Book: Бри



Бри

Альмира Рай

БРИ

Глава 1

Двенадцатый округ


— Давай, — шепнул Келл, подставляя руки. Бегло осмотрев тихую ночную улочку, я ухватилась за плечи напарника и, оттолкнувшись от него, подпрыгнула вверх. Вцепилась пальцами в металлические прутья забора и начала подтягиваться. А затем прыгнула за ограду и быстро осмотрелась.

— У тебя двадцать минут, — напомнил Келл и взглянул на часы. — Пошла!

Коротко кивнув, я как можно тише побежала в сторону ветхого здания, стараясь оставаться в тени деревьев.

Родовое поместье Вагнеров считалось заброшенным десятки лет. А суеверные поговаривали, что это место проклято, и каждый, кто сунет сюда нос, влипнет в крупные неприятности.

Я же мыслю более рационально. Дом пустой, а значит, никому не нужный. И все добро в нем пылится, пропадает, пользу не приносит. Теоретически можно сказать, что я совершаю благородное дело — очищаю регион от хлама. Таких, как я, называют падальщиками. Мы рыщем по округам в поисках сокровищ, которые чаще всего спрятаны среди руин домов дореволюционного периода.

Я изучила историю местности. Пятьдесят лет назад Вагнеры шиковали на этих землях. У них были необъятные территории, хозяйство, личное производство ракетного топлива и, как было положено в зажиточных семьях, рабы. Десятки рабов. А когда на Турине произошел политический переворот, и нынешний канцлер возглавил Парламент, отодвигая на задний план правящее семейство императора, всех ждали великие перемены. Рабство отменили, люди стали равны. Частное имущество перешло государству, а земли поделили на округи по направлениям. Столичный, Образовательный, Финансовый… Всего их пятьдесят. Но большинство не имеют названия, только номер, как этот. Двенадцатый.

Я рада, что появилась на свет спустя тридцать лет после этого кошмара. Ничего не знаю про отца, но родители мамы были невольниками. Служили в тридцать шестом округе, там я и родилась. После смерти мамы у меня был выбор — поступить на службу Турины, как делали все сироты, либо сбежать и жить вольной птицей. А в дореволюционное время на меня бы просто надели рабский ошейник без разбору. Пришлось бы не жить, а выживать в социуме, разделенном на касты.

Я обошла дом и поднялась по ступенькам к черному входу. Сработал датчик движения, и зажегся свет, выдавая мою темную фигуру, склонившуюся над замком.

— В бездну, — зашипела я и осмотрелась по сторонам. Никого.

Достав из одного кармана самодельную рогатку и камешек из второго, метко прицелилась и разбила лампочку. Раздался короткий звон, после чего опять наступила тишина. Раз дом заброшенный, то кто их меняет?

Если меня поймают, я застряну в Тюремном округе на долгих двадцать лет. Там заключенные бесплатно трудятся на особо опасных производствах и часто не доживают до конца своего срока. Во благо империи, как любит говорить наш “обожаемый” канцлер.

Хотя с другой стороны, лучше там, чем быть рабыней.

Я провозилась у замка дольше положенного. Меня начало это напрягать. Сердцебиение ускорилось, руки вспотели, зародились сомнения и, что самое ужасное, страх. Что-то не давало мне покоя. Но ведь Келл проверил — хозяева давно на том свете, а наследников нет. Он даже наблюдал за домом целых два дня. И еще приезжал в прошлом месяце — никого. Но горящие лампочки и сложный современный замок не давали мне покоя. Кто их заменил, черт побери?

Чувствуя нарастающую панику, я решила отступить. Уже сделала два шага от дома, но остановилась и, закусив губу, покосилась на окно возле входа. У меня были с собой присоска и лазерный резак. Это будет тихо. Вспомнив, что в последний раз ела вчера и, представив, сколько добра смогу вынести из этого дома, с тяжелым вздохом полезла в набедренную сумку за инструментами. На этот раз справилась быстро. Как только было вырезано отверстие в окошке, я просунула руку и дотянулась до замка. Открыв дверь изнутри, мышкой прошмыгнула внутрь дома. От первого же шага заскрипел ветхий деревянный настил, заставляя меня вздрогнуть.

Выругавшись про себя, достала из кармана маленький фонарик, чтобы осветить себе путь. Моему взору тут же открылся роскошный интерьер. Точнее, роскошным он был когда-то, а сейчас мебель и безделушки утопали в многочисленных слоях пыли и паутины. Но я уже внутренне ликовала от выгодного дельца. Вот только радость не продлилась долго. Стоило достать из сумки мешок и положить в него стоящий на тумбочке позолоченный канделябр, как меня ослепил яркий свет. Я вскрикнула и машинально присела, закрывая голову руками. Но удара или выстрела не последовало. Зато было шуршание и громкий вскрик:

— Замри!

Послышался щелчок предохранителя, и я осмелилась поднять голову, чтобы оценить ситуацию. Препаршиво!

На меня было нацелено огнестрельное оружие сразу с двух сторон. На лестнице стоял офицер полиции, пристально следящий за каждым моим движением. Слева возник второй, который и оглушил меня своим криком:

— Подними руки так, чтобы я их видел.

Чувствуя нарастающую панику, я медленно подняла дрожащие руки. Глаза метались в разные стороны в поисках спасения, но где его взять, когда все и так очевидно — меня взяли с поличным.


Тюремный округ


— Ты понимаешь, что тебе говорят? — процедил офицер.

Когда я подняла на него тяжелый взгляд, он стукнул по столу, отчего я вздрогнула и снова опустила голову. Наручники до зуда впивались в запястья, а разбитая губа ныла. Не нужно было сопротивляться при задержании. Поначалу я включила дурочку, используя легенду о том, что потерялась. Но те парни не купились, они будто специально меня ждали. Связали, отвезли в участок, а оттуда без суда и следствия отправили в Тюремный округ на вертолете, будто особо опасного преступника. А ведь это только начало.

— Спрашиваю еще раз, кто дал наводку на дом? Чей ты выполняла заказ? — в который раз повторил офицер.

Конечно, я не собиралась называть имя Келла, хотя он и предательски смылся, как только услышал вой сирен. Но я бы на его месте поступила так же. В конце концов, падальщики всегда сами за себя. Не знаю, какого черта я решила попробовать себя в командной операции. Келл должен был прикрывать мой зад и стоять на шухере.

— Никто не давал. Я сама, — тихо отозвалась.

Офицер резко замахнулся, и я вжалась в спинку стула, ожидая удара, но его не последовало. За спиной раздался скрип открываемой двери, а после тяжелые шаги. На стол передо мной упала тонкая папка, и прозвучал низкий мужской голос:

— Спасибо, Старкс, дальше я сам.

— Слушаюсь, шериф.

О! Сам шериф округа. Сколько чести.

Бритый налысо мужчина средних лет с зажатой меж тонких губ зубочисткой с видом полного безразличия уселся напротив меня и открыл папку.

— Брианна Круз, — произнес он, прочитав верхнюю строчку моего досье.

«Браво!»

— Пол — женский.

«Невероятное умозаключение».

— Двадцать лет. Волосы — темно-русые. Глаза — карие, — продолжил шеф, время от времени бросая на меня подозрительный взгляд. Будто сверял, смахиваю ли я на женский пол, и может ли мне быть двадцать лет.

Обычно мне давали все двадцать пять. Меня мало волновал внешний вид. Если бы мне предложили десять динаров за стрижку, как у шерифа, я бы сделала это без раздумий. Моя длинная шевелюра скорее была дань памяти о маме, которая никогда не позволяла стричься ниже лопаток. Но с волосами было куча мороки, потому я заплетала их в косу.

— Ранее не судима. Сирота. Образца ДНК в базе не обнаружено.

Он лениво отбросил папку и сложил руки в замок.

— Как так? — поинтересовался шериф.

Я пожала плечами. Молчать до последнего — да, это моя тактика.

— Сбежала, значит, — заключил шериф.

Не стала отрицать. Мама погибла, когда мне было тринадцать. В пятнадцать — в день своего совершеннолетия — все сдают кровь в базу. Но если бы я сделала это, меня бы запекли в Военный округ в сиротский отряд. Или, как я его называю, отряд пушечного мяса. Нет уж, спасибо. Лучше быть бездомной.

— В штрихкод забита неполная информация о твоих родителях, — продолжил мужчина. — Кто твой отец?

Я покосилась на айди-татуировку на своем запястье, которое сейчас было сжато кольцом наручников, и снова пожала плечами.

— Не знаю.

— Если бы сдала кровь — узнала.

«Говорю же, у этого мужчины невероятный аналитический склад ума».

Видимо, он прочел насмешку в моем взгляде, потому что его лицо вмиг посуровело.

— Думаешь, ты лучше знаешь, что тебе нужно и как жить, да? — он покачал головой и усмехнулся. — Нынешняя молодежь такая самоуверенная.

О, пожалуйста! Эта фраза кочует из поколения в поколение. Клише.

— Думаешь, твоя мама хотела бы для тебя такой участи?

Я не сдержалась от обреченного стона и закатила глаза.

— Вы ничего не знаете о ней, — с вызовом произнесла я.

Шеф вновь открыл папку и начал зачитывать:

— Мать — Симона Круз. Место рождение — тридцать шестой округ. Родилась в тысяча сорок пятом году. Погибла в автокатастрофе в тысяча семьдесят восьмом. Тебе было тринадцать. Не такая уж и маленькая, должна была понять, что худшее из двух зол — поступить на службу империи, нежели скитаться по округам. В конце концов, ты не круглая сирота. Возможно, твой отец жив.

Я фыркнула.

— Если бы он хотел меня, не бросил бы маму беременной.

Из-за этого ублюдка она и погибла. Пускай косвенно, но так и есть. Эта история старая и крайне неприятная. Я не собиралась делиться ею с этим непробиваемым.

— А ты не подумала, что, возможно, он не знал? Или искал тебя все эти годы? Но как тебя найти, если твоей ДНК нет в базе?

— Мне. Не. Нужен. Отец, — процедила я. — Мне никто не нужен, ясно? Хватит меня прессовать. Просто скажите, что меня ждет — участь пушечного мяса или ломовой лошади.

Шериф с минуту смотрел на меня, не выражая никаких эмоций, а затем хмыкнул и покачал головой.

— Хорошо же тебе промыли мозги на улице.

— Никто мне ничего не промывал, — резко бросила я, но тут же отвела взгляд. Лучше все-таки молчать.

— Ты преступница, Брианна, — изрек шериф. — Воровка.

Я поморщилась от того, как это ужасно звучало. Хотя да, это правда.

— Но в то же время, ты сирота. А бездомных первоочередно направляют в Военный округ. Служить империи. Вопрос спорный. Если найду твоего отца, ты останешься здесь. Результатов анализа ДНК ждать сутки.

Он начал крутить свою зубочистку между пальцами.

— Но даже когда у меня на руках будет имя, следствие затянется, пока не будет доказана его связь с твоей матерью. А поскольку ты уже совершеннолетняя, то сможешь отказаться от родства и признать себя круглой сиротой. Так или иначе, на время расследования тебя нужно куда-то определить. Сегодня я добрый. Позволю тебе выбрать. Так что, Брианна? — он с насмешкой посмотрел на меня и уточнил: — Пушечное мясо или ломовая лошадь?


Военный округ


— Приехали, спящая красавица, вставай.

Меня нагло пнули в плечо, окончательно вырывая из сна. Открыв глаза, я наткнулась взглядом на хмурого сержанта армии империи. Возможно, это был рядовой — я не разбиралась в нашивках. Но определенно не любила всех их вместе взятых.

Спрыгнув с джипа, на котором меня сюда доставили, бегло осмотрелась. Уже было утро, мне кое-как удалось подремать после сумасшедшей ночки. Я оказалась окруженной серыми бетонными постройками. Но, несмотря на однотипность местности, здесь бурлила жизнь. Люди в форме то и дело сновали туда-обратно. Что-то кричали друг другу, что-то забрасывали в военные джипы. Были полностью погружены в работу.

— Идем, — произнес сержант и кивком указал направление. На ходу он представился и наделил ценной информацией.

— Я полковник Томлисон — твоя новая мамочка.

«О, целый полковник!»

— Курирую совершеннолетних сирот. Ты находишься в общевойсковом корпусе армии Турины. После размещения в казарме получишь форму и пройдешь ряд тестов, по которым будет определена степень физической подготовки. А уже после этого я решу, в какую группу тебя направить.

— А какие есть? — уточнила я, пользуясь его разговорчивостью.

— А какие есть — узнаешь, когда пройдешь тесты, — отрезал полковник и открыл передо мной тяжелую дверь.

Обстановка внутри была не менее серой. Узкий коридор — множество дверей по сторонам.

— Это общее общежитие отряда Отверженных, — заявил мужчина.

— Как, простите?

Полковник бросил на меня взгляд, от которого тут же захотелось укрыться одеялом с головой — холодный и колючий.

— Отряд Отверженных, — повторил он с явно выраженным недовольством. — Иными словами, отряд сирот. Все новоприбывшие живут в этом общежитии. Самые младшие на первых двух этажах. Совершеннолетние — на третьем. Тебе туда.

Он прошел со мной до лестницы и кивнул.

— Поднимайся. Потом найдешь смотрителя. Он выдаст вещи и покажет твою койку. Через двадцать минут жду тебя в главном зале.

Полковник указал рукой на дверь напротив лестницы, за которой слышались крики и возня.

— Старшая группа уже начала тренировку.

Коротко кивнув, я поджала губы и пошла наверх. У меня не было часов, потому я не могла точно знать, когда пройдут двадцать минут, но вряд ли на получение одежды уйдет много времени. Комната смотрителя оказалась первой справа по коридору третьего этажа. Дверь была открыта, пожилой мужчина сидел за столом и читал, а когда заметил движение, отложил планшет и смерил меня изучающим взглядом.

— Новенькая, — вынес вердикт он.

Я слабо улыбнулась, но тут же поморщилась от боли в треснутой губе.

— Как зовут? — поинтересовался дедок, с кряхтением вставая с места.

— Брианна. Бри.

Он пропал из виду, зайдя за угол, но я услышала его ворчание:

— Ну и имечко.

Я хмыкнула и сложила руки на груди. Долго ждать не пришлось, вскоре он появился со стопкой одежды на руках и всучил ее мне.

— Размер обуви?

— Шестой.

Он коротко кивнул и снова пропал за углом. А потом вернулся с уродливыми ботинками и махнул в сторону коридора.

— Идем. Комнату покажу.

Комнатой оказалась крохотная коморка, заставленная мебелью так, что совершенно не оставалась свободного пространства. В одном углу стояла двухэтажная кровать, в другом — шкаф, в третьем — широкий письменный стол на два места, а в четвертом была дверь.

— Здесь кто-то живет? — поинтересовалась я, заметив одну маленькую статуэтку в виде пирамиды на столе. Других вещей на виду не было.

— Да. Кендис.

Смотритель сбросил ботинки у кровати и проинформировал:

— Она вредная, потому с ней никто не хочет соседствовать. Но у тебя выбора нет. Это последнее свободное место.

— Зашибись! — прошептала я вслед уходящему дедку.

— Санузел в конце коридора, — крикнул он. — У тебя осталось десять минут.

Я не могла себе отказать в мелком шпионаже. Порывшись по всем ящикам, сделала вывод, что эта Кендис до занудства педантична. То есть, полная противоположность мне.

Свалив свои вещи на нижнюю койку, я достала из шкафа комплект чистого постельного белья и небрежно бросила его на свободную верхнюю. А затем начала осматривать свое новое богатство. Всего по два экземпляра — майки, регланы, спортивные штаны, носки и нижнее белье. Не густо, но в лучшем состоянии, чем та одежда, что на мне. Была еще небольшая косметичка с зубной щеткой, пастой и куском мыла. Стянув с себя старый свитер и брюки, я с удовольствием переоделась в чистое. Затем обулась, заглянула в общественную ванную, умылась, кое-как причесала волосы пальцами, заново заплела косу и спустилась вниз, совсем забыв спрятать вещи в шкаф. Вспомнила об этом уже стоя у двери спортзала, но возвращаться не стала.

Потянувшись к ручке, заметила, как сильно дрожала рука. Я нервничала, сама не понимая почему. Было такое чувство, что если открою эту дверь, то пути назад не будет. Там меня ждала новая неизведанная жизнь. И мне было страшно, что она окажется еще хуже, чем та, которая у меня сейчас.



Глава 2

Спортивный зал оказался огромным. Приоткрыв дверь, я увидела толпу бегающих по кругу девушек и парней. Все они были одинаково одеты и с любопытством смотрели в мою сторону. Один парень даже подмигнул. Я его запомнила. Симпатичный.

Несмело вошла внутрь, ища глазами полковника Томлисона. И сразу нашла. Он находился в центре, разговаривая с мужчиной, который стоял ко мне спиной. Из-за его широких плеч я едва видела седовласую макушку полковника. Но тот, заметив меня, махнул рукой, призывая подойти. Так я и сделала.

— Брай…

— Я Бри, — ворчливо поправила и скосила взгляд на пробегающую миму блондинку. Она посмотрела так, будто собралась прожечь дыру в моей голове. Ее я тоже запомнила.

— Брианна, точно, — обратил на себя внимание Томлисон. — Это новоприбывшая, о которой я говорил, капитан Мур.

Второй мужчина медленно повернулся ко мне и окинул с ног до головы сканирующим взглядом. Я так и застыла, пялясь на него. Полковник что-то говорил, но я не слышала, впав в неведомый транс. Темные, почти черные глаза капитана гипнотизировали. Весь его вид был настоящей приманкой. Словно свет для мотылька. Гордая осанка, подтянутая фигура бойца, строгие черты лица, ровный нос, чувственные губы и волевой подбородок. Он был мужественно красив, да. Но никогда прежде красивый мужчина не вызывал у меня учащенного сердцебиения и такой глупой реакции. А с этим капитаном было что-то не так. Он обжигал своим властным взглядом, вызывая море противоречивых чувств. Страх, волнение, трепет, предвкушение и даже легкое возбуждение.

Полковник смолк, а я так и не уловила смысла сказанных им слов. Капитан Мур слегка склонил голову на бок и прищурился.

— Так это ты проникла в усадьбу Вагнеров?

Его низких бархатный голос был создан высшими силами Вселенной, чтобы искушать и подавлять.

Он смотрел мне прямо в глаза, будто заглядывал в душу, и я, коротко кивнув, отвела взгляд, чувствуя жар в щеках.

— Шериф двенадцатого округа уже выяснил, кто заказчик, — произнес полковник.

Мур, наконец, перестал меня сканировать, и я облегченно выдохнула.

«Нужно держаться от него подальше», — возникла первая разумная мысль. А сразу за ней совершенно глупая: «Или наоборот, поближе».

— Банда Рокса? — поинтересовался капитан.

Томлисон кивнул и бросил на меня быстрый взгляд.

— Они собрались все свалить на девочку и умыть руки. Шериф округа был готов закрыть глаза и проглотить наживу, но выяснилось, что она сирота. Ее срочно направили в Тюремный на допрос, а офицерам двенадцатого пришлось возобновить расследование. Они вышли на некого Келла Лейтона. Он всех и сдал.

Я ловила каждое слово полковника, пытаясь собрать в кучу информацию. Выходит, Келл пытался меня подставить? Я не так уж давно знала этого парня, но мне казалось, он надежный. Похоже, я забыла главное правило улицы — никому не доверять. Что ж, это отличный урок. Я лишилась свободы.

И все же, было неясно, каким образом к делу относилась пресловутая банда Рокса? И что такого важного было в том доме? Обычно я достаточно наглая, чтобы спрашивать все, что хотелось знать. Но сейчас мою решительность будто сдуло ветром. Да и полковник быстро сменил тему.

— Как раз представлю вас двоих остальным, — произнес он и развернулся в сторону бегущей толпы.

— Конец пробежки, — пророкотал он своим басом. — Курсанты, вольно.

Толпа застыла на месте, внимая всему, что говорил Томлисон.

— У меня для вас две новости, — начал он и указал рукой в мою сторону. — В нашей группе пополнение. Поприветствуйте Брианну Круз.

Я чувствовала на себе многочисленные взгляды, и не все из них были любопытно-удивленными. Это нервировало. И в придачу ко всему, я знала, что Мур пялится на мой профиль. Это нервировала вдвойне.

Все затихли, будто ожидали чего-то от меня. Только вот чего — понятия не имела. Обычно на стрелках я плевала под ноги противнику. Но в данной ситуации это казалось неуместным.

— Ладно, — выдохнул полковник, так и не дождавшись от меня никакого приветствия. — Мак, после тренировки, будь любезен, покажи здесь все Брианне и расскажи, что к чему.

Он обратился к перекаченному блондину, на лице которого читалось выражение «Мне по колени весь мир». Не любила я таких. Тот в свою очередь коротко кивнул полковнику и недовольно поджал губы.

— Брианна, можешь присоединиться к остальным, — произнес Томлисон.

Меня вежливо попросили свалить с центра зала, что я с радостью и сделала. Стоять спиной к незнакомой толпе было куда комфортнее. Вообще, этот полковник не вызывал у меня раздражения. Что изначально было странно. И это был уже второй мужчина за сегодня. Неприязнь ко всем людям в форме у меня в крови. От мамы. Но этот, несмотря на его суровый взгляд и грозный вид, не казался ничтожным, подлым, мерзким или даже устрашающим. Мне захотелось послушать то, что он скажет.

— О второй новости вам расскажет капитан Китан Мур.

И не привыкшая к официальным сборищам и вообще сборищам, я прыснула со смеху. А этот звук эхом разнесся по огромному залу, долетая до перекошенного лица капитана.

Все снова уставились на меня.

— Вас что-то тревожит, курсант Круз? — грозно спросил мужчина и посмотрел так, что вновь захотелось отвести взгляд. На его лице появился намек на дерзкую ухмылку, но глаза оставались холодными, излучающими власть и силу. Вот только все это на меня уже не производило должного эффекта. Как можно серьезно относиться к человеку, которого фактически зовут Котенок Мур?!

— Нет, — тщательно пытаясь скрыть улыбку, произнесла и нервно махнула рукой. — Продолжайте.

Не то что бы я собиралась дерзить, просто не знала, что еще сказать. Кто-то за моей спиной насмешливо фыркнул, кто-то издал пораженный вздох, даже послышались неразборчивые шепотки. А я призадумалась о своем поведении. То есть, слишком вольно? Они что здесь, роботы? Свои эмоции выражать нельзя?

— Что ж, — немного смягчился капитан, но язвительности в его голосе не поубавилось. — С весьма великодушного позволения курсанта Круз, я продолжу.

Кто-то из девушек засмеялся, раздражая меня до скрипа зубов. Я злилась на все. На систему, на свою жизнь, на глупое стечение обстоятельств, на самоуверенного капитана и на саму себя. А когда бросила быстрый взгляд в толпу и убедилась, что на лицах девушек светилось неприкрытое вожделение, направленное в сторону кэпа, а у парней, наоборот, зависть, окончательно себя возненавидела. Силы Вселенной, наверняка я выглядела так же глупо, когда полковник меня представлял.

Но это ничего. Мужик себе цену знал, по взгляду видно. А значит, к такой реакции на себя привык, переживет. А вот переживет ли моя в который раз пострадавшая гордость, я еще не знала.

Будучи по жизни одиночкой, я очень сомневалась, что продержусь здесь дольше месяца и не сбегу. Тем более, как я поняла, лагерь был расположен недалеко от границы. Другой вопрос, что граничил Военный округ с Тюремным, что не очень уж и хорошо.

— Два года назад, — продолжил капитан, обводя всех нас пристальным взглядом, — по указу Верховного канцлера был создан секретный спецотряд особого назначения, который в свою очередь делится на группы. Я являюсь командиром одной из них. И с разрешения полковника Томлисона в этом году из отряда Отверженных десять курсантов будут переданы под мое командование. Специализация отряда довольно узкая и специфическая, — он сделал небольшую паузу и добавил: — Нам в большей степени нужны девушки.

Те самые девушки за моей спиной усиленно зашептались, явно пребывая в полном восторге от слов Мура.

Я же с крайним подозрением отнеслась к данному заявлению. Добровольно девицы империи на службу не шли. Это считалось дурным тоном и вообще большим позором для семьи. Только из неблагоприятных семей дочери сбегали в такие места, как это. Соответственно, девушек с кое-какой военной подготовкой и в большом количестве можно было найти только в отряде пушечного мяса или на полигоне загнанных лошадей. Я бы на месте кэпа тоже выбрала мясо. Глуповато, предсказуемо, управляемо. А вот лошадей воспитывать надо, они еще и вороватыми оказаться могут. Собственно, обо мне. Другой вопрос, для чего все это? Специфическое направление, девушки… На ум пришли неприятные мысли.

Вновь посмотрев на толпу, заметила ту дерзкую блондинку, лицо которой выражало то же недоумение, что и мое. Заметила ее сразу, ведь на фоне остальных, пускающих слюни, она сильно выделялась. Я точно ее запомнила.

— Сейчас я не буду вдаваться в подробности, — меж тем продолжил Мур, вновь заставляя всех смолкнуть. — Информация секретная. Избранные курсанты до последнего будут оставаться в неведении, какая их ждет участь. Сегодня вас собрали пораньше…

Капитан оборвал речь, когда дверь в зал со скрипом открылась, и на пороге показались еще трое — двое мужчин и женщина в форме. Они одновременно, как один слаженный механизм, вошли, кивнули Муру и остались стоять у двери, став по стойке смирно.

И опять эти восторженные шепотки от девиц. И даже парочка от парней. Да, мужчины впечатляли. С такими же мощными спинами, ровными осанками и надменными взглядами. Теперь я поняла — это выражение лица можно было наработать с опытом. Просто у Мура получалось лучше, чем у остальных. Посмотрела на женщину и убедилась, что она ничем не уступала мужчинам по степени крутости. На секунду я даже примерила на себя ее образ. Каково это — стоять перед толпой, ловить на себе восхищенные взгляды и иметь полную над ними власть? Сила всегда вызывала трепет. По крайней мере, так я объясняла свою странную реакцию на капитана, которая с каждым его словом менялась в худшую сторону. Подозрительный тип. Все они крайне подозрительны.

— Вас собрали пораньше для совместной тренировки, чтобы проверить уровень физической подготовки. Я и члены моей команды, — капитан Мур махнул рукой в сторону подпирающей двери троицы, — определим, кто из вас пригоден для службы в качестве курсантов спецкоманды.

Я так и чувствовала прущий от толпы восторг. Наверняка они навыдумывали себе шпионские страсти, огромные гонорары, полную приключений жизнь. Одно маленькое слово «секретно» готово вызвать взрыв. Но я по личному опыту знала — тайно, значит, опасно. Значит, не для всех. Значит, могут убить, когда ты перестанешь приносить пользу. И фиг кто узнает. Тайно же.

— Мы отберем десять сильнейших девушек и парней, доставим их на нашу базу, где продолжим трехмесячную подготовку. По истечении срока курсанты пройдут заключительное испытание, после которого пятеро останутся в команде. Остальные вернутся под руководство полковника Томлисона.

Толпа тихо зашепталась. Это им не понравилось. Конкуренция.

— Но в любом случае, полученные навыки вам пригодятся для быстрого продвижения по карьерной лестнице, — заверил подозрительный капитан и окончательно добил женскую половину — улыбнулся. Улыбка у него была красивая. Дерзкая, понимающая, предвкушающая. Сейчас он точно напоминал хитрого котяру. Имя так ему шло.

— Капитан, — он снова указал на свою свиту, представляя каждого по очереди, — Хилфорд Чейз.

Этот был высоким голубоглазым брюнетом.

— Офицер Эван Бейли.

У второго сразу бросился в глаза шрам на пол лица от уха до края губ и блестящая лысина. Осталась женщина с черными, завязанными в пучок волосами и довольно экзотическими чертами лица. Ее губы были слишком полными, а разрез глаз очень интересный — узковатый. Я лишь раз встречала парня с похожей внешностью в сорок девятом округе, граничащим с Экспериментальным. Он сказал, что его прадед был потомком вымершей расы — кирийцев. Пожалуй, эта женщина меня заинтересовала.

— И офицер Сандра Картер, — представил ее капитан, продолжая информировать. — Мы разделим вас на четыре группы и проведем тренировку.

Он смолк, а мой живот предательски заурчал. Не знаю, слышал ли этот звук кто-то еще, но внимания никто не обратил. Я не ела уже вторые сутки. Бутерброд со вкусом резины по дороге сюда — не в счет. Но с другой стороны, я непривычно сильно нервничала, и о еде думала в последнюю очередь.

— Что же, — довольно протянул полковник-«мамочка», взирая на своих подопечных гордым взглядом. — Приступим. Все встали в строй.

И в то же мгновение толпа преобразилась в ровную линию. И только я выделялась из строя, но, быстро поняв свою ошибку, подперла крайнего худощавого парня с загнанным взглядом. Этого точно не возьмут. А что касаемо меня… Я еще не решила, стоит ли мне выкладываться на полную, чтобы хотя бы попытаться пройти? Не ждет ли меня непреодолимая опасность?

Почему-то в момент распределения мне захотелось посмотреть на Мура. И я немного удивилась, обнаружив, что он тоже смотрит в ответ. А взгляд мне его не понравился. Совершенно. Крайне подозрительный тип.

* * *

Я попала в группу голубоглазого. Он не улыбался, не шутил, не щурил глаза. В какие-то моменты мне казалось, что его грудная клетка вообще не шевелилась. Лишь изредка открывался его рот, чтобы закричать: «Следующий!».

А задание было пустяковое. Подняться по канату меньше, чем за минуту. И несмотря на высоту, я бы точно справилась быстрее. Почему-то сразу вспомнился дом Уилбергов в двадцать восьмом округе.

Дело было два года назад. Зима тогда была холодной, как никогда. Я замерзла и, как обычно, не видела еды несколько дней. Тогда мне вообще было плевать на последствия. Ничего не планируя и действуя полным экспромтом, я нагло пробралась в особняк Уилбергов, в котором устраивали официальный прием. Охрана была на каждом углу, собралась элита правящей верхушки округа в честь какого-то праздника. Не заметить шатающуюся от голода оборванку было не просто сложно, а практически невозможно. Но охранники сделали невероятное! Так или иначе, войти через главный вход я не рискнула. Отчаянная, но не слабоумная! Забор преодолела легко, а вот в дом пришлось лезть по гирляндам. И делать это пришлось быстро, потому что меня кто-то заметил и начал светить фонариком. Когда я пролезла в окно второго этажа, сразу быстро сообразила и прошмыгнула в хозяйскую спальню. На переодевание у меня ушло меньше минуты. Когда я спускалась вниз по лестнице, бегущая вверх охрана даже не обратила на меня внимания. Ни у кого не вызвало вопросов, что красное шелковое платье на мне как минимум на два размера больше и свисает, словно мешок. А черная бархатная шляпка к нему ну совершенно не пляшет. А еще я была в меховой накидке, которую теоретически должна была оставить у входа. Ну и конечно, никто из тугодумов не посмотрел на мою обувь. Я любила свои кроссовки. Они были удобными. В итоге, мне удалось откормиться до отвала, потанцевать с пожилым и слеповатым богачом, а заодно и обзавестись его бумажником и дорогими часами, которые позже я выгодно слила на черном рынке. О, а еще я прихватила ту меховую накидку. Хороший выдался вечер.

— Следующий!

Я вздрогнула от очередного крика и сделала шаг, ступив на освободившееся место. Сейчас дохлик покажет «класс», а за ним пойду я.

— Эй, — раздался шепот позади. — Брианна, верно?

Я быстро обернулась, встретившись взглядом с тем симпатичным брюнетом, который мне подмигнул во время бега.

— Угу.

— Я Айдан.

— Круто, — кивнула я, наблюдая за позорными попытками худощавого парня удержаться на канате.

— Кай у нас недавно, — вновь отозвался Айдан. — Он в слабой группе. А ты как?

В голосе парня послышался вызов.

— Думаешь, сможешь доползти хотя бы до середины?

Я хмыкнула и бросила ему через плечо:

— А ты?

— Я в сильной группе. Нас таких семеро.

Айдан хотел сказать что-то еще, но дохлик упал на мат с обреченным стоном, а губы голубоглазого снова зашевелились:

— Следующий!

Я нерешительно подошла к канату, ожидая, когда дохлик отползет. А может, прикинуться слабой и немощной, как он? Из другого конца зала послышался женский крик, и я обернулась на звук. Прищурилась. Та самая блондинка довольно улыбалась, что-то объясняя другой девушке. Она только что прошла испытание на турниках в своей группе, за которой наблюдал Мур. Мур тоже скалился, что-то отмечая в своем блокноте. А затем, будто почувствовав мой взгляд, блондинка посмотрела прямо на меня. И не просто посмотрела, а показала неприличный жест, означающий «Лузер». Это кто? Я-то лузер?

Ответив ей жестом «Пошла ты далеко-далеко», я плюнула на руки и цепко ухватилась за тугую веревку. Не знаю, что на меня нашло. Я и так бы справилась с заданием. Лазать, прыгать, быстро бегать приучена с детства. Это даже не увлечение, а жизненная необходимость. Так как мама много работала, я все свободное от уроков время проводила на разных кружках. Просила ее отдать меня на уроки боевых искусств, будто с детства чувствовала, что это мне пригодится, но за них нужно было платить. А бесплатными при школе были лишь уроки гимнастики и футбола. Я их ненавидела, но растяжка, гибкость и меткость мне все же пригодились.



Зря блондинка бросила мне вызов. Думает, что самая крутая? Я опущу ее на землю. Демонстративно прикрыв зевок кулаком, я начала отталкиваться ногами, удерживаясь лишь одной рукой. Сил в ногах у меня было хоть отбавляй. А когда добралась до самой верхушки и вовсе развела руки, неторопливо спускаясь по канату, сжимая его между бедер. И да, я знала несколько финтов, чтобы спуститься аккуратно, не поранив кожу. Под восторженное улюлюканье, между прочим. И все это время я не отводила насмешливого взгляда от блондинки, лицо которой искажалось яростью все больше и больше. Это война!

— Следующий! — повторил синеглазый капитан, когда я спрыгнула на маты.

— Да ты крута! — обратил на себя внимание Айдан. Парень широко улыбался, глядя на меня с неприкрытой заинтересованностью. Я фыркнула и, отойдя в сторону, сложила руки на груди. Мне стало интересно, на что он способен. И даже не особо удивилась, когда он без особых усилий поднялся по канату так же, как и я — с помощью ног и одной руки. Только сделал это быстрее меня. Хорош. Весьма.

— Следующий! — прозвучала новая команда, когда Айдан оказался на матах.

Отряхнув руки, парень подошел ко мне с самодовольной улыбкой.

— Итак, Брианна, — он облизнул пересохшие губы и немного отдышался. — Выходит, у меня появилась новая конкурентка.

Я еще раз присмотрелась к нему повнимательнее. Выше меня на голову, широкоплеч, худощав, в меру мускулист, пахнет приятно, даже несмотря на легкую нагрузку. Почему-то это меня всегда волновало. Светло-карие глаза Айдана блестели все тем же интересом, а на его добродушную улыбку захотелось оскалиться в ответ. Но я сжала губы, не давая парню повода думать, что он меня чем-то заинтересовал. И к тому же, я еще не скоро забуду, как это — связываться с симпатичными парнями. Келл ведь тоже был ничего, и к чему это меня привело?

— Возможно, — увильнула от ответа. А затем снова посмотрела в сторону блондинки и не сдержалась, чтобы не утолить свое любопытство. К слову, из-за любопытства мне тоже частенько доставалось.

— А эта тебе конкурентка?

Айдан нехотя отвел от меня глаза и расплылся в улыбке еще шире, когда понял, о ком я.

— Это Кендис, — проинформировал он. И столько восторга и обожания было в голосе Айдана, что я опять едва не заскрипела зубами.

Погодите-ка! Не та ли Кендис, которая самая вредная, потому с ней никого не селят? Супер! Просто отлично!

— Твоя подружка? — не сдержалась я.

Парень перевел на меня взгляд и вопросительно поднял бровь. Это что еще за ответ? Вроде как он сам не знает? Или удивляется, чего я интересуюсь?

— Вторая группа, — раздался крик голубоглазого капитана, имени которого я, конечно, не запомнила, — перебираемся на следующий пункт.

Дальше нас с Айданом, дохликом и еще тремя девушками крайне неприятной наружности повели испытывать на меткость. Нужно было закинуть три мяча в баскетбольное кольцо на разном расстоянии. И я бы попала, если бы Айдан не стал выкрикивать подначки, вроде: «Давай, мазила, ты сможешь» или «В чем дело, боишься поломать свои ноготки, красавица?». Красавица мне польстила, хотя, если сравнивать с другими девушками, меня действительно можно было принять за хорошенькую. Если уж очень постараться. В общем, на расстоянии двух шагов я попала, а вот на пяти и десяти — полный промах. Айдан оказался метким. И что сильно удивило — дохлик тоже.

Потом мы отжимались двадцать раз. Я едва не свалилась уже на десятом, но дух соперничества заставил дойти до конца. А после, когда я почти не чувствовала рук и готова была загрызть Айдана за любое его слово, потому что была очень голодна и крайне раздражительна, голубоглазый капитан любезно предложил подтянуться на турнике еще двадцать раз. А еще желающие могли показать все, на что способны. Дохлик, услышав все это, издал знакомый уже звук и сразу предупредил, что вполне вероятно упадет в обморок. Девушки стремной наружности, до этого хихикающие, сейчас смотрели на капитана волком. Так же смотрела и я. До тех пор, пока Айдан, подтянувшись заданные двадцать раз, не начал вытворять с турником что-то пошлое. А когда он, сделав заднее сальто, мягко приземлился на маты и широко мне улыбнулся, я поняла. Мне срочно нужно сделать так же!

С ненавистью взглянув на перекладину, я плюнула на руки и подпрыгнула. Но как только пальцы коснулись холодного металла, поняла, что силы в них нет совсем. Ни капельки. Уже падая, я издала полный разочарования стон.

— Следующий! — объявил капитан.

— Нет, погодите, — закряхтела, перекатываясь со спины на живот. Я? Сдаваться? Нет, тогда бы я просто не выжила. Беда в том, что ноги тренировала чаще, чем руки. Особенно, когда нужно было быстро убегать, пока не поймали. Только вот я не собиралась признаваться себе, что не смогу преодолеть это испытание.

Встать мне помогли. Думала, черные ботинки в моем поле зрения принадлежали капитану голубоглазке, но нет. На помощь пришел сам Мур. И что больше всего раздражало, за его спиной стояла Кендис, демонстрируя тот самый жест неудачницы. Да, она-то извивалась не хуже Айдана. Выпендривалась перед кэпом.

— Как давно ты прибыла? — спросил Мур, на которого я усердно старалась не смотреть. И вообще пообещала себе никаких больше жадных взглядов в сторону противоположного пола. Крутости мне это не придавало однозначно. Но сейчас я в любом случае выглядела жалко.

Да еще и перед глазами начало двоиться от резкого рывка, с которым кэп меня поднял.

— Что? — недоуменно переспросила.

— Как давно ты прибыла в отряд Отверженных? — медленно, словно с огромным одолжением повторил Мур и почему-то сделал шаг навстречу, будто собрался меня ловить, если вдруг начну падать.

— Перед тренировкой, — ответила и сама отступила. Не нравилось мне то, что я чувствовала в его непосредственной близости. Будто становилось трудно дышать.

— В чем дело? — вмешался подошедший полковник Томлисон. Теперь уже половина группы скопилась вокруг меня. А! Собрались на представление, стервятники.

— Не пойму, что я сделала не так? — возмутилась я и почему-то посмотрела на Айдана, будто он мог мне ответить.

— Завтрак, конечно, пропустила, — неожиданно огорошил Мур. И мой желудок, словно мог понимать и слышать, в этот же момент заурчал.

— Ее покормили в дороге, — со всей уверенностью заявил полковник. Меня же почему-то опять зашатало. А Мур снова сделал шаг навстречу.

— Падать не буду, — предупредила на всякий случай.

Он сузил глаза, будто не поверил, сжал губы и на выдохе процедил:

— В пищеблок. Немедленно.

Все затихли, повисла какая-то напряженная тишина, которую разрезало противное урчание живота некой до бездны голодной особы.

— Иди-иди, — хмыкнул Томлисон. А Мур сузил глаза еще больше, хотя я и не подозревала, что это возможно.

Так я и пошла к выходу под всеобщими подозрительными, насмешливыми и даже завистливыми взглядами курсантов. И еще одним — обжигающим от кэпа.

И с облегчением выдохнула, когда дверь спортзала заскрипела, отгораживая меня от остальных. А едва сделала шаг, как ко мне вышел Айдан.

— Я все выполнил, поэтому меня отпустили с тобой, — пояснил он.

Парень с неописуемой наглостью забросил руку мне на плечо, развернул в другую сторону и с понимающей улыбкой произнес:

— Там выход, а пищеблок в другой стороне. И сбежать у тебя все равно не выйдет. А вот поесть в самый раз. И знаешь, думаю, нам с тобой непременно нужно подружиться.

— Ах вот как! — изумилась я, сбрасываю наглую конечность не менее наглого курсанта. — И с чего бы это?

— Перед тобой первоклассный дипломат, который сейчас предложит сделку века. Итак, я тебе все здесь показываю, знакомлю с парнями, ввожу в тему, а ты мне половину своего пайка отдаешь.

Я поморщилась и покачала головой.

— Не хочу тебя расстраивать, Айдан, но дипломат из тебя хреновый. Я же с улицы пришла. И не ела нормальной еды несколько дней. А что здесь и как, я и так разнюхаю. Так что делиться не буду.

— Подумай, красавица, подумай, — зазывно улыбнулся наглец, к тому же подлиза. Даже дверь передо мной открыл, приглашая внутрь. — Еду эту нормальной назвать никак нельзя, а дружить со мной очень выгодно. Ладно, — он притворно вздохнул, пока я осматривала пустой зал. Много столов, стульев и огромный пищевой аппарат на полстены. — Так и быть, махнусь с тобой койкой. Ко мне как раз Кая подселили. Он безобидный. А вот тебя наверняка определили к Кендис.

Я поставила тарелку под дозатор, нажала кнопку стандартного завтрака и с хитрой улыбкой посмотрела на Айдана.

— А что! Идея очень даже.

Он согласно кивнул и скосил взгляд на малоаппетитную кашу.

— Но на мою еду все равно не рассчитывай, — предупредила я. — Ты, может, и крутой здесь, но толку от нашей с тобой дружбы ноль.

— Это еще чего? — удивился парень.

Я взяла прибор, уселась за стол и прежде, чем начать трапезу, ответила на вопрос:

— Тебя в спецгруппу возьмут. А меня нет.

Глава 3

Мы вернулись в зал спустя минут десять и наткнулись на весьма странную картину. Все курсанты выстроились в ровную линию, а капитан Мур проходил вдоль строя, пристально разглядывая каждого. Особое внимание он уделял девушкам. Айдан потянул меня ко всем, и вскоре кэп добрался и до нас. На парне его взгляд долго не задержался, а вот на мне он завис. Просто встал напротив, держа руки за спиной, и с непроницаемым выражением принялся рассматривать.

Капитана Мура явно интересовала моя внешность, он избегал смотреть в глаза. А мне же становилось все менее уютно с каждой секундой. Казалось, я была полностью обнаженной и беззащитной перед ним, и мне это, бездна поглоти, жутко не нравилось. Когда моему терпению пришел конец, и я открыла рот, чтобы спросить, чего он уставился, Мур взял и усмехнулся. Посмотрел в глаза и оскалился еще шире. Я так и осталась стоять с открытым ртом, совершенно сбитая с толку. И что это его так развеселило?

— Хорошо, — вдруг громко закричал он на весь зал, продолжая смотреть на меня. А затем отступил на пару шагов, развернулся и вовсе отошел в центр зала, где стояли полковник Томлисон, капитан и офицеры.

Выхватив папку у Сандры (ее имя я запомнила), он заявил:

— Курсанты, которых я назову, два шага вперед.

И он начал называть, а я слегка повернула голову, чтобы видеть тех, кто прошел. И почему-то вовсе не удивилась, отметив, что вперед выходили девушки, причем вовсе не стремной наружности, а наоборот — самые симпатичные из всех. Мои подозрения на счет предназначения спецгруппы подтверждались. Им нужны куртизанки.

Я была в этом уверена. Но когда капитан вызвал того крепкого парня по имени Мак, в удивлении подняла бровь. Жигало тоже нужны? Не знаю, догадался ли об этом всем Айдан, но когда назвали его имя, радости на лице курсанта не было совсем. Сжав кулаки, он нехотя ступил два шага вперед.

А я бегло посчитала вышедших курсантов и поняла, что на этом все. Айдан был десятым, мое имя не назвали. На лицах оставшихся девушек читалось откровенное разочарование. Дуры! Хотя, кто чего желает, конечно. Может, они «обслуживать клиентов» всю жизнь мечтали. Я — точно нет.

Капитан Мур все еще смотрел в конец строя, то есть на меня, когда к нему подошла Сандра и шепнула что-то на ухо. Кэпу это не понравилось, потому что губы он свои поджал, а брови нахмурил. А затем офицер шепнула ему еще что-то, и кэп с недовольным видом захлопнул папку.

— Курсанты, вы приняты в группу специального назначения, — холодно бросил он. — Собирайте свои вещи. Через час выдвигаемся.

И, всучив папку в руки Сандре, быстрым шагом направился к выходу. Я как-то облегченно выдохнула, но вместе с тем ощутила непонятное разочарование. То есть я недостаточно хороша даже для шлюхи? Признаться, это задело мое самолюбие. Посмотрела на толпу «избранных», которым была дана команда вольно, увидела среди них Кендис. Обиднее стало вдвойне. Но виду я не подала. Когда она посмотрела на меня победным взглядом, я ей ответила злорадной улыбкой. Кендис, несмотря на ее врожденную стервозность, глупой мне не показалась. Вот и сейчас в ее глазах читались страх и сомнение. Потому, быстро отвернувшись, она пошла вместе со всеми к выходу. Айдан с какой-то грустью мне подмигнул и тоже вышел.

— Остальные также свободны до обеда, — пророкотал полковник Томлисон.

Итак, получив команду, я решила подняться в комнату. Натренировав мышцы и наевшись каши, мне хотелось лишь одного — спать.

Но оказавшись на третьем этаже, я издали услышала вопли.

— Что это, мать вашу, такое?

Звук исходил из последней комнаты, то бишь, моей.

— Кендис, — обреченно вздохнула я. — Ну и мегера!

Вошла внутрь и обомлела от наглости. Мои новенькие, чистопахнущие вещи валялись в мусорном ведре.

— Ты охренела? — сорвалась на крик я.

— Нет, стервятина затасканная, это ты охренела! — процедила блондинка.

Что ж, когда она открывала рот, то становилась еще хуже.

— Совсем слабоумная, мозгов не хватило додуматься, что здесь занято?

— У меня не было времени сложить вещи, идиотка, — зашипела я.

Эта дрянь подбежала к столу, открыла ящик, охнула, увидев там беспорядок, и с самым обозленным видом взяла баночку с клеем. Я и пискнуть не успела, как она залила мои вещи густой белой жижей. Вот тогда моему терпению и пришел конец.

— Зараза! — взревела я и бросилась на блондинку.

Она совершенно бесстрашно смотрела на меня с ехидной улыбкой на довольной роже. А когда я замахнулась, та ловко увернулась и врезала мне под дых. Удар у нее что надо, должна отметить. Но и я так просто сдаваться не собиралась. Вложив остаток своей силы в кулак, выпрямилась и… снова получила, на этот раз по лицу.

— Тварь! — зашипела я. И окончательно озверела. С протяжным ревом бросилась на блондинистую стерву, с трудом отбивая ее отточенные удары. Но мне было все равно, я терпела боль и упрямо подбиралась к своей цели — патлы. Схватив Кендис за волосы, я наклонила ее и несколько раз с особым усердием зарядила коленом по ребрам. Она застонала, пытаясь закрыться руками, а потом я хорошенько приложила ее головой об стол. Теперь, когда ее волосы были в моей руке, я собиралась исполнить свою месть — ткнуть ее рожу в мусорное ведро, прямо в клей.

— Что за…

Но меня перебили. Досадно.

— Курсанты, в бездну, что здесь происходит? — раздался рокот полковника Томлисона. Дверь в комнату была открыта, а в коридоре давно собралась толпа зевак. Я так и застыла на полпути к нужному мне объекту, все еще держа в кулаке блондинистые патлы. Кендис, воспользовавшись заминкой, больно наступила мне на ногу и резко выпрямилась. Хотя кулак я разжимать не собиралась, потому часть ее волос осталась на моих пальцах.

— Спрашиваю еще раз!

Теперь голос полковника звучал, как гром в самую жуткую грозу. Зря я считала его милым. Сейчас передо мной стоял хищник, в руках которого была сила, способная с легкостью уничтожить такую, как я. И мне стало по-настоящему страшно. Особенно, когда он резко вошел внутрь и с грохотом закрыл дверь, отрезая нас от свидетелей.

Кендис так же напряглась и застыла, будто вовсе не дыша. Мне казалось, сейчас она должна была включить жертву, захныкать и начать жаловаться на мерзкую меня. Но стерва удивила. Безмерно.

— Ничего такого, полковник, — сдавленно произнесла она.

Я скосила на нее подозрительный взгляд и снова уставилась на подходящего почти вплотную Томлисона. И подошел он ко мне.

— Ты вообще отдаешь себе отчет, где находишься? — зловеще прошептал мужчина.

В горле стал ком, сердце колотилось в бешеном ритме. Я коротко кивнула, но, если честно, не была уверена, что понимаю до конца.

— За мной, курсант Круз, — абсолютно безэмоционально заявил полковник и вышел из комнаты.

Конечно, Кендис он ругать не будет. Мы с блондинкой обменялись ненавистными взглядами, и я в сопровождении гнетущей тишины и насмешливых улыбочек курсантов поплелась за полковником по широкому коридору. И только Айдан подбадривающе улыбнулся, когда я проходила мимо.

Я спустилась за Томлисоном на первый этаж, потом мы куда-то свернули, прошли через широкую дверь и оказались в коридоре. Дальше он завел меня в просторную светлую комнату, где стоял письменной стол, огромная компьютерная установка и диванчики. Я запнулась, когда заметила на одном из них капитана Мура. Он же, увидев меня, нахмурился.

— Откуда синяк? — поинтересовался кэп, вздернув бровь.

— Подралась с Кендис, — ответил за меня полковник и уселся за стол. Мне присесть не предложили, потому я осталась стоять у двери.

— Бездна, ты здесь всего три часа, — обреченно выдохнул Мур, явно меня осуждая.

Я сцепила зубы и уставилась на полковника, усердно стараясь не хамить. Почему-то этому капитану очень хотелось. А вот полковнику — нет. Его я уважала.

— Что ж, Брианна, — начал Томлисон на удивление спокойным голосом. — Ты показала довольно неплохой результат.

Это меня сейчас хвалят? Неожиданно.

Полковник вздохнул и открыл перед собой папку. Мое досье.

— Но обычно сирот к нам привозят сразу. С детсадовских приютов или на следующий день после потери родителей. Ты же… — он сделал паузу, что-то вычитывая. А мне почему-то захотелось, чтобы он заткнулся и не говорил ни слова больше при Муре. — … Долгое время жила на улице. И, скажем так, одичала.

Я отвела взгляд, уставившись себе под ноги, и сцепила зубы еще сильнее.

«Еще немного меня побесите, и придется вызывать стоматолога».

— А я слишком стар для этого, — пробубнил себе под нос полковник, но мы с кэпом все равно услышали. — Шериф Тюремного округа рекомендовал мне дождаться результатов теста ДНК, чтобы выяснить, кто твой отец, и окончательно определиться с твоей судьбой. Но капитан Мур предложил зачислить тебя в спецкоманду уже сегодня.

Невольно повернулась к капитану, а тот все это время продолжал смотреть на меня. И понять, о чем он думал, я не могла совершенно.

— Но в случае твоего зачисления в ряды секретной службы все данные о тебе тоже будут засекречены. Скорее всего, от тебя информацию об отце скроют.

На этих словах Мур снова поморщился.

— Скажем так, — продолжил полковник. — Я бы хотел предоставить тебе выбор, но капитан всерьез за тебя ухватился.

А кэп вместо того, чтобы насупиться на полковника за дерзкие слова, взял и опять скривил губы в усмешке. Да еще и довольно кивнул, точно как сытый котяра. Я и до этого была не в лучшем расположении духа, а когда кто-то радуется по непонятным тебе причинам, еще больше настроение падает.

— А можно отказаться? — выдала я.

Во-первых, из чистой вредности, чтобы стереть с некоторых наглых морд улыбку. А во-вторых, я прекрасно понимала, что сбежать с секретного объекта будет намного труднее, нежели отсюда. То, что буду сбегать, знала наверняка. Ну и еще один довод в пользу того, что нужно остаться — Кендис. Белобрысая стерва там меня в покое не оставит. Не то что бы я испугалась, но она все же дерется лучше меня, а я привыкла реально смотреть на вещи.

Пока я размышляла, полковник переглянулся с капитаном, и последний мне уверенно ответил:

— Нельзя.

Прикусив язык в самом прямом смысле, чтобы прямо сейчас не выдать пару остреньких словечек, я уставилась на полковника, как на самого большого в мире предателя. Нет, все-таки нельзя мужчинам верить. Никогда.

— Брианна, — с тяжелым вздохом произнес Томлисон. Ну да, сейчас он будет оправдываться. А хотя, раз оправдывается, значит, остатки совести еще имеются. — Пойми, если подтвердят твое родство с одним из родителей, ты лишишься статуса сироты и защиты империи. А учитывая твое непростое прошлое, тебя ждет двадцать лет каторги в Тюремном округе. Едва найдя отца, ты будешь вынуждена расстаться с ним.

Невольно фыркнула. Тоже мне трагедия. Я всерьез призадумалась: откуда сбежать труднее — из тюрьмы или с секретного объекта? И тут ко мне пришло идеальное решение. Испытательный срок. Они отберут пятерку лучших, а остальные вернутся обратно. Мне-то всего-навсего нужно не пройти. Это я смогу. А с Кендис мы разберемся.

Видимо, кэп, увидев мое победное выражение лица, что-то заподозрил, но не успел высказать свои мысли.

— Хорошо, — решительно произнесла. — Я поеду в эту тайную секту для пушечного мяса. В конце концов, как сказал капитан Мур, обретенные там навыки пригодятся в жизни.

Мур моим ответом доволен не был. Он все просек, но что поделать — сам же придумал эти правила про отбор. Не знаю, что ему от меня нужно, но подозреваю, это как-то связано с домом Вагнеров. Он что-то знает и хочет выведать, что знаю я. Возможно, даже будет пытать. А что, «мамаши» ведь рядом не будет. Никого не будет.

— Раз вопрос улажен, можно готовиться к отъезду, — официальным тоном произнес капитан и указал мне на выход.

— До встречи, Бри, — попрощался полковник и добродушно улыбнулся. Я же сдержанно кивнула и вышла следом за капитаном.

Уже собралась идти к лестнице, как неожиданно Мур остановился и повернулся ко мне. Настолько неожиданно, что мы едва не столкнулись лбами. Точнее, лоб был бы мой, а у него челюсть.

— Учти, я не потерплю неуважительного отношения как к инструкторам, так и к курсантам, — тихо произнес он, сузив глаза.

— Угу, — промычала я, уже привычно отступая подальше.

Повисла тишина, и я рискнула посмотреть прямо в карие глаза. Слишком проникновенный взгляд.

— Да поняла я, поняла, — заверила командира. А затем, когда он уже начал разворачиваться, с языка слетела колкость: — Вы это белобрысой стерве скажите, когда в следующий раз она вздумает полить мою одежду какой-то гадостью.

Кэп сдвинул брови на переносице и окинул меня изучающим взглядом.

— Я ей передам, — угрожающе произнес он.

«Передай, да-да!».

— Но и ты, Брианна, — он все же сделал шаг, приближаясь вплотную, и понизил голос практически до шепота. Зловещего такого, холодного. — Не забывай, что ты здесь не одна такая, кто трепетно относится к вещам или личному пространству. Научись уважать других, и только тогда они начнут уважительно относиться к тебе.

Мне хотелось рассмеяться ему в лицо. А еще лучше боднуть в нос. Обычно на стрелках я всегда так начинаю драку. Очень эффектно. Но сейчас игра в гляделки закончилась моим поражением. Отведя взгляд, я дождалась, пока капитан развернется, а после быстрым шагом направилась к лестнице. Меня утешало одно — выражение лица Кендис, когда она узнает, что я в команде!

Глава 4

Секретный округ


— Где мы? — послышались шепотки с передних мест автобуса. Я же из своего последнего ряда видела только пограничную стену округа сквозь лобовое стекло. Стен я повидала много. За свои семь лет бродячей жизни успела побывать в сорока двух округах из пятидесяти, чем безумно гордилась. Конечно, меня вовсе не тянуло в Военный или Тюремный… О, погодите! В этих я уже тоже побывала. Ну вот, еще один плюс! Мало того, я еще и в Секретный попаду.

Ведь именно туда нас сейчас везут. Он граничит с Военным и полностью изолирован от гражданского населения. По слухам, там прячут инопланетные объекты, а сумасшедшие ученые проводят самые немыслимые опыты.

Но что там делать нашей группе — я понятия не имела. Почему бы капитану Муру просто не занять одну из баз в Военном и никого туда не впускать, раз уж так все засекречено?

Автобус остановился, кэп вышел к дежурному стражу на КПП, показал тому пропуск, и вскоре перед нами открыли большие железные ворота. И тут меня осенило. Они везут нас к чему-то, что нельзя транспортировать. Это было единственное разумное объяснение. Иначе, зачем тогда перевозить одиннадцать курсантов, из которых только пятеро останутся в отряде? Шестеро вернутся домой, и они будут свидетелями. Значит, их либо уберут по-тихому, либо, как пообещал капитан, будут держать в неведении. И если первое, то мне определенно стоит пересмотреть свой план.

Мои же мысли меня пугали. Конечно, все это могло оказаться далеким от истины, но, как правило, чуйка меня никогда не подводила. Другой вопрос, что я не всегда прислушивалась к внутреннему голосу, отчего частенько страдала. Как сейчас.

Мы пересекли границу, и всем открылся вид пустынной местности и идеально гладкой дороги, ведущую далеко за горизонт. Офицер Сандра как-то ее там встала с переднего места и осмотрела всех курсантов сканирующим взглядом. Нет, все-таки она крута! Уважаю!

— Нам ехать еще сорок минут, — заявила она. — Постарайтесь отдохнуть, иначе потом у вас такой возможности не будет до самого вечера.

— Санни, они уже не дети, — засмеялся голубоглазый капитан.

Что?! Он умеет говорить еще что-то, кроме «Следующий»? И он назвал ее Санни. Вау! Сколько открытий за сегодня.

Будто прочитав мои мысли, или еще по каким-то неведомым причинам капитан Мур обернулся и строго посмотрел на меня. Я быстро подняла руки, показывая, что вообще ничего не делаю. А думать в империи пока что не запрещено. Хотя свобода слова давным-давно не практикуется. Отменили рабство, и на том спасибо.

Хмыкнув, он отвернулся, а я закинула ноги на соседнее сиденье и оперлась головой о стекло. От отдыха я отказываться не собиралась. Но и просто так засунуть подальше свои сомнения не могла. К чему они нас готовят? Что будет с теми, кто не пройдет? А что, если это для всех билет в один конец? Я обвела взглядом макушки курсантов. Большинство — девушки. Все симпатичные, фигуристые, в основном брюнетки и шатенки с длинными волосами. И лишь две головы выделялись по цвету — блондинистая и ярко-рыжая. Со стервой я уже познакомилась, а вот с конопатой еще предстоит. А также было три парня — Айдан, Мак и еще один, имя которого я, естественно, не запомнила. Я вообще не привыкла забивать голову ненужной информацией. Но сейчас ее было слишком много, что вовсе не располагало к отдыху.

Кажется, я таки задремала. Из дремы меня выдернула остановка автобуса.

— Все на выход, — прозвучала команда командира.

Народ замельтешил, а я немного размяла затекшие мышцы. И лишь когда последние курсанты вышли из автобуса, подняла выданную мне дорожную сумку с чистыми вещами, закинула широкую лямку на плечо и направилась к выходу, где меня ждал недовольный капитан Мур. И нечего так смотреть. Да, я такая — ленивая, противная, вредная, абсолютно непригодная для службы в секте.

— Поживее, Круз, — поторопил он. — Последним всегда достается самое худшее.

— Как будто тебя волнует, что мне достанется, — пробубнила себе под нос, спрыгивая со ступенек автобуса.

И вздрогнула, когда за спиной прозвучало такое же бормотание:

— Сам удивляюсь.

Округлив глаза и сделав вид, что ничего не услышала, я ускорила шаг, направляясь к очереди из курсантов. Они собрались у входа в небольшое двухэтажное здание, которое на вид напоминало ультрасовременную постройку с огромными стеклами. Разница с казармой Военного округа была невероятной. Быстро осмотревшись, поняла, что мы внутри целого городка, и все постройки выдержаны в одном стиле.

— Подходите ко мне, — подозвала к себе Санни.

Мне было плохо видно, но я поняла, что она ждет всех у двери.

— Эй, вот ты где! — воскликнул стоящий в конце Айдан и добродушно мне улыбнулся.

Я подошла к нему, все еще пытаясь рассмотреть, что там у крутой офицерши. А вот Мур остался стоять позади.

«Интересно, это он меня стережет, чтобы не сбежала? Правильно делает».

— Сейчас каждый курсант пройдет идентификацию, — громко заявила Сандра. — В ваш штрихкод будет забит временный доступ в это здание. Обратите внимание, что только в это.

Я поморщилась, представив процесс пополнения шрихкода.

— Что? — засмеялся Айдан, увидев мое лицо.

— Не очень это приятно, — пояснила и чуть громче, специально для капитанских ушей добавила: — Хотя это только начало. Неизвестно еще, какие пытки нас ждут.

Я продемонстрировала свое запястье и вздрогнула, когда Айдан перехватил руку, с любопытством рассматривая татуировку.

— Бездна! — хмыкнул он. — У тебя всего две черточки.

У него самого были все шесть.

— Очень удобно, не правда ли? — хмыкнула я. — Таких, как я, вылавливают, завозят в Секретную зону и делают все, что вздумается.

За спиной послышался тихий смешок, а затем совсем рядом, почти у самого уха прозвучал голос капитана:

— С особым усердием пытают самых болтливых.

Я напряглась, пребывая в полном смятении от его слов. А еще кто-то говорил об уважении к личному пространству. Что ж, мое кэп нарушать не стеснялся.

Айдан прикрыл улыбку кулаком, явно веселясь от происходящего. У меня же возникло желание провалиться сквозь землю. И вскоре оно сбылось.

Как только идентификационный робот вырезал мне лазером третью черточку на айди-татуировке, занося туда какие-то данные, нас запустили внутрь здания и повели к подъемнику. Оказалось, что верхние два этажа всего лишь камуфляж, сам центр секты располагался глубоко под землей, что снова навело меня на мысль, что попавшие сюда эти стены не покидают.

Лифт был огромным и запросто уместил бы весь наш автобус. Как только он приземлился, и мы начали выходить, заговорил лысый офицер:

— Мы находимся в подготовительном центре бойцов спецотряда. Этот бункер станет вашим домом на следующие три месяца.

Курсанты дружно осмотрелись по сторонам. Белые стены коридора, белая плитка на полу, белый потолок с белыми лампами. Все. У дизайнеров секретных баз невероятно богатое воображение.

— Выходить за пределы здания строго запрещено, — продолжил лысый. Затем он подошел к сенсорной панели на стене, положил на нее свою руку, и, о чудо! Лампочка загорелась синим светом. А затем вся стена отъехала в сторону, открывая нам вид на другой коридор. Не менее белый, но на этот раз с дверьми, стеклами и кое-какой мебелью.

Курсанты восторженно зашушукались, будто им только что показали самый интересный в мире фокус. Я лишь закатила глаза. Мое раздражение усиливалось с каждой пройденной белой плиткой. Ненавижу все стерильное!

— Весь этаж в нашем распоряжении, — гордо заявил капитан голубоглазка, устраивая по пути небольшую экскурсию. — Здесь общий холл для сборов в свободное от занятий время. Можно посмотреть фильмы или поиграть в игры. Иногда мы проводим покерные турниры.

Нет, мне интересно, Санни его где-то по-быстрому осчастливила? Или есть еще причина, по которой он вдруг стал таким болтливым? Кстати, а покер — это хорошо. Я бы сказала, отлично. Мое настроение значительно улучшилось, я даже улыбнулась, предвкушая скорое обогащение. Они же на деньги играют, правда?

— Здесь пищеблок, — продолжил капитан, указывая на стеклянные двери, за которыми виднелся просторный белый зал с современной мебелью. — Распорядок дня на информационном стенде.

Он на минуту остановился у стены, показывая тот самый стенд.

— Здесь схема этажа, расписание занятий, режим дня и прочая полезная информация. У вас будет время с ней ознакомиться после обеда.

— А когда обед? — поинтересовался Айдан, и одиннадцать пар голодных глаз уставились на капитана голубоглазку.

— Сразу после размещения, — хмыкнул тот. — Все за мной.

Остальные инструкторы остались в холле, и мне даже показалось, что кто-то из них облегченно выдохнул. Мур?

Коридор, коридор, коридор. Еще коридор, потом снова и, наконец, кэп остановился у двух дверей.

— Джентльменам направо, а леди туда, — он указал на левую дверь. — Пройти могут только девушки. Идентификатор стоит на каждой двери. У курсантов есть доступ только к некоторым из них и лишь в определенные часы. Например, посетить пищеблок ночью вам не удастся.

Очень жестко. Беспощадно.

— А в мужской блок девушки пройти могут? — с надеждой уточнил Айдан. Мак ухмыльнулся, а второй парень, как и капитан, остались невозмутимыми.

— Догадайся, — недовольно бросил тот.

Айдан догадался и сразу поник.

Какая-то брюнетка открыла дверь, и остальные вбежали внутрь, чтобы побыстрее занять место «у окошка». Вот только эти дурочки забыли учесть, что мы под землей. Здесь в принципе окна нелогичны.

Дождавшись, когда ажиотаж стихнет, я явила внутрь свою персону. Окинула скромное помещение наблюдательным взглядом и вышла.

— Там только семь кроватей, — озвучила капитану. — И все заняты.

— Верно, — разочарованно вздохнул голубоглазый. — Мы не планировали брать с собой больше семи девушек.

Айдан, который уже успел бросить свою сумку, высунул голову из-за двери и довольно произнес:

— А у нас еще четыре свободных места.

— Не вариант, — послышался голос Мура позади. Я даже не стала оборачиваться, и так знала, что он подходил.

Встав возле второго кэпа, Мур окинул меня с ног до головы недовольным взглядом, поджал губы и кивнул.

— Пошли.

И без лишних объяснений зашагал обратно.

Коридор, коридор, снова коридор… Я чуть не налетела на гору мышц, когда кэп резко остановился. Как-то замечталась, пока шла, и почему-то мой взгляд все это время был направлен на его широкую спину, обтянутую тонкой футболкой. Хотя на что еще смотреть? Повесили бы здесь картины, что ли.

— Считай, что тебе повезло, — угрюмо бросил Мур, нажимая что-то на панели управления на очередной белой двери. А когда он схватил меня за руку и приложил штрихкод к идентификатору, поняла, что мне только что открыли доступ.

— А у инструкторов, конечно, доступ всюду есть, — зачем-то произнесла я.

Мур отпустил мою руку, но дверь открывать не спешил.

— Конечно, — подтвердил он и только после этого дал мне пройти.

— Ух!

Впервые на моей памяти у меня столько эмоций, что нет слов. Это была не спальня, а императорский номер люкс. По крайней мере, у меня никогда за всю свою жизнь не было такой огромной кровати, широко письменного стола, шкафа с зеркальными створками и… что это за маленькая дверь? Персональная ванная! Для меня одной!

— Возможно, так будет даже лучше, — протянул Мур, подпирая косяк двери со сложенными на груди руками. — Ты все еще опасна для общества, тебя нужно изолировать.

Я бросила сумку на кровать и, не отрывая от капитана взгляда, начала снимать свои старые кроссовки. Демонстративно отбросив их куда-то за спину, довольно улыбнулась.

— Вы на сто процентов правы! Спасибо за каморку. Не совсем в моем вкусе, конечно, но…

Договаривать я не стала. Ибо общаться с закрытой дверью — признак маразма.

Быстро проверив все полочки и ящики (профессиональная привычка), я обнаружила симпатичный ножик в прикроватной тумбе и, осмотревшись по сторонам (та же привычка), засунула его себе в карман. А затем вспомнила, что мне здесь еще три месяца жить, и с разочарованным вздохом положила обратно.

Но тут же с восторгом бросилась в ванную комнату, снимая одежду прямо на лету. Встав под душ, блаженно застонала, смывая с себя грязь и усталость. Я не знала, как много свободного времени у меня было, потому максимально быстро помыла голову вкусно пахнущим шампунем, сполоснула бальзамом и, окончательно почувствовав себя одной из тех зажиточных леди, намылилась гелем для душа. Теперь все тело благоухало по-разному, что меня почему-то сильно веселило. Обычно мне хватало куска хозяйственного мыла на все. На стирку в том числе. И не всегда оно пахло чем-то фруктовым.

Предовольная собой я вышла в комнату в чем мать родила, потому что нигде не нашла полотенца. И тут же вздрогнула от механического женского голоса:

— Время обеда.

Он звучал откуда-то сверху, и я, покрутив головой, нашла на потолке в центре комнаты камеру видеонаблюдения. Прищурилась, пытаясь ее рассмотреть, и почему-то мне показалось, что именно карие глаза капитана Мура я должна была там увидеть. Ужаснувшись, что он или кто-то еще мог за мной наблюдать или посмотреть запись позже, я быстро схватила сумку и побежала обратно в ванную. Надеюсь, эти сектанты не настолько помешаны, чтобы ставить камеры и здесь. Если так, то пусть наслаждаются моим пением в душе. Голосок у меня, к слову, препротивнейший.

Сделав глубокий вдох, дернула ручку своей комнаты и вышла в коридор. Клянусь Вселенной, я бы потерялась в этом стерильном коридоре, если бы не услышала голоса курсантов. Вскоре вышла к столовой. Интересно, как поступит Мур, если и там для меня не окажется места? Пригласит к себе на коленки? Я почти рассмеялась, представив эту картину.

Места хватило всем, и я вовсе не расстроилась по этому поводу. Чего мне вообще жаловаться, когда еда оказалась вкусной, а компания приятной? Айдан позвал меня к себе, как только увидел. Правда, с ним были еще двое парней, но они нам ничуть не мешали.

— Монбравер, так ты собираешься выполнять мое желание? — заговорщицки шепнул Айдан третьему парню. Я постаралась запомнить его имя или фамилию, что бы это ни было. В таком деле лучше всего использовать ассоциации. Монбравер, Монбравер…

— Ты совсем опух? — выдал парень и нахмурился так, что его брови превратились в одну сплошную линию. Монобровь! Это я запомню!

— Опять спорили? — довольно протянул блондин по имени Мак, который уже объелся своей порцией супа и почему-то время от времени поглядывал в мою тарелку. Я придвинула ее ближе к себе и начала активнее черпать ложкой. Мое!

— Ты должен мне, Дерек! — воскликнул Айдан и тут же понизил голос до шепота, выдавая нам с Маком тайну. — Ему давно нравится…

— Заткнись, — процедил Монобровь.

— … Кендис. Но она… Ай!

Что-то там у них происходило под столом, но мне уже было не столь интересно, потому что от упоминания блондинистой стервы хорошее настроение улетучилось. Я невольно посмотрела в ее сторону. Сидит, видите ли, в компании рыжей за соседним столом от капитанского. Глазками стреляет, улыбается. И конечно же — Муру.

— Как хочешь, — процедил на этот раз Айдан, — ты проспорил, а значит, пойдешь и поцелуешь ее.

— Ты долбанутый на всю голову, — раздраженно бросил Монобровь, а затем поднялся со своего места, взял тарелку с супом и уселся за соседний стол. Девицы позади активно зашушукались, а я закатила глаза.

— У вас здесь всегда такой детский сад? — это был риторический вопрос.

— А ты у нас очень взрослая, да? — с насмешкой спросил Айдан.

— Мне пришлось рано повзрослеть, — на полном серьезе ответила я.

Никто спорить не стал. Только Мак тихо произнес:

— Здесь нет счастливчиков, Бри. Всем досталось.

Странно, но только сейчас я задумалась над этими словами. Даже будто увидела присутствующих курсантов в другом свете. А ведь парень прав. Каждый из нас в один день потерял все и сразу — самых близких, дом, будущее. Эти размышления натолкнули меня на мысль, что и сожалеть о нашей потере никто не будет. Идеально для использования в самых различных целях. Так для чего же мы здесь?

И кто нам капитан Мур — друг или враг?

Глава 5

Сразу после сытного обеда все курсанты побежали к стенду. Я тоже нашла там много интересного. Например, схему расположения комнат. И теперь мне было четко видно, что таких больших, как у меня, всего шесть. Три с одной стороны и еще три напротив. Память на такие схемы у меня была отличная. Так что точно не заблужусь. А затем мое внимание привлекли восторженные охи девушек, которые начали зачитывать список дисциплин. Ладно там разные тренировки, физические нагрузки и даже стрельба. Но зачем нам уроки этикета? И самое жуткое — бальные танцы. Танцы! Бойцам? Что же это за спецотряд такой? Где они видели танцующее пушечное мясо?

Девушки были в восторге. Они сразу обозначили, что танцевать будут с инструкторами, и каждая «заняла» себе пару. На их фоне я все больше чувствовала себе самой умной на свете.

— Я забиваю Китана, — послышался голос белобрысой.

Надо же! Китан! По имени. Ай-яй, никакого уважения к руководству. На мое насмешливое фырканье Кендис ответила убийственным взглядом. Я это запомню.

Прервав глупый клекот, капитан Мур и лысый, который отзывался на имя Бейли, повели всех в огромный зал для тренировок. Он делился на три зоны. В первой располагались всевозможные тренажеры, турники и стенки. Дальше шла чистая площадка, как сообщил капитан, для спортивных игр или состязаний. Ну, а в третью нам было дозволено ходить только с разрешения инструкторов. И, конечно, теперь мне до зуда в ладошках хотелось проникнуть туда. Столовка закрыта в ночное время, но про зал никто ничего не говорил!

— Итак, приступим, — объявил кэп, хлопнув в ладоши.

Я напряглась, ожидая чего угодно. Но Муркэп превзошел мои самые сумасшедшие фантазии.

— Раздевайтесь! — прозвучала команда.

Все шепотки и посторонние звуки вмиг пропали. Наступила настолько гнетущая тишина, что где-то в другом конце зала были слышны падающие капли воды.

— Чего? — возмущенно протянула я.

Если бы я была сейчас на стрелке, то сразу же боднула бы его в лоб. Без разбору. За такой базар нужно жестоко карать.

— Проблемы со слухом, курсант Круз? — неожиданно холодно спросил Мур. Теперь в его голосе не было ни грамма веселья, лишь уверенность и подавляющая сила.

— Для особо непонятливых повторяю. Раздевайтесь, — отчеканил кэп. — До нижнего белья. Выполнять приказ командира отряда. Немедленно.

Последнее слово он буквально заорал, и я в ту же минуту стала свидетелем тихой покорной суеты курсантов — невероятно, но они таки раздевались.

Да еще и аккуратно, стопочками складывая одежду у своих ног. Я же так и застыла, чувствуя, как медленно отвисает челюсть.

— Круз, — с обреченным вздохом изрек Мур и подошел ко мне. — В чем проблема?

Голос угрожающий, а в глазах пляшут смешинки. Весело ему, значит. Урод!

— Раздеваться не буду, — процедила я, ничуть не стесняясь дерзить. Меня вообще все достало.

И я ждала злости, криков, грубости даже. А этот взял, да и снова улыбнулся. Что это вообще за реакция у мужика? Что ж я его так веселю постоянно? Мне-то вовсе не до смеха сейчас.

— Ты уверена? — тихо уточнил кэп.

Я напряглась еще больше. Конечно же, уверенной я никак быть не могла, но упрямой — это да. Потому кивнула.

— А ты знаешь, Брианна, что бывает с курсантами, которые не выполняют приказы? — еще тише спросил Мур.

Я напряглась максимально.

— Пытки? — предположила.

Муркэп расплылся в такой довольной садистской лыбе, что мне как-то совсем не по себе стало. Я даже подумала о том, что не так и страшно это раздевание. Нижнее же белье позволили оставить. Подумаешь! Я летом вообще в коротеньких шортиках хожу и драной майке. Фактически то же нижнее белье. Но руки мои были плотно сложены по швам и не собирались шевелиться. А на языке крутились нелестные слова на тему вменяемости нашего командира.

— У нас есть отдельное помещение для этого, — проинформировал тот. — Пыточная. Провинившегося усаживают в кресло, пристегивают, чтобы не сбежал, и надевают на голову шлем виртуальной реальности. Знаешь, что он может?

Отрицательно покачала головой. Но я знала. Такие установки были очень дорогими, видела одну в особняке, который грабила.

— Например, вытащить из сознания самый жуткий страх и воспроизвести его в твоей голове. Ты не разберешь, где реальность, а где вирт. Многие сходят с ума, других это ломает. Они становятся безынициативными, но покорными. А это большой плюс для хорошего курсанта.

— Чтобы сойти с ума, нужно, чтобы он был, — выдала я и, невинно улыбнувшись, похлопала глазками.

— Не проняло, значит? — вздохнул капитан.

Я качнула головой. Из вредности. Из упрямства. Знаю-знаю, все это плохо кончится, но ничего не могу с собой поделать. Мама мне с пеленок втолковывала: «Ты свободный человек, Брианна. Всегда борись за свои права». Вот я и борюсь. Не буду раздеваться.

Хотя у капитана Мура на этот счет было совершенно иное мнение. Он не стал меня больше «упрашивать», а сразу достал из-за пояса маленький черный цилиндр и приставил его к моему боку. Я захрипела и согнулась пополам от резкой боли. Электрошокер.

— Не могу понять, ты действительно дура, или это у тебя имидж такой?

О, его высочество капитанская задница изволит язвить.

— Действительно, — процедила я и выровнялась, хотя ноги подкашивались, а перед глазами все плыло.

— Когда ты молчишь, я почти вижу проблески интеллекта, — выдал этот гад и отвернулся, чтобы пройтись вдоль строя курсантов.

— Во-первых, — громко для всех произнес он, — приказы командира группы не подлежат обсуждению. Какими бы глупыми они вам ни казались. Среди нас есть те, кто понятия не имеет, каково это — работать в команде и доверять ее членам.

Конечно, речь шла обо мне. С доверием у меня всегда было худо. А вот с обострившимся чувством справедливости наоборот. Про независимость помолчу.

Двери в зал распахнулись, и в поле нашего зрения появились остальные инструкторы. В моих глазах они двоились, поэтому я не сразу поняла, что именно держит в руках голубоглазка, но сразу обратила внимание, что они были одеты в странные белые комбинезоны.

— Во-вторых, кто сейчас не хочет расплавиться, как парафин от огня, я настоятельно рекомендую надеть защитные костюмы, — прозвучал голос Мура, и тут же появилась Санни с ящиком в руках, раздавая каждому по герметично запаянному пакету. — Курсант Круз может не надевать.

И тут до меня, наконец, дошло, что именно притащил голубоглазый. В черную дыру!

Мур победно оскалился, увидев мою реакцию, и не сдержался от колкости, когда я начала раздеваться со скоростью ветра.

— Уверена? Может, в одежде лучше?

Молодец. Я бы на его месте тоже не сдержалась.

— Предупреждать надо, — буркнула я, с ужасом глядя на черный кейс со знаком радиационной опасности уровня бета. Как-то я влезла на старый склад холодной зимой, чтобы согреться, и нашла там много полезной литературы. Решила на досуге ознакомиться с опасными излучениями и веществами. И скажу прямо: позже эта информация не раз спасала мою убогую жизнь.

Излучение уровня бета очень опасно для организма, расплавляет любые виды металла или пластика. А на нашей одежде полно заклепок и замочков.

Приняв у Санни пакет, я открыла его и в сопровождении довольного взгляда Мура начала натягивать на себя такой же белый комбинезон, как у нее и лысого. По крайней мере, теперь я знала, что мы имеем дело с радиоактивной хренью, которая хранится в чемоданчике. И все это было вовсе нехорошо. Мне стопроцентно стоит пересмотреть свой изначальный план. Бездна, только сдохнуть от радиации не хватало.

— Мы решили сразу провести эксперимент, — заговорил офицер Бейли. — То, что находится в кейсе, назовем это условно «предмет», влияет на людей по-разному. Предмет сам отсеет тех, кто ему не подойдет.

— Охренеть, — озвучила я свои мысли.

— Тишина в строю, — заорал Мур. — Сейчас все пройдут в защитную камеру. На ваших комбинезонах есть кнопка полной герметизации. Если в проверочном отсеке почувствуете холод, значит, костюм не герметичен. Обратите на это внимание, если не хотите умереть долгой мучительной смертью.

— Охренеть, — на этот раз выдал Айдан.

— А никто не говорил, что будет легко, — сурово ответил кэп.

— Все за мной, — позвала офицер Санни и повела нас в ту самую третью зону спортзала, куда нам нельзя было ходить без взрослых. И что-то мне уже расхотелось навещать эту комнату ночью.

— Это контрольный отсек, — заявила она, заведя нас в небольшую стеклянную камеру. Хилфорд выдаст вам защитные шлемы. Нужно надеть их и нажать кнопку герметизации. После вы войдете за мной и станете у стены. Возможно, некоторые из вас почувствуют головокружение и тошноту. Это терпимо. Но если начнутся сильные головные боли — сразу говорите. Есть вопросы?

Я несмело подняла руку.

— Да, Брианна?

— Кто такой Хилфорд?

— Это я, балбеска, — прозвучал голос капитана голубоглазки за моей спиной. Он всучил мне шлем из огромного мешка и что-то невнятно заворчал.

— Капитан Хилфорд Чейз, — специально для меня повторила Санни.

Как запомнить его имя меня не сильно волновало в этот момент. Курсанты нервно и молчаливо натягивали шлемы, а Мур и Бэйли наблюдали за нами по ту сторону двери.

— Погоди, — произнес Айдан и подошел ближе. — У тебя здесь воротник выглядывает.

Парень аккуратно заправил мне выбившуюся ткань комбинезона за шлем и улыбнулся. Я немного удивилась тому, что он обратил на меня внимание в такой напряженной ситуации. Похоже, мое кредо «Каждый сам за себя» в этом месте неуместно. Вздохнув, я тоже ему помогла.

— И у тебя торчит.

— Спасибо, — хмыкнул Айдан.

— Готовы? — полюбопытствовала Санни. — Активируем.

Она дождалась, пока каждый нажал кнопку на своем костюме, а после этого запустила обдув на сенсорной панели.

— Чувствуется холод? — уточнила она.

Все активно закачали головами или отрицательно замычали.

— Тогда заходим, — распорядился капитан Чейз.

Он аккуратно внес секретный кейс и поставил его на стоящую посреди помещения цифровую панель. Я же вслед за всеми курсантами встала у стены. Как раз напротив капитана Мура, который с самым серьезным видом наблюдал за происходящим сквозь две стеклянные двери.

Из-за крышки нам не было видно, что именно находится в кейсе. Я знала, что каждому интересно взглянуть хоть одним глазком, но прекрасно понимала, что в данном случае это станет последним, что я увижу в своей жизни. Нечто засекреченное, опасное, радиоактивное, что прячется от посторонних глаз глубоко под землей. Нечто, с чем придется работать бойцам спецотряда. Транспортировка? Охрана? Возможно, даже использование.

Капитан Чейз довольно долго возился с начинкой кейса, и по пищащим звукам я предположила, что там еще один замок. А затем он обвел всех напряженным взглядом и отступил на два шага назад. Значит, уже началось действие. Я ничего особенного не чувствовала и от скуки посмотрела на стоящего рядом Айдана. Сквозь стекло шлема просматривались его напряженно сжатые губы и нахмуренные брови. Ему было не по себе.

С другой стороны от меня стояла рыжая девушка. И на ее лице тоже отображалась мука.

— Если почувствуете резкую головную боль, сразу говорите, — еще раз напомнила Сандра. — Долгое пребывание под воздействием этого предмета ведет к кровоизлиянию в мозг.

— Меня тошнит, — призналась рыжая.

— Терпи, сколько можешь, — послышался голос капитана Мура сквозь динамики.

Он пристально изучал всех студентов по ту сторону стеклянной преграды и остановился на мне. В его глазах читался немой вопрос «Как ты?». А я что? Я вообще ничегошеньки не чувствовала. Но всерьез задумалась, может, стоит изобразить хотя бы легкое недомогание? Не всегда выделяться из толпы хорошо. Я привыкла в ней теряться. Скривив губы, изобразила кислую мину.

Но как-то капитан Мур с подозрением сузил глаза, по определению не собираясь верить моему маленькому представлению.

— Ай! — послышался женский вскрик. А затем еще громче, и еще.

Миниатюрная брюнетка, на которую я раньше не обращала особого внимания, упала на колени, сжимая защитный шлем руками.

— Не снимать! — взревел капитан Чейз.

— Магда! Ты как? Скажи что-нибудь, — распиналась другая курсантка, склонившись над сжатой фигуркой девушки.

Сандра уже подбежала к ним и помогла потерпевшей встать на ноги, а затем стремительно повела в контрольный отсек. Но и там не позволила ей сразу снять шлем. У Магды из носа пошла кровь, и она все еще беспрерывно кричала, а вторая девушка, видимо, подруга, взволнованно звала ее по имени.

— С ней все будет хорошо, — успокоил капитан Чейз и подошел к кейсу. — На сегодня достаточно.

Пока он закрывал чемодан, в контрольном отсеке загорелся синий свет, и только после этого Сандра помогла Магде снять шлем. Как только это случилось, она потеряла сознание. Офицер Бейли вошел в отсек, поднял курсантку на руки и унес. Я же наблюдала за Муром, пытаясь прочесть по его лицу ответ. Что они с ней сделают? Добьют или отправят обратно?

— Все на выход, — скомандовал капитан Чейз, держа кейс в руке.

В строю послышались облегченные вздохи. Мы дождались, когда Сандра покинет контрольный отсек, и вошли внутрь. Кэп нажал что-то на панели управления, включая обдув. Затем нас оросило невидимым веществом, после чего прозвучал механический голос:

— Радиация не выявлена.

Загорелся синий свет, и двери открылись.

— Что с Магдой? — тут же набросилась на Мура брюнетка, едва сняв защитный шлем. — Что вы с ней сделали?

— Спокойно, курсант Громер, — нарочито вежливо, так, как говорят с умалишенными, произнес капитан Мур. — С вашей сестрой все будет хорошо. После небольшого обследования мы отправим ее домой. К сожалению, находиться близко к секретному объекту опасно для ее жизни.

— Домой? — вскрикнула Громер. Она была крикливой, истеричной, громкой. Громер. Я запомнила.

— Мне очень жаль, — серьезно проговорил кэп.

И ему действительно было жаль. Но я была уверена, что не о здоровье курсантки он волновался, а о каких-то своих нарушенных планах. Сестры. Я заметила, как он сделал акцент именно на этом слове. Он рассчитывал на родственную связь. Но как именно капитан собирался использовать девушек, мне оставалось только догадываться.

Только я сняла защитный шлем, тут же почувствовала дикую усталость и сонливость. Недаром Магда вообще сознание потеряла.

— Сейчас каждый примет витаминный коктейль, — объявила Сандра. После длительного ношения герметичного костюма возникает общая слабость. Но со временем этот эффект исчезнет.

— То есть нам придется снова его надевать? — поинтересовалась блондинистая стерва.

Я фыркнула. Она еще не поняла? Конечно, придется.

— Конечно, придется, — озвучила мои мысли Сандра. — Пора бы уже всем уяснить, что вас доставили на секретную базу не для того, чтобы в покер играть, а для подготовки к исполнению важной миссии. Советую всем поменьше задавать вопросов и внимательнее слушать приказы инструкторов. В особенности командира группы.

Сандра посмотрела на меня и вздернула бровь.

— Намек ясен, — пробубнила себе под нос.

— Снимайте комбинезоны и одевайтесь, — скомандовал Мур. — Жду всех в пищеблоке через три минуты.

Глава 6

Остаток дня прошел относительно спокойно. Все чувствовали легкое недомогание, а еще были немного взволнованы из-за случившегося с Магдой. По крайней мере, эти причины назвал капитан Мур, чтобы не напрягать нас тренировками. Лично мне кажется, ему просто было лень с нами возиться.

— Давайте лучше познакомимся друг с другом, — предложил он, усадив нас на диванчиках в холле.

Я невольно скривилась и вжалась в сиденье. Надеюсь, он не предложит сейчас рассказать о себе.

— Каждый расскажет немного о себе, идет?

Обреченно вздохнув, я покачала головой и тут же услышала насмешливый голос Мура:

— Брианна! Ты новенькая, о тебе интересно узнать всем.

Я говорила, что не люблю чрезмерное внимание к своей скромной персоне? Так вот — я его ненавижу.

— Мне нечего рассказывать, — пробубнила я и сложила руки на груди.

Они все пялились. А блондинистая стерва еще и насмешливо фыркнула.

— Ой, да ладно тебе, — разбавил тишину Айдан. — Расскажи, почему у тебя только две полоски?

Я скосила на него недовольный взгляд, но тот лишь мило улыбнулся. И, признаться, все мое недовольство вмиг исчезло.

— Их уже три, — отрезала я. — Следующий вопрос.

Капитан Мур с полным издевки взглядом поднял руку, а все остальные заржали.

— Да? — я решила ему подыграть.

— Где ты жила все это время? — спросил он. В холл заявился офицер Бейли и подпер барную стойку, также ожидая от меня ответа.

— Разве вы еще не успели ознакомиться с моим досье? — увильнула я.

— Там об этом ничего не сказано, — пожал плечами Мур и подошел к офицеру. Затем абсолютно бесцеремонно достал из тумбы бутылку виски, два бокала и разлил янтарную жидкость. Удивленным и даже шокированным взглядам десяти пар глаз он пояснил просто:

— У нас был тяжелый день. А вам нельзя.

И с этими словами они с Бейли чокнулись и осушили бокалы. Девчонки захихикали.

— Ты не ответила, Бри, — напомнил Мур.

— Я знаю, — было моим ответом.

Он еще какое-то мгновение буровил меня изучающе-насмешливым взглядом, а затем вновь улыбнулся и покачал головой. Я чуть было не открыла рот, чтобы спросить, в чем же дело, как заговорила рыжая девушка.

— Если можно, я продолжу, — вызвалась она и, дождавшись кивка руководства, заговорила: — Меня зовут Наташа Сойер, но друзья зовут меня Таша.

Я сжала губы, чтобы не прыснуть. Таша — каша — бараша… Остановите меня кто-нибудь! Кстати, на кудрявого барашка она очень даже похожа, только рыжего. Ее имя трудно не запомнить.

Девушка была очень даже миленькой. Ярко-голубые глаза сильно выделялись на фоне светлой кожи, обильно усыпанной веснушками. Но они ничуть не портили ее, а придавали экзотичности. Наташа продолжила:

— Я попала в отряд Отверженных в возрасте семи лет. Мои родители погибли при пожаре нашего дома, а я гостила у бабушки с дедушкой. Они оспаривали право на опеку надо мной, но суд Военного округа признал их неплатежеспособными. С тех пор полковник Томлисон заменил мне родителей. И я очень благодарна ему за все. Он хороший человек и командир. Многому нас научил.

— Чем планируешь заниматься в будущем? — спросил офицер Бейли, с интересом слушая девушку. В это время Мур непалевно подлил ему еще виски. И себя не обделил.

— Ну, — Таша почему-то запнулась и густо покраснела. — У меня не было конкретных целей, так… Мечты. Я бы очень хотела служить в одном из секретных спецотрядов. Шпионские страсти меня всегда привлекали. Еще с детства.

Она смущенно отвела взгляд и пнула в бок сидящую рядом брюнетку, чтобы та продолжила.

Интересно, о чем еще могут мечтать эти детки? Есть среди них те, кто хотел бы стать великим художником? А может быть, прославленным на всю империю кулинаром. Актером? Доктором? Ведь у каждого есть склонность к определенному навыку, талант, в конце концов. Как же несправедливо в нашем мире распоряжаются жизнями сирот. Империя опекает — империя решает, кем тебе быть. Им можно выбирать любую квалификацию. Но только лишь в военной отрасли. Поэтому я так не торопилась сюда попасть. Поэтому до сих пор мечтаю сбежать. Мою волю они не отнимут.

К концу дня я уже знала имена всех курсантов. Или не совсем имена, а, скорее, клички, которые сама им придумала.

Итак, мне придется сживаться с тремя парнями и шестью девушками. От седьмой неведомым нам способом избавятся. Возможно, со временем ликвидируют и остальных непригодных. Всего трое парней — Айдан Брюстер, Максвел Крейг и парень-Монобровь по имени Дерек. С ними будет просто. Мне всегда было просто с парнями. Потому что: А) — они хотели затащить меня в постель; Б) — они принимали меня за парня. Не по внешнему виду, конечно. А по тому, как я дерусь на стрелках.

А вот со змеиной частью населения давалось трудно. Потому что: А) — их парни хотели затащить меня в постель; Б) — я всегда была круче. Хотя в данном случае на счет пункта «Б» я бы поспорила. Если даже вспомнить нападки Кендис, то могу с уверенностью сказать, что здесь я слабее остальных. Да, я абсолютно бешеная: промежность, глаза, уши и волосы — мои любимые места для атаки, но что-то мне подсказывает, что в честном бою это запрещено. Да и кэп не оценит. Задумчиво глянула на выпивающего Мура и встретилась со сканирующим взглядом карих глаз. Нет, определенно не оценит.

Курсанты смеялись, рассказывая веселые истории из жизни в отряде. Больше всех хохотала блондинистая стерва. Кроме нее и Таши, я запомнила громкую, но сейчас (учитывая недавние обстоятельства) притихшую Шайлу Громер, сестра которой не выдержала испытание, а еще Лину Фокс, исподтишка разглядывающую меня с нескрываемым интересом, картавящую Викторию Сандерс и Хелен Ардер — обладательницу ужасного смеха, похожего на звуки дикой природы по весне. Все четверо — симпатичные брюнетки с длинными волосами. Только у Вик была челка, а у Лины волосы длиной почти до задницы. Правда, зачем, я так и не поняла.

Мужчины, на вид совершенно не опьяневшие, молча слушали болтовню курсантов, изредка вставляя свои реплики. Они не давили, ни в чем нас не ограничивали (только жадничали и спиртным не делились) и даже подшучивали, что сильно меня удивляло. А как же субординация и все такое? Или это хитрая тактика? Втереться в доверие, чтобы потом нарыть побольше компромата? Так или иначе, я не собиралась на это вестись.

— Капитан Мур? — вдруг встряла Кендис. — А если Магду отправят домой, одна койка в нашем блоке освободится, так ведь?

Сказав это, стервозина скосила взгляд на меня.

— Так, — подтвердил кэп. — Брианна сможет переехать ко всем завтра, когда курсант Громер заберет свои вещи.

Я победно ухмыльнулась блондинке. Хоть одну ночь, но я почувствую себя настоящей королевой. И ножик с тумбочки прихвачу!

* * *

— Тише ты! — зашипел Айдан.

— Сам тише! — ответила я вовсе не шепотом, как собиралась, и от этого захихикала.

— Кто-то идет! — с ужасом прохрипел парень и, схватив меня за руку, в темноте потащил за диванчики. Там мы и пристроились с бутылкой виски в моей руке.

— Китан? — послышался голос Сандры. Включился свет. Мы с Айданом переглянулись и застыли не дыша. Если нас, законченных недоумков, сговорившихся прокрасться ночью к бару отметить свой первый день на секретной базе, безжалостно попалят, сидеть нам двоим в пыточной. Да-да.

— Санни? — неожиданно раздался голос синеглазки.

Я многозначительно вылупила глаза, а Айдан с трудом подавил смешок.

— Это ты здесь шумел? — возмутилась Сандра.

— Нет. Я тебя искал.

— Зачем?

— Ты знаешь, — таинственно произнес тот.

Бездна! Я не хотела это слушать. И еще больше я не хотела, чтобы нас поймали после.

Зажмурилась и сжала губы, когда послышался характерный и до ужаса омерзительный чвакающий звук. Эти бессовестные служители империи целовались! Но когда по моей ладони поползла горячая рука Айдана, я была крайне близка к тому, чтобы нашуметь. Но даже двигаться нельзя было. Потому я открыла глаза и уставилась на наглого курсанта суровым взглядом. Курсант был подвыпившим, а от того наглым втройне, потому его рука внимать немому предупреждению не возжелала. А затем еще и его лицо начало склоняться все ближе и ближе. Нет, он что, собрался меня поцеловать? То есть по его логике чвакающие звуки двоих инструкторов должны перекрыть чвакающие звуки неких пьяных курсантов за диваном?

— Идем! — полным восторженного обещания голосом произнес Чейз и, слава Вселенной, увел свою подружку от нас подальше. И сделал он это до того, как сложенные трубочкой губы Айдана коснулись бы моих настолько плотно сжатых, что их вообще за губы было сложно принять. Так, складочки натянутой кожи на нижней части лица.

Я накрыла пятерней пьяную морду и оттолкнула подальше. Айдан подставил руки, чтобы не упасть, но посмотрел на меня, как на самую большую в мире предательницу. А поскольку говорить мы не могли, ибо это шум, я встала, возвышаясь над ним. Переложила бутылку в левую руку, а правой ткнула пальцем по направлению к оборзевшему. Многозначительно так, строго и в то же время с укором. А потом еще раз. И еще. Думаю, он все понял. Потому что взгляд наглеца стал каким-то виноватым, а потом появилась примирительная улыбка. Тихо вздохнув, я покачала головой и подала парню руку. Его шатало. Бутылку мы допили. И пил он больше.

— Спать! — распорядилась я грозно, но тихо.

Айдан угрюмо кивнул и снова начал заваливаться на меня. Положив пятерню обратно на оборзевшее лицо, я покачала его головой своей ладонью, что означало «нет».

И на этом приключения ловеласа закончились. Но мои только начинались.

Мы с Айданом разминулись на очередном распутье стерильных коридоров. Я же говорила, что прекрасно запомнила план этажа. Подкралась к двери на цыпочках, протянула свое запястье к сенсору и давай прикладывать. Так его вертела и так. Проводила, постукивала, держала на весу, кисть выворачивала — ничего.

— В черную дыру! — зашипела я.

Дверь передо мной резко распахнулась, и на пороге показался мужчина. Мужчина был обнажен по пояс и безумно красив. А еще мужчина был капитаном Муром, что ужасно его портило. Невольно скривившись, я таки подняла голову выше и встретилась с весьма недовольным взглядом обворожительных карих глаз. Это виски, или мне и раньше хотелось его общупать?

— Ничего не хочешь объяснить? — поинтересовался командир.

Горю желанием!

— А что вы забыли в моей комнате? — пьяно пропела я.

Мур подозрительно прищурился, приблизился ближе, принюхался.

— Вы пили, курсант Круз! — с чего-то решил он.

— Нет, что вы, капитан Мур-р-мур!

Честное слово, я не собиралась так мурчать. Оно само! Быстро прикрыв рот тыльной стороны ладони, я, кажется, начала трезветь. Под таким-то взглядом.

Где-то из других комнат послышался шум, и Мур быстро втащил меня внутрь. А когда закрыл дверь, и вовсе накричал:

— Ты что, совсем попутала?

— Еще не совсем, — начала отрицать. А затем вспомнила самый действенный способ обороны — нападение. — Вообще-то, я знаю, где мне положено ночевать. А вот вы, — укоризненно ткнула пальцев в капитанскую персону, — не должны здесь быть.

Мур приподнял одну бровь и сложил руки на груди, я а почему-то начала медленно опускать взгляд ниже. Шея, плечи, упругие мышцы.

— А что это командир делает ночью… — мысли начали медленно уползать, и я отвернулась, чтобы хоть как-то закончить предложение: — … в спальне курсанта? Ай-яй…

А что это с мебелью? Она не так стояла.

— Это моя спальня, дуреха, — прозвучало за спиной. И прозвучало это почти одновременно с догнавшими ситуацию мыслями.

Я резко обернулась и уставилась на Мура округлившимися глазами.

— Нет! — изрекла я.

Так, спокойно! Новая тактика. Настаивать на своей правоте вопреки всему. Тогда есть вероятность, что собеседник тоже в это поверит.

— Моя же.

Капитан Мур потер переносицу и устало вздохнул.

— Моя, Брианна, — настаивал он. — Потому ты не смогла войти. А за то, что ты пила, между прочим, мой виски, я тебя накажу.

А вот последнее мне не понравилось, как прозвучало. Совершенно.

И дело было вовсе не в смысле слов. О том, что отгребу по полной, я уже догадывалась. Но вот интонация кэпа — вкрадчивая, коварная, обещающая расправы — меня насторожила. А когда он начал медленно приближаться, точно как кот к загнанной мышке, я почему-то окончательно растерялась. И мыслительный процесс застопорился, и тело как-то подозрительно расслабилось. Сил только и хватало, чтобы не свалиться.

— Ты ведь совершенно неуправляема, — понизил голос до шепота капитан.

В ответ я покачала головой, тем самым подтверждая его слова. Зачем я это сделала — сама не знаю.

— Делаешь все, что тебе вздумается.

Он сделал шаг, окончательно вторгаясь в мое личное пространство. Какой наглый. Еще!

— И совсем не думаешь о последствиях, — шепнул Мур, нависая надо мной. Долго в его глаза я смотреть не могла. Даже сейчас, с отключенными тормозами. Зато на губы — пожалуйста. А губы у капитана, к слову, очень даже смотрительные.

— Что же мне с вами делать, курсант Круз? — произнесли губы и скривились в соблазнительной ухмылке.

Я тяжело выдохнула и прикрыла глаза. Он даже не касался меня, лишь стоял непозволительно близко, но я уже зажглась.

— Сделайте уже хоть что-нибудь, капитан, — заплетающимся языком ответила я и поймала себя на позорной мысли, что сейчас я ему позволила бы многое. Намного больше, чем Айдану.

Рука командира легла на мою шею, где пульсировала жилка, и поползла на затылок. Мои глаза все еще оставались закрытыми, я не видела этой ухмылочки, но зато все чувства обострились. Его прикосновения горели на моей коже, дыхание опаляло, а аромат его тела кружил голову похлеще алкоголя.

— Ты готова принять свое наказание, Брианна? — прошептал этот искуситель на ухо.

Я прикусила губу, едва сдерживая стон. Если он сейчас же меня не поцелует, я сделаю это сама. И плевать, что за совращение начальства мне грозит посещение пыточной.

Он все стоял, обдавая горячим дыханием мой висок, и я не выдержала. Положила руку на его торс, опускаясь все ниже. Мур напрягся и вовсе перестал дышать. А когда я положила ладонь туда, где руки приличных курсантов быть не должны, капитан меня ошарашил.

— Подъем в пять утра, — закричал он, заставляя меня вздрогнуть, взвизгнуть и отскочить от него на шаг. А поскольку там стояла кровать, я не удержала равновесия и свалилась на нее, смотря на мужчину растерянным взглядом. Тот же сложил руки на груди и с самым строгим видом произнес, да что там, проорал:

— Будешь чистить пол спортивного зала своей зубной щеткой. Усекла?

Я быстро кивнула, но, если уж совсем честно, до понимания мне было далеко. Секунду назад в моих руках была самая твердая часть мужского тела. Опустила взгляд на его пижамные штаны и убедилась, что внушительный бугор все в той же кондиции.

— Вон! — прикрикнул капитан, указывая на дверь.

Повторять дважды мне не нужно было. Сорвавшись с кровати, я тут же упала и поползла к двери. Но меня подхватили сильные руки, поставили на ноги и зачем-то шлепнули по заднице.

— Твоя комната следующая, — напутствовал напоследок кэп, и на этот раз в его голосе звучало неприкрытое веселье.

А как только я оказалась на пороге, дверь за мной громко захлопнулась. Я еще мгновение стояла абсолютно дезориентированная, с округлившимися глазами, в стадии полного онемения. А потом как разозлилась! Так, что руки сжались в кулаки, а из груди вырвался разочарованный рык. Вот, значит, как мы с курсантами? Ну, все! Это война!

Глава 7

— А теперь по двадцать отжиманий, — пророкотал Мур на весь зал.

Все курсанты быстро опустились на пол и запыхтели от усердия. Я тоже пыхтела, начищая зубной щеткой паркет. С пяти утра. Пропустив даже завтрак. Изверг!

— Вот тут еще пятнышко, — ткнул носок военного ботинка в халтурную работу.

Я подняла лютый взгляд на начальство, тем самым выражая все, что о нем думаю. Но Мура это ничуть не проняло. Он наслаждался моим унижением все это время. Еще со вчерашней злосчастной ночи. А потом утром, когда ворвался в мои покои без пятнадцати пять, сдернул одеяло и впихнул в ванную приводить себе в порядок. И пока я пыталась сообразить, где я вообще нахожусь, Мур устроил допрос с пристрастием, выпытывая, был ли у меня сообщник. Я заявила, что бухаю по-черному, это обычное дело для бродяг, и Айдана выдавать не стала. Капитан сделал вид, что поверил, и продолжил издевательства.

— Хорошенько почисть зубы, — говорил он мне, — больше своей щеткой ты пользоваться не сможешь.

А еще усерднее злорадствовал кэп, когда я с деревянной головой тащила полное воды ведро в спортзал. И нет, чтобы уйти и дать мне еще немного поспать хоть бы на полу, нет. Он стоял надо мной все это время. Попивая ароматный кофе и читая новости с планшета. А на любые попытки заговорить накидывал мне еще полчаса исправительных работ. Таким образом, я пропустила завтрак и половину тренировки. Зато моя последняя фраза однозначно стоила очередных полчаса.

— А виски у вас отвратительный, между прочим, — заявила я тогда. И это задело мужчину окончательно.

И все равно он меня не подчинит. Вот не чувствую вины, и все. Это он меня встречать в полуголом виде вышел. И он втащил в свою комнату. И соблазнять тоже он начал. И хорошо это делал, в чем тоже исключительно его вина. Айдан тоже пытался, но от его поползновений мои здравые мысли не испарялись.

— Устала? — неожиданно спросил кэп. Да так проникновенно, с сочувствием. А затем еще и на корточки присел, чтобы оказаться с моим лицом на одном уровне.

— Угу, — вроде как и не слово, а все равно звук. Все равно ему назло!

— Будет тебе уроком, как соблазнять по ночам своего командира, — громко, чтобы все-все услышали, произнес он. Кто-то из девчонок даже отжиматься перестал и со сбившимся дыханием повалился на пол.

— Я не… — начала было оправдываться, но тут же была перебита грозным тоном:

— Еще полчаса исправительных работ, Круз, — прогремел Мур, тут же выпрямившись. Да еще вдоль пыхтящих голов прошелся. — Ночью все должны быть в своих койках, это ясно?

Курсанты, кто как мог, сдавленно ответили полным согласием. Я промолчала. Нет, ну точно война! И первый план мести созрел.

Ближе к концу тренировки Мур начал безжалостно гонять курсантов, и я прикинула, что делать видимость усердного труда значительно проще. Потому сама напросилась на наказание. Да и оправдать себя все же хотелось. Не то что бы мне не плевать на мнение этих деток, просто обостренное чувство справедливости взбунтовалось и не давало покоя.

— А в комнату к себе вы меня сами втащили! — заорала я на весь зал спустя почти час после его обвинений.

Висящая на турнике вверх ногами Кендис свалилась на маты. А стоящий напротив нее офицер Бейли с интересом посмотрел на Мура.

— Еще час исправительных работ, Круз! — взревел тот.

Я сжала губы, чтобы скрыть довольство, и продолжила оттирать пятна.

На обед, слава Вселенной, успела, чему была несказанно рада. Айдан все утро оставался непривычно молчаливым и даже про капитана расспрашивать не стал. Но эти его задумчивые взгляды мне окончательно испортили настроение. И не только от него. И не только задумчивые. Теперь наверняка половина команды думала, что я наглая, беспринципная развратница, вешающаяся на шею начальству, чтобы нечестным путем пройти в спец отряд. А другая половина считала, что я наглая, беспринципная развратница, вешающаяся на шею начальству абсолютно без причины, ибо начальство очень даже ничего. И какая бы девушка устояла? То есть фактически вторая половина меня оправдывала.

Я же сама себе оправдания найти не могла, хоть и размышляла над этим все утро. И даже поднятый градус не стала брать в расчет. Ладно, он — подлый, коварный котяра. Свою сущность капитан Мур уже проявил, теперь стоит ожидать от него подвоха в любой момент. Но я-то! Какой же дурой надо быть, чтобы купиться на дешевый флирт? Просто Брианна Круз тронулась умом, забив на основные жизненные принципы. И этому помешательству должен прийти конец. Отныне никаких мыслей о мужском голом торсе. Никаких взглядов тайком на его мощную спину. Никаких, мать твою, фантазий о долбанутом поцелуе капитанской морды. Только месть! Только хардкор!

Хорошо, что со второй половины дня согласно расписанию мы проводим время в учебных классах. Правда, дисциплины у нас были странными. Прямо сейчас Санни учила всех врать.

— Физиогномика, — Сандра сделала паузу, поставив акцент на названии, — это наука, которая изучает человеческое лицо, мимику, движения глаз или любые гримасы. По выражению лица возможно определить эмоциональное состояние человека, а в некоторых случаях буквально прочесть мысли. Таким образом, зная эти значения, можно распознавать ложь. Я научу вас не только отличать лживые сведения от правдивых, но также врать настолько правдоподобно, чтобы даже спец не заподозрил.

А вот это уже другой разговор! Вот это я понимаю, навык, который пригодится в жизни.

Теория была довольно скучной, но, когда мы перешли к практике, я оживилась. Офицер (как выяснилось) Картер вызвала в центр класса Викторию — Вик и, усадив ее на высокий стул, навела на девушку камеру, которая проецировала увеличенное изображение ее лица на всю стену.

— Сейчас я буду задавать курсанту Сандерс вопросы, на которые она умышленно будет отвечать ложью. Ваша задача обратить внимание на ее мимику.

Все обратили внимание на огромный прыщик на носу девушки, показанный нам крупным планом.

— Начнем с простых вопросов, — офицер Картен обратилась к Вик: — Тебя зовут Виктория Сандерс?

Девушка быстро скосила на нее глазки и тут же отвела взгляд.

— Нет, — довольно уверенно произнесла она.

— Первое, что вы должны знать, — продолжила Сандра, — что при подаче ложной информации человек испытывает волнение, которое можно уловить в голосе, взгляде, движениях. Можно заметить изменения в поведении, когда при вопросе, на который человек собирается ответить ложью, он резко перестает делать то, чем занимался до этого, или наоборот, пытается чем-то занять руки. В данном случае Виктория попыталась избежать прямого взгляда в глаза. А еще переплела пальцы, хоть и не всем было видно. Зная это, мы попробуем добиться обратного эффекта. Я задам тот же вопрос еще раз.

Она сделала паузу, и все внимательно уставились на экран.

— Тебя зовут Виктория Сандерс? — вновь спросила офицер Картер.

Вик продолжала смотреть прямо и вовсе не шевелясь произнесла отстраненное «Нет». На этот раз я ничего не заметила.

— Второе, на что вы должны обратить внимание, — поучительно произнесла Картер, обращаясь к курсантам. — В момент оглашения ложной информации у человека непроизвольно меняется интонация, происходит ускорение, замедление или растягивание речи. Голос может задрожать. Меняется и тембр голоса, может появиться внезапная охриплость или, наоборот, проскочить высокие ноты. Некоторые люди начинают заикаться. Виктория продолжила довольно неплохо, но опытный психолог смог бы различить ложь, уловив понижения тембра ее голоса. Нам нужны вопросы посложнее. Такие, чтобы только отвечающий знал на них правдивый ответ.

Мак, сидящий прямо передо мной, смело поднял руку.

— Хорошо, курсант Крейг, вы можете пойти следующим.

— Вообще-то я хотел предложить вам сесть на стул и попытаться нас обмануть.

Все довольно заулюлюкали, зазывая офицера пойти на аферу.

— Хорошо-хорошо! — заулыбалась она и уселась на свободное место прямо перед камерой. — Задавайте вопросы.

Почему-то мне стало смешно. Мы с Айданом одновременно переглянулись и сжали губы, чтобы не засмеяться. Это будет очень неловко, если я спрошу об отношениях с капитаном Чейзом. Будь на ее месте Мур, клянусь, я бы не сдержалась от парочки колкостей.

Шайла Громер подняла руку, и Санни позволила ей быть первой.

— Вы действительно отвезете мою сестру обратно домой? — с надеждой спросила она.

Магда появилась во время обеда, чтобы попрощаться со всеми. Она выглядела живенько, но была расстроена, что не пригодна для службы в секте. Прямо сейчас капитан Мур предположительно повез ее в отряд Отверженных.

— Нет, мы солгали тебе. На самом деле мы спустили твою сестру этажом ниже, где находится секретная лаборатория сумасшедшего ученого. Сейчас он работает над спариванием самки человека и самца единорога. Довольно интересный эксперимент, — выдала Сандра, не моргнув. А на последних словах еще и премиленько улыбнулась.

Все застыли в диком напряжении. И самое страшное, что и не поймешь ведь — врет или правду говорит.

— Да бросьте! — засмеялась Санни. — Конечно, это ложь.

Когда все облегченно вздохнули, заулыбались и заохали, офицер Картер понизила голос и на полном серьезе добавила:

— На самом деле этот ученый расчленяет тела своих жертв, а потом скармливает их своим питомцам. Недавно он воскресил доисторического динозавра.

А затем она зловеще рассмеялась, и я поняла, что влюбилась. То есть, с ориентацией у меня все нормально, но баба реально крутая!

* * *

— Тебе помочь с вещами? — спросил Айдан, догнав меня на выходе из пищеблока.

Я так устала под конец учебного дня, что могла думать только о сладком целительном сне. И даже месть Муркэпу решила отложить на завтра. А тут явился этот и напомнил о вынужденном переезде. Место Магды освободилось, и теперь мне придется засыпать под кудахтанье тупоголовых куриц. Надеюсь, они подольше засидятся в холле, пытаясь подлизаться к инструкторам. Хорошо, что хоть Мура среди них не было. Он вернулся к ужину, поел и заявил, что собирается идти спать. А, наверное, таки стоит провернуть месть прямо сейчас.

Обреченно вздохнув, я скривилась и уставилась на парня, будто впервые его видела.

— Да что там помогать?

— Перенести сумку, — раздраженно бросил Айдан.

Я с сомнением осмотрела курсанта и поняла, что он взялся за старое — пытается меня закадрить.

Покосившись по сторонам, поманила его пальцем и, когда он наклонился ближе, шепотом произнесла:

— Хорошо, только у меня в сумке части тела моей жертвы. Ты же меня не выдашь?

Айдан отстранился, закатил глаза и сложил руки на груди, всей позой выражая недовольство.

— Может, хватит уже? Ты весь вечер это делаешь.

— Что? — возмутилась я.

— Пытаешься лгать, как офицер Картер. Это было смешно первых два раза. Но не все же время.

Я обиженно надула губы и добавила:

— Не хочешь, как хочешь. Зачем было предлагать? Мне еще оттирать кровавые пятна с белой плитки в ванной.

Айдан не выдержал, развернулся и ушел. Я поплелась за ним, все равно нам в одну сторону, и крикнула вдогонку:

— Если скажешь кому-то хоть слово, будешь следующим.

Это почему-то ему не понравилось, и парень, резко остановившись, развернулся ко мне.

— Что ты вчера делала у Мура? — спросил в лоб.

Некоторые совсем не понимают шуток.

— Примерялась.

Когда он непонимающе нахмурилась, я пояснила:

— Замеряла части тела. Руки в сумку и так поместятся, а вот ноги придется распиливать.

Айдан зарычал и выдал:

— Ты невыносима. Просто скажи правду.

— Ладно, — как можно серьезней ответила. В конце концов, это был мой шанс проверить, на что я способна. — Вчера мы немного перепили, и я… Он поджидал меня в коридоре, а когда я подошла, то будто слетела с катушек.

На секунду отвела взгляд, как бы избегая прямого зрительного контакта, а затем посмотрела Айдану прямо в глаза и виновато произнесла:

— Я его поцеловала. Не знаю, что на меня нашло.

Айдан, сузив глаза, рассматривал меня какое-то мгновение, а затем улыбнулся и вынес вердикт:

— Опять врешь.

— Ну, блин, — разочаровано выдохнула я. — И что же меня выдало?

Парень улыбнулся еще шире, обнял меня за плечи и повел вперед.

— В момент лжи все было чисто, а вот после. Ты так пристально смотрела, ожидая моей реакции.

— Бездна! Нужно над этим поработать.

— Так что, никаких поцелуев?

Я скинула его руку и отошла подальше.

— Никаких. И закрыли тему. Кстати, ты мой должник. Я тебя не выдала.

— Это я уже понял, — рассмеялся парень. — Я планировал откупиться переноской вещей.

— Сама справлюсь, — заверила я и свернула к офицерским комнатам.

Отсчитав вторую дверь, навела на сенсор штрихкод и вошла внутрь.

Мои вещи, хоть и не много, были разбросаны по всей комнате. Кровать была разобрана, а одеяло почему-то заброшено на шкаф. Подушку я нашла внутри. Вспомнила, как в сонном состоянии пыталась отбиться ею от капитана, и обреченно застонала. Негоже так обращаться с руководством. Совсем.

Затолкав все, что нашла, в сумку, залезла в тумбу и достала ножик. Сидя на кровати, я долго его рассматривала, вертела между пальцами, взвешивая все «за» и «против». Вещица хорошая, не хотелось с ней расставаться. И если сбегу, будет мне память. Но с другой стороны, месть — коварная, беспощадная, женская — стоила таких жертв.

Выйдя в коридор, встала напротив двери подлого котяры и смело постучалась.

«Хоть бы не с голым торсом» — мысленно взмолилась я.

Капитан явился в майке, шортах и со встрепанными влажными волосами. Отличненько! Мужчина готов ко сну.

— Переносишь вещи? — уточнил он, заметив весящую на моем плече сумку. — Попрощаться решила? Как это мило.

— А можно остаться? — с надеждой спросила я.

Капитан хмыкнул и отрицательно покачал головой.

— Нет уж. Иди лучше к остальным.

— А как же «дикая», «неуправляемая» и «нужно держать в изоляции»?

Мур вздернул бровь.

— То есть тебе мало? Урок не усвоен?

Я примирительно улыбнулась и вздохнула. Сейчас по плану нужно со всем соглашаться.

— Ладно. Я все поняла. Мне нужно с вами поговорить. Можно войти?

Я с надеждой уставилась ему за спину, изучая мебель. Капитан снова нахмурился, а затем поставил под угрозу весь мой гениальный план своим заявлением.

— А руки при себе держать будешь?

Ну, знаете, я ведь тоже не железная. Любой на его месте уже получил бы в нос. Или между ног. Но для капитана Мура я нацепила улыбку и, рассмеявшись (пожалуй, слишком громко), изрекла:

— Конечно. Я буду послушной.

Кэп как-то многозначительно хмыкнул и кивнул.

— Входи. Мне тоже нужно с тобой поговорить.

Неожиданно, но пока все идет по плану.

Войдя внутрь, я приступила к исполнению. И сегодняшние уроки Сандры мне должны были пригодиться. Первое — дезориентировать оппонента, запудрить мозги, начать с другой темы.

— Мне кажется, я не смогу ужиться с девушками. Все мы здесь конкуренты, но они хотя бы знают друг друга с детства. А я им чужая.

Опустив взгляд в пол, я всем видом показывала свою неловкость. И даже особо притворяться не пришлось.

Капитан сел на кровать, вздохнул и произнес:

— Знаешь, Брианна, когда я поступил на службу, у меня тоже появился конкурент. Точнее, их было много, но один из них был точно как заноза в заднице.

Я улыбнулась. Могу себе только представить, каким был сам Мур.

— Но время все расставило по своим местам. Истинные друзья, как и враги, познаются в испытаниях. Настоящих, на кону которых — твоя жизнь. Однажды человек, которому я никогда бы не стал доверять, помог мне там, где друзья отвернулись. Я сейчас говорю о Чейзе.

Я удивленно посмотрела на Мура. Неожиданно еще раз.

— Не представляю, чтобы я подружилась с Кендис. Она меня ненавидит.

— Она тебя не знает. Никто тебя не знает.

Ладно. Пора приступать ко второму этапу.

— Я подумаю над этим, — согласилась с капитаном. — А что вы хотели обсудить?

Он был немного удивлен, что я быстро закрыла тему, но тянуть не стал.

— Что ты делала в доме Вагнеров?

Нет, это мне совершенно не нравится.

— Все есть в моем досье.

— В бездну досье, Брианна. Расскажи мне своими словами.

Увидев, что его требование не возымело должного эффекта, он зачем-то встал и направился ко мне. Ой, нет! Через это мы уже проходили.

— Вернитесь на кровать! — угрожающе произнесла я и на всякий случай отступила к двери.

Мур, на удивление, послушал. Но взгляд его был более чем довольным.

— Я рассказала шерифу все, что знала, ясно? Мне хотелось есть, поэтому я согласилась провернуть это дело. Заказчика в лицо не видела. Я думала, что это мой старый приятель Келл решил поработать напару. Он стоял на шухере, я проникла в дом. Он не говорил брать что-то конкретное, не указывал этаж или определенную комнату. Я не знаю, что они вообще от меня хотели. Мне кажется, вы знаете намного больше меня.

Капитан, немного подумав, поделился новостью:

— Это дело имеет отношение к тому, что лежит в кейсе. Потому ты здесь. И на твоем месте я бы не надеялся на возврат в отряд Отверженных.

Удручающее заявление.

— Вы все-таки избавляетесь от курсантов? — спросила я. Не знаю зачем. Лишнее знание — лишние проблемы. — Не отвечайте! — быстро добавила.

Мур почти засмеялся. А я почти залюбовалась им, но вовремя себя одернула. Пора переходить к финальному этапу.

— Пожалуй, я пойду.

Не дождавшись его разрешения, развернулась, подошла к двери, но кое-что вспомнила и вернулась обратно. Вытянула из кармана ножик.

— Я нашла это в тумбе. И хотела присвоить себе, — честно призналась. — Но в последний момент передумала и решила отдать вам.

Протянула нож капитану рукоятью вперед и, когда он забирал его, «случайно» порезалась.

— Бездна! — зашипела я, сжимая кулак. — Ну, блин!

— Дай посмотрю, — нахмурилась моя жертва.

— Нет, не надо. Я сама. Сейчас.

Метнувшись в ванную, подставила ладонь под ледяную воду и зашипела еще громче. Даже парочку ругательств выдала.

— Еще раз услышу — вымою рот с мылом, — заявил Муркэп, подпирая косяк двери.

А вот теперь можно и обидеться. Главное, месть смогла провернуть. Ловкость рук и никакой магии. Бросив на кэпа недовольный взгляд, я демонстративно резко закрыла кран и вышла из ванной, задев его плечом.

— Спокойной вам ночи, капитан.

Читай между строк: «Самых жутких тебе кошмаров, подлая морда».

— И тебе спокойной, Брианна, — в тон мне ответил Мур, что, конечно же, означало: «Мучайся всю ночь на твердой, узкой койке, дерзкая развратница».

С тяжелым вздохом я вошла в общую комнату, где меня ждала одинокая койка у входа. Самое неудачное место, естественно. Девицы собрались кучкой вокруг Кендис, что-то бурно обсуждая. Но как только я вошла, вмиг стихли.

— Надо же. Кто к нам пожаловал, — протянула рыженькая. — А что, капитанская постель стала тесной?

Не имея никаких сил, а тем более желания, вступать в споры, на колкость я ответила просто:

— Однажды я убила человека. Он очень мне насолил, — я облегченно выдохнула. — Фух, хорошо, что тогда мне удалось сбежать. Иначе я бы никогда не познакомилась с такими замечательными… вами!

Бросив сумку под койку, я улеглась на постель и как можно дружелюбней улыбнулась затихшим балбескам.

— Спокойной ночи!

А затем отвернулась к стене и практически сразу же вырубилась. Ночью несколько раз просыпалась от чьего-то храпа, разговоров во сне и даже хихиканья. И тогда я поняла, что до совершения настоящего убийства мне не так уж и далеко.

Разбудил нас всех механический голос, оповещающий о начале нового дня пыток в секте.

Я немного повалялась, прислушиваясь к возне девиц, затем открыла глазки, потянулась, встала, достала из сумки косметичку и направилась в дамскую комнату, которая находилась в коридоре. Идущие мне навстречу девушки почему-то улыбались и даже здоровались. Утра доброго желали. Вот это я понимаю, должное уважение к воровке в законе. Приятно стало.

Правда, приятность эта долго не продлилась. Ничего не подозревающая я вошла в пустую ванную, достала из косметички синенькую зубную щетку, задумчиво провела по щетинкам и подошла к зеркалу. И застыла.

В отражение на меня смотрело чучело с изуродованным лицом, на лбу которого огромными буквами было написано «Лузер». Но и это еще не все. На носу был аккуратненько выведен черным маркером свиной пятачок, на щеках — кошачьи усы. На подбородке красовалась козлиная бородка, а вокруг глаз — обильная жирная подводка, как у панды.

И если бы на этом все.

— Брианна! — прозвучал разъяренный рев капитана Мура где-то из коридора. Я вздрогнула, окончательно приходя в себя, и покосилась на новую зубную щетку в своей руке. Точнее, она не совсем новая, но однозначно намного лучше той, которая сейчас у капитана Мура в стакане.

Быстро открыв кран, дрожащими руками выдавила пасту и начала усердно чистить зубы. Дверь с грохотом врезалась в стену, и на пороге показался Мур. Я обернулась к нему, пытаясь сохранять невозмутимый вид и продолжать утреннюю процедуру. Что меня напрягло, так это туалетный ершик в его руке. Я ему не это оставляла.

— Ты! — ткнул он в меня ершиком, но сразу присмотрелся к моему лицу и на мгновение завис. А затем расплылся в коварной улыбке и подошел поближе. Я же с каждым его шагом все медленнее работала рукой.

— Ты, конечно, будешь все отрицать, — сходу догадался он.

Я промычала что-то невнятное и пожала плечами, мол, ничего не знаю.

— И то, что я чуть не использовал щетку, которой ты вчера мыла полы, твою совесть совсем не затронет, верно?

— Чуть? — разочаровано переспросила я, но тут же ускорила движения, продолжая чистить зубы.

Кэп сузил глаза, повнимательнее меня рассмотрел и изрек:

— Тогда и моя совесть будет крепко спать, когда ты неделю будешь ходить с художествами на лице, и никто за это не понесет наказания.

— Что? — поразилась я. — Так нечестно!

Капитан Мур выхватил щетку из моих рук, развернулся и зашагал прочь.

Сплюнув пасту в раковину, бросила ему вдогонку:

— Я же только что ее использовала!

— Лучше тебе заткнутся, Бри, — процедил кэп не оборачиваясь. — Иначе, клянусь империей, я сделаю то, что задумал, когда нес сюда этот ершик.

Я представила и заткнулась.

Глава 8

Как отомстить злобным тварям, мило мне улыбающимся, я уже знала. Для этого нужно было вытерпеть це-е-елый день издевок. Но месть была запланирована грандиозной, потому оно того стоило.

Последнее мне приходилось напоминать себе каждые пять секунд. А сейчас, когда офицер Бейли зажал кулаком рот и тихо вздрагивал, поглядывая на меня, — каждые две секунды.

— Пожалуй, я не хочу знать, что у вас произошло, — заявил он и наконец начал тренировку.

Пытки начались. Пробежка, двадцать приседаний, двадцать отжиманий. Перерыв. Перерывом они называли болезненную растяжку. Затем подтягивание на турниках, перевороты, отработка сальто. Когда я уже думала, что на этом наши мучения закончатся, на смену Бейли пришла Сандра.

И опять тихие перешептывания и посмеивания в мою сторону. Хотя Мур и предупредил всех, что мой внешний вид — наказание. А еще запретил мне смывать художества. Но даже если бы и не запретил, я все равно не знала, каким средством можно избавиться от суперстойкого черного маркера, который вчера чудеснейшим образом пропал из стола офицера Картер на уроках по лжи. Это они еще меня в деле не видели. При большом желании, а еще лучше мотивации, я украду что угодно у кого угодно. Война! Со всеми война.

— Ох, ждите мести, — изрекла Сандра, разглядывая меня.

Ладно, ее, пожалуй, пощажу.

— Курсанты, с сегодняшнего дня мы активно займемся вашей боевой подготовкой. Время до обеда будет занято исключительно физическими нагрузками, тренировками, растяжками и спаррингами. Во второй половине дня вы будете загружены несколько нестандартными занятиями. Многие навыки нужны для выхода в свет, так сказать. Поскольку отряд элитный, нам часто приходится бывать на светских раутах и приемах. По работе, естественно. Этикет, бальные танцы, риторика, краткий курс политологии — все это нужно вам для того, чтобы выглядеть и общаться на соответствующем уровне с высокопоставленными чинами. Никто из них не должен догадаться, что разговаривает с бойцом спецотряда или бездомной сиротой.

«Работа под прикрытием», — подумала я.

Офицер Картер выдержала паузу и продолжила:

— Стрельба из огнестрельного оружия, владение холодным оружием, рукопашный бой и та же физиогномика пригодятся вам в профессиональной деятельности. Охрана, наступление, допрос, пытки.

На последнем слове она сделала акцент. И на этот раз, похоже, не шутила. Интересно, что про разведку ничего сказано не было. Так на чем же специализируется этот отряд, если не на шпионаже?

Я пыталась сопоставить радиоактивную вещь в кейсе и светский прием, где танцуют танго. Ничего не вышло.

— У вас есть три недели, чтобы впитать в себя знания, которыми мы с вами поделимся, — продолжила Сандра уже менее официальным тоном. — Мы не ставим оценки, не продвигаем любимчиков. Нам нужны реально способные ученики. В конце подготовки всех курсантов ждет испытание на военном полигоне, где на каждом шагу расставлены опасные ловушки.

Она обвела строй строгим взглядом и добавила:

— С нами останутся те, кто выживет.

Вот это новость! То есть никакой дороги назад?

— Но вы же сказали, — заблеяла одна из девушек, кажется, Лина, — что отпустите нас домой.

— Верно, — кивнула Сандра. — Все, кто нам не подойдет, оправятся домой. Про то, в каком виде они отправятся, ничего сказано не было.

— Вы шутите? — спросил Мак. — Как вчера на уроке, верно?

Офицер Картер оставалась абсолютно невозмутимой. Все ждали, что вот-вот она рассмеется или подаст хоть какой-то знак, но нет. Она лишь добавила:

— Вы сможете задать мне этот вопрос на следующем уроке физиогномики, а сейчас начнем спарринг. Брианна.

Нет, она все же шутит. Верно? Я все еще пребывала в некотором шоке и не сразу сообразила, что меня вызывают. Пока стоящий рядом Айдан не пихнул в бок.

Я вышла в центр зала, где стояла Сандра, стараясь не смотреть на толпу уродцев. Офицер Картер присмотрелась к моей надписи на лбу, а затем, видимо, расшифровала и поджала губы, чтобы опять не засмеяться. Слово «лузер» читалось только в зеркале, а если так смотреть, то какие-то закорючки. Но моих врагов это никак не спасет от неминуемой расправы.

— А усики очень даже миленькие, — прокомментировала она. Я бросила на нее предупреждающий взгляд, что, конечно, ничуть барышню не задело. — Ты сама как котенок, только дикий. Ну, давай, покажи мне свои коготки.

Только котенком меня еще не называли. Неужели в глазах этой богини крутизны я именно так и выгляжу? Позор какой. Сандра продолжила стоять ровно, ожидая чего-то от меня.

— Нападай. Смелей, — подозвала она.

Надо ей показать все, на что я способна. Коротко кивнув, осмотрела ее, примеряясь, куда бить лучше.

В зал зашел Мур с чашкой в руке и, попивая напиток (не удивлюсь, если алкогольный), с ехидной улыбкой наблюдал за происходящим. Ему представления захотелось? Отлично!

«Прости, Санни», — мысленно извинилась. Просто я никак не могла опозориться еще больше. Медленно подойдя к офицерше, которая, к счастью, была немного выше меня, я постаралась стойко удержать ее любопытный насмешливый взгляд. В данном случае моя намордная роспись сыграла мне на руку. Она всего на секундочку отвлеклась на пятачок, а я таки сделала то, что всегда делаю на стрелках — боднула ее в нос. А затем по отточенной схеме. Как только она по инерции отшатнулась, я зарядила носком ботинка ей под коленку и тут же между ног. Сандра глухо застонала, прикрывая нос, с которого уже пошла кровь, ибо щадить ее я и не думала, и упала на колени. Схватив ее за связанные в пучок волосы, я еще несколько раз приложила ее лицо об свое колено, а потом начала бить ногами всюду, куда могла дотянуться. До тех пор, пока мои пятки не взлетели в воздух. А еще через мгновение в воздухе оказалась вся я. И приземление мое было очень-очень твердым.

— Мать твою, ты совсем умом тронулась? — взревел капитан Мур, стоя между мной и Сандрой.

Она все еще придерживала нос рукой, сидя на полу, и смотрела на меня испепеляющим взглядом. Я тоже села и вставать не решалась, потому что разъяренная капитанская морда не сулила мне ничего хорошего.

— Все хорошо, капитан Мур, — приглушенно прошептала Картер крякающим голосом. А затем снова застонала и закинула голову, чтобы остановить кровотечение.

— Она ведь сама сказала… — проблеяла я, но стухла под взглядом кэпа.

Офицер Бейли, стоявший у стены, помог Сандре встать и медленно повел ее к выходу. Та, будучи крутой бабой, отнекивалась от помощи, утверждала, что это сущие пустяки, и вообще она готова вернуться, чтобы надрать зарвавшейся девчонке зад. Уважаю!

— Ты что творишь? — прошипел Муркэп, склонившись надо мной. — Это должен был быть показательный тренировочный бой.

Накатило раздражение, как бывает каждый раз, когда он рядом.

— Мне сказали драться — я дралась. Я всегда так дерусь. Насмерть. Или вы думаете, за семь лет самостоятельной жизни я ни разу не оказывалась в ситуациях, где на кону все? Как, по-вашему, выживают на улицах, капитан?

И хоть я сидела, а он нависал, в этот момент чувствовала себя победителем. Потому что я права, и он это знал. И еще! Разве не таковы их условия? До конца дойдут лишь сильнейшие. Это именно то, чем я привыкла заниматься — выживать.

Мур поиграл желваками, посопел носом и подал мне руку. Я с недоверием посмотрела на нее и встала сама.

— Возвращайтесь в строй, курсант Круз. Дальше тренировку проведу я.

Зато какими взглядами меня наградили уродцы. Уважительными, восторженными, завистливыми и даже (!) испуганными! Это был фурор.

«Ну что, детки! Теперь вы знаете, с кем связались! И наверняка догадываетесь, что месть моя будет жуткой! Ха-ха-ха!».

До обеда меня никто не трогал. Мур вообще внимания не обращал. Спарринги проходили исключительно между курсантами, но без моего участия. После чего девушек разбили на пары по уровню подготовки. Айдана поставили с Монобровью, а Мака повесили на Бейли. Меня же Муркэп «обрадовал», объявив, что моим обучением займется лично. И все это с садистской ухмылкой на лице.

Во время перекуса в пищеблоке стояла гробовая тишина. Я, как всегда, вошла последней, привлекая к себе всеобщее внимание. Сандра тоже была там. Нос припух, под глазами проявились синяки. Но, несмотря на это, она улыбалась мне. Так хищно и в то же время добродушно. Мне даже показалось, что в ее взгляде читалось признание. А возможно, мне просто очень хотелось, чтобы такая, как она, приняла меня за равную. О, да. Это бы сильно порадовало мое эго.

Я взяла тарелку, наполнила ее супом, уселась за стол, а парни демонстративно вздрогнули и, отодвинувшись от меня, сбились в кучку, плотно прижимаясь друг к другу. Кто-то захихикал, я закатила глаза.

— Очень смешно.

— Ты монстр, Брианна! — благоговейно прошептал Айдан. — Просто монстр. Бездна, какой же я везунчик, что ты моя подруга.

Мне не понравилось, как двусмысленно это прозвучало. И почему-то казалось, что Мур опять сверлит мой затылок.

* * *

— На светских приемах обсуждают две вещи, — заговорил капитан синеглазка.

Имя у него дурацкое. Хилфрайд или Хилфри. Я запомнила только сокращенную версию — Хил. А еще фамилию — Чейз. Итак, капитан Чейз сегодня вел у нас политологию. Он говорил много слов, что уже меня поражало.

— Скандалы и политику. А еще чаще скандалы в политике. Потому в свободное от занятий время в ваших же интересах просматривать новости и события светской жизни. Ну, а о политике мы с вами будем говорить на моих занятиях.

Я поняла. Это будет самый нудный и мой нелюбимый урок. Хотя с другой стороны, тоже неплохо — время для сна. Но только не сегодня. Сейчас я была сконцентрирована на выполнении своей мстительной миссии. А значит, нужно смотреть в оба и не проглядеть выгодный момент.

— Кто-нибудь знает, на какие этапы делится история Турины?

Я подняла руку самая первая, чем сильно удивила остальных. Историю терпеть не могла, ибо предпочитала жить сегодняшним днем, а не прошлым. Но на этот вопрос мало кто не знал ответа.

Капитан кивнул мне, и я встала с места, чтобы выйти к доске.

— Куда? — растерялся синеглазый.

— Отвечать на вопрос, конечно, — захихикала (пожалуй, слишком глупо). — К тому же, я хочу видеть класс, когда буду рассказывать.

Обвела всех ненавистным взглядом и добавила:

— И пусть они видят мое лицо.

Кендис позволила себе хмыкнуть и даже что-то шепнуть на ухо рыжей.

— Хорошо, Брианна, — сдался кэп. — Мы тебя слушаем.

— История человечества делится на два значимых периода…

— На тги, вообще-то, — перебила Вик.

Она картавила, но жутко этим гордилась. И даже выдумала теорию, что парням это нравится, они находят ее речь сексуальной. Бездна, откуда я владею этой чрезвычайно важной информацией? Пребывание в женском общежитии мне явно не на пользу.

— Акцент на слове «значимых», — прошипела я в ответ и бросила на брюнетку взгляд «я тебя запомнила».

— Давайте не будем перебивать друг друга, — примирительно произнес капитан Чейз. — Каждый сможет дополнить. Оценки ставить не буду. Важно, чтобы вы знали элементарное.

— Вот я и говорю, — продолжила я. — Наша история делится на три периода. Первый — доисторический. Говорить о нем бесполезно. Сомневаюсь, что на светских раутах обсуждают динозавров во время вальса.

— Если только некий сумасшедший ученый этажом ниже не воскресил одного из них, — выдал Айдан, на что другие курсанты засмеялись. Мы с кэпом переглянулись и тоже улыбнулись.

— Второй период — доядерной войны, — продолжила, когда все стихли. — Когда-то на нашей планете было четыре пригодных для жизни континента. И еще два — Дархаз и Каскания. В те времена они являлись противоположными полюсами и их покрывали толщи льда. Около Дархаза был огромный остров — Турина, но он не был заселен из-за низких температур. Глупые людишки с разных континентов в борьбе за власть уничтожили друг друга и плодородные земли, на которых жили. В результате многочисленных ядерных взрывов полюса немного сместились, и Турина стала пригодным для жизни островом. Конечно, прошли сотни лет после мировой войны, прежде чем климат стабилизировался, а выжившие в бункерах люди смогли найти его и заселить. Человечество в те времена было технически развито. Люди едва начали осваивать просторы космоса, как им снова пришлось вернуться к самому началу. Так началась новая эра человеческой истории. Пожалуй, на этом я остановлюсь.

Я обворожительно улыбнулась синеглазке. Могу только представить, как моя рожа выглядит со стороны, но он молодец. Даже если испугался, виду не подал.

— Спаси…

— Кстати, у вас здесь ошибка, — перебила я и нагло ткнула пальцем в его планшет, где светились название и тема урока. — Написано «Основы политологии» с одной буквой «л». А нужно с двумя. «Поллитология».

Он скривился и посмотрел на меня как на умалишенную, я тут же отпрянула. Девушки в классе тоже захихикали.

— Нет. Здесь все правильно написано. Ты вообще в школу ходила?

— Эта информация есть в моем досье, — холодно отрезала я и направилась к своему месту. И хоть капитану Чейзу не была видна моя кровожадная улыбка, сидевшие курсанты смотрели на меня с опаской. Правильно! Бойтесь!

Единственной, во взгляде которой читалась ненависть, была Кендис. Я с первой минуты поняла, что она здесь местный лидер. А местные лидеры уступать свои места не любят. Особенно лидерам по жизни. Только Кендис не поняла, что мне ее шайка балбесок даром не нужна. Мне навязчивого общения Айдана с головой хватает. Я вообще привыкла быть одной, а беспрерывная болтовня обо всем на свете раздражает.

Белобрысая подняла руку и с позволения капитана Чейза продолжила. Но осталась сидеть на месте.

— Курсант Круз ошибочно сказала, что полюса сдвинулись во время ядерных взрывов.

— Не ошибочно, — зашипела я. — Это одна из теорий.

— Одна из самых глупейших теорий, — настаивала на своем упрямая курица. — Как одна из той, в которой древние люди верили, что мы происходим от обезьян.

— Глядя на некоторых особей, начинаешь невольно задумываться о стопроцентной правдивости этой теории, — не растерялась я, как бы тонко намекая.

— Это точно, — процедила в ответ Кендис.

— Девушки! — возмутился капитан Чейз. — Посоревноваться в остроте ума у вас будет возможность на уроках риторики. А сейчас история. Да, теорий много, но знать их все очень даже полезно для общего развития. Потому сейчас мы послушаем Кендис.

— Я искренне убеждена, что волна ядерных взрывов на планете привела к глобальному потеплению. Именно поэтому льды Дархаза и Каскании растаяли. Вода затопила большую часть суши, и в итоге площадь острова Турина, который раньше считался целым континентом, стала намного меньше.

Капитан Чейз довольно кивнул Кендис, а я обиженно сложила руки на груди. Моя теория звучала круче. Глобальное потепление — как скучно! Но Кендис продолжила умничать:

— Выжившие люди заселили Турину и создали первую общину на берегу океана. Ныне это территория Исторического округа. Нас туда возили на экскурсию.

Я фыркнула. Она думает, я там не была?

— Главой назначили Ирвинга Бенсона. Он был первым правителем нового мира. После его смерти народ назвал поселение в его честь — Бенсон…

Вот я и говорю, история — самый нудный в мире предмет. Под монотонное бормотание Кендис, я начала откровенно засыпать. Пока к монологу не подключился Айдан. Парню тоже захотелось блеснуть умом, а еще он собрался надо мной поиздеваться.

— К власти пришел императорский род Райсов, — слишком громко произнес он, практически крича мне на ухо. Я дернулась от резкого звука и едва не упала со стула. Но Айдан придержал меня за локоть и невозмутимо продолжил:

— Они разделили людей на касты. Если не ошибаюсь, то по статусу в таком порядке: правители, политики, охранники, стражи, лекари, учителя, рабочие и рабы.

— Ты забыл касту сенсогов, — вмешалась Вик.

— Сенсоры, — фыркнул Айдан, — еще известные, как интуиты — это самопровозглашенная кучка маниакальных сектантов, которая считала, что они могут видеть будущее. Это ведь они пытались внедрить веру в так называемого Бога, который живет в Раю и всю жизнь борется с Дьяволом, который обитает в Аду?

Его голос был полон насмешки, и Кендис ему подыграла:

— Еще одна из «гениальнейших» теорий древних людей. Одни верили, что произошли от животных, другие — что были созданы по подобию Бога, который сотворил все. Абсолютно все.

— Глупые сказочки, — закивал Айдан.

Конечно, во все это я тоже не верила. В нашем мире не принято выдумывать того, чего не существует. Люди поклоняются машинам, технологиям, науке. Но все же, в детстве мама часто говорила о внутреннем чутье. Она просила меня прислушиваться к своему сердцу, к интуиции, и уверяла, что в мире много неизведанного, сокровенного. Люди этого не видят, но оно есть. Она говорила о высших силах, о потустороннем мире, какой-то параллельной реальности, куда попадают души погибших. В наличие души верили многие, но они утверждали, что никакой иной реальности нет. Жизнь — вечный круговорот. Умер — возродился в новом теле. Но зачем? Какова цель всего этого — никто не знал.

До конца занятия говорила Виктория. Она рассказывала о Великой революции свободы и смене власти. О нашем обожаемом Верховном канцлере и всех его замечательных деяниях. Так усердно нахваливала, что стала не только картавить, но еще и шепелявить. В итоге, те, кто слушал, не понял и половины ее слов, а те, кому было плевать (я), нагло дрыхли на парте.

Разбудил наглецов механический голос, оповещающий о начале ужина. Я и мой голодный желудок были несказанно рады и в предвкушении мести слопали полуторную порцию — свою и Айдана, пока он отвлекался на болтовню с парнями.

— Ты ведь не спустишь им все это, верно? — с довольной улыбкой протянул друг, когда мы пошли в холл. Курицы, внимая совету синеглазки, обсели телевизор с целью впитать как можно больше новостей.

— Нет-нет! — довольно пропела я, выискивая глазами офицера Бейли. Вот он мне очень даже нужен сейчас.

Бейли у нас был главным смотрителем медпункта. А в медпункт мне нужно было в обрез. Потому прямо сейчас на глазах у всех некая мстительная курсантка резко заболела воспалением хитрости. Надев страдальческую маску и схватившись за виски, поковыляла к лысому и очень строгому офицеру.

— Офицер Бейли, — жалобно взвыла я.

Сидящий на том же диванчике Мур прищурился. Тут главное не переиграть. Мне кажется, что котяра видит меня насквозь. А ввиду недавних событий так и вовсе ждет подлянки каждую секунду. И правильно делает.

— Да, Брианна? — учтиво спросил Бейли.

Несмотря на всю его грозность, почему-то, глядя на меня, он все время давил лыбу. Ах, да! Художества.

— У меня очень голова разболелась. И тошнит жутко. Вы не могли бы мне дать какую-то таблетку? Что угодно.

— Угу, — прозвучал голос Муркэпа.

Правда, ничего больше. Только «угу».

— Давно болит? — допытывался лысый.

— После еды. Кажется, я чем-то отравилась.

Мур фыркнул и снова прищурился.

— Ну что? — не выдержала я, немного повысив голос. — У меня что, не может разболеться голова, капитан Мур? У меня вообще стресс, между прочим.

Бейли понятливо закивал головой, Мур прищурился максимально.

— Хорошо, — выдал он. — Пошли.

Я посмотрела на офицера Бейли опасливым взглядом, а тот лишь мило улыбнулся.

— Не волнуйся, капитан Мур сможет отличить аспирин от мышьяка, — успокоил он.

А я возьми да и спроси:

— А у вас мышьяк есть?

Ох и не понравилось это им. А сидевшие у телевизора курицы и вовсе стихли. Даже громкость поубавили.

— Кстати, да, — с интересом произнес Мур. — А где он у нас, Эван? Надо знать, чтобы случайно не перепутать.

На слове «случайно» был сделан недвусмысленный акцент.

— Это не ваши методы, капитан, — съязвила я. — Затренировать до смерти, вот это я понимаю.

Мур почему-то засмеялся. Даже спорить не стал. Под гробовую тишину (телевизор вообще слышно не было) мы с командиром ушли в лабиринты стерильного коридора.

— Ты, когда больная, еще вреднее, — огорошил он.

И это его «больная» звучало точно как «ненормальная». Потому я без лишних угрызений ответила:

— Больной вы меня еще не видели.

И миленько так улыбнулась.

— То есть может быть еще хуже? — заулыбался он в ответ.

Сила Вселенной, да он же опять это делает! Флиртует со мной и нагло совращает своей симпатичной мордой. А потом будет снова делать вид, что это я. Что все моя вина. И хоть я это четко понимала, оторвать от него глаза было невероятно трудно. Но я все же справилась.

Капитан открыл передо мной дверь медблока и впустил внутрь. А когда проходила мимо, зачем-то шумно выдохнул. Если бы я была спецом по физиогномике, то смогла бы разобрать, это он сейчас предвкушает или умирает со скуки. Лично я предвкушала. Но все же, было бы значительно лучше, если бы со мной пошел Бейли.

Только дверь за кэпом закрылась, ощутила нервное волнение. Я. Капитан. Закрытое помещение. По отдельности нормально, а вот вместе — опасно.

Покосилась на стоящего у двери мужчину. Он сложил руки на груди и со скучающим видом наблюдал за мной. Но мне казалось, что он был напряжен. Я тоже не знала, с чего начать. Нашла стенку с препаратами, медленно направилась в ту сторону. Никто меня не остановил, потому сделала еще несколько шагов.

— Я знаю, что ты задумала, — огорошил новостью Муркэп.

Застыла. Напряглась.

— И что же? — нервно хохотнула.

— Собираешься подсыпать в пищевой аппарат слабительное, да? Я ожидал от тебя чего-то более веселого.

Нахмурилась. А что, идея очень даже! И главное, все пострадают. А у меня же со всеми война. Но нет, мой план действительно был намного веселее. Обернувшись, я гордо задрала подбородок.

— У меня и в мыслях не было портить еду из-за этих сумасбродных дурочек. Кстати!

Лучшая оборона — нападение.

— А почему вы не нашли виновного? Разве это справедливо? Выходит, все кому не лень могут меня обижать, да?

— Ты еще пусти слезу для максимальной драматичности, — фыркнул Муркэп.

Сцепила зубы, чтобы не бросить колкость, и отвернулась к шкафчику с таблетками.

— Где тут у вас аспирин?

Я знала, что он стоит у двери и пристально следит за мной. Но ловкость моих рук отточена с детства. Как говорится, мастерство не пропьешь, даже если пить гадский виски капитана.

— Такс, это от тошноты, это жаропонижающее.

Я перебирала одну упаковку за другой.

— Слабительное!

Повернулась к капитану и продемонстрировала ему коробочку. Он улыбнулся. Конечно, это был отвлекающий маневр. Как и с планшетом Чейза. Только вот хитрющий взгляд подлого котяры заставлял меня нервничать.

— Вот он! Аспирин.

Я взяла упаковку таблеток, достала одну и прямо при капитане проглотила. Аспирин еще никому не вредил. А затем закашлялась, как будто бы подавилась. Опять же, отвлекающий маневр.

— Поперхнулась? — сочувственно произнес тот и подошел ближе. — Бедненькая!

Его насмешливый тон подсказал, что моему спектаклю не поверили, потому я собралась играть убедительнее. Схватилась за горло, душа саму себя, согнулась пополам и начала на глазах краснеть.

— В бездну! — шепнул Мур, окончательно купившись. Он встал позади, схватил меня за живот и надавил с такой силой, что едва не сломал меня пополам. Глаза чуть не вылезли из орбит, а притворяться потерпевшей вмиг перехотелось.

— Я в порядке, — захрипела я. — Уже хорошо. Честное слово.

Но капитан отпускать не спешил. Я выпрямилась, а он так и продолжил стоять, прислонившись к моей спине и держа горячие ладони на животе.

И вроде бы сказать что-то нужно наглой морде, а не хочется. Еще немножко, хоть секундочку вот так постоять, а потом снова ему какую-нибудь гадость выдать. Прошло секунды три.

— И кто теперь руки распускает? — спросила я предовольная собой.

Те самые руки, будто не поняв намека, остались на месте. Как, соответственно, и капитан.

— Я же не лезу, куда не стоит лезть, — философски подметил он.

Действительно, это мои пальчики тогда поползли на запретное для молодых курсанток место на теле капитана. Крыть было нечем.

— И вообще, — подытожил Мур и развернул меня к себе лицом, оставив руки на талии. Вот теперь было максимально опасно. Я, конечно, знала, что это все плохо кончится. Но сделать что-либо…

— Отношения между командиром отряда и курсанткой непозволительны, — зачем-то проинформировал он, и его шепот отозвался тысячей иголочек по всему телу. Дыхание сбилось, а взгляд наткнулся на его губы. Такие мягкие и манящие.

Это все я тоже понимала. И он понимал. Но, кажется, мы оба были совершенно не в состоянии контролировать это сумасшествие. Он склонился первым. Я застыла в неверии, ожидая, что кэп в любую секунду остановится, начнется высмеивать меня или прогонит, как сделал в прошлый раз. А еще я подумала, что нужно его опередить и сказать что-то гадкое до того, как скажет он. Но когда его губы коснулись моих, мозг отключился, как по щелчку. Никаких насмешек или издевок. Капитан Китан Мур по-настоящему меня поцеловал. Напористо, уверенно, властно и нагло. Что, впрочем, вовсе не удивительно. Его руки теснее прижали меня к твердому телу, так что я смогла оценить все его выдающиеся части. И любопытство взяло вверх. Отвечая на поцелуй со всей неистовостью, я общупала капитана там, где хотела. Он в свою очередь тоже не растерялся и, обхватив ладонью грудь, несильно сжал. С моих губ сорвался стон, который он тут же заглушил новым раундом поцелуя. Нет, это был не поцелуй даже, а жидкий экстаз, расплывающийся по всему телу. В это мгновение я поняла, что проиграла. Самой себе. Потому что не смогла сдержать собственного слова, нарушила свои же правила. Но если нарушены одни правила, нужно создать новые. Потому прямо сейчас я придумала «Правило трех секунд». Ровно столько я позволю себе получить дозу наслаждения, и ровно столько наглый капитан может делать со мной все, что ему вздумается. А вот потом…


Очень медленно посчитав до трех, я резко отстранилась и залепила не ожидающему подвоха Муру звонкую пощечину. Настолько звонкую, что сама поморщилась. Но быстро надела маску надменности и гордо задрала подбородок.

— Нахал! — драматично добавила.

Кэп коварно улыбнулся.

— Ну-ну, — протянул он.

И взгляд его был более чем предовольный. Ну, на этом пора и попрощаться. Развернувшись, я направилась к двери, но меня остановил голос капитана.

— Бриа-а-анна!

Послышался тарахтящий звук, и я медленно обернулась. В руках Мура была коробочка с таблетками, которую я стырила.

— Ты кое-что забыла… вернуть в шкаф. Но не переживай, я положу на место.

Задрав подбородок еще выше, я молча удалилась. Просто этот его всезнающий взгляд меня убивал.

Закрыв дверь, я быстрым шагом направилась к себе. Неловко не было. Вместо этого хотелось улыбаться до ушей. По многим причинам. Мур, конечно, хорош. Но и я не промах. Несколько таблеток снотворного я таки высыпала себе в карман, когда якобы откашливалась. И да состоится моя мстя!

Глава 9

— Иди, — процедила я.

Когда Айдан с сомнением покосился на украденную бутылку вина, вложенную в его руку, я добавила:

— Ну же! Ты мне должен.

— Но если меня поймают, огребу по полной, — забормотал тот.

— Ты бы огреб по полной, если бы я тебя сдала Муру. И чистили бы мы полы вместе.

Мы еще несколько секунд поиграли в гляделки, а затем он хитро улыбнулся и согласился:

— Ладно. Но теперь ты мне будешь должна.

И прежде чем я успела возмутиться, он вышел в коридор и постучал в дверь женской комнаты. Я спряталась в ванной и принялась подглядывать в щель. Дверь открыла Хелен, улыбнулась Айдану и впустила того внутрь.

Бутылку он откупорит при них, ничего заподозрить не должны. А я пока в душ. Хотя, если честно, смывать с себя запах капитана не хотелось. Я до сих пор его чувствовала. Но оттереть мочалкой художества на морде все же попыталась. В конце концов, когда Мур в следующий раз вздумает меня поцеловать, я должна быть красивой.

Стоп! А будет следующий раз? Ладно, че уж там. Себе самой врать — гиблое дело.

Вышла, замоталась в казенное полотенце, натянула майку с шортами и пошла в комнату.

Айдан сидел в окружении громко смеющихся куриц. Он вообще был душой компании, и все его обожали. А еще искренне не понимали, чего это он за мной таскается. Но объясняли это спортивным интересом. Якобы местный ловелас на меня поспорил или еще чего. Я их теорию опровергать не стала. Я вообще не люблю опровергать о себе слухи. А частенько даже подливаю масла в огонь. Сейчас вот сцену ревности закатить решила.

Закатила, парня прогнала, обиделась. Курицам настучать пригрозила, если сейчас же спать не улягутся. Еще как улеглись, в винишке ведь снотворное было. Я немного для точности подождала, а затем достала добытый из ящика капитана Чейза не совсем честным, но усердным трудом маркер и решила всем продемонстрировать свой талант. Художественный. Полночи выводила на куриных рожах рисунки. Остальные полночи пыталась заснуть, ибо храпели девицы знатно. Ну а под утро наконец отключилась сама. А жаль, так хотелось на их реакцию посмотреть.

Разбудил меня ор. Дикий, беспощадный вопль. Я гаденько улыбнулась еще до того, как глаза открыть, а затем-таки удостоила победным взглядом жертв своей мести.

— Ох и красивы! — восторженно заявила я, рассматривая на свету результаты своего таланта.

Никого не обделила. Всех эксклюзивной намордной росписью наградила. У Шайлы на все лицо была огромная мишень с центральной точкой на носу. Эффектно! У Виктории, словно россыпь звезд или какой-нибудь болезни, по всему лицу маленькие буковки «р». Ну, тут признаюсь, содрала идею у логотипа модного бренда. Роскошно! У Хелен шикарные густые усы и одна внушительная монобровь. Зато я все продумала. Будет отличная пара Монбраверу. Изысканно! Лина у нас была котозайчиком. Вышло что-то смешанное, потому что в темноте все же плохо было видно. Зато как утонченно! Ташу я пощадила. Несмотря ни на что, рыженькая мне даже нравилась. Потому я всего лишь навела ее веснушки (добавила их побольше на все лицо) и пририсовала пиратскую повязку на глаз. Аристократично! Ну а Кендис я оставила на десерт. Обезьяна. Самая настоящая обезьяна сейчас склонилась над моей койкой с искренним желанием меня прибить.

— Отлично выглядишь! — улыбнулась я. — Злоупотребляла вчера?

— Знаешь, стервятина, — зловеще протянула блондинка. — А природа на тебе знатно отдохнула. Ни мозгов, ни тормозов.

— Это верно. Но до обезьяны мне все же далеко.

Кендис вскипела. Рыкнув, она схватила меня за ухо и, заставив встать с постели, куда-то поволокла.

— Отпусти меня, примат! — закричала я, царапая ее руку и брыкаясь. — Я дам тебе банан!

Ох и не понравилось ей это. Я тут же полетела в стену и оказалась в углу комнату, окруженная злыми курицами, одним котозайчиком и одной обезьяной.

Медленно выпрямившись, окинула всех решительным взглядом. Некоторые даже отступили назад. Если они хотят бой насмерть, я готова. Всегда готова.

— Ты действительно убила человека? — зачем-то спросила Хелен.

Наверное, ее надоумило выражение моего лица. Остальные недоуменно посмотрели на усатую курсантку и снова на меня, ожидая ответа. Вот почему полезно подтверждать о себе самые немыслимые слухи.

— Подойди поближе и убедишься сама, — процедила я. Ух, они меня разозлили. Ненавижу, когда меня загоняют в угол. И если позволю им так со мной поступить раз, то это войдет в привычку. Поэтому, недолго думая, я сама набросилась на ближайшую стоящую ко мне девушку. Ею оказалась Виктория. Схватила ее за руку, стукнула головой об стену и швырнула в толпу надвигающихся девиц. Две упали, прижатые сверху тушкой картавой. Кендис напала следующей. Я уже знала, на что она способна, а она видела меня в действии. Потому вышло что-то невразумительное. Мы одновременно уворачивались от ударов, а затем просто схватили за волосы друг друга и с криками начали вырывать.

— Хватит! — завопила Лина. Она запрыгнула мне на спину и укусила за плечо. Я взвизгнула и подалась на Кендис. А потом мы все трое упали на кровать, а с нее скатились на пол. Так нас и застал вошедший капитан Мур. За его спиной маячили встревоженные парни. Глаза Айдана напоминали блюдца. Глаза капитана Мура метали молнии.

Мы с белобрысой быстро отцепились друг от друга и встали. Правда, у меня это получилось медленнее, потому что на мне все еще висела Лина. Вот кто у нас настоящая обезьянка.

Выражение лица начальства менялось со скоростью света. Злость сменилась удивлением, когда он присмотрелся к мордам девушек. Затем его взгляд снова метнулся к нам двоим (Лина аккуратненько смылась) и после конкретно на меня.

— Брианна, — процедил он сквозь зубы. Кулаки были плотно сжаты, и всей позой капитан выражал бурное негодование. А негодующий капитан Мур — это большие проблемы.

— А я…

— Все за мной, — отчеканил он. — Немедленно.

Последнее слово прокричал так устрашающе, что мы с курицами одновременно вздрогнули. И несмотря на то, что одеты мы были кто в шорты, кто в трусы — спорить никто не стал.

Нас выставили у стены в холле, словно на расстрел. Капитан Мур медленно вышагивал вдоль строя, пристально рассматривая каждую намордную роспись.

Парни, офицер Бейли и Сандра с припухлостями под глазами едва сдерживали смех, глядя на эту картину. Но тут из коридора появился капитан Чейз и как давай ржать. Остановился только тогда, когда Мур бросил на него грозный взгляд. Мол, ты мне весь наведенный ужас портишь. Чейз предупреждению внял, смолк и встал около Сандры, также пытаясь скрыть улыбку.

— Девушки, — неожиданно мягким голосом произнес капитан Мур. Затем немного подумал и добавил: — Леди.

Издевается, значит.

— Позвольте мне вам кое-что продемонстрировать.

Он взял лежащий на барной стойке планшет, что-то там наклацал и вывел изображение на телевизор.

— Кадр номер один, — озвучил Мур.

На экране появилась женская комната, что сразу же вызвало взволнованные вздохи девушек. На большее они не решались. Велась ночная сьемка, но было прекрасно видно все семь коек. Две девушки — Хелен и Виктория — тихо посмеиваясь и перешептываясь, с маркером в руке подкрались к спящей мне и начали разрисовывать. Ах вот как! А я на сто процентов была уверена, что это дело рук белобрысой.

— Кадр номер два, — громко произнес капитан Мур.

На этот раз высветился холл. Там горел свет, а на диванчиках сидели капитан Чейз и разговаривал с парнями. В бездну, это было вчера. Экран раздвоился. Одна картинка показывала парней, другая — меня, облокотившуюся о барную стойку и со скучающим видом изучающую маникюр. Вот только вторая рука подкрадывалась к бутылке с вином. К слову, штопор я тоже прихватила.

— Кадр номер три, — все довольнее и довольнее озвучивал Мур, пялясь на мой профиль. Я в его сторону смотреть не решалась.

А в этот раз записи из камер показали, как я всыпаю раздробленные таблетки снотворного в бутылку, обрезаю пробку и засовываю ее обратно в горлышко.

Курицы уже догадались, потому начали возмущенно вздыхать еще активнее.

— Кадр номер четыре.

А сейчас я вручаю вино Айдану и с жутким маниакальным взглядом указываю в сторону женской комнаты.

Рискнула посмотреть на Айдана, он стал почти пунцовым, как помидор.

— И последний кадр, — торжественно объявил капитан Мур.

Снова наша спальня, ночная сьемка. Я, пританцовывая, верчусь около кроватей и расписываю морды девиц. О, а еще я украла пару шоколадок из ящика Таши. Она сладкоежка, все это знают. У нее припасов с собой на год.

Кажется, это для Наташи было хуже всего.

— Ты просто чудовище, Брианна, — не сдержалась она.

— Молчать! — взревел Мур и отключил телевизор. Он взглянул на парней, и Айдан резко сменил окрас, практически слившись с белой обстановкой.

— Вы тоже к стене, — приказал кэп.

Теперь все курсанты ожидали вердикта старших. Точнее, в вердикте сомневаться не приходилось, а вот степень наказания интриговала.

— Скажите мне, курсант Анкола, — Мур встал напротив Кендис. — Кто виноват в данном инциденте?

— Курсант Круз, капитан, — без заминки ответила обезьяна.

— И все?

— И еще курсант Брюстер.

Стоящий рядом Айдан сцепил зубы. Похоже, он только что потерял статус народного любимчика. И за это мне перепадет знатно.

Мур подошел ко мне.

— А кто, по-вашему мнению, виноват, курсант Круз? — прищурив один глаз, спросил кэп.

— Конечно, кури… курсантки. Все. Но больше остальных Хелен и Виктория.

Тогда Мур подошел к ним и задал тот же вопрос. А девицы покатили бочку на Лину, будто бы это была ее затея. А та, в свою очередь, во всем обвинила нас с Кендис. Мол, это мы затеяли войну, а остальные страдают.

И тогда Мур меня удивил. Он снова подошел к Кендис и задал ей тот же вопрос:

— Так кто же виноват в данном инциденте, курсант Анкола?

А затем посмотрел на меня, наверняка выискивая признаки интеллекта.

Что ж, это было остроумно. И весьма показательно. Сваливая все друг на друга, мы все равно возвращаемся к исходнику. Проблема изначально в нас самих и никак не в других.

Кендис не сразу ответила. Немного подумав, она точно озвучила мои мысли:

— Все в какой-то степени виноваты, капитан.

— Верно, — произнес кэп, кривя губы. Его лицо оставалось бесстрастным, но в глазах плясали лукавые огоньки. — Вы команда, состоящая из упорных, целеустремленных, непоколебимых личностей. С одной стороны, это хорошие качества. Я их ценю. Но с другой, ваше эго не дает вам мыслить обширнее. Работать и добиваться максимального результата сообща намного проще, нежели в одиночку.

На этих словах Мур сделал паузу, но быстро продолжил:

— Финальное испытание будет командным. Я только что принял это решение. Вы должны научиться слушать друг друга. Уважать. Доверять. Знаете, — он невольно усмехнулся и взглянул на Чейза, — когда-то мы тоже не могли найти общий язык. Но с опытом поумнели и научились ценить помощь. Конечно, можно выкладываться на полную, чтобы что-то кому-то доказать. Но надолго ли вас хватит в таком темпе? Или можно равноценно распределить силы и ударить одним мощным потоком. Подумайте над этим.

Он сделал паузу, перестал расшагивать и ровно встал, сложив руки за спиной. Все-таки исходящая от него аура власти завораживала.

— А лучше всего думается во время физической нагрузки. Пятьдесят отжиманий. Быстро!

На сорок втором я готова была свалиться в обморок. Крепатура еще со вчерашней тренировки убивала, и даже соперничество с Кендис не помогало. Издав звук умирающего носорога (даже не знаю, где могла его слышать), я упала на пол и больше не поднялась. Холодная стерильная плитка была божественно прохладной для моей щеки.

— Давай, Круз, — недовольно произнес Мур.

Я промычала что-то невнятное. Еще и спать дико хотелось. Остальные, увидев, что я свалилась, тоже сдались. Только парни дошли до конца. Обезьянке не хватило одного отжимания.

— Мне кажется, это бунт, — изрек Бейли.

— Вот видите! — воодушевленно произнес Чейз. — Вы уже работаете в команде! Вот что значит сплотиться против общего врага.

Офицер Картер не выдержала и отвесила синеглазке подзатыльник.

— Только мы вам не враги, — исправила она. — Мы делимся с вами знаниями. Вы должны ценить это.

— Мы ценим, — простонала я. Правда, мой тон был далек от обожания наших мучителей.

— Не заметно, — угрюмо бросил Мур. — Встали! У вас есть пять минут на то, чтобы привести себя в порядок. А после этого всех жду в спортзале с зубными щетками. Думаю, два часа исправительных работ заставят вас думать еще продуктивнее.

Все одновременно застонали, заворчали, начали возмущаться, но у кэпа на этот случай отработанная система.

— Три часа, — пророкотал он.

— Но так нечестно, — заныла Хелен.

— Четыре часа, — отрезал капитан.

— Лучше заткнитесь, — процедила я. Мне-то он накидывал всего тридцать минут.

— Четыре часа и тридцать минут, Брианна, — подытожил Муркэп и победно оскалился. Если у кого и были матерные слова, то они остались глухим ором в головах обозленных курсантов.

Через пять минут мы были в зале. Конечно, о завтраке речи не шло. Я лишь молилась древнему Богу и даже Дьяволу, в которых не верила, чтобы нас накормили обедом. У каждого в руках была зубная щетка, а я, как всегда, отличилась — прихватила ершик из туалета. Мур, увидев это, вопросительно вздернул бровь, но комментировать не стал.

— Конечно, упрощать задачу я вам не собираюсь, — сходу предупредил он. — Потому чистить вы будете не пол, а скалолазную стенку. Без страховки. А точнее, страховкой вы будете выступать друг у друга.

Курсанты переглянулись и подумали, что сегодня, вероятно, кто-то сломает шею.

— Ну же, — повеселел Мур. Правда, веселье это было каким-то садистским. — Это своего рода психологический тест на доверие. Я буду называть имя курсанта, который полезет к самому верху. Остальные построят для него пирамиду и будут придерживать, чтобы не упал.

Курсанты опять переглянулись и подумали, что сегодня, вероятно, сломаю шею я.

— Но предупреждаю, — строго заявил Мур, будто прочитав наши мысли, — тот, кто полезет наверх, потом вернется в самый низ и будет поддерживать следующего. Если вы уроните хоть одного курсанта и он покалечится — повредит руку или ногу — ему придется быть вашей опорой. И от него будет зависеть, удержитесь вы на самой верхушке или тоже свалитесь.

Воу! Это звучало как-то безысходно.

— Позволите, капитан Мур? — вмешалась Сандра.

Мур позволил и отошел в сторону.

— Это очень старый тест на доверие. И еще более эффективным он будет, если каждый перед заходом произнесет искреннее извинение. Извиняться можно за что угодно, не обязательно за сегодняшний инцидент. Главное, от всего сердца.

Если честно, в этот момент я посмотрела на Сандру с другой стороны. Эти сентиментальности никак не вязались с образом крутой бабы. И я была слегка разочарована, не ожидала услышать от нее такие глупости. Все же приказ офицера никто оспаривать не решался. Ладно, но если одна из куриц разрыдается от моего искреннего признания, боюсь, не сдержусь от колкости. И тогда Муркэп накинет нам еще полчаса.

— Кендис, ты полезешь первой, — решительно произнес Мур.

Сандра руководила пирамидой. Парней и Шайлу она поставила вниз, на их спины влезли Таша, Лина, Вик и я, еще выше взобралась Хелен. И все мы, смотря исподлобья, ожидали, когда Кендис вымолвит свое искренне извинение. Меня постоянно тянуло на беспочвенный смех от абсурдности ситуации. Никогда бы не подумала, что буду заниматься такой чепухой.

— Мне жаль, что я залила клеем твою одежду, Брианна, — неожиданно выдала она. — Я вспылила, признаюсь.

И вот когда я уже подумала удивляться, она добавила:

— Но за все остальное мне не жаль.

И с этими словами Кендис полезла вверх, не упустив возможность оттоптать мне все, до чего могла достать. Сцепив зубы, я прикидывала, как высоко ей будет падать, если я вдруг случайно расслаблю руку, на которую она опиралась.

— Это уже что-то, — вмешалась Сандра.

За полчаса этой глупейшей тренировки я себя почувствовала мясным биточком. Все тело было оттоптано, хоть ботинки нас заставили снять. «Пощадили». Но даже не это было самым жутким, а их признания. Они меня убивали. Шайла искренне сожалела, что она осталась в отряде, а ее сестре пришлось вернуться. Она с какой-то дури решила, что это ее вина, а нам пришлось все это выслушивать. Лина просила прощения у Вик за то, что стырила ее любимую ручку год назад. Как будто это кому-то было интересно. Когда на гору полез Мак, все дружно застонали. Но парень молодец, он сразу предупредил, что ему будет очень жаль, если кто-то его уронит. Настолько жаль, что он может случайно проломить этому кому-то череп. На предупреждение офицера, что это больше похоже на угрозу, нежели на извинение, парень невинно пожал плечами.

— Я же от всего сердца говорю, — заверил он.

А дальше была Хелен и ее глупые извинения за то, что она украла маркер у офицера Картер и пририсовала мне усы.

— Нужно было обойтись бородкой, — проинформировала она. — Усы явно лишние.

Я бросила на нее мстительный взгляд, а когда она полезла на меня, не удержалась и таки расслабила руки. Сама упала, но приземлилась более-менее удачно. А вот Хелен хорошенько приложилась головой. Но ей это несомненно пойдет на пользу.

— Брианна! — вскрикнул Мур. — Ты следующая.

Ох, сколько угрозы в голосе. Хелен поставили на опору. Но я все просчитала и решила взбираться с другой стороны, где был Айдан. Правда, учитывая недавние события, я уже не была столь уверена в его дружелюбном настрое ко мне.

— Мне жаль, — начала я, совершенно не зная, за что извиняться. Почесала затылок, осмотрела каждого. Нет, ни о чем не жалею. Им еще и мало досталось.

— Брианна, — подошла Сандра. — Попробуй хотя бы раз в жизни довериться…

— Угу, — перебила я. — Доверилась уже. И что? Пустили на пушечное мясо.

— А что, если наоборот? — с хитрым блеском в глазах спросила она. — Ты никогда не думала, что на все есть причина. На то, что ты оказалась здесь — тоже.

Она практически говорила словами моей мамы.

— Давай побыстрее, — прокряхтела Хелен. — Тяжело же.

Обреченно вздохнув, я выдала всем на одном дыхании:

— Мне жаль, что погибла моя мама. Мне жаль, что у меня нет дома и семьи. Мне жаль, что я попала в этот долбанутый отряд. И мне до жути жаль, что всем вам придется терпеть мое общество. Потому что доброй дружелюбной девушкой меня уж точно нельзя назвать. Я ненавижу людей, — вконец разоткровенничалась я.

— Оке-е-ей! — протянула Сандра и слегка подтолкнула меня вперед.

Я начала взбираться по телам курсантов, мстительно махая ершиком перед лицами девиц. Парней моя ненависть не касалась.

— Фу! — закричала Вик. — Убеги эту дгянь!

Я доползла, встала на спину Кендис и начала тереть альпинистскую стену, как почувствовала, что почва стремительно уходит из-под ног под сопровождение испуганных воплей курсантов.

Приземление было твердым и болезненным. Острая боль пронзила руку и голову. С моих губ сорвался крик, а потом все чернеть начало, и вскрик капитана Мура стал последним, что я услышала.

* * *

— Брианна, — позвал он.

Поморщившись, простонала и медленно открыла глаза. Обстановка резко сменилась. Я оказалась на чем-то мягком в знакомой мне комнате — медблоке. Надо мной нависло хмурое лицо капитана Мура, которое быстро посерьезнело.

— Упала, — произнес он.

— Ну, это было очевидно. Не нужно было говорить последнюю фразу, — пробормотала я и тут же оживилась: — Вы меня теперь домой отправите? В отряд сироток?

Муркэп хмыкнул и присел на стул около койки. В его руке появился эластичный бинт, и кэп прикоснулся к моей кисти.

— Ай!

Я невольно вскрикнула от тягучей боли.

— Перелома нет, — проинформировал капитан. — Растяжение. Через пару недель вообще забудешь.

Он начал бинтовать руку. И хоть делал это молча, мне казалось, что командир хочет что-то сказать. Я тоже не решалась нарушить тишину, хоть и возникли вопросы. Например, почему этим занимается он, а не Бейли, который у нас за местного лекаря?

— Куда тебе идти, Брианна? — неожиданно огорошил он. И не дожидаясь ответа, сам продолжил: — Подумай сама. Какое будущее тебя ждет? Сироты всю жизнь мечтают вырваться из казармы, найти себе дело по душе. Тебе выпал шанс стать лучше. Наша работа не самая безопасная в мире, но одна из самых интересных, это я тебе гарантирую.

Он закончил перевязку, закрепил бинт и аккуратно положил мою руку на живот.

— Почему ты так усердно пытаешься сбежать? Почему бы не попытаться стать одной из нас?

Обычно я без заминки говорила, что больше всего ценю свою свободу. Что никто мне не нужен, я привыкла решать за себя и горжусь этим. Что такой судьбы хотела бы для меня мама. Но сейчас мне показалось, что я усомнилась в своих принципах. Я была свободна, да. Но часто моя жизнь висела на волоске. Я мучилась от голода и нищеты. Зимы для меня всегда были испытанием, ведь у меня не было теплого дома с камином, где можно было согреться. И у меня никогда не было… друзей.

Я не знала, что ему ответить. По правде, у меня даже не было конкретных причин сбегать. Здесь сухо, тепло, есть постель и еда. Они учат нас драться, чтобы уметь защищать себя, разговаривают с нами, требуют быть умнее, изворотливее. Разве это плохо? Конечно, неизвестность пугала, но она всегда меня ждала. Каждый раз, пересекая границу очередного округа, я ждала новых испытаний. Проблем. Везенья. Пищи. Крыши над головой. Драки. Сломанных частей тела. Чего угодно. Я никогда не знала, что ждет впереди.

Никогда.

— У меня проблемы с доверием, — призналась я.

— А еще бурная фантазия, — добавил Мур.

Я хмыкнула и кивнула.

— Я знаю, как это все смотрится со стороны, — продолжил он. — Секретный отряд, секретный объект, секретная миссия. Могу лишь догадываться, что ты себе придумала. Но все же опровергнуть или подтвердить какую-либо информацию не могу. Пока ты не станешь частью команды.

— Иначе вам придется меня убить? — догадалась я.

Мур нехотя кивнул.

— А вам будет хоть немножко печально? — с какой-то глупой надеждой спросила я. Даже самой смешно стало, и я улыбнулась.

Но Мур и не думал веселиться. Склонившись надо мной, он заставил посмотреть в его бездонные глаза.

— Я не отпущу тебя, Бри, — прошептал он. — Ты останешься здесь и позволишь нам стать частью твоей жизни. Поняла? Кивни.

Я кивнула. Не знаю зачем. Сама не ожидала, что слова этого мужчины вызовут столько противоречивых эмоций и странное предвкушение. Да, я не доверяю людям, потому что считаю зависимость от кого-либо слабостью. А слабость в свою очередь презираю. Но глядя в глаза Китану Муру, я впервые захотела не беспрерывно бороться — падать и вставать — а расслабиться и плыть по течению. Каково это… быть кому-то нужной?

Глава 10

— Как твоя рука? — шепотом поинтересовался Айдан.

— Ужасно болит, — так же шепотом соврала.

На самом деле я уже несколько дней прикидываюсь, чтобы не участвовать в тренировках наравне с остальными.

— Мне правда жаль, что я не удержал тебя тогда, — в который раз начал извиняться он. — Я был зол и просто хотел немного… Я не знаю, чего я хотел. Но уж точно не того, чтобы ты вывихнула руку.

Закатив глаза, я тяжело вздохнула.

— Хватит уже. Я вторую неделю слушаю твое нытье. Проехали.

— Но мне правда очень жаль.

— Заткнись!

— Я твой должник, Бри, — вновь закрутил свою шарманку Айдан. — А долги нужно отдавать.

Он хороший парень, но иногда мне хочется его прибить чем-то тяжелым. Как вчера, когда он опять вздумал лезть целоваться прямо в коридоре. В качестве расплаты за долг, конечно. Меня спасло вмешательство Мура. Он появился прямо из-за угла, как делал это каждый раз, стоило мне отойти от толпы. Нет, с его стороны не было и намека на непозволительные отношения между капитаном и курсантом. Мур не наглел, не распускал руки или еще чего. Но у меня было чувство непрерывного контроля с его стороны, будто он следил за мной двадцать четыре часа в сутки. И это все напрягало. Даже не знаю, что больше. На тренировках он меня щадил. Говорил, что займется мной вплотную, когда я полностью вернусь в форму. Он часто бросал весьма двусмысленные фразы или задумчивые взгляды в мою сторону. Но ничего, в черную дыру, не делал.

От целебной мази, которую дал Бейли, моя кисть перестала болеть уже через неделю. А я ведь хитрая. Вот и сегодня планирую сачковать весь день.

Утром мне это неплохо удалось. В то время, как остальные отжимались и махали кулаками на спарринге, я всего лишь бегала, качала пресс и занималась на велотренажере. И все бы ничего, если бы не назойливые извинения Айдана и беспрерывная болтовня Лины. Она с какого-то дива решила, что после того инцидента мы с ней лучшие подруги. Мало того, даже несколько раз заступалась за меня в спорах с девушками. А споров, к слову, стало совсем мало. Большую часть времени мы с курицами игнорировали друг друга. Но почему-то сегодня мне довелось выслушивать, как Лина счастлива, что наконец маркер отмылся со всех прекрасных лиц курсанток. Она часто говорила слова типа: прекрасная, миленькая, сладенькая, душка, красотуля и обнимашки. Она меня раздражала. А я почему-то не признавалась. Хотя умная девушка давно бы все поняла по выражению моей кислой мины. Лина была сладенькой милашкой, но уж никак не умной.

— Курсанты, вольно, — произнесла вошедшая в зал офицер Картер. Сразу за ней появился Мур, и выглядел он сегодня мрачнее обычного.

Для чего Бейли и Чейз собрали нас в зале, мы не знали. Я только надеялась, что не на расстрел или для посещения той комнаты с радиоактивным предметом.

— Сегодня мы приступим к оттачиванию ваших танцевальных навыков, — торжественно заявила Сандра.

Курсанты дружно взвыли, а я подумала, что лучше уж расстрел.

— Да ладно вам! — засмеялся синеглазка. — Это может быть очень даже весело, если знать, за какие места держать партнершу.

Сандра шикнула на него и снова обратилась к нам.

— У нас семь девушек и шесть мужчин. Но я, так и быть, составлю кому-то пару. Хелен, у тебя с пластикой лучше всех, училась где-то?

— Да, офицер Картер, — гордо заявила та. — Я профессионально занималась бальными танцами до того, как попасть в отряд. Если хотите, могу помочь с обучением остальных.

— Идет, — быстро согласилась Сандра. — Джентльмены, настала очередь выбрать себе партнершу. Максвел?

Курсант неторопливо подошел к Таше и протянул ей руку. Рыженькая вспыхнула от смущения, но приглашение приняла.

— Отлично. Становитесь в центр. Айдан? — позвала офицер Картер.

— Я выбираю Брианну, — произнес парень и тут же оказался напротив меня, подавая руку.

— Почему я? — зашипела на него.

Тот подозрительно сощурился и зашипел в ответ:

— Потому что ты моя подруга.

Совсем обнаглев, он схватил мою здоровую руку и повел к Маку и Таше.

Я мельком взглянула на Мура, а тот делал вид, что интереснее стены здесь ничего нет. И это, пожалуй, стало последней каплей. Неужели те его слова ничего не значили? А может, он всем девушкам лапшу на уши вешает? А я, дура, купилась.

«Я не отпущу тебя, Бри» — мысленно передразнила его слова. Ну да, как же. Интересно, он вообще заметит, если я вдруг провалюсь сквозь землю?

— У тебя такой взгляд, будто ты собираешься кого-то убить, — шепнул на ухо Айдан.

— В таком случае тебе лучше помолчать, — огрызнулась я.

Монбравер выбрал Хелен, хотя все знали, что ему нравится Кендис. Но я парня понимала. Блондинка метила на одного из инструкторов, а точнее, на одного конкретного. А бедного парня она бы не постеснялась опустить при всех. К моему разочарованию капитан Чейз выбрал Викторию, а Бейли предложил танцевать Лине. Еще бы, ведь стоило им подойти к белобрысой стервозине, как она корчила недовольную рожу. В итоге…

— Капитан Мур, — огласила Сандра. — Вашей парой будет Кендис.

Зараза даже не подумала скрыть довольную улыбку. Да еще и бросила на меня победный взгляд. Ну все! Это стало самой последней каплей.

— Хорошо, приступим, — объявила Сандра. — Мы с Хелен будем следить за вами и корректировать.

Она начала объяснять основные правила и движения. Мужчина сперва кланяется даме, подает руку, та — медленно приседает в реверансе и ступает к нему. Дальше он кладет одну руку на ее талию, другой удерживает на весу ладонь партнерши. Девушка располагает свободную руку на плече мужчины, и приличное расстояние между парой ни в коем случае нельзя нарушать. А затем они синхронно выполняют простые движения, двигаясь по квадрату. В теории все просто, на практике оказалось настоящей каторгой.

Я была зла. Все жутко раздражало — дурацкая музыка под классический вальс, дурацкие «раз, два, три» офицера Картер. Дурацкие ноги Айдана, которые путались под моими, раздражали больше всего. Нет, пожалуй, еще больше — его рука, постоянно сползающая ниже поясницы.

— Ты прекратишь это, или мне тебя стукнуть? — зашипела я.

— Это месть за оттоптанные ноги, — с серьезным видом пояснил он и на этот раз сжал ладонью мое мягкое место. Я готова была задохнуться от возмущения, а еще лучше сразу перейти к атаке. Но в этот момент что-то заставило меня повернуть голову и посмотреть на Мура. Он был рядом, танцевал с Кендис и пялился на меня. Точнее, сначала на руку Айдана на мне, а затем прямо в глаза. И этот взгляд не сулил мне ничего хорошего. Отлично!

Я наступила Айдану на ногу еще раз, посильнее прежнего. Он в ответ довольно оскалился и буквально вжал меня в свое тело.

— Расстояние, курсант Брюстер, — пророкотал Мур. — Не будете придерживаться, поставлю между вами табуретку.

Остальные захихикали, а я зло сощурилась. Пусть лучше поставит табуретку между собой и Кендис. Меня, между прочим, тоже их расстояние не устраивает. Но кто я такая, чтобы выражать недовольство? Никто! Зато я могу сделать что-то назло. Это я люблю.

— Хорошо, — воскликнула Сандра. — Очень даже неплохо для первого раза.

Мы с Айданом переглянулись. Она явно издевается.

Еще немного порепетировав, все принялись вальсировать по большому квадрату и против часовой стрелки. Я окончательно убедилась, что танцы — не мое. А вот Кендис явно нравилось. Она просто светилась от счастья. Ненавижу!

— А теперь давайте попробуем новое движение, — заявила офицер Картер. — Наклон партнерши.

Они с Хелен встали в пару и продемонстрировали, как этот самый наклон должен выглядеть. Так ровно держать спину и в то же время выглядеть грациозно я точно не смогу. Одно из двух — доска или червяк.

Но Айдан был весьма доволен. Его глаза загорелись азартным блеском, и он с воодушевлением принялся меня наклонять. Хотя я очень сомневалась, что его нос должен быть прямо между моих грудей. А вот Айдан, похоже, именно на это и надеялся.

— Только попробуй меня уронить, — пригрозила я.

— Ни за что! — отчеканил он.

А когда я откинула голову назад, упираясь спиной о его руку, почувствовала, как вторая ползет по моей талии все выше.

— Курсант Брюстер, это не танго! — возмутилась офицер Картер. — Вот там можно и так. А в вальсе это недопустимо.

— А скоро это танго будет? — не растерялся парень. Настырности ему не занимать.

— Нет, — ответил за Сандру Мур.

Я едва не свалилась от его грозного голоса. Но Айдан даже виду не подал, что испугался, и резко вернул меня на место.

Мы снова закружились по квадрату, а после повторно вместе со всеми начали отрабатывать наклон.

И как только я это сделала и слегка наклонила голову в сторону, встретилась взглядом с глазами капитана Мура. Он держал Кендис, которая вовсю извивалась вокруг него, словно змея. Хотя от нее я этого ожидала. А вот то, что Мур вопреки собственным замечаниям нарушит приличное расстояние с партнершей, я восприняла как вызов.

Ах так!

Вернулась обратно, и Айдан снова меня закружил. Но на этот раз я сама прижалась к нему, а руку вообще на затылок положила. Парень хитро улыбнулся, но мне не хотелось смотреть на его губы. Куда интереснее было созерцать реакцию Мура. Его глаза предупреждающе сузились, лицо посуровело, на мою руку на затылке курсанта он посмотрел так, будто умел прожигать взглядом. И именно это пытался сделать. Кажись, это не плод моего бурного воображения, и капитан Мур таки ревнует. Только Айдану он делал замечания, только на меня пялился.

— Спины ровнее, — напутствовала Хелен. — Брианна, ты как бревно.

— Я покажу тебе бревно, — процедила я, а мой партнер улыбнулся.

— Поверь, красавица, ты кто угодно, но только не бревно, — успокоил он.

Я победно улыбнулась, надеясь, что Мур это тоже слышал.

— Да расправь же ты плечи, — орала Хелен. — И грудь вперед. Сильнее. Живот втянуть, задницу тоже.

Я запнулась и, не выдержав напора, остановилась.

— Где ты видела, что если втянуть живот и зад, то грудь станет больше? — проорала я и, постукивая пальцем по виску, добавила: — Сама втягивай в себя сиськи и задницу, может, хоть немного в мозг пойдет.

— Ну, все! — воскликнул Мур, и музыка как по сигналу остановилась. Я поняла, что сейчас меня будут бить, и виновато опустила взгляд. Не знаю, что со мной. Все дико злит.

— Курсант Круз, вы действительно не стараетесь, — произнес он. — Но это не удивительно, учитывая отвлекающий фактор в виде болтливого курсанта Брюстера.

И тут Мур меня, ожидавшую наказания за несдержанность, окончательно добил:

— Смена партнеров, — оповестил он на весь зал и на удивленный взгляд Сандры пояснил: — Всем пойдет на пользу. Джентльмены, меняемся партнершами.

На последнем слове он уже подошел ко мне и буквально вырвал из захвата Айдана.

А тот подмигнул, направляясь к Кендис. Заиграла музыка, и Мур повел меня в танце.

— Спину прямее, — бросил он. — И да, грудь вперед.

Ну как я могу удержаться от колкости?

— Грудь? Вы мне льстите, капитан.

Муркэп сжал губы, сдерживая улыбку, но глаза смеялись вовсю.

Он плавно наклонил меня назад, и я сразу ощутила разницу. С Муром это было легко. Он полностью контролировал мое тело, вел его, а оно в свою очередь с легкостью поддавалась.

— Насколько я помню, — прошептал он едва слышно, — то нет. Никакой лести.

Он так же плавно вернул меня на место и закружил в вальсе.

У меня возникло чувство, что все вокруг исчезли. Были лишь я, он, наш танец и эти вечные двусмысленные намеки.

— А хотя вы правы, курсант Круз. Проверить еще раз все же стоит.

Он не позволил себе недопустимой близости или прикосновения, но абсолютно дикий, обжигающий взгляд, направленный на вырез моей майки, заставил чувствовать себя неловко. Я с легкостью могла представить, как он касается моего обнаженного тела губами. И была уверена, что именно этого Мур и добивался. Он показал мне свое желание, но через мгновение вновь надел маску непроницаемости.

Я не понимала его. Интриги, намеки, правила и рамки не для меня. Мне казалось, что большинство людей сами усложняют свою жизнь условностями. Если Китан в самом деле хочет меня, почему он ничего не предпринимает? И что значит его флирт — очередная игра, чтобы запудрить мне мозги, или я в самом деле ему интересна?

«Правило трех секунд» — напомнила себе. Пора заканчивать эти миленькие игры. Бездна, общение с Линой тоже лучше сократить.

— Думаю, не стоит, — язвительно ответила я. — Мое тело не ваша забота, капитан.

Он запнулся, но этого никто не заметил. Мы снова провернули наклон, после чего я услышала его тихое шипение:

— А чья же тогда?

Отвечать не стала, только стрельнула глазками в сторону Айдана. Конечно, умышленно, из чистой вредности.

— Хорошо! — воскликнула офицер Картер. Музыка остановилась, но Мур все еще продолжал меня удерживать, испепеляя взглядом. А когда я попыталась опустить ладонь, еще сильнее сжал ее своими пальцами.

— Мы закончили, капитан Мур, — весьма двусмысленно прошептала я, пока остальные не обратили на нас внимание.

— Это ты так думаешь, — был его ответ.

После этого он меня все же отпустил. А потом объявил, что на сегодня урок окончен, чем сильно огорчил Сандру и Хелен. Девушки только вошли во вкус и собирались начать танго. Но все это они прокричали в спину уходящему командиру.

* * *

— Так нечестно! — бросил в меня майкой Айдан. — Ты мухлюешь!

Громко хохоча, я сняла со своего лица его одежду и положила в уже набравшуюся кучку.

— Ты сам предложил сыграть на раздевание. Я предупреждала, что есть большая вероятность уйти в одних трусах. Лучше играть на деньги.

— Ты уже ободрала всех подчистую, Бри, — с упреком произнесла Сандра. — И я тоже почти уверена, что ты нас обманываешь.

— А доказательства есть, офицер Картер? — хитро сощурилась я.

Она недовольно сложила руки на груди и промолчала.

— Не пойман — не вор! — произнесла я, пересчитывая выигранные купюры.

Этим вечером у меня было распрекрасное настроение. Инструкторы сами предложили после ужина поиграть в мою любимую игру. К тому же, это оказалось частью обучения. Покер — заядлое развлечение элиты. Мура с нами не было, никто не сверлил недовольным взглядом, да и игнорировать меня было невозможно. Я побеждала из игры в игру. И да, я таки мухлевала. Но кто об этом узнает? В игре на выбывание дошли я, Айдан, офицер Картер, синеглазка и Виктория. Мак, Монобровь и Бейли играли в бильярд. Кендис с подружками предпочли смотреть новости. Но после моих радостных криков и вовсе ушли. Моя победа их раздражала. Еще бы. Здесь я была лучшей, не в пример блондинистой стерве. Она выбыла в первом раунде.

— Дай мне кагты, — недовольно буркнула Вик. — Я газдам.

Вообще-то раздавать должна была я, но препираться не стала. Вот что значит задобренная Брианна — даже спорить не хочется.

— На меня тоже, — прозвучал голос Мура, и улыбка медленно сползла с моего лица.

— О-о-о! — довольно заулюлюкали Сандра и Чейз. Что-то они знали. — Ну все, детка, держись! — радостно воскликнула Санни. — Пришел Мастер!

Они с синеглазым сложили руки перед лицом и церемониально поклонились друг другу, а затем и капитану Муру. Я не могла сдержать улыбки. Было странно видеть их дурачащимися, а не орущими на нас!

Мур молча сел напротив, и в карих глазах читался вызов. Опять. А мне даже стало интересно. Мастер, значит. Ну-ну!

— Хогошо, — объявила Виктория. — Делаем ставки. Капитан Муг, вы на деньги или на газдевание?

Тот бросил на нее предупреждающий взгляд, и девушка быстро исправилась:

— Ладно-ладно!

А затем Мур посмотрел на обнаженного по пояс Айдана, прищурился и пророкотал:

— Оделся. Быстро.

— Моя майка у Бри.

Прежде чем он успел договорить, я уже швырнула ему шмотку обратно. Мне не жаль. У меня еще остался джемпер Таши и кофта офицера Бейли. Он, к слову, сам не против был от нее избавиться. Жарко ведь, а у него еще майка есть.

— Еще раз узнаю про ставку на раздевание, заставлю всех явиться на тренировку голышом. Ясно? — заворчал Мур.

Мы с Сандрой переглянулись, сжали губы, чтобы не засмеяться, и закивали. Она не признается, но ей игра на раздевание понравилась явно больше, чем на деньги.

— Ставлю пять динар, — оглушил кэп.

Я округлила глаза. Ого, ставочка! Мы играли на мелочь или максимум на динар. Увидев мое потрясение, Мур хитро сощурился.

— В чем дело, Брианна? — язвительно протянул он. — Ты же не испугалась, правда?

Я прищурилась. Какая гнусная, дешевая провокация. Я в деле!

Отсчитав стопки с мелочью, выложила на центр стола пять динар.

Все подняли карты. Айдан остался сидеть за столом, наблюдая за мной с легкой улыбкой. Я ему подмигнула, потому что расклад у меня был очень даже ничего. Когда пришло время открываться, меня переполняло волнение.

— Пара, — угрюмо произнес капитан Чейз. У него были две пятерки.

— Ничего, — вздохнула Сандра, бросая карты на стол.

Я радовалась все больше.

— А у меня сет! — гордо заявила Вик, аккуратненько выкладывая на стол три шестерки.

Я сделала обманный маневр, скривившись, но, когда увидела победную улыбку Мура, коварно улыбнулась.

— Рано радуетесь, капитан, — позлорадствовала вредная я.

Тот недовольно сжал губы и кивнул.

— Что ж, тогда открывай.

Я любила класть карты на стол последней. Обожала смотреть на лица проигравших. Но под тяжелым взглядом Мура уступила и открылась первой.

— Каре!

Я одну за другой выложила четыре семерки всех мастей. А разочарованный вид Мура была для меня лучшей наградой. Но денежки тоже сойдут. Сладко улыбнулась, насмехаясь над кэпом, а он взял и улыбнулся в ответ. Сначала миленько так, а потом все злее и коварней, пока на его лице не образовался хищный оскал.

— Стрит флэш! — объявил он, показывая веер из пяти одномастных карт от восьмерки до дамы.

— Нет! — тут же выпалила я, не веря. С моих губ едва не сорвалось признание, что я спрятала две восьмерки. Капитан поднял брови, как бы спрашивая: «Вас что-то тревожит, курсант Круз?». А я в ответ сощурилась, предупреждая: «Не на ту напал, хитрый котяра». Мы оба знали, что мухлевали, но решили об этом умолчать.

— Я раздаю! — объявил повеселевший кэп, забирая мои монетки, на которые я смотрела с нескрываемой грустью. — Сандра, ты выбыла.

Офицер Картер похлопала меня по плечу и хитро произнесла:

— Не расстраивайся. Он всегда выигрывает. Всегда. Но я все равно болею за тебя.

Я благодарно ей улыбнулась, собралась с духом и произнесла:

— Раздавай…те. Будем менять традиции.

Кэп скривил губы, и мы приступили ко второму раунду. А карты он подмешивать хорошо умеет. Я заценила. Гад. Мне с его милости досталась одна разномастная шушваль. Но благодаря ловкости рук, я смогла достать из колоды десятку. В итоге у меня получился сет, Чейз и Вик выбили, а Мур, конечно, был в полном шоколаде. У него было каре.

— Финал! — объявила Сандра. — Давай, Брианна, я верю в тебя.

Моему унынию не было предела. Верить бесполезно, тут нужно действовать.

— Я соглашусь играть в финале при одном условии, — заявила я.

— Ну! — потребовал Мур.

— Пускай офицер Картер раздает.

Хитрая котячья морда сощурилась, подозрительно на меня пялясь. Я расценила это как: «Хочешь поиграть по-честному, киска?». И, конечно, невинно похлопав ресничками, ответила взглядом: «А что, до этого вы чернили, капитан?».

— Тогда и у меня есть условие, — объявил он. — Ставка на желание.

Я прыснула, а вот остальные заметно оживились.

— Да! — закричала Сандра, вошедшая в азарт.

— Что «да»? — возмутилась я. — Вы радуетесь, а желание мне исполнять. Если что.

Последнюю фразу я быстро добавила, заметив ухмылку Мура.

Он поднес к губам кулак и типа кашлянул, но все четко услышали «Трусиха».

— Это кто, я?! — возмутилась некая оскорбленная курсантка. — Ну, все! Я согласна. Но учтите, капитан Мур, желание будут загадывать остальные. Прямо сейчас.

Я посмотрела на Сандру и кивнула.

— Это будет справедливо, не так ли? Потому что знаете, что я попрошу, если выиграю?

— Чтобы мы отпустили тебя? — догадалась Сандра.

— Нет, что вы! Я намного прагматичней. Чтобы вы отпустили меня с месячной зарплатой капитана Мура.

Они засмеялись, и тут же Айдан внес предложение:

— Проигравший полностью разденется!

Я вот тут подумала, что парень явно не за меня болеет. Сандра скривилась:

— Нет, это слишком…

— Это слишком, — отрезал Мур, глядя исключительно на меня.

— А вот стриптиз очень даже неплохая идея, — не растерялся капитан Чейз.

Мы с Сандрой одновременно посмотрели на него округлившимися глазами, а он невинно пожал плечами.

— Что? Мы должны выбрать им желание. Это должно быть «желание», понимаешь? С большой буквы Ж! Чтобы мы потом вспоминали им это до конца жизни. Чтобы они краснели каждый раз и готовы были убить того, кто об этом заговорит в приличном обществе.

Пока он говорил это, мои глаза округлялись от ужаса все больше, а вот улыбка Сандры становилась опасно-зловещей.

— Желание, — задумчиво протянула она, переводя хитрый взгляд с меня на капитана. — Да!

— Вы пили? — недовольно поинтересовался Мур.

— Нет! Но ты не можешь нас винить, Китан, — смеясь произнес синеглазка. — Твою безупречную репутацию давно пора очернить. И мы не упустим такой возможности. Мы же твои лучшие друзья!

Я прыснула со смеху. Хорошо, что у меня нет друзей. Хотя, взглянув на повеселевшего от перспективы увидеть меня голой Айдана и коварно улыбающуюся Сандру, я подумала, что именно так друзья и смотрят на свою «жертву». Предвкушая беспощадный стеб.

— Нет! — заявила я. — Это фигня какая-то, а не желание. Вы же не серьезно, правда?

Я обвела всех взглядом и остановилась на Муре. В черную дыру! Он действительно обдумывал этот вариант!

— Придумала! — прервала напряженное молчание офицер Картер. — Если проиграет Брианна, то Китан тут же преподаст ей урок танго.

— Это жестоко! — подтвердила я.

— У тебя будет больше стимула выиграть, — подмигнула она мне. — А если проиграет Китан, то… — немного потянув, Сандра хитро улыбнулась, — …срок дополнительных занятий увеличится еще на неделю.

Я нахмурилась.

— Каких еще занятий?

— Ты на доску вообще смотришь? — укоризненно спросила Сандра. — Кит уже разработал для тебя целую программу пыток вне учебного времени. Но всего пять дней.

— Она это время сачковала, — бросил Мур как ни в чем не бывало. — Все честно.

Это было странное условие. Если проиграю — зажимаюсь с Муром весь танец. Если выиграю — зажимаюсь с Муром две недели с дополнительной опцией набить его рожу. Заманчиво, однако! И все же лучше, чем стриптиз в случае моего проигрыша. Зато теперь я знаю, на что играть с хитрой котярой, если мы останемся наедине.

— Что ж, капитан Мур, — торжественно заявила. — Я принимаю вызов!

— Я так и не понял, в чем моя выгода, если выиграю? — лениво протянул он.

— Это ведь игра на наше желание, — усмехнулась Сандра, раздав нам карты. — Никто не говорил о выгоде.

Итак, состязание началось. Тяжело вздохнув, я посмотрела на расклад и довольно улыбнулась. Хотя по правде говоря, дела мои были препаршивейшие.

Сет. С таким Мура не обыграть. Взглянула на котяру. Непроницаемая маска, только глаза светятся огоньком азарта. Мне казалось, что я уже могла различать его эмоции по одному лишь взгляду. Уроки физиогномики не прошли даром. И предположительно карты у него удачные. Но не все потеряно!

— Дополнительные ставки делать будем? — еще больше блефуя, улыбнулась я.

Мур, недолго думая, кивнул на стопочки моих монеток.

— На все, что у тебя есть.

Я возмущенно охнула, но быстро вернулась в образ и как бы снова посмотрела на «хорошие» карты.

— Запросто!

Подвинула все в центр стола.

— И купюры тоже, — вконец обнаглел котяра.

Сложила и купюры. Кэп внес свои ставки и, наконец, предложил:

— Открываемся.

Игра была напряженной. Окружающие затихли, даже парни, игравшие в бильярд, обступили стол. Круз — Мур. Поединок вечера. Кто же победит? Наглый, бесстыдный, упрямый капитан, никогда не знавший поражения, или целеустремленная, непреклонная, несокрушимая в своих принципах, как стена округа, очаровательная курсантка. Да-да, очаровательная!

— Еще не поздно отказаться, — хитро прищурился Мур, когда я поддалась вперед, чтобы открыться. — Подумай, Брианна. На тебе ведь будет клеймо неудачницы.

— Не слушай… — вмешалась Сандра.

— Цыц! — шикнул на нее Мур и снова посмотрел на меня. — Ты уже проиграла, но хотя бы наличку можешь уберечь. Последний шанс.

Блеф. Это был чистой воды блеф.

Бросила быстрый взгляд на Айдана. Он слегка покачал головой, предупреждая не рисковать. Виктория от напряжения сжала кулачки и закусила нижнюю губу. Ох, не за меня она белела. Не важно! Я знала, что проиграю. Не впервые. Но я всегда это делаю с гордо поднятой головой.

— Не нужны мне ваши подачки, капитан Мур-мур!

Тот мгновенно изменился в лице, окаменев, как статуя, а остальные прыснули со смеху. Я же, не в силах выдержать его укоризненный взгляд, выложила все карты.

Ну вот, теперь его ход.

Китан дождался, когда парни смолкнут, и медленно, карта за картой, открылся.

Все застыли в шоке на целую секунду. А потом на весь холл раздался визг Сандры!

— Да-а-а! Ты сделала это! Ты сделала! Ты победила его! Ты утерла ему нос!

Я переводила удивленный взгляд с непроницаемой, но все равно наглой морды котяры на его безобразный расклад. И медленно привыкала к мысли, что я победила самого Мастера!

— Ты не представляешь, как долго я мечтала об этом! — завопила Сандра и, схватив меня за лицо, чмокнула в лоб.

— Кто ты, и что сделала с офицером Картер? — скривилась я, отодвигаясь от девушки. Ее было не узнать.

— Как-то он загадал ей нарезать по клеточкам всю толстенную тетрадку, — пояснил Бейли. — Поверь, она долго ждала этого момента.

Я перевела удивленный взгляд на Муркэпа и даже бровь вздернула. Но то, что выражал его взгляд, меня насторожило. Ни грамма разочарования, ни капельки прискорбия. Китан ликовал.

И хоть я выиграла битву… «Война только начинается» — обещали глаза напротив.

— Отбой! — предовольненько объявил командир, всплеснув в ладоши. — Завтра у Брианны тяже-е-елый день.

С распахнутым ртом я медленно перевела взгляд на Сандру, а та довольно подмигнула.

— Хорошенько поизводи его, — шепнула она мне, когда все начали расходиться.

Уже засыпая, я призадумалась о ее мотивах. Чувство, что меня провели, притом сразу все, усилилось.

Глава 11

— Соберись, лентяйка! — бросил Мур, в очередной раз опрокинув меня на маты.

— Я хочу к маме, — заныла я, уже не в состоянии встать после часовой тренировки. — На тот свет.

Беспощадный капитан присел на корточки и посмотрел на меня сощуренными глазами.

— Что? — вздохнула я, не в силах удержать его давящий взгляд. — Это шутка была. Я не собираюсь покидать сей мир прямо сейчас.

Хитро оскалившись, уже тише добавила:

— Сначала отомщу своему командиру.

И с этими словами сделала ему подсечку ногой, а когда он откинулся назад, навалилась на него сверху и придавила рукой шею. Первые несколько секунд на моем лице была победная улыбка. Но потом до меня медленно дошло осознание того, что я практически растянулась на капитане, прекрасно чувствуя каждую часть его тела. И части эти, к слову, ощущались весьма твердыми. Наверняка я не буду испытывать такого дикого смущения во время драки с врагом, но с Муром сосредоточиться было невероятно трудно.

— Эм… Я вас, типа, задушила, — проблеяла я, потому что он опять уставился на меня тем странным подозрительным и в то же время пытливым взглядом.

Мур не ответил, он вообще застыл и даже дыхание затаил. А когда я попробовала слезть, остановил, положив свои ладони на мою поясницу. Теперь пришла моя очередь окаменеть.

— Нет, Брианна, — произнес он до непривычного низким голосом.

Его руки медленно поползи ниже, а глаза начали темнеть. Я тяжело выдохнула.

«Три секунды, Бри. Один».

Горячие пальцы обхватили мои ягодицы и властно сжали. Я прикусила губу, сдерживая непроизвольный стон.

«Два».

— Ты ведь не этого хотела, верно? — вкрадчиво прошептал он и, не ослабляя хватки, прижал меня к себе еще плотнее. Я была готова задохнуться от пронзившего тело возбуждения.

«Два с половиной».

— Я думаю, ты бы многое хотела со мной сделать, но уж точно не задушить, — продолжил шептать Мур, гипнотизируя полным страсти и желания взглядом.

«Два с… Какая досада, я забыла, как считать».

Он отпустил пальцы и убрал руки, а я едва не застонала от разочарования. И сама, не задумываясь о последствиях, бесстыдно поерзала на его бедрах. Мне казалось, что я задохнусь, если не буду к нему касаться.

— Именно поэтому ты такая бездарность, — оглушил Мур звонким криком.

Я дернулась на нем и тут же перекатилась, смотря на капитана испуганным дезориентированным взглядом. А когда он еще и заливисто хохотать начал, совсем озверела. От злости, конечно. Коротко рыкнув, снова бросилась на него, на этот раз действительно душить. Так нагло! Подло! Коварно меня обмануть.

Но воплотить месть мне не дали. Уложили на спину и прижали сверху тем самым твердым телом.

— Ты же знаешь, что и для меня каждая тренировка — это пытка, — серьезно произнес Мур, пока я все еще брыкалась.

Я сощурилась, зло его осматривая. И что он этим хотел сказать?

— Взаимно! — прошипела я. — Не сочтите за неуважение к начальству, но вы просто невыносимы, капитан.

Когда я не увидела ни капли понимания в его глазах, а только ехидную усмешку, перешла к более конкретному описанию:

— Ужасный, чудовищный, злой, ядови…

Тот обреченно застонал и сделал то, что я никак не ожидала, но все равно тайно надеялась.

Поцеловал. А я ведь уже знала, что когда Китан Мур целует, то душа уползает в пятки, отчего и приятно, и щекотно, и такая эйфория, что мозг плавится, хочется еще и еще. Какие там обиды, какие три секунды? Тут и вечности мало, чтобы насладиться вкусом этого мужчины.

Я медленно запустила пальцы в короткие волоски на его затылке. А он, почувствовав мою капитуляцию, стал еще напористее. Умостившись между ног, прижался своими бедрами, выбивая из меня стон, который тут же закрыл поцелуем. Это был чистой воды секс, только в одежде. И, клянусь, я хотела от нее избавиться. Была готова. Но когда мои пальцы поползи за резинку его спортивных штанов, он остановился и, тяжело дыша, уперся своим лбом о мой.

— Сейчас, погоди, — сдавленно произнес он, закрывая глаза.

Мне самой не хватало воздуха, но еще больше не хватало его губ.

— Все! Теперь можешь бить!

Он прикрыл голову рукой и прищурился, будто ожидая от меня удара.

— Что? — непонимающе проблеяла я, очень медленно приходя в себя. Никто не предупреждал, что с каждым разом будет все хуже. Хуже, в смысле лучше. Настолько распрекрасно, что опять все правила нарушены. А, пожалуй, наглый капитан прав.

— Нет? — облегченно вздохнул он.

И как только расслабленно выдохнул, я врезала ему между ног. Из коварной вредности, естественно.

— Ты — захрипел он. — Плохая!

А затем скатился с меня и лег рядом. Так мы и лежали, пялясь на высокий потолок. Я ждала, что будет неловко, но мне просто было хорошо. И говорить не хотелось. Кэп тоже молчал. Только медленно, осторожно подобрался к моей руке и переплел свои пальцы с моими.

— А вы за мной через камеры наблюдали? — зачем-то спросила я.

— Конечно, — без толики стыда заявил Мур. Хотя что с него взять. Наглый котяра, как есть.

— И за другими тоже?

А вот теперь ему лучше хорошенько фильтровать базар.

Китан перевернулся на бок и подпер голову рукой, рассматривая меня с загадочной улыбкой. Отвечать мы, видимо, не собираемся.

— А с другими курсантками вы тоже такие тренировки проводите, капитан Мур? — грозно процедила я. Ох, и злости было. Непонятно только, с чего это она так резко проснулась.

Муркэп заулыбался еще больше. Я почувствовала, что сейчас могу и в нос боднуть, потому решила быстро удалиться. Чтобы окончательно не испортить момент.

— И куда это ты собралась? — удивленно спросил Мур, когда я встала, не глядя на него. — Брианна?!

Обернулась, хотела бросить строго-злобно-обиженный взгляд, но наткнулась на выпирающий бугор в штанах и не смогла скрыть улыбку.

А тот и не думал смущаться, заложил руки за голову, будто так и задумано — лежать на матах посреди спортивного зала с выпирающим желанием. Мне лестно, конечно, но злость никуда не испарилась.

— Что тебе нужно от меня? — в лоб спросила я. — Зачем ты это со мной делаешь?

Что оно такое «это», я и сама не понимала.

Китан присел, облокотившись о колени, и поманил меня пальцем. Но когда я осталась стоять на месте, вздохнул и произнес:

— Я не знаю. Думаешь, я не понимаю, что так нельзя?

— Можно подумать, для тебя существует слово «нельзя», — съехидничала я.

Тот хмыкнул, но как-то невесело.

— Для меня есть определенные рамки. Я командир группы, но приказы получаю от вышестоящего руководства. Если кто-то узнает, чем мы с тобой занимаемся, — он запнулся и отвел взгляд. — Есть вероятность, что мне прикажут ликвидировать тебя.

Я тяжело выдохнула. А на лицо поползла нервная улыбка. И веко задергалось.

— Я пытался держаться от тебя подальше, — обреченно произнес капитан.

Его слова мне нравились, но в то же время напрягали.

— Знаешь что, Мур? Я не верю ни единому твоему слову. Ты просто пудришь мне мозги для каких-то своих целей. Зачем ты вообще взял меня под свое командование? Что это было? Любовь с первого взгляда? О, пожалуйста! Я же выросла на улице, я тебе не какая-то там пустоголовая идиотка с наивными надеждами.

Он встал и начал приближаться ко мне, но я все отступала и говорила то, что скопилось. Мне хотелось открыться ему, высказать свои страхи и сомнения. Но еще больше я мечтала, чтобы он опроверг все их до единого. И сделал это искренне.

— Ты говоришь, что тебе нельзя иметь отношений со мной, но камеры записывают наши тренировки. Не слишком уж ты осторожничаешь. А еще Сандра и Чейз. Они ведь вместе. Им тоже придется друг друга ликвидировать, если руководство узнает?

— Нет, — твердо заявил Китан и прижал меня к стене. Он поднял меня за бедра и заставил обнять ногами его талию. Наши глаза оказались напротив. В моих плескался страх, в его — решительность.

— Это придется сделать мне, — ошарашил он. — Если о них узнают, я буду тем, кто от них избавится. Они живут так уже два года, таясь, скрываясь ото всех. А записи из камер я просматриваю каждый вечер. И удаляю все, что руководству знать не стоит. Майор доверяет мне, потому просил предоставлять видеоотчет каждый месяц в виде нарезки кадров самых важных событий.

Он пытливо смотрел на меня, ожидая вердикта. Ему действительно было важно, что я скажу. И это подкупило.

— Ты не ответил, зачем привез меня сюда, — робко напомнила я. — Мог бы оставить с Томлисоном.

— И что бы ты там делала? — фыркнул Мур. — Зачахла бы от скуки и в итоге ведь все равно сбежала обратно.

— Я на это и надеялась, — честно призналась.

— Это потому, что ты не представляешь, как может быть лучше. Ты не видела другой жизни. Да ты вообще жизни не видела.

— И ты такой благородный и добренький решил меня спасти, — съязвила недоверчивая я.

Мур поморщился от моих слов, устало вздохнул, но затем снова посмотрел в глаза серьезным взглядом.

— Когда-то Томлисон так поступил со мной. Я тоже вырос на улице, Бри. И был падальщиком.

Я вновь нервно улыбнулась. А затем прищурилась, заново к нему присматриваясь. Ну, допустим, в это не так уж и сложно поверить.

— Он тогда был моложе и в звании капитана. Нашел, поймал, привез в казарму. Обучил всему, что знал, много разговаривал со мной, втолковывал, что есть хорошо, а что плохо. Он заменил мне отца. Не побоюсь этих громких слов. Когда я подрос, Томлисон протолкнул меня на службу в элитный отряд. Я нашел свое место, предназначение. Друзей, в конце концов. И теперь, оглядываясь в прошлое, понимаю, что многим ему обязан. Жизнь могла бы стать настоящей пыткой. Но мне повезло.

— Значит, ты решил за счет меня отдать долг?

— Отчасти, — увильнул от ответа кэп.

Хотела расспросить еще, но он не дал, опять меня поцеловав. Первые две секунды я пыталась считать, а потом забила и снова ответила со всей страстью. Я все еще не доверяла ему, нет. Но отказаться от Мур-наркотика не могла.

— Ты веришь мне? — тяжело дыша спросил он.

Я, конечно, не растерялась с ответом.

— Нет.

— Так я и думал, — обреченно выдохнул он. Но затем хитренько улыбнулся. — Но я заставлю тебя.

Я нервно хмыкнула.

— Нельзя заставить кого-то доверять кому-то, — возразила я. И быстро добавила. — Тем более, кому-то наглому, самоуверенному и до жути хитрому.

Кэп задумчиво нахмурился.

— А этого хитрого случайно не Китан зовут?

— Нет, — покачала я головой. — Не Китан. И фамилия у него еще не Мур.

Этот самый Мур широко улыбнулся, а в его взгляде было столько тепла и нежности, сколько я никогда в своей жизни не видела. Только очень-очень давно. От мамы.

— Думаю, на сегодня с нас хватит тренировки, — выдохнул он.

— Как скажете, капитан.

— А на следующую я приглашу Бейли, — продолжил он, совершенно не желая убирать свои ладони, расположившиеся на моих бедрах. Да и расстояние между нами не увеличилось ни на сантиметр.

— Разумно, — поддержала я.

— И я буду держать себя в руках, — заявил капитан. И говорил он это так, будто сам себя уговаривал. Я его поддержала и бесстыдно солгала:

— У вас получится. Я в вас верю.

Он смотрел на меня со смесью насмешки и желания, а потом выругался и снова поцеловал. А я его, ведь в последний раз же. Нужно попрощаться хорошенько.

Китан нехотя позволил мне стать на ватные ноги и отступил. Холодно.

Уже у двери, он прокашлялся и обернулся.

— Кстати, курсант Круз, в ваш штрихкод забит доступ к одной из капитанских комнат. И я, кажется, забыл его снять.

— Это непростительно, капитан Мур, — заявила я, не в силах сдержать улыбку.

— Вот и я так думаю. Как будет время, зайдите. Исправим эту досадную оплошность.

* * *

Капитан Мур честно пытался сдержать слово, хоть дело было гиблое. Первые три дня моей третьей недели в секте он вел себя, как настоящий профессионал. При остальных никак не выделял, на дополнительные тренировки звал Бейли или Сандру, которые выступали в роли судей в наших спаррингах. Да и сами спарринги были весьма увлекательными. Мур показывал класс, учил всяким хитростям и фокусам, которых я как-то совсем не заметила на общих занятиях.

Наверное, у него тоже было что-то вроде личного лимита. Только у меня три секунды, а у него целых три дня. Но я-то знаю, что правила созданы для того, чтобы их нарушать. Вот и на четвертый день Мур начал потихонечку сдавать позиции. То тайком горячий взгляд бросит, то ухмылочку хитрющую. В обед сверлил неприветливым взглядом Айдана, который закинул свою руку мне на плечо. А во время вечерних танцев самым первым вызвался вальсировать со мной. В его взгляде было столько решимости, что я даже испугалась. Мне казалось, все давно все просекли. Особенно Кендис, которая пасла Мура каждую минуту. Но Китан был на удивление молчалив. Он просто танцевал. Не приближался, не позволял себе лишнего. Уверенно вел в танце и беспрерывно смотрел в глаза. В какой-то момент я не выдержала.

— Я тут подумала, — шепнула я.

Мур заметно оживился и вздернул бровь.

— А ведь в той игре вы мне поддались, капитан, — я прищурилась, сканируя его взглядом. А потом задумалась, что эту мимику я переняла от него. Вот она! Обретенная с навыками крутость. Глядишь, скоро совсем как Мур стану.

— Клевета! Зачем мне это? — притворно возмущенно фыркнул капитан.

— Чтобы продлить мои занятия, конечно, — продолжила я. — А занятия у нас, к слову, очень даже интересные.

Мур бросил на меня укоризненный взгляд.

— Что? Я разве неправа?

Он молча продолжил свое дело, а когда танец закончился, слегка поклонился и отступил.

— Танго! — объявила Хелен.

Мы промучались до самого ужина, и лишь под конец мне удалось кое-как повторить элементарные па. Мур терпеливо помогал и объяснял, но рук не распускал. Смены партнеров в этот раз не было.

А потом был ужин, на который капитан и вовсе не явился. Зато после трапезы мы нашли его в холле у барной стойки.

— Пьете, капитан? — шепнула я, пока никто не видел.

— Пью, — согласился он.

— С горя? — с надеждой спросила я.

Тот хмыкнул, осушил бокал и обернулся.

— Покер? — предложил он.

— Э, нет! — протянула я. — С вами в покер вообще не выгодно играть.

— Это еще почему? В прошлый раз у тебя неплохая прибыль была.

Я задумалась. А ведь если он действительно умышленно проиграл, то перед этим специально предложил поставить на все, что у меня есть. То есть, фактически, он удвоил мой выигрыш. Просто так.

В этот момент, глядя на улыбающееся капитанское лицо, мне захотелось его поцеловать. А потом я вспомнила, что мы совсем не одни, и это было так досадно.

— А потому что, — продолжила я мысль, — если проиграю, придется танцевать стриптиз. А если выиграю, не удержусь и все деньги засуну вам в трусы.

Он засмеялся, но, заметив заинтересованные взгляды других курсанток, быстро посерьезнел. Правда, взгляд его остался теплым и игривым. Он вообще казался невероятно… домашним. Странное слово, которое я давно не знала, но почему-то именно к Китану хотелось его применить. И это меня пугало.

Убедившись, что нас никто не слушает, Муркэп прошептал:

— Никто не увидит стриптиз в твоем исполнении.

— Никто? — мои брови поползли на лоб. — Вы меня расстраиваете, капитан.

— Бри, — выдохнул тот. — В твоих интересах не дразнить меня.

— Я помню, — кивнула. — Благоразумие и все такое… Знаете, как я попала сюда? Любопытство. Это у меня врожденное. Из-за него я всегда попадаю в неприятности. Вот и сейчас. Ничего не могу с собой поделать.

Мур сжал губы и сощурился.

— Очень уж мне интересно, когда вы сорветесь, капитан.

И премиленько ему улыбнувшись, пошла к бильярдному столу. В общем-то… да! В бильярд я тоже играть умела. Особенно красиво у меня получалось нагибаться, прицеливаясь к шарам. Интересно, Китан будет следить за игрой?

— Мальчики, кто составит мне компанию? — позвала я.

Айдан тут же вызвался добровольцем.

— На деньги играешь? — сразу уточнила я. И даже пошла на опережение. — На раздевание не принимаю.

Парень сразу скуксился, но все равно играть согласился. А когда я разбила треугольник шаров и услышала, как позади со звоном на стол опустился бокал, убедилась, что таки да. Мур будет наблюдать за игрой.

— Я забила, — произнесла довольная я и встала с другой стороны бильярда возле Айдана. Мур оказался напротив, медленно потягивая свой виски. Приметив удачный удар, провела ладонью по кию и соблазнительно изогнулась. А когда ударила, подняла победный взгляд на капитана.

Он смотрел на меня исподлобья с голодом и похотью, и я подумала, что, пожалуй, перестаралась. Даже жалко мужчину стало. Сама беспощадно издеваюсь, а вот если бы он начал активно меня соблазнять, даже сложно представить, как бы я озверела.

Легко обыграв Айдана, попрощалась со всеми и решила принять ледяной душ, чтобы остыть. Зашла в комнату, схватила банные принадлежности и сменную одежду. На пороге выросла Кендис. Встав напротив нее, я предупреждающе зашипела:

— Дай пройти.

— Думаешь, если переспишь с ним, то тебя возьмут в отряд? — спросила она.

Я закатила глаза. Ну, этого разговора было не избежать.

— В команду попадут сильнейшие, — процедила блондинистая стерва. — А ты самая слабая из нас. И знаешь, если вдруг тебе понадобится помощь во время финального испытания, я буду последней, кто подаст тебе руку.

Она прошла мимо, толкнув меня плечом. А мне даже не хотелось ей отвечать. И что я скажу? «Нет, Кендис, что ты! Я даже и не думаю о том, что у капитана Мура в трусах». Это будет наглой ложью, потому что именно об этом мои мысли последние четыре дня. А отрицать тот факт, что я самая слабая по всем пунктам, бесполезно. Я, конечно, оптимистка, но все же больше реалистка. И если реально смотреть на вещи, то на финальном испытании я сдам позиции первая. А если Сандра не пошутила тогда, и это действительно игра на выбывание?

Приняв душ, я поняла, что настроение окончательно скатилось к нулю.

А когда вышла в коридор, наткнулась на Айдана. Он меня поджидал прямо у двери.

— Ум-м-м, ты так вкусно пахнешь, — протянул он.

Я бросила на него недовольный взгляд, покачала головой и молча направилась спать. Но парень намеков в упор видеть не хотел.

Догнав, он встал передо мной стеной, заставляя остановиться и посмотреть ему в глаза.

— И долго ты будешь убегать от меня? — спросил он.

— А может быть, ты просто смиришься с мыслью, что мне не интересно?

Быть милой сейчас вовсе не хотелось. Айдан сжал зубы и потянулся ко мне рукой. Я не понимала, зачем позволяю ему проявлять эти жесты — гладить по щеке, заправлять волосы за ухо. Я также не понимала, чего он добивается? А еще я недоумевала, почему, когда меня трогает кто-то, кто вовсе не Китан Мур, меня это дико раздражает? Айдан ведь тоже мужчина. Тоже симпатичный. И пахнет приятно. И смотрит с интересом. А вот когда трогает, хочется боднуть в нос. Как, впрочем, было всегда и со всеми. До встречи с наглым противным капитаном.

Пока я обдумывала все это, Айдан решил, что для него загорелся зеленый свет, и прижался ко мне своими губами. Я замычала, оперлась ладонями в его грудь, и в ту же секунду он от меня отлетел. Буквально отлетел. И, насколько мне известно, такими необыкновенными способностями Айдан не обладал. Очевидно, ему помогли.

— Ты что, совсем охренел? — прозвучал грозный рык капитана Мура. Он тенью надвигался на Айдана, и мне стало страшно за сохранность парня.

— Капитан Мур, — проблеяла я. — Не бейте его. Ничего такого не случилось.

Последнее слово я почти прошептала, потому что Мур обернулся и бросил такой взгляд, что теперь за сохранность стоило переживать мне.

— Ничего такого? — обманчиво спокойно повторил капитан.

Я медленно покачала головой.

— За мной, курсанты, — грозно ответил тот. — Живо.

Мы с Айданом обменялись настороженными взглядами и направились следом за почти бегущим капитаном Муром.

Он с грохотом открыл дверь в учебный класс и встал у стены.

— Ты, — тыкнул он пальцем в Айдана. — Иди сюда.

Должна отдать парню должное, он не испугался, а с гордо поднятой головой пошел принимать свое наказание. Уважаю.

— Читай! — приказал Мур, указывая на информационный стенд.

— Устав секретного отряда специального назначения и правила поведения курсантов, — огласил Айдан.

— Пункт сорок восьмой, — подогнал кэп и посмотрел мне в глаза.

— Взаимоотношения курсантов должны быть исключительно служебными и построены на уважении друг к другу, — громко и четко зачитал Айдан. — Любые проявления чувств или непрофессиональные взаимоотношения между курсантами или курсантами и инструкторами запрещены и караются руководством организации. Меру наказания для нарушителей и ответственность за ее исполнение принимает командующий отрядом или вышестоящее руководство.

Айдан все читал, а Мур неотрывно смотрел мне в глаза. Будто испытывал или даже пытался запугнуть.

— Высшей мерой наказания является… — Айдан запнулся, и тогда Мур процитировал:

— Устранение нарушителей.

— Как устранение? — недоверчиво переспросил курсант.

Я, не прерывая зрительного контакта с Муром, озвучила его подозрения:

— Устранение, это не то, которое отстранение, Айдан. А то, которое ликвидация.

Мне хотелось, чтобы Мур знал, что я понимаю всю сложность нашего положения. Но также я хотела показать ему, что не боюсь. Это вовсе не значит, что я сейчас побегу в его объятия, повалю на стол и займусь нарушением сорок восьмого пункта свода правил. Но я ведь Брианна Круз. И если чего-то хочу, то вообще плевать мне на правила.

Вопрос лишь в том, как сильно я хочу Китана Мура? И готов ли рискнуть капитан всем, что имеет, ради меня?

— Еще раз увижу тебя рядом с ней на неподобающе близком расстоянии, отправлю обратно к Томлисону, — строго заявил Мур, буровя Айдана непреклонным взглядом.

Тот тяжело выдохнул сквозь ноздри, сжал челюсти и коротко кивнул.

— Я вас понял, капитан Мур.

— Свободен, — процедил кэп.

Айдан прошмыгнул мимо меня, ну и я потихонечку попятилась к двери. С каждым моим шагом глаза Китана сужались все больше. В какой-то момент мне показалось, что он вовсе их закроет. Но вместо этого он с рыком дернулся в мою сторону и захлопнул дверь прямо перед носом. А потом прижал меня к ней и поставил руки по обе стороны от моей головы.

— Так что, ничего страшного не произошло, Брианна? — зловеще зашептал он.

Я не знала, что ему на это ответить. Понимала, почему он злился и рычал на меня. И вместо того чтобы разозлиться в ответ, мне хотелось прижаться к нему и успокоить. Заверить, что для меня это ничего не значит, что Айдан мне абсолютно безразличен. И только он единственный способен вызывать мурашки по коже одним лишь взглядом. Как сейчас.

Но все это осталось во мне, на Мура я могла только смотреть, затаив дыхание.

— Ты хотела знать, как скоро я сорвусь, — прошептал он, приближаясь еще ближе. — У тебя есть пять секунд на то, чтобы свалить.

Он резко отступил на шаг, ожидая решения. Китан как бы давал мне выбор — остаться или уйти. Но по правде, это была всего лишь иллюзия. Он же прекрасно понимал, что бороться с силой притяжения между нами нереально. Я осталась стоять на месте. А когда пять секунд прошли, он стремительно приблизился и впился в мои губы жадным поцелуем. Я глухо застонала, сгорая от наслаждения и осознания того, как же сильно мне этого не хватало. Как безумно хотелось ощутить вкус его губ эти долгие четыре дня.

Мур на секунду отстранился, чтобы поднять меня выше, а затем прижался своим бедрами между моих широко разведенных ног.

Я старалась не шуметь, но до безумия хотелось снова и снова стонать от переизбытка чувств, которые возникали от каждого его прикосновения. Сквозь тонкую ткань пижамных шорт его выдающееся желание ощущалось слишком хорошо. А когда его свободная рука поползла под мою майку, и горячие пальцы коснулись возбужденной груди, я не выдержалась и потянулась к пряжке его ремня. Мне нужно было снять это дикое напряжение. Я хотела большего и просила его об этом, целуя так неистово, как только могла.

— Ты пожалеешь об этом, — задыхаясь, пригрозил он.

— Я никогда ни о чем не жалею, — ответила я, ослабляя ремень на его штанах. — Учусь на ошибках, но только не жалею.

Он сильнее сжал грудь, от чего я закусила губу и больше прогнула спину навстречу его ласкам.

— Тогда я стану твоей ошибкой, — настаивал капитан. — Останови меня.

— Сам остановись, — парировала я. — Ты здесь командир. Ты старше и умнее. И наверняка опытнее.

С каждым моим словом его движения становились все медленнее. Пока он вовсе не застыл. В его глазах промелькнула обреченность. Мне это не понравилось.

— Ты права, — на выдохе произнес он. — Я должен.

Он слишком резко отпустил меня, и, если бы не опора со спины, я бы точно упала.

— Я…

Капитан смотрел на меня, пытаясь подобрать слова, но в данный момент я ничего не хотела слушать.

— Китан…

— Нет, Бри, — оборвал он. — Я не могу так поступить с тобой.

Я нервно хмыкнула. Меньше всего на свете мне сейчас хотелось, чтобы он ушел. Но именно это Мур и сделал. Молча подошел к двери и, не глядя на меня, дернул за ручку. Я сверлила взглядом его профиль, но, когда он так и не повернулся, мне пришлось отойти.

— Возвращайтесь в комнату, курсант Круз, — донесся его ледяной голос.

И действительно стало холодно. А я ведь в самом деле не хотела, чтобы он уходил. Сама все испортила. От досады хотелось взвыть.

Глава 12

Пятница. На утренней тренировке я была злее обычного. Айдан ко мне не подходил, как и было обещано. Внимания тоже не обращал, что пошло очень даже ему на пользу.

А вот игнор Мура как раз меня и злил. Похоже, то, что вчера ему стукнуло в голову, сегодня там же и осталось. И опять мы играем в игру «Как не сорваться и не прилипнуть друг к другу».

Я все понимала, правда. Но я же Брианна Круз и когда хочу чего-то… И да, я хочу наглого капитана. Вот смотрю на эту гору мышц, на отточенные движения хищника, на грозное выражения лица и понимаю, что хочу. А он даже не смотрит в мою сторону.

Как же я злилась. Конечно, на себя. За слабость. За глупую привязанность, которая возникла будто бы в одно мгновение. Еще на прошлой неделе у меня не было такой невыносимой потребности смотреть на этого мужчину каждую секунду, касаться и просто быть рядом. Я ждала его взгляда, как преданная собачка, и это так дико бесило.

— Курсант Круз, — холодно произнес Мур.

Он закончил колотить Мака в показательном бою и теперь звал меня.

— Курсант Сойер, — добавил он, когда я уже предвкушала игривый спарринг. — Сегодня вы в паре.

Я насупилась. То есть даже не прикасаться к Брианне? Ну, это уже слишком.

«Давай, Мур. Беси меня еще больше. Увидишь, чем это закончится».

Мы с рыжей вышли на маты, надели защитные перчатки, шлемы и приготовились к бою.

— Отрабатываем удары, — заявил Мур, став позади меня. — Наташа атакует, Брианна блокирует.

Таша била метко, но слабо. А еще она была очень быстрой, потому я три раза пропустила хук и апперкоты. Когда мы поменялись ролями, я не смогла нанести ни малейшего урона, она отражала каждый мой нечеткий и недостаточно быстрый удар. Нервные вскрики Мура ничуть не помогали. Таша вконец обнаглела и, в очередной раз отбив атаку, ударила меня в плечо так, что я чуть позорно не упала.

— Достаточно, — объявил Мур. — Круз, где ты витаешь?

Сняв всю защиту, я отбросила ее в ящик к остальному обмундированию и люто посмотрела на кэпа.

«Это все ты виноват», — говорили мои глаза. И мне было совершенно плевать, как это смотрится со стороны. Остальные курсанты уже давно привыкли к нашим с кэпом гляделкам.

Он прищурился и сложил руки на груди.

— Если так пойдет и дальше, ты не пройдешь испытание, — угрюмо заявил он.

— Отлично! — нервно закричала. — Я этого и добиваюсь.

Наконец я увидела хоть малейшие проблески эмоций на бесстрастном лице. Мур какое-то время буравил меня злым взглядом, а потом как закричит:

— Тридцать отжиманий, курсант Круз. Живо. И пока будешь качать мышцы, хорошенько подумай над своими словами. А если вдруг твое мнение не изменится, то наверняка еще больше физических нагрузок помогут мыслительному процессу.

Процедив под нос ругательства, я принялась выполнять приказ. Ох, и зла же я!

После обеда Сандра всех осчастливила, что вместо привычных танцев нас ждет экскурсия на верхнем уровне здания. Она заверяла, что всем полезно будет снять напряжение. Итак, засунув свою злость подальше, я предвкушала выход «в свет».

Нас собрали в холле, снова показали фокус в виде разъезжающейся стены, и мы попали в белый коридор. А затем зашли в огромный лифт и начали подниматься на верхний этаж. Наши надзиратели пошли с нами.

— А этажом ниже действительно лабогатогия сумасшедшего ученого? — поинтересовалась Виктория.

— Я могу ответить правду, — заявил Чейз и приветливо улыбнулся, — но затем мне придется вас всех убить.

Санни пихнула его в плечо и приоткрыла завесу тайны:

— Каждый из этажей предназначен для разных организаций, групп и подгрупп. Что там и зачем, вам знать вовсе не обязательно.

Когда дверцы лифта перед нами распахнулись, я невольно охнула. В последний раз, когда была здесь, огромный куполообразный зал со стеклянной крышей был пуст. Сейчас он напоминал непроходимые джунгли.

— А! Что я вам говорила! — заявила Сандра. — На прошлой неделе завезли экспериментальные семена, и вот что получилось.

Реакция остальных была такой же. Так все и вышли из лифта с распахнутыми ртами и округленными глазами, рассматривая буйство зелени. Я ступила на землю, на месте которой еще недавно была ровная плитка. А куда же помещаются корни?

— Ничего не трогать, — строго заявил Мур. — Некоторые растения могут быть ядовитыми или вызывать аллергию.

— Для этого я приготовил защитный спрей, — предупредил Бейли.

И, собрав нас в кучку, обильно побрызгал мерзким по запаху защитным средством.

— Если чью-то голову посетит гениальная мысль сбежать, — предупреждающе прорычал Мур и, сделав паузу, посмотрел на меня, а я в ответ закатила глаза, — я лично позабочусь о том, чтобы убегать было нечем. Ноги откручу.

Ух, какие мы нервные.

— Идемте! — оживленно позвала Сандра. — Я проведу экскурсию. Не отставать!

Когда только она успела здесь все изучить? Я не замечала, чтобы кто-то из старших покидал наше логово. Они все время были при деле. Утром в спортзале разбивали нас на группы для разных занятий. Например, сегодня после спарринга с Муром мы метали ножи с Бейли. А еще вскоре нас ждет стрельба в тире с Сандрой. Это мне было интересно больше всего. После обеда мы учились с Чейзом или танцевали. А после ужина воспитатели были в холле и вели себя так, словно они одни из нас. Кроме Мура. Он часто уходил к себе, а если и оставался, то торчал у бара и надзирал.

Мне стало интересно, как много свободы у служащих отряда? Или они так же, как и мы, пленники подземной секты?

— Это раффлезия, — с восторгом объявила офицер Картер, остановившись у огромного цветка среди зарослей папоротников и пальм.

Цветок был диковинным и впечатлял своими размерами.

— Раффлезия, — начала пояснять Сандра, — представляет собой мясистый шар, цветом и запахом очень напоминающий гниющее мясо, и именно этим он привлекает насекомых, которыми питается. Он распускается всего несколько дней, а затем гниет. Представьте себе, что перед вами единственный в мире экземпляр этого редкого растения.

Она действительно была в полном восторге, рассказывая нам все это. Большинство курсантов ее радости не разделяли, ибо запашок у цветочка был еще тот. Сморщив носы, мы поспешили пойти дальше.

Спустя десять минут я поняла, что здесь собраны редкие вымирающие или уже вымершие виды тропических растений, которые вырастили непонятным способом в экстремальные сроки. Только вот зачем этому миру вонючие гниющие цветы или выделяющие феромоны, от которых бесятся самки летучих мышей?

Я скучающе осматривалась по сторонам, время от времени оборачиваясь, чтобы взглянуть на идущего позади Мура. И поймала себя на мысли, что именно его нулевая реакция меня так распаляет. Вот бегал бы он за мной хвостиком, как Айдан, я бы и не обращала никакого внимания. Наверное. Хотя не факт. Все же Китан не Айдан. По крайней мере, я была бы спокойней. А сейчас точно как самка летучей мыши. А может быть, все дело в феромонах? Надышалась Муром и теперь схожу с ума.

Мое внимание привлек блеск в зарослях. Профессиональная привычка — присматриваться ко всему блестящему. И, конечно, я вовсе не собиралась делиться добычей с остальными. Сделав вид, что внимательно рассматриваю очередную пальму, отстала от группы. Правда, Мур меня засек и молча остался стоять рядом. А я вот как-то и не стеснялась его вовсе.

Переступила через папоротник и склонилась над этим блестящим нечто.

— Круз, вернись обратно, — недовольно буркнул тот.

— Отстать, Мур, — пробубнила себе под нос, разглядывая неимоверной красоты кристалл. Он рос прямо из земли и был в форме крохотной пирамидки. Кристалл, с множеством граней и переливов на свету, напоминал бриллиант, но в тени отдавал изумрудным светом с мириадами блесток. Невероятно!

— Это аурий, — прокомментировал капитан за моей спиной. — искусственный кристалл.

— Он что-то стоит? — тут же поинтересовалась я.

Китан хмыкнул.

— Стоит. Но ты ведь не думаешь, что я позволю тебе его взять?

Я медленно выпрямилась, обернулась к Муркэпу и прищурилась в его манере.

— А вы, может, и не узнаете, — с вызовом спросила я, а сама стукнула ботинком по горке, чтобы отбить кусочек.

Мур заметил и зло посмотрел на меня исподлобья.

— Иди сюда сейчас же, — скомандовал он.

Нас разделял лишь куст папоротника.

— А что вам мешает подойти и забрать меня? — подразнила я.

— Если я сделаю это, то выведу тебя за ухо, — процедил кэп.

Мы продолжили играть в гляделки, пока я не добилась своего и не подковырнула кусочек кристалла. Когда он упал мне за язык ботинка, я довольно улыбнулась и в примирительном жесте подняла руки.

— Ладно-ладно, капитан. Вы победили. Не надо трепать мои ушки.

Я вышла на тропу и уже собралась прошмыгнуть мимо подозрительного надзирателя, как он остановил меня, схватив за руку.

А затем посмотрел со снисходительной улыбкой и насмешливым взглядом. Опыт подсказывал, что ничего хорошего это означать не могло.

— Что? — невинно похлопала глазками.

Китан тяжело вздохнул и опустился на корточки передо мной. Я тоже вздохнула, понимая, что меня раскусили. Муркэп достал кристалл из ботинка и поднялся, демонстрируя мою, между прочим, добычу.

— О! — удивилась я. — И как оно здесь оказалось?

Китан улыбнулся уголком губ, но затем вмиг посерьезнел и кивнул в сторону остальных.

— Иди, пока уши целы.

Обиженно надув губы, я поплелась следом за группой. Несправедливо-то как!

Оставшееся время экскурсии настроение было паршивым. И только под конец я повеселела, когда возле Кендис упал кокос, отчего блондинка испуганно взвизгнула, отскочила, оступилась и свалилась прямо на огромный вонючий цветок. Растение ей чудом удалось не сломать, а вот запашок на ней остался тот еще.

Когда мы возвращались обратно, спускаясь на лифте, Таша начала чихать. Много, часто, заразительно. К моменту, как мы попали в логово, чихали все.

— Аллергия, — оповестил Бейли. — Все в медпункт.

Там нас опылили спреем, каждому выдали таблетку и отправили принимать душ. А после мы еще пару часов просидели в учебном классе, развивая ораторское искусство. Я опять едва не заснула. И не только я. Оказалось, что в сон тянуло всех, и это тоже было результатом сегодняшней прогулки. Поэтому вечером в холле остались самые стойкие — Бейли, Чейз, Мак, Виктория, Лина и я.

Виктория зевала больше всех, но Бейли разрешил им с Линой досмотреть сопливый фильм, и они очень переживали, воссоединятся ли влюбленные после многолетней разлуки. Не воссоединились, что сильно расстроило девушек. Лина даже разрыдалась.

— Это так печальненько, — взвыла она. — Такая трогательная история любви. Я же теперь не засну.

Я закатила глаза и снова ударила по шарам. Мы играли с офицером Бейли на деньги. В последний раз, судя по всему, ибо играл он хорошо, а я, соответственно, проигрывала.

— Ну в конце концов, — озвучил он свои мысли, — должен же я отбить три динара, которые ты смухлевала у меня в покере?

— Я играла честно! — возразила я.

— Угу, конечно. Мур тоже так всегда говорит.

Мур вышел из коридора, будто по сигналу.

— Бейли, — недовольно буркнул он. — Ты же собирался уложить деток пораньше.

Бейли хмыкнул и ударил по шару, окончательно выигрывая партию.

Я поморщилась.

— А вот теперь отбой, — громко произнес лысый офицер. Курсанты попрощались и разошлись. Я задержалась, складывая шары на место. Это забота проигравших. Но если честно, мне хотелось остаться с Муром наедине.

Так и вышло. Бейли тихо удалился, а когда я обернулась, капитан опять пил.

— Я вот тут подумала, — произнесла я.

— Каждый раз, когда ты начинаешь с этой фразы, я слышу какую-нибудь глупость, — заворчал Китан.

— А ведь вы такими темпами и алкоголиком стать можете, — игнорируя кэпа, продолжила я.

Тот закатил глаза и снова сделал глоток.

— Кого это волнует?

— Риторический вопрос, или вам назвать конкретные имена, капитан?

— Слушай, — он сцепил зубы, но все же не сдержался, — язва! Иди-ка ты уже спать.

Я зло сощурилась и решила сделать ему какую-то шкоду. Выхватила бокал и вылила виски в стоящий рядом вазон с фикусом. От пьяного фикуса опасности немного.

Мур медленно встал, навис надо мной горой, а я ни на миллиметр не сдвинулась с места. Сложила руки на груди и довольно улыбнулась.

«Ну, давай! Сделай что-то!».

— Вредная зараза, — процедил Китан.

— Алкоголик, — не растерялась я.

Мужчина улыбнулся. Нехорошо так, зловеще.

— Ты у меня договоришься.

— Угрозы… Угрозы…, — беззаботно пропела я.

Он поднял руку, поднес ее к моему лицу, но в последний момент остановился и до хруста сжал кулак. Моему разочарованию не было предела.

— Иди спать, Брианна, — строго произнес Мур.

Нет, теперь еще хуже.

— Ты об этом пожалеешь, — закивала я головой.

— Главное, чтобы ты не пожалела, — совершенно серьезно произнес он и мягко подтолкнул меня в сторону коридоров.

— Иди-иди.

Я ушла не оборачиваясь, дико злясь. На этот раз на него. Тоже мне, доблестный рыцарь. Не нужно меня защищать, я сама на это способна. А решать, о чем я могу пожалеть, вообще гиблое дело.

Зайдя в комнату, застала ораву храпящих куриц, которым сейчас больше бы подошло сравнение с хрюшами, и смачно выругалась. Как теперь заснуть? Сняла одежду, сбросила все кучей на прикроватную тумбу и улеглась на подушку. Мое внимание привлекло нечто блестящее, выглядывающее из горы шмоток. Пошарила рукой и достала из кармана осколок кристалла. Того, что Мур вытащил из моего ботинка. С одним маленьким отличием. У этого имелась дырочка, сквозь которую был просунут длинный кожаный шнурок.

Я повертела вещицу и невольно улыбнулась. Итак, мне впервые в жизни подсунули подарочек!

Это было странное ощущение. Обычно, когда у меня появлялась имеющая цену вещь, я тут же обменивала ее на наличку, еду или вещи. Сейчас же все это мне было не нужно, и я подумала, что могу оставить кристалл себе. Нет, даже не так. Я хотела его оставить. Сохранить при себе, сберечь при любых обстоятельствах. Не знаю зачем. Может быть, дело в сопливом фильме, который мне мельком пришлось смотреть. А теперь меня потянуло на сентиментальности. Но все же, это маленькая вещица заставляла меня чувствовать себя стоящей чего-то. А еще мне жутко захотелось надеть подарок и посмотреть на себя в зеркало. Окинув взглядом сонное царство, вылезла обратно из постели и в одной пижаме, которой мне служили шорты и майка, на цыпочках прошмыгнула в коридор. А там, еще немного — и ванная.

Надела шнурок с кристаллом и посмотрела на свое отражение. Потрясающе! Завораживающая, пленительная, чарующая красота. Перевела взгляд ниже на кристалл — тоже ничего.

Шнурок был длинным, и я запросто могла носить украшение на тренировки, пряча его под майку. У меня было собственное сокровище.

Как всегда бывает, мою голову нежданно-негаданно посетила глупейшая отчаянная мысль. А почему бы не пойти к капитану и не сказать «спасибо» лично? Ох, и влетит мне, если кто застукает. Значит, нужно попросить Мура стереть все записи.

Сердце колотилось в безумном ритме. Не от страха, а от предвкушения. Я была уверена, что он не сможет устоять. Пусть попробует, конечно, но честной игры от меня в таком состоянии не стоит ждать.

Подходя к командирской комнате, я думала, как бы попасть внутрь, не издав при этом много шума. Но Мур в очередной раз меня удивил. Он открыл дверь прямо перед моим носом и резво втянул внутрь. Правда, как только я оказалась внутри, сразу зашипел:

— Я тебе сказал идти спать.

— А я взяла и не послушалась, — не менее грозно зашипела я.

— Бри, — вздохнул Мур. — Пожалуйста.

Это слово ему давалось особо трудно.

— Просто уйди.

Мы опять зависли, пялясь друг на друга. Я была настроена решительно, Мур это понимал, но принимать не собирался. И в конце концов, эту игру я выиграла, когда он прервал зрительный контакт, заметив шнурок на моей шее, а затем еще и проследил взглядом до места, где тот скрывался в вырезе майки. Сглотнул, снова посмотрел мне в глаза, но тут же вернул взгляд обратно.

— Ты бы все-таки шла спать, — уже не так уверенно прошептал он, запинаясь на каждом слове.

Понял, наконец, чем мы тут совсем скоро будем заниматься. Я от предвкушения прямо засветилась.

— Ага. Уже! В ушах не свистит? — поинтересовалась я.

Он медленно закачал головой, не отрывая глаз от моих грудей, а затем все-таки заставил себя посмотреть мне в глаза и нахмурился.

— Что? — потерянно спросил капитан.

Я широко заулыбалась, покачала головой и случайно наткнулась взглядом на его рабочий стол, где стояли несколько мониторов. На них были видны женская комната, ванная и коридор. Улыбка вмиг погасла, стоило представить, что Мур подглядывает за курсантками во время банных процедур. Нет, мне буквально захотелось врезать по наглой капитанской роже.

Китан, почувствовав неладное, закрыл собой мониторы и отступил от меня на шаг. А когда я сжала кулаки и зло зыркнула на него, мило так оскалился. Как есть хитрая котяра.

— И как? — процедила я.

— Нормально, — ответил тот.

Я сцепила зубы, жутко злясь. А затем и вовсе обиделась. Даже уйти захотелось. Решила проверить, пойдет ли он за мной, попытается ли остановить и все объяснить? Если да, может быть, прощу и поверю. Хотя лучше сразу по морде врезать. Для профилактики.

Развернулась. Встала у двери — не догоняет, гад. Послышался его обреченный вздох.

— Иди-иди, — поторопил он.

Нет, ну нормально?! Сначала он меня в этой же комнате соблазнил, потом беспардонно выгнал. А после еще поцелуи были, намеки недвусмысленные, гляделки и даже подарок. Защищать меня от всего мира выдумал, а теперь просто «иди-иди»? Нет, поздно. Куда мне идти? Я уже его своим считаю. У меня мало чего в жизни было, но когда оно уже мое, то я его не отпускаю. Правило Брианны Круз. Только что придумала.

А он? На девиц других смотрит. Так! Первое — камеру в ванной комнате найти, уничтожить. Второе — по наглому капитанскому носу щелкнуть. Третье — себя самой красивой и непревзойденной показать, слюновыделяющий рефлекс вызвать. С конкуренцией я знакома давно, так что не боюсь ее ни капельки.

Медленно обернулась, увидела грустную мину капитана. Внутренне позлорадствовала.

— Капитан Мур, — пропела я.

Китан напрягся. Хорошо уже меня знает.

— Я нашла кое-что среди своих вещей, — честно призналась. — И подозреваю, что это подарок.

— Хм, — напрягся еще больше. — Не пойму, причем здесь я. Понравилось?

Закусила губу, чтобы не засмеяться. Он казался таким смущенным и от этого еще более милым. Я даже успела сделать вывод, что, несмотря на всю его сексуальность, этот мужчина не сильно опытен в делах любовных. По крайней мере, дарить подарки он не привык. Но это вовсе не отменяет его «наказание».

— Не знаю, — неопределенно ответила. — Но я вам покажу.

И пока во мне еще кипел адреналин, а жажда мести затмевала доводы рассудка, я взяла и стянула с себя майку. А затем опустила к ногам шорты и грациозно переступила.

— Ну как? — спросила я, демонстрируя подарок в виде себя самой. — Нравится?

Мгновение ничего не происходило. Китан застыл, как статуя. А затем случилось то, что бывает с котом, когда он видит маленький пушистый клубочек ниток.

Тяжело выдохнув, Мур обреченно застонал и с отчаянием произнес:

— Иди сюда.

Я и шагу не успела сделать, как он оказался около меня и впился в губы. Уже в ту секунду я была готова взорваться от переизбытка возбуждения. Но все равно было мало. Страстных поцелуев и обжигающих прикосновений не хватало. И мы оба это понимали.

— Так что, я пойду? — не удержалась от издевки, одновременно снимая его майку.

— Ага, — рвано выдохнул он. — Так я тебя и отпустил.

Китан резко поднял меня на руки и понес в сторону кровати. А затем уложил на свою постель, как хрупкое сокровище, и окинул жадным взглядом все тело.

— Назад дороги нет, — произнес он. — Ты же понимаешь это, правда?

Вместо ответа я взяла его ладонь и потянула к себе.

— Брианна Круз не оглядывается назад, ни о чем не жалеет и берет то, что хочется, — поучительно произнесла я.

Это оказалось достаточно убедительным для Мура. Он навис сверху, прижимая меня твердым телом, и начал неистово целовать. Мужские руки изучали и ласкали, еще больше распыляя. Китан сжал мою грудь, и от удовольствия я застонала, поощряя каждое его движение.

— Бездна, — прошептал он. — Ты сведешь меня с ума.

Казалось, что он держался из последних сил, а потом все же слетел с катушек. Опустившись ниже, захватил губами сосок и начал нежно ласкать. Второй рукой продолжил путешествовать по моему телу, спускаясь ниже. Я шире развела ноги, раскрываясь перед ним, и протяжно застонала, когда его пальцы коснулись моего сокровенного места.

— Кит, — на выдохе прошептала я.

Он был слишком увлечен своим занятием — целовать меня всюду, где мог. А когда его пальцы заменили губы, я начала задыхаться от наслаждения. Похоже, этой ночью мы оба сойдем с ума.

Я сжала простынь, паря на грани оргазма, но обреченно застонала, когда Мур отстранился и поднялся выше. В его глазах была неприкрытая похоть. Он освободился от пижамных штанов и, глядя прямо в глаза, неторопливо заполнил меня собой.

— О, да-а-а! — застонала я, прогибая спину в экстазе.

Волна удовольствия прошлась по всему телу, а затем снова и снова, с каждым новым толчком Китана во мне. Он был идеальным. И все, что он делал, как трогал, целовал и даже смотрел, доводило до исступления.

— Ты такая красивая, — сдавленно шептал он, не прекращая целовать мои губы, шею и груди. Движения мужчины становились все мощнее и быстрее. Я вцепилась в его плечи и задрожала, когда мощная лавина наслаждения достигла каждой клеточки тела. И хорошо, что в этот момент Мур поймал губами мой стон, иначе бы все остальные услышали, как громко я нарушаю сорок восьмой пункт свода правил секретной организации. Китан ускорил толчки и застыл, когда его настигла собственная разрядка.

Как же нам было это необходимо. Разве можно пожалеть о лучшем сексе в жизни?

Он медленно отстранился, но только для того, чтобы перекатиться на бок и еще теснее прижать меня к себе.

— Ох! Вау! — выдала я.

Кит на мгновение закрыл глаза, а когда снова посмотрел на меня, я утонула в нежности его взгляда. Чуяла моя пресловутая чуйка, что добром это не кончится. Если он и дальше будет таким идеальным, я же могу его себе навсегда оставить. Одно дело получить удовольствие, и совсем другое — втюриться по самые уши. Последним я никогда в жизни не занималась. Но то, что было у нас с Муром, обычным сексом никак не назовешь.

— Я, наверное, пойду, — тихо прошептала, избегая смотреть в его глаза. Отчего-то стало так же неловко, как в нашу первую встречу.

— Не-а, — заявил Муркэп. — Ты останешься.

Я бросила на него насмешливый взгляд.

— А что скажут остальные, тебя не волнует, да?

Мур улыбнулся так, как я любила — нагло и хитро — и погладил мою скулу костяшками пальцев. Затем очертил контур губ и нежно, томительно медленно поцеловал, растягивая удовольствие. Едва спавшее возбуждение вновь откликнулось жаром внизу живота.

— Я разбужу тебя рано утром, — прошептал он. — Поспи со мной.

Это впервые был не приказ, а просьба. Мне понравилось. И я осталась.

Глава 13

— Бри, — прозвучал мурлыкающий голос Мура над ухом.

Я поморщилась и снова провалилась в сон. Однако щекотные прикосновения не давали покоя. Попыталась отмахнуться, но моя рука оказалась зажатой.

Открыв сонные глаза, увидела ухмыляющегося Мура. Он улегся сбоку и водил кристаллом на шнурке по моей шее и груди.

— Доброе утро, — улыбнулся он.

Я впервые в жизни проснулась в компании мужчины. Не просто мужчины, а довольного, улыбающегося мне и смотрящего с нежностью.

— Да, пожалуй, действительно доброе, — согласилась я и потянулась свободной рукой к кристаллу, которым Китан водил по моей груди.

Но он не дал мне его поймать, прижав к изголовью кровати и вторую руку. А затем его губы продолжили сладкую пытку. Я чаще задышала и прикрыла глаза. Он мог зажечь меня за секунду.

— Я должен был разбудить тебя раньше, — разочарованно произнес Мур и резко отстранился. Стало холодно и неуютно. Я открыла глаза, когда почувствовала, что он встал с кровати.

— Который час? — хрипло прошептала я, наблюдая за тем, как он одевается. Движения мужчины были слишком резкими. Он нервничал.

— Четыре утра, — проинформировал кэп. — Подъем через два часа.

— Тогда зачем ты одеваешься? Я уйду, а ты поспишь.

Опустив ноги на пол, я медленно встала и прошла мимо застывшего Китана к своим разбросанным у двери вещам.

— Я тебя отнесу, — огорошил он.

Подняв вещи, я обернулась и нахмурилась.

— Отнесешь? — недоверчиво переспросила.

Тот кивнул.

— На руках?

Опять кивнул. Может быть, я чего-то не понимаю?

— А зачем это? — не унималась я.

Мур пожал плечами и натянул майку.

— Хочется, — был его ответ.

И как только я оказалась одетой, он действительно поднял меня на руки и понес по стерильному коридору. А я что? Мне приятно, между прочим. Обняв капитана, я присосалась к его шее.

— Прекрати! — грозно зашептал он.

— Вам нужно будет удалить много записей, капитан, — тоже шепотом произнесла я.

Он на секунду остановился и строго посмотрел на меня.

— Если не перестанешь так делать, мне придется стирать намного больше.

Я прикусила губу и скромно поводила пальчиком по его плечу.

— Думаю, избавляться от компромата придется довольно часто. Предположительно каждую ночь.

В его глазах вспыхнул огонь предвкушения, а я не сдержала коварную улыбку. Мур лишь покачал головой и понес свою ношу дальше. Поставив меня у входа в комнату, он не отпустил, пока не поцеловал. И все это было слишком. Будто бы я попала в сказку. Или просто Китан со мной прощался.

* * *

Второе пробуждение оказалось не столь приятным. Но мне было до жути интересно посмотреть на поведение Мура на тренировке. И он ничуть меня не разочаровал.

— Двадцать отжиманий, Круз! — взревел кэп, когда я во время спарринга с Кендис воспользовалась запрещенным приемом.

— Но я только…

— Тридцать!

— Все-все! — примирительно заворчала, опускаясь на пол. Деспот!

— Фокс, продолжишь спарринг с Анколой, — распорядился Мур и встал около меня.

— Слушаюсь, капитан, — отозвалась Лина.

Мур наблюдал за боем, изредка комментировал, но по большей части наматывал вокруг меня круги. Выполнив свое наказание, я поднялась и, тяжело дыша, уставилась на Мура исподлобья.

— И что же мне сделать, чтобы ты стала послушной? — с хитринкой во взгляде спросил он, пока никто не слышал.

— А что, ничего не действует? — с сочувствием уточнила некая непослушная курсантка.

Мур поджал губы и покачал головой.

— Я просто еще не все перепробовал.

Обожаю его двусмысленные фразы. А этот взгляд с азартным огоньком просто убивает.

— Хорошо, что остальные курсантки более способные, — съязвила я. — А то бы их тоже пришлось перевоспитывать.

Китан прищурился и сложил руки на груди.

— И откуда такие выводы? — он вздернул бровь. — Что это, пресловутая женская логика?

— Всего лишь мой личный опыт, — поправила я и, слегка склонившись к нему, прошептала: — Не бывает таких идеальных мужчин.

Мур хмыкнул, а его глаза говорили: «Ты вообще ничего не знаешь».

— Курсанты, внимание! — прозвучал голос офицера Бейли. Он явился в зал с двумя коробками в руках. Следом появилась Сандра со знакомым нам чемоданчиком.

Посмотрела на Мура, а тот одобряюще кивнул.

— Конец тренировки, — объявил командир. — Курсанты, становитесь в строй и раздевайтесь.

На этот раз молча выполнила приказ. К тому же, сегодня я задалась целью дразнить и испытывать Китана на прочность весь долгий день. На мне был короткий топ, крохотные трусики и драгоценный подарок, скрытый от посторонних глаз. Мур избегал смотреть на курсантов, но когда Бейли проходил мимо меня, раздавая защитные комбинезоны, я заметила, как сцепил челюсти командир. Мне даже показалось, что он заревновал. Хорошо бы!

Как и в прошлый раз, мы повторили процедуру герметизации и, войдя в помещение, встали у стены. Сандра поставила чемоданчик на панель и открыла его, а Мур и Чейз наблюдали за нами из-за стеклянных дверей.

И опять я не почувствовала дискомфорта. Китан осматривал всех, но на мне задержался дольше положенного. Ничего не происходило. На этот раз нас продержали в камере больше времени. Первой на недомогание пожаловалась Шайла. После нее Айдан. Все понимали, что самого слабого повезут домой. При условии, что они таки возвращают курсантов в сиротский отряд.

Я поймала настороженный взгляд Китана и подумала, что нужно попытаться выведать у него информацию. Он несколько раз намекал, что мне не стоит надеяться на возврат к Томлисону, и что я должна стремиться пройти дальше. Ну, тут уж два варианта. Либо он действительно заинтересован и сможет мне помочь, либо… А что, если он заведомо выбрал самую слабую девушку отряда, чтобы развлечься? Удобно. Испытание я завалю, и наш секрет заберу на тот свет. Самое жуткое, что в этом вопросе моя чуйка молчала. Я откровенно не верила, что Китан Мур способен на такую подлость. Но опыт подсказывал, что никогда нельзя расслабляться. В любой момент человек, которого подпустил слишком близко, может толкнуть в пропасть.

Мои раздумья прервал крик. Это была Вик. Через секунду она начала заваливаться на пол. Подоспевший на помощь офицер Бейли едва успел ее поймать. Он вынес бессознательную девушку в очистительный отсек, а офицер Картер закрыла кейс.

— На сегодня все, — отстраненно объявила она.

Все понимали, что это значило. Виктории больше с нами не будет. Жаль, она была самой смешной из всех куриц.

* * *

День тянулся непривычно медленно. Обычно мне было нудно только на уроках этикета или политологии, а в остальное время скучать не приходилось. Но сегодня я совершенно не могла сконцентрироваться на тренировке. Во время стрельбы не попала по мишеням, на обеде разлила половину тарелки супа, на физиогномике не смогла убедительно соврать и определить, что врет Лина, при том, что ей это ценное умение давалось хуже остальных. На танцах постоянно наступала партнеру на ноги, ибо им был не Мур, а капитан Чейз. А Китан танцевал с Хелен, и это меня ужасно злило. А на ужине и вовсе опрокинула на себя чашку какао, отчего пришлось срочно бежать в душ и застирывать вещи.

Поэтому на дополнительную тренировку с капитаном Муром я шла в отвратительном расположении духа. Просто препоганейшем. Пнула ногой дверь, вошла, осмотрелась, нашла нагло ухмыляющуюся капитанскую морду, прищурилась. Весело ему, значит. Утром на спарринге Кендис пощупал, днем с Хелен во время вальса позажимался, а теперь моя очередь пришла, да?

— Давайте быстрее покончим с этим, капитан Мур, и я пойду спать, — грозно заявила я, приближаясь к нему стремительным шагом.

А как только мои ноги коснулись матов, я быстро поклонилась сопернику и сразу перешла к атаке. Нечего с ним церемониться. Тем более утром он показал замечательный прием, которым я была просто обязана воспользоваться. Итак, сделав отвлекающий выпад рукой, резко подпрыгнула, собираясь лягнуть капитана по ногам. В идеале я должна была приземлиться спиной на маты, а он упасть и корчиться от боли, ибо щадить я его не собиралась. Но хитрый кэп меня опередил. Он подпрыгнул в тот момент, когда мои ботинки приблизились к его коленям, а когда я таки приземлилась спиной на маты, Мур повалился на меня, прижимая своим весом.

— Так нечестно, — обиженно изрекла я.

Кит ухмыльнулся и нагло согласился.

— Абсолютно. Но кто тебе сказал, что я буду играть честно?

И даже не дав возразить, взял и поцеловал меня. А я если и думала не отвечать ему первые три секунды, то потом вспомнила, что я вообще-то женщина, а нам свойственно менять свои решения в самый непредсказуемый момент. Ну и передумала. Целовать в ответ начала. Но когда он закончил, я все же зарядила ему пощечину.

— Всего на день выпустил тебя из своей постели, и ты одичала, — беззаботно проговорил капитан.

— Что-о-о? — возмутилась я несказанной наглости. — Это ты-то меня из своей постели выпустил? А может быть, это я тобой воспользовалась, о таком ты не подумал?

Китан прищурился и посуровел. А затем еще и плотнее вжался в меня, прямо между ног умостился. И то, что он был тверд, не оставило мое предательское тело равнодушным.

— Заметь, я ничего не говорил об использовании, — обманчиво спокойно произнес он.

— Это звучало в контексте, — настаивала я.

— Нет, не звучало, — упрямился он.

— Я тебе как не верила, так и до сих пор не верю, — выдала я и тут же пожалела. Почему стало неловко — сама не понимала. Ну, сказала правду, и что? Я всегда ее говорю прямо в глаза. А сейчас было страшно, что слова его обидят, отпугнут. Эти мысли оказались настоящим откровением для меня. Выходит, я уже боялась потерять Мура.

— Если ты считаешь, что мне от тебя нужен только секс, что я затащил тебя в постель и делаю это с остальными курсантками, — Китан сделал паузу, а я уже знала, что он скажет дальше, — то зачем же ты пришла ко мне вчера? Скажи, Брианна? Положим, ты невысокого мнения обо мне, но себя саму ты же должна ценить.

Я отвела взгляд, не смогла выдержать давления.

— Отвечай, — потребовал Мур.

Сжав челюсти, зло процедила:

— Нет.

— Что, нет? — уже веселее спросил мой мучитель.

— Нет, я не думала, что ты делаешь это со всеми. А также это «нет» на твои слова о невысоком мнении.

— И все? — уточнил кэп.

Я недовольно посмотрела на него, а тот вздернул брови, ожидая ответа.

— А что ты еще хочешь услышать? — не выдержала я.

— Что знаешь, что для меня ты особенная. Что я не стал бы подвергать тебя опасности и рисковать твоей жизнью ради секса, но, в черную дыру, просто не смог устоять вчера, потому что ты имеешь слишком много власти надо мной и делаешь меня слабым.

Сказав все это, он строго сузил глаза, видимо, ожидая, что я тут же повторю его слова. Но говорить мне совсем не хотелось. Я ответила языком тела. Точнее, просто языком — поцеловала несносного мужчину.

Ладно, несносной была я, а он был слишком хорош, от этого и бесилась.

— Только не думай, что всю тренировку мы проведем в позиции лежа, — игриво подразнил Кит и слез с меня. А затем встал и подал руку. — Давай, лентяйка. У нас много работы. Иногда движения твоих рук напоминают возню щупалец осьминога.

Я бросила на умника предупреждающий взгляд, но он возымел обратный эффект. Мур начал дразниться еще больше, даже изобразил, как я выгляжу со стороны. И делал это, пока я сама не прыснула со смеху.

— Ладно, я поняла. Научи меня, как надо.

У меня долгое время не получалось нанести ему достаточно сильный удар, но в конце концов капитан оказался лежащим на лопатках. Я радостно взвизгнула и подпрыгнула, а когда Китан скорчился и застонал, стало не до смеха.

— Да ладно, — воскликнула я, но внутренне насторожилась. — Я не куплюсь на это. Не могла же я настолько навредить тебе.

Вместо ответа раздался неразборчивый хрип, и я склонилась над Муром, чтобы проверить. А ведь действительно не стоит доверять хитрым котярам. Жалобно застонав, он в мгновение ока подгреб меня под себя и победно оскалился.

— А говорила, что не купилась!

— Ты просто балбес! — выдала я.

— Я должен был проверить, тебе будет хоть немного жалко, если мне станет плохо.

Поморщилась от его слов и закатила глаза.

— Что?! — засмеялся он. — Ты же просто используешь меня, верно? Значит, никакой жалости быть не должно. О, а еще ты совершенно мне не доверяешь.

— Ну, все, хватит! — возмутилась я и скинула с себя Китана. Но далеко он меня не отпустил, лишь позволил сесть и, обняв со спины, заставил облокотиться на его грудь.

— Я хочу тебе доверять, — спустя мгновение призналась я. — Просто…

— Ты не умеешь, я понимаю. И не тороплю.

— Хорошо.

— Но теперь-то я переживаю за свою честь, — огорошил он. Я еле сдержала смех. — Не хочу, чтобы меня кто-то использовал.

— Хорошо, Мур, — выдохнула я. — Ты победил. Конечно, я не пользуюсь тобой. И сама пришла, потому что хотела. А вот так сильно и отчаянно хочу я кого-то довольно редко, поэтому, в каком-то роде, для меня ты тоже особенный.

— В каком-то роде, — заворчал на ухо мужчина.

Я покачала головой. Что ему еще сказать? Мы мало знакомы, я с опаской отношусь к каждому проявлению заботы с его стороны, все время ожидая, чего же он попросит взамен. Они всегда что-то хотят.

— Ты для меня загадка, — неожиданно для себя самой произнесла я. И раз уж я так разболталась, то было бы неплохо выведать кое-что у Мура. — Как и все, что здесь происходит.

Я развернулась в его объятиях, и мы оказались лицом к лицу.

— Ты должен понимать, что мне…, — я запнулась и отвела взгляд. Никогда бы не подумала, что произнесу это вслух, тем более ему. Но, набравшись смелости, призналась: — …страшно. У меня десятки вопросов, знаешь ли. Для чего нас готовят? Что происходит с теми, кто не выдерживает испытания? Что лежит в кейсе? Как часто нам придется контактировать с этой вещью? Да я вообще не знаю, выживу ли на финальном испытании. Я привыкла жить сегодняшним днем, но сейчас мне как никогда страшно представить свое будущее, потому что оно не от меня зависит, а от кучки сектантов.

На последнем слове Китан улыбнулся. Я видела, что он хотел мне сказать, но сдерживался. Не могла его винить.

— Про секту ты почти угадала, — огорошил он новостью.

Увидев удивленный взгляд, Мур провел пальцем по моим губам и прошептал:

— Мне придется убить тебя, если кому-то расскажешь.

Я ухмыльнулась. Ну да, как же!

— Будь уверен, я знаю, как поступают со стукачами.

— Я не волнуюсь на этот счет, Брианна, — серьезно проговорил Кит. — Ты останешься в отряде, даже если сама не будешь этого хотеть. Хотя над последним я буду работать лично.

Невольно улыбнулась. Его уверенность впечатляла, но мне было трудно понять, откуда ей взяться, если я одна из самых слабых курсанток. Прочитав немой вопрос в моих глазах, Мур произнес:

— Ты интуит, Бри. Довольно сильный. И наверняка даже не догадываешься об этом.

Моя реакция не заставила долго ждать.

— Ты шутишь? — воскликнула я.

— Ты знаешь, что нет, — снисходительно улыбнулся Китан. — Ну же, Брианна! Подумай сама, как тебе, молодой обездоленной девушке, удалось выжить в этом жестоком мире в одиночку?

Я уставилась в никуда, прокручивая основные события своей бродячей жизни.

— Я просто… ускользала, — неуверенно ответила я. — От всех неприятностей. Мне часто везло, а еще я смышленая.

— Одно не исключает другого, — настаивал Мур. — Как только я увидел тебя, сразу почувствовал сильного интуита. По крайней мере, из курсантов ты сильнейшая. Потому и камень на тебя не действует.

— А! — воскликнула я. — Камень! Да вы проговорились, капитан Мур.

Он игриво щелкнул меня по носу и улыбнулся.

— Не проговорился, а сказал то, что ты и сама скоро узнаешь. Как только тебя утвердят в составе команды.

Я открыла рот, чтобы задать кучу вопросов, но Мур положил палец на мои губы.

— О целях и миссии пока ничего не скажу. Да, это опасно, но ты будешь выполнять легкую работу. Камень не убивает интуитов, поэтому они нам так нужны. Среди девушек есть еще одна. И один среди парней.

Я подняла брови, ожидая, что он назовет имена. Но Мур покачал головой.

— Что ты знаешь? — спросил он.

Я нервно хмыкнула.

— Интуиты… это же каста, — неуверенно ответила я. И, дождавшись кивка, продолжила вспоминать все, о чем когда-то вскользь упоминала мама: — Обособленная каста людей, которые считали, что владеют какими-то особенными знаниями.

Да, в моем голосе сочилась насмешка. Я никогда не задумывалась об этом. И вообще ненавидела делить людей по каким-либо признакам. Все это было в прошлом.

— Касты отменили, — твердо произнесла я.

Китан смотрел на меня решительно, но в то же время испытующе.

— Вся императорская семья интуиты, — выдал он. От этой новости мои брови поползли на лоб. — Этот редкий дар передается из поколения в поколение. Пятьдесят лет назад император Саттерон предвидел переворот, но так и не смог его предотвратить, потому что был еще очень молод и неопытен в ведении государственных дел. Ему и чудом удалось повлиять на решение парламента оставить его у власти хотя бы для вида. Все его семью могли уничтожить, Брианна. Ты же знаешь, народ в те годы был настроен весьма негативно по отношению к правящей семье. И лишь спустя пятьдесят лет им удалось вернуть любовь людей.

— На фоне Верховного канцлера они просто лапочки, — поддержала я. — Но я все равно против их правления. Касты, а особенно рабство, неприемлемы в цивилизованном обществе.

Кит потупил взгляд.

— Я читал о твоей родне. Родители мамы были рабами.

— Да, — тихо согласилась я. — Некоторые люди до сих пор считают это чем-то позорным. То, что среди моих родственников были невольники.

— Глупости, — шепнул Китан и положил свою ладонь на мою щеку. Я потерлась о нее и невольно улыбнулась от мысли, что сейчас напоминаю кошечку. — Ты особенная, Брианна. Намного сильнее, чем думаешь. Если тебя бросить в лабиринт, с закрытыми глазами найдешь выход. Тебе легко дается убеждение, ты можешь затеряться в толпе, если захочешь. Или наоборот, станешь великим оратором, способным вести за собой народ. Ты притягиваешь к себе тех людей, которых хочешь. Будь то богачи, безнадеги, весельчаки, отзывчивые или отчаянные. Даже я попался на твои чары.

Я застыла, узнавая себя в каждом его слове. Никому никогда не признавалась, что верила в невидимую силу, которая оберегала меня все эти годы. Я думала, что это мама присматривает за мной с того света, как мифический ангел-хранитель. А оказалось еще немыслимей. Я — интуит. И самое главное, мое чутье верило словам Мура. Не возникло никаких сомнений или противоречий.

— Ты сказал, что учуял меня, — прошептала я, начиная медленно догонять. — То есть… и ты тоже?

Китан, как и я чуть ранее, решил использовать язык тела вместо ответа. И я совершенно не могла жаловаться на это. Нежный, тягучий поцелуй словно упрашивал и одновременно обещал. Только вот что, я не могла понять. А если и понимала немного, то все еще боялась довериться. Все-таки не бывает так хорошо.

Глава 14

Мне казалось, что кто-то прочертил невидимую линию в моей жизни, разделяя ее на «до» и «после». Нет, я осталась все той же Бри, но мир вокруг так кардинально изменился. Я смотрела на него новым взглядом, словно раньше была слепа, а сейчас мне открыли глаза. И сделал это капитан Китан Мур. Мужчина, о котором я думала непозволительно часто.

Прошло ровно два месяца с того дня, как я ступила на порог секты. Как верно подметил Кит, вся эта секретная организация действительно своего рода тайное сборище касты интуитов. На дополнительных тренировках он многое рассказывал, еще больше намекал, а остальное утаивал. Но у меня ведь чуйка! И, как оказалось, я часто понимала Мура без слов. Итак, мне стало известно, что данная организация работает исключительно на благо императорской семьи, а вовсе не канцлера. Официально из нас готовили охранников под прикрытием. На это дал добро сам Верховный канцлер. Но учитывая наличие радиоактивного камня непонятного происхождения, было трудно сделать выводы насчет истинного предназначения отряда, большая часть которого — люди с развитым чутьем. Для меня стало настоящим откровением, что все интуиты, включая императорский род, происходили он одного прародителя. Так что я, выходит, дальняя родственница Императора. Предполагаю, этот дар мне достался от папочки. Кстати, кто мой отец, Мур тоже знал, но по-партизански молчал. Я не расспрашивала. Несмотря на новую информацию, желания узнать его или увидеться не прибавилось. Он окончательно погиб для меня в тот день, когда не стало мамы. Я бы запросто променяла свои способности на ее жизнь. Но прошлого не изменить, а за будущее еще поборюсь.

— Скажи мне, что я сейчас чувствую, — прошептал на ухо Китан, когда в холле остались только мы двое, да Бейли с Айданом, игравшие в бильярд. Я болела за собрата по несчастью, который, наконец, бросил попытки обменяться со мной микрофлорой и стал вести себя как нормальный человек. А еще у него были все шансы обыграть Бейли, за которым закрепилось звание чемпиона в этой игре.

Я улыбнулась, не отводя взгляда от бильярдного стола, и произнесла:

— У вас на лбу написано, капитан.

— Да что ты! — съязвил котяра.

— Угу, — протянула я. — Так и написано: «Хочу секса».

Последнее слово я произнесла в тот момент, когда Бейли ударил по шарам, но Мур услышал.

— Хм. Это неоспоримый факт, когда ты рядом. Но все же я о чувствах, а не о желаниях.

Я посмотрела на Китана и попала в плен хитрых глаз. Иногда он тренировал меня таким образом, заставляя считывать эмоциональный фон окружающих. И я всегда угадывала.

Что я чувствовала сейчас? Что-то очень сильное, мощное, сокрушающее. От его теплого взгляда хотелось кричать, бежать без оглядки или бесконечно падать в пропасть. Это нечто притягивало, словно сильнейший магнит, но в то же время дико пугало. Я даже обозначить его боялась. А ведь такое притяжение возникает между нами уже не в первый раз.

— Секс, — произнесла я, позабыв о том, что с нами еще двое. Айдан резко поднял на меня округлившиеся глаза, а я быстро отвела взгляд от ухмыляющегося Мура и невнятно пробормотала: — Кекс. Хочется чего-то сладенького.

— В тумбе есть печенье, — поддразнил Кит, все еще прожигая мой профиль.

— Угу! — протянула я.

— Угу! — вторил нахальный капитан.

Бездна! Он чувствовал, что я чувствовала то, что чувствовал он. Жизнь отстой, когда твой парень интуит.

Спустя пять минут Кит прогнал меня спать. А Айдана не отпустил. Он ему не доверял и никогда не оставлял нас наедине, что иногда меня забавляло. Но в остальное время дико злило. Я не привыкла к посягательствам на свою свободу. А капитан Мур оказался ужасным собственником. И даже если «собственность» не совсем ему принадлежала, все равно вел себя отвратительно.

Ладно, признаюсь, нам двоим было нелегко. Он должен был делать вид, что никогда в жизни не видел меня голой и понятия не имеет, какие вещи я вытворяю в его постели. А мне приходилось терпеть его мерзкий характер на тренировках, где поблажек мне не было совсем, а иногда даже наоборот — я получала больше нагрузок, больше заданий, больше наказаний.

Но потом, конечно, мстила. Каждую ночь с двух до четырех утра. Лишь единожды Мур так вымотал меня нагрузками на вечерних занятиях, что я дрыхла всю ночь, как убитая. На следующее утро капитан был особо суров, просто зверь. Оторвался на всех. А после тренировок отвел меня в укромный угол, прижал к стене и потребовал отчета. Я, будучи натурой вредной и противной, нагло солгала, что всю ночь провела в комнате парней. Но он, к сожалению, не поверил. А потом признался, что шпионил за мной при помощи камер. Зачем, спрашивается, устроил допрос?

Да, нам было трудно скрывать отношения от всех. И еще труднее — делать это качественно. Мы часто переусердствовали, потому большая часть курсантов была уверена, что Мур меня ненавидит, и при этом злорадствовала. А остальные даже жалели и смотрели так, будто я уже труп, каждый раз, когда капитан сквозь зубы произносил мое имя. Только Кендис постоянно бросала подозрительные взгляды. Мне казалось, она видит нас насквозь, я даже предположила, что она и есть второй интуит среди девушек. Что, конечно, ничуть меня не порадовало. И, естественно, каждый раз, когда она бросала колкость в мою сторону, я отвечала ей тем же. А иногда наши ссоры доходили до драки, тогда Китан особо злился. Наверное, будь я паинькой, ему бы со мной было проще. Но простая жизнь для слабаков, а Мур получил по заслугам — всю вредную, невыносимую и неукротимую меня. С потрохами.

Открыв дверь, я на цыпочках прокралась в коридор, и так же бесшумно направилась по «протоптанной тропинке». Кит всегда шел мне навстречу, но в этот раз его не было. Недолго думая, я свернула в коридор и наткнулась на стоящую у двери кэпа Сандру. Она меня ждала. Я поняла это по выражению ее лица. Оно не сулило мне ничего хорошего.

— Ой! — выдала я. — Кажется, я лунатик!

Санни скептически осмотрела меня и недовольно поджала губы.

— Не прокатит, Брианна.

А затем она кивнула в сторону комнаты Кита и произнесла:

— Входи-входи.

Я прикинула, насколько глупо будет прямо сейчас сорваться на бег, вернуться в свою комнату, накрыться одеялом с головой и притвориться спящей. А потом все отрицать, отрицать, отрицать.

Крайне глупо.

Обреченно вздохнув, поплелась на растерзание. Я не боялась, нет. Сандра не станет шантажировать нас или осуждать, ведь сама знает, как сладок запретный плод. Но давить на совесть попытается. У Китана ее нет, а вот у меня иногда просыпается. Как правило, в самые неподходящие моменты.

Мы вошли в комнату, и тут же появился Мур. Он вышел из душа в обернутом вокруг бедер полотенце. Увидев меня, мужчина улыбнулся и подмигнул.

— О, нет, — застонала Сандра.

— Да, — оборвал Мур, даже не глядя в ее сторону. Желательно, чтобы и она не смотрела на это роскошное тело. Мое. Кстати, о чем это они?

— Кит, ты должен контролировать себя, — настаивала Сандра.

— Я контролирую, — раздраженно бросил он и, не обращая никакого внимания на свою подругу, подошел вплотную и обнял меня. — А тебе пора.

— Мы же говорили об этом, и ты обещал…

— Сандра, — отрезал Мур командирским тоном. — Поверь, я себя сдерживаю. Максимально.

Я не видела ее лица, но была уверена, что оно выражает недовольство. А после послышался разочарованный вздох, невнятное бормотание и стук двери.

— Значит, она уже знает, — заключила я.

Хитрый, вкусно пахнущий котяра зарылся носом в мою шею, отчего по моей коже пробежали сотни мурашек. Это было вместо утвердительного ответа.

— И как давно?

Китан поднял меня на руки и понес в постель, хищно скалясь.

— Сразу.

— Остальные из твоих друзей тоже знают? — допытывалась я.

Бесцеремонно сбросив меня на кровать, Мур с дерзкой ухмылочкой сдернул с себя полотенце, демонстрируя все свои внушительные достоинства. Скромности среди них не было. Но кто я такая, чтобы жаловаться?

— Ладно, потом поболтаем, — заключила я и поманила красавца к себе пальчиком.

Сегодня он отличался особой игривостью. Запрыгнув на кровать, Кит схватив меня за лодыжку и притянул к себе. А когда снял майку, обнажая мои груди, расплылся в довольной лыбе.

— И что это мой котик удумал?

Мур тут же нахмурился и бросил на меня предупреждающий взгляд. Он ненавидел, когда я так его звала.

— Мур-р-мур? — подразнила я.

— Ну, все! — рыкнул он и повалил меня на подушки, страстно целуя. — Ты договорилась, вредина.

Я собиралась съязвить, но вместо слов вырвался стон, когда рука Китана заползла в шортики. Он провел языком по моей губе, а затем всосал ее. Я выгнула спину от пронзившего тело наслаждения и приглушенно застонала.

— Так как ты меня назвала? — хрипло спросил он, опускаясь ниже.

Он лизнул мой сосок и медленно подул на него. Я вздрогнула, но сдаваться не собиралась. Зарывшись рукой в короткий ежик его волос, томно прошептала:

— Котенок. Мой.

Кит улыбнулся, обдумывая коварную месть. Я же застыла. Не важно, что он со мной сделает, в этих играх нет проигравших.

— Ну-ну, — протянул Мур, оставляя дорожку из поцелуев от груди до пупка. Сдавленно дыша, я, словно завороженная, наблюдала, как он медленно стягивает с меня остатки одежды и шире разводит ноги. Я поддавалась.

Бросив на меня обжигающий взгляд, Китан медленно склонился к внутренней части моего бедра и слегка прикусил кожу.

— Мне не нравится, когда ты так меня называешь, — прошептал он и лизнул место укуса. Я невольно вздрогнула. Его губы были слишком близко к сокровенному месту, и мне хотелось большего. Настолько сильно, что я даже не вдумывалась в смысл его слов.

— Не ври, — шепнула я. — Все тебе нравится.

— Я серьезный и строгий капитан спецотряда, Брианна, — произнес он голосом, далеким от строгого. — Капитан, а не котик.

— Капитан котик, — засмеялась я.

Но через секунду мой смех заменил стон, когда ласки Мура стали слишком откровенными.

— О, да-а!

Откинув голову, в блаженстве прикрыла глаза, чувствуя, как с каждым движением его губ и языка меня уносит за грань. Я знала, что он остановится в любой момент, чтобы позлить меня, но уже предвкушала, как буду дразнить его тем же способом.

Мур на секунду прервался и задал наводящий вопрос:

— Так как?

— Я своего мнения не изме… Ох!

Сладкая пытка усилилась. То, что он заставлял чувствовать, доводило до безумия. Его было слишком много и в то же время бесконечно мало.

Он резко отстранился, а я разочарованно захныкала и посмотрела на предателя обозленным взглядом.

— Руки за голову, — приказал Мур. От этого тона меня пронзила новая волна возбуждения, и я подчинилась.

Мой взгляд жадно блуждал по безупречному телу и остановился на самой твердой его части. Я облизнула пересохшие губы, а Китан с приглушенным стоном начал медленно меня заполнять.

— Сделай так снова, — потребовал он. — Оближи губы.

Специально для него я как можно соблазнительней выполнила приказ. В ответ послышался его шипение, и мое тело пронзил мощный толчок.

— Еще, — прошептал он.

Кит сжал рукой мою грудь, каждым новым движением вознося к пику наслаждения. Я делала все, что он говорил, и мне это нравилось до безумия.

Он сжал упругую вершинку груди пальцами, и от контраста боли и наслаждения я с головой окунулась в сокрушающей мощи оргазм. Его имя слетело с губ, как самое правильное слово. А Китан произнес мое, когда кончал следом.

Притянув меня к себе, он на мгновение закрыл глаза и прижался губами к моему лбу. Тяжело дыша, я обняла его, стараясь притиснуться как можно ближе.

— Что я чувствую сейчас? — тихо спросил он.

Я улыбнулась в его плечо, но все равно боялась произнести это слово вслух.

— Можешь не говорить, — успокоил он. — Просто знай.

— А ты знаешь, что чувствую я? — настороженно спросила.

Мур слегка отстранился, чтобы поймать мой взгляд, и снисходительно улыбнулся.

— Я же интуит, детка.

Смущенно кивнула. Меня рассекретили.

— Но еще есть столько всего, чего я в тебе не понимаю, — огорошил он новостью.

Я удивленно вздернула брови.

— Ну надо же! Например?

— В кого у тебя такой вредный характер?

Я засмеялась, а Китан сменил позу, улегшись рядом со мной поперек кровати.

— Нет, серьезно. Я поражен и восхищен одновременно. Ты напористая, упрямая, целеустремленная, упрямая, наглая и… я говорил упрямая?

Я снова хихикнула и кивнула.

— Иногда мне кажется, что тебя совсем нельзя сломить, — продолжил Мур, выводя пальцем узоры по моему животу. — Мне даже интересно, где твой предел.

— То есть ты хочешь проверить? — насторожилась я.

Кит закатил глаза и ущипнул меня за сосок. Я зашипела и проделала то же самое с его телом. Наглый котяра зло зыркнул в мою сторону и снова ущипнул. А потом я. А потом мы вместе хохотали и перекатывались на постели, пытаясь кусать и щипать за все, до чего дотягивались. До тех пор, пока Китан не навалился сверху и не закрыл мой рот поцелуем. Вот тогда не до смеха стало.

Когда он отстранился, я навела фокус и увидела перед собой самого прекрасного во всей Вселенной мужчину. А он смотрел на меня так, будто знал, о чем я думаю, и ужасно по этому поводу радовался. За это мне захотелось укусить его снова. Но Мур не дал и, перекатившись на спину, увлек меня за собой, пристроив на своей груди.

— Это я в маму, — призналась я. С ним было так легко и хорошо, что я и не заметила, как начала говорить и говорить, рассказывая больше, чем кому-либо когда-либо.

— Я очень на нее похожа во всем. И внешне, и по характеру. Она была очень сильной, всегда из любой ситуации могла найти выход. Она была моим миром.

— А дедушка с бабушкой? — поинтересовался Кит. — В досье лишь сказано, что они погибли, когда тебе было пять.

— Рабство отменили, — мрачно произнесла я, — но рабы остались. В первые десятилетия после революции канцлер распределил всех рабов на производства по округам. Он пояснял это тем, что невольники привыкли выполнять приказы и морально им будет сложно ступить в независимую жизнь. Потому каждый получил работу в принудительном порядке. Моих дедушку с бабушкой отправили в Экспериментальный округ на закрытое производство, когда мне было два. Связи с ними не было, но раз в месяц мама получала письмо. Они жаловались, что зарплаты едва хватает на пропитание. Жилье и одежду предоставляла империя. То есть фактически это ничем не отличалось от рабства. Они так и не обрели свободу. Единственный плюс нового режима состоял в том, что маму оставили в покое. Она устроилась сразу на три работы, чтобы мы могли снимать захудалую квартирку. Днем я ходила в сад, а ночью за мной присматривала пожилая соседка. В те минуты, когда мама была рядом, я ощущала себя самым счастливым ребенком. А когда мне исполнилось пять, пришло известие о смерти дедушки с бабушкой. Они даже не прислали нам прах. Ничего не осталось в память.

Я затихла, а Мур прижался губами к моему лбу и погладил по волосам. От него исходило столько тепла, что я буквально тонула в нем.

— Почему ты никогда не хотела найти его? — тихо спросил он. — Ты думала об этом?

Не хотелось портить момент неприятными мыслями об отце. Тяжело вздохнув, призналась:

— Да. Я была глупым, напуганным и всегда одиноким ребенком. Конечно, я хотела чуда. Чтобы явился папочка, а мамочка его простила, и мы бы вместе уехали из трущоб. Мама его ненавидела. Такой лютой ненавистью, что каждый раз, когда кто-то о нем упоминал, она зверела. А я так редко ее видела, что не хотела разочаровывать.

Китан молчал, но не переставал гладить меня. А мне захотелось рассказать все остальное. Не для того, чтобы он меня пожалел… А может быть, как раз и для этого.

— В ту ночь, когда погибла мама, перед аварией у нас состоялся разговор. Соседский мальчик довел меня, и я выказала маме недовольство по поводу того, что у меня только две полоски на штрихкоде и даже не внесена информация об отце. Я сказала, что уже достаточно взрослая для того, чтобы принимать решения. И что хочу видеть его. Тогда я впервые в жизни увидела, как она плачет. Мама рассказала их историю. Она никогда его не любила, а он был из тех, для кого «нет» не ответ. Я получилась в результате насилия, но мама все равно меня обожала, потому что я была ее маленькой копией. Уже за это я ненавижу отца, понимаешь?

Мур застыл и коротко кивнул.

— Я знаю, что ты знаешь, кто он. Результаты теста уже давно должны были прийти.

— Я принял решение не говорить тебе, — выдал он и напрягся еще больше, будто ждал моей реакции.

Когда речь заходила о биологическом отце, мне было трудно делать безразличный вид. А с Китаном это еще и невозможно ввиду его обостренного чутья.

— Ты тоскуешь по нему, но в то же время искренне ненавидишь, — безошибочно обозначил он.

Я вздохнула. Это было сложно, но мне все же захотелось объяснить.

— Мама тогда рассказала, что связывалась с ним. Впервые она нашла его, когда мне едва исполнилось три года. Ее родителей увезли, и она осталась одна со мной на руках. Она была в отчаянии и обратилась к нему за помощью. Но отец отказался давать денег, он не признал меня, потребовал предъявить тест ДНК. У мамы, естественно, не было возможности сделать тест. А еще она была гордой и принципиальной, поэтому просто ушла. С ненавистью, естественно.

Мур хмыкнул и погладил меня по щеке.

— А потом через несколько лет он заявился сам. Знание, что у него, возможно, имелся ребенок, не давало ему покоя. Мне было шесть. Тогда мама привыкла к жизни без помощи. К тому же у нее появился ухажер, которого я, кстати, терпеть не могла. Их было пять за все годы, и всех я тайно ненавидела, а иногда и в открытую.

Китан улыбнулся и покачал головой.

— Ты страшна в ненависти! — изрек он.

— Да! — подтвердила я с кровожадной ухмылкой. — Так или иначе, но мама не пустила отца на порог и соврала, что я все-таки не его. Но тот опять потребовал подтверждения. И мама, увидев, сколько упорства было в его взгляде, испугалась, что он заберет меня. А ведь он запросто мог. Кажется, он был состоятельным и имел связи с правительством. В ту же ночь мы собрали вещи и сбежали в другой округ. Когда мне было десять, я сильно заболела воспалением легких. Нужен был постоянный уход и дорогие медикаменты. Маме пришлось бросить работы и отдать все сбережения. Но и этого не хватило, тогда она опять…

— Нашла его, — закончил Китан. — А он не помог?

— Нет, — горько усмехнулась я. — Он не помог. Он вообще отказался ее выслушать. Она пришла в его роскошный дом, где проходил какой-то новомодный прием, и наткнулась на охрану. Они передали отцу, что мама ждет его, но он не вышел. А еще приказал вышвырнуть ее подальше от приличного общества.

Я затихла, Китан тоже молчал. Ненависть — все, что я испытывала к отцу все эти годы. Слова встали комом в горле, и я не смогла продолжить. В ту ночь, когда погибла мама, мы сильно повздорили. Она пыталась объяснить, что такой человек, как отец, не достоин моей любви. Что мне пора повзрослеть и перестать строить иллюзии на его счет. Мы из разных кругов. Он породистый, а мы дворняжки, и чуда не произойдет. А я кричала, что она никогда не пыталась достаточно хорошо, чтобы заинтересовать его остаться с нами. В каком-то роде я была права. Но она лишь опустилась на стул и тихо прошептала: «Я никогда его не любила». В тринадцать лет я мало знала о любви. Я вообще мало чего понимала в отношениях, для меня это не было хорошим оправданием. «Никогда не любила» звучало так эгоистично. А что, если он любил? Если не ее, то, возможно, меня? Тогда я думала об этом и высказала маме все в лицо. А она ведь у меня сильная и непоколебимая. Гордо подняла голову, встала и заявила, что прямо сейчас отвезет меня к нему. Когда я услышала это, очень испугалась, что она отдаст меня, бросит, ведь я совсем не этого добивалась. Но мама вошла в образ, и моя мольба не возымела должного эффекта. Она взяла машину у своего нового дружка и повезла меня к отцу через два округа.

— И это все? Ты так его никогда и не увидела? — спросил Китан.

— Нет, — выдавила я. — Мама собралась заявиться к нему со мной. Всю дорогу мы ругались, она отвлеклась, и мы попали в аварию.

На последних словах мой голос дрогнул. Конечно, я винила себя. И отца тоже. Его не было с нами рядом. Мама всегда говорила, что мужчина должен быть опорой женщине, а если он таким не является, но нафиг нужен такой мужчина.

Китан выдохнул, перевернул меня на спину и навис сверху.

— В досье указано, что она погибла на месте, а тебе повезло. Ты сбежала прямо с машины скорой помощи. Выскочила, когда они привезли тебя к больнице. Глупая и отчаянная.

Открыла рот, чтобы возразить, но Китан перебил:

— Я знаю, как тебе больно. Чувствую. Ты должна отпустить прошлое, Бри.

Он нежно меня поцеловал и шепнул:

— Я никому не дам тебя обидеть. Обещаю. Ты мне веришь?

Закинув руки на его шею, я предпочла ответить любимым способом — поцелуем. Если признаю вслух, что доверяю этому котяре, зазнается же.

— Моя девочка, — улыбнулся он в губы и начал уверенно наглеть, устраиваясь между моих ног.

В том, что он до безумия нужен мне прямо сейчас и желательно всю оставшуюся жизнь, я тоже признаваться не собиралась.

Глава 15

Китан

— Брианна! — процедил я, когда моя вредина опять зарядила Кендис по носу.

Блондинка та еще штучка, но упрямство Бри меня убивало. Нет, этим вечером я таки выбью из нее дурь. Особым способом.

Заметив мой взгляд, курсанты отшатнулись. Только Бри меня ничуть не боялась. Сузив глаза, я как бы предупреждал, что ей лучше успокоиться. Немедленно. Она в ответ, как всегда, нахмурилась и, что-то ворча себе под нос, опустилась на пол.

Мне даже не пришлось озвучивать наказание, она прекрасно меня чувствовала. Я заставил себя оторвать взгляд от аппетитной попки, соблазнительно двигающейся с каждым отжиманием, и перевел взгляд на остальных. Поставил в спарринг Хелен и Лину. Эти две девушки были первыми кандидатками на выбывание. Присмотрелся к остальным. Среди парней пройдет только Максвел. Позже я займусь развитием его интуиции, у него большие резервы. Кендис весьма сильный интуит, она уже догадывается, что происходит у нас с Бри, но доносчиком не является. У Шайлы и Наташи есть потенциал. Если его развивать, девушки могут стать слабыми сенсорами или, по крайней мере, будут полезны в качестве сопровождения. Они мне нравятся. Бескорыстные, честные, преданные. Если кто и может донести, так это Айдан. Но Эван утверждает, что у парня не было ни причин, ни возможности. На счет причин я мог бы поспорить. Банальная месть. Я же вижу, как он неровно дышит к Бри. Отчасти это ее вина, она слишком привлекательна, а ее природный магнетизм заманивает всех мужчин, что часто выводит меня из себя. Когда интуит находит идеальную для себя пару, отказаться от нее он уже не в силах.

Посмотрел на Брианну. Она только что закончила отжимания и встала, глядя на меня так, будто собирается прокрутить через мясорубку. Да, похоже, свою я нашел.

— Китан, — позвала стоящая у входа Сандра.

Она была взволнована, и я поспешил подойти.

— Майор Палвин сообщил, что через пару дней приедет, — оповестила Картер. — Хочет лично понаблюдать за процессом подготовки.

Я потер переносицу. Ничего страшного. Командующий охранной организации был справедливым и прямолинейным человеком. Я уважал его, но все же немного опасался. Иногда мне казалось, что он мог читать меня даже при сильном блоке, точно, как император. И знал больше, чем говорил. Вряд ли ему понравится то, что мы вытворяем с одной из курсанток каждую ночь. В черную дыру!

— Контрольное испытание через месяц, — успокоила Сандра. — Потом будет легче.

Она понизила голос до шепота, будто кто-то мог слышать нас.

— Я же предупреждала, не нужно было сближаться с ней. Или по крайней мере, не так быстро.

— Еще скажи, не нужно было тогда забирать ее у Томлисона.

— Да, не нужно было. Я так и знала, что от этой девчонки будет куча проблем. Я чувствовала еще тогда, но ты никогда меня не слушаешь. Твоя девушка — ходячая катастрофа.

— Моя тоже, но я как-то терплю вот уже три года, — произнес Хил, появившись за спиной Сандры.

Я хмыкнул, а Санни попыталась скрыть улыбку.

— Ладно-ладно, — сдалась она. — Сердцу не прикажешь, это все интуиты знают. Но майор Палвин…

— Его я беру на себя, — заверил друзей. — Как-то же мы справлялись все эти годы.

Послышался женский вскрик, и мы дружно обернулись. Брианна опять повздорила с одной из девушек. На этот раз они с Шайлой вцепились друг другу в волосы. Я обреченно выдохнул, а Сандра, проходя мимо, повторила:

— Катастрофа.

— Зато моя, — гордо заявил я и поспешил разнимать курсанток, пока те не остались без волос.

* * *

— Ты сегодня была очень плохой девочкой, — подытожил я, уложив ее на лопатки. С каждой тренировкой контролировать себя было все сложнее.

Брианна хитро улыбнулась и поерзала подо мной, специально возбуждая. Я бросил на нее предупреждающий взгляд. Знает же, что я держусь из последних сил, чтобы не совратить ее прямо здесь и сейчас.

— М-м-м, — простонала она. — Кому-то сегодня придется затирать много-много компромата.

Я тяжело выдохнул.

— Ну, все!

Резко встал и потянул ее на себя.

— Идем!

Бри напряглась и застыла, когда я принялся тащить ее в сторону изоляционной камеры.

— А куда ты меня ведешь? Мур? Я к тебе обращаюсь! Котик?

Я рыкнул и поволок ее быстрее.

— Без костюма? — пискнула она, когда мы вошли внутрь.

— Ты видишь кейс? — уточнил я. Дождавшись отрицательного ответа, вздернул бровь.

— Тогда что ты тут со мной делать будешь? — удивленно спросила она. Но я-то чувствовал исходящее от нее любопытство и предвкушение.

О, да! Ей это понравится.

— Пытать! — позлорадствовал я и громко, зловеще рассмеялся.

Бри округлила глаза, но едва сдерживала улыбку.

— Потом не говори мне про строгого и серьезного капитана. Ты же как мальчишка!

Я хмыкнул. Да, с ней я именно таким себя и чувствую. И, бездна, мне даже не стыдно! Не зря она говорит, что совести у меня нет. Хочу, чтобы она знала меня настоящего, чтобы не боялась довериться и чувствовала себя со мной как дома.

Поднес к панели управления свой штрихкод и открыл доступ к машине. Из стены выползло кресло, на которое я усадил оторопевшую Брианну.

— Ты меня и правда собрался пытать, да? — жалобно заныла она.

Я для драматизма пристегнул ее ремнями.

— Китан?

На этот раз в голосе Бри звучал неприкрытый страх. Она подергала ремешки, а я ощутил исходящую от нее тревогу.

Хмыкнул, склонился над ней и прошептал.

— Ты мне доверяешь, забыла?

— Я никогда этого не говорила, — нервно возразила она.

— Тогда в самый раз сказать. Не мне, меня ты все равно не обманешь. Признайся в этом самой себе.

Она сцепила зубы и бросила на меня полный недовольства взгляд.

— Ты давишь на меня, — обиженно прошептала Брианна.

Возможно. Если только слегка. Но если бы я этого не делал, она бы никогда не вылезла из своей скорлупы. Мне нужно объяснить ей, что в присутствии начальства я буду другим. Так надо. Она должна доверять мне и отличать своих от чужих. Сейчас для нее все чужие, кроме меня и, возможно, Сандры. Но это хрупкое доверие между нами держится на волоске.

— Просто закрой глаза, — произнес ей. — Я покажу тебе кое-что.

Когда она не послушала, я добавил:

— Это важно для меня. Пожалуйста?

Обреченно выдохнув, она, наконец, сдалась и сделала, как я попросил.

— Спасибо, — прошептал в ее губы и не удержался от легкого поцелуя.

Бездна, я нервничал. Ввел в программу исходную точку и надел на голову Бри наушники. Через секунду она погрузилась в мир виртуальной реальности.

Бри

Я открыла глаза и увидела улыбающегося Китана. Он опять делал это — завораживал меня так, что невозможно было отвести взгляд. Взяв меня за руку, Мур молча кивнул и вывел из камеры. Как только я увидела, что меня ждет за стеклянной дверью, открыла рот от удивления.

— Какого…

Больше слов не было. Кит открыл дверь и вывел меня в сад. Тут должен быть спортивный зал с кучей тренажеров, турников и скалолазной стенкой, но вместо этого были те тропические деревья, которые мы видели на верхнем ярусе. И множество цветов. Прекраснейших, самых разнообразных. Китан все вел вперед, с улыбкой наблюдая за моей реакцией, а я следовала за ним с открытым ртом, осматриваясь по сторонам. И чем дальше мы шли, тем больше казалось, что мы в самом настоящем тропическом лесу. А затем послышался шум воды и пение птиц.

— Идем, там водопад, — предвкушающе произнес Мур и потянул меня сквозь заросли быстрее.

— Но как? — не понимала я. — Как ты смог это сделать? Мы ведь вне корпуса?

— Не переживай на этот счет, красавица, — весело произнес Кит, оттянул на себя огромный лист папоротника и притормозил. Шум воды теперь доносился отовсюду. Я выглянула из-за широкой мужской спины и обомлела.

— Это… отпад!

Моему восхищению не было предела. Мы стояли на краю обрыва, рядом со спадающим в кристально чистое озеро водопадом. И перед нами открывался вид на потрясающий красоты оазис, а где-то далеко солнце садилось за горизонт пустыни.

— Святые звезды, — шепнула я. — Как же это?

— Чего не сделаешь ради любимой девушки, — беззаботно хмыкнул явно довольный собой Мур.

Я перевела на него ошарашенный взгляд и застыла. Он только что назвал меня любимой. Меня!

— Бездна, иди сюда, — прошипел Китан и, притянув меня за шею, со всей присущей ему страстью поцеловал.

Я парила где-то за пределами своего тела и была полностью и безгранично счастлива. Так, как никогда прежде. Он собрал все разбитые осколки внутри меня в единое целое. А там, где были трещины и бреши, замазал собой.

Не дав опомниться от шока, Мур задорно улыбнулся и потянул меня вперед.

— Куда? — вскрикнула я, с опаской глядя вниз.

— Если я прыгну, ты прыгнешь? — спросил он.

Я не боялась высоты. Я боялась того, что готова на все ради него.

Кит сильнее сжал мою руку и насмешливо улыбнулся.

— Ты что, считаешь меня трусихой? — с подозрением спросила я.

Он поджал губы и окинул меня оценивающим взглядом.

— Не знаю, не знаю.

Я тоже сжала его ладонь в ответ и произнесла:

— Я прыгну за тобой, мужчина, но так и знай, что это масштабное событие. И тебе так просто от меня не отделаться. Знаешь, что это значит, Мур?

— Просвети меня!

— Проблемы, капитан. Большие проблемы.

Тот со всей серьезностью кивнул и указал на наши переплетенные пальцы.

— Я, между прочим, понял это раньше тебя.

Подавив улыбку, я шагнула за ним в пропасть.

Визжа в полете, мы плюхнулись в воду, не разжимая рук. Плавала я отвратительно и совершенно об этом не подумала. Вот оно, полнейшее помутнение рассудка. Но Китан меня вытащил. Я даже на секунду не сомневалась. Увидев, что я несуразно барахтаюсь вместо того, чтобы плыть, он помог мне перевернуться на спину и дал несколько указаний:

— Расставь руки и ноги. На спине практически невозможно утонуть. А вообще, сейчас я тебя по-разному научу.

Спустя полчаса мы, смеющиеся, выползли на берег и устало повалились на каменистый берег.

— Уже лучше, — похвалил Кит. — Но еще пару уроков тебе не повредят.

— Ты можешь сказать, где мы? — не унималась я.

Хитрый котяра соблазнительно улыбнулся, опустил взгляд на мою промокшую майку и прошептал:

— В Раю.

Я вздернула бровь и подумала: Да в бездну все! В Раю, так в Раю! Тем более, у меня было свое персональное наглое и до жути сексуальное божество. Я перекатилась на него, залезла сверху и стянула мокрую майку. Он сделал то же самое с моей и накрыл груди теплыми ладонями. Я задрожала от контраста температуры и возбуждения.

— И никаких камер в Раю? — уточнила я.

— Только ты, я, — проинформировал Мур, прижимаясь ко мне теснее, — и эти розовые сосочки.

Я засмеялась и поерзала на его бедрах.

— И кое-что еще, что просто невозможно игнорировать.

Кит улыбнулся и, клянусь, заурчал, как настоящий котяра. Но, конечно, позже будет все отрицать.

Нежный поцелуй перерос в пожар, обжигающий наши тела. Я решила, что в Раю могу делать все, что вздумается, поэтому мои прикосновения стали бессовестными, а поцелуи бесстыдными. Оттолкнув своего мужчину на камни, я с завистью сама к себе осмотрела его торс и облизнулась. А затем проложила дорожку из влажных поцелуев по кубикам пресса и стянула с Китана мокрые спортивки. Он пристально следил за каждым моим движением, и я таяла под его взглядом еще больше.

Прикусив губу, провела пальцем вдоль возбужденного ствола и обвела по кругу шелковистую головку. Кит протяжно зашипел.

— М-м-м, — протянула я. — Котик хочет, чтобы на этом месте были мои губы?

Да, я не удержалась от подтрунивания.

— Очень, — хрипло ответил он.

— А! Так, значит, ты признаешь, что ты мой котик?!

Мур, кажется, совсем не слушал. Его взгляд был прикован к моим дразнящим пальцам. А когда я облизнула губы и медленно склонилась к его плоти, он сжал кулаки и издал сдавленный стон вперемешку с ругательствами.

Меня возбуждали его реакция, запах и представление того, как сексуально мы выглядели со стороны. Промелькнула мысль, что я бы хотела посмотреть запись, как я дразню Мура языком, облизываю и посасываю. Как он едва сдерживает себя, чтобы не вцепиться в мои волосы, потому что боится спугнуть. А я и не собиралась останавливаться, мне хотелось, чтобы он смотрел на меня так обжигающе всегда. Чтобы вспоминал это на каждой тренировке и каждый раз, когда заставляет меня выполнять дурацкое наказание. Пусть знает, как сильно я схожу по нему с ума. Надеюсь, у него еще хуже.

— Нет, я больше так не могу, — прошипел Мур и дернул меня на себя. А через мгновение насадил на свой член, и мы одновременно застонали от блаженства. Придерживая за бедра, он задавал ритм движениям, наращивая темп. Этот соблазнитель знал, как доставить мне максимальное удовольствие, и начал кружить пальцем по клитору. Я застонала, и в это мгновение прогремел гром. Крупная капля упала на грудь Китана, затем еще и еще, пока не полил настоящий теплый ливень. Заниматься любовью под дождем было лучше, чем я могла себе представить в самой нереальной сексуальной фантазии. Задыхаясь, мы одновременно испытали оргазм и прижались друг к другу, чтобы быть еще ближе.

А после мне так хорошо стало. Этот Рай, и теплый ливень, и улыбающийся Мур, и все вокруг такое сказочное и незабываемое, что хочется смеяться от радости. Я сошла с ума, наверное. Но если так, рада, что Китан со мной.

— Идем, — с азартом прошептал он, поднимаясь на ноги. С нас текло ручьем, но вещи все равно забрали. Придерживая меня на скользких камнях, Мур завернул в чащу. Там мы скрылись от дождя и продолжили путь.

— Есть что-то еще? — с интересом спросила я.

Китан лишь хитро улыбнулся и подмигнул. А когда зашел за столб огромной пальмы, вновь настало мое время удивляться. Там находилась бетонная стена, похожая на ту, которая стоит на границе округа. За исключением того, что в ней была сама обыкновенная дверь. Кит открыл ее передо мной и жестом пригласил пройти.

— Так это все декорации? — ошеломленно спросила я, оглядываясь на лесные джунгли позади.

— Нет, это все живое, — с улыбкой ответил Китан и мягко подтолкнул меня вперед.

Я уже собралась задать следующий вопрос, но поразилась еще больше представившемуся виду. Я узнала это место. Это Столичный округ, самый его центр — Валевская площадь. Ее часто показывали в новостях, но я здесь никогда не была. В столицу кого попало не пускают. Но прямо сейчас мы стояли в ее центре, просто открыв дверь в стене, которая отделяла нас от оазиса в пустыне.

— Что это? Какая-то секретная военная технология? Телепортация? — допытывалась я.

Мур смешно поморщился и кивнул.

— Что-то типа того.

Затем он оценил мой обалдевший вид, улыбнулся и добавил:

— Я же говорил, что работа у нас интересная. Поверь, Бри, за это стоит бороться.

Он посмотрел на здание Верховного парламента, и я проследила за его взглядом. Сама площадь оказалась на удивление пустой. Не было ни проходящих мимо служащих парламента, ни машин, никого, кроме пары фигур, сидевших на длинных ступенях у входа в величественное здание.

Я присмотрелась — это были женщина и мальчик лет десяти, не более. Она обнимала его, гладила по голове и что-то шептала. Я бросила взгляд на Китана, а тот коротко кивнул и повел меня вперед. Заметила, как ощутимо он напрягся. Что-то тревожило его, я чувствовала.

Подойдя ближе, внутренне вздрогнула от того, насколько этот мальчик напоминал Мура. Женщина продолжала разговаривать с парнишкой, не обращая на нас никакого внимания, а Кит остановился на пару ступенек выше, уселся сам и устроил меня на своих коленях. Я и не заметила, что наша одежда в одно мгновение стала сухой. Но это отступило на задний план, когда я расслышала слова женщины.

— Китан, послушай, ты должен быть сильным. У тебя получится, я точно знаю. Ты попадешь к капитану Томлисону, запомни его имя. Он обещал позаботиться о тебе.

Мое сердце готово было выскочить из груди. Китан. Это же он.

— Я не хочу уезжать, мама, — жалобно произнес мальчик, едва сдерживая слезы.

Перевела изумленный взгляд на обнимающего меня Мура, а тот смотрел на свою детскую версию опустошенным взглядом.

— Это прошлое? — тихо спросила я.

Кит коротко кивнул. Я прижалась к нему сильнее, будто знала, что ему сейчас как никогда нужна моя поддержка. Его мама была красивой и ухоженной женщиной. Мне казалось, она принадлежала к элите. Сейчас на ее лице читалась нескрываемая горечь и полное отчаяние. Что же у них случилось? Она обняла сына и снова что-то зашептала на ухо, но в этот момент раздался рев мотора, и из-за угла показался военный джип устаревшей модели. Женщина вздрогнула и сильнее прижала к груди сына. Я не находила себе места, даже захотелось встать, но Китан мне не позволил.

— Что происходит? — прошептала я.

— Это кино, Брианна, — беззаботно ответил он. — Просто смотри.

Слишком реалистичное кино, внутри которого я оказалась. А страх и тревогу нельзя было спутать ни с чем другим. Джип остановился, из него вышел мужчина средних лет с острыми хищными чертами лица и шрамом, рассекающим глаз. Он зло посмотрел на обнимающую сына мать и рявкнул:

— Карэн!

Та тихо всхлипнула и разжала хватку.

— Мама, — прошептал маленький Китан, в глазах которого плескался страх.

Я не могла это вынести. Но еще хуже стало, когда мужик с погонами полковника схватил ребенка за предплечье и поволок к джипу.

— Мама! — вскрикнул Кит.

— Все хорошо, малыш, — кричала женщина надрывистым голосом. — Ты же у меня сильный, ты все сможешь.

Но мальчишке слова не помогали, он был напуган, как и я.

— Китан, — прошептала я, прижимаясь спиной к своему сильному и мужественному капитану. — Что происходит?

Он поцеловал меня в висок и шепнул:

— Смотри.

Мы так и остались сидеть на ступеньках, но Карэн растаяла, словно дымка, а дорога и пейзаж сменились. Показались горы вдалеке и густой лес по обочинам дороги. Тот самый джип проехал мимо нас и резко остановился. А через секунду дверца открылась, и маленький Китан выпрыгнул на землю.

— Стоять, сосунок! — раздался скрипучий бас полковника.

Но Кит не послушал, а побежал вглубь леса.

— Ты сбежал? — уже догадалась я. Как-то он вскользь говорил, что жил на улицах и был падальщиком. Но я не думала, что в таком раннем возрасте.

— Это был единственный шанс выжить, — глухо ответил Китан.

Картинка впереди сменилась и показала нам мальчика, которому удалось залезть на верхушку ели и спрятаться. Он просидел там до сумерек.

— Почему? — спросила я, поворачиваясь к Муру. Его взгляд был задумчивым, отстраненным.

— Это полковник Герр. Сейчас уже генерал Герр. Он был влюблен в мою маму с юности и даже получил благословение деда на свадьбу, но мама сбежала в день бракосочетания вместе с моим отцом, рядовым служащим. Для Герра это было позором. Мама была в положении, когда они решились вернуться домой в Столичный округ. Мой дед был уважаемым человеком, генералом. Он быстро продвинул папу в звании, чтобы не позорил семью. Я запомнил его, как сурового и противного старикашку, но маму он действительно очень любил и всегда оберегал. Он часто болел, и ему казалось, что отец ее не достоин. А вот полковник Герр, который метил на место генерала, был отличной партией. Но мама была интуитом.

Он повернулся ко мне, провел рукой по щеке и спросил:

— Понимаешь, что это значит?

Я догадывалась.

— Она влюбилась в твоего папу и ничего не могла с собой поделать?

— Угу, — Китан загадочно улыбнулся, но помрачнел, снова увидев «кино» из его прошлого.

Там маленький Кит еле волочился по дороге, направляясь к огромной усадьбе.

— Когда дедушки не стало, Герр осмелел, — продолжил Мур. — Его повысили в звании, и он оброс связями. У меня нет прямых доказательств, но я почти уверен, что он причастен к смерти папы. Он специально послал его на операцию, из которой никто не вернулся живым. А спустя всего месяц заявился к маме с предложением помолвки.

Я слушала с замиранием сердца, чувствуя нарастающую панику. Что-то сильно тревожила Китана. А маленький мальчик тем временем все ближе подбирался к дому.

— Она, конечно, его послала. Хорошо так, знатно. И тогда Герр начал банально мстить. Он организовал закрытую школу, обучающую детей интуитов для службы Верховному канцлеру. И по его приказу все дети Турины, обладающие даром, должны быть собраны в одном месте. Мама предчувствовала, что добром это не кончится, и в тот день отправилась на аудиенцию к старшему сыну императора. Она была с ним знакома и просила сделать для меня исключение. Его высочество не смог повлиять на решение канцлера, но обещал маме, что найдет надежного человека, который позаботится обо мне.

— Полковник Томлисон, — догадалась я.

— Тогда еще капитан. Я не знал его. Для меня все были врагами. Поэтому я сбежал.

На проекции прошлого маленький Китан открыл большую дверь, вошел внутрь особняка и осмотрелся. В доме было темно и тихо. Но эта зловещая тишина угнетала.

— Мама? — позвал он. Ответа не последовало, а я каким-то образом уже знала, что и не последует.

— Что он с ней сделал? — спросила я, чувствуя, как в груди собирается ком.

Мальчишка поднялся по ступеням на верхний этаж, подошел к двери родительской спальни и медленно потянул за ручку. Картина начала рассеиваться, но я увидела сквозь щель свисающую с кровати женскую руку и лужу крови на полу.

Я всхлипнула, закрыла ладонью рот и уставилась помутившимся от слез взглядом в горизонт. Там снова был закат в пустыне.

— Мне так жаль, — прошептала я, прижимаясь к Китану. Тот погладил меня по спине и продолжил:

— Если бы не сбежал, Герр позаботился бы о том, чтобы я не дожил даже до десятилетия.

Я поспешно вытерла слезы и с надеждой спросила:

— Но потом же Томлисон нашел тебя? Ты сам говорил.

— Да, — кивнул Мур. — Когда мне было тринадцать.

Он хмыкнул.

— В этом возрасте мой Ад закончился, а твой только начался.

Да. Так и было.

— А что этот Герр? Что с ним? Ты отомстил?

Мур поджал губы и медленно покачал головой.

— Доказательств нет. Формально мама покончила с собой. А еще у меня не было подходящей возможности. Я пока еще капитан, а он уже генерал.

Я подозрительно прищурилась. Всплывшее предположение мне вовсе не понравилось.

— Ты сказал, он организовал закрытую школу. Он случаем не твой командующий?

— Нет, — успокоил Мур. — Я бы предпочел сдохнуть, чем служить под его началом. Он до сих пор руководит секретным отрядом одаренных детей. Но разница в том, что Герр служит Верховному канцлеру. Наша же команда преданна императорскому роду. Наш командующий — майор Палвин. И он терпеть не может Герра. Только за это я искренне уважаю его.

Я хмыкнула.

— Хорошо. Ты меня успокоил. Я бы тоже не хотела служить тому гаду.

— Нет, я тебя ему не отдам, — уверенно сказал Мур и зарылся лицом в мою шею. В то же мгновение мне снова стало легко и спокойно в теплых и таких надежных объятиях своего котяры. Прикрыв глаза, я благоговейно улыбнулась. Да, я таки верила ему.

— Пора просыпаться, красавица, — послышался его шепот.

А когда я вновь открыла глаза, оказалась в тот самой изоляционной камере нашей секты.

Уставилась на Мура, он на меня. Прищурилась, он тоже.

— Так все это было…

— Пытки, — выдал Китан и невинно так улыбнулся.

Я призадумалась.

— А-а-а, так там, у водопада, на камнях, тоже пытки были?

Кит прокашлялся и предовольно оповестил:

— Нет, там сугубо твоя личная и, должен признать, весьма впечатляющая фантазия.

— О! — только и смогла произнести. Ничего ж себе фантазии у меня. А я и не знала.

— Ну, ты же, — капитан как-то засмущался даже, покраснел, побагровел и вкрадчиво произнес: — в реальности тоже так можешь?

Хищно оскалилась в ответ.

— А дождь будет?

Кит хмыкнул, расстегнул ремешки и помог мне встать.

— Душ сгодится?

Я подошла к нему вплотную и повисла на шее.

— Еще как, капитан. А если серьезно, ты объяснишь, что это было?

— Программа, — весьма серьезно ответил Мур. — Я вытащил из памяти свои воспоминания и поместил их в стандартную программу расширения кругозора. В некоторых точках виртуального путешествия последующее развитие сценария зависело только от твоего выбора. Например, когда ты прыгнула со мной.

— А в других я просто смотрела кино? — предположила я. И не прогадала.

Китан невесело улыбнулся. Я прижалась к его губам, нежно поцеловала, а после произнесла то, в чем никогда не собиралась признаваться:

— Я доверяю тебе. Никогда никому в жизни не доверяла, а тебе вот…

Карие глаза заметно потеплели, и Кит прошептал:

— Спасибо. Это важно для меня. У нас забрали семьи, Бри.

— И будущее, — дополнила я.

— Но выбор у нас все еще есть.

Я ответила на это утверждение скептическим взглядом, а капитан пояснил:

— Он всегда есть. Я выбираю тебя, Брианна. Всегда. Ты меня поняла?

Тая под пронзительным взглядом, я кивнула. На большее не была способна. Китан Мур только что признался мне в любви на свой манер.

Глава 16

Китан

В черную дыру!

— Приветствую, майор Палвин, — отчеканил я и перевел взгляд на его спутника. Нет, все-таки в черную ж дыру!

— Генерал Герр, — выдавил из себя как можно почтительнее. Не вышло.

— А, капитан Мур, — осклабился этот пустозвон. — Сколько лет, сколько зим.

Сжав челюсти, я вновь перевел взгляд на майора, лицо которого было не менее каменным, нежели мое собственное.

— Прошу за мной, — произнес я и повел начальство в зал.

Он сразу предупредил, что собирается лично познакомиться со всеми. О чем Палвин умолчал, так это о компании ублюдка Герра. Какого хрена ему вздумалось посетить нашу группу? «Эскорт» не имеет отношения к его организации.

Когда мы вошли в зал, курсанты уже встали в строй. Я бросил многозначительный взгляд на Эвана, и тот вмиг побледнел, увидев Герра. Наши воспитатели поздоровались с руководством и нежеланным гостем, и все обратили свои взоры на молодежь.

Не удержался и взглянул на Бри. Она ошарашенно смотрела на меня. Узнала.

— Курсанты, — произнес Бейли, — поприветствуйте майора Палвина, а также генерала Герра.

Услышав приветствие, Палвин попросил представить всех по имени. И пока Сандра делала перекличку, я не мог оторвать глаз от Бри. У меня возникло стойкое предчувствие, что ублюдок явился за ней. Я пытался себя успокоить, заверял, что это просто страх потерять ее, но не так все просто. С каждой секундой мне все больше становилось ясно, что Герр пришел отобрать ее у меня.

Сандра назвала Брианну, та сделала шаг и ступила обратно в строй. Герр даже не пытался скрыть исходящего от него удовлетворения. Хищно оскалившись, он так же пристально следил за моей девочкой. Чтоб его разорвало гранатой. Не отдам.

Как только все имена были озвучены, Палвин предложил уединиться для личного разговора. Герр последовал за нами. Дорогой до кабинета я размышлял, что надумал мой давний враг, и чего он сделать не в праве. Например, забрать ее из отряда. Если только у него нет распоряжения Верховного канцлера.

— Капитан Мур, — начал Палвин, как только дверь за нами закрылась. — Перейду сразу к делу. У меня несколько новостей. Вы ведь получили результаты теста ДНК некой Брианны Круз?

Я вытащил из ящика ее досье и, бросив на стол, отчитался:

— Да. Ее отцом был майор Лекстер. Погиб два года назад во время исполнения секретной миссии. На данных доступ альфа-уровня.

Что означало, информацию мог получить лишь канцлер и его свита. Я не стал говорить Бри. Не хотел ее расстраивать во время подготовки. Пусть говорит, что ей не интересно, я знаю, как сильно эта новость ударит по ней.

Палвин бросил быстрый взгляд на Герра.

— Верно. Насколько мне известно, Брианна отца никогда не видела, а в ее штрихкод даже не внесены данные о нем, — уточнил майор.

Я утвердительно кивнул, предчувствуя неладное. Слишком доволен был Герр.

— Что ж, она уже совершеннолетняя и по закону может отказаться от родства, — зачем-то проинформировал Палвин. — И от опекунства тоже.

А вот последнее мне совсем не понравилось.

— Это только если она захочет, — подал голос Герр. До меня начал медленно доходить смысл происходящего и в частности причина его появления здесь.

— Майор Лекстер был моим давним другом. В завещании четко указано, что в случае его смерти я становлюсь официальным опекуном всех его детей.

Ублюдок подтвердил мои худшие догадки.

— Я принял решение забрать девушку под свое руководство.

Мне захотелось рассмеяться ему в лицо. А потом перепрыгнуть через стол и набить эту надменную рожу. Желательно с летальным исходом. Но все это осталось в моих фантазиях. Сейчас я не имел права ни на малейшую ошибку.

Палвин сразу почувствовал мое негодование. Я мог доверять ему и знал, что получу поддержку. Он сделает все, что в его силах. Просто он не был в курсе, что Бри нужна мне, как воздух.

— Брианна Круз является курсантом подготовительной группы отряда специального назначения, служащего императорской семье, — как можно спокойнее начал я. — У нее есть все шансы служить в элитном отряде. Для сироты это отличный старт карьерного роста. При всем уважении, я, как командир группы, не могу уступить вам такой ценный кадр, генерал.

Конечно, на счет уважения я утрировал. А вот об истинной ценности «кадра» умолчал. И Герру вовсе не обязательно знать, что она интуит. Хотя что-то мне подсказывало, что так просто он не отстанет. В конце концов, это же ублюдок Герр.

— Не могу не согласиться с вами, капитан Мур, — приторно учтиво произнес генерал. — Для сирот это действительно хороший старт. Но Брианна, как выяснилось, совершенно неожиданно обрела опекуна и защитника в моем лице, а также внушительную часть наследства майора Лекстера. Не думаю, что она откажется от собственной квартиры в Столичном округе и приличной суммы в банке ради армейской койки и побоев во время тренировок.

Он ни хрена не знает о Брианне.

— Она же девушка, в конце концов, — добавил Герр. — Ей не обязательно служить империи всю жизнь. Она сможет выбрать любую профессию.

Он не знает ее. Я снова и снова мысленно повторял это, убеждая себя в том, что она не променяет меня на гребаную квартиру. Но подсознание подкидывало картинки ее усталого, напуганного и обреченного вида. Она никогда не хотела здесь быть. И служить империи тоже не входило в ее планы. Моя чуйка молчала. Я сомневался, и подонок это знал.

— Она остается, — слишком резко выдал я.

Палвин удивленно вздернул бровь, но едва заметно улыбнулся.

— Я вынужден поддержать капитана Мура, — как всегда, размеренно протянул майор. — Брианна Круз является курсанткой моей организации, генерал. А вы, насколько мне известно, формально еще не вступили в права опекуна. Да и мнение девушки мы еще не услышали.

— Позовите ее, и услышим, — зло бросил Герр.

— Нет повода, — отрезал я.

Он посмотрел на меня своим фирменным уничижительным взглядом, который даже не каждый член императорской семьи мог выдержать. Но я не сдавался. Он, в черную дыру, не получит ее. «Не отдам» — мысленно кричал я. И Герр наверняка получил мой посыл. На лице врага возникла ядовитая ухмылка, и генерал резво поднялся с места.

— Что ж, — разочарованно произнес он. — Я вернусь через два дня. С документами опеки и распоряжением Верховного канцлера о переводе Брианны Круз в мой отряд.

Он бросил на меня насмешливый взгляд и добавил:

— Чтобы у вас, капитан, не оставалось сомнений на счет серьезности моих намерений.

«Ох, ублюдок, ты даже не представляешь себе всю масштабность серьезности моих намерений».

Как только Герр ушел, Палвин заметно расслабился. Майор пытливо посмотрел на меня и уточнил:

— Интуит?

Конечно, речь шла о Бри. Кивнул.

Немного помолчав, майор снова попал в точку:

— Личное?

Ответил не сразу. Взвешивал все за и против. Конечно, я понимал, что личной жизни быть у меня не может. У Брианны тем более. Но Палвин был единственный, кто мог помочь. Я должен был увильнуть.

— Личное. Но не касаемо курсантки, если вы об этом. Герр.

Майор понятливо хмыкнул.

— Ты до сих пор винишь его в смерти своих родителей и теперь считаешь, что он намерен отобрать у тебя все остальное, в том числе твою карьеру.

— Вы, как всегда, проницательны, — был вынужден согласиться я.

— А ты, как всегда, слишком самоуверен, Китан, — обреченно вздохнул майор. — Зря. Очень зря ты пошел против Герра. Уступил бы девчонку и никаких проблем. А теперь он будет копать, вынюхивать, чем мы здесь занимаемся.

— Разве он не делал это с момента основания организации? — парировал я.

Палвин усмехнулся и покачал головой.

— И как ты собираешься выкручиваться?

— С вашей неоценимой помощью, — невинно улыбнулся я.

На этот раз командир рассмеялся.

— Ох, Мур, как же ты мне напоминаешь отца. Есть в тебе что-то, что заставляет людей идти на уступки. Химера, как есть! А если серьезно, раз решил оставить девушку, то выдвигаться нужно прямо сейчас. Есть шанс, что император выслушает нашу проблему и убедит канцлера не трогать твоих курсантов.

— Хорошо, — я был настроен решительно. — Готов ехать.

— По дороге расскажу новости насчет еще одной части камня. Есть след. Хантер уже взялся за это.

Беда не приходит одна.

Предупредив Чейза об отъезде, мы с майором направились на верхний уровень. Я мог думать только о том, насколько хреново будет нам с Брианной, если император засечет, что я на самом деле к ней чувствую.

Брианна

— Ты объяснишь мне, что происходит? — прошипела я Муру на ухо.

Тот нервно осмотрелся и сжал губы. Я понимала, что мы были в совершенном не подходящем для личного разговора месте, но второй день сходить с ума от любопытства и тревоги мне уже порядком надоело. Сначала он куда-то уехал почти на двое суток. А когда вернулся, сделал вид, что меня не знает. Отлично! Просто супер!

— Это же он, да? — допытывалась я.

Китан, смотря перед собой, коротко кивнул.

— И что ему надо?

— Капитан Мур? — позвала Кендис.

Я бросила злой взгляд на блондинистую, но та все равно набралась наглости и перебила наш разговор.

— Это правда? К нам приедет сам император?

Я в шоке уставилась на обезумевшую блондинку. Что она вообще несет?

— Правда, — коротко и отстраненно произнес Китан.

Я медленно перевела на него взгляд, и моя челюсть начала отвисать. Кендис мне ее захлопнула и злорадно пропела:

— Он наверняка и способности наши проверить захочет. Ох, и опозорится же кто-то.

«Кто-то» — это, конечно, я. По версии Кендис. Но вполне вероятно, если я прямо сейчас порву на кусочки всю ее одежду, то опозорится именно она. От веселеньких фантазий меня отвлек собственно Мур. Какого хрена, спрашивается?

Кит бросил на Кендис строгий взгляд и произнес:

— Вернись к тренировке.

— Я уже была на скалолазной стенке. Дважды, — заныла курсантка.

— Лезь еще, — безапелляционно заявил Мур, а я, конечно, не сдержалась от победной ухмылки.

— И ты тоже, Круз.

Сощурилась, взглянула на кэпа. Ах, так? Сегодня он в роли строгого командира? Ладно, подыграем. Убедившись, что блондинистая отошла, я прошипела ему:

— Ночью допрошу.

На что тут же получила тихий ответ:

— Нет.

Удивленно вздернула бровь, а Кит лишь слабо покачал головой. Отлично! Нет, ну просто замечательно! Как же мне надоела это двойная секретная жизнь. Пребывая в препоганейшем настроении, я оттоптала руку Хелен, пока поднималась по скалолазной стенке. Умышленно. А когда спускалась, столкнула Кендис. Она после третьего подъема была вяленькой и даже не стала потом устраивать разборки. Только поделилась со всеми, как она искренне желает, чтобы я сдохла где-то в начале финального испытания.

Для меня это было больной темой, поэтому под конец дня я чувствовала себя отвратительно. После обеда не видела Мура до самого вечера. Обычно он находил причину присоединиться к нам на занятиях по политологии или риторике. Раньше я не придавала этому значения, а сейчас поняла, что делал он это лишь для того, чтобы побыть со мной в одном помещении. Бесил меня тот факт, что с какого-то дива он это делать перестал и ничего не объяснил.

Вечером, когда все собрались в холле после ужина, Мура опять не было. Зато Сандра и Чейз были крайне взволнованы. А Бейли и вовсе решил сделать важное объявление.

— Уже всем известно, что наш отряд навестит его императорское величество. Не сомневайтесь, от его визита зависит многое. Все помнят, как нужно себя вести в его присутствии?

— Молчать и не дышать? — выкрикнул Айдан.

Бейли ткнул в него пальцем и произнес:

— Точно!

— И не смотреть в глаза, — на полном серьезе добавила Сандра. Она была поникшей. Мне казалось, я даже на расстоянии чувствовала ее тревогу и страх. Будто ощутив мой взгляд на себе, она посмотрела на меня и слегка кивнула в сторону коридора. Странно. Хочет вызвать на личный разговор? Я была заинтригована, потому сразу же отдалилась от массы курсантов.

В коридоре она громко произнесла, что ей нужно согласовать со мной дополнительное занятие, и подвела к информационному стенду. Насколько мне известно, у нас с ней не было никаких занятий.

Она ткнула пальцем в расписание и начала нести бред о том, что я должна прилежнее учиться, быть крайне внимательной и не отставать от остальных курсантов, ведь за нами всеми пристально наблюдают.

На последней фразе она показательно выпучила глаза и даже повторила:

— Все под контролем, понимаешь, Бри?

И тут до меня таки медленно дошло. Под контролем. Все. Курсанты, офицерский состав, тренировки, личные покои, Сандра с Чейзом и мы с Муром.

Увидев понимание в моем взгляде, Сандра ткнула пальцем в свод правил, конкретно в пункт сорок восьмой, который я знала почти наизусть.

— Ты же помнишь устав? Лучше повторно прочти все пункты перед приездом императора. Это важно.

Я поняла сразу несколько моментов. Мы под прицелом камер, потому она не говорит прямо. И затирать записи Китан больше не может, ведь это вызовет подозрение. Появление Герра послужило причиной всей этой паники. Я могла лишь предположить, что он тот, кто создает проблемы. А вот император вроде как на нашей стороне и проблемы должен решить. Но палец Сандры точно указывал на правило, согласно которому между курсантом и командным составом не может быть связи. За это император меня по головке не погладит. Потому Кит прячется все это время. И здесь я должна ему подыграть.

— Я все поняла, — кивнула Сандре. — Буду паинькой, честное сектантское!

Офицер Картер нервно хмыкнула и похлопала меня по плечу. Но я почувствовала, как она засунула бумажку под рукав моей футболки. Надеюсь, это послание от Китана. И прочитать я его могла лишь в одном месте.

— Мне нужно в туалет.

Это звучало больше вопросительно, нежели утвердительно, и Сандра одобряюще кивнула.

— Да, иди.

Ну что тут скажешь! Весело у нас, в детском саду.

Закрывшись в кабинке, на всякий случай склонилось над запиской так, что если здесь и были камеры, то все равно ничего не будет видно.

Развернув листок, принялась читать строки и тут же оторопела от первой фразы:

«Я запрещаю тебе со мной разговаривать. Ты обязана соблюдать субординацию. Если впредь будешь позволять себе подобное поведение. Будут приняты крайние меры. Ясно, надеюсь? Лично позабочусь о том, чтобы ты не вернулась домой. Юные зарвавшиеся курсантки должны знать свое место. Будь внимательнее. Любопытство тебя погубит. Юмор вовсе неуместен, я на полном серьезе».

И все. Подписи не было, да и почерк Китана я никогда раньше не видела. Но это было от него, я чувствовала его в каждой строке, в каждом слове. Даже смогла представить, как он говорит все это мне грозным тоном и с надменным взглядом. Но вот что странно. Слова были грубыми и неуместными. Некоторые предложения вообще обрывались в ненужном месте. Но, несмотря на все это, я чувствовала, что записка несла совершенно иной смысл. Чтобы увидеть его, я должна была читать между строк.

Он запретил говорить с ним, тем самым защищая от наказания. Нас не должны заподозрить, это я и так уже поняла. А вот это «лично позабочусь, чтобы ты не вернулась домой»? У меня ведь нет дома. Он говорил, что не отпустит меня, не позволит вернуться на улицы. А еще предупреждал, чтобы я была начеку и усерднее тренировалась. Вот только насчет юмора я не поняла. Чем ему мой юмор досадил-то? Пробежалась по строкам еще раз, и взгляд зацепился за заглавные буквы. А вот и само послание! Я не смогла скрыть улыбку, которая так и норовила расплыться до ушей. Прочитав все еще несколько раз, с грустью разорвала листок на мелкие кусочки и слила в канализацию.

«Хочешь поиграть в прятки, котенок? Ладно!»

Глава 17

Его императорское величество Саттерон Райс был совершенно не таким, каким его показывали по новостям. Он выглядел старым, дряхлым, едва передвигался. Но в то же время от него исходил поток невероятной силы, мощи и власти. Почти как тогда, когда я увидела Китана впервые, только раз в двадцать сильнее. Это заставило меня задуматься. А что, если таким образом интуиты и распознают друг друга? Если так, то передо мной стоял альфа-сенсор. Я заметила, что не только мне захотелось преклонить голову в знак его неоспоримого главенства. Даже Герр был показательно учтив.

Компашка у них собралась та еще. Майор Палвин шел впереди, что-то тихо нашептывая императору. Позади важно и величественно шагал молодой мужчина. От него также веяло силой, я предположила, что и он интуит. Черты его лица были хищными, да и красавцем его было сложно назвать, но я с трудом заставила себя отвести от него взгляд. Определенно интуит. Позади ошивался генерал Герр. Навострив уши, он пытался подслушать разговор майора и императора, но ему не давал офицер Бейли. Тот много болтал, хотя слишком тихо, чтобы я разобрала хоть слово. Позади всех топал хмурый Мур. Я лишь мельком взглянула на него и уставилась себе под ноги.

Как нас и учили, мы прокричали приветствие императору и синхронно поклонились. Так было принято еще со времен старого режима. А еще нам представили молодого мужчину. Он оказался младшим из троих сыновей императора — принц Адэйр. Ему тоже пришлось поклониться. Затем Муркэп напомнил о существовании генерала Герра и майора Палвина, и глупая Хелен опять ударила челом, отчего остальные едва сдержали смешки. Я закатила глаза в раздражении. Я вообще была дико нервной. Сила этих мужчин угнетала и подавляла.

Император сделал шаг в сторону курсантов, и все одновременно напряглись. Он осмотрел строй так, будто у него в зрачках был встроенный сканер. Когда его взгляд зацепился за меня, показалось, будто он влез в мою голову и хорошенько покопался в воспоминаниях. А вспоминала я что угодно из своей прошлой жизни, лишь бы не наши с Муром тренировки.

Саттерон всего лишь взглянул на своего сына, а тот коротко кивнул и шепнул что-то майору Палвину.

— Брианна Круз, — прозвучал грозный голос, отчего я вздрогнула. — Следуйте за нами.

Я округлила глаза и застыла, как статуя. Ой, нет, это все мне ужасно не нравится. Невольно взглянула на Китана, а тот одобряюще кивнул. В остальном он был холоден и отстранен.

Бейли остался с обалдевшими курсантами, а я поплелась вслед за мужчинами, большую часть из которых откровенно опасалась. Что им от меня нужно, бездна поглоти?

Мы передвигались не очень быстро из-за императора. Я шла рядом с Муром, время от времени пытаясь взглянуть на него, но он упрямо меня игнорировал.

Все зашли в комнату, которую я раньше не видела. Помещение было обставлено со вкусом и служило кабинетом, а чем говорил большой стол у окна, и приемной для важных гостей, на что намекали удобные мягкие диваны в центре.

Мне учтиво предложили присесть напротив императора и его сына. Герр и майор Палвин сели рядом. А Китан умостился за рабочий стол, и это подсказало мне, что разговор обещает быть длинным.

Я нервничала, и от этого хотелось глупо лыбится. Но лыбиться императору никак нельзя. Все-таки не солидно это, учитывая ситуацию. Потому я сдерживалась, и мой рот скорее всего напоминал длинную ровную складку на лице.

— Брианна, — начал майор Палвин. Я охотно посмотрела на него, потому что взгляды императора и принца вынести было невозможно. Хотя и Палвин был не так прост. И раз уж он командир сспецотряда интуитов, то наверняка и сам владеет даром. Выходит, все мы здесь «того». Только Герр остается под вопросом. Он вообще полнейшая загадка.

— Так уж вышло, — продолжил майор, переходя на неофициальный тон, — что все мы здесь собрались из-за тебя.

Эта новость не то что огорошила меня, а просто выбила воздух из легких. Промелькнули десятки мыслей и образов. Я пыталась вспомнить, что же такого натворила и в чем накосячила, что сам император пришел взглянуть на юную бунтарку. Ничего, кроме совращения собственного командира, на ум не приходило. Я лишь надеялась, что мысли они читать не умеют.

— Не так давно стали известны результаты теста ДНК, и была установлена личность твоего отца.

Как только майор упомянул тест, я облегченно выдохнула и невольно прошептала:

— Ах, это!

Но затем тут же прикусила язык, заметив, как скупо улыбнулся принц Адэйр. Император Саттерон оставался невозмутимым, будто надел застывшую маску серьезности.

— Должен сообщить неприятную новость, Брианна, — учтиво произнес Палвин. — Твоего отца уже как два года нет в живых.

Когда смысл слов дошел до меня, вновь стало трудно дышать. Я опустила взгляд на сложенные на коленях руки. Это было странно. Я ведь ненавидела его все эти годы. Винила в том, как сложилась моя жизнь. Даже в маминой смерти. Отец был для меня олицетворением зла. Но прямо сейчас я грустила так сильно, будто потеряла частичку себя. Ну, если образно, так и было. Ведь он все же мой родитель. В моих жилах течет его кровь. Я до боли сжала челюсти и кулаки, потому что плакать точно не собиралась. Не сейчас, не при них.

— И? — как можно беззаботней спросила я.

— Его имя Кирст Лекстер, — оповестил майор Палвин. Я знала его имя. Но никогда не произносила вслух. От этого было больно. А вот остальная информация для меня была новой.

— Он был майором сухопутных войск армии Турины. Все знали его как честного, добропорядочного и справедливого военнослужащего.

Мне захотелось закатить глаза или фыркнуть, но я себя сдерживала из последних сил. А еще промолчала о том, что этот добропорядочный майор обрюхатил мою маму, после чего позорно сбежал. Бездна! Еще два месяца назад я бы так и сказала и даже не обратила бы внимания на присутствие высокопоставленных гостей. А сейчас сижу, покорно внимаю словам майора и стараюсь не пялиться на Мура, хотя очень хочется. Хоть на секундочку, хоть одним глазком.

— Таким образом, ты являешься круглой сиротой, и твоя жизнь по законам Турины принадлежит государству.

«Ох, как мы заговорили! Прекрасно! Поздравляю, Бри, ты официально рабыня Турины».

— Прям-таки принадлежит? — не выдержала я и съязвила. Потом пожалела сразу, но назад слов не засунешь.

Палвин предупреждающе насупился, а вот Герр расплылся в довольной ухмылке, чем и привлек к себе внимание.

— Не пугайте девочку, майор, — заговорил генерал. Это его напускное добродушие и снисходительная улыбка меня настораживали даже больше грубых слов Палвина. — Все не так плохо, Брианна. Отец позаботился о тебе. Он назначил меня твоим опекуном.

Кажется, моя челюсть невольно отвисла, и принца Адэйра это вновь повеселило.

— Вы шутите, — медленно прошептала я, осматривая жуткого мужчину. Он вселял страх одним лишь взглядом. От него веяло холодом и жестокостью, и, к тому же, из воспоминаний Китана я знала, каким ничтожеством он был. И вот это несчастье мой опекун?

— Зачем мне опекун? — тут же исправилась я, открыто нервничая. — Я уже совершеннолетняя. Мне не нужен опекун, который будет принимать за меня важные решения.

— Ошибаешься, — совершенно спокойно произнес Герр, но вот в глазах его отражалось раздражение. — В некоторых спорных случаях как раз наличие опекуна может сыграть важную роль. Ты, верно, забыла, как сюда попала?

Нет, как же. Забудешь тут. Меня поймали с поличным.

— Ты нарушила закон, — оповестил майор Палвин. Его слушать мне нравилось больше. — За кражу полагается наказание сроком двадцать лет в Тюремном округе. И ты бы давно была там, если бы не оказалась сиротой. А поскольку сироты собственность империи, как бы грубо это не звучало, твое место в рядах военнослужащих. Таким образом, тебе положено отслужить двадцать лет во благо Турины.

Я невольно поморщилась от того, как все это мне не нравилось. Но не могла не согласиться с майором. Тут уж действительно лучше служить, чем пахать. Тем более, как оказалось, такая жизнь может быть очень даже интересной. Все же бросила быстрый взгляд на Мура и окончательно поняла, что мне весьма повезло. Где бы еще выпала честь посидеть напротив самого императора?

— Это я знаю, — честно призналась. — Шериф Тюремного округа подробно описал мне все перспективы, и я приняла решение отправиться в отряд Отверженных, откуда попала сюда. А от отца я собиралась отказаться. Это ведь дозволено по закону?

Палвин кивнул.

— Но от опекуна отказываться не стоит, — вновь вмешался Герр. — Каторгу отбывать не придется, не беспокойся. Несмотря на то, что вопрос спорный, ты все еще можешь надеяться на наследство своего отца и опекуна, то бишь, меня.

Герр скромно улыбнулся, а я вздернула бровь. А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее!

— Наследство? — переспросила я и почему-то покосилась на императорскую семью. А чего они тогда здесь? Что-то здесь было нечисто.

— Отец завещал тебе двухкомнатную квартиру в Столичном округе и пятьдесят тысяч динар на счету в банке, — хмуро проинформировал майор Палвин.

Я шумно втянула воздух. Пятьдесят тысяч? Мне?!

— Опекунство также дает тебе право претендовать и на мое наследство. Оно весьма внушительное, и у меня нет детей, Брианна, — похвастался Герр.

На этот раз я шумно выдохнула. Принц Адэйр не сводил с меня глаз. Император тоже. К слову, все они пялились, но больше всего я чувствовала два обжигающих взгляда — от принца и от моего капитана.

Посмотрев на Мура, попыталась выразить мимикой весь спектр своей взволнованности.

— И что от меня требуется? — неуверенно спросила я, вновь поворачиваясь к Палвину.

Но вместо него ответил генерал:

— Ничего. Я здесь, чтобы забрать тебя.

Я резко встала. Не знаю зачем. Определенно не для того, чтобы бежать за дорожной сумкой. Скорее, это были признаки паники.

— Сядь, — рыкнул Мур.

Вот от него я уж точно не ожидала такой реакции. Тут же послушно плюхнулась на кресло, вжалась в него так, будто пыталась слиться с обшивкой.

— Я не хочу, — дрожащим голосом произнесла я.

Адэйр улыбнулся уголком губ, на лице Палвина промелькнуло облегчение, а вот генеральская морда вмиг посуровела.

— Ты, похоже, не понимаешь истинное положение дел, девочка.

— Ох, я давно уже не девочка, — соскочило с моего языка, и я тут же вылупила глаза от осознания того, что только что смолола в присутствии таких мужчин. И насколько двусмысленно это прозвучало.

— Бездна, — послышалось бормотание Китана. Боковым зрением заметила, как он сжал пальцами переносицу и покачал головой.

Принц вздернул бровь и теперь смотрел на меня с нескрываемым любопытство, майор Палвин прокашлялся, а Герр помрачнел еще больше. И только император оставался совершенно безучастным.

— То есть я… Не стоит относиться ко мне, как к ребенку, — проблеяла я, а потом неожиданно для себя разозлилась. Сидят тут, понимаешь, страх и ужас на меня наводят, мозги пудрят. Денег много обещают, а я что, дура? Не понимаю, что ли, что бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке. И баснословное наследство падает на плечи глупым сироткам только в сказках. А сказку мне всего один человек подарить может, и сейчас он чем-то крайне недоволен сидит за столом и все еще качает головой.

— Не хочу я никуда ехать, — уже серьезнее заявила. — Все предельно четко, как по мне. Я сирота, попала в спецотряд, сейчас прохожу подготовку в элитный спецотряд. Элитный! — на этом слове я сделала акцент. — Я же всю жизнь об этом мечтала.

Ладно, врала я не очень убедительно, но только идиот не понял бы, что к Герру я не хочу.

Этот самый Герр, видимо, был-таки идиотом.

— Ты не понимаешь, о чем говоришь, — упрямо заявил он. — Я прошу разрешения у его императорского величества побеседовать со своей наследницей наедине.

На этот раз я умоляюще посмотрела на принца Адэйра. Просто мне показалось, что генерал ему нравится не больше, нежели мне. Я надеялась, что он поддержит, и он поддержал.

— Она останется, генерал, — заявил принц безапелляционным тоном. А затем едва уловимо улыбнулся (саркастично, не иначе) и добавил: — Здесь все свои.

А мне он все больше нравится. По ходу, наш мужик.

— Что ж, — не менее язвительно бросил Герр. — Раз все свои, тогда мне нечего скрывать. Брианна, твой отец был моим другом и верным товарищем. Когда погибла его супруга, он обратился ко мне за помощью.

— Супруга? — перебила я.

— Да. У тебя также есть младшие брат и сестра.

Я застыла. Слишком много информации. Все это невероятно трудно переварить.

— Роману восемнадцать, а Кире шестнадцать. Отец знал о тебе и активно искал в свои последние годы жизни, но твоя мать скрывалась.

Я бросила на гада злостный взгляд. Никто не смеет говорить в таком тоне о моей маме. Заметив мое нескрываемое недовольство, генерал сменил тему.

— Не знаю, знакома ли ты с тонкостями Закона об опекунстве и наследстве, но без меня тебе ничего не получить.

Я вопросительно посмотрела на Китана, тот угрюмо кивнул и отвел взгляд.

— Брианна, — заговорил полковник Палвин. — Тебе нужно определиться с выбором.

И чтобы окончательно меня запутать, он описал все пункты того самого закона. Часть информации я и так знала. Например, что, если ребенок теряет родителей до своего совершеннолетия, то все имения семьи, а также денежные счета переходят в казну Турины. То есть, Китан уже не сможет вернуть состояние своего деда и родителей. У нас с мамой и не было ничего, потому мне не так обидно. Да, они называют это справедливостью. У осиротелого ребенка забирают все, взамен дают «самое необходимое» — койкоместо в казарме, резиновую пищу и военную одежду. За службу платят. Сумма зависит от звания и лет службы. По выходу на пенсию служащему полагается квартира и, собственно, пенсия, размер которой также зависит от заслуг перед империей. В законе ничего не сказано о том, как при таких условиях завести семью.

Зато прописано, как можно сохранить наследство. Майор назвал это лазейкой для обеспеченных семей. Родительские права можно передать в наследство опекуну, который по сути является гарантом сохранения за ребенком владений семьи. Правда, и тут куча нюансов. Опекун должен дать письменное согласие, подтвердить, что достаточно состоятелен, и после всего этого прошение одобряет сам канцлер или император.

Когда Палвин упомянул императора, я начала понимать, для чего он здесь. Если в его праве одобрить передачу родительских прав, то и расторгнуть «сделку» он тоже может. Мне только не ясно было, что мешает мне получить наследство и остаться в отряде Китана? А когда я озвучила этот вопрос, повисла напряженная тишина.

— Ты вообще слушала? — повысил голос генерал, отчего я вздрогнула.

Мур тяжело вздохнул и обратил на себя мое внимание.

— Позвольте мне объяснить, генерал. Она только что узнала о смерти отца, наличии брата и сестры, и слишком потрясена, чтобы понять все тонкости.

Герр коротко кивнул в знак согласия. А я с удовольствием повернулась в сторону своего героя-спасителя.

— Бри, — начал Китан. Он был крайне сдержан. Но я понимала, что так нужно. — Отец погиб, когда ты уже была совершеннолетней, но ты не знала об этом, потому не явилась, чтобы забрать свою часть, оставленную тебе согласно завещания. Таким образом, твое наследство перешло генералу Герру. Наличие опекуна дает тебе несколько существенных привилегий.

Мур загнул большой палец на руке и продолжил:

— Первое — он не вправе отменить твоего наказания за воровство, но может заменить двадцать лет каторги на двадцать лет службы. А после сможешь выбрать любую профессию. Второе, — он загнул указательный палец, — ты имеешь право претендовать на свою долю после смерти генерала Герра. То есть она в любом случае не отойдет империи.

— Но, конечно, я не заставлю тебя ждать так долго, — опять вмешался генерал. — Даю слово, что перепишу на тебя все, что оставил отец, как только ты примешь присягу на службу в моем отряде.

И вот теперь стало окончательно ясно. Шантаж. Это самый обыкновенный шантаж. Двадцать лет рабства на жестокого подлого генерала взамен на двухкомнатную квартиру и бабло? И то без гарантий, ведь что мешает Герру за эти годы спустить все деньги на ветер? Хм… Как заманчиво, однако!

— Нет, спасибо! — озвучила я свои мысли. — Мне и здесь хорошо. Майор Палвин, я ведь могу отказаться, правда?

Я с надеждой посмотрела на майора, а тот удовлетворенно кивнул.

— Для этого его величество здесь. В его власти утвердить тебя полной сиротой без права претендовать на долю наследства твоего отца и опекуна.

— Подумай, Брианна, — неожиданно произнес Китан, вновь избегая зрительного контакта со мной. Он смотрел на своего врага, когда говорил. — Тебе придется еще тридцать пять лет служить Турине, до самой пенсии, и никаких денег.

Серьезно? Этот наглый котяра пытается отговорить меня от возможности быть с ним? Как мы заговорили, ну надо же! Думает, деньги мне нужнее? Да я такой суммы в жизни не видела и даже представить себе не могу, как это выглядит. А Мур здесь, со мной, реальный и живой.

— Подписывайте! — воскликнула я, решительно посмотрев на императора. Правда, тут же смутилась под прицелом его пытливого взгляда. — То есть я хотела сказать… Простите, ваше величество, не могли бы вы окончательно утвердить меня сиротой, чтобы я больше никогда не возвращалась к этому вопросу?

— А жалеть не будешь? — с вызовом спросил принц Адэйр.

Я скромно опустила глаза и покачала головой.

— Не-а. Не буду. Свой выбор я уже сделала.

Последнее было сказано для Китана. Он дурак, конечно, но все равно поймет.

— Что ж, — молвил майор Палвин, но был нагло перебит генералом Герром.

— Боюсь, я вынужден предоставить неоспоримые доказательства того, что моей подопечной небезопасно находиться под руководством капитана Мура.

Он достал из кармана небольшой планшет и навел его на экран телевизора на стене. Ничего не происходило. Тогда Герр недовольно взглянул на Китана.

— Пароль доступа?

— Эскорт, — неохотно признался Мур. — Все буквы заглавные.

Я невольно улыбнулась. Любит он заглавные. Но вот когда появилась картинка, мое лицо окаменело. Ух, и не до смеха было.

Все, кроме императора, посмотрели на экран и застыли. Там были мы с Китаном в спортзале на дополнительной тренировке. Давней. Одной из самых первых, после того, как Мур проиграл мне в покер. Его лица не было видно, но он что-то шептал, а потом его руки заскользили по моей талии совершенно неподобающе. Я в ответ закрыла глаза, и на моем лице читалось чистое блаженство. Еще через секунду капитан повалил меня на маты и улегся сверху. А я… закинула ему руки на голову и притянула к себе. На этом месте камера дрогнула, отдаленно послышались чьи-то шаги и картинка пропала.

У меня тряслись руки, грохотало сердце, и я не знала, куда деть глаза. Спалили! И тут же возник логический вопрос — кто? Кому, в черную дыру, надоело жить?

— Как видите, — прозвучал предовольный голос генерала, — отношения капитана Мура и курсантки Круз далеки от профессиональных.

Я бросила взгляд на Китана, а тот сидел с невозмутимым лицом, и вообще будто не его только что показывали. Невероятная выдержка.

— Вы заблуждаетесь, генерал, — спокойно произнес он. — Это был всего лишь показательный прием, как соперник может отвлечь неопытного бойца. Позже Брианна попыталась повторить тот же прием. Нас не связывают непрофессиональные отношения, если вы на это намекаете.

— Нет, что вы, — съязвил гад. — Какие намеки, капитан? Ваше слово против моего и неоспоримых доказательств.

— Вас, генерал Герр, насколько мне известно, не было ни на одной моей тренировке, — парировал Мур. — А происхождение данной видеозаписи я бы настоятельно рекомендовал проверить. Это не запись с камер наблюдения.

— А записей и нет, — процедил гад.

— А откуда вам это может быть известно? — с кривой улыбкой спросил Мур. В эту секунду я осознала, что втюрилась в него по самые уши. Он был потрясающим.

Герр помрачнел, нервно поправил на себе мундир и посмотрел на императора, который все еще пялился на меня.

Я выдержать давящие взгляды не могла, потому уткнулась в свои руки. А Мур будто специально пытался все внимание обратить на себя, и начал дразнить Герра.

— Вы не ответили, генерал. Откуда у вас может быть информация по видеозаписям моего отряда? Эти данные засекречены и доступны лишь майору Палвину.

— И Верховному канцлеру, — надменно выдал Герр. — Я получил доступ с его позволения.

— На каком основании? — возмутился майор.

Что ж, Китану удалось перевести тему. Теперь майор возмущался, что Герр всунул свой противный длинный нос в работу его службы, где его вообще не ждут. Я понимала причину его нервозности. Никто не должен узнать о существовании камня. И я сразу предположила, что тот, кто заснял нас с Китаном, здесь как раз для этого. Среди нас есть шпион канцлера. Вопрос только в том — среди курсантов или друзей Китана?

— Оставьте нас, — неожиданно прозвучал голос императора. Он звучал невероятно, будто погружал в транс и пугал одновременно. По моему телу пробежала волна мурашек, и я вздрогнула.

Палвин и Герр мгновенно заткнулись, а принц Адэйр поднялся с дивана.

— Прошу, — вежливо произнес он, указывая мужчинам на дверь.

Китан тоже встал, но император остановил его жестом руки, а потом указал на место около меня. Итак, мы с Муркэпом остались с самим императором Саттероном. Это казалось настолько нереальным, что я даже подумала, что нахожусь в одной из программ виртуальной реальности по расширению кругозора. Ущипнула себя на всякий случай. Больно. Ущипнула еще раз.

— Это реально, — понимающе шепнул Китан. — Перестань.

— Вы как открытая книга, юная леди, — обратился ко мне Саттерон. Я удивилась, сколько учтивости и спокойствия было в его голосе. Со стороны это небось напоминало разговор дедушки со своей внучкой. Но его слова заставили меня устыдиться. Он ведь сильнейший интуит, наверняка ощутил все мои эмоции. Страх, неловкость, злость на Герра и обожание Мура. Да, он все это знал.

— Она приманка, ваше величество, — отозвался Мур, чем сильно меня поразил. Кто я?

— А вы, капитан Мур, слишком усердно пытаетесь ее защищать, — сменил тему император, не отрывая глаз от меня. — И этим сильнее злите генерала.

— Я сделал бы это ради любого своего подопечного, — ничуть не смутившись ответил Китан. Я же старалась отвлечься на слова про приманку и не думать, насколько он классный.

— Но ради нее вы готовы пойти на все, — настаивал на своем император, чем заставил меня нервничать еще больше.

Мур попытался оправдаться, но Саттерон его оборвал. Весьма вежливо, стоит заметить.

— Химера с приманкой не самая удачная пара, — произнес он и внимательно посмотрел на Кита. — У химер много сущностей, и даже они сами порой не знают, какая из них истинная. Они всегда в поисках. Что касаемо приманок, — он перевел взгляд на меня, — этим всегда всего мало. Они вольные птицы по натуре, а также хищники, жаждущие охоты. Она будет бежать в одну сторону, а ты в другую.

Он все еще обращался к Китану, изучая меня, но я совершенно ничего не понимала.

На мгновение повисла тишина. Мур не смел говорить, я просто была в недоумении, а его величество решил продолжить:

— Иное дело, когда приманку находит ищейка. С ним ей никогда не будет скучно.

Он чуть поддался ко мне и таинственно прошептал:

— Вам нужен ищейка, юная леди. Такой, как мой сын.

О, древние и могучие звезды! Он же не пытается сосватать мне своего сыночка?! Нет, он принц, конечно, и весьма привлекательный, но… Но! Я люблю Мура.

Правда, ему я об этом никогда не говорила. А сейчас он наверняка в бешенстве, и… Погодите! А ведь этого хитрый дедок и добивается. Проверяет нашу с Китаном выдержку. Я не решилась взглянуть на капитана, так только хуже.

— Что вы, ваше величество, — скромно произнесла. — Мне рано еще думать о таком. Все мысли о предстоящем испытании. А теперь еще и эти новости об отце.

Ну и в этом месте я просто не смогла не включить нытичку.

— Я хочу служить в элитном отряде и узнать больше об интуитах. В этом месте я чувствую себя как дома.

Я нахмурилась от сказанного, удивляясь, что додумалась такое ляпнуть. Странным было то, что внутреннего противоречия данное утверждение не вызывало. Выходит, чтобы врать императору убедительно, нужно говорить истинную правду?

— Знаю, — снисходительно улыбнулся Саттерон. — Вы ценный и уникальный интуит. Я бы хотел иметь такого человека в своем окружении. Думаю, принц Адэйр тоже. Но я должен быть уверен, что вас, юная леди, ничто не отвлекает от тренировок. На капитана Мура возложена важная миссия подготовки лучших бойцов охраны императорской семьи. Я не могу рисковать безопасностью своих детей, понимаете?

Я коротко кивнула. Это он еще не подозревает, что я знаю о камне и о том, что кроты канцлера не должны о нем разнюхать. Сейчас его больше беспокоит таинственный предмет в кейсе, нежели собственные дети. Думаю, ему проще отдать меня Герру. Тот перестанет копать, а еще Мур не будет на меня «отвлекаться». Но с другой стороны, я «ценная и уникальная», а им нужны свои люди среди армии крыс канцлера. Вот только не могу обещать, что стану «их». Я сама по себе. Всегда.

— Возможно, под руководством генерала вам будет лучше, — произнес император. Я поморщилась и твердо заявила:

— Нет.

— Уверены?

Когда я активно закачала головой, он откинулся на спинку дивана и перевел любопытный взгляд на Мура.

— У меня есть и другой вариант, капитан. Могу предложить вам должность личного охранника моей младшей дочери — принцессы Кассии, а ваше место командира подготовительной группы временно займет принц Адэйр.

Император перевел взгляд на ошарашенную меня и добавил:

— Он будет рад самолично обучать столь прекрасную и одаренную юную леди.

Бездна! Да он всерьез надумал довести нас двоих до бешенства. Принцесса? Какая, мать вашу, принцесса?! Лицо Китана я не видела, но чувствовала, как дико он злится. Нас самым наглым способом решили разлучить, и мы оба были совершенно беспомощны.

Не дав Муру ответить, император быстро добавил:

— Или я мог бы просто отстранить вас от службы в элитном отряде, капитан. И поручить более доступную работу, раз с этой вы не справляетесь. Например, оформление протоколов, сдачу отчетов.

Я шумно выдохнула от переизбытка чувств. Он издевается? Хочет понизить Мура из-за меня. В этот момент мне даже служба в отряде Герра показалась не таким уж плохим вариантом. Зато мы с Китаном могли бы видеться в мои выходные, не скрываясь. Аж целых три месяца в году. Сказка! Уже собралась озвучить свое согласие на все, лишь бы Китана не отстраняли, как он отозвался сам.

— Не стоит, ваше величество, — твердо произнес капитан. — Уверяю вас, ни одна девушка, будь она даже сильным интуитом, не столь важна для меня, как карьера и служба империи. И уж точно курсантка Круз не стоит того, чтобы рисковать должностью командира подготовительной группы. Я шел к этому долгие годы.

— И никаких чувств вы к ней не испытываете? — уточнил император.

— Если только легкое недоумение, каким образом ей удается быть настолько безалаберной в обучении, имея дар интуита. И еще интерес, чему я в итоге смогу ее научить.

Я понимала, что все это он говорит лишь для того, чтобы пустить сильнейшему интуиту пыль в глаза. Но врал Мур настолько убедительно, что в какой-то момент я всерьез начала сомневаться, где же на самом деле правда.

Император негромко рассмеялся и бросил на капитана понимающий взгляд.

— А-а-а! — протянул он. — Интерес химеры, понимаю.

Он перевел взгляд на меня и пояснил заговорщицким тоном:

— Химеры очень любопытны. При большом желании они могут подстраиваться под любого человека, заставить его думать, что он ваш лучший друг, и в итоге подвести вас к решению, которое ему выгодно. Как я понимаю, капитан старался убедить вас остаться в отряде. Верно?

— Так и есть, ваше величество, — вместо меня ответил Мур. — Как видите, результат достигнут. Брианна готова отказаться от всех привилегий ради службы на нашей стороне.

— Полагаю, другие курсантки мыслят так же? — уточнил император.

— Конечно. Уверяю вас, я отлично справляюсь со своей работой.

Воу! Кажется, мое сердце на мгновение перестало биться. С глаз мгновенно слетели розовые очки, и все стало яснее некуда. Все это был фарс? Дополнительные тренировки, соблазнения в укромных уголках, романтические виртуальные свидания и секретные записки. Пыль в глаза Китан бросал не императору. А мне. Все это время. А я так глупо и легко купилась. Ведь в самом деле слишком легко. Они всегда предают. Всегда действуют ради собственной выгоды.

— Меня трудно обмануть, — сквозь гул в ушах произнес император. — Точнее, невозможно. И я вам верю, капитан Мур. Но все же, вы немного переусердствовали. Бедная девочка разбита. Для нее ваши слова стали настоящим ударом. Я чувствую ее боль на расстоянии.

— Ничего…

Я попыталась оправдаться, но император остановил меня жестом руки.

— Как открытая книга, моя дорогая. Вам следует научиться ставить блок. Конечно, от меня вас ничто не спасет, но от других желательно закрываться.

Нужно было дослушать его. Не сорваться, не дать боли и отчаянию захлестнуть меня с головой. И я держалась, просто делая короткие вдохи и слушая удары собственного сердца. Оно грозило выпрыгнуть из груди. Я запретила себе думать о предательстве Китана сейчас.

— Пригласите остальных, капитан, — распорядился император. — Я знаю, как мы поступим.

Я не смотрела Муру в спину, когда он встал. Все перед глазами поплыло, но реветь я не собиралась. Ни за что. Это слабость, которую они не увидят.

Глава 18

Когда все были в сборе, император заговорил:

— Я принял решение. Брианна Круз остается в подготовительной группе под руководством капитан Мура и моей опекой.

— Но…

Герр собрался возразить, но был остановлен принцем Адэйром.

— Решение его величества не подлежит обсуждению.

— В таком случае, — ядовито процедил генерал, — я прошу оставить вопрос с опекунством до окончания подготовки курсантов. Уверен, что смогу предоставить доказательства, в которых даже его величество не усомнится.

С этими словами он достал из кармана листок и протянул его императору. Но его перехватил принц Адэйр и про себя зачитал. Я видела лишь огромную эмблему Верховного парламента Турины с обратной стороны. Сейчас от плохого меня могло отвлечь только худшее.

— Канцлер назначил генерала Герра надзирателем в подготовительной группе капитана Мура, — безэмоционально проинформировал принц Адэйр и засунул листок в свой дорогущий пиджак.

— До финального испытания целый месяц, — победно произнес Герр, явно довольный собой. — А после Брианна сможет окончательно определиться с выбором.

Что же это выходит? От опекунства он уже не отказывается, шантажировать наследством тоже не берется, зато надзирать за «потерпающей» наследницей он вызвался на раз. Ага, как же! Да гад изначально этого и добивался. Ему лишь нужен был повод попасть сюда. И он решил прикрыться благородством и заботой о бедной сиротке. Так бы и врезала ему между ног.

Не пойму только, зачем тогда заманивать меня в свой отряд? Неужели он с самого начала знал о моих чувствах к Муру и о том, что я не захочу уходить? Или он был уверен, что вся эта команда меня не отпустит. Значит, он знает о моем «даре», и я ему все-таки для чего-то нужна. Я в одно мгновение почувствовала себя бездушной марионеткой, которую дергают за веревочки со всех сторон. Моя простая нехитрая жизнь закончилась. Начались политические интриги и скрытая борьба за власть. Я уже не понимала, могу ли здесь верить хоть кому-то? Или все они химеры, ищейки и маски? А я приманка. Только вот для кого?

— Хорошо, — произнес император Саттерон своим гипнотическим голосом. — Отложим вопрос опекунства на месяц. У юной леди будет время все взвесить и окончательно определиться.

С этими словами он задумчиво посмотрел на меня.

— Впрочем, уверен, принцу Адэйру также будет интересно понаблюдать за подготовкой наших бойцов.

— С превеликим удовольствием, ваше величество, — с энтузиазмом ответил принц и слегка поклонился отцу.

У Герра заиграли желваки, но он выдавил из себя учтивую улыбку. Палвин был слегка обескуражен, почти как я. А на Мура я отказывалась смотреть. Боялась, что сорвусь.

— Курсант Круз, вы свободны, — холодно бросил капитан.

Я коротко кивнула, встала с места, затем вспомнила, что нужно отдать честь руководству, затем поклонилась членам императорской семьи и пулей вылетела из кабинета. И не остановилась, пока не оказалась в кабинке туалета. Это единственное место, где я могла побыть наедине с собой хотя бы несколько минут.

Всхлипнула, чувствуя, как в горле застрял ком. Руки тряслись, и все состояние можно было назвать одним словом — шок. А еще страх, ужас, боль и дикое разочарование. Все одним мощным потоком нахлынуло на меня, и в то же мгновение сошло, стоило мне сделать несколько глубоких вдохов. Коварные и противные мысли отступили, я просто начала анализировать происходящее и сказанные Китаном слова. И поняла, что в присутствии императора мыслить связно вообще не могла. Он подавлял меня, угнетал, я чувствовала досаду и огорчение, потому что он внушал мне это.

«А теперь давай подумаем логически!»

Стал бы Китан впускать меня в свою душу, показывать историю из прошлого, будь я для него всего лишь глупым недоразумением? Стоило задать себе этот вопрос, и тут же нашелся ответ. Он мог запросто все это выдумать. Подумаешь, виртуальная реальность. А если мыслить масштабнее, он мог бы сочинить и всю историю про Герра, чтобы запудрить мне мозги. Возможно, он хотел настроить меня против него.

Что, если на самом деле генерал и канцлер хорошие парни, а император и его сыновья — настоящие злодеи? То, что император у нас не паинька, я уже и так поняла. Для этого не нужно быть интуитом. Тот еще старый интриган. Мне нужно выбрать одну сторону из двух, и третьего варианта не дано. Я лишь боялась, что Мур окажется не со мной. Это было хуже всего.

«А как тогда ты объяснишь влюбленные взгляды и ту записку с признанием?». Тут ответа не нашлось. Я обратилась к своей интуиции, внутреннему чутью. Сбросила лапшу с ушей, откинула всю новую информацию и просто прислушалась к своему сердцу. Оно говорило, что все, что произошло между нами, настоящее. Мои чувства точно уж неподдельные. А его?

Я бы так еще долго сидела и медитировала. Это помогало успокоиться. Но мне не дали. В туалет завалили девицы и, обступив мою кабинку, требовали выйти и все рассказать. Кстати! Это же среди них шпион. У меня даже есть главный подозреваемый.

Сжав челюсти, я толкнула дверцу ногой и зло зыркнула на курсанток. Улыбки медленно сошли с их лиц, и они синхронно отступили на шаг.

— Ну как? — проблеяла Лина.

— Что они сказали? — поддержала Хелен.

Бросила взгляд на Кендис. Та сложила руки на груди и смотрела на меня с насмешкой. Впрочем, как всегда. Не раз она грозилась, что при возможности столкнет меня с обрыва. Но в то же время у меня зародились смутные сомнения, что при всей явной и открытой антипатии Кен стала бы так подставляться. Нет, тут скорее замешан кто-то тихий и незаметный. Кто ко всем дружелюбен. Такой себе «парень — поплачь в мою жилетку». Хм! А о парнях я и не подумала. Как на счет Айдана?

— Брианна! Да что там произошло? Тебя выгоняют? — с надеждой спросила блондинистая.

Хмыкнула и покачала головой. Ох, и утру же я ей нос, когда меня зачислят в отряд. В том, что я им интересна, сомневаться не приходилось. Интуит — приманка.

— Не дождешься! Хотите новостей?

Девушки активно закачали головой и осмелились подступить ко мне.

— У нас будут два новых сопровождающих. Генерал Герр и… — я потянула паузу и обвела всех пытливым взглядом. Не заметила ничего, кроме искреннего удивления, — …и его высочество, принц Адэйр.

Громкий восторженный визг оглушил меня мгновенно. Ох, эти глупые курицы.

* * *

День выдался сложным. Еще до обеда император и принц удалились. А Герр остался. Ему была выделена одна из «люксовых» комнат около остальных инструкторов. Муру это явно не доставляло ни грамма удовольствия. Он не показывался нам на глаза, но за обедом был мрачнее мертвеца. И как бы я ни пыталась встретиться с ним взглядом, он усердно меня избегал. Остальным капитанам тоже было нелегко терпеть общество надменного генерала, да еще и учтиво себя с ним вести.

Даже любимый урок физиогномики под руководством Сандры не сделал мой день легче. Я была разбитой, постоянно погружалась в собственные мысли, но так и не пришла к окончательному выводу. Меня отвлекали парни и Лина с Шайлой. Девицы вообще не переставали трещать о скором приезде принца. Даже попытались расспросить больше офицера Картер. Но Сандра лишь пригрозилась, что с такой нулевой концентрацией внимания всем нам светит дорога домой.

— Вероятно, в полиэтиленовых мешках, — добавила она, и все посторонние разговоры прекратились.

Танцев не было, вместо этого нас отправили на тренажеры под присмотром Бейли и Герра, который все время кривил недовольную мину, но молчал. Мур не появился.

Веселее стало после ужина. Помимо усталости, все ощущали повисшее в воздухе напряжение. Капитаны были сдержаннее и строже чем когда-либо. Никто не шутил, не предлагал сыграть в покер или бильярд. Часть курсантов обсела телевизор, но под недоуменным взглядом генерала все быстро смылись в свои комнаты. А я не побоялась остаться. Я ждала Мура, надеялась, что он вылезет из своей норки и хоть что-то объяснит. Но подлый трус не являлся, вместо него на меня насел Герр, что, впрочем, тоже было не так уж плохо. За этот день я пришла к выводу, что должна выслушать и его версию событий. Слушать одного лишь Китана и слепо доверять ему неразумно. Как бы сильно мне этого ни хотелось.

А еще я призналась сама себе (и было это нелегко), что хочу узнать больше об отце.

— У вас здесь довольно весело, — заговорил генерал, усаживаясь на диванчик напротив моего. Это немного напоминало обстановку в кабинете. Но было не столь тягостно.

Я обвела пустое помещение взглядом и хмыкнула. Да уж, обхохочешься!

— Ну, что же, наверное, расслабляться тоже нужно, — продолжил Герр. — Вы молодые еще, кровь кипит, я понимаю. Хоть и не одобряю. Все же курсанты армии Турины должны понимать всю степень ответственности, которая на них возлагается.

Я прищурилась, присмотрелась к генералу. Когда-то он был красив, об этом говорили правильные черты лица. И даже шрам на весь глаз его не обезображивал, лишь придавал хищности. В виртуальной реальности он был брюнетом, а сейчас полностью поседел. Только это, да пара глубоких морщин отличали его от того варианта. Он держал спину ровно, смотрел на меня строгим взглядом опытного бойца, командира. В нем не было злости и превосходства, как тогда, когда он испепелял взглядом Китана. Со мной он был другим, учтивым. И это говорило лишь о том, что с Муром он в контрах, но не обозначало, кто из них хороший человек. Чуйка молчала. Особенно, если подумать, что я запретила себе оценивать Герра глазами Китана. Не буду брать в учет воспоминания его детства. Я считаю себя достаточно умной, чтобы сделать выводы самостоятельно. Мне лишь нужно больше времени.

— Отец тоже был таким суровым? — робко спросила я.

Лицо Герра вмиг изменилось. Карие, почти черные глаза неожиданно подобрели. Он посмотрел на меня так странно, будто впервые увидел и даже слегка улыбнулся.

— Ты похожа на него, — произнес он.

— Фигня! — выпалила я и тут же вспомнила, с кем разговариваю. — То есть… я на маму похожа. Как две капли воды.

— Возможно, — кивнул Герр. — Видел ее фото в досье. Но что бы ты ни говорила, глаза у тебя от отца.

— Вы были близки? — допытывалась я.

— Брианна, — генерал снисходительно улыбнулся. На секунду мне показалось, что в его глазах промелькнуло раздражение, но он быстро его скрыл добродушной улыбкой. — Поручить жизни своих детей возможно только проверенному и надежному человеку. Уже это должно что-то для тебя значить.

Когда дело касалось отца, я не могла держать язык з зубами. Они еще не настолько хорошо меня выдрессировали.

— Мой отец ничего для меня не значил. И его решения также ничегошеньки для меня не значат.

Генерал недобро прищурился, и вот теперь его хищные черты проявились острее. У него было так много личин. Что же у него внутри?

— Зря, — только и выдал он. И звучало это зловеще, как угроза. Я как бы должна была пожалеть о своих словах. Но вместо этого возникло любопытство. Как сильно нужно разозлить Герра, чтобы он показал свое истинное лицо? Увидев мой нахмуренный взгляд, мужчина тяжело вздохнул и снова попытался наладить контакт.

— Слушай, я человек военный. К сантиментам и душевным разговорам не привык. Но Кирст позаботился об этом. Он оставил тебе кое-что.

С этими словами генерал потянулся во внутренний карман и достал оттуда небольшой узкий блокнот, перевязанный кожаным ремешком.

— Что это? — удивилась я. Скрывать интерес я тоже не умела. Но меня вообще было сложно чем-либо удивить.

— Дневник твоего отца. Точнее, огромное объяснительно письмо. Тебе.

Он протянул мне блокнот, и я настороженно его приняла. Герр смотрел на меня, ожидая реакции. Может, он думал, что я его открою, начну читать и тут же плакать? Читать и плакать… Все девчонки так делают, когда пролистывают душераздирающие письма. Но я ведь тоже не любительница сантиментов. Наверное, этим я удалась в папочку.

Поблагодарив генерала, попрощалась и ушла в комнату. Если повезет, смогу хоть что-то разобрать сквозь беспрерывное трепание куриц.

«Дорогая Брианна. Я долго не решался написать эти строки, не зная, дойдут ли они когда-либо до тебя…»

— Таша! Ну дай одну конфетку! Мне необходимо. Я нервничаю.

— Тебе нужно худеть, Хелен. Завтра явится принц, а у тебя ляжки, как у Максвела.

«Я предпочел бы рассказать тебе свою историю лично, но боюсь, слишком долго тебя искал. В этом, конечно, исключительно…»

— Это мышцы! — раздался противный визг, от которого я в очередной раз поморщилась. — Посмотри на Брианну, у нее тоже ноги ого-го. А ты видела, как принц на нее пялился?

«… исключительно моя вина.»

— Он на нее не пялился, идиотка. А смотрел, как на недоразумение.

— Заткнись, Кендис, — раздраженно процедила я. — Недоразумение здесь только ты.

— Тебя так задели слова о фигуре? Но это же правда! Твои ноги и так не слишком длинные, а от того, насколько они перекачаны, создается впечатление, что они принадлежат футболисту.

— Ну, это логично, — съязвила я. — У меня огромный опыт пинания чужих голов. А ты, я посмотрю, так часто хвалишься своими ногами от ушей, что у меня невольно возникает вопрос, а что у тебя вместо рта?

В мою сторону полетела подушка, которую я машинально отбила ногой, и та полетела в голову Наташе. Рыжая как раз подносила ко рту конфету, но сладость отлетела на пол, и на нее тут же набросилась Хелен.

— Не трогай! — взревела рыжая. — Это последняя.

Но Хелен быстро дунула на конфетку и, забросив себе в рот, начала жадно жевать, с опаской глядя на Ташу.

— Зараза! — взревела та и начала лупить ее подушкой Кендис.

Я невольно засмеялась, хоть и хотелось прибить их всех.

— Драка подушками! — закричала Лина и побежала в кучу.

Я покачала головой и открыла дневник.

«Прежде всего я должен извиниться перед…»

— Вашу ж мать! — взревела я, когда чей-то тапок выбил из моих рук дневник.

Встала, собираясь надрать кому-то зад, но меня остановил механический голос из динамиков:

— Отбой.

А через секунду еще:

— Если вы сейчас же не заснете, я лично отметелю каждую.

И хоть голос был женским, я точно узнала интонацию Мура. Он следил.

Только я запустила тапок в кучу опешивших девиц, свет вырубился. Немного подумав, продемонстрировала потолку неприличные жесты на обеих руках.

— Завтра на этих пальцах будешь отжиматься, — донесся грозный ответ.

Я лишь хмыкнула, хлюпнулась на свою койку, нащупала дневник и спрятала его в тумбу. Это мы еще посмотрим, что будет завтра. Муру не удастся вечно от меня прятаться.

Утро началось как всегда. В меня что-то полетело, я резко подорвалась с постели, но девицы приняли вид невинных овечек.

— Чтоб вам сегодня всем связки потянуть! — прикрикнула я.

Не знаю, связано ли это с моим даром, но обычно мои «пожелания» исполняются. Девушки это уже просекли. Вот и сейчас Хелен охнула, а Кендис посмотрела странным оценивающим взглядом.

— Да брось, Бри, — примирительно произнесла Лина. Моя «подружка». — Подъем объявили пять минут назад, а ты явно не услышала, потому что храпела, как слон.

— Я не храплю! — возмутилась я.

— Никогда не узнаешь, пока не останешься с кем-то на ночь, — настаивала Лина.

А затем она схватила меня под руку и повела умываться с остальными.

На завтрак объявился принц Адэйр. Он сообщил генералу Герру, что прибыл еще ночью, а затем уселся за «капитанский» столик, где тихо переговаривался о чем-то с Муром.

Я сидела к ним вполоборота, но все равно умудрялась «стрелять» глазками на Китана. Ничего. Ноль реакции. Сейчас я точно напоминала помешанную влюбленную дурочку, которая тает от своего командира. И это, бездна поглоти, доводило до бешенства. Ведь он первый меня соблазнять начал. А то, что я против не была — вопрос второстепенный.

Оставалось надеяться, что на тренировках мне удастся его выцепить. Во время спарринга мы всегда перекидывались парой тройкой фраз, и даже взглядами умели общаться очень даже красноречиво.

Из руководства в зале были Мур, Герр, Картер и принц. Как к нему обращаться в данной ситуации, я пока не знала. Да и он вел себя тихо, непримечательно, хотя весьма внимательно изучал присутствующих курсантов. И я просто не могла не заметить, что на меня он смотрел чаще остальных.

Выполнив стандартную разминку — пробежку, отжимание, подтягивание и растяжку — мы приступили к спаррингу. За два месяца подготовки все многому научились, и теперь было что показать «гостям».

Мур, как всегда, разбил нас на пары. Но нас было нечетное количество, и обычно он всегда брал на себя роль моего партнера. Сегодняшний день стал исключением к моему величайшему разочарованию. Значит, никаких гляделок не будет.

Я умела находить позитив в любой ситуации. Сейчас была рада, что смогу надрать задницу Кендис. Продемонстрирую ей мои перекаченные ноги.

— Воу! Стоп! Стоп, девушки, — воскликнул принц Адэйр, когда мы с блондинистой перешли на оскорбления и откровенные пинки по запрещенным местам. Он тут же поднял руки и отступил на шаг, стоило нам одновременно бросить на него раздраженные взгляды. Ни одна из нас не успела скрыть злости на лице. Вот и бедному принцу перепало. А вообще он мне нравился. Не в пример хмурому и строгому Герру, который тут же возник рядом.

— Что здесь происходит? — поинтересовался он.

— Демонстрация полнейшего непрофессионализма курсанта Круз, генерал, — прозвучал до неузнаваемости ядовитый голос Мура за моей спиной.

Хотя, чего это я? Он с первого дня так общался со всеми. Это потом я увидела другую его сторону. Или маску.

Герр хмуро взглянул на меня, жестко поджал губы и выдал:

— Я вижу лишь непрофессионализм командира, который за два месяца не смог научить свою подопечную ничему стоящему. Хотя это не удивительно, учитывая ваши так называемые тренировки, капитан.

Ох, сколько яда. И этот человек мой добрый дядюшка-опекун. Ну да!

— Я семь лет жила в свое удовольствие, генерал, — насмешливо произнесла я, нагло перебивая Мура, который собрался дать не менее язвительный ответ. — Никому не удастся перевоспитать меня за два месяца. Плохие привычки, они в крови.

И в подтверждение своих слов я пнула Кендис под колено.

— Брианна! — привычно процедил Мур. Ну просто музыка для моих ушей. — Двадцать отжиманий. Сейчас же.

Бросив на генерала наглый взгляд, опустилась на пол и начала отжиматься.

— И все? — прозвучал грозный голос Герра. — Это все наказание? Вы с каждой минутой все больше меня разочаровываете, капитан. Позвольте продемонстрировать, как обращаются с нарушителями порядка в моем отряде.

И не дождавшись разрешения Мура, он подошел ко мне и проорал:

— Вольно, курсант. Встать.

Я злорадно усмехнулась про себя и сдавленно ответила:

— Я все еще выполняю приказы капитана Мура.

Это чтоб уж он наверняка понял, что я вредная и отвратительная.

— Я бы на твоем месте не надеялся на защиту капитана, — произнес Герр. Я видела лишь его отполированные до блеска ботинки. — Конечно, если твой командир не собирается проявлять неуважение к старшему по званию и демонстрировать особое отношение к одной из своих подопечных.

Это была провокация. И Мур на нее поддался. Или нет. Зависит от того, чего добивался Герр.

— Выполнять приказ генерала, Круз, — процедил Китан. Гад! Нет, ну все-таки, какой гадский гад!

Встав на ноги, я с вызовом взглянула на генерала.

— Принять коленно-локтевую позу, Круз, — пророкотал он на весь зал. Чем, конечно, привлек внимание остальных. И похоже, не собирался запрещать им пялиться.

Я поджала губы, пребывая в крайне отвратительном расположении духа. Невольно взглянула на Мура. Тот напоминал стену, глядя сквозь меня. Значит, спасать мы меня не собираемся. Прекрасно! Демонстративно развернувшись лицом к Китану, приняла позу. Затихли все. Раздался звон метала и эхом разнесся по залу. Герр снимал ремень. Мои глаза округлились от шока, но тут же сузились, продолжая сверлить горе-капитана. Он действительно позволит старому извращенцу отшлепать меня? Ремнем? При всех? Ну, тогда мой парень тот еще садист.

— Назовите свои имя, курсант, — произнес Герр.

Я уж подумала, что у дяденьки серьезные расстройства психики, но оказалось, что он обращался к белобрысой.

— Кендис Анкола, генерал.

— Двадцать ударов, Анкола, — пророкотал Герр.

А я все смотрела на Мура, ожидая чуда. И даже чувствовала, как негодовал принц Адэйр. Казалось, что он в любую минуту бросится меня спасать. Но этого не произошло. На мои бедра обрушился удар. Кен силы не жалела. Я сцепила зубы, чтобы не зашипеть от боли.

«Теперь ты доволен?» — выпытывала я взглядом у Китана. Мне было все равно, что остальные смотрят. И раньше доводилось не сладко. Меня били и унижали. Особенно в тринадцать, когда я совсем не умела отбиваться. Я терпела, потому что знала, что отомщу. Всегда мстила.

Мур перестал делать вид, что ему все равно, и взглянул на меня. И что я увидела? Призрение. Злость. Даже ненависть.

«Ты этого заслужила, неудачница» — говорили его глаза.

«Это я неудачница?»

«Ну, не я же сейчас стою на коленях»

Кендис ударила еще раз. Герр считал. Но из них двоих мне больше хотелось придушить старого извращенца. Белобрысая, к моему удивлению, била относительно слабенько. И никогда не попадала по одному и тому же месту. Я ее, конечно, не стала от этого любить, но и винить не могла. Она лишь выполняла приказ. Я бы на ее месте тоже не посмела отказаться. Да еще бы и лупила на совесть.

Прищурилась, глядя на Мура. Что это? Пытается обмануть сильного интуита, коим является принц Адэйр? Или ему и впрямь так мерзко на меня смотреть.

«Гаденыш ты, Мур»

Не знаю, что он увидел в моем взгляде, но на целую секунду на его лице промелькнула мука. Всего лишь на неощутимый, едва заметный миг. Но мне этого хватило, чтобы продолжать верить, что все не просто так.

— Хватит, — закричал он, когда я получила пять ударов.

Кендис тут же остановилась, хоть генерал и продолжил отсчет.

— Я сказал, достаточно, генерал. При всем уважении к высшему по званию, это мои курсанты. Я занимаюсь их подготовкой, а вы по назначению Верховного канцлера всего лишь наблюдатель. Прошу не превышать свои полномочия.

Выдавив яростную тираду, Мур произнес, не глядя на меня:

— Круз, Анкола, возвращайтесь к спаррингу.

Я встала и не смогла не удержаться от колкости Герру.

— Спасибо, что не заставили снимать трусы.

Ну что сказать? Я неисправима.

Правда, ожидала от генерала злостного взгляда, а вместо этого он победно хмыкнул и кивнул на Кендис.

— Продолжайте, курсанты.

То есть вот так просто он вернулся в образ доброго дядюшки-опекуна? А сессия со старым садистом закончилась? Как занятно!

Герр отошел, а принц Адэйр остался. Он недовольно хмурился и держал руки сложенными на груди.

— Это что, признание в любви? — шепнула я Кен, когда она уложила меня на лопатки.

— Не понимаю, о чем это ты, — произнесла она и подала мне руку. Впервые я приняла ее помощь.

— Я бы тебя не стала щадить, — честно призналась.

— Знаю, — ухмыльнулась та. — Но и я не настолько идиотка, чтобы оказаться на твоем месте.

Я рассмеялась. Нет, в самом деле. Ведь она права, и мне отчего-то стало весело. Никогда бы не подумала, что буду так глупо себя вести. И из-за чего? Пытаясь доказать всем то, в чем я сама не уверена. Так уж я непоколебима? Мне казалось, я балансирую на острие ножа. Инстинкт самосохранения спал крепким сном. Мне не было страшно за свою жизнь, я боялась, что в ней не станет смысла. Раньше не задумывалась об этом, мне просто нужно было выжить. А сейчас мне всего лишь нужно верить, как Кит и просил. И я отвратительно справлялась с этим заданием.

Первым зал покинул Герр, шепнув что-то ядовитое Муру, отчего капитан недовольно поморщился. А потом Сандра объявила об окончании тренировки, и все со счастливыми лицами засеменили к выходу. Я специально поддалась Кендис и провалялась на полу дольше положенного. А Мур не менее умышленно задержался у турника, решив напоследок подкачаться.

Когда мы поравнялись у двери и вышли в коридор, я в буквальном смысле прижала его к стенке, потому что знала, что в этом огрызке коридора камер нет.

— У тебя есть две секунды, чтобы убедить меня, что ты очень хорошо притворяешься. Можешь использовать рот.

Сегодня явно был не мой день. По крайней мере, столько разочарований за несколько часов я не припомню. Он оттолкнул меня. Да еще так сильно, что я приложилась головой о стену.

— Совсем охренела? — процедил он. И столько злости было в карих глазах, что я всерьез задумалась, что у кого-то раздвоение личности, а кому-то другому напрочь отшибло мозги. Это ж надо было так втюриться в этого идиота?

По-хорошему, я должна была обидеться. Основательно так, чтоб больше никогда с ним не заговорить. Но не смогла просто уйти. Незнание и непонимание убивало.

— Просто объясни, что происходит, — прошептала я, пытаясь хоть по мимике прочесть ответ.

— Все проще некуда, — раздраженно выдал Мур. — Ты должна тренироваться, чтобы выжить на финальном испытании. Если, конечно, хочешь работать на императорскую семью. А если тебе нравятся методы обучения Герра, тогда я не пойму, что ты до сих пор здесь делаешь?

— Не понимаешь? — зло процедила я. — А ты пошевели извилинами и догадайся, почему.

Мур сделал шаг и зловеще навис надо мной.

— Ты забываешься, Круз. Я твой командир. По крайней мере пока что.

И ничего больше. Ни единого проблеска эмоций, будто со мной говорила каменная статуя. Мне оставалось лишь коротко кивнуть.

— Я уже не вижу причин, по которым должна оставаться здесь. С вами, капитан Мур.

Больше мне говорить не хотелось. Собралась уйти, но на моей руке сомкнулись его горячие пальцы. Одного лишь прикосновения хватило, чтобы в памяти вспыхнули все наши счастливые минуты. На глаза накатились слезы. За что он со мной так?

— Это все была ложь, да? — едва слышно прошептала я, опустив голову в пол.

Его ответ был словно шелест ветра. Неуловим. Но это было четкое «нет».

— Просто сконцентрируйся на учебе, — чуть громче добавил он. Хоть голос ничуть не потеплел. — Ты нужна нам.

Я бы хотела, чтобы его «нам» звучало, как «мне». Но уже не разбирала, где намеки и двусмысленные фразы, а где просто прямые слова без контекста. Он отпустил меня и подтолкнул вперед. Я на ходу смахнула набежавшие слезы и ускорила шаг. И едва не споткнулась, увидев за углом принца Адэйра, который усердно делал вид, что что-то проверяет в телефоне. Увидев меня, он вежливо улыбнулся.

Я не стала оборачиваться, хоть и чувствовала спиной взгляд Китана. Значит, это был очередной спектакль? Кажется, они окончательно засорили мой мозг, и мне не выпутаться из этого клубка интриг и тайн. Как же все надоело.

Глава 19

За прошедшую неделю я сделала много важных выводов. Первое — Мур скотина. Второе — Мур скотина. Третье — принц Адэйр кобель. И самое главное — я полная дура. Нет, обычно я не столь самокритична и вообще-то хорошего о себе мнения. Но первые два пункта и тот факт, что я тоскую по Муру, говорят сами за себя. А еще то, что я так и не поняла, почему он от меня прячется. В какой-то момент мне все так дико надоело! Устала от всех и цирка, который они устроили.

Капитан Мур делал вид, что я бестелесная субстанция, и совершенно на меня не реагировал. Никак. Даже не рычал и не шипел. Принц Адэйр нахваливал и улыбался при каждом возможном случае, и это откровенно походило на съем. И вроде как это должно льстить мне, ведь сам принц… Но на деле я чувствовала себя униженной, будто он на спор или чисто из спортивного интереса пытается уложить меня в свою постель. На один раз. Как и многих до меня. После того как я почувствовала себя самой желанной во всем мире для одного конкретного мужчины, стать подстилкой, хоть даже и принца, мне не казалось привлекательным. Совсем.

А Герр… такой Герр! Столь двуликого человека мне еще не доводилось встречать. И самое странное, что чутье молчало. Иногда я даже ловила себя на мысли, что он говорит разумные вещи. Например, как сегодня после обеда, когда у нас было двадцать минут свободного времени и генерал вызвал меня на личный разговор. Он спросил, прочла ли я дневник, на что я честно ответила:

— Нет желания.

— Брианна, — пожурил генерал — как-то по-отцовски, даже смешно стало. И это после извращенской порки. — Поверь, ты многое поймешь, узнав кое-что из жизни своего отца. Мир не делится лишь на черное и белое. Все намного сложнее. Он оказался перед сложным выбором. Думаю, ты должна познакомиться со своими братом и сестрой. Это поможет.

Я не удержалась и съязвила:

— А их вы тоже порете ремнем, если не слушаются?

Герр нахмурился и выдал:

— А ты еще не догадалась? Это была проверка твоего обожаемого капитана. И он ее не прошел, Брианна. Разве ты не видишь, что ему абсолютно на тебя плевать? Ни один нормальный мужчина не позволил бы унижать свою женщину. Он мог бы остановить меня сразу. Но не сделал этого. Я присматривался к нему. Мне бы хотелось верить, что этот мужчина тебя достоин, но я его знаю и считаю своим долгом раскрыть тебе глаза.

Жар прилил к шее и щекам. Старый ублюдок вызывал во мне… ярость. Но где-то в глубине души прорезался мерзкий голосок, что это может быть правдой. Я не собиралась позволять Герру сеять зерно сомнения в моей душе. Мне вообще до дрожи надоело выяснение отношений. Китан сказал тренироваться, этим я и собиралась заниматься. По крайней мере, целую неделю мне удавалось.

Но генерал подготовился основательно. Он протянул мне планшет, на котором были фотографии с танцевальных тренировок. Капитан стоял в паре с Кендис и премиленько ей улыбался.

— Он может быть очаровательным. И каждой кажется, что она для него единственная, — прошептал генерал, а затем как бы невзначай поинтересовался: — Капитан наверняка и тебя пытался соблазнить. Возможно, флиртовал, улыбался, одаривал комплиментами? А может быть, даже что-то большее.

Он, верно, считает меня полнейшей идиоткой. Думает, показал фото, и я, мстительная и обиженная на всех в мире мужиков тварь, сдам Мура с потрохами. Ему! Старому садисту! Можно было бы рассмеяться генералу в лицо, но я схитрила. Считает меня пустышкой? Одно из многочисленных правил Брианны Круз звучит как-то так: «Никогда не опровергай о себе слухи. Когда-то это сыграет тебе на руку». Сделав опечаленный вид (даже сильно стараться не пришлось) и для драматизма шмыгнув носом, я произнесла:

— Это не может быть правдой.

— Таких, как он, нужно ставить на место, Брианна. Он беспощадно манипулирует твоими чувствами.

Понимающая улыбка Герра раздражала. Думаю, теперь он будет играть для меня роль заботливого дяденьки-опекуна, при каждой удобной возможности выставляя Мура последним мерзавцем. Не скажу, что мне это нравилось или было удобно, но по крайней мере я смогла сделать вид, что расстроена до слез, и сбежать на тренировку, надеясь, что хоть сегодня мне что-то объяснят.

Из-за того, что задержалась, не сразу сообразила, отчего курицы в спортзале кудахчут, как заведенные. А когда вошла внутрь, обомлела от увиденного. По центру стоял огромный стол, вокруг которого крутилась Сандра, раскладывая приборы. В углу находились две большие ширмы, из-за которых и доносились восторженные голоса. А затем мне на вид показалась наряженная в роскошное длинное платье барышня, в которой я не сразу узнала нашу балбеску Лину. Увидев меня, она радостно захлопала в ладоши и побежала навстречу.

— Бри! Ты только посмотри, — щебетала чудесным образом преобразившаяся девушка. — Разве это не восхитительно?

Она покружилась вокруг своей оси, и я невольно залюбовалась красотой бирюзового платья, которое едва прикрывало ее верхние округлости и совсем не скрывало спину. Вот это да!

Схватив меня за руку, Лина затараторила:

— Идем скорее, у нас осталось пять минут на подготовку, а из тебя нужно сделать конфетку. Это наше задание. Его капитан Райс придумал. Он сказал, что мы уже готовы для выхода в свет. Представляешь?

Капитан Райс (как выяснилось, принц Адэйр тоже служил) был невероятным выдумщиком. Уверена, этого не было в стандартном плане подготовке курсантов. Зайдя за ширму, я увидела всех остальных девушек. Они красились, делали друг другу прически и беспрерывно хихикали. Около стены стояла вешалка на колесах, на котором висел последний чехол с моим именем на бирке.

— Открывай! — возбужденно запрыгала рядом со мной Лина. — Уверена, принц Адэйр каждой из нас подобрал платье лично. И обувь тоже.

Я несмело подошла, расстегнула чехол и вытянула ярко-алое платье. Которое больше напоминало ночнушку. По длине так уж точно. С выражением полного недоразумения на лице повертела его и в ужасе открыла рот.

— А где здесь перед? — недоумевала я. — Это вообще платье или юбка?

Лина засмеялась, все остальные притихли и обступили меня, разглядывая этот кошмар.

— Вау! — воскликнула Хелен. — Вот это секс!

На ней-то было золотистое платье, длиной до самых щиколоток.

— У всех платья с открытыми спинами, — успокоила Лина. — Просто у тебя почему-то короткое. Погоди-ка!

Она полезла в чехол и нарыла в самом низу кое-что.

— О! Здесь еще что-то вроде пристегиваемой юбки.

Она подняла красную, совершенно прозрачную ткань, и девчонки опять заулюлюкали. Я же смотрела на них, как на ненормальных.

— Я не могу показаться в этом в приличном обществе! — обреченно прошептала я.

— Можешь и покажешься! — строго произнесла Таша, на которой было классическое черное платье. Тоже длинное, но с открытой спиной. Ее рыжие волосы на черном фоне стали еще ярче. А с макияжем ее вообще было не узнать. Все они действительно выглядели роскошно. Особенно Кендис в ярко-малиновом.

Я переоделась и почувствовала себя невероятно обнаженной. Верхнее белье, конечно, пришлось снять. Спереди платье держалось на тоненьких лямочках и честном слове. Но страшнее всего было засветить труселями во время ходьбы. В этом огрызке ткани можно было только стоять, как восковая фигура.

— Восхитительно! — вынесла вердикт Лина, которая прилипла ко мне, как банный лист, воображая из себя крутого стилиста. Затем она подобрала прозрачную ткань, обернула ее вокруг моей талии, пристегнула на невидимые кнопки, и отошла на полшага, чтобы снова меня осмотреть.

— Ты такая душечка!

Я закатила глаза и посмотрела вниз. Эта тюль ни черта не скрывала мои ноги. Сзади ткань спадала красивым каскадом, а спереди был огромный разрез для левой ноги. Фактически эта нога полностью выглядывала.

— Стыдоба, а не платье, — заворчала я.

Лина подбежала с кисточками и какими-то трубочками в руках и начала нагло домогаться моего лица.

— Что это ты делаешь? — возмутилась я.

— Макияж, макияж! — запричитала та.

— Девушки! — раздался голос Адэйра за ширмой. — У вас осталось тридцать секунд.

— Таша! Помогай! — нервно закричала Лина.

Тут же с щеткой в руке ко мне подбежала рыжая и устроила пытку моим волосам.

— Великие звезды! — запричитала девушка. — Эта шевелюра не видала хорошего кондиционера несколько лет. А кончики! Бездна, ты посмотри на эти кончики!

Она ткнула мои волосы под нос Лине, а та в ужасе округлила глаза и начала активнее втирать в кожу бежевый крем под моими глазами.

— Двадцать секунд, — возгласил принц.

Девушки заметались пуще прежнего, и в какой-то момент мне показалось, что они сейчас все взорвутся. Лина начала мазать мои губы липкой, но приятно пахнущей субстанцией, и я терпела, сама не понимая, зачем. Но когда она полезла черной щеткой к моим ресницам, я бросила на нее убийственный взгляд, оттолкнула Ташу и уже собралась высказать все, что от них думаю, как…

— Все на выход! Время вышло.

Девушки синхронно охнули, шумно выдохнули, захихикали и пошли в зал. Я сделала шаг и подумала, что о чем-то забыла. Но Адэйр позвал меня по имени, и пришлось идти. Правда, я чуть не споткнулась, сделав всего несколько шагов. От неожиданности, конечно. Передо мной стоял настоящий принц. То есть, я и раньше понимала, кто он. Но в военной форме он воспринимался именно как капитан Райс. А вот во фраке с белоснежной рубашкой, гордо задранным подбородком и надменным взглядом передо мной стояло именно его высочество. Правда, надменный взгляд быстро сменился оценивающим, а когда достиг моих ног, и вовсе стал похотливым. Ну кобель же!

— Леди Брианна! — заулыбался принц. — Простите за нескромный вопрос, а что с вашей обувью?

Я засмотрелась на Китана, который стоял у стола в таком же нарядном фраке и якобы наблюдал, отчего мы задерживаемся. Вот только я знала, что он также оценивает меня. Правда, похотливого взгляда не было. А жаль.

— А? О! Блин! — выдала я, наконец, заметив свои ботинки.

— Считай, что ты не справилась со скоростной подготовкой, — ухмыльнулся Адэйр и кивнула на ширму. — Там должна быть коробка для тебя.

Я быстро ее нашла, открыла, обреченно застонала, увидев огромный каблук, но все же обула красные туфли. А затем аккуратно вышла, ощущая себя коровой на льду. Хорошо же начинался вечер.

Хелен глумливо захихикала, как только увидела мои жалкие попытки идти на каблуках. На всякий случай я выставила руки, чтобы на случай падения не встретить пол лицом.

— А вы говорили, что это бессмысленная трата времени, капитан! — самодовольно воскликнул принц и приблизился ко мне, чтобы галантно подставить локоть. Я ухватилась за него, как за спасательный круг и прижалась к телу мужчины. Практически повисла на нем. Зато смогла идти.

Китан смотрел все так же холодно и отстраненно. И я совершенно его не чувствовала.

— Да-а-а, — задумчиво протянула Сандра, на которой также было нарядное платье. — Похоже, нам нужно выделить несколько часов для чисто женских занятий.

— Замечательная идея! — воодушевленно поддержал принц. А затем подвел меня к стулу и усадил. Я быстро всех осмотрела. Девушки в платьях, мужчины во фраках. На столе помимо привычных мне тарелок, вилок, ложек и стаканов еще имелось с десяток предметов. Для каждого. А в центре стояли тарелки с макетами еды. Я насмешливо фыркнула, приметив пластмассовую курицу. То есть кормить нас не будут. Только дразнить.

Не удержалась и еще раз взглянула на Мура. В конце концов, игнорировать его было трудно, учитывая, что он сидел почти напротив. Точнее, прямо напротив уселась Кендис, а Китан рядом с ней. Отчего-то вспомнились фото, которые показал генерал, а затем накатила злость вперемешку с ревностью. Но, покосившись на принца, я направила свои мысли в другое русло. Например, о приятном аромате парфюме, исходящего от сидящего рядом мужчины. Когда принц был рядом, я старалась вообще не думать о Китане. Я знала, что более сильные интуиты могут считывать эмоции, но не знала, как далеко распространяет радиус действия их чуйка. В своей постели я размышляла о Муре постоянно.

— Простите за опоздание! — прозвучал голос Герра. Он тоже появился при параде и уселся на единственный свободный стул в другом конце стола.

— Итак! — довольно возгласил принц, возвышаясь над всеми. — Служба в элитном отряде предполагает общение с высокопоставленными чинами, политиками, дипломатами, членами императорской семьи и другими важными персонами. Конечно, более основательная подготовка к выходу в свет вас ждет после сдачи финального испытания и зачисления в отряд. Но осталось каких-то три недели, потому я предложил капитану Муру вывести урок этикета на новый уровень. Сегодня у нас будет небольшая встреча в тесном кругу. Я и генерал Герр вызвались быть гостями. Ваша задача изучать нашу манеру общения и поведения за столом. После ужина продолжим урок танцев.

Девушки, поедавшие принца глазами, восторженно охнули и зашушукались. Подозреваю, в приличном обществе леди себя так не ведут. Хотя откуда мне знать?

— Что ж, приступим к трапезе! — объявил капитан Райс и плюхнулся на место около меня. Даже слегка задел плечом.

А дальше офицер Картер, сидевшая в центре, начала объяснять назначение приборов. У каждого было по две тарелки, три вилки, две ложки, два ножа и четыре бокала. Из всего ею сказанного я запомнила только последнюю фразу:

— Иными словами, приборы нужно использовать по порядку их расположения.

Дальше мы понарошку ели, оттачивая движения, при которых поглощение пищи выглядело бы максимально эстетично. Локти на стол класть нельзя, о чем Адэйр мне постоянно напоминал. Горбатиться тоже непозволительно, лишь слегка наклоняться вперед, и вообще спину держать ровно все время. Зачерпывать полную ложку с горкой неприлично, накалывать целый кусок мяса на вилку, а затем откусывать его — тоже. Под конец застолья я поняла, что если когда-либо меня возьмут на подобный прием, то лучше вообще ничего не делать. Сидеть, как восковая фигура и размеренно дышать. Все.

К тому же, в этом платье я и наклониться толком не могла, не рискуя при этом показать все свое добро Адэйру. Хотя тот был бы не против! Он вообще не спускал с меня глаз. Оттого замечания я получала чаще остальных. А по другую сторону стола изредка слышались язвительные комментарии Мура.

— Бри, спина! — в который раз напомнил принц.

— До некоторых туго доходит, — подметил капитан.

Я прищурилась, глядя на него, и максимально выпрямилась, отчего платье угрожающе обтянуло груди. И эта часть тела тут же ощутила на себе обжигающий взгляд напротив. Я поймала Мура на горячем. Он пялился! На вырез и пропадающий в нем шнурок с его подарком. Я не снимала кристалл вообще никогда. Правда, через мгновение Кит уткнулся в тарелку, а вилку сжал до белых костяшек. То есть вот так, да? Пялимся, хотим-желаем, но упорно делаем вид, что ничуть нет. И совсем ничего не объясняем. А сегодня еще и язвить изволим.

Лучше бы просто игнорировал, а то теперь меня так и подмывает выдавить колкость в ответ.

Неожиданно заиграла музыка, и принц грациозно поднялся со своего места, чтобы подать мне руку.

— Леди Брианна, позвольте пригласить вас на танец.

Кендис прыснула со смеху, но я даже не стала испепелять ее взглядом. И так знала, что они с Муром пристально за нами следят. Сладко, как только умею, улыбнулась принцу и протянула ему лапку.

— Сочту за честь, ваше высочество, — проворковала я.

Принц засиял так, словно только что выиграл миллион, и повел меня в центр зала. Через мгновение присоединились еще две пары. Капитан Чейз пригласил Шайлу, а Айдан — Наташу. Принц закружил меня, и постепенно подтянулись остальные. Даже Герр, которого на танцпол упрямо вывела офицер Картер. И держала его подальше от нас. Уверена, не случайно. Бросив на танцующих рядом Мура и Кендис быстрый взгляд, я посмотрела в глаза своему партнеру и заулыбалась пуще прежнего. А он непозволительно близко притиснулся ко мне и зашептал на ухо:

— Вижу, ты, наконец, начала мне подыгрывать.

Я едва не оступилась, но постаралась не проявлять эмоций на лице. Принц засмеялся.

— Нет, я все же обязан обучить тебя блокировать мысли, раз Мур так этим и не занялся. Но я не могу его винить.

Он хитро ухмыльнулся и опустил взгляд на мои губы.

— Ты отвлекаешь.

— Потому что я приманка? — не растерялась я.

— Именно.

— Расскажите мне об этом.

Принц незаметно оглянулся по сторонам и коротко кивнул, снова прижимая меня слишком близко, да еще и рукой начал водить по обнаженной спине. Меня это раздражало. Дико. И если бы я даже умела блокировать мысли, в этот момент не стала бы. Но его высочеству было плевать.

— Давай поиграем в игру, Бри, — заговорщицки шепнул он. — Ответ за ответ. Годится?

Мне не оставалось ничего кроме как согласиться. К тому же вопросов у меня была бездна. И первый я озвучила в ту же секунду:

— Зачем мне вам подыгрывать? Чтобы насолить капитану Муру?

Адэйн продолжал улыбаться, а затем поджал губы и покачал головой.

— Бери крупнее, Бри.

Я проследила за его взглядом и увидела пару Герра и Картер в конце зала. Интересно, как именно я насолю Герру, флиртуя с принцем?

Принц задал свой вопрос:

— Ты уже поняла, что Герр тебе не друг?

Я лишь хмыкнула и покачала головой.

— Я поняла, что никто из вас мне не друг.

— Это не так, Бри…

Я не стала его слушать, а вовсе сменила тему.

— Зачем вы набираете в отряд девушек? Нас всех донимает этот вопрос уже который месяц. Вы нас потом на обслуживание важных клиентов пустите?

На этом принц и вовсе заливисто расхохотался и закружил меня с такой силой, что я едва успевала переставлять ноги. Конечно, все обратили на нас внимание. И на слишком уж фривольное поведение принца.

— Это два вопроса, но отвечу на все. Конечно, при условии, что информация останется только между нами.

Кивнула.

— Все просто. Канцлер позволил создать охранную организацию для нашей семьи при условии, что сорок процентов бойцов будут женщинами. Он опасается, что император собирает маленькую армию против него. Что касаемо второго, то нет. Скорее всего, нет.

Я вылупила глаза, а принц опять рассмеялся.

— Ты забавная! — выдал он и снова задал вопрос: — Допустим, ты никому не доверяешь, но что, если я скажу, что Герра можно вывести на чистую воду? Узнать его истинные мотивы пребывания здесь. Я все же склонен думать, что ты не столь наивна, чтобы верить в сказочку о добром опекуне, который переживает о твоем будущем. Разве тебе не интересно, чего генерал добивается?

— А вы знаете, чего он добивается? — скептически уточнила я.

Принц как-то неопределенно покачал головой и выдал:

— Знаю, я ведь интуит. Но доказательств нет. Мне нужна твоя помощь.

Я немного подумала, а принц воспользовался моментом и плавно меня наклонил, отчего вырез платья опасно сдвинулся в стороны. Это не скрылось ни от Адэйра, ни от Мура.

Вернувшись в нормальную позицию, честно призналась:

— Я хотела бы всех вас вывести на чистую воду.

Принц серьезно кивнул.

— Это будет весьма полезно. Разобраться, кто из двух зол меньшее.

Настала моя очередь хихикать. А принц молодец! Хитрый, но обаятельный.

— Вопрос! — оповестила я. — Мне ведомо, что среди курсантов есть три интуита. Я даже могу предположить кто. Они наверняка не знают, что их взяли именно за дар. А если и догадываются, то не признаются. Так для чего же вам нужны интуиты? И что вы будете делать с теми, кто даром не обладает? У канцлера на этот счет тоже ограничения имеются? Знаю, это сразу куча вопросов. Но если ответите, я соглашусь на аферу с Герром.

К моему огромнейшему сожалению, музыка в этот момент закончилась. И принц Адэйр нехотя меня отпустил.

— Ты весьма смекалистая, — похвалил он.

— Подумайте, — зазывающе произнесла я. — Это ведь сделка века! А я и передумать могу.

Принц хмыкнул, покачал головой, и в этот момент нас перебили наглым вторжением.

— Вы позволите, ваше высочество? — холодно спросил Мур. — Я собираюсь украсть вашу партнершу на следующий танец.

— Только если позволите украсть вашу! — не растерялся принц и учтиво пригласил на танец Кендис. Меня не приглашали. Меня грубо дернули за руку и прижали к себе так же непозволительно близко, как до этого делал принц. Только еще и с выражением особой жестокости на лице.

— Неужели капитан, в черную дыру, Мур соизволит объясниться? — процедила я.

Китан посмотрел поверх моей головы и сжал губы.

— Молчишь? — укоризненно произнесла. — А я с ума схожу.

Никакой реакции. Не выдержала и стукнула его кулаком по плечу. Хоть это привлекло внимание. Злые глаза сузились и посмотрели предупреждающе.

— Что? Скажи хоть что-то. Мне нужно делать вид, что я тебя ненавижу, да? Знаешь, еще немного, и даже притворяться не нужно будет.

— Хорошо, — неожиданно выдал этот гад.

— Прекрасно! — съязвила я. — Если это именно то, чего ты хотел — получай.

Я собрала всю злость, которая накопилась за эту гребаную неделю и направила на него, глядя прямо в карие глаза.

Хватка Мура стала жестче. Его пальцы впились в мою спину до боли, но мне было плевать. Я искала какой-то знак, и вот же он. Китан сжимает меня так сильно, будто ни за что не собирается отпускать. Прищурилась, уставилась на него.

— Ты ведь все еще чувствуешь ко мне что-то, — произнесла я.

— Нет, — тут же отрезал Мур. Слишком быстро. — Ты моя курсантка, я твой командир. Все.

— А как ты назовешь то, что было между нами? — настаивала я, не веря ему ни капельки.

— Приятное времяпровождение. Но, тем не менее, запретное, поэтому тебе лучше помалкивать.

— Я помню, — кивнула. — Просто еще кое-что хочу уточнить. Тут принц Адэйр выказывает недвусмысленный интерес. Ты же не будешь против, если у нас с ним также будет… хм… как ты сказал? Да! Приятное времяпровождение?

Капитан напрягся, как струна, и снова сжал челюсти.

— Прекрати так делать, — раздраженно бросила я. — Ты же знаешь, не будет ничего. Я, в отличие от тебя, не какое-то там трепло. Ты прыгаешь — я прыгаю, помнишь?

— Это ничего не значит, — проскрипел Мур.

И это стало последней каплей. Мне надоел этот разговор. Да еще и слезы начали подкатывать. Так жалко себя стало. Я же плавать не умею, а за ним бросилась. Я все для него, а он… Врет же. Хочет меня и врет.

— Если он только попытается поцеловать тебя, выбью челюсть и плевать, что принц, — процедил Кит едва слышно.

Сердце застучало быстрее, и сквозь слезы я улыбнулась. Приблизившись, Мур аккуратно стер большим пальцем влажность с моей щеки. Но взгляд его оставался отстраненным.

— Это потому что ты здесь главный и не потерпишь разврата в своем корпусе, да? — подначила я.

— Естественно, — подыграл Мур.

— И дело вовсе не в ревности.

— Не понимаю, о чем ты.

— Ненавижу тебя, — с улыбкой произнесла я, имея ввиду совершенно противоположное.

— Взаимно, — буркнул капитан.

— Это блок такой? Морда кирпичом, и от тебя не исходит того тепла, которое я чувствовала раньше.

— Научить? — прозвучало вместо ответа.

Вновь не удержалась от колкости.

— Не-а! Меня принц научит. Он уже пообещал. И собеседник из него более приятный.

— Прекрасно, — выплюнул Мур.

— Вот и я так думаю, — совсем повеселела я.

Танец подходил к концу, и я видела, что Китан порывается что-то сказать.

— Говори уже, — не выдержала я.

— За тобой следят всегда и везде.

— Я догадалась.

— И эмоции считывают.

Я нахмурилась.

— Герр тоже интуит?

Китан едва уловимо покачал головой, но объяснять больше ничего не стал. А когда музыка остановилась, мужчину и вовсе ветром сдуло. Зато снова появился принц и повел меня обратно к столу, шепнув на ухо:

— Тебе очень идет красный.

— Спасибо. Это было превосходно! Почаще бы такие занятия.

— Да, пожалуй, — поддержал Адэйр.

Вечер пролетел быстро. После танцев принц много говорил, посвящая нас в тонкости этикета за десертом. Нам так и не удалось уединиться, чтобы продолжить беседу. И я не знала, когда еще будет такая возможность, но за сегодня многое поняла. Герр не интуит, но каким-то образом знает о моих чувствах, а значит, видит, как я схожу с ума по Китану. Поэтому тот ведет себя, как кретин, и делает все, чтобы я его возненавидела. По-настоящему. То есть притворяться мне мало. Это будет недостаточно убедительно для генерала. Принц заодно с капитаном. Должен быть, хотя наверняка утверждать не берусь. Но думаю, они вместе собираются выяснить, чего добивается генерал. И для этого им нужна я. Ведь Герр считает меня глупой и наивной влюбленной дурочкой. Погодите-ка. Я и есть глупая, наивная и влюбленная! Здесь и сверхчутья не нужно. Другой вопрос, что Герр на этом собирается сыграть. Я заметила, как он сделал акцент на том, что таких, как капитан Мур, нужно ставить на место. То есть фактически опекун настраивает меня против Кита и подбивает на месть.

Я думала об этом весь оставшийся вечер. Хватит ли мне сил без подозрений обмануть Герра? Посмотрела на принца, вспомнила его слова и поняла, что еще нет. Нужно научиться ставить блок. Побыстрее.

Перед сном я опять попыталась прочесть дневник. Но девушки не умолкали ни на секундочку, а мне почему-то было интересно слушать их болтовню. Очень удивило, что принца они хоть и восхваляли, но считали жутким и опасным. Я не могла понять почему. Он не был столь красив, как Мур или даже Чейз, но определенно не уродлив и уж точно обладал невероятной притягательной харизмой. Неужели я одна это заметила?

В разговоре не участвовала до тех пор, пока ко мне на койку не подсела Лина и не начала допрашиваться, как мне танцевалось с принцем и отчего он так заливисто хохотал. Ну и еще несколько сотен уточняющих вопросов. Пришлось придумывать на ходу, что мы обсуждали инструкторов и в частности Мура. Я надеялась, что тот прямо сейчас наблюдает за нами и все слышит.

— И как? — спросила Таша. Я и не заметила, как курицы обступили меня со всех сторон. — Тебе понравилось?

— Между вами загорелась искра? — с интересом спросила Хелен.

— Это так, чтоб ножки подкашивались, сердечко трепетало, и тяжело дышать было? — уточнила я, вспоминая все симптомы от близости Муркэпа.

Девицы синхронно закивали, а я хмыкнула и покачала головой.

— Какие же вы дуры! — возмутилась я. — До сих пор верите в сказку о нищебродке и принце? Серьезно?

Получить море недовольных ответов я не успела. Их перебил голос из динамика:

— Отбой.

Все заныли и разошлись по койкам. Свет выключился через двадцать секунд.

— Ты ошибаешься, Брианна, — прозвучал тихий голос Наташи. — В сказки нужно верить. Мечты имеют свойство сбываться.

Я не стала спорить. К тому же мне и самой очень хотелось, чтобы ее слова были правдой.

Глава 20

— Ты сегодня весьма рассеянна, — заявил после обеда добрый дядюшка-опекун весь в образе.

Я прищурилась.

— С чего вы взяли?

— Два раза срывалась с турника, пропускала самые легкие удары и даже упала во время бега.

Надзор двадцать четыре на семь. Я хмыкнула. А потом решила проверить свои силы. Пора применить на практике уроки по физиогномике и природные инстинкты. Решила играть роль несчастной влюбленной, ведь именно этого он от меня добивается.

— У меня из головы не выходит тот снимок, что вы показали, — призналась я, стараясь вспомнить улыбчивое выражение лица Мура и разозлиться на него. Получалось слабенько. Большая часть меня по-прежнему защищала Китана даже от собственных мыслей.

«Соберись, представь, что он все это время обманывал тебя с Кендис» — «Ну да! А потом каждую ночь почти до рассвета выпрашивал прощение!»

Получилось что-то весьма противоречивое.

— Так бывает, Брианна, — поучительно произнес Герр. — Люди разочаровывают. Но, поверь старику, лучше распознать гнилую натуру сразу, чем в самый ответственный момент.

Гнилая натура, значит? Это у Мура-то! Так бы и врезала между рог этому барану. Но вместо этого пришлось обреченно вздохнуть и согласно кивнуть. Бегло осмотрелась — в холле было довольно шумно, девушки болтали, рассевшись на диванчиках, инструкторы и принц смотрели новости по телевизору, а мы сидели в укромном уголке под вечнозеленым комнатным деревцем высотой в человеческий рост спинами к камере видеонаблюдения. Можно было поговорить.

— Расскажите мне о нем, — рискнула попросить я. — Вы не раз намекали, что знаете капитана Мура. Я начинаю верить, что он весьма двуличный.

Герр взглянул на свои часы и покачал головой.

— Ты еще не готова к этому разговору, Бри.

А затем просто встал и ушел. Боялся, что нас подслушают? Или распознал мою ложь? Этот вопрос не давал мне покоя до конца дня. И как же я обрадовалась, когда вечером после нудной политологии Сандра объявила о дополнительном уроке танцев. И даже не сильно удивилась, когда меня пригласил принц. Я ждала этого почти так сильно, как ночей с Китаном.

— Как Герр считывает эмоции? — сходу спросила я, только заиграла музыка. Сегодня мы репетировали танго, и прикосновения его высочества были слишком вызывающими.

— Я еще не успел ответить на предыдущие вопросы! — заулыбался принц.

— На те потом ответите! — настаивала я. — Так как?

— У него есть несколько датчиков. Один распознает сенсора, другой определяет эмоции. Но такой прибор нетрудно обмануть. Нужно лишь немного усердия и опыта.

— Значит, он знает, кто я, — озвучила свои мысли и тут же уточнила: — Для чего я ему нужна? В его отряде?

— Видишь ли, Брианна, — проворковал Адэйр и закинул мою ногу на свое бедро, когда я забыла сделать это синхронно со всеми. Он плавно провел по ней пальцами и продолжил: — Я склонен думать, что ты ему совершенно не нужна. Более того, даже будешь мешать, ведь воспитанию методом кнута не подлежишь. А другие способы Герр не знает. Он устроил весь этот фарс с обвинениями в сторону Мура лишь для того, чтобы проникнуть в базу. Догадываешься для чего?

Я сразу подумала о вещице в чемоданчике. И доводы принца были весьма убедительными. Герр здесь не ради меня, а ради разведки. У него месяц, чтобы найти камень. Значит, канцлер об этом не знает, иначе бы нас всех давно ликвидировали без повода. Да и у генерала есть только наводки его шпиона. Ведь никто не видел того, что лежало в кейсе. По сути, там вообще могло быть пусто.

— Только одного не пойму, — произнесла, покрутившись вокруг своей оси, — зачем вы все это рассказываете мне? Я знаю слишком много, это делает меня ненужным свидетелем. Я почти чувствую мишень на своем лбу.

Принц засмеялся и резко меня наклонил, а затем плавно вернул на место и обворожительно улыбнулся.

— Я рискую, открывая тебе все карты. Сильно. Но этого Герр уж точно не ожидает.

Взглянула на стоящего у двери генерала, возле которого щебетала офицер Картер, периодически давая нам подсказки в танце.

— Знаешь, в чем разница между мной и Герром? — задал вопрос принц. Он был риторическим, потому сразу последовал ответ. — Генерал составляет план и следует ему. Я ничего не составляю. Я вижу разные интерпретации будущего, но не пытаюсь изменить его. А лишь выбираю тот вариант, который более выгоден. Этот дар мне достался от отца. Так вот, Брианна, — он подождал, пока я обойду вокруг него и вернусь в исходную позицию, — ты не выберешь Герра. Ты слишком умна для этого. Хотя чуть раньше я видел вариант, когда ты могла бы так поступить назло капитану Муру.

Я хмыкнула.

— И что изменилось?

— Я вступил в игру, — непосредственно заявил принц и подергал бровями.

— А почему только сейчас, а не раньше?

— Присматривался.

— И как?

— Ты мне нравишься, — кивнул Адэйр. — Настолько, что я даже сохраню тебе жизнь.

На этом месте я споткнулась, но принц поспешил успокоить:

— Расслабься. Мы устраняем только предателей. А у нас с тобой договор, верно? Я отвечаю на твои вопросы, а ты помогаешь с Герром.

Каждый разговор с этим мужчиной оказывался невероятно познавательным. Только что я узнала, что выбора у меня изначально не было. Они бы убили меня как свидетеля, если бы я выбрала службу у Герра. Ведь Китан слишком многое рассказал. Правило простое — с ними или против них.

— Генерал пока не доверяет тебе, — посерьезнел капитан Райс.

Кивнула. И почему-то посмотрела на Китана. Он поймал мой взгляд сразу же, будто ждал. И в карих глазах читалось обвинение и злость.

— Ты смотришь на него и чувствуешь нежность, тоску, сексуальное влечение и тепло, — беззаботно прошептал принц.

— Ого! — воскликнула я от неожиданности. — И вы все это почувствовали?

— Конечно! Я интуит пятого уровня.

— А сколько их всего? — уточнила я. Еще одна новая информация.

— Пять.

Мы помолчали несколько секунд, и я решила задать вопрос. Без страха, с вызовом.

— И что вы собираетесь с этим делать?

Немного подумав, принц улыбнулся уголком губ и произнес:

— Научу тебя блокировать чувства.

— Как? За мной же постоянно следят.

— Есть такая поговорка: «Если хочешь что-то спрятать, сделай это у всех на виду».

И принц очаровательно улыбнулся, провернув последний па. Музыка закончилась, девушки присели в реверансе, мужчины поклонились, а после мы начали репетировать медленный фокстрот. Но отныне на движениях тела моя тренировка не ограничивалась.

Китан

Я затянулся и медленно выдохнул сигаретный дым.

— Ты же бросил сто лет назад, — прозвучал голос Адэйра за спиной.

Я хмыкнул и, не оборачиваясь, ответил:

— Я не настолько стар.

Он присел рядом и взглянул на часы.

— Три ночи. Не спится?

— Как ты меня нашел? — игнорируя вопрос, спросил я.

Эйр с интересом оглянулся.

— Ну, в эти джунгли Герр бы точно не забрел.

— Не уверен. Он ходит за мной тенью.

Протянул принцу пачку, и тот закурил за компанию. Я не мог оторвать взгляда от кристалла, который так понравился Бри. Она до сих пор носит его. Как мало ей нужно для счастья. Но сейчас я ничего не могу ей предложить.

— О! Сколько эмоций, — воскликнул Адэйр. — Надоело блокировать?

Хмыкнул и снова затянулся.

— Слушай, Китан. Ты же знаешь, на кону все.

— Знаю, — буркнул я.

— И если хочешь ее, то…

— Да знаю я.

Обреченно выдохнув, потер рукой лицо.

— Так это правда! — насмешливо протянул Эйр, наблюдая за мной. — Неукротимый капитан Мур влюбился по самые погоны.

Я бросил на него предупреждающий взгляд, а тот расплылся в дурацкой улыбке.

— Посмотрим, как ты заговоришь, когда найдешь свою женщину.

— Император знает, — посерьезнел принц.

Я кивнул. Сразу догадался. Как бы я ни пытался блокировать при нем свои эмоции, он сильнейший интуит.

— Но заставил ее думать, что я полное ничтожество.

— И это тоже часть плана, — подтвердил Райс. — Герра не проведешь. Пойми меня правильно, она мне нравится…

— Я заметил, — не удержался от колкости. Но принц, проигнорировав, продолжил:

— И против вас двоих я ничего не имею, но судьба сыграла злую шутку. Герр получил опекунство. Я проверял, все чисто. Ему выпала возможность засунуть сюда свой длинный нос, и он ею воспользовался. Не могу его винить за это. А Бри… Ну, она приманка. Как есть.

— Да знаю, — в который раз повторил и обреченно вздохнул. — Но, бездна, не могу смотреть, как ты ее лапаешь. Прости, друг, но в эти моменты мне хочется набить твою довольную рожу.

Я снова затянулся, а Эйр тихо засмеялся.

— Она не отвечает, если тебе полегчает. То есть она подыгрывает мне, но все равно каждую секунду думает о тебе и ждет реакцию на свой невинный флирт. А ты непробиваемый. Молодец.

Я подумал, что не смогу притворяться так долго. Еще немного, и сорвусь. Но озвучивать свои сомнения не стал.

— Что будет, когда Герр узнает, что камень вывезли? У него здесь человек, не забывай.

— Ты тоже думал об этом, да? — хмыкнул Адэйр. — Я вижу два варианта. Худший — он подключит императора. Правда, ему будет сложно доказать, что мы когда-либо контактировали с предметом потустороннего происхождения. Если только не устроит нам допрос с пристрастием.

Я поморщился, представив любимый метод пыток этого больного ублюдка — по частям резать близкого человека или друга.

— Лучший, — продолжил Эйр, — Герр подключит Брианну. Заставит ее шпионить. Правда, я не мог не заметить, с какой ревностью он относится к тебе. Но при всем этом мой двухдневный эксперимент показал, что генерал весьма благосклонен к паре Бри-Адэйр.

Я невольно выругался, просто не смог сдержать злости. Старый хер благосклонен. Что б ему…

Принц улыбнулся и покачал головой.

— Бри останется с нами. Точнее, с тобой. А нам просто повезло, что ты на нашей стороне.

— Я уже не столь в этом уверен, — выдохнул я. — Она меня ненавидит. С каждым днем я вижу все больше разочарования в ее взгляде и, бездна поглоти, ничего не могу с этим сделать.

— Если Герр заподозрит, что Бри выбрала тебя, а не его, он ликвидирует ее. А затем сдаст нас всех канцлеру. Отец видел больше меня. Так что держись, друг. Ради нее. Ради нашего будущего. Мы должны найти все части камня раньше Герра. И молиться звездам, чтобы сундук не попал в его руки. Иначе на Турину вернется рабство, и на нас первым делом нацепят ошейники.

Мне было нечего добавить. Я привык доверять императору и его чутью. Он видел будущее и в последнюю нашу встречу дал четкие инструкции, как вести себя с Бри, если хочу оставить ее. Он сам этого хотел, потому что возлагал на мою девочку большие надежды. Приманка — крайне редкий вид интуитов. И вопреки словам Саттерона прекрасная пара химере.

— А как поступим с крысой? — спросил я. — Долго думал, кто бы это мог быть. На видеозаписях не нашел ничего подозрительного. Часть из них я удалил. Из нас двоих ты ищейка.

Эйр поджал губы.

— У меня есть некоторые мысли на этот счет.

Немного помедлив, он произнес:

— Кендис Анкола.

Я в удивлении поднял брови.

— Хочешь сказать, из троих наших интуитов одна является шпионкой Герра?

— Исходя из досье, она самая подходящая кандидатура. Ее отец был судьей, мог знать генерала. Но родители погибли, и опекунство никто не оформил. Она потеряла внушительное состояние всего за год до совершеннолетия, а Герр мог наобещать сладкой жизни под его руководством, ты же знаешь. Я присмотрюсь к ней. Чутье меня еще никогда не подводило.

— А был уверен, что это Айдан. Он с первого дня ошивался около Бри.

— Это в тебе говорит ревность, а не здравый смысл. Тогда еще Герр не знал о существовании Брианны. Так уж совпало. Она стала для него пропуском.

— Пропуск у него был изначально, — не согласился я.

— Еще один довод в пользу Кендис. Она ищейка. Беспроигрышный вариант. Герр знал, что ты возьмешь ее в группу. Хотя бы из-за дара.

— Я всех проверил еще у Томлисона. Никого из них не переводили из школы одаренных детей Герра. Наоборот, многих интуитов туда забрали, полковник скрыл своих любимчиков — Кендис и Максвела. Он хотел, чтобы они попали ко мне.

Адэйр еще раз затянулся, потушил сигарету о землю и встал.

— Идем спать, несчастный! И лучше бы тебе придумать, как отвлечь завтра Герра хотя бы на пару часов. Если научу Бри ставить блок, сможете играть в гляделки.

Я прыснул.

— И, по-твоему, мне должно этого хватить?

— За неимением выбора…

Брианна

Прошло всего три дня усиленных тренировок, и я уже чувствовала результат. Капитан Райс учил меня ставить блок везде, где мог. Каждую свободную минуту. Во время спарринга, пока мы рядом вскарабкивались по альпинистской горке или занимались на велотренажерах, после обеда, на уроках по физиогномике, во время танцев и после ужина. Каждую секунду, когда Герра не было рядом. А того постоянно отвлекали инструкторы. Думаю, это сговор! Настоящий, командный.

Так и знала, что генерал не помеха. Китан мог бы найти время для объяснений, если бы хотел. Но у него был другой план — дразнить меня, доводить до бешенства или игнорировать, что было хуже всего. Правда, сейчас мне было не до этого, я делала успехи и безумно этим гордилась.

— Злость, — отдал команду Адэйр и выстрелил из пистолета, попав прямо в цель. Сегодня мы оттачивали стрельбу в тире. Заходили по трое, чтобы не толпиться в узком помещении. С нами была Хелен, но у нее были наушники. И, к моему удивлению, девушка не пыталась привлечь внимание принца, а даже заняла позицию подальше от него. К слову, на финальном испытании нам понадобится оружие. Так что метко стрелять было жизненно необходимо.

Я сконцентрировалась на блоке. Адэйр пояснил, что есть два вида. Самый легкий способ — представить ситуацию, которая вызывает яркую эмоцию. Например, когда мне нужно было ощутить счастье, я представляла то волшебное путешествие в виртуальный мир с Китаном. И секс под дожем. А грусть лучше всего вызывали воспоминания о маме. Раньше я злилась на отца. А сейчас почему-то мысли о нем вызывают тоску. Так сказал принц. Больше всего я злюсь во время воспоминаний той жуткой сцены, когда Герр забирал маленького Кита из объятий матери. Вот и сейчас у меня получилось.

Принц довольно улыбнулся и кивнул на мой пистолет.

Прицелилась и выстрелила, представляя голову генерала. Правда, попала в крайний круг мишени, туда, где должен быть его рот.

— Палец на курке неправильно держишь.

Он приблизился, показал, как надо, и шепнул:

— Обожание.

Ну, это легко. Я представила Мура в ту первую ночь, когда я была в хлам, а он открыл передо мной дверь в одних лишь пижамных штанах.

На этот раз выстрел оказался лучше. Разделять эмоции от мимики и действий довольно сложно. Необходима максимальная концентрация. Нельзя забывать о выражении лица, метко целиться по мишени и думать о хорошем. Или о плохом, в зависимости от того, что я хочу передать интуиту или датчику Герра. Правда, принц сказал, что обмануть интуита сложнее. Особенно сильного. Для этого нужно использовать второй вид блока — диверсию. Но я пока не была к нему готова.

Выстрелила Хелен и совсем не попала по мишени. А когда к ней подошел принц, чтобы тоже помочь, я заметила, как девушка напряглась. И хоть я еще не умею считывать эмоции, была уверена, что рядом с ним она себя чувствует неуверенно. Боится? Это навело на мысль, что она могла бы быть шпионом.

Принц понял мои опасения и встал рядом, чтобы произнести одними губами: «Радость».

Радостью для меня был Мур. С головы до пяток одна большая мускулистая радость.

Позже вечером во время танцев мы продолжили практику. На мне было то самое бесстыдное красное платье, и я только что до отвала наелась пластмассовым салатом. Понарошку. Все бы ничего, но туфли на каблуке оказались той еще пыткой. Завтра будут уроки женственности с Сандрой. Не знаю, что это за зверь такой — женственность. Мне казалось, что наличие двух шариков спереди автоматически относит меня к разряду женственной особи. Увы. Оказалось, это целая наука.

— Хорошо, — наконец похвалил капитан Райс. — Ты делаешь успехи. Хотя приманкам хуже остальных дается блок.

— А кому лучше? — уточнила я.

— Маскам.

— О! Его величество император Саттерон — маска, да?

— Верно, — кивнул принц. — Маски — высшая ветвь интуитов. Они могут все. Приманивать, искать, приспосабливаться. Быстро всему обучаются и, самое главное, видят будущее, что дано не всем сенсорам. Лишь сильнейшим. А приманки чисты душой. Им сложно притворяться, играть в игры и плести интриги. Они такие, какие есть, и часто воспринимают жизнь просто — хорошо или плохо, друг или враг…

— Черное или белое, — дополнила я. Адэйр с улыбкой кивнул. — Узнаю себя.

— И этим вы притягиваете. Своей непосредственностью, невинностью. Противоположный пол от вас сходит с ума, конкуренты завидуют, но уважают, слабые видят в вас лидера, но не боятся, как остальных, а слепо следуют.

— Боятся? — я нахмурилась, а принц тут же напомнил:

— Восторг. И да, слабовольные люди опасаются интуитов. Особенно таких, как я — ищеек. Мы кажемся их опасными хищниками. Плохими парнями, от которых жди неприятностей.

— Так вот почему девочки вас боятся. На одну загадку меньше. А мне не страшно!

С вызовом посмотрела на принца и улыбнулась. Про восторг все еще помнила.

— Это дружественный восторг, Брианна, — укоризненно произнес принц. — Твои чувства ко мне слишком слабые. Ну, знаешь… никак. Каждый раз, когда мы вместе, ты должна светиться, сиять, смотреть влюбленными глазами, томно вздыхать и без устали хлопать ресницами. Восторг! Обожание! Влюбленность, в конце концов. Ты не стараешься.

Он вздохнул и совсем тихо добавил:

— Представь его на моем месте.

Я вздохнула, сконцентрировалась и представила Китана. Принц довольно улыбнулся.

— Оно! И пора пустить слух, что мы тайно встречаемся.

— Что? — едва не споткнулась я.

— Перед сном задержишься в ванной. Потом намекнешь подружкам, что принц отпадно целуется.

Я не сдержала улыбки. Смысл слов не сходился с серьезным выражением его лица. Но в этом вся суть блока.

— Вообще-то это так и есть! — повеселел капитан и подмигнул. — Я не стану возражать, если ты захочешь проверить.

Не знаю, флиртовал ли он на самом деле или просто безупречно играл свою роль, но мне вдруг захотелось покраснеть от смущения, что я и сделала.

На следующее утро капитан моего сердца впервые за долгое время подошел во время тренировки. Точнее, я едва не выбила Хелен зуб запрещенным приемом, и за это Бейли задал мне сорок отжиманий на турнике.

— А я уже умею блок ставить! — похвастала я, подтягиваясь в десятый раз. Руки болели, но было терпимо.

Кит нахмурился, осмотрел меня с ног до головы и недовольно сжал губы.

— Не чувствую.

Ах, да! Злость! Рядом с Муром всегда испытывать злость. Вспомнила, как Герр опозорил меня перед всеми той мерзкой поркой, и даже бездействие Китана надумала, чтоб уж совсем правдиво злиться.

— Лучше, но не супер, — безэмоционально бросил он и облокотился на стену, сложив руки на груди. Ах так! Я тут на полную выкладываюсь, между прочим.

— Ты очень красивый, — проскрипела я, вспоминая, как усердно он меня игнорировал все эти дни. Злость! Повисла на руках, выдохнула, продолжила.

Китан удивленно вздернул бровь. Таки заценил мои старания. Но ничего не ответил. А я решила даром время не терять.

— А ты какого уровня интуит?

— Третьего, — нехотя признался Мур.

— А принц пятого.

Пятнадцать, шестнадцать…

— Угу.

— Выходит, он круче тебя?

— Что ты этим пытаешься сказать?

— Ничего!

Девятнадцать, двадцать…

Разговор откровенно не клеился. Он не старался. Но я не сдавалась.

— А я какого уровня?

— Первого, — буркнул Кит и тише добавил: — Но приближаешься ко второму.

— Это как?

— Даже у самых слабых развита интуиция. Они часто делают правильный выбор. Будь-то вариант теста или распутье на дороге. А еще видят вещие сны. Чем чаще, тем лучше развито их чутье.

Вау! Он сейчас сказал больше, чем за всю неделю. Я снова повисла и тяжело вздохнула. Руки отваливались.

— Вот как! — я пыталась скрыть радость, все время напоминая себе о злости. Все сразу вспомнила — и как меня поймали, и как в сиротский отряд отправили, и как Айдан целоваться лез, и даже драки с Кендис. — А тебе они снятся?

— Не знаю, можно ли назвать мои сны вещими, — неопределенно ответил капитан.

— И что же там?

— Ты еще не готова это услышать, — небрежно бросил он. Настолько убедительно, что я начала злиться по-настоящему. На его тон.

Двадцать четыре, двадцать пять…

— Испытай меня, — процедила я, готовясь к худшему.

— Там ты. Они не вещие, но сексуальные, потому я жаловаться не собираюсь.

«Злость, Брианна!». И еще больше подтягиваний. Взяла себя в руки. Представила, как Хелен разрисовала мне лицо.

— Думаю, они все же вещие, — произнесла как можно беззаботней.

Китан быстро сменил тему:

— Еще слабые интуиты чувствуют те эмоции, которые им хотят передать более сильные. Например, когда я хотел показать свой интерес к тебе. Ты его чувствовала.

Я хмыкнула и опять повисла. Не дотяну!

— Твой интерес было сложно не почувствовать. Особенно когда ты упирался им между моих ног.

Китан сжал губы, чтобы сдержать улыбку. А затем посмотрел в мои глаза так проникновенно, что я забыла обо всем на свете. Даже руки соскальзывать начали. Но уже через мгновение весь мир вокруг рухнул. Он тихо выругался, оторвался от стены и направился к выходу. Практически сбежал.

— Мне нужно сделать срочный звонок! — крикнул он Чейзу.

Я так и осталась висеть, глядя ему в след. Но рядом очень быстро нарисовался принц.

— Ненависть, — напомнил он. — С примесью полнейшего разочарования. Герр наблюдает.

Обреченно вздохнув, попыталась продолжить, но сил не было, и я плюхнулась на маты. Адэйр подал руку и помог встать.

— Не пойму, что я сделала не так? — уныло прошептала. Разочарование было. В себе.

— Ты просто была собой, — хмыкнул он. — А ему сложно себя контролировать. Теперь смотри на меня и чувствуй очарование. Нежность. Можно еще восторг и восхищение. Я же принц, в конце концов.

Я невольно улыбнулась и расслабилась.

— Эксперимент провалился, — констатировал Адэйр. — Вы еще не готовы к публичному общению.

Я с улыбкой на лице и горечью в сердце вынуждена была с ним согласиться.

Глава 21

Утро началось крайне неудачно. Я проснулась злой. Дико злой. Бесили девичьи крики, раздражали запахи, резкие движения, голоса, еда, одежда на мне, даже взгляды. Я казалась самой себе одичавшей кошкой и не понимала, что же меня так беспокоит.

На утренней тренировке откровенно нахамила капитану Чейзу, за что удостоилась его удивленного взгляда. Обычно я язвила только Муру. Синеглазка отправил меня наматывать круги по залу, чтобы сбросить пар. И приставил болтливую Лину в качестве наказания. Когда она меня окончательно достала разговорами о предстоящей экскурсии на верхний ярус, послала ее в далекие дали и ускорила темп, прилично оторвавшись. Все же бегала я лучше всех девчонок.

А когда остановилась перевести дыхание, подошла офицер Картер. Я любила Сандру, но сегодня даже она меня бесила.

— Не с той ноги встала? — поинтересовалась она. Когда мы наедине, я обращаюсь к ней на «ты», и она не возражает.

— Так заметно?

— Угу. Опять выпустила своего когтистого зверька.

Я почему-то взглянула на Мура. Он стоял ко мне спиной, но в момент напрягся, будто почувствовал на себе мой взгляд. Рядом ошивался Герр, с каменным лицом наблюдая за боем Максвела и офицера Бейли.

— Как успехи с блоком? — напомнила Сандра.

— Недостаточно хорошо, — честно призналась я. — А ты умеешь считывать эмоции?

Офицер поморщилась.

— Недостаточно хорошо, — был ее ответ. — Но я учусь.

— А ты какого типа и уровня?

— Не скажу. Это личное.

Я недовольно скривилась, за что Сандра незаметно пнула меня локтем в бок.

— У меня плохое предчувствие, — серьезно произнесла она. — У тебя тоже, да? Потому нет настроения.

— Наверное. Что сегодня будет? Зачем опять экскурсия?

— Мур считает, что смена обстановки пойдет вам на пользу. И опасности он не чувствует. Но все-таки что-то меня грызет.

Она бросила на меня напряженный взгляд и прошептала:

— Будь бдительной. Герр вступает в игру.

— Ненавижу игры, — прошептала вслед уходящей Сандре.

Но ее опасения имели смысл. Осталось две недели. Пора делать «выбор». Я не хочу быть куклой Герра, но и служить хитрому императору мне претит. А принц Адэйр все же не раскрыл козыри, так и не сказал, какова миссия отряда. Что ищет Герр и какую функцию выполняет камень? Я лишь знала, что канцлер не у дел. А если вдруг узнает, что секретная вещь у нас — всем кранты.

Вчера было воскресенье — день облегченных тренировок. Вечером я попросила Сандру впустить меня в учебный класс, чтобы в тишине прочесть дневник отца. Мне казалось, это хоть немного поможет разобраться в себе. Но сейчас, вспоминая те строки, на которые хватило моей выдержки, я снова почувствовала приступ злости.

Фразы «Я любил твою маму всем сердцем» и «Она была моим светом в самые темные дни» стали ударом под дых. Я несколько раз перечитывала их, но так и не увидела смысла. Он любил ее? Чушь! Я знаю это чувство. Не важно, что происходит вокруг, тот, кто любит, всегда выберет свою половинку. В бездну правила, нормы, порядки и общество. Весь мир в пропасть, ведь только с тем единственным ты сможешь жить по-настоящему. Нет. Он ее не любил. Он ее оставил. Бросил. А потом вытолкнул за порог, когда она нуждалась в нем больше всего. Я закрыла дневник на второй странице, где отец расписывал, как ему было трудно в годы разлуки. Ха! Ему трудно было. В тот момент, когда мама в муках меня рожала, воспитывала младенца и вынуждена была убегать на работу по ночам. Святая Вселенная, не представляю, как она выжила.

До конца тренировки я не могла избавиться от липкого чувства опасности.

На этот раз на верхнем ярусе под стеклянным куполом не было джунглей. Все редкие растения и земля под ногами исчезли, будто их здесь и не было. Но нас ждал не менее интересный сюрприз. Лошади. Сюда завезли небольшой табун прекрасных диких скакунов. Они стояли в устеленном соломой загоне и нервно реагировали на приближение. Мы наблюдали со стороны. Курсанты пытались расспросить инстукторов, зачем они здесь и куда делся наш маленький оазис, но те по-партизански молчали.

Я смотрела на эту дикую красоту, не отрывая глаз. Такие прекрасные, гордые и необузданные. Свободные. Их поймали, лишили выбора и заточили в клетку. Они брыкаются и недовольно фыркают, как только видят чужих. А в глазах столько злости и в то же время печали.

— Кажется, я знаю, о чем ты думаешь, — прозвучал голос генерала Герра. Он встал рядом, сложив руки за спиной и гордо задрав подбородок. Я лишь мельком осмотрела его профиль и вернулась к созерцанию животных.

— Мне нравится черная, — поделилась я. — Самая красивая их всех.

— Самая агрессивная, — поправил генерал, перехватив мой взгляд. Лошадь в подтверждение его слов встала на дыбы. К загону как раз подходил Мур. Он говорил о том, что их привезли несколько дней назад, и к нему они немного привыкли. Я старалась не слушать и не смотреть на капитана. Мне было любопытно, что скажет Герр, но и о блоке нельзя было забывать.

— Видишь, сколько ярости в ее взгляде? — продолжил генерала. — Такую не приручить. Не воспитать.

Я напряглась. Он ведь не о животных сейчас говорил. Мур подошел прямо к черной красавице и выставил ладонь.

— К любому существу есть подход, — поддержала разговор. — Каждый преследует свои интересы.

Лошадка несмело обнюхала руку капитана и опять фыркнула. Курсанты дружно рассмеялись. Мне постоянно приходилось напоминать себе о злости.

— И каков же твой интерес, Брианна? — спросил Герр. — Чем заманил тебя принц?

Я подумала, что сейчас было бы хорошо взглянуть на того самого принца и представить на его месте Мура. Так и сделала.

— С чего вы взяли, что он меня заманил? — уточнила я, переключаясь на режим «дурочка».

Герр оценил и саркастично хмыкнул.

— Можешь не скрываться от меня. Я не твой отец, но буду искренне рад, если ты получишь от жизни лучшее, Брианна.

Я посмотрела на него. Какие бы эмоции проявить лучше всего? Удивление? Да! Страх? Немножко. Облегчение! И побольше.

— А принц лучший вариант? — уточнила я.

Я уловила насмешку во взгляде генерала, и он лениво перевел взгляд на Адэйра, который тоже приблизился к Муру.

— Несомненно, он лучший из вариантов.

Читай между строк: «Лучше Китана».

— А как же, — немного робости и страха, — ваш отряд? Я думала, вы хотите…

— Повторюсь, я хочу лучшего для тебя. Пойми меня правильно. Пристрой я тебя в хорошие руки, и мне не придется переживать о твоем будущем. На сем будем считать, что мой дружеский долг перед твоим отцом выполнен. Брианна, я вижу явный интерес Адэйра к тебе. Поначалу думал, что его привлекает твой дар. Но присмотревшись, заметил большее. Он ищет встречи с тобой. Это неспроста.

Я опять застыла. Все внутри затянулось в тугой узел. Эта была скользкая опасная дорожка.

— Вы знаете про мой дар, — тихо подметила я.

— Знаю, — так же тихо ответил он. — Конечно, знаю. Твой отец был сильным интуитом. Обычно дар передается от отцов дочерям и от матерей сыновьям. За редкими исключениями.

Он как бы соскользнул с темы. Но расспрашивать, откуда про дар знаю я, не стал. И вообще оставил тему интуитов.

— Я также вижу твой интерес к принцу. Мне кажется, ты все еще присматриваешься к нему. Невольно сравниваешь их двоих.

Мы одновременно посмотрели в сторону мужчин. Теперь они стояли рядом, не шевелясь, чтобы не спугнуть лошадей.

— Я понимаю твое опасение. Боишься, что и он окажется ничтожеством и воспользуется тобой.

Мне даже не нужно было имитировать злость. Я и так была дико обозлена, только не на Мура, как думал Герр, а на глупую клевету.

— И что вы скажете с высоты прожитых лет? — слишком дерзко спросила я. Осознав свою ошибку, смягчилась: — Мне нужен ваш совет, генерал. Думаете, принц надежный? Как мужчина?

Старый хрыч не стал скрывать самодовольства.

— Он тот, кто не упустит свой шанс. Но многое и от тебя зависит.

Он бросил на меня многозначительный взгляд и тонко намекнул:

— Заинтересуй его.

А затем тихо удалился.

Я нахмурилось. Чувство тревоги буквально разрывало. Подобное испытывала, когда мне встречались опасные люди.

В этот момент мое внимание привлекло громкое ржание. Принц пытался протянуть лошади руку, но та громко взревела и встала на дыбы. А затем опустила копыта на ограду, и та с треском разлетелась на щепки. Остальные животные занервничали, начали издавать характерные звуки, а самые буйные поскакали вперед. А черная тем временем неугомонно долбила деревянную балку копытами, пока ей не открылся достаточно большой проход. Китан закричал, чтобы все разошлись, и пытался успокоить животное. Адэйр исчез сразу, похоже, они больше всего его боялись. Видели в нем хищника.

Все это я осознала всего за секунду. А уже в следующую смазанным черным пятном на меня летела огромная разъяренная туша. Я бы успела уйти в сторону. Но в толпе орущих курсантов кто-то толкнул меня в спину. Прямо под копыта.

Мне оставалось только сжаться в комочек и прикрыть голову руками. Ну, и еще визжать, конечно.

Острая боль пронзила плечо, а затем и бедро. Мой собственный крик перекрыл яростный рев Китана, который совсем немного не успел, чтобы защитить меня. Я не видела ничего, кроме пола, но слышала панические крики курсантов за спиной и грозный голос Бейли и Чейза впереди. Видимо, они пытались остановить остальных скакунов, пока Адэйр гонялся за черной заразой.

— Бри, — сдавленно прошептал Мур, упав на колени около меня. — Эй, малыш, ты слышишь? Иди сюда.

Я больше не орала, а тихо поскуливала, не желая шевелиться вообще. Казалось, что малейшее движение отзовется резкой болью везде.

Мур попытался перевернуть меня на спину, но я зашипела, как дикая кошка, а через мгновение рядом оказались генерал и принц.

— Брианна! — пророкотал Герр. — Жива? Нужно срочно забрать ее в лечебницу.

Этот тоже порывался меня перевернуть, но Мур железной хваткой вцепился тому в руку и посмотрел так, что даже мне дурно стало. То есть еще дурнее.

— Капитан Мур, — тут же вмешался принц Адэйр. — Угомоните животное, я позабочусь о девушке.

Перевод: «Держи себя в руках, Герру только это и нужно».

Адэйра я не видела, но смогла представить его предупреждающий взгляд. Когда надо, он мог быть очень жутким. Китан посмотрел обеспокоено, а я прикрыла глаза, осознавая, что все это либо провокация, либо попытка меня покалечить, чтобы не смогла пройти испытание. Так или иначе, Герру удалось и то, и другое.

На этот раз сам принц решил взять меня на руки. Но ни его аккуратность, ни тем более статус в обществе не уменьшили мою боль. Я завизжала, а Райс констатировал очевидное:

— Перелом. Бейли!

— Сейчас вернусь! — прокричал тот, убегая в сторону лифта.

А спустя несколько минут наш офицер-медик вколол мне какую-то хрень, от которой я блаженно отключилась, прошептав напоследок «спасибо».

Проснулась от журчания прибора. Медленно открыла глаза и вздрогнула. Морозило, тошнило, сушило в горле.

— Приходишь в себя, — произнес рядом стоящий офицер Бейли. Он был одет в белый халат, а я, соответственно, находилась в лечебнице нашей секты.

— Как себя чувствуешь? — спросил он.

— Паршиво?

Это был вопрос, ведь я толком не знала, насколько сильны мои увечья.

— Перелом плечевой кости, трещина в бедренной. Вылечить трещину за две недели реально, перелом — нет. Капитан Райс уже распорядился, чтобы на базу доставили аппарат костной регенерации. Это малоприятная процедура, но действенная. Тебе придется сидеть под целебными лучами по два часа каждый день.

Я медленно переварила информацию и кивнула. То, чем док меня усыпил, плохо действовало на мыслительный процесс. Наверное, поэтому я задала дурацкий вопрос:

— А что с лошадью?

Бейли нахмурился, вздохнул и выдал:

— Кит свернул ей шею.

Моя челюсть медленно отвисла. Слов не было. Тем более хороших. Первое, что сорвалось с губ, несколько смачных ругательств.

— Эй! — воскликнул офицер Бейли. — Не забывай, кто мы. Наемники.

Он склонился ко мне чуть ниже и тихо добавил:

— Ты просто еще не знаешь, насколько Мур может быть опасным. Особенно когда в ярости.

Я сглотнула. В горле стоял ком. Заботливый офицер заметил это и протянул стакан воды.

— Пей. Еще два часа только питье, есть нельзя.

— Расскажите еще, — потребовала я. — Что со мной будет? Я скоро смогу ходить? Тренироваться? Меня допустят до боевого крещения? А где Мур сейчас?

Последнее я хотела знать больше всего. Но вспомнив, что нас записывают камеры, добавила:

— И остальные тоже? Больше никто не пострадал? О! Это же меня толкнули прямо под копыта.

Слушав до этого спокойно, Бейли вдруг напрягся.

— Ты уверена? — уточнил он.

Кивнула. Он не успел ответить, как в помещение вошли Сандра и принц Адэйр. Я была рада их видеть и искренне улыбнулась.

— Дурилка! — заключила офицер Картер. Я обиженно надула губы.

— Я не виновата!

— Да-да, неприятности просто сами к тебе липнут.

Принц Адэйр поддержал Сандру улыбкой.

— Докладываю, — объявил Бейли. — До конца недели исключительно постельный режим. К выходным сможешь ходить. При условии, что процесс регенерации пройдет стандартно. Первое время будешь похрамывать, но за две недели трещина должна окончательно затянуться. Руку нагружать нельзя. То есть фактически на испытании у тебя будет одна левая, Брианна.

Все переглянулись между собой. Повода для радости не было.

— А теперь самый главный вопрос, — продолжил лысый. — Ты действительно уверена, что тебя толкнули?

Опять кивнула. Принц и Сандра переглянулись. Я так и представила, как крутятся шестеренки в голове Адэйра. Он наверняка предположил, что это подстроил Герр.

— Я достану записи камер, — произнес он и быстро удалился.

— Ее нельзя оставлять одну, — произнесла Сандра и кивнула офицеру Бейли на выход. — Иди, отдохни.

Тот коротко кивнул, а я вспомнила, что безумно ему благодарна.

— Спасибо! — крикнула вдогонку мужчине.

— Лучше бы берегла свой зад, — заворчал он.

Итак, у меня была целая неделя свободного времени. Мне не нужно было думать, где переночевать или раздобыть еду. Я была в тепле и безопасности. Ну, в теории. И тренировки исключены. Просто лежать и ничегошеньки не делать. О! Сандра даже принесла мне свой планшет, чтобы я могла смотреть фильмы. Разве не сказка? Я мечтала о таком отдыхе с тех пор, как стала самостоятельной. Но к вечеру поняла, что через пару дней такого режима подохну со скуки.

Сандра ушла на ужин и заперла медблок. Она настроила доступ только для инструкторов. Герру не было веры. Но он и не стремился меня навестить. Что ж. Мне таки придется дочитать отцовский дневник. Попрошу принести его сегодня же, чтобы любопытные девицы не сперли. Они, когда меня нет, совсем наглеют.

Послышался щелчок, дверь открылась, на пороге оказался Мур. Изрядно потрепанный и уставший. Увидев его, я застыла. Так хотелось плюнуть на все и перестать притворяться. По его взгляду я поняла, что ему хотелось того же. Но камеры все еще записывали, и он обратился ко мне прохладным тоном:

— Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, капитан Мур, уже лучше, — не менее отстраненно ответила я.

— Капитан Райс сказал, что кто-то тебя толкнул.

Китан подошел и присел на краешек стула.

— Я собиралась отбежать в сторону, чтобы не попасть под копыта. Но ощутила сильный толчок в спину, и от этого упала. Мне помогли. Хотя не исключено, что это произошло случайно в суматохе.

Мур кивнул.

— Вся ответственность на мне, — угрюмо прошептал он. А по взгляду я поняла, что он во всем винит себя. С чем я согласиться никак не могла.

— Ой, да ладно! — хмыкнула я. — На одного курсанта больше, на одного меньше. Подумаешь!

Мур улыбнулся в ответ. Впервые за долгое время. Я осознала, как жутко соскучилась по его обаятельной улыбке.

— Тоже верно, — согласился он. — Тем более что некоторые курсанты совершенно несносны, вредны и противны.

Я сжала губы, чтобы не заулыбаться в ответ. Сощурилась и наклонилась чуть ближе к капитану.

— Признайтесь, вы бы были рады от меня избавиться!

— Да ты мне как ком в горле! — все-таки «признался» Мур и не поленился продемонстрировать, где у него горло.

Настроение значительно улучшалось. И я решила совсем охаметь.

— Так и вы мне, капитан, как заноза в заднице.

— Ну, это уже слишком! — возмутился Мур, а в глазах плясали азартные огоньки. — Совсем зарвалась, девчонка.

— Так я головой приложилась. Мне можно, капитан. Я больная же.

Мур замычал, тоном намекая, что таки да. Больная.

Мне нравился этот новый уровень наших отношений. Зашифрованный флирт.

Лучше, чем ничего.

— Как же все-таки вы меня бесите! — обреченно выдохнула я.

— Взаимно, но что поделать, — издевательски протянул Кит. — Придется нам друг друга терпеть. Долго.

Так мы и зависли, пялясь друг на друга, наслаждаясь игрой, только нам понятной.

Правда, долго нас наедине не оставили. Вскоре зашел капитан Райс и окинул больную недовольным взглядом. Я на автомате включила режим «злость», а затем соблазнительно улыбнулась принцу и активно захлопала ресницами. Правда, это было сильно наиграно, но он заценил. Не сказал ни слова, лишь кивнул Муру, и они оба вышли, оставив меня скучать.

Где-то к полуночи явился офицер Бейли с едой, как он считал, съедобной. Но я и овсяной каше была рада. И вообще не могла поверить, что обо мне не забыли. О чем счастливо сообщила офицеру. Тот лишь ворчливо подметил, что если бы не некий назойливый тип, по совместительству командир группы, он бы давно спал без задних ног.

Утром меня никто не будил. Впервые за три месяца я выспалась, что стало настоящим праздником. Правда, настроение от этого не улучшилось. Закончилось действие обезболивающего, и ноющая боль под гипсом дала о себе знать. Но вскоре ко мне явилась целая делегация в составе Мура, Сарона, Бейли и Герра. И еще двое — Айдан и Мак — тащили какой-то огромный ящик.

Айдан, увидев меня, тут же заулыбался, за что получил хмурое замечание от принца.

— Аккуратнее с аппаратурой. Под ноги смотри.

Парни установили ящик на специально подготовленный столик у моей койки, и Мур сразу их прогнал, не дав даже перекинуться приветствиями.

— Как ты себя чувствуешь, Брианна? — объявился заботливый дядюшка-опекун.

Очень хотелось съязвить, ведь я подозревала, что старый гад очень даже причастен к происшествию. И даже сил не было контролировать свои эмоции. Но помог принц. Обошел койку с другой стороны и бережно взял меня за здоровую руку.

— Она поправится, — ответил он за меня. — И с успехом пройдет испытание наравне со всеми курсантами. Верно, Брианна?

Краем глаза заметила, как у ног встал Мур. Представляю, как ему, должно быть, невыносимо смотреть на нас двоих. Мне бы хотелось придушить любую девушку, которая бы смотрела на него так, как смотрит на меня Адэйр. Даже зная, что все это шоу для Герра. Но вариантов у нас не было. Стандартный набор на близость принца — восхищение, смущение, нежность, желание и опять восхищение.

— Уверен, так и будет, — более чем довольно произнес Герр и неожиданно мне подмигнул.

Пока офицер Бейли настраивал регенерирующий аппарат, Сарон не отпускал мою руку, отвешивал комплименты, нахваливал прибор и обещал скорое выздоровление. В общем, совершенно не стеснялся проявлять заботу в окружении других мужчин, как бы намекая на свою заинтересованность. Когда мне надоело смотреть на него осоловевшим взглядом, я просто закрыла глаза и представила Китана. Как будто он был рядом, касался меня, гладил, целовал и шептал всякие сальности на ушко. В какой-то момент все они исчезли. Я осталась наедине со своей жаркой фантазией. И, похоже, сильно увлеклась.

— Брианна, — хрипло произнес капитан Райс и сразу прокашлялся. Я открыла глаза и недоуменно посмотрела на него. Отмечая, каким страстным взглядом он на меня смотрел. И как-то странно все притихли.

— Мне пора на тренировку, — произнес Китан совершенно холодным тоном. И, даже не посмотрев на меня, ушел. Но я заметила, каким опустевшим стал его взгляд.

— Генерал, если позволите, я бы хотел остаться с Бри во время процедуры.

Старый хе… Герр коротко кивнул и с самым довольным видом вышел вслед за Китаном. И в этот момент лицо Адэйра посуровело. Спала маска учтивости, и появилось истинное лицо. Весьма недовольное, должна отметить.

— Это слишком! — прошептал он мне.

Я до сих пор не понимала.

— Капитан Райс, сотовый с вами? — неожиданно спросил Бейли.

Тот нахмурился и кивнул. Даже достал мобильный из нагрудного кармана.

— Во время работы аппарата возможны сбои связи и другой техники.

И тут меня осенило к чему это! Они могут выключить камеры на время процедуры исцеления. А это целых два часа каждый день. Адэйр слабо улыбнулся Бейли и провел над правой бровью, а затем почесал подбородок. После чего лысый повторил его движения и тихо удалился, предварительно нажав красную кнопку. То есть это они еще и жестами общаться умеют?

Только мы остались одни, я вжалась в подушку и жалобно взглянула на принца. Не знаю что, но что-то я сделала не так.

Он поднялся, встал за прибором, который являл собой небольшой ящик с направленной на меня лампой, и сложил руки на груди.

— Лучи вызывают неприятные ощущения. Тошноту и головокружение, — сообщил он.

— Потерплю. Если надо, даже больше двух часов.

— Больше двух нельзя. Опасно.

Я согласно кивнула и скосила взгляд на камеру. Красный огонек замигал, а затем и вовсе погас.

— Что это было? — в тот же момент спросил принц. Недовольно так. Укоризненно. — Ты зачем манить нас всех начала?

Поняв по моему выражению лица, что я вообще не в курсе, он обреченно застонал и потер затылок.

— О чем ты думала, когда закрыла глаза? — в лоб спросил он.

Я почему-то опять посмотрела на камеру. Не верилось, что можно было говорить не таясь.

— Не бойся, технику я тоже чувствую. Она выключена.

— О! — только и смогла произнести я. Отвечать на его вопрос не хотелось. Это было слишком интимно.

— Так вот, — возгласил Адэйр. — Ты пускала сильные флюиды. Сексуальные. Ни один нормальный мужчина не в силах это проигнорировать. А сильные интуиты принимают как вызов.

— О! — снова выдала я. Но все равно толком ничего не поняла.

— Ну что ты так смотришь? — разнервничался принц. — Женщины-интуиты, особенно с таким мощным потенциалом, как у тебя, тем более приманки, могут обаять любого мужчину-интуита. Нет, не так. Любого мужчину. А я сидел к тебе ближе всего.

— О!

Получив недовольный взгляд, я решила разбавить свой лексикон.

— Ух!

— Брианна!

— Я просто не знаю, что сказать в свое оправдание. Простите?

— Это неприлично! Ты фактически призвала меня заняться с тобой сексом в ту же секунду при всех.

Теперь я не могла даже звука произвести. Потупив взгляд, смущенно произнесла:

— Но я не о вас думала.

Ничего не услышав в ответ, я рискнула взглянуть на принца. Тот все еще был недоволен. Ну, не знала я. Ну, повела себя неприлично. Чего ж так злиться?

— Я больше так не буду, — честно призналась.

Адэйр опять протяжно выдохнул, поставил руки по бокам и ухмыльнулся. А затем покачал головой.

— Ты задела мое самолюбие, — неожиданно выдал он. — Видишь ли, я привык, что женщины всегда восхищены или пускают флюиды в мою сторону. А с тобой все не так просто. Я ведь тебе совсем не интересен, да?

Такого разговора я не ожидала. Разве изначально мы не договаривались только притворяться? Чего же он от меня хочет? Я невольно присмотрелась к принцу. Симпатичен, обаятелен, сексуален. А статус-то какой! Да он мечта, наверное, любой девушки. Только вот мое сердце в его присутствии бьется совершенно ровно. Как с Айданом. Или другими парнями, которые были в моей жизни.

— Ладно, — улыбнулся Адэйр. — В любом случае, Герру понравилось. С Муром я поговорю позже. А вот если вдруг Бейли начнет подбивать клинья, сильно не удивляйся.

Я в шоке округлила глаза. А затем поникла, подумав о Китане. Он ведь понял, что я не с принцем заигрывала? Перебесится и придет к логическому заключению.

— Я смотрел записи, — вновь отозвался принц, перейдя на деловой тон. — Две камеры, и со всех сторон неудачный ракурс. В толпе не разглядеть, кто мог толкнуть. Но ближе всего к тебе стояли три человека. Кендис, Лина и Наташа. Еще не так далеко был Айдан. Но он скорее пытался предупредить. На лице ужас, и он кричал твое имя за несколько секунд до падения.

— Значит, круг подозреваемых сужается до этих троих, — заметила я.

— Не факт, Брианна, — задумчиво произнес капитан Райс и потер подбородок. — Видишь ли, все случилось слишком спонтанно. И в большей степени по моей вине. Ведь если бы я не подошел к лошадям, не факт, что они бы взбунтовались.

— Вы говорили, что ищеек боятся. Животные почувствовали опасность, да?

— Верно, — кивнул он. — Но я думал, что рядом с Китаном они будут спокойны. Вот тебе наглядный пример разницы между нами. Химеры могут найти общий язык с любыми существами.

— А приманки?

— Приманки могут даже большее. Они могут влюбить в себя любое существо. Особенно когда пускают флюиды.

Я опять зарделась и поспешила вернуться к теме.

— Значит, Герр не причастен?

— Если только он не давал команду своему союзнику, чтобы тот в любой ситуации попытался тебя покалечить. И работали камеры. Кто бы стал так подставляться, умышленно толкая тебя? Возможно, это в самом деле несчастный случай.

Я почти поверила в это. Действительно, слишком много случайностей для четко продуманной схемы. Но что-то все же не давало покоя.

— Согласен, — произнес Адэйр. — Круг подозреваемых сужается до этих троих девушек. Кендис интуит. Ее отец был знаком с Герром.

— А еще она возненавидела меня с первого дня.

Принц задумчиво нахмурился.

— Это не показатель. Интуиты часто не ладят друг с другом. Чувствуют соперника. Но со временем привыкают и уживаются. К ней я присматриваюсь с особым усердием. Лина неприметная, тихая и неконфликтная. Идеальная кандидатура. Иногда я ловлю ее изучающий взгляд. Она не так глупа, какой пытается казаться. Сканирует, запоминает, мотает на ус.

— Тихая? — хмыкнула я. — Да у нее рот не закрывается. Болтает без умолку.

— Говорю же, неспроста. Много болтовни тоже своего рода отвлекающий маневр или способ войти в доверие. Остерегайся таких людей.

Я кивнула и продолжила мысль:

— А Таша просто девочка-одуванчик. Она тайком лопает шоколадки, когда думает, что все спят.

Принц хмыкнул.

— Помни, внешность обманчива. Даже интуиты не всегда в состоянии распознать демона внутри человека. Особенно если он верит, что поступает во благо высокой цели. Но ты должна прислушиваться к себе. Чутье не подведет, Бри.

Немного подумав, я изрекла:

— Я не люблю Кендис, но это не она, — пожала плечами и тут же поморщилась от боли. — Уверена на все сто. На счет остальных не знаю.

— Ладно, — кивнул Райс. — Исцеляйся.

— Эй! — возмутилась я, когда он собрался уходить. — У нас два часа свободного времени на безпалевный разговор, а вы уходите?

— Да?!

— Нет! Останьтесь и расскажите мне о кейсе. Или о интуитах. Или о службе в отряде. Или…

— Или о том, что происходит со слишком любопытными курсантками, которые суют свой нос куда ни попадя, — вкрадчиво произнес принц, с каждым словом делая шаг. А когда оказался совсем близко, добавил: — Это очень короткая история. Те, кто слишком много знают — долго не живут.

Мои глаза невольно расширились, но опасности я, тем не менее, не ощущала.

— А ведь ты и сама можешь быть шпионом Герра, — неожиданно изрек принц. — Это был бы идеально рассчитанный план. Сирота приманка, которую якобы поймали на краже и доставили в отряд Отверженных. Затем тебя отобрали на службу императору, где ты удачно охмурила командира группы и выведала информацию, которую курсантам знать никак не положено. И, о, диво! Явился генерал Герр, который с легкостью получил разрешение канцлера на пребывание в здании. И теперь ты избрала новой жертвой меня, идеально играя роль девушки с разбитым сердцем.

Эти его слова по непонятной причине заставили меня нервничать. Я-то знала, что все это несусветный бред, но ведь Адэйр мог в него запросто поверить.

— Знаешь, а ведь я мог бы и повестись на твои чары, — прошептала он, неожиданно склоняясь все ниже. — Тебе нужно только захотеть, Брианна.

Я не знала, что сказать. Голос пропал, а глаза неотрывно следили за приближением мужчины. Следили с ужасом и страхом. И это не осталось незамеченным. Принц остановился в нескольких сантиметрах от моего лица. Тихо хмыкнул и резко отстранился.

— Если бы я думал, что ты шпионка Герра, — произнес он у двери, — давно бы от тебя избавился.

Он ушел, а я так и осталась сидеть с глазами размером с блюдцами. Что это только что было? Хищный флирт?

Глава 22

«…Я не привык признавать свои слабости. Всегда верил в собственное всемогущество. Считал себя особенным. У меня был дар, способность избирать лучшие варианты в жизни. Но когда на самом деле пришло время сделать выбор, я не прислушался к интуиции. То, чем я всегда так гордился, сыграло со мной злую шутку. Что бы ты выбрала, дочь? Воду или воздух? Без воды нельзя прожить. Но ее можно заменить другими напитками. А вот без кислорода никак. Когда его перекрывают, остается только смерть».

Я закатила глаза и, закрыв эту гадость, отбросила ее на одеяло.

— Что бы ты выбрала, дочь? — передразнила я, представляя почему-то голос генерала Герра. Не знаю, с чего он решил, что я должна проникнуться этой чушью. Мнение насчет папочки ничуть не изменилось. Эгоцентричный болван.

Наверное, мое паршивое настроение результат оздоровительной процедуры. После того как ушел Адэйр, явилась Сандра, принесла отцовский дневник и поделилась по большому секрету, что Мур собирается допросить троих подозреваемых. Правда, сделать это он намеревается тайно и спонтанно, чтобы у них не было времени подготовиться. О результатах допроса мне сообщат позже. Если, конечно, посчитают нужным.

Голова раскалывалась, тошнило и хотелось спать. Я как раз подумала отключиться, как пикнул замок и дверь распахнулась.

— Давайте, девочки, заходим! Все аккуратненько заносим. Ставим подальше от аппаратуры, — командовала офицер Картер.

— Привет, Бри! — радостно заявила Таша, неся в руках свою косметичку.

Еще одна была у Кендис. Блондинистая лишь коротко мне кивнула.

Я удивленно смотрела на девиц, которые вносили пакеты и коробки в комнату, радостно со мной здороваясь. Последней вошла Лина и добродушно улыбнулась.

Я подозрительно прищурилась.

— Это что? — наконец выдавила из себя.

— Нам выделили время на занятия красоты и женственности, — торжественно заявила Сандра. — И раз ты не можешь прийти на урок, урок придет к тебе.

— О, нет! — обреченно застонала я, хватаясь здоровой рукой за голову.

— Да ладно, все не так уж плохо! — заверила она.

А дальше начался настоящий хаос. Одни начали тащить лавку ближе к моей койке, отчего та противно и громко скрипела. Другие стали распаковывать шуршащие пакеты и выкладывать все содержимое на тумбу. Остальные просто без умолку болтали, а я чувствовала, как закипает мой котелок.

— Тишина! — строго воскликнула Сандра. Несмотря на всю ее доброту и жизнерадостность, была у нее какая-то особая командная интонация, от которой хотелось поджать хвост и преклонить голову. Все моментально стихли, а я блаженно вздохнула.

— Начнем с макияжа, — воодушевленно заявила офицер.

И понеслась!

За два часа я узнала о типах кожи, формах лица, подходящих оттенках, тонах, прическах и качественной косметике. А затем началась практика, где я одной левой пыталась не выколоть себе глаза тушью и ровно вывести стрелки. Вышло откровенно плохо, зато сильно подняло мне настроение. Не помню, когда я в последний раз так хохотала, воззрев свое отражение в зеркале. Но на этом веселье только начиналось, потому что после Сандра решила поставить нас в пары, чтобы тренировались друг на друге. Со мной сотрудничать никто не хотел, отчего я смеялась еще больше. В итоге методом естественного отбора, на камень-ножницы-бумага, мне в качестве жертвы досталась Шайла. И я честно старалась подобрать ей лучший оттенок тоналки и румян, который бы подчеркнул все достоинства ее темно-карамельной кожи. И не моя вина, что вышло как-то пятнисто. Не нужно было вырываться. Попыталась исправить ситуацию с помощью теней и подводки, но вышло только хуже. А потом я взяла в руку карандаш для бровей, и девушка почему-то взвыла. Несчастно так, обреченно.

В общем, когда явился офицер Бейли (я, к слову, как раз заканчивала домазывать красной помадой губы) и рассмотрел сидевшую на моей койке девушку, отчего-то сразу схватился за сердце и резко закрыл дверь.

Все стихли на секундочку, а затем как давай ржать. Смехом это было трудно назвать. Через минуту в медблок Бейли заявился с подкреплением в лице капитана Чейза. Ну, а голубоглазка у нас парень вообще простой. Зашел, всех осмотрел, подавил смешок кулаком, а затем закрыл глаза и тоже как давай ржать.

Они сговорились, видимо, или Бейли поднял боевую тревогу, но еще через мгновение в проходе замелькали Мур и Райс. С отвисшими челюстями.

— Ну что такое? — невозмутимо поинтересовалась я, поднимая свою весьма подрисованную бровь. Правда, не настолько кривую, как у Шайлы.

— Вон! — взревела Сандра, указывая обнаглевшим мужикам на выход. — У нас уроки красоты.

Почему-то от этого утверждения они начали смеяться еще больше. Чейз вообще пополам сложился, и даже у всегда серьезного Бейли плечи задрожали. Я не сразу догадалась, чего это беднягу так трясет.

В общем, офицер Сандра всех наглых вытолкала за дверь, за которой еще долго звучал приглушенный мужской хохот. Все время, пока мы красоту нашу влажными салфетками для демакияжа смывали.

— На следующем уроке готовьтесь к пыткам, девушки, — честно заявила Сандра. — Будем тему эпиляции затрагивать.

— Можете меня пристрелить, но я не буду в паре с Бри! — заорала Шайла.

Так мы и распрощались. Я все еще улыбались, когда девчонки вышли, прихватив все добро. Сразу вошел Бейли. Серьезный, как ничего и не было. Поинтересовался, как я себя чувствую, вколол обезболивающее и удалился, пообещав принести ужин через полчаса.

Не принес. Вместо него с подносом в руках появился капитан Мур.

— Привет, страшилка, — широко улыбаясь, заявил котяра.

Весело нам, значит. Настроение игривое, самое оно для романтического ужина с овсяной кашей.

Я на комплимент ответила злым взглядом. Вот покормим больную, тогда и поговорим.

Мур поставил поднос мне на ноги и с самым непринужденным видом устроился на стуле рядом. А мне просто было хорошо и комфортно рядом с ним. Он это знал и молчаливо наблюдал, как я жадно поглощаю пищу.

— Проголодалась, — констатировал он.

— Они надо мной издевались, — пожаловалась я. — А на следующих уроках вообще пытки будут.

— Нижнее белье? — предположил осведомленный мужчина.

— Эпиляция, — поправила я.

Капитан издал шипящий звук и бросил на меня сочувственный взгляд.

— Но меня это все равно не спасет, — хитро улыбнулась.

— Точно, — подыграл Мур. — Ты от природы страшненькая.

Опустил взгляд чуть ниже на вырез моей майки и добавил:

— И фигура отвратительная. Как бревно.

— Эх, — вздохнула я. — Попадусь в руки какому-нибудь уродцу. Выйдет из нас отличная пара.

И так многозначительно глазками похлопала.

— И шутки у тебя глупые, — заключит обиженный мужчина, сложив руки на груди. Обиду я чувствовала хорошо. Я вообще эмоции Мура прекрасно читала, когда он не ставил блок.

Вспомнила, как утром невольно выпустила флюиды, и как отреагировал капитан. Улыбнулась коварно, доела, облизнулась и прикрыла глаза. Опять представила, что нет никаких камер, недовольных надзирателей и вообще ограничений нет. Как было в те мгновения, когда мы запирались у него в комнате и…

— Брианна! — раздался злой голос Китана.

Я лениво распахнула веки, продолжая улыбаться.

— Пока ты тут чепухой занимаешься, другие курсанты со всей серьезностью готовятся к финальному испытанию. А ведь ты даже не подозреваешь, что тебя ждет.

— Вас только это раздражает?

— Да меня все, мать твою, раздражает, — процедил он, поднимаясь со стула.

Вовремя, потому что в следующее мгновение у двери возникли недовольный капитан Чейз и насупленный генерал Герр.

— Генерал настоял пропустить его, — отчитался Чейз.

Режим «злость» был включен мгновенно и без особых усилий. У нас как раз такой пожар разгорался.

— Капитан Мур, — выплюнул Герр, — я крайне негативно отношусь к тому, что вы остаетесь с Брианной наедине.

— Генерал Герр, — в тон ему ответил Китан, закрывая меня собой, — я крайне негативно отношусь к вашему пребыванию на базе. Но приходится терпеть.

Ух! Это было мощное заявление. Герра прямо перекосило. А я решила воспользоваться ситуацией.

— Я учла все ваши пожелания, капитан Мур, — ядовито произнесла я.

Мур, обратив на меня внимание, насмешливо вздернул бровь и не менее саркастично молвил:

— Ох, неужели? Дошло, наконец, что поблажек тебе не будет?

Я отвела взгляд и, сжав челюсти, процедила:

— Дошло.

— А так и не скажешь, — совсем ненавистно бросил Мур и стремительно вышел из помещения.

Забавно. Мне было так легко притворяться злой на него. Нет, где-то в глубине души я знаю, что люблю его. И даже знаю, что это взаимно. Но сейчас я как никогда держала все свои чувства под контролем. Как пальцы на руках. Захочу, спрячу большой. Или — хоп! И Герру покажу средний.

— Оставь нас, — скомандовал старый хрыч, не глядя на Чейза.

Хоть у генерала доступа в медблок не было, препятствовать нашему общению было нелогично. И Чейз это понимал. Когда мы остались наедине, я все еще испытывала раздражение.

— Знаете, генерал, честно говоря, в последнее время капитан Мур доводит меня до бешенства. Я все больше склоняюсь к тому, что вы были правы.

— Тише, Брианна, — с покровительственной улыбкой произнес Герр. — Ты слишком эмоциональна. Я так и вижу, как у тебя из ушей прет пар.

«Ага! И как же тебя это веселит».

— Не забывай, все, что происходит в этих стенах, записывается и передается в главный штаб Верховного канцлера.

— О! — насторожилась я и для достоверности покосилась на потолок в поисках камеры. А когда заметила, залилась густой краской. — Все время забываю.

— А не стоит. Особенно, когда остаешься с капитаном наедине.

Ох, и не понравился мне его тон. Я внутренне напряглась, хоть и пыталась это скрыть. Он смотрел записи и понял, что мы играем?

— Не волнуйся так, — усмехнулся Герр и, склонившись чуть ниже, тихо прошептал: — Я не против, чтобы ты встречалась с принцем Адэйром.

Накатило облегчение. Значит, он не о Муре говорит.

— И вижу, ты преуспела в этом. Принц говорил о тебе на протяжении всего ужина.

— О! — выдала я, подключая стандартный набор — восторг, обожание…

— Если так пойдет и дальше, мне придется сутки напролет дежурить у твоей двери, отбиваясь от кавалера, — шутливо произнес генерал и сам рассмеялся от собственных слов.

Он вел себя странно. Нетипично. Пытался шутить, делал комплименты и даже поухаживал, отставив поднос с пустой тарелкой на тумбу. А затем, видимо, решив окончательно меня добить, достал из кармана шоколадную конфету и торжественно вручил. Я светилась от счастья, но есть не стала. Мало ли, что он туда подмешал. Сыворотку правды или слабительное. С этим Герром никогда не угадаешь. Но все-таки вел себя он странно.

— Знаешь, Брианна, я хотел с тобой поговорить еще вчера. Но ты была слишком слаба.

«Ой, будто тебя волнует мое состояние!».

— Перейду к сути. Я наблюдал за обстановкой в группе и сделал вывод, что здесь тебе находиться крайне невыгодно.

«Мне или тебе?»

— Я бы даже сказал опасно, — он многозначительно посмотрел на меня, лежащую в койке.

Меня это утверждение повеселило.

— Служба в армии не может быть безопасной, генерал. Нас учат драться не просто так, верно? А попасть в элитный военный отряд могут лишь лучшие из лучших.

— Отряд отряду рознь, Брианна, — возразил Герр. — Уверяю, я позабочусь о безопасном месте для тебя. Тебе даже не придется ни разу за всю жизнь пользоваться оружием. Или уж тем более драться.

«Звучит как-то скучно».

— Честно сказать, я мечтала об этом всю жизнь. Но если уж совсем откровенно, то мне и здесь нравится.

— Понимаю, — удовлетворенно кивнул Герр. — У тебя здесь свой интерес. Но ведь можно договориться, Бри. Каждый останется в выигрыше.

Он встал и у двери бросил напоследок:

— Подумай о моих словах. Я зайду завтра.

Надеюсь, в те часы, когда камера выключена. Тогда он скажет большее. Итак, генерал хочет договариваться. Интересно, подкупать будет или шантажировать? Думаю, сначала попробует «по-хорошему», тем более, я такая всепонимающая и податливая.

Утром, пока у остальных ребят была тренировка, а я, плавясь под целебными лучами, боролась с тошнотой и головной болью, действительно явился Герр. Был он мрачен и хмур и пребывал в плохом настроении, насколько я могла чувствовать.

От его появления помрачнела и я. Интересно немножко было, хотя я бы больше радовалась Муру. Ну, или на худой конец Райсу. Но только не Сандры с делегацией.

Генерал с задумчивым видом походил по медблоку, достал из кармана какой-то приборчик, похожий на сотовый телефон, что-то там проверил и коротко кивнул.

— Значит, камеры не работают, — констатировал он.

Я удивленно покосилась на камеры. Надо было изображать непонимание.

— Ну, офицер Бейли говорил что-то о том, что во время работы аппарата возможны перебои в связи, — проблеяла я.

— Знаешь, что это? — невозмутимо поинтересовался генерал, показывая вещицу в своей руке.

Я поморщилась и покачала головой.

— Прибор, считывающий эмоциональный фон. Уникальный в своем роде. Правда, сейчас он не работает так же, как и эта камера.

Ну надо же!

— А как он работает? — полюбопытствовала я.

Герр ухмыльнулся.

— Интуиты, Брианна, не обычные люди. Вокруг них образовывается невидимое поле, действие которого до сих пор не изучено.

Я фыркнула.

— Да многие вообще в это не верят. Я сама еще недавно посмеивалась над забытой кастой.

— Значит, Мур тебя просветил, да?

Немного подумав, решила соврать.

— Нет, это сделал капитан Райс. Во время танца. Он признался, что сам интуит. А также, что распознал меня, и ему стало интересно.

Герр понимающе хмыкнул.

— А он рассказал тебе о том, что вся императорская семья интуиты? Они не разбавляли свою кровь уже шесть веков.

Изобразив удивление, я задумалась над его словами. Интересно, к чему это он клонит?

— Да, это так, — подтвердил старый хрыч, медленно и вдумчиво растягивая каждое слово. — Всего лишь одна семья веками правила Туриной. Люди не имели выбора. Каждому была предначертана роль в обществе еще с рождения. Одним везло больше. Те, кто рождались в состоятельных семьях, могли купить свое будущее. Другим же приходилось служить.

Герр посмотрел на застывшую меня и вкрадчиво произнес:

— Родители твоей матери были рабами, Брианна. По воле императорской семьи. И они не собирались менять систему. Ты! Стала бы рабыней, не будь Великой революции. Понимаешь?

Я коротко кивнула, а затем поймала себя на мысли, что только что согласилась с человеком, которого искренне призираю. Но ведь он говорил сущую правду. Неоспоримый факт. Рабство отменили всего пятьдесят лет назад. Мне просто повезло.

— Знаешь, как использовали рабов? — продолжил Герр.

Я не хотела его слушать. Я знала. Много грязных и мерзких историй от своих уличных знакомых. И даже от собственной мамы, когда она рассказывала историю дедушки. Каждый раз мое сердце разрывалось от боли.

— Женщин и детей насиловали, мужчин заставляли спариваться с животными. Забавы ради.

— Хватит, — хрипло прошептала я, чувствуя, как подступает тошнота.

— За непослушание их сажали в «голодный ящик», в котором было лишь небольшое отверстие для воздуха. Их держали там неделями.

— Хватит! — крикнула я, но Герр в ответ лишь повысил голос.

— Рабов уничтожали, с ними обращались как с животными, над ними издевались настоящие садисты, Брианна.

Мое имя он буквально проорал, а я почувствовала, как по щекам скатились слезы и затрясся подбородок.

— Рабов удерживали только интуиты, — огорошил он меня новостью. — Семья твоего отца владела родителями твоей матери.

Я охнула и в ужасе уставилась на генерала.

— Нет, — прошептала я и закачала головой.

— Да, Брианна. Мама никогда тебе не говорила? Они с отцом знали друг друга с детства.

Я все качала головой, не веря ни единому слову. Не может быть. Все те издевательства, которые выпали на долю моего дедушки, совершил другой мой дедушка? Что за бред?

— Это ложь.

— Ты не хочешь читать дневник, поэтому я сам расскажу тебе то, что знаю, — упрямо заявил Герр. — Твой отец был маленьким мальчиком, когда рабство отменили. Они с Симоной расстались. Но встретились позже, в сознательном возрасте. Кирст был поражен ее красотой, он увидел в ней родственную душу, как позже мне признался. Но его семья, веками принадлежавшая к касте интуитов, была категорически против союза с девушкой из семьи бывших рабов. С приходом новой власти, интуиты скрывались, таились, держались обособленно. Но их мировоззрение не изменилось, Бри. Они до сих пор считают всех обычных людей глупыми неотесанными животными — рабами.

Кажется, я все больше понимала, к чему он клонит. И все меньше мне это нравилось. Мне не нравилась гребаная правда.

— Императорскую семью Райсов должны были публично казнить. В знак наказания за века рабства, которое они основали и поддерживали на Турине. Но им удалось повлиять на решение парламента. Их не только помиловали и оставили им все состояние, но и позволили ошиваться в парламенте. Пускай в качестве представителей Турины, но все же. Подумай только, какой силой они владеют. Силой мысли. Силой внушения.

Герр склонился над моей койкой и со всей злостью прошипел:

— Из-за них твои родные и тысячи других людей страдали. Из-за них твои родители не смогли быть вместе. А сейчас они хотят вернуть былую власть, и ты работаешь на них.

От резко отпрянул, оставляя меня в полнейшем ужасе.

— А теперь хорошенько подумай, девочка, — прошептал он у выхода. — На чьей ты стороне по-настоящему? Потому что, когда Райсы полноправно войдут в игру, тебе все же придется сделать выбор. Не между мной и капитаном Муром или принцем Адэйром. А между свободной жизнью и рабством.

Он ушел, оставив полное опустошение внутри. Наверное, так можно описать шок. Мысли вроде бы крутятся, но как-то заторможенно и отстраненно, так, что не вдумываешься в их смысл. Тело обманчиво расслаблено, но скорее сковано. И просто хочется смотреть в пустоту, ничего не видеть, ничего не слышать, ничего не знать. Но спустя мгновение приходит осознание, что слишком поздно. Слова сказаны, смысл уловлен и, кажется, неизбежен. Ты чувствуешь себя крохотной песчинкой в огромной пустыне, а где-то близко бушует смерч, готовый снести тебя далеко от места, которое считаешь домом.

Герр озвучил правду, на которую я усердно закрывала глаза. А мой мир перевернулся с ног на голову. Многие туринцы боролись против рабства. Но были и те, которых такой порядок вещей устраивал. Богатых было ровно столько, сколько бедняков. Понятие среднего класса не существовало. Оно появилось только в свободной Турине. Некоторые бедные семьи, в том числе и рабы, смогли достичь среднего уровня, но в то же время многие зажиточные люди потеряли свое состояние и стали на одну ступень с бывшими невольниками, попрошайками и отбросами общества. Кто-то счастлив, а кто-то готов убить за «несправедливость». Правда, она ведь у каждого своя. Так где же моя собственная? Я интуит, мне нравится быть с Китаном. Но мне не нравится император. Ровно как и Канцлер. Или Герр. Но кое в чем он прав на все сто. Здесь нужно не конкретного человека выбирать, а течение. Я знаю точно, что ни за что не поддержу сторону, которая собралась вернуть времена жестокости, насилия, голода и смерти на Турину. Даже если мне придется пожертвовать собой.

По моим щекам все еще стекали слезы, когда в комнату вошел Адэйр. До конца включения камеры таймер на приборе регенерации показывал двадцать минут.

— О! — заявил принц, заметив мое состояние. — Довел.

— Не довел, — возразила я, приводя себя в порядок. Онемение прошло, вернулась тошнота, головная боль и беспощадный поток мыслей. — Всего-лишь напомнил то, кем я являюсь.

— И кем же? — полюбопытствовал принц, усаживаясь на стул около койки.

— Свободным человеком, — гордо заявила я.

— А-а-а! — понимающе протянул тот. — Значит, давление на больную мозоль. Герр хороший психолог. Рабство. То, чего ты боишься.

Поймав мой взгляд «я ничего не боюсь», принц быстро исправился:

— Опасаешься.

— То, чему виной императорская семья, — смело заявила я, готовясь к худшему. Негоже хамить сыночку бывшего правителя Турины. А может быть и будущего, кто знает.

Но сыночек мой вызов принял с усмешкой. Невеселой, правда.

— Это и моя больная мозоль, Брианна. Всех нас. Рабство — огромная ошибка всего человечества. Но больше остальных виновны мои предки, это факт. Правящая семья Райсов позволила этому случиться, и за это мы будем расплачиваться еще долгие годы.

— То есть вы не собираетесь делать очередной переворот и возвращать рабство? — в лоб спросила я и покосилась на часы. Оставалось не так много времени на серьезный разговор.

Адэйр поморщился, будто съел лимон, и отвел взгляд.

— Не могу ответить полноценно. Тебе не стоит лезть в это болото.

— Но я уже здесь! — возмутилась я и даже голос повысила. — Мур меня сюда втянул, забрав на службу к императору. А я ведь даже не знала. Сидела бы себе у Томлисона, потом бы благополучно сбежала и жила — не горевала. А что сейчас?

Я насупилась и попыталась изобразить голос Герра:

— Брианна, выбирай правильную сторону. Нет, это не та сторона. Я сказал, правильную.

И тут же смягчила голос и томно зашептала, как обычно делал Адэйр во время танца:

— Подыграй мне, Бри. Я покажу тебе удивительную страну волшебства и магии. А если не согласишься, я тебя тихонечко прикончу.

Ну, и под конец своего представления, когда принц отчаянно боролся с улыбкой, я процедила голосом Мура:

— Служить, Круз! Ни о чем не спрашивать. Ничего не думать. Служить!

В этот момент, как назло, в палату вошел Мур. Вид у него был подозрительно-недовольный, видимо, себя он в моем исполнении безошибочно узнал.

— Что сказал Герр? — только и спросил Китан. Обращаясь при этом к Райсу.

Я хлопнула здоровой рукой по здоровой ноге и заворчала:

— Отлично, меня он даже не видит. Просто супер. Продолжайте, мальчики, не волнуйтесь, я всего лишь тут лежу, херней маюсь…

— Бри! — простонал Мур.

— Это вы у нас, матерые интриганы, важным делом занимаетесь. Клубок тайн распутать надо, мир поработить, в испорченный телефон поиграть. Я понимаю, дела важные…

— Она вся твоя! — заявил обескураженный моим словесным безобразием принц Адэйр, вставая с места. А затем еще раз покосился, как на сумасшедшую, и у двери добавил: — Сочувствую, друг.

И по плечу Мура так по-братски похлопал. А затем закрыл дверь, и я заткнулась. Просто дошло, что мы с Китом одни, и камеры не работают. Покосилась на часы — осталось семь минут. Хорошее число. Везучее. Оп, уже шесть!

— Ты во что меня вляпал? — завопила я.

Мур закатил глаза, быстро подошел, склонился над койкой и процедил:

— Заткнись уже.

А затем поцеловал.

Силы Вселенной, как же мне этого не хватало! Я до боли вцепилась здоровой рукой в его шею. С таким остервенелым отчаянием, что Мур застонал и попытался отстраниться, но я не позволила.

— Бри, пожалуйста, — прошептал он в мои губы. — Я и так держусь на честном слове. Сорвусь.

Он дышал тяжело, в глазах застыли мука и мольба. Зачем-то покосилась на часы. Четыре минуты. Нет, никак не успеем.

Тяжко вздохнув, матеря последними словами технику, Герра, императора и весь мир, отпустила своего наглого котяру.

— Как же я на тебя зла, — честно призналась.

— Я знаю, малыш, — виновато произнес Кит, отступая на шаг. — Я вытащу нас отсюда. Обещаю. Но нужно еще немного времени.

— Для чего время? Для чего все это? Чем ты здесь занимаешься, Кит? Скажи, я вообще тебе нужна? Я, а не приманка?

Он сцепил зубы и закрыл глаза. Осталось две минуты.

— Не знаю, что сказал тебе Герр…

— Да в бездну его! Ты же знаешь, я прыгну за тобой. Только скажи, что это все во имя чего-то хорошего. Я никому не верю. Только тебе.

Китан посмотрел на меня так, сердце на секунду застыло, а затем ускорило темп. На меня лавиной обрушилось чувство тепла и нежности. Но почему-то от этого стало грустно.

— Это ты сейчас ментально на меня воздействуешь? — догадалась я. — Как умеют химеры, да?

— Нет, дурочка, это я показываю, как сильно тебя люблю, — недовольно буркнул Мур и пошел к двери. Оставалась ровно минута.

Я улыбнулась. Это он. Настоящий он, без всякого притворства.

Схватившись за ручку, Кит обернулся, еще раз осмотрел меня с ног до головы, будто запоминая, а затем два раза коснулся пальцем кончика носа. И с улыбкой ушел.

Кажется, это был какой-то тайный знак!

Глава 23

Что вы знаете о пытках? Я многое повидала и пережила, но лазерная эпиляция превзошла все мои ожидания! Если ваш пленник молчит даже со сломанными пальцами, выколотыми глазами или обрезанными ушами, опробуйте на нем эпиляцию. Проверено! И немой заговорит.

— А-а-а! — в очередной раз завизжала я. На маты или остроумные замечания сил не было. Фантазия тоже иссякла.

— Ну потерпи еще немного! — нахмурилась Сандра — мой сегодняшний мучитель. — Половина ноги осталась.

Я взвыла от того, как ужасно это звучало.

— Зато потом на год забудешь о проблемах, — обрадовала Лина.

— То есть это даже не навсегда? — всхлипнула я и вцепилась в простыни пальцами здоровой руки, когда Сандра опять начала водить по ноге тонкой, как она ее называла, «волшебной палочкой».

— Красота требует жертв, Брианна! — строго заявила Шайла, на что Кендис громко фыркнула. Ей вообще нравилось наблюдать за моими мучениями. Улыбалась чуть ли не до ушей.

— Зараза! — в сердцах выпалила я на новом приступе боли.

Блондинистая развела руками и невинно спросила:

— А что я? Я к тебе и пальцем не касаюсь.

— Еще чего не хватало!

— Если красиво попросишь, могу сделать интимную эпиляцию, — предложила Кен и заливисто расхохоталась, видимо, представив себе сам процесс, мои крики или попытку что-то у нее выпросить. Садистка злорадная!

Ответом ей был мой намазанный красным лаком средний палец на загипсованной руке. Девочки решили вплотную заняться моим маникюром, пока я мучилась.

— Все! — торжественно объявила офицер Картер. — Как только выздоровеет рука, обработаем подмышки. А то нехорошо постоянно кремами пользоваться. Научно не доказано, но я уверена, они могут спровоцировать воспаление кожи, аллергию или даже рак.

Я скривилась, но спорить не стала. Бесполезно. И голоса уже не было совсем.

— А у меня кое-что для тебя есть! — неожиданно и весьма довольно заявила Кендис.

Я недоуменно уставилась на маленькую бумажку в ее ладони. Она протянула ее мне и произнесла:

— Айдан очень просил передать.

Курицы восторженно заулюлюкали, и даже Сандра с интересом уставилась на записку.

— Что там, Бри? — не скрывая любопытства, спросила Таша, подсовывая свой любопытный веснушчатый нос.

Бросив на девиц недовольный взгляд, развернула бумажку и прочла: «Выздоравливай, красотка! Это Л.»

— «Л» — значит, любовь! — заорала все та же Таша, успев прочесть. — О, да! Наш любвеобильный мальчик втюрился в неукротимую пантеру!

Я в шоке покосилась на нее и тут же подозрительно сощурилась.

— Это я-то пантера?

Девицы промолчали. А молчание, как известно, знак согласия.

— Заметь, на счет любви ты возражать не стала! — рассмеялась Хелен, и все дружно ее поддержали. До конца «занятия» я только и слышала от них глупые намеки о нашей с Айданом паре. Ну, пусть думают так, если им хочется. Отрицать я, конечно, не стала. А Сандра только многозначительно улыбалась и подмигивала, пока никто не видел.

Когда пришло время очередной процедуры, вновь явился генерал Герр. На этот раз в хорошем настроении. Я все ждала, когда он начнет выдвигать свои условия, но он даже не поднимал тему службы. Вместо этого много говорил об отце. Рассказывал все, что знал. Каким надежным и порядочным другом он был, с каким трепетом относился к своим детям. Как обожали своих родителей мои брат и сестра. Наверное, этим он хотел вызвать во мне зависть или ревность. Возможно, генерал думал, что я буду стремиться завоевать любовь своих найденных родственников и даже его самого. Жуть! На самом деле никто из них не был мне нужен. Я бы рада никогда с ними не встречаться. В моей жизни всегда был только один близкий человек. А когда мамы не стало, я смирилась с одиночеством. В какой-то мере оно мне даже нравилось. Но я никогда толком не была одна. Быстро заводила знакомства в новых округах, обрастала связями и владела нужной информацией. Приманка, одним словом.

Но Герру этого не понять. Я его раскусила! Он хорош в манипуляции, несомненно. Вся проблема в том, что он недооценивает людей. Генерал видит перед собой недалекую простушку и считает, что меня легко приманить наследством, благами цивилизации или любовью родственников.

Наверняка он думает: «Предложи ей все это, и она выполнит любые твои указания».

А что мы сделаем? Мы, конечно, подыграем. Затем так же подыграем принцу Адэйру. Главное, быть искренней со всеми, чтобы не заподозрили в ушлых намерениях. Брианна Круз в роли тройного агента! Пожалуй, так весело в моей жизни еще не было.

— Вы говорили, что я могу познакомиться с ними? — напомнила я, когда речь зашла о других детях отца. — Не думаю, что они захотят меня знать.

— Чепуха! — воскликнул Герр. — Брианна, у тебя есть семья. У Киры тоже дар. Она училась в школе для интуитов, которую я основал. У вас много общего, поверь, она очень хочет узнать тебя поближе. А у Романа дара нет, но он учится на адвоката. Очень смышленый юноша. Сейчас это будет очень трудно организовать. Но после финального испытания я устрою вам встречу. Даю слово.

И так добродушно накрыл своей лапой мою ручку. Я решила валить напролом.

— Испытание, — я хмыкнула и покачала головой. — Я его завалю. У меня нет шансов. А ведь кто-то постарался.

На последнем слове я запнулась и отвела взгляд.

— Намекаешь, что кто-то тебя подставил? — догадался Герр.

Я опять фыркнула и забрала свои руки из-под его.

— Кто-то! А разве не вам это выгодно, генерал? Вы же изначально не хотели, чтобы меня взяли в этот отряд. И я знаю, что у вас среди курсантов свой человек. Ведь кто-то же снимал скрытой камерой наши с Муром тренировки. А я точно чувствовала, что меня толкнули. Не по вашему ли приказу?

С каждым словом я говорила все тише, а глаза генерала становились все больше. Но я таки высказалась. Даже полегчало. А ведь и в самом деле правду сказала!

— Ты считаешь, что оказалась здесь по моей вине? — искренне возмутился генерал. Реально даже не фальшивил. — Силы Вселенной, Брианна! Ты ведь и погибнуть могла! Тебе повезло, что лошадь не раздробила копытом твою глупую голову.

— Простите, — пискнула. — Я не то имела в виду.

Но хрыч, похоже, вошел в образ и выходить не собирался. Если только из этой комнаты. Резко встав, он молча ушел и громко стукнул дверью.

Бедная моя голова!

Не успела я перевести дыхание, как в проеме, словно темный мифический демон, появился принц Адэйр. Сегодня он был одет во все черное. Да и хмурый взгляд сбил меня с толку. Обычно мне он улыбался.

— Что? — удивилась я.

Адэйр прищурился, осмотрелся и как-то облегченно выдохнул. Затем вошел внутрь, упал на стул и поднял на меня усталый взгляд.

— Что-то случилось? — встревожилась я.

— Нет, просто эта, — он сжал губы, будто очень усердно сдерживал себя от ругательства, — твоя подруга! Она просто невыносима.

— Лина? — удивилась я. — Вообще-то у меня нет подруг. Не представляю, о ком вы.

— Кендис, — выплюнул Адэйр, словно плохое слово. Не нужно быть интуитом, чтобы ощутить его раздражение.

— О-о-о! — понимающе протянула я. — Блондинистая стерва сегодня в ударе.

Принц скривился, будто вспомнил что-то крайне неприятное, но быстро сменил тему.

— Чего хотел Герр?

— Сегодня он был весьма болтливым. Рассказывал об отце. Но у меня есть для вас кое-что поважнее.

Я взяла со стола записку Айдана и передала капитану Райсу.

— Это Л, — озвучил он послание.

— Мне на ум сразу приходит имя Лины, — честно призналась я. — Вы говорили, что Айдан был рядом, он мог что-то видеть. Но возможно не хотел стучать, а решил по-тихому меня предупредить.

— Скорее всего, — согласился Адэйр. — Мур рассказал, что допросил девушек?

Я потупила взгляд и попыталась не думать о тех минутах, когда мы остались наедине.

— Блок, Брианна, — зло процедил Адэйр. — Бездна, ты хотя бы при Герре о нем вспоминаешь?

— Да, но ведь и прибор его не работает.

— Вот как! Это он тебе сказал? — возмутился принц. Получив мой кивок, недовольно покачал головой. — Бри! Когда же ты уже поймешь, что с ним никогда нельзя расслабляться? Или верить на слово. Регенерационный аппарат на самом деле не влияет на работу камер. Это легенда для Герра, чтобы он мог говорить с тобой, не таясь. И не только он. Мы вручную выключаем камеру на два часа. А все остальное работает. И он считывал твои эмоции.

— И вы даже не додумались предупредить меня? — нахмурилась я.

— Это должен был сделать Китан, — процедил он. — Но, видимо, его мозг был отключен так же, как и камера.

Принц сегодня был явно не в духе. А когда я попыталась успокоить его, сказав, что все равно о важном мы не говорили, и вовсе повысил голос.

— Все важно, Брианна! Каждое слово Герр произносит с определенной целью. Узнай, чего он хочет, поняла? У тебя осталось три дня.

И с этими словами раздраженный принц вышел прочь. Опять грохнув дверью.

— Да что ж такое! — запричитала я.

Когда меня начало штормить не по-детски, а кости заныли так, что хотелось ныть вместе с ними, Мур решил, что как раз замечательный момент, чтобы меня навестить. Я покосилась на таймер и бросила на котяру злостный взгляд.

— А еще позже прийти не мог? Десять минут осталось.

— Не ворчи, — хмыкнул он и уселся на стул. Попытался наклониться, но я его остановила жестом руки. Штормило.

— С каждым днем мне все хуже от этой убийственной машины.

Китан вздохнул и погладил меня по щеке. От одного маленького прикосновения я готова была замурлыкать. Позволила себе на минутку закрыть глаза и расслабиться.

— Говори, что знаешь, — грозно потребовала я.

— Ты такая красивая, — неожиданно заявил нахал. Даже глаза распахнула. Ну не дают отдохнуть! — Я схожу с ума. — Мур невесело улыбнулся и покачал головой.

— Это официальный диагноз? — хмыкнула я. — Пойми меня правильно, я ни на что не намекаю, но, кажется, у тебя всегда было немного… того.

Покрутила пальцем у виска, а Кит улыбнулся еще шире. И этот полный обожания взгляд меня просто убивал. Медленно и очень сладко.

— Ладно, — выдохнула я. — Все сходится. Я ненормальная, ты сошел с ума, поэтому мы отличная пара.

— Я опять облажался, Бри, — прошептал он, погладив мою больную руку. — Ты снова под угрозой. Просто из-за того, что я не могу сдерживать свои гребаные чувства. В черную дыру, у меня вообще их не должно быть.

— Эй! — возмутилась я. — С каких это пор ты стал таким самокритичным? Куда делся мой самоуверенный нахал?

— Я умею маскироваться, — признался Мур. — И с тобой я часто это делал.

От таких откровений у меня бровь поползла на лоб. Только одна.

— Я хотел тебе понравиться, ясно? Иногда я был напористым, потому что ты этого ждала от меня. Или наоборот, уступал тебе, чтобы ты не злилась. Но чаще всего дразнил, тем самым бросая вызов. Ты любишь вызовы. Это тебя привлекает. Если бы я просто таскался за тобой, как этот сосунок Айдан, тебе было бы…

— Я думала об этом, — перебила его и взглянула на часы. Всего четыре минуты. А мне есть что сказать. — Да, согласна, что с тобой мне всегда было интересно. Но это не все.

— Не все? — игриво вопросил котяра, выписывая пальцем узоры на моей ладони.

— Не-а. Я запала на тебя в первую же секунду, как увидела. Почувствовала что-то, не знаю, как описать.

Китан сексуально улыбнулся. А я взяла и разозлилась. Отбросив его руку, недовольно буркнула:

— Больше не приходи на десять минут.

— Ты лежишь здесь такая беззащитная и сексуальная, и я хочу тебя сразу, как только вижу. Моя выдержка держится на честном слове, Бри. Мне вообще лучше свалить прямо сейчас. Прогони меня.

— Скажи мне что-то гадкое, — парировала я.

Немного подумав, Мур, пытаясь скрыть улыбку, произнес:

— Ты несносная вульгарная деревенщина.

— Это я деревенщина? — возмутилась некая пострадавшая курсантка. — А вы, капитан Мур, вы…

И в этот момент без стука вошел офицер Бейли. Хорошо, что он, а не Герр.

— Вы вообще выздоравливайте! — закончила я свою фразу. Бейли удивленно взглянул на Мура, пытаясь понять, в каком месте командир больной.

— Угу, — промычал Кит, бросая на меня дерзкий взгляд. — Ну, я пойду.

— Да-да! Очень жаль, что вы наконец-то уходите, — поддержала я.

Док попытался скрыть улыбку и покачал головой, выключая прибор. А Китан немного задержался у выхода и напоследок подал мне тот самый знак — коснулся пальцем кончика носа. Я в ответ сделала так же, что вызвало счастливую улыбку у наглого котяры. И хитрого к тому же. Опять ничего не рассказал.

* * *

«…Она исчезла из моей жизни, не дав мне побороться за нас. И хоть шансов было мало, и я не мог предложить твоей матери многое, но бросить все и убежать вместе с ней хоть бы в Забытый округ был готов. Она не сказала мне о тебе. Я бы не оставил своего ребенка без опеки. А когда явилась с малюткой на руках, я банально струсил. Мне нужно было сразу прислушаться к своему чутью, но голос сердца заглушал крик обиды. Я был так зол на Симону за то, что она сбежала. За то, что посмела вернуться и заявить, что все это время у нее был ребенок от меня. Я не хотел верить. Но когда она ушла, меня заполнило чувство вины. Тогда я уже точно знал, что ты моя. Я не буду писать, что пытался искать вас многие годы, но не нашел. Я мог бы сделать это за сутки. Есть связи. Я бы ни за что не признался в своей слабости кому-либо, но сейчас это все уже не важно. Уходя из жизни, мне просто хочется, чтобы ты знала правду. Я не хотел тебя искать. Не потому, что не любил. Потому, что боялся. Меня устраивала жизнь без вас с мамой. Я смирился с ней. А вы обе могли перевернуть все вверх дном. Я ведь всегда любил только ее. И мог отказаться от всего, что имею. Но без последствий никак. Я бы причинил боль многим. Своим родителям, своей супруге, нашим детям. Я бы потерял все, что имею. Я бы сорвался, плюнул на всех, забрал твою маму и сбежал. Смеюсь… Прочитал написанное и теперь смеюсь. Все это звучит как бред сумасшедшего. Лишенное смысла и логики. Не думаю, что ты поймешь, даже если попытаешься. У меня на это ушла вся долбаная жизнь.

Наверное, я должен сказать что-то умное напоследок.

Не дели людей на хороших и плохих, дочь. Все мы многогранны. Прошу, не считай меня ничтожеством. Просто в один день мне пришлось сделать выбор. Видишь, для своих родителей, жены, детей и друзей я был хорошим. А для вас с мамой плохим. Всегда есть две грани, и у каждого своя цель. Помни это.

Пы. Сы. Я уже не могу подарить тебе отцовскую заботу, но наличку оставлю!»

Закрыв дневник, я положила на него руку, будто чувствуя тепло писавшего эти строки. В глазах стояли слезы. Я их не вызывала, сами подкатили. Не могла понять свои смешанные чувства. Почему-то хотелось улыбнуться. Но в то же время было так невыносимо грустно. Несмотря на его слова, я все же кое-что поняла. Наверное, любовь интуитов сильнее любви обычных людей. Он, как и Китан, любил мою маму, но не мог ею владеть. И если я отвечаю своему капитану взаимностью и пойду на многое ради нашего счастья, то мама… просто сбежала. Она всегда утверждала, что ненавидит отца всем сердцем. Я уже не узнаю, так ли было на самом деле. Возможно, она и любила, но не смогла простить, что выбрали не ее. В одном папа точно прав. Я не стану осуждать его. Таков их путь. Мне бы не хватило сил что-либо изменить. Никто из них не хотел перемен. Они смирились. А вот я не стану. Мой дом там, где Китан Мур.

К тому же я отлично справляюсь. Без всякой скромности заявляю, что Брианна Круз рождена для роли шпиона. Кажется, начинаю понимать силу своего дара. И даже Герр с принцем, зная о нем, попались на удочку. Приманка — та, которая заставляет человека довериться. В моем присутствии оба безоговорочно верят в серьезность моих намерений угодить им. И пока я играю в испорченный телефон, они делятся со мной ценной информацией.

По схеме первым наведывался Герр. Обрабатывал несколько минут сказками о лучшей жизни, затем давил на совесть, а после с сочувственным видом выслушивал все мои «откровения». Сразу за ним являлся капитан Райс. Обычно раздраженный. Допрашивал, чего хотел генерал, немного ругал за то да за се, а затем давал инструкции, как себя вести, что говорить, а о чем умолчать.

Спустя три дня у меня было довольно много пищи для размышлений. Итак, Адэйру было важно узнать, что ведомо Герру, и чего он в конечном итоге добивается. Он разрешил намекнуть о том, что мне известно немножко больше, чем остальным курсантам, благодаря моей близости с принцем. Конечно, намекать генералу я не стала, а все выдала прямым текстом. Многое насочиняла, но от правды все равно не денешься. Поделилась, что в сундуке находится некий камень, но его назначение мне неизвестно. Герр в ответ рассказал страшную историю о том, что это может быть вещь инопланетного происхождения, которая дает невероятную силу интуитам. С ее помощью они могут управлять массами, буквально гипнотизировать, превращать людей в бездумных роботов. У императора всего лишь небольшой фрагмент, но если он соберет все части, на Турине непременно возродится старый режим. И Герр, герой современности, пытается предотвратить это смертоносное событие. Он и команда его интуитов. Когда я спросила, знает ли о геройских подвигах генерала его непревзойденность господин канцлер, Герр увильнул от ответа. Он также не назвал имя своего сообщника, который шпионит в отряде. Равно как и не стал отрицать его существование.

И вот сегодня старый хрыч доверил мне исполнение важной миссии. Выведать у принца Адэйра местонахождение камня. С радостью!

Дверь в медблок открылась. Я заметила, что стала радоваться каждому вошедшему. Даже Герру. А ведь раньше любила одиночество.

— Добрый вечер, Брианна, — поприветствовал меня офицер Бейли. — Попробуем немного походить.

До этого я вставала только для удовлетворения естественных нужд и чтобы принять душ. Это было невыносимо больно, и мне нужна была трость в помощь. Но с каждым днем становилось лучше. Вчера я ходила без палки, хоть и сильно хромала. А еще сжимала пальцы в кулак на правой руке. Регенерационный аппарат действительно очень быстро сращивает кости. Проблема в том, что у меня не было достаточно времени на полное выздоровление.

Бейли помог сползти с кровати и стал наблюдать за моей ходьбой.

— Завтра испытание, — сочувственно произнес он.

— Рано ставить на мне крест, офицер — хмыкнула я и похромала дальше.

Спустя пять минут, когда мне просто хотелось лечь обратно в койку и накрыться с головой одеялом, вошла офицер Картер с пакетом в руках.

— Сегодня званый ужин, — сообщила она. Затем, выгнав Бейли, помогла собраться.

— Опять это пошлое платье, — возмутилась я.

— Это другое! — возмутилась Сандра. — Разве ты не видишь? Совсем другая ткань. И фасон. Просто твой кодовый цвет красный.

— А вот с этого места поподробней! — оживилась я.

Сандра хмыкнула.

— У каждой из девушек свой цвет. Мой — золотой. Это нужно для конспирации и на случай, если нужно будет передать важную информацию или вещь в общественном месте. Наши сообщники получат указания — передать послание девушке в красном платье с открытой спиной. Это еще одна фишка.

— Таких платьев может быть несколько, если это действительно большой прием.

— Поверь, Бри! Тебя никто не спутает.

— Еще бы, — заворчала я. — Это платье как один сплошной сигнальный огонь.

Я бы с радостью расспросила у нее насчет тайных знаков, но камера была включена, и опять приходилось фильтровать базар.

Спустя полчаса я с горем доковыляла до зала. Вместо туфель на шпильке Сандра откуда-то достала красные балетки в тон платья. Еще и с блестками. А гипс на руке она замаскировала полупрозрачной шалью, которая прикрывала лишь правое плечо.

Когда мы вошли, все уже сидели за столом. Мое место около принца Адэйра пустовало. Увидев меня, он слишком резво поднялся с места и стремительно направился в мою сторону с улыбкой до ушей.

Ах, да! Стандартный набор эмоций. И в сторону Мура даже не смотреть.

Поцеловав мою руку, Адэйр шепнул, как рад меня видеть, и повел к столу под завистливые взгляды девчонок, любопытные от парней и один зверски злой от некого капитана, на которого я все еще старалась не глядеть.

А что, сам виноват! Надо было пользоваться моментом, когда я была одна. Хотя их и было ничтожно мало, ведь все время уходило на разговоры по душам с двумя акулами. Точнее, один акула, а другой обаятельный змей искуситель, который сейчас наглаживает мою ладонь под столом.

— Вижу, тебе намного лучше, — прошептал принц, откровенно со мной флиртуя при всех.

Это было почти на грани неприличия. Но я молча улыбалась, даже успела послать Герру торжествующий взгляд. Генерал, к слову, был не менее доволен. Сегодня он заявил, что, если я справлюсь с заданием, он пособит мне в приеме на службу императору. Как он сказал: «Ты ответственный и надежный человек, Бри. Твой отец гордился бы тобой».

А затем чуть позже слова принца: «Я всецело доверяю тебе, ведь знаю, что это в твоих интересах. Мы одна семья».

Угу! Я, наглый котяра, акула и змей-искуситель — одно большое «счастливое» семейство! Как говорится, в семье не без уродов.

У капитана Райса довольно простой план. Сегодня он показательно весь вечер будет за мной ухаживать, затем проведет до медблока, где я все еще обитаю, и нехотя отпустит спать. А утром перед испытанием я тайком доложу Герру информацию — камней на базе нет. Я должна сделать акцент на множественном количестве. На самом деле, камень у них один, но лучше, если генерал будет думать, что их у вражеской стороны несколько. Все довольно просто.

Сегодняшний вечер был эксклюзивным. На столе имелась настоящая еда. Правда, не изысканные блюда, как муляж, а обычный хавчик из пищевого аппарата, но я не жаловалась. Присутствующие за столом вели вежливую светскую беседу, шутили, обменивались многозначительными взглядами и по-настоящему расслабились. Все, кроме меня. Мне это в принципе не положено.

Особенно напрягал беспредельный флирт Кендис с моим капитаном. То есть, Муром. Сдался он ей. Да кому он вообще нужен? Наглый, вредный, противный. Только я его и терплю. А она и так к нему и сяк. Просто показушность какая-то. Я старалась не думать, не смотреть, не реагировать. Но потом начались танцы, и мои кулачки невольно сжались.

Адэйр, как истинный джентльмен, остался за столом со своей леди.

— Ты слишком напряжена. Это тоже можно почувствовать, — произнес змей, лениво вырисовывая пальцем узоры на моем предплечье и ключице. Клянусь, если он сейчас начнет лапать мою грудь, я оттопчу ему ноги.

— Ты, кажется, должна сейчас флиртовать со мной и выведывать секретную информацию.

Смотревший до этого на пару Мура и Кендис принц обернулся ко мне и соблазнительно улыбнулся.

— Итак, Бри, что ты сделаешь для того, чтобы узнать, где кейс?

В такие моменты я действительно его опасалась. Выдержать этот взгляд было очень сложно. Я горела под ним, не так, как от глаз Мура. А в плохом смысле. Расплавлялась. Это было то еще испытание на выдержку силы воли.

Хорошо, что у меня был отличный учитель. На уроках женственности Сандра совместила некие приемы по физиогномике, показав нам самые достоверные методы обольщения мужчин. Вот и проверим, на что я способна. Первое — отвлечь прикосновением.

Не отрывая взгляда, плавно переместила руку на колено мужчины под столом. И аккуратно постучала пальчиками по напряженному бедру.

Второе — отвлечь мимикой.

Медленно облизнув пересохшие губы, улыбнулась. Да! Сандра заставляла нас проделывать это движение перед зеркалом снова и снова, чтобы добиться лучшего результата.

Третье — отвлечь голосом. Если не отреагирует, значит, клиент готов.

Слегка наклонившись, втянула приятный аромат мужского парфюма и с закрытыми глазами издала блаженный стон.

— Отпадный аромат. Что это?

Все еще находясь слишком близко к принцу, открыла глаза, чтобы изучить результат. Когда ответа не последовало, и я вопросительно изогнула бровь, Адэйр кашлянул в кулак.

— Прости, что?

Мда! Клиент готов!

Приблизившись так, что наши носы почти касались, я жутким басистым голосом произнесла:

— Где кейс, парниша?

Осоловевшие глаза принца вмиг округлились, а я отстранилась и расхохоталась.

— Это не смешно! — возмутился Адэйр, и сам едва сдерживая улыбку.

— Простите! Не удержалась!

— А ведь ты почти была у цели! Вот дурочка!

Мы все еще посмеивались, когда к нам подошел Мур.

— Развлекаетесь? — прозвучал его ядовитый голос. Ревнуем.

— Да! — с вызовом заявила я, накрыв ладонью руку принца.

Китан сузил глаза, уставившись на наши руки, а принц опять кашлянул в кулак, коснулся большим пальцем своей правой щеки и переплел наши пальцы. Мур в ответ медленно провел средним пальцем над левой бровью.

— Может, хватит? — процедила я, заметив подходящую Кендис.

— Капитан, вы потрясающий партнер! — заявила блондинистая и самым безобразным образом повисла на руке моего, между прочим, мужчины.

Я сверлила взглядом стерву. Та с вызовом глядела на Адэйра. Принц в свою очередь буровил взглядом Мура. А Мур все еще с яростью смотрел на наши переплетенные пальцы.

— Должен признать, капитан Райс, — вдруг отозвался возникший рядом генерал Герр, — идея с приемом действительно была удачной. Я отлично провел вечер.

Он обвел нас четверых любопытным взглядом, подмигнул мне и подытожил:

— Но пора бы уже курсантам на боковую. Завтра у них трудный день.

— Согласен, — кивнул Мур.

Адэйр печально взглянул на меня и тяжко вздохнул. Актерское мастерство на троечку.

По плану принц вызвался меня провожать. И по нему же довел меня до самой двери медблока, придерживая за талию. Но вот чего в плане не было, так это поцелуя. Нет, я бы точно не упустила эту деталь. В один момент Адэйр просто мило улыбался, а в следующее прошептал «замри» и прижался своими губами к моим. Когда я несколько секунд стояла, как онемевшая статуя, он нехотя оторвался, но в глазах не было ни капли раскаяния.

Я только открыла рот, чтобы сказать что-то плохое, как он склонился к уху и добавил:

— Это для Герра. Пускай знает, что все серьезно.

— А все серьезно? — уточнила я.

— Конечно, Бри, — улыбнулся Адейд, отстранившись. — Я уже люблю тебя.

И, подмигнув, коварный змей вольной походкой зашагал прочь.

Китан

Я не искал ублюдка. Он сам пришел.

— Знаю, ты злишься, — сходу произнес Адэйр. Я выбросил сигарету, развернулся и нанес ему мощный удар по лицу, вложив в кулак всю свою ярость.

— Ладно, — процедил Эйр, потирая скулу. — Ты в бешенстве.

— Это, мать твою, было не обязательно, — закричал я.

— Оставим ее величество в покое, — надменным тоном заявил принц, как бы мягко намекая, что я перегнул палку.

Тяжело выдохнув, я сжал челюсти и снова закурил. В последнее время я чуть ли не каждый вечер выхожу на улицу подышать свежим воздухом, посмотреть на звезду и луну. Долбанутых лошадей увезли на эксперименты. Но перед глазами до сих пор стоит та жуткая картина, когда я чуть не потерял ее. В такие моменты я как никогда понимаю, что абсолютно беспомощен. В любой момент что-то может забрать Бри из моей жизни. И я ничего не смогу сделать. Не уберегу.

— Да брось, — протянул Райс, — так будет лучше. Герр наверняка видел запись.

Нет, он точно издевается.

— Признайся, ты просто заигрался, — я выпустил горький дым. — Даже тебе не устоять перед обаянием приманки. Интуит пятого уровня, в черную дыру.

— А ты ослеп от ревности, Мур, — серьезно произнес Адэйр. — Это слабость, которую ты себе позволить не можешь. Учитывая ситуацию.

Он был прав, но я все равно хотел начистить эту надменную рожу.

— Герр уже доверяет ей, — задумчиво произнес Эйр.

— Только до определенного момента, ты же знаешь. Когда он получит нужную информацию, избавится от балласта.

— Вот и посмотрим, как он поведет себя завтра. Либо включит Брианну в свою игру, либо… А нет никаких либо. Таких, как она, не отпускают. И убить жалко. Нет, серьезно! Она талант.

Заметив мой взгляд, принц поднял руки в примирительном жесте.

— Слушай, она мне не нужна.

— Ну да, — насмешливо фыркнул я.

— Поверь, Мур. Я могу получить любую, — на этом слове он сделал акцент. — И если бы я действительно хотел Брианну, она бы уже была в моей постели.

— Не Брианна, — с вызовом бросил я.

— Хочешь поспорить? Нет, реально хочешь?

Когда я ничего не ответил, он покачал головой.

— Я говорю не о том, что она забудет тебя и побежит ко мне по первому зову. Речь о том, что я беру, не спрашивая. Если бы мне нужна была твоя девчонка, я бы заставил ее подчиниться.

— Это делает тебя счастливым? — искренне удивился я. — Трахать сломанные куклы? Никогда бы не подумал.

Адэйр беззаботно пожал плечами.

— У каждого свои игрушки. Мне своих хватает.

Он кивнул на двери.

— Давай. Нужно подготовить площадку на завтра.

Глава 24

— Приветствую, курсанты подготовительной группы секретного спецотряда армии Турины, — торжественно возгласил Мур, расхаживая вдоль строя.

После завтрака мы все тихо, как на расстрел, поплелись в зал. Для всех было огромным секретом, что из себя будет представлять финальное испытание. Девчонки весь завтрак гадали. Таша предположила, что нас просто заставят пройти все нормативы, как и в первый день. Затем сравнят результаты и отберут тех, кто добился лучшего успеха. Лина придумала, что за ночь инструкторы расставили всевозможные ловушки прямо в спортивном зале. А Хелен была настроена мрачнее остальных. Она утверждала, что нас вывезут за пределы здания, на какой-то военный полигон, где в буквальном смысле выживет сильнейший. Это было бы слишком жестоко. Хотя, кто их знает, этих сектантов.

К счастью, вывозить нас не стали. Ловушек тоже не наблюдалось. Наши мучители вообще казались расслабленными и невозмутимыми. А вот генерал Герр излучал напряжение и раздражение. Еще бы! Утром, зайдя за мной до завтрака, он получил важные и весьма неприятные новости. Пришлось написать записку, чтобы не озвучивать шпионские секреты перед камерой. Теперь он знал, что кейс вывезли. И что у императорской компашки целых два, а то и три элемента того, что он ищет.

— Вы усердно трудились последние три месяца, чтобы получить самые необходимые навыки, нужные в нашей профессии, — продолжил Мур. — Я, как командир группы, пристально следил за вашими достижениями, чтобы в конечном итоге отобрать лучших из лучших. Настало время финального испытания, где у каждого курсанта будет возможность проявить себя в экстремальной ситуации. Там, где начинается реальный мир, настоящая угроза жизни. Уверен, победят сильнейшие.

Хелен подняла руку, и Мур недовольно кивнул.

— А что будет с проигравшими?

— Они упустят свой шанс на лучшее будущее, — ответила офицер Картер. Она вышла вперед с папкой в руке и объявила: — Я буду называть имена, и каждый курсант пройдет за офицером Бейли в специальную комнату. Для собеседования.

Я поморщилась. Серьезно? Финальное испытание — это обыкновенный допрос? Воображение сразу нарисовало темную комнату с тусклой лампой, стул с цепями и ходящего по кругу капитана Мура. В его руках пассатижи, между прочим. Да-да, для пыток.

«Признавайся, Брианна. Где ты спрятала последнюю бутылку виски?» — кричит он в мое лицо.

Я нервно вздрагиваю, закрываю глаза и плотнее сжимаю ножки. Лишь бы не нашел!

— Максвел! — громко объявила Сандра, прерывая мои безумные фантазии. — Ты пойдешь первым.

Мак гордо задрал подбородок и смело зашагал за офицером Бейли.

— Остальные пока могут заняться стандартной тренировкой, — распорядился Мур и вместе с капитаном Райсом ушли вслед за Максвелом.

Принц, кстати, не сводил с меня глаз все утро, будто пытался что-то сказать.

Возможно, они уже точно определили шпиона Герра и хотели меня предупредить. Я и так догадывалась, кто это. Всегда веселая и чрезмерно болтливая Лина. Идеальная кандидатура. Что-то меня постоянно в ней напрягало. За милым улыбающимся личиком таилась скрытая угроза. Она из тех, кто пойдет по трупам, чтобы добиться своего. Вот к кому не стоит поворачиваться спиной.

Сидя на лавочке и напевая песенки, я наблюдала за бегающими по кругу курсантами. Герр о чем-то тихо спорил с Чейзом, а Сандра за ними наблюдала. Через три полных круга, наконец, появился офицер Бейли.

— Наташа, — кивнула девушке Сандра.

Та нервно оглянулась на остальных и несмело вышла из толпы, следуя за молчаливым и строгим офицером Бейли.

За следующие полчаса ушли еще двое — Монбравер и Хелен. Напряжение росло. Для серьезного собеседования времени было маловато, так чем же они там занимались?

— Нервничаешь? — спросила подошедшая Сандра.

— Не хочешь по секрету рассказать, что там будет? — хмыкнула я.

— Хочу! Очень хочу, но Адэйр с меня шкуру спустит!

Я понимающе закивала. Значит, принц следит за справедливым отбором. Ну-ну! Для меня мог бы сделать исключение. Все же по его воле я ввязалась в опасную игру.

— Эй, — шепнула Сандра. — Нам действительно важно оценить реакцию каждого курсанта в нестандартных ситуациях. Сейчас ты такая вся крутая и бесстрашная, а вдруг в ответственный момент просто закроешь глазки и начнешь визжать, как истеричка?

Я улыбнулась. Нет уж! Этого со мной точно не произойдет.

— Скажу две вещи. Первое — будет весело. Второе — я в тебе не сомневаюсь.

— Ла-а-адно, — недоверчиво протянула я.

В этот момент заявился Бейли. На этот раз он увел Лину. И я даже облегченно выдохнула.

Правда, долго мне расслабляться не позволили. Капитан Чейз отдал указание разминать мышцы. А то, что я с трудом стояла и могла двигать лишь одной рукой, его мало волновало. Пришлось для виду махать здоровой левой, чтобы он отстал.

Окончательно я убедилась в том, что они все сговорились надо мной издеваться, когда меня оставили последней. На десерт, как выразился генерал Герр. Его самого на допрос не взяли, чем он был крайне недоволен, изливая яд попеременно то на голубоглазку, то на Сандру.

Когда настала моя очередь, я просто хотела быстрее с этим всем покончить и вернуться в теплую постельку. Что сказать, разленилась я.

— Ты справишься, — торжественно заявил генерал. И посмотрел так многозначительно, будто в состоянии лично проконтролировать весь процесс.

Поскольку я осталась последней, остальные решили пойти следом. И вот, иду я, хромаю в сопровождении конвоя, а чуйка молчит. Страха ни в одном глазу, нервы тоже подозрительно притихли. Даже заулыбалась.

— Сюда, — оповестил Бейли, открыв передо мной дверь в кабинет Мура. Заглянула внутрь одним глазком — Кит и Адэйр сидели за столом, невозмутимо болтали. А как у меня увидели, смолкли и одновременно нахмурились.

— Заходи, Брианна, — пригласил Мур.

Обернулась на Герра, кивнула ему и пошла.

Лишь только дверь в кабинет закрылась, мне сразу предложили сесть на стул напротив двух капитанов. Видать, не одна курсантская задница на нем посидела.

Повисло молчание. Они оба пялились на меня, будто чего-то ожидая, а я лениво их изучала. И было так спокойно, как никогда. Только очень любопытно, как всегда.

— Это игра в гляделки? — хмыкнула я. — Кто быстрее прервет зрительный контакт? Что ж, попробуйте! В этом мне нет равных.

Мур ухмыльнулся и покосился на Адэйра, ожидая его реакции. Нет, ну а что? Я давно усвоила, что отвести взгляд от глаз противника, означало признать поражение.

— Тогда давай сыграем, — с вызовом произнес принц и, положив руки на стол, наклонился ближе. Я повторила его позу, на секунду опустила веки, а затем подняла и уставилась в темные глаза напротив.

— А вы умеете гипнотизировать взглядом, капитан? — на всякий случай уточнила я.

— Конечно, — улыбнулся он. — Я могу заставить тебя делать все, что захочу.

Я изогнула одну бровь, но взгляда не отвела.

— Прям-таки все!

— Все! — вторил принц.

Боковым зрением заметила, что Мур встал со своего места и направился мне за спину. А затем ощутила, как его руки легли на спинку моего стула, а сам он наклонился к уху и прошептал:

— Ты бросила вызову интуиту пятого уровня. Глупо, Бри. Очень глупо.

— А ваша задача меня отвлекать, капитан Мур? Боитесь, что принц проиграет девчонке!?

Адэйр улыбнулся шире. Ему наша игра нравилась.

— И как, получается отвлекать? — поинтересовался Китан. Хитрый котяра! Сам же знает, как на меня действует.

— Если только не начнете меня трогать, — призналась я. — Но тогда уж будет совсем нечестно.

— А она молодец, — подытожил принц. — И не думает сдаваться. Но все же пора приступать к делу. Предлагаю ничью. На счет три отводим глаза.

— Идет.

— Раз. Два. Три.

Он не отвел. Я тоже. Мур засмеялся.

А в следующее мгновение мир вокруг погрузился в кромешную темноту. Я и пискнуть не успела, как меня оглушил мерзкий ультразвук, от которого начала раскалываться голова. Я завизжала, но смолкла, когда раздались три резких выстрела прямо над моей головой.

Наступила гнетущая тишина. Вот теперь стало не по себе. Дышать было тяжело, будто кто-то выкачал весь кислород. А тело окоченело от страха. Я застыла, прислушиваясь к малейшему шороху.

— Бри, — раздался хриплый голос Мура. То, как жалобно он звучал, заставило сердце колотиться еще быстрее. Еще немного, и оно могло разорваться.

— Кит?

В мой лоб уткнулось что-то горячее, и сразу за этим раздался щелчок, от звука которого я непроизвольно вздрогнула. В черную дыру, это был холостой выстрел. Мои запястья, все еще лежащие на столе, грубо схватили и сковали наручниками. Наручники я ни с чем не спутаю.

— Оставь, — прозвучал совершенно незнакомый хриплый бас. — Дефектную тоже возьмем.

Голос оборвался, и рядом послышался жуткий хруст и ругань. Кажется, я разобрала хрип Адэйра. Звуки борьбы я тоже ни с чем не спутаю. Еще один выстрел, от которого я завизжала и дернулась в сторону, но руки кто-то удерживал на столе. Сползла со стула и застонала от резкой боли в предплечье. Пришлось вернуться в исходную позицию, облокотиться о столешницу и прижать голову.

— Мур! — завопила я. — Райс!

— Бри, беги, — хрипло отозвался принц. Его голос звучал где-то снизу.

Я не могла, ведь меня удерживали. И вырываться было очень больно.

— Уходим, — заорал грубый бас.

Хватка на запястьях ослабла, меня резко дернули вверх, отчего я опять взвыла. Почувствовала, как вокруг талии сжимается чья-то рука, а ноги отрываются от пола.

— Китан! — отчаянно позвала я. Его молчание было самым жутким в этой ситуации. Я отказывалась сопоставлять звуки борьбы и выстрелы с гнетущей тишиной и чужими голосами.

Но в следующее мгновение глаза ослепило ярким светом, и лицо обдал холодок с запахом паленого. Жадно глотнув воздух, быстро осмотрелась и попыталась как можно быстрее проанализировать ситуацию, но мозг конкретно тормозил. Это был шок.

Идущий рядом мужчина в маске шатался, как и вся комната. В его руке был черный мешок, который он стянул с моей головы. Еще один уносил меня из кабинета. Мой взгляд зацепился за лежащую на полу мужскую руку. Остальную часть тела скрывал диван. Я в ужасе округлила глаза, осознав, что это один из них. Китан или Адэйр.

— Нет! — завопила я, снова пытаясь вырваться.

Но это было бесполезно, меня будто сжали стальные тиски. Перед тем как оказалась в коридоре, заметила, что пальцы мужской руки вяло сжались в кулак. Этот жест послужил приливу паники.

— Китан!

Я орала, звала на помощь, била здоровой рукой и ногой своего похитителя, а в голове назойливо пульсировала мысль, что все это не может быть правдой. Кто эти люди? Как они ворвались в здание? Бездна, неужели один из капитанов действительно ранен? Что, в черную дыру, происходит? И где этот гадский Мур?

А затем я неожиданно для себя самой разозлилась. Если это в самом деле финальное испытание, а я все больше с каждой секундой в это верила, то они все больные ублюдки! Ненавижу! Разве можно так шокировать неопытных курсантов? Это же можно с ума сойти от страха. Весело? Они действительно считают, что это весело?

— Отпусти меня, гребаный ублюдок, — зашипела я, все еще не видя своего похитителя. — Я знаю, что вы делаете. Это все неправда. Я вас раскусила, слышь?!

— Если не заткнешься, составишь компанию своим дружкам на том свете, — произнес тип в маске, который шел за нами.

Не на долго подействовало. Я смолкла, обдумывая дальнейшие поведение. По идее они куда-то меня отвезут. Возможно, будут пытать. Я даже могу предположить, что им хочется знать. Как же выбраться? Какова моя конкретная задача? Во время тренировочных спаррингов Мур и Чейз часто говорили о стратегиях командного нападения или обороны. Команды у меня пока нет, но возможно, с остальными я встречусь позже.

Я выдохнула.

Конечно, все сходится. Нужно было время, чтобы для каждого устроить подобное представление. Потом нас всех запрут в одном погребе и будут по одному выводить на допрос. А мы должны будем вместе сбежать.

И вот когда в моей голове сложилась полная картина, и все казалось не таким уж жутким, я увидела сидящего на полу генерала Герра. Вернее сказать, он просто сполз по стене, и причиной тому была маленькая красная точка на его лбу, с которой стекала тонкая струя крови. В застывших глазах стоял ужас. Страх охватил мое тело, словно липкой пеленой, а из горла вырвался отчаянный крик. «Это не может быть правдой» — звучала отчетливая мысль. Но глазам я привыкла доверять.

— Заткнись уже, — зло процедил сопровождающий и ударил рукоятью пистолета по виску.

В глазах мгновенно потемнело, но я успела заметить, как из-за угла вышли еще двое, они тащили за руки вырывающуюся Сандру. На ее лице застыл ужас.

Где-то отдаленно звучали голоса, кто-то звал меня по имени, да и ко всему прибавилась нестерпимая головная боль. Я поморщилась, постепенно приходя в себя.

— Все придвиньтесь ко мне.

— Они убили Хила.

— Сандра, соберись. Ты нужна нам.

— Я хочу домой.

— Они убили Хила.

— Мы все умре-е-е-м!

— Как там Бри?

— Очнулась, — раздалось над самым ухом.

В тусклом синеватом свете я разглядела склонившегося надо мной Айдана.

— Ты как? — обеспокоенно спросил парень.

В ответ я невнятно замычала. Голова гудела, в ушах звенело, тело трясло. Мне понадобилось еще какое-то мгновение, чтобы осознать, что все мы заперты в будке грузовика. Нас куда-то везут.

— Бри!

Я повернулась на голос офицера Бейли и переварила следующую информацию. Все курсанты были в сборе, усевшись полукругом. Мака сильно побили. На его лице буквально не было живого места. У Хелен была истерика, она забилась в угол, тихо поскуливая и завывая, что все мы погибнем. Но действительно жутко было смотреть на Сандру. Впившись пальцами в лицо, она раскачивалась вперед-назад, постоянно повторяя одну фразу: «Они убили Хила».

Капитан Чейз мертв? Нет.

Я вздрогнула, не желая принимать эту новость. Выходит, тогда и Райс с Муром.

— Нет-нет, — прошептала я.

— Бри.

Айдан попытался поднять меня, но я дернулась от него и села сама. Руки у всех были скованы наручниками.

— Заткнись, Хелен, — проорала я, вновь рассердившись на все это. — Заткнитесь все. Разве вы не понимаете? Это все неправда. Это симулятор. Компьютерная программа. Они ввели нас в это состояние. Я знаю, что есть такие машины.

— Круз, — остановил меня офицер Бейли.

— Замолчи, псевдоофицер! Тебя не существует. Все мы здесь нереальны. Чувства реальны, а происходящее — нет. Ясно?

Я демонстративно толкнула Айдана ногой в бок. Не знаю, для чего, наверное, очень хотелось спустить пар.

— Ну! — проорала я. — Ты чувствуешь боль?

— Чувствую, конечно, — угрюмо заворчал парень.

— Молодец! — похвалила я. — А теперь все слушайте сюда. Нас везут…

— Брианна, это не симулятор, — резко заорал Бейли. Так, как если бы хотел привлечь к себе внимание. Так, как делают интуиты, выпуская свою силу. Сидящие рядом девушки вздрогнули и, отодвинувшись от него подальше, уставились на меня.

— Ваше испытание планировалось этажом ниже, — уже тише, но все еще свирепо произнес офицер. — Остальные подтвердят. После собеседования курсантов вели в лабиринт с ловушками. У каждого было задание. Найти определенную вещь.

— Это правда, — закивала Таша. — Мы все бродили по лабиринту.

Остальные гулко поддержали. Я взглянула на Айдана, тот коротко кивнул.

— Когда я должен был вести тебя, на базу проникла группа неопознанных лиц. Работали тихо. Взломать доступ могут только хакеры высшего разряда.

— Чушь, — на автомате выпалила я, отрицая все доводы.

— Ты просто отказываешься верить, — вспылил Бейли. — Но взгляни на офицера Картер. Чейза убили. Мы бы не стали так вас тестировать, Брианна. Это слишком жестоко.

— Ага! У Герра тоже была пуля во лбу. И Адэйр с Китаном типа в отключке. Да кто вас знает, как бы вы стали нас тестировать? — заорала я. — Больные ублюдки.

— Это. Происходит. На. Самом. Деле, — отчеканил каждое слово офицер.

Я лишь покачала головой и прижалась к прохладной стенке кабины.

— Как скажете, — заявила я, решив не верить никому. Вообще никому. — По большому счету это даже не важно. Наша задача выбраться, верно?

Бейли обреченно вздохнул и устало произнес:

— Наша задача выжить, Бри. Это, в долбаную дыру, реальность.

У него был простой план. Мы, курсанты, должны вести себя тихо и не высовываться. Со всем соглашаться, не проявлять инициативу и во всем слушаться офицеров Бейли и Картер.

Сандра признаков вменяемости не подавала. Ситуация в общем тоже не вызывала доверия. Я знала, что они ожидают от всех командной игры, но у меня было плохое предчувствие, что опасность совсем рядом, и никому нельзя доверять. Невольно взглянула на Лину. Она сидела тихо, ловила каждое слово Бейли и со всем соглашалась. Кендис была напряжена, как струна, я могла чувствовать от нее это на расстоянии. Будто почувствовав на себе мой взгляд, она повернулась и едва заметно покачала головой. Тоже не верила в происходящее. Но как проверить, симулятор ли это, я не знала. Кит сказал лишь, что различить реальность и вирт невозможно. Но в некоторых случаях последующие события зависят от моих поступков. И тут меня осенило. Нужно действовать непредсказуемо. Настолько, чтобы у программы не было решения. Не знаю, получится ли. Но попытаться определенно следует.

— Я попытаюсь вытащить нас отсюда, — произнес Бейли. — Парни, мне понадобится ваша помощь. Девушки, держитесь ближе друг к другу. Офицер Картер присмотрит за вами.

— Они убили Хила, — прошептала уже окончательно севшим голосом Сандра.

Я покачала головой и начала рассматривать наручники. Не простые, такими пользуются стражи Тюремного округа для удержания особо опасных преступников, которые приговорены к смертной казни. Интересно. Какую организацию представляют наши похитители?

— Что ты делаешь? — поинтересовался Айдан, склонившись надо мной.

— Свет заслоняешь, — заворчала я, обдумывая, чем бы вскрыть замок.

— Пистолеты и ножи у нас забрали, — оповестил парень. — Ты знаешь, как это открыть?

Я шикнула на него и поманила к себе.

— Заткнись, — прошептала я. — Просто прикрой меня.

Пока он служил стенкой, огораживая меня от других, я заметила, что на форме Сандры был металлический значок империи, прикрепленный на булавку. С небольшой хитростью и ловкостью рук мне удалось снять его, а заодно и подбодрить девушку. Я всего-то сказала правду, что в реальности с Чейзом все в порядке, и она увидит его, как только мы выберемся. По крайней мере, она перестала вести себя, как сумасшедшая, и притихла.

А я тем временем под восхищенно-удивленный взгляд Айдана взломала замок. Не скажу, что было легко. Провозилась минуть двадцать. Когда меня поймали на воровстве и доставили в Тюремный округ, наручники были попроще. Но под надзором я не могла от них избавиться. А сейчас мне ничего не мешало. Правда, и толку не было. Ведь как только оковы ослабли на моих запястьях, грузовик остановился, и люди в масках открыли дверцы снаружи. Интересно, вскрытие наручников достаточно непредсказуемо?

Жестом показав Айдану молчать, я не стала снимать оковы, решив воспользоваться свободой рук в более подходящий момент.

— Все на выход, — прозвучала команда. И как-то под дулами автоматов спорить никому не захотелось. Осознание, что все происходящее, лишь сценарий программы, вовсе не уменьшает страх.

Айдан спрыгнул первым и помог мне слезть. Я скривилась, ступив на больную ногу, хоть и старалась не показывать свои слабые стороны врагу.

Как только все вышли, один из похитителей жестом указал идти за ним, а остальные подгоняли оружием. Паника отступила на задний план. Я сама удивилась, как легко мне удалось взять себя в руки. Стало банально любопытно, для чего мы здесь, что ждет каждого. И, собственно, где мы?

Стараясь не привлекать к себе внимания, оглянулась. Место напоминало какой-то заброшенный склад или ангар. Потолки были очень высокими, кирпичные стены обшарпанными. Не похоже на ультрасовременные постройки городков Секретного округа. Как жаль, что я не успела спросить, как долго была в отключке. Но ближе всего располагались Тюремный и Военный округа. Дальше — Научный.

Подсказку мне дал почти стертый рисунок на облезлой штукатурке. Но даже маленький фрагмент я ни с чем не спутаю. Черный щит — знак Тюремного округа. Странно, однако. Похитители проникли в Секретный округ, самый защищенный из всех, между прочим. Затем взломали замки не менее охраненной базы, а после тихо вывезли нас, даже не останавливаясь на границе. Здесь что-то не так. Либо люди в масках имеют доступ альфа-уровня, либо Мур допустил серьезную ошибку в сценарии игры. А может быть, это неспроста? Такая себе подсказка, что это вирт.

Так или иначе, мои глаза пристально сканировали местность, а мозг подмечал и анализировал каждую деталь.

Нас повели по ветхим ступенькам вниз и закрыли в темной сырой комнате, где пришлось втискиваться, как тюлькам в консервной банке.

— Подвал, — хмыкнула я. — Как банально.

Банальным было и то, что нам ничего не объяснили. А теперь я ожидала как минимум трех-четырех часов покоя. Преступники обычно всегда маринуют жертв, оставляя их наедине со своим страхом. Но нас много, можно и приличный план побега составить за это время. Что бы такого неожиданного сделать?

— За мной, скорее всего, придут первым делом, — подал голос Бейли.

— Нас вообще кто-нибудь будет искать? — жалобно взвыла Хелен.

— Да, — обрадовала офицер Картер убитым голосом. — Мур связывается с майором Палвином каждые три дня. Бывает и чаще. Они говорили вчера. Плюс император должен почувствовать, что с его сыном что-то случилось.

Я опять хмыкнула. Значит, по сценарию у нас два дня на побег. В таком случае, время должно лететь быстро.

— Ладно, народ, — отозвалась я. — У меня для вас есть две новости. Первое — я знаю, как снять наручники. Второе — среди нас есть предатель.

Продемонстрировала всем свои голые запястья и зазывающе протянула:

— Кто первый?

— Брианна! — возмутился Бейли. — Я же сказал не высовываться.

— Что такое, я порчу выработанный план программы? Ваша задача меня сдерживать, да? Чтобы паршивая овца не выбивалась из стада?

— Что значит, среди нас предатель? — уточнила Таша.

Я, проигнорировав ее вопрос, все еще ожидала ответа от офицера.

Тот тяжело выдохнул и смачно выругался.

— С тобой сложно. Ты не хочешь принимать реальность и совершенно неуправляема. Пойми, из-за тебя мы можем погибнуть.

— Мы в виртуальной реальности. Никто из нас не погибнет, — упрямо настаивала я, перейдя на повышенный тон.

Бейли взревел и до хруста сжал кулаки. Довела мужика. Это я в любой реальности умею.

— Ладно, хорошо, — выдохнул он. — Допустим, это программа. Мы все в программе. Пускай. Но эта хренова программа рассчитана на командную игру, ясно? Если ты не будешь слушать мои приказы, другие не дойдут до финиша, не пройдут испытания. Я доступно выражаюсь?

Представив, как он разозлится от моего ответа, я немного помедлила.

— Все будет хорошо. Просто нужно совершать неожиданные поступки, — вкрадчиво сообщила я.

Поток отборной ругани посыпался в мою сторону, и все это было приправлено оживленными угрозами.

— Заберите ее кто-нибудь с моих глаз, иначе я за себя не отвечаю, — взревел офицер. — Клянусь, Бри, я сам прочищу тебе мозги, если до твоей дурной головы сейчас же не дойдет, что любые необдуманные поступки могут привести к смерти остальных. Реальной, мать твою, смерти. Читай по губам. Ре-а-ль-ной!

— Ладно, ладно, — недовольно пробубнила я, отступая к стене.

Все ясно. Его ввели в сценарий, как наблюдателя. Пускай выполняет свою миссию, у меня пока еще мало информации для дальнейших действий. Подожду допроса.

— Так что насчет предателя? — напомнила о себе Таша.

— Я бы на вашем месте не стал обращать внимания на слова Бри, — вмешался все тот же Бейли. — У нее свое собственное видение происходящего. Далекое от реальности. Для нее мы все иллюзия. Одумайтесь! Вы же курсанты из одного отряда. Нам даже неизвестно, кто эти люди и чего они хотят. О каком предательстве может быть речь?

Я не стала говорить о камне, секретной миссии отряда, службе на императора и противостоянии двух политических сил. Все это они посчитают выдумкой моей больной фантазии. Но отмычка от наручников-то у меня!

— Бри! — просяще кивнул Айдан, подставляя мне свои запястья.

Спустя неопределенное время Айдан, Мак, Кендис и Таша были без оков.

Как оказалось, офицер Бейли тоже весьма ловко управляется с замками, потому остальных освободил он, одновременно озвучивая свой план.

В случае, если кого-то из нас заберут на допрос, нужно попробовать достать ключ или в момент открытия двери устроить потасовку. Но лишь при условии, что похитителей будет не больше двух. Тогда реально выбить автоматы до тех пор, пока они не застрелят одного из нас. Миссия номер один — выбраться из заточения. А дальше полный экспромт.

Тем логичнее было все-таки выйти на контакт с преступниками, заодно узнать цель нашего похищения и оценить шансы на побег. Сколько вооруженных людей по периметру, есть ли транспорт, в какой местности мы находимся?

Довольно скоро появились люди в масках. У двери стояли трое, один вошел внутрь, и буквально за шкирки вытащил Лину. Не знаю, было ли это случайностью, ведь она оказалась стоящей ближе всего к двери, или стоило искать в этом связь? Особенно меня напрягло ее поведение. До этого она покорно слушала Бейли, со всем соглашалась и казалась уверенной в себе. А сейчас истерила, будто играла на публику. И публикой были мы.

Пока остальные паниковали, переживая за судьбу девушки, я попыталась заново взглянуть на ситуацию. Лина — та, которую я подозревала в шпионаже и связи с Герром. В триллерах и боевиках, которые я обожала смотреть в детстве, часто развивался подобный сюжет.

Похитители первым делом берут свою же, а затем возвращают в потрепанном состоянии, чтобы напустить туману. А псевдожертва в это время рассказывает, какие ужасы с ней происходили. Все это еще больше нагнетает обстановку. Единственное, что было вне моего понимания — как подобное могли продумать создатели виртуальной программы? А что, если все это действительно происходит на самом деле?

Допустим, Герр работал на эту банды. Разнюхивал информацию о камне. Но не справился с заданием, и его убрали. Возможно, у них кончилось терпение, и они решили действовать в открытую, по-черному, так сказать. Зато быстро и эффективно. А Лину оставили, посчитав более полезной в этой ситуации. Иначе зачем им еще брать первой на допрос курсантку? Ну, чисто гипотетически, что она может знать? Если им нужна баба, так взяли бы Кендис. Она у нас первая красотка в подвале. Если информатор — однозначно Бейли, ведь он знает больше остальных. Если баба — информатор, тогда сто процентов Сандру.

— Я так и вижу, как крутятся шестеренки в твоей голове, — произнес Айдан, склонившись надо мной. Я осталась сидеть на холодном полу, подпирая стену.

— Моя голова скоро взорвется от переизбытка информации, — призналась я.

— И моя, — отозвалась сидящая рядом Кендис.

Она посмотрела на меня, на Айдана и прошептала:

— У вас тоже чувство, что все слишком лихо закручено?

— Типа нереально лихо? — уточнил Айдан. — Так лихо, что в реальности никогда бы не произошло?

— Или наоборот, — неуверенно ответила Кен. — Слишком для программы. Не знаю. Я окончательно запуталась, — она обреченно выдохнула. А я взглянула на еще одного инуита в нашей компании — Максвела. Он уселся с противоположной стороны и хмуро смотрел на нас.

Я ему кивнула.

— А ты что думаешь?

Остальные притихли, прислушиваясь к нашему разговору.

— Что подсказывает внутреннее чутье?

Мак вытер тыльной стороной ладони кровь со скулы, сплюнул и прохрипел:

— Нужно больше времени, чтобы понять.

Бейли недовольно покачал головой. Тут одно из двух. Если он иллюзия, то будет нас отговаривать. Если он настоящий, то мы в полной ж… бездне.

Глава 25

Лину не привели.

Мне казалось, прошла целая вечность. Нас так долго держали в камере, что большинство попросту устали бояться. Мы расположились на полу, опираясь о холодные стены, но не мерзли, потому что в маленьком подвале было душно, не хватало воздуха.

Я даже почти задремала, устроив голову на плече Айдана, но со звуком открываемой двери вздрогнула. Бейли резко вскочил с места, Айдан, Дерек и даже Мак последовали за ним. Парни решили, что на этот раз будут провоцировать похитителей, чтобы они взяли кого-то из них.

Но у гадов в масках на этот счет было свое мнение. Точнее, сценарий. Они взяли Хелен и Наташу. Офицер попытался закрыть их собой, и в этот момент прозвучал выстрел. Словом, Бейли чудом удалось увернуться, чтобы пуля застряла в плече, а не в сердце.

Когда дверь закрылась, он повалился на пол, а мы его обступили.

— Отойдите, — закричал Сандра, — ему нужен воздух. Глупо, Эван. Как глупо, — причитала она, разрывая на мужчине рубашку. — Не смей бросать меня, ясно?

— Думаю, выживу, — прохрипел тот. — Перевяжи сильнее. Скоро отключусь.

Он перехватил руку Сандры и со всей серьезностью произнес:

— Ты должна их вывести, поняла? Ты справишься.

Она кивнула, не в силах сдержать слез. Та крутая офицер Картер, которой я всегда восхищалась, сейчас напоминала размазню, что совершенно не укладывалось у меня в голове. Странно. Мне казалось, что в виртуальной реальности ей дадут роль бесшабашной сталкерши, которая бы голыми руками вырывала сердца своих жертв. А вместо этого она тоскует по любимому человеку, который якобы погиб. И о том, что они вместе, знаю только я. Разве они бы стали показывать это остальным в игре? Чем дольше я думала, тем сильнее сомневалась. Если раньше я была уверена на все сто, то сейчас все больше доводов указывали на то, что это все могло быть взаправду.

Неожиданно накатил приступ паники. Я буквально ощутила нехватку кислорода и начала задыхаться. На помощь подоспел Айдан. Он сжал меня в своих объятиях, поглаживая волосы и нашептывая какие-то слова, и терпел, пока я пинала его здоровой рукой.

— Все будет хорошо. Ты справишься. Ну же, Бри! Ты же самая смелая из нас. Давай. Возьми себя в руки.

Подействовало. Я перестала орать и начала делать глубокие вдохи на пару с Айданом.

— Я же говорила, что ты сломаешься первой, — язвительно подметила Кендис. — Слишком слабая.

Я ухмыльнулась и показала ей всенародный жест дальней дороги.

Все стихли. Сандра закончила с перевязкой. Бейли держался с трудом, бубня что-то себе под нос в бреду. Сандра смотрела перед собой отсутствующим взглядом.

— Я должна пойти, — неожиданно заявила она. — Они отбирают курсанток.

Она повернулась ко мне и кивнула.

— Ты будешь следующей, Бри.

— Откуда вы знаете? — подозрительно спросил Монбравер. Он не был интуитом. А вот моя чуйка подсказывала, что Сандра не ошибается.

— Знаю, — только и ответила она. В ее голосе звучала решимость.

— Если мы поменяемся формой, и я намотаю на руку бинт, они могут нас спутать. Мы немного похожи.

И опять я не понимала. Зачем ей спасать меня, если по идее каждый должен проявить себя, показать, на что способен? Мне это не нравилось все больше. Но офицер Картер настояла на своем.

— Давай, Бри, — поддержал Айдан. — Ты ранена, даже передвигаться толком не можешь. А у офицера Картер кое-какой опыт, она справится.

— Эй! — возмутилась Сандра. — Я служу в элитном отряде девять лет. И была в такой заднице, что тебе и не снилось, мальчик.

— Простите! — добродушно улыбнулся Айдан. — Вот видишь, Бри! Сандра у нас спец.

За это Санни дала ему подзатыльник и заявила:

— Для тебя офицер Картер, сосунок.

Вот это действительно была она.

После лечения лучами регенерационного аппарата, кость руки почти стянулась, потому Бейли решил обойтись тугой повязкой. Я отдала эластичный бинт Сандре, отчего сразу ощутила дискомфорт в больной руке. Хорошо, что с ногой лучше. Хоть при ходьбе все еще больно, но вполне терпимо. В экстремальной ситуации и бежать смогу.

Когда нас снова навестили, мы были готовы. Нам так казалось. Но вместо того, чтобы забрать кого-то, они привели Лину. Втолкнули ее рыдающую на пол и закрыли дверь. Она сжалась комочком и вздрогнула, когда к ней прикоснулась Сандра.

Все сразу поняли, что ей пришлось не сладко. На лице красовались синяки и кровавые порезы, губы были разбиты. Сквозь невнятные всхлипы и стоны мы разобрали, что ее пытали и спрашивали о каком-то камне. Пытали жестоко, ломая пальцы на руке, которую она старательно прятала.

И если в первые секунды я была настроена скептически, то когда силой вырвала ее руку и собственными глазами убедилась, что пальцы полностью раздроблены, меня будто перемкнуло. Если каждого курсанта ввели в общую игру, то и ощущения должны быть реальными. Ломать пальцы, в черную дыру, слишком жестоко для какого-то паршивого испытания.

Как назло, время на размышления не дали. Почти сразу за нами снова пришли.

— Ты! — указал на меня мужик с автоматом. — На выход.

— Возьмите меня, — вышла вперед Сандра, демонстративно подставляя обвернутую в бинте руку.

Похититель обернулся назад, увидел кивок того, что стоял у двери, и ответил:

— Обе. Пошли.

О, а это уже интересно. И вполне подходит под представляемый мною план.

Мы с Сандрой переглянулись и смиренно пошли следом. Но теперь мне было по-настоящему страшно.

Нас не повели вверх по лестнице. Пыточная оказалась дальше в конце узкого темного коридора подвала. И снова я увидела на стене знак черного щита. Сандра тоже заметила, я поняла по ее взгляду.

— Я хочу поговорить с главарем, — отозвалась она.

В ответ прозвучал смешок. Нас грубо втолкнули в другую замкнутую комнату, и мы сразу увидели Хелен и Ташу. Обе были прикованы цепями к стене и изрядно потрепаны. Но из них двоих Таша держалась лучше. Сцепив зубы, она уставилась себе под ноги. Но когда увидела нас, в ее больших голубых глазах промелькнул ужас и предупреждение.

— Спрашиваю еще раз, — прогремел голос высокого мужчины в маске, который стоял перед ними с ножом в руке. Он прижал лезвие к горлу Хелен, и та заскулила. — Где камень?

— Я не знаю, не знаю, — судорожно зашептала девушка. — Клянусь, я ничего не знаю, я бы все вам рассказала. Я всего лишь курсантка. Это она!

Хелен кивнула на Сандру и прохрипела:

— Это она офицер. Она все знает. Спросите ее. Только не убивайте, прошу.

Вот так просто, с потрохами сдала, без единого угрызения совести, лишь бы спасти свою шкуру.

— Вот как, — довольно протянул похититель и обернулся к нам.

Двое, которые стояли позади, подтолкнули нас вперед к столу. А затем завели руки Сандры за спину и приковали к спинке стула. Я завизжала от боли, а из глаз полились слезы, когда второй дернул мою руку, пытаясь скрестить их.

— Стой, Волк, — остановил его тот, который был с ножом. Видимо, он и есть главарь. — Эта птичка, похоже, ранена. Подойди.

Он поманил меня пальцем. Я несмело шагнула, чувствуя, как дрожат ноги. Сквозь прорези маски видела суровый, но в то же время любопытный взгляд светло-карих глаз. Мне казалось, я их так хорошо запомнила, что смогу распознать позже.

— Как тебя зовут? — поинтересовался главарь, как только я остановилась в двух шагах от него.

— Бри, — выплюнула я.

— Бри, — медленно протянул он, затем преодолел расстояние между нами и заправил прядь моих волос за ухо.

В этот момент я ясно поняла, что он интуит. А он, наверняка, распознал дар во мне.

— Тебе дорога эта девушка? — спросил он, кивая на Хелен.

Без заминки я ответила правду:

— Нет.

Главарь хищно оскалился и кивнул.

— Хорошо. Очень хорошо. Мне она не нравится.

Он подал знак одному из парней, и он подошел к Хелен, освобождая ее из оков.

Она кричала, вырывалась, умоляла ее отпустить и почему-то жалобно звала меня. А еще просила Сандру помочь ей. Я даже не моргнула, когда ее вывели из камеры. А вскоре ее крики резко оборвались. Все это время похититель следил за моей реакцией. Конечно, он ожидал, что я попытаюсь остановить его, буду молить о пощаде. Но по правде говоря, я не чувствовала ни капли сожаления. Во-первых, Хелен предательница. Она жалкая, а к таким у меня стойкое отвращение. Во-вторых, я все еще думала, что это виртуальная игра. В другое я верить отказывалась, иначе это бы означала, что и Мур мертв. И самое последнее — я в любом случае не в силах что-либо сделать. Пока что.

— А как вас зовут? — неожиданно для себя самой осмелела я.

Просто надоело трястись от страха, а еще я вспомнила об эффекте непредсказуемости.

И да, этот вопрос заставил мужчину врасплох. Он наверное и сам не ожидал, что ответит.

— Рокс. Мое имя Рокс, детка.

Он взял меня за руку и подвел к Таше вплотную. Затем встал сзади и обнял одной рукой за талию. Я могла чувствовать спиной его напряженную грудь. А другой рукой приставил к горлу рыжей нож.

— А как тебе эта? — поинтересовался Рокс голосом опытного садиста.

— Эта хороша, — честно призналась я. — Ну сам посмотри, отлично же держится.

Мужчина хмыкнул и провел лезвием по коже Таши, спускаясь к вырезу груди. Она вздрогнула, но не издала ни звука. Ее немигающий взгляд был прикован к моим глазам, а я мысленно просила Наташу держаться. Если он вздумает порезать ее, я успею оттолкнуть.

Рокс разрезал ткань, полностью оголяя груди девушки. Извращенец какой!

— Красивая, да? — спросил он.

— Жалко убивать, — подтвердила я.

— Ты права.

И с этими словами он развернул меня к Сандре.

— Ну а что скажешь на счет косоглазой?

— О, эта тебе не по зубам, — съязвила я.

Ощутив напряжение Рокса, решила продолжать в том же духе. К тому же, во взгляде Сандры читалось одобрение.

— Слишком крута, понимаешь? Она твоих парней одной левой уложит на лопатки.

Тот, который отзывался на Волка, протяжно зарычал и наставил на меня дуло автомата.

— Мне уже страшно, — ехидно подметил Рокс. — Буду держаться от нее подальше. Но вот кто реально опасная малышка, так это ты.

Он специально прижался ко мне вплотную, чтобы я могла ощутить его возбуждение. Стало противно, и я бросила напряженный взгляд на Сандру. Когда Рокс прижался к моему уху, она посмотрела так, будто пыталась что-то сказать. Или подать какой-то знак. Но я не могла пошевелиться, находясь под прицелом Волка.

— Знаешь, чем именно ты опасна? — зашептал извращенец. — Мне не хочется тебя ранить. Совсем. Ничуть. Наоборот, я бы с радостью бросил все и забрал тебя с собой. Мне уже даже плевать на нашу цель. Мы найдем камень позже. Это ведь неспроста, верно?

— Верно, — подтвердила я. — Но ты ведь не станешь этого делать. Слишком многое на кону. Камень уникальный, а таких, как я, можно поискать.

— Умная, — похвалил Рокс. — Но ведь как жаль. Приманки такая редкость.

Он развернул меня к себе лицом и толкнул к столу. Когда я практически села на столешницу, Рокс подошел вплотную и устроился между моих ног.

— В таких случаях хочется получить все и сразу, — продолжил он, на этот раз гипнотизируя дикими глазами. Я поняла, кем он был — ищейкой. Тот, от которого хочется сбежать, чей взгляд сложно удержать, чья близость пугает. — Ты поможешь мне найти камень, за это я сохраню тебе жизнь и сделаю своей игрушкой. Я люблю свои игрушки, они у меня в шоколаде.

— Игрушки? Во множественном числе? — нахмурилась я. — Я же «лимитит эдишн», Рокс. Мне нужно все или ничего, понимаешь?

Он сначала рассмеялся, а затем прижал холодное лезвие ножа к моей щеке, я видела кончик перед глазом.

— А может быть, ты пересмотришь свои принципы? Сейчас как раз самое время.

«Действуй неординарно, Бри!».

Котелок варил плохо. В голове крутилось так много мыслей, что я попросту забывала бояться. Здесь и сейчас мне нужно было принять решение, обойти иллюзию или реальность, что бы это ни было. В конце концов, я плюнула на все и решила просто быть собой.

— Эй, Рокси! — соблазнительно позвала я.

Он был занят тем, что слизывал каплю крови с ножа.

— Ум-м-м?

— Пошел ты нахрен, ублюдок! — заявила я и со всей силы боднула гада в нос.

И да здравствует хардкор!

Он дернулся, прохрипев ругательства, но даже не успел договорить, как я направила лезвие ножа в его руке прямо в горло. В ту же секунду раздался крик Сандры за моей спиной, выстрел и глухой удар.

— Бри, нож!

Стоило ей это крикнуть, как я сразу представила четкий план действий. Выдернув нож из горла Рокса, толкнула его полудохлую тушу ногой прямо на Ташу.

— Держи его, — крикнула ей, приседая под стол, чтобы не попасть под пулю.

Рыжая вовремя обхватила гада ногами за талию, потому что спустя несколько секунд в груди Рокса застряли пули, которые предназначались для Наташи.

Не теряя больше времени, я выглянула из-за стола и оценила обстановку. Сандра, орудуя стулом под собой, разогнала двоих с автоматами. Одному досталось между ног, и он сейчас корчился на полу, а вот второй уже оклемался и наставил на скрюченную девушку оружие. Я не растерялась, мгновенно воспользовалась холодным оружием, метнув его в голову убийце. А Сандра принялась за второго, добивая его ногами, просто сидя на стуле. Да! Крутая баба!

— Бри, ключ! — бросила она, пока я с открытым ртом наблюдала за ее четко выверенными движениями.

Быстро обернулась, взглянула на Ташу. Она отпустила ноги, и тело Рокса медленно сползло на пол. Сама девушка поморщилась и застонала. Одна пуля попала ей в ногу.

— Жить будешь, — подбодрила я и пошла доставать ключи от оков.

Спустя минуту обе были свободны, а у Наташи еще и тугая повязка на ноге имелась.

— Хорошо, — выдохнула офицер Картер, проверяя магазин в автомате одного из похитителей. — Идем по коридору. Сначала находим Хелен, затем возвращаемся к нашим. Я иду впереди. Бри, поможешь Таше дойти. Она будет держать второй автомат. У тебя ноги, у нее руки, вместе вы одно целое. Ясно?

Мы с рыжей переглянулись, оценивающе осмотрели друг друга и недовольно кивнули.

— Сиськи у тебя ниче! — похвалила я.

Таша закатила глаза и завязала в узелок полы разрезанной майки.

— Они говорили, что это интересная работа, — ворчала она. — Намного лучше, чем дежурить где-то на охране какого-то склада до конца жизни. Уроды!

Меня же волновал другой вопрос — кто под масками? Склонилась над Роксом, чтобы открыть его лицо, но Сандра меня остановила.

— Девочки! Соберитесь. От нас троих зависят жизни остальных.

«Они не хотят, чтобы я видела лица. Видимо, это не предусмотрено программой».

И что я сделала? Конечно, взяла и сняла маску с Рокса. Раньше мы не встречались, я бы точно запомнила. Было в нем что-то, что вбивалось в память навечно. Теперь эта рожа будет сниться мне в кошмарах. Под возмущенные крики девушек подбежала ко второму и вздрогнула. Это был Келл.

— Я его знаю, — пораженно прошептала я.

— Брианна, некогда, — прикрикнула Сандра.

И с этими словами офицер вышла в коридор. Таша кивнула на дверь, а меня опять охватило чувство нереальности.

— Это тот парень, который сдал меня.

— Хелен, возможно, прямо сейчас насилуют, — отчаянно произнесла рыжая. — Давай, Бри.

Тяжело вздохнув, я встала. Мы, обе хромые, поковыляли следом за крадущейся Сандрой. Миссия два — очистить периметр от насильников и убийц.

Я должна была сконцентрироваться, но мне не давала покоя мысль, что в этом замешан Келл. А затем мгновенно, как гром средь ясного неба, пришло осознание. Рокс. Тот самый Рокс, чья банда стала легендой. Точнее, жутким явлением, которое никто не видел, но все боялись. Это на них работал Келл. По их приказу направил меня в дом Вагнеров, где находился камень. Ну, по крайней мере, так они думали. А я была лишь лакмусовой бумажкой. Они не знали наверняка, действительно ли там искомое, либо же это банальная ловушка. Оказалась ловушка, в которую я попалась.

Все встало на свои места. Ну, не все, но многое. Банда Рокса — главные противники отряда императора. И они тоже ищут камни. Кто раньше соберет все части, тому будет радость. Осталось узнать, как к этому причастен Герр, кто его шпион в отряде, и что ж в конечном итоге получит тот, у кого будут все части?

Хелен оказалась в соседней комнате пыток. Мужиков там было двое. Один из них пытался привести девушку в чувства, она попросту потеряла сознание. Это ее и спасло от насилия. Сандра стреляла метко, да и Таша была лучшей по стрельбе среди девушек.

С трех выстрелов с врагами было покончено. Оставалась одна беда — девушка без чувств, которую лично мне спасать вообще не хотелось.

— Слушайте, а мы не можем ее просто оставить и пойти за остальными?

Две пары глаз возмущенно уставились на меня, и я заткнулась.

— Нет, ну а что! Пускай ее Дерек с Айданом тащат, — снова предложила я весьма разумную мысль, между прочим.

И опять пришлось смолкнуть. Я стояла на шухере, а девочки несколько минут возились с Хелен, пока она, наконец, не пришла в себя. А затем ушло еще минуты три, чтобы усмирить ее истерику.

— Подозрительно тихо, — шепнула я, когда мы крались по коридору. Теперь Ташу тащила Хелен, а я гордо несла автомат, следуя по пятам Сандры.

Сандра приложила палец к губам и жестом показала, чтобы я глядела в оба.

Она остановилась за углом, посчитала до трех и резко выпрыгнула, готовая стрелять на поражение. Но ни одного выстрела не прозвучало. Около двери в камеру с пленниками никого не было. Мы недоуменно переглянулись, и Картер кивнула мне идти вперед. Пока она следила за проходом, я достала связку ключей и открыла замок.

Никого.

— Что за хрень, — шепнула я.

— Идем дальше, — произнесла Сандра.

А дальше мы обошли весь склад, и опять никого не нашли. Зато на верхнем уровне обнаружили целенький и невредимый грузовик, в котором нас привезли. И даже ключ в замке зажигания был, и даже ворота в ангаре открыты. Все просто — бери и вали. Но нет, мы не могли так просто оставить собратьев по несчастью. Даже циничная и безразличная я это понимала. А вот Хелен опять начала бесить.

— Давайте уедем. И позовем на помощь, — заныла она. — Ну же! Это самая разумная мысль прямо сейчас.

— Они их убьют до этого, тупица, — процедила я, едва сдерживая себя от того, чтобы снова не вернуть ее в бессознательное состояние.

— Успокойся, Хелен, — возмутилась Сандра. — Возьми себя в руки. Ты ведешь себя, как капризный ребенок.

— Хуже, — пробубнила я.

Конечно, я ожидала от нее новых припадков, истерики, да чего угодно, но только не того, чем она удивила всех. Вот, кто поистине действовал неординарно.

Когда мы с Сандрой обходили грузовик, она оттолкнула раненую Ташу и запрыгнула на водительское место. Колеса засвистели, нас обдало выхлопным газом, и единственный реальный шанс на спасение умчался со скоростью ветра.

— Вот тварь! — в сердцах выпалила я.

А только Хелен выехала за пределы ангара, раздался взрыв. Мы упали на пол, прикрывая головы, на секунду позабыв об опасности. Зря.

Эхом раздались хлопки. Я сперва подумала, что это выстрелы, но вскоре увидела и сам источник шума.

Капитан Адэйр Райс собственной невредимой персоной с улыбкой до ушей шел навстречу нам и хлопал. Сразу за ним следовал более сдержанный, но не менее довольный капитан Китан Мур. Мур не хлопал, он просто неотрывно смотрел на меня.

— Не померли, значит, — как-то разочарованно выдала я.

Нет, я, конечно, была безумно рада видеть их в здравии. Но я в принципе обман терпеть ненавижу. А тут нас самым наглым образом обманули. И я совсем не понимала, что, в бездну, происходит.

— Что это? В чем дело? — непонимающе вопросила Таша.

Я взглянула на Сандру. Вроде как мы в одной каше варились. А нет, по хитрому взгляду поняла, что она с подлыми капитанскими рожами заодно.

Встав на ноги, она протянула мне руку, но я отказалась от помощи.

— Бри молодец, она первая определила, что находится в виртуальной реальности, — отчиталась офицер Картер.

— Где остальные? — спросила я Райса, делая шаг назад к Таше.

— Мы разделили вас на две группы, — вместо него пояснил Кит. — Остальные уже выполнили свои задачи и вышли из вирта. Через двадцать секунд очнетесь и вы двое.

— А Хелен? — уточнила Таша. На месте, где подорвался грузовик, сейчас стояло облако пыли.

— Она уже, — оповестил Мур.

Он наклонил голову на бок, осмотрел меня и улыбнулся так, как я люблю.

— Я горжусь тобой, — произнес он.

А затем меня ослепил яркий свет.

— Брианна, Таша. Слышите меня?

Голос офицера Бэйли доносился отовсюду. Я несколько раз моргнула и открыла глаза. Напротив стоял, собственно, сам Бейли. А на моей голове что-то было. Нащупав рукой, определила наушники. Такие, какие мне одевал Мур во время нашего романтического свидания у водопада.

Рядом на стуле сидела Таша и так же, как и я, заторможенно осматривалась. Затем в ее глазах промелькнул ужас, и она взглянула на свою ногу. Я тоже проследила за ее взглядом и убедилась, что никакого ранения там нет. Мало того, одежда на ней была целой, волосы уложены в ровный хвост и ни одной царапины. А на моей руке была тугая повязка и такая же чистая одежда.

— С возвращением, — довольно оповестил док. — Вы обе отлично справились с испытанием. Первое время будете немного дезориентированы, возможно легкое головокружение в качестве побочного эффекта, но через полчаса все пройдет.

Я поняла, что никогда раньше не была в этой к