Book: Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора



Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Авторы-составители:

Бурыгин Сергей Михайлович

Непомнящий Николай Николаевич


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

С 2001 года издательство «Вече» выпускает книги серии «Исторический путеводитель» – уникальное научно-популярное издание для туристов, путешественников и любителей истории.

Серия «Исторический путеводитель»:

лауреат премии «Лидер российского турбизнеса» за 2001 г.,

отмечена дипломом IV Международного форума «Путешествие за здоровьем» за успешное раскрытие темы «Путешествие за здоровьем» – 2002 г.,

награждена дипломом V Международного форума «Путешествие за здоровьем» за пропаганду путешествий за здоровьем – 2003 г.,

награждена дипломом конкурса «Хрустальная ладья» ГАО Москва как «Лучший партнер 2004 года по информационному обеспечению гостиничного дела»,

лауреат специальной премии «Хрустальная ладья» ГАО Москва – 2005 г. «За многолетнюю плодотворную деятельность по информационной поддержке гостинично-туристического комплекса»,

лауреат Национальной туристической премии им. Ю. Сенкевича – 2009 г. за лучшую публикацию о туризме и путешествиях по России;

лауреат шестого Всероссийского конкурса региональной «Краеведческой литературы» «Малая Родина» за 2010 год, проводимого Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям;

а также отмечена:

в 2009 г. Почетной грамотой Посольства Венгерской Республики в Российской Федерации;

благодарственным письмом посольства Социалистической Респуб лики Шри-Ланка в Российской Федерации «За большую и ответственную работу по выпуску «Исторического путеводителя» по Шри-Ланке.


В путеводителе использованы фотографии С.М. Бурыгина, Н.Н. Непомнящего, С.А. Маршевской

В оформлении обложки использованы фотографии В. Трофимова

Дорогие Читатели!


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Джелаль Кылыч


Перед вами новая книга из серии «Исторический путеводитель» – «Стамбул». Про Стамбул уже написано множество книг, путеводителей, снято огромное количество фильмов, но журналисты и писатели снова и снова берутся за перо и возвращаются к этой теме, находя новые и новые слова о нашем чудесном городе. Стамбул – это город с многовековой историей, один из главных городов мировой цивилизации, и мы, турки, его безгронично любим и ценим, стараемся сохранить его колорит.

В своеем обращении хочу выразить благодарность авторскому коллективу издательства «Вече» за интересную книгу. Я думаю, прочитав ее, вы, дорогой читатель, лучше узнаете наш город и захотите его посетить. Обращайтесь к нам, к российским туроператорам, и обязательно поезжайте в этот удивительный город, где много туристов почти из всех стран мира и все они уезжают, подпитавшись великой историей. У нас более 68 музеев, в которых собрана уникальная коллекция экспонатов, более 15 000 ресторанов на все вкусы и потребности, более 20 500 больших торговых комплексов, более 1100 гостиниц от 2 до 5 звезд, и везде вас встретит радушие и комфорт. Стамбул делится на 40 административных районов, есть исторический Стамбул и Большой Стамбул – радиусом более 100 км, в котором проживает и работает более 14 млн чел. Стамбул расположен на двух континентах – в Европе и Азии, что придает ему еще больше колорита и неповторимости. Разделяет европейскую и азиатскую часть Стамбула – уникальный Босфор. По нему вы можете попасть из Черного моря в Эгейское и наоборот. В нашем городе жили и работали многие знаменитости, в том числе и много русских. В Стамбуле написал несколько картин Иван Константинович Айвазовский. Приезжайте в Стамбул. Добро пожаловать в Турцию.

С уважением к Вам

Джелал Кылыч,

советник по культуре и туризму

Посольства Турции в РФ

Уважаемые читатели!


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

С.М. Бурыгин


Группа журналистов издательства «Вече» по пригашению Турецкого туристического офиса при посольстве Турции в Москве посетила Стамбул. Впечатления от поездки были настолько яркие, что родилась идея написать исторический путеводитель по этому городу. Мы долго думали, как нам назвать книгу, и единодушно решили, что лучше, чем «Новый Вавилон на берегах Босфора» вряд ли придумаешь.

Стамбул – один из ярких городов мира, средоточие исторических судеб, в том числе и русских, различных объектов всемирно-исторического значения, город церквей, мечетей, дворцов, площадей и фонтанов. Вместе с тем это еще и всемирный шопинг-центр, множество фабрик по производству кожаных изделий, столь милых сердцу отечественных «челноков» в далекие уже 1990 е, огромное количество, наряду с гигантскими торговыми центрами всемирных брендов, мелких магазинчиков и лавок в национальном стиле и ресторанчиков на любой вкус.

Стамбул, в котором постоянно проживают более 10 млн жителей, посещают более 3 млн человек в год со всего мира. И всем здесь есть место. Всем организуют ночлег на любой вкус и кошелек.

Стамбул – город контрастов, как верно подметил в свое время персонаж известного фильма. И это действительно так: здесь можно найти все – от Средневековья до ультрасовременных технологий.

Нам хочется, чтобы любовью к Стамбулу прониклись и вы, уделив ему хотя бы несколько дней от своей обычной турецкой программы отдыха на море, а потом вам просто не захочется отсюда уезжать.

Мы хотим поблагодарить за прекрасно организованную поездку в Стамбул сотрудницу туристского офиса Посольства Турции в РФ госпожу Саадат Касумову, «Турецкие авиалинии» и Стамбульский туристский офис Министерства туризма Турции, а также нашего гида Гюльсер Камил за помощь в сборе материала для книги.

С уважением автор идеи и проекта серии

«Исторический путеводитель»

С.М. Бурыгин

Стамбульская увертюра: город султанов

Стамбул… Как только не называют его! Перекресток цивилизаций. Властелин двух материков. Колыбель древней культуры. Новый Вавилон. И последнее определение, пожалуй, наиболее точное. Действительно, немногие города мира смогут похвастаться сегодня таким мультинациональным единством, которое сложилось в Стамбуле. Несмотря на драмы и проблемы прошлых лет, здесь нашлись сейчас возможности для мирного и успешного проживания людей десятков национальностей.

Из досье «ИП»:

этнический конгломерат

Этнический состав жителей средневекового Стамбула был необычайно пестр и разнообразен. Конечно же, основную часть населения составляли сами турки. В Стамбуле появились кварталы, заселенные выходцами из городов Малой Азии и названные по именам этих городов – Аксарай, Караман, Чаршамба.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Наряду с этим за короткое время в столице образовались и большие группы нетурецкого населения, в основном греческого и армянского. По приказу султана новым жителям предоставлялись дома, опустевшие после гибели или увода в рабство их прежних жителей. Новоселам давали различные льготы, чтобы поощрить занятия ремеслом и торговлей. Значительной группой нетурецкого населения стали греки, в разное время пришедшие с островов Эгейского моря и из Малой Азии. Греческие кварталы возникали вокруг церквей и резиденции греческого патриарха. Поскольку православных церквей было около трех десятков и они были разбросаны по всему городу, кварталы с компактным греческим населением возникли постепенно в разных районах Стамбула и его пригородах.

Стамбульские греки сразу стали играть важную роль в торговле, рыболовстве и мореходстве. Большинство питейных заведений традиционно принадлежало грекам.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Стамбул – один из крупнейших туристических центров


Большую часть города занимали кварталы армян и евреев, также селившихся, как правило, вокруг своих молитвенных домов – церквей и синагог – либо вблизи резиденций духовных глав своих общин: армянского патриарха и главного раввина. Армяне составляли вторую по численности группу нетурецкого населения столицы. После превращения Стамбула в крупный перевалочный пункт они стали активно участвовать в международной торговле в качестве посредников. Как и везде в мире, армяне заняли важное место в банковском деле. Весьма заметную роль играли они и в ремесленном производстве Стамбула. Третье место принадлежало евреям. Вначале они занимали десяток кварталов у Золотого Рога, а затем стали селиться в ряде других районов Старого города. Появились еврейские кварталы и на северном берегу Золотого Рога. Евреи традиционно участвовали в посреднических операциях международной торговли, играли важную роль в банковском деле. В Стамбуле проживало также немало арабов, преимущественно выходцев из Египта и Сирии. Поселились здесь и албанцы, в большинстве своем мусульмане.

В турецкой столице жили также сербы и валахи, грузины и абхазцы, персы и цыгане. Здесь можно было встретить представителей практически всех народов Средиземноморья и Ближнего Востока. Еще более пестрой картину турецкой столицы делала колония европейцев – итальянцев, французов, голландцев и англичан, занимавшихся торговлей, врачебной или аптекарской практикой. В Турции их обычно именовали «франками», объединяя под этим названием выходцев из разных стран Западной Европы.

Никакие рассказы о городе не смогут так представить его, как жизнь в нем. Отложите на недельку Анталию, приезжайте в Стамбул – и вы полюбите всем сердцем в его ресторанчики и дворцы, панорамные виды Босфора и сокровища музеев, его базары, мечети и… миллионы разноцветных тюльпанов, обрамляющих улицы города. И попытаетесь – в который уже раз – разгадать тысячи загадок, таящихся в закоулках старых домов и площадей, за стенами древних крепостей и храмов, в судьбах сотен людей, живших здесь в разные времена.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Яблочный чай – каждому гостю


Исторический и географический парадокс заключается в том, что Турция считается современным европейским государством, 97 % площади которого располагаются в Азии и лишь 3 % – на территории Европы. Финансовая и культурная столица Турции – Стамбул, и сомнению это не подлежит. Официальное же звание столицы Турции носит Анкара, расположенная в центре страны. Перенес столицу из Анкары в Стамбул в начале XX в. вождь турецкого народа, первый президент респубики Кемаль Ататюрк.

Бывшие советские республики – Грузия, Арменияи Азербайджан– граничат с Турцией на северо-востоке, восточная граница проходит рядом с Ираном; южнее расположены Сирияи Ирак. В Европе соседями Турции исторически являются Болгарияи северные области Греции. Четыре моря омывают турецкие берега: Черное – с севера, Средиземное – с юга, Эгейское и Мраморное – с запада.

Основным географическим преимуществом Турции стало ее выгодное расположение на пересечении основных торговых путей между двумя экономическими центрами современного мира – Европой и Азией, и его активно использовали турецкие визири в своей внешней политике. Помимо этого Черное море является уникальной с точки зрения экономики акваторией – на его берегах расположены Молдова, Украина, Россия, Грузия, Румыния и Болгария, а вся внешняя торговля этих стран через черноморский бассейн так или иначе проходит через Стамбул, являющийся для них воротами в Средиземноморье.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

На вечере в ресторане


Крайне неравномерно распределено население по территории страны – почти половина жителей живет на побережье, а одна шестая населения сосредоточена в крупнейшей городской агломерации вокруг Стамбула.

Кого только не встретишь в бывшей столице Османской империи! Даже дервишей и факиров!

Из досье «ИП»:

вдали от мирских соблазнов

Под понятием «дервиш», как правило, подразумевают в Турции монаха-отшельника, посвятившего свою жизнь служению господу. Также распространены другие названия дервишей – каландары, или каландеры. Дервишами называют только поклоняющихся суфизму. В этом и заключается отличие между дервишами и остальными мусульманами.

Аскетический образ жизни дервишей снискал им славу мудрецов и страдателей, хотя это не всегда было так. Помимо бродяжничества или отшельничества многие дервиши жили в обителях – так называемых текие – и подчинялись шейху общины. Основным условием вступления в касту дервишей было отсутствие у человека какого-либо движимого и недвижимого имущества. Ради служения богу дервишу приходилось отказаться от всяких мирских соблазнов, обратив свои мысли лишь в одну сторону – служения Аллаху. Категорически неприемлемо было для дервиша называть вещи «своими». У дервишей не было ни своей обуви, ни одежды, не было своей еды. Между тем в средневековой Турции, вступившей в товарно-денежные отношения, дервиши стали получать возможность гораздо свободнее вести себя. Они могли жениться, заводить хозяйство и семьи, жить собственной жизнью – но при этом принцип «у меня нет ничего своего» соблюдался свято: дервиш мог и был обязан отдать любому гостю всё, что только у него есть, не оставляя для личных нужды или нужд семейных никакого имущества.

Последнее время дервиши больше знамениты своими национальными танцами, нежели отшельничеством. Захватыающие дух, буквально завораживающие танцы дервишей часто становились предметом торга у любителей сделать деньги на чужом мастерстве – некоторых из них даже заставляли танцевать за хлеб и воду (что, в общем, не противоречило их религиозным представлениям).

Стамбул – один из крупнейших мировых мегаполисов. По численности населения этот город, находящийся одновременно и в Европе, и в Азии (на двух берегах пролива Босфор), немногим уступает Москве.

Турецкие археологи нашли свидетельства того, что городское поселение на месте расположенного на берегах Босфора 12 миллионного Стамбула, ранее называвшегося Византий, а затем Константинополь, возникло еще в эпоху неолита, то есть почти на шесть тысяч лет раньше, чем считалось ранее. Традиционно считается, что Стамбул был основан около 3000 лет назад.

Ныне археологи из Археологического музея заявляют: «Обнаруженные во время четырехлетних раскопок в Стамбуле четыре скелета, деревянные и керамические предметы показывают, что он был основан 8500 лет назад, а не 2700, как традиционно принято считать».


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Бублики с доставкой к машине


Несоменно, обнаруженные находки заставят пересмотреть историю Стамбула.

Само собой, централизованное управление огромной империей требовало значительного правительственного аппарата. И тут обычно вспоминают Великую Порту, хотя далеко не все знают, откуда пошло это назвавние. Дело в том, что руководители основных государственных ведомств, среди которых первым был великий везир, вместе с рядом высших сановников империи составляли совещательный совет при султане, именовавшийся диваном. Этот совет обсуждал государственные вопросы особой важности. Ведомство великого визиря именовалось «Баб-и али», что означало дословно «Высокие врата». На французском языке – языке дипломатии того времени – это звучало как «La Sublime Porte», т.е. «Блистательные [или Высокие] врата». В языке же российской дипломатии французское «Porte» превратилось в «Порту». Так «Блистательная Порта», или «Высокая Порта» надолго стало в России наименованием османского правительства. «Портой Оттоманской» порой называли не только высший орган светской власти Османской империи, но и само турецкое государство.

Став столицей одного из самых сильных государств эпохи Средневековья, древний город на берегах Босфора в очередной раз в своей истории превратился в политический и экономический центр мирового значения. Он вновь стал важнейшим пунктом транзитной торговли. И хотя великие географические открытия XV – XVI вв. привели к перемещению главных путей мировой торговли из Средиземного моря в Атлантику, черноморские проливы оставались важнейшей торговой артерией южного и восточного направлений.

Стамбул в качестве резиденции халифов приобрел значение религиозного и культурного центра мусульманского мира. Случилось так, что бывшая столица восточного христианства стала основным бастионом ислама. Мехмед II перенес свою резиденцию из Эдирне в Стамбул только зимой 1457 – 1458 гг. Но еще до этого он приказал заселить опустевший город. Новая столица не раз страдала от чумы. В 1466 г. в Стамбуле ежедневно гибло от этой страшной болезни по 600 жителей. Мертвецов не всегда успевали хоронить вовремя, ибо в городе не хватало могильщиков. Мехмед II, который в этот момент вернулся из военного похода в Албанию, предпочел переждать страшную пору в македонских горах. Менее чем через десять лет на город обрушилась еще более опустошительная эпидемия. На этот раз весь двор султана перебрался в Балканские горы. Эпидемии чумы бывали в Стамбуле и в последующие века. Десятки тысяч жизней унесла чума, бушевавшая в столице в XVII в.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Старый город


И все же число обитателей новой турецкой столицы быстро увеличивалось. Уже к концу XV в. оно превысило 200 тыс. Чтобы оценить эту цифру, приведем два примера. В 1500 г. лишь шесть европейских городов имели население численностью более 100 тыс. – Париж, Венеция, Милан, Неаполь, Москва и Стамбул. Из тех, что ближе к Балканам, Стамбул был самым большим городом. Так, если Эдирне и Салоники в конце XV – начале XVI в. насчитывали по 5 тыс. хозяйств, облагаемых налогами, то в Стамбуле уже в 70 х гг. XV в. было более 16 тыс. таких хозяйств, а в XVI в. рост населения Стамбула был еще более значительным. Селим Iпереселил в свою столицу много валахов. После завоевания Белграда в Стамбуле обосновалось много ремесленников-сербов, а покорение Сирии и Египта привело к появлению в городе сирийских и египетских мастеровых. Дальнейший рост населения был предопределен быстрым развитием ремесла и торговли, а также широким строительством, которое требовало множества рабочих рук. К середине XVI в. в Стамбуле насчитывалось уже более 400 тыс. жителей.



Средневековая столица Османской империи никода не отличалась значительным развитием науки, литературы и искусства. И все же в этом городе чиновников и воинов, ремесленников и торговцев прошла жизнь некоторых видных деятелей турецкой средневековой культуры. Во второй половине XV в. здесь жил теолог, математик и астроном Лютфи Такади, создавший труд о классификации наук. Изучение им греческих философов и общение с современниками – стамбульскими учеными-греками – было, возможно, одной из причин того, что Лютфи Такади был признан еретиком и казнен.

Во второй половине XV в. в Стамбуле работал Али Кушчи, соратник знаменитого узбекского астронома и математика Улугбека, организовавший здесь первую в Османской империи математическую школу, а также множество менее известных математиков и картографов.

Наша справка: карта Пири Рейса

В первой половине XVI в. в Стамбуле стало известно имя турецкого мореплавателя Пири Рейса; в 1517 г. он преподнес султану Селиму Iсвой труд – карту мира, составленную по многим другим картам, в том числе по карте, доставшейся Колумбу. Ее не показывают туристам и хранят в особых запасниках музея Топкапы. Дело в том, что на ней кроме всего прочего изображена… Антарктида, свободная ото льда, то есть такой, какой она была 15 тыс. лет назад! От кого достались средневековлиу османскому адмиралу эти сведения о шестом континенте, ставшие известными лишь в 1950 е гг.?


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

На карте турецкого адмирала видны земли, не открытые в годы его жизни


Подробнейшее описание Стамбула XVII в. оставил Эвлия Челеби, чей многолетний труд «Книга путешествий» – ценный источник по истории и географии Османской империи и многих европейских и азиатских стран. Современник Эвлии Челеби, турецкий энциклопедист Хаджи Хальфа, вошел в историю как составитель трактата о мерах по ликвидации неурядиц в государственных делах. Его перу принадлежало много исторических сочинений, а также громадная библиография книг на арабском, персидском и турецком языках, содержавшая труды 8 тыс. авторов. В период Средневековья в Стамбуле жило немало поэтов, обычно придворных. Но лишь несколько имен вошли в историю турецкой литературы. Это были, в частности, Бакы (1527 – 1600) – талантливый лирик, любимец султана Сулеймана I и его преемников, а также блестящий сатирик Нефи (1572 – 1635). Сатирические стихи Нефи, обличавшие бездарных и корыстолюбивых сановников, стоили поэту жизни. С согласия султана Мурада IV один из задетых сатириком визирей пригласил его в свой дом, где поэт был подло убит.

Основные черты жизни османской столицы, особенности ее быта в целом совпадали с тем, что было характерно для всех провинций Османской империи. Автор «Записок янычара» Константин из Островицы, писавший во второй половине XV в., весьма образно характеризовал централизацию османской системы государственного управления: «Порядок и управление в Турецкой земле прежде всего зиждутся на том, что султан все замки во всех своих землях, заняв их янычарами или своими воспитанниками, крепко держит в своей руке, никакого замка ни одному из вельмож не отдавая; и тот город, который имеет укрепление и замок в нем, султан, заняв своими людьми, также держит сам».

…Погода в Стамбуле понравится тем, кто любит мягкие средиземноморские зимы, продолжительную теплую весну и жаркое лето. Зимой сюда через Босфор приходит холодная погода, и Стамбул благодаря теплому солнцу, ледяному ветру и снегу с дождем становится похож на зимнюю Венецию.

В апреле устанавливается теплая погода и Стамбул расцветает тюльпанами, опоясывающими город разноцветными кольцами. В июне открывается пляжный сезон, а в середине сентября начинается сезон бархатный. Самый холодный месяц – февраль, самые жаркие – июль и август. Но не надо думать, что зимой здесь трещат морозы. В основном температура плюсовая. Хотя в истории бывало, что Босфор даже замерзал. Этот любопытный факт отразил в своем творчестве И. Айвазовский, живший в Стамбуле в это время и написавший картину «Замерзший Босфор».


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

В море товаров


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Пряности на любой


Если вы захотите купить что-нибудь на память об этом замечательном городе, отправляйтесь на Большой стамбульский базар – Капалы-чарши. Его построил султан Мехмед II в 1461 г. На протяжении своей истории он пережил 12 сильных землетрясений и 9 пожаров. Приготовьтесь увидеть невероятное. Здесь, на Большом базаре, на площади 30 га – более четырех тысяч лавок (15 тыс. продавцов) и около 2 тыс. мастерских, расположенных в переплетении крытых галерей. У рынка 18 ворот, но сейчас действуют 4. Самые известные – ворота Хуросмание, на которых написано: «Бог милует того, кто занимается торговлей».

Бродя по этому лабиринту, легко заблудиться, поэтому старайтесь примечать для себя какие-то ориентиры.

На рынке есть свои улицы и площади, которые имеют названия – улица Колпачников, улица Кальянщиков... Сандаловая площадь (бадестан) названа так не в честь дерева с ценной древесиной, а по знаменитому шелку из Бурсы, который издавна именуют «сандалом». В самом центре расположен знаменитый на весь мир Старый Бадестан – мечта всех любителей старинного оружия и восточных древностей. Здесь вы найдете и кривую дамасскую саблю, и ятаган с прекрасной инкрустацией, и кинжалы всех форм. Ничего не требуя взамен, кроме внимания, да еще и угостив чаем, вам покажут изящный кальян, кремневый пистолет, килим старинной работы. Даже подделки здесь великолепны, ведь они сработаны потомками знаменитых византийских и османских ремесленников. Их прекрасные имитации подчас вводят в заблуждение даже профессионалов.

Капалы-чарши, хотя и самый большой базар в Стамбуле, но не единственный. Обязательно загляните на Египетский базар, или, как его еще называют, Базар пряностей. Повсюду мешки перца, корицы, орехов, сушеных трав, горы халвы и еще сотни ящичков, банок, подносов со всевозможными снадобьями и прочими порошками, которые источают пьянящий восточный аромат, десятки магазинов с кожей и мехами, чьи продавцы, говорящие на всех основных языках мира, уговорят вас купить то, о чем вы втайне мечтали, но не могли себе этого позволить…

Примечательно, что некоторые стамбульские рынки создавались на базе больших рынков, созданных некогда еще в Константинополе. Власти Стамбула строго регламентировали весь процесс снабжения столицы – от закупки продуктов у производителей до доставки в город и продажи его на рынках. В немалой мере заботу властей о снабжении можно было объяснить опасением возникновения народных волнений, вызванных нехваткой продовольствия.Пекари Стамбула обязаны были постоянно иметь запас муки на один-два месяца. Хлеб они должны были выпекать хорошего качества. (Надо сказать, эта традиция свято выполняется в современном Стамбуле. Хлеб здесь и сегодня первоклассный!) Продажа сырого или подгоревшего хлеба могла стоить палочного наказания тому, кто его выпекал. Один из европейцев, побывавший в Стамбуле еще в середине XVI в., отмечал, что турки – жители столицы ежедневно требуют в пекарнях только свежевыпеченный хлеб. Стамбул потреблял огромное количество мяса. Например, в 1674 г. в город было доставлено и забито около 200 тыс. буйволов, почти 4 млн овец и около 3 млн ягнят. Только двору султана и янычарам, расквартированным в столице, в том же году понадобилось 325 тыс. овец и ягнят. На рынках Стамбула в большом количестве продавались также разнообразные овощи, молоко и молочные продукты. Цены на зерно и мясо строго регламентировались с учетом качества продуктов и времени года. Удивительно, как все это хранилось на базарах без холодильников в течение не одного дня!


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Стамбул расположен на двух материках


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Общепит на улице


Пройдя Базар пряностей, по узкой средневековой улочке спуститесь к Золотому Рогу. Миновав Гелатский мост через пролив, вы окажетесь в районе Бейогу, который раньше носил название Пера. При султанах в этой части города жили христиане, поэтому здесь так много посольств и консульств. Российское консульство тоже расположено здесь. Стоит оно в буквальном смысле на родной земле, которую привезли в своих трюмах русские корабли. В этом районе лучшие рестораны, ночные клубы, отели, в одном из них Агата Кристи написала свой знаменитый «Восточный экспресс». Этот состав тоже прибывает в Стамбул.

Почти все рестораны в Стамбуле были в свое время открыты нашими соотечественниками – белоэмигрантами. Если вы проголодались, самое время заглянуть в один из них. Если пожелаете, здесь вас прежде всего проведут на кухню. Кухня – предмет гордости стамбульского ресторана, и посетителям ее показывают с готовностью. Вам продемонстрируют все, что там делается, предложат попробовать блюда с очень длинной ложки и приготовят то, на чем вы остановите свой выбор.

Турки – великие сладкоежки. Сладких блюд у них – неисчислимое множество. Это самые разные лукумы, засахаренные орешки, нуга с миндалем. Ну и знаменитый турецкий кофе, разный – очень сладкий или совсем без сахара. Его пьют, запивая холодной водой, чтобы лучше почувствовать вкус и аромат. Любители восточных развлечений могут найти ресторан, где исполняют знаменитый «танец живота». Один из них расположился на Гелатской башне. Эта старинная башня была построена в V в. Незадолго до падения Константинополя ее надстроили и она стала еще выше. (О башнях мы еще расскажем.) С верхней смотровой площадки Гелатской башни открывается восхитительная панорама Стамбула – все века его истории. Вот он перед вами, город на двух частях света, древний Византий – Константинополь – Стамбул, и мы, не откладывая, начинаем рассказ о его истории, двигаясь в хронологическом порядке и отвлекаясь только на различные «лирические», вернее исторические, отступления.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Турецкий кофе


Глава I. Вехи истории

Около 685 г. до н.э.

Греческие переселенцы из Мегары основали колонию на азиатском берегу Мраморного моря, при входе в пролив Босфор, получившую название Калкедон. Сейчас это один из округов Стамбула – Кадыкёй.

Между 676 – 633 гг. до н.э.

Другую волну новых жителей возглавил некий Визас (или Визант) из Мегар, которому Дельфийский оракул дал туманный совет «поселиться напротив слепых». Оглядевшись на Босфоре, Визант в 667 г. до н.э. основал город на курносом мысе напротив Халкедона: только слепые, по его мнению, могли выбрать для поселения далекие азиатские холмы, а не уютнейший европейский треугольник.

Поселок, нареченный Византием, был с трех сторон окружен водой. Его было несложно оборонять, а залив Золотой Рог стал превосходной гаванью. Устье Босфора открывало широчайшие возможности для торговли: тут сходились пути между Востоком и Западом. Среди плюсов имелись и недостатки: в районе Босфора постоянно перемещались не только ценные грузы, но и разношерстные злоумышленники и завоеватели. На Византий покушались то персы, то афиняне, то спартанцы. Но при определенной увертливости даже из этого можно было извлечь пользу: неизменно проявляя феноменальное чутье и хитрость, горожане всегда оказывались на стороне сильнейшего.

На европейском берегу, почти напротив Калкедона, другая группа мегарских колонистов создала поселение, нареченное ими Византием. Оно было расположено на холмистом мысу у устья большого залива Золотой Рог, где соединяются воды пролива Босфор и Мраморного моря, и занимало весьма удобное стратегическое положение. Успешно отразив атаки воинственных племен фраков, Византий начал быстро развиваться, становясь богатым греческим полисом на торговых дорогах Черного и Мраморного морей.

Из досье «ИП»: связавший два мира

Босфор – часть внутри евразийской границы, на обеих сторонах его и расположен Стамбул. Длина пролива – около 30 км. Максимальная ширина – 3700 м на севере, минимальная ширина – 700 м (это самый узкий межконтинентальный пролив). Глубина фарватераот 33 до 80 м.

По одной из наиболее распространенных легенд пролив получил свое название благодаря дочери древнейшего аргивскогоцаря – прекрасная возлюбленная Зевсапо имени Иобыла превращена им в белую корову, чтобы избежать гнева его жены Геры. Несчастная Ио избрала водный путь к спасению, нырнув в синеву пролива, который с тех пор и называется «коровьим бродом», или Босфором.

Берега пролива соединяют два моста: Босфорский мостдлиной 1074 м (завершен в 1973г.) и мост Султана Мехмеда Фатихадлиной 1090 м (построен в 1988г.) в 5 км к северу от первого моста. Планируется строительство третьего автодорожного моста в северной части пролива на побережье Черного моря. Мост протяженностью 1275 м свяжет скоростную дорогу «Northern Marmara» с Трансъевропейской магистралью. В настоящее время идет строительство железнодорожного тоннеля«Marmaray»(срок окончания – 2013 г.), который объединит скоростные транспортные системы европейской и азиатской частей Стамбула.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

«Дорога жизни» между Черным и Мраморным морями


Считается, что пролив Босфор образовался лишь 7500 – 5000 лет назад. Прежде уровень Черного и Средиземного морей был существенно ниже, и они не были связаны. В конце последнего ледникового периодав результате таяния крупных масс льда и снега уровень воды в обоих водоемах резко повысился. Мощный поток воды всего за считаные дни пробил себе дорогу из одного моря в другое – об этом свидетельствуют рельеф дна и другие признаки.

Древние грекиБосфором также называли Керченский пролив– «Босфор Киммерийский».

Золотой Рог (Халич) – заливв проливеБосфор.Название залива происходит от греческого «Хризокерас», что означает «Золотой Рог».

Золотой Рог представляет собой глубоко вдающийся в сушу залив Босфораизогнутой формы. Длина залива – 12,2 км, ширина – 91 – 122 м, глубина – 47 м.

341 гг. до н.э.

Был заключен оборонительный союз между Византием и Афинами против агрессивной военной политики Филиппа II Македонского. Специально для этого в Византий приехал вождь афинской демократии Демосфен, применивший свой ораторский талант.

340 – 339 гг. до н.э.

Филипп II Македонский осадил города Византий и Перинф, контролирующие проливы в Черное море. Из-за упорного сопротивления жителей через непродолжительное время царь вынужден был снять осаду и отвести войска.

193 – 195 гг. н.э.

В борьбе за римский престол Византий поддерживал легата Сирии Песценния Нигера, который боролся с легатом Британии Септимием Севером. Город, укрепления которого считались ранее неприступными, был подвергнут блокаде с суши и с моря войсками Севера и взят измором. Гарнизон полностью истреблен, город сильно разрушен, у него отняты все торговые привилегии.

Наша справка:

Септимий Север Луций

Римский император, прославившийся своими завоевательными походами.

Луций Септимий родился в Северной Африке, в городе Лептис-Магна, в семье богатого римского поселенца, получил хорошее домашнее образование, которое успешно продолжил в Риме. Там он, повзрослев, начал заниматься политической и административной деятельностью.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Босфор во времена Османской империи


Император Марк Аврелий, оценивший способности молодого Луция Септимия, сделал его сенатором. На этом посту он познакомился с организацией государственной власти и военной системой империи, завел много полезных знакомств в аристократических кругах, среди знатных патрициев.

Луций Септимий в должности легата управлял Бэтикой и Сардинией, а затем Сицилией, одной из богатейших и важнейших провинций Древнеримской империи. По совместительству он командовал римскими войсками на этих территориях, обеспечивая там порядок и спокойствие, своевременный сбор налогов с местного населения и выполнение им различных государственных повинностей.

В 193 г., когда правивший в то время император Север Пертинакс был убит своими гвардейцами-преторианцами, Луций Септимий был наместником пограничной области Верхней Паннонии и командовал расквартированными там римскими легионами, закаленными в сражениях с варварскими народами. Наместник пользовался у легионеров огромным авторитетом.

Получив известие об убийстве малопопулярного в Древнем Риме императора Пертинакса, придунайские легионы тотчас же провозгласили наместника Септимия римским императором. Подобное часто бывало в истории Древнего Рима. Думается, что Луций Септимий, будучи искушенным в политических делах, сам подготовил это провозглашение.

Свое правление Луций Септимий начал с того, что прибавил к своему имени имя покойного императора. В мировую историю он вошел как Луций Септимий Север.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

В римском зале Археологического музея


Луций Септимий Север торжественно вступил в Вечный город во главе придунайских легионов, которых ждала большая награда за поддержку нового императора.

Однако у Луция оказалось два соперника, и довольно могущественных. Первым был Песценний Нигер, правивший в Сирии и имевший многочисленные войска. Вторым противником стал Клодий Септимий Альбион, командовавший римскими войсками в Британии.



В остром соперничестве с ними Луций Септимий Север показал себя не только победоносным полководцем, но и искуснейшим дипломатом. Сперва ему удалось на время нейтрализовать правителя Британии, Галлии и Испании. Император сделал своего противника Клодия Септимия Альбиона своим коллегой в консульстве, то есть соправителем. Тот недолго думая согласился на предложение потенциального врага.

После этого дипломатического хода началась война против сирийского наместника. Однако у Луция Септимия Севера не оказалось достаточно войска, чтобы рассчитывать на победу. Тогда он заключил союз с парфянами, не раз сталкивавшимися с римскими легионами на границах Сирии. Узнав о заключении такого союза, Песценний Нигер не устрашился и на милость победителя сдаваться не захотел. Он тоже мечтал об императорской власти и был готов с оружием в руках оспаривать ее у бывшего наместника Верхней Паннонии.

Септимий Север выступил в военный поход на Восток с большими силами. Сирийская земля превратилась в театр военных действий, где римские легионы сражались друг с другом, тысячами жизней оплачивая амбиции своих предводителей. Все же войск у римского императора оказалось больше, чем у наместника Сирии, и тот потерпел несколько серьезных поражений.

Император своеобразно распорядился плодами этой победы. Преследовать остатки разгромленного неприятельского войска он поручил своим военачальникам. А сам с главными силами римской армии двинулся на своих союзников-парфян, которые пришли в сильное замешательство от подобного поступка Луция Септимия Севера, который коварно нарушил клятвенное обещание быть верным союзником Парфии.

Парфянское войско, не отличавшееся дисциплинированностью и не имевшее способных военачальников, не смогло устоять против натиска римских легионов. Септимий Север, внезапно обрушившись на парфян во главе многочисленной армии, выгнал их из Аравии и Адиабены и присоединил к Риму всю Месопотамию.

После одержанных над парфянами побед Луций Септимий Север двинул свою армию на северо-запад Малой Азии. Вскоре под ударом римских легионов пала осажденная Византия. Эту победу император одержал в 196 г.

В Риме Септимия ждали интриги. Древний Рим разделился на два лагеря.

В решающем сражении при Лионе в 197 г. в центре провинции Галлия легионы Клодия Септимия Альбиона были разгромлены, а ему пришлось покончить жизнь самоубийством, чтобы избежать позора побежденного и публичной казни.

Часть конфискованной земли магнатов Испании и Галлии император раздал своим солдатам, в первую очередь ветеранам придунайских легионов.

Основатель римской императорской династии Северов вошел в историю как правитель, который для поддержания личной власти в политически нестабильном государстве сделал главную ставку на армию, мало заботясь о мнении сената и граждан Вечного города.

Древнеримский писатель Дион Кассий приписывает императору Луцию Септимию Северу следующие предсмертные слова, обращенные к сыновьям: «Будьте дружны между собой, обогащайте солдат, об остальном не заботьтесь».


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Ученые по крупицам собирают свидетельства римского владычества


В своем завещании он передавал власть обоим своим сыновьям. Но, убив родного брата, власть захватил старший из них – Марк Аврелий Антонин, по прозвищу Каракалла.

18 летнее правление римского полководца Луция Септимия Севера было ознаменовано только крупными военными победами на Востоке, где им была разгромлена сильная Парфия и захвачены обширные территории римского государства.

196 – 217 гг.

Септимий Север, ставший цезарем Римской империи, начал восстанавливать Византий, присвоив ему имя Августа Антонина. В городе был построен (200 – 203) большой ипподром. За образец при его строительстве принят Большой цирк в Риме.

Гонки на колесницах пользовались огромной популярностью как у эллинов, так и у римлян, поэтому наличие ипподрома стало неотъемлемой частью любого более или менее крупного полиса. Не был исключением и древний Византий.

Другой император, Константин I, сделавший Византий столицей империи, еще больше увеличил и украсил территорию Ипподрома, примыкавшую к Большому дворцу. При нём его длина составляла почти 500, а ширина 130 м. Беговые дорожки U-образной формы окружали зрительские трибуны, вмещающие до 40 тыс. зрителей, а с юго-восточной стороны находилась роскошная императорская ложа – катисма, соединявшаяся с дворцом.

Наша справка:

принадлежащий народу

На протяжении столетий ипподром служил центром спортивной и социальной жизни столицы. Он использовался не только для организации гонок колесниц и поединков гладиаторов с дикими животными, но и для выступлений музыкантов, акробатов, артистов и проведения торжественных церемоний. Говорили: если собор Святой Софиипринадлежит Богу, дворец – императору, то Ипподром – народу. Практически всё население города со временем разделилось на приверженцев «синих» и «зеленых» (цвета популярных команд, участвующих в гонках). Очень часто спортивное противостояние между этими «фанатами» переходило в политические или религиозные разногласия и заканчивалось кровавыми стычками, погромами и бунтами. Наиболее крупное из восстаний – «Ника» (532 г.), при подавлении которого сгорело почти полгорода и погибло около 30 тыс. чел.

В результате переноса императорской резиденции из Большого дворца (XI в.) Ипподром начинает постепенно разрушаться и приходить в упадок. Окончательно разрушенный и разграбленный участниками Четвертого крестового похода (1204), он так уже и не был восстановлен.

Османы, занявшие Константинополь, традиции гонок на колесницах не поддерживали, и, хотя сам участок не застраивался, до нашего времени от Ипподрома, ставшего источником каменных блоков, колонн и мрамора для городского строительства, практически ничего не сохранилось.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Обломки греческих саркофагов


После строительства мечети Султанахмет место, где находился Ипподром, получило название Ат Мейданы (Площадь лошадей) и использовалось как манеж для тренировки лошадей или различных массовых мероприятий. Сейчас эту площадь также именуют Султанахмет Мейданы. Тут разбит большой сквер, а поверхность дорожек Ипподрома оказалась погребенной под 4 – 5 метровым слоем земли.

От древнего сооружения уцелели только развалины арок и фрагменты стен сфендона (южной, изогнутой части) да несколько памятников низкой стены (спины) посередине Ипподрома, разделявшей засыпанные песком гоночные дорожки для колесниц. Ее по традиции украшали редкими трофеями, памятниками и статуями. Из них до наших дней дошли только египетский обелиск, змеиная колонна и колонна Константина Порфирогенета. Сохранились и четыре бронзовых коня работы Лисиппа, украшавших крышу стартовых помещений в северо-восточной части Ипподрома. Похищенные крестоносцами в начале XIII в., они красовались на фасаде собора Святого Марка в Венеции, с которого их, в свою очередь, сняли в 1797 г. по приказу завоевавшего Италию Наполеона, чтобы поставить на арку Карузель в Париже. Однако в 1815 г. кони снова вернулись в Венецию и сейчас хранятся в музее собора Святого Марка.

Из досье «ИП»:

доставленный из Египта

Дикилиташ (обелиск) из розового асуанского гранита фараон Тутмос III воздвиг около 1500 г. до н.э. перед Карнакским храмовым комплексом, посвященным «владыке Фив» богу Солнца Амону-Ра. Обелиск, с вырезанными на нём с четырех сторон иероглифами, прославляет военные победы фараона над государством Митани. В эпоху правления императора Феодосия I, в 390 г., в качестве ценного исторического памятника обелиск был установлен посередине константинопольского Ипподрома. Ученые считают, что часть обелиска потеряна при транспортировке или даже специально удалена, чтобы ее облегчить. Сейчас обелиск высотой около 20 м установлен на бронзовых опорах, вмонтированных в мраморный постамент византийской эпохи, с барельефами, изображающими различные события времен императора Феодосия I.

На четырех сторонах этого шестиметрового постамента можно увидеть разные сцены: как сам процесс установки обелиска, так и пленников, платящих дань императору, эпизоды гонок колесниц, процедуру награждения победителей и императора Феодосия I, наблюдающего за ходом состязаний.

Из надписей на греческом языке и латыни, сделанных с двух сторон основания, можно узнать, что процесс установки обелиска занял около месяца.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Предполагаемый саркофаг Александра Македонского


В 479 г. до н.э. перед храмом Аполлона в Дельфах в честь двух славных побед союза греческих городов над персами в сражениях при Саламине и Плате установили 8 метровую бронзовую кадильницу. Три бронзовые змеи, переплетенные друг с другом в виде колонны, держали на головах золотую чашу, которую дополнительно поддерживала тренога. На змеях выбиты названия тридцати одного греческого города-государства, участников союза. Считается, все это выплавлено из щитов и вооружения побежденных персов.

Во времена Константина I, когда исторические реликвии со всех концов империи доставлялись для украшения новой столицы, кадильница и была привезена на ипподром. Следы золотой чаши и треноги затерялись во тьме веков, а вот колонна из змей в полной сохранности достояла до начала XVIII в. Сейчас от неё остался только фрагмент длиной чуть больше 5 м, обнаруженный во время раскопок в 1856 г., а кусочек одной из змеиных голов можно увидеть лишь в стамбульском Археологическом музее. После утраты змеиных голов памятник стали именовать не Йыланли (змеиная), а Бурмали Сутун (крученая колонна).

Каменная колонна в отличие от Египетского обелиска – не монолит, а тщательно подогнанные известняковые блоки. Это сооружение высотой 32 м, стоящее на небольшом мраморном основании, датируется IV – V вв., но кто и когда его воздвиг, – не известно. В X в., во время правления Константина VII Порфирогенета, колонну отреставрировали и покрыли позолоченными бронзовыми пластинами, после чего у неё появилось новое название – колонна Константина. Ранее на ней красовались бронзовые пластины, но скорее все их украли во время разграбления города участники Четвертого крестового похода, и следы их затерялись во времени.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Памятник Константину Великому в Милане


315 – 323 гг.

Исторически сложилось так, что Римской империей правили два императора. Согласно договору между ними Константин стал правителем западных провинций, а Лициний – восточных. В 323 г. началась война за единовластие между Константином и Лицинием. После поражения во Фракии Лициний сначала отступил в Византий, а затем переправился на азиатскую сторону. Константин осадил город и захватил его штурмом. Решающее сражение между соперниками произошло на восточном берегу Босфора, на высотах Хризополиса, где сейчас здесь находится округ Юскюдар.

324 г.

Константин стал единовластно править Римской империей и принял решение перенести столицу из Рима на пограничный рубеж между Европой и Азией, ближе к своим восточным провинциям. Без долгих колебаний его выбор пал на Византий.

Из досье «ИП»:

Константин Великий

Флавий Валерий Аврелий Константин, Константин I (272– 337) – римский император. После смерти отца, в 306 г.был провозглашен войском августом, после победы над Максенциемв 312 г.в битве у Мульвийского мостаи над Лицинием в 323г. стал единственным полновластным правителем римского государства, христианствопровозгласил господствующей религией, в 330 г.перенес столицугосударства в Византий(Константинополь), организовал новое государственное устройство. Константин почитается рядом христианских церквейкак святой в ликеравноапостольных(святой равноапостольный царь Константин).

Константин загорелся мечтой создать новую столицу, которая символизировала бы начало новой эпохи в истории Рима. Основой для будущего города послужил древний греческий город Византий, расположенный на европейском побережье Босфора. Старый город был расширен и окружен неприступными крепостными стенами. В нем возводятся ипподром и множество храмов – как христианских, так и языческих. Со всей империи в Византий свозились произведения искусства: картины, скульптуры. Строительство началось в 324 г.и спустя 6 лет, 11 мая 330 г., Константин официально перенес столицу Римской империи в Византий и нарек его Новым Римом, однако это название вскоре было забыто и уже при жизни императора город стали называть Константинополем.

Константина можно назвать первым христианским императором, при котором произошёл перелом в жизни христиан. Язычество отошло на второй план. Историки христианства, восхищавшиеся его деяниями, называют его Константином Великим, но, как бы ни был могущественен император, он не мог остановить упадок империи. Дальнейшая история Римской империи рассматривается как «христианская». При нём столицей стал Константинополь.

325 – 330 гг.

На берегу Мраморного моря был возведен императорский дворец. По указанию императора поднялись новые оборонительные стены, пересекающие весь полуостров от Золотого Рога до Мраморного моря. Теперь территория города включала в себя пять из семи холмов полуострова. Византий украсили статуями богов, героев и ценными военными трофеями, которые доставили сюда из всех городов империи.

Наша справка: на семи холмах

Как и полагается столице трех империй, Стамбул стоит на семи холмах. Точнее, на полуострове, где находится самая старая часть города, есть семь холмов, на одном из которых появился в свое время античный Византий. В ранний византийский и османский периоды на каждом из них находилось какое-нибудь монументальное священное сооружение. Впрочем, и теперь на всех семи вершинах есть как минимум одна мечеть. Склоны первого холма, на которых находятся дворец Топкапы, церковь Святой Ириныи Айя-София, начинаются от мыса Сарайбурну. На вершине его стоит мечеть Султанахмет.

Украшением второго холма стала мечеть Нуруосмание. Первый и второй холм отделяет друг от друга довольно глубокая низина, идущая с востока Эминёнюот улицы Баб-и-Али.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Стамбул – город на Семи холмах


Третий холм занят мечетью Баязидана юге и комплексом Сулейманиена севере. На нем же сегодня располагаются здания Стамбульского университета. Южные его склоны спускаются к району Кумкапы.

На четвертом холме стоит мечеть Фатиха. На севере он довольно круто обрывается к Золотому Рогу, а на юге постепенно понижается к Аксараю.

Вершину пятого холма занимает мечеть Селима I, рядом с которой находится смотровая площадка, откуда почти весь Cтарый город виден как на ладони.

Долина, тянущаяся на запад, к Балату, на берег Золотого Рога, отделяет этот холм от шестого холма – самого высокого (до 70 м). На нем расположена мечеть Михримах. Несмотря на высоту, склоны у него пологие. Сегодня их занимают городские районы Эдирнекапыи Айвансарай, уходящие за линию старых константинопольских городских стен.

Если шесть первых холмов вытянуты вдоль Босфора, то последний, седьмой, расположен ближе к Мраморному морю и вместе с шестым лежит в основании исторического полуострова. У этой довольно широкой возвышенности, простирающейся от Аксарая к городским укреплениям и Мраморному морю, есть три вершины, образующие треугольник, отмеченный воротами Топкапы, Аксарай и Йедикуле. Несомненное украшение седьмого холма – мечети Коджа Мустафа-паши (мечеть Сюмбюль Эфенди) и Джеррах-паши.

330 г.

В мае прошло празднество освящения новой столицы Римской империи. Вырезанный на мраморной колонне эдикт дал городу имя Второго, или Нового, Рима, а Константину – титул Великого. В новую столицу начали переселяться жители из европейских и азиатских провинций империи. Интересно, что Новый Рим стал первой столицей позднеантичного мира, в которой практически не оказалось языческих храмов.

395 г.

В этом году умер император Феодосий I. Произошел окончательный политический и государственный раздел Римской империи между его сыновьями Аркадием и Гонорием. Аркадий Флавий стал императором (395 – 408 гг.) Восточной части Римской империи. Этот год историки считают началом Византийской империи, хотя сами византийцы называли себя «ромеями» (римлянами). Они считали свое государство той империей, которой правили Цезарь, Август и Константин Великий.

Наша справка:

Феодосий I (ок. 346 – 395)

Этот римский император утвердил господство ортодоксального христианства, преследовал ариан и приверженцев язычества. При нем отменены Олимпийские игры (как языческие), сожжены Александрийская библиотека и многие языческие храмы. Феодосий был талантливым военачальником. Через несколько месяцев после битвы при Адрианополе (378 г.) он был провозглашен соправителем императора Грациана в ранге августа, а после его гибели в 383 г. разделил власть с Валентинианом II.

Многие годы своего правления ему пришлось бороться с притязаниями узурпаторов на Западе, наиболее грозными из которых были Магн Максим (382 – 387) и Евгений (392 – 394). В истории за ним остались прозвища «Великого» и «Друга готов». Государство было обязано ему умиротворением варваров, после битвы при Адрианополе угрожавших самому существованию империи, христианская церковь – безусловным запретом любых языческих обрядов, которые приравнивались к преступлениям против императора. В самой же церкви Феодосий требовал единомыслия: «Все должны верить так, как заповедал это Петр, верховный апостол, и как соблюдали римский епископ и александрийский». Будучи сторонником никейского богословия, император способствовал проведению в 381 г. I Константинопольского собора, осудившего арианство и предоставившего константинопольскому епископу второе место по чести после Рима. Большим авторитетом при нем пользовался святой Амвросий Медиоланский, не побоявшийся отлучить императора от церкви за избиение жителей Фессалоников в 390 г.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Изображение императора Феодосия I на юбилейном миссории


Отразив нашествие готов, к 382 г. Феодосий примирился с ними, приняв на службу в качестве федератов. Они были расселены в Мезии, Фракии и Иллирике и пользовались значительными привилегиями. Из варваров – гуннов, готов и франков – Феодосий составил армию для борьбы со своими соперниками. При нем германские вожди, перешедшие на службу к римлянам, получили доступ в сенаторское сословие и вошли в состав имперской придворной элиты.

В современном Константинополе на месте древнего ипподрома до сих пор стоит обелиск, на котором сохранились изображения самого императора, его жены и двух сыновей, наследовавших Феодосию: Гонория – на западе империи, Аркадия – на востоке.

412 – 422 гг.

Стремительно расширяющийся город уже не умещался в своих пределах, определенных Константином Великим. При императоре Феодосии II в нескольких километрах к западу от старых городских стен, почти параллельно им, возвели новые, более мощные, укрепления. Теперь стены окружали все семь холмов полуострова.

443 и 447 – 448 гг.

Печально известный Аттила, вождь племен гуннов, обрушился на Восточную Римскую империю, разорив провинции Нижнюю Мизию, Фракию и Иллирию – то есть всю северную часть Балканского полуострова. Войско гуннов дошло даже до столицы империи Константинополя, угрожая взять его штурмом. Для защиты от него в 413 г. были построены новые укрепления вокруг Константинополя – Феодосиевы стены, а также значительно усилены дунайские рубежи.

Из досье «ИП»: бич Божий

За свою историю Восточная и Западная Римские империи не часто сталкивались с таким грозным противником, как племена гуннов и их воинственный вождь. В Константинополе и Риме с тревогой наблюдали за тем, как на северных границах двух огромных империй христианского мира образовывалось сильное государство варваров. Правители Восточной и Западной Римских империй не могли не сознавать, что рано или поздно полчища гуннов обрушатся на их державы. Вопрос был только во времени и в том, куда направит свою конную армию Аттила.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Предводитель гуннов Аттила


Обширная Восточная Римская империя оказалась не в состоянии противостоять полчищам завоевателей, а система пограничных крепостей и застав на горных перевалах Балканских гор просто не могла выдержать их натиска. Поэтому восточноримский император Феодосий II «купил» мир у вождя гуннов ценой годовой дани в 2100 фунтов золота и уступкой нижнедунайских земель – Дакии Прибрежной. Для того времени это была огромная сумма, и императорская казна с большими потугами смогла выплатить первую годовую дань. Однако Константинополю пришлось до поры до времени смириться, ибо в противном случае Восточную Римскую империю ожидало новое немедленное вторжение гуннов.

После смерти императора Феодосия II императрица Пульхерия и ее супруг Маркиан «в вежливых тонах» отказались платить гуннам огромную и непосильную дань золотом. Это был очень смелый шаг правителей Константинополя. В ожидании большой войны с варварами для защиты столицы империи стали стягивать из провинций значительные военные силы. Однако новый поход на Константинополь Аттила так и не предпринял, обратив свой алчный взор уже на Западную Римскую империю.

476 г.

После того как западную часть империи разгромили варвары, Константинополь остался единственной столицей, бережно хранившей культуру и знания древних времен. Здесь процветали науки и ремесла, был открыт первый в Европе университет.

Золотой век в истории города связан с именем Юстиниана Великого (527 – 565). В начале его прваления вспыхнуло уже упоминавшееся нами восстание «Ника», в результате которого город был основательно разрушен.

Наша справка:

«Ника» значит «Побеждай!»

«Ника» (буквально «Побеждай!» – лозунг восставших) – крупнейший бунтв истории Константинополяи Византии, произошедший при правлении императора Юстиниана Iв 532 г. В результате в Константинополе при подавлении восстания было убито более 35 тыс. человек. Восстание было вызвано налоговым гнётом, притеснением властей, церковной политикой императора Юстиниана I, преследовавшего еретикови язычников, что не устраивало многие слои населения и заставило народ объединиться и выступить против императора.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Император Юстиниан I. Мозаика


Восстаниеначалось на императорском ипподромево время проведения гонки колесниц, когда типичная потасовка среди болельщиков переросла в крупнейший бунт.

Болельщики зрелищ (гладиаторских боёв, а затем, с введением христианства – цирков и ипподромов) как в старой Римской, так и в Восточнойимпериях делились на несколько группировок по цветам, в частности, колесниц, за которые болели и которые ими содержались: красные, белые, синие, зелёные. На протяжении нескольких веков самыми крупными и влиятельными были две основные категории – «синие» (венеты) и «зелёные» (прасины), причём венеты в правление Юстиниана в основном представляли класс вельмож, патрициев и землевладельцев, а прасины чаще представляли собой городские низы, ремесленников, хотя среди и тех и других были сенаторы.

Предыдущий император, Анастасий, благоволил прасинам, Юстиниан же – венетам, к тому же его жена императрица Феодорав детстве, после смерти своего отца – смотрителя зверей «зеленых» – была ими отвергнута, и семье дали кров и работу «синие».

В день начала бунта «Ника» конфликт среди группировок достиг такого накала, что притесняемые прасины потребовали его отречения от престола. Зачинщики потасовки были схвачены и казнены, после чего «зеленые» и «синие» объединились и начался бунт.

В Константинополе восставшие сжигали налоговые списки, захватили тюрьму и выпустили на свободу заключённых. В пожарах погибли многие дворцы и храмы, причём дворцы грабили восставшие, а православные храмы – арианскиенаёмники Юстиниана – готыи герулы. В результате Октогон, Бани Зевскиппа, собор Святой Софиис государственным хранилищем актов империи, церковь Святой Ириныи ещё несколько православных храмов разграбили и сожгли. Счёт убитых шел на тысячи, бунтовщики собирались штурмовать дворец императора. Сенатская оппозиция выдвинула нового императора – Ипатия, который был торжественно коронован. По словам современников, настал критический момент и «сама империя, казалось, находилась на краю гибели».

Во дворце началась паника. Юстиниануже рассматривал план побега, но его жена императрица Феодоразаявила, что лучше смерть, чем побег. Свой огромный вклад в подавление бунта внес евнух Нарсес, именно он сумел подкупить и завербовать на сторону императора большинство сенаторов таким образом, восстание лишилось большинства своих предводителей. Нарсес сумел убедить сенаторов в том, что восстание подготовили зеленые, и после тайной встречи с ним сенаторы начали скандиривать: «Justiniane Auguste, tu vincas». После этого малочисленные правительственные войска, возглавляемые полководцами Юстиниана – Велизариеми Мундом, – внезапно напали на собравшихся на ипподроме для коронации Ипатия бунтовщиков и учинили резню, во время которой на ипподромеи в его окрестностях погибло более 35 тыс. человек. Пытавшихся бежать с ипподрома уничтожили отряды, возглавляемые Нарсесом. Сенаторы, не перешедшие на сторону Юстиниана, были сосланы либо казнены.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Портрет полководца Велизария на равеннской мозаике


Утопив бунт в крови, Юстиниан стал отстраивать столицу, привлекая лучших архитекторов своего времени. У подножия императорского дворца на берегу моря поднялась чудная маленькая церковь Сергия и Вакха, а в 537 г. было закончено строительство новой Софийской церкви, существующей и поныне. Центральные улицы нового города были украшены колоннадами, а тротуары некоторых из них даже вымощены мозаикой (дальше от центра улочки были уже грязнее и запутаннее). Впрочем, роскошные портики домов, выходивших на главные улицы, стремительно застроили торговыми лавками: коммерция по-прежнему была главным занятием горожан, а Константинополь быстро стал деловым центром тогдашнего мира. А впоследствии – и самым большим городом мира.

Из досье «ИП»:

возродивший былое могущество

Юстиниан I Великий – выходец из крестьянской семьи в Македонии. Получил образование благодаря своему дяде, императору Юстину I, и, будучи приближен им ко двору, оказывал большое влияние на государственные дела. В 521 г. Юстиниан стал консулом и в апреле 527 г. был провозглашен императором наряду с Юстином, скончавшимся через несколько месяцев от болезни. С первых же дней правления стремился возродить былое могущество, славу и границы Римской империи. Одним из шагов на этом пути стала проведенная в правление Юстиниана юридическая реформа, причем Кодекс законов в 12 книгах, а также выпущенных к 534 г. 50 книг «Дигест» – юридического канона по всему римскому законодательству, остававшегося непревзойденным более тысячи лет. Эта законодательная деятельность в целом была направлена на общую централизацию государства: единая империя во главе с абсолютным и неограниченным монархом, едиными для всех граждан законами, религией, формой собственности и семьи. Вследствие реформ 535 – 536 гг. были укрупнены административные округа со средоточением в руках их правителей гражданской и военной власти, упорядочены и усилены государственный аппарат и армия, поставлены под контроль государства ремесло и торговля. Одновременно стимулировалось грандиозное строительство, проводилась завоевательная политика (в 533 – 534 гг. отбиты Северная Африка, Сардиния и Корсика, в 535 – 555 г. – Апеннинский полуостров и Сицилия, в 554 г. – юго-восточная часть Пиренейского полуострова, в 527 – 532 и 540 – 561 гг. велись войны с Персией и восточными славянами).

К концу жизни Юстиниан в значительной мере охладел к честолюбивым мечтам молодости, увлекся теологией и все меньше и меньше занимался делами государства. Его излюбленным времяпрепровождением стали беседы и споры со служителями церкви и философами.

Его супруга Феодора (святая императрица) оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи. Эта простая женщина почитается христианской церковью как святая. Юстиниан никогда не придавал значения происхождению Феодоры, считал ее равной себе. Он закрыл газа и на добрачные связи будущей императрицы. Это объясняется тем, что сам Юстиниан был выходцем из крестьянской семьи, хотя и получил благодаря своему дяде хорошее образование и власть. Император действительно любил Феодору, о чем свидетельствуют его переименование крепости Аназарв (в Сирии) в Феодориаду и образование одноименной епархии в Сирии.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мозаичный портрет Св. Феодоры


После замужества, согласно Прокопию, Феодора не запятнала себя какими-либо любовными историями. Когда ее заподозрили в склонности к рабу-варвару Ареовинду, тот по приказу Феодоры был наказан плетьми и отправлен в ссылку.

Детей у Феодоры и Юстиниана не было. Прокопий в своем трактате сообщает о ее сыне Иоанне, рожденном до брака и воспитанном в Аравии отцом. Когда взрослеющий Иоанн появился в Константинополе, чтобы вернуться к матери, та, испугавшись гнева Юстиниана, сделала так, что больше его никто не видел. Правда, историки упоминают и о дочери Феодоры, рожденной также до брака. Сын дочери Феодоры (то есть ее внук) приобрел при византийском дворе того времени высокое положение, что позволяет сделать предположение о том, что его происхождение императора не смущало.

Феодора правила государством 22 года наравне с Юстинианом: смещала и назначала высших должностных лиц в империи, оказывала влияние на законодательную и внешнеполитическую деятельность императора, занималась дипломатической перепиской, принимала иностранных послов и т.д.

В управлении империей произошло размежевание интересов: Юстиниан проводил общую политическую линию, а Феодора интересовалась ее деталями.

Влияние Феодоры не ослабевало вплоть до ее кончины. С влиянием Феодоры связывают принятие ряда законов, улучшавших положение женщин, а также суровых норм по отношению к гомосексуалистам, предусматривавших наказание в виде публичного оскопления.

В трудные минуты она проявляла редкое мужество и неукротимую энергию. Эти черты особенно ярко проявились во время восстания «Ника», когда в обстановке всеобщей паники она помешала бегству Юстиниана из Константинополя и тем самым, по мнению ряда исследователей, спасла трон. Для бывших куртизанок и проституток Феодора открыла монастырь на берегу Босфора (так называемый монастырь Раскаяния). По пристрастному мнению Прокопия, условия проживания там были настолько суровы, что многие женщины по ночам бросались с высоты, чтобы покончить с мучениями.

Феодора не только участвовала в религиозной борьбе, но и заботилась о распространении христианства. Так, епископ Иоанн Эфесский сообщает, что Феодора с радостью приняла предложение посланника александрийского патриарха монофизита Феодосия об обращении в христианство народа нобадов из Нубии.

Феодора скончалась в 548 г. и была похоронена со всеми императорскими почестями в церкви Двенадцати Апостолов в Константинополе. Юстиниан после смерти жены, давая торжественные обещания, клялся ее именем, которое он увековечил в названиях многих городов и провинций Византии и завоеванных территорий. В память о жене Юстиниан в монастыре Святой Екатерины на Синае в главной базилике, построенной по его указанию, приказал сделать надпись: «Упокоению блаженной памяти императрицы Феодоры».

После кончины Феодоры овдовевший Юстиниан остался верен ее памяти и не вступал в повторный брак.

532 – 537 гг.

Под руководством архитекторов Амфимия из Тралл и Исидора из Милета был построен новый главный собор империи – собор Святой Софии. Внутренняя отделка храма шла еще в течение нескольких столетий. Более тысячи лет Софийский собор считался крупнейшим храмом в христианском мире.

668 – 718 гг.

На протяжении полувека арабы дважды осаждали Константинополь. Обе осады окончились для арабов неудачно, причем во время второй (716 – 718) с помощью «греческого огня», горючей смеси, которая горела даже на воде, был сожжен весь их флот.

726 – 787 гг.

Более чем полувековой период «иконоборчества». Император Лев III Исавр, решив, что почитание икон и реликвий (мощей и священных предметов) превратилось в суеверие, издал эдикт против «иконопочитания». Население империи разделилось на два лагеря – «иконоборцы» и «иконопочитатели». В Константинополе и во всей империи полным ходом шло уничтожение бесценных ранневизантийских икон, подчас сопровождаемое кровавыми побоищами.

Наша справка: иконобочество

Оно началось в 724 г. при императоре Льве III. Тот происходил из зажиточной крестьянской семьи, был неграмотен и достиг императорского трона необыкновенными успехами на военной службе. Как человек необыкновенно энергичный, прямолинейный, невоспитанный, грубый и жестокий, Лев не признавал за своими подданными никаких прав и свобод. В его понятиях совсем не было мысли о религиозной свободе, и он издал указ о насильственном крещении всех евреев и магометан и о присоединении к православию всех еретиков. Этим он внес свою светскую власть в дела веры и церкви и в дальнейшей политике лишь развивал свое господство над церковью. Времена иконоборчества по справедливости можно назвать временем господства государства над церковью. И самое иконоборчество во многих отношениях способствовало государству в этом деле, и под его влиянием сама церковь должна была превратиться в мирское государственное учреждение.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Лев Исавр. Изображение на солиде


Епископ Николийский Константин и вельможа Везер, бывший тайным магометанином, посоветовали императору Льву отменить иконопочитание. Мысль эта понравилась императору вдвойне: она питала надежду на установление миролюбивых отношений с магометанами, отвергающими всякие священные изображения, и давала могучее средство к господству над церковью.

В 724 г. был издан указ об ограничении иконопочитания. Народ пришел в сильное возбуждение. Через два года Лев в особом указе объяснял, что у него не было намерения вовсе отменить иконы, а было желание оградить их от злоупотреблений, от нечистых почитаний, что он хотел поставить их на такую высоту, чтобы к ним нельзя было прикасаться или целовать их. Такие объяснения не успокоили народ, а монахи поняли истинные намерения императора и все как один восстали на защиту икон. На греческих островах избрали даже другого императора – Козьму – и несколько тысяч плохо вооруженных человек двинулись было к Константинополю, чтобы окончательно свергнуть Льва с престола. Повстанцы были рассеяны. Лев в сильнейшем раздражении издал указ об окончательном истреблении икон, об уничтожении в церквах всякой живописи.

В самом начале 730 г. император приказал удалить с бронзовых ворот своего дворца чудотворный образ Спасителя «Споручника», пользовавшийся в народе необыкновенно большим почитанием. Солдаты приставили лестницу, один из них поднялся к образу и ударил по нему топором прямо в лицо. Народ, сбежавшийся тысячами, опрокинул лестницу и разорвал этого солдата на куски. Женщины с громкими воплями присоединились к мужчинам, и все огромной толпой бросились к дому нового патриарха Анастасия, чтобы убить его, как изменника православию, потворщика императорскому своеволию. Анастасий бежал в императорский дворец; при большом кровопролитии гвардия подавила бунт. Образ Споручника был снят, и на его месте выставлена была кощунственная надпись: «О Спаситель, спаси себя и нас!» Защитники икон были подвергнуты бичеваниям, изуродованы, подвергнуты смертной казни или изгнаны. Общенародные школы, существовавшие со времен Константина Великого, были закрыты во всем государстве. В самом Константинополе была сожжена великолепная библиотека вместе с запертыми там профессорами.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Древний Константинополь


867 – 1057 гг.

В период правления македонской династии Константинополь удивлял почти сказочными роскошью и великолепием. В городе росло количество церквей и монастырей. Восстаналивались мозаики Софийского собора, уничтоженные в период «иконоборчества».

Период второй половины IX – X вв. был временем становления государственности и территориальной экспансии Руси, причем в языческой Руси существовала отчетливая тенденция продвижения в южном направлении: Олег, покинув Новгород, утвердился в Киеве, Святослав же, выйдя из Киева, обосновался в Переяславце близ устья Дуная.

Одна из основных причин такой экспансии была такая: контролировать не столько новые земли, сколько торговлю с Византией, осваивая известный «путь из варяг в греки». Одной из главных целей военных походов была столица Византийской империи – Константинополь (Царьград).

830 е гг.

Произошел набег русов на Пафлагонию в правление императора Феофила. Русы разграбили город Амастриду и удалились.

860 г.

Состоялся поход русов на Царьград. То был единственный удачный набег наших предков на столицу империи. Хотя Царьград не был захвачен, русы увезли богатую добычу. Предположительно поход возглавляли киевские князья Аскольд и Дир.

Наша справка:

русско-византийские войны

Русско-византийская война 907 г.– поход на Царьград князя Олега. Многими историками факт похода отрицается, так как записан в легендарном виде и не отражен в византийских документах.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Князь Олег


Русско-византийская война 941 – 944 гг.– походы на Царьград князя Игоря. Во время первого похода войско русов потерпело разгром на море, второй поход закончился подписанием мирного договора и данью от Византии.

Русско-византийская война 970 – 971 гг.– поход князя Святославасначала в союзе с греками против Болгарии, а затем в союзе с болгарским царем Борисом IIпротив Византии. Война окончилась изгнанием русов из Болгарии и гибелью князя Святослава при возвращении в Киев.

Русско-византийская война 988 г.– осада Корсунив Крыму князем Владимиром. После захвата Корсуни последовало Крещение русского народа, то есть принятие православной веры.

Поход руси против Византии 1024 г. – набег русского отряда на остров Лемносв смутную пору борьбы за власть на Руси. Все 800 участников набега погибли.

Русско-византийская война 1043 г.– морской поход воинов Ярослава Мудрогона Царьград. Закончился полным разгромом русских.

907 г.

Князь Новгородский и Киевский Олег, по прозвищу Вещий, воспетый впоследствии А.С. Пушкиным, отправился в большой военный поход к Константинополю (Царьграду). В походе, согласно летописи, приняли участие 2000 ладей по 40 человек в каждой. Испуганные византийцы предложили Олегу мир и дань. В знак победы Олег прибил свой щит к воротам Константинополя. Главным результатом похода стало заключение выгодного для русских купцов торгового договора.

941 г.

Русские ладьи снова появились у стен Константинополя. Киевский князь Игорь попытался повторить успех своего родственника Олега. Однако попытка закончилась полным провалом. Весь флот Игоря уничтожен секретным оружием византийцев – «греческим огнем».

1057 – 1204 гг.

К власти пришла династия Комнинов. Так же как Капетинги во Франции, Комнины относились к крупному феодальному роду, и их вступление на престол, казалось, знаменовало торжество военной аристократии. Комнины сумели восстановить поколебленную власть императора, укрепить государство, истощенное тридцатилетней анархией и, несмотря на возраставшие трудности, подарить ему еще век величия и славы. Правда, время было слишком суровое, чтобы Комнины полностью могли вернуть Византии ее былые блеск и процветание.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Олег прибивает щит к воротам Константинополя


Турки оставались в Иконии; на Балканах при помощи разраставшейся Венгрии славянские народы создали почти независимые государства; наконец, в Западной Европе зарождалась серьезная опасность в результате честолюбивых политических планов, порожденных Первым крестовым походом и экономическими притязаниями могущественной Венеции. Несмотря на все это, на протяжении последующих столетий народы Византии очень часто вспоминали век Комнинов как наиболее счастливую эпоху в их жизни.

Из досье «ИП»:

эти блестящие Комнины

Выходцы из крупной аристократической и военной семьи, императоры рода Комнинов были прежде всего солдатами. Но этим не исчерпывается их характеристика. Алексей, основатель династии (1081 – 1118), был человеком умным, твердым и тонким. Крупный полководец, ловкий дипломат, превосходный администратор, он оказался именно тем человеком, который был необходим в период кризиса, переживаемого империей. И действительно, он прекрасно сумел дать отпор внешним врагам империи и восстановить порядок и власть внутри страны.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Алексей Комнин. Мозаика


Не менее выдающимся государем оказался его сын и наследник Иоанн (1118 – 1142). Новый император получил суровое воспитание и отличался строгим нравом, пренебрежительным отношением к роскоши и удовольствиям, обладал нежным и великодушным характером и осторожным умом. Благодаря своему высокому моральному облику он заслужил прозвище Иоанна Превосходного. Отважный, мечтающий о военной славе, он прекрасно представлял себе задачи императора и ставил перед собой весьма высокие политические идеалы. Его отец защитил границы; он же мечтал их раздвинуть, вновь завоевать потерянные провинции империи и вернуть ей былое величие.

Сын Иоанна Мануил (1143 – 1180) был самым обаятельным из Комнинов. Умный, любезный и великодушный, он был одновременно и византийским басилевсом – культурным, просвещенным, даже богословски образованным – и западным рыцарем. Этот поразительно отважный воин более чем кто-либо другой из греческих государей имел склонность к западным нравам, и латиняне, на которых он во многом был похож, восхищались им больше, чем каким-либо другим императором. Поклонник роскоши и наслаждений, он прославился в XII в. своими похождениями. Вместе с тем это был крупный и весьма честолюбивый политический деятель. Его завоевательные планы, по большей части совершенно утопические, простирались на всю современную ему Европу. Он потребовал от империи непомерного напряжения всех сил и этим истощил ее и приблизил к гибели. Но тем не менее в силу грандиозного размаха своих замыслов и настойчивого стремления осуществить их он остается, быть может, последним великим государем, занимавшим императорский трон.

Наконец, Андроник (1183 – 1185), последний и самый своеобразный из Комнинов, соединял с великолепными дарованиями политического ума и военной храбрости дух авантюры, отсутствие совестливости и морального чувства, порой свирепость и жестокость, что в целом делает его одной из наиболее ярких фигур византийского мира.

Прославившись своими романическими похождениями и скандальной жизнью, Андроник, при вступлении на престол, давал современникам основания думать, что по своим высоким качествам «он мог быть равен самым великим». Он мог бы стать спасителем и обновителем империи. Однако он лишь ускорил ее падение. Менее чем через двадцать лет после него Константинополь был захвачен латинянами (1204), и империя, восстановленная Комнинами, распалась.

В Константинополе процветают все виды декоративно-прикладного искусства. В архитектуре видно стремление к внешнему украшательству храмов. Окна строящихся зданий окружают глубокими нишами, из кирпича выкладывают орнаменты, в кладку вводят глазурованную плитку, сочетая кирпичную кладку с рядами светлого камня.

Одно из типичных зданий того периода – церковь Святой Феодоры, сейчас мечеть Гюрани.

1054 г.

Произошло окончательное разделение православной и католической церквей. Прибывшие в Константинополь папские легаты во главе с кардиналом Гумбертом бросили на алтарь Святой Софии страшное предание анафеме. В ней перечислялись ужасные еретические заблуждения византийцев, а проповедники этих заблуждений, как и их последователи, осуждались на вечное сожитие с демоном и бесами.

1202 – 1204 гг.

Чтобы обеспечить торговые интересы Венеции на Востоке, дож республики Энрико Дандоло убедил руководителей крестового похода направить войска вместо Палестины в Константинополь.

О богатстве Константинополя в ту пору ходили легенды. «О, какой знатный и красивый город! – писал о Константинополе один из участников Первого крестового похода. – Сколько в нем монастырей, дворцов, построенных с удивительным мастерством! Сколько также удивительных для взора вещей на улицах и площадях! Было бы слишком утомительно перечислять, каково здесь изобилие богатств всякого рода, золота, серебра, разнообразных тканей и священных реликвий».

Подобные рассказы будили воображение и самые низменные инстинкты у воинов-крестоносцев, частенько забывавших истинные цели их походов.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Вступление крестоносцев в Константинополь. Гравюра Г. Доре


Дандоло предоставил командирам венецианский флот. Ослабленная натиском соседних балканских государств и внутриполитическими раздорами, империя оказалась неспособной долго сопротивляться…

Вскоре после Третьего крестового похода папа Иннокентий III приказал собирать четвертый. Посланный им проповедник явился на турнир в Шампань и убедил всех бывших там французских рыцарей принять крест. Главными предводителями этого похода стали Балдуин, граф Фландрский, Бонифаций, граф Монферратский, из Северной Италии и Людовик, граф де Блуа. Четвертый крестовый поход окончился самым неожиданным образом. Крестоносцы собрались в Венеции, чтобы на венецианских кораблях, ведомых престарелым и слепым дожем Дандоло, переправиться в Палестину, но вместо уплаты за этот перевоз венецианцы предложили крестоносцам покорить город Задар (на берегу Далмации, сегодняшняя Хорватия), отнятый у Венеции венгерским королем. Тут же обратился к ним с просьбой о помощи византийский принц Алексей из семейства Ангелов, которое незадолго до этого сменила династию Комнинов.

Царевич Алексей, воззвавший к крестоносцам, был сыном Исаака Ангела и просил помощи против своего дяди, силой завладевшего престолом, и обещал богатые награды. Крестоносцы согласились. Когда они подплыли к Константинополю, то были поражены величественным видом этой столицы, ее высокими, красивыми стенами и бесчисленными храмами с золотыми главами, горевшими на солнце.

На берегу была расположена многочисленная и прекрасно вооруженная армия. Крестоносцы ожидали страшной битвы и высадились на берег со всеми предосторожностями, но едва они приготовились к бою, как греки отступили и очистили берег.

Принц Алексей вступил в город и занял престол. Чтобы вознаградить крестоносцев, он взял из церквей драгоценные сосуды и обложил народ еще большими налогами. Византийцы возмутились, убили его и возвели на престол другого императора. Тогда крестоносцы взяли Константинополь приступом, разграбили его и отчасти сожгли; при этом погибло множество прекрасных зданий, дорогих статуй и других памятников искусства. По словам современников, такой богатой добычи, какую крестоносцы нашли в Константинополе, никто не получал от Сотворения мира.

Чтобы удобнее было делить добычу, крестоносцы разбивали прекрасные скульптуры и переплавляли их в слитки. Не сохранилось даже изваяние девы Марии, находившееся в центре города. Повезло только четверке коней (скульптор Лисипп), которые притянулись дожу. Он перевез их в Венецию и установил над входом в собор Сан-Марко.

Была сожжена огромная библиотека Константинополя. Ценные оклады икон разрубали на части, дорогие ткани и отделку сдирали со стен... Христианские реликвии вывозили возами. Вскоре многие католические храмы Европы могли похвастаться священными реликвиями.

Были вывезены: погребальное полотно Иисуса (известное как Туринская плащаница); Терновый венец Христа; наконечник Копья Лонгина, которым был пронзен Христос; ковчежец с кровью Спасителя; крышка Гроба Господня; кость Иоанна Крестителя; часть руки святого Иакова и т.д.

Католические прелаты сами подробно описали, что именно из священных предметов они взяли в Константинополе. В XIX в. эти описания собрал ученый-католик П. Риан. Они составили два тома, названные «Священная константинопольская добыча».

Крестоносцы уже забыли о первоначальной цели похода – освобождении Гроба Господня. Вместо этого они завоевали Византийскую империю и разделили ее между собой на феодальные владения. Самые лучшие приморские земли достались венецианцам: берега Пропонтиды, большая часть островов Архипелага, Кандия. Особо «прославившийся» граф де Блуа получил азиатские провинции; остальные земли были розданы на ленных правах другим не менее ретивым предводителям крестоносцев.

Но эта новая империя, названная «Латинской» и устроенная наподобие Иерусалимского королевства, существовала недолго. При малочисленности завоевателей, рассеявшихся по провинциям, и при их несогласиях, владычество франков не могло задержаться тут надолго. Балдуин I вскоре погиб в войне с болгарами. Некоторые провинции оставались еще в руках греческих властителей и образовали малые государства: Трапезунд, Эпир, Никею и другие. Одному из их руководителей, Михаилу Палеологу, императору Никейскому, с помощью генуэзцев (соперников венецианцев), удалось выгнать из Константинополя пришельцев-крестоносцев и восстановить Византийскую империю (1261). Он стал родоначальником новой, и последней, византийской династии Палеологов.

1261 г.

Михаил Палеолог, император Никейской империи, заручившись военной поддержкой Генуи, занял Константинополь и объявил о восстановлении империи, после чего короновался Михаилом VIII Палеологом, императором Византийской империи.

В знак благодарности за помощь он предоставил генуэзцам исключительное право на создание своей торговой колонии на северном берегу Босфора, в предместье Галата.

1261 – 1453 гг.

В живописи и архитектуре шел процесс изживания монументальности. Это было вызвано, с одной стороны, общим оскудением империи после разграбления ее крестоносцами, а с другой – философией нового способа общения с Богом – не путем молитвы, а через индивидуальное внутреннее сосредоточение. Прекрасные мозаики и фрески XIV в. сохранились в церкви Христа Спасителя в Хоре, сейчас это музей Карие.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

На этом месте была генуэзская фактория


Из досье «ИП»: музей Карие

Он размещен в древней церкви Христа Спасителя в Хоре. Древнегреческое слово «хора», как и турецкое «карие» (kariye), означает «пригород» или «за городcкими стенами» и свидетельствует о почтенной древности обители, основанной в IV – начале V в. за городскими стенами Константинополя. Монастырь вошел в городскую черту только после постройки стен Феодосия. В течение нескольких столетий церковь не раз перестраивали, разрушали и снова восстанавливали, и в дошедшем до нашего времени здании, конечно, никаких следов ранней византийской архитектуры уже не сохранилось. Однако главное сокровище этой небольшой церкви, называемой сейчас музей Карийе, – не архитектура, а мозаики и фрески (1315 – 1321), украшающие храм благодаря великому логофету (первый министр и главный казначей) при дворе императора Андроника II, литератору и философу Феодору Метохиту, истратившему на них все свое состояние.

После захвата власти Андроником III логофет Метохит попал в опалу, лишился своего поста и угодил в ссылку. Вернувшись из нее, он принял постриг и последние два года своей жизни провел простым монахом в церкви Хора, в капелле которой и похоронен.

Примерно через 50 лет после падения Константинополя Хадым Али-паша, великий везир султана Баязида II (1481 – 1512), распорядился построить над галереей минарет, замазать побелкой фрески и мозаики, противоречащие догматам ислама, и превратить храм в мечеть Карие. Ему мы должны быть благодарны не меньше, чем Феодору Метохиту. Ведь только благодаря штукатурке Хадым Али-паши жемчужина византийского искусства сохранилась до наших дней. В 1948 г. мечеть закрыли для реставрационных работ, проводимых специалистами Византийского института (США), а в 1958 г. в ней открылся музей Карие.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Музей Карие в церкви Хора


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мозаики и фрески – главные сокровища христианского храма


Храм-музей состоит из трех основных помещений – вестибюля (нартекса), основного помещения храма (нефа или наоса) и погребальной капеллы (параклисия) с фресками, написанными сразу после завершения работ над мозаиками (1320). Тематическое разнообразие и богатая детализация мозаик, украшающих нартекс и неф (более 50), не имеют себе равных среди дошедших до нас в других византийских церквях. Начинающиеся уже в эсонартексе (внутренний вестибюль) мозаичные изображения в основном посвящены четырем темам – это генеалогия Христа, рождение и детство Христа, жизнь Богоматери (из апокрифических Евангелий) и пастырское служение Христа. Фрески, украшающие параклисий, в стенах которого расположены глубокие ниши для гробниц (аркасолии), связаны с темой смерти и загробной жизни.

В сохранившихся фресках и мозаиках музея Карие отчетливо заметны такие характерные черты византийской живописи эпохи Палеологовского ренессанса, как философская глубина, перспектива и пластика, создающая впечатление живого движения.

1362 г.

Захватив Фракию, султан Мурад I занял Адрианополь и, переименовав его в Эдирне, перенес туда столицу Османского государства. Территория Византийской империи буквально сократилась до размеров города Константинополя.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мечеть Селемие в Эдирне


Наша справка:

Мурад I (1319или 1326– 1389)

Мурад I – османскийсултан, правивший с 1359 по 1389 г. Мурад – первый правитель османов, принявший титул султана, он же превратил государство, бывшее когда-то небольшим тюркским племенем, в Османскую империю.

Мурад унаследовал трон от своего отца, Орхана, и в первые годы после его смерти боролся за власть с братьями Ибрагимом и Халилем, которые в конце концов были умерщвлены по его приказу. Вскоре после начала правления Мурада его войска вторглись в Западную Фракиюи взяли византийскиегорода Адрианопольи Филиппополь. Адрианополь был переименован в Эдирне и в 1365 г. стал новой столицей Мурада. Император Иоанн V Палеологвынужден был фактически стать вассалом Мурада I.

В 1371 г. войска Мурада в битве на реке Марицесокрушили 60 тысячную армию союзную армию христианских правителей Южной Европы, после чего захватили македонские города Драма, Кавалаи Серре. Эти победы позволили увеличить присутствие турок на Балканском полуострове и сделать правителей Северной Сербии и Болгарии данниками Мурада.

В 1373 г. против Мурада выступил его сын Савджи, который вместе с наследником византийского престола Андроником IVв 1376 г. взял Константинопольи сместил императора Иоанна V. Мурад лично подавил этот мятеж, осадив сына во Фракии. Савджи был схвачен и предан мучительной казни.

В 1380 х гг. Мурад продолжил наступление на запад. В 1385 г. он взял Софию, а в 1386 -м – Ниш.

В 1389 г. турецкая армия под командованием Мурада и его сына Баязида разбила коалицию из сербских и боснийских правителей в битве на Косовом поле, хотя сам Мурад перед началом сражения был смертельно ранен сербским князем и создателем ордена Дракона, Милошем Обиличем, под видом перебежчика проникнувшим в шатер султана. Трон Османской империи унаследовал сын Мурада, Баязид I.

1394 г.

Османский султан Баязид I Йилдырым (Молниеносный) построил на азиатском берегу Босфора Анатолийскую крепость Анадолу Хисары. Возведенная на развалинах храма Зевса, она была предназначена для блокирования пролива в случае осады Константинополя (о ней мы расскажем позже).


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Средневековый Стамбул


Наша справка:

Баязид I (1354 (1360) – 1404)

Турецкий султан, прозванный «Молнией» (Йылдырим), завоеватель балканских народов, Баязид I вошел в историю как четвертый османский султан. Он был старшим сыном султана Мурада и вступил на отцовский престол в 1389 г. Достичь вершины власти ему удалось только после казни своего родного брата Якуба, который тоже боролся за право быть султаном. Жестокость и кровопролитие при смене султанов были обычным явлением для турецкой империи во все времена, причем в первую очередь безжалостно уничтожались самые ближайшие родственники по мужской линии. В противном случае они могли стать претендентами на султанский трон. В данном случае Баязид сумел опередить единокровного брата, который в случае успеха мог бы поступить с ним точно так же. Получив власть и многочисленную и хорошо организованную армию, Баязид I решил продолжить отцовские завоевания на Балканах и в Азии, благо ни одно из соседних государств не представляло угрозы. Византийская империя к тому времени пришла в упадок и уже не влияла на положение дел в Малой Азии.

Сперва султан Баязид I решил покорить Сербию, которая в то время не могла выставить многочисленное войско. В 1390 г. огромная армия турок-османов вторглась в эту страну. Сербские властители не сумели объединить свои силы против турецкого воинства и покорились завоевателю, чего нельзя было сказать о простом народе.

Сербский поход показал отлаженность османской военной машины и ее возможности в будущем. В отличие от своих предшественников Баязид стремился уравновесить значение пехоты и конницы (которая делилась на легкую и тяжелую (сипахов), состоявшую из османских феодалов), не отдавая явного предпочтения ни одной из них.

Затем пришла очередь одряхлевшей Византийской империи, уже не способной защитить свои последние владения. К тому же она оказалась в полукольце территорий, завоеванных соседями – турками-османами. Султан Баязид решил воспользоваться распрей, возникшей между византийским императором Иоанном и его сыном Андроником, чтобы оправдать свое вмешательство в дела этого государства, и в итоге пришедшая окончательно в упадок Византийская империя оказалась в руках турок-османов.

Константинополь не спасло даже прибытие туда христианских военных отрядов (правда, многочисленных) из городов Северной Италии. Турки-османы осаждали древний город с небольшими перерывами с 1391 по 1399 г. Короткую передышку византийцам удалось получить благодаря маршалу Франции Жану Бусико, который во главе добровольческого отряда европейских воинов-христиан успешно отражал вражеские атаки с суши и с моря.

После первых крупных успехов в Сербии и Византии турецкая армия совершила еще несколько походов. Баязид Йылдырим лично руководил войсками и не тяготился невзгодами походной жизни. Сперва турки опустошили Болгарию, положив начало многовековому османскому игу в этой стране.

Такая же участь постигла и соседнюю Македонию, которая пала под ударами турецкого войска, умевшего воевать в горах. Численное превосходство османской армии было козырной картой Баязида в походах на Балканском полуострове.

После завоевания Болгарии и Македонии султан обратил свое внимание на греческие территории. Сперва он вторгся в Фессалию и не встретил там упорного сопротивления. Затем его армия проникла в саму Грецию. Здесь завоеватели до основания разрушили город Аргос, чтобы преподать урок другим греческим городам, которые вздумали бы сопротивляться турецкому войску и самому султану.

Баязид I первым из турецких султанов начал создавать сильный военный флот, чтобы с его помощью совершать завоевательные походы на море. Правда, пока османы свое внимание обратили на просторы Эгейского моря, где находилось множество густонаселенных греческих островов. Однако островитяне отличались свободолюбием, а их города были защищены каменными стенами. К тому же греки были прирожденными мореходами, и одолеть их в морских сражениях оказалось делом многотрудным. Воинственный османский султан избрал здесь иную тактику, вполне оправдав данное ему прозвище. Его флотилии с десантом на борту стали совершать грабительские набеги на острова Греческого архипелага. Их селения и города подвергались внезапным нападениям с моря, а захваченные в плен жители продавались на невольничьих рынках, пополняя тем самым султанскую казну. Такая тактика привела к тому, что довольно скоро немало греческих островов стали владениями турок-османов, а островитяне со временем пополнили экипажи многочисленного парусного и гребного флота Османской империи. Чтобы успешно продолжать завоевания, султан постоянно заботился о своей армии. Ее воины получали после одержанных побед награду в виде богатой военной добычи и всевозможные привилегии. Ослушников, не явившихся по первому султанскому зову на новую войну, ожидал праведный гнев османского властелина, и расправа обычно была короткой: либо человеку сносили саблей голову, либо его прилюдно сажали на кол.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Так выглядели янычары на протяжении 400 лет


Основу султанской армии составляли прекрасно обученная и дисциплинированная янычарская пехота и тяжелая конница сипахов. Янычары набирались, как правило, из рабов-христиан, которые еще мальчиками отдавались на воспитание в семьи мусульман-турок. Затем они проходили серьезное воинское обучение, жили в специально построенных для этого казармах и хорошо владели оружием, прежде всего огнестрельным. Сипахи же были профессиональными конными воинами, обладавшими земельными наделами, и потому легко поднимались в поход, вооружаясь и снаряжаясь на войну за свой счет.

Укрепившись на Балканах, Баязид I стал угрожать войной Семиградской области (Трансильвании) и Венгрии, обладавшей немалой военной силой. Венгерские рыцари славились во всей Европе. К тому же эти страны могли рассчитывать на военную помощь других европейских христианских государств, исторически противостоявших мусульманскому Востоку. В 1396 г. огромная османская армия под командованием Баязида I вновь выступила в поход и осадила византийскую столицу Константинополь. Город был защищен мощными крепостными стенами, но охранявший его гарнизон был довольно слабым. Известие об осаде Константинополя турками вызвало отклик в Европе. Король венгерский и чешский Сигизмунд с помощью римского папы Бонифация IX организовал в 1396 г. крестовый поход против османов. Собравшееся с пол Европы войско, в котором преобладали французские рыцари со своими пажами и вооруженными слугами, двинулось вдоль берега Дуная вниз по течению реки. За войском тянулась большая речная флотилия, перевозившая воинское снаряжение и продовольствие. Город Видин сдался крестоносцам без сопротивления, а Рахов они взяли после пяти дней осады. Однако хорошо укрепленный Никополь с сильным гарнизоном оказал сильное сопротивление. Засевшие в нем турки надеялись на скорую помощь своего султана, который находился под Константинополем. Узнав о приходе крестоносцев в завоеванную им Болгарию, Баязид I снял осаду с Константинополя и поспешил к Дунаю.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Флот султана


Подойдя к осажденному Никополю, турецкое войско разбило походный лагерь в 5 – 6 км от осадного лагеря крестоносцев. Янычарская пехота укрепилась на вершинах холмов. Впереди на поле рассредоточились конные лучники. Многотысячная тяжеловооруженная конница сипахов, которой командовал сам султан, встала за холмами.

В ночь на 25 сентября король венгерский и чешский Сигизмунд собрал военный совет, на котором начальники рыцарских отрядов долго и безрезультатно спорили о том, кто из них больше достоин первым начать сражение с османами. Рано утром французское рыцарство во главе с бесстрашным до безрассудства герцогом де Невером вышло из осадного лагеря и, не дожидаясь других отрядов крестоносцев, двинулось на позиции османов.

Силы противоборствующих сторон были неравны. Баязид I привел с собой 200 тысячную армию, набравшуюся военного опыта в предшествующих завоевательных походах. Король венгерский и чешский Сигизмунд имел под своим началом всего 50 тысяч воинов. Французские рыцари под командованием герцога де Невера легко прорвали строй турецких конных лучников, но, начав их преследовать, попали под обстрел лучников-янычар с ближайших холмов. Вышедшая с флангов конница сипахов окружила французских крестоносцев и разгромила их.

Сам король Сигизмунд вместе с остатками своей армии едва спасся бегством.

Празднуя победу по обычаям восточных правителей, Баязид I приказал перебить всех французских пленников – 4 тыс. человек. Избежать гибели удалось только 25 человекам: султан повелел сохранить жизнь только самым знатным пленникам, рассчитывая получить за них богатый выкуп.

После поражения короля Венгрии и Чехии Сигизмунда под Никополем турки-османы без всякого противодействия венгерских войск подчинили себе горную Боснию. Она стала своеобразным плацдармом, откуда не раз совершались большие походы турецкой армии в Европу. Босния как бы нависала над сербскими и черногорскими землями и над территорией Хорватии, являвшейся владением Священной Римской империи, а затем Австрийской империи. Босния стала предпоследней страницей в полководческой биографии Баязида I. Вторжение Тимура (Тамерлана) в Малую Азию остановило дальнейшие турецкие завоевания в Европе. В его лице султан получил достойного противника и повел свои войска ему навстречу. Решающее и единственное сражение между противниками произошло 20 июня 1402 г. в центральной части Анатолии. Это сражение относят к числу крупнейших в мировой военной истории. По разным оценкам, в нем с обеих сторон участвовали от 1 до 2 млн человек. Сообщается, что у Тимура было по меньшей мере 800 тыс. воинов. Вероятнее всего, эти цифры сильно преувеличены. Но в любом случае число участников битвы близ Ангоры было очень велико. Местом сражения Ангора стала не случайно: к ней сходились все пути-дороги Анатолии. Перед битвой турецкий султан прислал в город Сивас к Тимуру послов для переговоров. Тот в их присутствии провел смотр своей армии, продемонстрировав османам ее мощь. Засланные во вражеский стан лазутчики установили, что наемная татарская конница давно не получала от османского владыки обещанного жалованья и была этим очень недовольна. Татары согласились в начале сражения перейти на сторону Тимура, при условии, что тот выплатит султанские долги.

Султан Баязид I выстроил свою армию, поставив в центре янычарскую пехоту, а перед ней боевых слонов. Тимур же, наоборот, значительно усилил свои фланги. Его конница всей своей массой обрушилась на левый неприятельский фланг, где стояли отряды сербов. На другом фланге на сторону Тимура перешло 18 тыс. конных татар.

Султанские войска, особенно янычарская пехота, сражались яростно, но одолеть противника не смогли. К тому же Тимур явно превзошел своего соперника в искусстве ведения большой битвы. Он сумел окружить армию Баязида. Турки были наголову разбиты и рассеяны по окрестностям Ангоры. Воины Тимура уничтожили почти всех янычар. Сам Баязид Йылдырим с одним из сыновей попал в плен, другой его сын погиб в битве. Тимур необычайно мягко обошелся с побежденным турецким султаном и даже приблизил его к себе. Но когда тот оказался замешанным в заговоре против властителя, Баязида стали строже охранять и к ночи заковывать в кандалы. Теперь он превратился в настоящего пленника, жизнь которого зависела от прихоти победителя.

Во время последующих завоевательных походов по Азии Тимур не расставался с султаном, который всюду следовал за ним в носилках, заделанных железной решеткой. Это породило предание о том, будто бы Баязид был заключен жестоким Тимуром в клетку. Османский султан так и не получил желанную свободу. Баязид I бесславно умер в плену, но в истории Турецкой империи прославился как великий завоеватель Сербии, остатков Византийской империи, Болгарии, Македонии, Фессалии, Боснии и греческих земель. Благодаря ему Османская империя почти три века властвовала над этими странами.

1422

Константинополь осадили войска султана Мурада II. Осада была снята после неудачного штурма 22 августа, однако заключенный мирный договор поставил Византию в положение вассала османов.

1452 г.

Была воздвигнута крепость Румели Хисары на европейском берегу Босфора. После завершения строительства проход судов по Босфору оказался полностью под контролем османов.

1453 г.

29 мая войска под предводительством султана Мехмеда II Завоевателя после 54 дней осады заняли Константинополь, который был отдан янычарам на трехдневное разграбление. Султан, въехав в завоеванный город на белом коне, повелел превратить собор Святой Софии в мечеть Айя-София. Это повлекло за собой уничтожение Восточной Римской империи и смерть последнего византийского императора Константина XI Драгаша. Отныне турки стали безраздельно господствовать в Восточном Средиземноморье. Город оставался столицей Османской империи до ее распада в 1922 г.

Османский султан Мехмед II, поклявшийся взять Константинополь, осторожно и тщательно готовился к предстоящей войне, понимая, что ему придется иметь дело с мощной крепостью, от которой уже не раз отступали армии других завоевателей. Особое внимание Мехмед уделял артиллерии. Зимой 1451 – 1452 гг. султан начал строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Черного моря. Византийские послы, направленные Константином узнать цель постройки, были отосланы обратно без ответа, посланные повторно были взяты в плен и обезглавлены. Это было негласным объявлением войны. Крепость Румели была достроена к августу 1452 г., и установленные на ней бомбарды стали расстреливать византийские корабли, ходящие через Босфор в Черное море и обратно. Мехмед II после постройки крепости подступил к стенам Константинополя в первый раз, но, проведя возле стен около трех дней, отступил.

Осенью 1452 г. турки вторглись в Пелопоннес и напали на братьев императора Константина, дабы они не сумели прийти на помощь столице. А зимой 1452 – 1453 гг. начались приготовления к штурму самого города. Мехмед издал приказ турецким войскам взять все ромейские города на фракийском побережье. Он считал, что все прошлые попытки взять город провалились из-за отсутствия поддержки осаждавших с моря. В марте 1453 г. турки сумели взять Месемврию, Ахелон и другие укрепления на Понте.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Гребные галеры – основная сила османского флота


В начале марта турки раскинули лагерь у стен Константинополя, а в апреле начались земляные работы по осаде города.

Турецкая армия состояла примерно из 80 тыс. регулярных бойцов, не считая ополчения, башибузуков, которых было около 20 тыс., и нескольких тысяч солдат тыловых служб. Во флоте султана было 6 трирем, 10 бирем, 15 гребных галер, около 75 фуст (небольших быстроходных судов), и 20 парандарий – тяжелых грузовых барж для подвозки продовольствия и материалов. Турецким флотом командовал правитель Галлиполи Сулейман Балтоглу. Такое количество судов сразу же определило господство турок в Мраморном море.

Наша справка

Наиболее вероятными союзниками Константина были венецианцы. Их флот вышел в море лишь после 17 апреля и получил инструкцию ждать подкреплений у острова Тенедосдо 20 мая, а затем прорываться через Дарданеллына Константинополь. Генуясохраняла нейтралитет. Венгрыеще не оправились после недавнего поражения. Московскиевласти были заняты своими проблемами, к тому же между Москвойи Константинополем лежали ногайские и татарскиетерритории. Валахияи сербскиегосударства были в вассальной зависимости от султана, а сербы даже выделили вспомогательные войска в султанскую армию. Скандербегв Албаниибыл настроен против турок, однако недолюбливал и византийцев, и венецианцев.

Городские кварталы, выходившие на берега моря залива, были прикрыты городскими стенами. Особая система укреплений из стен и башен загораживала город с суши – с запада. За крепостные стены на берегу Мраморного моря греки были относительно спокойны – морское течение здесь было быстрым и не позволяло туркам высаживать десант под стены. Уязвимым местом был Золотой Рог. Византийцы здесь разработали своеобразную оборонительную систему.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Воины османских вооруженных сил


Через вход в залив была протянута большая цепь. Известно, что один конец ее крепился на башне Евгения на северо-восточной оконечности полуострова, а другой – на одной из башен квартала Пера на северном берегу Золотого Рога (квартал был генуэзской колонией). На воде цепь поддерживали деревянные плоты. Турецкий флот не мог войти в Золотой Рог и высадить десант под северные стены города. Ромейский флот, прикрытый цепью, мог спокойно делать ремонт в Золотом Роге.

С запада от Мраморного моря до граничащего с Золотым Рогом квартала Влахерны тянулись стены и ров. Ров был шириной около 20 м, глубокий и мог быть заполнен водой. По внутренней стороне рва был зубчатый бруствер. Между бруствером и стеной был проход шириной от 13 до 15 м, называемый Периволос. Первая стена была высотой в 7 м и имела защитные башни. За этой стеной имелся еще один внутренний проход на всем ее протяжении, называемый Паратихион. За ним возвышалась вторая стена высотой в 1 м с башнями квадратной или восьмиугольной формы, которые располагались так, чтобы прикрыть промежутки между башнями первой стены.

Рельеф местности в середине системы укреплений понижался: здесь в город по трубе втекала речка Ликос. Участок укреплений над речкой всегда считался особо уязвимым из-за понижения рельефа, он назывался Месотихион. Во всей системе укреплений было также несколько ворот и потайных калиток.

Хотя стены города к тому времени очень обветшали и осыпались, оборонительные укрепления еще представляли собой внушительную силу. Но солдат для отражения штурма явно не хватало. Всего годных ромейских солдат, не считая союзников, было около 7 тыс. Союзники были еще малочисленнее: например, прибывший волонтёр из Генуи Джованни Джустиниани Лонго предоставил около 700 человек. Небольшой отряд выставила колония каталонцев.

Греческий флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей. 10 из них принадлежали собственно ромеям, 5 – венецианцам, 5 – генуэзцам, 3 – критянам, 1 прибыл из города Анконы, 1 из Каталониии 1 из Прованса. Все это были высокобортные безвесельные парусники. В городе было несколько пушек и значительный запас копий и стрел. Огневого оружия явно не хватало.

Основные силы ромеев под командованием самого Константина сосредоточились у самого уязвимого места, на Месотихионе, где речка по трубе проходит под крепостными стенами. Лонго расположил свои отряды справа от войск императора, но затем присоединился к нему. Место Джустиниани занял другой отряд генуэзских солдат во главе с братьями Боккиарди. Отряд венецианской общины под началом некоего Минотто защищал Влахернский квартал. Южнее Мисотихиона находился еще один отряд генуэзских волонтеров под командованием Каттанео, греческий отряд под командованием родственника императора Феофила Палеолога, отряд венецианца Контарини и греческий отряд Димитрия Кантакузина.

Стены, выходящие на берег Мраморного моря, охранял отряд венецианца Джакобо Контарии и греческие монахи. Это были, в общем, сторожевые отряды, так как быстрое течение, скалы и мели не позволяли кораблям противника подойти вплотную к берегу. Далее стояли немногочисленные отряды каталонца Пере Хулиа, кардинала Исидора, и некоего принца Орхана, оспаривавшего у султана Мехмеда II права на турецкий престол.

Берег Золотого Рога защищали венецианские и генуэзские моряки под началом Габриеле Тревизано. Всем стоящим в заливе флотом командовал Альвизо Диедо. В резерве в городе стояли отряды Луки Нотараса и Никифора Палеолога. Десять судов было выделено для охраны цепи у входа в Золотой Рог, общее руководство здесь было у генуэзца Солиго.

Византийцы пытались применить для обороны Константинополя свою немногочисленную артиллерию, но площадки на башнях не были приспособлены для артиллерийской стрельбы.

Турки начали осаду, окружив город 6 апреля. Часть войск под командованием Заганос-паши вышла к высотам севернее залива Золотой Рог, где можно было контролировать квартал Перу (генуэзкая колония), предостерегая нейтральных генуэзцев от попыток помочь ромеям. От южного берега Золотого Рога до речки Ликос расположились регулярные войска Караджа-паши. Он имел в своем расположении многочисленную артиллерию, которую сразу стал сосредотачивать против Влахернского квартала. По обеим сторонам речки Ликоса стояли янычары – личная гвардия султана Мехмета.

Из досье «ИП»:

янычары – «налог кровью»

Янычбры – регулярная пехотаОсманской империив 1365– 1826гг. Они вместе с сипахамии акынджи(конницей) составляли основу войска в Османской империи. Были частью полков капыкулу (личной гвардии султана, состоявшей из рабов и заключённых). Янычарские войска выполняли также полицейскиеи карательные функции в государстве.

В связи с расширением экспансии Османской империи возросла необходимость в создании регулярного дисциплинированного пешего войска. Янычарская пехота была создана султаном Мурадом Iв 1365г. из детей христианского исповедания 10 – 12 лет (кроме армян), воспитанных в исламских традициях.

Прием детей в янычары (он назывался девширме – «налог кровью») являлся одной из повинностей христианского населения Османской империи. В янычары набирали исключительно христианских детей по разнарядке, причем иудеибыли освобождены от девширме. Позднее исповедующие ислам бошнякии албанцы-мусульмане получили от султанаправо также посылать детей в янычары, так как многие из них этим способом добивались положения в обществе.

От налога девширме также были освобождены жители Стамбула, владеющие турецким языком, физически и умственно неполноценные, а также женатые. Вероятно, последним обстоятельством отчасти объясняются ранние бракитого времени.

Янычары считались рабами султана, жили в монастырях-казармах, им первоначально запрещалось жениться (до 1566г.) и заниматься хозяйством. Имущество умершего или погибшего янычара становилось имуществом полка. Помимо военного искусства янычары изучали каллиграфию, право, теологию, литературу и языки. Раненые или старые янычары получали пенсию. Многие из них сделали гражданскую карьеру.

В 1683г. янычары начинают комплектоваться также из мусульман. С конца XVI– начала XVII в.происходил процесс разложения корпуса янычаров. Они стали обзаводиться семьями, стали заниматься торговлей и ремеслом. Постепенно янычары превратились в консервативную политическую силу и орудие дворцовых переворотов.

Султаны стремились завоевать сердца янычар щедростью. Существовал, в частности, обычай, по которому султаны должны были при вступлении на престол делать им подарки. Этот обычай со временем превратился в своеобразную дань султанов янычарскому корпусу. С течением времени янычары сделались чем-то вроде преторианской гвардии. Они играли первую скрипку почти во всех дворцовых переворотах, султаны то и дело смещали высших сановников, не угодивших янычарской вольнице. В Стамбуле находилось, как правило, около трети янычарского корпуса, т.е. от 10 тыс. до 15 тыс. человек. Время от времени столицу потрясали бунты, которые обычно возникали в одной из янычарских казарм. В 1617 – 1623 гг. янычарские бунты четыре раза приводили к смене султанов. Один из них, султан Осман II, был возведен на трон в четырнадцатилетнем возрасте, а через четыре года убит янычарами. Это произошло в 1622 г. А через десять лет, в 1632 г., в Стамбуле вновь вспыхнул янычарский бунт. Возвратившись в столицу из неудачного похода, они осадили султанский дворец, а затем депутация янычар и сипахи ворвалась в покои султана, потребовала назначения угодного им нового великого визиря и выдачи сановников, к которым у бунтовщиков были претензии. Мятеж удалось подавить, как всегда уступив янычарам, но их страсти уже так разбушевались, что с наступлением священных для мусульман дней рамазана толпы янычар с факелами в руках носились ночами по городу, угрозами поджога вымогая деньги и имущество у сановников и зажиточных горожан. Но чаще рядовые янычары оказывались простым орудием в руках противостоявших друг другу дворцовых группировок. Глава корпуса – янычарский ага – был одной из самых влиятельных фигур в султанской администрации, его расположением дорожили высшие сановники империи.

Султаны с подчеркнутым вниманием относились к янычарам, периодически устраивая для них всевозможные развлечения и зрелища. В самые трудные для государства моменты никто из сановников не рисковал задерживать выплату жалованья янычарам, ибо это могло стоить головы. Прерогативы янычар оберегались так тщательно, что дело доходило порой до драм. Однажды случилось так, что главный церемониймейстер в день мусульманского праздника по ошибке допустил к целованию мантии султана командующих кавалерией и артиллерией ранее янычарского аги. Рассеянный церемониймейстер немедленно был казнен.

…На правом фланге осаждавших, от лагеря янычаров до берега Мраморного моря, стояли регулярные войска Исхак-паши. В отличие от войск Караджа-паши, набранных в европейской части турецкого государства, они были созданы на базе азиатских, анатолийских владений султана. Мехмед II не доверял до конца Исхак-паше, поэтому к нему был приставлен Махмуд-паша, который происходил из византийского рода Ангелов, но принял ислам и стал одним из самых верных сторонников султана Мехмеда.

Позади регулярных войск особым лагерем расположились башибузуки, нерегулярные части, воюющие за право добычи. Их предполагалось бросать в любом нужном направлении. Перед своими позициями турки выкопали траншею, над ней возвели земляной вал с частоколом, чтобы предотвращать вылазки византийцев. Турецкий флот имел основную стоянку на Босфоре, его главной задачей был прорыв укреплений Золотого Рога, кроме того, корабли должны были блокировать город и не допустить помощи Константинополю со стороны союзников.

Султан Мехмед послал парламентеров с предложением сдаться. В случае сдачи он обещал городскому населению сохранение жизни и имущества. Император Константин ответил, что готов заплатить любую дань, даже непосильную, и отдать любые территории, но отказался сдать город. Вместе с тем Константин приказал венецианским морякам промаршировать по городским стенам, демонстрируя, что Венеция является союзником Константинополя. Венецианский флот был одним из сильнейших в Средиземноморском бассейне, и это должно было подействовать на решимость султана. Несмотря на отказ, Мехмед отдал приказ готовиться к штурму.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Осада Константинополя. Гравюра Г. Доре


Передовые отряды турок вышли к городу 2 апреля, сразу же после праздника Воскресения Христова. Жители города немедленно предприняли вылазку и убили несколько турок. Однако приближение всего турецкого войска заставило ромеев отойти в город, разрушить мосты через рвы и закрыть городские ворота. Император Константин также приказал протянуть цепь через Золотой Рог.

5 апреля к столице подошла основная часть турецкой армии.

6 апреля Константинополь был полностью блокирован. Первыми действиями турецкой армии были атаки на форты, находившиеся вне городских стен. Один из греческих фортов находился в Ферапии, на холме у берегов Босфора, другой – в деревне Студиос на берегу Мраморного моря. Форт в Ферапии защищался два дня, форт в деревне Студиос был разрушен турецкими артиллеристами в течение нескольких часов. Оставшиеся в живых защитники фортов были демонстративно посажены на кол на глазах осажденных горожан Константинополя. Только башня на острове Принкипос оказала сопротивление. Но и это укрепление было взято турками, защитники башни были перебиты, а жители города проданы в рабство.

Первая половина апреля прошла в незначительных схватках. 9 апреля турецкий флот подошел к цепи, перекрывавшей Золотой Рог, но был отбит и вернулся в Босфор. 11 апреля турки сконцентрировали тяжелую артиллерию напротив стены над руслом речки Ликоса и начали бомбардировку, которая длилась 6 недель. Тяжелые орудия постоянно сползали со специальных платформ в весеннюю грязь. Затем турки подвезли две огромные бомбарды, одна из которых, названная Базиликой, была построена известным венгерским инженером Урбаном и производила огромные разрушения в стенах Константинополя. Она имела ствол длиной 8 – 12 метров, калибр 73 – 90 см и метала 500 килограммовые ядра.

Однако в апрельской грязи пушка Урбана смогла производить не больше семи выстрелов в день. Одну из бомбард установили против императорского дворца, другую – против ворот Романа. Кроме того, султан Мехмед имел много других пушек поменьше.

12 апреля турки на кораблях атаковали цепь, перекрывавшую вход в Золотой Рог. Атака вылилась в морской бой с кораблями, прикрывавшими цепь снаружи. Турки подплыли к ним и пытались поджечь или взять на абордаж. Более высокие корабли греков, венецианцев и генуэзцев-волонтеров смогли отбить атаку и даже перейти в контратаку, попытавшись, в свою очередь, окружить турецкие корабли. Турки вынуждены были отойти в Босфор.

18 апреля турки начали штурм стены, которая находилась над Ликосом. После захода солнца они бросились на укрепления, стараясь поджечь возведенные ромеями деревянные укрепления и растащить бочки с землей. Отряды Джустиниани Лонго смогли отбить атаку, причем почти без потерь.

20 апреля к Константинополю с юга подошли три генуэзские галеры, нанятые папой римским, с грузом продовольствия и оружия. По дороге к ним присоединился с таким же грузом императорский корабль под командованием некоего Флатанелоса.

Турецкие командиры, увидев это, отдали приказ вступить в бой, имея цель захватить корабли. Генуэзцы и греки пришвартовали свои корабли друг к другу и стали отбивать попытки турецких матросов взять их на абордаж. Греки умело пользовались высотой своих бортов и топорами рубили руки и головы туркам, которые пытались вскарабкаться на христианские корабли со своих невысоких судов. В конце концов все четыре корабля, напоминавшие одно огромное укрепление с четырьмя башнями, были снесены ветром и течением к цепи, преграждавшей путь в Золотой Рог. Здесь в дело вступил весь ромейский флот, к тому же наступила ночь, и турецкие командиры не решились продолжать бой. Султан Мехмед II сместил адмирала Балтоглу и велел бить его палками.

21 апреля турецкие артиллеристы вели обстрел городских стен, и одна из башен (Виктиниева башня) возле речки Ликос рухнула, внешняя стена перед ней также лежала в развалинах. Вероятно, что если бы был отдан приказ о штурме, то положение ромеев стало бы незавидным, но приказа не последовало, так как сам султан Мехмед выехал на северный берег Золотого Рога.

22 апреля турецкие отряды через Галатский холм сумели сушей протащить в обход преграждавшей залив цепи свои военные корабли, использовав для этого специальные повозки и деревянные рельсы вроде трамвайных. Турецкая артиллерия в это время вела отвлекающий огонь по цепи у Золотого Рога. Собранные повозки с литыми колесами были спущены на воду, подведены под корпуса турецких судов, а затем при помощи быков вытащены на берег вместе с судами. В повозки запрягли быков, и те поволокли суда по деревянным рельсам мимо квартала Перу из Босфора через холмы к северному берегу Золотого Рога. Турки таким способом сумели перетащить около 70 судов.

Ошеломленные греки не знали, что предпринимать. Согласно одной из версий, венецианцы предлагали провести решительную атаку всеми имеющимися в наличии судами на турецкие корабли или высадку десанта на северный берег Золотого Рога, чтобы отрезать спущенные на воду суда от берегового прикрытия и не успевших добраться до кораблей турецких моряков.

28 апреля ночная атака силами венецианских и генуэзских кораблей была наконец предпринята. Им была поставлена задача сжечь турецкие судна, но атака была отбита турками и огнем бомбард. Не исключено, что турки были предупреждены о диверсии.

29 апреля турецкие солдаты казнили всех захваченных в плен христианских моряков с одной потопленной венецианской галеры. Ромеи, увидев это, в свою очередь обезглавили на крепостных стенах всех ранее попавших в плен турок.

В целом ситуация складывалась в пользу осаждавших. Турки смогли выйти в залив Золотой Рог, и хотя там еще оставался христианский флот, отныне безопасность выходивших на залив городских стен была под сомнением. В заливе была лишь часть турецкого флота, вторая его половина оставалась в водах Босфора, и греки были вынуждены держать свой флот у цепи, чтобы помешать обеим частям турецкого флота соединиться.

Кроме того, по приказу султана Мехмеда турецкие инженеры соорудили понтонный мост через западную оконечность залива Золотой Рог и плотно связали свои основные силы и войска Заганос-паши на северном берегу залива. Строительство понтонного моста, состоявшего из связанных попарно винных бочек, велось под прикрытием переброшенных в залив турецких кораблей. После прорыва части флота в залив, обескуражившего осажденных, турки установили в заливе на плоты часть своей артиллерии и стали обстреливать Влахернский квартал с двух сторон: с суши и с моря. В течение месяца осаждавшие били по стенам ядрами и причиняли грекам сильное беспокойство.

3 мая одна венецианская бригантина под турецким флагом и с матросами, переодетыми в турецкое платье, под покровом ночи тайно вышла за цепь и отправилась на поиски венецианского флота – городу срочно требовалась поддержка. Венецианский флот все это время накапливал силы и ждал подкрепления у острова Тенедос.

5 и 6 мая турки вели постоянный обстрел, ясно готовясь к штурму. Греки ждали, что будет две атаки: с запада на крепостные стены и через залив при помощи флота.

Однако 7 мая турецкие отряды предприняли штурм только с западного направления. Вероятно, что они не решились проводить операцию на глазах христианского флота. Главный удар направлялся к городской стене у Месотихиона. Упорный ночной бой продолжался несколько часов, однако ромеи сумели отстоять укрепления и не дали туркам прорваться сквозь бреши в стенах.

В ночь на 13 и 14 мая турки предприняли еще одну попытку штурма, на этот раз Влахернского квартала. Ромеи отбили штурм, но для этого потребовалось снять с кораблей часть матросов, так как нехватка солдат была уже весьма ощутимой.

Разрушив в некоторых местах стены при помощи пушек, турки приступили к самим укреплениям и стали заваливать рвы. Ночью ромеи расчищали рвы и укрепляли пробои бревнами и корзинами с землей.

18 мая турецкие артиллеристы сумели разрушить до основания башню Святого Романа. Они подтащили туда осадную машину и поставили ее поверх рва, после этого начался ужасный бой. Отразив все атаки, ромеи ночью сумели частично восстановить башню Романа и сжечь осадную машину турок.

16 мая турки начали вести подкоп под стены возле Влахернского квартала, в то же время их корабли под звуки труб и барабанов 16, 17, и 21 мая подходили к цепи у Золотого Рога, пытаясь привлечь к себе внимание, чтобы скрыть от греков шум подкопа, но ромеи сумели все-таки обнаружить подкоп и стали вести контр-подкопы. Подземная минная война закончилась в пользу осажденных, они взрывали и затопляли водой проходы, вырытые турками.

23 мая ромеи сумели подвести под туннель мину и взорвать его. После такой неудачи турки отказались от дальнейших попыток делать подкопы.

Ко рву напротив стен Месотихиона турки смогли подтащить огромную башню с деревянным каркасом и покрытием из верблюжьих и буйволиных шкур. Под прикрытием башни они стали засыпать ров. С вершины башни велась стрельба по стенам, не дававшая ромеям помешать турецким землекопам. Однако ночью кто-то из греков подполз к башне и смог заложить под нее бочонок с порохом. Башня взорвалась, турецкие землекопы были перебиты или разбежались, а осажденные расчистили ров и заделали вновь бреши в стене.

23 мая вернулась венецианская бригантина, не нашедшая союзного флота, а 24 мая произошло лунное затмение, которое было воспринято осажденными как плохой знак. Императору Константину предлагали тайно выбраться из города и возглавить вновь собранные силы где-нибудь за его пределами. Однако Константин отказался, полагая, что без вождя город быстро падет, а вместе с ним – и вся империя. Осажденные вступили в переговоры с турками, предлагая снять осаду за выкуп и уплату дани в будущем, но Мехмед II заломил невиданный размер выкупа либо предложил покинуть всем жителям город с пожитками, обещая беспрепятственно всех выпустить. Греки не приняли этих условий.

25 мая султан Мехмед собрал совет, на котором было принято решение о генеральном штурме города.

26 и 27 мая Константинополь был подвергнут сильной бомбардировке. Турецкие артиллеристы соорудили специальные платформы ближе к стене и вытащили на них тяжелые орудия, чтобы стрелять по стенам в упор.

28 мая 1453 г., в понедельник, был объявлен день отдыха в турецком лагере, чтобы воины набрались сил перед решающим боем. Пока солдаты отдыхали, султан планировал, кому куда наступать. Решающий удар наносился в районе речки Ликос, где стены были сильно разрушены. Турецкий флот должен был высадить матросов и на побережье Мраморного моря, и на побережье Золотого Рога, где те должны были штурмовать стены, отвлекая греков от места главного удара. Особый отряд Заганос-паши должен был пройти по понтонному мосту через Золотой Рог и атаковать Влахернский квартал.

В ночь с 28 на 29 мая турецкие войска по всей линии пошли на штурм. В Константинополе поднялась тревога, и все, способные носить оружие, заняли свои места на стенах и у брешей. Сам император Константин принимал личное участие в боях и отражал натиск за упавшими стенами близ ворот Святого Романа.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Мехмед II


Потери турок были очень велики. В первой волне атакующих было очень много башибузуков, нерегулярные войска которых султан бросил на стены, чтобы они ценой своих жизней обессилили защитников города. После двухчасового боя турецкие командиры дали команду башибузукам отступить. Ромеи стали восстанавливать временные заграждения в брешах. В это время турецкие артиллеристы открыли огонь по стенам, а на штурм была послана вторая волна осаждавших – регулярные турецкие войска Исхак-паши. Анатолийцы атаковали стены от побережья Мраморного моря до Ликоса включительно. В это время артиллерия вела плотный огонь по стенам. Источники сообщают, что и атака, и обстрел из пушек велись одновременно.

Ромеи успешно отбивали атаки, но где-то до рассвета удачный выстрел из огромной пушки «Базилика» повалил укрепления и проделал большую брешь в стене. Три сотни анатолийцев смогли ворваться в пролом, но были окружены греками и перебиты. На других участках укреплений штурм пока тоже отбивался.

В тот же вечер Константин XI, обратившись к народу, произнес речь, которую историки назовут «эпитафией Римской империи», в ней он апеллировал как к религиозным чувствам христиан, так и к античной истории.

Третья атака на город велась янычарами, которых сам султан Мехмед довел до крепостного рва. Янычары наступали двумя колоннами. Одна штурмовала Влахернский квартал, вторая шла на пролом в районе Ликоса. В том месте, где стены Влахернского квартала соединялись с основными городскими укреплениями, янычары обнаружили тайную калитку Керкопорту, через которую ромеи делали вылазки. Через нее турки проникли в город.

В то же время в районе Ликоса свинцовой пулей или осколком ядра был ранен Джустиниани Лонго, его стали выносить с поля боя, и многие генуэзцы из-за его отсутствия поддались панике и стали беспорядочно отступать. Этим они оставили против пролома венецианцев и греков во главе с самим императором Константином. Турки заметили смятение среди осажденных, и один отряд числом в 30 человек во главе с неким великаном Хасаном смог ворваться в проход. Половина из них и сам Хасан были мгновенно убиты, но остальные закрепились, и к ним на помощь подходили все новые и новые толпы атакующих янычар. Император Константин с группой наиболее преданных сподвижников бросился в контратаку и был убит в рукопашной схватке. Вместе с ним погиб и Феофил Палеолог. Турки не узнали императора и оставили того лежать на улице как простого воина.

Поднявшись наконец на стену, передовые турецкие отряды рассеяли защитников и стали открывать ворота. Также они продолжали теснить ромеев, чтобы те не смогли этому помешать. Когда все больше и больше турок стали пробиваться в город, среди осажденных началась паника. Венецианцы и генуэзцы (те, что держали нейтралитет) стали прорываться к заливу, чтобы сесть на суда и бежать из города. Греки разбегались и прятались. Некоторые византийские отряды, каталонцы и особенно турки принца Орхана продолжали вести бой на улицах, многие из них дрались насмерть, понимая, что в случае сдачи султан Мехмед просто замучил бы их в плену.

Братья Боккиарди оборонялись на стенах возле Керкопорты, но начавшая паника вынудила сделать прорыв к морю. Паоло был убит, но двое других – Антонио и Троило – успели пробиться. Командующий венецианцами Минотто был окружен во Влахернском дворце и взят в плен.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Вступление Мехмеда II в Константинополь. Художник Б. Констан


Многие мужчины и женщины собрались у колонны Константина Великого, так как, согласно одному из пророчеств, как только турки дойдут до этой колонны, с неба снизойдет ангел и передаст царство и меч некоему неизвестному человеку, стоящему у этой колонны, который, возглавив войско, одержит победу.

К югу от Ликоса защищались отряды Филиппо Контарини и грек Димитрий Кантакузин. При окружении турками они были частью перебиты, частью взяты в плен, включая и командиров. Ответственный за оборону в районе Акрополя кардинал Исидор бежал с поста, изменив свою внешность. Габриеле Тревизано также слишком поздно оценил ситуацию, не смог вовремя спуститься со стен и был захвачен турками. Альвизо Диедо с несколькими генуэзскими кораблями сумел уйти.

Итальянцы, венецианцы и греки смогли прорваться к судам, отомкнули цепь, закрывавшую вход в Золотой Рог, и в большинстве своем смогли уйти в открытое море. Известно, что семи генуэзским кораблям, пяти кораблям императора и большинству венецианских судов удалось уйти. Турки особо им не препятствовали, опасаясь длительной войны с Венецией, Генуей и возможными союзниками этих государств. Бой в самом городе продолжался целый день, пленных у турок было очень мало, около 500 ромейских солдат и наемников, остальные защитники города либо бежали, либо были убиты.

Сфрандзи пишет, что уже после того, как закончился штурм и город был взят, тело императора Константина сумели найти и опознать лишь по царским сапогам с орлами, которые тот носил.

Султан Мехмед, узнав об этом, приказал выставить голову Константина на ипподроме, а тело похоронить с царскими почестями. По другим источникам, голова Константина была водружена на колонну на форуме Августа.

Вскоре султан узнал, что венгр Урбан предлагал свои услуги и Константину, но византийская знать не желала делиться средствами, а у Константина не было средств. Урбан объяснил, что решил таким образом помочь Мехмеду завоевать Константинополь. Узнав о таком страшном предательстве, султан приказал казнить Урбана и всю византийскую знать.

Константин был последним из императоров ромеев. С его гибелью Византийская империя прекратила свое существование. Ее земли вошли в состав Османского государства. Грекам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри империи, во главе общины должен был стоять патриарх Константинопольский, ответственный перед султаном.

Сам султан, считая себя преемником византийского императора, принял титул «Императора ромеев». Данный титул носили турецкие султаны до окончания Первой мировой войны.

Многие историки считают падение Константинополя ключевым моментом в европейской истории, отделяющим Средневековье от эпохи Возрождения, объясняя это крушением старого религиозного порядка, а также применением в ходе сражения новых военных технологий, таких как порох и артиллерия. Многие университеты Западной Европы пополнились греческими учеными, бежавшими из Византии.

Падение Константинополя также перекрыло главный торговый путь из Европы в Азию, что заставило европейцев искать новый морской путь и, возможно, привело к открытию Америки и началу эпохи Великих географических открытий.

Но большинство европейцев свято верило, что гибель Византии стала началом конца света, так как только Византия была преемницей Римской империи. С гибелью Византии могли начаться ужасные события в Европе: эпидемии чумы, пожары, землетрясения, засухи, наводнения и, конечно, нападения чужеземцев с Востока. Только к концу XVII в. натиск Турции на Европу ослаб, а ближе к концу XVIII в. Турция вообще стала мало-помалу лишаться своих завоеваний.

Наша справка:

Мехмед Завоеватель (1451 – 1481)

Говорят, турецкий султан Мехмед II, покоритель Константинополя, когда позировал для итальянца Беллини, приказал отрубить одному из своих рабов голову, чтоб показать «в натуре» художнику сокращение шейных мышц.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Константин IX. Мозаика


Тот же Мехмед ввел при османском дворе престранный для европейца обычай. Будучи сыном одной из султанских наложниц и опасаясь за свой престол, он уничтожил всех своих братьев. Происходило это примерно так. 18 февраля 1451 г. Мехмед прибыл в старую османскую столицу Эдирне, где дал первый прием. Среди прочих, к нему с поздравлениями явилась молодая вдова его отца Мурада Второго. И султан был с ней весьма любезен. А в это самое время в гаремной купальне по его приказу был утоплен сын несчастной женщины – его девятимесячный сводный брат.

Обычай прижился в империи. Большинство ее повелителей в раннем детстве резвились со своими братьями на женской половине, в отрочестве проводили время в беседах с отцом, учились грамоте, но, придя к власти, порой обливаясь слезами, порой с наслаждением мстя за юношеские обиды, отдавали один и тот же приказ. Сам Мехмед II обосновал это в специальном законе от 1478 г.: «Тот из моих сыновей, который вступит на престол, вправе убить своих братьев, чтобы был порядок на земле».

Беспощадный к сородичам, Мехмед тем более не знал жалости к врагам. После падения Константинополя 29 мая 1453 г., султан сказал своим воинам: «Мне здесь нужны только дома и крепостные стены. Остальное – вам». Весь Великий город был отдан на разграбление войскам.

Современник пишет: «И тех, кто умолял о пощаде, турки повергали ограблению и брали в плен, и тех, кто сопротивлялся и противостоял им, убивали. В некоторых местах из-за трупов вовсе не было видно земли. И можно было видеть необыкновенное зрелище: стенание и плач, и обращение в рабство бесчисленных благородных и знатных женщин, девушек и посвященных Богу монахинь, несмотря на их вопли влекомых турками из церквей за косы и кудри, крик и плач детей, ограбленные святые храмы… В жилищах плач и сетования, на перекрестках вопли, в храмах слезы, везде стоны мужчин и стенания женщин: турки хватают, тащат в рабство, разлучают и насильничают...»

Так умирал Константинополь и рождался Cтамбул. Сам султан въехал в город только на третий день и повелел – в знак ознаменования «победы над неверными» – обратить храм Святой Софии в мечеть.

Падение Константинополя нашло отражение в многочисленных легендах.

Многие связаны со Святой Софией. Например, на высоте 4 м от пола в храме виден отпечаток руки. По поводу его происхождения есть две версии – турецкая и греческая.

Согласно греческой легенде, во время последней литургии над молящимися появилась Богородица, простерла свой покров над христианами и прикоснулась к одной из стен своей рукой.

Турки считают, что это отпечаток руки султана Мехмеда II, который взял Константинополь. Во время осады города в Софийском храме служили литургию. Турки ворвались внутрь и перерезали всех молящихся. Так что султан въезжал внутрь уже по трупам, то есть на определенной высоте от земли. Его конь испугался такого количества мертвых тел, встал на дыбы – и Мехмед, чтобы не упасть, оперся рукой о стену. Рука была в крови, и остался отпечаток.

Существует красивая легенда, что священник, который тогда служил литургию, не успел ее завершить и вошел вместе с Чашей в стену храма. Если приложить к ней ухо, в любое время суток услышишь шум, напоминающий шепот, – это священник продолжает читать молитвы и будет читать их до тех пор, пока Константинополь не вернется обратно к грекам. Тогда он выйдет из стены и завершит свою литургию.

Про престол Святой Софии тоже сочиняют много легенд. Говорят, что он не мог попасть в руки турок, поэтому, когда турки подходили к городу, греки его вынесли, чтобы на корабле отвезти на материковую Грецию. Н по дороге корабль утонул. И хотя там, где он затонул, всегда были бури, сейчас море в этом месте всегда спокойно. И говорят, что когда Константинополь вернется к грекам, престол достанут со дна моря и отнесут в Святую Софию.

О судьбе последнего византийского императора Константина IX тоже ходит много легенд. Что случилось с императором, точно не знает никто. Сам султан после финального сражения пообещал большую награду тому, кто принесет голову Константина IX, и было отмыто от крови множество голов и трупов, но императора так и не удалось среди них обнаружить. По одной версии, его видели убитым у ворот Константинополя. По другой – голову императора нашли сразу и отнесли султану. Он насадил ее на кол и отослал ко дворам разных мусульманских правителей, чтобы похвастаться победой.

Еще рассказывают, что тело императора якобы опознали по носкам, на которых были вышиты золотые кресты. В то же время известно, что приближенные императора не видели ни его тела, ни его головы. Поэтому возникает вопрос о том, действительно ли его принесли ко двору султана, или все же где-то похоронили.

Раньше туристам в одном из заброшенных уголков Константинополя, на площади Вефа, показывали место, которое якобы было могилой последнего византийского императора. Над ним горела лампада, а паломники приносили и зажигали рядом с ней свечи. Сейчас это место почти не посещают.

По другому преданию, император Константин был похоронен в бывшем храме Святой Феодоры, нынешней мечети Гюль-джами. В переводе «Гюль-джами» значит «мечеть роз». В мае 1453 г., накануне падения Константинополя, был праздник святой Феодоры, и император Константин повелел украсить освященный в ее честь храм розами и вместе с патриархом молился там весь вечер. По легенде, когда турки ворвались в город, храм оставался украшенным множеством роз. Красота храма так поразила султана Мехмеда II, что он назвал его Гюль-джами.

Легенда о мраморном царе – самое известное предание о судьбе последнего византийского императора. Согласно этой версии, когда турецкий солдат занес руку с мечом, чтобы отрубить Константину IX голову, внезапно появились ангелы и унесли императора в неизвестном направлении. Но христиане знают, что отнесли его к Золотым воротам, парадному входу в Константинополь, и спрятали в подземной пещере. Там император уснул и превратился в мрамор. Мраморный царь будет спать до тех пор, пока не придет время и Константинополь не освободится от турецкого владычества. Тогда он проснется, и ангелы дадут ему его меч, и император встанет и победит турок и прогонит вражеское войско до Красной Яблони.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Венчание Ивана III и Софьи Палеолог. Иллюстрация XIX в.


Что такое Красная Яблоня, сказать очень сложно. Это какой-то мифологический топоним. По одной из версий, в турецком языке было слово, которое можно перевести как «красная яблоня», и обозначало оно большой город. Можно предположить, что красная яблоня – это такая метафора, которая означает или далекий город, из которого пришли турки, или вообще истоки мироздания. В любом случае – место, весьма далекое от Константинополя.

Легенду о мраморном царе турки восприняли буквально и стали искать пещеру, но найти не смогли. Тогда, поскольку согласно легенде император войдет с триумфом в город именно через Золотые ворота, они замуровали их и сначала оставили маленькую дверку. А потом заложили камнями и ее. Вокруг ворот построили Семибашенную крепость, в которой располагалась городская тюрьма. Это была самая укрепленная постройка в Стамбуле. И впоследствии там стали хранить городскую казну. Так что через Золотые ворота никак нельзя было пройти. Больше того, вокруг они разбили огороды, чтобы там не было даже никакой дороги. Таким вот образом они решили себя обезопасить от мраморного царя!

Есть известная легенда о том, что после завоевания Константинополя султан Мехмед II женился на вдове Константина IX, а она была 6 месяцев как беременна. Султан уехал в поход, а императрица родила сына, окрестила и назвала Панагис. Когда султан вернулся и спросил, как зовут мальчика, императрица ответила, что он может называть его Хан. Хотя мать воспитывала сына в греческой вере и дала ему греческое образование, он возненавидел греков и стал Коран почитать больше, чем Евангелие, а впоследствии, когда повзрослел, стал ходить только в мечеть и всю свою злобу направил против христиан. Тем не менее, согласно этой легенде, по крови турецкие султаны – потомки византийских правителей.

Есть особый пласт преданий о возвращении Константинополя. Например, рассказывают, что однажды над Святой Софией показался сияющий крест. Это было знамением того, что однажды София снова будет греческой.

Еще до падения, в момент упадка Византии появились предания о том, что восстановить былое величие и свободу грекам поможет светловолосый народ, который придет с севера. Спустится через Балканы и прогонит их врагов. До этого случится война, в которую будут вовлечены шесть балканских народов.

Особенно популярно предсказание якобы Льва Премудрого, начертанное на крышке гробницы Константина Великого: «...множество народов западных соберутся, нанесут войну Исмаилу морем и сушей и победят его. Потомки его будут царствовать мало времени. Род же русых вместе с прежними обладателями победит Исмаила и овладеет семихолмным».

Другое известное предсказание – Мефодия Патарского, в котором прямо упоминается «великий князь Московский».

Эти предсказания были известны русским царям, и каждый раз, когда начиналась война России с Турцией, эти легенды оживали в памяти. Тем более, что жена Ивана III София Палеолог была племянницей последнего византийского императора Константина IX, что морально действовало на русских царей, стремящихся отвоевать византийское наследие.

1453 – 1455 гг.

На юго-западной окраине Стамбула, как мы уже говорили, была построена крепость Йедикуле Хисары (Семибашенная крепость). Стоящая рядом с берегом Мраморного моря, на месте главных городских ворот, называемых Золотыми, она использовалась как казначейство и государственная тюрьма.

1454 – 1460 гг.

По указу султана Мехмеда II о заселении Стамбула в него переселили крестьян и ремесленников из Анатолии. В эти же годы принят османский кануннаме (свод законов) о положении и обязанностях подданных Османской империи.

1454 – 1458

В районе бывшего форума императора Феодосия (сейчас площадь Баязида) построен первый в городе дворец султана, впоследствии названный Эски-Сарайы.

1458 г.

Султан Мехмед II окончательно обосновался в Стамбуле, который отныне стал столицей Османской империи. По его указанию возведена мечеть Султана Эйюпа, рядом с местом захоронения сподвижника пророка Абу Эйюпа эль-Ансари. Позже в этой мечети стали проводить обряд торжественной инаугурации османских султанов.

1461 г.

По повелению султана Мехмеда II было начато строительство большого городского крытого базара, сейчас называемого Капалы-чарши.

1463 – 1471 гг.

На развалинах бывшей церкви Апостолов создвигнута мечеть Фатиха, вокруг которой построили комплекс богоугодных заведений, включая хамам. В мавзолее, расположенном в саду за мечетью, впоследствии захоронены сам Мехмед II (он умер в 1512 г.) и его жена Гюльбахар.

1463 – 1478 гг.

Для султана Мехмеда II в течение четверти века сооружен новый дворец Сарайы Джедит-и Амирэ (дворец Топкапы). В нем будут жить и управлять государством в течение почти четырех веков 25 султанов Османской империи!

1478 г.

На Стамбульском монетном дворе была отчеканена первая золотая монета «султани». Так Мехмед II оповестил мир об утверждении новой империи. На «султани» он оставил на память потомкам вместе с тугрой (личной монограммой) слоган своей власти – «Султан всех земель, Хакан всех морей, султанов сын Султан».

Чуть позже евреи (сефарды), изгоняемые католическими королями из Испании и Португалии, начали активно перемещаться в Стамбул. Беженцы быстро адаптировались на новом месте и внесли значительный вклад в развитие торговли, да и культуры, в городе. Посвященный непростой судьбе и интересной истории этого сообщества музей Мусеви находится в округе Бейоглу.

1509 г.

Прошла серия разрушительных землетрясений (22 августа – 10 октября). Разрушено более 100 мечетей и тысячи жилых домов, в городе насчитали около 13 тыс. погибших.

1512 г.

23 апреля Селим, губернатор Трабзона и сын Баязида II, во главе преданных войск вошел в Стамбул и принудил больного отца отречься от трона в свою пользу. Через месяц бывший султан скончался и был похоронен в мавзолее при мечети Баязида, возведенной рядом с Эски-Сарайы (сейчас площадь Баязида).

1516 – 1517 гг.

В этот период произошло присоединение Египта к Османской империи с полным разгромом мамлюков. Султан Селим I Явуз (Грозный) был официально признан слугой Харамайна (двух святых городов – Мекки и Медины) и получил право на титул халифа.

Новоявленный халиф забрал во дворце Топкапы взятые им в качестве трофеев священные реликвии из сокровищниц государства мамлюков, халифата Аббасидов и эмирата Хиджаз и ввел в обиход новую торжественную церемонию священной мантии.

Каждый год, на 15-й день священного праздника Рамазан, мантию, принадлежащую пророку Мухаммеду, доставали из богато украшенного сандыка (короб, ковчег) и благоговейно целовали вслед за султаном его везиры и другие высокопоставленные лица.

При подготовке к празднику этот золотой ковчег переносили в Ереванский павильон, поскольку в помещении (получившем название Павильона священной мантии), где он хранился, устраивали генеральную уборку: чистили и мыли стены розовой водой, полировали колонны, а воздух подвергали ароматизации ладаном. Затем сандык снова приносили обратно 15 служителей, читающих при этом молитвы.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Дворец Топкапы в наши дни


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Реликвии пророка Мухаммеда: два меча и золотой ковчег, в котором хранится его священная мантия


Из досье «ИП»: священная мантия

В день праздника сановники, духовенство и командиры янычаров с конной стражей собирались у ворот Баб-юс Салам, соединяющих второй и третий двор Топкапы. Когда великому везиру сообщали, что шейх-уль-ислам (великий муфтий) прибыл к Айя-Софии, он присоединялся к ждущим у ворот и следовал вместе с ними на полуденную молитву. Султан молился в собственных апартаментах. После молитвы все возвращались во дворец и следовали за султаном в Павильон священной мантии.

Пока хафыз – мусульманин, знающий Коран наизусть и прочувствовавший его сердцем, декламировал священную книгу, султан открывал золотым ключом сандык и доставал оттуда золотую шкатулку, обернутую в семь слоев зеленого бархата с серебряной вышивкой. В шкатулке, для которой имелся еще один золотой ключ, хранилась сама священная мантия, в свою очередь, завернутая в семь слоев дорогой ткани. Длина этого одеяния с широкими рукавами, сделанного из черной шерсти, составляла 124 см. Султан целовал реликвию, касался ее лицом, подносил к глазам и просил пророка о заступничестве. Затем по сигналу султана подобную процедуру выполняли шейх-уль-ислам, великий везир и остальные сановники. Далее наставал черед женщин из дворца (жен, дочерей, наложниц и т.д.), которых возглавляла мать правящего султана – Валиде Султан.

Впрочем, целовали не саму мантию, а платок из тонкого прозрачного муслина, который клали поверх нее. Раздавал эти платки специальный человек – тюльбент-агасы.

Веками из года в год выполнялась эта церемония. Более того, день за днем, 24 часа в сутки в павильоне священной мантии постоянно читали Коран. Во времена правления Селима Явуза сам султан был сороковым из сорока чтецов, кто помнил эту священную книгу наизусть.

Примечательное действо в павильоне возродили в октябре 1996 г.

Со священной мантией связано одно предание. Говорят, сначала люди отнеслись к пророку Мухаммеду с недоверием. Среди его оппонентов был и один поэт по имени Кааб. После завоевания Мекки он долго скрывался, но был наставлен на путь истинный своим братом и раскаялся. Переодевшись, Кааб тайно прибыл в Медину. Встретившись с пророком, поэт спросил его, может ли человек, раскаявшийся в своих ошибках и принявший веру, быть прощен. Получив утвердительный ответ, он воскликнул: «Даже Кааб ибн-Зюхайр?» Когда пророк подтвердил и это, он открылся перед ним и стал читать поэму «Ода Мантии». В награду посланник Божий снял свою мантию и надел ее на плечи Кааба. Каллиграфия из этой поэмы украшает изникские изразцы XVI в. в Павильоне священной мантии.

Основатель династии Омейядов, халиф Муавийа ибн-Абу Суфьян смог купить мантию только у наследников поэта, заплатив за нее 20 тыс. драхм серебром. От Омейядов реликвия перешла к Аббасидам и т.д.

Наша справка: мрачный Селим

Селим являлся сыном турецкого султана Баязида II. Когда султан Баязид II стал оказывать явное предпочтение своему второму сыну, Ахмеду, Селим испугался за свое будущее. Балканский наместник османского султана взбунтовался и во главе небольшого войска отважно двинулся на Стамбул. Скоре всего, Селим надеялся на поддержку мятежников в столице, однако его расчет не оправдался.

В состоявшемся сражении его отец, Баязид II, стоявший во главе огромной армии, легко одолел Селима, и тому пришлось бежать в Крымское ханство, где султану его было трудно достать. В Северном Причерноморье среди крымских татар беглец решил переждать трудные времена и вновь начать борьбу за отцовское наследство.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Селим I


В 1512 г. султан Баязид II принял непопулярное решение: он добровольно отрекся от престола Блистательной Порты и ради спасения ее от военных потрясений передал власть Селиму.

Возвращение беглеца из Крыма в Стамбул больше напоминало военный триумф. Новый султан Селим I отплатил за великодушие отца тем, что приказал казнить всех родственников по мужской линии, которые могли бы претендовать на его султанский престол. За это он получил прозвище Явуза, что в переводе с турецкого означало «Мрачный».

Затем султан Селим, как правоверный суннит, стал насильственно устанавливать единую мусульманскую религию в Османской империи. По приказу султана в стране было убито более 40 тыс. шиитов, а их имущество разграблено. Многие шииты стали искать спасения за пределами Турции.

Преследование шиитов стало причиной войны Османской империи с Персией.

В июне 1515 г. Селим I во главе 60 тысячной армии вторгся в Персию. Он имел многочисленную и хорошо вооруженную тяжелую кавалерию, полевую, осадную и крепостную артиллерию. Пехотинцы были вооружены огнестрельным оружием, хотя и довольно примитивным.

Вторжение в Персию началось из Сиваса. Турецкая армия через Эрзурум вышла к верховьям реки Евфрат. Персы применили против нее тактику «выжженной земли», которая не дала желаемых результатов, поскольку в армии Селима I была грамотно поставлена фуражирская служба. Турки беспрепятственно подошли к городу Хою, в окрестностях которого персидский шах собрал свою многотысячную, исключительно конную армию восточного типа.

23 августа на восточном берегу реки Евфрат у Халдирана турки-османы сошлись в сражении с 50 тысячной персидской армией, которой лично командовал шах Исмаил.

Селим I оказался на высоте – удачно сманеврировав на поле боя войсками, он одержал над персами уверенную победу. Турецким голодным воинам в качестве самого ценного трофея достался персидский походный лагерь с огромными запасами провианта.

Персидская армия, понесшая в сражении у Халдирана большие потери, рассеялась по окрестным горам. Побежденному шаху Исмаилу, получившему ранение в ходе битвы, тоже пришлось спасаться бегством. Султан Селим I двинул свою армию еще дальше на восток и в сентябре того же 1515 г. захватил тогдашнюю столицу Персии город Тебриз (ныне главный город иранского Азербайджана).

Из Тебриза Селим намеревался продолжить военный поход. Однако янычары подняли мятеж, отказались идти дальше и османские феодалы-тимариоты. Султану скрепя сердце пришлось подчиниться требованию своей армии. Утешением была огромная военная добыча, взятая в Тебризе, в том числе шахская казна. Из персидской столицы турки отправили в Стамбул тысячу лучших ремесленников для обслуживания султанского двора и знати.

Повторить свой победный персидский поход султану не пришлось, хотя он и намеревался это сделать еще раз. Узнав, что арабские страны Египет и Сирия вступили в военный союз с персидским шахом, Селим I решил упредить совместные наступательные действия противников Оттоманской Порты.

Мамелюкский султан Гансу аль-Гаури готовился к вторжению в Турцию из города Алеппо. Он собрал 30 тысячную конную армию, расположив ее в 16 км к северу от Алеппо у Мердж-Дабика. Около половины кавалеристов были мамелюками, остальные были арабскими ополченцами. Ни артиллерией, ни пехотой султан Гансу аль-Гаури не располагал. Армия Селима I насчитывала 40 тыс. человек, из которых 15 тыс. составляли конные тимариоты, 8 тыс. – янычары, 3 тыс. – конная гвардия султана и 15 тыс. пеших ополченцев.

В июле 1516 г. Селим I во главе османской армии неожиданно для противника вторгся в Сирию, пройдя из долины Евфрата мимо гор Тавр. 24 августа 1516 г. на севере Сирии у Мердж-Дабика произошло большое сражение.

Завоевав Сирию, Селим I долго там не задержался, оставив в ее крепостях сильные турецкие гарнизоны. Он снова двинулся в завоевательный поход, на сей раз против Египта, являвшегося в то время одной из самых богатых стран Востока. В октябре 1516 г. турки захватили город-крепость Газа и тем самым открыли себе путь к Нилу и египетской столице.

В январе 1517 г. многотысячная султанская армия с тяжелой осадной артиллерией подступила к Каиру. На сей раз туркам-османам противостояли египетские мамелюки и остатки разгромленного сирийского войска.

22 января под стенами Каира произошло большое сражение, которое решило на несколько веков судьбу Египта.

Египет был присоединен к Османской империи. Так турецкие владения появились не только в Азии и на Балканах в Европе, но и на севере Африки. Теперь шиитская Персия, потерявшая всех своих союзников и имевшая хотя и многочисленную, но слабую армию, уже не могла противостоять соседней Турции. Ее воинственный султан Селим I, присоединивший к своему государству за короткие сроки большую часть Малой Азии, торжественно провозгласил себя еще и египетским султаном и халифом.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мавзолей Барбароссы


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Закончив успешные завоевательные походы против Сирии и Египта, турецкий султан совершил путешествие в священные для каждого правоверного мусульманина города Мекку и Медину. Там он удостоился больших почестей как вождь и защитник исламского мира. Это было признанием его больших военных заслуг и не менее большого религиозного фанатизма как мусульманина-суннита.

Отныне Селима I величали не Мрачным, а Храбрым и Свирепым. При нем Османская империя стала признанным военным лидером мусульман Востока, и Турция на целые века освободилась от сильного вооруженного сопротивления.

В последние годы своей жизни султан Селим I больше всего мечтал о продвижении на запад, в Средиземноморье. В 1520 г. он заключил военный союз с известным магрибским пиратским адмиралом Барбароссой (буквально: «Красная Борода» по-итальянски), чтобы подготовить вторжение турецкой армии в Испанию. Пираты Магриба (современных Алжира, Марокко и Туниса) были союзниками Османской державы в ее последующих войнах против европейских христианских государств.

В дальнейшем больше никто на Ближнем Востоке не бросал вызова султану Селиму I, если не считать, разумеется, религиозных мятежей в Сирии и Анатолии в 1518 – 1519 гг., с которыми султанские войска легко справились.

Селим Храбрый и Свирепый умер в возрасте пятидесяти лет, готовя военную экспедицию на остров Родос. Он так и не сумел осуществить многие свои планы. Его дело продолжил сын и наследник султана Сулейман, получивший в истории прозвище Великолепный.

Отец позаботился о том, чтобы сын стал достойным продолжателем его дела.

1520 – 1566 гг.

То было почти полувековое правление султана Сулеймана I, которого османы называли Кануни (Законодатель), а европейцы – Сулейманом Великолепным. После завершения строительства мечети (1520 – 1522) в память о султане Селиме I его прах перезахоронен в мавзолее рядом с мечетью (мечеть Селима I). Приблизительно в тот же период, названный «эпохой архитектора (мимара) Синана», по его проектам и под его руководством построено большое количество самых разнообразных зданий и сооружений по заказам султана и его приближенных (в том числе 43 мечети, 28 дворцов и павильонов, 49 медресе и 40 хамамов).

Из досье «ИП»:

Сулейман I Великолепный

Девятый по счету турецкий султан, сын Селима I, родился в причерноморском городе Трабзоне. Военный опыт получил в османской армии своего деда, а затем и у отца.

Сулейман I покровительствовал поэтам, художникам, архитекторам, сам писал стихи, считался умелым кузнецом и лично принимал участие в отливе пушек, а также увлекался ювелирным делом. Грандиозные постройки, созданные в его правление, – мосты, дворцы, мечети (самая знаменитая – мечеть Сулеймание, вторая по величине в Стамбуле) стали образцом османского стиля на столетия вперед. Бескомпромиссный борец со взяточничеством, Сулейман сурово наказывал чиновников за злоупотребления; он завоевал расположение народа добрыми делами, отпускал насильно выведенных ремесленников, строил школы. Но при этом он был безжалостным тираном: ни родство, ни заслуги не спасали от его подозрительности и жестокости.

У Сулеймана было четыре жены. Первая жена султана – Махи-девран. Они вступили в брак в 1511 г. Эта жена родила ему сына Махмуда, который умер во время эпидемии оспы в 1521 г. В жизни султана она не сыграла практически никакой роли, и позже умерла.

Вторая его жена звалась Гюфем-Султан. Ее сыном был Мюрад, который умер во время той же эпидемии оспы, чуть раньше брата в 1521 г. Гюфем задушили по приказу Сулеймана в 1562 г.

Третья жена – черкешенка Махидерван-Султан – была более известна как Гюльбехар («Весенняя роза»). После смерти первенца Сулеймана Махмуда ее сын Мустафа сначала был назван наследником. Но позже был казнен по приказу отца.

Четвертой женой Сулеймана Великолепного стала Анастасия (Александра) Лисовская, которую называли Хурем-Султан, а в Европе знали как Роксолану. (Немногие женщины во всемирной истории удостоились стольких произведений художественной литературы и исторических исследований, как Роксолана. И она действительно этого заслуживала!)

Любимая жена Сулеймана, красавица Роксолана (Анастасия Лисовская, пленная украинка), ставшая любимой наложницей, а потом законной женой (1530), после долгих и сложных интриг устранила детей Сулеймана от других жен, чтобы расчистить путь к трону своему сыну Селиму. Стараниями Роксоланы был смещен и задушен великий везир Ибрахим-паша Паргали (1523 – 1536), муж сестры султана, по обвинению в слишком тесных контактах с Францией.

Ставленником Роксоланы был везир Рустем-паша Мекри (1544 – 1553 и 1555 – 1561), за которого она выдала замуж свою 12 летнюю дочь. Рустем-паша помог Роксолане уличить любимого сына Сулеймана от черкешенки Гульбехер, Мустафу, в заговоре против отца в союзе с сербами (историки до сих пор спорят, была ли вина Мустафы действительной или мнимой). Сулейман велел задушить Мустафу шелковым шнуром у себя на глазах, а также казнить его сыновей, то есть своих внуков (1553).


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Сулейман Великий


Наследником престола стал Селим, сын Роксоланы; однако после ее смерти (1558) поднял мятеж другой сын Сулеймана от Роксоланы – Баязид (1559) Он был разбит войсками отца и попытался укрыться в сефевидском Иране, шах Тахмасп I выдал его отцу за 400 тыс. золотых, и Баязид был казнен (1561). Были убиты также пятеро сыновей Баязида (младшему из них было три года); по некоторым легендам, по приказу Сулеймана было убито до сорока его сыновей.

Сулейман Кануни стал султаном, когда ему было 24 года; европейцы радовалась его воцарению, но они не учли, что хотя Сулейман не был так кровожаден, как Селим I, он не меньше отца любил завоевания. Первоначально он водил дружбу с венецианцами, и Венеция без страха смотрела на его приготовления к войнам с Венгрией и Родосом. В 1521 г. войска Сулеймана взяли сильную крепость Шабац на Дунае и осадили Белград. В Европе не желали помогать венграм, король Венгрии и Чехии Лайош II (Лудвик) был молод и бессилен против собственных баронов, которые заносчиво отвергли переговоры с турками, бросили в темницу посла Сулеймана I. Белград сопротивлялся до последнего; когда от гарнизона осталось 400 человек, крепость сдалась, защитники были вероломно перебиты.

В 1522 г. Сулейман высадил большое войско на острове Родос, и 25 декабря главная цитадель рыцарей-иоаннитов капитулировала. Хотя турки понесли огромные потери, Родос и близлежащие острова стали владениями Порты.

В 1524 г. турецкий флот, вышедший из Джидды, разгромил португальцев в Красном море, которое было, таким образом, временно очищено от европейцев. В 1525 г. уже известный нам Хайр-ад-Дин Барбаросса, ставший вассалом турок еще 6 лет назад, окончательно утвердился в Алжире; с этого времени алжирский флот становится ударной силой Османской империи в морских войнах.

В 1526 г. Сулейман отправил 100 тыс. армию в поход против Венгрии; 29 августа 1526 г. в битве при Мохаче турки наголову разбили и почти полностью уничтожили армию Лайоша II, сам король утонул в болоте во время бегства. Венгрия была опустошена, турки вывезли из нее десятки тысяч жителей в рабство. Чехию от такой же участи спасло только подчинение австрийской династии Габсбургов: с этого времени начинаются долгие войны между Австрией и Турцией, а полем битвы почти все время остается Венгрия.

В 1527 – 1528 гг. турки завоевали Боснию, Герцеговину и Славонию, в 1528 г. вассалом Сулеймана признал себя правитель Трансильвании – Янош Запольяи, претендент на венгерский трон. Под лозунгом защиты его прав Сулейман в августе 1529 г. взял столицу Венгрии Буду, изгнав отсюда австрийцев, а в сентябре осадил Вену, причем передовые турецкие отряды вторглись даже в Баварию. Осада Вены 27 сентября – 14 октября 1529 г. была неудачной, но на обратном пути Сулейман разорил множество городов и крепостей, увел тысячи пленных.

Новая австро-турецкая война 1532 – 1533 гг. ограничилась осадой турками пограничной крепости Кесег, ее героическая оборона сорвала планы Сулеймана, намеревавшегося снова осадить Вену. По миру Австрия признала господство Турции над Восточной и Центральной Венгрией и обязалась платить ежегодную дань в 30 тыс. дукатов. Сулейман больше не предпринимал походов на Вену, тем более что в этой войне ему противостояли не только австрийцы, но и испанцы: братом короля Германии – Фердинанда I Австрийского – был король Испании и император Священной Римской империи Карл V. Однако могущество Сулеймана было так велико, что он с успехом вел наступательную войну против коалиции самых сильных стран христианской Европы.

На Востоке в 1533 г. Сулейман начал крупную войну с Сефевидским государством (1533 – 1555), которым правил слабый шах Тахмасп I. В 1533 – 1535 гг. турки трижды брали столицу Сефевидского государства – Тебриз.

В декабре 1534 г. Сулейман, лично возглавив войско, завоевал Багдад и весь Ирак, ему подчинились правители Басры, Хузистана, Луристана, Бахрейна и других княжеств на южном берегу Персидского залива (окончательно Басра была завоевана турками в 1546 г.), то есть он захвтил многие земли, где сегодня располагается Иран.

В 1533 г. Хайр-ад-Дин Барбаросса был назначен капудан-пашой – командующим османским флотом. В 1534 г. он завоевал Тунис, но в 1535 г. Тунис был оккупирован испанцами, которые, таким образом, вбили клин между турецкими владениями в Африке. Зато в 1536 г. Сулейман I заключил тайный союз с французским королем Франциском I, уже много лет воевавшим с Карлом V за господство над Италией. Алжирские корсары получили возможность базироваться в портах на юге Франции.

В 1537 г. алжирцы развязали настоящую пиратскую войну на Средиземном море, причем грабили не только христианские суда, а все, что представляло для них коммерческий интерес.

Хайр-ад-Дин ограбил остров Корфу, атаковал побережье Апулии, угрожал Неаполю. В 1538 г. Венеция напала на Турцию в союзе с испанцами и папой римским, но Хайр-ад-Дин опустошил принадлежавшие Венеции острова Эгейского моря, покорил Занте, Эгину, Чериго, Андрос, Парос, Наксос. 28 сентября 1538 г. лучший адмирал императора – Андреа Дориа – был разгромлен османским флотом у Превезы. В том же году Сулейман I значительно расширил владения на севере, вторгшись в Молдову, и подчинил ее себе, присоединив к турецким владениям низовья Днестра и Прута.

В 1538 г. турки предприняли большой морской поход в Южную Аравию и Индию. 13 июня османский флот вышел из Суэца. В начале августа турецкие войска вступили в Аден, местный правитель Амир, пытаясь спасти положение, устроил им торжественный прием, но был повешен на мачте, а город подвергли разграблению.

Захватив Аден, турки приплыли к берегам Гуджарата, осадили португальский город Диу, который безуспешно пытались взять. Индийские мусульмане помогали осаждающим, крепость уже была готова сдаться, когда разнесся слух о приближении португальской эскадры; гуджаратцы заключили мир с португальцами и вероломно перебили осаждавших город турок.

Таким образом, попытка султана воцариться в акватории Индийского океана потерпела неудачу, но зато в сухопутной войне его полководцы и вассалы одерживали победу за победой.

По миру с Венецией 20 октября 1540 г. султан заставил ее уступить все острова, уже захваченные Барбароссой, а также два города в Морее, еще оставшиеся у нее, – Наполи-ди-Романо и Мальвазию. Венеция также уплатила контрибуцию в 30 тыс. дукатов.

Господство на Средиземном море закрепилось за турками вплоть до сражения при Лепанто. Затем Сулейман возобновил войну с Австрией (1540 – 1547). В 1541 г. турки взяли Буду, в 1543 г. – Эстергом, старую столицу Венгрии, в 1544 г. – Вишеград, Ноград, Хатван. По Адрианопольскому миру 19 июня 1547 г. Австрия продолжала платить дань Турции; в центральных районах Венгрии был создан отдельный пашалык, а Трансильвания стала вассалом Османской империи, подобно Валахии и Молдове.

Заключив мир на западе, Сулейман вновь развернул наступление на востоке: в 1548г. турки в четвертый раз взяли Тебриз (неспособность удержать свою столицу заставила шаха Тахмаспа перенести резиденцию в Казвин), проникли до Кашанаи Кума, захватили Исфахан. В 1552г. они взяли Эривань, в 1554г. – Нахичевань.

В мае 1555 г. Сефевидское государство было вынуждено заключить мир в Амасье, по которому был признан переход к Турции Ирака и Курдистана; взамен турки уступили Сефевидам большую часть Закавказья, но Западная Грузия (Имерети) также вошла в состав Османской империи.

Франция под давлением общественного мнения в Европе вынуждена была разорвать союз с османами, однако фактически в правление Сулеймана I Франция и Турция по-прежнему плели интриги против Испании и Австрии. В 1541г. Барбаросса отразил большой поход испанцев против Алжира, в 1543г. турецкий флот помогал французам во взятии Ниццы, а в 1553г. – в завоевании Корсики.

А что же Московия? Отношения Турции с Московским государствомпри Сулеймане были напряженными. Причина была главным образом в постоянных враждебных действиях по отношению к России Крымского ханства, части Османской империи. Вассальную зависимость от Сулеймана в разное время признавали казанские (Сафа-Гирейв 1524 г.) и даже сибирские ханы. Они надеялись получить от турок дипломатическую и даже военную помощь, но ввиду большой удаленности от Константинополя эти надежды были бесперспективны. Турки эпизодически принимали участие в набегах крымчаков на Россию (в 1541 г. – на Москву, в 1556 г. – на Астрахань).

В свою очередь, в 1556– 1561гг. князь Дмитрий Вишневецкийвместе с Данилой Адашевым совершал набеги на Очаков, Перекопи побережье Крыма, в 1559– 1560 гг. неудачно пытался взять Азов.

Не везде туркам везло. Хотя в 1550г. они отвоевали Аль-Катиф, захваченный португальцами, однако в 1547– 1554 гг. турецкий флот в Индийском океане не раз вступал в бой с португальцами и громил их фактории. В 1552г. турецкая эскадра отняла у португальцев сильную крепость Маскат, но в 1553г. турки были ими разбиты в Ормузском проливе, а в 1554-м – у Маската.

Две новые войны с Австрией в конце правления Сулеймана (1551– 1562и 1566– 1568гг.) не привели к сколько-нибудь значительным изменениям карты мира. В августе 1551 г. турецкий флот овладел Триполи, вскоре вся Триполитания (современная Ливия) подчинилась Сулейману. В 1553 г. турки вторглись в Марокко, пытаясь восстановить на престоле свергнутую династию Ваттасидови таким образом утвердить свое влияние в этой стране, однако здесь потерпели неудачу. Поход турок в Судан(1555– 1557гг.) привел к его подчинению османам; в 1557 г. турки захватили Массауа, главный порт Эфиопии, а к 1559г. завоевали Эритреюи полностью взяли под контроль Красное море.

Выходит, к концу своего правления султан Сулейман I, который еще в 1538 г. принял также и титул халифа, правил величайшей и сильнейшей империей в истории мусульманского мира.

В 1565 г. огромный турецкий флот атаковал Мальту, однако рыцари-иоанниты, переселившиеся на этот остров с Родоса, отразили все штурмы.

В 1566 г. Сулейман умер во время очередного похода в Венгрию – при осаде крепости Сигетвар. Он был похоронен в мавзолее на кладбище у мечети Сулеймание вместе со своей любимой женой Роксоланой.

Из досье «ИП»: Роксолана

Анастасия Гавриловна Лисовская (около 1506 – около 1562) была дочерью священника Гаврилы Лисовского из Рогатина – небольшого городка на Западной Украине, расположенного юго-западнее Тернополя. В XVI в. эта территория относилась к Речи Посполитой и постоянно подвергалась опустошительным набегам крымских татар.

Во время одного из них летом 1522 г. юная дочь священнослужителя попалась отряду охотников за людьми. По преданию, несчастье случилось как раз накануне свадьбы Анастасии.

Сначала пленница оказалась в Крыму – это был обычный путь всех невольниц. Ценный «живой товар» татары не гнали пешком через степь, а под бдительной охраной везли на лошадях, даже не связывая руки, чтобы не попортить веревками нежную девичью кожу. Пораженные красотой полонянки крымчаки решили отправить девушку в Стамбул, надеясь выгодно продать ее на одном из самых больших невольничьих рынков мусульманского Востока.

В столицу султанов прекрасную пленницу отправили на большой лодке, и продавать ее повез сам хозяин – его имя история не сохранила. Получилось так, что в первый же день, когда ордынец вывел пленницу на рынок, она случайно попалась на глаза оказавшемуся там Рустем-паше, всесильному визирю молодого султана Сулеймана I. Того поразила ослепительная красота девушки, и он решил купить ее, чтобы сделать подарок султану.

Однако подобные подарки падишаху не делались просто так – сначала пленницу тщательно осмотрели опытные лекари и дали заключение: она девственница и абсолютно здорова. Иначе Анастасии никогда не видать Топкапы, или «Дома Радости», как велеречиво именовался в Блистательной Порте гарем султана.

По законам ислама падишах мог иметь четырех законных жен. Дети первой из них становились наследниками престола. Вернее, наследовал трон один первенец, а остальных часто ждала печальная судьба: все возможные претенденты на верховную власть чаще всего подлежали уничтожению.

Кроме жен, повелитель правоверных имел любое число наложниц, которое пожелает его душа и потребует плоть. В разное время при разных султанах в гареме жило от нескольких сотен до тысячи и более женщин, каждая из которых непременно была красавицей. В каждом гареме был целый штат евнухов-кастратов, служанок разного возраста, костоправок, повитух, массажисток, врачей и тому подобных. Но никто, кроме самого падишаха, не мог посягнуть на принадлежащих ему красавиц чисто физически. Руководил всем этим сложным и беспокойным хозяйством «начальник девушек» – евнух кызлярагассы.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Роксолана


Однако одной красоты было мало: предназначенных для гарема падишаха девушек в обязательном порядке обучали музыке, танцам, мусульманской поэзии и, конечно, искусству любви. Естественно, курс любовных наук являлся теоретическим, а практику преподавали «по памяти» опытные старухи и женщины, искушенные во всех тонкостях секса.

Итак, Рустем-паша решил купить славянскую красавицу. Но ее хозяин-крымчак проявил дальновидность и отказался продавать Анастасию, преподнеся ее в дар всесильному царедворцу и справедливо рассчитывая получить за это не только дорогой ответный подарок, как принято на Востоке, но и немалые выгоды.

Рустем-паша приказал всесторонне подготовить девушку для подношения султану, в свою очередь рассчитывая добиться этим еще большего его благорасположения. Падишах был молод, он взошел на престол только в 1520 г. и очень ценил женскую красоту.

Паша получил хорошее образование и многое знал, поэтому он дал красавице новое имя – Роксолана, под которым она и вошла в историю. Роксоланами или роксанами в древности называли сарматские племена, во II – IV вв. кочевавшие в степях между Днепром и Доном. Начиная с VI в. о них нет никаких исторических сведений, но в Средние века роксаланов многие считали прародителями славян. Это и обусловило выбор нового имени для Анастасии.

Вопреки распространенной версии, новая наложница не сразу привлекла внимание падишаха и всецело завладела его сердцем, умело разжигая в нем бешеную страсть. Роксолана-Анастасия поклялась себе, что во что бы то ни стало добьется положения законной жены падишаха – выйти из гарема на волю и вернуться домой нечего даже и мечтать!

Она уже научилась хорошо говорить по-турецки и понимала: ее главный козырь в том, что Рустем-паша, благодаря которому она попала во дворец падишаха, получил ее в подарок, а не купил. В свою очередь он не продал ее кызлярагассы, пополнявшему гарем, а подарил Сулейману. Значит, Роксолана осталась свободной женщиной и могла претендовать на роль жены падишаха. По законам Османской империи рабыня никогда, ни при каких обстоятельствах не могла стать женой повелителя правоверных.

Возникало еще одно препятствие: Анастасия-Роксолана была христианкой. Тем не менее прекрасная наложница не колеблясь приняла ислам – она торопилась, ибо могла родить детей, а они должны были стать законными наследниками султана!

Путем множества интриг, умелого обольщения Сулеймана, взяток евнухам и клятвенных обещаний всемерной поддержки кызлярагассы в случае удачи Роксолана добилась своего и стала женой падишаха. Своего первенца она назвала Селимом – в честь предшественника ее мужа, султана Селима I (1467 – 1520), прозванного Грозным. Роксолана очень хотела, чтобы ее маленький златокудрый Селим стал таким же, как его старший тезка. Но от желаний до их исполнения – ужасающая пропасть!

Стремясь всячески упрочить свое положение, Роксолана родила Сулейману еще двух сыновей и дочь. Но наследником престола по-прежнему официально считался Мустафа – старший сын первой жены падишаха, красавицы-черкешенки Гульбехар. Она и ее дети стали смертельными врагами властолюбивой и коварной Роксоланы.

Временами гарем вообще очень напоминал серпентарий – в борьбе за свое положение женщины разных рас и национальностей вели себя словно сцепившиеся в клубок ядовитые змеи!

Анастасия-Роксолана проводила в жизнь свой план методично и изобретательно, неспеша, но поторапливаясь, дабы не упустить решающий момент. Внешне она постоянно проявляла любовь и заботу о повелителе, сумев стать ему очень нужной. Но как бы она ни была умна, красива, желанна и любима, даже падишах не мог безнаказанно нарушать обычаи. Да и хотел ли он этого, имея сотни удивительных красавиц в гареме? Ведь никто не мог и слова сказать ему поперек!

Лисовская прекрасно понимала: пока ее сын не станет наследником престола или не сядет на трон падишахов, ее собственное положение постоянно находится под угрозой. В любой момент Сулейман мог увлечься новой красивой наложницей и сделать ее законной супругой, а какую-нибудь из старых жен приказать казнить: в гареме неугодную жену или наложницу живьем сажали в кожаный мешок, кидали туда же разъяренную кошку и ядовитую змею, завязывали мешок и по специальному каменному желобу спускали его с привязанным камнем в воды Босфора. Провинившиеся считали за счастье, если их просто быстро удавят шелковым шнурком.

Поэтому Роксолана очень долго готовилась и начала активно и жестоко действовать лишь по прошествии почти пятнадцати лет!

Пока Роксолана плела свои любовные сети, расставляла хитрые ловушки и туго закручивала пружину кровавой интриги, за стенами гарема происходили серьезные события – Сулейман вел многие победоносные войны, по примеру предков расширяя пределы Османской империи.

Тем временем Лисовская начала претворять в жизнь далеко идущие и страшные планы по захвату власти. Ее дочери исполнилось двенадцать лет, и она решила выдать ее замуж за... Рустем-пашу, которому уже перевалило за пятьдесят. Зато он был в большом фаворе при дворе, близок к трону падишаха и, самое главное, являлся кем-то вроде наставника и «крестного отца» наследника престола Мустафы – сына черкешенки Гульбехар, первой жены Сулеймана.

Дочь Роксоланы выросла похожей лицом и точеной фигурой на красавицу-мать, и Рустем-паша с большим удовольствием породнился с султаном – это очень высокая честь для придворного. Но прелестная девушка оказалась весьма глупа и полностью подчинялась воле хитрой и коварной матери: женщинам не возбранялось видеться, и султанша ловко выведывала у дочери обо всем, что творилось в доме Рустем-паши, буквально по крупицам собирая нужные ей сведения. Наконец Лисовская решила, что пора нанести смертельный удар!

Во время свидания с мужем Роксолана, имевшая немалое влияние на падишаха за счет своих женских чар, по секрету сообщила повелителю правоверных о «страшном заговоре». Милостивый Аллах сподобил ее вовремя узнать о тайных планах заговорщиков и позволил предупредить обожаемого супруга о грозящей ему опасности: Рустем-паша и сыновья Гульбехар задумали лишить падишаха жизни и завладеть троном, посадив на него Мустафу!

Интриганка хорошо знала, куда и как ударить – мифический «заговор» был вполне правдоподобен: на Востоке времен султанов кровавые дворцовые перевороты являлись самым обычным делом. К тому же Роксолана приводила как неопровержимый довод подлинные слова Рустем-паши, Мустафы и других «заговорщиков», которые слышала дочь Анастасии и султана. Поэтому зерна зла упали на благодатную почву крайней подозрительности деспота, неусыпно охранявшего свою власть!

Рустем-пашу немедленно взяли под стражу, и началось следствие: пашу страшно пытали. Возможно, он оговорил себя и других под пыткой. Но даже если он молчал, это только утвердило падишаха в действительном существовании «заговора». После пыток Рустем-пашу обезглавили. Юная дочь Роксоланы стала вдовой государственного преступника, но ее мать это нисколько не занимало!

Она жаждала поскорее разделаться с Мустафой и его братьями – они были препятствием на пути к трону первенца Роксоланы, рыжего Селима, и уже поэтому просто обязаны были умереть! Постоянно подстрекаемый женой, Сулейман вынужденно согласился и отдал приказ умертвить своих детей! Пророк запретил проливать кровь падишахов и их наследников, поэтому Мустафу и его братьев удавили зеленым шелковым витым шнурком. Гульбехар сошла с ума от горя и вскоре скончалась.

Но восточной «леди Макбет» оказалось мало этой крови! В принципе, все грязные приемы борьбы за власть традиционно повторялись во все времена у любых народов. Не стала исключением и Турция XVI в.: неглупый и образованный падишах Сулейман со временем сделался игрушкой в руках коварной, хитрой и кровожадной женщины. Правда, она была удивительно прекрасна внешне, но страшное зло принимает любые обличья, продолжая при этом оставаться ужасающим злом.

Даже нищие Стамбула не верили в виновность верного трону Рустем-паши. Жестокость и несправедливость сына поразили валидэ Хамсе – мать падишаха Сулеймана, происходившую из рода крымских ханов Гиреев. При встрече она высказала сыну все, что думает о «заговоре», казни и любимой жене сына Роксолане. Нет ничего удивительного, что после этого валидэ Хамсе, мать султана, прожила меньше месяца: Восток знает толк в ядах! Лисовской лучше было не становиться поперек дороги! Она не пожалела бы и родную мать, не только свекровь!

Наконец все задуманное почти свершилось – Роксолану объявили первой женой, а Селима – наследником престола. И тут, дабы обрести полную уверенность, что власть не ускользнет из рук ее сына, Роксолана приказала убить его родных братьев, то есть других своих сыновей! Обычно нежелательных претендентов на престол падишахов топили в Босфоре.

Жаждавшая новых гарантий власти султанша пошла еще дальше: она повелела отыскать в гареме и по всей стране других сыновей Сулеймана, которых родили жены и наложницы, и всех их лишить жизни! Как оказалось, сыновей у султана нашлось около сорока человек – всех их, кого тайно, кого явно, убили по приказу Лисовской. Есть ли в истории другая такая же кровожадная и смертоносная женщина, как идеализированная украинскими писателями и кинематографистами Роксолана – Анастасия Лисовская?! Другой такой женщины, совершившей столько убийств, нет в истории ни одной страны! Разве что венгерско-словацская графиня Эржбета Батори. Даже знаменитая китайская императрица Ци-Си всего лишь жалкая девчонка рядом с Лисовской.

Сорок лет была Роксолана женой Сулеймана Великолепного. Она долго и умело создавала себе славу покровительницы искусств и самой образованной женщины мусульманского Востока. Умерла лицемерная и жестокая султанша своей смертью, оставив мужа вдовцом. Ей уже не удалось увидеть, как ее сын взошел на трон, став султаном Селимом II. Он процарствовал в Блистательной Порте после смерти отца всего восемь лет – с 1566 по 1574 г. и, хотя Коран запрещает пить вино, был… алкоголиком! Его сердце однажды просто не выдержало постоянных чрезмерных возлияний, а в памяти народа он остался как султан Селим-пьяница.

1544 – 1548 гг.

Архитектор Мимар Синан построил мечеть Шахзаде в память о старшем сыне Сулеймана, умершем от оспы. Архитектурные идеи, заложенные в проекте, в дальнейшем будут еще не раз использоваться при сооружении соборных мечетей Стамбула.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Вероятно, Мимар Синан у могилы Сулеймана I. Старинная миниатюра


1550 – 1557 гг.

Все тот же Мимар Синан построил комплекс Сулеймана Великолепного, с мечетью Сулеймание, самой большой и самой красивой в Стамбуле. Для украшения мечети применялись разноцветные изразцовые плитки, изготовленные в мастерских г. Изника.

1555 г.

В Стамбуле появилась первая кофейня – кахвехан. Довольно быстро кахвеханы стали настолько посещаемыми, что начали конкурировать с мечетями. Визиты в кахвеханы были основным видом развлечения для мужского населения города.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

На вечерней улице Стамбула


Сырье для кофейного напитка поставляла Эфиопия, контроль над которой долгое время осуществляла Османская империя, и кофейни, возникшие в Стамбуле в середине XVI в., были нечто большее, чем просто система «общепита». Они служили местом отдыха и развлечений, философских и политических бесед, порой совсем нелестных для существующих властей, то есть этакими рассадниками инакомыслия. По этой причине уже в период правления султана Мурада IV (1623 – 1640) всем жителям Османской империи пить кофе запретили под страхом смертной казни (кстати, подобные ограничительные меры коснулись также алкогольных напитков и курения). Нарушивших запрет ждала виселица. Говорят, что иных даже зашивали в мешок из-под кофейных зерен и бросали в море.

Однако число нелегальных кофеен продолжало неуклонно расти, и преемникам Мурада вскоре пришлось отменить этот запрет.

Потребление кофе и табака в Османской империи стало необходимым элементом жизни каждого мусульманина. Долгое время посещение общественных кофеен оставалось удовольствием, доступным исключительно мужчинам. Однако дома или в хамамеженщины предавались кофепитию с тем же энтузиазмом, что и их мужья. Кстати, именно с подобными заведениями связано понятие «кейфа» – приятного времяпрепровождения (безделья и отдыха), сопровождаемого питьем кофе и курением наргиле (у нас это слово трансформировалось в «кайф»).

1554 – 1564 гг.

Мимар Синан проводит работы по восстановлению и расширению городской системы водоснабжения Кырыкчешме. Он восстанавливает разрушенный акведук эпохи Юстиниана в Белградском лесу, который под названием акведук Моглова стал одним из самых больших и красивых акведуков Стамбула.

1566 – 1574

Правление Селима II Пьяницы называли «Султанат женщин», потому что некоторые обитательницы султанского гарема оказывали значительное влияние на государственные дела. В 1569 г. Селим провел неудачный поход на Астрахань. В Константинополе был разработан план по объединению Волги и Дона каналом, и летом 1569 г. янычары и татарская кавалерия начали блокаду Астрахани и канальные работы, в то время как османский флот осаждал Азов. Но гарнизон Астрахани отразил осаду. 15 тысячная русская армия атаковала и разогнала рабочих и татар, которые были направлены для защиты, а османский флот был уничтожен штормом.

Как мы помним, свое прозвище Пьяница Селим обрел благодаря чрезмерному потреблению спиртного. Основным соперником визиря Мехмеда Соколлу при дворе был Иосиф Нази, ранее известный как Жуан Микуэса. Это был богатый португальский еврей, появившийся в столице в последние годы правления Сулеймана I, который вскоре стал закадычным другом будущего султана Селима II. Нази не жалел золота и драгоценностей на подарки престолонаследнику. Вступив на престол, Селим вознаградил его, сделав пожизненным правителем одного венецианскго островка. Однако Нази жил в Стамбуле и добился от султана монополии на торговлю вином на всей территории Османской империи. Нази имел неплохую сеть осведомителей в Европе и поставлял султану важные политические новости, но кроме того постоянно посылал в подарок Селиму свои лучшие вина.

Венецианский посол писал: «Его высочество пьет очень много вина, и время от времени дон Иосиф посылает ему много бутылок вина, а также всяческую изысканную снедь». По всей вероятности, именно Нази подсказывал Селиму мысль о необходимости захвата Кипра, так как остров славился своими превосходными винами. Селим обещал Нази сделать его королем Кипра, однако обещания не сдержал, поскольку после кипрской кампании везир Соколлу убедил султана оставить своего фаворита. Нази скончался разочарованным и обиженным человеком. Селим же умер 15 декабря 1574 г. в гареме дворца Топкапы, упав пьяным в ванну и захлебнувшись. После этого власть в стране перешла к его сыну Мураду III.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Мурад III


Унаследовав трон от своего отца Селима II, при вступлении на престол он приказал умертвить пятерых своих младших братьев. Мурад III мало занимался государственными делами, предпочитая гаремные наслаждения. При нем большую роль в политике стали играть женщины из султанского гарема, в частности мать Мурада Нурбану и его жена Сафие. Возглавляемые ими придворные группировки плели интриги друг против друга, а также против многих высших сановников, часто добиваясь их смещения и казни.

При Мураде III значительно увеличились коррупция и взяточничество, а кумовство стало нормой.

В 1578 г. началась очередная война с Ираном. По легенде, Мурад III спросил приближенных, какая война из всех, имевших место в правление Сулеймана I, была самой тяжелой. Узнав, что это была иранская кампания, Мурад задумал превзойти знаменитого деда и действительно осуществил свое желание. Имея значительное численное и техническое превосходство над противником, османская армия добилась ряда успехов: в 1579 г. были оккупированы Грузия и Армения, в 1580-м – южное и западное побережье Каспийского моря. В 1585 г. были разбиты основные силы иранской армии и занят Азербайджан. Согласно Константинопольскому мирному договору с Ираном, заключенному в 1590 г., к Османской империи перешли большая часть Азербайджана, в том числе бывшая иранская столица Тебриз, все Закавказье, Курдистан, Луристан и Хузестан. Несмотря на столь значительные территориальные приращения, война привела к ослаблению османской армии, понесшей большие потери, и подрыву финансов.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Ахмед I


1597 г.

Валиде Султан Сафие, мать султана Мехмеда III, начала строительство мечети на берегу бухты Золотой Рог. После прихода к власти ее внука Ахмеда I (1603) строительство здания было остановлено.

Из досье «ИП»:

Ахмед I (1590– 1617)

В эпоху, когда Ахмед I пришел к власти, империявела войну одновременно с Австрией(Тринадцатилетняя война в Венгрии) и Ираном(турецко-персидская война 1603 – 1618 гг. . Помимо этого, тлело и не хотело гаснуть восстание в Анатолии, начавшееся еще при Мехмеде III, причем повстанцы контролировали значительную территорию. После продолжавшихся несколько лет боев восстание было жестоко подавлено. Воспользовавшись тем, что османские войска отвлеклись на подавление восстания, иранскийшах Аббас Iизгнал турецкие гарнизоны из Азербайджана, Грузии и других территорий, уступленных по Стамбульскому договору 1590 г. Впоследствии Аббас I нанес ряд поражений турецким войскам, пытавшимся вернуть утраченные территории.

В ходе войны с АвстриейАхмед I лично командовал армией в кампании 1605г., которая завершилась взятием крепости Эстергом3 октября 1605г. 11 ноября 1606г. с Австрией был подписан Житваторокский мир, согласно которому османы отказывались от требования ежегодной дани с Австрии и признали императорский титул Габсбургов.

Правление Ахмеда I было отмечено усилением коррупции и произвола местных правителей. Сам же Ахмед со временем отошел от государственных дел, причем большое влияние на них оказывала его любимая жена Кёсем.

При Ахмеде I в Константинополе по проекту Мехмеда-аги была построена мечеть Ахмедийе(известная также как Голубая мечеть) – один из шедевров мусульманской архитектуры. Похоронен султан был в мавзолее, который находится рядом с Голубой мечетью.

1651 г.

В связи с отсутствием в казне денег великий везир Мехмед-паша ввел чрезвычайные налоги и официально разрешил брать чиновникам взятки. Это привело к бунту в Стамбуле, поддержанному янычарами.

1663 г.

Мать султана Мехмеда IV Хадидже Турхан поручила архитектору Мустафе-аге закончить строительство мечети, начатой Валиде Султан Сафие. Освящение новой мечети, получившей название «Новая мечеть Валиде Султан» состоялось 6 ноября. Рядом был открыт большой рынок Мысыр Чаршисы (Базар пряностей), который сейчас называют «Египетским базаром».

Наша справка:

Мехмед IV (1642– 1693)

19 й по счету османский султанбыл сыном Ибрагима Iот наложницы. Прозвище свое «охотник» он получил за постоянные занятия спортом, а точнее – охотой.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Мехмед IV


Мехмед вступил на престол в 1648г., когда его отец был свергнут янычарами. Время его малолетства – долгий период анархии и ряд интриг матери и бабушки. Воспользовавшись этим, в 1656 г. венецианцыпоявились перед Дарданелламии 6 июля одержали над османцами блистательную морскую победу. Они грозили даже Константинополю, но положение дел изменилось, когда место великого визиря было поручено Мехмеду Кёпрюлю, основателю известной династии великих визирей.

Мехмед Кёпрюлю принял визирство только под условием неограниченной власти и не раз ей пользовался, чтобы казнить подозрительных людей и восстанавливать спокойствие в государстве. Венецианцев он оттеснил от Дарданелл и отвоевал у них Митилену и Лемноск 1660г.

Его сын Фазыл Ахмед Кёпрюлюсохранил влияние на султана, занимавшегося преимущественно охотой, и полновластно управлял государством.

Весной 1672г. началась война с Польшейпод командованием самого султана. Призванная гетманом Дорошенко, османская армия взяла Каменец-Подольск; король Михаил Вишневецкийзаключил с ними постыдный Бучачский мир(1672). В конце концов по миру, заключенному в Журавне 27 октября1676г., Польша уступила Османской империи Подолиюи часть Украины.

После смерти Фазыла Ахмеда в 1676г. великим визирем стал Кара-Мустафа, более чем кто-либо способствовавший упадку Османской империи. Война с Россиейзакончилась невыгодным для османцев миром 1681 г. Мечтой Кара-Мустафы было завоевание Германиии образование новой большой провинции Османского государства между Дунаеми Рейном, в которой он стал бы полновластным наместником.

Летом 1683г. он с громадным войском появился перед Веной. Карл Лотарингскийи Ян Собескийпришли на помощь городу, и двухмесячная осада закончилась полным поражением османского войска. Преследуемое поляками и немцами, оно еще два раза было разбито в Венгрии. Расплата настигла Кара-Мустафу в Белграде. По приказу султана онбыл казнён там в 1683 г.

Между тем Собеский вторгся в Молдавиюи Валахию, венецианцы и мальтийские рыцаризавоевали Морею, напали на Далмациюи очистили от османцев Ионические острова, а австрийцы, воодушевленные начавшимися победами, под командованием герцога Лотарингского взяли в 1686г. главный город Венгрии, Офен, который 145 лет находился под османской властью.

При Мохаче, где некогда в 1526г. одержал блистательную победу Сулейман I Великолепныйи утвердил свое господство над Венгрией, османцы 12 августа1687г. потерпели от герцога Лотарингского тяжёлое поражение, подорвавшее их полуторавековую власть в стране. В руки христиан перешли города Петервардейн, Эрлау, Штульвейсенбурги даже Белград.

В Константинополе второй сын Мехмеда Кёпрюлю, Мустафа, поднял восстание, Мехмед IV был низложен в 1687 г. и через пять лет умер в тюрьме.

1678 г.

В Стамбуле открылась первая публичная библиотека в Османской империи. Основателем библиотеки был великий везир из семейства Кёпрюлю – Фазыл Ахмет-паша. Библиотека создана как дополнение к комплексу мечети, построенной великим визирем Кёпрюлю Мехмед-пашой в квартале Чемберлиташ. Основу библиотечного фонда составили около 3 тыс. рукописей и более 1,5 тыс. книг, пожертвованных семейством.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Летние резиденции – мода Старого Стамбула


В Стамбуле во второй половине XVII в. среди обеспеченных горожан в условиях жаркого климата зародилось новое увлечение – строить летние резиденции – йалы, стоящие прямо у воды на утопающих в зелени берегах Босфора.

Это турецкое слово произошло, скорее всего, от греческого «йалос» – морское побережье. Такие особняки в Турции называли также «сахильхане». Они действительно стоят либо у самой кромки воды, либо немного отступив от берега. У йалы обычно 2 – 3 этажа, узкие высокие окна, широкие карнизы и тонкие трубы. Для них характерны эркеры, называемые джумба. Каждый такой особняк предусматривает эллинг для хранения лодки. Йалы большей частью выполнены из дерева, а крыши их покрыты черепицей. В зависимости от времени постройки в архитектуре йалы заметно влияние различных стилей – классического, барокко, ар нуво и т.д. Традиционный цвет йалы – темно-красный, известный как «османский розовый». Пастельные тона стали популярны только в XIX в.

Местоположение строящихся йалы подлежало строгому регламенту и отражало социальный класс и этническую принадлежность хозяина. Как и все большие жилые строения в османские времена, йалы делились на две части – селамлик (для мужчин) и гаремлик (для женщин). Как правило, это были отдельные здания.

Из обязательного центрального зала, называемого софа (sofa – приемная, холл), в котором иной раз располагался бассейн с фонтаном, двери вели в четыре угловые спальные комнаты. Зал-софа, где действительно стояли диваны и обычно принимали гостей, мог быть крестообразной формы. Застекленные террасы – эйваны поддерживались консолями и выходили на Босфор и сад. Обязательный атрибут любой йалы – турецкая баня – хаммам.

Из досье «ИП»: источник истинного наслаждения

Слово «хаммам» произошло от арабского «жар». Турецкие бани всегда считались на Востоке источником истинного наслаждения, и хотя старинные бани теперь технически усовершенствованы, они все еще сохраняют былой облик как снаружи, так и изнутри.

Традиционный хаммам состоит из трех секций. Первая – предбанник, или «джамекан», температура в котором не поднимается выше 30 – 35 °С. Здесь есть шкафчик, в который складывают одежду. Еще тут выдают деревянные сабо – «налын», или «такунья». Купальщик не спеша раздевается и прогревается. В хаммаме, который выполнен в старинном стиле, «джамекан» является наиболее впечатляющей частью, с питьевым фонтаном в центре или иногда с мраморным бассейном и струей, бьющей из его центра. Для регулировки температуры служит переходное помещение «согуклук», где обычно находятся душевые и туалеты. В турецкой парной «харарет» пар густой, но более мягкий, влажнее, чем в русской бане. Нет никаких экстремальных, опасных для здоровья температур. Ощущаешь себя комфортно. В центре расположено мраморное возвышение – «камень для живота» – «гёбекташи».


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

В гареме султана


С йалы связано появление церемонии «мехаб». Летним лунным вечером флотилия, состоящая из сотен кайыков, шла по тихому в это время Босфору от одного приморского особняка к другому. Процессию возглавляла одна из самых больших лодок – саз-кайык, где на специальном помосте играл национальный оркестр и пели солисты. Сюда обычно приезжали предаваться приятному безделью.

1720 – 1730 гг.

В Стамбуле началась «эпоха тюльпанов» («лале девре») – эра активного архитектурного созидания под сильным художественным влиянием архитектурных стилей европейских стран, в основном Франции.

Первые признаки неблагополучия государства были сопряжены с военными поражениями турок: в 1571 г. в морском сражении при Лепанто европейцами был уничтожен весь турецкий флот, неудачей закончилась, как мы помним, и вторая осада Вены в 1683 г.

Поражали и размеры расточительства султанского двора – только гарем великого везира Кара Мустафы Кепрюлю, сопровождавший его в походе на Вену, состоял из 1500 рабов, 1500 наложниц и 700 евнухов, которые требовали соответствующего содержания. Шестнадцатилетняя война с государствами Священной лиги окончательно истощила Османскую империю. К началу ХVIII в. она уже не могла продолжать в прежнем объеме завоевательную политику. Изменился состав армии, янычары стали заниматься ремеслом и торговлей, европейские купцы стали все глубже проникать в экономику страны, они получали льготы на основе торговых соглашений. Города сотрясали восстания низов и янычарские бунты. В среде столичной бюрократической элиты прорастали семена сомнений в непоколебимости и правильности прежней системы. Султанские сановники стали интересоваться жизнью Европы.

В Османскую империю стала поступать информация о состоянии европейской науки и культуры, открывались новые посольства и налаживались контакты с европейцами. Это был период строительства роскошных зданий, создания парков по европейскому образцу, пиров-банкетов, пышных праздников и бесконечных увеселений.

Символом эпохи стал один из самых популярных на Востоке цветков – тюльпан. Сегодня он остается неизменным символом Стамбула. А тогда, в Персии, где его нежную прелесть оценили впервые, этот цветок называли «дюльбаш» – за его сходство с турецкой чалмой. (Отсюда произошло и слово «тюрбан».) Турки же называли его «ляле», что было созвучно имени Бога – «Аллах».

В Стамбуле ежегодно справлялся праздник тюльпанов. Особенно торжественно его отмечали в султанском дворце, который в этот день принимал феерический вид. Все сады его и залы украшались бесчисленным множеством причудливо развешанных разноцветных фонариков в форме тюльпанов. Их зажигали вечером, и они сияли тысячами огоньков. На дорожки садов, окружавших дворец, и на траву лужаек выпускали черепах, на панцирях которых были укреплены небольшие масляные светильники. Зрелище казалось волшебным и сказочным. Дорожки садов устилались драгоценными пестрыми коврами. В воздухе разливался запах благовоний. На самых видных местах размещались композиции из наиболее изысканных, красивых и редких видов тюльпанов, удивительная форма и неповторимые цвета которых должны были вызывать восхищение и восторг. В потайных уголках сада всю ночь звучали мотивы, которые исполняли небольшие оркестры.

Обитательницам султанского гарема в праздник тюльпанов предоставлялся счастливый случай оказаться на глазах своего повелителя. Они старались обратить внимание султана на особо красивые цветы и соревновались между собой, придумывая тюльпанам поэтические названия. Заканчивался праздник богатым угощением, состоявшим из восточных сладостей и традиционных напитков. Пир сопровождался танцами, пением и музыкой.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Тюльпан —самый популярный цветок Востока


Тюльпановое наследие живо и до сей поры: в апреле – мае улицы турецких городов, и особенно Стамбула, расцветают всеми возможными красками, какие только бывают в природе. Удивительные по красоте и формам цветы многокилометровыми гирляндами опоясывают улицы и площади, создавая праздничное настроение. Миллионы цветущих тюльпанов делают Стамбул, а вовсе не Голландию, мировой столицей этого феерического зрелища.

1726 г.

Ибрагим Мутеферрик открыл в Стамбуле первую в Османской империи типографию с использованием арабского шрифта. В ней было запрещено печатать книги религиозного и правового содержания, поэтому печаталась только историческая и техническая литература.

Крупным событием в процессе поисков путей обновления Османской империи стало введение книгопечатания на турецком языке. Мехмед Сайд, секретарь побывавшего во Франции турецкого посольства, весьма основательно ознакомился с работой парижских типографий. Когда посольство возвратилось в Стамбул, Мехмед Сайд начал обсуждать план создания турецкой типографии с человеком, который уже несколько лет был увлечен этой идеей.

Из досье «ИП»: турецкий Гутенберг

То был Ибрагим Мутеферрик – венгр из Трансильвании, который в самом конце XVII в. был захвачен турками в плен и продан в рабство на стамбульском невольничьем рынке. Он принял ислам и стал, таким образом, свободен. Превратившись в Ибрагима, юный венгр изучил турецкий, персидский и арабский языки. Латынь и греческий он уже знал ранее, ибо до 18 лет учился в протестантской школе.

Ибрагим был одаренным человеком, обладал широкими познаниями. Попав во дворец султана в качестве «мутеферрика» (дворцовые служащие, выполнявшие одновременно функции дворцовой стражи и слуг для особых поручений), он не раз был переводчиком и связным Порты во время переговоров с европейскими державами, выполнял и ответственные дипломатические поручения.

Идея создать турецкую типографию появилась у него в период, совпавший с подготовкой отправки посольства во Францию. Уже в 1719 г. Ибрагим Мутеферрик изготовил из древесины самшита клише, с которого отпечатал карту Мраморного моря. В 1724 г. он отпечатал с досок и карту Черного моря. Объединение усилий Ибрагима Мутеферрика, имевшего разносторонние знания, а также Мехмеда Сайда, приобретшего в Париже нужные сведения о типографском деле и имевшего значительные связи в Порте и нужные средства, сделало идею создания в Стамбуле типографии для печатания книг арабским шрифтом реальной. С 1724 г. они стали работать вместе. Важно, что их проект поддержал дальновидный везир Ибрагим-паша.

В 1726 г. Ибрагим Мутеферрик представил великому визирю записку, названную им «Способ книгопечатания». В ней он обосновал целесообразность введения книгопечатания «превосходством этого способа над рукописным воспроизведением необходимых для распространения знаний научных трудов и литературных произведений».

После вручения этой записки главе Порты на Ибрагима Мутеферрика и Мехмеда Сайда посыпался град обвинений со стороны клерикалов и ретроградов. Переписчики рукописей, хаттаты, сторонники жизни по старинке, устроили даже своеобразную демонстрацию, организовав траурное шествие по улицам Стамбула; они несли большой гроб, в который сложили свои письменные принадлежности.

Однако разрешение на открытие типографии при энергичной поддержке великого визиря Ибрагим-паши было все же дано. Было санкционировано издание печатным способом словарей, а также сочинений по логике, естественным наукам, истории, географии и космографии.

В декабре 1727 г. типография, находившаяся в доме Ибрагима Мутеферрика, начала свою работу. Печатные станки и иное оборудование были привезены из Франции и Австрии, кое-что было приобретено в стамбульских армянских типографиях, имевших уже большой опыт книгопечатания (первая армянская типография в Стамбуле была основана еще в 1565 г.). Основные расходы по оборудованию типографии взяла на себя государственная казна.

Первая книга вышла в свет 31 января 1729 г. Это был арабско-турецкий словарь, который был отпечатан тиражом в 1000 экземпляров. Тираж разошелся очень быстро, и вскоре был напечатан ряд книг по истории, написанных как мусульманскими, так и европейскими авторами, а также «Турецкая грамматика», составленная монахом-иезуитом Ходдерманом.

Это было исключительно важным событием в общественной жизни Османской империи, в развитии образования, науки и культуры в стране, мусульманское население которой веками было отгорожено от научных знаний барьером религиозного фанатизма. После смерти турецкого первопечатника в 1745 г. его типография практически прекратила работу. Книгопечатание на турецком языке было продолжено лишь в конце XVIII в. Но свою историческую роль первые турецкие книгопечатники – Ибрагим Мутеферрик и Мехмед Сайд – все же сыграли.

1760 – 1764 гг.

Архитектор Мехмед Тахир-ага, творивший в стиле барокко, по заказу султана Мустафы III построил мечеть Лалели («мечеть Тюльпанов»), посвященную матери султана – Михришах.

Наша справка:

Мустафа II (1717– 1774)

Он был сыном султана Ахмеда III, а его собственным наследником на престоле стал брат – Абдула I. Мустафа был энергичным и дальновидным политиком. Он пытался обновить армию и государственный аппарат, чтобы сократить отрыв между Османской империей и европейскими державами, в том числе Россией.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Мустафа II


Тем не менее в период его правления продолжался общий упадок, начавшийся в Османской империи еще в начале столетия. Попытки модернизации были недостаточными, чтобы остановить это развитие. Любые реформы или планы изменить административный статус-квовстречали яростное сопротивление консервативных янычарови имамов. Мустафа III был вынужден заручиться поддержкой западных советников, чтобы провести реформу пехотыи артиллерии. Помимо этого, султан распорядился основать Академию математики, мореплавания и науки.

Хорошо осознавая свою военную слабость, Мустафа последовательно избегал войны и был бессилен предотвратить аннексиюКрымаЕкатериной II. Но последующая кампания России в Польшевсё же заставила его незадолго до смерти объявить России войну, которая была впоследствии бездарно проиграна.

1773 г.

В Стамбуле открыта Имперская школа военно-морских инженеров, занимавшаяся обучением судостроителей и картографов. Сейчас это старейшее учебное заведение Турции называется Стамбульским техническим университетом.

1807 г.

Произошло восстание янычар против попытки султана Селима III создать по-европейски организованные пехотные части в рамках реформы «низам и джедид» (новый порядок). В заговоре приняли участие улемы и янычары, среди которых распространялись слухи о намерении султана распределить их по полкам постоянной армии. В этом же годы состоялось низложение и спустя несколько месяцев убийство Селима III.

Наша справка:

Селим III (1761– 1808)

Сын Мустафы III, в 1789г. он унаследовал власть у своего дяди с намерением реорганизовать Османское государство по европейскому образцу. Осложнившееся положение в мире и экономический упадок внутри империи ставили на его пути непреодолимые препятствия. Он получил в наследство от предшественников войну с Россией, которую в 1792г. закончил невыгодным для Османской империи Ясским миром. А после нападения Наполеона Бонапартана Египетв 1798г. он был вовлечен и в войну с Францией. Лишь после заключения мира с ней, в 1802г., он мог посвятить свои силы делу обновления государства.

Селим III претворил в жизнь полезные преобразованияв области административного аппарата(в особенности это касалось бюджетноговедомства), упразднил военное управление ленныхвладений, а также стремился распространить образованиесреди подданныхимперии. В частности, во времена правления Селима III на турецкий языкбыл переведён ряд работ европейских, прежде всего французских, авторов по военному делу, математикеи другим областям человеческого знания, а уже в 1792г. вновь начала функционировать турецкая типография.

Но прежде всего ему необходимо было освободиться от влияния янычар, которые, будучи традиционно мощной силой в государстве, низвергали, возводили на престол и контролировали султанов, на войне же оказывались мало полезными, поскольку пребывали в основном в неге, разврате и практически не занимались военным делом.

Селим призвал французского генерала Себастиании с его помощью создал Низам-и Джедид(«новый порядок»), то есть по-европейски организованное войско. Это должно было привести к цепочке других реформ, но общество было к ним совершенно не готово и не поддержало султана против янычар, которых мероприятия Селима сильно раздражили. В конце концов янычары возбудили восстание, взяли Константинопольи возвели на трон Мустафу IV, сына Абдула I. Селим был посажен под стражу, хотя и во дворце. Через год его приверженцы, под предводительством наместника Мустафы Байрактара, проникли в Константинополь, но не успели освободить Селима, так как правящий двоюродный брат успел дать приказ задушить его.

Селим III был большим знатоком и ценителем музыки, и это качество проявилось в нем еще в то время, когда он был наследником престола. Он не только играл на двух музыкальных инструментах(на танбуреи нее), но и сочинял музыку: в частности, его авторству принадлежит четырнадцать композицийв стиле мугам, три из которых исполняются и в наши дни.

Кроме того, Селим III покровительствовал композиторамимперии, в число которых входили Деде Эфендии Амбарцум Лимонджян.

1861 – 1864 гг.

Архитекторы Саркис Бальян и Акоп Бальян по заказу султана Абдул-Азиза перестроили дворец Бейлербей в стиле необарокко с элементами традиционной османской архитектуры. Султан использовал Бейлербей, стоящий на берегу Босфора, как летний дворец.

Наша справка:

Абдул-Азиз (1830– 1876)

32 й по счету султанОсманской империи, второй сын султана Махмуда IIвступил на престол после своего брата Абдул-Меджидав 1861 г.Он желал реформ, окружил себя либералами, приобрел популярность, обещав государственную и дворцовую экономию, но не был достаточно тверд, чтобы исполнить свои намерения. С 1862 г. частые нервные расстройства мешали ему заниматься делами, и потому до 1871 г.государство управлялось великим визирем.

Важнейшие события царствования Абдул-Азиза – восстание в Кандии(1866), отпадение Белградак Сербии(1867), дипломатическая победа Греции(1868), поощрявшей восстание в Кандии, усмирение египетскогопаши, получившего от Абдул-Азиза титул хедива, – заботили гораздо более знаменитых государственных деятелей Фуада-пашуи Али-пашу, чем самого султана.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Квартал современной аорхитектуры


В 1863 г.Абдул-Азиз в сопровождении Фуада-паши поехал в Египет. В 1867 г., несмотря на несогласия, возникшие у Османской империи с другими державами, Абдул-Азиз отправился на Запад. 30 июняпринятый в Париже Абдул-Азиз посетил Всемирную выставку; с 12 до 23 июля пробыл в Лондоне; 24 июля приветствовал прусскую королевскую чету в Кобленце; пять дней пробыл в Венеи 7 августа1867 г. вернулся в Константинополь.

После смерти Али-паши в 1871 г.Абдул-Азиз думал лично управлять государством, хотел изменить закон о престолонаследии в пользу своего сына Юсуфа Иззедина и увеличить свою собственную казну до колоссальных размеров за счет государства. Его заветной мечтой было присвоить себе все государственные средства.

В 1873 г., уступив хедивуЕгипта за 21 млн франков почти все права независимого государя, он практически оставил солдат и чиновников без содержания. Когда же восстала Герцеговина(август 1875г.), он велел сократить наполовину платежи процентов по государственным долгам, тем подорвав доверие к государству.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Экипаж к бою готов!


В 1876 г.мощное народное восстание принудило его сменить великого визиря Махмуда Недима, приверженца русских, и назначить Мехмеда Рушди и Хуссейна Авни, известных патриотов, которые 30 мая1876 г.заставили его отречься от престола в пользу племянника, Мехмеда Мурада (Мурада V). Насколько дней спустя, 4 июня, он перерезал себе вены во дворце Чираган, куда был заключен как государственный преступник.

Впрочем, на процессе 1881 г., возникшем против многих государственных деятелей, в том числе Мидхада-паши, выяснилось, что султан был убит.

1876 г.

После бескровного дворцового переворота, в результате которого был свергнут султан Абдул-Азиз, Османская империя была провозглашена конституционной монархией во главе с султаном Абдулой II. Согласно принятой конституции все подданные империи объявлялись «османами», государственным языком признавался турецкий, а государственной религией – ислам.

1877 г.

19 марта во дворце Долмабахче, в присутствии султана Абдул-Хамида II, состоялась официальная церемония открытия парламента. Фактически этот парламент ничего не решал, т.к. вся реальная власть по-прежнему находилась у султана.

Наша справка:

Абдул-Хамид II (1842 – 1918)

Он вторым сыном султана Абдул-Меджида I от жены-армянки (или черкешенки) Тиримюжгян Кадын Эфенди. Получив хорошее образование, в особенности военное, много путешествовал по Европе. Местом своего пребывания выбрал дворец Йылдыз.

Сразу же в начале своего царствования Абдула II приобрел общую любовь и большую популярность: он часто посещал казармы, участвовал в товарищеских обедах офицеров, чего никогда прежде не бывало, был всем доступен и прост в общении.

Но приход его к власти проходил при тяжелых условиях. По всей стране происходили волнения и бунты, переходившие нередко в страшную резню между мусульманами и христианами. С Сербией и Черногорией велась война, финансы были в полном расстройстве, грозило иностранное вмешательство с целью побудить Турцию ввести реформы и заключить мир. Султан решил бороться с державами «политикой обещаний», охотно даваемых, постоянно изменяемых и никогда не исполняемых. Эта политика, сделавшаяся характерной чертой его царствования, вела к бесконечной дипломатической переписке и бесконечно затягивала решение любых мало-мальских вопросов.

Подобная политика начала применяться султаном и к внутренним делам: обещанная конституция никак не вводилась, и проект ее был передан в особый «совет реформ», составленный преимущественно из реакционеров.

Тем временем Абдул II начал борьбу за власть абсолютного монарха. Большую роль в этой борьбе сыграла война с Россией.

В конце сентября 1876 г. русские газеты напечатали корреспонденцию из Константинополя о характере нового монарха: «Хотя султан Абдул II сердечно предан исламу, но он чужд фанатизма. Он назначил к себе куафером христианина, чему доныне примера не было. Многие из придворных не без удивления видели это назначение, не постигая, как можно допустить, чтобы нечистая рука гяура касалась священной бороды халифа».

Ввиду категорического отказа султана исполнить требования держав о прекращении насилий над славянами Россия объявила Османам войну. Но, несмотря на значительную помощь Англии, снабжавшей Абдула деньгами и припасами, несмотря на то, что турецкая армия была вооружена прекрасными магазинными ружьями и отлично ими пользовалась, несмотря на искусство турок пользоваться полевыми укреплениями, несмотря, наконец, на редкое мужество турецких солдат и их выносливость и на то, что во главе их были такие талантливые генералы, как Осман, Фуад, Сулейман и др. – тем не менее война окончилась полным поражением Турции.

В конце 1877 г. русская армия перешла через Балканы и, подойдя к Адрианополю, могла без особого труда занять Константинополь. Падение Плевны и Шипки, сдача армии Осман-паши, разгром армий Сулеймана и Мухтара и приближение русских к столице произвели переполох в Константинополе.

Парламент потребовал смены правительства и немедленного прекращения войны с Россией, султан приготовился бежать в Азию, остатки армии были деморализованы, повсюду начались грабежи.

6 января султан послал в главную квартиру русской армии уполномоченных просить о перемирии. Главнокомандующий русской армии ответил, что допустит перемирие лишь в том случае, если будут определены общие условия мира. 3 марта 1878 г. заключен предварительный договор в Сан-Стефано, по которому признаны независимыми Румыния, Сербия, болгарским провинциям было дано самоуправление; России, Сербии и Черногории были переданы значительные территории; установлена контрибуция за военные издержки.

В июле 1878 г. прошел судебный процесс над Сулейманом-пашой. Назначенный командовать всеми сухопутными силами на Болгарском театре за месяц до падения Плевны, Сулейман-паша, стесненный вмешательством верховного военного совета (дари-хура), должен был сделаться виновником всех военных неудач. Горячо защищаясь на суде, он в своих ответах иной раз не щадил и Абдула. В результате, несмотря на шаткость обвинений, 15 ноября 1878 г. состоялось осуждение Сулеймана-паши на вечное изгнание с лишением прав, чинов и орденов.

Султан, однако, смягчил этот приговор, заменив его ссылкой на 6 лет в Багдад. Летом того же года был опубликован искусственно подобранный сборник официальных документов о минувшей войне, из которого общественность должна была составить мнение, что все лучшие мероприятия турецкой кампании, например, Плевна, родились в голове Абдула и получили развитие исключительно по его инициативе.

С конца 1880 х гг. начинает развиваться движение армян за создание независимого государства, реакцией на что стал первый геноцид армян (1894 – 1896). Из-за него султан был прозван Великим убийцей.

Пока шли заседания берлинского конгресса, Абдул, воспользовавшись тем, что внимание народа отвлечено от внутренней политики, распустил парламентскую сессию, и с тех пор парламент больше не созывался до революции 1908 г.

Опасаясь переворота, Абдул окружил себя бесчисленной стражей и наводнил всю страну шпионами и тайной полицией. «Отец турецкой конституции» Мидхат-паша, благодаря которому султан получил престол, был обвинен в участии в заговоре и осужден на смерть. Помилованный по настоянию держав, он был сослан в Аравию, где вскоре умер.

Упадок торговли и промышленности, плохое состояние финансов, отдача налогов на откуп привели к тому, что в 1882 г. Турция объявила себя банкротом и перестала выплачивать проценты по займам.

Хорошо зная по личному опыту, как легко совершаются в Турции дворцовые перевороты, султан стал опасаться за свою жизнь. Ему всюду начали мерещиться заговоры и измена. Не доверяя никому, окружив себя бесчисленной стражей и наводнив всю страну шпионами и тайной полицией, он стал безвыездно жить в своем дворце, показываясь народу только раз в год. Он не жалел никаких средств на развитие политического сыска, и турецкая тайная полиция той эпохи получила всемирную известность.

Ни одна из обещанных султаном реформ не была осуществлена. В стране воцарилась реакция. Полицейский террор был так силен, что никто не был гарантирован от неожиданного ареста и тайной насильственной смерти, а в лучшем случае – от безвестной ссылки или заточения. Все сторонники реформ вынуждены были бездействовать или эмигрировать за границу. Газеты практически не выходили, так как цензура дошла до невиданных масштабов. Административные кары за правонарушения прессы доходили до смертной казни!

Гражданское управление страны находилось в руках невежественных чиновников, характерной чертой которых были безграничный произвол и продажность. Торговля и промышленность пришли в упадок, пути сообщения были крайне неудовлетворительными, земледелие находилось в жалком виде. Финансовая система была в хаотическом состоянии: взимание налогов отдавалось на откуп, вследствие чего в казну поступала лишь половина того, что платило население. Поступившие в казну деньги расходовались без всякого контроля, по усмотрению султана, главным образом на содержание двора и полиции. Дошло до того, что офицеры и чиновники не получали жалованья по полгода. Кроме того, зарплаты выдавались в половинном размере, так как расчет производился на ассигнации вместо золота.

За взятку можно было обойти любой закон, а без уплаты известного процента нельзя было получить никакой крупной казенной поставки, причем брали не только министры, но и сам султан.

Положение христиан, населявших Турецкую империю, было так тяжело, что восстания, бунты и мятежи не прекращались во все царствование Абдула. Зверства над армянами, болгарами и другими народами неоднократно вызывали вмешательство европейских держав.

Посреди всеобщего запустения и распада явно выделялась в лучшую сторону жизнь турецкой армии. Абдул принимал все меры, чтобы поставить ее на один уровень с западноевропейскими воинскими соединениями. В армии был произведен ряд крупных реформ по организации, комплектованию, управлению войск, улучшению подготовки солдат и офицеров. Была введена всеобщая воинская повинность для мусульман. Был приглашен германский генерал Кольмар фон дер Гольц, который много сделал для поднятия общего и специального образования командного состава.

Для подготовки офицеров были образованы 4 классные военные школы, программа образования в которых соответствовала современным требованиям военного дела. Преподавателями в этих школах были иностранцы, преимущественно немцы. Кроме широко поставленных общеобразовательных предметов, обучающиеся в военной школе были обязаны изучать иностранные языки (английский, французский, немецкий, итальянский или русский). Преподавателями в этих школах были иностранцы, опять же преимущественно немцы.

Тем временем в стране образовалось несколько революционных партий, самой крупной и сильной из которых была младотурецкая партия «Единение и прогресс». В 1907 г. в Париже состоялся съезд представителей всех турецких революционных обществ, на котором было решено объединиться всем партиям и общими усилиями добиться низложения султана, чтобы установить в Турции конституционное правление.

К середине 1908 г., когда восстание в Македонии приняло такие размеры, что вновь встал вопрос об очередном иностранном вмешательстве, турецкая армия была уже достаточно подготовлена, чтобы выполнить тщательно разработанный младотурецким комитетом план государственного переворота. К этому времени центральный комитет, в составе которого было и несколько высших чинов армии, перенес свою главную квартиру в Македонию.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Султан Абдул-Хамид


Первое известие о бунте в войсках относится к июню 1908 г., когда македонские войска открыто заявили себя сторонниками младотурков и посланный султаном в Салоники Осман-паша с чрезвычайными полномочиями для усмирения военного мятежа был арестован младотурками. Когда Абдул убедился, что единственная опора его трона, армия, открыто встала против него, что по распоряжению революционного комитета из Константинополя удалена его гвардия, он понял, что дальнейшее сопротивление невозможно. Тогда он вспомнил о конституции и приказал «вновь ввести ее в действие». Было назначено открытие нового турецкого парламента. В этот день султан впервые с 1878 г. выехал из своего дворца и в открытом экипаже проследовал по всему городу в здание парламента, где еще раз обещал свято хранить основные законы империи.

Хотя в первое время он исполнял все требования младотурок, центральный комитет не прекратил свою деятельность, и в Турции появилось два правительства: министерство в столице и комитет в Салониках.

Время показало, что такая осторожность комитета была не лишняя. Пока в парламенте шли горячие дебаты о реформах в стране, во дворце султан готовил заговор против конституции. Любимый сын Абдула – Бурхан-Эддин – при помощи фанатиков из духовенства, щедро рассыпая золото, сумел организовать среди столичных полков отряд приверженцев султана. В одну из апрельских ночей 1909 г. все младотурецкие офицеры этих полков были внезапно схвачены и частью перебиты. Под командой простого фельдфебеля заговорщики двинулись к зданию парламента и вынудили у него свержение министерства, составленного из младотурок. Парламент, застигнутый врасплох, составил новое правительство из лиц, указанных ему мятежниками.

Хотя это был настоящий солдатский мятеж, при котором было убито несколько офицеров, тем не менее султан поспешил обнародовать полную амнистию всем заговорщикам. Несмотря на категорические уверения, что к этому мятежу султан не причастен, на другой день, при погребении 83 солдат и офицеров, убитых заговорщиками, на улицах Константинополя произошла враждебная султану демонстрация, окончившаяся кровавым усмирением демонстрантов.

Последствия этих событий были весьма значительными. Комитет «единения и прогресса» быстро отозвался на контрреволюцию: всем частям армии, стоявшим в Европейской Турции, было приказано безотлагательно двинутся на Константинополь.

Судьба страны зависела от вопроса, станет ли армия выполнять этот приказ. Под командой Шефкет-паши, назначенного генералиссимусом, войска двинулись к столице и в несколько дней заняли город. Воодушевление народа, всецело стоявшего на стороне младотурок, было огромное. Паши отдавали все свое имущество на нужды войск, поставщики армии отпускали все необходимое для солдат без денег, в кредит, македонские банды Санданского, поднявшие знамя восстания против турецкого правительства, заявили, что поступают в распоряжение младотурок, т.к. боролись против султана, а не против народа.

По занятии Константинополя Шефкет-паша окружил своими войсками Ильдиз-Киоск, где жил Абдул, и отрезал все его связи с внешним миром.

Лишенный пищи, воды и освещения, окруженный своими телохранителями и фаворитами, осыпавшими теперь его упреками, ощущая себя брошенным всеми, султан выразил желание вступить в переговоры.

В то же время в Константинополе заседало национальное собрание, на котором решалась судьба власти. После долгих споров было постановлено: «Низложить султана Абдула II и призвать на трон султана и халифа наследного принца Мехмед-Решад Эффенди (брата султана) под именем Магомета V».

На другой же день Абдул, в сопровождении семи своих жен и с ребенком, под конвоем, был отвезен в окрестности Салоник, на виллу Аллатини. Так кончилось 33 летнее царствование «кровавого султана».

Непосредственно вслед за восстановлением в Турции конституционного образа правления начались широкие преобразования в управлении страной. Намечен ряд конкретных коренных реформ в области бюджета, гражданского управления, народного просвещения, армии, уравнение прав всех подданных и др.

Вскоре после бескровного переворота 1908 г., но еще до низложения султана, Болгарское княжество, считавшееся номинально вассальным Турции, объявило себя независимым государством, и князь болгарский принял титул царя. Новое турецкое правительство, озабоченное обновлением страны и сохранением мира, решило примириться с такой потерей.

1909 г.

27 апреля на заседании Национального собрания было оглашено известие о низложении султана Абдул-Хамида II и лишении его сана халифа. Это стало ответом новой политической силы – партии «младотурок» на антиконституционные события. Стамбул превратился в арену восторженных манифестаций, проходивших под лозунгами – «Свобода – Равенство – Справедливость!». В 1911 г. память всех погибших за свободу была увековечена монументом Свободы – Абидэ-и Хюрриет, воздвигнутом в округе Шишли.

Наша справка: монумент Свободы

Созданный по проекту архитектора Музаффер-бея, он был торжественно открыт 23 июля в сквере, разбитом на вершине холма Свободы между кварталами Шишли (округ Шишли) и Чаглайан (округ Кагытхане). Выполненный в так называемом Первом национальном архитектурном стиле, в форме стилизованного орудийного ствола, направленного в небо, он украшен тугрой «конституционного монарха» – султана Мехмеда V Решада. На мраморный постамент монумента нанесены имена семидесяти одного солдата и трех офицеров «Харекет Ордусу» («Армия Действия»), погибших при подавлении антиконституционного мятежа в 1909 г. и похороненных здесь же.

Недалеко от него находятся захоронения государственных деятелей, имеющих непосредственное отношение к учреждению и защите конституционного строя в Османской империи. Самым первым здесь появился мавзолей генерала Махмуда Шевкет-паши, убитого в результате покушения в 1913 г. (он в это время занимал пост великого визиря). Затем, в 1943 г., недалеко от монумента перезахоронили Мехмед Талаат-пашу (он в 1921 г. был застрелен в Берлине армянином Тейлиряном, как один из главных виновников геноцида армян). Прах Мехмед Талаат-паши был передан по личному распоряжению Гитлера, пытавшегося в годы Второй мировой войны превратить Турцию в своего союзника. В 1951 г. перевезен из Таифа (Саудовская Аравия) и торжественно захоронен прах «отца конституции», великого визиря Ахмета Митхат-паши. А в 1996 г., когда власти суверенного Таджикистана передали президенту Турции Сулейману Демирелю останки Энвер-паши, на холме Свободы появился ещё один памятник. Энвер-паша погиб в 1922 г., в районе кишлака Бальджуан (Таджикистан), сражаясь на стороне басмачей против частей Красной армии.

1914 г.

Германия и Османская империя подписали в Стамбуле договор о военном союзе. Немецкого генерала Лимана фон Сандерса назначили главнокомандующим османской армией. Дарданеллы закрыты для прохода судов России, Франции и Великобритании, которые объявилия войну Османской империи.

1918 – 1923 гг.

После заключения Османской империей перемирия Стамбул оккупировали войска Антанты (Англии, Франции и Италии). На рейде города встали корабли средиземноморской эскадры Великобритании.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

«Белогвардейский» район Стамбула


1920 г.

18 ноября в Стамбул пришли последние суда (конвой из более чем 100 кораблей) с беженцами из Крыма, а всего в городе находилось около 150 тыс. эмигрантов из России, в том числе 70 тыс. офицеров и солдат армии генерала Врангеля.

Историк Поль Дюмон, разъясняя причины расположения эмигрантов в Стамбуле, пишет: «Стамбул, выглядевший как сказочный мираж, созданный султанами, возникал перед беженцами, использовавшими черноморские порты для бегства от войны, служил этаким сосудом для первичного накопления людей, сочившихся из всех расщелин, как точка первого подскока для вырвавшихся». С прибытием в Стамбул, как на перевалочный пункт, для русской эмиграции начался новый жизненный этап. Снимая в Стамбуле жилье на время, они задержались здесь надолго. Некоторые – навсегда.

1922 г.

1 ноября новая турецкая конституция упразднила султанат. Халиф и бывший султан Мехмед VI Вахидеддин был объявлен низложенным и укрылся на британском военном корабле. Его наследник Абдул-Меджид II стал халифом.

Вспомним положение дел. К лету 1918 г. военная обстановка в империи сложилась крайне тяжело. Англичане развивали наступление в Сирии, овладели Дамаском и Халебом. В сентябре – октябре 1918 г. основные силы османской армии в Палестине, Сирии и Ираке были разгромлены английскими войсками, а после капитуляции Болгарии войска Салоникского фронта союзников были готовы наступать на Константинополь.

30 октября1918 г. на борту английского крейсера «Агамемнон» в заливе Мудроспредставители младотурок подписали с победителями перемирие, равносильное по своей сути акту о капитуляции. По его условиям, турецкая армия должна была сложить оружие и приступить к демобилизации. Арабские провинции империи – Ирак, Сирия, Палестина, Трансиордания, Египет, страны Аравийского полуострова и Ливияотделялись от Турции и становились подмандатными территориями держав Антанты.

Поражение в войне положило конец десятилетнему правлению младотурок. 8 октябряушёл в отставку кабинет младотурок во главе с Талаат-пашой, новое правительство начало переговоры с союзниками о перемирии.

В ночь на 3 ноября1918 г. лидеры младотурок бежали в Германию, а партия «Единение и прогресс» объявила о своем самороспуске. 13 ноябряэскадра союзных кораблей пришла в Константинополь и высадила десант, который взял столицу под свой контроль. 14 ноябрявойска союзников вступили в столицу.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Каюта Ататюрка


21 декабря 1918 г. Мехмед VI распустил парламент и назначил великим визирем своего шурина Дамад-Ферид-пашу, сторонника соглашения с союзниками любой ценой. Османское (султанское) правительство стало марионеткой в руках оккупационных властей во главе с верховным комиссаром Антанты в Константинополе. В мае 1919 г. греческие войска оккупировали Смирну и прилегающий район.

В сложившейся ситуации в Анатолии началось освободительное движение, которое возглавил Мустафа Кемаль-паша. В 1919 г. конгресс «обществ защиты прав» в Сивасе потребовал обеспечения турецкого суверенитета в пределах границ, предусмотренных Мудросским соглашением, и созыва парламента.

В январе 1920 г. был созван новый состав парламента, в котором большинство оказалось у сторонников Мустафы Кемаля. 16 марта парламент был разогнан британскими войсками. В ответ на это Мустафа Кемаль и его сторонники создали в Анкаре новый парламент – Великое национальное собрание (ВНСТ), объявившее себя единственной законной властью в стране. Было объявлено, что султан «находится в плену у неверных» и поэтому его приказы не подлежат исполнению. В связи с этим султан объявил Мустафу Кемаля мятежником, ему был заочно вынесен смертный приговор.

В начале 1919 г. к власти пришла оппозиционная младотуркам партия «Свобода и согласие», придерживавшаяся английской ориентации. Однако фактически под контролем центрального правительства находился только район вокруг столицы. Тотчас после заключения Мудросского перемирия в различных районах Анатолии стали возникать патриотические общества, выступавшие против расчленения страны и за сохранение турецкой государственности.

В сентябре 1919 г. в Сивасе состоялся всетурецкий конгресс Общества защиты права Анатолии и Румелии. Здесь был избран представительный комитет во главе с Мустафой Кемаль-пашой, который сосредоточил в своих руках фактически всю власть в стране, за исключением Стамбула и оккупированных иностранцами территорий. Конгресс принял постановление, в котором указывалось, что турецкие провинции, находившиеся в пределах границ, определенных Мудросским перемирием, составляют единое, неделимое целое, ни одна часть которого не может быть отторгнута от османского государства ни под каким предлогом.

В январе 1920 г. в Константинополе начал свои заседания османский парламент, выступивший вскоре со сходным заявлением. Однако победители вынашивали другие планы и открыто готовились к расчленению Турции.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Памятник Мустафе Кемалю Ататюрку


С согласия султана Мехмеда VI 16 марта 1920 г. в Константинополе высадились английские войска, и город был официально объявлен оккупированным. Парламент был распущен, депутаты арестованы. В ответ в апреле 1920 г. в Анкаре собрался патриотический меджлис, получивший название Великого национального собрания Турции. Его председателем стал Мустафа Кемаль-паша. 3 мая было образовано правительство, также во главе с Кемаль-пашой. Действия турецких патриотов победители расценили как мятеж, подавление которого было поручено Греции.

В июне 1920 г. греческая армия выступила из Смирны, заняла Балыкесир, Бурсу и начала наступление в глубь Анатолии. В том же месяце другая греческая армия заняла Адрианополь. В августе в Севре (близ Парижа) между султанским правительством и державами-победительницами был подписан окончательный мирный договор. По его условиям Восточная Фракия и Эдирне, а также Смирна должны были отойти Греции, Мосул – Англии, Искендерун – Франции. На востоке предусматривались значительные территориальные уступки в пользу Армении, а также отделение Курдистана.

Сторонники Мехмеда VI и его правительства с помощью англичан попытались создать так называемую «халифатскую армию» для борьбы с кемалистами, также им удалось поднять ряд восстаний на контролируемых кемалистами территориях. Но при первых же столкновениях с войсками кемалистов халифатская армия потерпела поражение, часть её перешла на сторону кемалистов. После этого страны Антанты сделали ставку на прямую интервенцию силами греческой армии, которая в июне 1920 г. оккупировала Восточную Фракию и повела наступление из Измира в глубь Анатолии. 10 августа1920 г. султанское правительство подписало Севрский договор, фактически означавший расчленение территорий империи. ВНСТ не признало договор и объявило подписавших его изменниками. В ходе греко-турецкой войны 1919 – 1922греческие интервенты, после некоторых первоначальных успехов, потерпели поражение.

1 ноября 1922 г. ВНСТ приняло закон о разделении султаната и халифата, при этом султанат упразднялся. Так закончилась более чем шестивековая история Османской империи.

16 ноября 1922 г. Мехмед VI, формально еще остававшийся халифом, обратился к британским военным властям с просьбой вывезти его из Константинополя. 17 ноября он покинул Константинополь на борту британского линкора «Малайя», который доставил его на Мальту.

Через день после этого ВНСТ лишило Мехмеда VI Вахидеддина титула халифа. В 1923 г. бывший султан совершил паломничество в Мекку, позднее жил в Италии. Умер в Сан-Ремо в 1926 г. Похоронен в Дамаске.

Так окончил жизнь 36 й и последний султан Османской империи.

1923 г.

Столица Республики Турция была перенесена из Стамбула в Анкару. Президентом республики избран Мустафа Кемаль.

Из досье «ИП»: Мустафа Кемаль: «Какое счастье – быть турком!»

Человек, который считал, что быть турком – это счастье, родился в 1881 г. в греческом городе Салоники. По отцовской линии Мустафа Кемаль происходит из племени коджаджык, представители которого в XIV – XV вв. переселились из Коньи в Македонию.

Юный Мустафа, едва достигнув школьного возраста, лишился отца. После этого отношения с матерью у Мустафы Кемаля складывались не совсем просто. Овдовев, она вышла замуж вторично. Личность второго мужа категорически не устраивала сына, и они прекратили отношения, которые восстановились лишь после разрыва матери с отчимом. После окончания школы Мустафа поступил в военное училище. Именно в этом заведении учитель математики добавил к имени Мустафа имя Кемаль. В возрасте 21 года он становится слушателем Академии Генерального штаба в Стамбуле. Здесь увлекается литературой, особенно поэзией, сам сочиняет стихи. После окончания военной академии Мустафа Кемаль участвует в офицерском движении, которое называло себя «Движением младотурок» и стремилось произвести коренные реформы в политической структуре общества.

Мустафа Кемаль проявил свои военно-стратеги-ческие способности на разных фронтах Первой мировой – в Ливии, Сирии и особенно при защите Дарданелл от многочисленных сил англо-французской армии. В 1916 г. он получает чин генерала и звание паши.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Говорят, колени железного Ататюрка возвращают былые силы


Первая мировая война заканчивается поражением и распадом Османской империи. Страны-победительницы – Англия, Франция, Греция и Италия – оккупируют большую часть территории Турции. Именно в это время под руководством Мустафы Кемаля и начинается национально-освободительное движение турецкого народа против оккупантов. За победу над греческими войсками в битве при реке Сакарье в 1921 г. ему присваивают чин маршала и титул «гази» («победитель»).

29 октября 1923 г. устанавливается республиканская власть в стране и первым президентом Республики Турция становится Мустафа Кемаль. Это было началом масштабных прогрессивных реформ, в результате которых Турция стала превращаться в светское государство с европейским обликом. Когда в 1935 г. был принят закон, обязавший всех граждан Турции взять турецкие фамилии, Кемаль по просьбе народа принял фамилию Ататюрк («Отец турок»).

Мустафа Кемаль Ататюрк, долгое время болевший циррозом печени, скончался 10 ноября 1938 г. в стамбульском дворце Долмабахче. 21 ноября 1938 г. тело Ататюрка было временно предано земле у здания Анкарского этнографического музея. После завершения строительства мавзолея Аныткабир на одном из холмов Анкары, 10 ноября 1953 г., останки Ататюрка с грандиозной церемонией погребения были перенесены на его последний и вечный погост.

Каждый политический шаг Ататюрка был просчитан. Каждое движение, каждый жест выверены. Он использовал данную ему власть не для получения удовольствий и не тщеславия, но как возможность бросить вызов судьбе. Есть мнение, что для достижения своих, несомненно, благородных, целей Ататюрк считал, что все средства хороши. Но среди этих «всех средств» у него «почему-то» отсутствовали поголовные репрессии. Он сумел сделать Турцию светским государством, не прибегая к тотальным запретам. Ислам не подвергался никаким гонениям ни во времена Ататюрка, ни после, хотя сам Ататюрк был атеистом. И атеизм его был демонстративным. Это был политический жест. Ататюрк питал слабость к спиртным напиткам. Его интересы в личной жизни тоже были не совсем традиционны. И тоже демонстративно. Часто его поведение было вызовом. Словом, вся его жизнь была революционна. Его противники говорят, что Ататюрк был диктатором и объявил вне закона многопартийность, дабы получить абсолютную власть. Да, действительно, Турция его времени была однопартийной. Однако он никогда не был противником многопартийности. Он считал, что все слои общества имеют право и должны высказывать свое мнение. Но не получались тогда политические партии. Да и могли ли они появиться у народа, почти два столетия терпевшего поражение за поражением и утратившего национальное самосознание и гордость? Кстати, национальную гордость народу вернул также Ататюрк. В то время когда в Европе слово «турок» употреблялось с оттенком пренебрежения, Мустафа Кемаль Ататюрк произнес свою великую фразу: «Не мутлу тюркюм дийене!» (Какое счастье быть турком!).

1924 г.

Великое национальное собрание Турции приняло закон, упразднивший халифат. Абдул-Меджид II низложен, ему и всем его потомкам запрещено проживать в пределах турецкой республики.

1935 г.

Декретом президента республики Мустафы Кемаля Ататюрка мечеть Айя-София преобразована в музей Айя-София. С сохранившихся фресок и мозаик на посетителей глянули лики, долгое время бывшие замазанными слоями штукатурки.

1938 г.

10 ноября в своей стамбульской резиденции, во дворце Долмабахче, скончался первый президент и основатель республики Мустафа Кемаль Ататюрк.

1950 – 1960 гг.

В стране начался проиышленный бум. В Стамбуле шла модернизация основных городских транспортных магистралей. Расширялись существующие дороги и строились современные автострады, что часто приводило к повреждению или сносу исторических строений. Строилось дешевое жилье для приезжей рабочей силы.

1970 – 1980 гг.

Отмечен быстрый рост населения Стамбула, вызванный массовой миграцией из бедных сельскохозяйственных регионов Анатолии. Приезжие в основном живут и работают в новых промышленных городских районах на азиатском берегу – Картал, Пендик, Тузла и Малтепе.

1970 – 1973 гг.

Построен первый мост, соединивший Европу с Азией, через пролив Босфор.

1988 г.

Окончено строительство второго моста через Босфор. Мост построен международным консорциумом компаний и назван в честь великого султана Мехмета II Фатиха.

1999 г.

17 августа в результате землетрясения Стамбул остался без электричества, которое после первых подземных толчков отключила автоматика. Тысячи напуганных людей в страхе перед стихией выбежали на улицы и площади города.

2000 г.

В Стамбуле введен в эксплуатацию первый участок подземной линии метрополитена длиной 8 км.

2003 г.

Открыт крупнейший торговый центр Metrocity со встроенной в него станцией метрополитена.

2004 г.

Стартует проект Marmaray – строительство туннеля под Босфором, соединяющего европейскую и азиатскую части Стамбула.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Поезд стамбульского метрополитена


2006 г.

Состоялся XXXIV Стамбульский международный музыкальный фестиваль, организованный Фондом культуры и искусства (IKSV). Фестивальные концерты проводились в помещениях дворцового комплекса Йылдыз, в церкви Святой Ирины и в здании бывшего Монетного двора во дворце Топкапы.

Папа римский Бенедикт XVI посетил мечеть Султанахмет. Сняв обувь перед входом в мечеть, как того требуют нормы ислама, глава Римско-католической церкви произнес в стенах мечети молитву по христианскому образцу, но обращенную в сторону Мекки.

2009 г.

Турецкая валюта вернула себе прежнее название – турецкая лира (TL).

В полном объеме вступил в силу закон о запрете курения в общественных местах.

2010 г.

На один год Стамбул стал культурной столицей Европы. Современный город вмещает 15 млн жителей и миллионы туристов со всего мира. Европейский союз признал Стамбул одним из мировых культурных и исторических центров.

Глава II. Достопримечательности Стамбула

Стамбул – город, в котором встретились Восток с Западом, Азия с Европой, ислам с христианством и другими религиозными культами. Город, в котором самым тесным образом переплелись и соседствуют различные культуры. С точки зрения богатства исторических и культурных ценностей Стамбул может быть равнозначен Риму. В Стамбуле, бывшем столицей одновременно нескольких государств – Восточного Рима, Византии, а также Османской империи, с приходом к власти каждого нового государства начиналось строительство грандиозных архитектурных памятников, авторами которых были выдающиеся зодчие, оставившие свои имена в анналах всемирной истории.

Самые важные исторические и туристские богатства Стамбула находятся в центре исторического полуострова, в таких районах города, как Сарайбурну и Султанахмет. В периоды Римской, Византийской и Османской империй эти районы были душой города, местом возведения пышных императорских дворцов. Самые значимые здания церквей, помпезные мечети, а также большие музеи также расположены в этих районах города.

Римско-византийский период

Цистерна Базилика, «ушедший под землю дворец»

Цистерна Базилика, которую в народе также часто называют «Йеребатан сарничи» (ушедший под землю дворец), – одно из самых крупных и хорошо сохранившихся древних подземных водохранилищ Константинополя, имеющее некоторое поверхностное сходство с дворцовым комплексом. Расположена в историческом центре Стамбула в районе Султанахмет напротив собора Святой Софии. Название переводится как «водохранилище храма Святой Софии», поскольку расположенный рядом с ним храм по конструктивным признакам считается базиликой.

Спустившись по мраморной лестнице, попадаешь в прохладу и полумрак очень длинных галерей. Высокие колонны разнообразных форм и размеров поднимаются из воды. Вода чистая и прозрачная, в ней не ощущается какого-либо движения, лишь привыкшие к темноте золотые рыбки медленно дефилируют в прозрачном пространстве….

Под сводами негромко звучит классическая музыка, всегда негромко, а потому шелест капель и шум шагов слышен весьма отчетливо.

«Цистерна» переводится с греческого как «водохранилище». В древние времена, когда городу угрожали захватчики, вопрос о запасах воды для питья стоял чрезвычайно остро. Решили его достаточно просто – построили около шестидесяти открытых и закрытых водохранилищ.

Сегодня под Стамбулом найдено более 40 таких цистерн. В Базилике хранился резерв питьевой воды на случай засухи или осады города, вода доставлялась по водопроводу и акведукам (в том числе и по самому большому в Константинополе акведуку Валента) из источников Белградского леса, расположенного в 19 км к северу от города.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

«Ушедший под землю дворец»


Строительство цистерны было начато греками во время правления императора Константина I (306 – 337) и закончено в 532 г. при императоре Юстиниане. Размеры подземного сооружения – 145 на 65 м, емкость – 80 тыс. куб. м воды.

Турки, которые предпочитали пить только текучую воду, хранившиеся запасы по назначению практически никогда не использовали – в основном она шла на полив садов царского дворца Топкапы.

Сводчатый потолок цистерны поддерживают 336 колонн (12 рядов по 28 колонн) 8 метровой высоты, колонны стоят на расстоянии 4,8 м друг от друга, стены сделаны из огнеупорного кирпича толщиной 4 м и покрыты специальным водоизоляционным раствором.

Большая часть колонн взята из античных храмов, поэтому они отличаются друг от друга сортом мрамора и видом обработки.

Здесь имеются две достопримечательности. Одна из них – «Колонна слез». Зеленая колонна с завитками была привезена с форума Феодосия. В колонне есть отверстие, в которое, как и в колонне в Святой Софии, помещают большой палец, загадывают желание и делают (вернее, пытаются сделать) ладошкой оборот в 360 градусов, а для верности бросают монетку в бассейн желаний, находящийся неподалеку.

Другая достопримечательность – две колонны, основанием для которых служат головы медуз, от их взгляда смертные превращались в камень. Одна голова лежит на боку, а другая вообще перевернута. Зачем они здесь – сказать трудно. То ли колонны оказались коротковаты, а подложить было нечего, то ли специально унизили языческих богов, завалив их на бок и перевернув. А может, их оставили для охраны от злых духов?

Местные жители до сих пор побаиваются этих голов и ни за что не станут фотографироваться возле них (говорят, что это плохая примета). Туристов, правда, предупреждение не пугает, и темноту то и дело прорезают всполохи вспышек.

На возвышении при выходе из цистерны находятся помост и ресторанчик, где вечером играет живая музыка.

Цистерна активно использовалась до XVI в., впоследствии водохранилище было заброшено и сильно загрязнено, первые посетители плавали между колонн на лодках, и лишь в 1987 г. в очищенной цистерне открылся музей.

Акведук Валента

Акведук Валента, по-турецки Боздоган, – часть водопроводной системы Константинополя. В наши дни акведук является туристской достопримечательностью Стамбула: под ним проходит бульвар Ататюрка.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Перевернутая голова Медузы до сих пор пугает жителей Стамбула


Акведук был построен в период правления императора Валента приблизительно в 368 – 375 гг. и являлся очень важным этапом в развитии водопроводной системы Константинополя – он соединил два городских холма города. Его первоначальная длина составляла более 1000 м, а максимальная высота – 26 м. В наше время сохранившаяся часть акведука имеет длину 971 м и максимальную высоту 20 м (за счет поднятия уровня земли). При строительстве использовались камни из стен Халкидона.

По свинцовым трубам, проложенным по верху акведука, вода поступала в город вплоть во середины XIX в.

Ипподром

Часть площади Султанахмет находится на месте древнего ипподрома, строительство которого было начато римским императором Септимием Севером в 203 г., когда город еще назывался Византием. В 330 – 334 гг. император Константин, создавая новую столицу, полностью перестраивает ипподром. После перестройки размер сооружения составлял около 450 м в длину и 120 м в ширину, а вместимость – около 100 тыс. человек. Вход на ипподром был с северной стороны, примерно там, где сейчас установлен Немецкий фонтан. Ипподром украшала знаменитая квадрига, вывезенная в 1204 г. в Венецию.

Квадрига святого Марка выполнена из позолоченной бронзы. Хранится в базилике Сан-Маркои является единственным сохранившимся образцом многофигурной конской античной скульптуры. Создание квадриги приписывают скульптору Лисиппуи датируют IV в. до н.э.

Она и была вывезена в Венецию в ходе Четвертого крестового походадожем Энрико Дандоло. Установлена на лоджиибазилики Святого Марка в период правления дожа Реньеро Дзено(1252 – 1268). В 1364 г. Ф. Петраркаписал о ней: «Красуются четыре позолоченных коня из бронзы, которым древний художник придал такое сходство с живыми, что, кажется, ты слышишь их топот и ржание».

После завоевания Венеции Наполеономв 1797 г.квадригу по указанию императора вывезли в Парижи установили на триумфальной арке Карусель. Скульптура вернулась на свое место 13 декабря1815 г.В 1982 г.оригинал квадриги был помещён в музей базилики, расположенный в верхних помещениях собора.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Здесь когда-то находился ипподром


На ипподроме проводились гонки колесниц, которые по своему накалу страстей приводили к крупным потасовкам среди болельшиков, а иногда и бунтам (о бунте «Ника» мы уже рассказывали).

После завоевания турками Константинополя в 1453 г. ипподром использовался лишь в качестве места проведения различных представлений, ярмарок и других увеселительных мероприятий. Янычары организовывали здесь свои выступления и демонстрации протеста.

Арка Феодосия

Мраморная триумфальная арка императора Феодосия I Великого (379 – 395), от которой сохранились многочисленные элементы сооружения, в т.ч. две «пяты» – цокольные части, – возведена в 393 г. Она находилась на форуме Феодосия (Тавра) юго-восточнее окончания акведука Валента и являлась подражанием арки Константина Великого в Риме, выражая тем самым, кроме заслуг перед государством, преемственность его дел. Арка представляла собой классический трехпролетный вариант подобных сооружений, перекрытых полуцилиндрическими сводами. Центральный являлся проездным; боковые – для пешеходов. Стволы арки были украшены рельефами, подчеркивающими слоистость проконесского мрамора с искусственными «павлиньими глазами», встречающимися в структуре этого месторождения. По другой версии, это имитация стволов деревьев со срубленными сучьями. Аттик (стенка, возвышающаяся над карнизом), охватывающий сооружение по периметру, был украшен барельефами. Арку, в частности, украшали бронзовые головы быков, в связи с чем позже форум получил второе название – Тавра. Над центральным пролетом находилась статуя императора Феодосия Великого, а над каждым из малых – его сыновей: Гонория и Аркадия. Во время одного из многочисленных землетрясений произошло разрушение памятника. Материалы, из которых была сооружена арка, использовались в более поздних постройках еще в византийский период, в том числе для ремонта пострадавшей от землетрясения цистерны Базилики.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Арка Феодосия, вид на левую пяту


Городские (Феодосиевы) стены

Феодосиевы стены длиной 5630 м были воздвигнуты для защиты Константинополя от варваров при императоре Феодосии II, когда город на семи холмах перерос свои предусмотренные границы, установленные Константином Великим. Строительство продолжалось под руководством префекта Анфимия с 408 по 413 г. Ирландский историк-византинист Джон Багнелл Бьюри назвал Анфимия за этот труд «вторым основателем Константинополя».

Феодосиевы стены были укреплены после того, как часть их обрушилась при землетрясении 447 г. Тогда же перед ними был вырыт широкий ров. Внутренняя стена высотой 12 и шириной 5 м через каждые 55 м поддерживалась шестиугольной либо восьмиугольной башней высотой в 20 м, а общее количество их доходило до ста. Нижние ярусы башен были приспособлены под продовольственные склады.

Внешняя городская стена была меньше внутренней и по высоте и по ширине. Из 96 башен внешней стены десять были проездными, из которых парадными считались Золотые ворота – прообраз одноименных сооружений в Киеве и Владимире. Эти ворота состояли из трех мраморных триумфальных арок, воздвигнутых еще при Феодосии I и увенчанных крылатой аллегорией Победы.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Остатки городских стен


Наиболее слабым отрезком стены были Средние стены в речной долине длиной 1250 м. Именно этот участок штурмовал Мехмед II во время осады Константинополя в 1453 г. Значительная часть их была разрушена, но потом отстроена как Семибашенная крепость и поддерживалась в надежном состоянии до XIX в. То место, где янычары проникли в город, отмечено памятным знаком.

По мере роста Стамбула Феодосиевы стены начали сносить, преимущественно в конце XIX и начале XX в. В 1980 е гг. ЮНЕСКО выделило средства на воссоздание разобранных отрезков стены в первоначальном виде, однако восстановление было довольно поверхностным и, как следствие, вновь отстроенные участки стены больше других пострадали во время недавних природных катаклизмов.

Золотые ворота

Золотые ворота – это, по сути, два объекта. Во-первых, триумфальная арка в Константинополе, возведенная между 324 и 330 гг. при императоре Константине I Великом. Она находилась на крайнем юго-западном (левом) фланге стен Константина. Золотые ворота Константина, названые по примеру главных ворот священного для христиан города Иерусалима, представляли симбиоз триумфальной арки и крепостных ворот. Трехпролетная конструкция с двумя башнями по сторонам была облицована проконесским мрамором, украшена барельефами и статуями. Наверху стояла колоссальная шестиметровая статуя Фортуны, поэтому в народе сооружение именовалось «храмом Фортуны». Створки ворот были сделаны из позолоченной бронзы с множеством накладных барельефов. Использовались Золотые ворота лишь в исключительных случаях, прежде всего, для триумфальных процессий. После возведения стен Феодосия сухопутные стены Константина и их Золотые ворота потеряли свою фортификационную роль. Последний капитальный ремонт стен был проведен в 448 г. Однако городские власти продолжали поддерживать Золотые ворота Константина в хорошем состоянии вплоть до начала XIII в.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Остатки Золотых ворот


Мародерство латинян, захвативших Константинополь в 1204 г., и разрушительнейшее землетрясение 1206 г. нанесли постройке непоправимый ущерб. После освобождения города в 1261 г. ворота были восстановлены; над проезжей частью появились мозаичные иконы: с фронта – Вознесение, а с тыла – Сошествие в ад.

Золотые ворота стен Константина были уничтожены землетрясением 1509 г., а строительный материал турки использовали в других постройках.

Сегодня во дворе стамбульского Археологического музея хранится одна из голов Медузы Горгоны, вероятно, некогда украшавших фасад Золотых ворот Константина и выполнявших функции оберегов от сглаза.

Во-вторых, Золотые ворота – это главные ворота Константинополя в юго-западной части городской стены. Первоначально это сооружение было триумфальной аркой, возведенной императором Феодосием I Великим между 388 и 391 гг. в честь победы над узурпатором Магном Максимом (383 – 388) вне стены Константина на Игнатиевой дороге. Арка имеет три пролета, перекрытые полуцилиндрическими сводами, на главном и заднем фасадах по две колонны коринфского ордера из пестрого мрамора с зеленоватыми прожилками. Колонны поддерживают второй ярус арки – ее триумфальный венец в виде фриза, охватывающего сооружение по периметру. На вершине стояли четыре скульптурных льва – часть квадриги богини Кибелы, а также скульптурная группа, изображающая богиню победы Нику, венчающую лавровым венком императора Феодосия Великого. На камнях кладки высечены христианские монограммы.

В 412 г. арка вошла составной частью в константинопольские стены Феодосия и стала играть роль главных ворот города в районе Эксакиония, самого обширного района столицы. К ее правому и левому фасадам были пристроены башни, охранявшие вход в Константинополь. В то же время были установлены массивные створчатые ворота, покрытые листовой позолоченной бронзой с накладными и также позолоченными бронзовыми барельефами.

Перед сооружением возведены укрепленные пропилеи, прикрывающие деревянный мост в два пролета через двадцатиметровый, наполненный водой ров, появившийся к 40-м гг. V в.

Бывшая триумфальная арка получила название Золотые ворота в честь Золотых ворот Иерусалима, в которые торжественно вошел Сын Божий. Золотые ворота Константинополя открывались только для триумфального входа в столицу победоносных войск империи. Исключением было их использование для перенесения в столицу Нерукотворного Образа Иисуса Христа из Эдессы 15 августа 944 г.

На протяжении веков Золотые ворота сильно пострадали от землетрясений. В 1206 г., во время господства в городе латинян, произошло обширное обрушение левого фасада ворот и левой фланкирующей башни. Разрушения удалось ликвидировать за счет строительного материала из полностью разрушенного во время этого же землетрясения храма Всех Святых.

Позже, после освобождения города в 1261 г., византийские власти вынуждены были, ввиду обветшания сооружения и угрозы обрушения, частично заложить арки, сузив входы.

После падения Византийской империи в 1453 г. турки вообще замуровали главный вход в связи с легендой о том, что освободитель Константинополя войдет в город именно через Золотые ворота. Попытка герцога Бэкингемского в 1620 – 1626 гг. приобрести у турок барельефы пропилей Золотых ворот закончилась безрезультатно.

К 1647 г. сохранилась лишь часть барельефов, а последнее сообщение о них датировано 1670 г., когда их видел англичанин Джон Коуэл. Позже оставшиеся барельефы были уничтожены. Во второй половине XVII в. большая часть колонн Золотых ворот была выломана и продана.

В 60-х гг. XX в. Золотые ворота были частично отреставрированы, а ныне находятся под охраной ЮНЕСКО. Обломки барельефов пропилей хранятся в стамбульском Археологическом музее.

Колонна и обелиск Константина

Обелиск Константина – 32 метровый византийский обелиск, который стоял на константинопольском ипподроме (ныне – площадь Ахмедие) уже в X в., когда его приказал отреставрировать император Константин Багрянородный. В то время он был обшит позолоченными бронзовыми плитами с изображениями военных побед Александра Македонского и увенчан шаром.

При разграблении Константинополя крестоносцами все это убранство было утрачено – по-видимому, подверглось переплавке. Во времена Османской империи обелиск пришел в плачевное состояние, ибо юные янычары то и дело взбирались на вершину сооружения для того, чтобы продемонстрировать свои ловкость и бесстрашие.

Колонна Маркиана

Она была воздвигнута в квартале Константианы в честь императора Маркиана (450 – 457). Совершенно ничего не известно об ее истории, о дате ее постройки и о том, когда с нее исчезла статуя. Надпись сообщает только, что колонна была воздвигнута префектом Татианом. После пожара в квартале в 1908 г. памятник установили на перекрестке. Колонна сохранила свой первоначальный вид, но она не так величественна, как колонны Константина, Аркадия, Феодосия и Юстиниана. Она состоит из трех ступеней и основания из коринфского мрамора, монолитной колонны из серого сиенского гранита в 10 м высотой и из капители коринфского мрамора.

На четырех углах антаблемента капители вырезаны орлы; на трех из сторон цоколя можно видеть венец, обрамляющий щит, на котором изображен шестиконечный крест: на северной стороне еще сохранилась одна искалеченная Победа (некогда там была вырезана и вторая, от нее можно различить только фрагмент крыла), но и в том виде, в каком она есть, эта Победа своим движением и позой все еще дает хорошее представление о традициях античной скульптуры в Константинополе V в.

Турки называют ее «колонной девственности», но ошибочно. В XVI в. они именовали так другую колонну, воздвигнутую на пятом холме, которую Сулейман Великолепный велел перевезти на четвертый для постройки своей мечети. По словам путешествовавшего здесь П. Жилля, который ее видел в то время, она достигала 18 м в высоту и 1,3 м в диаметре. Название «колонна девственности» в византийскую эпоху применялось к колонне, располагавшейся на третьем холме, возле странноприимницы Феофилы. На ней стояла статуя Афродиты. Люди верили, что она обладает способностью указывать девушек, потерявших невинность. Невестка Юстиниана якобы приказала разрушить эту статую, потому что та выдала ее...

Готская колонна

Готская колонна – посвятительная колонна в городе Византий в честь победы римского императора Клавдия II Готского (268 – 270) над 323 тысячным войском готов в 269 г. в битве при Нэссе в Верхней Мезии (современный Ниш в Сербии), и в память беспримерного мужества византийцев – участников битвы. Колонна высечена из цельного гранитного монолита, высотой около 15 м. Она была увенчана статуей богини Фортуны, обращенной на северо-запад. Имеет посвятительную надпись «Фортуна вернулась к нам победой над готами». Это старейшая и в то же время одна из самых изящных и хорошо сохранившихся памятных колонн Константинополя. Вплоть до падения монархии в Турции находилась на территории сераля. Этим и можно объяснить то, что она сохранилась до наших дней.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Готская колонна


Музей мозаик Большого дворца

Большой, или Святой дворец в Константинополе оставался главной резиденцией византийских императоров на протяжении почти восьмисот лет, с 330 по 1081 г. Он заложен Константином Великим между Ипподромом и Святой Софией, перестроен Юстинианом и расширен Феофилом. Площадь дворцового комплекса оценивается примерно в 400 тыс. кв. м. В наше время на территории дворца находится Голубая мечеть.

Возводить дворцовый комплекс Юстиниан приступил вскоре после восстания «Ника», в ходе которого в пожаре пострадала значительная часть построек старых императорских палат Константина. Центральной частью Священных палат являлась большая площадь – Августеон, простиравшаяся от храма Святой Софии до дворца. С четырех сторон площадь окружали постройки – храм Святой Софии на севере, термы Зевскиппа и Ипподром на юго-западе, на востоке Сенат и Магнарский дворец, а на юге – императорская резиденция.

После пожара Августеон был расширен и украшен белыми портиками, поддерживаемыми двумя рядами колонн, земля же была выстлана мрамором. На площади неподалеку от Золотой колонны, от которой расходились дороги империи, была возведена бронзовая колонна, увенчанная конной статуей Юстиниана. Император был облачен в доспехи, в которых обычно изображался Ахилл, и был представлен с лицом, обращенным к востоку, с державой в левой руке и протянутой правой рукой, «дабы повелевать варварами», пишет ПрокопийЦесарийский.

Перед зданием Сената был выстроен портик с шестью беломраморными колоннами, украшенный статуями. В термах Зевскиппа, где Константин собрал коллекцию античных статуй, Юстиниан приказал восстановить разноцветные мраморные орнаменты, пострадавшие в пожаре. Императорская резиденция была отстроена заново с пышностью, которую, по словам Прокопия, невозможно передать словами. С юго-западной стороны под портиками находились железные двери, которые вели в сени, называемые Халкой. Войдя в двери, гости проходили полукруглым двором в большую залу с куполом, который Юстиниан вторично перестроил в 558 г. Пол был выполнен из цветного мрамора, окаймляющего большую круглую плиту из порфира. Панели стен тоже были из цветного мрамора. По верху располагались большие мозаичные полотна, изображавшие Юстиниана и Феодору в праздничных одеждах в окружении сенаторов, сцены вандальской и итальянской войн, триумф военачальника Велизария, представляющего побежденных королей императору.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Музей мозаик Большого дворца


Двустворчатая бронзовая дверь вела из ротонды Халки в караульные помещения, называемые портиками схолариев, протекторов и кандидатов. Это были обширные залы, служившие помещениями для дворцовой стражи, и, кроме того, они включали парадные комнаты, в одной из которых находился под куполом большой серебряный крест.

Наконец, посредством широкой аллеи, окаймленной колоннами и прорезающей квартал гвардейцев, попадали в сам дворец, где прежде всего вступали в большой Консисторион. Это был тронный зал, в который с трех сторон вели двери из слоновой кости, задрапированные шелковыми занавесями. Стены были украшены драгоценными металлами, пол убран коврами. В глубине зала на трехступенчатом возвышении между двумя статуями Виктории с распущенными крыльями находился трон, покрытый золотом и драгоценными камнями. Над троном возвышался золотой купол, поддерживаемый четырьмя колоннами. Позади трона три бронзовые двери открывались на лестницы, которые вели во внутренние покои.

Рядом с Консисторионом находился большой Триклиниум, или Триклиниум девятнадцати лож. Это был большой роскошно убранный зал, в котором устраивались пиры в честь иностранных послов или высоких сановников; также в Триклиниуме проводились некоторые церемонии, как то коронование императрицы, прощание с покойным императором и другие.

Рядом находилась церковь Спасителя, служившая во времена Юстиниана дворцовой церковью.

Весь описанный комплекс был одноэтажным и назывался Халкеи, все строения которого фасадами были направлены в сторону Августеона.

Позади апартаментов Халкеи возвышался большой дворец Дафна.

Комплекс Халкеи связывали с дворцом множество аллей, дворов и галерей.

В завершение всего, Юстиниан включил в расширенный комплекс дворцовых построек свой старый дом, в котором жил до возведения на царство.

К XI в. дворцовый комплекс включал в себя множество построек разных эпох, разбросанных на большой территории. Императоры династии Комнинов оставили его ради Влахернского дворца, а во время Палеологов он и вовсе пришел в запустение. Последним его обитателем был латинский император Балдуин II, который по бедности был вынужден разобрать и продать свинцовую кровлю дворца.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Сцена сбора урожая


Все дворцовые сооружения были постепенно снесены после падения Константинополя в 1453 г. Величественную и богато убранную дворцовую церковь приспособили под пороховой склад, который взлетел на воздух в 1490 г. В несколько лучшем состоянии дошел до нашего времени расположенный к югу Буколеонский дворец.

В начале XX в. при пожаре были обнаружено несколько фрагментов Большого императорского дворца – тюремные камеры, захоронения и залы с мозаичным полом IV – V вв. В ходе последующих раскопок была вскрыта четверть его территории. Обнаруженные мозаики были перенесены в специально созданный музей.

Большой рынок позади исламской мечети Султанахмет располагается как раз на развалинах громадного дворца императоров Византии, который был построен в 565 г. К сожалению, в 1206 г. его разграбили крестоносцы. Впоследствии данный дворец был заброшен и постепенно разрушился. Шотландские археологи обнаружили величественную постройку в 1935 г. В начале Второй мировой войны раскопки были на время приостановлены и возобновились лишь в 1950 х гг.

Уже в начале раскопок ученые отыскали серию изумительных мозаик. Маленький, но весьма современный музей был организован на том самом месте, где во время раскопок 1938 г. были обнаружены полы, выложенные мозаикой. Фрагменты, по мнению ученых, украшали собой портик галереи и весь пол громадного дворца. Музей мозаик дворца был открыт уже в 1953 г.

Мозаики Большого дворца ученые относят к периоду правления императора Юстиниана (VI в.) – таким образом, можно утверждать, что они гораздо старее мозаик в монастыре Хора и храме Святой Софии. Ну и самое главное – сюжеты на них далеко не христианские, а античные (уборка урожая, охота, а также другие разнообразные идиллические картины украшали полы еще на виллах Древнего Рима).

Все мозаики очень реалистичны, и образы на них как живые. Чаще всего мозаикой выкладывали животных (диких и домашних), а также разнообразные сцены из бытовой жизни, сражений и охоты. Здесь можно отыскать женщину, кормящую грудью, льва, пожирающего антилопу, обезьяну, которая срывает банан, ребенка, который кормит маленького ослика, красивую девушку с амфорой, верблюда с детьми на спине и многое другое.

Церкви (в том числе бывшие)

Афонские подворья в Стамбуле

Афонские подворья – место проживания в Константинополе паломников на Святую гору Афон. Они были связующим звеном между Святой горой Афон и столицей Российской империи Санкт-Петербургом.

Недалеко от пристани, в стамбульском районе Каракей (Галата), там, где в 1920 е гг. жили семьи русских белоэмигрантов, расположено Пантелеймоновское подворье. По сути, это гостиница, в которой несколько дней отдыхают паломники после утомительного путешествия морем. Небольшая церковь размещена на верхнем 6 м этаже обычного жилого дома и выглядит более чем скромно.

Благодаря влиянию православной России только в XIX в. в Стамбуле было разрешено ставить кресты на христианских храмах. Раньше в нескольких афонских подворьях совершались ежедневные богослужения для паломников из России, отправлявшихся на Афон и в Святую землю. В наши дни богослужения совершаются только в Пантелеймоновском подворье.

Влахернская церковь

Строительство Влахернской церкви Богородицы началось в 450 г. императрицей Пульхерией. К сожалению, сама конструкция собора не сохранилась до наших дней, но церковь осталась почитаемой и любимой для тысяч прихожан.

Под церковью расположен целебный источник, мраморная купель которого до сих пор наполнена водой. Древняя икона Богоматери, по преданию, была написана самим Лукой, который потом передал ее одному из своих учеников – Феофилу. После смерти Феофила икону отвезли в Иерусалим, но в V в. она вернулась в Константинополь – в церковь Богоматери Влахернской.

В 1382 г. икона загадочно исчезла. В это время на Ладожском озере рыбаки увидели икону Богоматери, изображение которой несколько минут сияло в воздухе. Не менее таинственным образом икона появилась в городке Тихвин (Новгородская губерния). В тяжелые времена революции ее скрывали монахи в потаенном месте, а с началом Второй мировой войны святыню переправили в Ригу. Позже она находилась в США, в городе Чикаго. И лишь несколько лет назад с большими почестями икону вернули в Тихвин.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Влахернская церковь


Церковь Богоматери Влахернской являлась главной святыней Константинополя. В соборе хранился пояс и риза Богородицы, доставленные сюда паломниками из самого Иерусалима. В те времена Влахернская церковь считалась второй по значению (первой была церковь Святой Софии). В стенах храма находились практически все важные святыни христианства. Именно за этими духовными сокровищами папа римский отправил крестоносцев в Константинополь.

Первая реконструкция церкви состоялась в 1070 г. после пожара. Следующий пожар обрушил стены храма в 1434 г. И в 1867 г. на месте чудотворного источника была построена греческая часовня.

Из досье «ИП»:

чудеса, оставившие след в истории

В 626 г., во время осады, на стенах города появился образ женщины в пышных одеяниях. Это явление не на шутку перепугало вражеское войско, и они поспешно отступили.

В 910 г. на город двинула флотилия русов. Молитвы священников и на этот раз не были напрасными: поднялась буря невиданной силы и разметала суда врагов.

Во время очередной осады «Нового Рима» Святая Богоматерь явилась в храме и развернула белый покров над всем Константинополем. Это событие дало начало христианскому празднику Покрова, который отмечался как в Царьграде, так и на Руси.

Считается, что современная церковь на месте древнего храма несет ауру святости, накопленную веками.

Собор Святой Софии

Мечеть Айя-София является, пожалуй, самой главной достопримечательностью Стамбула. Она настолько величественна и прекрасна, что, бесспорно, может считаться настоящим чудом света. Мечеть расположена на вершине первого холма Константинополя, на самом кончике исторического полуострова, омываемого водами Мраморного моря, пролива Босфор и бухты Золотой Рог.

Айя-София возникла на месте базилики, построенной в 360 г., в эпоху правления Константина II, примерно 30 лет спустя после того, как Византия стала столицей Римской империи.

Пожары дважды уничтожали базилику: первый произошел в 404 г. и значительно повредил крышу церкви, второй – в 414 г. – разрушил базилику почти целиком. Тем не менее она была полностью восстановлена императором Феодосием II в 415 г.

Но несчастья словно преследовали церковь. В 532 г. здание было снова разрушено, теперь уже участниками восстания «Ника», выступавшими против императора Юстиниана I и императрицы Феодоры. На этот раз от нее осталась лишь горка обугленных руин. Сохранилось совсем немного – баптистерий в юго-западной части, превращенный в османскую гробницу в 1639 г., и округлое сооружение с патриаршей сокровищницей, расположенное на востоке.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Собор Святой Софии в Стамбуле


Именно на этом месте Юстиниан и задумал строительство новой церкви, которая своими размерами и великолепием превосходила бы все подобные сооружения того времени и укрепила бы его авторитет. По этой причине Юстиниан решил поручить работу не архитектору, а ученому с превосходными познаниями в математике, инженерии, статике и динамике. Таким человеком оказался Амфимий из Тралл (мы уже упоминали о нем ранее), обладавший помимо вышеуказанных требований также и высоким художественным талантом. Его помощником стал физик Исидор из Милета.

Строительные работы начались сразу после подавления Юстинианом мятежа в том же 532 г. и длились пять лет. Церковь заняла площадь в 7570 кв. м. И уже никогда больше за всю свою историю византийцы не смогли создать ничего, даже отдаленно подобного ей. 27 декабря 537 г. роскошную церковь, названную церковью Святейшей Мудрости, освятил патриарх Менас. Первоначально из-за колоссальных размеров ее также называли «Великой церковью», и имя святой Софии она получила позднее. Так возник кафедральный собор Вселенской патриархии, ставший символом Восточного христианства.

Айя-Софию долго преследовали невзгоды. Во время землетрясения 553 г. была повреждена ее крыша. Землетрясение 557 г. разрушило одну из поддерживающих арок и стало причиной обрушения купола. Пять лет ушло на восстановление Айя-Софии. В 563 г. у церкви появился новый купол, укрепленный 40 ребрами. При этом он значительно отличался от первоначального купола – был более высоким и сильнее изогнутым.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Купол Святой Софии символизирует небо


В дальнейшем Айя-София подвергалась разрушениям от землетрясений в 869, 989, 1344, 1766 и 1894 гг. И каждый раз ее тщательно восстанавливали.

Как мы помним, 29 мая 1453 г. султан Мехмед Завоеватель вошел в побежденную Византию и сразу направился к церкви. Пораженный ее красотой и величием, султан тотчас решил превратить ее в имперскую мечеть. Так, прослужив девять веков символом христианства, в 1453 г. Айя-София превратилась в мечеть.

Однако турки мало что изменили в ней. Они лишь заштукатурили росписи и мозаики и вынесли из церкви христианские иконы и изваяния. В интерьер мечети были добавлены традиционные для мусульманских мечетей элементы, например, михраб (молитвенная ниша, которая вырезана из цельного куска мрамора. На него возведен черный камень, привезенный из Мекки) и мимбар (место для чтения молитвы имамом). Крест на вершине купола заменили полумесяцем. В разное время к мечети были добавлены четыре стройных минарета. Южный кирпичный минарет возведен Мехмедом II, северный, каменный, – добавлен архитектором Синаном в период правления Селима II. Другие два датируются периодом Мурада III (1574 – 1595). Султан Мехмед II построил при мечети медресе и организовал приют для бездомных.

Более серьезные изменения появились позже. При Селиме II архитектор Мимар Синан провел обширные реставрационные работы, и именно тогда в ней появились апартаменты султана. Синан также соорудил в 1577 г. гробницу Селима II в юго-восточной части мечети, а гробницы Мурада III, Мехмеда III, Мустафы I и Ибрахима I были построены рядом с ней в 1600 х гг.

В мечети также можно увидеть и гробницу уже встречавшегося нам Энрико Дандоло, влиятельного венецианского дожа, одного из предводителей Четвертого крестового похода. Махмуд I, также приказавший в 1739 г. отреставрировать мечеть, добавил к комплексу фонтан омовения, медресе, бесплатную столовую и библиотеку. К слову, фонтан омовений известен надписью, которая написана методом палиндрома, то есть одинаково читается как слева направо, так и справа налево и в переводе означает примерно «Очищаем наши грехи, а не только наши лица».

Наиболее известная реставрация мечети произошла в 1847 – 1849 гг., когда султан Абдулмеджид II пригласил для проведения работ швейцарских архитекторов Гаспара и Джузеппе Фоссати. Помимо укрепления купола и сводов, а также выправления колонн, братья значительно переработали внутреннее и внешнее убранство мечети. Благодаря описаниям братьев Фоссати после установления Турецкой республики были обнаружены древние христианские мозаики, на которые архитекторы натолкнулись веком раньше во время реставрации. Использовалось также и более раннее их описание, принадлежащее шведскому инженеру Корнелиусу Лоосу, которое датируется 1710 – 1711 гг.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Интерьер церкви украшен позолотой и росписями


Айя-София представляет собой одну из разновидностей купольной базилики. И именно купол, символизирующий Небо, стал одним из главных украшений сооружения. 33 метровый в диаметре, он парит над землей на высоте 56 м. К нему примыкают два небольших полукупола, лишний раз подчеркивающих гармоничность архитектурного ансамбля мечети.

Лучи света проникают внутрь через 40 окон. Освещая интерьер, они создают впечатление бесконечного пространства. Такой эффект достигается благодаря причудливому пересечению прямых и преломленных лучей света, специально просчитанному архитекторами.

В центральный зал ведут девять дверей, главные из которых носят название «Императорские ворота». Над ними можно увидеть мозаику с изображением императора, павшего ниц перед Христом, а также портреты Девы Марии и архангела Гавриила.

Главный неф мечети имеет ширину 38,07 м, вдвое большую по сравнению с шириной боковых приделов. Неф вымощен мраморными панелями, о существовании которых стало известно лишь в 1934 г., когда с пола были убраны молитвенные ковры.

В каждом углу центрального зала помещены парные колонны из красного порфира. Другие колонны, из зеленого порфира, увенчаны искусно выполненными резными капителями, украшенными декоративной византийской вязью и монограммами Юстиниана I.

Стены мечети выложены панелями из мрамора самых разных цветов и оттенков. Для их создания использовался зеленый и красный мрамор, завезенный из Египта, желтый нумидийский, восточный белый с желтоватым оттенком, белый и лиловый фригийский, а также мрамор из греческого городка Каритоса, расположенного у подножья горы Охи. Пластины расположены таким образом, что образуется причудливый орнамент, меняющийся в зависимости от освещения.

В верхних галереях можно увидеть несколько мозаичных панелей с изображениями императора Александра, императрицы Зои и ее третьего мужа императора Константина IX, а также императора Иоанна Комнина и его венгерской жены Ирене. Однако интерьер мечети украшен не только мозаиками, но также роскошной позолотой и росписями.

Айя-София оставалась великой мечетью османской столицы вплоть до своего отделения от государства правительством Турецкой республики в 1934 г. В 1935 г. шедевр мелетских зодчих стал знаменитейшим музеем.

Предания Святой Софии

Храм Святой Софии стал героем многих легенд. Самые ранние возникли уже в период постройки храма. Считается, что план храма не был придуман зодчими, а был передан ангелами императору Юстиниану Великому во сне. И когда возникали споры по поводу постройки, ангелы снова являлись ему во сне и говорили, как надо поступить.

Рассказывают о том, что очень долго не могли придумать план храма. Главный зодчий предлагал императору разные варианты, но ни один не нравился императору. И в один прекрасный день случилось чудо. После литургии император первым подошел за просфорой, но ее кусочек упал на пол, его подхватила и унесла пчела. Но нельзя было допустить, чтобы просфора оставалась у пчел. И император приказал всем открыть свои ульи и посмотреть, нет ли ее там внутри. Главный зодчий тоже открыл свой улей и увидел, что пчелы внутри него построили из воска прекрасный храм. И сделали его настолько искусно, что снаружи он был украшен рельефами, а внутри все было устроено как в настоящей церкви. Двери храма были открыты, и через них можно было увидеть, что на восковом престоле лежала унесенная пчелой просфора. Зодчий удивился, пригласил императора, и византийскому правителю так понравился восковой храм, что он приказал строить Святую Софию по этой восковой модели.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

«Плачущая колонна» – место паломничества туристов


Уже потом, когда София была построена, возникли другие предания, например, о «плачущей колонне» в нижней части храма справа от входа. Она так называется потому, что в ней есть отверстие, из которого вытекает влага. Если вставить туда большой палец руки и повернуть кисть на 360 градусов, то загаданное желание исполнится. (К этой колонне в наши дни всегда стоит очередь из туристов.) Считается, что колонна обладает целебной силой, к ней можно приложить голову – и боль пройдет.

Монастырь Вседержителя (Зайрек джами)

Мечеть Зайрек (Зайрек джами) представляет собой второй по величине после собора Святой Софии памятник византийского зодчества, сохранившийся от Константинополя.

Начиная с 1118 г. императрица Ирина строила на этом месте монастырский комплекс (церковь, библиотека, больница) в честь Христа Пантократора. После ее смерти в 1124 г. строительство продолжил император Иоанн II, который возвел чуть севернее церковь в честь иконы Богоматери Милостивой и соединил ее с монастырем крытым переходом с часовней Михаила Архангела. Оба венценосных ктитора были погребены в часовне, так же как и император Иоанн V из династии Палеологов.

С установлением Латинской империи монастырь Пантократора перешел в руки венецианского клира, который поместил в соборном храме знаменитую икону Одигитрии. Император Балдуин II устроил здесь свой дворец. После изгнания латинян из города в монастырь вернулась православная жизнь, а один из здешних монахов был избран патриархом под именем Геннадия Схолария сразу после взятия города турками. Он не смог предотвратить превращения монастыря в мечеть, которая получила название в память о Зайреке – мудреце из соседнего медресе.

К концу XX в. древние здания пришли в такой упадок, что ЮНЕСКО, чтобы спасти оставшееся, занесла их в список объектов Всемирного наследия, которым грозит уничтожение. После этого начались реставрационные работы на пожертвования частных лиц.

Студийский монастырь

Студийский монастырь – самый значительный монастырь средневекового Константинополя. Он основан у берега Мраморного моря ромейским патрикием (и бывшим консулом) Студием в 462 г. Через три года в монастырь переселилась часть общины акимитов (неусыпающих). Во время смут и ересей студийские монахи были известны своей приверженностью православию, за что были изгнаны из Константинополя иконоборцем Константином V. Борьбу с иконоборчеством продолжили игумен Савва (деятельный участник Никейского собора 787 г.) и его преемник святой Феодор Студит. Тогда в монастыре был разработан устав, принятый впоследствии Афоном и другими православными обителями по всему миру и названный студийским.

Влияние монастыря на жизнь церкви было таково, что три студийских монаха закончили жизнь патриархами, а императоры Михаил V, Михаил VII и Исаак I приняли схиму в этой обители. Есть мнение о том, что в лучшие годы число братии достигало семисот насельников.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Студийский монастырь


Подобно своим собратьям в Западной Европе, студийские монахи увлеченно переписывали рукописи и иллюстрировали их (из монастыря происходит, в частности, Хлудовская псалтырь). Также процветала монастырская школа каллиграфии. Сочиненные монахами песнопения нередко обладали выдающимися поэтическими достоинствами и до сих пор в ходу в разных православных странах. Из древнерусских паломников описания монастыря оставили Антоний Новгородский (около 1200 г.) и Стефан Новгородец (около 1350 г.).

Студийский монастырь подвергся разрушению при разграблении Константинополя крестоносцами в 1204 г. и при взятии города турками в 1453 г., а землетрясение 1894 г. довершило разрушение студийских построек.

В предреволюционные годы на территории монастыря работал Русский археологический институт под руководством профессора Фёдора Успенского.

Монастырь Хора (Кахрие джами)

Церковь Христа Спасителя в Полях из ансамбля монастыря в Хоре – наиболее сохранившая свой первозданный вид византийская церковь в Стамбуле. С 1948 г. она открыта для туристов как музей Карие и входит в число стамбульских памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Это название происходит от того, что до возведения Феодосием II нынешних городских стен церковь стояла вне стен императорской столицы, к югу от Золотого Рога, как бы в поле. Сохранившееся здание построено стараниями Марии Дука, тещи императора Алексея Комнина, в 1077 – 1081 гг. Уже через полвека часть сводов обрушилась, вероятно, из-за землетрясения, и младший сын Алексея оплатил восстановительные работы.

Церковь Хора (греческое слово «хора» переводится на русский язык как «пригород») была вновь перестроена после прихода к власти Палеологов, в 1315 – 1321 гг. Ктитором выступал Феодор Метохит, писатель и придворный советник византийского императора Андроника II Палеолога. Свои последние годы он провел в монастыре обычным монахом (сохранился его ктиторский портрет). Заказанные им мозаики и фрески – непревзойденное художественное достижение эпохи палеологовского Возрождения.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Монастырь Хора, или Кахрие джами


Во время осады Константинополя турками в 1453 г. в монастырь была принесена небесная заступница города – икона Богоматери Одигитрии. Через полвека турки заштукатурили все изображения византийского периода с тем, чтобы обратить церковь в мечеть Кахрие джами. Хора вернулась к жизни как островок Византии посреди современного исламского города только в результате реставрационных работ 1948 г.

Из досье «ИП»:

наследие Феодора Метохита

Феодор Метохит был одним из самых образованных людей своего времени: писателем, философом, астрономом. Оказывая покровительство монастырю Хора, он стал инициатором создания украшающих церковь росписей и собрал здесь лучшую константинопольскую библиотеку.

Украшающие храм фрески и мозаики расположены в соответствии с замыслом Феодора Метохита.

Все росписи на стенах церкви, так же как и сам монастырь Хора, посвящены Христу и Богоматери. Над входом в храм изображена Богоматерь Влахернская с ангелами. Если двигаться от северного экзонартекса, т.е. внешней паперти, по часовой стрелке, то можно рассмотреть росписи, посвященные детству Христа. Первое из них называется «Сон Иосифа», а последнее – «Христос с Марией и Иосифом на Пасхе в Иерусалиме». Росписи на сводах экзонартекса рассказывают о чудесах Иисуса, а над дверью в нартекс, т.е. притвор, изображен Христос Вседержитель.

Росписи в нартексе посвящены предкам Христа, Марии с младенцем, жизни Богородицы. Они также расположены по направлению часовой стрелки. Над входом в неф изображен Феодор Метохит, склонившийся перед Иисусом с моделью храма в руках, а по сторонам – апостолы Петр и Павел.

Согласно завещанию Метохита, он был похоронен перед этой дверью в 1332 г.

На западной стене нефа изображено Успение Богоматери. Центральная роспись на пареклесии, по-русски называемой приделом, посвящена Сошествию во ад. Далее можно увидеть сцены Страшного суда, изображения сюжетов из Ветхого Завета и лики некоторых святых.

Монастырь Мирелейон (Будрум джами)

Мирелейон – дворец византийского императора Романа Лакапина в Константинополе, от которого сохранилась единственная церковь начала X в., застроенная со всех сторон современными зданиями и действующая в качестве мечети Бодрум джами.

Еще до взошествия на престол Лакапин приобрел дом неподалеку от берега Мраморного моря и начал строительство здесь дворца, который должен был соперничать в великолепии с Большим императорским дворцом, расположенном на расстоянии километра.

В основу дворца Лакапина легла превращенная в цистерну ротонда V в. с куполом диаметром 41,8 м – вторым по величине после римского Пантеона.

После изгнания Лакапина из столицы дворец был обращен в женский монастырь, а в построенной императором дворцовой церкви нашли упокоение не только он сам, но и его супруга и сын-соправитель Христофор. Во времена Латинской империи семейная святыня Лакапинов была предана огню и заброшена. Только в 1500 г. везир Баязида II обратил внимание на пустующий храм, отремонтировал здание монастырского кафоликона, пристроил к нему минарет и превратил в мечеть, которая, впрочем, пустовала после разрушительных пожаров 1784 и 1900 гг. В 1964 – 1965 гг. была предпринята довольно варварская попытка реставрации, следы которой удалось загладить только к 1986 г.

Средневековый интерьер Мирелейона ныне безвозвратно утрачен, однако внешний облик храма не претерпел значительных изменений. Длина стены четверика – не более 9 м, над ним парит световой барабан с полукруглыми окнами.

Монастырь Липса

Женский монастырь был основан около 908 г. в Константинополе трудами друнгария Константина Липса. Вскоре после того была освящена в присутствии самого Льва Мудрого небольшая соборная церковь размерами 13 на 9,5 м, с многогранной средней апсидой и двумя ярусами окон – тройных внизу и щелевидных выше. В целом первоначальная архитектура храма весьма близка кафоликону Мирелейона. До разграбления крестоносцами в 1204 г. в соборе хранились реликвии – оставшиеся в камне столпы апостола Павла и оправленная в золото глава апостола Филиппа.

Палеологи пристроили к монастырю церковь Иоанна Предтечи. Она была заложена с южной стороны монастыря Липса в Константинополе императрицей Феодорой – вдовой восстановителя империи Михаила VIII.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Монастырь Липса


В храме, прежде богато украшенном фресками и мозаиками, была погребена не только сама императрица, но и ее сыновья – Константин и Андроник II, а также супруга последнего. Одно из последних захоронений принадлежит московской великой княжне Анне Васильевне, жене императора Иоанна VII. В течение XIV в. церковь была расширена за счет пристройки придела, паперти и больницы.

При султане Баязиде II (вероятно, в 1496 г.) оба храма были объединены в мечеть Фенари Иса. Здания горели в 1633 и 1918 гг. и были реставрированы в 1980 х.

Монастырь Богородицы Паммакаристы (мечеть Фетие джами)

Церковь Богородицы Паммакаристы («Радующейся»), она же мечеть Фетие джами («Завоевания»), – самый значительный памятник искусства, сохранившийся в Стамбуле от правления Палеологов. По площади уцелевших мозаик она уступает лишь собору Святой Софии и церкви в Хоре.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Монастырь Богородицы Паммакаристы


Пятиглавое (и поначалу трехнефное) здание принадлежит к довольно позднему периоду в развитии византийского зодчества (вероятно, к XII в.). Многие историки и археологи считают, что первоначальная конструкция здания может быть отнесена ко времени Михаила VII Дуки (1071 – 1078). Шведский ученый Эрнест Мамбури предположил, что церковь была основана в VIII в. Наружные фасады здания демонстрируют типичный пример поздневизантийской архитектуры.

По одной из версий, нынешнее здание было возведено вскоре после конца владычества крестоносцев над Константинополем (1261), когда византийцы занимались восстановлением города. Согласно письменным источникам, здание было построено протостратором Михаилом Глабосом Дукой Тархаинотом, племянником императора Михаила VIII Палеолога, между 1292 – 1294 гг.

Вскоре после 1310 г. вдова Глабоса Мария пристроила к храму Спасский придел, в котором они оба были захоронены. По периметру его идет посвятительная надпись, сочиненная придворным поэтом Мануилом Филом.

После падения Константинополя вселенский патриарх перенес свою кафедру в церковь Паммакаристы, которая оставалась местом его пребывания с 1455 г. до 1587 г.

Через пять лет Мурад III решил отметить завоевание Закавказья путем обращения церкви в мечеть Фетие джами. При создании молельного зала были разобраны все внутренние перегородки и перекрытия. Мечеть подверглась реставрации в 1845 – 1846 гг. В 1949 г. комплекс был реставрирован американским Византийским институтом, и с того времени помещения с мозаиками считаются музеем.

Монастырь Христа Пантепопта (Эски Эмарет джами)

Церковь Христа Пантепопта (то есть «Всевидящего») – единственная церковь XI в., сохранившаяся в Стамбуле. Построена не позднее 1087 г. по инициативе Анны Далассины, основавшей на четвертом холме Константинополя женский монастырь, освященный в честь Пантепопта. Во время латинского владычества в Константинополе (1204 – 1261) монастырем заправляли монахи-бенедиктинцы. После падения Константинополя в церкви разместилось медресе близлежащей мечети Фатих. Ныне это мечеть Эски Эмарет.

Уцелевшая до настоящего времени на склоне Золотого Рога монастырская церковь почти со всех сторон окружена более поздними зданиями. Пол церкви служит потолком подземного водохранилища (цистерны). Церковь Пантепопта – это первый в Стамбуле пример здания, построенного в технике смешанной кладки со скрытым рядом, впоследствии получившей большое распространение на Руси. Кроме того, это единственная купольная постройка города, крытая не свинцом, а кирпичной плиткой.

Во время реставрации, предпринятой в 1970 е гг., был сломан надалтарный минарет, а куполу возвращена первоначальная форма, измененная турками на шлемовидную.

Церковь Святой Ирины

Это одна из самых ранних церквей Константинополя, дошедшая до наших дней. Она находится в историческом центре Стамбула в районе Султанахмет в первом внутреннем дворе дворца Топкапы. Айя-Ирена представляет новый тип базилики в форме креста. Притвор церкви выложен мозаикой времен Юстиниана. Внутри стоит саркофаг, в котором, по преданию, покоятся останки Константина.

Первая церковь на этом месте была возведена в начале IV в. на месте разавлин древнего храма Афродиты при византийском императоре Константине и являлась главным храмом города до постройки Святой Софии. Именно здесь в 381 г. был проведен Второй Вселенский собор.

В 346 г. около церкви погибло свыше 3000 человек из-за религиозных разногласий. В 532 г., во время восстания «Ника», церковь была сожжена, а затем была отстроена при Юстиниане в 532 г.

Церковь сильно пострадала от землетрясения в 740 г., после чего была большей частью перестроена. Фигурные мозаики погибли в эпоху иконоборчества, на месте традиционного Спаса Вседержителя красуется мозаичный крест.

После завоевания Константинополя в 1453 г. церковь не была переделана в мечеть и значительных изменений в ее внешнем виде не происходило, благодаря этому до наших дней храм Святой Ирины остается единственной церковью в городе, сохранившей свой первоначальный атриум (просторное высокое помещение при входе в церковь).

На протяжении XV – XVIII вв. церковь использовалась османами в качестве оружейных складов, а начиная с 1846 г., храм был превращен в Археологический музей, где выставлялись экспонаты, которые предоставил фельдмаршал Дамат Ахмет Фети-паша.

В 1869 г. церковь Святой Ирины была преобразована в Императорский музей. Через несколько лет, в 1875 м, его экспонаты из-за недостаточного количества места были перевезены в Изразцовый павильон. Наконец, в 1908 г. в церкви был открыт Военный музей.

В наши дни церковь Святой Ирины служит концертным залом, который славится великолепной акустикой и царящей в храме удивительной атмосферой, которая усиливает впечатления от исполняемых произведений.

Концертный зал в церкви Святой Ирины пользуется огромной популярностью. В 2000 г. здесь проходило шоу турецкого кутюрье Фарука Сарача, посвященное истории Османской империи. Это зрелище включало в себя национальную музыку и танцы, исторические рассказы и показ 36 роскошных султанских нарядов.

Церковь Сергия и Вакха

Церковь Святых Сергия и Вакха (она же Малая Святая София, или Кючук Айя-София) – одна из самых древних сохранившихся церквей Стамбула. Она послужила прообразом для базилики Сан-Витале и собора Святой Софии (отсюда второе название – «Малая Айя-София»). По всей видимости, церковь является работой тех же милетских мастеров.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Церковь Сергия и Вакха


Существующий ныне храм был построен в 527 – 529 гг. близ дома, в котором император Юстиниан провел свои молодые годы. «Малая София» составляла единый ансамбль с более ранней церковью Святых Петра и Павла, последние свидетельства существования которой были уничтожены стамбульскими властями в XX в.

О том, что церковь Святых Сергия и Вакха была особо любима императорским семейством, свидетельствует то, что многие капители помечены инициалами Юстиниана и Феодоры.

В 536 г. Феодора отдала церковный комплекс под монастырь монофизитов, а в 551 г. здесь прятался от гнева толпы папа Вигилий. Богатое мозаичное убранство церкви было уничтожено в те годы, когда ее облюбовали иконоборцы. После падения Константинополя церковь Сергия и Вакха продолжала действовать до 1506 г., пока некий царедворец не обратил ее в мечеть, забелив мозаики, пристроив притвор и медресе.

В 1742 г. во дворе здания был сооружен ритуальный фонтан, в 1762 г. появился минарет (полностью перестроен в 1952 г.).

Султан Махмуд II распорядился обновить мечеть после неоднократных землетрясений. Во время Балканских войн здесь нашли приют тысячи беженцев. Серьезный ущерб состоянию памятника нанесло строительство железной дороги в непосредственной близости от «Малой Софии». По этой причине ЮНЕСКО внесло бывшую церковь Святых Сергия и Вакха в список объектов Всемирного наследия, находящихся под угрозой уничтожения.

Церковь Марии Монгольской

Это единственная сохранившаяся с византийских времен церковь Стамбула, которая никогда не служила мечетью и в которой всегда совершалась божественная литургия. Ее внутренние стены покрыты привезенными со всего города иконами, некоторые из которых византийского происхождения. От туристов храм отгорожен высокой стеной; большую часть времени он стоит на замке.

Основательницами женского монастыря на месте нынешней церкви считаются преподобные Евстолия и Сосипатра (дочь императора Маврикия). В XI в. рядом возник мужской монастырь Всех Святых, многие насельники которого прибыли из Великой лавры на Афоне.

В годы владычества латинян мужской монастырь был упразднен, а женскую обитель возобновил Исаак Дука, тесть Георгия Акрополита и отец матери Михаила Восстановителя. В 1266 г. построенная на его средства церковь была расширена и расписана.

В 1281 г. в Константинополь возвратилась овдовевшая после смерти персидского ильхана Абаки дочь Михаила, Мария Деспина Монгольская. Именно ей монастырь обязан своим нынешним обликом и названием. Наследники Марии Монгольской, впрочем, не уделяли обители должного внимания и даже передали ее в залог. При падении Константинополя околоток стал местом самого яростного сопротивления захватчикам. Об этом напоминает кирпично-красный цвет штукатурки и прозвище «кровавая», данное турками храму.

При султанах Селиме I и Ахмеде II церковь пытались обратить в мечеть, но этим планам не суждено было сбыться. Церковь Марии Монгольской остается приходским храмом греческой общины вплоть до наших дней. Причину этого верующие видят в том, что сам Мехмед II якобы передал храм на попечение матери греческого зодчего Христодула в благодарность за возведение им мечети. Правда, церковь пострадала во время Стамбульского погрома 1955 г., но была восстановлена.

Церковь Святой Феодосии (мечеть Гюль джами)

Гюль джами, мечеть в стамбульском районе Фатих, у древних ворот Айакапи, издавна привлекала внимание путешественников своим удачным местоположением и насыщенной событиями историей. C XVI в. мечеть отождествлялась с собором женского монастыря Святой Феодосии. В последнее время слышатся голоса, выступающие в пользу того, чтобы относить церковь к мужскому монастырю Христа Эвергета, который также находился в этом районе.

Он был восстановлен сыном Андроника Комнина, и крестоносцы облюбовали берег у его стен как пристань для своих военных кораблей. Неподалеку от него, в долине между четвертым и пятым холмами Константинополя, стоял монастырь Святой Феодосии, в котором почивали мощи этой широко почитаемой святой. Считается, что в 729 г. она не разрешила уничтожить образ Христа над воротами императорского дворца, за что была предана сторонниками иконоборчества мученической смерти.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Церковь Святой Феодосии


Монастырь Святой Феодосии был весьма почитаем жителями Константинополя. Молва о творимых святой исцелениях разносилась далеко за пределы столицы и привлекала множество паломников, в том числе из русских земель. Основатель Македонской династииВасилий Iнастолько почитал культ Феодосии, что отдал в монастырь всех четырех дочерей и дал деньги на отдедку его камнем.

В мае 1453 г. канун падения Константинополя пришелся на день памяти Святой Феодосии, поэтому император Константин XI повелел украсить храм розами и вместе с патриархом провел там весь вечер в молитве. Предание гласит, что перед ворвавшимися в Константинополь турками храм предстал в убранстве из свежих роз. Завоеватели взяли в плен молящихся, дали зданию нынешнее имя «мечети роз», а мощи православной святой предали на растерзание собакам. На самом деле до 1490 г. в стенах храма действовала не мечеть, а хамам, подвал же турки приспособили под судоверфь.

Минарет был воздвигнут в 1566 – 1574 гг., но обветшал вследствие частых землетрясений и был перестроен Мурадом IV, который также велел переложить часть сводов.

Гюль джами хранит под своими сводами немало легенд. Местные жители рассказывают, что именно здесь захоронен последний византийский император, а надпись XVI в. над входом гласит: «Гробница апостола, Иисусова ученика. Мир его праху».

Церковь Святой Феклы (мечеть Мустафы-паши)

Церковь Святой Феклы, или мечеть Мустафы-паши – малоизученная церковь раннекомнинского периода (конец XI – начало XII в.), расположенная во Влахернах (ныне район Фатих) неподалеку от залива Золотой Рог и древних стен Константинополя.

По свидетельству Анны Комниной, это была любимая святыня ее матери, Анны Далассины, а основала ее в память о своей небесной покровительнице царевна Фекла, дочь Феофила. После того, как во время землетрясения 1509 г. в храме обрушился купол, везир Мустафа-паша разобрал нартекс, дал зданию новое купольное завершение, а четверик переоборудовал в мечеть, которая с тех пор носит его имя.

В 1692 г. перед мечетью появился фонтан. Здание мечети пострадало во время городского пожара 1729 г. и землетрясения 1894 г., которое разрушило минарет. Во время последних реставрационных работ (1922) турецкие исследователи обнаружили серебряную купель византийского храма, которая ныне выставлена в Археологическом музее.

Церковь Святого Феодора (Мола Гюрани джами)

Церковь Святого Феодора – церковь позднего византийского периода, которая находится в Стамбуле и функционирует как мечеть Килисе джами. О ранней истории этого храма практического ничего неизвестно. Судя по кирпичной кладке, она возведена в правление Алексея I Комнина (1081 – 1118) либо вскоре после того. После падения Константинополя была преобразована в мечеть, которая прославилась тем, что там подвизался мулла Гюрани – воспитатель Мехмеда II и первый муфтий Стамбула.

При реставрации 1937 г. в интерьере притвора были выявлены и очищены от штукатурки мозаики византийского периода. Также выяснилось, что при строительстве храма были использованы колонны и другие материалы ранневизантийского периода.

Церковь Иоанна Предтечи в Трулло

Мечеть Ахмат-паши в Стамбуле представляет собой самую крошечную сохранившуюся церковь Константинополя. Она расположена в районе Фатих, менее чем в 400 м от церкви Богородицы Паммакаристы. Систематически церковь никогда не исследовалась. Предполагается, что она была построена при Комнинах и была посвящена Иоанну Предтече (как и еще 35 храмов византийской столицы). Переоборудована в мечеть в конце XVI в. благодаря стараниям Ахмат-паши, бывшего начальника янычар. До 1961 г. здание находилось в плачевном состоянии, с разрушенным нартексом и выломанными столпами.

Церковь Богородицы Кириотиссы (мечеть Календерхане)

Церковь Богородицы Кириотиссы находилась в Константинополе у самого восточного отрезка акведука Валента. Построена она на месте римских терм и двух храмов VI – VII вв. на исходе правления Комнинов (конец XII в.). Захвативший Константинополь султан Мехмед II приписал церковь одной из сект дервишей, в распоряжении которой она и оставалась до XVIII в., когда была превращена в мечеть Календерхане.

Неоднократные землетрясения и пожары заставили власти предпринять в 1854 г. «реставрацию» памятника, в ходе которой были разобраны боковые нефы и хоры. После обрушения минарета в 1930 е гг. мечеть была на какое-то время заброшена, что позволило провести научную реставрацию, которая привела к обнаружению фрески с изображением Богородицы Кириотиссы. На этом была поставлена точка в долгих спорах о первоначальном посвящении церкви.

Церковь Святого Андрея в Крисе

Церковь Святого Андрея в Крисе на склонах седьмого холма Стамбула, у берега Мраморного моря, имеет сложную историю. По традиции, благочестивая сестра императора Феодосия II, Аркадия, основала в 600 м от ворот Сатурнина женский монастырь во имя Святого Андрея Первозванного. В исторических документах он впервые упоминается в 792 г. как монастырь Андрея в Крисе. После гибели от руки иконоборцев Андрея Критского его мощи были помещены в монастыре со сходным названием, который впоследствии был переосвящен в честь этого преподобномученика.

При Василии I соборная церковь была полностью перестроена. После десятилетий латинского запустения обитель была возобновлена в 1284 г. принявшей здесь постриг племянницей Михаила VIII Феодорой.

Сведения о состоянии «женской церкви» при Палеологах весьма скудны и происходят в основном из путевых записок русских паломников, которые исправно посещали святыню с мощами святого Андрея Критского.

В мечеть Мустафы-паши храм был обращен между 1486 и 1491 гг. по настоянию носившего это имя султанского визиря. Он был казнен в 1512 г., а мечеть передали дервишам. Когда султан Селим I задумал снести мечеть для расширения дворца Топкапы, дервиши воспротивились и тем самым спасли жемчужину византийской архитектуры.

Впрочем, в османский период здание подверглось значительным перестройкам, появились медресе и столпообразный фонтан. После землетрясения 1766 г. был полностью переложен купол, в XIX в. – притвор и изгородь. Последняя по времени реставрация была осуществлена в 1953 г., однако все напластования османского периода были сохранены в неприкосновенности.

Церковь и священный источник Балыклы

Высокие стены окружают православную церковь Балыклы, расположенную в Казлычешме, рядом с греческим православным кладбищем. Во второй половине V в. по приказанию византийского императора Льва I Макеллы на этом месте были построены церковь Панайия и священный источник Балыклы.

Настоящее название священного источника Балыклы – Зоходос Пийи, что переводится как «берегущий жизнь». Его именуют также Священным источником Стамбула и Святой водой.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Церковь и священный источник Балыклы


Легенда гласит, что будущий византийский император Лев когда-то был безработным. Однажды во время прогулки по улицам он встретил слепого старика, который попросил отвести его в тень и дать воды. Пока Лев осматривался в поисках подходящего прохладного места, ему послышался голос. Этот голос указал местонахождение фонтана, вода которого поможет слепому старику прозреть, если он промоет глаза. В этом случае Лев получит возможность стать императором.

Слепец промыл глаза водой из указанного фонтана и прозрел. Тогда Лев поверил в предначертание и поступил на службу в армию. Там он быстро дослужился до высокого чина, а затем сверг с престола восточноримского императора Флавия Маркиана. В 457 г. Лев стал императором и на месте фонтана в знак благодарности построил Священный источник.

По свидетельствам историка Прокопия Цесарийского, вода из источника исцелила императора Юстиниана I. В 560 г. Юстиниан I отдал распоряжение перестроить священный источник и возвести возле него часовню из материалов, оставшихся после сооружения грандиозного собора Святой Софии.

Очередная реконструкция церкви Балыклы была проведена во второй половине VII в., во времена патриарха Константина I. Восстановлением храма занимались и в 1834 г., когда Османской империей правил султан Махмуд II. В последний раз реставрация церкви была проведена в 1933 г.

Сегодня в Балыклы находятся не только церковь и священный источник, но также женский монастырь и некрополь, в котором покоятся 20 патриархов Константинополя.

Церковь Святого Антония

Улица Истикляль в Стамбуле по-своему уникальна. Она демонстрирует удивительную веротерпимость этого города. Ведь на улице Истикляль располагаются и консульства нескольких десятков стран, и многочисленные храмы: православные и католические, иудейские и мусульманские.

Стамбульскую церковь Святого Антония, расположенную на этой улице, называют также Латинской католической церковью Святого Антуана Падуанского. Это главный католический храм города, службы в котором проводят итальянские священники.

В 1725 г. на месте, где сегодня располагается церковь Святого Антония, была построена красивая и изящная часовня. В начале XX в. вместо нее решили возвести храм. Начавшимся в 1905 г. строительством руководили левантийские архитекторы Джулио Монгере и Эдуардо де Нари. В качестве материала использовался красный кирпич. Церковь строилась в соответствии с традициями итальянского неоготического стиля. Ее торжественное открытие состоялось 23 августа 1913 г.

Во двор церкви с улицы Истикляль ведут ворота, расположенные между двумя доходными жилыми домами. Эти здания были построены специально для финансовой поддержки храма Святого Антония. В правом углу церковного двора в 2006 г. был установлен памятник папе римскому Иоанну XXIII, до интронизации носившему имя Анжело Джузеппе Ронкалли. До восшествия на папский престол Иоанн XXIII исполнял обязанности посланника Ватикана в Турции и других странах. Памятник ему украшен надписью: «Другу турецкого народа».

Среди прихожан церкви много иностранцев. Поэтому богослужения в церкви проводятся на итальянском, польском и турецком языках.

Церковь привечает и «вероотступников». Речь идет о коптах и маронитах. Они являются христианами, и потому представители католического духовенства Стамбула разрешили им совершать богослужения. Для этой цели коптам и маронитам предоставлены боковые отделения храма Святого Антония.

Богослужения католиков проводятся в главной части церкви. Ее потолок расписан красивейшими фресками на темы из Священного Писания.

Мечети

Мечетей в Стамбуле великое множество; но если одни из них куполами устремляются в небо, то другие отыскать совсем непросто. Часть мечетей, как мы убедились, были переделаны из церквей после завоевания города османами. Многие из них признаны национальными памятниками и не используются в религиозных целях. А есть и такие, которые вообще располагаются в подземельях…

Мечеть Султанахмет (Голубая мечеть)

Голубая мечеть, или мечеть Султанахмет – первая по величине и одна из самых красивых мечетей Стамбула. Мечеть украшают шесть минаретов: четыре, как обычно, по сторонам, а два чуть менее высоких – на внешних углах. Мечеть по праву считается одним из величайших шедевров исламской и мировой архитектуры. Она находится на берегу Мраморного моря в историческом центре Стамбула в районе Султанахмет напротив мечети Айя София.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Голубая мечеть


На заре правления султана Ахмеда Османская империя вела одновременно две войны – с Австрией и Ираном. 11 ноября 1606 г. с Австрией был подписан Житваторокский мир, согласно которому турки отказывались от требования ежегодной дани с Австрии и признали императорский титул Габсбургов. Это поражение и другие события привели к тому, что реноме Турции оказалось подорванным. Поэтому султан Ахмед I построил мечеть, чтобы таким образом умилостивить Аллаха. К тому же турецкие султаны уже на протяжении сорока лет не возводили ни одной новой мечети.

Строить ее начали в августе 1609 г. Султану тогда было 19 лет. Ему пришлось раскошеливаться и давать средства из личной сокровищницы, поскольку сам он не успел повоевать и захватить добычи. Ход работ был тщательно задокументирован, эти записи составили шесть пухлых томов, которые сейчас хранятся в библиотеке дворца Топкапы.

С местом для мечети определились сразу из-за близости ко дворцу Топкапы. Для этого на площади Ипподром снесли все здания подряд независимо от их происхождения. Среди них были византийский Большой дворец, остатки зрительских мест ипподрома и множество дворцовых построек, принадлежавших высшим сановникам.

Автор проекта Седефкар Мехмет-ага, бывший учеником и главным помощником архитектора М. Синана, решил обогнать своего учителя. Кстати, Мехмет-ага до проявления своих строительных талантов служил в янычарском полку, где занимался сооружениями, связанными с водоснабжением.

Архитектура мечети воплотила два стиля – классический османский и византийский. По преданию, султан повелел возвести обычное число минаретов, но архитектор что-то напутал и построил шесть. Строительство мечети длилось семь лет и было завершено в 1616 г., всего за год до смерти султана.

Название «Голубая» мечеть получила благодаря огромному количеству белых и голубых изникских керамических изразцов ручной работы, которые использовались при украшении интерьеров. Ахмед I обязал окрестные фабрики отправлять в Стамбул самые красивые экземпляры и запретил вывоз продукции на другие строительства, после чего многие фабрики пришли в запустение.

Центральный зал мечети – размером 53 Ч 51 м покрыт куполом диаметром 23,5 м и высотой 43 м. Купол и полукупола украшены сурами из Корана и изречениями пророка Мухаммеда. Купол опирается на четыре огромные колонны, диаметром по 5 м. В узорах мечети преобладают растительные мотивы – традиционные тюльпаны, лилии, гвоздики и розы, а также орнаменты различных цветов на белом фоне. Кроме того, было подсчитано, что для узоров керамических плиток было использовано более 50 вариаций изображения тюльпанов. Пол мечети выложен коврами. Внутри мечети свет льется из 260 окон. Первоначально здесь были использованы окна из Венеции, но позднее их заменили.

Особый элемент мечети – михраб, молитвенная ниша, которая вырезана из цельного куска мрамора. На михрабе покоится черный камень, привезенный из Мекки.

С западной части мечети имеется особенный вход, над которым висит цепь. Этим входом мог пользоваться султан, въезжая во двор мечети на лошади. Цепь была специально низко повешена для того, чтобы султан каждый раз наклонялся, проезжая под ней, что символизировало ничтожность султана по сравнению с Аллахом.

Мечеть возводилась в составе огромного архитектурного комплекса, куда вошли медресе, больница, благотворительные заведения, кухни, караван-сарай. В XIX в. больница и караван-сарай были снесены. Четыре минарета мечети имеют по три балкона, и два минарета – по два балкона. Первоначально балконов было 14 в соответствии с количеством османских султанов – предшественников Ахмеда I, включая его самого. Позднее прибавилось еще два балкона, так как к султанам причислили сыновей Ахмеда I. Рядом с мечетью находится мавзолей, в котором похоронен сам Ахмед I.

Двор Голубой мечети имеет такой же размер, как и сама мечеть.

Когда строительство Голубой мечети было завершено, оказалось, что величайшая святыня исламского мира – мечеть Масджид аль-Харам в Мекке теперь сравнялась по количеству минаретов (их было 6) с мечетью султана Ахмеда, это посчитали святотатством, и было принято решение пристроить к мечети аль-Харам еще один минарет, чтобы она вновь обогнала все существующие здания такого рода.

Арабская мечеть

Она называется так совсем не потому, что ее строили арабы. Более того, они к ее возведению вообще непричастны. До завоевания османами Константинополя на этом месте находилась церковь Святого Павла и Святого Доминика, которая в свою очередь была построена в XIII в. на месте руин византийской базилики. В 1475 г. церковь по приказу султана Мехмеда Завоевателя была превращена в мечеть и получила название Галата. Арабы же, бежавшие от испанской инквизиции из Андалузии в 1492 г., прибыв в Стамбул, поселились по соседству с мечетью. Именно поэтому она и стала называться Арабской.

Мечеть представляет собой прямоугольное в плане здание, построенное в свое время в готическом стиле, о котором сегодня напоминают лишь одно или два сводчатых окна на ближайшей к минарету стене. Звонница церкви была превращена в минарет, во многом напоминающий минареты в испанской Андалузии.

В течение столетий мечеть периодически реставрировали и обновляли. Последний капитальный ремонт здания проводился в 1868 г. Позднее, в 1913 г., здесь были обнаружены надгробные плиты с эпитафиями и эмблемами, принадлежащие венецианским и генуэзским купцам. Сегодня эти находки собраны в стамбульском Археологическом музее.

Мечеть Сулеймание (Сулеймание джами)

Во время правления султана Сулеймана Великолепного Османская империя была мощной силой в мировой политике, и именно этот период принято считать пиком ее могущества. В архитекторе Синане Сулейман Великолепный нашел воплотителя своих грандиозных идей. Мечеть, построенная в 1550 – 1557 гг., придает городу ни с чем не сравнимое очарование, является апофеозом османского классицизма, и только уникальный шедевр – мечеть Селимие, что в Эдирне, возведенная этим архитектором на закате жизни, считают еще более совершенным творением мастера. В своей автобиографии Синан писал, что храм Айя-София был мерилом всех его творений, и он всю жизнь пытался доказать, что «можно строить лучше, чем греки». И действительно, мечеть Сулеймание – яркое доказательство того, что Синану удалось превзойти римлян и греков.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мечеть Сулеймание


Интересно, что архитектурное строение мечети на виду: четыре укрепительных пирса не скрыты, как это сделано в Айя-Софии. Купол поддерживается четырьмя пирсами, заостряющимися кверху, что придает хорошо сбалансированному строению «легкость пуха». Заостренные арки, находящиеся над колоннами из красного гранита, специально привезенного из ливанского Баальбека и с площади Ипподром, связывают основное сооружение с примыкающими купольными помещениями. Полукупола над михраном и входом идеально гармонируют с куполами прилегающих помещений, тем самым придавая всему чувство свободы и раскрепощенности. Свет в мечеть проникает через 130 дорогих витражей. Совершенная статика мечети, высотой 49,5 и диаметром купола 26,2 м, подтверждается тем фактом, что мечеть не стала жертвой одного из многочисленных природных бедствий.

Завораживающе выглядит система куполов, словно посаженных друг на друга. Вид мечети, величественно возвышающейся на холмах, особенно впечатляет, если смотреть со стороны Галатского моста и пролива. 4 минарета с 10 балконами символизируют султана Сулеймана Великолепного, являвшегося десятым султаном Османского государства и четвертым, взошедшим на трон после создания обширной империи.

Синан построил два минарета покороче, чем остальные. Это оказалось прозорливым решением, призванным сделать мечеть, возведенную на холме, более гармоничной. В комплекс, окружающий двор, входили школа Корана, хамам, приют, караван-сарай, больницы и торговые лавки. Особенно привлекательно выглядят старые чинары и маленький фонтан. Изумительная акустика мечети Сулеймание достигнута благодаря специальным кувшинам-резонаторам, спрятанным в стенах.

На небольшом некрополе возле мечети находятся могилы султана Сулеймана Великолепного и его жены Хюрем Султан (Роксаланы). Один венецианец писал: «Султан настолько влюблен и предан своей жене, что все поданные уверены, что Хюрем Султан его околдовала». Неподалеку от мечети Сулеймание, на перекрестке, находится скромная могила самого архитектора. Султан Сулейман Великолепный, ценивший архитектора, как-то раз сказал о нем: «Синан – это единственный человек, который никогда меня не разочаровывал».

С мечетью Сулеймание связано немало легенд. Вот, например, только одна из них. Кто-то из работающих на строительстве грандиозного религиозного комплекса наябедничал султану, что его любимчик Синан, вместо того чтобы руководить отделочными работами, целый день сидит и курит наргиле. Сулейман решил лично разобраться с этим доносом и отправился на стройку, где, о ужас, действительно обнаружил главного архитектора, сидящего на полу мечети рядом с курительным прибором. На вполне резонный вопрос, чем, собственно, мимарбаши тут занимается, Синан показал, что табака в наргиле нет. Как оказалось, архитектор просто внимательно слушал, как звуки резонирующей воды в сосуде разносятся по храму. Таким нехитрым образом великий зодчий проверял, насколько хороша будет акустика мечети при чтении Корана. Удовлетворившись ответом мимарбаши, султан уехал, а Синан продолжил свои исследования.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Эта чинара видела султана Сулеймана


Из досье «ИП»:

придворный зодчий Мимар Синан

Великий и удивительно даровитый архитектор, который был на посту главного придворного зодчего у пяти (!) османских падишахов, за свою полувековую творческую жизнь построил около 400 архитектурных памятников. Синан, немусульманин из Кайсери, в Стамбул попал 22 летним юношей для службы в янычарском корпусе. После 19 летней янычарской службы в нём обнаружились блестящие способности в архитектуре. По проектам Синана, в чьём творчестве имеются сходные черты с Микеланджело, в Мекке было построено медресе, в Будапеште – мечеть, а также множество других сооружений в самой Турции. Существует предание, что строительство мечети и комплекса продолжалось на протяжении семи лет. А в первые три года 6 – 7 метровый фундамент был заложен мастерами и их помощниками (всего здесь работало около 3000 строителей).


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мимар Синан – лучший придворный архитектор империи


В день открытия мечети Синану была оказана честь взять в руки золотой ключ от ворот. Здание мечети считается самым устойчивым к землетрясениям зданием в Стамбуле, ибо фундамент его, наполненный водой по образцу водохранилищ, защищал здание.

На открытии мечети Синан провозгласил следующее: «Эта мечеть будет стоять вечность». Слова выдающегося зодчего подтверждает история землетрясений 500 летней давности: за этот период 24 важнейших памятника, сооруженных Синаном, не пострадали от 89 серьезных землетрясений (то есть не менее 7 баллов по шкале Рихтера).

За свою жизнь Синан построил около 300 зданий – мечети, школы, благотворительные столовые, больницы, акведуки, мосты, караван-сараи, дворцы, бани, мавзолеии фонтаны, основная часть которых была сооружена в Стамбуле. Самые его известные постройки – это мечеть Шехзаде, мечеть Сулейманиеи мечеть Селимиев Эдирне.

Умер Синан 7 февраля1588 г. ипохоронен на кладбище мечети Сулеймание. В честь Синана назван кратерна планете Меркурий.

Большая мечеть Пийале-паши

Своеобразный архитектурный стиль, который выделяет это сооружение из всех стамбульских мечетей классического периода, – главная отличительная особенность, привлекающая внимание к шестикупольной мечети Пийале-паши. Большой молитвенный зал мечети перекрыт одинаковыми кирпичными куполами, расположенными двумя параллельными рядами. Внутрь мечети Пийале-паши ведут два входа, расположенные по обеим сторонам единственного минарета, неожиданно вырастающего прямо из середины широкой фасадной стены здания. Интерьер светлого и просторного молитвенного зала мечети с двумя колоннами в центре украшает широкий изразцовый фриз, опоясывающий его между вторым и третьим рядами окон. Эти сине-белые изразцы изготовлены в прославленных мастерских Изника и украшены сурами из Корана, превосходно выполненными каллиграфом черкесом Хасаном Челеби.

Невзирая на то, что мечеть Пийале-паши считается творением Синана, в ней явно прослеживаются архитектурные черты, в большей степени свойственные османским многокупольным мечетям раннего периода, например, таким как Старая мечеть в Эдирне или мечеть Улу в Бурсе.

Обычно в своем творчестве Синан, продолжая традиции византийских зодчих, пытался создавать огромные центральные купола. Остается только гадать, была ли мечеть Пийале-паши своеобразным творческим экспериментом великого мастера, или в этом проекте он просто консультировал своего безвестного коллегу, подражавшего старинным традициям.

Мечеть, сооруженная в 1573 г. на средства каптан-паши (адмирал флота) Мехмеда Пийале-паши (1553 – 1577), входила в состав большого благотворительного религиозного комплекса – кюллие, построенного в портовом районе города Касымпаша, известного в то время своим арсеналом и корабельными верфями, одними из самых крупных в Европе XVI – XVII вв.

Благотворительный комплекс, помимо дошедших до нашего времени мечети и восьмигранного мавзолея – тюрбе, включал в себя еще медресе, хамам и даже обитель дервишей – текке.

Из досье «ИП»:

адмирал-невольник

Вдохновитель и спонсор строительства этого кюллие Мехмед Пийале-паша принадлежал к числу так называемых капы куллары (личных невольников султана). Он родился в маленькой деревушке Вигани на полуострове Пельешац и был по происхождению хорватом. Мальчиком, попав согласно закону о девширме (система принудительного набора мальчиков из христианских семей для их последующего воспитания и несения ими службы в качестве капы куллары) в дворцовую школу, размещенную в Эндерун Авлусу (Третий двор дворца Топкапы),он вышел из нее с титулом капыджи-баши (приближенный султана, использующийся для выполнения особых государственных и личных поручений) и получил должность санджак-бея (правитель санджака, административной части вилайета) Галлиполи.

В 1553 г. султан Сулейман I (1520 – 1566) назначает Мехмед Пийале-пашу каптан-пашой, т.е. главнокомандующим всем флотом Османской империи.

Воюя совместно с находящимся на службе у султана отважным мусульманским корсаром Тургут Реисом, новый каптан-паша одержал немало славных побед над неверными-«гяурами» на просторах Средиземного моря, участвовал в захвате островов Эльба и Корсика (1544), опустошительных набегах на побережья Италии и Испании (1558), полном разгроме флота Священной лиги у тунисского острова Джерба (1560).

Особенно важной стала победа в битве у Джербы, которая на целое десятилетие (до битвы при Лепанто в 1571 г.) сделала османов и мусульманских корсаров практически полными хозяевами Средиземного моря. Эскадрам Пийале-паши и Тургут Реиса(86 галер и галеотов) в этом сражении противостояла объединенная эскадра (54 галеры и 66 других судов) Священной лиги (Испания, Папская область, Венеция, Генуя, герцогство Савойя, рыцари ордена Святого Иоанна) под командованием Андреа Дориа (Венеция), Жана де Ла-Герда (Испания) и дона Алваро де Санде (Испания). Сражение закончилось полным разгромом объединенной эскадры (30 галер потоплено, 9000 убитых) и бегством Андреа Дориа, а Пийале-пашу с пятью тысячами пленных, среди которых был и дон Алваро де Санде, встретили в Стамбуле толпы ликующих горожан.

Довольный Сулейман I осыпал победоносного каптан-пашу милостями и отдал ему в жены свою внучку Гевхерхан Султан, дочь будущего султана Селима II (1566 – 1574). Этот факт помог через пять лет Пийале-паше избежать наказания после неудачного штурма Мальты.

В 1565 г. Сулейман I принял решение овладеть крепостью на этом острове, принадлежащей иоаннитам – рыцарям ордена Святого Иоанна, иначе говоря, мальтийским рыцарям. Однако несколько месяцев штурма хорошо укрепленной цитадели многочисленным мусульманским войском (более 30 тыс. чел.) под командой адмирала Пийале-паши, военачальника Лала Кара Мустафа-паши и неистового Тургут Реиса, нашедшего свою гибель под стенами форта Святого Эльма, окончились неудачей и огромными потерями у османов.

К счастью для уцелевших командиров, султан милостиво объяснил поражение тем, что не он лично командовал войсками, осаждавшими Мальту, мудро заметив: «Только со мной мои воины могут познать радость победы!»

Однако спустя год Сулейман I умер, а Пийале-паша и Лала Кара Мустафа-паша, завоевав для Османской империи остров Кипр, убедительно показали, что и под их командованием можно «познать радость победы». Правда, командование флотом в этой военной кампании беспутный султан Селим II, как мы помним, имеющий прозвище Сархош (пьяница), поручил новому каптан-паше Мюэззинзаде Али-паше, который, по отзывам современников, никогда в своей жизни не играл даже с детским корабликом. Поэтому подлинным командующим османским флотом оставался Мехмед Пийале-паша, уже успевший получить к этому времени высокий титул визиря.

Последней военно-морской операцией, в которой непосредственно принял личное участие Пийале-паша, стала высадка османского десанта (1573) на побережье Апулии – самого восточного региона Италии.

В 1578 г. отважный османский адмирал и храбрый военачальник, много раз смотревший в глаза смерти, мирно почил у себя дома и навечно обрел свою последнюю тихую гавань в усыпальнице рядом с мечетью Пийале-паши.

Мечеть Рустам-паши

Мечеть Рустам-паши с одним минаретом расположена в старой части города на площади Новой Мечети в районе Эминёню и Галатского моста. Она была сооружена по приказу зятя султана Сулеймана Законодателя – великого визиря Рустам-паши в 1561 г. Архитектором мечети был назначен Синан, который за четыре года до этого построил мечеть Сулеймание. Внутри мечеть хорошо освещена, пол выложен коврами.

Новая мечеть (мечеть Йени джами)

Новая мечеть с двумя минаретами считается одной из крупнейших в Стамбуле. Она находится в старой части города на одноименной площади в районе Эминёню и Галатского моста. Рядом с мечетью расположен Египетский базар, который и отчислял средства на ее возведение.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Новая мечеть после реконструкции


Йени джами сооружалась в 1597 – 1663 гг. и имеет центральный купол высотой 36 и диаметром 17,5 м. Внутри мечеть хорошо освещена, а пол выложен коврами. Строительство мечети начала Валиде Султан Сафие. Честолюбивая албанка, бывшая любимой и даже почти 20 лет единственной женой султана Мурада III, полностью подчинила своему влиянию слабовольного и сладострастного старшего сына, ставшего после смерти отца султаном Мехмедом III.

Свои силу и власть Сафие направила на сооружение нового религиозного комплекса. Место, выбранное архитектором Давудом-агой для возведения мечети, находилось в квартале, где жили евреи-караимы, которых переселили на другой берег Золотого Рога.

Если среди простого народа столицы Сафие пользовалась определенной популярностью, то армия и улемы (сословие богословов и законоведов) были очень недовольны ее огромным влиянием на султана и неоднократно, но, правда, безуспешно, восставали против нее.

Она утратила всю власть только после смерти Мехмеда III, когда новый султан Ахмед I отослал свою влиятельную бабушку подальше от столицы.

Сафие, находясь в ссылке, прекратила строительство мечети, и недостроенное здание, отданное на произвол коварной стихии, стало приходить в упадок. Только почти через 50 лет другая могущественная Валиде Султан – Хадидже Турхан – мать Мехмеда IV – решилась потратить свои богатства для реконструкции и завершения постройки мечети.

Мечеть Беязит

Эта имеющая два минарета мечеть, одна из больших мечетей Стамбула, расположена в старой части города на площади Беязит. Рядом с мечетью находятся ворота Капалы-чарши, Большого базара, и главные ворота Стамбульского университета.

Мечеть возведена по приказу султана Баязида II в 1500 – 1506 гг. Диаметр купола – 17 м. Минареты украшены кирпичным орнаментом. При мечети по сей день сохранились хамамы и медресе.

Мечеть Фатих

Одна из больших мечетей Стамбула, имеющая два минарета, расположена в европейской части города, в районе Фатих. Построенная еще в 1470 г. на месте византийского храма Святых Апостолов, она была полностью разрушена землетрясением 1766 г. и восстановлена в 1771 г.

Диаметр ее купола – 26 м. Во дворе мечети находится кладбище, здесь в мавзолее покоится османский султан, завоеватель Константинополя – Мехмед II. Гробница почитается как одна из самых важных городских святынь.

Мечеть Лалели

Мечеть Лалели считается значительным историко-культурным памятником в европейской части Стамбула, возведенным султаном Мустафой III в 1760 – 1763 гг. Здания спроектированы османским архитектором Мехмедом Тахиром-агой в стиле османского барокко. Диаметр купола – 12,5 м, высота купола – 24,5 м.

Некоторых из этих построек уже нет, а другие подверглись реконструкции во время работ по благоустройству города. Это последний большой имперский комплекс из сооруженных в Стамбуле. Иногда считают, что название мечети происходит от тюльпана (купол похож на цветок), но на самом деле она названа по имени святого Лалели-бабы, могила которого находилась рядом с ней.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мечеть Лалели


Внутри мечети, целиком облицованной цветным мрамором, господствует изысканный стиль, столь характерный для творчества Мехмеда Тахир-аги.

Около входа в мечеть расположен мавзолей с гробницами ее основателя – султана Мустафы III и его сына – Селима III.

Мечеть Синан-паши

Мечеть Синан-паши находится в округе Бешикташ, через улицу от мавзолея Барбароссы – Хайреддина-паши. Архитектором обоих этих сооружений был Мимар Синан. Считается, что, возводя мечеть Синан-паши в 1555 г., великий зодчий взял за основу мечеть Юч Шерефели, построенную веком ранее, в эпоху султана Мурада II, в Эдирне. В истории османской архитектуры именно она стала примером сооружения, возведенного в период поиска новых форм. Вот и в мечети Синан-паши великий зодчий переосмыслил шестиугольный план Юч Шерефели.

Полное имя спонсора мечети Синан-паши – Синанюддин Юсуф-паша. Его назначили главным адмиралом флота Османской империи, хотя он достаточно слабо представлял себе, как вести войну на море. Зато он был братом великого везира Рустема-паши – мужа Михримах (дочери Сулеймана Великолепного). Реальное же командование османским флотом возлагалось на Тургут Реиса. Возможно, для того, чтобы снискать расположение моряков, Синан-паша уполномочил главного архитектора при османском дворе возвести мечеть недалеко от тюрбе Барбароссы, как бы устанавливая некую связь между ним и этим пиратом на службе у султанов.

Мечеть Хандан-аги

Мечеть Хандан-аги, именуемая также Кушконмаз джами (буквально: птица не сядет), находится на берегу Золотого Рога. Ее возведение связано с именем некоего Хандан-аги, верно служившего султану Мехмеду Фатиху. Мечеть датируется XV в., но в ее интерьере позже была использована керамическая плитка из Изника (XVI – XVII в.), а также майолика (XIX в.). Цокольный этаж здания когда-то служил навесом для лодок, но после работ по осушению береговая линия была изменена.

Мечеть Хандан-аги реставрировали в XVIII и XIX вв., а последний раз – в 1960 е гг.

Мечеть Санджактар

Мечеть Санджактар Хайреддин, как и многие другие, представляет собой часть бывшего православного монастыря, превращенного османами в мусульманский храм.

Происхождение этого исторического сооружения, находящегося на южном склоне седьмого холма, точно не определено. По одной из легенд, императрица Елена – мать Константина I, возвращаясь с раскопок в Иерусалиме, в ходе которых, по утверждениям хронистов, были обретены Гроб Господень, Животворящий Крест и другие христианские реликвии, оставила в этом месте несколько ваз с ароматическими травами, собранными на Голгофе. Позже она основала здесь женский монастырь, получивший название «Гастрия» (монастырь ваз).

Впервые эта обитель упоминается только в начале IX в. Именно в этот монастырь после своего отречения была удалена Феодора – жена императора-иконоборца Феофила. Церковь обители послужила мавзолеем не только самой Феодоре, но и ее брату, матери и трем дочерям.

Последнее упоминание о монастыре поступило от русских паломников, которые посетили Царьград во второй четверти XV в. Вскоре после падения Константинополя некий Хайреддин Эфенди, санджактар (знаменосец) султана Мехмеда II, преобразовал одно из строений монастыря в небольшую мечеть – месджит. Позже там он и нашел свой последний покой.

Во время землетрясения 1894 г. мечеть была сильно разрушена, восстановили ее только в наши дни.

Мечеть муллы Челеби

Мечеть муллы Челеби часто именуют мечетью Фындыклы, поскольку она расположена в одноименном районе округа Бейоглу на берегу Босфора. Спонсором здания стал казаскер Мехмед Вузули Челеби. Казаскер – верховный судья по военным и религиозным делам – в табели о рангах Османской империи появился в середине XIV столетия. С учреждением в XV в. должности шейх-уль-ислам (великого муфтия) в ведении казаскера остались только военные тяжбы.

Точное время возведения мечети неизвестно, предположительно – 1561 – 1562 гг. В этот небольшой религиозный комплекс помимо самой мечети входили также хамам и начальная школа – сибьян мектеби. К сожалению, они оказались разрушенными уже в наши дни при расширении улицы.

Строительством занимался Мимар Синан. Центральный зал для молитв размерами 18,9 на 16,4 м сверху накрыт большим куполом диаметром 11,8 м, который покоится на шести арках и распределяет свой вес по шести колоннам. Тонкий минарет возвышается у правого угла, а сводчатая галерея со стороны улицы накрыта пятью малыми куполами.

Мечеть Бодрум, или мечеть Месих-паши

Дворец Мирелайон был построен в начале X в. в византийскую эпоху над полуподземной древнеримской ротондой (V в.), перекрытой огромным куполом (диаметр более 40 м). Заказчиком строительства выступал честолюбивый главнокомандующий флотом Роман Лакапин, захвативший верховную власть в 920 г. в Византии и сделавший законного императора Константина VII Багрянородного своим соправителем. Тогда же рядом с дворцом построили и церковь, которую семейство Лакапин стало использовать как свою фамильную усыпальницу.

Применение в IX – ХI вв. византийскими зодчими крестово-купольной системы при строительстве храмов заставило менять трактовку фасада. Теперь он приобретал большее значение.

После изгнания и ссылки Романа Лакапина дворец Мирелайон вместе с церковью превратили в женский монастырь, который был полностью разграблен и разрушен во время латинской оккупации Константинополя. Здание церкви восстановили в конце XIII в. во время правления династии Палеологов, а от помещений бывшего дворца практически ничего не осталось.

После завоевания Константинополя османами Месих-паша, великий везирь султана Баязида II, преобразовал церковь Мирелайон в мечеть Бодрум, названную так из-за того, что она стояла над подземной ротондой – бодрумом (подвал, подземелье). Также мечеть известна и под именем своего основателя – Месих-паши.

Здание мечети несколько раз горело, и от его византийского интерьера ничего не сохранилось, однако внешний облик старинного храма не претерпел существенных изменений.

Закрытая в начале XX в. мечеть открылась вновь после реставрации только в 1986 г., а расположенная под ней ротонда отреставрирована совсем недавно.

Мечеть Нуруосмание

Это один из самых ярких образцов османского стиля барокко. Начиная со времени правления султана Ахмеда III, которое вошло в историю под названием «ляле дэврэ» (период тюльпанов), в архитектуре летних вилл, павильонов и фонтанов, сооружаемых в Стамбуле, все чаще стали встречаться элементы нового стиля барокко, занесенного из Европы. При султане Махмуде I влияние этого стиля стало заметно и в архитектуре мечетей, прежде всего мечети Нуруосмание, возведенной в 1748 – 1755 гг. архитекторами Мустафой-агой и Фореманом Симеоном.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мечеть Нуруосмание


Нуруосмание отличают от классических османских мечетей украшения на внешних стенах здания, декорированные верхушками минаретов и большой нишей в центральном нефе с тремя входными дверями. Купол мечети (высота 26 м) установлен на четырех громадных арках с многочисленными окнами. Дизайн необычного для классической мечети полукруглого внутреннего двора с колоннами и куполами, но без традиционного фонтана для омовений, подчеркивает стремление к величию и пышности, присущее барокко. Единственный элемент, отражающий старые традиции, – это широкий резной фриз внутри здания, с прекрасным каллиграфическим изображением первой суры Корана.

В комплекс, помимо мечети, входят медресе, фонтан, стоящий прямо у входа в базар Капалы-чарши, мавзолей матери Османа III – Валиде Султан Шехсувар и библиотека рукописей на турецком, арабском и персидском языках. По традиции, мечети надо было бы присвоить имя основателя, но султан Махмуд I умер, не дождавшись окончания строительства. Его преемник, Осман III, присвоил ей вычурное (тоже, можно сказать, в стиле барокко) имя Нуруосмание («священный свет Османа»).

Мечеть Ортакёй

Мечеть Ортакёй (другое ее название – большая мечеть Меджидие) расположена в новой части города в районе Ортакёй рядом с Босфорским мостом. Она возведена в стиле османского барокко в 1853 – 1854 гг., имеет два минарета. Султан Абдул-Меджид I в 1853 г. поручил ее строительство архитектору Никогосу Бальяну, который построил ее в кратчайшие сроки. Смешение стилей (барокко с неоклассицизмом), подчеркнутая простота конструкции придают мечети изящество и даже некую оригинальность.

К мечети примыкают два минарета из белых каменных плит, каждый из которых имеет отдельный балкон (шерефе). Внутренняя часть этой однокупольной мечети украшена розовыми мозаиками. Высокие и широкие окна пропускают солнечный свет и отражают плещущиеся рядом воды Босфора. Молитвенная ниша была выполнена из мрамора и дополнена мозаиками.

Рядом с мечетью построили пристань для швартовки султанских лодок. На них живущие на противоположном берегу Босфора царедворцы специально переплывали пролив, чтобы помолиться здесь.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мечеть Ортакёй


Из досье «ИП»:

наследие династии Бальян

На архитектурный облик столицы трех империй в немалой степени оказали влияние работы армянских придворных архитекторов из династии Бальян. На протяжении полутора столетий они возводили здесь дворцы, виллы, павильоны, мечети, церкви и различные общественные здания. Основателем династии считается мастер Меремметчи Бали Калфа (? – 1725) из Карамана, который перебрался в Стамбул и после своей смерти оставил сыну Магару должность архитектора при султанском дворе. Из-за авантюрного склада характера Мимар Магар вскоре угодил в ссылку в восточную Анатолию. Здесь у него появилось достаточно времени, чтобы передать накопленные знания своему сыну – Крикору Амиру (1764 – 1831), прежде чем снова вернуться в столицу.

Крикор занял при дворе место отца, прослужил при четырех султанах и стал первым членом семьи, который уже получил «фирменную» фамилию Бальян. Он получил лицензию от султана Абдула I (1774 – 1787), затем стал неофициальным советником Селима III (1789 – 1807), а после непродолжительного правления Мустафы IV (1807 – 1808) накоротке общался с Махмудом II (1808 – 1839), что, впрочем, не помешало последнему отправить зодчего в ссылку. После прощения пришла пора передавать дела юному и неопытному сыну – Карапету Амиру (1800 – 1866). Среди работ Крикора особо выделялись дворец Чирагани казармы Селимие(позже их сожгли янычары), комплекс Айналы Кавак, мечеть Топхане Нусретие, фабрика Фесхане. Вместе с Крикором работал его младший брат Сенекерим (1768 – 1833), которого теперь вспоминают в связи со строительством башни Баязида.

На первых порах малоопытный Карапет делил место архитектора со своим приемным дядей. Новый член династии Бальян работал во времена правления султанов Махмуда II, Абдул-Меджида I (1839 – 1861) и Абдул-Азиза (1861 – 1876), построив большое количество сооружений, самым известным из которых стал дворец Долмабахче. Над этим архитектурным творением Карапет трудился вместе со своим сыном Никогосом (1826 – 1858). А вот дворец Бейлербейон проектировал уже с двумя другими сыновьями – Саркисом (1835 – 1899) и Акопом (1838 – 1875). Помимо этого талантливый зодчий создал такие архитектурные шедевры, как новый дворец Чираган, мечеть Ортакёй, мавзолей султана Махмуда II.

Братья Никогос и Саркис Бальян вместе начали учиться архитектуре в парижском колледже, но из-за болезни старшего – Никогоса – вернулись в Стамбул. Здесь Никогос стал советником по искусству при султане Абдул-Меджиде I и основал школу местных архитекторов, где обучал их западной технике строительства.

Смерть оборвала творчество этого талантливого зодчего, оставившего после себя павильон Ыхламур, мечеть Долмабахчеи дворец Гёксу, в возрасте 32 лет.

Саркис Бальян (1835 – 1899) прошел обучение в парижской Академии художеств, а вернувшись в Стамбул, включился в работу над дворцом Бейлербей. После смерти отца одной из больших самостоятельных работ Саркиса стало восстановление дворца Адиле Султан. Члены знаменитой династии зодчих нашли покой на армянском кладбище в Багларбаши (Юскюдар).

Мечеть Йылдыз ийе

Этот мусульманский храм построили по указанию султана Абдула II в 1884 – 1886 гг. на пути во дворец Йылдыз. У здания с прямоугольным основанием есть только один минарет с декорированным балконом-шерефе. Купол покоится на многоугольном барабане с 16 окнами и поддерживается колоннами.

В архитектуре сооружения видно слияние неоготического стиля с классическими османскими мотивами. Поскольку в проектировании мечети личное участие принял сам султан, ее интерьер отличается излишней роскошью. Из двух отдельных помещений одно, с позолоченным потолком, предназначено для иностранных послов, а другое представляет собой закрытую султанскую ложу. Внутренние стены, украшенные черным деревом и жемчугом, украшены изречениями из Корана. В пятницу, 21 июля 1905 г., перед этой мечетью произошло неудачное покушение боевиков из армянской революционной федерации «Дашнакцутюн» на султана Абдула II. Интересно, что бронзовую колонну, возведенную этим османским правителем на площади Мучеников в Дамаске, венчает точная копия мечети Йылдыз ийе.

Мечеть Бебек джами

Первоначально это культовое сооружение возвел в 1725 – 1726 гг. великий везир Невшехирли Дамат Ибрагим-паша в честь своего тестя – султана Ахмеда III. Старая мечеть, оснащенная султанской ложей (султан махфили), примыкала к прибрежному дворцу Хюмайунабад и получила такое же название. В 1846 г. по распоряжению султана Абдул-Меджида I дворец снесли, а старая мечеть осталась стоять рядом с общественным парком. Новую мечеть Бебек джами возвели на месте старой в 1913 г. по указанию суперинтенданта благотворительных фондов Мустафы Хайры-эфенди. Возглавил проект Кемаледдин-бей, бывший в то время главным архитектором империи. Сегодня его портрет украшает банкноту в 20 турецких лир.

Мечеть Джеррах-паши

Впечатляющая мечеть Джеррах-паши находится почти на самой вершине седьмого стамбульского холма. Ее построил талантливый ученик Синана архитектор Давут-ага, ставший после смерти учителя мимарбаши (главным архитектором) Османской империи. Нельзя сказать, что он слепо подражал своему великому учителю, но, безусловно, могучее творческое влияние Синана прослеживается в плане здания мечети Джеррах-паши. Так, например, используемая Давут-агой идея поддержки основного купола шестью полукуполами, расположенными на сторонах мысленно описанного вокруг окружности шестиугольника, бесспорно, принадлежит Синану. Перед входом в мечеть архитектор поставил широкий портик, напоминающий о «стиле Бурсы» принятом в классических османских мечетях.

Элегантную галерею украшают художественно оформленные высокие стрельчатые своды, поддерживаемые античными колоннами из гранита и замечательного проконнесского мрамора. Прекрасной архитектуре здания мечети в полной мере соответствует и как бы купающийся в солнечном свете интерьер большого молитвенного зала, украшенный изразцами, изготовленными в мастерских Изника.

Заказчиком строительства мечети Джеррах-паши был в 1593 г. везир османского двора Мехмед-паша. После выполненного лично им в 1582 г. обряда обрезания над сыном султана Мурада III принцем Мехмедом он получил прозвище Джеррах (хирург).

Став султаном, Мехмед III не забыл про Джерраха Мехмед-пашу и в 1598 г. назначил его своим великим визирем. Правда, пробыл Джеррах на этом высоком посту недолго и через полгода то ли по болезни, то ли из-за отсутствия необходимых для этой должности качеств получил отставку.

В ясную погоду из внутреннего дворика высоко стоящей мечети открывается красивый вид на Мраморное море, Принцевы острова и даже на противоположный азиатский берег. С другой стороны улицы Джеррах-паши, прямо напротив мечети, стоит классическое здание медресе, построенное во второй половине XVI в. на средства Гевхер Султан, дочери султана Селима II.

В начале V в. немного юго-западнее того места, где сейчас находится мечеть Джеррах-паши, располагался форум Аркадия – площадь, в центре которой стояла огромная каменная колонна высотой около 50 м с винтовой лестницей внутри.

Величественный памятник изначально посвятили отцу императора Аркадия – византийскому императору Феодосию I Великому (379 – 395), статую которого и установили на вершине колонны. В 421 г., взамен рухнувшей во время землетрясения скульптуры Феодосия I, колонну увенчали серебряной статуей Аркадия, отца правящего в то время императора Феодосия II.

Колонна Аркадия по праву считалась одним из чудес Константинополя. До наших дней сохранилось только её изуродованное основание (высотой около 5 м) стоящее между домами, да несколько фрагментов в Археологическом музееСтамбула.

Мечеть Кючюк Меджидийе

Мечеть Кючюк Меджидийе стоит в округе Бешикташ, рядом с входом в парк Йылдыз напротив дворца Чираган. Иногда ее также называют мечетью Тешрифийе (почтение).

Возвести этог мусульманский храм приказал султан Абдул-Меджид I, а в самом строительстве принял участие уже известный нам Никогос Бальян. Особенно интересно выполнено решение закрытого балкона-шерефе на минарете – с тонкими колоннами и неоготическими арками.

Мечеть Месих Мехмед-паши

Это религиозное сооружение, построенное в 1585 г., с одним большим куполом и минаретом, расположено в округе Фатих. Одна из особенностей мечети заключается в том, что в центре двора, где обычно располагается фонтан для омовений – шадырван, находится открытая могила ее спонсора – Месих Мехмед-паши, который упокоился там спустя четыре года после возведения храма. Надпись на могиле гласит, что архитектором мечети был сам Мимар Синан. Однако историки в этом сомневаются и приписывают авторство ученику великого зодчего – Мимару Давуд-аге. В отделке мечети обращают на себя внимание прекрасные образцы керамической плитки из Изника.

Родившийся в Боснии, будущий Месих Мехмед-паша успешно продвигался по служебной лестнице. Начав карьеру в качестве одного из белых евнухов, занятых во дворце Топкапы по финансовой части, он, правда, уже в возрасте 90 лет, был назначен султаном на пост великого визиря. Случилось это во времена правления Мурада III. Несмотря на то что Мехмед-паша именовался еще и Месих (спаситель), его жестокость и бессердечие в бытность правителем Египта надолго запомнились его жителям.

Мечеть Михримах

Эту мечеть, стоящую на вершине шестого холма (одна из самых высоких точек города над уровнем моря), у ворот Эдирне в старой городской стене, спроектировал и построил в 1562 – 1565 гг. по заказу Михримах Султан сам Синан.

Любимая дочь султана Сулеймана и Роксоланы, недавно похоронившая своего мужа, великого визиря Рустем-пашу, задумавшись о быстротечности жизни, решила увековечить свое имя, совершив богоугодное дело. Ей это удалось, поскольку мечеть и сегодня считается одним из шедевров последнего творческого периода Синана. Кубическое здание мечети с башенками по углам и оригинальной системой опоры увенчивает купол, поддерживаемый четырьмя арками. По всему периметру здания зодчий украсил мечеть тремя рядами больших окон, некоторые из которых витражные. Поэтому днем, когда интерьер окутан облаком солнечного света, мечеть изнутри напоминает хрустальный шар.

(Народная молва гласит, что прославленный османский архитектор Синан был влюблен в Михримах. Принцесса же, будучи женой главного визиря, по многим причинам не могла соединить свою судьбу с Синаном. Свои чувства мастер и воплотил в мечети, создав ее совершенно непохожей ни на одно сооружение Стамбула.)

Распределение многочисленных окон в стенах, а также высокий купол, казалось бы, требуют громоздкой опорной системы, которая в мечети попросту отсутствует. Дело в том, что Синан, бросив вызов канонам, сумел создать удивительно хорошо освещенное обширное подкупольное пространство.

Интерьеры мечети так же роскошны, как и изящны. Опорные арки султанской ложи расписаны под бело-зеленый мрамор. Оконные ставни и двери мечети выполнены из дерева, инкрустированного слоновой костью и перламутром. Примыкающий к мечети минарет настолько высокий и тонкий, что ломался и обрушивался несколько раз во время землетрясений.

Легенда гласит, что первоначально планировалось возвести два минарета, но овдовевшая Михримах приказала оставить только один как символ своего горестного одиночества.

По традиции, вокруг мечети был создан комплекс кюллие, практически не уцелевший до нашего времени, однако сама мечеть сохранила свой первоначальный вид и служит украшением города.

Мечеть Селима

Заказчиком строительства мечети султана Селима I, иногда называемой мечетью Селима Явуза, стал вступивший на престол Сулейман I, который решил таким образом увековечить память своего отца, султана Селима.

Комплекс этой мечети сооружен в 1520 – 1522 гг. безымянным архитектором из Тебриза на самой вершине пятого городского холма, с которой открывается величественная панорама Золотого Рога.

Благодаря своему свирепому нраву и военным победам, Селим I по праву заслужил свое прозвище Явуз (Грозный), под которым он вошел в историю. Построенный комплекс состоял из собственно мечети Селима I, кухни для неимущих, усыпальниц, хамама и медресе.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мечеть Селима


Из-за землетрясений и пожаров до нашего времени сохранилась только сама мечеть Селима I и несколько усыпальниц-тюрбе. Квадратное в плане здание с одним куполом (высота 32,5 м) и двумя минаретами окружено внутренним двором с крытой галереей, портиками и колоннами, поддерживающими 22 небольших купола. В центре двора под куполом на мраморных колоннах находится фонтан для ритуальных омовений. Наружные стены здания мавзолея и мечети покрыты изразцовыми плитками, изготовленными в Изнике. К стене мечети, обращенной к Мекке, примыкает кладбище с тюрбе султана Селима I, султана Абдул-Меджида I и с так называемым мавзолеем принцев, в котором похоронены четверо детей Сулеймана I.

Несмотря на отсутствие выдающихся архитектурных достоинств, мечеть Селима I заслуживает внимания из-за прекрасных видов, открывающихся отсюда на окрестности, а также мавзолея султана, после кончины которого во всех христианских храмах Европы были отслужены благодарственные молебны.

Ни один султанский мавзолей не внушает посетителям такого благоговейного трепета, как склеп халифа всех правоверных Селима I. Посредине сводчатого помещения в мрачном одиночестве на огромном пьедестале стоит гроб, в котором покоится султан Селим, умерший от чумы в возрасте 43 лет и потому не успевший осуществить все свои далекоидущие планы. Паломники из разных мест Турции приходят помолиться около гробницы грозного султана, заслужившего титул «владыки двух пустынь, хана двух морей, победителя двух армий, хранителя двух святых реликвий».

Мечеть Эски Имарет

Древний византийский храм Спаса Пантепоптес (Всевидящего) построили во второй половине XI в., но не позднее 1087 г. По своей архитектурной композиции он почти полностью повторяет храм монастыря Липса (хотя длина его всего 17 м). На расчлененных внешних фасадах здания помимо кругов из кирпича выложены орнаментальные фризы в виде меандра и свастики, а в нишах – зигзаги. Помимо этого использована мраморная инкрустация. Храм построен матерью императора Алексея I Комнина, которая монашенкой провела в нем последние годы жизни и была похоронена в 1105 г.

После османского завоевания церковь некоторое время использовалась как имарет – помещение, в котором готовили и раздавали суп неимущим и студентам медресе. Поэтому при преобразовании в мечеть ей дали название Эски Имарет (старый имарет). Хотя общий вид бывшей церкви сохранился, современное состояние здания оставляет желать лучшего.

Мечеть Гази Ахмед-паши

Мечеть Гази Ахмед-паши, возведенная по проекту Синана, стоит в северо-восточном углу площади Топкапы, недалеко от бывших городских ворот Святого Романа, называемых сейчас Топкапы (Пушечные ворота). Это произведение уже вполне зрелого мастера, который убедительно демонстрирует свои талант и техническое мастерство. Центральный купол подпирается четырьмя меньшими полукуполами, расположенными так, чтобы вся кровля покоилась на шести опорных пилонах, создавая при этом внутри храма огромное свободное пространство, буквально пронизанное светом из многочисленных окон.

Эта новая для творчества Синана форма опорного шестигранника, впервые использованная в мечети Гази Ахмед-паши, была позже применена мастером в мечетях Соколлу Мехмед-паши и Атик Валиде.

Важной архитектурной частью мечети Гази Ахмед-паши стал и квадратный внутренний двор, окруженный по периметру крытой галереей. В центре двора расположен фонтан омовений, а на противоположной от мечети стороне двора – здание медресе с кельями для учащихся и большим помещением для занятий, служащим одновременно и залом для молитв.

Галерею вокруг двора мечети украшают античные колонны и прекрасные орнаментальные панно из желто-зелено-бело-синих изразцовых плиток, выполненных в технике «куэрда сека» (сухая нить). Принцип этого метода заключен в том, что краски различных цветов, наносимые на поверхность плитки, отделяются друг от друга специальным составом («сухой нитью»), сгорающим при обжиге, что придает облику изготовленных изразцов особые контрастность и выразительность. В Османскую империю эта технология, вероятнее всего, попала в начале XVI в. вместе с евреями-сефардами, изгнанными католическими правителями из Испании в эпоху колумбовых и более поздних открытий Нового Света..

Заказчиком строительства мечети в 1554 г. был великий везир Кара Ахмед-паша, муж Фатьмы Султан, сводной сестры султана Сулеймана Великолепного. Его взлет к опасным вершинам государственной власти оказался неожиданным, но недолгим.

В 1553 г., в самом начале войны с Персией, Роксолана вместе со своим зятем, великим визирем Рустем-пашой, смогли убедить Сулеймана I в том, что шехзаде (принц) Мустафа вступил в сговор с иранцами с целью захвата трона.

Султан отреагировал быстро и жестоко, но известие о неожиданной казни Мустафы вызвало взрыв негодования среди янычар, обожавших своего командира – старшего сына султана от первой жены Махидевран и законного престолонаследника. Однако мудрый политик Сулейман, искусно сочетавший в делах управления империей кнут и пряник, смог предотвратить назревающий бунт, пообещав янычарам прибавку к жалованью и сместив Рустем-пашу с должности великого визиря.

Заменой ему по воле султана в 1553 г. стал Кара Ахмед-паша, скорее всего потому, что его жена Фатьма Султан, будучи дочерью султана Селима I, пользовалась уважением среди янычар.

Но не миновало и пары лет как, выбрав удачный момент, хитрый Рустем-паша при поддержке Роксоланы обвинил Ахмед-пашу в мздоимстве и, добившись от султана Сулеймана I его казни, снова стал великим визирем.

Злосчастный Кара Ахмед-паша, так и не успевший увидеть конечный результат строительства, похоронен вместе с Фатьмой Султан в тюрбе, возведенной к западу от своей мечети.

Мечеть Кефели

Всего в каких-то 300 м к юго-востоку от музея Карийе находится еще один архитектурный памятник византийской эпохи – действующая мечеть Кефели. Это, наверное, единственный сохранившийся в Стамбуле поздневизантийский храм, сохранивший форму раннехристианской базилики.

К сожалению, история строительства этого здания, его название и даже точное назначение в византийский период надежно скрыты от нас во тьме веков. Некоторые ученые считают, что это помещение бывшей трапезной, входившей в состав так называемого монастыря Мануила, основанного в IX в. византийским военачальником Мануилом Армянским, родным дядей императрицы Феодоры, восстановительницы иконопочитания в Византии и жены императора Феофила (829 – 842).

Трапезной, а не церкви, – потому, что здание ориентировано на север, а не на восток, как все храмы Константинополя. По другой версии, сейчас более распространенной, это трапезная церковь монастыря Иоанна Предтечи (монастырь Продромос) в Петрионе. Петрионом до завоевания города османы называли жилой квартал Константинополя, лежащий на склонах холма у залива Золотой Рог.

В пользу обеих версий говорит то, что в непосредственной близости от мечети Кефели находились разавалины еще одного византийского храма, Богдан Сарайи, тоже, очевидно, бывшего частью большого монастыря.

Происхождение названия «Богдан Сарайи» (Господарев дворец) объясняется тем, что в начале XVI в. этот храм стал частью дворцового комплекса посланника султанского вассала – молдавского господаря. Дворец посланника сгорел дотла в 1784 г., в результате чего здание было заброшено и превратилось в развалины, остатки которых в конце XX в. окончательно исчезли под уличными постройками.

Когда Крымское ханство перешло в османское подданство, султан Мехмед II приказал расселить в бывшем Петрионе греческих, генуэзских и армянских торговцев, изгнанных из занятой османами генуэзской колонии Каффа (сейчас г. Феодосия, Украина). Только начиная с этого момента можно достоверно проследить историю мечети Кефели. В 1475 г. переселенным из Каффы «гяурам» османские власти милостиво разрешили приспособить древнее византийское здание для проведения богослужений. Новый храм, освященный в честь святителя Николая, долгое время использовался совместно как православными армянами-григорианцами, так и генуэзцами римо-католиками, установившими в нем отдельные алтари. Католикам слово Божье здесь усердно проповедовали верные «псы Господни» – подвизавшиеся здесь монахи-доминиканцы.

Однако в 1627 г., при султане Мураде IV, церковь Святого Николая закрыли для богослужений «неверных», а в 1630 г., пристроив к апсиде (алтарный выступ церковного здания) минарет, преобразовали церковь в месджид (маленькую мечеть), нареченную по старой памяти Кефели (от искаженного слова Kaffali – из Каффы).

Армянской пастве взамен утраченного храма выделили одну из маленьких греческих церквей Балата, ну а братьям-доминиканцам пришлось перебраться в католическую церковь Святого Петра и Святого Павла в Галате (Бейоглу).

С тех давних времён мечеть Кефели благополучно действует до нашего времени, объединяя вокруг себя общину правоверных, насчитывающую сейчас чуть более 200 человек.

Сегодня уже нельзя даже приблизительно назвать годы строительства здания, называемого ныне мечетью Кефели. Возможно, это промежуток с V по XII в.

Мечеть Роз

Мечеть с красивым названием Гюль-Джами (мечеть Роз) находится на месте бывшей византийской церкви (X в.), посвященной святой Феодосии. По преданию, византийская горожанка Феодосия погибла, защищая изображение Христа над воротами Святой Софии от поругания во время иконоборческой кампании императора Льва III Исавра, и позже была канонизирована.

Что касается романтического названия мечети, то существует красивая легенда, согласно которой за день до падения Константинополя император Константин XI Драгаш (1449 – 1453) последний раз в жизни молился в этой церкви на праздник святой Феодосии. На следующий день ворвавшиеся в город янычары вошли в церковь и, увидев алтарь, богато убранный роскошными розами, тут же назвали ее Гюль-Джами. Но, судя по тому, что церковь преобразована в мечеть только лет через 200 после завоевания города, эта легенда явно не имеет под собой исторической основы.

Церковь, остававшуюся православной в течение нескольких лет после завоевания Константинополя, султан Селим II передал монахам-доминиканцам, у которых здание впоследствии конфисковали под склад интенданты османского военно-морского флота. Церковь Cвятой Феодосии переделали в мечеть уже во время правления Сулеймана II и назвали, что более правдоподобно, по имени первого имама мечети, благочестивого мусульманина Гюль-бабы.

Мечеть Фенари Иса

Византийский монастырь Константина Липса состоит из зданий, построенных в разное время. Северный храм Пречистой Богородицы построили в 908 г. по заказу Константина Липса Дунгара, важного сановника при дворе императора Льва VI (886 – 912). Величественность собора Святой Софии сменилась в храме Пречистой Богородицы хрупкой миниатюрностью, создающей иной, но не менее совершенный архитектурный образ. Стены, прорезанные гигантскими окнами, и элементы внутренней конструкции, тонкие и легкие, не столько формируют пространственный объем, сколько деликатно обозначают его границы. Солнечные лучи освещают удивительную по тонкости исполнения мраморную резьбу – пальметты (украшения в виде пальмового листа), кресты и кружево капителей.

После изгнания латинян из города в 1261 г. супруга Михаила VIII Палеолога – императрица Феодора, пристроив к храму Пречистой Богородицы церковь и погребальную капеллу, основала в получившемся комплексе придворный женский монастырь.

В мечеть Фенари Иса (1496) монастырь преобразован при султане Баязиде II командующим армией во Фракии Аладдином Али бин-Юсуфом Фенари. Он предназначался для дервишей ордена Бекташи, пользовавшихся сильным влиянием среди янычар. Поэтому мечеть стала местом кровавой расправы в 1826 г. в султана Махмуда II с бунтующими янычарами.

Пострадавшая в результате пожара, уничтожившего большую часть квартала в 1917 г., мечеть возобновила свою деятельность только через полвека.

Мечеть Бали-паши

Бали-паша жил в XVI в. и сегодня считается легендарным турецким героем, имя которого носит не только мечеть, но и улица в Стамбуле. Он участвовал в военных походах султана Сулеймана Великолепного. После взятия в 1521 г. Белграда Бали-пашу назначили комендантом крепости. Кстати, именно после этой кампании для рабочих-военнопленных основали поселение под Стамбулом, которое дало название Белградскому лесу.

Позже Бали-паша занимал высокие должности в Будинском вилайете – первом и главнейшем из административных субъектов, созданных Османской империей на территории завоеванного Венгерского королевства. Центром этого образования был город Буда (столица Венгрии).

Бали-паша умер в Буде в 1543 г. Строительство мечети в Стамбуле завершила уже его супруга – Хюма Хатун в 1546 – 1548 гг. Это сооружение, неоднократно подвергавшееся природным катаклизмам, сильнее всего пострадало в 1894 г., когда был сильно поврежден основной купол мечети. Последние реставрационные работы проводились в 1935 – 1936 гг.

Мечеть коджи Мустафы-паши

В здании мечети коджи Мустафы-паши, стоящем на седьмом городском холме, до сих пор сохранились отдельные архитектурные элементы древней византийской церкви.

Первые упоминания о святой обители на юго-западной окраине Византия, основанной благочестивой Аркадией, сестрой императора Феодосия II, и посвященной покровителю святейшей Константинопольской церкви апостолу Андрею Первозванному, относятся еще к концу V в. В конце XIII в. Феодора Кантакузина, племянница византийского императора Михаила VIII Палеолога, основала здесь на свои средства женский монастырь, богословскую школу и восстановила пришедшую в запустение церковь, к тому времени уже называвшуюся храмом Святого Преподобномученика Андрея Критского в Крисе.

Османы не тронули ни женский монастырь, ни храм, только они продолжали существовать под новым названием Кызлар Килисеси (женская церковь). Но к 1491 г., по инициативе грека-ренегата коджи Мустафы-паши, занимавшего тогда высокую должность капыджыбашы (главного привратника) при дворе султана Баязида II (1481 – 1512), монастырский комплекс был преобразован в мечеть коджи Мустафы-паши. Коджу, ставшего впоследствии великим визирем, повесили в 1512 г. по подозрению в тайных связях с братом султана Селима I, который рвался к власти.

Наша справка:

свет веры Сюмбулийе

Еще когда бы жив грек-ренегат, при основанной им мечети обосновался тарикат (духовное братство) суфийского братства Халветийя. Одним из наиболее почитаемых шейхов этого братства и муршидом (наставником, учителем) его новой ветви – Сюмбулийе был Юсуф Сюмбюль Синан, более известный под именем Сюмбюль Эфенди (1451 – 1529). В течение многих лет он осуществлял духовное руководство текке (дервишским монастырем) при мечети и проводил пятничное полуденное богослужение в мечети Айя-София. После образования республики по указу 1925 г. все ордена дервишей были распущены, а текке Сюмбулийе закрыт.

Действующую мечеть, с расположенным на ее территории тюрбе, ставшим местом паломничества, сейчас часто называют мечетью Сюмбюль Эфенди. Из-за многочисленных переделок и новых пристроек от византийской церкви частично уцелели нефы, два нартекса и несколько мраморных колонн начала VI в. А чудом сохранившееся мраморное обрамление портала входных ворот бывшего византийского монастыря сейчас находится в Археологическом музее Стамбула.

Мечеть Йералты

Мечеть с необычным названием Йералты (подземная) находится в подземном каземате стоящей на берегу старой крепостной башни среди оборонительных укреплений Галаты. Эта башня использовалась во времена Византия для закрепления одного конца массивной металлической цепи, перегораживающей Золотой Рог. Будучи зафиксирована на громадных балках и удерживавшаяся на поверхности воды деревянными брусьями-поплавками, цепь перегораживала залив, позволяя контролировать продвижение кораблей в открытое море и обратно. Уцелевшие фрагменты цепи выставлены в Археологическом музее Стамбула.

В подземных казематах крепости, использовавшихся как тюрьма, обнаружены останки мусульманских святых Абу Суфьяна и Амири Вахиби. Эти два правоверных слуги Аллаха погибли во время осады Константинополя арабами в VII в. На месте находки святых реликвий сначала соорудили мавзолей, а в 1757 г. открыли мечеть, низкий каменный свод которой покоится на 54 массивных опорах. Гробницы почитаемых святых стоят рядом с михрабом в углу подземелья.

Мечеть Кылыч Али-паши

Одну из самых старых мечетей квартала – мечеть Кылыч Али-паши, иногда называемую Топхане, в 1580 г. построил великий Мимар Синан. Кюллие мечети включает религиозную школу, фонтан, мавзолей и хаммам.

Здание мечети с центральным куполом, поддерживаемым четырьмя колоннами, представляет собой уменьшенную копию собора Айя-София. Внутренний двор окружён портиками с прекрасными образцами каллиграфии.

Заказчик этой мечети по праву входит в число прославленных корсаров XVI в., верно служивших султану и наводивших ужас на всё Средиземноморье.

Из досье «ИП»:

морской волк Кылыч

Кылыч Али-паша родился в 1519 г. в калабрийской деревушке в семье моряка, получив при рождении имя Джованни Галени. Отец мечтал видеть мальчика священником, но судьба распорядилась иначе. Попав в плен к пиратам знаменитого Барбароссы, Джованни принял ислам и под именем Улуч Али вступил в ряды бесстрашного пиратского братства, находившегося под покровительством султана.

Судя по всему, он нашел свое призвание, так как очень скоро стал капитаном корабля, затем пашой Триполи (1565), а после завоевания Туниса – бейлербеем Алжира, получив заслуженную репутацию самого отчаянного и удачливого пирата на всем африканском побережье Средиземного моря. Даже в проигранной морской битве вблизи Лепанто (Греция) лишь эскадра Улуч Али, сражавшаяся в составе турецкого флота, смогла отступить без значительных потерь, захватив при этом флагманский корабль мальтийских рыцарей. За этот бой султан присвоил ему почетное звание кылыч (сабля) и назначил Каптан-ы Дерья (главный адмирал) и бейлербеем Островов. После этого, по принятому обычаю, Кылыч Али-паша попросил у султана место для строительства на свои средства мечети.

Как гласит легенда, недолюбливавший грубого и нагловатого морского волка Мурад III сказал: «Ты стал хозяином морей, вот и строй ее в море», и выделил ему участок низменного побережья Босфора. Поэтому перед строительством мечети пришлось провести большой объем работ по поднятию уровня почвы.

Кылыч Али-пашу похоронили в 1587 г. в тюрбе рядом с мечетью, а его имя носят несколько кораблей турецкого ВМФ.

Дворцы Стамбула

Султанский дворец Топкапы

Топкапы – главный дворец Османской империи до середины XIX в. Название Топкапы в переводе с турецкого означает дословно «пушечные ворота». Также он известен как Сераль.

Дворец расположен на мысе стрелки Босфора и Золотого Рога в историческом центре Стамбула в районе Султанахмет рядом с собором Святой Софии. Площадь дворца более 700 тыс. кв. м, он окружен стеной длиной в 1400 м. Главная прелесть дворца Топкапы состоит в его расположении: он стоит на высоком холме, буквально нависая над водами Мраморного моря.

Его архитектурная композиция далека от европейского понимания дворца. По существу, это огромный комплекс, состоящий из множества зданий и павильонов, соединенных между собой террасами. Дворец окружен глухой каменной стеной, и попасть в него можно лишь через массивные ворота с высокими башнями. Это и есть те самые Высокие ворота – Высокая Порта, именем которых европейцы называли когда-то Османскую империю. Именно сюда шли жители средневекового Стамбула, чтобы посмотреть на головы казненных, которые обычно выставлялись у этих ворот.

В 1453 г., после завоевания турками Константинополя, османский султан Мехмед Завоевательпервоначально поселился в построенном для него дворце в районе нынешней стамбульской площади Баязид. От этого дворца ничего не сохранилось, однако гаремстарого дворца с самого начала располагался в Топкапы. Этот старый гарем ныне известен как Изразцовый павильон.

После того как Мехмед Завоевательприказал соорудить на развалинах дворца византийскихимператоров новый дворец – дворец Топкапы, Изразцовый павильон оказался на периферии этого нового дворца, но тем не менее стал считаться самой старой его частью. При этом первые 50 лет существования Топкапы сохранялась ситуация, когда султанский дворец был фактически лишь рабочей резиденцией султанов, как это было и во время существования дворца Баязид. Изразцовый павильон с гаремом находился за пределами дворцового комплекса Топкапы. Только позднее Роксоланадобилась переноса гарема в султанский дворец Топкапы, чтобы быть ближе к султану.

Строительство гарема Топкапы при Сулеймане Iстало крупнейшей перестройкой дворца Топкапы с момента его основания Мехмедом Завоевателем.

В последующие века (до 1854 г.) дворец Топкапы достраивался и обогащался. На протяжении около 400 лет дворец оставался главным дворцом Османской империи (в нем жили и правили 25 султанов). В 1854 г. султан Абдул-Меджид I переехал в новою резиденцию – дворец Долмабахче. В 1923 г., с установлением республики, дворец Топкапы, как и другие дворцы, по приказу Мустафы Кемаля Ататюрка был объявлен музеем. Сегодня здесь всегда людно.

Дворец Топкапы устроен по принципу четырех дворов (авлу), окруженных стеной и разделенных между собой. Главные, или Высочайшие ворота, или Баб-ы Хюмаюн ведут в первый двор, в котором находились служебные и подсобные помещения. За Воротами Приветствия, или Баб-ус-селям, во втором дворе, помещались канцелярия дивана и казна. Проходом в третий двор служат Ворота Блаженства или Баб-ус-саадет. Здесь располагались гарем и эндерун (внутренние покои). В различных палатах внутренних покоев размещалась школа Эндерун – центр подготовки управленческих кадров. В четвертом дворе находятся павильоны Реван, Софа и Меджидие, башня Башлала, мечеть Софа, павильон для обрезаний, гардеробная и другие помещения.

Сегодня дворец Топкапы – один из известнейших музеев мира. Число экспонатов, выставленных для общего обозрения, достигает 65 тыс. единиц – однако это лишь десятая часть коллекции музея Топкапы, основные же богатства скрыты от глаз туристов в запасниках, как уже известная нам карта адмирала Пири Рейса.

Дворцовый комплекс украшают многочисленные сады. В прошлом особенно славился знаменитый «сад тюльпанов», в котором было около 800 сортов этих цветов. (Тюльпан – самый любимый цветок турок, на турецкой лире вы и сейчас можете увидеть его изображение, а при дворе султана была даже должность цветовода, которая называлась весьма романтично – «министр тюльпанов».)

Под вековыми платанами в красивом резном павильоне – тронный зал, святая святых султанского дворца. Когда-то все слуги, охранявшие павильон, были глухонемые. Стены и потолок его расписаны фресками и украшены орнаментом. На возвышении – великолепный трон в виде дивана с балдахином, а вокруг – скамеечки для матери монарха и его жен. Здесь султаны принимали послов, встречались с государственными чиновниками.

Помнит дворец Топкалы бесчисленные праздники, религиозные церемонии, дипломатические аудиенции. 25 турецких султанов жили в этом дворце. Здесь утвердилась Османская династия, здесь она достигла апогея своего величия, а потом началось ее угасание.

Султаны рождались в этих стенах, вступали на трон, здесь же их низвергали, бросали в темницы, зверски убивали.

Во дворце турецких султанов одновременно имеются места, полные ужаса, и места, наполненные наслаждениями. Внешне скромное здание гарема внутри убрано со сказочной роскошью. Сложилось множество легенд и преданий, посвященных этому месту, скрытому от чужих взоров. Красавицы турчанки, черкешенки, гречанки дарили здесь любовь своему господину. Доступ в гарем был закрыт для всех, кроме султана и его личных слуг. Нарушители карались смертью.

На первом этаже гарема жили танцовщицы и девушки, состоявшие при султанских женах. Комнаты жен и наложниц – на втором этаже, рядом с покоями султана. Почетное место в этой части дворца занимала мать султана (валиде) – повелительница гарема.

Некоторые из обитательниц попадали сюда в качестве дипломатических подарков. Так, Мухаммед бен-Осман, бей Алжира, преподнес в дар Селиму III девушку-француженку, захваченную в плен морскими разбойниками. Звали ее Эмма дю Бюк; она приходилась кузиной Евгении Богарне, жене Наполеона I. Султан сделал ее своей первой женой. В результате «французская валиде» стала матерью Махмуда II.

Султанская спальня, украшенная тяжелыми дорогими тканями, поражает роскошью и богатством. Здесь в кругу многочисленных красавиц отдыхал единственный для них мужчина – султан, расположения которого девушки добивались любой ценой...


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Багдадский киоск


Женская половина дворца находилась под бдительной охраной черных евнухов, глава которых носил название «кызлар агасты» (господин девушек) и занимал одно из высших мест в дворцовой иерархии. Не один великий везир был обязан своим назначением или смертью «господину девушек». Правда, случалось, и начальники черных евнухов становились жертвами придворных заговоров, но такое происходило чрезвычайно редко. Вообще, гарем всегда был средоточием дворцовых интриг, многие из которых кончались веьма печально не только для высших сановников, но и для самого повелителя.

Золотая клетка для рабынь: жизнь за пологом тайны

Гарем («харем» происходит от арабского «харам» – «запретное») – это не просто огороженное место, где жили в заключении мусульманские женщины. Раньше он назывался «дарюсааде» – дом счастья. Это институт посвящений, похожий на христианский монастырь, где девушки получают новое имя, обучаются религиозному почитанию и абсолютному подчинению. Эзотерический символизм суфиев, в соединении с явной эротической направленностью ритуалов, скрывает религиозное служение. Какие тайны хранили гаремы, где женщины должны были реализовать себя ценой отказа от себя же?

Из разговора французского писателя и путешественника Жерара де Нерваля с аравийским шейхом:

– Устроен гарем как обычно... несколько маленьких комнатушек вокруг больших залов. Всюду диваны, и единственный предмет мебели – это низкие столики с черепаховым покрытием. Маленькие ниши в закрытых панелями стенах уставлены курительными приборами, вазами с цветами и кофейной посудой. Единственное, чего в гареме не хватает, даже в самом богатом, это кровати.

– А где все эти женщины и их рабыни спят?

– На диванах.

– Но там же нет одеял.

– Они спят одетыми. И на зиму тут есть еще шерстяные и шелковые покрывала.

– Прекрасно, а где же место мужа?

– О, муж спит в своей комнате, женщины в своих, а одалиски – на диванах в больших комнатах. Если на диване с подушками спать неудобно, посреди комнаты кладут матрасы и спят на них.

– Прямо в одежде?

– Всегда в одежде, правда, в самой легкой: шаровары, жилет и халат. Закон запрещает как мужчине, так и женщине обнажать друг перед другом что-либо ниже шеи.

– Могу понять, – сказал я, – что муж может не захотеть провести ночь в комнате, где вокруг него спят одетые женщины, и он готов спать в другом помещении. Но если он пару-тройку этих дам берет с собой в постель...

– Пару-тройку! – возмутился шейх. – Только скоты могут позволить себе такое! Боже праведный! Да разве есть в целом свете хоть одна женщина, пусть даже неверная, которая согласится разделить с кем-то свое ложе чести? Неужели такое творят в Европе?

– Нет, в Европе такого не увидишь; но у христиан одна жена, и там полагают, что турки, имея нескольких жен, живут с ними, как с одной.

– Если бы мусульмане были так развращены, как представляют себе христиане, жены тут же потребовали бы развод, даже рабыни были бы вправе уйти от них.

В строгом смысле слова, гарем – это помещение, специально предназначенное для проживания женщин и расположенное внутри дворца или любого другого большого здания. Мусульманское жилище традиционно делится на две совершенно разные части: «селамик», мужская половина, и «гаренлик», участок, где женщины обречены провести всю свою жизнь. «Гарем» значит иногда «сакральный» или «границы которого ненарушимы». В это место запрещен проход лицам противоположного пола, кроме евнухов и самого властелина, хозяина дома.

Пересечение порога гарема неизбежно влекло за собой потерю нарушителем головы. Жизнь мусульманских женщин проходила только здесь, в то время как мужчины спокойно фланировалит по улицам, иногда работали, ходили друг к другу в гости или просто болтали на главной площади. Женщина оставалась не известной практически никому, за исключением ближайших друзей своего мужа. Она – управительница и хозяйка дома. Но внутри гарема она делит жизнь с другими женщинами такого же положения, или служанками и даже рабынями. И там создается пирамидальная иерархическая структура, на вершине которой стоит первая жена, которая родила мужу сына-наследника. Здесь женщины пьют, курят, спят, встречают подруг, поют, танцуют, занимаются мелкими ручными работами и, кроме всего, скрупулезно следуют предписаниям мусульманской религии.

Первым европейцем, увидевшем гарем изнутри, был Томас Даллан, посланный в Константинополь в 1599 г. для настройки органа, который испанская королева Изабелла за сто лет до этого подарила султану. Турецкий владыка был так разгневан невежеством своих подданных, никто из которых не умел играть на этом инструменте, что проявил к Даллану большое расположение и предложил ему двух своих наложниц. Для этого он привел его во дворец, а сам остался снаружи, желая подстегнуть интерес европейца к женщинам в гареме. Британец описывает свой опыт весьма живо: «Когда я подошел ближе, то заметил, что наружная стена очень широка, но через решетку можно видеть примерно тридцать наложниц Великого Владыки, которые играли в мяч. На первый взгляд я принял их за мальчиков, но потом увидел, что их волосы ниспадают на плечи косичками, в которые вплетены связки жемчужинок, и некоторые другие признаки, по которым понял, что передо мной женщины. На голове они не носили ничего, кроме золотой шапочки, на некоторых были краги, другие ходили с голыми ногами, с золотыми сережками на браслетах у щиколоток; иные носили бархатные туфельки сантиметров восьми высотой». Даллан решил бежать из города, прежде чем султан опомнится – он боялся, что посещение гарема будет стоить ему жизни.

Из книги Б.Р. Рэдмена «Развлечения арабских ночей»:

Это мир, где чувства будоражат вид, звуки, запахи, цветы, фрукты и драгоценности, вино и сладости, податливая и прекрасная плоть, будь то мужская или женская. Это мир возвышенных, любовных встреч... Любовь здесь выглядывает из каждого завешенного окна; всякий взгляд из-под чадры сулит волнующее свидание; и руки слуги подают надушенную записку, дарующую скорую встречу... Это мир, где нет такого безумия, какого было бы нельзя осуществить, где день грядущий не похож на день прошедший. Это мир, где обезьяна может позавидовать ловкости человека, где простой мясник способен завоевать руку дочери короля; здесь дворцы построены из алмазов, а троны высечены из монолитного рубина. В этом мире удручающе строгие правила повседневной жизни величественным жестом отставлены в сторону, ответственность каждой личности, в них заключенная, восхитительно отсутствует. Это мир легендарного Дамаска, манящего Каира, непревзойденного Константинополя... Короче говоря, это мир вечной сказки, и нет возможности уйти от его чар.

Наложницы попадали в гарем с рынка рабов в Константинополе. Большинство из них, захваченные в плен в других странах еще девушками, обучались «хорошему поведению», игре на музыкальных инструментах и танцам, а потом преподносились султану в дар. Попав в его гарем, они принимали ислам после произнесения простой традиционной арабской фразы: «Ла иллахе илла алла, мохамет расул алла», то есть: «Нет бога кроме аллаха, и Магомет – пророк его».

Другой путешественник эпохи Возрождения, венецианец Оттавиано Бон, так описывает гарем: «В своем жилище женщины проживают как монашки в монастыре». И чуть позже прибавляет: «Девушки разрывают все прежние связи раз и навсегда, как только заходят в сераль. Они получают новые имена».

Эти два свидетельства кажутся весьма значительными: появление девушки в гареме и ее проживание там были связаны с религиозные ритуалами. Как известно, ислам не знает монашества – ни для мужчин, ни для женщин; однако гарем почти равен католическому женскому монастырю по своему значению. Женщины получают посвящение новым именем, еще они должны оставить всю прежнюю жизнь, для того чтобы быть принятой в гарем, и еще они должны сохранить свою девственность.

Так же как мужчина-мусульманин реализовал самого себя в благочестивых размышлениях-медитациях, в священной войне или освященной работе, женщины реализовались отказом от самих себя и исполнением своего материнского и супружеского долга. В случае гарема наложницы должны были почитать своего господина как сверхчеловеческое существо и подчиняться ему абсолютно. Обычай, например, вынуждал наложницу, которая была выбрана провести ночь с господином, входить в его частные покои наряженной в праздничные одежды и с великой покорностью. Символом ее смирения служило то, что она сама должна была сбросить рубашку, взойти на ложе со стороны ног и ждать там своего любовника.

Число захваченных в плен рабынь в гареме было весьма высоко, и наряду с изоляцией их жизни и строгим соблюдением режима, а также почти фанатичным почитанием своего господина, это давало какому-то проценту женщин надежду на освобождение. Поэтому каждая наложница старалась как могла ублажить господина.

Одно время султаны держали рабынь в гареме, но женились только на дочерях христианских монархов из соседних стран. Однако эта традиция была нарушена после Баязида II, и гарем стал тем местом, откуда могли выбирать жен для султана. За исключением немногих султанов, почти все они соблюдали эту традицию и женились на выбранных невольницах. Когда Мехмед Завоеватель овладел Константинополем в 1453 г., то он украсил город многими произведениями искусства. Он построил дворец на площади Баязида, как до этого строились дворцы в старых столицах Османского государства Брусе (Бурсе) и Адрианополе (Эдирне). Этот дворец использовался некоторое время, но вскоре, поскольку потребовалось большое помещение, по приказу султана Мехмеда Завоевателя был построен дворец Топкапы.

Вначале гарем состоял из нескольких зданий около «золотой дороги». В результате строительства нового дворца и дополнительных зданий с течением времени образовался огромный конгломерат построек. Этот новый дворец стал местом, где решались государственные дела и где по пятницам проходила в мечеть процессия султана, приветствовавшего окружающий народ. Старый же дворец использовался как гарем. Хотя гарем оставался на прежнем месте, султан Сулейман Великолепный время от времени бывал в Сарайы духтеран (дворец женщин) в новом дворце. Часто говорили о том, что Хюррем Султан приходила в самую любимую комнату султана и долго занималась любовью с Сулейманом Великолепным. Строительные работы продолжались в гареме Топкапы до Мурада III. Этот султан перевел гарем полностью в недавно построенный дворец Топкапы в 1587 г., и он вновь приобрел былое значение.

Территория гарема, которая была очень небольшой при султане Мехмеде Фатихе, или Завоевателе, стала расширяться при других султанах. К сожалению, этот обширный гарем был уничтожен большим пожаром в 1665 г. После его восстановления землетрясение в Стамбуле через сто лет разрушило это уникальное архитектурное сооружение. Но оно было снова восстановлено и дополнялось другими постройками вплоть до Махмуда II.

Позже гарем утратил свое былое великолепие, потому что дворцы (а точнее, роскошные виллы) у Босфора стали пользоваться более широкой известностью.

Конечно, звездами гарема были сами султаны. Следующее место по статусу занимала Валиде Султан (мать султана). После того, как ее сын занимал трон, его мать-султанша отправлялась в новый дворец из старого в сопровождении великолепной процессии, со стражниками, и поселялась в покоях, отведенных для нее. После Валиде Султан прибывали несколько кадын-эфенди, жен султана, имеющих различные титулы, такие как старшая, вторая, третья кадын-эфенди, и жили в отдельных апартаментах со своими детьми. Несомненно, наиболее яркими фигурами гарема были карие (рабыни). Выбранные султаном, они имели возможность получить один из перечисленных титулов. Другие невольницы оставались в гареме и выполняли различные обязанности.

В гареме существовала еще одна группа людей, называвшихся харемагалары, отвечающих за безопасность в гареме. По протоколу, дарюсааде агасы (руководитель охраны гарема) занимал третье место по рангу после садразама (великого визиря) и шейх-уль-ислама (главы исламской иерархии).

А теперь попробуем приоткрыть занавес таинственности, много столетий прикрывавший для всего мира то, что творилось в гареме.

На протяжении веков число женщин в гареме султана никогда не опускалось ниже трехсот. В XIX столетии количество их увеличилось до девятисот, то есть более тысячи человек, включая рабынь и служанок...

Этот подчиненный строгим правилам мир всегда вызывал любопытство западных писателей и художников, которые не раз описывали его, давая полный разгул своему воображению. О том, кто здесь жил, мы узнаём из нескольких описаний, дошедших до наших дней.

Первый гарем известен с 1365 г., когда по приказу султана Мурата I в Эдирне (тогдашней столице империи) был возведен дворец, но гарем в настоящем смысле слова, как мы уже говорили, был построен только во дворце Топкапы султаном Мехметом II Завоевателем в 1453 г. Существовало и несколько других значительных гаремов, особенно вдоль Босфора, в зимних и летних резиденциях правителей империи. Во всех имелись прекрасно ухоженные сады, в центре которых располагался изящно украшенный водоем. В этих райских садах прогуливались как белокожие рыжеволосые ирландки, так и индианки с миндалевидными глазами, и прекрасные жительницы Судана с телами черными, как эбеновое дерево.

Большинство из них были рабынями, военным трофеем османов. Некоторые были подарены султану или визирям за какую-либо услугу, а другие – с целью воспользоваться могуществом султана. Бывало, приходилось объездить целый свет в поисках самых красивых женщин, приобретенных у их семей за очень высокую цену. Самым ценным подарком, который можно было преподнести султану или визирю, была красивая рабыня. Значительную роль в обогащении таких коллекций, несомненно, играли работорговцы.

Они отправлялись в экспедиции в отдаленные районы Африки и Азии с одной-единственной целью – привезти девушек, будущих наложниц для гаремов.

Из наблюдений Уильяма Джеймса Мюллера (1838), английского художника-ориенталиста

– Невольничий рынок – мой излюбленный объект наблюдений... Через темный проулок входишь в здание, расположенное в самом грязном и заброшенном квартале Каира... В центре внутреннего двора выставлены на продажу невольники, обычно от тридцати до сорока человек, люди молодые, многие совсем еще дети. Зрелище противоестественное и отталкивающее; однако я не видел, как подсказывало мне воображение, ужаса и горя, когда торговец снимал с женщины все одеяние из грубой шерсти и выставлял ее обнаженной на общее обозрение.

Под сенью вековых деревьев в беседках, пахнущих жасмином, султаны проводили время до зари в окружении прекрасных нимф в прозрачных одеждах... Пили кофе и курили кальян.

Из книги Элизабет Уорнок Фернеа «В гостях у шейха»:

После трапезы служанки подавали серебряный кувшин и чашу для полоскания рук, а также вышитые золотом и серебром полотенца. Наступало время откинуться на пышные подушки и выкурить папироску или подымить через кальян. В гареме курили только высококачественный табак, и это было одним из самых больших удовольствий. Курили все, и очень много, но только не в присутствии мужчин. Новеньким девушкам курить не разрешалось, но они делали это тайком.

– Здесь лучше не курить, – сказала пожилая женщина, провожавшая меня до дверей Сельмы. – Хаджи не любит, когда женщина курит.

Сельма взглянула на говорившую:

– Культум, – сказала она, – Хаджи такой же мой муж, как и твой. – С этими словами она закурила сама и угостила других.


Из воспоминаний о путешествии на Восток Теофиля Готье, французского поэта-романтика, 50 е гг. XIX в.

Нет ничего более располагающего к поэтическим мечтаниям, чем откинуться на подушки дивана и короткими затяжками вдыхать этот ароматный и охлажденный дым, который, пройдя воду, движется потом к курящему по длинной красной или зеленой кожаной трубке, обвивающей руку человека, словно змея у заклинателя на каирском рынке.

Жизнь женщин гарема подчинялась строжайшей иерархии. Среди прочих «должностей» здесь имелись, например, такие.

Царица-мать. Мать правящего султана, вторая после него властительница гарема. До совершеннолетия султана управляла империей как регентша.

Любимая жена. Любимая жена султана, а также та, которая рожает первого сына – наследника престола.

Жены. Официальные жены султана, чьи дети считаются принцами и принцессами. Их число колебалось от четырех до семи.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Вечерняя встреча


Гедикли кадын. Личная рабыня султана, в обязанности которой входило купание султана.

Наложницы (одалиски). Молодые женщины, разделявшие ложе султана и имевшие право рожать детей.

Гозде. Молодая рабыня, привлекшая внимание султана и делившая с ним ложе.

Карие. Служанка гарема. Если она была достаточно умной и ловкой, то могла возвыситься до ранга гозде.

Черные евнухи. Дети, привезенные из Судана, входившего в Османскую империю, и Абиссинии и оскопленные особым образом, для того, чтобы сделать из них в дальнейшем хранителей гарема. Все сношения с внешним миром осуществлялись именно через них. Во главе их стоял «кизларагаши», отвечавший за безопасность гарема, выбор рабынь и их «карьеру».

Из книги «Путешествие на Восток» Жерара де Нерваля, французского поэта

Не меньшим украшением их были волосы, заплетенные в толстенные косы, также обильно умащенные маслом, струившиеся по плечам и груди... Это тогда было модным, так как придавало блеск волосам и лицу.

Купцы охотно показывали все их достоинства: обнажали, открывали им рот, чтобы я мог потрогать их зубы, заставляли их пройтись взад и вперед, даже показывали, как упруга их грудь. Бедные девушки старались исполнять все как можно непринужденнее, и эти сцены трудно было назвать тягостными, потому что едва ли не все они при этом безудержно смеялись.

Рабыни, попадавшие в гарем, должны были быть красавицами и иметь безукоризненное тело. Кизларагаши представлял их любимой жене, затем они попадали к опытным служанкам, которые занимались их воспитанием. Ни одна не могла попасть в спальню султана в первый же день прибытия. Их знакомили с правилами гарема, обучали музыке, литературе, танцам и пению. Все они стремились приглянуться султану и даже влюбить его в себя. Если им выпадала такая удача, они могли удостоиться звания супруги самого могущественного правителя мира. Для молодой ловкой крестьянки это было вершиной мечтаний.

Из книги «Воспоминания и картинки Востока» Максима дю Канпа (1849):

Когда дахабеахи (работорговцы) возвращаются из своих долгих и тяжких странствий по верховьям Нила, они торгуют живым товаром на больших окалях (деревянных площадках), устроенных возле разрушенной мечети халифа Хакема; народ идет туда купить себе раба, как покупают рыбу.

Молодые служанки одевались и прогуливались таким образом, чтобы быть замеченными султаном. Счастливица, на которой султан остановил свой взгляд, сразу же выставляла напоказ все свои умения, обаяние и кокетство. Султан никогда не выражал перед избранницей своих чувств и желаний, он только смотрел пристальнее или делал особый знак, а затем указывал на нее старшему евнуху, которому поручалось «приготовить» девушку.

Счастливую избранницу отводили в турецкую баню (хамам), где обривали ей все лишнее, умащали благовониями, одевали и украшали, а затем в сопровождении музыки и пения вводили в опочивальню султана.

Войдя, она осторожно приближалась к ложу и останавливалась у ног султана.

Эта первая ночь могла принести ей удачу, ибо если она беременела и рожала султану сына, то могла сделаться одной из жен султана или даже любимой женой, благодаря своей чувственности и особым способностям.

Из книги «Повествование о паломничестве в Медину и Мекку» сэра Ричарда Бертона (1853):

Живя по соседству с молодыми невольницами и видя их в любое время дня и ночи, я хорошо к ним присмотрелся и понял их натуру. Это были существа типа курдючных абиссинских овец – широкоплечие, узкие в талии, с тонкими конечностями и бедрами невообразимых размеров... Кокетничали они очень странно:

– Как прекрасна, ты, о Марьям! Какие глазки, что за глазки, что...

– Тогда почему ты меня не купишь? – отвечает дама.

– Мы одной веры, одного воспитания, мы просто созданы осчастливить друг друга.

– Тогда купи меня!

– Нам суждено, Марьям, соединить свои сердца.

– Тогда купи же меня...

И так далее. Лучшей шутки Купидона не придумаешь!

Сейчас во дворце Топкапы нет ни прекрасных одалисок, ни хитрых евнухов, ни мудрых везирей. Но остались бесценные сокровища турецких султанов: несметное количество рубинов, изумрудов огромной величины, жемчуга, знаменитый бриллиант «Ложечника» в 86 карат, бесчисленное количество оружия и утвари, украшенных драгоценными камнями – все это блестит и переливается за стеклянными витринами.

В 1853 г. султан Абдулмесид решил перенести свою резиденцию в новый и современный дворец, поэтому сегодня дворец Топкапы выступает в роли музея, посвященного имперской эре, и является одной из величайших достопримечательностей Стамбула.

Дворец Долмабахче

Долмабахче – дворец османских султанов на европейской стороне Босфора на границе районов Бешикташ и Кабаташ. До начала XVII в. на этом месте находилась неглубокая бухта, служившая базой для военно-морского флота Османской империи. Во время правления султанов Селима II и Ахмеда I бухту засыпали землей, и отвоеванная у Босфора территория, получившая название Долмабахче (букв. наполненный сад), стала частью парковой зоны.

Дворец строился в 1842 – 1853 гг. для Абдул-Меджида I, который стал тяготиться средневековым дворцовым комплексом Топкапы и желал иметь дворец в стиле барокко, способный посоперничать в изысканности с европейскими резиденциями XVIII в.

В качестве архитекторов выступали армянеиз семейства Бальян. На украшение Хрустальной лестницы и прочих интерьеров ушло 14 т золота и 40 т серебра, а общая стоимость строительства превысила 5 млн золотых фунтов. Среди основных достопримечательностей – подаренная королевой Викториейлюстра из богемского стекла, весом почти в 5 т, и собрание картин И. Айвазовского, которые художник исполнил по заказу султана.

В здании, занимающем территорию 45 тыс. кв. м, есть 285 комнат, 46 залов, 6 турецких бань и 68 туалетных комнат. Полы покрыты паркетом и устланы коврами из Хереке общей площадью 4,5 тыс. кв. м, а также медвежьими шкурами, присланными из России.

За несколько десятилетий дворцовый комплекс, первоначально скромный по размерам, разросся до того, что занял 45 тыс. кв. м. В 1889 г. Абдул II перенес свою резиденцию во вновь построенный дворец Йылдыз, однако его преемники вернулись в Долмабахче. После падения монархии во дворце поселился Ататюрк; здесь он и умер 10 ноября 1938 г. Сегодня все часы в комплексе, которых более полутора сотен, показывают одно и то же время – 9.05 – именно в этот момент 10 ноября 1938 г. в стенах Долмабахче перестало биться сердце основателя турецкого государства.

Опустевший дворец оставался музеем вплоть до сентября 2007 г., когда турецкий парламент вернул ему политическую функцию, сделав Долмабахче официальной резиденцией премьер-министра.

После завершения реставрационных работ в 1952 г. во дворце открыли музей, в отдельных залах и павильонах которого проходят многочисленные культурные мероприятия, выставки и концерты.

На территорию комплекса, фасад которого протянулся вдоль Босфора почти на полкилометра, ведут 12 ворот. Для входа во дворец Долмабахче сегодня служат ворота Сокровищ. Через Султанские ворота, которые расположены слева от входа в само здание, во дворец попадали только султаны и их министры. В летние месяцы каждый вторник после обеда здесь играет ансамбль мехтеров – военных музыкантов.

Развалины Влахернского дворца

Влахерны – северо-западный пригород Константинополя, со времен Юстиниана известный церковью Богородицы, где в 910 г. произошло знаменитое явление Богоматери. В память этого события православной церковью установлен праздник Покрова Пресвятой Богородицы.

При расширении городских стен в 627 г. район был включен в состав города. Здесь находился императорский дворец, который с 1081 г. стал основной резиденцией монарха. Иоанн VI Кантакузин был коронован в дворцовой церкви. В 1453 г. турки ворвались в Константинополь, пробив стены именно Влахернского квартала.

Малый дворец сохранился до наших дней в плачевном состоянии, а восковая икона Влахернской Богоматери (предположительно VII в.) была вывезена из дворца и доставлена в Москву. Сегодня она хранится в Третьяковской галерее.

Развалины дворца Буколеон

Буколеон – византийский императорский дворец на берегу Мраморного моря, в районе Константинополя, названном в честь персидского принца Ормизда. Строительство его приписывалось Феодосию II и Юстиниану, а название, как считалось, произошло от статуи мифического быкольва, украшавшей здешнюю гавань. Сохранившиеся до сего дня руины были, по всей видимости, воздвигнуты императором Феофилом; обращает на себя внимание балкончик, с которого император мог созерцать морскую даль.

В 1204 г. дворец был разорен крестоносцами и находился в запустении при Палеологах, которые предпочитали жить во Влахернах. Часть развалин была окончательно снесена в 1873 г. при строительстве железной дороги.

Дворец Чираган

Очень красивое место на Босфоре между Бешикташем и Ортакёем называлось раньше парком Казанджиоглу. В начале XVIII в. султан Ахмед III подарил эти места своему зятю – великому визирю Дамат Ибрагим-паше из Невшехира. Тот построил для жены Фатьмы роскошный особняк и устраивал там экстравагантные вечеринки – чираган шенликлери, называемые также лале чираганы (lale – тюльпан). По ночам тюльпаны в парке подсвечивались факелами и масляными светильниками. Позже от названия уцелело лишь слово «Чираган».

Над проектами дворца Чираган доводилось поработать нескольким поколениям архитекторов Бальян. Во времена султана Селима III Крикор Бальян возвел здесь дворец из мрамора, который оставался летней резиденцией и при Махмуде II, когда в 1835 – 1843 гг. это сооружение снова перестроил и расширил уже Карапет Бальян.

Когда султан Абдул-Меджид I решил перенести официальную резиденцию во дворец Долмабахче, Чираган снова разобрали и построили на его месте другое здание, теперь уже под руководством Никогоса Бальяна.

Из-за финансовых проблем и внезапной смерти султана строительство завершили только наполовину. Достраивали же дворец Саркис и Акоп Бальян, которые внесли в проект дворца некоторые элементы арабской архитектуры. Чираган соединили мраморным мостом с дворцом Йылдыз, который располагался дальше от берега, на холме. Со стороны Босфора в Чираган вели роскошные ворота.

Но история этой султанской резиденции оказалась короткой и печальной. В мае 1876 г., вскоре после отстранения от власти, султана Абдул-Азиза нашли там мертвым. Его племянник – султан Мурад V правил в Чирагане всего 93 дня. Обвиненный братом – Абдулом II в недееспособности по причине пьянства и слабоумия, он так и умер в заточении в 1905 г.

В 1910 г. во время Второй конституционной монархии султан Мехмед V Решад предоставил это здание для работы парламента. Однако два месяца спустя пожар почти полностью уничтожил дворец, и практически до конца XX в. на его месте, которое долгое время служило футбольным полем клубу «Бешикташ», стоял лишь обгорелый остов. В 1991 г. здание восстановили, превратив в 5 звездочный отель.

Дворец Гёксу

Кючюксу, или Гёксу (это название, переводимое как «маленький водный павильон», происходит от двух ручьев, которые протекают поблизости и впадают в месте расположения дворца в пролив) – вилла султана Абдул-Меджида на азиатском берегу Босфора в Бейкосе, между Анатолийской крепостью (Анадолу) и мостом султана Мехмеда. Это яркий памятник т. н. османского барокко – стиля, в котором творили армянские зодчие Бальян.

Миниатюрный дворец, построенный в 1857 г. и в 1944 м превращенный в музей, заменил собой деревянное жилище визиря Махмуда I. Его оформление причудливо сочетает в себе традиционные турецкие мотивы с европейскими диковинками. За убранство помещений отвечали мастера, строившие Венскую оперу.

В отличие от других дворцов султана, вилла отделена от города не высокой стеной, а ажурной чугунной решеткой в европейском стиле. Парк в свое время украшали садовые павильоны, большей частью исчезнувшие с лица города.

Во дворец было построено четыре входа. Один располагался со стороны моря и начинался прямо от воды, что позволяло султану подплывать на лодке к нему и так попадать во дворец.

Главный вход во дворец украшали два крыла в виде изящно изогнутых мраморных ступеней. На территории двора находился бассейн из мрамора с фонтаном, который был выложен барельефами. Дворец имел довольно вычурный вид и состоял из цокольного этажа и двух основных, в которых располагалось десять залов. В цокольном этаже находились комнаты для прислуги, кухня и кладовые. Дворец внутри имеет роскошный интерьер – его потолки очень богато украшают лепнина, роспись и позолота, а полы выложены чудесным паркетом. Во всех комнатах дворца находятся камины, выполненные с использованием разнообразного как по стилю, так и по цвету итальянского мрамора.

Для обивки и для штор использовались шелковые ткани, сотканные в знаменитом турецком городке Хереке. Сегодня гиды во время экскурсий по дворцу демонстрируют замечательную коллекцию фарфора, большая часть которой состоит из очень красивых ваз. Все предметы интерьера, которые сейчас располагаются во дворце, – подлинные, они датируются XIX в.

Сразу после основания Республики в Турции на протяжении нескольких лет во дворце останавливались высокопоставленные иностранные гости, но немного позже дворец превратили в музей.

Дворец Бейлербейи

Дворец Бейлербейи – летняя резиденция султанов, расположенная на азиатском берегу Босфора. Территория этого современного стамбульского района была заселена еще с византийских времен. По историческим источникам XVIII в., император Константин Великий воздвиг здесь крест, после чего это место получило название «сады Иставроз». В эпоху правления Мурада III (XVI в.) Мехмед-паша, получивший титул генерал-губернатора – т.е. бейлербея Румелии, построил на берегу Босфора загородный дом. С XVII в. этот район стал местом строительства летних резиденций для султанов Османской империи. В 1827 г. по приказу султана Махмуда II в Бейлербее появился дворец, созданный архитектором Киркором Бальяном. Но при султане Абдул-Меджиде I в 1851 г. это строение, построенное целиком из дерева, было почти полностью унчтожено пожаром. Уцелели только Мермер Кёшк – Мраморный павильон, большой бассейн и нижняя терраса. Брат и наследник Абдул-Меджида I – Абдул-Азиз велел полностью снести деревянную конструкцию и построить дворец заново. В 1861 г. на том же самом месте начали возводить летнюю резиденцию в стиле барокко по проекту архитекторов Акопа и Саркиса Бальян. К 1864 г. строительство этого сооружения из белого мрамора и камня, протяженность которого вдоль побережья составила 65 м, окончилось.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Дворец Бейлербейи


Первоначально окрестности дворца Бейлербейи занимали площадь 160 тыс. кв. м и включали в себя охотничьи угодья, зоопарк и ботанический сад с растениями, привезенными сюда со всего мира. Одна из особенностей, отличающих Бейлербейи от других османских дворцов того периода, – расположенный террасами сад на склоне холма позади дворца. Дворец окружают небольшие постройки, среди которых выделяются Сары Кёшк – Жёлтый и Мраморный павильоны, а также султанские конюшни – Ахыр кёшк. Последнее сооружение стало широко известно благодаря аркам в виде подков и бронзовой статуе любимого коня султана Абдул-Азиза – Ферхана, располагавшейся перед воротами конюшни. Другая особенность – туннель, ведущий из дворца в парк. До этого резиденции на побережье Босфора соединялись со своими задними садами и парками при помощи мостов. Сейчас в туннеле расположились кафе и сувенирный магазин.

Сооружение, в которое ведут три входа, включает шесть парадных салонов (софа) и 26 комнат. По традиции здание дворца разделено на две части – гаремлик и селамлик. Интерьер помещений представляет собой синтез разнообразных западных и восточных стилей. Здесь можно увидеть великолепные люстры из богемского хрусталя, французские часы, а также фарфоровые изделия из Китая и Японии. Повышенное внимание Абдул-Азиза к турецкому флоту отразилось и на внутреннем убранстве дворца в виде многочисленных морских мотивов и изображений кораблей. Пол в Бейлербейи застилали тростником, который доставлялся из Египта. Зимой такое покрытие защищало обитателей дворца от сырости, а летом – от жары. Поверх тростника настилали ковры ручной работы из Хереке.

Дворец Бейлербейи служил не только летней резиденцией султана, но и местом размещения именитых иностранных гостей во время их визита в османскую столицу. Среди них были принц Уэльский, австрийский император Франц Иосиф, персидский шах Насреддин, великий князь Николай. В 1869 г. во дворце останавливалась императрица Евгения Богарне, супруга Наполеона III. За подготовкой покоев к приезду именитой гостьи следил сам султан Абдул-Азиз, который, по ходившим тогда слухам, был к ней весьма неравнодушен. Даже москитную сетку над кроватью Евгении унизали мельчайшими жемчугами.

Говорят, что, вернувшись домой, французская императрица заказала у себя во дворце Тюильри такие же окна, какие были у нее в резиденции Бейлербейи.

Дворец Эсма Султан

Эсма Султан, одна из девяти дочерей султана Абдула I, родилась в 1778 г. В возрасте 14 лет ее отдали замуж за адмирала Хусейн-пашу. Современники характеризуют Эсму не только как очень умную, но и весьма обаятельную женщину. Впрочем, стройная фигура, белоснежная кожа и большие черные глаза сочетались с живым, скорее даже авантюрным, характером.

Овдовев в 24 года, Эсма Султан, вопреки местным обычаям, не вышла повторно замуж, а предпочла вести беззаботную жизнь, совершая экстравагантные поступки, о которых потом долго судачил весь Стамбул. В зависимости от времени года и настроения Эсма жила в одной из многочисленных резиденций – дворце на Диван-йолу, вилле в Чамлыдже, особняке в Эйюпе. В конце XVIII или начале XIX в. к ним добавился дворец в Ортакёе.

После смерти хозяйки дворец начал медленно приходить в упадок. В середине XIX в. большой пожар сильно повредил здание, и Саркису Бальяну пришлось отстраивать его фактически заново. В течение XX в. строение сначала приспособили под табачный склад, а затем под угольный склад. В 1972 г. еще один сильный пожар практически уничтожил дворец. Сегодня его полностью восстановили согласно первоначальному плану, однако внутри старых стен возвели новые конструкции из стекла и стали.

Дворец Айналы Кавак

Сегодня павильон Айналы Кавак (буквально: «зеркальный тополь») представляет собой невеликое по размерам здание с садом и терассами, за высоким забором, позади верфей Ташкызак, принадлежащих турецким военно-морским силам. Это единственное строение, уцелевшее от летнего дворца Терсане на берегу Золотого Рога, построенного среди заросших лесом холмов в Терсане Бахчеси на стыке между районами Касымпаша и Хаскёй.

Дворец из нескольких павильонов получил своё название в честь многочисленных верфей, строящихся по всему северному побережью залива. Считается, что первые дворцовые постройки появились здесь в эпоху правления Ахмеда I. Именно он приказал соорудить первый деревянный дворцовый павильон, окружив его садом из благоухающих роз, а также апартаменты для своего гарема и хозяйственные сооружения. Во время правления Ахмеда III в употребление вошло другое название дворца – Айналы Кавак (зеркальный тополь), связанное с установкой в новом павильоне подаренных венецианцами (1718) зеркал, «высоких, как тополь». Султан Селим III, композитор по призванию, любил творить в перестроенном при нём дворце. Это, впрочем, не помешало ему снести большинство дворцовых павильонов, чтобы освободить место под верфи.

Сейчас от всего дворца уцелел лишь павильон, полностью отремонтированный во время правления Абдула II архитектором Карапетом Бальяном. Архитектурный стиль и внутреннее убранство павильона, ставшего музеем в 1985 г., сделали его уникальным образцом классической османской архитектуры. В память о султане Селиме III, как о выдающемся турецком композиторе, в цокольном этаже здания размещалась выставка национальных турецких музыкальных инструментов.

Дворец Сейид Низама

Основатель дворца, мусульманский шейх и улама Сейид Низам из Таригата, в 1512 г. переселился из Багдада в Стамбул. Дворец расположен в Казлы-чешме на перекрестке шоссе Сейид Низама и одноименной улицы. Несмотря на то, что точная дата основания дворца неизвестна, экскурсоводы чаще всего называют 1550 г.

Дворец Текфур

Памятник архитектуры светской Византии, дворец Текфур, один из немногих сохранился до нашего времени. На западе города император Алексий возвел роскошнейший дворец на месте сегодняшней мечети Иваз, рядом с ним находится дворец правительства, где проводятся все его заседания. Стены и колонны его были украшены серебром и золотом. Эти оба дворца вместе образовали комплекс дворцов Влахерны. Определенную часть этого комплекса составляет дворец Текфур, возведенный вблизи ворот Эдирне.

В древности он назывался именем императора Константина, а затем его переименовали во дворец Текфур, что в переводе с турецкого означает «король». Сразу после того, как Константинополь завоевали османы, дворец стал зверинцем, там обитали диковинные звери, вывезенные из Африки, прежде всего из Судана и с восточного побережья Черного континента, куда заходили корабли турок. Немного позже во дворце открыли публичный дом. Затем на его территории находился гончарный цех, где производились изразцы, а после его закрытия во дворце разместилась богадельня.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Дворец Текфур


К концу XVIII в. дворец окончательно забросили, и только в середине прошлого столетия приступили к реставрационным работам. Фасады дворца Текфур украшают по-прежнему искусные, разнообразные геометрические узоры, созданные из белого камня и красных кирпичей, а его каменную массивную часть – изящными, красивыми мраморными колоннами.

Фонтаны Стамбула

Стамбул знаменит своими фонтанами. Но под этим словом турки и европейцы подразумевают разные вещи. Изначально стамбульские фонтаны были предназначены для омовения ног перед посещением мечети. Поэтому они похожи на этакие киоски, по периметру которых установлены краны, которые включают по мере необходимости. Несмотря на специфическое предназначение, некоторые фонтаны являются архитектурными и культурными памятниками исторической столицы.

Фонтан Айше Султан

В 1598 г. на площади Имрахор, находящейся в азиатской части Стамбула, возвели фонтан в честь Айше Султан, дочери султана Мурада III. Стела фонтана украшена бейтами (так по-арабски называются двустишия на любую тему). Одно из них переводится так: «Чистая вода фонтана жизни 1007». Фонтан Айше Султан украшен зеркальной аркой, в отделке которой сочетаются белый и красный цвета. Арка декорирована традиционной османской лепниной, розетками и балдахинами.

С 1940 г. фонтан подключен к системе городского водопровода.

Фонтан султана Ахмеда III

Построенный в 1728 г. на площади Ускюдар для снабжения водой путешественников, преодолевающих пролив Босфор, этот фонтан считается одним из самых красивых в Стамбуле. На массивной мраморной стеле над фонтаном султана Ахмеда III арабским шрифтом сулуси написаны бейты в эпическом жанре. Считается, что их сочинил сам султан Ахмед III. Ниши фонтана украшают розетки с орнаментом из помещенных в вазу роз, тюльпанов и хризантем. В отделке также использованы выступающие балдахины, стрельчатые арки.

После реставрации фонтан Султана Ахмеда III был перенесен ко входу во дворец Топкапы.

Фонтан Топхане

Этот фонтан был построен в 1732 г. на площади Топхане по приказу султана Махмуда I. Он составляет единый комплекс с мечетью Кылыч Али-паши, расположенной рядом. Автором проекта стал известный архитектор Мехмед-ага, которому удалось совместить традиции османской архитектуры и стиль барокко.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Стамбульский фонтан


Надпись на стеле фонтана принадлежит знаменитому поэту Нахифи. Ниши фонтана и стрельчатые арки выполнены в традиционной османской стилистике, а карниз – в стиле барокко. Строение украшено растительными орнаментами. Также фонтан декорирован 23 каратной золотой фольгой, использовавшейся во время реставрации дворца Топхане в 2006 г.

Фонтан Эсма Султан

В 1781 г. на площади Кадырга по приказу Эсмы Султан, дочери султана Ахмеда III, был возведен новый фонтан. Рядом с ним располагается намазгах – открытое пространство для молитвы.

На прямоугольной стеле фонтана Эсма Султан написаны шесть бейтов, а его арки отличаются весьма элегантной отделкой. Помимо мраморных раковин с кранами у фонтана есть две курны, которые в хамаме служат источниками воды.

Площади Стамбула

Площадь Султанахмет (Ахмедие, Ипподром)

Площадь Султанахмет (Ахмедие, Ипподром) – главная площадь Стамбула, расположенная в историческом центре города в районе Фатих. Состоит из двух частей: площади между Айя-Софией и Голубой мечетью и непосредственно площади Ипподрома, на которой до нашего времени сохранились колонны и обелиски, установленные в византийский период, и Немецкий фонтан, подаренный городу и султану Абдулу II кайзером Вильгельмом II.

Часть площади Султанахмет находится на месте древнего ипподрома, строительство которого, как мы уже знаем, было начато римским императором Септимием Севером в 203 г.

После завоевания турками Константинополя в 1453 г. ипподром использовался лишь в качестве места проведения различных представлений, ярмарок и других увеселительных мероприятий.

Египетский обелиск

Египетский обелиск, или обелиск Феодосия, был привезён из Луксора в 390 г. по приказу императора Феодосия I и установлен на ипподроме на специально изготовленном мраморном постаменте. На самом постаменте изображены разные сцены с участием императора Феодосия, а также сцена установки обелиска. Обелиск является самой старой постройкой Стамбула, его возраст датируется XVI в. до н.э., он изготовлен из бело-розового асуанского гранита, его вес достигает 300 т. На всех сторонах обелиска имеются египетские иероглифы, изображающие героические деяния фараона Тутмоса III, в верхней части видны фараон и бог Амон. При перевозке оригинал обелиска длиной 32,5 м был укорочен, в наши дни его высота вместе с пьедесталом достигает 18,8 м.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Египетский обелиск


Змеиная колонна

Змеиная колонна была привезена из дельфийского святилища Аполлона в Греции в 326 г. по приказу императора Константина Великого. Колонна символизировала победу 479 г. до н.э. греческих городов-государств над персами при Платеях. В оригинале эта колонна, высотой 6,5 м, состояла из трех переплетенных змей и была увенчана трехногой золотой чашей, причем сами змеи были вылиты из бронзовых щитов павших персов. Чаша была утеряна в античные времена, а змеиные головы были разбиты в 1700 г.

Сегодня одна из этих голов находится среди экспонатов стамбульского Археологического музея. В византийские времена колонна использовалась в качестве фонтана и имела 29 ажурных углублений на бронзовом основании. В наше время высота колонны составляет 5 м.

Обелиск Константина

Колосс был построен из каменных блоков по приказу императора Константина VII в память своего деда Василия I. Первоначальная высота колонны была 32 м, и она была покрыта позолоченными бронзовыми (по другой версии – медными) листами, которые были содраны и переплавлены участниками Четвертого крестового похода в 1204 г. В наши дни высота колонны составляет 21 м.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Обелиск Константина


Немецкий фонтан

Немецкий фонтан является подарком немецкого кайзера Вильгельма II, который посетил Стамбул в 1898 г. Фонтан сделали в Германии и в разобранном виде привезли и установили на площади Ипподром в 1900 г. Фонтан выполнен в неовизантийском стиле в виде восьмиугольника и украшен изнутри золотыми мозаиками. На внутренней стороне купола, поддерживаемого колоннами, можно увидеть монограмму султана Абдула II и инициалы кайзера Вильгельма II.

Площадь Таксим

Площадь Таксим расположена в центральной части Стамбула, где находится ряд престижных гостиниц и множество магазинов. Площадь является местом массовых гуляний и местного населения, и туристов.

В центре площади находится 12 метровый монумент «Республика», воздвигнутый в 1928 г. по проекту итальянского архитектора Пьетро Каноника. Монумент символизирует армию-освободительницу и установление республики. Памятник на площади Таксим включает скульптуры маршалов Мустафы Кемаля Ататюрка, Мустафы Исмета Инёню и других. Кроме того, сюда же, по указанию Ататюрка, помещены скульптуры Климента Ворошилова и Михаила Фрунзе, в благодарность за военную помощь Советской России.

Большое, широкое здание, построенное в 1950 – 1969 гг., – Культурный центр им. Ататюрка. Вдоль него начинается улица Гюмюшсую, ведущая к дворцу Долмабахче. Справа находятся консульства Германии и Японии. Слева – военный госпиталь и технический университет. Все эти здания построены в XIX в. На площади имеется также пятизвездочный отель «Де Мармара». С другого края площади расположен парк под названием «Таксим Гезиси» (прогулка по Таксиму). В былые времена на месте этого парка находилась большая казарма.

В самом начале проспекта Истикляль, с левой стороны, стоит церковь Святой Троицы (Айя-Триас) с двумя колоколами.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Площадь Таксим


Площадь Чемберлиташ

Площадь Чемберлиташ находится в старой части Стамбула (микрорайон Чемберлиташ района Фатих). На этой площади расположены колонна Константина (Чемберлиташ), мечеть Нуросмание, центральные ворота базара Капалы-чарши.

Раньше здесь был древний форум императора Константина, из всех сооружений которого частично уцелела только сама колонна Константина, построенная около 330 г. Изначально колонна была высотой 35 м и служила постаментом для статуи императора, но во время урагана 1106 г. статуя разрушилась.

Современное название колонны – Чемберлиташ, что означает «опоясанная колонна» или «обожжённая колонна», эти названия связаны с железными обручами, стягивающими колонну, и регулярными пожарами, от которых эта колонна пострадала.

Существует поверье, что под высоким пьедесталом колонны покоятся святые реликвии, привезенные Константином, в частности, фрагменты креста Иисуса.

Иногда кажется, что постамент шевелится, но феномен объясняется просто: это любимое обиталище стамбульских голубей.

Площадь Беязит

Площадь Беязит находится в квартале Беязит в старой части Стамбула. На этой площади расположены главный вход Стамбульского университета, мечеть Беязит и ворота базара Капалы-чарши.

Площадь Беязит расположена на месте византийской площади Быков (Forum Tauri), которая была построена в 393 г. в эпоху правления римского императора Феодосия I. В центре этой площади была сооружена триумфальная арка, украшенная головами быков, и огромный фонтан, вода к которому поступала по акведуку Валента. Позднее византийцы расширили площадь и переименовали ее в площадь Феодосия. От этих построек до сегодняшнего дня дошли лишь отдельные фрагменты каменных блоков и колонн арки.

Сразу после завоевания города на северном краю будущей площади Мехмед II построил свой первый дворец, который после строительства дворца Топкапы стал называться Эски Сарайы. В нем размещали экс-фавориток и женщин из гаремов умерших султанов.

В XVI в. напротив входа во дворец, в восточном углу площади, выстроен комплекс мечети Беязит, а при султане Махмуде II (XIX в.) вместо сгоревшего деревянного Эски Сарайы построено здание Министерства обороны, позже переданное Стамбульскому университету.

Площадь Беязит с ее ежедневным блошиным рынком – одно из самых оживленных мест в Стамбуле.

Площадь Новой Мечети

Площадь Ени джами находится в старой части Стамбула на берегу Золотого Рога. Она получила название по выходящей на площадь Новой Мечети. К площади также примыкают Египетский базар, мечеть Рустампаша и Галатский мост.

Египетский базар (Мысыр чаршысы) – второй по величине рынок Стамбула, расположенный в старой части Стамбула, в районе Эминёню. Он построен в форме буквы L, только зеркально развернутой, и насчитывает 6 ворот. Купола базара покрыты свинцом. На его территории находится около 80 магазинов, основной ассортимент которых – сладости, пряности и лечебные травы, чай, мед, а также деликатесы из сухофруктов и мяса и молочные продукты. (Мы уже рассказывали о нем подробнее в начале книги.)

Крепости

Румелихисары (Румельская крепость)

Румельская крепость (в переводе с турецкого – «перерезающая пролив, горло») расположена в европейской части Стамбула на берегу Босфора к северу от района Бебек, неподалеку от моста султана Мехмеда Фатиха.

В прошлом на этом самом месте стояли римские укрепления, затем здесь построили монастырь. Византийцы и генуэзцы использовали укрепления как тюрьму.

Румелихисары была построена в самой узкой части пролива, напротив уже существующей крепости Анадолу Хисары (Анатолийской, возведенной султаном Баязидом I еще в 1394 г.), по приказу султана Мехмеда Фатиха в 1452 г. и предназначалась для того, чтобы отрезать Константинополь от Черного моря и начать подготовку к его штурму. Крепость была построена для того времени в рекордные сроки – за 4 с половиной месяца.

Строительство крепости, которую спроектировал архитектор Мюслихиддин, продолжалось ударными темпами. Над сооружением цитадели трудились свыше 300 мастеров, 800 каменщиков, 200 возчиков и лодочников, при этом общее количество работающих достигало 3 тыс. человек.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

У входа в Румельскую крепость


Самое деятельное участие в строительстве принял и сам султан Мехмед II, лично наблюдавший за возведением крепостных стен, а также три его ближайших помощника.

После возведения крепости проплыть Босфор стало крайне затруднительным делом, недаром саму крепость прозвали «перерезанным горлом».

Гарнизон из 400 янычар и мощные пушки, установленные в ближайшей к береговой линии башне Халиль-паши, не оставляли противнику никаких шансов. Венецианский корабль, решивший однажды проверить боеспособность османских укреплений и проигнорировавший сигнал остановиться, пустили ко дну почти сразу. С тех пор пушки крепости использовались в основном для предупредительных залпов и салюта.

Позже, по велению Мехмеда II, одну из основных башен – куле – назвали в честь великого везира Чандарлы Халиля-паши.

В названии северной башни увековечили храброго воина Сарыджа-пашу, а имя визиря Зиганос-паши, имевшего также титул «лала» (наставник, советник), навечно связали с южной башней крепости.

Высота самой большой северной башни (Сарыджи-паши) с 9 ярусами составляет 28 м. Ее диаметр – около 23 м, а толщина стен – 7 м. Помимо трех основных башен – куле, в укрепления встроили 13 небольших наблюдательных башен – бурч, которые соединили друг с другом дополнительными стенами. Наибольшая протяженность внешних стен цитадели – хисарпече – с севера на юг достигала 150 м. Общая площадь сооружения – более 30 тыс. кв. м.

В крепость вели трое ворот (у каждой из основных башен), кроме того, у южной башни были также секретные ворота для арсенала и продуктовых складов. Внутри крепости размещались деревянные казармы для солдат и небольшая мечеть, под которой находилось большое водохранилище. Строительный лес, который использовался при строительстве сооружения, привозили из Измита и Эрегли, а камни – с окрестных каменоломен Анатолии. Декоративный материал для украшений собирали с уже разрушенных византийских сооружений.

В течение столетий стены крепости повидали многое. После падения Константинополяона служила таможенным контрольно-пропускным пунктом и сильно пострадала от землетрясения в 1509 г., но вскоре была восстановлена. В XVII в. Румелихисары использовали в качестве тюрьмы, и опять она пострадала – на этот раз от пожара. Крепость восстановил султан Селим III(1761 – 1807). В XIX в. цитадель опять пришла в запустение.

И только в 1953 г., к 500 летию завоевания Константинополя, здесь начались масштабные реставрационные работы, которые завершились через 5 лет.

В 1960 г.внутри крепости были открыты музей артиллерии и летний театр, где устраиваются летние концерты. На территории Румелихсары нередко снимаются исторические телесериалы.

Анадолухисары (Анатолийская крепость)

Анатолийская крепость – небольшая цитадель, расположенная на азиатском берегу Босфора, как раз там, где река Гёксу, называвшаяся в античные времена Аретос, впадает в пролив. Анадолухисары является самым старым турецким архитектурным сооружением в Стамбуле. К северу от крепости расположен мост Султана Мехмеда Фатиха. Немаловажным фактором при выборе места для возведения укреплений стало и наличие источника пресной воды – реки Гёксу.

Анадолу, занимающая площадь примерно 7 тыс. кв. м, построена по приказу султана Баязида I в 1393 г. и предназначена для подготовки осады Константинополя. Крепость расположена в самой узкой части пролива, ширина которого в этой части составляет 660 м. Даже с появлением мощных пушек и бомбард Анадолу не ограничивала в полной мере прохождение судов по проливу, так как корабли могли двигаться вдоль противоположного берега без особого риска быть потопленными.

Но позднее, когда напротив Анадолу была построена новая крепость Румелихисары, Босфор стал полностью контролироваться с двух сторон османами.

Анатолийская крепость была возведена в качестве пункта наблюдения, ее высота составляет 25 м, основная квадратная башня располагалась внутри стен, образующих неправильный пятиугольник, с пятью сторожевыми башнями в каждом углу. Позже внутри крепости появились месджит – небольшая мечеть и намазгях – открытое место для молитв.

Позднее крепость была укреплена стенами двухметровой толщины, с тремя сторожевыми башнями, а после падения Константинополяиспользовалось в качестве военной тюрьмы. Сюда заключали не только явных врагов империи, но и проштрафившихся янычаров, впавших в немилость иностранных советников и проворовавшихся чиновников.

В 1991– 1993 гг.крепость была отреставрирована и превращена в музей.

Замок Йедикуле (Семибашенная крепость)

После завершения строительства стен Феодосия на этом месте находились главные городские ворота, называемые Золотыми. Они представляли собой трехсводчатую мраморную триумфальную арку с большими створками из полированной латуни, с двумя облицованными мрамором башнями, стоящими по краям. Вершину арки украшала квадрига с бронзовыми слонами и статуя Феодосия.

Поскольку главные ворота обычно открывали только по особо торжественным случаям, то для повседневного использования служили Малые Золотые ворота, находившиеся поблизости.

После завоевания Константинополя османы построили позади бывшей триумфальной арки три башни (1459) и, объединив их высокой стеной с башнями около Золотых ворот, создали крепость с семью башнями и большим внутренним двором. При постройке крепости Золотые ворота заложили кирпичом (чтобы никто впредь не мог пройти под ними как победитель) и перестали использовать по прямому назначению.

Крепость незамысловато назвали по числу башен Йедикуле Хисары (Семибашенная крепость). Так как неприятельских войск у стен Стамбула не было и в ближайшем будущем не предвиделось, то оборонительная функция крепости сразу была утрачена и ее использовали как место заключения государственных преступников и подданных султана, вызвавших его праведный гнев.

Казни совершались прямо в казематах – осужденным даже не давали возможности умереть под открытым небом...

Несмотря на то что узников в некоторые моменты истории здесь было до нескольких сотен, стража Йедикуле не превышала пятидесяти бойцов и десяти офицеров. Дело все в... восточном фатализме. В Османской империи принято было не роптать на судьбу и принимать события своей жизни, как волю Аллаха. Заключенные отсюда не бегали…

Кроме тюрьмы здесь же, за надежными крепостными стенами, разместилось еще и казначейство. В одной из башен замка во времена султанов хранились сокровища. Огромный каменный колодец заполняли золотом и драгоценными камнями до самого верха (а высота башен достигает двадцати с лишним метров!) во время осады Стамбула войсками врага. В этой тюрьме частыми гостями (не по своей воле) бывали послы иностранных государств, с которыми Османская империя начинала войну, в том числе и наши соотечественники. Закрытую в 1831 г. тюрьму сменил склад боеприпасов, затем зоопарк, а после небольшой реконструкции крепость открыли как музей.

Сегодня большой внутренний двор Йедикуле Хисары часто используется для проведения фестивалей, концертов, показов мод и организации всевозможных представлений.

Башни

Башня Галата

…Ее видно почти со всех точек центральной части города, и особенно с близлежащих торговых улиц. Галатская башня расположена в европейской части Стамбула на высоком холме района Галата. Высота башни 61 м, диаметр – 9 м, высота над уровнем моря – 140 м. Известно, что еще в V в. в этих окрестностях высилась какя-то башня. Однако та, что дошла до нашего времени, построена в 1348 – 1349 гг. генуэзцами, захватившими византийские районы, в качестве оборонительного укрепления и имела название «башня Иисуса».

Мореплаватели, в том числе венецианцы, использовали башню в качестве причала для торговых сделок с Византией. Эта башня была сооружена с целью защиты этой зоны мореходства. В 1341 г. здесь началось строительство крепостных стен Галата.

В той части крепостных стен, где начинался их изгиб внутрь, и была построена башня Галата. Перед ней находятся дошедшие до нашего времени развалины оборонительных стен и рвов.

Свое настоящее имя башня получила во времена Османской империи. Захватив башню у генуэзцев, султан Фатих Мехмед распорядился уменьшить ее размеры на 6,8 м. В период правления султана Мурада III (1514 – 1595) башня использовалась как обсерватория. Внутри башни, доходя до самой смотровой площадки, выстроена винтовая лестница. В последние годы к лестнице добавился лифт – для пожилых туристов.

В 1964 – 1967 гг. башня реставрировалась, причем была достроена крыша конической формы. В верхней части башни расположены ресторан, ночной клуб и смотровая площадка. Говорят, в османский период некто Ахмед Челеби Хезарфен, местный самоучка-икар, испытывая свое изобретение, на крыльях перелетел с этой башни на противоположную, азиатскую сторону Босфора.

Башня Беязит

Башня Беязит расположена в квартале Беязит в европейской части Стамбула на территории Стамбульского университета. Башня высотой 85 м имеет четыре этажа и 180 деревянных ступенек, причем каждый этаж имеет свое наименование. Она построена архитектором Бальяном из редкого белоснежного мрамора в качестве пожарной смотровой вышки в 1828 г.

Девичья башня (Кыз Кулеси)

Девичья башня находится в азиатской части Стамбула на небольшом островке Босфорского пролива в районе Ускюдар. Башня является одним из символов города. Она изображена, в частности, на полотне И. Айвазовского «Вид Леандровой башни в Константинополе» (1848).

Существует несколько версий строительства башни. По одной, Девичью башню построил афинский полководец Алкивиад для контроля над персидскими кораблями в Босфорском проливе. По другой, башня была возведена во время правления императора Константина Великого в качестве сторожевой вышки.

За свою долгую историю башня послужила и маяком, и тюрьмой, и карантинным изолятором. В 1943 – 1945 гг. она была восстановлена по образцу, соответствующему ее облику в XIX в. В настоящее время в башне располагается ресторан, между ней и берегом постоянно курсируют прогулочные катера.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Девичья башня


Существует много легенд о строительстве башни и об ее местонахождении. Наиболее известная турецкая легенда такова. Турецкий султан безумно любил свою дочь. Однажды ясновидец напророчил, что его дочь умрет, когда ей исполнится 18 лет. Султан отдал приказ – построить башню до восемнадцатилетия дочери. После того как башня была построена, султан приказал перевести его дочь в башню, чтобы уберечь её от возможной смерти. Когда дочери султана исполнилось 18, султан подарил ей горшок с фруктами. Когда девушка открыла горшок, во фруктах оказалась ядовитая змея, которая укусила девушку, вследствие чего она умерла, как и было предсказано. По другой легенде – девушка осталась жива, ее спас принц, высосав яд змеи. Отсюда и название – Девичья башня.

Еще одна легенда рассказывает о втором названии башни – башня Леандра. Согласно этой легенде башня получила свое имя в честь героя древнегреческого мифа – юноши Леандра, который полюбил Геро, жрицу Афродиты, ради него нарушившую обет безбрачия, и, чтобы встречаться с ней, каждую ночь переплывал пролив Дарданеллы. Опасности не могли остановить влюбленного юношу – и каждую ночь снова и снова он плыл туда, где горел далекий огонь факела, который зажигала Геро. Но однажды огонь погас, и, не сумев найти в темноте правильную дорогу к островку, Леандр утонул. Утром волны вынесли его тело к ногам так и не дождавшейся его девушки. В отчаянии девушка поднялась на башню и бросилась в море.

Парки Стамбула

Парк Гюльхане

Парк Гюльхане (двор роз) – один из старейших парков Стамбула, лежащий на полого спускающихся к морскому берегу склонах, – составлял часть дворцовых cадов Топкапы. В эпоху Османской империи здесь выращивали прекрасные розы, а на территории стояли многочисленные дворцовые павильоны. Большинство этих изящных строений сгорело во время сильного пожара в 1863 г.

С конца XIX в., когда парк открыли для всех желающих, он постепенно стал дичать и приходить в упадок. Из-за многочисленных массовых мероприятий, проводимых здесь во второй половине XX в., парк хирел всё больше и больше, и в 2001 г. его закрыли.

После реставрации он вновь предстал почти что в былом великолепии. Площадь, занимаемая зелёными насаждениями, увеличена на 20 %. Сейчас в парке насчитывается около 80 тыс. саженцев роз, 24 тыс. тюльпанов и почти 2 тыс. деревьев (в основном платаны, дубы и вязы). На территории установлено более 300 новых садовых скамеек, восстановлены террасы и пешеходные мостики. В летние месяцы тут проводятся представления кукольного театра теней Карагёз-Хадживат.

В парк можно попасть либо со стороны города (от остановки трамвая Гюльхане, через ворота Согюк-чешме или из первого двора дворца Топкапы), либо с северо-востока, с идущего вдоль берега Прибрежного шоссе. Со смотровой площадки на мысе Сарайбурну от памятника Кемалю Ататюрку открывается вид на бухту Золотой Рог и пролив Босфор. В парке Гюльхане остались и исторические памятники – на северном склоне, почти напротив помещений гарема дворца Топкапы, – руины византийской цистерны, около которой ведутся археологические раскопки, а рядом с северо-восточным входом стоит высокая мраморная колонна, называемая Колонной готов (III в.)

Парк Йылдыз

На территории парка Йылдыз, первоначально предназначаемого для дворца Чираган, располагаются летние особняки, павильоны, беседки и шале. Они разбросаны на огромной территории среди холмов и долин, выходящих к побережью Босфора и окруженных высокими стенами.

Дворцовый комплекс занимает площадь около 500 тыс. кв. м.

Селим III построил здесь для своей матери Михришах Валиде Султан первый павильон Йылдыз (звезда), давший впоследствии название всему парку. Впрочем, «йылдыз» называют на Босфоре и северный ветер. В конце XIX в. Абдул II переехал из Долмабахче в комплекс Йылдыз, значительно расширив его территорию многочисленными постройками, и провел здесь все 33 года своего правления. Основные проектные работы, в том числе и по обновлению главного здания дворца Йылдыз – официальных покоев Бюйюк Мабейн, выполнили архитекторы Саркис и Акоп Бальян. Над дворцовыми строениями также потрудился архитектор Раймондо Д’Аронко, среди наиболее заметных работ которого следует отметить зимний сад, питомник, здания театра, гарема и керамической фабрики. Комплекс разделен на отдельные секции, каждая из которых служила разным целям. Пруд у главного здания дворца выполнен в форме личной монограммы – тугры Абдул-Хамида II.

Павильон Мальта, возведенный братьями Бальян в 1870 г., находится в северно-восточной части парка и отделен стеной от основных зданий дворца. В этом павильоне султан Абдул-Хамид II заточил своего смещенного предшественника – Мурада V, который скончался здесь же 27 лет спустя. В юго-западной части парка рядом с небольшим прудом построили еще один павильон – Чадыр. Строительство этого одноэтажного особняка с кочевым названием (шатер), как и павильона Мальта, выполнялось по заказу султана Абдул-Азиза. По иронии судьбы, именно павильон Чадыр стал в 1881 г. тюрьмой для реформатора и автора конституции Мидхада-паши за подстрекательство к убийству этого султана.

С 1977 г. оба павильона находятся в собственности мэрии Стамбула, которая организовала там кафе и рестораны. В одном из зданий дворцового комплекса находится городской музей, который знакомит с историей Стамбула с середины XV в. Среди экспонатов музея – живопись XVIII – XIX вв., отображающая повседневную жизнь города в османскую эпоху, а также каллиграфия, текстиль, изделия из стекла, серебра и фарфора (в том числе и с керамической фабрики Йылдыз). Кроме того, здесь есть и другие интересные раритеты, например, масляные лампы XVI в.

Одним из самых впечатляющих сооружений дворцового комплекса стал павильон Шале – большой деревянный особняк, предназначенный для почетных гостей султана Абдула II. Этот интереснейший образец османской архитектуры XIX в. расположен в северной части парка, в собственном, обнесенном стеной саду, и состоит из трех смежных частей, возведенных в разное время. Одна часть здания (1880) напоминает швейцарский сельский домик – шале. В 1889 г., готовясь к визиту германского кайзера, к нему, по проекту Саркиса Бальяна, пристроили помещения, включающие инкрустированный перламутром зал – Седефли Салону. Появление третьей секции (1898), возведенной архитектором Раймондо Д’Аронко, также обязано Вильгельму II. В церемониальном зале пол покрывает огромный шелковый ковер ручной работы, размерами более 400 кв. м. Анфилада павильона начинается со спален гостей, где резную дубовую мебель сделал лично столяр-любитель – султан Абдул II, продолжается частными салонами и роскошными ванными, заканчиваясь большим двусветным залом. Комнаты для аудиенций отделаны толстым сукном, что в эпоху тотального прослушивания давало призрачную надежду на конфиденциальность переговоров.

В этой резиденции для гостей останавливались главы государств и члены царских семей, среди которых были иранский шах Реза Пехлеви и индонезийский президент Сукарно, иорданский король Хусейн и французский президент Шарль де Голль. С 1994 г. в павильоне Шале открыт музей, в экспозиции которого – мебель, ковры, огромные керамические печи и предметы дворцового интерьера того времени, а также резные деревянные изделия и фарфор, производившиеся в мастерских дворца.

Из-за возникшей в империи моды на европейский фарфор по инициативе султана Абдула II на территории парка открыли керамическую фабрику. В здании с башенками, похожем на средневековый замок, с 1894 г. выпускали вазы, сахарницы, тарелки, умывальники, письменные приборы, столовые, чайные и кофейные сервизы, подносы для визитных карточек, кувшины, конфетницы и т.п.

Рядом с дворцовым комплексом расположены мечеть Йылдыз ийе и часовая башня, построенные по указанию султана Абдула II.

Парк Эмирган

Парк Эмирган протянулся вдоль европейского берега Босфора от Балта Лиманы до Истинье. В византийские времена здесь росли преимущественно кипарисы, поэтому местный лес получил название Кипарадес. Незаселенными эти места оставались примерно до середины XVI в., когда земли пожаловали нишанджи (премьер-министру) Феридун-бею, а парк стали называть его именем. В 1635 г. султан Мурад IV передарил имение иранскому хану Эмиргюне-оглу Тахмасибу Кулу за сдачу без боя османам крепости Реван (современный Ереван). Со временем название парка превратилось в Эмирган.

После смерти Мурада IV звезда хана быстро закатилась, а парк сменил еще несколько высокопоставленных хозяев. В конце XIX в. султан Абдул-Азиз подарил земли в парке египетскому хедиву Исмаил-паше, который построил там три павильона, названные в соответствии с их цветом – Бейаз (белый), Сары (желтый) и Пембе (розовый).

Сары Кёшк (павильон, вилла), спроектированный архитектором Саркисом Бальяном, в 1871 – 1878 гг. использовался в качестве летней резиденции Исмаил-паши. Архитектурный план этого особняка мало чем отличается от традиционных османских построек. На втором этаже к большому залу – софа – примыкали три комнаты. На первом этаже кроме центрального зала и четырех комнат располагалась также кухня. При строительстве дома использовались древесина ореха, платана, дуба и известь.

Пембе Кёшк – типичный двухэтажный жилой дом османской эпохи, с террасы которого открывается прекрасный вид на залив. На первом этаже размещались ванная комната и кухня. Большой лестничный пролет вел на второй этаж, где находился еще один большой зал, ведущий в две большие комнаты, а через коридор – еще к семи отдельным помещениям.

Бейаз Кёшк – особняк, построенный в неоклассическом стиле, теперь часто используется в качестве концертного зала. Там же работают популярные кафе и ресторан.

Более 120 видов деревьев и кустарников, в том числе и редких, растет на 472 тыс. кв. м парка Эмирган. Здесь есть такие экзотичные растения, как адиантум, красное дерево, колорадская белая пихта, коричное дерево. Кроме того, парк славится своими тюльпанами, поскольку еще в начале 1960 х гг. здесь создали специальную делянку, чтобы возродить древние традиции разведения этих многолетних луковичных растений.

В апреле в парке проходит ежегодный Фестиваль тюльпанов, когда одновременно высаживают сотни этих прекрасных цветов. Изначально тюльпаны завезли из Монголии, а потом довели до совершенства в Голландии. Позже тюльпаны полюбились османским султанам, а сейчас эти цветы своим великолепием радуют жителей Стамбула.

Над парком возвышается холм Дуатепе, с которого открывается великолепная панорама на мост султана Мехмеда Фатиха и Босфор.

На стороне парка Эмирган, граничащей с Босфором, расположились живописные летние постройки. Одна из этих йалы раньше принадлежала Мустафе Решид-паше – автору ноябрьских реформ 1839 г. Сегодня здесь расположена ортопедическая больница Ёздемира Сабанджи. Самая старая резиденция на этом участке побережья – Шерифлер йалы, возведение которой датируется 1780 г. Своим названием йалы обязана шерифу Мекки Абдуллаху-паше, который приобрел ее в 1894 г.

Во время последней реконструкции здания, принадлежащего сейчас Министерству культуры Турции, на стенах помещений открылись взорам потрясающие по красоте фрески.

Миниатюрк – парк миниатюр

На территории парка площадью более 100 тыс. кв. м, расположенного в районе Сютлюдже на берегу Золотого Рога, выставлены модели архитектурных объектов Турции и других стран, выполненные в масштабе 1: 25. Также в парке действуют миниатюрная железная дорога, автомагистраль с перемещающимися транспортными средствами, аэропорт с моделями самолетов, корабли, проплывающие по водным артериям, и тысячи человеческих фигур.

В парке насчитывается более 100 миниатюр, среди которых можно увидеть: Айя-Софию, Галатскую и Девичью башни, Босфорский мост, Голубую мечеть и мечеть Сулеймание, дворец Топкапы и дворец Долмабахче, церковь Святой Ирины, городские стены Константинополя.

Мосты

Галатский мост (мост через бухту Золотой Рог)

Галатский мост через бухту Золотой Рог расположен напротив Новой мечети. Мост представляет собой двухэтажную конструкцию, на первом этаже которой расположена прогулочная зона и рестораны, а на втором этаже осуществляется автомобильное и трамвайное движение. Длина моста – 484, ширина – 42 м, центральная часть моста длиной 80 м – разводная.

Первый известный мост через бухту Золотой Рог, расположенный в районе Феодосиевых стен, был построен при правлении императора Юстиниана. Во время захвата Константинополя в 1453 г. для переброски войск с одной стороны бухты на другую турки собрали мобильный мост, ставя свои корабли вплотную друг к другу.

В свое время в Стамбуле был обнаружен листок с турецким переводом письма самого Леонардо да Винчи к турецкому султану Баязиду II, относящегося, видимо, к 1502 – 1503 гг. В этом письме Леонардо предлагал султану несколько своих изобретений и проектов, в том числе проект моста, соединяющего Галату и Стамбул. В письме к султану Леонардо писал: «Я слышал, что ты имеешь намерение соорудить мост из Галаты в Стамбул, но что ты не соорудил его из-за отсутствия знающего мастера».

Леонардо предлагал построить мост, под которым могли бы проплывать парусные суда.

В записной книжке Леонардо, относящейся к тому же времени, есть такая запись, сопровождаемая рисунком: «Мост из Перы в Константинополь шириною 40 локтей, высотою от воды 70 локтей, длиною 600 локтей, т.е. 400 над морем и 200 на суше; он образует сам собою свои устои». Суть проекта Леонардо сводилась к устройству моста в виде очень пологой арки, с жестким закреплением концов посредством «ласточкиных гнезд» – прием, который Леонардо продумывал уже несколько раньше в связи с проектированием купола Миланского собора.

Если имеется в виду флорентийский локоть (0,5836 м), то габариты моста должны были быть такими: ширина 23,75 м, высота – 40,852, длина – 350,16, из них – над водой 233,44 м. Эти величины – просто фантастические. И согласись султан принять предложение да Винчи, сегодня Стамбул имел бы еще один величайший памятник истории и уникальное произведение искусства.

В начале XIX в., при правлении султана Махмуда II, в 1836 г. западнее современного Галатского моста через бухту был построен понтонный мост длиной около 500 – 540 м.

Первый Галатский мост был построен в 1845 г. в деревянном исполнении при непосредственном участии Валиде Султан, матери султана Абдула-Меджида I. После окончания строительства был назван мост Валиде, или Новый мост, проход по мосту был платным.

Из досье «ИП»: Валиде Султан

Валиде Султан («мать султана») – официальный титулматери правящего султанаОсманской империи, употреблявшийся с XVI в. Первой носительницей титула была Хафза Султан, мать Сулеймана Великолепного.

Этот титул носили матери 23 из 36 султанов, остальные скончались до того, как их сыновья взошли на престол.

Через несколько дней после вступления сына на трон мать во время церемонии валиде алайи переезжала из Старого дворца в Топкапы. На протяжении всего правления сына Валиде Султан была самой влиятельной фигурой в гареме. Она пользовалась большим уважением и влиянием как во дворце, так и за его пределами, активно вмешиваясь в государственные дела. 130 летний период в XVI – XVII вв., когда валиде Султан оказывали особенно существенное влияние на политику империи, даже получил название Султанат женщин.

Матери султанов происходили в основном из наложниц, поэтому они, как правило, не получали систематического образования, однако умели читать и писать.

Валиде Султан имели доход (башмалык) с султанских земель в различных частях империи, владели летними и зимними поместьями, а также получали подарки от османской знати и иностранных государств.

В 1863 г., перед визитом Наполеона III в Стамбул, мост был существенно перестроен по приказу султана Абдул-Азиза.

Следующая крупная перестройка моста была осуществлена в 1875 г. Длина моста составила 480, ширина – 14 м. Как и его предшественники, мост был деревянный, проход по мосту был платным.

Четвертый Галатский мост был построен в 1912 г. немецкой фирмой «MAN». Этот мост был длиной 466 и шириной 25 м. Прослужил до 1992 г., когда был существенно поврежден при пожаре. После пожара был перемещен вверх по течению Халича, а на его месте в 1992 – 1994 гг. турецкой компанией STFA был возведен новый, пятый по счету, мост, который эксплуатируется в настоящее время. В 2005 г. через мост была проложена трамвайная линия. Рельсы уложили на бетонных шпалах поверх дорожного полотна моста, огородив с обеих сторон для обеспечения бесперебойного движения вагонов. Их интервал в часы пик составляет здесь чуть больше минуты.

Мост через Босфор

Босфорский мост – первый висячий мост через Босфорский пролив. Он соединяет европейскую и азиатскую части Стамбула. Длина моста – 1560 м, длина основного пролета – 1074 м, ширина моста – 33 м, высота опор – 165 м над водой. От проезжей части до поверхности воды – 64 м.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

Мост через Босфор


Закладка моста, запланированная еще в 1950 г., была осуществлена 20 февраля 1970 г. Открытие моста состоялось 29 октября 1973 г., к 50 летию Турецкой Республики.

По длине мост считается 13 м мостом в мире. Проезд по мосту платный, проход по мосту пешеходам закрыт.

Мост Султана Мехмеда Фатиха

Мост Султана Мехмеда Фатиха – второй висячий мост через Босфорский пролив. Он соединяет европейскую и азиатскую часть Стамбула. Длина моста – 1510 м, длина основного пролета – 1090 м, ширина моста – 39 м, высота опор – 165 м над водой. От проезжей части до поверхности воды – 64 м.

Строительство моста началось в 1985 г. и завершилось в 1988 г. Мост был открыт 29 мая 1988 г., к 535 летию завоевания города, и назван именем завоевателя Стамбула – султана Мехмеда Завоевателя. Мост был сооружен японскими строителями.

По длине мост считается двенадцатым в мире. Проезд по мосту платный, проход по мосту пешеходам закрыт в связи с тем, что мост регулярно пытались использовать для совершения самоубийства.

Мавзолеи османских султанов в Стамбуле

По понятным причинам, первым османским султаном, похороненным в Стамбуле, стал Мехмед II, получивший гордое прозвище Фатих (Завоеватель). Этого храброго полководца, правившего империей 30 лет и участвовавшего в 25 военных кампаниях, в мае 1491 г. на первом дворе дворца Топкапы провожали в последний путь 25 тыс. верных янычар.

Его тюрбе входит в религиозный комплекс мечети Фатих, построенный на четвертом городском холме на месте старой церкви Святых Апостолов. После Мехмеда Фатиха многие старались не отстать от этого великого воина хотя бы в строительстве огромных кюллие, где предусматривались и места погребения. Сын Мехмеда II – султан Баязид II, замешанный в смерти отца, похоронен в религиозном комплексе мечети Баязид, что рядом со Стамбульским университетом и крытым рынком Капалы-чарши. Получивший прозвище Суфа (таинственный), Баязид II был большим поклонником дервишей.

Интересно, что в отличие от отца (да и прочих предшественников) султан Селим I по прозвищу Явуз (Грозный), существенно расширивший границы империи за счет завоевания Сирии и Египта, не носил бороды. Но именно он провозгласил себя и своих наследников заместителями Пророка – халифами. О достойном месте упокоения этого слуги Аллаха позаботился уже его сын султан Сулейман I, построивший на вершине пятого городского холма над Фенероммечеть Селима I. Султану Сулейману I, которого европейцы называли Великолепным, а подданные – Кануни (законодатель), очень повезло с главным архитектором. Великий Синан обессмертил память о своем господине, создав архитектурный шедевр – религиозный комплекс Сулеймание, куда, в частности, вошли тюрбе султана Сулеймана I и его любимой жены Роксоланы.


Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора

В мавзолее Сулеймана Великого


Целая череда последующих наследников престола оказалась захороненной на территории Айя-Софии. «Великому почину» положил начало беспутный Селим II Сархош (Пьяница), которого сгубили обильные возлияния кипрского вина. Через три года после его смерти Мимар Синан завершил строительство мавзолея, украшенного плиткой из Изника, в котором помимо Селима II упокоилась его любимая жена – Нур-Бану Султан, урожденная венецианка Сесилия Вениер-Баффо, а также более четырех десятков венценосных детей и внуков.

Рядом находится мавзолей султана Мурада III, возведенный учеником великого Синана – Давут-агой. Сын Селима II, пристроивший еще два минарета к Айя-Софии и унаследовавший от отца страсть к выпивке, больше всего любил все-таки женщин. Последний покой этот похотливый султан нашел рядом со своей любимой женой Сафийе Султан и детьми, в количестве 32 человек. Говорят, что у Мурада III в общей сложности было 103 ребенка, причем чрезмерная сексуальная активность привела к истощению и преждевременной кончине.

Третьей усыпальницей султанов рядом с Айя-Софией стал мавзолей Мехмеда III, которого часто называли Гази (борец за веру). После Сулеймана I он стал первым султаном, возродившим традицию лично водить армию в военные походы.

Кроме него вечный покой в тюрбе нашли еще два султана с более печальной судьбой, которые из-за слабоумия удостоились прозвищ Дели (безумный). Когда срочно понадобилось место для захоронения Мустафы I (1639), свергнутого с трона и пятнадцать лет находившегося в заточении, то наиболее подходящим местом для этого посчитали бывший баптистерий собора (место для крещения), который, таким образом, превратился в мавзолей. Позже (1648) в нем появилась гробница его племянника, жестокого сластолюбца – султана Ибрагима, задушенного в результате дворцового переворота.

Сын султана Мехмеда III – Ахмед I, получивший прозвище Бахти (Удачливый), навсегда вошел в историю, уже только благодаря строительству знаменитой мечети Султанахмет. Он захоронен в углу кюллие, в тюрбе размером с небольшую мечеть вместе с его двумя сыновьями от разных жен – султанами Османом II и Мурадом IV.

А вот сын Ибрагима, султан Мехмед IV, получивший прозвище Авджи (Охотник), наследовал трон в семилетнем возрасте и был послушным исполнителем в руках своей матери Хатидже Турхан Султан. Мехмеда IV похоронили рядом с ней, в огромном мавзолее у Новой мечети. На протяжении всего XVII столетия эта усыпальница служила последним приютом практически всех ушедших в мир иной султанов (Мустафы II, Ахмеда III, Махмуда I и Османа III), правда, Сулейман II и Ахмед II были захоронены в кюллие Сулеймание.

Сын Ахмеда III – султан Мустафа III, основавший Академию математики, мореплавания и науки, стал спонсором одного из последних крупных кюллие в Стамбуле. Около входа в мечеть Лалели находится мавзолей с гробницами султана Мустафы III и его сына – реформатора и поэта Селима III.

Мустафу III сменил набожный и богобоязненный Абдул I. В последние годы своего правления он большую часть времени тратил на плотские утехи в гареме и практически не интересовался государственными делами, что, наверное, и помогло ему дожить до шестидесяти четырех лет. Со времени Сулеймана I ни одному султану не удавалось прожить столь долгую жизнь.

Мавзолей Абдула I, в 2009 г. открытый после реставрации для посетителей, находится неподалеку от вокзала Сиркеджи. Вместе с ним в тюрбе покоится его сын – султан Мустафа IV, восхождение на престол и смерть которого связаны с янычарскими мятежами.

На улице Диван-Йолу находится мавзолей Махмуда II – султана-реформатора, прозванного Адилем (справедливым). Сын Абдула I был сторонником светского образования и регулярной армии по европейскому образцу. Кончина этого любителя фесок, дважды воевавшего с Россией, также связана с неумеренными возлияниями.

Позже в этом тюрбе появились гробницы султанов Абдул-Азиза и Абдул-Хамида II – сына и внука Махмуда II.

В конце османской эпохи было уже не до строительства собственных усыпальниц. Султана Абдул-Меджида похоронили в кюллие мечети Селима I, а для султана Мурада V подыскали место в переполненном мавзолее Хатидже Султан около Новой мечети. Когда в 1918 г. умер Мехмед V (Решад), его вообще похоронили в Эйюпе. Он, кстати, оказался последним османским султаном, погребенным на турецкой земле.

Использованные источники:

Википедия

© 1997 – 2010, ЗАО «УКРАИНСКАЯ ПРЕСС-ГРУППА» Клара ГУДЗИК, «День»

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС

© Online.ua Роксалана

Olympic-History.ru 1896 – 2009 г.

Онлайн Энциклопедия Кругосвет

Copyright © 1998 – 2011 Истории Людей

© Murzim.Ru 2009 – 2011. Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт «Murzim.Ru»

Copyright 2008 Bionames.ru

tonnel.ru

www.mosintour.ru

tourboom.ruАрхитектура Османской империи – справочник архитектуры

Всемирная история http: //forum.world-history.ru/

Бесплатная виртуальная электронная библиотека – ВВМ.

Большой энциклопедический словарь.

© 2007 – 2011. «Золотые ворота»

Шишов А. 100 великих военачальников. М.: Вече, 2001.

Крутье А.Л. Гарем: царство под чадрой. М., 2000.


home | my bookshelf | | Стамбул. Новый Вавилон на берегах Босфора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу