Book: Повелитель. Том 13



ПОВЕЛИТЕЛЬ

Том 13

Паладин Святого Королевства. Вторая часть.

Повелитель. Том 13


Глава 4: Осада

Повелитель. Том 13

Часть 1

До конца зимы было ещё далеко, и потому воздух оставался очень холодным. Тем не менее, это никак не обременяло его, ведь всё его тело покрывал мех. Его тело обтягивала чёрная шкура, а верхняя одежда помогала поддерживать отличную изоляцию. Он не дрогнул бы от холода, даже если бы на нём был надет полный металлический доспех.

Однако в данный момент он дрожал, но немного по иной причине.

Причиной была злость.

Назвать эту ужасающую злобу "гневом" было бы более правильно.

От него раздалось тихое рычание, как от плотоядного зверя, а затем он щёлкнул языком.

Для членов его расы – зоастиа – издавать подобные животные звуки было доказательством того, что он не мог контролировать свои эмоции; позорно показывать такое взрослой особи.

Однако такое встречается лишь среди представителей его вида. Любой другой, кто услышал бы этот рык из пасти, полной острых зубов, задрожал бы от страха, либо замер бы в ужасе.

Повернувшись спиной к человеческому городу, на который смотрел, он вернулся в лагерь.

Даже не смотря на то, что их верховным главнокомандующим был Ялдабаоф, правитель, обладающий огромной мощью, всё равно каждый день продолжали вспыхивать бессмысленные разногласия между собранными им народами.

Силы Альянса Полулюдей разделились на три основные группы.

Первые 40 тысяч воинов выставлены против защитников Южного Святого Королевства.

Вторая группа представляла из себя 50 тысяч воинов, отвечающие за управление и охрану лагерей, в которых содержались заключенные из Святого Королевства.

В число третьих входили 10 тысяч воинов, отвечающие за разведку Северного Святого Королевства, восстановление различных ресурсов и другие разнообразные задачи.

Тут находилось 40 из 50-ти тысяч, выделенных для управления тюремными лагерями.

Было вполне естественно, что их палаточные лагеря будут многолюдны, с таким-то количеством солдат. Тем не менее, никто не осмеливался встать у него на пути, и поэтому его ничто не могло замедлить или остановить.

Наверняка в мире не нашлось бы никого, кто посмел бы встать на пути массивного катящегося валуна.

Ни у кого здесь не хватало силы духа и мужества, чтобы встать у него на пути, учитывая доминирующую ауру, которая окружала его.

Он шёл, будто был один в пустом поле, и вскоре особенно богатая палатка появилась в поле зрения.

Перед ней стояли солдаты-полулюди, но они не были стражами. Они стояли там, ожидая приказов владельцев этой палатки. Другими словами, они были слугами.

Они задрожали, когда он прошёл между ними и варварски откинул полог над входом, после чего пять полулюдей в тот же момент сурово взглянули в его сторону.

Собравшихся в этой палатке можно было отнести к десятке сильнейших полулюдей. Хотя он физически чувствовал вес их взглядов на себе, для него ничего не изменилось.

Будучи одним из этих десяти существ, он просто усмехнулся и занял одно из свободных мест. Тем не менее, его звериная нижняя часть тела с четырьмя ногами – или, точнее, лапами, как у хищника – скорее легла, чем села.

Хотя один из пяти полулюдей слегка кивнул ему, он не обратил на него никакого внимания. Его взгляд твёрдо сфокусировался на получеловеке, занимающим самое высокое место.

Этот получеловек выглядел как змея, отрастившая руки.

Чешуйки на его теле влажно блестели, отражая причудливое буйство красок, которые делали справедливым его прозвище Радужная Чешуя. Они не только были прекрасны – их твёрдость, как говорили, соперничала с драконьими. Кроме того, они обладали магическим сопротивлением высокого уровня. А сам он имел большой щит и зачарованные доспехи. Он тот, кто утвердился и в воинской доблести, и, не считая демонов Ялдабаофа, мог быть расценён как сильнейшее существо в Абелионских холмах.

Этот получеловек был Рокеш Нагараджа. Император Демонов назначил его командующим армией.

— Почему мы ещё не атакуем?

Адресованный Рокешу вопрос прозвучал очень приглушённым тоном.

Прошло три дня с тех пор, как они добрались до города, в котором поднялось жалкое человеческое сопротивление. Но с тех пор даже стычек не было.

— … Я знаю, что стены людей проблемные, но, естественно, они ничего не стоят по сравнению с нашим количеством, не так ли?

Это было сугубо правдивым для членов Альянса Полулюдей, которые могли полностью игнорировать такие препятствия, как стены. Не должно было возникнуть никаких проблем, если упомянутыми индивидами управляли должным образом.

— Испугался, не так ли?

— Ваше превосходство Демонический Коготь.

На лице Виджара Раджандалы расцвело злобное выражение, когда к нему обратились по титулу Демонического Когтя. Он посмотрел на другого представителя своей расы, который присутствовал, прежде чем повернуться обратно к Нагарадже.

Титул Демонического Когтя был широко известен. И ему было уже почти два столетия.

Это было не потому, что зоастиа были долгоживущей расой, а потому что титул передавался из поколения в поколение.

Этот титул был унаследован им от отца. Он очень хорошо знал, что на данный момент его титул ему не соответствовал. Вот почему он должен был создать свою репутацию в предстоящих битвах. Тем не менее, он до сих пор не смог доказать свою силу миру как наследник данного титула.

Все, кого он поверг до сих пор, были слабыми. Не было никого, кто мог бы остановить удар его зачарованного двуручного топора "Бритвенное Крыло".

Такое положение дел не могло продолжаться и дальше.

Он не мог допустить, чтобы эта война закончилась, в то время как другие знали его как простого фаворита архидемона Ялдабаофа. Ему нужно было найти способ сделать себе имя как воину, и теперь это время настало.

Однако Рокеш всё ещё не намеревался атаковать. Неудовлетворенность Виджара этим решением была причиной тому, почему он так обратился к нему.

— Говорят, что Великий Король удерживал этот город. Не говори, что ты боишься только потому, что у врага есть кто-то, кто смог победить его?

Великий Король – король, что привел бафолков к величию.

Он был одним из десяти великих полулюдей, как и он сам.

Виджар был убеждён, что стоял с ним на одной ступеньке, несмотря на раздражающие боевые искусства Великого Короля, которые могли ломать оружие. Любой, кто мог победить Великого Короля, несомненно, был достойным противником.

— Я разберусь с ней, так почему мы не атакуем до сих пор?

Он мог подумать только об одном человеке, который мог бы победить кого-то с силой Великого Короля.

«Это, несомненно, та человеческая женщина-паладин. Если слухи правдивы, то она вполне способна победить Великого Короля».

Он набросал в голове туманный образ паладина с сияющим мечом.

— Ваше превосходство Виджар, тот факт, что Вы, командир, говорите такие вещи, несмотря на то, что пришли с опозданием, не извиняясь, заставляет меня... В общем, не волнуйтесь, я знаю, знаю.

Рокеш непринуждённо отмахнулся от него.

— И правда, невежественные птенцы делают много шума, даже когда ничего не знают.

У той, кто сейчас хихикала, было четыре руки. Она была королевой маджилосов, известной как Гром Ледяного Пламени – Насрения Берт Киуру.

Виджар сморщил свой лоб.

Он знал, что может победить, сражаясь в ближнем бою. Но Насрения была искусна в магии, поэтому он опасался от неё неожиданной непонятной атаки, если дело дойдёт до драки. Несмотря на это, он, как наследник имени "Демонического когтя", не сможет встретиться с предками, если смиренно позволит кому-нибудь назвать себя птенцом.

— И старые ведьмы, которые любят язвить, также доставляют проблемы всем остальным.

Маджилосы были довольно долгоживущими, и Насрения, должно быть, прожила уже больше половины этого срока, учитывая, что Виджар слышал о ней на Холмах ещё, когда был ребенком.

Он не мог определить возраст по лицу из-за всей косметики, которая была на ней, но факт того, что она скрывала свой возраст косметикой, говорил о том, что она сама начала это замечать. Кроме того, он считал, что тот цветочный аромат, окружавший её, был признаком использования духов, наверняка чтобы замаскировать старческое зловоние.

— Хо-о?..

Насрения сузила глаза, и ледяной холод заполнил воздух в палатке. Это было явно физическое, а не психическое явление.

— Я ведь должен говорить правду, не так ли?

Виджар немного выпрямился, сказав это. Пусть нижняя часть тела зоастиа была не самой красивой, но она обладала невероятной животной ловкостью и ужасающей силой. Его боевой стиль включал в себя элементы обороны, чтобы полностью использовать физические возможности своего тела. Но в данный момент он не хотел их использовать. Это было потому, что он хотел представить себя как того, у кого есть преимущество, кто просто уступил инициативу его сопернику.

— Дело не в обмане, не так ли? Видимо, мне придется научить тебя, как обращаться к леди с уважением. Это также входит в мои обязанности, как старшего.

На фоне этой напряжённости Рокеш заговорил:

— Вы двое, сдерживайте себя. Это военный совет. Если вы продолжите создавать проблемы, то я буду вынужден сообщить об этом Ялдабаофу-сама.

Теперь, когда Рокеш произнес имя их абсолютного повелителя, у них не было другого выбора, кроме как отступиться. Тем не менее, они продолжали смотреть друг на друга, как бы говоря: «Это ещё не конец» и «Ну держись у меня, старуха».

— Ха-а... я не могу помочь вам с этим, несмотря на то, что я очень силён. Вы оба должны знать, что значит работать вместе.

— Хее-хее-хее, Вы не имеете права осуждать других.

Полулчеловек-обезьяна, покрытый белым мехом, брезгливо глумился над Рокешом.

— Хм, это правда. Ну что же, Ваше превосходство Демонический Коготь. Насчёт Вашего вопроса ранее – я не боюсь. Великий Король был доблестным воином, но, конечно же, каждый присутствующий здесь был бы равным ему, или я не прав?

Рокеш посмотрел на Демонического Когтя и Гром Ледяного Пламени, и после на остальных трёх присутствующих.

Один из них был получеловек, покрытый длинным белым мехом и похожий на примата. На нём была зачарованная золотая броня. Это был король пожирателей камней – Халиша Анкара.

Как выдающийся представитель своего вида, он и другие ему подобные, могли получить различные особые способности от потребления сырых полезных ископаемых. Например, поедая алмазы, они могли получить временное сопротивление физическим повреждениям, которое можно пробить только атакой дробящим оружием. Обычно активными могли быть одновременно только три таких способности, но он мог активировать намного больше. Это было одной из причин, почему его называли мутантом.

Далее был ортрос, кто кивнул Виджару в знак уважения.

На нём был костюм из сложной резной брони. Его одинаково украшенные шлем и копье лежали рядом с ним. Имя ему было Гектовайз Ах Лагара.

Его кивок Виджару был не из уважения к личным способностям того, а из его уважения к зоастии, как к виду в целом. Это и было причиной, почему это так не нравилось Виджару.

Однако он не мог просто бросить вызов Гектовайзу, чтобы доказать свою силу. Конечно, Виджар вышел бы победителем в схватке один на один. Однако Гектовайз получил славу не из-за своей личной силы, а в качестве признанного генерала, который мог победить, имея лишь десятую часть от сил противника. Учитывая это, начнётся просто массовая потасовка. Не было ничего более постыдного, чем попытки доказать личную силу выкрикивая что-то в духе «Я сильнее тебя». Это являлось причиной, почему Виджару нелегко иметь дело с этим ортросом.

Последним был Муар Пракша. Он был того же вида, что и Виджар, и оставался тихим всё это время. Также известный как Чёрная Сталь, он был прославлен как партизан, ходящий в тенях.

Он являлся редким представителем своей расы. Зоастиа часто извлекали выгоду из своих физических способностей, подавляя противников силой. Но не Муар. Скрытность и внезапность стали отличительной чертой его ужасающих техник убийства, с помощью которых он тайно избавляется от противников. Его прозвище пришло к нему из-за его непоколебимой воли и намерения устранить отмеченную жертву.

Несмотря на то, что Виджар считал, что он не проиграет им, всё же каждый из присутствующих оказался бы неприятным противником для него в прямом бою.

— Тогда давайте вернемся к теме того, почему мы не нападаем на них. Всё потому, что я получил приказы от Ялдабаофа-сама в городе Римун.

— Не повторишь? Он так и сказал?

Виджар задал этот вопрос Рокешу, который был единственным из 40-ка тысячной армии, кто имел прямую связь с Ялдабаофом. В то время, когда другие были призваны и только пришли в этот город, Калиншу, его люди уже были в боевой готовности.

Ялдабаоф постоянно телепортировался между различными городами, поэтому было мало возможностей получить приказы от него лично.

— Ялдабаоф-сама приказал дать несколько дней людям, занимающим город.

— Дать им время? Чего ради?

— Он сказал, что это для того, чтобы напугать их. В городе 10 тысяч человек. Ещё меньше тех, кто может оказать сопротивление. Среди нас биться могут все... Как Вы думаете, насколько напуганы будут люди, запертые в этом городе?

— Понятно... Всё верно. Ялдабаоф-сама действительно внушает страх.

— Хехехе. В самом деле, я действительно понимаю, как Вы себя чувствуете, Ваше превосходство Виджар. Вопрос теперь заключается в том, сколько ещё времени мы должны им дать?

— Мы должны точно решить, сколько дней мы им предоставим. Запаса нашего продовольствия хватит на 2 месяца, но нельзя давать им так много времени.

— Это из-за того, что нам ещё приходится иметь дело с заключенными?

Осталось всего 10 тысяч полулюдей, чтобы управлять куда более превосходящим числом людских пленников. В то время как полулюди качественно сильнее, главное преимущество людей – количество. Очень вероятно, что они не смогут справиться с беспорядками или восстаниями.

— Точно. Вот почему я собрал всех вас, чтобы обсудить наши планы относительно будущего. Лично я думаю, что мы можем выступать после пары дней и закончить наши дела. Есть несогласные?

Ни один из полулюдей, включая Виджара, не возразил.

— Хорошо. Мы атакуем через два дня. До тех пор мы будем продолжать вести наблюдение за ними.

Была возможность, что противник может начать контратаку, хотя Рокеш и не думал, что вероятность высока.

— Это означает, что пришло время разобраться с людьми, которых мы привели с собой.

Некоторые полулюди предпочитали есть свежую еду – людей. Зоастии не имели особого предпочтения по отношению к мясу людей. Для некоторых говядина и конина были лучше на вкус. Тем не менее, большинство из них предпочли бы свежее мясо человека вместо вяленой говядины.

Напротив, на лице Грома Ледяного Пламени отразилось отвращение. Возможно, это было, потому что маджилосы не едят людей, учитывая, что они сами похожи на них.

— Хехехе. Как насчет того, чтобы убивать и есть их завтра прямо перед городом. Это должно вселить в них страх, да?

— Отличная идея. После этого мы объявим, что атакуем их на следующий день…

— Нет необходимости давить на них так сильно. Что произойдет, если они сдадутся? Борьба остаётся развлечением, покуда они не потеряли надежду и продолжают сражаться изо всех сил. Нет ничего скучнее, чем убивать людей, отбросивших волю к жизни.

В конечном счете, Виджар хотел сразиться с сильными противниками. Не было смысла выходить на бой со слабаками.

— В самом деле. Кроме того, есть ещё один важный момент. Это приказ Ялдабаофа-сама. Мы не должны убивать их всех, пусть некоторые убегут. Поэтому мой план заключается в том, чтобы убить тех, кто охраняет западные ворота, что ближе к нам, а тех, кто охраняет восточные ворота, только преследовать.

— Другими словами, тот, кто атакует восточные ворота, должен иметь возможность контролировать своих людей, правильно? В противном случае, похоже, что это закончится полной зачисткой.

После того, как Насрения сказала это, все взгляды обратились к одному получеловеку – ортросу, так как он был выдающимся командующим.

— Понятно... Тогда Вы не возражаете, если я приведу с собой всех моих родственников?

— Конечно, Ваше превосходство Гектовайз. В таком случае, Гектовайз Ах Лагара и я будем отвечать за восточные ворота.

Все молча согласились.

— Ещё нам нужно несколько бойцов у северных и южных стен, чтобы оказать на людей некоторое давление. Хотя нет сильной необходимости занимать эти точки, мы должны убить соответствующее количество защитников. Я бы хотел послать туда несколько бойцов дальнего боя…

Среди них лишь трое были искусны в сражениях на больших дистанциях. Тот, кого Рокеш выбрал, был молчавший зоастиа.

— Ваше превосходство Муар Пракша.



— Принято.

Это всё, что ответил Чёрная Сталь.

— Все остальные будут на западных воротах. Хотя я не думаю, что вам выпадет шанс показать себя, я оставлю сильных противников, которые там появятся, на вас. В конце концов, мне нужно командовать всей армией, поэтому я не смогу быть на линии фронта.

Насрения, Халиша и Виджар кивнули.

— Поскольку все согласны, мы будем атаковать этот город через два дня. Надеюсь, вы все отдохнете и соберетесь с силами, прежде чем люди будут вопить от отчаяния.

Часть 2

Нейа проглотила желудочные соки, поднимающиеся внутри неё, пока направлялась к комнате Короля-Заклинателя. Как только она это сделала, во рту распространилась сильная кислотность.

Она взяла бурдюк, привязанный к поясу, и выпила из него воды.

Воду сложно было назвать вкусной, она была со вкусом кожи, но помогла подавить жжение в горле и зловоние во рту. Однако гнев всё ещё оставался в груди Нейи, и её лицо побледнело.

Она вспомнила животрепещущую сцену, которую не смогла бы забыть, даже если бы захотела.

Армия полулюдей окружала этот город уже как три дня.

Враг не напал или не попытался вести переговоры, просто тянул время. Но сегодня полулюди привели своих пленников – людей Святого Королевства – к внешним стенам города Лойдс, где располагались люди. Если бы среди них присутствовали опытные стрелки, они могли бы атаковать полулюдей. Но, к сожалению, у них таких не было.

Нейа была уверена в том, что попала бы в полулюдей, если бы использовала лук Короля-Заклинателя. Однако опрометчивый выстрел мог вызвать полномасштабную атаку. Это привело бы к битве 10-ти тысяч людей против 40-ка тысяч полулюдей. А ещё им понадобилось бы открыть городские ворота, если бы они захотели спасти этих пленников.

Как только ворота были бы открыты, силы полулюдей наверняка прорвались бы, как лавина. Этого нельзя было допустить, и всё, что они могли делать – это стоять в стороне и смотреть.

Там было не менее 20-ти пленников. Они состояли из мужчин и женщин, взрослых и детей, но среди них не было стариков. Все заключённые были обнажены и покрыты шрамами и синяками.

Как только собравшиеся люди из Святого Королевства начали думать, что те люди были выставлены в качестве залога для каких-то переговоров, разразилась трагедия.

Полулюди устроили резню.

Получеловек, который, казалось, был около трёх метров в высоту, обезглавил заключённого, а затем поднял отрезанную голову. Нейа ясно видела, как земля испила огромное количество свежей красной крови, пролитой на неё.

После этого полулюди начали разделывать трупы заключённых.

Нейа уже видела, как её отец обрабатывал животные тушки. Однако вид, как то же самое делают с людьми, нанёс мощный удар по психике Нейи.

После этого полулюди съели пленников одного за другим, пока те были ещё свежими.

Самой жестокой частью было наблюдать, как некоторые люди были съедены заживо.

Даже сейчас уши Нейи всё ещё звенели от вопля ребенка, и звука, когда его внутренности были вырваны получеловеком из вспоротого живота и съедены.

К счастью, Густав был достаточно мудр, чтобы Ремедиос не пришла под предлогом защиты принца. Наверное, им пришлось бы начать сражение, если бы она увидела что-то наподобие этого.

Нейа глубоко вдохнула, затем снова выпила воды и заставила себя её проглотить.

Она слышала, как кто-то сказал, что лучше было бы вырвать, если кого-то тошнило, но учитывая, что она направляется в комнату Короля-Заклинателя, было бы неуважительно прийти, таща за собой по пятам запах блевоты.

Несколько раз обнюхав себя, Нейа предстала перед дверью в комнату Короля-Заклинателя.

По обе стороны двери никого не было.

Теперь, когда город был окружен полулюдьми, никто не позаботился о защите, или, если сказать честно, никто не следил за Королём-Заклинателем.

Нейа постучала в дверь, давая знать о своём прибытии.

— Ваше Величество, это оруженосец Нейа Бараха. Могу ли я войти?

— Входи.

Получив разрешение через дверь комнаты, Нейа тихо вошла.

Комната была обставлена просто, так как полулюди разрушили большую часть города. И всё же, это было бо́льшим, чем кто-либо мог сейчас себе позволить в городе.

Король-Заклинатель стоял спиной к Нейе, смотря в окно.

— Кажется, снаружи довольно хаотично, учитывая, что я видел так много людей, бегущих повсюду. Мы находимся в окружении в течение уже четырёх дней, но этот – самый шумный. Значит ли, что... это признак того, что враг готовится атаковать?

Король-Заклинатель не проявлял никакого намерения участвовать в этой битве, просто оставаясь в своих покоях и бездействуя. Он даже не появился на стратегическом совещании, когда армия полулюдей осадила город.

Естественно, руководство Армии Освобождения не обрадовалось этому, но им было неудобно что-либо просить у Короля-Заклинателя после того, как он сказал: «Не будет ли плохо в будущем, если король другой страны засунет свой нос в ваши дела?»

Нейе было приказано присутствовать на различных встречах вместо него. Это был такой план Армии Освобождения поделиться тем, что они знали с Королём-Заклинателем, и Нейа одобрил его. Однако это привело к тому, что Нейа стала свидетелем трагедии, произошедшей ранее.

— … Нет, полулюди практически не перемещались. Но... полулюди... Как бы это сказать. Может быть, они пытаются продемонстрировать силу, чтобы их позиции стали ещё более выгодными.

— В таком случае это противостояние будет продолжаться ещё какое-то время. Полулюди пытаются внести смятение в ваши войска и ослабить боевой дух... Думаешь, вы можете выиграть эту битву?

«Нет», – хотела сказать Нейа.

Существовала огромная разница в силе их армий: 10 тысяч людей против 40-ка тысяч полулюдей.

Эти 10 тысяч включали в себя стариков и детей. А также были ещё физически раненные, и психически измотанные, после всего, что они испытывали в лагерях для заключенных. Они ещё не полностью оправились.

Защитники имели преимущество во время осады. Однако это имело смысл, когда обе стороны были сопоставимы.

Если сравнить среднего получеловека и человека-простолюдина, последний окажется настолько слаб, что даже сама идея сравнивать их покажется глупой.

В лучшем случае единственными людьми, которые могли стоять на равных с полулюдьми, были паладины, священники и профессиональные солдаты. Но их было настолько мало в сравнении с 40-ка тысячной армией, что это больше напоминало попытку потушить огненное дыхание дракона ведром воды.

Но всё ещё нельзя было совершенно точно сказать, что эту битву нельзя выиграть.

Не считая Короля-Заклинателя, был один человек, который мог в одиночку отбить полчища полулюдей.

Если не брать в расчёт физическое истощение и небрежно пропущенные атаки врага, то самый сильный паладин в Святом Королевстве – Ремедиос – могла взять на себя 40 тысяч средних полулюдей и убить их всех.

Однако нельзя сказать, что не найдётся могучего получеловека среди их армии, способного в прямом столкновении дать бой Ремедиос. Напротив, очень вероятно, что они были.

Нейа вспомнила вождя полулюдей, управлявшего этим городом ранее. Он был известен как Великий Король Баззаа. И хотя Король-Заклинатель убил его, как будто тот был не более чем отброс, так было лишь потому, что Король-Заклинатель обладал невероятной мощью. По меркам простых людей Баззаа был очень силен, и Нейа, даже приложив все усилия, не смогла бы победить его.

Короли полулюдей были равны по силе Ремедиос, или, возможно, даже превосходят её. Все они очень сильны по оценке Нейи, поэтому она не могла точно судить о результатах схватки между двумя такими могущественными существами.

Кроме того, с практической точки зрения нужно было учитывать и физическое истощение. Независимо от того, насколько они сильны, никто не мог избежать чувства усталости. Магия могла бы ненадолго облегчить его, но усталость будет продолжать накапливаться.

Даже после уничтожения армии из 10-ти тысяч полулюдей, когда Ремедиос настигнет истощение и слабость, она всё ещё может быть атакована и убита обычным получеловеком. В конце концов, количество может превзойти качество.

Однако если бы кто и мог опровергнуть эту логику – глаза Нейи устремились к великому правителю перед ней, который всё ещё стоял к ней спиной.

Тот, кто обладал абсолютной силой.

Сущность, которая превзошла этот мир.

Он, ни кто иной, как Король-Заклинатель Айнз Оул Гоун.

Когда Нейа посмотрела на его царственную спину, она вдруг поняла, что ещё не ответила на вопрос Короля-Заклинателя, и поспешно заговорила.

— Я, я не уверена!

Паника заставила её воскликнуть громче, чем обычно. Покраснев, она продолжила в нормальном тоне.

— Но я сделаю всё возможное, чтобы узнать.

Король-Заклинатель казался совершенно равнодушным к этому и задал другой вопрос.

— Понимаю. Так вы узнали, что-нибудь новое о нашем враге? Вы удостоверились в присутствии Ялдабаофа?

— Ситуация на этом фронте в последние несколько дней не менялась. Ялдабаоф не был замечен среди полулюдей.

— Хм... Это несколько усложняет положение дел. Мне может быть очень трудно помочь вам в обороне. Я должен восполнить потраченную ману. Кроме того, его план может заключаться в опустошении моего магического запаса. Мне нужно немного подумать, перед тем как действовать.

— Разумеется. Каждый полностью осознает положение Вашего Величества.

Во время стратегического совещания кто-то сказал, что видел демона, который выглядел как Ялдабаоф. Но когда Нейа сказала, что им нужно самим убедиться в этом, тот человек сразу же сказал, что, скорее всего, ошибся. Учитывая витающее в воздухе настроение, было ясно, что все присутствующие, за исключением Нейи, планировали вовлечь Короля-Заклинателя в бой, распространяя ложные данные о присутствии Ялдабаофа.

«Они могут презирать нежить, но лгать королю страны означает, что у них совсем не осталось никакой чести. Даже если они падут в отчаяние, не будет ли правильным показать свою решимость перед тем, кого следует уважать?»

— В таком случае, что ты думаешь о перемещениях полулюдей?

— А, да, раньше полулюди концентрировались на западных воротах, но сейчас они разделили свои силы и отправили некоторых солдат к восточным воротам. Мы считаем, что они скоро сделают свой ход. Или же они готовятся к долгой осаде.

— Кстати говоря, у них ведь было достаточно времени, чтобы закончить осадные орудия? Хм... Это явно не к добру. В конце концов, враг не пытается взять вас измором.

Нейа не могла понять, было ли это хорошо или плохо, но у них не останется выхода, если полулюди попытаются сделать это.

Если бы полулюди атаковали, то солдат Святого Королевства немедленно бы уничтожили из-за подавляющего преимущества врага в военной силе. Но раз они будут сражаться под защитой стен, то битва будет не такой односторонней. Но, всё же, это был переход лишь от "невероятно маленького шанса" до "не такого уж маленького шанса".

— Разумеется, это возможно из-за того, что полулюди не знают о нашей ситуации с продовольствием. К тому же, может быть, что им просто плевать на столь небольшой город, – предположила Нейа.

— Ну, полулюди захватили приграничную стену-крепость, которую мы видели на въезде в Святое Королевство. Было бы разумно не обращать особого внимания на город, подобный этому. Если вы доставите им много неприятностей и заставите подумать, что осада им невыгодна, то это выведет битву за пределы стен. И после этого, впереди вас будет ждать очень трудный бой.

Похоже, Король-Заклинатель считал, что им необходимо победить в безнадежной битве, и лишь затем начнётся настоящее сражение.

— Ваше Величество, могу я спросить Ваше мнение о том, как будут развиваться события?

— Развитие событий, хм... Честно говоря, я тоже не знаю. Правда, кто-то мог бы сказать, что вы уже проиграли, когда вас вынудили удерживать город под осадой врага. Осады обычно проводятся под тем предлогом, что вскоре должно прибыть подкрепление. Или же, что враг вынужден действовать в ещё более невыгодных условиях, например из-за ограничения по времени. Однако мы просто защищаем город на вражеской территории, поэтому наши шансы невероятно малы.

— И всё же, мы до этого смогли отправить освобождённых дворян на Юг, поэтому нельзя быть уверенным в том, что никакой помощи не прибудет.

Хоть Нейа и сказать это, но глубоко в своём сердце она понимала, что нельзя рассчитывать на подкрепление.

Армии Юга пришлось бы прорваться сквозь блокаду южной армии полулюдей, чтобы добраться до этого города, Лойдса. И даже если бы у них получилось, им ещё пришлось бы сражаться со здешней 40-ка-тысячной армией полулюдей.

Противостояние с периодическими битвами было бы лишь утечкой боевых сил. Бросить 10 тысяч людей в этом городе было бы более мудрым решением.

— Было бы неплохо…

Казалось, что Король-Заклинатель тоже ни на секунду не верил этому.

Но этого и стоило ожидать. Учитывая обстоятельства, кто бы смог повернуть ход вещей так, чтобы никем не пришлось жертвовать?..

Нейа сразу же выкинула возникшую идею из головы.

«Его Величество здесь, чтобы сразиться с Ялдабаофом. Поэтому истощение запасов его маны на другие задачи уменьшит его шансы на победу, что недопустимо».

— … Мне понадобится время, чтобы вновь применить заклинание телепортации, использованное мной на орках, но я способен ещё несколько раз применить заклинание, которым я пользуюсь, чтобы возвращаться в Колдовское Королевство. Для меня не проблема забрать с собой несколько дюжин людей... Но, похоже, тебе трудно решить, кого отправить со мной. Да и сама ты тоже не хочешь уходить.

— Я благодарна Вам за понимание, Ваше Величество.

Возможно, было бы лучшей идеей попросить Короля-Заклинателя забрать принца Каспонда и отступить, но у этого плана были свои недостатки.

Когда король другой страны собирался посвятить себя битве, чтобы встретиться с ужасным демоном, один из их собственных членов королевской семьи, бесстыдно просящий забрать себя с поля боя, выглядел бы совершенно бесчестным.

Пока Нейа переваривала эту информацию, Король-Заклинатель впервые, с тех пор как она вошла в комнату, повернулся к ней лицом.

Красные точки огоньков в его пустых глазницах смотрели прямо на Нейю. Однажды они пугали её, но сейчас она уже привыкла к ним и даже находила их довольно очаровательными.

— Вот что я думаю, Бараха-сан. Мы оказались в таком противостоянии с вражескими силами из-за глупости руководства Армии Освобождения. Такое положение не изменить усилиями одного оруженосца. Как насчёт того, чтобы вместо рассмотрения всеобщей картины сфокусироваться на собственной безопасности? Ты же понимаешь, что моя страна примет твою клятву верности, если ты готова принести её? Учитывая твоё обучение, как паладина, я уверен, что ты сможешь в полной мере использовать свои таланты в моей стране.

Нейа была смущена, и не знала, что ответить.

Она была благодарна Королю-Заклинателю за волнения о ней, но дрожала в страхе, размышляя о том, что может потерять, приняв предложение Короля-Заклинателя.

Дух преданности, выраженный её родителями.

Её любовь к родному городу.

Она может никогда не вернуться на свою родину.

Были и воспоминания о нескольких друзьях, которых она имела.

Много вещей прокружилось перед глазами Нейи, и они легко промелькивали одна за другой. Но среди них было нечто незыблемое, оставшееся до конца – другими словами, самая важная вещь. Она была членом корпуса паладинов.

Хотя она и не знала до конца, что такое справедливость, это была единственная вещь, которую Нейа могла бы сказать с выпяченной грудью и высоко поднятой головой.

— Я глубоко благодарна за снисходительность Вашего Величества, но как гражданин Святого Королевства, я чувствую себя обязанной спасти так много людей, как только сколько смогу. Потому что спасение беспомощных – тех, кто страдает – является здравым смыслом.

Король-Заклинатель вдруг прекратил двигаться, как будто застыл на месте.

— … Хм, – прошептал он себе, и погладил подбородок.

Казалось, что слова Нейи поразили его в душе, поскольку он изучил взглядом Нейю ещё раз.

Это был лишь беглый осмотр, но Нейа неуютно заёрзала.

— Прав ли я, говоря, что когда полулюди атакуют, ты будешь приписана к стенам у западных ворот, в левой стороне города? Это очень опасное место. И ты же понимаешь, будет ошибкой полагать, что я спасу тебя?

— Я очень хорошо знаю это.

Нейа была предрасположена к стрельбе из лука, и, учитывая, что она была назначена в самое пекло, не было сомнений, что она будет убита. Однако, она была готова к смерти, идя на поле битвы.

Она сжала губы, и посмотрела в глаза Королю-Заклинателю.

— Ах... эти глаза... Такие же, как у него. Мне нравился взгляд в его глазах.

Бормотания Короля-Заклинателя заставили Нейю покраснеть. Хотя его слова не несли скрытого смысла, сильное воздействие оказывала сама возможность слышать проявление заботы от того, кого так сильно уважаешь.



— В таком случае, я одолжу тебе несколько вещей, Бараха-сан. Пожалуйста, используй их с умом.

Раздался звук, и что-то большое неожиданно появилось из воздуха. Нейа поняла, что это – то же самое, когда Король-Заклинатель достал лук в экипаже.

«Магия действительно поразительна».

Нейа увидела волшебный предмет – доспехи, которые появились из ниоткуда.

Эти доспехи напоминали зелёный панцирь – та самая броня, которую носил Великий Король Баззаа.

— Это, это…

— Эта броня должна быть полезной. Я имею в виду, что она обеспечит твою безопасность.

Эта броня была слишком большой для Нейи. Более того – такие размеры были бы весьма велики для любого человека. Однако, учитывая то, что Нейа знала о зачарованных доспехах, это не стало бы проблемой, надень она их.

Обычную броню следовало подгонять с помощью кузнеца, чтобы та, в свою очередь, соответствовала телу владельца. Тем не менее, был определенный предел того, как можно изменить доспехи. Такой большой доспех просто нельзя изменить до формы, соответствующей ей.

Впрочем, для зачарованных доспехов все было по-другому. Любой мог носить его вне зависимости от пола или расы, если не имелись особые ограничения на его ношение. Броня будет автоматически корректировать свою форму, чтобы соответствовать своему владельцу.

Долговечность зачарованных доспехов измерялась качеством и материалами, из которого они были сделаны. Например, кольчужные доспехи можно легко повредить, если подвергнуть их заклинаниям, кислотам или дробящим атакам. И это значительно снижало силу чар, наложенных на доспехи.

Не бывает так, чтобы бесплатный сыр был без мышеловки, и зачарованная броня тоже не идеальна. Тем не менее, броня Баззаа, скорее всего, была довольно прочной и тяжёлой, учитывая, что она была такого размера.

— Кроме того, я одолжу тебе ещё три вещи. – Король-Заклинатель дал эти предметы Нейе. — Диадема, наручи и ожерелье. Может, что-то из этого не сочетается с твоим личным снаряжением?

— Нет, вовсе нет. Для начала, у меня даже никогда и не было магических предметов.

— Это приятно слышать. Теперь я кратко объясню, что это за предметы.

Как подразумевается в названии, Диадема Железной Воли защищает разум от очарования, страха или других подобных ментальных атак. Тем не менее, диадема предоставляла полный иммунитет только к магическим ментальным атакам. Против атак, которые проведены не магией, а особыми навыками, она лишь частично усиливает сопротивление владельца к ним. Ещё один момент, который она должна была запомнить, это то, что диадема также снимает и положительные ментальные магические эффекты.

Наручи назывались Наручами Стрельбы из Лука. Из всех заклинаний существовали и такие, которые могли быть использованы только в том случае, если их заклинатель обладал навыками стрельбы. Как сказал Король-Заклинатель, для этого он и сделал этот предмет. Но в итоге он отказался от таких заклинаний, и поэтому наручи тоже стали бесполезны для него. До сих пор они оставались в хранилище.

И наконец, ожерелье было предметом, потребляющим ману для использования заклинания 3-го уровня [Мощное Восстановление]. Несмотря на то, что его можно было использовать неограниченно до тех пор, пока человек обладал достаточной маной, всё же оно потребляло больше магической силы, в отличие от обычного использования магами этого заклинания.

Учитывая скудные запасы маны Нейи, ей было лучше рассматривать его как одноразовый предмет. Поэтому ей нужно будет тщательно подумать о том, когда лучше всего использовать его. Король-Заклинатель сказал, что этот предмет не был сделан им или его товарищами; он просто был очарован внешним видом и купил его где-то.

Действительно, если приглядеться, то ожерелье казалось очень тонкой работы. Оно выглядело так, будто изумруд для этого ожерелья предоставила сама богиня. По правде говоря, это было настоящее произведение искусства.

Нейа посмотрела на эти ценные вещи и отрицательно покачала головой.

— Я... Я сожалею, Ваше Величество, но я не могу принять их.

Магические предметы, предложенные Королём-Заклинателем, были, безусловно, первоклассным снаряжением. Однако, что произойдёт, если Нейа умрёт, нося их? Эти предметы попадут в руки полулюдей, и в конечном итоге будут использованы врагом. Даже если они не попадут в руки полулюдей, что произойдёт, если её труп пропадёт во время хаоса битвы, и её снаряжение исчезнет вместе с ней? Более того, у Нейи уже есть лук, который Король-Заклинатель доверил ей. Как она могла быть не удовлетворена этим и заимствовать у него ещё больше вещей?

Кстати об этом, она должна вернуть лук Королю-Заклинателю, прежде чем отправиться на битву.

— Почему это? Эти предметы будут полезны тебе в сражениях, не так ли? В конце концов, у тебя подкласс воина, и тебе не хватает маны, поэтому ты, возможно, даже не сможешь использовать способность этого ожерелья. Почему бы тебе ни взять его и ни попробовать?

Нейа призналась в своём беспокойстве в ответ на вопрос Короля-Заклинателя. Он выслушал её и как бы улыбнулся.

— Как насчет такого. Отправляйся на поле боя с твёрдым намерением вернуть мне эти предметы любой ценой.

Нейа загорелась решимостью, но решимость сама по себе не могла сломить её беспокойство. Снова выслушав её ответ, Король-Заклинатель махнул рукой.

— О, просто возьми. У меня есть заклинания, которые могут найти магические предметы. К тому же, я уже пометил эти предметы. Я смогу найти их, даже если они потеряются.

— Это так?

— Да, это... Хорошо, не нужно церемониться. Возьми их. Используй их.

«Если бы Король-Заклинатель мог выражать мимику, он бы, вероятно, улыбался».

Эта мысль пробежала в голове Нейи, услышав его слова.

Теперь, когда он предложил их с такой искренностью, отказ от них был бы оскорблением. Идея принятия его доброй воли боролась с желанием извиниться за возможные понесённые убытки Колдовского Королевства. Эти мысли крутились в голове Нейи…

— Что ж! Разве ты не можешь мне пообещать кое-что? Обещание вернуть их мне потом.

— …

Вернись живой – таков смысл этих слов. От них наворачивались слезы на глазах. Только её родители когда-то относились к ней с такой добротой.

«Колдовское Королевство благословлено иметь такого милосердного короля»

Как только Нейа подумала об этом, она закусила губу и опустила голову.

— Большое спасибо! Клянусь, я верну их!

— Хм…

Она подняла голову и вытерла слёзы.

После всего сказанного, она не посмела бы надеть свою простую броню. Экипировка наручей, ожерелья и диадемы не должно было вызвать никаких проблем. Она начала надевать ожерелье на свою шею.

В тот момент, когда она надела его, сразу поняла способность магического предмета и как его использовать. Казалось, будто предмет был частью её, а использование его было таким же естественным и легким, как использование её собственных рук и ног.

Затем была диадема. Однако она не почувствовала ничего особенного, когда надела её. Тем не менее, если следовать инструкциям, она, возможно, все поймёт, когда придёт время.

Последним предметом остались наручи. Здесь было наоборот. Она ясно и ярко ощутила изменения. Сила словно наполнила в неё.

Ощущение напоминало то, когда она пребывала под воздействием усиливающей магии. Её мускулы почувствовали, что они внезапно налились силой, и её движения стали более быстрыми и точными. Кроме того, теперь она могла разглядеть даже крошечные детали вдали. И даже её сердечнососудистая система улучшилась. Она чувствовала себя полной энергии.

Казалось, что все аспекты её физических способностей улучшились.

— Это потрясающе…

Сила, полученная в результате тренировок, накапливалась медленно и постепенно, поэтому её было трудно ощутить. Зато, она могла чётко ощущать интенсивное увеличение своих физических возможностей. Более удивительным было то, что она не чувствовала никакой неловкости в контроле над своим телом, учитывая различия между её прошлым и нынешним состоянием.

— Магия действительно потрясающая…

Король-Заклинатель пожал плечами, услышав, как Нейа благоговейно вздохнула.

— Это правда. На самом деле, я был очень удивлён поддерживающим заклинаниям.

— Что Вы имеете в виду?

— Заклинания, которые могут сотворить сахар, перец и лёд. Ещё есть заклинания, которые могут даже создавать драгоценные металлы, хотя они не очень эффективны. Некоторые города также зависят от поддерживающих заклинаний, чтобы дополнить их водоснабжение... Похоже, поддерживающие заклинания тесно связаны с развитием культуры этого мира.

— Это... так?

Почему великий маг, подобный Королю-Заклинателю, удивляется такими тривиальными заклинаниями? Тем не менее, это должно иметь смысл, учитывая, что это сказал сам Король-Заклинатель. И действительно, поддерживающие заклинания стали во многих местах полезными; повседневная жизнь невозможна без такой магии.

— Кроме того, есть водостоки, которые используют слизней... или, скорее, сосуществуют с ними... Ах, я отклоняюсь от сути. Бараха-сан, не обращай на меня внимания и возвращайся к своим обязанностям.

По правде говоря, не было никакой задачи более важной, чем составлять компанию Королю-Заклинателю. Однако было правдой то, что им не хватало рабочей силы, и у Нейи было много дел. Хотя упомянутые задачи в основном были связаны с постоянной охраной, которую любой мог сделать, они все ещё были очень важны.

— Большое Вам спасибо, Ваше Величество. Я, безусловно, вернусь живой.

— Ах, если всё станет очень плохо, тогда беги на восток. По всей вероятности, это единственное место, где ты могла бы выжить.

Нейа отложила в сторону доспехи Баззаа и поклонилась, прежде чем покинуть комнату.

***

Внутри штаба Ремедиос Кастодио и три паладина изучали карту расположения своих и вражеских сил.

Ход мыслей Ремедиос был гибким и ясным, когда это касалось битвы. Правда, в иных ситуациях она заставляла людей вздыхать от раздражения.

В такие моменты её сестра любила говорить: «У тебя такое сильное тело. Всё, что тебе сейчас нужно, так это тратить чуть больше времени на тренировки».

Она бы не смогла достичь таких результатов в боевом мастерстве, если бы не прислушалась к этому совету.

Это всё потому, что она была не такой как её сестра, которая была благословлена тремя дарами – мудростью, талантом и очаровательной внешностью.

— 10 тысяч – наша боевая мощь, в то время как их боевая мощь оценивается в 40 тысяч. Всё, что нам нужно для победы – это продержаться до прибытия подкрепления с Юга, или пока враги не отступят... Мы могли бы и сами здесь разобраться, если бы таких как я было человек десять.

Если бы присутствовали члены Девяти Цветов, избранные из-за своей боевой мощи, то они могли бы устроить хорошую битву. Однако, факт того, что нынешняя ситуация представляет собой огромную проблему, очень настораживает.

— Если мы хотим выиграть время, нам нужно контратаковать противника во время первого наступления. Это приостановит их и даст нам время, в котором мы так нуждаемся. В конце концов, враг не в полной мере знает, каковы наши силы.

Она так же серьёзно рассмотрела предложение ударить первыми.

Они могли собрать свои силы у восточных ворот и сокрушить врага там одним поистине мощным ударом, прежде чем действие развернётся возле западных ворот.

Однако она быстро пришла к умозаключению, что всё может быть потеряно, если они потерпят неудачу. Вполне вероятно, что западные ворота будут сломлены основными силами врага, прежде чем они успеют победить небольшой отряд, расположенный у восточных ворот, и, следовательно, город падет.

И, конечно же, между их силами существовала непреодолимая пропасть. Им просто необходимо было компенсировать этот разрыв в боевой мощи, если они хотели победить.

«Но это просто невозможно». – Ремедиос поморщила лоб и окинула взглядом значки, расположенные на карте.

Она надеялась на вспышку вдохновения, что снизошла бы свыше. Однако ничего подобного не произошло.

— И... Много у вас идей?

Она внимательно слушала предложения паладинов, надеясь на озарение. Просила больше и больше идей пока они совсем не закончились. Придумывать уже больше было нечего, и наступила тишина. Только потом, звонкий стук в дверь прервал глубокую тишину в комнате.

— Капитан, Вы здесь.

Вошедший в комнату был ни кто иной, как заместитель капитана, Густав Монтанис. У Ремедиос возникло такое чувство, будто прозвенел спасательный колокол. Казалось, что остальные паладины чувствовали себя так же, ибо можно было заметить проблеск надежды на их удрученных лицах.

— Ааах, ты как раз во время. Я хотела спросить, есть ли у тебя какие-нибудь идеи?

Ремедиос подбородком указала на карту, развернутую через весь стол. Похоже, что Густав уловил смысл её жеста, так как он кивнул.

— У меня есть парочка предложений, но могу ли я обсудить их сперва с Вами наедине?

— Хм? Что у тебя? Тогда подойди, расскажи мне.

Густав подошёл к Ремедиос и продолжил более тихим тоном.

— Честно говоря, дела немного ухудшились. Некоторые люди хотят знать, будет ли Король-Заклинатель участвовать в битве?

Король-Заклинатель не будет принимать участие в этом бою. Это нужно было, как для пополнения маны, которую он расходовал до сих пор, так и в случае если план Ялдабаофа – заставить его израсходовать её здесь.

Ремедиос с трудом приняла первую причину, так как её младшая сестра Келарт может восстановить свою ману за сутки. Однако все остальные считали, что Король-Заклинатель не относится к тем же стандартам что и люди, учитывая тот факт, что он взял штурмом целый город в одиночку. После этого Ремедиос не сказала ни слова более. Если подумать, то здесь присутствовали так же и священники, так что другие восприняли это нормально.

Однако даже Ремедиос смогла бы принять вторую причину.

Кто знает, может Ялдабаоф прячется прямо во вражеских рядах?

Они привели сюда Короля-Заклинателя для битвы с Ялдабаофом. Ей пришлось выбирать лучший из двух вариантов: она бы хотела видеть их обоих избитыми до полусмерти, но тогда был шанс, что Король-Заклинатель потерпит поражение. Поэтому для неё было вполне естественно поддерживать Короля-Заклинателя, чтобы он мог в полной мере использовать все свои способности, даже, несмотря на то, как она презирала нежить.

Несмотря на это, до сих пор были те, кто хотел, чтобы Король-Заклинатель вышел на поле боя. Некоторые из дворян, оставшиеся в городе, предложили огромные суммы денег, чтобы побудить его сражаться. Такие огромные, что глаза Ремедиос стали настолько широкими, будто они вот-вот выпадут из её пустой головы. Но Король-Заклинатель не принял их предложения.

— Что не так? Король-Заклинатель не будет сражаться в этом бою. Вы тоже должны об этом знать, верно? Просто расскажите им об этом, и мы закончим с этим.

— Капитан. Мы не можем им об этом сказать. Если ситуация ухудшится... Нет, даже если всё наладится, это повлечёт за собой много шума.

Она не могла этого понять. Почему нельзя говорить, что Король-Заклинатель не будет сражаться?

Прочитав эти вопросы, "написанные" на лице у Ремедиос, Густав нахмурился и ответил:

— Это потому что люди, которые наблюдали за нами, захватывающими назад этот город, знают, что есть вещи, которые мы, паладины, не можем сделать. Но которые Король-Заклинатель может выполнить практически в одиночку, с поддержкой только одного человека.

Она до сих пор не понимала, что Густав пытается ей сказать.

— Это может расстроить некоторых людей, но так оно и есть. Что в этом плохого?

— Нет. Всё, что я пытаюсь сказать, это то, что, по их мнению, Король-Заклинатель заслуживает большего доверия, чем мы, паладины. Если люди этого города поймут, что Король-Заклинатель – самый надежный и могущественный актив, которым мы располагаем – не станет сражаться, то их дух полностью падёт.

— Заслуживает доверия?.. Ты же осознаешь, что он нежить, не так ли?

— Неважно, нежить он или нет. Он освободил город и вытащил людей из рабства. С их точки зрения, Король-Заклинатель – герой.

— Герой?

Ремедиос повторила слова Густава, не понимая их смысла.

— Люди думают, что он герой? Но он нежить, разве нет? Они ненавидят жизнь и любят смерть. Он бросил заложников... Нет, он убил их, не моргнув и глазом!

— Им всё равно. Также... было бы одно, если бы они просто считали его героем. Но после всего этого люди начинают думать о Короле-Заклинателе как о своём спасителе. Если всё так и пойдёт, это может повлиять на Святого Короля…

— Святую Королеву, ты хотел сказать. – Лицо Ремедиос приобрело хмурый взгляд. — Я уже много раз говорила, но Калка-сама должно быть где-то в заточении. Погибло много паладинов и священников во время битвы с Ялдабаофом, но мы нигде не нашли Калку-сама и Келарт. Этот демон не утащил бы её с собой, если бы она была мертва. Я уверена, она захвачена в качестве заложника.

— Я оговорился, капитан. Я думаю, что текущая ситуация вызовет проблемы для правящего режима Её Величества.

— Проблемы для её правления?

— Да... Наши силы были разбиты, и никто не остановил вторжение полулюдей. Появятся люди, которые устремятся в сторону более могущественного существа. Того, кто смог бы их защитить.

— Но он нежить... ты же знаешь?

— Я же уже говорил, не имеет значение, что он нежить. Он помог им в час нужды.

Ремедиос всё ещё не могла осознать этого.

— Но ведь в бою был не только Король-Заклинатель. Мы тоже сражались. Под флагом Святой Королевы.

— Да. Вы правы. Мы сражались. Даже простой народ сражался. Но даже с учётом всего этого, если Король-Заклинатель сделает больше, чем мы, тогда люди оценят его лучше, чем Святую Королеву, и будут пытаться сделать его новым правителем.

— ХА?!! – Ремедиос повысила свой голос. — Что это значит?! Мало того, что он якобы герой, так ещё эту чёртову нежить оценивают лучше, чем Святую Королеву?! Ты хоть понимаешь, что ты сказал?

— Такова точка зрения людей.

— Хороший или нет, он всё ещё нежить! Как думаешь, сколько страданий перенесла Её Величество ради своего народа? Как вообще люди посмели...?

— Пожалуйста, подождите, капитан!

— Что значит, «пожалуйста, подождите»? Про что ты вообще толкуешь, Густав? Нет, во что ты истинно веришь?!

В порыве сильных эмоций Ремедиос ударила кулаком по столу. Яростный удар, нанесенный человеком уровня героя, разнёс часть стола и выбил кусок, который упал на пол. Странная картина повреждений выглядела так, как будто какой-то гигант выбил край стола, и это указывало на то, насколько она была сердита.

— Пожалуйста, успокойтесь, капитан. Мы все знаем величие и доброту Её Величества как само собой разумеющееся. Король-Заклинатель или любое другое существо из нежити не сможет сравниться с великой Святой Королевой. Но мы знаем это, только потому, что были непосредственно при Святой Королеве.

— Ты умственно отсталый? Даже если у них никогда раньше не было аудиенции с ней, никто не будет уважать нежить другой страны больше, чем правителя своего собственного народа! Ты бредишь!

— Капитан! – Густав воскликнул в тоне, который был близок к воплю. — Даже если Король-Заклинатель – нежить и король другой страны, он всё равно был тем, кто освободил их от мучений! И это что-то... то, что мы с Её Величеством, не смогли сделать!

Густав излил эти слова в эту огромную комнату, и они эхом разошлись по ней, вместе со звуком его попыток успокоить дыхание

— … Вы все так думаете?

Услышав тихий голос Ремедиос, все паладины, находящиеся в комнате, посмотрели друг на друга. После этого один из них заговорил; на его лице была смертельная решимость

— Естественно, мы паладины не считаем Короля-Заклинателя героем. Но при этом, мы также осознаём, что простой народ может считать иначе.

После этого заговорил другой человек:

— Большинство людей знают, что Король-Заклинатель захватил этот город с поддержкой всего одного человека... Нет, даже в одиночку. В свою очередь те, кто не видел могущества Короля-Заклинателя, преувеличивают эти слухи, ещё больше обожествляя его.

Последний добавил:

— Это факт, что Король-Заклинатель предложил помощь стране, которая не была ни союзником, ни даже просто дружественной его стране. Если мы проигнорируем тот факт, что он нежить... эти действия будут квалифицироваться как героические.

Похоже, Ремедиос была единственной, кто не могла смириться с таким положением дел. В таком случае, как она должна ответить на вопрос Густава после того, как всё это случилось?

Это было правдой, что отсутствие на передовой их героев может привести к падению боевого духа. И в последующем различные слухи об этом могут привести к ещё большей суматохе. Вражеская армия превосходит их в соотношении четыре к одному. Это было естественно, что у всех создалось плохое настроение при мыслях о том, с чем им предстоит столкнуться.

— Почему бы нам не обрисовать миру Короля-Заклинателя как злодея, ведь так мы убьем двух зайцев разом? Как нам сообщить людям, что Король-Заклинатель не желает больше им помогать?

— Лгать об этом будет очень плохой идеей, – сказал Густав. — Настроение людей, как вода в дамбе, незадолго до её прорыва. Если они узнают правду каким-либо способом, или узнают о том, что мы пытались скрыть правду, это может привести к неконтролируемым последствиям.

— Хорошо, мы не должны сообщать ложь. Мы можем идти только окольным путем.

— Если люди подумают, что это ложь, то она и станет ложью.

— Тогда всё, что от нас требуется, это не позволить кому-либо встретиться с Королём-Заклинателем, разве не так?

— Но что тогда делать, если вспыхнет бунт или кто-то захочет переговорить с ним? Прикажете убить их?

— … Я не хочу этого делать.

Густав тяжело вздохнул.

— Это разочаровывает. Король-Заклинатель продемонстрировал слишком огромную силу. Я полагаю, что мы бы не оказались в таком положении, если бы взяли город самостоятельно... Если так и продолжится, то страна в конечном итоге может оказаться разорванной на части. Кто смог бы остановить Короля-Заклинателя от того, чтобы провозгласить эту землю анклавом Колдовского Королевства?

— Это страна принадлежит Её Величеству, и люди, которые проживают тут, тоже принадлежат ей! А точно не этой нежити! И, кроме того, ты думаешь, что окружающие страны согласятся с этим?!

Ремедиос снова стукнула кулаком об стол. Однако лицо Густава не изменило своё выражение, и он вставил своё замечание:

— Это очень маловероятно. Капитан, Вы ведь сами их видели, правильно?.. Этих монстров в городе Э-Рантеле. Ни одна другая страна не пожелала бы становиться врагом Колдовского Королевства, обладающего такой пугающей военной мощью. Для них было бы разумнее закрыть глаза на всё то, что происходит в Святом Королевстве, которое сейчас бессильно... И если это место станет анклавом Колдовского Королевства, то его оборонная сила сократиться вдвое, чему соседние государства будут только рады. И если люди захотят, чтобы это произошло, то у Короля-Заклинателя будет ещё одна причина к действиям.

— Ты хочешь сказать, вице-капитан, что быть страной под управлением нежити гораздо лучше, чем быть теми, кто даже не может сам себя защитить?

Густав кивнул на стальной вопрос Ремедиос.

— Это так.

— … Густав. Совершила ли я ошибку, приведя Короля-Заклинателя сюда?

— Конечно, нет, капитан. Это был наиболее лучший вариант на тот момент. Однако... это правда, что мы сильно полагались на силу Короля-Заклинателя. Как я ранее и сказал, если бы мы могли освободить тюремные лагеря только своими силами, то не оказались бы в такой ситуации. Насколько нам известно, пока что многие люди боятся и ненавидят Короля-Заклинателя из-за его принадлежности к нежити.

— Что тогда нам следует сделать?

— Мы должны использовать это, чтобы купить время, и самим нанести удар по вражеской армии. Если мы не сможем этого сделать, то даже если в дальнейшем уничтожим Ялдабаофа... эта война всё также будет продолжаться.

Ремедиос  устремила свой взгляд вверх.

— Тогда так и сделаем. Черт бы побрал этого Короля-Заклинателя... Он заранее всё это спланировал?

— Я не знаю... Я действительно не знаю. Но вероятно он смог бы это сделать.

— Может быть, он желал расширить свои владения? Ведь Колдовское Королевство очень маленькое.

— Я бы не сказал, что оно очень маленькое. Но это правда, что Колдовское Королевство имеет только один город и землю вокруг него, а также, по слухам, равнину, которая порождает огромное количество нежити.

«Тогда ясно, почему он обратил внимание на земли Святого Королевства», – подумала Ремедиос. Было более чем достаточно доказательств, чтобы прийти к такому выводу.

— Чёрт бы побрал эту нежить! В первую очередь мы должны были попросить Момона одолжить нам его силу!

— Возможно, всё могло закончиться так же, если бы вместо него пришел Момон. Потрясение просто не было бы таким же сильным, как от влияния, которое оказал Король-Заклинатель. Король, завоевавший город своими собственными силами – невероятно яркий образ. Тот факт, что этот король является одним из представителей нежити, заклятых врагов нашей страны, также очень важен.

— Чёрт побери!

В комнате наступила тишина. Ремедиос, наконец, осознав вопрос Густава, отдала приказы:

— Мы ещё обсудим это с Каспондом. Если, чисто гипотетически, хотя это навряд ли, случится, что Её Величество  окажется мертва, то он является наиболее подходящим человеком в качестве Святого Короля. И мы должны это учитывать, пока не найдутся иные члены королевской семьи. Тогда соответственно и обратимся к нему за его мнением.

Ремедиос  покинула комнату и вместе с Густавом отправилась к комнате Каспонда.

В конечном счёте, предсказания Густава сбылись. В заключение, было решено отсрочить распространение информации среди людей. А если в ближайшее время нападёт враг, то в столкновении с ним Святому Королевству предстоит полагаться на собственные силы, чтобы, выстояв в бою, продемонстрировать миру несломленную захватчиком мощь страны.

Часть 3

В лагере полулюдей начались активные передвижения. Получив доклад об этом, Нейа поняла – момент настал.

Сомнений быть не могло – это была прелюдия к атаке.

Нейа бежала по городу, одетая в снаряжение, которое она позаимствовала у Короля-Заклинателя.

Она знала, что люди, мимо которых она проносилась, смотрели на неё широко раскрытыми глазами.

Их взгляд был увлечён красотой лука, что ей доверил Король-Заклинатель. Смотрели они и на броню, которую ранее носил экс-правитель города, Великий Король Баззаа. Они были поражены. Чуткий слух Нейи улавливал вопросы зевак сквозь шум толпы: «Кто этот воин?» И ответами было: «Это оруженосец Короля-Заклинателя», или «Женщина из Колдовского Королевства».

«Я не из Колдовского Королевства…»

Она волновалась каждый раз, слыша подобные ложные слухи. Часть её хотела знать, как её изображали в них, а другая нет. Однако ей нужно будет чётко и решительно отрицать любые слухи, которые могут причинить неудобство Королю-Заклинателю.

«И всё же... оруженосец Короля-Заклинателя».

Лёгкая волна радости заполнила Нейю, и она уже собиралась улыбнуться, но тихий стон, исходящий от одного из прохожих отвлёк её.

«Похоже, мой взгляд действительно такой же, как у отца…»

Эта мысль прошла через разум Нейи, пока она шла к стене, куда была назначена. Эта стена, где располагались западные ворота. Именно там собрались практически все силы полулюдей.

Около 80% всех паладинов, священников, солдат и трудоспособных людей в городе находились на западных воротах или в их окрестностях. Остальные 20% были назначены на восточные ворота. Женщины, дети, старики и другие не способные сражаться следили за северными и южными стенами.

Ремедиос Кастодио командовала западными воротами. Густав Монтанис командовал восточными воротами. Каспонд Бессарез был номинальным верховным главнокомандующим. И конечно, верховный главнокомандующий остался в штаб-квартире в центре города и не выходил на улицу.

Наконец, Нейа дошла до западных ворот.

Король-Заклинатель уничтожил опускную решётку восточных ворот, но решётка западных ворот осталась нетронутой. Однако многие полулюди были сильнее людей. Вероятно, они смогут легко сломать её с помощью бревен.

Нейа с силой сжала руку в кулак, пока та не задрожала.

Если полулюди смогут прорваться через эту точку и ворвутся внутрь, то справиться с ними станет очень трудно, так как они начнут рассредоточиваться по всему городу. Другими словами, город будет потерян.

Учитывая обстоятельства, Нейа не могла сбежать. Вероятно, сразившись, она умрёт в бою против многочисленной толпы полулюдей.

Нейа поднесла к губам дрожащую руку, а затем укусила её.

«Не бойся! Если будешь бояться, то пропустишь цель, которую могла бы поразить!»

Магический предмет, который она позаимствовала у Короля-Заклинателя, мог защищать от ментальных атак, но он не мог подавить страх, порождённый её собственным сердцем. Несмотря на это, она, вероятно, была бы ещё более напугана, если бы не носила его.

Почувствовав боль, распространяющуюся из пальцев, Нейа вошла в башню на левой стороне города и побежала вверх по лестнице на вершину стены. Она была назначена в услужение Королю-Заклинателю, и поэтому, судя по всему, была последней, кто появился здесь. Конечно, старшие офицеры предоставили ей особое разрешение, чтобы она не была осуждена за опоздание. Все остальные, которые должны были быть здесь, уже присутствовали.

Когда Нейа собиралась поспешить на свою позицию, паладин, командующий левым флангом западной стены, остановил её.

— Король-Заклинатель... Его Величество всё ещё не пришёл?..

На мгновение Нейа удивлённо посмотрела на паладина. Она уже сообщила своему начальству, что Король-Заклинатель не намерен участвовать в этой битве.

Тем не менее, они всё ещё задавали ей этот вопрос. Означает ли это, что командование не сообщило им об этом?

Однако Нейа сразу почувствовала, что этот вопрос звучал по-другому. Этот человек держался за клочок надежды, что Король-Заклинатель изменит своё мнение и появится.

Нейа посмотрела на армию полулюдей, которая раскинулась за городом. Там стояли более 30-ти тысяч полулюдей. Но давление, что они оказывали от прямого взгляда на них, заставляло видеть их число ещё большим, чем оно было на самом деле.

Она могла понять, почему любой желал бы в такой ситуации помощи могущественного Короля-Заклинателя. Это было, потому что Нейа тоже когда-то чувствовала то же самое. Однако…

— Да. Короля-Заклинателя здесь нет. Это потому, что это наша битва – битва Святого Королевства.

Паладин ей не ответил. Нейа прошла мимо него и побежала на свой пост.

— Стоять! Оруженосец Нейа Бараха!

— Да!

Нейа остановилась и встала по стойке смирно.

— Останься здесь на некоторое время.

— А?

Нейа огляделась. Это место было близко к выходу из башни, которая вела к вершине городской стены. Поток людей здесь был огромным. Она не будет мешать людям, стоя здесь? Кроме того, это место было далеко от назначенной позиции Нейи, которая была ближе к центру.

— Могу я спросить, в чём причина этого? Вам нужно, чтобы я что-то сделала?

— Нет, нет, не нужно, чтобы ты что-то делала, так как это может быть немного хлопотно… Оруженосец Бараха. Просто оставайся здесь! Ты меня понимаешь?

— А, э-э, да…

Она понятия не имела, что происходит, но должна была быть какая-то причина для этого. Не было причин держать здесь обученного солдата, когда боевые действия могут вспыхнуть в любой момент.

«Моё задание изменилось? Это для того, чтобы я могла сосредоточиться на снайперском отстреле вражеских командиров?.. Лук, который я позаимствовала у Короля-Заклинателя, выглядит потрясающе даже с первого взгляда. Так значит ли это, что они используют меня в качестве козыря?»

— Я поняла. Как долго я буду ждать? Где я должна ждать?

— Ах, эм, пока враг не начнёт движение. А где? Да где угодно.

— Правда? Я должна дожидаться такого напряжённого момента?

Это было действительно странно. Ощущение странности происходящего стало заполнять Нейю. В это время несколько мужчин, похожие на ополченцев, несли огромный горшок вверх по лестнице. Вероятно, это была еда для защитников, стоящих на стенах. Они явно потели гораздо больше, чем того требовала холодная погода, и было ясно, что они ходили туда-сюда уже много раз. Этого можно было ожидать, учитывая, что они кормили несколько сотен человек.

Нейа прислонилась к стене, чтобы дать им возможность пройти, и мужчины неторопливо прошли мимо неё. Однако один из них немного приподнял голову и увидел лицо Нейи.

— А? Ты разве не оруженосец Короля-Заклинателя? Ах, то есть... это же Вы?

— Ах, не надо быть таким формальным... Эм... Да. На меня возложена обязанность прислуживать Королю-Заклинателю.

Возможно, услышав, как Нейа разговаривала с этим человеком, другие горшечники остановились и удивленно посмотрели на неё. Вероятно, по той же причине, что и этот человек.

Ей было немного стыдно, что её называют оруженосцем Короля-Заклинателя, но в то же время она очень гордилась собой.

Мужчины не знали, как чувствовала себя Нейа, и обеспокоенно спросили:

— Я хотел сказать, эмм... Вообще-то, есть кое-что, что я хочу спросить у Короля-Заклинателя…

— Постойте! Могу я попросить вас подождать? Она очень занята. Не могли бы вы заняться своей работой?

Внезапно, паладин встал между Нейей и мужчинами, будто скрывая её.

Это была довольно необычная стойка. Выглядело так, будто он не хотел, чтобы она говорила с этими мужчинами…

«Было ли это причиной для текущего приказа? Он не хочет дать мне поговорить с ними... Почему же? Потому ли, что они хотят задать вопросы о Короле-Заклинателе?»

Она не знала, почему он делал это, но ей было совсем не сложно ответить им.

— Я не против. Позволите мне пройти?

Поскольку паладин не хотел, чтобы она говорила, ей придётся самой к ним подойти.

— Оруженосец Бараха!

— Вы пытаетесь оградить людей от вопросов о Короле-Заклинателе?! – ответила Нейа так же громко, как и направленный на неё возглас.

По правде, было довольно бесстыдно продолжать пользоваться репутацией Короля-Заклинателя, но она должна была убедиться, что Святое Королевство не делало ничего, что могло бы отрицательно сказаться на Короле-Заклинателе. Она не хотела, чтобы её родная страна покрыла себя позором.

Нейа мягко обратилась к мужчине, который задал ей вопрос.

— Если Ваш вопрос относится к великому Королю-Заклинателю, я отвечу в меру моих возможностей. И кстати, я не из Колдовского Королевства, так что мне жаль говорить, но многие вещи я и сама не знаю.

— А?! Но Вы же... Разве Вы не из Колдовского Королевства?

— А-а?! Нет, нет, всё не так. Я оруженосец-паладин из этой страны.

— Ээ? Правда?

— Ну-у, да. Так что вам не нужно быть со мной формальными…

Толпа взорвалась. Возможно из-за того, что перед этим паладин накричал на неё, но теперь все ополченцы на стене начали смотреть в её сторону.

Хотя дела приняли довольно затруднительный оборот, теперь ей нельзя выглядеть плохо из-за упоминания имени Короля-Заклинателя. Нейа гордо выпятила грудь, с решимостью дать услышать всем окружавшим её солдатам. Казалось, паладин смирился с фактом, что он не сможет сдержать это в секрете, потому просто стоял рядом, сердито глядя на Нейю.

— Итак, сперва... Эта твоя броня выглядит как та, что носил главарь козлоголовых монстров. Ты была той, кто победила его?

— Нет, вовсе нет. Носившим эту броню был Великий Король Баззаа. И Король-Заклинатель уложил его в могилу одним заклинанием.

«Оооу» – Толпа пришла в восторг.

Она могла слышать отрывки разговора из толпы: «Он действительно победил его…» «Я не могу поверить, что он использовал лишь одно заклинание…» «Неужели он, правда, захватил целый город в одиночку?.. Он действительно победил столь много полулюдей?..» «Он очень силён... Думаю, я им увлечён…» «Он вовсе не такой, как та нежить, что я знаю…» И так далее.

Хотя они лишь шептали на ухо друг другу или бормотали самим себе, острый слух Нейи позволял легко услышать их.

Конечно, она была счастлива, зная, что другие чувствуют то же самое о почитаемой ею великой личности. Особенно учитывая, что люди держались такого мнения несмотря на то, что он был нежитью.

«Усилия Его Величества не были напрасны, люди понимают его…»

— Тогда, тогда, эх, подаст ли Его Величество нам руку помощи и на сей раз?

Гам сразу стих, и такая реакция подсказала Нейе, что это был опасный вопрос.

— … Его Величество не примет участия в сражении. Причиной этому служит то, что это наша битва как граждан Святого Королевства – битва за спасение нашего народа, а не война других стран. Кроме того, Его Величество должен сохранять ману для сражения с Ялдабаофом.

Лица мужчин наполнились унынием от услышанного ответа. Нейа приготовилась выслушивать упреки…

— Ладно, в этом есть смысл... Обычно, король другой страны не действует лично. Небеса разразятся на нас гневом, если мы не будем признательны ему за всё, что он уже сделал для нас.

— Ага. Также, она упомянула, что он бережёт ману для победы над Ялдабаофом.

— … Этот король чрезвычайно спокоен и проницателен, но в то же время он человек, делающий выбор в пользу спасения большего числа жизней... Эм, нет, то есть не человек, а нежить. В таком случае, должна быть причина, по которой он не примет участия в битве. Я имею в виду, я видел это – то, что тогда произошло перед стенами города.

— Ах, я тоже это видел. В конце концов, именно мы те, кто больше всего ценит эту страну. Тогда именно мне предстоит защитить свою жену!

— О чем вы говорите?

— Мы прибыли из лагеря заключения ещё до освобождения этого города…

Она могла слышать доброжелательные голоса вокруг.

Разумеется, нашлись и недовольные тем, что Король-Заклинатель не собирается помогать. Однако, понимавших позицию Короля-Заклинателя оказалось намного больше, и осознание этого заставляло приятное тепло разливаться по телу Нейи.

— Могу ли я теперь направиться к своему посту?

Нейа задала вопрос паладину. Она уже поняла, почему он ранее не позволил ей занять пост. В таком случае, не должно быть никаких проблем с тем, чтобы позволить ей отправиться туда сейчас.

Паладин, не скрывая своих чувств, с угрюмым видом на лице коротко ответил ей «Иди».

Нейа минула солдат, бурно обсуждавших Короля-Заклинателя, и прибыла на место своего назначения. Оттуда она внимательно изучила вражеский лагерь.

Огромное войско. Число врагов столь велико, что они с легкостью сожрут всех в этом городе за один заход. И эта орда собирается обрушиться на них.

Чувство тошноты вновь подкатило к горлу. Сколько раз её отец испытал это чувство, стоя на крепостной стене?

Нейа обратила взор к небесам столь же пасмурным, как и её сердце.

***

В течение дня армия полулюдей пришла в движение.

Нейа поторопилась доесть овсяную кашу.

Кашу варят на молоке и подают в деревянной миске. Из-за зимнего воздуха еда в руки Нейи досталась уже холодной и, честно говоря, ужасной на вкус.

Однако, откажись она сейчас от пищи, её тело не выдержало бы предстоящего продолжительного напряжения, а другой еды под рукой не было. Кроме того, хоть её текущая смена должна бы оказаться легкой, Нейу не покидало предчувствие, что возможности расслабиться больше не представится, как и хорошо поесть в дальнейшем.

Это её предположение возникло от обильной порции, что принесли к обеду.

Она загнала большой кусок в свой рот, борясь с рвотным позывом, по ходу проглатывания массивной белой субстанции.

Огромное количество еды, которую Нейа проглотила, раздуло её живот, но знание того, что эта белая субстанция может быть её последней едой, наполнило её отчаяньем.

На стенах, возвышающихся над армией полулюдей, Нейа свернулась на хлопчатобумажном коврике. Её серое пальто было её единственной защитой от зимних холодов.

Ополченцы начали есть одновременно с ней, но ещё не закончили.

Все нахмурились.

Очевидно, никто не был доволен вкусом. Однако их напряженные выражения лиц были вызваны не овсяной кашей. Их глаза не смотрели на еду, которую они держали, а на полулюдей, что продвигались вперед.

Никто не мог радоваться или теплить надежду в своём сердце, смотря на эту многочисленную толпу.

Здесь, на стене, присутствовали бывшие узники лагерей. Они на себе испытали весь ужас быть порабощёнными полулюдьми. Они находились под таким большим стрессом, что не могли есть.

«Что бы сделал Король-Заклинатель? Дал бы он грандиозную энергичную речь, чтобы усилить их волю к борьбе? Или же решил бы поднять дух задорным смехом?»

Нейа понятия не имела, какие героические поступки он предпринял бы. Тем не менее, даже если бы она знала, она не могла бы подражать ему. Ведь она совершенно отличалась от Короля-Заклинателя, который был героическим королём.

Кроме того, это, вероятно, только вызовет проблемы, если Нейа скажет им что-то вроде «расслабьтесь и не волнуйтесь». В конце концов, данное напряжение было как раз тем, что двигало их вперед.

Хоть их сердца могли быть мрачными, но не было никаких признаков того, что они впали в отчаяние, и не было никаких признаков того, что они хотели бежать. Они уже подготовились к встрече со своей судьбой.

Причина этого, по-видимому, была в том, что один из ополченцев, который был освобождён в первом тюремном лагере, рассказал о Короле-Заклинателе. Слух о нём, как лесной пожар, распространился через солдат, расположенных у стен.

Многие были недовольны, когда услышали, что он убил заложника, которого держали полулюди. Безжалостный поступок, очень характерный для нежити.

Однако люди, которые присутствовали тогда там, настойчиво настаивали на том, что это не так. Они говорили о том, как несравненно могущественный Король-Заклинатель сказал: «Даже я стал бы жертвой перед лицом кого-то более сильного, чем я».

Нейа тоже запомнила эти слова. Тогда он казался чрезвычайно человечным, даже излучая трагический стоицизм, который ощущался как олицетворение решимости и воли.

Это было крепкое обещание защитить те вещи, которые важны для него. И он для этого обладал убедительной силой, которую просто нельзя выразить словами.

И затем они подумали о том, что случится с дорогими им людьми, если они потерпят поражение здесь.

Их боевой дух подкреплялся ясным осознанием цели, которую можно описать словами «Я не хочу, чтобы мои близкие прошли через тот же ад, что и я».

«Мог ли Его Величество всё это время осознавать, что именно таким будет результат?»

Если бы он не сказал этих слов, чтобы укрепить решимость народа, возможно, они потеряли бы свой боевой дух перед лицом подавляющей армии. И они могли бы оказаться полностью уничтоженными.

Нейа видела Святую Королеву только один раз. Она почти не знала ни о её способностях, ни о её характере. Тем не менее, она была уверена, что Король-Заклинатель превосходил её, как правителя, в обоих аспектах. Или, скорее, Король-Заклинатель был, вероятно, своего рода властелином, как Король Королей и Лорд Лордов – высший класс монарха, даже среди других королей.

«А ведь когда-то я думала, как же тяжко народу из Колдовского Королевства... Ну, то есть, что находиться под правлением нежити удручает…»

Тем не менее, им – гражданам Колдовского Королевства – возможно, очень повезло. Так она считала теперь. Эти слова словно застряли в горле у Нейи и так и не были произнесены. В конце концов, было бы не хорошо, если бы люди вокруг неё слышали их. И именно тогда издалека раздался громкий крик:

— Подтверждено! Враг начал движение! Всем приготовиться к бою!

Все быстро проглотили овсяную кашу и отправились на свои боевые посты.

Когда часть армии полулюдей, насчитывающая более 10-ти тысяч, начала движение, воздух содрогнулся до такой степени, что, как будто, даже мог сотрясти стены города. Казалось, что надвигающееся давление раздавит их.

По правде говоря, острый слух Нейи услышал дрожащий шум земли, исходящий от наступающей армии, и унылые вопли, поднявшиеся из уст ополченцев.

Моральный дух быстро падал.

Тем не менее, Нейа ничего не могла сделать. Единственной задачей Нейи было нашинковать стрелами всех полулюдей, которые войдут в диапазон её обстрела.

После возвращения этого города Нейа проводила всё время, практикуя стрельбу из лука, когда была свободна от обязанностей оруженосца. Она считала, что именно благодаря этой практике она овладела особыми характеристиками лука Последний Выстрел Звезды, и теперь могла использовать его должным образом.

«И всё же, почему полулюди атакуют сейчас? Нападать ночью для них было бы лучше... Они что-то задумали? Если бы Король-Заклинатель был здесь, я могла бы спросить его об этом…»

Отсутствие могущественного заклинателя, который шёл рядом с ней в течение последнего месяца, заставило почувствовать, что в её сердце не хватает чего-то важного.

«Нет. Мне нужно взять себя в руки. Я не могу полагаться во всём только на Его Величество... Хоть я и не уверена, что именно планируют полулюди, должна быть причина для начала их атаки средь бела дня. В таком случае, лучше не быть беспечной».

Нейа наблюдала за полулюдьми из бойницы стены. Впереди идущие полулюди привлекли её внимание.

«…Эй, это же…»

Это были огры, рост которых достигал трёх метров. Эти полулюди несли массивные оружия.

Это были оружия дальнего боя, защищённые деревянным щитком. Баллисты. Она используется в качестве осадного оружия. Хотя также казалось правильным, что её использует как ручное оружие получеловек таких огромных размеров.

Несколько огров с этим осадным оружием в руках встали в ряд.

Видимо полулюди забрали их из города и переделали для вертикальной стрельбы.

Забили барабаны, и баллисты начали стрелять.

Городские стены сотрястись, и в некоторых местах даже начали разрушаться. Людям на стенах посчастливилось не иметь жертв, учитывая обстоятельства. Удача была с ними на данный момент.

Массивные болты разрушали стены. Это были не столько болты, сколько копья. Толстое копье, длиной с рост Нейи, промчалось по воздуху и врезалось в стену. Это можно было описать не иначе, как "осадное оружие". И никто бы не смог получить попадание от него и выжить.

Похоже, огры готовились ко второму залпу.

— Вы, ублюдки!

Нейа уставилась на них.

Огры были очень далеко.

Вероятно, этот лук мог поразить их на этом расстоянии. Тем не менее, его проникающая способность резко упадёт. К тому же, Нейа не могла практиковать дальнюю стрельбу в пределах города.

Она не знала дальности до них, и не была уверена, что сможет пробить щиты баллист и убить огров.

В таком случае можно было бы открыть ворота и вступить в бой, чтобы убить группу с баллистами. Но это было бы очень глупо.

Другими словами, всё, что они могли сделать, это просто переждать эту атаку.

«Мы должны отступить... Но если мы это сделаем, мы не сможем остановить наступление врага. Какой план у командования?»

Если защитники отступят, то, несмотря на обстрел, враги будут наступать, чтобы занять стены. И если враг захватит стены, тогда город будет почти потерян.

Они взяли бы под контроль лестницы, ведущие вниз от стен, заставили бы солдат вокруг них отступить, и в итоге открыли бы ворота, чтобы позволить основным силам их армии проникнуть в город.

Всё, что полулюдям нужно было сделать, это исполнить эту последовательность действий, пользуясь своей преобладающей силой.

Люди ничего не могли с этим поделать. Даже Ремедиос не смогла бы справиться, если бы была вынуждена вести ближний бой в окружении.

В таком случае им придётся пожертвовать храмом и покинуть город через восточные ворота. Однако это, вероятно, приведет к ситуации, о которой они говорили на предыдущем стратегическом совещании – их будут преследовать по равнинам. В итоге они будут измотаны и не способны сразиться с армией полулюдей, расположенной напротив их южных сил, и не смогут пройти на Юг.

«Что же решит паладин, командующий западными воротами? Отступить, или же сражаться до конца?»

Пока Нейа размышляла об этом, враги сделали второй залп.

Стены вновь вздрогнули, когда снаряды в виде больших копий ударили в них. Трепет ощущался ещё сильнее, чем в прошлый раз, и в то же время она услышала незнакомый звук.

— Ааархха!

Любой, кто посмотрит на его источник, станет свидетелем ужасного зрелища.

Один из болтов баллисты пробил стену насквозь и пронзил солдата, скрывающегося за ней. Кровь брызнула из его рта. Болт пригвоздил его к дальней стене, как образец насекомого. Его руки и ноги бессильно свисали вниз.

Когда люди увидели отвратительный труп, внезапно появившийся среди них, вокруг Нейи разразились крики. Она схватила ожерелье, которое Король-Заклинатель одолжил ей, и прикусила губу.

Эта рана была смертельной. Никакая исцеляющая магия не спасла бы его.

Смерть одного солдата не сильно повлияла на их боевую мощь. Однако страх, вызванный его ужасной смертью, заразил окружающих. Мысль о том, что они могут быть следующими, и что нигде не было безопасно, вызвало инстинкты выживания у мужчин, и их тела задрожали.

— [Под Божественным флагом]!

Кто-то сколдовал заклинание.

Страх, охвативший солдат, был мгновенно подавлен. Таков результат использования магии для улучшения их сопротивления страху. Божественное заклинание [Львиное Сердце] обеспечивало полный иммунитет к страху, но действовало только на одну цель. А [Под Божественным Флагом] лишь уменьшало страх, но затрагивало всех в определенном радиусе вокруг заклинателя.

Вот почему паладины находились среди ополченцев.

— Не бойтесь! – прокричал паладин, который произнёс заклинание. — Возьмите своё оружие, чтобы освободить тех, кто пережил ту же боль, что и вы!

Под действием заклинания, подавляющего страх, огонь снова вспыхнул в глазах солдат.

Тем не менее, это просто скрывало реальную проблему. Важно то, могли ли они что-либо сделать в нынешней ситуации? Противник продолжал односторонне их обстреливать. В противном случае единственное, что из этого выйдет – окажется ещё больше мёртвых и раненых. Однако Нейи не приходило в голову ни одной хорошей идеи.

— Укройтесь! У врага не бесконечны боеприпасы! Они не могли взять с собой много!

«Понятно»,– подумала Нейа. Большинство ресурсов полулюдей должно было поставляться на Юг, чтобы их армия могла противостоять южным силам. Вот почему паладины думали, что те не могли принести сюда достаточно боеприпасов.

Тем не менее, даже захваченный ремесленник мог создать много таких болтов за короткое время. Потому это была словно азартная игра, в которой неправильные решения означали смерть.

— Третья волна наступает!

Огры не были искусны в стрельбе и многие из них стреляли мимо. Несмотря на это, несколько бойниц рухнули под этим залпом, и среди защитников оказалось много жертв.

Массивные, похожие на копья болты могли пронзить даже двух человек за раз.

[Под Божественным флагом] было заклинанием, которое концентрировалось вокруг паладина, применившим его. Это значит, что эффект заклинания был тем сильнее, чем ближе люди были к паладину. Однако это только привело к большему числу жертв.

Прежде чем противник смог выстрелить в четвёртый раз, звук хлопанья крыльев прорезал воздух. Ангелы пролетели по небу над головами Нейи и остальных.

Это были ангелы низшего ранга. Они направились прямо к полулюдям. У них были горящие факелы в правых руках, и кувшины с тканью, торчащей из горлышек – в левых. Эти кувшины явно содержали масло или концентрированный спирт. Другими словами, они несли взрывное метательное оружие – зажигательные бомбы.

Конечно, пламя, производимое этим оружием, не нанесло бы ни малейшего вреда противникам, имеющим сопротивление огню, или полулюдям с толстыми шкурами и тренированными, мускулистыми телами. Они вообще могут не принести никакого эффекта.

С другой стороны, были и такие полулюди, которые не могли противостоять огню. Также, повреждение баллист остановило бы вражескую атаку.

Ангелы заполонили небо над ограми-баллистоносцами и подожгли свои кувшины. Однако они так и не успели их бросить.

Прозвучал звук взмахивания крыльями и, в тот же момент группа полулюдей поднялась в небо. Это были птеропусы. Когда они поднимались в воздух, их руки-крылья оставались неподвижными, как будто они парили на ветру. Должно быть, это была какая-то магическая способность данной расы.

В тот же момент вылетело белое вещество, похожее на паутину, опутывая ангелов. Вероятно, оно создано специальной способностью других полулюдей – спайданов.

Ангелы выглядели как бабочки, пойманные в паутине, и упали на землю. Они были поглощены полчищами полулюдей. Было ясно, что с ними стало после этого.

Однако ангелы не пожертвовали собой напрасно. Несколько зажигательных бомб ударились о землю, и ревущий огонь распространился во все стороны.

Нейа посчитала, что это лучший шанс, который она сможет получить, и натянула тетиву своего лука.

Всё ещё невозможно было прицелиться в огров из-за щитов, установленных на баллистах. Даже если бы она прицелилась в их незащищённые ноги, было бы почти невозможно убить их с одного выстрела.

Её отец мог бы попасть в глаз огра, даже если бы его было видно лишь сквозь малюсенькую щель. Но навыки Нейи были не такими отточенными, как у него.

Возможно, из-за того, что огры боялись огня, или боялись за свои баллисты, но они подняли их, направив щитами вверх. Они сосредоточились на огне, и не обращали на неё никакого внимания.

Если она упустит этот шанс, то вероятно, не получит другого.

Нейа натянула тетиву до предела, а затем отпустила стрелу.

Магический предмет, который она позаимствовала у Короля-Заклинателя, помог достичь результата, близкого как у её отца.

Стрела пролетела по прямой и попала в голову огра.

Нейа целилась не в крепкий череп, а в мягкое глазное яблоко. Хотя глазные яблоки некоторых монстров обладали защитной мембраной, она считала, что легче нанести смертельный выстрел именно туда, чем целиться в череп.

Однако всё прошло не так гладко, как она планировала. Её стрела попала в район челюсти огра.

Подстреленный огр громко завыл, содрогнувшись от боли.

Он бросил свою баллисту, и схватился за своё лицо – ту часть, куда ему попала стрела. Затем он неуверенно повернулся спиной к Нейи и поспешно отступил. Хоть она и не нанесла ему смертельную рану, но, по крайней мере, сломила его волю к сражению.

Если у армии полулюдей были целители, он, вероятно, вскоре может вернуться на передовую.

Это всё, чего смогла достигнуть Нейа, даже с помощью мощных магических предметов, которые Король-Заклинатель одолжил ей.

— Тч!

Нейа щелкнула языком и тут же укрылась, а затем прижалась к стене и начала отползать отсюда. Ополченцы посмотрели на неё, удивленные тем, что она внезапно покинула свой пост, и Нейа обратилась к ним суровым тоном.

— Уходите отсюда! Теперь они собираются обстрелять это место!

И сразу после этого несколько баллист выпустили свои болты в её сторону. Даже если большинство болтов промахнулись, некоторые из них попали недалеко от Нейи, и разрушили соседнюю часть стены.

Если бы удача Нейи была чуть хуже, она бы уже оказалась пробита этими болтами.

Она снова посмотрела на полулюдей. Хаос, вызванный ангелами и атакой огнем, неуклонно спадал, и огры снова нацелили свои баллисты на стены. Казалось бы, новость о попадании стрелы распространились по всей вражеской армии. Теперь они вряд ли допустят ошибку, снова убрав свои щиты. Поэтому, будет ли она стараться повторить умения своего отца, пытаясь попасть по ним, даже если это будет всего лишь попадание в тело? Или она затаится, как черепаха, и будет ждать момента, чтобы нанести смертельный выстрел?

Пока она мешкалась, лук, который ей одолжил Король-Заклинатель, отразил луч солнца и ослепляюще засиял.

Да. Ей удалось позаимствовать такой невероятно мощный предмет, и она должна вернуть его любой ценой. Поэтому ей не следует рисковать.

«У них не может быть много таких болтов для баллист!»

Казалось бы, полулюди сыпали бесконечным градом болтов. Однако неумелое использование баллист означало, что очень часто болты попадали туда, где никого не было, а некоторые даже перелетали через стены и падали на улицы города, вообще ничего не задевая.

Поскольку она не могла выстрелить в ответ, всё, что ей оставалось делать, это сидеть и ждать, пока вражеский обстрел не прекратится.

Тело Нейи было осыпано фрагментами разрушенных городских стен. В некоторых особо неудачливых ополченцев попали, и те сразу скончались на месте. А большинство других просто молились в тишине, чтобы вражеская атака наконец-то прекратилась, поскольку они ничего не могли предпринять в ответ.

Вскоре она услышала мощный рок, а после – удар по массивному барабану. Звук барабана повторился четыре раза. Он исходил откуда-то издали. В том месте должно было располагаться левое крыло вражеских построений.

— … Они сообщают информацию о битве количеством ударов в барабан? Похоже, что правый и левый фланги используют это для координации их действий. Если бы я могла прокрасться в лагерь противника и украсть один из этих барабанов, это нарушило бы их сплоченность – сказала Нейа. — Но это невозможно.

Враг должен знать важность этих барабанов. Поэтому они будут находиться под большой охраной. В таком случае, кто мог бы пробраться в их лагерь?

Возможно, искатель приключений смог бы использовать [Невидимость] или [Тишину], или ещё какие-либо другие заклинания, чтобы вызвать хаос среди врагов, а затем проникнуть в лагерь.

«Нет смысла надеяться на невозможное…»

Тем не менее, не оставалось никаких сомнений, что вражеская армия меняет позиции. Нейа, как и другие ополченцы, нервно приподнялась, пытаясь разглядеть их передвижения.

В этот момент, сердца защитников дрогнули…

Это было чувство, которое рождалось из смеси шока, страха и гнева.

Армия по другую сторону стены, наконец, пришла в движение. Левое и правое крыло сил Альянса Полулюдей продвигались параллельно. Центральная часть войска, уже приблизилась к воротам города в смешанной формации.

Полулюди шли такими уверенными шагами, что казалось, будто они пришли не воевать, а лишь поохотиться на Нейю и остальных.

И, кроме того, было ещё одно подразделение – очень небольшое – которое, казалось, обходило город с фланга.

«Неужели они планировали вскарабкаться на стены? Или это ещё какая-то хитрость?»

В любом случае, враг уже перешёл ко второй стадии атаки. Теперь это уже будет не односторонний расстрел, а полноценная кровавая жатва.

Однако не это было основной проблемой. В конце концов, именно этого они и ждали всё это время – но нельзя сказать, что обрадовались тому, что, наконец, дождались.

Больше всего ополченцев разозлило продвижение левого и правого крыла. В их передовых подразделениях можно было различить представителей множества различных рас. И хотя в них не чувствовалось единства, всех их объединяло две вещи:

Первое – то, что у них были осадные лестницы. Другими словами, подразделение предназначалось, для штурма стен и прорыва внутрь города. Это также означало, что они станут целью Нейи.

И ещё одно – с ними были человеческие дети, привязанные к их телам.

Некоторые из них кричали и вопили, в то время как другие казались слишком изнеможенными. Все они были живыми и голыми.

Нейа сильно закусила губу. Но в то же время, сердце Нейи оставалось на удивление спокойным. Она наблюдала, как на них надвигалась волна полулюдей. Затем достала стрелу из колчана и наложила её на тетиву.

Она, во что бы то ни стало, должна была задержать их.

«Всё ещё рано».

Нейа сделала несколько глубоких вдохов, чтобы сосредоточиться, затем повернулась настолько быстро, насколько могла, и натянула упругую тетиву.

У неё был лишь один миг на выстрел и лишь одна точка, в которую она могла прицелиться.

— Выкуси!

Она выпустила стрелу, которая без колебания пронзила сначала живой щит – грудь ребенка – а затем и получеловека за ним.

Возможно, даже такому мощному выстрелу было бы сложно преодолеть стойкость огра. Однако, получеловек, которого она только что поразила, похоже, не обладал такой живучестью.

Нейа не обратила на это внимания и снова достала стрелу.

Она убила ребенка, привязанного к телу получеловека.

Её руки не переставали дрожать. Её разум словно окутала тьма, а сердце безудержно стучало.

Она знала, что это произойдет и морально была готова к этому, поэтому так реагировала.

Её старая привычка принуждала её достать меч из ножен, но, вместо этого пальцы коснулись тетивы. Это было похоже на то, как будто бы лук упрекал её, что сейчас не время для этого.

Слабый огонь зажегся в холодном сердце Нейи. Он распространился, как лесной пожар, и разогнал холодные ветра, гуляющие в её душе.

Она перестала трястись, и её взор стал на удивление чётким. Её сердце наполнилось чувством справедливости, которое нельзя передать словами.

«Ах, подумать только, что от этого будет такой большой эффект».

Нейа вновь поняла, что слова Короля-Заклинателя о заложниках были правильными.

Первая волна полулюдей, которых атаковала Нейа, заметно замедлились. Это было, потому что они были потрясены, обнаружив, что человеческие щиты неэффективны.

Поэтому ей пришлось закричать. Нейа широко открыла глаза и закричала на смотрящих ополченцев.

— Что вы стоите?! Поторопитесь и бросьте свои камни! Мы не можем спасти этих заложников!

Да. Нейа и остальные не могли спасти заложников. К тому же, они уже видели, что враг сделает с заложниками, потерявшими свою ценность. Поэтому ей нужно было…

Она выпустила ещё одну стрелу, чтобы ускорить полулюдям путь к загробной жизни.

Нейа использовала своё натренированное зрение и увидела, что её выстрел пронзил мальчика в лоб. Она не знала, было ли это потому, что она целилась в довольно прочного получеловека-арматта, или это череп мальчика ослабил удар, но стрела не оказалась фатальной. Тем не менее, строй врага нарушился. Этого следовало ожидать. И люди, и полулюди впадали в замешательство, когда дела шли не так, как планировалось.

И всё же она могла видеть, что линия врага тянулась от одного края её зрения к другому. Их было слишком много. Нейа оказала влияние только на тот участок, в котором она стреляла. В остальном всё продолжалось так, как будто ничего не случилось.

Это было похоже на небольшую вмятину в длинной цепочке.

— Поторопитесь и бросьте камни!

Нейа снова закричала на ополченцев.

Если они не станут бросать свои камни, то всё, что сделала Нейа, будет напрасно. Это было бы ещё более непростительно, чем забрать жизни детей, у которых впереди было будущее.

Враг атаковал слева, справа и спереди одновременно. Лобовое столкновение с противником, который превосходил их в несколько раз, вело к одному итогу: в конечном счете, они окажутся повержены превосходящим числом. Однако, если хотя бы один из врагов замедлится, это снизит давление на них.

Если противник достигнет стен, они взберутся вверх, используя детей в качестве щитов. Если им удастся подняться на стены, ополченцы не смогут оказать сопротивление полулюдям. Им нужно убить как можно больше врагов она, прежде чем они вступят в ближний бой.

«Ополченцам очень сложно убивать детей. Поэтому должен найтись тот, кто готов подать пример, даже если понадобиться замарать свои руки!»

Нейа пристально посмотрела на паладина вдали.

«Ты должен был бы понять это, когда захватывал тюремные лагеря и этот город! Ты должен знать, что Король-Заклинатель совершил верное дело! И ты должен знать, что никто не смог бы сделать этого! И ты уж точно должен знать, что бесполезно мучиться из-за жизней, которых нельзя спасти! Что тебе стоит делать, так это направить всю свою силу для спасения жизней тех, кого ещё можно спасти!»

Нейа пустила очередную стрелу.

Как и ранее, её выстрел убил девочку и получеловека, с которым та была связана.

— Быстрее… – Хотела было снова закричать Нейа, как…

— … Уууууххх!

Возглас пронёсся эхом возле неё, и в это время полетел камень. Казалось, он смёл тревогу в её сердце.

Брошенный камень попал по полулюдям, которые всё ещё колебались. Хоть удар и был далёк от фатального, казалось бы, он нанёс определённые травмы.

— Эй вы, ребята! Поторопитесь, атакуйте полулюдей! Забудьте о детях, которых они держат в заложниках!

Нейа узнала кричащего ополченца.

Он был отцом мальчика, которого убил Король-Заклинатель при их освобождении первого тюремного лагеря.

Нейа была удивлена, увидев его здесь.

— Если они пройдут через нас, то женщины и дети будут страдать ещё больше, чем до того, как мы спасли их! Если вы любите своих детей, тогда кидайте эти камни так сильно, как только сможете!

Его голос, казалось, изгнал все их сомнения, и вскоре за ним последовал залп нескольких камней. Хотя они летели по странным траекториям и совсем не прицельно, факт был в том, что их всё-таки кинули.

К тому времени, как Нейа приготовила свой лук снова, град камней обрушился на полулюдей.

Много из этих камней попали по впереди идущим полулюдям, использовавших детей как мясные щиты. Скорее, будет правильно сказать, что они попадали по детям, привязанным к этим полулюдям, чем по самим полулюдям.

Дети истошно рыдали и вопили. Несмотря на это, камни безжалостно разбивались об несчастных детей. Это была самая трагичная жертва из всех, оказавшаяся между дикостями обеих сторон.

В первую очередь Нейа целилась в этих детей, чтобы прекратить их мучения.

Это был знак уважения к жертвам, которые стоило принести для спасения большинства.

Высунувшись в поисках следующей цели, Нейа ощутила что-то рассекающее воздух в её направлении, но всё, что она увидела, было вспышкой света.

«Это магическая атака врага?»

Нейа замерла на мгновение. В то же время, она почувствовала лёгкий дискомфорт от своего живота. Словно что-то слегка ударило её туда.

Поражённая, она оступилась на шаг назад и услышала стук от удара своей ступни обо что-то. Она посмотрела под ноги и увидела нечто, выглядящее как копьё или гигантская стрела – другими словами, болт баллисты.

Его кончик выглядел так, будто был отбит молотком на правый угол.

Нейа в спешке укрылась за стеной. После этого, она услышала, как ещё что-то массивное ударилось в городские стены.

Холодный пот оросил её спину.

Нейа бессознательно погладила ту часть себя, которой почувствовала удар.

Она вспомнила о том, как Король-Заклинатель в бою с Баззаа бросил в того свой меч, и как меч был отражён полем света вокруг брони Баззаа. Это должно было объяснить только что случившееся.

Похоже на то, что она была спасена бронёй Баззаа, которую ей одолжил Король-Заклинатель. Другими словами, жизнь Нейи была спасена в самый последний момент.

«Это какой-то вид защиты от дальних атак? Мои, плечи, грудь и живот защищены этой бронёй, но что на счёт других частей? Сработает ли эта способность тогда? Нет, важнее то, сколько ещё раз я смогу использовать её? Или это одноразовая штука?»

Без брони, одолженной Королём-Заклинателем, у Нейи был бы насквозь пробит живот.

От этого факта её тело пробила дрожь.

— Хех… хех… хех... Ну, давайте! Подходите ко мне!

Нейа не вошла в радиус действия [Под Божественным Флагом]. Она решила, что это и ненужно, имея Диадему Железной Воли, одолженную Королём-Заклинателем. Потому она ощущала такой страх смерти. Однако слёз в глазах не было. Вместо этого, она сжала свой лук, и снова показалась из-за стены.

Она решила продолжить сражаться, даже если это будет значить отбирать жизни детей.

«Я не потеряю волю к сражению после получения удара такого мелкого, жалкого болта баллисты!»

Это должно было спасти детей, которых они не могли оградить от дальнейших страданий. В то же время, нужно было убить полулюдей, которые втянули их в битву. Пущенная ею стрела заключала в себя обе истины.

Намерение атаковать без сожаления о детях распространялось от её части стены дальше, пока все ни стали бросать камни в полулюдей.

Нейа заметила даже паладинов, бросающих камни.

— Ублюдки! Вы ублюдки!

— Ахх, чёрт бы побрал этих полулюдей…

— Мне жаль! Мне жаль!

— Мне жаль... Пожалуйста, прости меня…

Хотя эти крики раскаяния раздавались повсюду, они не прекращали швырять камни ни на мгновение.

Такова была атака людей, принявших то, что "некоторая кровь должна быть пролита, чтобы спасти наибольшее число жизней".

Однако численность врага была слишком ошеломляющей. К тому времени, как они отбили передний ряд – тех, кто использовал детей как щиты – полулюди уже достигли основания стены, и начали устанавливать свои лестницы одну за другой.

Хотя технологически отсталые полулюди в плане осадных орудий могли сделать лишь тараны и штурмовые лестницы, правда заключалась в том, что не было идеального противодействия ни тому, ни другому. Несколько человек пытались оттолкнуть лестницы с помощью длинных палок, или позволить ангелам уничтожить их, но было слишком много тех, кто не знал, что делать.

— Как насчёт огненных бомб? Возьмите для помощи жрецов, использующих эти заклинания!

— Плохо! Они установили лестницу вон там! Я пойду туда, защищайте это место за меня!

— Кидайте эти камни!

На стенах было большое волнение. Защитники бросали камни или кололи длинными копьями, чтобы откинуть взбиравшихся по лестницам полулюдей, но лестницы вздымались одна за другой, и становилось сложно справиться со всеми.

Несколько полулюдей проворно уклонились от выпадов ополченцев, перехватив их копья и сбрасывая их со стены. Ещё там были такие полулюди, как арматты и блейдеры, чья естественная броня была наравне со стальными пластинами. Они игнорировали копья и продолжали взбираться вверх.

Хотя паладины были натренированы в бою и могли справиться с тяжело-защищёнными полулюдьми, численность противников на вершине стен росла и росла. При появлении разрыва в линии защитников, он моментально заполнялся полулюдьми.

Набравшись решимости, Нейа выглянула из-за зубца стены и выстрелила в бок по взбирающемуся получеловеку.

Скорее благодаря своему оружию, чем умениям, Нейа убивала полулюдей с одного выстрела. Благодаря Последнему Выстрелу Звезды она могла убивать даже прочных арматтов и блейдеров.

Так как Нейа высунулась из-за стены, её было ясно видно, из-за чего она получила несколько ударов камнями от обезьяноподобных полулюдей, пожирателей камней. Эти камни могли оставить вмятины даже в стальных пластинах. Хоть Нейа и была защищена бронёй Баззаа, однако она всё же получила ушибы с синяками или даже пару переломов.

Хотя она сильно потела, но не прекращала стрелять по полулюдям ни на мгновение.

«Я могу использовать это... Но у меня есть мана лишь для одного использования ожерелья, одолженного Его Величеством, так что я должна сохранить её!»

Пока она продолжала делать выстрел за выстрелом, часть её разума пыталась посчитать, сколько она сможет продержаться. В конце концов, единственное использование Нейей восстанавливающей магии было её козырной картой.

Она вытаскивала стрелу из колчана, накладывала её на тетиву лука, целилась в голову или сердце получеловека, и отпускала её. Она повторяла эту последовательность снова и снова бесчисленное количество раз.

Очередной попавший в неё камень ударил достаточно сильно, чтобы выбить стрелу из её руки.

Нейа поспешила скрыться за зубцом стены.

Она выронила свою стрелу из-за сильно брошенного камня пожирателем камней, но это была не единственная причина.

Паладины использовали мечи. Как оруженосец, она обучалась владению мечом, поэтому даже если она знала основные принципы стрельбы из лука, она не проводила много времени, практикуясь в стрельбе. Это отсутствие практики сейчас привело к судорогам в её руке и болям в пальцах.

Если она не сможет использовать лук, то будет только мешаться. Было слишком рано, чтобы использовать козырь сейчас, но у неё не осталось никакого другого способа восстановить способность сражаться.

— Активация предмета: [Мощное восстановление]!

Мана потекла из тела Нейи, и это заставило её почувствовать легкое головокружение. Она не сможет сделать это во второй раз.

В то же время вся боль в её теле исчезла, будь то судороги рук или ноющие пальцы.

— Я могу продолжать!

Нейа снова высунулась и продолжила стрелять.

К счастью, силы Ялдабаофа обладали некоторой степенью руководства. В противном случае, баллисты продолжили бы стрелять в Нейю, чтобы убить её без колебаний. Но так как ими руководили, они не стреляли из-за страха поразить своих товарищей, взбирающихся по лестницам.

Нейа сосредоточилась на стрельбе, и, в конце концов, рука, которая потянулась к её колчану, вернулась пустой.

Она впала в панику, осознав, что у неё больше нет стрел.

Именно тогда кто-то из ополченцев закричал.

Перед лестницей стоял очень внушительно выглядящий обезьяноподобный получеловек. Хотя он и был пожирателем камней, как и те, что внизу кидались камнями в Нейю, в отличие от них, его телосложение было превосходным. Он излучал ауру могущественного существа, хотя и несравнимую с Баззаа.

В правой руке он сжимал грубо сделанный двуручный меч, похожий на мясницкий тесак. Другая рука держала шлем, в котором, кажется, что-то было. Это была голова паладина, командовавшего этой частью стены.

— Великий Джаджан из племени Лагон заполучил голову вражеского командира! Теперь, вы собаки, убейте их! Убейте всех людей!

***

Ситуация сразу же стала мрачной.

Паладинов было немного, и смерть кого-то из них означала, что сила обороны данной области стены резко упадет.

Но это было не всё.

Разница в силе паладинов и ополчения была огромна, даже если эти паладины и не были частью отборной элиты. Ополченцы никоим образом не могли победить получеловека, который мог прикончить паладина.

Пока ополченцы стояли, парализованные страхом, полулюди забирались по лестнице позади уже упомянутого пожирателя камней Джаджана. Словно поток воды, прорвавший плотину, они врывались на стены. Один становился двумя, а двое сразу же обращались четырьмя.

Полулюди быстро заполняли верха стены, а количество защитников, в свою очередь, быстро таяло.

Полулюди и ополченцы. Разница в их способностях была очевидна для каждого.

В панике Нейа осмотрелась вокруг.

Стрелы. Она не могла ничего сделать без стрел.

Она водила глазами, подобно пустынному путнику, ищущему оазис, и увидела совершенно вымотанного солдата, опирающегося на стенное укрепление. Позади него стоял колчан со стрелами.

«Вот оно! Я возьму стрелы раненого и отправлю его в тыл».

Но, добежав до него, Нейа тяжело вдохнула. У бедняги недоставало половины лица. Он явно был мёртв.

Скорее всего, он получил прямое попадание от пожирателя камней. Его мозги вытекали наружу, а остекленевший взгляд оставшегося глаза был направлен в никуда. Подобная судьба, вероятно, скоро ждала и Нейю.

Она присмотрелась и обнаружила ещё несколько подобных трупов. Её обычно чуткий нос наконец-то уловил тягучий запах выпущенных наружу внутренностей. Хотя, скорее всего, дело не в носе, а в разуме, только сейчас осознавшем ситуацию.

Почувствовав, как овсяная каша поднимается в горле, Нейа всей своей волей заставила себя проглотить её обратно. Сжав зубы, Нейа переложила стрелы из колчана безымянного лучника в свой. Пополнение своего колчана воспринималось почти как восполнение боевого духа.

«Я всё ещё могу сражаться. И есть ещё многое, что я могу сделать…»

Закончив перекладывать стрелы, она сложила руки лучника и закрыла его оставшийся глаз. У неё не было свободного времени на это, но она не смогла удержаться.

— Я буду сражаться и ради тебя, до самого конца…

Повернувшись и встав, Нейа больше не бормотала себе под нос.

Её дух поднялся на такие вершины, которых никогда не достигал, и все её пять чувств обострились как никогда. Она чувствовала себя продолжением лука в своей руке.

Вершина стены была погружена в хаотичный ближний бой. С умениями Нейи, казалось, что поразить Джаджана, до сих пор державшего голову паладина, было невозможно, учитывая, сколько между ними было ополченцев и врагов. Однако…

«У меня есть наручи! И Последний Выстрел Звезды, данный мне Его Величеством! Я смогу сделать это!»

Наполненная этой сильной уверенностью, она выпустила стрелу.

К моменту, когда Джаджан услышал свист рассекаемого воздуха, было уже слишком поздно.

Стрела пробила ему голову, и Джаджан безвольно упал на землю, после чего Нейа триумфально выкрикнула:

— Джаджан из племени Лагон пал от руки Нейи Барахи!

Пусть она и выкрикнула эти слова, ей не ответили волной радостных выкриков. Но этого и стоило ожидать. Радостным вскрикам нет места в смертельной битве. Поняв это, Нейа слегка покраснела, но ей удалось произвести впечатление и потрясти полулюдей. Она почувствовала, что давление, оказываемое на людей, начало ослабевать.

Они всё ещё не проиграли.

Нейа снова достала стрелу и повернулась, выискивая подходящего получеловека, и выпуская в него стрелу. Получив её в голову, тот свалился со стены.

Рука Нейи потянулась за следующей стрелой. Она делала это так свободно, как будто у неё за плечами были годы практики. Стала ли она в этот момент таким же мастером стрельбы из лука, как её отец?

В течение этой битвы мастерство Нейи с луком быстро улучшалось. Так ей удалось свалить Джаджана, пусть он и был ранен в битве с паладином.

В хаосе битвы Нейа выискивала себе новую жертву.

«…Почему они не атакуют меня, я же лучница?»

Ответ пришел вместе с прямым попаданием стрелы в череп следующего получеловека.

— Не приближайтесь к этому человеку! На ней броня Великого Короля!

— Великого Короля?!

— Великого Короля Баззаа?! Броня Великого Короля Баззаа?!

Чуткие уши Нейи улавливали ропот полулюдей.

— В этом никаких сомнений! Это броня Баззаа!

— Только не говорите мне, что именно этот человек сразил…

«А! Так вот оно что?! Когда Король-Заклинатель говорил, что эта броня защитит меня, он говорил не об её свойствах, а о репутации убийцы Баззаа?!»

Имя Великого Короля Баззаа было широко известно среди сил полулюдей. Поэтому полулюди, взобравшиеся на стену, были под ложным впечатлением, что сражаются с воином, сразившим Баззаа. И то, что Нейа убила получеловека-вожака с одного выстрела лишь, добавило этому обману правдоподобности.

Поэтому они отказались идти против неё, хотя знали, что Нейа – лучница.

«Он и это принял во внимание? Меньшего и не ожидалось от Короля-Заклинателя».

По всей вероятности, немногие полулюди будут преследовать её сейчас, даже если она попытается сбежать. Они, вероятно, будут уделять приоритетное внимание удержанию своих позиций, а не преследованию сильного врага, даже если они совершают ошибку. Поэтому жизнь Нейи, вероятно, не была в большой опасности. Совет Короля-Заклинателя «бежать к восточным воротам» внезапно дошел до её ума, но, всё же, она не думала, что сможет так поступить.

Нейа выпустила ещё одну стрелу и убила ещё одного получеловека.

— Оооо! Этот… снова этот пронзающий взгляд…

«Взгляд?.. Ну, я смотрю на них, и что?..»

— Это глаза того, кто убивает, как будто это его истинная природа! Это... Эта человеческая свинья... в ней что-то неправильное!

«Возможно… взгляд…»

— Посмотрите на этот лук! Такой великолепный! Это всё не только её навыки!

«Хехе».

— Безумный Лучник!

«…Что?»

— Что это за имя такое? Ты знаешь этого человека?

«…Нет, нет…»

— Это прозвище этого человека?

«…спокойно…»

— Я когда-то слышал, что есть человек-лучник с дьявольским лицом и взглядом, и с удивительными навыками... Может быть это она?!

«Это был мой отец, а не я!»

— Это Безумная Лучница! Лучница, которая убила Баззаа!

По какой-то причине, прозвище "Безумная Лучница" распространилось в рядах полулюдей, как волна. Они уже всё решили! У Нейи больше не было возможности поправить их.

Когда Нейа перестала стрелять, ополченцы сдвинулись к ней.

— Всем держать позицию! Не позволяйте полулюдям дойти до девушки!

— Ооохх! Сформировать ряды! Вспомните свои тренировки!

— Двигаемся вперёд!

Около 20 ополченцев планировали использовать себя в качестве щита для неё.

— Просто убей этих ублюдков ради нас! Мы защитим тебя!

— Поняла.

Звук хлопающих крыльев донёсся со стороны вражеского лагеря.

Нейа повернулась и направила стрелу на источник звука.

Её глаза увидели крылатых полулюдей, поднимающихся из вражеских построений. Их было очень много.

Хотя казалось, что пролететь за стены должно было быть их целью, некоторые из них помчались на Нейю.

Она сделала вдох и натянула тетиву. И тут её разум будто вошёл в некий транс. Она уже даже не пыталась целиться. Мир вокруг неё будто стал безмолвным, чисто-белым, где всё видимое вокруг – это её враги. Нейа спокойно пускала стрелу за стрелой в каждого из них. В этот миг её скорость стала нечеловеческой, а точность практически механической.

После расстрела крылатых полулюдей и их падения, Нейа слегка выдохнула. Состояние такой гиперфокусировки прошло, и она вновь стала слышать звуки и нормально видеть.

И вдруг со стороны она мельком что-то заметила. Она хотела увернуться, но поток боли прошёл по её левой руке.

Ее рука была разорвана на части когтями арматта.

— Гвааааааааа!

Несмотря на крик боли, Нейа всё ещё заставила себя вытащить ещё одну стрелу. Но затем она подумала, что, возможно, не сможет должным образом натянуть тетиву. В таком случае, предпочтительнее использовать меч.

Её нерешительность стала огромной слабостью, и дико выглядящий арматт поднял руку, готовясь нанести следующий удар в лицо.

Она хотела отступить, но её противник был превосходным бойцом и сумел быстро сократить расстояние до неё, поэтому она не могла уклониться.

Сильная боль заполнила её лицо. Хотя ей удалось повернуть голову и, таким образом, избежать того, чтобы ей вырвали глаза, когти рассекли левую щеку и открыли рану, позволяющую видеть внутреннею часть рта.

Свежая кровь наполнила её рот, и металлический привкус распространился по языку. Кроме того, она чувствовала, как тёплая кровь сочится из щеки, стекая по шее и груди.

У Нейи не было времени, чтобы достать свой меч, и поэтому она ударила луком в лицо арматта.

Арматт, вероятно, не ожидал, что она попытается ударить его луком, поэтому попытался отступить, чтобы избежать атаки.

Она не могла нормально двигать левой рукой, чтобы использовать лук, поэтому правой рукой выхватила меч.

Нейа ударила клинком, как будто вливала в него свою жизнь. Арматт немедленно контратаковал острыми как бритва когтями. Но ополченцы поблизости ранили его ноги, и его удар отклонился. Коготь прошёл мимо её уха на полдюйма, но при этом её стальной клинок погрузился арматту прямо в горло.

Она взглянула вниз на арматта, рухнувшего замертво, а затем осмотрела ситуацию.

Сосредоточившись на выстрелах, Нейа не заметила, что прикрывающих её ополченцев почти всех убили. Полулюди практически припёрли к стене Нейю и её последнюю пятерку защитников.

Ближайшее подкрепление сражалось на другой стороне стены с полулюдьми. Им было бы затруднительно помочь ей здесь. Честно говоря, они, похоже, увязли в ближнем бою, поэтому никак не могли прямо сейчас прийти ей на помощь.

Там, где стояла Нейа, было более 30-ти полулюдей, а на её стороне было всего лишь пять человек.

Нейа взглянула на полулюдей, и они немного попятились, ослабив давление на них.

— Мои извинения, Бараха-сан!

Ополченцы, которые были прижаты к стене, образовали собой щит перед Нейей.

— Мы не позволим этим ублюдкам пройти мимо нас, даже если это последнее, что мы сделаем!

Мужчина, сказавший это, был примерно сорока лет, с выступающим пузом. Он выглядел довольно трусливым. Однако его лицо было красным от напряжения битвы. Всё его тело было покрыто кровью, и невозможно было определить, его она или врагов. Несмотря на это, он отказался сдаваться, стоя гордо с непоколебимым духом.

Сейчас он, безусловно, был похож на настоящего воина.

— Спасибо! – выпалила Нейа, выплюнув свежую кровь, которая собралась во рту. — Я оставлю это на вас!

Он не был одинок в своей решимости. Ни один из павших ополченцев, защищая Нейю, не сдвинулся ни на шаг с линии защиты. Что ей оставалось, кроме как верить в них?

Взгляд мужчины перешёл к левой руке Нейи, и его лицо окаменело.

— У Вас кость видна…

— Пожалуйста, не обращайте внимания. Мне становится больно, когда Вы напоминаете мне.

— Ах... извините.

После того, как кто-то достигнет определенного мастерства в навыках паладина, то сможет использовать заклинания восстановления низкого ранга. Однако Нейа была только оруженосцем, поэтому она не могла этого сделать. Поблизости не было ни паладинов, ни священников, и мана ещё не восстановилась, чтобы снова использовать магический предмет. Наверное, будет лучшей идеей отказаться от использования левой руки в этой битве.

Нейа посмотрела на полулюдей, но даже простое движение глазами вызывало боль на её лице.

Боль сделала её взгляд гораздо более зловещим, и полулюди насторожились.

— Бараха-сан, Вы перестреляли всех, кто нападал на нас. Так что нам удалось выжить.

Если бы полулюди напали одновременно, то ополченцы, скорее всего, пали бы тотчас. Тем не менее, они опасались Нейи, поэтому не могли напасть одновременно. На самом деле, она понимала их осторожность, слыша речь полулюдей.

— Безумная Лучница... Теперь она способна лишь положиться на меч.

— Не теряйте бдительность. Она просто притворяется, что не может использовать меч, чтобы обмануть врагов.

— В самом деле? Ты довольно умён.

— Стоит ли нам позвать змеелюдей, чтобы они расправились с ней с помощью копий?

В своём сердце Нейа смеялась над ними. Похоже, что она получила совершенно незаслуженную репутацию благодаря магическому луку и броне Баззаа.

— … Есть ли надежда для меня?

Нейа задала себе вопрос достаточно тихо, чтобы полулюди не услышали, и затем она рассмеялась.

— … Если это лук... лук, который я получила от Его Величества, Последней Выстрел Звезды, то стрельба не была бы проблемой, но…

Мужчина попытался произнести имя лука, а затем он грустно рассмеялся.

— На самом деле… хм, всё плохо. Тогда, Бараха-сан… спрыгните со стены и бегите. Вы должны жить.

Нейа взглянула на него.

— О-ох! Пр-простите меня. Для Вас естественно сердиться на мои слова. Но, но… хоть я не знаю, какой ад Вы пережили, Вы похожи на мою дочь... Я понимаю... Но, позволить такой девушке погибнуть…

«Я не сердилась, я просто посмотрела на тебя как обычно».–  Эта мысль пришла ей в голову, но для неё это было обычным явлением, и она не обижалась.

Мужчина говорил правду. Было бы логично пока отступить, чтобы получить медицинскую помощь и снова воспользоваться своим луком, нежели размахивать непривычным для себя мечом.

«Что случиться с ними, если я так поступлю? Я прекрасно понимаю, что не могу помочь им, даже если останусь здесь и продолжу биться. Я просто умру. Но…»

Нейа переложила лук в свою левую руку и отложила его в сторону.

«Я должна вернуть оружие. Здесь много причин, почему мне следует бежать. Но, что подумают враги, если я убегу, держа в руках оружие, которое дал мне Его Величество? В этом случае…»

— Как я могу убежать?! – Проревела она. — Как могу я – человек, лично получивший оружие от Его Величества – повернуться и убежать?!

Она сжала меч в своей правой руке.

Возвращать добро добром – вот, что значит быть человеком.

Люди этой страны, особенно главы паладинов, не были способны на это, но она хотела показать Королю Заклинателю, что не все люди в этой стране были такие.

— Ияяяаааа!

Нейа собралась с духом, испустив боевой клич, который скорее напоминал вопль. С того времени, как она больше не могла использовать свой лук, ополченцы, защищая её, умирали практически просто так. В таком случае, она должна воспользоваться ошибкой своего противника, переоценившего её силу, и атаковать, пока враг колеблется.

Враги, вероятно, не ожидали, что Нейа бросится навстречу такой толпе, и поэтому они двигались неуверенно и настолько медленно, что даже скудного искусства фехтования Нейи хватало для того, чтобы сокращать их численность.

Ополченцы, стоящие позади Нейи, последовали её примеру.

Нейа взмахнула своим мечом.

Клинок оказался отбит, и получеловек нанес удар в её открывшееся тело. Но вместо чувства пронзаемой человеческой плоти, ощутил лишь жёсткое сопротивление доспехов Баззаа.

Нейа вонзила в него свой меч.

Она прорезала тело получеловека, и когда вытащила меч, его органы вывалились следом. Прежде чем один получеловек успел упасть на землю, когти другого впились ей в лицо. Рваная рана на левой щеке оказалась ещё больше, чем на правой. Ноги наполнились сильной болью.

Получеловек вонзил свой кинжал в ополченца глубоко внутрь тела. Тот упал.

Взмахи мечей.

Ещё два ополченца упали наземь.

Рухнул ещё один получеловек.

Ополченцы убиты.

Вокруг остались только враги.

Дыхание Нейи сбилось, а сильный стук сердца в груди раздражал её.

Части её тела, пораженные в ходе боя, причиняли невыносимые муки, когда она пыталась пошевелить ими.

«Я боюсь»

Нейа была напугана.

Она умрёт здесь.

Она была готова встретить здесь свою смерть, но мысль об этом страшила её.

Враг превосходил их числом. Кроме того, в бою один на один, они были намного лучшими бойцами, чем люди.

Все обстоятельства склоняли чашу весов в пользу противника, а единственное преимущество людей заключалось в оборонительной позиции.

Учитывая этот факт, было бы странным, если бы она не умерла тут.

Даже так, смотреть смерти в глаза было страшно.

Фраза «восточные ворота» сказанная уважаемой ею личностью, звенела у неё в голове. Она желала жить, не смотря на готовность умереть.

Нейа когда-то задумывалась о том, что происходит, когда люди умирают.

Что произойдёт в момент её исчезновения из этого мира?

Её душа вернётся в Великую Реку, где боги будут судить её? И тем, кто делал добрые дела, разрешено будет войти в землю вечного покоя, в то время как людей, которые совершали дурные поступки, отправят в край мучений?

Тем не мене, даже, если она сделала достаточно хороших дел в течение своей жизни, чтобы достичь внутреннего покоя, она всё ещё боялась столкнуться с концом своей жизни.

Она взмахнула своим мечом. Любой атакующий, даже в случае окружения, будет яростно отбиваться от врага.

Однако такой бессильный удар просто не мог стать для врага фатальным.

Мечи пронзили броню Нейи, и она вся покрылась ранами.

Нейа всё ещё жила благодаря броне, которую ей любезно предоставил Король-Заклинатель. Она бы давно умерла без неё. Действительно, она стала бы трупом, как те бесчисленные ополченцы и горожане, которые лежали повсюду, словно выброшенный мусор.

«Я, должно быть, действительно плохо выгляжу».

Нейа смеялась над собой за то, что могла думать о таких неуместных вещах, даже когда была так близка к смерти.

Она поскользнулась в попытке нанести очередной удар. У неё свело левое бедро, правое же было травмировано и не позволяло ей стоять ровно.

Она потеряла равновесие и, падая, прислонилась к бойнице. Но это было всё, что она могла сделать, чтобы не рухнуть.

Мир становился белым, словно облака, и она слышала далёкое, хрипящее дыхание.

Это был раздражающий звук. Она задавалась вопросом, кто его издаёт, и поняла, что это была она сама.

Она была на пределе.

Она умрёт.

— Ещё немного и Безумная Лучница умрёт!

— АААА! Теперь все вместе!

Голоса полулюдей пришли издалека.

«Это… правда, больно…»

Нейа больше не могла разобрать, о чем говорили полулюди. Однако вряд ли хвалили её. Поскольку её мысли затуманивались, она больше ни о чём не могла думать.

Она просто размахивала мечом в руке, чтобы держать их подальше – её атаки должны были держать врага в страхе.

«Я… так боюсь... Но все… ждут меня…»

В этом белом и облачном мире она увидела улыбки своей матери, своего отца и своих друзей из своей родной деревни.

«Кто … они... Ах, это… Бу-чан … Мо-чан… Дэн-нии…? Мне … страшно … Ваше Величество…»

Легкие, сердце, руки, голова – всё её тело хотело отдохнуть.

Нейа больше не могла сопротивляться этому искушению, но всё же, она ещё не сломалась. Почему так? Она боялась смерти. И она была полна убеждений оруженосца – бороться до самого конца.

Кроме того, она хотела добиться результатов, достойных того, что от неё ожидали.

Полулюди пронзили её тело своим оружием.

На этом жизнь Нейи Барахи прервалась.

Часть 4

Воздух на поле боя имел уникальный запах. Спутанное месиво всех привкусов, или попросту говоря, отвратительное зловоние. Однако к такому можно было привыкнуть.

Единственный человек перед закрытой опускной решёткой – Ремедиос – сделала несколько глубоких вдохов зловонного воздуха.

Её глаза были направлены на наступающую силу перед ней, насчитывающую более десятка тысяч полулюдей.

Лидерами штурма этого места были огры и лошадеподобные полулюди. Ремедиос крепко сжала свой святой меч.

Ей нравилось использовать меч для решения проблем. Она обожала это. Такой метод чётко определял победителей и проигравших. В конце концов, проблемы закончатся после устранения противника. Нет противника – нет проблем. Жизнь была бы гораздо легче, если бы все дела можно было решить так просто. Тогда бы её сестра, Келарт, и её госпожа, Калка, больше не хмурили бы брови.

— Ха-а-ах.

Она вздохнула.

После этого Ремедиос подумала о том, что ей предстояло сделать.

Перед боем Густав наговорил много непонятных вещей, но суть была такова, что нельзя пропустить ни одного получеловека через эти ворота.

Численность полулюдей составляла несколько десятков тысяч, и сейчас около 10-ти тысяч устремились к воротам.

«Сражайся мы на равнинах, задача была бы непосильной, но здесь я могу использовать ворота для ограничения одновременного числа нападающих. Так что, пока я буду сражаться в таком узком проходе, будет довольно легко их сдерживать! Нужно лишь пить зелья восстановления сил, и тогда один на один с ними можно биться хоть 10 тысяч раз!»

Если бы Густав был здесь и услышал это, выражение его лица выглядело бы примерно как: «Ты это серьёзно?». Представив эту картину в голове, Ремедиос рассмеялась. Всё же идея была действительно нелепой, так что не странно, что Густав так часто в отчаянии хватался за голову.

«Смотри, как превосходен мой план! Калка-сама сказала, что раз я воин, то могу оставить управление кому-то другому. И Каспонд-сама выглядит отличным кандидатом».

— Ухум – кивнула Ремедиос.

После этого она подумала о единственном недостатке в своём плане – биться один на один хоть 10 тысяч раз.

Существование Ялдабаофа.

План Ремедиос развалится, встреть она кого-то сильнее её.

Хотя в повседневных вопросах она была не умнее среднестатистического обывателя, но в вопросах битвы её можно было назвать удивительно смышленой.

Именно потому она понимала, что ей будет очень сложно победить Ялдабаофа. Но она, конечно, не могла признать это перед своими подчинёнными, будучи сильнейшим паладином в Святом Королевстве. Ведь если она признает своё поражение перед ним, мораль её подчинённых может упасть ниже некуда.

Вот почему они должны были привести Короля-Заклинателя.

«Король-Заклинатель, хах…»

Факт того, что они доверили судьбу страны нежити, вызывал у неё рвотные порывы. Однако у них не было другого выбора.

«Тц. Если бы только это неживое существо вступило в бой исподтишка, вроде использования тех козлов или овец, уничтоживших всё войско Королевства, не пришлось бы пожертвовать никем из невинных. Разве нежить не понимает, что сильные должны защищать слабых? Однако… является ли эта нежить действительно сильной?»

Взять город штурмом в одиночку было впечатляющим подвигом. Баззаа, со слов Густава, был известным получеловеком, и победа над ним также была довольно выдающейся. Однако Ялдабаоф – это уже совсем другое дело. У неё были сомнения касательно того, что даже заклинатель, завоевавший город без поддержки, сможет действительно победить его.

Возможно, она узнала бы правду, скрести она мечи с ним хоть раз, но Густав отчаянно просил её этого не делать. Потому она не знала, насколько Король-Заклинатель был действительно могущественен.

Поэтому Ремедиос оставалась скептична к силе Короля-Заклинателя

Она лично на себе ощутила мощь Ялдабаофа, когда он показал свою истинную форму, но не чувствовала ничего подобного от Короля-Заклинателя. Если он действительно мог сокрушить армию Королевства, тогда он должен был быть окружён нескрываемой аурой силы.

Было ли это потому, что он был заклинателем? Тем не менее, будь он на уровне Ялдабаофа, она должна была ощутить хоть что-то от него.

«Было бы неплохо, обладай он заявленной силой. Ну, мы немного потеряем, если он умрёт. Это неживое существо будет проблемой для Святого Королевства в будущем. В идеале, хорошо бы, если они просто поубивали друг друга».

Мнение Ремедиос не изменилось даже после протестов подчинённых. Нет, оно только глубже укоренилось после того, как Король-Заклинатель убил мальчика, взятого в заложники.

Как паладин, она не могла терпеть никого, способного спокойно совершать такие бесчеловечные действия.

«Я уверена, люди в стране этой нежити на самом деле были управляемы страхом, верно?»

Размышляя над этим, она обнаружила много деталей, указывающих на это. Возможно, позволить ему и Ялдабаофу убить друг друга пойдёт на пользу и тем людям тоже.

«Проблемой являются люди нашей страны. Густав был прав, сказав, что это наш шанс показать свою силу и искоренить глупые слова Короля-Заклинателя... Всё же, если появится Ялдабаоф, мы должны дать ему заняться этим делом».

Ремедиос  схватилась за голову.

Было сложно представить, что граждане страны под управлением такой удивительной личности, как Калка, могли терпеть какую-то нежить. Даже размышление об этом должно было возмутить их.

«И оруженосец Бараха... Хм... Возможно, она находится под воздействием какого-то заклинания или навыка? Да! Он вполне мог использовать какое-то массовое заклинание очарования на окружающих его людей!»

— Чёрт! – Выругалась Ремедиос. Она не рассматривала такую возможность.

«Я должна поговорить с Густавом об этом. Тем не менее, придётся подождать, пока мы не выиграем эту битву!»

Ремедиос оглянулась.

Позади неё стояли чёткие ряды ополченцев, державшие копья и щиты.

— Храбрецы! К сожалению, Святое Королевство находится под атакой полулюдей. Но мы должны встретить их! Повергните полулюдей и спасите невинных граждан – ваших друзей и ваши семьи – от страданий! Это первый шаг на пути к нашей цели: изгнать этих ублюдков и возвратить Святое Королевство нашими собственными руками!

Пока Ремедиос внушительно кричала, лица ополченцев приняли тревожный вид.

— Грязные полулюди атакуют здесь. Господа! Поднимите свои щиты и колите своими копьями! Станьте непреодолимой стеной для врага! Нет нужды бояться. В отличие от первого нападения, единственные полулюди, с которыми вам придётся иметь дело – это те, кто побежит от меня! Всё, что вам нужно сделать – задержать их до тех пор, пока паладины со мной не сразят их!

Это немного сняло напряжение. Хотя быть чересчур расслабленным – нехорошо, быть слишком напряжённым – ещё хуже.

Ремедиос подумала о том, что все видимые ею ополченцы были в идеальном настроении.

— Вы тренировались весь вчерашний день! Всё, что вам нужно сделать сейчас – это продемонстрировать плоды этой тренировки. Не стоит волноваться!

Ремедиос остановилась на мгновение и затем прокричала громче прежнего.

— Первый ряд! Поднять щиты!

Первый ряд ополченцев, которые будто окружали ворота, скрепили свои щиты.

Это были большие щиты, способные полностью скрыть человеческое тело, и снизу были выложены шипами длинною с палец.

— Вонзить щиты!

Щитоносцы ударили шипастыми частями вниз со всей силы. Таким образом, они моментально создали стальную стену.

Вчера эти щитоносцы энергично упражнялись в трёх действиях. Первым было – поднять большие щиты в воздух и ударить ими обратно вниз, чтобы вонзить шипы глубоко в землю. Вторым было – не дрогнуть, независимо от вражеской силы.

— Второй ряд! Поднять щиты!

Хотя носимые ими щиты были примерно того же размера, что и у первого ряда, у них не было шипов. Эти щиты проходили над головами первого и второго рядов, как крышка поверх них.

Таким образом, они защищали от атак и себя и первый ряд.

Были также равномерно распределённые по второму ряду паладины, способные применять [Под Божественным Флагом] для защиты от страха.

— Копейщики третьего ряда, наизготовку! Копейщики четвёртого ряда, наизготовку!

Третий и четвёртый ряды состояли из копейщиков.

Их длинные копья выступали между щитоносцами, а их основания крепко упирались в землю для остановки противника.

Копья третьего и четвёртого ряда слегка отличались друг от друга в том, что последние были чуть длиннее. Обычно они должны были иметь ещё несколько рядов копейщиков для формирования полноценной стены из копий. Но поскольку им недоставало численности, целью было хотя бы перекрыть свободные зоны для предотвращения прорыва врага.

Это было превосходное построение.

Однако оно имело недостаток.

Хоть это построение и работало отлично против обычных воинов, оно было очень слабым против заклинателей или полулюдей с особыми способностями.

Щиты действительно могли заблокировать заклинания вроде [Огненного Шара] и значительно минимизировать нанесённый урон. Однако такие заклинания, как [Молния], пройдут прямо сквозь них. И никто не мог сказать, что у полулюдей нет никого с похожими особыми умениями.

Они знали это, но всё равно тренировались так, поскольку не было другого эффективного построения, которое они могли бы использовать при таких обстоятельствах.

— Отлично! Пора начинать! Открыть ворота!

После приказа Ремедиос решётка ворот начала подыматься. Наступающие полулюди оказались потрясены и замедлились. Защитники сами открывали ворота? Оптимисты посчитают, что это капитуляция, но реалисты сказали бы, что это ловушка.

Ремедиос засмеялась.

— Вы грязные полулюди! Подходите, кто смелый! Я сниму с вас шкуру!

Разъяренные насмешкой жалкого человечишки, полулюди бросились в атаку.

Ремедиос развернулась назад и побежала. Положив обе руки на щиты ополченцев, она перепрыгнула их.

Полулюди рванули за ней, но некоторые упали возле ворот.

Там было налито большое количество масла. И тех, кто упал, ожидали только два варианта: либо они затормозят тех, кто позади них, или же будут просто растоптаны ими.

К сожалению, такие большие полулюди, как огры, не упали, и проникли в город. Лошадеподобные полулюди поскользнувшись, замедлились.

Внезапное падение полулюдей при таком чудовищном разбеге можно сравнить с падением с боевого коня. Однако, если бы они смогли преодолеть это препятствие без потерь, для людей битву можно было бы считать проигранной.

Огры продолжали атаку, хотя их темп сбился. Они качали свои большие кувалды взад и вперед, но копья были длиннее по сравнению с ними, и несколько огров, не способных оценить дистанцию, напоролись на них.

К сожалению, огры не были такими хрупкими, чтобы быть убитыми этими копьями.

— Сейчас! Бросайте!

В соответствии с указаниями Ремедиос, над головами ополченцев и огров пролетели зажигательные бомбы, и вслед за раздавшимися звуками бьющейся керамики, поднялся огонь. Возникшая стена пламени захлопнула полулюдей в ловушке адской печи.

Полулюди должны были предвидеть что-то подобное, но Ремедиос была уверена, что пламя окажется далеко за пределами того, что они ожидали. Это произошло потому, что и масло на земле, и масло на их телах загорелось сразу.

Огры, стоящие напротив щитоносцев, начали колебаться.

Такая реакция вполне ожидаема, принимая в расчет адское пекло, раскинувшееся прямо за их спинами.

То, что у них кожа толще, чем у человека, совсем не значит, что они не могут быть сожжены.

Из окрестностей ворот поднялись вопли. Однако не многие из полулюдей утратили способность сражаться, несмотря на то, что их охватило такое интенсивное пламя. Всё благодаря их невероятной живучести.

У полулюдей было лишь два варианта. Либо они наступают, либо отступают.

Чёрный дым блокировал их обзор. Таким образом, у них не было выбора. Хотя многие полулюди могли видеть в темноте, но эти способности не позволяли видеть сквозь дым.

Никто не сможет действовать вслепую, вдыхая дым и сгорая в пламени.

К тому же, остальные полулюди позади всё напирали, штурмуя город. В таких обстоятельствах, передним было невозможно отступить. На самом деле полулюди за воротами были отрезаны и заблокированы огнём, но из-за окружавшего дыма задние не могли этого знать.

Поэтому, полулюди выбрали наступление.

Всё было, как и предсказывала Ремедиос.

Полулюди пытались продвинуться вперёд, полагаясь на свои мощные тела. Однако…

Построение щитоносцев продолжало поддерживать стену щитов, даже несмотря на вздымающийся чёрный дым.

— Копейщики! Оттянуть копья!

По команде копья оттянулись назад

— Копейщики! Выпад!

И все копья разом сделали выпад вперёд.

Полулюди начали кричать от боли, думая только о том, чтобы выйти из дыма. Сейчас, когда защита и отступление были очень трудными, они ещё столкнулись и с копейщиками. Однако, сила обычных ополченцев слишком мала, для того, чтобы пронзить тело получеловека. Это было особенно верно для отборных полулюдей, предназначенных для штурма ворот.

Однако это не было проблемой. Ремедиос понимала, что первая волна атаки не сломает их оборону. Пока щитоносцы будут на месте, копейщики будут атаковать снова и снова.

— Оттянуть копья!

Как только она повторила приказ, Ремедиос перепрыгнула через щиты и вырезала полулюдей, по которым не попали копья.

Черный дым заполнял её глаза и горло, но у неё не было времени беспокоиться об этом. Было очень мало полулюдей, которые прорвались через масло и решётку ворот – около 50-ти, не больше.

Сначала она убьет всех их и ослабит желание врага сражаться. Поскольку они были частью авангарда, они, безусловно, должны быть высоко мотивированными элитными войсками. Уничтожение их было более эффективным, чем убийство простых солдат.

Ремедиос спокойно дышала и убивала одного получеловека за другим.

Большие полулюди, такие как огры, не могли в полной мере использовать свои способности в плотном ближнем бою.

Святой меч рубил всё без всякого сопротивления.

В итоге, силуэты полулюдей исчезли из её, наполненного слезами, взора. Тем не менее, она всё ещё могла слышать большое количество полулюдей по другую сторону дыма. Они, возможно, меняли построения боевых порядков.

Когда Ремедиос немного отошла из дыма, перед ней появились силуэты нескольких полулюдей.

— Капитан! Возвращайтесь! – Прокричал её подчиненный паладин, используя в это время [Под Божественным Флагом].

Однако Ремедиос не отступила. Её инстинкты говорили ей что-то.

Дым стал редеть, и она ощутила, как три получеловека медленно подходят к ней. Вскоре её предчувствие подтвердилось.


Повелитель. Том 13

Один из них был воином с верхней частью тела монстра-получеловека, а нижней – животного-хищника.

Другим – четырёхрукая женщина-получеловек, без оружия в руках.

И последним был обезьяновидный получеловек, увешанный золотыми украшениями и тоже без оружия.

Изначально Ремедиос планировала собственноручно убить здесь 10 тысяч полулюдей, и была уверена в своей способности сделать задуманное. Однако теперь она почувствовала, что сразиться с этими тремя одновременно будет чрезвычайно опасно.

Их было всего трое. Несмотря на то, что она не смогла нормально рассмотреть их из-за дыма, она могла сказать, что они полны уверенности, учитывая их неспешную походку. Даже их товарищи-полулюди, казалось, передали свою задачу этим троим, не желая подходить к ней ближе.

«… Они сильны. Не знаю, смогу ли я победить, даже если буду биться с ними один на один... Или всё-таки смогу? Но у меня точно нет шанса в бою против трёх одновременно».

Инстинкты Ремедиос кричали ей бежать, а не сражаться против них одновременно. Но как ей бежать? Она не имела понятия. Напротив, если бы она победила этих полулюдей, то это означало бы безоговорочную победу на этом участке поля боя.

Ремедиос  крепче ухватила свой священный меч и заговорила, не оглядываясь.

— …Паладин Сабикс. Паладин Эстебан.

Оба ответили:

— Да!

По звукам шагов она поняла, что они подошли к ней.

— До тех пор, пока я не убью одного из них, вы можете отвлечь двух других?

Оба ответили в унисон:

— Оставьте это нам!

Инстинкты Ремедиос говорили ей, что она поступает неразумно. Возможно, они способны купить ей несколько минут. Стоит отправить больше людей, чтобы отвлечь остальных двух полулюдей?

«Нет».– Ремедиос покачала головой.

Её противниками были всего три получеловека, которые сами так уверенно вступили в бой. Очевидно, что они были уверены в свои способностях и хотели продемонстрировать свою силу. Такие враги, безусловно, примут вызов на бой "один на один". Таково было высокомерие сильных.

Кроме того, такие высокомерные существа обычно получали удовольствие от страдания слабых. Им потребуется дополнительное время, чтобы помучить своих жертв, даже если они могли бы прикончить их в считанные секунды. С этой слабой надеждой, она решилась на бой "трое на трое".

— Паладины, если те двое, что подошли, потерпят поражение, продолжайте также сражаться с ними один на один. По порядку идут: Сабикс, Эстебан, Франко, Гальбан и так далее.

Они отказывались от превосходства в числе для того, чтобы выиграть время. Проще говоря, она приказывала всем умереть здесь. Тем не менее, услышав приказ, паладины не колебались ни секунду.

«Вот что значит быть паладином».

«Вот что значит быть воплощением справедливости».

«Вот что значит жертвовать собой ради других».

Вероятно, это будет последний раз, когда их увидят живыми и невредимыми. Несмотря на это, Ремедиос даже на мгновение не сводила свой взгляд с трёх полулюдей. Она не хотела упускать ни малейшего шанса получить хоть крупицу информации о них.

«У меня нет ясного представления о том, что это за противники, но первые два получеловека, вроде, опытные бойцы. Возможно, этот обезьяноподобный является монахом. Четырёхрукая похожа на заклинателя. Или же нет?»

Бояться стоило не тех полулюдей, которые использовали лишь грубую силу, а тех, кто прошёл через воинские тренировки. После получения навыков ведения боя, их врождённая сила, сложенная с приобретёнными умениями, делала из них ужасающих противников, способных одолеть даже воинов-ветеранов Святого Королевства. На самом деле самый сложный из противников Ремедиос, оставляя в стороне Ялдабаофа, относился именно к этому типу врагов.

Ремедиос вспомнила про удар, который Ялдабаоф нанёс ей в живот. Вот почему она максимально доверилась инстинктам в этой битве.

«… Полулюди-заклинатели – это большая проблема. С ними трудно иметь дело, если они начинают летать».

Хотя Ремедиос могла использовать способности своей брони, чтобы летать в течение коротких периодов времени, но у неё не было полного диапазона движения во время полёта. Подъем, спуск и поворот были очень утомительными, и к тому же она тогда не могла использовать свой обычный боевой стиль. Если её противник мог использовать [Полёт], то она никогда не сможет достать их своими атаками. Она, конечно, обладала боевыми искусствами, которые позволяли ей совершать мечом дальнобойные атаки, но было бы трудно быстро выиграть, используя только их. Эффективность таких атак намного ниже старого и проверенного ближнего боя.

Те три получеловека прошли через ворота, а затем остановились.

— … Думаю, нам надо объединить силы против этого мелкого человечишки.

Она не могла ясно видеть трёх полулюдей через дым, но её достиг их непринуждённый тон.

Рука, сжимающая святой меч, покрылась потом, и горький вкус распространился по языку, что происходило с ней только, когда приближалась опасность.

Она остро ощутила приближение врага.

Здесь были зверь, обезьяна и четырёхрукая. Хотя она не была уверена в четырёхрукой, но тот факт, что она стоит наравне с остальными двумя, означал, что она должна иметь определенную силу. Другими словами, эти три получеловека были на уровне Ремедиос.

— Этот дым мешает. Вот же заноза.

Послышался недовольный женский голос, а после сразу подул сильный ветер и унёс с собой дым.

Теперь можно было хорошо рассмотреть этих полулюдей. Во главе стоял гигантский, вооружённый топором получеловек.

— Зоастиа! – воскликнул паладин Эстебан.

Ремедиос оказалась несколько сбита с толку.

«Зоастиа? Это имя получеловека?»

— Хм… ну, похоже, что ты знаешь обо мне, – сказал получеловек со злой ухмылкой на лице. — В таком случае, я пощажу тебя, чтобы больше людей услышали о моей силе.

— Хе-хе-хе-хе, Виджар-сан, Ялдабаоф-сама разозлиться, если Вы так поступите. Лучше позвольте ему бросить оружие и сдаться в плен.

Слова были адресованы зоастии, обезьяноподобным получеловеком.

Чувствуя неловкость, Ремедиос повернулась к людям позади неё. На её лице застыло вопросительное выражение.

— Зоастиа? Виджар? Виджар Зоастиа? Зоастиа Виджар?

Пока она спрашивала имена врагов, Виджар, не понимая этого, рассмеялся в восторге.

— Кахахахаха! Ты называешь меня так, потому что пришла к выводу, что я лидер нашей расы? У вас, людишки, хороший вкус!

— Она просто вежлива, Виджар-сан, – сказала в насмешливом тоне четырёхрукая получеловек позади Виджара.

— Верно. Это просто вежливость, Виджар! – добавил обезьяноподобный.

Только тогда Ремедиос поняла, что ошиблась в названии его вида.

Сразу после этого получеловек по имени Виджар недовольно нахмурился.

— Хм, и я даже попросил Ялдабаофа-сама разрешить пощадить всех, кто мне нравился. Не пожалеть бы об этом.

— Кто об этом пожалеет? Ты можешь пожалеть, о том, что сразился с нами, в своей загробной жизни! – Выкрикнула Ремедиос.

— Хи-хи-хи, какая ты энергичная девушка... Ты ведь девушка, верно? Мне сложно судить об особенностях других видов… – У обезьяноподобного получеловека не сходила улыбка.

— Это не имеет значения. Хотя, наверное, так оно и есть, – добавила четырёхрукая.

Похоже, обсуждая это, полулюди выглядели очень серьезными. Видимо, для них было трудно определить её пол из-за разницы между их видами.

— А теперь, человеческая девочка, позволь представиться. Я – Халиша Анкара. Это – Виджар Раджандало, который не нуждается в представлении. И последняя – Насрения Берт Киуру-сан.

— Эти имена! Разве они не Белый Старейшина и Гром Ледяного Пламени?! – Воскликнул паладин Сабикс.

— Кукукуку. Даже людишки знают наши имена. Это чувство…

— Эй, Люди. А разве у меня нет никакого прозвища?

— Я никогда не слышал имени Виджар Раджандало. Тем не менее, я слышал про довольно известного зоастиа с топором. А это был Демонический Коготь Сандикнара Ваджу.

— Это был мой старик, – фыркнул Виджар. — Я наследник титула Демонический Коготь, Виджар Раджандало. Я позабочусь, чтобы ты вспоминал моё имя, всякий раз, как вновь услышишь слово "Демонический Коготь".

— Хехехехехе. Оставим человеческого генерала Вам, Виджар-сан, – сказала четырёхрукая.

— Да будет так. Всё равно для тебя будет проблемой приблизиться к противнику, вместо того, чтобы использовать заклинания с расстояния. Поэтому, честно говоря, я планировал сразиться с ними сам.

— Хехехехе. Ты забыл? Нам приказано работать вместе.

— Так тебя уже преследуют возрастные проблемы, старуха?

— Тц!

Четырёхрукая получеловек, Насрения, щёлкнувшая языком, повернулась и послала Виджару яростный взгляд. По правде говоря, казалось, что они могут начать драться друг с другом в любой момент, если их не остановить.

— Тем не менее, я действительно желаю расправиться с ней сам… – Виджар посмотрел на Ремедиос. — Но давай до начала боя выслушаем твоё имя. Хотя это неприятно, когда приходится слушать имя какого-то ничтожества, но при этом твой меч, судя по виду, довольно хорош.

— Ремедиос Кастодио.

Выражения Виджара и Халиши сразу изменились. Виджар улыбнулся при мысли убить сильного врага, а Халиша, перестав улыбаться, удивился. В то же время, Насрения осталась равнодушной.

— Так это ты, да? Ты Ремедиос Кастодио? Говорят, ты самый сильный паладин в этой стране. Отлично. Если я убью тебя, я стану знаменитым. Я стану зоастиа, который одолел сильнейшего паладина Святого Королевства. Новый преемник титула Демонического Когтя!

Насрения посмотрела на её меч.

— Хм. В таком случае, это должно быть святой меч, верно? Скажи, Виджар-сан, как насчет того, чтобы дать мне сразиться с ней? Мои люди будут петь тебе песни восхваления, если ты позволишь мне занять твоё место.

Оба получеловека мгновенно отреагировали на слова Насрении.

— Хе-хе-хе. Так ты хочешь передать его Ялдабаофу-сама в обмен на ребёнка? – Посмеялся Халиша.

— Хмф, мы решили, что я разберусь с ней сам. Тебе нет нужды утруждать себя, – раздражённо отрезал Виджар.

— Зачать ребенка от демона?! Что за мерзость!

Ремедиос не могла не возмутиться, услышав эти речи, и Насрения бросила на неё презрительный взгляд.

— Выходит, ты даже не осознаёшь важности носить дитя Верховного Правителя… Вы, люди, действительно убогие существа.

— Даже Ялдабаоф-сама проявит заботу о своих отпрысках, – согласился Халиша. — Если так размышлять, то можно найти много плюсов в том, чтобы быть женщиной.

— О, да! И если благая отцовская кровь будет унаследована, малыш может оказаться близок по силе к отцу…

— Нет. – Виджар сделал вдох. — Потомок может и превзойти родителя. Или вы будете считать меня исключением, а?

Эти трое полулюдей совсем не выглядели так, словно находятся в опасности на поле боя.

Их безмятежная болтовня начала раздражать Ремедиос.

— Как вы, упыри, смеете приходить сюда и нести какую-то чушь на поле боя? Для вас нет смысла думать о будущем, которого не настанет. Я разрушу ваши мечты! Я изничтожу вас! Вас всех!

— Хе-хе-хе. Оох, боюсь–боюсь.

Халиша издевательски задрожал, затряс руками, словно бы в панике. Он был полностью уверен в своих силах, даже если противостоять нужно Ремедиос. Такое нахальство вывело её из себя.

Ремедиос прокричала приказ паладинам достаточно громко, что даже полулюди смогли услышать её.

— Слушайте. Это дуэль, в которой я буду биться с Виджаром. Что до вас…

— Я займусь им, – сказал Сабикс, указывая на Халишу.

— В таком случае, я возьму эту, – сказал Эстебан, двигаясь к Насрении.

— … Неужели?.. Я не воин, поэтому не уверена, но они выглядят довольно слабыми, не так ли?

— Хехехе… кто знает? Лучше не быть беспечными, почтенная Насрения.

Ремедиос указала клинком на Виджара, хмыкнувшего ей, и проревела «Я иду!»

Он должен был почувствовать, что остальные паладины были слабыми. Не выйдет ничего хорошего, позволь она ему озвучить этот факт.

Первый удар был ключевым. Ополченцы смотрели на неё сзади, затаив дыхание; это не только развеяло бы их беспокойство, но также позволило бы противнику понять, что он оказался перед достойным соперником. По этой причине, нужно было нанести удар со всей силы.

Ремедиос рубанула сверху вниз на Виджара, держа святой меч в одной руке.

В ответ Виджар поднял свой огромной боевой топор, чтобы перехватить её удар.

Обе стороны столкнулись, и воздух содрогнулся.

Ремедиос  услышать крики ополченцев позади неё. Не было времени, чтобы определить, были ли это крики поддержки или паники. Её мощный удар встретила контратака равной силы.

Оружие, с обеих сторон, не повредилось от обмена ударов равной силы.

Если бы кто-нибудь пользовался обычным оружием в такой жёсткой битве, то оно, скорее всего, уже бы сломалось или погнулось. Другими словами, Виджар тоже владел зачарованным оружием.

— Ух!

— Нууу!

Следующий взмах Ремедиос задел торс Виджара, откуда брызнула кровь. Однако, в то же время, топор ударил в её грудь.

Хотя острое лезвие топора и не смогло пробить её зачарованную броню, удар выбил её из равновесия и заставил дыхание сбиться.

В отличие от Ремедиос, которую удар откинул назад, Виджар взревел и двинулся вперёд, занеся свой боевой топор над ней.

Сбитое дыхание не позволило ей контратаковать. Ремедиос подняла святой меч и изящно парировала силу боевого топора. Волосы колыхнулись от удара топора, пронёсшегося мимо неё в нескольких миллиметрах и столкнувшегося с землёй. Атака оказалась такой силы, что на миг её охватило чувство, будто всё поплыло.

Ремедиос повернулась лицом к беззащитному Виджару. Так как его топор застрял в земле, она сделала выпад своим святым мечом.

— [Усиленный удар]

— [Крепость]

Судя по всему, ему не хватало времени вырвать из земли такой тяжелый боевой топор, и Виджар отпустил одну руку с рукояти топора, использовав её в качестве щита.

Правая рука Виджара брызнула свежей кровью.

Однако святой меч не достал до лица Виджара. Первой причиной этого был задействованный защитный боевой навык. Второй – онемевшая рука Ремедиос, которая не могла вложить всю силу в удар.

Раз так, она просто надавила на святой меч, заставляя его проникать глубже. И тут сильная боль прошла волной по ноге Ремедиос, тем самым полностью обездвижив её.

Источником боли были нижние передние конечности Виджара. Он ударил ими по ногам Ремедиос, как хищник передними лапами. Её ножные латы защитили от большинства острых когтей, но одному, всё же, удалось порезать её ногу.

Это позволило Виджару высвободить свой топор и вновь занести его для удара.

Ремедиос  сделала шаг навстречу Виджару, чтобы остановить боевой топор. Каждое движение её ноги сопровождалось агонией.

— [Усиленный Удар]!

— [Силовой Коготь]!

Когда святой меч приблизился, Виджар с легкостью отбил его своим боевым топором.

В ответ, Ремедиос вернула контроль над отражённым святым мечом и полосонула им вниз по передним звериным конечностям.

Когда Виджар отступал, Ремедиос наступала, сокращая дистанцию, и наоборот.

Они приближались друг к другу и отдалялись друг от друга несколько раз, используя боевые навыки.

Ни у кого из них не было серьезных ранений, но с каждым шагом их битвы проливалось все больше крови.

«Если так пойдет и дальше, я смогу победить!»

В её сердце вскипела радость. Ремедиос была полна решимости.

Если она сможет одолеть этих трёх могущественных полулюдей, то она защитит здешних людей и таким образом вернёт веру в Святое Королевство.

«Нет нужды в том, что бы здесь вырисовывалась эта нежить!»

Говоря по-простому, основная разница между воинами и паладинами заключалась в том, что воины были наступательной пехотой, а паладины – защитной.

Хотя выразить всё в цифрах достаточно трудно, но условно можно сказать, что рейтинг атаки воина составляет 10, а защиты 9, тогда как атака паладина составляла 8, а защита была равна 11-ти. Разумеется, паладины могут использовать заклинания, но воины могут обучиться боевым искусствам, и потому провести точное сравнение не представляется возможным. Тем не менее, это лучший способ обрисовать ситуацию кому-либо с интеллектом Ремедиос.

Если спросить, кто из них лучше подойдёт для битвы с заклинателем, то ответом будет паладин. Благодаря божественной защите они могут похвастаться великолепным для воина сопротивлением к магии. Так, если Насрения была заклинателем того же уровня, что и Ремедиос, она не представляла большой угрозы.

Следующим был Халиша, который судя по отсутствию оружия и движениям, был монах. Монахи имели большое преимущество перед заклинателями и ворами, но, в то же время, уязвимы против паладинов, поэтому обезьяна тоже едва ли представляла какую-либо угрозу.

Значит…

«Если я смогу победить Виджара, то, скорее всего, смогу убить всех троих».

Между "битвой с Виджаром, будучи измотанной предыдущими сражениями", и "битвой с Виджаром, будучи полной сил", последний вариант сулил ей больше шансов. Опираясь на это, Ремедиос и бросила вызов Виджару. Сначала решение не казалось плохим. Но она просчиталась…

— Боже, боже. Уже мёртв?

— Хехехе. Этот тоже.

…Потому что те паладины, которые сражались с другими двумя, оказались слишком слабыми.

— Что?!

Неужели она переоценила тех двух паладинов? Или недооценила силу полулюдей? Или и то и другое?

— Отводя взгляд, ты оскорбляешь меня!

Виджар в гневе замахнулся на Ремедиос.

— Гваааргх!

Ей удалось остановить атаку, хотя её отбросило назад. Битва на мгновение стихла.

— Ремедиос… Ты понимаешь, что я, великий Виджар, существо великой силы, чьё имя будет греметь по всему миру? Если ты не вложишь в битву полностью своё тело и душу, то умрёшь за несколько секунд!

Услышав звуки другой битвы, Ремедиос прикусила губу.

— Хи-хи-хи. Интересно, достаточно ли силён этот паладин?

— … Вроде, ни чем не отличается от предыдущего... Не могу сказать точно, я не воин.

— Я паладин Франко.

— И я паладин Гальбан. Я буду твоим противником.

Спустя несколько секунд после сказанного она услышала, как один из паладинов рухнул наземь

Паладин Франко был хорошим человеком. Он был не очень сильным паладином, но он уделял много внимания тому, чтобы ладить с другими. Все его очень любили. На самом деле, его назначили сюда только потому, что ему доверял Густав. Ремедиос была знакома с его характером и поэтому поручила ему организовать здесь ополчение.

Она слышала, что паладин Гальбан совсем недавно женился. Однако его жену похитили. Он поборол своё желание отправиться на её поиски, и пришёл на помощь Ремедиос, что бы помочь бо́льшему количеству людей.

Эти два человека, слишком молодые для смерти, пали убитыми.

— Снова отвлеклась!

Виджар взревел и нанес ей удар, который был ещё сильнее, чем предыдущий. Ремедиос бросилась к Виджару, принимая удар вооруженной рукой, и затем она провела скользящий выпад, но Виджар проворно уклонился от выпада.

— Хм. Это что, какой-то блеф? Или твоё тело просто среагировало рефлекторно из-за долгих тренировок?

Виджар зарычал. Он не боялся достойного врага. Наоборот, он был в восторге.

— Эй, птенец. Мы закончили тут, а ты ещё нет. Как насчет нашей помощи? – поинтересовалась Насрения.

— Ты должно быть шутишь? Я буду опозорен, если мне понадобится ваша помощь, чтобы справиться с ней. Если я убью её в дуэли, то многие люди будут говорить об этом.

— Виджар-сан прав, почтенная Насрения. Как насчет того, чтобы уничтожить щиты людей, а потом…

— Будто я вам позволю!

Несмотря на то, что Ремедиос всё ещё стояла перед Виджаром, она проигнорировала его и, с беззащитной спиной, побежала к той паре. Однако…

—Я же сказал, что я твой противник!!!

Виджар не позволил ей сделать этого. Хоть она и была уязвима, но он не ударил её топором, а вместо этого просто пнул. Ремедиос от сильного удара отлетела в стену из щитов.

Она ахнула на мгновение от потрясения.

— Айеее!

Ополченцы закричали от страха.

— Соберись, человек! Сражайся со мной!

Слова Виджара сопровождались звуком его шагов. Если бы он взмахнул топором с длинной рукоятью, он бы задел щитоносцев, создав брешь настолько большую, что вернуться к прежнему строю было бы невозможно.

Несмотря на то, что Ремедиос потеряла равновесие, она сделала шаг вперед, бросившись на Виджара, чтобы держать его подальше от ополченцев.

Если это возможно, она хотела бы победить Виджара, не используя все свои силы. Это было из-за того, что она берегла часть сил для боя с остальными двумя.

Она использовала мощную способность, которой обладал священный меч Сафарлисия, доступная один раз в день.

Это была усиленная версия Священного Удара Паладина.

Это был самый сильный удар, который мог нанести паладин, владеющий этим мечом.

Её инстинкты говорили ей, что лучше не делать этого. Однако, если бы она не победила Виджара немедленно, другие двое полулюдей убили бы ещё больше людей.

«Я… хочу защитить желание Калки-сама!»

Она бессвязно закричала, проигнорировав свои инстинкты, и мысленно послала команду святому мечу. И в то же время, она влила свой святой удар в меч и сделала им движение.

Святой меч озарился божественным сиянием, которое вытянулось в два раза длиннее самого лезвия.

Этот свет был тем более ослепительным, чем более злым было существо, и ему становилось труднее уклоняться или защищаться. Для глаз же Ремедиос этот свет не мешал обзору.

Ремедиос подняла свой святой меч к небу и обрушила вниз.

Так как она потеряла опору, предсказать направление атаки было легко, и Виджар был готов принять удар топором и отбросить её. Однако…

После очередного бессловесного выкрика, Ремедиос продолжила давить на топор противника мечом, заставляя оружие врага опускаться.

Она не намеревалась полагаться на грубую силу, продавливая лезвие вперёд к цели. Причиной происходящему было сияние на мече, сошедшее с клинка в месте столкновения с топором и окутавшее тело Виджара.

Эта была самая мощная способность святого меча Сафарлисия.

Эта была святая волна, которая игнорировала защиту и броню противника.

Тяжёлые доспехи, шкуры и чешуя не имели никакого значения для него. Так как он мог игнорировать магическое оружие, его нельзя было остановить оружием или щитами, что могло бы стать завершающим шагом в этой схватке.

Конечно, если бы противник решил не сталкиваться с этим ударом, и был достаточно проворным, чтобы избежать его, то не пострадал бы от волны света. Однако в данной ситуации невозможно было уклониться от этого удара: скорость Ремедиос была огромна, а Виджар был ослеплен светом её клинка.

Когда святая волна света пронеслась, подобно ветру, святое сияние на мече тоже исчезло.

Однако глаза Ремедиос расширились.

Она точно поразила своего соперника, но, Виджар не был похож на того, кто сильно пострадал.

— Хм, что это было? Какой странный приём... Но это почти не больно. Это только для вида? Хотя, должен признать, смотрелось действительно захватывающе…

Ремедиос была потрясена.

«Этот парень... Он не сторонник зла?!»

Этот умение было более эффективно против злых существ. Но с другой стороны, по целям, не относящихся ко злу, оно наносило незначительный урон. Это означало, что оно было бесполезно против добрых людей. Другими словами, тот факт, что она причинила хоть какую-то боль Виджару, означал, что он не был добрым, но это также, говорит о том, что он, конечно, не был абсолютно злым.

«Он заставил людей страдать! Он вторгся в нашу страну! Как может кто-то, наподобие него, не быть злым?!»

— Хе-хе-хе. Хорошо, это было завораживающее представление, достопочтенный Виджар. Вы действительно не пострадали? – Халиша сузил свои глаза, посмотрев на Виджара.

— Это было так ярко... Блики всё ещё танцуют в глазах. – Насрения ворчала со стороны.

Ремедиос поняла, что допустила ошибку. Всё-таки, ей не стоило использовать эту технику на Виджаре.

Виджар размял ноги, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке, и потом пожал плечами. Пока он это делал, могло показаться, что он беззащитен, но Ремедиос не могла найти брешь в его защите.

— … Ослепляющий свет? Ну, я не слишком понимаю, что сейчас произошло, но ничего существенного, верно?

— Виджар, я в некотором замешательстве. Ты остался невредимым после такой атаки... Я, возможно, недооценила тебя.

— Хах! Ты все-таки признала это! Хахаха! Хорошо, человек. Ты довольно неплохо выстояла против меня. Если ты сдашься, я убью тебя безболезненно. Как насчет этого?

— Не надо этих глупых шуток! Мы ещё не закончили! – Ремедиос крикнула на трёх полулюдей и подняла святой меч.

Как и сказала, она всё ещё могла биться. Она положила свободную руку на свои раны для использования лечебных способностей. Боль исчезла, и вместо неё ощущалось тепло.

«Значит, большинство техник паладинов не сработают на нем, так как он не злой... Но, поскольку те двое всё равно были ослеплены святой волной, я приберегу это для них».

Всё, что ей оставалось – сражаться с Виджаром, как воин.

— Хе-хе-хе. Отлично, тогда, мы оставляем её на Вас, достопочтенный Виджар. А мы поохотимся на людей в тылу.

— Что?! Вы подонки!!!

Все паладины, которых она могла позвать, были уже мертвы. Ополченцы были неспособны остановить их.

— Как будто я позволю вам сделать это!

Ремедиос отступила назад и заняла позицию, готовясь столкнуться одновременно с тремя полулюдьми.

—Кажется, ты готова сразиться с нами тремя, но Виджар сказал, что обо всём позаботится. – Насрения не обращала не неё особого внимания

— Хехехе. Наша цель – уничтожить всех людей в городе по мере необходимости, а не служить твоими оппонентами. Почтенная Насрения, могу ли я рассчитывать, что ты своей магией разберёшься с этим сбродом за её спиной?

— О да…

Сгустки магической энергии появились в трёх из четырёх рук Насрении. Один был льдом, другой – огнём, и третий – электричеством.

— Чёрт!

Ремедиос рванула к женщине получеловеку, но…

— Я же тебе только что сказал! Твой противник – я!

… Услышав рёв, она блокировала замахнувшийся на неё боевой топор, но была далеко отброшена.

В этот момент, Ремедиос поняла, что она не сможет справиться с Насренией, пока будет сражаться с Виджаром. Хотя она и могла прыгнуть прямо в сторону Насрении, защищаясь против её атак, она бы открылась для Виджара.

«Значит, это невозможно?.. Я не приму этого! Не быть способным сделать что-либо – лишь оправдание!»

Стоны ополченцев играли на эмоциях Ремедиос.

Эти люди не бежали перед лицом ужаса потому, что они верили в неё. Она не могла показать им свою позорную сторону.

Она не могла отказаться от идеалов Калки – создать страну, в которой никто не будет плакать.

— Ополченцы! Отступайте!

Дав эту команду, Ремедиос подготовила себя.

«Я не умру от одного попадания. Я прорвусь к этой женщине-получеловеку, активировав [Крепость]!»

Виджар засмеялся, глядя на рывок Ремедиос. Казалось, он что-то неверно понял.

— Хо. Похоже, ты определилась. Правильно! Сражайся со мной всем, чем можешь! Дай мне битву, достойную легенды! [Объявление Решительного Столкновения]!

— ... Что?

Виджар взревел – это была его особая способность. Ноги Ремедиос, которые должны были нести её к Насрении, рванули к Виджару, как будто она потеряла контроль над ними. Не только её ноги – её меч, разум, взгляд – она не могла отвести ничего из этого от Виджара.

— [Огненный Шар].

Заклинание 3-го уровня пролетело мимо Ремедиос в направлении ополченцев. Заклинание, которое могла выдержать Ремедиос, но не ополченцы – для них оно будет фатальным...

— ...[Стена Скелета]!

Огненный шар столкнулся с гротескно выглядящей стеной из костей, выросшей прямо перед ополченцами, и испарился.

Кто-то из ополченцев вскрикнул в удивлении, потому что они понятия не имели, что только что случилось.

Однако вскоре они увидели, как что-то незатронутое гравитацией опустилось сверху пугающей стены из костей.

Эта личность не была объята сильными эмоциями битвы, и говорила мягким тоном, совершенно неуместным в данной обстановке.

— Хотя это достаточно часто происходит на поле боя, схватку трое на одного немного трудно смотреть, оставаясь в стороне. Не будете против, если я присоединюсь?

Владельцем этого голоса была нежить.

Все в городе знали его. Он был личностью, изначально отказавшейся сражаться для сохранения своей маны.

Это был Король-Заклинатель Айнз Оул Гоун.

— Оооооооох! – Потрясающий крик раздался с той стороны стены от ополченцев.

Ремедиос крепче сжала свою руку с мечом.

— Что? Что это такое? Кто это такой? – удивился Виджар.

— … По внешнему виду, я думаю это старший лич. Значит, есть и виды без кожи. Однако… Может ли всего лишь старший лич остановить мои заклинания? Или это из-за его накидки? Она выглядит довольно внушительно. Или нет, возможно, потому что его призыватель обладает огромной силой?

Ремедиос не понимала слов полулюдей. Она услышала их, но не понимала их смысл. Это было, потому что она подавляла свою вспыхнувшую ненависть. Она даже не подозревала, что стоит беззащитной перед Виджаром.

«Иииииии!!! Почему он показался?! Почему они подбадривают его?! Почему?! Почему?!! Почему?!!! Эта нечистая нежить!!!»

Какой-то уголок разума Ремедиос оставался спокойным, чтобы заметить, что помогать кому-то в беде – это естественно. Однако её неспособность простить мирных жителей за то, что они приветствовали нежить, превысила всё. Ведь они прекрасно видят трупы паладинов, которые пожертвовали собой ради защиты мирных жителей.

«Вы поддерживаете не тех, кто, сражаясь, полёг за вас, а того, кто пришёл так поздно?!»

Она так рассердилась, что хотела снять шлем и битья головой об землю.

Ремедиос, изо всех сил пыталась удержать гнев в своём сердце, обратилась к нежити, находящейся на стене.

— Зачем ты пришел сюда?

Король-Заклинатель замер, как будто был заморожен. Красные огни в его пустых глазницах повернулись к Ремедиос.

— Зачем?.. Зачем я пришёл?.. Чтобы помочь тебе.

— Вот как.

«Почему он не пришёл раньше? Он ждал, пока паладины не умрут? Или это его план блеснуть перед людьми?»

Она хотела накричать на него, но…

— Тогда я оставляю это на тебя.

— Хм?

— Я сказала, что оставляю это на тебя! – Бессознательно закричав, Ремедиос попыталась подавить растущие эмоции в себе. — И… убери эту стену. Ты можешь?

— … Разумеется, в этом нет проблемы.

В одно мгновение стена под ногами Короля-Заклинателя исчезла. Он не упал, вероятно, потому что использовал заклинание [Полет].

Ремедиос  повернулась спиной к Виджару. Ей было всё равно, убьет ли он её ударом в спину. Случись такое, она могла бы посмеяться над Королём-Заклинателем, что он не защитил её.

Отказавшись от безысходности, Ремедиос вернулась обратно к ополченцам. В каком-то смысле ей было немного обидно, что полулюди не напали на неё сзади.

В глазах ополченцев был намёк на страх. Неужели её лицо было таким ужасным?

— Мы позволим Королю-Заклинателю справиться здесь! Идём, поможем другим людям!

Услышав приказы Ремедиос, ополченцы посмотрели друг на друга. Они казались смущёнными и сбитыми с толку.

— Вы не подчиняетесь приказам?!

После того, как Ремедиос посмотрела на одного из ополченцев, тот тихо спросил:

— Ах, нет. Но… Король-Заклинатель, сам...?

— Король-Заклинатель силён! Разве не так?! В таком случае, это не будет проблемой для него! Идём!

***

Ремедиос  повела ополченцев с этого поле боя. Они неоднократно оглядывались на Короля-Заклинателя, когда уходили. Айнз кинул взгляд на пустое место, где только что стояли люди, и забормотал себе под нос.

— Чё?.. Она… просто сбросила всё это на меня одного…

Столь нелепый поворот событий просто выбил Айнза из колеи и заставил на время потерять самообладание.

«Обычно, в таких случаях разве не происходят сцены вроде «О, давайте сражаться вместе», или «Спасибо, что пришли, мы полагаемся на тебя»? По крайней мере, она могла бы проявить вежливость. Мы могли бы перекинуться несколькими фразами в духе «Вы точно с этим справитесь?» и так далее... И даже ни слова благодарности после спасения? Какого черта?»

Разочарование выросло в его сердце. Однако оно не достигло уровня истинного гнева, поэтому не было подавлено. Это было похоже на крошечное пламя возмущения, кипящее внутри него.

«Это напомнило ситуацию, когда кто-то напортачил и заставил меня работать сверхурочно, а сам в это время сослался на неотложные дела и просто ушёл. Нет... Пожалуй, моя злоба даже ещё больше. Например, если бы я из-за этого не смог вовремя пойти домой играть в ИГГДРАСИЛЬ... а у гильдии уже были планы, и моё опоздание вызвало бы проблемы для всех. Это случалось и раньше, но тогда все простили меня…»

В итоге, вспыхнувшее маленькое пламя разгорелось до уровня пожара, после чего оказалось насильно потушено.

— Хм... Пусть мой гнев и подавлен, я всё ещё недоволен. Это первый раз, когда со мной так грубо обошлись.

Ранее она уже кричала "заткнись" на него, но сейчас ситуация отличалась. В этот раз они согласились с тем, что Айнз может не участвовать в этой битве, но он всё же бросился в бой. Конечно, любой, кто имел представление о здравом смысле, использовал бы более уважительный тон, обращаясь к нему.

Все, кого Айнз встречал до сих пор, были хотя бы минимально вежливыми. Вот почему произошедшее сейчас казалось ему странным.

После того, как он немного остыл и спокойно порылся по своим воспоминаниям, Сузуки Сатору вспомнил, что раньше несколько раз встречал таких людей, как Ремедиос.

Тем не менее, ничто из этого не утешало его.

Айнз обратил свой всё ещё разгневанный взгляд на трёх полулюдей. Конечно, это была не совсем их вина. Айнз понимал, что он просто переносил свой гнев на них.

Ожидалось, что отношение Ремедиос к Айнзу кардинально поменяется после спасения её в последний момент от смертельной опасности. В таком случае, она должна была бы извиниться за прошлые упрёки в адрес Айнза и приложить все силы для оказания ему поддержки в будущем.

Именно поэтому всё это время Айнз наблюдал за Ремедиос с воздуха под заклинанием [Совершенная Неизвестность], а затем вмешался, чтобы помочь ей, когда она оказалась в беде.

Но, в конце концов, всё сложилось вот так.

Он не мог понять, почему она отреагировала подобным образом.

«Если бы к концу месяца план отдела висел на гране срыва, и в это время кто-то внезапно восполнил недостачу по плану, разве не были бы все благодарны ему? Особенно, если бы этот человек уже давно закончил свою работу и специально ради них вернулся из отпуска».

До этого Айнз наблюдал за полем боя сверху, и он понимал общую текущую ситуацию. Были гораздо более опасные места, чем это. Он даже знал, что девушка, которая всё это время пристально наблюдала за ним, пребывала в опасности.

Тем не менее, он решил присутствовать именно здесь, потому что хотел оказать услугу самому высокопоставленному человеку. И он рассудил, что капитан корпуса паладинов Святого Королевства был здесь самым высокопоставленным человеком.

Однако…

— Я действительно раздражён.

Пока Айнз ворчал, не беспокоясь об окружении, услышал пронзительный смех.

— Хи-хи-хи. Похоже, тебя здесь бросили. Хи-хи-хи, как грустно, как грустно. – Халиша ехидно посмеивался.

— Старший лич. Другими словами, существо, которое сильно как магический заклинатель. Нужно ли быть осторожной? Я раньше не видела такого заклинания для создания стен, но оно, кажется, довольно высокого уровня.

— Хм. Значит, это всего лишь заклинатель? Не хочется с ним драться. В конце концов, чтобы имя вошло в легенды, необходимо победить воина.

Три получеловека, казалось, оправились от странной ситуации достаточно, чтобы перешучиваться друг с другом. Айнз повернулся, чтобы посмотреть на них, и его глаза сосредоточились на обезьяноподобном получеловеке. Среди них, именно он не прекращая смеялся.

— Имеет ли это значение? Сначала мы убьем его, а потом…

— Заткнись.

Айнз прервал их беседу и безмолвно наложил заклинание 8-го уровня [Смерть].

Улыбка обезьяноподобного получеловека замерла на лице, пока он медленно падал лицом вниз.

— … Что? Что ты сделал?..

— Я сказал вам заткнуться, разве нет?

Айнз снова без прочтения заклинания применил [Смерть].

Звероподобный четырёхногий получеловек умер так же, как и предыдущий.

— Ч-Что? Что произошло? Что происходит?!

Женщина получеловек, которая осталась, всё ещё не понимала, что происходит, но похоже, она уже осознала, кто это сделал.

— Это был ты? Ты мгновенно убил этих двоих?..

Гримаса ужаса глубоко отпечаталась на её лице. Её тело дрожало от страха.

— Да, да... – Айнз ещё раз спокойно использовал безмолвную [Смерть] на женщине получеловеке. — … Хм?

Она не умерла. Заклинание на неё не подействовало.

В тот момент, когда Айнз понял это, его разум сразу переключился, войдя в психическое состояние, которое можно назвать "боевым режимом".

«Эта защита – расовая особенность? Или защитное заклинание, которое она наложила на себя? Может ли это быть естественное сопротивление? Или магический предмет защищает её?.. Или это что-то другое?»

Хотя и нельзя полностью исключать возможность того, что это могло быть просто совпадением. Она не могла сопротивляться этому лишь своей собственной силой. Айнз понимал это, так как внимательно следил за сражением этих полулюдей. Хотя он не думал, что у него есть полное представление об их способностях, но был уверен, что они не могут противостоять силе его магии напрямую.

Когда Айнз размышлял над причинами отказа этого заклинания, он решил, что было бы лучше остаться на месте и позволить его противнику сделать ход. Возможно, он сможет обнаружить что-то, что можно найти только здесь. Он хотел бы видеть козырь, которым владеет кто-то, кто может противостоять обычным методам атаки Айнза.

— Хм... Ну, не имеет значения, что она сделала. Какая пустая трата времени. Если бы я знал, что здесь всё так обернётся, то оставил бы ту раздражающую женщину и пошёл бы помогать в другое место. Я думал, что если бы сражался бок о бок с этой женщиной, мы могли бы устроить шоу совместного триумфа, после чего немного сблизиться...

***

Болтливая нежить стояла перед ней.

«Почему здесь нежить?.. Нежить не могла объединиться с людьми. Его контролирует некромант? Тем не менее, эта сила...»

Хотя она понятия не имела, что он сделал, но он мгновенно убил двух воинов, равных ей. Может ли такая сильная нежить находиться под контролем?

Если бы его палец указал на неё, она бы погибла следующей?

Единственные, кого она знала, кто мог сделать это, кроме Императора Демонов Ялдабаофа, были архидемоны из числа его приближённых.

«… Это невозможно! Любой, кто смог бы управлять нежитью, стоящей наравне с этими могучими существами, должен быть на уровне Бога! Как может существовать такой некромант?

Если эта человеческая страна имеет на службе такого некроманта, как мог Альянс Полулюдей продвинуться в своём вторжении так далеко?

Мне бежать? Должна ли я воспользоваться шансом и сбежать, пока он ведёт себя расслабленно? Смогу ли я вообще сбежать?»

У неё не было никаких заклинаний, пригодных для побега. В конце концов, она никогда не попадала в такую опасность раньше и не чувствовала важности изучения таких заклинаний.

В таком случае, есть лишь единственный выход!

— Аааааа!

Она использовала свой боевой клич, чтобы вернуть себе боевой дух, и начала произносить заклинания дрожащими губами.

Это было тайное заклинание 4-го уровня под названием [Серебряное Копье]. Оно относится к заклинаниям физического типа, но поскольку обладает серебряными свойствами, это было чрезвычайно разрушительное заклинание против врагов, которые имеют слабость к серебру. Кроме того, оно также имеет специальный проникающий эффект, который увеличивал наносимый урон не бронированным противникам.

Однако у него также есть недостаток – его урон мог быть уменьшен броней.

Её козырь изменял это мощное заклинание, создавая новые, уникальные заклинания.

Появились: [Огненное Копьё], которое наносит урон огнём, [Ледяное Копьё], которое наносит урон холодом и [Шоковое Копьё], которое наносит урон электричеством.

Все эти три заклинания наносили элементальный урон, поэтому броня не могла уменьшить их мощь, и они сохраняли смертельную проникающую способность.

Конечно, в соответствии с их смертоносностью, эти заклинания потребляют гораздо больше маны, чем обычные заклинания 4-го уровня.

Она активировала сразу три мощных (для неё) заклинания за раз.

Она одновременно произносила три заклинания, каждое из которых потребляло значительное количество маны. Кроме того, одновременно читаемые заклинания были очень истощающими сами по себе, и когда отдача от использования огромного количества маны ударила по ней, она почувствовала легкость и укачивание, как будто собиралась упасть в обморок.

— Сдооооохни!

Три копья полетели в сторону нежити... и затем бесследно исчезли.

— … Что?

Она не могла поверить глазам. Это бы имело смысл, если бы он получил повреждения или отразил атаку. Но возникло ощущение, как будто ничего не случилось вовсе.

Копья просто исчезли.

— Ч-Что? Что? Как? Как… что… кааак?..

— … Я дал тебе столько времени, и это лучшее, что ты можешь сделать? Это твой козырь? Хм. Думаю, мне не нужно было из осторожности позволять тебе делать первый ход. Короче, осталось не так много времени, так что поторопись и умри. [Предельная Магия: Рассечение Реальности].

Часть 5

Мир вокруг был окутан тьмой…

Она даже не знала, кем она была…

Она хотела открыть глаза... но не знала, что такое глаза.

Тьма, мир... Она не знала, чем это всё было.

Она не знала, почему она думала об этих вещах.

Она ничего не знала.

Она исчезала.

Она не знала, что значило "исчезать".

Но она исчезала.

Однако... внезапно она ощутила, словно она чем-то вытаскивалась.

Сверху, снизу, слева, справа, где-то…

Мир, подходящий к завершению, вытаскивал её.

Жалкое создание, обязанное своим существованием стараниям друзей.

Тем, кто отринул свои прочие мысли, посчитав, что ничего важнее для них нет.

И потом... взрыв белого света окрасил мир.

Было огромное чувство какой-то потери…

Ощущение отделения чего-то от целого…

Нейа Бараха моргнула несколько раз, стремясь вернуть своё пустое поле зрения в норму.

Она ощущала, что нечто случилось, но не могла вспомнить ничего об этом. Однако она, вроде, сейчас должна была сражаться с полулюдьми. «Что, чёрт возьми, произошло?»

—… Это было опасным местом.

Услышав этот спокойный голос, Нейа сузила свои глаза и посмотрела вверх необычайно внимательно.

В ярком свете был тёмный силуэт. Но это была не пугающая ребёнка тьма, а тьма, дарующая покой уставшим. Постепенно зрение пришло в норму.

Это был Король-Заклинатель Айнз Оул Гоун.

— В-Ваше... В-Велличество…

Нейа рефлекторно потянулась до него, словно взволнованный ребёнок тянется к своим родителям…

— Нейа Бараха. Не заставляй себя двигаться. Позволь мне позаботиться об этом месте и отдохни.

За ним она увидела, как полулюди неистово атаковали спину Короля-Заклинателя, пытаясь проткнуть мечами, рубя и ударяя его.

Однако Король-Заклинатель полностью игнорировал их. Он говорил с ней, будто ничего не происходило.

Воспоминание о Баззаа пришло на ум Нейи.

Король-Заклинатель потянулся в рукав своего одеяния и, после небольшой задержки, вытащил ядовито выглядящее фиолетовое зелье.

Обычно, зелья были синими.

Нейа не спрашивала Короля-Заклинателя, даже когда он вылил на неё это зелье, похожее на яд. Сделанное Королём-Заклинателем должно было быть правильным.

На самом деле всё оказалось так, как она и предполагала. Фиолетовое зелье, вылитое на её тело, мгновенно излечило все раны. Похоже, зелья Колдовского Королевства были другого цвета, не синего.

— Хотя полное выздоровление займёт долгое время, тебе ещё нужно восстановить свои силы... Эти ребята действительно раздражают. Тц. Ополченцы уже все мертвы... Но, похоже, что ещё несколько осталось вон там. В таком случае…

Король-Заклинатель повернулся лицом к полулюдям, в то время как они атаковали его снова и снова.

В это время стычки происходили по всему городу, и кто-то умирал каждую секунду. Однако в текущий момент Нейа совершенно забыла об этом, поскольку её взглядом завладел величественный вид спины Короля-Заклинателя, вставшего на её защиту.

Её беспокойство и заботы об армии полулюдей совершенно исчезли.

Нейа почувствовала что-то, чего так долго жаждала.

«Так ответ был здесь всё это время. Вот как…»

Нейа была уверена, что теперь сможет найти безупречный ответ на мучившие её до этого времени сомнения.

Король-Заклинатель с небрежной лёгкостью использовал свои заклинания.

Ослепительный разряд электричества пронёсся по вершине городской стены. Нейа расслышала, что это, похоже, было заклинание под названием [Цепная Драконья Молния].

Полулюди на стене были сметены за раз, так легко, что сложно было представить проходившую здесь схватку не на жизнь, а на смерть.

— Ввы… прафда… ппофили... их… фсех?

— Нет, остались ещё некоторые люди, сражающиеся чуть дальше, так что я постарался не зацепить их. Однако, [Напалм] – Айнз бросил ещё одно заклинание, испепеляющее оставшихся полулюдей. — Ах, это всё. Дальше нам следует заняться идиотами, взбирающимися вверх. [Расширенная Магия. Стена Скелета].

Стена из костей внезапно выросла горизонтально из наружной части городской стены, где находились силы полулюдей, отрезав им путь наверх. Хотя Нейа и не могла видеть другую сторону городской стены из-за закрытого обзора, она могла слышать причитания полулюдей на лестницах, с последующим звуком чего-то тяжёло падающего на землю. Стена из костей рухнула, размажжив всех полулюдей взбирающихся по лестницам и стоящих у стен города.

— Теперь надо заняться вражеским штабом… Я отправил некоторую нежить туда ранее, они вскоре об этом позаботятся.

Сказав это, он достал другое зелье. Оно совершенно отличалось от предыдущего и хранилось в прекрасном тонком фиале. Хотя она даже не представляла, что может сделать содержащееся внутри зелье, но это выглядело как очень ценный предмет.

— Я, кхм, ф-ппорядке, В-Ваше В-Велличество…

— Достаточно этого. Мне жаль, что я не успел спасти тебя.

Король-Заклинатель прикрыл верхнюю половину своих глазниц, будто он был ослеплён и вылил содержимое бутылки. Бывшее у неё чувство слабости испарилось. Однако её тело всё ещё ощущалось тяжёлым. Она чувствовала, будто из неё что-то вытянули, но при этом в глубине её тела ощущалось тепло, превосходящее это.

Она попробовала встать. Хотя её тело всё ещё болело до слёз, она не могла оставаться в такой позорной позе перед личностью, пришедшей спасти её.

— Прекрати, Бараха-сан. Нет нужды заставлять себя стоять.

Хотя она хотела подняться, но, опустив плечи, покорно улеглась обратно.

— Да, именно так… Я позову кого-нибудь, чтобы понести тебя.

Похоже, Король-Заклинатель помахал ополченцам, стоящим чуть поодаль.

— Вы, вон там!

В этот момент Нейа поняла, что из-за выражения своей благодарности, она не задала вопрос, который стоило задать.

— Ваше Величество, всё будет в порядке? Вы пришли помочь нам и использовали ману, которую должны были сохранить для схватки с Ялдабаофом.

— Всё в порядке. Не стоит думать об этом, учитывая, что это было для твоего спасения.

— Ваше Величество…

Тяжёлый груз, казалось, спал с её груди.

— Я поняла.

— Хм? Что?

Король-Заклинатель ждал ответа Нейи.

— Я поняла, что такое справедливость.

— Ах, так ты обнаружила справедливость для себя? Это прекрасно... Защищать слабых, или что-то в этом роде?

Его голос был полон нежности, и Нейа уверенно ответила.

— Ваше Величество – вот что есть справедливость!

На момент Король-Заклинатель застыл.

— ... Хм???

— Я теперь понимаю! Ваше Величество – это справедливость!

— … Ах, так ли это? Ты, должно быть, устала. Может тебе лучше будет ещё отдохнуть? Ты думаешь о странных вещах, когда уставшая. Иначе, когда успокоишься, то от стыда захочешь кататься по кровати и издавать странные звуки.

— Я немного устала, но что более важно – моё сердце прояснилось. Я абсолютно уверена, что Ваше Величество – это справедливость!

— Нет... Нет-нет, хоть я и много чего говорил, но я не справедливость. Ведь то, что все называют справедливостью, должно быть понятием вроде «защищать слабых – это правильно», или нечто подобное. Это же что-то вроде… э-э, абстрактного понятия, правильно? Я имею в виду, обычно же так.

— Нет. Правосудие без силы бессмысленно. Но сила вроде той, что обладает Ялдабаоф, не является справедливостью. Таким образом, быть сильным и использовать эту силу для помощи другим – значит быть справедливым. Другими словами, Ваше Величество является воплощением справедливости!

Глаза Нейи широко раскрылись во время разговора. Король-Заклинатель внезапно поднял руку и прикрыл её глаза, вроде уговаривая уснуть. Холодное ощущение его костяных пальцев расслабило щёки Нейи, и она улыбнулась.

— … Ах. Если ты будешь восклицать слишком громко, ни будут ли болеть твои раны? Мы можем потом неспешно продолжить то, о чём сейчас говорили.

— Да! Ваше Величество!

Она услышала звук нескольких шагов, и, повернув взгляд, увидела группу паладинов и ополченцев, приближающихся к ним.

— Ваше Величество! Большое спасибо за то, что Вы пришли сюда спасти нас!

— Не берите в голову.

После ответа, Король-Заклинатель медленно поднялся на ноги. Нейа почувствовала себя одиноко, когда он встал, и захотела протянуть руку к его одеянию, но потом осознала, что сделать так будет ужасно стыдно и обуздала себя.

— Хотя нет. На самом деле я надеюсь, вы доставите оруженосца Бараху в безопасное место, как способ выразить благодарность мне. Хотя вы не можете видеть это отсюда, я уже отправил созданную мною нежить в лагерь полулюдей, так что для вас будет нормальным ненадолго покинуть ваши посты.

— Ваше Величество…

— Нейа Бараха... и люди этой страны. Позвольте мне заняться остальным. Я обещаю, что сделаю всё, что в моих силах, для защиты людей этого города.

Король-Заклинатель плавно воспарил в воздух.

— Также, есть ещё кое-что. Можете помочь мне перенести тела тех троих полулюдей, что лежат вон там? Они были сильными противниками, так что я хочу изучить их более внимательно.

Три тела, указанные Королём-Заклинателем, выглядели, будто они однажды были весьма внушительными полулюдьми.

— Перетащите их со снаряжением. Не беспокойтесь о бережном обращении, но не теряйте их экипировку. Я оставляю это на вас.

Пока один из паладинов смотрел, как Король-Заклинатель улетает в небо, он повернулся к Нейе.

— Оруженосец Нейа Бараха, хотя мы хотели бы понести тебя... но недостаток материалов для носилок сделает это сложным. Так что, сможешь ли ты встать сама?

— Да... кое-как…

Нейа медленно поднялась на ноги. Её ноги задрожали, и заболели, сразу, как только она встала на них. Она ухватилась за плечо ополченца и опёрлась на него.

Она посмотрела вниз с городской стены. Отряд обороны, определённый к западным воротам, исчез, и не было никаких тел. Звук скрещивающихся клинков, казалось, исходил далеко отсюда. Поэтому они решили, что использовать кратчайший путь вниз с боковой башни, вполне верное решение.

Нейа искала фигуру Короля-Заклинателя, растворившуюся в небе, и с досадой от невозможности видеть его, вошла в боковую башню.

***

Айнз "приветствовал" полулюдей, вторгшихся в город, заклинаниями, атаковав с воздуха. Подумав о последовательности произошедших событий, он сморщил свои несуществующие брови.

«Это была огромная ошибка. Порядок был неправильным. Я должен был предпочесть Нейю Бараху этой надоедливой женщине».

Нейа умерла потому, что он помог Ремедиос и, таким образом, был задержан. В итоге, он вынужден был использовать палочку высокого уровня, чтобы воскресить Нейю. Это потому что он не был уверен, насколько высок уровень Нейи, и боялся, что она превратится в пепел, как один из людоящеров ранее.

По правде говоря, он понятия не имел, оправдана ли цена воскрешения Нейи теми благами, которые она могла принести Айнзу и Назарику. Тем не менее, поскольку план помочь Ремедиос и оставить за ней должок завершился полным провалом, он должен, по крайней мере, попытаться снова с Нейей. Поэтому он решил воскресить её. Однако…

«… Может быть, правильней было бы использовать палочку воскрешения с заклинанием 7-го уровня?.. Кажется, я был слишком щедр. Кроме того, пройдёт час, прежде чем я смогу поменять это кольцо».

Айнз посмотрел на одно из своих восьми колец. А конкретнее, на одно из колец на пальце правой руки.

Это было Кольцо Мастерства Палочек.

Это кольцо было очень редким артефактом, выпавшим с одного из боссов ИГГДРАСИЛЯ.

Обычно, только магические заклинатели соответствующей специализации могут использовать заклинания, хранящиеся в палочке. Например, только божественный заклинатель мог использовать палочку,  пропитанную  божественным  заклинанием 1-го уровня [Исцеление Светом]. Палочки же, которые были дороже, могли использоваться магическими заклинателями и других направлений.

Но в итоге, патч обновил некоторые палочки, чтобы они могли использоваться всеми игроками. К сожалению, палочка, на которой записано заклинание 9-го уровня [Истинное Воскрешение], которое он использовал для воскрешения Нейи, не была одной из них, и Айнз не смог бы использовать её при нормальных обстоятельствах.

Тем не менее, он мог использовать эту палочку, пока у него было это кольцо.

Но каждый раз, когда это кольцо использовалось, оно применялось только к одной палочке за раз, и ему приходилось ждать час, прежде чем он мог поменять палочку. Оно также несёт в себе недостаток, требующий использования маны. Но всё равно это очень ценный предмет.

Из-за его высокой редкости, очень немногие люди в гильдии Айнз Оул Гоун обладали им. И то, которое сейчас у Айнза, было оставлено ему Аманоманохитоцу, когда тот покинул игру.

«Эх, похоже, что сейчас мне нигде больше не придётся использовать эту палочку. Кстати говоря, я только что понял, что, кажется, она уважает меня. Учитывая то, что она сказала... значит ли это, что я завоевал её доверие? Хмм. Интересно, что случилось?»

Айнз вспомнил реакцию Нейи.

«Её благодарность звучала искренне... Но в то же время, она так пялилась на меня. Это потому что её лицо страшное? Может, стоит порекомендовать ей носить солнцезащитные очки или что-то вроде того?»

Хоть Айнз и думал об этом, но, конечно, он не мог этого сказать. В карете она упомянула, что осознаёт, как страшно выглядели её глаза.

Если кто-то столкнётся с дамой с запахом пота, как бы она отреагировала, если ей сказать «Вы воняете» и дать бутылку духов?

«Кажется, что тогда всё уважение, которое я получил от неё, исчезнет, и она будет только возмущена моим поведением…»

Кроме того, Айнз – Сузуки Сатору – не был настолько храбрым человеком, который смог бы сказать такие вещи.

Айнз заметил скопление полулюдей и скастовал заклинание, атакующее по площади, убивая их всех. Ополченцы, стоявшие перед ними, махали ему руками. Айнз также поднял руку в ответ. Первоначально он намеревался просто поднять руку, но между ними было расстояние, поэтому он поднял руку высоко, чтобы они увидели его.

«Верно~  Это милосердный Король-Заклинатель~  Будьте благодарны мне~ Кстати говоря, может ли здесь магия воскрешения заставлять людей сходить с ума или действовать странно? По сравнению с этим, было бы лучше, если бы она была просто слишком эмоциональной…»

Айнз подумал о Нейе.

Всё-таки он думал, что это было странным. Она была совершенно нормальной, когда он расстался с ней, но так изменилась после того, как её вернули к жизни.

« Должен ли я исцелить её с помощью магии? Это немного беспокоит, если это побочный эффект воскрешения. Не хотел бы этим разрушить её личность».

В убийственных глазах Нейи была странная сила, безумный, свирепый блеск, который пугал его.

«К тому же она приняла меня за справедливость. Немного отдыха должно помочь ей с этим…»

Айнз обратил свой взор на лагерь полулюдей.

Половина его была уже уничтожена, и, среди бегущих полулюдей, лениво шли Пожиратели Душ. Этого было достаточно, чтобы ввергнуть в хаос порядки полулюдей и отправить их в бегство. Пожиратели Душ в свою очередь становились сильнее с каждой съеденной душой.

Когда Пожиратели Душ появились в ИГГДРАСИЛЕ, их почти всегда можно было встретить только на высоких уровнях, где уже был иммунитет к подобным атакам. Поэтому шансы игрока быть уничтоженным мгновенным эффектом смерти были примерно один из ста или даже меньше. Именно поэтому редко можно было увидеть использование Пожирателями Душ этой особой способности.

Однако на этот раз всё было по-другому. Это была прекрасная демонстрация этой способности.

— Души, да... Хм. Я должен поэкспериментировать с этим.

Айнз внезапно приземлился. Затем он использовал свою способность создавать нежить среднего уровня, чтобы создать Пожирателя Душ.

«Иди».

После того, как он дал ментальную команду, Пожиратель Душ немедленно начал двигаться. В то же время он послал приказ Пожирателям Душ, которые уничтожали полулюдей снаружи:

«Оставьте некоторую добычу для новоиспеченного Пожирателя Душ».

Нежить, созданная трупами, не исчезала с течением времени. Но почему они не исчезали?

«Если это, потому что они используют в качестве вместилища не труп, а душу, означает ли это, что Пожиратели Душ, которые поглощают души, не исчезнут?.. Ну, даже если бы я нашел ответ, я бы не знал, где его применить. Тем не менее, знать лучше, чем не знать».

Он снова поднялся в небо и убедился, что город в безопасности. Большинство полулюдей уже должны были быть уничтожены, но, на всякий случай, он должен быть осторожным.

«О-о, эта раздражающая женщина там. Игнорируй её, игнорируй... не обращай на неё внимания...»

Айнз отвернулся от места, где была Ремедиос, и полетел в другое место.

Когда Айнз летел, он слышал крики радости, исходящие из-под него, и ответил взмахом руки. После проверки, что полулюдей больше не было, и бои везде закончились, он решил вернуться в военную комнату. Ему нужно будет вернуться в Назарик и позаботиться о некоторых раздражающих встречах.

— Мне нужно справиться с этим должным образом…

В него хлынул сокрушительный всплеск беспокойства, а затем подавление эмоций успокоило его. Единственное, что осталось – это ощущение холода в его сердце.

***

Как только Айнз сделал свой ход, победа была более чем лёгкой. После уничтожения полулюдей, напавших на город и закончив несколько других дел, Айнз вернулся в свою комнату.

Одним из таких дел было встретиться с Каспондом и попросить его о каких-либо незначительных услугах в будущем. Также Айнз сказал, что без проблем передаст им оставшуюся в лагере полулюдей провизию, за исключением магических предметов.

Поскольку Айнз сам уничтожил лагерь полулюдей, то трофеи от них по праву принадлежали бы ему. Сброс их в Обменную Коробку дал бы довольно кругленькую сумму. Однако, если бы он монополизировал всё это, то добрая воля, которую он так кропотливо продвигал, может в конечном итоге потерять свою ценность. В таком случае он должен списать это как инвестиции в будущие отношения и отдать всё это Святому Королевству. Конечно, среди добычи могут быть ценные магические предметы, и он не собирался отказываться от них.

Как правило, Айнз пошёл бы в лагерь полулюдей сам и использовал [Великое Магическое Зрение], [Обнаружение Магии] и другие подобные исследовательные заклинания для изучения территории, но решил, что в этом нет необходимости. Кроме того, Демиург должен был исследовать магические предметы, которыми обладали полулюди. Даже если что-то было новым, там не должно быть ничего, что может навредить Айнзу.

После этого, он пошёл осмотреть снаряжение тех трёх полулюдей. Как и ожидалось, никто не осмеливался грабить трупы, и поэтому Айнз без проблем проверил их магические предметы. Хоть он уже и имел представление о том, насколько мощные эти предметы, учитывая количество маны, которое они содержали, но он всё ещё надеялся на что-то странное или необычное.

Он бросил их на кровать, чтобы потом каждый магически исследовать. Сперва ему нужно отправить [Сообщение] Демиургу.

Но перед отправкой ему нужно было кое-что сделать.

Айнз достал свиток Демиурга и произнёс заклинание, после чего у него на голове появилась пара кроличьих ушей.

Он использовал их, чтобы проверить близлежащие звуки. Похоже, что никто не прячется, чтобы шпионить за ним. Однако этого было недостаточно, чтобы успокоить его. Ведь существовало заклинание 2-го уровня [Тишина], которое могло устранить звук. А также были и навыки вора. Поэтому слишком рано делать вывод, что вокруг никого нет, только потому, что он ничего не слышал.

«Это благодаря ферме Демиурга, которая позволяет нам легко получать сырье, я могу использовать свитки сколько захочу. Так же, сброс большого количества продукции в Обменную Коробку означает, что мы можем вернуть золото, потраченное на свитки без каких-либо проблем».

Они могут использовать обычный пергамент из этого мира для заклинаний 1-го уровня, таких как [Уши Кролика]. Но остаётся потребность в материалах из ИГГДРАСИЛЯ. Однако часть проблемы с поставками уже решена.

Хотя это правда, что они могут использовать найденные замены материалов только для свитков заклинаний до 3-го уровня, вклад Демиурга уже был очень большим. Первым и самым бесспорным было то, что при рассмотрении всего, что было сделано до сих пор, он был самым достойным похвалы за свою работу. Следующим будет Альбедо и её идеальное управление Назариком.

Далее Айнз использовал свою способность создавать низшую нежить и вызвал призраков.

«Проверьте окрестности и посмотрите, не шпионит ли кто-нибудь за мной».

Получив приказ, призраки покинули комнату сквозь двери и стены. У призраков были астральные тела, и поэтому они могли двигаться прямо через стены и другие подобные препятствия. Тем не менее, у этой способности был предел в зависимости от того, насколько толстые будут стены. Но толщина стен этой комнаты не была слишком большой и поэтому они прошли без проблем.

Айнз сосредоточился на ушах кролика.

Даже если бы опытный вор находился в засаде, он не смог бы остаться неподвижным, если неожиданно появится нежить, особенно окруженная аурой страха. Кроме того, нужна была бы способность маскировки, способная скрыть от обнаружения призраком. Конечно, обмануть низкоуровневую нежить было легко, но в этом мире если кто-то действительно имеет такие способности, то они считаются довольно умелыми, и выделяются среди остальных.

Айнз пришёл к выводу, что таких людей здесь не должно быть. Если бы в этой стране были такие люди, то они точно бы участвовали в двух предыдущих битвах.

«Тем не менее, я не могу исключить возможность того, что кто-то подобный может просто опасаться меня и, таким образом, выжидать. Однако, учитывая характер той женщины, это вряд ли возможно... Да и если бы там был кто-то такой, Демиург бы сообщил мне о них».

Скорее всего, так и было. Но когда Айнз подумал об этом, то задался вопросом, действительно ли это так?

«Ведь, Демиург же не считает, что я способен понимать всё без малейших объяснений, верно?.. Ах, чем больше я думаю об этом, тем сильнее у меня болит живот…»

Если бы произошла такая ошибка, ему следовало бы собрать всю свою решимость и провести с Альбедо и Демиургом хорошую беседу.

Тем временем нежить вернулась.

— Там кто-нибудь есть?

Нежить ответила отрицательно. Кроличьи Уши Айнза тоже не уловили никаких подозрительных звуков.

— Значит так. Тогда спрячьтесь в стенах и следите за окружением.

Увидев, как неживые существа вошли в стену, Айнз мысленно приготовился.

«Так, дальше я использую [Сообщение]».

Казалось бы, это просто, но он не мог заставить себя сделать это. Как служащий, что знал о взбучке от босса по возвращению в офис.

Но всё же, он не мог тянуть вечно. Тяжесть на его сердце будет велика, если Демиург свяжется с ним первым.

— Мне пора сделать это!

Приободрив себя, он послал [Сообщение] Демиургу. Он повторял в своей голове бесчисленное количество раз то, что хотел сказать, и провёл более чем достаточно репетиций. Всё, что ему оставалось сделать – сказать это.

[Сообщение] соединилось быстрее, чем он мог глубоко вдохнуть для облегчения стресса. Или, скорее, не было практически никакой задержки между использованием заклинания и открытием канала к Демиургу. Отклик был практически мгновенным.

— Демиург, это ты?

[Истинно так, Айнз-сама.]

— Хмм.

Он практиковал это много раз. Всё, что ему оставалось сделать – сказать это.

— … Я размышлял, остались ли у тебя вопросы в связи с отклонением моих действий из отчёта, так что я связался с тобой. Хотя я понимаю, что ты хочешь сказать, думаю, Альбедо также должна присутствовать, чтобы подробно разобрать вопросы. Возвращайся в Назарик без промедления. Я также вскоре вернусь. Мы встретимся в деревянном домике на поверхности.

[Понял. Тогда я свяжусь с Альбедо.]

— Ах, пожалуйста, сделай это.

Айнз немедленно оборвал [Сообщение]. После этого он глубоко вздохнул.

«Аахх, это хорошо. Его голос не был сердитым. Аах, это было страшно».

«Что я буду делать, если талантливый подчинённый будет зол на меня», – подумал Айнз. Его сердце было заполнено страхом. Чтобы успокоится, он напряг всё своё дрожащее тело и уставился на стену.

Миссия призрака была завершена. Так как в этом мире существовал дружественный огнь, он мог уничтожить призванную нежить. Хотя приказать призраку вернуться было также лёгкой задачей. В данном случае даже не было нужды говорить, достаточно было издать мысленный приказ из-за ментальной связи между ними.

Так же в Э-Рантеле Айнз создал огромное количество нежити, и поэтому там он не был уверен в способности отдать чёткий приказ без слов. Однако здесь Айнз сделал совсем немного нежити, так что выдача чёткого приказа будет достаточно простым делом.

«… Исчезни».

« Так, теперь о возвращении в Назарик…»

Ему предстоит очень пугающая задача – обман, который нужно было правдоподобно исполнить. Он бы хотел, чтобы кто-то другой исполнил это, но такое было невозможно. Кроме того, кому бы он смог это поручить?

Он прикоснулся к магическим вещам трёх полулюдей на столе в надежде устранить своё беспокойство.

«Хуху. Они слабые, и дешёвые, но всё же, получение магических предметов в этом мире делает меня счастливым... Ну, возможно не таким счастливым, как Актёра Пандоры, но правда, чувствуется, что я тоже люблю магические предметы, хех?»

Первым делом Айнз оценил магические предметы, принадлежащие четверорукому получеловеку. Среди них был браслет, защищавший от заклинания мгновенной смерти Айнза – Браслет Стража Смерти. Он мог гарантировать иммунитет к магии смерти один раз в день.

Айнз взял его и повертел в своей руке несколько раз, потом положил обратно на стол.

«Скучно. Если бы здесь были вещи получше. Что ж, тогда теперь…»

Собираясь отбыть, он услышал стук в дверь. Снаружи раздался голос:

— Ваше Величество, это оруженосец Нейа Бараха.

Айнз немедленно проверил себя. Потом он осмотрел комнату для достоверности в том, что окружение соответствует абсолютному правителю, каким являлся Король-Заклинатель. После этого, он медленно устроился на стуле, приняв позу, названную им Король Айнз №24.

— … Входи.

Он сделал всё возможное, чтобы говорить низким, тяжёлым голосом. Такое изменение тональности было результатом постоянной практики.

Дверь открылась, Нейа вошла в комнату и поклонилась ему. Похоже, её раны уже зажили.

— Я глубоко благодарна за получение разрешения войти, Ваше Величество. Я пришла сюда для исполнения своих обязанностей оруженосца.

— Хмм. Я рад, что ты пришла, Бараха-сан. Но сегодня тебе нет нужды исполнять свои обязанности оруженосца. Хоть твои раны и излечились, усталость от битвы должна...

«Ах, верно. Я же позаботился об этом», – подумал Айнз. Использованное им тогда второе зелье снимало усталость и истощение. Это было зелье, которое Энфри превозносил до небес.

— Я способна исполнять мои обязанности оруженосца благодаря силе Вашего Величества. Также, я очень счастлива, что мне позволено оставаться рядом с Вашим Величеством.

Нейа улыбнулась. Или это была ухмылка? Обычно тело напряжётся при виде враждебной или злой ухмылки, но королевское равновесие Айнза было нерушимо.

— … Вот значит как. Однако я должен вернуться в Колдовское Королевство на некоторое время для решения критических задач. Извиняюсь за трату твоего времени.

— Я понимаю…

Она выглядела очень разочарованной, и совсем не мило. Всё, что он мог подумать, так это то, что она глазеет на него. Однако Айнз уже подумал о способе иметь дело с Нейей.

Всё, что ему нужно было сделать, это закрыть глаза. Таким образом, её взгляд больше не будет пугать его.

— Говоря об этом, я рад, что ты в порядке... что ты жива, Бараха-сан.

— Огромное Вам спасибо, Ваше Величество! Всё это благодаря Вашей силе. В частности, без этой брони я могла не выстоять до прихода Вашего Величества.

«Но ты и не выстояла, ты умерла... Ну, всё хорошо, что хорошо заканчивается. Если подумать об этом, я слышал, что она сражалась на стенах города, так что дать ей броню с защитой от дальних атак было правильным выбором!»

— Хуху. Ну, приятно это слышать. Как насчёт лука? Ты показала его мощь людям?

— Да... много людей видело великую силу этого лука... Хотя, они все сейчас мертвы.

— Что?!.. Ясно, так вот что случилось. Как жаль.

Он снова провалился. Айнза наполнило глубокое сожаление. Если каждый, видевший лук – мёртв, то не было никакой разницы, видел ли его кто-либо вообще.

«Наверное, я должен сдаться в попытках рекламировать рунное оружие... Но всё же, я думаю, должен быть шанс. Даже если этот план провалится, я ничего не потеряю, а в случае успеха многое приобрету».

— Я уверена, что без одолженного Вашим Величеством снаряжения я бы была в Раю вместе с остальными... Огромное Вам спасибо, Ваше Величество.

Айнз чувствовал, что её слова шли от самого сердца, и тогда он похвалил себя: «Хорошая работа». Конечно, он не мог выразить эту эмоцию. Ведь он должен показывать уравновешенность правителя.

— Не обращай внимания. Всё, что тебе нужно знать, это то, что долг мастера – защищать своих последователей.

Айнз на мгновение приоткрыл свои глаза, чтобы изучить её реакцию. Лицо Нейи несколько исказилось, когда она услышала слово "последователь". Вероятно, это был не гнев, но чувствовалось какое-то недовольство. Хотя, если судить по её текущему отношению и течению разговора, дело было не в этом.

Другими словами, открывать глаза было ошибкой. И Айнз снова закрыл их.

— Очень благодарю Вас, Ваше Величество. Также люди, спасённые Вашим Величеством, желают через меня выразить свою признательность Вам.

 «Вот это – правильно!» – Айнз боролся, чтобы скрыть свои чувства.

— Тебе не нужно волноваться об этом. Я просто спас их, потому что был там. Однако я верю, что они не будут ожидать повторения такой большой удачи. Я использовал достаточно много маны в этой битве, так что вряд ли смогу помочь в следующий раз.

— Поняла, я передам им Ваши слова.

— Аах. Однако… это верно. Пожалуйста, уведомь этих людей, что я рад принять их признательность... А теперь, Бараха-сан, я извиняюсь, но я, правда, должен идти. После... да, ты можешь вернуться через 4 часа?

— Да! Совершенно без проблем! Тогда, прошу, извините меня, Ваше Величество!

Нейа покинула комнату, и Айнз открыл свои глаза.

«Хм. Её признательность выглядит довольно настоящей. Похоже, я всё же заполучил одного человека. Нет, как говорится, путешествие в тысячу миль начинается с одного шага. Должен ли я выдавать бесплатные зелья исцеления как рекламу? Это может помочь заработать мне больше признательности... Но может ли это возместить неудачу с рунным оружием?»

Айнз вытащил фиолетовое зелье.

Это было зелье Энфри. Его качество немного хуже, чем у зелий из ИГГДРАСИЛЯ, и оно ещё находится на стадии разработки. Однако в будущем, возможно, их эффекты могут сравняться. Или Энфри может оказаться в состоянии даже сделать красные зелья ИГГДРАСИЛЯ.

«Было бы слишком расточительно просто так распространять новости о красных зельях из ИГГДРАСИЛЯ, поэтому я их не использовал... Всё же, я не знаю, смогут ли люди, привыкшие к синим зельям, принимать фиолетовые зелья. Использование и тестирование их здесь звучит неплохо»

Прямо сейчас он хотел, чтобы Назарик скрыл зелье, которое сделали Энфри и его бабушка. Он не планировал распространять эту технологию. Однако этот план может измениться в будущем, и придёт время, когда он сможет продавать это зелье. И было бы неплохо создать фундамент для этого.

«Это сложно. У этого плана есть как достоинства, так и недостатки...»

«Честно говоря, тот факт, что Энфри обсуждает свою сексуальную жизнь со мной, вызывает у меня массу проблем. По крайней мере, они не делают "это" прямо передо мной».

«Во-первых, почему Энфри обсуждает это со мной? Это потому что у него нет родственников мужчин? И он находится далеко от города, в котором жил до сих пор? Поэтому ему не с кем поговорить? Насколько я знаю, он мог подумать, что у Нарберал и меня именно такие отношения».

«Но он же должен знать, что я скелет…»

Хотя Айнз подумывал о том, чтобы шпионить за их сексуальной жизнью для удовлетворения своего любопытства, он чувствовал, что это изменит его отношение к ним, поэтому сдерживал этот порыв. Тем не менее, каждый раз, когда Энфри приходил обсуждать это с ним, приходилось прикладывать много усилий, чтобы подавить любопытство, которое у него возникало.

«К тому же, он дал мне попробовать своё особое зелье выносливости. Я помню что чувствовал себя очень хорошо после его употребления, поэтому попросил Энфри создать побольше… Может быть такой сильный эффект из-за того, что он использовал какую-то питательную добавку? И дал он мне его явно, потому что…»

Во всяком случае, тогда Айнз решил передать это зелье тем двум людоящерам, чтобы они усердно работали над тем, чтобы сделать побольше редких детей.

«Плоды прогресса сначала применяются к военной промышленности, а затем к сексу и медицине. Правда ли это? … Ах, пора идти».



Глава 5: Смерть Айнза

Повелитель. Том 13

Часть 1

В комнате было всего четыре человека.

Два паладина, которые только что вернулись из битвы, и потому их броня была испачкана кровью – Ремедиос Кастодио и Густав Монтанис. Тот, кто руководил выжившими жрецами, человек средних лет, способный использовать заклинания 3-го уровня – Силако Наранхо. И принц, Каспонд Бессарез.

Так как двое паладинов вернулись с поля битвы, а Силако был ответственен за исцеление раненных, в итоге, комната принца Каспонда пропахла кровью.

Ремедиос не снимала шлем. Это было грубым нарушением этикета при посещении королевских покоев, можно было даже назвать это вопиющим неуважением. Но Каспонда, казалось, это ничуть не волновало, и он выглядел весьма спокойным.

Атмосфера в комнате была ужасной, и не столько из-за крови, сколько из-за напряжённого настроения, витавшего в воздухе. И даже солнечный свет, пробивающийся из окна, казался каким-то тусклым…

Они выглядели не так, как должны были выглядеть люди, которые, не смотря на ничтожные шансы, всё же одержали победу

Каспонд, нарушив тяжёлое молчание, заговорил первым. Всё же, кому как не ему начинать первым?

— Говорите, какие у нас потери?

— Из 6-ти тысяч ополченцев, что мы вывели на поле боя, 4 тысячи ранены или убиты.

— … Если я имею право дополнить слова господина вице-капитана, среди раненых есть тысяча тех, кого прямо сейчас исцеляют наши целители, но половина из них погибла, потому что мы не успели добраться до них, – добавил Силако

— … Погибло половина паладинов и восемь священников.

Услышав слова Густава, Каспонд закрыл глаза и покачал головой.

— Против подобной армии полулюдей… Трудно назвать такие потери удачей. Должны ли мы быть благодарны, что это всё, что мы потеряли? Или нам должно скорбеть из-за столь огромного количества жертв…

— Последнее.

Тихий, спокойный голос Ремедиос прервал речь Каспонда.

— … Капитан Кастодио права. Нам должно оплакивать подобную жертву.

Густав и Силако опустили взгляд, услышав слова Каспонда.

Они понимали, что в битве против 40-ка тысяч полулюдей было чудом, что в Армии Освобождения Святого Королевства оказалось так много выживших, хотя она и состояла полностью из людей. Однако так же они понимали, что говорить нечто подобное было разрушительным и неправильным, поэтому у них не было выбора, кроме как просто промолчать.

— Так это Король-Заклинатель разбил силы полулюдей? – Каспонд прервал молчание

— Да. В беспорядке обороны городских стен оказалось довольно мало очевидцев, так что мы не уверены в деталях, но говорят о таинственной нежити, уничтожавших армию полулюдей.

— Понятно. Всё совпадает с тем, что я услышал от Короля-Заклинателя. Значит, он, используя созданную им нежить для зачистки, уничтожил такую большую армию? Раз так... то мы можем сделать вывод, что у Короля-Заклинателя хватит сил победить Ялдабаофа, верно?

Каспонд перевел взгляд на Ремедиос, но она просто поджала губы и промолчала. Напряжение в воздухе вокруг самого сильного паладина Святого Королевства делало её символом страха для слабых. Каспонд отвернулся от неё и направил взгляд на Густава, который тотчас же посмотрел на него полным извинениями взглядом и опустил голову

— Хах… Действительно ли это хорошая идея – поставить на него всё королевство? Или, вернее, должны ли мы думать о том, что делать, если Король-Заклинатель проиграет Ялдабаофу? У кого-нибудь есть идеи, что лучше будет сделать, если такое произойдет?

Ответом была тишина. Среди неё заговорила Ремедиос.

— В таком случае, как насчет того, что бы позвать Момона?

Остальные трое сурово переглянулись.

Ремедиос, считавшая это хорошей идеей, нахмурилась.

— Что? У вас есть идеи получше? Это более правильно, чем помощь этого проклятого существа нежити, не так ли?

— … Капитан. Сейчас мы обсуждаем, что делать, если Король-Заклинатель погибнет. В такой ситуации отправиться в Колдовское Королевство, чтобы получить больше помощи, было бы очень рискованным предприятием.

— Не обязательно, – сказал Силако, поглаживая белые усы.

— Думаю, это плохая идея, – возразил Густав.

— Минуточку, пожалуйста, господин вице-капитан, – продолжил Силако. — Идея госпожи капитана рискованна, но не плоха. Как насчёт того чтобы солгать, что Ялдабаоф схватил Короля-Заклинателя, чтобы вынудить приехать сюда Момона?

— Господин священник, нет. Это было бы слишком опасно. Даже если Момон победит Ялдабаофа, открытие лжи может спровоцировать войну, – объяснил Каспонд. — Даже если всё пройдет хорошо, впечатление Колдовского Королевства о нашей стране падёт вниз. И если всё пойдёт плохо, Момон вполне может стать вторым Ялдабаофом и привести армию нежити Колдовского Королевства в нашу страну.

— Всё как Вы и говорите, – подтвердил Густав. — И хуже всего то, что у Колдовского Королевства будут справедливые претензии к нашей стране.

Ремедиос наклонила голову, во время всех этих объяснений.

— Мы не соседствуем с Колдовским Королевством, так что всё в порядке, верно?

— … Капитан Кастодио, пожалуйста, перестаньте думать о таких опасных вещах. Я не хочу принимать политику, которая поставит нас под угрозу... Тем не менее, у меня нет хороших идей... Что насчёт вас двоих?

Силако и Густав больше ничего не могли придумать.

Комната погрузилась в тишину.

В конце концов, Каспонд заговорил.

— … Что ж, тогда давайте позже каждый из нас ещё подумает над этим. Думаю, что пока не будет никаких проблем, если Король-Заклинатель сможет победить Ялдабаофа. – Каспонд хлопнул в ладоши. — Тогда давайте поговорим о кое-чём другом. Что насчёт провизии, которую мы захватили у полулюдей? Мы можем нормально её есть? И, если мы можем потреблять её, насколько этого хватит?

Обычно всё это принадлежало бы Королю-Заклинателю, поскольку он победил армию полулюдей, но он уже сказал, что передаст продукты бесплатно.

Каспонду ответил Густав. Он был ответственен за распределение ресурсов и прочие задачи.

— Ваше Высочество. Там, кажется, много овощей и хлебных продуктов, которые мы должны быть в состоянии употреблять. Благодаря атаке нежити Короля–Заклинателя, они были захвачены в целости и сохранности, поэтому находятся в очень хорошем состоянии. Кроме того, есть также некоторые продукты питания, которые нуждаются в дальнейшем изучении, такие как кисло пахнущие овощи и тому подобное.

Хлебные продукты были очень распространены в Святом Королевстве. Тем не менее, это была пища полулюдей, поэтому она может принадлежать к такому виду, который невозможно есть человеку. Поэтому Густав сказал, что они должны исследовать этот момент.

— Есть только одна проблема. Мясо.

— Что Вы имеете в виду?

Лицо Густава приняло мрачное выражение, когда он посмотрел на Каспонда.

— Часть мяса выглядит так, как будто оно человеческое. Этот вывод пришёл из рассмотрения их формы, хотя мы и не уверены в этом. Может быть, мы могли бы сказать точно, попробовав, но я бы предпочёл не есть его, если Вы не возражаете.

— О каком количестве мяса мы говорим? – У Силако было явное отвращение на лице.

— Многие полулюди едят мясо, поэтому там его было много. На первый взгляд, кажется, что половина провизии, которую они принесли, было мясом.

— Что?! Половина провизии для армии из 40-ка тысяч солдат – это мясо?

Гипотетически, если получеловек съедал килограмм мяса в день, тогда вся армия – 40 тонн. Если бы их хватило на две недели, это было бы 560 тонн. В таком случае…

Принц схватился за голову.

— Сколько же это человеческого мяса?

— Мы не знаем. Проверка каждой части займет много времени, и если они не находятся в их первоначальных формах…

— Было бы плохо выбрасывать еду, когда будущее кажется таким мрачным. Я хотел бы отделить человеческое мясо от другого... Священник Наранхо, могут ли Ваши заклинания сделать нечто подобное?

— Мои извинения, Ваше Высочество. Жрецы не могут сделать что-то подобное. Я считаю, что мои коллеги среди паладинов тоже такое не смогут.

Каспонд увидел кивок Густава и глубоко вздохнул.

— Значит, магия не может делать всё, да? Как насчет того, чтобы пленные полулюди съели часть его, чтобы найти необходимое?

— Мы должны позволить мёртвым покоиться с миром. Если есть человеческое мясо, мы должны упокоить его.

— Верно, капитан Кастодио... А что Вы об этом думаете, вице-капитан Монтанис?

— Да, я согласен с капитаном. Я думаю, что у нас не будет достаточно времени, чтобы исследовать каждую бочку мяса. Мы должны использовать наше время и сосредоточиться на других проблемах.

— Вот как... Очень хорошо, я понимаю. Что касается человеческого мяса полулюдей, мы избавимся от всего, что выглядит сомнительным. В таком случае, как насчет оружия и доспехов полулюдей?

Король-Заклинатель также передал их бесплатно, но он также сказал, что будет ожидать чего-то в благодарность. Поэтому им придётся передать равноценно этому предметы, когда придёт время.

Если они смогут победить Ялдабаофа или хотя бы вернуть Королевскую столицу, Каспонд планировал объявить народу, что он передаст сокровища страны Колдовскому Королевству.

— Восстановление снаряжения полулюдей и захоронение трупов потребует времени, поэтому у нас даже не будет времени проверить их качество... Господин священник, если здесь появится какая-нибудь нежить, станут ли они подчинёнными Короля-Заклинателя?

Нежить легко рождается в местах, где погибло много людей. Место, где погибло более 10-ти тысяч полулюдей, идеально подходит.

После сказанного, глубоко обеспокоенный взгляд появился на лице Силако.

— Я не знаю. Я действительно не знаю, но может случиться всё, что угодно. Поэтому мы должны разобраться с телами и освятить землю как можно скорее. Я бы хотел положиться только на наши силы, но жрецов и священников слишком мало. Мы просто не сможем справиться с этим сами, поэтому я хотел бы получить некоторую помощь от паладинов.

— Ах, оставь это нам. В конце концов, мы привыкли иметь дело с нежитью.

— Я и не ожидал меньшего от капитана Ремедиос. Это успокаивает моё сердце... – Обрадовался Силако. Если бы только Святая Королева-сама или Келарт-сама были здесь…

Все замолчали, когда Силако произнёс это.

Казалось, что в этом молчании все молятся. Каспонд первым нарушил тишину.

— Ах, говоря об этом, вице-капитан Монтанис. Король-Заклинатель, похоже, хочет забрать магические предметы с собой в свою страну. Он уже выбрал, какие. Конечно, он вернёт всё, что принадлежит Святому Королевству.

— Понятно. Когда дело доходит до мечей и доспехов, всё просто, но, тем не менее, у меня будут трудности с определением других предметов. Если у кого-то здесь есть знания о магических предметах, я хотел бы, чтобы они мне помогли.

Каспонд уверенно кивнул.

— Я мог бы помочь, если речь зайдёт о предметах, передаваемых через королевскую семью. Однако, что касается религиозных предметов… – Каспонд посмотрел на Силако и тот кивнул. — В таком случае, мы найдем помощников среди гражданских. Тем не менее, это было действительно неожиданно. Нет, мы должны сказать, что это было даже больше, чем мы надеялись. Мы должны поблагодарить силу Короля-Заклинателя за то, что всё обернулось именно так.

Никто из присутствующих не высказал никаких возражений. Среди тишины Каспонд снова заговорил, как бы озвучивая их общую позицию:

— Этот город был спасён от захвата благодаря силе Короля-Заклинателя.

Раздался очень слышный звук скрежета зубов со стороны Ремедиос, и Каспонд с тревогой посмотрел на Густава.

— После мне нужно будет поблагодарить его от имени Святого Королевства. Когда придёт время, я надеюсь, что вы все будете присутствовать... В любом случае, имея возможность опереться на силу Короля-Заклинателя и достичь победы, является радостным событием.

— Не забывайте, что мы тоже внесли свой вклад в победу.

Слова Ремедиос словно заморозили воздух в комнате. Нет, были только двое, кто застыл: Густав и Силако.

Рот Густава открылся и закрылся. Он выглядел так, будто понятия не имел, как извиниться за выпад своего начальника.

— … Действительно. Капитан Кастодио, это факт, что мы не выиграли бы эту битву без ожесточенного сопротивления, которое Вы и Ваши люди оказали.

Каспонд увидел кивок Ремедиос, и продолжил говорить.

— Однако также факт, что без помощи Короля-Заклинателя мы проиграли бы, и это так же верно, что он мог выиграть сам. Я ошибаюсь?

Ремедиос резко сняла с себя шлем и швырнула его в стену, спровоцировав громкий удар.

Дверь в комнату распахнулась, и в комнату ворвались паладины, стоящие на страже.

— Ваше Высочество! Что-то случилось?!

— Ничего не случилось! Продолжайте ждать снаружи!

Паладины посмотрели на шлем, валяющийся на полу, потом взглянули на лицо Ремедиос. Увидев взгляд на её лице, и они поняли, что произошло. После указания, они тихо покинули комнату.

— Капитан Кастодио, пожалуйста, не волнуйтесь. Я прошу Вас успокоиться.

— Как я могу быть спокойной?! Все люди, которых я встретила по пути сюда, восхваляли только Короля-Заклинателя! Как будто победил только он сам! Разве он не появился намного позже уже в разгар сражения? Сколько людей погибло до его победы?! Это была победа, за которую заплатили жизнью люди: паладины, священники, мужчины, женщины, старики и дети!

Ремедиос с яростью посмотрела на Каспонда.

— То, что он победил в одиночку – ложь!

— Капитан!

Густав больше не мог скрывать своего страха перед тем, как Ремедиос вела себя перед принцем. Она никогда не думала, но, по крайней мере, была достаточно умна, чтобы знать, кто был её начальником. Однако сейчас всё было по-другому – она казалась обезумевшим зверем.

— Этот костяной ублюдок летал в небе, когда всё закончилось, чтобы покрасоваться! Война – это игра для этого ублюдка?!

— Капитан Кастодио, кажется, Вы сильно тяжело переносите смерти столь многих простых людей. Может Вам стоит передохнуть?

В ответ на прямой вопрос Каспонда, Густав бросил ему благодарный взгляд.

— Есть одна вещь, о которой я всё время думаю. Я уверена, что Ялдабаоф и Король-Заклинатель – сообщники.

Все трое переглянулись.

— У Вас есть доказательства, капитан?

Силако хладнокровно посмотрел на Ремедиос. Если спокойно посмотреть на то, что она делала до сих пор, то её мотивы говорили о явной враждебности к Королю-Заклинателю и о том, что она хочет его смерти. Но сейчас был не тот момент, чтобы личные предпочтения влияли на принятые решения.

— Разве он не единственный, кому это выгодно? И полулюди, и люди Святого Королевства – мертвы. Колдовское Королевство сокращает численность нашей армии в этой войне, чтобы потом взять под контроль наш народ и земли! Вот почему он пришёл сюда!

— Понятно. Это, безусловно, выгодно для него, если подумать. А вы двое, как считаете?

Густав сморщил брови, отвечая на вопрос Каспонда.

— Король-Заклинатель приехал сюда по нашей просьбе. Кроме того, разве это не предложение капитана, чтобы они сразились друг с другом?

— Точно! Эта стерва в маске из Синей Розы, тоже с ними заодно. Если бы не то, что она сказала, мы бы никогда не отправились в Колдовское Королевство. Мы бы обратились за помощью к Империи или Теократии. И кто знает, он, возможно, всё рано бы приехал, даже если бы мы ничего не сказали.

— Ааах. – Каспонд глубоко вздохнул. — Капитан Кастодио, Ваша логика не имеет абсолютно никакого смысла. Вы просто искажаете факты, чтобы всё соответствовало тому, что Вы говорите. Я хочу напомнить, что Король-Заклинатель сказал, что хочет заполучить тех демонов-горничных, или я ошибаюсь?

— Пожалуйста, простите меня за то, что я говорю о таких вещах, которые не достойны священника, – вмешался Силако. — Я слышал, что эти демоны довольны сильны. В таком случае, я могу понять Короля-Заклинателя, который хочет заполучить их. Демонам не нужна еда и вода, и они не умрут от старости. Способность управлять таким существами смотрится лучше, чем создавать армию.

— Раз так, то это означает, что Король-Заклинатель помогает нашей стране, потому что полагает, что она имеет необходимую для него ценность. Для короля важно руководствоваться только здравым смыслом. Это рациональное суждение короля, который заботится о своей стране.

— Однако ведь никто не видел этих демонов-горничных, верно?!

Когда Ремедиос закричала, словно дура, Каспонд посмотрел на неё, будто та была маленьким, жалким ребенком.

— Капитан Кастодио. Я бы предпочёл поговорить с Вами более объективно, без эмоций, но Вы, кажется, устали. Пойдите и отдохните. Это приказ.

Красное лицо Ремедиос выглядело так, будто ей хотелось пронзительно прокричать ещё что-то, но Каспонд не дал ей этого, продолжив говорить.

— Идите, утешьте раненных. Это Ваша задача, как полевого командира, верно?

— Я поняла.

Ремедиос подняла шлем и вышла из комнаты.

Невозможно описать, как после этого разрядилась атмосфера в комнате. Было такое ощущение, будто недавно бушевавший ураган прошёл, и все кусочки встали на свои места, вызывая чувство облегчения, что удалось выжить.

Однако Густаву прямо сейчас было необходимо кое-что сделать.

— Ваше Высочество! Я искренне извиняюсь за действия капитана Кастодио.

Каспонд горько улыбнулся Густаву, склонившему голову.

— Вам тоже пришлось нелегко. Однако, что вы думаете о будущем? Если быть честным, я понятия не имею, что будет с нашей страной после войны. Если бы только смогли найти мою сестру, Святую Королеву. Что сучилось со Святой Королевой в битве у Калиншы? Вы получали какие-нибудь доклады от капитана Кастодио?

Густав был личным помощником Ремедиос. Поэтому, он был в курсе, что Ремедиос доложила Каспонду об этом.

Факт того, что Каспонд знал это, но всё равно задал свой вопрос, доказывал, что принц подозревает Ремедиос в обмане.

— Мой принц, я слышал что-то подобное от капитана Кастодио в докладе Вашему Высочеству, во время нашей первой встречи... Её далеко отбросило ударной волной, и когда она подошла, Святой Королевы и её сестры, Келарт Кастодио, нигде не было видно. Их тела так и не были найдены, хотя трупы паладинов, авантюристов и священников были повсюду разбросаны.

— И это всё? Возможно, я слишком сильно волновался... Капитан Кастодио не похожа на людей, которые говорят одно, а подразумевают совсем другое. Было бы хорошо, если бы они были захвачены Ялдабаофом. Однако, если они убиты… вопрос о преемственности станет очень сложным.

Испуганный Силако задал ему вопрос.

— Ваше Высочество, Вы устали от должности Святого Короля?

— Ты мне льстишь. По правде говоря, если бы не война, и моя сестра погибла от какого-нибудь несчастного случая при обычных обстоятельствах, то моё становление Святым Королём было бы вполне нормальным. Однако сейчас всё по-другому. Север опустошён, а Юг готов к битве. В такой ситуации очень вероятно, что Юг может поддержать кого-то другого в становлении Святым Королём. Честно говоря, очень вероятно, что один из благородных дворян с Юга может стать Святым Королём.

— Что?!

Каспонд улыбнулся, посмотрев на шокированное лицо Силако.

— Я не думаю, что это должно быть так шокирующее... В таком случае, относительно того, что было сказано ранее вице-капитаном. Если всё будет хорошо, первое, что сделает южная знать, это попросит капитана Кастодио взять на себя ответственность за всё содеянное, и будет помещена под домашний арест.

— Почему они это сделают?

— Тогда я спрошу Вас, вице–капитан Монтанис, почему они этого не сделают? Для них она – паладин, который не смог защитить Её Величество. И кого они обвинят в их несчастиях? И это не единственная причина. Она может сразить целую армию в одиночку. В таком случае, вполне естественно подавить моральный дух и устранить потенциального врага. Это является основной тактикой ведения войны, верно?

— Враг?! Кто этот враг?!

— Для Южных дворян мы – враги. Другими словами, фракция Святой Королевы. Ремедиос Кастодио была доверенным лицом Святой Королевы. Конечно, паладины, которых она возглавляет, также будут рассматриваться как враги.

— В таком случае, что насчет священников, которых возглавляла Келарт Кастодио?

— Вы же не думаете, что они станут что-то предпринимать против священников? Церковная магия незаменима в повседневной жизни. Однако есть священники, которые поднялись в иерархии благодаря своим связям с южной знатью. Я думаю, что дворяне Юга могут поставить кого-то из них на должность Верховного священника, даже если это будет кто-то без способностей и абсолютно некомпетентный.

— Мой принц... что же нам делать?

— Вице-капитан Монтанис, что Вы имеете в виду? Вы хотите уберечь капитана от попадания под домашний арест? Или Вы хотите, чтобы паладины не оказались вовлечёнными в это?

— Я просто хочу знать, что мы должны сделать для светлого будущего Святого Королевства?

— … Мы должны найти мою сестру. Затем, нам нужно достижение, которое, будет принято людьми как спасение страны. Например, изгнать полулюдей с наших земель не опираясь на силы Юга.

— Это невозможно… Мы не сможем сделать этого без силы Короля-Заклинателя.

Каспонд смотрел на Густава, который, признался в своей некомпетентности, и пожал плечами.

— Тем не менее, это нужно сделать. В противном случае не удастся остановить давление со стороны Юга после победы. Хм, да, или мы можем нанести ущерб Югу такой же сильный, как у Севера. В конечном итоге всё, что имеет значение, это сохранение баланса сил.

Каспонд взглянул на потолок.

— Если бы мы договорились с Югом раньше... Но капитан Кастодио была слишком озабочена своим благополучием. И я понимаю, как всё это могло отразиться на её нервах. В конце концов, Король-Заклинатель единственный, кто достойно выглядел в этой битве. Если дела примут скверный оборот, Король-Заклинатель может стать следующим Святым Королём.

И Силако, и Густав считали, что это было возмутительно, однако никто из них не мог отрицать этого.

— В этом случае нам нужно хорошо продумать наши будущие планы. Хотя я хотел бы, чтобы капитан Кастодио была здесь... она может ослушаться прямого приказа.

— … Я думаю, что всё будет в порядке, пока это в рамках законов этой страны.

— Ясно… Я думал о том, как атаковать тюремные лагеря. Вот несколько причин.

Каспонд начал объяснение.

Святое Королевство атаковали примерно 100 тысяч полулюдей.

Они не слышали о каких-либо передвижениях со стороны полулюдей, действующих против южных сил Святого Королевства. Поэтому они подсчитали, что 40 тысяч полулюдей, которые напали сейчас на этот город, были большей частью сил, предназначенных для управления лагерями на Севере.

— Я согласен с Вашим мнением, – согласился Густав. — Нападая на ослабленные тюремные лагеря, мы можем, как и уничтожить их по частям, так и увеличить наши собственные силы, одновременно. Думаю, это убьёт двух зайцев одним выстрелом.

— Капитан Монтанис, я рад слышать Ваше одобрение. Как насчет Вас, священник Наранхо?

Силако также согласилась с этим предложением. Тогда Каспонд продолжил.

— Король-Заклинатель находится в этом городе. Поскольку он заботится о нашей безопасности здесь, я хотел бы, чтобы паладины атаковали лагеря пленников... Можете ли Вы это сделать? Кроме того, я бы хотел, чтобы капитан Кастодио осталась здесь, когда Вы начнёте атаку. Заставьте её думать, что она отвечает за мою безопасность.

— Большое спасибо, Мой Принц!

— … Я не думаю, что сказал Вам что-то, за что меня следует благодарить, вице-капитан Монтанис.

Каспонд сказал это с исчезающей улыбкой на лице.

— … Однако, если при атаке на лагеря заключённых будет отсутствовать сильнейший паладин, и там окажется кто-то подобный Великому Королю Баззаа, Вы все можете погибнуть.

— Мы можем выбирать какие лагеря атаковать?

— Конечно же. Я оставляю это Вам. Не нужно заставлять себя атаковать большие лагеря, которые могут быть более опасными.

— Понял. В таком случае я думаю, что нам следует начать подготовку.

— Капитан Монтанис, могут ли несколько наших боевых священников пойти с вами? – Добавил Силако.

— Безусловно. Тогда мы выдвинемся через несколько дней.

***

Айнз использовал [Великую Телепортацию], и переместился к бревенчатой хижине на поверхности Назарика. Альбедо, Демиург и Люпус-Регина уже стояли там, приклонив колени. Он не знал, как долго они его так ждали.

Альбедо и Демиург были вызваны Айнзом, в то время как Люпус-Регина должна была дежурить в хижине.

Так как Люпус-Регина отвечала за всё, что касалось деревни Карн, потому должна была быть освобождена от дежурств в бревенчатом домике. Но этот раз был исключением.

Возможно, кто-то другой должен был дежурить, но раз никто не смог этого сделать, Люпус-Регина поспешила сюда на замену.

«Здорово, если всё обстоит именно так. Ведь это означает, что даже если после выполнения задачи следующая смена будет отсутствовать, то существовала система, которая сразу же пошлёт кого-то другого, чтобы компенсировать пустующее место».

Хотя у каждой Плеяды были совершенно разные используемые способности, их навыки горничных были эквивалентными. Это было сделано для того, чтобы они могли заменять друг друга в профессиональных качествах.

Однако также были и трудно заменяемые подчинённые. Начиная со Стражей Этажей  и Стражей Областей, также были некоторые NPC с узкоспециализированными способностями, которым может понадобиться взять дополнительно кого-то с собой по тем или иным причинам. Кроме того, Айнз также упорно работал ещё над созданием системы отпусков.

«В конце концов, позволять Актёру Пандоры заменять их всех также опасно».

Но что насчёт экстренных случаев, когда самого Айнза не будет рядом? Например, если бы он был схвачен или очарован или что-то ещё. Хоть он и не думал, что вся система будет разрушена, так как есть те, кто может принимать решения, но всё же... У него было ощущение, что Альбедо и Демиург в один голос скажут: «Айнз-сама не позволил бы, чтобы с ним случилось нечто подобное», и, таким образом, даже не подумают о подобной возможности.

«Мне нужно серьёзно оценить необходимость этого. И быстро».

Тяжелым тоном Айнз предложил трём склонившимся перед ним, поднять свои головы.

— Давно не виделись, Демиург

— Да!

По правде говоря, у Айнза были ежедневные головные боли, связанные с делами в Святом Королевстве. И он каждый день думал о Демиурге и его планах, поэтому на самом деле не чувствовал, что они давно не виделись. Однако с тех пор, как они встречались в последний раз, прошло немало времени.

— У тебя, вероятно, есть вопросы о том, почему я поступил подобным образом. Хотя я хотел бы ответить тебе, делать это здесь не совсем уместно. Давай сменим обстановку.

Айнз вошёл в бревенчатую хижину, и за ним последовали остальные. Он мог воспользоваться здесь быстрым перемещением в Тронный Зал, потому как были установлены Зеркальные Врата, но он не стал этого делать сегодня.

В центре комнаты стоял стол, а по обе стороны от него стояли три стула: два с одной стороны, и один – с другой. Айнз без колебаний занял почётное место, как будто привык к этому. Раньше он уже испытывал неловкость, когда случайно занимал другое место, а не приготовленное для него. Тогда ему, перед тем как садиться, приходилось задумываться, какое место следовало занимать. Теперь же он достиг уровня, когда, не задумываясь, занимал своё место.

Как только он подошёл к стулу, Люпус-Регина немедленно выдвинула его для него.

По правде говоря, он считал, что должен был сам отодвинуть стул. Однако его наблюдения за Зиркнифом заставили его понять, что для правителя очень важно, позволять его подчиненным работать. Тем не менее, позволять им выполнять тривиальные задачи, подобно этой, заставляло Айнза, как простолюдина, испытывать небольшие трудности.

Айнз сел на свой стул, однако Альбедо и Демиург не сели на свои, а приклонились перед ним. Позади них Люпус-Регина тоже приклонилась.

— Я разрешаю вам двоим сесть.

Оба Стража в унисон вежливо отказались. Айнз снова повторил разрешение, после чего они, наконец, сели напротив Айнза, передав ему благодарности. Люпус-Регина встала за ними.

«Это же просто пустая трата времени. Как бы без этого было всё проще...»

— Тогда продолжим нашу прошлую тему. Хоть я и сказал, что никто не нуждается в спасении, тем не менее, я спас людей Святого Королевства. Я уверен, что у вас есть вопросы об этом, не так ли?

— Нет, вовсе нет. – Демиург мягко покачал головой, как будто он не мог устоять перед желанием вздохнуть от восхищения.

«Эм? Что?»

— Всё, что Вы делаете, правильно, Айнз-сама. Я уверен, что причина, по которой Вы действовали, заключалась в том, что Вы видели в них ценность, которую я не мог себе представить.

— Это верно. Если Вы решили, что это нужно сделать, то это должно быть правильным, Айнз-сама, – добавила Альбедо.

«Ээ?»

Слова Альбедо заставили лицо Айнза застыть. Но, конечно, у Айнза не было лица.

То, как два Стража, которые были самыми осведомлёнными в Назарике, кивали в унисон перед ним, наполняло его различными чувства страха и тревоги.

— Подождите, подождите. В самом деле... Да, это правда. – Айнз начал паниковать. Разговор шёл по пути, который несколько отличался от того, что он предвидел, и поэтому он смутился и не мог ясно думать о том, что хотел сказать. Однако... — Действительно, при обычных обстоятельствах, я бы действовал так, как вы предполагали…

Айнз был немного озадачен тем, как тема начинает расплываться. Он изо всех сил пытался собрать несколько слов вместе, чтобы хоть что-то сказать. Но даже в этом случае оба Стража энергично кивали, и Айнз счёл это странным. Тем не менее, он продолжал надеяться на чудо в последнюю минуту, продолжая разговор.

— Но, э-э... но. На этот раз всё было иначе. Я не делал этого, потому что кое-что планировал. – Найдя способ изменить свои слова, Айнз с радостью продолжил. — На этот раз, я нарочно ввёл недостаток в план.

— Что послужило этому причиной, Айнз-сама? – изумился Демиург.

Айнз хмыкнул и медленно откинулся на спинку стула. Затем он принял мастерски отрепетированную позу, подобающую правителю, и заговорил:

— Демиург. Альбедо. Вы двое всегда были умнее меня.

— Что…

Айнз поднял руку, чтобы они вновь не заговорили.

— Я просто говорю, что я всегда чувствовал себя таким образом. В таком случае, что случится, если что-то неожиданное произойдет во время событий, описанных в вашем плане? Если бы всё происходило так, как вы описали, то тогда всё так бы идеально и закончилось.

«Тем не менее, ваш план превосходен». – Айнз бурчал в своем сердце. – «Вы описали все подробности в мельчайших деталях, и у меня возникло ощущение, что я могу что-то испортить».

— Таким образом, возник вопрос. Демиург. Идеальный тактический ум может не только работать, когда всё идет по плану. Он также должен адаптироваться, когда ситуация резко меняется или когда она не соответствует ожиданиям. То есть, я хотел знать, насколько твоя приспособляемость будет похвальной.

— Ясно. Это так!

«Э-э?! Он уже понял это?! И он говорит так, как будто понимает всё!»

Айнз сопротивлялся стремлению сделать подзатыльник Демиургу со словами: «Ты уже настолько умён, почему ты думаешь, что я умнее тебя? Это что, новый способ запугивания меня?»

— Как и ожидалось. Ах... ты такой же впечатляющий, как я и ожидал, Демиург.

— Спасибо большое, Айнз-сама.

— Тем не менее, я... Прошу прощения, если тебе кажется, что я проверяю тебя.

— Конечно, нет, Айнз-сама. Для меня тот факт, что Вы хотите оценить мои способности – это честь, которая не знает равных. Я обязательно покажу результаты, соответствующие Вашим ожиданиям, Айнз-сама!

— Кхм. Я оставляю это на тебя, Демиург. В таком случае, в ходе нашей деятельности в Святом Королевстве, я буду создавать проблемы по мере необходимости, и ты в ответ на это будешь вносить изменения в план. Это подойдёт?

— Да! Я понял!

«Отлично!» – Айнз радовался в своём сердце. Он был так счастлив, что эмоция была подавлена.

Тем не менее, волнующее чувство всё ещё оставалось внутри него.

«Очень хорошо, очень хорошо. Таким образом, даже если я где-то испорчу план, я могу сказать, что сделал это нарочно! Нет, конечно, мне нужно быть осторожным, чтобы не помешать при обычных обстоятельствах. Если бы только я знал план... Я должен был сказать это с самого начала».

Несмотря на то, что у него не было плохой привычки злорадствовать, когда план подчинённого шёл наперекосяк, это было возможно, когда он мог случайно что-то сделать, чтобы заставить их поволноваться. Таким образом, им не нужно было догадываться, есть ли у него какие-то намерения, а вместо этого переходить к пересмотру плана по мере необходимости. Айнз почувствовал блаженство, которое пришло с уходом тяжёлой ноши с его плеч.

— Ваша покорная слуга понимает Ваши тревоги, Айнз-сама. Значит ли это, что Вы будете оценивать способности Стражей каждого этажа и области?

От вопроса Альбедо, Айнз был ненадолго озадачен, обдумывая её слова. Однако…

— Не нужно спешить. Сейчас я делаю это для Демиурга, потому что он должен работать за пределами Назарика в течение длительных периодов времени. А что касается других... Я проверю их, когда это станет необходимым.

— Понятно…

— Кхм. Теперь о следующей теме... Первоначальный план состоял в том, чтобы забрать тех людей из Святого Королевства, которые станут преданы мне, и отправить их восточнее Святого королевства, на Абелионские холмы, где жили полулюди. Однако я собираюсь внести поправки в план. Я отправлюсь туда первым. Оттуда распространится весть о моей смерти.

Время будто на мгновенье остановилось. А потом…

— Э-э? Что Вы говорите, Айнз-сама?! Как мы можем объявлять о смерти Высшего, Айнз-сама?! – Возразила Альбедо.

Возможно, это был первый раз, когда он увидел, как выражение на её лице опечалилось. По крайней мере, её взгляд заставил его это почувствовать. Но прежде чем Айнз смог объяснить Альбедо свои истинные намерения, начал говорить Демиург.

— Альбедо. Поскольку Айнз-сама заявил об этом, у него должна быть определенная цель, которую мы не можем представить. Разве ты не думаешь, что отказ на основе эмоций неуместен?

— Демиург. Мне интересно, почему ты так спокоен? Ты бы отреагировал так же, если бы Улберт Аляйн Одл-сама сказал бы то же самое? Или…?

— Хехе… Альбедо. Не могла бы ты пояснить мне, что имеешь в виду? Или ты намекаешь, что хочешь обсудить это в другом месте?

Два Стража направили друг другу леденяще-холодный и ярко-горячий взгляды. Между ними начала сгущаться странная атмосфера. Это давящее чувство было похоже на то, что он чувствовал, когда сражался с Шалти Бладфоллен. Возможно, это был страх или напряжение, но даже Люпус-Регина начала тяжело дышать.


Повелитель. Том 13

— Достаточно!

Когда Айнз крикнул, опасное настроение в воздухе мгновенно исчезло. Внезапное изменение заставило Айнза задуматься, было ли всё это наваждением? Однако тяжёлое дыхание Люпус-Регины показывало, что это не было видением.

— Успокойтесь, вы оба. Вот почему я должен подделать мою смерть. Существует деятельность, называемая учебной тревогой. Мы должны мысленно подготовиться и спланировать всё заранее на случай чрезвычайной ситуации. В таком случае, что вы бы сделали, если я бы умер? Начнём с тебя, Альбедо. Расскажите мне.

— Да! Я бы немедленно подвергла человека, который посмел непочтительно отнестись к Вам, всем мучениям в этом мире, а затем подготовилась бы к Вашему воскрешению, Айнз-сама!

— Ясно. Демиург?

— Да! Во время подготовки к Вашему воскрешению, я бы усилил защиту Назарика и собрал бы информацию о человеке, который оскорбил Вас, Айнз-сама.

Альбедо краем глаза посмотрела на Демиурга.

— Всего лишь сбор информации? Вне зависимости от того, кто осмелился оскорбить Высшего, мы должны использовать все имеющиеся силы Назарика и захватить их, а затем мучить и пытать, пока они не сломаются.

— Альбедо, я считаю, что ты говоришь очень разумно. Однако предполагается, что, враг – это тот, кто может убить Айнза-сама. Таким образом, мы не можем быть неосторожными. Изучение действий и сил врага очень важно. Если враг сильнее, чем мы можем представить, тогда очень важно организовать место, в котором мы воскресим Айнза-сама.

Прежде чем выражение Альбедо стало ещё более мрачным, Айнз стукнул посохом по полу. Резкий стук был похож на обливание ведром ледяной воды на обоих Стражей, и их лица сразу приняли спокойный вид.

— Я не говорил, что я был убит кем-то. Если всё пойдет плохо… не исключено, что я естественным способом могу умереть от непредвиденных обстоятельств.

По правде говоря, он не мог придумать хоть какую-нибудь естественную причину, из-за которой мог умереть, поэтому использовал такие неопределенные термины.

— Однако, похоже, даже двое, которых я считаю самыми умными в Назарике, имеют разные мнения. Это огорчает меня. Вот почему мы должны пройти эту тренировку, чтобы не возникло проблем, если этот воображаемый сценарий произойдет.

Оба Стража склонили головы.

— Конечно, я не единственный, с кем это может случиться. Демиург, как командующий обороной Назарика во время нападения, если произойдёт непредвиденная ситуация и ты погибнешь, сможет ли Назарик продолжать нормально функционировать?

— Да! На такой случай я тщательно подготовился. Я помню, как сообщал Вам об этом, Айнз-сама.

«Э, я получал подобный отчёт?»

Айнз решил, что лучше доверять памяти Демиурга, чем своей собственной.

— Кхм. Тем не менее, это только в теории, не так ли? Причина, по которой я спрашиваю, заключается в том, что я хотел бы знать, проверил ли ты на практике, возможно ли продолжать нормальную работу?

— Я искренне извиняюсь! Я этого не делал! – Демиург  склонил голову с лицом глубокого сожаления, и его голос дрожал.

— Мои, мои глубочайшие извинения, Айнз-сама! Я была совершенно глупа, что не проверила это! – У Альбедо было такое же лицо, как у Демиурга, когда она склонила голову.

Айнз был наполнен огромным чувством вины. Чья это была вина? Ответом было то, что это была его вина. Если бы он был более надёжным, им обоим не пришлось бы вот так извиняться. Разве он не паршивый босс?

— Вам двоим не нужно извиняться. Это была моя ошибка, потому что я вам не объяснил всё должным образом. Я был тем, кто не должен был замечать, что никакого теста не было. Это моя ошибка. – Айнз склонил голову настолько, что его лоб коснулся стола. — Всё это было из-за моей недостойности, и я прощу прощения у всех.

— Что?! Айнз-сама!

— Пожалуйста, пожалуйста, не делайте этого!

Оба поспешно пытались остановить Айнза. Однако он не поднял голову. Ему было слишком стыдно показать им своё лицо, потому что он знал, что он настолько ничтожен, что не мог даже признаться, когда извинялся.

— Люпус-Регина! Поспеши и подними голову Айнза-сама! – крикнула Альбедо.

— Э! Я? Пожалуйста, простите меня, я не могу поднять голову Айнза-сама силой!

— Пожалуйста, поднимите голову!

Только после того, как все трое, даже Демиург, начали паниковать, Айнз поспешно поднял голову. После этого, он услышал от них вздохи облегчения.

— Я благодарен, что вы приняли мои извинения. Теперь, когда я прибуду на Абелионские холмы, мы будем использовать мою смерть в качестве основы для тренировки. Да. Поскольку это редкая возможность, почему бы нам не проводить и другие тренировки? Например, если бы мы с Демиургом были бы убиты кем-то, или что-то типа…

В этот момент, Айнз начал беспокоиться о собственных словах.

— Тем не менее, даже я не полностью спланировал детали подобной тренировки. Поэтому, если вы придумаете лучший план, то продолжайте следовать ему. Да, и не нужно спрашивать моё разрешение. В конце концов, это упражнение, основанное на предпосылке, что я мертв.

Оба Стража горько улыбнулись.

— Айнз-сама, то, что нужно считать Вас мёртвыми с самого начала этапа планирования тренировок, это немного…

— В кои-то веки мне нечего возразить Демиургу, Айнз-сама.

— Ха-ха-ха-ха, – смех Стражей и Айнза прозвенел в хижине.

Альбедо и Демиург смеялись от сердца, а Айнз просто притворялся.

— Тем не менее, вам не нужно воспринимать это слишком серьёзно, понимаете? В конце концов, цель этой тренировки не распространять неприязнь по всему Назарику, подобную той, что произошла сейчас между вами двумя. Тем не менее, я хотел бы провести самые разные тренировки и накопить знания в этой области, чтобы каждый Страж мог стать взаимозаменяемым... Ну, полагаю, что мне бессмысленно было это говорить, учитывая ваш интеллект. Делайте то, что, по вашему мнению, необходимо, независимо от важности этого. Я могу оставить это на вас?

Теперь, когда он подумал об этом, Сузуки Сатору никогда не был тем человеком, который серьёзно выполнял учебные тревоги. Насколько это было убедительно, когда кто-то вроде него говорит другим сделать всё возможное? Поэтому, он не мог забыть сказать им, чтобы они успокоились.

Увидев, что оба глубоко поклонились, Айнз сказал:

— Теперь, насчет другого дела.

«Поехали!» – Добавил он про себя.

Причина, по которой он составлял схемы и искал способы поговорить с двумя этими Стражами, была для этой цели.

— Вы должны заморозить строительство гигантской статуи.

— Я поняла. Мы сделаем всё, что Вы скажете.

Единственная фраза Альбедо, кажется, закрыла тему.

Состояние Айнза переменилось от сбитого с толку до напуганного, а затем он нервно задал интересующий его вопрос.

— … Всё нормально? Ведь это была твоя идея, Альбедо, не так ли?

— Айнз-сама, как кто-то может посметь перечить решению, принятому Высшим Существом? Если Вы назовете цвет белым, то так тому и быть, пусть даже он был чёрный. Всё именно так, Айнз-сама.

Айнз сглотнул несуществующую слюну. Его бросило в дрожь, поскольку подобный образ мышления пугал.

— …Такая идея мне не по душе, Альбедо. Это всё равно, что отказаться думать самому. И, безусловно, однажды даже я могу ошибиться.

Хотя он сказал «однажды», ему казалось, что это происходит постоянно.

— К тому же, что случится, если меня вдруг захватят? Ты ведь знаешь, что тот, кто промыл мозги Шалти всё ещё где-то неподалеку? Хотя и нет необходимости подвергать сомнению каждую из моих целей, но, если у вас вдруг возникают вопросы, когда я выдвигаю предложение, вы должны озвучить их.

— Я понимаю.

Альбедо и Демиург мельком переглянулись, сузив глаза.

— … Тогда, могу ли я спросить, почему Вы желаете прекратить строительство? Разве смысл этой статуи заключается не в том, чтобы дать миру осознать Ваше великолепие?

— Хм. – Айнз рассмеялся в сердце. — Моё величие – это не то, что можно передать, через материальные объекты.

Он вспомнил, что в этом плане Нейа солидарна с ним.

— … Изумительно... – искренне восхитился Демиург.

— Но не лучше ли использовать материальные объекты? Ведь, как говорится, дураки могут постичь что-то лишь тогда, когда увидят это собственными глазами.

От слов Альбедо Айнз застыл. Это словно он дал мячом пасс, но вместо того, чтобы поймать его, мяч со всей силы отбили обратно.

— … Понимаю. В этом есть смысл, Альбедо, но…

Поблагодарив свой голос, что тот не дрожал, Айнз изо всех сил попытался работать головой. Но когда на ум так ничего и не пришло, сдался. И хотя он почти опустил плечи, он не мог допустить того, чтобы его образ как правителя разрушился на глазах у подчиненных.

— … Нет, забудем об этом. Я уверен, что Альбедо сможет выявить хотя бы пять недостатков, из тех, что заметил я, но преимущества перевешивают их. А в таком случае, мне больше нечего сказать.

— Пять… пять недостатков?.. Демиург, позже я хотела бы с тобой кое о чём переговорить. Могу ли я ненадолго позаимствовать твой интеллект?

— Р-разумеется. М-меньшего от Вас и не ожидалось, Айнз-сама. Подумать только, и Вы ещё говорите, что наши умы превосходят Ваш... Воистину, Вы слишком скромны.

Они оба начали суетиться, и Альбедо глубоко склонила голову.

— … М-мне очень жаль, Айнз-сама. Хотя мой план по возведению статуи уже получил Ваше одобрение, позволите ли Вы на какое-то время приостановить строительство. Я искренне сожалею.

— Хмм. Что ж, ничего не поделаешь. Действуй, Альбедо.

Айнз просто выпалил сымпровизированное замечание, но Альбедо и Демиург, казались, крайне потрясены им. Он даже слышал, как стоявшая за ними Люпус-Регина прошептала «удивительно».

Почувствовав свою вину, так как он запутал их обоих, говоря глупости, Айнз отвёл взгляд. Однако он был рад, что строительство гигантской статуи будет приостановлено.

«Теперь мне нужно что-то сделать с четырьмя фестивалями в мою честь, такими как Великий День Благодарения Короля-Заклинателя, День Рождения Короля-Заклинателя, и так далее... Если Великий День Благодарения Короля-Заклинателя будет отменён из-за отмены строительства статуи, тогда остаётся ещё три! Ну, если бы эти фестивали были обычными, то я не стал бы их отменять!»

На самом деле, однажды Айнз, сделав вид, будто не причём, предложил план по организации фестиваля. Однако это привело к формированию странного и обременительного фестивального комитета. Айнз глубоко вздохнул в своём сердце и взглянул на Демиурга.

— Хорошо, остались ещё кое-какие детали, которые мне нужно обсудить с тобой, Демиург. Далее по плану, призванный тобой демон, якобы Ялдабаоф, атакует этот город, верно?

— Да, абсолютно верно.

— Посему… у меня есть пара просьб. Во-первых, один мой личный проект идёт недостаточно гладко, так что я рассчитываю на твою помощь. Ах, расслабься, не нужно выражать понимание так ярко. А во-вторых, не мог бы ты приказать призванному демону сражаться со мной всерьез?

***

Нейа тихонько прикрыла дверь в комнату Короля-Заклинателя и крутанулась на месте. А затем… её тело задрожало.

Она слегка хлопнула себя по горящим щекам, заставляя подтянуться своё расползающееся от удовольствия лицо. С одной стороны, её расслабленное выражение могло обеспокоить окружающих, но с другой, её больше волновало то, что такой вид был слишком смущающим.

Нейа не горела желанием ходить с таким неприличным выражением лица. Ей ещё предстояло встретиться с остальными. Поэтому ей стоит предать себе представительный вид.

Более того, Нейа оставалась оруженосцем Короля-Заклинателя, поэтому любое её постыдное действие способно задеть его репутацию.

«Всё же, я исполняю роль лишь его временного оруженосца, поэтому, в конечном счёте, позор ляжет на Святое Королевство…»

Тем не менее, ненавистники Короля-Заклинателя мыслят иначе. Как говориться, ненависть ослепляет. Или точнее, ненавидящий мечи будет презирать и мечников.

«Ладно!»

Нейа никак не хотела заставлять Короля-Заклинателя пожалеть об оказанной ей чести. Другими словами, от неё требовалось лишь надлежаще выполнять поставленную работу.

Мысли о безграничной доброте Короля-Заклинателя не давали Нейе покоя, пока она добиралась до назначенного места встречи.

У неё в памяти возникли слова Короля-Заклинателя: «Мне жаль, что я не успел спасти тебя». Невозможно, чтобы он произнёс тогда эти слова случайно.

«… Его Величество по-настоящему добрая личность… Он горевал по кому-то из другой страны, павшему в битве, как будто это был его подданный. Не сыскать в мире короля добрее».

Разумеется, среди знакомых Нейи не было других королей, поэтому, эта мысль скорее отражала её мечту.

Например, продержись тогда Нейа и остальные немного дольше, все могли бы спастись, включая даже того отца, потерявшего ребенка.

Нейа не испытывала недовольство от того факта, что Король-Заклинатель опоздал с её спасением. В первую очередь, она была благодарна уже за то, что он пришёл спасти её при том, что ему требовалось сохранять ману для решающей битвы. Кроме того, от ополченцев из отряда Ремедиос она слышала, что до прибытия к Нейе, он сразил нескольких могущественных полулюдей у западных ворот.

Король-Заклинатель вышел на бой против трёх полулюдей, двое из которых способны были убить паладина одной атакой, а третий на равных сражался в поединке с сильнейшим паладином Святого Королевства.

Ополченец едва скрывал перед Нейей своё волнение, тараторя эту историю без умолку, а в конце добавил: «Мы бы все погибли, если бы не Король-Заклинатель».

Слыша это, Нейа почувствовала тепло, волной нахлынувшее в её сердце.

Король-Заклинатель направился в другое место, спасая людей там, прежде чем пришёл к Нейе.

Чувство разочарования, которое могло возникнуть от осознания, что Король-Заклинатель выбрал в приоритете не её, само по себе было неправильным. Защита городской стены была важна, но если бы город пал, то это бы не имело значения. Именно так могло произойти, если бы полулюди прорвались за ворота и разошлись по городу, начав всюду беспощадную резню.

Любой, кто обладает здравым смыслом, поставил бы в приоритет городские ворота, чтобы спасти больше жизней.

Люди, действующие основываясь на логике более надёжны, чем люди, которыми управляют эмоции.

«Как и ожидалось от Короля-Заклинателя!»

Нейа подумала о самом сильном паладине своей страны.

«Сравнивать Его Величество с такой дурой – всё равно, что оскорбить его!»

После этого Король-Заклинатель также выследил нескольких полулюдей, что пробрались в город, и, как следствие, множество людей были спасены.

— Оо! Оруженосец-сан! Вы сказали Его Величеству о нас?

Похоже, Нейа добралась до места встречи, пока размышляла о том, насколько крут Король-Заклинатель.

В определенной части города, на улице, что ещё пахла полем боя, собрались шестеро мужчин.

Они обратились к Нейе, будто ждали её с нетерпением. В действительности, они просто очень беспокоились.

— Да, я передала вашу благодарность Его Величеству.

Несколько человек бессознательно отшатнулись, когда Нейа посмотрела на них, но, услышав её слова, заулыбались и поблагодарили её.

— Ах, большое Вам спасибо. Трудно выразить благодарность королю другой страны. Ах, хотя, трудно выразить благодарность даже Святой Королеве-сама.

— Это правда. Её даже увидеть нельзя, не говоря уже о выражении благодарности.

У людей напротив неё, возраст варьировался от 14-ти до 40-ка лет. Однако все они являлись лидерами отрядов. Некоторые из них когда-то были профессиональными солдатами.

Судя по их отношению, они не испытывают никакого чувства страха по отношению к Королю-Заклинателю, из-за того, что он нежить.

Это правда, что некоторые люди по-прежнему настороженно относятся к Королю-Заклинателю из-за его природы нежити. Кроме того, такие люди встречались даже чаще среди простого народа, чем среди священников или паладинов. Они часто говорили, что Король-Заклинатель добрый, лишь чтобы предать их в нужный момент, и другие подобные вещи.

Однако Нейа думала, что их реакция вызвана тем, что они не знали Короля-Заклинателя и относились так из обычного презрения к нежити. Причиной, почему она так думала, была эта группа людей перед ней. Многие изменили свой образ мышления, когда лучше узнали Короля-Заклинателя.

— Нет, пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Я просто передала вашу благодарность Его Величеству. Ах, да, Его Величество сказал, что ваша благодарность сделала его очень счастливым.

На ополченцах появились робкие взгляды.

— Нет-нет, это мы должны быть счастливы... Ох, как же быть…

— Это верно, Его Величество действительно сострадателен. Я огорчён тем, что мы боялись Его Величества, только потому, что он нежить.

— Действительно, Его Величество очень добр, – согласилась Нейа. — Тем не менее, надеюсь, что вы не будете думать, что такая удача случится снова. В конце концов, Его Величество сказал, что в этой битве он использовал много маны, и в следующий раз он не сможет помочь нам.

Лица людей сразу протрезвели.

— Значит, Его Величество не сможет помочь нам в следующий раз… это плохо.

— Многие люди будут напуганы, если узнают, что не смогут получить силу Его Величества. Особенно мой отряд.

— Ты не единственный. Это же касается и меня... Мы не можем рассказать им об этом.

Нейа тихо обратилась к потрясённой группе.

— Слушайте, я кое-что поняла. Слабость это грех.

Нейа медленно объясняла людям, на лицах которых была озадаченность.

— Вы не поняли? Если бы мы были сильными, то всё бы не дошло до такой ситуации, в которой мы оказались. Мы могли бы спасти наших родителей, наших детей, наших жён, наших друзей. Мы бы смогли спасти всех своими силами. Король-Заклинатель однажды сказал, что мы те, кто ценит важные для себя вещи. В конце концов, Его Величество не является королём этой страны, и он просто пришёл помочь по особой причине.

Нейа перевела дыхание. Она подняла голос, чтобы и люди, наблюдавшие за ней, и люди, проходящие мимо, услышали её слова.

— Когда Король-Заклинатель победит Ялдабаофа и вернётся в свою страну, что мы будем делать, если полулюди нападут на нас снова? Будем ли мы кричать и умолять Короля-Заклинателя – короля другой страны – снова о помощи? Мы знаем, что Король-Заклинатель не поможет нам в следующий раз. И данный случай, это исключение. Вы когда-нибудь слышали о том, чтобы король усердно работал для блага другой страны?

Никто не ответил Нейе, потому что такого прецедента не было.

— Может быть, вам не особо нравится, что такая девушка, как я, говорит вам об этом. Но кто ещё может защитить то, что важно для нас, кроме нас самих? Вот почему я считаю, что нам надо становиться сильней. Мы должны быть достаточно сильными, чтобы защищать других, чтобы не полагаться на силу Короля-Заклинателя.

— Да, Вы правы. Именно. Я собираюсь тренироваться.

— Ах, я тоже. В следующий раз, я буду защищать свою жену и детей.

— Я тоже хочу тренироваться. Я не хотел, когда меня призвали на битву, но теперь я рад, что меня призвали.

— Тем не менее, слова Короля-Заклинателя имеют смысл. Ценить то, что важно для нас... м-м... Когда я думаю об этом, это правда.

— Значит, если кто-то ещё высоко оценит мою жену, я должен убить его, так?

— Я, я так не думаю. Не думаю, что Король-Заклинатель говорил о чем-то подобном, – озадаченно пробормотала Нейа

— Эй, я просто шучу, понимаешь?

— Это прозвучало, не как шутка.

Когда толпа рассмеялась, Нейа сделала предложение.

— Кто хочет тренироваться со мной? Я пока не могу обучить вас фехтованию, но я неплохо разбираюсь в стрельбе из лука.

Слабость это грех. Это было, потому что слабые создавали проблемы для Короля-Заклинателя, который был справедливостью. В таком случае, им нужно становиться сильней. В следующий раз она не должна причинить беспокойство Королю-Заклинателю. Она должна позволить Его Величеству сосредоточиться на битве с Ялдабаофом. Это то, что она должна сделать, будучи оруженосцем.

— А, это хорошая идея.

— Мы должны стать сильными. В следующий раз я защищу свою семью.

И тут вдруг:

— Чего это вы все собрались здесь? Вы что-то обсуждаете?

— Ах... Капитан.

После внезапного вопроса, Нейа оглянулась и увидела, что прямо за ней стоит Ремедиос Кастодио. На самом деле, Нейа услышала шаги, но не думала, что это будет именно Ремедиос.

«Ну вот, появилась раздражающая особа», – подумала Нейа, пытаясь сохранить спокойное лицо. С другой стороны, ополченцы выглядели так, будто попали в беду.

— Вы можете ответить на мой вопрос?

— Да, мэм! Я рассказывала этим господам, что я передала их благодарность Его Величеству.

— Ему, говоришь?

— Вряд ли уместно обращаться к королю другой страны как к "ему".

Ремедиос пристально посмотрела на Нейю.

— Сильные защищают слабых – это обычное дело, разве нет?

— Я не знаю, обычное ли это дело, но я думаю, что только сильным позволено говорить такие вещи, а не слабым.

— Что?! Ты говоришь, что я слаба?

— Да, – сразу ответила Нейа. — По сравнению с Его Величеством, Вы слабы… Капитан, я сказала что-то не так?

Нейа решительно посмотрела на Ремедиос.

— Хмпф… неважно, хочешь ли ты водить дружбу с Королём-Заклинателем, но он нежить, и ты знаешь это, верно? Чудовище, которое живёт в отличном от нас мире.

— Да, я знаю это.

— Я сказала это, потому что беспокоилась о тебе. Но видимо напрасно…

Хотя Ремедиос выглядела разочарованной, Нейа чувствовала неискренность. Это было явно не то, о чем думала паладин напротив неё.

— Я уверена, Вы, должно быть, очень заняты, капитан, и я не осмелилась бы занимать Ваше время. Кроме того, у меня есть, что сказать другим. Не лучше ли, чтобы Вы пошли туда, где Вам нужно быть, капитан?

— Очень хорошо, тогда… Вы все... Это естественно для Короля-Заклинателя помочь вам. Вам не нужно сильно задумываться об этом, поняли?

После этого Ремедиос ушла. Когда они наблюдали за ней, кто-то из ополченцев заговорил.

— Как сказать это... Это было потрясающе... Вот что значит, самый сильный паладин в стране.

— Да, это она.

Услышав, что говорит ополченец, Нейа неосознанно подтвердила его слова. После этого ополченцы закрыли лица руками. Похоже, они испытали настоящий шок.

Хотя Нейа не сделала ничего плохого, но всё равно чувствовала себя немного виноватой.

— Этот паладин… нет... не так. Как бы выразится… она особый случай. И она… ах. В общем, да.

— Нелегко Вам, оруженосец... Я бы хотел купить Вам выпивку, если Вы желаете выпить.

— Я ценю вашу доброжелательность... Ах, на чём я остановилась? Да, тренироваться вместе. Я найду способ занять на время тренировочную площадку и снаряжение. Могу ли я связаться с вами позже, как только всё будет готово?

«Удачи Вам», «Хорошо, мы подождем», – бодро ответили люди.

Часть 2


Нейа плавно натянула тетиву.

Она обратила пристальный взгляд на мишень.

Белые облачка пара от дыхания уносились ветром из её поля зрения и растворялись. Весна была близко, но погода оставалась холодной.

Во время защиты города Нейа поняла, что на поле боя ни у кого не будет времени медленно прицеливаться, но прямо сейчас они тренировались для улучшения точности, так что обучение скорострельности можно оставить на другой раз.

Затем она выпустила стрелу.

Стрела со свистом разрезала воздух, летя по прямой линии, и в конце поражая мишень.

— Ху-у, – выдохнула Нейа.

Из десяти стрел, выпущенных ею, ни одна не промазала мимо цели.

Это была выдающаяся точность, но Нейа не испытывала от этого радости.

Она не могла делать такого раньше, но сейчас она была способна даже расщепить надвое ранее выпущенную стрелу. Конечно, это испортило бы стрелу, так что она не делала подобного.

Причиной, почему она могла совершать вещи, ранее ей недоступные, была в том, что после той битвы она оказалась способной не только в стрельбе из лука, но и в использовании того, что люди называли божественной силой. Но странность заключалась в том, что её способность несколько отличалась от тех, что были присущи паладинам. Обычно, паладины могли вкладывать свои силы только в оружие ближнего боя, в то время как Нейа могла наполнить этой силой оружие дальнего боя.

Пока она не понимала, что это означает, но Король-Заклинатель выглядел весьма счастливым, когда услышал об этом. Хотя и сказал лишь одно: «Трудно судить только на основе этого. Дай мне знать, если проявятся и другие способности».

Вокруг раздались аплодисменты, и Нейа горько улыбнулась, чувствуя себя неловко.

— Вау! Вы удивительны, Бараха-сан.

— О да, это первый раз, когда я видел кого-то с такой великолепной стрельбой. Никто в моей деревне не может стрелять так же.

— А-а, это верно. Я раньше был охотником, и знаю несколько таких людей, но ни у кого нет способностей, как у Барахи-сан.

Восхваляющие Нейю люди были в основном лучниками, практикующимися на той же площадке. Три недели назад многих из них было не встретить на этих улицах, пока шла защита города.

Эти люди были спасены из близлежащих тюремных лагерей, и в результате население города быстро увеличилось. Люди с талантом стрельбы из лука, или кто раньше пользовался луком, были призваны в отряды лучников и помещены под командование Нейи.

Обычно, люди приняли бы в штыки идею подчиняться девушке-оруженосцу, особенно те, что годились ей в отцы. Однако никто из этих мужчин и женщин не собирались протестовать.

В основном, потому что никто не осмеливался высказывать какие-либо возражения после встречи с её злобным взглядом, а также, потому что признали её мастерство лучника. Некоторые из них были более признательны ей, узнав о её статусе оруженосца Короля-Заклинателя.

Были и те, кто боялся её, считая нежитью, потому что слышали о её служении Королю-Заклинателю. Но не все были такими.

Прошло уже три недели с битвы в городе. Паладины были отправлены на освобождение лагерей пленников. В это же время, отдельно от паладинов, Король-Заклинатель и Нейа, только вдвоём, также атаковали лагеря и спасали заключённых.

Когда Король-Заклинатель поднял эту тему, возникла шокирующая масса возражений. Но затем он сказал: «Теперь, когда Альянс Полулюдей испытывает недостаток сил, они начнут казнить пленных, если решат, что им не хватает рук управлять ими в лагерях. Так что людей надо спасать без промедления». Это убедило Каспонда принять предложение Короля-Заклинателя и отправить их двоих.

Поначалу Нейа хотела привести довод, что Королю-Заклинателю надо беречь ману для битвы с Ялдабаофом. Однако она была восхищена его действиями для защиты людей чужой страны, и чувствовала справедливость, исходящую от него. Так что не смогла заставить себя его остановить.

Итак, Нейа и Король-Заклинатель освободили многих пленных и привели их в город. По этой причине здесь были люди, готовые с радостью служить под руководством Нейи.

— Ааах… Я должен выучить пару приёмов у Барахи-сан.

— Ага, это правда. Она поразительна. А ещё, этот лук, одолженный у Короля-Заклинателя, Последний Выстрел Звезды. С этим луком Вы можете делать даже более удивительные вещи, верно?

— Последний Выстрел Звезды, хах. Что за чудесный лук…

Все их взгляды устремились к луку за спиной Нейи, Последнему Выстрелу Звезды.

Она могла бы использовать его во время тренировки, но избегала этого, потому что не хотела слишком полагаться на силу своего оружия.

— Да, во время битвы за городские стены, именно благодаря луку Последний Выстрел Звезды я смогла выжить, пока его величество не прибыл... Нет, это не совсем так... Кроме лука Последний Выстрел Звезды мне помогли ещё доспехи и другие предметы, которые мне дал Его Величество…

Нейа погладила доспех Баззаа.

— Эти доспехи перешли мне от знаменитого получеловека. Это великолепные доспехи.

— Она позволила мне один раз прикоснуться к ним. Их твёрдость удивительна. Я рубанул их мечом, но он просто отскочил.

— Серьёзно? Я никогда про это не слышал?

Поскольку доспех Нейи стал горячей темой, она хлопнула в ладоши, чтобы привлечь внимание всех.

— Хорошо, хватит болтать, возвращаемся к тренировкам. По словам Короля-Заклинателя, Ялдабаоф в ближайшее время готовится сделать ещё один шаг, поэтому мы не можем терять ни минуты.

Послышались одобрительные возгласы.

— Хорошо, пора начинать тренировку стрельбы. Давайте начнём.

Когда она смотрела, как её подчинённые расходились, услышав её громкий приказ, это её немного смутило. Нейа сняла предмет, который покрывал верхнюю половину её лица. Это был предмет, который ей дал Король-Заклинатель.

Этот магический предмет состоял из тёмного стекла в форме визора, который позволял ей использовать каждые три минуты специальную способность, известную как Выстрел Змеи. Это была техника, которая позволяла стрелку сделать выстрел, игнорируя при этом атаку противника, как будто уворачиваясь от неё.

Нейа не была точно уверена, что это за способность, потому что не стреляла в кого-либо, применяя этот предмет. Но, по всей вероятности, нужно обладать высокой ловкостью, чтобы избежать атак противника во время выстрелов.

Это был очень удобный предмет для кого-то вроде Нейи, использующей лук в качестве своего основного оружия. Но что более важно – он скрывал её глаза. И, скорее всего, без этого предмета она не смогла бы так хорошо ладить с другими.

Нейа обратно надела предмет и снова взяла свой тренировочный лук.

Все здесь были опытными стрелками, и теперь, в это напряжённое время, ей не нужно было инструктировать их, как правильно держать пальцы. Она кратко коснулась того, как быстро стрелять, и после этого всё, что было необходимо, это дать им индивидуальные тренировки и практики, пока их пальцы не заболели. Самое главное для них было накопить опыт стрельбы.

Нейа вновь задумалась о том, чтобы попросить священников использовать исцеляющую магию, чтобы они могли тренироваться более долгое время. Как раз в этот момент острые уши Нейи уловили шум.

Этот шум пришёл снаружи тренировочной площадки. Возможно, это было не то, чего она ожидала, и даже если бы это был тот, кого она надеялась встретить, он, возможно, только проходил мимо и не собирался заходить сюда.

Однако, тот, кто появился в дверях на тренировочном дворе, был именно великий король с костяным лицом – Король-Заклинатель.

Вначале все боялись этой могущественной нежити, но многие из них были спасены Королём-Заклинателем во время обороны города и из лагерей заключённых. Шум почтительных и благодарных голосов вскоре возвестил о прибытии Короля-Заклинателя.

Однако практиковаться никто не прекращал. Обычно они становились на колени перед ним, когда он появлялся, но сам Король-Заклинатель положил этому конец, заявив: «Это не общественное место, поэтому вам не нужно делать это, когда я просто показываюсь рядом».

Ни один царь, особенно спаситель страны, не должен был подвергаться такому обращению. Тем не менее, Король-Заклинатель сказал, что им не нужно особо проявлять почтение.

«Насколько же он велик…»

Вздохнув с благоговением, Нейа подошла к Королю-Заклинателю и заставила своё ослабевающее лицо подтянуться.

Она оставила визор надетым на глазах.

Это было, потому что Король-Заклинатель сказал, что она должна быть готова сражаться в любое время, поэтому ей не нужно снимать его.

Он, вероятно, беспокоился о том, может ли она использовать этот магический предмет, как часть собственного тела, и думал, что она должна быть начеку в любой ситуации. Нейа была невероятно впечатлена глубиной соображений Короля-Заклинателя.

Подбежав, она обратила внимание, что глаза Короля-Заклинателя обратились к ней. По какой-то причине наблюдение за обычными движениями Короля-Заклинателя делало Нейю немного счастливой.

Мысль о том, что она понимает крошечные причуды такой великой личности, заставила щёки Нейи расслабиться.

— Ваше Величество! Мы благодарны, что Вы решили посетить это место!

Нейа всё ещё оставалась оруженосцем Короля-Заклинателя, даже после того, как была назначена командиром подразделения лучников. Тем не менее, было трудно сказать, что она делала работу оруженосца должным образом. Эта обязанность отодвинулась на второй план, чтобы обучать других стрельбе из лука, не говоря уже о том, что Королю-Заклинателю пришлось прийти сюда.

Нейа хотела поставить в приоритет работу в качестве оруженосца Короля-Заклинателя, но решила не делать этого, так как больше не хотела быть для него обузой. И была ещё одна причина, о которой она никому не говорила.

Это было потому, что Король-Заклинатель отказался, чтобы кто-нибудь, кроме Нейи, служил его оруженосцем. Он сказал это в лицо Каспонду при присутствии Нейи.

По мере того, как всё больше и больше людей собиралось в городе, стало много более умелых или очаровательных людей, чем эта безумная девушка. Тем не менее, он сказал, что в качестве оруженосца Нейа будет в самый раз. Тот, которого она считала справедливостью, сказал это о ней.

Что могло сделать её более счастливой?

— Хотя я знаю, что ты скромна, я не думаю, что это просто "какое-то место". В конце концов, это то, где вы тренируетесь, не так ли?

— Большое спасибо, Ваше Величество!

Она огляделась. Возможно, было бы неуважительно отвести взгляд от Короля-Заклинателя, но визор, который она носила, позволял это. Она увидела, что её люди услышали это, и их кончики ушей покраснели. Но проблема заключалась в том, что они стали стрелять немного хуже. Возможно, потому что они нервничали из-за присутствия Короля-Заклинателя, или потому что напрягали свои плечи, чтобы хорошо выглядеть перед ним.

Тем не менее, она тоже ощутила жар на своих ушах.

— … Бараха-сан. Ваши люди добились большого прогресса по сравнению с предыдущим разом. Должно быть, это твоя заслуга как лидера.

Его любезность смутила Нейу, и она в растерянности не знала что ответить.

«Было бы неловко сказать, что они нервничают и не могут показать все свои навыки, потому как здесь Его Величество. Они, скорее всего, тоже так думают».

Поэтому, Нейа решил принять его слова, как есть. Однако…

— Нет, ничего подобного. Я почти ничему их не обучала. Они смогли добиться этого самостоятельно.

— Правда? Что ж, если ты так говоришь, то пусть будет так.

Другими словами, Король-Заклинатель так не думал. Это означало, что Король-Заклинатель очень высоко оценил Нейю.

Нейа немного подняла голос, чтобы попытаться скрыть свои поднявшиеся эмоции.

— В таком случае, Ваше Величество, Ваше присутствие здесь означает, что собрание уже окончено?

— Ах, да. Они закончили на сегодня. По правде говоря, я не сделал каких либо значительных предложений.

Прямо сейчас, в этом городе, была целая гора проблем, и все были связаны с растущим населением. Первоначально численность населения этого небольшого города, Лойдс, было менее 20-ти тысяч человек. Но после сбора здесь людей из освобождённых лагерей оно теперь превышало 150 тысяч человек.

Наиболее актуальной проблемой, связанной с перенаселением, была слизь, используемая в канализациях. Это Санитарные Слизни, чья популяцию увеличилась в связи с обилием пищи. Они вызвали панику, когда стали вырваться из водных каналов.

Когда количество слизи росло, они обычно сжигались при помощи магических предметов, но неожиданно быстрый рост означал, что это не было сделано вовремя. Несколько мужчин и женщин уже подверглись нападению.

Когда эти мужчины и женщины были окружены слизнями, группа мусороуборочных монстров, называемых Грязеедами, появилась из канализации, чтобы помочь им.

Несмотря на то, что их относят к монстрам, Грязееды были довольно умными, и они знали, что люди производят большую часть их пищи. Поэтому они защитили людей своими кислотными телами.

Однако люди не были благодарны Грязеедам. Это было, потому что Санитарные Слизни не были заразными, в отличие от Грязеедов, которые были, словно колонии патогенов. Таким образом, люди, которым они помогли, заболели и находились в очень плохом состоянии, особенно те, кто заразился энцефалитом.

Кроме того, была зима, поэтому дров и других видов топлива было мало. Так же были задержки в строительстве жилья. Хотя нехватки продовольствия ещё не было, в скором будущем это тоже станет проблемой.

Король-Заклинатель был приглашён на многие из собраний при обсуждении этих проблем, возможно, потому что они рассчитывали на его потрясающие знания для их решения.

Хотя Король-Заклинатель и говорил, что не многое знает о таких повседневных вещах, и просто сидел в сторонке и слушал, такую персону не могли не приглашать на встречи снова и снова.

Тот факт, что он так смиренно себя вёл, несмотря на то, что был королём целой страны, только углубило уважение Нейи к нему.

— Что Вы намерены делать теперь, Ваше Величество?

— Хм. Я намеревался посмотреть, всё ли в порядке с перемещением брёвен... Ты занята практикой, Бараха-сан? Если не возражаешь, не хотела бы сопровождать меня?

Чтобы решить проблему нехватки топлива и жилья, они использовали нежить-лошадей Короля-Заклинателя для транспортировки брёвен из далёкого леса. Поначалу люди остерегались использовать этих лошадей, но теперь были постоянные хвалебные отзывы, связанные с заслугами этой нежити.

— Ах да, пожалуйста, позвольте мне пойти с Вами! В конце концов, я – оруженосец Вашего Величества!

Осознание того, что она, наконец, может выполнять свои обязанности в качестве оруженосца, и её восторг из-за того, что она останется с Королём-Заклинателем наедине, заставило Нейю говорить быстрее и громче. Осознав это, уши Нейи воспылали.

— Если так, тогда приступим.

— Да! Пожалуйста…

Вдруг, как бы прерывая её, недалеко появилось пламя скрывающее небо.

«Там пожар?» – мелькнула мысль у Нейи.

Но истина была совсем иной... В городе не было чего-то, способного гореть таким огромным пламенем.

Город, казалось, был окружен стеной огня…

«Огненная Стена?!» – В тот же момент Нейа вспомнила рассказ Синей Розы.

— Ваше Величество! Это…

— Хм... Да, это именно то, о чём ты подумала. Я слышал об этом от Момона... Похоже, время всё же пришло. Этот поддонок Ялдабаоф решил, наконец, показаться. Бараха-сан, я должен идти.

В конце концов, этого они и ожидали. Чувство уверенности, исходившее от Короля-Заклинателя, успокоило сердце Нейи. Хотя основной причиной скорее был тот факт, что рядом находился кто-то настолько невероятный.

— Но в какой он части города?

— Ну... Хм... Откровенно говоря, я не представляю его мотивов. Возможно, он пришёл просто, чтобы уничтожить всех и каждого. Но мне кажется наиболее вероятным, что он охотится или за мной, или за лидером Святого Королевства, а потому нам будет лучше как можно быстрее объединиться. Собери своих людей, и отправь их в безопасные районы.

— Что?

— Ну, они всё равно не смогут ничего противопоставить Ялдабаофу, поэтому будет лучше, если они подготовятся к обороне против демонов, которые вероятно вскоре появятся. К тому же, я опасаюсь, что город вскоре может превратиться в ад... Возможно, было бы лучше отправить их подальше, за городские стены.

Хотя сначала слова Короля-Заклинателя были не совсем ясны, это, возможно, потому что он составил план "на ходу". А дальше была непрерывная серия инструкций для Нейи.

— Да! Большое спасибо, Ваше Величество! Всё так и сделаю!

Хотя они и строили планы на случай, если Ялдабаоф возглавит армию против них, они не совсем ожидали, что враг появится прямо в городе. Ещё одна большая проблема заключалась в том, что они не знали, насколько хорошо подготовился противник.

Нейа дала указания, согласно инструкциям Короля-Заклинателя. Здесь был только один отряд, но они не могли действовать самостоятельно. Как командир отряда, Нейа была обязана сделать несколько предписанных вещей, прежде чем получить приказы от командования.

В инструкции было что-то вроде этого:

Все в отряде должны были взять свои семьи и направиться к восточным воротам, потому что если враг атакует, то, было более вероятно, что с западных ворот. После этого они должны построиться у восточных ворот. Если же противник окажется за восточными воротами, то им необходимо подняться на стены у восточных ворот и атаковать с них. Кроме того, они должны адаптироваться к изменениям в условиях боя, и подчиняться адъютанту Нейи, пока она сама не прибудет на место.

Подчинённые Нейи быстро приступили к исполнению её указаний.

— Ваше Величество!

Отдав приказ, Нейа повернулась назад и увидела, что Король-Заклинатель смотрел на свои ладони и, используя заклинание полета, поднялся примерно до уровня головы Нейи.

— Ваше Величество! Позвольте, я пойду с Вами!

Возможно, он был поражён криком Нейи, но внезапно опустил руки и тихо ответил.

— Хммм… Ладно.

Король-Заклинатель также наложил заклинание полёта и на Нейю. В этот момент она осознала величие магии, испытав полёт с её помощью.

Нейа и Король-Заклинатель двигались в воздухе так, будто скользили по земле. Они не подымались высоко, а лишь парили в двух метрах над людьми, которые в толпе впали в хаос из-за непонятной ситуации. Причина этого заключалась в том, что полёт в воздухе без прикрытия сделает их очень заметными, и если бы там были демоны, они могли бы подвергнуться атакующим заклинаниям со всех сторон.

Нейа раздосадовано прикусила губу, чувствуя, что она была обузой. Ведь, какие бы заклинания ни использовали демоны, они не могли создать проблемы для Короля-Заклинателя. Она не могла не думать, что он выбрал более долгий путь, вместо того, чтобы лететь прямо к месту назначения, потому что она была рядом.

В конце концов, они добрались до места назначения – штаб-квартиры, которая также являлась комнатой Каспонда.

Двое паладинов у дверей были полностью заняты: они пытались организовать людей, толпящихся возле двери.

— Бараха-сан, мы войдём сверху.

— Да!

Увидев, что было трудно войти через дверь, они подлетели на балкон. Как раз в этот момент, ближайшее с их стороны окно открылось.

— Ваше Величество! Спасибо что пришли!

Это был паладин.

— Остальные уже здесь?

— Нет, Ваше Величество. Жрецы ещё собираются. Вице-капитан Монтанис отбыл освобождать людей из лагеря заключённых и вряд ли сегодня вернётся. Сейчас присутствуют только капитан Кастодио и Его Высочество Каспонд.

— Ясно. Тем не менее, хорошо, что они двое здесь. Показывайте дорогу.

— Так точно!

После того, как паладин привёл их к комнате Каспонда, они смогли услышать громкое обсуждение через дверь. Оно казалось довольно сумбурным.

Паладин открыл им дверь, и более десятка пар разных глаз обратились на них.

— Простите, что опоздал. У нас мало времени, потому сразу к делу. Какие планы вы сейчас обсуждаете?

Все переглянулись друг с другом, и Каспонд заговорил от их имени.

— Мы ещё не заметили Ялдабаофа. Ваше Величество, мог ли этот огонь быть сделан каким-либо магическим предметом или другим демоном, кроме Ялдабаофа?

— Я не уверен. Ведь даже я не смог бы сделать такого.

Остальные были потрясены. Король-Заклинатель использовал магию, которая превосходила воображение. Насколько могущественным должен быть Ялдабаоф, если он мог использовать заклинание, которое даже Король-Заклинатель не мог использовать?

— В таком случае, какие последствия ожидать от этого огня? Синяя Роза сказала, что они спокойно проходили через него. Тогда, видимо, обычные люди могут тоже, не так ли?

Сказав это, Ремедиос повернулась и посмотрела прямо на Короля-Заклинателя.

— Люди могут пройти через него. Это не будет проблемой. Что касается его эффектов, то демоны, находящиеся внутри этого круга огня, получают улучшение атрибутов. Отрицательные заклинания кармы будут наносить больше урона, скорость расходования предметов будет увеличиваться, и многие другие эффекты. Но, согласно результатам исследовательской группы, ни один из этих эффектов не был обнаружен. Однако ещё предстоит выяснить, имеет ли это пламя какие-либо другие последствия.

— Что означает, что мы можем свободно входить и выходить, верно? – Переспросила Ремедиос.

— Хм? Разве я не сказал об этом в самом начале?

— В таком случае мы должны эвакуироваться, пока вокруг не появились полулюди или демоны, а затем построить наши войска, – предложил Каспонд. — Я слышал, что демоны появились в районе, окруженном огнём, когда его в последний раз видели в Королевстве. Давайте рассмотрим этот план действий.

Отдав паладинам приказ, он снова спросил Короля-Заклинателя:

— Можете ли Вы использовать свою магию, чтобы определить местоположение Ялдабаофа, Ваше Величество?

— Если бы я мог, то мне не было бы смысла оставаться в городе, не так ли?

— Я думаю да.

Пока Король-Заклинатель одним за другим разбирался в вопросах, все услышали угрожающий скрип. Сперва он был достаточно тихий, а затем начал непрерывно нарастать, заглушая звуки в комнате. Все замолчали и переглянулись. Звуки в комнате будто вымерли. В тишине, всё что осталось, был скрип.

Все нервно оглядывались по сторонам, а затем Нейа заметила нечто странное на стене с окном и воскликнула:

— А…!

Трещина появилась на стене и, когда уже все её заметили, начала разрастаться. Стена деформировалась, и затем…

— Всем отойти!

Когда Ремедиос прокричала, Король-Заклинатель встал перед Нейей.

Стена разлетелась на кусочки из-за взрыва. Кирпичи дробью пролетели по комнате. Стоны заполнили воздух; их издавали люди, поражённые летящими на большой скорости кусками кирпича.

Если бы Король-Заклинатель не закрыл Нейю своим телом, она закончила бы стонущей на земле вместе со всеми.

— Сп-спасибо Вам…

Король-Заклинатель остановил Нейю рукой, прежде чем она смогла поблагодарить его, и указал на дымящуюся дыру в стене, привлекая туда её внимание.

Там находился огромный силуэт цвета полыхающего пламени.

— Благодарю вас за тёплый приём, люди.

Его голос был низким и властным.

Рассекая дым, он спокойно вошёл в комнату сквозь дыру в стене.

Это был демон.

Из-за своих размеров, ему пришлось пригнуться, чтоб хоть как-то влезть в комнату. Его поза выглядела слегка глуповато, но сейчас точно было не время для смеха. У Нейи словно встал ком в горле: она хотела проглотить слюну, скопившуюся у неё во рту, однако та застряла.

Это была подавляющая сила.

Хоть Нейа и никогда не была хороша в оценке силы своих врагов по отношению к себе, но сейчас она поняла, что не сможет победить, даже будь здесь 10 тысяч таких, как она. От силы, сравнимой с силой Короля-Заклинателя после снятия кольца, она была покрыта мурашками и не могла пошевелить и мускулом.

Именно тогда она поняла, с кем они столкнулись.

«Это, это Ялдабаоф... Император Демонов Ялдабаоф»

Его лицо было наполнено гневом, его крылья были красными, и его пылающие руки… казалось, он держал что-то в одной руке. Нейа не могла не засомневаться в том, что видели её глаза.

Это было то, во что она не хотела верить... Это было тело… Вернее, нижняя его часть. От него исходило сильное зловонье – явный признак сильного разложения…

— Йиииаааааа!

Это был возглас, нет, скорее даже крик. Это был звук, который мог издать только тот, кто разорвал оковы своих эмоций и впал в безумие. Он пришёл из-за спины Нейи.

Нейа вздрогнула. Человеком, издавшим этот звук, была Ремедиос.

Ремедиос высоко подняла свой священный меч и бросилась прямо на Ялдабаофа, не заботясь о собственной защите.

Это было слишком опрометчиво. Даже Нейа, которая не была искусна в обращении с мечами, думала, что это было глупое нападение.

— Сгинь.

Эти тяжёлые тихие слова сопровождалось глухим звуком удара. В то же время Ремедиос пролетела через всю комнату и врезалась в стену. Это вызвало такой грохот, что казалось, всё здание рушится. Ремедиос, отброшенная в сторону, словно муха, и припечатанная в стену, через секунду рухнула на пол.

Казалось, Ялдабаоф отбросил Ремедиос при помощи объекта, похожим на нижнюю часть тела человека.

Нейа наверняка умерла, если бы приняла на себя этот удар. Но, как и ожидалось от самого сильного паладина страны, её жизнь, казалось, не была в опасности.

Однако теперь по воздуху начал распространяться отвратительный запах.

Комната была заполнена кусками мяса из распадавшейся нижней части тела, которую Ялдабаоф использовал, чтобы ударить Ремедиос.

— Ах, какой беспорядок. Я искренне приношу извинения за то, что испачкал комнату. Конечно, этого бы не случилось, если бы эта женщина не напала на меня, не подумав... Ну, это просто оправдание. Пожалуйста, простите меня.

Ялдабаоф медленно склонил голову. Он казался искренне извиняющимся, но это только испугало всех ещё больше.

И затем он легко отбросил то, что держал: что-то похожее на обугленные останки человеческой лодыжки.

— Ой-ёй, похоже, я был слишком увлечён, когда размахивал им, и верхняя половина куда-то улетела. Это всего лишь грязная безделушка, поэтому я искал шанс избавиться от неё… но, в конце концов, мне удалось эффективно её использовать. Разве я не добрый демон? Должно быть, она благодарит меня из загробной жизни.

Бормотал Ялдабаоф себе под нос.

— А-а-а-аххх

Ремедиос касалась себя, пока вопила, словно в муках, а из уголка её рта текла свежая кровь. Нет, похоже, она собирала ошмётки плоти, прилипшие к ней.

«Что она делает? Она в конец потеряла рассудок?» – Беспокоилась Нейа.

Но, похоже, эти безумные на вид действия имели смысл.

«Только не говорите мне, что этот труп... Как это возможно?..»

Хотя нижняя часть тела была истерзана, к ней были прикреплены части чего-то похожего на доспехи, похоже, принадлежавшие женщине. Исходя из этого, Нейа могла представить двух людей, которыми они могли быть.

«Если это действительно так…»

— Что за чудесный звук! – Ялдабаоф взмахнул рукой, будто дирижёр. — Что же, я полагаю это первый раз, когда мы встретились, Король-Заклинатель Айнз Оул Гоун-сан, или, быть может, "-сама" было бы лучшей формой обращения?

— Это не важно. Итак, я уверен, ты здесь, чтобы сразиться со мной?

— Именно. Никакое количество слабаков не имеет значения.

— Согласен с этим. У меня нет намерений создавать бессмысленные смерти.

Всё ещё шмыгая носом, Ремедиос пронзительно посмотрела на Короля-Заклинателя.

— Уверен, ты силён, Ваше Величество. Даже сильнее, чем Момон. Я надеюсь, ты позволишь мне следовать стратегии, которая гарантирует мою победу.

Ялдабаоф поднял руку, и чья-то голова показалась через дыру.

Это была женщина в маске и форме горничной. Точнее, две женщины.

— Надеюсь, ты не назовёшь меня подлым?

— Ух, хм. Ну, это… хмм... э-э… м-м…

Король-Заклинатель начал волноваться. Этого следовало ожидать.

Никто не мог ожидать, что Ялдабаоф прибудет вкупе с его демонами-горничными. Хотя…

«Возможно не в этом дело. Король-Заклинатель мудр, и он мог предполагать это. А раз так, почему он ведёт себя подобным образом? Может быть, потому что мы здесь? Возможно, он не уверен, что сможет защитить нас, поэтому и беспокоится!»

— Ваше Величество, пожалуйста, не волнуйтесь о нас.

— А?

Король-Заклинатель воскликнул в небольшом удивлении.

Нейа очень хорошо знала, что эти демоны-горничные были созданиями, способными убить любого в этой комнате. И они были столь сильны, что ей было бы неспокойно, даже если кто-то скажет не волноваться. В сравнении с уровнем Короля-Заклинателя, Нейа и остальные, вероятно включая даже Ремедиос, не более чем бесполезные пешки.

Однако она скорее умрёт, чем станет ему обузой.

Однажды она слышала от Короля-Заклинателя, что его подчинённые даже готовы умереть, если стали бы заложниками. Он говорил, что был бы огорчен этим, но Нейа, наконец, поняла, что чувствовали его подчинённые. Они просто не хотели становиться бременем для личности, которую уважали.

— Ха-ха-ха. Не волнуйтесь, люди. Я буду мучить вас всех до смерти позже. Мы будем ждать у фонтана в центре города. Конечно, ты можешь бежать, если хочешь, Король-Заклинатель.

— То же самое хочу сказать и тебе, Ялдабаоф.

Король-Заклинатель и Ялдабаоф пристально посмотрели друг на друга.

После этого Ялдабаоф развернулся, а Ремедиос вскочила, держа святой меч, и кинулась на него.

Слабо светящийся меч был похож на полосу белого света.

— Умрииииии!

И ударила в спину Ялдабаофа.

— Что это? Это... Теперь-то ты удовлетворена?

Это был холодный ровный голос.

— Почему?.. Почему… после получения удара святым мечом?.. Ты же должен быть злым…

На его фоне образ Ремедиос казался крошечным и ничтожным.

— Я понятия не имею, что на это ответить. Почему? Что ты имеешь в виду под "почему"? Это было не больнее укола, как тебе такое? Если закончила, не могла бы ты уйти с моего пути? Я не собираюсь убивать тебя сейчас. Я решу это после того, как убью Короля-Заклинателя.

Ялдабаоф, не обращая внимания на Ремедиос, расправил крылья и улетел. Демоны-горничные последовали за ним.

— … Тогда я тоже пошёл. Вы должны найти укрытие, чтобы не попасть под сражение. Хотя я не думаю, что до этого дойдёт, вы должны понять, что город может быть разрушен.

— Ваше Величество, все будет в порядке? – Каспонд встал из укрытия, в которое нырнул для уклонения от летающих по комнате обломков. Его глаза остановились на Ремедиос, которая выглядела совершенно разгромленной и не могла встать на ноги.

— Всё ли будет в порядке? Я не могу гарантировать, но возможно. Было бы очень проблематично, притащи он с собой полулюдей как щиты. Выглядит так, будто он недооценивает меня. И это также шанс схватить демонов-горничных.

Ремедиос что-то бормотала себе под нос:

— … Всё будет в порядке. Это нормально. Моя сестра всё ещё здесь. Келарт всё ещё здесь. Пока она рядом, Калка-сама может…

Потом вдруг она хлопнула себя по лицу и резко встала на ноги.

— Король-Заклинатель! Я тоже пойду. Одолжите мне оружие, которое может ранить его! На время я стану Вашим мечом!

Король-Заклинатель взглянул на Ремедиос, в её налитые кровью и ненавистью глаза, и покачал головой.

— … Забудь об этом. Ты будешь только мешаться.

— Что ты сказал?!

— Ты не понимаешь? Я говорю о разнице в силе. Или ты хочешь сказать, что понимаешь, но отказываешься признать это? Тогда скажу прямо – ты лишь обуза.

Ремедиос взглянула на Короля-Заклинателя, как будто он был её кровным врагом.

Слова Короля-Заклинателя были очень жёсткими, но они также были правдой. Или, скорее, их было тяжело принять, именно потому, что они были правдой.

— Капитан Кастодио! У меня есть другое задание для вас. Эвакуируйте этих людей из города!

Каспонд отдал приказ твёрдым, командным тоном.

— План был дать Его Величеству справиться с Ялдабаофом. Вы тоже согласились с этим, не так ли?

— … Ахх, я знаю.

Ремедиос прикусила губу и вынудила себя сказать следующие слова.

— Вы должны убить этого ублюдка.

— Конечно.

— Паладины, аккуратно соберите остатки этого тела. Не пропустите ни кусочка.

— Капитан… это тело…

У одного паладина были подозрения того, что происходило, и он рискнул спросить дрожащим голосом. Ремедиос ответила тоном, словно говорившим не спрашивать далее:

— Не забывайте, что это может быть демоническая уловка.

Ремедиос ушла, не оглядываясь. Несколько паладинов последовали за ней, с полуиспуганными выражениями на лицах.

— Ваше Величество, я искренне извиняюсь за то, как она повела себя с Вами... Могу я извиниться за неё? – Каспонд опустил свою голову. — Пожалуйста, я прошу о вашей снисходительности.

— … Я принимаю Ваши извинения. Теперь, поспешите и эвакуируйтесь. Если он будет ждать слишком долго, то может решить и не держать своё слово. Я отправлюсь прямо сейчас, чтобы выиграть время, но я надеюсь, Вы понимаете, что я могу дать вам лишь около 30 минут.

— Я понял. Все слышали это? Пошевеливайтесь!

Несколько жрецов и паладинов вышли вместе с Каспондом.

Единственными оставшимися в комнате были Король-Заклинатель, Нейа, а также несколько паладинов и жрецов, собиравших останки человеческого тела в мешок.

«В таком случае…»  – Нейа собралась с духом.

— Ваше Величество, могу я пойти с Вами?!

Вокруг неё послышались резкие вздохи и трепет. Но Нейа проигнорировала этих незначительных людей. Она сняла визор и посмотрела прямо на Короля-Заклинателя.

— … Хмм. Я не могу взять тебя. Что бы он сейчас ни говорил, но он демон. Будучи в безвыходной ситуации, он покажет свою истинную натуру и использует тебя, как заложницу.

— Но если это случится, Ваше Величество убьёт меня без колебаний, разве не так?

— Когда ты говоришь это с таким серьёзным лицом, я выгляжу как жестокая личность. Ну, если спасти тебя не будет возможности, то я не обращу на тебя внимания и также попаду по тебе атакующим заклинанием.

— В таком случае…

— Я так делаю, не потому что хочу убивать заложников, ты понимаешь?

— Ах! Простите меня…

Так оно и было. Он сделал бы это, поскольку это лучший доступный выбор. В случае альтернативы получше, такая милостивая личность, конечно, выбрала бы её. Так что, не позволять Нейе сопровождать его, было лучшей из лучших альтернатив.

— Но... Ваше Величество, Вы использовали много заклинаний, и даже свои магические предметы и ману для освобождения этого города. Как заклинатель, Вы определённо должны быть сейчас ослаблены. Будет ли всё в порядке?

— Мхм. Действительно, это может быть опасно, но я пришёл сюда победить Ялдабаофа. К счастью, мне не пришлось искать его, поскольку он это сделал сам. Теперь я уничтожу его и заберу горничных себе... Ух, говоря, что я хочу горничных, это звучит, как от грязного старика, хм?

Нейа горько улыбнулась Королю-Заклинателю, который всё ещё мог выдать хромую шутку в такое время. Она хотела ещё сказать, но Король-Заклинатель  пресёк это поднятием руки.

— Кроме того, я стану посмешищем, если сбегу после всего.

Король-Заклинатель пожал плечами, как будто он шутил. Нейа чувствовала, что он не был серьёзен, так что повысила свой голос.

— Ваше Величество! Если они хотят посмеяться, пусть! Я смиренно признаю, что Вы должны сражаться с ним только в прекрасном состоянии! Также, Вы пришли сюда, только чтобы сразиться с Ялдабаофом, но в итоге потратили много маны и сил для Святого Королевства. Это не то, на что Вы изначально согласились. Если Вы скажете, люди моей страны…

— Действительно, это правда. Но люди – существа, которые верят только в то, во что хотят верить. Даже если ты распространишь слово, никто не примет его близко к сердцу, Бараха-сан.

— Что...? В таком случае я могу быть свидетелем! И…

Нейа перевела взгляд на паладинов и священников, которые слушали их разговор. Она считала, что они, тоже захотят быть свидетелями.

— Нейа Бараха. Я благодарю тебя, но в этом нет необходимости. Я не изменю своё намерение сразиться с Ялдабаофом.

— Но… почему?

— Очевидно же. Это потому что я дал обещание, как король.

Нейе нечего было сказать. Она ничего не могла сказать в ответ. Простолюдин, вроде неё, не мог сказать ничего, что могло бы изменить мнение короля.

Вокруг неё раздались ропоты восхищения. Действительно, этот гордый и великий человек был ни кто иной, как Его Величество Король-Заклинатель Айнз Оул Гоун.

Нейа была полна гордости за короля, которого высоко почитала.

— Ваше Величество, я знаю, что это очень непочтительно, но если Вы почувствуете опасность, я прошу Вас отступить.

Возможно, упоминание о его возможном поражении может его опечалить, но даже так, она всё равно должна была это сказать.

— Само собой. Дурак тот, кто вступает в бой, не подготовив средства к отступлению. Даже если проиграть одно сражение, можно хорошо использовать полученную информацию для следующего. Неважно, проиграна ли первая битва.

— Меньшего я и не ожидала от Вас, Ваше Величество.

Краткое объяснение заключалось в том, что если его целью было победить Ялдабаофа, то всё, что ему нужно было, это победить в итоге. Нейа была в восторге от такого мышления – мышления не воина, а короля.

— Что ж, тогда мне пора.

***

Айнз пешком направился к месту, которое указал Ялдабаоф. По пути он использовал [Сообщение], чтобы приказать двум Ханзо, которые следовали за ним, проверить хвосты и наличие наблюдателей.

Получив отрицательный отчет по обоим пунктам, Айнз уже было собирался прекратить связь, но получил несколько запутанный доклад о том, что здесь присутствуют Плеяды.

Айнз подтвердил получение доклада и закончил [Сообщение].

«На этот раз мы не обнаружили других Игроков или обладателей предметов Мирового Класса. Я продолжаю думать, что они уже должны были бы проявить себя к настоящему моменту... Но если их нет, как объяснить то, что случилось с Шалти? Неужели это было какое-то совпадение? Был ли это и правда эффект предмета Мирового Класса? Или же это работа какого-то человека с уникальным талантом?»

Тот факт, что никто не появился, несмотря на то, что они так далеко зашли, заставил его чувствовать себя пойманным в ловушку. Насколько Айнз знал, противники обычно наносят удар в момент его слабости.

«Честно говоря... что ж, это не имеет значения. Тщательное планирование на будущее не будет лишним».

После Айнз связался с другими отрядами Ханзо с помощью [Сообщения], чтобы проверить их готовность и получение приказов.

«Хорошо, подготовка завершена. Следующая часть проста – мне надо просто следовать плану Демиурга. Даже если ошибусь, я всегда могу сказать, что это так я его проверял».

Это было хорошо.

Айнз был удивлён, насколько лёгкой была его поступь. Это был первый раз, когда он почувствовал себя настолько расслабленным с тех пор, как пришёл в этот мир, и это было похоже на плавание по небу.

Вскоре Айнз дошёл до площади.

Изначально это была фонтанная площадь для отдыха жителей. Однако, после того как полулюди разрушили тут всё, вода в фонтанах больше не текла. На данный момент планов на восстановления не было, и окружение выглядело слишком скупо и строго.

Там стоял демон.

Это был огромный демон с пылающими крыльями и двумя тёмно-красными, мускулистыми руками.

Это был Злой Лорд Гнева из Назарика. Однако он был всего лишь монстром, которого призвал Демиург заклинанием [Призыв Злых Лордов]. Его можно было использовать только один раз в 50 часов, зато им можно управлять некоторое время. Даже если он будет убит, Назарик ничего не потеряет.

Он был 84-го уровня.

Так как Злой Лорд был атакующим физического типа, у него был очень высокий показатель здоровья.

Из всех особых способностей, которыми обладали Злые Лорды, самой опасной была способность призвать другого Злого Лорда, хоть и ниже уровнем, чем они сами. Однако призванные монстры, в свою очередь, не могли призывать больше монстров. Поэтому Злой Лорд Гнева, которого призвал Демиург, не мог призывать другого Злого Лорда.

Если бы этот Злой Лорд был создан разработчиками или игроками, тогда он мог бы призывать других существ. Например, Злой Лорд Лени часто призывал демонов и нежить толпу за толпой, что делало его очень трудным противником.

Кроме того, один неприятный момент о Злом Лорде Гнева заключался в том, что было трудно управлять его ненавистью.

Показатель агрессии Злого Лорда Гнева накапливался быстрее, чем у других Злых Лордов. Айнз слышал, как танки говорили, что им лучше иметь дело с несколькими другими Злыми Лордами, чем удерживать одного Злого Лорда Гнева от нападения на союзников.

Кроме того, у него была особенность, заключающаяся в том, что его показатели атаки и защиты увеличивались по мере повышения значения ненависти. Тем не менее, это не было проблемой. Единственное, что беспокоило Айнза, это его способность под названием [Чудо Искупленной Души], которое порождало неизвестные эффекты.

Список заклинаний, которые мог использовать Злой Лорд Гнева, включал заклинания:

3-его уровня: [Огненный шар], [Замедление];

6-го уровня: [Пламенное крыло], [Волна ада];

7-го уровня: [Напалм], [Адское пламя], [Великое Слово Проклятия],                    [Великая Телепортация], [Ересь];

8-го уровня: [Искажение морали], [Безумие], [Астральная кара], [Волна боли];

9-го уровня: [Великое отражение], [Нова Вермилиона];

10-го уровня: [Метеор], [Остановка времени], [Поле скверны].

Хотя точное число заклинаний, которые могли использовать монстры, варьировалось с их уровнем и типом, обычно их было около восьми. Однако, высокоуровневые монстры, вроде драконов, демонов и ангелов, были исключением.

И всё же, как у чистого воина, заклинания Злого Лорда Гнева были не особенно страшными.

У него не было умений для усиления своих заклинаний, и его магические параметры были низкими. Поэтому, хоть атакующие заклинания Злого Лорда и были огненными, и таким образом, направленные на слабость нежити, не было нужды в осторожности. Заклинания воздействия на разум были бесполезны против нежити, а значение кармы Айнза было и так отрицательным, так что заклинания, вроде [Искажение Морали], были потерей времени.

Для Айнза, имевшего отрицательную карму, справиться с ангелами было сложнее, чем с демонами.

Обдумывая данные своего оппонента, Айнз взглянул на двух горничных позади Злого Лорда. Он решил, что подумает о них позже.

— Итак, вы все готовы?

— Разумеется, Айнз-сама.

Услышав этот тяжёлый голос, Сузуки Сатору в сердце Айнза неосознанно улыбнулся. Так было потому, что этот демон, как и все NPC Назарика, были разработаны в соответствии с их образом.

«Вероятно, такие голоса предполагались их создателями или разработчиками. В таком случае, кому пришла мысль о прелестном голосе, которым обладают жуко-губы до поглощения каких-нибудь  голосовых связок? Или вся концепция "сейю в твоих мыслях", о которой говорил Пэрорончино, реально существовала?»

Нет, это было невозможно.

Актёр Пандоры был хорошим примером. Он был существом, не отражавшим, что было в уме его создателя. И потом, фактически, говорить могло даже существо без голосовых связок, вроде Айнза. Всё, что он мог сказать – фентезийные миры действительно поразительны.

— Если ты обращаешься ко мне "Айнз-сама", я полагаю, всё окружение было зачищено?

— Истинно так.

— Тогда я задам тебе самый важный вопрос. Ты готов биться с намерением убить меня?

— Да, мне было приказано сделать так.

Айнз кивнул, услышав ответ Злого Лорда.

Одной деталью, доставлявшей беспокойство Айнзу всё это время, был недостаток сильных оппонентов для битвы.

После битвы с Шалти, Айнз волновался об отсутствии шансов сразиться в полную силу.

Он уже получил опыт в ближнем бою и мог умело двигаться в теле Момона и биться примерно как воин 33-го уровня. Ему было любопытно, как теперь такое его тело будет функционировать в высокоуровневом бою?

Он должен был провести боевые тренировки против высокоуровневых оппонентов. К сожалению, он до сих пор не встречал таких высокоуровневых монстров. Поэтому он приказал Демиургу «скомандовать Злому Лорду убить Айнза».

Он мог победить такого сильного врага, желавшего убить его, и, тем самым, усилить себя.

Легче было сказать, чем сделать. Оба Стража были категорически против идеи, и уговорить их заняло немало времени. Тогда мысленно истощённый Айнз уже подумывал сказать: «Я думал, мы сошлись на том, что моё слово – закон…»

В конце концов, после бесчисленных условий и уступок, сцена для этой реальной битвы была поставлена.

Холодок прошёлся по его телу, как он подумал о том, что может умереть. Это было совершенно отличное чувство от того, как он ощущал себя во время битвы с Шалти, поскольку это было ненужной битвой.

Однако…

«Хотя у меня большой опыт PvP в ИГГДРАСИЛЕ, в битве против Шалти я понял, что этот мир – не игра. Если придёт время для меня выступить против игрока 100-го уровня с большим опытом реального боя, я не смогу победить без равноценного количества опыта. Я должен помнить, что страх – это дорога к поражению».

Айнз был очень рад, что он был нежитью и мог подавить чувство страха смерти. Будь он всё ещё человеком, то сейчас свернулся бы калачиком и просто дрожал.

— Итак. Теперь, Юри.

Айнз обратился к горничной перед Злым Лордом.

— Поскольку ты и Люпус-Регина здесь, значит ли это, что вы будете сражаться против меня вместе со Злым Лордом? Что насчёт остальных?

Он не видел признаков Солюшн, Энтомы или Сизу. Они, должно быть, находятся не здесь.

— Мы двое – единственные, кто пришёл сюда. Мы, сёстры, будем сражаться против Вас вместе со Злым Лордом Гнева. Дело в том, что Альбедо-сама считает неплохой мыслью позволить людям этой страны лицезреть демонов-горничных. К тому же, Злого Лорда Гнева в одиночку может быть недостаточно для удовлетворения Вашего желания, Айнз-сама.

Было правдой то, что одному Злому Лорду примерно 80-го уровня будет очень тяжело выстоять против Айнза. Однако, даже подмога в виде Юри и Люпус-Регины не делала его сильным оппонентом.

«Однако, возможно это и не так. Дополнительные хлопотные факторы могут стать неудобством. Страдать потом из-за недооценки своего противника будет глупым. Лучше мне быть настороже».

— Вдобавок, Альбедо-сама приказала нам уточнить кое-что у Вас, Айнз-сама. Вы действительно согласны с условием, что не будете покидать Назарик на протяжении следующего года, если будете побеждены?

— Ах да, это было одно из условий, на которых настояла Альбедо, прежде чем согласиться на этот бой. Если я проиграю, я проведу следующий год, усердно работая в Великой Гробнице Назарик, в одной комнате вместе с Альбедо... Вы не собираетесь сверить и условия, упомянутые Демиургом?

Айнз глянул на Злого Лорда, но он ничего не сказал. Видимо, он не считал это необходимым.

— Премного благодарим Вас. – Юри поклонилась.

Итак, более нет возможности изменить план.

Подумав о том, насколько тяжёлой оказалась ситуация, Айнз не мог внутренне не вспотеть. Убить Юри было бы достаточно просто, учитывая колоссальную разницу в силе, но Айнз Оул Гоун никогда бы не допустил этого. Убийство NPC в целях тренировки – крайне возмутительно.

Иначе говоря…

«Я должен убить Злого Лорда без ущерба для Юри и Люпус-Регины».

Айнз не мог не рассмеяться.

«Это будет чертовски трудной задачей. Тем не менее, для практики нет ничего лучше!»

— Что-то не так, Айнз-сама?

— Нет, ничего такого, не беспокойся.

— Также Коцит-сама попросил записать битву, чтобы все в Назарике могли использовать её в целях обучения. Вы не возражаете?

Хотя Айнз и не хотел делать этого, потому что считал это смущающим, однако запись боёв было распространённым явлением в ИГГДРАСИЛЕ. Имея это в виду, он обязан одобрить эту просьбу.

— Но запись боя затронет защитный барьер против обнаружения. Должен ли я его убрать?

— Вы, несомненно, имели в виду заклинание обнаружения наблюдения, не так ли, Айнз-сама? А не связанную систему защитных барьеров?

— Ах, да, именно так. В конце концов, если затронуть последнее, было бы плохо для кого-нибудь из Назарика, пытающегося найти моё месторасположение или сделать запись боя.

Если он развернёт связанную систему барьеров с заклинаниями атакующего типа, которую он так беззаботно использовал в прошлом, то любой член Назарика, захотевший использовать заклинание обнаружения на Айнзе, понесёт весьма серьезный урон. Ранее в ИГГДРАСИЛЕ он использовал это постоянно, потому что там не было дружеского огня. Но сейчас это было бы опасно.

Разумеется, обитатели Назарика не пострадали бы от атакующего барьера, учитывая, что они под защитой предмета Мирового Класса. Но эта защита потребовала бы затраты в виде золотых монет. А для него это лишние болезненные расходы.

— Тогда нет необходимости беспокоиться~су.

— Нет. Я лучше уберу его прямо сейчас и, тогда смогу немного успокоиться.

— Понятненько~су, тогда оставлю всё на Вас~су.

Айнз деактивировал свой атакующий барьер.

— Отлично... Итак, давайте начнем боевую запись. Чьё поле зрения вы используете? Моё тоже подойдет.

— Думаю, это я должна сделать запись~су.

По правде, Айнза устроил бы любой вариант. Любой ракурс обзора подошёл бы.

Вдобавок, начали всплывать воспоминания о спаррингах с его друзьями, что приносило ему удовольствие.

Имитация боёв с его друзьями было основополагающей частью разработки новых техник и оружия.

Он часто спарринговал с Тач Ми, но эти бои не учитывались, и не были занесены в список PvP битв Айнза.

Так как Айнз у него ни разу не выигрывал, его рейтинг побед снизился бы, будь они зачтены. Но он никогда не относился к этому всерьёз, а просто рассматривал как тренировку, поскольку знал, что не сможет победить. Айнз всегда подчёркивал это.

— Тогда начинаем? Тебе надо быть готовой убить меня. Естественно, я не буду убивать тебя.

— Нет, на самом деле, всё будет в порядке, если Вы убьёте нас.

Прежде чем Айнз мог сказать, что он не хочет этого сделать, Юри объяснила причину.

— Айнз-сама, мы не являемся настоящими членами Плеяд. Все мы – Великие доппельгангеры.

— Что?

— Мы Музыканты Струнного Оркестра Эрика под управлением Чакмуля-сама из Пяти Худших. По приказу Альбедо-сама мы превратились в членов Плеяд.

— Это так?

Посмотрев на них ещё несколько раз, Айнз так и не смог отличить их от Юри и Люпус-Регины, которых он знал. Он не мог не задаться вопросом, было ли это ложью, которую они рассказывали, чтобы он мог спокойно убить их во время боя.

Одна из них точно могла быть подделкой. Он когда-то слышал, что лучшая ложь – это истина, смешанная с небольшой ложью.

Айнз не мог смотреть сквозь маскировку Великих доппельгангеров. Было заклинание, которое могло рассеять их маскировку, но использование этого заклинания не позволит им снова трансформироваться в течение довольно долгого времени из-за эффекта заклинания. В таком случае их превращение в Плеяд станет бессмысленным. Было бы иначе, если бы Айнз выучил аналогичное заклинание более низкого уровня, но…

Нет. Кое-что он всё-таки заметил…

— Хм... похоже, Люпус-Регина говорит не так, как обычно. Что происходит?

Лицо Люпус-Регины на мгновение исчезло.

— Это странно, Айнз-сама?

Великий доппельгангер, притворяющийся Люпус-Региной, изменил свою манеру речи. Вероятно, это была его обычная манера речи.

— Ах, она не использует такие выражения.

— Но Люпус-Регина-сан всегда говорила так перед нами…

Когда доппельгангер выдавал себя за кого-то, людям, близких к цели, было трудно распознать их маскировку. Это было, потому что они использовали некую форму телепатии во время маскировки, чтобы читать поверхностные мысли людей, с которыми они разговаривают, а также тех, кто их окружает. Всё это для того, чтобы извлечь информацию, связанную с целью, которую они имитировали, а затем применить её к своей имитации. По крайней мере, так было написано в энциклопедии монстров ИГГДРАСИЛЯ.

Тем не менее, она нужна была просто для того, чтобы выявить возможные реакции воплощённого субъекта. Она не считывала мысли и не искала воспоминания.

Кроме того, поскольку эта способность была формой психической атаки, её бесполезно было использовать на Айнзе и любой другой нежити. Также эта способность могла не сработать, если разница в уровнях доппельгангера и их цели достаточно велика. Наверное, поэтому доппельгангеры не смогли усмотреть возможные реакции Люпус-Регины от Айнза и подстроиться под эту ситуацию.

К тому же, более вероятно, что доппельгангеры будут раскрыты, если столкнутся сразу с несколькими людьми, потому что у каждого из них бывает разное впечатление о цели.

«Хм... Почему Люпус-Регина всегда добавляла "~су" в конце? Ах, ясно, это, наверное, чтобы её речь звучала настораживающе. Возможно так, она пыталась мне помочь обнаружить доппельгангеров. Какая миленькая маленькая плутовка…»

— Хм? У меня есть другой вопрос, который не связан со сражением. Если я вам скажу отказаться от выполнения приказов Альбедо, у кого будет приоритет?

— Естественно, Ваши слова будут иметь приоритет, Айнз-сама. Однако я должен извиниться, что, прежде всего, мы будем подчиняться приказам нашего призывателя, Тёмной Мелодии-сама.

— Хм? Кто это?

Разве был такой NPC? Пока Айнз задавался этим вопросом, он услышал ответ Юри.

— Это Темперанс-сама.

Огоньки в глазницах Айнза ярко вспыхнули.

— А? Темперанс? Тёмный? Ах... что ж, это походит на словесный портрет... Но всё же, Тёмная Мелодия?

— Да. Когда-то Темперанс-сама попросил называть его именно так. Поэтому Чакмуль-сама приказал нам так и делать.

— … Как вернусь в Назарик, хочу узнать об этом во всех подробностях. Тёмная Мелодия, да?

Он впервые услышал, что Тепмеранс так себя называл.

Айнз не мог не засмеяться, узнав, что его бывший друг называл себя именно так в местах, где его никто не знал. Это была и вправду хитроумная ловушка, для уменьшения боевого духа.

«Ах, нет–нет. Я не должен попадать в ловушку Тёмной Мелодии! Ку-ку-ку…»

Хотя он понимал, что сейчас не самое лучшее время, он вспомнил своего согильдийца.

«Как же он выглядел, и что чувствовал, когда брал это имя?»

Вспоминая друга из прошлого, Айнз сузил глаза, а затем заметил, как доппель-Юри наклонила голову с удивлённым выражением лица. Айнз подумал, что стал беспечным, и наконец, собрался.

Он мог повспоминать о своих старых друзьях позже. Сейчас же, ему следовало проанализировать речь доппельгангера.

«Когда всё кончится, я бы хотел поспрашивать всех слуг и NPC о секретах, которые они хранят. Ку-ку-ку... Но тогда, возникает другой вопрос…»

Без прямого приказа, слуги, такие как доппельгангеры, будут подчиняться NPC, ответственному за них. А что, если какой-нибудь NPC захочет убить Айнза? Соберёт много высокоуровневых слуг и прикажет им атаковать Айнза своими самыми сильными приёмами? Конечно, так может произойти, если Айнз не сможет выявить или остановить их до этого.

«Исполнят ли они подобный приказ? Или откажутся?»

— … Вы, как и Злой Лорд, тоже готовы нападать на меня так, словно хотите убить, верно?

— Да. Таков полученный нами приказ, и я решила, что Вы также одобрите его, Айнз-сама.

Ответ доппель-Юри заставил Айнза нахмурить его несуществующие брови.

«…Разве это не опасно? Вероятно, лучше всего проверить, где пролегает грань».

Даже если Айнз и подумал об этом, он решил, что, скорее всего, Альбедо уже сама всё проверила. Тем не менее, на всякий случай, он должен убедиться. Он не мог допустить, чтобы эта брешь в его обороне оставалась неприкрытой.

— … Неужели? Я разрешаю в этом сражении вам использовать свои способности, чтобы убить меня. А теперь, снова поклянитесь именем Айнз Оул Гоун. Можете ли вы поклясться в том, что сказанное сейчас вами о ваших истинных личностях было правдой?

— Да. Клянёмся на имени всех Высших Существ.

Юри и Люпус-Регина изменили свои руки на похожие, как у Актёра Пандоры.

— Айнз-сама, я забыла кое о чём упомянуть. Наше снаряжение было заимствовано у Плеяд. Так что, не можем ли мы утрудить Вас восстановить его, если мы вдруг будем убиты?

Доппельгангеры могут скопировать даже одежду и снаряжение своей цели, если того захотят. Однако копировать они могли лишь внешний вид, а не свойства. Поскольку они не получат никаких преимуществ от поддельного снаряжения, сражаясь с мощным заклинателем, таким как Айнз, их разница в силе будет словно небо и земля. А потому у них не было иного выбора, кроме как заимствовать подлинные предметы у их владельцев.

«Великие доппельгангеры способны подражать людям до 60-го уровня. Однако, в отличие от оригинальных NPC, у них будет лишь до 90% способностей оригиналов. И даже если они обладают снаряжением Плеяд, нет нужды волноваться... наверное... А раз так, то убивать их было бы слишком расточительно. В конце концов, они наёмные слуги, а значит, для их призыва нужны деньги... Как я и думал, от меня просто требуется вывести их из строя. Должен ли я теперь добавить это в правила?»

— Хорошо! Я добавлю ещё одно правило. Как только вы, Великие доппельгангеры, будете при́ смерти, то выйдите из боя. Я буду следить за вашим здоровьем при помощи заклинания [Эссенция Жизни]. Вы ведь можете сокрыть своё здоровье, верно? – После утвердительного ответа Юри, Айнз продолжил. — Поэтому не используйте эту способность. Если я решу, что кто-то может умереть от моего лёгкого удара, я назову его имя, и он будет исключён. В этом случае, он считается мёртвым и должен немедленно покинуть поле боя. Более того, то же касается и Злого Лорда Гнева. Если я объявлю победу – битва окончится. Вам ясно?

Злой Лорд Гнева и оба доппельгангера выразили своё понимание.

— Очень хорошо. Итак, мы начнём, когда монета коснётся земли... Прошло около двадцати пяти минут, поэтому я думаю, что они не будут жаловаться, даже если мы начнём чуть раньше.

Наложив [Эссенцию Жизни], Айнз достал золотую монету. Конечно, это было не золото ИГГДРАСИЛЯ, а просто торговая золотая монета из этого мира.

— Вы не собираетесь усилять себя?

— Предоставление времени, чтобы Вы могли наложить на себя заклинания, так же является частью нашей подготовки к этому бою.

После того, как допель-Люпус-Регина ответила, Айнз отошёл от них и подбросил монетку большим пальцем так, чтобы та упала между ними.

Как только монета ударилась о землю, Айнз, отпрыгнув назад, выпрямил руки и выкрикнул:

— Барьер Полной Невосприимчивости!

Он увидел, как Злой Лорд и оба доппельгангера застыли на месте. Однако, через мгновение, демон и доппель-Юри тут же ринулись на него.

«Началось. Похоже, это было верное решение».

Предыдущие действия Айнза были бессмысленны. В ИГГДРАСИЛЕ не было никакой способности с названием Барьер Полной Невосприимчивости... Ну, или не должно быть хотя бы из тех заклинаний, что знал Айнз. И всё-таки, он выкрикнул его не для блефа: причина была иной.

«Ах... кажется, они замедлились. Может они думают, что я этим что-то сделал, и теперь осторожничают? Так вот что происходит, когда думаешь, попал ли ты в ловушку врага?»

Их беспокойство возникло из-за того, что такая техника действительно может существовать в этом мире, и это ограничивает их движения. Можно сказать, что этот финт удался, потому что в этом мире всё ещё существовали неизвестные вещи.

Конечно, сейчас дело было не только в неизвестных всем вещах. К этому так же можно отнести наличие специальных способностей, которыми обладал только Айнз.

В ИГГДРАСИЛЕ не было такого как использование трупа для призыва нежити, чтобы игнорировать её продолжительность существования. Это отклонение возникло только после попадания в этот мир. Можно было только представить, сколько же ещё образовалось многих других изменений в этом мире. Только дурак мог подумать, что ничего подобного не произошло.

Другими словами, принятие решений, основываясь только на знаниях ИГГДРАСИЛЯ, было очень опасно.

«Я должен обсудить это с Альбедо… и с остальными, включая Коцита».

Размышляя, Айнз безмолвно использовал заклинание [Полет], отступая к краю площади и сохраняя определённое расстояние от своих противников.

«Альбедо сказала, что потребуется около двух лет подготовки, прежде чем уничтожить Королевство Ре-Эстиз. Похоже, до тех пор я должен собирать информацию. Расширение своей страны означает расширение границ, которые будут находиться в контакте с внешним миром… Я должен это тоже обсудить с Альбедо и Демиургом и узнать их мнение».

Злой Лорд на своих двоих догнал Айнза, использующего [Полёт]. К сожалению, полёт не был быстрым.

После жёстокого удара кулака Злого Лорда Айнз почувствовал боль, хотя она мгновенно была подавленна. То же самое он чувствовал при битве с Шалти. Сперва он был не в восторге от способности своего тела подавлять даже боль. Но именно благодаря этому он мог сейчас сражаться.

Злой Лорд преследовал Айнза, сбитого с ног, и догнал его.

Для Айнза это было худшее, что могло произойти.

«Юри обошла меня. Они планируют взять меня в клещи, чтобы нанести дробящие удары, к которым я уязвим. Между прочим, Люпус-Регина держится на расстоянии и использует заклинания… хм, это поддержка... Да ладно?! Это же лучший способ справиться с магическим заклинателем! Это из-за боевого искусственного интеллекта Злого Лорда? Или это, потому что он выбирает ходы из ума своего призывателя, Демиурга?.. Ах... ничего страшного».

Есть много способов разорвать дистанцию. В крайнем случае, Айнз даже может создать своё собственное пространство.

— [Великая Телепортация].

Картина перед его взором сразу изменилась, и теперь город распространялся под ним. При нормальных обстоятельствах он не смог бы телепортироваться в неизвестный пункт назначения. Но всё нормально, пока это в пределах прямой видимости. Телепортировавшись на один километр над землёй без каких-либо колебаний, Айнз произнес заклинание, [Тело Сияющего Берилла].

Это заклинание было исключительно эффективным против физических атак, которые как раз использовали Юри и Злой Лорд.

— Конечно, это ещё не всё, – пробормотал Айнз.

Он посмотрел на землю…

«… Если бы Букубуку Чагама или Вэриебл Талисман были бы здесь, то не было бы необходимости накладывать такую защиту от атак».

При игре в группе опытные члены, отвлекающие противника на себя, такие как танки, не совершают таких ошибок, которые позволят противнику атаковать магических заклинателей в тылу.

Когда они перестали играть в игру, а Айнз заходил для того, чтобы самому заработать деньги на содержание Назарика, он использовал NPC-наёмников, чтобы безопасно сражаться. Единственный раз, когда Айнз реально сражался в одиночку, был бой с Шалти. Возможно, поэтому он не мог не жаловаться самому себе.

Прошло немного времени, поэтому Айнз понятия не имел, где был Злой Лорд. Но у него было чёткое представление о том, где была площадь. Ковровая бомбардировка поля боя атакующими заклинаниями было бы правильной тактикой. Но сейчас это было бессмысленно. Можно сказать, что целью на этот раз является то, чтобы победить в одиночку группу противников в полном составе.

— [Расширенная магия: Задержка Телепортации].

«Если подумать, я раньше злился из-за плохого управления NPC-наемниками. Они довольно плохо отвлекали на себя противника. Вероятно, это был способ разработчиков сказать «Пожалуйста, объединяйтесь с другими игроками» или что-то вроде того».

Вдруг Айнз получил подтверждение, что что-то большое собиралось телепортироваться над ним в области действия заклинания [Задержка Телепортации]. Это был Злой Лорд. Благодаря эффекту [Задержки Телепортации], потребуется некоторое время, прежде чем он материализуется. Другими словами, это означало, что оставшиеся два слабых противника на время потеряли свой самый сильный щит и были полностью беззащитны перед ним.

Чтобы ослабить боевую мощь противника, Айнз должен сначала победить двух слабейших. Он позволил гравитации притянуть его, а затем ещё ускорился с помощью заклинания [Полет].

Добавленная скорость свободного падения означала, что он двигался довольно быстро. Воздух ударял по его лицу-черепу и проносился мимо. В то же время Айнз открыл глаза и наблюдал за площадью.

— Хотя я думаю, что прятаться в доме им было бы лучше…

Тихо пробормотал Айнз, а затем выбрал своей целью Люпус-Регину, гордо стоявшую посреди площади.

Юри была на небольшом расстоянии от неё. Хотя она вполне видит Айнза, она не выглядела так, будто была готова перехватить его. Оставить целителя без защиты было довольно неприятно, но Юри приняла правильное решение, учитывая, что она должна была опасаться заклинаний по площади.

Айнз затормозил. По правде говоря, он не пострадал бы, даже если бы врезался прямо в землю. И тут же произнес заклинание.

Айнз выбрал одно из самых разрушительных заклинаний 10-го уровня в своём арсенале. В то же время он использовал специальную способность, чтобы максимально усилить его. Хотя он мог использовать заклинание или какую-нибудь специальную способность, чтобы нанести большой урон, это было бы очень опасно, пока он не знал, сколько урона получат доппель-Плеяды. Он должен избежать опасной возможности, в которой может случайно убить их.

— [Предельная магия…

Когда он поднял руку, в неё что-то попало, и заклинание рассеялось. Мана, использованная на заклинание, была потрачена впустую.

«Что? Атака, помешавшая заклинанию? Это какая-то особая способность?»

Возможно, это было, потому что он был нежитью, или потому что он был игроком-ветераном, но его замешательство продолжалось лишь мгновение. Айнз немедленно проанализировал полученную им атаку.

Ни Злой Лорд, ни Юри, ни Люпус-Регина не обладали такими способностями.

«Возможно, это владелец Мирового Предмета, который промыл мозги Шалти... Подумать, что Ханзо пропустили его... Или это использование дальнобойного оружия?.. Если бы это была она... Да, она могла бы использовать специальную способность прерывать чтение заклинаний…»

— … Придётся спуститься!

Юри сразу нанесла удар, но Айнз уже усилил свою защиту заклинанием, поэтому ему не нужно было так опасаться её. Ведь было кое-что поважнее.

«Всё это было ловушкой с самого начала? А-а... Юри, вот значит как? Сказав «Мы двое – единственные, кто пришёл сюда», под "сюда" она имела в виду только эту площадь! Вот почему Ханзо сказал, что тут присутствуют именно "Плеяды", а не кто-то конкретный! Чёрт возьми! А мне было всё интересно, почему она сказала «Все мы, сёстры, будем сражаться против Вас», когда их было только двое?!»

Все разрозненные данные сошлись в красивую линию.

Значит, сейчас его атаковала Сизу Дельта.

Тут присутствовали не только Юри и Люпус-Регина. Автоматон также была на поле боя. Скорее всего, Солюшн и Энтома тоже были здесь. Все доппель-Плеяды присутствовали в этом городе.

«Нет–нет, мне нужно успокоиться. Доппель-Сизу просто повезло. Из-за большой разницы в уровнях у меня большая сопротивляемость этой способности. Шанс, что я получу урон от такой атаки, крайне мал. В следующий раз ей не повёзет… ну, или не повёзет мне…».

— [Великое Слово Проклятия]!

Злой Лорд, наконец, догнал его и произнёс заклинание, но сопротивление Айнза погасило его без каких-либо проблем. Злой Лорд был угрозой только в ближнем бою, поэтому всё, что он должен делать, это держать дистанцию.

Айнз проигнорировал Злого Лорда над ним, как и проигнорировал Юри, которая до этого нанесла ему лишь минимальный урон. Он кинулся прямо на Люпус-Регину.

В этот момент…

Бесчисленные пули-жуки прилетели со стороны. Не было никаких сомнений в том, что это сделала Энтома.

Ему даже не понадобился бы высокий уровень физической сопротивляемости, чтобы остановить их. Это было, потому что обычные немагические атаки дальнего боя не могли причинить вреда Айнзу.

Доппельгангеры использовали снаряжения Плеяд. Возможно, поэтому им удавалось иногда преодолевать сопротивляемость Айнза – из-за большого количества кристаллов данных вложенных в снаряжение. Лучшим примером на данный момент были атаки Сизу и Юри. Однако определённые навыки были рассчитаны на основе уровня пользователя. Энтома была ярким примером этого, поскольку она обладала многими такими атаками, рассчитанными от уровня пользователя.

Энтома была только около 50-го уровня, поэтому её атаки вообще не беспокоили Айнза. Кроме того, если весь урон от атаки аннулирован, то ни один из эффектов призванных насекомых не имел место быть.

Поэтому он мог игнорировать это.

Айнз даже не обратил на Энтому внимания, и пошёл прикончить целительницу. В этот момент Солюшн выпрыгнула из засады и встала перед Люпус-Региной. Если она столкнётся с атакой по площади, то это будет бесполезно. Но это был единственный способ защитить целителя.

Как бы там ни было, Солюшн совершила критическую ошибку. Айнз был заклинателем, и ему не было необходимости приближаться для атаки. Всё, что ему нужно, это прочитать заклинание с расстояния. Потому сперва он решил обдумать, почему она выскочила перед Люпус-Региной?

Сейчас у Айнза была лишь одна цель. Он хотел выявить всех противников и раскрыть их планы, вне зависимости от того, что за карты были припрятаны в их рукавах.

«Нарберал же здесь нет?»

Она не была среди демонов-горничных, которые напали на Королевскую столицу. Однако её нельзя было исключать: тут могли присутствовать все Плеяды. Возможно, они припасли свой туз в рукаве на последний момент. Тем не менее, поскольку он теперь знал, что есть у противника, не было причин продолжать сражаться в окружении.

— [Великая Телепортация].

Сизу не прервала его заклинание, и ему удалось телепортироваться на отдалённую крышу в пределах прямой видимости.

«Мне следует принять во внимание, на что способна Юри и остальные. Кого же мне убить первой? Люпус-Регина – целительница. Также я должен опасаться и Сизу... Я не знаю где она, так что разберусь сначала с остальными. Злой Лорд займёт больше всего времени, оставлю его на потом».

Он увидел Люпус-Регину, накладывающую заклинание на Солюшн. Они не преследовали Айнза, потому что его отступление было им на руку? Или скорее, они поняли, что пока Айнз мог перемещаться [Великой Телепортацией], то будут легко обнаружены и уничтожены поодиночке. Ну, на это Айнз тоже рассчитывал.

Не было разницы, даже если они видели его.

Всё что ему оставалось, это провоцировать их издалека заклинаниями и разобраться с ними по одной.

«Сизу, специализирующаяся на дальних атаках, рано или поздно разоблачит себя постоянными выстрелами. Так что она будет атаковать только в крайнем случае. Поэтому её не стоит особо опасаться. Или…»

Айнза осенило!

— Так значит, здесь нет Нарберал. Но... Дай угадаю, ты вместо неё?

Айнз посмотрел на Злого Лорда.

— Ха-ха, ты намного полнее, чем Нарберал. Стоит ли нам теперь называть тебя Гориллал? И у тебя другая стихия: огонь, а не молния. Но, получается, можно считать, что Плеяды в полном составе? Это интригует. Если Плеяды – мои враги… – Айнз расправил свою мантию. В этом конечно не было смысла, ему просто хотелось показаться более величественным. — Что ж, думаю, мне стоит стать немного серьёзнее.

«Не умрите…»

— [Двойная Предельная Магия: Ре…]

Когда Айнз уже хотел атаковать заклинанием Люпус-Регину, ещё один выстрел попал ему по руке и прервал каст.

— А?

«Невозможно!»

Даже если она однажды, по счастливому стечению обстоятельств, и смогла прервать его заклинание, дважды это сработать просто не могло. У Сизу был слишком маленький уровень по сравнению с Айнзом.

Могло ли ему настолько не повезти, что два раза подряд не сработала сопротивляемость? Насколько маловероятен такой расклад? Или это, судя по всему, не неудача, а закономерность. Например, если противник вообще не Сизу.

Злой Лорд Гнева удлинил свои огненные крылья и окружил ими Айнза. Юри обошла его по кругу с правой стороны, а Энтома с левой.

«Что происходит? Почему так случилось? Это некие изменения, произошедшие после прихода в этот мир? Или Гармет что-то дал Сизу? Или это вовсе не Сизу? О чём только что говорила Юри? Они сёстры, но доппельгангеры... Неужели Актёр Пандо…о-о-о-ох!»

Злой Лорд быстро сокращал дистанцию и замахнул рукой назад, готовясь нанести ошеломляющий удар.

«Проклятье! Ненавижу таких людей, что нападают напрямую и начинают пробивать! Если уж ты подменяешь Нарберал, тогда атакуй магией! Чёртова Гориллал!»

Ну, если бы Злой Лорд действительно использовал только заклинания, то мало чем мог бы навредить Айнзу, так что в таком случае было бы скучно.

Айнз не колебался и начал двигаться, прежде чем противник полностью сократит дистанцию.

Злой Лорд догадался, что Айнз решит убежать, поэтому замедлил свой удар. Позади Айнза была Юри, что, вероятно, планировала завершить его окружение.

Однако Айнз смог уклонился от удара пылающим кулаком, сделав шаг в радиус поражения удивлённого Злого Лорда.

Полноценный маг смог уклониться от монстра разновидности воина.

Это было вовсе не удачей. На такое движение не способен был бы игрок, будь это ИГГДРАССИЛЬ. Как и упоминалось ранее, Злой Лорд не ожидал, что Айнз шагнёт в радиус поражения, потому и не бил в полную силу, что позволило Айнзу увернуться. И это было также результатом особых тренировок.

Этот метод уклонения от атаки путём сближения с оппонентом Айнз практиковал вместе с Коцитом много сотен раз. Примерно один раз из десяти получалось проскользнуть мимо, если Коцит не атаковал мгновенно.

«Коцит говорил, что настоящий воин никогда не сделает настолько показушную атаку, так что мне нельзя быть беспечным... Но это оказался весьма полезный приём в реальном бою».

И вот, Айнз положил свою костяную руку на твёрдую грудь Злого Лорда.

И затем использовал заклинание.

Большинство заклинаний имело эффективный радиус, но некоторые были с нулевым радиусом. Такие заклинания для активации требовали прямого контакта с целью. Поэтому только те, кто совмещал классы воинов и прокачку магии, могли удачно их использовать. Из-за того, что эти заклинания столь неудобны в использовании, их мощь значительно выше, чем у аналогичных заклинаний того же уровня.

Айнз использовал заклинание 8-го уровня из его специализации в некромантии – [Вытягивание Энергии]. Это заклинание осушало уровни противника, и, в зависимости от их количества, возвращало магу в качестве компенсации. Естественно, Айнз использовал [Предельную магию].

Он легко преодолел сопротивляемость заклинаниям у Злого Лорда, и поглотил его уровни, благодаря чему восполнил почти весь урон, понесённый от Юри. В итоге, это заклинание также послужило и в качестве восстанавливающего.

К тому же, параметры Айнза стали временно увеличены, отчего он на некоторое время приобрёл специальное усиление. С другой стороны, Злой Лорд получил ослабление уровней и снижение параметров, которое имело постоянный эффект.

На этот раз назад отступил Злой Лорд.

В его гневном взгляде появилось ещё что-то.

Было это удивлением, или же восхищением?

Айнз хотел похвалить себя за удачное уклонение от удара. Тем не менее, ему это удалось, потому что противник был слишком самоуверен. Как и трюк фокусника становится скучным, однажды раскрыв свою хитрость, так и этот прием может не сработать во второй раз.

— Ну, не смотря на хороший план, только идиот использует его больше одного раза. Разве не так?.. Хмм... Плеяды... Ауреол Омега?!…

Всё так и есть. Всё встало на свои места.

Он бился с пятью доппельгангерами, Злым Лордом Гнева и с NPC 100-го уровня.

«Альбедо хочет, чтобы я проиграл, не смотря ни на что? Я даже не думал, что она задействует Ауреол».

Ауреол Омега появилась последней из семи сестёр Плеяд. Она была областным Стражем на 8-ом этаже, и NPC 100-го уровня, специализированная в классах командующих типов. Как командир, она могла отдавать приказы, что усиляли её союзников. Сизу смогла преодолеть сопротивление Айнза из-за разницы уровней, скорее всего, благодаря этому.

Айнз не имел понятия, какую специальную способность использовала Ауреол. Обычно участники делятся на роли, такие как физический атакующий, магический атакующий, целитель и тому подобное. Но Ауреол была всеобъемлющей. Было весьма странно, что она способна сделать что угодно.

«Что же именно с ней сделал Пунитто Моэ?»

Айнз провёл очень много PvP дуэлей, так что имеет некоторый опыт сражения с оппонентами командующего типа.

«Она не могла без моего согласия покинуть 8-й этаж и прийти сюда. Получается, она усилила доппельгангеров ещё перед их прибытием сюда. Значит, она не могла их усилить достаточно хорошо... Или здесь есть доппель-Ауреол?»

«Нет. Думать об этих бессмысленных вещах больше нет времени», – решил Айнз.

Только одно имеет значение – могут ли они полностью пресечь использование Айнзом заклинаний, и могут ли делать это постоянно?

В ИГГДРАСИЛЕ было два вида специальных способностей. У одних был определённый период восстановления после использования – перезарядка. У других было ограниченное количество использования в определенный промежуток времени. Были и комбинации этих двух.

Как правило, чем мощнее способность, тем дольше время перезарядки или меньшее количество раз его можно использовать. Козырная карта Айнза [Цель всей жизни – Смерть], которую можно было использовать только один раз в 100 часов, была именно такой способностью.

В таком случае, способность какого типа сделала атаку Сизу возможной прервать использование Айнзом заклинания?

Это очень ловкий ход, но, судя по частоте выстрелов, не похоже, что у него долгое время перезарядки. Следовательно, это был тип ограниченного использования.

Однако он не мог сказать, сколько времени понадобится ей, чтобы восстановить способность. Всё, что он мог сделать, это надеяться, что она не сможет восстановить её во время этой битвы, учитывая истощение.

«Хотя, думаю, мне стоит поберечь заклинания 10-го уровня на случай, когда они будут истощены…»

Айнз быстро проверил позиции Злого Лорда и Плеяд. Злой Лорд был перед ним. Юри позади, и уже готовая вырубить Айнза. Её атаки, усиленные ки, могут крушить даже сталь, но для Айнза, с его уровнем, они были небольшим препятствием. Подтвердив, что Злой Лорд скоро станет угрозой, он обратил внимание на остальных.

Энтома была внутри дома по левую сторону. Люпус-Регина стояла на площади. Солюшн стояла перед ней, как бы защищая. Местоположение Сизу было неизвестно.

То, что он не знал позицию стрелка, было наихудшим из возможных сценариев. А вот то, что враги теперь рассредоточились, было ему только на руку.

Айнз вздохнул.

Хоть он и знал что сейчас не время для смеха, он не мог сдержать радость бьющую ключом внутри него.

«Вот теперь становится интересно!»

— Ладно, а теперь прочь с глаз моих. [Предельная Магия: Ядерный Взрыв]!

— !!!

Перед глазами Айнза пространство между ним и Злым Лордом вспыхнуло и раздулось, мгновенно всё поглотив. Юри была удивлена, но другого и не ожидалось, ведь это было одно из специальных заклинаний Айнза, которых нет больше ни у кого в Назарике, и вряд ли о нём могли знать.

Использование 9-ти-уровневой магии [Ядерный Взрыв] в качестве атаки, было сомнительным выбором. Она наносила комбинирований урон: наполовину огненный и наполовину дробящий. Да и было оно одним из слабейших заклинаний 9-го уровня, если считать по урону.

Учитывая то, что Злой Лорд Гнева был иммунен к огню, то это заклинание даже не стоило рассматривать. Но, несмотря на это, у Айнза были свои причины для его использования.

Главное, у него была большая зона поражения. В этом отношении оно имело преимущество перед большинством других. В дополнение к этому оно наносило почти все виды негативных эффектов, таких как отравление, слепота, глухота, и так далее. Уровня Злого Лорда должно хватить, чтобы противостоять им своими параметрами, а у Плеяд должны быть меры противодействия всем этим эффектам. Главной причиной, почему он выбрал это заклинание, был мощный наносимый им опрокидывающий эффект.

Урон, конечно, получит и Айнз. В ИГГДРАСИЛЕ, в отличие от этого мира, не было дружественного огня, так что использование подобных навыков не составляло труда. Но теперь же, применяя его, он калечил и себя. Пусть даже магическая защита Айнза и была очень высока, но это не значит, что ему стоило подставляться под свои же заклинания. Вместо того что бы действовать как камикадзе, ему стоило бы использовать другое заклинание.

Как бы то ни было, Айнз всё просчитал.

Если он использует заклинание [Тело Сияющего Берилла] для защиты от дробящего урона, так как это считается видом физического урона, то урон от огня тоже будет нейтрализован. А значит, что он останется невредим. В дополнение к этому, нежить иммуна ко всем негативным эффектам.

Другими словами Айнз не получил никакого урона от заклинания.

Так как он полностью избежал урона, опрокидывание также не подействовало, и Айнз один остался на ногах в центре взрыва.

— Ха-ха-ха-ха-ха!

Айнз от души рассмеялся. В конце концов, ощущение того что, всё идёт по плану, очень ободряющее. Целью Айнза было отбросить врагов, и разорвать в клочья вражескую формацию.

На секунду Айнз увидел своих согильдийцев, научивших его разнообразным вещам… включая эту тактику. Эта битва, несмотря на то, что неудача означала смерть, вдруг напомнила Айнзу об ИГГДРАСИЛЕ и сделала его необычайно счастливым.

«Хоть я такое и чувствую, но не думаю, что я маньяк, помешанный на сражениях…»

— Вперёд, битва ещё не закончена. Я покажу вам силу, полученную от тренировок с каждым.

Высвобождение мощи такого заклинания 9-го уровня, как [Ядерный Взрыв], означало, что окружающие здания были полностью сметены. Поэтому, появилось гораздо больше свободного пространства.

Это было неизбежно. В конце концов, этот город сыграл свою роль и больше был не нужен.

Конечно, Айнз мог расширить заклинание, чтобы попытаться задеть и Сизу. Тем не менее, он был обеспокоен проблемами, которые могут возникнуть в результате разрушения большей части города. Всё, что он знал, так это то, что мог ошибаться.

«Неважно. Пусть пока будет всё как есть. Осталось только…»

Айнз посмотрел в сторону Люпус-Регины.

Вражеское построение было сметено. Даже с усилениями Ауреол они не могли избежать ударной волны. Айнз наблюдал, как враг поспешно встаёт на ноги.

— Это примерно весь ущерб [Ядерного Взрыва], который может быть нанесён, так что…

Айнз полетел в сторону Люпус-Регины и использовал [Рассечение Реальности].

На этот раз он не был прерван Сизу, и из тела Люпус-Регины хлынула кровь.

— [Расширенная Магия: Акулий Циклон]

За его спиной возник очень большой торнадо, поглотивший Юри и Злого Лорда. Это ещё выиграло время Айнзу, пока Юри и Злой Лорд его не видели. По правде говоря, Айнз планировал создать торнадо до [Ядерного Взрыва], чтобы заблокировать их поле зрения, а затем избавиться от Юри. Но, подумав, что Злой Лорд, вероятно, сможет легко вырваться из торнадо, он решил поступить по-другому. Вместо этого он решил использовать его, пока враг сбит с толку.

Послышался звук катящихся камней. Айнз увидел, как Энтома оттолкнула с себя каменный столб, которым была придавлена, и поднялась на ноги.

Он понятия не имел, где сейчас находится Сизу. Было бы идеально, если бы она была на крыше какого-нибудь уничтоженного дома.

— Он идёт сюда! Остановите его! – Закричала Солюшн, стоявшая перед Люпус-Региной. Но её голос не мог достичь ушей Юри и Злого Лорда, находившихся внутри торнадо.

Юри отчаянно старалась удержаться на ногах, чтобы не быть сдутой. В то время как некоторые классы могут использовать заклинания или специальные способности, чтобы телепортироваться или на время стать бестелесными и, таким образом, легко избежать торнадо, она, похоже, не обладает такой способностью.

Это означает, что Юри сосредоточилась на улучшении других способностей.

«После пересмотра и анализирования этой битвы они должны понять, какое снаряжение им нужно иметь и какие приготовления нужно делать... Нет, дело даже не в этом…»

Если бы они были настоящими Плеядами, они могли бы справиться с этим лучше. В конце концов, они были просто двойниками, копирующими способности Плеяд. Тем более что они проиграют реальной горничной с точки зрения боевых навыков.

Когда Айнз сократил расстояние и приготовился использовать [Рассечение Реальности], с неба один за другим начали падать жуки. Это были крупные транспортные насекомые без боевых способностей. Целью этого было просто перекрыть поле зрения Айнза

Такое использование было невозможно в ИГГДРАСИЛЕ. Тем не менее, Энтома, хотя и была лишь двойником, смогла провернуть данный трюк. Айнз использовал заклинание.

— [Великая Телепортация]

После телепортации в воздух, чтобы избежать дождя из жуков, Айнз продолжил атаку:

— [Двойная Предельная Магия: Рассечение Реальности].

Даже если бы Сизу целилась в Айнза, тот факт, что её цель внезапно телепортировалась в воздух, означал, что она на пару мгновений потеряет его из виду. Ведь слабостью гуманоидного тела была в его неспособности следить своими глазами за внезапным движением вверх и вниз.

Тем не менее, если бы он столкнулся с опытным снайпером, таким как, например, Пэрорончино, тот смог бы предвидеть движения своего противника даже в вертикальной плоскости. Поэтому не исключено, что с помощью телепортационной магии ему не удалось бы уйти.

«Прицеливание Пэрорончино было похоже на блокировку его прицела на цели, какие бы движения та не совершала... Сизу, тебе нужно много работать, чтобы попасть в его лигу…»

Придаваясь ностальгии, Айнз выкрикнул:

— Люпус-Регина выбыла!

Сражаться, не сводя глаз со здоровья своих противников, было очень сложно. Можно даже назвать это недостатком. Если бы Айнза спросили, действительно ли здоровье Люпус-Регины истощено, он не смог бы ответить с полной уверенностью. Тем не менее, он должен был избежать даже минимального шанса убить Люпус-Регину из-за беспечности.

«Она доппельгангер, поэтому не только слабее оригинала, но и её здоровье меньше, чем у настоящей Люпус-Регины. Хорошо, теперь, когда я убрал заклинателя врага, пришло время стать настоящим ублюдком. [Совершенная Неизвестность]»

Хотя и были способы обнаружить Айнза после того, как он использовал [Совершенную Неизвестность], но без помощи магических предметов единственным членом Плеяд, который мог это сделать, была Люпус-Регина. Злой Лорд тоже не мог его обнаружить. Поэтому, вероятно, можно с уверенностью сказать, что у них не было возможности справиться с этим скрытым средством нападения.

«Так как я убрал вражеского целителя, я должен пойти искать Сизу. Только не говорите мне, что она сжигает расходные предметы?»

Лично Айнз не мог простить тратить богатство Назарика на этот бой.

— Где он?! – Крикнул Злой Лорд.

— Он использовал [Невидимость]? – Спросила Юри.

— Я могу найти его, если он невидим! Но его вообще нет! – Солюшн растерялась.

— Это какая-то другая невидимость? – Энтома недоумевала.

Айнз слышал их потрясения.

— Эй, ты, Гориллал! Он использует [Совершенную Неизвестность]!

— Люпус-Регина! Ты жульничаешь! – Закричал Айнз, но из-за [Совершенной Неизвестности] никто не мог его слышать.

Айнз почесал голову.

Злой Лорд и Юри, похоже, вырвались из торнадо, и теперь они занимали позиции вокруг Айнза. Хотя лучшим вариантом было бы бросить на них ещё один [Ядерный Взрыв], но это может в конечном итоге добить Люпус-Регину. Поэтому Айнз отказался от этой идеи. Вместо этого он спустился, одновременно следя за позицией Юри. После этого он сравнил, какое количество здоровья осталось у Юри и у других, получила ли она урон от прошлой магической атаки…

— [Тройная Предельная Магия: Алая Нова]!

Айнз использовал против Юри магию высшего уровня, не считая сверхуровневых заклинаний – противопехотное атакующее заклинание огненного элемента.

Можно было только ожидать, что будет от заклинания 10-го уровня, наносящее урон огненной стихией.

Были ещё и такие заклинания, как [Поток Лавы], [Уриэль] и тому подобные, но их использование представляло проблемы для Айнза.

Например, [Поток Лавы] был божественным заклинанием, которое мог использовать только друид, такой как Маре. Поэтому Айнз не мог использовать его. С другой стороны, [Уриэль] было заклинанием, которое мог изучить любой заклинатель, если все требования к его изучению были выполнены. Вот только нанесённый им урон напрямую зависит от положительного значения кармы. Его урон уменьшался, в соответствии со значением кармы, поэтому если его использует кого-то вроде Айнза, это заклинание нанесёт ещё меньше урона, чем заклинание 1-го уровня.

Поэтому заклинание [Алая Нова] было единственным выбором Айнза, когда дело доходило до атак данного типа.

Здоровье Юри резко упало.

— [Совершенная Неизвестность].

— Он снова исчез!

— Его нельзя оставлять безнаказанным!

— Если бы только Айнз-сама сражался с нами честно и открыто!

«Нет, нет, ты ошибаешься, даже не думай об этом».

— И, кроме того, я понятия не имею, где Сизу! Вы трое никогда ничего не говорили о том, кто принимает участие в этой битве! Так что это ещё вопрос, кто из нас коварнее?!

Айнз кричал, хотя знал, что противник его не слышит.

Поздно сообразивший Злой Лорд атаковал то место, откуда только что атаковал Айнз.

— Очень жаль, меня там больше нет~

Айнз постоянно передвигался, поэтому его там уже не было. Однако он всё равно был в зоне поражения, если, вдруг, Злой Лорд захочет применить заклинания по площади.

Пока Айнз размышлял об этом, Злой Лорд внезапно изменил направление движения и устремился прямо на него.

— Ха? – Не понял Айнз. Разве он не был невидим?

Ответом на вопрос стала боль, которую он почувствовал.

Удар Злого Лорда сильно отбросил Айнза. Поскольку этот удар был гораздо серьезнее, чем ранее, Айнзу было трудно защититься или уклониться от атаки. Нет, дело даже было не в этом. Просто Айнз стал слишком расслабленным – он даже не успел подумать уклониться.

К счастью, заклинание [Полет] помогло контролировать его положение в воздухе и избавило от позорного валяния по земле. Это было точно так же, как в битве с Шалти.

Злой Лорд рванул с места, двигаясь за Айнзом по пятам. Его взор определённо отслеживал траекторию полёта Айнза.

«… У Злого Лорда Гнева не должно быть возможности видеть сквозь [Совершенную Неизвестность]... Ах, он использовал это! Свой козырь, [Чудо Искупленной Души]!»

Основанная на историях о продаже души Дьяволу для исполнения желаний, эта способность была поистине чудесной. Использовавший эту способность мог один раз использовать абсолютно любое заклинание ниже 8-го уровня.

Обычно, когда Злые Лорды использовали эту способность, они почти всегда использовали заклинания исцеления – это было неписаное правило. Однако на этот раз он, вероятно, использовал заклинание, чтобы видеть [Совершенную Неизвестность].

Айнз мысленно похвалил Злого Лорда за использование самой неудобной для Айнза способности. Это заставило его почувствовать накал битвы и побудило выискивать новый план.

Злой Лорд рывком приблизился и вновь атаковал. Айнз начал волноваться.

Из-за довольно большой разницы в уровнях между ними, Айнз имел возможность быть немного небрежным, но он не мог и дальше позволять себе вот так просто получать урон.

— Хех... Вот, получай ответ. [Тройная Предельная Магия: Призыв Грозы].

Высокоуровневые демоны имели очень высокое элементальное сопротивление. Несмотря на то, что конкретное сопротивление зависело от типа демона, электричество было одной из наиболее эффективных стихий против них. Получив три заряда элементального атакующего заклинания, Злой Лорд задрожал.

После, Айнз снова произнёс:

— [Совершенная Неизвестность].

— Ааахх, снова? Серьёзно?!

— Как ниииизко! Айнз-сама, Вы такой поооодлый~су.

Энтома была просто вне себя от ярости, пока Люпус Регина каталась по земле. Солюшн была единственной, кто осматривался вокруг бритвенно-острым взглядом.

Теоретически, все наёмные существа должны быть идентичны, теперь же у них развились различные личности. Было ли это, потому что они копировали отношения между Плеядами, или они изменились так со временем? Злой Лорд, внимательно следя за передвижениями Айнза, прокричал:

— Здесь! Используйте атаки по площади, атакуйте меня вместе с ним!

Изо рта Энтомы вырвалось тёмное облако. Это была её козырная способность – рой насекомых

Тем не менее, это не возымело никакого эффекта на Айнза, так как этот навык наносил пронзающий урон. К тому же Айнз скелет, что жукам там есть? В итоге, это досаждало только Злому Лорду.

— Эй! Это не работает на нём, только на мне!

— А?!

Быть способным скопировать способность, и правильно использовать её – это две совершенно разные вещи.

«Настоящая Энтома ни за что не сделала бы такой дурацкой ошибки».

— У меня нет атак действующих по площади, – сказала Солюшн. — Что на счёт тебя, сестрица Юри?

— У меня есть это!

Юри собрала свет между ладонями.

Кибакушу – техника, действующая как одиночная атака, когда имела касание с определённой целью, но превращающаяся в ударную волну, если никакого контакта не было. Естественно, что как атака, предназначенная для ближнего боя, она становилась значительно слабее при таком использовании. Так как монахи были классом, специализирующимся на битвах один на один, среди их умений было не много атак по площади... вообще почти не было, на самом деле... Так что, можно сказать, что это было совершенно бесполезно.

— Вот! Он переместился!

— Здесь?

Юри запустила свою Кибакушу по площади, туда, где был Айнз. Он, образно говоря, поморщил лоб, когда увидел это, и выставил руку.

— …Нет, нет. Тебе стоило сосредоточиться на лечении.

Юри могла лечить себя, используя цигун.

Высказав это Юри, хотя и знал, что его не услышат, Айнз прочитал заклинание. Нечего и говорить, он уже знал, что оно будет эффективно.

— [Двойная Предельная Магия: Алая Нова].

Одновременно со вспышкой [Алой Новы], развеялась и невидимость Айнза. После, он посмотрел на Юри, и холодно произнёс.

— Юри выбыла. [Совершенная Неизвестность].

***

«Всё ещё может принять неприятный оборот, если я не найду Сизу».

Сделав такой вывод, Айнз сменил позицию, продолжая следить за Злым Лордом.

Множество людей стояло на городских стенах с Нейей, наблюдая за развернувшейся битвой.

Хотя многие из них были на стороне Короля-Заклинателя после того, как он освободил их, тут были не только они.

Здесь были также жрецы и паладины. Нейа со своего места не могла видеть Ремедиос, но была достаточно близко, чтобы слышать её речь.

Из командного состава не присутствовали лишь Густав и Каспонд.

Все смотрели на битву в тишине... просто, потому, что не было слов для описания битвы.

Они должны были осознать это.

Члены Синей Розы сказали, что уровень сложности Ялдабаофа был выше 200-го. Другими словами, это было подобно сражению с гигантским драконом в форме человека. Подобное сражение на территории людей приведёт лишь к великой трагедии.

Они должны были быть благодарны, что разрушен лишь один городской район. Многие дома были в огне, и белые клубы дыма вздымались в небеса. Но жертв практически не было.

Наблюдая за боем, Нейа видела вихри, вспышки, удары молнии и прочие потрясающие проявления силы вне человеческого понимания. Каждая из таких магических атак могла легко унести бесчисленные жизни.

Особенно…

— Это прекрасно…

Что действительно затронуло сердце Нейи, так это огромный шар белого света, который она видела дважды.

Всепоглощающая сила, заставляющая всё исчезнуть без следа. Нейа ощущала это, как нечто хорошее, хотя и не могла быть уверена в том, что это действительно было действие божественной мощи. Невероятные разрушения после исчезновения света, увиденные ею, пугали. Но восхищение этой великой силой, в конце концов, превзошло.

«Кажется, бой всё ещё продолжается. Не могу поверить, что битва не закончилась после использования всех этих заклинаний... Ялдабаоф действительно силён».

Она слышала о силе Короля-Заклинателя, и даже видела её собственными глазами. Но всё равно мышление Нейи оказалось слишком наивным. И сейчас эта наивность была совершенно искоренена.

Король, которому она служила, хотя лишь временно, и лишь в пределах Святого Королевства, сражался. Она чувствовала, что выжечь его героический образ в своих глазах было вполне естественно, как часть её обязанностей оруженосца. Именно потому Нейа продолжала наблюдать отсюда. Однако...

«Если бы я только могла…»

… Нейа крепко сжала лук, который носила.

Если бы кто-то посмотрел внимательно, он бы увидел кроме Ялдабаофа несколько других фигур, сражающихся с Королём-Заклинателем. Это были демоны-горничные, обозначенные сложностью 150. Нейа не могла сделать ничего, кроме как восхищаться волей к сражению Короля-Заклинателя против стольких сложных противников одновременно без отступления.

В этот момент Нейа окончательно осознала нечто о себе. Она завидовала людям Колдовского Королевства – людям под защитой Справедливости. Как, должно быть, счастливы они, живя в стране, управляемой такой личностью.

— Слабость – это грех. Нужно стать сильным или смиренно принять справедливость, схожую с таковой Его Величества.

В этот момент Нейа высказала то, что обдумывала всё это время. То, как она повторила это несколько раз, прозвучало похоже на молитву.

Внезапно, возник большой взрыв от падения метеора.

Он подбросил каркасы домов высоко в воздух, и они попадали на землю вместе с дождём из песка и гравия.

— Капитан... неужели Ялдабаоф… настолько невообразимо силён?

— Да, это так.

— Король-Заклинатель... Его Величество, также невероятно силён. Если он станет врагом нашей страны... что мы будем делать?

— Да, это так.

— ... Капитан?

— Да, это так.

Нейа слышала, как Ремедиос разговаривала с тремя паладинами.

Паладины, задающие вопросы, скорее всего не видели, как с Ремедиос обошлись, словно с ребёнком, даже после высвобождения силы святого меча и нападения на Ялдабаофа со спины.

Всё же, любой, наблюдающий такую битву, поймёт: оба – и Король-Заклинатель и Ялдабаоф – были невообразимо могущественны. Однако сейчас было слишком поздно думать о подобных вещах...

«Если Его Величество смог бы взять эту страну под своё управление, нам бы не пришлось снова страдать от вторжений полулюдей».

Нейа была поражена совершенством этой идеи, и даже немного напугана.

«Объединение со Святым Королевством... Будь он устрашающим тираном, я даже не смогла бы подумать об этом. Но Король-Заклинатель не такой. Он – справедливость. В таком случае… я должна собрать людей, думающих так же, как и я»

Нейа задумалась над этим вопросом.

Множество людей начало уважать и боготворить Короля-Заклинателя. Были такие, как тянувшиеся к его переполняющей мощи, благодарные за освобождение от страданий, ненавидящие полулюдей и довольные за произведённое им отмщение, а также многие другие.

Из них она могла выделить тех людей, кто всегда молился за мир в стране, и хотела дать им услышать её слова.

Нейа знала, что она всё ещё была молода, и ей недоставало жизненного опыта. Потому взрослые, полагаясь на свой здравый смысл, могут остановить Нейю, решив, что её суждения ошибочны.

«Начнём с осмотра среди моих подчинённых в отряде лучников».

Среди них были те, кто потерял своих любимых и укоренил ненависть к полулюдям в своих сердцах. Нейа решила, что, возможно, лучше будет попытаться убедить сперва их, поскольку она могла понять, что они чувствовали.

Пока Нейа обдумывала это, раздался особенно сильный взрыв. И сразу после, далеко вдали, начало рушиться высокое здание.

«Король-Заклинатель не уничтожил бы это здание беспричинно».

Нейа сузила свои глаза в попытке увидеть, что происходит. Но всё равно ничего не смогла разобрать среди обломков обрушающегося здания и вздымающихся облаков пыли.

За этим последовал массированный удар молний с небес.

Выглядело так, будто Король-Заклинатель действовал на достижение определённой цели, как она и ожидала.

Различные заклинания разрушали город, и это повторялось снова и снова.

Нейа была обеспокоена.

Без сомнения, это были невероятные заклинания, но она не знала, хватит ли Королю-Заклинателю маны?

Нейа потрясла головой и изгнала страх и беспокойство из своего сердца.

«Всё будет хорошо! Король-Заклинатель должен был принять это всё во внимание! Он уже потратил столько маны на эту страну, но всё же…»

Всё же, гипотетически, если Ялдабаоф победит, для этого мира не будет спасения. Лишь отчаяние. Что ей делать, если это случится?

«Ваше Величество, я рассчитываю на Вас!»

И потом, две фигуры взмыли в небо, как будто желание Нейи исполнилось.

Первый взмывший проложил тёмный след, в то время как преследовавший его взмахнул багряными крыльями и оставил огненный след позади себя. Факт того, что горничные не преследовали их, значил лишь одно – Король-Заклинатель победил этих монстров среди монстров 150-го уровня сложности, одновременно сражаясь с Ялдабаофом.

«… Он поразителен!»

Нейа была так взволнована, что задрожала.

«Его Величество могущественнее Ялдабаофа!»

Действительно. Не было нужды думать иначе.

Горничные были значительно слабее Ялдабаофа, который, в свою очередь, был чуть слабее Короля-Заклинателя. Именно поэтому он смог победить их, сражаясь с Ялдабаофом.

Нейа изо всех сил пыталась сдержать своё восхищение. Тщательно запечатлев величие уважаемой ею личности в своих глазах, она была так наполнена радостью, что, казалось, взорвётся из-за неё.

Сердце Нейи забилось до того сильно, что практически болело.

Все собравшиеся здесь наблюдали нечто, что однажды будет увековечено в героической саге.

«… Нет, это ещё не всё»

Похоже, они продолжили сражение высоко в небе.

Багряные и светящиеся сферы расцвели в небесах.

Каждое из этих заклинаний, вероятно, могло уничтожить целый городской район. И они швыряли их друг в друга дикими шквалами. Однако издали они выглядели довольно мило. Но даже так, это было противостояние сил такого уровня, которого человечество никогда не сможет достичь.

«Это…»

Посмотрев немного в сторону, Нейа увидела людей, размещённых на городских стенах, сглатывающих от вида перед ними. Похоже, они также это понимали. Они следили за воздушной битвой в тишине, с серьёзными взглядами на лицах.

Кто-то сложил вместе руки в молитве, и люди возле него последовали примеру. Вскоре почти все на городских стенах сложили вместе руки, смотря в небо.

Ощущалось, будто они на молебне.

«… Это словно рождение мифа…»

Нейа не знала, сколько времени прошло, но в итоге среди людей возникло волнение. Перед глазами всех, одна из фигур в небе стала падать в сторону востока... и затем исчезла.

Битва была окончена.

Пока все внимательно смотрели, оставшаяся фигура стала медленно спускаться. Взгляд Нейи был острее прочих, и она разглядела её первой. Это так шокировало её, что она закрыла свой рот.

Когда другие увидели багровый огонь, городские стены затихли. Однако никто не пытался бежать. Все, видевшие битву, знали, что в бегстве не было смысла.

С взмахом огненных крыльев, победитель – Ялдабаоф – показал себя.

Хотя он и являлся победителем, это было печальное зрелище.

Всё его тело было покрыто следами от электрических ожогов. Половина лица была раздавлена, а его глубокие раны источали свежую кровь. Возможно, это было из-за температуры, но кровь шипела, соприкасаясь с городскими стенами. Этот звук не прекращался ни на мгновение.

Его вид был лучшим подтверждением интенсивности их боя, который нельзя было выразить словами.

«Не может быть…»

Тяжёлый, в некотором смысле болезненный, голос прокатился по городским стенам, заглушающий бормотания Нейи.

— …Какой сильный противник. Он был одним из сильнейших, с кем я сталкивался, не считая Момона. Я недооценил его. Как глупо. Управление полулюдьми стало практически бессмысленным. Однако... да, однако, он мёртв.

Нейа не могла поверить в это. Так что, она закричала:

— Ты лжёшь!

Ялдабаоф повернул свой неповреждённый глаз к Нейе, но она, окутанная взглядом существа совершенно другого плана бытия, даже не сдвинулась с места. Сильные эмоции в её сердце не оставили места страху.

— Я не лгу.

— Его Величество очень плохо шутит... так что ты лжёшь!

— Я не лгу.

Слова, повторённые Ялдабаофом, потрясли Нейю до глубины души. Мир, казалось, уходит у неё из-под ног.

Нейа моментально поняла, почему Король-Заклинатель проиграл Ялдабаофу. Не было нужды даже думать об этом.

Это произошло просто потому, что её стране недоставало Эвилай из Синей Розы и Набе из Тьмы – двух заклинателей, способных во время боя держать под контролем демонов-горничных.

Нет, была и другая причина помимо этой.

— Будь эта нежить в лучшей форме, возможно, я был бы побеждён. Но подумать только, он и, правда, потратил свою ману ради людишек, вроде вас... Действительно, он был дураком, не знавшим свои приоритеты. За это, я благодарю вас.

«Я так и знала! Слабость – действительно грех!»

Нейа была уверена в своей правоте.

— За это я вознагражу вас. Наградой будут ваши жизни.

— … Что это значит?

Ялдабаоф хмыкнул в восторге от вопроса кого-то из толпы.

— Я говорю, что пощажу вас... по крайней мере, сейчас.

Кто-то вздохнул с облегчением, но Нейа была в ярости.

— Враньё! Враньё! Это всё сплошная ложь! Всё, что ты сказал – ложь! Кто поверит в то, что говорит демон?

— Похоже, ты неспособна принять реальность. Ты в бешенстве, человек? Жалкая.

Ялдабаоф указал пальцем на Нейю:

— Исчез... а, я понял.

И потом он мгновенно убрал свой палец.

— Что не так! Ялдабаоф!

— Ты пытаешься спровоцировать меня и, тем самым, доказать, что я лжец?.. Потеря твоей жизни того стоит? Я не могу понять, но, похоже, именно этого ты и добиваешься.

Нейа сильно сжала зубы, что они аж заскрипели.

В ярости она думала, что Ялдабаоф, точно лгал о смерти Короля-Заклинателя. Ведь он настолько прогнивший лжец, что будет говорить даже самую невероятную ложь.

— Я не позволю этого, – продолжил Ялдабаоф, уже обращаясь ко всем. — Сейчас ваши жизни спасены. Теперь, я вернусь к себе. Я должен залечить свои раны. А пока можете рыдать слезами отчаяния.

Ялдабаоф уже было собирался взлететь, взмахнув своими крыльями, и тут руки Нейи двинулись сами по себе.

Она схватила свой лук и выпустила стрелу.

Она выстрелила в его спину, без предупреждения.

Однако Ялдабаоф моментально обернулся, схватив стрелу. Несмотря на ужасающие раны, он всё ещё был довольно подвижен.

Ялдабаоф повернул лицо к Нейе, и потом его взгляд направился на её лук, Последний Выстрел Звезды. После этого, его гневное лицо слегка изменилось.

— Ох?! Ах! Что это за невероятное оружие! Я не видел такого оружия уже очень давно! Это было близко, почти прикончило меня!

Ялдабаоф дико жестикулировал своим конечностями, говоря это. Он выглядел собранным, хотя и довольно встревоженным.

— Что это за оружие! Как оно было сделано?

— Будто я скажу тебе!

«О чём, чёрт возьми, он думает?» – Разум Нейи перекипел от палящей ненависти.

Как может она сказать этому лжецу то, что узнала от Короля-Заклинателя?

— Как могу я рассказать это лжецу вроде тебя?!

— Ммм, ах, нет, можешь не говорить. Оно было изготовлено искусством создания рун, верно?

Сердце Нейи на мгновение пошатнулось, так как он попал в точку. Хоть она и смогла немного успокоиться, но когда её сломленное сердце вновь вспомнило сострадательную фигуру Короля-Заклинателя, в ней проснулся гнев.

— Ты ошибаешься! – Закричала она, и Ялдабаоф в ответ просто простонал.

Приняв это за возможность, Нейа снова выстрелила. Теперь её целью была его ступня, до которой тяжело было дотянуться руками.

В этот раз Ялдабаоф резко повернул свою ступню, чтобы избежать стрелы.

«Он опасается этого? Возможно, этот лук может…!»

Могла быть лишь одна причина, по которой Ялдабаоф был вынужден так отчаянно уклоняться от её выстрела, хотя был совершенно безразличен к ударам в спину от святого меча. Что ещё это может быть, кроме того, что с этого лука можно ранить его?

Сердце Нейи наполнилось сожалением, а на глазах появились слезы.

Она поняла, что должна была присоединиться к бою, даже если бы быстро погибла, ведь Ялдабаофа было возможно поразить из Последнего Выстрела Звезды. Она должна была принять участие, даже будучи лишь щитом. Если бы она сделала это, возможно…

В отчаянии Нейа выпустила очередную стрелу.

Ялдабаоф повернул свою голову. Стрела пролетела мимо и улетела в неизвестном направлении.

— Попади, чёрт тебя возьми!

Она выстрелила снова.

И снова.

Но, ни один из выстрелов не попал в цель. Несмотря на свой размер и серьёзные раны, он умудрялся уклоняться от атак Нейи с поразительной лёгкостью.

— Рунное…

— Заткнись!

Нейа выпустила стрелу, чтобы заткнуть Ялдабаофа.

Однако и в этот раз она тоже промазала.

«Почему? Почему никто не атакует?»

Она могла понять, почему они не могли атаковать Ялдабаофа, поскольку он был в воздухе. Однако, даже так, как они могли просто позволить летающему демону, только что сразившему милосерднейшего Короля-Заклинателя, спокойно уйти?

— … Ммм. Ну, хех, я думаю, ничего не поделаешь... да? [Великая Телепортация].

Ялдабаоф внезапно испарился.

— А ну вернись!!!

Нейа огляделась.

Всё, что она увидела, это лица людей с широко раскрытыми глазами, шокированными тем, что сделала Нейа. Ялдабаофа нигде не было видно.

— Дерьмо! Он сбежал!

— Успокойся!

Прокричала Ремедиос.

Сердитый крик могучего существа способен оказать давление сам по себе, и обычно, он должен был привести Нейю в чувство или даже заставить её застыть. Однако сейчас это лишь раздражало Нейю.

— Как я могу успокоиться?!

— Оруженосец Нейа Бараха! Ты получила это оружие от Короля-Заклинателя? Почему Ялдабаоф был так заинтересован им?

— Это сейчас вообще не имеет значения! Важнее то, что мы должны найти Его Величество! Я видела, как он падал на восток! Мы должны отправить спасательную группу!

— Он точно мёртв.

— Как он может быть мёртв?! Как мог Его Величество умереть?!

Нейа инстинктивно схватила Ремедиос за плечи, но та с лёгкостью оттолкнула её в сторону, так, что Нейа упала на землю.

— Теперь ты успокоилась? Никто не сможет пережить падение с такой высоты.

— Успокоиться? Вы, правда, верите словам этого демона? Капитан, Вы продали ему свою душу?!

Вид Ремедиос изменился, словно её покоробило.

— Оруженосец! Чёрт бы тебя. Есть вещи, которые ты можешь говорить, и есть те, которые нет!

Она с ошеломительной силой схватила Нейю за воротник, и Нейе стало тяжело дышать.

— Эй, вы двое!

— Довольно!

— Прекратите сейчас же!

Паладины, жрецы, солдаты и остальные быстро встали между Нейей и Ремедиос, и растащили их в разные стороны.

Нейа, задыхаясь, прокричала:

— Мы должны отправить команду для спасения Его Величества!

— Мы не можем тратить наши ресурсы на это!

— Как смеете Вы называть это тратой!

Нейа хотела пойти и врезать Ремедиос, но люди между ними остановили её.

— Нам с тобой не о чем говорить!

Остыв немного, Нейа обратилась к державшим её людям.

— Можете отпустить меня? Есть кое-что, что я должна сделать.

— Куда ты направилась?!

В ответ на этот вопрос, Нейа взглянула на Ремедиос с весьма недоверчивым выражением на лице.

— Что это за взгляд?! Так ли должен оруженосец смотреть на паладина?!

— Хмф.

Нейа лишь фыркнула.

— Сначала я буду просить Его Высочество организовать спасательную группу для Короля-Заклинателя. После этого, я пойду в Колдовское Королевство, и расскажу им в точности то, что случилось и попрошу о помощи для Его Величества.

Учитывая обстоятельства, не выйдет ничего хорошего из похода в Колдовское Королевство. Даже так, Нейа всё ещё была оруженосцем Короля-Заклинателя, и она должна была исполнить свой долг.

Нейа была не уверена, сможет ли безопасно добраться до Колдовского Королевства, но она должна была пойти, даже если это значило для неё умереть.

— Ох, если Вы идёте в Колдовское Королевство, позвольте мне пойти с вами, Бараха-сан!

Высказавшийся человек был бывшим солдатом, ушедшим в отставку и ставший охотником. Его хвалили за навыки стрельбы, и он присоединился к отряду Нейи.

— Не волнуйтесь обо мне, я достаточно стар, и мне не так много осталось.

—Балдем-сан!

Из его тона она знала, что он понимает, какая судьба ожидает его, даже если они достигнут Колдовского Королевства в целости.

— Эй, Нейа-сан! Не забудь меня!

— Вы тоже, Кодина-сан?

— Я тоже пойду. Не из-за тебя. Но если уж для Короля-Заклинателя, то ничего не поделаешь.

— Даже Мена-сан?

Все очень способные люди в отряде Нейи вышли вперёд, один за другим. Всем вместе им становится возможным безопасно достичь Колдовского Королевства. Однако…

— Огромное спасибо вам. Но, вы все... вы точно сможете присоединиться к спасательной группе?

— О чём ты говоришь? – Прервала их Ремедиос — Вы все собрались здесь для спасения Святого Королевства и страдающих людей из хватки этого демона, разве не так? Где ваши приоритеты?!

— О чём вы говорите, капитан?! Разве есть что-то важнее, чем спасение Его Величества?!

— Конечно! Прямо сейчас, в этот самый момент, как много людей Святого Королевства находятся в плену полулюдей, как в аду?! Может ли быть что-нибудь важнее, чем их спасение?!

— Конечно! Это…

— Что, чёрт возьми, вы делаете?! К чёму все эти крики?!

Спор немедленно прекратился при появлении вмешавшегося. Это был Каспонд.

— Капитан Кастодио, разве Вы не должны были немедленно вернуться? Где Его Величество? Что с Ялдабаофом? Что вообще случилось? Может кто-нибудь объяснить, пожалуйста?!

Каспонд звучал так, будто он потерял самообладание, и его голос громко отозвался в презрительной тишине.

***

Зал заседаний был очень тесным, с паладинами, священниками и дворянами, которые были заключёнными до недавнего времени. Это было не лучшее место для встреч, но приходилось пользоваться им, так как Ялдабаоф разрушил предыдущее место встречи.

После получения отчета от паладина, Каспонд созвал экстренное совещание. Он поручил всем ключевым людям собраться в этой комнате.

После того, как все собрались, вошли Каспонд и Ремедиос.

Все поклонились, когда вошёл принц. Нейа также поклонилась, потому что на Каспонда у неё не было никакой обиды.

Каспонд встал перед ними и начал говорить.

— Спасибо всем, что пришли сюда. Я хотел бы обсудить наши будущие действия.

Хотя это должно было быть обсуждением, было только одно, что должна была сделать Нейа, и она была уверена, что это было правильно. Как только она собралась заговорить, Каспонд поднял руку, чтобы остановить её.

— Я уверен, что каждому есть что сказать, но я прошу вас сперва выслушать меня.

Каспонд посмотрел на всех собравшихся здесь.

— Я считаю, что многие люди стали свидетелями того, насколько сила Ялдабаофа превосходит наше воображение... Хотя я с сожалением должен сказать это, но мы должны признать тот факт, что никто в этой стране не сможет одержать над ним победу.

Несколько человек молча нахмурились, а затем посмотрели на Ремедиос, которую считали самой сильной в Святом Королевстве. Увидев, что она согласна с мнением Каспонда, на их лицах появились намёки на страх и разочарование.

— Однако рано отчаиваться. Если мы не можем победить его, тогда мы сорвём его планы каким-нибудь другим способом, и заставим отказаться от попыток завоевать Святое Королевство. Мы будем противостоять ему не прямо, а косвенно. – Каспонд подождал несколько секунд и затем озвучил свой вывод. — То, что мы сделаем – это вырежем всех полулюдей, которых он ведёт!

— Зачем нам поступать именно таким образом?

Каспонд посмотрел на того, кто задал вопрос, и кивнул ему.

— В прошлом Ялдабаоф создал проблемы в Королевстве Ре-Эстиз. Тогда он сражался на дуэли с одним воином, а проиграв – сбежал. В то время он возглавлял армию демонов, а не армию полулюдей. Другими словами, проиграв этому воину, он пришёл сюда, чтобы возглавить армию полулюдей.

Каспонд осмотрелся вокруг, как будто чтобы увидеть, все ли всё поняли.

— Другими словами, он использует армию полулюдей в качестве разменной монеты, чтобы не пришлось один на один сражаться с этим воином. Не Ялдабаоф ли сам это сказал, когда победил Его Величество? Что-то о том, что руководство армией полулюдей почти становится бессмысленным, или что-то в этом роде.

В этом точно был смысл.

Когда Ялдабаоф это сказал, это не имело никакого смысла, но, услышав сейчас объяснение, было трудно придумать какую-либо другую причину.

— Другими словами, армия полулюдей похожа на броню, чтобы противостоять в сражении тому воину. Что будет делать Ялдабаоф, если потеряет армию полулюдей? Останется ли он здесь, лишённый доспехов, когда этот воин может появиться перед ним снова в любой момент? Или, может быть, он предпочтёт не рисковать?

— Ясно... Вы намерены покинуть этот город, победить южную армию полулюдей, а затем объединить силы с Югом, чтобы изгнать остальных полулюдей?

После того, как некий священник задал ему вопрос, какой-то спасённый дворянин ответил ему.

— Это было бы хорошо. Благодаря силе Короля-Заклинателя, почти 40 тысяч полулюдей было уничтожено. Они потеряли большую часть своей боевой силы, не так ли? Остальные должны быть на Юге. Если мы соберём всех людей, которых спасли, в этом городе для тотальной атаки, и ударим их со спины, зажав в клещи, мы будем в состоянии разгромить армию полулюдей. Таким образом, мы сможем объединиться с южными силами и вернуть наши земли.

— … Я предлагаю обратное, – заявил Каспонд. — Мы вернём ближайший крупный город на западе, который является северной твердыней – Калиншу.

— Почему именно такой план, могу я спросить?

— Он прав. Все крупные города на западе, такие как Калинша, Прарт, Римун и столица Хобанс, будет очень трудно взять, – возразил другой дворянин. — Много жизней будет потеряно. Почему бы нам просто не сразиться с армией полулюдей на Юге? Разве разрушение боевой мощи полулюдей не более соответствует Вашему плану, Ваше Высочество?

— Ясно. Все ваши опасения правильны. Я благодарен за то, что многие из присутствующих здесь мудры. Тем не менее, те действия, что я предложил, будут понятны каждому.

На лицах многих людей появились удивленные взгляды. Каспонд пояснил им:

— Как насчет этого? Поход на Юг подразумевает, что мы, хотя это только временно, но оставим их... бросим их – всех заключённых, которых мы всё ещё не спасли. Смогут ли массы... смогут ли люди понять это?

— Это, это... Но это имеет больше смысла. Так будет больше шансов спасти их, разве нет?

— Вы барон, я полагаю?

Каспонд повернулся и посмотрел на немолодого человека, который задал вопрос.

— Д-да. Кажется, мы однажды встречались, Ваше Высочество.

— Ах, именно так. Тогда... все люди с Ваших владений были спасены?

— Нет, пока нет. Я был заключён в тюрьму после боя, где сражался бок о бок с Её Величеством, поэтому я не знаю о моих владениях…

— Понятно. Поэтому, когда Вы присоединитесь к южным силам и вернёте Север, люди могут подумать, что Вы бежали на Юг.

Лицо дворянина замерло.

Если подумать об этом в спокойной обстановке, то вполне понятно, что барон был прав. Тем не менее, не было никакой гарантии, что все люди, особенно те, кто корчится в агонии, смогут увидеть смысл того, что сказал барон. Вполне возможно, что нашлись бы люди, которые сказали бы: «Почему ты сперва не спас нас? Наши семьи были убиты полулюдьми!» И обратили бы свою ненависть к знати. Нейа видела таких людей и раньше.

Тем не менее, никто не говорил подобного в тюремных лагерях, которые лично освободил Король-Заклинатель. Учитывая его чрезвычайно мощную магию, которая может даже разрушить городские стены одним ударом, и тот факт, что он был королём другого народа, никто не посмел разозлить его по личным причинам.

— Я намеревался поговорить с землевладельцами один на один после этого собрания. Но раз так, мы могли бы сделать это сейчас.

Каспонд осмотрел всех дворян и продолжил:

— Наши земли... земли дворян Севера – опустошены, в отличие от южных. В таком случае, что будут делать дворяне Юга? В частности, что остальные дворяне будут делать с дворянами, которые отказались от своих владений?

Неприятный запах политики начал наполнять воздух.

— Ваше Высочество. Наши владения…

— Я хочу, чтобы вы перестали строить какие-либо планы на будущее. Это потому, что я не могу вам ничего гарантировать. Хотя это факт, что у южных дворян, похоже, станет куда больше привилегий. Вот почему вы должны выбрать сейчас лучшие методы, чтобы обеспечить себе хорошие послевоенные условия.

— Секунду, пожалуйста! – Один из паладинов прервал эту беседу. — Как мы можем проливать ещё больше крови народа ради придворных интриг?!

— Действительно! Верно! – Силако громко прокричал. — Важно то, как спасти больше людей!

Однако дворяне были другого мнения:

— … Изгнание полулюдей не означает, что всё кончено, понимаете? Если Юг воспользуется всеми преимуществами, то нам будет трудно отказаться от требований южных дворян. И нет никакой гарантии, что они не будут вводить большие налоги на истощённых людей.

— ... Теперь, когда Святая Королева мертва, было бы очень плохо, если бы следующий Святой Король был избран южными дворянами. Однако, если мы сможем показать конкретные результаты с нашей силой, то, по крайней мере…

В итоге, комната разделилась на две фракции: фракция дворян и фракция паладинов и священников.

Обе стороны спорили друг с другом. Говоря о Ремедиос, паладины пытались упрощенно растолковать ей всё, что сказал принц.

Нейа не входила ни в одну из фракций. Она просто молча следила за ходом разговора. Это было, потому что Нейа уже приняла решение о том, что она будет делать. Поэтому не имело значения, к какому выводу они придут в итоге. Скорее, она хотела высказать своё собственное предложение, и как можно скорее.

«Тем не менее, разговоры о будущем и политике только испортят здешнее настроение. И люди, которые, возможно, помогли бы мне, сейчас могут отказать…»

Вскоре, после прослушивания многочисленных скучных тем, как только обе стороны измотали себя спорами, Нейа решила "бросить мяч" обратно Каспонду:

— Его Высочество поднял эту тему. Может, стоит дать ему закончить разговор?

— Ах. Как я сказал ранее, я намерен вернуть Калиншу. Это также выгодно с военной точки зрения. По правде говоря, этот город слишком тесен, и бо́льшая его часть уже разрушена. Жить здесь сложно. Поэтому я хотел бы иметь более надёжную базу. Также, вернув крупный город, мы получим преимущество при переговорах с южными дворянами. Кроме того, Калинша строилась, как опорная крепость, которая должна была остановить наступление противника. Поэтому, как у военного города, там должны быть военные склады, если они ещё не были перемещены полулюдьми.

— … Я одобряю предложение обеспечить лучшую базу.

— Я немного беспокоюсь о санитарии в этом городе. Многие люди уж даже замерзают.

Несмотря на разногласия, и паладины, и дворяне сказали: «Нам нужно избежать ещё большего количества смертей».

— Действительно. Именно поэтому это лучшее время для нападения на врага. Ведь сейчас Ялдабаоф не может принять меры.

Неизвестно, сколько времени потребуется Ялдабаофу, чтобы залечить раны. Но, конечно, он выздоровеет, прежде чем армия полулюдей будет полностью побеждена.

Кроме того, было очень маловероятно, что он покажется, прежде чем полностью восстановит силы. Зная о существовании такого могущественного воина, как Момон, он, несомненно, примет во внимание возможность его появления. Поэтому он не станет действовать до того, как полностью восстановит силы.

Тем не менее, независимо от того, сколько у них было сил, Святое Королевство будет потеряно, как только Ялдабаоф восстановит силы. Поэтому они должны были взять крепость сейчас.

Выслушав это логичное объяснение, Нейа также выразила свое одобрение.

— … В таком случае, кажется, единственное, чем вы недовольны, это количество людей, которые должны умереть за это. Могу ли я считать, что это означает, что вы окажете мне свою поддержку, если я смогу свести к минимуму количество потерь?

Все присутствующие кивнули, за исключением Ремедиос. У Нейи не было какого-то мнения по этому вопросу, но по ходу разговора она поняла, что будет плохо, если она окажется единственным человеком, кто не кивнёт, а поэтому кивнула со всеми остальными.

Что касается Ремедиос, несколько человек посмотрели на её лицо и увидели, что у неё, похоже, нет особых возражений, поэтому решили игнорировать её.

— Тогда с этим всё. Мы обсудим детали штурма Калинши позже. Теперь… наш следующий пункт.

Каспонд громко вздохнул и повернулся к Нейе.

— Это касается смерти Короля-Заклинателя.

— Ваше Высочество, я искренне извиняюсь, но надеюсь, что Вы немедленно внесёте поправки в это заявление. Смерть Короля-Заклинателя остаётся под вопросом. Это просто то, что сказал нам Ялдабаоф. Было бы глупо принимать слова демона за правду.

Нейа посмотрела на Ремедиос и продолжила:

— Я думаю, что, скорее всего... Ялдабаоф пытается обмануть нас.

— В таком случае, почему Король-Заклинатель не вернулся? Он может использовать заклинания телепортации, не так ли?

— Возможно, он был обездвижен из-за ранения. Возможно, у него закончилась мана. Для этого может быть много причин.

— Это правда. Поэтому я хотел бы получить ответ от всех вас. Как вы думаете, что мы должны предпринять?

— Нет смысла спрашивать, что мы должны предпринять! – Нейа закричала, вынуждая слова звучать, будто она пытается выдавить их сквозь зубы. — … Я думаю, мы должны организовать спасательную операцию и одновременно с этим отправить эти новости в Колдовское Королевство. Если возможно, я хотела бы быть посланником.

— Понятно. Это то, что думаешь ты, оруженосец Бараха. Как насчет остальных?

Каспонд осмотрел собравшихся людей. Затем один из дворян заговорил.

— У меня есть вопрос. В то время как Король-Заклинатель предполагаемо упал на востоке, и, учитывая, что спасательную операцию придётся проводить на территории, контролируемой полулюдьми, не лучше ли подождать, пока у нас не будет каких-то определенных результатов разведки…

— К тому времени будет слишком поздно. – Нейа немедленно возразила. — Чем больше мы будем медлить, тем большей опасности будет подвергаться Его Величество. Я предлагаю отправить нашу помощь, настолько быстро насколько это возможно.

Большинство согласилось с мнением Нейи. То, что она сказала, имело смысл.

— В таком случае, мы должны отправить поисковую группу в одно время с посланцами в Колдовское королевство.

Один их дворян задал Нейе вопрос.

— … У меня есть кое-что, на что я хотел бы получить ответ от тебя, так как ты исполняешь роль оруженосца Его Величества. Как ты думаешь, Король-Заклинатель сказал народу своей страны, что планирует посетить Святое Королевство?

Нейа, принялась размышлять.

— Прошу прощения, но я не уверена. Тем не менее, я думаю, что для него было бы вполне нормально, расскажи он об этом людям Колдовского Королевства, потому что были случаи, когда он возвращался в свою страну с помощью магии перемещения.

— В таком случае, я считаю, что мы не должны отправлять посланника в Колдовское Королевство.

— Почему?!

Нейа злобно уставилась на дворянина, который ничего не делал, и только болтал. Под её пристальным взглядом, у дворянина побледнело лицо, и он отступил на два шага назад. Люди, окружавшие дворянина, не нарочно отошли от него.

— Нет, пожалуйста, успокойтесь и послушайте. Это, ух... это, потому что это может принести проблемы... Постойте! Пожалуйста, успокойтесь и послушайте меня. Если подумать об этом в обычных обстоятельствах, существует вероятность, что армии нежити Колдовского Королевства отомстят нам. И местью будет то, что они подчинят Святое Королевство. И… ах... почему всё так? Кто сказал, что Король-Заклинатель не стремился к этому всё это время?

— Что, простите?! – Нейа была настолько зла, что ощущала головокружение. — В таком случае, позвольте мне задать вопрос! Если Его Величество вернулся в свою страну с помощью телепортации, что он подумает о Святом Королевстве, которое знало, что произошло, но ничего не сообщило?

Все, кого она могла видеть, кивнули в знак согласия. Среди всего этого, заговорила Ремедиос.

— Ну, тогда с этим ничего не поделать, не так ли? Наша страна не может сейчас позволить себе такую роскошь. Мы извинимся после, когда всё закончится.

— Даже если Вы...

Нейа была настолько напряжена, что собиралась уже было накричать на Ремедиос, но прервалась, услышав звук хлопка позади себя. Оглянувшись, она увидела, что это был Каспонд. Поскольку принц хотел что-то сказать, Нейи пришлось замолчать.

— Оруженосец Бараха. Позвольте мне выбрать людей, которые отправятся в Колдовское Королевство вместе с тобой. Как насчёт этого? Если мы отправим простого оруженосца в качестве посланника, другая сторона может оценить это как насмешку над ними?

— Верно, всё так, как Вы и говорите.

Его объяснение имело смысл. При нормальных обстоятельствах они, несомненно, отнеслись бы к ней как к послу страны, нежели оруженосцу который позаимствовал магический лук у Короля-Заклинателя. Однако, действительно ли он отправит посланника? Ей с трудом в это верилось. Тем не менее, было бы неприлично показывать недоверие к словам принца.

— Мне приятно, что ты понимаешь.

— В таком случае, пожалуйста, позвольте мне возглавить несколько человек для похода на восток.

— Конечно. Я тоже очень хочу отправить тебя, но мы до сих пор не знаем, куда именно упал Король-Заклинатель. Он может быть от нас в десятке или же в сотне километров. В худшем случае, он, возможно, рухнул на Абелионские холмы, которые находятся под контролем Ялдабаофа. Даже если бы я позволил тебе отправиться в такое неизведанное место, была бы ты в состоянии организовать там поисковую операцию?

Нейа была не в состоянии ответить ему.

Проводить поиски, в совершенно незнакомой местности, в местах проживания полулюдей, было невозможной задачей. Она могла легко представить себе, как команда разведки сталкивается с огромными трудностями и препятствиями, и, в итоге, все там умирают.

— Выживание на Холмах, проскальзывая мимо наблюдательных пунктов полулюдей, в то же время, собирая информацию. – Каспонд перечислял, загибая пальцы. — Если ты соберёшь отряд, и вы отправитесь туда без подготовки, то просто пойдёте навстречу смерти. И какая польза от спасательной операции, которая закончится неудачей?

— Что ж, тогда Вы можете предложить другой способ?

— Конечно.

— Э?!

«Какой ещё способ?»

Судя по реакции принца, на этот вопрос легко было ответить. Глаза Нейи удивлённо расширились, а затем Каспонд привёл себя в порядок, и ответил Нейе.

— Всё что нужно, это найти кого-то, кто знает эту местность.

Нейа моргнула, в ответ улыбающемуся Каспонду.

— Нам просто нужно захватить в плен получеловека и дать ему возможность вести нас. Разве не будет безопаснее приказать получеловеку быть в роли нашего проводника?

— Ах.

Действительно, так и было. Люди подверглись бы нелепой опасности, оказавшись на этой земле. Тем не менее, было бы иначе, если бы у них был проводник.

Однако в этом плане также были проблемы, которые нельзя было игнорировать.

Если они будут только угрожать получеловеку, чтобы тот указал им путь, то когда он согласится взять их с собой, разведгруппа будет обречена на смерть. Орки, с которыми она встречалась ранее, казались такими, кого не волновало, живы они или мертвы.

Им нужно найти надёжного получеловека. Но, где они смогут его найти?

Что она может сделать, что бы заполучить надёжного проводника из полулюдей?

Нейа напрягла свои мозги. Но полулюдей она соотносила только как приближающуюся смерть. Она не могла представить себе такого, чтобы они решили перейти на их сторону.

Нейа вспомнила о Баззаа и орках, которых он держал в плену.

«Если бы мы смогли захватить короля, наподобие Баззаа, в плен, его племя, скорее всего, подчинится нам».

Однако, с другой стороны, разъярённое племя может оказать жёстокое сопротивление. Кроме того, был ли способ, с помощью которого они смогли бы захватить могучего получеловека, такого как Баззаа?

В то время, когда Нейа блуждала в ментальном лабиринте, преследуя ответ, который никак не могла найти, внезапно дверь комнаты распахнулась, и внутрь ворвался паладин.

Тяжело дыша, он осмотрел интерьер комнаты и подошёл, но не к Ремедиос, а Каспонду.

Возможно, он не хотел, что бы кто-то услышал новости, которые он принёс. Отойдя вместе с принцем к углу комнаты, он что-то прошептал ему на ухо, но острый слух Нейи подхватил обрывки фраз. Среди них кое-что привлекло её внимание.

Он сказал «Демоны-горничные».

— Господа, к сожалению, сегодняшняя встреча на этом закончится в виду неких неотложных дел. Надеюсь, вы начнёте работать над тем, как вернуть Калиншу. Так же, капитан Кастодио, пойдёмте со мной.


Интерлюдия.


В последнее время Зиркниф находится в хорошей форме.

Пожалуй, даже в потрясающей.

«В любом случае – жизнь прекрасна».

После последнего посещения Назарика – этого ужасного места – его боли в желудке прошли. Кабинет, некогда хранивший зелья, теперь заполняют кипы бумаг. Он освободился от всех проблем. Ему больше не приходилось убирать волосы с подушки и удивляться их количеству.

«Как освежающе!

Как приятно!

Как удобно!»

Пожалуй, это впервые, когда он почувствовал себя настолько свободным. Он чувствовал себя настолько хорошо, что ему казалось, будто у него выросли крылья, и он может взлететь в небеса.

Он убрал свою сердечную улыбку и встретился с подчинённым. «Теперь Вы чаще улыбаетесь». И эту фразу он слышал не от красивой наложницы. Сейчас не подходящее время, чтобы другие видели его таким. Достоинство. Стоило ему потерять его, как проблемы нахлынули бы на него с головой.

И так началось обыденное утреннее совещание.

У Зиркнифа было много писцев, но сейчас перед ним был замечательный человек – Рон Вармилинен.

Прежде, Зиркниф был обеспокоен тем, что c Роном что-то произошло после посещения дворца Короля-Заклинателя, поэтому его перевели на несложную должность. Однако всё это в прошлом. Теперь Рон прочно укрепился на позиции главного писца. Это не потому, что Зиркниф был уверен, что тот в порядке. Это было доказательством, что ему нечего скрывать от Колдовского Королевства. Кроме того, это было и доказательством, что Рон очень способный.

Зиркниф взглянул на документ, взятый у Рона, прочитал содержание и, потеряв контроль над собой, рассмеялся.

— Тот, кто написал это, имеет незаурядное чувство юмора. А ты что думаешь о смерти Короля-Заклинателя?

— Я абсолютно уверен, что это очередная ложь.

Зиркниф согласился с Роном:

— А-а, всё верно. Это, должно быть, ошибка. Это просто невозможно, чтобы Его Величество потерпел поражение, погиб или ещё что-либо.

Никто не способен убить магического заклинателя, способного уничтожить двухсоттысячную армию всего одним заклинанием и сразиться с вооруженным Чемпионом Арены – самым сильным воином Империи. Зиркниф был уверен в этом.

Само собой, ни один яд не мог его убить, болезнь – сломить, и даже годы не властны над ним. Скорее, более реально, что кто-то распространяет плохую шутку, суть которой: «Это невозможно, ибо он УЖЕ мёртв».

— Ну, возможно, это чтобы заткнуть всех недовольных. – Предположил Зиркниф. — Но у меня всё ещё остался вопрос.

— Какой?

— Вот, смотри: мне интересно, почему Его Величество, с его непревзойдённым интеллектом, прибегает к таким дешёвым трюкам, которые любой видит насквозь. Если только это не значит, что тут что-то другое... Да, возможно это какой-то великий заговор, который даже я не могу понять…

Кто мог уверенно сказать, что это не так? Более того, если это план, придуманный высшим умом, знавшим каждый ход Зиркнифа, тогда он был уверен, что это лишь верхушка айсберга.

Даже знание Зиркнифа об этом могло быть частью его плана.

А что, если это не было планом Короля-Заклинателя, а одного из его подчинённых? Например, этой имбицило-выглядевшей монстро-жабы?

— … В общем, я не знаю. Если не получается разгадать то, что хочется разгадать, остаётся только бросить это. Более того, всё, что нам надо делать, это подчиняться Альбедо-сама, премьер-министру Колдовского Королевства, и выполнять её приказы. Не будет никаких проблем, пока мы выполняем их поручения и не предаём. Как правителя вассальной страны, меня будет не так просто убрать, даже если я буду недостаточно компетентен.

— Как скажете.

Рон пожал плечами.

В прошлом он был человеком, который не стал бы совершать такое движение. Казалось, он научился этому за свой большой опыт. Или просто осмелел.

Не беря в расчёт состояние Короля-Заклинателя, всё будет в порядке, пока Империя продолжает быть вассалом Колдовского Королевства. В таком случае на них не будет действовать ни одна уловка, придуманная злоумышленниками. Верность была лучшей защитой. Если они будут убиты даже после клятвы верности, то всё, что они смогут сделать, это посмеяться над бессмысленностью действий остальных и почить с миром.

— Ну что ж, это всё на сегодня?

С тех пор, как Империя стала вассальной страной, загруженность администрации Зиркнифа сократилась вдвое. Однако даже так сегодняшняя нагрузка была чересчур маленькой.

— Нет, Ваше Величество, осталось ещё кое-что. Вот ещё документ, полученный нами этим утром. Он пришёл от Рыцарского Легиона.

Зиркниф вздохнул. К сожалению, его работа ещё не была окончена.

Он принял протянутый документ с насмешливой ухмылкой на лице и кратко просмотрел его. Кажется, документ содержал жалобы рыцарей по поводу реорганизации их легиона.

Раньше он уделял особое внимание рыцарям. Если быть точнее, у Зиркнифа было много врагов среди дворян, и он не мог позволить им игнорировать военную мощь, которую представляли рыцари. Как бы то ни было, сейчас всё изменилось.

— Передай им вот что: «Вы можете высказать всё Его Величеству Королю-Заклинателю лично». Поверить не могу, что они потратили на это бумагу.

Бумага, использования в этом документе, была создана полезной магией, и его стоимость не зависела от класса магии, использованного при создании. Зиркниф мог выкинуть его без сожалений после использования, но он не собирался молчать по поводу чрезмерных расходов.

Бумага, сделанная заклинанием нулевого уровня, была мятой, грубой и полинявшей.

Бумага, сделанная заклинанием 1-го уровня, была тоньше и белее. Ремесленники, делающие бумагу, могли создать такую же. Но, так как заклинаниями этого уровня её создавали в меньших количествах, чем заклинанием нулевого, то она, соответственно, была дороже.

Заклинание 3-го уровня создавало очень чистую и качественную бумагу. Разумеется, в определённой степени ремесленники тоже могли производить такую бумагу. Заклинания этого уровня могут создавать очень мягкую бумагу, которая известна под названием "дворянской", и все ремесленники стремились этого достичь.

— Я не могу понять, почему они не хотят дать другой стране отвечать за нашу национальную безопасность? – Недоумевал Рон.

— Не жалуйся об этом мне. А лучше поговори с Альбедо-сама. И вообще, разве мы ещё не говорили, что не возлагаем на них всё?

От премьер-министра Альбедо пришли инструкции усилить военную мощь Империи силами нежити из Колдовского Королевства.

Зиркниф решил, что это было частью программы, призванной завершить процесс вассализации, так что он принял это. Он планировал отправить некоторых рыцарей в отставку и расформировать два из восьми легионов.

Это должно было быть хорошей идеей, так как было много людей, которые остались морально опустошёнными после той бойни. Но также были некоторые, недовольные недостатком рабочих мест, которые могут быть заняты.

— Я даже приготовил места, на которые они могут устроиться…

— Думаю, люди просто огорчены потерей своих привилегий и тем, что им придётся делать работу, с которой они не знакомы.

— Последним нужно просто больше стараться, а от "огорчённых" этого и следовало ожидать. Или они полагают, что я буду платить за выполнение обычной физической работы столько же, сколько плачу тем, кто на работе рискует своей жизнью?

Зиркниф фыркнул и проигнорировал это.

Возможно, в прошлом ему приходилось мастерски управлять ими, но теперь необходимости в этом не было.

У Зиркнифа была поддержка Короля-Заклинателя – того, кто обладал абсолютной силой. Вне зависимости от того, что происходило, всё, что ему нужно было сделать, это сказать: «Пожалуйста, скажите это Его Величеству сами». И все пререкания мгновенно утихали.

Никто в Империи не мог выразить своё недовольство кому-то, способному устроить такую резню, и даже победить в бою Чемпиона Арены.

Хоть в прошлом они и обращались с жалобами к Зиркнифу, теперь его позиция была надёжнее, ведь он был слугой Короля-Заклинателя. Скорее даже, потому что Короля-Заклинателя боятся, положение Зиркнифа было безопаснее безопасного. Даже, пожалуй, нерушимое.

К счастью, удивительно малое количество людей было недовольно становлением вассалами. А всё это из-за того, что Колдовское Королевство выдвинуло совсем немного требований. Были некоторые мелкие, но основных только два.

Первое – изменить часть законов Империи для того, чтобы подчеркнуть абсолютную сущность Короля-Заклинателя и его приближённых. Это было вполне ожидаемым требованием.

Второе – передать узников, приговорённых к смерти. Это, напротив, было шокирующим. Зиркниф знал, что их судьбы обещают быть страшными. Но один из них был возвращён, так как «он был подставлен, а значит невиновен».

Так что в общем можно сказать, что изменений в повседневной жизни не было.

— Ну же, давай закончим быстрее, чтоб я смог встретится со своим другом.

И правда, сегодня новоиспечённый друг должен навестить Зиркнифа. Все приготовления для приёма были сделаны, и всё, что осталось, было по части Зиркнифа.

Он провёл полчаса, разбираясь с различными делами, после чего, получив одобрения Зиркнифа и стражи, его подчинённый вошёл в комнату.

— Ваше Величество, Ваш гость прибыл.

— О! Скорее впусти его!

Его работа не была завершена. Но что с этим поделаешь? Что может быть важнее встречи с другом?

Вскоре подчинённый провёл его друга внутрь.

Зиркниф встал, его лицо расплылось в улыбке, он развел руки, приветствуя гостя, и пригласил его внутрь.

Это был получеловек, выглядящий как низкий, приземистый крот. Зачарованный кулон от ментальных воздействий, который Зиркниф ему дал, болтался взад-вперёд.

— О-о! Добро пожаловать, мой дорогой друг Рьюро.

Зиркниф без колебаний положил руки на Рьюро и обнял его.

— А-ах! Зиркниф. О, друг, кто разделил со мной проблемы. Я глубоко признателен за твой приём!

Рьюро также обнял Зиркнифа. Можно было видеть аккуратность его движений – он не хотел причинить вреда Зиркнифу своими острыми когтями на лапах.

Они немного постояли так, а потом медленно отпустили друг друга.

— Что ты говоришь, мои двери всегда открыты для Рьюро.

На лице Рьюро появился свирепый оскал.

Несмотря на угрожающее выражение лица получеловека, Зиркниф понял, что так он улыбается. Настолько тесны были их отношения.

Зиркниф внезапно поразился любопытности всей ситуации.

Он родился и вырос в качестве кандидата на место следующего Императора, и все ровесники вокруг считали его наследным принцем. Поэтому не было никого, кого он мог назвать другом. Но сейчас тот факт, что его первым другом стал получеловек…

« … Если рассказать самому себе об этом 10 или 20 лет назад, я бы вряд ли поверил... И как минимум за это мне стоит поблагодарить ту нежить».

Он впервые встретил этого дорогого друга в приёмной, когда отправился на встречу с Королём-Заклинателем.

В тот момент он всего лишь задался вопросом, откуда пришёл этот получеловек, и как далеко простирается владычество Короля-Заклинателя?

После этого они пересеклись снова и в завязавшемся разговоре больше узнали друг о друге. А после уже наладилась и духовная связь. Проведённые вместе минуты растянулись на месяц, и была рождена глубокая дружба.

Вот почему они не обращаются друг к другу почтительно. И не потому, что оба они короли.

Именно, всё потому, что они…

…оба были истерзаны одним и тем же угнетателем – они были товарищами по несчастью.

— Идём. Я приготовил всевозможные виды деликатесов, что удивят тебя. Почему бы не насладиться сейчас за все пережитые трудности?

— Ох, с нетерпением жду этого, Зиркниф. Я тоже принёс много тех грибов, что показались тебе вкусными. Давай поедим их вместе, когда будет время.

— О-о-о! Благодарю тебя, Рьюро.

Грибы, принесённые Рьюро, были благоухающими и мясистыми, а также были с роскошным ингредиентом, называемым Обсидианом.

Бок о бок они вышли из комнаты.

В прошлом Зиркниф тревожился, услышав, что Колдовское Королевство относилось к полулюдям наравне, как и к людям.

Но он кинул взгляд на Рьюро рядом с ним и подумал:

«Полулюди не такие и плохие. По крайней мере, по сравнению с той нежитью – Королём-Заклинателем».

— Кстати говоря, Рьюро, ты слышал? Похоже, Король-Заклинатель сыграл в ящик.

Рьюро сильно выдохнул через нос. Это был его способ смеяться.

— Зиркниф, это невозможно. Как… как может умереть кто-то, наподобие него?

— В самом деле, я согласен с этим высказыванием. Тем не менее... Какая же страна на этот раз увидит своих людей в горечи?..

— Да…

Рьюро и Зиркниф оба посмотрели в небо.

В их глазах читалась боль. Они печалились за трагедию, что возможно происходила в каком-нибудь далёком месте, и разделяли сочувствие, что скоро у них появится новый товарищ.

***

— У-а-а-а-а-а-а!!

Плачь, что раздался в комнате, заставил человека застыть. Он принадлежал к секретной организации под названием Восемь Пальцев. И хотя он уже много чего повидал, он никогда не встречал всплеска настолько мрачных эмоций, содержащих в себе чистейшую ненависть и неподдельные проклятия.

Он бы не был шокирован, услышав этот плач от врага. Верно, в ответ он бы безмятежно улыбнулся. Но та, кто издавала этот вопль, была одним из его друзей. Друзья, с которыми он разделял духовную связь на фоне общих пережитых страданий и горя.

"Друзья" – он думал, что к ним нет более неприменимого слова, чем это.

Даже в организации, членом которой он был, теснили друг друга, пробиваясь к власти и стараясь выведать слабости остальных. Случись конфликт их интересов, то пролилась бы и кровь.

Но сейчас дела обстоят иначе.

Если вдруг будет отсутствовать один человек, то на остальных ляжет больше работы, что повлечет за собой рост вероятности провала. Если это происходит, остальные также оказываются втянуты в этот ад, потому что ответственны друг за друга. Всего лишь раз быть наказанным достаточно, чтобы навсегда сесть на жидкую диету и мучиться кошмарами. И каждый раз их может ожидать новый ад.

Держа это в уме всякий раз, когда кто-то отстаёт в работе, остальные незамедлительно бросались на помощь со всем усердием, боясь за своё здоровье и психическое состояние. И они отчаянно трудились.

Они стали настоящими друзьями – теми, кто разделяет судьбу, жизни, и смерть.

И одна из этих друзей сейчас кричала и каталась по каменному полу, холодному, как лёд. Страх под названием "если ты сейчас не узнаешь в чём дело, то закончишь точно так же" заставил мужчину действовать.

— Что, что такое, Хильма? Что случилось?

Плачущая женщина перестала двигаться, и её взгляд поднялся снизу вверх на мужчину.

— С меня хватит! Поменяйся со мной! Я должна следить за действиями этого идиота! Да что с ним не так?! Я теряю рассудок из-за этого идиота!

Они знали только одного человека, кто мог быть назван идиотом. До этого они использовали слово "идиот" повсеместно, но появления этого человека было достаточно, чтобы показать остальным, что по-настоящему означает быть идиотом. И теперь так легко разбрасываться этим словом не получается.

— Что такое? Что этот идиот сделал на этот раз?

Хильма говорила быстро, будто извергая свою ярость:

— Ах, да! Ты же слышал об этом, да? Как погиб Его Величество?!

Он хотел попросить её говорить помедленнее, но, похоже, что она так снимает стресс, так что не стал её прерывать, а терпеливо слушал.

— Хм, конечно.

Это Восемь Пальцев были теми, кто распространяет эти новости. Разумеется, они использовали торговцев, не связанных между собой, для появления новостей в Королевстве.

— Что, как ты думаешь, он сказал, услышав об этом?

Ну, это все-таки идиот. Тут стоило поразмыслить, прежде чем ответить. Но в голову приходили только обычные варианты. В конце концов, было невозможно представить, что там мог надумать этот идиот, так что он сдался и озвучил что-то простое.

— … Он сказал что-то о похоронах?..

— Да если бы так, мой живот не болел бы сейчас! Он, он сказал, что если женится на Альбедо-сама, то сможет унаследовать Колдовское Королевство!

— А-й-й!

Мужчина взвизгнул и огляделся вокруг.

Человек не может их ощущать, но здесь должны быть наблюдатели из Колдовского Королевства. Убедившись, что ничего не произошло, мужчина вздохнул с облегчением.

Им дано было указание подготовить какого-нибудь идиота, но он предпочёл бы не влезать в этот ад, потому что это был идиот вне всяких пределов.

— Эй, эй! Нам приказали подготовить идиота, но почему бы нам просто не убить его? Не лучше ли подготовить более подходящего идиота?! – Выкрикивала Хильма.

— Сможем ли мы подготовить кого-нибудь ещё на этой стадии?

Ответ мужчины заставил Хильму снова кататься по полу и плача "у-а-а!" Подол её юбки задрался выше бедра. Раньше она была проституткой высшего класса и настолько же красивой, но сейчас, глядя на её непривлекательное и скверное состояние, мужчина мог только посочувствовать.

В конце концов, он прекрасно знал, что будь он назначен на её место, катался бы сейчас по полу вместо Хильмы.

— Давай, Хильма, надо как следует постараться.

Она внезапно остановилась, посмотрела на мужчину, и сказала:

— Может было бы лучше, если ты повлияешь на этого человека?.. Или же убедился бы, что он не сделает ничего излишнего?

— Идиоты, подобные ему, должны контролироваться женщинами. Верно?

Услышав это, Хильма снова начала кататься по полу и рыдать "у-а-а!"

— Думаю, это не продлится долго. Мы начнём действовать всерьёз через 2–3 года. Собери побольше подобных идиотов вокруг него. Если тебе потребуется, мы сделаем всё возможное, чтобы помочь сформировать фракцию идиотов.

— Два года – это слишком долго, у-а-а-а!

— Тем не менее, это наши приказы. Нужно контролировать информацию, которую они получают, и создать фракцию, творящую ещё более глупые вещи.

— Это верно, а-а-а-а-х!

Хильма внезапно остановилась, и затем приподнялась.

— Тебе легко говорить. Всё, что от тебя требуется, это подготовить торговцев и распространить новость о Короле-Заклинателе – о смерти Его Величества – до второго принца.

«Так говоришь, как будто это просто», – подумал он.

В прошлом у него не создавалось впечатления, что второй принц был весьма смышлёным человеком. Однако он постепенно понял, что из-за первого принца тому пришлось утаивать свои задатки. От того, что второй принц оказался весьма умным, доставка до него новостей требовала тщательного и сложного маневрирования.

Это было ради удержания его от понимания, что он, сам того не ведая, работает на Колдовское Королевство.

— … Это не так легко, как тебе представляется.

— … Ах, мои извинения. Верно, на тебя тоже свалена огромная работа... Как насчет сегодня вечером, идешь?

Хильма сделала жест, будто пьет большой бокал вина.

— Конечно. Мне как раз ещё надо убедиться, что я не создаю утечек, даже когда вусмерть пьян.

Может, они и не могут есть твёрдую пищу, но питьё – совсем другое дело.

— Ха-ха. – На лице Хильмы появилась сухая улыбка. — Всё будет в порядке. Наши наблюдатели помогут нам позаботиться об этом.

— Ха-ха. – Похожее выражение появилось и на его лице. — Это… правда…

— Теперь, когда ты упомянул об этом, где тот счастливчик сейчас?..

Среди них был только один человек, которого можно было определить как счастливчика.

— Кокодол всё ещё в тюрьме, потому что растерял своё влияние во время всего этого... Повезло ему.

— Ты прав… ему действительно повезло…



Глава 6: Стрелок и лучник

Повелитель. Том 13

Часть 1

Выйдя из комнаты Каспонда, первым местом, куда направилась Нейа, было стрельбище. Подчинённые Нейи уже ждали её там и быстро собрались вокруг неё.

Как только все собрались вокруг, её начали осыпать вопросами: «Как всё прошло, Бараха-сан?», «Мы всегда готовы пойти за Вами», и тому подобное.

Нейа рассказала им о встрече. Она рассказала им всё: что случилось, что было сказано, и выводы, которые они сделали.

Большинство из них зарабатывали на жизнь охотой, и все они были прекрасными охотниками. Но, всё же, мрачно кивнули на умозаключение Каспонда. Не было никаких сомнений в том, что поиски в Холмах будут крайне сложными.

Суть в том, что они не смогут в течение короткого промежутка времени охватить большую территорию поисковой группой. Однако они могли провести простой поиск в Святом Королевстве, направляясь на восток от этого города до линии приграничной стены. Было непонятно, куда мог приземлиться Король-Заклинатель, но он мог находиться и внутри границ Святого Королевства.

Несколько человек, владеющих навыками рейнджера, шагнули вперед.

Нейа тоже хотела принять участие, но у неё не было соответствующих навыков, поэтому она будет только мешаться, если захочет сопровождать их.

Это была операция по спасению милостивого короля, протянувшего руку помощи, чтобы спасти людей другой страны. От того, что Нейа была его оруженосцем, но не могла пойти на поиски, она чувствовала себя предателем. Это терзало её сердце. Ей хотелось кричать так, как она кричала на Ремедиос, но это ничем не поможет, даже если она это сделает.

Нейа рассказала всем, что они получили разрешение Каспонда на поиски внутри границ Святого Королевства, но она сама не сможет принять участие.

— Оставьте это нам, Бараха-сан.

— Мы будем держать наши глаза широко открытыми, ища нашего великого благодетеля, Его Величество. Мы не пропустим ни одной подсказки!

— Хорошо. Как только Его Высочество даст своё разрешение, я... я буду рассчитывать на вас!

Нейа глубоко поклонилась им.

— Бараха-сан, а что делать остальным из нас? Как мы сможем помочь Королю-Заклинателю?

Когда все посмотрели на неё с рвением в глазах, Нейа была полна восторга.

Даже после увиденного зрелища, никто не чувствовал, что Король-Заклинатель мёртв.

— Это верно! Его Величество не может быть мёртвым! Я уверена... я уверена, что он ждёт нас, чтобы мы спасли его... Я так думаю.

Нейа не могла представить ситуации, в котором это Высшее Существо будет ждать, пока эти люди его спасут. Скорее она могла представить, как они находят его, элегантно попивающего бокал прекрасного вина перед кучей трупов полулюдей и демонов.

— Хорошо! Тогда все, кто останутся, начнут тренироваться, ибо слабость – это грех!

Действительно, это всё, что Нейа могла сейчас делать. Ей нужно стать сильнее для следующего раза. Будь она и её люди достаточно сильны, милостивый Король-Заклинатель не закончил бы так.

— Хоооо! – Громко отозвался их энергичный ответ.

Это было, потому что все понимали, что Нейа имела в виду, говоря «Король-Заклинатель – это справедливость, и слабость это грех». Когда этот отряд был только сформирован, не так много людей было согласно с этими словами, но после общения со старыми членами отряда, многие стали понимать их.

— Тогда я пойду к принцу! – Сказала Нейа.

После беседы с Каспондом, поисковой группе было предоставлено разрешение отправиться. Они отправились в тот же день.

И вот, с тех пор прошло три дня.

Было бы много хлопот, если бы члены поисковой группы не были единодушны. Но факт состоял в том, что все они были выбраны за то, что согласились с предложением Нейи. И поэтому они смогли уйти без промедлений.

Пока в течение этих трех дней в городе гулял слух о возвращении Калинши, Армии Освобождения не совершала никаких движений и просто выжидала, коротая время. Исключением были Нейа и всё большее количество людей, которые приняли Короля-Заклинателя как справедливость – они старательно тренировались.

Нейа скучающе пустила стрелу в мишень, на её лице было раздражение.

Её тревога и гнев, вероятно, заставили руки скользнуть, потому что стрела вонзилась немного подальше от центра мишени.

Обычно кто-то приходил, чтобы немножко похвалить Нейю, но сейчас никто не осмелился обратиться к ней.

Причиной этому было её лицо.

Её беспокойство было в том, что она ничего не могла сделать для Короля-Заклинателя, а недостаток сна был вызван отсутствием новостей. Область вокруг её глаз стала опухшей и обесцвеченной, что делало её лицо пугающим. Поскольку она обычно скрывала своё лицо визором, то его снятие сильно повлияет на других.

В то время как подчинённые Нейи прекрасно понимали, что она чувствует, никто не осмеливался приблизиться к ней.

«Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше Величество, Ваше…»

Эти слова крутились и крутились в голове Нейи.

— Эх, как же так.

Плечи людей вокруг Нейи, которые натягивали тетивы, заметно вздрогнули, когда раздались эти тихие слова.

«... Величество. Нет. Мне нужно успокоиться. Успокойся. Прошло всего три дня! А восточный регион Святого Королевства достаточно огромен! Ты же не хочешь пугать других, не так ли?»

Нейа сняла свой визор, при этом услышав, как кто-то издал задушенный вскрик, случайно посмотрев ей в лицо. Она стала легко массировать виски в попытке расслабить своё выражение лица.

В этот момент Нейа услышала звуки шагов – двое быстро шли к стрельбищу. Учитывая металлический звон, характерный для кольчуг, это были не ополченцы, которые приходили сюда тренироваться. Паладины носили доспехи из металлических пластин, и так бренчать не могли. Так что это, вероятно, были солдаты более высокого ранга, чем ополченцы, или её коллеги оруженосцы.

— Оруженосец Нейа Бараха!

Нейа повернулась лицом к этим людям, окликнувшим её, и те двое одновременно вскрикнули и отступили на шаг.

— Что, что происходит? Что-то случилось? – нервно спросил один.

«Разве это не вы должны мне что-то сказать?» – подумала Нейа в ответ.

— Ээх, прошло уже много времени. Это вполне обычная реакция... Нет, может быть, это немного более чем обычная реакция? – пробормотала она себе.

Эти два человека также были оруженосцами, и их обучали вместе с Нейей. Тем не менее, она почти ничего о них не знала, так как едва общалась с ними. Но, по крайней мере, она всё ещё помнила их имена и лица.

Если Нейа знала их, то они также должны были знать Нейю. Значит, они должны быть в курсе обычного убийственного взгляда Нейи. И раз, несмотря на это, они так отреагировали, то это показывало, насколько страшным теперь выглядело её лицо.

Кстати говоря, Нейа вспомнила, что их тоже освободили из лагерей.

— Ах, да. Я обычно так не выгляжу... как будто ненавижу весь мир... наверно. Или всё же обычно я так и выгляжу?

Нейа потёрла лицо и подумала, что, возможно, ей вообще не следует снимать визор.

— … Ах, извините. Кажется, что-то случилось? Не могли бы вы рассказать мне об этом?

— Ах, да, принц Каспонд ищет тебя. Пожалуйста, немедленно пройди к нему.

— Принц?

Почему он искал её? У неё было несколько идей, но она не знала, какая из них верная. Поэтому всё, что она могла сделать, это надеяться, чтобы он искал её по хорошей причине.

— Понятно. Пожалуйста, скажите ему, что я сейчас же приду.

Однако они не выглядели так, будто собрались уходить, даже после того, как она дала им ответ. Это озадачило Нейю.

— Что такое? Есть ещё что-нибудь?

— Нет, это немного, ну... Это не из-за твоего лица... но, может быть, это атмосфера вокруг тебя? Кажется, будто воздух вокруг тебя изменился. Я знаю, у меня плохо получается выразить это словами…

— Ну, я была бы рада, если это хорошее изменение... Но мы все меняемся. Мы все через многое прошли.

— Ах, да. Ты права. Всё так, как ты и говоришь, Бараха.

Они оба устало улыбнулись. Она не знала, купились ли они на это. Они сказали: «Мы поговорим ещё как-нибудь в другой раз», а затем ушли.

Нейа сказала своим подчинённым, наблюдавшим всё это время за ней, что собирается на встречу с Каспондом, и затем удалилась.

Каспонд всё ещё оставался в том же здании, что и раньше, только был теперь в другой комнате.

Это было, потому что Ялдабаоф, появившись, выбил огромную дыру в стене предыдущей комнаты.

Никто не остановил Нейю по пути в комнату, даже несмотря на надетый визор, позволяя ей свободно пройти. Также никто не просил оставить лук, что был у неё за спиной. Было неизвестно, потому ли это, что они доверяли ей, или потому что они помнили о том, что это был лук Короля-Заклинателя.

— Ваше Высочество Каспонд, это оруженосец Нейа Бараха.

Каспонд сидел в комнате, и рядом с ним стояли два паладина – Ремедиос и Густав. Нейа сразу встала на одно колено.

— Я рад, что ты пришла. Мы ждали тебя. Ах, всё нормально. Не беспокойся об этом, просто встань.

Нейа встала, как просили, а потом спросила:

— Прошу прощения, что заставила Вас ждать. Могу я узнать Ваши приказания?

— Перед этим сними предмет, закрывающий лицо, оруженосец Нейа Бараха, – сказал деловым тоном Густав.

Здравый смысл подсказывал, что она должна это сделать.

— Да! Прошу меня простить.

После того, как Нейа сняла визор, глаза Густава немного расширились.

— … Ты плохо себя чувствуешь? Хочешь, чтобы священники осмотрели тебя?

— Нет, я не чувствую себя настолько плохо. – Поскольку объяснять было хлопотно, Нейа решила поторопить. – … Итак, могу я спросить, в чем дело?

— Об этом... ну, есть ещё кое-кто, кто должен присоединиться к нам, помимо уже присутствующих. Я собираюсь пригласить его сейчас, так что не будьте слишком шокированы, хорошо?

Нейа видела краем глаза выражение отвращения на лице Ремедиос. Если это могло вызвать отвращение на лице капитана, вероятно, это было связано с Ялдабаофом. А потом вдруг слова «демон-горничная», услышанные на прошлом собрании, пришли ей в голову.

Услышав приказ Каспонда, Густав открыл боковую дверь и переговорил с человеком, что был с той стороны.

А потом перед ними появился гетероморф. Нейа знала, какой это был вид.

Это был зерн.

Хотя этот вид и обладал блестящим панцирем, его внешний вид не был угрожающим. Однако вокруг него был слабый, почти незаметный запах крови.

Нейе стало интересно, что здесь делает такой получеловек? Каспонд, казалось, почувствовал это, и заговорил.

— Это посланник.

«Посланник Ялдабаофа? Здесь?»

Нейа бессознательно позволила своей враждебности проявиться, и зерн задёргался, будто собрался обороняться.

— Держи себя в руках оруженосец Бараха. Кажется, ты слегка ошиблась. Он не посланник Ялдабаофа. Совсем наоборот. Он является посланником тех, кто планирует восстать против Ялдабаофа.

— Э?!

Нейа не могла не воскликнуть от удивления. Каспонд, казалось, ожидал такой реакции и засмеялся.

— Ты выглядишь удивлённой. Ну, этого и стоило ожидать. Определённо, ты не ожидала, что кто-нибудь из полулюдей восстанет против правления Ялдабаофа, не так ли? Однако такие полулюди есть. По словам уважаемого посланника, не все полулюди верны Ялдабаофу всем сердцем. Например, эти зерны. Есть и другие виды, у которых нет выбора, кроме как подчиниться Ялдабаофу, потому что их правящий класс – их королевские семьи – были взяты в заложники. Они хотят спасти этих заложников.

— Точно.

Нейа никогда раньше не слышала этот женский голос, и это её всполошило. Она оглядела интерьер комнаты. Наконец, с мыслью «не может быть», её глаза уставились на зерна. Этот пришедший голос звучал совершенно по-человечески.

«Откуда в этом отвратительном и пугающем теле взялся такой совершенно человеческий голос? Это особая способность зернов, или это какой-то магический трюк?»

— В городе, который вы, люди, называете Калиншой, находящийся в четырёх или пяти днях пути на юго-запад, удерживают кое-кого важного для нас. Мы просим вас спасти его.

Нейа представила в своей голове карту Святого Королевства. Из предыдущих слов, город, о котором говорила зерн, был действительно Калиншей. Конечно, он был чуть более западнее, и, возможно, не совсем в пяти днях пути, но всё остальное было в пределах погрешности.

Однако было одно, чего Нейа не понимала. Зачем они рассказывали об этом ей?

Прежде чем Нейа могла обдумать причины этого, Каспонд сказал нечто шокирующее:

— Вот почему мы решили объединиться с ними, чтобы сразиться с Ялдабаофом, Бараха-сан.

«Э-э-э?» – Нейа было подумала, что ослышалась. – «Как они могут доверять такому виду, как зерны – монстрам, у которых даже нет черт лица, чтобы понять их?»

— Мы были вынуждены покориться власти Ялдабаофа и вторгнуться в эти земли, как часть его армии. Но мы получили новости о том, что наш король, будучи заложником на Абелионских холмах, был убит демонами. Так же, ещё как символ нашего подчинения, в плену держат нашего принца... Теперь, когда предыдущий король убит, он наш новый король. Если вы спасёте его, мы поможем вам.

Убили ли его, потому что им не нужны были два заложника? Или была ещё более дьявольская причина для убийства? Хотя Нейа не могла глубоко разобраться в этом, но важным фактом оставалось то, что их король был убит.

— Короче говоря, мы готовимся отправить нашего нового короля туда, где Ялдабаоф не сможет до него добраться. Поэтому наша элита – королевская гвардия – не сможет вам помочь. Однако те, кто останутся – 3 тысячи наших воинов, что привёл Ялдабаоф – будут сражаться на вашей стороне. Наш вид не вымрет, пока жив король и хотя бы одна женщина, поэтому вы можете использовать этих воинов, как пожелаете. Не будет проблем, даже если вы сами их убьёте.

— Вот так вот. Ты же помнишь условия, которые я изложил, чтобы победить Ялдабаофа? Вместо того, чтобы сокращать число полулюдей, убивая их в бою, мы понесём меньше потерь, если будем убеждать их покинуть его сторону. Кроме того, они предоставили нам важную информацию, и мы её уже проверили.

Каспонд улыбнулся, а затем продолжил.

— Из того, что мы знаем, эта новость не является ловушкой Ялдабаофа. Напротив, это то, что мы можем использовать для борьбы вместе с зернами. Если Ялдабаоф узнает об этом, они будут уничтожены, а их принц – новый король – также будет убит.

Так образом Каспонд ещё и пригрозил зернам на случай предательства.

Для всех, кто имеет высокое положение, вполне естественно так рассуждать. Но факт того, что Каспонд способен так безжалостно угрожать, испугал Нейю.

Однако, как только спокойствие вернулось в сердце Нейи, у неё возник вопрос. А именно: зачем он привел её сюда, чтобы выслушать их планы? Если он хотел, чтобы Нейа приняла участие в спасении, достаточно было отдать ей приказ. Это правда, что Нейа теперь командир подразделения, но в конечном итоге она была просто оруженосцем, которая несколько опытна с луком. Объяснять ей операцию в таких подробностях не было необходимости. И не только это…

«… Не говорите мне, что они всё ещё считают меня оруженосцем Его Величества? Так, будто я уже почти стала гражданином Колдовского Королевства? Вероятно, они считают, что при обычных обстоятельствах Король-Заклинатель также выслушал бы эту информацию. Или, может быть, они хотят, чтобы я объяснила это Королю-Заклинателю, когда мы снова увидим его?»

В итоге, Нейа по-прежнему была оруженосцем Короля-Заклинателя.

Она гордо выпятила грудь, и Каспонд немного удивился внезапному изменению её настроя.

— Теперь, что касается спасения принца зернов. Мы приняли решение, что спасти его во время хаоса нападения на Калиншу будет очень трудно.

— Действительно, – продолжала зерн, следуя за словами Каспонда. — Позвольте мне сказать вам, где принц находится. Вице-капитан, надеюсь, Вы поможете мне прояснить детали.

Зерн начала объяснение с поддержкой Густава.

Прежде всего, великий город Калинша находится на вершине холма. Он находился под непосредственным управлением королевской семьи и был защищён толстыми стенами. На западе, недалеко от самой высокой точки, находится замок Калиншы.

Он был предназначен для удержания в страхе полулюдей, которые смогут преодолеть стену на границе страны, и в то же время, он был рядом с крупным торговым путём, ведущим на Юг. Поэтому он был более защищённым, чем любой другой город в Святом Королевстве.

Кроме того, хотя это и редко происходило, замок Калинши был очень защищён, чтобы выдерживать любые осады.

Заключённый в тюрьму принц зернов находится в одной из башен замка. Так как эта башня находилась в самой глубине замка, и предназначалась как последняя линия обороны, можно было сказать, что это самое трудное для проникновения место в Калинше.

У башни не было даже окон в целях защиты от атак с воздуха. Поэтому никто не смог бы попасть в неё спустившись с неба.

Эта башня сейчас была заселена мощными стражниками из расы вах-ун, похожей на огров, и способных использовать магию водной стихии. Зернам было запрещено приближаться к башне, иначе с их принцем могли что-то сделать.

Однако, если их предательство не будет раскрыто, и если охранники заметят людей – которые, как будут думать, не связаны с зернами – они не навредят принцу. На самом деле, они даже будут защищать принца. В этом и заключалась помощь людей.

— Но как только начнутся настоящие боевые действия, а принц всё ещё будет заключён в тюрьму, у нас не останется выбора, кроме как убивать вас, людей. Поскольку все наши товарищи, кто присутствует в этой стране…

Слова зерна начали терять согласованность, но все поняли смысл.

К тому времени уже будет слишком поздно.

Спасение принца имело свою ценность, потому что зерны могут перестать быть врагами людей. Если же зерны будут уничтожены, тогда не останется необходимости спасать их принца.

— Будет слишком поздно посылать спецотряды, как только начнётся бой, – продолжил уже Каспонд. — Поэтому самый безопасный и эффективный способ спасти принца – послать группу элитных скрытных воинов. Оруженосец Нейа Бараха, я хочу, чтобы ты командовала этой операцией.

— Я не могу. Это невозможно для меня.

Нейа немедленно ответила Каспонду.

Обычно отказ от приказа принца, который был верховным главнокомандующим, был бы за рамками дозволенного, как с точки зрения военной дисциплины, так и социальных норм поведения. Но, в тоже время, приказ был донельзя смешным. Это было просто уже слишком, независимо от того, как на это смотреть.

— Я знал, что ты это скажешь. Тем не менее, Бараха-сан, это дело также принесёт и тебе большую пользу. – Каспонд сузил глаза. — Они предоставят нам знания о Холмах и найдут надёжных проводников.

Нейа сглотнула.

Она прикусила губу, отчаянно пытаясь скрыть свои эмоции

— … Насколько мы можем доверять этим словам?

— Как только вы спасёте принца, зерны ответят восстанием изнутри, и в этот момент Калиншу будет взять намного проще. Это, разумеется, намного лучше, чем обычный штурм, и мы сможем взять больше полулюдей в плен. Зерны также говорят, что они разузнают, какие заключенные имеют ту необходимую тебе информацию.

— Я не слишком уверена в деталях, – добавила зерн, обращаясь к Нейе. — Кажется, Вы хотите отправиться на Абелионские холмы. Если Вы спасёте нашего принца невредимым, весь наш вид будет Вам обязан. Кто же откажется поделиться знаниями с благодетелем? Кроме того, эти знания не являются чем-то особенным.

Её аргумент был совершенно неопровержим.

«Отказ от этого предложения будет означать предательство Его Величества. Я хочу быть полезной Его Величеству. Если я позволю этому шансу ускользнуть из моих рук только потому, что я боюсь…»

Если спокойно всё рассмотреть, то для неё это лучшая возможность. Однако она не собиралась просто идти на смерть.

— Кто ещё пойдет на миссию по спасению принца?

Нейа посмотрела на Ремедиос, которая стояла всё это время молчала.

— Я не собираюсь. У меня нет навыков скрытности или проникновения.

«Если ты так говоришь, то, что же насчет меня?» – Подумала Нейа, а затем молча посмотрела на Каспонда.

— … Я несколько раз просил её пойти с тобой, но она продолжала отказываться. Поэтому тебя будет сопровождать тот пленник... то есть союзник.

— Хм. Слово "пленник" вполне подойдёт, – резко выдала Ремедиос, и Густав попытался её успокоить.

— … Капитан.

— Это не важно. Вице-капитан Монтанис, Вы можете привести её?

Сказав «да» Каспонду, Монтанис вышел из комнаты.

В то же время посланник зернов также вышла из комнаты. Похоже, она не хотела, чтобы невовлечённые в план люди узнали её истинную личность.

Густав вскоре вернулся, но не один. С ним была девушка, завёрнутая в плотный слой цепей; девушка, которую Нейа никогда раньше не видела. Она выглядела довольно миниатюрной и нежной. Учитывая её внешность, она казалась моложе самой Нейи.

Она носила шарф со смешанным тёмно-зелёным и жёлтым, как песок, сложным узором, а также странный наряд горничной.

Её черты лица были восхитительны, и даже повязка, которая закрывала у неё один глаз, не уменьшала её красоту.

Нейа вдруг вспомнила, что говорила Эвилай. Когда она стала уверена, кто это, то решила спросить на всякий случай.

— Ваше Высочество, кто это?

— … Ты ещё не догадалась? Она одна из демонов-горничных, которые появились в этом городе.

Нейа застыла. Она догадалась, но всё-таки её это поразило. У этого существа был уровень сложности 150. Другими словами, она было монстром среди монстров. Существо, которое человечество не могло преодолеть, стояло перед её глазами.

Однако Нейа также почувствовала что-то ещё, что её напугало. Это был тот факт, что она всё ещё чувствовала такую сильную ненависть рядом с непобедимым монстром, что был перед ней.

Но Нейа как-то смогла удержать такие эмоции, столкнувшись с существом, которое так сильно превзошло её. Это из-за её преданности Королю-Заклинателю, или потому что демон-горничная не излучал ауру страха?

Независимо от того, из-за чего это было... Нейа погрузила свою ненависть к демону-горничной в глубины своего сердца и не позволила этому проявиться.

Если бы она была неосторожна, то начала бы оскорблять её как одну из причин, почему выдающийся Король-Заклинатель был побеждён Ялдабаофом.

Однако, в то время как Ремедиос держала свою руку на рукояти святого меча, Каспонд и Густав, похоже, не предпринимали со своей стороны какие-либо действия. Поэтому Нейа могла прийти к выводу, что горничная не представляла непосредственной опасности. В противном случае они никогда бы не позволили ей остаться в той же комнате, что и принц.

— … Убийца-девушка. Не бойся. Сейчас я не на стороне Ялдабаофа. Я присягнула на верность Айнзу-сама. Я не собираюсь нападать.

— Я тебе не верю.

"Айнз-сама". Эти слова заполнили сердце Нейи таким негативом, как будто она пыталась опровергнуть тот факт, что они были сказаны этим существом. Тем не менее, это было то, что сказала эта демон-горничная безэмоциональным тоном.

— … Тебе и не нужно мне верить. Это просто правда.

— Бараха-сан. Кажется, что Его Величество каким-то образом сумел перехватить контроль Ялдабаофа над ней во время битвы.

Глаза Нейи стали размером с блюдца.

Неужели он действительно сумел выполнить такую неосуществимую цель, как взять её под контроль, сражаясь одновременно с несколькими противниками – Ялдабаофом и демонами-горничными?

Нейа мало знала о магии, и она не знала, насколько это было трудно. Если бы нужен был пример, это было бы похоже на попытку вырвать снаряжение у очень сильного противника прямо посреди боя. Если это так, то, должно быть, это был невероятно сложный манёвр, который мог совершить только Король-Заклинатель.

Нейа всё больше и больше уважала Короля-Заклинателя.

Однако теперь у неё было два вопроса.

Она хотела верить, что Король-Заклинатель действительно сделал это. Тогда всё было бы хорошо, и она могла бы принять этот факт. Но действительно ли она сейчас под контролем Короля-Заклинателя? Это был первый вопрос. Что если она на самом деле действует по приказу Ялдабаофа, лишь притворяясь, что находится под контролем Короля-Заклинателя?

И тогда второй вопрос был…

— Допустим, я поверю, что ты предана Королю-Заклинателю. Но почему ты здесь? Это из-за этих цепей?

— … Это совсем не так.

Демон-горничная приложила силу, совсем немного двинув руками, и толстые цепи, связывающие её, издали неприятный скрипучий звук.

— Прекрати это!

Ремедиос закричала с такой убийственной волной, что наступила тишина.

— … Даже я легко могу сломать эти обычные непримечательные цепи.

— Тогда почему? Почему ты не покинула то место боя, и не отправилась с Его Величеством?

Нейа спросила это, потому что надеялась, что из-за магической связи этот демон будет стараться держаться ближе к Королю-Заклинателю. Демон-горничная ровно ответила:

— … Потому что это приказ. Последний приказ, который я получила от него – помочь вам. Поэтому, я сделаю всё возможное, пока это не будет значить мою смерть.

— Э?!

Нейа была ошеломлена.

«… Король-Заклинатель приехал в эту страну, чтобы захватить контроль над демонами-горничными. Он пришёл, чтобы получить демонов-горничных – огромную боевую силу, которая могла бы сделать Колдовское Королевство ещё сильнее. В таком случае, его первым приказом демону-горничной должно было быть возвращение в Колдовское Королевство. Но вместо этого, Его Величество...»

«Какой же доброй личностью он был... Есть ли вообще король, который мог бы так же посочувствовать народу другой страны? Нет, такого просто не может быть, только Король-Заклинатель – исключение. Его Величество действительно справедлив! Как удивительно! Я была права всё это время!»

Нейа заставила себя перестать лить горячие слезы, и решила кое-что уточнить.

— В таком случае, что означает «пока это не будет значить мою смерть»?

— … Если вы попросите меня сразиться с Ялдабаофом, то я откажусь. Будет очень трудно сбежать, если я столкнусь с ним.

— Ясно.

Нейа всё поняла. Каспонд уже проверил информацию обо всём, что она рассказала, значит, всё было правдой. Поэтому её и позвали сюда.

— Так значит, этот демон пойдет со мной?

— Именно так. Сперва я думал отправить её в Колдовское Королевство в качестве посланника, но по сравнению с этим... Ну, как только это закончится, и мы получим от зернов информацию, то я планирую, чтобы она присоединилась к поисковой группе, которую мы отправим. Всё потому что это слишком опасно... Те люди, которых ты отобрала ещё ничего не нашли, поэтому мы можем быть уверены, что Король-Заклинатель приземлился в районе Холмов.

Она не понимала, почему инструкции Каспонда были настолько расплывчатыми.

Она посмотрела на лицо демона-горничной и увидела, что оно не изменилось. Она не выглядела взволнованной.

Конечно, эта демон-горничная может не знать, что случилось с Королём-Заклинателем, и она, вероятно, не могла себе даже представить, что он был в опасной ситуации. Тем не менее, её безэмоциональное лицо разочаровывало Нейю.

Самое главное, могла ли она позволить этому демону использовать такое фамильярное обращение, как "Айнз-сама"?

Нет! Конечно, нет! Нейа буквально испускала дым. Даже она не обращалась к нему так, как близкое окружение.

— ... Бараха?

— Ах, да!

Лицо Нейи стало слегка красным. Она, по-видимому, забылась из-за своей неприязни к демону-горничной.

— Что случилось? Тебя что-то беспокоит?

— Ах, нет! Всего три дня прошло с тех пор как мы начали поиски, так что, я думаю, не стоит делать поспешных выводов о том, где Его Величество мог упасть…

— Понимаю. В этом есть смысл. Однако, разве не лучше быть готовым ко всему?

— Верно.

— Ну что же. В таком случае, демон-горничная. Мы с тобой это уже обсуждаем в третий раз. Сначала в день, когда мы тебя нашли, потом вчера, и сейчас.

Демон-горничная молча стояла и смотрела на Каспонда.

— Если бы я попросил тебя отправиться в какой-нибудь крупный город, чтобы спасти кого-то, заключенного там, ты бы помогла нам?

— … Ответ тот же что и вчера. Да.

— Аах, хорошо, я понял. Тогда, прошу прощения за это, но не могла бы ты вернуться в свою комнату? Вице-капитан Монтанис, сопроводите её.

Густав вывел демона-горничную, и как только вернулся, они продолжили разговор.

— Бараха-сан. Хотя я не знаю должен ли рассказывать тебе всё это, но обладание этой информацией может означать разницу между успехом и неудачей при проникновении в Калиншу. Поэтому нужно обсудить несколько вещей. Первая касается Ялдабаофа.

Каспонд рассказал ей то, что он узнал от демона-горничной.

Складывалось впечатление, будто она знает о Ялдабаофе совсем не много, практически ничего. Она даже не знала, какие у него способности или слабости. Вдобавок, она не знала, что Ялдабаоф делает в данный момент, и какие у него цели.

Однако она сказала, что ему понадобится очень много времени, чтобы оправиться после получения серьезных ранений. Это было похоже на то, насколько больше времени потребуется для пополнения крупного сосуда, по сравнению с совсем небольшим.

И после того как Нейа узнала о Ялдабаофе, полулюдях и остальных демонах, она задала Каспонду вопрос, ответ на который хотела знать больше всего.

— Насколько сильно мы можем ей доверять?

— Мы не можем. Нам следует убить её для надёжности.

Данный ответ был получен от Ремедиос.

Нейа подавляла желание спросить, сможет ли та одолеть демона-горничную с уровнем сложности 150. Каспонд ей ответил:

— Ей достаточно сложно доверять. Это может быть одной из схем Ялдабаофа. Она может быть шпионом, отправленным на случай, если появится кто-то, кто сможет выстоять против Ялдабаофа... кто-то вроде Момона.

Вот почему они попросили посланника зернов уйти, прежде чем привести в дом демона-горничную, и говорили перед ней двусмысленно.

— Я же говорила, да? Лучше убить её. Таким образом, одной проблемой будет меньше.

— Я понял Вас, капитан Кастодио. Это тоже вариант. Однако, вероятно, что демон-горничная находится под контролем Короля-Заклинателя. Это потому, что она не изливала без остановок ложную информацию о Ялдабаофе, а ответила, что ничего не знает. Однако, почему она вообще не спрашивает о Короле-Заклинателе?.. Хмм... Тем не менее, Вы согласились передать ему права на демонов-горничных, не так ли? Поскольку Вы сделаете это, то если они однажды узнают, что мы убили её, будут считать нашу страну неспособной держать обещания. Как только это произойдет, возможно, никто больше не захочет нам помогать, что бы ни случилось с нашей страной.

— Его же убил Ялдабаоф!

Слова Ремедиос заставили Нейю потупить взгляд, изо всех сил пытаясь подавить гнев. Благодаря Ремедиос она поняла, что у неё всё лучше и лучше получалось управлять своими эмоциями.

— Мы не можем быть уверены в этом. Вот почему я думаю, что нам нужно проверить её, использовав во время спасения принца. Если она предаст нас и сдаст сведения нашим врагам, тогда уничтожены будут только зерны, что уменьшит численность полулюдей. Также мы сможем искоренить крысу среди нас. В этом варианте аж два плюса. А в случае успеха, мы, разумеется, просто порадуемся.

«Пожалуйста, не забывайте о жизни человека, который будет проводить проникновение», – проворчала Нейа в своём сердце.

— Вы спрашивали у демона-горничной о её слабостях? Если она предаст нас в пути, не лучше ли знать способ справиться с ней?

— Мы ещё не спрашивали её об этом.

Каспонд горько улыбнулся. Нейа сделала то же самое.

Даже если бы демон-горничная сказала им, не было способа определить, говорила ли она правду. Они не могли определить правду, просто посмотрев на неё, и очевидно, не могли проверить это.

— Ну, не мы те, кто её контролирует. В конечном счете, она помогает нам, потому что Король-Заклинатель приказал ей, – продолжил Густав

По правде говоря, Каспонд и Нейа уже поняли это. Вероятно, был только один человек, который не понимал ситуацию. Нейа взглянула на Ремедиос.

— Таким образом, лазутчиками будут я и демон-горничная. Кто-нибудь ещё был выбран?

— По этому вопросу. Если тебе больше некого рекомендовать, тогда отправитесь только вы двое.

На мгновение Нейа неверяще посмотрела на Каспонда, подумав, что он шутит. Но его лицо было серьезным.

— Позволь мне добавить кое-что в дополнение слов Его Высочества. Очевидно, что проникновение лучше получится с малым количеством людей.

Хотя объяснение Густава было достаточно убедительным, Нейа знала, что это была не единственная причина.

Это было из-за ситуации Нейи Барахи.

Всем было бы хорошо, если бы эта спасательная операция прошла успешно. Но если она провалится, то всё, что они потеряют – это мешающийся оруженосец, слишком сблизившийся с Королём-Заклинателем, и одна из его слуг. К тому же, они не многое потеряют, если демон-горничная предаст их. Тактически это было идеально.

В таком случае… было ли ложью, когда они сказали, что перед этим попросили Ремедиос пойти с ними? Возможно, они просто пытались свести свои потери к минимуму.

Нейа выдохнула. Похоже, всё так, и другого ответа не было. Но это был хороший шанс показать свою преданность Королю-Заклинателю.

— Я понимаю. Значит я и она... – Нейа подумала, что демон-горничная, вероятно, женщина. – … Я отправлюсь вместе с демоном-горничной.

— Вот и хорошо. Тогда мы будем рассчитывать на тебя.

— Да!

— Вице-капитан Монтанис нарисует приблизительный план города. Подготовься перед отъездом. Кроме того, если там будут присутствовать демоны, приближенные к Ялдабаофу, следует избегать боя.

По словам демона-горничной и информации, полученной от зернов, Ялдабаофу служат три Великих Демона. Эти трое демонов были:

Правитель Абелионских холмов, где жили полулюди.

Командующий вторжением в Южное Святое Королевство.

Отвечающий за три крупных города, который телепортируется между Калиншей, Римуном и Прартом.

Поэтому, если ей не повезёт, то там будет присутствовать Великий Демон, отвечающий за города.

У Великого Демона, ответственного за города, по-видимому, нет головы, и его тело, как увядшее дерево. Он два метра в высоту и не имеет ни крыльев, ни хвоста. У него руки с длинными когтями, а его тонкое тело обладает невообразимой силой. Кроме того, не смотря на недостаток головы, он может ощущать своё окружение и даже читать.

Как демон, он имел действительно дьявольскую физиологию.

Кстати, столица Хобанс, по-видимому, находилась под прямым командованием Ялдабаофа, а не его приспешников.

— Могу ли я узнать, кто сильнее: тот демон или горничная?

— По словам демона-горничной, она сама не знает.

Нейа хотела хотя бы раз увидеть боевые способности демона-горничной. В частности, она хотела знать, какое оружие та предпочитала и какие у неё специальные способности. Если она не будет этого знать, то из-за этого, они могут потерпеть неожиданное поражение.

— Три Великих Демона выступают в роли, как генералов, так и лордов. Вероятно, Ялдабаоф решил, что полулюди не подходят для умственного труда, и, похоже, создал диктаторскую структуру власти. Поэтому Великие Демоны управляют большей частью администрации, при этом, не назначив никаких преемников или заместителей. Если победить их, то Альянсу Полулюдей будет нанесён разрушительный удар.

— Это подходит под условия победы, изложенные Вами, Ваше Высочество.

— Ах. Тем не менее, Ялдабаоф вероятно лично выступит, как только оправиться от ран... Но прямо сейчас, я не думаю, что он решится появиться. Однако, если пошатнуть его опору, победа станет на шаг ближе, даже не отрубая головы. Но, всё же, твоя главная цель – это спасение заложника, так что, если сможешь, избегай сражений.

— Я поняла.

— В таком случае... Когда ты начнёшь спасательную миссию?

— Я собиралась отправиться как можно скорее. И всё же, до этого я хотела бы поговорить с демоном-горничной.

— Ясно. Тогда, как насчёт отправиться через два дня?

Нейа ответила утвердительно и получила разрешение встретиться с демоном-горничной. После этого она покинула комнату.

Несмотря на то, что на неё взвалили тяжёлое бремя, её шаг был энергичным, а лицо полно решимости. Пламя безумия, которое появилось из-за потери её цели, теперь получило новое направление, и стало ослепительным светом, что освещал её путь.

Всё ещё было что-то, что она могла сделать. И этот путь вёл её к Его Величеству. Если так подумать, то даже путешествие в компании опасного демона не было преградой.

***

Демон-горничная жила в доме среднего размера с садом на заднем дворе. Некогда он принадлежал зажиточному горожанину. Во время захвата города часть прекрасных украшений на доме была разрушена, а статуи, которые должно быть стояли здесь, были разбиты. Тем не менее, сам дом не был повреждён, и казалось, что холодный воздух не просачивается внутрь.

Тем не менее, даже дешёвый и сырой дом мог похвастаться этим. Все окна и щели, были забиты так, будто кто-то старался не пропускать воздух внутрь… или наружу. Это попахивает паранойей.

В целом, это была словно клетка или какое-то подобное запечатанное пространство. Это было место для того, кто условно был слугой нежити или демона, но при этом и местом для того, кто служит герою, пришедшему спасти Святое Королевство.

Нейа хотела спросить демона-горничную, что та думает о том, что её заковали в цепи? Но Король-Заклинатель ещё не представил её официально, как свою подчинённую, так что, они не могли обращаться к ней вежливо.

Стена вокруг дома была поспешно отремонтирована, но ворот не было. Их забрали, потому что не хватило стали? На месте ворот был поспешно построенный сторожевой пост, похожий на временную хижину.

Человек, стоявший там, был на вид мощным паладином, одетый в полный доспех. Он был назначен командиром этого места. Нейа передала свиток, который Каспонд приготовил для него.

Паладин быстро просмотрел его, затем вернул свиток ей и передал зажжённую свечу.

Был день, но заколоченные окна не пропускали свет. Паладин сказал, что, так как демону-горничной не требовался свет, интерьер был тёмным.

Нейа прошла во двор и оглядела заброшенный сад, после чего направиться к дому. Идя по разрушенной кирпичной дорожке к главной двери, она глубоко вздохнула.

Подойдя к дому, она постучала дверным кольцом, но ответа не последовало. Нейа колебалась, затем попробовала повернуть дверную ручку. Не заперто. Она распахнула дверь и заглянула внутрь. Темно. Изнутри ни звука, и тихо, как в мавзолее.

Немного подумав, она вошла. Здесь внутри не было ни света, ни слуг. В этом доме никого не было, кроме Нейи и демона 150-го уровня сложности.

Пот тёк ручьем по её спине. Свеча, которую она держала, неуверенно покачивалась. Всё, что было за пределами освещения свечи, казалось, втянуто во тьму.

— Я Нейа Бараха! Я здесь для встречи! Где ты?!

Нейа крикнула во тьму, но тьма не отозвалась.

«Она спит?»

Нейа снова крикнула, ещё громче, но ответа всё также не было.

Она прищурилась и шагнула вперед.

Это было двухэтажное здание. Оно имело много комнат, и проверить их все заняло бы много времени. Тем не менее, даже не делая этого, Нейа могла ориентироваться на свой острый слух.

Она решила начать с первого этажа.

Когда Нейа собралась с духом и шагнула вперед…

— Увах.

Кто-то крикнул ей сбоку, и на свету появилось лицо.

— Айй!

Плечи Нейи дернулись, и она неосознанно отступила от появившегося на свету лица, ударившись спиной об стену.

Она не могла пропустить это лицо. Та появилась рядом с ней, как будто прошла сквозь стены.

Сквозь слезливые глаза Нейа увидела демона-горничную. Та смотрела на паникующую Нейю с пустым выражением на лице.

— Чёртов демон… – Проворчала Нейа.

Была ли Диадема Железной Воли такой бесполезной, что допустила такое потрясение? Её сердце колотилось, как барабан, и могло в любой момент лопнуть. Если это была цель демона…

«Нет, этого не может быть…»

— Зачем ты пришла сюда?

— Я пришла, чтобы спросить кое-что. Через два дня я хочу, чтобы мы вдвоём... – вероятно, было бы слишком опасно подробно объяснять ей эту операцию, поскольку Нейа не знала, как сильно она может доверять ей, — … пошли на кое-какую миссию.

— Поняла.

— Поэтому я думаю, было бы хорошо, если бы мы могли поделиться тем, что знаем, и обсудить, что можем сделать…

— Обмен информацией важен. Ясно.

Будет ли она действительно делиться информацией или нет, это будет зависеть от предстоящего обсуждения.

— Хорошо, тогда иди сюда.

Демон-горничная передвигалась быстрыми шагами, как будто её не волновало отсутствие света. Видимо, паладин, с которым Нейа встретилась у входа, говорил правду.

Следуя за ней, Нейа изучила спину демона-горничной.

Она была красивой девушкой, чьи тоненькие конечности и прелестное лицо вызывали бы в мужчинах желание защитить её.

Тем не менее, для Нейи всё это было похоже на шараду, поскольку она знала правду о ней.

Цепи, которыми она была украшена в комнате Каспонда, исчезли. Хотя, эти цепи изначально были бессмысленными. Этот демон был просто создан в облике человеческой девушки. Её истинная личность была монстром, который мог превзойти драконов.

Поскольку Нейа считала, что даже небольшой толчок может убить её, у неё начал болеть желудок.

— Я очень хрупка, поэтому, пожалуйста, будь нежна со мной.

Когда демон-горничная услышала, как Нейа неосознанно пробормотала эти слова, то остановилась на месте, затем обернулась и сказала «Поняла». Даже глаза Нейи не могли уловить никаких изменений на её лице. Незнание, о чём она могла думать, создавало из этого небольшую проблему.

В итоге, они прибыли в приёмную.

Из освещения была только одна свеча.

— Садись. – Демон-горничная указала на стул. Нейа села. — Напитки?

Внезапно она достала из воздуха бутылку с коричневой жидкостью, так же, как Король-Заклинатель доставал вещи.

Пока Нейа смотрела с удивлением, та открыла крышку и вставила соломинку, сделанную из странного материала, который был одновременно и мягким, и прочным.

Нейа надеялась, что мутная жидкость не яд. Было бы очень неприятно, если бы демон-горничная случайно забыла, что это вредно для людей.

Однако, если она действительно была подчинена магией Короля-Заклинателя, тогда Нейа не смогла бы отказаться. Она ободрила себя и сделала глоток.

Жидкость не была такой горькой, как она ожидала, и не острой, словно горка иголок…

«Оно сладкое?! Что это!»

Нейа делала глотки один за другим. Хотя оно было вязким и требовалось некоторое усилие, чтобы всасывать, было прохладно, освежающе и вкусно.

— … Шоколад. Калории немного высоки… около двух тысяч. Но не беспокойся. По словам одного великого человека: хорошая еда без набора веса – это давняя мечта женщин.

Изменение тона заставило Нейю посмотреть на её лицо, но оно всё ещё не выражало эмоций.

Слова "великий человек" заставили её подумать о Короле-Заклинателе, но у Нейи было ощущение, что она говорила о ком-то другом.

— … Хочешь ещё?

— А можно?

Демон–горничная, вероятно, знала, что было бы стыдом осушить бутылку залпом, и вытащила ещё одну.

Нейа тоже была девушкой (хотя Орки задавались вопросом, точно ли она женского пола) и ей было трудно найти что-то, что сделало бы её толстой. Этот напиток был в маленьком контейнере, а значит его не так много. Приём пищи в большем количестве приводит к полноте, и поэтому ей просто нужно поменьше съесть в обед, чтобы всё уравновесить.

«Не имею понятия, каковы эти калории или что эти две тысячи делают, но она сказала, что это лишь немного выше обычного, так что всё должно быть хорошо».

Это была сладость, совершенно отличная от сладости фруктов или мёда. На этот раз она насладится вкусом, прежде чем полностью выпить.

Нейа сделала глоток…

— Ах! Нет, это не то, зачем я пришла. Я пришла поговорить.

— Мм…

Демон-горничная посасывала соломку и пила так же, как Нейа, а её глаза будто давали сигнал Нейе продолжать.

— Э-э… ну, во-первых, если у тебя есть имя, можешь сказать его мне? Я Нейа Бараха. Но ты можешь меня звать, как хочешь.

По словам Синей Розы, каждая отдельная демон-горничная полностью отличалась от других по внешнему виду и снаряжению. На самом деле, демоны-горничные, которых Нейа видела за Ялдабаофом в комнате Каспонда, полностью отличались от этой. Возможно, были разные имена для разных видов демонов-горничных, как, например, гоблины и хобгоблины.

Хотя, возможно, не обязательно знать её имя или название расы, но если она действительно теперь слуга Короля-Заклинателя, тогда как оруженосец, Нейа должна обращаться к ней вежливо.

— …Фу-а-а. Просто Сизу. Я буду звать тебя Нейа.

— Сизу, да?

Нейа думала, что та будут звать её просто "человек", поэтому была удивлена.

«Является ли "Сизу" именем демона-горничной? Или "Сизу" это название её расы? Хорошо, для меня оба варианта подойдут».

— Это твоё личное имя?

— Личное имя? Это хороший вопрос. Да. Личное имя.

— Ой, прости меня. Я не очень хорошо понимаю демонов…

— … Мм. Демоны…ха. Это… мм…

Сизу что-то бормотала. Нейа всё слышала, но решила не обращать на это внимание, так как та разговаривала сама с собой.

— Ну, тогда Сизу, что ты умеешь делать? Демонов-горничных было несколько. Почему же Король-Заклинатель выбрал именно тебя?

— … Я хорошо разбираюсь в атаках дальнего боя. Также потому, что я была   MVP – лучшая.

— Лучшая? А-а, и всё? То есть во время битвы ты была самым проблемным противником?

Сизу усмехнулась. Тем не менее, выражение на её лице, казалось, не изменилось. Однако у Нейи были зоркие глаза, и она заметила это, внимательно наблюдая за ней.

В её выражении появились очень небольшие изменения – будто она гордилась собой. В то же время Нейа расслабилась.

— Я тоже могу использовать оружие дальнего боя. Но при этом я не очень хороша на коротких дистанциях... У нас нет никого для ближнего боя.

Сизу потягивала свой напиток в тишине.

— Есть идеи?

— … Что мы будем делать?

— Проникнем в город и спасём важную персону.

Ей ещё нельзя озвучивать слово "зерн".

— … В таком случае нам нужно передвигаться незаметно. Человек ближнего боя, звенящий своей бронёй, будет только мешать.

— Да, тут ты права.

— … Ты можешь передвигаться бесшумно, Нейа?

— Я провела несколько тренировок, так что сейчас, вероятно, стала в этом лучше, чем раньше. И, тем не менее, я не совсем уверена в себе.

— … Ты можешь использовать заклинание типа [Невидимости] или магические предметы с таким эффектом?

Нейа отрицательно покачала головой.

— … Понятно. Тогда работай усерднее.

— Да, я буду. Тогда…

Может ли она доверять ей?.. Может ли верить, что та под контролем Короля-Заклинателя?

Если Сизу до сих пор была приспешником Ялдабаофа и лишь притворялась слугой Короля-Заклинателя для того, чтобы шпионить, то рассказывать о нём что-либо было очень плохой идеей. Однако, было очень похоже на то, что Король-Заклинатель сумел перехватить у Ялдабаофа магическую связь с ней. В этом случае не доверять ей в достаточной степени было сравнимо с потерей сильнейшего козыря.

Итак, нервно и неторопливо, Нейа заговорила.

— Здесь, э-э, я выполняю обязанности оруженосца Короля-Заклинателя.

Сизу даже не шелохнулась.

— … Я знаю. Он сказал, что у неё злые глаза. И что он одолжил ей лук, который был создан при помощи рун. Покажи мне.

В углу сознания Нейи разразились тревожные сигналы. Ялдабаоф тоже очень интересовался этим. Тем не менее, если Сизу действительно находится в подчинении у Короля-Заклинателя, то она не может отказать.

Нейа протянула свой лук и Сизу взяла его. Однако она лишь окинула его беглым взглядом, прежде чем вернуть в руки Нейи.

— Он очень хорош. Ты должна позволить многим людям его увидеть.

Она так спокойно высказала свои мысли, будто просто откуда-то их прочитала. Впрочем, ей, скорее всего это показалось, потому что Сизу смотрела на лук без особого интереса. Всё-таки, она говорит в такой манере с того самого момента как они встретились.

— Спасибо тебе. Ах, да. Про то, что произойдёт после миссии.

Сизу подняла руку, чтобы прервать Нейю.

— Ты должна позволить многим людям его увидеть.

Чего это она так на этом зациклилась? Сизу, вероятно, заметила недоумение на лице Неии и продолжила:

— Он одолжил тебе великолепное рунное оружие. Ты должна распространить слова о величии Айнза-сама.

Слово "Айнз" вызывало у Нейи нервный тик. Наивысшим приоритетом было прояснить этот момент:

— Его Величество.

Нейа почувствовала, что Сизу не поняла, и добавила:

— Говори "Его Величество". Называть его "Айнз-сама" чересчур фамильярно, ты так не думаешь?

В этот раз небольшой тик появился уже на лице Сизу. Нет, на первый взгляд выражение её лица было всё тем же, но Нейа была уверена, что оно немного изменилось.

— Это не фамильярность.

— Нет, это именно фамильярность. Обычно ты должна обращаться к нему не по имени, а по титулу. Ты только что стала его слугой и ещё не была ему полезна... Чего ты так смотришь?

— Ничего. Как бы то ни было, я хочу называть его Айнз-сама, а не Его Величество.

Что это было за выражение, которое мельком отобразилось на её пустом лице? Это взгляд полный жалости или торжество победы? Даже Нейа не понимала, но это сводило её с ума. Этот толстокожий новичок появился из ниоткуда, и тот факт, что она пыталась подлизаться к существу, которого Нейа так почитала, очень расстраивал её.

Нейа решила больше не притворяться. Хотя она и хотела выступать в роли оруженосца и вести себя вежливо, как человек из Святого Королевства, но сейчас решила отказаться от этого. Не важно, имела ли она дело с монстром, уровня которого не достигнуть ни в прошлом, ни в настоящем, она должна была ясно дать понять одну вещь.

— Кто-то вроде тебя…

— Мне разрешил так говорить сам Айнз Оул Гоун-сама. «Обращайся ко мне Айнз-сама», вот что он сказал.

— Э?

— Поэтому я называю его Айнз-сама. Я. называю. Его. Так.

Невысказанное "ты не можешь" осталось в стороне. Тело Нейи задрожало.

Она была демоном, который имеет незримую магическую связь с Королём-Заклинателем. Может, это естественно, что она ведёт себя так.

— Нет, этого не может быть. Ты, должно быть, врёшь! Ты, как демон, лжёшь. Как он мог говорить столь подробно в той обстановке?

Сизу покачала головой, как бы говоря: «ну что с тобой поделаешь».

— Тебе это неприятно, но это правда. Ну, я знаю, ты должно быть потрясена. Я очень хорошо понимаю это. Тем не менее, таково твоё положение. Однако, если ты служишь Айнзу-сама, то когда-нибудь ты тоже сможешь назвать его Айнз-сама. Посвяти себя этому.

— … Сизу.

— … Нейа. Долг старшего – это наставлять тех, кто приходит после него.

Хотя это был хороший довод, но разве Сизу не появилась позже неё? Тем не менее, тот факт, что она могла называть его "Айнз-сама", заставил Нейю почувствовать, что, возможно, Сизу, в конце концов, была старшей в иерархии. Это было немного трудно принять, но…

— Я хочу поблагодарить тебя.

— … Это не стоит упоминания. Нужно проявлять доброту к тем, кто осознаёт величие Айнза-сама.

Глаза Нейи расширились от удивления. Сизу предстала перед ним лишь на короткое время, но уже испытывала такое уважение? Нет, это просто доказывало, насколько великим был Король-Заклинатель.

— Да, всё верно. Я очень хорошо знаю, насколько велик Его Величество.

После ответа Нейи они обе пристально посмотрели друг на друга.

Сизу первая ловко протянула правую руку. Нейа ответила мгновенно и без колебаний.

Хотя Нейа была слегка обеспокоена тем фактом, что Сизу не сняла перчатку, они пожали друг другу руки.

«Учитывая, насколько она почитает Короля-Заклинателя, кажется, она действительно находится под властью Его Величества. В противном случае она бы не называла его "Айнз-сама". С другой стороны, если бы она обращалась к нему "Его Величество", как и я, то не показалась бы такой странной».

Была ли Нейа наивна? Однако сейчас она была очень уверена в своей вере. Она понимала, что преданность Сизу была подлинной. Подобно тому, как зубцы двух зубчатых колес соединились вместе, они могли понять друг друга, потому что они были единомышленниками одного и того же божества.

— … Кстати говоря, с тобой легко ладить. Как у человека, у тебя светлое будущее, Нейа

— У меня очень смешанные чувства о том, чтобы ладить с демоном. Мы ладим так, потому что ты говоришь правду о том, насколько велик Его Величество.

— Хм, хм. – Сизу кивнула. — … Чтобы не произошло, я верну тебя обратно в эту страну. Ты будешь в безопасности. Я обещаю.

— Спасибо.

Благодарность Нейи была честной и искренней. У Сизу 150-ый уровень сложности. Она была на том уровне, что даже Синей Розе будет трудно её победить. Вполне естественно быть благодарным за защиту такого демона. И это вдвойне верно, если она слуга Короля-Заклинателя. Хотя, было ещё одно, что Нейа должна была уточнить у неё.

— … Можешь ли ты поклясться в этом, именем Короля-Заклинателя?

Сизу подняла руку, как будто её спросил учитель.

— Я клянусь именем Высшего Существа, Айнза Оул Гоуна-сама... Однако, если Нейа умрёт, но потом воскреснет, это же входит в мою клятву, так ведь?

— Если умру...? Я думаю, это немного отличается от безопасного…

Они посмотрели друг на друга.

Для Нейи была большая разница между "быть в безопасности" и "возвращением к жизни после смерти". Однако едва ли в этом она могла пойти на компромисс.

— Если ты не станешь ни демоном, ни нежитью, а вернёшься к жизни как человек, это должно считаться, верно?..

— … Это должно быть... Ну, хорошо.

Было небольшое изменение в голосе Сизу, который всё это время был монотонным. Нейе показалась, что теперь она стала более мотивирована.

— … Пока что ты мне не нравишься, поэтому это специально для тебя.

Сизу что-то достала и затем плотно прижала это ко лбу Нейи.

— Э-э?! Что?? Что это такое?!

Испуганная этим необъяснимым действием, Нейа отчаянно пыталась снять это что-то, но никак не могла. Оно прилипло так плотно, что не сдвинулось с места. Это было очень страшно.

— Что это такое?! Эй! Мне же страшно!

— … Всё нормально. Это не повредит, и это не страшно. Посмотри.

Сизу показала что-то с номером "1" и странным символом на поверхности – возможно, это даже буква. Это было сделано из какой-то бумаги, на которой были устрашающие отблески.

«На моей голове находится что-то похожее?»

Нейа раньше слышала об искусстве талисманов. Было ли это нечто подобным, используемым в качестве магического средства? Как бы то ни было, она не могла сделать такой тривиальный предмет, так что это должно быть какой-то магический предмет. Это вызвало озноб в позвоночнике Нейи. Может ли быть, что она не сможет снять его до конца своей жизни?

— Зачем тебе приклеивать его мне именно на лоб?! Разве нет других мест получше?

— … Мм, как младшенькая сестрёнка...

— Э-э?! – Несмотря на то, что она услышала что-то довольно шокирующее, под рукой был более важный вопрос. — В любом случае, сними это. По крайней мере, прикрепи его на мою одежду или куда-нибудь ещё!

— … Тогда вот это не поможет, – сказала Сизу, доставая маленькую бутылочку.

Она положила каплю чего-то на лоб Нейи. После этого, плотно застрявший объект легко отслоился, как будто он вообще никогда не был приклеен. Нейа подняла и осмотрела его. Он был такой же, как тот, который Сизу показала ей ранее.

— … Наклейка. Она должна быть размещена на видном месте.

Похоже, ей придется наклеить его. Хоть предмет Сизу и не принес бы пользы, но Нейа сделала так, как ей сказали, позволив прилепить наклейку.

После Сизу спросила:

— … Мы закончили?

— А? Ах, нет. Ещё, э-э, я хотела бы поговорить о том, чтобы найти Его Величество. А, то есть, приветствовать его…

— … Я тоже пойду... Нам нужна большая подготовка, когда всё закончим.

— В самом деле, пойдёшь?

— … Я обещаю. Но я надеюсь, что мы можем сделать всё вовремя, чтобы отправиться на Холмы полулюдей.

— Это правда. А, полулюди?

Через мгновение после того, как она согласилась, в её сердце внезапно появился вопрос. Сейчас Нейа ничего ей не говорила о возможном месте нахождения Короля-Заклинателя. Тем не менее, почему-то Сизу вдруг использовала слово "полулюди"?

«Может быть... она слышала о том, что он приземлился на Холмах от Его Высочества Каспонда?»

— … Что-то не так?

— Э-эм... я поняла. Я поговорю со своим руководством.

— … Хорошо... Было приятно с тобой познакомиться, Нейа.

— Мне тоже было очень приятно, Сизу.

Хотя Нейа всё ещё была слегка обеспокоена наклейкой, она протянула руку, и Сизу ответила тем же. Они снова пожали друг другу руки.

— Ты же не думаешь, что Его Величество мёртв, так ведь, Сизу?

Глаза Сизу расширились.

— … Что ты только что сказала?

— На самом деле, Его Величество упал на восток, и после так и не связывался с нами... Так как Его Величество может использовать заклинание телепортации, то тот факт, что он всё ещё не вернулся, заставляет меня думать, что с ним что-то случилось... Так … что, если … Его Величество…

Это было слишком больно, чтобы говорить дальше. Нейа колебалась, потому что, если бы сказала это вслух, то это могло бы сбыться.

На это Сизу ответила то, что, вероятно, было неожиданностью.

— … Он в порядке. Он не умер. Моя духовная связь[1]  с ним тому доказательство. Хм?.. Почему ты плачешь?

Её слёзы текли сами по себе.

«Его Величество действительно жив».

Нейа искренне верила, что он не умер. Но иногда беспокойство, внезапно возникающее у неё в голове, лишало её сна. Многие люди говорили Нейе, что Король-Заклинатель в порядке, но всё это звучало так, как будто они просто пытались успокоить её, и держать свои собственные тревоги под контролем, а не потому, что они действительно верили в это.

Но прямо сейчас кто-то сказал ей это с абсолютной уверенностью без каких-либо сомнений. Эта Сизу, и была доказательством того, что Король-Заклинатель был жив. Это позволило Нейе, наконец, расслабиться.

Это было облегчение, как у потерянного ребенка, который нашел своих родителей, что и заставило Нейю плакать.

Сизу достала кусок ткани с таким же узором, как и её шарф – вероятно, это платок – и двинула им в лицо Нейи. А затем стала сильно тереть. Это скорее было не жестокостью, а неопытностью, и то место, где она тёрла, сильно стало болеть.

Сизу убрала платок, и сопли и слёзы Нейи прекратились.

— … На нём сопли. … Я в шоке.

Услышав отчетливо шокированный голос Сизу, на лице Нейи появилось неописуемое выражение.

Поэтому она достала платок из собственного кармана и вытерла остатки соплей.

— … Я постираю его.

— … Мм.

Часть 2


Проникнуть в замок Калиншы было не так уж сложно.

Всё, что им нужно было сделать, это спрятаться в бочках в качестве груза контрабандистов. Конечно, были проверки, но были и другие бочки – всего восемь – помимо тех, в которых они прятались, поэтому им оставалось только позволить инспекторам проверить другие бочки вместо этих. Тот факт, что они могли обойти охрану таким простым методом, объяснялся разнородностью Альянса полулюдей.

Все полулюди происходили из разных культур и имели различные социальные нормы. Что у них и было общего, так это то, что сила означает всё. Поэтому, когда сильный индивид хотел что-либо заполучить, он, как правило, получал это, и незначительные проступки прощались. Для полулюдей их личная сила определяла их способности в бою, что в свою очередь, определяло их социальный ранг. У тех, кто ниже в иерархии не было выбора, кроме как подчиняться.

Поэтому один сильный зерн смогла легко остановить проверку груза, просто посмотрев на инспекторов.

Чуть позже раздался громкий удар – бочки поставили на землю.

После этого кто-то постучал по крышке бочки.

Это был сигнал, что они прибыли в пункт назначения. Как и планировалось, Нейа замерла на три минуты, слушая как зерн, ответственная за транспортировку, открыла дверь и ушла.

По прошествии трёх минут Нейа подтолкнула крышку-разделитель над ней. Эта бочка была сделана с двойным дном. Нейа находилась ниже разделителя, и поверх неё лежало свежее мясо. Поэтому, когда она стала наклонять разделитель, на неё посыпались маленькие кусочки мяса.

Причина, по которой бочки были наполнены свежим мясом, а не овощами или зерном, была в использовании запаха крови для маскировки Нейи и Сизу.

Хотя Нейе было немного неприятно оказаться пропитанной кровью и соками от мяса, она всё же радовалась, что им не пришлось прибегать ни к одной из подготовленных контрмер.

Нейа медленно подняла крышку бочки и выглянула наружу.

Она оглядела тёмную внутреннюю часть комнаты. Там был слабый свет, источником которого, возможно, был волшебный предмет. После проверки, что вокруг никого нет, она медленно вылезла из бочки.

На полках этой кладовой были все виды продовольствия. Также было много бочек, подобных тем, в которых привезли сюда их.

Потребовалось немало усилий, но она смогла безопасно вылезти из бочки. Чтобы легче было залезать обратно, она оставила разделитель внутри бочки стоять вертикально.

Им нужно будет использовать эти бочки для побега после спасения принца зернов.

Сизу – другой лазутчик – только что вылезла из своей бочки. Она была ниже, чем Нейа, поэтому ей должно было быть тяжелее вылезать из большой бочки. Однако её физические способности были намного выше, чем у Нейи и даже у Ремедиос, поэтому ей удалось самостоятельно выбраться, прежде чем Нейа смогла ей помочь.

— Сизу.

— … Хмм?

— К Вашим волосам прилип кусочек мяса.

Сизу выглядела несчастной. Хотя её выражение лица не изменилось, это не означало, что она не испытывала никаких эмоций. Возможно, потому что Нейа всё это время была с Сизу, или потому, что её зрение было превосходным, или, возможно, наблюдение костяного лица Короля-Заклинателя всё это время отточило её способность внимательно изучать других, но Нейа немного понимала, что чувствует Сизу.

Сизу шарила в своих волосах пытаясь вытащить маленькие кусочки, но они застряли на затылке, и она не могла их ухватить.

«Хоть мне и сказали коротко остричь волосы, потому что длинные можно было легко схватить в бою, похоже, есть ещё много других недостатков».

Нейа подошла к Сизу сбоку и выбрала все кусочки из её волос, выбросив потом их в бочку.

— …Спасибо... Не хочу снова залазить туда.

— Нам придётся сделать это ещё раз, когда мы будем бежать отсюда.

— …………

Сизу с унылым видом посмотрела на бочку, затем из ниоткуда вытащила полотенце, чтобы вытереться, и после передала его Нейе.

Слегка влажное полотенце обладало мягкостью и тонкостью, которых Нейа никогда раньше не ощущала. Она предположила, что оно, должно быть, очень дорогое.

«Как ей удалось заполучить нечто подобное? Может ли быть, что такое в порядке вещей в мире демонов?»

Пока все эти вопросы роились в голове Нейи, она вытерла липкие от мяса руки, а затем оставшимися чистыми участками вытерла волосы Сизу. Хотя это всего лишь приподняло настроение, это было лучше, чем совсем не вытирать их.

— Благодарю.

— Не стоит.

Пока Нейа занималась этим, Сизу достала своё оружие.

Это странной формы устройство было, по-видимому, оружием дальнего боя. Сизу называла его магическим ружьём. Оно использовало ману, чтобы стрелять пулевидными болтами, и было похоже на арбалет. Ещё Сизу что-то говорила о порохе, который не показывал никаких признаков воспламенения или что-то типа того, но Нейа ничего не поняла, поэтому не стала вдаваться в подробности.

Она хотела протестировать его, но Сизу отказалась расстаться с ним, поэтому боевые способности Сизу до сих пор были неизвестны. Тем не менее, у неё был уровень сложности 150, поэтому Нейа решила, что беспокоиться было незачем.

— … Хмм.

Также, из ниоткуда, как фокусник Сизу достала Последний Выстрел Звезды и колчан стрел, передав их Нейе. В свою очередь Нейа вернула ей грязное полотенце.

Вначале была дискуссия о том, как Нейа пронесёт свой лук. Древко лука было очень длинным, и она не смогла бы закрыть крышку на бочке с ним внутри. И даже будь бочка открыта, то часть лука всё равно торчала бы.

Хотя они могли позволить зерну пронести его, но лук был слишком великолепным произведением и привлёк бы внимание других. Кроме того, зерн также отказалась, опасаясь быть вовлеченной во всё это, если миссия по спасению потерпит неудачу.

В конце концов, когда все сказали ей оставить лук, Сизу сообщила, что может хранить своё оружие в таинственном пространстве в воздухе, и Нейа так же может поместить туда и лук.

Обеспокоенность тем, что она принесёт дарованный ей Королём-Заклинателем ценный предмет на миссию в опасное место, смешалась с радостью, что ей не придётся расставаться с оружием. Охваченная двумя противоположными эмоциями, Нейа поблагодарила Сизу за её доброту. Со стороны казалось, что после этого Сизу признала Нейю в качестве своего кохая[2] , и после этого временами вела себя будто её семпай.

Частично причиной было то, что Нейе приходилось обращаться к ней на "Вы", и та устраивала переполох, если Нейа обращалась к ней иначе. Тем не менее, Сизу была красивой девочкой, и когда дулась (Нейа могла это различить, хотя Сизу не показывала выражения), Нейа думала, что она выглядит очень мило.

Подготовив своё оружие, они подошли к двери.

Нейа навострила уши, пытаясь уловить любое движение за дверью, но там никого не было.

— … Выдвигаемся.

Времени было мало, поэтому Нейа кивнула.

Армия Освобождения приближалась к Калинше, пока шла эта операция по спасению принца зернов, поэтому битва за Калиншу начнётся в ближайшее время.

План был таким:

1. Нейа и Сизу проникнут в Калиншу и спасут принца зернов.

2. Армия Освобождения приблизится к Калинше и начнёт атаку.

3. Если принц зернов будет спасён, то зерны помогут Армии Освобождения изнутри городских стен.

4. Если пункт "3" не будет выполнен, то вместо зернов, обязанных открыть ворота города и впустить Армию Освобождения, эту задачу должны будут выполнить Нейа и Сизу. Однако для них это была слишком сложная задача, поэтому они могли сделать только то, что было в их силах.

Это были ключевые моменты плана битвы.

Важно то, что если они спасут принца зернов, то смогут рассчитывать и на Армию Освобождения, и на зернов. А если нет, то зерны будут вынуждены сражаться против них.

Другими словами, смогут ли они вернуть Калиншу просто и с минимальными жертвами, зависело от успешного спасения принца.

Когда Нейа почувствовала тяжесть ответственности, обрушившуюся ей на плечи, она застонала, будто её снова ранили в живот.

Поэтому времени было мало. Как только Армия Освобождения начнёт атаку на Калиншу, или если Нейа и Сизу будут обнаружены до этого, количество стражи вокруг увеличится.

В соответствии с планом, Сизу достала из ниоткуда бутылёк того, что выглядело как духи, и пшикнула ими на Нейю и на себя. Видимо, это какой-то расходный магический предмет, который содержит заклинание 1-го уровня [Без запаха]. Его было мало, поэтому им нужно как можно больше экономить.

Сизу взломала дверь, выглянула наружу, а затем выскользнула.

Перед этим, изучив карту Калинши, они уже определились со своим маршрутом и спланировали, как справиться с различными возможными трудностями. Также до миссии они уже обсудили, какие задачи каждая из них будет выполнять.

Нейа вышла из комнаты, а затем осторожно закрыла дверь, чтобы не шуметь, и затем побежала за Сизу.

«Получается, от меня не так уж и много пользы».

Честно говоря, при нынешних обстоятельствах Нейа была не более чем балластом. Это становилось сразу ясно, если посмотреть на движения Сизу. Та бежала так же легко и бесшумно, как отец Нейи прокрадывался по лесу... Нет, она была даже намного лучше, быстрее и тише. Возможно, она использовала там какую-то технику.

«Она демон, но использует такие человеческие методы... Всегда ли те, о ком нельзя судить по внешности, самые страшные?»

Хотя они и могли оставить всё на Сизу, Нейа должна была следить за ней. А также это было подтверждением того, что спасение принца зернов – это совместная операция Святого Королевства и Колдовского Королевства, учитывая, что Сизу теперь слуга Короля-Заклинателя. Таким образом, Святое Королевство могло действовать так, будто это они всё обеспечили.

Коридоры были тёмными. Стояла ночь. Лунный свет струился через окна – точнее, единственное, что проникало, было лунным светом. Здесь не было других источников света: магического освещения или факелов.

Это было потому, что многим полулюдям было всё равно на темноту. Тем не менее, были разные способности видеть в темноте. Несмотря на то, что некоторые видели ночью как днём, большинство из них просто имели улучшенное зрение при малом свете. Поэтому Нейа и Сизу избегали лунного света и перемещались от тени к тени.

Будучи человеком, Нейа должна была сосредоточиться и заострить свои чувства. Мало того, что она не могла ясно видеть из-за темноты, патрульные тоже не носили источников света, поэтому она не могла их заметить издалека.

Пока она не совсем понимала, почему в кладовой были огни. Это, вероятно, было для тех видов, которые не обладали таким зрением.

Они бежали как можно тише.

Учитывая, что физические характеристики Сизу были намного выше, чем у Ремедиос, то даже такой темп бега, заставляющий Нейю тяжело дышать и еле–еле поспевать, был, вероятно, медленнее, чем легкая трусца Сизу.

Они иногда замечали полулюдей-охранников. Это было сигналом, чтобы затаить дыхание и спокойно подождать, пока враг пройдёт дальше. Они не могли убить их, потому что тогда им пришлось бы прятать трупы и заметать следы. Поскольку они находились в стане врага, было бы лучше вообще не быть замеченными до тех пор, пока спасение принца не будет завершено.

К счастью, Нейю и Сизу никто не замечал, и они продолжали движение вперёд.

В замке было всего несколько охранников, потому как большая часть персонала была отправлена на городские стены и сторожевые башни, а также к городским тюрьмам. Король-Заклинатель убил много полулюдей, а это означало, что они не могли создать прочную сеть безопасности. Таким образом, по словам зерна, надзор за замком стал слабым.

Причина, по которой они могли идти без опаски, состояла в том, что зерны разведали область наперёд и сделали почти идеально подготовленный проход, но Нейа всё ещё чувствовала беспокойство.

На их пути стояли две проблемы.

Первой был длинный коридор, который они должны были пройти, чтобы добраться до башни.

Второй – мост к башне – каменная дорожка на довольно большой высоте. Там не было никаких укрытий, и, очевидно, там должен быть часовой, причём не один, а несколько. Кроме того, по крайней мере один из них будет стоять вне линии огня оружия дальнего боя, как контрмера против дальних атак.

Перед отправлением они обсуждали этот вопрос в большой группе, изучая карту Густава. Чтобы они ни придумывали, чтобы добраться до башни, им всё равно приходилось пройти через оба этих места.

«Если бы мы могли использовать [Невидимость], чтобы обмануть  зрение полулюдей, и [Тишину], чтобы обмануть их слух, мы бы смогли проникнуть без каких–либо проблем... Вот почему искатели приключений с разными навыками, сформированные в группу, так высоко ценятся – они способны среагировать в любой ситуации».

В конце концов, они достигли этого места.

Это было первое препятствие – длинный коридор. Если они попытаются пробежать прямо по нему, то будут замечены, прежде чем успеют пересечь его. Чтобы этого избежать, они решили добраться до места, откуда смогут произвести выстрелы по часовым, будучи незамеченными противником.

Для этого они пришли сюда, на уровень выше длинного коридора, в комнату, прямо под которой стояли охранники.

Если они опустят веревку и спустятся по наружным стенам, то смогут срезать путь без обнаружения.

— … Это – то место?

В ответ на вопрос Сизу, Нейа сверилась с картой в своей голове и маршрутом, который они прошли, и кивнула "да".

— … Хм. Неплохо.

Ответ Сизу звучал так, будто она хвалила младшего товарища, а затем прижала ухо к двери. После, она быстро и молча открыла её.

Комната была заполнена различными предметами, а на полу был белый слой пыли. Похоже, что она не использовалась в течение длительного времени. Однако были следы, показывающие, что разведчики зерны были здесь.

Они прошли между окном и очень большой полкой. Сизу из пустоты вытянула толстую верёвку. Она была того же цвета, что и стена замка.

Далее она прикрепила её к большой полке, и с усилием потянула на себя, чтобы проверить, выдержит ли она вес Нейи и её собственный. Верёвка не двинулся с места, и не было никаких признаков разрыва.

Размер и вес полки был немаловажным фактором, но странные паучьи нити, прилипшие к полкам, вероятно, были там не просто так. Зерн, которая заранее зашла в эту комнату, зафиксировала эту полку на месте липкими нитями, взятыми у спайданов.

Окно открылось легко, и Сизу посмотрела на городские стены. Убедившись, что в поле зрения не было патрулирующих охранников, она положила оружие себе за спину и, сказав «Я пойду первой», выскочила из окна и спустилась по верёвке к окну ниже.

Она держалась одной рукой за верёвку и использовала другую, чтобы открыть окно. Оно распахнулось без проблем. Это тоже была заслуга зерна.

Затем Сизу скользнула внутрь. Её искусные движения заняли всего несколько секунд.

Убедившись, что комната внизу безопасна, Сизу выглянула наружу и поманила Нейю.

Нейа схватила верёвку и высунулась из окна.

Хотя окно на нижнем этаже и было всего в четырёх метрах, они находились на высоте более ста метров от земли. Если Нейа упадёт, то превратится в лепёшку. Нет, было бы ещё хуже, если бы она не умерла. Её бы пытали, пока она не сломалась и не рассказала всё, что знает, а лишь потом убили бы. Так смерть от падения выглядит милосердной альтернативой.

Верёвка имела равномерно распределённые узлы по длине – ухваты. На протяжении нескольких практических занятий, которые они проводили, не было никаких проблем. Тем не менее, обучение ощутимо отличалось от реальности.

«Ах, я действительно не хочу идти…»

Но у неё нет выбора. Если бы тут было что-то вроде балкона, на который она могла просто спрыгнуть…

Крепко держась за верёвку, Нейа, вытолкнула своё тело из окна. Она скрестила ноги, крепко схватив её между бёдер.

И теперь всё, что ей нужно было делать – это медленно спускаться.

«Земля всего лишь чуть ниже. Земля всего лишь чуть ниже…»

Нейа медленно спускалась по верёвке, напоминая себе, вновь и вновь, не смотреть вниз.

Она перемещала свой вес с правой руки на левую, точно так же, как практиковала. Подул ветер и заставил её тело дрожать так сильно, что это не шло ни в какое сравнение с тренировкой.

«Давай, давай, давай! Сизу должно быть была ещё более напугана, чем я!»

То окно перед этим открыла зерн.

Однако, если бы кто-то заблокировал окно после того, как зерн открыла его, то Сизу пришлось бы подниматься обратно. По сравнению с этим, Нейа ещё легко отделалась.

Наконец, Нейа спустилась к этому окну. Сизу вытянулась из окна, ухватилась за неё и, проявив невероятную силу, затянуть внутрь.

— Спасибо, спасибо.

— … Хм. Но, мы слишком долго… Я заберу это внутрь. Держи верёвку.

— Да.

Сизу высунулась из окна и подняла своё магическое ружьё. Нейа держал верёвку, как ей сказали. Раздался звук, словно шипение сдавленного воздуха, и Нейа почувствовала толчок, дёрнувший верёвку – Сизу срезала её своим оружием.

Она втащила отрезанную верёвку в комнату и бросила её в угол. Они не будут использовать этот маршрут на обратном пути, поэтому забрали верёвку, не позволяя ей свободно болтаться. В этом были свои как достоинства, так и недостатки.

Достоинством было сведение к минимуму риска быть замеченными сторожевыми на стенах.

А недостатком являлась невозможность подняться обратно на верхний этаж, в случае, если им не удастся пройти по запланированному маршруту.

В конце концов, обе решили, что риск быть замеченными перевешивает всё остальное.

— Готово, Сизу. Теперь нам нужно преодолеть первое препятствие…

— … Мм. Пошли... надо убить их. Ты сможешь сделать это?

— Хм. Я думаю, что смогу.

Как только они выйдут из этой комнаты, окажутся в позиции прострела часовых, расположенных вдоль прохода.

Если не успеют их убить до поднятия тревоги, то все усилия будут потрачены впустую.

Нейа сняла со спины лук и приготовила стрелу. Сизу также приготовила своё магическое ружьё.

— Я беру правого, Ваш – левый, Сизу.

Сизу показала жест – круг, образованный большим и указательным пальцами.

Они обменялись взглядами, а затем Сизу открыла дверь.

Нейа установила зрительный контакт с ближайшим – примерно в полутора метрах от неё – получеловеком. Он не знал, что происходит или кто они. Получеловек был так удивлён, что впал в ступор. Но Нейа не колебалась и всадила в него стрелу.

Стрела пробила его череп прямо через лоб.

«Я сделала это!»

Хотя навыки Нейи и сыграли свою роль, но, по большей части, это заслуга Последнего Выстрела Звезды.

«Спасибо, Ваше Величество!»

Как только стрела Нейи пробила этого получеловека, магическое ружьё Сизу снесло пол головы у другого.

Рухнув, полулюди наделали больше шума, чем ожидалось. Нейа поспешно навострила уши. К счастью, она не слышала, чтобы кто-то бежал сюда. Кажется, никто их не заметил.

— Поспешим.

Они уже распределили заранее свои задачи. Сизу втащила трупы в комнату, в которую они только что проникли по верёвке. Нейа воспользовалась предметом убирающим запах, ранее одолженный ей Сизу. После этого она потянулась за бурдюком на поясе и разлила повсюду крепкое вино, смывая куски мяса, мозгов, костей и пятен крови. Запах алкоголя заполнил воздух. Сизу вышла из комнаты, взяла пустой винный кувшин и налила туда немного вина внутрь, сделав перед этим аккуратный надлом, и оставила его на полу.

— … Пошли.

— Да.

Не смотря на попытку скрыть свои следы, очень вероятно, что когда придёт следующая смена занять пост, учует, что что-то случилось. Нейа могла бы расслабиться, если бы они поместили тела в таинственное карманное измерение Сизу, но та сказала, что этого не сделает, поэтому они оставили трупы в комнате. Конечно, они подготовились к этому, но не было никакой уверенности, что их не найдут.

Нужно принять во внимание, что у них нет роскоши раскидываться временем.

Наконец они достигли второго препятствия – каменного моста к башне. Из нескольких продуманных сценариев, этот был пока самым близким к идеалу, так как у них ещё было в запасе время, и никто их пока не заметил.

— … Началась гонка против времени.

— Я знаю. Если я поскользнусь, не беспокойся обо мне.

Путь от замка до башни был шириной примерно в два человека. С обеих сторон не было ни одного ограждения – дорожка была полностью на открытом воздухе. По-видимому, ранее несколько человек уже падали с этой дорожки, но глядя на неё, Нейа подумала, что этого и следовало ожидать.

Этот мост был причиной, почему всё это место считалось последним оплотом обороны.

Крупная группа не могла пройти здесь, поэтому преимущество в числе сводилось к нулю. К тому же оставался риск падения с довольно большой высоты. Если в конце моста защитники выставляли копья, то прорыв был практически невозможным. Атакующие просто ненавидели такую конструкцию. Для захвата им требовались заклинатели с атакующей магией, такой как [Огненный шар].

Они же действовали скрытно и с ограничением по времени. Использование оружия дальнего боя для длительной перестрелки было невыгодно. Таким образом, всё, что они могли сделать, это пробиться на ту сторону и ликвидировать врага на ближней дистанции. Но, в то же время, у противника сохраняется возможность атаковать дальнобойным оружием, пока те, двигаясь по мосту, не имеют никакого прикрытия.

Раз так, то им нужно преодолеть этот путь, прежде чем часовые заметят их. Но при более близком взгляде Нейа заметила, что дорожка оказалась неровной. На ней были небольшие бугры и неровности. Возможно, это было так разработано, чтобы замедлить любого пытающегося быстро пробежать мост, и заставить их соскользнуть в обрыв.

«Это опасно... Если я наткнусь на противника, и он меня схватит... я упаду и умру. Если я не буду осторожна!»

Растеряв свою решимость, Нейа заметила, как Сизу пристально смотрит не неё. Хотя они и одного пола, но глядя на эту кукольную красоту, Нейа почувствовала смущение.

— Ч-что?

— … Я использую это... – она прикоснулась к своему шарфу. — Нейа, жди здесь.

— Э?

— … Я позабочусь о страже у дверей. Независимо от того, что произойдёт, не выходи.

— А?

Прежде чем Нейа смогла получить ответ, Сизу исчезла.

Она исчезла. Это было не что-то вроде супер быстрого движения. Сизу стояла здесь только что, а затем она растаяла в воздухе, будто иллюзия.

Волна замешательства настигла Нейю. Тем не менее, Сизу сказала ей ждать, поэтому она должна остаться здесь.

Нейа скрылась у входа перед мостом и внимательно прислушивалась к башне и к коридору позади неё на случай чего-то необычного.

Несколько секунд спустя что-то случилось на охранном посту.

Она услышала крик, а затем звук падающего охранника.

Нейа выглянула посмотреть, что происходит, и увидела Сизу, выходящую из охранного поста. Она помахала Нейе, что можно идти.

Пока Нейа паниковала и гадала, что произошло, размахивающие жесты Сизу стали больше, пока она не задвигалась всем телом.

Как тут не побежать, видя такое?

Низко пригнувшись, Нейа, продуваемая всеми ветрами, побежала по дорожке, внимательно следя, куда наступает.

Преодолев этот путь, она почувствовала запах крови у поста охранников. Несколько двухметровых полулюдей лежали на полу, а Сизу стояла внутри со своим обычным пустым выражением. Она держала в правой руке что-то вроде заострённого и длинного ножа, лезвие которого окрасилось ярко-красным, а в левой – своё магическое ружьё.

— … Чисто. Входи.

— Э, э…

— Больше не смогу исчезать сегодня. Будь осторожна.

— Поняла.

Похоже, тут не требовалось объяснений, поэтому Нейа не спрашивала, а просто следовала за ней.

Нейа восхищалась демоном-горничной и считала её достойным доверия.

Если бы у неё не было Сизу, то шансов дойти досюда не было бы.

«И это, конечно, благодаря приказам Его Величества, которые он дал Сизу».

Только Король-Заклинатель был способен внушать ещё более глубокое уважение людям, даже когда его не было рядом.

Честно говоря, тот факт, что он был нежитью или чем-то ещё, уже был пустяком.

«Мне нужно, чтобы все об этом знали. Мне нужно рассказать им, какая великая личность Его Величество!»

Во всей сделанной из цельного камня башне было лишь одно маленькое окошко, пропускающее свет внутрь. И сейчас внутри этой башни было темнее, чем в замке, который они прошли ранее.

Коридор внутри башни был довольно просторным и достаточно широким, чтобы Нейа и Сизу могли идти бок о бок. При подъёме он закручивался в форме спирали

Их цель, принц зернов, должен находиться где-то наверху, поэтому всё, что нужно было делать – это заглядывать в каждую дверь на пути. Они довольно легко продвигались наверх, не встречая каких-либо полулюдей.

Спустя какое-то время, Сизу подняла руку, похоже, сообщая, что они должны остановиться. И почти в то же время острый слух Нейи засёк шаги какого-то существа.

Похоже, он был одет в металлическую броню, потому что она слышала стук металла о камень.

— Он один, Сизу.

— … Да. Но… тяжёлые шаги.

Нейа не могла сказать этого наверняка. Но если Сизу так говорит, то, вероятно, так и есть. Другими словами, что бы это ни было, размером оно было больше человека.

— Что... мы должны делать? Должны ли мы спрятаться за одной из дверей, которые прошли по пути?

— … Он уже здесь. Убить.

— Ясно.

Сизу приготовила магическое ружьё, а Нейа свой лук.

План Нейи состоял в том, чтобы стрелять сразу и не беспокоиться о чём-либо. Она слышала, что принц зернов был размером с человеческое дитя. Кроме того, он не будет носить металлическую броню.

Показалось нечто массивное, и Нейа с Сизу без колебаний выстрелили.

Стрела и пуля в одно мгновение вошли в его тело.

— Гааааа!

Массивный объект поковылял назад. Поскольку он отступил по закрученному коридору, его больше не было на линии огня.

Тот факт, что он пережил их выстрелы, особенно атаку Сизу, означает, что это был очень сильный получеловек.

— Что?! Кто вы?!

Из глубины раздался гневный крик.

— Что нам делать, Сизу?

— … Нельзя сидеть здесь и ждать... Сблизимся и атакуем, прежде чем сюда сбегутся стражи.

— Поняла

Нейа и Сизу побежали к нему

Поскольку он смог пережить внезапную атаку Сизу и Нейи, они предположили, что это был один из хранителей вах-ун. Вах-ун были существами, которые обладали очень хорошей боевой мощью и шокирующим количеством выносливости.

Когда они бежали, казалось, влажность в воздухе увеличивалась – нос Нейи уловил запах дождя.

— Гооооо! Люди! Люди уже здесь!

После того как они сократили дистанцию, они увидели массивного получеловека. Он обладал диким возгласом огра, но при этом выглядел гораздо более умным, чем Ремедиос. Его кожа была голубовато-белой, хотя выглядела скорее демонической, чем нездоровой. На лбу у него был один толстый рог.

Он нёс булаву, размером с Сизу или даже Нейю.

Судя по его внешнему виду, он был очень похож на описания полулюдей вида вах-ун.

Хотя ему не сравниться с Баззаа, это был всё равно довольно опасный противник. Стрела и пуля точно попали в него, но, похоже, он не был ранен. Не было никакого запаха крови и видимых повреждений.

Это означало, что их выстрелы не достигли цели.

— Так вы здесь ради моей жизни?! Не спорю, стрелять вы умеете, людишки!

Он выглядел очень счастливым.

Нейа решила, что раз он думает, что они пришли за ним, то не стоит говорить ему, как он ошибается.

— … Нет, – вдруг наоборот сказала Сизу и сразу выстрелила.

В момент выстрела из её ружья вновь раздалось шипение. После этого часть тела вах-уна растворилась в тумане, и пуля прошла сквозь него.

— … Мм.

— Вахахахаха! Оружие дальнего боя бесполезно против меня!

Нейа выпустила стрелу в его лоб. Но голова также превратилась в туман, и стрела вонзилась в стену позади.

— Бесполезно! Это бесполезно! Теперь трепещите от страха передо мной, врагом всех лучников, и сдохните!

— … Иммунитет ко всему оружию дальнего боя? Да и ещё к такому мощному, – пробурчала Сизу. — Должен быть какой-то подвох.

Нейа взглянула на Сизу и покачала головой. К сожалению, зерны не знали подробностей о способностях вах-ун.

— О чем ты болтаешь? – Вах-ун перекрыл собой проход.

— Назад, – сказала Сизу

Из-за его массивного тела, приближающегося к ним, у Нейи возникло чувство несоответствия расстояния между ними.

Она не смогла бы пережить даже одного удара, поэтому послушно отступила, в соответствии с командой Сизу.

Сизу стояла впереди, и на неё понеслась булава. Удар был похож на вой шторма, но она сумела элегантно уклониться от него, и булава врезалась рядом с ней.

Сила вах-уна была необычайно большой, учитывая, что он легко одной рукой размахивал булавой размером с Сизу. Там, куда он ударил, камень был обращен в песок, и во все стороны от этого места пошли трещины. Казалось даже, будто затряслась вся эта массивная башня.

— Тч!

Сейчас вах-ун был связан ближним боем с Сизу. К тому же у них была огромная разница в размерах. Так что если Нейа прицелиться, то сможет спокойно попасть по вах-уну, не задев Сизу.

Она выпустила стрелу. Но, как и ожидалось, вах-ун обратился в туман, чтобы избежать попадания стрелы.

— Бесполезно! Бесполезно! Я же говорил, что стрелами меня не достать! Глупая... Увоооох!

Вах-ун взревел ещё громче, чем раньше. Казалось, что Сизу только раздражает его, но она, всё же, смогла нанести удар.

Хоть навыки стрельбы Сизу намного выше, чем у Нейи, но при этом, как стрелок, она слабее в ближнем бою. Поэтому вах-ун своей булавой смог заблокировать её удар.

Нейа снова натянула тетиву со стрелой.

На этот раз она целилась в руку, что держала булаву. Было очень вероятно, что, скорее всего, оружие не упадёт, даже если рука превратится в туман, но она, всё же, решила, что ей нужно попробовать, сколь не была маленькой эта возможность.

В итоге…

Рука, обратившаяся в туман, так и не выпустила булаву.

— Когда ты остановишься, человек?!.. – Вах-ун выставил ладонь в сторону Нейи…

— [Всплеск Воды]!

В неё полетел водяной шар.

Ударившись в правое плечо Нейи, шар разорвался, отшвырнув её на пол.

Ей было больно, как будто её жестоко избили. Возможно, у неё даже сломаны кости.

Попытавшись пошевелить правой рукой, она обнаружила, что всё ещё может без проблем ей двигать. Тем не менее, поток боли распространялся от плеча – внутрь дальше по телу. Она коснулась плеча и обнаружила, что оно влажное. Сперва Нейа испугалась, что это кровь, но быстро поняла, что это была просто вода.

— Хммм! Ты заставила меня использовать заклинание! – Ворчал вах-ун, одновременно размахивая булавой.

Сизу тихонько сказала себе под нос, что с лёгкостью избежала бы той атаки, что попал в Нейю. А потом, вдруг, задалась вопросом:

— … Почему на эту девушку? Зачем атаковать её, если она не может нанести тебе вреда? Я не понимаю этого.

— Ха, дура! Всё из-за того что она заноза в...

— Потому что то, что она делает, эффективно? У тебя ограничение по количеству использований?

Выражение лица вах-уна изменилось. Другими словами Сизу попала в точку.

— Нейа.

— Поняла!

Нейа ещё выпустила стрелу, которую вах-ун смог избежать, превратившись в туман. После этого, она снова выпустила стрелу... которая смогла пронзить вах-уна.

Пока вах-ун кряхтел от боли, Сизу заговорила.

— … Я поняла. Ты можешь защититься только против семи дистанционных атак. Каждый день? Каждый час? … Не важно. Ты умрёшь здесь.

Вах-ун так и не смог попасть по Сизу, которая уворачивалась с удивительным мастерством. Другими словами, если так продолжится, это одностороннее избиение приведёт к его смерти. Возможно, вах-ун понял это, потому что выражение его лица исказилось.

— Черт подери! [Туманное Облако]!

Возник густой туман.

Он был даже плотнее, чем туман, который Нейа видела в Колдовском Королевстве, отчего она не могла определить даже своё текущее местоположение. Так же она не могла видеть Сизу, сражающуюся против вах-уна, но слышала звуки выстрелов из магического ружья Сизу – *пиу* *пиу* *пиу*.

Подумав об этом, всё казалось очевидным. Даже если вах-ун создал туман посреди прохода, она все ещё знала, где примерно он находился.

Всё, что Нейе было нужно, это продолжать стрелять. Она последовала указаниям Сизу и продолжила выпускать стрелы. Она была немного обеспокоена, поэтому целилась чуть выше: даже если она промахнётся, то не попадет в Сизу.

Стрела, которую она выпустила, растаяла в тумане, и затем последовал звук чего-то, ударяющегося об стену. Видимо, она промахнулась.

— Он прошёл. Уже позади тебя.

«А-а?»

Услышав Сизу, Нейа сильно удивилась.

Учитывая ширину, было невозможно, чтобы огромный вах-ун не наткнутся на Сизу или Нейю. Тем не менее, по пути сюда, Нейа осознала, что Сизу была заслуживающим доверия демоном. Вернее, она не столько доверяла Сизу сколько, Королю-Заклинателю, которому та служила.

Нейа развернулась, но туман всё ещё был настолько густым, что она ничего не могла разглядеть. Затем выпустила ещё одну стрелу.

Как и прежде, она услышала звук ударяющейся стрелы, об дальнюю стену.

— Где? Где же он находится?!

— … М-м. Ты смотришь в правильном направлении. Он пытается сбежать... Ложись!

Нейа немедленно упала на живот, и Сизу заговорила сильным чётким голосом, не подходящим её прежнему тону.

— … Перезарядка... Открыть огонь.

Сперва раздался пронзительный свистящий звук, а затем оглушительная серия из грохочущих звуков вниз по коридору. В отличие от звука *пиу-пиу* ранее, этот звук был наполнен угнетающей жестокостью.

— Кхеех~... – Оттуда раздался звук чьего-то кашля, а затем послышался грохот упавшего на землю массивного тела. Сразу после этого туман рассеялся, и Нейа смогла увидеть тело вах-уна, лежащее вдоль изогнутого коридора.

Его тело было покрыто огромными дырами, будто разорвано на части. Повсюду на ближайших стенах были похожие следы. Что могло послужить причиной этого?

Как получеловек, назначенный охранять это место, вероятнее всего он должен быть достаточно силён. По правде говоря, только у одной Нейи не было ни единого шанса. Всё же Сизу может мгновенно убить получеловека, подобно этому, пока её оружие эффективно против них. Это и есть сила демона-горничной 150-го уровня сложности.

— Что… сейчас... Ах, нет. С помощью магии Вы можете сделать всё, что угодно.

Нейа пошевелила своим раненым плечом. Она забыла про боль в пылу схватки, но сейчас, оно начинало болеть всё сильней и сильней.

— … Ты в порядке?

— Мм. Мне сложно доставать лук. И думаю, что не смогу хорошо прицеливаться.

— … Есть зелье исцеления?

— Нет, но у меня есть вещь с исцеляющим эффектом, которую Его Величество одолжил мне.

Нейа могла использовать её только один раз во время боя на городских стенах, но сейчас она чувствовала, что может использовать её чаще. Тем не менее, это не означает, что она может тратить ману, так как ей может понадобиться исцелить Сизу, если ситуация того потребует.

— Не волнуйся. Нам всего-то нужно спасти заложника и отступить, – уверенно сказала Нейа

— … Мм. Тогда давай поторопимся.

Кивнув, Нейа побежала вместе с Сизу. Вах-ун, который был определенно достойным противником, потерпел поражение.

Осталось только спасти принца, и вернутся в кладовую.

Часть 3

— Здесь.

— Да.

Достигнув верхнего этажа, Нейа и Сизу обменялись взглядами. Здесь была только одна дверь. Это значит, что их цель здесь.

Они кивнули друг другу, и затем пинком открыли дверь.

Они давно отказались от каких-либо мыслей о скрытности. В конце концов, они только что довольно громко сражались с вах-уном.

Обе одновременно ворвались в комнату. Нейа, стиснув зубы от боли в плече, пошла налево, а Сизу – направо. Таким образом, обе прикрывали друг друга.

Первое, что они увидели, это была большая кровать с балдахином. Возможно, его отделка из кружев когда-то была белой, но годы очернили их. Также в комнате был простой комод, шкаф и прочая мебель. Часть мебели была в дворянском стиле, старая и повреждённая, но она не была похожа на антиквариат.

Беглый взгляд по комнате не показал никаких полулюдей.

Сизу подняла подбородок, чтобы сообщить Нейе свою готовность. Тогда Нейа молча подошла к шкафу. Стоя сбоку от него, она резко открыла дверку, а Сизу навела на него магическое ружье.

— Не здесь.

После этого, они обе посмотрели на кровать. Убедившись, что под ней ничего нет, они осмотрели её. Поверхность была выпуклой.

Нейа посмотрела на Сизу, прежде чем кивнуть, чтобы показать, что она поняла, и затем сдёрнула одеяло.

Там был приятный взгляду комок блестящего фиолетового мяса. Нет, скорее это была огромная личинка. Около 90 сантиметров в длину. У него не было рук, но были коренастые ноги.

Сизу без колебаний направила на него ружьё, но Нейа поспешно остановила её.

— Подожди! Это наша цель, принц зернов!

— Это?

Это было то, что посланник зернов говорила Нейе. Тем не менее, она могла понять сомнение Сизу, потому что когда зерн дала ей описание принца, она лишь ответила «Чё-ё-ё?».

Зерны были разновидностью полулюдей, чья королевская семья сильно отличалась от других особей их вида. Кроме того, их самцы и самки также имели огромные различия.

— Эм... Вы слышите нас, господин принц зернов?

— Мм... Говори. Кажется, ты не моя еда.

Его голос был детским. Нейе было любопытно, откуда раздавался его голос, и, осмотрев его, увидела, что у личинки есть рот, который открывается и закрывается.

— Это верно. Мы пришли спасти Вас. Для начала нам нужно вытащить Вас отсюда.

Хоть он и выглядит так, но, всё же, он принц зернов, поэтому Нейи пришлось соблюдать правила этики. Кроме того, ей нужна помощь его расы, чтобы найти Короля-Заклинателя. Поэтому она должна теперь сделать ему одолжение, и не оскорблять его.

— А чья это была просьба? Кто попросил вас это сделать?

— Этого зерна звали Бибиби. Вы знаете её?

— Бибиби, говоришь? А, она. Хм... Но если я покину это место, то Ялдабаоф-сама будет сердиться. Из-за этого король и все зерны будут в опасности.

— Хотя я не знаю всех деталей, кажется, король умер, поэтому мы должны спасти Вас. Вот почему зерны попросил нас.

— Что?!

Человеку, вроде Нейи, было невозможно читать выражения принца зернов, который был гигантской личинкой. Однако она чувствовала глубокую печаль в его голосе.

— Ох, отец был... я понял. Этот ублюдок Ялдабаоф... В таком случае, вы сможете благополучно вызволить нас отсюда?

— Ваше Червячье Высочество будет направлять нас, поэтому я думаю, что всё должно получиться.

— Я понял... Ох, человеческие герои, которые зашли так далеко, чтобы помочь мне, у меня для вас есть наглая просьба. Можете ли вы притвориться, что тащите меня силой, пока я вам сопротивляюсь?

Вероятно, это была просьба на всякий случай.

— Я поняла. Мы сделаем это.

— Спасибо вам большое.

Принц поднял свою голову. Хотя это и выглядит, как личинка поднимающая голову, это было, вероятно, выражение благодарности его вида.

Нейа завернула принца в простыню, словно ребенка и взяла его на спину. Потом крепко привязала одеяло на груди, так, чтобы оно не ослабло, даже при интенсивных движениях.

Под таким весом раненое плечо Нейи отдалось сильной болью. Она вытерла пот со лба и использовала магию ожерелья. Раны мгновенно исцелились. Теперь с ней будет всё нормально, даже если придётся бежать с принцем на спине.

— Вы чувствуете себя хорошо, принц? Если в таком положении Вам больно, пожалуйста, скажите мне.

— Нет, я не испытываю неудобств... но, ты хорошо пахнешь. Из-за этого я чувствую себя голодным.

Нейа содрогнулась, услышав слова, произнесенные из-за её шеи.

— Что едят зерны? – Сизу задала вопрос, который Нейа не хотела спрашивать.

— Изысканные телесные жидкости живых существ, будь то они мёртвыми или живыми.

— Я буду очень рассержена, если Вы сделаете что-то странное с моей кохай.

— Не беспокойтесь. Я не настолько голоден, чтобы сделать это с героями, которые пришли спасти меня. Хотя мне не разрешали уходить отсюда с того дня, как привели сюда, но они заботились обо мне.

Нейа поспешно заткнула уши. Если бы она знала, чем это таким питаются зерны, то сбросила бы его как тонну кирпичей. К счастью, Сизу больше не спрашивала.

— Хорошо, идём, – поторопила их Нейа.

— Окей.

— Пожалуйста.

После этого краткого обмена словами, они начали выбираться отсюда. Во время тайного проникновения, на пустую болтовню не было времени.

К счастью, им удалось вернуться к кладовой без инцидентов. Однако перед тем как зайти, Сизу подняла руку, чтобы остановить их:

— Внутри есть люди.

— Оставляю их на тебя.

Сизу приготовила магическое ружье и пинком выбила дверь. Затем она остановилась и оглянулась назад.

— Не знаю кто они. Похоже зерны. Много.

Это, судя по всему, это была спасательная команда. Тут также были зерны, которые привезли сюда Нейю и Сизу.

Вероятно, получилось так, что они прибыли первыми, потому что Нейа и Сизу задержались и пришли позже, чем договаривались.

Как только они зашли в комнату, пять зернов одновременно посмотрели на них. Вид этих гетероморфов с нечитаемыми лицами, породил в Нейе чувство страха и даже отвращения.

Нейа развязала простыню у себя на спине, и раскрыла всем принца зернов.

— Ох! Это принц!

Это была Бибиби. Нейа не смогла бы отличить их, если бы не запомнила её голос. Но при этом, между принцем и остальными зернами были настолько огромные отличия, что если бы она не знала, что он принц зернов, то не смогла бы даже предположить, что они одного вида.

— Ох, мои товарищи. Я слышал, что мой отец умер. Теперь я знаю, что он… Ялдабаоф… не намерен держать своё слово. Но куда нам бежать после предательства Ялдабаофа? Он уже захватил наши земли, и поставил своих доверенных демонов в качестве правителей... Разве выбирая путь мятежа, мы не окажемся на краю гибели?

— Слова Вашего Высочества верны. Для него зерны ничем не отличаются от домашнего скота. Поэтому, когда всё это закончится, вряд ли зерны смогут жить на землях под владычеством Ялдабаофа. Но сейчас, Ваше Высочество, нет времени думать об этом. Давайте обсудим это позже…

— Совсем дура? Как мы можем отложить этот вопрос. Нужно всё решить, пока мы не сбежим отсюда? Это поворотный момент. Ступив дальше, нам придётся следовать этому пути до конца. Сейчас единственный шанс повернуть всё назад. Скажи мне, как только мы вернёмся к нашему улью, как только мы вернёмся на наши холмы, как ты собираешься выживать?

— Эта… эта земля огромна. Мы точно найдем место, где сможем спрятаться.

— Ты так думаешь? Собираешься вести наш вид к самоуничтожению ради этого мимолетного маленького шанса? Дай мне более конкретное и практичное решение.

— В таком случае, как на счёт этого: не все подчиняются Ялдабаофу, мы можем образовать сопротивление…

— Ты что, глупая? Это приведет к ещё большим разрушениям и жертвам. Муравейный рой привлекает намного больше внимания, чем один муравей.

Бибиби замолчала, так как принц обрывал каждое её предложение. Было бы плохо, если бы это продолжилось. Нейа с остальными здесь, провели опасную операцию. Если на этом этапе принц скажет «Мы не сможем это сделать», их усилия будут потрачены впустую.

Тогда Нейа придумала кое-что, чтобы успокоить опасения принца.

— А-а, в таком случае, почему бы зернам не пойти в Колдовское Королевство?

— Колдовское Королевство? Что это?

Не только зерны, но и Сизу посмотрели на неё.

— Это страна, где живёт Момон. Он герой, который однажды изгнал Ялдабаофа из Королевства Ре-Эстиз.

Нейа чувствовала, что зерны смотрят на неё, но она не знала, что именно выражают их лица… которых, по сути, нет. Люди просто не могут понимать выражения зернов.

— То, что ты говоришь, это правда?

Этого вопроса было достаточно, чтобы Нейа поняла, почему зерны молчали. Они сомневались в правдивости её слов. Но этого и следовало ожидать. Тем, кто хорошо знает силу Ялдабаофа, сложно было верить в то, что любой сможет победить его.

— Я ручаюсь за каждое слово. Я узнала об этом из надёжных источников... В таком случае... Сизу?

— Она права. Нейа говорит правду.

— К тому же, – это была важная часть. Нейа внутренне приготовилась, — Если вы пойдёте в Колдовское Королевство в качестве беженцев, я уверена, что они примут вас.

— Беженцы, говоришь…

В голосе принца была горечь.

— Если вы предоставите информацию о Короле-Заклинателе из Колдовского Королевства, я уверена, что вам точно позволят остаться там.

— Стой, стой. Почему они будут рады услышать о собственном короле?

— Ах, да. Точно... а… местонахождение Короля-Заклинателя неизвестно.

— Это же очень плохо, верно? В худшем случае, он может быть мёртв.

— Минутку, пожалуйста. Его Величество не может быть мёртвым. Есть конкретные доказательства.

Нейа рассказала им о том, как Король-Заклинатель, возможно, упал в районе Холмов, где жили полулюди, и что она хотела использовать силы зернов для поиска.

Принц замолчал.

«Неужели это не сработает?» – подумала Нейа, но, поскольку она уже сделала свой шаг, то ничего не могла сказать. Мяч теперь был у другой стороны.

Кроме того, даже если они не захотят оказать помощь, они должны быть в состоянии, по крайней мере, поделиться знаниями о Холмах, как и обещали.

— … Ясно. Если мы окажем им услугу... Но смогут ли нас принять? Ведь мы полулюди. Колдовское Королевство – это страна людей, не так ли?

— Нет, это не так. Колдовское Королевство – это страна, король которой нежить.

— Нежить?!

И принц, и окружающие его зерны одновременно воскликнули.

— И ты хочешь, чтобы мы отправились в такое опасное место?!

Каждая раса питала сильную ненависть к нежити. Даже Нейа была такой до того, как встретила Короля-Заклинателя. Поняв, что зерны возле неё были такими же, какой она была сама не так давно, она была глубоко тронута.

— Минутку, пожалуйста. Колдовским Королевством действительно правит нежить. Но он великий правитель – непредубежденный и благородный король. И я лично видела, как люди мирно сосуществовали с полулюдьми в его стране.

— Ты на самом деле называешь нежить великой? Не могу поверить, что люди настолько пали… – Пробормотал кто-то из зернов.

— Успокойтесь!.. Нейа-сан, я извиняюсь, если мои подданные обидели Вас. Тем не менее, Король-Заклинатель действительно так велик, как Вы говорите?

— Да.

Нейа гордо выпячила грудь, отвечая на вопрос принца.

— … Мы не можем читать мысли людей. Но я вижу, что Вы проникли в самое сердце вражеской базы, чтобы совершить столь смелое спасение. И при этом говорите о нежити с такой непоколебимой уверенностью. Что ж, тогда я не поверю в нежить, Короля-Заклинателя. Я поверю в Вас, того, кто верит в Короля-Заклинателя! Пожалуйста, передайте это ему.

— Ах...! – Зерны вскрикнули от радости.

— Похоже, решение принято, – сказала один из зернов. — В таком случае, я надеюсь, что Вы как можно быстрее отправитесь в Колдовское Королевство, мой принц. К сожалению, есть очень плохие новости. А именно, что один из доверенных демонов Ялдабаофа скоро прибудет сюда. Я думала, что пройдет ещё несколько дней, прежде чем он придёт... но будет плохо, если нас найдут.

Раса зернов, в основном, состоял из самок, с очень малым количеством самцов. По сути, только король и принц попадали в последнюю категорию. Если мужчины племени будут уничтожены, то всё племя вымрет. Хотя были очень редкие случаи, когда женщины могли изменить свой пол.

Поэтому принцу нужно было бежать в абсолютно безопасное место, в Колдовское Королевство, что они как раз и обсуждали.

— Ялдабаоф доверяет этому демону? Он точно придёт? – Нейа никак не могла игнорировать эту информацию от зернов.

Принц посмотрел на Нейю.

— Хмм. Разве Вы не знаете? На стороне Ялдабаофа три демона, и он всем им доверяет. И один из них скоро появится здесь, потому…

— Мы должны устранить его, – неожиданно прервала его Сизу.

Услышав её слова, принц, сидящий на полу, внезапно подскочил.

— Ты с ума сошла?! Вы двое должны быть достаточно сильны, чтобы спасти меня, но даже так вы никогда не сможете победить его!

Ярлык "сильный" можно было применить только к Сизу, но Нейа не знала, как его убрать с себя. Таким образом, она не могла прояснить ситуацию.

— … Говорят, он телепортируется между многими городами... Значит его появление здесь – редкая возможность. Если упустить её, то другой уже не будет, – пояснила Сизу.

— … Это правда… – Немого подумав, согласился принц.

— Мой принц!

— Успокойся и подумай об этом. Если мы сможем убить одного из приспешников Ялдабаофа, его командование впадёт в хаос. Им будет труднее найти нас, направляющихся не к Холмам, а в Колдовское Королевство... Однако, возможно ли победить его?

— … Не знаю. Но это единственный шанс.

— Тогда давайте сделаем это. Мы воспользуемся вашей силой, способной убить вах-уна! – Воскликнул принц. Он был совершенно потрясён, когда увидел труп получеловека на обратном пути. — Слушайте внимательно. Отныне мы поможем этим двоим победить приспешника нечестивого Ялдабаофа!

— ДА!

— Тут шестеро нас, зернов, и два человека. До недавнего времени все мы были врагами, но теперь мы – товарищи по оружию. Такой отряд, о котором поют героические саги.

«А?»

Удивлённая, Нейа перепроверила количество присутствующих зернов. Тех, кто ждал их в этой комнате, было пятеро. Увидев, что она не ошиблась, поспешно заговорила.

— Подождите, пожалуйста. Подождите! Вам не нужно вмешиваться в это, Ваше Высочество. В конце концов, мы пришли сюда, чтобы защитить Вас!

К тому же, что мог сделать этот принц в бою? Как бы любезно ни хотелось интерпретировать его намерения, он просто был гигантской личинкой, которая ползала по земле. Хотя, честно говоря, было бы менее хлопотно, если бы он просто находился за их спинами в качестве охраняемой важной персоны.

— Я знаю. Но ваша миссия закончилась, когда вы помогли мне сбежать. К тому же, с моей помощью легче будет победить приспешника Ялдабаофа. Нет, я должен сказать, что без меня вам будет очень трудно его победить, даже если вы – герои, победившие вах-уна.

Сизу была тем, кто победил вах-уна. Нейа не имеет к этому никакого отношения. Тем не менее, принц также считал героем и её, что очень смущало.

— Так Вы имеете в виду, что мы можем это сделать, если позаимствуем силу зернов?

Принц издал странный звук.

— Нет, нет, великие герои. Это совсем не так. Я имею в виду лично себя. Я могу использовать заклинания 4-го уровня.

— 4-го уровня?

Нейа была удивлена. 4-ый уровень магии был сферой, которую даже гении едва ли могли достичь с годами тяжкой работы. Единственные, кто мог применять заклинания этого уровня в Святом Королевстве – Верховная жрица Келарт Кастодио и Святая Королева Калка Бессарез.

Нейа посмотрела в сторону Сизу, думая, что та будет удивлена также как и она. Но лицо Сизу было таким же безэмоциональным, как и всегда. Хотя она была демоном-горничной 150-го уровня сложности... так что вряд ли что-то такое могло побеспокоить её.

— А... амм... а все зерны настолько могущественны как Вы?

Принц издал ещё один странный звук и трепыхнулся, как пойманная рыба.

— Я особенный.

— Это точно. Потому-то он и наш король.

Услышав гордый голос зерна, Нейа задумалась, и вспомнила что-то из того, что изучала на своих занятиях.

«Точно. Правители некоторых видов настолько могущественнее остальных своих сородичей, что кажется, будто они и вовсе отдельный вид».

— Надо сказать, что у меня есть слабости... Например, я очень медлительный.

«И это тоже правда» – подумала Нейа. Вообще-то это довольно очевидно если взглянуть.

— Если кто-то настигнет меня, я буду убит, без шанса отбиться. Поэтому могу я попросить, чтобы Вы несли меня? Я смогу читать заклинания по команде.

— Ясно. Я поняла, чего Вы хотите. Тем не менее, почему зерны, Ваши королевские стражи, не могу нести Вас?

— В отличие от принца, мы специализируемся на ближнем бое. Насколько я знаю, вы двое сражаетесь на расстоянии, так?

— Это правда... хм. Будет лучше если Сизу или я понесём его... Нет, давайте лучше забудем об этом. Будет плохо, если мы возьмём его и, в итоге, умрём.

— … Нейа. Нести принца важно... Поэтому он и согласился пойти с нами.

— Хухуху. Верно. К слову, вы знаете что-либо о нём? Об этом высохшем демоне-дереве украсившим себя головами.

— Есть несколько демонов подходящих под описание. Шёлкоголовые, Кроуны, Округлые и Увенчяные.

Сизу посчитала на пальцах четыре вида.

— … Я думаю этот демон один из них. Но... если мы столкнёмся с Шёлкоголовым, то нам стоит сбежать. Даже я не смогу справиться с ним.

— Так ты знала?!

Нейа была удивлена. А потом это чувство сменилось злостью. Когда они готовились к миссии, Сизу сказала, что не знает много про демона-приспешника.

«Разве это не ложь?»

Если это потому, что она хотела сохранить информацию об армии Ялдабаофа от Святого Королевства, то это значит, что Сизу никогда и не была под контролем Короля-Заклинателя. Это так же значит, что у неё не было никакой духовной связи с Королём-Заклинателем, и её существование никак не доказывает, что он в порядке.

— … Я верила тебе! А в итоге оказывается, что всё это время ты лгала мне!

Будучи под контролем своих эмоций, Нейа схватила Сизу за плечи. Она вложила в руки много сил, но не похоже, что демону было больно. И было это не потому, что у Сизу не было эмоций, а потому что эта сила ничего для неё не значила.

Невыносимая обида и сожаление побудили в Нейе порывы к плачу. Она думала, что наладила связь с Сизу, но в итоге она была не более чем посмешищем. Нейа не могла не высмеять себя.

У Сизу было безразличное выражение лица, как и всегда. Однако было небольшое изменение, которое только Нейа смогла заметить.

Это было огорчение, задумчивость или, возможно, раскаяние.

— … Извини.

Сизу выжала из себя эти слова после долгого молчания. Это было трудно расценить как извинение, и в итоге это только разожгло огонь ярости в Нейе. Но сейчас, Сизу выглядела странно беспомощной. Увидев её такой, Нейа немного восстановила хладнокровие.

Осторожно, как будто она делала то, чего прежде не пробовала, Сизу спокойно продолжила.

— … Узнай, насколько сильным был этот демон-приспешник, ты и твои люди, возможно,  побоялись  бы принять участие в этой операции.  Но ради победы  Айнза-сама мы должны победить в этой войне. Поэтому мне пришлось солгать.

Каждое сказанное ею слово было тщательно обдуманно, прежде чем быть сведёнными воедино в искреннее, мучительное заявление. Но эти слова также содержали искреннюю и непоколебимую веру.

Нейа не могла определить, говорит ли сейчас Сизу правду, учитывая, что та была демоном. Хотя, даже если бы она не была демоном, Нейа была не в состоянии сказать, говорит ли та правду, из-за отсутствия эмоций на её лице.

Тем не менее, даже если Сизу передавала информацию Ялдабаофу в качестве шпиона, или пыталась разрушить Святое Королевство изнутри, её действия не соответствовали таким целям.

И более, чем что-либо ещё, Нейа хотела верить Сизу. Отчасти это было, потому что её существование было указателем к Королю-Заклинателю, но также, и потому что таинственная связь, которую она имела с Сизу, была не заменимой для Нейи.

— … Хорошо. Я верю Вам. Но, пожалуйста, прекратите смотреть на меня свысока. Я с удовольствием пройду сквозь океаны огня и взберусь на скалистые горы ради Его Величества.

Сизу вздохнула с облегчением.

«Похоже, Сизу всё-таки не шпион, потому что очевидно, что она не подходит для этой роли».

Когда Нейа так подумала, естественная и непринужденная улыбка вернулась ей на лицо.

— Ладно, хорошо. Можем ли мы вернуться к предыдущей теме? Если Вы так много знаете про них, не могли бы рассказать нам об их способностях?

— Все эти демоны обладают одинаковыми способностями, и они не очень сильны в их естественных формах. Однако проблемы могут возникнуть, если демонам удаться заполучить головы разумных существ... в особенности, магических заклинателей.

Согласно словам Сизу, демоны этих типов могли вооружаться головами магических заклинателей, дабы использовать их силу самостоятельно. Шёлкоголовые могут использовать одновременно четыре головы, Кроуны три, Округлые две, и Увенчанные только одну. Так же, они становятся опаснее, если им удастся заполучить головы каких-нибудь исключительных магических заклинателей.

— Независимо от того, насколько хорошую голову используют Увенчанные, они могут использовать заклинания не выше 3-го уровня. С другой стороны, Шёлкоголовые могут использовать заклинания до 10-го уровня включительно…

— Постойте!

— Остановитесь!

Оба – принц и Нейа – прервали Сизу.

Нейа и принц обменялись взглядами. Хотя Нейа не могла прочесть выражения на лице принца, она была уверена, что он подумал о том же, о чём и она.

— … После Вас, – уступила Нейа принцу.

— Эм... эм, Вы сказали 10-ый уровень? Разве 5-ый уровень заклинаний не является самым высоким уровнем магии?

Нейа также слышала, что это был предел в магии. Именно поэтому она считала, что Король-Заклинатель – величайший маг – мог использовать заклинания 6-го уровня.

В ответ на вопрос принца, Сизу покачала головой, как бы говоря «Хаа, ну, что я могу с вами поделать».

— … 10-ый уровень – это наивысший уровень магии. То заклинание, которое Ялдабаоф использовал, чтобы призвать метеоры с небес, так же принадлежит к этому уровню.

— Как... как его победить...? А? Постойте! Не говорите мне, что Его Величество, тот, кто был наравне с Ялдабаофом тоже…

В этот момент Нейа подверглась шокирующей правде, и принц находился не в лучшем состоянии.

— 10-ый уровень? Нет. Этого не может быть, правда? 10-ый уровень... Неужели это правда...? Если подумать, я так гордился собой и своим 4-ым уровнем…

«Нет, 4-ый уровень уже довольно силён. Видимо принц пытается так оправдать своё высокомерие», – подумала Нейа. Было очень не много магических заклинателей, сумевших добраться до этого уровня. И тут её осенило.

— Сизу... я хотел бы в кое в чём удостовериться, но... Может ли Его Величество тоже… использовать заклинания 10-го уровня?

— … Разумеется.

Тон Сизу как бы говорил, «Почему Вы все ещё спрашиваете это?» Её голос звучал словно ворчание. Возможно, это первый случай, когда Нейа так чётко смогла различить эмоции Сизу.

Принц, который так же был магическим заклинателем, подёргивался от огромного потрясения.

— Ха? Ха? Итак. Правитель земель, куда мы бежим... Король-Заклинатель, такое могущественное существо? Означает ли это, что мастерство 10-го уровня делает его в два раза сильнее меня?

Сизу глубоко вздохнула.

— … Его Величество.

— А?

— … Обращайтесь к нему, Его Величество.

— Ах, хорошо, хорошо. Его Величество действительно могуществен.

На самом деле Сизу была довольно грубой с принцем целой расы. Хотя, поскольку Сизу говорила о фактах, Нейа молчаливо признала её действия, после чего выразила согласие с принцем:

— Действительно, Ваше Высочество. Его Величество невероятно могуществен!

— Ах, да.

— … Принц-сама. Если Вы поможете в поисках кого-то настолько могущественного, не окажется ли он Вам обязан?! – Сказала Бибиби.

— Ты, ты абсолютно права! Тогда мы можем предложить предыдущий план по поиску Его Величества на Холмах, и нашу полную поддержку!

Нейа сжала свои руки в кулаки, пребывая в волнении.

— Спасибо Вам огромное, Принц-сама. Так. А теперь, Сизу, Вы можете продолжить то, о чём сейчас говорили?

— … Про то, насколько могуществен Айнз-сама?

— Мы говорили про приспешника Ялдабаофа. Ах, я бы хотела послушать и про Короля-Заклинателя. Не могли бы Вы рассказать мне о нём после того, как мы вернёмся?

— … Хм. Многоголовые демоны с несколькими надетыми головами могут использовать их все одновременно, чтобы читать несколько заклинаний разом. Но есть пара условий. Первое – каждая голова может использовать только одно заклинание за раз. В дополнение к этому есть ограничение на суммарный уровень заклинаний. К примеру, Шёлкоголовый может прочитать одновременно заклинания с суммарным уровнем 15…

— 15 уровней?! Значит ли это, что максимальный уровень заклинаний – 15-ый?!

— Нет, таких высоких уровней нет. Это значит, что если сложить уровень всех используемых заклинаний, то их сумма может дойти до 15-ти.

Принц выдохнул с облегчением после ответа Сизу.

То, что Нейа могла догадаться, что чувствовал принц по его действиям, начало её пугать.

— … Что важно, это то, сколько голов за раз этот демон может нацепить на себя.

— Две, – уверенно сказал принц. — Одна голова получеловека, и одна человека, такого как вы.

У Нейи было плохое предчувствие на этот счёт. Ялдабаоф тогда держал в руке тело. Может ли быть, что его верхняя часть не была потеряна?

— Как выглядела человеческая голова, Принц-сама?

— Сожалею, но я не могу назвать отличительные черты кого-то не моего вида. О, но я знаю о другой голове. Она принадлежала королеве пандексов, известной как Великая Мать.

Нейе хотелось расспросить больше про пандексов и о Великой Матери, но у неё были более необходимые вещи, которые нужно было узнать.

— Всё же я хочу спросить про человеческую голову. Какого цвета были её волосы?

— Под волосами Вы имеете в виду шерсть на голове? Он был светло-чёрный.

— Чёрный? То есть он не принадлежал кому-то из Святого Королевства.

Нейе стало, в некотором роде, легче на сердце. На секунду она подумала, что та голова принадлежала Святой Королеве. Теперь, когда её предположение оказалось ошибочным, она почувствовала глубокое облегчение. В то же время Нейа поняла, что она может принадлежать кое-кому другому.

Она слышала, что люди с юга, в основном, обладали чёрными волосами.

«Вот оно», – подумала Нейа. – «Мог ли Ялдабаоф прийти оттуда?»

Южнее Святого Королевства не было территорий людей. Люди составляли там меньше половины населения. Да и среди тех у многих в крови были примеси других видов, и количество таких неуклонно росло. Насколько Нейа знала, только Святое Королевство, Королевство и Империя управлялись монархами-людьми. Альянс городов-государств и Теократия не имели королевских семей.

Вот почему страны, где люди были преобладающим населением, никогда не слышали о Ялдабаофе.

— Кстати, эти многоголовые демоны не могут использовать иные способности, не свойственные заклинателям, – добавила Сизу. — Они не получат способностей воинов, присоединяя к себе их головы. Хотя есть и другие демоны со способностями воинов.

— Тогда голова получеловека... Принц-сама. Вы бы не могли нам рассказать больше, о той, кого Вы называете Великая Мать? – Решила поинтересоваться Нейа.

— Хорошо. Это причина, почему я хочу сражаться вмести с вами. Вид пандексов питается мхом, и они похожи на нас.

«Другими словами, они также похожи на личинки».

Нейа мгновенно почувствовала отвращение при мысли о демоне, который украшал себя головой личинки.

— Великая Мать была заклинателем использующим магию Янь? – Спросила один из зернов.

— Верно. Я использую Инь из магии У-Син[3] , а Великая Мать наоборот, использует Янь из У-Син. Инь и Янь – это как тьма и свет, две крайности одного целого, и поэтому они могут противодействовать друг другу.

— … Понятно. – Сизу кивнула. — Если он пойдёт с нами, наши шансы увеличатся.

— Мм. Я рад, что Вы это понимаете. Лично я очень недоволен тем, что демон использует голову Великой Матери. Воистину, это возмутительно. В конце концов, она была моей первой любовью.

— Мой принц!

— Что Вы такое говорите! Как Вы могли влюбиться в самку другого вида?!

— Ааах! Это была детская влюбленность! Теперь я уже не тот, кем был раньше.

Хотя это может показаться приторно сладкой темой для разговора, но первая любовь к личинке для Нейи может быть только отвратительной, поэтому она постаралась вернуться к прежней теме разговора:

— Тогда, допустим, враг – это многоголовый демон, который имеет в распоряжении две головы. Какой уровень магии он может использовать?

— … Максимум 6-го уровня. Однако высшие представители этого вида демонов могут использовать и 10-ый уровень.

— Если я могу использовать магию 4-го уровня, то, захватив мою голову, он сможет использовать заклинания только 2-го уровня. Конечно, уничтожить данного ублюдка будет не просто, поэтому нам нужно приложить больше усилий…

— … Следующая – голова человека. Мы слишком мало знаем об этом. Нейа?

— Мне очень жаль. Очень жаль, что я не знаю, у кого могли быть светло-чёрные волосы. Но на самом деле я немного удивлена. Я думала, что Вы просто броситесь напролом в бой.

— … Айнз-сама сказал, что сбор информации очень важен.

— Ааах, как и ожидалось от Его Величества. Такое прекрасное суждение!

Когда Нейа сказала это, Сизу протянула ей руку, и Нейа немедленно схватила её и потрясла.

— … Хорошая девочка. Если бы ты была милее, я бы прилепила на тебя наклейку. Возможно со зверьком.

— … Наклейка? Ах, я оставила ту, что Вы раньше дали, так что вторая не понадобится. Пожалуйста, прикрепите её на другие свои любимые вещи.

— … Мм. Ты первая, кто не любит мои наклейки.

— Э?!

Нейа с удивлением вскрикнула. Сизу сказала, что она была первой. После этого она сразу же поняла, что, возможно, Сизу, как демон, не общалась много с другими людьми. Или скорее людям была отвратительна сама мысль этого, но никто не мог смело сказать подобное из-за своего страха перед демоном.

Хоть Нейа и хотела настоять на своём, сказав об этом, но ей не хватило смелости сделать это. Она боялась, что это расстроит Сизу, которая также верна Высшему Существу, как и она. Поэтому Нейа просто с горькой улыбкой посмотрела на неё.

— … Действительно, у людей нет меха, как у нас, зернов. Вот почему они живут в таких домах. Почему бы вам не вырыть ямы, как мы?

— Принц-сама, мы отклоняемся от темы, – заметила один из зернов. — У нас не так много времени, нам нужно решить эту проблему, прежде чем люди атакуют этот город.

— … Хорошо. Вывод. Принц тоже пойдёт вместе с нами.

Никто не выступил против этого. Вернее, Нейа была единственной, кто высказывалась против.

— Что касается нашей тактики, мы будем авангардом, – продолжила Бибиби. — Но что делать, если охранники свяжут нас боем? Это даст свободу действий вражеским заклинателям, что очень опасно.

— … Я сражусь с ними, – заявила Сизу.

Никто не стал даже спрашивать, сможет ли она это сделать. Она была одной из тех, кот смог победить смотрителя вах-уна. Хотя на самом деле это вообще полностью была её заслуга. Но так вышло, что Нейе тоже приписали победу над вах-уном. Так или иначе, никто не сомневался в способностях Сизу.

— Хорошо, – согласилась Нейа. — Тогда давайте выдвигаться. Прежде чем идти к приспешнику Ялдабаофа, поместите нас в бочки и перенесите. Если вы скажете им, что принесли еду этому демону–приспешнику по его приказу, то так мы сможем подобраться к нему поближе.

Так называемое «мы» относится к принцу, Нейе и Сизу. Пока они трое оставались необнаруженными, зерны могли продолжать поддерживать свой обман с предательством. Это была единственная тактика, которую сейчас можно было применить.

Сизу и Нейа снова спрятались в бочках, которые они использовали для входа в город.

— Сизу. Нам очень повезло.

Сизу высунула голову из бочки.

— … Почему это?

— Посмотрите. У нас всё идет хорошо. Благодаря предательству зернов нам удалось спасти их принца, а также прихвостень хаос ва находится здесь. Если мы победим его, то добьемся ещё большого успеха. Таким образом, никто больше не сможет говорить о нас плохо. Мы также сможем легко собрать спасательную группу, чтобы найти Его Величество.

— Это всё совпадение.

Нейа была поражена этими довольно резкими словами Сизу

— А? А, разве это не хорошо? Нам повезло. Даже если это было совпадением... Ну... Мы достигли такого успеха, потому что Его Величество сделал Вас своей женщиной. Так что я думаю, в этом смысле это не совпадение.

— Женщиной... Айнза-сама…

— Ах, может быть, женщина – немного не то слово?

— … Я не возражаю. Нейа.

— Э?

— … Ты мне очень понравилась. Ты не миленькая, но я не против дать тебе ещё одну наклейку.

Было немного больно снова и снова слышать "не миленькая". Подумав об этом, Нейа сказала «неважно», и нырнула обратно в свою бочку

Часть 4

Пока Нейю, Сизу и принца перевозили в бочках, зерны были несколько раз остановлены другими полулюдьми, но ни одна из бочек не была открыта и осмотрена. И таким образом все трое добрались до комнаты демона-приспешника.

Втроём они осмотрелись из бочек, но охрана, кажется, усилена не была. Видимо, спасение принца пока что не было обнаружено.

Нейа закинула принца себе за спину, и пока она закрепляла его верёвками, одна из зернов пошла добиваться аудиенции с демоном приспешником. Это была своего рода разведка.

Пока все заканчивали свои приготовления, перед тем как ворваться внутрь, зерн вернулась.

— Он один, без охраны.

Нейа нахмурилась.

Теперь, когда Ялдабаоф был так сильно ранен, мог ли этот, один из трёх демонов-приспешников, не усилить свою защиту? Или он расслабился после новостей о смерти Короля-Заклинателя?

Всевозможные вопросы закрутились у неё голове, но единственная вещь имеющая значение – это решение принца.

— Что же, выходит это великолепная возможность для его убийства. Пошли.

В соответствии со словами принца, все начали действовать.

Как только зерн открыла дверь, Нейа, стоявшая впереди группы, смогла чётко разглядеть, что было внутри комнаты.

Дорого обставленный зал был очень просторным, а его потолки в высоту были не меньше пяти метров. Вместе с большим количеством превосходной мебели, комната создавала впечатление стереотипного роскошного люкса.

Там, за чёрным твёрдо выглядящим столом, сидел ужасный монстр.

— Люди? Зер…

Кажется, он хотел им что-то сказать. Однако пришли они сюда отнюдь не для разговоров.

Принц незамедлительно прочёл заклинание со спины Нейи.

— [Инь – У-Син – Великий Огненный Шар].

Слабо выглядящее пламя пролетело возле Нейи, и залетело в комнату. По дороге сюда она слышала, что это было атакующее заклинание 4-го уровня. Названо оно "Великий" из-за своей атакующей силы. Это было первое, что влетело в комнату, и оно взорвётся, как только соприкоснётся с чем-либо. Однако…

— [Янь – У-Син – Великий Огненный Шар].

Пламя исчезло на полпути, как будто его сдуло ветром.

— Я так и знал… – с ненавистью пробормотал принц.

Он больше не произносил заклинания. Это была проверка. Он планировал сконцентрироваться на атаке, если они не будут нейтрализоваться. Но к несчастью всё пошло не так. Помимо того, что нужно экономить ману, ему ещё пришлось бы координировать свои заклинания с атаками остальных.

— … Уж не принц ли зернов это на спине человека? Не похоже, что люди выкрали его и принесли сюда... Кха-ха-ха. Неужели это измена? Любопытно.

Великий демон выглядел так, будто пришёл из ночных кошмаров. То как медленно он поднялся на ноги, было чем-то вроде издевательства над людьми.

Его руки свисали до самых колен. Ноги и худое до костей тело были совершенно обнажены. Он напоминал высохшее дерево, тонкое и хрупкое. Нейе показалось, что даже она смогла бы сломать его.

У этого высохшего дерева не было головы. Ничего кроме прямой линии, ведущей от плеча к плечу. Хотя была тонкая, тоньше женской ручки, ветвь, выступающая из области, где должна быть шея. На ней висело что-то напоминающее два фрукта. Наверное, это были, так называемые, головы Великого Демона.

— Э?! Ах!

Нейа лишь вскрикнула. Её потрясение было настолько глубоким, что это был единственный звук, который она могла произнести.

Как ранее и сказала Сизу, это были особые признаки Округлых – две головы.

Одна из них принадлежала чудовищно выглядящей личинке. Она была очень похожей на принца. Учитывая услышанное ранее от принца, это, наверное, Великая Мать. Проблема заключалась в другой голове.

Другая принадлежала женщине. Её глаза были закатаны, а рот казался открыт, словно как у рыбы. Цвет кожи был неестественным, но голова не выглядела сгнившей или повреждённой. Её светлые волосы даже блестели. Нейа могла видеть ярко-красную плоть в том месте, где голова отделялась от шеи, и это место выглядело достаточно свежим, чтобы кровоточить. Хотя голова и выглядела так, будто лишь недавно была отрублена, но это точно было не так, потому что Нейа сразу поняла, кому она принадлежала.

— Келарт Кастодио-сама…

Хотя раньше Нейа видела её лишь издалека, но не могла спутать её с кем-то другим. Всё-таки она была Верховной жрицей Святого Королевства.

Замешательство в сочетании с подозрениями заполнили голову Нейи.

«Что здесь происходит? Мог ли принц зернов солгать?»

Возможно, он опасался, что Нейа и Сизу предпочтут вариант побега, если узнают, что это была Келарт?

— Понятно, понятно. Хм, зерны, неужели вас не беспокоит, что может произойти с вашим королём и вашим народом. Я даю вам последнюю возможность. Если вы схватите этого человека, я могу смягчить ваше наказание, вы понимаете?

Головы, подобно гротескным фруктам, не двигались. Так же как и глазные яблоки. Они казались не более чем украшениями. В таком случае, откуда исходил этот голос?

Принц не обращал внимания на замешательство Нейи и принялся кричать на Великого Демона.

Его подручные зерны, немедленно заняли выгодные позиции, что бы иметь возможность напасть в любой момент.

— Хм! Что я могу тебе сказать? Кто тебе поверит после того, как вы убили короля?!

— Короля? Вот как…

Нейе послышались нотки удивления в его голосе. Было сложно понять наверняка, потому что у этого демона отсутствовала собственная голова, и поэтому не было каких-либо выражений лиц. К тому же, в ситуациях, когда сложно прочесть лицо противника, трудно заметить какая из атак была эффективной. По этой причине, зерны были проблемными противниками для людей.

— Моя обязанность – охранять это место. То, что происходит за пределами этого места, не в моих полномочиях... Что ж, ясно... Так он был убит. Это потому что ваш король был слишком глупым.

— Что?!

— О? Что такое, мой дорогой предатель? Не говори мне, что ты пришёл всего-навсего поговорить? Ведь ты пришёл сюда, потому что думал, что сможешь одолеть меня, не так ли? В таком случае, это – твой туз в рукаве?

Крючкообразный коготь, длинной, наверно, сантиметров шестьдесят, вытянулся из пальца руки и указал на Нейю.

— Думаешь, я отвечу тебе?!

Великий демон спокойно отреагировал на выходку принца.

— Вот только у меня есть Теневые Демоны.

Тень великого демона плавным движением вытянулась вверх.

Она увеличивалась, проявляясь из плоскости в трёхмерное пространство. Появились чёрная фигура. Она выглядела, как общепринятый образ демона, но полностью окрашенный в чёрный цвет. После чего появились ещё двое.

«Поэтому возле него не находилось охранников из полулюдей», – подумала Нейа.

— Сперва убейте всех зернов, но не трогайте принца. Я хочу его захватить... Человек, если ты предашь их, я могу помиловать некоторых дорогих тебе людей в лагерях, вплоть до количества пальцев на обеих руках.

Великий демон сделал как раз то самое предложение, которое ожидала Сизу.

Поскольку Нейа относилась с уважением к её знаниям и опыту, то решила рискнуть и поступить, как Сизу предложила, и ответить на вопрос приспешника, чтобы сделать его беспечным.

— Это так?

После её осторожного вопроса, она услышала признаки возбуждения и радости в голосе демона.

— Что ты говоришь?! Ты предаёшь нас?!

Принц закричал из-за спины Нейи. Всё внимание Великого Демона было сосредоточено на ней.

— Заткнись, заткнись! Я с ней говорю!.. Я сдержу своё обещание. Скажи мне, скольких людей ты хочешь защитить и скольким помочь. Если не хватит пальцев на двух руках, мы можем продолжить переговоры…

Беззащитный демон, забывший про осторожность, создал кучу брешей в своей защите.

Туз в рукаве – она же Сизу – не мог упустить этого. Она выскочила из тени двери, уже приготовив своё ружьё, и выстрелила. Великий демон схватился за плечо и опрокинулся назад.

Сизу ждала снаружи комнаты, ожидая подходящего момента для неожиданной атаки. И это был сигнал к началу сражения.

Переговоры, начатые чтобы манипулировать противником через его неосторожность, закончились. Королевская стража зернов выскочила перед Теневыми Демонами. Сизу вбежала в комнату с пугающей скоростью. Проскользнув сквозь авангард обоих сторон с молниеносной скоростью, она приблизилась к Великому Демону.


Повелитель. Том 13

— Что?! Заклинатель?..

— … Нет нужды в объяснении.

Сизу рубанула своим кинжалом, однако демон парировал своими когтями.

Так как Нейа знала, что времени было мало, она выплеснула своё недовольство на принца за своей спиной.

— Что Вы имели в виду, говоря чёрные волосы?! Разве её волосы не золотистые?

— Золотистые? Да какие ещё золотистые! Они же светло-чёрные, разве нет?

— А?

Не было похоже, что он лгал. Может ли быть, что... зерны воспринимают цвета не так как люди?

Нейа как-то слышала, что некоторые виды, обладающие ночным зрением, не могут различать цвета, и видят всё только чёрно-белым. Были также и те, кто не мог различать цвета без света.

Полулюди оставили свет в той кладовой, вероятно, чтобы такие виды могли увидеть, какого цвета их еда.

— Поговорим об этом позже! [Инь – У-Син – Молниевый Коготь]!

— Тц! [Янь – У-Син – Молниевый Коготь]!

Разряды электричества пронеслись по воздуху, словно удары звериных когтей, но рассеяли друг друга, столкнувшись на полпути.

Однако таким способом обнулить можно было только непосредственные магические атаки. Но если использовать такие заклинания, как [У-Син – Размякшая Сталь], усиливающее защиту, или [У-Син – Затвердевшая Сталь], увеличивающее силу атаки, то противник не сможет их отменить и будет просто игнорировать, читая в ответ высокоуровневые атакующие заклинания.

Для того чтобы избежать этого, принц просто читал атакующие заклинания, которые не могли быть игнорируемы врагом. Он сосредоточился на электрических заклинаниях, к которым враг не должен был иметь сопротивления. И к тому же использовал особое умение, называемое Укреплением Элемента Дерева. В итоге, хоть демон и мог обнулять заклинания Инь противоположным Янь, но вот усиление принца не могло быть просто отменено. Поэтому он начал получать незначительный урон.

Раньше Великая Мать тоже могла использовать усиляющие техники подобно принцу, но сейчас она была не более чем аксессуар для Великого Демона. Демон не мог самостоятельно применять усиливающие техники, так что постоянно пятился от силы заклинаний принца.

Так как Сизу взяла на себя роль авангарда, то Нейе пришлось взять на себя её роль как стрелка. Она не могла пр