Book: За горами, за лесами



За горами, за лесами

За горами, за лесами

Александр Турханов


За горами, за лесами

За горами, за лесами
О конкурсе

Первый конкурс Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков был объявлен в ноябре 2007 года по инициативе Российского фонда культуры и Совета по детской книге России. Тогда конкурс задумывался как разовый проект, как подарок, приуроченный к 95-летию Сергея Михалкова и 40-летию возглавляемой им Российской национальной секции в Международном совете по детской книге. В качестве девиза была выбрана фраза классика: «Просто поговорим о жизни. Я расскажу тебе, что это такое». Сам Михалков стал почетным председателем жюри Конкурса, а возглавила работу жюри известная детская писательница Ирина Токмакова.

В августе 2009 года С. В. Михалков ушел из жизни. В память о нем было решено проводить конкурсы регулярно, каждые два года, что происходит до настоящего времени. Второй Конкурс был объявлен в октябре 2009 года. Тогда же был выбран и постоянный девиз. Им стало выражение Сергея Михалкова: «Сегодня – дети, завтра – народ». В 2011 году прошел третий конкурс, на котором рассматривалось более 600 рукописей: повестей, рассказов, стихотворных произведений. В 2013 году в четвертом конкурсе участвовало более 300 авторов. В 2016 году объявлены победители пятого Конкурса.

Отправить свою рукопись на Конкурс может любой совершеннолетний автор, пишущий для подростков на русском языке. Судят присланные произведения два состава жюри: взрослое и детское, состоящее из 12 подростков в возрасте от 12 до 16 лет. Лауреатами становятся 13 авторов лучших работ. Три лауреата Конкурса получают денежную премию.

Эти рукописи можно смело назвать показателем современного литературного процесса в его «подростковом секторе». Их отличает актуальность и острота тем (отношения в семье, поиск своего места в жизни, проблемы школы и улицы, человечность и равнодушие взрослых и детей и многие другие), жизнеутверждающие развязки, поддержание традиционных культурных и семейных ценностей. Центральной проблемой многих произведений является нравственный облик современного подростка.

В 2014 году издательство «Детская литература» начало выпуск серии книг «Лауреаты Международного конкурса имени Сергея Михалкова». В ней публикуются произведения, вошедшие в шорт-листы конкурсов. Эти книги помогут читателям-подросткам открыть для себя новых современных талантливых авторов.

Книги серии нашли живой читательский отклик. Ими интересуются как подростки, так и родители, библиотекари. В 2015 году издательство «Детская литература» стало победителем ежегодного конкурса ассоциации книгоиздателей «Лучшие книги года 2014» в номинации «Лучшая книга для детей и юношества» именно за эту серию.За горами, за лесами


Повесть

За горами, за лесами


Глава первая

За горами, за лесами


– Пожалуйста, пристегните ремни. Командир корабля и экипаж желают вам приятного полета!

Лёшка пристегнулся. Женщина, что сидела рядом, засуетилась. Пряжка ее ремня застряла между сиденьями, она стала лихорадочно его дергать.

– Не вынимается! Никак не вынимается! – волновалась женщина.

Лёшка помог. Женщина, всё так же суетясь, защелкнула замок, шумно выдохнула:

– Спасибо! Как же я боюсь летать! Ужас как боюсь летать!

Лёшка хмыкнул: мол, чего тут бояться! Но ему повезло, что соседка оказалась такой трусихой, – ее место было у окна, и она сама предложила поменяться.

Раньше на АН-24 Лёшка никогда не летал и теперь с любопытством осматривался. После больших лайнеров, на которых они с мамой обычно отправлялись в отпуск, салон самолета казался ему совсем маленьким, игрушечным.

– Это же надо, куда мы заберемся, на какую высоту! – всё беспокоилась женщина. – Как представлю, сколько до земли будет, – ужас! Если бы к нам поезда ходили… Да где там! Только лететь. А это такой кошмар, что я прямо не могу!

– Да ну… зато прикольно, – сказал Лёшка и отвернулся к иллюминатору. Больше всего он любил взлет и посадку и сейчас не хотел пропустить мгновение, когда самолет плавно оторвется от земли и начнет набирать высоту.

Они, вырулив на взлетную полосу, стояли несколько минут. Лёшка знал, что в это время командир корабля запрашивает у диспетчера разрешение на взлет.

– И чего стои́м? – забеспокоилась женщина. – Может, сломалось что?

Лёшка хотел объяснить, что так и должно быть, но, набирая обороты, заревели моторы, самолет плавно тронулся, и через миг картинка за стеклом с бешеной скоростью помчалась назад.

Вообще-то они с мамой должны были в июне лететь в Испанию, уже и билеты купили, но из-за того, что неожиданно поменялся график гастролей оркестра, в котором мама играла на виолончели, поездку пришлось перенести на август. Оставлять сына на целых полтора месяца в душной Москве мама не захотела, а ехать под Владимир, к бабушке и дедушке, Лёшка сам наотрез отказался. Во-первых, он и так торчал там почти каждое лето, а во-вторых, в деревне была скука ужасная: речка мелкая – курице по колено, сверстников никого, и пасли его так, что не забалуешься.

А тут как раз пришло письмо от отца и бабы Нины – они в очередной раз приглашали Лёшку к себе на лето. Письма из Ушаковки приходили всегда по почте, в запечатанных бумажных конвертах, с марками и штемпелями, немножко истрепавшиеся в пути, и Лёшке было смешно – будто сейчас не двадцать первый век, а какой-нибудь двадцатый или даже девятнадцатый, когда про Интернет и мейл вообще ничего не знали.

Мама, прочитав письмо, подумала и согласилась.

Лёшка обрадовался. На это было несколько причин: не надо тащиться под Владимир, наконец-то он увидит отца, настоящего таежного охотника, и будет о чем рассказать пацанам во дворе и в школе, а еще Ре́не, с которой познакомился в прошлом году, когда гостили у маминой школьной подруги Даши в Германии.

В аэропорту она сама так представилась, протягивая Лёшке руку:

– Даша. И никаких «теть Даш», ясно?

Даша с мужем жили в маленьком городке под Дюссельдорфом. У них был просторный двухэтажный дом, две машины и четыре велосипеда – так что хватило и Лёшке, и маме.

На велосипедах они вчетвером много катались по окрестностям, иногда уезжали на весь день. Немецкие веломаршруты были забавно устроены: они тянулись среди полей, засеянных овсом и пшеницей, мимо аккуратных лугов и фермерских домиков, мимо пастбищ, где паслись лошади и коровы. Заезжали к знакомому фермеру, покупали парное молоко. Молоко это Лёшке не нравилось – оно было теплое и пахло коровой, но из вежливости, чтобы не обидеть Дашу, он честно выпивал полную кружку.

Через неделю к Дашиным соседям, старичкам Бонке, приехала правнучка. Звали ее Ренэ́йт. Ре́на. Она жила в Кёльне с родителями, а лет ей было столько же, сколько и Лёшке, – тринадцать. Теперь уже с ней он катался на велосипедах. Разговаривали на английском: немецкого Лёшка не знал совсем, в школе у него были английский и французский. Но за свой английский порадовался – почти всё, что говорила Рена, он понимал и мог сносно, пусть и запинаясь, сам рассказать что-нибудь – чтобы и она поняла.

Рена приставала с вопросами, как там в России. Ее интересовало буквально всё: какие у Лёшки одноклассники и учителя, как проходят уроки, какая она, Москва, в каких еще городах он был, холодно ли в России зимой, жарко ли летом и правда ли, что у них по городам медведи ходят?

– Какие медведи? – от удивления Лёшка перешел на русский. Но потом на английском стал объяснять: никакие медведи у них по городам не ходят, что за бред? Медведей только в зоопарке можно увидеть или в цирке.

Как-то Рена спросила Лёшку об отце, почему он не приехал с ними.

– Он с нами не живет, – ответил Лёшка, поправляя очки. – Он в Сибири живет.

– О! В Сибири! – воскликнула Рена. – Расскажи, расскажи о Сибири! Ты там был?

Лёшка кивнул.

В Сибири он был только один раз. Когда ему исполнилось три года, родители возили его показать бабе Нине, матери отца. От той поездки осталось у него лишь одно воспоминание: рогатое мохнатое чудище бежит за ним, тряся бородой и вопя страшным голосом, а он улепетывает со всех ног по горячей от солнца тропинке, но убежать не может – и вдруг взлетает и оказывается на руках у отца; он со страхом смотрит вниз и видит, как уже чудище, поджимая куцый хвост и жалобно блея, удирает от бабы Нины, а она охаживает страшного зверя хворостиной по спине. Вот и все впечатления…

Про это Лёшка немецкой девочке рассказывать, конечно, не стал: уж очень не хотелось признаваться, что он ничего не знает о Сибири. Но что рассказать? И Лёшка принялся пересказывать то, что слышал по телевизору или читал в Сети: о морозах за шестьдесят градусов по Цельсию, о шубах, унтах и валенках, о стаях волков, которые нападают на одиноких путников, о том, что сто́ит в тех краях отойти от поселка хоть на километр, и можно запросто потеряться, если плохо знаешь дорогу.

«Потеряться» Лёшка не знал как сказать по-английски. Сказал по-русски.

– Па-те-ря-ца? – медленно повторила Рена незнакомое слово. – Что это?

– Это когда не знаешь дорогу домой, – объяснил Лёшка.

– Ты тоже там… па-те-ря-ца? – спросила Рена.

– Нет, – улыбнулся Лёшка.

– А я один раз… патеряца, – вздохнула Рена.

Когда ей было лет семь, она вышла из супермаркета, а потом не смогла вернуться, потому что не знала дорогу обратно. Это был очень большой супермаркет, в Кёльне полно таких. Кругом была толпа народу, все толкались и толпились, и Рена совсем растерялась. Но тут ей позвонила на мобильный мама. Сначала отругала, потом спросила, что она перед собой видит. И скоро пришла за ней.

Лёшка слушал и снисходительно улыбался.

– Вот у папы в деревне был такой случай… – начал он и дальше рассказал историю, которую слышал по телику.

Парень примерно одних с ними лет поехал с родителями в середине лета собирать ягоды. Но потерялся. Нашли его уже в начале ноября – мертвого, конечно. Врачи установили, что умер он всего за неделю до того, как его нашли. Всё это время – половину июля, август, сентябрь, октябрь – он блуждал по лесу и не мог выйти к людям, хоть его искали и сотрудники МЧС на вертолетах, и добровольцы.

Рена слушала и ужасалась. И всё пытала:

– Отчего же тот мальчик сразу не позвонил?

– Там связи нету, – объяснил Лёшка. – Лес же кругом.

Лёшка почему-то чувствовал себя после рассказов о Сибири ужасно взрослым. Но всё равно было немного неудобно перед Реной, будто он ее в чем-то обманул. Хоть и говорил он чистую правду – о потерявшемся ровеснике, морозах и шубах. Просто выходило так, словно Лёшка не про кого-то рассказывал, о ком читал или слышал в новостях, а про себя. Но до отъезда он так и не признался, что все его знания о Сибири из третьих рук, – уж очень восхищенно на него девочка смотрела.

– Ты к кому летишь? – спросила соседка.

Она уже успокоилась немного. Выложила на столик вяленое мясо, сало, хлеб, колбасу, сыр – раньше такого в самолете Лёшка никогда не видел, еду всегда раздавали стюардессы.

– К отцу, – ответил Лёшка, косясь на колбасу.

– Будешь? – Женщина протянула ему бутерброд. – В гости, что ли?

– Спасибо. – Лёшка взял бутерброд, откусил. – В гости.

– Понятно… – вздохнула женщина. – Меня Светлана Николаевна зовут. Родители отдельно живут, да? Развелись?

Лёшка кивнул.

– По нынешним временам обычное дело. Еще ничего, если мирно расходятся. Плохо, когда нервы друг другу изводят. Взрослым-то ладно. Детей жалко. Им хуже всего.

Лёшка пожал плечами. Ни разу ни одного плохого слова от мамы об отце он не слышал, да и отец свои письма всегда заканчивал просьбой беречь мать, писал, какой она хороший и добрый человек.

Мама говорила, что Лёшка очень похож на отца – и лицом, и походкой чуть вразвалочку. Да и ростом, скорее всего, в него пойдет. «Будешь такой же жердиной!» – смеясь, говорила мама. Лёшка действительно в классе был самым высоким.

Познакомились родители в аэропорту Новосибирска – случайно оказались на одном рейсе. Погода была нелетная. Они прождали несколько суток. Бродили по городу, заходили в кафе, пили чай и говорили, говорили… Это было так, рассказывала мама, будто они уже были знакомы, потом расстались на много лет и снова случайно встретились. Через месяц отец прилетел в Москву. Поженились. Родился Лёшка. Но года через четыре отец уехал к себе в Ушаковку. Насовсем.

– Так бывает, человек не может прижиться на каком-то месте, – объяснила мама, когда Лёшка подрос. – Я ведь тоже не смогла бы у него жить. Хоть и слетала посмотреть, могу ли там остаться. Нет, не мое это всё. Ну а здесь не его всё было. Так бывает, Лёш… – И хоть говорила она спокойно, он видел: ей грустно.

– Отец-то где у тебя? – отвлекла его от воспоминаний Светлана Николаевна.

– В Ушаковке, – ответил Лёшка.

– Слышала. Это далеко. Добираться и добираться от нас.

– Очень далеко? – уточнил Лёшка.

– Порядочно. Сначала рекой до Колотовки. Потом по тайге. Ты сам-то откуда?

– Из Москвы.

– Хороший город, – похвалила Светлана Николаевна. – Только как вы там живете? Дышать же нечем. Вот у нас воздух! Пить можно, какой воздух. А я из Анапы возвращаюсь. У брата внук родился. Летала на крестины. Ты бывал в Анапе?

– Бывал, – кивнул Лёшка, – в детстве. – И откинулся на спинку сиденья, прикрыл глаза.

– Отдыхай. Не буду мешать, – сказала соседка.

Лёшка, сам того не заметив, задремал. Проснулся оттого, что самолет резко качнуло.

– Ох, божечки! – услышал он взволнованный шепот Светланы Николаевны. – Что это?

– Турбулентность, – солидно бросил Лёшка, совсем просыпаясь.

Самолет ухнул в воздушную яму. В груди неприятно защекотало, ком подступил к горлу, заложило уши.

– А-а-а!.. – тонким голосом вскрикнула Светлана Николаевна.

– Всё нормально. На посадку идем, – успокоил Лёшка, пристегнулся и стал смотреть за стекло иллюминатора.

Самолет быстро снижался. Они вынырнули из облаков, как из-под одеяла, – сразу стала видна земля. От края до края, сколько хватало взгляда, тянулась тайга. Пока это был лишь сплошной зеленый ковер, но чем ниже опускались, тем отчетливее становились видны покрытые лесом склоны, распадки, между ними кривыми шрамами тянулись впадины. В одной ярко мелькнуло что-то и сразу погасло.

«Наверное, река», – догадался Лёшка.

Они еще снизились. Уже можно было различить неровные верхушки деревьев. Лёшка посмотрел на горизонт. Тайга с высоты и правда была похожа на море (такое сравнение он читал где-то или слышал), только вместо волн бежали к горизонту, накатывая друг на друга, поросшие лесом высокие сопки.

– «За горами, за лесами…» – прошептал Лёшка.

Эту фразу он запомнил еще маленьким. Так отец начинал рассказывать сказки. Но сколько Лёшка ни вспоминал, о чем они были, вспомнить не мог. Уж точно не о Коньке-горбунке, который начинался этими словами: «За горами, за лесами, за широкими морями…»

Самолет резко накренился вправо, выровнялся, опять накренился, задрав крыло так высоко, что в овале иллюминатора осталось только небо, снова выровнялся. Миг – показалась взлетная полоса, самолет резко коснулся земли и покатил, тяжело тормозя и подскакивая, а потом остановился.

– Слава тебе господи! Прилетели… уф!.. – выдохнула Светлана Николаевна и вместе со всеми стала аплодировать экипажу.



Глава вторая

За горами, за лесами


Совсем иначе представлял себе Лёшка встречу с отцом. Всегда он так – сначала нафантазирует, разукрасит в воображении, напридумывает всякую всячину, а реальность окажется совсем другой.

Мама часто вспоминала, как они приехали в Туапсе из Краснодара на автобусе. Лёшке тогда было лет пять. Пошли по кривым улочкам в сторону моря. Был яркий солнечный тихий день. Когда добрались до воды, Лёшка сначала замер, потом крикнул: «Дурацкое море!», расплакался и повернул назад. Мама его еле успокоила и долго допытывалась, что произошло. По словечку, сквозь слезы выяснилось, что Лёшка ожидал такого моря, как в «Сказке о рыбаке и рыбке»: когда бушует «черная буря», когда «сердитые волны так и ходят, так воем и воют», а в этом бушующем море – непременно сразу и золотую рыбку, и корабль пиратов под черными парусами. Мудрено ли, что тихая солнечная вода бархатного сезона его совершенно разочаровала.

Вот и на этот раз… Встречу с отцом Лёшка в воображении набросал четкими и по-мужски скупыми линиями. Он входит в зал ожидания, подходит к отцу. Отец высокий, но и Лёшка высокий – выше всех в классе, и с отцом они почти одного роста. Отец протягивает руку. Лёшка крепко ее жмет, глядя отцу прямо в глаза. Они обнимаются, потом идут к реке – отец писал, что добраться до Ушаковки можно только по реке, потом по таежной дороге. У отца белый катер с мягкими кожаными сиденьями, у катера руль, как у машины, и толстое лобовое стекло. Они отходят от берега, выплывают на середину. Здесь отец сам предлагает Лёшке занять место капитана, и Лёшка, широко расставив ноги, становится за руль, ведет катер спокойно и уверенно.

В реальности вышла одна суета и неловкость. Вещи им выдали не в зале аэропорта, а у багажного отсека самолета. Лёшкин рюкзак оказался в самом низу, и его еле откопали, самым последним. Светлана Николаевна попросила помочь донести сумку. Сумка была громоздкой и тяжелой, будто туда натолкали камней, и пока они тащились по полю в сопровождении пожилой служащей в синей форме, сумка эта изрядно наколотила Лёшке по ногам. Отца он увидел сразу – тот и правда был самым высоким среди встречающих, но на этом совпадения кончились.

Оказалось, что Светлана Николаевна с ним знакома.

– Игорь Андреевич! – заулыбалась она искательно. – Не ожидала вас здесь увидеть! – И она стала говорить о каких-то бочках.

Лёшка топтался рядом и не знал, что делать. Чтобы себя чем-то занять, кинул маме эсэмэс: «Долетел. Всё ОК». Она тут же ответила – пожелала хорошего отдыха и нарисовала смайлик. Наконец отец шагнул к Лёшке, бросил коротко: «Здоро́во, сын!», обнял и крепко хлопнул по спине. Лёшка в его объятиях почувствовал себя совсем маленьким. Он едва доходил отцу до подбородка. Светлана Николаевна умильно на них смотрела и всё твердила: «Вот же, какая встреча, какая чудесная встреча! Ну надо же!» – и чуть не прослезилась. От этого умиления Лёшку аж передергивало – это было хуже, чем «ВКонтакте» смотреть на стене у девчонок открытки с котиками, честное слово!




За горами, за лесами


Наконец распрощались, еще раз уточнив что-то про злополучные бочки, и Лёшка с отцом пошли к лодочной станции.

Лёшка рассматривал городок. Здесь были в основном двухэтажные деревянные дома, изредка попадались пятиэтажные «хрущевки». Улицы были покрыты бетонными плитами, между стыками торчала пыльная трава. Всю дорогу Лёшка жался ближе к отцу. Тут было полно бродячих собак, а он их очень боялся. Один раз путь им преградила целая стая. Лёшка замер, не решаясь двинуться дальше, но отец, не сбавляя шага, пошел прямо на собак. Те расступились, давая пройти, и только проводили их глазами и лениво помахали хвостами.

Белого катера, придуманного Лёшкой, у отца тоже не оказалось, а стояла носом в берег выкрашенная в темно-зеленый цвет длинная лодка с лавками поперек корпуса. Внутри вместо кожаных сидений каталось выщербленное помятое ведро, из-под скамейки на носу торчали какие-то промасленные тряпки, а на дне, в небольшой грязной лужице, лежали два весла. Мотора нигде видно не было. Лёшка уже подумал, что они поплывут на веслах, но отец сходил к будке сторожа, принес оттуда тяжелый мотор, стал устанавливать. Все это он проделывал молча, похоже совсем не замечая сына. Лёшка смотрел отцу в спину, и ему стало казаться, что тот совсем не рад его видеть. Он начал жалеть, что прилетел сюда. Лучше бы уехал к бабке и деду под Владимир, где всё привычно и понятно. А здесь всё было чужое: широкая река, холодная даже на вид, высокие сопки, со всех сторон обступившие городок, собаки эти… и отец, которого он представлял по письмам совсем иным – веселым, любящим рассказывать истории, – тоже стал казаться чужим.

Лёшка достал мобильник, ему вдруг захотелось написать маме. О чем – не важно, лишь бы получить ответ. Но здесь, у реки, сигнал уже не ловился. Тогда он стал фотографировать реку, сопки, отца, как тот возится с техникой, но это быстро наскучило.

Установив мотор, отец достал из деревянного ящика на корме свитер и дождевик, протянул сыну, сам взял Лёшкин рюкзак, положил на дно, чуть не в самую лужу. Лёшка всё стоял с одеждой в руках. Отец усмехнулся.

– Надевай, – бросил он. – Задубеешь…

Пришлось одеваться. От свитера неприятно пахло рыбой.

Забрался в лодку. Она опасно закачалась, и Лёшка, ухватившись за борта, неловко и больно плюхнулся на лавку. Отец толкнул лодку, на ходу запрыгнул внутрь. Берег стал медленно удаляться, с бутылочным всплеском заколотилась о корпус волна. Мотор оглушительно взревел, обдав их синим дымом.

Они всё набирали и набирали ход. Отец сидел на корме, у руля, Лёшка – на носу, притянув к коленкам рюкзак с вещами, чтобы его не замочить. Ярко светило солнце, за спиной у отца от солнечных лучей и водяной пыли мелькала радуга. Было холодно, встречный тугой ветер пронизывал насквозь. Лёшка сидел скорчившись, изредка посматривая то на отца, то по сторонам. Было странно наблюдать, как за кормой стремительно несутся назад волны, а берега, сплошь заросшие лесом и кустарником, медленно плывут мимо.

Часа через два (Лёшка всё посматривал на время в мобильнике) показались деревянные домики села Колотовка. Река здесь разливалась широко, противоположного берега почти не было видно. Плавно завернули, пристали. Пока отец привязывал лодку, Лёшка потоптался, поприседал немного, чтобы размяться и согреться.

– Держи. – Отец сгрузил Лёшкины вещи на берег, тут же оставил и весла. – Это тебе. – А сам снял мотор и, не глядя на сына, понес к деревянному сараю, который стоял поодаль на пригорке.

Лёшка надел рюкзак, кое-как примостил на плече весла: они оказались очень тяжелыми. Вроде бы прошел с рюкзаком и веслами совсем немного, а всё равно умаялся. Пот катил по лицу градом, сразу стало жарко. Скоро вернулся отец, уже без мотора, забрал весла, зашагал к поселку.

Ни одного человека, пока шли по улицам, не встретили, но люди здесь жили: кое-где дымились трубы, взлаивали собаки, мукали коровы, далеко в стороне тарахтела какая-то невидимая машина, про которую Лёшка мысленно сразу решил, что это трактор. Отец подошел к низенькому деревянному дому, отпер калитку, шагнул во двор. А Лёшка едва не застрял со своим рюкзаком в узком проеме, обернувшись на непривычный звук. На дороге показалась лошадь, запряженная в телегу, в телеге восседал важный бородатый дед с перевязанным черной лентой глазом. Лёшка как зачарованный разглядывал его, пока дед приближался. Если бы ему камзол и треуголку, был бы самый настоящий пират. Но дед, поравнявшись с Лёшкой, по-доброму улыбнулся, приветливо помахал рукой – и весь его устрашающий вид сразу рассеялся. Лёшка в ответ тоже махнул рукой.

Потоптавшись у калитки, Лёшка огляделся. Справа заметил гараж с широкими воротами, закрытыми сейчас на тяжелый ржавый замок. Ворота вели прямо на улицу, от них уходили в сторону реки две рельсины. Слева возвышалась поленница, чуть дальше банька, а мимо крыльца тянулся деревянный настил и скрывался за домом. В конце настила Лёшка заметил еще одну калитку.

– Что застрял? – В дверях показался отец. – Давай сюда. Нет времени топорщиться. Вещи во дворе оставь. Мы домой сразу. – И опять скрылся в проеме.

Лёшка пошел к крыльцу, миновал пахнущие чем-то пряным сени и оказался на кухне. Больше половины ее занимала выбеленная печка, никаких привычных Лёшке вещей здесь не было – ни плиты, ни стиральной машины, ни вытяжки над плитой, ни микроволновки с кофеваркой, а лишь деревянный стол и два деревянных стула и деревянные полочки по стенам, забранные линялыми занавесками. Было сумрачно, солнечные лучи едва пробивались сквозь маленькое мутное окошко.

За стеной возился отец. Лёшка заглянул в соседнюю комнату, увидел железную кровать и еще один деревянный стол. На столе не было ни компьютера, ни разбросанных, как у Лёшки, книг, но зато лежали какие-то камешки, мотки тонкой проволоки, отвертки, пассатижи, несколько помятых ученических тетрадей. Отец перебирал что-то в ящике стола и обернулся на Лёшкино появление.

– Сейчас перекусим, – сказал он, – и дальше двинем. Вошкаться некогда. Успеть бы засветло. – И ушел в кухню.

– Ладно, – кивнул Лёшка его спине.

Настроение было так себе – настораживало немногословие отца, его недовольный, хмурый вид. Опять подумал: зачем приехал? Вдруг почувствовал себя обманутым – столько ждал этой встречи, столько мечтал, как увидятся, сто картинок нарисовал, не меньше! Утром встал рано, летел один с пересадками. Мама хотела заказать ему сопровождение. Детям до двенадцати лет, летящим в одиночку, оно было обязательно, после двенадцати – по желанию родителей. Но он наотрез отказался и даже обиделся, что мама вообще об этом заговорила, ведь он уже взрослый человек и няньки ему не нужны. Они немного поспорили, но Лёшка всё же упросил отпустить его лететь без опеки. Мама не сразу, но согласилась и даже перевела всё в шутку, по своему обыкновению.

– Всё нормально будет, мам… – буркнул Лёшка.

Он ее не подвел: на рейс при пересадке не опоздал, эсэмэс отправлять не забывал – и когда приземлились, и что опять уже в самолете, и последнюю, что с отцом встретились. Мама отвечала: «Спасибо, сынок» – и желала доброй дороги. Лёшка улыбался и ужасно собой гордился.

– Что застрял там, как подкидыш? Примерз, что ли? – услышал он голос отца. – Иди лопать.

Лёшка прошел в кухню, не глядя на отца, сел за стол. Перед ним уже стояла железная глубокая миска с ухой (Лёшка про себя назвал – рыбный суп), лежал крупными ломтями серый хлеб. Отец протянул сыну ложку.

– Холодное порубаем, – сказал он.

Лёшке хотелось сердито отодвинуть миску, чтобы отец знал: нечего с ним обращаться как с чужим, но слишком уж аппетитно выглядела еда, тем более он со вчерашнего вечера в дороге. Он макнул ложку в густое варево, облизал и сам не заметил, как навернул уху до донышка – она была хоть и холодная, но очень вкусная.

– Еще? – спросил отец.

Лёшка кивнул. Посмотрел на отца – показалось, что тот немного подобрел. Когда и вторая миска была опустошена, отец собрал посуду, сложил в эмалированный таз, залил водой.

– Потом помою. Времени нет, – сказал он и вышел из дома.

Лёшка с трудом поднялся, кое-как выпихнул себя во двор – после обеда ноги сразу отяжелели, стало клонить в сон.

Отец из гаража уже выкатил на улицу темно-зеленый «Урал» с коляской – такие Лёшка видел только в старых фильмах. Следом за мотоциклом появился кузовной прицеп на двух колесах. Отец приладил прицеп к «Уралу», из гаража вынес канистру с бензином, залил бак, канистру положил в прицеп, закрепил внутри ремнем. Все это он проделывал молча, движения его были хоть и быстры, но точны и несуетливы.

– Вещи неси, – скомандовал отец.

Лёшка за лямки подтащил к мотоциклу рюкзак. Отец его тоже устроил в прицепе, закрыл брезентом и закрепил края к бортам. Велел:

– Полезай в люльку.

Лёшка хотел возразить, что хочет ехать сзади, но посмотрел на отца и передумал, забрался в коляску, кое-как поместив там ноги – коленки пришлось задрать почти до подбродка. Отец закрыл дом на висячий замок, калитку – на щеколду, протянул сыну шлем. Лёшка поморщился (это был какой-то стариковский шлем, маленький, круглый, с кожаными ушами), но опять возражать не решился.

Они не сразу выехали из поселка, заскочили сначала на почту. Здание ее ничем не отличалось от дома, который они только что покинули, вся разница, что над дверью висела табличка с поблекшими буквами «Почта» да расхаживали по двору куры, а лодочного гаража не было.

Отец вернулся почти сразу. В руках он держал тонкую пачку писем, перетянутую черной резинкой.

– Старикам нашим, – объяснил он, хотя Лёшка ни о чем не спрашивал, и спрятал письма в нагрудный карман куртки.

А Лёшка подумал: вот, оказывается, из какого домика ему письма приходили. Он достал телефон – сигнал еле теплился, вай-фаем даже не пахло.

После почты подъехали к магазину. У дверей топталось несколько мужиков. Они сразу примолкли, с любопытством стали разглядывать Лёшку. Отец спешился, поздоровался со всеми за руку.

– Сын? – спросил один.

Лёшка заметил, что у него нет двух передних зубов.

– Сын, – подтвердил отец. – Я завтра вернусь, сгоняем, лады?

Мужик кивнул.

Отец вошел в магазин, а щербатый подошел к Лёшке, протянул руку.

– Здоро́во! А я тебя во-о-от таким помню. – Он обозначил расстояние от земли и до собственной коленки. – Ты еще с мамкой приезжал. Как она? Жива-здорова?

– Нормально, – сказал Лёшка.

– Хорошо, – кивнул мужик. – А Москва? Как она? Стоит?

– Ну да, – ответил Лёшка растерянно. Странный вопрос.

Вышел из магазина отец, он нес в обеих руках деревянный ящик с гвоздями. Гвозди топорщились во все стороны, будто промеж досок запихнули большого ежа. Завидев отца, щербатый быстро шагнул к прицепу, откинул полог, помог поставить ящик.

– Мы тут с сыном твоим маленько побалакали, – сказал он. – Я же его помню. Когда еще с матерью приезжали.

– Было дело, – улыбнулся отец и опять пошел к магазину, попросив на ходу: – Помогите, мужики.

Все потянулись следом, а когда вышли, стали грузить в прицеп какие-то строительные материалы и поверх устроили новенькую бензопилу. Когда всё уложили и закрепили, отец опять пожал всем руки, сказал:

– Остальное на Фениксе довезем, – и сел на мотоцикл.

– Лёха, пока! – крикнул щербатый и помахал рукой.

Но Лёшка не успел ответить – отец уже рванул вперед.

Глава третья

За горами, за лесами


Они выбрались из Колотовки, миновали огороженные длинными серыми жердинами участки с картошкой и въехали в лес. Деревья плотно сомкнулись за спиной, дорога пошла резко в гору, мотор натужно заревел, сразу затрясло на кочках и корнях. Лёшка судорожно вцепился в борта люльки, боясь вывалиться, но скоро успокоился, приноровился к тряске, и сердце уже не уходило в пятки, когда люлька вдруг высоко подпрыгивала, – было даже весело.

Выехали на заросшую высокой травой поляну. Слева Лёшка заметил строение из бетонных блоков, без крыши, без окон, но огороженное забором из колючей проволоки. Снова нырнули в лес, опять дорога пошла резко в гору. Двигались так медленно, будто шли пешком, а не гнали на мотоцикле. Лёшка перегнулся через борт – под колесами был виден каждый камешек.

В какой-то момент показалось, будто они совсем встали, зависли на самом верху. Стало страшно, что мотор не выдержит, заглохнет и они помчатся вниз – сначала медленно, потом все быстрее – и врежутся в какое-нибудь дерево. Лёшка наклонился вперед, будто хотел этим движением подтолкнуть мотоцикл, помочь ему, но мотор, напоследок рыкнув, выровнялся, загудел опять спокойно, без напряжения, и подъем закончился.

Проехали несколько километров по ровной дороге, потом вновь резко вверх и опять по ровной. Скоро дорога стала плавно поворачивать направо. Лёшка понял, что они уже почти на самой верхушке горы. Ехали вдоль крутого склона – по правую сторону, как огромные наросты, торчали валуны, слева склон резко обрывался, и внизу видны были только макушки деревьев.

Отец стал притормаживать и наконец совсем остановился.

Дорогу преградило поваленное дерево, листва на нем было сухой и побуревшей. Отец пошел вперед, прихватив топор, стал рубить ствол. Лёшка с трудом выбрался на дорогу, размял затекшие ноги, скинул шлем, вздохнул полной грудью и закашлялся.

– Помоги! – позвал отец.

Лёшка подошел. Они вместе оттащили дерево на обочину, открывая путь.

– Можно ехать, – сказал отец и пошел к мотоциклу. На ходу обернулся, бросил через плечо: – Как ты?

– Нормально. – Лёшка нехотя плелся следом. От неудобного сидения ноги неприятно покалывало.

– Ничего. Скоро прогуляешься! – усмехнулся отец. – Будет впереди такое местечко.

Лёшка опять забрался в коляску.

– Что за местечко? – спросил он, пристраивая ноги поудобнее.

– Увидишь. Шлем, – напомнил отец.

Лёшка недовольно поморщился, но шлем натянул.

– Здесь камнепады случаются, – пояснил отец, видя его недовольство. – Бо́шку проломить может.

– А сам-то что? – Лёшка кивнул на непокрытую голову отца.



Но отец не ответил.




Проехали еще несколько километров. Лёшке было неуютно оттого, что отец почти все время молчит и только время от времени подает короткие реплики, почти команды. И опять он спрашивал себя: не зря ли? Папа ему помнился совсем не таким. Этот мрачноватый, сосредоточенный и совсем чужой мужчина ничем не напоминал доброго сказочника из детства.

Отец выключил мотор, и мотоцикл с тихим шуршанием покатил вниз, разгоняясь. Лёшка понял: так отец дает мотору передышку, охлаждая перед новым подъемом. И действительно, спустившись в распадок, где воздух был уже не тугим и горячим, а густым и влажным, они опять поползли в гору, медленно забираясь на вершину, чтобы потом вновь с убаюкивающим шуршанием под колесами скатиться вниз, в пряную тень распадка.

Они еще много раз поднимались и спускались, но Лёшка уже приноровился к дороге и сидел расслабленно, с любопытством глазел по сторонам. Этот путь напоминал ему «американские горки» – такие же крутые подъемы и стремительные спуски, как на аттракционе, но будто увеличенные в размерах и замедленные в скорости. Лёшка помнил, какой испытал ужас, когда, впервые въехав на вершину «американской горки», они ухнули вниз… как больно сжало тогда виски, а сердце будто кто-то держал холодной шершавой рукой. Но, пережив первый страх, он уже не боялся нового срыва вниз, а ждал его с нетерпением и восторгом. Когда это было? Кажется, еще в первом классе.

Опять забрались в гору. Ехали долго вдоль крутого склона. Лёшке окончательно наскучили подъемы и спуски, ноги опять затекли. Отец остановил мотоцикл. Лёшка немедленно полез из коляски, радуясь остановке. Выбрался неуклюже, тело плохо слушалось, а ноги чесались изнутри, будто в них напихали стекловаты. Лёшка прошел вперед, на ходу разминаясь.

– Иди-иди! – крикнул отец. – Не останавливайся. Осторожнее только.

– Ладно. – Лёшка пошел дальше, чувствуя, как оживает с каждым шагом.

Деревья расступились, он сделал еще несколько шагов и замер у края обрыва. Глянул вниз – и в испуге попятился.

Дорога здесь резко сужалась, становилась тропинкой и круто сворачивала, одним боком боязливо прижимаясь к отвесной скале, а другим обрываясь в пропасть. Там, на дне, было темно, а стена скалы, нависающая над дорогой, напротив, была ярко освещена розовыми лучами заходящего солнца.




За горами, за лесами


Подъехал отец.

– Впечатляет, да? Это Чёртова ступенька, – сказал с улыбкой. – Можно в объезд, конечно. Но это самая короткая дорога.

– А как же мы проедем? – растерянно спросил Лёшка.

– Как всегда, медленно и осторожно! – усмехнулся отец. – Только я поеду один. А ты за мной. Пешочком. Но не раньше, чем проеду. Держись ближе к скале. Понял меня? Держись ближе к скале! – повторил отец.

Лёшка кивнул.

– Вот и хорошо. – Отец завел мотор.

Лёшка остался стоять на дороге. Ему казалось, что мотоцикл, да еще с прицепом, ни за что здесь не пройдет, но отец все же въехал на тропу, тихонько тронулся вдоль края обрыва. Лёшка со страхом наблюдал, как на узких участках колесо люльки нависает над краем тропы, а отец боком почти касается скалы. Захотелось зажмуриться и ничего этого не видеть, но он продолжал стоять и смотреть, чувствуя, как от страха по вискам течет пот. Но вот самый узкий участок дороги был пройден, отец немного прибавил ходу, вырулил на широкую площадку, остановился, сошел с мотоцикла и махнул сыну рукой.

Лёшка медленно пошел по тропе и с ужасом понял, что ноги сами несут его к обрыву, а темное дно пропасти с каждым шагом будто приподнимается навстречу. Хотелось подойти к краю и смотреть вниз, точно из этой глубины его кто-то гипнотизировал.

– Ку-у-да-а-а?! – услышал Лёшка отцовский окрик. – Дурак! Лево держи! Ближе к скале!

Лёшка видел, что отец уже идет к нему, и он послушно шагнул налево, как ему велели, коснулся скалы рукой. Так, держась за нее, он прошел самый узкий участок, не поворачивая головы, смотря только под ноги. Когда дорожка стала пошире, он прибавил шагу, почти подбежал к отцу и лишь тогда выдохнул облегченно.

– Ты что туда поперся? – сердито спросил отец. – Я же сказал – левой стороны держаться надо!

Лёшка виновато потупился, сказать ему было нечего. Не признаваться же, в самом деле, что вдруг оказался абсолютно безвольным перед тем, что так мощно потащило его к краю обрыва? Было стыдно за эту безвольность. А если бы отец не крикнул, не остановил? Так и рухнул бы вниз?

– Ладно, – успокаиваясь, сказал отец, взгляд его потеплел. – Отдышись пока. Уже почти приехали. Немного вниз спустимся – и у бабушки… Заждалась, наверное. Ну и как тебе наши проспекты? – Он кивнул на дорогу.

– Круто!

– Согласен… крутенько.

Отец поднялся на пригорок, подозвал сына. Лёшка подошел, встал рядом.

Слева до самого горизонта тянулась густо заросшая лесом гряда сопок, напротив горели розовым светом горы, а сразу от подножия скалы, где они стояли, змеилась глубокая расщелина. И сейчас прямо в расщелину опускалось багровое солнце, утягивая за собой и сопки, и горы, и редкие охряные облака в густой синеве предзакатного неба. Только звезды не подчинялись этому зову солнца, и чем темнее становилось вокруг, тем ярче они разгорались.

– Во-о-н туда посмотри, – сказал отец, показывая рукой на гору напротив. – На что похоже?

Лёшка пригляделся. Даже очки протер. Сначала он увидел лишь неровные края, нависшие над тайгой, но, чем дольше всматривался, напрягая зрение, тем яснее выступал из скалы контур гигантской собачьей головы. Скоро Лёшка уже мог различить настороженно поднятые уши и вытянутую морду, словно собака высматривала добычу.

– На собаку похоже, – сказал Лёшка.

– Точно. Она так и называется – Собачья скала, – подтвердил отец. – Про нее даже легенда есть. – И он начал рассказывать, неожиданно перейдя на книжный какой-то язык. – В давние времена жил в этих краях знатный охотник. Был у него неразлучный друг – верный пес. Вместе на промысел ходили, не раз друг друга из беды выручали. Но охотник заболел и умер. Похоронить себя завещал на этой скале – с нее всю тайгу как на ладони видно. Люди так и сделали, похоронили его на вершине. Ночью к нему на могилу пришел пес. И к утру тоже умер – от тоски. А через несколько дней люди заметили, что контуры скалы напоминают собачью морду – это душа пса закаменела от горя… Вот такая легенда.

Лёшка слушал, и ему было смешно – так вот же оно, то самое, из детства: «За горами, за лесами…»! Только ведь ему теперь не четыре года, а четырнадцать.

– А что, до смерти охотника скала не похожа была на собаку? – спросил он насмешливо.

– Старики говорят – не была, – ответил отец серьезно. – Ладно, поехали. Скоро станет совсем темно.

Глава четвертая

За горами, за лесами


На следующее утро отец уехал.

Еще вечером, когда сели ужинать и Лёшка, чуть не урча – так проголодался, уминал куриную ногу, отец сказал, что завтра уедет по делам, дня на три-четыре. Лёшка едва не поперхнулся. А как же он?!

– Вернусь – свожу тебя на «дачку», – добавил отец.

– У тебя есть дача? – удивился Лёшка. Почему-то он совсем не ожидал услышать здесь это слово – «дача».

– Вроде того! – усмехнулся отец и рассказал, что у каждого охотника-промысловика есть несколько охотничьих избушек. Расположены они друг от друга за много километров, и обязательно среди них одна базовая, где установлена рация. – А та, куда прогуляемся, самая близкая. И больше для баловства, потому что соболя вокруг мало. Просто отдыхаю там иногда, – добавил отец и при этих словах почему-то смутился.

Лёшке постелили в маленькой комнате. Стены здесь были бревенчатые, на гвоздях сушились пучки трав, пахло вкусно: пряно и терпко. Лёшка устал за долгий день, с двумя перелетами и ездой по таежным «американским горкам», но всё равно уснул только под утро, а до утра провоевал с комарами. Он хоть и намазался мазью, которую в Москве дала ему мама, чуть не целый тюбик извел, но комары все равно доставали. Лёшка остервенело расчесывал укушенные места, ругаясь про себя, ждал, когда зазудит над ухом очередной пикировщик. Пытаясь в темноте определить, как близко тот подлетел, шлепал что есть силы себя по лбу, щекам, шее, груди, ушам – и какая была радость, когда чувствовал под ладонью зашибленного комара! Но как же было обидно, когда, врезав себе с размаху, понимал, что промазал и комар как ни в чем не бывало продолжает свое мерзкое зудение.

– Гад же какой! – шептал Лёшка, вновь прислушиваясь. – Ну погоди! Сейчас ты у меня получишь!

Он отключился, только когда посерело окно в комнате и стены выступили из темноты. Проснулся поздно, но вставать не хотелось: от вчерашней многочасовой тряски ломило тело. Лёшка потянулся к телефону, первым делом проверил сеть – сети не было. Он достал планшет, решил поиграть. Заряда на планшете почти не осталось – не больше десяти процентов. Поискал розетку – она отыскалась как раз рядом с кроватью, – морщась, поднялся, вынул из рюкзака шнур, воткнул в планшет – ноль реакции. Вторая розетка нашлась на противоположной стене, за тумбочкой, но и она была мертвая. Лёшка пощелкал выключателем – тоже ничего.

– Ну вот!.. – разочарованно вздохнул он. – Еще и света нет. Вообще жестяк!

Выглянул на улицу. Шел дождь. Окно выходило на огород: видны были кусты малины и смородины вдоль штакетника, мокнущие грядки, забранные деревянными досками, теплица под полиэтиленовой пленкой, участок с картошкой. В дальнем углу огорода, наполовину скрытый кустами, торчал деревянный туалет. Лёшке хотелось в туалет, но от мысли, что надо бежать сейчас под дождем, по размокшей тропинке, его передернуло.

Он нехотя оделся, поплелся на кухню. Там уже возилась бабушка, топилась печка, на плите в большой кастрюле что-то булькало. Было жарко и влажно, Лёшка сразу вспотел.

– Проснулся? – обернулась бабушка на его появление.

– Отец уехал уже?

– Давно. Еще затемно.

– Ба, у вас света нет, что ли? – Лёшка пощелкал выключателем на кухне.

– Почему это нет? – улыбнулась бабушка. – Дают по вечерам часа на два. С девяти до одиннадцати. Это я вчера Митрича упросила подольше подержать. А то как бы мы тебя покормили без света?

– Что, весь день света не будет?! – Лёшка с досадой подумал о почти нулевом заряде планшета.

– Не будет. Да мы уже привыкли. Встаем с солнышком, ложимся с солнышком.

– Фигасе! – протянул Лёшка.

После завтрака послонялся по дому, но ничего интересного для себя не нашел. Вышел во двор. Дворовый пес вылез навстречу, зевнул во всю пасть, слабо вильнул хвостом и опять забрался в будку. Хочешь не хочешь, а пришлось прогуляться в дальний угол огорода.

На обратном пути Лёшка зашел в ста́йку, где возился в резко пахнущей жиже боров. Еще вечером бабушка сказала, что зовут его Ромкой. Лёшка сфотографировал борова на телефон, чтобы потом показать своему другу Ромке Потапову его тезку. Заглянул в курятник. Куры сидели на насесте нахохлившись. Петух, завидев Лёшку, слетел со своего места и, растопырив крылья, с воинственным видом побежал на непрошеного гостя. Лёшка шарахнулся и перед самым его клювом закрыл дверь.

– Козел! – сказал он петуху и поскорее отошел от курятника.

Опять ушел в дом, в комнате завалился на кровать. Сам не заметил, как уснул и проспал несколько часов, пока бабушка не разбудила обедать.

– Завтра на кладбище хочу сходить. У деда твоего день рождения. Помянуть надо. Пойдешь со мной? – спросила она, подавая суп.

Лёшка пожал плечами: делать все равно нечего, почему бы и нет.

– С родово́й тебя познакомить, – добавила бабушка. – В кои-то веки сюда приехал, надо познакомиться.

Лёшка недоуменно на нее посмотрел, слово какое-то – «родова́»… Но спрашивать ничего не стал. Бабушка оделась, ушла на двор, скоро оттуда раздалось:

– Цыпа-цыпа-цыпа…

Помаявшись в доме еще с час, Лёшка решил погулять по поселку. Дождь перестал, приподнялось над землей и посветлело небо.

Он насчитал не больше сорока домов, из них жилых не было и половины. Кое-где даже стен не осталось, лишь торчала из груды прогнивших бревен печная труба, другие стояли без окон, без дверей, среди бурьяна в человеческий рост, но были и такие, где еще совсем недавно жили, – их пока не поглотили заросли лопуха и крапивы. Пусть и полуразрушенные, но во дворах за редким штакетником виднелись баньки, сарайки и курятники – такие дома стояли с закрытыми ставнями.

Дома были разбросаны по склонам пологих, заросших лесом сопок, но высоко не поднимались, ютились поближе к воде. Посередине, разделяя поселок, текла мелкая каменистая речка. На противоположном берегу, на взгорке, Лёшка заметил небольшую деревянную церковку, забранную строительными лесами. Через речку тянулся мост – ветхий, с прогнившими и просевшими до самой воды досками, с торчащими по сторонам брусьями, на которых, наверное, держались когда-то перила. Но сейчас их не было. Мостик явно требовал ремонта. Лёшка шагнул на него, прошел немного вперед и вернулся на берег – доски под его весом опасно шатались и противно скрипели.

Он сел на валун на берегу, прислушался – не было слышно даже пения птиц, только тихо журчала на камнях речка да где-то очень далеко куковала кукушка. Он любил смотреть фильмы, в которых герои волей случая оказывались в заброшенных городах-призраках, и там с ними случались разные ужасы: то зомби нападали, то вампиры, то живые мертвецы. Сейчас ему казалось, будто он очутился в таком вот призрачном месте.

«И что я поперся в эту глушь?! – хмуро думал Лёшка. Тишина, но больше безлюдье придавливало к земле. – „Сибирь! Круто! Сибирь!“ – передразнил он, вспомнив, Рену. – А оказалось, тут жестяк и тоска. И отец бросил, уехал. Одна радость – обещал в тайгу сводить».

Лёшка решил, что обязательно уговорит отца научить его стрелять. Он слышал, что настоящие охотники белке в глаз попадают, чтобы шкурку не портить, – вот как стреляют! Они с Ромкой часто соревновались в тире, кто больше очков выбьет. И Потапов, конечно, всегда выигрывал. Но теперь-то отец научит Лёшку стрелять по-настоящему! И тут Лёшка стал мечтать, как он вскидывает пневматику легким движением руки, почти не целясь, выпускает пульки одну за другой и все они ровненько ложатся в десяточку. Вот бы у Ромки челюсть отвисла! Так что пусть отец учит. Чтобы белке в глаз. А то что еще здесь делать-то? Лёшка посчитал, сколько осталось до отъезда домой, совсем приуныл и опять подумал, что лучше бы под Владимир поехал, там хоть иногда Интернет поймать можно было. Имелось во дворе такое местечко – на сарае со всякими лейками и лопатами. Лёшка забирался туда, приставляя к стене лестницу, и сидел, как кот на крыше. А здесь… Даже не позвонишь. Уходя, он спросил у бабушки, бывает ли вообще здесь связь?

Бабушка пожала плечами:

– Если только в Колотовке… Не скажу. Не знаю. Отец, если когда чего, всегда в Колотовку едет.

Лёшка на это лишь хмыкнул: ничего так прогулочка бы получилась, по «американским горкам», чтобы написать Ромке, например, «Привет, как дела?».

Он поднял камешек, бросил в воду, тот с тихим бульканьем ушел на дно.

«Таежной романтики захотелось? – зло подумал о себе Лёшка. – Вот и получай свою романтику. И отец уехал. Ну почему он сразу уехал?!»

Он встал, побрел от речки к дому. Вдруг его окликнули, и это было так неожиданно – услышать человеческий голос, – что он аж подпрыгнул.

– Что башкой-то вертишь? – послышалось совсем рядом, и только тогда Лёшка заметил старика на лавочке у забора. Понятно, почему не сразу его разглядел – забор был серым и дед был серым: в серой телогрейке, в серой кепке и с серой же бородой.

«Маскировочка!» – усмехнулся про себя Лёшка, оправляясь от испуга.

Дед поднялся с лавочки и подошел.

– Алексей? – спросил он, протягивая руку.

Лёшка кивнул растерянно – откуда этот посторонний дед его знает? Рука у старика была жесткой, а рукопожатие сильным. Он помолчал, колюче всматриваясь в Лёшку; под этим взглядом стало неуютно. А потом вдруг улыбнулся, потрепал по плечу:

– На Андрюху похож… Вылитый Андрюха в молодости. Дружок мой был, дед твой, Андрюха-то. Вместе росли. Похож ты на него, вот что! Только ростом в отца. Да телом пожиже. А так – вылитый Андрюха. Надолго седова?

– Седова… – растерялся Лёшка и на всякий случай сказал: – Не знаю. Как получится.

– Кхам! – громко кашлянул дед, достал серый платок в клетку, оглушительно высморкался. – Вы здесь, щеглы, надолго не бываете. Покажетесь, хвостом вильнете – и поминай как звали. Но вот ты приехал… Может, и мои подольше задержатся. Ну, бывай! – Дед опять протянул руку для пожатия, пошел обратно на лавочку, закурил.

Лёшка рассказал бабушке о встрече со стариком.

– Так это Митрич, – объяснила она. – Как раз его просила свет для тебя подержать вчера. К нему внуки вот-вот приедут, Санька с Женькой. И правда! Что ж я забыла. Володька привезет, отец ихний.

– Внуки? – насторожился Лёшка, внуки – это отлично, а то со скуки умрешь. – Сколько им лет?

– Да твои ровесники, поди. Женька помладше разве что, а Санька… ну да, одногодки будете. Митрич говорил, послезавтра должны приехать.

Лёшка еще хотел расспросить о внуках Митрича, но бабушка заторопилась по хозяйству – задать корм борову, кормить курей, готовить ужин. Явно было ей не до разговоров.




Лёшка опять промаялся всю ночь. Мамин крем не помогал, комары кусали нещадно. И хорошо бы только кусали – но как же они жужжали! Было душно, вдалеке погромыхивал гром, но открыть окно Лёшка не решился, опять же из-за комаров, чтобы не впустить в комнату подкрепление. Колотил себя что есть силы и вспоминал, как хорошо дома в такие вот душные ночи – включил кондиционер, вставил в розетку фумигатор, и лежи себе наслаждайся прохладой – ни одна сволочь тебя не укусит.

Глава пятая

За горами, за лесами


Лёшка проснулся с припухшим от укусов лицом и злой от недосыпа. Опять висел над поселком серый нудный день. Нестерпимо, до слёз хотелось домой.

Бабушка, посмотрев на внука, на его раскорябанное лицо, достала с полки жестяную баночку.

– На-ка вот… На рыбьем жиру.

– Что это? – Он открыл крышку, заглянул внутрь.

Баночка до краев была заполнена темно-коричневой вонючей густой мазью, в нос шибануло так, что Лёшка отшатнулся.

– Ты мазюкай, не боись. Лицо смажь, руки. Ни одна гада не укусит.

Это был березовый деготь, первое средство от таежного гнуса. Бабушка рассказала, что вытапливают его из бересты. Только в чистом виде мазаться дегтем нельзя: сожжет кожу до волдырей, надо обязательно разбавлять подсолнечным маслом или рыбьим жиром.

Лёшка старательно намазался, посмотрел на себя в зеркало, в отражении увидел светловолосого негра в очках.




За горами, за лесами


– Хорош! – улыбнулась бабушка.

Но ему было без разницы, как он выглядит, лишь бы не ели комары да всякая мелкая таежная мошкара, которая тоже очень больно кусалась и с которой воевать было гораздо сложнее, чем с комарами.

– У нас еще ничего, – сказала бабушка. – Высоко живем, да и тайга сплошь хвойная, всё гнуса помене. Вот в низине – там да-а-а… В старину была такая казнь – человека голым привязывали к дереву…

– И чего? – поинтересовался Лёшка, вытирая руки о штаны.

– А того. Через сутки-двое либо с ума сходил, либо умирал. Гнус у него всю кровь выпивал.

После завтрака отправились на кладбище. Оно располагалось на противоположном берегу. На ту сторону Лёшка вчера не пошел: перебираться по мосту, который в любой момент может обрушиться, не хотелось. Но бабушка сейчас легко перешла через мост, и Лёшка, делать нечего, поплелся следом – доски хоть и шатались под ногами и скрипели, но ничего, выдержали.

Пока шли, бабушка рассказала, что поселок с левого берега начал строиться, потом уже перекинулся на правый. Поравнявшись с церковкой, она остановилась, трижды перекрестилась с поклоном.

– Мужики наши, вишь, взялись за нее, ремонтируют. Дай Бог, дай Бог… – сообщила она.

Лёшка на всякий случай согласно покивал.

Скоро показалось кладбище – прямо на склоне, среди деревьев. Некоторые могилы были огорожены, кое-где виднелись железные пирамидки со звездой, но в основном торчали из травы потемневшие покосившиеся кресты. Как и в поселке, здесь тоже можно было угадать, чьи родственники не уехали из здешних мест, – трава на таких могилах была выполота, кресты подправлены, но в большинстве своем могилы были заброшенные, заросшие.

Бабушка ушла вперед, а Лёшка задержался. С памятника смотрел на него совсем молодой парень. Лёшка наклонился, прочитал даты рождения и смерти, посчитал – тому было всего пятнадцать, когда он умер.

– Что ты там? Иди сюда! – позвала бабушка.

Лёшка подошел, озираясь по сторонам, – где же «родова», с которой она хотела его познакомить, не пришли еще, что ли?

– Вот, внучек к нам приехал, Лёшенька. – Бабушка пошла между холмиками, стала рассказывать: – Игорька, значит, сын. Вот это прабабушка Ульяна. Это прадед Матвей. Это бабушка Прасковья, это ее братец Никита…

Лёшка смотрел то на могилы, то на бабушку. Она светло улыбалась, а ему было странно и немного не по себе – вот, оказывается, что она имела в виду, когда про знакомство говорила, и представляла она его этим холмикам так, будто они живые.

– А это твой двоюродный дядька Степан. Шалопутный был. Но хороший. Веселый.

Лёшка смотрел на холмик, под которым давно истлел шалопутный Степан, а бабушка уже указывала на другую могилу.

– А вот Анфиса, твоя троюродная бабка. Красавица была! Мужики из-за нее постоянно мордовались, пока в девках ходила. А вот поди ж ты, выбрала Кольку одноногого. Промаялась с ним век, всё терпела – побои терпела, пьяные выходки. И такое бывает… – вздохнула бабушка. – А это Андрей, муж мой, дед твой, значит. – Бабушка достала из сумки чекушку водки, плеснула из нее сначала на холмик, потом в потемневшую рюмочку, что стояла на могиле, поохала, забормотала молитву: – «Христе Иисусе, Господи и Вседержителю! Ты – плачущих утешение, сирых и вдовиц заступление…»

Лёшка смущенно отошел, побродил по кладбищу, иногда посматривая на бабушку. Достал телефон, пощелкал «родову», вышло глупо. Удалил фотографии. Бабушка, помолившись, наклонилась, стала выпалывать сорняк с холмика. Лёшка сфотографировал и ее, как она стоит головою вниз над могилой деда, и тоже стер – у бабушки был такой вид, словно она полет грядку.

Скоро пошли назад. Проходя мимо могилы парня, Лёшка задержался, спросил, что с ним случилось.

– С Пашкой-то? Медведь задрал.

– Как – задрал?!

– Ну как задирают… – горько вздохнула бабушка. – В тот год сильно тайга горела. Медведи через нас и пошли. Пашка с дружком отошли от поселка за каким-то надом. А тут медведь. Дружок убежал, успел, а Пашка на дерево полез с перепугу. Тот ноги ему и отъел.

– Как – отъел?! – не поверил Лёшка.

– Так и отъел. Пока мог, держался Пашка, не падал. Ну а уж потом… – Бабушка махнула рукой. – Медведей много к нам тогда пришло, страшно было из дома выйти. Собаки сутками не унимались по дворам. А того зверюгу мужики убили, конечно. Выследили и убили. Кто из них человечины попробует, тот уже ничего другого есть не станет.

– Жесть… – тихо сказал Лёшка.

– Что говоришь? – переспросила бабушка.

Но он не ответил. В голове не укладывалось, как это так в двадцать первом веке живому человеку медведь взял и отъел ноги. Лёшка пытался это представить – и не мог, а только ёжился непроизвольно.

По дороге домой бабушка рассказала, как возник поселок. Основали его в середине восемнадцатого века несколько казачьих семей, что бежали из поселенческих острогов в здешнюю глухомань. Семьи Калединых, Зиминых, Лыткиных, Епифановых привел за собой, уходя от лютости воевод да царских поборов, Клим Ушаков, по нему и поселок так называется – Ушаковка. Поставили на воле избушки, били зверя, ловили рыбу.

– В те времена речка богатая была. Это сейчас в землю уходит… – пожаловалась бабушка.

Рыбацким поселком Ушаковка не стала, в основном жители занимались охотничьим промыслом. Со временем поселок разросся, приняв в себя новые семьи. В советские времена одно время собирались открыть тут леспромхоз, но не открыли: слишком накладно было вывозить лес по здешним непроходимым тропам, а по мелкой речке сплавлять его было нельзя.

– Мы из Епифановых будем, – сказала бабушка, подходя к дому. – Из тех, что с Климом пришли. Так что ты коренной у нас.

Лёшка впервые слышал, что он, оказывается, не просто так, а потомок древнего казачьего рода. Все это было, конечно, очень интересно, но он до сих пор находился под впечатлением от рассказа о Пашкиной смерти и всё думал, внутренне передергиваясь, как Пашке этому, живому, медведь грызет ноги – просто из головы не шло.

Ближе к вечеру явились гости – старики и старухи. Пришел и Митрич, опять крепко пожал Лёшке руку. Старики вначале расспрашивали о Москве, о школе, о матери – многие здесь ее помнили, хоть и приезжала она только раз. Потом отвлеклись на свои дела: какой урожай картошки, огурцов да помидоров ожидать от нынешнего года, по приметам какая будет зима – снежная, суровая или как в этом году, когда снега почти не было, а мороз не опускался ниже тридцати. Но больше всего разговоров было о детях, внуках и правнуках: как им живется, кто у кого родился, кто на ком женился да кто с кем развелся.

Лёшка слушал, наблюдал, и постепенно ему стало казаться, что он смотрит историческое кино в 3D, где всё вроде и реальное, но не настоящее, а он просто зритель в стереоочках – таким неправдоподобным было всё вокруг: неспешная беседа стариков, потрескивание дров в печи, сумрак комнаты, беленая печка, деревенская утварь, потемневшие фотографии на стенах.

Ближе к девяти, когда Митрич засобирался к генератору давать свет, старики потянулись по домам – справлять свои хозяйственные дела. Бабушка прибиралась на кухне и вдруг попросила рассказать про заграницу.

– Отец говорит, ты там был.

– Был, – кивнул Лёшка.

Он рассказал про Германию, про велосипедные прогулки с Реной по асфальтированным дорожкам среди полей, про фермерские дома, где есть Интернет и спутниковое телевидение.

– И кого на фермах таких разводят, немцы-то? – поинтересовалась бабушка.

– Коров разводят, лошадей, – стал перечислять Лёшка, – оленей…

– Что, прям олени пасутся? – не поверила она.

– Ну да, а что?

– Да ну… врешь, поди, – сказала бабушка уверенно. – Точно врешь. Я понимаю, в лесу олени. А на ферме зачем? Точно врешь.

– Ну ба-а-а… – протянул Лёшка. – Ну чего ты?! Почему бы на ферме оленям не быть?

– Ох, не знаю… Странно как-то… – Бабушка покачала головой. – Точно не врешь?

– Вот еще! С чего мне врать-то?!

Лёшке было хоть и обидно, что бабушка ему не верит, но и смешно, что больше всего она не поверила именно в оленей на пастбищах у фермеров. Поверила всему, даже асфальтированным дорожкам среди поля, а про оленей – не поверила. Впрочем, Рена так же недоверчиво смотрела на него, когда он рассказывал о сибирских морозах за шестьдесят. В медведей, которые бродят по городу, она верила, а в морозы за шестьдесят – нет.

Они еще поговорили недолго, и Лёшка ушел в свою комнату, дождался, когда дадут свет, поставил заряжать планшет и телефон. Хоть и без связи, но ему было спокойнее и привычнее, когда техника заряжена. Жаль, что здесь не было Интернета, – он бы сейчас быстренько нагуглил тех немецких оленей и показал бабушке, а то что же она не верит!

Глава шестая

За горами, за лесами


Утром его разбудили голоса во дворе. Еще не открывая глаз, прислушался: бабушка говорила с каким-то ребенком. Голос у ребенка был высокий и звонкий. Лёшка приподнялся на кровати, солнечный свет, бьющий в окно, ослепил его. Он пошарил рукой по тумбочке, нашел очки.

– Мать-то с вами приехала? – услышал он слова бабушки.

– Не-е-е… – протянул ребенок.

Судя по всему, он был мелкий совсем, сильно младше Лёшки. А про внуков Митрича бабушка сказала, что они почти ровесники. Значит, это кто-то другой.

– А что ж так-то? – спросила бабушка.

– Она позже. Недели через две, наверное. А знаешь, баб Нин, я сама Чёртову ступеньку проехала! Папка разрешил.

– Ох, Сашенька… – сказала бабушка. – Вот Надя не знает, что вы творите. Ремня бы вам всыпала! Тебе и папке твоему – точно бы ремня получили!

«Вон что, – понял Лёшка. – Санька – девчонка! А Женька? Тоже? Две девчонки, что ли?!»

Он поднялся, быстро натянул джинсы и футболку, обул кроссовки на босу ногу и выскочил из комнаты. Проходя мимо зеркала на кухне, посмотрел на свое отражение, ужаснулся и начал умываться. Плеснул на лицо воды из рукомойника раз, другой, третий – и вода закончилась.

– Ну блин! – Лёшка схватил полотенце, стал остервенело стирать мазь, да только сильнее размазал. – Тьфу! – сплюнул в сердцах, разглядывая себя в зеркале. – Засада какая!

Лёшка ни секунды не сомневался, что к деду должны приехать двое пацанов, и еще с вечера, думая про внуков Митрича, прикидывал, как будет вести себя с ними. Решил, что хоть и дружелюбно, но на расстоянии, – ему казалось, что такое поведение будет самым верным и достойным уважения. Но теперь, обнаружив, что придется иметь дело с девчонками, он решил напустить на себя равнодушный и разочарованный вид. Только дурацкая мазь никак не подходила к разочарованному выражению лица, какое он себе соорудил.

– Ладно… пусть, – решил Лёшка и вышел во двор.

– А вот и Лёшенька! – воскликнула бабушка.

Рядом с ней стояла худенькая девушка. Темные волосы ее были подстрижены под каре, она была в джинсах и темно-вишневой толстовке, в красных кедах. Девушка посмотрела на Лёшку и улыбнулась:

– Привет!

– Хай! – отозвался Лёшка смущенно, а про себя отметил – ничего себе, красивая какая! А у него-то рожа… – Баб… что воды-то нет? – пробормотал он. Прошел к бочке, отодвинул деревянную тяжелую крышку, зачерпнул воды, начал отмывать лицо, засунув очки в задний карман штанов. Он косился на девушку, и ему казалось, что она над ним смеется.

– Как тебе наш душ? – спросила Санька, кивнув на бочку.

Лёшка недовольно передернул плечами. Так и знал! Все они, эти красивые, с усмешечками!




За горами, за лесами


Ни с одной девчонкой Лёшке дружить еще не приходилось. Ему нравились девчонки, но все они, если даже и разговаривали с ним, лишь поначалу проявляли какой-то интерес, однако скоро сбега́ли. Почему так – Лёшка не понимал. Был он не хуже других: и не слабак, вполне мог подтянуться на турнике раз пятнадцать-двадцать, и учился почти на «отлично», и английский у него был хороший. Одно время Лёшка думал, что не нравится девчонкам потому, что очкарик, но ведь и очкарики дружили с девчонками – сколько раз видел. Что же тогда с ним-то не так?

Лёшка вытер лицо, нацепил очки и только теперь заметил парня, который молча сидел на чурбаке у поленницы. Тот встал, подошел, протянул руку. Лёшка растерянно ее пожал. Он сначала не понял, откуда взялся этот парень, – он ведь уже решил про себя, что Женька – тоже девочка.

– Знакомься! – весело сказала Санька. – Это Жека. Серьезный человек. Прям жуть какой серьезный.

– Сама-то! – огрызнулся Женька. – Ты ее, Лёха, не слушай. Наговорит тут что с Дона, что с моря.

Лёшка удивленно посмотрел на Женьку. Почему-то он не ожидал услышать от него такую поговорку. Была она какая-то… слишком взрослая, что ли. А ведь Женька младше сестры, бабушка вчера говорила. Однако выглядел он намного старше своих лет, почти как десятиклассник, и ростом был совсем чуть-чуть ниже Лёшки, но куда более крепкий – широкий в плечах, мускулистый, – и смотрел он действительно серьезно, без улыбки.

– Ладно, баб Нин, пойдем мы. А то папке помочь надо. Да и дед опять ворчать будет… «Во-о-от, не успели приехать, а уже со двора-а-а!» – передразнила Санька скрипучим голосом. – А ты приходи попозже к реке, ладно? Через часик. – Она весело посмотрела на Лёшку. – Жека, уходим! – скомандовала она брату и первая пошла в калитку.

Женька, походка вразвалочку, покорно последовал за сестрой.

– Оки, – пробормотал им вслед Лёшка. Он невольно засмотрелся на Саньку.

Та обернулась и передразнила:

– Оки – руки в боки… Баб Нин, ты ему дорогу объясни. У нас здесь указателей нету, – и опять добавила скрипучим голосом: – А то заблу-у-удисся…

– Да ну тебя, егоза! – махнула рукой бабушка и вошла в дом.

Лёшка хмурый поплелся за ней. Завтракал молча, на вопросы отвечал односложно и все думал, как себя с этой красивой Санькой вести.

Однажды у них с матерью зашел разговор, почему Лёшка не нравится девчонкам. Лёшка уже не помнил, по какому поводу они тогда об этом заговорили. Он еще крикнул:

– Да потому что дуры они все!

А мама ответила:

– Ты просто не умеешь слушать. Себя поскорее хочешь показать – какой ты умный, интересный, начитанный молодой человек, мечта всякой нормальной девушки.

– И чем плохо? – буркнул Лёшка.

– Так нельзя, – улыбнулась мама. – Ты запомни, просто запомни на будущее: женщины терпеть не могут болтунов. Они, конечно, обожают умных, интересных и начитанных, но больше на поступки смотрят – расходятся ли у мужчины слова с делом или нет. А если мужчина только болтает – бе-е-е… – сказала она и смешно поморщилась.

Вспомнив этот совет, Лёшка решил, что будет вообще молчать и только скупо отвечать на вопросы. Приняв такое решение, он сразу повеселел, быстро доел завтрак и отправился переодеваться и причесываться. Молчание, конечно, золото, и всё такое, но хотелось бы выглядеть перед такой красивой девчонкой не пугалом.

Сегодня было солнечно, и поселок больше не казался призраком. Санька с Женькой ждали у того самого валуна, на котором вчера Лёшка сидел один. Подходя, он про себя отметил, что по одежде Санька ничем не отличается от московских или европейских девчонок – те же джинсы, кеды, толстовка. Повстречай он Саньку где-нибудь на Поварской или даже в Германии, ни за что бы не подумал, что она из таежного поселка. Вот брат ее – другое дело, такой наряд в Москве нечасто встретишь. Женька был одет в камуфляжный костюм, на голове панама с сеткой от гнуса, забранной сейчас наверх, на ногах растоптанные короткие сапоги. Подойдя совсем близко, Лёшка заметил у него на боку охотничий нож в чехле, пристегнутый к широкому армейскому ремню. Вот про Женьку точно можно сказать – таежник, а Санька – вполне городская девчонка.

– А вот и Лё-ошенька! – протянула Санька, подражая бабушке Нине.

Лёшка остановился в двух шагах от нее, посмотрел в смеющиеся глаза. Опять подумал: «Вот же красивая какая!»

– Садись, – кивнула Санька на валун. Лёшка покорно сел. – Рассказывай!

– Что рассказывать-то?

– Да что хочешь. Как тебе у нас? Нравится?

– Ничего… Нормально. Скучно только. Интернета нет.

– Интернета нет, – улыбнулась Санька. – А чего еще нет?

Лёшка пожал плечами, он ее не понял.

– Хорошо. А что есть, чего у вас нет? – быстро спросила Санька.

Лёшка растерялся и опять не нашелся что ответить.

– Что ты как на допросе! – проворчал Женька.

– Маленьким слово не давали! – бросила ему Санька.

Лёшка поерзал на валуне, ему было неуютно. Хоть и смотрела Санька с улыбкой, но уж как-то слишком пристально. Определенно, она издевалась.

– При чем тут допрос? Может, я просто понравиться хочу.

Женька хмыкнул, а Лёшка едва не подпрыгнул на месте.

– Что ржешь? – Санька толкнула брата в плечо. – Почему бы и нет? – Она с вызовом посмотрела на Лёшку. – Вон какой красавчег! Молчаливый только. Умный, наверное… – И рассмеялась.

Лёшка совсем растерялся.

– Ладно, Лёш, шучу я, – сказала Санька. Помолчала и, глядя ему прямо в глаза, добавила: – Но в каждой шутке… сам знаешь, да? – И опять рассмеялась.

«Тьфу! – подумал Лёшка. – Вот же тролль девяностого уровня!»

– Ну всё, теперь серьезно. – Санька сделала строгое лицо. – Расскажи о Москве. Какая она?

– Нормальная! – буркнул Лёшка.

– Как интересно ты рассказываешь! – воскликнула Санька. – Прям заслушаться можно. А еще какая?

– Ну… не знаю… да ничего так… нормальная…

На эти его слова хмыкнул даже Женька, а Санька расхохоталась так, что за живот схватилась.

Лёшке захотелось встать и уйти. Он не понимал, что с ним такое сегодня. Почему сидит и двух слов связать не может? Заладил – «нормальная» да «нормальная», как попугай. Такого точно с ним никогда не было, чтобы косноязычным идиотом перед девчонкой выглядеть. И что он ей сделал-то? Чего издевается?

«Вот точно встану сейчас и уйду, – подумал он. – Пусть хоть обхохочется потом. Без меня!» Но он остался сидеть где сидел, будто Санька своим смехом пригвоздила его к этому валуну.

– Не обращай на нее внимания, – сказал Женька, отходя к реке. Он подобрал плоский камешек, запустил по воде. Но блинчика не получилось, течение было слишком быстрым. – Она со всеми такая. Преподы от нее уже вешаются.

– Так уж и вешаются! – усмехнулась Санька.

– А что? Нет, что ли?

– Есть такое… – вздохнула Санька и подсела к Лёшке.

– Между прочим, я и сам подкалывать люблю, – сказал он немного обиженно.

– Что-то незаметно. – Санька посмотрела на него из-под челки. Лёшка совсем близко увидел ее глаза – синие, насмешливые.

– А ты в Кремле был? – спросила она.

– Был, конечно. Кремль у нас из окна видно.

– Из окна чего? Школы?

– Кухни.

– Вы так близко живете?!

Лёшка кивнул. Они с матерью жили на Павелецкой, рядом с вокзалом, на последнем этаже двенадцатиэтажной панельки. Из кухонного окна действительно были видны башни Кремля, и в солнечную погоду купола церкви Иоанна Лествичника и колокольни Ивана Великого горели так ярко, что слепило глаза.

– А в школу тебя, конечно, на машине возят?

– Почему на машине? – не понял Лёшка. – Она рядом совсем.

– Да? А сколько тебе от дома до школы? – спросила Санька.

Женька перестал бросать камни в речку, обернулся, глянул на Лёшку и сказал:

– Держись, Лёха, сейчас тебя будут расстреливать. Из лука.

И правда, вопросы посыпались на него, будто стрелы, Лёшка только успевал отбиваться: какая у них школа? Сколько человек в классе? Кого больше, мальчиков или девочек?

И вдруг:

– А ты Милену видел?

– Кого? – не понял Лёшка.

– Как? Не знаешь? Она же звезда! Ее сейчас по всем каналам показывают.

Лёшка покачал головой – нет, не знаю, не видел.

– Ну и ладно! – отмахнулась Санька и продолжила расспрашивать: правда ли, что во всех московских школах ввели форму? И что в каждой школе форма своя? А какая форма у них в школе?

Лёшка достал телефон, чтобы показать, как одеваются его одноклассницы. Он таскал телефон с собой, хоть связи и не было. Без телефона он себя странно чувствовал, будто у него отняли руку или ногу. Стал листать фотографии. Санька придвинулась поближе, Лёшка чувствовал, как кончики ее волос щекочут ему щеку, но не отстранялся, ему было приятно, что Санька сидит так близко. К ним подошел Женька, встал за спиной, тоже стал разглядывать фотографии.

– А это что? – спросила Санька, указав на скульптуру собаки и пограничника на «Площади Революции». – Что у нее с носом?

Лёшка рассказал: есть такая примета – когда в каком-то деле необходима удача, надо подойти к пограничнику и потереть нос его собаки.

– И правда удачу приносит? – усмехнулась Санька.

– Ну да… – сказал Лёшка и добавил: – Наверное.

– А тебе приносила?

– Не знаю… – Он пожал плечами. – Вроде бы. Я как-то не очень помню. Просто, когда мимо идешь, потрешь, и всё.

– Ну понятно, – улыбнулась Санька. – На всякий случай, да? А я вот читала, что в Москве много разных экскурсий. По бульварам, да?

– Ну да. По Бульварному кольцу, – кивнул Лёшка и вспомнил, как они однажды гоняли с друзьями по бульварам на великах и у «Художественного» кинотеатра, перед поворотом на Новый Арбат, он чуть не попал под машину.

– А еще водные, по реке, – тараторила Санька. – И по музеям тоже. А есть литературные экскурсии, я читала: Москва Пушкина, Гоголя, Чехова…

– Ну… да, – ответил Лёшка, – по тем местам, где они жили… – Он вспомнил, как у музея Толстого на Пречистенке однажды сломал скейтборд, неудачно запрыгнув на бордюр.

– А что бы ты посоветовал посмотреть в Москве? Самому тебе что нравится?

Лёшка задумался. По экскурсиям и музеям мать водила его в раннем детстве, класса до третьего. В школе тоже бывали экскурсии, но чаще выездные – в Гжель, в Тулу, на Куликово поле или в Звездный городок… А в Москве он помнил только Планетарий, музей Дарвина, Оружейную палату и фабрику «Красный Октябрь» – не ту, которая теперь музей, а где конфеты делают.

– Даже не знаю. Это надо прикинуть, – сказал он солидно. А сам вдруг подумал, что Москву знает так себе, хоть и родился, и вырос там. Потому что в основном вся жизнь проходит в своем дворе, в своем районе.

– Когда я к вам приеду, покажешь Москву? – спросила Санька.

– Конечно, – ответил Лёшка. – О’кей.

– Договорились! – Санька весело на Лёшку посмотрела. – А я тебе здесь свои места покажу. Которые люблю. И начнем с канатки. – Она поднялась и быстро пошла от реки. – Я сейчас. Ждите.

– Куда это она? – спросил Лёшка.

– За «ижухой», – ответил Женька. – Сейчас будет перед тобой выделываться.

– Это за мотоциклом? – уточнил Лёшка. – Она что, водить умеет?

– Еще как! – усмехнулся Женька. – Лучше нас с отцом. Только я с ней не люблю ездить. Лихачит как дура. Слушай, а у вас охотничьи магазины есть?

– Наверное, – пожал плечами Лёшка.

– Есть, конечно, – сказал Женька уверенно и стал рассказывать, какой он мечтает купить карабин, когда вырастет, и вдруг прямо на глазах превратился из угрюмого взрослого парня в совсем мальчишку, мечтательного и болтливого.

Но вот Женька выдохся, замолчал, сел рядом на валун. Лёшка поймал себя на том, что никакого напряжения от молчания не испытывает. Иначе было, когда они встречались с пацанами в Москве. Каждый или утыкался в свой телефон, или же трепались, ни на минуту не останавливаясь, будто боялись, что сто́ит замолчать, как всем станет неловко. А с Женькой хорошо было молчать, сидеть и смотреть на речку, на сопки, на небо и слушать мягкую обволакивающую тишину.

Глава седьмая

За горами, за лесами


Санька действительно здо́рово водила, умело гнала мотоцикл по бездорожью и по едва заметным тропинкам среди деревьев, то сбрасывая, то вновь прибавляя скорость, объезжая рытвины и канавы или ухая в них так, что у Лёшки дух захватывало.

Скоро они остановились на крохотной лесной полянке, заросшей высокой травой.

– Дальше не проедем, – сказала Санька. – Пешком надо.

Идти было трудно. Лёшка то и дело спотыкался о какие-то корни, проваливался в какие-то ямки, невидимые глазу, царапал лицо и руки о колючие ветки каких-то кустарников. Пока шли, Санька ни на минуту не замолкала: рассказала, что живут они в городе, только отца редко видят, он почти постоянно в тайге, такая работа, вот и приезжают сюда на лето, чтобы с ним побольше побыть. Ну и с дедом заодно. Тут же перескочила на новую тему, стала говорить, что пока понятия не имеет, куда поступать после школы. Вот Жека давно решил учиться на охотоведа, чтобы сюда потом вернуться, а она всё еще в раздумьях. Вдруг спросила, знает ли он английский. Услышав ответ, заговорила на английском, и Лёшка удивился: произношение у нее было не хуже, чем у Рены. Не переходя на русский, призналась, что учить язык ей помогает мать – преподаватель английского в школе, но и самостоятельно она много занимается.

– Вот только книг на английском у нас почти нет, – пожаловалась Санька. – Жалко. Это хорошая практика, когда на иностранном читаешь.

Лёшка решил, что, как только вернется в Москву, вышлет ей книги. Он уже хотел сказать об этом, но наконец среди деревьев показался просвет – и вышли к обрыву.

Здесь сопки близко сходились крутыми каменистыми отвесами, образуя глубокое узкое ущелье. Лёшка подошел к краю, глянул вниз. Высота была примерно с пятиэтажку, по дну текла речка – совсем мелкая, вся в крупных валунах, будто во вздувшихся волдырях. С одного берега на другой был перекинут толстый канат, привязанный к стволам сосен.

– Как тебе наша канатка? – спросила Санька. – Впечатляет, да?

– Вы по нему туда, что ли?.. – Лёшка недоверчиво кивнул на противоположный берег.

– Зато самый короткий путь, – улыбнулась Санька. – Через поселок долго, на том берегу обрывов много. А там знаешь какая голубика! Сейчас, конечно, еще рано ягодам, но всё равно… Хочешь, покажу, как перебираемся?

Лёшка смотрел растерянно, он не знал, что ответить.

Скажи «да, хочу» – и самому надо будет лезть по канату, а то странно получится, если он останется, а девушка рисковать будет, не по-мужски как-то. А риск большой, если сорвешься, то уж точно разобьешься насмерть, никаких шансов выжить – и высота порядочная, и речка – сплошные камни вместо воды. А скажи «нет», новые знакомые подумают, что он струсил.

По-хорошему, он сейчас должен был первым перебраться на другой берег. Или Женька. Но лучше, конечно, ему, Лёшке, себя показать – и то, что это опасно, было бы даже на руку. Он живо представил, как неспешно подходит к канату, ловко обхватывает его руками и ногами, уверенно движется над обрывом, а на самой середине пути машет рукой; брат с сестрой с ужасом и восхищением за ним наблюдают, Женька показывает ему кулак, чтобы не выпендривался, Санька испуганно вскрикивает, закрывает лицо руками, а Лёшка беспечно улыбается и ловко перебирается на ту сторону. Он так размечтался, что не заметил, как Женька подошел к сосне, к которой был привязан канат, подергал узел. Очнулся только, когда услышал:

– Здесь нормально. А там не знаю. За зиму ослабнуть мог. Сейчас не надо, Сань. Давай пото́м схожу по берегу, проверю.

– Да нормально там! Сами же привязывали. Что ему сделается? – весело крикнула Санька брату. – Боишься, что ли?

– Не боюсь. Опасаюсь, – отозвался Женька серьезно.

– Сейчас проверим! – Санька быстро подошла к канату, он тянулся как раз на уровне ее глаз, повисела на нем, как на турнике, подогнув ноги, – канат со скрипом закачался, но держался он вроде бы надежно.

– Видишь, нормально! – улыбнулась Санька.

Она обхватила канат крест-накрест, легко подпрыгнула и, ловко перебирая руками и ногами, быстро оказалась на другом берегу – прямо как Лёшка в своих мечтах, вот только рукой не помахала.

– Эй! – крикнула Санька. – Всё нормально! Держится! – И она стала со смехом раскачиваться уже на той стороне.

Лёшка завороженно следил, как дергается канат, и злился: ему было досадно, что девчонка его опередила.

– Я теперь! – крикнул он недовольно.

Женька бросил на него быстрый взгляд, а Санька вдруг перестала смеяться.

– Ты это… кончай это, – сказал Женька.

– Не надо, Лёш! – крикнула Санька с той стороны. – Я сейчас к вам обратно.

Она шагнула к канату, но Лёшка оказался быстрее. Он сцепил руки, как это делала Санька, подпрыгнул и, обхватив веревку ногами, медленно стал двигаться к краю обрыва. И, уже зависнув над речкой, продвинувшись вперед едва на метр, глянул вниз, на камни, на воду, что змеилась между валунами, ярко блестя на солнце… От страха вдруг перехватило дыхание, на лбу выступил холодный пот, руки-ноги вмиг сделались ватными. Лёшка почувствовал, что еще секунда – и он сорвется, – таким непослушным стало тело.

– А-а-а!.. – жалобно простонал он, чувствуя, что руки и ноги сами собой разжимаются.

Тут Женька одной рукой вцепился в канат, другой схватил Лёшку за шиворот и с силой дернул на себя, свалил на землю и протащил несколько шагов, будто щенка за ошейник. Убедившись, что Лёшка в безопасности, он сразу отошел.

Лёшка сел, обнял колени и уставился перед собой в траву. Страх постепенно отпускал, на смену ему пришел стыд. Он готов был провалиться сквозь землю, лишь бы никого сейчас не видеть.

«Лучше бы разбился! Хорошо хоть, „мамочки“ не заорал!» – зло думал он.




За горами, за лесами


Между тем Санька перебралась назад. И то, что она сразу пошла к брату, а на Лёшку взглянула лишь мельком, было лучшим доказательством, что и ей стыдно за Лёшку и теперь она будет считать его трусом и слабаком.

Он рывком поднялся. Если бы он сейчас был дома, в Москве, то быстро ушел бы отсюда и больше никогда не общался бы с этими людьми – в городе это просто. Но здесь бежать было некуда, и он так и остался стоять, пытаясь – безуспешно, впрочем, – напустить на себя наплевательский вид.

А Саньке на самом деле было очень стыдно. Только не за Лёшку, а за себя. «Тоже мне, дура какая, расхвасталась!..» – злилась она.

Она потому и подошла сначала к брату, что знала: он если не словами, то взглядом даст понять, что она хвастливая идиотка. Ей-то хорошо, она тут каждое лето, и не всегда так бодренько лазила туда-назад, а училась этому уйму времени и сначала трусила как ненормальная, и вообще… А тут – нетренированный человек, который, может, никогда в жизни ничего подобного не делал! А если бы он сорвался?.. Ей очень хотелось, чтобы брат и даже Лёшка ее обругали сейчас, она это заслужила, – но Лёшка молчал, и вид у него был совсем потерянный. И Женька тоже ругаться не стал, лишь глянул хмуро и едва заметно покачал головой.

Лёшка, уловив это движение, решил, что так брат и сестра без лишних слов вынесли ему приговор. «Ну и пусть! Подумаешь! Плевать!» – разозлился он. А вслух сказал:

– Ну что? Поедем обратно?

– Поехали, – сразу отозвалась Санька.

По тому, как она быстро откликнулась, Лёшка еще сильнее убедился, что ей за него стыдно.

Молча вернулись к мотоциклу. На обратном пути Санька всё еще испытывала неловкость за себя и уже не лихачила, а вела «ижуху» осторожно и бережно, притормаживая на поворотах и медленно набирая скорость. И в этом Лёшка опять разглядел брезгливое к себе отношение.

«Действительно, как еще можно труса везти? Только так – аккуратненько, чтобы в штаны не наложил…» – И он совсем затосковал.




Дома уже был отец, он привез с собой щенка лайки. Назвал его Лютый – в честь будущих великих охотничьих достижений. Щенок еще плохо держался на лапах, но был любопытным – носился по всему дому, заваливаясь на поворотах. У него был пушистый мягкий мех, от переносицы тянулась нежная белая полоса, голова, спина и уши были серые, а на боках, словно солнечные зайчики, лежали белые пятна. А глаза у Лютого были небесно-голубые, удивленные. Он ненадолго отвлек Лёшку от мрачных мыслей. Но когда Лёшка вытаскивал перепуганного Лютого из погреба (бабушка открыла крышку, чтобы достать к ужину банку соленых огурцов), то опять загрустил – вот и Женька так же тащил его за загривок.

Лишь новость, что завтра с утра они с отцом вдвоем уйдут на «дачку», немного его утешила: в ближайшие два дня не надо будет встречаться с ребятами.

Глава восьмая

За горами, за лесами


И опять он промаялся до утра почти без сна, но уже не из-за комаров. Обиднее всего, что Санька ему очень понравилась, да и он ей, кажется, тоже, а теперь всё, не будет такая смелая девчонка дружить с трусом.

Утром ему выдали новый камуфляжный костюм – куртку и штаны в маскировочных пятнах, такого же цвета шляпу с москитной сеткой, как у Женьки. Костюм был впору, и теперь Лёшка понял, зачем отец спрашивал в письме его размер.

Вышли пораньше, по утреннему холодку. Всю дорогу шагали молча, иногда только перебрасываясь короткими репликами. Отец двигался впереди уверенным скорым шагом, выбирая едва заметные тропинки – пу́тики, как их здесь называли. Лёшка сначала запыхался – не мог попасть в этот стремительный ритм, но потом выровнял дыхание и приспособился к движению. От быстрой ходьбы настроение вроде исправилось, но скоро опять стали наползать воспоминания о вчерашнем. Лёшка злился на себя, что вспоминает, но отогнать неприятные мысли никак не получалось, картинка так и стояла перед глазами – как он болтается на канате, зависнув беспомощно над обрывом, и как потом Женька тащит его за шиворот по земле. Женька, который младше на целый год! А в это время его сестра, красивая девчонка, смотрит на них и стыдится его, Лёшки!

Но тяжелее всего было вспоминать, как он закричал – жалобно, униженно, тоненьким голоском. «Как будто блеял!» – зло подумал Лёшка. Захотелось сразу, как только вернутся с «дачки», покидать вещи в рюкзак и уехать из поселка, чтобы больше никогда сюда не возвращаться, забыть случившееся.

Но он понимал, что так не получится. Всё же придется им увидеться – не отсиживаться же дома с бабушкой до отъезда.

Шли уже больше пяти часов. Солнце всё сильнее припекало, теперь даже в тени было жарко. От молчаливой ходьбы, от того, что всё вокруг было одинаковым – высокие сосны, разлапистые ели и лиственницы, густой кустарник, редкие крохотные полянки, заросшие травой, подъемы и спуски один за другим, – от всего этого Лёшка начал утомляться, ноги заплетались, пот стекал по спине, от густого, влажного, горячего, тяжелого воздуха кружилась голова. Хотелось спрятаться в тени под деревом, напиться воды, вытянуть, расслабить ноги и так посидеть хоть немного, но отец всё шел, и по его уверенному шагу было понятно, что отдыхать он не собирается.

Опять пошли в гору, поднимались долго, наверное, это был самый длинный и крутой подъем из тех, что они уже преодолели. Рюкзак давил на плечи, тащил назад, а когда Лёшка выпрямлялся, то казалось, что под его тяжестью он вот-вот опрокинется на спину. Тогда Лёшка снова сгибался, лез вверх, цепляясь за ветки или траву, и думал только об одном: скорее бы уже дойти.

Наконец они поднялись на сопку, поросшую редким лесом. Вокруг лежали огромные, покрытые мхом валуны. Рядом с деревом, ветки которого были черны и голы, отец скинул рюкзак и карабин, расправил плечи.

– Передохнём, – хрипло сказал он.

Лёшка с радостью снял с себя рюкзак, кулем повалился на землю. Ноги враз ослабели, и даже было непонятно, как он снова сможет подняться и продолжить путь. Достал термос, который привез с собой из Москвы, бабушка туда перед дорогой налила клюквенного морса, сделал несколько глубоких глотков. Жажда сразу прошла, в голове прояснилось – морс был вкусный, с кислинкой.

– Устал? – спросил отец.

– Еще бы. Целый день топаем, – отозвался Лёшка недовольно.

– А знаешь, сколько отсюда до поселка, если по прямой? – усмехнулся отец.

– Километров пятьдесят, – прикинул Лёшка. Он хотел сказать сто, но поскромничал.

– Двенадцать!

– Как – двенадцать? – Лёшка опешил. – Мы же… целый день…

– В тайге, да по такой дороге, расстояния совсем по-другому измеряются, – улыбнулся отец. – И ощущаются по-другому. Про таежную версту слышал? Которая километр за пять?

– Как это? – не понял Лёшка.

– Да вот так это – как мы сюда топали, – сказал отец весело.

Лёшка не стал дальше расспрашивать про таежную версту, а только кивнул на дерево, под которым они расположились:

– Что это с ним?

– Молния ударила, – объяснил отец. – Была когда-то лиственница. Теперь вот…

– Понятно, – сказал Лёшка.

Говорить больше не хотелось.

Отец тоже замолчал. Сидел положив оружие на колени, поглаживая ладонью приклад, но каждый раз тревожно вскидывал голову и долго прислушивался, когда вдруг где-то хрустела ветка или срывался камень. Лёшка заметил его тревожные движения, посмотрел вопросительно.

– Дрянь в тайге без собаки, – сказал отец. – Всегда предупредит, если что. Знаешь, как говорят? При верном псе и сторож спит. Вот Найда у меня была! За версту зверя чуяла. А какая соболятница! Ни за что зверя не пропустит, всегда на него выведет. Другую такую еще поискать. Посмотрим, что из нашего Лютого вырастет! – хмыкнул он.

– А что с ней случилось? С Найдой?

Отец не сразу ответил, опять чутко прислушивался к чему-то. Лёшка ничего подозрительного не слышал: по-прежнему шумели, покачиваясь от ветра, верхушки деревьев, гудели на бархатных басах шмели, трезвонили птицы.

– Хороший охотничий пес долго не живет. Как солдат – в бою погибает, – наконец сказал отец. – Такая у него доля.

– Она погибла? – спросил Лёшка.

– Медведь зашиб.

Лёшка ждал продолжения рассказа. Как погибла Найда? Был ли отец рядом? А если был, как ему самому удалось спастись? Убежал он или убил того медведя?

Но отец заговорил о другом:

– Таким же хорошим соболятником у Генки Ким был. Не хуже Найды. А то и получше, наверное. Вот тоже головастый пес! Прирожденный охотник. Видел по нашей улице крайнюю избу? Она пустая сейчас. Генкин дом, друга моего. Им уехать пришлось. С сыном беда, погиб Никита. Семье теперь помогать надо, там детей трое. Вот Генка с женой собрались и уехали, что поделаешь. Кима мне отдали. С собой в город не возьмешь ведь. Зачем гробить такого пса? Такому псу без охоты нельзя. Только он сбежал, зараза! – невесело хохотнул отец. – Я его не на цепь посадил, на веревку. Цепной пес хранит верность только конуре, правильно? Вот, не хотел его цепью унижать. А он веревку перегрыз, стервец!

– А куда убежал? – спросил Лёшка.

– Да кто его знает. За хозяевами, наверное.

– Они же в город уехали, – удивился Лёшка.

– А ему какая разница? Для него они просто уехали, бросили, одним словом. Непонятно это ему – почему бросили. Вот и сбежал, чтобы найти и спросить, уже полтора месяца гуляет где-то! – усмехнулся отец. – Ладно, пошли. А то засиделись.

Лёшка помедлил. Вставать не хотелось, но отец уже поднялся. Лёшка вздохнул и неожиданно для себя легко вскочил на ноги. Еще несколько минут назад он думал, что больше никогда не сможет встать – так устал, а сейчас чувствовал бодрость, только немного плечи заломило, когда надевал рюкзак.

Теперь они прошли совсем немного, может быть с полчаса, и все время по ровному месту – было даже непонятно, зачем отдыхали.

– Пришли, – сообщил отец.

Он круто свернул в сторону, Лёшка – за ним, и скоро увидел маленький деревянный домик.

Охотничья избушка стояла между двумя здоровенными кедрами, их кроны плотно сплелись, образуя как бы еще одну дополнительную крышу. Стены избушки были из толстых бревен, в маленьких окнах вместо стекол – полиэтилен. Лёшка спросил, почему на окнах пленка. Отец объяснил, что смысла нет стеклить, медведь всё равно побьет.

– Стекол на него не напасешься, – сказал отец. – Самый неприятный гость у нас – медведь. Всё порушит внутри, вещи изорвет и выкинет вон. Смотри. – Он показал глубокие царапины на двери. – Видишь, отметился?

– Это медведя? – Лёшка со страхом посмотрел на царапины.

Отец кивнул.

В избушке было тесно. У стены Лёшка увидел двухъярусный топчан, напротив окна – непокрытый деревянный стол, рядом две самодельные лавочки, посередине комнаты – печку-буржуйку. В дальнем углу стояла железная бочка под крышкой. Крышка была закрыта на висячий замок. Отец, увидев, как Лёшка рассматривает бочку, объяснил, что в ней хранятся продукты.

– Иначе зверье всё пожрет, – добавил отец. – Ладно, бросай вещи. Пойдем покажу, а уже потом гоноши́ться будем.




За горами, за лесами


Они вышли из домика, спустились немного по едва заметной тропинке. Впереди блеснула вода, расступились, будто занавес в театре, деревья, и Лёшка с отцом оказались у небольшого лесного озерка. Вокруг, как солдаты на часах, застыли сосны. Лёшка шагнул к самому берегу. На дне виден был каждый камешек – такой чистой и прозрачной была вода, играли на поверхности солнечные зайчики.

– Посиди пока здесь, – сказал отец. – Пойду печку затоплю. Посиди, я позову.

Он ушел. Лёшка с удовольствием устроился на траве. Все же дорога его вымотала. Сидел не шевелясь, боясь движением нарушить тишину. Даже птицы примолкли, сосны стояли не шелохнувшись, лишь бесшумно носились над водой стрекозы, блестя на солнце крыльями, да едва заметно покачивались на дне озерка водоросли.

Чем дольше Лёшка так сидел, тем меньше ему хотелось шевелиться. Забылись, как плохой сон, неприятности, которые мучили и не давали покоя, а настоящее – вот оно, прямо перед ним: лесное озеро, от которого тянет прохладой, деревья, стрекозы, солнечные зайчики… и тишина.

Такое состояние умиротворения Лёшка за свои четырнадцать лет испытывал, кажется, впервые, и теперь прислушивался к нему, не понимая, что с ним такое происходит, но это непонимание не было неприятным.

Потянуло дымом – это отец растопил печку. Лёшка, уловив вкусный запах, встрепенулся, и, будто ожидая этого движения, зашумели птицы, мягко подул ветер, солнечные зайчики запрыгали по воде. Лёшка поднялся, пошел к избушке.

Вечером они разожгли костер на берегу, наловили («надергали», как отец сказал) рыбы, сварили уху. Солнце ушло за сопку, и сразу стало темно, но уже с другого края неба поднималась луна, освещая верхушки деревьев. Разгорались звезды. Лёшка наелся до отвала и лежал у костра – глядел на огонь, на воду, где отражались звезды, слушал, как потрескивают дрова, смотрел, как взлетают и исчезают в небе искры.

Отец расспрашивал о школе, о том, куда Лёшка собирается поступать после окончания. Лёшка отвечал обстоятельно и сам себе нравился – такой взвешенной и неспешной была его речь. Но вот отец заговорил о другом.

– Ты не спрашиваешь, почему я от вас уехал, – сказал он.

– Мама говорит, что тебе у нас было всё чужое, – отозвался Лёшка.

– Верно, – согласился отец. Помолчал. – Для меня здесь всё настоящее: охота, рыбалка, тайга. – Он мягко надавил на слово «здесь». – И сам я здесь тоже настоящий. А для мамы всё настоящее в городе. А у нас всё чужое.

Лёшка кивнул – почти такими же словами мама объяснила причину развода.

– Я только с вами себя нормально чувствовал. А стоило выйти из дома, то будто у хозяев переночевать попросился и задержался непонятно насколько. – Отец пошевелил костер палкой. Огонь взметнулся, рассыпался искрами. – Тяжело это. Понимаешь?

Лёшка солидно кивнул – он понимал, но смутно.

Отец вдруг хохотнул, весело посмотрел на сына:

– Я первое время у вас по солнцу ориентировался, как здесь. Так дорогу запоминал. Из подъезда выйду и смотрю, в какой оно стороне. Ага. Это, значит, запад. А к метро, значит, на юго-восток идти надо.

– Прикалываешься! – не поверил Лёшка.

– Честно! – усмехнулся отец. – Мы когда в Новосибирске застряли, в аэропорту… ну, когда только познакомились, то оба как в гостях с мамой были. А когда я к маме приехал, потом она ко мне, поняли – нет, не приживемся. Знаешь, когда я понял, что нельзя ее сюда увозить? Если бы я настоял, мама бы поехала со мной, уверен. Потом бы терпела, мучилась. Но ради того, чтобы сын с отцом рос, осталась бы…

– Когда понял? – спросил Лёшка.

Ему было хорошо от этого разговора. Отец говорил с ним! И не просто говорил, а говорил как с абсолютно взрослым человеком. Такой серьезный, доверительный мужской разговор. Он больше не жалел, что приехал в такую даль. Даже несмотря на канатку.

– Мама меня на концерт к себе позвала… Не знаю, что играли… Да я музыку и не слушал особо, я не разбираюсь. Всё на нее смотрел, на выражение лица. Вот тогда и понял: нельзя ей уезжать, – продолжал отец.

Лёшка опять не очень врубился, но уточнять не стал.

Мягко дунул от озерка ветер, костер снова заметался, дымом заволокло глаза. Лёшка сел, взял веточку, стал подталкивать в костер выскочивший под ноги уголек.

– Ты в детстве мне сказки рассказывал, – начал Лёшка. – Помнишь? И всегда они начинались одинаково: «За горами, за лесами…» Фишка у тебя такая была, пап. Так начинать…

– Фишка – это в смысле? – спросил отец.

– Ну… это прикол такой…

– Прикол? – Отец улыбнулся. – Ну, может, и прикол… Не помню, Лёш.

– А я помню. Про собаку, – сказал Лёшка. – Она мне очень нравилась. Вот только, о чем была, не запомнил. Знаю точно, что про собаку.

– Совсем не помню, – покачал головой отец. – Давай-ка на боковую. Устал я что-то. – Он тяжело поднялся и поморщился.

– Чего ты? – спросил Лёшка. – Болит что-то?

– Так… ерунда… пройдет! – отмахнулся отец. – Ночью гроза будет.

– Гроза? – Лёшка посмотрел на чистое, безоблачное сейчас небо.

– Ты кверху бошку не задирай. У меня поточнее барометр имеется. – Отец похлопал себя по пояснице.

Они затушили костер, собрали вещи, вернулись в избушку.

Засыпая, Лёшка думал, что отец начинал рассказывать много историй, но ни одну не довел до конца – хоть про эту Найду, которую медведь задрал, хоть про таежную версту, или вот сказка, которую отец рассказывал в детстве… Может быть, потому она не запомнилась, что в ней был только зачин, а продолжения не было? Это было похоже на концерт, который Лёшка слушал в прошлом году в джазовом клубе. Сначала пианист начинал тему, потом замолкал, и эту же тему, разрабатывая по-своему, подхватывал гитарист, затем контрабасист, саксофонист. Вот и отец, как тот пианист в клубе, начинал «играть» тему, но потом останавливался… Вдруг неприятно кольнула мысль, что и семью отец так же начал и не закончил – уехал. Но думать об этом больше не хотелось. Он решил завтра уговорить отца рассказать хотя бы о том, как погибла Найда.

Вдруг отец забормотал что-то во сне, затих, потом застонал. Этот стон вновь напомнил Лёшке о канатке и о собственном унижении.

«Всё! Достало меня! – подумал Лёшка. – Вернемся, пойду к ребятам, скажу – везите меня опять на канатку. И тогда уж точно перелезу. Сдохну, но перелезу!»

Решив так, он сразу успокоился и скоро уснул.

Глава девятая

За горами, за лесами


Ночью сквозь сон он слышал, как гремит гром, тревожно шумят деревья, как колотит по крыше дождь. К утру лить перестало, только с тихим плеском падали с крыши капли в заполненную водой бочку, что стояла у стены избушки, да пела неподалеку птица: запоет – замолкнет, опять запоет – вновь притихнет. Лёшка свесился с верхнего яруса. Внизу было пусто, но уже потрескивали дрова в буржуйке – отец, пока он спал, разжег огонь.

– Ы-ы-ы-ы-ы… – вдруг услышал он сдавленный стон.

Прислушался. Но стон не повторялся, лишь по-прежнему безмятежно пела птица. Лёшка спустился на пол, обулся, вышел из избушки. Отец лежал у поленницы на боку, притянув ноги к подбородку, неестественно подогнув под себя левую руку. Рядом валялся колун, на широком пне, где отец колол дрова, стоял массивный чурбак.

– Пап! – крикнул Лёшка, подбегая к отцу. – Ты чего, пап?

Отец с трудом пошевелился.

– Ы-ы-ы-ы… – опять застонал он сквозь зубы. – Лёх… плохо… спина… – Был он очень бледен. – Дров хотел… пошинкать… и вот…

– Подожди, я сейчас, – засуетился Лёшка. Он ухватил отца за плечи, попробовал приподнять, но тот только сильнее заскрипел зубами от боли.

– Погодь. Не трогай. Дай отдышаться…

Лёшка сразу отдернул руки, отступил назад, стоял и растерянно смотрел на отца.

– Что случилось-то? Ударил себя, что ли? Топором ударил?

– Да спина… Спину схватило. Нерв защемило, наверное. Не знаю…

– А что делать?

– Сейчас… попробую.

Отец уперся правой рукой в землю, чуть приподнялся, медленно вытянул из-под себя левую, но опять замер, задышал тяжело, застонал. Полежав так немного, попробовал приподняться. Лёшка опять бросился помогать. С большим трудом отцу удалось встать на колени. Так он простоял пару минут, собираясь с силами, низко опустив голову, потом, опираясь на Лёшку, поднялся на ноги, но разогнуться не смог – стоял так, упираясь руками в колени. Пот катил с его лица крупными горошинами.

– Подожди. – Лёшка встал перед ним, придвинулся ближе, нагнулся. – Давай хватайся.

Отец положил ему руки на плечи, почти повис на нем, Лёшка сделал шаг, отец сделал шаг. Так, по сантиметру, они добрались до избушки. Переступая порог, отец вдруг резко дернулся, захрипел, но удержался, не упал, лишь сильнее навалился на сына. Но Лёшка выдержал, дотащил отца до топчана, медленно вместе с ним повернулся… И тут отец ослабил хватку, повалился назад. Он, наверное, просто хотел сесть, но боль не пустила. Отец неловко ухнул на топчан, вскрикнул, а когда Лёшка посмотрел на него, то увидел, что отец потерял сознание – глаза закатились, зрачков видно не стало. Лёшке сделалось жутко: казалось, что отец смотрит на него пустыми белыми глазницами.

– Пап!.. – шепотом позвал Лёшка. – Ты чего? Пап?! – Он растерянно стоял у топчана и совершенно не представлял, что делать.

Отец лежал без движения, и даже дыхания слышно не было. Лёшка склонился к нему, приник ухом к груди, услышал, как тихо и далеко-далеко бьется сердце – значит, отец не умер, жив. Но как привести его в чувство? Лёшка огляделся, кинулся к деревянному шкафчику на стене, где у отца, он заметил, была аптечка, стал перебирать таблетки. Он читал незнакомые названия, разворачивал инструкции и только хуже паниковал. Он видел в кино, как на марлю капали какую-то жидкость из стеклянного флакона, а затем давали понюхать потерявшим сознание людям и они приходили в себя. Но что это было, он не знал – камфара, амфора? И уж точно ничего похожего на стеклянный флакон из кино не было в аптечке.

Еще он видел, тоже по телику, как делают искусственное дыхание – когда человек тонул, например. Можно ли отцу делать искусственное дыхание? Ведь у него болела спина, а если давить на грудину, не станет ли ему только хуже? А вдруг, пока он тут мечется и не знает, что делать, отец умрет?

Тут отец выдохнул, пошевелился.

– Ты как? Пап, ты как?! – закричал Лёшка.

Отец мутно посмотрел на него, но уже будто свет изнутри зажегся и медленно высветлил, прояснил взгляд.

– Прихватило меня. – Отец попытался улыбнуться, но только поморщился и выругался. – Еще не было, чтобы вот так… – Он попробовал пошевелиться, приподнял голову, но беспомощно уронил ее на топчан. – Вот же… Не могу!

– Может, лекарства какие? – спросил Лёшка.

– Какие лекарства! – сказал отец. – Да и нет у меня здесь ничего такого. Обезболивающие уколы надо, наверное. Не знаю я, Лёш. Может, анальгину дай… Там, в аптечке… Давай подождем, там видно будет. Отлежусь, и всё пройдет. – Отец прикрыл глаза, затих.

Лёшка отыскал две таблетки анальгина, сел на лавку, задумался, как быть дальше. Связи здесь нет, позвонить и позвать на помощь не получится, тащить на себе отца он тоже не сможет – слишком тяжелый, да и каждое движение ему причиняет боль. Ждать, когда полегчает, тем более не вариант. Вдруг станет хуже? А если при таком приступе нужна срочная операция? Как отец сказал – нерв прищемило? Что, если этот нерв сам никогда обратно не расщемится?

Можно рискнуть и подождать. Вернуться они должны были сегодня вечером. Не придут сегодня или завтра, бабушка начнет беспокоиться… но, допустим, в тревоге она может подождать еще сутки, потом только начнет звать на помощь. Наверное, побежит к Митричу. Тот соберется, придет сюда – это еще целый день. Но и вдвоем они отца из тайги не вынесут, он вон какой здоровый, а Митрич старенький. Нужна машина или хотя бы мотоцикл, Санькина «ижуха». Но «ижуха» в Ушаковке, а обратно – это опять полдня. И еще не факт, что проехать на мотоцикле сюда можно, по такому бездорожью. Или Митрич вызовет спасателей, чтобы отца на вертолете увезти? Вот если бы сразу им узнать, что надо спасателей вызывать, а не ходить туда-сюда по тайге – другое дело! Лёшка достал телефон – связи, конечно, не было.

– А что, если…

Но он остановил себя – от мысли, что пришла ему в голову, стало и весело, и страшно. Набрал в чайник воды, поставил на буржуйку кипятиться, чтобы напоить отца чаем, пошуровал железным штырем в углях, подбросил еще дров. Когда вода закипела, заварил прямо в железной кружке чай, поставил рядом с отцом на лавку.

– Пап! – позвал тихо, тронул за плечо.

Отец со стоном завозился, посмотрел на Лёшку:

– Перепугался? Ничего… Отлежусь, пройдет.

– Может, я сбегаю? – тихо спросил Лёшка.

– Куда? – не понял отец.

– В поселок. Позову кого. Ты же сам говорил – всего двенадцать километров…

– Я тебе сбегаю! Из головы чушь эту выкинь. Даже не думай. Заблудишься, дурила!

– Да я помню дорогу, пап, – уверенно сказал Лёшка. И правда, сейчас ему казалось, что он отлично ее помнит.

Но отец покачал головой, закрыл глаза.

Лёшка отошел, налил и себе чаю, а когда вернулся к топчану, отец уже спал.

Он вышел из избушки, прошел к озерку. Шумел в соснах ветер, по воде пробегала легкая рябь, солнце еще не поднялось из-за сопки, но воздух был сухим, мягким и теплым – день обещал быть жарким. Трава уже подсохла, и ничего не напоминало о ночной грозе. Лёшка поднял голову. Высоко в небе парила птица, недвижно расправив крылья.

– А что? Почему бы и нет? – вслух сказал Лёшка. – Просто надо вспомнить дорогу. И всё.

Он сел, стал вспоминать, как они добирались сюда, но вместо этого живо представил, что идет по поселку – быстро, но без суеты. Проходит сразу к Санькиному дому. Она во дворе возится с мотоциклом, а Женька помогает. Лёшка подходит к калитке, просит позвать кого-нибудь из взрослых, еще ничего не объясняя. Выходит Митрич. За ним – Санькин отец. Точно, их же отец привез! Как его? Дядя Володя вроде бы. Лёшка рассказывает, что случилось. Говорит он мало и только по делу. Дядя Володя сразу уходит собираться. Лёшка ждет, на Саньку с Женькой не смотрит, но чувствует взгляд девочки – полный уважения, даже восхищения, что вот, не побоялся же Лёшка один отправиться в путь через тайгу, не испугало его, что можно заблудиться или на зверя нарваться… на медведя, например. Но Санька ничего не говорит, только смотрит на него во все глаза. Молчит и Лёшка – зачем слова тратить?

Прибегает бабушка. Каким-то образом она всё уже знает, начинает охать, ахать и причитать, а потом, немного успокоившись и порасспросив об отце, обнимает Лёшку и громко говорит: «Но как же ты не забоялся один пойти? Я всю жизнь здесь прожила, и то бы не решилась, одна-то!»

На это Лёшка пожимает плечами: мол, что тут такого, вполне мужской поступок. И то, что он не болтает, что так скуп в словах, но на деле оказался мужественным и бесстрашным, еще больше прибавляет уважения в глазах Саньки, он это видит. И позор на канатке забыт навсегда.

– Всё! Пойду, – вскочил Лёшка. Но опять сел. Хорошо бы все же вспомнить дорогу-то.

От избушки надо будет пройти по косогору до сожженной лиственницы, где они отдыхали, потом повернуть налево и спуститься вниз по склону до распадка, вновь подняться на сопку – там есть полянка. Такая маленькая, с травой. Пройдя полянку, надо будет забрать влево и снова спуститься с сопки, а дальше всё просто: только четыре спуска и четыре подъема (или пять, засомневался Лёшка, но тут же одернул себя: какая разница, четыре, пять или десять, они тут все одинаковые – спускайся, поднимайся и опять спускайся), и всё, он в поселке. Главное, не сворачивать никуда. Они с отцом так и шли – вверх да вниз, никуда не сворачивая.

Лёшка осторожно, чтобы не потревожить отца, вернулся в избушку, взял спички, наполнил водой термос, прихватил банку с дегтем, чтобы комары не жрали. Взглянул на карабин, но брать не стал. Стрелять из такого он пока не умел и теперь жалел, что не попросил отца еще вчера поучить его – вот было бы кстати.




За горами, за лесами


«Прийти бы в поселок еще и с ружьем! – размечтался Лёшка. – Совсем бы круто!»

Он поставил чайник с водой на лавку, рядом устроил полбуханки хлеба, тихо придвинул лавку поближе к топчану, чтобы отец смог дотянуться. Не похоже, что он опять был в обмороке, – дышал хоть и тяжело, но глубоко и ровно. Лёшка вышел из избушки, тихо прикрыв за собою дверь, немного постоял, ожидая, что отец вдруг проснется и позовет его, но отец не позвал. Лёшка набрал полную грудь воздуха, огляделся. Ровно и монотонно шумели деревья, безмятежно пели птицы, где-то далеко опять куковала кукушка.

Лёшка подтянул потуже лямки рюкзака и, не оглядываясь, быстро пошел по тропинке.




По косогору он почти бежал и примерно через час понял, что шли они вчера с отцом от лиственницы совсем недолго, в два раза меньше по времени, чем он сейчас, и шли медленно, а он бежит уже долго, и лиственницы всё нет. Лёшка остановился, отдышался, но возвращаться не стал: не хотелось терять время. Вспомнил, что, поднявшись по холму к лиственнице, они потом свернули вправо. Значит, необязательно возвращаться, а можно сразу пойти вниз по холму. Только если они пошли с отцом направо, то Лёшке надо взять налево, и пусть он выйдет немного в другом месте, но можно запросто пройти по распадку назад, до нужной тропинки, сопка ведь никуда не денется. Потом опять будет подъем, а уж там он разберется.

Лёшка стал спускаться по крутому склону, несколько раз опасно заскользил вниз, мелкие камешки с тревожным шорохом покатились из-под ног, но он не упал и не зашибся, спустился благополучно и оказался в распадке. Здесь они точно не проходили. Когда вчера поднимались, шли среди валунов, а здесь густо рос какой-то колючий кустарник. Лёшка было сунулся в него, но сразу ободрал лицо и руки, стал обходить. Шел долго, пока кустарник не поредел, тогда Лёшка юркнул в просвет, полез в гору, спотыкаясь на частых корнях. Скоро опять остановился. По его подсчетам, вот-вот должна была закончиться круча и начаться верхушка сопки, но подъем все тянулся, приходилось, поскальзываясь и спотыкаясь, забираться вверх. Наконец подъем закончился, лес поредел, идти стало легче. Лёшка пробежал вперед, ожидая увидеть тропинку вниз, но сопка, вопреки ожиданию, опять поползла вверх, и подъем был круче прежнего.

– Что за ерунда! – забеспокоился Лёшка. Появилось желание повернуть назад, пока не поздно и он недалеко ушел от избушки… Но он подумал о Саньке, о Женьке и решил всё же подняться и на этот холм, а там уже видно будет – идти дальше, если дорога покажется знакомой, или вернуться к отцу и ждать, когда за ними придут. А придут обязательно, бабушка, если их долго не будет, забьет тревогу.

Вдруг деревья расступились, и перед ним открылся крутой подъем, весь в крупных частых валунах, будто это был каменный водопад, лишь высоко впереди золотились на солнце стволы сосен. Лёшка забрался на один валун, перемахнул на другой, но оступился и больно ударился коленкой об острый выступ.

– Не хватало еще ногу сломать! – И он повернул назад.

Он решил вернуться к избушке, пока помнит обратную дорогу. Это казалось несложно, надо было лишь спуститься с холма, выйти к колючему кустарнику в распадке, пройти вдоль него и вновь забраться на сопку. Но, спустившись, никакого кустарника он не нашел.

Лёшка двинулся по распадку вперед, еще надеясь, что, спускаясь, немного взял в сторону, но, сколько ни шел, кустарника не было. Сел, привалился спиной к стволу, решив передохнуть и собраться с мыслями, опять прокрутил в голове весь путь от избушки сюда, пытаясь понять, где ошибается, но теперь вся дорога показалась ему такой запутанной, что он совершенно растерялся. Сидел долго, чувствуя, как тревога становится всё сильнее.

«Неужели заблудился?» – подумал он, но в страхе отогнал от себя эту мысль. Не мог же он заблудиться так быстро, в самом деле! Избушка где-то рядом, отец рядом.

Он поднялся, опять полез на сопку. И наверху чуть не заплакал: он оказался на голой, без единого деревца вершине. Здесь он точно еще не был. Ни с отцом вчера, ни один сегодня. И куда теперь? В какую сторону? Он сделал несколько шагов вперед и вдруг оказался на краю скалы. Спуститься тут было невозможно, надо возвращаться. Лёшка отдышался, огляделся. В какую бы сторону он ни смотрел, всюду были сопки, поросшие лесом. Он отошел подальше от обрыва, выбрал более-менее сносное место и медленно стал спускаться. Когда спуск закончился, Лёшка вышел к густо поросшему кустарником оврагу. Но тот ли это был кустарник или нет?.. Со дна оврага тянуло гнилой сыростью, здесь сильнее кусали комары, а мошки было столько, что казалось – сам воздух шевелится. Лёшка, отбиваясь, отмахиваясь от комаров и мошки, побежал от оврага, опять полез в гору. Нестерпимо хотелось пить, но решил сначала подняться, оглядеться. Он всё еще не верил, что заблудился.

Лёшка забрался на сопку. Здесь опять росли сосны, пихты и ели – и ничего не подсказывало дорогу назад, к избушке. Подул ветер, деревья угрожающе закачались. Лёшка посмотрел вверх, увидел, что небо затянуло светлой пленкой и по ней, скользя, будто по целлофану, плывут темно-серые облака.

Он глянул в телефон. Двенадцать десять. А вышел, когда еще не было восьми. Оказывается, он кружит по тайге больше четырех часов! Наверное, отец уже хватился, кричит, зовет, а подняться у него не получается – боль в спине не дает. Лёшка представил, как ругается отец, поняв, что сын ушел в тайгу. Он сейчас был бы рад услышать даже эту ругань, только бы не оставаться одному в лесу.

Он сделал несколько шагов, остановился, повернул назад, прошел совсем немного и опять остановился, потоптался на месте. Вдруг ноги сами собой подкосились, он сел, где стоял, опустил голову, зажмурился и почувствовал, как покатились из глаз слезы.

Глава десятая

За горами, за лесами


Тревожиться баба Нина начала почти сразу, как только сын с внуком ушли в тайгу. Сначала тревога была как легкая рябь на воде, но проходил час, другой – и она усиливалась. К вечеру баба Нина уже не находила себе места.

– Да что со мной такое! – удивлялась она. – Перестань о дурном думать, старая! – Но чем больше себя успокаивала, тем больше тревожилась.

Весь день, чтобы не думать о плохом, она занимала себя хозяйством: помыла дом, побелила печку, приготовила обед и сразу ужин, почистила курятник, вымела двор, прополола грядки. Но ближе к вечеру беспокойство так захватило, что ничего делать она больше не могла, слонялась по дому, не зная, как успокоить себя, уже полностью подчинившись дурному предчувствию; тело била мелкая дрожь, болело сердце, сердечные капли не помогали. Она всё чаще выходила на улицу, и хоть понимала, что сегодня ждать уж точно не стоит, ведь сын обещал только завтра вернуться, но всё равно подолгу смотрела на дорогу.

Всю ночь баба Нина не спала. Громыхал гром, сверкали молнии, дождь хлестал по крыше, сыпал частой крупчаткой в окна. Баба Нина вздрагивала, садилась в кровати, крестилась, бормоча молитвы, опять ложилась, прикрывала глаза, стараясь успокоиться и уснуть, но сон не шел. Всё сильнее и сильнее давило сердце от недоброго предчувствия, но самое тяжелое было то, что она не понимала этой тревоги, не могла ее объяснить и потому еще больше мучилась.

– Да что же это?! – восклицала баба Нина, сердясь на себя, что никак не может успокоиться. Вставала, шаркала по дому, выглядывала во двор, опять ложилась на кровать, чтобы через пять-десять минут вновь вскочить и бродить, не находя себе места.

Но и утром тревога не оставила – наоборот, с каждым часом предчувствие беды усиливалось. Занимаясь привычными домашними делами, она не переставала искать причину своего беспокойства. Сначала она думала, что волнуется так потому, что сын ушел не один, а увел с собой внука, совсем несмышленого в таежных походах мальчишку. Но Игорь вырос здесь, говорила она себе, тайгу на сотни верст вокруг вдоль и поперек исходил, и волноваться не стоит, к тому же Игорь – бывалый охотник, не раз в передряги попадал и всегда с ними справлялся, он уж точно не даст Лёшку в обиду.

Все это она умом понимала, а успокоиться ну никак не могла.

Начиная с обеда ожидание стало невыносимым. Каждый час тянулся, как целые сутки. То и дело она выскакивала на улицу, стояла у калитки, не в силах вернуться в дом. Так прошел вечер. Сын и внук не возвращались.

– Точно случилось что-то! – металась по дому баба Нина. – Вот как пить дать случилось…

Еще оставалась надежда, что решили задержаться в избушке и придут завтра. «Мало ли, – думала бабушка. – Понравилось мальчишке там, не захотел быстро уходить. Вот и задержались».

Но это были слабые утешения. В глубине души она им не верила, а больше прислушивалась к дурному предчувствию, что жгло и терзало ее вторые сутки.

Ближе к ночи опять стали наползать на сопки грозовые облака. Частые грозы в конце июня в здешних местах не были чем-то необычным, но сегодняшнюю грозу баба Нина, сама не понимая почему, восприняла с ужасом, и как только потоки дождя обрушились на поселок, она не выдержала и расплакалась.

Ночь она опять провела без сна. В четвертом часу было задремала, но вдруг в страхе открыла глаза – ей показалось, что кто-то вошел в комнату.

– Кто здесь? – спросила бабушка, еще не совсем очнувшись ото сна. – Игорь, ты? Пришли, что ли? – обрадовалась она.

Вдруг молния озарила комнату, и в секундной вспышке стало видно, что в комнате никого нет.

Баба Нина перекрестилась, села на кровати, долго и чутко прислушивалась, но всё было тихо, лишь шумел дождь на дворе да монотонно тикали на стене ходики.

Баба Нина встала, потревожив Лютого, который пригрелся у нее в ногах. Тот поднял голову, зевнул во всю пасть и снова устроил голову на лапы, закрыл глаза. Вошел кот Барсик, степенно прошествовал по комнате, запрыгнул на кровать, потоптался, устраивая себе ямку, улегся, свернувшись калачиком. Баба Нина вышла на крыльцо. Дождь еще не перестал, но уже на востоке чуть светлело небо. Заметив хозяйку, выбрался из конуры Полкан, потянулся, завилял хвостом.

– Что-то случилось с нашими, – сказала ему баба Нина.

Полкан грустно опустил голову, опять слабо вильнул хвостом, будто извиняясь, что уходит, и спрятался в будку. Баба Нина вернулась в избу, но через час с небольшим она уже стучала в дверь дома Митрича.

На стук вышла Санька. Увидев бабу Нину, испуганно спросила:

– Ты что, баб? Случилось чего?

Но баба Нина, задохнувшись от быстрой ходьбы, молчала, пытаясь успокоить дыхание.

– С Лёшкой что-то? С дядей Игорем?

Баба Нина только кивнула и без сил облокотилась на перила крыльца.

– Зови отца, – наконец смогла выговорить она.

Санька юркнула в дом. Скоро показался Володя, заспанный, всклокоченный, со свалявшейся бородой; за ним плелся такой же заспанный Женька.

– Кого там? – крикнул из глубины дома Митрич и закашлялся.

– Дед, это баба Нина! – крикнул ему Женька.

– Что ты, теть Нин? Что так рано взбаламутилась? – зевая, спросил Володя.

– Беда! – сказала бабушка, всхлипнула и опять повторила: – Беда.

– Ну? Говори же!

– Вчера должны были вернуться. Вечером. А всё еще нет.

– Вчера? Игорь, что ли? Куда пошли-то? – спросил Володя.

– К озеру.

– Ну?

– А всё нет, – слабо повторила бабушка.

Володя поскреб бороду, опять зевнул.

– Ну ты даешь, теть Нин! Я-то думал… Да задержались просто. Сегодня придут. Что всполошилась-то?

– Беда с ними, – прошептала она уверенно.

– С чего ты взяла?

– Не знаю. – Баба Нина совсем сникла. – Чувствую. – И робко добавила: – Съездить бы туда. Кроме тебя некому. Дорогу знаешь. Феникс на ходу ведь, да?

– Феникс! – фыркнул Володя. Хотел еще что-то сказать, но промолчал.

Много лет назад в геологической партии, что стояла в Колотовке, случился пожар. Почти все машины, пострадавшие в пожаре, были списаны и пущены на металлолом, но дядя Володя, который работал тогда в слесарных мастерских, из списанной, покалеченной огнем техники соорудил аппарат странной конструкции. Возился с ним много, пока не удалось то, что задумал – к гусеничным скатам приспособил кабину и кузов от старого грузовика ЗИЛ-130. Назвал свое детище Фениксом, в честь легендарной птицы, которая возрождается из пепла.

Этот полутанк-полуавтомобиль был мощным подспорьем в поселковом хозяйстве. Дядя Володя возил на нем канистры с мазутом для местной электростанции, кирпичи для новых печей, буржуйки для охотничьих избушек, слесарный инструмент, стройматериалы для ремонта церковки, да всего и не перечислишь, что пришлось перевозить Фениксу. Возил и стариков, которым срочно нужно было попасть в больницу. Здесь, когда дороги размывало, добраться до города можно было только вертолетом. Вот и получалось, что Феникс в такое время единственный связывал поселковских с Колотовкой и городом.

– На чем же еще? – жалобно сказала бабушка.

– Ага! – хмыкнул на это недовольно Володя. – Приеду, они там сидят, рыбку ловят, уху трескают. А мы тут – пых-пых, пых-пых, да еще на вездеходе, – здрасти вам! Да меня Игорь на смех поднимет. Что, скажет, приперся? На запах, что ли? А я ему что? Давай хоть день подождем, теть Нин! Сегодня если не придет, тогда завтра сгоняю. Да придут сегодня, не волнуйся ты так, – сказал он, повернулся, собираясь уйти в дом, но в дверях задержался, хмуро посмотрел на бабушку: – Что-то на тебя не похоже всё это… Не припомню, чтобы хоть раз ты так гомонила… – Помолчал, обдумывая что-то, и добавил: – Но давай до завтра подождем, лады?

– Да не мучай ты меня! – заплакала бабушка. – Не вынесу еще день! Сама знаю, что дура! А места себе не нахожу, и всё тут. Случилось с ними что-то, чует мое сердце – случилось! Вы же друзья, Володенька… помоги!

– Если ты не поедешь, мы сами с Жекой поедем. Одни! Да, Жень? – вдруг встряла Санька.

– Чего-о-о?! – Дядя Володя повернулся к дочери.

– Того! – огрызнулась Санька.

– И на чем ты собралась ехать? – надвинулся на нее отец.

– На «ижухе», – не сдавалась Санька.

– А дорогу знаешь?

– Ты ведь расскажешь. – Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Тьфу! – в сердцах сплюнул дядя Володя. – Ну вот что ты несешь? Какого… – Видно было, что дядя Володя хочет выругаться, но он терпеть не мог матюгаться при дочери, потому сдержался, только головой покачал. – Какого лешего придумала? Дорогу не знаешь, да и на мотоцикле там не проехать.

– На мотоцикле не проехать, а на Фениксе запросто. А если и правда что-то случилось? – упрямо сказала Санька.

– Всякое бывает, конечно… – поскреб в затылке дядя Володя.

– Пап… Сам ведь говорил – тайга.

– Это верно, – согласился дядя Володя. – Ладно. Съезжу. А приеду, скажу: «Мужики, такси не вызывали?» – усмехнулся он.

– Мы с тобой! – выпалила Санька.

Но на это отец повернулся к дочери и показал дулю.

– А вот это видела?!

– Ну па-а-ап! – заканючила Санька.

– Сказал – всё, значит – всё! – отрезал отец. – Хватит того, что сам поеду. – И добавил с досадой: – Чёрт знает зачем!

– А мы за тобой. На «ижухе», – опять начала Санька.

Но дядя Володя уже не слушал, повернулся и ушел собираться.

– Не надо, Сань, оставь, – зашептала бабушка. – Согласился, и ладно. Спасибо тебе, родненькая! Я уж не знала, как уговорить.




За горами, за лесами


Через полчаса из гаража, урча на низких нотах, выдвинулся Феникс, в боковом окне мелькнуло недовольное лицо Володи. Бабушка перекрестила удаляющуюся по улице машину, медленно пошла к дому. Беспокойство хоть и не прошло, но стало уже полегче, что к ним поехали. Пусть даже зря она всех взбаламутила, но, как говорится, береженого Бог бережет.

Глава одиннадцатая

За горами, за лесами


Игорь очнулся почти сразу после Лёшкиного ухода, позвал сына, подождал немного, опять позвал, прислушался, – но лишь шумели деревья вокруг.

– На озере, наверное, – решил он и закрыл глаза.

Спину он повредил еще в армии, когда всем взводом разгружали состав с мукой. Взвалив на плечи сотый, а может быть двухсотый, белый мешок, он вдруг почувствовал, будто что-то оборвалось внизу позвоночника, и боль горячей волной окатила тело. Но мешок не бросил, дотащил до склада. Только после того, как скинул его с плеч, попытался выпрямиться, прислушиваясь к спине. Боль не отпускала, спина до конца не разгибалась, ныла от поясницы и до лопаток. Игорь потянулся, осторожно поприседал, и стало чуть легче, но уже взводный шел к нему, взглядом спрашивая, что это он зарядку решил устроить, когда другие как заведенные бегают от вагона до склада. Игорь махнул рукой, мол, всё нормально, опять пошел к вагону, подставил плечи под очередной мешок – жаловаться он не привык, и здесь, в армии, не собирался начинать.

К вечеру спину совсем отпустило – не сразу, но отпустило. Игорь забыл про боль, да и она долго не давала потом о себе знать, временами только вдруг прихватывало, но стоило полежать, как всё проходило.

Боль вернулась года два назад. Обходя на дальних угодьях ловушки, он попал в сильную метель. Перебираясь через реку, из-за кружавели перед глазами не заметил полынью, ухнул в нее с головой. Течение сразу потащило под лед, но он успел ухватиться за край полыньи, сильно подтянул себя вперед, высунул голову на поверхность, вдохнул. Вдруг почувствовал, как опять что-то оборвалось внутри, сразу резко полоснуло по пояснице, будто кто-то воткнул в спину нож по самую рукоятку, в глазах потемнело, сильно затошнило, но он не ослабил хватку и все-таки вытолкнул себя на лед, где потерял сознание. Очнувшись, попробовал встать, но метель и боль не пускали. Одежда враз затвердела, стала будто из железа и покрылась инеем. Найда суетилась вокруг, хватала зубами заиндевевшую штанину, рукав, тянула прочь от полыньи. Когда хозяин замирал обессиленно, ложилась рядом, согревая своим телом. Кое-как, где ползком, где на карачках, он добрался до избушки, с трудом разделся, взобрался на топчан и там опять потерял сознание.

Несколько суток он провалялся в жару. Домик выстудило, а протопить его как следует не хватало сил. Но всё же он смог преодолеть болезнь, поднялся. Вот только спина с тех пор стала болеть постоянно – не слишком сильно, и это не мешало ему жить как жил, но боль лишь временами притуплялась, а чтобы совсем уйти – такого не было. Игорь как-то притерпелся к ней и старался не замечать, как это свойственно мужчинам, которые, что бы ни делали, лишь бы до последнего не идти к врачу.

Вот и вчера, когда уже поднялись с сыном к обгоревшей лиственнице, он вдруг почувствовал, что спина вновь начинает отчетливо ныть и тянуть. Потому и устроил привал, хотя дойти оставалось всего ничего. Он стал мысленно уговаривать боль дать ему передышку, побыть с сыном без ее назойливого присутствия. Спину и правда немного отпустило, но когда сегодня пошел нарубить дров, то одного неловкого движения оказалось достаточно, чтобы заело и скрючило, как никогда прежде.

Игорь открыл глаза, опять позвал Лёшку, но сын и на этот раз не откликнулся.

– Что за ерунда! – Он с трудом приподнялся на локте, выглянул за окно. – Лёшка! – крикнул он. – Ты где?

Сын не отозвался. Только всё куковала над самой избушкой кукушка да ветер толкался в полиэтиленовый проем.

И тут он вспомнил предложение сына бежать за помощью. Мгновенно накатило беспокойство, опять дернуло спину так, что в глазах потемнело.

– Лёшка-а-а! – закричал что есть силы.

От напряжения боль вновь набросилась, как взбешенная медведица, стала кромсать, рвать тело.




Только наутро полегчало настолько, что он смог слезть с топчана и на четвереньках выбраться из избушки. А до этого сутки он то впадал в забытье, то снова выкарабкивался из него, как из черной полыньи. Очнувшись, снова и снова звал сына, уже понимая всю бесполезность: сына не было, этот балбес отправился в поселок за помощью. Отчаяние от мысли, что сын заблудился, сменялось надеждой – вдруг Лёшка действительно хорошо запомнил дорогу? Но такие минуты были недолгими, и снова накатывал страх.

Игорь знал, что тайга не прощает самонадеянности, и городской мальчишка был лакомым кусочком для той всесокрушающей силы, какую люди привыкли называть тайгой, – злой для злых, снисходительной для знающих и уважающих, жестокой для слабых. Слушая ночью, как грохочет гром, и наблюдая, как избушка будто вспыхивает изнутри, освещенная молниями, Игорь твердил себе, что ничего не случилось плохого, сын уже добрался до поселка, предупредил всех, и сейчас он в безопасности, а утром сюда придет помощь, и вся эта история закончится благополучно. Но как ни сопротивлялся, а чувствовал липкий страх, что сын не дошел и сейчас один где-то в тайге.

Выбравшись из избушки, он замер на пороге, отдышался. Солнце уже поднялось высоко над сопкой, высушило траву, но на кедровых лапах еще лежала дождевая роса, играя на солнце. Игорь зажмурился. Неподалеку послышались шаги.

Он прислушался, радость волной окатила его – значит, сын вернулся!

– Эй! Кто там?! – крикнул он. – Лёшка?

На тропинку вышел Володя. Игорь едва глянул на него и всё смотрел ему за спину, ожидая, что вот-вот появится и сын. Но Володя был один.

«В поселке остался, – решил про себя Игорь. – Ну и правильно».

– Ты как? Что случилось? – Володя подошел, наклонился над ним, беспокойно в него всматриваясь.

– Да ничего. Получше малость, – поморщился Игорь. – Спина, зараза!

Володя выпрямился, огляделся.

– Лёшка где? – спросил и будто кипятком ошпарил этим вопросом.

– Не пришел?! – вскинулся Игорь. – Он что, в поселок вчера не пришел?! Это не он позвал тебя сюда?

– Не было его, – покачал головой Володя. – Теть Нина всполошилась, меня к вам погнала… Права оказалась. – Володя помог другу подняться на ноги. – Так где он? Разве не с тобой?

– В поселок… – выдохнул Игорь. – Он побежал в поселок. За помощью. Вчера утром… – И замолчал, закаменел скулами.

Володя присвистнул, длинно выругался.

Он зашел в избушку, прихватил рюкзак и карабин, подставил другу плечо и потащил к Фениксу. Самоходку пришлось оставить у подножия сопки, даже Феникс по такой круче сюда бы не забрался. Кое-как спустившись к машине, они рванули по тайге к поселку.

– Гони! Гони давай! – кричал Игорь, перекрикивая шум мотора. На боль он уже не обращал внимания, только скрипел зубами, пытаясь разогнать мрак в глазах, когда машину трясло на кочках, – страшнее любой боли было знание, что сын больше суток кружит по тайге один.

Глава двенадцатая

За горами, за лесами


Лёшка сидел долго, пока не стало припекать, но даже встать и отойти в тень, спрятаться от палящего солнца у него не было сил. Достал термос, сделал глоток, с сожалением остановил себя: воду нужно было беречь, еще неизвестно, сколько он проплутает. Сильно задумываться о том, что вляпался по-настоящему, он себе не позволял – еще верил, что выберется обязательно: наткнется случайно на знакомую полянку, увидит косогор, по которому проходили с отцом, или сожженную лиственницу. Он представил, как встает, проходит метров сто и видит знакомый обгорелый ствол… или нет, лучше ту полянку с травой, маленькую, от полянки ближе до поселка. Тревога немного отпустила. Глотнул еще воды, решительно завинтил крышку и спрятал термос в рюкзак – лишь бы его не видеть. Вспомнил, что говорил им преподаватель по ОБЖ Виктор Иванович, по прозвищу Котелок: «Без еды человек может прожить долго, а без воды – суток двое-трое, не больше. Потом всё – окочурится». Он, конечно, не думал, что будет блуждать так долго, еще не вечер. А все-таки лучше было проявить осторожность. Про осторожность Котелок тоже говорил часто.

Лёшка заставил себя встать и отойти в тень, сел, привалившись спиной к теплому шероховатому стволу, и стал думать о Саньке, как они встретятся. Он так и видел, как сильно Санька ему обрадуется. А он будет рассказывать, что едва не заблудился, но вот ведь – вышел, сам, и всё о’кей. Но рассиживаться долго тоже было нельзя, Лёшка это понимал, надо было идти куда-то, не сидеть же тут до вечера. Мысль о том, что ему, возможно, придется переночевать в лесу, Лёшка постарался отбросить – было страшно даже думать об этом.

«Если не знаете, что делать, – опять вспомнились ему слова Котелка, – делайте шаг вперед».

Котелок вел у них ОБЖ в седьмом классе. Был он высокого роста, грузный, с круглым животом, выпирающим вперед, – будто баскетбольный мяч проглотил, седые густые волосы зачесывал за уши, носил бороду, очки с толстыми линзами. Глаза за стеклами очков казались огромными, чуть не в пол-лица, и когда ученики очень его донимали, то он смотрел на них не мигая, и казалось, будто этим совиным взглядом он их гипнотизирует. До Котелка у него было несколько прозвищ: Турист, потому что преподаватель любил рассказывать о своих многочисленных походах, Сова – за немигающий взгляд, даже Баскетболист – за круглый живот и высокий рост. Но после того как преподаватель целый урок с восторгом рассказывал о котелке, сочинив ему целую оду, намертво приклеилось новое прозвище – Котелок, да и фамилия у Виктора Ивановича была подходящая – Котельников.

На первом уроке он был вял, брюзглив, чем-то недоволен, начал таким тоном, будто читал мораль, и никому в классе не понравился.

– Запомните: испытания делают людей сильнее, – говорил преподаватель. – Или ломают. А чтобы не сломаться, надо хорошо учиться. Пока вы просто накапливаете знания. Но обязательно в вашей жизни наступит момент, когда вы останетесь один на один с чем-то, что будет проверять вас на прочность. Так вот, знания – это ваше оружие. – Здесь он поднял вверх указательный палец. – И чем крепче будут ваши знания, тем лучше вы будете защищены.

В общем, спасибо, Капитан Очевидность.

– Понял, да? – зашептал Лёшка Ромке на ухо, тоже подняв указательный палец. – Правильно написанное «жи-ши» – это нож, таблица умножения – автомат.

– Калаш! – кивнул Ромка, соглашаясь и посмеиваясь. – А установка «Град» тогда что? Интегралы?

– Точно! – хохотнул Лёшка.

На следующем уроке они с Ромкой решили препода побесить и придумали вот что: ОБЖ, подвели они базу под свою проверку, – это обеспечение жизнедеятельности, а что, как не еда, может эту жизнедеятельность обеспечить? Поэтому перед началом урока они с Ромкой и другими одноклассниками разложили на Лёшкиной парте бутерброды с колбасой и ветчиной, гамбургеры-чизбургеры, шоколадные батончики, чипсы, даже яблоки и апельсины выложили – для красочности стола, так сказать, – расставили бутылки с колой и пакеты с соком. Стали есть, поджидая преподавателя и готовясь к атаке. Но Виктор Иванович, как только вошел в кабинет и увидел пиршество, повел себя неожиданно: сначала расхохотался, да так заразительно, что и весь класс, до этого настороженно и ехидно за ним наблюдавший, покатился со смеху; потом преподаватель достал из сумки пластиковый контейнер, в котором была овсяная каша, и, извинившись за столь скудное угощение («Диета, знаете ли…» – вздохнул он), придвинул стул, пристроился у парты на уголке и стал с аппетитом уминать эту свою холодную кашу.

Тут же рассказал, что есть такой хороший таежный обычай – обязательно оставлять еду тем, кто за тобой может прийти в зимовье или избушку.

– Хоть горсть крупы, соль, спички. Хоть что-нибудь, – говорил преподаватель, весело посматривая на учеников. – И никогда не оставлять зимовье без продуктов. Вдруг человек заблудился в тайге? Каково ему будет, если спичек или еды не найдет? Вот он из последних сил доходит до зимовья, радуясь, что сейчас поест и отогреется. А там – ни шиша!

Вел он свой предмет для них, привыкших конспектировать учебники и решать тестовые задания, необычно. Открывая новую тему и читая название по книге, Котелок предлагал игру по системе Станиславского – «я в предлагаемых обстоятельствах».

– Вот ты, – говорил преподаватель и указывал, к примеру, на Ромку. – Представь себя во время наводнения. Ты сидишь на даче, а вокруг шурует вода. Что бы ты сделал?

– Забрался бы на крышу и стал орать: «Помогите, спасите, вода меня убивает!» – ёрничал Ромка, а в классе хихикали.

– А до того, как забраться на крышу? У тебя огонь в печке, например, и свет в комнате горит?

– У нас на даче нет печки, – не унимался Ромка.

– А воображение? Как насчет воображения лично у тебя, Потапов? – парировал Котелок. – Есть?

И возразить Ромке было нечего. Приходилось отвечать на вопрос.

– Вот представь, что начался ураган, – в другой раз говорил преподаватель, обращаясь к Лёшке. – А ты на улице. А до ближайшего здания, где можно укрыться, далеко. Что будешь делать?

– А что тут сделаешь? – ухмылялся Лёшка. – Ну, может, подпрыгну и с ураганом полетаю. Прикольно же – полетать. Деваться всё равно некуда.

Конечно, они потом слушали объяснения преподавателя, как поступать в тех или иных ситуациях, но всё равно его было слишком увлекательно дразнить, чтобы быть внимательными по-настоящему. Потому что Виктор Иванович очень смешно реагировал: начинал быстро ходить между партами, обижаться, как ребенок, и горячо доказывать, волнуясь и размахивая руками, что надо ко всему быть готовым и что всякое в жизни случается. Начинал приводить примеры из собственной практики. Все только этого и ждали, чтобы в конце рассказа хором закричать ему:

– Врете!

– Я вру? – удивлялся преподаватель.

– Ну не мы же!

Например, Котелок однажды рассказал, как тонул в болоте. Они с другом выходили из леса, путь был долог и труден, оба вымотались до предела. Решили сделать привал на час и передохнуть. Друг быстро уснул, а Виктор Иванович пошел осмотреть местность, поскользнулся на мокрой кочке и ухнул в болото. Он не сразу стал звать на помощь, сначала сам попытался выкарабкаться, но когда понял, что один не справится, крикнул что есть силы другу – и тут же ушел по пояс в трясину.

– Врете! – кричали ученики. – Как это можно от одного крика провалиться по пояс?!

– Еще как можно! – доказывал преподаватель. – От крика мышцы сжимаются, и ты будто делаешь толчок вниз. Сами попробуйте.

– А как выбрались? – спрашивали ученики, интересно ведь было узнать продолжение.

Котелок объяснял, что самое трудное было – больше не звать на помощь. Ведь если опять закричишь, то никаких шансов не осталось бы, он бы захлебнулся в болотной жиже.

– И друг услышал с первого раза?

– Услышал, прибежал и меня вытащил.

– Врете! – кричали ему. – Сами говорили, что он спал!

– Ну и что? – горячился преподаватель. – Сквозь сон услышал и проснулся.

– Он же устал и крепко спал! Как он мог услышать? – спорили все.

– Говорю вам, услышал, – волновался Котелок, видя, что ему не верят.

На самом деле все ему прекрасно верили, конечно. Просто так здо́рово было преподавателя потроллить!

На одном уроке у них была тема: что делать, если заблудишься в лесу. Авторы учебника советовали «сесть на пенек и подумать». Этот совет вызвал в классе неистовое веселье.

– Только сначала надо съесть пирожок, а подумать уже потом! – кричали они друг другу.

– Не-е-е… Сначала подумать, а потом пирожок.

– А если нет ни пенька, ни пирожка?

– Тогда всё – думать отменяется!

– Потому что думать надо только на пеньке, лопая пирожок.

Котелок смотрел на них своим немигающим взглядом, а потом стал доказывать, по обыкновению горячась, что ведь всё верно написано.

– Не надо понимать слова в учебнике буквально, – пытался он перекричать шум. – Это же иносказание. И говорится, что надо не паниковать, а успокоиться, сосредоточиться и подумать.

Именно тогда он выдал фразу, которую Лёшка сейчас вспомнил: «Если не знаете, что делать, делайте шаг вперед».

Над этими словами они тоже изрядно поглумились тогда.

– А вдруг перед тобой стена? – галдели они.

– А если на тебя машина прет? А ты стоишь и не знаешь, что делать?

– Тоже шаг вперед, да?

– Навстречу машине!

– И кричать ей: «Задавлю-у-у!»

– Эх вы… – вздыхал Котелок. – Ничегошеньки в жизни еще не понимаете…

– Чего это мы ничего не понимаем?! – не соглашались ученики. – Мы всё понимаем! У нас акселерация!

Тогда, в уютном классе московской школы, все эти слова про шаг вперед и про панику ничего не значили и были просто словами. Но каким смыслом наполнились они сейчас! Потому что это оказалось очень трудно – выбрать направление, следуя которому ты или выживешь, или погибнешь.

«Как жаль, – думал сейчас Лёшка, – что Котелок вел предмет недолго, всего-то до Нового года». Потом он серьезно заболел, пришлось уйти из школы, говорили – сердце. Во втором полугодии ОБЖ вела завуч. Она нудным голосом диктовала: «Основными поражающими факторами рассматриваемых чрезвычайных ситуаций являются удары движущихся масс горных пород, а также заваливание или заиливание этими массами ранее свободного пространства…» – и все они скоро пожалели, что Виктор Иванович от них ушел.

Лёшка огляделся, решая, в каком направлении двигаться. Он сидел на поросшем травой косогоре, впереди поднималась сопка, щетинясь, будто копьями, высокими соснами. Слева она шла круто вверх, справа же тянулась полого, и деревьев там было меньше. Лёшка решил по этому пологому склону забраться как можно выше, найти дерево, залезть на него и оглядеться.

«Только в тайге не стоит на это слишком рассчитывать, – вспомнил он слова Котелка. – Если кругом лес, вы мало что увидите. А надо сделать вот что…»

Но Лёшка так и не смог вспомнить, о чем говорил дальше преподаватель, потому что его тогда опять перебили, отвлекли, забросали дурацкими вопросами. Лёшка со стыдом вспомнил, что и сам не отставал от остальных, а даже был в числе первых, кто особенно Котелка донимал.

«Ладно, всё равно попробую, – решил Лёшка, поднимаясь. – Вдруг мне повезет?»

Он представил, как забирается на дерево и оттуда видит горелую лиственницу… или нет, лучше тропинку, дорогу, а еще лучше поселок, людей… И хоть это было маловероятно, он всё же решил сделать именно так – забраться на дерево и посмотреть.

Лёшка встал, потуже затянул лямки рюкзака. Не хотелось выходить из тени на солнце, но что поделаешь – надо. Как там Котелок говорил? Чтобы выжить, надо двигаться. Останешься стоять на месте – погибнешь.

И он заставил себя сделать шаг вперед.

Глава тринадцатая

За горами, за лесами


Ему казалось, что заберется он на сопку быстро, но прошло почти два часа, пока оказался на вершине. Поднявшись, устало повалился на траву, скинул шляпу, подставил лицо теплому ветру. Тело, изъеденное по́том, зудело и чесалось. Лёшка разделся по пояс, как мог вытерся футболкой. Стало легче, и он не сразу опять оделся, хоть и донимали комары и мелкая мошка. Еще пугали мухи. Здешние мухи не были похожи на своих московских хилых сородичей: здоровые, зловеще сверкающие на солнце зелено-коричневым брюшком, хоботок как жало, – и жужжали они с угрозой, будто маленькие реактивные самолеты.

Вдруг прямо над собой он услышал возню, треск сучьев и странное цоканье, быстро вскинул голову и заметил двух белок. Белки готовились к драке. Они замерли друг против друга и ругались, резко дергая хвостами: то одна кинется вперед и замрет, то другая покажет зубы. Это был почти механический звук, как у заводных игрушек. Даже удивительно, что его издавали живые существа. В этом противостоянии было что-то жуткое. Вроде белки не дрались, но смотреть на них было не по себе. Но вот та белка, что поменьше, не выдержала и дала дёру, за ней кинулась соперница, и обе исчезли среди деревьев. Только когда они пропали из виду, Лёшка опомнился, опустил голову.

– Жестя-а-ак! – протянул он.

Он привык относиться к белкам как к ручным зверькам, которых забавно кормить с ладони в парке, но здесь это были не ручные милые и пушистые зверушки, а агрессивные хищники, готовые перегрызть друг другу глотку.

– Ну и белочки! – усмехнулся Лёшка.

Белки скрылись, и ему стало смешно. Он понял, кого они ему напомнили. Так двое пацанов перед дракой показывают друг другу кулаки – у кого больше – и наперебой угрожают один другому на словах, кто громче.

Но Лёшка почти сразу забыл о белках. Он огляделся в поисках дерева, на которое можно забраться, увидел недалеко от себя, почти на самом склоне, огромную ель. Лапы ее касались земли. Сосны же напоминали львиные хвосты с кисточками – так высоко от земли начинались их ветви. Туда невозможно было подняться. Лёшка вспомнил елку в Кремле, куда несколько лет назад ходил с одноклассниками. Там тоже была примерно такая – высокая, до самого потолка, но они с Ромкой на нее едва глянули, им было интереснее донимать девчонок, взрывая хлопушки у них над ухом.

Лёшка пошел к елке. Скинул рюкзак, кое-как пробился сквозь колючие лапы, корябающие лицо и руки, к самому стволу, ухватился за нижнюю ветку, подтянулся, встал, обхватив ствол руками, и медленно полез вверх, как по лестнице. Он забирался всё выше и почему-то думал, как бы не встретить здесь еще одну белку – а то заметит, что кто-то лезет в ее дом, да как даст по физиономии! Но никто на него не набросился. Вот только кожу содрал на ладонях до крови.

Когда оказался почти на самом верху, понял всю нелепость затеи: еловые лапы росли так густо, что смотреть сквозь них было почти невозможно. Он попробовал раздвинуть ветви, но даже наверху они были слишком толстые и не поддавались. Да и сил не было: он уже давно бродил, в животе урчало, голова немного кружилась – то ли от жары, то ли от голода. Чтобы что-то рассмотреть, надо было или ползти по ветке хотя бы до середины, или уж спускаться с позором. Лёшка помедлил немного и всё же решился продвинуться вперед. Ветка под его тяжестью закачалась, и он еле удержался. Он лег на нее животом, прижался, судорожно вцепившись руками и ногами, и осторожно протянул вперед руку, раздвинул хвою, стал смотреть вперед – дороги не было, лиственницы не было, поселка не было. Не было ничего, никакой подсказки, куда идти дальше. Перед ним уплывали к горизонту сопки, густо заросшие лесом, темно-зеленые в начале, но чем дальше откатывались они, тем светлее становилась тайга, и вдалеке волны ее почти сливались с синевой неба.

У Лёшки сильнее закружилась голова от такой высоты и дали, он цепче ухватился за ветку, посмотрел вниз. От дерева, где он укрепился, лес будто сползал махровым ковром, а дальше тянулся густо-зеленой лентой по расщелине, мягким полукругом огибающей сопку справа. Склон тот был почти безлесным, и там вдруг сверкнуло что-то – ярко вспыхнуло и погасло. У Лёшки от волнения сильно забилось сердце, он еще сильнее напряг глаза, но, сколько ни всматривался, вспышка не повторилась.

«Что это могло быть? – гадал Лёшка. – Может, это озеро у избушки?»




За горами, за лесами


И он начал было фантазировать про озерцо, домик там, где увидел свет, но тут же оборвал себя: озерцо было на сопке, и его со всех сторон окружали сосны, а солнечный всплеск он видел где-то в середине безлесного склона. Вдруг подумал: ведь это было похоже на то, как луч солнца отражается в лобовом стекле машины… или в зеркале заднего вида, например, мотоцикла!

«Точно! – заволновался Лёшка и стал быстро слезать с дерева. – Значит, там дорога! И если можно по ней проехать (а что еще могло так сверкнуть и больше не повториться?.. Конечно, там кто-то проехал!), значит, дорога обязательно выведет к людям».

Спустившись, Лёшка быстро накинул на плечо рюкзак, бегом припустил вниз по склону. Кроссовки скользили, Лёшка падал, ушибаясь и обдирая ладони, но тут же вскакивал и опять бежал вниз, от радости и волнения почти не замечая боли. Спустился в распадок. Здесь среди деревьев опять плотной колючей стеной рос кустарник. Лёшка не стал забираться на склон, чтобы не терять времени, а ломанулся прямо через кусты, не обращая внимания, что ветки больно хлещут по лицу, по рукам и цепляют одежду.

Наконец выскочил из кустов, стал карабкаться по склону, а поднявшись примерно до середины, пошел вдоль холма. Деревья здесь росли редко, пока не пропали совсем, все чаще попадались валуны, Лёшка то обходил их стороной, когда они были слишком велики, то прыгал прямо по ним. Он забирался всё выше и внимательно высматривал дорогу. То есть он уже понял, что никакой дороги, всего вероятнее, нет: слишком много здесь было камней, слишком велики они были и ни на какой машине проехать здесь было нельзя. Оставалась надежда, что он отыщет тропинку вроде Чёртовой ступеньки, по которой мог бы проехать мотоцикл, но чем дальше он перемещался по склону, тем меньше в нее верил.

И вдруг опять в стороне блеснуло. Лёшка бросился на этот солнечный всплеск не разбирая дороги и скоро оказался у огромного камня, формой напоминающего чашу. Каменная чаша была до краев наполнена дождевой водой, солнечные лучи, отражаясь, слепили глаза. Это яркое отражение и увидел Лёшка, когда сидел на дереве. Но тогда почему только один раз? Он не понимал… Он подошел к камню, сел на край чаши, тронул воду. Она была теплой – прогрелась за день. И очень чистой на вид, прозрачной. Теперь можно было не экономить. Лёшка открыл термос и стал жадно пить, пока не выпил всё до капли. Но жажда не уходила: слишком долго он шел, слишком долго терпел. Он наклонился и пригоршней зачерпнул из чаши. Вода оказалась рыжей и противной на вкус. Лёшка зажмурился и заставил себя сделать глоток, другой, третий… и едва удержался, чтобы не стошнило. Но деваться теперь было некуда. Мысленно обругав себя, он крышкой от термоса начерпал воды и заполнил его – решил, что как-нибудь привыкнет, когда припрет. Промыл рассаженные руки – кожу щипало, как будто он промакивал ладони йодом. Потом снял куртку и футболку, ополоснулся по пояс, устало опустился на рюкзак, прижался к камню спиной, зажмурился. Камень был горячий, обжигающий. Очень хотелось спать, но здесь, на солнцепеке, спать было нельзя, да и гнус у воды не давал ни секунды покоя. Лёшка поднялся, оделся, побрел по склону, огибая его и забираясь еще выше, к деревьям, к их прохладным теням. У первого же упал без сил. От рыжей воды до сих пор мутило. Нестерпимо захотелось домой, в Москву, к компьютеру, к своему дивану, даже в школу захотелось.

«Ладно. Посплю часок. Только надо будильник завести. А то здесь ночевать нельзя. Вдруг звери какие. Еще сожрут. Мамы нет, будить некому», – вяло подумал он, чувствуя, как погружается в дрему…




Мама пыталась погладить его по голове, и он, по обыкновению, увернулся – терпеть не мог все эти нежности.

– Ну что ты как с маленьким?! – пробормотал он, недовольно передергивая плечами.

– Всё-всё, сыночек, не буду, не сердись, – виновато ответила мама и со вздохом отступила.

– Мам! – позвал Лёшка сквозь дрему. – Ма-ам?..

Он открыл глаза и понял, что уснул и проспал долго. Солнце уже ушло за сопку, над головой густо синело предвечернее небо. Лёшка глянул вперед и вскочил: на горизонте будто кто-то нарисовал гигантское чудовище – угадывалась выпирающая голова с покатым лбом и распахнутые от края до края горизонта крылья. Спина и голова чудовища в лучах заходящего солнца казались темно-розовыми, а брюхо было расписано в черные, лиловые, желтые краски. То и дело вспыхивали в брюхе чудовища молнии, доносились раскаты грома.

– Ничего себе! – воскликнул Лёшка.

Туча ползла над сопкой прямо на него. Он даже видел дождь.

Надо было срочно найти укрытие, спрятаться от грозы. Некстати вспомнилась сожженная молнией лиственница, рядом с которой они с отцом сидели. Лёшка заметался, не зная, куда бежать – дальше в глубь леса или спуститься в распадок и поискать укрытие там? Он стал было спускаться, но передумал: в распадке сплошь колючки, но главное, если хлынет ливень, то вода будет стекать вниз по склону и Лёшка окажется в ней по колено. Если не хуже. Надо наверх, решил он, и побежал. Поднявшись, остановился под деревом, крона которого была густа, а ветви разлаписты, обернулся, посмотрел на тучу. Она была уже совсем близко. Налетел ветер, стал трепать деревья, заскрипело, застонало всё вокруг, но дождя еще не было, лишь редкие крупные капли падали на землю. Вспыхнула молния, за ней сразу другая, потом еще, следом покатился гром, постепенно нарастая, пока не разорвался прямо над головой.

Лёшка присел от испуга. Дерево, под которым он стоял, сразу показалось ненадежным укрытием, он метнулся к другому, потом еще к одному, ныряя под ветви и уже у ствола глядя вверх, – ни одно не казалось достаточно густым, чтобы спрятаться от потоков воды, которые седыми космами висели над сопками. Опять рванул гром, ветер налетел с такой силой, что чуть не сбил с ног; разом потемнело всё вокруг. Ветка больно хлестнула Лёшку по лицу, он не успел среагировать – очки упали под ноги. Он наклонился, поднял их, надел и увидел в одном из стволов широкое дупло. Бросился к нему, но, уже подбежав, резко затормозил, заглянул внутрь с опаской: вдруг там зверь какой прячется? Крикнул в дупло:

– Эй! Есть кто?! – и сразу подумал, как по-дурацки он сейчас крикнул. И что он ожидал услышать в ответ? «Заходи – гостем будешь»?

Опять вспыхнула молния. Лёшка увидел в этот короткий миг, что в дупле никого нет, полез внутрь, и едва он кое-как умостился там, дождь плотной стеной обрушился на землю.

Дупло оказалось вместительным. Наверное, он раньше и не видел таких огромных деревьев. Даже старые дубы и тополя на бульварах, «видевшие Пушкина», были намного пожиже. Лёшка уселся, подтянув колени к подбородку. Снаружи земля, казалось, кипит, будто не ливень это вовсе, а водопад, а здесь было сухо и тепло, пахло хвоей и почему-то палой листвой, как осенью в городском парке.

Лёшка подумал, как просто в городе спрятаться от грозы, если у тебя зонтика с собой нет: забежать под козырек остановки или подъезда, укрыться в домике на детской площадке, заскочить в магазин и там переждать… Но особенно здо́рово снимать грозу на планшет, стоя дома на застекленном балконе, а потом выкладывать в Сеть кривые ленты молний, которые удалось ухватить за хвосты. Потом многочисленные «лайки», комментарии – вау, круто! – и всё такое… И другое дело в тайге. Где тут прятаться? Разве что в дупле. Лёшка вытащил телефон и хотел поснимать грозу, но подумал, что это сожрет заряд, и не стал.

«Классно, что дупло нашел. Иначе жестяк!» Лёшка повозился, устраиваясь поудобнее, вспомнил, как мать говорила: «Надо уметь видеть в плохом хорошее».

Он тогда не понял. «Что за ерунда? – решил. – Чего в плохом хорошего?» Но сейчас, кажется, смысл дошел до него – ведь если бы ветка не хлестнула по лицу (да, было больно, и даже очень, и очки чуть не угробил), он бы не остановился, а проскочил мимо и не заметил дупло.

«Спасибо тебе, ветка!» – усмехнулся Лёшка.

Здесь, в укрытии, где было даже уютно, Лёшка подумал, что ничего страшного с ним не произойдет и он обязательно найдет дорогу. Зато будет о чем трепаться с приятелями в Москве. Такое ни с кем из них не случалось! Особенно Ромка позавидует! Еще можно будет по скайпу рассказать о своих приключениях Рене, и она опять будет восклицать, глядя на Лёшку завороженно, как на героя… А что Санька думает, будто он трус… Хотя нет, когда он выберется, она тоже не будет больше считать его трусом!

И только одно было однозначно плохо: отец там с ума сходит, он остался один, с больной спиной, а помощь Лёшка так и не привел… Бабушка с ума сойдет, если узнает, что внук потерялся… А если и мать узнает, то вообще труба – все с ума сойдут… В общем, надо обязательно из тайги выбираться. Дело чести. Еду бы найти, и совсем жизнь бы наладилась. Чем тут, в тайге, питаются люди, когда немного заблудились? Ягодами, грибами? Знать бы, какие из них съедобные… Мухоморы точно нельзя. И волчьи ягоды (слышал про них, но как выглядят – шут знает). Еще, вспомнил Лёшка, есть такие ядовитые ягоды, которые не отличишь от съедобных. Например, фальшивая земляника. Съел две ягодки – и привет. Хотя нет, это где-то на юге…




За горами, за лесами


Лёшка вынужден был признать, что он тут совершенно не в теме.

«А ведь Котелок рассказывал о лесных ягодах. И о грибах говорил, и даже слайды показывал».

Опять накатил голод, сильно затошнило и стал побаливать живот – наверняка это от вонючей воды на камне! Вот дурак, что же он с собой-то ничего не взял?! Хотя бы хлеба! Надеялся, что к обеду будет уже в поселке и вволю поест у бабушки. Да и не надеялся даже, а просто не подумал. Не любил он завтракать по утрам, вот и сегодня не стал.

«Чем баба Нина обещала кормить по возвращении? Пельменями?» – Лёшка сглотнул. Вспомнил, как однажды, проголодавшись, умял пятилитровую кастрюлю борща, а на удивленный вопрос, как в него влезло, честно ответил: «Задумался!» – и было странно видеть, как мама расхохоталась. А он правда тогда задумался! Но о чем? Да мало ли, о чем человек может задуматься, когда перед ним пять литров маминого борща и целая пачка сметаны!

Гроза стала понемногу затихать. Еще сверкало, озаряя траву и деревья напротив, но все реже и реже, и гром не ревел, оглушая и наводя страх. Еще лился на землю дождь, между деревьями бежали мутные ручьи, перемалывая в себе какую-то хвою, шишки, прутики, земля пенилась.

Лёшка запоздало испугался, что в дерево могла ударить молния и он бы тут, наверное, испекся, как курица в духовке. Но вот не ударила, и отлично. Эх, курицы бы сейчас!.. У Лёшки затекли ноги и спина, но выбраться наружу было невозможно: он бы враз промок до нитки, а сушиться негде. Лёшка пошарил в рюкзаке. Спички были на месте. «Дождь пройдет – надо будет развести костер, погреюсь хоть. Да и звери к костру не полезут», – решил он. Но как разжечь костер, когда кругом все мокрое? Видимо, придется смириться и сидеть тут до утра, пока лес не подсохнет.

Решив так, он попробовал устроиться получше – удалось пошевелить ногами, но это и всё, что у него получилось. Стараясь не думать больше о еде и о тех, кому сам может достаться на ужин, Лёшка закрыл глаза, стал считать до ста, потом до тысячи, но сбился. Мама советовала: если не можешь уснуть, подумай о чем-нибудь хорошем. Он постарался думать о хорошем, но в голову, как докучливые комары, опять полезли мысли о еде, о зверях, которых здесь наверняка видимо-невидимо, особенно ночью, и о том, что он может больше никогда не выйти к людям.

«Найдут когда-нибудь мой обглоданный труп… – вздохнул Лёшка. – Поймут, что это я, лишь по мобильнику. Телефон же звери не съедят».

Лёшка опять достал мобильник из рюкзака, повертел в руках, спрятал. Сигнала не было. Кто бы сомневался. Но заряда еще хватало.

«А вдруг кто нападет? – подумал Лёшка. – Например, волки. Что тогда делать? А если медведь? Просунет лапу в дупло, зацепит когтем и вытащит наружу? Сожрет ведь!.. Как Пашку…» Представив себе это, он похолодел от ужаса. Прислушался. Но всё было по-прежнему тихо и мирно вокруг, насколько это возможно во время уходящей грозы.

Теперь он боялся уснуть, а глаза, как назло, сами собой стали закрываться. И скоро, несмотря на твердое решение не спать и быть всю ночь начеку, сморенный страхами и усталостью, Лёшка забылся беспокойным тревожным сном.

Глава четырнадцатая

За горами, за лесами


Проснулся Лёшка от сильного озноба. Рассвет только-только облил сопку вымученным чахлым светом, шел дождь, трава и деревья набухли влагой и потяжелели. Лёшка достал телефон, посмотрел время, проверил связь. По Москве был только двенадцатый час ночи, значит, здесь пятый час утра. Зарядки оставалось меньше пятнадцати процентов. Телефон скоро вырубится, тогда придется остаться один на один с тайгой, и не будет надежды вдруг поймать связь и позвать на помощь. Через час или два даже эта слабая надежда погаснет, как погаснет экран.

Лёшку била дрожь, будто кто-то равнодушный и мощный схватил его за плечи и тряс изо всей силы. Левая нога затекла так, что ее стало сводить судорогой, ныло вдоль позвоночника и между лопатками. Он наблюдал из дупла, как понемногу светлеют полянка и деревья напротив, будто кто-то медленно подкручивал ручку регулятора света, и наконец решился выбраться наружу и размяться: дальше терпеть ломоту во всем теле не было сил. Вылезши кое-как, попробовал наступить на левую ногу и едва не закричал от боли. Тогда Лёшка, разозлившись, стал колотить по ней кулаком, чувствуя, как сотни острых маленьких стрел впились под кожу, пронзив до кости. Постепенно боль стала уходить, нога оживала.

Чтобы согреться, он стал приседать и размахивать руками.

«Сейчас бы на море да на солнышко!» – подумал Лёшка с тоской. От голода и усталости двигаться было тяжело, да и нога до сих пор была как чужая. С каждым движением к горлу подкатывал тошный комок, перед глазами плыли медленные цветные пятна, голова гудела. Он неловко взмахнул рукой, задел еловую лапу и обрушил на себя поток воды.

– А-а-а… бр-р-р… ничего себе душик! – Лёшка выскочил из-под кроны.

Холодная вода налилась за шиворот, побежала по очкам. А впрочем, какая разница – моросил мелкий противный дождь, так что как следует промокнуть – это был всего лишь вопрос времени. Может быть, и лучше, что сразу… Он не стал прятаться опять в дупло, а побегал по полянке, чавкая мокрыми кроссовками, пока не размялся и не разогрелся совсем. Когда стало жарко, вновь поднырнул к стволу дерева, стараясь больше не задевать веток.

Постоял немного, обдумывая, что делать дальше. Достал термос, вылил вонючую воду с камня, чтобы набрать дождевой – прохладной и нетухлой. Но здесь, под кроной, набрать воду было невозможно, надо было опять выходить под дождь. Лёшка со вздохом выбрался на поляну, выкопал руками ямку, угнездил в нее термос, прикопав немного, чтобы держался вертикально. Порадовался, что горлышко у термоса широкое и вода хорошо набирается. Дождь, словно желая помочь, припустил с новой силой.

День, пусть и серый, дождливый, понемногу разгорался. Встречая невидимый за тучами рассвет, попискивала какая-то птица. Термос быстро наполнился до отказа, вода стала переливаться через край. Лёшка вытащил термос, поднес к губам, сделал глоток – вода была вкусная и прохладная. Он пил и всё никак не мог напиться… Вернее, наесться не мог, он был уже так голоден, что эта дождевая вода казалась ему вкуснее супа или компота. А когда она кончилась, он отправил термос на прежнее место: надо было сделать запас в дорогу. Пока вода опять набиралась, он еще немного побегал по полянке, но чем больше согревался, тем сильнее мучил голод. Лёшка непроизвольно огляделся в поисках чего-нибудь съестного – вдруг увидит гриб какой, или ягоды, или хоть шишку, что ли, в тайге же растут эти съедобные шишки с такими вкусными орешками, такими коричневыми, как шоколадное драже, – но ничего подходящего не было.

Вспомнил, как иной раз, стоя перед распахнутым холодильником, где мама оставила ему суп, котлеты и гречневую кашу, он тяжело вздыхал и думал, что во-о-от, опять еды никакой нет, потому что не находил ветчины или, к примеру, пирожных.

«Придурок! – обругал себя Лёшка. – Сейчас бы тех котлеток!»

Вдруг подумалось: что, если он не сможет выбраться из тайги и никогда больше не увидит маму?.. Смешно. Когда он сюда собирался, она всё твердила об энцефалитных клещах и как они жутко опасны, даже заставила прививку делать… Для нее это было самое-самое страшное… Зато теперь клещей можно вообще не бояться, только вот беда – он уже больше суток не может найти дорогу, а зато запросто может погибнуть в тайге – не кто-то там, а он, Лёшка Епифанов, у которого еще вчера всё было: мама, отец, две бабушки и дедушка, друзья, знакомые, велосипед и сноуборд, и своя комната с компом и теликом, и девчонки, которые ему нравились, и школа, и надежды на будущее, и там, в будущем, поступление в университет или институт, и путешествия по всему миру… Затем бы он женился… да вот хоть бы на Саньке или, на худой конец, на Рене… не, лучше на Саньке все-таки, ну ее, эту Рену, и вообще он немецкого не знает, не говорить же по-английски всю жизнь… И вот родились бы у них с Санькой дети, а потом, когда-нибудь, внуки – и ничего этого может не случиться, потому что он сдуру сунулся в тайгу!

«Хватит ныть! – зло подумал он. – Жениться еще… Что за бред! Да что тут едят-то, в тайге этой, в конце концов?»

Отколупал кусочек коры, пожевал. Кора горчила и скрипела на зубах, как пенопласт. Вот же гадость какая! Он выплюнул кусок, так и не проглотив, и еще долго отплевывался серыми крошками.

Надел рюкзак, стараясь больше не думать, в какую сторону идти (и про девчонок тоже стараясь не думать, и особенно про еду), пересек поляну, глянув лишь мельком на дупло и запоздало оценив его величину, и пошел по склону сопки, немного забирая выше, справедливо рассудив, что в низине во время дождя может быть много грязи. И к счастью, спохватился всего метров через двадцать и вернулся за термосом. Вынул телефон, с тоской посмотрел на уровень заряда, но все-таки сфотографировал дупло – а то кто ж ему потом поверит… потом, когда он вернется…

Часа три шел не раздумывая, куда глаза глядят, то забираясь на косогоры, то спускаясь к распадкам, стараясь побыстрее из них выбраться: внизу было влажно и душно, Лёшка то и дело проваливался по щиколотку в грязь, с трудом вытаскивал ноги. На кроссовках налипло, кажется, килограммов по десять, ветки путались в ногах, не давая проходу, он спотыкался, поскальзывался и один раз все-таки упал, опять исцарапав едва поджившие ладони. Дорога была тяжелой и монотонной: вверх-вниз, вверх-вниз… Выбравшись из низины, он поднимался не к самой вершине, а старался идти по склону, экономя силы, но и не сбавляя шага – скорая ходьба согревала. А еще движение притупляло голод.

Вдруг Лёшка увидел зайца. Сначала ему показалось, что это серый камень торчит из травы, но, приглядевшись, он понял, что это стоит прямо у него на пути заяц на задних лапах – уши торчком, сверху серые, внутри розоватые, глазки маленькие, а нос черный, – стоит себе и смотрит. Лёшка замер. Заяц тоже не шелохнулся. Лёшка медленно протянул к зайцу руку, осторожно сделал шаг вперед. Заяц опустился на передние лапы, шарахнулся в сторону и исчез в высокой траве.

Лёшке стало смешно. Получилось, как будто он хотел поздороваться с этим зайцем за руку.

– «Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять…» – улыбнулся Лёшка. – Совершенно дикое животное. Такой невежливый!

Настроение как-то сразу исправилось, и он пошел дальше, на ходу напевая считалочку: заканчивал и снова повторял, и так много-много раз, пока она ему не осточертела. Через некоторое время он поймал себя на том, что мечтает, как разводит костер и жарит этого зайца, насадив на толстую острую ветку… Только тогда ему наконец-то расхотелось петь. А откуда взялась ветка, и как он содрал с зайца шкуру, и вообще, как он поймал его, это всё оставалось за скобками.

Дождь перестал, тучи наконец-то отделились от земли и вернулись на небо. Кое-где, как сквозь прохудившуюся ткань, уже проглядывала синева, иногда вдруг в прореху прорывался теплый солнечный луч. Но Лёшка, несмотря на то что шел быстро, всё равно никак не мог согреться до конца.

«Надо бы и правда костер разжечь… Найду место почище и разведу, как подсохнет немного, – решил он. – Классно, что спички захватил!»




За горами, за лесами


Вновь спустившись в распадок, Лёшка остановился перед огромной лужей, жирно поблескивавшей в густой тени деревьев. Комары злобно накинулись на него, казалось, облепив всего. Спеша побыстрее убраться отсюда, он в очередной раз поскользнулся на кочке, не удержал равновесия и рухнул прямо в воду, едва не утопив очки. Он успел их поймать за дужку, когда они уже соскользнули с носа, вскочил на ноги, чертыхаясь и отплевываясь. Весь перепачканный, чумазый, он побрел в луже по колено, пока не выбрался на другом ее конце. Сбросил рюкзак, отряхнулся, точно пес после купания, сел в траву, снял одну кроссовку, вылил из нее воду, начал развязывать вторую. И тут до него дошло!

– Мобила! – крикнул он.

Он вскочил и торопливо начал тянуть ее из кармана штанов, психовал и дергал, скакал на месте, но аппарат застрял и не поддавался. Он все-таки достал его, конечно, уже понимая, что ничего хорошего не увидит. Телефон мертво таращился грязным экраном, и сколько Лёшка ни держал кнопку включения, сколько ни передергивал аккумулятор, больше не оживал. «Симка», контакты – всё внутри было мокрое.

А потом до него еще раз дошло!

– Спички!

Он быстро открыл рюкзак, нашарил коробок и едва не заплакал от отчаяния, сдвинув набок крышку, – внутри коробка стояла вода.

Осторожно вылив ее, чтобы не обронить ни одной спички, Лёшка опустился опять на землю. Силы разом оставили его, накатила тошнота. Он заставил себя успокоиться. Не сразу, но это ему удалось. Главное было рассуждать логически – так, кажется, говорил Котелок. Или не так? Не суть… Главное было – не психовать, вот что учитель имел в виду. Лёшка это точно запомнил.

И он стал рассуждать логически. Подумал, что ничего страшного со спичками не случилось: они были целые, хоть и мокрые. А целые спички можно высушить – на солнце или иным способом. О способе Котелок тоже рассказал. Лёшка и это запомнил – потому, наверное, что это было смешно.

Но телефон! Телефон явно умер совсем. Можно, конечно, постараться тоже его высушить, разобранный. Возможно, и заработает. Но это будет пото́м, а нужно прямо сейчас! С телефоном была хоть какая-то надежда поймать связь…

«И где ты видел тут связь? – подумал Лёшка зло. – В поселке? Или, может, в Колотовке? А может, на «дачке»? В аэропорту ты последний раз видел нормальную связь – вот где!»

«Ну и что! – горячо возразил Лёшка. – А вдруг… Вот бывает же, что на высоком месте… Забрался бы повыше и поймал!»

«Как в деревне у деда на сарае, да? – усмехнулся Лёшка. – Хорошая шутка!»

– Да, как на сарае! – выкрикнул Лёшка с досадой и вздрогнул от звука собственного голоса. Подумал, что совсем у него с головой плохо, раз уже сам с собой спорит. Как Горлум, не к ночи будь помянут.

«Ну и поговорю, подумаешь!» – разозлился Лёшка.

«Поговори-поговори!» – усмехнулся Лёшка в ответ. Это был ехидный голос, с подначкой, действительно – голос тролля.

«Может, меня уже ищут», – сказал Лёшка троллю.

«С чего бы? – возразил тролль. – Отец ведь подняться не может. И связи у него, между прочим, тоже нет».

«Ищут! Мы вчера еще должны были вернуться. И не пришли».

«Мало ли! – усмехнулся тролль. – Захотели еще на денек остаться. Завтра если не придем, то да – бабка заволнуется. И то пока сообразит, пока попросит кого проверить – это еще день, а то и два. Так что начнут искать дня через три-четыре. В лучшем случае».

«Это что – еще три-четыре дня ждать помощи?»

«Ха… Это только начнут искать. Не факт, что найдут сразу. Помнишь, сколько того парня искали? А не нашли. Половину лета ходил. И почти всю осень. А нашли, когда он уже того… остановился. Насовсем».

– Вот вляпался! – Лёшка опустил голову.

Опять припустил дождь, неожиданно сильный. Лёшка торопливо сунул в рюкзак телефон и коробок, побежал к ближайшему дереву, спрятался под ветками. Добежав, подумал – а зачем? Всё равно ведь мокрый… От усталости и голода вновь его повело и замутило, зубы стали отбивать чечетку. Он вышел из своего укрытия и побрел наугад, не разбирая дороги, лишь бы куда-нибудь идти – сидеть было холодно, лучше уж двигаться.

С год назад он читал в каком-то фантастическом рассказе: два человека, чудом оставшиеся в живых после мощного взрыва, уничтожившего половину планеты, несколько месяцев шли под дождем, что обрушился на Землю после катастрофы нескончаемыми потоками. Они спали под дождем, ели под дождем и всё брели и брели куда-то, уже совсем не разговаривая друг с другом. Вдруг один из них остановился, поднял голову, подставил лицо дождевым струям и замер. И сколько другой ни звал его, ни уговаривал, силой ни пытался сдвинуть с места, ничего не получалось. Он еще пробыл с ним сутки, ожидая, что приятель придет в себя, но не дождался и продолжил путь, а другой так и остался стоять под дождем один.

На этом рассказ заканчивался. Лёшку он впечатлил, но было непонятно, что с этим человеком произошло. Он пересказал матери сюжет и спросил, что случилось.

– Отчаяние, сынок, – ответила мама. – Понимаешь? Отчаяние. Когда никакой надежды не осталось. Тогда человек перестает бороться и погибает.

– И спасти было нельзя?

– Можно.

– Как?

– Подарить надежду.

– У другого ее тоже, может, не было. Почему же тогда он пошел дальше, а тот остался?

– Значит, второй еще надеялся на что-то, а друг его нет. – Мама помолчала, потом грустно посмотрела на Лёшку. – Не дай бог испытать тебе когда-нибудь отчаяние, – сказала она. – Что бы ни случилось, старайся не терять надежду, изо всех сил старайся. И помни: обычно человеку не посылается того, чего бы он не смог вынести.

Тогда Лёшка слушал не слишком внимательно, зато теперь, кажется, понимал. Хотелось замереть и не шевелиться – потому что какой в этом смысл? Но мама была права! Ничего он не остановится, у него еще планы. И школа, и компьютер, и Санька, и вообще!

Лёшка скинул вымокшую одежду и остался в одних трусах. Он стал мыться под дождем, растирая ладонями искусанное лицо и раздраженное тело, чувствуя, как зуд понемногу утихает, голова проясняется и даже дышать становится легче. Он замерз, но одеваться не хотелось, и Лёшка бегал под дождем, останавливаясь, подставляя лицо воде, ловя на язык дождевые капли. На душе полегчало немного, ситуация перестала казаться такой уж безнадежной.

«Всё равно выберусь! – твердил себе Лёшка. – Быть такого не может, чтобы не выбрался!»




За горами, за лесами


Он подумал, что никогда еще не бегал под дождем в одних трусах, даже в детстве. Постоянно приходилось слышать от деда с бабкой и от мамы – «нельзя», «простудишься», «заболеешь». А так хотелось пробежаться под ливнем, с воплем промчаться по лужам, чтобы брызги в разные стороны!

«Сбылась мечта идиота!» – усмехнулся Лёшка. И вдруг заорал что есть силы, чувствуя бодрость во всем теле после купания. От его крика вспорхнула с дерева птица, тяжело перелетела на другую ветку, расстрекоталась на ней, будто ругаясь, – мол, что это ты развопился тут как бешеный?

Лёшка погрозил кулаком в ее сторону и стал одеваться.

Глава пятнадцатая

За горами, за лесами


Меньше чем за два часа домчал Володя своего друга до Ушаковки, на руках перенес в дом, оставил на попечении охающей бабы Нины, а сам пошел в поссовет, на коммутатор. В поссовете давно никто не работал, изба стояла заколоченная, но связь с городом была – на случай экстренного вызова, а еще для тех, кто хотел с родными по телефону поговорить (ключи от поссовета всегда висели у двери на гвоздике). Разговор заказывали телефонистке, называли свои данные: фамилию, имя, отчество, адрес, номер, куда звонишь, потом с оказией привозили счет за звонок, с оказией же отправляли деньги, чтобы оплатить его в городе. Но это было лучше, чем совсем ничего.

Володя открыл дверь, прошел пустыми комнатами к коммутатору, вызвал МЧС. Когда его соединили, дежурному объяснил ситуацию. После разговора не стал класть трубку, позвал:

– Марин, слышала, да?

– Слышала, – ответила телефонистка. – Бедный мальчик!

– Ты обзвони ребят, кто может. Пусть приезжают. Мы на Глухариной лагерь будем разбивать. И Наде позвони, ладно?

– Конечно, – сказала Марина.

Володя положил трубку, вышел из поссовета, запер дверь. Дома обрисовал ситуацию коротко:

– Игорю спину долбануло, подняться не может. А Лёха вчера за помощью побежал в поселок. Сутки уже кружит где-то. Будем искать. – И стал собираться обратно в тайгу.

Санька с Женькой переглянулись:

– Мы с тобой, пап.

Володя посмотрел на их сосредоточенные лица, кивнул.

– На Глухариной базу организуем. В тайге от меня ни на шаг. Никакой самодеятельности. Если не согласны – не возьму.

– Согласны! – хором ответили Санька и Женька.

– Лады. Мать, думаю, завтра приедет. А мы уже через час двинем. Ты, – обратился к дочери, – продукты собери. А ты, Жень, снарягу: палатку там, фонарики, костровое всё. Сам сообразишь, не маленький. И давайте живо. Не мог он далеко уйти, где-то близко гуляет.

– Кхм! – В дверях показался Митрич. – Вы это без меня, что ли?

– Бать… – начал было Володя.

Но Митрич перебил:

– Я всю твою жизнь батя! Всё! Я сказал – всё! Собираемся!

Володя переглянулся с детьми и пожал плечами. Спорить с отцом себе дороже.

Вскоре Феникс подкатил к дому бабы Нины. Во дворе уже толпился народ, были здесь совсем дряхлые старушки и старики, кто пришел словом поддержать земляков в несчастье. Старики покрепче – в Ушаковке таких набралось трое, кто еще выдерживал долгие таежные переходы, – были одеты по-походному.

– С нами? – спросил Володя. – Добро!

Он вбежал в дом. Здесь тоже толпились старики, сидели, вздыхали, помогали бабе Нине готовить какие-то отвары, открывали принесенные с собой обезболивающие травные настои на спирту.

Баба Нина молча взглянула на Володю, отвернулась, пряча слезы.

– Ничего, теть Нин, – приобнял ее Володя. – Найдем.

– Миленький, – не выдержав, всхлипнула бабушка, – только найдите…

Володя кивнул, шагнул в комнату, где лежал друг.

– Вот же гнида какая! – выдохнул Игорь. – Прихватило как. Завтра встану – и к вам…

– Ты выздоравливай давай, – сказал Володя, отводя глаза. Было тяжело наблюдать чужую беспомощность, да еще в такой момент, а чем тут поможешь? И он начал торопливо объяснять: – Я эмчеэсникам позвонил, всё доложил. Но погода… – Он покачал головой. – Боюсь, на вертолет мало надежды, видимость дрянь. Ничего, найдем, не переживай.

Они пожали друг другу руки, Володя вышел из избы.

В кузове громко распоряжался Митрич, чтобы все уместились поудобнее. Володя запрыгнул на водительское место, глянул на стариков, что столпились во дворе и на крыльце. В окне увидел бабу Нину, кивнул ей. Феникс рванул вперед.

Игоря Епифанова знали и уважали тут все – от города и до затерянных в тайге деревенек. Он никогда и никому не отказывал в помощи: гнал на своем «Урале», когда Феникс был на ремонте, вез в дальние поселения лекарства, продукты, почту, вывозил больных в город на лечение, первым ехал, когда кто просил помочь подлатать завалившуюся избу или увезти мешка три-четыре картохи, свеклы, моркови – гостинцы детям от стариков родителей. С промысла возвращаясь с добычей, делился мясом с земляками, выручал кое-кого и деньгами, никогда не требуя вернуть долг, отдадут – хорошо, нет – ну что ж, тоже не пропадем… Потому, когда люди узнали, что Андреича скрючило, а сын, городской пацан, потерялся в тайге, народ двинулся в Ушаковку сразу.

Уже к обеду прибыли первые добровольцы: щербатый, пиратского вида дед и мужики, которых Лёшка видел у магазина в первый день. С ними приехала Анна Петровна, врач колотовской больницы, привезла лекарства, обезболивающие уколы, сразу прошла к больному, захлопотала вокруг него.

Скоро подтянулись еще волонтеры, уже из города. Было их человек пятнадцать, прикатили на двух УАЗах, набившись в них, как консервы в банку. С ними приехала мама Саньки и Женьки. Машины через Чёртову ступеньку не прошли бы, мужики знали об этом, пришлось гнать в обход. УАЗы разместили в пустующих дворах: дальше на них проехать было невозможно, преодолеть бездорожье мог только Феникс на своих гусеничных скатах. Устроив технику, первым делом пошли к Игорю: утешали его, говорили – ничего, братуха, всё будет хорошо.

Вернулся Володя на Фениксе. Разбив вновь прибывших на два отряда – один должен был начинать поиски от озерка, другой – вместе с остальными от Глухариной поляны, – сразу погнал назад. Двор опустел, но ненадолго: через полчаса было не протолкнуться от новых волонтеров. Полкан, вначале пытавшийся свирепо сторожить и исправно облаивающий незнакомцев, увидев еще гостей, кажется, плюнул на бесполезность своей службы, устало вильнул хвостом и спрятался в будку – только нос иногда высовывал да порыкивал недовольно. Зато Лютый был счастлив – с ошалелой мордой носился среди людей, норовя куснуть кого-нибудь за лодыжку.

В заброшенном доме напротив, где просторный двор был весь забран под навес, старики на огороде развели костер, в сорокаведерном котле замутили варево, натаскав кто что мог для мясной похлебки, – как не покормить людей с дороги? Под навес притащили столы, выставили длинным рядом, притаранили скамьи, чтобы усадить гостей.

Больше всех суетилась баба Нина, заботой изгоняя тревожные мысли. Ее видели то у постели сына, где помогала Анне Петровне, ожидавшей вызванный сюда санитарный вертолет, то в погребке, откуда тащила капусту, соленые грибы и огурцы, то у костра, где она пробовала на вкус похлебку, а то вдруг уходила в дальний конец улицы, чтобы побыть одной и всплакнуть, с тревогой посматривая на дорогу. Она первой бежала к Фениксу, когда Володя в очередной раз возвращался с Глухариной, с надеждой заглядывала ему в глаза. Но Володя отводил взгляд и только хмурился. Тогда баба Нина, опустив голову, возвращалась к своим заботам.

А люди всё прибывали, в основном из города и из Колотовки. Но были и добровольцы из других поселков, где была связь и куда смогли дозвониться. Ушаковка встрепенулась, затарахтела моторами, наполнилась людским многоголосьем, лица местных стариков потеплели. Вместе с гостями вспоминали случаи, кто вот так же блуждал по тайге и долго не мог выйти. Оказалось, многие попадали в подобные истории. Тянули после рассказа: «Ничего-о-о… даст Бог, обойдется». Вот только не произносили вслух, хоть каждый и думал об этом, что все они выросли в тайге, а сейчас потерялся городской мальчишка, подлёток, который тайгу только по телевизору видел, ничего о ней не знающий, ничего в ней не понимающий. И каждый отдавал себе отчет – много добровольцев уже вызвались помочь и еще будут, но, что найдут парня, шансов мало. Слишком уж велики здесь просторы и слишком много опасностей ждет его на каждой сопке, в каждом распадке: зверье, еще злое, голодное, не нагулянное с весны, замаскированные густым кустарником овраги, куда можно свалиться и переломаться, камнепады, грозы, что в эту пору накатывают одна на другую, промозглые ливни, голод – так что спасти парня может только чудо.

На чудо и надеялись. На тайгу-милостивицу. С ней ведь как – может покарать даже самого опытного таежника, если вздумается, но может и пожалеть, как сердобольная хозяйка, неопытного дуралея, увести зверье другими тропами, подсказать, где укрыться от непогоды, покормить, выведя к малиннику например, приоткрыть перед горемыкой бочажку с водой или подвести к ключу, чтобы не погиб человек от жажды. На такую милость и надеялись люди. Хотя, конечно, в конце июня какая малина…

Скоро вернулся с Глухариной Володя. Уже густо завечерело, стал поддувать влажный горячий ветер, над сопками вспыхивали сполохи, бесились комары, остервенело набрасываясь на людей, чувствуя приближение грозы. Старики стали отговаривать Володю возвращаться на поляну.

– Утром езжай, – говорили. – Непогодь в дороге захватит.

Володя лишь устало мотнул головой: на Глухариной жена, отец и дети, там люди, которые его ждут.

Забрав новых волонтеров, Володя уехал. Но все в кузове не уместились, человек десять осталось – за ними Володя пообещал вернуться утром. Для них расколотили пустующие избы по этой же улице. Уютно засветились окна, ожили, как лица стариков, мертвые дома, согреваясь теплом и голосами людей.




Ожила и Глухариная поляна, до сегодняшнего дня знавшая лишь звериный пробег, да глухариные свадьбы, да редкие следы охотников, отправляющихся на дальний промысел.

Здесь разбили палатки, натянули брезентовый тент над кострищем, чтобы огонь не погас во время дождя. Санька с матерью готовили еду, Женька и несколько мужиков помогали: чистили картошку, заготавливали дрова для долгой ночи, сливали в казан привезенную в канистрах воду. Женщины распоряжались, покрикивая на мужиков, поторапливая, но это больше для порядка – те и без понуканий спешили до грозы приготовить ужин. Санька чувствовала себя странно: ножик едва шевелился в руках, будто руки принадлежали не ей, а кому-то постороннему, но страха за Лёшку она не чувствовала, а чувствовала только, как холод ползет по плечам, по шее, будто связывает ее, хочет оставить без движения.

Когда Володя вернулся с новыми добровольцами, как раз всё было готово. Пришли пятеро из второго отряда, с обеда начавшие искать от озерка. Вернулись ни с чем: ночной ливень смыл все следы, все запахи, если они и были. Никаких зацепок не нашлось – ни вещички, ни клочка одежды, ни поломанной ветки, ничего. Решили искать от домика вниз, в сторону поселка, но на всякий случай ходили и на другую сторону сопки, да всё без толку.

Те, кто выходил им навстречу с Глухариной поляны, пока еще было светло, тоже ничего не нашли. Видимо, парень ушел куда-то в сторону – в лесу это часто бывает, когда лешак водит. Никому не хотелось думать, как далеко можно уйти за полтора дня, это были бы слишком отчаянные мысли, но факт оставался фактом: площадь поиска необходимо было расширять.

Тут же за едой наметили план, как дальше искать Лёшку. Решили разбиться на группы по четыре-пять человек, идти в разные стороны. Чтобы самим не заблудиться в тайге, договорились оставлять по пути зарубки. С тем и разошлись по палаткам.

Всю ночь над Глухариной бушевала гроза, не давая спать ни людям, ни собакам. Успокоилась только к утру. Но потянулись, будто серый шлейф, низко над землей облака, цепляясь и обвисая, как ватные лохмотья, на верхушках деревьев; моросил мелкий дождь, сделалось холодно и промозгло.




За горами, за лесами


Уже было собрались выходить, когда услышали звук невидимого из-за низких облаков вертолета. Но вот вертолет завис над Глухариной и с ревом пошел на посадку.

На поляну стали выпрыгивать люди в камуфляже – это прибыл отряд спасателей.

– Терентьев, – представился капитан, бывший у них за главного.

Он рассказал, пока его подопечные устанавливали и настраивали рацию, что к западной стороне массива уже вылетели два вертолета с отрядами спасателей МЧС и волонтеров из местных. Также к южной и северной стороне выдвинулись из города вездеходы со спасателями и еще одна группа на квадроциклах. Они тоже будут, постепенно сужая кольцо, идти к ним, восточному отряду, навстречу. Точкой соединения послужит Карбаганская долина. Она и будет лагерем, куда все группы станут продвигаться со всех сторон, как гребенкой прочесывая тайгу.

– Должно всё получиться, – добавил капитан. – По крайней мере, будем надеяться. Но сами понимаете – тайга…

Все стали молча расходиться, собираясь каждый в свою группу, во главе которой теперь стоял сотрудник МЧС с рацией. Всем раздали яркие жилеты, оранжевые и красные, и день перестал наконец казаться слишком мрачным, хотя бы на взгляд. Каждый понимал и разделял тревогу капитана, и то, что он недосказал, тоже понимали: силы действительно были подключены немалые, но все эти люди, со своими вертолетами, вездеходами, квадроциклами и рациями, были как щепки в море.

Глава шестнадцатая

За горами, за лесами


Это была одна из самых коротких летних ночей, и длилась она всего ничего. Но для Лёшки – самая длинная ночь в его жизни. И наступила она внезапно – вот только несколько минут назад еще можно было различить траву и камни, и деревья вокруг не стояли сплошной черной стеной, а видны были стволы и ветки, подсвеченные тускло-матовым светом. И вдруг, будто черное покрывало на всё вокруг накинули, – сразу стало темно, «не видно ни зги», как сказал бы дед. Лёшка так и не успел найти место, пригодное для ночлега, – опять дупло или, может быть, пещерку… хоть что-нибудь, чтобы можно было укрыться от моросящего весь день дождя и переночевать в относительном тепле и сухости. Оставалось только одно: забраться на дерево и там переждать ночь. О таком ночлеге им тоже рассказывал Котелок.

«Правда, это уже крайняя мера, – говорил преподаватель. – Если ничего не найдете подходящего, если не сможете разжечь огонь, то хоть это… Только обязательно привяжите себя к дереву, чтобы во сне не упасть», – добавил он.

После урока они с Ромкой вдоволь нахохотались, представляя в лицах, как Котелок привязывает себя к дереву – с его-то круглым пузом…

Но сейчас совет преподавателя совсем не казался смешным. Спички так и не высохли, а если бы и высохли – всё вокруг было напитано дождем, какой уж тут костер… Хорошо хоть, подходящая елка оказалось рядом – ее крепкие и толстые ветки кривились совсем невысоко от земли, и сама она будто стелилась по сопке. Лёшка забрался повыше, уселся поудобнее, вытянул ремень из штанов. Но оказалось, что его длины не хватит пристегнуться к стволу. Ствол был довольно мощный, ремень вокруг него едва сходился, куда уж тут самому втиснуться. А на деревьях, чей ствол был потоньше, ветки казались прутиками – попробуй удержись.

«Что за бред Котелок нес?! – разозлился Лёшка. – Чем, интересно, он привязывался?» Хотя Котелок-то небось веревку с собой носил и в лес без снаряги не совался.

Злись не злись, деваться было некуда. Ничего более подходящего он всё равно сейчас не нашел бы – и Лёшка решил все же как-то устроиться здесь. Однажды он набрел в Интернете на объявления, в которых предлагалось провести ночь в «уютной хижине на дереве». Посмотрел тогда и фотографии – действительно, хижины были построены прямо на деревьях, на террасах стояли столы и стулья, висели гамаки, горел свет…

«Сюда бы такую хижину!» – мечтал Лёшка, ложась животом на ветку и пытаясь себя к ней привязать. Кое-как это ему удалось. Но пролежал так не больше пяти минут: мышцы от напряжения стало сводить, даже дышать было почему-то трудно, да и руки-ноги он скоро совсем перестал чувствовать – они вмиг затекли и окоченели. Лёшка отстегнулся, помассировал живот, потер себя за плечи, подрыгал ногами. Снял рюкзак, положил его под себя, опять попробовал устроиться на ветке – но всё равно было неудобно. И холодно, холодно! Жесть как было холодно! Не выдержав, Лёшка сполз на землю, стал размахивать руками и приседать, чтобы согреться.

Вдруг заскрипело, зашевелилось что-то неподалеку – и через мгновение он опять сидел на дереве, расширенными от ужаса глазами всматриваясь в темноту и прислушиваясь. Сидел не шевелясь, долго. Даже холода не чувствовал. Вдалеке бушевала гроза и мелькали оранжевые сполохи, но здесь лес был удивительно тих, только шелестел вокруг дождь. Впрочем, Лёшке всё равно казалось, что кто-то ходит в темноте за деревьями, смотрит на него, дышит. Даже сил обрадоваться, что гроза прошла стороной, не было. Он покрутил руками, посгибал и поразгибал ноги, растер грудь, плечи – но это помогало мало, становилось всё холоднее.

«Будь что будет», – решил он и опять спустился на землю. Постоял, чутко прислушиваясь, поразмялся, побегал на месте, высоко поднимая колени, пока немного не согрелся. Опять полез на ветку, думая о том, что сидеть на дереве – это полная ерунда и спасти его такая ночевка может разве что от волков. Вроде бы только они по деревьям лазать не умеют. А все другие звери – медведи, рыси, тигры – лазают по деревьям вполне ловко, сколько раз по телику видел.

Так он и скакал туда-сюда до самого рассвета: едва разогреется на земле и опять забирается на ветку – на дереве было всё же спокойнее. Вот только за всю ночь ни минуты поспать не удалось.

Вырубился уже утром, когда высветилось небо, деревья выступили из мрака, дальняя гроза совсем ушла, дождь наконец-то перестал и на все лады заголосили птицы. Почему-то именно птичье щебетание его успокоило – они так привычно пели, будто в деревне под Владимиром. Спал долго, явно не один час. Проснулся внезапно, будто кто-то в бок толкнул, и сразу услышал (или показалось?.. нет, не показалось!), что где-то далеко пролетел вертолет – звук появился на миг и пропал. Лёшка замер, боясь пошевелиться. Потом медленно спустился на землю, прислушался. И ура! Звук повторился. Он нарастал, приближался – уже слышен был свист работающих лопастей, рассекающих воздух.

– Эй! – заорал Лёшка, забыв, что стоит под густой кроной и что с вертолета его точно сейчас не увидят. – Э-э-э-эй! Я здесь! Стойте! Я здесь! Э-э-э-й! – и чуть не присел, так близко прошел вертолет над верхушками деревьев, можно было даже различить заклепки на днище.

Но вертолет скользнул мимо и пропал. Лёшка бросился за ним, задирая голову, падая, расшибая коленки, но опять вскакивал и всё бежал, бежал вверх по склону за быстро удаляющимся спасительным звуком. Как назло, деревья всё не кончались, а сделались даже гуще, и никакой полянки, ни проплешины, где можно было бы выскочить на видное место. А ведь они искали его! Наверняка этот вертолет был не просто так! И хоть звук давно пропал, Лёшка упрямо поднимался, пока не оказался на вершине сопки. Здесь, выбрав дерево повыше, полез на него. Хоть и кружилась голова, и мутило от усталости, он взобрался на самую верхотуру, посмотрел в ту сторону, куда улетел вертолет, и обрадовался, увидев его еще раз – едва заметной точкой, матово поблескивающей в небе. Он летел над далеким, но приметным утесом без единого дерева на вершине – утес выступал над сопками, будто скалистый остров посреди зеленого океана. Вертолет скрылся за горизонтом, но Лёшка теперь знал направление, куда идти! Ничего, что далеко! Время от времени он будет так же забираться на деревья и сверять путь. Он спустился – и застонал, вспомнив, что впопыхах бросил вещи там, где ночевал.

– Лузер! – обругал себя Лёшка и кинулся вниз по сопке. Но нашел вещи не скоро, а проплутав еще добрый час, пока, уже отчаявшись, не наткнулся на них случайно. Надев рюкзак, вновь полез на сопку, нашел дерево, откуда увидел утёс, и шел в том направлении до самого вечера, боясь остановиться даже на миг, словно хотел догнать вертолет.

Голод сделался нестерпимым. Лёшка машинально смотрел под ноги, пытался подбирать какие-то шишки, но все они были пустые, подгнившие, черные от времени и дождя. Забрел в малинник, но там еще не было даже завязи: рано. Вспомнив, как в детстве лазали на лиственницу за «кисличкой», обрадовался, набрал целую охапку лиственничных веток и жевал, жевал щекотные зеленые иголки сосредоточенно, пока не свело рот. Отпивал из термоса по глоточку и жалел, что дождь перестал: набрать воды сделалось негде.

Шел, шел, устал совсем, хотя казалось, что сильнее устать уже невозможно, а утес почти не приближался, как заколдованный.

И только когда опять полезли на сопки тучи, цепляясь за верхушки деревьев, когда дохнул влажный ветер, обещая скорый дождь, он понял свою ошибку: надо было не идти весь день вслед улетевшему вертолету, а найти сопку, где не росли бы густо деревья, а лучше совсем голую вершину, там просушить спички, развести большой костер – и тогда бы с вертолета увидели огонь и пришли бы на помощь.

Поняв это, Лёшка из последних сил побрел к вершине. Но, поднявшись, увидел густые заросли – ни полянки, ни просвета между деревьями. Живот начинал болеть. От лиственницы, наверное, а может, просто от голода.

Вдруг он остановился, зажал нос пальцами, задышал ртом, почувствовав неприятный запах – будто канализацию прорвало. Лёшка раздвинул кустарник, сделал несколько шагов вперед – и отшатнулся. Прямо перед ним под деревом торчали из обрывков перегнившей шерсти мощные обглоданные ребра, голый череп таращился пустыми глазницами, и в них ползали мухи.

Лёшка попятился, повернулся, быстро пошел прочь. Его едва не стошнило, и, отойдя в сторонку, он долго отплевывался зеленой лиственничной слюной и переводил дыхание. Живот разболелся сильнее, и Лёшка решил, что теперь будет только пить, чем тянуть в рот что попало, – и тут же ему представился огромный желтый бигмак с двумя сочащимися котлетами и бахромой салата по ободку. Тьфу! Он взобрался на соседнюю сопку, которая снизу казалась менее заросшей, но и там нашел только едва проходимые заросли.

Вновь, словно подкрадываясь, стал накрапывать дождь. Лёшка допил воду, вкопал термос. И это всё, на что его сейчас хватило. Силы разом оставили его. Он сел, потом повалился на бок согнувшись, прижав колени к подбородку. Вспомнил жуткий оскал мертвой головы. Но даже испугаться толком или испытать брезгливость он уже не мог – так сильно устал. Он задремал, но холод не пустил уснуть надолго.

Ближе к ночи дождь притих, потом прекратился совсем. Лёшка заставил себя подняться и побрел в темноте, стараясь придерживаться того направления, по которому улетел вертолет, хлюпая раскисшими кроссовками, оставляя за собой в траве темную полоску следов. Быстро темнело. Темнота, казалось, исходила от самой земли – уже почти неразличима была трава и основания деревьев, но чем выше к небу, тем светлее оставались стволы. С каждой минутой тьма заползала по ним, поднималась все выше, медленно гася макушки деревьев, а навстречу тьме, исходящей от земли, уже почти очистившееся от туч, наползало небо, разгорались, надвигаясь на землю, звезды.

Лёшка шел в темноте. Деревья выступали навстречу, причудливые и пугающие – грозными великанами с крючковатыми носами, сгорбленными чудищами с раззявленными ртами. Лёшка вздрагивал, но, медленно приближаясь, понимал, что это какая-нибудь елка или сосна.

Кажется, его было уже ничем не пронять, но место, куда он вышел, заставило остановиться в испуге.

Он уже видел такое раньше, оглядывая сверху склоны сопок: на темно-зеленой шерсти тайги вдруг замечалось грязно-рыжее золотушное пятно высохших деревьев. Что с ними случилось, почему они погибли – было ему непонятно. Но когда он выбирал дорогу, то старался обходить эти пятна стороной, боялся даже днем приблизиться к мертвым деревьям, а сейчас, ночью, вдруг оказался среди них. Они торчали вокруг, как скелеты гигантских рыб, и головы их были спрятаны в земле, а наружу выступал хребет, весь в мелких тонких костях. И хоть Лёшка понимал, что это всего лишь стволы и ветки, что это просто деревья и ничего страшного в них нет и что можно подойти, дотронуться, ощутить теплый еще ствол и никто при этом не откусит руку и не пробьет грудь, он всё равно ничего с собой поделать не мог: деревья вызывали ужас.

Лёшка задумался.

Высохшие деревья стояли на пути, обходить их не было сил, да и непонятно, как далеко это мертвое пятно тянется. Но если он сейчас перестанет паниковать, разожжет костер (сухие деревья даже очень кстати, ветки их легко ломаются и хорошо горят) и будет ждать рассвета? Его ищут, он это точно знает. Если он разведет большой костер, с вертолета его обязательно заметят.

– А что, если…

Лёшка уже потянулся к карману за спичками, но остановился.

«Нет, подожди. Подумай сначала», – сказал он самому себе, и сейчас его голос был подозрительно похож на голос Котелка.

«Да ладно, хорошая мысль, – опять ожил тролль и противно хихикнул. – Что тут думать – делай! Ты посмотри, как шикарно может получиться! Поджигаешь сухое дерево, оно разгорается, огонь перекидывается на другое, потом на третье… Скоро весь этот сухостой будет гореть жарко и ярко. В темноте огонь заметят спасатели. Прилетят и тебя, придурка, найдут. Поджигай давай! Спички только сначала высуши, а то черкашку совсем прикончишь. Помнишь, как Котелок спички учил сушить?»

«Вертолеты ночью не летают… – робко возразил Лёшка, – наверное… До утра всё это выгорит. И никакого толку не будет».

«Кто тебе сказал, что не летают? – усмехнулся голос. – С чего ты взял?»

«Мне так кажется».

«Чухня! Огонь далеко будет виден. Ночью гораздо дальше, чем днем! До неба поднимется. Заметят».

«Не буду я поджигать. А если пожар? Огонь на верхушки деревьев перекинется – и всё тогда! Я слышал о таком. Верховой пожар называется. Самый страшный пожар. Его остановить невозможно. Лучше найду поляну и уж там костер разведу».

«Не найдешь ты поляну».

«Найду», – упрямо мотнул головой Лёшка.

Голос замолчал. Потом опять начал:

«Верховой пожар страшен, когда ветер. А ты послюни палец, подними кверху. Есть ветер? Хоть малюсенький ветерочек?»

«А вдруг поднимется? Ты что, ветер предсказать можешь? Или умеешь им управлять? А ты можешь гарантировать, что ветер в мою сторону не подует? – опять разозлился Лёшка. – Нет? Не можешь? Тогда заткнись! Не буду я деревья поджигать, понял?»

«Ну и сдыхай тут!» – ухмыльнулся тролль.

Лёшка не ответил. Не снимая рюкзака, опустился на землю, глянул вверх. Голые ветки почти не мешали ему смотреть, и небо перед ним распахнулось всё, от края до края. Лёшка поискал глазами Гончих Псов, потом Большую Медведицу, нашел, улыбнулся. Находить созвездия его научил дед. Сейчас, вспомнив деда, бабушку, речку всю в солнечных бликах, Лёшка еле сдержался, чтобы опять не разреветься как девчонка.

От голода и слабости мутило нещадно. Лёшка глубоко задышал, чтобы как-то справиться с тошнотой, отпил воды из термоса малюсенькими глотками, катая ее за щекой, согревая.

Лёшка не сомневался ни минуты, правильно ли поступил, когда пошел за вертолетом. Он не мог знать, что вертолет, пролетев несколько километров вперед, сделал круг и повернул к Глухариной поляне, которая как раз осталась у Лёшки за спиной. А Лёшка все шел и шел и был уверен, что, если не собьется с намеченного пути, обязательно выйдет к людям. Эта надежда давала ему силы, но он с каждым шагом уходил все дальше в сторону – за пределы круга поиска, намеченного спасателями.

Поднялся ветер, с костяным стуком закачались вокруг мертвые деревья. Лёшка вынул из нагрудного кармана куртки телефон. В лунном свете монитор зловеще поблескивал, словно фантастический прибор из приключенческого фильма.

«Круто смотреть приключения по телику! – усмехнулся Лёшка. – Особенно когда не знаешь, чем закончится».

Он попробовал вообразить, что смотрит про самого себя фильм: как заблудился, как пытался выйти из леса, как вышел героем-победителем, но будущее было настолько непредсказуемо, а гибель – его гибель, не киношного героя – настолько реальна, что он испугался и бросил фантазировать.

Глава семнадцатая

За горами, за лесами


Пока Лёшка отыскивал глазами созвездия, Санька тоже смотрела на Большую Медведицу.

Весь день их спасательный отряд шел по тайге. Сделали привал только на час, чтобы развести костер, немного обсушиться и перекусить. Отдохнув, вновь выдвинулись на поиски.

Один раз Саньке сквозь пелену дождя показалось, что они нашли Лёшку: впереди она заметила человека, он сидел на пне, вытянув ноги, немного наклонившись вперед и опустив голову на грудь, словно спал.

– Лёшка! – заорала Санька, радостно бросилась вперед, но через несколько шагов остановилась – это оказалась обыкновенная коряга, формой действительно напоминающая сидящего человека. Санька разочарованно повернула назад, встретилась глазами с братом, тот лишь посмотрел исподлобья и покачал головой.

Другой раз ей опять показалось, что кто-то стоит справа, прислонившись к стволу дерева. Санька замерла, всмотрелась, но увидела лишь две молодые сосны, что росли близко друг другу.

Когда была помладше, она часто мечтала поучаствовать в такой вот спасательной операции, представляла, как ищут, как находят… Героем этих поисков всегда был какой-то абстрактный незнакомец, и это было даже весело, романтично и по-геройски. Но сейчас, когда искали реального Лёшку, никакой романтики тут не было, а был только тугой комок тревоги у горла и желание включить время на ускоренный просмотр.

Остановили поиски уже совсем в темноте, поставили палатки, развели костер, вскипятили чай в котелках, на огне разогрели тушенку в банках, поели, закусывая хлебом. Санька и раньше ходила в походы, то с семьей, то с классом, и очень любила такие привалы, ночевки в палатках, костер, ужин под звездным небом. Когда идешь с классом, на стоянках всегда шумно и весело, кто-то включает погромче музыку, все танцуют под звездами, валяют дурака, а потом рассказывают анекдоты и страшные истории. Когда идешь в тайгу с отцом и братом, то хорошо сидеть вокруг костра, смотреть завороженно на огонь и молчать, слушая, как потрескивают дрова, следить, как искры срываются к небу, чтобы в нем раствориться.

Но сегодня не было ни веселья, ни тихого умиротворенного молчания. Люди были придавлены долгими переходами под дождем и промозглым ветром, усталостью и тревогой. Поев и немного обсушившись, все быстро разошлись по палаткам, чтобы во сне набраться сил для завтрашних поисков.

Санька тоже ушла в палатку, легла между братом и отцом, пригрелась. Уже засыпая, дядя Володя сказал с горечью то, о чем думала и девочка:

– Ведь совсем рядом он где-то! И это самое обидное, что совсем рядом. Не мог он далеко уйти!

– А если не найдем, пап? – прошептала Санька, прижимаясь к отцу.

– Найдем! Должны найти… – вздохнул отец и скоро задышал ровно – во сне.

А вот Саньке не спалось. Поднялся ветер, зашумел в деревьях. Вторя ему, заворчал служебный пес Амур, поднял голову и навострил уши. Он лежал у палатки своего хозяина-эмчеэсовца, перегородив вход, охраняя. Но Санька этого видеть не могла. Она думала о Лёшке – каково ему сейчас одному в тайге? Представила и поежилась. Почему-то она чувствовала вину… будто это из-за нее он потерялся. Это было странное чувство, ведь умом Санька понимала, что это неправда, но всё равно мучилась.

Она осторожно, чтобы не потревожить спящих, выбралась наружу, подсела к затухающему костру, поворошила мерцающие в темноте угли, подкинула несколько влажных веток. Деревья вокруг стояли неподвижно и настороженно, Санька опять поежилась, подняла голову. Сквозь рваные облака проглядывали звезды. Она нашла глазами Большую Медведицу, зашептала горячо, сложив ладони, как в молитве:

– Пожалуйста, помоги Лёшке! Очень-очень тебя прошу! Ты ведь добрая, ты всё можешь!

Подул с новой силой ветер, заметался костер, грозно закачались деревья, стала наползать на небо большая туча, заслоняя звезды. Санька ушла в палатку, легла, прижалась к отцу и скоро, обессиленная тревогой и усталостью, заснула.

…Пока Санька просила Большую Медведицу, внизу ее земная сестра – медведица бурая – поднялась на задние лапы, когтями поцарапала ствол сосны, задрала морду к небу и грозно, протяжно рыкнула. Потом опустилась на все четыре лапы и фыркнула, помотав головой.

Медвежьего рыка Санька не слышала, было очень далеко. Но его услышал Лёшка. Ему показалось, что рычали совсем рядом и звук шел с той стороны, куда улетел вертолет. Ужас придавил его к земле, и уже через миг Лёшка несся по тайге в противоположную сторону, не разбирая дороги, забыв про усталость и про то, что еще пару минут назад не понимал, как сможет подняться – настолько был слаб. Он бежал, чувствуя спиной, что вот-вот на него навалятся сзади, подомнут под себя, начнут громадными зубами рвать тело.

– Мама-а-а! – орал Лёшка.

Он споткнулся, упал, покатился под откос, больно рассаживаясь о корни и камни, в ужасе замер, зажмурившись и закрыв голову руками. Лежал долго, прислушиваясь, чувствуя животом и коленями мокрую землю под собой. Но никто не гнался за ним, не набрасывался, всё было спокойно вокруг. Лёшка сел, ощупал лицо, очки, всхлипнул. Поднялся. Прихрамывая, поковылял вперед. Правая коленка болела и едва сгибалась. Так шел всю ночь, ничего не понимая, будто спал на ходу или был без сознания: кустарник так кустарник, бурелом так бурелом. Телефон он потерял. До слёз было жалко его: пусть и сломанный, он был как связь с людьми и домом. Лёшка обхлопал все карманы, перетряхнул рюкзак, но телефона не было. Так же вот в первый день блужданий он где-то потерял шляпу с москитной сеткой – и не заметил как. Наверное, выронил телефон, когда услышал рев… а может быть, аппарат вылетел позже, от тряски, когда Лёшка бежал сломя голову, лишь бы спастись, – он не помнил. Хорошо, что рюкзак был на плечах, потому термос с водой и банка с дегтем остались при нем.

Под утро, выйдя на небольшую поляну, Лёшка все-таки решился сделать привал и развести костер. Полянка плыла в густом тумане, как сквозь облако. Он промок насквозь, зуб на зуб не попадал. Набрав веток посуше, выкопал ямку, как учил Котелок, набросал на дно мха, домиком сложил мелкие веточки, сверху – ветки покрупнее. Теперь надо было как-то разобраться со спичками. Лёшка высыпал их из коробка на ладонь. Нет, они не высохли за прошедшее время, а, кажется, сделались еще мокрее… По одной он стал засовывать их в волосы.

«Это хороший способ. От тепла, что идет от головы, спички быстро просохнут», – так объяснял Котелок на уроке.

И тогда они тоже посмеялись отменно – они вечно смеялись над Котелком… Было и правда забавно видеть перед собой взрослого человека со спичками в волосах, торчащими, словно рожки у морской мины. Котелок тогда, кажется, пообещал рассказать на следующем уроке, как сделать таежную свечу. И когда Лёшка с Ромкой шли домой после уроков, то кривлялись друг перед другом и говорили, что про свечу и так всё понятно, надо поджечь спички в волосах, вот и получится таежная свеча, только вонять она будет ужасно, ведь когда волосы горят, от них такая вонь!

«Плевать! Главное, голова согреется!» – «Еще как!» – хохотали они.

Следующий урок они прогуляли.

«Придурки! – думал Лёшка, вспоминая эти кривляния. – И как теперь быть, когда голова вся мокрая?»

Он натаскал к ямке веток, стараясь выбирать потоньше. Сильно болел затылок. Особенно было больно, когда Лёшка наклонялся – тогда казалось, что голова сейчас взорвется. Опять накатил приступ. Лёшка переживал его уже несколько раз: временами вдруг темнело в глазах, в уши будто набивалась вата – все звуки тогда доносились издалека, почти неслышные и неразличимые, сердце колотилось как ненормальное. Лёшка начинал глубоко дышать, преодолевая муть перед глазами и тошноту. Сердцебиение понемножку замедлялось. После такого приступа еще сильнее наваливалась слабость, всё тело покрывалось холодным потом. Вот и теперь будто окатили холодной водой: затрясло, и появилось странное чувство – как будто холодно и жарко одновременно.

Лёшка вынул спичку из волос, чтобы проверить, высохла или нет, но пальцы не слушались, и он выронил ее, а когда наклонился, чтобы поднять, то подкосились от слабости ноги и на голову будто черный мешок накинули – разом потемнело вокруг. Лёшка упал, сильно ударившись локтем о землю. От резкой боли прояснилось в голове, вернулись звуки, но он решил пока не двигаться, сел, привалившись к стволу, закрыл глаза и сразу уснул.

Приснилась мама, которая гладила его по щеке и шептала: «Вставай, в школу опоздаешь». Снился отец. Он присел на край Лёшкиной кровати и начал: «Расскажу тебе сказку. За горами, за лесами, у чистой таежной речки стояла избушка. В той избушке жил охотник со своим верным псом… Дальше сам придумывай…» – «Ну, пап, – расстроился Лёшка во сне, – так нечестно! Начал, так и рассказывай». Но отец поднялся, пошел из комнаты, на пороге обернулся. Только это уже не отец был, а Котелок. Он подмигнул, сказал: «Жизнь полна сюрпризов, мой дорогой друг». – «Вау!» – Лёшка услышал совсем рядом голос Рены, но саму ее не увидел, сколько ни озирался. Он был в комнате один. Понемногу светлело вокруг, свет шел от окна, которое Лёшка раньше не заметил, за стеклом стояли Санька с Женькой и смотрели на него. Санька что-то сказала брату, но слов было не разобрать. «Сейчас открою! – крикнул им Лёшка. – А то вас не слышно!» Он поднялся с кровати, но, когда шагнул к окну, никого уже не было. Лёшка распахнул створки, через подоконник выбрался из комнаты и оказался на полянке. И тут проснулся.

«Ничего себе, реальный какой сон!» – думал Лёшка, доставая из волос спичку. Волосы были еще влажные, и спичка не высохла. Он запустил в волосы пятерню и стал их ерошить. Спички посыпались в траву. Чёрт!

Надо было ждать: когда подсохнут волосы, спички, когда рассеется туман. Потом он разведет костер, обсушится, а когда туман поднимется высоко и исчезнет совсем, можно будет залезть на дерево, чтобы опять увидеть утес и понять, в какую сторону идти. Но это всё потом, а пока так было хорошо просто сидеть, смотреть на сосны, траву и небо, слушать далекий перестук дятла и плыть в тумане, как в облаке, будто не на земле вовсе, а в небе.

Лёшка снова задремал, тишина убаюкивала его. Видимо, спал недолго – когда открыл глаза, туман еще висел вокруг, но уже были видны, хоть и смутно, верхушки сосен. Лёшка выбрал дерево, у которого ветки были потолще и попрочнее, опять полез вверх. Хотелось заранее знать, куда идти, когда уже будет костер, тепло, когда наберется сил. Но поднявшись, от слабости и боли в ноге чуть не сорвавшись раза два, как ни глядел по сторонам, утеса не увидел.

Лёшка медленно спустился. Ноги и руки совсем не слушались от холода. Опять сел, закрыл глаза. К своему удивлению, никакого отчаяния не почувствовал, а только пустоту внутри и оцепенение. А еще холод замерзшего стекла: будто все его органы – сердце, печень, почки, легкие – вдруг остекленели. Он это ощутил еще на дереве, когда не увидел своего ориентира. Он и спускался на землю медленно не столько потому, что тело плохо слушалось, а потому что уже тогда почувствовал эту стеклянную изморозь внутри.

– Теперь точно всё, – тихо сказал Лёшка. – Я не знаю, куда идти. И я не выберусь.

Он с трудом поднялся, постоял немного, растирая коленку и глядя на сложенные для костра ветки, мыском кроссовки чуть дотронулся до шалашика, и тот сразу рассыпался. Лёшка всхлипнул, повернулся и, волоча за одну лямку рюкзак, заковылял с полянки.

Глава восемнадцатая

За горами, за лесами


Как-то Ромка объяснял Лёшке теорию одноэлектронной вселенной Ричарда Фейнмана. Ромка серьезно занимался физикой и собирался после школы поступать в Бауманку. Объясняя теорию, он рисовал в тетрадке кривые красными и синими чернилами. Лёшка в физике и математике был слаб, из объяснения понял лишь, что каким-то образом один электрон может находиться попеременно в разных точках пространства. И это, пожалуй, всё, что он понял.

Теперь он и сам будто превратился в такой электрон, и его сознание находилось попеременно в разных точках пространства.

Одно его «Я» брело наугад по тайге, не думая совсем ни о чем, а лишь следило за тем, чтобы не споткнуться и не упасть. Другое «Я» испытывало ужас от того, что с ним происходит. Третье вспоминало Москву, одноклассников, разные смешные истории, которые происходили с ними. Четвертое мечтало, будто всё это приключение уже закончилось, что Лёшка в Ушаковке, напившись и наевшись до отвала, заваливается спать и в комнате вкусно пахнет травами. Пятое представляло весь путь, который он уже проделал по тайге, попутно вспоминая увиденное: зайца, бе́лок, голые кости большого зверя, дупло, где ночевал в первую ночь, подъемы и спуски и те далекие дали, в которые всматривался, сидя на дереве. Еще одно «Я» вспоминало мать, отца, бабушку, стариков под Владимиром и просило у них прощения за причиненное горе – эта часть сознания словно уже находилась в будущем в тот момент, когда мать узнаёт о его гибели. Лёшка видел глаза матери – было жутко в них смотреть, и он старался поскорее выйти из того пространства, в которое это «Я» погружалось, потому что сразу накатывала душная липкая тоска и она изматывала больше всего, уничтожая последние силы. Но было еще одно «Я», которое безоговорочно верило, что всё закончится благополучно, – оно включалось в тот момент, когда Лёшка думал о Саньке. Почему так, он не понимал, ведь между ними, как уродливый шрам, висела канатка, мысли о которой совсем недавно вызывали чувство едкого стыда; но нет, канатка забылась, словно и не было, а помнилась только Санькина улыбка, взгляд, дерзкий, но и веселый, и ласковый, и как она смотрит на Лёшку, и ее голос.

В таком раздерганном сознании он провел в тайге четвертый день, бредя машинально, лишь бы идти. Днем вдруг набрел на целый муравьиный город. Муравейников, огромных, почти Лёшке по пояс, было пять, и возведены они были среди сосен, на небольшом расстоянии друг от друга. Лёшка присел рядом с одним из них, ткнул туда травинкой, чтобы потом попробовать муравьиный сок, как делал в лесу под Владимиром. Но здесь этот номер не прошел: по травинке сразу поползли муравьи, облепив в один миг ее всю, ловко перебираясь с нее на Лёшкину руку. Он вскочил, почувствовав болезненные укусы в шею, в лицо, на руках и даже на груди под курткой. Пришлось поскорее ретироваться, и потом еще долго он стряхивал с себя таежных рассерженных воинов, свирепо защищавших свой город от чужака. Но скоро он забыл про муравьев. Опять брел медленно, еле переставляя ноги, путаясь в траве, цепляясь за каждую малую веточку.

Другой раз он пришел в себя, увидев, как, показавшись на несколько мгновений среди туч, садится солнце. Лёшка плюхнулся на землю, стиснул голову руками и стал вспоминать, с какой стороны в поселке он видел восход и закат. Подумал, что если определит стороны света, то можно будет понять, куда двигаться дальше. Вспомнил, как ярко светило утреннее солнце в его окно, когда Санька с Женькой пришли знакомиться.

«Значит, надо идти не на закат, а в противоположную сторону! Так рано или поздно можно выйти к поселку!» – воскликнул про себя Лёшка, наблюдая, как солнце погружается в тайгу. Он с трудом поднялся, повернулся спиной к закату и пошел.

И тут опять ожил проклятый тролль.

«Давай-давай, – сказал он. – Ты же крутой, всё наконец-то понял. И скоро будешь у бабушки, лопать за обе щеки. И про свои приключения рассказывать».

Лёшка остановился в нерешительности, потоптался на месте.

«Только ты не подумал вот о чем: с какой стороны вы с отцом вышли из поселка. Ты же только про канатку думал, да? Под ноги смотрел и комплексовал!»

«Там ведь речка есть, – возразил Лёшка. – Надо найти речку».

«Вот лузер! – засмеялся тролль. – А если не найдешь?»

Лёшка помотал головой, пытаясь отогнать мерзкий голос. Но тот не унимался:

«Вот сейчас солнце сядет. А завтра опять тучи весь день. Как узнаешь, в какую сторону идти?»

«Отвали. Ты прав, – поморщился Лёшка. – Между прочим, можно еще по деревьям стороны света определять. Дед учил. Где ветви гуще, там юг, а где реже – север».

«А толку? – хмыкнул тролль. – Ты всё равно не знаешь, на север тебе или на юг. А теперь протри очки и посмотри на эти свои деревья».

Лёшка послушно поднял взгляд, но сколько ни смотрел, так и не смог определить, где ветви растут гуще, а где реже, ему казалось, что со всех сторон они растут одинаково.

«Еще по мху можно определять!» – чуть не плача, воскликнул Лёшка.

«По мху-у?!» – потешался тролль.

Лёшка беспомощно осмотрелся. Мха на деревьях тоже не было. Лёшка сел, стараясь не поддаваться панике, опять охватившей его. Он понимал только одно: всё, что ему остается, это идти хоть куда-нибудь, по возможности беречь силы и не сдаваться. Он поднялся, постоял в нерешительности, но всё же отправился на восход, стараясь ни о чем больше не думать.

Уже в сумерках, спустившись с пологого холма в низину, долго брел по ней, удивляясь, что подъем никак не начинается. Здесь было почти темно: деревья так близко росли друг к другу, что кроны их полностью заслоняли небо. Под ногами чавкало, и Лёшка несколько раз по щиколотку провалился в липкую вязкую жижу. Но главное – здесь было не продохнуть от мошкары и комаров. Лёшка уже два раза намазался дегтем, но это мало помогло – и он всё ускорял, по возможности, шаг, чтобы выбраться из этого гиблого места.

Наконец деревья кончились, и Лёшка уперся в отвесную каменную стену. У подножия скалы росли чахлые деревца и мелкий кустарник. А макушку видно не было, она терялась в темноте, среди низких облаков.

О том, чтобы подняться по отвесной стене, даже думать было нельзя. Надо было обходить. Но идти было трудно: тут густо рос колючий кустарник, торчали из земли громадные валуны, будто разбросанные в беспорядке шлемы воинов-великанов, к тому же воздух был пропитан удушливой гнилой сыростью.

Вдруг Лёшка услышал странный звук. Он уже привык к шуму леса и звуков его почти не замечал, как не замечает житель мегаполиса ровного и никогда не прекращающегося шума города. Этот же звук был таким, будто из крана тонкой струйкой лилась в раковину вода. Лёшка пошел на звук, он привел к самому подножию скалы, где из расщелины на уровне глаз бил ключ, звонко срываясь тонкой струйкой вниз, на камни.

Лёшка подставил ладони, умыл лицо, стал пить – вода была ледяной, сладкой, у него сразу свело зубы, но он все пил и пил, пока не напился. Достал из рюкзака термос, вылил дождевую воду, набрал ключевой. Он двигался медленно, поскольку смертельно устал, да и торопиться было некуда. Присел на камень, подумал без интереса: а вдруг этот родник, падая на землю, становится ручьем, а потом речкой, и если пойти вдоль воды, можно оказаться в поселке? Поднялся, побрел прочь от скалы, пытаясь между нагромождением камней отыскать ручей. Но вернулся опять к ключу – ручья нигде видно не было, и если он протекал, то глубоко под камнями, найти его было невозможно.

Здесь, под нависающими почти над самой головой выступами скалы, было относительно сухо. Но надо было спасаться от гнуса, да и ночь скоро. Лёшка поднялся, побрел вдоль стены, решив найти подъем, забраться повыше и там попробовать развести костер. Спички наконец-то подсохли. Лёшка, проверяя, достал из кармана коробок, зажег одну – спичка не сразу, но загорелась, и было радостно держать в руке горячий огонек.

Шел долго, пробираясь сквозь густо наваленный бурелом, беспокойно посматривая на стремительно темнеющее небо. Но вдруг поскользнулся, нога поехала вниз, больно застряла меж камней. Лёшка дернулся, неловко взмахнул руками, и задетые очки соскользнули куда-то под ноги. Он долго не мог их отыскать, шарил в темноте, раня пальцы. Пришлось опять зажечь спичку, но и при ее свете очки нашлись не сразу. Когда же, нащупав оправу, он поднял ее за дужку и поднес к лицу, то принял произошедшее с усталой обреченностью: левой линзы не было совсем, правая, хоть и держалась в оправе, треснула. Лёшка надел испорченные очки, зажмурив левый глаз, опустился на колени, достал спичку, но она выскользнула из пальцев, вынул из коробка еще одну, та никак не зажигалась, пришлось доставать новую. Зажег, стал опять шарить рукой по земле, надеясь, что стекло не разбилось, а всего лишь выпало. Но нет – линза была расколота, осколки рассыпались на плоском камне и светились от огонька спички глянцевым светом. Огонек обжег пальцы, Лёшка потряс рукой, схватился, как учил его дед, за мочку уха – так боль от ожога сразу меньше чувствовалась.




За горами, за лесами


Лёшка побрел дальше, зажмурив левый глаз. Движения его стали еще более неловкими, суетливыми, голова сильно кружилась, и он, пока выбрался из бурелома, несколько раз пребольно упал.

Наконец вышел к пологому подъему, медленно полез по нему, высматривая пригодное для костра место. Стоило приоткрыть левый глаз, как голова начинала кружиться еще сильнее. Это было странное ощущение, когда один глаз видел всё ясно и четко, другой – словно сквозь воду.

Лешка заметил справа от себя громадный валун, одной стороной вросший в землю, а другой нависающий над косогором. Он образовывал что-то вроде террасы. Лёшка поднырнул под каменный навес. Здесь было сухо и достаточно места, чтобы разместиться, но даже обрадоваться этому сил не было. Он решил до утра никуда отсюда не уходить, а продолжить подъем уже с рассветом. И, будто одобряя это его решение, опять припустил дождь. Лёшке он был уже не страшен, вот только костер разжигать было не из чего, а пойти за хворостом вниз – о таком даже думать не хотелось. Лёшка так измотался за эти дни, что ни холод, ни комары не помешали ему ненадолго задремать под тихий шорох дождя.

Очнулся глубокой ночью. Опять снилось что-то, но сон не запомнился. Тело трясло в ознобе, болела голова, руки и ноги окоченели так, что он их не чувствовал. Пришлось выбираться из укрытия.

Хорошо хоть дождь перестал. Лёшка привычно поприседал, побегал на месте (если, конечно, это можно было назвать бегом), про себя усмехнулся, что никогда еще не занимался спортом так часто. Когда разогрелся, набрал веток и стал разжигать костер. Извел полкоробка, но пропитанные влагой веточки лишь шипели. Лёшка в досаде раскидал их, опять забрался под терраску, решив, что, когда рассветет, поднимется на вершину горы и попробует устроить костер уже там. Скрутило живот, да так сильно, что Лёшка скрючился, заскрипев зубами. Через несколько минут немного отпустило, но тело покрылось холодным потом, на лбу выступила испарина. Вновь затрясло от холода. Лёшка медленно выбрался, хотел опять размяться, но кружилась голова, тошнило. Он опустился на колени, согнулся, прижав руки к животу. Поднялся ветер, улегся ненадолго и вновь зашумел. Зашумел – и снова притих, будто кто-то огромный, невидимый глубоко вздохнул два раза – то ли сочувствуя Лёшке, то ли просто во сне. Лёшка заполз под навес, улегся, притянув колени к подбородку, – так было немного теплее. Он всё еще прислушивался, не повторится ли вздох. И вдруг зашептал жалобно, обращаясь сам не понимая к кому:

– Помоги мне выбраться! Пожалуйста! Помоги!

Полежал еще немного, но опять сел, скрестив на груди руки, зажмурив левый глаз, посмотрел на небо.

Прямо перед ним висела круглая луна, отчетливо были видны на ее поверхности темные пятна-кратеры. Облака вокруг бледно светились, и были они как снежные горы, поднимающиеся со дна черной пропасти, а там, на самом ее дне, будто далекие огни гигантского фантастического города, мерцали звезды.

Лёшка вспомнил, что уже видел нечто похожее однажды. Они с мамой возвращались домой на самолете. Лёшка проснулся тогда среди ночи, глянул в иллюминатор. Далеко на горизонте, почти на уровне глаз, висела полная луна, под крылом плыли подсвеченные ею облака, а еще глубже сквозь прорехи светились частой яркой россыпью, как звездное небо сейчас, огни незнакомого города.

Глава девятнадцатая

За горами, за лесами


Утром дождя не было, над головой еще висела тяжелая громада ночного неба, но над горизонтом, скрытое за пеленой облаков, вставало солнце, и там, где оно поднималось, небо словно светилось изнутри. Лёшка с трудом сел: опять замутило, сильно закружилась голова. Пытаясь усмирить тошноту, выпил почти всю воду из термоса. Это помогло, стало немного легче, можно было двигаться дальше – но он остался сидеть где сидел. Незаметно для себя опять отключился и очнулся, когда стало совсем светло.

Надо было идти. Обязательно. Лёшка с трудом поднялся на ноги и стал медленно взбираться по каменистой гряде вверх. Он твердо решил, что, когда поднимется на вершину, насобирает там веток, все-таки разведет костер и не двинется с места до тех пор, пока его не заметят.

– Надоело уже болтаться, – говорил сам себе Лёшка, карабкаясь вверх. – Скала вон какая высокая. Если меня ищут, то огонь заметят.

Вдруг ему показалось, что кто-то крадется у него за спиной. Он замер. Стоял так несколько мгновений. Наконец медленно обернулся. Кого он ожидал увидеть? Наверное, медведя, от которого убежал тогда… Он даже представил, пока оборачивался, как из раскрытой пасти капает на землю густая слюна, а маленькие глазки смотрят в упор. Но никого за спиной не было, хоть ощущение, что кто-то за ним наблюдает, не проходило. Первой мыслью было бежать, но он так и стоял, ожидая нападения невидимого врага, чувствуя, как от напряжения резко дергает ушибленную коленку.

«Ну и всё… – Лёшка опустил голову. – Не могу. Пусть! Достало уже!»

«Может, все-таки попробуешь удрать? – ожил тролль. – Ведь это наверняка медведь».

«Если медведь, от него даже на нормальных ногах не убежишь…» – вздохнул Лёшка.

«Да хоть попробуй, гад! – крикнул тролль, и в голосе уже не было издевки, а только страх и отчаяние. – А то жить тебе осталось на два-три звериных прыжка!»

Лёшка на это ничего не ответил. Он сел, покорно опустил руки на колени. Вдруг подумалось: может, и правда жить осталось совсем немного, так чего суетиться.

Он опять вспомнил маму… В тот вечер она вошла к нему в комнату довольная – пьеса, которую она разучивала долго, наконец-то у нее получилась. А когда у мамы было хорошее настроение, она любила поговорить на «вечные» темы. Лёшка и сам любил с ней поболтать в такие дни и чувствовал себя при этом ужасно взрослым и умным, но в тот раз у него было настроение дрянь. Ему нравилась Кристина из параллельного, он к ней и так и сяк подкатывал, и она ничего – строила глазки и улыбалась. А потом вдруг сказала, что у нее уже есть парень и что Лёшке не светит. Он на следующий день специально сходил посмотреть на этого ботана из десятого. Ничего особенного. Разве что старше. Поэтому разговаривать с мамой ему совсем не хотелось, а хотелось молчать, думать о женском коварстве, злиться и страдать. Мама же, казалось, его плохого настроения не замечала.

– Знаешь, о чем я думаю? – с улыбкой спросила она.

– Ну?.. – Лёшка недовольно оторвался от компьютера, где во «ВКонтакте» рассматривал фотки изменницы, удивляясь, что ни одной фотографии «с этим ботаном» не было.

«Может, наврала, чтобы меня позлить? С девчонок станется», – мучился от ревности Лёшка.

– Вот музыка. Есть такие пьесы – они как человеческая жизнь. Такая жизнь, которая дарит счастье и радость. Закончилась пьеса, наступила тишина, а доброе чувство с тобой осталось. Как память о хорошем человеке.

– Супер! – хмыкнул Лёшка скептически.

– Ага, – кивнула мама. – Хочешь, поиграю тебе? Буду играть, а ты представь человека, которому нравится жить. А знаешь, почему нравится? Потому что он понял: жить, как бы тяжело порой ни было, это уже счастье.

Лёшка недовольно передернул плечами и поморщился – ему было сейчас не до музыки и не до философской болтовни.

– Ну ладно. Извини. Помешала, наверное. – Мама грустно улыбнулась, погладила его по плечу и вышла.

«Козел я», – устало подумал Лёшка, вспомнив эту виноватую и растерянную улыбку.

Заметил в траве божью коровку. Она ползла по травинке вверх. Подставил палец. Божья коровка перебралась на палец, замерла, но вдруг раскрыла крылья и улетела, сразу пропав из вида. И хлеба, конечно, не принесла. Смешно.

– Мать жалко… – вздохнул Лёшка, обращаясь неизвестно к кому. – Жесть будет, когда узнает, что я тут…

Маленьким, после того как напортачит в чем-то, Лёшка любил представлять, что умер, его кладут в гроб, а мама стоит рядом, рыдает и раскаивается, что его, Лёшку, наказывала. А он лежит, смотрит на нее, хоть глаза у него закрыты, а всё равно всё видит и радуется, как ей сейчас плохо. Но теперь он думал о маме, и ему было тоскливо до боли. Даже дышать сделалось трудно.

Неожиданно совсем рядом закуковала кукушка. Лёшка машинально стал считать, но скоро сбился – так много кукушка наобещала ему лет. И это было как издевательство: если медведь его выследил, Лёшка едва ли переживет этот день. Но все-таки он решил подняться и идти дальше.

Огляделся опасливо, щуря левый глаз, но всё по-прежнему было спокойно вокруг. Он двинулся вверх. Шел, то и дело останавливаясь, иногда ложился на землю, чтобы передохнуть и набраться сил.

Наконец подъем закончился. Лёшка, прихрамывая, побрел по широкой скальной гряде. Вершина была почти голая, покрытая, будто короткой шерстью, жесткой травой. Он прошел еще немного вперед, вздохнул облегченно: здесь, на вершине, сильно дул ветер, снося гнус в сторону. Вдруг замер, увидев большую бурую птицу. Она сидела на камне, сложив крылья в крупных перьях, боком к Лёшке. Он заметил крючковатый нос на рыжеватой голове и черный глаз, внимательно наблюдающий за ним. Но вот птица медленно повернула голову, зорко глянула, и от этого взгляда мороз пробежал по всему телу. Лёшка внутренне сжался, ожидая, что птица набросится на него. Но птица оттолкнулась от камня, расправила крылья и плавно спикировала со скалы вниз.

– Ничего себе птичка! – Он передернул плечами. Сделал пару шагов и остановился у самого края отвесной кручи.

И опять от подножия скалы уходили к горизонту волны сопок. Из-за сопок Лёшке навстречу поднималось солнце. В небе висела радуга. Одним концом она тонула где-то в тайге, другим упиралась в почти белую скалу напротив. Лёшка присмотрелся, изо всех сил напрягая глаз. Но нет, не показалось – он ясно видел четкую горизонтальную черту поперек скалы. Сердце ухнуло от радости, теплая волна прошла по всему телу. Он еще не успел сформулировать свою мысль, но уже знал, что линия посередине – это дорога. Настоящая дорога! И наверняка это – Чёртова ступенька… Точно! Это дорога, по которой они с отцом сюда приехали!

А он тогда где? Получается, он сейчас стоит на вершине Собачьей скалы? Лёшка быстро огляделся. Невдалеке виднелся небольшой холмик, заваленный круглыми валунами. Вместо креста или памятника здесь были сложены пирамидкой небольшие плоские камни.

«Могила охотника!» – понял Лёшка.

Он физически ощущал, как раздрай отступает и все разрозненные «Я» вновь соединяются в одно целое. Вот он Лёшка. А вот она дорога. Вот знание и уверенность, что всё теперь будет хорошо… Будто пазлы наконец-то собрались в картинку. И не было на этой картинке места ни тоске, ни отчаянию. Тоска и отчаяние – вот что разрывало его сознание. Но стоило им исчезнуть, как он снова стал самим собой. Осталась только усталость – огромная, неподъемная. Но это ничего. Сейчас он отдохнет как следует и пойдет. Домой. По дороге.

Он лег. Голова закружилась опять, очень сильно. Лежал долго, смотрел на медленно плывущие облака, наконец-то не дождевые, и на парящую высоко в небе птицу (ту самую?), потом закрыл глаза и сразу уснул, будто опустился в теплую темную воду, а проснувшись на короткий миг, увидел, что рядом стоит собака и смотрит на него.

– Привет! – сказал Лёшка.

Собака слабо вильнула хвостом.

Никакого испуга или удивления он не почувствовал. Он решил, что собака ему снится, опять закрыл глаза и провалился в сон.

Глава двадцатая

За горами, за лесами


Выбор – вот что определяет человеческую жизнь. От выбора зависит, будет ли она интересна и насыщенна или же скучна и томительна. «Мы то, что мы выбираем», – сказал один философ. Но бывает, судьба не дает нам сделать выбор, сложив обстоятельства таким образом, что решение остается только одно.

Вот и у хозяина Кима сложились такие обстоятельства, что ему пришлось уехать из Ушаковки. А своего верного, умного, талантливого пса оставить чужим людям, утешаясь тем, что Ким хоть и будет жить в незнакомой семье, однако у него останется его работа – охота.

Но прошлое и будущее – человеческие категории. Звери живут здесь и сейчас, повинуясь инстинкту. И когда в настоящем Кима не стало хозяина, когда пес вдруг оказался в чужом дворе, привязанный под навесом у поленницы, инстинкт подсказал тоже единственное решение – перегрызть веревку и броситься на поиски.

По запаху, как по дорожке, пес бежал всю ночь, пока путь не преградила река. Здесь запах пропал. И сколько Ким ни метался по берегу, запах не появлялся – как не было.

Но пес не уходил от реки, а упрямо ждал, что хозяин вернется. Так уже было не раз: хозяин оставлял пса, но потом всегда возвращался. Ким стал жить под перевернутой лодкой, брошенной на берегу. Воды здесь было много, жажда не мучила его. Да и тайга была рядом, а Ким был охотник, он всегда возвращался оттуда сытым.

Он бы мог прожить у реки сколько угодно долго, если бы не местные псы, которые не приняли на своей территории чужака. Стая поселковых собак, промышляющая поблизости, нападала, и Киму приходилось драться отчаянно и остервенело, чтобы сохранить себе жизнь и право находиться у воды и ждать своего человека. Но силы были слишком неравны. После одной из таких схваток, когда вожак стаи, здоровенный черный пес, чуть не перегрыз ему глотку, Ким чудом сбежал. Долго отлеживался в тайге, зализывая раны. А когда выздоровел, к реке больше не вернулся. Инстинкт подсказал, что там погибнешь: стая не оставит в покое, пока не уничтожит.

Ким зажил в тайге. Здесь всё было ему знакомо и понятно. Было только странно находиться тут без хозяина, и когда, учуяв соболя, Ким загонял его на дерево и лаем призывал человека, он никак не мог привыкнуть, что на зов никто не идет, чтобы метким выстрелом снять зверя, никто не треплет по холке, благодаря за старания.

Скоро Ким стал забывать запах хозяина, привык находиться в тайге без него. Другой запах – оставленного дома – звал его, был постоянно рядом, только пес не спешил возвращаться, ведь хозяина там по-прежнему не было.

А сегодня утром Ким вдруг почувствовал присутствие человека. Нет, не своего, другого. Пока еще очень далекий, слабый, этот новый запах отчетливо звал к себе. Было в нем много страха и отчаяния, и пес, повинуясь инстинкту, пошел на него.

С таким запахом – страха, тоски, отчаяния – он уже сталкивался. Если бы Ким был человеком, он бы вспомнил, при каких обстоятельствах. Но Ким был зверем и сейчас просто спешил на помощь, как кинулся однажды к хозяину, попавшему в беду.

В тот день крутил тайгу ураган. Они возвращались с промысла. Избушка была уже совсем рядом, и Ким убежал далеко вперед, чувствуя ее тепло и уют. Но вдруг человек, который шел за ним, пропал – сорвался с косогора и сломал лодыжку. Пес еле нашел дорогу к нему в той ветряной кутерьме, что рвала вокруг все запахи и звуки – а все-таки запах страха и боли оказался сильнее ураганного ветра. Хозяин кинул собаке лямку рюкзака, Ким ухватил ее зубами, потянул… Очень медленно, ползком, волоком им удалось добраться до избушки, где была рация. Когда ураган ушел, приехали люди и увезли их в поселок.

Вот и сейчас Ким шел на зов о помощи, который исходил от человека. А приблизившись, остановился, уловив не только запах страха, но и того враждебного двора, где ему пришлось грызть веревку, чтобы освободиться. Этот запах заставил насторожиться, не подходить. Однако убегать Ким не стал, а следовал за человеком на расстоянии, иногда приближаясь настолько, что видел его, – пока человек не упал без сил на вершине скалы, лишь на короткое время осветившись радостью. Но даже этот сильный и мощный запах радости скоро стал ослабевать. Он гас, как гаснет день, и взамен ничего в человеке не разгоралось. Тогда Ким вышел на вершину и попытался расшевелить человека, дать ему понять, что он не один и пес его не бросит. Он лизал ему лицо, толкал головой в бок – человек не реагировал.




За горами, за лесами


Ким лег рядом, прижимаясь к человеку, пытаясь согреть своим телом. Он уловил дальнее присутствие людей, поднял голову, подождал немного, надеясь, что люди идут сюда. Но нет, они уходили от скалы в сторону. Тогда Ким вскочил, лизнул человека в лицо раз и другой, давая понять, чтобы держался, и побежал их догонять.




– Пап! – в испуге крикнула Санька, увидев, как на край поляны, которую они пересекали, выскочил пес и стал их громко облаивать.

Амур рванулся навстречу, залаял в ответ, только короткий поводок не пустил.

Дядя Володя скинул с плеча ружье, но целиться уже не стал. Он узнал собаку.

– Ким! – обрадовался он. – Это же Ким! Ах ты, бродяга! Иди сюда, Ким!

Но пес вел себя странно: он не подходил, а истошно лаял в отдалении, припадая на передние лапы и вертя хвостом.

– Он же зовет нас! – крикнула Санька. – Папа, он зовет! – И она пошла к собаке. За ней – Женька, отец, другие люди, что были в группе.

Видя, что его поняли и следуют за ним, Ким припустил что есть духу туда, где на вершине скалы угасал человек.

Глава двадцать первая

За горами, за лесами


В больнице Лёшка пролежал три дня. Ничего страшного с его организмом за время блужданий не произошло – общая астенизация да «болезненный, но не злой», как сказала врач Анна Петровна, ушиб колена.

– Но это дело поправимое, – добавила она, выдав Лёшке мазь от ушибов. – Покой, сон, хорошее питание – и всё пройдет.

Действительно, уже через сутки крепкого сна Лёшка чувствовал себя вполне здоровым. Только лицо еще было припухшим от укусов, но отек быстро спадал. Нога тоже болела меньше: мазь была хоть и вонючая, похуже бабушкиного дегтя, но помогала отлично.

– Как на собаке! – посмеивался отец.

Они сейчас лежали в одной палате колотовской больницы. Отца вывезли туда на вертолете на следующий день по возвращении в Ушаковку. Здесь, в больнице, отцу стало намного лучше. Его прокололи и прокапали и вернули ему подвижность. Но всё равно требовалась довольно долгая реабилитация.

Когда Лёшка выспался и пришел в себя, отец сразу потребовал, чтобы он позвонил матери и всё рассказал.

– Я не звонил, пока тебя искали… Даже телефон вырубил. Но она сама пыталась нам дозвониться, пропущенные вызовы от нее есть, – сказал он. – Так что давай рапортуй об успехах.

Лёшка запротестовал. Он понимал, чем этот разговор закончится, если он расскажет правду: мама завтра же будет здесь, послезавтра его вернут в Москву и больше уж точно никогда и никуда одного не отпустят.

– Буду как привязанный к ней, пап! – горячился Лёшка. – Она же из дома не выпустит! Будет в школу провожать, а потом встречать. За ручку! Надо мной все ржать будут!

Он, конечно, преувеличивал: не стала бы мама водить его везде за ручку. Но то, что она прилетит, перепугавшись, чтобы немедленно забрать его с собой, – в этом он не сомневался. А это значит, уже через несколько дней его здесь не будет! Этого Лёшка очень не хотел. На то была причина, в которой не то что отцу – себе самому он не хотел признаваться.

– Да и вообще… Когда тебя выпишут, мы хоть на охоту с тобой сходим или на рыбалку! – горячился Лёшка. – Мы же не пообщались совсем! И Кима хочу увидеть. Он же меня спас… И бабушку!

– Бабушку? – Отец посмотрел насмешливо… Или показалось? – Ладно… Сам решай, говорить матери или нет. Не маленький. Только всё равно позвони. – И он протянул ему свой старый немодный телефон.

Лёшка набрал номер. Они поболтали сначала о том о сем, потом он попросил заблокировать «симку», соврав, что утопил мобилу в реке.

– Бывает… – вздохнула мама. – С тобой точно всё нормально? Я волновалась что-то. Несколько раз пыталась до вас дозвониться, но вы были не в сети.

– Связь здесь такая! Отстой просто! – поспешно успокоил Лёшка. – Это мы с папой в Колотовку специально приехали, чтобы тебе позвонить!

– Спасибо. Но всё равно – волновалась что-то. Ты уж поосторожнее там… Отец рядом? Дай с ним поговорить.

Лёшка нехотя передал телефон, боясь, что отец как-нибудь его запалит. Но тот сдержал слово и ничего не рассказал.

Зашел их проведать щербатый. Жал Лёшке руку, хлопал по плечу, поздравлял с «крещением» и травил таежные байки. Приехал дядя Володя, привез целую сумку еды от бабушки и запасные очки.

Приходили, узнав о Лёшкином благополучном возвращении, совсем незнакомые люди – родственники и друзья тех, кто искал его в тайге. Приносили молоко, сыр, мясо, овощи, фрукты, домашнюю стряпню, бутыли с квасом и морсом, так что Лёшке пришлось раздавать угощение по палатам. Больные его благодарили, расспрашивали, как удалось выбраться. Но он только пожимал плечами.

На вторые сутки, когда Лёшка выспался и стало полегче, отец попросил рассказать, как сын шел по тайге, что делал, что видел. Лёшка начал было, но запнулся на первом же слове. Он вдруг понял, что рассказывать ему в общем-то не о чем. Вот разве о том, что ничего-то он не знает и не умеет. Даже стороны света определить не смог. Так и сидел напротив отца, отведя взгляд, и растерянно молчал. Подумал: зато как они перед Котелком выделывались! Только вся их защищенность от других людей шла, которые заботились о них, учили, кормили-поили, согревали дома́, водили транспорт – и прочее, прочее… А оказался один на один с проблемой, когда никого рядом, – и всё, чудом только не погиб. Лёшка это еще в тайге понял. Допустим, увидел он перед собой Чёртову ступеньку… но что добрался бы до нее – еще не факт. Может, и не добрался бы, слишком далеко.

Только как об этом сказать отцу? Как признаться в никчемности своей? Он не знал.

Но отец, кажется, и без слов его понял. Спросил тихо:

– Костер хоть удалось разжечь? У тебя же спички были.

И вопрос прозвучал так, как если бы отец уже знал ответ.

Лёшка и на это промолчал.

– Понятно… – вздохнул отец и вдруг добавил: – Спасибо, родная! Не погубила дурака…

Лёшка растерянно посмотрел на отца. Но спрашивать, о чем это, он не стал – и так было понятно, кого отец благодарит. Другие больные тоже твердили об этом. Что тайга Лёшку отпустила.

– И опытных она губила, – говорили ему. – А тебя выпустила да еще и оберегла – не убила, не покалечила, а так, самую малость поучила, – улыбались они. – Значит, приглянулся ты ей чем-то. А может, виды какие на тебя имеет – кто знает.

Еще много споров вызывала история с Кимом. Одни говорили – это совпадение и простая случайность, что пес, бродяжничая в тайге, наткнулся на Лёшку, да еще на Собачьей скале. Другие – что в тайге не бывает случайностей, всё в ней закономерно и продуманно, а что касается совпадений, то именно так анонимно действует Бог, прикрываясь совпадениями. Но те и другие сходились в одном: в Лёшкином спасении был знак судьбы, который ему еще предстоит понять.

Забирать Лёшку из больницы приехали дядя Володя и Женька. Вдвоем. У Лёшки вмиг испортилось настроение – ведь он так надеялся поскорее увидеть Саньку.

Они простились с отцом в палате (он оставался еще на пару дней, чтобы закончить курс физиотерапии), вышли на больничный двор. Дядя Володя сказал, чтобы мальчики топали к реке, а он придет позже: дела у него. Всю дорогу они с Женькой молчали. Тот, как только остались одни, на Лёшку почти не смотрел. Да и Лёшке было не до болтовни. Он гадал, почему Санька не приехала. Может, всё еще считает его трусом? От этой мысли становилось тоскливо на душе и опять очень одиноко.

– Ты это… – заговорил, покраснев, Женька, когда подошли к лодке. – Сеструхе только не говори, о чем скажу. Лады? А то она мне бо́шку открутит. Не скажешь?

– О чем не говорить? – насторожился Лёшка.

– Пообещай сначала.

– Ладно. Не скажу. Обещаю.

– Тебя когда с Собачьей тащили, она так ревела! – тихо сказал Женька. – Нет, я понимаю, у тебя видон такой был, как у мертвяка. Но живой ведь. Ну да, одежда в хлам, и очки такие… прикольные! – Женька усмехнулся. – А она всё равно идет рядом, а слезы как у этой… как же ее? По литературе проходили… как у Ярославны! Молчит, а сама ревет. Никогда ее такой не видел.

У Лёшки от радости аж мурашки по спине побежали. И было только одно желание – чтобы Женька всё рассказывал и рассказывал, не останавливался. Лёшка едва сдерживался, чтобы слишком не улыбаться.

Женька помолчал смущенно.

– Ты это… не парься из-за канатки, ладно? Хочешь, честно скажу? Мы сами не сразу стали там лазать. А сначала между деревьями над землей канат натянули и тренировались. Неделю, наверное. И уж только потом над обрывом. Трусили знаешь как! А сеструха вообще визжала, когда первый раз полезла. Лезет, а сама визжит. – И Женька опять замолчал.

– А чего она… с вами сюда… не приехала? – спросил Лёшка. Ему от Женькиного признания сразу стало легче. Когда потренируешься, это ведь совершенно другое дело!

– Да пойми этих девчонок! – сердито бросил Женька. – Уже собралась. А потом вдруг как выпендрится. Езжай, говорит, сам, что это я за ним ездить должна! Повела себя как эта… – Женька посмотрел на Лёшку, и было видно, что он решает, говорить дальше или нет. – Ладно, скажу. Только между нами, понял?

Лёшка кивнул.

– В общем, мне кажется, она к тебе неровно дышит! И ты это… к тому говорю, что попробуй только ее обидеть! Понял? Я за сеструху бо́шку отверну! Понял, да? – И он подсунул Лёшке под нос вполне убедительный кулак.

– Придурок! – сказал Лёшка, отводя кулак и еле сдерживая смущение. – Да Санька… она… Обалдеть какая она, понял? Я и сам за нее кому хочешь голову отверну!

– Да?! – растерялся Женька. Он, конечно, очень ценил сестру, но как-то не представлял, что она может кому-нибудь понравиться.

Тут подошел дядя Володя. Лёшка с Женькой забрались в лодку, уселись там со смущенными физиономиями – Лёшка на носу, а Женька напротив.

Опять медленно поплыли мимо берега, за кормой среди брызг засветилась радуга. И хоть лодка неслась на всех парах, Лёшке всё равно казалось, что они еле ползут – так ему хотелось поскорее оказаться в Ушаковке. Совсем иное чувство испытывал он сейчас, чем то, с каким первый раз плыл с отцом по реке, – не было и в помине уныния и настороженности, потому что он знал, что возвращается к близким, родным и любящим его людям. И скоро увидит Саньку!

Лёшка зажмурился и стал, по обыкновению, мечтать. Теперь это было неопасно. До отъезда в Москву оставался еще целый месяц. Они будут каждый день с Санькой видеться, болтать обо всем на свете, сгоняют на канатку. Только сначала он потренируется над землей. Действительно, надо поучиться, технику освоить, да и настроиться необходимо. Интересно, у них есть второй канат?

Еще они будут уходить подальше от поселка – Санька обещала показать вокруг всё, что сама любит. И Лёшка не будет бояться тайги, ведь с ним будут друзья – Санька и Женька. А еще Ким. Дядя Володя сказал, что пес теперь живет у них с бабушкой, никуда не убегает и строго воспитывает Лютого. Лютый плохо слушается и норовит укусить наставника за нос и за уши, а Полкан смотрит на эту возню, и вид у него такой, будто старый пес хочет сказать: «Эх, молодежь вы, молодежь…»

Потом Лёшка улетит в Москву. Они с Санькой каждый день будут переписываться и болтать по скайпу, ведь у нее в городе есть связь, не то что в Ушаковке. На осенних каникулах она приедет к нему в гости. Он готов ходить с ней даже в музеи и на экскурсии, раз Санька этого хочет, хоть это и скука смертная, а зато потом можно будет сидеть в кафе или просто бродить по улицам, взявшись за руки. А на зимних Лёшка опять сюда, очень бы хотелось тайгу зимой увидеть – какая она?

А еще он подумал, что все пацаны, особенно Ромка Потапов, увидев Саньку, Лёшке обзавидуются. Так им и надо – ведь красивее Саньки на всем белом свете девчонки нет.




За горами, за лесами

Об авторе и художнике этой книги

За горами, за лесами


Александр Геннадьевич Турханов родился в 1968 г. в с. Привольное Казахской ССР. Детство провел в Забайкалье, в г. Краснокаменске. Окончил Иркутское училище искусств по классу фортепиано, потом работал преподавателем фортепиано в пос. Витимский Иркутской обл. и концертмейстером в Иркутском театральном училище. Сейчас преподает музыку в одной из московских школ.

Александр окончил Литературный институт им. А. М. Горького и МПГУ. «Я „мальчишеский“ писатель, – признаётся он. – А сюжет повести „За горами, за лесами“ отчасти биографичен. Когда-то я, двадцатилетний романтик, поехал преподавать в крошечную сибирскую школу, куда от Иркутска еще три с половиной часа на самолете, и однажды в январе отправился на неделю один в зимовье. Началась пурга, я сбился с дороги и двое с половиной суток не мог выйти к людям. Мы живем в ограниченном пространстве, когда знаешь, куда идти. А тут я не знал, но от моего выбора зависела жизнь. Я стоял-стоял да как заору на всю тайгу! Это меня и спасло, помогло победить панику. В итоге я наткнулся на старую телеграфную линию и по ней вышел. Если нас выдернуть из городской среды, мы становимся такими маленькими, мало что умеющими. И завоевать уважение этой жизни, которая вне человеческой цивилизации, – большой труд».

А. Турханов – финалист значимых «детских» премий: Международной детской литературной премии им. В. П. Крапивина (2010) и Всероссийского конкурса на лучшее произведение для детей и юношества «Книгуру» (2011), лауреат IV и победитель V (3-я премия) Международного конкурса им. С. Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков (2014, 2016).




За горами, за лесами


Оформлена книга Юрием Михайловичем Цветковым. По профессии он дизайнер, и это его первый большой опыт в иллюстрировании книг. Хотя начинал работать он в этом направлении еще в детстве, под чутким руководством мамы, преподавателя изостудии. В роли иллюстратора он мечтал попробовать себя с того момента, как в руки к нему попали книги издательства «Детская литература». Огромное влияние на Юрия оказали художники Герман Огородников, Рафаил Вольский, Евгений Мигунов и многие другие творцы волшебного мира нашего детства.


home | my bookshelf | | За горами, за лесами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу