам нравится заниматься, в убывающей последовательности, и потом вспомните, когда удалось заниматься этим в последний раз.

Вносите разнообразие в свою работу, участвуйте в работе профессионального сообщества, регулярно встречайтесь с сотрудниками в неформальной обстановке, больше времени проводите с семьей и друзьями. Читайте не только специальную, но и художественную литературу, больше и интереснее отдыхайте, найдите себе хобби. Расширьте круг интересов и друзей – желательно, отличающихся профессионально и личностно.

Повышайте свои психологические возможности с помощью различных тренингов. Овладейте техникой релаксации. Для повышения самооценки может оказаться полезным тренинг уверенности. Не стремитесь к результатам выше имеющихся на данный момент возможностей. Будьте готовы к неизбежным неудачам, оценивайте себя без излишней оглядки на окружающих.

Поддерживайте свое здоровье, соблюдайте режим сна и питания, занимайтесь физкультурой, бросьте курить, ограничьте потребление кофе и алкогольных напитков. И наконец, не воспринимайте себя слишком серьезно. Всегда можно найти возможность для какой-нибудь «глупости» – погримасничать, попускать мыльные пузыри, поиграть в классики и т. д. и т. п.

Когнитивное переструктурирование

Вначале надо выявить иррациональные мысли, затем заменить их рациональными.

Примеры переструктурирования.

1. С большинством проблем все равно ничего нельзя сделать, и это меня расстраивает (иррациональное убеждение). После когнитивной переработки: Я вполне допускаю, что не все проблемы имеют легкие решения, и мне могут не нравиться некоторые мои решения. Но даже если я не сумею найти наилучший выход, никто не мешает мне искать приемлемые компромиссы.

2. Если люди делают что-либо плохое, их обязательно нужно пристыдить, обвинить или наказать чем-либо (иррациональное мышление). После когнитивной переработки: Нет такого закона, который обязывал бы людей действовать так, как я хочу. Это дело их совести, культуры, принципов. Я принимаю их такими, какие они есть, даже если мне они и не очень нравятся.

3. Моя работа отнимает у меня слишком много сил. После когнитивной переработки: Каждому дается по его силам. Многие люди не имеют ни работы, ни столько силы, сколько есть у меня.

4. От меня слишком много требуют мои начальники. После когнитивной переработки: Руководители верят в мои силы и возможности. У меня есть возможность оправдать их доверие.

5. Меня раздражают «тупые» клиенты, я не могу справиться со своим раздражением. После когнитивной переработки: Хорошо, что не все клиенты трудные. Мое раздражение – это проявление моей большой эмоциональной энергии, и я могу научиться управлять этой силой. Я смогу, если захочу, овладеть приемами эффективного общения с «трудными» клиентами.

6. Клиент смертельно оскорбил меня, это конец. После когнитивной переработки: Моя служебная роль подобна рабочему костюму, который я надеваю перед работой и снимаю после нее. Вся грязь достается костюму и не относится ко мне. Человек обозвал не меня, а ту должность, которую я занимаю.

Приоритеты

По приоритетности задачи могут быть:

1 – срочные и важные. Их необходимо выполнять без промедления. «Их делаю сам в первую очередь»;

2 – важные, но несрочные. «Их делаю сам, но позднее». Необходимо установить сроки выполнения этого типа задач;

3 – срочные, но менее важные. Сюда входят задачи, подлежащие делегированию. «Их перепоручаю»;

4 – задачи, которые отправляются в «корзину». Не срочные и не важные. Для задач этого типа составляется отдельный список и решается необходимость их выполнения вообще. Если ответ утвердительный, то определяются сроки либо решается вопрос об их перепоручении.

– Вы работаете учителем. Любите ли вы свою работу?

– Очень! Если б еще не эти сукины дети…

В объятьях Бахуса

Алкоголь – это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь.

Бернард Шоу

Солнечный удар Икара

Игорь со своей семьей переехал в Москву из Якутска. У него оставались там друзья детства и его первая любовь Люся. Он долго ухаживал за ней в институте, она встречалась с другими, он спьяну заваливал к ней. Переехав в Москву, он звонил ей, не теряя надежды.

Игорь отдыхал в Крыму, три недели пил и употреблял наркотики с друзьями. Прилетел в Москву, и в тот же день отец отправил его отдыхать на Кубу. Он продолжал пить в самолете. Прилетев на Кубу, решил вести здоровый образ жизни: сесть на диету, совершать пробежки, плавать. В четыре утра помочил ноги в океане и позвонил Люсе в Якутск – мол, я на берегу океана, помню о тебе.

Он не вылезал из бассейна, пил все две недели, зажигал всех. По пьянке подрался, со всего размаха упал на затылок и потерял сознание. Когда пришел в себя, не мог вспомнить название страны и имя товарища, который поднял его. На другой день он пил в бассейне периодически, когда становилось легче. Полдня он был под солнцем без головного убора. Вечером остался в номере, но к нему пришли собутыльники, он не мог отказаться составить им компанию. Ночью ему стало плохо. Врач сказал, что это солнечный удар.

Два года назад Люся поехала в командировку через Москву. В то время она собиралась расстаться со своим сожителем. И через некоторое время Люся и Игорь поженились. Она домашняя, хранительница семейного очага, экономная, но не женственная. Всем этим похожа на его маму. С ней не разгуляешься. Когда она обнимает его, ему дискомфортно – жарко.

Для поднятия настроения Игорь ежедневно пил, курил марихуану, нюхал фен (фенамин). Год назад после новогоднего запоя у него сильно заболела печень, и он перестал пить. Стало страшно оставаться одному в деревне, где он купил участок и жил летом. Он часто впадает то в наивный оптимизм, то в отчаяние. Стал раздражительным, потом – апатичным, а сейчас чувствует отчаяние, все чаще доходящее до нежелания жить. Сунуть голову в петлю – и с концами…


Только из рассказов матери Игорь знает про свое раннее детство. Отца по 3–4 месяца не было дома, нет ни еды, ни воды. Деда по матери повесили, когда ей было 8 лет. Он пил, винил себя за службу в СМЕРШе (сокращение от «Смерть шпионам!» – карательный орган во время Отечественной войны). Соседка открыла дверь, а он висит. За полчаса до этого к нему заходили люди, слышна была какая-то возня. Может быть, это были бывшие сослуживцы? А маму до этого какой-то мужчина на детской площадке ударил ломиком в висок, а остальных детей убил.

Игорь хотел быть летчиком, но подкачало зрение. Он поступил на отд. налогообложения Плехановки. С восторгом вспоминает, как на первом курсе института подрабатывал в маленькой авиакомпании. Он пил много водки со всеми. Там много пили и женщины. Пилоты были 40 лет и старше, они сажали его за штурвал самолета с банкой пива в руках. Игорь запустил учебу и был отчислен. Потом купил диплом экономиста.

Его отец – заслуженный пилот России. Игорь – младший сын, ближе всех к отцу и старшему брату, героиновому наркоману. Средний брат Вова – алкоголик, пьет с охранниками гаража и в одиночку. Он себе на уме, конфликтует с отцом. На месте отца Игорь убил бы его. Мать поседела из-за него.

Отец всегда был для Игоря недосягаемым идеалом. У него были знатные богатые друзья. По сравнению с ними Игорь неудачник. На пенсии отец остался один. Он очень эмоциональный, честный, берет все на себя. Игорь соглашается, что отец лишил детей самостоятельности.


Игорь начал заниматься в аэроклубе, испытывает подъем, увереннее ведет себя в постели. Ему очень симпатичен его инструктор. Он живет в бытовке на аэродроме, сильно пьет. Собирается на недельку к Игорю в его медвежий угол, где их никто не найдет.

На днях Игорь встретился с другом детства. Когда им было по 14 лет, их совратил мужчина по имени Жан.

Отец друга знал восточные языки и работал резидентом в Сингапуре. Он сводил их в центр Юнивер, где использовались приемы театра Кабуки. Там были только мальчики, они ходили в белых кимоно. Отец друга познакомил их с учителем Жаном. Говорил, что этот человек научит раздвигать мыслью облака, обучит боевым искусствам, и они смогут защитить себя. Смогут делать такие вещи, о которых он даже не будет рассказывать.

Жан пригласил мальчиков к себе домой. Он рассказывал о Рерихе и Блаватской, о законах Вселенной. Предложил раздеться, чтобы ощутить единение с космосом. Разделся сам. Они легли, заняли позу мертвых. Жан сказал, что только люди высшей расы бисексуальны. Мужчина отдает свою энергию, а женщина высасывает ее. Им надо выйти из-под власти матери. Потом был секс, потом спектакли в ДК «Молодежный».

При встрече с другом детства Игорь испытал панический страх и теперь неотвязно думает, как бы развивались события, если бы в 14 лет этого не произошло.


От жены Игоря я узнал конец этой истории. Он смертельно боялся летать на АН-2, но в тот день полетел со своим любимым инструктором. Перед заходом на посадку они стали удивлять зрителей фигурами высшего пилотажа на малой высоте. Под конец самолет взмыл вверх, свалился в штопор, рухнул на землю и сгорел вместе с пилотами.


Комментарий. Игорь рос в семье алкоголиков и наркоманов, затем выбирал похожих и сам стал таким же. Он идеализировал отца и другие отцовские фигуры, вступил в связь с педофилом, который укрепил страх Игоря перед материнской фигурой, но добавил к нему страх гомосексуальности и неполноценности. Алкоголь и наркотики были для Игоря другими объединяющими факторами с мужчинами, пока не взбунтовался организм. Самолет (улет) стал для Игоря новым объединяющим фактором с отцом и одновременно – со смертью как материнским символом.

Можешь пить, когда ты счастлив, но никогда не пей, когда несчастлив.

Гилберт Честертон

Алкоголики совершают четверть всех попыток самоубийств и около трети всех законченных самоубийств. Наибольшую суицидную опасность составляет сочетание злоупотребления алкоголем с дисгармоничными чертами характера и органической мозговой патологией. Среди таких лиц суициденты составляют 91 процент. Максимум самоубийств среди больных алкоголизмом приходится на возраст 25–49 лет. Каждый второй молодой самоубийца был алкоголиком. Способы самоубийства отличаются особой жестокостью, особенно в состоянии белой горячки.

Алкогольная депрессия нередко ведет к суициду, в то же время депрессия часто обусловливает алкоголизацию, так что алкоголизм и суицид – давно известное сочетание. Алкоголь часто употребляют для купирования эмоционального напряжения, раздражительности и сниженного настроения в рамках реакций адаптации. При систематической алкоголизации нарастают симптомы вегетативной депрессии с ощущением психического дискомфорта, обидчивостью, лабильностью настроения с тенденцией его снижения. Легко возникают ситуационные реакции гнева, тревоги и отчаяния, которые отличаются чрезмерной интенсивностью и не были свойственны этому человеку раньше.

Влияние алкогольного опьянения на высоту суицидного риска неоднозначно. С одной стороны, оно повышает вероятность суицидных действий, облегчает их реализацию; с другой стороны, в большинстве случаев свидетельствует о недостаточной серьезности намерений. С третьей стороны, в силу ослабления критики и контроля за своим поведением человек может совершить завершенный суицид даже при явно демонстративных тенденциях.

Алкогольное опьянение может стать «катализатором» появившегося ранее суицидного решения на фоне неразрешенного личностно значимого конфликта. Нередко алкогольное опьянение выступает в ряду традиционных ритуальных действий, предшествующих самоубийству: прощальные записки, переодевание в специально подготовленные одежды, прослушивание любимой музыки и т. д.

У паранойяльных личностей на фоне алкогольного опьянения происходит переоценка ситуации конфликта с появлением чувства безвыходности. Суицидное решение возникает стремительно и реализуется высоколетальными способами. У нарциссичных и шизоидных личностей алкогольная эйфория приводит к неадекватным способам решения проблемы и ухудшению ситуации без надежды на ее улучшение. Дополнительная алкоголизация приводит к быстрой, без колебаний, реализации возникших суицидных намерений.

У эмоционально неустойчивых и импульсивных личностей алкогольное опьянение на фоне астенизации после болезни, длительного переутомления или недосыпания может привести к гипертрофированной оценке малозначащего конфликта как непереносимого. Следствием этого является неожиданное для окружающих суицидное поведение. Демонстративно-шантажное суицидное поведение наблюдается у эмоционально неустойчивых личностей с навязчивым алкогольным влечением в ситуации вынужденного воздержания.


В 1-й стадии алкоголизма с навязчивым влечением к алкоголю у больных оформляется субдепрессивный синдром с астеническим и тревожным компонентом. Больные с досадой, раздражением говорят о своих профессиональных и семейных конфликтах, однако, в отличие от больных реактивной депрессией, у них отсутствует глубокая эмоциональная фиксация на психотравмирующей ситуации. При попытке анализа этих конфликтов больные с большим эмоциональным напряжением, усиленными вазомоторными реакциями произносят «самоубеждающий монолог о праве личности на выпивку». Обострение конфликтов с окружающими, обусловленное развитием болезни, крайне тяжело переживается больными, и, стремясь любым путем избежать конфликта, они могут совершить истинную попытку самоубийства. Подобные попытки характерны для депрессивных личностей с малой выраженностью алкогольного влечения и высокой личностной значимостью психотравмирующего фактора. Суицидогенными факторами чаще служат неразрешенные микросоциальные конфликты. В качестве антисуицидных факторов выступают чувства долга, ответственности, привязанности, любви и т. п.


Во 2-й стадии алкоголизма формируется похмельный синдром, включающий депрессивные, тревожно-фобические и ипохондрические расстройства, состояния мрачной злобы – дисфории. На высоте тревожно-депрессивного аффекта возникают сверхценные идеи малоценности, плохого отношения окружающих, безысходности. Основным механизмом запуска депрессивных состояний становится отсутствие алкоголя и конфликты в компании собутыльников. Появляется зависимость депрессии от алкогольного цикла и времени суток, с утяжелением состояния утром. Алкоголь утрачивает способность полностью купировать депрессию, даже на пике опьянения могут сохраняться тревожность, обидчивость, подозрительность. Препятствия к алкоголизации, ставшей доминирующей жизненной ценностью, приводят к совершению суицидных действий, которые носят обычно демонстративно-шантажный характер и направлены на удовлетворение потребности в алкоголизации.


На 3-й стадии алкоголизма у больных легко возникают депрессивные состояния с идеями самоуничижения, виновности, ревности, плохого отношения, преследования, а также с ипохондрическими идеями. Эти идеи отличаются нестойкостью и примитивностью из-за нарастающего ухудшения памяти и интеллекта. Суицидное поведение носит стереотипный шантажный характер, однако из-за увеличения частоты попыток самоубийства и невозможности адекватной оценки больными опасности для жизни выбранного ими способа попытки количество завершенных суицидов на этой стадии повышается.


Выделяют три группы подростков-суицидентов, употребляющих психоактивные вещества (ПАВ).

1-я группа включает демонстративных, педантичных и импульсивных подростков с патологически протекающим пубертатным кризом. Началу употребления ПАВ предшествует период неустойчивого настроения, неудовлетворенности прежними занятиями и кругом общения, а иногда и психосоматических расстройств. В этот период отмечаются либо нестойкие антивитальные и суицидные тенденции, либо, напротив, страх смерти.

Ослабевает интерес к школьным занятиям, возникают семейные конфликты, появляется эмоциональная зависимость от уличных «авторитетов», при которых и происходят первые пробы алкоголя, лекарственных или токсических препаратов. Новая сфера жизни на время приносит удовлетворение, относительный покой, нормализуются сон и аппетит, восстанавливаются внутрисемейные отношения, выравнивается настроение. В этих случаях эпизодическая наркотизация выступает, по-видимому, в качестве суицидного эквивалента.

Раскрывшееся употребление подростком алкоголя или других ПАВ в некоторых случаях вызывает аффективно насыщенные дистимические реакции и протестное суицидное поведение подростков. В качестве преимущественных способов избираются самоотравление и самопорезы. Пресуицидный период короткий, с нерезко выраженными суицидными тенденциями. Суицидные попытки – истинные и нередко с тяжелыми медицинскими последствиями.

2-ю группу составляют нарциссические, неустойчивые и конформные подростки. Употребление ПАВ является одной из чередующихся форм отклоняющегося поведения, которое определяется непреодолимой жаждой к новым ощущениям и проигрыванию разнообразных социальных ролей и моделей поведения. Пресуицид истинного суицидного поведения определяется реактивно обусловленными колебаниями настроения с гипертрофированным чувством одиночества, непонятости, бессильности и невозможности наладить значимые взаимоотношения.

Способом самоубийства, как и в 1-й группе, избираются преимущественно самоотравления и самопорезы. Попытки характеризуются медицинской серьезностью и требуют неотложной токсикологической или хирургической помощи. Постсуицид, как правило, критический, с нормализацией аффективных переживаний, оптимизмом и критической оценкой поведения в целом.

Демонстративно-шантажное суицидное поведение развивается на фоне межличностного конфликта с эмоциональной охваченностью, неустойчивостью настроения, дальнейшим его снижением с оттенком недовольства и раздражения. Однако эмоциональные расстройства выражены незначительно, носят нестойкий характер, суицидные тенденции возникают эпизодически.

Суицидной попытке обычно предшествует малозначительный эпизод, переполняющий «чашу терпения». Для попытки обычно используются самоотравления небольшими дозами препаратов и неглубокие самопорезы. В части случаев при удачном разрешении конфликтной ситуации рентное суицидное поведение фиксируется как форма поведения в конфликтных ситуациях.

3-ю группу объединяет наличие длительно существующей эндогенно обусловленной аффективной патологии, предшествующей злоупотреблению ПАВ. Колебания настроения обычно сочетаются с пессимистическими рассуждениями, болезненной рефлексией и дисморфофобическими включениями. Лекарственные препараты, реже алкоголь, употребляются в одиночку, эпизодически, с целью коррекции тягостного состояния.

Суицидное поведение связано не столько с наркотизацией, сколько с психопатологической симптоматикой, усиливающейся при обострении эндогенного заболевания, иногда реактивно спровоцированного. Пресуицид определяется преимущественно депрессивным состоянием с идеями отношения, пессимистическим прогнозированием будущего, переживаниями своей измененности, отличности от других, чувством одиночества и непонимания.

Несмотря на клинически очерченный пресуицид, суицидные высказывания в нем отсутствуют, а потому суицидное поведение становится неожиданным для окружающих. Для самоубийства чаще всего используются большие дозы транквилизаторов, антидепрессантов и других препаратов, применявшихся ранее с целью самолечения. Суицидные попытки истинные, отличаются высоким риском летальности, требуют серьезного медицинского вмешательства. Постсуицид фиксированный, с постепенной редукцией психопатологической симптоматики и наличием антивитальных установок, резонерских построений о бесцельности существования, рассуждениями о смерти.

Депрессивное расстройство, вызванное веществом/медикаментами по ДСМ-5

A. Заметное и постоянное нарушение настроения, которое преобладает в клинической картине и характеризуется подавленным настроением или заметно уменьшенным интересом или удовольствием во всех или почти во всех действиях.

Б. Имеются доказательства из истории, физического осмотра или лабораторных исследований как (1), так и (2):

1. симптомы критерия А, развившиеся во время или вскоре после интоксикации веществом или отмены или после воздействия лекарства;

2. применяемое вещество/лекарственное средство способно вызывать симптомы критерия A.

В. Нарушение не лучше объясняется депрессивным расстройством, которое не вызвано веществом/лекарством. Такие свидетельства независимого депрессивного расстройства могут включать следующее. Симптомы предшествовали началу употребления вещества/медикаментов; симптомы сохраняются в течение значительного периода времени (например, около одного месяца) после прекращения острого синдрома отмены или тяжелой интоксикации; или имеются другие данные, свидетельствующие о наличии независимого депрессивного расстройства, не связанного с веществом/лекарственным средством (например, история рецидивов, не связанных с веществом/лекарствами).

Г. Нарушение не происходит исключительно во время делирия.

Д. Нарушение вызывает клинически значимый стресс или нарушение в социальной, профессиональной или других важных областях функционирования.

Терапия химически зависимых суицидентов

Суициденты, больные алкоголизмом и наркоманиями с вторичной психопатизацией личности и аффективными расстройствами, нуждаются в стационарном медикаментозном лечении. Отсутствие намерения лишить себя жизни при демонстративных суицидных попытках не должно ослаблять внимания лечащего врача. Тем более опасны провокации со стороны медицинского персонала в ответ на суицидные угрозы: пренебрежение, насмешки или попустительство. В этих случаях задуманные как демонстративные, направленные на достижение корыстных целей попытки могут сопровождаться аффективным разрядом и приобретать черты импульсивности. Аффективная утрата контроля за поведением, как и при импульсивных суицидных действиях, утяжеляет их прогноз и увеличивает риск летальности.

Алкоголик испытывает потребность бороться с тягой к выпивке. При этом воздержание выглядит как уклонение от борьбы и поражение, а запой – как борьба, из которой он выходит живым, а значит, победителем. Игра со смертью может продолжаться до тех пор, пока больной не сдастся и не обратится за помощью. С врачом или сообществом анонимных алкоголиков он снова меряется силами, отрицая необходимость зависеть от кого-то. «Раз вы называете меня вечным алкоголиком, я докажу, что сильнее и вас, и бутылки, и буду трезвенником».

Ко мне обычно обращается член семьи аддикта, и я, прежде всего, выясняю у него следующие моменты. Какова природа кризиса? Каково эмоциональное состояние семьи на данный момент? Какова история или сценарий употребления, включая периоды трезвости? Какова история предшествующего лечения, попыток вмешательства со стороны семьи? Какова степень пособничества и созависимого поведения в семье?

В процессе терапии я стремлюсь изменить типичные для больного представления «Я пью потому, что у меня тяжелая жизнь» на формулу «У меня тяжелая жизнь потому, что я пью». Для снижения патологического влечения к алкоголю и профилактики рецидивов я обучаю пациента альтернативному поведению, использую ситуационный тренинг, гипносуггестивную терапию и тренинг самоконтроля, гештальт-терапию, позитивную терапию и др.

Когда пациент с помощью лечения прекращает пить, у него появляется чувство эйфории и уверенность в том, что он справится со всеми своими проблемами, хотя существенного изменения в отношении к пьянству еще не произошло. Я заранее предупреждаю пациента о возможности переоценки им своих сил, а возникшие срывы использую для того, чтобы он смог осознать, что без алкоголя еще не может выходить из стресса.

Дальнейшая работа заключается в выработке новых способов решения проблем; при этом в фантазиях и снах пациента обнаруживается сохраняющееся влечение к алкоголю. Эта работа занимает обычно 6–12 месяцев и включает также исследование чувств, внутренних и межличностных конфликтов, коррекцию заблуждения о возможности выпивать «понемногу». Поддерживающая терапия проводится в различных формах: индивидуальной, супружеской, семейной, групповой (группы поддержки, клубы бывших пациентов при лечебных центрах, сообщества анонимных алкоголиков).

Проснешься утром, только лишь

Хлебнешь прокисшего рассолу,

С лица щетину соскоблишь —

И собираешь ранец в школу.

Химический рай

Наркомания – это многолетнее наслаждение смертью.

Франсуа Мориак

Героин и Весна

Ник бормочет в пространство голосом Винни-Пуха, пока пожимает мне руку, снимает наушники и разувается. Он опоздал на 5 минут – засиделся в Интернете. У него потные горячие ладони, мокрые подмышки и носки. Выглядит он моложе своих 25 лет. В табачном киоске у Ника требуют принести паспорт. Он хочет сказать этой сучке, что он ей не мальчик на побегушках, чтобы тратить свое время, пусть вызывает менеджера. Дальше его фантазия не идет.

Два года назад окончил институт, продавал оптом китайские телефоны, несколько месяцев назад оставил эту неинтересную работу. Отчим устроил Ника в банк курьером. На первую зарплату он купил память на 8 ГБ. Хочется купить шестиядерный процессор, но еще больше – велосипед, кататься в наушниках после работы и по выходным. Он провел три недели в улете, слушая в наушниках электронную музыку, пока не испугался своего состояния.

Брат матери пьет запоями, и она боится за Ника. Мать приехала к нему в квартиру, которая досталась ему от бабки. Он просматривал сайты барыг, нариков и психоделиков. Она схватила сковородку, угрожая разбить его комп, так как он сидит за шторами, не отличая зимы от лета. Она требует, чтобы Ник дал ей возможность контролировать его Интернет, иначе угрожает подселить к нему отчима.

Как сотрудник солидного банка Ник чувствует себя увереннее, чем когда продавал китайские телефоны. Он ходит в тренажерный зал, чтобы сделать красивую фигуру. В девятом классе он влюбился в девушку из параллельного класса, но она обозвала его жирнягой. Неделю он не выходил из дома, практически ничего не ел. Потом у него было две девушки, которые относились к нему потребительски. Как его мама к мужьям. Его отец женился на женщине, которая не меркантильна, как его мать и отчим. Отцу теперь вроде бы хорошо.

Недавно Ник познакомился в Интернете с девочкой из Харькова, при встрече она оказалась некрасивой. У нее в семье постоянные скандалы. Она прожила у Ника три недели. Весна очень хорошо относится к нему. Но он боится потерять себя в паре. По совету матери он послал Весну.

Девушка из его институтской группы пригласила Ника на свои танцы на шесте, он отказался. Она необычная, как и он. Быть обычным, простым скучно. Обычные обзывают его уродом. Ник думает пойти в бойцовский клуб. Он не дрался в детстве. Ему очень не нравится, когда мать с умилением вспоминает, как он слушался, когда был маленький. Она говорила Нику: не бери с собой нож, отнимут и им же зарежут.

Мы пересиживаем 5 минут. Ник долго вызволяет из-под сиденья кресла наушники, которые положил между нами. Медленно бредет в прихожую. Долго сидит в туалете, тщательно моет руки, выходит, отряхивая их, я показываю на полотенце. После моего напоминания долго расплачивается. В итоге уходит на 10 минут позже положенного.


Мать, которая прислала его ко мне, недовольна, что он не сказал о самом главном. Первую небольшую затяжку Ник сделал по предложению соседа. Все вокруг стало голубым и оранжевым, любое слово вызывало приступ веселья, затем наступило ощущение полного расслабления и спокойствия. Нику очень понравилось ходить по парку обкуренным. Это как во сне, все воспринимается ярче. Ник давно хотел испытать ЛСД, сосед достал ему марку, но Ник пока что боится попробовать.

В течение последнего года настроение периодически стало ухудшаться без видимой причины. Он стал употреблять гашиш, который действовал сильнее, но ненадолго. Его спалил Баграт. Он с соседом-наркодилером, Багратом и еще одним приятелем из соседнего подъезда курили у Ника гашиш, все были обдолбанные, Баграт ржал во весь голос. Тут позвонила мать, а Баграт даже не остановился.

Мать нашла у него и заставила выбросить марки с ЛСД и травку. Первое время он жалел марочки – они были с Буддой, то есть чистые, без добавок. Но лучше завязать, пока не поздно. Мать сходила с ним к приятелям, припугнула полицией, они отпали. Сосед дует раз в неделю и чаще, предложил ему дунуть, Ник отказался.

В день рождения мать повезла его в банк, чтобы положить 100 тысяч на его счет на три года под 10 процентов, срочный, его надо пополнять в год на 70 тысяч. Его так раздражала болтливая менеджер, что он увел мать на улицу. Она дала ему деньги на руки, и он не знает, на что их потратить.

Купил видеокарту в полтора раза лучше старой, но не получил ожидаемого удовольствия. На Горбушке понтовались гаджетами, он не стал покупать себе крутой айфон. Железо и игры больше не радуют. Он мечтал о мотоцикле, но на нем можно попасть под машину в первый же день. Наркоманы живут все же 6–7 лет.

Ему хочется обкуриться. Но вдруг мать узнает и положит в дурку, как грозила. Там заколют нейролептиками. В сети шизофреник рассказывал, как его травили в школе, а потом в психушке было еще хуже, чем в школе. У него грезы, за которые стыдно перед собой, что он хочет быть, как все. Вроде он стал большим начальником в своей фирме, у него крутая тачка и шмотки.

Мать живет с отчимом из-за денег. Он увидел сейчас и свое меркантильное днище. Он не чувствует под ним своей души. Что ему сделать для нее? Он считает главным никому не поддаваться, делать то, что хочется самому. Оправдывает инквизицию – без нее нельзя.

Он часто видит сны, но не запоминает их. Он в них или летает, или его ноги не слушаются. Запомнился один, когда он курил травку и боялся последствий. Он в городе среди больших зданий – в каменных джунглях. На него надвигается смерч. Он бежит от него, надеется, что успеет спрятаться. Почти добежал до двери, прыгнул, и тут его подхватил смерч и унес. Он проснулся от страха и не сразу пришел в себя. Я напоминаю об Антее, которого оторвали от матери-земли. – Выходит, он мамин сынок?


Ник садится, глядя перед собой, после паузы в такой же позе начинает говорить. Утром он вышел покурить на лестничную площадку, там сосед дул какую-то дрянь. Она уже заканчивалась, дыма почти не было. Ник чуть вдохнул и побоялся, что вставит. Он не хочет дуть, его напрягает сталкиваться с этим.

У него новый сдвиг. Мать продала свой старый «Рено» и дала ему 300 тысяч рублей. Он хочет купить на них старый БМВ. В 25 лет стыдно не иметь машины. Противно слушать на работе в обед разговоры о машинах. Мама пообещала купить машину, если он получит права. Таким подкупом она хочет отвлечь его от наркотиков. Он скрывает на работе, что нарик. Но однажды выдал себя, сказав бывшему оперативнику: «Пусти перчика по ноздре». Амфетаминщики еще говорят: «Порох нюхать». Он не уверен, что после того, как получит машину, не продолжит дуть.

Приехала Весна, встретила его с работы наряженная, с ресторанным ужином при свечах. От испуга он уехал на велике. Потом он объяснил ей свое состояние, она не обиделась. В субботу утром он собрался на тренировку, убежал от Весны, которая хотела выйти с ним – ей надо было в соседний магазин за продуктами. Увидел сверстника, которого сосед тоже снабжает дурью. У него крутая Infiniti и спортивный мотоцикл, симпатичная жена, бабы. Отец купил ему диплом и сделал гендиректором своей фирмы. В конце тренировки Ника допекла зависть: почему этот парень может совмещать дурь со всем этим?

Он сходил на сходочку, встретился с тремя ребятами. Там были одни школьники, приставали, хотели купить наркотики. Они уехали – там было неинтересно, холодно, чего стоять, мерзнуть. Поговорил с ребятами, сказал Лехе, что чувствует себя перед ним виноватым, что втянул. Тот возразил, что сам виноват. Решили завязать.

Рассказал ребятам про Весну, они выслушали без интереса. Ни у кого из них нет девушки. Весна пока что говорит, что не собирается замуж. Она наводит порядок в квартире. Когда он курил траву, он поддерживал порядок, чтобы скрыть свой грех. Теперь он лишь моет посуду раз в неделю. Порядок ему нравится, но он не хочет, чтобы кто-то убирал у него, тем более в его присутствии.


Ник в изящных темных очках, светлых джинсах и фирменном светлом пиджачке. Здоровается за руку. У него сухие ладони. Он подарил отцу на день рождения айфон вместо его китайского телефона. Это его первый подарок отцу. Когда Ник продавал китайские телефоны на Горбушке, он зарабатывал больше, чем сейчас, но тратил все на железо. Теперь у него все самое лучшее. Если бы надо было обновить комп, он, возможно, и не купил бы подарок.

Ник разгреб вчера на работе то, что откладывал, составил пару бумажек и сделал пару звонков. Поиграл на компьютере, нашел сайт, с помощью которого попытался синтезировать музыку для кайфа. Его институтский приятель Игорь подсадил его на «металл». Ник не добился, чего хотел, и бросил. Тренировки перестали его увлекать, отнимают много времени. Они нужны, чтобы не толстеть.

Я спрашиваю о Весне. Она уехала, он не скучает, а она каждый день звонит. Назойливая. Ей 20 лет. Она решила перейти на вечернее отделение и работать. Она бухала, он предупредил ее, чтобы не пробовала дурь. Ему на первом курсе предложили травку, он осторожно затянулся, испытал временное беспокойство, и все – не вштырило. А ей на перемене дали, и она сделала пять затяжек – это большая доза. Он согласился на приезд Весны на Новый год. Недоволен собой. Он доверяет Весне, открыто говорит с ней обо всем, кроме их отношений. Ему не хочется с ней, но и без нее пока не хочется. И жалко сделать ей больно.

Сосед-наркодилер подвозит Ника на машине. Он попросил у Ника игровую приставку, Ник не смог ему отказать. Теперь он опасается, что сосед подложит туда героина. Придут менты, знающие от соседа про деньги родителей, и будут шантажировать статьей за распространение наркотиков. Так предупредила Ника мать.

В соседнем подъезде живут еще два парня, с которыми он дул. Сейчас они собираются под лестницей на первом этаже, на котором живет сосед-наркодилер. У Ника нет балкона, он курит на лестничной клетке своего второго этажа. Когда видит внизу бывших приятелей, уходит на лестничную клетку между вторым и третьим этажами.


Через год мы встретились с Ником в клинике. С подачи соседа он попробовал героин – «повелся на обещания сказочных ощущений». Быстро начал увеличивать дозы. Весна обратила внимание на раздражительность, агрессию Ника и обнаружила, что он употребляет героин. Ник обещал ей «завязать», но понял, что сделать этого не может.

При перерыве в употреблении мучительная мышечная и головная боль не давала ему заснуть, все раздражало, все падало из рук. Понял, что увяз, справиться с проблемой не может, из-за чего решил совершить суицид, «чтобы избавить родителей и себя от позора». Оставил предсмертную записку с извинениями и перерезал себе в ванной вены на руках. Весна почуяла неладное, вбежала в ванную, перевязала раны, позвонила матери Ника, и они привезли его в клинику.

В клинике его часто посещали мать и родной отец, а Весна приходила ежедневно. После месячного лечения у Ника заметно улучшилось настроение. Он утверждает, что когда сможет полностью побороть зависимость, то «станет самым счастливым человеком». Собирается жениться и обязательно переехать в другой район, чтобы полностью прервать отношения с соседями. Испытывает стыд за прошлое поведение, переживает за родителей. Полон благодарности им и своей невесте за помощь и поддержку. Мысли о суициде больше не возникают.


Комментарий. У Ника сформировалась химическая зависимость: неутолимое желание вызвать наркотический эффект, переход к более сильному наркотику, рост доз принимаемого наркотика. При попытке бросить употребление наркотических веществ развился абстинентный синдром, в котором помимо вегетативных и соматических нарушений развилось тоскливо-подавленное настроение, чувство одиночества, отчаяния, ощущение собственной слабости при невозможности отказаться от наркотика, суицидные мысли и действия.

Эта история, казалось бы, подкрепляет распространенное представление о том, что химическая зависимость – просто результат употребления психоактивных веществ. Однако героин в этой истории появился неспроста.


Героиновый наркоман бросает тройной вызов:

• садистический вызов отцовской фигуре, в данном случае отчиму («Я плюю на твое отношение ко мне!»);

• нарциссический вызов наркотику как материнскому образу («Теперь я контролирую тебя!»);

• нарциссический вызов смерти («Тебя нет для меня!»), который затем сменяется на мазохистский («Приди!»).

Объединяющий фактор, который предлагают мать и отчим, – материальное благополучие. Дворовая компания использует наркотики для совместного переживания химической эйфории, схожей с чувством семейного счастья. Образец семейного счастья родного отца и близкая по духу девушка стали объединяющим фактором, сделавшим ненужными прежние факторы. Антей встал на твердую почву любви.

Депрессивное расстройство, вызванное веществом

Некоторые препараты (например, алкоголь, наркотики, лекарства для центральной нервной системы, химиотерапевтические препараты, иммунологические и дерматологические средства) могут вызывать депрессивные расстройства настроения, которые сохраняются за пределами ожидаемой продолжительности действия вещества в течение одного месяца. Состояние отмены некоторых веществ может быть относительно затяжным, и поэтому сильные депрессивные симптомы могут сохраняться в течение длительного периода времени после прекращения употребления психоактивных веществ.

Депрессивное расстройство могут вызывать сердечно-сосудистые средства (клонидин, гуанетидин, метилдопа, резерпин), средства против мигрени – триптаны, антипсихотики, антидепрессанты, противосудорожные средства, кортикостероиды, антибиотики, противовирусный препарат эфавирен, интерферон, оральные контрацептивы, средство для прекращения курения варениклин.

Пациенты сообщают о тяжелой семейной истории расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, антиобщественного поведения, о длительной истории стрессовых жизненных событий, чувстве бесполезности, бессоннице или сонливости, мыслях о смерти и попытках самоубийства.

У них нередко обнаруживаются параноидное, демонстративное и антисоциальное расстройство личности, игровая и химическая зависимость. При наркомании депрессии бывают чаще стертые, со скрытыми, очень тяжелыми переживаниями вины, отчуждения и одиночества. Больные выходят из депрессии через наркотическую эйфорию, и на первых этапах наркотизации это снижает суицидный риск. Однако постепенно нарастающие психоорганические и депрессивные расстройства его повышают; особенно высока летальность суицидных действий во время вынужденного лишения наркотика.

Суицидогенными факторами у наркоманов является глубина наркотической психопатизации и абстиненция – переживание невозможности удовлетворить потребность в наркотике. Антисуицидным фактором выступает возможность продолжения наркотизации.

При хроническом опиизме происходит деградация воображения, выхолащивается мышление, снижается способность интуитивно понимать других людей. Особенно злокачественное течение опиомании наблюдается у возбудимых психопатов. Смерть наступает от передозировки, гепатита или суицида.

Снотворные. Абстинентный синдром длится до 5–7 недель, долго сохраняются отсутствие инициативы, аппетита и сна, апатическая депрессия с суицидными мыслями. Половину всех попыток самоубийства составляют острые отравления барбитуратами, и каждый десятый больше не просыпается. Передозировка барбитуратов является одним из широко распространенных способов самоубийства пожилых людей.

Транквилизаторы. В абстиненции отмечаются слабость, апатия, обильные болезненные ощущения. Пациенты ощущают себя тяжелобольными, требуют назначения транквилизатора, отказываются от другой терапии. Они испытывают мрачное раздражение, тоску с мыслями о смерти.

Кокаин. В абстиненции выражены колебания настроения от гипомании до дисфории (мрачной озлобленности), периодически возникает безотчетная тревога. Постепенно больные запускают учебу, прекращают работать, конфликтуют с окружающими. Речь становится односложной, повышаются взрывчатость, злобность, эгоистичность. Больные бездеятельны, грязны, запущены, ведут паразитический образ жизни, продают домашние вещи, не заботятся о детях. Они нередко кончают жизнь самоубийством.

Экстази – общее название группы синтетических клубных наркотиков (MDMA – «Адам», MEDA – «Ева» и др.), которые возбуждают, а со временем разрушают клетки мозга, вырабатывающие серотонин. Психическая зависимость возникает очень быстро, вскоре препарат приходится принимать, чтобы выполнять обычную работу. Длительный прием наркотика приводит к истощению нервной системы, возможна суицидоопасная депрессия.

Галлюциногены (ЛСД, циклодол, астматол, димедрол). В опьянении выражены аффективные колебания, опьяневшего одновременно переполняют разнообразные страстные чувства: неизъяснимый восторг, ужас, ярость, витальная тоска. Собственное Я воспринимается отделившимся от тела и парящим в мистическом экстазе или растворившемся в пространстве и времени. Через несколько месяцев развивается психическая зависимость, через год – физическая. Возможны страх сумасшествия, панические реакции, идеи плохого отношения окружающих к себе, попытки убийства и самоубийства.

Ингалянты. В абстиненции появляются приступы мрачной злобы с импульсивными агрессивными и аутоагрессивными действиями. У многих токсикоманов возникает выраженная психологическая зависимость от подобных аффективных эксцессов. Возможны подавленность, тревожность, недоверчивость, подозрительность, отказ от еды, нарушения сна, грубые реакции протеста. Больные залеживаются в постели, жалуются на тоску, высказывают суицидные мысли.

– Как нам вызвать на дом нарколога? Наш сын чего-то нанюхался и теперь видит чертиков.

– Вам надо вызвать психиатрическую скорую помощь, они отвезут вашего сына в больницу.

– Ну, зачем сразу в больницу?! Он же не очень больших чертиков видит – сантиметров пятнадцать. И всего две штуки…

Маленькие трагедии

Большая книга психологических кризисов

Жестокий роман

О, одиночество, как твой характер крут!

Посверкивая циркулем железным,

Как холодно ты замыкаешь круг,

Не внемля увереньям бесполезным.

Белла Ахмадулина

На столе записка: «Дорогие мама и папа, простите меня за все, что я причинил вам своей жизнью и смертью. Леру не ругайте, во всем виноват я сам. Целую, Эдик». Герой этой драмы – Эдик, молодой симпатичный инженер, лежит, весь опутанный трубками и проводами, в реанимации.

С детства Эдик очень тянулся к маме, а она часто брала его в свою постель. Потом он спал до 12 лет с бабушкой. Она перекармливала внука, сверстники дразнили его «колобком» и не играли с ним. Отец был для мальчика недосягаемым идеалом, вызывал в нем одновременно желание подражать и чувство неполноценности.

Когда Эдик подрос и узнал тайну пола, он долго не мог поверить, что и ОНИ так, а потом стал презирать родителей и отошел от них. Тихо, чинно дружил с умненькими, чистенькими девочками и втайне страстно желал разбитных, бесстыжих, готовых на все.

Эдик влюбился в Леру с первого взгляда лет шесть назад. Она была тогда институтской примадонной. Он прочно занял место ее верного пажа. Через год она подпустила его к себе. Это была его первая женщина, он любил ее больше жизни. Ни для кого не было тайной, что Лера спит с руководителем институтского драматического коллектива, пожилым актером. Эдика это даже заводило.

Он мечтал, как станет известным – таким же, как этот актер или отец Эдика, профессор, кумир семьи. Лера – его законная супруга, этакая светская львица, хотя это только видимость. А на самом деле она нежная, заботливая женушка, которую он в свое время спас от развратной жизни. Но мечты – мечтами, а жизнь эта самая развратная шла по-своему. Вот уже год, как Эдик ждал от Леры ответа: поженятся они или нет. То она говорила: «Нет», то: «Ах, согласная я!»

В день своего 25-летия Эдик пригласил ее к себе, чтобы окончательно выяснить отношения. Войдя, Лера раскинула руки и воскликнула: «Лучший твой подарочек – это я!» Не осталось уголка в комнате, куда бы они ни приложились в самых замысловатых па своего бесконечного любовного болеро. Наутро Эдик так осмелел, что заявил: «Я тебя не отпущу, Лерка. Все. Хватит. Перед Богом и людьми – ты моя Жена». Лера утомленно потянулась: «А-ах… Не ломай кайф, Эд. Это все напоследок было, давай последний разок и попрощаемся». Эдика затрясло, плохо соображая, он заорал на нее: «Потаскуха!» Не меняя позы, Лера обожгла его презрительным взглядом, потом лениво встала, процедила: «Не вздумай звонить, детеныш, понял?» и ушла…


Из истории болезни. В течение месяца после разрыва с возлюбленной пациент переутомлялся в командировке. Пытался забыться в работе, но не мог отвлечься от своих переживаний. Настроение стало безрадостным, нарастало чувство тревоги.

После командировки безуспешно пытался составить отчет о ней, опасался, что подведет сотрудников отдела, оставит их без годовой премии. Не мог сосредоточиться на умственной деятельности, чувствовал, что «поглупел», избегал общения с сотрудниками, чтобы они не заметили его состояния, при попытках завязать с ним разговор требовал, чтобы его оставили в покое.

Отношения с родителями стали неискренними: переживал, что в профессиональном плане он не оправдал их ожиданий. Делал вид, что у него на работе все благополучно, опасался, что отец узнает об истинном положении вещей от своего приятеля, начальника сына. Запрещал себе думать о возлюбленной, повесил над кроватью в своей спальне ее большой фотопортрет в купальнике; имел многочисленные половые связи. Испытывал в это время чувство, что утверждается в собственных глазах и глазах любимой.

За месяц до поступления появилось безразличие ко всему, в том числе и к самой жизни. Считал, что не состоялся ни как профессионал, ни как мужчина. Не видел перспектив, появились мысли о смерти как единственном достойном выходе из сложившейся ситуации. На ноябрьских праздниках позвонил любимой, чтобы услышать ее голос «в последний раз», так как решил расстаться с жизнью. Втайне все же надеялся, что девушка вернется к нему, пусть даже на прежних, унизительных для него условиях. Однако этого не произошло, она разговаривала с ним холодно, формально, была недовольна его звонком.

В ночь с 7-го на 8-е ноября написал родителям предсмертную записку, в которой просил прощения за все неприятности, которые доставил им «своей жизнью и смертью», просил передать любимой пожелания счастья и не обвинять ее в случившемся. Скальпелем нанес себе глубокие порезы в области левой локтевой вены, аккуратно свесил руку в лоточек, ватным тампоном постоянно расширял рану, чтобы усилить кровопотерю. Наутро был обнаружен отцом без сознания, машиной скорой помощи доставлен в больницу.


Психическое состояние. Выражение глаз страдальческое, глаза полуприкрыты, двигательно заторможен. Голос тихий, маломодулированный, ответы односложные. Вял, контакт формальный, безразличен к беседе. Жалуется на тоску, тревогу за будущее, которое представляется мучительным, пустым. Отгоняет эти мысли, старается проводить время в полузабытьи. Свою суицидную попытку оценивает негативно, осуждает себя, так как не подумал о родителях, не ожидал, что они будут так сильно страдать. Одновременно критикует себя за то, что «даже уйти из жизни как мужчина не сумел». Испытывает чувство стыда за свою слабость, несостоятельность, чувство неполноценности. Не верит в успех лечения, предлагает выписать его домой, чтобы освободить место для того, кому можно помочь. Соглашается пройти курс общеукрепляющего лечения с тем, чтобы после него он мог сам справиться со своими проблемами. Вместе с тем признает, что не видит сейчас выхода из сложившейся ситуации. Не отрицает, что в случае неудачи может покончить с собой, при этом оживляется, облегченно вздыхает, улыбается.

Пациент замкнут (более по состоянию на настоящее время, чем по структуре личности). Контакт с ним устанавливается с трудом. Опасения испытуемого в отношении намерений окружающих (и, в частности, исследователя), сомнения в том, какую оценку он получит со стороны, значительно повышают напряженность и некоторую враждебность, а это существенно снижает продуктивность его мышления.

По складу своему пациент сенситивен и инфантилен. Патологических структур в мышлении и восприятии (несмотря на низкий уровень мыслительной продукции) не наблюдается. Настоящее состояние (по совокупности экспериментальных данных и характерологических показателей) следует считать реакцией на продолжительный период стрессовых нагрузок.

Отмечается повышенная утомляемость, порождающая раздражение и частичный отказ от деятельности. В паузах часто возвращается к своей ситуации, обнаруживая больше желание обсуждать значимую для себя тему, чем решать конкретно поставленные задачи. Пытается оправдать неудачные ответы и решения: «Я стал какой-то другой, туповатый, неполноценный, мысли разбегаются». В процессе работы у пациента ослаблено активное внимание, он рассеян, забывчив, быстро устает, но признается в этом с неохотой.

Выявляется высокая сенситивность при восприятии внешних раздражителей и ситуаций, которая объясняется, с одной стороны, художественностью и нестандартностью восприятия и возбудимостью эмоциональной сферы психики, с другой стороны – противоречащей этой нестандартности структурой мышления, вполне конформного, достаточно банального. Такое сочетание само по себе составляет значительную личностную трудность, поскольку эти две тенденции являются разнонаправленными, что служит источником повышенной напряженности. Положение усугубляется завышенной вербальной самооценкой по ряду эмоционально-волевых качеств, по-видимому, относящихся к идеальному «Я». Пациент высказывает желание достичь еще более высоких показателей, но в то же время считает себя неудачником, несчастным. Реальное представление о себе оказывается плохо вербализованным и слабо расчлененным. Описание себя в реальном и желаемом планах затруднено.

Уровень субъективного контроля пациента над собственными достижениями неоднозначен. Испытуемый считает свои действия важным фактором в организации собственной профессиональной деятельности, в складывающихся отношениях в коллективе, тогда как в семейно-личных отношениях большая значимость приписывается позиции и поступкам партнера.

В качестве комплекса желаемых целей у пациента выступает потребность в успехе, в признании, стремление к преодолению преград и сопротивления, к большей самостоятельности в принятии решений и инициативности. Он готов к близким эмоциональным контактам, очень нуждается в них, однако пытается избежать конфликтов и волнений, чтобы уменьшить эмоциональное напряжение, которое плохо переносит. В реальном поведении это проявляется в поиске безопасности и такого положения, в котором его не беспокоили бы никакие требования. Наиболее актуальным болезненным для испытуемого является фрустрированная потребность в семье, нереализованное желание отцовства.

Общение строится избирательно. Наблюдается относительно высокий уровень агрессивности, выражающийся главным образом во внутренних установках, мало затрагивающих формы внешнего поведения. Вышеописанные сочетания психологических тенденций в настоящее время ведут к преобразованию агрессии в аутоагрессию и резко повышают суицидальную готовность испытуемого.


Лере прочли предсмертную записку по телефону. Она хмыкнула и положила трубку. Когда я позвонил ей на работу и официальным тоном пригласил на беседу, она приехала в клинику. Она была не только ослепительно красива, но и на редкость раскована и умна. Посочувствовала бедному Эдичке, но что делать, если чувство прошло? О браке с ним вообще речи не могло быть. Ей нужен большой и сильный мужчина, чтобы она могла чувствовать отеческую ласку и заботу. Эдик же – вечный маменькин сыночек. Эдик пожирал ее глазами и не сразу, видимо, сообразил, какие слова произносят эти желанные губы. Потом с трудом прошептал: «Я пойду».

Всю ночь Эдик не спал, «без мыслей смотрел в потолок», удивляясь своему безразличию. Во время утренней беседы он плакал навзрыд от горя и обиды, долго не мог успокоиться, высказывал суицидные мысли. После раскрытия и отреагирования переживаний горя, обиды, разделенных врачом, успокоился. Заявил, что считает бывшую возлюбленную недостаточно чуткой, так как она никогда не могла и не хотела поддержать его: «Это всегда была игра в одни ворота».

Вскоре почувствовал расположение к молодой сотруднице, которая часто навещала его в больнице, высказывал сожаление, что раньше не замечал, «какой она хороший товарищ». В то же время сохранялась эмоционально-сексуальная зависимость от бывшей подруги. Эдик постепенно окреп, включился в работу кризисной группы. В групповых дискуссиях раскрывался неохотно, опасаясь испытать чувство несостоятельности. Был больше ориентирован на мнение руководителя группы. В то же время охотно принимал участие в ролевых играх, критически отнесся к выявившимся у него неадаптивным установкам в социально-престижной и интимно-личной сферах. Была выработана мотивация к проведению амбулаторной групповой терапии, принимал активное участие в работе Клуба бывших пациентов при стационаре, подготовил вечер отдыха.


Катамнез: 6 лет. После выписки из стационара пациент в течение года посещал посткризисную группу. Некоторое время продолжал встречаться с сотрудницей, под ее влиянием научился кататься на горных лыжах, увлекся этим видом спорта, окреп, приобрел новых друзей. Относительно легко пережил замужество своей бывшей возлюбленной, сам вскоре женился на женщине, с которой занимался в посткризисной группе, имеет от этого брака дочь трех лет. С женой отношения сложные, тяготился ее лидерством, обижался на ее категоричность, недостаточную нежность.

За год до катамнестического обследования пациент полюбил другую женщину, оформил развод и создал новую семью, где чувствует, по его словам, себя «не мальчиком, но мужем». Отношения с первой женой и дочерью сохранил, старается помогать им материально. С этой целью оставил работу над кандидатской диссертацией, перешел из НИИ в фирму, где нашлось применение его способностям в области технического дизайна. Очень увлечен этой работой, продолжает кататься на горных лыжах, вполне удовлетворен своей профессиональной и семейной жизнью.


Анализ наблюдения. На формирование личности пациента наложило отпечаток изнеживающее воспитание, изоляция от сверстников, их насмешки, ориентация на недосягаемый для мальчика идеал отца – «супермена».

Пациент отличается выраженной сенситивностью, повышенной привязчивостью, обостренной реакцией на отношение к себе, у него отмечается стремление подражать отцу; переживание неудач сопровождается актуализацией чувства неполноценности.

Суицидный эпизод возник на фоне длительной психотравмирующей ситуации в ведущих для пациента жизненных сферах: семейно-личной и профессионально-престижной. Важную роль в дезадаптации сыграла неоднократная смена надежды и отчаяния в отношении брачных планов. Дополнительным декомпенсирующим фактором послужило переутомление, окончательно ослабившее защитные психологические механизмы. Суицидная попытка была предпринята на фоне выраженного падения энергетических ресурсов личности. Был избран тяжелый, тщательно подготовленный способ самоубийства, совершенного в одиночестве, с оставлением предсмертной записки, в которой пациент пытался реабилитировать возлюбленную в глазах своих родителей.

Личностный смысл суицида заключается в самонаказании, имеются также тенденции к протесту и избежанию страданий. Постсуицид суицидально-фиксированный, с сохраняющейся склонностью к самообвинениям, пессимистическим отношением к своим возможностям и своему будущему, что связано с сенситивной акцентуацией личности, а также выраженными астено-депрессивными проявлениями, длительно наблюдавшимися после тяжелого суицида.

Основным методом терапии явилась семейная кризисная психотерапия, проводимая в связи с конфликтом пациента и его возлюбленной, твердо решившей прекратить отношения с ним. Задача терапии вытекала из указанной установки партнерши и заключалась в помощи пациенту в разделении его переживаний горя, обиды, чувства несостоятельности, мобилизации личностной защиты, актуализации связи с ближайшим окружением.

Кроме того, с целью профилактики повторных суицидальных попыток была осуществлена когнитивная перестройка неадаптивных установок в интимно-личной и социально-престижной сфере. При этом был учтен опыт участия пациента в художественной самодеятельности, что позволило использовать методику ролевого тренинга, давшую пациенту возможность испытать чувство собственной компетентности и успешности, важное для повышения самооценки, сниженной в результате кризиса.

В социально-психологической реадаптации пациента сыграли роль несколько факторов. Прежде всего четкое и окончательное разделение с бывшей возлюбленной, которое произошло в процессе кризисной психотерапии, а также поддержка новой подруги; групповая работа, начатая в стационаре и продолженная после выписки в амбулаторных условиях; занятия спортом; расширение круга общения. Все это способствовало тому, что пациент занял более активную, самостоятельную жизненную позицию, повысился его уровень самопринятия, уверенности в своих возможностях.

В то же время в первом браке пациент занял подчиненное положение, которое, по-видимому, вначале устраивало его, а затем стало все больше тяготить. И лишь во втором браке реализовалась потребность (возможно, в подражание отцу) играть лидирующую роль в семье. Стабилизации социально-психологического статуса, очевидно, способствовала также смена профессиональной деятельности на другую, более соответствующую художественным наклонностям пациента.


Комментарий. Почему же так сильно, «насмерть» притянула Эдика Лера?

Она так же, как и его мать, принадлежала мужчине, который годился Эдику в отцы, вызывая у Эдика, как в детстве, зависть, ревность, страх. Первое чувство любви и так напрягает до предела, а тут еще добавился механизм «запретного плода». Эдик как бы нарушал запрет на кровосмешение и бросал вызов сопернику, занимающему место отца.

Интересно, что Эдик на полном серьезе считал, что, предлагая Лере вступить в брак, он спасает ее от беспутной жизни, от разврата, в котором без него она неминуемо погибнет. Другими словами, он боялся вновь испытать к своей любимой такое же презрение, как в свое время к матери. Именно предчувствие этого презрения еще больше обостряло его влечение. Ожил Эдипов комплекс: я спасаю любимую от разврата. Точнее – от отца. Еще точнее: замещаю, устраняю, символически убиваю отца… Но это в прошлом. Сегодня у Эдуарда любимая жена и дочка. Слепой Эдип остался в детстве. Эдик прозрел.

Объединяющим фактором в этой паре был образ манящей и отвергающей Матери. Эдик безуспешно мечтал заменить объединяющий фактор символическим отцом, которого (пожилого актера) они с Лерой уничтожат. Конфликт ожиданий партнеров привел к критическому прекращению отношений.

В дальнейшем объединяющими факторами для Эдика поочередно служили: суицидолог (связь с жизнью), терапевтическая группа (связь с людьми), сотрудница (связь с Хорошей Матерью), первая жена (связь с доминирующей, но верной Матерью), вторая жена – подруга, а также работа по душе.

– Доченька, этот твой поклонник клянется, если ты не выйдешь за него, он покончит с собой.

– Ах, мамочка, до него все говорили то же самое!

– Но, может быть, хоть одного нужно все-таки спасти?

Любовь или любовная зависимость?

1. Что вы чувствуете, когда любимого нет рядом?

А. Продолжаю жить полноценной жизнью.

Б. Острую нехватку рядом любимого, одиночество, боль.

В. Иногда хочется видеть, иногда все равно. Чувства меняются.

2. Как развиваются ваши отношения?

А. Мы оба стремимся навстречу друг другу.

Б. Кто-то все время на нервах. Один ждет, другой избегает. Потом наоборот.

В. Пока никак не развиваются, и я особо не прилагаю усилий.

3. Как любовь сказывается на вашей жизни, работе, учебе?

А. Она меня вдохновляет, многое стало лучше у меня получаться, мне стало больше везти.

Б. Те вещи, что меня радовали, теперь раздражают. Появилась апатия.

В. Ничего не изменилось.

4. Испытываете ли вы ревность по отношению к любимому человеку?

А. Только если в шутку.

Б. Очень ревную. Я не чувствую, что полностью владею всеми его/ее мыслями. А хотелось бы.

В. Немного ревную.

5. Вы можете простить любимого человека?

А. У всех есть свои недостатки, но есть вещи, которые я даже ему (ей) не прощу.

Б. Я могу простить ему (ей) абсолютно все.

В. В зависимости от ситуации. Могу простить, а могу и не простить.

6. Что вы чувствуете, находясь рядом с любимым?

А. Меня переполняет нежное чувство к родному человеку.

Б. Я словно в тумане, мне безумно хорошо, не отпускал(а) бы никогда.

В. Мне просто нравится находиться с этим человеком.

7. Необходимо проверять или доверять, чтобы быть уверенным в своем партнере?

А. Нет, нужно доверять, а не проверять.

Б. Да, лучше проверять и контролировать, чтобы быть на 100 процентов уверенным в партнере.

В. Думаю, что надо действовать, исходя из ситуации.

8. Боитесь ли вы потерять ее (его)?

А. Уверен(а) в его (ее) чувствах.

Б. Боюсь так сильно, что не могу думать ни о чем другом.

В. Лишь изредка переживаю из-за наших отношений.

9. Что, по вашему мнению, человеку нужно для самоутверждения?

А. Увлечение делом. Любимое занятие.

Б. Вторая половина.

В. У меня другие приоритеты.

10. Как вы относитесь к подчинению:

А. Не считаю, что партнеры должны распоряжаться друг другом.

Б. Ничего не имею против, если мною будут командовать, или я буду навязывать ему (ей) свою волю.

В. Допускаю, что у разных пар отношения могут складываться по-разному.

11. Вы стараетесь:

А. Выглядеть таким(ой), какой(ая) вы есть на самом деле.

Б. Выглядеть перед ним (ней) в выгодном свете, быть удобным(ой) в большинстве ситуаций.

В. Не прилагаете к этому особых усилий.

12. Как вы ведете себя в обществе людей противоположного пола?

А. Позволяю себе флиртовать с противоположным полом.

Б. Не общаюсь с людьми противоположного пола, если к этому не обязывает работа или старые связи. Мне нужен только он (она).

В. В моих отношениях с лицами противоположного пола особых изменений не произошло.

13. Вы связываете все свои надежды и мечты исключительно с любимым человеком?

А. У меня есть и другие важные цели.

Б. Да, мое будущее и надежды связаны только с ним. Задача найти любимого – это самая важная цель моей жизни.

В. Пока не задумываюсь об этом слишком серьезно.

14. Есть ли у вас сексуальные проблемы?

А. Меня полностью устраивают мои сексуальные отношения.

Б. Да, у меня есть определенные проблемы.

В. Затрудняюсь ответить.

15. Любовные отношения приносят вам:

А. Радость, спокойствие, уверенность.

Б. Все чаще в последнее время испытываю страдания, душевную тревогу и беспокойство.

В. Могу по собственной инициативе прервать отношения, если найду кого-нибудь другого.

16. Представьте, что вы заранее планировали провести вечер в приятной романтической обстановке, но по вине партнера планы на вечер сорвались. Чем вы займетесь в этот вечер?

А. Сделаю что-нибудь приятное для себя или полезное (приму ванну, накрашу ногти, сделаю маску и т. д.).

Б. Расстроюсь, буду весь вечер сидеть дома и грустить.

В. Схожу куда-нибудь с друзьями.

17. Пытаетесь ли вы в чем-либо изменить характер или свои привычки, для того чтобы подстроиться под любимого человека?

А. Мой характер и привычки не требуют особых изменений, разве что частично.

Б. Да, ради любимого я готов(а) на все.

В. У меня нет особой необходимости подстраиваться под своего партнера.

18. Часто ли у вас возникает чувство, что вы в чем-то не удовлетворяете партнера (партнершу)?

А. Я думаю, что ему хорошо со мной, и наши чувства взаимны.

Б. Меня постоянно мучают сомнения, доволен ли мой партнер, одобряет ли он(а) меня.

В. Я не прилагаю к этому особых усилий.

19. Необходимы ли вам постоянные заверения в любви избранника (избранницы)?

А. Нет, так как я уверен(а) в его чувствах.

Б. Да, так как я сомневаюсь в силе его чувств по отношению ко мне.

В. Я пока не знаю.

20. Как вы ведете себя в ситуации, когда поведение партнера кажется вам недопустимым?

А. Попытки неуважительного отношения не должны остаться незамеченными.

Б. Стараетесь не огорчать ее (его).

В. Дам понять, что если он будет себя плохо вести, то я уйду.

21. Если любимый не отвечает мне взаимностью, значит:

А. Я по-прежнему уверен(а) в себе.

Б. Меня невозможно любить.

В. Я смогу найти другого партнера.

22. Для него я готов(а) абсолютно на все:

А. Это совсем не так.

Б. Да, это действительно так.

В. Вряд ли это так.

23. Вы хотите избавиться от чувства любви?

А. Любовь – это прекрасное чувство! Ни в коем случае!

Б. Чувство любви меня мучает. Хотелось бы его испытывать, но в меньшей степени.

В. Не знаю.


За ответ «А» начисляется 1 балл.

За ответ «Б» – 5 баллов, кроме 7Б, 9Б, 10Б, 14Б – за них по 2 балла.

За ответ «В» баллы не начисляются.

10–23 балла. Вы испытываете сомнения, ваши чувства еще не сформированы до конца. Возможно, это просто влюбленность, которая либо пройдет, либо во что-то перерастет. Вы явно не являетесь рабой любви и можете, ни о чем не беспокоясь, наслаждаться радостями жизни.

23–43 балла. Вы относитесь к тем немногим людям, кто знает, что такое настоящая любовь.

43–50 балла. Большая вероятность того, что ваше чувство переходит в зависимость, и у вас, похоже, могут быть некоторые проблемы в отношениях с партнером. Или они могут появиться в ближайшем будущем. Поэтому будьте настороже. Еще раз тщательно проанализируйте свои взаимоотношения с избранником и подумайте, что можно (и что следует) в них изменить.

51–103 балла. Вы относитесь к тому типу людей, которые любят слишком сильно. Ваше чувство переросло в опасную форму любовной зависимости. Подумайте! Стоит ли быть рабой любви или сделать шаг навстречу себе, обратиться за помощью к специалисту, облегчить страдания и зажить радостной, полноценной жизнью?

Рекомендации романтикам

Прежде всего, вам стоит пересмотреть некоторые мифы.


1. «С любимыми не расставайтесь!», «Я не могу жить без него!», «Он должен удовлетворять все мои желания». Если для выживания вам необходим другой человек, значит, вы на нем паразитируете, используете его в своих целях. А зрелая любовь – это когда два вполне самостоятельных человека выбрали совместную жизнь.

2. «Без любимого жизнь не мила», «Он должен всецело принадлежать мне», «Я не чувствую себя полноценно без него». Ради того, чтобы любимый оказал вам внимание, вы готовы на любые жертвы, вплоть до унижения. Одиночество для вас непереносимо, и вы думаете, что вам не хватает любимого. На самом деле вам не хватает самой (самого) себя.

3. «Любовь – это самопожертвование», «Мне для него ничего не жалко», «Что муж ни сделает, то и хорошо». И наплевав на свои обязанности перед собой и другими, вы сломя голову мчитесь к Нему или Ней, из страха, что, если откажете, то потеряете его. Наверняка партнер будет больше уважать вас, если вы будете вести себя более уверенно и независимо.

Чем богаты

1. Составьте список того, чем вы жертвуете ради своих любовных отношений.

2. Составьте список людей, интересов, занятий и убеждений, которые очень важны для вас. Это поможет вам помнить о себе, о том, что вам дорого, и вам будет гораздо сложнее отказаться от себя и своих интересов ради футбола, или рыбной ловли, или дружеских попоек, или чего-либо иного, во что партнер захочет вас вовлечь.

3. Будьте верны своим мечтам, заполните свою жизнь сами, а не ждите, чтобы ее заполнил партнер, не будьте «эмоциональным хамелеоном». Чем более яркой, разносторонней личностью вы будете, тем меньше вероятность того, что вы принесете себя в жертву любовной зависимости.

Оглянитесь назад. Посмотрите на начало ваших отношений и подумайте: что ушло из вашей жизни за это время? Может быть, вы перестали встречаться с друзьями, забросили свои устремления, когда-то столь важные для вас, и весь мир теперь сосредоточен только вокруг любимого человека? При этом сосредоточенность может быть и гневной, и раздраженной, и ревнивой, и преувеличенно заботливой, главное, что куда-то пропали вы сами: ваши другие привязанности, увлечения, удовольствия.

Посмотрите вперед. Подумайте: к чему ведет ваша любовь в дальней перспективе? Получится ли у вас с предметом любви строить жизнь? Есть ли необходимое взаимопонимание? Если пройдет обожествление и идеализация, сможете ли вы договориться о чем-либо? Совпадают ли ваши представления о финансовых, деловых, бытовых приоритетах? Получится ли у вас перенести все эти тяготы совместного быта? Почаще задумывайтесь об этом, и ваш взгляд станет более трезвым.

Театр семейных действий

Измена!

Неверность как смерть – она не знает нюансов.

Дельфина Жирарден

Федор, 34-летний инженер, за два месяца до поступления в кризисный стационар узнал от жены о ее неверности. Тяжело перенес это известие, трое суток не мог говорить, затем у него развилось заикание, усиливающееся при волнении. В течение последнего месяца жена пыталась оформить развод, но ее останавливали суицидные угрозы мужа, который начал копить лекарственные препараты, чтобы привести свою угрозу в исполнение. По инициативе жены был госпитализирован.

Отец Федора пил, избивал мать, которая развелась с ним, когда мальчику было 15 лет. Федор боялся и ненавидел отца, после его ухода из семьи избегал общения с ним. Был очень привязан к матери. В раннем возрасте испытывал ночные страхи, при волнении заикался; не лечился. Федор всегда отличался неуверенностью, нерешительностью; в то же время был нетерпеливым, раздражительным, склонным к самовзвинчиванию. Обычно избегал конфликтов, молча сносил унижения, не мог за себя постоять в компании подростков.

Сейчас он активно занимается общественной работой, участвует в художественной самодеятельности. Рисует, пишет стихи; круглый год занимается рыбалкой.

Федор 12 лет в браке. С 10-летним сыном строг. Мать Федора с самого начала его брака конфликтует с невесткой, настаивает на разводе. Федор в этом конфликте находится на стороне матери, в то же время во всем уступает жене. Во время ссор она бьет его.


При поступлении в стационар пациент напряжен, со слезами на глазах, заикаясь, рассказывает о своей обиде на жену. Продолжает испытывать чувство привязанности к ней. Хочет сохранить семью, но перестал доверять жене. Отмечает, что его влечение к жене за последнюю неделю резко усилилось, а ее отказы в близости переживает с трудом. Заявляет, что не представляет себе жизни без жены, в случае ее ухода собирается покончить с собой.

Пациент жалуется на чувство тоски, тревоги, особенно по вечерам, головную боль, бессонницу. На высоте переживаний появляется желание отравиться. Антисуицидные факторы – привязанность к близким, нежелание причинять им боль, надежда на сохранение семьи. Фиксирует внимание врача на своем заикании, драматизирует отрицательную роль заикания в исполнении им своих служебных и общественных обязанностей. Опасается, что его речь не восстановится, возлагает ответственность за это на жену.

В первые дни пребывания в отделении испытывал страх расставания с женой и сыном, жаловался на выраженную тревогу по вечерам, мешающую засыпанию. Однажды при засыпании ярко, как при открытых глазах, увидел со спины уходящую в даль жену, ведущую за руку их сына; пытался окликнуть их, но не смог. Проснулся в холодном поту, с сильным сердцебиением, несколько минут не мог говорить, заикание после этого на несколько дней усилилось.


В процессе психологического исследования подчеркнуто доброжелателен, стремится произвести благоприятное впечатление, демонстрирует свои социальные нормы и деловые способности. Ассоциативный процесс равномерен по темпу. Мышление образное, конформное. Выражен эстетический критерий, иногда подчиняющий себе логический. Мышление подвержено дезорганизации под воздействием эмоций. Эмоции сильные, плохо дифференцированные, недостаточно нюансированные, отличаются полярностью. Этому способствуют присущие испытуемому механизмы драматизации переживаний, самовзвинчивания и демонстративности. Пациент склонен к импульсивным поступкам.

Пациент – личность симбиотическая, несамостоятельная, эгоцентричная. Он нуждается в теплых, доверительных отношениях, в эмоциональной поддержке другого человека, привязчив. Самооценка нестабильна, окончательно не сформирована, противоречива, зависит от успехов и неудач в различных сферах деятельности (профессиональной, семейной) или оценки собственных моральных качеств. У пациента выражено стремление подчеркивать тяжесть своих симптомов, он ориентирован на поиск сочувствия со стороны окружающих. Отмечается сочетание черт демонстративного и педантичного типа, обусловливающее легкость возникновения тревожных реакций, и, в частности, страха расставания. Доминирующей в период обследования является потребность в сохранении престижа и самоуважения, носящая преувеличенный и компенсаторный характер.

Уровень притязаний пациента высок. Опасения в том, что его недоброжелательно оценят окружающие, порождают внутреннюю тревогу за стойкость доверительных отношений с партнерами. Все это ведет к ограничению и избирательности контактов. Однако, замыкаясь, пациент чувствует себя одиноким, «брошенным». В этом состоянии он склонен к пассивному созерцанию или – на высоте переживаний – к гетеро- и аутоагрессивным разрядам.

Суицидные мысли у пациента возникают в состоянии «брошенности», «одиночества» по типу мести за то, что его отвергают. Они могут реализоваться, скорее всего, импульсивно. Антисуицидный фактор – привязанность к значимым другим лицам из ближайшего окружения.

В процессе индивидуальной терапии у пациента произошло самораскрытие и отреагирование суицидоопасных переживаний, была актуализирована в качестве антисуицидного фактора привязанность к сыну, подчеркнута возможность сохранения отношений с ним при любом исходе супружеского конфликта.

С матерью пациента был заключен терапевтический договор о ее невмешательстве в личную жизнь сына, она осознала роль конфликта с невесткой в развитии кризисной ситуации. Мать сумела занять нейтральную позицию в семейных отношениях, благодаря чему улучшились ее взаимоотношения с сыном и невесткой.

Приглашенная на беседу жена пациента признала свое решение о разводе недостаточно продуманным, обещала на время стационарного лечения мужа прекратить встречи с любовником. В последующих совместных беседах с пациентом и его женой была достигнута обоюдная договоренность не прибегать к взаимным упрекам, избегать ссор, сосредоточить усилия на поиске взаимовыгодного решения конфликта. Постепенно супружеские взаимоотношения стали более эмпатичными, жена пациента приняла решение сохранить семью, порвать с любовником.

Эти результаты были закреплены на групповых занятиях. В процессе ролевых игр пациент осознал противоречивость своей позиции во взаимоотношениях с окружающими: тенденцию опекать и одновременно избегать ответственности. Была выработана мотивация к продолжению групповой психотерапии в амбулаторных условиях.

В процессе лечения выровнялось настроение пациента, снизилась актуальность психотравмирующих переживаний, он стал увереннее и общительнее, восстановилась речь, наладился сон. Пациент приступил к поиску более интересной для себя работы, возобновил свои занятия рисованием, начал выжигать по дереву. Однако в поведении сохранились черты демонстративности, стремление вызывать сочувствие, потребность в опеке, фиксация на своем состоянии. Отмечались недостаточная готовность самостоятельно принимать ответственные решения, проявлять гибкость и терпение, склонность обвинять других.

После выписки из стационара пациент в течение двух месяцев посещал клуб бывших пациентов, затем на протяжении двух лет еще дважды занимался в терапевтических группах. Когнитивная терапия фокусировалась на следующих неадаптивных установках: я обаятельный, впечатляющий; они чувствительные, восхищающиеся; я могу р