Book: (Не) умереть от разбитого сердца



(Не) умереть от разбитого сердца

Никки Стамп

(Не) умереть от разбитого сердца

© Цейтлина О., перевод на русский язык, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2020

* * *

Введение. Положа руку на сердце

Когда вы в последний раз задумывались, как работает ваш организм? Случалось ли вам спросить себя: интересно, а как воздух попадает в мои легкие? А может быть, вам не дает покоя вопрос, как мозг управляет мышцами, почему это они его слушаются? Часто ли ночью вам мешает заснуть стук собственного сердца, вы лежите и думаете: откуда это сердце знает, когда надо бешено колотиться, а когда – медленно выстукивать? По правде говоря, такие вопросы волнуют нас редко, в основном потому, что у нас нет нужды всем этим интересоваться.

Дело в том, что в организме многое происходит без нашего ведома. Сердце бьется само, без напоминаний, легкие тоже дышат сами по себе и особого понукания не ждут. Кишечник без лишних уговоров переварит то, что вы ему предложите, а когда решите пройтись, мозг тут же прикажет телу взять ноги в руки. Конечно, можно принимать все это как должное. Но давайте задумаемся о том, как потрясающе, как удивительно устроено наше тело, и отдадим ему должное!

С самого детства меня завораживало устройство человеческого организма. Я выросла, стала кардиохирургом, и теперь главный предмет моего восторга – человеческое сердце. В фольклоре и древней медицине сердце представлялось как некая живоносная, волшебная, сокровенная суть человека, и я воспринимаю сердце именно так. Я хочу поделиться с вами своими знаниями о нем, мне хочется вдохновить вас его красотой. Я мечтаю, что вы полюбите сердце, которое то радостно трепещет, то бешено колотится у вас в груди, и будете заботиться о нем изо всех сил. Я счастлива, что могу любоваться человеческим сердцем буквально каждый день, и вижу свою задачу в том, чтобы вы тоже восхищались им и ценили его. Я приглашаю вас поближе познакомиться с этим прекрасным органом и расскажу вам о том, как сердце бьется и каким смыслом наполнен каждый его удар.

По своей сути сердце – это насос. Всего лишь мышечный насос, который нагнетает кровь в сосуды, но за ним – тайна. Сердце устроено как будто бы очень просто, но за этой простотой кроется работа таких сложных механизмов, к пониманию которых мы только подходим. И устройство, и механизм работы сердца изумительно красивы!

Хирургия сердца возникла всего лишь 60 лет назад. До этого наших знаний о сердце было недостаточно, чтобы вскрыть грудную клетку, что-то там починить и затем вернуть все, как было. Еще в 1912 году английский хирург Стивен Пэджет утверждал, что человечество достигло предела своих знаний о сердце и возможностей в области кардиологии. Доктор Пэджет придавал сердцу огромное значение, считал его настолько необходимым для жизнедеятельности органом, что был убежден: мы не можем позволить себе вторгнуться в грудную клетку ни для того, чтобы углубить свои медицинские познания, ни для того, чтобы помочь пациенту – и это вопреки успехам в других областях медицины и хирургии того времени. Как нам известно теперь, доктор Пэджет был не прав: сейчас кардиохирургии по силам совершенно невероятные вещи.

Веками величайшие умы старались понять, что же представляет собой сердце как в анатомическом, так и в духовном плане. Начиная с V века до н. э. анатомы и философы спорили о значении сердца. Аристотель справедливо полагал, что сердце – это средоточие всех токов организма и жизненно важный орган человеческого тела.

Я хочу рассказать вам о тех свойствах сердца, благодаря которым оно так прекрасно, не похоже ни на один другой орган и так безупречно работает. Я объясню, как стресс может спровоцировать болезнь сердца, а одна ночь полноценного сна – вылечить его. Кроме того, мне хочется рассказать вам о нескольких удивительных обладателях сердец, с которыми мне довелось встретиться в своей врачебной практике.

Я не собираюсь поучать и рассказывать, как надо жить, чтобы быть здоровым. Мне лишь хочется заразить вас своей любовью. Я очень надеюсь, что удивительные качества сердца покорят вас так же, как и меня. И я готова спорить, что, увидев, насколько сердце удивительно и прекрасно, вам самим захочется беречь его и каждый день заботиться о его здоровье.

Ваше сердце – это часть вас самих, и оно способно на настоящие подвиги. Сердце бьется у вас в груди, перекачивает кровь по сосудам вашего тела, трепещет, когда вы испытываете страх, помогает вам справляться с физической нагрузкой. Мне хотелось бы передать вам некоторые собственные знания об этом мешочке мускул и показать, как можно любить столь прекрасный орган человеческого тела и беречь его. Я бы хотела, чтобы эта книга не указывала, а вдохновляла, чтобы она помогла вам взглянуть на собственное сердце, полюбить его и заботиться о нем.

Мой путь к сердцу

В детстве я была помешана на устройстве человеческого организма; меня восхищало, как все эти отдельные винтики складываются в такой чудесный механизм! Мне было интересно все, что связано с работой наших органов: как бьется сердце, как дышат легкие, как глаза смотрят на мир и даже как получаются какашки. Нет-нет, не подумайте, я, как и все, зачитывалась «Клубом нянек»[1], но по-настоящему меня интересовало только устройство человеческого тела. Я любила анатомию, читала книги о сердце, органах зрения, костях. Я наизусть знала руководства по первой помощи и была готова броситься их применять.

Когда мне было шесть или семь лет, маме позвонила библиотекарь из нашей начальной школы и сказала, что ее беспокоит, что ребенок читает книжки не по возрасту, хотя мы с мамой решили, что под этим, скорее, надо понимать книги Энид Блайтон[2], а не анатомию. Спустя двадцать с чем-то лет этот мой интерес не пропал, а превратился в профессию. Я – кардиоторакальный хирург, теперь, вместо того чтобы жадно разглядывать картинки в анатомическом атласе, я почти каждый день имею возможность любоваться настоящим сердцем. И я очень благодарна своей профессии за то, что она позволяет мне лечить больные сердца.

Однако в кардиохирургию я пришла не сразу. Сначала я мечтала о работе в музыкальном театре, но мой практичный отец, инженер по профессии, предложил мне или, вернее, настоял на том, чтобы сначала я получила «нормальный» диплом. Я уже совсем было собралась идти учиться бухучету, но прямо перед последним выпускным экзаменом заболела и ненадолго попала в больницу. Там я ясно поняла, что бухгалтерия – не для меня, и я хочу заниматься совсем другим. Побыв в роли пациента, насмотревшись на больничный персонал, увлеченный медициной, красотой и немощью человеческого тела, а также проявляющий практическую заботу о ближнем, я отодвинула мысли о бухгалтерии далеко на задний план.

При этом я была очень невысокого мнения о собственных академических способностях, думала только о сцене и другие профессии почти не рассматривала. Как-то раз отец подошел к моему столу, отодвинул в сторону растущую стопку университетских проспектов и задал мне очень простой вопрос: «Если бы ты могла заняться чем угодно, не думая об оценках и трудных предметах, что бы ты выбрала?» К нашему общему удивлению, ни секунды не раздумывая, я ответила: «Медицину». Где-то во мне продолжал жить мой детский интерес. Я начала хоть и запоздало готовиться к поступлению в медицинский. Это был непростой путь, но я никогда не жалею, что выбрала его.

Сама не осознавая, я всегда хотела стать хирургом. Определенно, свою роль сыграл мой отец-инженер: дома он вечно что-то чинил и мастерил, даже построил настоящую яхту. Прямо у нас в гостиной. В сочетании с маминым необычайным вниманием к деталям и особым подходом к языку и общению из меня получился хирург. Мне всегда нравилось, что работа хирурга реально, ощутимо и немедленно облегчает жизнь пациента: опухоль удалена, на закупоренный сосуд наложен анастомоз, боль прошла – все благодаря скальпелю и искусным рукам хирурга.

Однако в кардиохирургию я никогда не стремилась. Пока студенты-медики готовятся выбрать специализацию, их отправляют поработать в разные отделения, чтобы они приобрели навыки в разных областях медицины и имели представление о как можно большем количестве медицинских специальностей. Мне страшно хотелось стать хирургом-ортопедом или пластическим хирургом. Моя мама страдает тяжелой формой артрита, и в 40 лет ей установили эндопротез тазобедренного сустава. Я мечтала ее вылечить. В «уплату» за практику в костной хирургии мне пришлось согласиться на кардиоторакальное хирургическое отделение, которое меня мало интересовало. Но случилось так, что там я встретилась с сердцем – это была любовь с первого взгляда, и я осталась в кардиохирургии насовсем.

Хотя встреча эта произошла случайно, похоже, что мы с кардиохирургией были давно предназначены друг для друга. Когда мои родители съезжали из нашего семейного дома, мама перебирала детские памятные вещи. Среди прочих вещиц нашлись наши медали (моя и моего брата) за первое место в беге, а также дневник, который я вела в третьем классе. Я о нем совершенно забыла, но интересно, что на страничке, озаглавленной «Когда я вырасту», было написано: «Я хочу быть кардиохирургом и продолжить дело доктора Виктора Чанга»[3]. Что ж, возвышенные мечты для девочки восьми лет.

Я помню, как видела доктора Чанга по телевизору: он рассказывал о том, что создает механическое сердце, рассчитанное на долгую работу, и это должно помочь справиться с недостатком донорских сердец. Это казалось чем-то из области научной фантастики. Я помню Фиону Кут, самую юную австралийку, которая стала реципиентом двух сердечных трансплантатов. Вторая трансплантация понадобилась ей после того, как вирус повредил пересаженное сердце. Другие в моем возрасте мечтали стать балеринами или полицейскими, но меня доктор Чанг вдохновлял гораздо больше, чем самая грациозная балерина и самая прекрасная принцесса. Удивительно, что я совершенно забыла об этих своих детских мечтах, и все же в итоге пришла в кардиохирургию.

Когда во время операции видишь открытое сердце, просто захватывает дух. Грудину рассекают и разводят ранорасширителем – и вот нам открывается жизненно важный орган. Даже после вскрытия грудной клетки и рассечения околосердечной сумки сердце продолжает биться. Когда касаешься бьющегося сердца и чувствуешь, как с каждым сокращением оно гонит кровь по сосудам ко всем жизненно важным органам, кажется, что происходит какое-то волшебство. Хирурги могут остановить сердце на время операции, а после ее окончания оно снова начнет работать. Сердце просто продолжит заниматься своим делом и, как мы надеемся, будет справляться с этим лучше, чем до операции.

Несмотря на свою выносливость, которая меня восхищает, сердце очень хрупко. Каждое сердце имеет свои особенности в пределах нормы – небольшие вариации на тему.

Одна из первых трансплантаций, на которых я присутствовала, проводилась пациентке с редким и очень серьезным врожденным пороком сердца. Это была трансплантация сердечно-легочного комплекса, одна из самых редких операций. Я просто не могу передать ощущение, когда видишь пустую грудную полость… А когда имплантированные донорские органы (удивительный дар одного человека другому) начинают работать, это кажется чем-то из области волшебства или научной фантастики. С тех пор прошло уже двенадцать лет, но я переживаю все так же остро.

Я до сих пор вспоминаю разговор с пациентом, которому провели пересадку легких. Через два дня после операции я увидела его в палате интенсивной терапии и спросила, как он себя чувствует. Он посмотрел на меня и ответил: «Вы просто не представляете, как же хорошо дышать!» В этот момент я почувствовала, что попалась: сердце, легкие, кардиоторакальная хирургия – во все это волшебство я влюблена, и ничто на свете не сравнится с этим. Восторг перед красотой кардиохирургии, а вместе с этим счастье быть допущенной в жизни людей, когда они настолько уязвимы, переживают трудный для них период, но и, как мы надеемся, идут к самой большой своей победе, – вот, что так дорого мне в работе.

Я прошла большой путь от наивного молодого доктора, глядящего на все круглыми глазами, до чуть менее наивного и уже не такого молодого доктора, глядящего на все такими же круглыми глазами. Я продвинулась по службе и уже не стою тихо в уголочке, с замиранием сердца наблюдая за операционным волшебством, и даже не держу ранорасширители во время операции. Всякий хирург сначала долго работает подмастерьем. Но теперь я уже сама стала «слесарем с высшим образованием» (как называл кардиохирургов один из руководителей, наставлявших меня в «ремесле»): чиню поломки в системе кровоснабжения и, как я надеюсь, заодно меняю к лучшему здоровье людей. Случается, что рутина затягивает меня, и я теряю из виду глубинный смысл нашей работы и, лишь отстранившись и задумавшись, снова вижу его во всем величии.

Оперировать на сердце – это большое дело. Если хотите – великое дело. Это одновременно очень круто и невероятно ответственно. Кардиохирург проводит много времени, сшивая сосуды диаметром от одного до двух миллиметров специальным шовным материалом – ниткой, которая гораздо тоньше человеческого волоса. Для того чтобы получить доступ к больному сердечному клапану и «починить» или заменить его, мы делаем разрез на сердце в строго определенном месте. Мы выполняем функцию сантехников: налаживаем правильный кровоток, убирая поломки в трубах. Иногда хирург прижигает сердечную мышцу, чтобы восстановить нормальное проведение электрических импульсов. Это нужно, чтобы ритм сердца был ровным и чтобы оно не билось слишком быстро. Часто во время таких операций мы останавливаем сердце и подключаем пациента к аппарату искусственного кровообращения, который на время операции выполняет работу «отключенных» сердца и легких. За работой этой машины следит перфузиолог – врач (можно сказать, ученый), который контролирует все детали работы аппарата для жизнеобеспечения пациента во время операции.

В операции на сердце участвует множество людей. Помимо операционной бригады, которая включает двух-трех хирургов, двух анестезиологов и двух-трех медсестер, работающих бок о бок в операционной, есть еще другие участники. С того момента, как пациент оказывается в больнице, и до выписки с ним и его семьей работает большая команда врачей, медсестер и специалистов смежного с медициной профиля, помогая ему полностью восстановиться.



Сердце во всей красе

Сердце – прекрасный орган, вдохновляющий и художников, и ученых. Я хочу увлечь вас своей любовью к нему, а для этого необходимо сначала немного рассказать о том, что происходит у нас в груди. Сердце – один из первых органов, который формируется у ребенка в утробе матери. В четыре недели у плода уже имеется четырехкамерное сердце, которое начинает биться. Сердце еще крохотное, размером с желудь, но уже выполняет очень важные функции. По мере того, как плод растет и развивается, сердце тоже увеличивается, структура органа усложняется, и после рождения ребенка его сердце уже способно выполнять свои функции жизненно важного органа. С тех пор, как сердце начало биться, оно никогда не отдыхает и остановится только с нашей смертью.

Сложите руку в кулак. Это приблизительно размер вашего сердца. А теперь вспомните, какого размера оно у плода – правда, ведь удивительно, какой путь оно прошло?!

Сердце человека делится на две половинки, правую и левую. С каждой стороны – по две камеры: предсердие и желудочек. То есть в нашем сердце есть левое и правое предсердия и левый и правый желудочки. Сердце окружено сердечной сумкой, или перикардом, и расположено прямо за грудиной, немного слева от нее. Оно вдается в специальное углубление в левом легком и окружено обоими легкими почти полностью.

Правая половинка сердца выполняет две важных задачи. Правое предсердие получает кровь, которая прошла по всему организму и напитала кислородом все нуждающиеся в нем ткани: кожу, кости, мышцы, кишечник и печень; в этой крови почти не осталось кислорода. Из правого предсердия через трикуспидальный клапан кровь попадает в правый желудочек. Правый желудочек сокращается и выталкивает кровь через легочный клапан по легочной артерии. Это первая из двух задач: из правой половинки сердца кровь поступает в легкие, и здесь пополняет запас кислорода и отдает углекислый газ, который мы затем выдыхаем.

Вторая важная задача правого желудочка – это прокачать кровь, только что обогащенную кислородом, из легких по легочным венам в левое предсердие. Оттуда кровь через митральный клапан поступает в левый желудочек. Левый желудочек – мускулистый парень, это самый мощный отдел сердца. Стенки левого желудочка толще, чем у правого, и когда он сокращается, то выбрасывает кровь через аортальный клапан в аорту со скоростью 2 м/с. Аорта – это главный кровеносный сосуд нашего тела. Через нее кровь разносится по артериям и более мелким сосудам по всему организму, питая все ткани и обеспечивая все наши жизненные процессы, позволяя нам есть, спать, бегать, думать, заводить детей, петь – да все, что угодно!

У сердца есть несколько помощников. Очень важным делом заняты коронарные артерии. Сердце, по сути, это большой мешок из мышечной ткани, а мышцам, чтобы выполнять свою функцию, необходимо питание, особенно кислород и глюкоза. Коронарные артерии густой сетью охватывают все сердце, чтобы напитать драгоценной кровью каждую его клеточку. Назовем три главных коронарных ствола: левая коронарная артерия, от которой отходит левая огибающая ветвь; левая передняя межжелудочковая артерия; правая коронарная артерия. Когда случается закупорка коронарной артерии и прекращается кровоток, происходит инфаркт миокарда.

Еще один важный элемент – это проводящая система сердца; в некотором смысле это то же, что электропроводка в доме. Вы наверняка замечали, что сердце не ждет от нас указаний, когда и как работать. Иначе пришлось бы нам плохо: отвлечешься на секундочку – жди беды! Благодаря проводящей системе сердца электрический сигнал запускает работу разных частей сердечной мышцы в строго определенном порядке и в таком темпе, который в данный момент необходим организму.

Работа сердца восхитительна своей слаженностью и гармоничностью. В каждой половинке сердца кровь из предсердия поступает в желудочек: предсердия сокращаются, перекачивая всю до последней капли кровь в желудочки. Для того чтобы протолкнуть кровь из желудочков в легкие и во все тело, мышечные волокна желудочков сокращаются с такой силой, что ток крови распахивает легочный и аортальный клапаны и кровь выбрасывается через них дальше в сосуды. Причем желудочки не просто сжимаются, но буквально выжимают из себя всю кровь. Мышечные волокна в них расположены спирально, охватывая полость желудочка, таким образом, когда они сокращаются, то выжимают из себя все до последней капли, как при скручивании влажной ткани.

В таких деталях устройства сердца заключено столько мудрости, что я не могу говорить о них без трепета. Даже принимая в расчет тысячелетия эволюции, поразительно, что в итоге нам достался настолько филигранный механизм.

Сердце человека сокращается приблизительно 70 раз в минуту, то есть в день совершает около 100 000 сокращений. В отличие от мышц рук и ног, сердечные мышцы не устают и не нуждаются в отдыхе. Представьте, что вы 100 000 раз за день поднимите гантель – немыслимо! Другие мышцы быстро утомляются, требуют отдыха и болят, если мы даем им дополнительную нагрузку. Но сердце устроено очень мудро: в разных обстоятельствах оно бьется с разной скоростью. При физической нагрузке число сердечных сокращений может доходить до 190 в минуту и более, но когда мы спим – а значит, тело расходует меньше энергии – сердце может замедляться до 40 ударов в минуту. За всю жизнь человека сердце делает до трех миллионов ударов.

Сердце не требует контроля, оно как хороший прибор, который «завел и забыл». Оно не перестает работать, пока в него поступает кровь. Сердцу не нужны приказы от мозга, как и когда ему биться. Мышечные волокна сердца настолько умны и самостоятельны, что продолжают ритмично сокращаться без всяких указаний со стороны; им лишь нужно питание: из крови они получают кислород и такие питательные вещества, как глюкоза и жирные кислоты. При этом все сердечные мышечные волокна работают слаженно и четко.

Функций сердца и механизмов его работы – от общей насосной функции до таких процессов, которые можно увидеть лишь под мощным микроскопом, – множество: от достаточно простых до потрясающе сложных. Но в целом жизненно важный орган настолько совершенен, прекрасно и умно устроен, что им невозможно не восхищаться.

Когда сердце барахлит

Как ни совершенен сердечный механизм, в нем, как и в любом механизме, случаются поломки. Их причины могут быть врожденными, могут происходить в силу генетической предрасположенности, а могут возникать в результате пищевых пристрастий, недостатка физической активности, курения – факторов, нарушающих тонкое равновесие в устройстве сердца.

Наиболее частая проблема – это инфаркт миокарда. Он случается, когда происходит закупорка одной из коронарных артерий. Закупорка может развиваться по мере того, как накапливается реакция сосуда на жиры и сахар в пище, курение; может быть генетически обусловлена; кроме того, среди факторов риска – мужской пол и повышенное артериальное давление.

На стенках коронарных сосудов образуются наросты – атеросклеротические бляшки, которые сужают просвет сосуда. Когда сосуд засорен полностью, обычно тромбом, образовавшимся поверх атеросклеротической бляшки, та часть сердечной мышцы, которую питает эта артерия, или отмирает, или иногда оказывается «оглушенной». Чем дольше перекрыт сосуд, тем тяжелее последствия для сердечной мышцы, при этом насосная функция сердца может серьезно пострадать. Приступ стенокардии, когда суженные коронарные сосуды не могут полноценно питать сердечную мышцу, схож с инфарктом миокарда, но не настолько опасен. Два этих заболевания часто объединяются одним термином – ишемическая болезнь сердца (ИБС). ИБС с преимущественным поражением коронарных сосудов является наиболее частой причиной смерти как для мужчин, так и для женщин в большинстве развитых стран мира, в том числе в Австралии, США и Великобритании.

В этих странах ИБС убивает в три раза больше женщин, чем рак груди, хотя это не так широко известно. Часто женщины считают, что ИБС – это болезнь мужчин, которая, скорее, грозит нашим отцам, братьям и мужьям. По данным Heart Foundation, фонда исследований кардиоваскулярной системы, лишь три из десяти женщин задумываются о том, что ишемическая болезнь сердца может коснуться их лично.

Что еще хуже, более 90 % женщин в Австралии имеют, по крайней мере, один из факторов риска ИБС, а у многих присутствует сразу несколько факторов. Причем обычно это такие риски, которых можно было бы избежать: курение или высокое артериальное давление. Ишемическая болезнь сердца у женщин довольно существенно отличается от мужской формы ИБС. Для женщин характерны совсем другие симптомы: например, утомляемость или одышка при физической нагрузке, которая раньше не вызывала затруднений. Закупорка коронарных артерий у женщин тоже происходит иначе: женские кровеносные сосуды меньше диаметром, и организм женщины защищен эстрогеном, поэтому и болезнь, и симптомы несколько отличаются. Ученые и врачи продолжают искать ответ на вопрос, как разные методы лечения влияют на работу сердца у женщин в сравнении с мужчинами.

Сердечные клапаны имеют специфическое строение, которое позволяет им пропускать ток крови в нужном направлении – в легкие и по всему организму. Нормально функционирующие сердечные клапаны очень красивы: это тонкие, полупрозрачные механизмы, напоминающие по виду парашютики. Через определенное время, после того как кровь проходит через клапан, его створки захлопываются. Кровь не может пройти не в ту сторону, она сталкивается с сопротивлением, как человек, который хочет подняться по движущемуся вниз эскалатору. Если кровь проходит через створки клапана в обратном направлении (это называется регургитация) и остается в сердце, вместо того чтобы направиться дальше по сосудам, это создает для сердца дополнительную нагрузку. Клапан может сузиться, иногда до половины своего нормального размера. Это тоже заставляет сердце делать дополнительное усилие, чтобы протолкнуть кровь по сосудам. Сужение клапана называется стенозом и может объясняться тем, что с возрастом сердечные клапаны стареют и изнашиваются; стеноз может быть вызван заболеванием, таким как ревматическая атака, или инфекцией самого клапана.

Иногда встречаются специфические заболевания, которые поражают именно сердечную мышцу и мышечные волокна. Это называется кардиомиопатия, в переводе с латыни – «заболевание сердечной мышцы». К этой общей точке повреждения сердечной мышцы приводят различные состояния, в том числе вирусная инфекция, инфаркт миокарда или генетическая предрасположенность, и иногда мы не знаем наверняка, что именно. У части пациентов с кардиомиопатией развивается сердечная недостаточность: серьезно нарушается насосная функция сердца, и сердце не справляется со своей задачей обеспечивать кровоток по всему телу, а значит, страдает весь организм. Такие пациенты могут быть настолько ослаблены, что даже самые простые вещи – одеться, дойти до своего рабочего стола – для них просто невыполнимы. Некоторым из них понадобится пересадка сердца.

Существуют врожденные пороки сердца. В случаях, когда нарушается внутриутробное развитие ребенка, младенец может родиться с разнообразными нарушениями в строении сердца, в том числе отверстиями в сердце – дефектами межпредсердной или межжелудочковой перегородки. Иногда дети рождаются с очень сложными пороками сердца, тогда они бывают совсем слабенькими и нуждаются в операции в первые дни жизни. Это наиболее частая форма врожденных пороков развития: один ребенок из 100 рождается с пороком сердца; трети из этих детей необходима, по меньшей мере, одна операция на сердце.

Сегодня мы знаем о сердце столько удивительного… но то, что мы узнаем завтра, может перевернуть сегодняшние представления с ног на голову. И это же можно сказать о любой части нашего тела – мы ведь все время учимся. Еще совсем недавно мы ничего не знали о ДНК, а сегодня свободно упоминаем его в повседневном разговоре и не удивляемся, услышав о ДНК в ток-шоу по телевизору. Так и наши знания о сердце: они постоянно расширяются.

Глава 1. Можно ли умереть от горя?

Рана на теле затянется, но рана на сердце не заживет никогда.

Минеко Ивасаки, японская бизнес-леди, писательница, бывшая гейша

Вспомните, когда ваше сердце было разбито впервые. Может быть, на прошлой неделе, а может быть, много лет назад. Большинству из нас довелось пережить сердечную рану, и многим, к сожалению, – не раз. Эмоциональная травма при потере близкого, будь то первые в жизни разорванные отношения или смерть дорогого человека, всегда очень глубока. Если вы вспомните, какие ощущения испытывали, переживая горе, то окажется, что это было не только эмоциональное потрясение.

Когда сердце ранено горем, случается, что оно болит в буквальном смысле. «Сердцу тесно в груди», «сердце разрывается», иногда люди говорят, что у них «будто нож в сердце». Это ужасное чувство, и когда сердце болит от утраты близкого человека, вы всерьез сомневаетесь, что сможете жить дальше. Родственники и друзья уверяют, что жизнь продолжается, что со временем станет легче и рана на сердце заживет. И сердце действительно, как правило, перестает болеть, хотя вы чувствуете, что оно как бы не совсем в порядке, но вы все же находите силы продолжать жить. Вероятно, вы даже почувствуете, что стали сильнее.

Уже давно ведутся разговоры о том, что сознание человека и его физическое здоровье связаны. Кто-нибудь обязательно скажет вам, что позитивные мысли могут изменить всю вашу жизнь, в том числе поправить здоровье. Говорят, что, настроившись на выздоровление, человек может помочь своему телу победить болезнь. Пациентам с такими болезнями, как рак или сердечные заболевания, мы советуем «бороться», мысленно представляя себе армию крошечных солдатиков, которые отважно шагают в бой. Часто можно услышать доводы, подтверждающие или опровергающие наличие связи между стрессом и такого рода заболеваниями. Горе – это одно из самых сильных переживаний в жизни человека. Когда мы чувствуем, что горе переполняет нас, нам кажется, что сердце вот-вот разорвется и мы умрем. Может ли такое произойти? Можно ли на самом деле умереть от горя?

В 2016 году из жизни ушла актриса Кэрри Фишер. Ее смерть застала врасплох и глубоко опечалила миллионы поклонников «Звездных войн». Через день ее мать, Дебби Рейнольдс, скончалась от инсульта. Говорят, что у Дебби просто не выдержало сердце. Смерть дочери так потрясла ее, что она умерла от горя. Как писали СМИ, после смерти Кэрри Дебби захотела быть вместе со своей дочерью. Такое трагическое утешение нашла для себя мать.

Ловушка для осьминогов

В медицинском смысле синдром смерти от горя действительно существует. Его медицинское название – кардиомиопатия такоцубо, или стрессовая кардиомиопатия. По симптоматике этот синдром напоминает инфаркт миокарда: чувства, которые испытывает человек, приводят к выбросу огромного количества гормонов, под действием которых коронарные артерии спазмируются и их просвет сужается, а значит, ограничивается доступ крови к клеткам сердца, работа которых так важна для всего организма. Когда мышечные сердечные клетки повреждены, сердце не может как следует выполнять свою насосную функцию.

Такоцубо – это название японской ловушки для ловли осьминогов. Она представляет собой глиняный горшок с узким горлышком и широким основанием. Сердце человека с кардиомиопатией такоцубо по форме напоминает такой горшок. Узкое «горлышко» сердца сокращается и функционирует нормально, но «основание» – верхушка левого желудочка – оказывается пораженным, болезненно расширяется и плохо справляется с насосной функцией.

Наука продолжает исследовать причины кардиомиопатии такоцубо, участвующие в болезненных процессах гормоны, а также искать наиболее оптимальные методы лечения. Другое название – стрессовая кардиомиопатия, или «синдром разбитого сердца» – появилось, когда врачи заметили, что синдром часто развивается у женщин после получения каких-либо печальных новостей, обычно о смерти близкого.

Один из самых ранних описанных случаев произошел в высококлассной больнице Массачусетса в начале 1990-х. Женщина жаловалась на классическую боль за грудиной, которую врачи считают симптомом инфаркта миокарда. Пациентке провели исследование коронарных артерий, ожидая увидеть закупорку сосудов, которая спровоцировала инфаркт. Исследование ничего не показало. Однако врачи выяснили, что несколькими часами ранее сын-подросток пациентки покончил жизнь самоубийством. Только годы спустя в кардиологии возник термин «кардиомиопатия такоцубо», и врачи перестали считать, что связь между мыслями и состоянием сердца – это что-то из области досужих домыслов.



Женский синдром?

До 90 % пациентов с синдромом разбитого сердца, или стрессовой кардиомиопатией – это женщины; остальные 10 %, мужчины-пациенты, как правило, бывают «шокированы» не столько вследствие эмоциональной, сколько физической травмы. В некоторых случаях причиной такого шока становится прием амфетаминов, которые, так же как и эмоциональный стресс или физическая травма, провоцируют выброс гормонов, призванных помочь нам сразиться с врагом или спастись бегством (реакция, известная как «бей или беги»). Диагностику осложняет то, что симптомы, с которыми поступают пациенты, очень похожи на типичную клиническую картину инфаркта миокарда.

В феврале 2011 года в новозеландском городе Крайстчерч произошло сильное землетрясение. Это второй по величине город Новой Зеландии с населением около 340 000 человек. Подземный толчок магнитудой 6,3 произошел в начале второй половины дня. Землетрясение унесло жизни 185 человек, принесло с собой большие разрушения, а число госпитализаций пациентов с жалобами на сердце резко подскочило. В течение четырех дней после землетрясения у двадцати одного пациента была диагностирована кардиомиопатия такоцубо, или стрессовая кардиомиопатия. Поясню, что обычно за год мы сталкиваемся с единичными случаями этого синдрома.

Ожидаемо (исходя из приведенной выше статистики) во всех из двадцати одного случая пациентами были женщины. Большинство пациенток в остальном были здоровы, и у большинства из них отсутствовали такие общепризнанные факторы риска для сердечно-сосудистых заболеваний, как курение, диабет или гипертония. Через год после землетрясения все женщины были живы и хорошо себя чувствовали.

Некоторые пациенты становятся жертвой стрессовой кардиомиопатии, но другие, при должном лечении и помощи сердцу, полностью выздоравливают.

Бей или беги

В теле человека с синдромом стрессовой кардиомиопатии вырабатывается огромное количество гормонов, таких как адреналин, норадреналин и дофамин. Адреналин – это гормон, который вырабатывают надпочечники и некоторые нервные клетки других органов. Это он отвечает за то, что ваше сердце начинает бешено колотиться, повышается артериальное давление, усиливается потоотделение, а зрачки расширяются, как будто вы готовитесь к бою, и именно для этого он и нужен: для реакции «бей или беги», которая восходит к тем временам, когда нам нужно было спасаться от саблезубых тигров. Любое пугающее событие или сильное эмоциональное переживание может вызвать выброс адреналина.

До сих пор ведутся медицинские исследования, в которых изучаются тонкости кардиомиопатии такоцубо, но уже сейчас известно, что вероятная причина происходящих процессов связана с гормонами. Мозг испытывает эмоциональный стресс, и наиболее примитивная его часть, гипоталамус, дает команду на старт. Он сообщает гипофизу, надпочечникам и клеткам вегетативной нервной системы, что пора выбрасывать адреналин большими порциями. Под действием адреналина сосуды сердца сжимаются, как будто это они перепугались. Это особенно заметно на сосудах сердца меньшего диаметра, которые сужаются так, что полностью перекрывают приток крови к клеткам сердечной мышцы. А поскольку сужаются все кровеносные сосуды, артериальное давление подскакивает, следовательно, сердцу приходится усиленно сокращаться, а от этого ему становится плохо.

Если провести биопсию ткани сердечной мышцы на сердце человека с кардиомиопатией такоцубо, можно рассмотреть под микроскопом, что происходит с клетками. Сильнейший выброс адреналина и других гормонов стресса повреждает специализированные белки внутри клеток; эти белки выполняют в клетках роль механизмов, позволяющих им сокращаться, что дает возможность сердцу перекачивать кровь. Некоторые исследования показали, что повреждаются различные части мышечных клеток сердца, в том числе митохондрии (это часть клетки, обеспечивающая ее энергией). Мышечные клетки сердца при синдроме такоцубо подвергаются обширным повреждениям, вероятно, вызванным процессами, которые напоминают внутреннюю передозировку адреналина.

Сердце в таких случаях проявляет свои лучшие качества, но при этом оказывается очень уязвимым. Мышечные клетки сердца просто восхитительны! Чтобы сердце могло сокращаться и выполняло свою насосную функцию, мышечным клеткам сердца необходима кровь, которая несет им глюкозу и кислород, обеспечивая их энергией, а также электролиты, такие как кальций, калий и натрий, которые помогают поступлению питательных веществ внутрь клетки и выводу из нее продуктов обмена. Кровь также необходима, чтобы уносить продукты обмена, такие как углекислый газ. Если мышечные клетки сердца получают необходимую энергию, если из них вовремя удаляются продукты обмена, то они, как им и положено, сокращаются и укорачиваются. Если все мышечные клетки сердца исправно кровоснабжаются, то сердце с каждым сокращением перекачивает кровь. Если же происходит сбой в этой системе кровоснабжения, мышечные клетки сердца «уходят на обед». А уж если кровоснабжение нарушается на продолжительный срок, они могут умереть. При достаточно обширном повреждении сердечной мышцы сердце просто потеряет интерес к работе.

Слабый пол?

Традиционно принято считать, что синдром такоцубо больше присущ женщинам, потому что они более эмоциональны. Но все не так однозначно. На самом деле здесь участвуют многие другие клеточные процессы, нейронные сигналы и гормоны, и медицина еще не до конца выяснила механизм синдрома. Важно, например, то, как конкретный организм усваивает жирные кислоты или глюкозу, которые снабжают клетки энергией, позволяющей им выполнять свои функции, такие как перемещение, производство белков или даже рост и деление. У клеток, пораженных при синдроме такоцубо, возможно, нарушается способность эффективно расходовать энергию.

Эстроген защищает сердце, поэтому, когда у женщины в менопаузе количество эстрогена начинает снижаться, сердце и в особенности сосуды сердца могут стать более уязвимыми, причем последние, вероятно, будут чрезмерно реагировать на повреждающие факторы. Возможно, именно это определяет тот факт, что женщины более склонны к синдрому, чем мужчины. Однако мы до сих пор не до конца понимаем, почему у некоторых людей развивается этот синдром, а также – какой уровень стресса спровоцирует начало заболевания.

Сердце, пораженное стрессовой кардиомиопатией, может пострадать очень серьезно. Специализированного лечения не существует. Мы пользуемся средствами, которые широко определяются как «поддерживающая терапия»: лекарственные препараты, которые помогают уменьшить нагрузку на больное сердце; препараты, снижающие влияние гормонов адреналинового типа; сосудорасширяющие препараты, которые несколько облегчают работу сердца. Пациентам, чье здоровье подорвано синдромом сильнее, возможно, понадобятся препараты, которые помогут сокращаться сердцу или поднимут артериальное давление, чтобы обеспечить кровью другие жизненно важные органы. Большинство пациентов полностью и без последствий выздоравливают, когда сердцу удается восстановиться после гормональной бури. Некоторые выздоравливают не полностью, а иногда случается, что отрицательные эмоции наносят сердцу смертельную рану.

Мое сердце не бьется без тебя

Как-то в пятницу мы оперировали мужчину, о котором можно было бы сказать, что он настоящий герой романа. Его жизнь была исключительно интересной. Он остался вдовцом, но в тот момент у него была возлюбленная, женщина удивительной свободы духа. Они познакомились в интернете, когда им обоим было по 70 лет, и это положило начало длительным отношениям. Они даже переехали в один город, чтобы быть вместе. Оба любили жизнь и, очевидно, любили друг друга. Им было хорошо вместе. Они жили такой насыщенной жизнью, что многие тридцатилетние почувствовали бы себя на их фоне угрюмыми отшельниками. Однако мужчина болел, и это ограничивало его активность; женщина волновалась. Несмотря на его протесты и уверения, что он здоров, она поняла, что что-то не так, когда он, вернувшись после своей ежедневной прогулки, с трудом дышал. Она настояла на вызове скорой. (Часто именно женщины настаивают на этом!) У него развился серьезный инфекционный плеврит, и потребовалась операция, чтобы остановить распространение инфекции, расправить легкое и вернуть ему возможность нормально дышать.

Его организм не выдержал. Нагрузка оказалась непосильной для уже хрупкого организма 82-летнего мужчины. Его живость и жизнелюбие, забота о здоровье и даже их чудесная жизнь вместе и взаимная любовь не смогли преодолеть инфекцию и стресс от сложной хирургической операции.

Я никогда не забуду этот вечер. Я помню, как позвонила его гражданской жене Джун, чтобы сообщить трагическую новость. Она тут же приехала в больницу, и я отправилась выполнять самую ненавистную для меня часть работы – рассказывать семье пациента, который не смог выкарабкаться, о том, что произошло, и о том, как мне жаль, что все произошло именно так. Уже темнело и, хотя неделя выдалась долгой, мы вместе с моим ординатором и медсестрой больше часа провели с Джун. Сначала мы просто не хотели оставлять ее одну в ожидании дочери, а затем по другой причине: мы слушали и не могли оторваться.

Джун рассказывала нам об их жизни: как они встретились, какие фильмы любили, о детях от предыдущих браков и о том, как она любила его поддразнивать, потому что он шотландец, а она – англичанка. Она рассказала о блюзовой группе, которую они слушали вместе в местном пабе всего две недели назад, и о том, как их собаки пытались утащить простыни. Я сидела, как прикованная, потому что своим рассказом Джун растрогала мое сердце. Они так любили друг друга и были так полны жизни! Это было так прекрасно, и ее лицо светилось счастьем, которое они друг другу подарили. Она плакала и говорила: «Не могу поверить, что его больше нет! Как я теперь без него?», и я очень сопереживала ей. Я не знаю, что дальше произошло с Джун, но надеюсь, что ее сердце было достаточно сильным и она справилась.

Душевная скорбь

Нередко приходится слышать о супругах, которые умерли с разницей в несколько дней или недель. Дон и Максин Симпсон встретились в 1952 году и вскоре поженились. Они были неразлучны, все делали вместе. Максин умерла в 87 лет, а через четыре часа скончался и Дон. Как будто последний вздох настоящей любви: два сердца не могут биться друг без друга. Это не совсем синдром разбитого сердца, но и это – реакция сердца, которое не хочет больше биться, когда душа скорбит о дорогом человеке.

Романтично, правда? Не кажется ли вам это наивысшим проявлением любви: потеряв любимого, сердце настолько ранено горем, что не может больше биться? Эта тема часто используется в кинематографе, например в фильме «Дневник памяти» (The Notebook – англ.) история о том, как человек в буквальном смысле не может жить без своей второй половинки, превратилась в пронзительный сюжет о любви. Уверена, что именно поэтому, когда мы слышим, что кто-то умер от горя, воспринимаем это не только с грустью, но и с умилением. Возможна ли такая связь между двумя сердцами, что одно не может биться без другого? Много веков назад, еще до того как Леонардо да Винчи сделал свои подробные рисунки анатомии сердца, ученые действительно верили, что сердце – это центр души.

Мне часто приходится в прямом смысле заглядывать в сердце человека, а душу я пока еще не видела ни разу, но в одном я совершенно уверена… Возможно, сердце – это не центр и не исток души или наших чувств, но сердце определенно испытывает на себе их воздействие. Часто мы сильнее всего ощущаем наши чувства в груди. Ноющая боль в груди – когда мы кого-то теряем, «грудь сжимается» – когда мы в тревоге, «легко в груди» – когда мы влюблены или когда испытываем восторг. Если мы прислушаемся к своим ощущениям, то почувствуем, как сердце пускается вскачь в минуты счастья и как тяжело стучит, когда мы напуганы. Иногда наше сердце замирает, когда мы встречаем любовь всей жизни. Эти устоявшиеся выражения обусловлены культурой, но отчасти – это действительно реакции тела на наши чувства.

Вероятно, вам это покажется очевидным, но переживание горя так же тяжело для тела, как и для души. Если вы когда-нибудь теряли близкого, то вам знакома эта черная туча, которая нависает над мыслями и поступками.

Мне приходится видеть переживание горя в различных формах. Иногда горе встречают с силой, стоически. Некоторые люди очень рациональны, других утешает мысль о том, что близкий ушел с миром или встретился с дорогим ему родным человеком. Некоторые просто безутешно плачут. Однажды в меня швырнули стол, когда я сообщила о смерти близкого. Но осуждать я никого не собираюсь: услышать такую новость действительно страшно!

Можно предположить, что исследования феномена смерти от горя начались с семейных рассказов о бабушке и дедушке, которые умерли вслед друг за другом.

Исследователи изучили множество пар в течение большого отрезка времени, чтобы выяснить, что происходит с мужем или женой после смерти второй половинки. Как это принято в научных исследованиях, человек, потерявший партнера, изучался в сравнении с человеком, который не понес такую утрату и приблизительно того же возраста. Так обычно поступают, чтобы исключить искажающие факторы. Исследователям необходимо быть уверенными, что наблюдаемые эффекты являются следствием того, что пациент переживает потерю близкого, а не каких-либо других факторов, актуальных для данной возрастной категории, влияющих на результат.

И вот, что мы видим: независимо от того, за какой группой мы наблюдаем – мужчинами или женщинами, мужьями или женами, или даже родителями, потерявшими детей, существует тенденция, по которой можно предположить, что риск смерти выше после потери близкого человека. Наиболее высокому риску, по-видимому, подвергаются пожилые люди (70 лет и старше), а также те, кто пережил потерю близкого недавно, в течение последних тридцати дней.

Согласно результатам одного исследования, риск инфаркта миокарда в первый день после смерти близкого в 16 раз выше, чем в другое время. Некоторые исследования показывают, что смертность мужчин в течение тридцати дней после смерти жен возрастает в 66 раз. Но чем объяснить такое различие по признаку пола? Возможно, так происходит потому, что мужчина, теряя спутницу, теряет также и единственного человека, с которым он мог делиться переживаниями (в то время как у женщин обычно имеется некоторый круг близких друзей). Это может также объясняться тем, что обычно женщина следит за здоровьем мужчины: после ее смерти становится некому ворчать, чтобы мужчина заботился о своем здоровье.

Исследования показали, что супруги и родители людей, совершивших суицид, подвержены повышенному риску смерти, особенно в результате самоубийства. Эта группа нуждается в особом внимании, и как медики или просто как родственники и друзья мы должны быть готовы сделать все, что в наших силах, чтобы помочь такому человеку. Когда человек теряет близкого, который сам лишил себя жизни, он не только переживает стресс в смысле определенных изменений в работе органов, но и оказывается в беспросветном мраке – его сердце и душа часто не справляются с таким грузом.

Горе и стрессовая реакция организма

Существуют исследования, посвященные реакции организма на горе. Кортизол – этот замечательный стрессовый гормон, вырабатываемый в надпочечниках. Когда вы испытываете стресс, ваш гипоталамус посылает сигналы надпочечникам, чтобы они начинали вырабатывать кортизол, а кортизол мобилизует весь организм, готовя его к сражению. Во-первых, из хранилищ, таких как печень и мышечные клетки, накачивается глюкоза, чтобы обеспечить организм энергией на тот случай, если ему придется спасаться бегством. Кортизол влияет на работу иммунной системы. Отчасти это хорошо, потому что это позволяет организму не сойти с ума под воздействием реакции на стресс, которая иногда сама может вызывать заболевания, так как снижается способность организма противостоять инфекциям.

У людей, потерявших близких, уровень кортизола остается высоким до полугода, то есть полгода организм не может полноценно бороться с инфекциями! Кроме того, кортизол разрушает энергетические запасы и может препятствовать заживлению ран. Поэтому, хотя кортизол является необходимым элементом реакции нашего тела на стресс, если организм слишком долго подстегивает себя этим гормоном, то это может принести нам большой вред.

Когда вы переживаете горе, ваш мозг может лишить вас сна, что сказывается на работе иммунной системы и снижает вашу способность противостоять многим видам заболеваний. Особенно уязвимым в период переживания горя становится сердце: повышается частота сердечных сокращений, артериальное давление, для людей в состоянии горя более характерно нарушение сердечного ритма – все эти факторы обуславливают огромную нагрузку на сердце. Люди, переживающие горе, даже более подвержены образованию тромбов, а значит, и закупорке артерий, особенно коронарных сосудов, поскольку сердце уже может быть нездорово.

Многие реакции нашего тела на угрозы, в том числе стрессовые ситуации, инфекции и травмы, очень важны для нас и вырабатывались эволюцией, чтобы спасаться в критической ситуации. Но эти же процессы могут нанести нам вред, особенно если позволить им развиваться бесконтрольно. Нашему бедному сердцу приходится существовать посреди этого водоворота гормонов, скачков артериального давления, и оно может серьезно пострадать. А если человек уже предрасположен к сердечным заболеваниям – скажем, в силу возраста или пола – и теряет супруга или супругу, то его сердце в самом прямом смысле рискует быть разбито.

Разрыв отношений и разрыв сердца

Вот моя личная история. Я сама чуть не стала жертвой разрыва очень важных для меня отношений. Вы догадываетесь, что я много плакала, говорила, снова плакала и снова говорила с друзьями. Это было ужасное время: я не только потеряла спутника и лучшего друга, но, кроме того, я чувствовала, что потеряла все те счастливые воспоминания, которые нас связывали. Теперь все они были отравлены болью. Я помню, как обсуждала это со своей подругой и говорила ей, что мне так грустно потерять эти прекрасные воспоминания. Наш разговор каким-то образом перешел на то, что если человек, которого ты любишь, умирает, то воспоминания о ваших отношениях не омрачаются. Они остаются такими же счастливыми и прекрасными, какими и были.

Как и у многих в такой ситуации, мое сердце было разбито, и тело было примерно в таком же состоянии. Я не спала; я просто не могла спать. У меня на ноутбуке был постоянно включен сериал «Безумцы» (Mad Men – англ.), чтобы, даже если я задремлю на минуточку, когда проснусь, не быть одной, а оказаться в обществе Дона Дрейпера и его коллег. У меня пропал аппетит, я стала тощей и изможденной. Одежда на мне болталась, волосы безжизненно повисли. Мой организм страдал от недоедания и жил на адреналине. Сердце так ужасно болело, что это лишало меня последних сил.

Пережить расставание, развод, смерть любимого – все эти ситуации очень болезненны для нашего тела и ума. Медицинская наука изобрела способ фотографировать наш мозг с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ). И даже более того, с помощью специальной функциональной МРТ мы можем увидеть наиболее активные области мозга и выяснить, какие части мозга работают с бо́льшей нагрузкой, чем другие. В целом наш мозг не радует разрыв отношений. В одном очень интересном хотя и не щадящем чувств испытуемых исследовании людям, недавно пережившим расставание, показывали фотографии их бывших партнеров. Что же обнаружилось? Области мозга, активизирующиеся при ощущении боли, начинали светиться. То есть, когда вашей любви внезапно приходит конец, вы испытываете настоящую боль.

Все говорят, что сейчас развод не редкость, и все же это одно из неприятных событий, которое может с вами произойти. И не удивительно: при разводе рушатся отношения, вы теряете партнера, но и не только; возможно, вы также лишаетесь детей, собственности, домашних питомцев и даже каких-то дорогих вам вещиц. Разрыв отношений порождает один стресс за другим, а стресс, как мы уже говорили, никому не идет на пользу.

Редко говорится о том, какое влияние оказывает развод на здоровье сердца. У женщин, которым приходится пройти через этот опыт, сердце разбивается в буквальном смысле. Если сравнить состояние мужчин и женщин, переживших развод, мы увидим, что женщины страдают больше. Мужчины чаще и быстрее женятся повторно, что, возможно, поддерживает их эмоциональное и физическое здоровье. Если брак распадается, женщины, как правило, оказываются больше задеты в эмоциональном и финансовом смысле, что добавляет лишней боли, когда и без того несладко.

Однако если говорить о здоровье мужчины после развода, то и здесь снова можно отметить, что оно страдает – вероятно, в отсутствии человека, который бы заботился о здоровом образе жизни. Если вы женщина и вас обвиняют в том, что вы зудите над ухом, возьмите этот довод на вооружение – это для их же блага!

Для женщин в разводе риск инфаркта миокарда в 1,29–1,39 раза выше, чем для женщин в браке. В отношении мужчин показатели схожие: риск инфаркта миокарда в 1,38 раза выше для разведенных. Отличие в том, что, если мужчина снова женится, риск снижается до уровня мужчин, состоящих в непрерывном браке. Отметим, что для женщины риск сердечных заболеваний в случае развода равен риску при наличии таких факторов, как гипертония и курение.

В двух исследованиях рассматривался вопрос о том, что происходит с артериальным давлением, когда человек разводится или думает о разводе. Исследования показали, что артериальное давление у людей с такими проблемами резко подскакивает вверх. Повышенное артериальное давление – это невероятно сильная нагрузка на сердце и сосуды. Для снижения традиционных рисков сердечно-сосудистых заболеваний делается немало: борьба с курением, диеты и так далее. Но развод становится значимым фактором риска, который действительно может разбить вам сердце.

Исследование, проведенное в США на более чем шестнадцати тысячах пациентов, выявило пугающую тенденцию: развод увеличивает риск развития инфаркта миокарда как для мужчин, так и для женщин, однако для женщин риск выше. И вот в чем несправедливость: для женщин, снова вступающих в брак, риск инфаркта миокарда не снижается. Для мужчин риск становится несколько ниже. И еще один вывод, которому не приходится удивляться: чем больше разводов вы пережили, тем хуже для вашего сердца.

Счастливый длительный брак – хороший способ не дать повода сердцу разбиться во всех смыслах. По статистике, замужние женщины больше заботятся о своем здоровье: меньше курят и больше занимаются физическими упражнениями. Если рассматривать все факторы, которые могут влиять на здоровье, например где вы живете, сколько зарабатываете и так далее, статистика развития инфаркта миокарда у замужних и незамужних женщин может быть приблизительно одинаковой, но показатели у замужних женщин в долгосрочной перспективе значительно лучшие. Под «лучшими показателями» я имею в виду, что для замужних женщин вероятность выжить при инфаркте миокарда больше, и для переживших инфаркт качество жизни выше. Однако больше всех выигрывают женатые мужчины – вот кому действительно везет: буквально каждое исследование показывает, что для них качество жизни после инфаркта миокарда существенно выше по сравнению с неженатыми.

Смертью близкого человека или разводом может быть спровоцирован не только инфаркт миокарда. Еще одна возможная проблема – мерцательная аритмия (или фибрилляция предсердий), нарушение ритма сердечной деятельности. Вместо того чтобы сокращаться равномерно и через равные промежутки времени, предсердия начинают фибриллировать – они дрожат и сокращаются некоординированно. Мерцательная аритмия является одним из самых частых нарушений в работе сердца и может повлечь за собой дальнейшие проблемы, в том числе сердечную недостаточность или образование тромбов в раскоординированных участках предсердий, которые могут затем попасть в мозг, препятствуя кровотоку, что повлечет за собой ишемический инсульт.

Риск развития мерцательной аритмии у людей, потерявших возлюбленного, в 1,5 раза выше, чем в среднем по популяции. Это различие ярче прослеживается у более молодых людей, и повышенный риск сохраняется приблизительно в течение года после смерти партнера. Почти так же как и в случае инфаркта миокарда и других причин нарушения здоровья, таких как инфекция или травма, в ответ на стресс организм активирует работу нервной и эндокринной системы (в том числе начинает активно работать симпатическая нервная система и вырабатываться адреналин). Это уже само по себе может привести к мерцательной аритмии.

Разрыв отношений может привести не только к эмоциональным страданиям, но и к фактическому нарушению работы сердца, при этом действуют приблизительно те же стрессовые механизмы, что и в случае смерти супруга. Когда вы слышите: «Понимаешь, дело не в тебе, а во мне…», ваше тело отвечает выбросом гормона кортизола, вызывающего проблемы со сном, повышающего артериальное давление и так далее. К тому же процессы, которые приводят к соматическим нарушениям, по-видимому, не проходят бесследно, и даже когда мы выбираемся из эмоционального кризиса, проблемы со здоровьем до некоторой степени так и остаются с нами. Что, невеселая картина? Может быть, лучше завести котика?..

Итак, от горя действительно можно умереть?

Если коротко, то да. Начиная с токсического эффекта адреналина в острой стрессовой ситуации и кончая физическими симптомами переживания горя, все говорит о том, что сознание и сердце тесно связаны между собой. Однако менее прямолинейный ответ заключается в том, что сердечная рана не обязательно вас убьет, но уж точно не принесет пользы физическому здоровью. Организм старается помочь нам выжить в критической ситуации, запуская поток гормонов и реакций нервной системы, но эти же механизмы могут навредить вашему сердцу, если тело продолжает жить в таком режиме слишком долго. Увы, жизнь устроена так, что избежать тяжелых переживаний нам не удастся. Как же тогда себя защитить?

Можно, конечно, принять решение никого не любить, но разве в таком случае жизнь не потеряет красок? Мы знаем, что в отношениях и браке есть свои плюсы, и не только для здоровья. И правда ведь, жизнь кажется такой прекрасной, когда любишь? В большинстве своем люди готовы идти на риск ради возможного счастья. Итак, тяжелые времена гарантированы в любом случаем, а заботу о своем теле и разуме можно считать страховым вложением в собственное здоровье.

Глава 2. Сердце в состоянии стресса

Самый большой стрессовый фактор – это сама жизнь.

Лили Томлин, писательница, комик, актриса

«Ты себя до инфаркта доведешь!» – так в моем детстве говорила мама отцу, когда он был чем-то расстроен. Отец был взрывным, и к взрывам часто приводили наши с братом проделки. Отец, как мог, демонстрировал нам всю глубину нашей неправоты, а мама вносила свою лепту: подробно рассказывала, как часто папа испытывает стресс на работе и какие безжалостные мы, что и дома «устраиваем ему нервотрепку» – «так мы его до инфаркта доведем!»

Тогда, будучи всезнайкой восьми лет от роду, я ставила под сомнение настолько прямую связь между папиным гипотетическим инфарктом и нашими трюками на спортивных великах. Это казалось слишком уж похожим на мелодраму. Хотя, конечно, мне не хотелось, чтобы папа из-за меня отправился на тот свет. В то время было модно говорить, что нельзя нервировать больного человека: у него «и так здоровье подорвано», «и без того больное сердце», «и без вас голова болит». Все взрослые вокруг меня считали стресс и переутомление таким страшным вредом для здоровья, что я начала думать, что так оно и есть.

Психология стресса

Мы все время от времени испытываем стресс: кто-то чаще, кто-то реже, кто-то переживает его сильнее других. Вспомните, когда вы в последний раз пережили стресс? Может быть, на работе? Может быть, стоя в очереди? Может быть, когда ехали на машине и, опаздывая, «ловили» каждый светофор? Мысленно перенесите эту ситуацию в настоящий момент. Прислушайтесь к своим телесным ощущениям. Обратите внимание, как бьется сердце. Не чувствуете стеснения в грудной клетке? Не начинает болеть голова? А какие чувства вы испытывали в тот момент? Наверняка, именно те, которые мы тоже связываем со стрессом: гнев, паника, страх, потерянность, стыд, другие неприятные ощущения. Хотя все эти переживания породил ваш мозг, они неизбежно влияют на всю вашу личность, на ваше восприятие окружающей действительности и даже на физическое самочувствие.

Когда мне доводится видеть сердце, его владелец находится в глубоком наркозе. Но еще до того, как пациент заснет и начнется операция, его подключают к различным мониторам, которые показывают его сердцебиение, давление и даже работу мозга. В этой ситуации я нахожусь по другую сторону баррикад и могу только представлять себе огромный стресс, который испытывают эти люди, когда их ввозят в операционную, где должно произойти такое важное в их жизни событие.

Я наблюдаю за тем, как меняются показатели сердцебиения и артериального давления у моих пациентов, когда они погружаются в сон, готовясь к операции. Даже если бы они сами ничего не говорили о своих ощущениях, мы видим, кто волнуется больше других. Зеленая линия сердцебиения быстрее бежит по монитору; красная линия давления показывает более высокие цифры. Их разум и сердце взволнованы предстоящей операцией и реагируют соответствующим образом.

Благодаря профессионализму наших анестезиологов, которые медленно погружают пациента в сон, его мозг, а вслед за ним и сердце, успокаиваются. Зеленая линия замедляется, красные показатели артериального давления опускаются до нормального уровня. Сердце пациента облегченно вздыхает. Он снимает груз стресса со своих плеч и передает его в наши руки.

История Барбары

Я вспоминаю одну пациентку, которая особенно волновалась перед операцией. Ее звали Барбара. До какого-то момента за несколько недель до операции она чувствовала себя совершенно нормально. Барбара была одной из тех женщин, которым ну совсем некогда болеть: она ухаживала за больным мужем. После того, как Барбара две недели игнорировала «пустяшную» боль в грудной клетке, она наконец сдалась и отправилась к врачу. Из кабинета врача ее на скорой отправили в больницу – Барбара перенесла инфаркт миокарда, и теперь ее готовили к операции на сердце.

Как правило, наши пациенты, ожидающие операции, подключены к мониторам, которые показывают их сердцебиение и при появлении угрозы подают нам сигнал. Барбара очень нервничала – волновалась из-за операции, мужа, будущего. Вечером накануне операции мы сидели вместе в ее палате, и, пока мы говорили, я краем глаза следила за тем, как ползут вверх показатели частоты сердечных сокращений. Я заметила, что, когда Барбара задавала вопросы о предстоящей операции, она вспотела, а ее голос задрожал. В глазах у Барбары заблестели слезы, и она несколько раз повторила, что ей очень страшно.

По мере того как ее волнение росло, сердце Барбары билось все чаще, а артериальное давление повышалось. Она остановилась, не договорив предложения, и сказала: «Что-то мне нехорошо». Из-за тревоги и эмоционального стресса, вызванного болезнью и предстоящей операцией, ее сердцу пришлось оказаться в ситуации настоящего физического стресса. Мы прервали беседу и предприняли меры для спасения больных сердец: Барбаре дали обезболивающее и препараты для расширения просвета сосудов и замедления сердцебиения. Все эти средства были направлены против опасных проявлений стресса, которому подверглось уязвимое сердце Барбары. Она успокоилась, и вскоре успокоилось и ее сердце.

Мы осторожно завершили разговор, а когда я попрощалась, выходя из палаты, Барбара подскочила ко мне и крепко обняла, со слезами упрашивая, чтобы я «хорошенько о ней позаботилась». Операция Барбары прошла очень удачно, и уже через пять дней она вернулась домой к мужу.

Из-за эмоционального стресса, причины которого легко понять, сердце Барбары подверглось большой нагрузке. Это еще раз показало мне, насколько связаны наши разум и сердце.

Стресс для разума и тела

Когда я испытываю стресс, мои плечи напрягаются и поднимаются вверх. Челюсти сжимаются, я стискиваю зубы. Между бровями ложится морщина, а если стресс длится достаточно долго, то из-за напряжения мимических и жевательных мышц у меня начинается головная боль. Я чувствую стеснение в грудной клетке, как будто что-то сдавливает мне грудину, а дыхание становится поверхностным. Если прислушаться к сердцу, то слышно, что оно бьется быстро и сильно, как будто пытается вытеснить из себя мои негативные эмоции. Когда стресс проходит, я чувствую физическую усталость, я измотана так, как будто пробежала марафон.

Вслушиваясь в свои физические ощущения, вспоминая или непосредственно переживая эмоции, вызванные стрессом, вы убедитесь, что эмоциональный стресс способен не только повлиять на все аспекты физического самочувствия, но и серьезно нарушить их. Еще до того, как медицина признала вредное влияние стрессовых факторов на организм, врачи и медсестры уже понимали, что нельзя утомлять отрицательными переживаниями и без того измученное болезнью тело. Тогда за этим пониманием еще не было доводов или они были недостаточно точны, но уже вполне определенно сформировалось ощущение, что человека, только что пережившего сердечный приступ, беспокоить не следует. Людям, которые перенесли инфаркт миокарда, прописывали постельный режим, а их родственники обсуждали между собой все мировые проблемы и состояние больного исключительно шепотом, чтобы, не дай бог, не потревожить выздоравливающее сердце.

Долгое время считалось, что к развитию ишемической болезни сердца более склонны определенные типы личности. Еще в 1930-е годы врачи и исследователи заметили, что пациенты, которые проходили лечение по поводу психических заболеваний, чаще умирали от ИБС, чем пациенты без психиатрических диагнозов. Эти же выводы повторялись и в других исследованиях, в том числе работах, посвященных депрессии и биполярному расстройству. С тех пор, как были сделаны эти наблюдения, определенные особенности личности стали связывать с развитием ИБС: такие чувства, как гневливость, озлобленность и склонность к отчаянию начали ассоциироваться с более высокими рисками развития инфаркта миокарда и ишемической болезни сердца.

C 30-х годов XX века стресс изучают как какого-нибудь зловредного зверька, который то и дело нападает на человека и причиняет ему вред. Хронический стресс, когда бы он ни настиг вас – в детстве или во взрослом возрасте, многократно (до 60 %) увеличивает риск развития ишемической болезни сердца.

Представим, что у нас есть 200 человек всех возможных фигур и размеров, и 100 из них говорят, что жизнь – сплошной мед и стресса они почти не испытывают. В этой группе ишемическая болезнь сердца разовьется у 30–50 человек, а в группе, подверженной стрессу, число заболевших может достигнуть 60.

И туго приходится не только сердцу. В большом исследовании, в котором участвовали тысячи человек, изучалась связь сверхурочной работы с инсультом и инфарктом миокарда, и было обнаружено, что риск развития инсульта выше у людей, которые засиживаются на работе дольше положенного. Стресс может нарушать работу головного мозга, что в свою очередь влечет нарушения в тонко устроенной эндокринной системе и делает нас более уязвимыми к таким заболеваниям, как диабет.

Чем же характеризуется стресс, опасный для нашего здоровья? Например, если с утра вам приходится дожидаться кофе в очереди гостиничного ресторана, это, конечно, неприятно, но вряд ли это стресс такого рода, о котором мы говорим. А вот стресс на работе, одиночество, переживание смерти близкого, стресс, вызванный финансовыми трудностями, – все это действительно может сказаться на нашем физическом здоровье. И, разумеется, подобных горестей и превратностей в жизни всегда предостаточно.

Но если стресс так опасен, значит ли это, что нужно бороться с ним всеми доступными способами? Например, кому-то помогает перекур, кто-то заедает стресс шоколадом, а кто-то пропускает рюмочку-другую. Но, к сожалению, как бы я не хотела заесть стресс ради пользы для своего же сердца, это так не работает. Видите ли, из группы факторов риска какого-то заболевания некоторые факторы вызывают заболевание быстро и последовательно, другие – не так последовательно. Если считать, что болезнь развивается в результате какого-то фактора риска, то можно сказать, что ишемическая болезнь сердца достаточно часто развивается в результате курения. В случае стресса результат не так последователен; мы не знаем, насколько сильно наш организм отреагирует на стресс.

К тому же стресс – неотъемлемая часть жизни. Без стресса мы не сможем меняться и развиваться. В каком-то смысле можно сказать, что спортсмены, тренируясь, подвергают стрессу свое тело, чтобы его натренировать. Если уж говорить честно, я люблю быть в тонусе. Это помогает мне лучше концентрироваться на работе. А большинство из нас привыкли к некоторому постоянному уровню стресса: чуть только он ослабнет – мы тут же расклеиваемся и начинаем лениться; но если стресса слишком много, мы физически или эмоционально просто не способны выполнить то, что от нас требуется.

В правильных дозах стресс может быть полезен. Если мы легко идем по жизни, не встречая никаких преград, мы не сможем выработать в себе важных механизмов, например стойкости, которая поможет нам переживать тяжелые времена (а их вряд ли удастся избежать). Нам необходимо найти баланс между слишком низким уровнем стресса, не позволяющим нам выработать нужные психологические механизмы, и слишком высоким уровнем стресса, который просто может нас раздавить.

Операция на сердце – дело не из простых, самый настоящий повод для стресса. И это я говорю о нас, медиках, а каково приходится пациентам?! На мое счастье, я, видимо, переношу стресс лучше других. Однажды я проводила благотворительное мероприятие, и организаторы беспокоились, что я, не имея опыта, начну нервничать, когда придет время говорить на публику. Помню, я со смехом ответила: «Не думаю, что буду сильно волноваться – в конце концов, если я ошибусь, никто ведь не умрет!» Все засмеялись, а я лишь хотела сказать, что стрессовая ситуация не так пугает меня, как других, особенно когда я мысленно сравниваю такого рода стресс со своей каждодневной работой. Для того чтобы работать в моей сфере важно быть относительно устойчивым к стрессу. В руках врача порой в буквальном смысле находится человеческая жизнь, и нести эту ответственность непросто. В такие минуты я очень благодарна пациентам за их доверие.

Хотя я справляюсь со стрессом относительно неплохо, у меня тоже случаются спады в работоспособности. Я помню одну особенно тяжелую рабочую неделю. Она началась со смерти пациента. Пациент находился в тяжелом состоянии, и трудно было ожидать, что он проживет долго, и все же его смерть меня подкосила. Остаток недели не принес облегчения. Я оперировала несколько самых тяжелых пациентов в своей практике и делала все, что могла для них: старалась, чтобы каждый шов размером с волосинку был наложен с предельной точностью. Несмотря на это у некоторых пациентов возникли осложнения во время операции или в процессе восстановления. Вся неделя была полна волнений, серьезных разговоров с родственниками больных, серьезных обсуждений с коллегами и сверхурочной работой. В конце этой злосчастной недели одному из моих пациентов стало плохо, и его необходимо было обследовать, чтобы понять, помогла ли ему операция. Я хорошо помню, как мне было страшно. Я боялась, что каким-то образом навредила ему и проигрывала в уме каждую секунду работы с ним.

Помню, как, ожидая результатов его обследования утром в воскресенье, подумала: «Нет, эта неделя была чересчур!» И действительно, все события недели и сверхурочная работа исчерпали мои ресурсы, и я начала ощущать отрицательное действие стресса. Я была усталой и раздраженной. Мне не помогали физические упражнения, и тем более не было сил «заняться собой». В голове шумело, я набросилась на сладкое. Я старалась не сдаваться и этим только еще больше истощала себя. К счастью, результаты обследования моего пациента оказались хорошими; его операция была успешной. Он медленно, но верно восстанавливался; я тоже приходила в себя после всех волнений уходящей недели.

Стресс как образ жизни

Стресс чреват неприятными последствиями. Во-первых, под влиянием стресса мы склонны делать то, что вряд ли укрепит наше здоровье. Например, мы лишаем себя физической нагрузки, а вместо этого объедаемся сладким. Во-вторых, стресс наносит здоровью непосредственный вред. По-моему, это очень любопытно: казалось бы, при чем тут сверхурочная работа и инфаркт миокарда?

Итак, начнем с более интересной цепочки последствий. Влияние стресса на организм, как и многое другое, трудно исследовать с помощью настоящего научного эксперимента. Такой эксперимент не только тяжело организовать, но было бы просто неэтично взять группу людей и подвергать их стрессу, пока у участников не разовьется инфаркт миокарда. Поэтому нам остается полагаться на результаты следующих по уровню научной точности методов: исследований на животных или обсервационных исследований. Что такое исследование на животных понятно. Обсервационное исследование – это исследование, которое не предполагает слишком большого вмешательства в жизнь пациентов. Мы наблюдаем за группой людей на предмет какого-то определенного результата (например, инфаркта миокарда), одновременно оценивая, кто из испытуемых находится в стрессе или курит, или носит обувь красного цвета, и затем наблюдаем, происходит ли увеличение (или сокращение) числа случаев заболеваний ишемической болезнью сердца в этих подгруппах. И если мы обнаруживаем, что у людей в красной обуви чаще случается инфаркт миокарда, то делаем вывод, что, вероятно, существует связь между этими двумя фактами, или существует риск, что ношение красной обуви негативно сказывается на здоровье сердечно-сосудистой системы. Такой тип исследований не совершенен, но иногда нам не остается ничего лучшего.

В отношении стресса исследования помогают нам сделать вывод, что существует зависимость между социальным стрессом и нарушением работы сердца. Любопытно, что помимо прочих общих с человеком черт у обезьян и других приматов, как и у нас, существуют социальные нормы и социальные структуры. У обезьян, которые подвергаются социальному стрессу, закупорка коронарных сосудов развивается чаще, чем у тех, которые его не испытывают. Они также склонны накапливать жир на животе из-за активации гормонов стресса, таких как кортизол. Другие гормоны стресса повышают уровень «плохого холестерина» – липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), а также стимулируют воспалительные процессы, что прямо повреждает клетки, выстилающие внутреннюю поверхность кровеносных сосудов, в том числе коронарных.

Если вы находитесь в постоянном стрессе в погоне за результатом, то у вас повышен риск развития метаболического синдрома. Метаболический синдром – это группа заболеваний или симптомов, в том числе следующие: центральное ожирение (избыточное скопление жировой ткани на животе), повышенное артериальное давление, высокий уровень триглицеридов (еще один вид «плохого» холестерина, или жира) в крови и низкий уровень «хорошего» холестерина, который называют липопротеинами высокой плотности (ЛПВП). Метаболический синдром считается прямым предшественником ИБС и инсультов, потому что все эти факторы атакуют организм и создают почву для болезни.

Повышенное артериальное давление непосредственно вредит кровеносным сосудам, сердцу и головному мозгу. Мы говорим «у меня от этого давление повышается», когда имеем в виду, что что-то или кто-то нас раздражает. Но, оказывается, так и происходит на самом деле. Когда вы чем-то раздражены или вам одиноко, или у вас стресс, ваше артериальное давление повышается. Ученые еще не выяснили, ведут ли эти незначительные транзиторные повышения артериального давления к более устойчивой гипертонии. Но можно предположить, что чем больше у вас случается подобных эпизодов, тем выше вероятность развития гипертонии.

Если говорить о восстановлении после инфаркта миокарда, высок риск того, что ваше эмоциональное состояние влияет на процесс восстановления. Ради выздоровления больного сердца лучше не падать духом. Депрессия – частое явление после инфаркта миокарда, при этом приблизительно у 20 % пациентов развивается клиническая депрессия и еще приблизительно у четверти пациентов наблюдаются более мягкие формы депрессии. Риск смерти от ИБС для таких пациентов выше. Клиническая депрессия – не то же самое, что бытовой стресс, но их объединяет тот факт, что, если вы испытываете эмоциональную нагрузку, вашему больному сердцу будет труднее восстанавливаться. Даже постоянный стресс на работе или стресс, связанный с финансами, – помеха для восстановления.

И здесь начинается самое интересное. У двух разных людей организм никогда не отреагирует одинаково. Если мы подвергнем людей одному и тому же стрессу, например сверхурочной работе, одним эта ситуация будет по душе, а другие будут страдать. Легко представить себе двух человек, один из которых успешно выпутывается из трудных обстоятельств, а другой воспринимает ситуацию слишком близко к сердцу (каламбур намеренный) и не может с ней справиться. Помимо разной эмоциональной реакции организм может очень по-разному физически реагировать на стресс. Кто-то и бровью не поведет, а кто-то быстро выдаст реакцию со стороны сердечно-сосудистой системы, а значит, для такого человека высок риск появления проблем со здоровьем, например у него может развиться инфаркт миокарда.

Итак, у двух людей не бывает одинаковой реакции на стресс, а, кроме того, поскольку мы не можем «выдать» пациенту некоторое количество стресса и посмотреть на его реакцию, можно только предполагать, что существуют и другие переменные, которые запутывают ситуацию. Важный фактор здесь – ваша индивидуальная реакция на стресс. Является ли некая данная реакция организма прямым эффектом стресса или того факта, что в борьбе со стрессом вы съели целый пакет пончиков? При хроническом стрессе труднее заниматься физическими упражнениями, а поскольку физическая нагрузка защищает сердце от ИБС, это тоже может сыграть свою роль. Вычленить эти разные аспекты из общей массы причин в такой комплексной проблеме, как инфаркт миокарда, очень непросто.

Стресс и сердце: все начистоту

• Долгосрочный стресс определенно повышает риск развития ИБС.

• Этот повышенный риск лишь отчасти объясняется непосредственным влиянием стресса на работу вашего организма, например посредством гормонов стресса.

• Вероятно, стресс становится причиной болезней сердца двояким образом: он влияет на физиологические процессы в организме, а также сказывается на вашем поведении (вы «заедаете» стресс, курите и уделяете меньше времени физической нагрузке).

• Эмоциональный стресс может привести к тяжелому сердечному заболеванию, если человек уже предрасположен к нему, и может помешать процессу восстановления после инфаркта миокарда.

• Эмоциональная и физиологическая реакция на стресс всегда сугубо индивидуальна.

Откуда берется стресс?

Кажется, что сейчас стресс обычное явление. С кем ни поговори, каждый испытывает стресс. Причем нередко наиболее стрессовые ситуации вполне ожидаемы. Смерть супруга или члена семьи, развод или разрыв отношений, переезд или потеря работы – вот некоторые события из этого ряда, вызывающие глубокое потрясение. Но для многих огромным стрессовым фактором является работа. Сегодня наличие смартфонов приводит к тому, что мы работаем не только сверхурочно, но даже круглосуточно.

Социальные сети имеют некоторые огромные достоинства, но и они могут быть источником стресса, а также помехой в преодолении стресса. Как часто вы засиживаетесь допоздна, переписываясь в соцсетях или пролистывая ленту и сравнивая свою жизнь с жизнью других людей? Мы меньше спим, теряем навыки полноценного общения и больше сравниваем себя с окружающими. Когда вы устали, ваша способность сопротивляться стрессу уже снижена, а если при этом продолжать «сидеть» в соцсетях, будет только хуже.

Спокойствие, только спокойствие! Медитация осознанности, йога и другие способы снять стресс

Уверена, что никого не удивлю, если скажу, что порой в моей жизни очень много стресса. Если пожаловаться на стресс друзьям, те забросают советами: займись йогой, бегом, медитацией, купи боксерскую грушу.

Мне знакомы ощущения, сопутствующие острому стрессу: грудная клетка как будто сдавлена, челюсти напряженно сжаты, страшная головная боль. Но такой стресс, который накапливается в течение долгого времени, бывает труднее распознать. В конце каждого учебного года в медуниверситете мои силы истощались почти предельно. В день окончания сессии я заболевала гриппом. Так мой организм сообщал, что больше он выдерживает напряжения.

Еще один признак накопившегося стресса для меня – это нарушение сна: либо я почти не могу спать, либо сплю слишком много. Но уловить такие сигналы от организма и принять меры достаточно трудно. Иногда это связано с тем, что мы слишком заняты или находимся в отрицании. Я прекрасно умею отрицать собственный стресс. Надо только сказать себе: «И это тоже пройдет»… Но так нарочито игнорировать проблему не очень-то хорошо.

Один из моих любимых способов борьбы со стрессом – это психологическая техника осознанности. Смысл этой практики заключается в присутствии в настоящем моменте и внимательном наблюдении, в том, чтобы научиться «осесть» физически и умственно. Это процесс внимательного осознавания того, что сейчас происходит в вашем теле и вокруг вас, например вы прислушиваетесь к собственному дыханию или звуку машин за окном. Идея еще и в том, что это не просто техника, которую вы можете практиковать, сидя на подушечке для медитации и повторяя мантру, но такой навык, который можно использовать в повседневной жизни. Можно многое научиться делать с вниманием и осознанностью: идти по дороге, есть, работать.

Если говорить о пользе для здоровья, медитация осознанности несет в себе множество эффектов, уменьшающих стресс, что может помочь организму побороть болезнь или даже сдержать ее на подступах. Существуют также программы борьбы со стрессом на основе техники осознанности, которые помогают привести свое тело и разум в стрессоустойчивое состояние. Эта психологическая техника может даже помочь облегчить такие симптомы, как боль. Было проведено несколько исследований, посвященных эффективности использования медитации осознанности при хроническом болевом синдроме или депрессии и тревожности, и большинство исследований показывают, что эта практика определенно дает положительные результаты.

Больному сердцу труднее выздоравливать, если оно подвергается стрессу. А медитация осознанности, похоже, может помочь такому сердцу. Когда пациентов с сердечной недостаточностью (состояние, при котором сердечная мышца слишком слаба, чтобы перекачивать кровь по всему телу) обучили этой технике, они сообщали об уменьшении симптомов тревожности и депрессии. Фактически, симптомы уменьшились настолько, что в течение следующего года у этой группы пациентов было меньше обострений и госпитализаций, чем у пациентов, не обученных технике осознанности. Как и любая другая форма стресса, хроническая болезнь, например сердечная недостаточность, заставляет ваш организм постоянно работать в усиленном режиме, активизируя стрессовые реакции «бей или беги». С помощью медитативной практики осознанности можно снизить количество гормонов и нервных импульсов, которые могут навредить больному сердцу, или вовсе не дать этим реакциям запуститься.

Кроме того, имеет смысл практиковать медитацию осознанности для профилактики ишемической болезни сердца и борьбы с их близкими родственниками: гипертонией и прочими. Эта техника помогает снизить артериальное давление и частоту сердечных сокращений в любом возрасте. Поскольку повышенное артериальное давление и постоянно учащенное сердцебиение заставляют сердце «перенапрягаться», снизить эти два параметра всегда полезно для сердца.

Занятия йогой согласно исследованиям не только помогают расслабиться, но и положительно сказываются на здоровье сердца и легких. Любителям асаны «собака мордой вниз» йога поможет снизить артериальное давление и оптимизировать уровни хорошего (ЛПВП) и плохого (ЛПНП) холестерина. Занятия йогой даже могут помочь сохранить нормальную массу тела. Йога – это уникальная форма упражнений; не только физическая практика йоги, но еще в большей степени ее духовная и умственная составляющие позволяют нам справляться с психологическим стрессом и облегчать состояние тревожности.

Другие виды физических упражнений также очень полезны и помогают вернуть и поддерживать здоровье сердца. Регулярная физическая нагрузка не только нормализует артериальное давление, холестерин и массу тела, но также повышает настроение, поскольку во время тренировки в головном мозге выделяются химические вещества, которые отвечают за ощущение удовольствия. Это явление называют «эйфория бегуна». Тренировки и хорошая физическая форма могут также понизить количество вырабатываемых в нашем теле гормонов стресса, таких как кортизол, а это в свою очередь помогает сократить негативное влияние, которое оказывает на нас кортизол, когда долгое время циркулирует в организме.

Физическая нагрузка – это прекрасный способ оздоровления кровеносных сосудов, а поскольку сердце является центром кровеносной системы и кровоснабжение сердца также зависит от состояния сосудов, очень важно заботиться об их здоровье. Физическая активность удивительным образом улучшает кровообращение. Когда нарушается нормальное движение крови, это повреждает кровеносные сосуды; а когда сосудистая стенка повреждена, в сосудах образуются бляшки, которые растут и приводят к закупорке сосудов. Если этот процесс происходит в сердце, развивается инфаркт миокарда.

Как ни взгляни, любая физическая нагрузка – занимаетесь ли вы йогой или отбиваете асфальт – обеспечивает двойной эффект в борьбе со стрессом. Она отправляет стресс в нокаут и закаляет организм, готовя его к новым схваткам со стрессом и болезнями.

В любом случае к борьбе со стрессом необходимо подходить целостно: хорошо сочетать медитацию осознанности с любой формой физической активности. Стресс сам по себе – это не плохо и не хорошо, но если вы живете в состоянии стресса постоянно, он вредит вашему сердцу и организму в целом. Найдите удобный для вас способ заставить челюсти разжаться и наладить сон – боритесь со стрессом!

Глава 3. Новое сердце. Сердечные импланты и механические сердца

А ты, мой железный друг, хочешь иметь сердце. Если бы ты только знал, как замечательно, что у тебя его нет! Сердце всегда будет вещью очень непрактичной, если только когда-нибудь не изобретут сердце, которое нельзя разбить.

«Волшебник из страны Оз»

Честно признаться, именно сердечная трансплантология окончательно убедила меня в том, что я хочу быть кардиохирургом. Я видела, как пациенты, которые не могли дышать, не могли сами одеться, получали шанс на новую жизнь. Часто, просыпаясь после операции, хотя впереди их еще ждала долгая дорога реабилитации или болезни, они сразу ощущали перемену, им становилось лучше.

История Майкла

Несколько лет назад я встретила пациента по имени Майкл. Его кожа была серая. Этот цвет обычно ассоциируется с очень серьезной болезнью. Майкл изучал в университете финансы, а во время каникул отправился в путешествие по Юго-Восточной Азии – теперь фотографии из этой поездки украшали стену у его больничной кровати. Именно так и должен проводить каникулы студент двадцати одного года. Но вернувшись домой, Майкл почувствовал, что что-то произошло. Он постоянно ощущал усталость, чтобы не заснуть на занятиях ему требовались гигантские усилия. «Простуда или грипп» – решил он, отмахиваясь от своих ощущений. Неделю за неделей, а затем день за днем Майкл чувствовал, что тело его подводит. Ноги отекали, жидкость накапливалась в легких, в животе. Он уже еле вставал с кровати, когда наконец сдался под уговорами матери и обратился к врачу.

Майкл думал, что дело в какой-нибудь тропической лихорадке, которую он подхватил во время своего незабываемого путешествия; и уж чего он никак не предполагал, так это того, что у него отказывает сердце. И что все настолько серьезно. Врач тут же отправил Майкла на скорой помощи к нам в больницу, где его поместили в отделение интенсивной терапии, искололи иголками, истыкали разными трубочками и подключили к куче мониторов, чтобы следить за его жизненными показателями. В вену на шее Майкла рекой вливались лекарства, которые должны были помочь его сердцу качать кровь, а легким – не захлебнуться в скопившейся жидкости. Через паховые артерии к сердцу Майкла подвели крошечный сердечный насос. Но несмотря на самую лучшую терапию, состояние пациента ухудшалось. Именно поэтому я стояла у его кровати и видела перед собой человека совершенно серого цвета.

Сердце Майкла серьезно пострадало. Мы, вероятно, никогда не узнаем, что послужило этому причиной – возможно, вирус, а может быть, нарушение в каком-нибудь малюсеньком сегменте гена. Как бы то ни было, его сердце уже еле справлялось с тем, чтобы обеспечивать кровью другие органы; из-за недостаточного кровоснабжения у Майкла уже начали отказывать почки. Он оказался перед выбором: пойти на риск и ждать донорского сердца или оперироваться, не откладывая, и установить два механических насоса, по одному в каждую половинку сердца, чтобы набраться сил для сердечной трансплантации.

На самом деле Майкл был слишком слаб, чтобы ждать донорского сердца. С каждым часом его кожа становилась все более серой, и в конце концов выход остался только один: чтобы пациент выжил, необходимо было срочно имплантировать в его сердце два насоса. Операция продлилась пять часов и стала тяжелейшим испытанием для организма Майкла. В помощь его больному сердцу были установлены искусственные желудочки сердца – два маленьких механизма, меньше ладони. Блестящие металлические устройства, имплантированные в обе половинки сердца, помогали ему перекачивать кровь, одно – в аорту, а другое – в легочную артерию.

Майкл поправился после операции и стал ждать. Ожидание не всегда было спокойным, случались трудные периоды, когда он сталкивался с проблемами то более, то менее значительными. Как бы то ни было, тревоги всех этих месяцев ожидания в каком-то смысле ушли для Майкла в прошлое, когда у нас появилось донорское сердце. С другой стороны, для него все только начиналось. Теперь, когда Майкл восстанавливался после серьезнейшей операции, его история продолжалась уже не о больном сердце, а о новом чудесном подарке, который он получил.

Трансплантация сердца считалась и до сих пор считается вершиной медицинских возможностей в помощи больному, и она действительно, как ничто другое, требует от нас всех наших знаний и умений. То, что мы можем взять сердце у одного человека и помочь ему начать биться в груди другого – это что-то потрясающее. Это никогда не перестанет изумлять большинство из нас, медиков, которые участвуют в трансплантациях сердца. И я точно знаю, что те люди, которым посчастливилось благодаря такой операции получить второй шанс, так же изумляются этому чуду и испытывают глубокую благодарность.

Майкла я не видела несколько лет, но слышала, что он живет полной и интересной жизнью, которой заслуживает любой молодой человек, а это самый большой подарок, какого только можно пожелать.

Что такое сердечная недостаточность?

Подавляющее большинство пациентов, которым необходима пересадка сердца или установка искусственных желудочков сердца, страдают сердечной недостаточностью. Сердечная недостаточность – это общий термин, который охватывает ряд состояний, связанных с нарушением деятельности сердца, в результате которого оно не может обеспечивать тело кровью.

По оценкам исследователей, около двадцати трех миллионов человек в мире страдают сердечной недостаточностью. С 1989 по 1999 годы этот показатель увеличился в три раза и продолжает расти. Ученые считают, что в течение жизни каждый пятый человек подвергается риску развития сердечной недостаточности. Это огромное число. При этом средняя продолжительность жизни для мужчин с сердечной недостаточностью после постановки диагноза – 2,5 года; для женщин – чуть меньше.

Сердечная недостаточность порой может быть совершенно изнуряющей. Майкл, который был прикован к кровати, подключен к аппаратам и не мог жить без лекарств, – это один из таких крайних примеров. Множество людей с сердечной недостаточностью живут дома, и симптомы болезни очень затрудняют их повседневную жизнь. У пациентов отекают щиколотки, увеличиваясь в несколько раз, поскольку в организме под действием гормонов накапливается лишняя жидкость. Эти гормоны, такие как альдостерон, изо всех сил стараются помочь сердцу, работа которого мало эффективна, поставляя ему больше жидкости.

Сердце в попытке компенсировать низкую эффективность своей работы бьется быстрее. Больное сердце, которое бьется слишком быстро, нуждается в большем объеме кислорода и энергии, но эту энергию оно не всегда может получить. Кровь скапливается в организме, в том числе в брюшной полости, при этом несчастный больной теряет аппетит, а иногда сильно теряет в весе – такое состояние называется кахексией, при нем организм потребляет все свои запасы энергии (жир и мышечную ткань), чтобы выжить.

Более ослабленные пациенты перемещаются из кровати на стул, до ванной и снова в кровать. Им необходима помощь во многих делах, с которыми большинство из нас справляется самостоятельно. Даже сердечная недостаточность в более мягкой форме порой начинает диктовать, что может и чего не может делать страдающий ею человек.

Сердечная недостаточность – это не какая-то одна проблема, но, скорее, конечное звено в целой цепочке заболеваний. Повторяющиеся инфаркты миокарда, вызванные закупоркой коронарных артерий, называют ишемической кардиомиопатией. Слово «ишемическая» означает недостаток кровоснабжения, а «кардиомиопатия» буквально означает «болезнь сердечной мышцы». Сердце покрыто рубцами и не справляется со своими функциями. Поскольку инфаркт миокарда и коронарная недостаточность встречаются все чаще, реальность такова, что все больше и больше людей подвержены риску развития сердечной недостаточности этого типа.

Среди других типов кардиомиопатии – дилатационная кардиомиопатия, при которой сердце дилатирует, растягивается вследствие заболевания сердечной мышцы. Иногда это становится последствием инфекции, например вируса, который поражает сердце. Иногда это заболевание присутствует в семье из-за генов, определяющих наличие патологии в структурных элементах мышечных клеток сердца. Наследственным и характерно присутствующим у членов одной семьи является такой тип сердечной недостаточности, как гипертрофическая кардиомиопатия. При этом заболевании сердечная мышца разрастается до такой степени, что не может больше функционировать, и кровь даже не выходит из сердца. Слово «гипертрофическая» указывает на процесс гипертрофии – болезненного увеличения мышечных клеток.

Поломка может произойти и в клапанах сердца – механизмах, которые обеспечивают движение крови в нужном направлении. Клапан может стенозировать (сужаться) или регургитировать (протекать), а значит, сердцу приходится работать с бо́льшим напряжением, чем это происходит в норме. Клапанные пороки это распространенная причина сердечной недостаточности в развивающихся странах, где все еще достаточно часто встречаются такие заболевания, как острая ревматическая лихорадка. И даже в развитой стране австралийские аборигены и по сей день болеют ревматической лихорадкой, из-за чего у больных нередко развивается сердечная недостаточность, даже у молодых.

Иногда мы не знаем, почему сердце пациента отказывается работать; в таком случае сердечную недостаточность называют «идиопатической» – это и означает, что ее причина неизвестна. Нас, медиков, очень расстраивает, когда мы не можем найти объяснения болезни, но как это должно быть невероятно тяжело для пациента – услышать серьезный диагноз и не знать его причины.

Ученые и врачи разработали препараты, которые помогают пациентам с сердечной недостаточностью лучше себя чувствовать и жить дольше. Одно из первых средств, которое мы используем в лечении сердечной недостаточности, – это диуретики, или мочегонные средства, группа препаратов, которые помогают организму вывести с мочой больше жидкости. Поскольку многие симптомы определяются скоплением избыточной жидкости в легких, в конечностях и в брюшной полости, пациент испытает довольно значительное облегчение, избавившись от лишней жидкости.

Остальные наши препараты, по сути, направлены на то, чтобы уменьшить нагрузку на сердце, а эта нагрузка зачастую во многом определяется чересчур ревностными попытками организма компенсировать болезнь. Мы используем препараты группы бета-блокаторов, которые замедляют частоту сердечных сокращений и, можно сказать, не дают больному сердцу нестись вскачь. Мы также применяем ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента, сокращенно ингибиторы АПФ, которые уменьшают нагрузку на сердце за счет снижения артериального давления и могут также помочь сердцу немного окрепнуть, если у него есть для этого силы.

Множество людей день за днем живут на этих препаратах. Но не всем они приносят значительное облегчение. Если сердце болеет так тяжело, что ему не помогают лекарства, остается единственный выход – заменить его новым сердцем.

Сердце из металла

Бывший вице-президент США Дик Чейни начал курить в 12 лет. Табачный дым он заедал пончиками. Когда в возрасте 37 лет Дик Чейни избирался в Конгресс, у него впервые случился инфаркт миокарда – первый из пяти инфарктов на его жизненном пути. К 2010 году Чейни фактически был инвалидом, страдавшим сердечной недостаточностью на последней стадии. Он получил еще один шанс, когда ему установили «механическое сердце».

Как и Майкл, Чейни жил с сердечным насосом в ожидании донорского сердца. Возможно, в те времена, когда таких потрясающих технологий еще не существовало, ни Чейни, ни Майкл, ни многие из тысяч других пациентов просто не выжили бы. Новые технологии изменили подход к лечению сердечной недостаточности. Искусственный желудочек сердца, который на бытовом языке называют «механическим сердцем», частично, а нередко и полностью берет на себя работу больного сердца.

60-е годы XX века были важной эпохой в кардиохирургии, и в 1966 году доктор Майкл Дебейки провел первую успешную имплантацию человеку искусственного левого желудочка (ИЛЖ). Устройство прослужило пациентке, перенесшей операцию на открытом сердце, десять дней, пока ее сердце полностью не восстановило свою работу. Технологии искусственных желудочков сердца еще предстояло пройти большой и трудный путь в своем развитии, и все же этот метод оставался высоким образцом в лечении сердечной недостаточности. В 1967 году в ЮАР была проведена первая трансплантация сердца, однако в то время такие операции были гораздо более рискованными, чем сегодня, и многие пациенты умирали в следующие дни или недели после операции.

Лишь в середине 2000-х крупное исследование показало, что продолжительность жизни пациентов, страдающих сердечной недостаточностью, в случае имплантации ИЛЖ выше, чем если лечение ограничивается наилучшей лекарственной терапией. После этого популярность искусственных желудочков сердца стала набирать обороты. Во всем мире наиболее авторитетные регулирующие органы, такие как Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в США, одобрили применение этих устройств нового поколения для пациентов, ожидающих пересадку сердца.

Даже за время моей работы кардиохирургом технология искусственных желудочков сердца успела изменить облик сердечной недостаточности. Майкл – яркий тому пример. После имплантации искусственных желудочков сердца он смог отправиться домой, набраться сил и наилучшим образом подготовить свой организм к тому моменту, когда стало доступным донорское сердце. На сегодняшний день приблизительно половина пациентов подходят к трансплантации с механическим сердцем той или иной конструкции.

Когда я только начинала работать в кардиохирургии, искусственные желудочки сердца были громоздкими неуклюжими аппаратами. Приблизительно в 2005 году у первого пациента с имплантированным искусственным левым желудочком, которого я увидела, аппарат ИЛЖ весил 1 кг 150 г. Первые аппараты искусственных желудочков подключались к огромным внешним консолям наподобие тележек для покупок в супермаркете, а это означало, что хотя больное сердце пациента получает помощь сам пациент не может выйти из своей палаты и уж точно вынужден жить не дома, а в больнице. Некоторые механические сердца были не такими надежными, как теперь, и нам приходилось уповать на то, что пациенту посчастливится получить донорское сердце достаточно быстро.

Раньше пациенты в среднем проводили на таком аппарате немногим менее года. Сейчас в больнице, где я работаю, наблюдается пациент, который использует ИЛЖ уже 10 лет и за это время объездил весь мир. Аппараты нового поколения меньше размером и надежнее, чем все предыдущие. Один из самых маленьких одобренных к использованию аппаратов сейчас весит всего лишь 160 граммов. В наше время аппараты механического сердца «ужали» настолько, что они свободно помещаются в ладонь.

Работа искусственных желудочков построена на очень интересной технологии. Устройство обеспечивает постоянный ток крови из сердца – через насос – по всему организму. Насос имплантируется в левый (искусственный левый желудочек, ИЛЖ) или в правый (соответственно ИПЖ) желудочек сердца и подкачивает кровь из сердца в камеру насоса.

В настоящее время используются в основном два типа устройств, и принципы их работы несколько различаются. Первый – это насос по принципу центрифуги: его ротор вращается и центрифугирует кровь вовне из корпуса насоса и направляет ее дальше. Этот тип насоса устроен как аттракцион «центрифуга» в парке развлечений: он позволяет преодолеть гравитацию. Другой тип насоса – это устройство с осевым током крови: кровь продвигается в том же направлении, в котором вращается ротор. Но принцип работы обоих насосов существенно отличается от принципа работы сердца. В обоих механизмах насосы приводятся в действие магнитами: когда через них проходит электрический ток, ротор насоса вращается и перемещает кровь.

Здоровое сердце бьется и сокращается ритмично и толчкообразно. В результате такой работы сердца возникает то, что мы называем пульсом. Если вы сами пощупаете свой пульс, то ощутите кончиками пальцев толчки, и эти толчки соответствуют движениям, которыми сердце продвигает кровь по кровеносной системе. У людей с имплантированным ИЛЖ нет пульса. Совсем. Их кровь продвигается не толчками, а равномерным непрерывным потоком. Наши пациенты с искусственным левым желудочком любят, чтобы на них отрабатывали приемы первой помощи – любопытно ведь посмотреть на лицо человека, который не обнаруживает у тебя пульса.

Блестящий металлический насос продвигает кровь по канюле в аорту (если это ИЛЖ) или в легочную артерию (если это ИПЖ). Сердце взрослого человека, как правило, перекачивает по телу около четырех-пяти литров крови в минуту, и искусственные желудочки дают схожие показатели. Чего нам пока не удается достичь – это научить искусственное сердце распознавать, когда мы подвергаем тело физической нагрузке, а значит, сердцу необходимо увеличить кровоток. Это важная сфера интереса, особенно если мы хотим шире применять такие устройства.

Еще одна плоскость, в которой исследователи продолжают совершенствовать технологию, – это способ питания насоса, поскольку на данный момент питание искусственных желудочков обеспечивается внешними аккумуляторами. Конечно, носителю механического сердца не приходится подключаться к электрической розетке, как какому-нибудь киборгу, но ему необходимо носить с собой в специальной сумочке батареи, подключенные через кабель к насосу. Кабель входит через кожу в брюшную полость и соединяется с искусственным желудочком, обеспечивая его питанием и передавая сигналы от контроллера к насосу и в обратном направлении: он сообщает, что делать устройству, с какой скоростью вращаться насосу, сколько энергии потребляет насос и так далее.

Как правило, для имплантации искусственных желудочков проводится операция на открытом сердце. Это поистине чудесная операция: обычно пациент, которого привозят в операционную, выглядит совершенно больным. Некоторые просто умирают на глазах, другие из последних сил держатся на самых лучших препаратах, которыми мы только можем их обеспечить. Затем вскрывается грудная клетка, к сердцу подшивается насос. Когда механизм начинает работать, сердце почти видимым образом испытывает облегчение, как будто ему, исстрадавшемуся, наконец-то позволили немного передохнуть. Покидая операционную, пациент часто выглядит лучше, чем до операции, поэтому бывает так радостно ощущать свою причастность к этому.

Человек с имплантированным искусственным желудочком сердца может делать что хочет почти без ограничений. Каждый год группа наших пациентов участвует в забеге под названием «На сёрфе по городу». Обычно они проходят четырехкилометровую трассу и, скажу прямо, к финишу приходят непоследними. Они возвращаются к своей работе, водят машину, ездят в отпуск. Жизнь наших сегодняшних пациентов как небо от земли отличается от того, как раньше жили люди, прикованные к кровати тяжелой сердечной недостаточностью.

В большинстве случаев установку искусственного желудочка сердца мы называем «мостом к трансплантации»: механический сердечный насос помогает пациенту благополучно дожить до того момента, когда станет доступным донорское сердце. Реже эта мера используется в качестве конечной целевой терапии. Это означает, что аппарат устанавливается пациенту на всю оставшуюся жизнь до момента его смерти, что совпадает с моментом отключения аппарата. Такие пациенты по той или иной причине не подходят для того, чтобы стать реципиентами донорского сердца.

Вероятно, в будущем искусственные желудочки сердца станут еще более надежными, долговечными и сложно устроенными, чем сейчас. Возможно, следует ожидать, что трансплантация сердца будет полностью вытеснена блестящими искусственными сердцами. Ученые и врачи разных стран работают над усовершенствованием этих механизмов, чтобы однажды настал день, когда людям не придется напряженно дожидаться драгоценного донорского сердца.

Как происходит пересадка сердца

Трансплантация сердца проходит приблизительно так. Пациенту, ожидающему донорский орган, поступает звонок. Часто этого звонка они ждут многие месяцы и даже годы. Пациенту говорят: «У нас есть подходящее для вас донорское сердце. Вам необходимо приехать в больницу».

В то же время этот звонок пациенту означает, что кто-то только что умер, и его родственники приняли очень трудное и мужественное решение пожертвовать органы близкого человека, чтобы кто-то другой получил шанс на жизнь. Как правило, донором сердца становится человек, погибший в результате повреждения головного мозга, например при черепно-мозговой травме или разрыве кровеносного сосуда. У таких пациентов происходит то, что мы называем «смертью головного мозга», то есть их мозг перестает работать и посылать сигналы остальным органам тела. Это состояние абсолютно необратимо.

Бригада врачей из больницы, где проводят операции по трансплантации, едет к донору и оперирует для извлечения сердца или других внутренних органов. Это операция особого рода и, надо сказать, достаточно безрадостная. Редкая операция проходит в атмосфере такой глубокой почтительности к происходящему. В таких случаях мы очень хорошо осознаем значимость того, что мы должны сделать: получить от одного человека в дар орган для другого человека, который отчаянно в нем нуждается.

Я помню одну такую операцию, когда сердце извлекали у молодого человека, который погиб в результате несчастного случая. Его мать не могла приехать и все же приняла это невероятное решение – отдать сердце сына в качестве донорского органа. Как обычно, перед операцией мы проверяли все документы, в том числе согласие на операцию. Мать погибшего дала согласие издалека, по телефону, и мы слушали запись этого разговора. Процедура не была новой ни для кого из присутствующих, но, вероятно, впервые в операционной не нашлось ни одного человека, кто не прослезился, слушая эту запись.

Сердце донора останавливают, вводя специальный консервирующий раствор, который охлаждает и сохраняет орган на время транспортировки в больницу, где будет проводиться трансплантация. Затем сердце помещают в холодильную камеру со льдом – во всяком случае, на данный момент, забота о донорском органе на пути к реципиенту выглядит именно так. Сердце, поддерживаемое в холоде, не нуждается ни в кислороде, ни в энергии, но мы должны доставить его к реципиенту не более чем за четыре-шесть часов. А это означает, что в больницу нужно нестись сломя голову – случается задействовать полицейскую машину или вертолет. Иногда и то, и другое.

К тому времени пациент уже находится под наркозом. Когда бригада донорской службы дает отмашку, бригада трансплантологов начинает операцию по удалению сердца реципиента. Пациента поддерживает аппарат искусственного кровообращения (АИК) (его еще называют «искусственное сердце – легкие»), который выполняет работу сердца и легких. Пациента подключают к АИК системой трубок, а зажим на аорте изолирует сердце от организма.

Пустая грудная клетка – довольно жуткое зрелище. Когда больное сердце удалено, начинается имплантация нового. И здесь хирургам предстоит шить и шить: левое предсердие, легочная артерия, аорта, верхняя и нижняя полые вены. Время не ждет, и когда наступает момент имплантации донорского органа, мы шьем быстро и методично.

Но самое интересное не это. Самое интересное начинается тогда, когда мы убираем зажим, и кровь может устремиться к новому сердцу. Одно из моих любимых свойств сердца – это то, что, если сердце (или даже клетки сердца) обеспечить кровью, обогащенной кислородом и питательными веществами, оно просто начинает биться! Именно так и поступает новое пересаженное сердце. Иногда оно, как новорожденный олененок, сначала ищет собственные ножки, чтобы впервые на них опереться. Но сердце быстро соображает, что делать, и принимается за работу.

В тот момент, когда сердце осваивается в новом организме и начинает биться, я часто ощущаю, как по операционной проносится облегченный вздох. Как будто мы все ждали этой секунды, чтобы убедиться, что все хорошо и сердце работает нормально. Когда сердце обживается в своем новом доме, оно оказывается ужасно умным, а ему ничего другого и не остается. В норме сердце соединено с мозгом и нервной системой нервными волокнами, которые передают сигналы сердцу, особенно водителям сердечного ритма, в том числе синусно-предсердному узлу, который, можно сказать, отвечает за то, каким образом бьется сердце. Поскольку новое сердце не получает от нервной системы сигналов о том, чтобы замедлиться или ускориться, ему приходится самому определять для себя алгоритмы работы. Нервные волокна, которые подходят к сердцу, обрезаны и не могут быть полностью восстановлены во время трансплантации. И это подводит нас к следующему свойству сердца, которое всегда меня восхищает.

Сердце готово работать с любым количеством крови, которое получит. Оно перекачает все, что скажете. Когда мы занимаемся спортом, мы увеличиваем возврат крови к сердцу, поскольку работающие мышцы отправляют кровь обратно в грудную клетку. Сердце замечает, что стало получать больше крови, поэтому в нем включается нечто вроде рефлекса, и оно начинает качать сильнее и быстрее. Иногда люди с пересаженным сердцем говорят, что ощущают зазор во времени, пока сердце поймет, в каком режиме сейчас работать, но ведь после этой паузы на раздумье оно все прекрасно понимает и работает как нужно!

Пересаженное сердце бьется немного быстрее, чем родное – может быть, до девяноста ударов в минуту в сравнении с ритмом в 60–70 ударов в минуту в обычном случае. Поскольку у нового сердца отсутствует полноценная связь с парасимпатической нервной системой, а в частности с ветвями блуждающего нерва, оно, в отличие от «родного сердца», не получает сигналов о том, что нужно замедлиться, когда человек находится в состоянии покоя. По этой же причине пациент, перенесший трансплантацию сердца, возможно, не сможет на каком-то предельном усилии держаться наравне с обычным человеком. Я говорю «возможно», потому что на свете существуют и спортсмены с пересаженным сердцем, которые находятся в гораздо лучшей физической форме, чем большинство из нас, живущих с родным сердцем.

Трансплантация сердца – это лечение, но полного исцеления она не дает. Мы в буквальном смысле удаляем старое больное сердце и заменяем его на новое. Жизнь после пересадки сердца может быть невероятно насыщенной. Некоторые носители пересаженного сердца занимаются спортом, даже таким изнурительным, как триатлон! И все же трансплантация сердца обременяет пациента определенными обязанностями, особыми потребностями и долгосрочными волнениями.

Самое большое наше беспокойство после пересадки сердца – это риск отторжения. Наша иммунная система очень тщательно заточена на распознавание всего чужеродного, будь то инфекция, ткани или органы от другого человека (или животного). Иммунная система атакует все, что не признает как свое собственное. Для защиты пересаженного сердца от покушений пациенты, перенесшие трансплантацию, принимают целый коктейль из лекарственных препаратов – иммуносупрессантов, которые подавляют иммунную систему, чтобы она не атаковала сердце.

Обратная сторона иммуносупрессивной терапии заключается в том, что носитель пересаженного органа остается не защищенным от инфекций. Такие пациенты часто принимают длительные курсы антибиотиков, чтобы предотвратить трудно поддающиеся лечению инфекции. Тем не менее, хотя такая терапия кажется очень обременительной сама по себе, она жизненно важна для пациентов после трансплантации. На заре трансплантологии единственными лекарственными препаратами в арсенале врачей для борьбы с отторжением органа были стероиды. Они устраивали иммунной системе ковровую бомбардировку, и большинство пациентов умирали в считанные дни или недели из-за инфекций, с которыми организм не мог справиться. Открытие в начале 1980-х годов циклоспорина позволило трансплантологии продвигаться вперед, не подвергая пациентов неизбежному риску столкновения с губительной инфекцией.

Со временем с пересаженным сердцем могут возникать трудности, особенно если у пациента наблюдались периоды отторжения. Можно провести и вторую трансплантацию сердца. Так, австралийской девочке Фионе Кут пересадили второе сердце после того, как у нее началась реакция отторжения первого трансплантата. После второй операции она живет вот уже около тридцати двух лет. Однако со временем сердце может начать хуже работать, может развиться утолщение стенок коронарных артерий. Поэтому считается, что трансплантация сердца не дает полного излечения, но представляет собой высокоэффективное лечение сердечной недостаточности.

На сегодняшний день продолжительность жизни после трансплантации сердца составляет в среднем двенадцать лет, хотя многие пациенты живут и дольше. Этот показатель продолжает расти по мере того, как мы учимся качественнее поддерживать пациентов, перенесших трансплантацию. Это значит, что у нас в арсенале появляются новые лекарственные препараты, мы лучше умеем заботиться о донорском сердце и просто копим опыт ухода за такими пациентами.

Сегодня 85 % пациентов живут больше года после трансплантации, и все они имеют особенно хорошие долгосрочные перспективы. В 1982 году в Лондоне пациенту Джону Маккафферти было пересажено донорское сердце, и он дожил до 71 года, прожив 33 года после операции. Это один из самых долгих сроков жизни после пересадки сердца.

Новое сердце – новые привычки

Частый вопрос, который задают кардиохирургу: становится ли реципиент чем-то похож на донора? Это непраздное любопытство, учитывая, что в прессе время от времени можно встретить истории о том, как пациент, проснувшись после трансплантации, попросил пива, хотя до операции терпеть его не мог. Некоторые пациенты начинают заниматься спортом или увлекаются хобби, которым раньше не интересовались. А некоторые даже утверждают, что донор являлся им во сне.

Что же говорит наука? Люди действительно иногда меняются после трансплантации. Исследование, проведенное в Австрии, показало, что 79 % людей, получивших сердечный трансплантат, не ощущают в себе никаких перемен в своей личности. Остальные считали, что изменились, но лишь очень немногие связывали эти изменения со своим новым сердцем. Большинство считали, что болезнь, угрожавшая жизни, изменила их взгляд на мир.

Даже несмотря на то что теперь мы более просвещенные, чем раньше, в культурном смысле сердце и по сей день представляется нам эмоциональным центром личности. Некоторые люди считают, что им было бы трудно смириться с тем, чтобы позволить пересадить себе чужое сердце или отдать свое сердце в качестве донорского органа, поскольку сердце – это их душа, их суть. Возможно, именно поэтому мы хотим верить, что после трансплантации изменяется личность пациента. Научные данные вряд ли могут подтвердить идею о том, что носитель сердечного трансплантата начинает интересоваться чем-то несвойственным для себя потому, что этот интерес продиктован ему новым сердцем. Но вот пережить некий внутренний переворот после серьезной операции – почему бы и нет. Это вполне закономерно.

Донорство органов

Трудно говорить о трансплантации сердца, не затронув вопроса о том, откуда берутся донорские сердца. Сердце для пересадки берут у только что умершего человека; мы уже говорили, что, как правило, донором сердца становится человек, погибший в результате травмы головного мозга, когда установлена смерть мозга. Смертью мозга считается необратимая утрата всех его функций; состояние человека при этом не может улучшиться. Для подтверждения диагноза смерти мозга два врача независимо друг от друга проводят массу тестов, чтобы убедиться, что пациент действительно умер. Это абсолютно этичная и строгая процедура для защиты пациента. На этом этапе речь о донорстве органов еще не идет.

В Австралии около 69 % людей готовы стать донорами органов, но лишь около одного или двух процентов умирают в результате очень специфического стечения обстоятельств, которые позволяют им стать донорами. Для этого необходимо находиться в отделении интенсивной терапии и быть подключенным к мониторам. Схожая ситуация наблюдается и в Великобритании, и в США. При этом последнее слово в решении о донорстве остается за семьей. В США показатель донорства органов – один из лучших в мире, а вот Австралия занимает лишь двадцатое место. Все это означает, что нам отчаянно не хватает донорских органов для людей, которые ждут своего шанса на трансплантацию.

Мало кто из нас заговаривает о том, хотел бы он стать донором органов или нет в случае смерти. В большинстве стран мира это означает, что решение остается за семьей погибшего. В некоторых странах, например в Испании и Бельгии, действует система отказа от донорства, когда по умолчанию каждый считается потенциальным донором, если заранее специально не зарегистрировал свое несогласие.

Я редко встречаюсь с людьми по другую сторону донорства. Правила категорически запрещают бригаде трансплантологов каким-либо образом пересекаться с донором. Однако в частном порядке я участвовала в двух ситуациях, когда семьи отдали органы близкого для трансплантации, и считаю это потрясающей возможностью для семьи обнаружить свет в полной темноте трагических обстоятельств.

В одном случае мать моей коллеги погибла в автокатастрофе. Семья приняла решение отдать ее органы для трансплантации. Близким было очень тяжело потерять ее: скоро она должна была увидеть новорожденных внуков, побывать на свадьбах. И все же они твердо держались убеждения, что донорство – это правильное решение. Детям погибшей женщины было намного легче переносить свою боль, зная, что щедрый дар их матери станет для кого-то новым шансом на жизнь.

Во втором случае реципиентка через целую цепь очень странных совпадений вышла на семью донора. Они дружат и по сей день. Каждый раз, когда они встречаются, родственники ощущают, что их близкий снова с ними – теперь его сердце бьется в груди другого человека. Сердце продолжает жить и напоминать им о том прекрасном даре, который они решили разделить с нуждавшимся в нем человеком.

Как предотвратить сердечную недостаточность

Сегодня сердечная недостаточность постепенно становится одной из самых больших угроз для здоровья. Однако если вы не попали в число людей, страдающих от сердечной недостаточности в результате злополучной инфекции, по какой-то неизвестной причине или вследствие генетической предрасположенности, это заболевание, по большей части, можно предотвратить. Почти в трети случаев в мире необходимость трансплантации сердца бывает продиктована коронарной недостаточностью, которая повреждает сердце, как правило, в течение многих лет. Другие патологии, такие как клапанные пороки, которые приводят к сердечной недостаточности, часто можно вылечить задолго до того, как сердечная мышца получит непоправимые повреждения. Для того чтобы уменьшить риск развития сердечной недостаточности, вам в первую очередь необходимо снизить риск коронарной недостаточности. Для этого необходимы сбалансированное питание и регулярная физическая нагрузка, поскольку физическая нагрузка – это прекрасный способ профилактики ишемической болезни сердца. Если вы курите, самое время бросить прямо сейчас; чем быстрее вы это сделаете, тем быстрее ваш организм начнет восстанавливаться. По данным исследований, для мужчин с предполагаемым риском развития сердечной недостаточности риск снижался с 21 до 10 %, если они начинали вести здоровый образ жизни хотя бы по следующим четырем параметрам: физическая нагрузка, сбалансированное питание, уменьшение массы тела, воздержание от курения.

Самое главное – нужно быть знатоком собственного сердца. Как и с профилактикой ИБС, важно выяснить, каковы факторы риска. Вы должны регулярно измерять артериальное давление, проверять показатели холестерина, проходить проверку на сахарный диабет. Проверяйте также работу сердца, если у вас присутствуют факторы риска.

В трансплантологии и технологиях механического сердца действительно происходит потрясающий прогресс. И все же, лучше всего относиться к собственному сердцу так, как будто оно у вас одно и другого не будет. Заботьтесь о нем, как будто это драгоценный дар – как люди, перенесшие пересадку, заботятся о донорском сердце.

Глава 4. Медицинские тайны женского сердца

Сердце женщины – океан, полный тайн.

Роуз, к/ф «Титаник»

Если я скажу вам, что женское сердце отличается от мужского, вы посчитаете, что я говорю очевидные вещи? Конечно же, очевидные, но не потому, почему вы подумали. Вы, например, знали, что ишемическая болезнь сердца – это главная (!) причина смерти среди женщин? Это одна из самых важных нерассказанных историй о женском здоровье, которая мало попадает в поле внимания не только самих женщин, но также и медиков. Женское сердце структурно отличается от мужского, и инфаркт миокарда женщины переживают иначе, чем мужчины, однако исследования инфаркта миокарда, как правило, проводятся мужчинами, и участвуют в них также мужчины. Когда инфаркт миокарда случается у женщины, вероятность смертельного исхода выше, чем в случае инфаркта у мужчины. Особенно велик риск для женщин молодого возраста. Но эта статистика меняется по мере того, как мы больше узнаем о женском сердце.

Наше общество традиционно изображало женское сердце в книгах, фильмах и сказках как что-то хрупкое и нежное – драгоценность, которую можно завоевать как трофей, или разбить, как хрустальную вазу, если объект любви дамы не отвечает ей взаимностью. Это, разумеется, не совсем соответствует реальности. И не надо думать, что женское сердце создано исключительно для романтической чепухи. Сердце женщины может подарить жизнь, а может погубить.

Однажды у меня была пациентка, чья история очень меня задела. Она была немногим старше меня, и когда мы впервые встретились, она находилась на аппаратах жизнеобеспечения в отделении интенсивной терапии. Несмотря на это, мне казалось, что я хорошо ее знаю, потому что все стены в палате интенсивной терапии были заклеены фотографиями, где она улыбалась и выглядела веселой и здоровой. Я легко могла быть на ее месте.

За несколько дней до этого моя нынешняя пациентка собиралась на званый обед к своему отцу. Но в гости она так и не попала, потому что внезапно ей стало очень плохо. Ей стало трудно дышать, возникла боль в груди. Пот струился по ее лицу, она привалилась к стене и стала звать на помощь мужа и детей. Они отвезли ее в ближайшее отделение неотложной помощи, которое, по счастью, было всего в пяти минутах езды. «По счастью», потому что, когда они приехали в больницу, ее сердце уже остановилось. Когда врачи и медсестры начали делать искусственное дыхание и уколы, ее сердце снова забилось. Женщина перенесла инфаркт миокарда. Но как?! Молодая, здоровая, крепкая – по логике вещей с ней не должно было этого произойти!

Пациентке провели исследование, которое называется коронарной ангиографией. В коронарные артерии вводится специальная краска, чтобы проверить, не закупорены ли сосуды. В случае моей пациентки разорвалась главная артерия сердца, и это вызвало обширный инфаркт миокарда. Это называется спонтанной диссекцией (или расслоением) коронарной артерии, и происходит почти исключительно у женщин моложе пятидесяти лет или у недавно родивших женщин. В случае моей пациентки стенка артерии была сильно повреждена. Сердечная мышца и весь левый желудочек так серьезно пострадали, что сердце не могло больше качать кровь, а только вздрагивало вхолостую. И вот, улыбающаяся женщина, которая на снимках плавает и обнимает своих друзей, теперь зависит от сложнейших аппаратов, поддерживающих ее жизнь.

Через несколько дней пациентку привезли в операционную, чтобы провести ей еще одну жизнесберегающую процедуру. Ей был имплантирован искусственный левый желудочек. Этот насос поможет ей дождаться операции по пересадке сердца, когда и механический насос, и ее собственное больное сердце заменят на здоровый донорский орган.

Я легко могла представить себя на месте этой женщины. И вот, болезнь внезапно сбила ее с ног. Я вспоминала ее все последующие годы, когда смотрела на других пациенток с сердечными заболеваниями. У некоторых сердце сформировалось с нарушениями еще до рождения, другие больны диабетом, гипертонией или имеют плохую наследственность. А некоторым просто не повезло.

Эстроген и кровеносные сосуды

Вплоть до конца 1990-х годов считалось, что ишемическая болезнь сердца в целом не затрагивает женщин. Даже авторитетный научный журнал по медицине однажды напечатал статью, в которой говорилось, что, поскольку риск развития инфаркта миокарда у женщин значительно ниже, чем у мужчин, женщинам вообще незачем об этом волноваться. Что ж, ни женщины, ни их доктора и не волновались.

У этого мифа два источника: гормоны и математика. Организм женщины до наступления менопаузы вырабатывает эстроген. Эстроген – это очень полезный гормон, поскольку он защищает женский организм от некоторых болезней. Эстроген укрепляет кости, и у нас не развивается остеопороз (болезнь, при которой кости становятся слабыми, истончаются и легче ломаются). К тому же эстроген – это почти что идеальное лекарство от ишемической болезни сердца. Хотя этот гормон производится женской репродуктивной системой и создан, главным образом, для нее же, его работа невероятно важна для всего организма.

Помните, мы говорили о холестерине и «плохих жирах»? Эти зверушки строят норы в стенках кровеносных сосудов и тащат к себе все возможные клетки, в том числе макрофаги. Макрофаги – это важная составляющая иммунной системы: они борются с инфекциями, воспалениями и даже раком. Однако, оказываясь в стенке кровеносных сосудов и атакуя холестерин, они становятся несколько агрессивными. Однако макрофаги, поглощая липиды, переоценивают свои силы, распухают от жировых включений и превращаются в ксантомные (пенистые) клетки. В результате такой атаки и ее последствий на стенке сосуда образуется утолщение и возникает атеросклеротическая бляшка, которая растет и затрудняет кровоток в сосуде, становясь причиной инсульта или инфаркта миокарда.

Эстроген очень хорошо умеет разными способами смягчать этот процесс. Когда липиды пытаются внедриться в сосудистую стенку, а макрофаги непроизвольно начинают повреждать ее, приходит на помощь эстроген и спроваживает липиды, макрофаги и всех их друзей, которые участвуют в образовании атеросклеротических бляшек, оставляя кровеносный сосуд сравнительно чистым от атеросклероза. Эстроген посылает сигналы для уменьшения воспаления в стенке сосуда и отправляет холестерин запасаться туда, где он не навредит сосудам. Гормон также помогает кровеносным сосудам расслабиться и оставаться гибкими, чтобы свободно растягиваться, оставляя достаточно места для движения крови. Эстроген – это инструктор по йоге для кровеносных сосудов; он помогает сосудам расслабляться и очищаться.

Врачи и ученые стали думать, что эстроген играет большую роль в профилактике ишемической болезни сердца по двум причинам. Во-первых, после менопаузы у женщин, по статистике, происходит гораздо больше инфарктов миокарда и гораздо чаще случается закупорка коронарных артерий. На самом деле, после менопаузы закупорка происходит чаще во всех артериях, не только коронарных. Во-вторых, было отмечено, что у женщин, которые принимали синтетический эстроген в качестве гормонозаместительной терапии (ГЗТ), инфаркт миокарда и закупорка сосудов происходили реже. Возможно, вы подумали: значит, эстроген предотвращает ишемическую болезнь сердца, так почему бы нам всем не принимать эстроген? И вопрос на самом деле хороший. Ведь назначаем же мы ГЗТ женщинам после менопаузы для облегчения таких симптомов, как ломкость костей или приливы. Но гормонозаместительная терапия не назначается лишь как средство для поддержки сердца по двум причинам: данные исследований показывают, что ГЗТ не дает таких хороших результатов, на которые мы надеялись, в смысле профилактики закупорки артерий у женщин; при этом у некоторых женщин ГЗТ может повысить риск рака груди или образования тромбов (тромбоза глубоких вен) в ногах или в легких. То есть риски не стоят тех преимуществ, которые дает гормонозаместительная терапия в смысле поддержки сердца. Однако будет очень полезно обсудить с вашим врачом, какие плюсы лично вы можете получить от ГЗТ.

Сейчас ведутся подробные исследования того, каким именно образом эстроген и другие гормоны, а также физиологические различия между мужчиной и женщиной влияют на сердце и его здоровье. У нас достаточно данных в пользу того, что взаимосвязь действительно существует, но механизм во всех подробностях еще предстоит изучить. А когда мы будем достаточно хорошо понимать механизм, то, возможно, нам удастся разработать и лечение.

Сердце женщины

Специфика женского сердца и ишемической болезни сердца у женщин – относительно новое поле исследований, и у нас уже есть некоторые очень интересные и важные результаты. Данные исследований показывают, как ИБС развивается у женщин особым, отличным от мужчин, образом, и как женский организм реагирует на заболевание, если оно возникает. И это не просто любопытные и оригинальные научные наблюдения – это жизненно важная для нас информация, из которой нам необходимо сделать выводы, поскольку женщины умирают от ишемической болезни сердца.

Годами исследования ИБС были сосредоточены вокруг мужчин. Это объясняется несколькими причинами и во многом связано с особенностями организации медицинских исследований. Для научно-исследовательских испытаний набирают пациентов с определенным заболеванием, например ишемической болезнью сердца, им назначают лекарственную терапию или лечебные манипуляции и наблюдают. Мы смотрим, есть ли улучшения со стороны заболевания, улучшается ли самочувствие пациентов или даже – повышается ли количество смертельных исходов по сравнению с другой группой пациентов, которые получают другое лечение. Поскольку у мужчин инфаркт миокарда происходит чаще, долгое время участниками таких исследований преимущественно были мужчины. Таким образом, наши методы исследований и лечения основываются на данных для мужчин.

При этом инфаркт миокарда действительно случается у женщин реже, чем у мужчин, но последствия женского инфаркта обычно серьезнее. Смертность в результате инфаркта миокарда среди женщин выше, чем среди мужчин, а у переживших инфаркт пациенток больше выражена сердечная недостаточность, что очень затрудняет для них повседневную жизнь. Для женщин более молодого возраста разница с мужчинами проявляется особенно резко. Если вы женщина моложе 50 лет и у вас развивается инфаркт миокарда, риск смерти для вас в два раза выше, чем у мужчин при тех же условиях. Считайте меня сумасшедшей, но с такой разницей я смириться не могу! Когда я вижу эту статистику, мне, во-первых, хочется спросить: «Почему?!», а во-вторых: «Как мы можем это изменить?» Но об этом мы поговорим позже.

Вот как обстоит дело с женским сердцем: оно физиологически отличается от мужского. И отличается достаточно сильно. Начнем с простого: женское сердце меньше мужского. Оно не хуже; оно так же справляется со своими функциями. Обычно женское сердце бьется немного быстрее, чем мужское, хотя в зависимости от вашего уровня физической подготовки даже этого различия может не существовать. В любом случае эти различия не так важны, зато всерьез важна «внутренняя кухня». И здесь первое различие очень любопытно. Инфаркт миокарда происходит, когда артерии, снабжающие сердце кровью, закупориваются бляшкой, которая состоит из жиров и клеток иммунной системы. Это классический инфаркт миокарда, и если мы проведем такому пациенту коронарную ангиографию, то увидим, как контрастное вещество движется по артериям, а затем останавливается в том месте, где артерия закупорена. Но бывает, что при инфаркте миокарда коронарные артерии не закупорены. Механизм развития инфаркта миокарда может быть другим, и у женщин инфаркт часто развивается по другому сценарию.

Представьте себе, что вы застряли в пробке. Вы застопорились на шоссе, потому что впереди в километре от вас сломался грузовик и стоит теперь в левом ряду. Всем приходится его объезжать, и для объезда остается лишь узкая часть дороги. Это первый тип инфаркта: большое препятствие прямо посреди пути. А теперь представьте себе, что на дороге ведутся ремонтные работы, вдоль шоссе по обеим сторонам расставлены оранжевые дорожные конусы и целый участок пути от этого сужен. Вам не приходится протискиваться в каком-то одном узком месте, объезжая препятствие, но движение замедляется на целом участке шоссе из-за того, что дорога сужена. Это похоже на механизм развития инфаркта миокарда у женщин.

Коронарные артерии у женщин, пораженные атеросклерозом, больше напоминают суженный с обеих сторон участок шоссе. Это имеет несколько отрицательных последствий, которые ставят женщин в невыгодное положение в борьбе с ишемической болезнью сердца. Во-первых, такой тип поражения коронарных сосудов трудно увидеть на ангиограмме. Коронарная ангиография отлично позволяет выявить крупные «заторы», но не очень хорошо показывает «дорожные конусы». Это первое.

Второе побочное действие заключается в том, как ведут себя и как реагируют на различные факторы женские артерии. В стенках коронарных артерий имеются мышцы, и они могут сокращаться, сужая просвет сосуда, или расслабляться, расширяя его. Женские артерии гораздо чаще, чем мужские, сокращаются очень сильно, просвет сосуда становится совсем узким, и кровь «застревает в пробке».

Стенки кровеносных сосудов изнутри выстланы на редкость умными клетками, образующими слой, который называется эндотелием. Клетки этого слоя не просто сидят и смотрят, как мимо проносится кровь, но выполняют множество важных функций. Они выделяют гормоны, которые могут сужать или расширять сосуды, а также сигнализируют о повреждении сосудистой стенки, чтобы запустить процесс образования тромбов – это позволяет нам не истекать бесконечно кровью. Когда эндотелий начинает хулиганить, он может устроить какое угодно безобразие: заставляет стенки сосудов сокращаться, так что просвет артерий становится крошечным или подстегивает образование холестериновых бляшек, которые со временем вызывают закупорку сосудов. Такие факторы, как чрезмерное потребление «плохих жиров», курение и гипертония, могут просто-напросто снести крышу умному эндотелию.

Женская сердечная мышца тоже несколько отличается от мужской. Когда сердечная мышца сокращается, мы называем это систолой. Обычно, когда у человека развивается сердечная недостаточность, это объясняется тем, что сердце не очень хорошо справляется со своей насосной функцией. А в таком случае органы и ткани тела недополучают необходимую кровь, кислород и питательные вещества. Однако существует и другая причина сердечной недостаточности. Состояние, когда сердечная мышца расслабляется, называют диастолой. Диастола – это очень важное для сердца время, когда оно заполняется кровью и готовится к тому, чтобы протолкнуть кровь по сосудам.

Давайте на секундочку представим себе, что сердце – это воздушный шарик. Когда шарик ничем не наполнен, его стенки мягко обвисают. По мере того как вы наполняете его воздухом (или, например, водой), стенки шарика начинают растягиваться. Затем они теряют свою мягкость и податливость: шарик делается упругим, а его поверхность становится блестящей и напряженной на ощупь. А теперь давайте представим себе воздушный шарик с очень толстыми тугими стенками. Надуть его будет гораздо труднее. Стенки шарика слишком тугие, чтобы растягиваться, когда вы вдуваете в него воздух. Сердце может быть таким же. Это называется медицинским термином диастолическая дисфункция: сердечная мышца слишком тугая, и сердцу не удается как следует заполниться кровью. Это означает, что в сердце не собирается достаточного объема крови, чтобы оно могло вытолкнуть кровь и отправить ее по сосудам тела. Это потрясающее свойство сердца: с каждым ударом оно выбрасывает из себя тот объем крови, который получает. Если у него внутри недостаточно крови, оно приложит все силы, чтобы перегнать по телу этот малый объем. Такое «тугое» сердце плохо поддается лечению. Люди, страдающие диастолической дисфункцией, чувствуют себя очень плохо, а уровень смертности при диастолической сердечной недостаточности выше, чем при других типах сердечной недостаточности. К сожалению, диастолической сердечной недостаточностью чаще страдают женщины.

Вы уже почувствовали, что женщинам достались не очень-то хорошие карты в игре против ишемической болезни сердца? Приготовьтесь, дальше – больше: мы будем говорить о том, что составляет одно из главных различий между женским и мужским телом.

У вас будет ребенок

Если спросить женщину, которая рожала, с какими симптомами она столкнулась во время беременности, она, вероятно, расскажет о том, что у нее отекали ноги, были запоры, мучила отрыжка. Да, в конце пути ее ждет награда, но большинство женщин согласятся, что беременность – это огромный стресс для организма.

И будут правы. Девять месяцев беременности действительно подвергают весь организм, и в особенности сердце, колоссальному стрессу. Для того чтобы обеспечить ребенка, которого вынашивает женщина, кровью и питательными веществами, ее сердце бьется быстрее и перекачивает больше крови, чем обычно. Но это еще не все. Кровеносные сосуды беременной становятся мягче и растягиваются под действием гормонов беременности; происходят и другие изменения, о которых мы пока знаем не так много.

Беременность может оказаться для организма настолько серьезным стрессом, что он приводит к болезни, которая особенно сильно сказывается на сердце. Определенные заболевания могут проявиться во время беременности, и нам достоверно известно, что женщинам, у которых в этот период возникают такие проблемы, необходимо быть настороже всю последующую жизнь.

Первое заболевание, которое может повлиять на сердце беременной женщины, – это гестационный диабет. Сахарный диабет, развивающийся во время беременности, представляет большую проблему как для мамы, так и для малыша. Из-за него ребенок в материнской утробе может вырасти слишком большим, а это несет в себе риски для обоих при родах; из-за него же ребенок может тяжело болеть уже после рождения. Дети, рожденные от мам с диабетом, с большей вероятностью позже заболевают сахарным диабетом. На фоне гестационного диабета повышается риск других серьезных осложнений беременности.

Второе серьезное заболевание, угрожающее беременным, – это преэклампсия. Это состояние развивается, когда у матери сильно повышается артериальное давление и почки пропускают много белка. Если преэклампсию не лечить, она развивается в эклампсию, при которой нарушаются работа почек, печени, а также состав крови. В наиболее тяжелых случаях у женщины начинаются судорожные припадки. Как и при гестационном диабете, если больна мама – болен и ребенок. У некоторых беременных происходит повышение артериального давления, и хотя это не так опасно, как преэклампсия или эклампсия, это важный симптом, и о нем необходимо знать.

В обоих случаях состояние женщины, как правило, улучшается после родов. Однако нужно понимать, что хотя все утрясается и приходит в норму, проблемы с повышенным давлением или уровнем глюкозы в крови во время беременности выявляют женщин, в целом склонных к таким состояниям. Сахарный диабет и повышенное артериальное давление – среди наиболее распространенных факторов риска для ишемической болезни сердца. Эти симптомы могут исчезнуть после родов, но их последствия ощущаются еще долгие годы. Медики все больше понимают, что пациентки, пережившие гестационный диабет или преэклампсию, нуждаются в особом внимании. И таким женщинам необходимо особенно тщательно заботиться о своем здоровье еще многие годы.

Что не дает покоя женскому сердцу

• Беременность может стать своеобразным нагрузочным тестом, который причиняет сердцу прямой вред и показывает, кто из женщин столкнется с проблемами в будущем.

• Синдром поликистозных яичников может обусловливать склонность женщины к избыточному весу, что никогда не идет на пользу здоровью сердца.

• Женщины чувствительны к сбоям в работе иммунной системы, например, таким как избыточная активность иммунитета. Аутоиммунные заболевания могут стать дополнительной нагрузкой на сердце женщины или спровоцировать сердечное заболевание.

• Некоторые болезни сердца развиваются у женщин чаще, чем у мужчин или характерны исключительно для женщин. Среди них спонтанная диссекция коронарной артерии, диастолическая сердечная недостаточность и околородовая кардиомиопатия (состояние, когда насосная функция сердца серьезно нарушается после родов).

• Такие заболевания, как диабет, гораздо сильнее вредят здоровью женского сердца, чем мужского. У женщин, страдающих диабетом, осложнения развиваются чаще и бывают более серьезными, чем у мужчин.

Инфаркт миокарда в кино и в жизни

Часто наши представления об инфаркте миокарда бывают почерпнуты из фильмов и телепередач. Обычно телевизор предлагает примерно одну и ту же картинку: человек, почти всегда мужчина, хватается за сердце и всем своим видом показывает, что испытывает страшную муку. Страдалец падает и катается по земле, его окружает толпа зевак, и все стоят вокруг, пока кто-то один не подбегает к нему с криком «Я доктор!» Если у человека останавливается сердце, кто-то начинает делать искусственное дыхание, и пациент чудесным образом приходит в себя. Джек Николсон в фильме «Любовь по правилам и без» приходит в себя после инфаркта миокарда и тут же начинает донимать Дайан Китон. При этом больничная рубаха едва прикрывает его ягодицы, а заканчивается все, разумеется, хорошо.

На самом деле, как у женщин, так и у мужчин инфаркт обычно выглядит совершенно иначе. В большинстве случаев главная жалоба пациента при инфаркте миокарда – это боль в груди, но редко это заставляет пациента так картинно страдать. Обычно такую боль характеризуют как давящую; много лет назад один мой пациент описал ее так: «Как будто слон на грудь наступил». Бывает, что боль отдается в челюсть или в руку, или даже в спину. Многие пациенты жалуются на очень плохое самочувствие, у некоторых случается рвота. Другие потеют, бледнеют – их организм вырабатывает много адреналина в ответ на острую болезнь сердца. Иногда эти ощущения проходят после того, как человек посидит и отдохнет. Иногда – не проходят. Голливуд умер бы от скуки при виде настоящего инфаркта миокарда.

У женщин с инфарктом миокарда симптоматика несколько менее явная. Пациентки реже жалуются на классическую давящую боль за грудиной. Этот симптом проявляется лишь у половины женщин с инфарктом миокарда. У женщин присутствуют другие более коварные симптомы, которые бывает трудно распознать врачам и медсестрам и которые мешают самим пациенткам понять, что с ними происходит действительно что-то серьезное. Женщины испытывают боль в самых разных местах: болит челюсть, живот, иногда – спина. Случается, что пациентки испытывают сильнейшую усталость или у них начинается одышка, когда они занимаются привычными делами, например поднимаются по лестнице или гуляют с собакой.

Когда я рассказываю это, все женщины вокруг обычно цокают языком и закатывают глаза: «Да я всегда чувствую себя усталой, что ж теперь – это обязательно сердце?!» И, к счастью, они правы. Однако такая реакция как раз иллюстрирует очень важную мысль. Бывает трудно разобраться, что это: повседневная усталость, «просто» боль в спине или что-то серьезное. И в заблуждении могут оказаться не только усталые пациентки, но и сами медики.

Однажды мне позвонил врач с просьбой провести операцию на открытом сердце пациентке, которая недавно перенесла инфаркт миокарда. Необходимо было восстановить кровоток по коронарным артериям, которые были закупорены, что и повлекло за собой печальные последствия. О пациентке коллега рассказал следующее: женщине под пятьдесят, она курит; отец пациентки умер в результате инфаркта миокарда в 50 лет. Врач сообщил, что пациентка поступила в отделение неотложной помощи с жалобой, которую врачи относят к атипичным болям. Это означает, что приступ такой боли выглядит иначе, чем приступ инфаркта в голливудских фильмах, и мы часто думаем, что такая боль никак не связана с сердцем. И все же пациентке провели исследование крови, которое подтвердило, что у нее действительно инфаркт миокарда, а затем коронарная ангиография показала, что сосуды закупорены и дело обстоит очень серьезно.

Слушая доктора, я уловила в его голосе удивление. Он, кажется, хотел сказать: «Ну надо же, кто-то все-таки решил провести исследования, какая удача!..» – как будто речь шла не об инфаркте миокарда, а о какой-то неслыханной загадочной болезни. И подобные истории не такая уж большая редкость. Достаточно часто ни пациенту, ни врачу не удается сложить кусочки пазла и понять, что перед ними – замаскированный инфаркт миокарда. А инфаркт в свою очередь притворяется чем-то иным или, даже чаще, делает вид, что его вообще нет, а просто-напросто целая толпа пациенток «переутомилась».

Помню, как коллега рассказывала мне о молодой пациентке, которую она вела в своей клинике. Пациентка сорока лет, юрист по профессии. Здоровая женщина в хорошей физической форме, несколько раз в неделю она занималась бегом или спортивной ходьбой, никогда в жизни не курила, почти совсем не употребляла алкоголь и следила за своим здоровьем. Возможно, именно ее здоровый образ жизни сбивал всех с толку и никто не понимал, отчего ей вдруг стало трудно проходить привычное расстояние. Пациентка жаловалась, что как только она чуть-чуть прибавляла скорости, у нее начинала сильно болеть шея. Женщина обращалась, по крайней мере, к трем врачам; все они, почесав затылок, назначали сдать кровь на анализ и сделать ультразвуковое исследование шеи.

В момент отчаяния она разыскала мою коллегу, которая, так уж сложилось, одновременно и кардиолог, и женщина. А кроме того, она человек прямой и честный. Врач посмотрела на пациентку и сказала: «Меня очень удивит, если окажется, что у вас проблемы с сердцем – вы так молоды и полны здоровья. Но давайте проверим». И они проверили. Этой стройной женщине в прекрасной физической форме провели коронарную ангиографию, чтобы выяснить, не стоят ли за болью в шее закупорки коронарных сосудов. Коллега показала мне результаты ангиографии, и я вздрогнула от ужаса, когда увидела на экране видеозапись исследования. Ангиография выявила проблему. У пациентки была очень плотная, очень плохая закупорка самой крупной и, возможно, самой важной сердечной артерии. У этой истории счастливый конец: пациентку вылечили, она здорова. Но так везет далеко не всем.

Эта женщина с болями в шее и здоровым образом жизни не соответствовала характеристикам пациента для назначения необходимого исследования, коронарной ангиографии. Поэтому исследование провели только тогда, когда пациентке встретился врач, который заподозрил проблемы с сердцем. Она просто не соответствовала прописанным требованиям. Женщинам реже назначают исследования такого рода, как правило, потому, что пациентки по разным параметрам не вписываются в картину «классического» инфаркта миокарда. И дело не только в этом. Как мы уже видели выше, исследование не всегда помогает.

Медицина совершила огромный прогресс в лечении ишемической болезни сердца. Однако если вы женщина, вам это мало поможет. Может быть, вы недоумеваете: почему и здесь дамы отодвинуты на второй план? Но, насколько мне известно, не существует такого тайного кабинета, где безликие мужчины принимали бы решения о том, что все полезные таблетки следует отдать мужчинам. Реальность сложнее.

Мы уже говорили о том, что женское сердце работает несколько иным образом, чем мужское. Кроме того, женское сердце реагирует на болезнь несколько иначе. Женский вариант ишемической болезни сердца – это совсем особый зверь.

Долгие годы в медицинских испытаниях участвовали преимущественно добровольцы-мужчины, то есть новые лекарства и хирургические методы лечения ИБС тестировались на мужчинах. А у них, так уж вышло, ишемическая болезнь сердца развивается по мужскому типу. Для лечения женщин мы используем тот же арсенал средств, хотя ни лекарственные препараты, ни хирургические вмешательства не были специально адаптированы с учетом специфики женской ИБС. «Мужская» терапия не всегда эффективна для женщин, а специфическая «женская» терапия еще не найдена.

Когда я размышляю о том, что в борьбе с ИБС женщины по многим параметрам оказываются в гораздо худшем положении, мне становится очень досадно, немного грустно и чуть-чуть тревожно за здоровье моего собственного сердца. Ситуация довольно неоднозначная: не можем же мы проводить исследования, особенно инвазивные, каждому пациенту с необычными симптомами или просто исходя из своих подозрений или предположений. Некоторые исследования несут в себе определенные риски, и мы стараемся не назначать их, если в том нет явной необходимости. Сегодня ученые и врачи ищут новые способы, как наиболее эффективно использовать существующие методы исследования сердца для женщин. Так что не отчаивайтесь: ситуация меняется к лучшему!

Будущее женского сердца

Проблема ИБС у женщин, которой долгое время не уделялось должного внимания, теперь попала в поле зрения врачей и ученых. Во всем мире исследователи пристально изучают вопросы, связанные со здоровьем женского сердца, и бьются над разгадкой хотя бы некоторых его тайн. Исследуются такие области, как специфика ИБС у женщин, понимание реакций женского сердца; и исследования, как мы надеемся, помогут выработать более эффективные методы лечения.

Одна из самых важных задач для нас – разбить стереотип, перестать рассматривать ИБС как мужское заболевание и обратить внимание на ИБС у женщин. В различных странах мира существуют общественные кампании, подобные американским кампаниям Go Red for Women («В поддержку женского сердца») и Making the Invisible Visible («Сделаем невидимое видимым»), направленные на то, чтобы повысить в обществе уровень знаний об ишемической болезни сердца среди женщин, их семей и медиков.

Но если говорить конкретно, как мне позаботиться о будущем моего собственного сердца? Поскольку перспективы у женщин с ИБС хуже, чем у мужчин, профилактика гораздо важнее лечения. В большинстве случаев ишемическую болезнь сердца можно предотвратить. Сахарный диабет и повышенное артериальное давление нередко возникают в результате многолетних привычек; свою роль играют также факторы образа жизни. Еще один определяющий фактор – гены. Может быть, нам повезло, и наши гены защищают нас от ИБС; но ведь есть и другая вероятность: возможно, я наделена такими генами, которые сильно осложнят мне жизнь.

Женское сердце прекрасно, и не только в кино или в романах. Подумайте о всех женщинах в вашей жизни и о том, как вам хочется, чтобы каждая из них жила долго и счастливо. Пока мы бьемся над тем, чтобы найти ключ к проблемам женского сердца, используйте все средства, доступные нам уже сейчас, чтобы заботиться о своем сердце.

Как позаботиться о собственном сердце. Шпаргалка для женщин

У более чем восьмидесяти процентов женщин один из факторов риска для развития ИБС можно устранить, а у шестидесяти процентов устранимы три и более факторов. Это, например, курение, избыточный вес, отсутствие физической нагрузки, сахарный диабет и повышенное артериальное давление. Обсудите со своим врачом, как вам справиться с этими факторами риска.

• Выясните, какие факторы риска у вас присутствуют. Узнайте у родственников, у кого из них имеются проблемы с сердцем; сделайте анализ крови, проверьте свой уровень холестерина, пройдите скрининг на сахарный диабет. Знание дает силы, чтобы что-то менять.

• Если во время беременности у вас возникали проблемы, вам необходимо быть особенно внимательной к себе, и не только в последующие беременности, но постоянно. Поскольку существует вероятность, что у вас несколько повышен риск развития диабета, гипертонии и других нарушений, заботьтесь о своем здоровье со всем вниманием и найдите доктора, который будет относиться к вашему здоровью так же внимательно.

• Двигайтесь! Занимайтесь спортивной ходьбой или бегом – так даже при плохой наследственности вы можете в два раза сократить риск развития ИБС.

• Расскажите подругам. Мы стараемся повышать уровень знаний о здоровье сердца, и очень важно, чтобы вы делились с другими своими знаниями о женском сердце и подталкивали других женщин заботиться о своем здоровье.

Глава 5. Любовь лечит?

Самые лучшие и прекрасные вещи на свете нельзя ни увидеть, ни потрогать – их можно только почувствовать сердцем.

Хелен Келлер, слепоглухая писательница, лектор, политическая активистка

Когда я проходила субординатуру в отделении кардиохирургии и во время первой в моей жизни кардиологической операции увидела в раскрытой грудной клетке бьющееся сердце, я испытала благоговейный ужас. Но это было не единственным моим впечатлением. Меня невероятно вдохновила встреча с пациентами – они показались мне самыми стойкими и мужественными на свете людьми.

Однажды утром, придя в отделение, я узнала, что сегодня мы будем проводить трансплантацию сердечно-легочного комплекса, достаточно редкий вид трансплантации в то время. Эта операция не только укрепила во мне решимость связать свою жизнь с кардиохирургией, но и дала мне возможность увидеть целительную силу любви.

История Лоры

Пациенткой была чудесная женщина по имени Лора. Она родилась с редким пороком сердца под названием общий артериальный ствол. В норме от сердца отходят два крупных кровеносных сосуда: аорта и легочная артерия. У Лоры была только одна главная артерия с одним клапаном, который не очень хорошо работал. В результате этой патологии строения сердце и легкие пациентки испытывали колоссальную нагрузку, а организм получал кровь, бедную кислородом, из-за чего ее кожа и губы имели синюшный цвет. Лора родилась в то время, когда детская кардиохирургия еще не могла справиться с такой проблемой, так что пациентке пришлось прожить с этим заболеванием 40 лет, и все эти годы ее больное сердце и легкие страдали от него.

Трансплантация прошла успешно. После операции, продлившейся около десяти часов, Лору перевели в отделение интенсивной терапии, где она оставалась под наркозом, чтобы пересаженные органы могли привыкнуть к своему новому дому. Было чудесно видеть, как ее губы, которые раньше были синими, приобрели теперь нормальный розовый цвет – новое сердце и легкие качали кровь в правильном направлении, снабжая организм кровью, богатой кислородом.

Восстановление Лоры шло нелегко. Другие органы пациентки страдали от того, что я бы назвала сопутствующими рисками в процессе реабилитации. Случается, что когда организм уже находится в стрессовом состоянии, органы отчаянно восстают против дополнительной нагрузки, которая ложится на них в результате операции и реабилитации, не говоря уже о том, что для поддержания нормальной работы организма теперь требуется множество лекарств. Организму Лоры всю жизнь приходилось жить в условиях большого напряжения. Помню, как однажды вечером во время обхода спустя несколько недель после операции я вместе с другими медиками стояла возле кровати Лоры и сокрушалась о том, как много выпало на ее долю.

Но я поняла, что Лора несет этот груз не одна. Я уверена, что для нее не менее важным, чем лекарства и врачебная помощь, была поддержка и постоянное присутствие ее мужа Эндрю. Своей любовью он помогал Лоре восстанавливаться. Медленно, но неуклонно она преодолевала одну за другой трудности на пути восстановления и наконец смогла отправиться домой. Уже десять лет я поддерживаю связь с Лорой и Эндрю и не перестаю восхищаться тем, как они вместе умеют жить полной жизнью.

Эпицентр любви

Мы – те, кто работает в больнице, – видим любовь постоянно: это то вещество, которое связывает людей. Меня часто поражает, насколько восстановление пациента зависит от любви другого человека. Кажется, чтобы поправиться, чтобы стать здоровым, пациенту просто необходимо быть окруженным любовью и любить самому. К счастью, большинству людей не приходится пережить такую травматичную процедуру, как трансплантация сердечно-легочного комплекса, чтобы получить любовь и испытать ее оздоравливающий эффект.

Во времена древних греков и римлян философы и медики, от Аристотеля до Галена, рассматривали сердце как центр всех чувств, источник любви, мужества и сострадания. О злых людях говорили, что у них «черное сердце», подразумевая, что их поступки не только неблаговидны, но порождены дефектом сердца. Предполагалось, что в «черном сердце» недостает доброты, которая должна присутствовать в сердце. Любовь считалась главным элементом в эмоциональном репертуаре сердца, и в языке мы по сей день пользуемся таким выражением, как «мне по сердцу», чтобы передать свое нежное отношение к кому-то или чему-то.

Сегодня мы гораздо больше знаем о работе сердца, чем античные философы. Несмотря на это, невзирая на века развития науки, которая открывает нам, что на самом деле творится у нас внутри, мы так и не смогли отказаться от этой идеи: сердце в нашем представлении остается тесно связанным с любовью. О вопросах, связанных с любовными отношениями, мы по-прежнему говорим «дела сердечные». В нашей культуре, в речи и в сознании сердце остается источником, эпицентром и нашим неизменным руководителем в любви.

Представление о взаимосвязи между сердцем и любовью нельзя назвать безосновательным. Когда вы смотрите на любимого человека, сердце начинает чаще биться или, наоборот, может замереть. Но любовь откликается в нашем теле не только сердцебиением. Когда мы ощущаем любовь к кому-то или чувствуем себя любимыми, в нашем организме запускается каскад гормонов и физиологических реакций, которые не только приятны, но и полезны для здоровья ума и тела. На самом деле, полезны даже любовь к самому себе и умение себе посочувствовать.

Объятия, или польза окситоцина

Вспомните, когда вас в последний раз кто-нибудь обнимал. Я не говорю о каких-нибудь неловких объятиях, но об объятиях любимого человека, когда вы выходите из дома на работу, или объятиях старого друга, который встречает вас в аэропорту. О таких объятиях, которые согревают вам душу и дают почувствовать себя любимым. Такие объятия дают не только эмоциональный заряд. Когда вас обнимает любящий человек, ваше тело тоже получает заряд сил.

Всякое чувство – это не только чувство. Мы ощущаем его своим физическим существом. Любовь – не исключение. Любовь сформировалась как физиологический и гормональный процесс в нашем организме, в центре которого находится гормон окситоцин. Окситоцин часто называют гормоном объятий или гормоном любви, но он начинает играть важную роль в нашей жизни еще задолго до того, как мы узнаем, что такое любовь. У женщины, организм которой готовится к родам, окситоцин вырабатывается гипофизом (железой, укромно примостившейся под головным мозгом), и под действием этого гормона матка начинает сокращаться, продвигая ребенка по родовому каналу. Окситоцин также отвечает за выработку грудного молока, а значит, благодаря ему ребенок получает питание – первый опыт любви в нашей жизни.

Гормоны – это молекулы, обычно пептиды (как маленькие молекулы белка), которые синтезируются клетками организма. Их работа состоит в том, чтобы отправляться к другим клеткам и влиять на то, как они функционируют. Гормоны выступают в качестве маленьких сложных сигнальных молекул: как если бы по комнате от человека к человеку передавалось сообщение с просьбой что-то сделать (или чего-то не делать). Органы и клетки, синтезирующие эти гормоны, выделяют их в кровь после того, как в самом теле или в окружающей среде происходит некоторое специфическое событие. Другие гормоны вырабатываются циклически. Наше тело производит множество гормонов, и они выполняют разные функции. Эстрогены синтезируются яичниками, а адреналин – нервными клетками и надпочечниками. Гормоны могут заставить наше сердце быстрее биться, могут запустить в нас процесс полового созревания, могут укрепить наши кости кальцием или даже отправить нас спать.

Окситоцин играет важную роль в развитии привязанности, которая начинается у малыша вскоре после рождения и может даже служить своего рода сигнальным механизмом между матерью и ребенком. Этот гормон вырабатывается у всех, мужчин и женщин, в течение всей жизни. Это, можно сказать, гормон социального взаимодействия. Когда нам хорошо, у нас вырабатывается окситоцин. И когда в нашем теле полно окситоцина, нам становится еще лучше.

До недавнего времени считалось, что окситоцин в первую очередь связан с рождением детей и грудным вскармливанием. По мере того, как исследователи все больше узнавали об окситоцине, мы начали ценить его роль в общем физическом здоровье организма. Этот супергормон приносит много пользы нашему сердцу. Окситоцин вырабатывается гипофизом как у мужчин, так и у женщин в ответ на прикосновение, во время секса, при социальных взаимодействиях. И, кстати, не только романтических – окситоцин помогает нам ощущать связь с друзьями и родственниками.

В ходе исследований было обнаружено, что окситоцин имеет положительное влияние на сердце. Он может как предотвращать повреждение сердца, так и поддерживать сердце здоровым. Нам известно несколько механизмов, посредством которых окситоцин благотворно влияет на сердце. Во-первых, этот гормон может бороться с воспалением. Воспаление развивается, когда наше тело болеет или когда у нас есть какое-либо повреждение, и этот процесс свидетельствует о том, что наши клетки сражаются с инфекцией или стараются прекратить или устранить вредное воздействие повреждения. Воспаление – это важный защитный механизм, однако случается, что воспаление «чересчур увлекается» и само наносит вред организму. Поэтому, когда в сердце начинается воспалительный процесс после инфаркта миокарда или инфекции, окситоцин может помочь ограничить вред, который наносит воспаление.

Кроме того, окситоцин может оказывать влияние на несколько систем органов, непосредственно связанных с сердцем. Под его действием кровеносные сосуды расслабляются, что позволяет сердцу качать кровь с меньшим усилием. Это действие окситоцина также позволяет снизить артериальное давление, что помогает обеспечить кровью все другие жизненно важные органы, такие как почки и головной мозг. И наконец, окситоцин может участвовать в заживлении ран, помогая организму в образовании новых кровеносных сосудов, которые снабжают ткани питательными веществами.

Что же, нужно срочно запасаться окситоцином? И да, и нет. Окситоцин используется в качестве лекарства (под названием питоцин или синтоцинон) для стимуляции родов. Но поскольку мы все еще недостаточно знаем о действии этого гормона, лучше всего добывать окситоцин старым проверенным способом: любить и обнимать.

С чувством любви прочно связаны и многие другие гормоны. Например, когда мы испытываем радостное возбуждение от встречи с каким-то человеком, у нас вырабатывается адреналин, особенно если это наше первое знакомство. Гормон дофамин активирует участки мозга, которые воспринимают поощрения, и дает нам чувство удовлетворения. Еще один гормон, который синтезируется тем же участком головного мозга, что и окситоцин, это вазопрессин. Эти два гормона могут действовать вместе, но иногда вазопрессин выступает как антагонист окситоцина. Это сложная система с постоянным внутренним движением. Нам важно знать, что все гормоны, вырабатывающиеся в организме под действием любви, помогают нашим органам и клеткам хорошо себя чувствовать и в конечном счете укрепляют наше здоровье.

История Даниэль

Однажды в наше отделение попала пациентка, которая была слишком молода для кардиохирургии. Ей было около тридцати пяти, но она уже перенесла инфаркт миокарда. Комбинация генетических факторов и диабета привели к развитию коронарной недостаточности и опасной закупорке сосудов. Риск для ее сердца был так высок, что мы продержали ее в больнице вплоть до самой операции. Пациентка была постоянно подключена к капельницам с лекарствами, которые расширяли ее кровеносные сосуды и не позволяли им закупориваться тромбами.

Случается, что в ожидании операции на открытом сердце человек заново оценивает свою жизнь каким-то неожиданным для самого себя образом. Так произошло и с нашей пациенткой, и она попросила отложить операцию, чтобы выйти замуж за мужчину, с которым прожила уже много лет. Ее семья тут же принялась за дело – организацию свадьбы прямо в палате. Невесте предстояло идти под венец по белоснежному коридору кардиохирургии под руку с капельницей.

Два дня спустя по этому же коридору ее провезли в операционную. Операция, как и свадьба, прошла как по нотам. Конечно, для успешной операции одной свадьбы недостаточно, но я уверена: то, что пациентка только что вышла замуж за мужчину своей мечты, уж точно пошло не во вред. Возможно, это мои домыслы, но я считаю, что, противопоставив болезни сердца и гормонам стресса мощный поток гормонов любви, пациентка обеспечила себе наилучший психологический и физический настрой на операцию.

Плюс один

Как правило, большинство из нас воспринимает отношения с партнером как одну из самых важных ценностей в жизни. Это отношения, соединяющие в себе романтику, доверие и дружбу. Здоровые отношения могут очень много дать нам в социальном и психологическом плане, но, кроме того, они оказывают большое влияние на наше физическое здоровье.

Любовь, как и все другие чувства, – не только у нас в голове. Наше сознание и головной мозг нераздельно связаны со всем организмом. Любовь производит в нас целый каскад изменений, которые начинаются в лимбической системе – нашем генераторе эмоций, глубоко спрятанном в головном мозге. Когда лимбическая система выстреливает любовью, каскад изменений проходит через все тело, уменьшая стресс как в головном мозге, так и в других органах и позволяя нам выработать социальную и психологическую устойчивость. Причем эта система подпитывает сама себя и становится все сильнее, заодно придавая сил и нам.

Любовь – чувство, приводящее в действие лимбическую систему, также направляет сигнал нашим нервам, сообщая, чтобы они позволили нам расслабиться. Под действием окситоцина и других гормонов расширяются кровеносные сосуды, в результате чего снижается частота сердцебиения и артериальное давление. Участки головного мозга, которые называют «центрами удовольствия», активируются и сообщают организму, что мы вполне довольны происходящим, и физиологический цикл повторяется снова, набирая обороты. Иногда, встретившись с проявлением любви к себе, мы говорим, что «таем», а в это время у нас внутри тепло любви заставляет таять стресс, тревогу и физическую боль. Это очень удачная метафора, и она описывает красоту физиологической реакции нашего тела на любовь лучше, чем любые медицинские или научные термины.

Все эти реакции для нас очень полезны, и когда мы больны, и когда здоровы – в качестве профилактики. Допустим, нашему организму достается весь этот ценный положительный эффект любви, но становимся ли мы от этого здоровее? Любовь лечит?

Большинство исследований в этой области в силу исторических причин построено вокруг брака: в прошлом брак был более распространен, чем отношения, не оформленные официально. Кроме того, в ходе исследования по базам данных, регистрирующим информацию о состоянии здоровья и смерти, проще выяснить именно официальный семейный статус человека. Но будем иметь в виду, что, хотя мы говорим здесь о браке, социальные и физиологические преимущества семейных отношений выходят за пределы юридически оформленного брака, и фактически в исследованиях брак выступает как маркер долгосрочных отношений.

В прошлом семейный статус человека не рассматривался как существенный фактор для его здоровья или восстановления после болезни. Однако сейчас мы располагаем научными данными, которые указывают на то, как важны отношения для здоровья, в особенности для здоровья сердца.

Если мы возьмем пациентов с ишемической болезнью сердца, пациенты, состоящие в браке, как правило, быстрее восстанавливаются после инфаркта миокарда. Это особенно касается мужчин. По данным некоторых научных исследований, уровень смертности среди неженатых мужчин приблизительно вдвое выше, чем среди женатых. При этом любопытно, что на данных по полигамным обществам было установлено, что если жен две и больше, это плохо сказывается на здоровье мужчины.

Удивительно, но аналогичного защитного эффекта от брака для женщин не наблюдается. Замужние пациентки восстанавливаются лучше, чем вдовы или незамужние женщины, но у мужчин польза брака для здоровья выражена гораздо сильнее. Трудно сказать, чем это объясняется, но возможная причина состоит в том, что женщины стараются вернуться к тому уровню заботы о других членах семьи, который был им привычен до инфаркта. Возможно также, что женщины с ишемической болезнью сердца болеют тяжелее мужчин. Как бы то ни было, у нас столько потенциальных причин для болезни, что иметь спутника жизни, который благотворно влияет на здоровье, совсем не лишне.

Исследования также показали, что улучшению здоровья способствует не только традиционный брак между мужчиной и женщиной – однополые браки тоже укрепляют здоровье. Медицинские показатели для людей из числа ЛГБТ значительно хуже, чем у гетеросексуальных людей, однако когда мы оцениваем здоровье людей в однополых браках, то видим, что показатели улучшаются, снижается количество психических расстройств. В США легализация однополых браков открыла для многих доступ к медицинскому страхованию, а значит, они получили потенциальную возможность получать профилактическую медицинскую помощь или обращаться за помощью на более ранних этапах, чем раньше.

Однако, прежде чем мы дойдем до стадии болезни, исключительно важную роль играет профилактика, и это еще одна область, в которой женатые мужчины, по-видимому, сильно выигрывают в сравнении с холостяками. Женатые мужчины, как правило, отказываются от вредных привычек, таких как курение, чрезмерное употребление алкоголя, у них ниже масса тела. Они с большей вероятностью придут на профилактический осмотр к врачу. Хотя все женатые и замужние люди до определенной степени выигрывают от брака в социальном плане, но, кажется, именно на женах лежит забота о здоровье мужей.

Закономерно, что любовь и безопасность, которые дает брак или постоянные отношения, имеют большое значение. По-видимому, также существует взаимосвязь между качеством отношений и эффектом для здоровья. В нескольких исследованиях рассматривалось влияние отношений на воспалительные процессы. Трудно поверить, но постоянные отношения при условии, что партнеры довольны друг другом, сокращают объем воспалительных процессов, с которыми наш организм сталкивается ежедневно.

Если же ваш спутник жизни – милое мохнатое существо, что ж, это еще один возможный способ давать и получать любовь. Домашний питомец тоже умеет активировать все нужные участки в мозгу и гормоны, которые помогают вам не заболеть, а заболев – вылечиться. И что не менее важно, домашние животные помогают нам лучше себя чувствовать.

Любовь к себе тоже лечит?

Любить себя – очень модный совет, и обычно он занимает центральное место в разного рода рекомендациях из серии «как стать здоровым и счастливым». Мы должны полюбить себя, и тогда нас полюбят другие. Мы должны любить себя ради своего физического и психического здоровья. Мы должны заниматься фитнесом из любви к собственному телу, а не из ненависти к нему. Любви и сочувствию к себе в последнее время уделяется огромное внимание, особенно часто такого рода советы адресованы женщинам – возможно, в противовес беспощадным требованиям к внешнему виду, поведению, физической форме и даже одежде женщины. Любовь к себе нам прописывают для баланса в условиях тех высоких стандартов, к которым мы обязаны стремиться.

«Сочувствие к себе» – это прекрасный термин, отражающий суть любви к себе. Это настоящий психологический и социальный феномен, а не просто пустой ярлык. Смысл этого подхода состоит в том, чтобы смотреть на себя позитивно и иметь к себе сострадание, даже когда сталкиваешься с собственными промахами и недостатками; быть добрым к себе даже тогда, когда не удается соответствовать поставленным себе целям или ориентирам. Сочувствие к себе подразумевает умение понять, что наше поведение часто бывает обусловлено трудными обстоятельствами. При этом вы осознаете, что вы не одни на свете, и знаете, что всем остальным тоже приходится непросто. Но вы не пытаетесь подогнать себя под какой-то нереалистичный идеал и способны взглянуть в лицо своим негативным чувствам, не боясь, что от этого все развалится. Такой подход помогает не обрушиваться в пропасть и не погружаться в невыносимый ужас собственных чувств, но просто признавать их наличие.

Уметь себе посочувствовать – это не то же самое, что иметь хорошую самооценку. Самооценка часто основывается на сравнении себя с другими людьми. Сочувствие к себе подразумевает работу над собственными чувствами по отношению к себе, над восприятием себя, здесь важно понимание того, что эти чувства направляют нашу физиологию и поведение.

Бывает крайне важно посочувствовать себе, когда вам кажется, что вы ничего не стоите. Учась сочувствию к себе, вы развиваете в себе важные инструменты, которые помогут вам устоять в трудные времена. Считайте, что это тренировка перед финальной игрой: вы вряд ли хорошо проявите себя в игре, если придете на нее без подготовки. И совсем другое дело – если вы будете тренироваться весь сезон.

Многие аспекты нашей жизни и наших чувств непосредственно связаны с процессами в нашем теле. Эмоциональное состояние и физиологические процессы, происходящие под его влиянием, могут определять наше поведение в позитивном или негативном ключе. Возвращаясь к вопросу о положительном влиянии брака на здоровье мужчины, отметим, что помимо пользы непосредственно от ощущения, что тебя любят и поддерживают, важно также и то, что женатые мужчины чаще ведут более здоровый образ жизни. Они меньше курят и пьют, поддерживают более здоровую массу тела. Умение сочувствовать себе имеет схожий положительный эффект, который в основном проявляется в пищевых привычках и потере веса.

Если вы слишком строги к себе это может отразиться на вашем теле. Согласно данным исследований, молодые женщины, которые недовольны своим телом и вследствие этого неправильно питаются (едят слишком много или слишком мало), нередко не умеют сами себя успокоить; другими словами, они не способны прекратить негативный внутренний диалог и принять свои недостатки. Казалось бы, этому нас учат с младенчества, но взрослым эти знания и умения также необходимы. Исследования показывают: восприятие таких женщин настроено на то, чтобы постоянно искать проблемы в себе самих и вокруг себя. Они становятся перфекционистами, но не в хорошем смысле этого слова. Такой перфекционизм может означать не только то, что они крайне строги к себе, но и то, что они не любят свое тело и не заботятся о нем.

Многие из нас страдают от проблем с весом, а поскольку занятия фитнесом и пищевые привычки относятся к поведенческой сфере, другие типы поведения, такие как умение сочувствовать себе, могут влиять на способность сохранять здоровый вес или сбрасывать вес. В ходе одного исследования на протяжении многих лет контролировались показатели массы тела молодых мужчин и женщин, и эти данные сопоставлялись с тем, как пациенты сами воспринимали себя. Обнаружилось, что женщины с низкой самооценкой или негативным образом себя, как правило, весили больше, чем те, кто смотрел на себя иначе. Любопытно, что это не всегда верно в отношении мужчин.

В такие периоды, когда мы стараемся максимально хорошо выглядеть и оставаться в форме, например во время ухаживания, мы соответственно чувствуем себя более привлекательными и более уверенными в своей внешности. В такие периоды это чувство уверенности бывает наиболее сильным, и оно положительно отражается на нашем восприятии самих себя. Следовательно, оно отражается на наших привычках, самооценке и, самое главное, здоровье.

В этой теме мне кажется невероятно любопытным то, как порой проявляется любовь и сочувствие к самому себе. Случается, что приятные ощущения для нас важнее, чем здоровье. Образ женщины, пережившей расставание, которая в качестве утешения поедает огромную порцию мороженого, конечно, относится к разряду стереотипов, но и в нем есть доля правды. С большинством из нас случалось, что мы позволяли себе наесться до отвала шоколада, выкурить лишнюю сигаретку или устроить попойку с друзьями, проявляя таким образом «любовь» к себе, отделываясь от жизненных трудностей калориями, никотином или алкоголем. Хотя в мотивах такого поведения присутствует некоторая форма сочувствия и доброго отношения к себе, это точно не то, что благоприятно влияет на наше здоровье.

Поэтому очень важно найти такие способы успокоить себя, посочувствовать себе, в которых мы не будем зависеть ни от других людей, ни от фастфуда, ни от алкоголя. Мы можем отыскать здоровые и полезные способы утешить себя после трудного дня на работе, ссоры с партнером или срыва в диете.

Любовь исцеляет любую болезнь?

Идея о том, что силой любви можно исцелить болезнь, прекрасна. К сожалению, наука не берется этого утверждать. Однако у нас есть данные исследований, подтверждающие, что брак имеет положительный эффект на здоровье сердца, в особенности у мужчин. Хотя брак в данном случае служит лишь маркером ощущения счастья и здоровых привычек. Что касается пользы для здоровья от сочувствия или, как чаще говорят, любви к себе, картина еще менее четкая.

Научность целебной силы любви, будь то любовь к другому или к самому себе, все еще является предметом обсуждения. С научной точки зрения существует вероятность, что любовь лечит, но фактически точных данных у нас нет. Мы можем сказать с некоторой долей определенности: когда человек испытывает чувства, противоположные ощущению, что тебя любят и о тебе заботятся, то есть когда ему грустно и одиноко, это создает угрозу для здоровья его сердца.

Любовь – это сфера эмоционального и психического здоровья, которая связывает наш разум и тело каким-то не совсем понятным для нас образом. По мере того как мы больше узнаем о сердце и о влиянии на него наших эмоций, мы, возможно, будем лучше понимать механизмы и физиологию этих процессов. Но в настоящий момент можно с уверенностью сказать, что любовь полезна для нашего разума, социального развития и, возможно, в некоторой степени, для нашего тела. Это лекарство, которое мы можем принимать неограниченно и которым должны щедро делиться с другими.

Глава 6. Чем побаловать сердце

Невозможно как следует думать, как следует любить, как следует спать, если перед этим ты как следует не пообедал.

Вирджиния Вулф

Еда играет огромную роль в нашей жизни. Это неотъемлемая часть нашего общения с людьми: с помощью еды мы отмечаем особые события, еда подкрепляет наши семейные и дружеские узы. Мы готовим для любимых, чтобы проявить заботу. Еда – это также награда, поощрение за хорошо выполненную работу. Мы так любим поесть, что в наше время люди чаще болеют от переизбытка, чем от недостатка пищи.

Может быть, вас это удивит, но в медицинских вузах недостаточно хорошо преподают науку о правильном питании. В моем случае учебный курс по основам питания фактически сводился к глубокому обсуждению вопросов грудного вскармливания. Причем мы пришли к выводу, что грудное вскармливание можно приравнять к вскармливанию коровьим молоком. Поэтому не стоит удивляться, что я опробовала на себе множество сомнительных диет, которые предлагали минимум питательной ценности и калорий и максимум страданий. И такими диетами увлекается немалая часть населения.

Окончив медуниверситет, я начала работать в той области медицины, которая зачастую неразрывно связана с проблемами, вызванными пищей. Тогда я поставила себе задачу разобраться в вопросах питания и выяснить, как пища может подрывать наше здоровье. В своей врачебной практике я никогда не считала, что могу просто порекомендовать пациенту «правильно питаться». Что такое правильно? И как это сделать? Сознаюсь, что я и сама люблю поесть, в том числе вредную еду. Чем и как мы питаемся – это очень комплексный социальный, биологический и психологический процесс, и чтобы делать правильный выбор, нужно знать много тонкостей.

Буквально всюду мы встречаем доводы в пользу того, что избыточный вес вредит здоровью. Все, от врачей до блогеров в Инстаграме и наших собственных мам, готовы научить нас, что и когда нужно есть. И при всем этом практически невозможно выяснить, так как же все-таки питаться, чтобы быть здоровым.

По мере развития диетологии мы все больше узнаем о том, как питание влияет на способность организма сопротивляться болезни. Раньше модой среди людей, сидящих на диете, был подсчет калорий. Но теперь нас учат, что на здоровье влияет не только количество, но и качество пищи.

Наш рацион сказывается на здоровье сердца разными путями, но самые важные последствия питания связаны с состоянием коронарных артерий. Как мы уже знаем, закупорка коронарных артерий вызывает инфаркт миокарда или стенокардию – его предвестницу. К закупорке в свою очередь приводит рост атеросклеротических бляшек на стенках сосудов. В бляшках содержится большое количество холестерина, жироподобного вещества, которое мы получаем из пищи. Когда ученые сделали это открытие, жир стал главной мишенью для борцов с ишемической болезнью сердца. Были даже разработаны специальные диеты и таблетки для снижения жиров и холестерина в нашем кровотоке.

С тех пор наши знания о жирах в крови и в организме в целом значительно расширились, но вопросы о роли жиров и о том, какими диетами и лекарствами стоит пользоваться, остаются предметом споров. И независимо от каких бы то ни было открытий, по-прежнему считается, что ожирение, диабет и повышенное артериальное давление связаны с ИБС и опасны для сердца. Так что же нам с ними делать?

Ожирение

Несколько лет назад мы оперировали молодую женщину сорока с лишним лет. Ее коронарные артерии были настолько закупорены, что, даже передвигаясь по дому, она испытывала ужасную боль в грудной клетке. Пациентка весила около 140 килограммов и страдала морбидным ожирением. Термин звучит довольно страшно, а фактически это означает, что у человека так много избыточного веса в форме жира, что он подвержен риску развития угрожающих жизни заболеваний или осложнений. В случае нашей пациентки ишемическая болезнь сердца как раз и была одним из таких осложнений.

Операция прошла успешно, пациентке наложили два коронарных шунта, и ей стало значительно лучше. Восстанавливалась она хорошо: не быстро, поскольку до операции пациентка мало ходила из-за сильных болей в груди, но она явно шла на поправку. Однажды мы зашли к ней в палату во время утреннего обхода. Пациентка завтракала. В дополнение к одному тосту, который входил в больничный завтрак, на ее тарелке возвышалась стопка из шести тостов, намазанных маслом. Выяснилось, что женщина попросила пару кусочков у службы питания, а остальными с ней поделились другие пациенты, которым не очень-то хотелось хлеба.

Как мы знаем, стыд – очень плохая мотивация, и он вряд ли поможет человеку изменить свое поведение. И все же у каждого из нас есть шанс стать лучше от того, что порой нам случится чуть-чуть погрустить. Один из врачей на обходе пришел в ярость от увиденного и стал отчитывать пациентку, убеждая ее, что если она не прекратит объедаться, то никогда не поправится и загонит себя в гроб. Врач посмотрел на нее с возмущением и воскликнул: «У вас только что была операция на сердце, операция на открытом сердце! Вам что, этого мало, вы не хотите измениться?!» Не знаю, был ли его упрек полезен для пациентки, но меня он заставил задуматься: почему же нам не удается сбросить вес, даже когда от этого зависит здоровье нашего сердца?

Ожирение уже было объявлено главной угрозой для здоровья населения и значится в первых строках среди проблем здравоохранения, которые правительства разных стран и международные организации здравоохранения, такие как ВОЗ, считают приоритетными. Во всем мире доля детей и взрослых, страдающих ожирением, продолжает расти. С начала 1980-х годов численность людей с ожирением в мире выросла приблизительно вдвое. Проблемы избыточного питания или избыточного потребления калорий сегодня стоят острее, чем проблемы недостаточного питания даже в развивающихся странах.

Более двух третей населения США и Австралии признаны страдающими избыточным весом или ожирением. Как правило, когда речь идет о сиденьях в самолете, избыточный вес волнует всех. Зато тому факту, что больше половины из десяти основных причин смерти (таких, как ишемическая болезнь сердца, инсульты и некоторые виды онкологических заболеваний) связаны с ожирением, уделяется крайне мало внимания. Калорийная еда в неограниченном доступе, большие порции, недостаточная физическая нагрузка дома и на работе, тенденция проводить все больше времени за сидячими занятиями – смотреть телевизор или сидеть за компьютером – все это ведет нас к ожирению. В целом, мы расходуем меньше энергии, а потребляем больше. Когда у нас образуется избыток энергии, наш организм запасает ее для того, чтобы использовать при необходимости, а это ведет к тому, что мы набираем вес.

Возвращаясь к моей пациентке: как она пришла к этой точке? Попросту говоря, эта женщина ела больше, чем требовалось ее организму для уровня ее активности. Это просто математическое неравенство. Но все далеко не так просто и понятно в реальной жизни и даже в питании. Ведь каждый человек – это удивительное сочетание генов, окружающих условий, чувств, биологических процессов в организме и много чего еще. Да, набор веса однозначно объясняется тем, что потребление превышает расход энергии, но в реальности ожирение бывает обусловлено целым комплексом обстоятельств.

ДНК и гены задают образец, по которому строится и функционирует наше тело, и когда исходная модель страдает избыточным весом, такая наследственность может оказаться для нас проблематичной. Наследственность определяется тем, в какой степени гены формируют ту или иную нашу черту, например цвет глаз, рост или вес. Годы медицинских исследований показали, что приблизительно от 40 до 70 % особенностей нашего организма, связанных с массой тела, обусловлено генами. То есть лишь у совсем небольшой доли людей с избыточным весом или ожирением эта черта определяется какими-то конкретными поврежденными генами.

Даже если мы генетически предрасположены к тому, чтобы быть полными, это не единственный механизм, который заставляет нас набирать избыточный вес. Наш мозг и тело регулируют аппетит, количество съедаемой пищи и то, что потом с ней происходит, посредством сложной системы нервов и гормонов. В центре головного мозга находится особая структура – гипоталамус, и под действием гормонов нервные клетки гипоталамуса заставляют нас съедать больше или меньше. Другие элементы нашего тела: жировые клетки, желудок и даже бактерии, живущие в нашем кишечнике, направляют сигналы, влияющие на то, как мы едим. Случается, что в ответ на диету или потерю веса эти системы сигналов просто срываются с цепи – это одна из множества причин, почему так легко снова набрать вес.

К этому можно прибавить фактор среды, в которой мы живем. Калорийная пища вкусная и есть ее приятно. Стресс может подталкивать нас к тому, чтобы есть больше – как в силу базовой потребности организма восполнять запасы энергии в критический момент, так и потому, что нас научили искать в еде утешение. Эта взаимосвязь различных факторов и их влияние на то, как мы теряем вес, и в целом на нашу способность регулировать свой вес, делают ожирение тяжелой хронической болезнью.

Важно понимать, что ожирение и избыточный вес – это болезнь; это не социальный феномен, не дурновкусие, не результат распущенности. Большая часть жира, определяющего наш избыточный вес, хранится в подкожно-жировой клетчатке. Отсюда складки на животе, полнота бедер и любых других частей тела, куда обычно откладывается лишний жир. Этот жир преимущественно состоит из триглицеридов, которые имеют прямое отношение к появлению атеросклеротических бляшек, закупоривающих коронарные артерии при ишемической болезни сердца. Но жировые клетки не остаются в одиночестве – к ним присоединяются различные клетки иммунной системы, и вместе они образуют молекулы особого типа, вызывающие воспалительный процесс. А воспаление, как мы уже говорили, может быть полезным, но если оно происходит неконтролируемо, то делает нас склонными к болезням, таким как ИБС.

Висцеральный жир – это не то, из-за чего на вас плохо сидят вещи. Латинское слово viscera означает «внутренние органы». При висцеральном типе ожирения жир скапливается вокруг жизненно важных органов: сердца, печени, почек и поджелудочной железы. Может быть, вам представляется симпатичная картинка: органы уютно укутаны эдаким мягким одеялом, но на самом деле жир, окружающий органы, практически душит их. Доказано, что когда таким жиром окружены почки, это вызывает повышение артериального давления. Висцеральный жир связан с диабетом, ожирением печени, а также может способствовать росту атеросклеротических бляшек в кровеносных сосудах. Как и подкожный жир, висцеральный жир образует молекулы, которые вызывают воспаление и могут нарушить работу различных органов.

Накопление лишнего жира в буквальном смысле токсично для сердца. Избыточный вес связан с заболеваниями, такими как диабет и гипертония, которые представляют для сердца серьезные риски. Исследования показали, что жир – это метаболически активная ткань, то есть она исполняет множество функций. С точки зрения сердца это означает, что гормоны, вырабатывающиеся жировой тканью, ухудшают состояние кровеносных сосудов и даже могут непосредственно повреждать сердечную мышцу. Кроме того, жировая ткань активирует другие гормоны и нервные пути, что приводит к гипертонии и повреждению кровеносных сосудов и подготавливает почву для развития атеросклеротических бляшек под названием атеромы, закупоривающих жизненно важные артерии.

Можно ли быть толстым и здоровым?

Может ли человек с избыточным весом быть здоровым и находиться в хорошей физической форме? Этот вопрос мне задают довольно часто. И, честно сказать, ответить на него не так просто. С одной стороны, исследования говорят нам о том, что сердце человека с лишним весом, особенно если у него имеются жировые отложения вокруг внутренних органов, с большой вероятностью подвергается риску, даже если такой человек может пробежать марафон. С другой стороны, вес и индекс массы тела (ИМТ) – недостаточно надежные инструменты с точки зрения оценки здоровья. Ни тот, ни другой показатели не говорят, где именно в вашем теле имеются жировые отложения, и не могут определенно сказать, вредит ли жировая ткань вашему здоровью.

Небольшая доля людей, имеющих согласно ИМТ избыточный вес или ожирение, могут при этом быть здоровыми и не страдать ни от сахарного диабета, ни от гипертонии. Это может определить только врач после исследования липидов в крови (холестерина и его близких родственников), определения уровня сахара в крови и измерения артериального давления.

Короче говоря, можно быть крупным и при этом оставаться в хорошей физической форме и даже быть здоровым. В некоторых случаях судить о здоровье по весу – все равно, что читать книгу в темноте. Однако наука однозначно говорит, что лучше обходиться без лишнего жира, а следовательно, нам нужно изо всех сил стараться поддерживать здоровую массу тела и не обзаводиться никакой лишней жировой тканью.

Даже небольшая потеря веса – это уже большое дело

Все знают, что похудеть непросто, и непросто в том числе из-за того, как наше тело реагирует на потерю веса. Иногда, уже после того как нам удалось сбросить вес, организм продолжает посылать сигналы о желании съесть побольше, чтобы запастись энергией. Со временем эти сигналы могут уйти, но поскольку организм сопротивляется диетам, важно продолжать контролировать вес даже тогда, когда мы избавились от ожирения.

Наш организм, и особенно сердце, получает огромный положительный эффект от потери веса. Даже если вы сбросите 5 % от исходной массы тела, это уже может помочь вашей поджелудочной регулировать уровень сахара в крови. Согласно данным исследований, у пациентов, сбросивших от пяти до десяти процентов массы тела, показатели артериального давления, уровень холестерина и глюкозы понижаются настолько, что это снижает риск развития гипертонии и сахарного диабета. Людей с такими заболеваниями можно в некотором смысле «вылечить» снижением веса: либо с помощью диеты и физической нагрузки, либо хирургическим путем.

Наше общество навязывает нам образ красивого стройного тела, но к здоровью это прямого отношения не имеет. На самом деле важен не столько размер одежды или кубики пресса на животе, сколько здоровая масса тела. Необходимо, чтобы мы понимали, какую услугу окажем собственному организму, сбросив хотя бы 5 % веса. Забота о своем теле – это самое прекрасное, что мы можем для себя сделать.

О чем говорит ИМТ

ИМТ – это индекс массы тела. Рассчитывается ИМТ по формуле: вес в килограммах разделить на квадрат роста в метрах. В результате расчетов вы получаете двузначное число – индекс массы тела. Ваш ИМТ может относиться к одной из следующих категорий:


• нормальный: 18,5–24,9;

• избыточный: 25–29,9;

• ожирение: 30–34,9;

• резко выраженное ожирение: 35–39,9;

• очень резко выраженное ожирение: 40 и более.


ИМТ часто критикуют, во многом справедливо. Масса тела – это очень неоднозначный показатель, и он ничего не говорит ни о том, из чего складывается вес (из жира или мускул), ни о том, где скапливается жировая ткань (на животе или вокруг внутренних органов, или на бедрах). Например, по ИМТ мы, скорее всего, не сможем корректно определить категорию для мускулистого человека невысокого роста. А может быть и так, что ИМТ попадает в диапазон нормы, а внутренние органы человека окружены жировой тканью, и это вредно для его здоровья. ИМТ также может давать ошибочные результаты для людей из других расовых групп, чье телосложение отличается от людей европеоидной расы.

Почему же тогда мы им пользуемся? ИМТ все же коррелирует с показателями здоровья, если оценивать результат на большом количестве людей. Например, высокий ИМТ связан с инфарктом миокарда в молодом возрасте. Кроме того, ИМТ легко высчитать. Однако в качестве прогностического критерия оценки здоровья населения лучше пользоваться таким показателем, как соотношение талии и бедер. Чтобы подсчитать этот индекс, необходимо разделить окружность талии на окружность бедер, и если результат превышает 1,0 для мужчин и 0,85 для женщин, это означает, что вашему сердце срочно требуются забота и любовь!

Холестерин: враг номер один?

Я была в магазине, бродила по отделу с молочными продуктами и сырами. Разыскивала я сливочное масло, что согласно некоторым подходам к питанию просто ужасно (несмотря на это, хочу отметить, что небольшое количество сливочного масла – вовсе не самое плохое питание для вашего организма). Сколько хватало глаз, полки были уставлены разными видами масла, маргарина и спредов. С пониженным содержанием соли, со вкусовыми добавками, обезжиренное… И вдруг я заметила спред, который, если верить упаковке, понижает холестерин. Ух ты, волшебный спред?!

В разговоре о здоровье сердца неизбежно упоминается холестерин. При профилактическом осмотре ваш врач может направить вас сдать анализ крови на холестерин, и если он окажется «слишком высоким», вам порекомендуют его снижать. Но, несмотря на то что говорится о нем много, мы, как правило, не объясняем, что такое холестерин и почему он так важен.

Холестерин – это неотъемлемая составляющая нашего организма. Молекула холестерина представляет собой один из видов липидной, или жировой, молекулы, которая является важным компонентом крошечных клеточных мембран, покрывающих каждую клетку нашего тела. Кроме того, холестерин необходим организму для выработки желчи (зеленой жидкости, которую производит наш желчный пузырь и которая участвует в расщеплении жиров, поступающих с пищей), а также витамина D. Фактически ни одно животное не живет без холестерина. Наш организм умеет производить холестерин, в основном синтез холестерина происходит в печени. Мы также получаем холестерин из пищи, в основном из продуктов животного происхождения: из мяса, яичного желтка, молока и сыра.

Однако тот факт, что холестерин необходим организму, не означает, что он всегда полезен – хорошенького должно быть понемножку! Говоря о холестерине, нужно понимать, что существует три различных молекулы холестерина, они как двоюродные братья: среди них есть липопротеины высокой плотности (ЛПВП) и липопротеины низкой плотности (ЛПНП), и все они участвуют в формировании атеросклеротических бляшек в артериях. ЛПНП иногда называют «плохим холестерином». Он циркулирует по нашему телу, вдали от органов, которые могут вывести его из организма, например от печени, и предпочитает находиться в тех местах, где может что-нибудь натворить, а именно – в кровеносных сосудах.

Когда кровеносный сосуд поврежден (в силу возраста, наследственности, из-за курения или диабета), молекулы «плохого» холестерина бросаются к поврежденной стенке сосуда, прикрепляются к ней, и она разбухает. Затем организм направляет на место событий другие клетки: тромбоциты, мышечные и иммунные клетки, чтобы они помогли разобраться в сложной ситуации, но они лишь создают на стенке сосуда холестериновую бляшку, которая может закупорить артерию. Это и называется атеросклерозом. И именно атеросклероз становится виновником инфаркта миокарда и инсульта.

ЛПВП иногда называют «хорошим» холестерином. Хорош он тем, что действует фактически противоположно ЛПНП: собирает молекулы «плохого» холестерина по всему организму (в том числе со стенок сосудов из атеросклеротических бляшек). Затем «плохой» холестерин направляется в печень, где перерабатывается в желчь, желчь скапливается в желчном пузыре, который выталкивает ее в кишечник, и оттуда организм, так сказать, окончательно ее изгоняет.

Данные научных исследований указывают на тесную связь между повышенным уровнем холестерина и ишемической болезнью сердца. В то же время другие клинические испытания дают несколько иные результаты: холестерин и ЛПНП в крови могут снижать риск развития ИБС. Несмотря на различие, большинство испытаний, в которых рассматривается положительный эффект от снижения холестерина и ЛПНП, показывают: частота развития инфаркта миокарда снижается приблизительно на 19–34 %, что, по медицинским стандартам, является очень существенным результатом в случае лечения лишь одного из факторов риска.

В последнее время взаимосвязь между уровнем холестерина и ишемической болезнью сердца подвергается критической проверке, причем громкие голоса оппонентов утверждают, что всех нас ввели в заблуждение. Они считают, что к закупорке артерий приводит вовсе не холестерин, а глюкоза, воспаление и другие факторы. Однако научные данные, доказывающие «вину» холестерина, хоть и не совершенны, но достаточно убедительно говорят о том, что он все же играет свою негативную роль. Хотя я соглашусь, что другие факторы, такие как глюкоза и гормональный фон, не следует сбрасывать со счетов. Но вот так просто спустить все с рук холестерину из-за новых данных, на мой взгляд, преждевременно.

Жиры

В 2015 г. министерство сельского хозяйства и министерство здравоохранения США выпустили совместный документ «Рекомендации по здоровому питанию для американцев». Впервые «Рекомендации» не указывают американцам, сколько жиров они могут съесть. Рекомендованный ранее уровень потребления жиров составлял 25–30 % от общего объема потребляемых калорий, поскольку жиры рассматривались как основная причина ожирения и болезней. Документ 2015 года отразил самые последние тенденции в диетологии: акцент делается не на ограничение, а на выбор в пользу хорошей, здоровой пищи, в том числе здоровых жиров. Это действительно что-то новенькое, ведь раньше ведущей рекомендацией было следить, чтобы вся пища была маложирной.

Ученые обнаружили, что не все жиры созданы равными. И это открытие во многом определяет наш взгляд на жиры и их роль в развитии ишемической болезни сердца. Жиры подразделяются на несколько классов по своему химическому составу в зависимости от длины цепи отдельных жирных кислот и вида химической связи между ними. В мясе животных и молочных продуктах, в растительных маслах, таких как кокосовое и пальмовое масло, а также в большинстве продуктов промышленного производства (тортах, пончиках и пр.) находятся насыщенные жиры. В говядине, баранине и молочных продуктах, а также в растительных маслах, которые подверглись химическому процессу частичной гидрогенизации, присутствуют трансизомеры жирных кислот (их еще называют трансжирами). Частично гидрогенизированные растительные масла производятся фабричным образом, для того чтобы придать изготовленным на их основе продуктам более пластичную консистенцию. Полиненасыщенные жирные кислоты, такие как линолевая кислота, и жирные кислоты, содержащиеся в рыбе, состоят из длинных цепочек жирных кислот и жизненно необходимы для синтеза ряда гормонов в нашем организме. В орехах и оливковом масле находятся мононенасыщенные жирные кислоты.

Эта классификация важна для нас не потому, что молекулы жиров одного класса похожи друг на друга, а потому, что они схожим образом влияют на наше здоровье. Например, первоначально бо́льшая часть обвинений звучала в адрес насыщенных жирных кислот: считалось, что они вызывают ишемическую болезнь сердца, повышая уровень «плохого» холестерина. Однако, возможно, это не настолько неоспоримо, как считалось раньше: за прошедшее время взаимосвязь между насыщенными жирами и ИБС была поставлена под вопрос. И все же недавнее крупное исследование, проведенное Американской ассоциацией сердца (American Heart Association), подтвердило наличие взаимосвязи, а по его итогам было рекомендовано заменять насыщенные жиры полиненасыщенными. Но то, на что мы заменяем в своем рационе насыщенные жиры, может оказаться еще более вредным для нашего здоровья. Исследования жиров продолжаются, и я уверена, что нам предстоит услышать еще множество дискуссий на эту тему.

То же исследование обрушилось с обвинениями и на кокосовое масло. Сейчас кокосовое масло купается в лучах славы и считается «суперздоровым» продуктом, среди заслуг которого – снижение риска развития ИБС. При этом в кокосовом масле содержится очень много насыщенных жиров. В ряде научных исследований, изучавших влияние кокосового масла на количество жиров и холестерина в нашей крови, кокосовое масло влияло на холестерин неустойчивым образом. Согласно результатам исследований, кокосовое масло имеет тенденцию увеличивать общий уровень ЛПНП («плохого» холестерина), и это его действие недостаточно уравновешивается положительными эффектами, чтобы считать его употребление оправданным.

Две группы ненасыщенных жиров – полиненасыщенные и мононенасыщенные – часто называют «хорошими жирами». Однако справедливости ради, нужно сказать, что называть любые продукты или питательные вещества однозначно хорошими или плохими – значит игнорировать тот факт, что и наш организм, и сами продукты устроены очень сложно. Тем не менее ненасыщенные жиры действительно могут быть невероятно полезны, выступая антагонистами для некоторых процессов, ведущих к развитию ИБС. Продукты, содержащие этот тип жиров, могут увеличивать уровень ЛПВП, уменьшать воспаление, помогать организму контролировать уровень глюкозы и инсулина и способствовать улучшению кровотока.

Последняя группа – трансжиры – вероятно, наиболее проблемная. Хотя в небольших количествах трансжиры содержатся в натуральных, не подвергшихся технологической обработке продуктах, тенденция такова, что в последнее время мы стали потреблять гораздо больше жиров такого типа. Когда производители пищевой продукции заметили, что трансжиры очень эффективно предотвращают порчу продуктов и придают твердым продуктам пластичность, производство трансжиров возросло многократно. Минус маргарина, который так прекрасно намазывается на хлеб, состоит в том, что с маргарином мы потребляем слишком много жира. Трансжиры не только увеличивают для нас риск развития ишемической болезни сердца, но и снижают положительные эффекты от ненасыщенных жиров для нашего организма. Признано, что трансжиры связаны с ростом статистики по ожирению, сахарному диабету II типа, некоторым видам онкологических заболеваний и даже болезни Альцгеймера. Американское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов потребовало исключить трансжиры из всех продуктов питания.

Годами жиры и холестерин считались «плохими». А теперь мы, похоже, не знаем наверняка. Жир, возможно, не так уж плох, а вот его заменители, вероятно, действительно вредны. Химически модифицированные жиры (трансжиры) вообще могут нас отравить. И как нам быть со всей этой наукой? Первое, что для нас важно, это то, что и пищевая промышленность, и клиническая медицина сделали огромный шаг вперед приблизительно за последнее десятилетие, и в ближайшее время они продолжат развиваться быстрыми темпами. Возможно, это вас расстроит: от всей этой истории с жирами уже сейчас голова кругом. На самом же деле, новая информация вытесняет устаревшую, которая была менее точной, и это, разумеется, хорошо.

Второе, что следует иметь в виду: жиры, от которых старые брюки сходятся на вас с трудом, а весы показывают более высокие цифры, тем не менее могут быть полезны для здоровья. И дело не в сливочном или растительном масле и не в мясе. Жир накапливается в нашем теле в результате того, что организму приходится откладывать избыточную потребленную нами энергию, оставшуюся неизрасходованной. Жир, который мы потребляем с пищей, это нечто другое, от него мы можем и не потолстеть, и даже напротив – он может быть для нас полезен.

Но что нам делать с этим грузом знаний и как заботиться о своем здоровье? Итак, классы жиров различаются по своему влиянию на наш организм, и также различные продукты, содержащие жиры, имеют разное значение для нашего здоровья. Красное мясо, например, содержит макроэлементы (такие как белок и жир) и микроэлементы (железо и др.), полезные для нас; главный вопрос в том, будут ли они усвоены нашим организмом. Если мы едим не переработанное красное мясо, это, по-видимому, не приводит к ишемической болезни сердца. А вот когда мы съедаем мясо в бургере или другом продукте, подвергшемся технологической обработке (кто тут любитель пирогов с мясом?), это повышает для нас риск ишемической болезни сердца. Результаты современных исследований указывают на то, что продукты животного происхождения, такие как яйца и молочные продукты, годами считавшиеся вредными, на самом деле могут быть полезными для нашего сердца. Хотя оговоримся: данные, на основании которых сделано это предположение, подлежат дальнейшим исследованиям.

Знакомая всем средиземноморская диета богата рыбой, овощами, орехами и здоровыми маслами и последовательно считается прекрасным рационом для здоровья сердца. Оливковое масло первого отжима, неотъемлемая составляющая этой диеты, содержит много мононенасыщенных жирных кислот. Масло рафинируют для устранения цвета и запаха, но при этом его польза для здоровья оказывается под вопросом. Если в приготовлении пищи используется оливковое масло первого отжима, это существенно уменьшает риск развития ИБС и инсульта. Орехи – еще один продукт, к которому нас когда-то призывали относиться с осторожностью. В орехах содержится много полиненасыщенных и мононенасыщенных жиров, а также немало минеральных веществ и витаминов. В недавних крупных исследованиях было обнаружено, что у людей, которые регулярно ели орехи, уровень холестерина (в особенности ЛПНП) снижался уже через 24 недели. Согласно другим исследованиям, у людей, которые употребляли в пищу орехи четыре и более раз в неделю, снижался риск развития ИБС.

Некоторые продукты и пищевые добавки, считавшиеся, по крайней мере по результатам отдельных фактов, полезными для снижения уровня холестерина, как стало ясно в ходе исследований, не оказывают никакого положительного эффекта. А в некоторых случаях они даже могут быть вредны. В качестве примера такого продукта можно привести кокосовое масло: оно может повышать уровень ЛПНП («плохого» холестерина). Еще один такой «диетический продукт» – это чеснок. Вопреки тому, что считалось раньше, чеснок не имеет положительного влияния на наше здоровье. Другие примеры из этого ряда: красный ферментированный рис и селен. Рацион, богатый такими продуктами, как оливковое масло, рыба, орехи, и другими видами жиров, не подвергшихся переработке, – это отличный первый шаг. А наилучшим продолжением станет диета с преобладанием растительной пищи: с большим количеством фруктов и овощей.

Сахар

Когда вам «девяносто четыре годика», как любит говорить одна моя пациентка, к вашим словам прислушиваются. И уж точно другим будет интересно услышать, что вы думаете о здоровом образе жизни, если за эти годы вам удалось сохранить здоровье. Моя пациентка, эта женщина-динамит, в сорок с чем-то лет получила приз за приверженность здоровому питанию: она ела только натуральные здоровые продукты. Железное правило в ее доме – никакого сахара! Это означает: никаких соков, никаких сладких газировок, никаких конфет – только мясо, фрукты и овощи. Ее старший сын впервые попробовал колу, когда купил бутылку со своей первой зарплаты: в родительском доме этого напитка просто не было.

Сейчас сахар занимает центральное место в разговорах о здоровом питании. Крупнейшие организации общественного здравоохранения, в том числе ВОЗ, постановили, что из сахара должно поступать не более десяти процентов от потребляемых калорий. Другие, например Организация общественного здравоохранения Англии (Public Health England), заявляют, что сахар должен составлять не более пяти процентов. Это очень любопытно: раньше аналогичные рекомендации относились к потреблению жира.

За последние годы в развивающихся странах существенно вырос средний уровень ежедневного потребления сахара. И этот рост происходит в основном не за счет природных источников сахара, таких как фрукты или молоко, а за счет того сахара, который мы добавляем в пищу. Причем имеются сокрушительные данные, подтверждающие связь между ростом потребления сахара и ишемической болезнью сердца, сахарным диабетом, некоторыми видами онкологических заболеваний и ожирением. Особое внимание в исследовании, посвященном влиянию сахара на здоровье сердца, во многих случаях уделяется напиткам с добавлением сахара (сладким газировкам, «шипучкам» или содовой воде – в зависимости от того, где вы живете). Это исследование подтверждает, что чем больше мы потребляем таких напитков, тем хуже для нашего здоровья.

В другом исследовании был поставлен вопрос о том, какая доля взрослых американцев потребляет больше рекомендованной нормы в 10 % сахара от дневного потребления калорий. Было выяснено, что более 70 % из тысяч участников исследования превышают этот уровень. Для приблизительно 10 % людей потребление сахара составляет больше четверти от дневного потребления пищи. Но самое пугающее в этом не количество потребляемого сахара, а его влияние на здоровье людей. В случаях, когда из сахара получают от 10 до 25 % суточной нормы калорий, риск смерти от ишемической болезни сердца приблизительно в 1,5 раза выше, чем у людей, потребляющих менее 10 % сахара. Для тех же, кто превышал порог в 25 %, риск смерти от ИБС выше в 3,5 раза!

Откуда же берется весь этот сахар? Нет, люди не зачерпывают ложкой прямо из сахарницы; сахар прячется в сладких и фруктовых напитках, десертах и конфетах. Особенно зловредны напитки с добавлением сахара, и в ряде исследований отдельно рассматривается роль колы и других сладких газировок в том, что мы набираем вес и теряем здоровье. Даже на фоне прочих проблем, таких как повышенный холестерин и гипертония, эти килограммы сахара наносят вред нашему сердцу независимо от остальных факторов.

Почему же сахар так вреден? Во-первых, важно понять, что, как и в случае с жирами, существуют разные типы сахаров. В основном нас интересуют два типа: сахароза и фруктоза. Сахароза представляет собой дисахарид, то есть это два разных соединенных между собой в равных пропорциях моносахарида: глюкоза и фруктоза. Можно сказать, что это сахар, которым мы пользуемся в быту, кладем в кофе или добавляем в выпечку.

Фруктоза – это природный сахар, который присутствует в меде, фруктах и некоторых овощах и широко используется в пищевой промышленности в форме кукурузного сиропа. В кукурузном сиропе бо́льшая часть сахаров приходится на фруктозу и меньшая – на глюкозу. Его производство не требует больших затрат, и поэтому многие компании используют его как подсластитель для пищевых продуктов и напитков. Фруктоза, по-видимому, отличается от других сахаров по своему влиянию на наш организм.

Печень – это удивительно умный орган, отвечающий за выделение (у нее есть также ряд других функций, но здесь мы не будем о них говорить). В печень поступают жиры, сахара, лекарственные препараты и другие всевозможные вещества из организма. Жиры и сахара, поступающие из съеденной нами пищи, перерабатываются в печени. Когда в печень попадает фруктоза, печень поступает с ней так же, как и с другими веществами: подвергает ее серии химических реакций и в конце концов превращает ее в энергетический субстрат, который может использоваться клетками организма непосредственно или запасаться в виде жира. Молекулы глюкозы, в отличие от фруктозы, могут перерабатываться в печени в триглицериды – одну из форм жиров в организме. Печени приходится очень потрудиться, чтобы справиться с фруктозой, и она начинает производить побочные продукты, такие как мочевая кислота, которая может быть вредной для наших кровеносных сосудов и клеток.

Когда с едой или напитками в организм поступает фруктоза, уровень холестерина взлетает вверх. У людей, потребляющих большое количество синтетической фруктозы, показатели ЛПНП, триглицериды и мочевая кислота могут быть очень высокими. Кроме того, у таких людей поджелудочная железа вырабатывает много инсулина, что побуждает организм запасать дополнительную энергию в виде жира. Исследования крови показывают, что с потреблением пищи или напитков, богатых фруктозой, повышается уровень гормонов воспаления, а это в свою очередь может приводить к воспалительным процессам в сосудах и повреждению сосудистых стенок. Более того, сладкие напитки не насыщают нас, и мы съедаем еще больше калорий, чтобы удовлетворить свой аппетит.

Может быть, вы отметили, что я пока не упомянула о том, что фруктоза содержится во фруктах. Что же, нам теперь отказаться от них из-за вредной фруктозы? Ни в коем случае! Фрукты невероятно полезны, и, для того чтобы получить через них столько фруктозы, сколько содержится всего лишь в одной баночке колы, нужно съесть огромное количество фруктов. К тому же фрукты, в отличие от газированных напитков, способствуют насыщению, потому что содержат клетчатку, а также богаты другими питательными веществами, в том числе витаминами и минералами.

Организации общественного здравоохранения рекомендуют нам пить меньше напитков с добавлением сахара, чтобы снизить количество потребляемых сахаров, особенно фруктозы. Идеальным вариантом будет вместо баночки колы выпивать стакан воды. Обнаружено, что люди, которые начали пить воду вместо сладких газированных напитков, в течение года набирают приблизительно на полкилограмма меньше, чем если бы они пили газировку. Кроме того, это значительно сокращает риск развития сахарного диабета – одного из наиболее опасных факторов для нашего здоровья.

Как еще мы можем снизить потребление сахара? Самый простой способ – отказаться от продуктов, подвергшихся технологической обработке. Бо́льшая часть переработанных продуктов изготавливаются с заботой о вкусовых качествах, но при этом такие продукты обладают низкой питательной ценностью. А вкус современных продуктов часто обеспечивается за счет дополнительных сахаров, нередко в форме кукурузного сиропа, богатого фруктозой.

Вопрос о пользе или вреде искусственных подсластителей пока окончательно не решен. Хотя идея употребления продуктов и напитков без добавления сахара кажется заманчивой, мы пока мало знаем о долгосрочных эффектах искусственных подсластителей. Некоторые исследования показывают, что диетические напитки могут обвести наш организм вокруг пальца, заставив его откладывать жир даже в отсутствии сахара. Другие исследования уже говорят о последствиях употребления подсластителей для печени, костей и даже головного мозга. Но, как часто происходит в диетологии, этот новый вопрос сейчас становится популярным предметом для исследований, так что следите за новостями.

«Спасите, микробы!», или микрофлора кишечника

Мы кишим микробами. Микробы живут на нашей коже, микробов полно у нас в носу, но рекордсмен по количеству микробов в нашем организме – это кишечник. Согласно подсчетам, на поверхности и внутри нашего тела находится более 100 триллионов микробов, и большинство из них – в толстом кишечнике. Эти микроорганизмы далеко не всегда являются нашими врагами, скажу больше: микробы нам жизненно необходимы. А мы необходимы им для выживания. Иначе говоря, мы с ними находимся в симбиотических отношениях.

Но это вовсе не новость. Мы уже давно знаем, что на поверхности и внутри нашего тела полно микробов. Однако в последнее время мы все больше узнаем об их пользе для нашего здоровья. Все множество микроорганизмов, живущих в желудочно-кишечном тракте, называется микробиомом: можно представить себе это как крупный город, населенный бактериями. Роль микрофлоры кишечника состоит в том, чтобы помогать нам переваривать пищу и предотвращать заболевания, отсеивая из своей среды вредные бактерии. Для нас чрезвычайно важно, кто населяет этот город бактерий: это имеет огромное значение не только для самого кишечника. Здоровье микробиома кишечника играет большую роль для всего организма, в том числе для головного мозга и сердца.

Микрофлора кишечника – это наша первая линия обороны против вредной еды и напитков. Состав микрофлоры кишечника индивидуален для каждого человека. Если два человека съели совершенно одинаковый обед, эта пища может быть по-разному переработана в зависимости от того, какие бактерии населяют толстый кишечник этих двух людей. Это очень интересно и означает, что мы можем влиять на то, какие микроорганизмы населяют толстую кишку. К тому же у нас, вероятно, есть возможность способствовать тому, чтобы в кишечнике полезные вещества усваивались, а вредные «проходили мимо». В отношении сердца мы, возможно, могли бы влиять на микрофлору кишечника таким образом, чтобы сердце получало в основном полезные питательные вещества и было избавлено от всего «вредного».

Некоторые типы бактерий, живущих в толстом кишечнике, способны синтезировать из потребляемой нами пищи, в особенности из жиров и сахара, другие молекулы. Эти молекулы могут помогать нам, а могут вредить. Если «плохие» бактерии синтезируют «плохие» молекулы, наша кровь может стать более густой, что повысит вероятность закупорки коронарных артерий. Это также может привести к тому, что холестерин будет прилипать к стенкам кровеносных сосудов, создавая бляшки, и даже может нарушить способность сердца справляться с повреждениями. И напротив, если мы уберем бактерии, которые, вероятно, играют положительную роль в хранении и переработке сахаров и жиров, это, вероятно, повысит риск развития диабета и ожирения.

Но как же мы можем влиять на состав микрофлоры толстой кишки? Один из возможных способов – это фекальная трансплантация. Кал состоит из бактерий толстой кишки, и если мы возьмем бактерии от человека с нормальным весом и здоровым сердцем и пересадим их человеку с избыточным весом, возможно, донор сможет похудеть. Однако нельзя сказать, что такая манипуляция идеальна для повседневного использования. Еще один способ повлиять на состав бактерий в микробиоме кишечника – это изменить свое питание, чтобы позволить хорошим бактериям вырасти, а плохим – уйти.

Запивая трансжиры высокофруктозным кукурузным сиропом, мы недополучаем важных питательных веществ, которые могли бы помочь полезным бактериям в нашем кишечнике. Один из главных элементов питания, полезный для кишечных микроорганизмов, – это клетчатка, которой богаты фрукты и овощи, а также неочищенные углеводы (цельнозерновые продукты). Такая пища дает нам энергию, оздоравливает хорошую микрофлору кишечника и создает для нее благоприятные условия. Если нам удастся изменить свой рацион в этом направлении, можно ожидать, что печень начнет совершенно иным образом перерабатывать сахар, что, вероятно, приведет к снижению веса и понизит уровень вредных жиров в нашем кровотоке, а это в свою очередь поможет организму сопротивляться болезни и сделает наше сердце здоровым и счастливым.

Глава 7. Физическая нагрузка: чтобы сердце забилось

Нехватка физической активности разрушает организм человека, в то время как движение и систематические физические занятия поддерживают и сохраняют его.

Платон, древнегреческий философ

Я определенно не отношусь к числу выдающихся спортсменов. Чтобы хоть сколько-то прилично проявить себя в любом виде спорта, мне всегда приходилось выкладываться на все сто. А вот мой брат, как только брал в руки теннисную ракетку или бейсбольную биту, оказывался чемпионом. Не передать, как я злилась. Но повзрослев, я начала заниматься спортом просто потому, что мне это нравилось. Я вступила в беговой клуб и стала тренироваться три раза в неделю. По выходным я бегала длинные дистанции по живописным дорогам Сиднея. Эти пробежки были нужны не только моему телу, но и моей голове.

Я помню свой первый полумарафон. Я усиленно к нему готовилась и очень волновалась. Мои спортивные достижения всю жизнь были средненькими, а теперь мне предстояло пробежать 21,1 км. Приблизительно на шестнадцатом километре все тело начало болеть. В этот момент трасса как раз шла в гору, и крутой склон измучил меня физически и морально. На восемнадцатом километре я была готова поднять руки и сдаться. Пробежав 21,1 км, на финишной прямой я увидела, как люди приветствуют меня и болеют за меня, и готова была плакать от счастья. Да что там, я готова была тут же еще раз пробежать всю дистанцию (явно сказался недостаток кровоснабжения мозга). Наверное, это состояние и называют «эйфорией бегуна».

Учитывая, как я была измотана в конце пути, можно было бы предположить, что дистанция в 21,1 км – это слишком большая нагрузка для сердца. Вскоре после забега я отправилась на эхокардиографию (ЭКГ). Было очень необычно отдавать на обследование собственное сердце. ЭКГ – это ультразвуковое исследование сердца, с помощью которого проверяют, нормально ли оно работает и все ли его части в порядке. Глядя на эхокардиограмму, врач спросил меня, много ли я занимаюсь физическими упражнениями. Я тут же запаниковала и решила, что он обнаружил какую-то проблему, но, как оказалось, он увидел, что мое сердце работает прекрасно благодаря нагрузке, которую я ему обеспечивала. Я облегченно выдохнула и с благодарностью подумала, что пусть мои ноги после бега болят, зато сердце работает как часы.

Физическая нагрузка полезна для здоровья, и это не вызывает никаких сомнений. Для сердца движение важно настолько, что уже на следующей день после кардиологической операции мы разрешаем пациентам ходить по палате. Людям с установленным искусственным левым желудочком (ИЛЖ) после выписки из больницы рекомендуют заниматься в спортзале не менее трех раз в неделю. Я наблюдаю, как тренируются пациенты с ИЛЖ в нашем специальном кардиологическом спортзале, и со стыдом отмечаю, что они заткнут меня за пояс. Каждый год несколько из наших пациентов с пересаженным сердцем или ИЛЖ участвуют в местном забеге (преодолевают дистанцию бегом или спортивным шагом) и этим не только помогают повысить в обществе уровень осведомленности о болезнях сердца, но и приносят собственному организму бесконечно много пользы.

Непосредственно во время занятий не всегда удается почувствовать, что делаешь что-то полезное для сердца. Например, я во время пробежки краснею, еле дышу, поднимаясь в гору, или пытаюсь принять боевой вид, хотя меня шатает из стороны в сторону. Вам такое незнакомо? Ваше сердце бешено стучит, а когда вы бежите изо всех сил, кажется, что в легких начался пожар. Пот катится градом, и вы сомневаетесь, что вернетесь домой живым. И все же, несмотря на все боли и одышки, занятия физическими упражнениями – это лучшее, что вы можете сделать для своего сердца, для всего организма и даже для своей головы.

Сердце и физическая нагрузка

Вот вы надели кроссовки и направились к выходу. Какой бы спорт или гимнастику вы ни выбрали, неизменно одно: ваши мышцы получат дополнительную нагрузку. А когда какая-то часть тела усиленно трудится, ей необходимо больше крови, чтобы получать дополнительный кислород и глюкозу для ускоренной и более интенсивной работы.

Одним из первых ощущений, когда вы начнете заниматься, будет чувство, что сердце забилось чаще. Во время отдыха, скажем, в сидячем положении, наше сердце бьется со скоростью 60–80 ударов в минуту; у женщин обычно немного чаще, чем у мужчин. Можно прощупать свой пульс на руке, на лучевой артерии несколькими сантиметрами ниже большого пальца или на шее на сонной артерии. У некоторых людей в особенно хорошей физической форме частота сердечных сокращений в покое составляет от 30 до 40 ударов в минуту – их сердце работает очень эффективно.

Когда вы занимаетесь, сердце начинает биться чаще пропорционально интенсивности нагрузки. Если вы работаете на пределе своих сил, то достигаете максимальной частоты сердечных сокращений. С возрастом этот предел несколько снижается. Когда интенсивность нагрузки сохраняется на одном уровне, частота сердечных сокращений также выравнивается, устанавливаясь вровень с работой мышц. Такое сердцебиение называют частотой сердечных сокращений при неизменной нагрузке (ЧСС), и эта величина является показателем вашей физической подготовки. Чем ниже ЧСС, тем в лучшей физической форме вы находитесь.

Когда вы занимаетесь, ваше сердце бьется чаще, но помимо этого увеличивается также и объем крови, которую оно перекачивает с каждым ударом. Этот показатель называется ударный (систолический) объем сердца. Сердце и весь организм в целом понимают, что вы усиленно работаете, и сердечная мышца начинает качать кровь более интенсивно. Сердце выбрасывает в сосуды кровь, которую получает по венам от мышц, испытывающих нагрузку. Поскольку мышцы сокращаются сильнее обычного, к сердцу поступает больше крови. Активация нервов и гормонов, таких как адреналин, также приводит к тому, что сердечная мышца сокращается более интенсивно. Это поразительно: чем больше крови получает сердце, тем больше крови оно выбрасывает в сосуды. При физической нагрузке объем крови, который способно перекачать наше сердце, может увеличиться вдвое.

Способность сердца при необходимости начать перекачивать больше крови – одно из самых восхитительных его свойств. Сердце фактически представляет собой мышечный насос, состоящий из миллионов мышечных клеток. В состав этих клеток входят высокоспециализированные белки актин и миозин. Молекулы актина похожи на веревку, конец которой одновременно ухватили и тянут много людей. Когда мышечная клетка сокращается, миозин цепляется за актин и тянет его к себе, отчего клетка становится короче и вся мышца сокращается. Обычно «актиновую веревку» тянут всего несколько «миозиновых рук».

Представьте себе: вы с двумя друзьями тянете за веревку. К сожалению, в комнату, где вы находитесь, можете вместиться только вы трое. Тянуть за веревку вы можете так сильно, насколько хватит сил у вас троих. А теперь представьте, что комнату расширили, и в нее могут войти еще три человека. Представляете, насколько сильнее вы можете тянуть вшестером?!

Когда к сердцу возвращается больше крови, мышечные клетки растягиваются дополнительным объемом крови. Поэтому создается гораздо больше места для «миозиновых рук», которые могут ухватиться за «актиновую веревку» и тянуть сильнее. Этот феномен называют законом Франка – Старлинга: он объясняет, каким образом, если мы растягиваем сердце дополнительным объемом крови, оно начинает качать кровь более интенсивно. Конечно, наступает момент, когда сердце уже слишком переполнено и «миозиновые руки» не достают до «актиновой веревки», потому что их оттеснили от нее.

Приседания укрепляют ноги, упражнения на бицепс – руки, а тренировка сердца точно по тому же принципу повышает эффективность насосной функции сердца. По мере того, как вы улучшаете свою физическую форму, в вашем теле происходит множество изменений. Скелетные мышцы, которые приводят в движение кости в суставах, работают более эффективно и способны дольше выдерживать физическую нагрузку. Улучшается координация, вы начинаете лучше справляться с задачей и все меньше чувствуете себя как корова на льду. С точки зрения работы легких и сердца выносливость означает, что эти органы развивают способность поставлять достаточно крови к интенсивно работающим мышцам на более длительных промежутках времени. Тренированное сердце работает точно, как хорошо смазанный механизм. Оно лучше качает кровь и в покое, и когда вы занимаетесь – увеличенный ударный объем сохраняется во всех ситуациях.

Сердце человека, который тренировался, скажем, для участия в полумарафоне, увеличивается в размере. Если вы занимаетесь бегом, у вас увеличивается полость сердца, и сердце способно принимать и перекачивать больше крови. Если вы занимаетесь тяжелой атлетикой, сердечная мышца становится толще, чтобы преодолевать скачки давления, когда вы берете груз и набираете больше воздуха, чтобы поднять его над головой. Нагрузка диктует телу необходимость постоянно производить больше крови, чтобы быть более выносливым, и эта дополнительная кровь проходит через сердце. А сердце, как мы помним, перекачивает всю кровь, которую получает.

Когда я была на третьем курсе, мы сдавали практический экзамен: мы должны были провести врачебный осмотр добровольцев, обычно также студентов-медиков. Я осматривала молодого человека, который снял рубашку, чтобы я могла приложить фонендоскоп к его груди и послушать сердцебиение. Я насчитала всего 35 ударов в минуту и спросила, много ли он занимается физическими упражнениями. Думаю, он решил, что меня восхитило его телосложение, потому что парень просиял от гордости и ответил: «Ага, что, заметно?»

На самом деле, меня удивила такая частота сердечных сокращений в покое: 35 ударов в минуту – это очень низкий показатель, и такие цифры, вероятнее всего, могут встретиться лишь у исключительно тренированных людей. У этих людей сердце начинает перекачивать кровь очень эффективно, и организм отключает все механизмы нервной регуляции, увеличивающие частоту сердечных сокращений. Взамен организм включает парасимпатическую нервную систему, в целом направленную на отдых и переваривание пищи, которая замедляет сердцебиение и позволяет сердцу дольше наполняться кровью.

Все эти положительные эффекты также помогают понизить артериальное давление. Активация парасимпатической нервной системы в сочетании с прямым воздействием на кровеносные сосуды оздоравливают их, вследствие чего сосуды расслабляются и расширяются. Давление внутри сосудов падает (что отражается на показателях артериального давления), и это снимает нагрузку с сердца: ему не приходится накачивать кровь в узкие неэластичные сосуды. Одна из самых ненавистных для сердца задач – это качать кровь в сосуды с повышенным давлением, особенно когда приходится заниматься этим долгое время, например при гипертонии.

У людей в достаточно хорошей физической форме, вполне здоровых, артериальное давление не подвержено резким падениям или скачкам. Но если у вас гипертония, описанные выше изменения в тонусе и ширине просвета кровеносных сосудов имеют принципиальное значение. При физической нагрузке артериальное давление может снижаться на 7 мм рт. ст. (миллиметров ртутного столба) и более, что со временем может помочь уменьшить гипертонию.

Когда у вас накопится некоторый опыт занятий спортом, вы, возможно, обнаружите, что после пробежки или плавания больше не ощущаете смертельную усталость, а чувствуете себя хорошо или даже прекрасно! Вы станете быстрее восстанавливать силы после тренировки. После прекращения физической нагрузки частота сердечных сокращений еще некоторое время остается повышенной, чтобы помочь мышцам восстановиться, а затем снижается до уровня ЧСС в покое. Если говорить в общем: чем более тренирован человек, тем быстрее сердце возвращается к своим обычным показателям.

Но физическая нагрузка важна не только для сердца. Во время занятий спортом задействуется весь организм. В мышцах и других тканях увеличивается количество капилляров. Капилляры – это мельчайшие кровеносные сосуды, и именно в них кислород из крови перемещается в ткани, которые в нем нуждаются, а продукты обмена уходят из тканей в кровь. Если в ткани образуются новые капилляры, это означает, что работающие мышцы могут более эффективно получать кислород, необходимый им для усиленной работы.

Поразительно, как сердце умеет меняться и адаптироваться к новым ситуациям. Я имею возможность каждый день наблюдать эти удивительные изменения, так сказать, во плоти. Глядя на сердце в раскрытой грудной клетке, я вижу, как оно меняется, когда мы даем ему больше крови, или «забираем» у него часть крови, или когда с помощью лекарственного препарата заставляем сердце биться чаще или с большей интенсивностью. Когда я все это вижу, меня охватывает благоговейный ужас перед этим умным органом.

Умение адаптироваться, конечно, прекрасная вещь, но если говорить о том, чем мы можем помочь своему сердцу, нет ничего лучше физических упражнений. Они полезны для сердца, легких, головного мозга, костей и даже могут снижать риск развития некоторых видов онкологических заболеваний. Можно с уверенностью сказать, что сердце получает от физической нагрузки огромную пользу, а ради этого стоит попотеть!

История Пола

Мне представили его так: это Пол, ему 54 года и его вытащили из бассейна во время соревнований на австралийском чемпионате по плаванию. Пол молчал, но на его лице был написан вопрос: «Почему я?», выражавший всю несправедливость ситуации. Как случилось, что такой здоровый и крепкий человек, как Пол, оказался на больничной койке под надзором кардиологов?

Пол, человек образцового здоровья, участвовал в соревнованиях по плаванию, и в самом разгаре заплыва другие спортсмены и зрители поняли, что с ним что-то не так. На середине дорожки он замедлился, остановился и чуть не утонул. Другие пловцы вытащили его из бассейна. Организаторы и участники бросились действовать: они начали непрямой массаж сердца и использовали автоматический наружный дефибриллятор, чтобы с помощью электрического шока запустить сердце и вернуть Пола к жизни. Его немедленно доставили в больницу. Полу провели коронарную ангиографию, которая показала тяжелую закупорку двух коронарных артерий. В тот самый момент, когда Пол начал тонуть, он пережил инфаркт миокарда, и его сердце остановилось.

Каждый день в ожидании операции Пол горько сетовал на несправедливость: он стройный, в прекрасной физической форме, старался заботиться о своем здоровье… Пол никогда не курил, а алкоголь употреблял крайне редко. Он спрашивал, часто ли нам встречались такие пациенты. Нет, нечасто. Большинство людей, ведущих такой образ жизни, получают в награду отменно здоровые сердца. Такой человек, как Пол, – последний, кого мы ожидали бы увидеть своим пациентом, нуждающимся в операции на сердце. Но дело в том, что Пола подвела наследственность, а его здоровый образ жизни помог ему с минимальным ущербом выйти из ситуации. Отец Пола умер внезапно в возрасте шестидесяти лет.

После операции Пол взглянул на свои обстоятельства иначе. Он был раздосадован, что, несмотря на все труды и тяготы, не выиграл чемпионат и с горькой ухмылкой сообщал об этом всем и каждому. Пол перестал задаваться вопросом: «Почему я?» и говорил теперь: «Слава Богу, это случилось именно в тот момент, иначе меня могло бы уже не быть». Он знал, что восстановление после операции идет быстро благодаря его прекрасной физической форме. В день выписки Пол заверил меня, что в самом скором времени вернется к плаванию и уже в следующий раз уйдет с соревнований с медалью, а не со шрамом на груди.

Движение может спасти вам жизнь

Благотворное влияние физической нагрузки известно людям уже не одно тысячелетие. Еще Гиппократ около 400 г. до н. э. говорил: «Пешая прогулка – лучшее лекарство для человека». В наше время прорывом стали результаты исследования, проведенного в Лондоне, доказывающие, что водители автобусов больше подвержены ишемической болезни сердца, чем их более подвижные коллеги – кондукторы. В это время мы только начинали осознавать, насколько критическое значение для здоровья нашего сердца имеет движение.

Когда мы исследуем частоту заболеваемости какой-либо болезнью на некоторой группе людей, мы можем выделять определенные способы поведения или риски у испытуемых и соотносить их с тем, кто заболевает, а кто – нет. Наблюдая за тем, как движение способствует здоровью сердца, интересно также оценить и обратный эффект. Сидячий образ жизни и гиподинамию в последние годы называют «новым курением». Сравнение, конечно, не совсем точное, но оно ярко обозначает положительный эффект физической нагрузки. Если сократить время сидячих занятий до трех и менее часов в день, это согласно исследованиям может прибавить нам около двух лет жизни.

В других исследованиях оценивались усилия, которые затрачивает человек при физической нагрузке. Для оценки использовали единицу измерения, называемую метаболический эквивалент (МЕТ). Если человек способен заниматься более интенсивной физической активностью (с более высоким показателем МЕТ), риск развития ИБС снижается пропорционально интенсивности занятий. Другие исследования показывают, что физическая нагрузка снижает риск сердечных заболеваний на треть. Причем положительный эффект тем выше, чем больше физической нагрузки у человека в течение одного дня.

Эпидемиология – наука о заболеваниях, закономерностях их распространения и о том, как на болезнь влияют другие факторы, – дает нам множество подтверждений положительного эффекта физической нагрузки для здоровья. Но почему движение так полезно для нас и нашего сердца?

Кровеносные сосуды очень умны; сеть кровеносных сосудов можно назвать полноправным органом тела. Изнутри сосуды выстланы эндотелием, и этот слой помимо барьерной функции выполняет множество других. Самое важное: когда эндотелий здоров, значит, здоровы и сосуды. Когда эндотелий болен или плохо справляется со своей работой, наши кровеносные сосуды тоже заболевают, например в них могут развиваться атеромы или атеросклеротические бляшки, препятствующие доступу крови к нашим органам. Если бы меня попросили назвать мою самую любимую часть тела, я бы, вероятно, выбрала эндотелий кровеносных сосудов – очень уж он умен.

Эндотелий любит, когда мы даем организму физическую нагрузку. Кровь усиленно движется по сосудам, и это создает дополнительную нагрузку для эндотелия. Умный эндотелий реагирует синтезом оксида натрия. Оксид натрия играет невероятно важную роль в здоровье наших кровеносных сосудов. После его высвобождения кровеносный сосуд расслабляется. Это очень важно для нас во время физической нагрузки, поскольку расширенные сосуды позволяют большему объему крови поступать к работающим мышцам. Но, кроме того, это важно, когда мы прекращаем нагрузку.

Способность кровеносных сосудов самостоятельно регулировать свой тонус и расслабляться в долгосрочной перспективе помогает им быть более здоровыми: их стенки становятся не такими толстыми и склонными к формированию атеросклеротических бляшек, они легче расслабляются, что при необходимости улучшает кровоток и, понижая давление, помогает работать сердцу. Для коронарных артерий способность расслабляться и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе позволяет сердцу получать необходимую кровь при дополнительной физической нагрузке и функционировать в повседневной жизни.

Но благотворное влияние физической нагрузки этим не ограничивается. Движение помогает другим частям нашего тела, в том числе костному мозгу, активировать особого рода клетки и гормоны. Эти клетки называют эндотелиальными клетками-предшественниками. Они как малыши зрелых и полноценно функционирующих клеток эндотелия. Считается, что они помогают поврежденному эндотелию восстанавливаться. При повреждении функция эндотелия нарушается, что повышает риск развития на этом месте бляшек и закупорки сосуда. Поэтому физическая нагрузка полезна также и для тех, кто уже болен ИБС.

Помимо того что физические упражнения создают более благоприятные условия для работы нашего сердца и легких, они также формируют здоровые кровеносные сосуды. Но прямой положительный эффект физической нагрузки для сердца и кровеносных сосудов – это только часть истории. Все элементы и процессы в нашем организме тесно связаны между собой, и сердце может особенно чутко реагировать на нездоровье других органов. Ишемическая болезнь сердца и инфаркт миокарда часто бывают конечным звеном в целой цепи заболеваний, составляющих метаболический синдром, такой как ожирение, диабет или гипертония. С помощью физических упражнений мы можем помочь другим тканям, например мышечной и жировой, а тем самым мы снизим риск диабета. И это в свою очередь уменьшит нагрузку на сердце.

Эпидемиологические исследования продемонстрировали положительный эффект физической активности в отношении заболеваемости диабетом и ожирением. Движение значительно сокращает риск развития диабета не только за счет снижения массы тела, но также благодаря тому, что повышает эффективность действия инсулина в организме. Инсулин – это крайне важный гормон. Он синтезируется поджелудочной железой, которая близко примыкает к желудку и по форме напоминает перо. Когда у нас в крови повышается уровень сахара, скажем, после еды, поджелудочная железа вырабатывает инсулин, и с его помощью организм захватывает сахара и жирные кислоты из крови и запасает их, обычно в форме жира или гликогена – соединения из молекул глюкозы. Гликоген запасается в мышцах, так что он сразу пойдет в ход, когда мы снова возьмемся за упражнения.

Когда у нас развивается диабет или преддиабет, наши мышцы начинают игнорировать сигналы инсулина и не поглощают глюкозу и жирные кислоты. Таким образом, вместо того чтобы запасаться где-то вне сосудов, глюкоза и жир остаются в сосудистом русле, что приводит к повреждению стенок сосудов и формированию бляшек. Когда наши мышцы сокращаются, происходит нечто удивительное. Вследствие усиленного сокращения мышц мышечные клетки открывают больше каналов, через которые глюкоза может поступать из крови в мышечную ткань, где она готова для использования и не представляет опасности для кровеносных сосудов. То есть, когда пациенты с диабетом занимаются физическими упражнениями, уровень глюкозы у них в крови часто улучшается – это феномен, который называют улучшенной чувствительностью к инсулину. Для людей, страдающих диабетом, даже 150 минут физических упражнений в неделю снижают риск смерти и зависимость от лекарственных препаратов.

Как мы уже говорили, снижение массы тела также жизненно необходимо в борьбе с такими заболеваниями, как диабет и ишемическая болезнь сердца. Журналы и соцсети трубят о пользе занятий спортом для снижения веса. Действительно, физическая нагрузка поможет вам влезть в любимые джинсы, но на самом деле положительный эффект от снижения массы тела гораздо существеннее. Наилучшим результатом в ходе тренировок будет сокращение висцерального жира, окружающего внутренние органы; именно этот жир опасен для здоровья сердца. Он синтезирует и выделяет гормоны, которые способствуют развитию сахарного диабета, вызывают в кровеносных сосудах воспаление и даже могут нарушить непосредственно насосную функцию сердца. Занимаясь физическими упражнениями, вы не только снизите общую массу тела, но также, согласно данным исследований, снизите объем жира вокруг талии. А окружность талии является критерием оценки опасного жира, который располагается вокруг и внутри органов.

Что же можно посоветовать пациентам, уже живущим с ИБС? Таким людям физическая нагрузка необходима больше, чем кому бы то ни было. Пациентам с заболеваниями сердца и перенесшим инфаркт миокарда или операцию на сердце в качестве реабилитации прописывают программу занятий физическими упражнениями. В целом это программа, разбитая на уровни сложности, выполнение которой контролируют специалист по спортивной физиологии и физический терапевт. Эти упражнения облегчают симптомы и даже повышают качество жизни и вероятность выживания. Пациенты, которые занимаются по такой программе, как правило, восстанавливаются гораздо быстрее. Но еще полезнее – иметь базовый уровень физической подготовки; это позволит вам выйти из какой бы то ни было болезни с реальными шансами на успешное выздоровление.

Физическая нагрузка оказывает еще множество положительных эффектов, важных для здоровья нашего сердца, например улучшает сон и настроение, облегчает депрессию. Нарушение любого из этих звеньев приводит к большой дополнительной нагрузке на сердце. Физическая нагрузка – это чудесное лекарство для всего нашего организма и в особенности для сердца.

Сколько времени посвящать занятиям?

Много лет назад пациентам, пережившим инфаркт миокарда или серьезную операцию, прописывали постельный режим. Эта рекомендация восходит к концу 1700-х годов, когда доктора велели пациентам после инфаркта не вставать с постели шесть недель, боясь нагрузки на больное сердце. Однако, вместо того чтобы восстанавливаться, пациенты реагировали целым букетом осложнений и теряли жизненно необходимую мышечную массу и физическую крепость. Многое из того, что мы знаем об ужасных последствиях долгой обездвиженности, пришло к нам со времен космической гонки между США и СССР. В невесомости космонавты фактически обездвижены, и это приводило к развитию у них ряда нарушений, таких как атрофия мышц, которые вызывали множество заболеваний по возвращении на Землю.

В 1940-е годы пациентам для восстановления после инфаркта миокарда прописывали «сидячую терапию»: им предписывалось сидеть на стуле, практически не вставая, шесть долгих недель. Однако со временем медицинская наука изменила свой взгляд на реабилитацию настолько, что сегодня я рекомендую своим пациентам ежедневную прогулку, а затем еще небольшую прогулочку. Большинство пациентов наматывают круги сначала по больничной палате, а выписавшись, по дому или по своей улице. Время от времени кто-то просит порекомендовать другое упражнение в качестве физической нагрузки. От пациентов я слышала все возможные идеи, от конного спорта до секса, в качестве упражнений после операции на сердце. Но я всегда рекомендую ходьбу: это просто, дешево и всем доступно.

А что делать здоровым, сколько нам нужно физической нагрузки? Если считать занятия лекарством (причем хорошим), необходим четкий рецепт. Нужно определить, какой тип физической нагрузки пойдет нам на пользу, сколько времени и с какой интенсивностью следует заниматься, чтобы получить положительный эффект. Вокруг нас столько противоречивой информации, столько рекламы в адрес того или иного типа занятий: это упражнение дает чудесные результаты, а это сжигает рекордное количество калорий, а это сделает ваши руки сильными, как у Мишель Обамы. Но давайте абстрагируемся от доводов о калориях и соперничестве с бывшей первой леди США и прислушаемся к тому, что говорит нам медицинская наука.

Когда Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) выделяет какую-то проблему и называет ее важной – это уже говорит о многом. ВОЗ сформулировала рекомендации относительно ежедневной физической нагрузки для всех возрастных групп: детей, взрослых и пожилых людей. Для взрослых в возрасте от 18 до 64 лет рекомендованы аэробные упражнения умеренной интенсивности не менее 150 минут в неделю или высокой интенсивности – не менее 75 минут в неделю. Первое – это, скажем, ходьба, когда можно идти и болтать с друзьями, а второе – это бег, при котором сама мысль о том, чтобы поболтать по пути, покажется смешной, но рассмеяться вы тоже не сможете, просто не хватит дыхания.

Но это лишь минимум. Для закрепления положительного эффекта ВОЗ предлагает еще 300 минут умеренной или 150 минут интенсивной нагрузки в неделю, плюс силовые нагрузки не менее двух раз в неделю. Кажется, что это очень много, правда? Но ВОЗ не предлагает проводить 300 минут на беговой дорожке, ничего подобного. Физическая активность – это не только занятия в спортзале или километры беговой дистанции. Это все наши повседневные занятия, предполагающие движение: от любимого вида гимнастики до прогулок взад-вперед по офису, спортивных игр или работы по дому. Именно так: ведущая мировая организация в сфере здравоохранения утверждает, что, подметая пол, вы обеспечиваете своему организму полезную для него нагрузку.

Если вы ограничитесь минимумом, это 2,5 часа физической активности в неделю. Многие подумают: «Где мне взять столько свободного времени?» Да, бывают дни и недели, когда мне с трудом удается выкроить время. Мы все ужасно заняты. Я стараюсь заниматься перед работой, а это значит, что я должна успеть проснуться и выйти на улицу к 5.15 утра. Вечера в моем случае слишком непредсказуемы или я слишком сильно устаю за рабочий день и уже не в силах заниматься. И я знаю, что я не одинока: мы работаем, растим детей, общаемся, спим, занимаемся волонтерской работой, берем на себя различные обязательства – и все это не оставляет нам времени и сил на занятия спортом.

Магическое число в 150 минут в неделю, или 30 минут в день, было вычислено в ходе большого исследования, проведенного в США на более чем пятидесяти тысячах людей. Было обнаружено, что даже медленный бег трусцой повышает продолжительность жизни на срок до трех лет. В исследовании сравнивались люди, занимавшиеся бегом или бегом трусцой, с теми, кто вел более сидячий образ жизни. Однако нельзя сказать, в какой степени положительный эффект объяснялся именно бегом: группа людей, которые занимались бегом, логичным образом, была гораздо более мотивирована вести здоровый образ жизни: они не курили, и у них не было сахарного диабета и гипертонии. Я не говорю, что данные, полученные в этом исследовании, бесполезны. Научные исследования часто имеют дело с затемняющей понимание информацией; это, как мы говорим, факторы, затрудняющие интерпретацию результатов. Данные подобных исследований можно учитывать, чтобы в дальнейшем контролировать эффект таких факторов или устранять их. Хотя, конечно, люди, которые не имеют проблем со здоровьем, будут с большей вероятностью заниматься физической нагрузкой, и это становится своего рода самоисполняющимся пророчеством.

С какой интенсивностью заниматься?

Результаты множества качественных исследований показывают, что в отношении интенсивности занятий работает правило: чем труднее, тем лучше. Те, кто предпочитает нагрузку высокой интенсивности, обычно получают гораздо больше пользы от своих занятий. Классическое сравнение – бег и ходьба. По параметру снижения риска смерти от ИБС положительный эффект бега, как показывают исследования, по меньшей мере вдвое выше, чем эффект ходьбы; к тому же, при беге положительный эффект проявляется скорее. Пять минут бега – это как 15 минут ходьбы.

При этом бег – достаточно трудный вид физической нагрузки, особенно для начинающих, и, по данным некоторых исследований, даже те, кто занимается бегом не вполне серьезно, часто получают травмы. Но если сократить время бега до 5–15 минут в день, вы снизите вероятность травм и будете получать определенный положительный эффект для сердца. И хотя бег действительно более «рентабелен», если вы не любите бег, то все равно не будете им заниматься. Ходьба, возможно, принесет плоды не так быстро, но в долгой перспективе у нее есть свои преимущества по сравнению с бегом: это занятие способствует социализации (можно сочетать приятное с полезным – пройтись и поболтать с друзьями) и меньше подвергает вас риску травм.

Когда я смотрю на данные исследований, мне становится стыдно. Сейчас, после травмы колена, я уже не могу бегать, как раньше, а иногда мне просто не нравится бегать. Так что же, я добровольно отказываюсь от самого эффективного вида физической нагрузки и врежу сама себе? Вовсе нет! Наука действительно говорит о преимуществах бега, но это основано лишь на арифметических показателях, которые нужно перевести в реалии нашей жизни. Итак, если вы не можете бегать или терпеть не можете бегать, а вот гулять с друзьями или выгуливать собак вам по душе – прекрасно! Помните, что суперспортсменом становиться не обязательно, пользу приносит сама по себе физическая нагрузка. И даже шире: любое движение уже полезно и хорошо.

Скажем несколько слов и о других типах физических упражнений. В последнее время много говорят о высокоинтенсивных интервальных тренировках (HIIT – англ.): они преподносятся как короткие интенсивные занятия, дающие максимальный результат. Принцип этих тренировок состоит в том, чтобы заниматься с перерывами, выполняя те или иные аэробные упражнения с нагрузкой высокой интенсивности, которую можно выдержать только в течение короткого подхода. Сейчас этот метод популярен, но значит ли это, что он лучше других? Говорить о том, что один подход лучше довольно трудно, поскольку речь идет о науке физических упражнений, а она изучает реальную жизнь, совершенно беспорядочную. Однако ряд исследований показал, что высокоинтенсивные интервальные тренировки очень эффективно снижают артериальное давление, улучшают уровень холестерина высокой плотности («хорошего» холестерина), снижают уровень глюкозы в крови и повышают чувствительность жира и мышечной ткани к инсулину.

Еще один вид физической нагрузки, набирающий популярность на Западе, – это йога с ее вниманием не только к телу, но и к сознанию. Йога снижает все возможные риски развития ИБС. Занятия йогой помогают скорректировать массу тела, уровень «хорошего холестерина» (ЛПВП) и артериальное давление, хотя они не так эффективны в смысле снижения уровня глюкозы в крови. Можно сказать, что йога нисколько не уступает другим формам физической нагрузки. И более того, в некоторые программы кардиологической реабилитации начали включать элементы йоги, которые должны помочь пациентам восстановиться после инфаркта миокарда.

В качестве физической нагрузки можно заняться чем угодно: танцевать, бегать, кататься на велосипеде, плавать. В любом случае физическая активность – это лучший способ помочь своему организму. А сколько нужно заниматься? А можно ли переборщить? Необходимо усвоить главное: двигайтесь, делайте что хотите, только двигайтесь! Пусть даже бег в каком-то отношении «лучше», но если вы найдете какую угодно физическую нагрузку себе по душе и будете регулярно уделять ей время, она в любом случае принесет вам огромную пользу. На самом деле большинству из нас нужно просто взять и начать заниматься. Общее правило в отношении физической нагрузки я бы определила так: что-то – лучше, чем ничего, а больше – лучше, чем меньше.

Глава 8. Красное вино, темный шоколад и суперфуды

Вино – это еще одно доказательство того, что Бог нас любит и желает видеть нас счастливыми.

Бенджамин Франклин, ученый и политик

В моей работе есть ужасно печальные моменты. Однажды мне встретился пациент, которому была проведена, как мы называем, паллиативная операция по поводу особенно скверной формы мезотелиомы плевры. Это злокачественная опухоль ткани, выстилающей стенки грудной клетки. Развитие мезотелиомы часто бывает связано с воздействием асбеста. Что особенно плохо в этом онкологическом заболевании, у него очень неблагоприятный прогноз. В моей семье знают об этом не понаслышке – мой дед умер от мезотелиомы плевры. А несчастный пациент, вероятно, работал с асбестом, пока строил свой дом. Его оперировали, чтобы облегчить некоторые симптомы и позволить ему прожить все оставшееся время как можно более комфортно.

Теперь он был госпитализирован в связи с тем, что ему стало труднее дышать. Он находился в отделении неотложной помощи, и я присела рядом с ним, чтобы узнать его жалобы. Пациента тяготило, что прогрессирующая болезнь лишает его последних остатков самостоятельности. Помню, как остро переживала в тот момент чувство отчаяния от того, что медицина еще не нашла лечения от его ужасной болезни. Со слезами на глазах он рассказал мне, что «даже сок не помог». «Какой сок?» – переспросила я. В надежде найти исцеление он обратился за советом к продавцу местного магазина здоровой пищи, и его заверили, что специальные пищевые добавки и морковные соки могут продлить ему жизнь. Он плакал, закрыв лицо ладонями, когда рассказывал об обманувшем его морковном соке, который стоил около 300 долларов в неделю – очень дорого для него.

Думаю, никто из нас не сможет поручиться, что, оказавшись перед лицом неизлечимого заболевания, не станет обращаться к любым возможным средствам. Этот человек поверил в целебные свойства чудо-сока и пищевых добавок, но впоследствии убедился: единственным их эффектом было то, что они «больно били его по карману». Наступил момент, когда болезнь взяла свое и пациент ушел. Мне хотелось наведаться в этот магазин и устроить скандал за то, что они решили нажиться на умирающем человеке. Но в то же время я понимала его и думала, в каком чудо-продукте я сама буду искать спасения, если моя жизнь повиснет на волоске.

Недавно я убедилась, когда дело касается моего собственного здоровья, обнаруживается, что так называемые суперфуды уже глубоко проникли в мое подсознание; и я не одна такая. Мне «повезло»: в моей семье гипертония и ишемическая болезнь сердца обжились давно и прочно, поэтому я в конце концов решила, что хватит прятать голову в песок, пора пойти проверить сердце. Когда манжета тонометра сжала мне руку, оказалось, что радоваться нечему. Меня подвели гены, стресс и недостаток физической нагрузки в последнее время, и мое артериальное давление подскочило до слишком высоких цифр. Это был «звоночек», и я решительно направилась в супермаркет, чтобы пополнить свои запасы свежих фруктов и овощей.

В магазине я подумала, что надо бы поискать, где тут продаются суперфуды для высокого давления и мысленно отметила, что еще неплохо бы купить бутылку красного вина – ведь оно «полезно для сердца». Какая странная мысль! С чего я решила, что какие-то суперфуды и красное вино меня спасут?

Сейчас, когда мы стали осознавать, что пища может помочь нам противостоять болезни или, напротив, сделать нас более уязвимыми к ней, идея целебной еды становится все более популярной. Правда ли, что стакан красного вина в день обеспечит здоровье сердцу? А горький шоколад – действительно ли он так полезен, как мы стараемся друг друга убедить? Многие из нас следят за последними веяниями в дискуссии вокруг красного вина и выясняют, какой еще продукт вошел в число суперфудов. Трудно не купиться на красивые рассказы о феноменально полезных продуктах.

Интересно, что пока я сама не начала разыскивать суперфуды на прилавках магазина, я, может быть, и прислушивалась к шуму вокруг некоторых чудо-продуктов, но уж точно не верила, что они представляют собой какую-то новую панацею, как о них говорят. Однако я никогда раньше не пыталась разобраться, какими данными относительно суперфудов располагает наука.

Красное вино

Сколько раз вам случалось, чокнувшись бокалом вина, внутренне похвалить себя за то, что вы пьете красное? В средствах массовой информации часто говорят о красном вине как о напитке, который необходимо употреблять ради пользы для здоровья, особенно для сердца. При этом в целом нас призывают воздерживаться от алкоголя и уж точно не «злоупотреблять» – тоже ради здоровья.

Дело в том, что между красным вином и любыми другими алкогольными напитками существует большая разница. Алкоголь в пиве, белом вине или крепких напитках не оказывает практически никакого положительного влияния на здоровье, особенно если «позволять себе лишнее». Последние диетологические рекомендации предписывают нам потреблять не более двух стандартных доз (100 мл сухого вина – по версии ВОЗ) алкоголя в день и не более четырех за один раз. Стандартная доза алкоголя – это гораздо меньше, чем можно подумать, и для многих превысить эту норму оказывается проще, чем кажется.

Многолетние исследования показали, что хотя бывает очень приятно выпить бокал вина после работы или кружку пива летом на барбекю, алкоголь для нас вовсе не полезен. Он вызывает проблемы пропорционально выпитому объему: чем больше вы пьете, тем больше проблем. Список болезней, к которым приводит чрезмерное употребление алкоголя, необычайно длинный. Среди прочего в нем значатся болезни печени и некоторые виды онкологических заболеваний. Бессчетное количество исследований было посвящено сопоставлению объема потребляемого алкоголя с риском развития ИБС. Чаще всего мы наблюдаем, что наиболее высокому риску ИБС подвержены люди, которые пьют больше других, а также люди, которые не пьют совсем. Те, кто пьют умеренно, по-видимому, оказываются в самом безопасном положении.

Однако эти исследования имеют ряд недочетов. Во-первых, данные самих людей о том, сколько алкоголя они употребляют, не всегда бывают достоверными. Люди часто считают, что им следовало бы пить меньше, поэтому говорят, что пьют меньше, чем есть на самом деле. А недавно было выдвинуто интересное предположение относительно того, почему непьющие подвержены более высокому риску развития ИБС, чем умеренно выпивающие. Как обнаружили некоторые исследования, среди людей, полностью воздерживающихся от алкоголя, с большей вероятностью встречаются те, кто в прошлом пил много. То есть существует вероятность, что нынешние трезвенники когда-то уже подвергли себя рискам, связанным со злоупотреблением алкоголем.

Отказаться от алкоголя – это прекрасно, но, как подтверждают данные исследований, жизнь шире настоящего момента. Важен наш образ жизни и состояние здоровья в целом, а не только тогда, когда мы принимаем решение не пить. Это означает, что злоупотребления между периодами трезвости не пройдет даром для организма. Более сложные исследования (не просто наблюдательные) показали, что для всех нас полезно сократить потребление алкоголя. И все же существуют и неожиданные данные, которые настойчиво подтверждают: небольшое количество алкоголя может пойти сердцу на пользу.

Исследователи говорят, что алкоголь может влиять на уровень ЛПВП, «хорошего» холестерина, в зависимости от объема потребляемого алкоголя. Часто повышенное артериальное давление сочетается с употреблением алкоголя. Однако при умеренном объеме потребления алкоголь может расслаблять мышцы кровеносных сосудов, понижая таким образом артериальное давление. Не совсем понятно, какие механизмы тут действуют: это еще предстоит выяснить. Одно из любопытных предположений касается фермента алкогольдегидрогеназы (АДГ), который работает у каждого из нас несколько особым образом. У некоторых в организме имеется лишь несколько вариантов АДГ, что замедляет окисление алкоголя и его выведение. Это также приводит к тому, что печень синтезирует больше ЛПВП, которые, как считается, обладают защитными свойствами.

Употребление алкоголя также может приводить к нарушению ритма сердца – фибрилляции предсердий (мерцательной аритмии), которая является самым распространенным видом аритмий. С каждой выпитой рюмкой риск развития фибрилляции предсердий увеличивается. Это, вероятно, объясняется тем фактом, что алкоголь угнетает насосную функцию сердца и может непосредственно нарушать работу проводящей системы сердца.

Так чем же красное вино лучше других? Или, вернее: отличается ли красное вино от других алкогольных напитков?

Сразу оговорюсь: если с красным вином переборщить, оно принесет не меньше вреда, чем слишком большое количество пива за один вечер. Польза красного вина состоит не в алкоголе, а в чем-то ином. Саму теорию о том, что красное вино может оказывать защитное действие на организм, иногда называют французским парадоксом. Исследование, проведенное в конце 1970-х годов, показало, что, несмотря на относительно богатый жирами рацион, включающий сыр и сливочное масло, показатель смертности от инфаркта миокарда во Франции – один из самых низких в мире. В ходе еще одного исследования было обнаружено, что в тех регионах Франции, где за ужином традиционно предпочитали бокал белого, а не красного, выживаемость после инфаркта миокарда была ниже.

Это petit observation intéressant («небольшое интересное наблюдение» – фр.) навело исследователей на мысль о том, почему красное вино способно победить сливочное масло. Приблизительно в то же время, когда был обнаружен французский парадокс, набирала обороты война с жиром. Казалось поразительным, что красное вино, возможно, несет в себе ресурс, способный нивелировать ущерб, нанесенный «врагом номер один».

Около двадцати лет спустя было экспериментально обнаружено, что даже небольшое количество красного вина содержит вещество, называемое фенол. Фенолы являются антиоксидантами, а в красном вине содержится особенный вид фенола – ресвератрол. Ресвератрол, перемещаясь по кровеносным сосудам, захватывает свободные радикалы. Свободные радикалы – это маленькие злобные молекулы кислорода, которые синтезируются у нас в организме как побочный продукт нормального клеточного метаболизма. Они наносят вред тканям, и поэтому организм старается избавиться от них при помощи антиоксидантов. Некоторые антиоксиданты синтезируются самим организмом, другие мы получаем из рациона. Вернемся во Францию: здесь красное вино часто используется для приготовления пищи, и мясо часто маринуют в красном вине, таким образом, антиоксиданты побеждают свободные радикалы еще до того, как мясо попадет к нам в желудок.

Кроме того, ресвератрол хорошо умеет предотвращать окисление ЛПНП, или «плохого» холестерина. При окислении ЛПНП к холестерину присоединяется молекула кислорода. При этом молекула холестерина как бы вооружается и отправляется бесчинствовать. Окисленная молекула ЛПНП гораздо легче задерживается на стенке кровеносных сосудов, а значит, в этом месте может образоваться атеросклеротическая бляшка. Если красное вино помешает ЛПНП стать злым и активным, значит, снизится и способность молекулы «плохого» холестерина провоцировать болезнь.

Но это не единственный благотворный эффект красного вина. Ресвератрол также умеет заставить эндотелий (слой, выстилающий сосуд изнутри) выделять оксид азота. Мы уже встречались с оксидом азота: это мощный вазодилататор, то есть вещество, которое вызывает расслабление мышц кровеносных сосудов. Итак, красное вино помогает нашему организму синтезировать оксид азота, а значит, к сердцу и всем другим органам улучшается приток прекрасной, богатой питательными веществами крови. Помимо этого красное вино, да и алкоголь в целом может помочь нашей крови оставаться более жидкой, приостанавливая идущий без необходимости процесс свертывания. А если вы представите себе, насколько легче проталкивать по сосудам более жидкую, менее густую кровь, то поймете, почему это полезно. Для снабжения кровью необходим хороший кровоток, а, по мнению некоторых ученых, красное вино отлично умеет его обеспечивать.

Считается, что красное вино активирует еще несколько полезных механизмов. Оно может способствовать поддержанию эластичности сердечной мышцы, препятствуя ее рубцеванию или блокируя гормон ангиотензин-II, который косвенно повышает артериальное давление. Так совпало, что этим же занимаются очень важные и часто применяющиеся лекарственные препараты, ингибиторы АПФ. Ингибиторы АПФ используются с целью снижения артериального давления и для помощи пациентам с сердечной недостаточностью. Примечательно, что красное вино не теряет своих полезных свойств, если из него удалить спирт. То есть дело в основном в винограде, из которого готовят красное вино.

Исследования влияния красного вина на ишемическую болезнь сердца продолжаются. Существует интереснейшая вероятность того, что ученые смогут превратить особые вещества, содержащиеся в красном вине, в лекарство для лечения или профилактики ишемической болезни сердца. Однако новые данные иногда идут вразрез с результатами более ранних исследований красного вина, алкоголя и ИБС. В настоящее время исследования говорят о том, что красное вино имеет некоторые потенциально очень значимые плюсы для нашего сердца, но только если мы употребляем его в небольших количествах. То же можно сказать и об алкоголе. В небольших дозах алкоголь приносит нам приятные ощущения, а возможно, и пользу. В более высоких дозах алкоголь вреден. Итак, ради здоровья пить не нужно, но пить (разумно) можно, если здоровье позволяет.

Темный шоколад

Любое научное исследование, которое обнаруживает пользу шоколада, непременно попадет в новости и будет всеми обсуждаться. Любой квазинаучный слух о пользе шоколада радостно возьмут на вооружение, для того чтобы уплетать шоколад плитками.

Между темным шоколадом и более сладким (и, вероятно, менее здоровым) молочным шоколадом есть очень существенная разница. Расскажу об одной моей пациентке. В 52 года она вела относительно нормальный образ жизни, работала ассистентом юриста в юридической компании и весь день была на ногах. За три года до нашей встречи ее врач диагностировал ей сахарный диабет после того, как пациентка пожаловалась на постоянную усталость. Диабет часто какое-то время прячется, прежде чем его удается диагностировать, и в этот период он может натворить много бед. Что и произошло в случае моей пациентки.

Диабет и повышенное артериальное давление спровоцировали повреждение сосудов ног, глаз и сердца. В том возрасте, когда, по сегодняшним меркам, человек считается еще совсем нестарым, ей предстояло пережить операцию на открытом сердце.

Я сидела на краешке ее больничной кровати, она посмотрела мне в глаза и сказала: «Это все я виновата. Я не проверяю сахар, я каждый день ем шоколад и ни в чем себе не отказываю». Меня это очень удивило: редко люди способны с такой прямотой признать, что совсем не заботятся о своем здоровье. С той же прямотой пациентка ответила на вызов болезни. Как говорят у нас в Австралии, она «втянула голову»: сумела увидеть свои недостатки и найти выход из ситуации. Через несколько дней после операции во время обхода она похвасталась мне, что перешла со своего любимого сладкого молочного шоколада на темный.

Шоколад, несмотря на все похвалы в свой адрес, вероятно, все же не так полезен для здоровья, как фрукты и овощи. Но это не означает, что он не приносит нам никакой пользы. Темный шоколад немного схож с красным вином в том смысле, что богат антиоксидантами. Считается, что свое благотворное влияние на нас оказывают содержащиеся в шоколаде флавоноиды. Это группа природных антиоксидантов, которые присутствуют в растительной пище и, как и антиоксиданты в красном вине, очищают кровеносные сосуды от опасных свободных радикалов, не позволяя им повредить клеткам нашего организма.

Шоколад делают из растения. Какао-бобы, семена дерева какао, перемалывают, обжаривают, превращают в пасту, добавляют молоко, подсластители и используют другие вкусовые добавки. Именно своему природному происхождению шоколад обязан содержащимся в нем естественным антиоксидантам. Когда мы едим шоколад (или пьем красное вино), антиоксиданты связывают свободные радикалы, а эндотелий сосудов выделяет оксид азота, благодаря которому сосуды расширяются и улучшается кровоток. Возможно также, что шоколад улучшает соотношение «хорошего» и «плохого» холестерина в крови и помогает нашему организму повысить чувствительность к инсулину.

Теоретически шоколад обладает свойствами, которые позволяют считать его защитником нашего сердца. Во многих эпидемиологических и обсервационных исследованиях изучался вопрос о том, какой положительный эффект производит потребление шоколада на сердце. Недавнее крупное исследование показало, что мужчины и женщины, съедающие до 100 г шоколада в день, подвержены значительно меньшему риску развития ишемической болезни сердца. Чтобы было понятно, один квадратик шоколадной плитки весит примерно 8 г. Кроме того, у любителей шоколада ниже риск смерти от инфаркта миокарда. Любопытно, что исследования не смогли выявить разницу между темным и другими видами шоколада. Однако это можно считать слабым местом данных исследований, поскольку большинство других научных данных говорит о пользе именно темного шоколада с точки зрения влияния на ИБС.

В другом интересном исследовании клетки кровеносных сосудов человека, взятые из пуповины и выращенные в лаборатории, буквально купали в шоколаде. Ученые выделили из шоколада полезные составляющие, в особенности антиоксиданты флавониды, и выращивали в них клетки кровеносных сосудов, чтобы доказать, что флавониды, содержащиеся в темном шоколаде, умеют оздоравливать кровеносные сосуды. Эти данные также использовались в исследованиях, подтвердивших, что у людей с заболеваниями сосудов, такими как болезнь периферических артерий, темный шоколад в рационе существенно улучшал работу кровеносных сосудов. Мышцы сосудистой стенки расслаблялись, и кровь легче поступала к нуждающимся в ней тканям, а значит, пациентам становилось проще ходить: их голодные мышцы могли теперь напитаться кровью. Люди с закупоркой кровеносных сосудов в ногах часто не могут ходить на большие расстояния – их мышцы не получают достаточного количества кислорода. Был сделан вывод о том, что в восстановлении пациентов определенную роль сыграл темный шоколад. Схожие механизмы работают и в сердце. И для поддержания здоровья сердца нам жизненно важно найти способы улучшить его питание.

Мы уже несколько раз говорили о воспалении. Кратко напомним, о чем шла речь: воспаление – это механизм, с помощью которого организм противостоит тому, что считает для себя вредным. Когда воспаление, так сказать, превышает свои полномочия, оно может нанести вред организму. Бесконтрольно развивающееся воспаление в сердце и кровеносных сосудах провоцирует каскад физиологических процессов, повреждающих эти органы. Очень важно держать воспаление под контролем. Какао и содержащиеся в нем флавоноиды достаточно хорошо препятствуют выработке гормоноподобных воспалительных молекул цитокинов. Это действие флавонидов также может остановить развитие аритмии, в том числе мерцательной аритмии, у людей, потребляющих шоколад.

Темный и молочный шоколад во многом состоят из одних и тех же компонентов, среди прочего флавонидов. Однако у темного шоколада есть ряд преимуществ перед молочным. Во-первых, в темном шоколаде больше антиоксидантов. Во-вторых, он содержит меньше веществ, которые могут нивелировать весь положительный эффект антиоксидантов: насыщенных жиров и сахара.

Вряд ли в ближайшем времени врачи начнут прописывать пациентам красное вино и шоколад вместо лекарств. И не подумайте, что можно объедаться темным шоколадом и пренебрегать такими необходимыми для здоровья сердца вещами, как физическая нагрузка, сбалансированный рацион, фрукты и овощи и так далее. Ну а если вы не можете обойтись без шоколада, скорее всего, лучше выбрать темный шоколад с содержанием какао не меньше 70 %, чтобы вместе с удовольствием получить также и пользу.

Кофе и чай

Относительно кофе у меня есть два замечания. Во-первых, на мой вкус, пахнет он ужасно. Как человек, который не пьет ни кофе, ни чай, я знаю, что нахожусь в меньшинстве: большинство моих знакомых обожают запах кофе. Во-вторых, в моем окружении, кажется, нет ни одного человека, кто не пил бы кофе. Популярные присказки в духе «сначала кофе, потом все остальное» хорошо отражают повальную привычку начинать утро с кофе, без которого люди просто не могут открыть глаза. Но лично я не могу заставить себя пить кофе – я так и не привыкла к его вкусу. Нередко я почти что сожалею об этом, потому что мне часто попадаются статьи о пользе кофе и чая.

В США кофе пьют почти 80 % населения, а около 60 % взрослого населения употребляют этот напиток ежедневно. Новым явлением для Австралии стала культура потребления кофе, причем люди точно знают, какой именно сорт и тип кофе они предпочитают. Чай тоже в тренде: сейчас даже есть специальные чайные магазины, в которых продается больше сортов чая, чем можно себе вообразить. Чай и кофе пьют по привычке, ради вкуса и ради самого процесса.

Как и в случае с шоколадом, когда публикуется исследование о предполагаемой пользе кофе, интернет взрывается – люди жадно хватаются за эту информацию как за оправдание порока, от которого не могут отказаться. Однако множество исследований в течение многих лет показывали противоречивые результаты в отношении пользы кофе для здоровья. Так, по данным некоторых исследований, люди, которые пьют много кофе, имеют повышенный риск развития ишемической болезни сердца. Эта корреляция сильнее всего наблюдалась у людей моложе 55 лет, выпивавших более четырех чашек кофе в день. При этом несколько других крупных исследований продемонстрировали, что заболеваемость ИБС среди кофеманов ниже. Можно предположить, что на результаты исследований, опровергающих пользу кофе, повлияли искажающие факторы, например то, что испытуемые предпочитали разные способы приготовления кофе.

Вещества, содержащиеся в кофе, различным образом влияют на сердце и кровеносные сосуды. Помимо кофеина кофе содержит фенольные кислоты и калий. Единого мнения относительно значения кофе для нашего организма не существует, но считается, что кофе полезен тем, что снижает воспаление и повышает чувствительность организма к инсулину. Это может очень хорошо сказываться на работе сердца и кровеносных сосудов, поскольку в результате этих процессов уменьшается количество повреждающих веществ, воздействию которых подвергаются органы сердечно-сосудистой системы.

При этом кофе может иметь эффект, прямо противоположенный действию гормонов, расслабляющих мышцы сосудов, и таким образом несколько повышать артериальное давление. Кофе также усиливает действие симпатической нервной системы на сердце, в результате чего сердце бьется чаще. Отсюда и ощущение колотящегося сердца после лишней чашечки. Интересно, что если вы выпиваете чашку кофе (или больше) каждый день, ваш организм привыкает к этим реакциям и способен игнорировать потенциально вредные воздействия. Например, те, кто пьет кофе регулярно, не ощущают скачка давления после кофе, в отличие от непривычных к кофе людей.

Что касается совета пить кофе ради пользы для здоровья, пожалуй, нам достоверно неизвестно, имеет ли он под собой основания. Если оценить результаты многочисленных исследований, общая тенденция говорит о том, что небольшое количество кофе сердцу не навредит. А возможно, даже принесет некоторую пользу. Но точно не такую, как физическая нагрузка и сбалансированный рацион.

Еще одна важная вещь, которую стоит иметь в виду: кофе с сахаром вреден. Согласно исследованиям, любители кофе, перенесшие инфаркт миокарда, часто потребляли большое количество сахара, в том числе добавляли сахар в кофе. Итак, для здоровья кофе, пожалуй, не вреден, и может даже быть полезен для сердца. А вот от сахара лучше воздержаться и сделать выбор в пользу черного натурального кофе.

Суперфуды

Меня всегда поражают сообщения о каком-нибудь новейшем суперфуде. Когда видишь заголовок в духе «Пять суперфудов из рациона Иисуса», приходится бороться с собой, чтобы не кликнуть по ссылке и не попасться на удочку последних новостей об экзотических ягодах по баснословной цене или злаках с непроизносимым названием. Реклама суперфудов обещает долголетие и здоровье – казалось бы, что еще нужно нашему обществу, пораженному эпидемией слабого здоровья каждого в отдельности и всех вместе? Но я стараюсь читать новости о суперфудах со здоровой долей скепсиса и научного любопытства, хотя, как я уже признавалась, я и сама обнаружила в себе желание обратиться к суперфудам для лечения собственной гипертензии.

Суперфуды, или суперпродукты, – термин, скорее, маркетологический, чем научный. В целом так называют продукты с высокой питательной ценностью. Известно, что когда какой-то продукт объявляют в СМИ суперфудом, его продажи стремительно подскакивают вверх. Потребление таких продуктов непропорционально выше у людей с более высоким уровнем доходов. Этому не приходится удивляться, учитывая, что суперфуды, как правило, стоят дороже прочих продуктов.

Среди продуктов, которые обычно получают ярлык суперфуда, есть и легко доступные массовые товары, такие как брокколи и голубика, и несколько более экзотические: ягоды годжи, пшеница спельта, киноа и кале́. Обычно это продукты, богатые витаминами, минеральными веществами и антиоксидантами – как красное вино и темный шоколад. С красным вином эту растительную пищу роднит также наличие антиоксидантов фенолов (одним из них является ресвератрол) и польза для кровеносных сосудов за счет того, что антиоксиданты связывают свободные радикалы, а эндотелий под воздействием ресвератрола синтезирует оксид азота.

При этом случается, что активные ингредиенты, благодаря которым суперфуды получают свой статус, на самом деле содержатся в большем количестве в других продуктах. Например, капусту кале постоянно именуют суперфудом, но брюссельская капуста и другие зеленые листовые овощи ничуть не менее полезны. В руколе больше нитратов, снижающих артериальное давление, чем в свёкле. В лососе хороших омега-3 жирных кислот, необходимых для поддержания здорового баланса жиров в крови, почти втрое больше, чем в семенах чиа. Все эти «обычные» продукты гораздо дешевле и легче найти, чем суперфуды.

Теоретически суперфуды полезны для нашего здоровья. В большинстве своем это фрукты, овощи или злаки с низким содержанием сахаров и жиров, богатые микроэлементами. Но вот в чем вопрос: действительно ли суперфуды более полезны, чем старые скучные овощи, которые проще найти в магазине и стоят дешевле? А главное: никакой отдельный продукт, ни супер, ни обычный, не сможет заменить собой сбалансированный рацион. На самом деле европейское законодательство запрещает называть какие-либо продукты суперфудами, продавать и рекламировать их в таком качестве, если невозможно доказать их преимуществ для здоровья. Запрет был введен в 2007 году, и это было очень дальновидным решением.

Тестирование суперфудов проводится таким образом, что его результаты не обязательно воспроизводимы в реальной жизни. Полезные для нас вещества, содержащиеся в суперфудах, выделяют из продуктов лабораторно, «кормят» ими клетки и наблюдают за тем, как они реагируют. Затем эти результаты экстраполируются на людей. То есть мы наблюдаем некоторый положительный процесс в пробирке и предполагаем, что в жизни результат повторится. Но наверняка мы не знаем. В отличие от обычных фруктов и овощей или даже в отличие от красного вина и шоколада, суперфуды потребляют недостаточное количество людей, чтобы мы могли изучать, насколько они здоровы или сколько перенесли инфарктов миокарды и каким образом это может быть связано с наличием суперфудов в их рационе. Поэтому мы не может назвать суперфуды панацеей.

Медицинская наука и суперфуды не имеют точек соприкосновения. Суперфуды не помогут при ожирении, гиподинамии или просто несчастливом сочетании генов. Суперфуды есть вредно? Вероятно, нет. Есть ли смысл платить больше, чтобы купить суперфуд? Если вам нравится этот продукт и вы готовы увеличить свой продовольственный бюджет – на здоровье. Я, например, покупаю крупу киноа, но не потому, что это суперфуд, мне просто нравится вкус и я ценю ее как полезный цельнозерновой продукт.

Возможно, со временем появятся новые научные данные относительно суперфудов, и если будет найдена такая пища, которая поможет нам сбрасывать вес, уменьшит заболеваемость инфарктом миокарда или увеличит продолжительность жизни, что ж, прекрасно! Но на данный момент нам не нужно есть суперфуды, чтобы быть здоровыми. Здоровую пищу можно купить где угодно, и она, как правило, гораздо дешевле. Наука подтверждает, что такие продукты, как лосось, «обычные» фрукты и овощи и цельные злаки, помогают улучшить здоровье сердца за счет снижения артериального давления, снижения «плохого» холестерина, благотворного влияния на микробиом кишечника и поддержания здорового веса.

Глава 9. Депрессия: когда сердце тоскует

Душевная боль менее драматична, чем физическая, но она шире распространена и труднее переносима. Частые попытки скрыть душевную боль усугубляют это бремя – куда легче сказать «у меня болит зуб», чем «у меня на сердце тяжесть».

К. С. Льюис

Я вела прием и готова была принять последнего на тот день пациента. Шесть недель назад этот пациент перенес операцию на сердце и вот сейчас пришел на осмотр. Я, конечно, его помнила, но никаких особенных связанных с ним воспоминаний у меня не осталось. В моем случае это значит, что его операция прошла успешно, пациент восстанавливался легко и был выписан домой. Если в памяти не сохранилось каких-нибудь волнующих деталей, связанных с пациентом, значит, их и не было, а в кардиохирургии это совсем неплохой знак. Я просмотрела его медицинские документы, чтобы освежить в памяти этот случай и заметила, что он был заядлым курильщиком и бросить курить ему никак не удавалось. Мысленно я отметила себе, что необходимо спросить об этом пациента.

Оказалось, что все ясно и без вопросов: когда он зашел ко мне в кабинет, вся комната наполнилась тяжелым табачным духом. Стало понятно, что избавиться от запаха в кабинете до конца дня уже не удастся. Я спросила, как он себя чувствует, осмотрела послеоперационные раны, посмотрела на рентгеновский снимок грудной клетки. Все выглядело хорошо. Мы обсудили с ним схему препаратов, а затем пациент обронил фразу, которая привлекла мое внимание: «Я так ждал встречи с вами, а то сидишь целый день дома, делать нечего…».

Я уточнила, что он имеет в виду под «так ждал встречи» – и тут плотину прорвало. Он стал рассказывать, что, до того как поступил в больницу с инфарктом и был прооперирован, дважды пережил разрыв отношений. А когда был в больнице, от него снова ушла женщина. После выписки, как ни унизительно, ему пришлось сначала вернуться в их общее жилье, пока он искал себе новую квартиру. Ему было нелегко: он не мог работать и жил на пособие, которого еле-еле хватало на жилье и еду. У него не было ни родственников, ни друзей и весь день он проводил дома. Единственными событиями в его жизни были для него поход на физиотерапию и на прием к врачу. Мое сердце сжалось при мысли о том, что он ждал встречи со мной, совершенно незнакомым для него человеком, как события.

Я спросила: «Как вам кажется, нет ли у вас депрессии?» Он ответил: «Конечно у меня депрессия от всего этого. Поэтому я и курить не могу бросить: как мне еще убить время?»

Мой короткий прием сильно затянулся по двум причинам. Во-первых, мне было очень жаль этого человека, для которого поход к врачу, в холодные больничные стены, был таким желанным. Во-вторых, мне хотелось разобраться с его душевным состоянием – не только по-человечески, но и как доктору. Жить с депрессией ужасно; мы все больше узнаем о том, как пагубно депрессия влияет на наш организм. И в особенности на сердце. Я не психиатр, но мне хотелось, чтобы этому человеку стало лучше и душевно, и телесно, а для этого его разум и тело необходимо было привести в рабочее состояние.

Несколько слов о депрессии

Сегодня мы говорим о депрессии гораздо больше, чем раньше. И это правильно. Во всем мире от депрессии страдают более 300 миллионов человек. В Австралии депрессией больны около одного миллиона человек – приблизительно каждый двадцатый, а в течение жизни почти половина австралийцев, по статистике, столкнется с психическим заболеванием. В других странах наблюдается похожая ситуация: депрессии подвержены 6,7 % американцев и приблизительно каждый четвертый или каждый шестой житель Великобритании.

Депрессия – нечто гораздо более серьезное, чем просто плохое настроение, и, если это понимать, мы увидим, почему депрессия может сказываться на здоровье сердца. У людей, страдающих депрессией, значительно сниженное настроение сохраняется неделями. Депрессия также вызывает состояние агедонии: больной человек теряет способность получать удовольствие от того, что раньше его радовало. Кроме того, депрессия часто связана с чувством потери собственной ценности, чувством вины, иногда – тревоги. Этот синдром сказывается и на физиологических процессах в нашем теле: страдает аппетит, работоспособность, нарушается сон.

Депрессия может быть спровоцирована травмирующими событиями в жизни, например проблемами с сердцем. Но это не единственный фактор, который может послужить предпосылкой для депрессии. Гены тоже играют важную роль, и, по некоторым оценкам, 30 % риска заболеваемости определяется наследственностью. Оставшиеся 70 % зависят от факторов среды, в том числе наших личностных особенностей, возраста, способности переносить трудные обстоятельства; определенное значение может иметь долгосрочный стресс или какое-то переломное событие в жизни. Важно знать, что депрессия – это болезнь, как, например, ишемическая болезнь сердца, и у нее есть определенный механизм: биохимические изменения в головном мозге. Это не значит, что с ней невозможно справиться. Я говорю о том, что если у вас депрессия, вам необходимо обратиться к врачу, так же, как если у вас, например, сломана кость.

Может показаться странным, что кардиохирург заговорил о депрессии. Где мозг – а где сердце. Но дело в том, что головной мозг и сердце связаны гораздо более тесно, чем считалось раньше.

Мы начинаем осознавать, какому стрессу депрессия подвергает весь организм и в особенности наше сердце. Когда-то пациента, «приунывшего» после инфаркта миокарда, хлопнули бы по плечу и коротко пожелали держать выше нос (еще хорошо, если не упрекнули бы в унынии). Сегодня нам ясно, что депрессия не только представляет серьезный риск развития ИБС, но также подвергает риску сам процесс восстановления и последующее хорошее самочувствие. На самом деле, вероятность заболеть депрессией существует у пациентов, перенесших целый ряд физических болезней, в особенности серьезных заболеваний. Это становится порочным кругом. Но каков механизм, как именно голова может навредить сердцу? Или наоборот: ишемическая болезнь сердца вызывает депрессию?

Яйцо или курица?

Серьезное заболевание может привести к депрессии. Депрессия нередко развивается у пациентов с внезапно возникшим недугом. В то же время, как мы уже сказали, саму депрессию сейчас признают фактором риска для ряда заболеваний, и одно из них – это ишемическая болезнь сердца. Немного похоже на вопрос про курицу и яйцо: у меня болит сердце, потому что я в депрессии или я в депрессии из-за того, что у меня больное сердце?

Если взять всех пациентов с ИБС, в том числе стабильной ИБС, депрессией среди них страдают от 31 до 45 %. Для пациентов с приступами стенокардии или переживших инфаркт миокарда вероятность заболеть депрессией втрое выше, чем в среднем по популяции. И не только сердечные заболевания связаны с депрессией: среди онкологических пациентов статистика депрессии примерно такая же. Абсолютно логично, что угрожающее жизни или серьезно меняющее жизнь заболевание влияет на душевное состояние человека.

В исследовании, рассматривавшем данные более чем девяноста трех тысячах женщин, было установлено, что у пациенток с депрессией нарушения в работе сердца развивались приблизительно в 1,5 раза чаще. Интересно, что, по данным исследований, депрессия является фактором риска для инфаркта миокарда даже в отсутствии таких традиционных рисков, как гипертония или сахарный диабет. У людей с депрессией при отсутствии каких-либо других проблем здоровья, одного этого заболевания может быть достаточно, чтобы нанести вред сердцу и кровеносным сосудам. Одно исследование даже показало, что депрессия увеличивает риск развития инфаркта миокарда в 1,6 раза.

Если же депрессия сочетается с другими факторами риска, сердцу придется очень тяжело. В этом случае данные статистики выглядят пугающими. Для пациентов, перенесших инфаркт миокарда и страдающих депрессией, риск развития нового инфаркта или риск смерти от ИБС выше в 2,5 раза. Вероятность повторной госпитализации по поводу нарушения сердечной деятельности для таких пациентов также повышается. При этом не имеет значения, страдали ли они депрессией до инфаркта миокарда или депрессия присоединилась после – риски одинаково высоки при любом из этих вариантов. Однако группа пациентов, у которых депрессия была вызвана инфарктом миокарда, тяжелее других страдала от проблем с сердцем.

Но как происходит, что сумрачный туман депрессии окутывает не только голову, но и сердце? Здесь снова придется вспомнить о воспалении. Может показаться, что депрессия прячется у нас в мозгу, но она действует по всему организму, заставляя множество различных клеток нашего тела выделять гормоноподобные молекулы цитокины. Регуляторы воспаления цитокины активируют иммунную систему. Это, возможно, поддерживает депрессию, но не только: отрицательный эффект распространяется на весь организм. Люди, страдающие депрессией, часто испытывают невообразимую усталость, что обусловлено именно действием цитокинов и вызванного ими распространенного воспаления.

В поисках научного подтверждения гипотезы о том, что депрессия и связанное с ней воспаление приводят к нарушениям в работе сердца, пациентам с депрессией проводили измерение уровня цитокинов, сопутствующих этому заболеванию. Цитокины изучались на предмет того, вызывают ли они нарушения в сердце и кровеносных сосудах. Исследователи получили подтверждение своей гипотезы. Цитокины, уровень которых повышен при депрессии, как было выяснено, наносят прямой вред сердцу и вызывают закупорку кровеносных сосудов.

Но даже в отсутствии спровоцированного депрессией воспаления у множества людей, страдающих этим заболеванием, развивается ишемическая болезнь сердца. Это свидетельствует о том, что депрессию и ИБС связывают и другие факторы.

Депрессия негативно влияет на состояние наших кровеносных сосудов, что также может привести к дисфункции сердца. Когда человек находится в депрессии, из-за воспаления и других пока не выясненных факторов работа эндотелия сосудов нарушается. Здоровый эндотелий, как мы знаем, играет большую роль в профилактике формирования атеросклеротических бляшек в артериях. В норме эндотелий вырабатывает оксид азота и реагирует на него, благодаря чему мышцы сосудистой стенки расслабляются и улучшается кровоток. У пациентов, страдающих депрессией, кровеносные сосуды не умеют так эффективно расслабляться, даже под действием оксида азота. Это не только нарушает кровоток, но и может сделать сосуды более уязвимыми к повреждениям. Поврежденный сосуд подвержен формированию бляшек и не справляется с функцией полноценного снабжения кровью тканей и органов.

Возможно, вы слышали о том, что аспирин существенно снизил заболеваемость инфарктом миокарда, и его всегда дают людям с инфарктом. Аспирин спасает людям жизни благодаря тому, что он не дает крови свернуться внутри больной артерии. Он мешает маленьким клеткам крови, тромбоцитам, склеиваться и скапливаться на особенно вредоносных бляшках в коронарных сосудах сердца, а именно это и приводит к инфаркту миокарда. Как и все другие клетки организма, тромбоциты реагируют на воздействие гормонов, и одним из важных гормонов в работе тромбоцитов является серотонин. Возможно, это уже вам о чем-то говорит, поскольку слова «серотонин» и «депрессия» часто звучат вместе, в основном потому, что еще одно важное место действия серотонина – это головной мозг. Серотонин представляет собой нейромедиатор, молекулу, передающую сигналы между нейронами и частями мозга, и он тесно связан с депрессией.

Одно моих любимых свойств человеческого организма, а также и науки – это то, что все в них взаимосвязано. Считается, что в теле и в особенности в мозгу человека с депрессией уровень химического передатчика сигналов – серотонина – понижен, что и вызывает основные симптомы депрессии. Когда мы назначаем пациенту, страдающему депрессией, лекарственный ингибитор обратного захвата серотонина (СИОЗС), уровень серотонина, действующего в головном мозге, повышается, и мы видим, что человек чувствует себя лучше.

Но мы также наблюдаем интересный эффект со стороны тромбоцитов. Когда тромбоциты захватывают серотонин, они склеиваются и начинают формировать тромбы. Возможно, именно действием серотонина обусловлено то, что у пациентов в депрессии некоторые тромбоциты могут вести себя слишком активно и путешествовать по всему телу в поисках кровеносного сосуда, в котором можно было бы задержаться и образовать тромб. СИОЗС препятствуют тому, чтобы серотонин попадал обратно внутрь тромбоцита. А при пониженном уровне серотонина внутри тромбоцита тромбоциты не так хорошо склеиваются, в результате чего кровь становится значительно менее вязкой. Положительным побочным эффектом при терапии депрессии может быть лечение патологического тромбообразования, которое приводит к инфаркту миокарда.

И это еще не все. Одним из средств связи между головным мозгом и телом являются гормоны. Иногда они могут донести информацию дальше, чем мозг и нервы. Такой механизм регуляции называется нейрогуморальным: мозг или нервы плюс гормоны.

У пациентов с нарушением работы сердца повышен уровень адреналина и норадреналина – его двоюродного брата. Под действием этих гормонов сердце бьется быстрее и испытывает больше потребности в кислороде; увеличивается артериальное давление. Эти механизмы весьма полезны, если нужно бежать от опасности, но не в том случае, когда у вас больное сердце. Для пациентов с сердечной недостаточностью высокий уровень адреналина и норадреналина в крови может означать, что у них меньше шансов на выживание. Одна из групп препаратов, которую используют при сердечной недостаточности, бета-блокаторы, участвуют в том, чтобы нивелировать процессы, запущенные адреналином и норадреналином.

У людей с депрессией, по-видимому, нарушается баланс в работе двух типов нервной системы, клетки которых высвобождают эти гормоны. Симпатическая нервная система отвечает за наши реакции «бей или беги». Она также ответственна за поглощение адреналина и норадреналина. Ей противостоит другой тип нервной системы – парасимпатическая, активирующая реакции «спи и переваривай». Пациенты, страдающие депрессией, склонны к нарушению баланса во взаимодействии этих двух систем с преобладанием симпатической нервной системы.

Эти процессы у пациентов с депрессией приводят к такому феномену, как снижение вариабельности ритма сердца. Вариабельность сердечного ритма (ВСР) – это разница в интервалах между циклами сердечных сокращений, и когда ВСР снижена, это указывает на то, что сердце получает слишком много сигналов «бей или беги» и слишком мало – «спи и переваривай». К сожалению, у пациентов с заболеваниями сердца, такими как инфаркт миокарда или сердечная недостаточность, наблюдается снижение ВСР, и его наличие бывает связано с плохим прогнозом. При этом, что особенно любопытно, чем тяжелее депрессия, тем ниже вариабельность сердечного ритма.

Заботьтесь о себе

Возвращаясь к моему пациенту, помимо прочего меня очень волновало, что он продолжает курить. А главное, курил он потому, что, как он сам мне сказал, ему больше нечем было заполнить свои дни.

В нашем отделении мы пользуемся таким внутренним термином, как «анализ на щетину». Впервые я услышала его, когда проходила ординатуру в кардиохирургии. У нас был пациент, которому предстояла операция на сердце, и к операции он подошел в очень плохом состоянии. К сожалению, и восстановление после операции шло трудно. Он пробыл в отделении почти шесть недель, каждый день стараясь набраться сил, но ему не удавалось: навалившиеся несчастья слишком сильно давили на него. Он просто не мог заставить себя пойти на физиотерапию.

Удивительно, но один из старших докторов это предвидел. Помню, как он сказал мне: «Смотри, у него анализ на щетину положительный – ему придется нелегко». А говорил он вот о чем: наш бедный пациент потерял волю к тому, чтобы хотя бы минимально заботиться о себе, например бриться. Я до сих пор помню, как однажды утром мы зашли в его палату и обнаружили, что он сбрил беспорядочную растительность на своем лице, и мы встретили эту перемену громкой овацией. Мы интуитивно почувствовали, что он снова начинает владеть собой. Затем пациент пошел на поправку, телесно и душевно. Вскоре после этого он смог отправиться домой.

Депрессия лишает нас энергии к действию, особенно способности заботиться о себе. Для того чтобы жить нормально или возвращаться к нормальной жизни, необходимо регулярно и последовательно выполнять определенные процедуры. Например, нужно принимать прописанные лекарства, делать физические упражнения, ходить на прием к врачу, не курить и не употреблять алкоголь. Помимо всех прочих биологических факторов, депрессия мешает человеку подняться утром с кровати и выполнить все эти процедуры, необходимые для его здоровья.

В одном исследовании, в котором участвовали пациенты с ишемической болезнью сердца, изучалась не только сама депрессия, но и связанная с ней потеря мотивации. Физические упражнения и программа кардиологической реабилитации являются краеугольным камнем в процессе восстановления после любого серьезного нарушения в работе сердца. Результаты исследования указывают на то, что у пациентов с депрессией мотивация была чрезвычайно снижена, и, следовательно, физическими упражнениями они занимались чрезвычайно мало в сравнении с пациентами, не страдавшими депрессией.

Тревога – это симптом, часто соседствующий с депрессией и нередкий для людей в целом. Тревога использует те же физиологические механизмы, что и депрессия, и создает пациенту те же трудности в смысле заботы о себе, а кроме того, является дополнительным риском для развития инфаркта миокарда и даже для повторных инфарктов.

Лечение души и сердца

Депрессия распространена очень широко. Если даже мы сами никогда не переживали целого периода, когда чувствуем себя хуже некуда, то наверняка сталкивались с депрессией в своем окружении. А сейчас депрессия считается существенным фактором риска для нарушений в работе сердца. Связь между депрессией и ишемической болезнью сердца настолько значима, что такие авторитетные организации, как Американская ассоциация сердца и Американский колледж кардиологии выпустили научные декларации, посвященные депрессии, для серьезных медицинских журналов, как, например, «Циркуляция» (Circulation).

У нас есть лекарства от гипертонии, мы можем заниматься физическими упражнениями и даже бросить курить. Позднее появились также лекарства и методы терапии против депрессии. Депрессию необходимо лечить не только ради самого избавления от этого недуга, но и для профилактики его отсроченных последствий для всего организма. Прекрасно в лечении депрессии то, что, если разум отвечает на лечение, тело тоже становится более здоровым.

Антидепрессанты

Антидепрессанты, такие как прозак и его многочисленные двоюродные братья, входят в число самых часто назначаемых лекарственных препаратов в мире. И это не случайно. Прозак относится к группе препаратов под названием СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина), о которых мы говорили выше. СИОЗС в свое время произвели революцию в лечении депрессии, и можно с уверенностью сказать, что они спасли множество жизней. Эти лекарства несовершенны, но они помогли миллионам людей.

СИОЗС обладают важным противовоспалительным действием. Они непосредственно не прекращают воспаление в кровеносных сосудах и в сердце, но мы убеждены, что они некоторым образом понижают уровень ответственных за воспаление цитокинов и гормонов воспаления в крови. В рамках клинических испытаний этот эффект не всегда приводит к снижению заболеваемости ИБС у людей, страдающих депрессией. Скорее, можно утверждать, что положительный эффект от антидепрессантов на ишемическую болезнь сердца наблюдается тогда, когда лекарственная терапия сочетается с психотерапией и лечебной гимнастикой. Однако положительное действие антидепрессантов, вероятно, проявляется еще и в том, что они могут помочь человеку выбраться из трясины, в которой он увязает по вине депрессии, и пациент получает возможность придерживаться всех других необходимых методов лечения.

Существуют разные антидепрессанты. Помимо СИОЗС, которые хорошо известны и часто применяются, есть также много других классов антидепрессантов. Подобрать подходящий препарат непросто: врачи вместе со своими пациентами стараются найти баланс между положительными и негативными эффектами лекарств. У некоторых людей воспаление, обусловливающее риск ИБС, также препятствует действию антидепрессантов.

Антидепрессанты являются важным средством в лечении депрессии и останутся таковым, но и они – не панацея. Зато физическая нагрузка становится универсальной терапией для целого ряда заболеваний. Физическая нагрузка – это важное средство при лечении депрессии. Принцип ее работы состоит в уменьшении воспаления и увеличении уровня нейромедиаторов (гормонов головного мозга), которые поднимают нам настроение. Еще один огромный плюс физической нагрузки состоит в том, что она не только лечит депрессию, но и имеет безусловное положительное воздействие на здоровье нашего сердца.

В крупном исследовании, в котором участвовали пациенты с сердечной недостаточностью, прописанный им комплекс физических упражнений не только позволил сократить количество госпитализаций в связи с соматическими заболеваниями, но и снизил заболеваемость депрессией на 10 %! А по данным других исследований, физическая нагрузка в качестве терапии имеет преимущества перед приемом антидепрессантов.

Существует множество различных методик психологической и психотерапевтической помощи, которые используются для лечения различных психических заболеваний, в том числе депрессии. Психотерапия может занимать небольшое место в лечении депрессии и ИБС, но это не означает, что она неважна. Можно сказать, что психологическая помощь и психотерапевтическое консультирование являются важной составляющей в терапии депрессии и вооружают пациента психологическими и личностными инструментами.

Пока наука не находит достоверного подтверждения тому, что обсуждение своих проблем с психологом приносит явную пользу, но очевидно, что страдать молча и в одиночку не полезно ни для лечения депрессии, ни для нашего сердца. Социальная изоляция последовательно оказывается провозвестником самых разных недугов для людей различного возраста и социального статуса. У пациентов, страдающих от одиночества или частой гипертензии, обнаруживается высокий уровень гормонов стресса, таких как кортизол и других. Оба эти состояния могут оказывать прямое негативное действие на сердце. Социальная поддержка – это важный фактор для хорошего самочувствия и восстановления после болезни. Помните пациента после операции на сердце, который пришел ко мне на прием? Ему было не с кем поговорить, и поход к врачу был для него единственным «выходом в свет».

Когда голова сердцу покоя не дает

Исследователи предпринимают много усилий, чтобы оценить, как влияет депрессия на людей, у которых уже есть ишемическая болезнь сердца. И это несмотря на то, что нам уже известно: депрессия может привести к развитию ИБС. Сейчас депрессию и социальную изоляцию рассматривают в ряду более традиционных факторов риска для развития ИБС, таких как сахарный диабет. Итак, мы знаем об этой проблеме, но что мы можем предпринять?

Во-первых, очень важно, чтобы мы обследовались на предмет депрессии, имели в виду эту проблему и лечились при наличии заболевания. Это необходимо не только для здоровья нашего сердца, но и для нашего здоровья как личности. Врачам и медсестрам следует прислушиваться к вероятным проявлениям депрессии у пациента, тогда мы сможем принять меры при наличии риска. Но у рисков есть одна особенность: если факт не встанет перед нами со всей очевидностью как угроза нашему будущему или уже настоящему, мы, скорее всего, будем сидеть сложа руки. Люди с поразительной ловкостью умудряются игнорировать факты до самого последнего момента.

Ишемическая болезнь сердца, как правило, не наваливается на человека внезапно. Она подползает постепенно, и депрессия начинает играть роль в ее долгой тягостной работе уже тогда, когда мы не можем еще этого увидеть. Но хорошо бы заметить это как можно раньше и начать лучше заботиться о своем сердце. Если же мы поправим физическое здоровье, то будем вознаграждены более здоровой психикой, а кроме того, сможем дольше сохранить здоровье.

Физическая нагрузка, по-видимому, последовательно играет большую роль в профилактике и лечении депрессии и ишемической болезни сердца. Самое важное, что нам следует вынести из всех этих рассуждений: физическая нагрузка должна стоять на первом месте в нашей заботе о собственном здоровье. Рука об руку с ней должен идти сбалансированный рацион, который помогает поддерживать здоровую массу тела, обеспечивает здоровье кишечника и мозга, снижая риск ожирения, воспаления, сахарного диабета, депрессии и, в конечном счете, ишемической болезни сердца.

И последнее. Отрицательные эмоции подрывают здоровье, значит, отсюда должно следовать, что положительные эмоции улучшают его. Старайтесь сделать свою жизнь такой, чтобы она приносила вам радость. Если нужно, обращайтесь за помощью. Заботьтесь о своем теле. Энергия, с которой мы культивируем собственное счастье, поможет мозгу направлять весь организм в здоровое русло. Депрессия, тревога и социальная изоляция не только затрудняют нашу повседневную жизнь, но и заставляют нас болеть. Заботьтесь о себе целостно, и тогда отдельные элементы сложатся в картину, на которой вы увидите более здоровое и счастливое сердце.

Глава 10. Сердце без сна

Я люблю спать. Видите ли, когда я бодрствую, моя жизнь имеет тенденцию разваливаться на части.

Эрнест Хемингуэй

Кажется, я говорю о сне гораздо чаще, чем среднестатистический человек. Когда на утреннем обходе я спрашиваю пациентов, как им спалось, больше половины отвечают, что не спали вообще. Дело либо в больничных кроватях, либо в бесконечной симфонии медицинской техники, которая не умолкает ни на час. Пациенты часто говорят, что спали, пока их не разбудили сестры, чтобы измерить пульс, давление и прочее. Мы прекрасно знаем, что так контролируют только пациентов сразу после серьезных операций, но человек, разбуженный шумом посреди ночи, может не совсем ясно воспринимать происходящее, и это понятно. Иногда пациентов будят кошмары и бессонница, которые бывают вызваны большой операцией, или к ним приходят «зеленые человечки» – эффект сильнодействующих обезболивающих.

На самом деле странные зрительные образы или ночные кошмары, вызванные обезболивающими препаратами – не редкость для моих пациентов. Помню, как один пожилой человек рассказывал мне, что после операции на сердце не спал всю ночь – болтал с зелеными существами, усевшимися на его кровати. Как он заметил, «уж такая была приятная компания!»

Но независимо от причин недостаток сна – одна из самых частых жалоб и предмет большого волнения. Недосыпание подрывает силы, и вы чувствуете себя не на высоте – эдакой неудачной копией самого себя. Говорят, что утро вечера мудренее: во сне лечатся болезни и находят разрешение вечные вопросы. Сколько раз в своей жизни вы слышали, что надо «хорошенько выспаться», чтобы излечиться от простуды, или что с проблемой нужно «переспать», и она исчезнет? А сердце – это орган, на который приходится главный удар нашей современной жизни, когда и де́ла, и потехи (или чего угодно, что заставляет нас ложиться под утро) слишком много.

Изучая вопрос важности сна, я всегда чувствую укор: в моей работе нередко приходится мириться с ужасной депривацией сна, например, когда происходит какая-то неотложная ситуация. У меня 100 рабочих часов в неделю, мне случается не спать по несколько дней подряд, мой ночной сон часто прерывают телефонные звонки и волнения, так что мне хорошо знакомы ощущения, которые порождает в теле недостаток сна. (Вам будет приятно узнать, что хотя хирурги часто работают по многу часов подряд, как показывает ряд научных исследований, на результатах для пациентов это не сказывается. Особенно в тех случаях, когда необходима хирургическая помощь, мы выполняем свою работу качественно. И все же, ознакомившись с этими исследованиями, я решила, что постараюсь не злоупотреблять своим умением работать в условиях недосыпания!)

Пациенты в больницах часто не высыпаются. Бывает, что сну мешает болезнь или трудно уснуть в чужой обстановке, или мешает спать писк медицинского оборудования. У пациентов в более тяжелом состоянии, которые находятся в интенсивной терапии, наблюдается особенно опасный тип депривации сна, который может привести к развитию делирия или психоза. Дело в том, что отделение интенсивной терапии – это место, где работа кипит круглые сутки, и внутренние часы пациентов сбиваются до такой степени, что они либо перестают спать вообще, либо путают день с ночью.

Недостаток сна очень неблагоприятен для выздоравливающего сердца. Недосыпание так изматывает пациентов, что они чувствуют себя совершенно больными и ощущают боль острее, чем если бы были более выспавшимися. Боль мешает им поправляться: из-за нее пациенты не могут двигаться и не восстанавливаются; к тому же боль подвергает сердце всем возможным стрессовым реакциям. Бывает, что стресс проявляется на мониторах ускоренным сердцебиением, а учащенное сердцебиение – это нехорошо для больного сердца.

Поговорка «сон дороже лекарства» недалека от правды. Сон позволяет организму восстановиться, он жизненно важен для нас, и в современной жизни его, к сожалению, часто не хватает, и не только у хирургов. Мы все больше ощущаем, что количество и качество сна критически важно для нашего здоровья и самочувствия, при этом среди всех наших органов сердце особенно восприимчиво к режиму сна.

Сон: краткая справка

Что мы знаем о сне? Это состояние, в котором мы проводим примерно треть жизни, и все же это что-то загадочное и волшебное, о чем нам известно очень мало. Сон кажется коротким статичным событием: мы засыпаем, а потом просыпаемся. Но за простой оболочкой кроется множество деталей.

Существует два типа сна: быстрый сон (так называемая фаза быстрого движения глаз, БДГ-фаза) и медленный сон (НБДГ-фаза). Для того чтобы быть здоровыми и чувствовать себя отдохнувшими, нам необходимы оба типа сна. Засыпая, мы погружаемся в медленный сон. Фаза медленного сна проходит через несколько стадий и затем переходит в фазу быстрого сна. Всю ночь эти фазы циклически сменяют друг друга, а определить, в какой из них спящий находится в данный момент, можно с помощью фиксации электрической активности головного мозга.

В быстрой фазе сна наблюдаются более быстрые волны мозга, но пока мозг так активен, тело не делает абсолютно ничего. В мышцах нет тонуса, зато зрачки двигаются быстро, короткими толчками. Приток крови к головному мозгу увеличивается, как и артериальное давление. Именно в эту фазу мы видим сны, и в этом смысле полезен своеобразный «сонный паралич»: хорошо, что мы не начинаем разыгрывать сны – не пытаемся летать, танцевать и прочее.

Главную роль на всех этапах сна играет головной мозг, а изменения во время сна происходят со всем организмом. Например, в разные стадии сна мы по-разному регулируем температуру тела. Логично, что существенные изменения происходят и в сердечно-сосудистой системе. Для большинства из нас эти изменения нормальны, и организм переносит их хорошо. Однако, если не все системы органов работают как должны, некоторые изменения в работе сердца и легких могут создать дополнительную ненужную нагрузку на сердце.

Когда человек крепко спит, его сердце бьется реже, иногда во сне ЧСС значительно ниже, чем ЧСС в покое. Это явление мне хорошо знакомо: не раз бывало, что часа в три ночи мне звонил взволнованный врач или медсестра, чтобы сообщить, что у спящего пациента ЧСС упала до 30 ударов в минуту. Такая частота сердечных сокращений особенно характерна для медленной фазы сна, а вот в быструю фазу она немного увеличивается и сильнее колеблется под действием парасимпатической и симпатической нервных систем.

Во время медленной фазы сна ведущую роль берет на себя парасимпатическая нервная система, которая внушает организму: «спи и переваривай». Она посылает нервные сигналы о том, чтобы все системы органов успокоились: снижается ЧСС, артериальное давление, даже сила сокращений сердечной мышцы. Это очень хорошо для сердца, ведь это означает, что сердце работает с меньшей интенсивностью, чем обычно.

Помимо нервной системы у нас имеются своеобразные встроенные часы под названием циркадные ритмы. Каждое живое существо имеет собственный циркадный ритм, который создается организмом посредством гормонов и сигналов нервной системы. Этот ритм сна и бодрствования сообщает телу, когда ему необходимо спать, а когда – просыпаться. Если вы когда-нибудь путешествовали в дальние страны, то ощущали, как циркадные ритмы разрушаются из-за разницы в часовых поясах. Внутренние часы модулируются в зависимости от солнечного (или любого другого) света и нашей активности в течение суток. Циркадный ритм, вероятно, в некоторой степени также влияет на то, как ведет себя наше сердце во время сна.

Пробуждение, особенно естественное, – это тоже своеобразный и интересный процесс. Мы просыпаемся, когда шаг за шагом активируется симпатическая нервная система, в своем роде сигнал тревоги «бей или беги». Вследствие этого незадолго перед пробуждением у нас повышаются частота сердечных сокращений и артериальное давление. Нервная система также посылает сигналы, чтобы надпочечники начали выделять кортизол – гормон стресса. Считается, что выброс кортизола перед пробуждением позволяет нашему организму подготовиться к стрессам, с которыми ему предстоит встретиться в течение дня. Интересно, что при пробуждении в будние дни вырабатывается больше кортизола, чем в выходные. Этот обязательный в стрессовых ситуациях выброс гормона кортизола может оказаться достаточно большой нагрузкой на чувствительное сердце, и в том числе по этой причине мы наблюдаем резкий скачок случаев инфаркта миокарда в утренние часы.

Естественным образом с возрастом режим сна меняется. У новорожденных детей и младенцев регулярного ритма сна еще не существует, а в общей сложности они спят до восемнадцати часов в сутки. По мере того, как у них формируется циркадный ритм, с помощью подсказок, таких как питание и окружающая обстановка, они учатся спать с гораздо более регулярной периодичностью.

Подростки спят больше, чем взрослые, хотя редко случается, чтобы подросток спал необходимые ему 9–10 часов. Режим сна взрослого человека последовательно изменяется вплоть до пожилого возраста, когда качество сна, как правило, снижается, что может отозваться большим стрессом для организма.

Мужчины и женщины спят очень по-разному. Мужчины чаще ложатся и встают позже. Женщины в большинстве своем встают раньше и ложатся раньше. Женщинам не всегда удается заснуть так же легко, как мужчинам. Женщины чаще просыпаются посреди ночи, а это может прерывать восстановительные процессы, которые происходят во время хорошего сна, и давать нагрузку на сердце.

Независимо от нашего возраста, состояния и индивидуальных особенностей сон является важной составляющей физического и психического здоровья человека. Сердцу сон необходим не меньше, чем мозгу, для восстановления и обновления, а кроме того, сон дает сердцу и кровеносным сосудам небольшую передышку, пока организм отдыхает и артериальное давление понижено.

У сна есть и другие преимущества, которые могут непосредственно улучшать здоровье сердца. Здоровый сон помогает регулировать аппетит, что в свою очередь помогает сохранять здоровую массу тела. Он также помогает организму повысить чувствительность к инсулину, а значит, организм способен запасать сахара и жиры, которые в противном случае могли бы нанести прямой вред сердцу и сосудам, и это спасает нас от сахарного диабета.

Плохой сон – больное сердце

Болезнь может кардинально нарушить сон. Любая болезнь – и физическая, и психическая – смещает равновесие в нашей голове, что может сделать сон прерывистым или привести к бессоннице. В случае моих пациентов операция на сердце подвергает мозг такому стрессу, что после операции им случается пролежать всю ночь, не сомкнув глаз. Я всегда предупреждаю пациентов о таких возможных последствиях.

Мне посчастливилось учиться кардиохирургии у замечательного наставника. Он был для меня примером не только в операционной; именно он научил меня важному искусству сбора анамнеза и беседы с пациентом перед операцией. Много лет назад я наблюдала, как он объясняет пациенту необходимость провести операцию на сердце, аортокоронарное шунтирование, чтобы получить его согласие. Я слушала, как пациент описывал боль за грудиной, а затем стал говорить о том, что после операции за ним будет ухаживать жена. Мой наставник попросил его: «Вы ведь ветеран войны? Расскажите мне об этом, пожалуйста». Пациент погрустнел и пробормотал что-то о войне во Вьетнаме и о том, что было «не до веселья». Когда мы вышли из палаты, я спросила хирурга, почему он заинтересовался военной службой пациента, и он объяснил, что когда мозг подвергается стрессу, связанному с операцией, случается, что человеку приходят воспоминания и сны о том, что он пытался скрыть от самого себя. Страшные картины войны – это пример воспоминаний, которые мозг старается забыть, но травма, нанесенная операцией, может заставить их всплыть в вашей памяти.

Конечно, после операции пациент спал плохо. И не просто плохо – его постоянно будили воспоминания войны и страданий. Операция и стресс в процессе восстановления нарушили его сон и вызвали ночные кошмары.

Как вам спалось, когда вы в последний раз болели? Думаю, не очень хорошо. На сон может повлиять нарушение баланса гормона под названием орексин. Когда во время болезни уровень орексина в головном мозге резко падает, мы становимся сонливыми, теряем остроту мышления, немного нарушается координация движений.

Когда речь идет о болезни и нарушенном сне, снова приходится вспомнить о воспалении. Целый ряд заболеваний заставляет организм массово производить гормоны воспаления, такие как фактор некроза опухоли (ФНО). ФНО может оказывать непосредственное влияние на работу головного мозга и нарушать сон. У пациентов, только что перенесших операцию на сердце, наблюдается высокий уровень ФНО, что, вероятно, играет свою роль в их ожидаемом нарушении сна.

Итак, болезнь может лишить вас сна, но как сказывается нарушение сна на здоровье? Оказывается ли под угрозой наше здоровье и здоровье нашего сердца, когда мы плохо спим? Учитывая мой хронический недосып, такая мысль меня пугает. И, возможно, пугает не только меня: огромный процент людей спят мало и плохо и испытывают хроническую усталость.

По оценкам Национального института здоровья США, от 50 млн до 70 млн американцев имеют нарушение сна или регулярно спят плохо. У кого-то полноценному сну мешает работа или отдых. Некоторые страдают от заболеваний, при которых страдает сон, например обструктивного апноэ сна. Тревога и депрессия также нарушают сон. В общем и целом, мы чувствуем себя уставшими, а для сердца нет ничего хуже.

Храп и бессонница

Из всех проблем, связанных со сном, главными виновниками сердечных недугов можно назвать бессонницу, или недосыпание, и обструктивное апноэ сна. Оба эти состояния сокращают сон и нарушают его качество. Начнем с бессонницы и старого «доброго» недосыпания – от них страдают многие из нас. Бессонница имеет несколько различных форм. Случается, что по тем или иным причинам мы спим недостаточно. Бывает, мы спим урывками, это называется фрагментарным сном. А может быть и так, что мы спим, казалось бы, достаточное количество часов и все же чувствуем себя усталыми и разбитыми.

Бессонница встречается часто. По данным некоторых исследований, от 30 до 40 % людей в течение года хотя бы раз отмечают у себя симптомы бессонницы. Причинами бессонницы может быть соматическое или психическое заболевание, а иногда – просто обстоятельства жизни: работа, уход за младенцем или шумные соседи. По-видимому, чаще от бессонницы, страдают пожилые люди и женщины.

В ряде исследований изучалась частота сердечных сокращений во время сна, при этом сравнивалась ЧСС у людей, подверженных и не подверженных бессоннице. Результаты последовательно демонстрировали повышенную ЧСС во время сна у людей с бессонницей, что, как предполагают исследователи, объясняется активностью системы гормонов стресса, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (ГГНО). Эта система представляет собой каскад гормональных сигналов между головным мозгом, гипофизом, располагающимся в основании головного мозга, и надпочечниками. ГГНО, которая имеет для нас жизненно важное значение, активируется в тот момент, когда головной мозг сообщает гипофизу, что мы подвергаемся стрессу, а тот в свою очередь приказывает надпочечникам вырабатывать кортизол. Мы уже несколько раз встречались с этим гормоном: он важен в момент острого стресса, но если его уровень повышен в течение долгого времени, кортизол может нанести большой вред нашему сердцу.

Для изучения бессонницы необходимы специфические методы, и часто исследование проводится посредством анкетирования. Проблема в том, что такого рода исследования могут давать «грязные» результаты, ведь человеку трудно не ошибиться в подробностях относительно собственного сна. Это поставило перед нами вопрос: так ли сильна взаимосвязь между нарушением сна и повышенным артериальным давлением, как мы считали раньше? Однако другие более крупные исследования, использовавшие достаточно сложные методы и математические модели, обнаружили, что вероятность гипертензии у человека с бессонницей выше в 1,8 раза по сравнению с человеком без нарушений сна. Виноваты в этом гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось и кортизол. Недостаток сна подвергает наше тело и мозг стрессу, поэтому начинает вырабатываться кортизол, а это в свою очередь увеличивает артериальное давление.

Ученые проводили наблюдения за людьми, которые либо не имели достаточно продолжительного ночного сна, либо испытывали трудности при засыпании, и, согласно данным некоторых исследований, риск развития любого сердечного заболевания у таких пациентов увеличился почти втрое. Вероятно, реальность несколько мягче; и все же даже с поправкой на удаленность математических моделей и экстраполяций от реальной жизни можно утверждать, что нарушение сна (его качества и количества) определенно является одним из факторов в развитии болезней сердца.

А что если в целом мы спим нормально, но время от времени сталкиваемся с серьезной депривацией сна? Например, я однажды провела без сна несколько дней, потому что у нас были неотложные операции. При остром недосыпании или ограничении сна мы чувствуем себя ужасно. Я уже сбилась со счета, сколько раз мой организм так страдал от депривации сна, что я начинала понимать, почему лишение сна используют как пытку. Если вам тоже случалось так сильно уставать, вы знаете, как это отражается на физическом состоянии: все мышцы болят, мучает непроходящая головная боль. При недосыпании не только тело, но и мозг бывает не в лучшей форме. Мы не можем ясно мыслить, нарушается координация движений вплоть до того, что, если после шестнадцати часов без сна мы садимся за руль, это можно приравнять к вождению с 0,08 промилле алкоголя в крови, что в некоторых странах считается незаконным.

Исследования показывают, что от депривации сна страдает наше сердце. Существует такой тип исследований, как мета-анализ: ученые собирают вместе данные множества различных и независимых исследований. Считается, что при этом сильные данные получают подкрепление, а слабые стороны сводятся к минимуму. Мета-аналитические исследования, посвященные ишемической болезни сердца и депривации сна, показывают, что между ИБС и недосыпанием существует корреляция. Депривация сна также нередко приводит к рискованному поведению, например человек больше ест и меньше двигается, что в свою очередь повышает риск развития диабета, ожирения и гипертонии.

В исследовании, проведенном в Финляндии, ученые наблюдали за пациентками, которые испытывали депривацию сна в течение сорока часов. Пациенток подключали к мониторам, чтобы наблюдать за качеством их сна и работой сердца. Согласно результатам исследования у женщин, особенно в менопаузе, сокращалась вариабельность сердечного ритма (ВСР); это указывает на чрезмерную активность вегетативной нервной системы, из-за чего сердце работает более интенсивно, чем должно. В таких случаях из-за чрезмерно интенсивной работы со временем сердце начнет проявлять признаки «износа», что говорит о наличии ИБС.

Помимо этих специфических изменений в ЧСС, имеются и другие данные, достоверно подтверждающие связь между нарушениями сна и предвестниками ИБС. У людей с депривацией сна диабет развивается приблизительно на 30 % чаще. В результате недосыпания может даже развиться преддиабетическое состояние: организм становится менее чувствительным к инсулину, и глюкоза остается в крови, перемещаясь по сосудистому руслу и повреждая ткани, в том числе ткани сердца и кровеносных сосудов. Артериальное давление, как правило, повышается, в среднем на 13 мм рт. ст., что, возможно, приводит к гипертензии, а для сердца и кровеносных сосудов, как мы уже говорили, это большой стрессовый фактор.

Многие из нас испытывают хроническую усталость. Я не исключение, и поэтому приведенные выше данные кажутся мне пугающими. Но есть и другая группа людей: они не только чувствуют себя уставшими, но и имеют полноценные заболевания, связанные с нарушением сна, и для таких людей риск болезней сердца феноменально высок.

Апноэ сна – это состояние, при котором у человека во время сна нарушается дыхание. Оно распространено достаточно широко, ему подвержено от 10 до 15 % населения. Медицинский термин апноэ обозначает прекращение дыхания. При апноэ сна человек перестает дышать на короткие периоды много раз в течение ночи. Когда человек, страдающий апноэ сна, не дышит, уровень углекислого газа в организме повышается, это улавливают хеморецепторы и сообщают мозгу, что тело не дышит. Организм слишком умен, чтобы игнорировать эти сигналы. В это время человек спит, и мозг знает, что лучший и, возможно, единственный способ заставить его снова дышать – это его разбудить. Не полностью, но так, чтобы он снова задышал, и этого уже достаточно, чтобы снизить качество сна.

Апноэ сна диагностируется, если за час у человека случается более пяти таких коротких эпизодов отсутствия дыхания. А значит, больной просыпается, пусть даже не полностью, около пяти раз в течение часа. Это состояние часто связывают с храпом, поскольку те же анатомические особенности шеи, которые вызывают храп, могут приводить к перекрыванию верхних дыхательных путей и вызывать апноэ. Чаще мы наблюдаем это у людей с избыточным весом: когда увеличивается масса тела, часть из набранного веса неизбежно приходится на мягкие ткани шеи. Но случается, что склонность к перекрыванию верхних дыхательных путей объясняется индивидуальными особенностями строения дыхательных путей.

Влияние апноэ сна на сердце определяется в первую очередь проблемами с дыханием. Отсутствие дыхания воспринимается организмом как большая угроза, поэтому все наши системы, связанные с реакцией на опасность, приходят в действие, чтобы ее нейтрализовать. Симпатическая нервная система («бей или беги») повышает артериальное давление, активирует системы гормонов, которые, на самом деле, в этот момент не нужны, и сообщает организму, чтобы он не волновался по поводу повышенного артериального давления. Ни один из этих процессов не полезен для сердца. Критический момент: недостаток дыхания повышает артериальное давление до такого уровня, которое, по данным многих исследований, подвергает сердце слишком большому стрессу. Со временем это приводит к тому, что в артериях формируются атеросклеротические бляшки, сердечная мышца опасным образом теряет эластичность и увеличивается в размерах, происходит даже нарушение ритма сердца, некоторые виды которого могут быть смертельными.

Центральный метод в лечении апноэ сна – это поддержание дыхательных путей открытыми с помощью прибора вентиляции с постоянным положительным давлением (CPAP – англ., СИПАП – рус.). Пациенту на лицо или на нос надевается плотная маска с трубкой, похожей на слоновий хобот. Она вдувает воздух в нос, рот и горло человека, чтобы давление в дыхательных путях было достаточно высоким и это препятствовало их коллапсу. Изобретение прибора СИПАП стало поворотным моментом в лечении апноэ сна. Если вы пройдетесь по моему отделению, вам, скорее всего, встретится несколько таких приборов, которыми пользуются наши пациенты. СИПАП-терапия снижает заболеваемость ИБС и артериальной гипертензией, а на клеточном уровне положительно влияет на здоровье сосудов и даже на воспалительный процесс.

Еще один краеугольный камень в лечении апноэ сна – это снижение массы тела. Снижение веса гораздо дешевле и проще, чем СИПАП-терапия, и имеет множество дополнительных положительных эффектов для здоровья.

Ничего, отосплюсь в выходные…

Если говорить о моей порой совершенно сумасшедшей работе, я вспоминаю напряженные три дня, когда поочередно оперировала и принимала пациентов почти 72 часа подряд. Я подсчитала, что спала примерно по три часа за ночь. В свой следующий выходной я отсыпалась. В конце дня физически я чувствовала себя лучше, ужасная головная боль ушла, но стало ли сердцу легче от такой попытки наверстать сон?

Исследования говорят, что выспаться впрок невозможно. Если бы я даже знала заранее, что меня ожидают несколько суток напряженной работы, я бы не могла поспать побольше, чтобы подзарядиться сном на предстоящие бессонные дни. Когда мы пытаемся вернуть сну свои долги, оказывается, что важен именно регулярный сон. Такой режим, когда в течение недели мы урезаем время сна в пользу работы и отдыха, а затем отсыпаемся на выходных, связан с повышенным риском развития ИБС. Так как же быть? Нужно высыпаться регулярно, наверстывая упущенное постепенно и последовательно, и заботиться о сне постоянно.

Сон как защита для сердца

Итак, «наверстанный» сон не приносит пользы сердцу; тогда каким, согласно научным данным, должен быть полноценный ночной сон? Исследования говорят о том, что для большинства из нас оптимальное время ночного сна – это около восьми часов. Некоторым, в том числе подросткам и пожилым людям, требуется больше. Кому-то, чтобы успешно функционировать и быть здоровым, достаточно меньшего.

Бессонница может развиваться независимо ни от каких других проблем: ни физических, ни эмоциональных, ни социальных, и все же, если у вас нарушился сон, лучше обратиться к врачу. В таких случаях под вопросом могут быть депрессия, тревожное расстройство, болезни сердца или легких (они взаимосвязаны), сахарный диабет или любое другое болезненное состояние, которое заставляет больных просыпаться по ночам. Например, нарушать сон могут боли, связанные с артритом.

Спать нужное вам количество часов за ночь поможет так называемая гигиена сна. Это понятие не подразумевает сон в стерильной постели, но, скорее, заботу о «чистоте» самого сна. Есть методы, доступные каждому, которые помогут улучшить и поддерживать здоровый сон, и о них особенно важно помнить, если вы склонны к нарушению сна.

Постоянное количество регулярного сна позволит вам чувствовать себя отдохнувшими, а пробуждение в одно и то же время поможет организму настроить внутренние часы и циркадный ритм. Если с вами бывает так же, как со мной: вы лежите, глядя в потолок, и стараетесь усилием заставить себя спать, лучше будет встать и заняться чем-нибудь расслабляющим. По данным исследований, если вы не можете уснуть, волнуетесь из-за этого и такое состояние длится дольше двадцати минут, это лишь уменьшает вероятность, что вы заснете. Чтобы избежать этого, не ложитесь спать раньше, чем почувствуете сонливость.

Для сна очень важна обстановка: уровень освещенности, шума, температура воздуха в спальне. В темноте вырабатывается мелатонин – наш естественный гормон сна, поэтому если вы выключите в спальне свет, то дадите понять организму, что пора засыпать. Сказанное кажется очевидным, но наша одержимость гаджетами, излучающими синий свет, – компьютерами, смартфонами и т. д. – остается большой помехой для сна: нарушается работа наших внутренних часов, мозг думает, что сейчас время бодрствовать.

Еще одна важная составляющая гигиены сна – это физическая нагрузка. Идеально, если вы будете заниматься не менее чем за три часа до сна. Это не всегда возможно, и физические упражнения в любой форме и в любое время, когда вам удается позаниматься, способствуют правильному течению всех метаболических процессов в организме. А если все работает правильно, даже на клеточном уровне, здоровый сон придет!

Все это хорошо, но как быть таким, как я: людям, которым бывает нужно долгое время не спать, например молодым родителям или тем, кто работает сутками? Вероятно, это одна из самых непростых задач в смысле заботы о здоровом сне, и вопрос этот настолько важен, что им должно заниматься общественное здравоохранение. Например, в армии США был выбран очень разумный подход: сон рассматривается как своего рода «секретное оружие», которое должно помогать солдатам поддерживать их психическое и физическое здоровье. Командование заботится о том, чтобы обеспечить солдат местом и временем для здорового сна – это способствует хорошей службе. Рабочий график, который бы позволял работникам высыпаться, немного времени тишины для молодых родителей, которое могут подарить им друзья или родственники, – вот что должно войти в нашу культуру и в домашней, и в рабочей жизни. Сон – слишком важная вещь, чтобы им пренебрегать.

Компаниям необходимо таким образом регулировать и менять рабочий процесс, чтобы сотрудники могли полноценно отдыхать после трудового дня; это важно как для самих работодателей, так и для здоровья каждого из нас. Можете ли вы организовать свой бизнес таким образом, чтобы не нужно было проверять рабочую почту после работы? Или, может быть, ввести строгое время окончания рабочего дня, которое нарушается только в случае действительно неотложных обстоятельств? Если все будут заботиться о культуре сна, это поможет нашим сердцам стать более здоровыми и счастливыми.

Заботиться о здоровье сотрудников необходимо не только из человеколюбия. Не поймите меня неправильно, это и является, и должно быть достаточной причиной. Но помимо этого отдохнувшие, довольные и здоровые сотрудники, вероятнее всего, будут реже уходить на больничный и будут лучше работать, что в свою очередь сделает организацию более успешной и прибыльной.

Глава 11. Дела сердечные – дела семейные

Ваша наследственность – это не обязательно ваша судьба.

Джордж Чёрч, генетик и молекулярный инженер

«Такие, видно, у меня гены», – так объяснил свое состояние Джордж. Ему было 55, и этим утром он перенес обширный инфаркт миокарда. Он страдал настолько тяжелой формой ишемической болезни сердца, что ему в каком-то смысле даже повезло находиться в больничной палате и обсуждать с врачом предстоящую операцию на открытом сердце. Я уточнила, почему Джордж говорил о генах, и он ответил, что трем его братьям уже установлены коронарные шунты: первому – три, второму – пять и третьему – тоже три.

Пока мы говорили, в палату один за другим вошли все три брата, и каждый не преминул заметить, что уже не первый год ждал такого развития событий. Они журили Джорджа за то, что он так долго не бросал курить. «То есть, все ваши братья перенесли операцию на сердце, а вы до сих пор курите?», – уточнила я. Джордж несколько сконфузился и сказал, что сто раз пытался бросить, но безрезультатно. Мне не пришлось его увещевать – братья уже взялись за это со всем пылом.

Отчасти Джордж был прав: все трое его родных братьев и, кроме того, их отец перенесли инфаркт в раннем возрасте, так что наследственность оставляла ему мало надежды на здоровое сердце. Как говорят, родителей не выбирают; думаю, на самом деле, имеется в виду, что не выбирают гены, а порой и хотелось бы. Например, я унаследовала близорукость от мамы и повышенное артериальное давление от отца. Но сами родители, разумеется, скажут, что я унаследовала их острый ум, хотя на самом деле я просто много училась.

Мы часто наблюдаем примеры отягощенного семейного анамнеза, и, как всем известно, для нас важно знать, какие заболевания передаются в семье по наследству. Это дает нам представление о том, с чем можем столкнуться мы сами. Если женщина, у которой обнаруживается в груди уплотнение, сообщает, что у ее матери был рак молочной железы, мы будем наблюдать за этим случаем в приоритетном порядке. Я знаю, что в моей семье по наследству передаются гипертония и ИБС, поэтому я отправилась на прием к кардиологу раньше, чем могла бы.

Если у вас в семье кто-то болен ИБС, это станет тревожным сигналом для вашего доктора. Когда человек сообщает, что его мать или отец перенесли инфаркт миокарда или страдали сердечной недостаточностью, мы автоматически думаем: что бы это ни было, велика вероятность, что причина в сердце. Особенно если родители этого человека страдали от проблем с сердцем в молодом возрасте. Отчасти это семейное влияние обусловлено генами: это то, что мы унаследовали. А отчасти наследственные заболевания могут объясняться тем, что в некоторой семье принят определенный рацион и определенное отношение к физической нагрузке – можно назвать это влиянием среды. Независимо от того, насколько «плохи» ваши гены, здоровый образ жизни, как показывают исследования, снижает вероятность сердечных заболеваний почти вдвое.

Что такое гены?

Давайте на секундочку остановимся и поговорим о том, что такое гены. Мы часто слышим о них в СМИ как о причине какого-то заболевания или в связи с возможным методом лечения. Большинству из нас известно: это что-то, что мы наследуем от своих родителей, а некоторые даже знают, что гены как-то связаны с ДНК. Но что такое ген и каким образом он вызывает заболевание?

ДНК, или дезоксирибонуклеиновая кислота – это самый базовый строительный элемент нашего организма. ДНК состоит из четырех различных соединений, нуклеотидов, которые всегда ходят парами. То, в какой последовательности выстраиваются пары нуклеотидов, определяет код, который руководит нашими клетками, определяя какими им быть, как расти, какие производить продукты. Ген представляет собой участок ДНК, который также кодирует определенные процессы или структуры нашего тела.

У каждого из нас имеется по две копии каждого гена, хотя эти копии не идентичны. Еще до своего рождения мы наследуем по половине генов от каждого из родителей, и по этой причине два набора генов не обязательно будут одинаковыми. В определенном смысле можно сказать, что так природа перестраховывается: редкие, рецессивные гены, которые могут кодировать заболевание, не всегда воспроизводятся в более широкой популяции.

Эти небольшие различия представляют собой своего рода мутацию, которая происходит с годами обмена генами друг с другом. Они также могут появляться неожиданно, когда маленький участок кода спонтанно изменяется. Многие наши общие черты были выработаны в процессе естественного отбора: люди с самыми полезными свойствами много лет назад выжили, чтобы передать так называемые хорошие гены.

Гены – это наш код. Они задают программу, по которой мы развиваемся от момента зачатия и на протяжении всей жизни. Гены могут «включаться» и «выключаться» в зависимости от того, есть ли в них нужда. Они формируют наши ноги и руки, когда мы растем, сообщают коже, сколько меланина вырабатывать на солнце и так далее. Гены находятся в самой сердцевине всех наших внутренних механизмов.

Гены и болезнь

Гены могут быть непосредственными виновниками болезни. Так бывает, когда ген должен, скажем, кодировать нормальное развитие почек, но ошибка в коде приводит к тому, что вместо двух развивается лишь одна почка. Еще один возможный механизм: гены делают нас уязвимыми к угрозам среды. Например, если гены сообщают организму, что высокое артериальное давление – это нормально, то организм не станет принимать мер для того, чтобы его понизить.

Генетика может быть очень сложной, и многого мы до сих пор не знаем. Важнейший проект «Геном человека» ставил перед собой задачу определить генетический код для всего человеческого генома, иначе говоря, составить карту всех генетических кодов человеческого тела. К 2003 году за 15 лет работы в рамках этого проекта ученым удалось определить последовательность человеческого генома на 99 %, и результаты проекта стали базой для дальнейших генетических исследований.

Но последовательность генетического кода – это одно, а понимание, кодирует ли эта последовательность болезнь или предотвращает ее, – это отдельный и еще более масштабный проект. Исследователи по всему миру, используя множество различных методов, в том числе модификацию ДНК животных, изучают, какая последовательность за что отвечает. Долгий и сложный процесс многолетних исследований позволил нам определить роль каждого отдельного гена, и теперь, если мы обнаруживаем некоторый ген, мы точно знаем, за что он отвечает.

Однако все может оказаться невероятно запутанным. Если у человека есть ген, отвечающий, скажем, за ИБС, это не обязательно означает, что у него разовьется эта болезнь. Во-первых, не каждый ген активен, или проявление гена может подавлять более сильный ген, который называют доминантным. Подавленный ген называют рецессивным. Этот тип наследования одиночного гена подробно изучался и, как правило, ассоциируется с редкими заболеваниями.

Во-вторых, в развитии некоторых заболеваний (в том числе ИБС) участвует множество генов, и некоторые из них даже еще не открыты. Заболевание возникнет у человека в том случае, если активно критическое число генов. Генетические пути, которые ведут к ИБС, не только напрямую затрагивают работу сердца, они могут кодировать то, как организм поступает с холестерином, или задавать склонность к набору веса.

В-третьих (и это тоже стоит иметь в виду), ген заболевания не тождествен болезни. Такие факторы среды, как питание, образование, курение, могут снижать или повышать вероятность того, что тот или иной ген проявится. Среда может сама по себе спровоцировать заболевание независимо от того, имеется ли к нему генетическая предрасположенность. Как мы увидим, ишемическая болезнь сердца как раз относится к такой категории заболеваний.

Мне лично нравится такой подход к генетике: нам точно не известно, какие именно гены мы унаследовали, поэтому нужно предполагать худшее и заботиться о своем здоровье. Кто знает: может быть, мы сможем помешать «плохим» генам проявиться.

Генетика коронарной недостаточности

Среди прочего понимание и лечение ИБС осложняется тем, что в ее развитии участвует множество факторов, которые в первую очередь вызывают закупорку коронарных артерий. Это механизм, предполагающий сразу множество угроз: артерии находятся под бомбардировкой всевозможных внешних факторов, таких как курение, высокое артериальное давление и высокий уровень холестерина. Все это происходит в контексте конкретных генов, которые определяют, насколько устойчив или уязвим организм к таким угрозам. Существует множество вариантов генетической предрасположенности к факторам риска для ИБС.

Однако сложность задачи не останавливает исследователей, и они продолжают искать генетические связи с ишемической болезнью сердца. С 2007 года было определено около пятидесяти различных точек в генах, связанных с ИБС. В некоторых исследованиях было выявлено до ста таких точек. Риск развития ИБС растет поступательно: чем больше у человека генов, «располагающих» к ишемической болезни сердца, тем выше риск развития ИБС.

Вывод о том, что свою роль в развитии ИБС могут играть гены, был сделан по эпидемиологическим данным за несколько лет. То есть, наблюдалось большое число пациентов с ИБС, и исследовался вопрос о том, у кого из них ИБС присутствовала в семье. Это позволило исследователям сделать вывод о том, до какой степени именно гены подвели пациентов. Было подсчитано, что около 40–60 % восприимчивости к ИБС задается генами. В крупном исследовании под названием «Интерхарт» было обнаружено, что, если кто-то из членов вашей семьи болен ИБС, вероятность заболеть для вас в 1,5 раза выше.

Пока одни ученые пытались проникнуть в суть ДНК, другие охотились за генами, ответственными за развитие ИБС. А искать было что. Исследовались данные огромного числа людей с ИБС, у пациентов брали образцы ДНК и выявляли последовательность нуклеотидов, определявшую каждый из генов-виновников ИБС. В результате обнаружилась огромная масса генов, предположительно связанных с ишемической болезнью сердца – это заболевание не задается каким-то одним геном.

У многих из нас есть гены, кодирующие различные заболевания. На самом деле, половина вариантов генетического кода, определяющего риск развития инфаркта миокарда или стенокардии, присутствует у половины населения. Это означает, что, по крайней мере, половина из нас является носителями тяжелого генетического груза, кодирующего развитие ИБС.

Однако эти отдельные гены сами по себе не являются факторами, неизбежно определяющими развитие болезни. Их наличие увеличивает риск ИБС в среднем на 18 %. Некоторые гены увеличивают риск лишь на 2 %, а другие – на 90 %. Множество генов из числа «виновников» ИБС кодируют другие гены. Они определяют, будет ли проявляться признак другого гена или нет. Так, один влиятельный ген может указывать клеткам, чтобы они производили слишком много или слишком мало какого-то продукта. Хорошим примером для этого является наследственная гиперхолестеринемия.

Как мы знаем, процесс развития ишемической болезни сердца складывается из множества отдельных нарушений. В генетике это видно особенно ярко: 35 из 50 известных генов, ведущих к ИБС, влияют именно на факторы риска. Эти гены кодируют усвоение холестерина, артериальное давление, развитие сахарного диабета или элементы иммунной системы, которые участвуют в патологических процессах в коронарных артериях. Некоторые гены непосредственно влияют на сосудистую стенку таким образом, что она формируется несколько аномально, в результате чего повышается риск развития атеромы или атеросклеротических бляшек в сосуде.

Не все аномальные гены одинаковы. Так, ген под названием 9p21 – особенно проблемный. (Название 9p21 указывает на расположение гена в хромосоме; некоторым генам достаются более благозвучные имена.) Этот ген, если в нем происходит мутация, ослабляет или повреждает кровеносный сосуд, так что в сосуде образуется атеросклеротическая бляшка. Чем больше в гене мутаций, тем более тяжелой будет форма ИБС.

Еще одна интересная генетическая зависимость появляется в отношении групп крови. В последовательности ДНК, определяющей нашу группу крови (А, В, АВ или 0) содержится часть кода, задающего вязкость крови. Вязкость крови, или тенденция к тромбообразованию, является причиной инфаркта миокарда: тромбы формируются вокруг атеросклеротических бляшек, сосуд закупоривается и кровь внезапно перестает поступать к сердечной мышце.

Некоторые исследования показывают, что в организме людей со II и III группами крови синтезируется белок, молекула которого соединяется с другой молекулой под названием фактор фон Виллебранда. Фактор фон Виллебранда играет важную роль в свертывании крови, но когда его работа сделана, он уносится кровотоком. Однако белок, который синтезируется в крови групп II и III, удерживает этот фактор на одном месте дольше необходимого, в результате чего кровь становится более вязкой и повышается вероятность образования тромбов вокруг любой появившейся холестериновой бляшки. Это не означает, что у людей со II и III группами крови обязательно развивается инфаркт миокарда, но группа крови может оказаться дополнительным, пусть даже небольшим, фактором риска для ИБС.

В одном исследовании была обнаружена зависимость между низким ростом человека и ИБС – открытие, которое можно отнести к числу странных находок. Исследователи проанализировали данные 200 тыс. людей европейского происхождения и сделали вывод, что у людей с генами низкорослости чаще развивалась коронарная недостаточность. Как ни странно, ученые выяснили, что гены, кодирующие рост, также задают признаки холестерина и триглицеридов в крови. Итак, определенные гены делали людей низкорослыми и при этом повышали уровень холестерина в их крови.

Еще одна важная область генетических исследований, которая, несомненно, будет развиваться дальше, связана со статинами – группой лекарственных препаратов для понижения уровня холестерина. Люди, отягощенные более тяжелым грузом «плохих» генов, как показывают исследования, получают больший эффект от лечения статинами. Уровень холестерина у них снижался, как и заболеваемость ИБС, почти в два раза. Но если будут обнаружены конкретные «виновные» гены, мы, вероятно, сможем предлагать более адресное лечение и лучше подбирать препараты.

Распространенная болезнь, которая имеет большое значение и существенно увеличивает риск развития ИБС – это семейная гиперхолестеринемия. У людей, страдающих этим заболеванием, наблюдается экстремально высокий уровень ЛПНП («плохого» холестерина), вследствие чего в их артериях развиваются закупорки, и это происходит в значительно более раннем возрасте, чем у других людей. У некоторых ИБС и инфаркт миокарда развивается раньше двадцати лет. Люди с этим заболеванием наследуют один из трех генов, препятствующий соединению ЛПНП с рецептором и удалению из кровотока – вместо этого он остается циркулировать в сосудистом русле и повреждает стенки сосудов.

Существуют ли какие-то защитные гены? Да. Например, то, как организм реагирует на физическую нагрузку, может определяться генами: генетические вариации позволяют одним людям легче избавляться от жира за счет физических упражнений, чем другим. А это в свою очередь может снизить риск ИБС.

Используя метод прогноза генетических рисков, мы можем прогнозировать вероятность развития ИБС у конкретного человека, а, возможно, также выявлять подверженных риску людей на ранних этапах, еще до того, как у них возникло заболевание. С помощью формул, учитывающих возраст, пол, артериальное давление и уровень холестерина, а также семейный анамнез, мы можем вычислить вероятность того, что у некоторого человека возникнут проблемы с сердцем, скажем, через 10 лет.

При всех плюсах генетических исследований у них есть большой минус: они по-прежнему стоят очень дорого. В странах, где оплата таких исследований ложится на пациента и его семью, потенциальные плюсы от исследований могут просто оказаться недоступными людям. А без необходимого генетического тестирования невозможна и генетическая терапия направленного действия.

Еще один недостаток связан со страховой медициной. Если бы страховые компании получили доступ к нашим генетическим кодам и узнали, риску каких заболеваний мы подвержены, они бы, вероятно, ограничили для нас страховое покрытие этих заболеваний. Аналогичные вопросы вызывает и страхование на случай смерти. Здесь есть поле для дискриминации и этических дискуссий.

Итак, вопрос генов, определяющих развитие ишемической болезни сердца, очень сложен, и в этой области постоянно ведется работа и поиск новых данных. Пока невозможно точно сказать, приведет ли это к созданию лекарственных средств направленного действия или более ранней диагностике. Самое важное сейчас – это понять, что гены задают риск заболеваний, самое большее, наполовину. Остальное зависит от каждого из нас.

Генетически обусловленная ИБС

Первым заболеванием сердца, для которого были определены ответственные гены, стала семейная гипертрофическая кардиомиопатия. Вскоре после этого были найдены гены, кодирующие другие заболевания, связанные с нарушениями сердечного ритма, которые подвергают пациента риску внезапной остановки сердца. У ряда таких болезней имеется один специфический связанный с ними ген, в отличие от коронарной недостаточности, для которой существуют десятки или более генов, кодирующих значимые для заболевания признаки.

Однажды мне встретился пациент, который слишком хорошо знал на своем опыте, что гены могут заставить сердце тяжело болеть. Ему было сорок с небольшим и он вел совершенно здоровый образ жизни. У него просто не было другого выбора. В его семье несколько человек страдали от тяжелой формы дилатационной кардиомиопатии. Мы сидели в его палате и обсуждали операцию по установке механического сердца: в ожидании сердечной трансплантации его состояние ухудшилось. Рядом с ним сидел его брат. У него был выразительный шрам посреди грудной клетки – последствие операции на открытом сердце. Четыре года назад брат пациента пережил пересадку сердца из-за того же заболевания. Их отец умер внезапно, когда ему не было еще и сорока. Болезнь сердца была их страшным семейным наследием.

Дилатационная кардиомиопатия – это заболевание сердечной мышцы, в результате которого мышца растягивается, а сердце становится болезненно большим и мешковатым. Страдает насосная функция сердца, и у больного развивается тяжелая сердечная недостаточность. Около трети генов, обнаруженных в связи с этой болезнью, задают появление аномальных клеток, неспособных полноценно выполнять свои функции. Генетический фактор – не единственная причина заболевания, но при обследовании родственников больных у некоторых из них обнаруживаются гены, вызывающие дилатационную кардиомиопатию.

Первая причина, по которой нам так важно понимать генетическую составляющую этой болезни, заключается в том, что генетика позволяет определить, подвержен ли еще кто-то из родственников риску заболевания. И если такой риск будет выявлен, мы можем тщательно наблюдать за этим человеком и обеспечить его своевременным лечением. Вторая причина: с этим заболеванием связаны очень «сильные» гены. Большинство из этих генов являются доминантными, поэтому для развития заболевания достаточно лишь одной копии генов от одного из родителей.

Еще один распространенный тип заболевания сердечной мышцы – это гипертрофическая кардиомиопатия. При этом заболевании сердце становится не растянутым и мешковатым, а, скорее, «накачанным», как бицепс бодибилдера. Сердечная мышца так увеличивается в размерах, что нарушается проходимость сердца, и оно не может эффективно выбрасывать кровь в артерию. Коронарным артериям становится трудно обеспечивать кровью эту огромную мышечную массу, вследствие чего происходит множество незаметных микроинфарктов миокарда.

Одна из наиболее тревожных черт гипертрофической кардиомиопатии заключается в том, что болезнь может привести к развитию опасной аритмии вплоть до внезапной остановки сердца. Это самая распространенная причина внезапной смерти среди молодых спортсменов. В разных странах мира спортивные организации проводят скрининг всех спортсменов для выявления этого заболевания.

От 60 до 70 % больных гипертрофической кардиомиопатией имеют гены, определяющие аномальное развитие клеток сердечной мышцы. Эту болезнь кодируют около пятнадцати различных генов, и здесь также важно проводить скрининг родственников больного.

Когда я работала в детской кардиохирургии, мне встретилось несколько пациентов с синдромом удлинения интервала QT. Один ребенок запомнился мне особенно хорошо. Это была девочка десяти лет, она играла на школьной площадке во время перемены и вдруг рухнула на землю. Спасибо, что учителя не растерялись и тут же начали сердечно-легочную реанимацию. Когда медики из бригады неотложной помощи подключили маленькое тельце девочки к мониторам, они увидели у нее очень опасное нарушение ритма сердца – фибрилляция желудочков. При этом состоянии сердце не перекачивает кровь, оно трепещет вхолостую. Медики пытались завести ее сердце с помощью дефибриллятора, но это не помогло. Девочку привезли в нашу больницу и подключили к сердечно-легочному аппарату, пока врачи старались восстановить нормальный ритм сердца.

Сокращение сердечной мышцы регулируется проводящей системой сердца за счет движения ионов внутрь клетки и наружу из клетки. Ионы сообщают клетке электрический заряд и тем самым заставляют ее сокращаться. Например, если вы случайно дотронетесь рукой до забора с пропущенным по нему электрическим током, мышцы руки сократятся. У людей с синдромом удлинения интервала QT нарушена функция крошечных ионных каналов, поэтому электрическая деятельность сердца может серьезным образом нарушаться.

Возможность выявить это заболевание у других членов семьи позволяет начать лечение прежде, чем их сердце окажется неспособным перекачивать кровь. Позднее генетические тесты определили наличие генов заболевания у младшего брата девочки, и им обоим были установлены имплантируемые дефибрилляторы, чтобы, если сердце собьется с ритма, оно тут же поучило спасительный электрический разряд.

Трудным моментом в этих наследуемых сердечных заболеваниях является то, что, если у человека имеются соответствующие гены, их трудно «обойти». Однако развитие генетики сделало для нас возможным создавать препараты, нацеленные именно на продукты конкретных генов. Например, было разработано лекарство, направленное на один из дефективных белков, значимых для семейной гиперхолестеринемии. Для других названных заболеваний подобных лекарств пока не существует, но, возможно, в будущем ученым удастся их найти, а в целом поиск таких направленных препаратов является заветной целью в исследованиях генов и генетических путей.

Наследственность или воспитание?

Гены – не единственное, за что мы можем благодарить родителей. Существует такое понятие, как внутриутробное программирование, и в этом процессе определяющим фактором является мать. Теория внутриутробного программирования говорит о том, что, если мы сталкиваемся с чем-то, находясь в материнской утробе, это запускает определенные механизмы в нашем теле, которые влияют на нас в течение всей последующей жизни. За последние несколько десятилетий множество исследований было посвящено тому, что происходит с человеком до рождения и каким образом это «программирует» нас на развитие ишемической болезни сердца и другие проблемы во взрослой жизни.

Толчком к большинству этих исследований стало открытие, сделанное много лет назад: у детей, рожденных с недостатком веса, во взрослом возрасте ИБС развивалась чаще, чем у тех, кто весил при рождении больше. Тогда был сформулирован вопрос: что из происходящего с человеком до рождения, оказывает влияние на его болезни в течение всей последующей жизни?

Высокий уровень холестерина у беременной может сказаться на здоровье ее ребенка и в детстве, и позднее, когда он вырастет. При повышенном холестерине у матери процесс раннего образования бляшек у ее детей идет активнее, чем у детей, чьи матери имеют нормальный уровень холестерина. Молекулы холестерина не могут проникнуть через плаценту – они слишком велики. Но, как считают исследователи, цепочка реакций, которые запускает холестерин в организме матери, в том числе воспаление, включает соответствующие механизмы в теле ребенка.

Дети, матери которых курят, подвержены риску множества заболеваний, в том числе замедлению темпа роста. Курение матери связано с повышенным давлением в пуповинных сосудах и сосудах головного мозга ребенка, а также с нарушением кровотока в его аорте. Учитывая, как много питания необходимо растущему в утробе матери ребенку, особенно плохо, что это повышенное артериальное давление создает препятствие для нормального кровоснабжения и соответственно питания плода. Мы видим также, что в последствие, когда такие дети вырастают, у них утолщается сосудистая стенка каротидных артерий, что сильно коррелирует с развитием ИБС.

Если мать имеет избыточный вес или больна диабетом, это также может сказаться на малыше в ее утробе. У таких детей часто бывает повышена масса тела при рождении. У очень крупных детей могут присутствовать в крови аномальные липиды (жиры), которые будут повреждать сосудистую стенку в течение всей жизни человека. Такие дети и их матери также подвержены повышенному риску осложнений во время беременности; некоторые осложнения могут быть чрезвычайно опасны для обоих. У детей также может наблюдаться повышенное артериальное давление при рождении, и эта проблема может сохраняться достаточно долгое время и впоследствии вызвать нарушения в работе сердца.

Как и в случае с наследованием генов, если мать курит или у нее повышен уровень холестерина, это не обязательно приведет к болезням у ребенка. Несправедливо будет также списывать все проблемы со здоровьем в течение жизни на факторы, влиявшие на ребенка в материнской утробе. Процессы, ведущие к заболеваниям коронарных артерий, которые в свою очередь приводят к инфаркту миокарда, развиваются постепенно в течение многих лет. Существуют такие факторы, которые напрямую влияют на развитие заболевания и которые мы в силах изменить, например курение, но другие причины болезни слишком комплексны. На данный момент нам ясно, что, если беременные женщины будут как можно лучше следить за своим здоровьем, это пойдет на пользу им самим и поможет их малышам, а возможно, станет базой для здоровья их детей в течение всей последующей жизни.

Можно ли победить гены?

Мы любим пожать плечами и сказать: «Что поделаешь – гены!» О чем бы ни шла речь: об отсутствии музыкального слуха или о чем-то более насущном для здоровья, например ишемической болезни сердца, мы склонны думать: раз уж Мать Природа наградила нас какими-то задатками, сопротивляться бесполезно. Так, например, Джордж – пациент, о котором шла речь выше, решил, что не стоит и пытаться победить гены, все равно эта борьба обречена на провал. Но так ли это?

В 1948 году было начато масштабное Фрамингемское исследование сердца. В исследовании участвовали 5209 жителей города Фрамингем в штате Массачусетс, которых наблюдали в течение жизни. Исследователи фиксировали, что происходило с испытуемыми со временем и сопоставляли факты их жизни с наличием или отсутствием у них ишемической болезни сердца. В ходе исследования было получено огромное количество полезных данных, и некоторые данные стали для ученых важнейшими подсказками в борьбе с ишемической болезнью сердца.

Но на этом исследователи не остановились. Чтобы изучить, каким образом факторы семьи и гены связаны с ИБС, в рамках Фрамингемского исследования были рекрутированы следующие два поколения испытуемых, абсолютное большинство из них родственники первой группы. Ученые не только вели наблюдения, но и собрали образцы ДНК у тысяч участников.

Данные Фрамингемского исследования говорят о том, что генетический детерминизм и готовность «сдаться генам» не обоснованы. Другими словами, гены не определяют полностью и безоговорочно нашу судьбу. Разумеется, они составляют часть нашей истории: формируют нас и участвуют в нашем становлении, но в отношении ишемической болезни сердца, как ясно показали эпидемиологические исследования, существует сложное взаимодействие между генами и средой. Поэтому то, как мы поступаем с собственным телом, играет свою важную роль.

Еще одно исследование, результаты которого были опубликованы в 2016 году, стало важным предупреждением против того, чтобы отдавать свою судьбу на откуп генам. В рамках этого исследования были собраны образцы ДНК, а также все клинические данные и анамнез жизни из множественных когортных исследований, таких как Фрамингемское исследование. Участников протестировали на наличие пятидесяти генов, связанных с ИБС. Эти результаты подставляли в формулу для прогнозирования вероятности ИБС на основании генов данного человека.

Затем исследователи обратились к еще двум факторам. Прежде всего: возникла ли у испытуемого ишемическая болезнь сердца? Перенес ли конкретный испытуемый инфаркт миокарда, была ли необходимость в операции на сердце или стентировании, привела ли ИБС к смерти пациента? Все эти данные сопоставлялись с наиболее важными с точки зрения сердца факторами из анамнеза жизни: курение, полнота, уровень физической активности, рацион (главным образом, присутствуют ли в рационе овощи и рыба).

Результаты оказались поразительными. Данные исследования стали важнейшим подтверждением того, что даже при наличии множества генов, задающих ИБС, здоровый образ жизни снижает риск заболевания почти в два раза. Даже в группе пациентов с самыми «худшими» генами и наиболее высокими рисками наблюдался тот же результат: наблюдалось вдвое меньше случаев нарушений в работе сердца. В этой группе с высокими рисками за 10 лет наблюдений 10 % испытуемых, которые плохо заботились о здоровье, перенесли инфаркт миокарда. При этом среди тех, кто заботился о здоровье сердца, инфаркт миокарда перенесли лишь 5 %. Еще один важный вывод по результатам исследований: чем больше вы делаете для здоровья, тем больше сокращаются риски заболеваний.

В отношении таких скверных болезней, как семейная гиперхолестеринемия, данные не столь убедительны. Однако в этой группе пациентов, для которых риски сердечных заболеваний были уже невероятно высоки, такие факторы, как курение, ожирение и сахарный диабет, подливали масла в огонь, заметно увеличивая риски. Но хотя попытки оградить себя от этих факторов не приносят убедительных результатов, изменение образа жизни ощущается как важный шаг к здоровью.

Вовсе не обязательно быть рабом своих генов. В таких заболеваниях, как коронарная недостаточность, существует сложная взаимосвязь между генами и средой, и это для нас – большой подарок. Как прекрасно взять и обвести собственные гены вокруг пальца. По крайней мере, у половины населения имеются гены или семейный анамнез, связанные с риском сердечных заболеваний, и если вы относитесь к этой категории, ваша задача – окружить свое сердце особой заботой, и наука подтверждает, что ваши старания не пройдут даром.

Глава 12. Сердечное общение

Изучать медицину без книг – это все равно, что выйти в море без карты, но изучать медицину без пациентов – значит не выйти в море совсем.

Уильям Ослер, врач

Собрать анамнез – это искусство; нужно расположить пациента, чтобы он поделился с вами своей историей. Больше всего здесь необходимо умение слушать, а пока вы слушаете, появятся ответы. Иногда требуется мягко подвести пациента к тому, чтобы он рассказал о себе во всех подробностях, и тогда врач вместе с ним сможет определить, как действовать дальше. Уже с первых курсов медицинского университета нас учат двум важным навыкам: слушать и уговаривать. Умение хорошего доктора в этой части врачебной профессии заключается в том, чтобы слушать пациента со всем вниманием, и тогда пациент сам подведет вас к диагнозу. Это мастерство, которое оттачивают годами.

Будучи ординатором, я проходила стажировку в отделении неотложной помощи. Здесь умение слушать особенно важно, потому что, когда вы принимаете пациента, вам не на что опереться: нет еще никаких обследований, остается только задавать вопросы, слушать и идти за ним в его рассказе. Бригада скорой помощи привезла пожилого мужчину. На карточке в ногах его больничной койки значилось: «Поступил по скорой. Со слов дочери, более потерянный», – так, в виде неполных предложений и пересказа слов родственников, скоропомощная бригада обычно формулирует краткий «анамнез».

Я вошла в его бокс, представилась и сразу же совершила первую ошибку, задав вопрос: «Почему вы оказались в больнице?» Он посмотрел на меня как на сумасшедшую: «Как почему? Скорая привезла!» Но это меня не образумило, и я спросила: «Почему вы вызвали скорую?» Он, снова озадаченный моим неуместным вопросом, ответил: «Я не вызывал – это дочка вызвала!» И я снова попалась: «А почему ваша дочь вызвала скорую?» Он был окончательно раздосадован: «А я откуда знаю? У нее спросите!»

Великий врач сэр Уильям Ослер настаивал на том, что уметь разговаривать с пациентом и слушать его чрезвычайно важно. Он был убежден: врач и пациент должны уметь общаться друг с другом, иначе они рискуют не достигнуть желаемого и не выполнить необходимого. Принимать решения относительно здоровья может быть очень непростой задачей даже при самых благоприятных обстоятельствах. Процесс лечения комплексный, болезни могут быть тяжелыми, лечение – трудным, к тому же у нас у всех вечно не хватает времени. Забота о здоровье выходит за пределы больничных коридоров и кабинетов врачей, и очень важно говорить о здоровье с обществом. Если мы выработаем правильный язык и будем достаточно убедительны, рассказывая о человеческом теле и о том, как о нем заботиться, это может помочь нам сорвать хотя бы некоторые покровы тайны с темы здоровья.

Как говорить о здоровье

Завесой тайны покрыта, например, тема ишемической болезни сердца у женщин. Почти десять лет назад Национальный фонд сердца Австралии поставил перед собой задачу повысить в обществе осведомленность о болезнях сердца и начал с того, что задавал женщинам простой вопрос: считают ли они ишемическую болезнь сердца потенциальной опасностью лично для себя. То есть, волнует ли это их лично. В начале кампании лишь две женщины из десяти считали, что у них есть основания опасаться ИБС – болезни, которая является самым злостным убийцей женщин. Даже после почти десяти лет работы в этом направлении женщины все еще мало осознают опасность. На сегодняшний день лишь три из десяти австралиек считают ИБС проблемой, о которой им стоит задумываться.

Сегодня помимо нашего повседневного общения на работе и дома через социальные сети мы контактируем с таким количеством людей, как никогда прежде. И, конечно, этот ресурс не только позволяет делиться семейными фотографиями и видео с котиками; соцсети несут в себе огромный потенциал в смысле популяризации вопросов, связанных с заботой о здоровье. Одно из полезных свойств онлайн-форумов заключается в том, что они помогают повысить интерес к вопросам здоровья: в них люди делятся информацией и получают поддержку от онлайн-соратников или даже онлайн-тренеров. Хороший пример – это онлайн – группа поддержки для людей, которые хотят сбросить вес: единомышленники могут делиться полезной информацией или просто поддерживать друг друга. Некоторые сообщества в соцсетях даже помогают встретиться пациентам с врачами. Например, два прекрасных онлайн-сообщества, объединяющие врачей и пациентов в стремлении к общим целям, – это группа, посвященная раку молочной железы (#bcsm), и другая группа, посвященная раку легких (#lcsm).

В целом, оценивая инициативы в сфере здоровья на базе различных онлайн-платформ и групп в соцсетях, можно сказать, что для пациентов бывает очень полезно контактировать с единомышленниками: это и образовательный ресурс, и социальная поддержка, и инструмент заботы о здоровье. В настоящее время ученые исследуют вопрос о значении поддержки со стороны виртуальных единомышленников, но мы убеждены, что такое общение несет в себе огромный потенциал для укрепления в обществе здоровых привычек.

Журнал «Анналы внутренней медицины» опубликовал результаты недавнего исследования, проведенного в США, которые подтверждают колоссальную пользу взаимного общения и поддержки между пациентами. В исследовании принимали участие пациенты с сахарным диабетом, и оно привлекло мое внимание, поскольку диабет является одним из важнейших факторов в развитии ишемической болезни сердца. Исследователи сосредоточили внимание на группе населения, особенно уязвимой с точки зрения сахарного диабета – афроамериканцах. У этих пациентов диабет, как правило, хуже поддается контролю, а также развивается больше осложнений, связанных с диабетом, в том числе ИБС и диабетическая нефропатия.

В рамках исследования одна группа пациентов с сахарным диабетом получала денежное вознаграждение за заботу о собственном здоровье, а во второй пациенты опирались на общение с другими больными диабетом, затем результаты сравнивались. Каждая из групп объединяла и пациентов, которым тяжело давалась забота о здоровье, и тех, кто делал это с бо́льшим успехом. В группе пациентов, которую курировал человек с диабетом, испытуемые гораздо лучше контролировали у себя уровень глюкозы, чем пациенты из второй группы, получавшие деньги за заботу о собственном здоровье. Это замечательный пример того, каким эффективным может быть общение с соратниками по болезни, и того, как чувство локтя влияет на физиологические показатели.

Еще один пример такого рода был описан в газете «Нью-Йорк таймс» в замечательной колонке хирурга Паулины Чен, которая пишет о врачах и пациентах. Доктор Чен рассказывает о пациенте, ожидавшем трансплантации печени. Ясно, что мужчина очень волновался: получит ли он вовремя донорский орган, справится ли его организм с операцией, найдет ли он в себе физические и психологические ресурсы, чтобы преодолеть все трудности. Доктор Чен пишет: «Он рассказал, что от отчаяния списался с несколькими пациентами, уже прошедшими через трансплантацию. «Разговоры с ними помогли мне поверить, что все будет хорошо, – говорил пациент, – Вы, врачи, ответили на все мои вопросы, но мне нужно было услышать других пациентов, таких же как я».

В больнице, где я работаю, наши пациенты с ИЛЖ, ожидающие трансплантацию сердца, занимаются в кардиологическом реабилитационном спортзале. В ожидании пересадки сердца они тренируются интенсивнее многих из нас, чтобы восстановиться и поддерживать здоровье. Побочным эффектом их занятий в спортзале является то, что там они общаются с другими такими же пациентами, обмениваются историями и поддерживают друг друга.

Наблюдая за общением и взаимной помощью пациентов, я ясно осознала, что их товарищество и возможность поделиться друг с другом своим опытом в этом своеобразном «клубе» ни капельки не менее важны, чем все, что можем сказать пациентам мы, медики.

Откуда бы мы ни черпали знания, из обсуждений между пациентами в соцсетях и в реабилитационном спортзале или из образовательных кампаний, подобных тем, которые организует Национальный фонд сердца Австралии, знания – это сила. Говорим ли мы о здоровье сердца с кардиологом или сплетничаем о том, что у кого-то из знакомых «шалит сердечко», мы заражаемся интересом и серьезностью в отношении к собственному сердцу, и это подстегивает нас заботиться о его здоровье.

История Билла

Однажды утром я готовилась начать операцию, когда дверь операционной открыла одна из наших кардиологов и сказала: «Ты нужна в рентгеноперационной, срочно». Больше можно было ничего не объяснять: обычно это означает, что у кого-то произошла остановка сердца и что пациента нужно подключить к аппарату искусственного кровообращения, чтобы его спасти. Все, кто находился в операционной, знали, что это неотложное состояние.

Чтобы попасть в рентгеноперационную, я пробежала несколько коридоров. Там находился пациент шестидесяти лет по имени Билл; он был в отделении неотложной помощи, когда его сердце остановилось. Этим утром Билл проснулся с болью за грудиной, но все же отправился на работу. Там боль усилилась, он забеспокоился и вызвал скорую. Сердце Билла не работало уже более тридцати минут; его жизнь поддерживали аппарат, «качавший» сердце, и интубационная трубка, помогавшая ему дышать. Но состояние Билла не улучшалось, а значит, требовались более серьезные вмешательства.

Мы с командой работали быстро: ввели две большие канюли в кровеносные сосуды в паху. Кровь быстро заполнила трубки аппарата искусственного кровообращения, и АИК взял на себя работу больного сердца пациента. Его состояние стабилизировалось, но все еще было очень тяжелым. УЗИ сердца убедительно показало: сердце почти не сокращается, есть опасное нарушение ритма. Бригада более чем из десяти врачей и медсестер бросилась искать причину и устранять нарушение.

Кардиологи ввели контрастное вещество в коронарные артерии, и причина тут же во всей красе показалась на мониторах над нашими головами. Пациент перенес обширный инфаркт миокарда, который очень серьезно повредил сердечную мышцу. Кардиохирурги расширили закупоренные участки коронарных артерий крошечными стентами. Когда к сердцу снова начала поступать кровь, сердечный ритм стал более регулярным.

Билл вернулся в палату интенсивной терапии, а его потрясенные близкие слушали, как доктора один за другим объясняли им, что произошло и каковы прогнозы. Дочь пациента, всхлипывая, произнесла: «Я ему говорила! Я же ему сто раз говорила, чтобы он бросил курить и сходил к врачу!» Дочь объяснила, что у отца были «покалывания» в груди, и она уговаривала его «пойти провериться». Но он не послушался. И вот теперь Биллу пришлось встретиться с целой бригадой врачей. (К счастью, он медленно, но верно шел на поправку. А восстановившись, Билл успешно бросил курить.)

На что обращать внимание: симптомы и как о них говорить

Покалывание или боль: на что мы должны обращать внимание? Какие симптомы нельзя игнорировать? Часто пациентам кажется, что ишемическая болезнь сердца подкрадывается к ним незаметно. Но определенно есть такие признаки, за появлением которых нужно бдительно следить. Вот те симптомы, которые подскажут вам, что вашему сердцу нездоровится и необходимо идти к врачу.

• Боль за грудиной. Это классический симптом, на который нас учат обращать внимание. Один пациент так описал это ощущение: «Как будто на груди сидит слон». Боль, обычно по центру грудной клетки, – это признак того, что сердечная мышца не получает достаточно кислорода; это схоже с болью, например, в мышцах ног во время физических упражнений. Обычно такая боль появляется тогда, когда сердце испытывает дополнительную нагрузку: например, когда мы поднимаемся вверх по лестнице. Иногда боль может отдаваться, или иррадиировать, в другие части тела: в спину, шею, руки и так далее. Боль может быть необычной, или атипичной – в особенности у женщин – и начинаться в челюсти или в спине.

• Одышка. Некоторые люди с нарушениями в работе сердца постоянно ощущают себя так, как будто бегут марафон. Если сердце болеет, где бы ни пряталось нарушение – в коронарных артериях или сердечных клапанах, сердце не поспевает за потребностями тела в движении. Одышка может нарастать со временем, и если вам становится трудно справляться с нагрузкой, которая раньше была по силам, то пора, не откладывая, обратиться к врачу.

• Если вам трудно дышать в положении лежа, особенно когда вы лежите без подушки на спине, на такого рода одышку также необходимо обратить внимание. Больному сердцу трудно полноценно перекачивать кровь, поэтому в легких может скапливаться жидкость, и когда вы лежите на спине, вы начинаете кашлять и задыхаться.

• Отеки. При нарушении насосной функции сердца нарушается обратный отток крови, и давление в кровеносном русле повышается, в результате чего заметным образом отекают лодыжки. Вспомните, как порой у вас отекают ноги к концу дня, особенно если вы много стояли. Отеки, которые являются симптомом болезни сердца, в несколько раз сильнее такой «обычной» отечности.

• Сердцебиение. Если вы ощущаете, как бьется ваше сердце, особенно если вам кажется, что оно бьется быстро или неритмично, и это ощущение не уходит, вам необходимо обратиться к врачу. Если в такие минуты вы чувствуете себя плохо, испытываете одышку, то вам нужно ехать прямиком в больницу. Когда это происходит, пощупайте свой пульс на запястье – прямо под большим пальцем. Пульс равномерный и частый? Или неравномерный? Если вы попадете на прием к врачу во время такого эпизода, мы, возможно, успеем «поймать» ваше состояние, подключив вас к кардиомонитору, и тогда сможем поставить диагноз.

• Вам кажется, что что-то не так. Если вы волнуетесь, это уже достаточная причина, чтобы отправиться к врачу. Иногда мы просто чувствуем, что что-то в нашем организме «не так». Может быть, у вас что-то болит или вы постоянно испытываете усталость – обсудите это со своим врачом. Даже если вы испытываете лишь легкое волнение или тревогу, этого уже достаточно, чтобы обратиться к врачу.

Профилактическое обследование сердца

Профилактическое обследование сердца – это базовая быстрая проверка, которую проводит врач или опытная медсестра, для определения рисков развития ишемической болезни сердца. Такая проверка всегда должна начинаться с разговора о здоровье вашего сердца, возможно, обсуждения жалоб, затем врач расспросит вас о семье и о том, как вы заботитесь о собственном сердце (или, напротив, о ваших вредных привычках). Здесь будет очень полезно обсудить такие темы, как курение или избыточный вес, если вас это волнует.

Далее идет физическое обследование, направленное на оценку веса. Мы уже говорили о том, что ИМТ (индекс массы тела) может не быть показательным, а вот соотношение талии и бедер – вполне точный инструмент оценки. Затем вам должны измерить артериальное давление, а после врач может измерить уровень сахара у вас в крови. И последнее: важно провести исследование крови на уровень липидов, или жиров. Как правило, кровь на анализ сдают натощак, чтобы съеденная пища не повлияла на результаты (даже если она была «маложирной»).

Кому необходимо профилактическое обследование сердца? Согласно большинству исследований и мнению кардиологических ассоциаций, всем людям после 45 лет. В целом, это разумно. Однако знать свое артериальное давление должны все люди. Большинство женщин, принимающих пероральные контрацептивы, по крайней мере, раз в год бывают у врача, чтобы получить новый рецепт, и этот врач измеряет им давление.

Во время австралийской недели осведомленности об инсульте измерение артериального давления проводилось по случайной выборке, и данные оказались ужасающими: артериальное давление было повышенным у 38 % мужчин и 26 % женщин. Это исследование занимает буквально минуту, а поскольку повышенное артериальное давление, как правило, не проявляет себя никакими симптомами, единственная возможность быть в курсе своего давление – это закатать рукав и измерить его.

Еще одна группа населения, которой необходимо контролировать артериальное давление, – это женщины после родов, а в особенности те, у кого во время беременности наблюдались повышенное давление или гестационный диабет. Известно, что женщины, у которых возникали такие проблемы во время беременности, подвержены гораздо более высокому риску развития сахарного диабета, гипертонии и ишемической болезни сердца в будущем. Если вы столкнулись с этими проблемами, я советовала бы вам каждый раз, когда идете к врачу с малышом, контролировать также и свое давление.

И наконец, проходить профилактические осмотры после сорока пяти предлагается тем, у кого нет жалоб. Если вы знаете, что подвержены высокому риску ИБС или вас беспокоят какие-то симптомы, то у вас есть все основания обратиться к врачу, не дожидаясь, пока вам исполнится 45.

К сожалению, у нас пока нет волшебного метода исследования, который помог бы определить, что у данного человека, в целом здорового и крепкого, появятся проблемы с сердцем. Такие исследования, как электрокардиография (ЭКГ), эхокардиография (УЗИ), компьютерная томография (КТ) или коронарная ангиография, не несут практического смысла для людей, которые по стандартным параметрам не имеют рисков ИБС. Основной недостаток всех этих исследований состоит в том, что они не всегда могут выявить начальную стадию ИБС. В случае с КТ, необоснованно подвергать пациента рентгеновскому излучению может быть нежелательно, а у некоторых пациентов может возникнуть аллергическая реакция на рентгеноконтрастное вещество.

Профилактика и еще раз профилактика!

Как и дочь моего пациента, Билла, которая уговаривала отца обратиться к врачу за несколько недель до того, как у него произошла остановка сердца, мы все хотели бы предотвратить развитие ИБС или, по крайней мере, свести к минимуму ее воздействие. Для чего, собственно, мы обследуем сердце? Прежде всего чтобы изо всех сил постараться сохранить его здоровье. А если у вас уже есть проблемы с сердцем – для того, чтобы помочь сердцу и не допустить более серьезных проблем, таких как инфаркт миокарда.

Но о профилактике думает только человек, который знает, как это важно. Поэтому именно вам, вооруженным новыми знаниями о сердце, должно принадлежать первое слово. Рассказывайте людям о том, какое невероятное чудо здоровое работающее сердце, и о том, как можно заботиться о его здоровье. Предупредите своего врача, что вам глубоко небезразлично здоровье вашего сердца, и вы хотите как можно дольше его сохранить. Наконец, объясните самому себе, что ради себя и собственного здоровья стоит постараться.

Как говорить с врачом, чтобы он вас услышал

Никто лучше вас не знает ваш организм, и очень важно, чтобы вы это понимали. Но какое-то время назад подход в медицине был совершенно иным. В отношениях между врачом и пациентом именно врач руководил и диктовал; от пациента ожидалось послушно выполнять назначения и ни во что не вмешиваться. Пациент зачастую полностью вверял себя врачу, и это во многом приводило к достаточно патерналистским отношениям. Я помню, как наш преподаватель анатомии, хирург преклонного возраста, рассказывал мне, что, когда он начинал работать врачом, его слово было для пациентов законом и не подлежало обсуждению.

К счастью, времена изменились. Наша задача теперь понимается иначе, чем борьба с болезнью, а жесткое разделение на «они» (пациенты) и «мы» (врачи) ушло в прошлое. Мы выбрали такой подход, который называем «пациент-ориентированным». Этот подход не предлагает пренебрегать ни мнением врача, ни мнением пациента, скорее, он помогает понять, что мы здесь заодно. Мы не боремся с болезнью – мы помогаем человеку, который болен.

Визит к врачу или поездка в больницу может внушать человеку страх. Нам всем это знакомо: вы смущаетесь, чувствуете себя глупо, не хотите попусту тратить на себя чужое время. Иногда пациент боится, что его не воспримут всерьез – возможно, этот страх вызван прошлым негативным опытом. Врачи используют непонятные термины, обследуют вас, вы теряетесь, а ведь помимо всех неприятных ощущений, вас волнует то, из-за чего вы, собственно, и пришли к врачу.

Когда речь идет о вашем здоровье, нет ничего важнее вашего собственного опыта. Ваши жалобы и волнения – это настолько личные и важные для вас вещи, что никакие обследования не могут отодвинуть их на второй план. Расскажите о них врачу со всей открытостью, объясните ему, насколько то или другое вас волнует. Возможно, именно этих ваших слов не хватает доктору, чтобы сложилась картина диагноза, или, возможно, ваша тревога напрасна, и врачу удастся вас успокоить. Чем более открыто вы предъявите свои переживания, тем больше будет у нас данных, чтобы понять, что происходит.

Это же работает и в обратном направлении. Врачам необходимо слушать вас и в ответ свободно делиться с вами информацией. Я должна уметь понятно объяснить вам, что именно нарушено в работе вашего сердца, выслушать все ваши вопросы и ответить на них в меру своего видения ситуации. Если я не знаю ответа, я должна найти его – это моя работа. Кроме того, я должна понимать, что у вас нет времени болеть, и должна помочь вам распланировать вашу дальнейшую жизнь за больничными стенами.

Но что, если вы уверены, что врач вас не слышит? Это очень реальная проблема для многих пациентов. Мне самой случалось сидеть напротив врача и думать: «Интересно, он услышал хоть слово из того, что я сейчас сказала?» Это не очень-то приятное чувство. Я вспоминаю тогдашние ощущения: я была унижена, растеряна и волновалась, что мы упустили что-то важное.

Что можно сделать, чтобы врач все-таки вас услышал? Будьте адвокатом собственного тела и собственного здоровья – говорите за них! Скажите, что вас волнует и почему, и затем выслушайте предложенное врачом объяснение. Иногда бывает полезно, чтобы с вами в кабинет врача зашел ваш близкий, особенно когда речь идет о чем-то очень важном, например о сердце. Когда вы волнуетесь, то запоминаете – самое большее! – половину из того, что вам говорят. Очень полезно делать записи; я лично люблю записывать то, что хочу запомнить, и, когда так поступают мои пациенты, я могу быть уверена, что обе стороны в нашем диалоге услышали друг друга. Любому человеку может оказаться трудно принимать решения относительно здоровья. Найдите такого врача, которого вы уважаете и которому доверяете, и позвольте ему встать на защиту вашего сердца. Мы сможем лучше всего помочь вам, если будем действовать сообща. Не бойтесь говорить и задавать вопросы о том, что необходимо вашему сердцу. Ваше сердце стоит того, чтобы не стесняться и не молчать!

Глава 13. Путь сердца: откуда мы пришли и куда идем

Крышу нужно ремонтировать тогда, когда светит солнце.

Джон Кеннеди, президент США

История кардиологии и ее участников – это нечто исключительно интересное.

Несмотря на сегодняшний уровень развития технологий, отвагу пациентов и изобретательность ученых, важно помнить о том, что, как ни крути, лучшее лечение – это профилактика. Но поскольку заболеваемость ИБС во всем мире продолжает расти, лучшие умы продолжают искать способы, как помочь больным сердцам.

Трудно поверить, что кардиохирургия возникла лишь 60 лет назад. Также молоды и многие другие разделы современной медицины. Почти каждый день мы слышим о каком-нибудь феноменальном открытии, которое вооружает нас новыми инструментами в борьбе с болезнью. Начав развиваться по историческим меркам совсем недавно, наука и медицина сердца уже преодолели огромный путь и продолжают идти вперед большими шагами.

Как все начиналось

До середины XX века кардиохирургии не существовало. Единственным доступным хирургическим вмешательством было зашить ранение сердца как можно быстрее, пока пациент не умер. Бесчисленное количество людей рождались с болезнями сердца или заболевали в течение жизни и умирали от них, поскольку у врачей не было ни технологий, ни методов, чтобы им помочь.

И все же кардиохирурги не сдавались. Одним из примеров ранней хирургической изобретательности была техника ушивания отверстий на сердце у детей с пороками сердца, которые синели из-за недостатка кислорода. Хирурги вскрывали грудную клетку, определяли место отверстия и ушивали его как можно скорее. Неудивительно, что многие пациенты умирали во время операции.

Только в конце 1950-х и в 1960-е годы группа кардиохирургов из Миннесоты начала разрабатывать методы искусственной остановки сердца на время операции. Кроме того, хирурги использовали новую технологию так называемого перекрестного кровообращения: один из родителей служил для ребенка-пациента своеобразным аппаратом искусственного кровообращения, что, безусловно, было актом наивысшей любви и альтруизма. По сей день операции с использованием перекрестного кровообращения остаются одной из немногих хирургических методик с потенциальным риском смерти 200 %.

В то же время, когда практиковалась технология перекрестного кровообращения, группы хирургов в Миннесоте, Филадельфии и Бостоне трудились над созданием первых аппаратов искусственного кровообращения. Первые такие аппараты представляли собой машины огромных размеров, которые забирали кровь у пациента, обогащали ее кислородом и снова возвращали пациенту. В это же время кардиохирурги отрабатывали технологии, позволявшие остановить сердце и вновь запустить его. Такая технология позволила бы проводить кардиологические операции на «отключенном» сердце, в котором нет крови, а пациенты получили бы шанс на успешное лечение. В конце 1960-х годов в больнице Гроот Шур в Кейптауне (ЮАР) была проведена первая в мире сердечная трансплантация: хирург Кристиан Барнард пересадил сердце пациенту по имени Луис Вашканский.

С конца 1960-х годов началось бурное развитие кардиохирургии. Появились способы лечения заболеваний, ранее считавшихся смертельными. Кардиохирургия спасала жизни и улучшала качество жизни. Трудно поверить, что это происходило всего лишь 50 лет назад. Мои старшие коллеги рассказывают мне, что в их юности профессии кардиохирурга еще не существовало. Приблизительно за последние 50 лет наши возможности в области лечения сердца во многом расширились и усовершенствовались и продолжают развиваться дальше.

Когда я впервые пришла в кардиохирургию младшим ординатором, все, что я видела, приводило меня в трепет, но больше всего меня интересовала трансплантация сердца. Мне казалось бесконечно удивительным, потрясающим, что можно вынуть сердце у человека и заменить его новым.

В течение моих первых недель в больнице трансплантация сердца была проведена двум пациентам, которые в ожидании операции жили с аппаратами искусственных желудочков сердца – «механическими сердцами», о которых мы говорили ранее. У одного из пациентов имплантированный аппарат через трубочки, выходившие из живота, соединялся с внешней консолью, управлявшей насосом. Этот аппарат постоянно шумел: сжатый воздух с громким свистом приводил в движение насос. После пересадки сердца пациенту недоставало шума консоли: «Когда я слышал этот звук, я знал, что еще живой».

Десять лет в этой специальности – относительно небольшой срок, но изменения здесь происходили все это время и продолжают происходить сейчас. С каждым днем мы учимся новому и сегодня умеем справляться с такими задачами, решение которых раньше было нам недоступно. На данный момент сердце не очень хорошо умеет восстанавливаться: если сердечная мышца повреждается, повреждение уже не исчезнет. Но если когда-то мечты о том, чтобы сердце умело полностью восстанавливаться, были недосягаемыми, то сейчас они постепенно становятся реальностью. Точнее, вопрос уже не в том, возможно ли это, но – когда это произойдет.

Если бы мы могли заглянуть в будущее кардиологии, что бы мы там увидели? Уйдет ли трансплантация в прошлое? Будет ли ишемическая болезнь сердца побеждена с помощью какого-нибудь лекарственного препарата или вакцины? Будут ли перемены в общественном здравоохранении, такие как налог на сахар, иметь столь же сильный эффект, как контроль над производством и продажей табака? Или нам стоит ожидать скачка заболеваемости ИБС по мере того как растут наши животы?

Стволовые клетки и полосатый данио

Уже давно, в 2001 году, Британский фонд сердца использовал для исследований в области лечения человеческого сердца рыбку полосатый данио (Brachydanio rerio – лат.). Звучит странно – кажется, что у человека может быть общего с этой красивой тропической рыбкой? На самом деле, у нас есть много общих черт, которые незаметны невооруженным глазом. И даже более того: у полосатого данио есть кое-что такое, что отчаянно хотелось бы иметь человеку, а именно умение восстанавливать поврежденное сердце.

Человеческое сердце настолько драгоценно, что, если его клетки повреждаются необратимым образом, они гибнут. А если они гибнут – значит, уже не могут восстановиться, регенерироваться. Я видела множество сердец со следами необратимых изменений, обычно вследствие инфаркта миокарда. Участок сердечной мышцы, который был сильно поврежден, превращается в плотную белую рубцовую ткань. Например, если вы глубоко порезались, когда кожа заживет, на ней образуется рубец – так же происходит и с сердцем.

Самый большой недостаток рубцовой ткани на сердце состоит в том, что этот участок сердечной мышцы перестает участвовать в насосной деятельности сердца. А если рубец образовался, он так и останется рубцом: ни время, ни лекарства не смогут превратить рубцовую ткань обратно в здоровую мышечную ткань сердца. Сердечная мышца повреждена – и это насовсем. Эволюция сделала человека умным, наградила ловкими руками и большим мозгом. Мы умеем разговаривать, заниматься сельским хозяйством и ходить на двух ногах. Но одной важной вещи нас эволюция так и не научила: наша сердечная мышца не может восстановиться после серьезного повреждения.

ДНК полосатого данио и человека во многом схожи, у нас есть очень близкие гены. Сейчас ведется огромное множество исследований, в которых ученые бьются над задачей: как научить человека «включать» те гены, с помощью которых полосатый данио регенерирует сердечную мышцу. На сегодняшний день эти восстановительные гены работают у нас в сердце не совсем так, как надо. Когда сердечная мышца повреждается, включается восстановительный механизм, но его действие можно сравнить с тем, как если бы глубокий порез мы заклеили лейкопластырем: стало легче, но проблема не решена – сердечная мышца не работает так, как раньше.

Другие части нашего тела устроены иначе. Эпителий, выстилающий внутреннюю поверхность кишечника, хорошо умеет регенерироваться, клетки крови обновляются немного чаще одного раза в месяц. Процессы обновления происходят в этих тканях за счет созревания клеток из клеток-предшественников. Последние представляют собой нечто вроде незрелого варианта различных клеток тела. Например, существуют клетки-предшественники для клеток крови, которые начинают созревать и приобретать конечную форму под действием гормонов.

О стволовых клетках мы часто слышим в новостях как о потенциальном лечении множества разнообразных заболеваний и травм. Стволовая клетка – это особый тип клетки, которая еще не специализирована, как, например, клетка эпителия или клетка сердечной мышцы. Из стволовой клетки может сформироваться почти любая другая клетка тела. Как правило, когда стволовые клетки получают определенный сигнал – обычно от гормоноподобных веществ, они вырастают, или дозревают, до своего конечного вида.

Эмбриональные стволовые клетки обычно получают при наличии соответствующего разрешения от центров планирования семьи и репродукции: после того, как оплодотворенная яйцеклетка несколько раз поделилась, из нее формируется зигота – крошечный шарик, состоящий из стволовых клеток. Каждая из этих клеток – это почти буквально чистый лист, и они могут сформировать любую клетку тела. Однако эмбриональные стволовые клетки мало доступны и относительно их использования, как вы понимаете, существуют жесткие правила и множество этических вопросов.

Взрослые стволовые клетки существуют в организме каждого из нас. Вероятно, наиболее широко известны из них те клетки, что находятся в костном мозге, но на самом деле, стволовые клетки в нашем теле есть повсюду. В большинстве своем стволовые клетки, если они не относятся к быстро обновляющимся тканям, таким как костный мозг или эпителий кишечника, просто живут на своих местах и находятся в спячке в течение всей нашей жизни.

Одно из удивительных открытий в области исследования стволовых клеток заключается в том, что ученые нашли способ брать наши собственные клетки, возвращать их назад в их клеточной эволюции и затем снова выращивать из них зрелые клетки. Такие клетки называют индуцированными плюрипотентными стволовыми клетками, что можно понимать как стволовые клетки, из которых ученые могут вырастить практически любые клетки («плюрипотентные» означает «со множеством возможностей»). При этом для выращивания таких клеток необходимо лишь несколько миллиметров кожи, то есть их можно взять у самого пациента, и это генетически идентичный материал.

Из этих клеток – в прошлом клеток кожи, а теперь стволовых клеток – можно вырастить кардиомиоциты, или мышечные клетки сердца, генетически идентичные «родным» клеткам тела человека. И их мы можем использовать для помощи больному сердцу. Или, вернее, это станет возможным в ближайшем будущем.

Область исследований стволовых клеток развивалась медленно до недавнего времени, когда был изобретен способ получения индуцированных стволовых клеток. Пока что результаты применения стволовых клеток для лечения ИБС в рамках исследований неоднозначны. Это не обязательно объясняется тем, что стволовые клетки «не работают», но, скорее, тем, что существует множество факторов, каждый из которых представляет отдельные сложности: клетки нужно вырастить, доставить до места назначения, клетки должны быть правильно взяты и выращены, и, наконец, клетки должны правильно работать.

Одна из самых трудных задач – это добиться того, чтобы имплантированные стволовые клетки выживали и правильно росли в сердце. В одном из главных научных журналов, посвященных исследованиям в области сердца, «Циркуляция» (Circulation), было опубликовано исследование группы израильских ученых. Они обнаружили, что стволовые клетки, живущие в нашей сердечной мышце, могут сильнее провоцировать воспаление и нарушать насосную функцию сердца, когда их побуждает к активности само повреждение сердечной мышцы.

Исследование продолжается, но уже сейчас результаты, по-видимому, указывают на то, что мы рано или поздно сможем лечить больные сердца с помощью новых здоровых клеток. Результаты, которые до сих пор получали исследователи, обнадеживают, и, возможно, в относительно близкой перспективе мы сможем перенять некоторые волшебные свойства полосатого данио и научимся восстанавливать поврежденные сердца.

Как вырастить новое сердце

В 1990-е годы мир облетела фотография лабораторной мыши, у которой на спине росло нечто, напоминающее человеческое ухо. Фотография вызывала самые полярные мнения: либо отвращение, либо восторг. Хотя мышь с ухом на спине выглядит не очень приятно, я подумала тогда, что это, безусловно, достойно восхищения. Это означало, что ученые теперь смогут вырастить палец или ухо для человека, который в них нуждается. И не только ухо (хотя и это меняет жизнь человека к лучшему), но, возможно, новый жизненно важный орган. Каждый год люди умирают в ожидании трансплантации. Не дождавшись спасительного донорского органа, в США каждый день умирает около двадцати двух человек. А если человеку посчастливилось получить этот ценный дар, ему приходится всю последующую жизнь принимать лекарства, подавляющие его иммунную систему, чтобы прятать новый орган от бдительных иммунных клеток. Организм приходится обманывать и сбивать с толку, чтобы он оставил новый орган в покое и дал ему возможность прожить долгую и счастливую жизнь вместе со своим реципиентом.

А что, если можно решить сразу две проблемы? Не заставлять пациентов ждать донорских органов, а выращивать органы? А еще лучше, если бы можно было вырастить орган из собственных клеток человека, чтобы он был «родным» для пациента и его не пришлось бы прятать от иммунной системы.

Вам это кажется научной фантастикой? Но, возможно, скоро это станет реальным. В 2017 году американский ученый из массачусетской лаборатории вырастил клетки сердца на листе шпината. Немного странно, я согласна. Его метод несколько напоминает рецепт, поэтому давайте проследим за ним пошагово. Не забудьте про шпинат – он пригодится!

Как в любом хорошем рецепте, начнем с ингредиентов. Итак, нам понадобятся стволовые клетки. Во-первых, мы выращиваем (или собираем) стволовые клетки, которые можно научить, чтобы они росли и специализировались как клетки сердца, кардиомиоциты. Они могут расти и расти, но нам нужно, чтобы они делали это определенным образом. Для этого необходим каркас, на котором клетки будут расти определенным образом, и здесь нам понадобится лист шпината.

Возьмите в руки листок и посмотрите сквозь него на свет. Вы увидите густую сеть жилок, что очень напоминает нашу с вами сосудистую сеть. Итак, когда мышечные клетки сердца высадили на листок, они начали расти, повторяя узор этого естественного каркаса. Природная матрица листа направляла и сдерживала их рост. При других биологических для выращивания органов и тканей клеточным каркасом могут служить разные вещи и материалы, в том числе пластик.

Лист выполнял и другую важную функцию: сеть жилок листа играла роль кровеносных сосудов сердца. Сердце пронизывает чрезвычайно густая сеть кровеносных сосудов, которую, может быть, очень трудно воспроизвести в лабораторных условиях. Жизнедеятельность сердца зависит от мельчайших кровеносных сосудов диаметром до десяти микрон (0,1 мм). Таким образом, скромный листик шпината, возможно, помог решить одну из сложнейших задач современных исследований.

По-моему, одно из самых удивительных свойств сердца – это то, как мышечные клетки сердца сокращаются. Каждая в отдельности, группа клеток или все клетки сердечной мышцы вместе – когда кардиомиоциты получают необходимые питательные вещества, такие как кислород, глюкозу и жирные кислоты, они делают именно то, для чего созданы природой: ритмично сокращаются.

Но от выращивания клеток сердца, которые живут и сокращаются, как положено, на листке или любом другом клеточном каркасе, до создания целого работающего сердца – большой путь. Во-первых, сердце состоит не только из кардиомиоцитов, но также из десятков других клеток, в том числе клеток кровеносных сосудов, пронизывающих сердце, клеток клапанов и проводящей системы сердца. Нужно не только создать и вырастить все эти клетки, но смешать их в нужной пропорции и в определенном порядке, чтобы из них получилось сердце.

Теперь, кажется, мы действительно попали в мир научной фантастики. И все же, он может быть не так уж далек от нашей реальности. На самом деле вырастить мышечные клетки сердца, которые могут синхронно и функционально сокращаться – это огромная задача, с которой ученые уже справились. По крайней мере, можно говорить о том, что мы очень близко подошли к созданию отдельных частей сердца, таких как сердечная мышца или клапанный аппарат, которыми можно будет заменять поврежденные участки сердца. Вероятно, мы не так далеки от возможности лечить больные сердца с помощью выращенных в лабораториях тканей.

Но для чего это нужно? Например, замена целого поврежденного участка сердца, вероятно, позволит вернуть нормальную функцию всему органу. А это значит, что будет не только восстановлено сердце, но и спасена жизнь человека. При необходимости трансплантации, пациент сможет получать орган из лаборатории, а не от другого погибшего человека. При этом пациенту не придется подавлять иммунитет, поскольку он получит сердце, выращенное специально для него.

«Вакцина» против ИБС

Лечить повышенный уровень холестерина может быть очень непросто. Как многим из нас известно из личного опыта, сбросить вес или понизить холестерин с помощью диеты трудно по многим причинам. У нас есть препараты, эффективно снижающие уровень холестерина, но они могут давать побочные эффекты, из-за чего их трудно принимать долго. Кроме того, не все пациенты справляются с задачей регулярного приема лекарств.

В начале 2017 года группа ученых из Гарварда и Пенсильванского университета опубликовала одну интереснейшую работу. Результаты их исследования были встречены как открытие вакцины против ишемической болезни сердца. На самом деле, они изобрели препарат, одной инъекции которого достаточно, чтобы раз и навсегда понизить уровень ЛПНП («плохого» холестерина).

В семьях с высокой заболеваемостью инфарктом миокарда был обнаружен ген PCSK9, по-видимому, ответственный за регуляцию уровня «плохого» холестерина. Этот ген может препятствовать тому, чтобы холестерин удалялся из кровотока и запасался где-нибудь, где он не навредит кровеносным сосудам или сердцу. Новая «вакцина» направлена на этот ген, чтобы помешать ему задерживать холестерин в сосудистом русле. Технически, новый препарат не является вакциной, но по своему действию он напоминает вакцину, потому что однократное введение обеспечивает длительную защиту организма. У лабораторных мышей уровень холестерина падал эквивалентно снижению риска ИБС для человека до 90 %. Такого рода новый препарат еще должен пройти тестирование и исследования, чтобы ученые убедились, что он эффективен и безопасен для человека. Но уже можно сказать, что это потрясающее открытие.

Исследования и разработка новых препаратов ведутся постоянно. В ходе исследований мы также узнаем, что препараты влияют на разных людей различным образом. Для кого-то лекарство оказывается очень эффективным и жизненно важным. Для других оно менее эффективно и имеет побочные эффекты. Аспирин – это яркий пример такого препарата, который спасает множество сердец, но помогает не всем: у некоторых людей инфаркт миокарда развивается, несмотря на прием аспирина.

С точки зрения суперспециализированных и высокоэффективных лекарственных препаратов мы можем смотреть в будущее с оптимизмом. Вероятно, центральное место в будущем займет индивидуализированная медицина: с помощью генетических или других лабораторных тестов врач сможет назначать сидящему перед ним пациенту именно те лекарства, которые ему нужны.

Эпидемия сахарного диабета и ожирения

Когда я была маленькой, я слышала разговоры о том, что где-то в мире голодают дети. По телевизору часто показывали маленьких детей в далеких странах с распухшими от голода животами. Тогда в странах Африки о таких болезнях, как диабет или ожирение, даже не слышали. В отличие от большинства западных стран, где люди чрезмерным потреблением пищи раньше времени загоняли себя в могилу, население беднейших стран мира не могло позволить себе покупать или производить достаточно еды, чтобы себя прокормить.

Хотя в мире все еще есть люди, страдающие от голода и плохого питания, тенденция меняется. Сейчас болезни, связанные с избытком пищи, распространены шире, чем болезни, вызванные ее недостатком. Заболевания, которые изначально появились на Западе, теперь охватывают некоторые из беднейших стран мира в Африке, Южной Америке и Азии. Всемирная организация здравоохранения назвала ожирение одной из наиболее острых на данный момент проблем общественного здравоохранения.

В 1980 году, по сведениям ВОЗ, в мире насчитывалось 108 млн человек, больных сахарным диабетом. На сегодняшний день от сахарного диабета страдают не менее 422 млн человек. Эти люди в 2–3 раза больше подвержены риску инсульта и инфаркта миокарда. В то же время в мире более чем вдвое увеличилось число людей с избыточным весом и ожирением. Сегодня преобладающая часть мирового населения живет в странах, где проблемой является избыточный вес, а не недоедание.

Нельзя сказать, что на состоятельном Западе все благополучно. Когда я училась в медицинском университете, мы изучали сахарный диабет. Нас учили, что существует сахарный диабет 1-го типа, которым болеют почти исключительно дети и молодые люди; при этом заболевании нарушается работа поджелудочной железы, и она неспособна вырабатывать достаточно инсулина. Существует также сахарный диабет 2-го типа, он развивается в основном вследствие неправильного образа жизни – недостаточной физической активности и нездорового питания. При этом организм производит достаточное количество инсулина, но ткани мало чувствительны к нему и не захватывают избыток сахара из крови. Сахарный диабет 2-го типа считался преимущественно болезнью пожилых людей с избыточным весом.

С тех пор, как я окончила университет, ситуация изменилась. Сегодня ребенок вполне может быть болен «взрослым», вторым, типом диабета. При этом детский организм ведет себя как организм взрослого человека, долгие годы подвергавшего его нездоровому образу жизни. В то же время статистика мировой заболеваемости сахарным диабетом, ожирением и гипертонией продолжает расти. И с точки зрения сердца – это весьма печальные тенденции.

Если мы будем игнорировать проблему сахарного диабета и ожирения, нас ждет неминуемый взрыв заболеваемости ИБС и тесно связанным с ней инсультом. Если предположить, что у нас есть разные варианты будущего для нашего сердца, это, безусловно, худший из них. Существует множество способов заинтересовать людей в том, чтобы они следили за собственным здоровьем, выбирали более здоровую пищу и больше внимания уделяли физической нагрузке.

Здоровые общества

Когда какая-то проблема в области здоровья затрагивает все общество – от благополучия отдельных людей до социоэкономических последствий для всех – для ее решения обычно привлекаются меры общественного здравоохранения. В качестве примера можно привести две успешные кампании: вакцинации и борьбы с курением. Огромное множество людей были вакцинированы ради того, чтобы искоренить или взять под контроль болезни, такие как полиомиелит и оспа (а также десятки других заболеваний), которые были колоссальным грузом для нашей системы здравоохранения и убивали или оставляли инвалидами огромное число людей по всему миру.

Еще одной успешной общественной кампанией была кампания против курения. Если бы я писала книгу в 1950-е или 1960-е годы, я могла бы посвятить раздел своей любимой марке сигарет и рассказать читателям, какие сигареты полезнее для здоровья. К счастью, мы продвинулись вперед, и врачи больше не ратуют за табак, а борются с ним изо всех сил. Благодаря снижению уровня табакокурения существенно сократилась заболеваемость ИБС и даже некоторыми видами опухолей, такими как рак легких.

Эпидемия ожирения и сахарного диабета продолжает распространяться и угрожает здоровью и безопасности сердец во всем мире, а значит, вопрос о том, как решить эту проблему на уровне общественного здравоохранения, стоит очень остро. Правительствам разных стран необходимо делать все возможное, чтобы противостоять этой гигантской волне заболеваний: от положительных мер, таких как организация парков и спортивных площадок или отмены НДС на свежие фрукты и овощи, до ограничительных мер – налога на сахар, табак и даже на использование автомобиля. Возможно, в будущем нас ждет медицина, вооруженная стволовыми клетками и листьями шпината, но все же профилактика всегда несопоставимо лучше лечения.

Доктор на запястье

Признаюсь, я фанат гаджетов. Ничего не могу с собой поделать, меня затягивает реклама – и вот, я уже не представляю, как жить дальше без нового устройства. Но последнее свое пристрастие я могу обосновать: этот приборчик помогает мне следить за здоровьем сердца.

Apple Watch, как и многие эппловские продукты, вышел на рынок под гром аплодисментов. Одним из главных козырей нового устройства называют встроенное приложение «Здоровье». Среди прочего оно позволяет следить за качеством сна и побуждает владельца больше двигаться. На самом деле на рынке существует множество подобных электронных аксессуаров, которые предлагается носить на себе, предназначенных для заботы о здоровье. Они напоминают владельцу о здоровых привычках, измеряют различные параметры здоровья и хвалят вас за любое достижение в этой области.

Приложение, специально разработанное для Apple Watch, может получать данные о частоте сердечных сокращений и сердечном ритме. Одна из проблем, с которой устройство призвано помочь, – это мерцательная аритмия, распространенный тип нарушения сердечного ритма. Она часто протекает бессимптомно, но сильно сказывается на работе сердца. Кроме того, при мерцательной аритмии нарушается кровоснабжение органов, что может привести к инсульту. Приложение Apple Watch распознает этот тип аритмии и сообщает владельцу, что ему необходима консультация врача.

Можно сказать, что это самый базовый уровень выявления заболевания, но раньше у нас не было подобных технологий для такого рода скрининга. В будущем, когда у нас появится больше устройств для ношения на себе и они станут более доступными, вероятно, мы сможем раньше выявлять ишемическую болезнь сердца, а значит, раньше начинать лечение и предотвращать развитие более тяжелых форм ИБС.

Уже сейчас мы имеем возможность получать надежные данные о работе нашего сердца с помощью устройств, которые установлены у нас дома или даже крепятся на запястье, и передавать эти данные врачу. В последние несколько лет используются кардиостимуляторы, которые позволяют пациентам осуществлять домашний кардиомониторинг. Однако кардиомониторинг как мера профилактики – это что-то принципиально новое. Кардиостимулятор – это прибор, который имплантируется пациенту, обычно под ключицу, от него к сердцу ведут провода, передающие электрические импульсы, для того чтобы поддерживать здоровый ритм сердечных сокращений. Первый кардиостимулятор был создан в той же больнице, где появилась на свет кардиохирургия. В то время, чтобы просто перевести пациента из операционной в палату, ему необходим был сопровождающий, который перебегал от розетки к розетке и постоянно подключал аппарат к питанию. На сегодняшний день кардиостимуляторы – это компактные устройства со сроком службы батарейки десять лет. Сейчас кардиостимуляторы не только оснащены беспроводными технологиями, но и позволяют следить за деятельностью самого устройства, а также частотой сердечных сокращений и сердечным ритмом при помощи специального приемника, который устанавливается дома у пациента и передает информацию лечащему врачу.

Можно, конечно, считать это естественной эволюцией технологий: вся наша жизнь теперь отражается на каком-нибудь устройстве, которое закреплено у нас на руке или лежит в кармане. Но нельзя недооценивать преимуществ, которые несут нам эти технологии: знание – сила, а когда знания связаны со здоровьем сердца, они могут быть жизненно важны. Возможность диагностировать проблемы на раннем этапе, иногда даже раньше, чем у пациента появляются жалобы, несет в себе огромный потенциал. Разумеется, никому не хочется узнать о своей болезни слишком поздно, и такие устройства, как Apple Watch и бесконечный поток других коммерческих и медицинских гаджетов, которые способны выявлять ранние признаки болезни, могут помочь нашему сердцу и спасти не одну жизнь.

Медицина в эпоху доктора GOOGLE

Наука умеет оставлять место для неопределенности – и это ее большое достоинство. Когда мы чего-то не знаем, это можно воспринимать не как недостаток знаний, а как точку отсчета для того, чтобы узнать больше. Даже самые изящно проведенные исследования порождают новые вопросы, и это дает новый виток процессу научного познания. Мне очень нравится, что мы никогда не перестаем задавать вопросы и получать все новые знания. Нам предстоит открыть еще так много нового, и с каждым следующим экспериментом и каждым новым вопросом мы получаем более глубокие ответы. Не бойтесь неопределенности, смотрите в будущее с научным интересом! Для меня возможность пользоваться всей этой новой и важной информацией в повседневной работе – это своего рода проявление благодарности в адрес тех замечательных ученых, которые берут на себя труд исследовательской работы.

Когда я начинала учиться медицине, информации было так много, что казалось невозможным, чтобы нас ждали еще какие-то находки. И тем не менее с тех пор были сделаны потрясающие открытия, и наука продолжает двигаться вперед. Она никогда не останавливается в своем развитии. Каждый раз, когда мы узнаем нечто новое, это открывает перед нами и новые перспективы, которые могут сделать нашу жизнь качественно лучше. Мы живем в очень интересное время, когда для нас открыта возможность все глубже познавать наш собственный организм, природу заболеваний и весь окружающий мир в целом.

Знание – сила, но важно еще понимать, как интерпретировать и оценивать новое знание. Просеивая бесконечное количество рекомендаций о том, как быть здоровым, очень полезно знать, что наука – это процесс, и уметь разобраться в этом процессе. Если вы понимаете, о чем говорит наука и почему со временем ее данные меняются, только тогда вы сможете интегрировать научные выводы в свою жизнь и сделать ее более счастливой, а сердце – более здоровым.

Интернет подарил огромному количеству людей возможность высказываться. Он привнес революционные изменения в то, как мы учим и как учимся. В интернете люди, которым есть, что сказать, могут сделать это, не будучи сертифицированными экспертами или публичными персонами. Доступ к интернету позволяет почти мгновенно получать информацию и обмениваться ею с другими. При этом необходимо учитывать, что, хотя в возможности для каждого человека высказываться, не имея дипломов и сертификатов, нет ничего неправильного, эта ситуация несет в себе определенные риски: найденная в интернете информация может быть ошибочной. Не надо далеко ходить, чтобы вспомнить пример, когда соцсети популяризировали какую-нибудь вредную практику.

Сегодня информация окружает нас повсюду – мы можем легко найти любые сведения с помощью своего смартфона. Эта лавина информации позволяет нам легко приобрести нужные знания, но вместе с ними мы получаем много информационного сора. Важно понять: это просто очередной пост, передающийся по соцсетям, или это данные авторитетного веб-сайта. Когда вам встречается очередной онлайн-совет о здоровье, будет полезно задаться вопросом: а кто это сказал? Обратите внимание на квалификацию автора, его личный опыт, сообщества, с которыми он связан. Если человек говорит от имени какой-то организации, выясните, что она из себя представляет. На сайтах организаций, как правило, есть раздел «о нас».

Медики много лет учатся правильно читать и интерпретировать исследования, критически оценивая и тщательно отбирая информацию. В тексте научной статьи, зачастую трудном для восприятия, прячется множество секретов. Читателю статьи, будь то врач или пациент, важно уметь выудить нужную информацию.

Авторитетные источники, как правило, чаще ссылаются на оригинальные исследования. И это чрезвычайно важно: чтобы оценить ту или иную информацию, нужно иметь возможность обратиться к исходной статье. Крупные сайты, посвященные вопросам здоровья, такие как Harvard Health, WebMD, или сайты государственных органов здравоохранения часто дают ссылки на источники, чтобы читатели могли сами оценить информацию.

Будьте любопытными, будьте открыты новому, открыты научным достижениям, читайте. Относитесь критически к информации и обращайтесь к авторитетным источникам. Я убеждена, что чем больше мы знаем о том, как удивительно наше сердце, тем больше его любим и тем больше сил готовы вкладывать в заботу о его здоровье.

Профилактика всегда лучше лечения

Профилактика заболеваний – это очень интересная сфера кардиологических исследований. Лечение болезней сердца жизненно необходимо, но гораздо лучше не позволить сердцу дойти до того состояния, когда ему понадобятся искусственный желудочек или другие передовые достижения медицины. Кардиология и кардиохирургия достигли удивительных высот, и все-таки им далеко до того совершенства, которое представляет собой здоровое сердце человека.

Один из ужасных аспектов моей работы – это видеть пациента, сердце которого или весь организм пострадали так сильно, что его уже нельзя вылечить. Невероятно трудно сказать: «Простите, но мы не можем вам помочь». Случается, что пациент слишком слаб, и нам ясно, что он не выдержит операцию. Иногда болезнь заходит так далеко, что операция технически невозможна. У некоторых пациентов системы органов, например почки, бывают так сильно повреждены вследствие ишемической болезни сердца (или другого заболевания), что врачам ясно: операция станет слишком сильной нагрузкой для организма, и шансы на восстановление с достаточно хорошим качеством жизни минимальны. В таких случаях мне всегда очень тяжело говорить с пациентами об их состоянии.

Английская поговорка «съел яблочко на ужин – и доктор не нужен» – это девиз всей профилактики. Трудно помнить о том, как важно сохранить здоровье, когда у нас есть столько передовых средств и методов лечения. Что же, значит, весь этот прогресс в лечении болезней сердца не нужен? Может быть, просто заставить всех правильно питаться и заниматься гимнастикой? Все же, нет. Даже при здоровом образе жизни, хорошей наследственности или рисках, смягченных заботой о здоровье сердца, все равно будут появляться новые пациенты с ИБС. В обозримом будущем люди не перестанут курить, набирать лишний вес и «зарабатывать» сахарный диабет.

Я вспоминаю, как во времена моего студенчества все наше внимание было сконцентрировано на борьбе с ишемической болезнью сердца, а не на профилактике. Мне любопытно, был ли такой подход следствием того, что нам нужно было освоить так много информации за единицу времени, или это объяснялось тем, что профилактика на самом деле требует гораздо больше усилий, чем рекомендация пациенту «правильно питаться». Наука профилактики, в том числе знания о правильном питании и физической активности, с тех пор ушли далеко вперед. Но врачей по-прежнему учат сражаться с болезнью – на то они и врачи! – а вот профилактика так и не получает должного внимания. Иногда у меня возникает чувство, что борьба с болезнью накрывает нас лавиной, и у нас просто не остается ресурсов и сил на то, чтобы заниматься профилактикой.

В США на профилактику тратится менее 5 % расходов на здравоохранение. Это крошечная сумма. При этом, по некоторым оценкам, если снизить потребление пищи лишь на 100 килокалорий в день, то число людей, больных ожирением, потенциально может снизиться на 71 млн человек. Это почти втрое больше населения Австралии. Эти данные в большой степени являются экстраполяцией, и все-таки они показывают, что даже относительно небольшие изменения могут дать огромный эффект.

Профилактика приносит хорошие плоды. И профилактикой должны заниматься мы все: правительства, частный сектор и каждый отдельный человек. Болезнь может быть неизлечимой. Болезнь легче вылечить, если она обнаружена на более ранней стадии. Болезнь можно предотвратить – и именно это должно быть нашей целью в перспективе.

Мне ужасно любопытно, что ждет медицину в будущем, какими будут новые открытия в хирургии, какие новые и более показательные исследования будут нам доступны. Мысль о том, что можно посмотреть на электронный приборчик на запястье и узнать, что с твоим сердцем все в порядке, одновременно приводит в трепет и утешает. Но еще любопытнее, что ждет в будущем профилактику. Я мечтаю о том, чтобы люди, вооруженные знаниями, умели и стремились заботиться о своем здоровье, чтобы на наше общество не накатывало цунами ишемической болезни сердца и чтобы было как можно меньше пациентов, которым приходится встречаться со мной в операционной.

В любом случае путем ли профилактики, открытий в области стволовых клеток или развития механических сердец – наши сердца придут к светлому будущему. Но насколько оно будет светлым, предсказать трудно. Наука всегда шагает впереди, а государственной политике приходится ее нагонять. Возможно, в следующие десять лет актуальными станут вопросы, мысль о которых еще только зарождается в какой-нибудь светлой голове. Инвестиции в собственное сердце и в исследования сердца, важные для всех, – это, без сомнения, одно из самых мудрых капиталовложений, которые мы можем сделать.

Примечания

1

Популярный книжный сериал Энн Мартин.

2

Одна из самых успешных подростковых писательниц XX века.

3

Виктор Чанг – австралийский кардиохирург. Один из первых в мире провел пересадку сердца. Он был убит в 1991 году, не успев закончить свою работу над созданием искусственного сердца.


home | my bookshelf | | (Не) умереть от разбитого сердца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу