Book: Некомант-4



Некомант-4

Некомант 4 (18+)

Пролог

Низко висящие тучи регулярно помигивали пурпурным свечением, будто бы где-то в их недрах одна за другой проскакивали яркие молнии. Ни грома, ни ветра, ни осадков — ничего не было; более того, водная гладь раскинувшегося во все стороны темно-фиолетового моря была идеально ровной, без единого намека на волны.

Непрерывно ругаясь, мужчина лет пятидесяти, одетый в помятый деловой костюм, медленно поднялся, с брезгливым выражением на лице раздраженно отряхивая с одежды серый песок.

— Чертов сопляк... Вставайте, кошатины! — крик был обращен к двум девицам, которые на данный момент просто лежали на песочке, обвив друг друга длинными двойными хвостиками. Несмотря на хищный вид и мощные когти, на данный момент девушки просто отдыхали, порой подергивая ушками от чего-то тревожного, привидевшегося во сне. Хотя и казалось, что погода была не самой лучшей для отдыха на пляже, прохлада серых песчинок ушастых девушек не беспокоила — вокруг обеих время от времени вспыхивало пламя, подогревая поверхность.

— Мр-р-няу? — удивленно произнесла одна из девушек, приоткрыв один глаз и непонимающе посмотрев на мужчину, отчего тот разозлился еще больше.

— Вы... Почему вокруг одни бестолочи?! Быстро перебросили меня в другой мир! Я найду этого мальчишку и в этот раз прикончу без вопросов, даже если придется потом разыскивать Амулет по всем мирам!

— Мняя! — выгнув спинку, некомата сладко зевнула, обнажая огромные клыки, после чего махнула хвостиком и легла на другой бок, прижавшись к своей не то коллеге, не то подруге, вновь перестав реагировать на вопли Лорда.

— Это что за разговорчики? А ну! — споткнувшись о какой-то камушек, Лорд Мутаци подскочил к двум девицам и без лишних разговоров схватился за оба хвоста одной из девушек, после чего потащил на себя. Возмущенно замяукав, некомата оставила на песке бороздки от пальцев, но в конце концов все-таки вскочила и, прищурив своя яркие глаза с вертикальными зрачками, недобро посмотрела на хозяина.

— Р-р-р. Мняуне-е-т. Мяука, — с трудом выговаривая, девушка в итоге сложила лишь два исковерканных слова, но Мутаци, похоже, понял.

— Как нет? Мы где, черт возьми? В любой мир переместись, дура, мне не нужен тринадцатый!

Недовольно зашипев, девушка развернулась и стала водить пальцем по ладошке, в которой, предположительно находился сигилл. Не удержавшись, она неожиданно начала ногами отбрасывать песок, будто бы закапывая Мутаци, за что тот снова схватил ее за раздвоенный хвост.

— Ты думаешь, я в игрушки играюсь? Вы живы, пока мне нужны. Может, твоя подруга окажется посговорчивей, а тебя вообще грохнуть? — лицо мужчины стало меняться, и, увидев пустой, но все же жутковатый взгляд фасеточных глаз, а также густую зеленую жидкость, капающую с острых на вид жвал, разорвавших щеки мужчины, некомата жалобно мяукнула, а ее ушки прижались к голове. — Цто-цто ж-ж-ж-е! — изменившимся голосом сказал Мутаци, после чего весьма быстро принял прежний облик.

— Маяук. Мяук мняужен! — вступилась за первую девушку вторая, твердо смотря мужчине прямо в глаза, и тот, выдержав презрительный взгляд разозленной помощницы, сплюнул яд на землю, после чего замер, бегло читая что-то невидимое.

— Нулевой мир? А-а... Что ж, тогда вы и впрямь правы, но вашу ленность и бестолковость это не оправдывает, — сказал Мутаци, вроде бы немного смягчившись, и решил все-таки осмотреться, раз прямо сейчас перемещение невозможно.

Пляж не был особо большим — примерно в ста метрах от воды начинался металлический ландшафт, быстро переходящий от холмиков к самым настоящим горам, и подобная картина была повсюду — причем по ширине пляж был не больше километра, так что и с обеих сторон песок тоже был огражден металлом. На фоне этого однообразия очень хорошо выделялись два объекта, видимые даже из низины, в которой оказался Лорд со спутницами.

Первое — огромный собор, имеющий в своей архитектуре смешение самых разных стилей, но в большинстве преобладала архитектура Западной Европы сорок второго мира, причем с явным нарушением симметрии. Само здание было выполнено из серебристого металла, подобного раскиданному вокруг, только нашлось и отличие в виде отсутствия хаотических символов на поверхности. Другая, и самая важная деталь: здание было настолько огромным, что крышу его башенок нельзя было увидеть, поскольку они утопали в низко висящих тучах.

Другой местной достопримечательностью можно было по праву посчитать еще одну гигантскую постройку — исполинскую башню, возвышающуюся прямо в море. Чем-то похожая на башенки тринадцатого мира, она отличалась тем, что общая конусообразная форма из камня была заключена в металлический угловатый каркас. Верхушка башни тоже утопала в тучах, но можно было разглядеть, что замеченные до этого вспышки в небе возникают в первую очередь вокруг постройки, и лишь после этого молниеносно разлетаются на много километров вокруг.

— М-да, — закончив любоваться местными красотами, Мутаци сложил руки на груди и еще раз скептически осмотрел пляж, когда его внимание привлекла выемка в песке. Да, он совсем недавно умудрился споткнуться о камень, но сейчас его уже не было. Мало того, на всей песчаной поверхности больше не было ни единого постороннего предмета, так что даже подобная помеха должна была вызвать подозрения. — Странно это все. И все же, нечего дрыхнуть. Пойдем, искупаемся.

— Мняет! — воскликнули обе девушки в унисон, но тут же потупили взор под яростным взглядом Мутаци.

— Решительность — потрясающая. Мой костюм стоит больше, чем ваши жизни; естественно, что я мокнуть не собираюсь, — с этими словами Лорд демонстративно хлопнул в ладоши, и перед ним появились два механических скакуна, когда-то принадлежавших ныне погибшим Всадникам Апокалипсиса. Ловко вскочив на одного из них, мужчина терпеливо ждал, пока некоматы взгромоздятся на второго, после чего резко поскакал вперед. Стоило только копытам лошади коснуться поверхности воды, как огромное щупальце, покрытое помигивающими символами, резко ударило по металлическому животному. Неожиданный противник появился прямо из водной толщи, и исчез так же быстро, как и появился, но Лорд Мутаци, успевший спрыгнуть, теперь со смесью раздражения и злости смотрел на искореженное животное, воткнувшееся в песок.

— Что за морской гад тут вдруг объявился? Что может убогое, примитивное животное противопоставить мне? Поганый моллюск! Я — Апокалипсис! Я приношу смерть и раздор во все мир...

Со свистом рассекая воздух, второе щупальце, еще больше первого, врезалось в Мутаци, и он по плавной дуге полетел прямо к горкам возле пляжа, со звоном врезавшись в горки из металла. Кошечки, медленно поворачивая голову, проследили за траекторией, переглянулись, и осторожно слезли с лошадки, поспешив отойти подальше от воды.

Невредимый Лорд медленно сполз обратно на песок, всем своим видом выражая одно: если только хоть одна из кошек попробует что-то даже не сказать, а хотя бы намекнуть по этому поводу, он ее порвет на клочки. Медленно вышагивая, мужчина с каждой секундой ускорялся и, проскочив половину пляжа, театрально щелкнул пальцами — его тело оказалось полностью покрыто мощной, тяжелой на вид броней рыжего цвета, а в руках оказался исполинский двуручник, раньше принадлежавший Войне. Заведя оружие за спину, Лорд резким размашистым ударом направил пурпурную волну энергии в сторону водной глади, незаметно улыбаясь под закрытым шлемом — еще мгновение и, подняв фонтан брызг, смертоносная атака взметнула гигантскую многометровую волну, которая тут же унеслась вдаль.

Мутаци тем временем уже почти добрался до воды и, напряженно всматриваясь в прозрачную поверхность, триумфально поднял клинок над собой, когда в десятке метров от берега медленно всплыло щупальце и осталось покачиваться на взбудораженной атакой волне. Кожица существа была с металлическими вкраплениями, на которых и были изображены потухшие на данный момент символы, а внутренняя часть щупальца была усеяна множеством отверстий, из который торчали бритвенно острые закругленные когти, больше напоминающие серпы по своему виду.

— И так будет с каждым. Рост, сила, происхождение — все это ничто перед Апокалипс...

Заискрив пурпурными огоньками, щупальце со свистом рассекло воздух и ударило в нагрудник Лорда, смяв его и отправив мужчину в еще более продолжительный полет, из-за которого он улетел за ближайший от пляжа холм. Кошечки, молча проследив за траекторией, переглянулись и, пожав плечами, непонимающе мяукнули.

Послышалась возня, после которой из-за груды металла появилась голова Лорда, уже отключившего своего броню. Кашлянув, мужчина забрался на холм и, пригладив измявшийся за время короткой битвы костюм, посмотрел на своих спутниц:

— И долго будете там стоять? Идем в сторону собора, сразу сказал же,- произнеся это, Лорд развернулся и медленно отправился искать тропинку между серебристых холмов, а некоматы быстро побежали за ним, стараясь скрыть свое хихиканье за громким урчанием.

***

Открыв глаза, Эн непонимающе осмотрелась по сторонам и, заметив какого-то зеваку с глупой похотливой улыбкой на лице, тут же села на колени. Осознав, что на ней нет ничего, кроме трусиков, нека громко някнула и, прищурив свои яркие желтые глаза, с презрением посмотрела на прохожего. Вокруг ее руки сформировалась когтистая перчатка, усеянная жутковатого вида ножами, услышав лязг которых, парень скрылся так быстро, что кошечка даже не успела ему ничего сказать.

Раздраженно дернув белым, под цвет довольно коротких волос, ушком, нека-аналитик коснулась бубенчика и вызвала голограмму своей обычной формы медика, состоящей из белого халата с капюшоном, после чего поднялась и осмотрелась. Судя по платформе над головой и трущобам вокруг, она каким-то образом снова оказалась в своем родном мире, хотя не применяла сигилл. И, вроде бы, никто его не использовал...

Зажмурившись, девушка мучительно пыталась вспомнить, но никак не могла выловить критический момент. Они победили, отправились привести себя в порядок, пока Костя с Эннет занимались арутаерс-капсулой... Ах! Костя! Эннет!

Крутанувшись на месте, девушка осознала, что нигде нет силуэта Некоманта, а это означает, что он не в этом мире. Но, раз она все еще жива, самое страшное не случилось. Ее убили? Но... Тогда бы она ничего не помнила. Из этого выбивается то, что Эннет, ее близняшка, не возродилась вместе с ней, и не переместилась сюда же. Неужели все-таки не все уцелели?

С тревогой отойдя поглубже в темную подворотню, девушка нашла какой-то ящик и, усевшись на него, замерла, подключаясь к виртуальному КИНСу, чтобы активировать «Дополненную реальность».

«Энергетическая перегрузка. Обнаружено первичное тэнэбра-излучение критической мощности, класс: пространственная аномалия. Выполнено аварийное перемещение объекта Эн-1-Н в исходный мир № 36».

Мяукнув, девушка прислонилась спиной к прохладной стенке. Костя знает ее Истинное Имя, но даже так она почему-то не может попасть к нему. Она даже не чувствует его...

— Любименький, ня! — прошептав в пустоту, Эн схватила себя за хвостик, в тревоге сжав его. Нельзя же бегать по мирам, пытаясь найти вслепую? Но, даже так, у нее есть небольшое преимущество или, скорее, ключевая точка. Здесь же, на Платформе, есть их собственный дом, который Костя купил для своих любимых девочек! Если другие и объявятся, то именно там.

Быстро поднявшись, Эн побежала в сторону ближайшей колонны, надеясь как можно быстрее добраться до их милого домика. А умение телепортации раз за разом выдавало холодные и даже жестокие слова:

«Невозможно переместиться! Не удается обнаружить сигнатуру Некоманта ни в одном из миров».



Глава 1. Помощь.

Япония встретила Мику красиво падающими розовыми лепестками сакуры. Но, конечно, еще было далеко до весны, так что это оказалась лишь заставка из какого-то аниме. Одетая в свои неизменные вещи, немного испачканные после всего, что успело произойти в третьем мире, девушка после пробуждения увидела именно лепестки, а следом — целую толпу японцев, с огоньком в глазах фотографирующих своего любимого айдола. Ойкнув, девушка мило улыбнулась, тряхнув бирюзовыми хвостиками, после чего поспешила забежать в ближайший магазин. Как все-таки неудачно здесь расположен переход!

Отдышавшись, нека помахала ладошкой работнику и, сделав вид, что невероятно заинтересована витриной, попыталась вспомнить, что произошло, заодно одернув мини-юбку и поправив светлую блузку. Пробыв не так уж и много со своим избранником, Константином-сама, она еще не была в курсе всех дел, но очевидным являлось одно — кто-то явно открыл за ним самую настоящую охоту. Даже в защищенной башне, построенной, как девушка поняла, именно для Некоманта и его команды, произошло что-то из ряда вон выходящее.

Оставив на полу одноразовый голографический кубик, демонстрирующий ее силуэт, девушка улизнула через черный ход от толпы фанатов, число которых росло с пугающей скоростью, после чего, осмотревшись, ловко прыгнула на несколько метров вверх и, зацепившись за окошко, залезла внутрь. Наконец-то можно все спокойно обдумать!

Разбираться с причинами сейчас было бесполезно, так что, машинально мяукнув, девушка почесала за ушком и, сидя внутри пустой квартиры, использовала мультикласс Ролевой неки. Несмотря на то, что для смены профессии обычно требовалось снаряжение, ей в свое время удалось немного схитрить, использовав в качестве катализатора собственный сигилл. Хотя, может это и не хитрость, ведь иначе путешественницам сорок второго мира было бы очень сложно... Как тогда, когда за ней увязался чересчур одержимый фанат, готовый на все, чтобы айдол была с ним, даже если речь об убийстве ее самой. Хотя сейчас она была ему даже в какой-то мере благодарна.

Случайное перемещение и привело ее в странный мир, который, впрочем, был просто находкой для той, у кого нет природных талантов к чему-то определенному, вроде стрельбы или владения холодным оружием. Подчинив себе фантома и начав развивать боевые навыки, Эм смогла обогнать собственное развитие, получив пятый уровень, а затем, применив для смены класса сигилл, стала дважды Путешественницей.

Вдобавок к этому, ее любознательность или собранность, а, может, и все вместе, помогли немного разобраться. Ведя при жизни дневник, она после возрождения находила его и самостоятельно восстанавливала свои воспоминания, отчего поняла: гибель Путешественницы — еще не финал, но между возрождениями есть определенная закономерность. Всегда выбирается случайный мир. Вполне возможно, что это сделано для того, чтобы нека не погибла от поджидающего ее противника, раз уж он в первый раз смог до нее добраться; в любом случае, пока что ее еще ни разу не возвращали в сорок второй, так что текущая ситуация требовала особого подхода.

Высвободив из-под юбочки хвостик, девушка стала бережно поглаживать голубоватую шерстку, получая информацию от сканирования, объединенного с «Межмировым скачком» Путешественницы. Ей уже удавалось выследить Константина-сама по его остаточному астральному телу, но, если он сейчас его не использует, то дело плохо. Еще и ментальная связь не работает...

Наконец-то информационный помощник Путешественницы выдал сообщение:

«Вы были переброшены пространственной аномалией. С учетом исчезновения сигнатуры и предшествовавших событий, Некомант может находиться в первичном Тэнэбра-мире № 0».

Размышляя над полученной информацией, кошечка шевельнула ухом и повторно нажала на перемещение.

«Мир № 0 закрыт для межпространственных скачков во избежание утечки ноопроявлений».

— Мня! Нехорошо-то как, десу.

Посмотрев на энергию сигилла, кошечка покачала головой. Собирать всех пока что слишком затратно, а если еще и не получится... Будет упущено драгоценное время. Разумно предположить, что все неки оказались таким образом изолированы, что означает одно: Константин-сама сейчас абсолютно один в мире, где наверняка полным-полно мерзких тварей, раз их намертво изолировали там!

Закрыв глаза, девушка активировала сигилл.

«Мир № 10».

Прикрыв ладошкой глаза от невероятно яркого голографического шоу, демонстрирующего всего лишь рекламу какого-то напитка, нека бодрым шагом направилась в сторону аэропорта, и уже через пару десятков минут сидела в комфортабельном кресле частного конвертоплана с форсированными двигателями.

— Ах, Мику-сан, вы так внезапно вернулись! И вновь летите в Россию? Неужели что-то забыли? — услужливо пролепетала стюардесса, одна из служащих корпорации, в которой Мику находилась сразу на нескольких должностях — начиная от передового исследователя, и заканчивая тренером для новичков.

— М-м, меня так сильно упрашивали провести еще парочку лекций, что я не выдержала и согласилась,- мелодичным голоском произнесла кошечка, поправляя шапочку на голове, на что ее собеседница тут же восхищенно охнула.

— Ах, я бы тоже хотела послушать! Вы всегда так увлекательно рассказываете!

Хмыкнув, Мику повернулась к окошку, жуя питательный батончик, после чего из вежливости пригласила девушку на следующее выступление, и та так же вежливо согласилась, хотя обеим было очевидно, что этого не будет.

Открыв планшет, нека быстро пролистала информационные сводки, причем несколько новостей ее не на шутку встревожили, а другие — наоборот, удивили настолько, что она принялась ерзать в кресле, никак не в силах дождаться прилета в Воронеж.

***

Большое многоэтажное здание ослепляло блеском идеально чистых зеркальных окошек. Один из многочисленных бизнес-центров, где обычно снимали этажи мелкие фирмочки, теперь принадлежал двум союзным корпорациям. Вернее, это был филиал Семьи Волковых, и отдельный этаж был отведен под офисы набирающей обороты новенькой корпорации, принадлежащей Семье Кольцовых. Конечно, все это было лишь формальностью для официальных дел, но Мику подобное не волновало, лишь бы побыстрее.

Цокая каблучками по плитке, девушка взбежала по ступенькам и уже через несколько минут открывала дверь в большой кабинет.

— Мику-тян! — голос принадлежал парню в зеленой форме, который тут же бросился к ней навстречу и осторожно, по-дружески обнял, прекрасно помня о том, что у девушки есть избранник.

— Саша-кун, — тепло улыбнувшись, кошечка сжала бывшего сокурсника в объятьях чуть крепче. — Вижу, что все обошлось. Я рада.

— Благодаря тебе и...

— Да ладно, можешь не упоминать, я так, просто тихо посижу, — со смешком добавила сидевшая в одном из кресел девушка с ярким оранжевым глазом. Вместо рук у нее были не менее яркие оранжевые манипуляторы, а из-под черного плащика взметнулся толстый механический хвост, щелкнув клешней на своем конце.

— Элька-сан, тебя я тоже очень рада видеть! — не дав оранжевоглазке договорить, воскликнула Мику, и все разговоры прервались вместе с еще одними обнимашками, после чего Путешественница обратилась к последней из присутствующих. — Привет, Грета. А ты, похоже, приняла свою суть?

— Гутен морген. Я. Просто так получайтся. Саша любийт гладить майн ушки, вот я и сидейт без фуражка, — не без гордости, но с ноткой смущения в голосе произнесла желтоглазая девушка с кошачьими ушками. — Быть может ты нам тоже кое-что показывайт? — с усмешкой добавила немка, пытаясь скрыть свою неловкость, и Мику весело рассмеялась.

— Ты же сама говорила, что двум леопардам не место в одной зале. Уступлю тебе, кошечка.

— Гут.

— Мику-тян, ты говорила, что спешишь, так что не будем тебя задерживать лишними разговорами, — коротко объявил Саша. — Что-то случилось?

— Да... Возможно, это было бы наглостью вот так прибегать за помощью, когда я в прошлый раз исчезла, практически ни с кем толком не простившись, — сказала Мику, потупив взгляд.

— Я тебе многим обязан. Так что просто выкладывай.

Посмотрев в решительные глаза парня, кошечка кивнула сама себе и произнесла:

— Я прочитала, что ты смог уничтожить Разлом? Получается, ты теперь знаешь, действительно ли они являются связью между измерениями или нет?

Переглянувшись со своими спутницами, Саша молча кивнул, но, видя, с какой надеждой смотри на него синевласая девушка, кашлянув, ответил:

— Если коротко, то там связь сразу с несколькими мирами. Причем последний, в котором находится Сердце...

— Оно! Точно, оно! — услышав короткий рассказ Саши о землях, заполненных странным серебристым металлом, Мику даже подпрыгнула на месте. — Саша! Мне нужно туда... Если не поспешу, Констанин-сама погибнет!

С удивлением посмотрев на японочку, как он считал, парень вздохнул.

— Даже становится любопытно, кто же такой этот твой Костя, что его занесло аж туда.., — видя, как Мику сжала губы, явно не желая говорить, парень оперся на краешек стола. — Как я могу отказать? Да и нам в любом случае нужна тренировка перед походом в новый Разлом, о котором ты уже успела порасспрашивать, так что команду соберем быстро; думаю, что никто не откажет.

— Спасибо! Спасибо вам!

«Константин-сама, только продержись!»

***

Обменявшись взглядами с незнакомкой, которая все ещё лежала внутри искореженной арутаерс-капсулы, я первым подал голос.

— Ты...

— Привемяу!

— Ах, да, привет, — голос девушки звучал весело и располагающе, так что я даже немного расслабился, несмотря на не самую приятную ситуацию. — Меня зовут Константин, можно просто Костя.

— Спасябяу! А я.... Мня? — положив палец на нижнюю губу, девушка нахмурилась, а ее черный хвостик метался внутри капсулы, издавая тихий шелест. — Я не зняу!

Нека и впрямь выглядела растерянной. У нее были длинные иссиня-черные волосы, с мехом на больших ушках под цвет. Хвостик был длинным, с короткой шерсткой, а фигурка — стройной, хотя грудь была, как мне кажется, еще меньше, чем у Эн. Яркие голубые глаза с надеждой смотрели на меня, пока я мимолетно любовался красивым, как у всех Путешественниц, личиком. На безымянной кошечке не было одежды, лишь возникающие время от времени облака пурпурной энергии мимолетно прикрывали ее наготу.

— А что-нибудь знаешь?

— М-м. Конечно, я же — совершенное существо, — неожиданно холодным и строгим голосом заговорила нека, оценивающе смотря на меня. — Квинтэссенция мощи нулевого мира, я готова предложить тебе свою силу, так что гордись оказанным тебе доверием и лелей мою верность, жалкий некомантишка.

Воу, какой резкий переход.

— Тон мне не по душе, но зато разобрались. Так как насчет имени?

— Мое имя ты сам должен выяснить, ублажая мои капризы, — гордо подняв носик, заявила девица, все еще разлегшись в капсуле.

— Я не про Истинное, а про кодовое. Какому ты сигиллу соответствуешь? — спросил я, не обращая внимания на ауру самодовольства.

— Я.., — осекшись, кошечка удивленно мяукнула, после чего кашлянула и поднялась-таки из капсулы, затем гордо выпрямилась и громогласно объявила: — Имя мне.... Ты сам придумаешь. Будь благодарен, — без былой уверенности закончила девушка, на что я незаметно усмехнулся. — Я обладаю силой всех сигиллов, поэтому займу все слоты, некомант!

— Из-за тебя я не собираюсь остальных девчонок отпускать, — резко сказал я, предполагая и подобный исход еще с той поры, когда было известно, что для создания используется прайм-верб.

— Я обладаю силой всех сигиллов, поэтому займу все свободные слоты, некомант! — чуть исправившись, повторила девица, как ни в чем не бывало, лишь дернувшееся ушко выдало, что она знает о своей оплошности.

— У меня их не так много.

— Я облада...

— Хорошо, хорошо, Нолик, я тебя понял. Тогда...

Взвизгнув, кошечка сиганула ко мне и прижалась, после чего стала подпрыгивать на месте, смотря мне в глаза. По росту она была чуть выше полутора метров, так что смотрелось это весьма забавно.

— Что случилось? — спросил я у надувшей губки девицы, и та замяукала.

— Хочу на ручки! Возьмяу на ручки, мня! — капризным голоском заявила нека.

Стоило мне подставить руки, как кошечка ловко запрыгнула на них и, обхватив мою шею, зажмурилась, расплывшись в довольной улыбочке. Ее хвостик обвил мою руку, а следом стало раздаваться громкое урчание. М-да... Вот так Нолик. Все бы хорошо, если бы не сработал «Шепот» — где-то на самой грани действия появился противник.

Глава 2. Нолик.

Как же все-таки быстро нашлись проблемы! Казалось, что я в этом мире и нахожусь от силы несколько минут, и все равно, пока разбирался с Ноликом, уже кто-то появился... Быстро поставив закапризничавшую кошечку на землю, я прислушался и включил Тэнэбра-форму, за счет чего удалось выцепить силуэт противника.

Здоровенный, змееподобный... Или червеобразный? Продолговатое нечто двигалось под землей, так что, думаю, скорее второе, а вот от нехрен делать оно разгуливало здесь или почуяло незваных гостей — сказать крайне сложно. В длину существо было около десятка метров, а в диаметре — думаю, метр с лишним, так что животина знатная, особенно учитывая многочисленные пластинки на теле твари. Отдельно стоило отметить цвет ауры — пурпурный, как у того монстра, что жил в запястье у Мику, так что с каждой секундой число вопросов лишь росло.

Пока что я не рискнул использовать «Печать», чтобы ненароком не спровоцировать зверюгу, поскольку с его скоростью нам все равно не убежать даже с форой, да и, не зная местности, можно напороться на друзей этого существа или даже кого похлеще. Поэтому я пока что прижимал Нолик к себе, зажав ей рот на всякий случай. Отставив в сторону капризы, девушка мелко дрожала, не произнося и звука, лишь тревожно подрагивающие ушки выдавали ее беспокойство. Ну и неугомонный хвостик, который я схватил, чтобы он не шелестел, правда, очень скоро мне пришел в голову запасной план, так что руку пришлось освободить.

Ближайшие горки металла звонко завибрировали, когда червячзилла стал продвигаться к поверхности, а я только сейчас заметил, что его передняя часть вращается — да так быстро, что подобное движение просто сливалось на силуэте в колышущийся контур, который легко принять за обычные колебания ауры. Вспоминая всякие «Дрожи земли» и «Дюны», я не трогался с места, видя, что существо пробирается через холм рядом с нами. И вот, достигнув верхушки, существо с грохотом вырвалось наружу, устроив металлопад — обломки посыпались во все стороны, но недостаточно мощно, чтобы достать до нашей с Ноликом позиции.

Существо очень сильно напоминало паучищу, которого на нас натравила Богиня ранее. Артиллерийский маэнар он вроде назывался... Вот и червяк был выполнен из матового металла с серебристыми вкраплениями, исписанного символами древнего языка. В раскрытой пасти располагались десятки зубцов, все это переливалось пурпурными сиянием, а в верхней части, над ртом, можно было увидеть множество ярко светящихся глаз. Не удивлюсь, если и у него есть кристальные батарейки, как и силовая атака...

Как и ожидалось, «Печать» на монстре не сработала, вернее, ее просто не удавалось применить из-за того, что пурпурное свечение сузилось до размеров тонкой нити, пронизывающей тело червя; как у ветвей Гворна, которым пришлось разворотить кору, чтобы добраться до уязвимой сердцевины. Видя, что глазки изучающе посматривают на меня и еле слышно мяукающую кошечку, я осторожно скомкал наспех написанный тетраграмматон и, положив бумажный комочек на палец, пульнул его прямо к горе металла, в которой поселился червяк. Сразу же серебристые груды стали превращаться в человекоподобную фигуру голема, у которого я успел углядеть «Базис-элемент: Вербинит примогенного типа».

Уж не знаю, как это выражалось в качествах созданного мной существа, но я поспешил подхватить кошечку на руки и сиганул в сторону ближайшей горки, когда червяк резво сорвался с места в сторону моего миньона. И ведь прибить-то тварь нечем, поскольку я все оружие, кроме меча, благополучно потерял во время нападения Лорда. Разве что электричеством Кицунэ ударить или перейти на энергокогти. От призываемых револьверов с такой махиной толку будет немного, как мне кажется...

От второго плана пришлось отказаться почти сразу же, поскольку после великолепного многометрового прыжка, за счет которого мы с Ноликом оказались на высоком холме, моя тэнэбра-форма благополучно исчезла.

— Мня. Я, сильнейшее создание, разберусь с этим неразумным поисковым маэнаром, — неожиданно произнесла кошечка, ловко спрыгнув с моих рук. Тряхнув волосами, она с важным видом подошла к краю металлической горки и, шевельнув ушком, воздела руки к небу.



Червяк тем временем выпрыгнул всей своей немаленькой тушей из-под земли и врезался прямо в замахнувшегося на него голема; раздался неприятный скрежет металла, но что-либо еще маэнар сделать не успел. Нолик окутало пурпурное сияние, создавшее вокруг нее полупрозрачный фиолетовый шар, а затем в сторону червя унеслась целая стайка пурпурных сфер, которые ровнехонько вонзились в каждый из сегментов существа. Пылинки, мелкие камушки и обломки на расстоянии ближайшей сотни метров в одну секунду поднялись в воздух, а затем с жалобным визгом червяк взорвался, в очередной раз засыпав все вокруг обломками. Пурпурная ниточка, что содержалась в центре твари, со скоростью молнии взлетела вверх и растворилась в тучах, озарив местность вспышкой напоследок.

— Мр-р, делов-то, мяу, — не без гордости заявила девушка, со смешком посмотрев на меня через плечо.

— Ты молодец... Но, уж извини, пока что я плохо понимаю... Что за перепады настроения вообще?

— Ах, я бы удивилась, если бы примитивный некомантишка меня понял. Узко мыслишь, мня-я... Я ножку уколола! — повернувшись ко мне с таким лицом, будто бы сейчас расплачется, кошечка допрыгала до меня на одной ноге и показала небольшую ранку, появившуюся после хождении босиком по металлическим обломкам.

— Эх, горе ты мое. Поэтому просилась на ручки?

— Да, мня! — шустро закивав, Нолик радостно заулыбалась, как только я использовал на ней лечилку.

— Уж извини, с одеждой и обувкой тут напряг. Разве что голема для тебя сделать, но тут только грязь и металл. Хочешь на грязюке кататься? — чуть наклонившись к девушке, спросил я, и та категорично замотала головой. — Ясно...

Что ж, пока больше никто не заявился, надо разобраться с первостепенными делами. Насколько понимаю, даже случайно кошечки сюда не попадали, так что надеяться на то, что они будут в курсе, где я, лучше не стоит. Соответственно, есть два очевидных варианта: использовать Нолик, чтобы переместиться, если отсюда все-таки сигилл работает. Или попробовать «Пламя маяка», чтобы дать девчатам знать, где я нахожусь, ну и притащить что-нибудь полезное, если удастся.

Правда, есть вероятность, что это привлечет Лорда-Апокалипсиса, с которым один на один без плана сталкиваться было бы не с руки, но, раз уж он сказал, что и за счет напитавших меня душ отлично знает, где я, то подобная предосторожность может быть даже излишней. Вот только, когда я уже надумал использовать «Пламя», оказалось, что «Свет» закончился. Собственно, похоже, что из-за этого-то неко-форма и отключилась.

— Вот ведь... Ладно. Нолик, пока ты не строишь из себя вредную всезнайку, что скажешь? Хочешь к некоманту?

Девушка внимательно посмотрела на меня — яркие голубые глаза, казалось, видят меня насквозь, хотя мне и нечего было скрывать.

— Дя. Костя хороший, мяу, — зачем-то встав на носочки, девушка погладила меня по голове, довольно урча.

— А ты знаешь, что нужно делать?

Не став отвечать, кошечка просто протянула ладошку к моей груди и, отключив защиту, я ощутил ее мягкое касание.

« Новая Путешественница получена!

Кодовое Имя: 0 (временно занят слот С).

Названное Имя: Нолик

Истинное имя: Скрыто, требуется „Отношения: макс.“

Отношение: неизвестно

Заряд сигилла: 900%

Класс: Вербомант ур. Тэнэка ур. („Теневая нека (Тэнэка)“ (особенность Путешественниц мира № 0))

Умения:

Высасывание „Света“ ур. 1 — поглощение „Света“ при касании, поглощение „Света“ из окружения. При нехватке „Света“ у Некоманта поглощается жизненная сила.

Заблокировано х 10 (требуется повышение отношений)

Особое снаряжение:

Тэнэбра-поле (врожденное)

Пассивные умения некоманта от Путешественницы 0:

Донор „Света“ (перманентн.)

Активные умения некоманта от Путешественницы 0:

Заблокировано (требуется повышение отношений)»

Это было неожиданно. Практически всем, чем только можно, эта девушка отличалась от остальных, но главное, что удалось выяснить — это она меня лишила заряда...

— Нолик?

— Вот почему у меня имя, будто кличка какая-то, мняу! — сморщив носик, сказала кошечка, прищурившись. — Что за отношение такое...

— А я ведь у тебя спрашивал.

— Да зняу я, но могу же покапризничать? Я ведь женщина, в конце-то концов! — сложив руки на груди, заявила нека, а я недоуменно почесал затылок.- Эй! Ня-а-а! Что за дела? — воскликнула девица, прижимая ладошками свои уши к голове.

— Просто проверял «Приказ». Я все понимаю, но нам нужно найти хоть какое-нибудь укрытие, а потом уже обижаться по любому поводу. Согласна? — хотя мой вопрос и был скорее риторическим, девица коротко кивнула, надув щечки. — У тебя гигантский заряд сигилла, ты можешь переместить нас?

Нолик отпустила ушки и, покачивая хвостом, недовольно фыркнула.

— Няет. Этот мир изолирован, некомант.

Ожидая напрашивающегося продолжения, я вопросительно глянул на девицу, но та ничего не сказала.

— Что-то у меня создалось такое впечатление, будто ты совсем не рада тому, что оказалась под моим контролем. Как насчет рассказать?

— Ня хочу, — коротко ответив, девица отвернулась. Вздохнув, я аккуратно подхватил ее, рассчитывая тащить дальше, но кошечка испуганно вскрикнула и заголосила:

— Отпусти, мяу! Отпусти!

Решив не обращать внимания на этот дурдом, я стал спускаться с горки, когда вдруг ощутил странную слабость. Покачнувшись, в итоге уселся прямо на металл. Нолик тут же вырвалась и замерла в парочке метров от меня, демонстрируя лишь нервно подрагивающий хвост. Ох, можно ее заставить силой, но за время общения с кошечками, я убедился, что гораздо выгоднее их самих подталкивать к тому, что мне нужно, оставляя у них мысль о том, что они сами этого и хотели. Без этого отношения развивать сложновато, но в данном случае мало того, что сам измеритель симпатии в отношении Нолика отключен, так и она весьма странная особа.

— Отпустил. Довольна? — сказал я, видя, что кошечка снова поранила ногу. — Я тебе не враг, что бы ты там себе не надумала вдруг, — тихо сказал я, и, увидев, как ушки шевельнулись, говоря о том, что девушка прислушивается, осторожно разлегся на склоне холма — благо нанитовая защита помогала хоть немного смягчить колкость от торчащих во все стороны обломков. — Остальные вроде как обычно были счастливы из-за того, что могут развить свои таланты вместе со мной, но у тебя уже все выше крыши. Мне и предложить-то нечего, получается, хех.

Хмыкнув, я улыбнулся. Наверное, вот она — причина! Даже странно, что девица вообще согласилась тогда, хотя это можно списать на ошибку ее мимимишной части.

— Мр-р-р, — тихо заурчав, девушка бросила на меня грустный взгляд, баюкая свой длинный хвостик в руках. — Няет. Ох. Я вырывалась не потому, что плохо к тебе отношусь, — еле слышно пробормотала девица, после чего попыталась вновь смотреться важной, но, почти сразу сморщившись от боли, быстро доковыляла до меня. — Тебя это обижает, мня?

— Я ж не рубль, чтобы всем нравится. Просто интересна причина, — нарочито весело сказал я, вновь используя лечилку.

— Просто ты не должен меня и пальцем касаться, некомант! Такое совершенство, как я, создано для любования — и только, — весьма громко объявила девица, встав надо мной, однако ее глаза были печальны.

— Хм. Сядь сюда, — похлопав по бедру, я добавил к словам «Приказ», отчего девушка уселась на меня почти машинально, но через пару секунд ее глаза округлились от удивления. Положив руку между ушками, я медленно провел по длинным прядям, наслаждаясь ухоженными волосами кошечки, а затем вновь погладил Нолик по голове, чувствуя, как подергивающиеся ушки щекочут шерсткой мою кожу.

— Мр-р-р, — закрыв глаза, нека самозабвенно подалась навстречу моей ладони, желая, чтобы я гладил ее еще, но не прошло и минуты, как я осознал, что дышу все чаще. Каждый вдох не приносил облегчения, словно бы воздух стал бесполезен. Сухо закашлявшись, я прекратил поглаживать неку, отключив часть нанитов — такое чувство, что все мне мешало, не давая нормально дышать.

Нолик вскочила и, тревожно замяукав, прижала ладошки к лицу, мелко дрожа.

— Прости... Прости! Костя, прости!

«Путешественница 0 — «Высасывание „Света“: Повышение до уровня 2 — повышает эффективность поглощения окружающего „Света“ на 10%, „Света“ из Темных на 20%. Коэффициент поглощения сил некоманта изменен: 100% света за 80% сил».

М-да, я надеялся, что это не так шустро происходит, а уж как незаметно... Похоже, сработала-таки «Тренировка Ордена», за счет которой жизненные силы пополняются в счет выносливости, отсюда и слабость.

— Так не за что прощать. Это ведь в твоей сути, верно? — ласково улыбнувшись расстроенной кошечке, я кое-как поднялся, хотя все еще пошатывало. — Тебе же все-таки понравилось, когда я гладил тебя по голове?

— Очень, мня, — шмыгнув носом, пробормотала кошечка, после чего ее ушки дрогнули. — Ты терпел боль лишь ради того, чтобы я чувствовала себя хорошо?! Мня-а?!

— Как сказать... Хорошо, конечно, когда все весело, радостно и просто замечательно, но в реальности полно скверных вещей, — философским тоном начал я. — Ты же не какая-то игрушка, которую мне захотелось призвать с помощью той раздолбанной коробки, использовать и выбросить, ты теперь — спутница Некоманта. Пусть не прокачкой, но заботой я тебя порадую, а уж любая «яжеженщина» должна быть в курсе, что «тыжмужику» боль нипочем, — со смешком добавил я, видя, с каким удивлением смотрит на меня Нолик. Она даже рот раскрыла, явно не ожидая подобного.

«Отношение 0 изменилось»

Умение разблокировано: «Переработка верб-конструктов»

Новое критическое умение (100 энергии): «Телекинетический пресс».

— Я... Я поняла. Мня-уж.., — коснувшись своих волос между ушками, девушка почему-то вдруг покраснела, но тут же кашлянула и, отойдя чуть в сторону, вновь оказалась в центре пурпурного шара — обломки со всех сторон начали подлетать к ней, удивительным образом изгибая кусочки и формируя серебристую броню, плотно облегающую тело девушки. Подогнанная под тело, она была куда изящней, чем экзоскелет Оу, а на вид выглядела не менее крепкой. Закончив с броней на теле, Нолик ловко сбежала по горке к останкам червя и, взмахом рук выдернув из пасти монстра зубцы, разместила их у себя на запястьях, после чего из металла на голове кошечки сформировался ободок, на котором заняли свое место несколько глаз маэнара.

— Держи, мня! — улыбнувшись, снаряженная девушка бросила мне четыре кристальные батарейки, оказавшиеся укрытыми в недрах червя. Еще три девушка разместила в разных частях своего костюма. — Хм. Как насчет посмотреть, откуда он пришел, мяу? — предложила Нолик и, не дожидаясь моего ответа, спрыгнула в дыру, проделанную монстром.

— А если встретится второй такой? — смотря вниз, в темноту, уточнил я, меняя батареи в мече.

Недоуменно посмотрев на меня, девица пожала плечами.

— Сделаю и тебе костюм тогда, мяу.

Глава 3. Червячный путь.

Аккуратно спустившись вслед за Ноликом, я весьма быстро привык к темноте. Похоже, что червяк умудрялся лишнюю землю каким-то образом утрамбовывать до сверхплотного состояния, и сейчас эта корка выступала в качестве покрытия внутри образовавшегося тоннеля. Покачав головой, я поспешил за уверенно идущей вперед кошечкой, похлопав по ножнам вновь готового к бою меча. Его энергетическая атака все-таки смотрится достаточно внушительно против разных здоровяков, которых расстреливать из призываемых револьверов даже как-то несолидно.

Хотя, конечно, поспешил — сильное слово. Девушка была достаточно низенькой, чтобы идти, присев, а вот мне пришлось сгорбиться, и я все больше подумывал о том, чтобы тупо ползти на четвереньках, так что путешествие так себе. Зато узнал, что у меня нет клаустрофобии, но вместе с общей слабостью продвигаться все равно было не очень-то просто. Сейчас бы лечь, отдохнуть... Только местечко неподходящее.

Ладно, с оружием разобрались, браслет пока цел. Что с Ноликом? Полагаю, что она, как и другие Путешественницы, получила часть интуитивных знаний о своем мире, а что касается отношения... Не знаю, что именно неки ощущают, когда я их касаюсь, но раз обычно фигурирует фразы из разряда «очень приятно», то тем тяжелее для этой девушки был выбор. В итоге она избрала для себя роль, при которой я не должен был ее трогать. Раскрылось, правда, быстро, но я оценил ее рвение, пусть и выглядело все странновато, ведь кошечки врать не умеют. Наверняка из-за того, что «Приказ» все равно может заставить их сказать правду, так что незримый создатель убрал промежуточный пункт.

И ведь еще неизвестно, как там остальные! После столь насыщенных дней, даже если не брать в расчет всякие взрослые развлечения, оказаться вот так, на отшибе — одиноко, пусть даже и Нолик со мной. Как себя чувствуют влюбленные кошечки? Несмотря на то, что я им не отвечал взаимностью, вряд ли им сейчас легко. А сестрицы И и Оу? Новенькая Эннет? Смог ли я ее защитить, ведь она была ненамного дальше меня от эпицентра аномалии?

Регулярно проверяя умения, я успокаивал себя тем, что все на месте; значит, с моими спутницами все хорошо. В том числе и с Ками, которая, пусть и хвалилась своим бессмертием, все равно может пострадать. Как итог, я попробовал все-таки использовать «Пламя Маяка», но выяснилось, что Астральное тело не может никуда выйти из нулевого мира.

— О чем ты задумяулся? — неожиданно спросила Нолик, продолжая движение. Ее хвостик болтался почти у меня перед носом, будучи пропущенным через отверстие брони. Зачем девица так сделала, я не знал; может, для комфорта, но все больше казалось, что для того, чтобы дразнить меня, поскольку пушистый наглец то и дело пытался пощекотать мое лицо.

— О том, что со мной вместе чересчур таинственная девушка.

— Хмня. Но ты все же не расспрашиваешь меняу под «Приказом». Почемяу?

— Я вообще не люблю его использовать для того, чтобы заставлять нек делать то, чего они не хотят.

— Жаль, мня...

— Что, прости?

— Что? — ответив вопросом на вопрос, кошечка тихо захихикала. — Я говорю: жаль, что знаю не так уж и мняуго.

Все-таки встав на четвереньки, я удивленно заморгал — мне же не послышалось? Но металлический попец Нолика продолжал двигаться вперед, так что я постарался ее догнать. Время от времени девушка поправляла прилегающие к ее телу пластинки, так что в эти паузы я наверстывал упущенное.

— Буду рад любой инфе.

— Мяу... Хорошо. Что знаешь о разных мяурах? — оглянувшись на меня, спросила девушка, ярко отсвечивая голубизной глаз в темноте.

— Ну... Они просто есть, существуют определенные точки перехода. По своей сути строение весьма схожее, да и хронология — тоже. Так?

— Дяу. Каждое мгновение где-то во вселенняу параллельные мяуры соприкасаются и без наших перемяущений, — шевельнув у меня перед носом хвостиком, сказала Нолик.

— Так часто? А... Ты имеешь в виду, всю-всю Вселенную? Системы, галактики...

— Дяу. Мяловероятно, что Земяуля, допустим, твоего мяура когда-то соприкоснется с Землей другого, поэтому без мяучков подобное весьмяу проблемяутично, — Нолик настолько увлеклась рассказом, что ко многим ее словам приплеталось непроизвольное мяуканье, но это звучало даже забавно. Так-то нам никто не мешал общаться ментально, так было бы даже безопасней, но от этого было бы и как-то одиноко. Думаю, нека чувствовала нечто подобное.

— Подозреваю, что даже столь маловероятное событие все-таки случилось.

— Дяу, в нулевом мяуре.

Заметив, как тоннель начал понемногу спускаться вниз, я слегка занервничал, но кошечка умудрилась в тесноте повернуться ко мне личиком и, улыбаясь, скатилась по гладкой горке, так что мне пришлось следовать за ней, осознав, что если ее подобное не тревожит, то мне чего бояться? А вообще, чашечку чая производителю нанитового браслета, без него я бы себе что-то точно отбил...

В итоге мы оказались в туннеле, который червяк раскапывал куда тщательней — здесь образовался самый настоящий зал, пусть и не очень высокий, но я наконец-то смог выпрямиться. Вскоре стало понятно, что это не какое-то подземное помещение, а нечто вроде раскопок: из стен и пола будто бы было что-то выдернуто, остались лишь тщательно обработанные выемки, но форма их была сложной, так что это скорее была какая-то руда, чем какие-либо конкретные предметы. Однако глаза маэнара на лбу неки загорелись, и девушка, выпрямившись, стала ковырять металлическими коготками своих доспехов одну из ниш.

— В любом случае, можно сказать, что я побывал во многих мирах и не думаю, что как-то уж слишком критично на них повлиял, — продолжил я наш разговор. — Здесь же все чересчур отличается от остальных вариантов Земли, что же могло случиться?

Ничего не отвечая, Нолик продолжала ковыряться в земле. Продлилось это не больше минуты, и вскоре кошечка извлекла из отверстия кусочек серебристого металла. С виду он не отличался от всей той горы, что валялась на поверхности, но, взяв его в руки, нека зашептала что-то на «древнем» языке, и вскоре кусочек металла превратился в блеклую кристальную батарейку, а после дальнейших манипуляций изменил форму и стал сигиллом в виде цифры «0». Хотя это могло быть и «Оу», но форма все-таки отличалась.

— Поисковый мяэнар туповат и не выскребает все остатки, мяу, — с улыбкой произнесла девушка, показывая мне результат.

— Так ты... Можешь делать сигиллы?

— М-м? Не зняу... Няверное, тут можно сделать все, если есть энергия, — пожав плечами, кошечка повертела безделушку в руках, после чего передала мне. Теплая. А так — металл, как металл, ничего особого. Призываемое снаряжение по виду точно такое же, если не брать в расчет дымку.

Когда я вернул кусочек металла обратно, Нолик превратила его в колечко с пурпурным камушком, которое сразу же осторожно нацепила на безымянный палец.

— Вербинит... Не примогенный, чистый. Просто находка, мяу, — любуясь колечком, Нолик вновь пошла вперед, к месту, где начинался другой вход в тоннель.

— Хочешь сказать, из-за него здесь все по-другому?

— М-м, не зняу. Просто осозняю, что он ценен. Примяугенный подходит лишь для разняобразных конструкций, когда-то из няго были выполнены великолепные, огромняе города, но сейчас — что видишь.

Я вздохнул — все-таки подобная обрывистая информация не очень-то помогала. А что касается способности кошечки, то я терялся в догадках. Неужели пятицветик был в курсе? Вряд ли. Не думаю, что есть много желающих отправиться в мир, из которого хрен знает, как выбираться, хотя предыдущему некоманту это и удавалось. Да и мне, если вспомнить, тоже, но те аномалии были не настолько масштабными, как та, что образовалась возле башни. Скорее Лорд рассчитывал просто создать для себя мощную девчушку, раз уж он каким-то образом умудряется активировать у нек обратную тэнэбризацию. Эх, бедные Ар и вторая И! Если бы я был пошустрее, то они бы сейчас нежились в тепле, а не бегали вместе с этим говнюком. Хотя, кто знает, может, не скрывать свою суть для кошечек даже лучше?

— Получается, ты и впрямь не очень хорошо знаешь, что здесь происходит... А что насчет маэнаров? Я думал, это просто навороченные роботы на кристальной тяге.

Нолик качнула хвостом, будто бы размышляя, но после этого вновь вернулась к мерному колыханию кончиком передо мной.

— Мяэнары — это ноопроявления, запертые в вербинитовой оболочке, мяу. В каких-то больше, в каких-то меньше. Воплощение абстрактных стряхов и боязней! — важным тоном сообщила девица, подняв указательный пальчик верх.

Поблагодарив за информацию, я вновь задумался, да и продвигались мы весьма медленно. Отвлекла меня новая фраза Нолика:

— Костя, мня.

— М-м?

— Я... Хм. Привлекательная, мяу? — прозвучало это бесстрастно, и сама девчушка ничем не выразила свой интерес.

— Чего это тебя вдруг заинтересовало?

— Ответь. Совершенство позволяет тебе высказать свое мняние! — добавив к голосу самодовольные нотки, кошечка опять поправила пластинки.

— Что-то мне кажется, ты все-таки не такая, какой хочешь казаться. А так: чисто внешне ты красива, но когда лезешь вперед без спроса и советов, да еще и гнешь из себя — вся привлекательность улетучивается, — довольно холодным тоном сказал я. Не с целью вдруг обидеть, но если Нолик так и продолжит ломиться вперед, ориентируясь лишь на свои интуитивные данные, быть беде. Даже Эн при всей ее «компьютерной голове» обычно сначала выкладывала информацию, а потом уже все вместе определялись.

— Ясня.., — тихо произнесла девушка после небольшой паузы. — Ты меняу столько видел голой, но не попытался ничего сделать, мяу.

Несмотря на привлекательность первой брюнетки в моей команде, даже обнимашки были бы сейчас опасны, чего уж тут говорить... Я даже невольно заскучал по касаниям остальных моих спутниц, ведь даже простое соприкосновение кожи неплохо так бодрило.

— Только не говори, что у тебя тоже мнение о некомантах, как о похотливых козлах.

Нолик ответила на это молчанием, и, когда я уже собирался уточнить, мяукнула и, обернувшись, игриво посмотрела на меня:

— Ты ведь сказал не говорить, мяу? — но, прежде чем я высказал пару «ласковых» в сторону создателей кошечек, Нолик добавила: — Мняу кажется, мы пришли.

Да, так и было, судя по всему. Место, в котором я оказался изначально, было в какой-то низине среди металлических гор и холмов, а пока суть, да дело, осмотреться толком и не получилось, но сейчас мы выскользнули в какое-то рукотворное подземелье.

Тоннель, по которому пришли, пересекался с десятками, если не сотнями ему подобных, пронизывающих всю почву вокруг, так что оставалось только удивляться, насколько прочную смесь создавали червяки, что здесь все к черту не обрушилось.

Каменное подземелье было выложено металлической плиткой, стены были когда-то аккуратно выложены декоративными камушками, но сейчас то тут, то там пробивались здоровенные корни, пронизывающие все это место будто бы насквозь. Чуть дальше можно было увидеть цилиндрические «гаражи» для червей, которые на данный момент были пусты, но, судя по покрытым поблескивающими пылинками ленточным подобиям конвейеров, маэнары возвращаются сюда с добычей.

Где-то вдалеке можно было услышать, как мерно капает вода, а затем раздался цокот металлических ботиночек Нолика. Пройдя в центр широкого и длинного зала, она пошарила рукой на полу и жестом подозвала меня: оказалось, что среди металлических пластин выделялась одна, в которой можно было с легкостью разглядеть нишу под кристальную батарею. Получив кивок кошечки, я запихнул один из найденных кристалликов в центр, и комната тут же ожила.

С треском во всех стенах замигали желтоватые лампы, постепенно выстраивая мягкое и приятное глазу освещение. Шахты маэнаров подсветились белесыми ободками, а в двух стенах можно было рассмотреть двери, которые до этого ничем не отличались от стены по своему виду.

Из пластинки с батарейкой медленно появилась стойка с экранчиком, причем не выдвинулась из пазов или опустилась сверху, а будто бы была отлита прямо у меня на глазах, из возникающих прямо в воздухе кусочков.

«... Анализатор включен»

«... Сигнатура Некоманта подтверждена».

«Добро пожаловать в добывающую башню № 1300!

Внимание! С момента последнего посещения персоналом было обнаружено 12409 неполадок. Автоматическое устранение неисправностей отключено в связи с присутствием Ноопроявлений . Верб изоляции включен на 4 этажах из 5».

— Хм. Тут все нахрен сломано, как я посмотрю, — со скепсисом в голосе заметил я.

— Мяу. Дя, похоже дела плохи.., — задумчиво почесав носик, Нолик внимательно вглядывалась в панель. — Вывести карту. Телепортационный зал.

«Принято! Телепортационный зал расположен на 5 этаже»

— Кто бы сомневался... И нахрена так высоко?

« Телепортационный зал всегда размещается в шпиле башни, для погружения в облака ноошторма — таким образом обеспечивается его энергетическая независимость».

— Ноошторм?

«Погодное явление, навсегда покрывшее НооЗемлю после слияния с минусовым миром. Является побочным эффектом материализации Ноосферы , выступая как причиной появления новых Ноопроявлений , так и являясь отличным источником энергии».

Какая тут хорошая справка, однако. Подумав об этом, я глянул на кошечку, и та прищурилась.

— Я же сюда няс привела, мяу!

— Да я и не спорю... Быть может, проще выйти отсюда наружу и добраться до верхушки иным путем, чем продираться через все этажи?

В ответ справка показала общий вид башни — острый шпиль, пронзающий небеса, с абсолютно гладкими стенами. Каждый этаж был огромным помещением, сравнимым по площади с каким-нибудь гипермаркетом, так что даже с «Полетом», если бы он у меня был, добраться оказалось бы непросто. Зато есть потенциальный шанс пополнить силы за счет «Поглощения», раз уж со мной вся из себя крутая кошатина... И где она?

Оказалось, пока я изучал экранчик, Нолик отошла к одной из дверей. И я бы, конечно, поверил, что она пытается понять, как открыть панель, если бы силуэт не говорил об обратном: отодвинув часть пластинок брони, кошечка, стиснув зубы, плавно водила пальчиками по половым губкам, время от времени потирая клитор камушком от недавно созданного колечка.

— И эти неки еще что-то будут про меня говорить, — с укором произнес я, подойдя чуть ближе. Девушка тут же убрала влажную от соков руку за спину, и, поправив пластинки, обернулась ко мне, покраснев и потупив взгляд.

— П-прости, мня... Я не знаю, что со мяуной, но поглощение «Света» нявероятно возбуждает, мр-р-р. Няверное, чтобы я делала это еще и еще.., — стесняясь сама себя, тихо прошептала девушка, прижав ушки к голове.

— Понятно. Но ты моя кошка, мы не можем заниматься сексом, — твердо произнес я, и глаза девчушки округлились.

— Что?

— Что? — улыбаясь, я наблюдал, как медленно меняется выражение на милом личике, когда нека поняла «Приказ», запрещающий ей развлекаться самостоятельно.

— Мня... Я в твоей власти. Самое совершенное существо под контролем такого наглеца, мяу! — дрожа от осознания, Нолик нервно облизнула губы. — И... Что ты будешь делать?

— Если будешь послушной кошечкой, я что-нибудь тебе и позволю. А пока что пойдем дальше.

Часто дыша, девушка жалобно мяукнула, но, кивнув, последовала за мной.

Глава 4. Информация.

Пока Нолик маялась бездельем рядом, пытаясь мяуканьем все-таки разжалобить меня и позволить ей испытать наслаждение, я погрузился в изучение справки. К сожалению, первое впечатление было обманчивым: вместо крутой информационной базы здесь было что-то вроде недозаполненной википедии. Конечно, пробелы были не из-за того, что авторы не знали ответов, просто из-за ста пятисот поломок были повреждены какие-то там контуры и все такое... В общем, спасибо и на том, что хоть что-то работает.

Зато было нечто вроде грубой карты, по которой можно хоть как-то сориентироваться. Телепортационный зал был связан если не со всеми ближайшими, то со многими местными зданиями, из которых кроме других добывающих башен стоило отметить Собор Воплощения, несколько Маяков, Шпили Завесы и парочку Городов Надежды. Про Собор и Маяки не было никакой информации, а Шпили являлись поддерживающими сооружениями, не позволяющими перемещаться из нулевого мира, ну и в него, понятное дело. Только вот, судя по всему, отключение их может вызвать весьма и весьма большие проблемы, раз здесь вроде как куча Темных, которых я пока почему-то не засекаю.

Под Городами Надежды, похоже, подразумевались военные базы, каждая из которых располагалась либо рядом со Шпилями, либо между несколькими из них — своего рода аванпосты. В любом случае, выглядели они впечатляюще даже на то ли снимках, то ли сгенерированных изображениях: парящие в небе диски, усеянные множеством изящных зданий из сверкающего серебра, устремляющихся прямо в небо: это вообще была местная особенность, практически все постройки выступали в роли гигантских громоотводов, погруженных в низко висящие тучи Ноошторма. Из-за чего все города были окутаны дымкой из пурпурной энергии. Похоже, раньше практически вся планета была усеяна подобным, но что-то произошло, из-за чего теперь видно лишь горы никому не нужного металла. Ни трупов, ни костей... Такое чувство, что этот мир уже давно живет сам по себе, лишь автоматические системы пытаются продолжать то, что им было поручено.

Как бы там ни было, с нужной точкой назначения я пока что не определился, поскольку для начала нужно все-таки добраться до верхушки башни и выяснить, есть ли особые требования для перемещения, подобно тем, что присутствовали в башнях тринадцатого мира. А как вторичное задание напрашивалась реактивация системы поисковых маэнаров: если Нолик может делать из вербинита все, что угодно, такое нельзя упускать. Так что пусть червячки сами притащат к нам все, что нашли; вот только на данный момент они совсем отупели без контроля и наверняка просто шарятся по пустошам со сбойным алгоритмом. Центр контроля находился перед шпилем, на четвертом этаже, так что нам все равно по пути. В итоге, в местной тэнэбрапедии каких-либо подробностей по системе, тем, кто ее создал или особенностям разных Амулетов и классов — нет.

Все-таки я надеялся из первых рук узнать, как одолеть пятицветика: даже если расценить, что Некромант, Рабомант и Улей просто классы с мощной поддержкой, то Молох и, главное, Апокалипсис были для меня во многом загадкой. Если Лорд может пользоваться сразу всеми видами последователей Всадников, то смоделировать ловушку для него будет крайне сложно. Идеальный вариант — видимо, здесь с ним разобраться, но это только если его вдруг тоже сюда занесло. Здесь как-то с людьми дефицит наблюдается, так что Лорд должен быть достаточно слабым.

— Фух. Ладно, в какую дверь, совершенство ты наше? — с ухмылкой спросил я у девушки, уже прекратившей мяукать и смотрящей на меня со смесью восхищения и ненависти. Забавный коктейль. — «Поиск» не видит Темных ни за одной из них.

— Это из-за Верба Изоляции, мня. Этот Верб блокирует мняугие из возможностей Ноопроявлений, — сухо ответила кошечка, все еще не спуская с меня глаз.

— И для прохода к лифту нам нужно их, конечно же, отключить?

— Дя.

Прелестно. От зала маэнаров идут две дороги по окружности, так что путь можно выбрать любой из двух. И какой лучше?

— Ты пошла развлекаться именно к той двери просто так или что-то подозревала? — улыбнувшись уголком рта, спросил я, и Нолик смущенно отвела взгляд.

— Ня почему сразу развлекаться, я просто хотела смяунять няпряжение.., — начав оправдываться, девушка закусила губу. — Можня?

— Нет. Ты даже на вопрос толком не ответила, какое тут «можно»?

— Мяу! Мняу кажется, что там мяуньше.., — поспешно ответила кошечка, и я, кивнув, выдернул кристаллик из пола, направившись к двери.

Честно говоря, мне не слишком-то нравилась получившаяся роль. Да, я прекрасно помнил, что кошечки весьма прямолинейны, и их чувства в какой-то мере были достаточно просты; как бы я ни старался оставаться нейтральным, зная, что девчата просто рассчитывают на наиболее эффективное совершенствование, делая то, что придется мне по вкусу, это было сложно. Да и вряд ли тех же Эн или Кей сейчас можно назвать притворщицами — они были вполне искренни в своих новых чувствах, так что и я, конечно, привязался. Может, это и не любовь, но я уже не представляю иной жизни, хотя прошло и совсем немного времени, как не погляди...

Несмотря на то, что сам контроль со стороны некоманта накладывал большие ограничения на самих девушек, основных путей было два — это или компромисс со взаимопомощью, которые я мог бы с натяжкой назвать чем-то вроде «брака», или банальная диктатура-рабство. В последнем есть свои преимущества, но не тогда, когда на повышение отношений завязано столь много. Да и непросто это: все-таки та же Нолик, несмотря на ее мощные способности, была хрупкой девчушкой, такой же милой, как и остальные неки. На ручки просилась, хех... Такая же одиночка, как и все, и больше никого, кроме меня и остальных ушастиков, у нее нет и, скорее всего, не будет.

Так что, как только Нолик стала еще одной из моих спутниц, я взял ответственность и за нее, причем в этот раз она была даже еще большей из-за того, что мы изначально готовили капсулу для этого. Пусть не «моя кошка» в прямом смысле, но наши жизни теперь неразрывно связаны, проблема лишь в том, что времени для плавного выстраивания чувств у нас нет, и все усугубляется еще и тем, что у неки нет мотивации в виде прокачки.

У Нолика нет цели быть с Некомантом в хороших отношениях только ради саморазвития, так еще и нет конкуренции в виде других кошечек рядом. Зато, зацепившись за ее скорее всего умышленную оговорку, я смогу разжигать возбуждение брюнетки, а затем «тушить пожар», как это обычно бывает: вводишь ограничение, затем его снимаешь — и все довольны, хотя ничего не изменилось с момента ввода ограничения. Пусть мне и не по себе слушать ее жалобное мяуканье, но мое предвкушение, должно быть, не менее сильно, чем ее собственное, а уж по решению проблемы с высасыванием жизни есть пара идей, даже без учета постепенного снижения коэффициента ее «поглощалки».

Этаж все-таки был огромным: закончив с мысленными рассуждениями и заприметив при свете нишу, я воткнул батарейку в стенную панель, после чего гигантская дверь с шипением стала открываться. «Шепот» пока что молчал, и, даже когда две створки разошлись в стороны, открывая медленно начавший подсвечиваться коридор, все было спокойно.

Оставлять батарейки в нишах было бы расточительным, но отрезать себе путь назад — безрассудно, так что я пока что рассчитывал проложить путь до лифта, а затем собрать кристаллы назад. Сделав несколько шагов вперед, я уловил уже привычные зловещие предупреждения давно погибших людей, из-за чего сразу же вызвал револьверы. «Свет» немного заполнился, как и жизненные силы, так что ненадолго Тэнэбра-формы хватить должно. Отрастив уши и хвост, я накрыл большую площадь аурой, но пока что не смог подсветить противника.

Шаг за шагом... Нолик старалась ступать потише, но с ее металлическим нарядом это удавалось не слишком-то хорошо, а если снимет обувку — опять вся поизранится о поврежденный корнями пол. Да и на оставшейся дистанции нас засекут в любом случае.

Еще пяток метров. Еще... Мигнуло! Десятки мелких силуэтов демонического цвета. Какие-нибудь бесы? В них было от силы с полметра роста, сгорбленный силуэт, а вместо рук — клешни. Нолик удивленно мяукнула, впервые оценив «Трансляцию» «Поиска», и приготовилась к бою, окружив свой силуэт фиолетовым шаром. Громко щелкая, мелкие твари побежали в нашу сторону, топоча крошечными ножками и... хихикая?

— Ишь какая, гордая! Нос подняла!

— Волосяки отрастила, а причесаться как — не знает!

— На парня даже не глядит, строит из себя важную!

Продолжая сыпать замечаниями, словно бабки у подъезда, демонята показались из-за поворота и побежали в сторону Нолика, потрясая клешнями и улюлюкая. Выстрел, второй — мелкие твари погибали от первого же попадания, и, когда я попытался сместиться, чтобы прикрыть кошечку, то неожиданно споткнулся. Будто бы что-то бросалось мне прямо в ноги, ударялось о голени, а затем целенаправленно набрасывалось сзади, рассчитывая, что так у меня подогнутся колени, и я свалюсь на пол.

Тут я заметил быстро движущиеся крошечные оранжевые силуэты, напоминающие крошечных собак, вроде чихуахуа. Они перемещались с такой скоростью, что я их даже сразу и заметить не смог, умудряясь за доли секунд отбегать в сторону карликов и молниеносно возвращаясь назад. Зато выяснил минус в своей защите...

Выгадав момент, я резко присел и взмахнул мечом как раз на пути приближающейся демонической псинки — с влажным звуком клинок располовинил существо, и ко мне в ноги плюхнулись останки, которые почти сразу же исчезли.

Нолик же, прижав ушки, больше никак не хотела выслушивать ехидство постукивающих клешнями тварей. Шар вокруг нее стал плотнее, а затем раздался громкий хлопок, отразившийся эхом от стен: сразу вся многочисленная толпа оказалась вдавлена в пол, оставшись на нем ровным кровавым полотном с перемолотыми кусками тела. Все: лопнувшие мышцы, хрустнувшие кости, размозжившиеся органы, все это слилось в единый страшный звук, совпавший с испуганным криком почувствовавших приближающуюся смерть тварей.

«Поглощен Темный: Класс Подземный Демон, Стрычек ур.1×35»

«Поглощен Темный: Класс Ёкай, Сунэкосури ур.1×10»

Все вокруг сразу же затихло, а я почувствовал долгожданный прилив сил. Пусть и временный, но разбитое состояние меня уже успело вымотать. Нолик же все еще стояла на месте после использования «Телекинетического пресса», сжав кулачки от негодования. Проверив, я убедился, что уровень энергии кошечки упал на сто единиц из-за использования умения, но смерть мелюзги немного пополнила запасы, значит, ее запас не фиксированный. Возможно, абстрактная «тысяча процентов», по сотне от каждого сигилла? Оставив эти рассуждения на потом, я подошел к расстроенной кошечке: в конце концов, как бы она себя не превозносила, это был ее первый раз. И я сейчас не об убийстве.

— Эй. Ты что, всерьез восприняла всю эту мелюзгу? Они же демоны.

— Няет, конечняу. Я же совершенство, естественно, что у меняу мняго завистняков! А волосы... тут просто нет расчески, я ее обязательно себе сделаю! — торопливо объяснялась девушка, медленно вышагивая за мной. — А на тебя я ня смотрю, потому что ты ня заслужил внимяуние столь великолепной особы, мня!

— Что насчет совершенства, так волосы у тебя и впрямь великолепные, а это я тебя взлохматил, — с улыбкой произнес я. — В остальном... Вот уже, было, подумал, что кто-то стал хорошей кошечкой, но нет, снова-здорово.

— Мяу! Я их всех прибила разом, мня! Я заслуж...

Повернувшись, я коснулся губ девушки указательным пальцем. Похоже, тут же началось поглощение, и девушка блаженно улыбнулась, коснувшись шершавым язычком моего пальца, но я его убрал буквально через пару секунд. Разочарованно мяукнув, девушка потянулась язычком ко мне, но, осознав, как сейчас выглядит, тут же отвернулась и спрятала язычок, подергивая ушком.

— Разом — это ты молодец, но здесь еще кто-то... Странно, что они вообще не делили территорию, обычно Темные готовы друг с другом поперегрызться, здесь скорее всего просто не из-за чего...

В радиус вошел еще кто-то. На этот раз противник был огромным, практически под весь высоченный потолок коридора, а это не меньше четырех метров. Просто огромный силуэт какого-то мужика, без каких-либо особенностей, кроме огромного тесака в руке.

Заранее использовав «Печать», я быстро проскользнул за поворот, чтобы существо оказалось в прямой видимости. Гуманоидная суть этого Темного давала некоторую надежду на разумность и возможность договориться, но, боюсь, подобное явление встречается слишком редко. Держа на прицеле голову здоровяка, я отсчитал секунды.

— Ты сейчас сдохнешь, мелюз.., — обе пули вошли в голову начавшего бузить гиганта, из-за чего черепушка лихо раскололась, а в тишине можно было услышать, как на пол шлепнулись осколки громоздкого черепа. Здоровенная нижняя челюсть осталась на месте вместе с болтающимся языком, а затем туша упала на колени, но исчезла не сразу. Еще более странным было то, что не было информации о «Поглощении» — похоже, тварь выжила, но где вдруг оказалась — сказать сложно.

— А ты во всемяу такой быстрый? — ехидно спросила кошечка, смотря на меня с прищуром.

— И кто-то еще говорит про похотливых некомантов...

— А с чего ты решил, что я про то, о чемня ты подумял? Просто восхитилась скоростью хозяиня, мяу, — продолжила девица, и я усмехнулся. — Ты же похвалил мяуи волосы?

— Умница, уела.

— Мр-р-р, это для меняу так же естественняу, как дышать, — закрыв глаза, Нолик покачала хвостиком и пригладила непослушные прядки. — Еще кто-нибудь есть?

Радиус в неко-форме цеплял весьма далеко, так что на пути пока что никого не было. Пройдя до конца коридора, я в этом убедился и, достав из кармана еще одну батарейку, стал открывать очередную дверь, которая должна была привести к подъемнику. Створки расходились мучительно долго, но, как можно было убедиться по пустой круглой платформе, попавшийся нам коридор и впрямь был достаточно безопасным. Похвалив кошечку, хотя это могло быть и просто случайностью, я вернулся вместе с ней за оставленными ранее кристаллами, так что вскоре мы уже поднимались на второй этаж — тот, где когда-то происходила переработка добытых материалов, отсортированных в тех коридорах, по которым мы только что прошли.

Была мысль, что прямо за дверью может быть какая-нибудь ерунда, от которой будет сбежать проблематично, ведь оставалось надеяться только на медленный лифт, только других вариантов все равно не было. Но нет — створки открылись, и нашему взору предстал очередной темный зал. Здесь было несколько транспортных платформ, сейчас явно не работающих, но быстро найденная Ноликом панелька помогла оживить комнатушку. Все платформы тут же поднялись в воздух, а на некоторых даже были остатки вербинита. Пока я разочарованно изучал местный справочник, убеждаясь в том, что его содержание идентично предыдущему, кошечка собрала несколько показавшихся ей подходящими для трансформации кусочков в одну горку.

— Хм. Кстати... Хотел спросить, по поводу колечка. Камушек какой-то особый? — со вздохом отойдя от терминала, спросил я, и Нолик вздрогнула, сжав колечко пальцами.

— Я... Мня! Я ведь должня ответить. Мяустер ты ставить совершенство в трудное положеняе! — залившись краской, заявила нека, не зная, то ли ей скрывать свои алеющие щечки, то ли прятать кольцо.

— И?

Сглотнув, нека прижала ушки к голове.

— Мня! Т-ты передал мне кусочек, и он сохранил твое тепло, как и эффект от касания некомяунта.., — пробормотала девушка. Вспомнив, для чего она его использовала, я и сам сглотнул. Весьма будоражащая и возбуждающая мысль, когда девушка хранит предмет, чтобы потом с ним развлекаться, думая обо мне.

В конце концов, заимствованная жизненная сила от «Поглощения» скоро иссякнет. Хотя мне и не нужно оправдание, Нолик сейчас выглядела чертовски привлекательно. Подойдя ближе, я осторожно коснулся прижатых ушек, отчего кошечка вздрогнула и неверяще посмотрела мне в глаза, и мелко задрожала всем телом.

— Ты снова будешь меняу мяучить! Я скоро сойду с ума, если так и продолжу питаться твоим «Светом»! — прошептала Нолик, часто дыша, но не в силах противиться моим касаниям. Осторожно коснувшись моих рук металлическими перчатками, она придерживала их, будто бы собираясь в любой момент меня прервать, но ее блаженно закрытые глазки говорили о том, что она уже слабо контролирует себя.

Разочарованно мяукнув, когда я убрал руку, Нолик закусила губу, умоляюще смотря на меня. Ее хвостик встал трубой, а ушки мелко подрагивали, выдавая крайне возбужденное состояние неки, и именно в этот момент я подхватил кошечку и усадил на одну из платформ, после чего отдал короткий «Приказ». Пластинки защиты разошлись в стороны, обнажая влажные ярко-розовые от прилившей крови половые губки, а затем мои пальцы коснулись сокровенного местечка девушки.

Своды пустого зала эхом отразили блаженный стон, вырвавшийся у кошечки после моего прикосновения. Взгляд Нолика прямо сейчас обещал все, что угодно: казалось, она готова стереть весь этот мир в труху со всеми тварями, если только кто-то из них помешает мне продолжить.

Глава 5. Сдерживание строптивой.

Тишина. Лишь частое дыхание возбужденной девушки, сопровождаемое громким урчанием, нарушает спокойную атмосферу заброшенного здания. Смотря мне в глаза, Нолик одним лишь взглядом умоляет, чтобы я не останавливался, но вместе с этим ее охватывает смятение из-за того, что я могу потерять слишком много сил.

Убрав пальцы от горячих губок, я молча смотрю в красивые яркие голубые глаза со слегка подрагивающими длинными ресничками. Удерживая девушку одной рукой за ее броню, я убедился, что для высасывания «Света», по крайней мере, в пассивном варианте, требуется прямой контакт наших тел, так что любая защита будет спасением, но она же и притупит ощущения Нолика, из-за которых, похоже, девушка скоро может просто сойти с ума.

Пальцы нежно коснулись возбуждённого бугорка, отчего Нолик вновь сексуально выгнулась, издав сладкий стон, будоражащий кровь и разжигающий мужское эго. Нет для мужчины лучшего доказательства мужественности, чем овладение такой чувственной девушкой, но куда приятней самого факта доступности будет подобная реакция, без слов говорящая о том, что для партнерши нет никого лучше. Не будет никого лучше. Как бы она ко мне не относилась, что бы ни планировала, какого бы высокого мнения о себе не была — все это резко ушло на второй план, ведь сейчас каждая мысль кошечки была лишь обо мне.

Слегка приблизив лицо, так, чтобы ощущать жаркое и частое дыхание, я боролся с желанием поцеловать красавицу. Ее эротично приоткрытый ротик демонстрировал ровные зубки со слегка удлиненными клычками, а зрачки пытались поймать мой взгляд, чтобы понять: что я предприму дальше?

— Высунь язычок.

Торопливо кивнув, Нолик чуть шире открыла ротик и тихо охнула, когда мой язык коснулся ее в легком и игривом движении. Струнка возбуждения пронзила неку, и та немного подалась вперед, когда мои пальцы вновь легли на ее киску, плавными круговыми движениями играясь с ее клитором.

— Мня-я-ах! — мяукнув, Нолик застонала, переведя взгляд на мою руку, которая умело игралась с ее чувствительными точками. Амулет развивал все умения подряд, так что, учитывая мой опыт, я был уже даже чересчур хорош для кошечки, впервые узнавшей касания мужских рук. Раздвинув ножки чуть шире, Нолик с предвкушением наблюдала за тем, как мой средний палец медленно погружается внутрь нее. Прикусив губу, девушка дернула ушком и страстно застонала, ощущая, как мои пальцы держат ее под контролем. Еще секунда и, как только девушка подалась вперед, я убрал руку, оставив блаженство вперемешку с надеждой на продолжение на лице неки.

— Ты стала на удивление молчалива, — со смешком сказал я, и девушка, нервно облизнув губы, выдавила из себя улыбку.

— А что тут говорить, мня-а....

— И впрямь. Твои стоны говорят всяко больше слов, — не сводя глаз с неки, добавил я, и Нолик смущенно повернула голову в сторону. — Тебе нравится?

— Дя, — коротко, но с придыханием и невероятно искренне прошептала кошечка. — Мня-а-а...

— И что тебе понравилось больше всего? Это ведь были всего лишь пальцы, верно?

— Д-да, для совершенства вроде мяуня подобняе не мяужет быть чем-то особым, — попыталась девица все-таки набить себе цену. — Просто ты запретил мне развлекаться...

— О? А если я разрешу тебе развлекаться самостоятельно, но запрещу когда-либо меня касаться? Раз уж в моих касаниях нет ничего особенного, условия отличные, верно? — с улыбкой добавил я, видя смятение на личике девушки.

— Няет... Я... Я хочу, чтобы ты меняу касался, — смущенно прошептала Нолик, вновь облизнувшись. — Твой палец внутри... Это было прелестно, меняу будто молния пронзила, — добавила девушка уже более твердым голосом.

— Хорошая девочка, — введя сразу два пальца внутрь и став весьма активно двигать, я увидел, как Нолик зажмурилась, громко мяукнув и простонав вместе с этим. Ее хвостик шелестел по платформе, тогда как ушки резко вздрогнули, совпав по интервалу с шумом от лязгнувших броней ножек, которые девушка непроизвольно сжала вокруг моей руки, не желая расставаться.

Нависнув над девушкой, я смотрел прямо ей в глаза, практически касаясь своим носом ее, и все это время непрерывно трахал ее пальцами, чувствуя, как Нолик очень быстро подходит к кульминации. Еще чуточку быстрее — стиснув ножки, кошечка протяжно мяукнула и, не удержавшись, коснулась моих губ своими, слившись в быстром и нежном поцелуе, сопровождаемым ее долгожданным оргазмом. Мелко дрожа, Нолик приоткрыла глазки с поволокой наслаждения, и, прервав поцелуй, со скрежетом улеглась на спину, громко урча.

— Мр-р-р... Костя.., — сопровождая мое имя мурлыканьем, нека нежно коснулась моих волос металлической перчаткой. — Спасибо, мня...

Продолжая улыбаться, я принялся поглаживать кошечку по волосам, раз за разом приминая ее пушистые ушки. Радостно мурлыкая, Нолик терлась о мою ладонь, пока, наконец, не осознала. Ее щечки горели румянцем, а дыхание вновь участилось.

— Т-ты... Опять меняу возбудил, мня?!

— Ага.

Задыхаясь от возмущения, девушка пару раз открыла и закрыла рот, после чего мило улыбнулась, вновь принявшись урчать, тем самым намекая на то, что не плохо бы было ее довести еще разок до оргазма.

— Хм. Думаю, пока достаточно, — безразличным тоном, сказал я, отстраняясь.

— Мня! Стой! Костя! — потянувшись рукой за мной, девушка жалобно мяукнула.

— Я почти растратил все силы, дальше будет хуже, — ответил я, пожав плечами, и кошечка сомкнула пальцы, перестав тянуться ко мне, понимая, чего стоит ее удовольствие. — Да и отдачи не особо-то много, если разобраться.., — сказал я, поглаживая подбородок и смотря на тускло светящиеся огоньки освещения.

— Что ты хочешь, мня?

— Если не брать в расчет желание выбраться отсюда, то ничего, — улыбаясь, сказал я. — Пойдем.

— Костя! Е-еще разочек... Может, как-то можняу? — шевельнув ушком, спросила девушка. — Мня... Очень понравилось, я без умяу от твоих касаний! Когда ты трогаешь меняу... там... Это блаженство! — сбивчиво, но вполне искренне на первый взгляд стала говорить кошечка, встав на четвереньки и покачивая хвостиком.

— Ладно, снимаю ограничение, — небрежно произнес я, усевшись на платформу неподалеку. — Ты ведь все равно хотела подобное?

Осторожно коснувшись пальцами своей разгорячённой киски, нека кивнула. Было видно, что это теперь не совсем то, чего она ожидала, по сравнению с моими ласками, но неудовлетворенное желание подталкивало ее приступить.

— Ты будешь смяутреть?

— А почему нет?

Шевельнув ушком, девушка все-таки повернулась ко мне попкой. Ее хвост был направлен вверх, не прикрывая прелестный вид на все еще нетронутые дырочки, а сама Нолик стала бережно водить ладошкой по клитору, тихо постанывая. Ее поблескивающие от соков пальцы ловко двигались по кругу, постепенно набирая темп, но очень скоро этого девушке перестало хватать, и, уткнувшись головой в платформу, Нолик вогнала пальцы внутрь себя, принявшись вводить их в вагину весьма агрессивно. Похотливое личико неки смотрелось совсем по-новому, да и сама девушка наверняка понимала, насколько развратно сейчас выглядит. Я же, положив ногу на ногу, чтобы скрыть стояк, старался выглядеть невозмутимым. Все-таки стоит показать, что это она одна тут зависима от подобного, быстрее разовьется...

Хотя, похоже, девица вовсю старалась меня соблазнить. Понякивая и постанывая все громче, она покачивала попкой, имитируя фрикции, а взгляд голубых глаз непрерывно следил за мной. Постепенно простая внимательность сменилась желанием, и мне стало весьма сложно сдерживать себя: всем своим видом кошечка просто-напросто уговаривала меня сорваться с места и взять ее сзади, грубо насадив и начав самозабвенно трахать, вернув ей утраченное сладостное ощущение моих касаний.

-М-м... Ня... Костя! Костя, глубже... Еще! — прикрыв глазки, девица уже ничуть не скрывала своих фантазий, подмахивая попкой собственным пальчикам. Блестящие капельки смазки стекали по бедрам вниз, хвостик подергивался при каждом движении, а голосок приобрел будоражащие слух нотки, отчего сдерживаться становилось все сложнее.

Уже зная, как кошечка себя ведет при приближении оргазма, я подловил нужный момент. Движения девушки участились, слова заменились сладкими постанываниями, сбивающимися частым дыханием, и... «Приказ». Изумленная девушка замерла и убрала руки от разгорячённой киски, все еще не веря, что я сделал подобное.

— П-почемяу?!

— Ты ведь меня сейчас дразнила? Вместо того, чтобы по-быстрому отделаться, ты вела к тому, чтобы некомант поддался эмоциям и потерял силы, ублажая твою эгоистичную ушастую натуру, так ведь? Плохая кошечка.

Сложно было сказать, что за чувство сейчас доминировало у Нолика, но у нее аж дыхание перехватило. Сдерживание оргазма вкупе с моей властностью, за счет которой я контролировал каждое ее движение. Ее, столь совершенную и могущественную, и столь уязвимую передо мной.

— М-м. Не очень то и хотелось, мняу. Подумяешь.., — сев на платформу, неуверенно сказала девушка. — Как кто-то вроде меняу вообще может хотеть внутрь твою... наверняка восхитительную плоть, что мяужет доставить еще больше удовольствия... Заполнит мняу... И все это времяу будет касаться, тереться внутри... Мяу!

— Вот и славно. Я и не планировал.

— Не планировал, мня? — упавшим голосом пробормотала кошечка. — Я... Я тебе все-таки не нравлюсь?

— Так я уже говорил. Ты — не единственная нека, и вы все красотки. Тут-то в силу и вступает характер, а если он гнилой, то и желание пропадает само собой. Конечно, переделывать кого-либо я не планирую, но отношение подкорректировать — самое оно, — безразличным тоном объяснил я. — Так что...

— Я поняла, мня! Костя... Ты мняу очень нужен! — с чувством произнесла девушка. — Правда!

— И будешь меня во всем слушаться?

— Дя.

Кивнув, я указал на небольшую кучку металла, вместе с этим передав образ девушке. Удивившись, она подхватила энергией обломки и довольно быстро слепила... Ну, не думаю, что высокоразвитая цивилизация и впрямь рассчитывала на то, что вербинит, и все их технологии вкупе с сотворением местного «пятого элемента» будут использованы для создания фаллоимитатора, но да ладно. Потом переделаем.

Похоже, кошечка не сразу даже поняла, но, когда я вновь велел ей лечь на спинку и раздвинуть ножки, радостно качнула хвостиком. Придерживая девушку за броню, я провел идеально гладким металлическим кончиком по ее губам, после чего Нолик послушно взяла в ротик фаллоимитатор, став жадно его обсасывать, еще больше возбуждаясь. Громкое урчание говорило о том, что девушке вполне по душе подобная игра и, когда я вытащил смазанный предмет из ее рта, даже недовольно мяукнула.

Продолжая смотреть за Ноликом, я поводил теплым кончиком по клитору, затем слегка раздвинул губки, направляя прямо к дырочке. Напрягшись, девушка вцепилась в мою руку, задержав дыхание. А я, отключив часть нанитовой перчатки, коснулся кожи девушки и погрузил предмет чуть глубже. Дыша все чаще в ожидании боли, Нолик со смешанными чувствами наблюдала за мной, и я, расценив, что не могу отдать эту привилегию бездушной безделушке, приказал кошечке закрыть глаза, после чего пододвинул ее к краю.

Все еще часто дыша, Нолик мелко дрожала от ожидания, когда я извлек из-под защиты костюма стоящий колом член, следом без лишних прелюдий прислонил головку ко входу во влагалище, улыбаясь тому, как девушка тихо застонала, вновь почувствовав мое касание, а затем, крепко сжимая бедра неки, резко вошел внутрь, сразу же использовав исцеление.

Охнув, Нолик взвизгнула, ощутив сразу весь мой орган внутри своей узенькой дырочки, а я, борясь с искушением ,медленно вынул и вновь взялся за фаллоимитатор. Нанитовую защиту можно использовать как тоненький презерватив, да и смазки должно быть достаточно, но... Я, наверное, зажрался, постоянно занимаясь сексом без резинки, лучше уж оставить на следующий раз.

Приобняв девушку, которой разрешил открыть глаза, я медленно водил внутри нее гладкой имитацией, разрабатывая ее дырочку. Время от времени как бы невзначай касаясь клитора рукой, я вызывал у Нолика резкое нарастание возбуждения, и, будучи раскочегаренная до этого собственной мастурбацией, кошечка очень быстро вернулась к упущенному состоянию, причем с еще большим рвением постанывая. Чуть чаще... Отпустив девушку, освободившейся рукой я принялся ласкать клитор, продолжая трахать кошечку фаллоимитатором, и, еще секунда...

— Мня-а-а-а! — забарабанив перчатками по платформе, кошечка бурно кончала пару десятков секунд, никак не в силах остановиться. Сбиваясь с дыхания, она не осознавала ничего вокруг. Несколько ламп лопнули от разнесшейся в стороны волны энергии, а сама девушка, окутанная фиолетовым шаром, устало улеглась после того, как первая волна наслаждения отхлынула от ее наполненного наслаждением тела.

— Осознала, как со мной может быть хорошо?

Кивок.

— И это была просто железка. Захотелось заслужить джек-пот?

— Мня... Я буду стараться, Костя, — игриво свернувшись калачиком, девушка замурлыкала.

«Отношение 0 изменилось»

Пассивное усиление: «Автоматическая зарядка верб-конструктов»

Умение разблокировано: «Телекинетический пресс»

Новое критическое умение (100 энергии): «Фазовый прыжок».

Глава 6. Нити.

Кошечка еще немного посмаковала послевкусие от долгожданного оргазма, пока я старался отвлечься от развратных мыслей, думая о том, как всякие мудрецы десятилетиями воздерживались... Хотя в горах оно должно быть проще, чем рядом с развратной красоткой, тихо мурлыкающей в нескольких метрах от меня.

Металла оказалось немного, по сути большая части и ушла на имитатор, осталось только разобраться с «Автоматической зарядкой» и стоимостью телекинеза. С виду он показался мне весьма мощным, да и, судя по манипуляциям Нолика, у нее были возможности помимо этих. Выудив в «Дополненной реальности» табличку с умениями, я был приятно удивлен.

«Переработка верб-конструктов» — позволяет придавать форму вербиниту разного типа. Изначально включает в себя полный контроль над материалом и его преобразование на интуитивном уровне. Выполнение требований усиливает/модифицирует первичные эффекты.

Продвинутое владение (при разблокировании умения): дистанционное манипулирование вербинитом. Примогенный — создание грубых конструкций. Чистый — создание любых конструкций.

Профессиональное владение (при увеличении отношения): зарядка конструктов тэнэбра-энергией. Эффект зависит от типа конструкта, требуется заряд сигиллов.

Мастерское владение (требуется увеличение отношения, требуется каудотэнэбрическое снаряжение) — эффект неизвестен, требуется заряд сигиллов.

Божественное владение (требуется максимальное отношение, требуется каудотэнэбрическое снаряжение с полной синергией, требуется Истинное Имя) — эффект неизвестен, полное раскрытие потенциала умения. Автономное использование.

«Телекинетический пресс» — осуществляет преобразование тэнэбра-энергии в ноотическую, позволяя использовать телекинетические удары разной силы. Выполнение требований усиливает/модифицирует первичные эффекты.

Продвинутое владение (при разблокировании умения): 1. Мощный телекинетический удар контролируемой силы, направленный к ближайшей плоскости. 2. Мощный телекинетический удар, направленный во все стороны от источника. Требуется заряд сигиллов.

Профессиональное владение (при увеличении отношения ) — эффект неизвестен, требуется заряд сигиллов.

Мастерское владение (требуется увеличение отношения, требуется тэнэброноотический имплант) — эффект неизвестен, требуется заряд сигиллов.

Божественное владение (требуется максимальное отношение, требуется заряженный тэнэброноотический имплант, требуется Истинное Имя) — эффект неизвестен, полное раскрытие потенциала умения. Автономное использование.

«Фазовый прыжок» — позволяет использовать технологии сигилла для мгновенного перемещения в пространстве.

В целом, я более-менее разобрался. Если у других девчат нужно было подбирать умения, которые они потом бы планомерно развивали, то в данном случае Нолик изначально умеет все, что характерно для ее классов, только это нужно разблокировать путем развития отношений. Похоже, как и в исходной системе был бонус для некоманта, дорожащего своими спутницами и учитывающего их желания, так и здесь это ходячее совершенство не позволяют сразу использовать на полную. Правда, из этого можно сделать вывод, что создание Нолика все-таки было задумано изначально, но в общее число Путешественниц она не попала. Причин тут может быть несколько... Или боялись, что какой-нибудь хмырь вроде пятицветика уведет девчушку и заставит работать на себя, проведя неизвестный мне ритуал по обратной тэнэбризации, или девчушка вне нулевого мира относительно бесполезна из-за отсутствия вербинита и подходящего окружения. А еще один вариант... Учитывая, что неки не так уж рвутся помогать людям, подобная Нолику кошатина могла бы где-нибудь стать богиней; далеко за примером ходить не нужно, а ведь у Эннет были просто продвинутые технологии, без особо мощных собственных способностей.

Закончив с изучением, я глянул на девчушку, которая уже успела привести себя в порядок и теперь с милой улыбочкой приводила в порядок волосы и шерсть на ушках заодно, сделав из вербинита небольшую расческу.

— Мня? — заметив мой взгляд, нека замерла, весьма забавно склонив голову набок и взмахнув хвостиком.

— Что насчет зарядки конструктов? Сейчас это может пригодится, ну там, кристальные батарейки сделать, например?

— Хмяу... Нет, для батареи придется очень мняуго энергии затратить, — самодовольным тоном сказала девица, но потом осеклась, осознав, что в данном случае ее «бесполезность» перечеркивает эффект от ее информированности. — Мня! Я что-нибудь придумяую!

— Да ладно, обойдемся теми батарейками, что есть, а уж как найдётся побольше материала, то и будем думать, — ободряюще произнес я, улыбнувшись, и Нолик тоже повеселела, благодарно мяукнув.

Еще раз бросив взгляд на заброшенные платформы, я отправился к панели. На этом этаже не было выбора в виде коридоров, так что гадать не придётся. Разместив кристаллик, я молча ждал, пока исполинские двери разойдутся в стороны, открывая вид на обширный зал, заставленный каким-то громоздким оборудованием, предназначенным, видимо, для переработки местной руды или чего-то подобного. Чтобы уместить все это добро, в зале сделали высоченный потолок, так что неудивительно, что в пронизывающей тучи постройке было всего лишь пять этажей.

Глаза пока что не совсем привыкли к полумраку, разгоняемому лишь грязными фонарями в полу, тогда как «Шепот» уже вовсю сообщал о наличии противников, силуэты которых пока что были не видны.

— Стой, Костя! — испуганно мяукнув, кошечка вцепилась в мои плечи перчатками, не давая ступить и шагу. В ответ на мой вопросительный взгляд девушка сместила ободок с червячными фотоэлементами, разместив их на уровне собственных глаз, после чего злобно зашипела, растопырив пальчики на руках. — Паутина.

Удивившись, я еще раз осмотрел ближайший коридорчик, идущий между огромными станками. На вид — без каких-либо препятствий, особенно с учетом местного запустения, уж какая-нибудь грязь или там пыль должна была осесть. Пока я тщетно пытался разглядеть, кошечка вернулась с одной из платформ поменьше, после чего бесцеремонно растолкала меня и разместила диск в проходе.

— Готов, мня? Смяутри! — несмотря на фразу, ожидать моей готовности кошечка не стала и просто пнула диск, отправив парить в сторону зала. В воздухе разлились приятные уху мелодичные отзвуки, будто кто-то нежно провел пальцами по струнам арфы, а затем платформа оказалась разрезана на тоненькие листы металла. Потеряв возможность левитировать, она начала заваливаться, и к моменту падения на пол от нее остались лишь ровные поблескивающие в неровном свете фонарей хлопья.

— Это... Это какому же пауку нужна паутина, которая жертву заранее расчленяет на кусочки? — не скрывая своего удивления, сказал я, осознавая, что было бы со мной, если бы отправился вперед. Быть может поле и защитило бы, но как-то проверять не очень хотелось. — Спасибо.

Довольно улыбнувшись, кошечка подставила мне голову, и я аккуратно почесал ее за ушком.

— Мр-р-р. Костя, это все — ноопроявления... В них ня нужно искать смысл, страх очень часто иррационален, мяу. Разве невидимяуя и острая паутина не пугает?

— Есть такое... Хотя до прихода сюда о таком и не задумывался, — пожав плечами, ответил я. — Надеюсь, что она горит, как обычная паутина.

Вернувшись в предыдущую комнату, я нашел еще одну небольшую платформу — диаметром в полметра, так что мне хватит возможностей «Стихийного зачарования» для этого, после чего потащил заряженный огненной руной диск обратно к паутинному залу и повторил действия кошечки. Как только металл стал мелодично разваливаться на части, прожал активацию, и мощный огненный всполох озарил полумрак, выжигая нити, опутавшие плотной сетью все вокруг.

— Няплохо, няплохо, — радостно подпрыгивая на месте, приговаривала нека. — Мня... Где же сам владелец?

Владельца мне сейчас хотелось видеть меньше всего. Печально, что башня вообще не располагает центральным подъемником; похоже, что посещение кем-то из персонала было явлением достаточно редким, либо местные жители пользовались каким-то хитрым способом по типу телепортации, так что для будничной транспортировки материалов использовали нечто вроде распределения производственных потоков. Сырец поступал от подъемника, с помощью которого мы попали на второй этаж, а результат обработки поступал в дальний конец этажа, к еще одному подъемнику. В итоге нужно пройти через весь огромный зал, в определенный момент отрезав себе путь к отходу... Хотя его придется обрезать в любом случае: если паучище выберется через ходы к червячным тоннелям, будет потом очень грустно оказаться располосованным уже снаружи, когда где-нибудь наткнешься на невидимые нити.

— Думаешь, он заявится, когда подпортим его невидимые художества?

— Няверное... Тут слишком мняуго паутины, все выжигать будет тяжко, — вздохнув, объявила девушка, взглянув на меня. — Я мяугу скакнуть сразу в конец!

— Нет. В таких условиях твой «Прыжок» использовать рискованно, ты ведь не видишь, куда именно переместишься?

Получив подтверждение, я для себя отметил, что кошечка теперь не ломится вперед, считая, что она самая лучшая: хороший прогресс за столь короткое время. Думая так, я выудил тетраграмматон и, заполнив бумажку, швырнул в сторону ближайшего станка, вмиг превратившегося в металлического голема. Частично, конечно, но мне хватит.

Проведя существо по очищенному пути, я принялся отщеплять от него куски и отдельно зачаровывать на пламя, после чего закреплять их на структуре существа. Занятие довольно муторное, но не слишком долгое, хотя Нолик за это время уже вся измяукалась от скуки. Невидимый противник атаковать не спешил, так что я, приготовив пистолеты, отправил свой паутинный тральщик вперед по коридору.

Всполох — оставаясь невредимым, голем пошел вперед, после чего я активировал следующий заряд: так мой безмозглый помощник благополучно добрался до противоположной стены, создав безопасный коридор. Переглянувшись с кошечкой, я выудил кристаллик из панели и заскочил внутрь до того, как двери захлопнулись. Осталось лишь быстро пройти до самого конца и открыть другие двери.

«Здесь...» — пугающий шепот, пусть и частично заглушенной мной, все равно давил на нервы, и я почувствовал, как ладони начинают потеть даже под бронеперчатками из нанитов. Тусклый свет и невидимая смерть где-то совсем рядом, плюс мощная, но беззащитная на вид кошечка под боком, за которой я тоже должен следить. Сглотнув, я медленно пошел вперед, положив руки на металлические наплечники Нолика, чтобы в случае опасности сразу же дернуть ее на себя. Идя впереди, девушка контролировала, не обновилась ли паутина, и с каждым шагом я ожидал, что вот, сейчас прозвучит тревожный голос кошечки.

Первая треть, шаг за шагом... Половина пути. Моя тэнэбра форма своей аурой должна запросто охватывать всю комнату, но силуэт не видно. Тварь умеет его скрывать, будто бы специально планируя не сдохнуть от рук некоманта.

Ушко Нолика шевельнулось, уловив какой-то звук, и кошечка тут же окутала себя фиолетовым шаром, со скрежетом сплюснув два станка друг с другом. С такой мощью, что оба агрегата стали напоминать одно целое.

— Мня! Оно где-то рядом, — прошептала нека, напряженно вглядываясь в полумрак с помощью обруча. Ее ушки подобно локаторам подергивались из стороны в сторону, улавливая малейшие поскрипывания или шорохи, а я задержал дыхание и думал, как еще бы и сердце остановить, чтобы Нолику не мешать.

С мелодичным треньканьем струн голем в конце дорожки развалился на части, но я, только уловив отзвук, сразу же полыхнул оставшимися зарядами. Что-то зашипело, растворяясь в воздухе, и Нолик тут же громким хлопком телекинеза ударила где-то над нами.

— Жив еще, мня! — разочарованно покачивая хвостом, возбужденная девушка повернулась ко мне. — Беги, а я отвлеку ня себя.

— Тогда уж «Прыжок», раз пока что расчистили.

Ехидно усмехнувшись, кошечка убрала самодовольное выражение с лица и нейтральным тоном уточнила, всматриваясь в темноту:

— Я ня мяугу перемяустить с собой кого-то еще... Ох! Мяу!

Вздрогнув, когда я в виде духа вошел в ее тело, кошечка машинально, подчиняясь моему приказу, забрала браслет вместе с кристалликами и мечом, после чего растворилась в воздухе и через мгновение оказалась возле двери. Материализовавшись, я выудил из рук покрасневшей от возбуждения девицы батарейку и тут же запихнул в панель, открывая дверь к подъемнику, когда воздух неподалеку колыхнулся. Использовав «Покровительство» вместе со «Звериным Наследием», я заблокировал удар еле заметной клинкоподобной лапки, и вместе с этим восстановил выносливость и часть жизненных сил. Дверь наконец-то открылась достаточно, так что я, убедившись через «Приказ», что впереди нет паутины, отправил Нолик внутрь, и сам сиганул следом.

— Мня-ха-ха-ха! — картинно разведя руки в стороны и став их медленно сводить вместе, кошечка схлопнула двери, и к нам подкатилась восьмиглазая голова покрытого собственной паутиной паука. Пару раз щелкнув хелицерами, монстр притих, а с другой стороны закрывшихся дверей громко шлепнулось теперь уже обезглавленное тело. Похоже, нити и защищали монстра от обнаружения...

«Покровительство Павших»: Повышение до уровня 3 — абсолютная защита от любой атаки продолжительностью 3 секунды с интервалом повторного применения в 8 секунд«.

«Поглощен Темный: Класс Арахнид, Невидимый Убийца ур.25×1»

«Поглощение»: Повышение до уровня 7 — восстановление 40% жизненных сил при убийстве Темного«.

Уф. Трансформация вкупе с отдачей «Света» кошечке и дальнейшим использованием защиты отняла весьма много сил, но сейчас, после восстановлении сразу из двух источников, я чувствую себя вполне сносно.

«Путешественница 0 — «Высасывание „Света“: Повышение до уровня 3 — повышает эффективность поглощения окружающего „Света“ на 20%, „Света“ из Темных на 30%. Коэффициент поглощения сил некоманта изменен: 100% света за 60% сил».

А вот Нолик, похоже, была снова на взводе, получив энергию и за убийство, и за контакт с моим телом. Куда уж больше контакт, чем когда я целиком оказался внутри нее, верно? Часто дыша, девушка прижалась спиной к стенке, пытаясь совладать с нахлынувшими на нее эмоциями, и я в этот момент пошел забирать свое барахло.

— Мня? — открыв глаза пошире, кошечка наконец-то поняла, что впервые видит меня обнаженным. То я был все время в защите, то запрещал открывать глаза... Осмотрев каждый мускул, пока я нацеплял браслет обратно, кошечка опустила взгляд вниз и удивленно мяукнула. — Это... Ты это в меняу совал, дя?

— М-м? Ну да, — мне стало немного не по себе от того, как пристально девушка разглядывает член.

— Это он неглубоко вошел, есть куда засунуть дальше, мяу, — оценивая длину, девушка присела, чтобы рассмотреть получше, непрерывно покачивая хвостиком. — Ой! Шевельнулся, мяу! — по игривому взгляду казалось, что кошечка сейчас вцепится в мой прибор коготками, как в бедную мышку, так что я все же активировал нанитовую броню, вызвав возглас разочарования у Нолика. — Костя... Мя-я-я!

— Ох, ну что такое-то опять?

— Я же молодец?! Я убила тварюшку, мня! Порадуй ме-ня! — позвякивая пластинками, девица стала тереться о меня, громко и требовательно урча.

— Сначала доберемся хотя бы до четвертого этажа, — сообщил я, мягко отталкивая игривую кошечку. Пусть даже это поможет открыть что-то из ее умений, но я могу опять оказаться на пределе...

Судя по нездоровому на вид облаку, оставшемуся после исчезновения головы твари, в предыдущий зал лучше пока не заходить — минус одна батарея, но это в том случае, если за добычей маэнаров не придется идти обратно по этому же пути. Подойдя к подъемнику, я дождался недовольно някающую неку, после чего отправился с ней на третий этаж.

Глава 7. Мысли.

Новый уровень вновь «радовал» отличающейся архитектурой. Стены немного выдавались вперед над вторым этажом, что казалось странным, ведь на общем плане башня больше напоминала шпиль без всяких излишеств. Куда увлекательней было то, что материал, из которого созданы перегородки, был абсолютно прозрачным, из-за чего казалось, будто бы мы оказались в свое рода разрыве между частями постройки. Подойдя к стенке, чья выпирающая часть тоже была невидимой, я присвистнул, оценив открывающийся вид.

Облака были уже совсем рядом, всего в нескольких метрах, как могло показаться. А под нами, куда ни глянь, простирались серебристые горки металла, формирующие чудаковатый постапокалиптический пейзаж. Где-то вдали можно было приметить еще несколько башен, схожих с нашей, а внизу время от времени пробегали всполохи — это маэнары выпрыгивали из толщи земли, копошились в металлических кучах, и возвращались обратно под землю, искря металлической оболочкой.

Ни единого растеньица на многие километры вокруг... Лишь металлическая пустошь. Подобное зрелище вызывало у меня и грусть, и благоговение одновременно. Это какими силами нужно владеть, чтобы превратить такую же Землю, как и остальные, в это? Нолик, похоже, тоже думала о чем-то своем, наблюдая вместе со мной. Она забавно вжалась в «стекло», приплюснув носик, а от ее дыхания на материале оставался влажный след конденсата. Хвост заинтересованно выписывал волнистые движения, но я, прекратив наблюдать за девушкой, отправился к панели, которая ярко выделялась на фоне прозрачной стены и таких же дверей.

Подъемник на третьем этаже располагался в центре башни, вокруг него кольцами разместились ряды матовых клеток с полметра высотой, внутрь которых погрузчики помещали очищенную руду — сейчас, соответственно, там ничего не было, лишь пыль. К этим клетям с потолка шли толстенные кабели, пронизывающие все оставшиеся этажи — они подключались напрямую к местному «громоотводу», собирающему энергию из ноошторма, таким образом превращая руду в уже знакомый мне по призываемому оружию материал — серебристый, с фиолетовый дымкой.

Плюсом прозрачности было то, что можно сразу оценить, есть ли враги внутри или нет, хотя против паука это бы и не помогло. Но сейчас визуально никого нельзя было приметить, да и Нолик, задействовав свои маэнарные глаза, тоже ничего не заметила, так что я использовал батарейку и снял верб Изоляции, после чего мы осторожно вошли внутрь.

С тихим гудением кабели еле заметно осветились пурпурным оттенком, по клетям прошло несколько опасных на вид разрядов, но ничего не изменилось, да и «Шепот» молчал. Решив, что даже при таком раскладе рисковать не стоит, я медленно пошел вперед, держа Нолик за покрытую перчаткой руку, чтобы быстро среагировать в случае опасности.

Пройдя мимо первого ряда клетей, формирующих своего рода годичные кольца по всему этажу, мы через узкий проход смогли пробраться ко второму ряду заряжалок, где можно было уже ходить относительно свободно. Ушки неки дернулись, и она как-то странно вздрогнула, вцепившись в мою руку. Быстро осмотревшись, я сразу ничего и не увидел, но кошечка стиснула мою ладонь до боли в руке, и тогда я тихо спросил у нее, в чем дело.

— Мяу.., — прижав ушки к голове, девушка жалобно мяукнула, вдруг прижавшись ко мне и обняв.

— Что с тобой, милаш? — еще раз в тревоге оглядевшись, я заметил лишь тусклое поблескивание металла, выбивающееся из общей картины монотонного пола. — Тише, моя кошечка, тише, — увидев, как у Нолика потекли слезы, я, честно говоря, растерялся. Не люблю женские слезы, особенно тогда, когда не знаю, чем они вызваны... Но вряд ли это какое-то хитрое лицедейство, все-таки актриса из неки была так себе.

Обняв девушку, я сделал вместе с ней пару шагов в сторону блеска, пытаясь разглядеть, что же там такое. По канонам ужасов нужно делать строго наоборот, но с доставшейся мне профессией убегать от странностей приходилось все реже и реже. Рассмотрев находку получше, я даже не поверил своим глазам: на полу были ровным рядом выложены десять буковок «Nekomancer». С виду ничем не отличающиеся от тех, что я находил до этого, они вдруг начали тускнеть одна за другой, пока не почернели и не покрылись чем-то вроде ржавчины — все произошло буквально за мгновения, а Нолик разрыдалась еще громче.

— Не хочу, мня! — всхлипывая, девушка уткнулась мне в грудь. Даже постоянно покачивающийся хвостик безвольно повис. — Я... Я так мяуло всего успела увидеть! Хочу познакомиться с остальными, мяу! Не хочу умяурать! Не хочу видеть, как другие умяурут! — непрерывно затараторила нека, пока я не сжал ее чуть крепче и, обдав горячим дыханием шерстку на прижатом к голове ушке, сказал:

— Я не дам тебе погибнуть. Мы через столькое прошли, чтобы ты оказалась рядом со мной, так что никто теперь не посмеет нам помешать! Думаю, ты поладишь с остальными девчатами, они такие же милые, как и ты, — поглаживая Нолик по волосам, я услышал, как она начинает тихо урчать, постепенно успокаиваясь. Уж что подействовало — мои слова, касания или все вместе, сложно сказать, но я был рад не меньше нее.

— Костя, мяу, — слабо улыбнувшись, кошечка быстро чмокнула меня в губы, и крепко взяла за руку.

Удерживая ее, я сделал пару шагов в сторону загадочных сигиллов и, коснувшись крайнего носком ботинка, увидел, как они испарились — просто исчезли, будто их и не было здесь.

— Странные дела.., — не увидев больше ничего необычного, я вместе с некой отправился к третьему, последнему кольцу перед подъемником. Здесь было максимальное скопление кабелей: похоже, что для «обогащения» или «зарядки» металла, как бы это ни назвать, использовались разные объёмы энергии, и здесь, в центре, гул был самым ощутимым. Не заметив ничего удивительного и отправившись по кругу к двери, ведущей к подъемнику, я увидел Лорда.

Все в том же неизменном костюме, он довольно лыбился. Две его спутницы удерживали Эн, крепко схватив ее за руки, но это и не требовалась: белый халатик был весь выпачкан кровью, а на прекрасном когда-то личике, казалось, не осталось живого места. Злобно шипя, девушка дернулась, и Лорд, увернувшись от выпада ногами, резким ударом руки попал умнице по шее. Раздался хруст, и голова кошечки повисла под неестественным углом.

— Нет! — заорал я. Слишком быстро. Все произошло за мгновения, как так вообще? Эн! Почему не переместилась ко мне, если оказалась здесь же? Вызвав револьверы, я отпустил Нолик и разрядил барабаны в Лорда, но тот лишь рассмеялся и исчез, оставив лежать на полу кошечку с остекленевшими глазами. Никакого следа противников, лишь еле заметные выщерблины на прозрачном материале от попадания темных пуль.

Зная, что уже ничем не помогу, я все равно упал на колени рядом с девушкой. Мои руки осторожно приблизились к растрепавшимся волосам, слипшимся из-за грязи и крови, но пальцы нащупали лишь пустоту. Рядом со мной медленно осел на пол отец — его лицо было покрыто струпьями, а под тонкой полупрозрачной кожей, отчетливо копошились тошнотворного вида личинки.

— Вот и все, сынок. Ты не смог... Да никто бы не смог всех спасти, так что винить тебя не за что. В газетах постоянно писали про Конец Света в следующую пятницу, кто же знал, что они в этот раз не ошибутся? — пытаясь поддерживать веселый тон, папа закашлялся и выплюнул каких-то насекомых прямо на пол. — Радует лишь, что Маринка и бабуля умерли раньше, не успев увидеть всего кошмара.

— Они... погибли?

— Проще сказать, кто не погиб, — шумно втянув воздух, отец снова закашлялся. — Наверное, лучше убить себя, чем так мучиться.

— Нет...

На мое плечо опустились руки, а затем кто-то обнял меня сзади. Увидев металлические перчатки, я понял, что это Нолик, но она была невероятно спокойна, тихим урчанием выгоняя меня из открывшегося кошмара.

— Костя, мяу. Как у тебя, няверное, мняуго тревог... Смотри только на мяуня, ты ведь считаешь, что я красива?

— Да.

— А мой голос тебе нравится, мяу? Говорят, что некоманты без умяу от кошачьего акцента, поэтомяу я и не сдерживаю свою милую суть, — перегнувшись через плечо, девушка взяла меня за подбородок и вынудила посмотреть ей в глаза.

— Да.

— Тогда слушай только мяуня...

Шепча что-то, девушка подвела меня к двери подъемника, где мы вместе вставили батарейку и, спустя несколько секунд я почувствовал себя гораздо лучше. Странная тревога и отчаяние стали постепенно отступать, хотя виденные картины были слишком уж реалистичными. Прислонившись к прозрачной стенке лифта, я часто дышал, а кошечка устроилась у меня на коленях, свернувшись калачиком.

— Мня... Хочешь поговорить об этом? — лениво повернувшись, чтобы видеть мои глаза, девушка мило улыбнулась.

— Ты прямо как психолог. И что это за хрень была? Это ведь не по-настоящему где-то происходило?

— Нят. Излучение ноошторма, полагаю... Я была не готова, вот и попалась, мяу, — горестно вздохнув, девушка нежно провела пальцами перчатки по моей щеке.

— Отвратительная штука. Уж лучше б тут целый выводок паучищ был.

— Мня... Скорее всего у персонала защита была, это мы тут просто так мяутаемся, — сообщила девушка, став урчать, когда я почесал у нее за ушком. — Я не думяула, что ты так серьезно относишься, мяу.

— К чему?

— Ня... К обязанностям Някоманта. Мяужно ведь просто бегать по мяурам, жить в свое удовольствие, развлекаясь с красавицами-неками.., — начала перечислять Нолик, но я ее прервал.

— В каком смысле «развлекаясь»?

— Ню... Обнимяуться, целоваться. Вставлять свою тыкалку в няши дырочки, лапать сисечки, хвостик и ушки, — пусть это и было очевидно, но я даже как-то смутился от такой трактовки.

— Кхм.

— Ты думяул, что я ня знаю, что ты сдерживаешься? — ехидно сказала девица, прищурившись. — Это не умяуляет тот факт, что ты пожертвовал своим удовольствием в пользу мяуего, я это ценю и постараюсь быть хорошей девочкой для мяуего хозяиня, — сложив кулачки в виде лапок, Нолик протяжно мяукнула. — Ты видел что-то страшняе?

— Да... Что я не справился. Кто знает, сколько миров угробит выследивший меня ублюдок, пока я тут прохлаждаюсь?

— Хмяу. Если вопрос обстоит тяк, то мяуя бестолковая памяуть подсказывает, что нужно зайти в Мяуяк после получения доступа в Городе. Тям есть сведения о сигнатурах.., — задумчиво высказалась девушка, испуганно някнув, когда я схватил ее за плечи.

— Почему сразу-то не сказала?!

— Я сама не зняую, что с мяуей памятью, не ругайся, — прижав ушки, Нолик зажмурилась и состроила недовольную рожицу. — И все?

— М-м?

— Мяу... Я говорю: гибель мяура — все, что тебя обеспокоило? — с интересом добавила Нолик.

Психолог из нее откровенно херовый, должен признать, раз она опять заставила меня в деталях вспомнить только что виденное.

— Нет. Я видел, как погибла одна из моих спутниц. Даже не знаю, что меня расстроило больше: сам факт ее гибели, или то, что я не смог ее защитить, а ведь она бы наверное до последнего надеялась, что я приду, спасу ее. Или наоборот, затеяла свою прагматику, решив, что ее гибель ничего не будет значить, ведь есть возрождение... А так, получается, что я только трахаться и горазд, а защитить своих женщин от боли и смерти — не в состоянии, — не сразу оценив, как разговорился, я осекся, но нека слушала меня очень внимательно.

— Мня. Мы зняем, на что идем. А та путешественница... Ты ее любишь? — с прищуром спросила девица, будто собирающая сплетни школьница.

— Думаю, что нет. Я за всех переживаю. Даже когда ты себе ножки поколола о железки — и то переживал, — ткнув любопытную мордаху в нос, я поднялся, поскольку подъёмник доставил нас на четвертый этаж.

— Костя, это мило! Но если я сейчас уже не раню ножки, это не повод не брать меняу на ручки, мяу! — наигранно возмутилась кошечка, когда мы вышли в своего рода шлюзовую камеру, в которой были размещены вещицы, напоминающие металлические гоночные шлемы, скрепленные с небольшой гибкой лентой, явно предназначенной для шеи.

— Я это учту, — ответив, я слабо улыбнулся. Все-таки мне стало спокойней после разговора, она молодец... Чтобы не перехваливать, я занялся делом, подобрав предмет: «Дополненная реальность» высветила название «Ноонуллификатор». Кошечка тем временем сгребла сразу несколько и, создав на спине своих доспехов шипы, повесила находки на них.

— Пригодятся для создания имяуплантов, — пояснила Нолик. — Мяужешь нядеть, он не сильно мяушает.

Закрепив устройство, я прилепил ленту к шее и подождал немного — перед глазами высветилось «Защита от Ноошторма 1-3 классов опасности задействована». Удостоверившись, что это все, я осмотрелся получше. В целом, этот этаж походил на предыдущий — тоже был прозрачным, только пол оставался обычным, а через потолок можно было разглядеть узкое пространство пятого этажа с нишами для телепортации, а также высоченный шпиль, вокруг которого непрерывно мелькали пурпурные разряды, появляющиеся из окружающих башню туч. По кольцу шли множественные провода, еще более толстые, чем на третьем этаже, но, похоже, проблема была не в них, а в итоговом излучении, используемом для зарядки металла, так что галлюцинаций не возникало даже без защиты шлема.

В центре же находилась площадка, к которой со всех сторон вели ступени: на ней располагался диск для подъема на верхушку, а также всевозможная аппаратура, контролирующая работу всей башни. Врагов снова не наблюдалось, так что я использовал еще одну батарейку для открытия дверей. Но, похоже, верба Изоляции здесь не было, что странно — ведь на этом этаже он явно должен быть активирован.

Яркие лампы осветили все вокруг так, что я почувствовал себя внутри витрины, учитывая прозрачные материалы вокруг. Аппаратура замигала огоньками, и по своему дизайну она явно отличалась от башен тринадцатого мира. Вскоре зажглись голографические трехмерные экраны, повиснув по всей площади платформы, и я, подойдя поближе, увидел, как яркий луч подсвечивает мне в воздухе силуэты рук. Растопырив пальцы и приблизив ладони, я увидел, как руки окутывают своеобразные голографические перчатки, так что теперь я мог управлять местным интерфейсом.

«Доступно 132 новых обновления! Установить?»

«Обнаружены неиспользуемые вирт-макеты».

«Это устройство может работать быстрее».

Отбросив в сторону программный спам, я добрался до окошка с функциями башни. Как и ожидалось, зарядка фигачит вхолостую, даже не проверяя, есть ли руда. Отключив ненужное, я нашел менюшку с поисковыми маэнарами — их здесь было очень много, но часть уже была либо уничтожена, либо потеряна. Координаты оставшихся были известны, и даже их загруженность не была секретом.

«Обнаружены нестандартные ситуации. Вывести в качестве основного вирт-макета?»

Пожав плечами, я подтвердил, увидев объёмное изображение, снимаемое, видимо, сразу со всех глаз червя. Перед маэнаром была странная низкая башенка, больше напоминающая воткнутый в землю цилиндр. Но башня-башней, мало ли, кто тут какие постройки отгрохал... Куда удивительней было то, что вокруг нее мерцал какой-то купол. Вроде как силовые поля нехарактерны для тэнэбра технологий, по крайней мере, столь большие, только персональные вроде моего «Покровительства»...

Червь выжидающе торчал в куче металла неподалеку, уже не один год ожидая результатов своего обращения — мне его даже стало немного жалко, эдакий металлический Хатико. Подтвердив, я понаблюдал за тем, как червячила с легкостью проникает сквозь мембрану, а вот дальше... Из-за башни с лязгом выкатился мерцающий серым цветом танк — «ИС-2», насколько могу судить, причем с покрашенными катками, словно только что из музея. Раздалось низкое гудение, а затем червь завибрировал — секунда, и пушка выпустила серебристый сгусток, угодивший прямо в маэнара, и на этом трансляция прервалась. М-да. Что-то мне все это напомнило... Но что?

Еще несколько маэнаров тупили, почему-то оказавшись под водой — заодно я узнал, что хоть водоемы здесь присутствуют. А вот еще один высветил слишком уж знакомую мне картинку: созданный мною экзоголем в покореженном виде валялся среди прочего мусора, а червяк, оценив, что это не вербинит, все равно был слишком озадачен из-за наличия у предмета тэнэбрической энергии. Уточнив вместе с Ноликом, что маэнар может притащить добычу внутри себя, я нажал подтверждение, приказав машине следовать максимально осторожно — все-таки голем оказался весьма далеко от нашей башни, так что на пути может встретиться все, что угодно, включая даже непонятно откуда взявшиеся танки! Хоть бы с Эннет внутри все было хорошо! Но на ментальную связь она не отвечала, а силуэт я не видел...

Глава 8. Вершина.

Маэнар аккуратно проглотил голема и направился в сторону башни, но я все равно продолжал напряженно вглядываться, будто бы подсознательно ожидал какого-нибудь подвоха. Хотя неприятные картины, виденные чуть ранее, отступили на второй план, само впечатление было все еще весьма сильным, пусть даже изначально чувства были усилены излучением, как мне показалось. Наверное, как кошмарный сон — реальный и мерзкий, но после пробуждения осознаешь, что это было лишь видением взволнованного мозга, пусть даже осадочек и остается.

Но, несмотря на тревоги, просто сидеть и ждать сейчас было бы ни к чему, поскольку еще куча незавершенных дел, и, с учетом запущенного состояния нулевого мира, нельзя было даже примерно предположить, сколько времени займут поиски информации в Городе и дальнейший путь до Маяка. Если Нолик права, то получить данные хотя бы о том, где сейчас находится Лорд, уже было бы очень ценно, но попутно я надеялся, что не везде информационные хранилища повреждены, так что удастся разобраться в происходящем. А еще чертовски хотелось отдохнуть... Пусть системы Амулета и давали мне силы, позволяя чувствовать себя относительно бодро без сна и пищи, но морально я уже порядочно выдохся... Ведь все произошло после череды сражений с Всадниками, а момент обморочного состояния во время болезни сложно назвать отдыхом, учитывая, что в мой сон влезла суккуб.

В любом случае, для всех поисков в первую очередь требовалось выяснить, не накрылся ли телепортационный зал, расположенный над нами. Аппаратура вокруг управляла лишь производственными процессами, так что можно предположить, что пятый этаж был изолирован и использовался напрямую, как системы тринадцатого мира. Нехотя отойдя от таблички с индикаторами движущихся к башне маэнаров, для которых я установил очередность: первым должен прийти червь с големом, а остальные — только после его разгрузки, я попросил кошечку проследить за системой.

— Мня... Если ты тяк просишь, мяу, — со вздохом сказала нека, но было видно, что она совсем не против. Активировав ладошками систему контроля, девушка уселась на слишком вычурный металлический стул с удивительно мягкой сидушкой, а я подошел к диску в центре этажа. После активации напольной пластинки, стойка с терминалом возникла из воздуха, и я понял, что верб изоляции был наложен лишь на центральную область: сам подъемник. Переглянувшись с девушкой, я зажал в одной руке револьвер, а во вторую взял меч, поскольку, если в шахте лифта будет противник, то он в мгновение ока окажется прямо передо мной.

Осторожно вставив батарейку, я наставил ствол на мигнувшие пурпурным светом невидимые до этого стенки, окружающие диск подъемника, а затем с лязгом из ниоткуда на платформу грохнулась человеческая фигура. Вернее, похожая на человеческую: судя по материалу и дизайну, это был маэнар гуманоидного типа. Лицо без глаз, гладкая поверхность, лишь свечение на сгибах конечностей и несколько зубцов на концах лишенных пальцев рук — все это придавало существу сходство, скорее, с манекеном, чем с каким-либо роботом.

«Шепот» предупреждал об опасности; Нолик, стоящая сзади меня, зашипела, но аура у маэнара не светилась.

— Ня бей! — предупредила меня девушка, и я, уже сделавший выпад, вовремя увел клинок в сторону от тела странной штуки. — Ня оборачивайся!

— Ты лучше скажи, что делать, а не то, чего не делать! — раздражённо произнес я. Хотя, Нолик, конечно, не виновата. — Просто это немного так напрягает...

— Я ня обиделась, совершенство легко прощают всяких нядалёких, — со смешком добавила девушка, но затем кашлянула. — У меняу сейчас глазки заболят... Смяутри на няго няпрерывно, пока я отдыхаю.

— Э? — кажется, я стал понемногу понимать. Что-то я о подобном слышал. Блин, чертовы люди, напридумывают себе разной крипоты, а ты потом с ней разбирайся... — Смотрю

— Спасяб, мяу. Если его ударить сейчас, даже просто стронуть телекинезом, он взорвется, мня... Ловушка для тесных помяущений.

— И как тогда избавляться? — торопливо спросил я, во все глаза рассматривая спокойно стоящую перед нами фигуру.

— Закрыть глаза или отвести взгляд, мяу. Тогда он проявит свой боевой режимяу. Но у няго скорость очень высока, так что нужно нянести удар за доли секунды. Правда, если просто отвернуться, есть вероятнясть, что он попадет в поле зрения, когда ты будешь бить, и... Бабах-ня! — последнее прозвучало как-то слишком весело. Похоже, Нолику подобное разнообразие по душе, а ведь не она ли совсем недавно боялась, что может погибнуть?

— Ясно... У меня глаза слезятся. Может, мне в нежить превратиться?

— Ня хотелось бы эксперемяунтировать... Я смяутрю.

Проморгавшись, я стал отходить назад. Пространства для маневра тут и впрямь было негусто, чтобы подготовиться к атаке, так что я просто отошел метров на шесть от площадки. Даже Оудетт могла подобное расстояние пересекать за мгновение своим «Рывком»... Эх, как она там? Наверное, мучается со своим перегруженным хаотической энергией хвостиком...

Нолик поравнялась со мной, выдавая свое волнение дрожанием ушек. Показав мне пальцами «Ок», она подождала, пока я направлю меч прямо перед собой.

— Нячали!

Выдохнув, я закрыл глаза. Аура противника не появилась, так что никакой надежды на «Печать». Хотя, это была лишь мимолетная мысль, поскольку все произошло за мгновения: быстрый порыв воздуха и ощущение давления на руки, сжимающие меч, после чего по всему этажу раздался гневный, нечеловеческий вскрик, полный боли и ненависти. Всполох ауры мигнул и тут же исчез, унесшись куда-то к потолку.

— Открывай, мяу.

Передо мной был жутковатый силуэт, создающий впечатление того, что в манекена вселился демон: все его тело было покрыто шипами, а голова будто бы полностью превратилась в огромную пасть, напичканную сотнями острых металлических зубов. Клинок пробил сердце существа, но направлен был в сторону, отличную от той, в какую я направлял изначально, пусть и ненамного. Лишь остаточное пурпурное свечение телекинетического воздействия покидало оружие, выдавая виновницу. Посмотрев на кошечку, я увидел, как она улыбнулась мне уголком рта и хитро подмигнула.

— Так-так...

— Ня знаю, что ты хочешь сказать, но лучше ня говори. Женщине приятно, когда ее мяужчина со всем успешня справляется сам-мяу.

— Хех. Ладно, но ты все равно молодец, даже если я все сделал сам, — саркастично произнёс я, потрепав кошечку по голове, на что она забавно мяукнула.

— Просто на некоторых мяунарах стоит инягибитор, защищающий от прямых умяуний, чтобы они не гибли в бою с владельцами Амяулетов. А есть и те, кто вообще защищен от большинства энергоатак, мяу.

Слушая пояснения неки, я выдернул меч из тела маэнара и вернулся к аппаратуре, где убедился, что все в порядке.

— М-да. Еще бы ты рассказывала обо всем сразу, цены бы тебе не было, — сказал я, улыбнувшись девушке, и та надула щечки.

— Плохо, когда не зняуешь, да еще и забыла, мяу. Мняу тоже няпросто!

— Охотно верю. Что ж, раз тут такие подставы, придется отвлечься ненадолго и отправиться наверх вместе, — объявил я, поглядывая на индикаторы движущихся червяков. Нолик кивнула и, оказавшись вместе со мной на диске, стала тихо понякивать какую-то песенку, пока мы поднимались по светящемуся пурпурным светом столбу. Воспользовавшись паузой, я подхватил кошечку на руки, и та, взвизгнув от удивления, радостно зажмурилась и стала громко урчать, подергивая ушками.

— Мня-а-а! — хихикнув, девушка прижалась ко мне, легонько обняв, и мне стало как-то даже спокойней от мерной вибрации ее мурлыканья.

Платформа замерла в полу пятого этажа — из-за его прозрачности было даже немного страшновато шагать вперёд, но больше все-таки пугала неизвестность, ведь это был еще один этаж с вербом изоляции. Использовав батарейку, я приготовился к чему угодно, но, похоже, никто не спешил на нас нападать.

— Няверное, мяунар был заперт в шахте, поэтому считался угрозой на обоих уровнях, — высказалась девушка, заинтересованно оглядываясь по сторонам. Пожав плечами, я осторожно нащупал носком своего наноботинка пространство вокруг диска и, убедившись, что пол и впрямь есть, вышел за пределы диска, а Нолик, осмотрев все вокруг маэнарными фотоэлементами, вернулась обратно к аппаратуре.

Этаж был самым маленьким, а уж по сравнению с первым казался вообще крохотным. Стеклянные панели открывали лишь вид на тучи, окутывающие верх башни со всех сторон, и зрелище это было одновременно завораживающее и волнующее. Будто бы какой-то сверхъестественный туман клубится вокруг меня, помигивая фиолетовыми вспышками. Порой в подобных мне видятся страшные рожи, а неясный шум вокруг чем-то напоминает фоновый эффект «Шепота», отчего становится не по себе. Хотя все это может быть просто игрой воображения, но создается впечатление, что для подобного мира граница между фантазиями и явью весьма сильно размыта...

Сглотнув, я направился к нишам, выглядящим как световые площадки желтого цвета, разделяющие пространство на зоны. Очередная панелька появилась на этот раз из стены и, удостоверившись, что я Некомант, указала мне:

«Анализ работоспособности связующей сети... 35% путевых линий разрушено, маршруты пересмотрены, стоимость перераспределена».

Хм? Мне что, нужно тут проездной покупать? Нет, конечно, сама плата за проезд — вещь достаточно очевидная, но я ожидал чего-то более... Заковыристого? Хотя не стоит сразу сбрасывать со счетов местных министров транспорта.

«Выберите маршрут».

Похоже, перемещение происходило моментально, но с использованием промежуточных телепортаторов как передатчиков, так что разница в итоге была лишь в стоимости, плюс из-за того, что сеть разрушилась, могли насчитать лишнего. М-да. Зато передо мной появилась самая настоящая карта, и это уже что-то. Вроде как за счет «Дополненной реальности» ее можно сфотографировать.

Ландшафт был однотипный, не считая того, что обломки где-то были в виде холмов, а где-то формировали горы, так что в качестве ориентира я использовал замеченную червяками воду. Это и впрямь было самое настоящее море, огроменное, неестественного цвета, правда, но впечатляющее. Как-то вдруг захотелось на пляж без всяких тварей и кошмаров: искупаться, нажраться вареной кукурузы, арбуза, мороженого, с девчатами поплавать, где главное, чтобы вода не попала в ушки, а не риск того, что в любой момент в радиусе может появиться какая-нибудь нечисть. Да и в волейбол сыграть: как бы на моих девчонках здорово смотрелись бикини! А не вот это вот все!

Отбросив мечты вместе с горестным вздохом, я попытался оценить масштаб. Ну, понятное дело, что планета наверняка была идентична Земле, если только с ней ничего не сотворили, так что весьма удачно, что вокруг были все попавшиеся раньше типы зданий. Хотя они могли просто дублироваться по всей планете, так что не суть. На выбранном кусочке было несколько десятков Добывающих Башен, Шпили же были разбросаны куда реже. Ближайший Город был не так уж и далеко, думаю, километров двадцать от башни... Тут уж надо будет думать, что проще: транспорт какой-нибудь сварганить или бабки найти, поскольку я не знал точной возможности ни по одному, ни по другому.

Город располагался неподалеку от берега, и вокруг него разместилось сразу три Шпиля. А вот в стороне от них, далеко в море, можно было увидеть ближайший от моего месторасположения Маяк. Три других были раскиданы по самому краю указанной территории, и, конечно же, с обрывами путей до них было добираться и дорого, и далеко. А вот единственный Собор, обозначенный на карте, был на большом острове в море, сравнительно недалеко от Маяка. Ну... Даже не знаю. С одной стороны, столь редкое и отдаленное от всех здание, о котором нет информации, просто напрашивается на закономерные вопросы о своей важности. С другой — Нолик ничего о нем не вспоминала и не говорила, так что Собор, быть может, был важен для местных, но в плане функций был бесполезен. Мало ли... Со всеми местными ужасами и впрямь могло случиться так, что жители искали утешение в религии и своем боге. А, как доказывает третий мир, бог этот мог в итоге оказаться и вполне настоящим... Пусть и не совсем в том ключе, как их обычно привыкли воспринимать.

«Для перемещения в Город-131 требуется 200 ротакамов ».

Почесав затылок, я со скепсисом смотрел на загоревшуюся надпись. К счастью, остатки тэнэбрапедии здесь работали.

« Ротакам — валюта Эпохи Исхода и Воплощения , последняя из существовавших на НооЗемле . Начислялась путем подключения гражданина к системе Кармы и оценки его действий на благо Исхода ».

« Эпоха Исхода и Воплощения — финальная эпоха Новейшего Времени , используемая в летоисчислении нулевого мира».

Круто. Самое время мне отвлечься и начать старушек через дорогу переводить, чтобы себе положительную карму заработать. Хотя, если именно на благо, то тут скорее речь о поддержании систем, как мне кажется, а иначе сложновато оценивать, как ни погляди. Спас щеночка из канавы, а он потом, допустим, заразился бешенством и убил человека. Хорошо я в итоге поступил или нет? К счастью, была и дополнительная информация.

«Для Смотрителей Маяка и Ищеек , занятых на взаимодействии с Ноопроявлениями введена дополнительная система — Великодушие . Души, ставшие тэнэбра-сущностями, можно было обменять на ротакамы с помощью обратного тэнэбризатора ».

Вот это уже интересней...

«Обратный или реверс-тэнэбризатор — гибридная верб-ноотэнэбрическая технология, реализованная в виде компактного управляющего жезла, интегрированная в ССНОУ (Систему Сдерживания Ноопроявлений Опасного Уровня). Позволяет преобразовывать тэнэбра-сущности в исходные души, либо преобразовывать стабилизированные ноопроявления в тэнэбризированные объекты».

« ССНОУ — комплекс мероприятий по защите мультивселенной от воплощений минусовых миров. Включает в себя систему Шпилей и Маяков . См. также:

Проект «Маэнар» (артиллерийский, охранный, поисковый, боевой, снайперский, система КРАКЕН, другие...)

Проект «Амулет» (полный список Амулетов)

Проект «Некомант»

Проект «Путешественница» (Последние операции: Эн-1-Н «Уроборос», И-2-Н «Танатос», Кей-3-Н «Призрак», Оу-4-Н «Хаос», Эм-5-Н «Янус», Эй-6-Н «Арвер», Эн2-7-Н «Тиамат», Си-8-Н «Нейро», И2-9-Н «Голиаф», Ар-10-Н «Пироклазм», 13-Прайм-Н «Тэнэбра», 0-0-Н «Аннигиляция»)

Проект «Возрождение»

Проект «Воплощение».

Я даже машинально погладил переносицу, хотя уже давненько себя на этом не ловил. Да уж... И ведь, черт побери, все ссылки ломаные! Хотя бы буду знать, что полезная информация точно есть, только ее нужно найти. И... Получается, если все так, как я думаю, то я смогу узнать истинные имена Путешественниц! Я, конечно, рад не потому, что мне не хочется улучшить с ними отношения до этой стадии, но если есть возможность сразу сделать их сильнее, то почему нет?

И тут меня осенило, отчего даже неприятный холодок по спине пробежал. Если Лорда все же забросило вместе со мной, как это произошло с големом и капсулой, и эта тварь не сдохла, то он тоже может найти информацию — пусть Нолик и говорила, что маэнары атакуют амулетников, гарантии никакой нет! Если он разыщет Имена, то сможет освободить нек и провести с ними обратную тэнэбризацию. И, похоже, капсула являлась не единственным артефактом, добытым из этого мира, так что жезл у пятицветика скорее всего имелся. Черт! Ну, зато я теперь знаю и о таком варианте событий...

Определившись, что Нолик должна будет сделать жезл и для меня, я спустился обратно на четвертый этаж, где нека встретила меня радостным подергиванием ушек, так ей не терпелось посмотреть:

— Мня! Мяунар принес голема, побежали!

Глава 9. Спящая красавица.

Нолику не терпелось увидеть другую неку, да и я хотел как можно скорее узнать, что с Эннет... Хотя ожидание худшего исхода и точило изнутри, подговаривая оставаться в неведении, я достаточно легко избавился от этого ощущения. Если закрыть глаза, проблема не исчезнет, пусть даже видения и разбередили мою пессимистичную фантазию.

Удостоверившись, что остальные маэнары движутся по плану, мы с некой спустились ниже. Поскольку работа кабелей была прекращена, опасности не было, да и защитное устройство все ещё работало, но я на всякий случай убедился в том, что за время нашего отсутствия не объявились незваные гости. И заодно понял, что, похоже, контуры зарядки как раз соответствовали степеням защиты Ноонуллификатора, три штуки. Стоит это отметить для себя, наверняка есть условия и похуже, где девайс меня уже не защитит. Впрочем, моя спутница даже не потрудилась нацепить один из добытых ей шлемов, быстро шагая вперед через узкие проходы.

Голова паучищи со второго этажа исчезла, но я надеялся, что это вызвано стандартным исчезновением темных, а не тем, что в башне завелся падальщик. Так что открытие двери было довольно напряженным, не говоря уж о том, что я помнил о наличии ядовитых испарений неизвестной природы, оставшихся от тела паука. Будь под боком своя база, можно было бы испытать и защиту браслета, и форму нежити, но сейчас мне не хотелось на пустом месте испортить экипировку или заболеть из-за подобной ерунды.

К счастью, от облака остались лишь крошечные выщерблинки на поверхности пола, выеденные скоплениями химиката. Убедившись в отсутствии нитей и перескочив через поврежденные плиты, мы с Ноликом благополучно добрались до подъёмника и спустились на первый этаж, где «Шепот» вновь оживился. Удивленно заморгав, я призвал револьверы.

— Ты сейчас сдохнешь, мелюз.., — ранее встреченный великан, бормочущий удерживаемой под рукой головой, все еще поврежденной предыдущей атакой, опять начал бузить. Правда, остатки нижней челюсти и язык на его обезображенном обрубке, оставшемся от шеи, все еще болтыхались, но темные пули раскололи автономный череп, и существо опять исчезло.

— Хм. Настырный. Местная достопримечательность? — задумчиво почесав подбородок мушкой, я посмотрел на Нолик, и та пожала плечами, неопределённо мяукнув.

Мелкие наглецы и бросающиеся в ноги существа не возродились, так что вскоре мы без заминки добрались до дверей, ведущих к залу с «гаражами». Подбежав к панельке, я теперь уже задействовал батарею из меча, чтобы оживить помещение, и в свете ламп перед нами предстал расположившийся среди обручей металлический червяк. По размерам он был чуть больше, чем встреченный нами ранее, но это было простое разделение между поисковыми маэнарами, поскольку здоровяки не везде могли пролезть, а мелочь не могла много унести.

Улегшись передней частью к конвейеру, маэнар уже раскрыл пасть, чтобы выгрузить находку, и я, убедившись, что лента выключена, воспользовался местным простеньким терминалом для подтверждения. Изогнувшись, механизм аккуратно вывалил мое големное творение перед собой, после чего вновь уполз в сторону тоннелей, отправившись на поиски новых материалов.

Визуально голем пострадал не больше, чем после боя с Всадниками. Внешний минеральный слой вместе с оружием был почти разрушен, в металлическом были пробоины, а внутренний, из чудо-пенька, все еще должен быть целым. Нолик замерла рядом, покачивая хвостиком от нетерпения, а я, сглотнув, использовал изменение материала, чтобы перекроить структуру и открыть внутренность экзоголема.

Совсем недавно мы убивали Эннет, а сейчас я так переживаю... Мы пробыли вместе совсем недолго, но она искренне старалась ради остальных, не жалея себя, поэтому было бы невероятно жаль, если бы она забыла то, как нашла свое призвание. А если это ее последнее возрождение, то...

Защитные слои миньона разошлись в сторону, и я увидел бледную кошечку внутри. Размер внутренней полости был под меня, так что ей было здесь слишком свободно... На белоснежных волосах можно было увидеть следы от кровоподтеков, но, в целом, других повреждений не было заметно.

— Мня! Какая красивая! — Нолик всплеснула руками, радуясь, как ребенок, а я лихорадочно вспоминал. Будь я медиком, как Эн, было бы лучше? Хотя, я и так медик-недоделка. Но, даже если бы проучился все годы или имел за плечами десятки лет опыта, вряд ли бы мне это помогло в лечении сверхъестественных нек.

Не став доставать девушку, чтобы вдруг не усугубить ее состояние, я наложил лечащее умение, наблюдая, как ссадины и следы от удара на голове кошечки исчезают сами по себе. Тоже неплохо. Расстегнув воротник формы, проверил пульс и убедился, что нека мерно и еле заметно дышит. Как ее близняшка, когда я ее только нашел...

Хлопнув себя по лбу, раскрыл поверхность голема побольше и взял Эннет за руку, убедившись, что сигилл на месте. Тогда что? Когда нека оказалась рядом, мне удалось открыть общее меню в «Дополненной реальности».

« Кодовое Имя: Эн-мл. Уровень 10.

Названное Имя: Эннет

Истинное имя: Скрыто, требуется «Отношения: макс.»

Отношение: 3 (уверенность)

Заряд сигилла: -60%

Класс: Инженер ур. 4 Аналитик ур. 2 Нанонека ур. 2

Умения:

Создание универсальной платформы ур. 4

Создание оборонительной платформы ур. 4

Создание атакующих дронов ур. 5

Создание и модернизация нанитового оружия ур. 4

Дезинформация ур. 2

Нано-дроны ур. 4

Контроль нанитового серпента ур. 4

Специализации:

Аналитик (Темный ВИНСИГ)

Инженер (Нано-Z)

Нанонека (Изменчивая техно-кровь)

Перки:

«Техночума»

Особое снаряжение:

Нанитовый мульти-инструмент

Ушки-антенны (аугментация)

Печать снаряжения

Печать нанитов

Комплекс для модифицированного боя «Тиамат» (аугментация)

Пассивные умения некоманта от Путешественницы Эн-мл:

Специалист нано-технологий ур. 3

Активные умения некоманта от Путешественницы Эн-мл:

Закрыто, требуется «Отношения: 5»

Пробежавшись пару раз глазами по списку, я наконец-то заметил. Значение заряда отрицательное! Не представляю, как могло так получиться, но, теперь я оказался перед фактом. Остается надеяться, что с остальными девочками подобное не произошло, ведь в подобном состоянии и без тварей в округе опасно оказаться, а уж если в подобном мире...

Бережно подхватив кошечку, я извлек ее из голема и, положив на ленту конвейера, следом уселся сам и расположил голову Эннет у себя на коленях.

— И что с ней, мяу?

— Заряда нет... Вернее, он отрицательный. Похоже, результат из-за этого такой же, как и при выдергивании сигилла у Путешественницы, — пояснил я, и Нолик поежилась, видимо, представив подобное.

— Ты и такое видел, мяу?

— Да... Можно сказать, я и стал некомантом, спасая близняшку этой девушки от псины, решившей выдернуть сигилл.

— А ты храбрый, мня-а-а... Будучи простым человекомяу, и не побоялся? — с интересом спросила нека, но я лишь улыбнулся. Слишком уж часто я стал действовать на эмоциях, и подобная храбрость до добра не доведет, но от расчета зачастую отталкивают эмоции. Наглые кошатины, растопили мне сердце, вот ведь!

— Как знать, — неопределенно ответив, я начал осторожно поглаживать Эннет по волосам. С закрытыми глазами она почти не отличалась от Эн, так что воспоминания приходили на ум сами собой, и, раз уж Нолику было интересно, я рассказал частично о наших похождениях, умолчав, впрочем, о пикантных подробностях. И заодно попробовал выяснить хоть что-то, используя все виденные на терминале обозначения, но девушка была в курсе лишь по вопросам создания жезла и о валюте, так что хотя бы с этим проблем не возникнет.

Спустя минут десять я проверил статус и убедился, что ползунок энергии еле стронулся. Похоже, как при пополнении заряда были ограничения, и, чем ближе к ста, тем медленнее накапливалось, так и при отрицательном значении все будет накапливаться медленно и печально, пока я не приближу результат к нулю. И что делать? Даже если я тут затею полноценный массаж, задействуя большой участок кожи кошечки, результат будет нескоро. Конечно, раз на чаше весов здоровье Эннет, я не против убить хоть весь день на это, но проблема не в этом, а в Лорде. Пока мы тут будем зализывать раны, как бы в итоге все хуже не стало... А носить с собой бессознательную кошечку — постоянно подвергать ее опасности, не говоря уж о том, что вместе с ней будет сложно отбиваться.

— Ладно.., — сказал я, пригладив ушки Эннет. — Что скажешь насчет ноопроявлений? Насколько сильно излучение?

— Мня? Я ня зняю точно, но, что именняу ты хочешь узнять? — Нолик на всякий случай не касалась другой кошечки, не зная, как ее поглощение будет действовать на нее, но, похоже, все мысли брюнетки были заполнены желанием пощупать подобное ей существо, так что девушка даже вздрогнула, услышав мой вопрос.

— Насколько я понял по наличию разных известных тварей, Ноошторм повинен в возникновении всех этих монстров.

— Тяк.

— Но они, хм, материализуются как-то избирательно? Допустим, если целая страна в одном мире будет думать о летающей вермишели с фрикадельками вместо глаз, то когда это существо появится здесь? Ведь видения появились сразу же, как только мы оказались на третьем этаже.

Нолик наморщила нос, и недовольно мяукнула, постучав себя кулачком по голове.

— Я ня помяуню... Что-то вертится, связанное с появлениемяу... Но, думяу, излучение может что-нибудь мяутерилиазовать, если сосредоточиться... Стой, ня! Ты что задумяул?! — кошечка схватила меня за плечи и с тревогой посмотрела мне в глаза. — Ня подумяуй, что я за тебя переживаю...

— Да ладно, поздно о своей цундерности вспомнила. За убийство темных команда некоманта получает энергию и «Свет», но здесь кроме настырного великана мы все вычистили, а за исключением какого-то одержимого советского танка в окрестностях нет ничего, о чем бы нам было известно точно. Может повезти, и встретим мелочевку, или наоборот, напоремся на какого-нибудь лича с выводком боевых горничных, что тогда с ними делать?

— Все равно, это рискованно, мяу, — осторожно сказала Нолик, все еще держа меня за плечи, будто бы за счет этого удалось бы меня остановить. — Если твои тревоги возьмяут верх?

— Ну, они ведь не станут реальностью в прямом смысле? Это же не какие-то определенные сущности.

— Кто зняет...

От нашего небольшого спора нас отвлекли вернувшиеся червяки. Дружно шурша по поверхности зала, они занимали свои места в нишах и «выплевывали» собранную руду. Она была собрана куда грубей, чем это делала Нолик, так что неудивительно, что требовалась дополнительная обработка. Оставив одного из червяков на месте, мы проследили за тем, как остальные скрылись в туннелях, после чего я осторожно взял Эннет на руки, чем вызвал завистливый взгляд у второй девушки.

Фыркнув, Нолик активировала свои верб-конструкторские возможности и разобрала маэнара на части, создав из него дополнительные пластины бронирования для своих доспехов, а еще нечто вроде крыльев за спиной — по крайней мере, ни на что больше эти металлические планки не походили. Собрав еще один обруч с маэнарными глазами, кошечка вручила его с самодовольным видом, так что мне пришлось сначала уложить Эннет обратно, а затем попытаться приладить вещицу на голове так, чтобы она не мешала защитному шлему. Мир в маэнарном зрении приобретал фиолетовый оттенок, а чистый вербинит становился очень-очень ярким: настолько, что на Нолик было больно смотреть из-за ее брони. Однако свечение было и у особых предметов или явлений, таких, как мое оружие и голем.

— Пользуйся, мяу. Для меня это элемяунтарно, так что не стоит благодарнясти, — заявила девушка, но, когда моя рука опустилась ей между ушками, тут же осеклась и замурлыкала. — Мня! Я что, так предсказуемяу?! — встрепенувшись, Нолик возмущенно посмотрела на меня, но ее радостно покачивающийся хвостик выдавал настрой.

— Нет, конечно. Просто захотелось тебя погладить.

— А... Ну... Лядня, так уж и быть, мяужешь продолжать, — сложив руки на груди, девушка стала мурлыкать громче, пытаясь при этом не выдать свою улыбочку.

Убедившись, что линии с рудой загружены без проблем, я забрал и голема, после чего мы отправились обратно к подъемнику.

— Ты сейчас сд.., — на этот раз великан бормотал лишь нижней частью полувосстановленной головы, но надолго его снова не хватило. Поглощался бы он, и беды бы не было, эх.

Полюбовавшись на диковинный рисунок невидимых нитей смерти, оставшихся среди станков, я задержался на втором этаже, сжигая паутину над нужными нам производственными линиями. После этого оставалось лишь добраться до четвёртого этажа, где мы запустили всю производственную цепочку. Оставив голема, я нацепил лишний шлем на голову Эннет, после чего мы спустились к гудящим кабелям третьего уровня. Первые крошечные кусочки вербинита уже поступили в клети, и теперь яркие вспышки облучали их, заряжая дымчатой пурпурной энергией.

— Что ж.., — выдохнув, я попытался успокоиться и отрешиться от всяких неприятных мыслей. Все хорошо. Лорд проиграл, мы выбрались из нулевого мира и продолжаем спокойно жить в особняке. Выехали все-таки на пляж...

Кейт нацепила настолько крошечное бикини, что оно больше напоминает ниточки, из-под которых каждую секунду норовят вывалиться прелести девушки. Оу и Иветт, спортивные и натренированные, одеты в коротенькие маечки и облегающие шортики, в которых перебрасывают друг другу волейбольный мячик, то и дело страстно понякивая, когда не слишком удачно удается отбить удар. Эн с интересом изучает море, которого никогда не видела, и на всякий случай берет образцы воды.

Ками лежит рядом со мной на шезлонге, явно пытаясь сделать вид, что она моя супруга. Соломенная шляпка с прорезями под высокие лисьи ушки смотрится забавно, но лисица не понимает, отчего я посмеиваюсь, и дуется.

Мику устроила конкурс караоке, на котором, естественно, выиграла, исполнив собственную песню, а Эннет решила попробовать себя на ином поприще и приготовила на всех салат. Правда, как и близняшка, в готовке она ни черта не смыслила, поэтому делала все, открыв десятки сайтов с кулинарными рецептами, но получилось все равно не очень. Крупно порезанные огурцы, помидоры и...

Сняв шлем, я прицелился, омерзительно сморщившись, пытаясь удержать так ярко возникшую в мыслях картинку. Передо мной один за другим стали возникать мелкие существа, пронзительно пища и шевеля зелеными ручками и ножками.

— Что это?! — удивленно воскликнула Нолик, придавив мелюзгу «Телекинетическим прессом», пока я стрелял в самого большого «монстра».

— Ненавижу болгарский перец, — процедил я сквозь зубы, разрядив барабан в флористического уродца, сверкающего подобными зубам семенами.

«Поглощен Темный: Класс малый плотоядный гербиоид ур. 1×30»

Уровень заряда сигилла вырос до —35, а я, отвлекшись, услышал, как хохочет Лорд, и сразу же нацепил шлем обратно. Фух. Никого вокруг, только я, Нолик и лежащая рядом с нами Эннет. Но сосредоточиться на контрастном чувстве было все же не так и просто, а плодить второго Лорда, пусть и фальшивку, мне точно не с руки, хотя тут, скорее, свихнешься быстрее, когда возникнет что-то реально задевающее за живое.

С передышками я уничтожил еще несколько партий злобной растительности, прервавшись один раз на радиоуправляемый вертолетик, который у меня немало крови попил, пока я пытался выполнить проклятую миссию в старой уже игрушке. Пусть и прошел в итоге, но плохие воспоминания остались...

После получаса мытарств и возвращения к подъемнику, я уселся на пол рядом с пожелтевшим силуэтом ауры девушки, окончательно вымотавшись. Пусть энергия и пополнилась, но мозги будто через давилку пропустили, так еще и на подобной мелочи уровень не поднять... Бросив взгляд на Эннет, я увидел, как ее ушко беспокойно шевельнулось, а затем кошечка медленно открыла свои яркие красные глаза и непонимающе посмотрела на прозрачный потолок.

— Эннет?

— Костя, ня? — личико девушки исказилось, когда она вспомнила, чем все завершилось. Взволнованно някнув, она резко поднялась и обняла меня, стиснув со всей силы так, что у меня даже что-то хрустнуло. — Ой! — испуганно обернувшись, Эннет увидела, что Нолик с невинным видом зажала ее ушко между губами. Для разнообразия мы успели выяснить, что поглощение брюнетки влияет только на меня, так что она еле дождалась пробуждения своей новой знакомой. Видимо, возбуждение из-за объемов высосанного «Света» сказывалось...

— И фто такофо, мяф? Пфифет! — улыбнувшись, Нолик обняла вторую неку сзади, и та, улыбнувшись, замурлыкала.

Глава 10. Сборы

Как я и думал, Эннет была без сознания с момента инцидента, так что разобраться в ситуации с ее помощью не удастся. Но я был все-таки очень и очень рад видеть ее. Нет, Нолик, конечно, не казалась плохой девушкой, но она все же новая знакомая, а присутствие Эннет словно бы успокаивало, настраивая на некий «домашний» лад и времена, когда было хоть чуточку, но спокойней. Хотя, может тому виной была и внешность девушки, но мне все же не хотелось ее ассоциировать с Эн, все же они были разными... Пока Нолик, радуясь новому знакомству, взахлеб рассказывала произошедшее с момента ее пробуждения в капсуле, я то и дело поглядывал на неку-инженера, и та, поймав мой взгляд, смущенно отвернулась, мило шевельнув ушками.

— Получается, вы прошли через всю башню и обратно, а затем сражались до изнеможения, ня, чтобы оживить ме-ня? — с придыханием спросила кошечка, услышав сумбурное повествование Нолика. Получилось несколько приукрашено: я даже и не думал, что брюнетка такая талантливая рассказчица... Небольшая гиперболизация заслуг для создания героичности образа не помешает, ведь и Нолик себя расписала как эдакую мастерицу телекинеза, из-за чего «Людям Икс» стоило бы нервно покурить в сторонке. Впрочем, потенциал ее не раскрыт полностью, так что все возможно...

— Есть такое, — подытожил я рассказ Нолика, и Эннет вдруг шмыгнула носом. Ее нижняя губа мелко задрожала, а потом кошечка опять бросилась к нам в объятья, шепча благодарности и непрерывно мяукая.

«Путешественница Эн-мл. Отношение: Повышение до уровня 4 (полное доверие).

Специалист нано-технологий: Повышение до уровня 4»

— Ну все, все, — погладив обеих кошечек, я улыбнулся, и две пары вертикальных зрачков уставились на меня, ожидая указаний. — Эннет, работают здесь твои возможности? Хотя бы по-минимуму, поскольку скрябов тут вряд ли раздобудем...

Быстро кивнув, девушка закрыла глаза, и вскоре возле нее появился переливающийся муравьишка, начавший превращаться в турель. Нолик при виде такого даже хлопнула в ладоши, громко лязгнув перчатками, настолько поразили ее возможности напарницы.

— Отлично, — кивнув, я погладил подбородок, раздумывая. — Тогда дожидаемся окончания переработки руды. Новую партию маэнары скорее всего будут искать слишком долго... Так что попробуем обойтись тем, что получится в итоге. Нужен жезл реверс-тэнэбризации, после чего я попробую заработать местные монеты на сливе душ. Если не хватит, то придется еще раз рискнуть с излучением, в противном случае отправимся в Город на берегу. Там ищем информацию и доступ к Маяку, потом отправляемся в него и узнаем местонахождение Лорда, а также возможность для возвращения в любой другой мир. Как-то так.

Девчонки ответили одобрительным мяуканьем, а Эннет, улыбнувшись, сказала:

— У нас даже есть план, ня. Я рада, что ты не теряешься даже в такой ситуации, ня-а.

— Спасибо, — хмыкнув, я глянул на Нолик, и та нехотя кивнула, соглашаясь со второй некой. — Дополнительно: нужно починить голема или сделать нового. Например, из местного металла. Ну и навесить на него орудия, соответственно.

— Ня, — уверенно кивнула воодушевившаяся нека-инженер.

— Плюс нужен еще один комплект брони, поскольку для Эннет у нас в свое время не нашлось браслета. Только с возможностью выхода из доспехов без твоих манипуляций, — предупредил я Нолик, и та недовольным тоном мяукнула, отмахнувшись.

— Поняла я все, сделаю, мяу. И обруч создам. На что излишки мяуталла? Для жезла его там слишкомяу мняуго.

Хороший вопрос, еще бы я знал, что здесь есть крутого. Ну, по крайней мере, меч нам точно не нужен, поскольку кроме меня им никто не умеет пользоваться.

— Может, модифицировать оружие? Батареек вроде как должно хватить, если обесточить здесь все перед уходом, так что они не нужны. И вообще, тебе же лучше знать этот мир, милое совершенство, — как бы невзначай заметил я, и Нолик вся раздулась от переполняющей ее гордости и вся разулыбалась.

— Да, мяу, это про меняу, — закивав, девушка почесала за ушком в раздумьях. — Хмяу. Да... Можно сделать силовое оружие... Ня для вербов нужно спецоборудование, без него даже такая, как я, не способна что-либо сделать, мяу.

Мне вспомнились штукенции из башен тринадцатого мира, сопровождаемые надписями на местном языке и вроде как предназначенные для нанесения букв. Быть может, они? Притащить их не получится, но так я хотя бы в курсе, что искать и, если задуматься, то во вторичном тэнэбра мире было немало барахла отсюда.

— Я тебя понял, поищем в Городе. Значит, пока остановимся на том, что есть, — сообщил я в итоге.

Поскольку первичная переработка уже закончилась, мы отправились вниз, вновь прикончив упрямого великана. Пока Нолик собирала доспех из обломков еще одного маэнара, которого мы вернули командой, я занялся модернизацией голема. Тетраграмматон остался прежний, улучшенный, поврежденную минеральную оболочку я полностью снял, а затем избавился и от металла. Итого остался лишь древесный слой с водной эссенцией, поверх которого я стал создавать новый корпус из вербинита. Не так лихо, как это делала Нолик, конечно, но в ее взгляде читалось уважение.

Получилось весьма похоже на прежний вариант: громоздкая фигура с шипами на руках в качестве оружия ближнего боя. Правда, на самом деле спускаться в основание башни было необязательно, поскольку вербы Изоляции были сняты, и я мог за счет улучшенного «Базового материала» просто дернуть нужное количество в радиусе 300 метров, но, раз уж мы все равно шли сюда... Зато это умение помогло подыскать иные варианты для внешней брони, поскольку минерал гномов из третьего мира больше не подходил. Был нестабильный вербинит, оставшийся от странного маэнара из лифта, но ходячей бомбой оказаться мне не улыбалось. Были и просто камни, а вот с особыми рудами вокруг башни дела обстояли откровенно хреново, разве что...

Да! Та самая удивительная спрессованная земля, создаваемая червяками. Она шла в системе, как отдельный минерал, так что я решил задействовать ее, но перед этим нужно было определиться с эссенцией для металла. Выбор был велик, но я, вспомнив собственное сравнение с людьми Икс, отвлек Нолик от сотворения доспехов.

— Ударь по голему и мне телекинезом, только слабенько, — попросил я, и девушка даже не сразу нашлась, что мне ответить.

— Ты... Мяузахист, дя? Ага! Поняла! Так вот, почемяу ты сдерживался...

— Сдерживался? Ты о чем, ня? — невинным голоском спросила Эннет, отчего мне как-то сразу расхотелось развивать эту тему.

— Кто-то у нас тут мастер додумывать, да? Я могу с тобой только через «Приказ» работать, — сказал я, добавив к голосу ледяные нотки, и Нолик тут же нервно облизнула губы. Черт, ей это может быть даже в кайф, так что звучит не как угроза...

— Ню... Мяу. Какой ты все-таки обидчивый, — вздохнув, кошечка аккуратно шлепнула по мне сверху невидимым сгустком — будто ветром резко обдало.

«Големант — изучены эффекты эссенции типа «Псионика»

Ага! Не прогадал! Получается, остались неизвестными только две. Использовав новинку для усиления вербинитовой части, я начал покрывать корпус спрессованной землей — стало выглядеть весьма крепко. А вот с эссенцией был вопрос... Вспомнив эпизод с атакой артиллерийского маэнара в башне, я расценил, что лёд должен быть кстати. Готово!

«Гибридный экзоголем ур. 6 (фиксир.)

Тип прайм-элемента: Природа, Металл, Камень

Тип базис-элемента: Древесина, Металл, Минерал

Тип бета-эссенций: Вода, Псионика, Лёд

Тип тетраграмматона: улучшенный (+20% атака и защита, ускоренная перезарядка умений, снижены штрафы элементов)

Тип управления: экзоконтроль (снижает штраф к скорости передвижения на 80%, усиливает атакующие способности на 40%. За счет структуры защита увеличена на 100%)

Бонус Модификации: +10% защиты за каждый слой, итого +20%

Врожденные умения:

«Неповоротливость» — сниженная скорость передвижения (за счет гибридности и тетраграмматона штраф уменьшен до 20%).

«Прочность глютерита» — сокращение урона от любых физических атак, кроме сейсмического типа. Отражение водных атак.

«Вербинитовая броня» — сокращение урона от любых физических атак, кроме атак вербинитовым оружием.

«Податливость верб-конструкта» — возможна модификация слоя при помощи спецоборудования. Эти улучшения не учитываются в общей статистике бонусов и штрафов голема.

«Зарядка верб-конструкта» — возможно поглощение тэнэбрической энергии. Результат зависит от нанесенных на поверхность вербов.

«Имплантация кристальных батарей» — возможно использование дополнительных источников питания.

«Кора дуба» — сокращение урона от любых физических атак, кроме поджигающих.

«Каменная прайм-эссенция» — сопротивление атакам эссенций типа «Воздух», «Лёд», «Энергия». Уязвимость к атакам эссенций типа «Тьма», «Псионика», "Неизвестная эссенция«х2.

«Природная прайм-эссенция» — сопротивление атакам эссенций типа «Хаос», «Псионика». Уязвимость к атакам эссенций типа «Лёд», «Огонь», «Металл», «Неизвестная эссенция».

«Металлическая прайм-эссенция» — сопротивление атакам эссенций типа «Природа», «Огонь», «Псионика», «Неизвестная эссенция». Уязвимость к атакам эссенций типа «Энергия», «Вода», «Воздух», «Лёд», «Неизвестная эссенция».

«Водный активатор» — поглощает часть физической атаки, требуется время перезарядки после активации«.

«Псионический активатор» — отбрасывает или притягивает выбранные цели. Тратит запасы жизненной силы«.

«Ледяной активатор» — создает кольцо льда на небольшом расстоянии от Голема, позволяя защититься или запереть противников.

Приобретенное умение:

«Специалист нано-технологий ур. 4»

Пассивные умения големанта:

«Слух земли ур. 6» — позволяет слышать любые передвижения в радиусе 700 метров, пока активен голем с прайм-элементом Камень. Эффект распределяется между дополнительными големами, увеличивая радиус.

«Шепот деревьев ур. 6» — подсказывает наличие противников в радиусе 900 метров от ближайшего скопления растений, пока активен голем с прайм-элементом Природа. Эффект распределяется между дополнительными големами, увеличивая радиус.

«Скрежет металла ур. 6» — вынуждает скопления металла в радиусе 450 метров от обладателя умения издавать скрежет и лязг, затрудняя поиск Големанта, пока активен голем с прайм-элементом Металл. Эффект распределяется между дополнительными големами, увеличивая радиус.

Активные умения големанта:

«Глютеритовый взрыв ур. 6» (особенность гибридного экзоголема, принадлежащего к ветви каменных) — при нахождении на земле, позволяет подпрыгнуть и создать землетрясение с уплотнением структуры в радиусе 12 метров. Броня удваивается«.

«Вербинитовое лезвие ур. 6» (особенность гибридного экзоголема, принадлежащего к ветви металлических) — позволяет преобразить часть структуры в холодное оружие. Возможен бросок с возвратом в радиусе 25 метров.

«Колыбель лесной чащи ур. 6» (особенность гибридного экзоголема, принадлежащего к ветви природных) — при нахождении на земле иммобилизует голема, но повышает его защиту на 300%, ускоряет регенерацию носителя.

«Сок гнилой сердцевины ур. 6» (модификатор — «Странная древесина») — позволяет использовать яд Гворна для смазывания боевых частей голема. Скорость перезарядки увеличена в 5 раз.

«Некротический огонь ур. 6» (модификатор — «Странная древесина») — позволяет швырнуть шар некротического пламени в радиусе 60 метров. Скорость перезарядки увеличена в 5 раз«.

Конечно, природный вариант в местных условиях был не сильно полезным, но терять особые свойства пенька тоже не хотелось. В любом случае, это не предел для модернизации, так что можно пока остановится на достигнутом.

Нолик тем временем почти закончила с созданием защиты для Эннет, и та, с воодушевлением смотря за тем, как брюнетка орудует материалом, похоже, видела в ней родственную душу, ведь ее собственные манипуляции с нанитами выглядели в чем-то похожими. Закончив с руками и торсом, Нолик, хищно улыбаясь, продолжила компоновку частей, когда Эннет удивленно някнула.

— Няа-х! — смутившись, девушка зажала ротик ладошками, и бросила на меня быстрый взгляд. — Это... Ты уверена, что сделала все правильня? — торопливо поинтересовалась девушка у невозмутимой брюнетки.

— Несомняунно. Тебе что-то ня понравилось?

— Нет, все... ух, ня.., — задышав чуть чаще, Эннет закусила губу, уставившись в одну точку.

Нолик покрывала пластинами ноги и паховую область второй неки, но по ауре сказать что-либо было сложно, так что я сдвинул обруч на глаза. Ага... Похотливая кошатина сделала в бронебикини собственного дизайна штырек, который за счет телекинеза мелко вибрировал, стимулируя клитор Эннет прямо через трусики. А та, похоже, не решалась о подобном сказать или просто стеснялась. Забавно. Я ничуть не был против отношений между девчонками, тем более, это было для них вполне нормально.

Обхватив себя руками, кошечка-инженер прижала ушки к голове и, зажмурившись, полностью окунулась в новые для нее ощущения, слишком приятные, чтобы от них отказываться, но и слишком постыдные, чтобы в них признаться. Боясь смотреть на нас, девушка сдавленно постанывала, пытаясь скрыть рвущиеся наружу эмоции за громким мяуканьем. Еще пара минут — и доспех был закончен.

— Возвращаемся наверх, — коротко объявил я, улыбнувшись Нолику и покрасневшей Эннет, чье личико выдавало ее неудовлетворенное желание, несмотря на все попытки девушки скрыть подобное.

Успел я дойти только до дверей, как нека-инженер сладко застонала, покачнувшись. Вновь зажав рот, она испуганно бросила взгляд в мою сторону, но я сделал вид, что ничего не услышал.

— Почему ты так поступила, ня! Мне же перед Костей няудобно! — рассерженно зашептала Эннет, нагнувшись к Нолик, но та лишь провела языком по алеющей щечке неки.

— Тебе не понравилось, мяу?

— П-понравилось, ня. Но.., — Эннет не нашла, что сказать, и просто мяукнула.

Улыбнувшись, Нолик сдвинула штырек, и тот слегка продавил ткань трусиков неки, отчего та вновь охнула и зашептала:

— Что обо мне подумает Костя, ня?! Хватит!

Брюнетка пожала плечами и последовала за мной, а за ней отправилась и все еще смущенная Эннет, пытающаяся отодвинуть пластинку, которая, похоже, стимулировала ее при каждом шаге. Подождав девушек, я выудил батарейки и снова подготовился ко встрече с великаном, который на этот раз преобразился, причем «Шепот» сразу предупредил о возросшем уровне опасности.

В этот раз без оторванной головы, монстр все еще демонстрировал язык и обрубок шеи. Куда более странным было то, что новое «лицо» у него все же появилось. Глаза возникли на уровне сосков, раздвинув окружающую плоть, а пупок расползся в стороны, став новым ртом чудовища. Удерживая в руках исполинский щит и топор, великан расхохотался своим пузом и вновь заорал о том, что мы все сдохнем. «Печать» удивительным образом пришлась на поблескивающий щит из вербинита, поглотив умение, так что лишь одна рука Темного оказалась обездвижена. Взревев, монстр бросился вперед, рассчитывая рывком добраться до нас и располовинить топором, но я сразу же использовал еще несколько «Печатей». Развернувшись, великан умело подставил ранее задействованную руку со щитом, и тогда Нолик обездвижила существо телекинезом: фиолетовая дымка окутала монстра, не давая ему пошевелиться. Перестроив конечность голема в здоровенный меч, я метнул новое оружие в сторону замершей твари — лезвие мягко вошло в бок существа, с влажным звуком перерубая прочную кожу и плотные мышцы. Издав крик отчаяния, «лицо» великана растянулось, превратившись в две обезображенные половинки, а затем верхняя часть гиганта съехала в сторону, с влажным шлепком грохнувшись на пол и обдав все вокруг алыми брызгами. Меч крутанулся по дуге и вернулся на место, влившись в структуру голема, а из тела гиганта тем временем медленно вывалились кишки, желудок и поверх всего этого — располовиненный мозг, каким-то чудом разместившийся в брюшной полости.

«Поглощен Темный: Класс божественный великан, Син-тянь ур. 20»

Теперь уже Нолик издала сдавленный стон, слегка согнувшись и зажав руки между ног. Сняв перчатку, она эротично пососала свой пальчик, прикрыв глаза.

— Так мняуго... «света».

М-да. Жаль, что я уже больше похож на выжатый лимон: после долгого времени под излучением мозги просто хотят выпрыгнуть из головы и убежать, вот и давят на череп изнутри, наверное.

Останки Темного исчезли, а вот щит остался — похоже, он создал его из руды, что добыли червяки. Приучил нас великан, что слабак, а потом дебютировал в усиленном виде — молодец, ничего не скажешь, я даже проникся к нему толикой уважения. Да и привык как-то за время блуждания по башне.

Забрав щит, я вместе с возбужденными девчатами вернулся обратно к четвертому этажу, куда уже начали сгружать заряженную руду. Обесточив все нижние уровни, оставил голема для модернизации и, убедившись, что Нолик начала заниматься созданием жезла, оторвал от одного из стульев мягкое сиденье, чтобы использовать в качестве подушки, после чего улегся прямо на полу. Не гордый, да и сколько раз спал то в переполненной маршрутке, то на большой перемене? Тут условия вообще шикарные.

— Костя, тебе плохо, ня? — с тревогой поинтересовалась Эннет, да и Нолик, похоже, была удивлена. — У меня есть мульти-инструмент, ня! Скажи, где болит!

— Просто вымотался, не переживай ты так, — улыбнувшись, я убрал прядку с лица девушки, но та все равно продолжала стоять рядом со мной на четвереньках.

— Ня! Ня могу! Нека обязана следить за некомантом! Дарить ему свои тепло, ласку и силы, чтобы он не уставал! — горячо зашептала девушка, обернувшись на Нолик.

— Ну уж извините, я только хуже делаю, мяу. Как будто я этого хотела, — грустным голосом ответила брюнетка, ковыряясь в кусочках руды. — Совершенство на то и совершенство, что остальным с нимяу ня по пути, — буркнула Нолик, окончательно отвернувшись.

Эннет непонимающе посмотрела на напарницу, после чего перевела взгляд на меня, задавая немой вопрос.

— Да, она высасывает мои силы вместо того, чтобы их давать. Но это не повод к ней плохо из-за этого относиться, она такая же талантливая и замечательная Путешественница, как и остальные, — с улыбкой пояснил я и увидел, как ушки Нолика дернулись.

«Отношение 0 изменилось»

Пассивное усиление (требуется снаряжение): «Создание малых маэнаров»

Пассивное усиление: «Псионический усилитель»

Умение разблокировано: «Фазовый прыжок»

Новое критическое умение (100 энергии): «Объятья истерзанных душ».

Прижав ушки к голове, брюнетка медленно подошла ко мне и, опустившись рядом с Эннет, осторожно положила на меня руку в перчатке.

— Спасяб. Отдыхай, Костя, мяу, мы пока все сделаемяу.

Эннет закивала, соглашаясь, и, погладив меня по голове, улыбнулась и стала урчать, будто рассчитывая меня таким образом убаюкать. Но я и без этого провалился в сон практически сразу, как закрыл глаза.

***

Судя по «Дополненной реальности», прошло около двух часов. Голова прояснилась, чувствовать я себя стал лучше, разве что все поглощения благополучно истекли, но силы были. Неподалеку стоял голем, снаряженный закрепленным на нем модифицированным щитом великана, а на плечах были установлены нанитовые орудия. Хотя, конечно, внимание привлекло в первую очередь не это.

Эннет почему-то была прикована вербинитовыми наручниками к ноге голема. На ней совершенно не было одежды, но, судя по сдавленным стонам и похотливому личику, девушку такое пленение полностью устраивало. Нолик, стоя на четвереньках между раздвинутыми ножками второй неки, самозабвенно вылизывала ее киску, вместе с этим обеими рукам лаская грудь младшенькой Эн. Довершалась картина двумя стерженьками, которыми Нолик методично трахала себя с помощью телекинеза сразу в обе дырочки.

— Ясно-ясно, — зевнув, я поднялся. — Вообще нельзя без присмотра оставлять.

— Мяужно, — оторвавшись от ласк, Нолик облизала губы от соков Эннет, которая, увидев меня, смущенно потупила взгляд, сведя ножки вместе. — Просто этой няшке нравится, когда ее удерживают, мяу.

— Э-это не правда, ня! — как-то не слишком убедительно сказала Эннет, все еще не смотря на меня. — Или не совсем, ня...

— Сейчас разберемся, — хмыкнув, я отключил защиту, и обе кошечки с интересом посмотрели на готовый к делу член.

Глава 11. Пленница и гордость.

Подходя ближе, я ощущал, как желание нарастает с каждой секундой. Все-таки накопившееся из-за недавних событий неудовлетворенное возбуждение давало о себе знать, но я все-таки осознавал, что для обеих девочек это будет первый раз, пусть даже Нолик уже и успела раскушать мои прикосновения. Хм, хотя, есть подозрение, что желание связано не только с простой физиологией, а является своего рода навязанной Амулетом необходимостью близости, пусть даже и не в виде секса, а одного лишь тактильного контакта.

Эннет задышала чуть чаще, выдавая свои чувства мелко подрагивающими ушками и беспокойно шелестящим по полу хвостом. Но это был не страх или что-то подобное: скорее, она, будучи уже возбужденной, хотела получить удовольствие, но ожидание новых ощущений разжигало в ней неуверенность и желание одновременно.

— Все хорошо, моя кошечка, — опустившись рядом с прикованной девушкой, я нежно погладил ее по волосам, вызвав короткий мявк.

— Б-большой, — сдавленно прошептала девушка, неотрывно смотря на мой член. Я бы все-таки так не сказал, просто обе девчонки были сравнительно хрупкими и низенькими, но если буду отнекиваться, говоря о том, что мне неприятны подобные слова, солгу сам себе.

— Мяу... Мняу тоже так показалось, — ехидно произнесла Нолик, перестав играться со стерженьками из-за моего «Приказа». — И что ты будешь с нами делать, мяу?

— Увидишь, — с улыбкой произнес я, отчего брюнетка даже вздрогнула, облизнувшись.

Подавшись вперед, я поцеловал Эннет в щеку, продолжая поглаживать ее по волосам, а затем нежно чмокнул ее губы. Шумно выдохнув, девушка мелко задрожала, ощущая приятные чувства от моих сдержанных касаний, но боялась сказать хоть что-то. Улыбнувшись, я провел руками по прикованным рукам неки, после чего принялся щекотать ее подмышку.

— Ня-ха-ха! Ня! Ня-а-ха-ха-ха! — оказавшись очень чувствительной к подобному, Эннет заерзала, что уж на сковородке, не в состоянии увернуться от моей щекотки, а Нолик, увидев подобное, тут же подключилась, став щекотать девицу с другой стороны. — Стойте, ня! Прекра... Аха-ха-ха, ня!- непрерывно звонко смеясь, кошечка мяукала и пыталась обвить мою руку хвостиком, чтобы остановить щекотку, но я был непреклонен. Так приятно после всего было услышать столь искренний, чистый смех, пусть и вызванный подобным.

— Ты ведь прикована, мы будем с тобой делать все, что захотим, — холодным тоном произнес я, и Эннет, открыв глаза, часто задышала, пристально смотря на меня.

— Что, няпример?

На глаза девушки легла повязка из ее собственных трусиков, закрывая обзор. Видение силуэтов у нее оставалось, так что эффект не так хорош, как хотелось бы, но у меня создавалось впечатление, что девушка не будет «подглядывать». Да и вообще, это возбудило Эннет еще больше, отчего она заерзала, сведя ножки вместе. Лизнув ее шею, я стал спускаться ниже, а Нолик, увлекшись игрой, повторяла за мной, так что под шумные выдохи неки-инженера мы добрались до ее груди. Здесь, конечно, крылось главное отличие от тела Эн — грудь была больше, и это было весьма приятно. Нолик, у которой размер не так уж далеко ушел от ее имени, весьма сильно завелась, лапая прелести Эннет, так что разговоры прекратились, пока мы занимались прелестями нашей спутницы. Посасывая сосочек, я обхватил его губами и плотно сжал, раз за разом оттягивая на себя, и каждое действие сопровождалось миленьким коротким стоном.

— Кто бы могу подумять, что я так чувствительня, — сбивчиво прошептала Эннет. — Почему вы все это со мной делаете, ня?

— Ты ведь милашка, — ответив, я вновь коротко поцеловал девушку в губы, пока она тихо мяукала, отзываясь на грубоватые ласки Нолика.

— П-правда? Я рада... Ох! М-м, ня-а-а.., — Эннет сжала ножки вокруг моей руки, но я уже забрался внутрь ее горячего лона средним пальцем, ладонью легонько массируя клитор кошечки.

— Что такое?

— Н-ничего, ня, — грудь Эннет часто вздымалась, а щечки стали пунцовыми. Нека закусила губу, пытаясь сдержать рвущийся с губ стон.

— Уверена? Может, тебе сейчас очень хорошо, мяу? — нависнув над девушкой, Нолик взяла ушко неки в рот и стала легонько посасывать уголок, хотя треугольничек и подергивался от ее движений.

— Я ня скажу, — сглотнув, Эннет не выдержала и мило застонала, дернувшись, когда я ввел второй палец внутрь нее. — Божечки! К-Костя!

— Я только начал, милая, а ты уже вся мокренькая. Скоро кончишь?

— Н-няет. П-просто няпривычно, вот я и... А-ах! Мня-а-а-а! — открыв ротик, Эннет шумно дышала, уже не в состоянии сдерживаться. Ее стыдливые стоны звучали завораживающе, а тесно сжатые ножки скорее не давали мне прекратить ласки, чем пытались все прекратить.

Убрав руку от груди девушки, я ласково погладил кошечку по плечу, затем перешел на спинку и стал медленно спускаться к пояснице. Похоже, поняв, что я задумал, Эннет все-таки прикусила губу, а хвостик поспешил качнуться в дальнюю от меня сторону. Пусть они в чем-то с Эн разные, но наверняка запасы нанитов у обеих размещены одинаково, а для того, чтобы простимулировать их выработку, добрые создатели сделали забавную вещь... Рука оказалась практически внизу, после чего я надавил на основание хвоста девушки и крепко схватил пушистого беглеца, массируя пальцами каждый сантиметр. Хвостик вздрогнул, свернувшись вопросительным знаком, а я просто продолжал массировать гладкую и приятную на ощупь шерстку, видя, что нужна еще лишь пара движений...

Охнув, Эннет выгнулась. Мои пальцы немного сжало во время оргазма девушки, а она сама издала громкий стон вперемешку с няком, после чего медленно опустилась на пол, продолжая часто дышать.

— А ты мяустер... М-м. Как она сладенько выглядит, когда кончила, — прошептала Нолик, облизывая алые щечки Эннет.

— Сейчас признаешься? Тебе было хорошо? — заинтересованно спросил я, наклонившись к ушку девушки.

— Н-нет, ня скажу... Это стыд-ня.

— Значит, это был первый и последний раз... Возможно, мои касания на тебя просто действуют не так, как на остальных.., — печальным голосом сказал я, но пунцовая девица шевельнула хвостом и пощекотала мою руку кончиком.

— Это... Д-да... У ме-ня будто что-то взорвалось в голове, я даже плохо соображаю, ня..,- потянувшись ко мне, девушка поцеловала меня в щеку, тихо заурчав. — Мне никогда в жизни не было так хорошо, ня...

— Вот как? Хмяу... Не то, чтобы мне тоже хотелось.., — начала свое Нолик, но я прервал ее — повинуясь указанию, девушка припала губами ко рту Эннет,и кошечки принялись страстно целоваться. Придерживая напарницу за подбородок, Нолик наслаждалась близостью, раз за разом касаясь пухлых губок, пока не задействовала зубки, осторожно покусывая губу Эннет. После обе кошечки высунули язычки и принялись забавно лизаться, будто бы пытаясь вылакать слюнки друг у друга. Как раз за этим занятием я подобрался поближе, встав в полный рост.

Мяукнув, когда я положил ей руку между ушками, Нолик спрятала язычок, увидев член вблизи, а Эннет, ощутив жар моей плоти, охнула. Удерживая руки на головах обеих девушек, я понемногу двигал тазом, скользя сначала между их открытых губ, которые они будто бы пытались совместить в поцелуе, а затем просто разместился рядом, наблюдая за тем, как ведут себя девицы. Пока что минусов от контакта с волосами и мимолетными касаниями губ Нолика не наблюдалось — похоже, что все нивелировалось связью с Эннет.

Нека-инженер действовала нежно, стараясь увлажнить каждый миллиметр, и я даже ощущал шершавую поверхность ее языка чувствительной кожицей , так рьяно она полировала ствол. А Нолик прищурилась и сомкнула губы, всем своим видом давая понять, что не собирается присоединяться.

— Стыдно сказать, но я ня знаю, как лучше, — облизнув губы, сказала в итоге Эннет, виновато повесив ушки.

— Ты ведь присутствовала, — коварно усмехнувшись, сказал я, подбадривающе поглаживая девушку. — Или не ты тогда подсматривала, как я занимался сексом, после чего развлекалась одна?

— Мяу, вот бесстыдница, а мняу ничего ня рассказала, — улыбаясь, Нолик провела ладошкой между ног второй кошечки, отчего та тихо мяукнула.

— Я толком ничего не видела, ня...

— Но все равно возбуждалась, мяу? Хотела, чтобы с тобой поступили так же? — сыпала Ноли вопросами, обдавая влажный от слюны член своим дыханием, отчего я чувствовал бодрящий холодок. Дразнит, значит, ясно...

— Д-да, я фантазировала, ня.., — призналась Эннет, вновь прикусив губу. Сейчас ее личико было по цвету очень подходящим к ее глазам, но ради оценки повязку я все-таки стаскивать не стал.

Должен признать, было в этом что-то особенно соблазнительное. Тот самый случай, когда невинность может нивелировать любую неопытность.

— Открой ротик, — ласково произнес я, и Эннет послушно разомкнула губки. Головка коснулась зубок, и девушка поспешно открыла рот шире, после чего я ввел глубже и уткнулся в щеку, легонько оттянув ее, прикрыв при этом глаза от пронзившего меня удовольствия. Да, долгожданное тепло и упругость! Чуть поправив голову Эннет, я ввел член прямо, стараясь не пропихивать глубоко и, когда остановился, девушка осторожно стиснула мою плоть губами, продолжив полировать фаллос язычком. Нолик, снедаемая любопытством, пальчиками коснулась мошонки и стала осторожно поглаживать незадействованную кожу, после чего обхватила рукой основание, став поступательными движениями работать с кожицей.

— Хорошие девочки, — потрепав нек по волосам, я поцеловал сначала одну в лоб, а затем вторую. Эннет, обрадовавшись, стала осторожно посасывать, с каждой секундой стараясь все сильнее. Издав тихий стон, я слегка стиснул ушко кошечки в руке, и та стала урчать, передавая вибрацию на разбухшую от крови головку, прямо сейчас касающуюся неба Эннет.

— Ох ты, похоже, это очень приятня, мяу, — возбудившись от вида делающей минет неки, Нолик стала ласкать себя пальчиками свободной руки, время от времени касаясь все еще находящегося у нее внутри дырочки стерженька.

— Спасибо, моя хорошая, — медленно вытащив, я посмотрел на Эннет, с улыбкой облизнувшую излишки смазки и слюны с губ, после чего резко приставил головку к губам Нолика, но та отшатнулась.

— Ага, щаз-з, мяу, — став работать ладошкой активней, девушка посмотрела на меня снизу вверх с хитринкой. — Рукой еще ладня... Скажи, некомяунт. Каково это: поставить самяуе сильное существо этого мяура на колени?

— Восхитительно.

— Честно, мяу. Но я не собираюсь заглатывать.., — бунтарским тоном объявила девица, но я уже понял, в какую игру она собралась играть. — Поигрался — и хватит, мяу.

— Да что ты? — добавив к словам властный «Приказ», я увидел, как Нолик провела язычком по губам, слегка сжав ножки. — Отказаться от удовольствия посмотреть на то, как столь сильная девица мне жадно отсасывает, забыв о своей гордости?

— Не тычь в меня своим грязным ахмфп.., — возбужденно выдохнув, Нолик тихо застонала, когда я вогнал головку ей в рот, перед этим указанием вынудив его открыть. Не в силах сопротивляться, она широко раскрытыми глазами наблюдала за тем, как я двигаю тазом, трахая ее, как мне хочется, и от этого она заводилась все больше и больше. Резко вытащив, я дал девице отдышаться и выплюнуть излишки жидкости, заодно шлепнув головкой по щеке.

— Тебе нравится, когда я беру тебя силой? Извращенная кошка.

— А ты удовлетворяешь свою похоть, теряя при этомяу энергию, — кольнула меня в ответ Нолик, шевельнув ушками, пока я гладил Эннет, уже вновь возбудившуюся из-за наших действий. — Не возьми ты меняу под контроль, у тебя не было бы возмяужности меня попробовать, ведь я даже не обратила внимяун.., — сдавленно мяукнув, Нолик из-за указания стала быстро двигать обоими стержнями в своих дырочках, так что теперь я просто наслаждался ротиком без попыток девицы меня оттолкнуть. В ее ярких голубых глазах читалось желание и удовольствие от того, как ее, способную телекинезом расплющить кого-либо за мгновение, грубо берут против ее воли, сношая в ротик. Стиснув ее ушки, я на пару секунд отпустил Эннет, сразу ощутив, как силы стали постепенно утекать, раззадоривая Нолик еще больше. Громко мыча, девушка открыла глазки шире, пока ее хвостик стоял столбом, а затем я протолкнул член чуть глубже и, сдавленно застонав, кончил, будто бы ненадолго выпав из реальности, настолько мощным было нахлынувшее удовлетворение. Сперма вязкой теплой массой выплеснулась в рот девушки один раз, второй... Быстро вытащив, я увидел, как Нолик сглотнула, сладенько застонав. Упав на пол, она эротично выгнулась, переживая пик удовольствия, при этом громко мяукая и постанывая, вместе с этим еще и испытывая нахлынувшую гамму разномастных чувств. Оргазм объединился с новой порцией сил и «Света», пронзивших ее тело, из-за чего кошечка просто сходила с ума от переизбытка сладостных ощущений, завладевших ее телом.

— Вынудил, мяу... Заставил проглотить свое семяу, чертов хозяин, мяу, — радостно улыбаясь, Нолик вытерла губы и открыла глаза, смотря на меня с поволокой. — М-р-р-р...

— Она странная, — тихо произнесла Эннет. Ее хвостик был пропущен между ножек, и сейчас кончик, слегка влажный от любовных соков девушки, медленно скользил, стимулируя клитор девушки.

— В этом есть своя изюминка, — ответил я, взявшись за пушистый кончик и отведя его в сторону. — А тут у нас кто-то только что кончил, и уже хочет еще разок?

— Я.... Ну... Н-не против, — выбрав компромиссный вариант, смущенно прошептала девица. — Но ты ведь уже.., — ойкнув, когда я подхватил ее ножки, Эннет испуганно мяукнула, но затем снова крепко свела бедра вместе, на этот раз зажимая мою голову. Она была настолько влажной, что подобная ласка уже бы и не потребовалась, но я хотел подготовить неку к первому разу. Мой язык сначала просто скользил по щелке, раздвигая горячие губки, а затем, неожиданно для Эннет, я проник им в дырочку, проводя по стенкам.

— М-м... Костя.., — шепча мое имя, кошечка терлась о мою кожу хвостом, стимулируя себе еще больше, пока я не оценил, что она уже готова. Опустив девушку обратно на пол, я провел ладонью по ее плоскому животику, а затем приставил головку ко входу во влагалище. — Ты сейчас войдешь?! Ня! Освободи! Освободи ме-ня!

Нолик, уже успевшая немного отойти, стала рядом с Эннет и, обняв ее, стала сжимать ее грудь, при этом продолжая играться с ее ушками губами и языком.

— Боишься? — спросив, я приблизил свое лицо к встревоженному личику Эннет. — Не бойся, милаш, это...

— Вау, это смяутрится волнующе, — томным голоском произнесла Нолик, после чего поцеловала Эннет в губы. — Вот ты и повзрослела, мяу.

Охнув, девушка сжала меня бедрами, но лечилка уже подействовала. Медленно вытащив, я дал капелькам крови стечь, после чего аккуратно пропихнул головку обратно.

— Просто чудесно, такая узенькая.

— Это смущает, ня, — капризно пролепетала Эннет. — Но... Тебе нравится во мне?

— Очень.

— Тогда все хорошо, ня... Двигайся, Костенька...

Глава 12. Близость и пустошь.

Просить меня и не требовалось, хотя сам факт того, как Эннет сейчас ко мне относилась, очень и очень радовал. Поскольку девушка все еще была прикована, я слегка приподнял ее, подхватив за упругую попку, и стал медленно двигаться. Член входил туговато, но нека мило охала каждый раз, когда головка проникала в нее достаточно глубоко. Не видя меня, Эннет полностью переключилась на свои ощущения, постанывая и от нашей близости, и от действий Нолика, которая разошлась настолько, что непрерывно не давала покоя сосочкам своей напарницы.

— Так трется внутри, ня... Костя, мы будто бы слились вместе, — сдавленно прошептала Эн, решив, что теперь не должна так уж сильно стесняться.

— Не слишком глубоко?

— Нет, ня... Мне очень нравится, — мяукнув, девушка чуть подалась вперед, и я поцеловал ее в губы, продолжая двигаться. Слегка развернув Эннет, я положил ее ножку себе на плечо и стал входить еще чуть глубже, пальцами стимулируя клитор неки, отчего она стала постанывать куда ярче и активней.

— М-м... Неужели это настолько хорошо, мяу? — недоверчиво спросила Нолик, видя, что Эннет даже перестала что-либо комментировать, издавая лишь милые тоненькие стоны и няки.

— Это... Это... Божественно, ня! Ох, Костенька, еще чуточку потрогай хвостик! — взмолилась моя любовница, продолжая потираться о мои руки шерсткой. Улыбнувшись, я отпустил ее ножку и вновь принялся массировать пушистого наглеца, из-за чего кошечка даже громко звякнула наручниками, столь сильные эмоции пронзили все ее тело. — Ня-а-а-а!

Повинуясь моему указанию, Нолик изменила структуру браслетов, так что Эннет, неожиданно оказавшись относительно свободной, чуть не упала на пол, но я ее удержал. Слишком разгоряченная, кошечка уже ни на что не обращала внимания: ни на съехавшую повязку, ни на бесследно испарившееся смущение. Обхватив скованным руками Нолик за шею, Эннет повалила напарницу на пол, на что та среагировала недовольным мяуканьем. Лежа на спине, брюнетка попыталась подняться, но Эннет тут же затеяла с ней поцелуй, а я тем временем шлепнул кошечку-инженера по упругой попке и вновь ввел член в ее дырочку, на этот раз расположившись сзади. Пурпурная буря за стенами все не утихала, и ее всполохи добавляли происходящему элемент волшебства и сумасбродства, но так даже интересней.

Шумно постанывая прямо в поцелуй, Эннет подергивала ушками каждый раз, когда я входил в ее тело до предела; намотав хвостик на кисть, второй рукой я удерживал девчушку за бедро, насаживая ее на член все активней, а вот Нолик в это время испытывала разные эмоции. Ее немало возбудил тот факт, что я трахаю Эннет прямо на ней, еще и во время их поцелуя, но как только кошечка попыталась поласкать себя, оказалось, что я ей это уже запретил. Ни телекинезом, ни руками, ни собственным хвостиком, никак ей не удалось бы сейчас снять напряжение. Изнемогая от неудовлетворенного желания, брюнеточка начала жалобно мяукать в перерывах между поцелуями, но я, как ни в чем не бывало, наслаждался лишь одной девушкой.

Эннет, приближаясь к финалу, стиснула вторую неку в объятьях, избавившись в итоге от наручников. Покачиваясь от каждого моего движения, девушка терлась сосочками о соски Нолика, а избытки ее соков, стекающие по бедрам, то и дело попадали на тело брюнетки. Слегка потянув хвостик на себя, я вошел поглубже и, ощущая приятное давление мышц девушки со всех сторон, кончил.

— Ах, прямо внутрь... Костя наполнил ме-ня, м-м, — взвизгнув, кошечка брызнула соками, испытав оргазм одновременно со мной, а осознание того, что я сделал ее своей женщиной, только усилило эффект, и Эннет без сил осела на Нолик, смотрящую на вторую неку с завистью. Медленно вытащив, я увидел, как излишки спермы из узенькой дырочки капнули на живот брюнетки, и та от подобного вновь жалобно замяукала.

Поднявшись, я обошел девчат и, погладив Эннет по голове, вновь нежно поцеловал ее в губы.

— Ты ж моя хорошая, милая девочка, понравилось?

— Костенька, мр-р-р... По мне и так видно, ня, — улыбнувшись, девушка наконец-то глянула на меня своим ярким алым взглядом, благодарно проведя ладошкой по моей щеке.

— Иди ко мне, — улегшись рядом, я поманил девушку, и та радостно стиснула меня в объятьях, громко урча. Ее тело сейчас было жарким, а само ощущение от переполняющих меня сил — восхитительным.

Нолик осторожно поднялась, и, стерев пальчиком остатки спермы и соков со своей кожи, посмотрела на меня.

— Тебе ведь нравится меня мяучить, да?

— О чем ты? Ты разве хотела со мной? — спросил я будничным тоном, и кошечка гневно шевельнула ушками.

— Конечно же нет, мяу. Мняуго чести для какого-то там слабенького некомяунта, — фыркнув, кошечка наконец-то поняла, что именно я ей все-таки не запретил. Чтобы она там ни говорила, сжигающее желание терзало ее сейчас чертовски сильно. Подойдя ближе, Нолик облизнулась и резко присела возле моего все еще эрегированного члена, после чего торопливо взялась за него и, направив головку к себе в киску, медленно села сверху. — Мня-а-а-а! К-как тебе такое, некомяунт?! Будь счастлив, что я позволила этому поганому отростку оказаться внутри совершенства, — бормотание девушки вскоре затихло, поскольку она, откинувшись назад и оперевшись руками на пол, самозабвенно скакала на моем члене с блаженной улыбочкой на лице. — Мя... Мя... Мяужно подумать, кому-то подобное мяужет понравится, — процедила девушка, зажав рот ладошками сразу после этого, чтобы не были слышны ее стоны. — Чертов член, почему он так хорош, мяу...

Эннет тихо хихикала, нависнув надо мной и щекоча меня волосами. Урча, она прижималась ко мне, нивелируя весь негатив от контакта с Ноликом, но сама ситуация ее, похоже, забавляла. Подмигнув мне, она кивком указала на нашу спутницу, и я согласно хмыкнул.

Резко приподнявшись, я схватил Нолик, отчего та даже немного опешила. Обняв ее, я оказался совсем рядом, а девушку даже дрожь пробрала от того, что наши тела соприкоснулись. Открыв ротик, нека стала часто вдыхать, будто не в состоянии завершить вздох, но стоило мне еще крепче ее обнять, как Нолик громко и радостно закричала от наслаждения, и ее милый голосок эхом отразился в сводах башни.

Удерживая девушку, я понемногу двигал тазом, насаживая кошечку все чаще и чаще, а сама Нолик, не веря тому, что случилось, крепко обнимала меня и благодарно мяукала вперемешку с постанываниями, хотя я мог предположить, что от непрерывной циркуляции «Света» и сил между нами у нее просто срывало крышу. Эннет крепко обнимала меня сзади, стараясь максимально соприкасаться с моей кожей, и я не боялся насчет разрядки, просто сводя брюнеточку с ума.

Смотря мне в глаза, Нолик не могла сказать и слова, часто дыша и повизгивая от удовольствия. Ее ушки возбужденно подрагивали, а хвостик мельтешил по моим ногам, щекоча кожу, но я не дал девушке и секунды передышки. Еще и еще, сжимая крепче, я входил в нее до тех пор, пока ее тело не пошло мелкой дрожью: Нолик кончала, возбуждалась от поглощения, и тут же сразу кончала снова. Ее непрерывно издающий стоны и няки ротик не закрывался, и она, высунув язычок, никак не могла остановиться, с удивлением, обожанием и нестерпимой похотью смотря мне в глаза. Еще немного — и я, в очередной раз дойдя до финиша, крепко обхватил попку девицы и насадил ее узкое лоно на свой разгорячённый член до предела, чтобы спустить остатки спермы внутрь неки.

— Мяу! — впившись в мои плечи ноготками, девушка громко закричала, и я ощутил, как нас даже приподняло телекинезом над землей, а затем так же мягко опустило обратно.

Вынув, я убрал прядки волос с покрывшегося потом лба кошечки, после чего коротко ее поцеловал и усмехнулся, правда, Нолик лишь шлепнулась без сил прямо на пол, часто дыша, как после изматывающей пробежки. Эннет же отпустила меня, погладив меня по голове.

— Ня уж. Похоже, ей это все еще приятней, я даже нямного завидую.

— Если улучшим наши отношения, все будет куда интересней, — пообещал я.

— Да? Тогда... Я буду стараться! — обрадованно сказала нека-инженер, натягивая трусики обратно. — Нолик, ну ты чего, ня?

— Мяу. Ничего. Костя... Я была не права.

— В чем же? — спросил я в ответ на вялый голос брюнетки, смотрящей на всполохи молний за прозрачными стенами.

— Я запуталась. Что мняу нужно делать, чтобы ты еще хоть раз сделал со мняуой такое? — чуть приподняв голову, кошечка пристально посмотрела на меня.

— Быть хорошей девочкой, я же уже объяснял. И, насколько ты могла понять, поддерживать хорошие отношения с остальными моими спутницами, а иначе подобное у нас не получится.

— Ясно... Я поняла, мяу, — улыбнувшись, Нолик поднялась и, покачнувшись, не сразу твёрдо встала на ноги. — Это было... Как будто ты нашел переключатель удовольствия, мяу, и вместо того, чтобы нажать разок, зажал кнопку и не отпускал, мяу... Но ты ведь мог остановиться раньше?

— Тебе ведь было так хорошо, как иначе? Я запомнил твое похотливое выражение личика, буду вспоминать каждый раз, когда ты будешь заикаться о совершенстве, — подмигнув, я восстановил защиту, а Нолик смущенно отвела взгляд.

— В чемяу-то я все же ня совершенство, ведь с Энянет тебе было лучше, разве нет?

— Как...

— Чтобы быть наравне с неками, способными дарить тебе свое тепло и ласку, я должня стать искушенней, хе-хе, мяу, — продолжила девица рассказывать сама себе, и перебивать ее я не стал. Такой поворот даже интереснее.

Эннет в это время уже успела нацепить на себя доспех, созданный для нее Ноликом. В целом, он был похож на облегающий тело экзоскелет, но двигаться в нем было легко и без сервоприводов, что делало его больше похожим на средневековые доспехи, пусть и высокотехнологичные на вид. Нолик же оделась куда шустрее, собрав куски брони на себе с помощью энергетических умений, так что через несколько минут мы уже были в полной готовности, будто бы совсем недавно не предавались похоти здесь же на полу. Симпатия с Эннет почти поднялась до следующего уровня, а вот с брюнеткой сложно сказать, ведь о подобном у меня не было данных. Хотя мне показалось, что мы все же достигли некоторого понимания в наших странных взаимоотношениях.

Проверив голема, я остался доволен, а Нолик вручила мне жезл реверс-тэнэбризации. Он был крошечным, и жезлом его назвать можно было лишь с натяжкой: по размеру он был не больше обычного карандаша, разве что довольно толстого. Как только я взял вещицу в руки, она засветилась пурпурными огоньками, и вместе с этим возникло сообщение:

«Подключить Некоманта к системе „Великодушие“?»

«Да»

«Подключение выполняется... Готово. Обнаружены души, поглощенные Амулетом. Вы можете выполнить обмен сущностей на ротакамы в любой момент, стоимость указана для разных типов отдельно».

Ага... ну, несмотря на то, что разных тварей я загубил немало, расценки были грабительские. Возможно, это было из расчета на то, что их местный проект Исхода был достаточно трудозатратным, так что нельзя было чересчур халтурить; или же обычно здесь монстры появлялись весьма мощные, а вся та мелочь, что недавно попадалась — остатки. В остальном стоимость различалась в зависимости от уровня и типа существа, поскольку было очевидным, что какой-нибудь Рыцарь двадцатого куда мощнее ругающихся малышей с клешнями... Если, конечно, они способны дожить до подобного уровня.

Еще одним минусом было то, что для катализа и улучшений часть душ должна накапливаться... Зато стирание всех вариантов подчистую давало бонусные ротакамы, так что для начала я избавился от Фантомов, а также «Марионетки» рабоманта, поскольку превратиться в нее было бы чрезвычайно опасно что сейчас, когда я не знаю местонахождение Лорда, что потом, когда окажусь рядом. Вдогонку ушли все перцы, букавац, инсектоиды и прочие мимолетные противники, которые не давали бонусов. Вместе с этим я заметил, что это же начинает снижать мое мастерство, так что, если переборщить, можно еще и в уровне откатиться назад. Черт.

Две сотни ротакамов набралось, но вопрос был в том, сколько потребуется еще... Впрочем, запас душ еще был, так что стоит оставить этот вопрос на потом: мало ли, что изменится.

Разобравшись с этим, я оценил запасы обогащенного вербинита: получилось несколько весьма больших слитков, по размеру что-то вроде серебристых чемоданчиков, в которых любят носить вирусы, сверхсекретное оружие и все такое. Нолик разместила их на своих доспехах,сообщив, что «Ей так будет спокойнее», ну а мы с Эннет спорить и не стали. В любом случае, за счет взаимоусиления аурой «Помощи», подобная ноша не была тяжелой.

Обесточив четвертый этаж, мы поднялись к телепортационному залу. Вот и все... Спасибо башенке, что приютила, но нам нужно двигаться дальше. Войдя в желтую зону перемещения, я подождал, пока девчонки возьмутся за мои руки, после чего мысленно подтвердил всплывшее подтверждение о трате ротакамов. Вспышка.

Серебристая площадка была слишком яркой, так что я даже сначала зажмурился. Множество фонарей освещали металлическую платформу, на которой мы оказались, но, похоже, что это не другая отправная точка, поскольку телепортационных ниш не наблюдалось.

«Линии повреждены. Управляющий шпиль недоступен извне, требуется ручная авторизация. Вы были перемещены на платформу 131-13».

Круто. Ни тебе извинений, ни возврата средств. Когда глаза привыкли, я смог увидеть, что мы стоим в центре своеобразного пустыря. Все же городок был весьма большим: вдалеке можно было увидеть выстроившиеся ровными рядами башенки зданий, окружающих местную «достопримечательность», в центре которой мы оказались. Вокруг нас были расположены тонкие металлические столбики, выстроенные, на первый взгляд, в хаотическом порядке; неподалеку были ровные углубления полукруглой формы, а почти над нами висела красочная арка с померкшими от времени словами: «Не бойся. Не думай. Мечтай и работай». Я аж воспылал от подобного...

— Что это за место, ня? — тихо спросила Эннет, несколько подавленная атмосферой заброшенности.

— Парк отдыха, мяу, — коротко произнесла Нолик, подойдя к одной из поблескивающих колонн, распространяющих ослепительный свет. Столбики вокруг неожиданно засветились — вокруг них стали возникать ярко-зеленые, сочные кроны, в воздухе разнесся приятный шелест ветерка, в углублениях стала переливаться кристально-чистая вода, в которой можно было даже увидеть рыбок, а уши уловили разномастное пение каких-то птичек.

Подойдя чуть ближе к одному из столбиков, я убедился, что листва была лишь красочной голограммой, как и все вокруг. Одна лишь фальшь.

— Большинство растений и животных погибло после слияния с минусовым мяуром, — грустным голосом сказала брюнетка, опустив ладошку в пустое озерцо, где несуществующие рыбки принялись уплывать от неки. — К этомяу мяументу люди уже были достаточно развиты, чтобы ня погибнуть из-за подобных измяунений, но утрата все равно печальня.

Сложно было не согласиться... Покинув площадку в молчании, мы выбрались из «парка» к многочисленным зданиям. Улицы были пустынны, металлические стены построек пусть и ярко поблескивали от всполохов ноошторма, но было видно, что время постепенно забирает свое. Ни транспорта, ни следов присутствия людей, пусть даже и тел... Тучи, кажущиеся слишком близкими из-за того, что весь город парил в воздухе на определенной высоте, непрерывно искрили молниями, будто какой-то небесный бог вот-вот собирался испепелить все вокруг в своем иррациональном гневе.

«Твой разум — твой враг» — гласила еще одна «жизнерадостная» листовка, попавшаяся на пути.

«Исход поможет каждому, но спасти ты должен себя сам».

Листовки были весьма красочными, и повторялись на нескольких улицах. Тем контрастней смотрелись надписи, сделанные какой-то краской, что на фоне обтекаемых, инопланетных на вид небоскребов казалась просто шуткой, если бы не содержание:

«Карма не работает. Я не хочу умирать».

— Что-нибудь вспомнила? — спросил я у Нолика, чтобы хоть как-то развеять гнетущую атмосферу вымершего города. Пусть мы и знали, где примерно находится управляющий шпиль, до него еще нужно было дойти.

— Нет, мяу, — девушка даже постучала кулачком по голове, словно это могло бы помочь, но безрезультатно.

За следующим домом я увидел отличающееся здание — в нем были открыты двери. Вернее, в остальных вообще дверей видно не было, а здесь явственно можно было определить чернеющий проем раздвоенного шлюза. Со всех сторон неожиданно прозвучал электронный голос:

— Внимание! Зафиксирована повышенная активность Ноошторма. Ожидаемый уровень излучения — пятый! Всем немедленно укрыться в ближайших ННУ! Верб протекции будет активирован через пятнадцать... четырнадцать...

— Это же плохо, да, ня? — сглотнув, спросила Эннет, а Нолик уже бежала вперед. Оказавшись рядом со шлюзом, она выковырнула из его панели оплавленную батарейку, и судорожно замахала мне.

Но я уже успел подхватить Эннет и вприпрыжку добраться до двери. Выудив кристаллик, поместил его в гнездо.

— Пять... Четыре...

Двери мигнули пурпурным светом и стали медленно закрываться, когда мы оказались внутри.

— Один.

С щелчком замки закрылись, подняв столб пыли.

— Ноотическая буря усиливается. Выпущены защитные маэнары. Пусть Исход дарует отмщение неупокоенным душам, — произнес безэмоциональный голос, и, будто насмехаясь над ним, в двери что-то ударило, проминая металл.

Глава 13. Буря.

Было у меня на душе какое-то ощущение неправильности... В том плане, что бункер подвернулся как раз перед усилением ноошторма. Очевидных вариантов два, из которых банальную удачу я даже и не рассматриваю, хотя вероятность подобного тоже ненулевая: или нас кто-то целенаправленно привел сюда, или буря была вызвана нашим присутствием, так что усиление шторма было лишь вопросом времени.

Нечто вновь ударило в металл, оставив глубокую выбоину. Двери казались достаточно прочными: толщина у них внушала, по крайней мере, отчего силища ударов невольно внушала уважение. Мне даже имея защиту в виде голема не улыбалось пересечься с тем засранцем, что барабанит в наше убежище, так что стоит что-то придумать как можно быстрее... Хреново, что от «Поиска» в очередной раз было мало толку, но я уже перестал подобному удивляться.

Быстро привыкнув к темноте, я смог разглядеть окружающую нас обстановку: просто большой зал, по бокам которого были установлены простенькие сидения, а также присутствовало несколько лежанок. Похоже, людей в Городе, несмотря на его размеры, было сравнительно немного, иначе бункер кажется чересчур мелким для местных небоскребов, либо можно предположить, что убежища на самом деле здесь были разбросаны на каждом шагу, просто рабочий шлюз нашелся лишь один.

Еще один лязгающий удар, раздавшийся сзади, не дал толком сосредоточиться, так что я вопросительно глянул на Нолик, надеясь, что та помнит хоть что-то о подобных местах, но девушка в растерянности стояла неподалёку, точно так же осматривая пыльные сиденья, как и я.

— Пойдем искать выход отсюда, если конечно подобный здесь есть, или хотя подыщем место для обороны, — быстро сказал я, сделав первые шаги в сторону дальней от входа стены, чтобы вывести девчонок из состояния растерянности, и на эту фразу мне ответили одобрительные няки. — Что-нибудь помнишь про Верб протекции? Он тоже глушит способности ноопроявлений?

— Здесь все должно глушить, мяу, — пояснила брюнетка обрадованным тоном. — ННУ — ноонуллифицирующее убежище. Если помяунишь, как тебе плохо было от третьего уровня излучения, мяу, то представь пятый, — без былого самодовольства от своей осведомленности произнесла девушка, с тревогой посматривая на меня. — Я уже не смяугу тебя вытащить из твоих кошмяурных грез...

— О чем вы, ня? — посматривая то на меня, то на вторую кошечку, спросила Эннет, тревожно шевеля ушками. Мы ей хоть и рассказали практически все, что происходило в ее отсутствие, о неприятных образах я все же умолчал, надеясь, что нам больше не придется сталкиваться с подобным. А ведь теперь и Эннет тоже в зоне риска, раз шлем не защитит. Думают ли кошечки о кошмарных мышках? Или у всех страх столь же абстрактный, как у Нолика?

— Если коротко: в лучшем случае мы материализуем какую-нибудь неведомую хрень, с которой придется сражаться, а в худшем... С ума сойдем, наверное, — стараясь казаться невозмутимым, ответил я, пожав плечами, но Эннет все равно забеспокоилась, правда, вторая кошечка, о чем-то до этого размышляя, вовремя перебила встревожившуюся напарницу:

— Что-то няправильно, мяу. НУУ защищает от бури, никто ня должен няс атаковать, — торопливо произнесла девушка, поглядывая на вмятины в двери, хорошо различимые даже тогда, когда мы уже добрались до дальней части зала. — Темяуные просто не должны были успеть появиться, мяу.

— Там еще речь о маэнарах была...

Моргнув ярко светящимися в темноте глазами, Нолик тихо выругалась на незнакомом мне языке, что странно, учитывая способности Амулета.

— Мяунары! Точня! Ты ведь ня только Някомяунт, но и големяунт... И лис. Что ж я так долго соображаю, — Нолик в панике схватилась за волосы, раздраженно мяукнув.

А, ну тогда ясно. Червяки, все же, в первую очередь, интересовались ресурсами, поэтому особо на меня не реагировали, а манекен из лифта был достаточно странным, чтобы на него подумать.

— Пока активна буря, все выпущенные маэнары будут пытаться меня поймать, получается? А если проломят дверь, то мы и под бурю попадем, и под раздачу от роботов? — подытожил я, и Нолик медленно кивнула, выглядя сейчас так, будто хочет вот-вот заплакать. — Если маэнаров выпустили откуда-то неподалеку, то управляющая панель должна быть там же?

— Нят, все системы управления Города в центральном здании, мяу, — все еще смотря в одну точку, пробормотала Нолик.

Бабах! Нас даже немного тряхнуло силой удара, а где-то возле дверей взвыла мерзкая сирена, но я уже успел обнаружить еще одни двери, поменьше размером, но достаточно прочные на первый взгляд: скорее всего они были созданы для тех, кто изначально жил в этом здании, или просто служили черным входом. Правда пока что от подобной находки не так уж много толку, ведь буря бушует прямо над нами, а где выйти, чтобы под нее попасть — дело десятое, поэтому подобное поможет разве что для побега от маэнаров... Пока я бегло осматривал панель, моя темноволосая спутница успела совсем расклеиться.

— Ладно. Так, Эннет. Попробуй укрепить шлюз изнутри своими платформами насколько получится, — сообщил я с тревогой поглядывающей на шлюз неке-инженеру, и та сразу же побежала обратно, на ходу создавая нанитовые пластины. Подождав пару секунд, я осторожно положил големную руку на плечо второй девушки.— Что с тобой творится, Нолик?

— Я... Мяуой образ в мяуих глазах рушится. Я совершенство, которое не помяунит и не понимяует даже подобную ерунду, — сглотнув, сообщила мне девица. — Ты нядеялся, что я зняю, что делаю, а я так ошибаюсь на ровном месте, мяу-у-у-у, — безвольно повисший хвостик отлично выдавал ее резко изменившийся настрой, так что пришлось мне все же выйти из голема пока что и потрепать девицу по голове. Да, должно быть, ей сейчас очень непросто, ведь девчонки рассказывали, что обрывочные воспоминания формируются у Путешественниц не сразу, а тут я сразу же вовлек девицу в круговорот событий. Наверняка она высокого мнения о себе не просто так, ведь способности достаточно мощные, да и мало кто может похвалиться знаниями об этом полузаброшенном мире, где мы даже ни одного человека пока не встретили. А из-за пробелов и ошибок девица начинает терять веру в себя, ну и какая-то доля ответственности за другие жизни тоже давит, пусть даже она и не признается в этом.

— Не выдумывай, милаха моя, — ласковым тоном сказал я, постаравшись не обращать внимания на визг сирены и лязги двери, что было весьма непросто. Мое дыхание забавно колыхало шерстку на прижатом к голове ушке, но, когда я начал говорить, Нолик дернула им, прислушиваясь. — Нам всего-то нужно расхреначить маэнаров до того, как они проломят дверь. Поэтому вопрос на миллион для первого пришедшего в голову плана: твои способности действуют через препятствия?

Ушки под моей ладонью шевельнулись активней, и девушка посмотрела на меня с искоркой в глазах.

— Да, мяу! Но... Нужно точня знять, где находятся мяунары, чтобы их разобрать, — забрезжившая в глазах неки надежда улетучилась столь же быстро, как и появилась, а я, чтобы не терять время, отправился к сиденьям и принялся их отдирать от основания одно за другим. — Что... Что ты делаешь, мяу?

— Что-то вроде радара вместе с приманкой, два в одном, так сказать. Ты ведь только что дала «Добро» моей идее, — обернувшись, я подмигнул девушке, с недоумением посмотревшей на меня. -Умники сделали этот летающий остров из металла, так что «Слух Земли» мне здесь ничем не поможет, — пояснил я, уже успев наложить природную руну на поверхность лежанки, тоже нещадно отодранной мной от основания. — А вот «Скрежет металла» работает исправно, благо шуметь здесь можно чем угодно; надеюсь, что маэнары все же не ощущают мою ауру прямо через Верб, а просто движутся по заранее намеченному пути, ведь шлюз закрылся в последний момент.

— Скорее всего, мяу, — удивленно произнесла кошечка, прижав ушки, когда еще один гулкий удар пришелся по нашему убежищу — хорошо, что Эннет уже успела немного усилить конструкцию.

Кивнув, я расщепил структуру своего голема, добравшись до деревянной основы, после чего задействовал водный активатор: прыснувшая на подготовленную и задействованную пластину вода вызвала весьма бурный рост растительности: прямо настольный садик получился из крохотных стебельков, красота. Главное, чтобы это чудо работало — ведь я уже успел посетовать на отсутствие растений и бесполезность природного голема, и было бы обидно разочароваться второй раз. «Шепот деревьев» работает только от скопления растений, но, полагаю, принцип схож с умениями некоманта, то есть, верб будет блокировать эффект.

Дальше — использование простенького тетраграмматона для сотворения упрощённого зеркального голема, созданного из стульев, поскольку я побоялся ненароком покоцать структуру убежища и из-за такой ерунды нарушить его работу, ведь здесь все было сделано из однотипного материала, а для детальной подгонки исходников у меня нет времени. Водрузив столешницу на своего миньона, я добрался до запасной двери и улыбнулся Нолику.

— Нет, мяу! — подбежав, девушка вцепилась в мою руку. — Там буря, Костя!

— Знаю. Мне ведь нужно только голема выпустить и сразу закрыть назад, тем более, этот выход — внутри здания, — пояснил я. — Нуллификатор хоть на эти секунды защитит же?

Сжав губы, девушка протяжно мяукнула недовольным тоном и яростно сдернула с доспехов ранее найденные шлемы, принявшись разбирать их на запчасти силой мысли: предметы рассыпались на составляющие за мгновения, после чего сразу же перестраивались, меняли структуру, сливались вместе. Зрелище было завораживающим, и, если бы не обстановка, в другой раз я бы с радостью понаблюдал за подобным часок-другой.

«Я укрепила на максимум моих запасов. Если снять с голема, то можно еще, но это позволит выиграть совсем немного» — передала Эннет по ментальной связи, и я решил, что даже эти крохи нам тоже пригодятся, отдав орудия на растерзание. Тем временем Нолик уже вроде как закончила со своей разработкой и, активировав защиту, подпрыгнула и быстро нацепила новинку мне на голову вместо предыдущего варианта.

— Мяу. Будь осторожен, некомяунт, — грустно улыбнулась девушка, и я активировал панель — к счастью, полномочий сигнатуры было достаточно для того, чтобы открыть вход во время экстремальных условий. Двери издали шипение и стали медленно открываться, а я «Приказом» вынудил девчат думать о тортике. Я хорошо помнил и «Охотников за привидениями», где даже зефирный человечек оказался не столь прост, да и «Лепрекон» как бы намекал на то, что желания можно интерпретировать по-разному... Но все же есть небольшая надежда, что тортики — что-то милое и светлое, мечта испытуемых в портальных лабораториях и единственное утешение девичьих музыкальных групп.

Дверь разошлась в стороны, открывая вид на внутренние помещения здания. Коридор, ведущий к общему лифту, нечто вроде вестибюля и... прозрачность. Похоже, все небоскребы на самом деле были прозрачны изнутри, подобно добывающей башенке, так что прямо сейчас я видел, как яростно бушуют темные тучи, окутав стены и редкие окна постройки даже на уровне первого этажа. Голем шустро побежал вперед, встав неподалеку от окошка, и металлические выступы в любой момент могли заскрежетать, привлекая внимание противников. А природное умение дало мне очертания десятка маэнаров, часть из которых была гуманоидного типа, а остальные были артиллерийскими, насколько могу судить.

Лихорадочно отмечая их положение метками «Дополненной реальности», я даже закрыл глаза. Двери окончательно открылись, и я наощупь щелкнул закрытие.

«Перегрузка нуллификатора. Удостоверьтесь, что класс защиты вашего снаряжения соответствует уровню опасности внешних ноопроявлений».

Лопнувшая лента защитного устройства, прикрепляющаяся к шее, опалила кожу, но стиснув зубы, я нажал метку на последнего. И, как завороженный, посмотрел в практически непрерывные всполохи, возникающие среди клубящихся фиолетовых сгустков, в которые превратились тучи.

Ками, все такая же красивая, как и всегда, мило улыбнулась, после чего игриво спрятала нижнюю половину личика за своим серебристым пушистым хвостом. Подбежав, кицунэ схватила меня под руку и звонко рассмеялась, но ее радостное настроение улетучилось в один момент, когда снова объявился Лорд. На этот раз он не злорадствовал, не кривлялся, просто протянул ладонь ко мне и показал лежащую на ней горошинку хоси-но-тама. Резко сжав, мужчина улыбнулся уголком рта, и Ками сразу же упала на колени, утянув меня за собой.

— Две занозы одним махом, удобно, — произнес Темный, разжав руку и высыпав порошок на землю, после чего развернулся и медленно ушел. Ушки Ками поникли, но она все еще продолжала прижимать меня к себе, а я ощущал солоноватый привкус сочащейся из носа крови, сидя на коленях.

— Убийца! Отпусти! Так тебе и надо, сдохни, тварь! Отпусти нас, убийца, мы ни в чем не виноваты! — «Шепот» неожиданно оживился с таким неистовством, что мне показалось, будто я оглох, столь громкие крики звучали то ли прямо у меня над ухом, то ли прямиком в голове. Полные ненависти и боли незнакомые голоса нестерпимо давили, не давая шанса выбраться хоть одной моей мысли, будто пытаешься высказаться в толпе безумцев, которым начхать на чужое мнение.

Двери сомкнулись, и я обалдело посмотрел на темную поверхность бронированной преграды передо мной.

— Тортик, тортик, тортик, мяу! — закрыв глаза, Нолик бормотала одно и то же, даже не пытаясь стереть струйку слюны. Рядом с ней и впрямь был небольшой торт с зубами, впившийся в металлическую поверхность ноги и пытающийся прокусить вербинит, но я, поднявшись с колен, разрубил его резким ударом меча, отменяя вместе с этим указания.

«Поглощен Темный: Класс малый мимик ур. 1»

Нолик, проморгавшись, посмотрела на меня и испуганно мяукнула, бросившись было ко мне, но я уже поспешил к основному входу, на ходу стирая кровь.

— Костя, мяу...

— Все хорошо.

Закусив губу, Нолик не стала больше спрашивать, с болью во взгляде посматривая на обуглившийся участок моего шлема. А я, отговорив и Эннет от вопросов, старался удержать в голове ранее поставленные метки, по которым брюнетка и стала атаковать. Окутав себя пурпурным шаром, девушка подлетела в воздух и с виду, в общем-то, ничего не делала, но за дверью можно было услышать приглушенные толстым металлом взрывы. Один, второй, третий... Молча используя свои способности, нека не могла скрыть свое напряжение: по ее лбу стекала струйка пота, тогда как ушки непрерывно подрагивали, колыхаясь в такт ментальным ударам кошечки.

— Все, мяу, — шумно выдохнув, Нолик чуть не свалилась на пол, но я вовремя ее подхватил. Удары в дверь прекратились, и, подождав еще минуту, мы молча уселись на ближайшие стулья и вздохнули с облегчением.

Глава 14. Передышка и странности.

Ах, все же порой приятно вот так просто взять и спокойно посидеть, отдохнуть, особенно это ценишь после того, как тебе хотели выжечь мозги излучением из-за того, что ты отправился подсвечивать отряд роботов-убийц. Но, даже если не брать в расчет это, все равно приятно. Помнится, из-за этого мне даже порой дождь был в радость, когда ты на момент начала ливня оказываешься дома, в комфорте, а он пусть там себе барабанит, сколько влезет.

— Почему-то я думала о тортике, ня, — задумчиво произнесла Эннет, посмотрев на меня. Нолик согласно закивала, а затем животики обеих нек в унисон заурчали. И, если нека-инженер засмущалась, то Нолик попыталась сделать вид, что все было запланировано.

— С едой тут напряг, да, но зато не пострадали от бури, — попытался я найти и в этом что-то хорошее, осторожно отдирая шлем от обожжённой кожи и накладывая исцелялку.

— Ты опять попал под излучение?! — ахнула Эннет, коснувшись моей щеки ладошкой и наверняка увидев начавшую затягиваться рану на шее. — Костя, ну сколько можно, ня?! Прекрати рисковать, пожалуйста! — хмыкнув, я чмокнул девицу в ладонь, но та, пусть и покраснела, но не прекратила смотреть на меня с укором.

Нолик же, для себя решив, что это из-за ее косяка, нахмурилась и потупила взгляд, после чего тихо пробубнила, смотря на меня с легко читаемой жалостью на личике:

— Это было няприятно, Костя, мяу?

— Скорее странно. После прошлого раза я считал, что излучение вытаскивает на поверхность страхи разумных существ, в итоге их материализуя, однако в этот раз было.., — задумавшись, я откинулся на спинку. — Что-то вроде предостережения? Все-таки сложно боятся того, о чем и не знаешь, — пояснил я свою витиеватую мысль, поскольку не хотел рассказывать про возможную уязвимость. Не потому, конечно, что девчонкам не доверял, но с подобным в этом мире стоит быть осторожней. А сама суть проста: Ками считала себя неуязвимо-бессмертной из-за исчезновения хоси-но-тама, являющегося заодно и ее филактерией. Так что слабым звеном в нашей паре мог быть лишь я, по крайней мере, до момента попадания сюда.

Только вот на самом деле достаточно просто предположить, что горошинка вернулась в мир, где и была создана. Конечно, в рамках всей Земли обнаружить ее сложновато, скорее всего, это ведь куда масштабней, чем иголку в стоге сена искать... Но если звездный шар вдруг будет уничтожен стихийным бедствием, каким-нибудь ошалевшим маэнаром, или, что кажется немного параноидальным, его найдет тот же пятицветный Лорд, то это прикончит сразу всех, кто мог что-то противопоставить планам Темных. М-да. Не хотелось бы оставлять за спиной подобный элемент случайности...

Есть надежда, что местные жители оставили полноценную базу данных по всем созданным ими Амулетам, ведь, насколько понимаю, вручную их никто другой не создавал, лишь осуществлялся переход от проигравшего к победителю. Другое дело, что с подобным я вернусь к той же опасности, что заключается и в информации об Истинных Именах; разве что в этом случае Лорду необходимо знать все нюансы насчет моей связи с Ками. Исходя из этого, нужно поскорее добраться до центра Города, но теперь есть еще и новая проблема в виде маэнаров: если тут есть какой-нибудь протокол зачистки, то роботы будут на улицах выискивать возможное появление Темных, а наше кошачье совершенство хоть и лихо разбирается с болванчиками, но теряет силы тоже весьма шустро.

— Хмяу. Я считаю, что суть в душах Нооштормяу, — прервала мои размышления Нолик, вдруг начав говорить с невиданным до этого энтузиазмом. — Няупокоенные души остаются в буре, и кто-то из них мяужет желать тебе добра, вот и предостерегает, мяу!

Подобная новость была одновременно и радостной, и потенциально плохой. Что-то я не привык к тому, что незнакомцы могут мне желать добра, но всерьез рассматривать вариант о том, что кто-то из моих близких погиб, как-то не хотелось, особенно без доказательств. Поднявшись, я проверил панель убежища, чтобы отвлечься от все еще свежего в памяти образа молча умирающей Ками и прочих неприятных мыслей, а затем, отключив заунывную сирену, выяснил, что буря продлится еще часа два.

— Давайте-ка пока что вы отдохнете, заодно не придется думать о еде, — выдавив из себя улыбку, сказал я, и девчонки нехотя согласились, перед этим переглянувшись и кивнув. Когда успели спеться? Наверняка ментальная связь работает и между отдельными кошечками, так что стоит держать ухо востро, а то еще из женской солидарности надумают там себе чего.

Составив несколько лежанок вместе, я уселся на стуле, вытянув ноги на импровизированной постели, тем самым решив подежурить, но обе кошечки, будто сговорившись, улеглись рядом, свернувшись калачиком и положив головы мне на колени. Прошло буквально несколько минут, и девчата задремали, тихо урча, пока я поглаживал их по волосам, смотря на помигивающую панель убежища. Заодно прислушивался и к странноватым завываниям ветра за дверями, за которыми порой чудились весьма пугающие стенания и всхлипывания.

Осознавая, что подобная фантазия ничуть не поспособствует моему душевному здоровью, я все-таки сосредоточился на мерном сопении моих спутниц. Они спали сладко, всем своим видом сманивая присоединиться, но я держался, осторожно расчесывая их волосы и поглаживая порой дергающиеся во сне ушки. Интересно, как там остальные? Все ли хорошо? Слушая завывания ветра, я представил, что было бы забавным встретить всеми вместе зиму, где мы могли бы сходить на каток, а потом убежать домой и забраться под гигантское одеяло! Даже без всякой похабщины, просто огромный урчащий комок, согревающий не только своим теплом, но и уютом. Эх, что-то меня все больше уносит в какие-то мечты, будто я погибать собрался. Нет. Будет время, все устроим, главное отсюда выбраться.

Буря утихла раньше, чем рассчитывал неизвестный метеоролог, но я не стал будить девчат. И Эннет, и Нолик потратили много сил, и пусть я не знал их источник, рассчитывая на дарованную создателями системы автономность, сейчас в итоге не мог даже обеспечить девчонок едой. Стоит все-таки поискать в доме, ведь когда-то же здесь определенно кто-то жил...

Девчата вскоре проснулись сами, забавно потянулись, мило мяукнули, увидев меня, и почти одинаково посмотрели каждая одним лишь лениво приоткрытым глазом.

— Ня-а! — потянувшись еще разок, Эннет вытянула хвостик, сладко зевнув и обнажив клычки, но потом вспомнила, что мы в убежище и вопросительно посмотрела на меня.

— Ничего особого не происходило, буря кончилась, — объявил я, пока Нолик, больше похожая на сову, а не на кошку, покачиваясь из стороны в сторону, пыталась окончательно проснуться.

— Мне приснился хороший сон, будто бы мы все играли в снегу, а потом убежали в дом греться, к камину, под пледик, ня, — мечтательно сказала Эннет, сразу же занявшись восстановлением оружия голема.

— Глупость какая, мяу, — почесав за ушком, сказала брюнетка, но почувствовала себя неуютно под нашими взглядами. — Я к томяу, что лучше сразу сидеть в тепле.

— Тоже вариант, — улыбнувшись, я взлохматил заспанную девицу и поднялся, слушая недовольные няки и спор по поводу баланса холода и тепла в зимнее время, что казалось немного странным, ведь обе девушки еще не видели снега в своем текущем воплощении.

Пока девицы не всерьёз пререкались, я отправился к запасному выходу. Конечно, нелишним было бы посмотреть, что осталось от маэнаров, но не хотелось бы обнаружить сюрприз в виде затаившегося противника, так что лучше воспользоваться «радаром». Приготовив меч, я разблокировал панельку, но вестибюль встретил меня мирным полумраком, что в этом мире можно было счесть за аналог ясного солнечного денька. Мой миньон остался на том месте, где я его и оставил, только вся клумба превратилась в безжизненную труху, частично осыпавшуюся на землю, поэтому я занялся ее восстановлением и вскоре смог оценить, что поблизости от здания противников нет, а вот дальше по улице кто-то присутствует.

Девчата за это время нацепили доспехи, и я, забравшись во вновь вооруженного голема, разблокировал основные ворота, которые оказались даже слишком повреждены, чтобы открыться полностью. Перед шлюзом лежали разнообразные обломки, по которым сложно было понять, кто кем был до этого, но Нолик сразу же встрепенулась, выдергивая телекинезом какие-то только ей понятные части.

— Проект «Броненосец», проект «Омега-орудие», проект «Скользящий».., — бормотание приняло осмысленный вид, но нека была настолько увлечена, что я не стал ее пока что отвлекать.

Постепенно куски металлических тел стали выстраиваться осмысленно, формируя нечто вроде толстых бронированных жучков, каждый из которых был размером с небольшую собаку.

— И что это, ня? — сгорая от любопытства, поинтересовалась Эннет, которую впечатлил подобный способ создания роботов.

— Жужи, мяу.

— Жужи?

— Ну да, — вновь повторив, ответила Нолик, будто бы это все объясняло. — Жук Уняверсальный Жизнесберегающий Автомяутический. ЖУЖА. Самяу придумяула, — радостно прищурившись, добавила Нолик, взмахнув рукой. Ближайший жужа встал на небольшие лапки и, подойдя ко мне, ткнулся в ногу голема металлической мордочкой с единственным пурпурным глазом на ней.

— А остальные проекты... Что ты перечисляла? — спросил я, шагнув назад, но жужа опять ткнулся в меня мордочкой.

— Хмяу, просто классификация мяунаров в голову пришла, без конкретики... Может, я раньше занимяулась их созданием? Они мяулые! — Нолик, радостно улыбнувшись, присела рядом с ползающими вокруг нее жужами, которых набралось с десяток, и жуки дружно окружили ее, после чего самые ближние протянули по одной лапке и коснулись доспеха хозяйки. — А еще они полезные, помяугут и в атаке, и в защите, и в разведке! - продолжила девушка нахваливать своих созданий, и тогда уж мы с Эннет тоже восхитились, поняв, что Нолик не отстанет.

Больше ничего особого в обломках не нашлось, кроме разве что информации о том, что даже местные артиллерийские маэнары, чье оружие требует отдельный источник питания, были без кристаллов, что лишний раз подтверждало заброшенность этого мира. Поэтому я ни на что особо не надеялся, возвращаясь к вестибюлю и поднимаясь наверх, ведь даже если удастся найти какие-нибудь консервы, не факт, что их стоит есть, ведь нам неизвестно, сколько времени прошло с местного катаклизма.

Однако все оказалось даже хуже. Начиная от третьего уровня и выше, были жилые этажи, с немалым количеством комнат, но все они были пустыми. Скромная мебель, как под копирку, открытые двери и толстый слой пыли — вот и все, что можно было обнаружить при беглом осмотре; будто бы здесь никто и не жил никогда вовсе, а из-за того, что все было выполнено из сплошного металла, все это больше напоминало тюрьму, нежели жилой дом.

Чем-то все это походило на башенки тринадцатого мира, где были устроены все удобства в тысячах однотипных сооружений просто потому, что была возможность сделать подобное, но даже там, в обычных каменных сводах, разномастные детали интерьера создавали своего рода домашнюю обстановку. Здесь же, к сожалению, не было даже воды, так что вскоре мы прекратили наши бесполезные поиски и вернулись обратно, на первый этаж, откуда направились по заранее намеченному пути.

— Я разослала жуж для поисков мяунаров, — не без гордости сказала Нолик, когда жуки разбежались от нас во все стороны подобно тараканам на кухне посреди ночи. — До главняй башни нужно пересечь несколько широких улиц, где ня будет возмяужнясти укрыться.

Кивнув, я подошел вместе с девчатами к крайней постройке, за которой находился нужный нам поворот. Новая клумба засекала противников, но слишком размыто из-за их большого количества, так что помощь жуков и впрямь может пригодиться.

— Мяужешь пристрелить, или я подберусь поближе и разберу, мяу, — хищно произнесла Нолик, когда связующий жужа изобразил пурпурным огоньком тип противника. На этот раз маэнар был неожиданно далек от аналогов в животном мире, скорее — классический для мира Эн, например, двуногий робот ростом метра четыре с навешенными вместо рук орудиями. Теневыми, естественно, так что, если батареи на месте, мало не покажется.

В качестве поддержки выступали маэнары поменьше, ростом с невысокого человека, причем передвигались они подобно гориллам, то и дело опираясь на длинные утыканные шипами руки.

— Хм. Учитывая, что Город в виде круга, мы могли бы и обойти.., — тихо начал я, но Нолик, гордо приподняв носик, уже показала мне, что на параллельной улице роботов еще больше. — Вот ведь.

— Может, отвлечем, ня? — не горя желанием сражаться, Эннет посмотрела на меня с надеждой и я, выудив из кармана тетраграмматон, положил его на жужу и отправил на нужную нам улицу. На своих собратьев маэнары не обращали внимания, так что вскоре жучок забрался в один из домов, где я создал голема и задействовал «Скрежет». Вся поддержка двуногого здоровяка тут же метнулась к небоскребу, пробив стенку и исчезнув внутри, а обладатель орудий, к сожалению, остался на дозоре. Уже лучше, в любом случае.

— Хорошо, сейчас под прикрытием щита я выстрелю, — начал я объяснять, поскольку Нолик отправлять вперед мне не хотелось совершенно, но Эннет, шевельнув ушками, подняла вверх указательный пальчик.

— Лязгает что-то, ня, — со смесью удивления и любопытства прошептала девушка, пытаясь узнать не слишком знакомый звук. Нолик, прислушавшись, закивала, а мне пришлось все же напрячься. Да, лязг... Гусеницы? Неужели виденный раньше танк и сюда добрался, или это кто-то создал столь тяжелого маэнара, что шасси в виде конечностей его не выдерживало?

Обе кошечки одновременно прижали ушки к голове и накрыли ладошками, когда тихий шум сменился низким гудящим звуком, от источника которого волной разошлась мощная вибрация, пробирающая до внутренностей. Следом что-то среднее между сгустком серой энергии и пушечным снарядом на полной скорости врезалось в спину маэнара, и тот, зашатавшись, попытался развернуться, но ноги подкосились. Стрекот энергосгустков прошелся по сочленениям шасси, после чего механизм с грохотом повалился на землю, а яркая вспышка из его конструкции унеслась в небо.

Но куда более странным было то, что я услышал после этого — характерный немецкий акцент, будто включил фильм про Вторую Мировую, пусть даже голос и принадлежал молодой девушке.

— Шайссе! Зибта робота, как я уставайт...

Глава 15. Встреча.

В очередной раз меня посетили смешанные чувства. Вроде как стоит радоваться тому, что в этом вымершем мире попался кто-то живой и разумный, не относящийся к нашей небольшой компашке, но с другой — что, если это противник, да еще и столь легко уничтоживший грозного на вид маэнара? Какими бы мощными ни были Темные и местные роботы, против них у нас было известное противодействие, в отличие от незнакомой девицы, но пока что оставалось только наблюдать, воспользовавшись глазами жужи в качестве шпионской видеокамеры.

Лязг приблизился, и вскоре мы смогли увидеть обладательницу немецкого акцента, которая, к моему удивлению, не притащила с собой гусеничную технику. Она... На первый взгляд, казалось, будто сама является в какой-то мере техникой, но, если приглядеться, можно было определить, что это лишь диковинный экзоскелет.

Бронепластины прикрывали плечи, удерживая на себе немалых размеров пулемет, металл и когтистые перчатки защищали руки, тогда как на обнаженных ногах можно было увидеть бронепластинки, идущие по бокам от голеней. Вместо подошвы металлических сапожек были самые настоящие гусеничные траки, а в руках у незнакомки, облаченной в обтягивающий тело серый закрытый «купальник» с небольшой полоской ткани в роли юбки, была громоздкая двуствольная винтовка или что-то на нее похожее.

Девушка была миленькой, яркие светлые глаза с презрением осматривали останки маэнара, но еще несколько деталей во внешности окончательно сбили меня с толку. Незнакомка шевельнула до этого прижатыми к голове черными ушками, под цвет ее длинных темных волос, а хвост, еле заметный за громоздким металлическим костюмом, пару раз качнулся из стороны в сторону. Еще у девушки был кто-то на плече, но цветопередача маэнарного зрения оставляла желать лучшего, поэтому я все же выскочил из голема и осторожно подобрался к краю здания, чтобы посмотреть за угол уже своими глазами, отмахнувшись от взволнованного шепота моих спутниц.

Бирюзовые волосы, уложенные в два хвостика, как и два кошачьих ушка им под цвет, были слишком запоминающейся деталью, чтобы я не узнал Мику, почему-то лежащую в бессознательном состоянии на плече некотанка. Активировав Тэнэбра форму, чтобы окончательно убедиться, я удостоверился, что странности на этом не закончились: ни у одной из девушек не было столь желанного и привычного мне желтого цвета ауры, зато силуэт бронезащиты незнакомки подкреплялся плотным дымчатым каркасом, окутывающим все тело и невидимым невооруженным взглядом.

Быть может, это — еще один вариант обратной тэнэбризации, подкрепленный какими-то местными технологиями? И... Мику? Неужели погибла? Стоп, она бы возродилась, уж что-что, а суть Путешественниц она понимала, как мне кажется, куда лучше других, но я все же не знал, сколько у нее оставалось возрождений. Черт.

Нет. Пока у Мику было ее странное существо, живущее в запястье, я тоже не мог разглядеть ее родную, кошачью ауру. Вполне возможно, что незнакомая брюнетка — еще одна из неизвестных мне нек, которая смогла пересечься с Эм и каким-то образом добраться сюда, а иначе зачем бы ей таскать на себе противника? Мысли лихорадочно бегали, пытаясь проверить достоверность догадок, но все это усложнялось тем, что отвлеченные маэнары могут скоро вернуться, узнав, что подосланная жужа была просто обманкой. Да и забрать тело Эм, даже если все обернулось совсем плохо, я просто обязан.

Быстро вернувшись в голема, я торопливо передал по ментальной связи Нолику:

«Я выйду к незнакомке и, если она окажется противником, используй фазирование и телекинез, чтобы забрать лежащую на ее плече девушку. А я отвлеку: „Покровительство“ должно продержаться, даже если девица будет очень меткой. Эннет отвечает за отход: платформы и турели».

Девчонкам подобное было явно не по душе, но они были растеряны не меньше меня, явно не ожидая увидеть здесь другую обладательницу ушек и хвоста. Выдохнув, я получил кивок Нолика и быстро вышел из-за угла, тем самым сразу привлекая внимание брюнетки, до этого слушающей что-то по миниатюрной гарнитуре.

— Ах, сам меня находийт. Гут, — закивав, девушка улыбнулась и опустила первоначально направленную в мою сторону винтовку. — Господин Константин Александрович? — произнесла незнакомка, стараясь выговорить мое имя без акцента.

— Эм, да.., — я был несколько ошарашен, хотя из-за голема это наверняка и не было видно.

— Грета Вольф, когда-то мы вместе с Мику-сан учийтся в академий, — пояснила немка, кивком указав на все еще не подающую признаков жизни кошечку.

— Что с ней?

— Разрядка, я так понимайт... Она использовайт свой прыжок, чтобы оказаться здесь. Шнеля, беспокоиться за свой суженый, — осторожно приподняв Мику, Грета тем самым убрала ее из-под дымчатой защиты, и я смог увидеть тускло светящийся силуэт, заодно проверяя значение сигилла девушки. Черт, отрицательный, но хотя бы всего несколько пунктов ниже нуля, не так страшно. Подойдя ближе, я все еще был настороже, но Грета и впрямь просто отдала мне девушку, которую я бережно взял на руки, вглядываясь в побледневшее личико. Через что же ей пришлось пройти, чтобы сюда добраться? И ведь мы были знакомы всего ничего, чтобы она так ради меня старалась; я был чертовски ей благодарен, но куда важнее было в таком случае найти укрытие, чтобы хотя бы поставить Мику на ноги.

«Мяунары возвращаются» — тем временем сообщила Нолик, вместе с Эннет появившись из-за угла, чем вызвала полный любопытства взгляд со стороны Греты. Причем внимательней всего та посматривала на ушки подоспевших нек, чем на их весьма необычное снаряжение, которое вряд ли доводилось видеть кому-то, кроме обитателей нулевого мира.

Расщепив структуру голема и сделав его полость чуть больше, я поместил Мику внутрь, обняв и крепко прижав к себе. Нанитовые орудия бесшумно выстрелили шарами техномошкары, унесшейся к пролому внутри здания, из которого уже вынырнули первые металлические гориллы. Попытавшись не попасть под удар, маэнары всполошились, подобно живым существам, но шарики уже попали в них и принялись разбирать на части их структуру; первые же противники развалились на части, осыпавшись на землю, тогда как оглушительно ударивший по ушам залп пулемета Греты изрешетил сразу нескольких тварей. Ни гильз, ни пуль, лишь возникающие прямо в оружии сгустки, улетающие вперед и выбивающие отверстия в крепких на вид оболочках местных роботов.

Немка выглядела раздраженной, изничтожая маэнаров, и не успокоилась до тех пор, пока не пристрелила последнего, пусть даже и мы с девчатами помогали, справляясь ничуть не хуже: я продолжал стрелять из орудий, Эннет установила парочку турелей, а Нолик просто разбирала тех, кто смог пробиться ближе всего к нашей позиции. Когда последний маэнар унесся вспышкой в небо, мы наконец-то немного успокоились, а Нолик разослала жуж дальше, чтобы проверить маршруты движения других роботов на ближайших улицах.

— Шайссе, как они меня доставайт! — вновь выругалась новая знакомая, выудив из кармана своей облегающей униформы нечто вроде шоколадного батончика, из-за чего на нее с завистью посмотрели две пары голодных нек. — Гутен аппетит, — улыбнувшись, девушка достала еще парочку батончиков и передала мне, когда я убрал защиту голема.

— Спасибо, — нейтрально произнес я, но, похоже, во взгляде моем все же читалось сомнение.

— Найн. Если бы я хотейт вас убивайт, я бы использовайт майн Райнметалль, — не без гордости сказала девица, похлопав по своей гибридной винтовке, в которой один ствол принадлежал пулемету, а второй, видимо, чему-то вроде танковой пушки, пусть и уменьшенной. — Лучше айнц раз слушайт, — пояснила Грета, вытащив из уха гарнитуру и передав ее мне.

— Прием, — услышал я мужской голос, что было еще одним удивлением, да и сказано все на русском. Все же как-то так сложилось, что в последнее время я был преимущественно окружен дамами, если не считать своего отца, конечно.

— Я слышу. Кто вы?

— Насколько я понял, у вас нет всякой аристократии и прочего титулопоклонничества, так что давай просто. Саня меня зовут, — объявил парень по гарнитуре. — Если верить Мику, то из десятого мира, вроде как.

Глянув на тихо посапывающую девушку в моих объятьях, я невольно улыбнулся. Это же надо...

— Понял. И каков способ перемещения между нулевым миром и вашим? Раз гарнитура работает, то ты где-то неподалеку?

— Как сказать... Тут все настолько нашпиговано всякой агрессивной хренотенью, что даже километр покажется долгой дорогой, — недовольным тоном сказал новый знакомый. — Но не суть важно сейчас. Способ есть — существуют связки между этим миром и нашим, которые обустроили Фантомы — дымчатые ублюдки, по типу того, что сидит в контате Мику. Как я понял, ты тоже можешь видеть их, так что немного в курсе.

— Да.

— Вот. Только переходы одноразовые, да еще и охраняемые, причем с каждой минутой есть все больше вероятность того, что фантомы стянут сюда подкрепление, чтобы выбить меня отсюда, — раздраженно произнес Саня. — Так что если уже надоело гулять среди металла, милости просим.

Шанс, конечно, отличный и чертовски привлекательный, ведь стоит добраться до перехода — и больше не придется блудить по этому мёртвому царству. Да и вряд ли кому-то из темных пришел в голову столь изощрённый план, который развалится, стоит мне немного поняшить Эм, которую ко мне они же и доставили...

Вот только в таком случае я ничего не выясню: и если подавить любопытство и не узнать деталей мира еще терпимо, то остаться в неведении относительно местонахождения Лорда — просто немыслимо. Раз парень обнаружил переход из запертого мира, то пятицветик тоже сможет это сделать, если вдруг оказался здесь, а с местными знаниями от него потом вообще не избавишься.

— Я должен остаться на какое-то время, — ответил я после короткой паузы. — Здесь есть информация о ноопроявлениях, так что я не могу просто уйти, пусть даже Мику так старалась ради этого.

Теперь уже настала очередь моего собеседника помолчать, но ответил он весьма быстро:

— Имеешь в виду темных и всю эту нечисть? И какого рода информация? — голос далекого Александра прозвучал заинтересованно.

— Полагаю, что вся, какая только может быть. Есть подозрение, что они возникли именно здесь.

— Звучит... Интере... Вот хер.... Я свяжусь позже, — на фоне взволнованного голоса послышалось уже знакомое гудение, которым сопровождаются энергоатаки, смешанное с помехами.

— Что сказайт? — все это время внимательно следящая за мной Грета тут же поинтересовалась, стоило мне протянуть ей гарнитуру обратно.

— Пока что идем туда, куда и планировали, — подытожил я короткий пересказ, посвятив в детали остальных девчонок, которые до этого наслаждались сладостями, даже прикрыв глаза от удовольствия.

— Много не налегайт, а то фигура портиться, — сказала Грета со смешком, когда неки принялись даже слизывать остатки шоколада с этикетки. И Эннет, и Нолик тут же замерли, скептически осмотрев свои силуэты, закованные в доспехи, но обертки все же отбросили в сторону.

Жужаразведка закончила ползать по округе, так что мы отправились по безопасному маршруту, быстро преодолев ближайшие пару улиц, похожих друг на друга, как две капли воды. А вот дальше уже было слишком много противников, чтобы проскользнуть незамеченными, так что мы пробрались в один из небоскребов и, поднявшись на жилой этаж, сделали привал. Грета отключила свои траки и стала ходить пешком, но на лестнице у нее все же возникли небольшие проблемки, хотя добралась она все же быстро, особенно после того, как вновь связалась с Александром и выяснила, что у него все хорошо. Правда, ответ мне парень пока что не дал.

Уложив Мику на кровать, я положил ее голову себе на колени и стал нежно поглаживать по волосам, надеясь, что она скоро придет в себя. Но даже так меня сжигало изнутри обилие вопросов, которые я решил задать хотя бы частично.

— А об остальных что-нибудь слышно?

— Ты говорийт о кошка? Я, Мику находийт Эн в какой-то другой мир и сообщайт способ перемяущений через десятый, — закивав, сказала Грета, прислонившись спиной к стене и шевельнув ухом. — Только Саша мочь перемещайт в нуль с минимальный время штраф, так что они собирайт максимально большой группа перед отправка.

— С Эн все хорошо, ня, — улыбнувшись, Эннет сложила ладошки вместе и прижала к груди. — Я так рада, ня... И остальные тоже целы.

— Я так понимайт, что ваши Эн и Кей мочь перемяущаться прямо к некомантен без всякий посредник, так что Саша ожидайт цвай группа, — добавила немка, и я немного успокоился.

— А какая у тебя буква, мяу? — неожиданно молчаливая Нолик оживилась после выяснения мной деталей и осмотрела Грету с ног до головы. — Почемяу ты не говоришь?

Да, это тоже был важный вопрос. Не то, чтобы мне было мало текущего состава кошечек, но по ощущениям Грета каждый раз произносила имя того парня с какой-то... теплотой, что ли. Вот уж не ожидал за собой такого собственничества по отношению к ушастикам.

Немка захлопала ресницами, удивленно смотря на другую брюнетку, после чего снисходительно улыбнулась.

— А, понимайт. Вы — некомантный кошка, а меня получайт путь генный инженерий в родной мир.

Точно. Ведь в мире Эн она не казалась странной, поскольку там считалось в порядке нормы провести себе операцию по анимализации, хотя и было это прерогативой любителей показать себя в ином свете, вроде излишнего покрытия тела татуировками или пирсингом. Да и в третьем встречались кошкодевочки наравне с другими зверолюдьми, так что это не такая уж редкость, в отличие от слияния бакенеко с погибающими талантливыми девчатами в разных мирах.

— Хмяу, — только и ответила Нолик, и по ее интонации было сложно понять, как она в итоге отнеслась к этой информации. — Вот блин, мяу...

Хотел было я уточнить, но ушки с бирюзовым мехом под моей ладонью шевельнулись, а затем Эм открыла глаза и, сфокусировав взгляд на мне, слабо улыбнулась.

— Невредимый! — громко прошептав, девушка потянулась ко мне и обняла, на что я ей ответил тем же.

— Спасибо тебе, Мику. Я тоже очень рад, что ты цела, но не стоило настолько себя изводить...

«И все же ты просто чудо» — добавил я по ментальной связи, понимая, что вслух говорить подобное чревато завистью среди тех нек, что пока что не слишком увлечены мной.

Тихо мяукнув, девушка кивнула, пощекотав мою щеку шевельнувшимся ушком.

— Кхмяу, — прервала нас явно недовольная Нолик, пока Грета и Эннет были явно рады тому, что синевласка очнулась. — Сработал обратный эффект, мяу... Уничтожение мяунаров вызвало активацию дополнительных, да еще и... В общемяу, сами смяутрите, — сказала брюнетка, пригнав внутрь комнатушки жужу. На спине жука возникла проекция нужной нам центральной башни, возле которой сейчас можно было увидеть два гигантских человекоподобных силуэта. Если брать за расчет то, что шпиль был весьма высоким, то и силуэты были просто гигантскими.

— Проект «Голиаф», мяу, против Ноопроявлений исполинского класса S+ уровня опасности.

Глава 16. Совет.

Не все маэнары одинаково полезны... Раз уж Нолик припомнила и отдельно сделала акцент на появившихся гигантских роботах, достойных съемок в «Тихоокеанском рубеже», то проблема весьма серьезна, но стоит все же уточнить варианты.

— Если они такие здоровенные, ня, не будет ли это нам ня руку? Няужели обратят внимание на подобную нам мелочь? — спросила Эннет, опередив меня, но, похоже, подобная мысль всем в голову пришла.

Нолик надавила на виски ладошками, будто пытаясь выжать из себя воспоминания вручную.

— Мяу... Там вооруженяя столько, что хватит на аннягиляцию всего Города. Почему-то мяуне кажется, что подобное уже бывало, оттого и столько обломков.., — задумчиво пробормотала девушка, сейчас напоминая студентку на экзамене, кое-как вспоминающую прочитанный недавно параграф. — Большая часть оставшихся разумяуных находилась в Городах, из чего следует, что мяутериализация и побочные эффекты бурь тоже проходили преимяущественно в Городах. Няльзя было позволить добраться мяущным существам до Шпилей и, тем более, до Мяука, поэтому были созданы мяунары последней нядежды: «Голиафы» и «Кракены».

— Ты хотейт говорить, что эти робота-швайне мочь разбивайт здесь все? — Грета, до этого внимательно слушающая моих спутниц, нервно дернула ушком. — И когда они атаковайт?

Где-то вдалеке послышался оглушительный грохот, из-за чего тревога немки передалась и остальным, но некосовершенство поспешило нас успокоить:

— Если мы не приблизимяумся, то, полагаю все же ня будут переходить к крайним мерам, но ня них установлены датчики Истинного зрения, как и ня Искателях.

— Звучит, словно какой-то чит.

— Скорее, как инструмент создателей, мяу, — с усмешкой добавила брюнетка. — Ведь сигнатуры аппаратура местных засекает достаточно легко, а датчики «Истинного зрения» позволяют отслеживать с еще большей точностью, причемяу даже невидимяуых Амяулетников или простых Ноопроявлений в немалом радиусе. Колоссальные энергозатраты, но мяунары все равно размяуром с дом, так что для них это не страшня — мяугут подпитываться от Ноошторма.

Мику, почему-то даже после того, как ей полегчало, не собиралась меня отпускать. Приподнявшись, она одернула юбочку и села мне на колени, обняв за шею, как ни в чем не бывало. Эннет и Нолик вопросительно приподняли брови, явно удивившись столь наглому, на их взгляд, поведению, а Грета почему-то слегка покраснела.

— А как насчет отвлечения? Если мимо них все равно не пройти, мы могли бы разделиться, ведь я могу при наличии заряда быстро убрать нескольких из Города, тогда как остальные уже успеют проникнуть в башню. Ня, — улыбнувшись, синевласка прижалась своей щечкой к моей и тихо заурчала, поглаживая меня по спине. Должен признать, из-за подобного она казалась более зрелой, чем остальные девчонки. Она не стеснялась, не лезла с похотливыми желаниями, она просто наслаждалась близостью, а из-за ее недавнего критического состояния у других кошечек язык не поворачивался возмутиться.

— Кхм. И как насчет твоей способности разбора верб-конструктов? — добавил я, а то близость Мику и информация о том, что с девчатами все хорошо, как-то меня немного расслабила. Стоит помнить, что в текущей ситуации подобная стабильность слишком недолговечна, стоит упустить момент — и опять заявится чертов пятицветик или еще кто-нибудь.

Нолик, явно обрадовавшись тому, что теперь именно она в центре внимания, а не новые для нее знакомые, к которым я столь хорошо отнесся, кашлянула и с важным видом заявила:

— Понемняугу, ребята. Я отвечу на все, что вспомню. Не стоит забывать, что мяунары пусть и роботы, по своей сути, но внутри них теплится душа, что добавляет их тактике разумяуности в сложных ситуациях, если только нет строгой программы, как у Поисковых мяунаров. Естественно, что у боевых моделей адаптированность куда выше... Они замяутят, как кто-то прошел. А что касается вашего совершенства, — самодовольно произнесла кошечка, ткнув в себя пальцем. — То я... Эм. Не смяугу разобрать такие махины, только повредить... не говоря уж о том, что я потратила мняуго энергии на разбор предыдущих, — добавила девушка и глянула на меня с укором.

Полагаю, речь еще об убежище, поскольку на улице ей досталось не так уж и много, да и оставшиеся там валяться обломки роботов даже ничего ценного в себе не содержали, чтобы о них говорить и тратить силы на переделку. Размышляя, я сам не заметил, как продолжил поглаживать Мику, и та отвечала мне нежными касаниями. Должно быть, мы со стороны сейчас вообще выглядели, как парочка, даже забавно.

В итоге, в ходе продолжившейся дискуссии, мы выяснили, что не подойдут и атаки темного оружия, заряженного батареями — слишком малая мощность имеющегося у нас оружия, даже если вернуться и починить двуногого робота и остатки артиллерийских маэнаров — все же от подобного у механизмов была защита, поскольку изначально рассчитывалось, что их противником будут существа из системы, которым чаще всего доступен именно такой, теневой тип атаки. Мозговой штурм несколько утомил, и, видимо, для разрядки Грета вдруг спросила с легко читаемым выражением любопытства на личике:

— Айнц вопрос. Скажийт, вы мяукайт непроизвольно или специально?

— Ня? Мне кажется, я не специально, ня, — ойкнув, Эннет закрыла ротик ладошкой и шевельнула ушками.

— Я делаю это специальня, потому что некомяунт тащится от милого кошачьего акцентика, мяу, — прищурившись, сказала Нолик, ехидно посмотрев на меня. Грета тоже обратила на меня удивленный взгляд, но я мотнул головой, правда, не слишком уверенно.

— Она сама так решила...

— Константин, вы ведь мочь произносийт точно? — с нажимом сказала немка. — Мяу.

— Ты что, клинья и к Косте теперь подбиваешь? Похотливый леопард! — Мику тихо зашипела, сжав меня чуть крепче.

— Найн.

— Но ты ведь и с Сашей-куном не определилась, так ведь? Или, раз вы жили вместе, то что-то все-таки было, а? — не отступала Мику, отчего Грета даже взволнованно стала покачивать хвостом.

— Я же уже отвечайт... Сейчас не подходящий момент, чтобы это обсуждайт, — кашлянув, немка сделала вид, что занята своей бронеперчаткой.

— Не ссорьтесь... Да, это миленько, но я никого не заставляю так говорить, — все-таки ответил я, когда девицы угомонились. Нолик победно хмыкнула, Эннет убрала ладошку ото рта, а Мику в задумчивости положила пальчик себе на губы, слегка касаясь меня хвостиком время от времени.

После этого размышления продолжились. В конце концов, я уже начал подумывать о том, чтобы не терять время здесь, а попробовать добраться до другого Города, без активированной защиты. Текущего состава уже должно хватить, чтобы без особых проблем пройтись по центральным улицам до того, как объявятся защитники, ну а если из-за нас снова возникнет буря, то будем это учитывать и оставим столько маэнаров в живых, сколько потребуется. Плохо, что телепортатор тоже находится в шпиле, а то все было бы куда проще...

Придя в тупик, девчонки вопросительно глянули на меня, ожидая решения.

— Учитывая, что при текущем раскладе возможностей нашей четверки недостаточно для борьбы с «Голиафами», то...

— Простийт, Константин, но я насчитайт больше людей, — с улыбкой сказала Грета.

— А... Я очень вам с Александром благодарен, правда, но я не вправе вмешивать тебя и в дальнейшие разборки, — сказал я. Конечно, в том же третьем мире я использовал местных для решения проблемы, но в данном случае ситуации несколько иная. Грета и ее командир, насколько можно судить о их взаимоотношениях, прибыли сюда, помогая Мику и рассчитывая по-быстрому вернутся назад, а не бежать за мной сломя голову и в итоге вливаться в мою авантюру.

— Мы и сами вмешаемся, — послышался из коридора уже знакомый мне голос, и вскоре появился парень примерно моего возраста. На нем была диковинная на вид зеленая униформа, облегающая тело, весьма похожая на одежду Греты. Помигивающие серым цветом бойцовские перчатки, гарнитура и множество кармашков под снаряжение. Пусть Александр и был ниже меня, но по первому же взгляду можно было понять, что он весьма хорошо натренирован, либо просто занимается спортом.

Вопросительно приподняв бровь при взгляде на Мику, парень скользнул взглядом по мне, но практически сразу обратился к Грете, даже не удостоив вниманием остальных девушек.

— Детранк-статус?

— Повышайтся, но не силь... мр-р-р, — не дожидаясь, пока девушка договорит, Саша стянул одну из перчаток и принялся нежно поглаживать немку по голове, осторожно прижав ее к себе: так, чтобы не касаться ее оружия; в итоге окутывающая девушку дымчатая аура слегка поутихла, и девушка приоткрыла глаза, посмотрев на командира с хитринкой. — А поцеловайт? Когда Маша ощущайт детранквилизейшн, ты целовайт ее без вопрос, — похоже, сказанное сейчас Грета произнесла впервые, поскольку парень пусть и попытался сделать невозмутимый вид, но все же слегка смутился. Но все же не растерялся и коротко поцеловал немку в губы, вводя в недолгий ступор теперь уже моих спутниц.

— Извиняюсь, что не сразу представился, но проверка статуса для выходцев из десятого мира критически важна, да и в этом месте ситуация только ухудшается, — вежливо сказал новый знакомый после того, как довольная Грета стала покачивать хвостиком, тихо мурлыкая. — Кольцов Александр Геннадьевич, лидер своего рода антифантомного отряда. А раз уж наши Фантомчики являются и ноопроявлениями в том числе, то наши интересы во многом совпадают, — закончил свое представление парень, улыбнувшись с довольным видом. Его запястье мигнуло пурпурной аурой, но затихло так же быстро, как и проявилось.

Как только девчата тоже поздоровались, я осторожно посадил Мику рядом и, поднявшись, пожал Саше руку, еще раз поблагодарив и спросив заодно:

— И насколько интересы совпадают?

Пригладив шевелюру, Александр нацепил перчатку обратно и, поразмыслив немного, сказал:

— Если не влезать в подробности, то так уж вышло, что энное количество лет назад наш мир оккупировали Фантомы, то есть, один из видов Темных. Если теория Мику-сан верна, — парень глянул на синевласку, но та почему-то сверлила взглядом Грету, и та отвечала ей тем же. — То суть в столкновении между мирами. Фантомы используют нулевой мир в качестве перевалочного пункта, так что их родной находится где-то еще. Если говорить в общем, то их влияние не является пагубным на все сто процентов, но если удастся ограничить их существование в моем мире... Это поможет избежать многих проблем, так что мне нужна любая информация, которая поможет разобраться с природой Ноопроявлений вообще и Фантомов — в частности, — закончил свою небольшую речь парень.

Переглянувшись с девчатами, я вновь посмотрел на Алекса.

— Думаю, что информация будет. Вернее, если уж не будет здесь, то ее не будет нигде, — грустно усмехнувшись, я пожал плечами. — Однако даже если рассматривать в таком ключе, насколько нас больше? Я оцениваю два варианта...

— Извини, что перебью, но Грета мне уже передала информацию, чтобы время не терять, — прервал меня парень. — Ближайший Город не так уж и близко, а с учетом местных проблем... Можно смело утраивать время и трудозатраты на переход. Есть еще предложение вернуться в мой мир и, после перелета, войти в другой Разлом и добраться до нужной точки... Сил уйдет немного, а вот времени, думаю, от пары часов до пары суток, — подытожил Саша.

— Так много?

— Да... Фантомы сделали нечто вроде телепортатора, пересобирающего объекты между двумя точками, что требует времени: это как одна из теорий. Короче, через Разломы это выходит весьма долго, да и то, только в том случае, если в качестве проводника будет нужный человек, вроде меня, а то можно и на неделю-другую застрять, да еще и выйти совсем не там, где нужно, — пояснил парень, заставив меня опять задуматься.

— Как же тогда остальные девчата попадут сюда, если ты сейчас с нами? — задал я не менее волнующий меня вопрос.

— В нашем отряде нужный человек не в единственном экземпляре, так что не волнуйся,- с улыбкой произнес парень.- Стоит для начала хотя бы разведать, что из себя представляют эти Голиафы, а потом оценим, хватит ли наших сил. У меня в отряде есть еще несколько технодев, а в местных условиях у них убойная сила весьма и весьма впечатляющая. Ну и на некомантские трюки я тоже рассчитываю, ведь не зря же Мику мне все уши прожужжала, — Эм прикрыла лицо хвостиками, не давая мне посмотреть на ее выражение лица, но я и впрямь воспрял духом. Наверное, это что-то смешанное между соревновательным настроем и нежеланием ударить в грязь лицом перед девушкой.

— Хорошо. Нолик, на жуж Голиафы не среагируют тотальным армагеддецом?

— Мяу! — раздраженно издала няк девушка, наверняка укоряя меня тем самым за то, что устроил здесь переговоры один на один и прекратил уделять ей время. — Ня должны. Отправляю?

Кивнув, я уселся обратно, пока Алекс общался по гарнитуре с кем-то еще. Похоже ранее названная Мария, а еще некто Сара. Ха, тоже в цветнике, забавное дело. Даже немного завидно... Порой у меня все-таки проскакивали мысли, бередя неприятного червячка, подтачивающего эго глубоко внутри: а обратили бы на меня внимание Эн и остальные девчонки, не будь я Некомантом? Скорее всего — нет. Не думаю, что они в итоге разочаровались, по крайней мере те, что влюбились, но все же... А ведь когда-то я пытался вообще не обращать на подобное внимания, а теперь уже кажется важным. Вот ведь. Как отдушина, можно предположить, что Санек не спал с той же Гретой, раз она рада получить хотя бы поцелуйчик, но что-то подобное писькомерство смотрится как-то инфантильно...

Выдохнув, я сосредоточился на деле, всматриваясь в картинку, передаваемую на жужу с его сородичей. Несмотря на то, что жучок был не больше мошки по размеру в сравнении с Голиафом, титаническая махина стронулась с места, а вибрация от тяжелой поступи чувствовалась даже здесь, хотя мы находились за пару-другую улиц от нужного места...

Глава 17. Анализ и разговор.

В окнах можно было увидеть яркую вспышку, пронесшуюся подобно молнии над всем Городом, после чего жужа была уничтожена. В тишине мы пару секунд осознавали невероятную скорость уничтожения нашего маэнара, после чего я предложил подняться на верхний этаж небоскреба, чтобы попробовать оценить действия Голиафов с разных ракурсов, ведь роботов должно быть заметно издалека.

Грета осталась внизу, не решившись на столь масштабный подъем, а все остальные бодрым бегом направились по бесчисленным ступенькам наверх, поскольку подъемник ни в какую не хотел работать. Облака с каждым пролетом казались все ближе и ближе, угрожающе помигивая вспышками, не сулящими ничего хорошего, но куда более угрожающими сейчас выглядели Голиафы. Возвышающиеся над верхушками всех местных построек, они уступали по высоте лишь главному шпилю. И где такая ерунда вообще пряталась? Разве что под землей, вернее, в толще металла, составляющего платформу Города.

Человеческий силуэт, видоизменённые руки с переливающимся теневым оружием вместо верхних конечностей, множество разных по размеру зрительных датчиков на голове, соседствующих с несколькими зубчатыми орудиями, торчащими из широко раскрытого рта. Серебристое покрытие было окутано дымком, а зубцы по всей поверхности тела придавали и без того внушающим роботам зловещий вид. Эннет сглотнула, то ли от ужаса, то ли от восхищения перед столь впечатляющим проявлением инженерного гения, а Нолик недовольно фыркнула.

— А здесь нас не увидят? — поинтересовалась Эм, крепко сжав мою руку и для верности обвив запястье хвостиком.

— Если не спровоцируем их приближение, то нет, мяу, — уверила нас брюнетка, и Александр, о чем-то задумавшись, кивнул.

— У меня есть артиллерия... Только вот, если даже взять в расчет то, что она чудом уничтожит эту махину с одного выстрела, то для второго потребуется весьма много времени, — с сомнением сказал парень. — Авиацию же задействовать с этими низко висящими облаками я не рискну.

— У вас есть и летающие девушки, ня?! — изумленно произнесла Эннет, во все глаза смотря на парня, отчего тот пригладил шевелюру на затылке и улыбнулся.

— Я не столь давно и сам был бы в шоке. Но да, есть и такое.

Я же сосредоточился на Нолике и попробовал скооперировать с ее помощью сразу нескольких жучков. Три подопытных мини-маэнара вползли в радиус действия одного из гигантов, что можно было оценить по его движениям: ослепительно засветившись, до этого не столь заметное орудие на груди выпустило пурпурный поток и уничтожило жучка, но оставшиеся пока что были целы.

Скорострельные орудия, заменяющие Голиафу руки, открыли плотный огонь, но жужи, резко отпрыгнув, смогли уйти от большей части пулек, хотя оставшиеся и повредили их корпус. Устремившись вперед со всех сил своих мелких ножек, жужи проскочили несколько метров по направлению к ногам Голиафа, когда тот открыл пасть пошире и ударил чем-то вроде энергетической волны, накрывшей широкий эллипс в нескольких метрах от его позиции, отчего жужи сразу же замерли на месте, и вскоре их уничтожили.

— Похоже, что орудия во многом рассчитаны на гигантских существ, — подытожил я увиденное. — Есть интервал применения, да и атакуют не сразу всех замеченных противников. Если задействовать големов, турели и мелких маэнаров, то можно расширить число возможных целей, отсрочив атаку по нам.

— Если только у них не включится отдельный алгоритм, срабатывающий при нападении толпы, — заметил Александр, разглядывая вновь спокойного гиганта.

Глянув на Нолик, я увидел, что она зажмурилась, пытаясь вспомнить все возможные детали; еще несколько мгновений — и она, раздраженно мяукнув, схватилась рукой за свой хвостик, ища поддержки.

— Мяу... Если бы только я все помяунила.., — вздохнув, девушка с ненавистью посмотрела на далекого Голиафа. — Мяуне кажется, такого быть не должно...

— А это что? — заметил я необычное на голограмме одного из уцелевших жучков, находящегося достаточно далеко. Нолик, присмотревшись, только сильнее нахмурилась и, не спрашивая меня, повела жука вперед, пока не оказалась практически рядом со стеной гигантской башни.

— Почему роботы не атаковали? — поинтересовался Александр, оценивая расстояние, пройденное жужей.

— Мертвая зона возле управляющей панели? — с надеждой спросила Мику, но Нолик все ещё вглядывалась в найденный терминал.

— Няет, термяуналы няходятся внутри, это... двойной катализатор. Одновремення усиливает и входящий урон, и исходящий, мяу.

Я глянул на остальных, оценивая, не мне ли одному подобное показалось странным. Похоже, что всех подобная трактовка смутила.

— И в чем прикол держать возле башни то, что усилит противника?

— Голиаф адаптируется к типу няносимого его корпусу повреждения, а Ноопроявление после первых няудачных попыток потеряет слишком мяуного сил или просто погибнет, получив критический урон от мяунара, — пояснила Нолик. — Исполинские Темяуные ня обладают особо развитым интеллектом, но мяугут быть хорошо защищены, а против владельца Амяулета подобное и не пригодится.

— А насчет адаптирования... Насколько тонкое? — спросил Александр. — Тип оружия, дистанция, разный материал снарядов или еще что?

— Проще, мяу. Ближний и дальний бой, редко кто из ноопроявлений отлично владеет сразу всем, мяу.

Парень глянул на меня, и я пожал плечами. Да, задачка получилась, что надо, но после недолгого мозгового штурма родился хоть какой-то план. Зона катализатора расположилась ровно между двумя Голиафами, прикрывающими весьма обширную область, охватывающую оба входа. Попытка проникнуть внутрь них при нетронутых стражах чревата катастрофой для всего Города и, хотя даже такой расклад позволяет нам сбежать, желательно не рисковать и не доводить до подобного, поскольку никто не даст стопроцентной гарантии успеха. Точка, где Александр и его спутницы проникли в Город, сравнительно недалеко, да и суть там проста: они просто обвалили выстрелами несколько зданий, пока из них не сформировался своеобразный трамплин до земли, но даже так до этого места еще нужно добраться. Еще есть Мику и Нолик, способные перетащить часть команды прыжками, но это чревато для них потерей сознания.

Итого у нас получается: Эннет с турелями, Нолик со своими телекинетическими способностями и отвлекающими маэнарами, я с возможностью атаки с разных дистанций вместе с выводком големов. Мику класс менять мы не стали, поскольку Путешественница-путешественница слишком ценна, чтобы ее трогать, поэтому она будет выступать в опасной роли боевой кошечки.

Александр уверил, что он может реализовать и дистанционные атаки, несмотря на то, что у него кроме перчаток и нескольких батончиков с собой ничего не было, ну а его спутницы — отдельный разговор. Без сомнения, так называемые технодевы больше всего подходили для атаки издалека, но практически у всех были весьма впечатляющие когтистые перчатки, способные разрезать металл, так что можно считать их универсалами.

Тактика вроде как проста — подставлять под удар фальшивок, поскольку из гарантированной защиты есть только мое «Покровительство» и поле Нолика. На браслеты я не рассчитывал, но Александр еще надеялся на то, что фантомы тоже могут служить своего рода броней. Сложно было с этим не согласиться, видя, как дым формирует вокруг тела парня непроницаемый и невидимый вне ауры доспех, но и силу атаки маэнаров мы тоже не знаем...

Спустившись вниз, мы забрали Грету и, оказавшись совсем внизу, забрали оставшихся технодев, которые, оказывается, все это время стояли на охране. Зеленовласая Маша оказалась воплощением Т-90, как можно было определить по ее экзоскелету, но, в целом, устройство ее защиты и оружия было весьма схожим с таковыми у Греты. Еще были две близняшки-блондинки, облаченные в разные доспехи пустынных цветов: одна из них косплеила «Абрамс» — сложно было не угадать эту характерную на вид башню, что таскала девица на руке; вторая же была одета куда легче, но двигалась заметно шустрее.

И последней из наших знакомых оказалась некто Сара, единственная с отличающимся набором защиты и оружия. Вместо плотно сидящих на теле бронелистов, она пользовалась роботизированной платформой с меняющими размер кибер-ногами, к которым были прикреплены башня и громоздкая пластина брони с пулеметом, не говоря о десятке дронов, висящих над девушкой и связанных с ее обмундированием с помощью тросиков.

— Наше вам с кисточкой, — объявила Сара, холодно улыбнувшись. — Таки судя по сложным моськам, туточки очередной гембель нарисовался?

Нолик нахмурилась, но все же сказала:

— Мы никого ня заставляли, это...

— Ой, тока не делайте мине беременной головы! — отрезала Сара, посмотрев на вздохнувшего командира. — Коль Александр Генадьич взялся, парочка шекелей мине обломится.

— Да-да, — коротко сказал парень, подзывая своих спутниц. — Давайте я в деталях расскажу план, пока остальные готовятся...

Эннет принялась вновь снимать с моего голема орудия, чтобы у нее было больше возможностей по установке турелей, Нолик занялась созданием новой партии жуж, а я принялся писать множество тетраграмматонов, рассчитывая создавать големов из окружающего металла взамен уничтоженных. Мику, все это время не отходящая от меня, внимательно следила за всеми моими действиями, тихо мурлыкая.

— Костя.

— М-м? — подняв взгляд, я увидел, что девушка смотрит на меня очень внимательно.

— Ты мне нравишься, — сказано это было ласковым, теплым голосом, отчего даже сердце стало биться чаще.

Это было весьма неожиданно. Сама фраза — в особенности, ведь, если подумать, наши отношения с неками были весьма специфичными, так что подобное зачастую воспринималось, как должное.

— Я рад, что смог тебе понравится, — с улыбкой ответил я, коря себя за то, что не могу просто ответить тем же. — Но почему ты вдруг решила это сказать? Неужели думаешь, что Голиафы...

— Нет, — мягко улыбнувшись в ответ, Мику положила свою ладошку мне на руку.- Я тебя знаю больше, чем ты меня, так что уверена — ты не допустишь, чтобы кто-то погиб. Ня.

— Имеешь в виду свою личность «Марины», когда ты узнавала обо мне в сорок втором мире?

— Да. Конечно, можно расценивать, что мне понравился созданный образ: тот Костя, которого я представляла, узнавая о твоих поступках, ведь лично мы увиделись совсем недавно, — взмахнув хвостиком, девушка придержала листок бумаги кончиком, чтобы он не улетел. — Но сказала я это потому, что меня сложно назвать обычной некой, — как-то слишком уж загадочно произнесла девушка, с хитринкой смотря на меня.

— Мне казалось, что всех Путешественниц сложно назвать обычными, вы ведь уникальные и лучшие в своем деле, — начал я, аккуратно складывая уже написанные бумаги в карман. — Ты говоришь о своей актерской сущности? В этом ты уникальна и многогранна, как никто другой.

— Поэтому и нравишься, ты стараешься понять каждую, а не относишься к нам, как к средству для достижения целей и удовлетворения желаний, — Эм обхватила мое запястье хвостиком и аккуратно, но с нажимом потянула наверх. — За те годы, что мне приходилось скрываться среди людей, не показывая свою суть, я, как мне кажется, смогла лучше понять вас. Хотя это и не так уж и сложно, — задумчиво произнесла Эм, поглаживая мое запястье. — Лицемеры и лжецы.

— Согласен.

Улыбнувшись, Мику кашлянула и с легкой хрипотцой стала говорить:

— Эти города боятся меня. Я видела их истинное лицо, улицы — продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью. И когда стоки будут окончательно забиты, то вся эта мразь начнёт тонуть... Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все лицемеры и лжецы посмотрят вверх и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «Ня-а-а».

Я не удержался от тихого смешка, настолько забавно Мику прочитала цитату из фильма, слегка переиначив на свой лад, особенно ее финальное коварное мяуканье...

— Это было здорово.

— Я рада, что тебе понравилось, — тряхнув хвостиками, Мику посмотрела куда-то на небо. - Но в каждой шутке... Вы боитесь сказать лишнее, чтобы на вас не обратили лишнего внимания, или наоборот говорите лишнее, чтобы выделиться. То лжете, чтобы не ранить других, то лжете, чтобы ранить других. Странные существа, — хмыкнув, Эм неожиданно подвела удерживаемое хвостом запястье ближе и, взяв мой указательный палец в рот, стала его нежно посасывать, водя шершавым язычком по коже и при этом пристально смотря мне в глаза, наблюдая за реакцией.

Ее тихое похотливое причмокивание, еле слышимый стон и довольное урчание, будто она добралась до очень вкусной конфетки, вкупе с заинтересованно покачивающимся хвостиком, создавало весьма завораживающую ситуацию. Выпустив палец изо рта, Мику посмотрела на собственные, поблескивающие на свету слюнки, словно увидела их впервые.

— Ты обожаешь оральный секс и наверняка сейчас возбудился, не правда ли?

— Да.

— М-м, честный ответ, мр-р-р.

— Где ты только набралась подобного?

Мику улыбнулась и как бы невзначай задрала юбочку, обнажая свои трусики на какое-то мгновение.

— В десятом мире запрещены жестокие фильмы, можешь у Саши спросить, если не поверишь, — хихикнув, сказала Мику. — Плохо, если увидят тебя за боевиком, на остальное всем плевать, так что клубнички я от скуки посмотрела немало, хе-хе. Тем более, жила в Японии, ня... Но я не к тому вела. Из-за своих актерских возможностей, я могу даже солгать тебе, Некомант. Но я все-таки люблю честность.

Кошечка-врушка — что-то новенькое, тогда уникальность и впрямь особая. Но Мику тем временем продолжила:

— Я даже някать почти отучилась, пока скрывалась. Как бы там Нолик не говорила, часто это вырывается машинально, и чем меньше следишь за языком, тем больше тянет мяукать, порой даже просто физически хочется, — сказала девушка, тихо някнув, словно для пробы. — А еще... Мне хотелось отношений.

— Поэтому ты себя так вела, — усмехнувшись, я осторожно пригладил бирюзовые волосы красавицы и ощутил, как ушки дернулись от моих касаний.

— Да. С подобной спецификой это сложно, ведь я еще и пришла поздно — наверняка уже кто-то тебе ставил свои условия.

— Угадала.

Вздохнув, Мику посмотрела на высившихся вдалеке Голиафов.

— Думаю, подобное испытание нас сблизит еще хоть немножко. Я так к тебе спешила, ведь заслужила оказаться чуточку ближе, чем кто-то еще, правда? Ты ведь никому не признался.

— Пока что нет, но...

— Я — актриса! Я могу быть такой, как ты захочешь, могу заменить любую из других, — горячо зашептала Эм, слегка приблизившись. — Хочешь я буду маленькой девочкой? Или даже твоей сестричкой? Братик, почему ты не пускаешь меня мыться вместе с тобой? — голос Эм изменился на тоненький и совсем детский, да и она сама состроила милую мордашку. — Или хочешь доминанту? Мудрую, взрослую женщину? Старшую сестричку? Цундере, яндере... Быть может, у тебя есть любимая героиня? С ошейником я могла бы даже ее одежду скопировать!

— Постой, милаш, — слегка повысив голос, я бережно взял разгоряченную девушку за запястья и она, замерев, все равно волновалась, выдавая себя нервно покачивающимся хвостиком. — Так какая же ты на самом деле? Мне не нужен образ, я хочу знать тебя настоящую.

Ничего не ответив, Мику пару раз моргнула, после чего улыбнулась и смахнула показавшуюся слезинку.

«Путешественница Эм. Отношение: Повышение до уровня 4 (полное доверие).

Мастер боевых искусств: Повышение до уровня 4».

- Я надеялась, что ты так скажешь. Костя... М-м. Похоже, команда Саши уже готова, — разочарованно вздохнув, Мику поднялась, до последней секунды удерживая мою руку своими нежными пальчиками. — Когда будет спокойней, я была бы счастлива побыть с тобой максимально честной.

— И я тоже.

— Тогда договорились,- послав мне воздушный поцелуй, девушка отошла в сторону, мурлыкая одну из, получается, своих собственных песенок, а я разбросал тетраграмматоны вокруг, создавая големов. Вместе с моим основным получилось пять штук.

— Удачи нам всем, — коротко объявил Александр, когда мы снова все собрались и, подхватив это дружным криком, отправились в сторону «Голиафов». «Скрежет» позволил разогнать патрулирующих роботов ненадолго, чтобы мы могли добраться до площади с титанами без особых проблем, а затем, отметив обозначенный Ноликом радиус метками, я осторожно направился вперед по узенькой безопасной зоне, то и дело поглядывая на исполинские машины разрушения, в любую секунду ожидая, что они активируются.

Смахнув капельки пота со лба, когда оказался рядом с терминалом, я осторожно коснулся его поверхности.

«Авторизация... Некомант. Недостаточно прав доступа для контроля маэнаров. Доступна активация Двойного Катализатора и схематическая индикация арсенала для контроля боя».

«Применить»

«.... Загружено.

Голиаф Альфа — 100% уровень структуры.

Адаптивная броня — временно отключена.

Авторемонт — временно отключен».

Глава 18. Голиаф

Информация о втором Голиафе были идентична, разве что назывался он «Бета». Больше ничего не происходило, но я ощущал легко заметное напряжение как Александра с его командой, так и моих девчонок, даже несмотря на то, что они обычно были уверены. Я должен быть примером, тогда и они не будут переживать...

Но, каким бы хладнокровным я не был или не старался таковым казаться, сейчас я ощущал страх, лишь парочка запасных вариантов успокаивала меня в той нужной мере, чтобы не отказаться от задуманного. Ни монстры, ни другие владельцы Амулетов, ни даже Всадники не казались настолько мощными, как возвышающаяся громада гигантского робота, которому даже и стрелять не нужно, всего-то достаточно ногой наступить и оставить от нарушителей мокрое место. Конечно, это утрировано, согласно пояснениям Нолика — в базовом варианте ногами не давят, поскольку естественным противником Голиафов является громадные существа, но знать и прекратить думать — не одно и то же.

Нет. У нас есть возможность и для победы, и для отступления, поэтому глупо было бы сбежать лишь из-за страха. У Лорда лишь внешность не столь пугающая, но потенциальные проблемы будут куда больше, чем от парочки гигантских механизмов. Да, можно потом узнать, что, быть может, пятицветик вообще сдох, не выдержав взрыва аномалии, после чего весело посмеяться всем вместе и оценить, как мы рисковали просто так, но если ему повезло?

Выдохнув, я повернулся к остальным и постарался ободряюще улыбнуться, после чего, получив подтверждение, отдал сигнал к началу. Жужа заскочила в радиус охраны робота и была уничтожена мощным энерголучом, столь ярким, что мне показалось, будто белая неровная линия теперь навсегда будет выжжена на сетчатке. Еще несколько жучков метнулись к ногам огромного маэнара, на этот раз разбежавшись максимально далеко друг от друга, но радиус эллиптической волны оказался с виду таким же, что и в первый раз.

— Атака фиксированная, — быстро передал я остальным, получив через мгновения короткие подтверждения. Големы распределились по радиусу, заняв места и поблизости от Голиафа, и на краю зоны действия, пока Нолик восстанавливала из обломков новых жуж взамен уничтоженных. Многоствольные пушки гиганта прошлись по металлическим телам вербинитовых миньонов, оставляя заметные выщерблины в их структуре, но, поскольку у големов не наблюдалось жизненно важных частей, это было не так уж и страшно. Спустя пять секунд стрельбы орудия гиганта ушли на перезарядку, и в ход вступила грудная лучевая пушка, вновь уничтожившая жужу на самом краю.

— С текущим раскладом алгоритм понятен, приступаем.

Мои девчонки вступили в радиус первыми, сразу следом за мной, пока я с замиранием сердца ожидал, что махина среагирует на присутствие амулетника какой-то невиданной атакой, но все обошлось. Стараясь держаться близко к нашим расходным пешкам, чтобы атака все-таки приходилась на големов и жуж, кошечки распределились неподалёку, но так, чтобы попадать в радиус ауры «Помощи». С нашим текущим самоусилением скорости нек, да и моей тоже, должно быть достаточно даже для того, чтобы уйти из-под пулеметной атаки, но луч... Он все-таки слишком быстрый, хотя можно успеть увидеть яркое сияние груди Голиафа, так что остается просто приготовиться схлопотать удар, но не увернуться. Из-за этого я держался ближе к краю, рассчитывая принять урон на себя в случае неожиданности.

В остальном, наша мобильность должна компенсировать сравнительную неповоротливость команды Александра, хотя для своих громоздких обвесов технодевы двигались весьма шустро и уже тоже вступили в радиус. Еще один луч, многоствольная атака и эллипс, обновившиеся жужи.

— Залп! — Александр, казалось, был хладнокровен и невозмутим настолько, что мне даже стало немного завидно. Правда, перед боем он что-то непрерывно шептал, закрыв глаза, и если какие-то убеждения делали его столь стойким, это заслуживало лишь уважения.

Серые сгустки технодев устремились к корпусу маэнара, вонзившись практически одновременно в его грудь — так мы старались разбить внешнюю броню, чтобы Нолик могла попробовать демонтировать самое страшное оружие Голиафа, но...

«Голиаф Альфа — 99,753% уровень структуры».

Я моргнул, пытаясь лишний раз удостовериться. Да, все точно. Атака, способная при удачном попадании уничтожить маэнаров поменьше, в данном случае оставила, можно сказать, лишь царапины. Даже если мы будем идеально вписываться во все атаки Голиафа, нам банально не хватит сил и выносливости, чтобы с ним справиться.

— Я активирую двойной катализатор, — сдавленным голосом объявил я, но вместо возмущения или сомнения услышал лишь подтверждение, как со стороны Александра, так и со стороны нек. На то, чтобы выйти из радиуса и включить на терминале нужный алгоритм, ушло не больше десятка секунд, и вот я уже снова оказался внутри.

«Двойной катализ — 2 уровень...»

Яркая пурпурная волна пронеслась по нашим рядам, после чего новая очередь Голиафа раскрошила структуру големов настолько, что у нескольких отвалились конечности.

«Двойной катализ — 3 уровень...»

— Залп! — выждав момент, когда абсолютно все технодевы будут готовы, Александр передал общий приказ и в оглушительном гудении к груди маэнара унеслись серебристые заряды, на этот раз полыхнувшие куда мощнее, чем в прошлый.

«Голиаф Альфа — 93,1% уровень структуры».

Назвав число и вслух, я вызвал волну ликования, быстро сменившуюся молчанием — жужи на переднем крае вместо постепенной смерти от эллиптического поля на этот раз растворились в один миг, оставив открытой область рядом с Голиафом. Быстро направив одного из големов вперед, я увидел, как новый эллипс ухнул совсем рядом с Эннет, заканчивающей размещение турелей возле ног махины, но я успел отдернуть кошечку назад, выставляя миньона вперед.

«Спасибо, ня...»

Выстрелы револьверов тоже отнимали немало процентов; время от времени я швырял клинок голема в пробоины, вбивая лезвие в грудь махины; турели Эннет стреляли дружными залпами, посылая тучи техномошкары, которая после попадания еще какое-то время грызла металл, но все же вскоре погибала. Нолик то и дело швыряла ненужные обломки из округи, тогда как Мику просто посылала в сторону Голиафа невидимые, но, похоже, достаточно мощные энергетические сгустки, причем вертелась синевласка на месте во время этого, как сумасшедшая: ее юбочка и хвостики сверкали в безумном хороводе, сливаясь в размытые окружности.

Подобным же образом атаковал и Саша, пока его спутницы поливали Голиафа непрерывным огнем пулеметов, ожидая перезарядки танковых орудий, лишь у Сары была дополнительная помощь в виде вяло постреливающих дронов.

«Двойной катализ — 10 уровень...»

Ловкая скорострельная атака робота изничтожила двух големов, находившихся в центре, но я сразу же швырнул тетраграмматоны на «землю», создавая новых металлических помощников, в момент метнувшихся на место погибших товарищей, после чего пришла пора заменить и оставшихся.

«Голиаф Альфа — 66,6% уровень структуры».

Внезапно перестав стрелять, робот замер — со стороны шпиля вытянулась исполинская пурпурная нить, окутавшая робота и создавшая вокруг него нечто вроде полупрозрачной поблескивающей капсулы, тогда как с шумом откуда-то сверху приземлились два робота; по виду — точная копия Голиафов, только размером не вышли, всего-то метров шесть в высоту.

«Щит активен, пока Омеги проводят зачистку».

Если тактика та же самая, то... чёрт знает, насколько луч мощный, пока на нас действует катализатор! Один робот оказался вблизи от Александра, а второй — рядом с Ноликом. Оттолкнувшись от поверхности, я выскользнул из голема, чтобы получить скоростные возможности Тэнэбра-формы, и за один прыжок оказался рядом, используя «Покровительство» вместе с «Непоколебимостью Мертвых», чтобы получить шесть секунд вместо трех. Ярко засветилась грудь Омеги, выстреливая луч прямо в меня, а я ведь даже не знаю, сработает или нет...

Мой взгляд пал на Александра, который согнулся и коснулся рукой металлической поверхности, вновь что-то шепча. Дымчатая структура вокруг него приняла вид громадной гранитной глыбы, защищающей тело парня, и лазер ударил прямо в поверхность дыма, не проникая внутрь. Открыв глаза, Александр увидел, как и по мне бьет луч, не нанося повреждений, и почему-то улыбнулся, коснувшись гарнитуры.

— Какими бы сильными ни были наши милые спутницы...

— Их стоит защитить, — с улыбкой продолжил я.

«Кто-то просто решил покрасоваться» — недовольным тоном добавила Мику по ментальной связи, атакуя вместе с остальными внезапно возникшего робота, пока Нолик, ошарашенно смотря на меня, била Омегу телекинезом, прижав ушки к голове. — «Но я оценила, чмоки от меня авансом, Костя».

«Даже если защищал не тебя? Да и вообще — это все, только поцелуй во время смертельной опасности?»

«Я же не сказала, куда именно поцелую», — уже веселей добавила Эм, оказавшись совсем рядом со мной и мило мяукнув.

«Пошлячка».

«Извращенец».

Как только броня Омеги оказалась повреждена, Нолик уничтожила его, смяв в металлический шар, после чего точно так же поступила со вторым роботом, а Альфа к тому времени успел восстановить лишь четыре процента.

— По своим местам! — проверив по меткам, что девчата встали ровно, я помог и Саше скооперировать своих, поскольку ему-то было сложней без дополненной реальности.

«Двойной катализ — 30 уровень...»

Первая же пуля Альфы уничтожила голема, превратив его в кучу обломков, и я настолько быстро, насколько мог, стал выбрасывать листки и создавать новые, ведь теперь големов хватало лишь на одну очередь атак; Нолику приходилось делать то же самое, но и наши атаки отнимали куда больше. Подлетев над нами в момент между двумя атаками, Нолик телекинезом выдернула управляющие контуры из раскуроченной груди Альфы, обезвредив его самое опасное оружие, но даже так сейчас любое попадание стало смертельным, так что разница была лишь в том, успеем мы увернуться или нет.

«Голиаф Альфа — 33,3% уровень структуры».

Быстро обсудив, что подобное может повториться, мы были уже готовы, так что как только послышались громкие звуки двигателей Омег, я сразу же отправился в центр и вновь использовал «Покровительство», как и в прошлый раз. Но, как только оба робота загнулись, появилась новая надпись.

«Адаптивная броня включена, иммунитет к дальнобойным атакам».

Серебристая поверхность громадины стала совсем уж зеркальной, и мы даже не рискнули стрелять: кто знает, может она еще и рикошетящая теперь... Прикрываясь телами големов, которые хоть и погибали от одного попадания, но все еще могли служить недолгим пулевым щитом от ручных орудий Голиафа, девчата переместились вперед, да и я обнажил клинок, рассчитывая включиться в бой, хотя для подобного и экзоголема было достаточно.

Первым оказался Саша, уже окружив руки каким-то подобием дымчатых перчаток, и схожими обзавелась Мику, придя к ногам Голиафа второй, сразу после завершения эллиптической атаки. Их удары кулаками оставляли на поверхности маэнара глубокие вмятины, да и скорость убывания процентов просела совсем ненамного, но так было до тех пор, пока Голиаф все же не поднял ногу над нарушителями. Не успев даже выругаться в адрес Нолика, я лихорадочно распределил метки, стараясь, чтобы все успели укрыться, но прежде чем неки успели отскочить, телекинетическая волна будто бы выдула всех в сторону от конечности.

«Не спорь, вы бы не успели!» — коротко передала мне Нолик, возникнув рядом со мной во вспышке фазового прыжка, когда титаническая нога ухнула по земле, поднимая пылевую волну и отбрасывая нас всех еще дальше.

— С меня пропало усиление, ня! — растерянно объявила Эннет, вывалившись в центр между зонами Голиафов.

Две технодевы тоже оказались рядом с ней, и, хотя не могли видеть сообщений, похоже, ощущали то же самое. Черт. Очередная лавина пуль изрешетила сгрудившихся големов одним махом, а эллипс уничтожил жуж, так что для следующей атаки мы открыты. Вновь швырнув големов вперед, я метнулся обратно к ноге, осознавая, что, скорее всего, подобный удар добавился к прошлому алгоритму последним. Короткий верб усиления зарядил лезвие меча, отчего было приятно видеть, как переливающийся металл вонзается в серебристую поверхность, сверкая множеством огней. Удары кулаков выходцев из десятого мира отзывались глухими стуками, словно кто-то отбивал ритм на барабанах войны, а Нолик, орудуя преобразованной частью доспехов, явно развлекалась, пробивая в структуре все больше и больше выбоин.

— Нога, мать вашу! — в этот раз мы отскочили все вместе, не сговариваясь, крича от смеси воодушевления и страха, при этом держась друг за друга, чтобы не улететь за пределы радиуса. Дружно встретив мощный удар воздуха и пыли, сопровождаемые такой тряской, будто весь летающий остров скоро свалится обратно на землю, мы бросились обратно.

Удар, удар, удар... Оглохнув от своего собственного крика, я до боли в мышцах кромсал выступившие наружу структурные части, переливающиеся энергией, которыми, оказывается, была пронизана вся структура маэнара. Исписанный буквами «скелет», помещенный внутрь робота, казалось, отзывался криками боли на каждое попадание, но было ли это правдой или глюками разыгравшегося воображения, я уже не мог сказать с точностью. Удар.

«Критические повреждения».

С неистовым ревом яркий сгусток унесся в облака, полыхнувшие разрядами молний и оглушающим раскатом грома. Черные тучи стали удивительным образом скручиваться в самые настоящие торнадо, разгулявшиеся прямо в небе, и вместе с этим над Городом разнеслось предупреждение:

— Внимание! Зафиксирована повышенная активность Ноошторма. Ожидаемый уровень излучения — шестой! Всем немедленно укрыться в ближайших ННУ! Максимальный уровень излучения достигнет вашей точки через двести девяносто девять... двести девяносто восемь...

Остов Голиафа Альфа остался стоять на месте, а второй робот стронулся со своей позиции и направился прямиком к нам.

— Ближайшее убежище, Нолик?

— Перед тобой, мяу, — скептически заявила девушка, ткнув пальцев в шпиль. — Остальные слишкомяу далеко, чтобы добраться за пять мяунут.

— Либо нужно бежать отсюда: до спуска успеем, а на земле шторм не так страшен, особенно под мембраной Фантомов, — быстро добавил Саша, с тревогой поглядывая на мерцающие тучи.

— Бегите. Я уже попадал под излучение, а девчонок можно сделать невосприимчивым, — ответил я на такое предложение, из-за чего Саша нахмурился, размышляя. Конечно, терять своих спутниц из-за подобного сумасбродства он не хотел, ведь ему нужна лишь информация, но не ценой жизни же. Может, Мику рассказывала ему об Апокалипсисе, а может, и нет, но это все равно лишь наше... Нет, мое бремя.

— У тебя есть план? — в итоге ответил Саша, и я коротко кивнул.

— Не стопроцентный. Даже безумный,я бы сказал.

— Тогда... Мы останемся на три минуты, после чего будем отступать.

Поблагодарив, я тем временем вывел одного из големов в безопасную зону, но бонусы катализатора с него не пропали. Получается, что Путешественницы, хоть мне и принадлежат, но воспринимаются обособленно, тогда как големы — лишь часть Големанта.

Побежав в сторону Шпиля, я услышал раздраженное мяуканье рядом с собой

— Лучше мяуне расскажи перед тем, как чудить, мяу.

Ушки Нолика дрогнули, когда я выпалил идею, а широко раскрытые глаза выражали то ли изумление моим безумием, то ли восхищение пришедшей мне в голову идеей.

— Ты псих, мяу. Но я помяугу, — объявила девушка, пока позади уже началась стрельба. Быстро подбросив меня телекинезом, как только я оказался вне голема, девушка вернулась назад, контролируя жуж; пока что Бета не набрал достаточно усиления, чтобы испепелять моих миньонов одной лишь пулькой, но времени не так много.

Выпустив энергокогти, я, пролетев несколько десятков метров вверх, впился в стену и слегка соскользнул вниз. Держится. Вонзая когти в стену раз за разом, я стал быстро забираться наверх по отвесной стене, зная, что чем больше я буду мешкать, тем выше вероятность того, что големов уничтожат и я не сразу смогу перепризвать новых.

Еще пара десятков метров, и начался фиолетовый ливень, барабаня по телу и обдавая меня брызгами, делая поверхность стены еще более скользкой, но я, терпя боль в запястьях, полз выше и выше, пока не оказалось, будто вихри и тучи находятся от меня всего лишь в нескольких метрах.

Призраки и странные голоса со всех сторон то вылетали из стены, то зависали прямо перед лицом, насмехаясь, угрожая или просто оскорбляя, упрашивая отпустить руки и покончить с собой, прервав эту боль и усталость; ведь какие-то мгновения легкости свободного падения отделяют меня от вечного спокойствия в виде кровавой кляксы в нанитовом мешочке.

Нет-нет-нет. Жить больно, жить неприятно, жить обидно и сложно, но... Я хочу. Хочу вновь вернуться в дом, который приобрел на собственные деньги, заработанные межмировой махинацией.

Хочу увидеть, как бабуля снова сможет ходить без проблем, полностью исцелившись от болезни.

Хочу увидеть, как родители будут счастливы, когда узнают, что я все-таки выжил.

Хочу узнать, как девчата себя ведут в спокойной обстановке, поехав вместе отдохнуть на море, в горы, в спокойную деревушку среди альпийских лугов или в ультрасовременный мегаполис с доступом ко всем развлечениям мира, но перед этим хочу, чтобы все собрались вместе. Ну и траходромчик на неделю-другую не помешал бы, чего таить-то.

И, конечно, хочу сидеть после всего в парке с глупой улыбкой на лице, и пока прогуливающиеся вокруг мамашки, спортсмены и фитоняшки будут думать, что за вечно веселый дебил тут расселся, я буду упиваться знанием о том, что все они живы благодаря мне.

Оглушительный гром и ослепительная молния действовали, должно быть, не хуже светошумовой гранаты, но я, зажмурившись, молча полез в карман, всем своим естеством надеясь сейчас не выронить жезл мокрыми от странного дождя руками.

Давящее, почти осязаемое излучение стало проявляться все сильнее, окутывая меня незримыми волнами и внушая мне свои ужасы, но я быстро выбрал душу, которая мне больше не нужна и, удерживая жезл в руке, погрузил кисть с зажатым побелевшими пальцами устройством прямо в клубящиеся облака.

Вырвавшаяся вспышка материализовалась практически сразу, причем в куда большем воплощении, как я и «думал», так что здоровенная туша полетела вниз, приземлившись точнехонько на Бету. Пошатнувшись, робот выпустил луч и испепелил голову здоровяка, но та почти сразу оказалась под мышкой у Темного, принявшегося дубасить кулаками по зрительным сенсорам медленно заваливающегося, словно многовековая башня, маэнара.

— Ты сейчас сдохнешь, мелюзга! Никто не остановит божественного великана, Син-Тяня! — продолжал кричать здоровяк, размозжив «лицо» робота и закрыв своим телом всех остальных от его самой смертельной атаки.

Глава 19. Побочный ущерб.

С виду все хорошо, если так можно сказать о ситуации, когда огромной безголовый великан сцепился в рукопашной с гигантским роботом-уничтожителем. Плюс не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что любое движение подобных махин может оказаться фатальным для моих спутниц или команды Александра. Ну и, конечно, не стоит рассчитывать на идеальную концовку, в которой два гиганта нанесут друг другу несовместимые с жизнью раны и одновременно сдохнут — на этот случай я и проверял работу «Двойного катализатора»: на мне сейчас скопилось внушительное число усилялок/ослаблялок, как бы не сдохнуть от неудачно врезавшейся в меня пылинки.

Спрятав жезл, я стал быстро спускаться, то и дело впиваясь когтями в стену после небольшого падения. Излучение все усиливалось, и я уже не слышал ничего, кроме стенаний и плача прямо над ухом, из-за чего казалось, будто я просто сошел с ума. Какофония из рыданий мешала сосредоточиться, но я упрямо смотрел на блестящую от воды обнаженную спину великана, на которой можно было заметить глубокие алые борозды от зубов Голиафа. Исполинские металлические зубищи, каждый из которых был больше человека, выдрали огромный кусок плоти из плеча неутомимого Син-Тяня, но его это не слишком беспокоило — он продолжал вминать металл маэнара мощными кулаками, тем самым заодно доставая и до чувствительной сердцевины.

Внизу появились мелкие Голиафы, но технодевы и турели Эннет с разогнанным после предыдущего боя уроном испепелили их в мгновение; Александр все-таки нагло соврал: уже остались примерно полторы минуты, но он не спешил отступать. Что ж, значит, и у меня нет права их подвести.

Повиснув на когтях, я кое-как пытался абстрагироваться от происходящего, но тревога за девчат, непрерывный дождь и осточертевшие визги вкупе с битвой титанов не слишком этому способствовали. Изменив форму на вампира, я прокусил свою собственную губу клыками и, отвлекшись на вкусный привкус крови, наконец-то смог на несколько секунд уйти в свои мысли, сконцентрировавшись на недавно использованном образе.

Облака опускались все ниже и ниже, будто преследуя меня, и в этот момент я ощутил давление — мелкий болгарский перец впился в мою руку, оказавшись сразу же внутри действия силового поля. Стиснув наглеца крепко, но достаточно бережно, будто какое-то сокровище, я продолжил спускаться, внимательно следя за тем, что появилась уже вторая пара мелких Голиафов. От них избавились еще быстрее, чем от предыдущих, но осталась всего минута, а вместе с тем — у Беты включилась адаптивная броня.

Серебристая поверхность маэнара стала на вид громоздкой, будто выполненной из мириад плотно подогнанных чешуек. Син-Тянь, из-за повреждений уже вырастивший себе голову в пузе, барабанил по погнутой броне противника, но все это теперь было безрезультатно — Голиаф оставался неуязвим для ближнего боя. Да еще и неутомимость великана выходила нам теперь боком, поскольку целиться через разросшуюся тушу было очень непросто.

«Печать». Умение благополучно ударило в Темного, но обезвредило лишь частично: слишком мала мощность для подобных махин. Чертыхнувшись, я стал сыпать «Печати» одну за другой, чтобы в итоге все тело великана оказалось под ее действием, после чего добавил еще одну «Печать» на все еще пытающегося прогрызть мою руку растительного малыша и, используя «Парное связывание», проткнул перец когтями.

В воздух поднялись десятки алых фонтанов, окрашивая фиолетовые струи ливня в красные оттенки; по гладкой, почти что зеркальной платформе перед шпилем потекли самые настоящие кровавые реки, пока обезумевший от боли великан пытался зажать внезапно открывшиеся раны своими ручищами. Отбросив мертвый перец, я заскользил пальцами по поверхности шпиля, понимая, что сил на «Печати» ушло слишком много, и Тэнэбра форма в итоге отключилась.

Пролетев несколько секунд вниз, я использовал форму «Неупокоенной души», чтобы не разбиться, и уже приготовился применить «Покровительство» на всякий случай, когда Син-Тянь все-таки умер и дал нужное количество энергии.

Мягко приземлившись на четвереньки и отбалансировав хвостом, я сразу же бросился вперед и метнул несколько скомканных бумажек, вызывая големов на пути пытающегося добраться до нас Голиафа. Стрельба с нашей стороны стала куда более редкой, но каждое попадание и пушек, и энергетических сгустков Эм и Саши, и выстрелов турелей проникало в сердцевину адаптивной брони, не предназначенной для защиты от дальних атак. Еще немного... Исступленно стреляя из револьверов, я заорал от радости, увидев сообщение:

«Критические повреждения».

Яркий сгусток, унесшийся в небо, будто ускорил приближение облаков, из-за чего у нас отняли еще пару десятков секунд. Метнувшись в сторону входа в башню, непрерывно матерясь и проклиная нулевой мир со всеми Лордами разом, я дрожащими от напряжения пальцами вцепился в терминал, но подтверждение сигнатуры Некоманта все равно казалось невыносимо долгим, настолько, что я даже испуганно вздрогнул, когда мощные двери центрального Шпиля начали открываться.

Сара без своих дронов ввалилась внутрь, искря поврежденными робоногами; Саша в изодранной форме в это время помогал остальным своим спутницам, и я тоже бросился назад, сразу же приказав девушкам не думать ни о чем до попадания в безопасное место, поскольку мы наверняка не успеем до начала бури.

Эм, прихрамывая, добралась сама, пока я тащил на себе Эннет, из погнутых доспехов которой сочилась кровь, но все это время я, прикрыв глаза, искал еще одну... Нолик. Где она, где ее желтая хрупкая фигурка?

— Нолик удерживала телекинезом этих мразей, а иначе бы нас придавило, ня, — печальным голоском, чуть ли не плача, прошептала Эннет, как только оказалась внутри шпиля. — Я пойду с тобой, ня!

— Ты сюда еле добралась, не хватало, чтобы еще и.., — осекшись, я бросился назад, не став ничего договаривать.

«Чтобы еще и ты погибла».

Я это проговорил про себя, но постарался сразу отбросить мысль. Нет, она же Совершенство, верно? Подумаешь, это для кого-то титанический махач, а для подобной особы — что за хлебушком сходить.

Близость Ноошторма вызывала сбои во всех поисковых умениях, но я уже не рассчитывал на них, просто вцепился в маэнарный обруч, нервно протирая его окуляры от непрерывных капелек дождя. Обломки Голиафов светились ярко, но их было легко определить, тогда как... Вот оно!

В большой кроваво-дождливой луже недвижимо лежала бедная промокшая кошечка. Быстро подбежав, я бегло осмотрел ее доспехи, но они с виду не были повреждены, вот только... Из аккуратного, милого курносого носика медленно сочилась кровь, и Нолик никак не отзывалась ни на один приказ, хоть на таком расстоянии ее силуэт и был подсвечен желтым.

Подхватив неку, я крепко стиснул ее в объятьях, удивляясь тому, как она вообще таскала на себе такую груду металла. Думая лишь о девушке, я уже и не обращал внимания на кошмары, следующие за мной по пятам, но один из запасных шлемов все же нацепил. Я просто бежал вперед, до хрипов в легких, до жгучей боли в протестующих мышцах, прижимая личико девушки к своей щеке, чтобы хоть немного моей энергии перетекало в нее. Остановился лишь тогда, когда понял, что больше не льет дождь, а из звуков слышно лишь гулкий стук моего сердца и тяжелое дыхание, пока я запихивал свое непослушное тело в голема и пытался впихнуть Нолик за собой. Телекинетический удар активатора — экзокостюм отбросило в сторону шпиля на много десятков метров, и, проскользив по зеркальной платформе, я быстро поднялся и заполз в двери.

Энергии у Нолика — без малого сотня, так в чем же проблема? Использовав исцеление, я увидел, что цепное умение привело в порядок даже Эм и Эннет, а вот брюнеточка так и оставалась без чувств в моих объятьях.

Прислонившись спиной к стене, я, казалось, никак не мог отдышаться, а навалившаяся усталость сделала мышцы свинцовыми, вынуждая так и остаться здесь сидеть. За прослойкой из металла можно было отчетливо слышать шорохи и чьи-то шаги, вместе с жутковатыми голосами. Мне кажется, кто-то даже звал меня по имени, тогда как другие могли лишь сипло булькать или подвывать, скребясь в двери.

Но мне не было страшно. Смотря в одну точку, я лишь поглаживал мокрые, слипшиеся волосы Нолика, продолжая прижимать ее влажную щечку к своему лицу, и не сразу заметил, что ко мне подошел Саша. Вид у него был уставший, форма частично порвана, но на лице — лишь решимость.

— Как она?

— Пока не знаю. Будь они просто людьми, было бы проще... Или сложнее, — вымученно улыбнувшись, я протер застывшие сгустки крови над верхней губой девушки.

— Я тоже умею исцелять, — добавил парень, задумчиво смотря на бесчувственную кошечку. — Правда, это за счет фантомов, так что не знаю, как отразится на подобных вам...

— Спасибо. Но ей нужен «Свет», так что... Пока попробую сам, — кряхтя, я поднялся, и, используя видимый силуэт кошечки как ориентир, осторожно разрезал ее доспех энергокогтями, после чего извлёк обнаженную неку и взял на руки, а Саша тактично отвернулся в этот момент. — Нам, то есть, Некоманту и некам, нужно пройти чуть глубже, а не то верб Изоляции включат из-за того, что здесь, внутри, оказались и фантомы, и мои Амулеты, — пояснил я. — Вы как, нужно кого оставить в помощь? Девчата хоть и устали, но должны быть в норме.

— Понял... Потрепало, конечно, но я подлечу. Больше проблем из-за поврежденного обвеса, из-за этого боевая эффективность падает, так что желательно больше не встревать в подобные авантюры, — сказал парень, кивком указав в сторону двери.

Согласившись и пообещав вернуться при первой возможности, я отправился вперед, оставив позади искореженного Голема, а Эм и Эннет, снявшая поврежденный доспех, присоединились ко мне: к счастью, их повреждения были не столь критичны, так что одного применения моего умения было достаточно, чтобы их раны затянулись.

С тревогой мяукая, обе девушки смотрели на Нолик, осторожно поддерживая ее руками с обеих сторон. Пусть неки порой спорили, соревновались и даже ссорились, смерти своим сородичам они точно не желали. Так и Эм, пришедшая совсем недавно, и Эннет, знакомая с брюнеткой всего несколько часов, сейчас искренне переживали за нее.

Помещения шпиля, в целом, были похожи на любые жилые комнаты Города, да и черты добывающих башен здесь тоже просматривались. Не знаю, подо что именно отводилось столько этажей, но, к счастью, здесь был центральный подъемник, расположенный в сердце громадного здания.

В отличие от добывающей башенки, здесь большинство дверей было изначально открыто, поскольку Темных внутри не наблюдалось, так что через пару минут мы добрались до первичного наблюдательного периметра: по факту, это были лишь несколько консолей, чем-то напомнивших мне типичные пульты охраны, и управляли они изоляцией комнат. Подобных по Шпилю было еще несколько, если верить поступающим ко мне сообщениям, но авторизоваться достаточно было лишь с одного. Щелкнув последнее подтверждение, я облегченно выдохнул.

«Сигнатура подтверждена. Обращаем ваше внимание, что для Исхода всем Ищейкам и Смотрителям Маяков необходимо избавиться от дополнительных Амулетов; текущий комплект Некомант, Големант, Кицуне и запасной Ведьмак сохранены для вашей личности, повторное подтверждение не требуется».

Все... Наконец-то меня перестанут воспринимать, как врага, по крайней мере в этом Городе. Чтобы не терять время, я вывел карту на экран и, пройдя несколько шагов к центру, вышел вместе с девчатами к стеклянной шахте, в которой можно было увидеть пугающие всполохи и огни бушующей Бури. Здесь же и был расположен лифт, и, воткнув пару батареек, я увидел, что дверь закрылась. В полу и стенах замигали огоньки, откуда-то повеяло теплом, очень комфортным после леденящего и тело, и душу ливня, а в «Дополненную реальность» пришло сообщение:

«Сканирование... Готово. Основной генератор был поврежден. Дополнительный генератор был поврежден. Резервное электроснабжение осуществляется кристальными батареями; получите необходимое количество у Хранителя Шпиля на информационном уровне»

«Активация систем внутренних перемещений... 1% заряжено 98% энергия батарей»

Сообщив о своих успехах Саше, я, удостоверившись, что уровень энергии брюнеточки растет, решил еще подождать, пока идет зарядка. Прислонившись спиной к теплой стенке, я уложил у себя на коленях Нолик, после чего Эннет и Эм сели по бокам от меня, перед этим раздевшись.

— Ох, что же ты мне сразу не сказал, что мы — батарейки для этой маленькой высасывалки? — улыбнувшись, Мику обняла меня, обхватив хвостиком мою руку, и вместе с этим положила ладошку на спинку Нолик. — Я уж невесть что подумала.

— Костя, может, и делает вид, что весь из себя такой важный и нейтральный, но он сильно переживает за нас, ня, — Эннет, в отличие от Мику, была полностью обнажена, но ее это уже ничуть не смущало. Обнимая меня с другого бока, она, положив голову мне на плечо, тихо мурлыкала. — Видишь, на нем лица нет, хотя не скажешь, что он любит эту наглую девицу, ня.

— И впрямь.

— Все обсудили? — вздохнув, я с укором посмотрел на обеих девушек. — Опять вам пришлось из-за меня ощущать боль.

— Ой, вот не надо вот этого, — положив палец мне на губы, Мику приблизила свое лицо ко мне. — Быть может, мы бы все погибли, сделай ты что-нибудь по-другому. Или наоборот, вышли бы без единой царапины. Некому это оценить. Я считаю, что все прошло достаточно удачно, а Нолик, я думаю, оклемается. А боль... Я уже умирала несколько раз и не по твоей вине, наверняка это куда больнее было.

Очевидно, что девушка меня просто подбадривала, но голосок у нее и впрямь проникновенный, я сразу же почувствовал легкость на душе. А вместе с этим... Ощущение щекотки на коже от шевельнувшегося хвостика.

— Кхе. Конечно, оклемяуется, не на тебя же оставлять некомяунта, — открыв один глаз, Нолик дернула ушком и вымученно улыбнулась, но почти сразу испуганно вскрикнула, когда на нее накинулись сразу трое с обнимашками.

Глава 20. Разбор полетов.

Опешив от нашей внезапной обнимашечной атаки, Нолик испуганно някнула, но, оказавшись зажатой в объятьях, быстро успокоилась и стала тихонько урчать, прикрыв глаза. Не знаю, сколько в итоге прошло времени, вряд ли больше парочки минут, но они были очень ценны для меня, а приятная теплота, поддерживаемая нашими телами и активировавшимся отоплением помещения, оказалась очень кстати после мерзкого дождя.

Услышав, как шмыгнул чей-то носик, я слегка отстранился и увидел, как Нолик торопливо протирает кулачками глаза, стараясь скрыть быстро стекающие по щекам слезки, но это, конечно, было делать уже поздно. Не став спрашивать, мы с Мику и Эннет молча посмотрели на брюнетку, пока та, еще разок шмыгнув, все-таки не сказала:

— Почемяу?

— Что ты имеешь в виду?

— Почемяу вы так себя ведете? Няужели... Няужели...

Переглянувшись с остальными, я прижал Нолик к груди, улыбнувшись тому, как встали торчком ушки девицы.

— Глупенькое совершенство. Мы ведь все связаны, и суть не только в системе и привязке сигиллов к моему Амулету. Нам может что-то не нравиться в действиях других, кто-то может обижаться из-за того, что внимания достается меньше, но все это бытовые мелочи. Или ты думала, что из-за того, что ты пришла к нам последней, да еще и вела себя не самым лучшим образом, никто не будет переживать за тебя? — моя небольшая речь получилась довольно длинной, но все три девушки внимательно слушали, причем та, что прижалась к моей груди, в особенности. Не знаю, сколько мне придется доносить эту истину до Нолика, но на этот раз, похоже, присутствие других девчат ее сбило с толку. Хотя стоит ли ее винить, если ее опыт в текущей жизни исчисляется всего-то несколькими часами?

«Отношение 0 изменилось»

Пассивное усиление (требуется снаряжение): «Психокинетический щит»

Пассивное усиление: «Фазовый транспортер»

Умение разблокировано: «Объятья истерзанных душ» — позволяет нанести прямой урон эссенцией Тьмы.

Новое критическое умение (100 энергии): «Тэнэбрическая пиявка».

«Путешественница 0 — «Высасывание „Света“: Повышение до уровня 4 — повышает эффективность поглощения окружающего „Света“ на 30%, „Света“ из Темных на 40%. Коэффициент поглощения сил некоманта изменен: 100% света за 40% сил».

— С-спасибо, мяу, — немного смутившись, девушка нехотя отстранилась и, не смотря на меня, принялась разглядывать свой хвостик.

— И все же, что с тобой произошло? — строго спросила Эм, отчего брюнетка вздрогнула.

— Я... Хмяу, переборщила с тратами энергии.

— Это я заметил. И все же? Эннет и Мику тоже через подобное прошли, но это всего лишь вырубало их. Приятного мало, конечно, но они хотя бы не выглядели так, будто вот-вот умрут!

Нервно облизнув губы, Нолик стиснула хвостик обеими руками и все-таки подняла взгляд на меня.

— Я думяула, ты понял... Когда мы няпоролись на излучение, ты видел мой кошмяур.

Удивленно заморгав, я стал лихорадочно вспоминать. Событий как-то чересчур много, но подобное осталось в моей памяти достаточно ярко. Сигиллы зажглись и потухли, но что в этом такого страшного? Похоже, мое недоумение отразилось на лице, поскольку Нолик страдальчески вздохнула. Женщины...

— Ну уж извините! Знаешь, я считал, что причина того, почему я вас не дергаю «Приказами» по каждому поводу, очевидна, — недовольным тоном сказал я. — Я не считаю, что Путешественницы — просто красивые куклы с нежной кожей и ласковой улыбкой. Мне ценны вы сами, как личности: ваши мысли, ваши поступки, ваши рассуждения, желания и мечты. Так как понять-то все это, если вы не будете говорить?

Нолик наморщила носик, но больше вздыхать не стала и ответила:

— Хмяу. В общемяу, запас энергии у меняу самый большой, но...

Возникла очередная пауза, и теперь уже остальные девчонки нетерпеливо переспросили у Нолик, что нахрен за «Но».

— ... Если он упадет до нуля, то я, эм... Умру, — виновато произнесла девушка, опять потупив взгляд. Ясно теперь, почему часть умений называлась «критическими». Они стоят очень дорого, и должны использоваться только тогда, когда есть другая угроза жизни, а иначе они и сами сведут Путешественницу подобного типа в могилу.

Теперь уже была моя очередь вздохнуть и, сложив руки на груди, я задумчиво посмотрел на высокий потолок. М-да. Впрочем, я должен был и сам все выяснить, еще тогда, но я думал, что страх смерти Нолика носит абстрактный характер, а не привязан к ее слабости.

— Ты злишься? — осторожно спросила кошечка, тихонько мяукнув, все еще сидя на моих ногах, но вид у нее был такой, будто она теперь точно и не знает, имеет ли право так сидеть.

— Нет.

— Тогда...

— Просто я не слишком подхожу на роль некоманта, — в итоге произнес я, отчего девчата напряглись. — Эн, та, что «старшенькая», говорила о подобном... Все-таки некомант, по задумке, не должен жалеть своих спутниц, используя, при необходимости, как разменную монету в боях с разной нечистью.

— Мы это понимаем, ня, — осторожно вклинилась в мою фразу Эннет.

— И не против, — кивнув, сказала Мику.

— Только вот я - против. Не хочу вас терять, — слабо улыбнувшись, закончил фразу я, глянув на всех трех девчонок. Прижавшись ко мне, они тихо замурлыкали, поскольку больше ничего не могли сделать, ведь обещать что-то вроде «Не бойся, мы будем живы всегда», они точно не могли. — Ладно, — кашлянув, чтобы уйти от не слишком приятной темы, я положил ладонь на голову Нолика. — Ты что-нибудь еще вспомнила? Что нам в этом шпиле делать, чтобы потратить как можно меньше времени на поиски?

Встрепенувшись, кошечка хотела привстать, но моя рука помешала, так что в итоге девушка со смятыми ушками плюхнулась обратно, чувствуя некоторую неловкость.

— Мяу... нядо узнать, как долго продлится Буря. В подобных условиях энергоснабженяе изолируется, чтобы ня пропустить неняроком излученяе внутрь, так что мяужно использовать батар... А, вы уже вставили, — хихикнув, Нолик высунула язычок. — Тогда ждем заряда и отправляемся к здешней базе данных, заодно мяужно глянуть оборудование.

— Оборудование? А, ты про те штуки, что нужны для создания, хм, силового оружия? — услышав это слово, Мику почему-то поежилась.

— Да! — радостно закивав, Нолик встала и, покачивая бедрами, подошла к пульту. — О. Да, тут есть, Буря еще на пару часов... Батарей хватит, так что ня страшня.

— Хорошо.

— А по поводу памяути... Я вспомнила принцип создания мяунаров, — с довольным видом произнесла брюнетка, внезапно выйдя за дверь. Проводив ее силуэт, я краем слуха услышал возгласы команды Александра, которые тоже были рады тому, что никто не погиб в схватке с Голиафом. Коротко объяснив ситуацию, изложенную мне ранее в общих чертах, кошечка вернулась, удерживая в воздухе обломки костюма Эннет и свой собственный, разрезанный мной, доспех.

— И какого хрена ты опять пользуешься способностями? — холодным, почти что угрожающим тоном поинтересовался я, отчего Нолик, ойкнув, чуть не уронила все на пол.

— Костя, мяу.., — сглотнув, Нолик прижала ушки к голове. — Я к тебе отношусь уже куда лучше, так что... Затраты на подобное минимяульны.

— Лучше? — с вызовом спросила Мику, тряхнув хвостиками. — И насколько же?

— Четыре улучшения было, вроде как, -ответил я вместо девушки. — Полагаю, что «Полное доверие»? — сказав так, я увидел, как Эннет закивала, ведь у нее сейчас был именно такой статус, хоть и почти что улучшившийся до пятого.

Однако Нолик почему-то стала стремительно краснеть, в итоге выдавив из себя:

— Нет...

— Я ошибся? «Дружба»? Или наоборот, только «уверенность»?.

Мяукнув, Нолик с грохотом положила металл на пол.

— Костя, я же не мяугу солгать, ня нужно выспрашивать... Я сама тебе скажу, когда... решу... Кхм. Когда великая я соизволит донести до вас подобную информяуцию, мяуха-ха! — наигранно засмеявшись, девушка резко отвернулась, спрятав пунцовые щечки за своими длинными волосами.

— Покраснела, ня.

— Верно. Очень странно.

Молча остановив заинтересовавшихся девиц, я постарался стереть с лица довольную улыбочку. Черт. Ах, да, ощущения, как из школы, когда гадаешь, какой девчонке нравишься. Это мило и забавно, даже несмотря на то, что мы с Нолик уже занимались сексом. Ведь одно дело, когда мне принадлежит ее тело, а другое — ее сердце. Весьма волнующе. Как вообще можно отказаться от подобного и не развивать отношения с неками?

Чтобы сбросить атмосферу неловкости, я сказал:

-Ты что-то хотела сказать о маэнарах.

— Ах, да! — громыхнув металлом, Нолик быстро закивала, выудив из обломков небольшие детальки, которые стала осторожно собирать. — Хмяу... Мяунары созданы из неприкаянных душ. Несколько душ сливаются вмяусте, так, чтобы они не мяугли освободиться и обрести осознание себя, и няносятся на ноотический сердечник, — говоря о деле, девушка быстро успокоилась. — Сверху — прочная броня и оружие, вот и получается собранный мяунар.

— И откуда же берутся эти самые «неприкаянные»?

— Хмяу... Сначала — преступники, неугодные, потом и просто нянужные: больные люди, инвалиды...

Конечно, вспышки подразумевали, что сущность роботов отправляется в Ноошторм, причем без поглощения... Наверное, оно не проходит именно из-за исковерканной сути подобных душ. И именно эти изгои постоянно визжали мне на ухо, проклиная и рыдая...

— Поэтому-то и Буря сейчас возникла? Из-за возвращения сущностей Голиафов в Ноошторм?

— Ага. А в остальное времяу — из-за нас. Няподготовленные разумяуные раздражают атмяусферу...

Что ж, в таком случае остается надеяться, что телепортационный зал в башне все-таки исправен. Даже если не расценивать в качестве опасности тот факт, что Маяк находится в море, путешествовать слишком долго на открытом воздухе чревато неприятными последствиями.

— Ясно... Ну, все же от излучения есть и плюс, — добавил я, отчего девчонки посмотрели на меня с сомнением, явно переживая, не тронулся ли я умом после всего. — Я о том, что, по сути, можно материализовывать разные сущности, чтобы потом использовать для «Превращения».

Хмыкнув, Нолик с улыбкой глянула на меня.

— Дя уж... Это верня, только ты ведь не зняешь все варианты. Да и можно призвать такую мяурзость, что с ней справиться будет непросто.

Это-то как раз очевидно, ведь тот же Син-Тянь возник именно из-за того, что я использовал его собственную душу: по сути, просто помог ему воплотиться в более мощном варианте. А если кто у меня спросит, какую форму добавить к имеющимся у меня сейчас, я даже не сразу и найду, что ответить, ведь самые мощные существа все равно существуют лишь в виде Амулетов, а более слабые и полезные у меня уже есть, те же големы, нежить или призрак. Да и чем больше «ассортимент», тем больше вероятность растеряться, я ведь все-таки не компьютер, чтобы помнить абсолютно все, хотя... Как вариант, можно попытаться подобным образом повышать уровень умений, как я поступал чуть раньше, с перцами, просто выбирать кого помощнее ожившей флоры, вроде вампиров или ликанов... Или Катализ усилить нужными существами. Есть пара мыслишек, но опять попадать под Бурю нет особого желания, по крайней мере, сейчас.

— А что ты делаешь? — Эннет, сгорая от любопытства, всматривалась в манипуляции брюнетки, пока та собирала что-то вроде, хм... Я бы назвал это скелетом червячка, если бы у них он был.

— Каудотэнэбрическое снаряжение, — с важным видом сказала Нолик. — Для улучшения примяунения верб-конструкторских умяунений, и... лучшего сбора «Света», — почему-то на последней фразе девушка запнулась, но вскоре подошла ко мне, бросив на подозрительную Мику невинный взгляд. — Костя... Ты помяужешь?

— Что нужно делать?

— Просто аккуратно наложить на хвостик, от самого основания, а затем — защелкнуть, — смущенно объявила девушка, вручая мне собранную вещицу. Она была всего-то сантиметров пятнадцать в длину, напоминая хребет с ребрами, которые, по факту, оказались защелками. Пожав плечами, я уселся поудобнее, и девушка осторожно присела мне на колени, подняв хвост вверх. От меня не укрылось то, что Нолик была почему-то чрезвычайно мокренькой, настолько, что поблескивающие капельки смазки на внутренней части ее бедер вполне можно было принять за остатки дождя. Только вот внутрь брони жидкость не попадала, даже когда девушка лежала в луже.

— Вот так? — разгладив черную шерстку и поместив железку поверх хвоста, я уточнил у девушки, но та лишь молча кивнула. Щелчок — и «ребра» обхватили хвостик, после чего верхняя часть снаряжения озарилась пурпурным свечением.

— Д-да, — сипло ответила Нолик, крепко стиснув меня бедрами. — Подержи руки подольше на хвостике, вдруг... плохо закрепилось...

— Подруга, насколько же ты возбуждена? У тебя аж глаза блестят, — с усмешкой спросила Мику, прижавшись ко мне посильнее, будто опасаясь, что Нолик меня вдруг заберет к себе.

— Так ведь... Костя... Все это время питал меня «Светом», — на выдохе пробормотала Нолик. — А снаряжение позволит не тереться о меня всю, достаточно держать меня за хвост, чтобы зарядить.

— Зависимая кошатина.

— Да, — коротко мяукнув, Нолик обернулась. — Но... У тебя даже не встал. Я тебе больше не нравлюсь? Ты привык, что я перед тобой все времяу голенькая?

— Я просто чертовски устал, не принимай на свой счет, — ухмыльнувшись, ответил я. На самом деле — да, я поэтому даже «штаны» не стал убирать; большая часть сил уходила Нолику, да и общее количество было невелико после того, как эффект от «Поглощения» закончился.

— Костя тебя все это время прижимал к себе, как только нашел, ня, — пояснила Эннет. — Не выпускал из рук, пытаясь как можно скорее дать тебе энергию, ня.

Заморгав, Нолик резко шевельнула хвостиком, выдергивая его из моих рук, после чего отстранилась и села у меня в ногах с виноватым видом.

— Прости-те. Но... Мяу! — сжав кулачки, девушка затрясла ушками, после чего вдруг замерла и коварно улыбнулась. — О. Хе-хе-хе.

— Вот зачем ты так сказала, она теперь с ума сошла, — произнесла Мику, и Эннет с тревогой посмотрела на нашу спутницу. Вместе с этим я ощутил что-то странное, да и обе девушки по бокам от меня охнули одновременно. С невозмутимым видом Нолик продолжала сидеть на коленях у меня в ногах, все еще коварно улыбаясь.

— Вы тоже чувствуете, м-м? Это... Это так странно, я не могу позволить подобное кому бы то ни было до того, как мой суженый , ах.., — сжав бедра вместе, Мику мило застонала, после чего потянулась ко мне, закрыв глаза и вытянув губы, напрашиваясь на поцелуй. Ее кожа была мягенькой и почему-то имела цитрусовый привкус, настолько приятное комбо, что я даже увлекся нашим поцелуем, ощущая вдобавок к этому нарастающее возбуждение.

Эннет, впившись ноготками в мою кожу, громко дышала, скрывая стоны за шумными выдохами. Ее хвостик скользнул между ножек, прикрывая сокровенное местечко от любопытных глаз, но я примерно мог представить, что с ней сейчас происходит.

Оторвавшись от поцелуя, я щелкнул браслетом и отключил остатки нанитов, ощущая приятную теплоту пола. Мой вставший член слегка подрагивал, пока кожица волнообразно стимулировалась, будто бы находясь в руках у призрака. Что-то вроде «Телекинетик джоб», да? Кейт была бы рада новому порно-тэгу в свою коллекцию.

— Мяу... Вам нравится?

— Нам нравится и с тобой в более близком контакте, — ответил я за всех. — Всего-то нужно немного перетерпеть, пока ты не перестанешь поглощать мои силы.

— Все равно! Я очень сильно провинилась, так что меня нужно наказать, — мяукнув, кошечка поднялась и подошла ближе, встав надо мной. — Готова на все, хозяин, мяу.

Повинуясь мимолётному «Приказу», Эннет и Мику, наклонившись над моим членом, обильно смочили его слюнками, после чего я, подавшись вперед, подхватил Нолик и, уложив на себя, коснулся губами ее ушка, чувствуя, как часто и сильно бьется ее сердечко в предвкушении.

— Т-туда, мяу?! — вцепившись в меня руками, Нолик задышала чаще, ощущая, как моя головка уперлась в ее анус.

— Есть возражения? Наказание — есть наказание.

— Да, но... Костя! Ты... Ты так порвешь, моя попа не выдержит, мяу! У тебя слишкомяу большой для меняу!

— Ты ведь ее разрабатывала стерженьками, еще скажи, что не нравится.

Высунув язычок, девушка сдавленно застонала, когда разбухшая от крови головка медленно погрузилась в попку, раздвигая узенький сфинктер. Еще немного... Оказавшись внутри, я сразу же стал насаживать девушку дальше, а Нолик стала громко повизгивать, обрызгав меня своими соками.

— Кончила... Уже кончила... Мяу!

— Могу вынимать?

— Няет! Я... Я еще не осознала глубину своих проступков! — быстро ответила кошечка, наклонившись вперед и стараясь вогнать член в себя до основания. — Почему меня сделали такой зависимой от этого столбика из плоти, мяу...

Глава 21. Шпиль.

Конечно, я не собирался вот так сразу заканчивать. Несмотря на не слишком-то располагающие к развлечениям условия, я улавливал возбуждение, которое переполняло и Нолик, и остальных девчат. Да и сама брюнеточка с каждым разом становилась все более темпераментной, разжигая во мне почти что животный интерес, так что я не мог не завестись, ощущая, как туго сжимает кошечка мою горячую плоть. И стимуляция телекинезом оказалась на удивление бодрой, плюс того времени, что я провел вне контакта с совершенной некой, хватило, чтобы немного восстановиться... по крайней мере, до момента проявления Тэнэбра-формы. Погладив Нолик по выгнувшейся спинке, я слегка подвигал тазом, разрабатывая очень уж тугую дырочку.

Мику и Эннет смотрели на свою спутницу со странной смесью зависти и желания; я же, воспользовавшись небольшой заминкой со стороны брюнеточки, разместился поудобнее, если можно за подобное считать простой металлический пол, пусть и теплый. Аккуратно сложив свои вещи, Эм заботливо положила их мне под голову, отвлекшись от созерцания переживающей бурный оргазм кошечки, после чего улеглась вплотную ко мне, чтобы нивелировать минусы от высасывания Нолика. Эннет в это время расположилась позади брюнетки, осторожно усевшись мне на живот, и, подхватив неку за ножки и не давая больше отдыхать, насадила ее на мой член поглубже.

— А-а-а! Мяу! — запрокинув голову, Нолик шевельнула ушкам, наверняка ощущая в эту секунду, как стояк разрабатывает ее попку. Шумно дыша, девушка мяукнула, когда Эннет стала целовать ее шею и, придерживая за попку, приподнимать и опускать на фаллос. — Я... Могу и сама, мяу, — отрывисто пробормотала Нолик, задержав дыхание, когда нека-инженер подняла ее настолько высоко, что головка стала вновь растягивать сфинктер.

— Костя попросил ме-ня проследить, чтобы ты не отлынивала, — со смешком сказала Эннет, слегка касаясь половыми губками моего живота. Ее мягенькая и жаркая кожа скользила по мне, доказывая, что кошечка ждет не дождется своей очереди, но все же она не настаивала. Придерживая ягодицы брюнетки, Эннет заставляла Нолик методично двигаться, возбуждаясь от подобных действий и близости со мной все больше и, чтобы хоть немного унять напряжение, нека-инженер не выдержала и стала тереться клитором о мою кожу.

Применив Тэнэбра форму, я шевельнул хвостом и, прежде чем Нолик что-либо поняла, энергетический отросток уже скользнул в ее киску одновременно с тем моментом, когда член погрузился в попку по самое основание. Сбивчиво застонав, брюнетка чуть не свалилась с меня от переизбытка ощущений, но Эннет крепко удерживала ее, вынуждая девушку насаживаться обеими дырочками все чаще и чаще. Сместившись вперед, Нолик уперлась руками в мои ноги и уже сама послушно скакала на мне без постороннего вмешательства, с каждым разом стараясь дойти до вершины члена и, немного растягивая дырочку, тут же опускалась обратно.

— Н-няет, подожди, зачем ты взяла мой хвостик?! — слишком увлеченная скачкой, Нолик даже не обернулась, но почувствовала, что жалобно мяукающая Эннет взялась за ее пушистый светосборник. — Зачем ты лижешь, стой, мяу!

— Костя разрешил, ня, — крепко вцепившись в хвост, Эннет бережно приглаживала черную шерстку на его кончике, пока, наконец, не убедилась в том, что он достаточно влажный.

— Почему это он распоряжается мяуим хвостиком?! Няет, ну как так...

— М-м, — закусив губу, Эннет осторожно протолкнула влажный хвост в свое лоно, погружая поглубже. — Нячего такого в этом нет.., — томным голоском прошептала светловолосая кошечка, осторожно оперевшись рукой на мою грудь, а второй принявшись вставлять в себя хвостик Нолика все чаще и чаще. — Ах, шерстка разбухает от соков, так хорошо, ня...

Прервав еще один короткий поцелуй, Мику провела своим язычком мне по губам и, смотря мне прямо в глаза, тихо произнесла:

— Теперь я понимаю. Сложно говорить об отношениях пары, когда и мне вот так запросто сорвало башню, и я могу думать лишь об одном. Костя!

— Я тебя слушаю, — выдохнув, сказал я, пригладив волосы Мику.

— М-м, да... Ты даже меня не потрогал, вот уж кому впору обижаться, так это мне! — сказала девушка, слегка надув щечки. — Бака!

— Так может я хотел уделить тебе все свое внимание.

Прищурившись, синевласка чмокнула меня в нос, водя пальчиком по моей шее.

— Правда?

— Конечно.

— Ну... Тогда ты прощен. Но все равно, Костя, не думаешь ли ты, что мне будет просто дождаться, пока ты «накажешь» эту мелкую?

Нолик явно хотела что-то ответить на подобное, но я шевельнул хвостом, вгоняя отросток до самого конца в лоно девчушки, и фраза застряла у той в горле, сменившись сладким стоном.

— Нет. Иди ко мне, — вновь отвлекая Мику поцелуем, я от поглаживаний по волосам перешел к ее спине, наслаждаясь удивительно нежной кожей. И, не став задерживаться, спустился ниже, проскользнув мимо покачивающегося хвостика и забравшись в трусики Эм. Открыв глаза во время поцелуя, она легонько улыбнулась, но не стала ничего говорить.

Пальцами подцепив тоненькую ткань, я заодно посмаковал прикосновение к упругой попке, а затем медленно стащил трусики ниже, после чего жадно вцепился в одну ягодицу, разминая ее и легонько шлепая.

— Уф! — часто дыша, Мику тихо някнула. — Боже, как это заводит, когда ты меня раздеваешь. Но...

Не дав неке спросить, я воспользовался «Приказом», и, сместившись, Мику осторожно опустилась мне на грудь, где я окончательно избавил ее от трусиков, увидев наконец-то узенькие розовые губки, с крохотным пучком бирюзовых волос над щелкой. Заметив мой взгляд, девушка слегка заерзала, пытаясь свести ножки вместе и отведя взгляд.

— Я... Я долго думала и не знала, как тебе больше нравится, поэтому, м-м, оставила небольшой островок...

— У тебя такой здоровский цвет волос, что я совсем не против. Ты милашка, Мику: о такой, как ты, можно только мечтать, ни о чем не думай.

-Вот как... Я рада, ня, — вновь мяукнув, девушка чуть пододвинулась ко мне, смущенно улыбаясь. Несмотря на ее предыдущие разговоры и весьма уверенное поведение, сейчас она выглядела невинной девчушкой, смущенной первой близостью с мужчиной. Или она поняла, что мне подобное по душе, и решила подыграть? Как бы то ни было, выглядело чертовски возбуждающе, особенно с учетом того, что Нолик продолжает обхаживать мой член, уже войдя во вкус и поддерживая бодрый темп.

Пододвинув кошечку еще немного, я слегка раздвинул губки Мику.

— Что я должна делать?

— Ты, вроде как, говорила, что смотрела киношки?

— Ну... В Японии... там все мозаикой, — сделавшись пунцовой, кошечка посмотрела вверх, замахав ладошкой на свое лицо, будто бы ей не хватало воздуха. — Цензура, чтоб ее... О-о! Язык... Твой язык! — уперевшись ладошками в стену, Мику не решалась посмотреть вниз, тихо постанывая от того, что я водил языком по ее щелке, начав играться с клитором. Ее хвостик беспокойно щекотал мой живот, или же это был хвост Эннет...Проведя руками по стройной талии девушки, я поддел ее бюстгальтер и сдвинул вверх, обнажая грудь неки. Не очень большую, вернее, в самый раз — прелести легли в мои ладони, как влитые, и я легонько сдавил, вынудив Мику мило охнуть.

Часто постанывая, практически с каждым вздохом, девушка все-таки посмотрела вниз и, убрав одну ладошку от стены, нежно погладила меня по голове.

— Костя... Мне так хорошо от языка, я в предвкушении главного блюда, — улыбнувшись, Мику стиснула губы, словно не решалась сразу же что-то сказать. — Это... А я... В-в-вкусная? — зажмурившись, кошечка ожидала отрицательного ответа, но вместо этого я неглубоко погрузил пару пальцев в лоно девушки и подвел их к ротику Эм, после чего она осторожно их обсосала, шевельнув ушками от удивления.

Да, все они все-таки были «магическими» существами, и я уже перестал себе задавать вопросы, вроде того, как они умудряются оставаться сравнительно чистыми, несмотря на все наши злоключения: что волосы у всех благоухали так, будто бы они только недавно вышли из душа, что тело у каждой пахло своим собственным, еле заметным, но уже более ощутимым после стольких моментов близости, ароматом. Создается впечатление, что выдуманный похотливый тестомес со своим кошачьим кафе придумывал клички кошечкам не из-за кулинарных мотивов, а из-за их природного аромата, хех. Мику — Цитрусик?

— Простите, девчата, нужно закончить наказание, — произнес я, погладив Мику по щечке, и та, кивнув, осторожно встала с меня, увлекая за собой потерявшую самоконтроль Эннет, которая так и продолжала самозабвенно мастурбировать насквозь промокшим хвостиком. Правда, Нолик это уже не беспокоило. Вцепившись ноготками в мои ноги, она продолжала скакать, с головой окунувшись в безумие похоти, поэтому смена обстановки для нее оказалась совершенно внезапной.

Резко вытащив, я схватил жалобно замяукавшую девушку сзади, поднявшись одним ловким рывком. Свободной рукой я схватился за влажный хвостик, и девушку даже затрясло от неудовлетворенного желания, да так сильно, что ножки стали подкашиваться.

— Ты ведь напросилась на наказание не из расчёта потом подобное повторять? — прошептал я прямо в ушко, шевельнувшееся от резкого потока воздуха.

— Няет...

— Точно? Помнишь, что ты должна быть хорошей девочкой?

— Помню! Костя, трахни меня! Не мяучай, пожалуйста, — захныкала нека, качнув попкой.

— Хо? Совершенству нравится быть в моей власти?

Шумно дыша, девушка посмотрела на меня через плечо, ехидно улыбаясь.

— Просто даю возможность всяким някомяунтам почувствовать себя более важными, мяу!

— Вот как заговорила? Ладно...

Поставив девушку на четвереньки, я разместился сверху, по-собачьи, вогнав член в ее задницу и вновь введя внутрь вагины хвост. Трахая грубо и неистово, я наслаждался упругим телом девчушки, а еще больше — ее криками, полными блаженства и смирения. Высунув язычок, обезумевшая от того, что я продолжаю удерживать ее хвост, девушка капала слюнками на пол, не в силах контролировать себя из-за удовольствия, пронизывающего все ее тело. Пики наслаждения сменялись еще большими вершинами, разгоняясь до невиданных высот из-за непрерывного воздействия, и Нолик никак не могла насытиться, ощущая все нарастающее возбуждение и приближение финала, который так и маячит где-то впереди, но никак не приходит.

Отпустив хвост, я тем самым ослабил разгон возбуждения и, уже прекрасно зная, как девушка ведет себя перед оргазмом, вновь резко вытащил член и придавил Нолик к полу; несильно, впрочем, просто удерживая в своих руках.

— Няет! Я же... Я же почти...

— Как тебе новая пытка, совершенство? Ты так никогда не кончишь, и лишь я, один-единственный на свете, тот, кто может довести тебя до финала.

Зрачки девчушки расширились, вторя раскрывшимся от удивления глазам. Сглотнув, девушка лизнула меня, громко мурлыкая.

— Хозяин, прости неразумяуную.

— Хочешь, чтобы я снова вставил?

— Очень! Костя-Костя-Костя, пожалуйста! — заерзав подо мной, кошечка вскрикнула, вновь ощутив в себе мой прибор. — Еще! Еще! Ещеещещещеще.., — тараторя, как скороговорку, кошечка задрожала и застонала одновременно, наверняка чувствуя, как внутрь нее вливается мое жаркое семя через мгновение от того, как ее накрыл мощнейший оргазм, усиленный прерыванием. Постанывая до хрипоты, кошечка дергалась в моих объятьях, шепча мое имя и просто сходя с ума от невероятных эмоций.

Энергия восстановилась на несколько сотен и я, улыбнувшись, медленно вынул, давая избыткам спермы вылиться на пол. Нолик свернулась клубочком и стала тихо мурлыкать, смотря на меня с незамеченной мной раньше любовью и обожанием. Вот ведь странная девица... Или я странный, раз подыгрываю ей в ее фетишах.

Эннет, сидя неподалеку, сдавленно застонала, закончив ласкать себя пальчиками. Несмотря на ее любовь к мастурбации, по глазкам легко читалось, что она не прочь повторить и в более классическом варианте, но, раз уж отсрочка получена, есть возможность заняться другой.

— Ух. Похоже, что ей просто невероятно классно, я даже завидую, — пробормотала Мику, стоя в сторонке и держась обеим руками за свой хвостик. — Только... Я не хочу так грубо... Нет, я сама говорила, что могу быть любой, но кажется страшновато.., — с тревогой продолжала говорить Мику, пока я не заткнул ей рот поцелуем.

— Ей такое нравится. Идем со мной, милаш, — взяв за руку Мику, я подобрал ее одежду и, подойдя к незадействованному участку управляющей стойки, расстелил одежду на ней, после чего ловко подхватил кошечку и усадил на вещи, вместе с этим широко раздвигая ее ножки.

— Костя... Ох, я слишком вкусная, вот беда, — захихикав, нека откинулась назад, прислонившись спиной к стенке, начав вновь тихо стонать каждый раз, когда мой язык скользил по ее возбужденному бугорку. Эннет в это время подобралась к нам и, усевшись в моих ногах, широко открыла ротик, принимая вновь возбужденный член. Крепко обхватив бедра Эм, я забрался языком внутрь ее лона, ощущая жар и слыша благодарные стоны, пока любезная кошечка внизу позволяла мне развлекаться потрахиванием ее ротика.

Ноготки Эм впились в мою голову сильнее, когда я присосался к ее клитору и стал теребить его особенно активно. Широко открыв глаза, синевласая кошечка прижала ушки к голове и громко мяукнула, подавшись вперед и слегка выгнувшись. Выглядя удивленной, она отпустила мою голову и стала массировать сосочки, тихо урча и смотря на меня с благодарностью.

— М-м... А... Я тоже могу несколько раз подряд? — все еще немного смущаясь, поинтересовалась девушка, пока я вынимал фаллос изо рта Эннет, ласково поглаживая ее по волосам за замечательный ротик.

— Конечно.

Кивнув, кошечка спрыгнула и, повернувшись спиной, нагнулась, открывая вид на свои женские прелести, после чего завела руку снизу и раздвинула губки, обнажая вход во влагалище.

— Тогда... Костя, поскорее сделай меня своей женщиной. Ня! — с улыбкой сказала Мику, нетерпеливо покачивая хвостиком.

Глава 22. Цвет отношений - синий.

Все-таки Мику мне очень понравилась. Как-то не знаю... Ну, по внешности-то все кошечки — красавицы, и фигурки очень даже. Да и, если признаться самому себе, мне и одной неки было бы за глаза, ведь после парочки актов девчата уже отлично начинают понимать, что мне нравится больше, и вместе с этой взаимностью и бонусными ощущениями от повышающихся отношений... В общем, грех жаловаться.

А здесь — сложно сказать. То ли виной непривычные бирюзовые волосы, из-за которых Эм выделяется на фоне остальных, то ли ее вкрадчивый ласковый голос меня пленил... Допускаю, что причиной может быть и то, что кошечка была знаменитостью. Огромное число фанатов могло рассчитывать лишь на то, чтобы с ней изредка увидеться, а передо мной она прямо сейчас раздвинула половые губки и просит сделать своей. Сдается мне, что она и сама понимает, насколько это меня воодушевляет, ведь в такие моменты мысли о том, что я не подхожу для некомантии, кажутся слишком далекими и глупыми.

Правда, напрашивается еще один вариант... По остальным девчонкам я тоже скучал, и Мику, хоть и являлась самодостаточной некой, была своего рода заменителем моих устоявшихся отношений с Эн и Кей, осознавала она это или нет. Нолик со своим мазохизмом была несколько не в моем вкусе, но, должен признать, было что-то волнующее в наказании. Черт. Вот так всегда, посмеиваешься над фетишем, а потом втихаря вливаешься...

А Эннет? Ну, она слишком пассивная, что только подчеркивает ее любовь к самоудовлетворению и связыванию. Нет, я понимаю, что девчонки, постоянно ковыряющиеся в деталях и сидящие за компом, вполне возможно, именно такие, если уж навешивать ярлыки по-полной, но хотелось бы узнать ее интересы получше, жаль только, что времени нет.

— Хорошо, моя девочка, — когда нека-инженер тактично удалилась, понимая, что сейчас будет первый раз у другой, я подошел ближе к Мику и провел рукой по упругой попке; у Эм было, за что взяться, да и красиво выделяющиеся мышцы подчеркивали женственные изгибы ее тренированного тела. Не столь перекачанного, как у моих фэнтезийных девчонок, и не столь сочного, как у милой Кейт. Идеальная кошечка.

— Твоя, мр-р? — слегка склонив голову, нека отвела взгляд. — Непривычно это слышать... А ты — мой? — игриво спросила девушка, коснувшись меня своим синим хвостиком.

— Сейчас — только твой, — постарался ответить я так, чтобы не было пауз, и не солгать при этом. Чёртов промискуитет. Вот зачем ей это спрашивать, когда и так очевидно, что мы тут все спим друг с другом, как нам хочется.

Прищурившись, Мику все-таки кивнула и, убрав пальчики, вцепилась руками в панель, выдавая свое волнение мелко подрагивающими ушками. Дымчатый силуэт кружил вокруг запястья Путешественницы, будто бы не решаясь: стоит ли защищать хозяйку от подобного «вторжения» или нет.

— Не бойся, милая, — прошептав, я коснулся головкой жаркого входа во влагалище. — Почему ты захотела именно эту позу?

Хвост шевельнулся, опутывая мое запястье, будто ища в этом поддержку.

— Это... Ну... Есть в этом что-то животное, безумное, ня, — смущенно прошептала девушка. — Хочу ощущать, как твои руки меня удерживают, пока ты берешь меня... Сильно, но в то же время нежно, ведь я — твоя девочка, и ты не хочешь навредить, — мечтательно продолжила говорить Мику. — Ой...

— Знаешь, звучит возбуждающе, так что не стесняйся подобного. И... Часто ты об этом фантазировала? — войдя чуть глубже, я погладил Эм по спинке.

— Да, — короткий томный вздох. — Лежала на кровати, уткнувшись личиком в подушку, и, вгрызаясь зубиками в угол наволочки... Трогала себя, приспустив трусики и думая о том, как ты вставишь в меня, — отвлекшись, кошечка резко выдохнула, когда головка ткнулась внутрь нее, разрывая плеву.

Одновременно с этим наложенное исцеление должно было убрать боль, так что у девушки осталось лишь удивление и, наверное, ощущение наполненности. Мне чертовски хотелось продолжить, поскольку станочек был невероятно хорош, но гораздо ценней сейчас было бы посмаковать ощущения. Для грубого перепиха у меня всегда есть кандидатки, та же Нолик, все еще продолжающая сладко урчать на полу неподалеку, не откажется быть оттраханной еще разик, это я знал точно.

Пара капелек крови упала на металл, когда я немного вышел из девушки, а хвостик прекратил сжимать мое запястье.

— Вот так?

— Ня-а-а... Даже лучше... Внутри. Я чувствую тебя внутри, Костя, — прошептала девушка о своих ощущениях, прекратив сжимать металл до побеления костяшек. — И не больно.

— Не хватало еще и здесь делать тебе больно, Мику, — обняв кошечку сзади, я стиснул ее грудь, отчего хвост стал резко щекотать мой живот. — М-м, какая ты тут чувствительная.

— Это... А тебе хорошо внутри меня? — сглотнув, девушка положила свои ладошки на мои руки, призывая сжать чуть сильнее. — Двигайся, если да, я пойму сама.

Продолжая обнимать кошечку сзади, я вновь вошел в нее. Медленно, нежно, но максимально глубоко, чтобы девушка могла прочувствовать мою плоть внутри себя. Головка приятно сдавливалась стенками, а киска выделяла все больше соков, куда обильнее, чем во время куни; похоже, Мику завелась не на шутку.

— А-ах... Хорошо... Как я и мечтала, — потянув мою руку вверх, нека засунула мой палец себе в ротик и стала жадно посасывать. — Это стоило каждого дня ожидания.

— Твое похотливое выражение личика бесценно и стоит отдельной награды, — со смешком сказал я, когда Мику посмотрела на меня через плечо.

— Я... А-ах! Такая... Развратница, да? У меня мозги плавятся, когда я ощущаю твои касания... Лапаешь, как тебе вздумается и где захочется.., — закусив губу, Мику издала протяжный мявк, когда я завел руку ей между ножек и стал массировать клитор, продолжая медленно входить в хлюпающую от избытка соков киску. Сбивчиво мяукая, кошечка снова вцепилась в панель пальчиками, боясь не удержаться, но я крепко удерживал ее сексуальное тело, наблюдая за тем, как бирюзовые хвостики покачиваются в такт моим действиям.

Чуть чаще... Слегка сменив позу, я приподнял неке ножку и уложил ее на панель, из-за чего смог зайти чуть глубже; Мику застонала громче, а подрагивающий Фантом в ее руке окончательно исчез, слившись с татуировкой. Хвостик перестал щекотать мой живот и, опустившись ниже, обвился вокруг основания члена. Каждый раз, когда я вставлял в девушку поглубже, пушистый негодник туго сжимался, и, когда кошечка насыщалась трением наших органов, постепенно отпускал. Мику пока что не решалась увеличить темп, пытаясь распробовать ощущение моего жаркого фаллоса внутри себя, подкрепленного осторожной, но умелой стимуляцией клитора.

— Костя-сама, мр-р-р. Такой внимательный, чуткий... Я скоро кончу второй раз, милый, пожалуйста...

Уложив кошечку на панель боком, я пододвинул ее попку поближе к краю и, удерживая одной рукой за хвост, а второй за бедро, вновь вошел. Вставив лишь головку, я принялся вынимать и вставлять ее в быстром темпе, усиливая собственное возбуждение. Смотря на меня из-под полуприкрытых век, Мику приоткрыла ротик и часто дышала, наблюдая за тем, как я наслаждаюсь ее роскошными дырочками.

Подавшись вперед, я слился с кошечкой в торопливом, страстном поцелуе, подкрепляющем наше совместное возбуждение. Желание разливалось по всему телу, подстегивая трахать девчушку все быстрее и мощнее, но, сдерживаясь, я распалял и себя, и ее все больше. Вцепившись в край панели, Мику погнула металл, когда член стал раздвигать ее губки все быстрее и быстрее, а с губ срывались лишь обрывочные полустоны-полуигривые фразочки.

— До матки... Ты будто всю меня насадил, Костя, еще, миленький...

Вместо ответа, я вновь потянулся к губам кошечки, и та, зажмурившись, приобняла меня, обдавая жарким, возбужденным дыханием. Глазки Мику открылись шире, ушки прижались, и вот она мяукнула, став сразу после этого громко мурлыкать, пытаясь вместе с этим отдышаться. А я, подавшись тазом вперед, излил сперму внутрь разгоряченной киски, ощущая, как следом за первым разом пульсирующий член отправил вторую порцию.

— Еще, Костенька... Кончай! Наполни мой животик! — с неподдельной радостью смотря на меня, Мику облизнулась, когда я спустил внутрь нее в третий раз. — Мр-р-р... Внутри все горит, но это потрясающий жар. Милый... Я стала твоей женщиной.

С изумлением глянув на розовые капельки семени, показавшиеся на выходе их вагины, кошечка села на панели и крепко обняла меня.

— Мяу. Не уходи.

— Не ухожу.

Потеревшись о мою грудь ушком, девушка продолжала вибрировать, пока я стоял возле нее. На фоне мурлыканья можно было уловить тихое постанывание, похоже, что оргазм у девушки выдался на славу, и она до сих пор купалась в остаточных эмоциях, вместе с этим радуясь нашей близости и теплу.

— М-м, мне даже немного стыдно, — облизав мою щеку язычком, нека ткнулась своим носом в мой. — Ты такой умелый, а я... Только и сделала, что свои дырочки подставила.

— Ты очень эмоциональна, и это тоже немаловажно, — улыбнулся я подобной трактовке. — И, похоже, хочешь стать самой лучшей?

— Ня... Костя. Полагаю, что другие тебя просто просили, «сделай меня первой», — все еще непроизвольно продолжая урчать, кошечка крепко прижималась к моему телу, обвив руку хвостом, как и раньше.

— И?

— Парой быть в таких условиях сложно... Но. Я быстро учусь и подстраиваюсь, так что... Мне проще всего стать первой на самом деле, без условностей. Я завоюю твое сердце.

Положив палец на нежныеи мягкие губы девицы, я не дал ей договорить.

— Лестно подобное слышать, конечно, но давай пока думать о другом.

— М-м. Подготовка, да? Все равно... Когда-то же мы покинем этот мир, — вздохнув, сказала девушка, прижавшись ко мне еще сильнее.

— Без сомнения.

— И тогда ты после всего произошедшего проснешься дома, почувствуешь аромат вкусненького с кухни, пойдешь туда... А я голенькая, в одном фартуке. Бирюзовый цвет моего хвостика будет смотреться красиво на фоне белых завязок, когда ты меня нагнешь и возьмешь прямо на обеденном столе, — Мику игриво улыбнулась и посмотрела на меня с прищуром. — Я буду кричать: «Милый, осторожно, не испачкайся», а ты будешь вгонять и вгонять свой похотливый член в мои дырочки, прижимая меня к столу и не давая пошевелиться, пока я не приму очередную порцию твоего молочка. Затем ты все-таки сядешь завтракать и попросишь в качестве десерта сделать тебе минет...

— Ох ты. У тебя много фантазий, как я посмотрю.

— Дя. М-м. Мне и за это стыдно немного...

Нека заулыбалась, когда я погладил ее по голове, и ушко дернулось на мой вопрос:

— Умеешь готовить? — не то, чтобы это было критично, но редкая Путешественница может похвастаться подобным. И хотя мне самому не в тягость, порой было бы и впрямь приятно получить обед от... жены?

— Конечно! Японская кухня самая вкусная! Карри, якинику, рамен, якисоба... Все буду готовить для тебя, ня.

Ох уж мне эта пропаганда... Насчет самой лучшей поспорить можно, но, видя светящуюся радостью и энтузиазмом мордаху, я даже заикаться о подобном не стал и просто согласился. Отпустив меня, Мику с интересом посмотрела на другую сценку.

Пока я развлекался с синевлаской, остальные девчонки маленько заскучали и, улегшись на пол, ублажали друг друга. Нолик лежала на спинке, широко раздвинув ножки, и методично лизала язычком киску Эннет, пока вторая кошечка, расположившись сверху, посасывала клитор брюнетки и активно вводила внутрь напарницы пальчики.

— Хотела бы подобным заняться? — поинтересовался я у Мику, и та, покраснев, взялась за хвостик ладошками.

— Это... Попробовать было бы интересно. Но ты для меня на первом месте.

Чмокнув неку за эту лесть, которая для нее была неотличима от правды, я подошел к тихо постанывающим и мяукающим девчонкам. Встав на колени позади Эннет, положил руки на ее попку, отчего девушка на миг замерла, качнув хвостом, но почти сразу продолжила свое дело с довольной улыбочкой.

Рука помяла упругие ягодицы и медленно поползла к пояснице. Еще мгновение — и большой палец надавил на основание светлого хвостика, из-за чего нека по-кошачьи выгнулась и высунула язычок, получив резкий, отличающийся от предыдущих импульс удовольствия. Продолжая массировать чувствительное местечко, я поводил членом по щелке кошечки, но, прежде чем вставить, коснулся головкой губ Нолика, которой пришлось прервать свои ласки.

Ничего не говоря, она задышала чаще и стала молча подрагивать каждый раз, когда моя плоть входила в ее глотку. Заведя член за щечку, я натянул кожу девушки, и, резко вытащив достаточно смазанный прибор, вошел в Эннет, став довольно грубо трахать ее. Девушка уже была на взводе, так что подобное разожгло в ней еще большее желание в мгновение ока. Не в силах продолжать оральные ласки, кошечка улеглась на Нолик, и я, методично сношая киску светленькой, почувствовал, как моих яиц то и дело касается шершавый язычок. Возбужденная видом того, как ее любовницу трахают прямо у нее перед лицом, Нолик принялась тихонько мастурбировать.

Еще-еще-еще! Здесь без всяких прелюдий и стараний, я видел, что Эннет просто хочет поскорее добраться до финиша и получить свою награду. Подмахивая мне попкой, она соглашалась с любым моим темпом, с любой грубостью или нежностью, лишь бы я не прекращал ее трахать. Крепко удерживая тело девчушки, я тихо зарычал, имея кошечку быстро и мощно, и, услышав ее визг, трахал ее еще несколько секунд, одновременно с этим стимулируя ее вставший столбом хвостик, и лишь после этого влил семя внутрь.

Эннет без сил повалилась на брюнетку, а я, медленно вынув, вновь протолкнул Нолику в рот член и дал облизать от остатков спермы и смазки.

— Нравится тебе такой спермяусборник, мяу? — хихикнув, сказала Нолик, убрав пальчиком лишние капельки с губ. — Мог бы няпоследок и мяуня еще разок попользовать.

— Полезно, чтобы ты была на взводе, — ответил я, не обращая внимания на возмущенный няк. — Вдруг мне приспичит, а тут наготове мокренькая киска.

— Как унизительно, мяу. Сделал себе в капсуле секс-игрушку и радуется, мяу.

— Как только любая из вас скажет, что больше не хочет близости, я сразу же соглашусь, — парировал я.

— Ня надо. Я пошутила, — буркнула кошечка, поднимаясь. — Уф. Мяужем подниматься, заряда достаточня.

Глава 23. Пища для размышлений.

И впрямь. Индикатор заряда постепенно подбирался к нужному для старта подъемника значению, так что пора собираться. По сравнению с добывающей башенкой местный шпиль был на удивление экономичен, неплохо заряжаясь от единственного кристалла, но тому причиной, скорее всего, было то, что часть энергосистем не повреждена, а просто изолирована во время Бури.

В любом случае, наше бодрое развлеченьице пришлось весьма кстати. И физически, и морально. Девчата молча улыбались, поглядывая друг на друга и приводя себя в порядок, да и мне наконец-то стало лучше. Не считал себя каким-то там нытиком, но столько упаднических мыслей... думаю, стоит списать все на излучение. В конце концов, я бы не зашел так далеко, если бы всего боялся.

Пока я упивался ощущением переполняющей меня энергии, девчата принялись за снаряжение. Нолик починила свой доспех после моего вероломного с ним обращения; броня для Эннет тоже была восстановлена, ну а Мику, вновь отказавшись от какого бы то ни было доспеха, просто оделась в немного помятые, но высохшие вещи. Надевая чулочек, девушка посмотрела на меня и, видимо, что-то представив или вспомнив, опустила взгляд, покраснев. Хотя, скорее, это я так глянул на нее, ведь в чулочках Мику смотрелась просто потрясно.

Ну, на девчонок я бы глазел вечно, а умения себя сами не прокачают. Сразу после боя как-то было немного не до этого, а сейчас — самое время.

«Зеркальный контроль»: Повышение до уровня 7 — урон, наносимый големом, возрастает на 60% » .

«Базисный материал»: Повышение до уровня 7 — материал седьмого уровня: плоть. Увеличение размера созданий до 2,5 метров » .

«Экзоконтроль»: Повышение до уровня 7 — штраф к скорости передвижения удален, усиливает атакующие способности на 50% »

«Путешественница Эн-мл. Отношение: Повышение до уровня 5 (дружба).

Специалист нано-технологий: Повышение до уровня 5 — опытное владение легким нанитовым оружием, продвинутый уровень владения автоматическим нанитовым оружием, подготовленный — дальнобойное нанитовое оружие, новичок — тяжелое вооружение. Автозарядка нанитового оружия»

Активные умения некоманта от Путешественницы Эн-мл:

«Защитный рой ур.4» — Технологии Амулета и сигилла создают облако защитных нанитов, способных поглотить физические атаки и контратаковать в ближнем бою «

«Путешественница Эм. Отношение: Повышение до уровня 5 (дружба).

Мастер боевых искусств: Повышение до уровня 5 — сниженные траты жизненных сил для всех умений во время рукопашного боя»

Активные умения некоманта от Путешественницы Эм:

«Частичное превращение ур.2» — Технологии Амулета и сигилла изменяют работу умения «Превращение», позволяя использовать лишь часть тела выбранной формы. Затраты жизненных сил соответствующе снижены.

«Приказ»: Повышение до уровня 9 — «Усиление» эффективнее на 50%

«Печать»: Повышение до уровня 8 — увеличение продолжительности до 8 секунд, снижение затрат жизненной силы до 40% от стандартной".

«Выполнено повышение классовых навыков, доступно повышение уровня.

Некомант — Повышение до уровня 8!

Получен новый слот для сигилла.

Новое активное классовое умение: «Проводы умиротворенных ур. 1» — с помощью «Шепота» помогает определить места скопления упокоенных душ, не подверженных тэнэбризации. Использование восстанавливает 10% энергии сигилла всем подконтрольным некам и добавляет некоманту временный бонус случайного вида.

Собственные умения девчонок тоже немного повысились, но ничего нового не появилось. А вот мое... Ну, голема-то стоит починить, но я не уверен, что разыскивать и вставлять вместо поврежденных слоев мяско — хорошая идея на данный момент. А вот что касается моего профильного класса, то здесь все очень неплохо. Лишняя защита никогда не помешает, да и превращению можно найти применение. А новая способность... Пока что сложно сказать, если подобное будет встречаться не раз в пятилетку, то будет отличная альтернатива прочим пополнениям. Близость близостью, но скорость порой куда важнее.

Поскольку местное зданьице было куда мощнее, чем приютившее нас не столь давно убежище, я без зазрения совести выдернул куски вербинита из межкомнатных перекрытий. И на починку хватит, и Нолику пойдет на тот случай, если все-таки удастся сделать силовое оружие, а то «лишних» деталей после ребрендинга доспехов и создания хвостикового импланта получилось немного.

Отойдя в сторону, чтобы не мешать погрузке металла на платформу лифта, я занялся восстановлением голема и вместе с тем услышал, как ожила гарнитура.

— Привет, — голос Александра был немного непривычным: похоже, что он говорил шепотом.

— Хех, привет. Мы сейчас отправляемся вглубь башни.

— А, да... Пока за стенами Буря, нам все равно не выбраться, так что я и не тороплю, — усмехнувшись, произнес парень. — Просто... Хотел спросить.

— М-м? О чем?

— Вы были довольно громкими, так что...

Кашлянув, я виновато почесал затылок, хотя, конечно, наблюдать это было некому.

— Пардон. Ну, это... Скажем так, необходимость, если не вдаваться в техническую сторону вопроса.

— Ясно. И Мику? — как-то грустно спросил Саша, из-за чего я не сразу нашелся, что ответить. Вот ведь.

Нет, я знал, что синевласка — его знакомая, учились вместе, вроде как; ну там, однокурсники, тыры-пыры, лично мне было бы плевать, с кем там студентки моего факультета мутят. Но это я... Не хватало еще тут ревности, особенно в подобной ситуации, но, с другой стороны, было четко оговорено, что Мику — со мной. Кто угодно мог догадаться, что мы не в том возрасте, чтобы отношения заключались лишь в ходьбе по парку и робких попытках взять друг друга за руку. К счастью, парень верно оценил мою заминку и сказал сам:

— А... Нет, я не в плане того, что ревную или еще что. Просто немного странно: у нас по ней большинство парней сохло, да и девчонки все делились на два лагеря: либо любили ее, либо завидовали, а ты вот так быстро... Значит точно суженый.

— Звучит, словно ты говоришь «И что она в тебе нашла», хех.

— Хм. Но с другой стороны, это ведь можно расценивать и как комплимент? — после небольшой заминки сказал Александр.

— Типа того, но я не в обиде. Справедливости ради, сказал бы, что вряд ли бы подобная девушка на меня бы взглянула, не будь я некомантом, так что не парься по этому поводу, — добавил я немного самобичевания, чтобы закрыть подобную тему.

— Хм. Константин, я, собственно... Не к тому, что сомневаюсь в твоих, ну... Способностях. Наоборот, скорее, потому и завел эту тему. У нас в десятом мире многовато препонов: народ до совершеннолетия торчит по домам, а потом еще можно встрять во все эти аристократические дела, голова кругом, — хоть Саня и говорил так, будто я понимаю, в детали он явно вдаваться не спешил. Минутка у меня еще точно была, так что я решил уточнить.

— А что такого особого у аристократов?

— Мы сейчас не в академии, считай, что на виду. Если я буду с кем-то из моих девчат появляться на людях в свободное время, поползут слухи, а там и до разборок недалеко.

— Так вы все богатеи?

— Есть такое.., — почему-то Саша печально вздохнул.

— Круто, однако. Но, боюсь, я не слишком помогу в ваших междусобойчиках, я ж человек простой и всяким этикетам и повадкам высшего света не обучен.

После небольшой паузы парень тихо сказал:

— Хм, насчет отношений я разберусь, а вот как довести... Ну, их самих до того же момента, что... Недавно было.

Наконец-то до меня дошло, на что он намекал! Если они по домам торчали, то ясное дело, что столь близкие отношения, как мои с кошечками, для них нечто отдаленное, даже несмотря на киношки. Хотя он вроде себя вполне уверенно вел с той же немкой...

— Так ты ж целовался с Гретой, нет? И все что ль?

— Угу. Не, так-то еще чуть дальше заходило, но времени как-то не...

Не став слушать стандартные девственнические оправдания, я уселся поудобней и прервал Александра. На самом-то деле, не сказать, что у меня охренеть какой опыт. Девчонки были и до нек, но в таком количестве, что за бокалом пива их число явно стоит приукрасить. С переездами как-то все это было недолго и весьма стихийно, а потом пришлось зубрить гранит науки и... Черт, это уже мои собственные оправдания?

— Ну, брат. Отговорки мне не нужны, — добавил я, снова кашлянув. — Знаешь, насколько я понял, у вас там тоже какая-то чертовщина со статусом, из-за чего твоя кошечка поцелуйчик просила.

— Да, для снижения статуса нужен тесный контакт. Мальчик-девочка, короче.

— И ты у меня еще что-то спрашиваешь?!

Саша невесело усмехнулся, но все же ответил:

— Мы же всем отрядом ходим, как это будет выглядеть, когда еще ни с одной не было? Ну и проблемы, о которых говорил ранее.

Пригладив шевелюру, я принял позу мыслителя.

— М-да. Конечно, не знаю всех деталей, но, как мне кажется, нужно быть охерительным карьеристом, чтобы пойти в отряд к неприятному тебе человеку. Так что, получается, как минимум твои девчонки совсем не против, чтобы ты их потискал и зажал где-нибудь в уголочке.

Услышав лишь дыхание, я воспринял это, как знак того, что парень слушает, и продолжил:

— Вот. Конечно, общий подход тебе никто не подскажет, а если ты все равно будешь такой искать, я первый же и обижусь. Они ведь не просто абстрактные девушки, верно? Они чего-то хотят, о чем-то мечтают, хотят любви и хорошего секса ничуть не меньше, чем парни, так что всего-то нужно подход найти.

— Ясно...

— А уж если девушка сама просит поцелуй, это о чем-то да говорит, но я, кажется, понял, в чем косяк. Главное: отношение двоих — это отношение двоих. Нет, конечно, если у вас там легализованный гаремчик, то можешь мутить со всеми, но до этого стоит плюнуть на всяких аристократов и их закидоны. Есть ты и она, что вам еще нужно? Необязательно гулять под баннером с вашими именами, просто по-тихому сходите куда-нибудь, а там и ага. И вообще, ты ж видный парень, будь уверенней, и все будет... Только стоит предохраняться, а то и впрямь богатеи разъярятся, если ребеночек появится нежданчиком, — сказал я, хмыкнув под конец.

— Спасибо, — уже веселей сказал Саня.

Полагаю, что подобная простая истина и ему самому была понятна, но он все-таки не решался на финальный шаг. Хотя с моей колокольни сложно судить: если он нравится не одной-единственной, с остальными это и впрямь может обострить отношения. По сути, я по этой же причине и не выбрал свою фаворитку до сих пор...

— О, у нас тут Гаремант объявился, — тихо посмеиваясь, Мику положила руки мне на плечи и обняла сзади. — С Сашей-куном говоришь?

— Ага.

— Он хороший, хотелось бы, чтобы у них там все наладилось. Саша-кун, если нужен будет совет о том, как сделать девушке хорошо в постели, спрашивай у Кости-сама, — игриво протараторила кошечка в микрофон.

— Мику?! — похоже, парень был смущен столь резким вмешательством, но все же поблагодарил.

— И девчонки твои пусть спрашивают у меня или остальных!

— Думаю, им пока рано мастер-класс получать, пусть хоть как-то замутят, — отпихнув настырную кошатину, я прервал разговор.

— Не будь таким букой, Костя, — вновь прилипнув ко мне, Мику лизнула мое ухо. — Знакомства никогда не помешают, мало ли что понадобится?

Тут она, конечно, права... По сути, путешествие между мирами — вещь весьма шаткая и нестабильная. Неплохо иметь знакомых везде или хотя бы сделать нечто вроде баз, а в данном случае единственный известный метод выхода из нулевого мира — через десятый, так что подобные связи весьма ценны. И я ведь даже могу отплатить Сане не только информацией, которую еще и не нашел пока, хех, но и... Допустим, дать Амулет? И Договор заключить. Но никто не подскажет, как подобная сила скажется на ком-либо, как бы потом не пришлось расхлебывать результаты...

Взвизгнув и став болтать ножками в воздухе, когда я встал вместе с ней, Мику поцеловала меня в щеку и все-таки отпустила, после чего мы отправились к подъемнику. Прозрачная круглая платформа после недолгих манипуляций стала подниматься вверх, и, спустя пару минут, остановилась на уровне верхних этажей.

Очередные двери, и вот мы уже внутри информационного этажа, на который пришлось задействовать сразу два кристалла; быстро загорающиеся огоньки и десятки голографических панелей вокруг поражали воображение и создавали впечатление, что мы оказались на площади, освещенной всевозможной неоновой рекламой. Блики от голограмм отражались от блестящих металлических стен, и все это светопредставление казалось совершеннейшим хаосом, в котором невозможно что-либо найти. Судя по обилию рабочих мест, когда-то здесь трудился не один десяток человек...

— Я попробую, ня, — сразу же вызвалась Эннет, стиснув кулачки. — Я ведь аналитик, ня, пусть у ме-ня опыт и небольшой, но нужно попытаться.

Возразить мне было нечего и, пока Мику просто ходила вокруг, думая, за что взяться, Нолик и Эннет уселись рядом, нацепив голографические перчатки, которыми и я разжился чуть позже. Охренеть, да тут чтобы найти что-то, вечность уйдет, и если бы была полезная информация, так ведь большей частью какие-то отчеты. Может, они и ценны, но куда прилепить — неясно.

— Я тебе скинула пока что, ня, — отозвалась Эннет буквально через минуту. Экраны перед ее глазами сменялись каждое мгновение, так что по скорости обучения младшенькая Эн вряд ли отставала от своей старшей версии. — М-м... Похоже, что уходили в спешке, ня. Много общей информации либо вообще отсутствует, либо удалено.

— Опасались прорыва Темяуных, — задумчиво произнесла Нолик. — Но данные для доступа в Маяк должны были остаться, мяу.

Эннет пожала плечами, внимательно вглядываясь в экраны, а я перешел к чтению того, что мне досталось, и чем больше узнавал, тем больше поражался масштабам, хотя в общих чертах Нолик мне и рассказывала ранее...

Как уже было понятно, миров существует просто невероятное количество, и каждый из них включает в себя не только Землю, но и Вселенную целиком, насколько это вообще возможно. Где-то события происходили схоже, где-то кардинально различались, настолько, что из общего числа случайных миров были вычеркнуты те, где Земля перестала существовать, по естественным причинам или под влиянием иных факторов — не столь важно.

И во всем этом многообразии нашлась аномалия, или, скорее, природный феномен. Детали его не раскрывались, но суть была ясна — при определенных условиях миры на какое-то время оказываются связаны, за счет чего и возможен переход из одного в другой. В космических масштабах подобное выглядит ничтожным, но все-таки был случай, когда переход открывался на Земле, что позволило людям заинтересоваться подобным.

К счастью или к сожалению, но технологической развитости нулевого мира оказалось достаточно для того, чтобы суметь воспроизвести излучение межмирового скачка. Изначально это были грубые, громоздкие и не слишком-то стабильные подобия нынешних сигиллов, но этого было достаточно для того, чтобы начать Эру Путешествий.

Стараясь не вмешиваться в дела других Вселенных, жители нулевого мира были очень аккуратны, хотя наверняка был порой соблазн вычерпать ресурсы из отсталых вариаций Земли. Может, так оно и было, но кто-то решил обелить имя первооткрывателей в истории, хотя и вариант особенностей культуры тоже не стоит отметать. Как бы там ни было, технологии, а вместе с ними и возможности, нулевого мира стали преумножаться в невероятном темпе. Новые материалы, ресурсы, инновационные биотехнологии и робототехника. Даже магия!

Похоже, что факт существования последней особенно впечатлил исследователей, после чего начались поиски всего, что можно связать с ней, в том числе и анализ схожих явлений.

Заклинания, изменяющие материальный мир с помощью комбинации слов; «Одержимый», корчащийся в муках, слыша слова Бога. В культуре и мифах многих народов особое внимание уделялось словам, вроде японского учения котодама, о котором мы с девчатами успели подумать, когда столкнулись с оборудованием нулевиков...

И, как оказалось, не словами едиными. Удивительным образом исследователи нулевого мира нашли связь со словесными явлениями в совсем другой сфере: кошмарах. Ужасы, явные и вымышленные, издревле пугали людей. И, хотя многие посмеялись бы над собственными детскими страхами, когда было до дрожи в коленках боязно взглянуть под кровать или в шкаф, оказалось, что в некоторых мирах сказки обернулись явью.

Проявившийся у кого-нибудь атавизм в виде обрастания шерстью и наличия волчьей пасти; человек-альбинос, страдающий от своего недуга и выходящий из дома только по ночам, и тем самым пугающий соседей своей бледной кожей и красными глазами... Если где-то подобное обрастало мифами и оставалось страшилками для рассказов ночью у костра, то в других мирах самые настоящие ликантропы и вампиры уничтожали людей пачками, заставляя их бояться все больше и больше. Нежить, лесные, водные и подземные монстры, призраки и демоны, все это появлялось из ниоткуда, не имело никаких предков или создателей; как бы жители нулевого ни старались объяснить природу чудовищ научными способами, это сделать не удавалось, пока не были открыты минусовые миры.

Нематериальные, с иными законами существования, они, по факту, были той самой Ноосферой, о которой порой задумывались ученые. Порождения массового разума, комбинации хаотического количества неисчислимых слов, порой материализующие продукт одной из самых сильных эмоций — страха. Ноопроявления.

Глава 24. Теперь ты все знаешь о ССНОУ.

Как только ученые нулевого мира выяснили, что изучать, стало понятно, что основа для ноопроявлений все же существует и, спустя какое-то время, ответ нашелся. Души всех погибших людей или, вернее, разумных существ, со всех миров не исчезали бесследно, а отправлялись в те самые минусовые миры. Можно их из-за этого назвать еще и Чистилищем, но это будет слишком узконаправленный термин, учитывая количество религий...

Под влиянием мыслей разумных жителей всех миров часть душ извращалась и материализовывалась в виде Ноопроявлений или Темных, как их стали называть для простоты обозначения, поскольку цель практически всех появляющихся существ была в конфликте с человечеством. Причем рассчитать вероятность превращения той или иной души в мерзкую тварь так и не удалось, как и выявить закономерность. Становятся ли Темными те, кто погиб, не реализовав все свои задумки? Или могут материализоваться и те, кто погиб в согласии с самим собой? Самоубийцы? Преступники или честные люди? Дети или старики, мужчины или женщины?

Из-за того, что все многообразие душ сливалось в единый неразделимый поток, распределенный между минусовыми мирами, сложно было сказать что-либо определенное даже с невообразимым уровнем развития нулевиков, а если к этому добавить и тот факт, что Темные после появления не знали ничего о своей прошлой жизни...

И, если с бестолковыми монстрами вроде Букаваца риск для миров был невелик, поскольку они обычно просто существовали в своей среде обитания, питаясь неосмотрительными путниками и не пытаясь расширить владения, то разумные — другое дело. А уж если они были способны создавать себе подобных, вроде вампиров и ликанов, то такая сила могла полностью подчинить себе людей. Со временем их разум позволил выслеживать и находить путешественников между мирами, а значит, и стационарные маяки, чтобы отправляться вместе с ними на новые охотничьи угодья...

В итоге из-за Темных пришлось ограничить телепортационные базы, постепенно переходя к персональному использованию, но для дальнейшего развития технологий это уже было не критично: вместе с изучением Темных жителям нулевого мира удалось связать все ранее изученное воедино, создав технологию Вербов. По сути их можно было назвать словами из искусственно созданного языка; так оно и было, по факту, но за каждым символом скрывалось куда больше, чем за простым схематичным изображением буквы.

Особое произношение и использование вербактивных материалов для нанесения нужных комбинаций окончательно отдалило нулевой мир от остальных: по технологиям он стал самым совершенным и самым... элитарным? Обезьяна при доле везения может снять винтовку с предохранителя и выстрелить, а в данном случае никто из непосвященных не был способен воспользоваться достижениями переднего края НооТэнэбрической науки.

Лечение любых болезней, фактическое бессмертие, если не брать в расчет травмы; телепортация, контроль стихий и манипулирование материалами; да что угодно! Лишь получение духовной энергии было проблемой, да и угроза Темных никуда не исчезла. Выяснилось, что межмировая связка возникла в Нулевом мире не просто так: он был своего рода пограничным между остальными и минусовыми, а активное использование ноотической энергии Вербов активизировало материализацию Ноопроявлений во всех мирах, включая Нулевой в большей степени. В тот момент была создана условная нумерация, после которой Нулевой и стал называться именно так, и чем дальше от «0» значение, тем меньше вероятность возникновения Ноопроявлений. Позже от подобной классификации отказались, поскольку она не отражала действительность, да и сами миры становились то более восприимчивыми, то менее, так что на текущий момент числа используются, как исторически сложившийся вариант.

Если с ликанами и вампирами все еще можно было что-либо сделать, просто пристрелив, то более мощные существа требовали особого подхода. Короли нежити, могущественные маги, легендарные демоны и гигантские злобные великаны могли унести с собой тысячи жизней даже схлестнувшись с самой технологически развитой нацией, и, что хуже всего, они все равно могли появиться вновь даже после поражения. Тогда и было решено использовать Вербы и все накопленные знания для создания Системы Сдерживания Ноопроявлений.

Проект был невероятным по масштабам, но должен был минимизировать проблему если не навсегда, то на долгие годы. Ясно было и то, что бороться с минусовыми мирами это то же самое, что пытаться выпить море, поэтому единственным возможным вариантом было позволить тварям существовать, но... в ином виде.

Поскольку с мелкими Темными бороться было, по сути, нереально из-за их количества, для удобства были созданы сканеры, считывающие сигнатуру душ, побывавших в Первичных Тэнэбра мирах, как теперь стали называть минусовые. Были и Вторичные, которые при определенных условиях рисковали стать рассадником для Темных, поэтому подобные тринадцатому миру тоже брали под контроль.

А с мощными существами, так называемыми Высшими Темными, было недостаточно «подсветить» их местоположение, хотя даже для подобного применялось куда более энергозатратное сканирование, позволяющее сразу же определить наличие подобных существ в выбранном мире. Для их контроля на основе всех известных технологий были созданы Амулеты.

Расчет прост. Подобные существа появляются в любом случае, ведь невозможно пробежаться по всей мультивселенной и вынудить людей «не думать о плохом»? Но можно все-таки обмануть естественный ход вещей, сделав так, что характерная для каждого вида существ комбинация энергий будет присутствовать всегда. Исходя из этого, даже если влияние разумов людей должно будет породить нового монстра взамен старого, это не произойдет, поскольку Темный и не исчезал — он оставался «жив» за счет Амулета, привязывающего ключевые элементы извращенной души к чистейшему сплаву вербинита, связанного с комплексом ССНОУ нулевого мира. Но, конечно, для подобных вещиц нужны были носители, так что в итоге обычные люди, получая в руки Амулет, становились воплощениями человеческих страхов, обретая все характерные для определенной твари умения, способности и слабости. Но — в первоначально ограниченном виде.

Если какой-нибудь лич будет швыряться магией с эффективностью плевка, то пойдет рассинхронизация с устоявшимся образом и велика вероятность возникновения новой вариации Лича, уже неподконтрольной Амулету. Так что способности были вполне «честными», с той лишь разницей, что для их развития новоявленный Темный должен был убивать себе подобных. Но новоявленные Высшие были слабее стандартных низших, поэтому в помощь был введен механизм Договоров. В стандартном условии все равно записана смерть одного из «партнеров» в случае невыполнения, а если монстры будут честны друг с другом, то смерть настигнет низших. Система начала работать особенно эффективно в землях, которые заполонили ликаны или кровососы, и вскоре число висящих на грани уничтожения миров стало уменьшаться.

Как итог: Высшие уничтожают низших, или те собираются в стаи, чтобы общими усилиями свергнуть зазнавшегося монстра; и даже если амулетник оказывается достаточно умелым, чтобы восстановить мощность своей оригинальной версии, его все равно можно уничтожить, причем и в этом случае сущность была под двойным контролем. Во-первых, даже в результате гибели она не возрождалась в истинной мощи в случайном месте. А во-вторых, новый обладатель Амулета будет вынужден развиваться с нуля, а за это время его могут опять убить, и новый кандидат опять должен набирать мощь... Все это резко уменьшало проблемы человечества, ну а расходы на поддержание ССНОУ с развитием технологий нулевого мира были ничтожными. Казалось, что проблема решена.

Но нашлись и те Высшие, которые умудрялись создавать альянсы друг с другом, придерживаясь относительного невмешательства, в итоге «разжираясь» до невероятной мощи за счет скоординированных действий нескольких Амулетников.

Несмотря на то, что подобная угроза уже не висела над зачищенным нулевым миром, проблема возможного вторжения оставалась. Но просто поддерживать автоматическую работу это одно, а выискивать хитроумных Высших по всем мирам — совершенно другое. Тогда-то и пришел на выручку проект «Некомант»: «искусственный» Высший с использованием способностей других существ, заточенный под убийство Темных.

Похоже, что из-за общей структуры, принцип сотворения Амулета остался тем же, хотя куда сподручней было бы давать сразу множество способностей! Не исключено, что подобное ограничение нужно было для того, чтобы избранник смог прочувствовать каждое умение в деле или умел справляться малыми силами... А в качестве помощи — разнообразные неки, чьи разномастные таланты и мобильность позволяли относительно легко одерживать победу над любым Высшим, и даже над целой группой подобных. Правда, кошечки все равно оставались в своей сути такими же монстрами, как и те, против кого они боролись, поэтому и была введена их чрезвычайная зависимость от Некоманта, хотя на усмотрение последнего и была оставлена возможность отпустить своих подопечных.

Полностью себя обезопасив, специалисты нулевого мира принялись решать внутренние проблемы — возможно, что долгие годы стагнации после головокружительного роста сказывались, или просто сработал принцип «Лучшее враг хорошего». Ведь, если Эн не ошиблась, то нулевики создали Путешественниц уже тогда, когда в моем мире только Древний Египет был! Конечно, и сейчас есть разброс, когда в одном мире корабли бороздят просторы глубокого космоса, а в других до сих пор черепа друг другу дубинами раскалывают, но все же...

В общем, для того, чтобы реализовать технологию Вербов на максимум, было решено черпать энергию напрямую из Тэнэбра-миров. К тому моменту уже был определен некий «Источник», который можно было бы назвать основой минусовых миров, так что использование самого удаленного от этого центра-Источника мира должно было пройти без проблем. Но, как это обычно бывает, что-то пошло не так.

Слившись с нулевым, Тэнэбра мир принес с собой бесконечный Ноошторм. Грань между душами и материальными существами стерлась, что, конечно, позволило использовать технологии на всю катушку.

Повсеместно возникший вербинит позволял заменить собой все возможные материалы: из него можно было собрать все, что угодно, хоть небоскреб, хоть город в облаках, из-за чего и начался местный «SimCity с читами». Похоже, что за первые месяцы а, может, и годы, Нулевой мир стал самым величайшим и развитым среди всех, но очень быстро стало ясно, что разумным не место среди неупокоенных душ. Шторм все насыщался и насыщался эмоциями и мыслями местных, пока не прошла первая Буря.

Вскоре планета превратилась в Нооземлю, потерявшую не выдержавших излучение животных и растения, лишь резко сокращающееся число жителей оказалось заперто в погибающем мире. Конечно, они могли бы сбежать, но долгое открытие межмирового пути привело бы к тому, что слияние миров продолжилось бы и дальше; вряд ли абсолютно все были столь сознательными, но быстро перенастроенная цепь Шпилей, когда-то стерших грань между мирами, и их охранные Города не давали несогласным иных вариантов, как смириться и искать другой путь.

На этом история обрывалась: не было никакой информации, что же случилось в итоге с нулевым миром, как и не было столь нужных мне деталей по Именам, Амулетам и прочему. Хотя это и ясно, все-таки Эннет скинула мне общую базу.

Откинувшись на спинку, я переварил прочитанное. Похоже, что проект «Воплощение» был последним, а уж решили местные свою проблему или нет, история умалчивает. Понятно лишь, что живых здесь уже не найти, только маэнары, обреченные на свое изуродованное существование, продолжают патрулировать мертвую Землю.

Ясно и то, что я остался один. Никто в итоге не похлопает меня по плечу, сказав «Хорошая работа, Костян, спасибо тебе, возьми отпуск». Сколько может быть подобных пятицветику во всем этом многообразии миров? А если он или ему подобные возьмут колонизационные корабли? Даже о том, чтобы прошерстить одну планету не может быть и речи, что уж там о всех звездных системах...

Нет-нет-нет. Не о том думаю. Я сейчас не лучше какой-нибудь наивной выпускницы полицейской академии, мечтающей о том, что все преступники сядут в тюрьму и получат по заслугам. Никто и не взваливал на некомантов подобную ответственность. Достаточно просто собрать все сигиллы и обезопасить Нулевой мир, всего делов. Даже запирание тварей в одном мире, о котором говорила Эн, не задумывалось нулевиками, это уже была просто инициатива одного из некомантов, неплохая, к слову.

Кроме аномалий и десятого мира известных способов сюда проникнуть нет, да и то, насколько я понял, «Разломы» с Фантомами охраняются, так что дымчатые твари вряд ли собираются кого-то пускать сюда, но все равно. Стоит исходить из вероятности того, что пятицветик где-то здесь. Что он может сделать? Если не брать в расчет опасные лично для меня и девчат утечки информации, то разве что повредить Шпили? Но что-то мне не кажется, что превращение всех миров в подобие Нооземли — отличная идея, смысл царствовать над развалинами?

Фух. Сначала стоит убедиться, потом гадать. Эннет, заметив мой взгляд, накидала мне еще информации, но на этот раз сама озвучила:

— Ня... Нашла допуск в Маяк, тебе осталось подтвердить, Костя.

— Ага, сделано.

— Карта с данными сканеров Города... Я выбрала примерное время нашего перемещения, ня, а также расширила поиск до нескольких десятков лет, плюс синхронизировала все это с данными других уцелевших Городов, ня.

Передо мной появилась размазанное подобие карты местности, с которой я уже успел познакомиться ранее. Яркие точки присутствовали там, где появился я с Ноликом, да и голем тоже оставил небольшой след.

— И все?

— Да, ня.

— Погоди, мяу, — Нолик, все это время напряженно вглядывающаяся в экраны, подала голос. — Да, вряд ли даже с поправкой на разброс после аномяулии с вами попал сюда кто-то еще, но... Здесь, мяу, — развернув ко мне карту, кошечка ткнула пальцем в остров, на котором располагался Собор.

— Тут ничего не видня, — надув щечки, Эннет с укором посмотрела на брюнетку.

— Остров участвовал в проекте «Воплощеняе», мяу, там стоит экранирование, чтобы свести вмешательство любого излученяя до мяунимума.

Погладив подбородок, я спросил:

— Предлагаешь все-таки сразу туда отправиться? Если там и впрямь защита от сканеров, то смысл нам посещать Маяк?

— Ня получится, мяу, — вздохнув, Нолик вывела еще одно окошко на экран. — После инициализации «Воплощеняя» телепорт ня острове был разрушен, мяу.

Чувствую себя Айзеком Кларком, бродящим по почти разрушенному кораблю. Разве что кроме монстров у меня есть на кого глянуть.

— Тогда в местную оружейную — и в сторону Маяка, если больше ничего ценного нет.

Мику тем временем скинула мне карту, на которой те самые «десятилетние» области сканирования были наложены на... Видимо, карту десятого мира. Конечно, радиус тут был неполный, не вся Земля, но работа была проведена немалая. Помимо небольших точек, которые, похоже, соответствовали аномалиям после применения силового оружия, было и множество больших окружностей, символизирующих «Разломы».

— Думаю, Саша будет рад подобному, — улыбнувшись, сказала синевласка. — Вряд ли у кого-то из десятого мира есть столь подробная карта Разломов, да и нам теперь известно, куда можно пойти в случае опасности.

Глава 25. Armed & Dangerous

Думаю, Мику была права. Порой нет ничего более ценного, чем информация, так что подобное наверняка отобьет расходы парня и его спутниц... В конце концов, что-то более, хм, вещественное, сложно предоставить в качестве благодарности. Вербинит тут и так везде валяется, так что Саша его мог бы взять в любой момент, да и нет особой уверенности, что он будет полезен для кого-то, не владеющего способностями Нолика к его преобразованию.

Силовое (или вербинитовое, как оно официально называлось) оружие подарить? Ну, если не обращать внимания на легко заметную неприязнь, с которой Мику и ее бывшие сокурсники относятся к несущим смерть вещицам, то возможно. Правда, без батарей и долгого разжевывания произношения подобные железки будут бесполезней любых других образцов вооружения... Да и не слишком мне хотелось разбазаривать предметы, умеющие создавать аномалии: мало ли, кто в итоге попадет в нулевой мир через них.

Так что вариант с картой был идеален, тем более здесь все с удобствами: из-за межмировых путешествий местные компьютеры поддерживают запись на самые разнообразные устройства хранения, даже не придется изобретать какой-нибудь диковинный переходник или делать фотографии.

Определившись, что больше ничего ценного выудить не удастся, если только не оставаться здесь на многие дни для перелопачивания вручную полустертых записей, мы быстренько собрались, и уже через несколько минут подъемник доставил нас на один из уровней, соединенных своеобразными громоотводами с Нооштормом. За прозрачными стенами все еще клубились беснующиеся тучи Бури, озаряя полумрак залов башни пурпурными вспышками, но внутри шпиля сейчас было довольно комфортно.

Задействовав для активации оружейной сразу несколько кристаллов, мы медленно прошли внутрь. Первыми в глаза бросались уже ранее виденные мной приборы для звукозаписи, как мне тогда показалось. По факту же они являлись средством для нанесения одного из слоев Верба, активирующего мощь силового оружия, но без специальных умений и впрямь были не полезнее дорогого караоке.

— Ня-а! Сколько всего! — Эннет, сразу же побежав вперед, выглядела как маленькая девочка, попавшая в магазин кукол. Ее глаза были широко распахнуты, пытаясь не упустить ни малейшей детали окружения, ушки мелко подрагивали, а хвост, торчащий из доспехов, непрерывно покачивался из стороны в сторону. Подбежав к подобию громоздкого верстака, кошечка осторожно коснулась металлической поверхности, не решаясь напрямую дотрагиваться до зубчатого оружия, лежащего повсюду.

Мику скромно осталась стоять в дверях, стараясь даже не смотреть внутрь, а Нолик с видом самодовольной хозяйки решила провести для нас коротенькую экскурсию, чтобы мы лучше понимали, что нам будет полезнее.

— Так, мяу... Сразу скажу, что без кристальняй энергии мняугое из этого будет лишь куском мяуталла, — пояснила брюнетка, но я и сам это прекрасно понимал. — Эннет?

— Ах, да! Ня... Если условно провести классификацию, ня разделяя на типы взаимодействия, природу...

— Погоди, — мягко прервал я девушку, и та, шевельнув ухом, внимательно посмотрела на меня. — У нас цель вполне конкретная. Человека можно и руками ухандокать, тут уж вопрос удобства и эффективности в той или иной ситуации...

— Тяк.

— Пляшем от того, что наш противник, или, нет, пусть даже так: противники. Владельцы Амулетов, то есть, существа, владеющие атакующими и защитными умениями, основанными преимущественно на амулетной энергии. Опционально — высокотехнологичные штучки-дрючки.

— Поня-атно, — сказала Эннет, протянув средний слог в слове в виде мяуканья. — Хм. Огнестрельное изначально не слишком эффективно, кроме образцов тяжелого вооружения, ня... Взрывчатка туда же. Энергетическое лучше, нанитовое еще лучше, ня... Потом идет темное вооружение, затем силовое, ня.

— А элементальные атаки?

— Зависит от уязвимостей, ня. Либо хуже огнестрела, либо наравне с темным, — добавила кошечка, вновь поглядев на Нолик, чтобы та продолжила.

— Да, как-то так, мяу. Большинство умений Амулета идет на уровне Темяуного, так что есть возмяужность его превзойти за счет кристаллов... Есть два типа. Одни — с простыми активаторами, мяу, как твой меч, — нека указала на исписанный надписями клинок, висящий у меня на поясе. — Есть — с пермяунентной работой кристалла, — сказав так, девушка подобрала с одного из столов неподалеку кинжал и прошептала слова с его лезвия.

Металл засветился пурпурным светом, превращая обычные на вид кромки в нечто, напоминающее дымчатое пламя, окутывающее оружие. Легким движением кошечка рассекла кинжалом металлический прут, лежащий рядом в качестве заготовки и, улыбнувшись, отключила работу оружия.

— Ясненько. Только это, есть ли подобное для дальнего боя? — поинтересовался я, видя лишь оружие, напоминающее по дизайну призываемые неками образцы, то есть, темные, без всяких вербов.

— Есть, причем тоже двух типов, мяу, — ответила Нолик, подойдя к другому столу. — Что мяугу предложить, господа? Пять иглометов, один прошлой эпохи, остальные — Новейшего времяуни. Все отстреляно. Все в полном боекомплекте. Силовой пистолет только один, извините, похоже, разобрали...

— Слушай, откуда все это?

— Эхо войны, мяу, — многозначительно ответила Нолик, печальным взглядом смотря на оружие.

— А это, ня? — Эннет успела изучить ассортимент куда быстрее меня, так что теперь утопала куда-то вглубь большого зала, где в большом контейнере, чем-то напоминающем арутаерс-капсулу, обнаружила нечто необычное.

Нолик сразу же подошла к ней и, качнув хвостом от удивления, охнула. Телекинез позволил выудить весьма громоздкое оружие из фиксирующих кронштейнов без особых проблем. Труба с закрученной по спирали поверхностью была снабжена переливающимся блоком с пульсирующей внутри энергией. Возле рукояти были убористым почерком начертаны символы языка нулевиков, а зубцы были расположены так, чтобы громоздкую пушку можно было сравнительно легко зафиксировать на плече.

— Мяу... Оружие Судного Дня.

— Звучит угрожающе.

— И по факту — тоже, мяу.

— Сильнее плазменной боеголовки с распределительным подрывом Мершвица-Бойлинг, ня? — пробубнила до этого задержавшая в благоговении дыхание Эннет, но Нолик лишь скептически глянула на светловолосую кошечку.

— Я не зняю, что это за люди, но для мяустных локальных конфликтов ничего мяущнее ня было. Костя, подойди, — щелкнув что-то, нека раскрыла небольшой ящичек в задней части устройства. Вместе с помигивающими частями устройства, там можно было увидеть какие-то шарики.

«Големант — изучены эффекты эссенций типа «Космос»

«Эссенция „Космос“ может быть воспроизведена только при наличии прямого источника».

Мельком появилась и особенность этой эссенции: она была эффективная против двенадцати других, тогда как против нее не было эффективных. Вот те раз.

— Здесь система распознавания, няобходимо выдать датчики своим, чтобы не пострадать, мяу, — рассказала Нолик, взяв в руки один из шариков. — А потом... Бабах!

— Так все оружие действует, если вкратце, — сказал я, улыбнувшись, пока девчата получали свои датчики.

— Жаль, что у нас его не было, когда бились с маэнаром, ня, — горестно вздохнула Эннет, разглядывая «безделушку».

— Оно одняразовое, так что... Все равно бы туго пришлось, мяу, — усмехнулась Нолик.

Но мне стало как-то поспокойнее. Если ОСД и впрямь такое мощное, как рассказывает девушка, это может сместить чашу весов в нашу пользу, когда придется встретиться с Лордом. Никаких следов зелий повышения мастерства поблизости не наблюдается, подобное нельзя просто сотворить из вербинита, так что надежда лишь на нас самих... И глупо рассчитывать, что наша команда, которая существует без году неделю, сможет на равных противопоставить что-то владельцу пяти Амулетов, один из которых содержит в себе возможности аж четырех Всадников Апокалипсиса... Так ведь там еще и две тэнэбризованные Путешественницы в качестве союзных сил.

Переключив опасную вещицу в походный режим, Нолик отдала мне трубу, и я осторожно повесил ее на спину. Здесь уже подсказок не будет, так что если промахнусь или напортачу — это будет только мой косяк.

После пары десятков минут, проведенных в скрупулезном изучении снаряжения, мы наконец-то сделали выбор. Эннет взяла себе нечто под названием «Пуховик», потому что оно стреляло сверхледяными металлическими зарядами, напоминающими белоснежный пух. Предназначено было для технологически развитых миров, активно использующих металлическую броню, поскольку пушинки делали металл хрупким, позволяя относительно легко пробивать защиту либо вторым залпом, либо открывать возможность для атаки союзных сил. Дополнением послужили темные турели, установленные на плечи доспехов кошечки, а также подобие энергокогтей для перчаток.

Себе я взял силовую автоматическую винтовку, которая в автоматическом режиме стреляла ускоренными пулями из сжатого вербинита, подобно принципу Гаусс-винтовки, а в одиночном позволяла атаковать сконцентрированным энерголучом, подпитываемом батареей. Ну и ОСД, конечно; а вот меч Нолик для меня модернизировала так, чтобы он работал в двух режимах.

Мику отказалась от снаряжения, а брюнеточка улучшила свой доспех... чем-то. Задействован был и ранее найденный металлолом, и местное оружие, явным были только скорострельные орудия, подобные тем, что были на шагающих маэнарах.

Голем обзавелся двумя уменьшенными копиями пушек «Голиафа», так что можно было сказать, что мы теперь вооружены и очень опасны. Лишь бы только подобного хватило, ведь защитного снаряжения здесь нека наплакала.

Закончив с созданием еще одного импланта, похожего на обруч, облегающий голову и ушки, Нолик принялась за создание и зарядку кристальных батареек, а я, удерживая ее за хвост, словно зарядное устройство, старался не обращать внимания на многозначительные охи-вздохи со стороны девицы.

— Саня?

— Да. Как прошло? — парень отозвался сразу же, как я активировал гарнитуру.

— Пока все отлично. Закончим с подготовкой, и я спущусь, чтобы отдать гостинец и... Попрощаться.

Александр буркнул что-то неопределенное, но вскоре добавил:

— Звучит как-то совсем не здорово. Что там вам в голову пришло?

— Просто нужно будет использовать телепортатор, а вы все равно не сможете пройти. Дальше наш путь лежит к Маяку в море, поблизости Разломов не будет, так что увидимся позже. Когда все кончится.

Немного помолчав, Александр вздохнул и, постукивая по микрофону, ответил не сразу.

— Ясно. Полагаю, дело серьезное, и, будь возможность, я бы помог...

— Вы и так чертовски много для нас сделали, так что не стоит, — усмехнулся я. — Мы вам очень благодарны.

— А, пустое. Я точно так же обязан Мику, так что можно будет по гроб жизни определяться, кто кому больше помог, чтобы квитами остаться, — уже веселее ответил парень. — Самое главное...

— Что? — поинтересовался я, когда Саша затянул паузу.

— Самое главное после всей хренотени пересечься и отправиться отдохнуть ненадолго. Что вспомнить-то точно найдется, да и дела...

Тут уж мне было впору удивиться.

— Дела?

— Межмировая торговля, исследования... Это какие же перспективы! Да и мне тут подумалось, вот что. Твои девчата очень талантливы, но они ведь не могут быть везде? Исследованиями занялись бы наши, а там, глядишь, что-нибудь полезное да найдется. Но это я забегаю вперед, конечно, — немного смутившись, закончил Саша.

— А я-то думал, что вы там богатеи с бабками от родителей.., — улыбаясь, сказал я. На самом деле идея мне понравилась. Нулевой мир вымер, предыдущий Некомант погиб. По факту, хоть и остались какие-то наработки, что-либо изучать нам необходимо с нуля, подсказать некому.

— Недалеко от правды, но прозвучало как-то обидно. Да и вообще, я предложил не из-за того, что жажду на этом наживиться...

— Таки шо в этом плохого? — послышалось где-то на заднем плане, после чего Саша тихо усмехнулся.

Отпустив хвостик Нолик, я на миг закрыл глаза, представляя милую картинку, достойную какой-нибудь дополнительной фансервисной серии в аниме.

— Я понял. Ладно. С тебя жаркий пляжик, холодное пиво, шезлонги, а там уж мы подумаем, что можно сделать.

— Заметано.

Кивнув самому себе, я отключил связь и вскоре уже вручал карту Александру лично. Удивлению и благодарности его не было предела, но успокоился он весьма быстро.

— Ох ты. Это очень поможет мне в решении проблемы Фантомов, — пояснил парень, бережно убирая устройство с данными в кармашек. — М-да. Что ж, удачи. Долгие проводы — хуже статус.

Пожав друг другу руки, мы разошлись, пока Мику, пришедшая со мной, прощалась с остальными. Еще немного — и наша некомантская четверка оказалась на самом верху башни, в телепортационном зале. К счастью, он был целехоньким, но прямая связка с добывающей башней отсутствовала, из-за чего нас и переместили на внешнюю платформу. Сейчас же, после прямой активации, все должно было сработать. На всякий случай проверив Собор и убедившись, что использовать его как пункт назначения нельзя, я выбрал Маяк: всего сотня ротакамов из-за близости к Городу, но даже так, я весьма долго выбирал. На этот раз избавившись от Син-тяня, продолжил опустошать мелочевку вроде ликанов, чей катализ мне пока что вряд ли пригодится, пока чуть не потерял недавно полученный восьмой уровень. Достаточно.

Взявшись за руки, мы вчетвером вступили в свет... Вспышка, очередная серебристая платформа.

В нос сразу же ударил влажный, солоноватый воздух моря, сопровождаемый тихим шумом фиолетовых волн, бьющихся о металлическое основание, на котором расположился Маяк. Буря в этой местности отсутствовала, так что мы оказались в безопасности, пусть даже и стояли почему-то на платформе с низенькими перилами, расположенной высоко над водой.

«Система КРАКЕН активна. Для использования полного функционала Маяка требуется отключение системы».

Собственно, всенарастающее количество проблем уже перестало быть чем-то удивительным, так что я больше внимания уделил новому «Шепоту». Вместо пугающих, жутковатых голосов, что-то вечно голосящих мне на ухо, можно было услышать тихий смех, разговоры, какие-то напевы... Будто бы подслушиваешь кого-то, но из-за стены или еще какой преграды не можешь толком разобрать слов. Похоже, это то самое новое умение, «Проводы умиротворенных», которое сейчас ярко подсветилось и, недолго думая, я его использовал.

— Ня... Мня, ня, ня.., — Эннет сразу же стала напевать какую-то грустную мелодию, заменяя слова мяуканьем. Мику тотчас подключилась, будто бы прекрасно знала, о какой песне речь, и через мгновение к ее звонкому голосу добавилось тихое мяуканье Нолика. Смотря куда-то вверх, три кошечки взялись за руки и, продолжая тихо мяукать, синхронно покачивали хвостиками, пока все вдруг не прекратилось.

«Несколько душ обрели вечный покой, получив прощальную колыбель Путешественниц. Все неки поглотили по 10 энергии, Путешественница 0 получила 100 энергии, вы заработали временный бонус: „Устойчивость скорбящего“ — сопротивление Ноотической энергии повышено на 2 часа»

— Кто-то с чистой душой погиб здесь, не успев к Собору, мяу, — прошептала Нолик, быстро стерев отчего-то выступившую у нее слезку. — Почемяу-то грустно.

— Думаю, так в любом случае лучше, чем всегда быть под угрозой превратиться в монстра, — сказал я, подойдя ближе и осторожно прижав бронированную кошечку к себе.

— Дя... Ня все равно, мяу.

Желтая вспышка мигнула где-то сбоку, и с громким лязгом Нолик покатилась по платформе в сторону двери, перемешавшись в серебристый клубок с другой фигурой. «Другая фигура», угомонившись, стащила с себя шлем и, продолжая лежать на брюнетке, лизнула ее губы.

— Привет, нян.

— Т-ты кто?! — ошарашенная Нолик была слишком шокирована, чтобы сопротивляться, и вскоре шершавый язычок Оудетт продолжил вылизывать ее личико, несмотря на протестующее мяуканье.

Моих глаз коснулись мягкие ладошки, и к руке прижалось что-то упругое. Впрочем, и без видения силуэта, я могу узнать, кто это.

— Кейт! Как я рад вас с Оу видеть!

— Я тоже скучала, любимый, ня, — подпрыгнув, кошечка с длинными серебристо-голубоватыми волосами повисла у меня на шее и не отлипла, пока мы не завершили долгий поцелуй. — Ух. Я всего лишь поцеловалась, а внизу уже так приятно тянет, мр-р-р...

— Только по этому скучала? А я то уж думал...

— Ах, ну конечно же нет, ня. Я ведь тебя люблю, — улыбнувшись, Кейт наклонила голову, и я потрепал ее между ушками, слушая громкое урчание.

Мику посмотрела на эту сценку, нахмурившись, а Эннет, все-таки не слишком хорошо знакомая с остальными, смущенно стояла в сторонке, пока и к ней не бросились Оу и Кей.

Глава 26. Маяк.

Эннет была смущена внезапным вниманием к своей персоне, но была одновременно этому и рада: тихо мяукая, она позволила двум коварным девицам потискать торчащие из доспехов части, так что, как только ушки и хвост были тщательно проверены и поглажены, Кейт и Оудетт угомонились. К Эм они тоже отнеслись достаточно тепло, понимая, что она для меня сделала, но это была скорее вежливость, чем настоящая симпатия или дружелюбие.

Пока неки всячески няшились, я заодно подумал об оружии. Не то, чтобы я не надеялся, что оставшаяся команда вернется ко мне до того, как я, возможно, столкнусь с Лордом, но про запас ничего не было. Надо подумать над модифицированием снайперской винтовки, а для Оудетт... Ну, с чем-то, кроме меча, она все равно плохо справляется, так что можно разве что улучшить оба ее клинка?

Что-то ворчащая Нолик, подвергнутая не столь давно облизыванию, начала заниматься дверью Маяка, ведущей внутрь здания от площадки, а я тем временем обратился к новым-старым девчонкам:

— Должно быть, было непросто сюда добраться. Я это очень ценю, правда.

— Ня! Любимый, кем бы мы были, если бы оставили некоманта? — отмахнулась боевая нека, отойдя от меня на пару шажочков. — Ты лучше погляди, ня! Я для тебя оделась! Юбочка покороче, чулочки, промежуточек обнаженной кожи, ня? Тебе ведь нравится? — рассказывая, Кейт весьма эротично провела пальчиком по своему бедру, задрав юбку вверх и засветив кружевные трусики.

— Я же уже говорил, милаш, ты мне нравишься в любой одежде. Больше всего — без нее.

— У-у-у, какие слова, Костя, ня, но я вижу, как ты пожираешь меня глазами, да-да, — взмахнув своим пушистым коротким хвостиком, Кейт крутанулась на месте.

— А где...

— Умница пошла за лисьей рожей, ня, — сообщила девушка раньше, чем я успел спросить. — Да, это был удачный момент установить тоталитарную некократию, ня, но раз уж тебе нравится тушка этой многохвостой засранки, что поделать, — Кейт развела руки в стороны, чересчур наигранно выразив раздражение и недоумение.

— Иветт тоже с ней?

— Да, с нами все хорошо, раскидало по мирам, да и всего делов, ня, — пояснила Кейт. — Мы больше за тебя переживали, как ты тут без нас, ня... Вдруг от воздержания какая болячка разовьется, я же этого не переживу, ня! — сложив ладошки на своей объемной груди, кошечка посмотрела на меня с тревогой.

Хмыкнув, я пригладил волосы и, бросив взгляд на Нолик и Эннет, сказал:

— Уж это мне точно не угрожало...

— Ага, ня! Ни один хвостик не пропустишь! Уф, что же с тобой делать, ня?! — уперев руки в боки, Кейт топнула ножкой. — Можешь отделаться штрафным перепихоном!

— На это нет времени, нян, — сказала Оудетт, до этого общающаяся с Эннет по поводу того, что происходило с нами в нулевом мире. Отголоски проходили по ментальной связи, так что Кейт наверняка тоже в курсе, просто ей другая тема куда интересней.

Фыркнув, боевая нека сложила руки под грудью, но все же кивнула.

— Ладно, ня... Кого пристрелить, чтобы быстрее заняться делом?

Кашлянув, Оудетт выскочила из экзоскелета и, подойдя ко мне, повернулась спиной. Выгнувшись, кошечка жалобно мяукнула и, коснувшись моего подбородка хвостиком, приподнявшим юбку ее просторного платья, посмотрела на меня через плечо.

— Костя, нян... Хвостик... Энергия скопилась...

Коснувшись шерстки мечницы, я не ощутил привычного покалывания, которым сопровождалось отведение негативной энергии, но Оудетт все равно сдавленно застонала, пока Кейт не вцепилась ей в ушко.

— Ах ты брехливая кошатина, ня. Ты ведь хрен пользовалась своими выкрутасами, откуда у тебя там что скопится-то, ня?!

— Няет! Нян, я один раз использовала, Костя должен заняться мной в профилактических целях, — зашипев, Оудетт вцепилась в руку Кейт и вынудила ту отпустить ее ухо.

— Так, все ясно с вами. Завязывайте, вам и конец света не помеха, я посмотрю, — вздохнув, я отпустил мечницу, и та, продолжая горестно някать, вернулась в свой доспех, поникшими ушками и безвольно повисшим хвостом демонстрируя свое разочарование.

Эннет тихо засмеялась, видя попытки новоприбывших, да и я улыбнулся. Все-таки подобное безобразие куда интересней мыслей о нависшей угрозе, хотя, конечно, бдительность не стоит ослаблять.

С шипением дверь Маяка открылась и, получив приглашение войти от Нолика, мы отправились внутрь.

— Я чуть со скуки не умерла, отстреливая сосунков в своем мире, ня, — продолжила рассказывать Кейт, держа меня за руку и вышагивая рядом. — Ты мне помог раскрыться настолько, что у низших и шансов не было, ня.

— Я бы сказал, что это наша общая заслуга, но это будет занудством. И все же, как вы собрались? Хотя я здесь немного чувство времени и потерял, но, вроде как, сравнительно быстро все случилось...

— Нян. После всяких быдыдыщей мы отрубились, а потом оказались каждая в своем мире, — приглушенным из-за шлема голосом сказала Оу. — Я хоть и растерялась, потому что даже не помнила ничего толком, нян, все-таки поняла, что нужно идти в общую точку, о которой всем известно.

— Да, наш особнячок, ня, — добавила Кейт. — А там уж дело техники, но умница и Эм сыграли самую большую роль. Пока первая помогала всем собраться, позволяя экономить энергию сигиллов на совместных переходах, кикбоксерша наша обнаружила способ, как к тебе попасть, любимый, — как только я оставил голема, нека вновь прильнула ко мне, потеревшись о щеку ушком.

Услышав о себе, Мику усмехнулась, но ничего не сказала, а может тому причиной была увлеченность открывшимся видом. Как только Нолик запитала зал, в котором мы оказались, вокруг началось самое настоящее светопредставление, иначе и не назвать.

Сам по себе диаметр Маяка был внушающим, несколько десятков метров, это точно. И вот теперь, на всей этой площади, уходя высоко к потолку, стали помигивать яркие пурпурные цилиндры, заполняющие все пространство, кроме довольно узких дорожек между ними и центральной площадки-подъемника. Цилиндры были выполнены из того же прозрачного металла, что и многое другое, и вот сейчас внутри них постоянно вспыхивали и исчезали, потом проявлялись и испарялись вновь пурпурные облачка. На фоне темного зала это выглядело очень эффектно и завораживающе, так что неудивительно, что все девчата ненадолго потеряли дар речи, наблюдая за работой странных систем.

Подойдя ближе к одному из цилиндров, я присмотрелся, пытаясь получше разглядеть облачка. Они вспыхивали и исчезали весьма быстро, но, если привыкнуть к темпу, можно было оценить. Внутри полупрозрачных пузырьков, сотканных из пурпурного дыма, удалось разглядеть... Да все подряд. Вот какие-то продолговатые острые лезвия, следом — какой-то оранжевый шарик с неровными краями, куски плоти, сочащиеся кровью, собирающейся в неровные сгустки. Металлические пластинки, бесформенные куски непонятно чего, кости, ножи, пилы...

Будто бы какой-то безумец решил сделать энциклопедию, где каждое слово, обозначающее нечто материальное, подкреплялось бы образцом.

— Что это?

Нолик, до этого внимательно рассматривающая исполинские цилиндры, повернулась ко мне.

— Мяутериальная часть ССНОУ, если в общих чертах, мяу.

Погладив переносицу, я еще раз глянул на вспышки, но пока что не удавалось свести вместе мысли, скачущие внутри черепа, хотя было ощущение, что я близок.

— Хм. Получается, Амулеты и сигиллы, как бы это сказать... Не автономны?

Нолик с довольной мордашкой прошлась между цилиндрами, непрерывно покачивая хвостом, явно полюбив роль гида.

— Да, они все же слишком мяулы для своих функций, даже если принять во внимяуние то, насколько сильны Вербы, мяу. Сам видел: на одну сравнительно мяущную атаку меча уходит вся батарея, какой бы по размеру источник эняргии няужен был бы, чтобы воспроизводить все умяуния владельцев Амяулетов?

— Хм, ня, это она типа вспоминает помалу, когда где-то оказывается? — шепнула мне Кейт.

— Типа того.

В отличие от постепенного возвращения памяти остальных кошечек, это и впрямь отличалось, но Нолик все же была не совсем обычной, так что я не стал забивать голову этим и забил другим.

— Получается... Здесь мелькает что-то, созданное умениями Темных во всех мирах?

— Дя. Амяулет прошит вербами, содержащими всю няобходимую информацию по определенному «классу», а потом уже мяустная система мини-вспышками сигиллов отправляет нужняе. Будь то мяутериальное проявление заклинания, когти, мяушцы или помяущники.

Кейт посмотрела на цилиндры уже знакомым мне взглядом. Еще немного — и она точно пистолет вытащит.

— Если херакнем, то вся сраная нечисть лососнет толстого тунца, ня? — спросила девушка, выудив из кобуры на бедре револьвер. Ну точно...

— Мяуяк не единственный, они дублируются и распределяют нягрузку, — поспешила ответить Нолик, которую непосредственность боевой кошечки немного сбила с толку.

— Да и мы тоже будем с тунцом в таком случае, — предположил я. — Тем более, раз уж нулевики считали, что без ССНОУ будет еще хуже, то не стоит лишний раз ничего трогать. Хотя появилась мыслишка...

— М-м? — брюнеточка, после блуждания между цилиндрами, подошла ко мне.

— А можно ли отрубить, ну или, не знаю, как-то ограничить определенный Амулет, раз уж мы здесь? Полагаю, что столь простого способа нет, раз были созданы некоманты, вместо того, чтобы просто обнулять слишком наглых Амулетников, но все же?

На этот раз Нолик серьёзно задумалась, но, переводя взгляд то на меня, то на цилиндры, все-таки сформулировала ответ:

— Хорошо, некомяунт... Только суть проблемки в няскольких факторах. Первый — снаряжение и эффект умяуний создается каждый раз с нуля при няобходимости, кроме няскольких исключений, вроде филактерии.

— То есть, темное оружие девчонок каждый раз новое?

— Ага.

— А я ведь чувствовала подвох, ня, — ругнувшись, Кейт призвала винтовку и стала внимательно осматривать ее, пытаясь оценить правдивость брюнетки.

— Второе — контакт сделан через почти мяугновенный телепорт, чтобы излучение Ноошторма не могло проникнуть в другие мяуры...

— К слову, об этом. Получается, что Фантомы нашли-таки способ защититься? Ведь их купола разбросаны по всей планете, и каждый из них поддерживает связь с другим миром, — вступила в разговор Мику.

— Скорее всего. Лет-то прошло мняуго, базы данных мяугли устареть, — пояснила Нолик, пожав плечами. — Но нясколько я поняла, ограничить Амяулет можно, если Темный в нулевом мире. Именно так местные избавились от здешних мяущных тварей, перебросив Амяулеты после в другие мяуры.

— Но учитывая то, что мы все равно не можем взаимодействовать с территорией острова, на котором располагается Собор, это нам все равно не поможет. Печаль, — сказал я, вздохнув, и брюнетка кивнула. — Ну а наши «прокачать», раз мы поблизости?

— И зачем бы им делать мяуханизм для принядительного усиления Темных? — вопросительно подняла бровь Нолик, и я отмахнулся. Как будто не может быть нюансов.

— Я тебя понял. В итоге мы пришли просто экскурсию послушать...

— Здесь есть информационная база и доки, мяу, — возразила Нолик. — Но они заблокированы из-за КРАКЕНЯ.

— И что это за очередная напасть?

— Хочу сушеного кальмарчика с прохладным темным элем, нян, — прошептала Оу, шумно сглотнув.

— Все хотят, ня, — отрезала Кейт, чем удивила Эннет и Эм, лишь Нолик была слишком занята воспоминаниями, чтобы отреагировать.

— М-м... Самый мяущный и опасный из мяунаров, созданный для защиты Острова Воплощения, — виноватым тоном сказала брюнетка, будто бы она сама его сделала, и теперь вот такая загвоздка получилась.

— То есть... Круче Голиафа?

— Круче, мяу.

Мой многозначительный взгляд наверняка отражал немой вопрос о том, что мы будем делать с подобным роботом без Саши с его командой, но немой вопрос был еще и риторическим. Понятно дело, что его девчата не в состоянии продолжать бой, так что нужно разбираться самим.

— ОСД тратить?

— Это... Ня знаю, — честно сказала Нолик. — Нязависимость от сигнятур контроля, адаптивная броня, авторемонт, защита от темных атак, вербинитовое поле, и някакого двойного катализатора поблизости, мяу. Думяую, даже пачка Лордов с ним ня справилась бы.

— Охрененно воодушевляет, ня, — буркнула Кейт, прекратив рассматривать винтовку. — Думай, кошатина, ты местная умница, тебе и раскидывать мозгами, ня.

— Мня... Здесь должны быть старые средства береговой охраны, созданные еще раньше для борьбы с воднями ноопроявлениями, но.., — начала было Нолик, но замолчала.

— Хватит театральных пауз, говори давай.

— Ня они в самом низу Мяука, а это значит, что КРАКЕН среагирует на угрозу. Придется приводить в порядок уже в бою, мяу, — пояснила кошечка.

— Кто бы сомневался... Хорошо. Определяемся с ролями и пробуем.

Ответом мне был дружный мявк.

Глава 27. Кракен.

Первым делом я, конечно, проверил таблички умений девчат, но надежды не оправдались. Скорее всего у всех ситуация была подобной той, что сложилась у Кейт — противники в родных мирах если и попались, то столь слабые, что никакого совершенствования навыков Путешественниц не последовало. Что ж, есть и плюс — те способности, что присутствуют, изучены более-менее, но все же десятый уровень и вторая специализация для Оу могли бы пригодиться, а уж про Эм я и не говорю...

Ладно. Поскольку батарей Нолик наделала с запасом, удалось немного модернизировать имеющееся снаряжение: снайперская винтовка Кейт получила апгрейд, за счет которого возросла мощь луча, и теперь уж вряд ли какая-нибудь несчастная стенка его остановит. Правда, если девушка отзовет оружие, то модификация исчезнет, так что, из-за нелюбви Кейт к тасканию винтовки, недовольная мордашка стала ее обычным выражением лица на ближайшие полчаса.

Меч Оудетт без лишних деталей удалось переделать под вариант с энергокромкой, то есть, постепенное расходование энергии вместо активации, что уже было неплохо. А вот второй клинок, из неведомого хрусталита, мы трогать не стали. Похоже, что его режущие способности были чертовски хороши, и удивили даже вспомнившую немало о материалах Нолик, поэтому риск испортить чудо-оружие навсегда был слишком велик. Но, конечно, особой надежды на то, что ручное оружие позволит пробить шкуру робота, не было, но хотя бы отвлечь и покоцать тем, что есть, стоит по-максимуму.

В остальном, план намечался весьма простой по своей структуре, но явно сложный по исполнению. В основании Маяка находилась динамическая платформа, расширяющаяся до своеобразного пирса, когда кто-либо собирался использовать флот. Платформа не слишком-то большая, но достаточная для того, чтобы можно было в случае чего разбежаться в стороны, а не стоять общей кучей. Позади нее, в нишах возле доков, находились скрытые орудия, каждое из которых было весьма большим и, надеюсь, мощным; проблем в их починке быть не должно, но стоит учесть, что адаптивная броня морского маэнара может активироваться раньше, чем у Голиафа, поэтому желательно вести огонь орудиями одновременно, а то потом придется искать способ переключить броню обратно.

Вот, собственно, и все. Нолик займется починкой, Эм и Оу ей будут помогать (несмотря на наличие дистанционных атак в виде энергозалпов фантома, Мику все-таки не могла толком раскрыть свой потенциал в столь стесненных условиях, так же как и у мечницы хоть и был управляемый летучий клинок, основная масса атак была для ближней дистанции). Нанесение урона и сдерживание на мне, Кейт и Эннет, ну и на тех големах, что я успею сделать. Из материалов здания создавать было чревато, поэтому я воспользовался вербинитом со дна, благо он не сильно отличался по своей структуре. Плохо лишь, что в этот раз жужи не помогут: со слов Нолик, они слишком малы, да и основу для них взять негде.

Закончив с приготовлениями, мы дружно отправились к подъемнику, который весьма шустро спустил нас на уровень второго-третьего этажа. Выйдя на платформу, подобную той, на который мы появились после телепортации, мы сразу же увидели море, на этот раз весьма близко. Волны были крохотными, лишь небольшая рябь от легкого ветерка давала понять, что перед нами не просто невнятный фиолетовый студень, а гладь местного водоема, в недрах которого скрывается очередная опасность.

Основание Маяка было чуть шире, чем остальная структура здания, высокие и широкие шлюзовые ворота обозначали вход в заблокированные доки, а по бокам от них, защищенные бронированными пластинами, находились выходы пока что бездействующих орудий. Переглянувшись, мы кивнули друг другу, ничего не говоря, и общей толпой ломанулись вниз по многоступенчатой лестнице, ведущей к пока что невидимому пирсу.

Кусочки металла стали возникать будто бы из воздуха, выстраивая гладкую поверхность из вербинита, скрывающую всколыхнувшуюся фиолетовую воду; в одно мгновение небольшие серебристые плитки расползлись во все стороны на пару десятков метров, формируя площадку-причал; Нолик и Эм бросились к орудиям — снимать защиту для того, чтобы проникнуть в помещения для персонала, а мы, остальные, выстроились над морем.

Фиолетовые брызги ударили в лицо, охлаждая жаркую то ли от волнения, то ли от быстрого бега кожу, но я лишь мотнул головой и полностью закрыл структуру голема, пытаясь избавиться от помехи. Все мое внимание было обращено к бурлящей воде: без каких либо предупреждений, без системных сообщений, я должен сам выгадывать момент появления противника.

Подняв многометровый фонтан брызг и создав большую волну, из воды появилось исполинское щупальце. Вылитое из поразительно гибкого металла без видимых сочленений, покрытое невероятным числом символов, оно со свистом рассекло воздух и ударило по одному из големов, которого я специально поставил близко к краю. Платформа качнулась от мощи удара, а от моего миньона осталась лишь искореженная кучка металла, сплюснутая и бесполезная.

Вслед за первым щупальцем появилось второе, затем и третье. Тварь явно была создана, основываясь на мифах и россказнях моряков: подобный гигантский кальмар и впрямь с легкостью мог бы утянуть парусник на дно морское. Помня, что нужно всего-то добраться до сердцевины, чтобы начать наносить неприятные и болезненные повреждения душам, из которых соткан маэнар, я повесил на щупальца метки и открыл огонь из орудий голема.

Эллиптическая атака накрыла извивающийся отросток, с громким хлопком разорвавшись. Символы на щупальце ярко засветились, покрывая структуру дымкой, на деле бывшей чем-то вроде взвеси из вербинита, смягчающей попадания, и быстрый залп второго оружия уже не прошел внутрь. Наниты Эннет врезались во второе щупальце, тоже вызвав свечение символов, и в итоге тварь убрала отростки под воду, когда третья конечность существа поглотила мощный выстрел винтовки Кейт.

«Мы почти внутри!» — объявила Нолик, пока я до боли в пальцах сжимал руку в кулак, мучительно всматриваясь в поверхность воды и ожидая атаки. Плюх! Сразу четыре отростка взметнулись вверх, но на этот раз вместо удара по находящимся рядом големам, первые отростки резко шлепнули по воде, создавая волну, накрывшую пирс.

Эннет впилась когтями в металл, тихо шипя и пытаясь удержаться; Кейт же создала вокруг себя рунную защиту и, отлетев на несколько метров, ударилась с шумным няком о созданную ей же небольшую стеночку.

— Кейт!

— Я в порядке, Костя. Ух, сука головоногая, ня, — как только потоки ослабли, девушка сразу же стала выстреливать заряды один за другим, пока турели кошечки-инженера покрывали второй отросток нанитами, а тёмные турели на плечах неки в это время вбивали энергозаряды в кажущуюся неуязвимой поверхность отростков КРАКЕНа.

«Мы вошли. Оу идет на помощь, пока мы с Эм восстанавливаем работу», — отозвалась Нолик, когда я с тревогой посмотрел назад: на то, как фиолетовые потоки жидкости отступают от скрытых шлюзов. Мечница с гулким лязгом спрыгнула с уступа на платформу и уже на полной скорости бежала к нам, пока я продолжал стрелять, на этот раз энерголучом в первую очередь.

Покрывшись символами, щупальца быстро скрылись под водой, не позволяя продолжать атаку, и к этому моменту Оудетт поравнялась с нами.

— Нян. Вы уже забили его, да?

— Боюсь, что тут хватит на всех, да еще и с лихвой... Пока что просто оттягиваем момент.

Кивнув, девушка вызвала летающий клинок и подошла чуть ближе к краю пирса, но пока что держалась позади големов. За прошлую атаку тварь уничтожила еще одного миньона, так что я, воспользовавшись заминкой, восстановил число помощников.

Бурление воды в этот раз было куда активней, чем в прошлый. По поверхности шла белесая пена, будто бы кто-то затеял глобальную стирку и поналил в открытое море тонны мыльной воды, да вдобавок к этому фиолетовая жидкость стала гораздо ярче, если только это не побочная реакция от того, что я столь внимательно всматриваюсь... Все-таки для высматривания робота мы пользовались маэнарным зрением из обручей.

Над морем пронесся протяжный гулкий вой, будто бы вот-вот появятся треножники Герберта Уэллса, а затем из толщи воды взвилось сразу восемь щупалец. Два из них со всего маху приземлились на платформу по краям, ограничивая нам пути отхода; два ближайших полоснули по глади воды, вновь создавая мощный поток воды — на этот раз Кейт сразу держалась за созданный собой столбик, хотя даже так это было непросто из-за силы течения. Оу, сблизившись со мной, вцепилась в моего голема с такой силой, что было слышно тихое гудение сервоприводов экзоскелета, даже несмотря на обилие шумов, издаваемых маэнаром.

Закончив с созданием мини-цунами, ближайшие отростки расплющили сразу двух големов, а вот задние отростки даже после попадания наших зарядов на этот раз не исчезли. Четыре щупальца, переплетаясь диковинным образом, создавали своего рода металлический обелиск, торчащий прямо из воды.

«Костя, подходите ближе! Он ударит по самому дальнему» — передала мне Нолик, явно что-то вспомнив, но я уже банально не успел бы перекинуть голема с переднего края туда, как и создать нового. Чертыхнувшись, я сорвался с места, отпустив Оудетт, и, проскочив мимо Кейт, встал дальше всех, использовав «Покровительство» вместе с увеличением длительности. С тонких кончиков щупалец, раскалившихся до ярко-фиолетового цвета, сорвалась вспышка и моментально ударила в меня, покрывая полупрозрачным пузырем. Секунда, вторая... Восьмая. Слишком долго действует.

«Н...но подстав... по... ...р» — что-то явно пыталась передать Нолик, но слова доходили обрывками. «Покровительство» завершило свое действие, и я, видя, что пузырь все еще на месте, все-таки пошевелился, и в ту же секунду меня пронзила боль.

Сложно. Всеохватывающая, всепронзающая, абсолютная... Невозможно толком описать, да и нет на это сил. Будто бы откуда-то из недр памяти подняли то мерзкое, обидное и болезненно чувство утраты, которое я испытал, увидев давным давно смерть дедушки. В тот момент, уже несколько лет назад, с меня спали розовые очки: зная прописную истину о том, что люди смертны, всегда считаешь, что это будет с кем-то еще. И вот теперь то самое отвратное ощущение щупальценосная тварь выковырнула из моей души и принялась смаковать, превращая в физическую боль, охватывающую все тело. Ты не можешь перестать просто наступать на больную конечность или касаться раны, ты не можешь приложить холод, не можешь выпить обезболивающее. Тебя просто сжигает абсолютная боль, пронизывающая каждый нерв столь сильно, что мне показалось, будто сердце, болезненно екнув, перестало биться. Даже попытка просто применить к себе исцеление привела к тому, что стало лишь хуже.

Ну уж нет. Я подставился для того, чтобы мои девочки не пострадали, и я поступил верно, поскольку, если бы я увидел гримасу боли на личике Кейт или любой другой, я бы ощутил это вдвойне, втройне, нет, вдесятеро сильней. И уж тем более нет права сдыхать от подобного.

Попытавшись вновь шевельнуться, я почувствовал усиление ощущений, отчего стиснул зубы с такой силой, что, наверное, даже кусочек языка откусил. Кейт... Зачем! Девушка подбежала ко мне и, встав прямо перед пузырем, повернулась и подмигнула мне. Пыталась сделать это в своей игривой манере, но я уже слишком давно ее знаю, чтобы ясно видеть, насколько она переживает за меня. Приложив приклад винтовки к плечу, напряжённая донельзя нека смотрит в сторону щупалец, нервно помахивая пушистым хвостиком. Будто бы сверкнула молния, и кошечка, подобно распрямившейся пружине сиганула вверх, сделав сальто и приземлившись позади меня. Толстенный луч из темной энергии ударил в окружающий мое тело и голема пузырь, сорвавшись с перестроившихся щупалец, и я через секунду пришел в норму. Резкое исчезновение боли было столь ошеломительным, что я чуть не свалился на землю, но, шумно выдохнув, удержался за счет экзоголема.

Пристроившись за мной, нека разрядила в отростки несколько зарядов, и щупальца наконец-то исчезли под водой.

— Тюрьма, перемяулывающая души, мяу, -объявила Нолик. — Мой косяк, что не вспомнила подобняе...

— Я тебе уши надеру за моего Костечку, ня, — с вызовом сказала Кейт. — Милый, защитник мой, как все кончится, ух, делай со мной вообще все, что хочешь, ня. Вот вообще. Я на все согласна на добровольной основе, ня, — ласково прошептала девушка, тронув закованную в голема руку.

— Ага.., — что-то мне кажется, она уже и так была готова на подобное, но, в любом случае, я защитил ее не из-за награды. Черт с ним. Можно сколько угодно корчить из себя хладнокровного мачо-шмачо, но я уже сам прекрасно знаю, что позволил себе лишнего, привязавшись к милым ушастым девицам.

— Орудия готовы для первого залпа, — добавила Эм, когда вода вновь начала бурлить. — Теперь уж дело должно пойти потихоньку.

— Очень на это надеюсь.

Перераспределив големов так, чтобы они были и впереди, и сзади, плюс восстановив поломанных, я все думал и думал, мог бы мой экзоголем принять на себя удар вместо меня? Черт. Ладно, дураки учатся на своих ошибках, будет мне еще один урок.

Очередные восемь щупалец действовали по прежнему сценарию, и, на этот раз с легкостью удержавшись, мы позволили задним отросткам начать сливаться в обелиск. Еще немного...

— Залп! — заорал я, вдохновившись тем, как лихо объявлял о подобном Саша. Оглушительно ухнув раскатами грома, обе береговые пушки выстрелили гибридом из спрессованного вербинита и клубящейся энергии, угодив прямо в мерзкое переплетение КРАКЕНа. Вновь огласив местности протяжным воем, жалобным настолько, что любой впечатлительный товарищ подал бы на нас в суд за жестокое обращение с животными, маэнар вздрогнул. Металлическая поверхность щупалец погнулась и поломалась, осыпавшись в воду, открывая вид на ярко светящуюся сердцевину робота, содержащую в себе мерзкий симбиоз из неупокоенных душ. Выстрелы винтовки, наниты, шары турелей и орудий голема, все это угодило в уязвимые точки разом, не позволив маэнару уползти под воду.

Затрепыхавшись, щупальца все-таки ушли под поверхность вместе с остальными, и неожиданно наступила тишина, по которой я уже успел соскучиться за эти пять минут.

— Убили, нян? — поинтересовалась Оудетт, осматриваясь.

— Вряд ли, ня, — подала голос Эннет, опустившись на корточки и поглаживая свои турели, будто они были живыми. — Когда маэняр погибает, в небо уносится вспышка, ня.

— Верно, мяу, — сказала Нолик. — Что же там было еще...

Вместо ответа мы почувствовали, как платформа качнулась, будто кто-то резко ударил по ней из-под воды. Затем еще раз.

— Он под нами, ня?! — ругнувшись, Кейт запрыгнула мне на плечи и прицелилась в пол.

— Учитывая его размеры, он мог приподнять всю платформу сразу, ня, — предположила Эннет, нервно жамкая хвостик. — Это...

Сразу несколько десятков плиток погнулись, пропуская наружу тонкие металлические отростки, принявшиеся опутывать и связывать всех по рукам и ногам.

Глава 28. Ужас из глубин.

Вот ведь блинский блин! Похоже, гигантскому монстру надоело стрелять из пушки по воробьям, и он решил разобраться с помощью откуда-то взявшихся небольших отростков. Ну уж нет.

Но путы за счет материала и особенностей конструкции были весьма прочными — в мгновение ока мой голем оказался подвешен в воздухе, и я уже слышал, как жалобно скрипит внешняя оболочка, сдаваясь под напором отростков. Если даже моя защита не справляется, что уж говорить об остальных...

Чертыхнувшись, я задействовал заранее заготовленный псионический активатор — мощный телекинетический импульс ударил во все стороны, отбрасывая путы — не дожидаясь момента, пока мой погнутый миньон приземлится обратно на платформу, я создал выход в его структуре и выпрыгнул, на лету извлекая из ножен меч и включая режущую кромку. С тонким свистом пурпурная линия рассекла ближайшее щупальце, остатки которого шарахнулись от моего оружия, как дикие звери от огня, а я тотчас бросился к Кейт, заодно передавая команды остальным.

Оудет повезло больше всех — ее экзоскелет и раньше поражал своей прочностью, и в подобной ситуации тоже не подкачал: жидкостный внешний слой пошел волнами, реагируя на давление как на любое другое попадание, а затем недюжинная сила кошечки помноженная на силу искусственных мышц позволила ей выбраться из пут и с помощью трех клинков нашинковать отростки на мелкие кусочки.

— Нян! Мне эти ваши жалкие выверты, что гусю — вода, — радостно крикнула Оудетт, рывком переместившись к Эннет, у которой дела обстояли похуже. Броня из вербинита не подпускала отростки к телу кошечки, но полностью защитить от сдавливания не могла, поэтому структура постепенно поддавалась, немного проминаясь, пока турели тщетно пытались выцелить юркие выросты так, чтобы не зацепить свою хозяйку.

— А-ах! — тоненько застонав, нека-инженер стиснула губы и стала стремительно краснеть, стараясь ни с кем не встретиться взглядом. Что с ней, черт возьми? Отростки хоть и были без пяти минут похотливыми тентаклями, но уж точно не смогли добраться до сокровенного места девицы, если только... Точно. Они же удерживают ее связанной...

«Только не говори, что ты так вяло сопротивляешься из-за того, что тебе понравилось быть в подобной ситуации!» — быстро передал я по ментальной связи.

«Я сопротивляюсь! Правда!» — прозвучал мыслеимпульс как-то слишком поспешно, из-за чего мои подозрения только усилились, но это сейчас было не столь важно. Кейт, добавившая к своей рунной защите элемент камня, сейчас походила на изящную статую, непонятным образом угодившую в логово осьминога. Полностью сконцентрировавшись на защите, она была беззащитна, как бы это странно ни звучало, так что я, оказавшись рядом, обрезал путы несколькими взмахами клинка, после чего успешно поймал кошечку. Оказавшись в моих руках, нека отключила защиту и радостно шевельнула ушками, смотря мне в глаза.

— Любимый, второй раз. Ты заработал джекпот, ня!

— Пока рано расслабляться...

Вздохнув, девушка весьма метко отстрелила несколько обрубков, порывавшихся занять место своих менее удачных собратьев, а Оудетт тем временем нарубила кусочками отростки, связавшие Эннет, которая с трудом скрывала охватившее ее возбуждение. Вот ведь! Хотя в подобном есть и моя вина, зато рядом всегда есть мокрая киска, и речь сейчас не о том, что нас принудительно искупали в местном море.

— Я синхронязировала атаки орудий, мяу, теперь будет проще, — сказала Нолик, пока мы получили недолгую передышку; впрочем, мне все же пришлось заниматься восстановлением големов, которых на этот раз истребили всех, кроме немного искореженного экзоварианта.

— То есть теперь справится кто-то один?

— Няет, нужно двое, мяу. Просто теперь достаточно просто кнопку ткнуть, мяу, — поспешно объяснила брюнетка до того, как я уточнил, за каким хреном вообще было тратить время на столь бесполезный апгрейд.

— Хорошо.

Как только Оу поменялась с Нолик, Кракен возобновил свои приготовления. На этот раз два щупальца шлепнулись по краям платформы и окружили нас сплошной стеной, создавая своего рода западню. Быстро скомандовав девчатам о возможном потоке воды, я успел вернуться в свою защиту до того, как несколько щупалец нагнали в образовавшуюся гавань огромное количество жидкости: пирс оказался полностью затоплен, но, к счастью, маэнар не стал постоянно нагнетать воду, рассчитывая на то, что мы задохнемся. Вместо этого он резко ударил всеми оставшимися отростками, двигаясь в водной среде с поразительной скоростью. От неожиданной сильной атаки меня отбросило назад и припечатало к другому отростку, но девчат уберегла Нолик, впервые задействовав психокинетический щит. Мерцающий пурпурный купол накрыл брюнетку и остальных девчонок, так что щупальца маэнара лишь гулко шлепнули по верхушке, не в силах пробраться внутрь.

— Залп! — крикнул я, когда Оу и Эм сообщили об окончании зарядки орудий, после чего новый раскат грома разрушил броню окутывающих пирс щупалец, обнажая чувствительную сердцевину. Воспользовавшись тем, что был неподалеку, я разрядил в тварь оба залпа големных пушек, после чего успел еще полоснуть тварь вербинитовым клинком, созданным из материала голема. Новый вой — и отростки благополучно скрылись в морской пучине, пока вода шустро стекала через щели пирса обратно в море.

— Сколько еще раз?

— Орудия оказались очень мяущными, так что авторемяунт ня справляется с повреждениями щупалец, — с готовностью отозвалась Нолик. — Но, думяю, еще два раза попасть точня надо, мяу.

Ладно... Отрадно, что все прямо-таки горели энтузиазмом в конце концов избавиться от этой твари, хотя совсем недавно это казалось практически невозможным. Только вот дальше задумываться не пришлось, поскольку поверхность моря стала еще более яркой. Вновь ограничив нас по бокам, Кракен не стал баловаться с водой, и вместо этого выставил наружу поврежденные щупальца, с кончиков которых стали срываться небольшие фиолетовые заряды. Пусть и крохотные, но их было очень много! Нолик вновь закрылась щитом, на этот раз уберегая и меня, но небольшие шарики тэнэбра энергии проделывали в плитках платформы сквозные отверстия, так что вскоре весь пирс стал напоминать решето. Структура восстанавливалась, но слишком медленно, так что теперь нужно было тщательно следить за тем, куда наступаешь, не говоря уж о возможной угрозе из-под воды: совместного связывания и атаки может быть достаточно, чтобы кого-нибудь прикончить.

Но вместо этого дальние отростки стали вновь переплетаться друг с другом, формируя обелиск, и на этот раз я снова отправился назад, поставив рядом с собой лишь голема, но целью атаки все равно стал именно я. К счастью, на этот раз «тут помню, тут не помню» Нолика дало пояснения, и я теперь точно знал, что нельзя шевелиться. Форма нежити тоже не поможет, поскольку боль наносилась именно моей душе, а тело скелета было лишь заимствованным; по этой же причине големы, получается, и не подходили на роль приманки, но я все-таки решил на всякий случай перепроверить.

И вот теперь, задержав дыхание, я замер, отсчитывая слишком медленно идущие секунды ожидания до того момента, пока тварь не выстрелит энерголучом, разрушающим темницу. Вполне возможно, что если бы у меня не было защиты от ноотического излучения, прошлый раз был бы еще более болезненным, но это не из тех теорий, который захочется когда-либо проверять на практике.

На этот раз моей спасительницей решила стать брюнетка. Встав передо мной, Нолик глянула на меня через плечо, ехидно и самодовольно усмехаясь. Наверное, радуется тому, что сейчас все зависит от нее. Ну, зараза... Показав мне язык, девица расставила руки в стороны и воспарила, закрыв глаза с таким видом, что я чуть пафосом не поперхнулся, но цель была достигнута, и я выбрался из заточения без болезненных последствий.

— Совершенство соизволило прийти ня выручку Некомяунту, кха-кха-кха, — фальшиво рассмеявшись, произнесла девица из-за моей спины.

— Печально, что доброта так быстро забывается. Или это ты так нарываешься на наказание? — холодно произнес я, но кошатина предпочла не отвечать, хитро улыбнувшись.

Залп орудий пробил защиту обелиска, вскрывая еще два щупальца, в которые дополнительно прилетели заряды всего доступного нам оружия, кроме ОСД, понятное дело, после чего осталось дождаться финального залпа, если Нолик опять не накосячила с воспоминаниями, конечно.

Продолжая следить за пробоинами в пирсе, мы разместились на уцелевшей платформе, и вскоре маэнар вновь появился. Ослепительно светящаяся вода разверзлась, открывая вид на тело исполинского робота. Фиолетовые глаза располагались по краям от черной пасти, наполненной зубами и расположенным по центру вербинитовым орудием. Издав протяжный вой, существо вновь опутало пирс щупальцами и, приблизившись, вперило свои глаза-лампочки в нашу небольшую группку.

— Эм, Оу? — кашлянув, я коротко поинтересовался у девчонок.

— Пока не зарядилось...

— Стреляйте, как только будете готовы, — быстро сказал я, видя, как пушка в чреве чудовища начинает излучать все больше света. Нолик выставила щит, и маэнар выплюнул сразу пять фиолетовых шаров, каждый из которых был по размеру больше человека. Клубясь и меняя форму, они заняли больше половины отведенного нам пространства и, хуже всего, спокойно проходили через щит. Мало того, вербинитовое поле, о котором в самом начале обмолвилась Нолик, блокировало часть способностей, потому-то ментальная связь порой барахлила, и подобное же относилось к фазовым прыжкам.

— «Шар Аннигиляции», — пробормотала брюнетка, тревожно мяукнув. — Ни в коем случае никто не должен их коснуться, так что прижимяуйте хвостики к себе, пока мы не окажемся в безопасням мяусте!

Пришлось быстро избавляться от големов, при этом поглядывая за дырами в платформе. Похоже, что маэнар не может активировать оружие самостоятельно, а иначе ему было бы достаточно шевельнуть отростком... Осторожно пробежав между двумя блуждающими сферами, Кейт и Эннет стали ждать остальных, когда окружающие площадку отростки сдвинулись, чтобы столкнуть нас с мест.

— Вашу мяуть! — резко ударив телекинезом, Нолик помогла девчатам перескочить через препятствие, после чего взлетела сама. — Я ня смяугу долго держать голема, разрядка быстрая, мяу!

Мой «Приказ» помог девушке увернуться от щупальца, к которому присоединились теперь уже все остальные отростки твари. Монстр разбушевался, всеми силами стремясь столкнуть нас с набирающими скорость шарами, так что я, быстро выбравшись из голема и задержав дыхание проскользнул между сферами и, видя, что обстановка накаляется, просто заставил Нолик метнуться к стене Маяка, а сам нырнул в ближайшую дыру. Хотел же на море побывать — получите, распишитесь...

Фиолетовая вода была прозрачной и хорошо освещенной, так что можно было увидеть все, что происходило в водной толще. Тело КРАКЕНа было столь большим, что его целиком до сих пор не удавалось разглядеть, но мне и не представилась возможность — нырнувшие следом за мной жгуты попытались меня опутать. Только вот я, использовав форму нежити, быстро сбросил путы с резко «похудевших» конечностей, после чего задействовал телекинетику валяющегося надо мной голема, чтобы отбросить себя подальше. «Покровительство» и дистанционное управление...

Столкнувшись с шаром, голем был мгновенно уничтожен, оставив от себя яркие пурпурные крупинки, осыпавшиеся праздничным конфетти. Эх, бедный мой пенек... Как-то уже свыкся с этим экзокостюмом, но он хотя бы потерян не из-за какой-нибудь ерунды.

Судя по всполохам, детонация пронеслась по цепи, а затем вода всколыхнулась, и я увидел, как каркас искрящего пробоинами робота медленно погружается под воду. И впрямь четвертый залп был решающим.

Несколько гребков — и я оказался возле Маяка, где девчата ловко вытащили меня из воды, где я и принял прежний облик.

— Костя! Мне кажется, или ты уже больше понтуешься, чем делаешь что-то специально, ня!? — с укором произнесла Кейт, прижавшись ко мне, несмотря на то, что я был мокрым до нанитки.

— Так ведь надо было удерживать внимание КРАКЕНа достаточно долго, а то у него вдруг броня сработала бы,.. — сказал я, выдохнув. — Все хорошо, что хорошо заканчивается.

Нолик прикусила язычок и быстро закивала, что-то мурлыкая, и я, смотря на нее, коротко произнес:

— Так-так.

— Мяу?

— Чем-то хочешь поделиться, Нолик? — с нажимом сказал я.

— Ню-ю-ю. Ты ведь уже сказал, что все хорошо, мяу. Смотрите, кажется Буря начинается! — быстро добавила девушка, ткнув пальчиком в небо.

Но тут она была права. Похоже, как и в прошлые разы, освобождение душ, находящихся в основе ядра маэнара, вызывает колебания в Ноошторме. И без этого низко висящие тучи стали сгущаться, искря разрядами, так что мы без лишних разговоров поспешили внутрь, благо теперь Маяк был полностью разблокирован. Выяснив, что расчетное время окончания катаклизма снова было около двух часов, я решил заняться финальной подготовкой перед возможным побегом из нулевого мира: неизвестно, что еще может не работать на острове с Собором помимо сканирования сигнатур, поэтому желательно собрать информацию и возможное снаряжение прямо сейчас. Пока Эм, Оу, Кейт и Эннет побежали активировать аппаратуру в местном информационном центре, чтобы начать выуживать важные данные, я вместе с Нолик отправился в доки для того, чтобы определиться с нашим плавательным средством. Плыть недалеко, но все же стоит принять во внимание возможную Бурю и наличие каких-нибудь морских тварей.

Однако местная стоянка кораблей радовала наличием множества незадействованных посудин: складывалось впечатление, что местные уже не особо любили путешествовать по воде к моменту катастрофы, или все произошло слишком быстро, так что воспользоваться было некому...

Брюнетка наперебой зачитывала названия и классы кораблей, многие из которых были переоборудованными яхтами небольшого размера, либо строительными баржами «старого образца», используемыми до вербинитовой эры, так что выбор был без выбора — боевой катер здесь был единственный. Больше напоминая подлодку из-за своей полностью закрытой защитной палубы, которая в том числе могла уберечь и от ноотического излучения, он был снаряжен тяжелым вооружением, в том числе заточенным под борьбу с подводными гадами.

— В общемяу, тут мяудернизировать совсемяу нямного. Я только добавлю поддержку батарей, мяу, и... Что? — заметив мой взгляд, девушка замолчала и нервно шевельнула ушками.

— Хорошо. Сколько займет времени?

— Буквально мяунут пять... Ну что, Костя?!

— Насчет маэнара... Он ведь был слабее, чем ты сказала?

— Мяу.., — издала нека неопределенного настроя звук, помахивая хвостом.

— Понятное дело, что кулачками не одолеть. И все же?

— Дя, я... Хмяу, запамяутовала некоторые детали.., — взявшись за кончик хвоста, девушка отвернулась и стала внимательно разглядывать стенку.

— Или появление моих старых знакомых, в том числе той, которая меня любит, тебя столь выбило из колеи, что ты всеми силами пыталась накрутить свою значимость?

Сжав губы, кошечка все-таки посмотрела на меня и самоуничижительное улыбнулась.

— И что, мяу? Я — совершенство! Я ня могу быть на вторых ролях! И...И... Мняу больно вот здесь, когда другие называют тебя любимым, мяу! — шмыгнув носом, девушка коснулась своей груди, потупив взгляд. — Я была здесь с тобой первой, почемяу все изменилось?! Если не любишь, так хоть накажи, мяу! Хуже всего, когда о тебе вообще ня думают!

Вздохнув, я подошел ближе и, осторожно прижав девушку к себе, пригладил ее по все еще влажной от купаний голове.

— Я опять хочу, Костя, мяу. Хватит вливать в меняу энергию, если продолжения ня будет, — машинально урча, прошептала девушка, не пытаясь вырваться из моих объятий.

— Ну, наказать-то точно нужно. Но сначала собери кое-что...

Глава 29. Ноль без палочки.

Роль Нолика в моих похождениях была на самом деле чрезвычайно велика, так что я ни в коем случае не пытался принизить ее заслуги. Кто знает, как долго бы пришлось блуждать в поисках информации или просто сидеть на заднице в ожидании... Не считаю себя совсем уж слабым в боевом плане, но в этом мире было чересчур много заковыристых ублюдков, против которых некомантский арсенал был не слишком приспособлен. Так что мне бы, в целом, хотелось эту наглую девицу даже поблагодарить, если бы не ее выкрутасы.

Их я тоже мог понять, хотя и не верилось, что девица так быстро на меня запала, разве что у нее какая-то своя, упрощенная система ценностей, или причиной было то, что я был ее первым и единственным спутником какое-то время. Иначе сложно объяснить, почему она стала ревновать, причем до конца не осознавая, что с ней творится. Но, как бы там ни было, выкрутасы стоит утихомирить. Сейчас она нарочно-специально под видом случайности создаст дезинформацию в расчете на то, что на нее все будут надеяться, а потом подобное чревато результатами похуже... Вопрос остается только в том, как наказать.

— Я закончила, мяу, — объявила девица, отложив остатки металла в сторонку. Пока я размышлял, она успела сварганить и мой заказ, и подобие мебели, и модернизировать катер батареями, а прошло всего-то минут десять.

— Благодарю. Эннет?

— Ня — отозвалась нека-инженер. Пока что мы не пользовались ментальной связью, привыкая применять обычную на тот случай, если на острове наша коллективная телепатия откажет.

— Данные не повреждены? Есть что-то интересное?

— Конечня! Я искала в первую очередь названные тобой запросы, но ключевые статейки защищены, в том числе требуют для открытия сигнатуру некоманта, ня.

— Мне лучше подойти?

— М-м... Пока что рановато. Я все-таки не так уж хороша в этом деле, ня, но минут через двадцать все будет готово.

Отлично. Отрадно знать, что после всех мытарств удастся, наконец, пролить свет на более злободневные вопросы, чем местная история. Конечно, было немаловажным узнать путь нулевиков, но без современного этапа и итоговых событий это мне сейчас мало поможет, лучше уж конкретика по Именам, Амулетам и прочему.

— Мяу? — видя, что я смотрю на нее, Нолик склонила голову и шевельнула ушком.

— Раздевайся.

Глазки девушки открылись чуть шире, но она послушно выскочила из брони, вновь представ передо мной полностью обнаженной. К счастью, здесь, в доках, жидкость была изолирована от океана бронелистами, так что можно было не отвлекаться на внезапное нападение каких-нибудь кракозябр. Мелко дрожа, но не от холода, а от возбуждения, кошечка послушно легла на столик-кушетку из смягченного вербинита.

— Что... Что ты хочешь сделать, мяу?

— А как ты думаешь?

Закусив губу, девушка заерзала бедрами, наверняка представляя что-то пошлое, но я пока что просто пригладил ее волосы и, аккуратно взявшись за кончики ушек, чуть растянул их и потрогал мех внутри.

— Вода не попала в ушки?

— А... Няет, — немного смутившись, девушка не спускала с меня взгляда. — Тебе правда это важно, мяу?

— Конечно. Ты ведь моя кошечка. Моя собственность — следовательно, я должен поддерживать тебя в хорошем состоянии, — сказал я, усмехнувшись.

— Собственнясть?

— Разве нет?

— Няет, это так... Просто звучит странно, — ушки девицы продолжали подрагивать, когда я взял в руку небольшой кусочек металла и использовал «Стихийное зачарование». — Костя, мяу!

Вздрогнув, девушка со смесью удивления и непонимания смотрела на кусочки льда, которые коснулись ее кожи. Проведя от шеи к плечам, я спустился ниже и поводил льдинками вокруг встопорщившихся сосочков.

— Холодно?

— Ню... Необычно, но не очень-то холодно, мяу, — продолжая следить за моей рукой, девушка задержала дыхание, когда я провел льдинкой по ее животику. Растаявшие капельки скользили по нежной коже, собираясь в пупочке Нолика, и я, приблизившись, облизал дырочку и высосал воду, из-за чего девушка тихо ахнула, возбуждаясь от моего касания.

— Освежает, — сказал я, схватив хвостик девицы и проведя шерсткой по губам, вытирая избыток влаги. Сдавленно застонав, девушка свела бедра вместе, задышав чуть чаще, теперь уже не смотря на меня. После установки снаряжения хвост и впрямь поглощал Свет куда больше, чем любая другая часть тела кошечки.

Повинуясь «Приказу», Нолик раздвинула ножки, открывая вид на влажную из-за обилия смазки киску, по направлению к которой и отправился кусочек льда. Поводив по лобку, я сместил льдинку и коснулся клитора на пару секунд, после которых будто бы невзначай дотронулся до бугорка пальцем. Вцепившись в столешницу до побеления костяшек, кошечка сдавленно мяукнула, отрывисто дыша, но боялась сказать хоть что-то, боясь того, что я прекращу. Чередуя холод льда и тепло своих рук, я ласкал кошечку, медленно, круговыми движениями водя по бугорку пальцами, а порой и раздвигая половые губки льдинкой.

— Какая ты сейчас послушная. Я даже могу передумать тебя наказывать.

— Няет! — вздрогнув, девушка умоляюще посмотрела на меня, и тогда я коснулся ее чуть приоткрытого рта остатками льдинки, которую нека стала жадно посасывать.

— Но теперь наказания будут и впрямь наказаниями. Я ограничу тебя, если ты и дальше нарочно не будешь стараться в полную силу.

Кошечка молчала, просто смотря на меня, лишь ее хвостик тихо шуршал по поверхности металла.

— Твоих замашек тоже касается. Я мог бы понять твое желание меня оттолкнуть, пока высасывание было чересчур сильным, но скоро оно сведется к минимуму, и ты станешь моей полноправной любовницей. Не нужен никто другой, только ты и я, — склонившись ближе, я зашептал на ушко девушки. — Ты будешь как и раньше без ума от моей близости, а я буду трахать тебя, пока не смогу насытиться твоим чутким телом. Наполню тебя семенем и буду продолжать до тех пор, пока тебе не будет больно свести ножки вместе.

Девушка шумно сглотнула, затем, словно пытаясь проверить, свела ножки вместе и все еще внимательно разглядывала меня.

— Или все же это твое истинное отношение? Ты считаешь себя выше других?

— Дя, мяу. Вы все слабее. Я мяугу перемолоть толпу в одно мяугновение, создать нявероятные сооружения! — эмоционально произнесла Нолик, обдавая мое лицо своим жарким дыханием. Ее губы скривились в довольной ухмылочке.

— О. Ты думаешь, что и в этот раз я возмущусь и захочу взять тебя силой, лишь бы ты заткнулась?

— А разве няет? У тебя встал, мяу. Ну же. Заткни дурную самку, посмевшую подвергнуть сомнению твою доминацию, мяу! Поставь ее на место, заставь стонать и скулить, вынуждая думяуть лишь о твоем грязном члене вместо своих сверхвозможнястей! Заставь ее ползать по полу, перемяузанную в твоей сперме, и умоляющую трахать ее снова и снова, мяу! Ой, — заморгав, кошечка побледнела.

— Не удивляйся. Просто заставил тебя сказать, что было на душе, ты ведь полностью в моей власти, — ответил я, улыбнувшись. — Настолько давит бремя твоей ответственности и силы, что тебе хочется, чтобы кто-то другой был рулевым?

Смутившись, Нолик не сразу нашла в себе силы посмотреть мне в глаза после того, что наговорила. Нет, она бы, возможно, и сама это сказала, но одно дело, когда собеседник знает правду, а другое — когда ты просто поддерживаешь образ.

— Дя... У меняу дырявая башка, а все от меняу что-то хотят, надеются... Так еще и я сама хочу, чтобы на меняу полагались, но... Не слишком, мяу, — грустным голоском сообщила Нолик. — И тебя хочу, мяу, чертов собственник. Чем больше путешественниц, тем мяуньше вероятность, что ты захочешь выбрать совершенство для удовлетворения своей похоти, мяу.

— Видишь? А надо было всего-то поболтать, — хмыкнув, я коснулся половых губок девушки и стал нежно ласкать пальцами. — Но ты все равно накосячила, так что придется потерпеть.

Вжавшись в стол, девушка, казалось, меня не слушала. Закрыв глазки, она развела ножки шире, чтобы я мог ласкать ее беспрепятственно. Тихо мурлыкая, Нолик издавала тоненькие стоны, когда мои пальцы теребили ее возбужденный клитор, порой погружаясь внутрь дырочки; когда я видел, как девушка начинает дышать чаще, я прекращал, затем вновь возобновлял игру, то радуя неку касанием своей ладони, то погружая внутрь нее пальцы. Смотря на меня с мольбой, приправленной желанием, кошечка жалобно мяукала, но я оставался непреклонным. Второй раз, третий, пятый...

Часто дыша, нека, казалось, уже начинает сходить с ума из-за того, что я не даю ей кончить, но больше не пытается спорить. Возможно, она уже нырнула с головой в нашу игру, все больше предвкушая сладость от момента, когда я все-таки позволю ей достичь оргазма. Вовремя.

— Ой, срамота какая, нян, — вошедшая Оудетт улыбнулась и, подойдя ближе, стала жадно рассматривать Нолик.

Брюнетка протяжно мяукнула, понимая, что прямо сейчас я с ней точно заканчивать не буду, переключившись на приглашенную мной кошечку. Не в силах даже помастурбировать, Путешественница лежала на столе, сгорая от неудовлетворённого желания и ощущения зависимости.

Оу подошла ближе и, проведя пальчиком по животу Нолик, повернулась ко мне. С тихим шелестом одежда соскользнула на пол -моему взору вновь предстало тренированная фигурка мечницы. Точеные мышцы атлетичного тела слегка смягчались женственными очертаниями, но я и без созерцания столь прекрасного зрелища был уже невероятно возбужден. Щелчок — и наниты вернулись в браслет, давая девчонкам посмотреть на налитый кровью член.

Нолик капризно захныкала, увидев мой прибор, а Оудетт бережно обхватила фаллос у основания и стала медленно мне мастурбировать, смотря в глаза.

— Нян... Надеюсь, ты скучал по моей узенькой щелке?- шевельнув хвостиком, девушка нетерпеливо коснулась им мой кожи.

— Только это? А как же отголоски чувств?

— Конечно, Костя, нян. Просто Кейт учила ме-ня всяким пошлым фразочкам, — хихикнув, сказал Оудетт. — Наполни меня своим молочком! Трахай меня, трахай! Еще, не останавливайся! — звонко закричала девушка, став наяривать мой член усерднее.

— О-о... И впрямь, видна ее школа.

— А то, нян. Кстати... Можно я попробую? — спросила девушка, коснувшись ноги Нолик.

— Можно, только не сильно — она наказана.

— У-у, а ты бываешь суровым, нян.., — покачав головой, мечница подошла к столу с другой стороны и, слегка пододвинув к себе брюнеточку, наклонилась. Шершавый язычок Оу медленно и эротично облизал влажные от смазки губки второй кошечки, после чего Оудетт скользнула внутрь дырочки и стала жадно вылизывать Нолик внутри.

Взвизгнув, брюнеточка стала громко стонать, не ожидая подобной прыти, но, как я и просил, Оудетт быстро остановилась, с хитрецой смотря на удивленную любовницу.

— Почемяу? Ты... Ты ведь мяугла просто заняться любовью с Костей, вместо того, чтобы развлекать мяуня, — отдышавшись, спросила Нолик, со слезками на глазах благодарно поглаживая мечницу по голове между ушек.

— О. Нян. Мне, скорее, просто любопытно. Сестренке очень нравится, когда ей лижут между ножек, поэтому я ради интереса оцениваю реакцию других, нян. Мне самой больше нравится, когда... Да! Когда вот так вставляют, мр-р-р, — обернувшись, кошечка облизнулась, поглаживая меня по рукам, которыми я удерживал ее попку. Да, я больше не мог терпеть и, воспользовавшись тем, что Оу нагнулась, подставляя свои дырочки, резко вошел в нее.

— А-ах! Нян! Ты не лгал, когда говорил, что соскучился! Божечки... Быстрее! Отдери ме-ня хорошенько, не сдерживайся, нян! — шумно дыша, мечница держалась за Нолик, отчего та покачивалась в такт моим движениям. С завистью смотря на то, как я трахаю Оудетт, брюнеточка вновь замяукала, выпрашивая удовольствие и для себя. Только вот Леди Оу, вновь опробовавшая мой член, не собиралась так просто меня отпускать: ее хвостик плотным кольцом опутал основание фаллоса, а мышцы влагалища сжимались каждый раз, когда я входил, чтобы добавить мне ощущений. Крепко вцепившись в девушку, я трахал ее все чаще и глубже, каждый раз пропихивая разбухшую плоть в девственно узкую дырочку, отчего стало ясно, что долго я не продержусь. Да и бонусом отголоски удовольствия девушки приятными волнами резонировали с моим собственным удовлетворением, и мы даже перестали говорить, просто наслаждаясь тем, как наши тела слились в жажде заполучить простое животное удовольствие.

Высунув язычок, Оудетт вновь занялась киской брюнетки, все еще без сил лежащей перед нами. Присосавшись к клитору, мечница ввела внутрь Нолик пару пальцев, затем еще один и продолжала поступательно двигать ими внутри любовницы, наблюдая. Пытаясь скрыть приближающийся оргазм, брюнеточка до крови прокусила губу клычком, но волны удовольствия, растекающиеся по ее телу, были слишком сильны, чтобы их можно было скрыть. Издавая громкие стоны, эхом отзывающиеся в сводах доков, кошечка прижала ушки к голове и удерживала голову Оудетт с нежностью, шепотом благодаря за доставляемое удовольствие. Стоило признать, что Оу и впрямь, похоже, была мастерицей куннилингуса, хотя... Кто может лучше знать, как доставить удовольствие женщине, чем другая женщина? Да еще и столь тщательно отрабатывающая все приемы на сестрице...

Наблюдая за тем, как соблазнительно покачивается грудь мечницы, как ее ушки мелко вздрагивают каждый раз, когда член достает до матки, Нолик стала мяукать громче. Ее смазка оставила дорожки в промежности, сформировав уже небольшую лужицу любовных соков под девушкой, а алые губки и клитор, казалось, доведут хозяйку до оргазма, стоит мне только коснуться ее. Оторвавшись от эпизодических оральных ласк, Оудетт полностью сосредоточилась на своих впечатлениях, закрыв глаза и подмахивая мне попкой. Расставив ножки чуть шире, девушка перестала сжимать мышцы, чтобы я мог входить быстрее и чаще, так что, как только мечница вцепилась в столешницу, я разогнался до предела; слыша, как мило понякивает и мяукает моя любовница, я удерживал темп до тех пор, пока все сильнее и дольше резонирующее ощущение удовольствия не накрыло нас с головой. Вот оно! Обхватив кошечку сзади, я крепко прижал ее к себе, зарывшись в ее волосы и вогнав член на всю длину. Обняв мои руки, нека прижалась ко мне спинкой, будто мы и впрямь сейчас составляли с ней одно целое... Жар, крышесносящее блаженство и чувство близости и нежности, с каким Оу благодарила меня без слов, тихо урча и протяжно тихо постанывая, переживая отголоски нашего не только общего, но и совместного оргазма.

Став мурлыкать громче, Оудетт в итоге разлеглась на столике, потираясь ушками о ноги Нолик, а сладкая истома продолжалась еще несколько десятков секунд; лишь после этого хвостик мечницы отпустил мой фаллос, который я нехотя вытащил, заодно шлепнув по подкачанной попке неки.

— Я... Я тоже хочу так, мяу! — подала голосок Нолик, красная от смущения и возбуждения. — Костя! Я больше тебя никогда не подведу, мяу! Кошечки не врут! — продолжала говорить девушка, смотря на меня с надеждой.

— Ох, не будь таким строгим, нян. Если она сказала, то так и будет, нян, — ласково прошептала Оудетт, водя пальчиками по лобку Нолик.

— Хм... Ладно, вставай, совершенство.

Глава 30. Столик на троих.

Нолик послушно встала, но в глазах ее читались смешанные чувства. Правда, среди них не было неприязни или недовольства, скорее, она была заинтересована. И, конечно, желала... Очень сильно хотела наконец-то избавиться от сжигающего ее изнутри возбуждения, накопившегося за все это время.

Оудетт уселась на столик и, повинуясь моим указаниям, широко раздвинула ножки. Я же, подойдя к брюнеточке, аккуратно намотал ее длинные волосы на кулак и подтолкнул ко все еще влажной киске мечницы; слегка поупиравшись, Нолик сдавленно мяукнула, но все же припала губами к влагалищу и принялась орудовать язычком, лакая содержимое дырочки, будто молоко. Капельки моей спермы, все еще остававшиеся внутри Оудетт, постепенно оказывались на язычке Нолик, и она, сглатывая одну порцию за другой, уже явно вошла во вкус. Тихо урча, она щекотала меня качающимся хвостиком, тем самым добавляя себе лишние нотки возбуждения, и время от времени пыталась отклониться назад, чтобы упереться в мой член попкой, но я пока что был непреклонен, удерживая ее за волосы.

— Хорошая киса, — сказал я, улыбнувшись и разворачивая девушку к себе. — Докажи, что я не ошибаюсь.

— Мяу.

Присев, Нолик прислонилась спиной к основанию столика и, когда ее голова оказалась зажата сильными руками мечницы, стала пристально смотреть на меня.

— Никак ня мяугу по твоему взгляду понять, мяу, — коротко произнесла нека, когда я шагнул к ней.

— Что же?

— Тебе и впрямь нравится пользоваться мяуной, как тебе вздумается, или...

— Какая разница, — ответив, я ткнул головкой в чуть приоткрытые губы девицы и вошел внутрь. Удерживая член внутри ротика кошечки, я подождал, пока она язычком отчистит мой прибор от остатков смазки и спермы, сам в это время занимаясь тем, что ласкал упругую грудь Оудетт. Игриво улыбаясь и мило щурясь, мечница мурлыкала, иногда наблюдая за моими руками, но вскоре сосредоточилась на удержании Нолика.

Зажмурившись, брюнеточка шумно дышала, охлаждая мой горячий и влажный член воздухом, когда я стал активно сношать ее ротик. Упираясь в вибрирующую глотку, я задерживался на пару секунд, после чего возобновлял действо, порой поглаживая непривычно послушную девчушку по прижатым к голове ушкам. Открыв рот, кошечка стойко принимала мой член, тихо постанывая от возбуждения и предвкушения, будто бы сам факт того, что я наконец-то соизволил трахнуть ее хотя бы так, был для нее наградой.

Не обращая внимания на стекающую по подбородку слюну и белесую смазку, капающую на ее обнаженное тело, Нолик урчала и даже удивленно мяукнула, когда я вытащил член из нее. Оставляя влажные следы на лице, я дал девчушке полизать мои яйца, пока Оудетт воспользовалась заминкой, чтобы помастурбировать мой вновь влажный и стоящий колом член, после чего я резким рывком поднял покорную брюнеточку.

— Осознаешь, что сейчас ты — никто без меня?

— Дя.

— Молодец. Тогда можешь озвучить свои желания.

Внимательно смотря на меня, переводя взгляд от одного моего глаза на другой и обратно, Нолик шевельнула ушками и прошептала:

— Возьми мяуня. Пусть я и совершенство, но я вся теку и жизни не представляю без твоего поган... великолепного члена, мяу, — с придыханием закончила кошечка, специально оговорившись.

Ойкнув, Нолик, наверное, и сама не поняла, как так быстро оказалась на столике, лежа на спине под хихикающей Оудетт. Прижавшись друг к дружке, кошечки призывно мяукали, сместившись к краю: мечница задрала ножки нашей спутницы так, что две щелки соприкасались друг с другом, и я, пользуясь тем, что фаллос был отменно смазан, медленно ввел его между телами моих девочек. Нолик часто задышала, ощутив, как моя разгоряченная плоть коснулась ее клитора, передавая ей сводящие с ума отголоски удовольствия. Удерживая две сочные попки, я стал медленно вставлять, раздвигая и дразня половые губы обеих девчушек; головка, проникая между плотно обнявшимися неками, тщательно массировала оба клитора, отчего каждый раз девушки мило постанывали в унисон. Чуть быстрее — и вот уже приятный дуэт удовольствия отвечает на каждое мое движение, пока два хвостика переплелись вместе, будто бы подтверждая временный союз двух похотливых сердец.

Поглаживая тренированную спину Оудетт одной рукой, второй я наслаждался нежной кожей Нолика и, слыша, как возросла амплитуда девчачьих криков, медленно вытащил член, улыбнувшись, когда раздались протестующие няки. Удерживая фаллос, я провел им сначала между одних губок, коснувшись входа во влагалище, затем вторых, продолжая дразнить. Затаив дыхание, обе кошечки были в сомнении и не знали, то ли им просить выбрать именно одну из них, то ли просто выжидать. Нолик не была уверена, что я готов закончить с ней, так же как и Оу не была уверена в том, что я трахну ее второй раз подряд.

Чуть больше поддразнивая, я слегка надавливал на дырочки, слыша, как шумно выдыхают разочарованные милашки, и, на очередном круге резко пропихнул головку внутрь киски Нолик. Издав лишь громкий писк, девушка следом громко закричала от удовольствия, что вместе с эхом казалось просто невероятным по силе звуком.

— Костя... Мр-р-р.., — не веря своему счастью, девушка вцепилась в столик и продолжала страстно постанывать, пока я наращивал темп. Быстрее, еще быстрее! Оудетт вылизывала раскрасневшееся личико брюнетки, пока та, способная лишь на то, чтобы ощущать тысячекратно усиленное удовольствие, издавала страстные и похотливые звуки. — Я твоя послушная кошечка, мяу! Если ты сейчас не остановишься, я сделаю для тебя все, все что угодно! А-а-а-а! Как же хорошо, мяу, Костя! Кончаю! Кончаю! Мр-р-р мяу-у-у! — залившись в крике, Нолик дернулась и передала мелкую дрожь, усиленную телекинезом, не только нам с Оудетт, но и всем окружающим предметам. Она кричала до хрипоты в голосе, получала оргазм за оргазмом, даже бедный столик оказался смят так сильно, будто бы был сделан из фольги.

Оудетт поднялась и, ловко соскочив, обняла меня сзади, когда я резко сдернул хрупкое тело Нолик со стола. Удерживая неку в руках, я неистово трахал ее пульсирующую киску, смотря девушке в глаза. Ничего. Ничего, кроме подчинения, в ее взгляде сейчас не читалось, прижав ушки к голове она смотрит на меня, боясь отвести взгляд; если раньше брюнетка осознавала подобное лишь где-то на словах, то теперь прочувствовала полностью, что не способна жить без секса со мной. Обняв меня ножками, когда я вошел особенно глубоко, кошечка прижалась ко мне и потеряла дар речи, когда семя влилось внутрь нее. Вздрагивая от каждой эякуляции, нека щекотала мою щеку ушком и, когда я вынул, неверяще посмотрела на капающую вниз из ее киски белую жидкость.

— Все-таки даже после всего тебе очень хорошо со мяуной, — по-своему интерпретировала подобное девушка, усевшись на погнутом столике. Щупая низ животика, Нолик глупо улыбалась, мурлыкая, ну а я тем временем развернулся к Оу. Приобняв меня, кошечка поставила одну ногу на столик, а я, положив руку ей на промежность, ввел в киску несколько пальцев и теперь быстро доводил разгоряченную неку до оргазма. Обняв меня чуть сильнее, девушка оперлась на мое плечо и, сладко мяукнув, поцеловала в губы.

— Нян. Как же тебе все-таки нравится видеть наши довольные мордашки, да? — тихо урча, мечница обхватила мочку моего уха губами и стала посасывать. — Фпафибо, фто пофвал именно меня, нян, я это офень феню.

«Путешественница Оу. Отношение: Повышение до уровня 6 (симпатия).

Мастер холодного оружия: Повышение до уровня 6».

Ничего не ответив, я кивнул. Нолик, казалось, была без сил, но несчастным ее вид точно не назовешь. Свернувшись калачиком, она продолжала тихо мурлыкать, посматривая на меня, но я уже включил браслет, «одевшись», так что на продолжение рассчитывать не приходилось.

«Путешественница 0 — «Высасывание „Света“: Повышение до уровня 4 — повышает эффективность поглощения окружающего „Света“ на 50%, „Света“ из Темных на 50%. Коэффициент поглощения сил некоманта изменен: 100% света за 20% сил».

Быстро приведя себя в порядок, кошечки последовали за мной наверх, причем все случилось как раз кстати: Эннет только-только сообщила, что извлекла основные моменты по запрашиваемой мной информации. Сам по себе этаж с базой данных весьма походил на подобный в Шпиле Города, разве что не было столь большого числа рабочих мест. Скорее всего общая информационная база заполнялась из разных источников, и уже после черной полосы, наставшей для нулевого мира, все оказалось децентрализовано.

Но это не означало, что этаж был небольшим, отнюдь: просто в данном случае много места занимала странного вида аппаратура, поддерживающая работу ССНОУ и других систем, как мне уже успела поведать Эннет, пока я добирался. Несмотря на то, что местные уж слишком, как по мне, уповали на автоматические системы, кошечка заверила, что именно здесь все цело, да и останется таковым еще очень долго, ну а на крайний случай есть другие, как и говорила Нолик ранее.

Войдя через мощные двери, я встретил несколько взглядов, пропитанных разными эмоциями. Наверняка все прекрасно знали, чем я там занимался с остальными, так что и результат был соответствующим: Эм быстро посмотрела на меня и отвернулась, расстроившись; Кейт с надеждой глянула, но, получив короткий мыслеимпульс «чуть позже», забавно надула щечки и достала револьвер, чтобы сделать вид занятости, а Эннет просто улыбнулась.

Не слишком дружно, как ни погляди. Если мои личные отношения с неками потихоньку улучшаются, то их взаимодействие застыло. Хотя с таким количеством проблем чего я хотел-то?

— Ня... Там все легко доступно, я объединила так, что тебе останется лишь сигнатуру использовать, — объяснила нека-инженер, когда я нацепил голографические перчатки и уселся за свободный стол.

Поблагодарив, я подождал, пока кошечка вернется на свое место, после чего открыл меню. Чем меньше девчонки знают, тем лучше... Так. Ага, Истинные Имена! И, собственно, сам список проектов-Путешественниц. Что ж, радует, что защита все-таки была, так что можно рассчитывать на то, что никто, кроме меня, не успел ее заполучить.

Однако... Было тут отдельное ограничение: одной лишь сигнатуры Некоманта недостаточно, для полного доступа требуется еще и наличие самой кошечки в команде. То есть, по отсутствующим некам можно получить лишь подсказку, но не имя. Хреново! Все-таки я надеялся на то, что при встрече Ар и И удастся переманить с помощью Имени или подобного, а так остается лишь вариант с их уничтожением...

Итак. Истинное Имя — особый Верб, «вшитый» в Путешественниц. Похоже, он либо был привязан к их сигиллу, либо вообще каким-то образом взаимодействовал с их сущностью, но факт в том, что он полностью раскрывал их потенциал. Вернее, без учета Мастерства, полностью позволял им раскрыть свои возможности, поскольку для покорения вершин они все-таки должны быть достаточно умелыми и сражаться с мощными противниками для оттачивания своих навыков, как и любые другие Темные, включенные в систему Амулетов.

Исходя из этого и был сделан механизм, благодаря которому Некомант открывал этот особый Верб лишь тогда, когда нека с ним достаточно срабатывалась, чтобы души в нем не чаять. Тут уже и шанс на обратную тэнэбризацию был бы минимальный, и умения достаточно развиты, чтобы увидеть весь заложенный в ушастых милашек потенциал, но в моем случае есть возможность немного схитрить. Правда, это не улучшит отношения и не даст повышения классов и умений, но одна только возможность улучшить мобильность и повысить характеристики — дорогого стоит.

Для начала я сравнил файл старшенькой Эн — он ничем особым не отличался, включая историю девушки в ее бытность человеком и саму суть операции, так что можно будет не перепроверять открытые; в любом случае, не менее важным будет прочитать хотя бы подсказку по захваченным некам.

И2-9-Н «Голиаф» — родной мир № 39. Технологический уровень развития три из десяти. Несмотря на весьма низкий уровень технологий и сравнительно большое число Ноопроявлений, мир представляет интерес наличием потомков великанов. Последние, предположительно, когда-то были созданы под влиянием излучения минусовых миров за счет близкого схождения тридцать девятого мира с одним из подобных, но в полной мере данных существ назвать Темными нельзя из-за их неоднозначной реакции на человеческий род. Потомки же по своей сути вообще являлись,в целом, обычными людьми, если бы не их невероятная сила, выносливость и выдающиеся боевые навыки.

Ага. Вторая «И» как раз и была подобным существом, хотя и странно... В том плане, что визуально ее точно не назовешь великаншей, выглядела-то она довольно обычной некой. Тут уж либо сила внешне не выражалась, либо все внешние отличия подобного рода устранялись из-за тэнэбризации или превращения в нэкомату, хрен разберешь... Данных не густо, но хотя бы точно можно знать, что от нее ждать.

Ар-10-Н «Пироклазм» - родной мир № 2. Технологический уровень развития — определить не удается из-за волнообразного развития мира. Как и нулевой мир, второй частично пострадал от излучения Ноошторма в момент первичной рассинхронизации работы Шпилей, но эффект не был столь губителен. В качестве важных для проекта «Путешественница» моментов стоит выделить удивительное сродство с «Источником», из-за чего скоротечная метаморфоза второго мира вылилась в существование всех тринадцати эссенций во вполне осязаемом виде. Меняя материальный мир, эссенции повлияли на ландшафт, климат, флору, фауну и людей в том числе, преобразуя их без тех колоссальных затрат энергии, которые обычно тратятся на подобные действия.

В качестве праймера был выбран образец человека, подверженного воздействию эссенции Огня, как одной из самых разрушительных сил, способной уничтожить все уязвимое для пламени за считанные секунды; стоит отметить, что подходящими могут быть все тринадцать вариантов, но использование хотя бы двух разных приведет к их взаимному истреблению.

Ага... Ну, мощь понятна, а противодействие, к счастью, есть. Если правильно понял, то местные умники могли бы догадаться взять и космическую эссенцию, тогда все было бы печально, а так — живем.

Погладив подбородок, я задумался. Можно ведь ожидать, что на стороне Лорда есть и другие неки? Стоит перестраховаться.

Си-8-Н «Нейро» — родной мир номер 101. Технологический уровень развития — десять из десяти. Ох ты! Однако ниже была лишь одна строчка, выделенная ярким цветом:

«ЧМАФФ! Сишка передает вам поцелуйчик, пусечки! Спасибо, что сделали меня такой милой кошечкой. Ня! (=^‥^=)»

Хм. Похоже, создание превзошло создателей. Черт с ним, лучше разберусь с моими девчонками сначала...

Глава 31. Что в Имени тебе мяуем? (А)

В самом деле — улучшить своих и выяснить имена все-таки даже важнее, чем разузнать о возможном противнике, так что я не стал больше отвлекаться и, глянув на раскачивающуюся от безделья Оудетт, ткнул виртуальным пальцем в нужную менюшку.

Оу-4-Н «Хаос»

«Для команды новейшего времени Ищейки разыскивали разноплановых кандидаток в праймеры, так что для образца № 4, призванного быть бойцом передней линии, был задействован переход в мир № 88. Слабо развитый технологически, он не мог предоставить ни снаряжение, ни достаточно опытных бойцов, если бы не занимательный фактор, отличающий этот мир от других: сродство с эссенцией Хаоса. Причиной для этого была близость к Источнику, и, с учетом всех факторов, условия для поиска образца были идеальными.

Леди Оули Бартеншольц была младшей дочерью богатых землевладельцев, однако в мире хаотической нестабильности неприятные случайности происходят гораздо чаще, чем в любом другом. Так беда настигла и благополучную семью: сначала земли из плодородных превратились в безжизненные пустыни в мгновение ока, а затем и вся семья, не решившись покинуть родовые земли, стала быстро угасать. Ни для кого не было секретом, что случившееся не было простой случайностью: хаотические волны чаще всего теряли свою эффективность столь же быстро, как и возникали, а порой и вообще могли поменять эффект на диаметрально противоположный, поэтому многолетнее бедствие наверняка было вызвано иной причиной. Но какой — ни глава семьи, ни сыновья выяснить не успели, погибнув от хаотической хвори, вызванной накоплением негативной энергии или простым стечением неудачных обстоятельств.

Юная Оули до последнего тренировалась бою с мечом, мечтая о том, как сможет обрести достаточно сил, чтобы справиться с бедой, погубившей ее семью. В свои восемнадцать девушка оказалась единственной оставшейся в живых Бартеншольц, похоронив последнего родственника. Обладая к этому времени крепким телом и грубыми, но действенными навыками владения мечом, она, изучив всю доступную в особняке литературу, в своих поисках выбралась в ближайший большой город, где стала промышлять воровством, не решаясь показать свой фамильный меч, поскольку к тому моменту над фамилией Бартеншольц уже висела стойкая аура проклятия.

Заливая ненависть и горе алкоголем, Оули раздобыла достаточно финансов, чтобы купить противохаотический оберег, занесенный, предположительно, одним из Первых Путешественников.

Вернувшись в родные земли, девушка после недолгих поисков смогла обнаружить в катакомбах под домом логово Темного — Духа Хаоса, живого воплощения одноименной эссенции; но сил простого человека, даже столь талантливого и упорного, недостаточно для того, чтобы сразить подобное существо, поэтому Ищейки воспользовались своим правом на вмешательство и нанесли духу смертельный удар. Не желая мириться с гибелью, Дух слился с умирающей Леди Оули, пропитав ткани ее тела чистейшей эссенцией Хаоса, и именно в таком виде образец был захвачен соответствующей вариацией бакенеко, чье влияние позволило стабилизировать проявление нестабильной эссенции.

Итогом комбинации стала Путешественница Оу Новейшего времени: талантливая мечница и Вор, способная как активировать ресурсы своего хаотического организма, получая преимущества в бою, свойственные Рыцарям Хаоса, так и менять поля вероятности вокруг себя. Поскольку любое взаимодействие с эссенцией Хаоса сопряжено с выработкой «положительной» и «негативной» энергии, для нивелирования хаотической хвори был задействован механизм хаосоотвода. Некомант служит Маяком, задействующим ССНОУ для разрядки хвори, концентрирующейся в хвостовых позвонках и шерстке Путешественницы, а сама Нека получает сигналы в виде дискомфорта при накоплении критического уровня энергии. Из-за того, что хаотическая эссенция пропитывает все системы организма, в том числе затрагивая механизм биопотенциалов Оу, подобное взаимодействие некоманта и путешественницы временно связывает их нервные системы, позволяя чувствовать отголоски ощущений друг друга.

Дополнение: прямое воздействие эссенции привело к необратимому изменению внешности образца Оу-4-Н, поэтому было решено использовать другой подходящий вариант. По схожести мускульной массы и тренированности в целях наилучшей синхронизации умений наиболее подходящим оказался образец операции И-2-Н«.

«Статистика прошлых смертей: 50% по вине Ноопроявлений, 0% по случайной причине, 0% убийство Некомантом, 50% смерть Некоманта. Вероятность обратной тэнэбризации и превращения в Некомату — минимальна».

«Эффект произнесения Истинного Имени:

Текущий статус возрождений 2/9 будет обнулен, неизрасходованные жизни добавлены к запасу возрождений. Все сигиллы Оу, утерянные ранее, отключены.

Доступна телепортация к Некоманту, используется 25% заряда сигилла на перемещение внутри мира или 50% при перемещении между мирами.

Базовые характеристики повышены. Скорость получения мастерства удвоена.

Доступен Премиум-класс (начиная с 11+ уровней).

Скорость восстановления жизненной силы Некоманта увеличена.

Возможно Освобождение: Путешественница больше не будет занимать слот сигилла, но вероятность ее обратной тэнэбризации резко возрастет.

Снята блокировка с половой системы (А)».

Откинувшись на спинку, я незаметно вздохнул. Бедная кошечка. Вернее, тогда она еще не была кошкой, конечно, но все равно... Если так задуматься, то все окружающие меня девчонки давно погибли, и лишь чудо-технологии помогли им вновь ожить в мяукающем виде. А нужно ли им это было? Или лучше, чтобы кто-нибудь спел им няки умиротворения, и они могли с улыбкой закончить свой полный боли путь. Плохо, что я этого не узнаю, ведь все ушастики заточены нулевиками на мою поддержку, и у них вряд ли вообще возникают подобные мысли, как и воспоминания о своей прошлой жизни.

Помассировав виски, я ловко поднялся и меткой позвал мечницу, предлагая отойти в сторонку. Кое-кто вновь неодобрительно глянул на меня, но дело было достаточно важным, чтобы я еще на подобное внимание обращал.

— Нян? — Оудетт была удивлена, но, видя мое выражение лица, охнула, навострив ушки. — Прочитал что-то, нян?

— Ага.

— Хм. Мы, может, и не слишком близки, Костя, но это не значит, что я тебе в чем-то не доверяю или опасаюсь. Приму все, что угодно, нян, — ласково улыбнувшись, кошечка взяла мою руку в свою и преданно посмотрела в глаза.

Да уж. Порой она казалось слишком ленивой или даже глупенькой, хоть чаще всего это была хитринка под видом невинной невежественности, но сейчас по ней не скажешь о чем-то подобном. А! Скорее всего она думает совсем о другом... Общаясь с Эн или Кейт, Оудетт вполне могла узнать о том, что вместе с Истинным Именем я узнаю причины смертей. Но сам факт того, что я теперь точно знаю, что предыдущий Некомант держал у себя в команде Оу, никак не меняет моего отношения; все же Возрождение — слишком глобальное явление... Впрочем, я уже о подобном рассуждал, и перед лицом волнующейся кошечки не стоит вновь предаваться подобным мыслям.

Приблизившись, я аккуратно обнял неку, ради меня ходящую сейчас без своего чудо-доспеха и, ощущая тепло и ответные объятья, еле-еле коснулся губами ушка Оудетт, вместе с этим ощутив, как оно взволнованно шевельнулось.

— Оул Намсдровс Соа Руф.

«Истинное имя Путешественницы Оу использовано Некомантом. Повторные использования отключены».

Девушка мощно дернулась в моих объятьях, настолько ощутимо, что я с трудом ее удержал. Еле слышимое злобное шипение прозвучало угрожающе, но продлилось столь недолго, что мне пришла мысль, будто бы оно мне лишь почудилось. Длинный хвостик разделился надвое, чтобы вновь соединиться, а внутри тела девушки будто бы пару секунд полыхала багровая энергия, пропитывающая весь ее организм, каждый миллиметр кожи, каждую клеточку. Стиснув меня чуть сильнее, Оудетт положила свою голову мне на плечо и тихо някнула.

— Костя, нян.

— Да?

— М-м. Сложно описать... наверное, так я себя почувствовала, когда ты первый раз меня коснулся между ножек, нян, — со смешком добавила девушка. Это на нее Кейт так плохо влияет?

— Довольно неожиданное... сравнение.

— Почему-то пришло именно оно, нян. Вроде бы я и хотела подобного, стать сильнее, сама не зная зачем, но когда дошло до дела, это оказалось как-то немного пугающе, но мне все еще кажется, что все сложится хорошо, нян.

А... Вот почему такая аналогия. Но без Кейт точно не обошлось, нутром чую.

— Конечно, хорошо. Ведь со мной ты, — даже не пытаясь скрыть примитивную лесть, я слегка отстранился, чтобы увидеть счастливое личико Оу. Лизнув меня, кошечка тихо рассмеялась и, нехотя отпустив руку, кивнула, принимая комплимент, а мне оставалось лишь возвратиться к терминалу, чтобы продолжить свои изыскания. Истинные Имена работают и без максимального уровня отношений, так что осталось выудить оставшиеся.

Эн2-7-Н «Тиамат»... Информация о тридцать шестом мире совпадала с ранее полученной от старшенькой Эн, так что я приступил сразу же к чтению основных деталей, касающихся самой девушки.

«Анна Берштайн была юной изобретательницей, ступившей на путь науки, как ее общеизвестный в тридцать шестом мире дед, сделавший вместе со своими коллегами немало открытий. Еще в школьные годы девочка отличилась на научных выставках, адаптируя системы нанитов под создание сложных высокотехнологических устройств; для уже давно используемой системы СКРИАП это не было чем-то удивительным, но уровень проработки создаваемых Анной изделий поражал.

Получив самое лучшее образование и экстерном перескочив через несколько классов, девушка к своим двадцати годам уже получила должность в одной из энергетических корпораций. Первоначально участвуя лишь в разработке и внедрении программной части, она быстро освоила компьютерные системы, но для внедрения новых проектов этого было недостаточно, поскольку требовалась работа на месте с использованием нанитов.

Между тем большая ответственность и давление со стороны как руководства, так и подчиненных, подкрепленные высокими ожиданиями от Анны, как от потомка известного ученого, сказывались на замкнутой и закрытой от всех девушке, приводя к стрессу. Уходя в свои мысли, Анна мечтала о том, как кто-то просто возьмет на себя ответственность за происходящее, сняв с ее плеч столь тяжелый груз, но этого никто не замечал, лишь внимание Анны все больше и больше рассеивалось с каждым днем.

Для финального этапа постройки прототипа нанитового реактора термоядерного синтеза, потенциально способного сотворить катализатор для выделения энергии Нулевой точки, девушка прошла скорую аугментацию защитным военным комплексом «Тиамат». Рассчитывая на то, что талантливая девушка сможет одновременно контролировать и защитные системы, и постройку модулей реактора, руководители просчитались; не способная сконцентрироваться, Анна допустила ошибку, что и привело к катастрофе: ее тело было практически полностью уничтожено, а механизм, продуцирующий наниты «Тиамат», слился со строительными модификациями, создав нанороботов изменчивой структуры. Остатки образца были захвачены тэнэбра-сущностью и, путем заимствования образа из операции Эн-1-Н «Уроборос», была создана новая внешность с минимальными изменениями относительно первоисточника. Вторая Эн Новейшего времени стала обладать выдающимися возможностями во взаимодействии с компьютерными системами, но основной потенциал состоял в использовании гибридных нанитов, вступивших в симбиоз с частицами ёкая.

Объем содержащихся в крови нанитов восстанавливается весьма быстро, каждый робот может быть переконфигурирован и использован для создания структур разного типа сложности: от простых пластин, до высокотехнологичного оружия. Как и с первым вариантом Эн, в хвост были помещены чувствительные рецепторы, реагирующие на энерговоздействие поля некоманта, что в итоге приводит к усиленному производству нанитов, депонированных в хвостовых позвонках.

Примечание: в связи с инцидентом, приведшим к гибели прообраза, для воссоздания внешности был использован образ из операции Эн-1-Н.

«Статистика прошлых смертей: 66,7% по вине Ноопроявлений, 0% по случайной причине, 33,3% убийство Некомантом, 0% смерть Некоманта. Вероятность обратной тэнэбризации и превращения в Некомату — 25%».

«Эффект произнесения Истинного Имени:

Текущий статус возрождений 3/9 будет обнулен, неизрасходованные жизни отсутствуют. Все сигиллы Эн-мл, утерянные ранее, отключены».

А вот это неприятно. Получается, что из-за смерти от рук Некоманта, ее шанс на превращение в монстра увеличился? По крайней мере, каких-либо других кардинальных отличий обнаружить не удается, либо это просто завязано на каких-то личных особенностях... Заметив, что я смотрю на нее, Эннет склонила голову набок и мило улыбнулась, чуть повернув ко мне ушки в ожидании вопроса, но я лишь вновь повернулся к экрану, качнув головой в отрицательном жесте. Шанс хоть и сравнительно низкий, но рисковать не стоит... Не хватало еще вновь убивать бедную кошечку! Или все же шанс на превращение не завязан на прочтении? Или он снизится, когда отношение будет выше?

Выдохнув, я запомнил имя и пока что закрыл файл, не решившись прямо сейчас экспериментировать. Наверняка здесь есть и более подробная информация о самих неках, так что совсем уж спешить не стоит. Или стоит? Пока за стенами бушует Буря, выходить в море не слишком-то хотелось бы, поэтому время есть, но Эннет следующим файлом сама определила за меня:

«Проект «Амулет». Ноопроявления S уровня опасности: «Молох».

Вот оно! Должно быть, самый опасный и неизвестный из Амулетов пятицветика. Машинально приблизившись к экрану, я тронул пальцем надпись, и сразу же раскрылась менюшка.

«Мяяяяя! ♥ Местные пусечки вряд ли стали бы ковыряться в этом старье, правдя? Привет, некомантик! (⌒▽⌒)☆ Сишечка тута, мяхаха! Тынц-тыдынц, трясем хвостиками, девчушечки!»

«Ты... Сейчас онлайн, прямо здесь?» — быстро напечатал я, не сразу, правда, найдя окошко для текстового редактора.

«Сишечка заходила 15 минут назад».

«А! Тю, шутка же. Но вообще — что-то среднее, мяф! Просто хотела предупредякать, что вонь тоть злой дядька, про какого ты читнуть надумал, не так уж и далеко. (>ω^) В Соборах-шмоборах тусит себе, подтусивает с двумя хвостатьками, а уж чего там делает — я не знаю, плак-плак! ( ╥ω╥ )»

Глава 32. Новые знакомства.

Каждая крупинка информации вызывала во мне смятение. Первоначальная радость от того, что удалось обнаружить что-то ценное; что-то, способное пролить свет на постоянный информационный вакуум, но следом все равно идут подозрения. Да, вполне возможно, что Си — реальная кошечка, столь умная, умелая и талантливая, что смогла добраться до базы данных создателей. И даже если не брать во внимание сам факт того, что никаких намеков на ее силуэт я не видел, поскольку в нулевом мире на подобное, как уже выяснилось, надеяться проблематично, то сам прецедент дает понять, что опираться на информацию из этой базы данных нельзя... или нельзя частично. Что еще могла поменять девица? Без добавления ее в число подконтрольных нек, я не могу повлиять на нее, а уповать на честность было бы глупо. Не говоря уж о варианте, что «Сишкой» мог быть кто-то еще. М-да. Кстати, еще одной причиной ее «невидимости» может быть то, что Нолик вроде как занимает сейчас ее слот. Черт, с этим тоже нужно будет разобраться!

«Трунь! Некомант, все еще сомневаешься, мяф? ( ̄. ̄;)»

«Естественно. Обычно даже собеседнику нельзя верить, а ты хочешь, чтобы я доверился буковкам. Вот если б мог тебя коснуться, то уже рассуждал бы иначе» — отправил я, не став юлить. Если она и впрямь нека, то ее должно тянуть к некоманту, и упираться она не станет.

«М-м. Хм. Это... Ты хочешь меня коснуться?! Ай-яй-яй! А как же познакомиться?! Кьяяя!

(⁄ ⁄>⁄ ▽ ⁄<⁄ ⁄)»

«Это было образно, как пример...»

«То есть ты не хочешь коснуться? Думаешь, что я некрасивая? Толстая? Уродка хикканутая, сидящая весь день за интерлинком?! Нетушки, мистер! Я сейчас очень даже, мяф! ( ̄ヘ ̄)»

Дотронувшись до лба, я вновь вернулся к вискам, чувствуя, что у меня начинает болеть голова. Или просто показалось...

«Нет, я так не думаю. Ты наверняка красавица, все Путешественницы такие».

После короткой паузы девица оживилась:

«Тю... А ты докажи».

«Что?»

«Что хочешь коснуться».

Круто. Если все правда, то Лорд торчит в одном из самых важных зданий этого мира, делая черт знает что, пока я тут чатюсь. Взъерошив волосы, я принялся печатать. Уж если это не повлияет, то я даже не знаю...

«Я медленно снимаю с тебя остатки одежды. Тихий шелест ткани подсказывает, что назад дороги нет: твое идеальное тело обнажено, возбуждая меня одним лишь только видом. Медленно проведя ладонью по бедру, ощущая бархатную нежность твоей прекрасной кожи, я добираюсь до попки. Пальцы медленно поглаживают возбуждающие, сексуальные округлости, и я, проводя второй рукой по твоей спинке, касаюсь основания хвостика. Чуть сдавив шерстку, я медленно веду по меху, чувствуя, как ты начинаешь дышать чаще от моих прикосновений...»

*///*

*///* *///* *///* *///* *///*!

«Что такое?»

«Хватит! Блин, это слишком смущающе, мяф! Но я... поняла. Некомантик, ты извращенец! Но мне нравится. Цмок

(っ˘з(˘⌣˘ ) ♡».

«Я рад. Так что насчет...»

«Раскладик такой, мяф. Если мозьгом пораскинуть, то можно найти, как сигилл матерькой кидается, так что подрубить супер-дупер мега крутую межмировую вифишку — дело не такое уж сложное для вумненькой кисы вроде меня, хи-хи. Няшки-котяшки!»

«То есть ты сейчас не в нулевом мире?»

«Неа. Мяф-мяф. Мне вообще чет стремновато перемещаться. Я ж помру, если скорость упадет хотя бы до 1 петабайта в секунду! А без вкусняшек помру второй раз! А без игрулек в тре...»

«Я понял».

«У-у! Не дал рассказать, бука! Р-р-р! А ну! Есть у тебя там керк какой под рукой?»

«Керк?»

«Ох, ну ошейник... Чокер. С голограммками! А, ладно, и так сойдет, тьфу на вас».

Прежде, чем я успел хоть что-то ответить, экран немного изменился. Сбоку возникла трехмерная фигурка: озорная на вид девчушка была одета в какой-то то ли нагрудник, то ли купальник из синтетической ткани, облегающий ее грудь, живот и промежность. На ногах были черные чулки, помигивающие огоньками сапожки на каблуках, а за спиной — нечто вроде дисковидных дронов. Девица была симпатичной, волосы — непривычного красно-розового цвета, а на голове — механические ушки. Судя по виду, из-за спины выглядывал не менее механический хвост.

«Это ты?»

«Ху-ху-ху... Понравилась, да, раз спросил? Но нет, это моя аватарка в Сети, но можешь представлять меня такой, хи-хи. Мяф-мяф!».

Голоса не было, но фигурка теперь выражала эмоции хозяйки, ехидно беззвучно посмеиваясь. Затем сложила руки в кулачки и сделала вид, что мяукает, и начала снова строчить текст:

«Эх, лядня... Но там у вас движуха же, ага-ага? Дядька злой, у, он мне сразу не понравился!»

«Да. К слову, об этом. Ты больше ничего не меняла, кроме своего личного дела?» — перешел я к важному вопросу, хотя ответить девица могла что угодно, но по крайней мере вероятность того, что она и впрямь нека, была теперь достаточно велика. Прищурившись, мини-Си подмигнула мне.

«Хе-хе, подглядел уже? Ню... Ты не обижайся, некомантик, просто я хочу быть первой из нас двоих, кто тебя увидит, когда ты нагрянешь в гостьки ко мне, мяф».

«Договорились. И все же?».

«Дя, больше ничего. База-то ого-го какая, кем бы я была, если б ее похерила, мяф?! Я ж не кулхацкер какой, я из интереса вскрыла...» — смущенно потупив взгляд, девица отвернулась, а затем перелетела из одного края экрана в другой.

«Охотно верю. Так что там с дядькой?»

«Ну он такой, весь из себя, пафосный. Не рвать, а тянуться, бе-е-е! И хвостатьки с ним на подхвате. Он такой, короче, туды-сюды, на фоксе, на джусе, выруливает на бережок, а его тентакля как огреет по хребтине! Ня! Ня-ня-ня! ХРЯСЬ, СУЧЕЧКА! Лол. Вот он заднюю-то и врубил!»

«Но выжил?»

«Ага... Засекла его на чуть-чуть, когда он уже добрался до соборов-шмоборов, воть. Но он там уже давненько, только сеть там изолированная, никак не пробраться! Если только напрямую подрубиться, мяф».

Не уверен, что хотел бы, чтобы «хакерша с удаленным доступом» ковырялась в Соборе, когда я не могу это проконтролировать... В доказательство виртуальная кошечка показала мне запись, подобную тем, что снимали поисковые маэнары, подтверждая свои слова. Там я мог увидеть уже знакомого мне мужичка в костюме, идущего вместе с двумя неками.

Что ж, раз уж полностью полагаемся на эту версию, стоит поразмыслить, что пятицветику могло там понадобиться. Все же ему, похоже, охрененно повезло оказаться сразу на острове, и в этом есть моя вина, но тут уж кто мог предположить подобное?

Вариант с отключением Шпилей вроде как отпадает, поскольку тогда со временем толком не останется никого, над кем властвовать, даже если принять во внимание, что нулевики ошиблись и излучение погубит не все миры. Вряд ли все самое крутое снаряжение и оборудование местные, опять же, сложили на Острове. Легкоубиваемые Темные для повышения мастерства? Казалось бы, для твари подобного уровня силы их и здесь сколько хочешь, но, конечно, есть проблемы с транспортировкой... Уж не верится мне, что он там ночует лишь из-за того, что КРАКЕН мешал, и теперь, как только узнает, что путь свободен, поспешит отсюда.

«Я пока что почитаю, а ты разошли видео остальным. Ну и познакомься с ними заодно».

«Уи-и-и! Другие няки-няки?! Убежала, некоманьтик, не скучай без меня!» — послав мне воздушный поцелуй, аватарка скрылась, а я вернулся к статье.

« Молох — собирательный образ из множества миров, воплощенный в Темном класса «Демон». В одних местах под Молохом понимали одно из Божеств, тогда как в других данное имя было тождественно обряду жертвоприношения, в том числе — детского, трактовка была изначально чересчур размытой, но под влиянием сформированного мнения был собран единый вариант. Демон, воплощающий страх перед жертвоприношениями, напрямую пожирающий души, он быстро стал одной из сильнейших демонических вариаций за счет обильного ресурса в виде неприкаянных душ, в котором никогда не бывает недостатка.

Из-за типа питания, Молох вполне успешно пожирал и низших темных, поглощая их исковерканные души, поэтому несколько умений Молоха легли в основу проекта «Некомант», как наиболее подходящие для борьбы с Ноопроявлениями.

Сильные стороны: мощная регенерация, восстановление тела из духовной энергии; сила, выносливость, физическая мощь пропорционально возрастают с числом поглощенных душ.

Слабые стороны: можно ослабить Молоха, изолировав от подпитки в виде новых душ.

История: данный Амулет примечателен тем, что за все время существования он принадлежал единственному владельцу, и лишь нестабильность самой сути этого Ноопроявления оберегла его от уничтожения Некомантами.

Мут Бер Восшверден — один из Ищеек, осуществляющий контроль за Нооштормом с момента его появления. Каждый день взаимодействуя с душами, он, в отличие от многих других, наслаждался своей работой, понимая, что без него каждый житель может в итоге превратиться в жадную до человеческой плоти тварь. Выполняя свою работу день за днем, Мут не сразу осознал, что оказался воплощением страхов других миров, из-за чего Амулет Молоха попал именно к нему.

Однако на момент записи от личности первоначального Мута с большой вероятностью не осталось абсолютно ничего. Каждая поглощенная душа в той или иной мере влияла на личность обладателя Амулета, что в итоге было исправлено в проекте «Некомант», но для полевого Амулета было уже слишком поздно. Убийцы, лидеры, маньяки, харизматические личности — один за другим они брали верх над телом Мута, теряя при этом часть накопленного мастерства, из-за чего даже спустя сотни лет данного Высшего Темного нельзя назвать сверхсильным. В дальнейшем уровень опасности и потенциальной угрозы для равновесия миров будет зависеть от комбинации прочих Амулетов, доступных Молоху; использование в качестве поддержки множества слабых миньонов дает Молоху необходимую поддержку и подпитывает энергией душ в случае их гибели«.

То ли это было головотяпством, эдакий человеческий фактор... Хрен знает, когда базу составляли, но на данный момент наборчик у ублюдка получился знатный. Я со своим Некомантом, частично бесполезным против Амулетников, неразвитым Кицунэ и зависимым от ресурсов Големантом могу нервно покурить в сторонке. Но не буду.

Не отвлекаясь на няки умиления, слышимые со стороны, пока кошечки пытались ткнуть пальцами мелкую Сишку прямо через экран, я открыл Проект «Воплощение». Уж он-то должен дать ответ на то, есть ли в Соборе что-то нужное Молоху, раз уж я почитал о нем справку.

Вскоре после того, как жители нулевого мира оказались заперты в своем мире в условиях постоянных Бурь, вызываемых скоплением любых «мыслей» в критических объемах, стало ясно, что все может закончиться плачевно. Никому не пожелаешь вечной жизни в страхе, когда бояться нужно не чего-то конкретного, а собственных мыслей, которые даже без концентрации на каком-либо образе могли приводить если не к стихийным материализациям Темных, то к помешательству и суицидам людей, не выдержавших своих собственных кошмаров.

Жизнь в бункерах тоже не была выходом, так что постепенно общество приходило к тому виду, в котором я его, скажем так, застал. Металлические города, охраняющие шпили и Маяки, патрулируемые маэнарами, где остаткам живых и думающих существ приходится пользоваться ноотической защитой или вообще не высовываться из домов.

Продлилось подобное недолго, поскольку столь развитая цивилизация, способная практически на все, что угодно, благодаря вербиниту и безграничному источнику энергии в виде Ноошторма, нашла выход. Не для всех, но для многих, из-за чего была введена система Кармы, позволяющая спастись тем, кто был более достоин. Правда, многие из тех, кто строил новое будущее, погибали, не доживая до реализации мечты, и, конечно, были те, кто заслужил местечко в первых рядах, пальцем о палец не ударив, из-за чего и появились, скорее всего, те самые надписи о том, что система Кармы не работает.

А основной идеей было Воплощение. Если разум, мысли большого числа людей способны сотворить кошмары, то они вполне могут создать и рукотворный рай. Понятное дело, что подобный проект на умирающих металлических землях, постепенно превращающихся в обломки, уже было поздно реализовывать, да и бессмысленно, но вот в отдельно взятом месте...

После завершения строительства Соборов и создания необходимого оборудования, все достойные (по мнению Кармы) в одночасье отправились на острова Воплощения, разбросанные в небольшом количестве по всей планете. Изолированные от внешнего мира Соборы позволяли абстрагироваться от кошмаров и исключить вмешательство Ноопроявлений, и, похоже, последние жители Нооземли именно там нашли свое финальное пристанище, тогда как менее удачливые просто погибли под действием излучения и оголодавших тварей. Но вот правда ли последние из обитателей нулевого мира нашли свой рай или остались трупами внутри огромного здания, ответить было некому.

Похоже, что весь Собор был своего рода вербинитовым концентратором, сотканным из металла, пронизанного Вербами. Быть может, он выполняет желания? Или просто материализует образы толпы людей, подготовленной так, чтобы все дружно вошли в транс и мечтали о райских кущах?

Если первое, то дела охеренно плохи. Самым лучшим исходом было бы, если Лорд сейчас стоял с билетиком в рай возле турникета и нервно поглядывал на часы, или же травил байки со старыми друзьями за стаканчиком нектара. Конечно, можно закрыть глаза на проблему, расценив, что это уже давно не моя война, раз в живых ни осталось абсолютно никого, но мне не улыбается встретить Конец Света, зная, что я мог это остановить. Хотя бы попробовать. Но все равно... Хотя я об этом думал с момента попадания сюда, сейчас, когда осознал, что встреча нам предстоит сто процентов, мне не по себе. Сродни страху о том, что близким станет плохо, а ты просто ничего не сможешь сделать в нужный момент. Нет уж, тут нужен другой настрой, здесь даже мысли материальны!

— Нолик. Проверь, можем ли мы прямо сейчас отправиться на катере к острову без проблем со стороны Бури, — хрипло сказал я, наконец-то стронувшись с места.

— Поняла, мяу.

Девчонки видели, что я озадачен, пытаясь предугадать варианты возможных событий, но не все решались обратиться и попробовать помочь, хотя это, конечно, было и необязательно. Лишь Кейт, резко поднявшись, подошла ко мне, бодро выстукивая каблучками дробь.

— Костя, ня, — посмотрев мне в глаза, девушка одернула юбочку и уселась мне на колени, прижавшись спинкой. Обняв ее животик, я осторожно разместил подбородок между больших ушек и продолжил безучастно смотреть в экран.

Несмотря на то, что Кейт не была аналитиком, читала она столь же быстро, как и умница.

— У-у. Костя. Неужели ты думаешь, что желание этой падлы сделать всем плохо больше, чем наше желание сделать всем хорошо, ня?

— Нет.

— Тогда расслабься, ня. Нас создали, чтобы убивать подобных ублюдков, так что все будет путем, ня, — добавила девушка, поглаживая мои руки. Ее мягонькая попка приятно давила на колени, а от пушистого хвостика было очень тепло и комфортно. Сжав девушку чуть сильней, я услышал, как она мяукнула, шевельнув ушками, отчего мне стало щекотно.

— Хех, хорошо, Кейт. Спасибо, милая моя кошечка, — зарывшись лицом в волосы девушки, я ощутил, как нека стала тихо урчать, после чего вновь стал смотреть на экран.

— Ня... Всегда пожалуйста, любимый. Ой, а знаешь, что я тебе не показала, ня? — хмыкнув, Кейт заерзала у меня на коленях.

— Что же?

— Опаньки! — хихикнув, нека показала мне кусочек ткани, зажатый у нее в руке. — Как тебе, ня?

— Это твои трусики?

— Ага, ня. Причем они у меня только одни, прошу заметить, ня.

— Хм. Ну...

Тихо застонав, кошечка чуть раздвинула ноги, когда я частично снял защиту.

— М-м, любимый, как я скучала по твоему члену... Мне кажется, он стал больше, или я просто так сжалась в предвкушении? — някнув, Кейт уперлась ножками в пол и стала легонько скакать на мне. — Ня! Ради продолжения подобного я этому пятицветному мудаку сама лично голову отстрелю, и будет у нас забота лишь о том, какую позу выбрать следующей, ня, — обернувшись, девушка подставила губки, и, слившись с ней в долгом поцелуе, я ощутил, как меня медленно, но верно охватывает чувство теплоты и комфорта от близости с Кейт.

Глава 33. Решения предков.

Должно быть, максимальное отношение неки и сопутствующее этому удовольствие — специально задуманный механизм. С другими девчонками плохим секс назвать язык у меня не повернется, напротив; но сейчас, с Кейт, это что-то другое... Близость с ней не только восстанавливает силы, которых, впрочем, у меня и до этого было достаточно, она дает мне ту самую уверенность и спокойствие, которых мне последнее время стало недоставать. А уж виной тому местное излучение или накопившиеся тревоги, сложно сказать, ясно лишь, что теперь все это не кажется таким уж пугающим.

Ловко развернувшись ко мне, кошечка обняла меня за плечи и вновь припала к губам, зажмурившись и мурлыкая от удовольствия каждый раз, когда мой член оказывался глубоко внутри нее. Короткая юбочка скрывала постыдное для кого-то действо, отчего я еще больше завёлся и, не отрываясь от поцелуя, стал быстро расстегивать пуговички на блузке Кейт. Слегка куснув мою губу клычками, кошечка выгнулась, делая свою объемную грудь на вид еще больше, после чего я быстро сдвинул вниз бретельки бюстгальтера и жадно припал к соблазнительному сосочку, чувствуя, как приятно проминаются прелести неки от моих касаний.

— Сколько бы ни было у тебя кошечек, мои дыньки — самые большие, верно, любимый, ня? — тепло прошептала девушка, продолжая двигать тазом, волнообразно насаживаясь на член. — Ох, Костя, ты так настойчив, ня! Все-таки скучал по мне, это и без слов заметно...

— Конечно.

— М-м... Не выкручивай так, хотя.. Я же разрешила тебе делать все, что угодно, так что пусть, ня.

Стиснув грудь, я плотно обхватил губами сосочек и оттянул его на себя, после чего повторил подобное со вторым. Поглаживая меня по голове, кошечка не прекращала улыбаться и продолжала методично скакать на мне, отчего ее прелести, быстро покачивающиеся прямо передо мной, казались еще более желанными.

Уловив мое ментальное желание, Кейт нехотя слезла с члена и, проведя у себя между ножек ладошкой, собрала немного смазки, которую и распределила во впадинке между буферами. Добавив слюны, девушка, игриво улыбаясь, села передо мной на колени и, растерев остатки смазки по члену, пододвинулась поближе. Крепко сжав грудь по бокам, нека позволила фаллосу скользнуть во впадинку, и начала бодро двигаться вверх-вниз, позволяя мне трахать ее сочные прелести.

— Ух, моя девочка, — не удержавшись, прошептал я, чувствуя, как приятно плоть Кейт обволакивает мой разгоряченный орган. Открыв ротик, нека стала касаться язычком члена каждый раз, когда он показывался из впадинки, а затем и вовсе стала время от времени посасывать головку, двигая грудью вверх-вниз, чтобы я не прекращал получать удовольствие. Видя, как кошечка старается, я легонько провел по ее ушкам, которые сразу мелко задрожали от моего прикосновения и, надавив на внутреннюю часть большим пальцем, повел уже сильнее.

Издав тихий стон, Кейт на миг прервалась, переживая первую волну удовольствия, подкреплённую стимуляцией ее эрогенных зон, и, благодарно мяукнув, вновь принялась за работу, туго сжимая член сиськами. Губы плотно обхватывали головку у основания, пока девушка активно полировала уздечку своим шершавым язычком, прекрасно зная все мои чувствительные точки.

— Любимый... Помассируй чуть глубже, — облизнув губы, прошептала кошечка, и я сразу же погрузил пальцы в мех, белым пушком торчащий из ушек. Массируя шерстку, я видел, что кошечке очень хорошо от подобного, а жаркие треугольнички ушей в моих руках продолжали мелко подрагивать от любого касания. Шелестя хвостиком по ткани юбки, кошечка продолжила приглушенно урчать с закрытым ртом, пока на ее щечках образовывались ямочки от того, как сильно она мне отсасывала.

Оудетт тем временем с улыбкой смотрела на нас, видимо, даже и не планируя мешать или присоединяться, расценив, что уже исчерпала свой лимит на ближайшее время; Эннет, постоянно поглядывающая в нашу сторону, усиленно делала вид, что занята просмотром экрана, с которого ей что-то печатала Сишка. К счастью или к сожалению, но камер здесь, видимо, не было, так что наша виртуальная знакомая не могла обнаружить, чем я занимаюсь. Однако сама Эннет отвечала все реже, сведя ножки вместе и заведя руку между ними, да и ее порозовевшие щечки выдавали то, что девушка наверняка украдкой ласкает себя.

А вот Мику смотрела во все глаза, но ее реакция была смешанной. Без привычного отыгрыша образа можно было заметить, что она удивлена тому, как запросто мы стали заниматься сексом; читалась и досада из-за того, что Мику сама не догадалась поступить подобным образом, ну а по тому, как Эм касалась своих бирюзовых ушек, можно было понять, что она немало удивлена тому, как Кейт может настолько кайфовать от того, что я просто массирую ее уши пальцами. Я и сам был сначала в некотором недоумении, но раз уж создатели добавили этой милашке чувствительные рецепторы именно в ушки, то что поделать. Я только за то, чтобы сделать Кейт приятно.

— Я... так кончу скоро, ня, — с причмоком отпустив мой член, сказал Кейт, смотря мне в глаза.

— Хочешь по-старинке?

— Мр-р-р. Ты ведь любишь брать сзади, любимый?Я готова, ня, — поднявшись, Кейт развернулась и, оперевшись руками на панель, эротично изогнулась, задрав юбочку. Хвостик, вставший столбом, был своего рода знаком, так что я, не теряя ни секунды, пристроился сзади и ввел член в похотливо хлюпающую киску. Громко мяукнув, Кейт застонала и, вцепившись покрепче, стала подаваться мне навстречу, отчего по всему информационному этажу стали слышны громкие шлепки. Шелковистые волосы Кейт растрепались и теперь струились по всклокоченной съехавшей с плеч блузочке; юбочка, влажная от соков, была задрана вверх, открывая вид на красивую женственную попку, столь мягкую, что я будто бы слегка пружинил каждый раз, когда вгонял фаллос поглубже в неку. Вцепившись в хвост, второй рукой я звонко шлепал Кейт по ягодицам, оставляя розоватые следы от своих ладоней, но, судя по повизгиванию, Кейт это очень даже нравилось.

Чувствуя, как теплые волны удовольствия растекаются по моему телу, я слегка наклонился и, обхватив девушку, стал трахать ее чаще; высунув язычок, нека смотрела прямо перед собой, и в зеркальном отражении задней стороны голо-экрана я мог видеть ее похотливое выражение личика, подкрепляемое громкими страстными стонами.

Обхватив грудь Кейт, я прижал девушку к себе и вставил как можно глубже, отчего девушка громко вскрикнула; ее ушки стали торчком и дернулись, а мне передалась мелкая дрожь, когда ушей достиг звук благодарного возгласа:

— Любимый... Мр-р-р.., — закрыв глаза, кошечка будто бы прислушивалась к ощущениям, вызванным тем, что я наполнил ее животик спермой, и, когда эякуляция прекратилась, Кейт замурлыкала громче. — Так приятно быть любимой, ня...

В воздухе мог повиснуть немой вопрос, ведь я ничего подобного не говорил, хотя момент был и не совсем подходящий. Однако девушка продолжила сама, явно думая о том же:

— Ты не был бы так чуток с той, которая была бы тебе безразлична, ня.

— Конечно же ты мне не безразлична, — прошептал я на ушко Кейт, все еще находясь внутри нее. — Спасибо тебе, моя девочка, — сказал я искренне, поскольку сейчас мне предстоящая встреча казалась не такой уж жуткой. Да, сто процентов непростая, но наверняка не такая уж безнадежная.

Мяукнув в ответ, Кейт кивнула и не шевелилась до тех пор, пока я медленно не вытащил член из ее жаркого лона, проронив на пол капли спермы. Кашлянув, девушка быстро пригладила взъерошенные волосы и, поспешно нацепив трусики, пошла обратно на свое место, снова громко цокая каблучками и застегивая блузку на ходу. Хотя остальные кошечки и проводили ее взглядом, никто ничего не сказал, по крайней мере, вслух.

Со мной же, пока Кейт приводила себя в порядок, связалась Нолик, сообщив, что тщательно проверила защитные качества катера и, после финальной обработки вербинитом, снятым с других кораблей, которая продлится еще минут двадцать, мы можем отправляться даже сквозь бурю, так что я в итоге занялся изучением оставшегося материала.

По Маэнарам не выяснилось ничего нового, поскольку Нолик уже все успела рассказать по собственным воспоминаниям, поэтому я переключился на Некоманта, Путешественниц и Проект «Возрождение».

Конечно, частично информация уже была мной получена из других источников, либо домыслена самостоятельно, так что я уже был в курсе, что все Путешественницы — гибрид на основе Тэнэбра-сущности. Талантливый человек в слиянии с бакенеко раскрывал свой потенциал, переходящий по мере роста мастерства в сверхвозможности, так что в этом плане меня не удивили. Разным был лишь набор некомат, создаваемый своего рода комплектами в определенные эпохи, так что тех, о которых говорила Эн, вроде воюющих со змеелюдьми в Древнем Египте, уже наверняка не существовало. Однако количество было всегда ограниченным, равным числу букв в вербе «Nekomancer», из чего следовало, что Нолик и проект неки тринадцатого мира явно выбивались из общего числа, либо были созданы из-за наличия лишних буковок, накопившихся за долгие годы смертей бедных хвостатых милах.Но прежде, чем разобраться с этим, я продолжил чтение.

Базовый дэмиверб. N.E.K.O. — Первичная форма Тэнэбра Путешественника (Базовая атака и защита).

Второй базовый дэмиверб M.A.N.C. — Вторичная форма Тэнэбра Путешественника (Базовая поддержка и восстановление)

Прайм верб — N.E.K.O.M.A.N.C.E.R. — Финальная форма Тэнэбра Путешественника. Уровень силы S+++

Резервный верб — N.E.K.O.M.A.N.

По собственному классу информации было негусто, а на буквы можно было поглазеть разве что из любопытства. Раскладок умений никто не предоставил, было лишь известно, что Амулет получен путем соединения разномастных способностей, а о владельцах не было толком никаких данных, но здесь, видимо, из-за соображений безопасности: ведь если информация о личности некоманта попадет к темным, то это будет отличный подарок в виде комплекта сигиллов и возможности искать новые, даже если не учитывать сам факт того, что база данных устарела. Ну а сильные стороны и слабости полностью зависели от подконтрольных Путешественниц, а так же полученных в ходе охоты на темных особенностей.

В остальном, как и ожидалось, привязка нек к своему владельцу была сделана для того, что без этого ограничения была весьма высока вероятность обратной тэнэбризации, что порождало бы мощных Темных в виде Нэкомат; из-за этого и нужен был механизм, за счет которого все кошечки погибают вместе со смертью хозяина, поскольку на свободе вместе с развитым мастерством они могли бы стать угрозой для людей. Да и вообще, к обратной тэнэбризации может привести много факторов: влияние жезла реверс-тэнэбризации, освобождение при недостаточной лояльности, слишком частая гибель или концентрированное воздействие ноотэнэбрического излучения. Исходя из прочитанного можно было оценить, что прочитать Истинное имя для Эннет будет безопасно, но освобождать ее не рекомендуется из-за повышенного шанса превращения.

Проект Возрождение включал в себя механизм воскрешения девчат. Как я уже разобрался, алгоритм был достаточно простой: по девять жизней на каждую, счетчик обнуляется Именем, после гибели можно восстановить часть утраченного Мастерства, если вернуть кошечке ее сигилл. Сделано это было, чтобы нека извлекла в итоге опыт из произошедшего.

Ну и выбор мира для Возрождения тоже был, в целом, прост: если Путешественница погибала от рук Темных (в том числе и из-за гибели Некоманта) или случайных факторов, то ее забрасывало в случайный мир вместе со снаряжением, чтобы обнаружившие ее твари не могли раз за разом убивать беднягу. И в редком случае, когда по какой-то причине некоманту требуется убить собственную подчиненную (из-за риска ее превращения, уже случившейся метаморфозы или захвата контроля каким-нибудь Темным), то девушка возрождалась в родном мире, чтобы Некомант четко знал, где ее разыскивать.

В том случае, если счетчик достигал своего предела, Путешественница погибала навсегда. Похоже, под этим подразумевалось, что образец получился слишком слабым для выбранных целей, так что в дальнейшем появлялась новая Путешественница из заготовленных шаблонов. Или создавали бы новую, но сейчас этим заниматься явно некому. Хотя, судя по всему, нулевики на самом деле сделали варианты для абсолютно всех миров, но старались подобрать для некоманта наиболее эффективных на их взгляд.

В таких условиях разблокировка половой системы, судя по всему, была своего рода резервным вариантом на тот случай, если Некомант все-таки хочет сохранить понравившийся ему вариант, как бы цинично это не звучало. Правда, не знаю, что за извратам такое в голову пришло, ведь если ушастое потомство будет резервной копией взрослой Путешественницы с обнуленным счетчиком, то это, получается, некомант должен будет со своей дочерью того этого... Или все же это я изврат, ведь напрямую нигде не указано, что я должен был спать со своими неками.

Отбросив странные мысли, я скопировал данные по зелью повышения мастерства, для которого нужно изрядно побегать по мирам в поисках ингредиентов, после чего занялся изучением оставшихся проектов.

13-Прайм-Н «Тэнэбра» — родной мир № 13. Технологический уровень мира является плавающим из-за присутствия постоянного гарнизона в виде штаб-квартиры Некоманта и его поддержки.

Являясь вторичным тэнэбра-миром, тринадцатый имеет очень тонкую грань с минусовыми, из-за чего вероятность материализации Ноопроявлений гораздо выше нормы. В качестве особенностей стоит отметить представленную за счет этого высокую концентрацию эссенции Тьмы, которая позволяет при определенных условиях сгенерировать тело для проекта «Тэнэбра». Для этого требуется наличие арутаерс-капсулы и всех десяти сигиллов; некомант же должен иметь пустые слоты сигиллов, либо все подконтрольные неки к этому моменту должны получить Освобождение.

Проект Тэнэбра — по своей сути Альфа-ноопроявление, сравнимое по силе с десятью другими прототипами бакенеко, поэтому для сдерживания тэнэбризации требуется энергия десяти сигиллов, формирующих Прайм-верб. ВНИМАНИЕ! Риск слишком велик, поэтому в обычную ротацию Путешественниц проект 13-Прайм-Н «Тэнэбра» не входит.

Вот оно что! Тогда становится понятно, почему пятицветный хмырь так хотел себе капсулу. Имея при себе жезл, он мог бы превратить Тэнэбра-неку в сверхсильную тварь, подконтрольную лишь ему, и вместе с его возможностями и двумя другими Путешественницами, его уже вряд ли кто-то мог бы остановить...

Осознав, какой ужас скрывался внутри контейнера-гробика, который хотел активировать, я невольно вздрогнул. Стоп. Если «тринадцатая» столь мощна, то что же с Ноликом?

0-0-Н «Аннигиляция» — родной мир № 0. Технологический уровень — абсолют.

Секретный проект. Срок защиты тайны истек. ОПАСНОСТЬ! Текущий уровень излучения — Алый уровень. Требуется немедленная активация в случае подтверждения провала «Воплощения»!

Проект «Аннигиляция» — резервный план в случае, если «Воплощение» не сработает. Активному некоманту или Ищейкам предписывается активировать создание Путешественницы 0 сразу же после обнаружения оранжевого уровня излучения.

«Аннигиляция» — одноразовая путешественница, обладающая достаточными способностями для того, чтобы уничтожить Нооземлю генерацией Бури Очищения. Измененный импульс излучения уничтожит все живое, все Ноопроявления и снизит угрозу проникновения Ноошторма в другие миры до нуля.

Глава 34. Последние данные.

Вот даже как... Что ж, тогда неудивительно, что Нолик была такого высокого о себе мнения. Хоть и без памяти, но она наверняка осознавала, что способна на многое. Правда, в голову лезет только всякая дурость, вроде того, что я трахал ядерную боеголовку, но это мелочи.

Даже если вдруг включить хладнокровность, забыв о том, что мне сложновато будет просто взять и пожертвовать этой вредной брюнеткой, стоит семь раз отмерить, не промахнулись ли нулевики с расчетами, не говоря уж о том, что точной информации о провале их предыдущего плана у меня пока что нет. Ну, допустим, у нас получится убежать, пафосно не смотря на взрыв, скрывшись в переходе в десятый мир, а Нолик драматично пожертвует собой, чтобы мы потом всю оставшуюся жизнь вспоминали ее за чашечкой чего покрепче. Точно ли ее атака уничтожит абсолютно все? Не станет ли хуже, когда по целой планете пронесется всплеск мощного излучения? Помнится, нулевики уже разок доигрались в своей самоуверенности, угробив целую цивилизацию, стоит ли вновь плясать на подобных граблях?

Впрочем, если отбросить мысли об эпического бабахе, я все же не был так уж уверен в возможностях кошечки. Да, она крута в местных реалиях, бесспорно, но у нее еще даже не все способности активировались, чего уж там об армагеддецах рассуждать. Вздохнув, я решил читать дальше.

«Создание живого аналога Оружия Судного дня предполагало действие в условиях нулевого мира, что облегчало и выбор праймера, и подбор нужных особенностей. Затраты энергии тоже можно было принять за ничтожные, но для полного контроля были использованы десять сигиллов, как и в варианте Прайм-верба, только в данном случае такой набор обусловлен необходимостью в хранении колоссального количества энергии.

Нэт Вос Берфастен — одна из известных верб-конструкторов последней эпохи. Приложив руку к множеству проектов, включая архитектуру, технику и проектирование маэнаров, она была образцовым гражданином, пока при создании одного из Голиафов не попала под угрожающую жизни дозу ноотического излучения. Преследуемая иллюзорными кошмарами, она тщательно скрывала свое состояние, но вскоре присоединилась к наращивающему свою силу движению фаталистов, уверенных в том, что всех жителей нулевого мира ждет своя собственная судьба, и ничто: ни «Воплощение», ни «Карма», ни работа Охотников и Ищеек не сможет уже ничего изменить.

Подсознательное стремление к смерти вылилось в проявившуюся у Нэт жажду мазохизма и подчинения, когда она уже ничего не хотела решать сама, понимая, что любое действие лишь приближает ее ближе к финалу.

Прогрессирующие нарушения мозга под влиянием излучения привели к проблемам с памятью, из-за чего девушке был принудительно установлен псионический имплант, позволивший ей еще недолгое время участвовать в работе над проектами, поскольку лишенный страхов разум отлично взаимодействовал с ноотическим снаряжением.

Решив, что девушка исцелилась, ее кураторы ослабили контроль, позволив Нэт гулять по Городу; выйдя в парк, девушка активировала голопроекцию живой природы, после чего, разочарованная фальшью происходящего, мощным телекинетическим ударом разрушила антигравитационный стабилизатор и полностью уничтожила поселение, погибнув под обломками, где ее и инициировала Тэнэбра-сущность.

Получившаяся Путешественница отличалась от других вариантов тем, что у нее отключен механизм «Возрождения». Способная пополнять энергию лишь от владельцев «Поглощения» и убийства Ноопроявлений, Путешественница Ноль нацелена на разрушение и манипулирование вербинитом до тех пор, пока ее запасы не иссякнут или миссия не будет выполнена. Активируемая в пассивном режиме, она обладает ускоренной системой «Отношений» на тот случай, если некоманту потребуется поддержка в осуществлении плана «Аннигиляция»; все умения доступны путешественнице изначально, но для полного раскрытия требуется повышение стабильности ее тэнэбра-формы и концентраторы в виде снаряжения и имплантов. В случае необходимости, активация Истинного Имени до момента получения максимального отношения включает режим «Аннигиляции», снимая блокировку со способностей путешественницы.

«Статистика прошлых смертей: 0% по вине Ноопроявлений, 0% по случайной причине, 0% убийство Некомантом, 0% смерть Некоманта. Вероятность обратной тэнэбризации и превращения в Некомату — 0%».

«Эффект произнесения Истинного Имени:

Активация Бури Очищения.

Смерть Путешественницы 0 по исчерпанию запаса энергии».

Имя, которое я прочитал, было опасней кодов запуска ядерных ракет, но я все же запомнил его. Еще бы из базы стереть к чертовой матери, но Сишка мне неподконтрольна, а глядеть ей это ни к чему.

Вроде бы подводных камней никаких нет, но перестраховаться особо не получится. Без Нолика мы вряд ли сможем добраться до Собора без проблем, а там мало ли, вдруг в нее зашита какая-то подпрограмма, вроде всяких пугалок о спящих агентах КГБ. Узнает, что в Соборе тухляки одни, и ага. Боюсь, будь я даже Крепким Орешком, подобный биг бадабум мне не сдержать, даже если в любви признаюсь ненароком. Впрочем, это, скорее, из разряда паранойи: вряд ли люди, жаждущие рая на земле, столь маниакально шифровали бы ядрену бомбу в виде хрупкой кошечки, чтобы она непременно рванула, так что будем думать чуть оптимистичней.

Из текущего оставалась лишь парочка вопросов, не считая поисков оставшихся Амулетов. Запомнив информацию о Иветт и проверив все-таки старшенькую Эн, я открыл еще одно досье.

Эм-5-Н «Янус» — мир № 42. Технологический уровень семь из десяти. Из-за снизившейся со временем вероятности материализации ноопроявлений и введения контроля за перемещениями, сорок второй мир долгое время оставался без вмешательства Темных. Скоротечные войны, упор на сферу развлечения и отсутствие природных способностей у жителей, полезных в боевом плане, оставляли этот мир без внимания, пока в руки ищеек не попала Тэнэбра-сущность, способная к метаморфированию. Соединенная с бакенеко, она послужила бы отличным катализатором для подходящего прообраза, поэтому именно в сорок второй мир Ищейки отправились в поисках нужного.

Мизэки Мори — молодая артистка, известная своими мастерскими номерами по перевоплощению. Удивительным образом она умудрялась воссоздавать образы знаменитостей, простых людей, копировала и мужчин, и женщин, и детей, и стариков, удивительно точным образом меняя как голос, так и походку.

Быстро набирая известность, девушка собрала целую армию поклонников, часть из которых была чересчур навязчива даже для открытой и дружелюбной девушки. Контракт запрещал Мизэки встречаться с парнями, да и она сама не стремилась пробовать разные варианты, с детства лелея мечту о большой и чистой любви. Однако напор фанатов не убывал, так что девушка, опасающаяся за свою жизнь и здоровье, стала заниматься единоборствами, обучаясь самообороне, дополнительно наняв еще и охранников.

Но всему пришел конец, когда один из особо ревнивых фанатов, вдруг увидевший девушку вместе со своим агентом на улице, сбил ее насмерть на автомобиле, врезавшись прямиком в толпу. Подготовленный особый вид бакенеко идеально подошел, реализовав потенциал Путешественницы Эм к смене своих ролей. Быстро и легко обучаемая, новая нека способна использовать любой из классов, доступный другим путешественницам, за исключением требования к снаряжению для некоторых умений, которое можно обойти предоставлением соответствующей экипировки. Без оружия путешественница Эм способна сражаться с помощью развившихся умений к боевым искусствам, позволяющим ей дать отпор противнику даже голыми руками.

«Статистика прошлых смертей: 33,3% по вине Ноопроявлений, 66,7% по случайной причине, 0% убийство Некомантом, 0% смерть Некоманта. Вероятность обратной тэнэбризации и превращения в Некомату — низкая».

Ох... Похоже, что Эм пришлось немало побегать с ее шестью смертями, но в остальном она не слишком отличалась от остальных, если, конечно, не брать в расчет ее неординарные способности. Вновь задумавшись о том, стоит ли изменить ее класс перед боем с пятицветиком, я отказался от этой мысли. Истинные Имена с их телепортацией хороши, конечно, вот только они могут перемещать девчат лишь ко мне, а убежать нам с их помощью не удастся. Есть ещё возможности Нолика, но на них бы я не рассчитывал в условиях изолированного Собора, поскольку уже один раз вербинитовое поле нам помешало. Не факт, что и сигилл сработает, но выдать оружие Мику и поменять на боевой класс в этом случае должно быть несложно. Хотя у нее вроде как какая-то неприязнь к смертоносным вещицам, так что это может быть не так уж и просто...

Пробежавшись по Амулетам Некроманта и Рабоманта, я не обнаружил ничего важного. Они были весьма схожи тем, что зависели от своих последователей, так что вся тактика складывалась к фокусированию огня на самом маге вместо того, чтобы возиться с его миньонами. В общем-то очевидно, да и я надеялся, что минимум один из этих Амулетов в условиях нулевого мира работать не будет — вполне возможно, что живых не осталось, так еще есть шанс на то, что костей тоже на найдем, ведь до сих пор мне не попалось ни единой косточки.

Улей выглядел уже опасней за счет того, что владелец подобного класса мог не только создавать себе помощников практически из ничего, но и сам мог изменять свое тело, становясь чрезвычайно опасным инсектоидным монстром. Вместе с регенерацией Молоха и снаряжением Всадников это могло стать проблемой, но защита последних была абсолютной лишь при наличии последователей, так что нужно справиться с одной лишь броней. Если зафокусить засранца, то никакие уловки не помогут, так что нужно просто действовать решительно.

Апокалипсис, как и ожидалось, был воплощением страхов о возможном Конце Света. Чего и говорить, почти что каждую неделю печатают о том, как очередной астероид расхреначит Матушку-Землю, волей-неволей заикой станешь, если верить в подобное.

Сила Всадников была очень велика, но, как я и предполагал, без фанатиков все же достаточно приземленна, хотя сам факт того, что Амулет был разделен на пять частей для баланса, вынуждал не относиться к нему слишком уж легкомысленно. Правда, описание пятой части было почему-то размытым из-за того, что это было как бы самим воплощением Конца Света во плоти, поэтому данные о его умениях могли разниться от народа к народу; точно так же, как всадники порой выступали в разных ролях, но в данном случае образы все же были фиксированными.

Сверхсильная Война — берсерк с вербинитовым клинком и мощными доспехами; Мор со способностью создавать болезни, вооруженный энерготэнэбрическим луком с генерируемыми верб-конструкторским модулем наконечниками; Голод с верб-активными весами, меняющими материю местами, и владеющий своего рода гипнозом; и Смерть, обладающая властью над нежитью такой, что никакому некроманту и не снилась, с мощной энергокосой, как бонус. Если задуматься, то это охренеть, даже не верится, что я все это смог одолеть... Без подготовки, как в прошлый раз, это может быть трудно, но, насколько я понимаю, пятицветик не сможет быть в образе одновременно всех всадников, используя лишь один за раз.

На фоне этого мои Амулеты казались настолько слабыми, что Лорда можно назвать сыном маминой подруги. Впрочем, для големов я все-таки вычитал вариацию более продвинутой «Модификации», вместе с которой запрошенное ранее «кое-что», сделанное Ноликом, будет еще круче. Этой вещицей была замена моего погибшего пенька, в которой я решил задействовать увиденные мной вербинитовые щупальца: раз уж металл позволяет создавать такие подвижные соединения, то не воспользоваться этим было бы просто глупо. Для этого я и попросил сделать основу для голема из металла, где в структуру будут интегрированы щупальца-хлысты-лассо. Не потому, что я рассчитывал всех начать связывать, а по другой причине — активаторы срабатывают по поверхности слоя, из-за чего их применение выглядит слишком уж ограниченным, а с использованием пут тот же телекинетический активатор можно задействовать так, что волна будет направлена по кругу в центр тела противника. Мой собственный телекинетический пресс, хе-хе.

Оставалось только налепить дополнительные слои защиты, хотя в этот раз я рассчитывал сконцентрироваться на атаке, потому что очевидно — что-либо слабее «Покровительства» вряд ли меня защитит от атак Лорда.

Закончив с поисками, я поднялся и, попросив Оудетт спускаться к катеру, подошел к Эннет.

— Как дела? Подружилась с Сишкой?

— Да, она забавненькая, ня, — осторожно вытерев блестящие от смазки пальчики об одежду, сказала смущенная нека, шевельнув ухом.

«Эй-эй! Ты давай, рассказывай! Что он там с вами творит, мяф! Все рассказывай!» — горело на экране, пока аватарка делала вид, что постукивает по стеклу, словно скрепка-помощник.

«Может лучше сама потом узнаешь? И вообще, мы уходим» — добавил я.

Покраснев, фигурка виртуальной кошечки прижала механические ушки к голове.

«Может и лучше, мяф! Я сама решу, некоманьтик! Удачи... Я пойду с вами, но толку будет немного, пусечки!»

Переведя взгляд на Эннет, я увидел, что она кивнула, показывая один из ошейников, на котором дублировалось изображение Сишки. Похоже, Оу отдала свой.

— Хорошо, — помогая кошечке подняться, я коснулся ее ушка губами и прошептал:

— Энн Мутцеф Муцит.

«Истинное имя Путешественницы Эн-мл использовано Некомантом. Повторные использования отключены».

Наверное, мне самому было проще сделать это так небрежно, поскольку опасения за тэнэбризацию все-таки оставались. Чуть не выронив ошейник, кошечка громко замяукала и, вцепившись в мои плечи, прижалась, мелко дрожа. В ее глазах вспыхнуло зловещее пламя, пока раздвоенный хвостик беспокойно метался, ударяя по стулу и панели рядом, но прошло еще немного времени, и нека, облегченно выдохнув, посмотрела на меня.

— Костя...

— Да?

— Я будто бы нашла свой дом, ня. Он — рядом с вами и, особенно, с тобой, — покраснев, девушка все-таки отвела взгляд, пока я гладил ее по волосам.

— Конечно. Ты всегда желанна в нашей странной компашке, так что чувствуй себя как дома.

— А еще.., — замерев, девушка не сразу решилась договорить.

— Я буду решать за тебя, милаш. Тебе не нужно беспокоиться на этот счет.

«Уровень симпатии Эн-мл увеличивается».

— Откуда... Ня! Ты умеешь читать мысли? — виляя хвостиком, спросила ошарашенная кошечка с восхищением смотря на меня.

— Пусть будет моим секретом, — коротко сказав так, я чмокнул неку в лоб, и та, радостно урча отправилась к выходу, наверняка сама до конца не понимая, почему это так ее обрадовало.

В информационном зале стало как-то пустовато, лишь Эм ждала, сидя на месте, будто оставленная после уроков ученица. Да, понимаю, что ей непросто воспринимать мое поведение, мягко говоря отличающееся от моногамного, но старый друг, как говорится, лучше новых двух. Какими бы сладкими не были слова бирюзовой кошечки, я не мог просто так перечеркнуть то недолгое прошлое, что было у меня с первыми неками. Хотя это и может выглядеть несправедливо с учетом всего, что Мику старалась для меня делать, но слишком уж ее мечта выбивается из наших отношений, и сейчас точно не самый лучший момент с этим разбираться.

— Сходишь со мной?

— Как будто у меня есть выбор, Константин-сан, — буркнула нека, с укором посмотрев на меня.

— Мне кажется, что, если бы я обратил на тебя внимание в общей куче с остальными, это все равно выбивалось бы из твоей просьбы. Так что давай просто подождем до удобного момента. Хочется гулять со своей девушкой по спокойным улицам, а не перед лицом нависшей угрозы, — примирительным тоном сказал я, и ушко девицы шевельнулось.

— Принято. То есть ты обещаешь мне свидание? Без остальных?

— Обещаю.

— Договорились! — ловко поднявшись, секунду назад недовольная девица довольно захихикала, смотря на меня с хитринкой. Черт, неужели все ее недовольство было лицедейством?! Впрочем, цена невелика...

Взяв меня под руку, кошечка стала тихо мурлыкать, но вскоре мы добрались до подъемника, где пришел черед неки удивляться, поскольку отправились мы не в доки, а наверх. Попросив ее подождать на платформе, я добрался до вновь начавших помигивать стеклянных колонн системы ССНОУ, где потратил пару минут на поиски резервного терминала-приемника.

Довольно длинное цифровое обозначение — и вот уже мигнувший приемник выдал принадлежащий мне предмет. Жаль, что так нельзя сделать, чтобы нагрузить себя кучей уберпушек, но я все равно доволен.

Слипшиеся жемчужинки сейчас напоминали арахис в оболочке, не выглядя как что-то важное, но я все-таки сжал хоси-но-тама покрепче, боясь потерять. Грустно, что Ками заблуждалась на этот счет — как и ожидалось, звездный шар, как и ее филактерия, не были спрятаны в каком-нибудь междумирье, а просто находились здесь. Любой отказ системы, обрушение здания или еще какая внезапная ерунда, вроде атак охреневшего Лорда или бабахов аннигилирующих някающих брюнеток — и конец настанет быстро и нежданно. Но если моя гибель все равно унесет жизни и меня, и лисички, то я лучше буду держать опасную вещицу при себе. Или даже в себе, как когда-то...

Глава 35. В пути.

В прошлый раз имплантацией горошинки занималась Эн, поскольку самостоятельно разрезать руку и помещать инородный предмет в кость... Не больно, за счет чудо-умений, с нынешними способностями так и вообще можно частично стать нежитью и ковыряться со скелетом напрямую, но работа требует сноровки. Сейчас, конечно, у нас достаточно режущих приспособлений и без нано-инструмента, но я все же пока что повременю с операцией.

Спрятав хоси-но-тама, я вернулся к Мику, которая, будто зачарованная, наблюдала за работой системы, но как только я приблизился, полностью переключила все внимание на меня.

— Мя. Переживаешь? — вновь взяв меня за руку, девушка с тревогой посмотрела мне в глаза.

— Сейчас уже не очень.

— Мы тоже, — хмыкнув, добавила Мику, прижавшись ко мне сильнее. — Общались по ментальной связи, — пояснила нека свои слова.

— О? Как не погляди, а я все дальше отдаляюсь от коллектива, — улыбнувшись, я добавил в голос обиженные нотки.

— М-м... Не думаю, что так. Ты ведь в любой момент можешь заставить нас рассказать абсолютно все, но не делаешь этого. Для нас это важно, и, конечно, девчачьи секретики так проще обсуждать, хи-хи.

— Всегда мечтал разузнать, о чем сплетничают девчонки.

— Правда? — шевельнув ушком, Мику с интересом глянула на меня. — А если скажу, что тебя обсуждаем? Тоже захочешь узнать?

— Сюрпризы тоже должны быть, так что нет. Но, полагаю, речь у вас не только об этом, раз уж ты сама сказала.

— Ага... Чтобы время не тратить, Кейт уже передала часть информации, да и Сишка рассказала об Амулетах Лорда, как и о мире в целом. Выглядит серьезно, даже по сравнению с тем, что было в третьем, — печально вздохнув, кошечка закрыла глаза, вспоминая.

Пока я пытался оценить, известно ли девчатам о предназначении Нолика, синевласка продолжила:

— Просто... Возможно, это стоило бы каждой тебе рассказать, лично, но возможности может и не представиться. Я о том, что мы теперь точно знаем механизм Возрождения, да и другие нюансы...

— Нет!

— Ты даже не дослушал! — гневно мяукнув, нека впилась ноготками в мою руку. — Костя!

— Я и так понял без дослушиваний.

— Ты, возможно, сочтешь любую гибель трагедией, но не стоит так к этому относиться. У всех, кто услышал Имя, по девять жизней, да и у остальных есть запас, так что ничего страшного, если кто-то из нас умрет. Нет, послушай! — чуть не плача, Мику положила палец мне на губы, когда я вновь попытался ее прервать. — Пойми, Костя! Мы вновь тебя полюбим и станем близки, даже если память исчезнет, это неизбежно. Ты ведь такой хороший! Мяу!

Медленно убрав руку кошечки, я положил ладонь ей на голову, примяв ушки. Молча смотря на меня, девушка ожидала ответа или какой-то реакции, но я постарался не выдать себя, хоть и было непросто.

— Да знаю я... Мне Эн про это твердила с самого начала, даже когда о Возрождении не было известно. А вообще, — наклонившись к девушке, все еще напряженно смотрящей на меня, я обнял ее покрепче и сказал: — Мика Амим Сейца Атли

Сбившись с мысли, кошечка шумно сглотнула. Ее Фантом на миг всколыхнулся, будто бы недовольный вмешательством, но вскоре вернулся в запястье девушки. Сама же кошечка смахнула слезку и, посмотрев мне в глаза, прошептала:

— Я думала, что мне ты не скажешь.

— Почему?

— Не знаю... Я, наверное, слишком навязчива. А, может, позавидовала тому, как запросто ты занялся любовью с Кейт, будто бы для вас это само собой разумеющееся.

Сложно было сказать, не притворяется ли нека вновь, поэтому я на всякий случай не стал ничего говорить, чтобы опять не попасться. Думаю, объятий достаточно для того, чтобы Эм поняла — она ничуть не лишняя. Встав на цыпочки, Мику быстро поцеловала меня в губы и отвернулась так резко, что ее хвостики слегка ударили меня.

— Теперь и я не хочу, — еле слышно произнесла девушка, смотря куда-то в сторону с безучастным видом.

Решив больше не терзать душу неприятными разговорами, мы молча дошли до доков, где все уже были в сборе. Нолик даже голема успела поместить внутрь «бункера», так что можно было сразу же отправляться. В принципе, я мог еще попробовать модифицировать свой костюм, но столь желанная космическая эссенция требовала источник. Это нужно было либо искать незнамо что незнамо где, либо разобрать ОСД, приспособив его элемент питания для поддержания экзоголема, но по моим прикидкам эффект от пушки должен быть явно больше, чем от активатора.

Почему-то избегая взглядов брюнеточки, я отдал последние указания и, убедившись, что защита блокирует излучение, мы медленно подплыли к шлюзу через технические резервуары — внешний вид меня не обманул, кораблик и впрямь был приспособлен и для подводного плавания. Суденышко двигалось бесшумно, лишь рассекаемая водная гладь будто бы тихо шуршала, соприкасаясь с металлом.

Выпустив лавину пузырьков, гигантские двери разошлись в стороны, открывая нам вид на бушующую Бурю, отлично видимую через прозрачные стенки. Тучи опустились до поверхности воды, теперь больше напоминая туман, а искрящие всполохи раз за разом извлекали из клубящихся очертаний жутковатые силуэты, словно целая армия обезображенных болезнями мертвецов рыскает над водой в поисках своих жертв.

«Шепот» еле слышно гудел, работая даже внутри бункера, но что-либо осмысленное разобрать не удавалось, лишь болезненное ощущение в ушах все накапливалось и накапливалось, пока мы не вышли за пределы места крушения механического спрута. Облака за пределами территории Маяка были не такими густыми, но Буря, без сомнения, была опасна и здесь.

Мику и Оудетт внимательно рассматривали все, что проплывало мимо нас; Эннет больше интересовало устройство катера, так что она с видом любопытного туриста ходила из угла в угол, бормоча что-то себе под нос и делясь этим с выдающим голографические тексты ошейником. Пока Кейт молча занималась оружием, не обращая внимания ни на что остальное, Нолик стояла за штурвалом и смотрела на главный экран. Подойдя ближе, я засомневался. Знает ли она или нет?

— Нолик.

— Мя? — шевельнув ушками, девушка полуобернулась, продолжая краем глаза следить за экранами.

— Хотел кое-что спросить.

Похоже, что моя неуверенность не прошла незамеченной, но брюнеточка лишь склонила голову набок, предлагая мне продолжить.

— Хм. А почему КРАКЕН пишется большими буквами? — выдавил я из себя, успокаиваясь тем, что если Нолик не в курсе, не стоит ей помогать вспомнить о том, что она ходячая бомба.

— Мяу. Некомяунт, это же очевидно! Вербы из больших букв мяущнее! — со смешком сказала девушка, вновь полностью переключая внимание на экран.

М-да. Что ж, ладно. Еще минут пять мы медленно проплыли в тишине, пока все не заметили, что тучи стали редеть, вместе с тем открывая вид на Остров. Собор был огромным, будто бы кто-то вдруг решил, что какой-нибудь Нотр-Дам мелковат и стоит его увеличить в пару-тройку раз. Верхушки башенок исполинской постройки утопали в Ноошторме, из-за чего возникал вопрос о том, действительно ли это место было изолировано, как о нем твердили? Другой важной деталью было то, что множество хаотических символов, обычно расположенных на любых местных обломках, сейчас ярко светились в полумраке, делая постройку похожей на настоящий маяк, настолько светло было вокруг нее.

— Уровень излучения падает, мяу, — сообщила Нолик, когда вокруг остался лишь небольшой пурпурный туманчик. — Дальше мы войдем в изолирующее поле, так что...

Ясно. Если что-то осталось невыполненным, стоит сделать сейчас. Идею попробовать отыскать себе новый образ среди тварей, я отбросил подальше, поскольку тренироваться некогда. А для голема вариантов немного, тут один сплошной металл везде, поэтому все слои вышли одинаковыми, лишь активаторы различались. Оставалась только надежда, на которую я решил выделить несколько минут.

Открыв бункер, вышел наружу, втянув носом свежий, влажный воздух. Несмотря на поганую погодку, даже вот так просто посидеть на катере было куда интересней, чем идти проверять чертов Собор, но, отбросив эту мимолетную безответственную мысль, я принялся прогонять в памяти все умения, чтобы точно ничего не забыть, пока, наконец, боковым зрением не увидел столь желанную вспышку.

— Ня! — споткнувшись, Эн упала на меня и, широко раскрыв глаза, тут же воспользовалась положением, чтобы повалить меня на спину окончательно. Жадно припав к моим губам, кошечка-аналитик стала громко урчать, вцепившись в меня мертвой хваткой, как будто я могу исчезнуть, если она вдруг перестанет держаться. В конце концов яркие желтые глаза уставились на меня, а чуть приоткрытые губы прошептали: — Любимик.

— Милая, — улыбнувшись, я еще разок сжал кошечку в ответ, и все же поднялся вместе с ней. Девушка нацепила на себя что-то, напоминающее ее старую медицинскую форму, но на этот раз она была с бронепластинками.

— Форма медика Службы Безопасности Платформы, ня, — отчеканила нека, показывая угрожающего вида приспособу у себя за спиной. — Регенеративная винтовка, ня.

— Видишь ли, Эн, отчитаться по инвентарю ты можешь и потом, ня — процедила стоящая рядом девушка в платье готической лолиты. Черная ткань была украшена белыми бантиками, из-под пышной юбки выглядывали стройные ноги в колготках и светлый хвостик с еще одним бантом на кончике. Иветт невзначай показала светящиеся энергией арбалеты, закрепленные у нее на запястьях, после чего сделала сдержанный шаг в мою сторону. — Константин, ня, — пробубнила кошечка из-под широкополой шляпки, скрывающей ее лицо. — Видите ли, мы старались вовремя, вот, так что неплохо было бы, ну...

— Сестрица! — сбив Иви с ног, Оудетт не дала кошечке договорить, из-за чего на борту получилась куча-мала. Пока Нолик удивленно разглядывала новоприбывших, теперь уже я подошел к последней фигурке.

Скромно сложив руки на серебристом хвостике с кусочком чёрного меха, лисичка, сжав губы, смотрела в сторону. Стоило мне сделать еще шаг, как она не выдержала и, тявкнув, бросилась навстречу. Ничего не говоря, Ками прижалась к моей груди, шелестя хвостом по ткани своей формы спецслужб, пока нерадивые сестрицы о чем-то спорили.

— Если... Если я среди всей кошатины назову тебя мужем, это будет слишком опрометчиво? — с грустной улыбкой выдала лисица после небольшой паузы.

— Думаю, да. Все-таки наш статус несколько иной...

— Но я воспринимаю в таком ключе, Костя. Ты бы знал, сколько я всего успела передумать, пока умница меня не нашла. В такие моменты я завидую тому, что они могут отправиться прямиком к тебе, пока мне оставалось лишь догадываться... Хоть и знала, что ты не умер, от этого не легче! Вот, попробуй, как бьется сердечко! — схватив меня за руку, Ками бесцеремонно приложила мою ладонь к своей груди. Хвост распушился и стал мотыляться активней.

— Милаш, я хоть и медик-недоучка, но где находится сердце, представляю, — ответил я с улыбкой, отпуская приятную округлость из ладони.

— М-м. Я-то не знаю, — отстранённо пробормотала Ками, после чего кашлянула. — Ну вот. А ты, полагаю, времени не терял... Вижу еще кошатину.

— Уж как есть...

Потратив немного времени на объяснения новоприбывшим и уточнение деталей, мы потихоньку вошли в зону действия поля изоляции. Органами чувств его было не ощутить, но ноотическое излучение здесь было минимальным, будто бы Ноошторма над головой и нет вовсе. Правда, то же самое относилось и к фазовым прыжкам Нолика, как и ожидалось, так что были в нашем положении и плюсы, и минусы.

Пока девчата знакомились и обменивались новостями, я бегло пробежался по информации об И, которая теперь пригодилась.

И-2-Н «Танатос» — родной мир № 3, технологический уровень четыре из десяти; возможен пересмотр в связи с быстрым ростом.

«Третий мир давно привлек внимание исследователей; первоначально он был одним из тех, что попал в категорию риска, из-за чего у него один из начальных номеров, но ситуация довольно быстро стабилизировалась. Несмотря на практически перманентное присутствие Ноопроявлений, относящихся к классам вампиров и демонов, жители третьего мира смогли частично освоить технологии Вербов, хоть и пошли своим путем.

Для третьего мира характерно наличие «магов», способных использовать верб-активный сплав в качестве катализатора для произнесения так называемых «заклинаний». По сравнению с небольшим числом известных нам магических миров, данное умение достаточно примитивно, но эффективно.

Второй особенностью можно выделить эксперименты «Старой веры». Созданные, предположительно, кем-то из затерявшихся исследователей, они позволили местным жителям менять саму суть человека, создавая достаточно редкое существо: Ноопроявление без злого умысла. Ангелы, как их называют жители третьего мира, обладают особыми способностями и были добавлены в ССНОУ наравне с другими существами, поскольку силы староверов создавали и другие творения, уже менее дружелюбные по отношению к человечеству, из-за чего есть риск изменения и самих ангелов.

Иуния Прети входила в число староверов, сопротивляющихся становлению новой религии — четверобожия. Поскольку Церковь относилась к числу основополагающих сил во всех Округах, положение староверов было чрезвычайно неустойчивым, и они цеплялись за любую возможность. Из-за этого произошло объединение с Гильдией Убийц и слияние с Некросемпером, еще одной новой религией, но слишком слабой и не пользующейся доверием, чтобы противостоять Церкви.

Тренируясь в качестве одной из убийц, молодая Иуния устраняла все более и более мощных и высокопоставленных церковников, внося сумятицу в их ряды. Скрытые проникновения, прямые убийства, атака издалека, даже использование ядов — все это входило в арсенал молодой девушки, успешно справляющейся с каждым заданием. Привыкнув во всем быть лучшей, она не воспринимала другой роли для себя, нежели абсолютная доминация и превосходство во всем, будь то дела или личные отношения, с насторожённостью относясь к тем, кто пытался подмять ее под себя.

В свободное время для прикрытия она выступала с концертами в тех заведениях, где не слишком любили музыку однообразных механических автоматов, покоряя сердца слушателей и время от времени вербуя новых сторонников.

Однако, после того, как один из высокопоставленных чинов Церкви, Игнис Верданто, загнал девушку в угол, ей пришлось бежать, скрывшись в катакомбах. Несмотря на то, что они всегда были населены нежитью, подобная угроза не была проблемой для тренированного ассасина, но от обрушения навыки Иунии ее не спасли. Оказавшись в одном из древних залов, построенных в давние времена, когда староверы были единственными, кто распространял свое учение, девушка обнаружила статую Танатоса — бога смерти, чьему образу поклоняются, в том числе, и адепты Некросемпера.

Примечание: Стоит отметить, что в данном случае учения староверов и их умелое взаимодействие с подобием вербов во времена сближения с минусовыми мирами, похоже, в самом дели сотворили мощную сущность, которую можно в полном праве назвать богом. Из-за узконаправленности и редкости именно этого образа, создание Амулета выглядело нецелесообразным, не говоря уже о том, что материализовавшийся Высший не был склонен к жестокости, используя силу лишь для оберегания своих последователей.

Получив смертельные ранения во время падения, девушка, добравшись до статуи, смогла реализовать один из древних ритуалов, позволивший ей называться Жрицей Танатоса, за что Высший Темный передал ей часть своей силы, но произошло это слишком поздно. Тело погибшей девушки было захвачено Тэнэбра-сущностью, послужив основной для Путешественницы из Новейшего времени.

Профессиональный убийца и бард, способный воздействовать на умы людей и Ноопроявлений путем концентрированных импульсов, И уже была отличным дополнением для команды, а проявившиеся способности ее полубожественной сущности позволили Путешественнице стать многоплановым бойцом, подходящим и для атаки, и для защиты, и для поддержки.

Дополнение: внешность И-2-Н была использована для воссоздания образца Оу-4-Н, пострадавшего во время контакта с Хаотической эссенцией.

«Статистика прошлых смертей: 50% по вине Ноопроявлений, 0% по случайной причине, 0% убийство Некомантом, 50% смерть Некоманта. Вероятность обратной тэнэбризации и превращения в Некомату — минимальна».

Обнаружив небольшой пляжик, к которому можно приткнуться, Нолик остановила катер, после чего девчата дружно сошли на берег. Пока брюнеточка снимала одно из орудий суденышка, чтобы поместить его на голема, я задержал Иветт и, дождавшись, когда все уйдут, осторожно снял с нее шляпку. Протестующе замяукав, девушка с недоверием глянула на меня и даже вздрогнула, когда я коснулся ее.

— Ч-что? Видите ли, Константин, если вы меня давно не видели, это еще не повод вот так набрасываться, как голодный зверь, ня! Я понимаю, что я не смогу ничего сделать, но помните о нашей небольшой договоренн...

— Иуни Меро Сита Содре.

Сжав руки в кулачки, девушка закрыла глаза, как только ее кошачий взгляд изменился на злобное пурпурное пламя. Лишь ушки мелко подрагивали, пока кошечка боролась со своей темной сущностью, но спустя пару мгновений, Иветт глянула на меня, будто бы ничего не произошло.

— Хо... Ня. Константин. Вы меня признали, так что я, должно быть, могу быть и помягче... но не слишком, — улыбнувшись, кошечка оправила пушистую юбочку и кивнув в ответ на поданную ей руку, ловко спрыгнула вместе со мной на песок, после чего чмокнула меня в щеку и с гордыми видом ушла к остальным, покачивая поднятым столбом хвостиком.

Недолгий путь по обломкам металла, прерванный лишь недолгой операцией со скрытием звездного шара, о которой я не стал рассказывать Ками, и вот уже двери Собора, столь далекие совсем недавно, оказались прямо перед нами. Черт возьми, сюда можно спокойно на карьерном самосвале заезжать, и еще куча места останется... К чему такая эпичность? Но, как бы там ни было, Лорд — мы идем.

Глава 36. Собор.

Если не считать за активность помигивание собора, то вся местность вокруг казалась абсолютно безжизненной — несмотря на особенность расположения Острова и его изолированность, на количестве обломков это никак не сказывалось.

— Нолик, ты можешь сказать, что означает это сияние? — поинтересовался я, когда все девчонки оказались возле ворот и получили свои датчики, уберегающие от атаки ОСД.

— Кто-то задействует большие запасы эняргии, черпая прямяуком из Ноошторма. Верб-обереги защищают от последствий подобного, мяу, — бодро объяснила кошечк