Book: Клуб исследователей полярных медведей



Клуб исследователей полярных медведей

Алекс Белл

Клуб исследователей полярных медведей

Alex Bell

THE POLAR BEAR EXPLORERS’ CLUB


Copyright © Faber & Faber 2017

Illustrations copyright © Tomislav Tomić 2017

This edition is published by arrangement with Hardman and Swainson and The Van Lear Agency LLC

All rights reserved


© Т. В. Голубева, перевод, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа ”Азбука-Аттикус“», 2019

* * *

Клуб исследователей полярных медведей

Клуб исследователей полярных медведей

Моей второй половинке Нейлу Дайусу

Так, быстро и на вечные времена, у них установилась душевная близость[1].

Фрэнсис Скотт Фицджеральд. По эту сторону рая

Наверное, это была бы вполне почтенная и достойная смерть для исследователя – скатиться с ледяной перемычки, чтобы оказаться наколотым на гигантский бивень, – но Стелла решительно не желала такого конца.

А потом – сквозь дыхание волков, рев мамонтов, топот копыт единорога, бормотание Бини и крики исследователей позади – Стелла расслышала тихий ужасающий звук. Негромкий, грозящий гибелью треск ломающегося льда.


Клуб исследователей полярных медведей

Глава первая

Клуб исследователей полярных медведей

Стелла Старфлэйк Перл протерла пятачок на заиндевелом окне башенки и сердито уставилась на снег снаружи. Ей бы радоваться – ведь завтра будет день ее рождения, а если Стелла и любила что-то больше дней рождения, то лишь единорогов. Однако как тут будешь веселиться, когда Феликс по-прежнему отказывается брать ее с собой в экспедицию? Стелла просила, умоляла, подлизывалась, угрожала и закатывала истерики – ничего не помогало. При мысли о том, что ей снова придется сидеть взаперти с тетей Агатой, Стеллу начинало мутить. Тетя Агата не слишком хорошо понимала детей и иной раз совершала нелепые поступки. Например, как-то раз она положила Стелле в коробочку с завтраком капусту. Не шоколадных динозавров, зефир или еще что-нибудь вкусненькое, а просто отдельные, ненужные, бесполезные капустные листья. К тому же у тети Агаты в носу росли волосы. И было почти невозможно не таращиться на них время от времени.

Стелла хотела стать исследователем с тех самых пор, как узнала, что значит это слово. Если точнее, ей хотелось стать мореплавателем. Стелле никогда не надоедало рассматривать географические карты и глобусы. Она также считала, что на свете нет ничего прекраснее компаса… За исключением единорогов, конечно.

И если ей не суждено было стать исследователем, то зачем феи дали ей лишнее имя? Все ведь знают, что только у исследователей бывает три имени. Феликс дал ей последнее имя, Перл, но понятия не имел, как выбрать первое, и попросил помощи у фей. Пожалуй, это был удачный ход, потому что сам Феликс предпочитал имена попроще – например, Милдред, Вильгельмина или Барбаретта. Но феи дали ей не одно имя, а целых два: Стелла и Старфлэйк. И конечно же, это означало, что девочка просто обязана стать исследователем.

Стелла уселась на подоконник и подтянула колени к подбородку. Снаружи уже начинало темнеть, значит скоро Феликс примется ее искать, чтобы вручить вечерний подарок. Это было их традицией – имениннице разрешалось открыть один подарок вечером накануне дня рождения. Но прямо сейчас Стелла была слишком рассержена и разочарована, чтобы думать о подарках, и потому спряталась в башенке. А на подоконник залезла для того, чтобы ее не было видно из коридора.

Вот только, к несчастью, Груфф тоже любил башенку; он притащился туда почти сразу вслед за Стеллой и принялся совать нос в ее карманы в поисках бисквитного печенья. Миссис Сап, их экономка, не слишком обрадовалась, когда Феликс принес домой детеныша белого медведя, но иначе медвежонок бы просто погиб. Не только потому, что остался сиротой, но и потому, что хромал на одну лапу и в любом случае не смог бы выжить в диких условиях.

Стелла считала, что нет ничего лучше, чем иметь дома полярного медведя, пусть даже рискуешь быть раздавленной, играя с ним. Ведь полярные медведи могут достигать поистине гигантских размеров.

Порывшись в кармане, Стелла нашла бисквит и протянула его Груффу. Тот с крайней осторожностью взял угощение, а потом радостно сгрыз. Стелла привыкла к тому, что Груфф постоянно пускал слюни, и ничего не имела против. Однако, когда через несколько минут в коридоре появился Феликс, присутствие Груффа в башенке немедленно выдало убежище Стеллы.

– Ах вот ты где! – воскликнул Феликс, подходя к подоконнику. – А я тебя по всему дому искал.

Стелла посмотрела на самое любимое в мире лицо – самое первое лицо, которое она помнила. Стелла была снежной сиротой, такой же, как Груфф. Если бы Феликс не нашел ее, когда она была еще совсем маленькой, она бы, наверное, погибла в одиночестве среди льдов. Стелла никогда не видела людей с такими же белыми, как у нее, волосами, или с такой же бледной кожей, или с глазами особого голубого цвета – словно осколки льда. У большинства людей в школе кожа была розоватой, и цвет собственной кожи несколько тревожил девочку. Особенно потому, что она совсем не походила на своего приемного отца.

Феликс сделался Стелле отцом во всех смыслах этого слова, но она привыкла называть его по имени – его все так называли. Феликс не был красив или знаменит, не носил модных усов или бакенбард. Он вообще не любил растительности на лице, потому что она требовала постоянного ухода. А Феликс говорил, что может хоть сейчас перечислить сто тридцать четыре способа провести время гораздо интереснее. Включая составление списка этих самых способов.

Нос у Феликса был слегка изогнут, но Стелле нравились морщинки в уголках его глаз и золотисто-каштановые волосы, которые обычно слишком отрастали и падали завитками на воротник. Нравились его губы, всегда готовые улыбаться. Феликс не любил хмуриться. Он говорил, что это пустая трата мышечных усилий.

Стелла всегда думала о Феликсе как о человеке особенном, и то, что он изучал фей, было лишним тому доказательством. Феи не слишком охотно общались с людьми, но Феликс им нравился. В летние месяцы, стоило только ему выйти из дома, какая-нибудь феечка непременно усаживалась на поля его шляпы или опускалась на плечо и шептала что-то ему на ухо. А что Феликс иногда забывал расчесать волосы, или надевал разные носки, или застегивал рубашку не на те пуговицы, то Стеллу это не смущало. Кроме того, Феликс умел показывать карточные фокусы и делать птичек из бумаги. Если этого недостаточно, чтобы обожать человека, то Стелла уж и не знала, что еще нужно.

– Пришла пора сумеречного подарка, – возвестил Феликс, держа в руках белую коробку, перевязанную розовой лентой с бантом.

– Не нужно мне никаких подарков, – надувшись, пробормотала Стелла.

Потом она отвернулась и снова уставилась в окно.

– Ты это всерьез? – удивился Феликс.

Он попытался оттолкнуть с дороги Груффа, который улегся рядом с подоконником, но толкать полярного медведя – это примерно то же самое, что толкать гору. Смысла в этом нет никакого, поэтому Феликс просто перелез через медведя и сел напротив Стеллы.

– Я бы взял тебя с собой, – тихо произнес Феликс, – если бы девочкам разрешалось участвовать в экспедициях.

– Несправедливо, что девочки не могут быть исследователями! Это глупо, в этом нет никакого смысла!

Несправедливость ситуации заставляла Стеллу дрожать всем телом. Она выросла на историях, которые рассказывал Феликс, возвращаясь из какой-нибудь экспедиции, и они всегда ей нравились. Но в один прекрасный день она устала слушать о чужих приключениях и захотела своих собственных.

Множество исследователей брали с собой в походы сыновей. Даже друг Стеллы, Бини, собирался вскоре отправиться в путешествие вместе со своим дядей, известным энтомологом Бенедиктом Боскомом Смитом. Бини был ровесником Стеллы. А еще он был наполовину эльфом. Он не любил многие вещи: пустую болтовню, сарказм, рукопожатия, объятия и стрижку волос. Бини вообще не любил все, для чего требовался физический контакт.

– Ты совершенно права, – согласился Феликс. – Это глупо, и в этом нет никакого смысла. Я уверен, когда-нибудь все станет по-другому. Но мир меняется не так быстро, как нам бы того хотелось.

Стелла продолжала смотреть в окно, лишь бы не встречаться с Феликсом взглядом.

– Я не думала, что ты настолько ценишь правила, – пробормотала она, кусая нижнюю губу.

Феликс всегда говорил: некоторые правила вполне можно нарушать, а некоторые даже следует нарушать регулярно, чтобы сохранить здоровье. Когда тетя Агата твердила, что для правильного воспитания девочки в доме необходима женщина, Феликс всегда вставал на сторону Стеллы. Он позволял ей скакать на ее единороге, или строить в библиотеке крепость из книг, или учиться делать надувных зверей вместо скучного вышивания.

– Есть правила, которые просто нельзя нарушать, – сказал Феликс. – Например, всегда нужно проявлять доброту к другим и обращаться с ними так, как тебе бы хотелось, чтобы они обращались с тобой. Но в любом случае, если люди смеются над тобой или считают тебя странной, не такой, как они сами, в общемировом смысле это не имеет значения.

– Но разве кому-то повредит, если я отправлюсь в экспедицию? – спросила Стелла, пытаясь обратить против Феликса его собственную логику. – А если люди думают, что для девочки странно быть исследователем, то это их проблема. Не моя.

Феликс вздохнул и положил подарок на подоконник.

– Моя дорогая, хотелось бы мне, чтобы все было так просто. Но не я составлял правила Клуба исследователей полярных медведей. – Он подтолкнул коробку к Стелле. – Давай не будем портить твой день рождения. Ну открой же свой подарок!

– Забери его! – самым холодным тоном ответила Стелла. – Он мне не нужен.

Она сразу же возненавидела себя за грубость и за то, что злилась на Феликса. Уж очень неестественным это казалось – то, что они вдруг перестали быть друзьями, и от этого у Стеллы свело живот.

– Прости! – выпалила она. – Это я зря сказала.

Феликс взял коробку и вложил в руку Стеллы.

– Открой, – повторил он. – Бедолаги, наверное, уже почти задохнулись там.

Стелле стало любопытно. Она потянула за бант, сняла с коробки крышку и уставилась на крошечное ледяное иглу, стоящее на розовой гофрированной бумаге. Вскрикнув от восторга, Стелла достала домик из коробки и обнаружила, что он сделан из настоящего льда. Ледяные кирпичики обжигали холодом пальцы, иней сверкал на их поверхности, как десятки крохотных бриллиантов.

– Это волшебное иглу, – пояснил Феликс. – Поэтому и не тает. Я его раздобыл у одного мага, которого встретил во время путешествия через Снафлевилль. Загляни внутрь.

Стелла подняла иглу повыше, чтобы заглянуть в открытый вход, и чуть не задохнулась от удивления. Внутри весело хлопало крылышками семейство крошечных пингвинов.

– Это полярные домашние животные, – сказал Феликс. – Они тоже волшебные, так что их не нужно кормить или еще как-то за ними ухаживать. Хотя тот маг говорил, что они любят слушать пение. У него были еще иглу с белыми медведями и тюленями, но я подумал, что пингвины тебе больше понравятся.

– Они чудесные! – воскликнула Стелла.

– У мага было даже одно иглу, битком набитое снежными гоблинами, но меня оно не впечатлило. Что бы ты подумала, если бы тебе подарили компанию снежных гоблинов? Пока я наблюдал за ними, они пытались выколоть друг другу глаза какими-то прутиками. Выглядело довольно жутко.

– Подарок вполне в духе тети Агаты, – откликнулась Стелла и тут же вновь загрустила.

Однако ей безумно понравились маленькие пингвины в их маленьком иглу, как нравились и все прочие странные вещицы, которые Феликс привозил из своих путешествий.

Но ей хотелось – по-настоящему хотелось, больше всего на свете – самой обнаружить какие-то чудеса и редкости, чтобы привезти их домой. Хотелось самой заняться исследованиями, увидеть то, что нарисовано на картах и схемах. Самой бесконечно составлять списки того, что надо взять с собой, рассматривать найденные вещицы и планировать следующее путешествие в удивительные далекие земли на другом конце мира…

– Твоя тетя старается как может, – возразил Феликс. – Она просто… ну, наша жизнь кажется ей немного странной, вот и все. Но она нас очень любит…

Феликс взглянул в окно, и легкая морщинка легла между его бровями.

– На свой лад.

Стелла не была в этом уверена. Знакомым Феликс всегда представлял Стеллу как свою дочь, и она знала, что он любит ее, как только может любить отец, пусть она и была просто одной из его находок, подобранных в снегу. Но тетя Агата всегда смотрела на девочку с той же легкой неприязнью, с какой смотрела на Груффа, когда тот громко, протяжно рыгал.

Стелле больше не хотелось спорить с Феликсом. Поцеловав его, она пожелала ему спокойной ночи, перелезла через Груффа и ушла в свою комнату. Поставив иглу на прикроватный столик, девочка переоделась и забралась под одеяло. Улеглась и стала смотреть на медленно вращавшийся мобиль, висевший под потолком. Конечно, Стелла была уже слишком взрослой для подобных игрушек, но этот мобиль сделал Феликс, когда Стелла была еще совсем малышкой. Он хотел, чтобы девочка почувствовала себя дома, и Стелла любила эту вертушку.

Феликс хотел, чтобы мобиль напоминал Стелле, откуда она пришла, и потому на обруче висели волосатые йети, снежно-белые единороги, массивные лохматые мамонты и сверкающие серебряные звезды. Имелись там и противные снеговики, и яки с раздвоенными копытами. Все это было старательно вылеплено из глины, с бусинками и шерстью и с блестящими стеклянными украшениями. Стелле было всего около двух лет, когда Феликс ее нашел, и она была слишком маленькой, чтобы помнить что-то. И все же иногда ей снилось, что она снова малышка, сидит на кровати, играет с какой-то тиарой, усыпанной кристаллами, и жемчужинами, и снежно-белыми драгоценными камнями. Потом картина менялась, Стелла оказывалась где-то снаружи, а по снегу разливалась кровь…

Стелла понимала, что ей никогда не узнать, что случилось с ее настоящими родителями, но снежные пустыни прежде были ее домом, и Стелла хотела снова их увидеть.

И когда Феликс со своей экспедицией задумал стать первым исследователем, кто достигнет самой холодной части Страны вечных льдов, Стелле отчаянно захотелось поехать с ним. Нужно было просто убедить Феликса взять ее с собой.

Наконец Стелла вздохнула, повернулась на бок и зарылась в одеяла. И заснула под тихий радостный писк пингвинов в их маленьком ледяном иглу.



Глава вторая

Клуб исследователей полярных медведей

Солнечные лучи из окна спальни согрели пальцы ноги Стеллы, высунувшиеся из-под одеяла, и разбудили девочку. Сев в постели, она задумалась: изменилось ли в ней что-нибудь оттого, что теперь ей двенадцать? Не то чтобы кто-то в точности знал ее настоящий возраст. Просто Феликс полагал, что девочке было два года, когда он ее нашел. Он говорил, что всем следует раз в году праздновать день рождения (а лучше дважды), и потому день, когда он подобрал Стеллу в снегу, стал ее официальным днем рождения.

Возле кровати раздавалось негромкое веселое посвистывание. Вспомнив о крошечном иглу, Стелла подняла домик и заглянула к семейству пингвинов. Похоже было, что и там у кого-то случился день рождения: на головах пингвинов красовались праздничные бумажные шляпы, птицы дули в свистки, а между ними стоял торт в форме рыбины, весь утыканный свечами.

Один из малышей предположительно был виновником торжества; этот мальчик (или девочка, у пингвинов не разберешь) хлопал крылышками и восторженно гудел. Вспомнив, что говорил Феликс насчет пения, Стелла запела «С днем рожденья тебя», заглядывая в иглу. Тут же началась суматоха: пингвины забегали кругами, громко шлепая большими лапами по льду. Стелла улыбнулась и поставила иглу около кровати.

С некоторым усилием Стелла прогнала мысли о неизбежном отъезде Феликса и о собственном унылом заключении в доме с тетей Агатой. Было бы глупо позволить унынию испортить свой день рождения. В конце концов, двенадцать лет исполняется только однажды.

Стелла надела свое любимое платье, для особых случаев – дымчато-голубое, с крошечными белыми пуговками в форме полярных медведей. Великолепная юбка с оборками замечательно раздувалась, когда Стелла кружилась, и при этом девочка чувствовала себя одной из фей, живущих в сливовых деревьях, – она иногда видела, как они в полночь танцуют в саду.

Перевязав свои белые волосы голубой лентой, Стелла по широкой лестнице спустилась на нижний этаж. Как и большинство исследователей, Феликс был чрезвычайно богат, и в их особняке имелось несколько кухонь и столовых, где трудилась целая армия поваров и слуг. Когда в доме находились другие исследователи (а это случалось часто, когда планировалась новая экспедиция), то все завтракали в большой гостиной. Но, оставаясь вдвоем, Феликс и Стелла предпочитали есть в оранжерее. То есть Феликс по-прежнему называл это помещение оранжереей, хотя там уже много лет не было никаких тропических растений. Теперь это стеклянное сооружение служило совершенно другим целям.

Стелла открыла дверь, и ее окатило теплым воздухом со слабым ароматом давно исчезнувших апельсинов. Оранжерея, с ее стеклянной крышей и стенами, была самой теплой частью дома, и это делало ее идеальным помещением для карликовых динозавров. Из-за миниатюрных размеров их иногда называли динозаврами-феями. Даже тирекс, главный любимец Стеллы, был не крупнее котенка. Звали его Бустер, и он помчался ей навстречу, как только она перешагнула порог. Стелла подхватила его и легонько провела пальцем по чешуйчатой голове, отчего Бустер восторженно изогнулся; когти его передних лап обхватили большой палец Стеллы.

Феликс первым открыл карликовых динозавров, когда путешествовал по островам Специй на экзотическом юге, и некоторое время занимался их изучением. Весть о его исследованиях разлетелась, и теперь, где бы ни обнаружился больной или раненый карликовый динозавр, кто-нибудь сразу связывался с Феликсом и спрашивал, не возьмет ли он несчастного. Феликс никогда никому не отказывал, и оранжерея стала домом для десятков маленьких существ.

– Ах вот и наша новорожденная! – воскликнул Феликс из-за стола в центре комнаты. – Иди сюда, позавтракаем.

Вот это восторг – на столе стояло мороженое с шоколадной крошкой, лежало множество ирисок и шоколадных конфет. И еще Стелла с радостью увидела десятки и десятки надувных зверей – сплошь единорогов, подвешенных к домикам птеродактилей под потолком. Тут и там карликовые птеродактили подлетали к ним и рассматривали ярко-розовых единорогов, но тут же поспешно улетали, и вид у них был крайне растерянный.

Стелла села к столу. Бустера она устроила на коленях и дала ему хрустящую палочку – Бустер жадно схватил ее передними лапками, – а потом взялась за ложку и принялась за мороженое, пока не растаяло.

Все шло лучше некуда, пока не раздался быстрый стук в стеклянную стену. Обернувшись, Феликс и Стелла увидели стоявшую снаружи тетю Агату: та всматривалась в них с мрачным выражением на широком лице.

У Стеллы упало сердце.

– Я думала, она не придет за мной до обеда. – Она обвиняюще взглянула на Феликса.

– Я тоже так думал. Должно быть, успела на ранний поезд, – решил он. А потом вздохнул. – Ну, пожалуй, нет смысла прятаться от нее теперь, когда она нас уже видела.

Он помахал рукой и громко крикнул:

– Входи, Агата! Дверь открыта!

Стелла успела еще немного поесть мороженого, пока ее тетушка пробиралась к дверям стеклянного строения. Через несколько мгновений та уже была внутри – в костюме пурпурного цвета, в большой пурпурной шляпе с широкими полями и пером. Тетя Агата была плотной женщиной, и Стелла подумала, что такой наряд делает ее похожей на огромную фиолетовую лягушку – определенно не из тех, кого хотелось бы поцеловать, а то еще окажется ядовитой…

– Рад видеть тебя, Агата, – вежливо сказал Феликс, вставая и придвигая для нее стул. – Не хочешь ли мороженого?

– Мороженого? – с ужасом повторила тетя Агата.

Как будто ей предложили отведать рубленых щупалец кальмара.

– Мороженое на завтрак? – продолжила тетя Агата. – Ох, Феликс, это уж… это уж…

– Но сегодня день рождения Стеллы, – заметил Феликс, снова садясь.

– О да… С днем рождения, дорогая! – сказала тетя Агата, только теперь обратив внимание на Стеллу.

– Спасибо, тетя Агата, – ответила Стелла.

Плюхнувшись на стул, тетушка положила на колени сумку и вцепилась в нее, как будто боялась, что ее кто-нибудь утащит. И нахмурилась, глядя на стол.

– Феликс, чего ради какой-то динозавр сидит в чашке с хлопьями?

– Это Милдред, – мягко произнес Феликс. – Она диплодок.

Крошечный динозавр и в самом деле устроился в чашке хлопьев у локтя Феликса, частично закопавшись в молоко и тертые фрукты.

– Я не спрашивала, к какому виду это относится, – вздохнула Агата. – Я спросила, почему оно в хлопьях?

– У нее со шкурой беда, – пояснил Феликс. – Я лечу ее молоком и смесью хлопьев с фруктами. Пока неплохо помогает. А ты уверена, что не хочешь мороженого? Тогда хотя бы хрустящие палочки возьми.

– Не слишком гигиенично есть в этом помещении, – откликнулась тетя Агата. – Чего только стоят все эти динозавры, что носятся вокруг как сумасшедшие. И, кроме того, здесь слишком жарко.

Она достала из сумки огромный веер и принялась нервно им обмахиваться.

Стелла выскребла из чашки остатки мороженого и протянула ложку Бусту, чтобы тот ее облизал. Потом опустила Буста на пол. К несчастью, он тут же направился к тете Агате и стал дергать шнурки ее ботинок. Тетя Агата взвизгнула и наклонилась, чтобы ударить Буста веером, но Феликс мгновенно перехватил ее руку.

– Спокойнее, – сказал он.

Подхватив Буста, он посадил его себе на колени. Тирекс через стол уставился на тетю Агату своими сверкающими глазами – они особенно нравились в нем Стелле.

Она уже хотела спросить, можно ли ей выйти из-за стола, потому что хотела пойти в конюшню к своему единорогу. Ну или еще куда-нибудь – лишь бы не сидеть здесь с недовольной тетушкой. Но тут тетя Агата повернулась к ней:

– Стелла, дорогая, не хочешь погулять и поиграть на улице? Мне нужно кое-что обсудить с братом наедине.

Тетя Агата всегда называла Феликса «мой брат». Она никогда не говорила «твой отец». Пожав плечами, Стелла спрыгнула со стула, как будто ничего не имела против и у нее имелись дела поважнее. Но если тетя Агата хотела поговорить с Феликсом «наедине», это могло означать только одно: она намеревалась поговорить о Стелле. И как любой уважающий себя ребенок, Стелла тут же решила подслушать разговор, который касается ее.

Вернувшись в дом той же дорогой, что и пришла, она схватила свой плащ, а потом выскользнула наружу и подобралась к кусту зефира, что рос возле оранжереи. Это был не слишком большой куст, но достаточно пышный, чтобы укрыть ее от чужих глаз, если она подберет юбку, пригнется пониже в снегу и не будет вертеться. Оттуда она сможет подсматривать сквозь листья и воздушные розовые зефиринки за тетей Агатой и Феликсом и отчетливо услышит каждое произнесенное слово.

– В самом деле, Феликс, это уж слишком! – жаловалась тетя Агата. – Летучие мыши на чердаке, динозавры в оранжерее, феи в дровяном сарае… Я хочу сказать, будет ли этому конец?

– Агата, прошу тебя! – откликнулся Феликс. – Нет на чердаке никаких летучих мышей! Я не уверен, что у нас и чердак-то есть, но уверен, что если и есть, то без мышей. Летучие мыши предпочитают курительную комнату. Раньше им больше нравилась библиотека, но с тех пор как там вывели книжных червей, они…

– Ох, мне нет дела до летучих мышей! – нетерпеливо перебила его Агата.

Стелла подумала, что это очень невежливо – она сама мышей и принесла.

– Меня беспокоит то, что будет с этой девочкой!

– Этой девочкой? – тихо повторил Феликс. – Ты, наверное, подразумеваешь мою дочь Стеллу?

– Феликс, прошу, будь серьезным! Она тебе не дочь. Не настоящая дочь.

Внезапно Феликс встал. Последовала пауза, и Стелла знала, что происходит: Феликс мысленно считает до десяти. Феликс говорил, что всегда следует сосчитать до десяти, если ты боишься, что можешь слишком разозлиться на кого-то… хотя Стелла очень редко видела Феликса рассерженным. А тетя Агата, похоже, была единственным человеком, способным испортить обычно радостное настроение Феликса.

– Она моя дочь, – наконец заговорил Феликс, – во всех отношениях, какие только могут иметь значение.

– Послушай, я пришла пораньше, чтобы серьезно поговорить с тобой о том, что ты намерен с ней делать. Я хочу сказать, она не всегда будет ребенком. И что с ней станется, когда она вырастет? Она не может просто до бесконечности жить здесь, так ведь?

Феликс достал из холодильника маленькую лейку и принялся безмятежно поливать Милдред свежим холодным молоком; Милдред все с таким же довольным видом сидела в чашке с хлопьями.

– И что же ты предлагаешь? – спросил он наконец.

– У меня есть замечательные новости. То есть на самом-то деле я решила проблему.

Тетушка поднялась со стула, и перо на ее шляпе резко качнулось.

– Я зарезервировала для Стеллы место в пансионе благородных девиц.

Феликс поставил лейку на стол.

– Но Стелла уже ходит в школу здесь, с местными детьми. И я слежу за ее образованием…

– Ты забиваешь ей голову всякими глупостями из твоих книг! – Тетя Агата ткнула в его сторону указательным пальцем. – Стелле нужно выучиться хоть чему-то полезному, например шитью. Она должна научиться носить платья так, чтобы не рвать их уже через пять секунд.

Не удержавшись, Стелла бросила виноватый взгляд на выходное платье. Бустер успел выдернуть когтями несколько ниток из ткани, пока сидел у нее на коленях, а оборки на подоле помялись и промокли, пока волочились по снегу. К тому же Бустер, кажется, напустил слюней на юбку…

Стелла вздохнула. Крошечный тирекс был мастер пускать слюни, когда ему доставалось что-то вкусное…

– А в пансионе для юных леди ее научат петь и рисовать, – продолжала тем временем тетя Агата. – Ей объяснят, что девушке не следует скакать галопом на единорогах и изучать пыльные старые карты. Ей привьют привычку держать правильную осанку. Там девушки каждый день по часу ходят туда-сюда с книгами на голове…

– Да неужели? – Феликс вытаращил глаза.

– Да, это так! – Тетя Агата выразительно кивнула. – А иногда и по два часа.

– Но это время можно было бы потратить на чтение книг!

– Это прекрасное учебное заведение! – Тетя Агата предпочла его не услышать. – Если Стелла проведет там хотя бы один семестр, ты просто изумишься переменам в ней. Действительно изумишься!

– Охотно верю, – кивнул Феликс.

– Ей там покажут, как укладывать волосы по последней моде. – Тетя Агата все не желала оставлять тему. – Научат танцевать, и накладывать румяна и пудру, и придавать себе привлекательности в глазах джентльменов. А потом, когда она станет постарше, ей можно будет подыскать подходящую пару и переложить ответственность за нее на мужа. Я много об этом думала, Феликс, и считаю, что это единственный путь. Я прекрасно понимаю, что ты привязался к этой снежной сироте, но эта девочка слишком необычная. Что-то вроде полярного медведя… даже ты должен это понимать.

Стелла задержала дыхание; ее сердце отчаянно колотилось. А вдруг Феликс согласится с тетей Агатой? Но если Феликс отошлет ее прочь, ее сердце будет разбито! Стелла вдруг пожалела о том, что так грубо разговаривала с ним накануне вечером. Ей захотелось стать хорошей дочерью, объяснить Феликсу, как сильно она его любит, и повторять это по пятьдесят раз каждый-каждый день.

Феликс отвернулся от стола. Стелла задохнулась, сообразив: он идет к стеклянной стене, как раз туда, где она прячется. Стелла ниже пригнулась в снегу и постаралась стать как можно незаметнее. Взгляд ее не отрывался от ботинок Феликса, остановившегося прямо перед ней.

– Прекрасный план, Агата, – услышала Стелла, и от этих слов по всему ее телу пробежал смертельный холод. – Но я почему-то сомневаюсь, что Стеллу так уж интересует вышивка.

Стелла рискнула бросить взгляд вверх, сквозь розовую гущу куста, – и с испугом обнаружила, что Феликс смотрит прямо на нее. Его губы слегка дернулись в полуулыбке, и он подмигнул Стелле.

– А кроме этого, – продолжил он, почесывая щеку, – прогулки взад-вперед с книгами на голове выглядят самой ужасной по бессмысленности тратой времени. Понимаю, что я не специалист по разным женским штучкам, но должно же быть в жизни юных девушек что-то, кроме пения и танцев, а? В конце концов, они же не дрессированные обезьянки.

– Феликс, я просто вынуждена настаивать! Я обо всем договорилась. Стелла должна уже завтра приступить к занятиям.

– Моя дорогая Агата, я понимаю, что ты желаешь нам добра, но у тебя нет права настаивать. И на самом деле у тебя вообще нет права голоса в этом вопросе. Стелле нечего делать в той школе… ни завтра, ни когда-либо еще. – Феликс отвернулся от окна. – Спасибо, что приехала, но я, вообще-то, думаю, что тебе незачем больше беспокоиться о Стелле.

– Но ты ведь не хочешь сказать, что собираешься просто жить здесь со слугами и всеми этими ужасными динозаврами? – спросила Агата. – Девушка нуждается в надежном присмотре!

– Я буду как следует присматривать за ней. Возьму ее с собой в экспедицию.

У Стеллы перехватило дыхание. Тетя Агата разинула рот:

– Феликс, ты не можешь взять в экспедицию девочку! Это немыслимо!

– Почему? Я уверен, что множество необычных и невероятных вещей было достигнуто вопреки утверждениям, что это немыслимо. А кое-что, пожалуй, даже благодаря этому.

– Девушки не становятся исследователями! Одна только мысль… Неужели ты действительно можешь представить себе женщину, которая бродит где-то с санями и компасами, и попадает под лавины, и общается с каннибалами, и бог знает что еще вытворяет? Нет, нет! Все это слишком опасно, это просто неслыханно!

– Во-первых, я был полярным исследователем двадцать лет подряд, – безмятежно заговорил Феликс, начав загибать пальцы. – И ни разу не попадал в лавины. Во-вторых, мы в экспедициях используем салазки, а не сани, и в-третьих, уже много десятилетий исследователи не едят друг друга. Десятилетий, Агата. И правила исследований тоже меняются. Если мальчик двенадцати лет может участвовать в экспедиции, то почему Стелла не может?

– Феликс, ты это не всерьез. Это уж слишком, даже для тебя. Ты просто не можешь говорить все это всерьез. Я не могу поверить.

– Я стараюсь бывать серьезным как можно меньше, но вот сейчас, Агата, я серьезен, как никогда в жизни. И мне жаль, что ты зря потратила время на поездку. Спасибо, конечно. Пожалуйста, попробуй бисквиты или мармелад или еще что-нибудь съешь перед уходом. Ты меня извини, но я не могу больше тратить время на разговоры. Нам со Стеллой нужно заняться укладкой вещей.

Это был наилучший из всех подарков ко дню рождения, о каких только Стелла могла мечтать. Феликс оставил тетю Агату кипятиться в оранжерее, а Стелла едва не споткнулась о собственный подол, когда помчалась вокруг дома, чтобы поскорее увидеть Феликса.

– Ты правду говорил? – спросила она, обхватив его за талию.

– Конечно правду, милая. Когда это я вообще говорил то, чего не думаю?

– Но правила Клуба исследователей полярных медведей…

– Забудь о них. Разберемся, когда окажемся на месте. Сейчас важно лишь то, чтобы все подготовить и успеть завтра к поезду. Ты можешь сама уложить свое барахлишко или мне помочь?



– Я и сама справлюсь, – пообещала Стелла.

Остаток дня прошел в суматохе приготовлений. После еще одной тщетной попытки поговорить с Феликсом и склонить его на свою сторону тетя Агата в негодовании покинула дом. Феликс дал Стелле большой старый чемодан, сплошь покрытый поблекшими дорожными наклейками. Чемодан был пыльный, от него пахло нафталином, но Стелла сочла его самым прекрасным из всех виденных ею чемоданов. Она носилась туда-сюда, без разбору бросая в него одежду и в то же время пытаясь сообразить, что еще ей нужно взять с собой в полярную экспедицию.

Заглянув в крошечное иглу, Стелла увидела, что пингвины тоже хлопотливо укладывают чемоданы, – хотя, похоже, их багаж целиком состоял из копченой рыбы. Поморщившись от запаха, Стелла аккуратно вернула иглу на столик у кровати.

Потом она выдвинула нижний ящик комода и достала золотой компас – подарок Феликса на прошлый день рождения. Настоящий компас исследователя не слишком интересовался севером, югом, востоком и западом, зато указывал двадцать других направлений – таких, как «еда», «кров», «йети», «вода», «злые гномы»… Стелла не слишком понимала, что означает направление «злые гномы», – она никогда не встречалась ни со злыми гномами, ни с какими-то другими, если уж на то пошло. Но очень надеялась увидеть их в экспедиции, и чтобы они были по-настоящему бешеными… Стелла хотела увидеть абсолютно все.

Укладка вещей была завершена к концу дня, так что Феликс и Стелла еще успели перед ужином покататься на коньках по озеру за домом. К их возвращению повар приготовил все любимые блюда Стеллы: маленькие сосиски, огромную пиццу, пурпурные макароны и мармеладных драконов – а все в честь ее дня рождения. Ужин был накрыт в гостиной. В огромном камине, отделанном гранитом, пылал огонь, и Груфф с блаженным видом дремал на коврике.

В свою спальню Стелла возвращалась, чувствуя, что объелась. А открыв дверь, увидела, что в комнате побывали феи и тоже оставили свой подарок. Все поверхности были покрыты магическими цветами, сиявшими прекрасными красками. Они наполняли спальню искрящимся переливчатым светом, а стоило Стелле коснуться их лепестков – они издавали запах жареной кукурузы, – цветы раскрывались, и внутри оказывался кусочек замороженного праздничного торта: они были ярко-розовые, в форме маленьких единорогов.

Стелла решила, что внутри у нее осталось еще местечко, и потому съела всех единорогов, прежде чем лечь в постель. Она была уверена, что волнение не даст ей заснуть. При мысли о завтрашнем дне – начало экспедиции! – в животе Стеллы как будто начинали трепыхаться бабочки. Но переживания дня вымотали ее, и Стелла мгновенно уснула, даже не заметив этого.

Проснулась она рано утром и тут же выскочила из постели. Стелла буквально дрожала от предвкушения, пока меняла пижаму на дорожный белый костюм с пуговками в виде звезд, с отделанным мехом капюшоном и длинными манжетами, которые должны были защищать от снега.

Час спустя единорог Стеллы, Мэйгик, был уже запряжен в сани и готов отвезти их к станции вместе со всем багажом: чемоданы привязали к саням сзади. Стелла и Феликс надели свои самые плотные дорожные плащи, подбитые теплой шерстью йети, и уселись в гору шкур и одеял. О Груффе и карликовых динозаврах должна была позаботиться прислуга, в полном составе остающаяся дома; слугам дали насчет зверей подробные наставления, так что путешественникам оставалось лишь добраться до станции. Мистер Пэш, старший конюх, забрался на место кучера, встряхнул поводьями – и Мэйгик помчался вперед. Сани заскользили за ним, полозья пели на снегу, а дом становился все меньше и меньше… А потом и вовсе исчез позади.

Глава третья

Клуб исследователей полярных медведей

Клуб исследователей полярных медведей находился в Колдгейте – крайней точке цивилизации перед Страной вечных льдов. Быстрее всего туда можно было добраться по морю. Сойдя с поезда, Стелла стояла на пристани и таращилась на самый огромный из виденных ею кораблей. Впрочем, если учесть, что она видела только крошечные изображения судов в углах разных карт… Но даже при этом – перед ней находился настоящий монстр, возвышавшийся над всеми другими кораблями в заливе. Изваяние русалки украшало его нос, а на борту было начертано огромными затейливыми буквами: «Искатель приключений».

Корабль принадлежал Королевской судоходной навигационной компании и специальным рейсом направлялся в Колдгейт: доставить членов экспедиции в Клуб исследователей полярных медведей, а затем дальше, в Страну вечных льдов.

Следом за Феликсом Стелла поднялась на корабль. Деревянный трап потрескивал и пугающе стонал под их весом, как будто был готов сбросить их в ледяные пенистые волны далеко внизу. На палубе лежали груды снаряжения для экспедиции, здесь же находились единороги и волки. Стелла слышала, как фыркали и храпели единороги в своих временных стойлах, а волки уже начали завывать.

Может, животным не нравилось на корабле, а может, они предчувствовали приближение плохой погоды. Тучи на горизонте выглядели черными и угрожающими; вокруг пахло солью, и морем, и бурями, и холодные волны непрерывно шлепали о корпус корабля. Палуба качалась под ногами Стеллы, заставляя ее хвататься за рукав Феликса, чтобы не потерять равновесия. И впервые после отъезда где-то в самой глубине души Стелла ощутила укол предательской неуверенности, даже нечто вроде тоски по дому. Ведь она могла бы сейчас сидеть в оранжерее, бросать веточки Бустеру, в тепле и уюте, и…

– Не стоит слишком бояться жизни и упускать шанс, – бодро произнес Феликс, словно прочитав ее мысли. – На этом пути никому не приходится веселиться. – Он посмотрел на Стеллу сверху вниз, улыбнулся и добавил: – Идем, доложимся капитану.

Капитан оказался высоким худым мужчиной по имени Монтгомери Фицрой. У него был нос крючком и великолепная шляпа; похоже, появление Стеллы на борту корабля его не слишком обеспокоило. Стелла сразу решила, что он ей нравится, – отчасти из-за его шляпы, а отчасти потому, что в его каюте было разбросано множество сухопутных и морских карт. Стелле нравились все, кто любил карты.

Как раз когда они с Феликсом вышли из капитанской каюты, на корабле подняли паруса.

– Полный вперед! – донесся до ушей Стеллы чей-то рев.

И вот они уже выходят в море…

Когда корабль вышел на открытую воду, Стелла обнаружила, что не готова к постоянной качке: приходилось цепляться за поручни и перила, чтобы не упасть. Спуск по лесенке дался ей с трудом. К счастью, коридоры внизу были узкими, и Стелла вполне могла продвигаться, отталкиваясь то от одной стенки, то от другой, как мяч при игре в кегли. Феликсу, пока он вел Стеллу, досталось немало толчков.

Свободных кают на корабле не оставалось, поэтому Феликс и Стелла получили одну на двоих, в носовой части корабля. Когда Феликс открыл дверь, глазам Стеллы предстала самая крошечная в мире комнатка – немногим больше буфета. Зато в ней имелись две койки, столик и иллюминатор, сквозь который можно было наблюдать буйство непогоды снаружи.

– Феликс, посмотри! – сказала Стелла, хватаясь за койку. – В окне видно сначала небо, а потом море, а потом снова наоборот… Как на качелях!

Феликс что-то проворчал в ответ – совсем не в своей обычной манере.

– Ты в порядке? – Стелла оглянулась на него. – Какой-то у тебя цвет лица странный… будто замазка.

Феликс качнулся в сторону нижней койки и упал на нее.

– Морская болезнь, – простонал он.

– Уже? – удивилась Стелла. – Мы едва вышли из залива!

– Со мной каждый раз так. Мне нужно теперь лежать и не шевелиться.

Стелла сморщила нос. Не очень-то веселое положение, особенно притом, что ей хотелось исследовать весь корабль.

– А я могу чем-то помочь? – неохотно предложила она.

– Нет, ничто не поможет.

Феликс ухватился за край матраса с такой силой, что у него побелели костяшки пальцев, и повторил:

– Ничто не поможет.

– Тогда можно мне пойти осмотреться? – Стелла шагнула к двери.

– Хорошо, но, послушай… не выходи на палубу, пока погода не наладится. Еще не хватало, чтобы тебя смыло за борт. И сразу возвращайся сюда, если начнется шторм.

Пообещав, что так и сделает, Стелла поспешила прочь из каюты – пока Феликс не передумал.


Клуб исследователей полярных медведей

Изучение корабля оказалось именно таким интересным и волнующим делом, как Стелле и представлялось. Компания полярных исследователей устроила вечеринку с коктейлями в музыкальной комнате, там клубился сигарный дым и люди раздражающе громко смеялись, так что Стелла обошла их стороной и отправилась на нижние палубы. В трюме ей пришлось пробираться между припасами и снаряжением, – здесь были салазки, палатки, снегоходы, оловянная посуда, а еще винтовки на случай встречи с волосатыми мамонтами, йети или бандитами. Или злыми гномами, предположила Стелла. Еще там был огромный ящик охлажденных булочек для единорогов. Стелла не смогла удержаться и на обратном пути стащила несколько аппетитных бисквитов, аккуратно выбрав только розовые.

Корабль уже вышел в открытые воды и подпрыгивал на волнах, как пробка, из-за чего идти по прямой линии было особенно трудно. Стелла глазом моргнуть не успела, как снова заблудилась. Она была в восторге. Ей никогда прежде не доводилось теряться, и это было просто восхитительно – не знать, где можешь вдруг очутиться и с кем встретиться.

Когда человек теряет дорогу, он не в силах определить направление. Поэтому нельзя винить Стеллу в том, что она вдруг оказалась на самой верхней палубе – именно там, куда Феликс не велел ей ходить. Она просто поднялась по какой-то лесенке и попала к волчьим загонам, где густо пахло влажной шерстью и сладким сеном. Строго говоря, она не вышла на палубу, попыталась убедить себя Стелла, поскольку волчьи жилища имели крышу и полотняные стены. Пусть эти стены и трепыхались, как неведомо что, и сквозь щели проносился ледяной воздух, заодно со снегом и клубами дыма из больших труб корабля. Слышался рев ветра и удары волн о деревянные борта…

Стелла как раз подумала, что ей и в самом деле не следует здесь находиться и нужно спуститься вниз, когда звук тяжелого удара заставил ее обернуться.

В глубине волчарни она увидела какого-то мальчика: он перекладывал большие тюки сена. Мальчик выглядел примерно на год старше Стеллы, у него были очень темные волосы, почти доходившие до плеч, и золотисто-коричневая кожа. Рукава рубашки он закатал до локтей.

При виде светло-коричневой кожи Стелла ощутила укол зависти. До того как она начала ходить в деревенскую школу, она думала, что есть и другие дети, такие же белые, как она сама. Но у всех в школе кожа была розовой, или черной, или коричневой. И не было никого такого же белого, как она, абсолютно никого! После первого дня в школе Стелла вернулась домой в слезах, а когда она объяснила Феликсу, в чем дело, он сказал:

– Ох, милая, нет никакого смысла завидовать цвету кожи других людей. Или их имуществу, или удаче, или маленьким победам. На этой дороге ждут только горести. Мужчина или женщина, которые постоянно сравнивают свою жизнь с жизнью других, никогда не будут счастливы!

– Но я ото всех отличаюсь! Ни у кого больше нет ни белых волос, ни белой кожи! Они говорят, что я девочка-призрак! Почему я не могу быть просто нормальной, как все?

Феликс подхватил ее на руки и поцеловал в макушку.

– Я когда-то пытался стать обычным, как все, и это сделало меня бесконечно несчастным. Поэтому я бросил попытки и с тех пор всем доволен. Невелико достижение – быть таким, как все. А вот отличаться – это по-настоящему замечательно, клянусь!

И вот теперь, на палубе, Стелла шагнула в глубину волчарни и поздоровалась с мальчиком. Ей пришлось повысить голос, чтобы ее можно было расслышать сквозь гул ветра.

Мальчик повернулся и удивленно вскинул брови, увидев Стеллу.

– Привет, – сказал он. – Вот уж не ожидал увидеть здесь кого-то. Ты разве не заметила, что надвигается шторм?

– Но ты-то здесь, так?

– Конечно, но я присматриваю за волками.

К одежде мальчика прилипло сено, даже в волосах торчали сухие травинки. У него оказались карие глаза, а на кожаном шнурке на шее висела серебряная фигурка волка. И еще в левом ухе мальчика болталась серьга – Стелла тут же с уверенностью подумала, что это волчий клык. Все это делало мальчика похожим на пирата, и Стелла мгновенно прониклась к нему симпатией.

– Как тебя зовут? – спросила она.

– Шай Сильвертон Киплинг.

– Ты сын капитана Киплинга?

Стелла вспомнила имя главы экспедиции, Феликс ведь не раз упоминал его.

– Точно, – кивнул мальчик.

– А я Стелла Старфлэйк Перл.

– Я знаю, кто ты, – усмехнулся Шай. – Ты дочь Феликса. Он приходил к нам домой, когда планировалась эта экспедиция. Мама говорит, он один из самых обаятельных людей, каких ей приходилось встречать. И он постоянно рассказывал о тебе, представляешь?

Стелле польстило то, что Феликс о ней рассказывал. Хотя она и понадеялась, что упоминал он только хорошее и не делился с чужими людьми разными историями, в которые она попадала… Ну, вроде того случая, когда она решила немножко подстричь Груффа, а в результате превратила его в нечто похожее на гигантского белого пуделя, к великому конфузу для обоих.

– Могу я помочь? – Стелла махнула в сторону парусиновых стен. – Я не боюсь. Люблю бури.

– Мне жаль тебя разочаровывать, но это пока что не буря. Просто небольшой дождик. Уж поверь, когда нас настигнет настоящий шторм, ты это поймешь.

Он едва успел договорить, как корабль сильно качнулся, как будто взбрыкнул. Оба подростка и волки полетели к одной из тонких парусиновых стенок.

Шторм разыгрался всерьез. Полотняным стенкам не хватило прочности, чтобы выдержать вес людей и животных, и они тут же сорвались с веревок. Не успев понять, что произошло, Стелла и Шай очутились на открытой палубе и заскользили по мокрым доскам. Дождь колотил по их коже, как тысячи соленых иголок.

– Волки! – закричал Шай, показывая на двух зверей, которые вылетели на палубу вслед за ними. – Надо их вернуть обратно, иначе их смоет за борт!

Корабль совершил новый тошнотворный прыжок. Их и самих может смыть в море, подумала Стелла. Феликс просто выйдет из себя, если узнает, что она была здесь. Но надо что-то сделать, иначе волки утонут в море… Она обхватила руками того, что был к ней поближе, – рыжеватого, с мягкими карими глазами. Шай схватил второго, поднял его и побежал назад к парусиновой стенке волчарни. Стелла попыталась последовать за ним, но ей не хватило сил поднять волка. И тут же очередная огромная волна обрушилась на корабль.

Деревянная палуба громко застонала, и Стелла с волком снова отлетели к поручням. На секунду Стелла потеряла представление о том, где верх, а где низ, где море, а где звезды. Потом длинная молния осветила все, почти превратив ночь в день; холодная пенная волна плеснула на корабль и попыталась сбросить их с палубы, так что Стелла промокла насквозь.

– Все в порядке, – пробормотала Стелла, когда волк заскулил и тяжело задышал в ее руках. – Все хорошо. Я тебя держу. Я тебя не выпущу.

Она с трудом встала на ноги и сделала неуверенный шаг в сторону волчарни. Над головой загрохотал оглушительный гром – будто само небо раскололось пополам. Палуба внезапно выскользнула из-под ног Стеллы – это корабль в очередной раз перепрыгнул через гигантскую волну. Стелла упала на спину; на этот раз она очутилась выше поручней, и ничто не могло помешать ей перелететь через них… вниз, вниз, прямо в воду…

Она скользила к краю палубы – туда, откуда уже не вернуться. Что это так гремит в ушах: то ли шум волн, то ли гром, или это просто биение ее собственной крови о барабанные перепонки?

Стелла слышала, как Шай зовет ее, но челюсти свело от страха, и она не могла откликнуться. В руках она по-прежнему крепко сжимала волка. Зажмурив глаза, она готовилась встретиться с ледяной водой; с ужасным, черным, жадным океаном, который тут же затянет ее в глубину, к другим утопленникам и русалкам, к затонувшим пиратским сокровищам…

Но этого так и не произошло. Стелла сильно ударилась обо что-то твердое, а потом все неестественно и зловеще затихло. Волк вывернулся из ее рук. Стелла села, пытаясь понять, что происходит. В спине вспыхнула боль, но, кажется, все кости были целы. У ног громыхнуло весло, и тут Стелла поняла, что свалилась в одну из спасательных шлюпок.

– Эй, ты как там, в порядке?

Стелла посмотрела вверх и увидела Шая; он перегнулся через поручни и всматривался вниз, силясь ее разглядеть.

– Думаю, да! – крикнула она в ответ.

– Слава звездам! А Кайко?

– Кто?

– Волчица.

– Она тоже в порядке.

– Ох, когда я увидел, что ты летишь через поручни, подумал, тебе точно конец! Послушай, ты там только не начинай реветь или еще что-то вроде этого… через минуту я тебя вытащу.

– Я и не собиралась реветь, – возразила Стелла, придя в негодование от такой мысли. – А куда делся шторм? Кончился?

Шай немного замялся, потом покачал головой:

– Нет, не кончился.

– Тогда почему так тихо?

Дождь и в самом деле прекратился. Даже легкого ветерка не было – лишь странное ощущение тяжести в воздухе, как будто на Стеллу давило само небо.

– Это глаз.

– Это… что?

– Глаз шторма, – повторил мальчик. – Посмотри туда.

Он показал вниз, на воду, и Стелла вытянула шею, чтобы заглянуть через борт шлюпки. Сначала она не поняла, что видит, а потом у нее оборвалось сердце.

Она ожидала увидеть лишь темные волны, но снизу на нее уставился сверхгигантский глаз, светившийся серебром под луной. Да уж, такого глаза Стелла и вообразить не смогла бы… Один лишь его зрачок был шириной больше ее роста – глубокая густая чернота, цвет неведомых и ужасных тайн… Серебристую радужку покрывала рябь, как воду, а огромные ресницы, толщиной с тело взрослого человека, поднимались из моря и касались спасательной шлюпки, в которой сидела Стелла.

– Великий Скотт! – пробормотала девочка, таращась вниз.

В ней боролись очарование и страх. В этом глазе было нечто гипнотизирующее, нечто такое, что не позволяло отвести взгляд…

– Послушай, у нас мало времени! – крикнул с палубы Шай, уже дергая какие-то веревки. – Ты держись, я сейчас тебя вытащу.

Стелла снова глянула через борт шлюпки. Протяни она руку – и могла бы коснуться его ресницы. Наверное, она даже могла бы ухватиться за нее и попытаться выдернуть… В конце концов, ресница глаза шторма заметно украсила бы выставку диковинок в Клубе исследователей полярных медведей. И президент был бы очень доволен, и такой трофей помог бы убедить его, что Стелла и в самом деле рождена быть исследователем…


Клуб исследователей полярных медведей

Почти решившись сделать это, Стелла потянулась через борт. Но вдруг вспомнила, что однажды говорил ей Феликс.

Иногда лучше не будить полярного медведя…

Пожалуй, это правило применимо и здесь, подумала Стелла. Тыкать пальцами в глаз шторма в самом первом путешествии… ну, это выглядело довольно глупо, а к тому же невежливо. Стелле всегда нравились бури, зачем оскорблять именно эту?

– До свидания, шторм! – прошептала она, когда Шай натянул веревки наверху и шлюпка уверенно поднялась к палубе.

– Ну, ты у нас девочка везучая, да? – с усмешкой сказал Шай, когда Стелла наконец очутилась вровень с палубой. – Впрочем, от дочери Феликса я другого и не ожидал.

Он протянул Стелле руку и помог ей выбраться из шлюпки, а затем вытащил волчицу.

Потом снова повернулся к Стелле и, к ее удивлению, обнял ее и стиснул руками изо всех сил.

– Ты удивительная девчонка… спасибо тебе, спасибо, спасибо! – воскликнул он. – Кайко пропала бы, если бы не ты.

Он отпустил Стеллу, посмотрел на горизонт и добавил:

– Штиль долго не продержится. Надо закрепить все, пока еще можно.

Стелла бросила последний взгляд вниз, на глаз шторма, а потом направилась за Шаем к волчарне. У них только-только хватило времени, чтобы войти внутрь и крепко подвязать парусиновую стенку, – а потом глаз шторма закрылся, и вокруг снова завыл ветер.

Глава четвертая

Клуб исследователей полярных медведей

– А как получилось, что ты стал ухаживать за волками? – спросила Шая Стелла, когда они закончили укреплять матерчатые стенки.

– Папа говорит, что настоящий исследователь должен всегда сначала позаботиться о своих животных, а уж потом о себе. Что ж, вполне справедливо. А кроме того, для меня это легче, чем для других, потому что я говорю на их языке.

Он вытащил из-под рубашки подвеску, изображавшую волка. Наверное, это была не простая подвеска, а талисман волчьего шептуна – магическое серебряное существо.

– Ты волчий шептун! – воскликнула Стелла.

Феликс рассказывал ей о шептунах: это были удивительные люди, умевшие говорить с животными. Но рождались они чрезвычайно редко, а уж в наши дни едва ли хоть один такой появился. Феликс как-то повстречал человека, который утверждал, что он лягушачий шептун. Он всегда носил с собой маленькую лягушку в коробке, рассказывая направо и налево, что эта лягушка – гений, способный решить любую проблему цивилизованного мира. Но лягушка как будто не слишком стремилась общаться с тем человеком, и Феликс усомнился, что тот действительно был лягушачьим шептуном.

– А можно мне получше рассмотреть этого волка? – со стесненным дыханием спросила Стелла.

Корабль снова качнулся, и она схватилась за канат, чтобы удержаться на ногах.

– Конечно.

Шай снял подвеску с шеи и положил на ладонь Стеллы. Серебряный волк сидел с закрытыми глазами… но, едва коснувшись ее руки, быстрым движением лег на ее ладонь и спрятал нос между лапами. Серебро было теплым, и Стелла даже ощущала мягкое биение крохотного сердца в глубине металлического тела. Прежде чем получить такую фигурку, каждый шептун проходил тщательную проверку в Королевской гильдии шептунов. Иначе как помешать кому угодно сунуть в коробку лягушку и утверждать, будто он с ней разговаривает?

– А как шептуны общаются со зверями? – спросила Стелла.

– Я просто мысленно обращаюсь к волкам, а они меня слышат, – пожал плечами Шай. – И отвечают, и я их слышу тоже внутри головы. Вот так, посмотри.

Шай повернулся к волкам. Вслух он не произнес ни слова, однако серебряный волк на ладони Стеллы шевельнулся, и она поняла: мальчик говорит с волками! Металлический зверь открыл глаза – в свете фонаря сверкнули крошечные красные самоцветы.

Ближе всех была та рыжеватая волчица, которую Стелла спасла, – она вдруг насторожила уши, подняла голову и в упор посмотрела на Шая.

– Она говорит, что очень, очень тебе благодарна за спасение. – Шай повернулся к Стелле. – Она думает, ты очень храбрая. Я с ней согласен.

Стела пожала плечами, хотя, конечно, комплимент был ей приятен.

– Хотелось бы и мне быть волчьим шептуном. – Со вздохом она вернула Шаю подвеску. – Или каким-нибудь еще.

Безусловно, в первую очередь она пожелала бы стать шептуном полярных медведей. Она бы тогда могла по-настоящему поговорить с Груффом, и он наверняка бы высказал ей интересные мнения о разных вещах и поведал много необычного.

Корабль раскачивался так, что можно было скользнуть в любую сторону, поэтому Стелла уселась на ближний тюк сена.

– А ты бывал когда-нибудь в Королевской гильдии шептунов? – спросила она.

Шай кивнул, снова повесил на шею талисман и сел на сено рядом со Стеллой.

– Ага. Мама меня туда возила. Когда меня проверяли, – сказал он, скрещивая ноги. – Там у них целый шкаф таких талисманов, для разных животных. Некоторые по-настоящему необычные, вроде утконоса. И есть овца, и ленивец, и даже крот, – продолжил он, загибая пальцы. – И хорек, и утка. Впрочем, я не думаю, что утиный шептун мог бы принести много пользы.

– Примерно столько же, сколько лягушачий шептун, – заметила Стелла.

– И конечно, там есть йети.

Внезапная вспышка молнии осветила волчарню, и за эти краткие мгновения Стелла отчетливо увидела по другую сторону парусиновой стены темный силуэт какого-то волка.

– Ох! – Она вскочила. – Ох, нет, там снаружи какой-то волк остался!

В ужасе от мысли, что бедного зверя вот-вот унесет в море, она рванулась к выходу, но Шай схватил ее за руку. Стелла только теперь заметила, что он носит несколько браслетов, сплетенных из шоколадно-коричневой кожи, и многие из них расшиты бусинками в форме волчьих голов.

– Придержи лошадей. Это просто Коа.

– Коа?

– Моя волчья тень.

Стелла уставилась на него:

– Что такое волчья тень?

Шай наклонил голову набок, уголок его рта дернулся в полуулыбке.

– Ну… хороший вопрос. Никто толком не знает ответа. Но большинство шептунов имеют такие тени. Некоторые думают, что это нечто вроде ангела-хранителя, присланного защищать шептуна. Другие верят, что животное-тень – это дикая часть собственной души шептуна, ожившая и обретшая видимую форму.

Он откинул в сторону холщовую стенку, чтобы Стелла смогла увидеть блестящую мокрую палубу. Темная тень медленно приближалась под проливным дождем, и вот Стелла рассмотрела, что это огромный волк. Но он не был похож на волков в волчарне. Он был крупнее – почти по пояс Стелле, и мех у него был угольно-черным, как волосы Шая. Когда волк остановился перед ними, Стелла разглядела его умные серебристые глаза, как будто источавшие собственный слабый свет.

Шай опустился на корточки, так что его лицо оказалось на одном уровне с мордой волка. Зверь посмотрел на мальчика с откровенной нежностью.

– Она добрая? – спросила Стелла. – Можно ее погладить?

– О да, она добрая, конечно же. Но у нее нет физического тела. Она же волчья тень, забыла?

Протянув руку, он медленно поднес ее к спине Коа. Но вместо того чтобы коснуться шерсти, его ладонь просто прошла сквозь волчье тело, словно зверь был создан из дыма. А в следующее мгновение Коа растаяла, словно ее тут и не было.

– Куда она подевалась? – спросила Стелла, глядя по сторонам.

Шай пожал плечами:

– Кто знает? – Он встал. – Коа приходит и уходит, когда ей хочется. Я не всегда ее вижу, но чувствую, когда она рядом. Она никогда не удаляется надолго.

– А что она тебе рассказывает? – с жадным любопытством спросила Стелла.

– В основном разные тайны. Я не могу ими поделиться. Она бы никогда меня не простила. – Шай улыбнулся. – Уж извини.

– Все в порядке.

Феи тоже иногда открывали Феликсу разные тайны, и он объяснил Стелле: очень важно никогда не предавать их дружеское доверие и не делиться с другими их секретами.

– А ты родился волчьим шептуном? – спросила Стелла. – Или Коа просто однажды пришла к тебе?

Стелла очень надеялась на второе. Ведь если волчья тень Шая пришла к нему ни с того ни с сего, то, может быть, и Стелла может стать шептуном. Ну да, она может завтра утром проснуться в своей каюте – и обнаружить тень единорога или полярного медведя, смотрящего на нее… Даже тень какой-нибудь гусеницы или утки была бы лучше, чем ничего!

Но Шай ответил:

– Шептуном рождаются. И Коа была рядом всегда, насколько я помню.

Он немного помолчал, а потом добавил:

– Она однажды спасла жизнь моей сестре. Мне тогда было семь лет, знаешь ли. – Он вдруг снова усмехнулся. – Понимаешь, моя младшая сестра – пингвиний шептун.

– Это просто невероятно! – воскликнула Стелла.

Шай передернул плечами:

– Наверное, ничего особенного… просто ее пингвинья тень, Хонки, ужасно сварлив. Но они с Коа поладили. Хонки любит кататься на Коа – стоит у нее на спине и изо всех сил хлопает крыльями…

Стелла невольно хихикнула, представив такую картину. Но в то же самое мгновение в небе оглушительно громыхнул гром, заставив обоих подростков подпрыгнуть.

– Я лучше пойду, – неохотно сказала Стелла.

Вспомнилось данное Феликсу обещание, и она добавила:

– Феликс сказал, я должна вернуться в каюту, если начнется шторм. А с волками все будет хорошо?

– Да, я останусь с ними, – кивнул Шай. – А Коа будет сторожить снаружи. Всю ночь, если понадобится.

– Что ж, тогда доброй ночи.

– Доброй ночи, Спарки, Живучка. И еще раз спасибо за помощь. Ты просто молодчина.


Клуб исследователей полярных медведей

Когда Стелла проснулась на следующее утро, корабль уже вошел в залив у Колдгейта. Со своей верхней койки Стелла посмотрела в иллюминатор и с восторгом увидела прекрасные белые паруса других кораблей.

– Стелла, что такое, почему твоя одежда мокрая? – спросил снизу Феликс.

Стелла поморщилась и глянула вниз, свесившись с койки. Вечером так спешила переодеться в пижаму с единорогами, что просто оставила всю одежду кучей на полу.

– Я помогала Шаю Киплингу присмотреть за волками. А корабль так качало, что я упала в их поилку.

Это была всего лишь наполовину ложь, да и зачем без нужды расстраивать Феликса? На нем уже был его плащ исследователя из светло-синей ткани, с капюшоном. Спереди его украшала вышивка с изображением маленького полярного медведя: знак того, что Феликс – член Клуба полярных исследователей. Стелла и прежде много раз видела этот плащ, но обычно он висел на вешалке или на спинке стула. Феликс его терпеть не мог, потому что плащ был тяжелым, кусачим и слишком официальным, и снимал его при первой же возможности.

Сойдя с корабля, они очутились на пристани. Здесь так и кишели люди, продавались странные и красивые вещицы: русалочьи цветы, пиратские галеты, карты зарытых сокровищ, телескопы. Стелле очень хотелось все рассмотреть, но у них не было времени даже на завтрак. Остальные члены экспедиции уже заканчивали получать багаж, и Феликс со Стеллой оказались в самом хвосте.

Из Клуба исследователей полярных медведей за ними прислали сани – резные и нарядные, украшенные десятками серебряных колокольчиков и с символом клуба, нарисованным сбоку. А запряжены в сани были шесть великолепных единорогов-зебр; они били жемчужными копытами, фыркали и пускали в морозный утренний воздух клубы пара.

Погрузив свои вещи, Стелла и Феликс отправились в Колдгейт. Множество маленьких колокольчиков непрерывно издавали веселый звон.

Весь этот город был выстроен изо льда. Сани мчались по замерзшим мостовым, а вокруг сверкали десятки ледяных башен. Это место – одно из прекраснейших в мире, Стелла в этом не сомневалась. На каждом углу красовались ледяные скульптуры и замерзшие фонтаны, ярко-белые под лучами утреннего солнца.

Очень быстро они доехали до ворот Клуба исследователей полярных медведей, украшенных золотыми копьями. На колоннах высились великолепные статуи полярных медведей из белого мрамора. Ворота распахнулись, сани проехали по центральной дорожке, окруженной просторным снежным садом. Это тоже были скульптуры – изваяния множества деревьев, а между ними Стелла заметила и ледяных полярных медведей.

Но даже этот изумительный ледяной сад не шел в сравнение с величественным зданием, в котором располагался клуб. По сути это было грандиозное иглу, самое большое в подлунном мире, но соорудили его не изо льда, а из белого мрамора. Камень пронизывали серебристые жилки, блестевшие на солнце.

Над гладкой круглой крышей этого необычного иглу вздымались белые кирпичные трубы, и все они хлопотливо испускали клубы дыма от множества больших каминов, которые топились день и ночь.


Клуб исследователей полярных медведей

Сани остановились прямо перед главным входом. Словно из воздуха появились слуги в ливреях. Мужчина в белоснежных перчатках держал серебряный поднос с дымящимися чашками горячего шоколада. Феликс передал одну Стелле, другую взял для себя. Подававший шоколад дворецкий явно ожидал, что Феликс войдет в клуб один.

– Ну вот, приехали, – сказал Феликс, помогая Стелле выбраться из саней. – Мы лучше сами представимся.

– Э-э… сэр? – Служащий явно встревожился.

– Да, Парсонс?

– Это… просто… ваша спутница, сэр…

Он нервно посмотрел на Стеллу.

– Да?

– Ну… просто… это ведь девушка, сэр.

Феликс воззрился на Стеллу, будто видя ее впервые. Потом пожал плечами:

– Ну да, девушка. Ты угадал. Но, осмелюсь предположить, мы ведь ничего не можем с этим поделать, да?

– Но, сэр, девушкам запрещен вход в Клуб исследователей, – напомнил несчастный слуга.

– Разве? – удивился Феликс, словно никогда прежде об этом не слыхал.

– Это не разрешается, сэр…

– Все в порядке, Парсонс, я сам за все отвечу, – вежливо, но твердо сказал Феликс.

Он протянул руку Стелле. Обычно она считала себя слишком взрослой, чтобы цепляться за кого-то, но сейчас… Она была так ошеломлена, так испугана величием здания и недовольством слуги, что ухватилась за руку Феликса и обрадовалась, когда он ободряюще сжал ее пальцы.

Вместе они прошли через огромную двустворчатую дверь парадного входа, в фойе. Оно тоже было грандиозным, с самым гигантским камином, какой только видела Стелла, – он занимал дальнюю стену. В воздухе пахло сосновой хвоей, а внутренние стены были выложены из таких же белых мраморных плит, как и наружные. На стенах висели большие портреты самых прославленных исследователей и уважаемых членов клуба: они взирали на вошедших с чрезвычайно серьезным выражением. Всё это были мужчины, конечно, и как будто все питали пристрастие к моноклям и уныло висящим усам.

Пол здесь тоже был беломраморный, но его устилали толстые теплые ковры, затейливо расшитые серебряными и синими узорами. Один ковер не был изготовлен людьми, и Стелла с Феликсом одинаково поморщились при виде здоровенной шкуры полярного медведя в центре холла. Шкура была с головой, в открытой пасти виднелись зубы. Стеклянные глаза слепо таращились перед собой.

Стелла подумала о Груффе, о его любви к объятиям и рыбным лепешкам и о том, как ему нравилось валяться в снегу… и отвернулась от печального медведя на полу.

Ее взгляд тут же уперся в пару тоже огромных лосиных рогов над камином – еще один трофей, привезенный прошлыми экспедициями. Звериные шкуры, медвежий ковер и рога вызвали у Стеллы тяжелую печаль; пожалуй, она предпочла бы холл Клуба исследователей камышовых кошек, который, как говорили, украшали сотни и сотни зубов пираний.

– Если вас не затруднит, – лакей взял у них плащи, – последовать за мной, я доложу о вас президенту.

Стелла и Феликс пошли за ним по коридору, и многочисленные ковры гасили звуки их шагов. К счастью, шкур полярных медведей больше не было. Наконец они остановились перед большой красной дверью с бронзовой табличкой. «Элджернон Августус Фогг, президент клуба», – гласила надпись.

Феликс показал на резные, неудобные на вид стулья в коридоре:

– Ты, Стелла, лучше подожди здесь. Наш глава – человек немножко косный, и будет лучше, если я введу его в курс дела постепенно.

Стелла вздохнула, но села на один из стульев. Лакей доложил о Феликсе; тот улыбнулся девочке и исчез за дверью. Бросив еще один беспокойный взгляд на Стеллу, лакей тоже ушел, и она осталась в коридоре одна.

Какое-то время Стелла вертелась на стуле, пытаясь устроиться поудобнее, но сиденье было бугристым и странно пахло, словно о него потерся мокрый полярный медведь. Бесконечно долго напрягая слух, она пыталась уловить хоть несколько слов из разговора в комнате за дверью. Но ничего не услышала, кроме одного раза, когда незнакомый голос воскликнул:

– Категорически, даже не обсуждается!

Стелла поморщилась: надо думать, речь идет о ней.

Прошел целый час, а Феликс все не выходил. Стелла встала, прошлась по коридору, посмотрела туда-сюда и наконец решила, что больше не минуты не сможет усидеть на этом старом стуле. Она находилась в Клубе исследователей полярных медведей, так что если речи Феликса оказались недостаточно убедительными и президент намерен ее прогнать, она должна, по крайней мере, увидеть Комнату карт перед уходом.

Вряд ли будет так уж трудно ее найти. Бросив последний виноватый взгляд на дверь президентского кабинета, Стелла повернулась к ней спиной и пошла по коридору.

Глава пятая

Клуб исследователей полярных медведей

Но найти Комнату карт оказалось не так просто, как надеялась Стелла. Нигде не было никаких указателей, ни единого. Ни одна табличка с красной надписью «Вы находитесь…» не отмечала дорогу. Ничего не оставалось, кроме как блуждать наугад. Стелла нашла библиотеку – даже больше их домашней, потом наткнулась на пару уютных гостиных: там стояло множество мягких кресел, в них дремали исследователи, окруженные облаками сигарного дыма. Следующая открытая ею дверь вела в теплый соленый бассейн в огромном зале со сводчатым потолком и стенами, расписанными изображениями полярных медведей и символами клуба – горными вершинами. Как ни странно, джакузи в углу была полна радостно мокнувшими в ней пингвинами, которым явно не понравилось, что их потревожили.

Стелле не понадобилось много времени, чтобы окончательно заблудиться. Теперь она не смогла бы вернуться к кабинету президента, даже если бы захотела. Стелла ощутила легкий укол вины: Феликсу придется ее разыскивать. Но тут уж ничего не поделать.

Наконец, повернув за очередной угол, Стелла оказалась перед большой и солидной двустворчатой дверью. Что, если это и есть Комната карт! Стелла толкнула дверь и проскользнула внутрь. Однако попала она не в Комнату карт, а в Зал флагов.

Да, это действительно был Зал с большой буквы! Его потолок взлетал высоко вверх, на нем были видны белые заснеженные пейзажи – рисованная летопись важнейших открытий, совершенных членами клуба. В одном конце Стелла узнала полярные бобы, спасшие Колдгейт от голодной смерти шестьдесят лет назад. В другом месте была картина с ледяными зайцами и целой стаей поющих ледяных китов. В самом центре находилось изображение огромного йети: он злобно скалил зубы, пока редчайший из исследователей – шептун йети – стоял в одиночестве, безоружный, и успокаивал здоровенную тварь просто словами.

Вдоль стен выстроилась в золоченых рамах коллекция флагов прежних экспедиций. Все они выглядели изношенными, обтрепанными, были покрыты непонятными пятнами, а то и следами зубов – доказательства того, что флаги побывали в далеких краях и гордо развевались во время самых разных экспедиций.


Клуб исследователей полярных медведей

Стелла подошла к первому и внимательно рассмотрела символ исследователей, вышитый в центре. Его окружали четыре символа четырех исследовательских клубов мира: полярный медведь, океанский кальмар, камышовая кошка и пустынный шакал. Но поскольку это были флаги Клуба исследователей полярных медведей, полярный медведь был вышит золотыми нитками, а все остальное – черными. Металлическая табличка на стене под ним сообщала, что этот флаг побывал в Экспедиции замерзшего водопада, в Экспедиции узкого ущелья и в Экспедиции снежной акулы, прежде чем попал на покой в Зал флагов. Надо думать, снежная акула была последней: на флаге виднелись весьма неприятные следы укусов. В некоторых местах он практически изодран в клочья!

Увлеченная разглядыванием флага и мыслями о чудовище, изорвавшем его, Стелла и не заметила, что в зале есть кто-то еще. Она лишь тогда осознала присутствие другого человека, когда ледяной голос за ее спиной произнес:

– Вам нельзя здесь находиться.

Стелла взвизгнула от неожиданности и развернулась на месте. Сначала она никого не увидела, но потом ее взгляд упал на какого-то мальчика: тот сидел в углу, прислонившись к стене и поджав под себя ноги. Ладони его лежали на коленях.

Медленно распрямив тощее тело, мальчик встал и шагнул к Стелле.

Он был, наверное, всего на год старше девочки; лицо у него было узкое, бледное, а волосы такие светлые, что казались почти белыми. Прищурившись, Стелла рассмотрела, что на нем черный костюм Клуба исследователей океанских кальмаров. Он был того же стиля, что и наряд исследователей полярных медведей, только сшит из чего-то вроде клеенки, чтобы защитить обладателя от стихий, а на груди сверкал маленький кальмар. Белый воротник мальчика был таким жестким и прямым, что выглядел накрахмаленным, а волосы он так аккуратно зачесал назад, что Стелле подумалось: он должен был использовать целый тюбик помады для волос, чтобы закрепить их вот так.

– Девочкам не разрешается входить в клубы исследователей, – снова заговорил мальчик. – Вам не положено здесь находиться.

– Ну и вам тоже. – Стелла скрестила руки на груди. – Это Клуб исследователей полярных медведей, а не океанских кальмаров.

– Как вы вообще сюда попали? – спросил мальчик, не обратив внимания на ее слова. – Прокрались через ворота?

– А вы просочились сквозь канализацию? – бросила ответную реплику Стелла.

Мальчик бешено уставился на нее:

– Я здесь ради экспедиции. Клуб исследователей океанских кальмаров намерен стать первым, кто достигнет самой холодной части Исландии.

Стелла разинула рот:

– Этого не может быть! Мы сами собираемся это сделать!

– Вряд ли у вас получится.

Стелле не понравилось то, как бесцеремонно мальчик рассматривал ее волосы, связанные в хвостик. Конечно, ничего необычного не было в том, что людей при первой встрече удивляла ее внешность, особенно если они никогда раньше не видели таких белых волос. Но даже при этом было ужасно грубо вот так таращиться.

Стелла чуть повыше вскинула голову, спокойно разгладила воображаемую морщинку на дорожной юбке сизого цвета и сказала:

– Я все равно не понимаю, почему вы здесь, если вы не член Клуба полярных медведей.

Мальчик бросил на нее снисходительный взгляд:

– Вы разве ничего не знаете? Мы – приглашенные исследователи. Две наши экспедиции отправятся в Исландию на одном корабле. Так дешевле.

– И какова же ваша роль? Вы кто, кальмароснабженец? На мой взгляд, как раз похоже.

– Я не кальмароснабженец! – Мальчик выпрямился во весь рост. – Меня зовут Итан Эдвард Рук, и я – маг!

– Ну так покажите что-нибудь магическое.

Итан как будто на мгновение смутился, но тут же взял себя в руки:

– Хорошо, если вы того хотите. Протяните руку, девочка.

– Прекратите называть меня девочкой! Меня зовут Стелла. Стелла Старфлэйк Перл.

Итан глянул на нее сверху вниз. Стелла ответила ему самым злобным взглядом, на какой была способна.

– Только у исследователей может быть три имени, – заявил Итан.

– Это доказывает, что я исследователь.

Итан пожал плечами и нетерпеливым жестом показал на ее руку. Стелла протянула ее к нему ладонью вверх. Итан вытянул обе руки над ее ладонью, а потом его губы искривила полуулыбка:

– Надеюсь, вы не боитесь змей.

Стелла действительно с некоторым сомнением относилась к змеям. Но сейчас она стиснула зубы и пообещала себе, что даже глазом не моргнет, если волшебным образом на ее руке появится змея. Итан сосредоточенно прищурился, воздух между их руками задрожал и замерцал, а кожа Стеллы ощутила нечто вроде щекотки. Но наверное, Итана все еще отвлекали мысли о полярных бобах, нарисованных на потолке над ними, потому что, когда мерцание сгустилось, обретя плотность, это оказалась не змея, а пять полярных бобов. Они подпрыгивали на ладони Стеллы, хихикая и хлопая в крошечные ладошки.

Стелла подавилась смехом и бросила взгляд на Итана: его бледное лицо вспыхнуло от смущения. Он сжал кулак и ударил по стене так сильно, что висевшая рядом рама с флагом задребезжала.

– Черт побери!

– Не стоит из-за этого вести себя как обиженный неудачник, – засмеялась Стелла.

Наклонившись, она поставила полярные бобы на пол, и они принялись прыгать, кататься и проказничать по всему залу.

– Кальмароснабженец не может извлекать бобы из пустого воздуха, поэтому я верю, что вы, по крайней мере, все же маг… пусть даже не очень способный.

Итан одарил ее ледяным взглядом. Стелла отчетливо увидела, как раздулись его ноздри.

– Я прекрасный маг! А вы просто глупая девочка, которая не понимает, о чем говорит.

Стелла уже готова была ответить самым гадким оскорблением, какое только смогла бы придумать, но дверь зала открылась, и вошел Феликс.

– А, вот ты где! – воскликнул он. – А я тебя везде ищу!

Он не повысил голоса, и гнева в его тоне не слышалось, но Стелла различила нотку неодобрения, что было намного хуже. Внезапно она почувствовала себя маленькой, как те полярные бобы, что радостно скользили по гладкому полу зала.

– Прости, Феликс. Я просто очень хотела увидеть Комнату карт.

Феликс слегка приподнял брови:

– Но это Зал флагов.

– Я заблудилась, – призналась Стелла.

Итан фыркнул.

– Ладно, я рад, что ты, по крайней мере, заводишь тут друзей, – сказал Феликс, подходя к ним.

Он протянул руку Итану и представился:

– Феликс Эвелин Перл. Рад с вами познакомиться.

Итан с отвращением посмотрел на протянутую руку Феликса, и Стелла решила – окончательно и бесповоротно, – что, если Итан через пять секунд не пожмет Феликсу руку, она расшибет ему нос. Да, врежет ему как следует. К счастью для Итана, он наконец пожал протянутую руку и назвал себя.

– Как поживаете? – вежливо спросил Феликс. – Я только что встретил в коридоре вашего отца.

Итан мгновенно изменился в лице, и Стелла подумала, не забрел ли он сюда тоже вопреки приказу родителя.

А Феликс уже повернулся к ней:

– Ты будешь рада услышать, что президент разрешил тебе отправиться с нами в экспедицию. Тебе требуется дать торжественное обещание исследователя, и мы свободны. – Снова посмотрев на Итана, Феликс добавил: – Увидимся на корабле, мастер Рук.

При виде ошеломления на лице Итана Стелла ощутила самодовольное удовлетворение и, не удержавшись, по пути к выходу показала ему язык. Она действительно едет в экспедицию! Президент оказался в конце концов не таким уж страшным. И никакой Итан Эдвард Рук или кто-нибудь еще не сможет ее остановить!

Глава шестая

Клуб исследователей полярных медведей

– Мне правда очень жаль, – заговорила Стелла, когда они шли по коридору.

– Чего тебе жаль, Стелла? – спросил Феликс.

– Ну, что я не сидела там, когда ты меня просил. И… и я тебя разочаровала.

Феликс остановился и повернулся к ней.

– Послушай, – сказал он, – это твоя первая экспедиция, так что все будет казаться новым, странным и волнующим. Но, Стелла, отныне и навсегда ты просто обязана делать то, что я говорю! Мне нелегко было убедить президента позволить тебе ехать с нами. И если в результате что-то пойдет не так, то меня просто исключат из клуба. Это ты понимаешь?

Стелла кивнула. Чего ей совсем не хотелось, так это чтобы Феликс пожалел о своем решении. Она бы возненавидела себя до конца жизни, если бы из-за нее его исключили из клуба, который он так любил.

– Да, Феликс. Обещаю вести себя хорошо и делать все, что ты скажешь, и не подводить тебя.

– Прекрасно. И на самом-то деле, раз уж мы затронули эту тему, ты можешь сделать для меня одну вещь…

– Все, что угодно! – воскликнула Стелла. – Я сделаю все, чего ты захочешь!

– Я хочу, чтобы во время нашего путешествия к Исландии ты была милой с Итаном Эдвардом Руком.

Стелла не смогла удержаться – и тут же надулась:

– Он, похоже, сам не слишком стремился быть милым со мной!

– Ну, ты ведь его едва знаешь. А мы не всегда при первой встрече показываем людям наше истинное «я», ведь так?

– Он так высокомерно разговаривает, и кривится, и так презрительно на тебя смотрит, будто считает ниже себя, – пожаловалась Стелла.

– Дай ему шанс, – продолжал настаивать Феликс. – Не следует слишком поспешно судить о других. К тому же иногда люди борются с чем-то, о чем мы ничего не знаем. Что тебе стоит быть подобрее?

– Ничего не стоит, – послушно согласилась Стелла.

На самом деле ей казалось, что иногда доброта обходится дороговато. Требуется терпение, и гордость, и сила воли…

– Но что ты имел в виду, говоря о борьбе? Какую такую битву ведет Итан?

– Откуда мне знать? – пожал плечами Феликс. – Я впервые увидел этого мальчика.

– Но ты что-то об этом знаешь, – прищурилась Стелла. – Я ведь вижу.

– Стелла, ну в самом деле, не будь такой занудой, – мягко ответил Феликс. – От тебя требуется немного: быть к Итану добрее. Для этого нет никакой необходимости знать историю его жизни.

– Ладно, – согласилась Стелла, стараясь удержать вздох разочарования. – Когда мы снова встретимся, я постараюсь быть милой.

– Вот и хорошая девочка.

Феликс сжал ее плечо и быстро направился вперед по коридору.

Когда они дошли до кабинета президента, Феликс решительно постучал в дверь, и голос изнутри предложил им войти. Они шагнули в просторную комнату, главным в которой был большой письменный стол в одном конце. Стелла сразу отметила, что стол украшен затейливой резьбой в виде фигур рычащих йети: они служили ножками стола и поддерживали огромную столешницу. Вдоль стен выстроились книжные стеллажи, забитые атласами, альманахами и журналами путешествий, а в камине шипел и потрескивал огонь. Над камином висела большая картина: полярный медведь сидит на задних лапах, откинув голову, – он рычит в ледяной воздух и снег, круживший возле него.

– А, мистер Перл! – прогудел низкий голос из глубины комнаты. – Вижу, вы нашли свою девочку.

Президент Клуба исследователей полярных медведей встал и обошел свой стол. Элджернон Августус Фогг был крупным мужчиной с самыми роскошными усами, какие только доводилось видеть Стелле. Напомаженные, с загнутыми кончиками, они сразу заставили Стеллу подумать о моржах.

– Дитя, все это весьма необычно, – рявкнул президент. Он и говорил примерно так, как мог бы говорить морж. – В нашем клубе никогда не было ни единой леди-исследователя, не говоря уж о девочках. Бог знает, что подумают о нас другие клубы. Пожалуй, сочтут нас ненормальными бродягами, уверен. Совершенно не понимающими правил. Это же неслыханно…

Он вздохнул, сунул пальцы в кармашек жилета, достал круглую коробочку с помадой для усов и принялся тщательно укладывать концы этого впечатляющего украшения на своем лице. Поправив их и без того торчавшие вверх завитки, президент заговорил снова:

– Но твой… э-э…

Он слегка замялся и посмотрел на Феликса, явно не будучи уверен, как именно следует его называть.

– Твой опекун…

– Отец, – тут же перебил его Феликс, сунув руки в карманы и внезапно заинтересовавшись картиной над камином.

– Да, твой отец, – поправил себя президент Фогг. – Твой отец говорил очень убедительно. Более чем убедительно. – Он нахмурился. – А поскольку он обеспечил львиную долю финансирования данной экспедиции, я решил уважить его просьбу на этот раз… только на этот раз. Так что ты будешь временно принята в Клуб исследователей полярных медведей в качестве ученицы. Но потом, видишь ли… – Он поманил Стеллу к себе. – Я знаю, вам нужно успеть на корабль, так что давайте больше не будем тратить время зря.

Стелла подошла к столу и уставилась на большое пресс-папье – фигуру йети, целиком вырезанную из огромного кристалла. Пресс-папье стояло на стопке документов. Стелла подумала, что никогда не видела такой прекрасной вещи! Не удастся ли уговорить Феликса подарить ей такое же на следующий день рождения?

Президент взял большой атлас, переплетенный в кожу, и протянул его Стелле:

– Положи на него правую руку и повторяй за мной.

Стелла послушно сделала то, что он сказал, и стала повторять за президентом торжественное обещание исследователя. Звучало оно примерно так:

– Я, Стелла Перл, торжественно клянусь, что буду изучать далекие земли, неведомые моря, экзотические джунгли и запретные пустыни. Что я буду храбро встречаться со злобными чудищами, кровожадными пиратами, дикарями и дурной погодой. Я буду стараться расширить границы человеческих знаний, открывать новые диковины и совершать чудеса храбрости. И все мои открытия, научные и прочие, будут сделаны во имя королевы, страны и почтенного Клуба исследователей полярных медведей. Я буду, стиснув зубы, идти сквозь ветер, град, дождь и снег, сохраняя спокойствие, и, несмотря ни на что, продвигаться вперед. Я всегда буду вести себя как истинный джентльмен, следить за тем, чтобы моя одежда была аккуратной, воротник чистым, лицо тщательно выбритым, а усы – ухоженными, пусть даже это дастся с большим трудом, – поскольку это неизменное правило исследователей-джентльменов на всем земном шаре.


Клуб исследователей полярных медведей

Стелла подумала, что последний пункт можно было бы и пропустить, учитывая то, что она – девочка, но тем не менее повторила все слово в слово. И мысленно пообещала себе, что однажды появится и обещание для леди, подобное обещанию джентльменов, и там, конечно, не будет упоминаться ничего столь бесполезного, продиктованного одним тщеславием, как ухоженные усы.

Вместо этого в клятве леди могут быть упомянуты удобные для плавания на плотах юбки, или зонтики, которые можно использовать как оружие, или умение метать веер так, чтобы сбить с ног какого-нибудь бандита на расстоянии в пятьдесят футов. Да и вообще есть множество разных вещей, с уверенностью думала Стелла, которые можно было бы включить в обещание леди, куда более толковых, чем чистый воротник и ухоженные усы.

– Вот твой плащ исследователя, – сказал президент Фогг, подавая Стелле уменьшенную копию синего плаща, который носил Феликс, тоже украшенную спереди вышитым полярным медведем. – А это твоя сумка исследователя.

Он протянул ей синюю сумку с эмблемой Клуба полярных медведей. Они пожали друг другу руки, и Феликс напомнил, что им нужно поспешить, иначе они опоздают на корабль.

Буквально светясь от счастья, Стелла набросила на плечи теплый плащ исследователя и пошла за Феликсом к ожидавшим их саням. Когда они уселись в них, а в воздухе зазвучал быстрый стук копыт единорогов, Стелла погрузилась в изучение содержимого своей сумки исследователя.

Правда, к ее разочарованию, внутри оказалась в основном помада для усов и масло для бороды, а еще другие, столь же бесполезные вещи. Например, карманная расческа для усов – весьма нарядная, но не нужная Стелле.

– Да не думай ты об этой ерунде, – ответил Феликс на ее жалобы. – Там все ни на что не годится. Когда окажемся на корабле, подберем для тебя правильное снаряжение.

Глава седьмая

Клуб исследователей полярных медведей

Следующая пара дней на «Искателе приключений» пролетела для Стеллы как одно мгновение. Едва корабль поднял паруса, Феликса снова скрутила морская болезнь, и Стелла оказалась более или менее предоставлена сама себе. Она с удовольствием проводила время в обществе Шая: можно было помогать ему ухаживать за волками, яками и единорогами или наблюдать, как он тренируется с бумерангом – фантастическим предметом, который тут же внушил Стелле желание иметь такой же. Обычно Шай стоял на палубе (рядом с ним топталась Коа) и бросал бумеранг над морем, и тот каким-то образом всегда возвращался к нему в руку!

Стелла, конечно, спросила, можно ли и ей попробовать, но Шай со слегка виноватым видом ответил, что тут нужна долгая практика: если Стелла бросит бумеранг неправильно, он просто упадет в волны и утонет. Утром третьего дня Феликс наконец достаточно поправился, чтобы встать с постели, не рискуя мгновенно вернуться к ведру.

– И чем ты занималась все это время? – весело спросил он Стеллу, стоя перед зеркалом и тщательно поправляя галстук-бабочку. – Я тебя почти не видел.

– Ну, ты же не хотел, чтобы я сидела здесь и слушала твои стоны с утра до вечера. Это любого сведет с ума.

– Ладно, пусть так, – согласился Феликс. – Но ты могла бы навещать меня хоть иногда.

– Я и навещала, только в этот момент ты каждый раз спал. Или был в туалете. Или лежал, сунув голову под подушку и издавая стоны.

Феликс наклонился, отыскивая под койкой затерявшийся башмак, и Стелла отчетливо услышала, как он пробормотал: дескать, в следующий раз лучше отправиться в путешествие на дирижабле.

– Ой, мне всегда хотелось полетать на дирижабле! – воскликнула Стелла.

– А, вот он… – Феликс выпрямился, держа в руке ботинок. – Ну, идем. Пора и позавтракать.

За время путешествия Стелла еще не видела своего друга Бини, но наконец, когда дядя просто заставил Бини оторваться от книг и выйти на палубу, чтобы подышать свежим воздухом, они встретились. Бини хотел стать врачом и потому мог бесконечными часами сидеть и читать разные учебники. Однако его дядя, профессор Бенедикт Боском Смит, не слишком ценил чтение. Он считал, что лучший способ учения – это действие (пусть даже ты не слишком уверен в том, что именно нужно сделать). Профессор был шумным и успешным человеком и, к сожалению, как будто и ото всех ожидал такой же шумности и успешности. Стелла как-то раз слышала, как он, придя в гости к Феликсу, жаловался на своего племянника.

– Он совсем не похож на других детей, – говорил Смит. – Никому не позволяет обнимать себя, даже родной матери! Конечно, все дело в эльфийской крови, это из-за нее у него такие странные идеи, и фантазии, и причуды. Ты сам видел, как он за обедом копался в тарелке, выстраивая куски моркови по размеру, прежде чем их съесть. Это ненормально!

– Мой дорогой Бенедикт, я уверен, что сам не имею ни малейшего понятия о том, что такое «нормально»! Да и разве имеет какое-то значение то, как именно мальчик съест морковку, если учесть общий великий порядок вещей? – спросил Феликс.

– Но ведь именно так он заработал это глупое прозвище, видишь ли, – продолжил профессор Смит, будто его не слыша. – Он любит мармелад горошком, знаешь, такие конфеты… просто с ума по ним сходит… ну вот, поэтому его мать каждый день кладет ему в коробку с завтраком пакетик таких конфет. Но он, вместо того чтобы просто съесть их, сначала раскладывает их по цветам. Глупее ничего и не придумать, и его теперь все зовут Бини Горошина!

– Ну, вполне могло прилипнуть и похуже что-нибудь. А кроме того, я думаю, ты уж слишком много значения придаешь…


Клуб исследователей полярных медведей

– Да к тому же еще эта бредовая идея, что он обязательно станет первым исследователем, добравшимся до другого конца Черного Ледяного моста! – воскликнул профессор Смит. – И это притом что всем известно: это невозможно! Все исследователи, предпринимавшие такую попытку, включая и собственного отца этого мальчика, исчезли без следа! И во всем виновата его мать! У эльфов вечно какие-то странные идеи… Но она хотя бы убеждает Бенджамина, что он может делать все так же, как обычные дети.

– Похоже, она хорошая женщина, – заметил Феликс.

Профессор Смит нахмурился:

– Скорее, выбитая из колеи. А Бенджамин, помимо всех своих причуд, еще и слишком робок, чтобы стать исследователем.

– Робость – это просто черта характера, – с едва заметным укором произнес Феликс. – Не недостаток.

– А ты когда-нибудь слышал о робких исследователях, а, Перл? – прогремел профессор Смит. – Конечно не слышал! Одна идея чего стоит! Робкие люди сидят дома, бьют баклуши!

– Бить баклуши! – воскликнул Феликс. – Это сто тридцать пятый номер для списка.

– Списка? – рявкнул профессор Смит. – Какого еще списка?

– Я составляю список дел, которыми я предпочел бы занять время вместо причесывания усов и умащивания бороды… – начал было объяснять Феликс.

Но профессор Смит нетерпеливо качнул головой и снова заговорил:

– Феликс, прошу, не уходи от темы! Как я сказал, исследователь должен быть дерзким, храбрым, отчаянным, грозным…

– Храбрость и дерзость – одно и то же, – со вздохом произнес Феликс. – А большинство грозных людей, с которыми я встречался, заодно были просто невыносимыми. Да, боюсь, совершенно невыносимыми. Нет, Бенедикт, мне очень жаль, но ты несешь совершеннейший вздор, да! Бесстрашный человек гораздо скорее найдет смерть в экспедиции, чем разумный и осторожный. И Бини безусловно хорош именно таким, каков он есть.

Снова выйдя на палубу, Стелла нашла Бини у поручней: он смотрел на ледяной океан, держа в руке сетку для бабочек. Бини был такого же роста, как Стелла, но у него были черные волосы, обычно торчавшие во все стороны, потому что Бини терпеть не мог причесываться. И стричься он не любил, из-за чего возникала грандиозная суматоха, когда дядя тащил его к парикмахеру, пусть даже Бини и подкупали при этом его любимыми конфетками. Зато его волосы всегда были вымыты: Бини высоко ценил личную гигиену.

Как и говорил Бенедикт Боском Смит, в семье Бини действительно имелась кровь эльфов. Она проявлялась в его изящном сложении, в заостренных кончиках ушей. А если присмотреться к его черным волосам, то становилось видно, как в них мелькают синие искры.

В сетке Бини уже трепыхались три или четыре морские бабочки. Похоже, попали они туда уже довольно давно, потому что бессильно лежали на боку, слегка подергивая крылышками.

Пока Стелла смотрела, Бини поднял свободную руку, и на концах его пальцев вспыхнул золотистый свет. Едва этот свет коснулся бабочек, как они тут же очнулись, их зеленые крылья с крупинками соли сверкнули на солнце. Потом Бини открыл сетку, выпустил бабочек и стал смотреть, как они летят над водой, танцуя среди брызг воды и пены.

Стелла впервые обнаружила, что Бини обладает даром исцеления, когда они пытались забраться на хлебное дерево в саду (потому что его семена росли только на самом верху), но она упала и расцарапала локоть. При виде крови ее тут же слегка затошнило, но Бини спрыгнул с дерева, осторожно взял в ладони ее руку – это был первый раз, когда Бини к ней прикоснулся, – и из пальцев его потек вот этот теплый золотистый свет. Стелла задохнулась от восторга перед магической силой друга, и через несколько секунд на ее руке не осталось никаких царапин.

– Привет, Бини! – сказала Стелла, становясь рядом с ним у поручней.

И показала на бабочку, продолжавшую сидеть на его руке:

– Твой дядя сильно рассердится, когда обнаружит, что они исчезли?

– Думаю, да. Но он утром уже приготовил для них морилку. Я должен был что-то сделать.

Стелла была рада, что Бини спас бабочек, и ей хотелось обнять его, но она знала, что ему будет неприятно. Поэтому она лишь легонько похлопала его по спине и предложила соорудить на верхней палубе парочку снежных пингвинов. Море было в этот день гладким, как запруда у мельницы, но всю ночь шел снег, и его вполне хватило бы на снежные скульптуры.

– Я рад, что ты здесь, – сказал Бини, когда они вместе пошли по заледеневшей палубе. – С тобой экспедиция пойдет легче.

Достав из кармана маленькую деревянную фигурку кита-нарвала, Бини принялся тревожно вертеть ее в пальцах.

– Ой, ты взял с собой Оубри! – воскликнула Стелла.

Но не удивилась. Отец Бини вырезал для него этого нарвала после того, как во время последней экспедиции к Черному Ледяному мосту увидел странных животных – наполовину тюленей, наполовину единорогов. Сам мост был чудовищно огромным сооружением – он тянулся над морем и исчезал в ледяном тумане. Никто не знал, откуда он там взялся или куда вел, хотя многие исследователи пытались это выяснить.

Восемь лет назад отец Бини снарядил экспедицию через мост – и не вернулся. Никто так и не узнал, что с ним случилось, и Стелла понимала, что это неведение мучает Бини сильнее всего. Его отец просто… исчез. Как и вся его команда. Может быть, они замерзли во льдах, или у них кончились продукты и они умерли от голода, или их сожрал какой-нибудь гигантский снежный монстр, или они добрались до конца моста и нашли там нечто ужасное…

Спасательный отряд, отправившийся следом за ними, обнаружил остатки лагеря, промерзшие пустые палатки… И никаких следов хотя бы одного человека. Нашлась лишь сумка отца Бини, в которой лежали вот этот деревянный нарвал и журнал записей. Из нескольких заметок следовало, что он вырезал фигурку в подарок сыну Бенджамину. И деревянный нарвал сразу стал самым драгоценным достоянием Бини. Он вертел его в руках, когда беспокоился… а это было почти постоянно.

Вряд ли Бини шли на пользу знания о разнообразных опасностях, грозящих исследователям. После исчезновения отца он стал просто одержим этой темой. И еще, к несчастью, он обладал прекрасной памятью на неприятные факты и устрашающие цифры. В их первый школьный день Бини подошел к Стелле и заявил:

– Знаешь, если есть слишком много угрей, можно умереть.

– Ох, – выдохнула Стелла. – Правда?

– Да. – Бини кивнул. – Доктор Уинстон Валлаби Скотт из Клуба исследователей океанских кальмаров умер тридцать один год назад после того, как объелся угрей в заливе Солти-Ридж. Я подумал, что лучше всем об этом рассказать. Мама говорит, что если хочешь завести друзей, следует быть любезным с людьми.

К несчастью, их одноклассники нашли Бини странноватым. Но Стелла считала его хотя и странным, но милым. Вообще-то, Феликс говорил ей, что все самые интересные люди имеют свои чудачества, те или иные.

Стелла и Бини нашли участок палубы, где моряки не особенно топтались. Белый и чистый снег сверкал на солнце, и друзья принялись за работу. Вскоре они соорудили симпатичную семейку снежных пингвинов. Стелла как раз закончила невероятно счастливую на вид маму-пингвиниху рядом с малышом-пингвином, которого слепил Бини, когда знакомый холодный голос произнес:

– И что все это означает?

Стелла обернулась и увидела Итана Эдварда Рука – тот стоял, прислонившись к поручням, и наблюдал за ними. На нем был черный плащ Клуба исследователей океанских кальмаров, а узкое лицо выглядело таким же надменным, как и в прошлый раз. Светлые волосы Итан зачесал назад, его жесткий воротник плотно прилегал к шее. Даже здесь, на корабле, Итан выглядел безукоризненно.

Стелла сразу почувствовала к нему прежнюю неприязнь, но, помня о данном Феликсу обещании, сказала:

– Это снежные пингвины. Хочешь лепить с нами?

Итан легонько скривил губы:

– Слишком детская забава! К тому же ваши пингвины больше похожи на снежные комья. – Он махнул рукой в перчатке в сторону Бини и спросил: – А это кто?

– Это мой друг Бини.

– Ты ведь это не всерьез? – бросил Итан, уже окончательно скривившись. – Как тебя зовут на самом деле?

– Бенджамин Сэмпсон Смит, – сообщил Бини, но так тихо, что его слова почти полностью унесло ветром.

Стелле пришлось повторить. Она видела, что Бини встревожен, потому что он снова достал из кармана Оубри и принялся вертеть в пальцах.

– А я – Итан Эдвард Рук, – сказал Итан, явно любуясь собой. – Я, видишь ли, маг.

– Я люблю мармеладные шарики. – Бини попытался внести свой вклад в разговор, но не совсем представлял, как это сделать.

– Да кто же их не любит? – Итан недоуменно уставился на него.

– Моя кузина Мойра не любит. Но Стелла говорит, это просто потому, что она надутая нахалка.

Стелла лишь один раз встречалась с Мойрой, на прошлом дне рождения Бини. Он весьма оптимистично пригласил в гости весь свой класс, но, как обычно, у всех нашлись разные причины не приходить, или у них вдруг поменялись планы, а кто-то даже не потрудился ответить на приглашение. Поэтому, когда Бини исполнилось двенадцать, на его празднике оказалось всего двое гостей: Стелла и Мойра. Мойра задрала нос при виде мармеладных шариков на праздничном торте и заявила, что это уж очень по-детски, и что Бини слишком странный, и что она вообще не хотела приходить.

Поэтому Стелла обозвала ее надутой нахалкой и сказала, что они с Бини могут и сами съесть весь торт. И так они и сделали, хотя потом у обоих немножко болели животы.

– У меня тут где-то есть шарики, – сказал Бини, роясь в карманах неаккуратного плаща. – Мама мне их дала перед отъездом…

Он выудил горсть сладких шариков и протянул их Итану:

– Хочешь?

– О небеса! – Маг отшатнулся. – Нет! Откуда ты их вытащил?

– Из кармана. – Бини непонимающе посмотрел на него.

Стелле отчаянно хотелось сказать Итану, чтобы тот убирался подальше. Но она чувствовала себя обязанной сделать еще одну, последнюю попытку быть любезной и милой, нужно было это Итану или нет. Она взяла мармеладный шарик с ладони Бини и сказала:

– Мы доберемся до Исландии через неделю или около того. Тебе хочется поскорее начать экспедицию?

– А что там искать и открывать? – Итан пожал плечами. – Исландия – это просто лед. Ее и сравнить невозможно с тайнами морских глубин. Но все-таки я полагаю, она может оказаться достаточно опасной, там ведь полным-полно йети. Так что есть немалая возможность того, что не все мы вернемся обратно. Если даже вас не сожрут йети, то ведь многие исследователи до нас просто терялись в снегах и умирали от голода.

Поморщившись, Бини уронил оставшиеся мармеладные шарики, и те рассыпались по снегу у его ног. Стелла понимала: он думает о своем отце, пропавшем где-то у Черного Ледяного моста.

– Не следует рассуждать о голодной смерти в самом начале экспедиции, – нервно произнес Бини. – Папа всегда говорил – это не к добру.

– Я бы гроша ломаного не дал за мысли твоего отца, – ответил Итан. – Магов не интересуют глупые суеверия вроде этого. Разве ты не знаешь, с кем говоришь?

Бини явно смутился еще сильнее.

– Итан Эдвард Рук, – сказал он. – Маг. Ты нам это сообщил четыре с половиной минуты назад. Разве ты забыл? Возможно, у тебя беда с памятью. Это иногда случается, хотя обычно лишь тогда, когда ты становишься очень старым и на ночь кладешь зубы в стаканчик возле кровати. – Он внимательно посмотрел на Итана и продолжил: – Тебе приходится вынимать на ночь зубы и класть их в стакан? Потому что с этим я мог бы помочь. Я учусь на медика, видишь ли.

– Боже мой! – воскликнул Итан, вытаращив глаза. И повернулся к Стелле. – Он что, полная бестолочь или просто идиот?

Бестолочь, идиот, чудак, чокнутый… Бини называли так в школе, а то и похуже, и Стеллу это всегда приводило в неудержимую ярость. Бини ведь был самым умным в их классе – а может, и во всей школе – и к тому же самым добрым из всех ее знакомых. Просто он был другим, и из-за этого люди никогда не упускали возможность нагрубить ему.

Стелла наклонилась и схватила ближайшего снежного пингвина. Он уже достаточно замерз, и Стелла, выпрямившись, шагнула к Итану. Выражение ее лица внезапно встревожило мага, и он попытался отойти в сторону, но в спину ему уже давили поручни палубы.

– Что это ты хочешь сделать с этой штукой? – резко спросил он.

В ответ Стелла ударила его пингвином по голове.

Весьма эффектно пингвин разлетелся на куски; Итан взвизгнул, когда здоровенный кусок льда проскользнул за его воротник и намочил волосы. С огромным удовлетворением Стелла увидела, что Итан утратил всю свою идеальную аккуратность: черный плащ усыпан белым снегом, по лицу текут струйки ледяной воды.

– Мне все равно, что говорит Феликс, – заявила она, крепко толкая Итана в грудь. – Но ты – поганец, ты мне не нравишься, и если ты еще раз обидишь Бини, я тебя раздавлю!

– Ты раздавишь меня? – Итан чуть ли не плевался от злобы. – Это я маг! Мне бы следовало прямо сейчас превратить тебя в маленького слепого крота и выбросить в море!

Он уже начал поднимать руку – и это был жуткий момент, и Стелла подумала, не может ли он в самом деле превратить ее в крота-слепыша… Она даже на мгновение увидела себя – крошечное, слепое розовое существо, барахтающееся в волнах, а корабль уходит все дальше и дальше… А может, Итан снова что-то напутает и она превратится в маленький танцующий полярный боб – что, вообще-то, ничуть не лучше.

– Я тебе преподам урок, который ты никогда…

– Надо же, звучит интересно. Всем желающим можно поучиться? – спросил кто-то сзади.

Стелла обернулась – и обнаружила у себя за спиной Шая. В первый раз она увидела его в синей форме Клуба полярных медведей, а не в старой рубашке и штанах, в которых он ухаживал за волками. Четыре экспедиционных волка стояли рядом с Шаем, прижимаясь к его ногам.

– Это не твое дело! – фыркнул Итан, тыча пальцем в сторону Шая. – Так что убирайся, кем бы ты ни был!

Волк тут же оскалил зубы, и маг поспешил опустить руку.

– Ладно, ладно, – сказал Шай, оглядывая Итана с головы до ног. – А очень похож на спесивого маленького придурка.

– Да я выше тебя ростом! – бешено выкрикнул Итан. – И никто не смеет обзывать меня придурком! И я не спесивый! Но я сейчас же пойду к капитану и сообщу, что на меня напали члены Клуба исследователей полярных медведей!

У Стеллы упало сердце. Феликсу определенно такое не понравится. Ему вообще вся эта история не понравится…

– Меня зовут, если тебе интересно, Шай Сильвертон Киплинг, и я должен сам обратиться к капитану. – Шай слегка наклонился и почесал одного волка за ушами. – Угрожать магией во время плавания – это нарушение всех морских законов, как ты должен уже знать.

– Ох, да ты и минуты моего времени не стоишь! – огрызнулся Итан и ушел.

За ним тянулись мокрые следы от тающего снега.

– Мы бы справились и без тебя, – заявила Стелла Шаю, хотя и не была уверена, что это правда.

Она ведь совершенно не хотела превращаться в крота-слепыша, если уж на то пошло…

– Но все равно спасибо.

Шай слегка наклонил голову:

– Всегда к твоим услугам, Спарки.

Стелла повернулась к Бини, чтобы познакомить их, но внимание мальчика было полностью поглощено его нарвалом. Он едва глянул на Шая, бормоча:

– Привет, я Бини, я люблю мармеладные шарики и нарвалов, а сейчас я пойду в свою каюту изучать книги по медицине и читать о зубах.

С этими словами он повернулся и быстро ушел.

– Ох, черт… он старался быть вежливым, – сказала Стелла.

Не хватало еще, чтобы и Шай невзлюбил Бини.

– Ему просто трудно поддерживать разговор, и он иной раз нуждается в одиночестве, вот и все.

– Все понятно, – кивнул Шаай. – Волки тоже это любят. Они иногда хотят быть частью стаи, а иногда им хочется, чтобы их оставили в покое. Ничего тут нет необычного.

Глава восьмая

Клуб исследователей полярных медведей

В последний день плавания капитан Фицрой устроил в кают-компании прощальный ужин для двух исследовательских клубов. Пригласили даже самых младших членов. Такой ужин был для исследователей традиционным: ведь вскоре, как только они высадятся на лед, им придется обходиться скудным пайком. Потому сейчас длинный стол ломился от яств.

Феликс предупредил Стеллу: это последний нормальный ужин на долгое время, так что ей стоит наесться как следует.

С самого начала ужина в кают-компании витало напряжение. Клубы полярных медведей и океанских кальмаров недолюбливали друг друга из-за экспедиции за снежными акулами, состоявшейся много лет назад. Между клубами не утихало соперничество, с обеих сторон постоянно звучали обвинения в мошенничестве и грязной игре. По крайней мере одного исследователя тогда съела снежная акула, а несколько были серьезно ранены. Но никто никому не принес официальных извинений, и с тех пор клубы настороженно относились друг к другу. Каждый винил конкурента в своих потерях и неприятностях, и при этом оба заявляли, что именно их клуб доказал существование снежных акул.

Теперь члены клубов сидели за столом напротив друг друга, с опаской наблюдая за соперниками. Поначалу все держались вежливо, но не прошло много времени, как разразилась ссора между зоологом из Клуба полярных медведей и охотником из Клуба океанских кальмаров, – оба хотели убить какого-нибудь йети и заполучить его в качестве трофея. Такого никогда прежде не случалось, и каждый из спорщиков горел желанием стать первым.

– Разве это не представляет собой некоторый риск – гнаться за йети с копьем? – спросил Феликс, внезапно вмешиваясь в разговор. – Похоже на верный способ оказаться съеденным.

– Не думаю, чтобы специалист по феям мог что-то знать о таких вещах, – сказал охотник, поджав губы. – Но я намерен убить йети из винтовки, а не копьем.

– Вам не удастся доставить его на материк, – заговорил капитан Фицрой. – Средний йети имеет рост в шестьдесят футов. И пока что не построен корабль, способный перевозить тварей таких размеров.

– Я просто отрежу ему голову, – заявил зоолог. – И привезу ее домой. Должен же быть в Клубе полярных медведей образец йети! Просто стыд, что его нет до сих пор, если честно.

– Должен признать, я был удивлен, не увидев там ни одного снежного гоблина или ледяной феи, – прозвучал голос с другого конца стола.

Это был отец Итана, маг Захария Винсент Рук.

– У нас в Клубе океанских кальмаров на выставке – целая витрина морских фей, – продолжил он. – У них расправлены крылышки, как у бабочек. И мы держим в банках живые экземпляры. – Он повернулся к Феликсу. – Вообще-то, мне всегда казалось, что их довольно легко поймать. Тут даже копья не требуется, только сачок для бабочек. По сути, детская игра.

Феликс напряженно улыбнулся:

– В нашем клубе раньше была такая витрина. Но по моему настоянию ее недавно убрали. Пришпиливать фей или кого-то еще – варварская практика, которую не следует поощрять. И даже просто терпеть.

На мгновение воцарилось ледяное молчание. Потом Захария Винсент Рук встал:

– Вы назвали меня варваром, сэр?

– А что такое варвар? – спросил у Стеллы Бини, достаточно громко для того, чтобы его услышали все за столом.

– Нецивилизованный человек, – ответила Стелла.

Когда Феликс учил Стеллу произносить слова по буквам, он старался избегать скучных слов вроде «послушание», «капуста» или «мел». Вместо того он предпочитал слова интересные – «варвар», или «шутовство», или «странствование». Когда Стелла выучивала слово по буквам, Феликс награждал ее тем, что объяснял его значение.

И теперь она посмотрела на него через капитанский стол, а Феликс ответил ей сдержанной улыбкой, хваля за правильное толкование.

– Нецивилизованный! – воскликнул маг. – Если вы действительно хотите увидеть нечто нецивилизованное, то я…

– Захария, хватит занудства, – зевнул глава экспедиции океанских кальмаров. – Спорить за капитанским столом – дурной тон. Кроме того, вы портите мне аппетит. Да и жарко здесь слишком для вздорных перебранок.

Насчет жары он был прав. Из-за множества людей и обилия подогретых тарелок в помещении повисла невыносимая жара. Все уже сняли куртки и закатали рукава рубашек – кроме Итана, который выглядел все таким же накрахмаленным и жестким, как всегда. Застегнуты были и его манжеты, и рубашка до самого горла. Стелла, впрочем, видела, что и ему очень жарко, потому что он обмахивался бумажной салфеткой. Очень глупо с его стороны не следовать общему примеру!

Захария Винсент Рук сел с несчастным видом – еще бы, его выбранили на глазах у всех. Чтобы справиться с этим, он повернулся к охотнику:

– Если я смогу помочь вам добыть этого йети, Джером, дайте мне знать. Я вполне согласен, что голова йети могла бы украсить наше хранилище трофеев. Ее можно повесить рядом со щупальцем того кальмара – красного визжащего дьявола, – которое мы привезли в прошлый раз. Ничего нет важнее для исследователя, чем трофеи, добытые им. Правда, Итан?

Захария хлопнул сына по спине, но Итан не ответил. Стелла заметила, что выглядит он неважно. Тут же он отодвинул тарелку и встал.

– Прошу меня извинить, – пробормотал он и вышел из кают-компании, не добавив больше ни слова.

Возможно, он со своим застегнутым воротом больше не мог выносить жару и отправился подышать воздухом. Или, может быть, свесился за поручни корабля… Стелла втайне надеялась на второе, хотя Феликс выбранил бы ее за столь немилосердные мысли.

Она взглянула на Феликса: он смотрел вслед Итану, сильно нахмурившись. Феликс почти никогда не хмурился. Все это было очень странно.

К счастью, как раз в это время кок подал торт из мороженого, в форме йети. Это сразу всех развеселило, и успокоило, и охладило горячие головы. Глаза йети были сделаны из круглых листочков шоколадной мяты, а завитки шерсти на шкуре были выложены из ванильного мороженого.

Вот только исследователь, зажатый в огромном кулаке йети, выглядит, пожалуй, немного неуместным, подумала Стелла. Но сделан он был из сахарных марципанов, так что она решила не придираться. Она обожала сахарные марципаны.

Конец ужину положил внезапный крик с палубы:

– Земля!

Исследователи разом вскочили, отталкивая стулья, и бросились наружу. Они даже налетали друг на друга, так им не терпелось побыстрее очутиться на палубе.

Выйдя из кают-компании, Стелла вдохнула ледяной воздух и едва не задохнулась от потрясения. Дома было холодно, и в Колдгейте тоже, но то был обычный холод, такой, который приносит с собой снег и мороз. Однако холод здесь был таким, который приносит снежных гоблинов и ледяные бури, – он был жестким и острым, а не мягким и дымчатым. Это был холод, который пронизывал насквозь.

Весь корабль уже сверкал, покрывшись инеем, и казалось, что вокруг звезд в десять раз больше обычного, – это вспыхивали сотни крохотных льдинок, ярко-белых, как будто кто-то рассыпал в темном ночном небе большой мешок серебряных бусинок.

От дыхания Стеллы перед ней клубился пар, зубы стучали, но она поспешила к поручням вместе со всеми. Исследователи изо всех сил всматривались вперед, где в лунных лучах появилась Исландия.

По поверхности океана плавали огромные глыбы льда, и Стелла слышала, как они ударяются о борта корабля и налетают друг на друга – с такой силой, что, доведись кому-то упасть за борт и очутиться между ними, его точно раздавило бы в лепешку.

Заснеженные просторы перед ними как будто сами собой светились бледным голубым светом. Стелла подумала, не связано ли это как-то со множеством звезд, мигавших над ними? Она могла лишь смутно различить маячившие вдали остроконечные горы, пронзавшие воздух, как гигантские зубы снежной акулы. Что-то дрогнуло у нее в душе при виде всего этого – нечто вроде укола памяти. Будто в глубине ее сознания жила память о том месте, где она появилась на свет. На мгновение ей показалось, что она вот-вот ухватит это воспоминание, но едва она потянулась к нему, оно растаяло, как дым.

Пока исследователи смотрели на бесконечные незнакомые просторы, царило полное молчание. Каждый думал о приключениях, которые могли ожидать здесь, о будущих своих рассказах о них. Ну а охотник, конечно, думал о голове йети, которую привезет домой.

Стелла первой заметила движение на суше. Там было что-то такое большое, что поначалу она приняла этот предмет за гору. Но потом ее взгляд различил руку и ногу, и невероятная сила того, на что она смотрела, ошеломила Стеллу. В отдалении брел по льду огромный, немыслимо огромный йети.

– Йети! – вскрикнула она, и ее голос расколол замерзший воздух, когда она показала через полосу воды. – Там йети!

Последовали восклицания:

– Где?

– Я не вижу!

А потом:

– О, великий Скотт!

И еще:

– Невероятно!

– Вы только посмотрите, какое чудище!


Клуб исследователей полярных медведей

Исследователи стали рыться в карманах в поисках подзорных труб, чтобы рассмотреть йети получше.

Стелла тоже поспешила достать свою подзорную трубу, изготовленную из бронзы и оправленную в мягкую потертую кожу. Ее руки дрожали от возбуждения, когда она налаживала линзы, как учил Феликс.

У нее перехватило дыхание, едва лишь она увидела наконец морду йети, покрытую снежно-белой шерстью, и блестящие белые клыки, торчавшие из-под губ… Одна лишь голова твари была, наверное, в десять раз выше Стеллы, а каждый из чудовищных зубов равнялся ее росту. Стелла опустила трубу – бронза едва не примерзла к ее пальцам – и осмотрела тварь целиком, с трудом осознавая ее размеры. Да, это был гигант! Ни одно здание, сотворенное человеческими руками, не могло сравниться с ним – не исключая и сам Клуб исследователей полярных медведей…

Но вот йети исчез из вида, уйдя за какой-то утес. Было слишком холодно, чтобы задерживаться на палубе, во всяком случае, без плащей. Исследователи вернулись в тепло, в музыкальную комнату; вскоре там уже висел запах бренди и дым сигар, звучали возбужденные голоса.

Глава девятая

Клуб исследователей полярных медведей

На следующий день Стелла наблюдала с палубы, как несколько матросов на шлюпке перебрались к берегу Исландии и стали вколачивать в снег огромные колья. Потом им бросили с корабля свернутые канаты – толстые, как рука Стеллы, – и эти канаты обмотали вокруг кольев, чтобы закрепить корабль на месте.

Разгрузка припасов и прочего, включая единорогов, волков и яков, заняла почти час. Стелла проверяла и перепроверяла содержимое карманов и сумки исследователя (из которой давно уже вытряхнула и помаду для усов, и масло для бороды), дабы убедиться, что не забыла подзорную трубу, компас, увеличительное стекло, карманную карту, мятное печенье аварийного запаса, спички и моток бечевки. Феликс говорил, что никогда нельзя знать заранее, в какой момент может понадобиться бечевка, и Стелла прихватила самую длинную, какую нашла. Она также решила оставить в кармане расческу для усов, потому что обнаружила: этой расческой очень удобно чесать спину.

Для платьев и дамского белья было, конечно, свое место и время, но явно не в случае похода в Исландию, и поэтому Стелла приготовила для себя то же, что носил Феликс и другие исследователи. Ее нынешний гардероб состоял из брюк, заправленных в пару крепких снежных ботинок, и многочисленных теплых вещей: здесь были жилеты, шерстяные свитеры с вышитыми полярными медведями, водонепроницаемые куртки, которые надевались под плащ исследователя. И хотя Стелла, вообще-то, любила юбки, ей и брюки тоже очень нравились, и дома она часто их надевала, когда собиралась прокатиться на своем единороге.

Наконец, свои белые волосы Стелла заплела в косу, чтобы не мешали, и перевязала блестящей фиолетовой лентой.

Через час после прибытия все припасы были уже выгружены и настала очередь самих исследователей спуститься по трапу. Их теплые сапоги скрипели на морозе, толстые деревянные доски успели покрыться нарядным инеем. Капитан вышел, чтобы проводить их. В снег воткнули корабельный флаг, чтобы отметить место, куда «Искатель приключений» должен был вернуться через две недели, после охоты на китов в открытом море.

Потом фотограф установил на треножник свою камеру, и две команды собрались вокруг флага, чтобы сделать совместный снимок.

Чтобы снимок получился, всем пришлось довольно долго стоять неподвижно. Стелле с трудом давалась неподвижность; в самый неудачный момент ей приспичило почесать нос, из-за чего на готовом снимке ее лицо выглядело как черно-белое пятно. Зато, как подумала Стелла, все взрослые исследователи на снимке немножко похожи на моржей – с их напомаженными усами, и фасонными бородами, и пышными бакенбардами… Стеллу совсем не интересовали усы, бороды и бакенбарды, и она порадовалась тому, что у Феликса нет ничего такого.

– Мы вернемся сюда через двенадцать дней, на рассвете, – сообщил всем капитан Фицрой, как только хлопоты с фотографированием закончились. – И будем ждать вас один день и одну ночь. После этого нам придется поднять паруса, вернетесь вы или нет. Потому что, боюсь, китовый жир нельзя слишком долго держать в трюме. Но конечно, за потерявшимися членами экспедиции придет спасательный корабль, вот только нельзя сказать заранее, как скоро все будет организовано или когда он сюда доберется. Так что постарайтесь успеть вовремя, если не хотите невесть сколько времени просидеть в каком-нибудь иглу.

Он пожелал всем удачи и вернулся на корабль, покачивая головой, – как будто не понимал, почему люди настолько сходят с ума, что добровольно отправляются в ледяные пустыни.

Развернув вспомогательные паруса, корабль пустился в обратный путь. Исследователи остались наедине со льдом и йети. Стелла надеялась, что два клуба теперь отправятся каждый своей дорогой, но они вместо того решили вместе дойти до гигантской ледяной перемычки, которую кто-то заметил с корабля.

А уж дальше оба клуба собирались разойтись по разным сторонам перемычки и исследовать каждый свою часть. В конце концов, Исландия достаточно велика для двух экспедиций, а если бы оба клуба вздумали бродить по одной и той же территории, это могло привести лишь к ссорам, перебранкам, жалобам и даже дуэлям.

Для экономии времени решили не разгружать салазки сейчас, чтобы распределить провизию и снаряжение, а заняться этим уже возле ледяного моста.

И вот Стелла обнаружила, что ей придется делить салазки с Шаем, Бини и – к ее огорчению – Итаном, который громче всех жаловался на такую организацию.

Из-за расположения груза всем подросткам пришлось ехать вместе. Они закопались в груду мехов, и один из взрослых представителей океанских кальмаров вскочил на салазки сзади, чтобы управлять волками: те уже взволнованно дышали на морозе, горя желанием ринуться вперед.

К задку их салазок привязали единорога, исследователь выкрикнул команду – и они помчались по снегу, а другие салазки ехали за ними цепочкой.

Стелла ощущала такой восторг, что даже забыла о ворчливом Итане, сидевшем рядом и тыкавшем локтем ей под ребра. Вокруг свистел холодный ветер, и она набросила на голову меховой капюшон, чтобы защитить уши. Волки бежали куда быстрее, чем она ожидала, и от волнения у Стеллы что-то трепетало внутри, в желудке, словно десяток ее дней рождения сошлись в один день. Белые просторы проносились мимо, слышалось лишь пение полозьев по снегу и дыхание волков.

Все, насколько мог видеть глаз, было белым, белым, белым… На взгляд Стеллы, это было очаровательно красивое зрелище, но Итан рядом с ней бурчал:

– Лед. Абсолютно ничего, кроме льда!

Не обращая на него внимания, Стелла забавлялась, воображая снежных акул, и волосатых мамонтов, и безобразных снежных людей. Она извернулась на месте и помахала рукой Феликсу, ехавшему следом за ними. Он усмехнулся и помахал в ответ, а Стелла поблагодарила свою счастливую звезду за то, что в конце концов все-таки попала в экспедицию. И поклялась себе, что докажет всем: девочки могут быть такими же хорошими исследователями, как и мальчики. А возможно, и лучше, вообще-то говоря, потому что у нее нет усов, отнимающих столько драгоценного времени.

До цели они добрались спустя час. Могучая ледяная перемычка соединяла края глубокой зияющей расселины. В подзорную трубу она выглядела достаточно большой, но теперь, когда исследователи очутились рядом, стало ясно, что мост слишком узок и не позволит экспедиции перебраться на другую сторону. Его ширина не превышала четырех футов, только-только чтобы прошли салазки с волками. Но один-единственный неверный шаг – и все полетели бы вниз. На том бы все и кончилось.

Поэтому все сразу решили: по перемычке двигаться нельзя, клубам следует разделиться и попытаться найти другую дорогу, вокруг расселины.

План подразумевал, что сейчас они разделят провизию и снаряжение и отправятся в разные стороны. Стелла, Шай и Бини, соответственно, пошли бы с Клубом исследователей полярных медведей, а Итан вернулся бы к океанским кальмарам. Однако общеизвестное правило гласит, что отважные походы в неведомое не всегда идут по плану. По досадной случайности долину внизу именно в этот момент выбрало для прогулки целое стадо волосатых мамонтов.

Экспедиционные волки Клуба полярных медведей, отлично обученные, не обратили внимания на шумный топот и трубный зов мамонтов. Но вот волки Клуба океанских кальмаров были собраны второпях, куплены по дешевке. Они не проходили такую же серьезную тренировку и даже ни разу не бывали в экспедициях. Само собой, они испугались шума, поднятого шеститонными волосатыми мамонтами внизу. Волки в четырех салазках – включая салазки Стеллы – в слепой панике рванулись с места, увлекая за собой и привязанного к салазкам единорога. Большинство салазок повернули и унеслись туда, откуда пришли, – но те, на которых сидела Стелла, помчались дальше, прямиком к узкому ледяному мостику.

Видя, что должно сейчас произойти, исследователь океанских кальмаров, сидевший на салазках сзади, спрыгнул в снег. Итан приподнялся, чтобы сделать то же самое, но Шай схватил его за рукав и усадил на место.

– Не надо! – закричал он. – Слишком поздно!

Он был прав. Салазки уже въехали на ледяную перемычку, слишком узкую, чтобы прыгать на нее. И если бы волки сбились хотя бы на фут в сторону, все они полетели бы вниз, к неминуемой смерти.

Два тюка в задней части салазок оторвались и рухнули в расщелину с узкой долиной на дне. Крутясь и переворачиваясь, они летели вниз, пока не грохнулись о камни, так что банки мясных консервов рассыпались в разные стороны.

Стелла слышала, как за их спинами стучат копыта единорога. О, только бы он не остановился внезапно, не споткнулся, иначе все они рухнут в пропасть. Четырем юным исследователям ничего не оставалось, кроме как сидеть совершенно неподвижно и в ужасе смотреть вниз, пока полозья салазок скользили в опасной близости к краю перемычки.

Когда они добрались до середины, волки уже просто задыхались от ужаса, из их пастей потоком лилась слюна, – ведь теперь они прекрасно видели мамонтов внизу. Шерсть гигантов сверкала на снегу, огромные бивни загибались кверху, готовые пронзить любого, кто упадет на них.

Наверное, это была бы вполне почтенная и достойная смерть для исследователя – скатиться с ледяной перемычки, чтобы оказаться наколотым на гигантский бивень, – но Стелла решительно не желала такого конца.

Бини рядом с ней крепко зажмурил глаза и принялся что-то бормотать себе под нос. Стелла с ужасом разобрала, что он перечисляет погибших исследователей. Бини часто принимался вспоминать разные факты, если хотел успокоиться, но Стелла предпочла бы, чтобы он вспомнил, например, разные типы морских огурцов или виды гигантских бабочек, да много чего еще, – только не примеры страшной гибели искателей приключений.

– Капитан Джеймс-Конрад Копплестоун, – выдыхал Бини рядом с ней, – затоптан насмерть волосатыми мамонтами в Кольце Глетчеров. Сержант Артур-Примроуз По: съеден саблезубым тигром в джунглях Азуриана. Сэр Хэмиш Хэмфри Смитт…

– Заткнись, заткнись! – не своим голосом заорал Итан. – Да что с тобой такое? Никто не хочет сейчас слушать всю эту дрянь!

А потом – сквозь дыхание волков, рев мамонтов, топот копыт единорога, бормотание Бини и крики исследователей позади – Стелла расслышала тихий ужасающий звук. Негромкий, грозящий гибелью треск ломающегося льда.

Стелла осмелилась оглянуться – и увидела тонкие линии, вдоль и поперек пересекшие след салазок. Смертельную паутину трещин, из которой вырывались клубки ледяной пыли, когда вся ледяная конструкция испускала стоны…

– Сэр Хэмиш Хэмфри Смитт, – почти рыдал Бини, обхватив голову руками, – попал в засаду браконьеров, охотившихся на тигров, в…


Клуб исследователей полярных медведей

Но не успел он договорить, как часть моста позади обрушилась. Разваливаясь на куски, лед падал в долину, и Стелла вдруг заметила, что не дышит. Неужели они действительно должны погибнуть? Нет, только не в первый день ее первой экспедиции! Будет слишком ужасно, если тетя Агата окажется права насчет опасностей, подстерегающих девочек в экспедициях, и уж конечно, она отыграется на Феликсе…

Мчавшиеся сломя голову волки как раз добрались до другого конца перемычки, полозья салазок врезались в глубокий снег… и в этот миг ледяной мост развалился окончательно.

Стелла снова посмотрела назад – и онемела от ужаса при виде огромного пустого пространства. Только что здесь высился ледяной мостик, и сами они находились на нем всего несколько секунд назад… Перепуганный единорог выдыхал облачка пара и нервно фыркал, стараясь держаться поближе к салазкам.

Глядя поверх его вспотевшей спины, Стелла увидела, как на другой стороне провала бегают туда-сюда исследователи: они размахивали руками, гонялись за волками, кричали во все горло, явно обезумев от чувства беспомощности. В отчаянии Стелла искала взглядом Феликса, но не могла найти его в толпе, хотя ей показалось, что она слышит, как его голос зовет ее.

Волки снова рванули, завидев пещеру в склоне ледяной горы, и взрослые исследователи пропали из вида. Салазки двигались через холодный, зловеще тихий мир просторных ледяных туннелей, увозя ребят все дальше и дальше от других членов их экспедиций, все глубже в неведомое и зловещее пространство.

Глава десятая

Клуб исследователей полярных медведей

Волки были слишком напуганы, и хотя Шай непрерывно кричал на них, приказывая остановиться, они совершенно не обращали на него внимания и продолжали бежать со всех лап по извилистым ледяным туннелям.

– Надо что-то сделать! – выдохнула Стелла. – Мы должны их остановить!

На открытом пространстве они могли бы позволить волкам бежать, пока те не выдохнутся, пока не уляжется испуг и возбуждение. Но сейчас вокруг были узкие ледяные коридоры, уходившие все глубже и глубже в гору, и впереди могло оказаться что угодно. Например, бездонная яма, или стена камней, или голодный йети. Они просто обязаны были остановить волков. И побыстрее.

Шай, яростно кусавший нижнюю губу, вдруг вскинул голову и посмотрел на Стеллу:

– Спарки, я вот что подумал… Ты умеешь стоять на коньках?

– Да я каждый день на них катаюсь дома, на озере!

Шай потянулся в глубину салазок и выудил связку коньков.

– Мы должны добраться до волков спереди, – пояснил он. – Другого способа нет.

– Ты с ума сошел! – воскликнул Итан, в то время как Бини продолжал что-то бормотать себе под нос. – Сам убивайся насмерть! Никто не может обогнать бегущих волков!

Не слушая Итана, Шай снова обратился к Стелле:

– Нужно ухватиться за упряжь, чтобы добраться до вожаков, они впереди. Если мы сможем их успокоить, остальные остановятся сами.

Коньки были слишком больших размеров; выбрав самую маленькую пару, Стелла запихнула в их носы несколько перчаток и затянула шнуровку как можно туже. Время поджимало.

Они с Шаем с двух сторон сползли с салазок. Стелла изо всех сил ухватилась сначала за край салазок, потом за упряжь и покатилась, перебирая руками и следя за тем, чтобы коньки смотрели строго вперед. По другую сторону упряжки Шай делал то же самое.

Они добрались до передних волков, и Шай принялся что-то нашептывать волку со своей стороны: Стелла заметила, как вспыхнули красными огоньками открывшиеся глаза талисмана шептуна на его шее. Стелла заговорила с другим волком – она узнала Кайко, рыжеватую волчицу, которую спасла во время шторма. Девочка старалась говорить как можно тише и спокойнее.

Потом она краем глаза увидела темное пятно: это пришла Коа, волчья тень Шая, и побежала рядом. Присутствие Коа немного успокоило Стеллу, да и волки, похоже, ощутили его: их бег замедлился, перешел в легкую рысь, потом в шаг. А потом они все остановились, тяжело дыша, свесив языки из пастей.

Стелла зарылась пальцами в густой рыжеватый мех волчицы; руки у нее дрожали.

– Хорошая девочка, – пробормотала она, а волчица пыталась облизать ее лицо. – Хорошая девочка…

– Хорошая девочка?! – повторил Итан, выбираясь из салазок. – Да они чуть нас всех не убили!

– И кто в этом виноват, хотелось бы мне знать? – рявкнул Шай. – Их никто не обучал по-настоящему! Эти волки не готовы к полярной экспедиции!

Итан бешено уставился на него:

– Да с чего ты взял, что это волки океанских кальмаров?!

– Посмотри на упряжь, дурак!

И в самом деле, упряжь была черной, цвета Клуба кальмаров, и на кожаных ремнях красовался его символ.

Стелла не слушала спор: она шепотом благодарила Коа. Та безмятежно уселась на задние лапы, незлобиво рассматривая исследователей.

Потом Стелла проехала на коньках назад, проверить, как там чувствует себя единорог.

Единорог был белым от носа до кончика хвоста, с плотным мехом и серебристыми, похожими на перья пучками шерсти над жемчужными копытами. Он приветливо фыркнул, глядя на Стеллу, и, похоже, не был слишком уж потрясен. Светло-синий недоуздок говорил о том, что животное принадлежит Клубу полярных медведей, а значит единорога хорошо подготовили к подобным экспедициям. Собственно, это была самка единорога, и ее имя – Глетчер – было вышито серебряными нитками сбоку на ремнях упряжи.

Порывшись в кармане, Стелла наконец нашла несколько замерзших сладких шариков, которые и протянула единорогу на открытой ладони. Глетчер аккуратно взяла их и сгрызла с довольным видом, рассыпав по снегу у копыт разноцветные крошки.

Бини наконец прекратил читать на память летопись смертей, но продолжал обеими руками держаться за борта салазок, как будто и не собирался их отпускать. Стелла обошла салазки и, подойдя к Бини, внимательно посмотрела на него.

– Эй, – окликнула она друга. – Ты как, в порядке?

Он молча кивнул, но от Стеллы не укрылось – он не просто побледнел, а позеленел. Стелла покатила туда, где Шай и Итан продолжали спорить из-за волков.

– Эй, может, хватит уже бодаться? – сказала она. – Мне это действует на нервы. К тому же нам нужно решить, что делать дальше.

Бини поднял голову:

– Нам нужно повернуть назад и возвратиться к остальным.

– Мы не можем, – напомнила Стелла. – Перемычка рухнула.

Бини стал еще бледнее. Все время волчьей гонки он просидел, зажмурившись, и просто не заметил столь важного обстоятельства.

– Мы должны, конечно, выбраться на равнину, – сказала Стелла. – Если мы отправимся к самой холодной части Исландии, то, возможно, где-то на пути встретимся и с остальными.

Они всмотрелись в ледяной туннель: впереди был крутой поворот. Стелла только теперь заметила, что в туннелях не так темно, как должно бы быть. Все здесь наполнял холодный голубой свет, как будто сверху сюда каким-то образом проникали солнечные лучи.

– Я не могу и дальше быть с вами! – воскликнул Итан. – Я не состою в вашем клубе, у меня свой есть!

– Ну, Креветка, у нас у всех дела неважнецкие! – Шай хлопнул его по спине. – Но вот тебе первое правило исследователей: никогда не отправляйся в путь в одиночку. Если, конечно, не хочешь свалиться в ущелье, или попасть под водопад, или еще что-нибудь в этом роде, так что тебя больше никто никогда не увидит. С этого момента будем держаться все вместе.

Итан покачал головой и пнул салазки:

– Это худшая в мире экспедиция!

– Да мы и сами не в восторге, – заметила Стелла.

– Если мы единственные исследователи, которые перебрались через провал, то теперь мы должны изучить эту область и выяснить, нет ли здесь чего-нибудь достойного внимания, – заявил вдруг Бини. – Мама говорила, я должен доказать дяде Бенедикту, что могу стать исследователем, и именно это я и собираюсь сделать.

– Вот это присутствие духа! – весело воскликнул Шай.

– Я бы предпочел оказаться в море, – простонал Итан.

– Ну, если тебе станет от этого легче, мы разделяем это желание, – усмехнулась Стелла. – Я бы тоже хотела, чтобы ты очутился в море, на самом-самом дне.

Честно говоря, от черного плаща океанских кальмаров, что на Итане, пользы было мало. Если остальные трое, в светло-синих плащах, буквально сливались со льдом и снегом, то черный плащ Итана торчал среди них, как заноза в пальце. Любой бредущий мимо йети заметил бы его за милю, а съел бы их всех заодно.

– Ладно, – вздохнула Стелла, – давайте проверим, сколько у нас провизии.

Несмотря на потерю пары тюков на ледяной перемычке, на салазках высилась целая груда всего, да и Глетчер несла кое-что на спине. Исследователи также опустошили свои карманы и подсчитали, что у них имеется. Нашлось несколько подзорных труб, компас Стеллы, несколько пар перчаток, одеяла, журнал путешественника, треножник с камерой, цилиндр в шляпной коробке и коробка с неприятным запахом – в ней лежали маленькие жестянки с помадой для усов.

Еще у подростков имелся мешок конфеток, немного солонины, коробка мятного печенья, немного мясных консервов, котелок и нож. И граммофон… да, граммофон! (Исследователи любили слушать музыку по вечерам.)

Еще нашлась великолепная корзина для пикника, полная серебряных приборов, фарфоровых тарелок с символом полярных медведей, парочка бутылок шампанского и стеклянные бокалы. Шампанское, без сомнения, припасли на случай празднования каких-то фантастических научных открытий или удивительных находок. Но оружие и основная часть продуктов лежали на других салазках или в тех двух тюках, что они потеряли.

В задней части салазок был привязан длинный тонкий чехол. Ребята понадеялись, что в нем стрелы, но там оказались карты, свернутые в трубки.

– Может быть, ты бы смог наколдовать нам полярных бобов? – хмуро предположила Стелла, глядя на Итана.

Впрочем, она не думала, что ей захочется съесть хихикающих веселых малышей.

– Может, нам лучше зарезать этих бесполезных волков? – откликнулся Итан. – По крайней мере, хоть так они нам послужат.

Шай вдруг замер.

– Тронь один волосок на шкуре любого из этих волков, – пугающе тихим голосом заговорил он, – и обещаю: ты увидишь мою не самую приятную сторону. И тебе это очень, очень не понравится.

– Ох, да успокойся, я же не всерьез! – огрызнулся Итан. – Да и кто бы стал есть волчье мясо? Это ужасно! Но я все же полагаю, что это спасло бы нас всех от голодной смерти в этой проклятой промерзшей пустыне. Вам просто повезло, что я здесь, иначе вы все погибли бы через час!

– Ну, за час от голода не умрешь, – поспешил заверить его Бини. – Нужно гораздо больше времени.

Маг посмотрел на Бини, потом на Стеллу и сказал:

– Наверное, от твоего компаса может быть польза. – Потом он показал на Шая и добавил: – А этот может присматривать за волками, он ведь, похоже, очень их любит. Но какой толк от вот этого растяпы? – Он ткнул пальцем в сторону Бини. – Чему он учился? Кусаться?

– Он учится медицине, – рыкнула Стелла. – И ты прекрасно это знаешь. Так что лучше тебе быть с ним повежливее. Если йети откусит тебе руку, то лишь Бини сумеет пришить ее на место.

– Стелла, руку назад пришить невозможно, – нахмурившись, возразил Бини. – Палец – да, может быть, но определенно не руку. Но если кто-нибудь потеряет палец на руке или ноге, да, я пришью его обратно. С радостью.

Итан покачал головой:

– Медик должен быть чрезвычайно умным, все это знают. Так что если ты медик, то я – балерина!

– Ох!

Бини внезапно разволновался. Если он и любил что-то больше мармеладных шариков и нарвалов, так это балет.

– Это прекрасно! Хотя… разве академический танец не должен улучшить осанку? Балерины никогда не бывают сутулыми, а ты иногда сутулишься просто ужасно.

Стелла вздохнула про себя. Бедняга Бини… Ему и в голову не приходило, что можно говорить не то, что думаешь.

Или воздерживаться от неприятных заявлений.

– Так что это не похоже на правду, – добавил он, прежде чем Стелла успела его остановить. – А говорить неправду плохо.

Итан расправил плечи:

– Я не сутулюсь, и я не балерина!

Бини явно растерялся больше обычного:

– Но ты только что сказал…

– Ты можешь быть хоть балериной, хоть кем угодно, – вмешалась Стелла. – Но Бини – начинающий медик, и еще он владеет целительной магией, которая намного ценнее умения творить полярные бобы из воздуха. Он помогает своей маме в госпитале всегда, когда бывает дома, и она говорит, что от него уже больше пользы, чем от многих докторов. И еще он умеет накладывать повязки не хуже любой сиделки!

– Я бы ему не доверил завязать его собственные шнурки! – фыркнул Итан.

Стелла сжала кулаки, чтобы удержаться и не сделать чего-нибудь такого, чего делать не следовало. Например, она могла бы ткнуть мага в глаз… Или изо всех сил врезать по его задранному носу…

– Что у тебя там? – Итан показал на сумку Бини. – Если ты действительно учишься на врача, тогда в клубе тебе должны были дать медицинский набор. Дай-ка посмотреть!

Бини послушно открыл свою сумку. На первый взгляд там лежали в основном мармеладные шарики, рассортированные по цветам в стеклянные баночки. Но, порывшись в них, Бини достал и медицинский набор, в светло-голубой упаковке, с эмблемой Клуба исследователей полярных медведей. Стелла никогда прежде такого не видела и, когда Бини расстегнул застежку, с любопытством заглянула внутрь.

Она, вообще-то, не знала, что именно ожидала увидеть. Наверное, рулоны бинтов или разные мази и притирания. Но когда Бини откинул верх сумки, стало ясно, что в ней как будто ничего и нет, кроме двух маленьких собачьих конурок размером с ладонь Стеллы.

Все недоуменно уставились на них.

– Что это такое, черт побери? – резко спросил Итан.

Бини постучал по крышам собачьих домиков, и тут же из них выскочили две миниатюрные собаки в несколько дюймов длиной. У них была густая лохматая шерсть; розовые язычки взволнованно вывалились из пастей. Морды у собак были широкие, добродушные, а на ошейнике у каждой висел крошечный деревянный бочонок с красным крестом.

– Это Мерфи, – показал Бини на одну из собак. – А это Монти. Они – бренди-спасатели. Клуб исследователей полярных медведей посылает их в экспедиции, поскольку считается, что глоточек бренди, который у них в бочонках, согреет вас, если вы затеряетесь в снегу. – Бини нахмурился и добавил: – Вообще-то, в моих медицинских учебниках говорится, что ничего хуже спиртного и не придумать, если ты застрял в снегах, но я не хотел огорчать собак, поэтому решил взять их с собой.

– И это все, что у тебя есть? – недоуменно спросил Итан, когда Бини снова спрятал собак в сумку.

– Нет, еще есть пластыри.

Бини держал в руке пакет, и Стелла с удовольствием увидела, что и эта упаковка синяя, с эмблемой клуба.

– Ну отлично, – сказал маг. – Если кому-то из нас действительно отгрызет руку йети, ты, безусловно, сумеешь помочь делу.

– Ну, видишь ли, вообще-то, от пластыря никакой пользы не будет, если ты лишишься руки…

Но не успел Бини договорить, как Итан выразительно показал куда-то пальцем:

– Великий Скотт, это еще что за светящаяся дьявольская тварь?

Все повернулись – и увидели Коа, сидевшую немного в стороне и смотревшую на них со спокойным выражением красивой морды.

– Это, – сквозь зубы ответил Шай, – моя волчья тень, Коа.

– Она бешеная? – с видом глубокой обиды спросил Итан. – На вид точно бешеная.

– Конечно, она не бешеная! – рявкнул Шай. – Это животное-тень, идиот!

– Я думал, животные-тени существуют только в сказках, чтобы пугать детишек, – с подозрением пробормотал маг.

– Ну так подумай еще раз, – ответил Шай. – Потому что одно из них сидит прямо перед тобой.

Он покачал головой, провел ладонью по своим длинным волосам, беря себя в руки, и наконец сказал:

– Мы зря тратим время на болтовню. Давайте снова все погрузим и двинем отсюда, – он бросил взгляд на Итана, – пока кто-нибудь не сказал чего-то такого, о чем после пожалеет.

– Сначала мы должны поправить изображение на флаге, – заявил Итан, упрямо скрещивая руки на груди.

А Стелла до этого момента и не замечала, что у них есть флаг Клуба исследователей полярных медведей. Он был прикреплен к салазкам спереди и теперь болтался на упавшем шесте.

– О чем ты? – спросила она. – Что там нужно поправить?

– Это флаг полярных медведей, – пояснил Итан, показывая на символ полярного клуба.

На флаге имелись знаки всех четырех клубов, но только этот был вышит золотой ниткой, а остальные – черным.

– Ну а я-то ведь член Клуба исследователей океанских кальмаров…

Итан снял перчатку, щелкнул пальцами – и черные линии многочисленных щупалец кальмара медленно превратились в золотые.

– Первая объединенная экспедиция в истории, – заметил Шай, хотя его это, похоже, не слишком радовало.

Они снова уложили все как можно лучше, а потом Итан, Бини и Стелла забрались на салазки, а Шай запрыгнул на них сзади, чтобы управлять волками. И они поехали – гораздо медленнее на этот раз – дальше вглубь горы.

Через несколько часов они добрались до конца туннеля, и перед ними раскинулся освещенный луной снежный пейзаж. Пока они были внутри горы, наступила ночь, поэтому исследователи решили разбить лагерь под укрытием туннеля, а с первыми лучами солнца двинуться дальше. Все они нервничали, а Стелле невольно хотелось, чтобы с ними был Феликс.

Потом вспыхнула короткая ссора: Бини опустошил одну из своих баночек с мармеладными шариками и предложил ее Итану, чтобы положить в нее зубы. После того как Стелла объяснила Бини, что на самом деле у мага зубы не вставные, а Итан перестал злиться из-за этого предложения, молодые исследователи закутались в свои одеяла и спальные мешки и заснули.

Глава одиннадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

В ту ночь Стелла снова увидела старый сон.

Она сидела на большой кровати, играя с прекрасной тиарой. Тиару покрывали кристаллы и драгоценные камни, снежно-белые, сверкавшие и переливавшиеся в ее руках. Это была самая красивая вещь, какую только видела Стелла.

Но потом этот сон превратился в кошмар. Тиара исчезла, а Стелла пряталась под кроватью, с ужасом глядя на пару страшных обожженных ног, медленно бродивших по комнате, – они искали Стеллу. Эти искалеченные ноги покрывали сухая почерневшая кожа и открытые красные раны. Должно быть, каждый шаг причинял им невыносимую боль. Там, где прежде были пальцы, вздулись огромные пузыри. Это были невероятно страшные ноги…

«Только не плачь, – твердила себе Стелла. – Только не плачь. Она тебя услышит…»

А потом она вдруг оказалась снаружи, в снегу, и вокруг были капли крови, потрясающе красные. Что-то здесь произошло, только что? Что-то очень, очень плохое…

Задыхаясь, девочка села и очутилась нос к носу с Коа; волчица сочувственно смотрела на нее. За тенью стоял Шай.

– Ух ты, – сказал он. – Должно быть, тебе что-то приснилось. Ты так металась, что у тебя ноги высунулись из-под одеял.

Стелла взглянула на себя: одеяла действительно лежали бесформенной кучей. Бини и Итан спали в своих постелях, мирно посапывая.

– Ты как, в порядке? – спросил Шай, внимательно глядя на Стеллу.

– Да, – быстро ответила Стелла. – Это же просто сон.

Но она невольно вздрагивала, вспоминая его. Никогда раньше в этом сне не появлялись обожженные ноги. Это было что-то новое. И очень страшное. По какой-то причине Стелла не могла об этом говорить, она не хотела, чтобы другие знали о ее кошмаре. Она вообще никогда никому не рассказывала этот сон, даже Феликсу. Почему – она и сама не знала. Только чувствовала, что это следует держать в секрете.

Поэтому она испытала облегчение, когда Шай пожал плечами и сказал:

– Ну и ладно, Спарки. Как скажешь. Давай будить остальных. Все равно нам нужно двигаться дальше.

Торопливо позавтракав мясными консервами – удовольствия этот завтрак никому не доставил, – четверо молодых исследователей выбрались из туннеля. И тут же зажмурились от яркого света; лучи солнца слепили, отражаясь от снега вокруг.

– Снег, – пожаловался Итан. – Вообще ничего, кроме снега, насколько можно видеть. Я так и знал, что полярная экспедиция – пустая трата времени. Никаких фантастических открытий мы здесь не сделаем. Абсолютно никаких.

Никто его не слушал. Из задней части салазок достали карты. К несчастью, укладывали эти карты второпях, а может, и вовсе схватили первое, что подвернулось под руку, но в любом случае большинство из них оказались совершенно бесполезными.

– Это карта джунглей Скорпиона! – Стелла в негодовании наморщила нос. – А они в сотнях миль отсюда! А это карта Земли Пирамид, она еще дальше!

Развернув карты сначала Сапфировой пустыни, потом острова Вулканов и затерянного города Муджа-Муджа, Стелла уже начала думать, что карты Исландии у них вовсе нет. Но потом нашла одну, на самом дне длинной сумки.

На этой карте наверху стоял символ Клуба исследователей полярных медведей, а в нижнем правом углу был изображен рычащий йети, державший короб с легендой карты. Но заполненной оказалась лишь небольшая часть карты. Остальное было пустым – эту землю пока никто не изучил.

– Ладно, – сказала Стелла, разглаживая карту на ящике с помадой для усов и наслаждаясь ощущением хрусткой толстой бумаги под пальцами. – Значит, «Искатель приключений» высадил нас вот здесь… – Она показала на край заполненного участка. – И мы пошли на север, к ледяной перемычке. А это значит, что мы сейчас примерно тут…

Она показала на пустое место и передала карандаш Бини, который отлично умел рисовать и быстро изобразил рухнувший ледяной мост и гору.

Потом они немного задержались, решая, в каком направлении двигаться теперь. Все согласились на том, что главное сейчас – еда. Солонина и замороженный корм предназначались для единорога и волков, то есть молодым людям оставались только консервы и мятное печенье. А этого, как напомнил Итан, надолго не хватит. Кроме того, никому не хотелось есть консервы на завтрак, обед и ужин.

Стелла настроила компас исследователя на «поиск еды»; несколько раз описав круг, стрелка указала прямо вперед. Итан продолжал дуться и отказался сесть на салазки вместе с остальными, заявив, что лучше поедет верхом на единороге. Это вполне устроило Стеллу: уж очень ей надоели острые локти мага, то и дело бившие ее по ребрам.

Они двинулись через снежную равнину. Волки шли туда, куда указывал компас Стеллы, а Итан ехал на Глетчер немного позади. Холодный воздух обжигал лица, вынуждая путников кутаться в шарфы почти до самых глаз. Стелла накинула на голову капюшон, а Бини достал полосатую шапку, которую связала для него мама, и натянул ее на свои острые уши. Спереди на шапке был вышит нарвал, а ее макушку украшал помпон. Шапка жутко не сочеталась со всем тем, что было надето на Бини, но это была его самая любимая шапка, и Бини наотрез отказывался с ней расстаться.

Итан был прав насчет бедности пейзажа. По крайней мере до сих пор все выглядело так, словно, кроме снега и льда, вокруг ничего нет. Стелла надеялась, что впереди найдется что-нибудь поинтереснее. Обидно же вернуться из первой самостоятельной экспедиции, не сделав никакого потрясающего открытия или не найдя никаких диковин, странных или редких вещей, чтобы положить их в деревянные витрины, которые Феликс соорудил дома специально для таких находок.

Они ехали уже довольно долго, а мимо скользил все тот же снег, сливаясь в бесконечную однообразную белизну. Вдруг Шай тревожно вскрикнул и так резко остановил волков, что Стелла и Бини свалились со своих сидений и вповалку полетели на пол салазок.

– Эй, зачем ты это сделал? – жалобно спросила Стелла, пытаясь выбраться из-под Бини.

Но Шай ее не слушал. Он оглянулся на Итана и крикнул, чтобы тот остановился. Маг подъехал прямо к ним на единороге, недоуменно хмурясь. Он как будто и не собирался сбавлять ход. Стелла слышала, как Шай произнес нехорошее слово себе под нос, а потом соскочил с задка салазок и побежал наперерез приближавшемуся единорогу. Его ботинки скрипели на снегу.

На один ужасный момент Стелле показалось, что единорог налетит на него и втопчет в снег, но Итан вовремя натянул поводья, единорог встал на дыбы, и одно из его жемчужных копыт чуть не ударило Шая в лоб.

– Ты что, с ума сошел? – выдохнул Итан, испуганно уставившись на Шая сверху вниз. – Я же мог вышибить тебе мозги!

Шай не ответил, просто схватил Итана за плащ и выволок из седла, не обращая внимания на возмущенные крики.

– Смотри! – рявкнул он, разворачивая мага лицом в ту сторону, куда они ехали.

– Там только лед, и ничего больше, дурак!

– Смотри внимательно!

У Стеллы перехватило дыхание: она заметила наконец то, что до сих пор было невидимым. Перед ними были рассыпаны многие десятки маленьких иглу. Они сливались с бескрайними снегами, и Стелла могла бы вообще их не увидеть, но волчья упряжка и единорог наверняка разнесли бы крошечные дома вдребезги.

– Ну откуда мне было знать? – проворчал Итан, отталкивая Шая. – Я маг, а не телепат. И не смей больше ко мне прикасаться!

Шай отвернулся от него, с отвращением покачивая головой, и направился назад к волкам. Его черные волосы рассыпались по плечам.

– Как ты думаешь, кто может в них жить? – спросила Стелла.

Эти иглу были лишь немножко больше того, с пингвинами, что подарил ей Феликс, и очень далеки от жилищ нормального размера.

– Это могут быть снежные гоблины, – предположил Бини. – Или холодные крабы. Или морозные летучие мыши. Или ледяные скорпионы. Или…

– Да ведь ледяные скорпионы уж точно не живут в иглу?

– Дядя Бенедикт говорит, они чертовски умны. Могу поспорить, они способны и построить для себя иглу, если захотят.

– Чем, клешнями? – с сомнением спросила Стелла.

– Есть только один способ узнать, что там такое, – сказал Шай. – Идемте туда и представимся.

Он пошарил в карманах плаща и достал захватанную, потрепанную книгу, которая называлась «Путеводитель капитана Флибустьера для экспедиций и разведки».

Стелла помнила, что отец Шая – капитан Киплинг, и сообразила, что Шай, скорее всего, тоже готовится стать капитаном.

Стелла и Бини выбрались из салазок и пошли за Шаем. Итан тащился позади всех. Дойдя до ближайшего иглу, они остановились, и Шай присел на корточки.

– Первый контакт с местным населением, – пробормотал он себе под нос, заглядывая в оглавление книги.

Открыв путеводитель на нужной странице, он заговорил:

– Здравствуйте. Мы – члены Клуба исследователей полярных медведей…

Итан громко откашлялся за его спиной.

– И Клуба исследователей океанских кальмаров, – добавил Шай, закатывая глаза к небу. – Мы проделали большой путь, чтобы познакомиться с жителями этих краев, и хотели бы представиться по всем правилам, чтобы завоевать вашу дружбу и уважение.

– Неужели и вправду необходимо все это декламировать? – недовольно произнес Итан. – Что плохого в том, чтобы просто попросить их выйти наружу?

– Если это ледяные скорпионы, то они все равно тебя не поймут, – добавил Бини. – А я уверен, это ледяные скорпионы. В мире открыто сто восемьдесят три типа ядовитых скорпионов. И могу поспорить, в неизвестных частях мира их в два раза больше.

– Сунь палочку во вход и покрути там ею, – предложил Итан, игнорируя слова Бини. – Это выгонит их наружу, кем бы они ни были.

– Не вздумай! – в ужасе воскликнула Стелла. – Мы здесь гости! Мы обязаны быть вежливыми! А совать палки в чей бы то ни было дом определенно невежливо!

Она уже хотела предложить наклониться пониже и заглянуть в какое-нибудь иглу, но тут ей пришло в голову, что и это точно так же невежливо. И, кроме того, если там внутри и вправду снежные гоблины, то вполне можно получить в глаз палкой, или когтем, или еще каким-то острым предметом.

Но тут Бини вдруг воскликнул:

– Стелла, смотри… у тебя на плече бабочка!

Стелла глянула на прекрасные голубые крылья, большие, почти с ее ладонь размером.

– Это не бабочка! – вскрикнула она. – Это…

Она чуть не сказала «фея», но умолкла в неуверенности. Стелла выросла среди фей. Сколько она себя помнила, они жили в дальнем конце сада, соблазнившись чудесными домиками, которые Феликс построил специально для них. Но эта не была похожа ни на одну из виденных Стеллой фей. Ее голубые крылышки походили на кружево, а тельце словно составили из маленьких осколков льда. Глаза на треугольном личике были бледно-голубыми, а длинные волосы – такими же белыми, как у самой Стеллы. Пожалуй, это девочка, раз у нее длинные волосы, хотя на самом деле кто знает? Стелла обычно видела девочек-фей в пышных платьицах и с цветами в волосах, а феи-мальчики носили блестящие цилиндры и фраки. Но это существо вообще не имело одежды, да и тело выглядело ледяным… И не когти ли красовались на концах пальцев? Стелла никогда прежде не слышала о феях с когтями.

В следующее мгновение десятки крылатых существ вылетели из иглу, наполнив воздух трепещущими голубыми крыльями и сверкающими облаками чего-то вроде пыльцы фей. За спиной у Стеллы чихнул Бини. К несчастью, у Бини была аллергия на пыльцу фей – а заодно и на хомяков, маргаритки, уток, рогатых лягушек, пятнистых лягушек и синих лягушек. В общем, почти на всех лягушек.

Вскоре уже бабочки устроились на плечах Стеллы и на ее руках, и висели на концах ее пальцев, и сидели на капюшоне… У некоторых фей, как она заметила, имелись напомаженные усы, очень похожие на усы мужчин дома.

– Привет, – заговорила Стелла с существами, пристально смотревшими на нее холодными голубыми глазами. – Вы… вы кто-то вроде фей?

– Мы фрости, – ответила одна из бабочек. – Феи – наша дальняя родня. Мы очень рады познакомиться с тобой и твоими отважными друзьями-исследователями. Есть ли у вас время, чтобы ненадолго прервать экспедицию и выпить с нами чаю? Мы любим устраивать чаепития, но к нам не слишком часто забредают гости.

Чаепитие с фрости посреди снежной пустыни – ничего лучше Стелла не могла бы и придумать. И потому немало удивилась и даже рассердилась, когда Итан произнес холодным недовольным тоном:

– Зачем? Чего ты хочешь взамен?

– Ничего! – воскликнула фрости.


Клуб исследователей полярных медведей

– Значит, просто проявляешь вежливость? – с сомнением пробормотал Итан, как будто ничего более неправдоподобного или нелепого и вообразить не мог. – К незнакомцам, которых никогда прежде не встречала?

– Конечно! Гостеприимство очень важно для нас. Пожалуйста! Следуйте за нами!

– Ты что, нарочно хочешь их обидеть? – зашипела Стелла на Итана, когда фрости полетели куда-то. – Никогда не слышал о вежливых незнакомцах?

– Не имею такого опыта. – Маг скрестил руки на груди. – А я единственный из вас, кто уже бывал в экспедиции. Вы все просто ничего не понимаете. Я мог бы рассказать вам кое-какие истории, чтобы вы знали…

– Возможно, Исландия просто более вежливая страна, чем Южные Моря, или откуда там ты родом, Креветка, – сказал Шай.

И тут же бросил взгляд на Коа, внезапно снова появившуюся рядом с ним. Волчья тень внимательно смотрела на улетавших фрости, прижав уши к голове.

– И все же, – сказал Шай, хмурясь, – наверное, осторожность не помешает.

Итан пожал плечами:

– Только не говорите потом, что я вас не предупреждал.

Однако он пошел вместе с остальными.

Фрости провели их мимо иглу, потом дружно порхнули вниз и смели слой снега, открыв спрятанную под ним большую дверь, что вела куда-то под землю. Дверь была яркой, блестящей, золотистой, со сверкающей ручкой. Чтобы открыть дверь, за ручку потянули сразу пяток фрости. Исследователи заглянули внутрь и увидели ступеньки лестницы, исчезавшей в темноте.

Возможно, Итан заразил Стеллу своими сомнениями, потому что она вдруг ощутила неуверенность. В конце концов, слепо идти в какую-то дыру в земле… это выглядело довольно рискованно.

– А что там, внизу? – с подозрением спросил Итан.

– Тюрьма, – ответила фрости.

– Что?!

– Да я шучу! – воскликнула фрости. – Никакая это не тюрьма. Разве бывают тюрьмы с золотыми дверями? Лестница ведет в гусиный сад.

– Это зашифрованное название тюрьмы? – спросил Итан.

– Нет, мы там держим наших гусей. Вам стоит на них посмотреть. Они весьма необычные.

– Необычные гуси, – ровным тоном повторил Итан. – Да надо мной будет хохотать весь Клуб океанских кальмаров! Даже прямо-таки ржать.

А Стелла подумала и о том, что, наверное, есть пределы необычности любых гусей. Когда она мечтала о разных открытиях, которые может совершить в Исландии, то представляла себе чудеса покрупнее. Вроде гигантского динозавра, вмерзшего в ледяную глыбу, или затерянного города, или странного существа, которого никто нигде прежде не встречал…

Но порой исследователю приходится просто принять то, что он нашел. Стелла прикинула, что гусиный сад, пожалуй, лучше, чем ничего. По возвращении в клуб ей хотя бы будет что записать в Главный регистр.

Кроме того, они уже обнаружили новый тип фей, что безусловно послужит в их пользу, пусть даже Стелла не собиралась прихватить с собой одну из них, чтобы пришпилить в витрине на корабле. Она даже решила следить за Итаном: а вдруг попытается сунуть какую-нибудь фрости в карман и унести ее в Клуб исследователей океанских кальмаров?

– Большое спасибо за предложение, – сказала она и шагнула на подземную лестницу. – Мы с удовольствием посмотрим на ваших необычных гусей.

Глава двенадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

Одни фрости летели впереди, показывая исследователям дорогу, другие следовали за ними и волчьей тенью. Итан, замыкавший процессию, намеренно оставил дверь открытой. Что бы ни говорили остальные, его не покидало дурное предчувствие и он хотел иметь возможность побыстрее сбежать, если фрости вдруг проявят дурной нрав.

Лестница все шла и шла вниз, завиваясь спиралью, и через какое-то время у исследователей закружились головы. Вокруг было сыро и очень, очень холодно. Когда Стелла рукой в перчатке коснулась стены, чтобы удержать равновесие, ее пальцы оставили следы на заиндевевшем камне.

Наконец лестница кончилась. Шагнув в арочный проход, Стелла с изумлением моргнула от солнечного света.

– Как такое может быть глубоко под землей? – спросила она. – Лестница же постоянно шла вниз!

– В Исландии бывает, что если ты идешь достаточно долго, то приходишь в противоположную сторону, – пожала плечами одна из фрости.

Поначалу исследователи жмурились, привыкая к свету, а потом Стелла охнула – она увидела гусиный сад. Они очутились в каком-то обнесенном стеной пространстве, где на земле совсем не было снега, но все сверкало серебристым инеем. С голых веток деревьев свисали разноцветные флажки, а впереди поблескивал голубой пруд. Гуси плескались в воде, грелись на солнышке на берегу и бродили между деревьями… но они не были похожи на обычных гусей. Их сплошь покрывали маленькие золотые крапинки.

– Правда же они красавчики? – с гордостью спросила фрости.

Возможно, это была та самая фрости, что первой села на плечо Стеллы, но они так походили друг на друга, что различить их было трудно. В особенности потому, что они не носили никакой одежды.

– Мы их приобрели в прошлом году у гусиной феи. Здесь у нас самые разные гуси: драконовые, лающие, пустые гуси, малиновые гуси…

– Но у вас нет рогатых гусей? – тут же спросил Бини. – Потому что, видите ли, они могут быть чрезвычайно опасными. Чрезвычайно.

Итан, стоявший рядом с ним, громко фыркнул:

– Сомневаюсь.

– За последние пятьдесят лет семеро исследователей из Клуба камышовых кошек были заколоты рогатыми гусями, – сообщил Бини.

– Исследователи камышовых кошек – просто клоуны. – Итан пренебрежительно пожал плечами.

– Такие запросто могли наткнуться на собственные копья.

– За последние сто лет двенадцать исследователей этого клуба погибли, упав на собственные копья, – тут же подтвердил Бини. – А еще шестьдесят три ранили себя, включая сэра Хэмиша Хэмфри Смитта, потерявшего глаз.

– Откуда ты все это знаешь? – Итан нахмурился. – Это как-то странно.

– Я люблю факты. Зная факты, ты находишь свое место. Кроме того, если мы не берем на себя труд учиться на ошибках прежних исследователей, то вполне можем эти ошибки повторить.

– Шестьдесят три исследователя выкололи себе глаза копьями, – сказал Итан, с ухмылкой качая головой. – Что за безнадежные болваны!

Один из кузенов Стеллы принадлежал к Клубу исследователей камышовых кошек, и, обидевшись за него, она сказала:

– Бини, а почему ты не скажешь, сколько человек из Клуба исследователей океанских кальмаров за последнее столетие сожрали угри?

– Сорок три, – быстро ответил Бини.

Ухмылка Итана растаяла. Стелла показала ему язык.

– Простите, что перебиваю, – вмешалась фрости, – но если можно вернуться к прежней теме, то могу вас заверить: рогатых гусей у нас нет. У нас только пятнистые гуси. Они не могут летать, потому что у них слишком маленькие крылья, но они возмещают это по-своему. А теперь пойдемте пить чай.

Фрости стайкой вспорхнули в воздух, и исследователи пошли за ними. Ботинки их скрипели на извилистой белой дорожке, посыпанной галькой. Гуси позади громко гоготали.

Все прошли между деревьями туда, где стояло несколько столов, покрытых крахмальными белыми скатертями; на столах красовались фарфоровые чайные приборы. Все столы были разного размера: для людей и для фей.

– Мне казалось, вы говорили, что у вас редко бывают гости? – сказала Стелла.

– Верно, но мы стараемся быть готовыми на такой случай, – ответила фрости и показала на самый большой стол: – Пожалуйста, садитесь.

Исследователи уселись за стол, а Коа легла у ног Шая. Стелла присмотрелась к ближайшим деревьям. Они выглядели довольно странно: голые ветки, а стволы гладкие и белые, как старые кости. Разноцветные стеклянные банки на ветках Стелла поначалу приняла за фонарики. Но потом несколько фрости взлетели, достали из банок подставки для яиц и поставили их на стол перед исследователями.

Без сомнения, это были прекрасные подставки, достойные короля, – темно-синие с золотом, с затейливыми орнаментами и кристаллами, – что заставило Стеллу вспомнить о драгоценном яйце, которое Феликс привез с Востока. Но все равно она ощутила легкое разочарование.

Когда фрости заговорили о чаепитии, она представила себе крошечные кексы, и замороженные булочки, и мармеладных драконов, и липкие рулетики с джемом… А может быть, даже эклеры и пурпурные макароны с сыром. Стелла обожала пурпурные макароны. Но вместо того фрости сообщили, что к чаю подадут гусиные яйца.

Не желая выглядеть капризной или неблагодарной, Стелла еще раз поблагодарила фрости за гостеприимство, но потом все же спросила: не знают ли они местечка неподалеку, где исследователи могли бы запастись продуктами?

– Мы потеряли большую часть своих припасов, когда откололись от остальной части экспедиции, – пояснила она, – так что нам необходимо найти пищу.

Один фрости опустился на перевернутые чашки, покрутил усы и сказал:

– Вы найдете и продукты, и все, что вам нужно, в «Яке и йети».

– «Як и йети»?..

– Это роскошный отель, – пояснил фрости. – Самый роскошный на свете! И там все очень приветливы. Всегда готовы помочь.

Одна фрости, сидевшая на дереве над ними, хихикнула, но ее тут же заставили замолчать.

– И как нам его найти? – спросила Стелла.

– Он на другой стороне радуги.

– Это что, какая-то загадка? – Итан с подозрением прищурился. – Ненавижу загадки.

– Это не загадка. Просто поезжайте вдоль радуги и не ошибетесь.

Все занялись гусиными яйцами. Стелла сразу поняла, что это не обычные яйца: их скорлупа была золотой и усеянной блестящими серебряными точками. Каждый исследователь получил по яйцу, а потом в центр стола поставили корзинку со столовыми приборами. Но вместо чайных ложек, которые ожидала увидеть Стелла, в ней лежал целый ворох всякой всячины: ножи для бифштексов, вилки для омаров, длинные ложки для меда. Были там деревянные палочки для еды, вилки для попкорна, небольшой черпак и ложечка для пикулей.

– А это для чего? – Итан протянул руку к какой-то штуковине. – Бородавки удалять?

– Это скребок для артишоков, – вежливо объяснил усатый фрости.

– А когда это для еды бывают нужны ножницы? – поинтересовался Бини, беря серебряные ножницы и с подозрением хмурясь.

– Похоже на очередную загадку, – сказала Стелла.

– Это ножницы для винограда, – услышали они в ответ. – И прежде чем вы спросите, скажу: тут еще щипцы для спаржи, клещи для орехов, специальный нож для плоского хлеба, щипцы для омаров и крабов, складной фруктовый нож и, конечно, вот это – ложка для усов.

– Ложка для усов? – в полном недоумении повторила Стелла. – Это еще зачем?

– Чтобы защитить усы джентльмена, когда он ест суп, конечно, – ответил фрости. – Послушайте, неужели там, откуда вы пришли, не умеют накрывать на стол?

– Но разве нам понадобится все это, чтобы съесть гусиные яйца? – удивился Итан, показывая пальцем на корзину. – Я хочу сказать, существуют же ложки для яиц, и просто глупо выкладывать на стол вилки для бананов, и ножницы для пастернака, и специальные вилки для бекона!

Какая-то высокая фрости с улыбкой подошла к середине стола.

– Но это же магические яйца, мои юные друзья, – сказала она. – Вам нужно лишь хорошенько сосредоточиться на мысли о том, что вам хотелось бы съесть, – и яйцо тут же подаст вам это.

Все уставились на нее, разинув рот.

– Вы это серьезно? – пробормотала наконец Стелла.

– Вполне серьезно, – кивнула фрости. – Каждое яйцо приготовит вам одно вкусное основное блюдо и один десерт. Вам нужно только представить их. Вообразите их так, чтобы ощутить запах в воздухе или вкус на языке. А потом возьмите ложку и разбейте яйцо, как вы это делаете с обычными яйцами.

Стелла уставилась на лежавшее перед ней яйцо. Мысленно перебрав разные варианты, она наконец остановилась на супе – прежде всего потому, что ей хотелось воспользоваться ложкой для усов, но еще и для того, чтобы согреться изнутри. Она зажмурила глаза и стала изо всех сил воображать горячий, свежий томатный суп, которым они с Феликсом наслаждались дома, с маленькими гренками, плавающими на его поверхности. Уже буквально ощущая вкус этого супа, она взяла ложку для усов, чтобы стукнуть по верхушке яйца.

Золотая скорлупа легко поддалась, и из-под нее поднялись струйки пара, несущие восхитительный аромат перченого, горячего томатного супа. Стелла восторженно вскрикнула, а остальные, видя ее успех, быстро похватали из корзины столовые приборы и стали творить яства по своему выбору.

Бини заказал большой сэндвич с рыбными палочками, Шай – жаренного на огне цыпленка, а Итан – устриц (остальным показалось, что пахли они ужасно и больше походили на сопли). Маг демонстративно проигнорировал их замечания и аккуратно выудил устриц из яйца специальной серебряной вилкой.

Покончив с главным блюдом, стали придумывать десерты – и те тут же появились из яиц. Стелле захотелось рулетиков с джемом, Шай выбрал банановый кекс, Итан – шоколадное пирожное, а Бини – мармеладные шарики, которые, конечно же, сперва разделил на кучки по цветам, а потом съел.

Наевшись до отвала, Стелла уже думала, что они правильно поступили, доверившись фрости и не послушав недоверчивого Итана. Но тут одна из фрости сказала:

– Мы вам приготовили постели в доме для гостей.

– Постели? – повторила Стелла. – Ох нет, спасибо, только мы не можем здесь остаться. Видите ли, мы же исследователи – нам нужно идти дальше.

– Но вы же сами сказали, что потеряли свое снаряжение? – настаивала фрости. – Разве не лучше будет провести ночь здесь, в теплых постелях, и отправиться дальше утром?

– Исследователи, вообще-то, не проводят ночи в теплых постелях, – сказал Шай. – И, кроме того, ложиться спать еще слишком рано. Большое спасибо за гостеприимство, но, боюсь, мы действительно должны идти. Нас ждут другие приключения.

Шай встал. Несмотря на безмятежный тон, вид у него был встревоженный. Фрости как-то уж очень застыли, затихли… Внезапно Коа встрепенулась, оскалилась… Из волчьей глотки вырвалось рычание. Они с Итаном одновременно вскочили, и Стелла толкнула Бини, который развлекался с последней кучкой мармеладных шариков.

– Идем, Бини, – шепнула Стелла. – Мы уходим.

– Нельзя, – возразил он. – Я еще не до конца рассортировал конфеты.

– Мы уже приготовили постели, – снова заговорила фрости, и в ее голосе больше не слышалось добродушия. – Будет очень грубо с вашей стороны не поспать в них.

Стелла как-то вдруг осознала, что на ветках деревьев над ними стоят целые ряды ледяных фей, глядя вниз с… ну да, можно сказать, с голодным видом.

– Жаль вас разочаровывать, но мы и в самом деле не можем остаться, – сказал Шай. – Мы должны отправиться в дальние края, увидеть разные вещи, ну и всякое такое.

– Очень жаль, – медленно произнесла фрости. – Потому что во сне вам было бы не так больно.

– О чем это вы? – спросил Бини, отрываясь вдруг от мармеладных шариков.

Фрости улыбнулась – по-настоящему улыбнулась в первый раз с тех пор, как гости сюда пришли, – и Стелла с ужасом увидела, что ее рот битком набит многими рядами блестящих, острых как иглы зубов.

– О морозных укусах, – ответила фрости.

Стелла слышала, конечно, о морозных укусах. Трудно было бы десяток лет прожить среди полярных исследователей и не услышать о них. Стелла знала, что иногда исследователи возвращались из Страны вечных льдов, потеряв на морозе все пальцы на руках и ногах, и что это может быть очень опасно. И если это вовремя не замечали и дело доходило до общего переохлаждения, то можно было и умереть.

– Но морозный укус – это на самом деле не укус, – возразила она. – Это случается, когда кто-то недостаточно тепло одет при сильном холоде.

Фрости усмехнулась еще шире, выставив напоказ очередной ряд зубов.

– Вот как?

И тут же молнией ринулась к Итану – он был ближе всех к ней, а может, она сочла его самым неприятным из четверки. Маг вскинул руки – и вспыхнул магический огонь. Стелла толком не представляла, что именно собирался сделать Итан, но уж точно не ждала, что он сотворит очередной полярный боб.

Однако веселое хихиканье возникшего боба перешло в пронзительный визг, когда в малыша вонзились зубы фрости. От места укуса разбежались полоски льда. За несколько секунд боб превратился в кусок льда. А фрости выдернула из него зубы и с отвращением бросила боб на пол – и тот разлетелся на сотни крошечных осколков.

От потрясения Шай вытаращил глаза. Рядом с ним свирепо рычала Коа, но, не обладая настоящим телом, она не представляла угрозы для фрости. Амулет шептуна на шее Шая открыл светящиеся красные глаза, и Стелла от души понадеялась, что он посылает волкам зов.

Да, им нужно было как-то выбираться отсюда. Немедленно.

Все дальнейшее случилось одновременно. Фрости с деревьев разом бросились на них, изогнув когти и оскалив зубы. Гуси заметались вокруг, гогоча, в панике хлопая крыльями и суясь всем под ноги. Шай выхватил из-под плаща бумеранг и метнул его в стаю фрости – они посыпались наземь, будто камни. Итан вновь применил магию: сотворил множество крошечных стрел, которые вполне успешно останавливали фрости (а заодно и множество полярных бобов, от которых особой пользы не было). Бини схватил красные мармеладные шарики, пока те не смешались с синими, и начал швырять их во фрости, – хотя это помогало не больше, чем бобы Итана.

А Стелла тем временем схватила единственное оружие, до какого смогла дотянуться, – и это оказалась ложка для усов. Ложка показала себя весьма неплохо, сбивая фрости, подлетавших достаточно близко, – они с чрезвычайно удовлетворительным стуком падали на землю. Но их было, наверное, не меньше сотни, и четверым молодым исследователям нелегко было сражаться с ними, имея на вооружении лишь ложку для усов, бумеранг, горсть мармеладных шариков и посредственного мага, творившего бобы и стрелы.

Когда Шай протянул руку, чтобы поймать возвращавшийся бумеранг, Стелла с ужасом заметила, что некий фрости несется прямиком к Шаю с разинутым ртом, где сверкают зубы… Вот-вот он вопьется ими в руку Шая!

К счастью, Итан тоже его заметил.

– Смотри! – крикнул он, отталкивая Шая в сторону.

Фрости промахнулся мимо первоначальной цели, зато наскочил на самого Итана и решительно впился ему в палец.

Маг завизжал, оторвал фрости от своей руки и отшвырнул в сторону – но рана уже была нанесена.

Стелла была в такой панике, что не заметила летевшего к ней самой фрости, пока Бини – красные шарики у него уже кончились, и он пустил в ход синие – не крикнул, предупреждая ее.

Стелла взмахнула ложкой для усов, но уже видела, что не успевает. Фрости был совсем рядом, его зубы сверкали… но потом произошло нечто странное. Когда фрости добрался до Стеллы, он не вонзил зубы в ее руку, как она ожидала. Вместо того он охнул, бросил на Стеллу испуганный взгляд, как будто она сделала что-то по-настоящему угрожающее. А потом стиснул зубы и с бешеной скоростью помчался прочь.

Стелле некогда было гадать о причинах странного поведения фрости: как раз в этот момент появились волки. Стелла сначала услышала их, а уж потом увидела: до нее донесся яростный вой, рычание и лай, от которых мороз побежал по коже.

Волчий талисман на шее Шая все так же смотрел кроваво-красными глазами: должно быть, мальчик говорил с волками и просил их напасть на фрости.

Волки так и сделали: они ловили фрости прямо в воздухе и дробили их между зубами. Они все еще были в упряжи и, вообще-то, притащили за собой и салазки, но им, похоже, это ничуть не мешало.

Фрости искали укрытия на деревьях: собираясь на самых высоких ветках, они оттуда в ужасе глядели на щелкавших зубами волков внизу. Исследователи побежали к лестнице – все, кроме Итана, который держался за пострадавшую руку и стонал. Шай схватил его за другую руку и поволок следом за остальными. Стелла не упустила случая: пробегая мимо пруда, схватила одну золотую гусыню.

Конечно, Стелла не одобряла воровства, но если кто-то кусает члена вашей экспедиции и пытается отморозить ему палец, вы имеете полное право в ответ стащить и магического гуся, и ложку для усов.

Наконец все четверо вывалились из золотой двери на снег. Волки с салазками выскочили следом. Держа под мышкой гогочущую гусыню, Стелла прыгнула в салазки рядом с Бини. Шай толкнул к ним Итана, а сам вспрыгнул на запятки, криком приказывая волкам бежать как можно быстрее.

Они заскользили по снегу, Глетчер неслась рядом. Ледяные иглу, отдаляясь, становились все меньше и меньше…

Глава тринадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

Пока исследователи уносились прочь от жилищ фрости, пошел снег. Вскоре уже в воздухе кружилось столько снежинок, что непонятно было, куда они едут. Когда паника утихла и путешественники оказались на некотором удалении от фрости, Шай придержал волков – а то ведь так можно было и свалиться в какое-нибудь ущелье.

И это было как раз вовремя: внезапно перед ними из снега выросла гигантская разноцветная стена, взмывавшая прямо к небу. Оранжевое и красное, желтое и зеленое, голубое, синее и фиолетовое… И вдруг Стелла сообразила, на что они смотрят.

– Это же радуга! – воскликнула она. – Замерзшая радуга!

– А фрости вроде бы говорили, что отель «Як и йети» находится у конца радуги? – спросил Шай, спрыгивая с задка салазок и обходя их, чтобы присоединиться к остальным.

– Нельзя верить ни одному слову из того, что они говорили! – простонал Итан.

Его и без того бледное лицо стало белым, как мел, под светлыми волосами на лбу собрались капельки пота. Пострадавшую руку Итан осторожно придерживал.

– Я вам сразу говорил, что им нельзя доверять! Я вам говорил: с ними что-то не так! Но нет, вам надо было пойти посмотреть на невероятных магических гусей и подвергнуть риску наши жизни!

Гусь в руках Стеллы важно гагакнул, и Стелла быстро зажала ему клюв.

– Как твоя рука? – спросила она Итана.

– А ты как думаешь? – огрызнулся маг. – Она отморожена! И болит так, что ты и представить не можешь!

– Дай мне взглянуть, – сказал Шай.

Итан осторожно извлек руку из складок плаща, и все ахнули. Его указательный палец замерз так, что затвердел. Он посинел и не шевелился, а на коже поблескивали льдинки. И хуже того, соседний палец тоже начал синеть.

– Это распространяется! – вскрикнула Стелла.

– Так и действует укус фрости, – процедил Итан, стуча зубами. – Кончится тем, что из-за морозного укуса я останусь вообще без пальцев на руках. Может, и на ногах тоже. А всё вы виноваты!

– Капитан Кайран Каспиан Картер, – заговорил Бини, – пострадал от морозного укуса в…

– Бини, не сейчас! – прикрикнула на него Стелла.

– Прости. Дай посмотреть, может, я сумею помочь.

Бини снял перчатку и поднял ладонь над рукой Итана. Мерцающий золотой свет вырвался из его пальцев и омыл кожу Итана.

– Ты можешь это вылечить? – спросил Шай.

– Лекарства от морозного укуса нет. Я могу только замедлить его распространение.

– И что тогда проку от целительной магии, если она ничего не может вылечить? – пожаловался Итан.

– Магия приносит пользу, но до известных пределов. А остальное в ведении науки. – Бини отвел руку и снова надел перчатку. – Кроме того, целительная магия непредсказуема. Иногда она становится вредной. Я пока замедлил процесс, но морозные укусы слишком опасны, и нельзя сказать, как долго продержится действие магии.

– Мы должны найти помощь, – решил Шай, проводя рукой по длинным темным волосам. – Давайте поедем вдоль радуги, поищем тот отель. Может, там найдется кто-то, знающий, что делать.

– Мы даже не знаем, существует ли вообще такое место! – сказал Бини. – Фрости могли и соврать.

Стелла достала из кармана компас и настроила его на «пищу и кров». Обе стрелки показали на замерзшую радугу.

– Компас говорит – надо ехать в ту сторону, – сказала Стелла. – Да и разве у кого-то есть идея получше?

Идей получше не нашлось. Поэтому они навалили на Итана все свои одеяла – казалось, при морозном укусе это хоть немного облегчит положение, – а потом Шай вскочил сзади на салазки, и они поехали к замерзшей радуге. На черном плаще Клуба океанских кальмаров, надетом на Итане, не было мехового капюшона, как на плащах исследователей полярных медведей, поэтому Бини предложил ему свою полосатую шапку с помпоном. Но Итан ответил таким оскорбленным взглядом, с таким отвращением на лице, что Бини поспешно вернул шапку на собственную голову.

Наконец снегопад слегка утих, и Стелла смогла рассмотреть радугу как следует. Она взлетала высоко в небо, ее яркие краски сверкали в первых проблесках солнца. Стелла была совершенно уверена, что она читала где-то (возможно, в каком-то из научных журналов, которые Феликс разбрасывал по всему дому), что радуга не физическое тело, а лишь иллюзия, до которой невозможно дойти и к которой невозможно прикоснуться. Однако вот они ехали под плотной замерзшей радугой, до которой определенно можно было добраться и предположительно – прикоснуться. Стелла мысленно взяла себе на заметку, что нужно обязательно попробовать. Замечательно было бы, вернувшись из экспедиции, сообщить, что она дотрагивалась до самой настоящей радуги!

Когда упали последние снежинки и солнце засияло ярче, снег вокруг них изменил цвет: сначала из голубого стал розовым, потом – зеленым, а потом цвета пошли в обратном порядке.

Стелла думала, что эта радуга – одна из самых волшебных и прекрасных вещей, какие ей доводилось видеть. Наверное, все было бы еще прекраснее, если бы она не тревожилась так за Итана. Если он потеряет пальцы на руках и ногах, она будет считать себя виноватой в этом, хотя бы отчасти. К тому же у него посинели губы, а это уж точно недобрый знак… да еще тщеславие не давало Итану надеть шапку Бини.

Они ехали весь остаток дня, пока небо не начало темнеть, приобретая цвет пыльного фиолетового бархата. Стелла отчетливо видела конец радуги, зарывшийся в землю, но не могла рассмотреть ничего похожего на гостиницу. На мгновение ее охватил страх: а что, если ничего такого здесь и правда нет? Что, если фрости подшутили над ними? В конце концов, кто когда-нибудь слышал о роскошном отеле в центре Исландии?

Чем больше Стелла об этом думала, тем менее вероятным казалось ей существование «Яка и йети».

Но потом она заметила вдали хижину, съежившуюся на снежной равнине. Над ней светилась оранжевая вывеска, яркая на фоне темнеющего неба, и можно было прочитать на ней надпись: «Як и йети». Хотя часть лампочек не горела, так что получилось «Я и йе».

Домик был невелик, но выглядел обитаемым: перед ним стояли несколько саней и салазок, из окон лился свет, над трубами поднимался дым.

– Вон он, смотри! – воскликнула Стелла, показывая на домик Шаю.

– Это не назовешь отелем, – откликнулся Шай и прищурился с сомнением. – Больше похоже на лачугу.

– Ну, зато там определенно есть люди, а это главное.

Стелла легонько толкнула Итана: тот лежал, закутавшись в одеяла, с закрытыми глазами. Он ведь еще не умер… или что-то в этом роде?

– Итан, мы добрались! – Она потыкала его в бок, пытаясь говорить как можно веселее и увереннее. – Мы приехали!

Маг застонал и оттолкнул ее руку.

– Хва-хватит меня пихать, – пробормотал он замерзшими губами.

Едва салазки остановились, как Стелла соскочила и обежала их сбоку. Итан встал, но он едва двигался и с трудом держался на ногах. Пытаясь слезть с салазок, он покачнулся и упал бы лицом в снег, если бы Шай его не подхватил.

– Я н-не чувствую пальцев на ногах, – выговорил Итан, стуча зубами.

– Давай-ка войдем внутрь, Креветка, – сказал Шай, закидывая одну руку мага себе на плечо.

Стелла подхватила Итана под вторую руку, и они наполовину понесли, наполовину поволокли его к дому. Бини замыкал процессию.

Стелла пинком распахнула дверь «Яка и йети», и на мгновение все четверо замерли на пороге. Это оказалось что-то вроде таверны. В большом очаге, занимавшем чуть ли не целиком одну из стен, горел огонь, на шатких деревянных столах стояли свечи, но не было ни одной электрической лампочки, как дома. В помещении витали запахи сосновой хвои, дровяного дыма и пролитого пива, но здесь было сухо и тепло, и одно это уже манило.

Сидящие за столами разом затихли при виде исследователей. Лишь огонь с треском стрелял искрами, и можно было расслышать, как упала еловая иголка. Или как гугукнула гусыня. Стелла забыла о ней, но та не захотела оставаться в одиночестве и явилась за ними в таверну. Птица вперевалку пересекла зал и устроилась у огня, с довольным видом распушив перья.

За столами в «Яке и йети» сидели десять-двенадцать мужчин, и все они выглядели довольно жутко. Покрытые шрамами лица, стеклянные глаза, мрачные татуировки… Много-много оружия вокруг… Стелла нервно сглотнула – и поморщилась оттого, как громко прозвучал этот звук. Она попыталась это возместить, сурово уставившись на посетителей.

– Вы кто, преступники, люди вне закона? – спросил мужчина с большой черной бородой и татуировкой на правой щеке, изображавшей череп.

– Что? – удивился Шай. – Нет, конечно же! Мы исследователи.

– Тогда убирайтесь, – заявил Череп. – Это убежище только для отверженных. Для бандитов и отщепенцев.

Стелла мысленно застонала. Она так и знала, что «роскошный отель» – это слишком хорошо, чтобы быть правдой. И на самом-то деле не следовало удивляться тому, что фрости отправили их к приюту изгнанников.

– Пожалуйста, нам нужна помощь, – заговорил Шай, и Стелла отчетливо услышала отчаяние в его голосе. – Наш друг ранен.

Один из бандитов глянул на Итана.

– Морозный укус, – беспомощно произнес он. – Нет, ему конец.

– Что? – в ужасе воскликнул Шай. – Вы хотите сказать, что он умрет?

Бандит пожал плечами:

– Отрежьте ему пальцы на руках и ногах, тогда, может, и выживет. А может, и нет. Это уж как повезет.

– Могу и топорик одолжить, – с готовностью предложил Череп. – Он малость туповат, но с делом справится, если рубить умеючи.

– Вы, до-должно быть, шу-шу-тите, – выдохнул Итан.

Стелла почувствовала, что он дрожит с головы до ног. Или это она сама дрожала? Трудно было разобрать.

– Я им пользуюсь обычно, чтобы рубить дрова, – спокойно продолжил Череп. – Но рад удружить. Конечно, если ты потом его почистишь. Мне совсем не нужна кровь на лезвии и пятна на рукоятке. Даже замороженные пальцы здорово кровоточат, когда их рубишь. А поскольку он не очень острый, как я сказал, тебе придется приложить силу, чтобы перерубить кость. Так что займись этим снаружи, ладно? Нам тут ни к чему всякая грязь и вопли.

Он наклонился и достал из-под стола самый огромный топор, какой только можно было вообразить. И добродушно протянул его исследователям.

Итан потерял сознание и, падая, едва не увлек за собой на пол и Шая со Стеллой. Они покрепче схватили бесчувственного мага, у Стеллы заныли плечи от натуги.

Вдруг в углу скрипнул отодвигаемый стул, и какой-то здоровяк направился к ним. Он, видимо, совсем недавно пришел сюда: Стелла заметила льдинки в его рыжеватой бороде.

– Эй, – заговорил он добродушно и неторопливо. – Нет ли у вас, малыши, помады для усов? Обычно исследователи возят ее с собой.

– Что?! – Шай ошеломленно уставился на него. – Вы разве не видите, что мы сюда пришли по крайней необходимости?

– Конечно. Потому-то я и…

– Отстаньте! – рявкнула Стелла. – У нас сейчас есть дела поважнее.

– Я что, похож на тех ребят, которые помадят усы или мажут маслом волосы?

Стелла вынуждена была признать, что не похож. На самом-то деле здоровяк куда больше походил на человека, который позволяет жить в своей бороде разным странным существам или же хранит в ней остатки обеда про запас.

– Да, вы не похожи на тех, кто помадит усы, но, кстати, если бы вы так делали, это пошло бы на пользу вашей внешности, – заговорил Бини, стараясь быть любезным. – У меня есть баночка такой помады. Вот, возьмите.

Стелла понятия не имела, почему Бини прихватил с собой эту вонючую смесь, но мысль о том, что, возможно, придется отрубить Итану все пальцы, привела ее в такой ужас, что ни о чем другом она думать не могла.

– «Помада для усов экспедиции капитана Флибустьера», – прочитал мужчина надпись на коробочке. – О как! С такой штукой приятно работать. – Он щелкнул пальцами и велел: – Сажайте-ка вашего дружка на стол. Я с ним сам разберусь.

Стелла крепче обняла Итана. Нет, такого просто не могло быть… Просто не могло. Она уж точно не собиралась глядеть на кровь и отрубленные пальцы. Не предполагала она ничего подобного…

– Но должен же быть другой способ! – с отчаянием воскликнул Шай. – Мы не можем позволить вам отрубить ему пальцы! Я хочу сказать, мы просто не можем!

– Да я и не собираюсь ничего рубить, – возразил Рыжая Борода. – Угомонись. Я говорю о другом способе. Без крови и криков. Это лучшее лекарство от морозных укусов, какое я знаю. И вам расскажу, при одном условии. – Он строго направил на ребят палец. – Вы пообещаете ни словом не упоминать о «Яке и йети» в вашем Главном регистре. Ну да, я все об этом знаю, – сказал он, видя удивление исследователей. – Немало я возил вашего брата на своем корабле, пока не взялся однажды перевезти преступников.

– Вы хотите сказать, что были капитаном корабля? – Стелла нахмурилась.

– Был когда-то, – кивнул Рыжая Борода. – Капитан Аджай Аякс, к вашим услугам. – Он слегка поклонился. – Но застрял здесь во время последнего путешествия, пытаясь перевезти вот этих… – Он показал на остальных мужчин. – Да, этих ребят в тюремные колонии на другом конце света. Проклятый корабль зажало во льдах, вот так-то. С тех пор мы здесь и живем. И это, кстати, не такое уж плохое место, если на то пошло, и последнее, что нам тут нужно, – это толпа разных законников, которые примчатся за нами из-за того, что вы, детки, напишете о нас в своем отчете. Никому не охота оказаться снова в кандалах, а я не хочу снова становиться капитаном, который болтается по океанам, полным разных опасных чудовищ. Нет, мне и здесь хорошо, в теплой спокойной таверне, я всегда мечтал иметь такую, с самого детства…

– Ладно, ладно, мы согласны! – быстро сказала Стелла. – Мы никому о вас не расскажем. Пожалуйста, скажите, как можно помочь нашему другу без топора!

Капитан Аякс поднял жестянку с помадой для усов:

– Вот это вылечит морозный укус наилучшим образом. Конечно, ее предназначали не для этого, и я лишь случайно узнал, когда мы здесь застряли… Просто нужно намазать эту штуку на место первого укуса и на все, что успело посинеть, и к утру ваш друг будет как новенький.

Стелла не очень-то верила, что помада для усов излечит морозный укус, но готова была попробовать что угодно, лишь бы не пришлось рубить Итану пальцы на снегу за дверью.

Преступники за ближайшим столом отодвинули свои пивные кружки, а потом помогли исследователям уложить Итана на стол. Наверное, они слишком рьяно взялись за дело, все сразу, потому что в этой суматохе Итан сильно ушибся: затылок его с таким громким стуком ударился о деревянную столешницу, что Стелла поморщилась. Если утром у него на этом месте появится шишка, он наверняка подумает, что злодеи уронили его нарочно.

– Ну, порядок, снимайте с него перчатки, – сказал капитан Аякс. – Поосторожнее! Если будете сдирать их как попало, можно замерзшие пальцы переломать.

Стелла, Шай и Бини принялись снимать с Итана перчатки – как можно деликатнее, будто делали образцово-показательную операцию. При виде рук мага Стелла невольно поморщилась. За время дороги до «Яка и йети» положение резко ухудшилось: все пальцы Итана смерзлись в сплошной ком льда, голубые нити протянулись даже к его запястьям. И подумать было страшно, что могло бы произойти, если бы магия Бини не замедлила процесс.

– Как раз вовремя, – заявил капитан Аякс.

Стелла взмолилась о том, чтобы он оказался прав.

Капитан отвинтил крышку баночки с помадой для усов, и Стелла тут же скривилась от мощной волны запаха сандала и черного перца.

Следующие минут десять или около того они осторожно накладывали помаду на замерзшие пальцы Итана. И с восторгом Стелла увидела, что зелье начинает действовать сразу же. Наверное, помогал какой-то из многочисленных компонентов этой помады – или сочетание их всех, – но что-то в этом пахучем составе впитывалось в лед, заставляя его трескаться и таять, а подо льдом открывалась совершенно здоровая кожа.

Потом они сняли с Итана ботинки и проделали ту же процедуру с его ногами. Обычно Стелла довольно брезгливо относилась к ногам, но в сравнении с альтернативой – топором и кровью на снегу и безумными криками – это было прекрасно, как пирожное. К тому же ноги Итана, как и весь он, были чрезвычайно чистыми и ухоженными.

– Отлично, – сказал капитан Аякс. – Остались запястья, и дело сделано. Сними плащ и закатай рукава до локтей, просто на всякий случай.

Поскольку на Итане, как и на всех остальных, было надето несколько слоев одежды, на закатывание его рукавов потребовалось какое-то время. Когда они наконец с этим справились, Стелла так сосредоточилась на замерзшей голубой коже Итана, что поначалу не заметила шрамов, – но вдруг капитан Аякс отпустил грубое, пугающее проклятие. Это было весьма интересное проклятие, очень цветистое, и Стелла мысленно сделала заметку, что нужно будет его запомнить и потом записать.

Шай рядом с ней вдруг охнул, и Стелла наконец увидела то, на что уже смотрели остальные. Обе руки Итана до локтей были покрыты ужасными шрамами. Все они были идеально круглыми и резко выделялись на его коже белыми полосами.

– Это… следы кальмара? – спросил Шай, уставившись на них.

– Эге, – мрачным голосом произнес капитан Аякс. – Это и вправду кальмар, кричащий красный дьявол. Такие живут только в Костяном течении моря Ядовитых Щупалец… из числа самых опасных чудовищ в одном из самых опасных океанов мира… – Он покачал головой. – Исследователи! – пробормотал он. – Только исследователи могут быть настолько сумасшедшими, чтобы отправиться в такое место по собственной воле. Просто безумцы! Вот потому я и перестал в конце концов возить экспедиции. Слишком многие похоронены в море. Слишком много разных тварей пытаются сожрать корабль. Слишком много увечий день за днем.

Наконец они покрыли помадой для усов все замерзшие участки кожи Итана, а потом капитан Аякс сказал, что в кухне есть кушетка, где Итан может полежать, пока не очнется.

– Ни к чему магу валяться без сознания прямо здесь, – заявил он. – И место зря занимает, и портит интерьер.

– Какой интерьер? – Стелла оглядела голый, обшитый деревом зал таверны с шаткими старыми столами.

– А мне надо заняться делами, сами понимаете. – Капитан Аякс пропустил ее вопрос мимо ушей. – Можете посидеть с ним, пока не очухается, но после вам придется уйти.

Они перенесли Итана в кухню в задней части таверны и уложили на потертую кушетку. Пока они этим занимались, Стелла заметила, что пара пуговиц на плаще Итана расстегнулись, открыв шрамы на его шее.

Не из-за того ли Итан всегда застегивает рубашку до самого горла, даже на корабле, когда вокруг жара и духота и все остальные закатывают рукава?

И еще Стелла задумалась о парадоксе: помада для усов, которую они с Феликсом считали совершенно бесполезной, на деле оказалась предметом первой необходимости. Феликс мог бы по этому поводу сказать что-то такое… например, что никогда нельзя считать себя абсолютно правым и полагать, что другие ошибаются. В любом вопросе. Иной раз ты вполне можешь оказаться глупцом, которому необходимо чему-то поучиться.

Так, может, тайные полезные свойства имеет и масло для бороды, которое Феликс отдал команде «Искателя приключений»? Может быть, капля этого масла в горячем шоколаде избавит тебя от икоты, или дарует способность говорить на чужом языке, или сделает невидимым…

– Эй, детишки, хотите выпить? – спросил капитан Аякс, поворачиваясь к кухонному буфету. – У нас тут есть только грог. Его готовит Одноглазый Билл. Вкус у напитка ужасный, но он здорово согревает.

Стелла почувствовала, что ей не помешает что-нибудь согревающее, пусть даже невкусное. Нападение фрости, потом ужас при виде топора… все это так потрясло ее, что руки до сих пор слегка дрожали.

Они уселись за кухонный стол, и капитан Аякс поставил перед ними щербатые кружки с грогом. Насчет мерзкого вкуса он оказался совершенно прав, но питье действительно согревало.

Вскоре молодые исследователи даже сняли плащи и по одному-два свитера. Стелла в особенности порадовалась тому, что добралась до третьего свитера, потому что он был ее любимым. Дымчато-голубой, с большим полярным медведем спереди, его специально для Стеллы связала мама Бини. На Бини тоже было надето творение его мамы – ярко-зеленый джемпер с нарвалом.

– Итак, значит, вы наткнулись на лагерь фрости, да? – весело произнес капитан. – Полагаю, они вас заманили обещанием чая и пирожных и еще чего-нибудь, а потом предложили лечь поспать?

– Да… Но почему они это делают? – спросил Шай. – Зачем суетиться и изображать гостеприимство, чтобы потом почти сразу напасть?

– Вы разве ничего не знаете? – Капитан Аякс покачал головой. – Фрости кусают людей во сне, потому что тогда никто ничего не чувствует. А утром окажется, что у всех отмерзли руки, и очень быстро все пальцы отвалятся. Фрости же только того и надо.

– Но зачем? – спросила Стелла, перекидывая через плечо длинную белую косу. – На что им нужны чужие пальцы?

– Чтобы съесть их, конечно. – Капитан Аякс явно удивился. – Они питаются пальцами.

Стелла ужаснулась:

– Но разве они не могут раздобыть пальцы из волшебных яиц? Фрости говорили, что яйца могут изготовить любую еду.

Капитан Аякс пожал плечами:

– Может быть, яйца не умеют творить пальцы?

– Что ж, – заговорил наконец Шай. – Итан весьма удачно наколдовал те маленькие стрелы, да? Я хочу сказать, полярный боб выглядел несколько странно, но стрелы были великолепны. Может, нам, в конце концов, полезно будет взять его с собой и в следующую экспедицию. Если, конечно, он научится не ныть постоянно.

– Если меня спросите, то он, похоже, хороший исследователь, – вмешался капитан Аякс. – Мне никогда не приходилось слышать о человеке, который схватился бы с кричащим красным дьяволом и остался после этого в живых. Это же самое огромное чудовище из тех, что водятся в море Ядовитых Щупалец, да. Самый большой из тех, что я видел, был двадцати футов! Эти черти хватают матросов прямо с палубы, если те оказываются слишком близко к поручням. А если уж ты попал к нему в щупальца – все. Тебя съели.

Капитан щелкнул пальцами, показывая, сколько времени занимает процесс поедания.

Этот резкий звук разбудил Итана, и он сел на кушетке с криком:

– Не рубите, не надо!

Он поднес руку к лицу – и с облегчением вздохнул, увидев, что все его пальцы по-прежнему на месте, целые и невредимые. Но потом повернул голову, посмотрел на всех, и выражение их лиц снова повергло его в панику.

– В чем дело? Почему вы так на меня уставились? Что, пальцы на ногах?.. Ох, боже, их нет? Вы их отрубили?

– Успокойся, малыш! – сказал капитан Аякс. – Ничего такого никто делать не хотел.

– Тройное отрицание. – Итан прищурился. – Вы хотите сказать, что вам пришлось отрубить мне пальцы на ногах, или вы просто плохо умеете выражать свои мысли? Потому что в строгом смысле слова это значит, что вы не хотели, но…

– Бога ради, Итан, да мы и не прикасались к топору! – воскликнула Стелла.

Итан заметно побледнел при этом слове.

– Ох, пожалуйста! – выдохнул он. – Не надо говорить о топоре!

– Обошлись помадой для усов, – пояснила Стелла. – Она оказалась лекарством от морозных укусов. Тебе повезло, что Бини прихватил с собой баночку, и он единственный из нас прислушался к словам капитана.

– Только не забудьте свое обещание, – сказал капитан Аякс. – Ни слова в Главном регистре! Скажете, что наткнулись на свойства помады по чистой случайности. Я ни за что не хотел бы вернуться к прежней жизни. – Он содрогнулся. – Наверное, было бы не так плохо, если бы я мог перевозить только воров, но ведь Корона захочет, чтобы я вернул всю добычу! Я хочу сказать – вообще все! И придется мне тогда обойти половину мира, и по большей части – через все Семнадцать Морей! И лишь для того, чтобы возвратить карту сокровищ одному свихнувшемуся капитану пиратского галеона. А в таких случаях можно скорее нарваться на абордажную саблю, чем услышать вежливое «спасибо». – Он нахмурился, посмотрев на Итана. – Но есть такие люди, от которых благодарности не дождешься.

– Почему у меня голова болит? – скривился маг.

– Ох, – вздохнула Стелла. – Наверное, потому, что мы уронили тебя на стол. Это была случайность, правда! Никто не собирался этого делать.

Тут же она поняла, что этими словами лишь ухудшила дело, потому что Итан глянул на нее с большим подозрением.

Однако он потер затылок и на этот раз промолчал.

– Что ж, пора вам и в дорогу. – Капитан Аякс собрал кружки. – Я ведь говорил, что вы можете здесь оставаться только до тех пор, пока этот тощий не очнется. Ну, он в порядке… и так любезен, и так вас благодарит… в общем, пора вам убираться. Я не смогу долго удерживать тех парней в зале. Они, вообще-то, неплохие люди, просто не могут устоять перед соблазнами, так что, если вы здесь задержитесь, они вас оберут до нитки.

Исследователи поспешно встали и собрали свои плащи. Они и так уже потеряли половину припасов, и меньше всего им хотелось лишиться остального.

– А как тебе удалось спастись от того кричащего красного дьявола? – спросил капитан Аякс, когда они уже выходили.

Итан застыл:

– Откуда ты знаешь?

– У меня есть глаза, так ведь? Мы все видели шрамы.

Итан быстро одернул рукава рубашки до запястий и нахмурился:

– Мои шрамы никого не касаются.

– Я только так могу это объяснить, – продолжил капитан совершенно спокойно. – Ускользнуть от подобного монстра может или самый везучий человек в мире, или самый могучий маг, какой только жил на свете. Я бы поставил на первого.

– Если тебе так уж нужно знать, – произнес Итан ледяным тоном, – жизнь мне спас мой брат.

Стелла удивленно посмотрела на мага. До сих пор она ни разу не слышала о его брате.

– И как? – спросил капитан Аякс.

Итан на мгновение замялся. Потом ответил:

– Он обрубил щупальце кальмара. Оно теперь висит в парадном зале Клуба исследователей океанских кальмаров.

Капитан Аякс протяжно присвистнул, но больше не сказал ни слова. Они все вместе вышли в зал таверны, и те, кто там сидел, с любопытством уставились на них.

– Что ж, теперь ясно – помада для усов и вправду помогает! – сказал Череп, увидев Итана. И посмотрел на соседа напротив за столом. – Похоже, ты проспорил.

– Исследователи должны вернуться к своим исследованиям, – сообщил капитан Аякс. – Так что верните им гусыню, и они уедут.

– Какую гусыню? – с невинным видом спросил Череп.

– Ту самую, которая, как я вижу, барахтается у тебя под курткой. – Капитан Аякс сурово ткнул в его сторону пальцем. – Отпусти ее! Сейчас же!

Череп вздохнул и проворчал что-то, но распахнул полы куртки и выпустил гусыню. Ее перья были слегка помяты, но в целом она выглядела неплохо. Когда Череп поставил ее на пол, гусыня подбежала к Стелле, уставилась на нее и загоготала, просясь на руки.

Стелла поспешно подхватила птицу, и они следом за капитаном Аяксом вышли из тепла «Яка и йети» на замерзшую равнину.

Было уже совсем темно, и от света луны и звезд снег казался призрачно-синим. После огня в очаге и мягкого желтого света свечей все выглядело весьма недружелюбным. Феликс однажды говорил Стелле, что хотя исследования – это самое фантастическое и прекрасное занятие на всем белом свете, случаются все же моменты, когда тебе хочется оказаться в тепле и уюте, вернуться домой в свою собственную постель.

Пожалуй, подумала Стелла, сейчас как раз один из таких моментов.

Но их ведь ждут новые приключения… И теперь, когда страх за Итана прошел, Стелла прямиком направилась к замерзшей радуге и прижала к ней ладонь.

Радуга пощипывала кожу и тихо булькала, как газированная вода. Стелла восторженно усмехнулась. Теперь, вернувшись домой, она сможет сказать, что действительно трогала радугу и что она похожа на шипучку.

Но к ней уже вернулось нетерпение исследователя. Стелле отчаянно захотелось поскорее уехать отсюда и проверить, что еще здесь можно открыть.

– Ну что ж, – сказал капитан Аякс. – Мой вам совет, если хотите, – езжайте в ту сторону. – Он показал на синий снег. – Мой корабль – «Снежная королева» – до сих пор там стоит, зажатый во льду. От него, конечно, мало что осталось, он гниет, пахнет чем-то гадким, там наверняка есть крысы и всякое такое, но он сгодится как убежище на ночь.

Стелла сомневалась, что это хорошая идея – провести ночь в вонючем полусгнившем корабле среди крыс, но не зря ведь говорится: в бурю хороша любая гавань. Да к тому же и палаток у них не хватало на всех. Рисковать же получить морозные укусы после знакомства с фрости Стелла и думать не хотела.

Попрощавшись с капитаном Аяксом и поблагодарив его, они снова забрались в салазки. Когда они уже двинулись по снегу под мерцающим ночным небом, капитан Аякс внезапно закричал им вслед:

– Только постарайтесь не разбудить капусту!

Стелла нахмурилась, подумав, что просто не расслышала его. И посмотрела на Итана, сидевшего рядом, но тот лишь закатил глаза.

– Чокнутый, – одними губами произнес он. – Просто чокнутый.

Стелла, кажется, готова была с ним согласиться. Возможно, капитан Аякс и оказался им полезен, но уж очень он налегал на грог Одноглазого Билла.

Глава четырнадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

Корабль оказался совсем недалеко, и исследователи быстро нашли его. Он вмерз в лед, наклонившись набок, и выглядел в лунном свете бледным и призрачным. Его нос задрался к небу, рваные паруса свисали клочьями, а в крошащемся дереве бортов зияли дыры. Холодный и неподвижный, он казался мертвым, опустошенным…

– Ух ты! – воскликнул Шай. – Вот так штука. – Он усмехнулся, взглянув на спутников. – Разве быть исследователем – не лучшее занятие на свете, а?

Когда-то корабль был великолепным, с этим никто не спорил. Вот только вопреки их ожиданиям он стоял не посреди ровного льда. Сначала Стелле показалось, что корабль торчит на вершине какого-то утеса, но потом она поняла, что это не утес, – это оказалась волна, замерзшая в своей высшей точке. Вдоль корпуса корабля тянулась лесенка, но ее ступеньки сверкали льдом, а весь корабль выглядел весьма ненадежно.

– Думаете, это не опасно? – Итан с подозрением оглядел корабль.

– Волна замерзла намертво, – ответил Шай. – Все будет в порядке. А кроме того, у нас, похоже, просто нет выбора.

Они быстро установили свою палатку, места в которой хватало только для животных, а потом все четверо обвязались вокруг талии альпинистской веревкой, образовав цепочку. Шай шел первым, за ним – Стелла, за ней Итан и, наконец, Бини.

– Бини, спрячь Оубри! – велела Стелла, заметив, что Бини держит в руке деревянного нарвала. – С ним ты не сможешь карабкаться по лестнице.

Проверив все узлы и убедившись, что они завязаны надежно, молодые исследователи стали осторожно подниматься по обледенелым ступенькам на корабль. Снизу он не казался очень высоким, но теперь, когда Стелла начала подъем, она подумала, что на самом деле он выглядит очень высоким… головокружительно высоким. Она заставляла себя не смотреть вниз, а подниматься, перебирая руками ступеньку за ступенькой и молясь о том, чтобы не поскользнуться и не сломать себе шею.


Клуб исследователей полярных медведей

Казалось, прошла целая вечность, пока Шай добрался наконец до самого верха и перевалился на палубу. Стелла услышала, как стукнули по доскам его тяжелые снежные ботинки, а потом к ней протянулась рука Шая, чтобы помочь перебраться на борт. Стелла и не думала, что когда-нибудь так обрадуется, ощутив под ногами что-то твердое. Вдвоем они помогли забраться на палубу Итану.

– Да уж, это был долгий… – заговорил было Итан, но в это мгновение веревка на его поясе натянулась.

Бини поскользнулся на лестнице за его спиной, и его вес потащил мага назад к поручням. Ударившись о них спиной, Итан рухнул вниз. Под общим весом Итана и Бини поволокло по палубе и Стеллу с Шаем, и они оба с силой налетели на поручни.

Стелла уперлась в них ботинками и сжала зубы; схватившись за поручни, она изо всех сил напрягла руки. Шай сделал то же самое, и они, хотя и с трудом, сумели удержаться и не свалились вниз следом за Итаном. Было слышно, как те двое раскачиваются и колотятся о борт на конце веревки, беспомощно вися на огромной высоте.

– Лорд Руперт Рэндольф Рутледж, – бормотал Бини, – погиб после того, как его напарник по команде обрезал веревку, чтобы…

– Я обрежу веревку, если ты не заткнешься! – рявкнул Итан, а потом закричал наверх: – Бога ради, вытаскивайте нас!

– Потерпи чуток! – крикнул в ответ Шай.

Они со Стеллой осторожно встали рядом, ухватились за веревку и принялись тянуть. Вот наконец Итан снова очутился на уровне палубы. Шай схватил его за плащ и перебросил через поручни, а потом то же самое проделал с Бини.

Все четверо с трудом переводили дыхание, слыша, как под ногами у них потрескивает палуба.

Итан наконец повернулся к Бини.

– Да что с тобой происходит? – зарычал он. – Какой ты исследователь, если даже по лестнице не можешь подняться?

– Извини, – ответил Бини.

Он крепко сжимал в руке своего деревянного нарвала.

– Понимаешь, Оубри чуть не выпал у меня из кармана, так что мне пришлось отпустить ступеньку, чтобы…

– Да ты шутишь! – Итан одарил его холодным пристальным взглядом. – Да, должно быть, шутишь. Ты ведь не можешь всерьез утверждать, что подверг опасности свою жизнь, а заодно и мою, из-за деревянной игрушки?

– Это не просто игрушка, – запротестовал Бини. – Это…

Но он не успел договорить: Итан выхватил нарвала из его руки и, не дав никому вмешаться, швырнул за борт корабля. Вот только что нарвал был здесь – и вот он уже исчез, поглощенный темнотой.

На мгновение повисла абсолютная тишина. Бини тупо смотрел туда, куда улетел нарвал, – а потом развязал веревку на своей талии, повернулся и, не сказав никому ни слова, ушел в рубку и тихо закрыл за собой дверь.

В следующий миг Стелла налетела на Итана. Она просто не могла сдержаться. Она безжалостно колотила Итана руками и ногами. Маг попытался уклониться, но их все еще связывала веревка, и сбежать не удалось. Наконец Шай схватил Стеллу поперек туловища и оттащил от мага.

– Стелла, успокойся!

– Ты сумасшедшая! – выкрикнул Итан. – Ты и сама это знаешь, да? Ты абсолютно сумасшедшая!

– Ты самый отвратительный тип во всем мире! – визжала Стелла.

– Да я чуть не разбился из-за твоего дружка-идиота и его глупой игрушки! – в ярости ответил Итан.

– Этого нарвала сделал отец Бини!

– Ну, сделает еще одного. – Итан пожал плечами. – Большое дело!

– Его отец пропал восемь лет назад, – чуть спокойнее заговорила Стелла. – Он отправился в экспедицию через Черный Ледяной мост и не вернулся! И этот нарвал – самая драгоценная для Бини вещь!

Итан на мгновение как будто растерялся. Но потом нахмурился:

– Ну, только совершенно ненормальный мог попытаться перейти Черный Ледяной мост. Все знают, что оттуда никто не возвращался. И только слабоумный мог взять самую дорогую для него вещь в экспедицию. И откуда мне было знать? Я же не…

– Ты худший в мире член команды, – перебила его Стелла. – Ты эгоистичен и груб. Спорю, именно из-за этого твой брат не поехал в эту экспедицию! Спорю, он и рядом с тобой стоять не хочет!

Остатки краски схлынули с лица Итана, и без того бледного. На мгновение Стелле показалось, что он вообще больше ничего не скажет.

Но Итан наконец заговорил – тихо, очень тихо:

– Моего брата здесь нет потому, что он погиб в море Ядовитых Щупалец.

Вряд ли Стелла почувствовала бы себя хуже в этот момент, даже если бы Итан ее ударил. От стыда ее бросило в жар. А Феликс это знал, сообразила Стелла. И именно поэтому просил ее быть с Итаном помягче, именно поэтому он упомянул о битвах, о которых Стелле ничего не известно. Феликс устыдился бы за нее, если бы услышал то, что она сейчас сказала. Стелла ненавидела себя, ей хотелось взять назад свои слова.

– Итан, я не хотела… – начала было она.

Однако маг отвернулся от нее, держась за голову.

– Боже, у меня из-за вас всех просто безумная головная боль!

– Ты вообще как, в порядке? – тихо спросил Шай.

– В порядке? – недоверчивым тоном переспросил Итан. Он опустил руки, и Стелла отчетливо увидела, как раздулись его ноздри. – Да разве я могу быть в порядке, ты, слабоумный? Ты разве не слышал, что я только что сказал? Мой брат погиб! Ты сам был бы в порядке на моем месте? Ничего больше не будет в порядке в моей семье, никогда!

– Мне очень жаль… – тихо произнес Шай.

Он протянул руку, словно желая коснуться плеча Итана, но маг оттолкнул его.

– Да как ты смеешь жалеть меня! – Его глаза вспыхнули в холодном лунном свете. Он казался мертвенно-бледным. – Мне не нужна твоя жалость! И мне не нужна твоя дружба! Я просто хочу прожить достаточно долго, чтобы вернуться из этой экспедиции к своей команде! Вот и все!

Он развязал веревку на талии, отвернулся и пошел к рубке. Стелла поспешила за ним. Она просто чувствовала, что должна что-то сказать, постараться как-то смягчить собственные резкие слова.

– Итан, послушай…

– Оставишь ты меня в покое? – огрызнулся он. – Ты права, успокоилась? Я эгоистичен. И это обходится мне дороже, чем ты можешь вообразить.

Он помчался дальше. Стелла ничего больше не могла сделать – только последовать за ним по палубе к рубке. Она посмотрела в ночное небо, уже полное снежной круговерти. Снегопад усиливался – а значит шансы отыскать утром нарвала Бини сводятся к нулю. К тому времени он окажется погребенным глубоко под снегом, даже если удастся понять, куда он упал.

Стелла понимала, что Итан прав: Бини не стоило брать с собой в экспедицию столь дорогую для него вещицу. Но все равно ей было тяжело, она переживала за своего друга. А теперь еще добавились переживания за Итана.

Маг открыл дверь рубки, и все они присоединились к Бини. Тот устроился в углу и спокойно раскладывал зеленые мармеладные шарики на одинаковые кучки. В центре рубки находился большой штурвал, покрытый красными пятнами ржавчины, на ветхих стенах висели карты. Было сыро, душно, но здесь, по крайней мере, имелись четыре стены и крыша, способные защитить исследователей от ночного снегопада.

Шай расстегнул свою сумку и раздал одеяла. Все взяли их молча. Стелла уже хотела отвернуться, когда Шай протянул ей что-то еще. Это оказалась маленькая птичка, собранная из крохотных бусинок и драгоценных камешков, переливавшихся голубоватым и зеленым цветами.

– Ох, это же колибри! – воскликнула Стелла, беря птичку.

– Вообще-то, это ловец снов, – уточнил Шай.

Он крепко стукнул птичку по голове, и та вдруг ожила, быстро захлопала крылышками и запорхала вокруг Стеллы.

Понизив голос так, чтобы его слышала только Стелла, Шай сказал:

– Я подумал, она может избавить тебя от кошмара.

Стелла хотела было заявить, что никакие кошмары ей не снятся, но по выражению лица Шая поняла, что смысла в этом нет.

– Все в порядке, Спарки, – добавил Шай мягко. – Для каждого из нас ночи наполнены хорошими и дурными снами. Когда я был маленьким, мне снились страшные сны, и бабушка сделала для меня эту птичку. Ловцы снов не любят хорошие сны, они для них слишком сладкие, зато просто сходят с ума по кошмарам. Слопают их сразу, как только те появятся, до тебя они и добраться не успеют.

Маленькая птичка так быстро махала крылышками, что просто зависала в воздухе над головой, будто настоящая колибри. Стелла повернулась к Шаю:

– А о чем были твои кошмары?

И тут же пожалела о своем вопросе. Шай ведь мог счесть ее слишком навязчивой.

Но он как будто ничего не имел против.

– Мне снилось, что я волк и попал в капкан. Видишь ли, когда я подрастал, у нашей деревни возникли проблемы с дикими волками. Быть волчьим шептуном не всегда весело. На самом деле иногда это очень даже невесело. Ты повесь эту птичку над собой, когда ляжешь спать, – добавил он. – Она тебя защитит.

Стелла шепотом поблагодарила его, а потом пошла к сидевшему в углу Бини. Он молча подвинул к ней горку мармеладных шариков, и они съели их, сидя рядом. Потом Стелла повесила ловца снов на штурвал и улеглась рядом со своим другом.

Все полярные исследователи закутались поплотнее, натянув на головы капюшоны, и от их меховой отделки ушам стало тепло и уютно. Посмотрев на обнаженную светловолосую голову Итана, Стелла попыталась угадать, не пожалел ли он о том, что отказался от шапки Бини. Но если и пожалел, то помалкивал. Вообще-то, все были не в том настроении, чтобы много разговаривать. День выдался длинный. И исследователи, не сказав друг другу ни слова, заснули.

Глава пятнадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

В ту ночь Стелла увидела самый чудесный из всех снов, что могла припомнить. Она лежала в постели, и кто-то читал ей сказку на ночь. Поначалу Стелла подумала, что это Феликс, но потом сообразила, что голос не его и что рука, держащая огромную книгу, за которой прячется лицо читающего, принадлежит женщине. Ее запястье украшал изящный серебряный браслет. На нем имелась подвеска-единорог и еще какие-то подвески, которые Стелла не могла рассмотреть как следует, и все они тихонько позвякивали, когда женщина переворачивала страницу.

«Когда первый единорог пришел в Исландию, – читала женщина, – он обследовал возвышенности и низины, чтобы поселиться в таком месте, где ему не грозили бы йети».

Она щелкнула пальцами, и прямо из воздуха на кровати Стеллы появился крошечный единорог, слепленный из снега. Он принялся весело прыгать по одеялам, оставляя за собой маленькие морозные следы. Стелла в восторге хлопнула в ладоши.

«Этот единорог вскоре нашел прекрасный ледяной сад…» – продолжал голос, и на глазах у Стеллы на одеяле появились снежные цветы и ледяные деревья, наполняя воздух ароматом магии…

Но потом вдруг что-то пошло не так. Стелла услышала другой голос, гневный. Книга выпала из рук женщины, а снежный единорог, деревья и цветы мгновенно исчезли.

«Быстрее! – выдохнул женский голос. – Спрячься под кровать, милая! И сиди тихо, ни звука!»

В следующее мгновение Стелла лежала не в теплых одеялах, а на холодном твердом полу под своей кроватью. Прижимая ладони к полированному полу, она ощутила тот момент, когда доски задрожали.

Гневный голос снова зазвучал откуда-то снизу, с лестницы. Стелла уставилась в пол, боясь того, что было там, внизу. А там появилось что-то плохое, и это плохое искало ее. Стелла чувствовала его злость, пробивавшуюся сквозь пол; эта злость пульсировала, как некое черное, сморщенное сердце. К горлу Стеллы подкатил ком страха, но она знала, что ни в коем случае не должна издать ни звука. Потом в коридоре раздался грохот, и Стелла, задыхаясь от ужаса, увидела, как начала медленно поворачиваться ручка двери…

Чья-то рука коснулась Стеллы, она с криком села – ее плечо сжимали пальцы Шая. Стелла сообразила: она на корабле. Льнущая к иллюминатору тьма подсказала, что все еще стоит глубокая ночь.

Бини и Итан спали в своих одеялах, но Шай смотрел на Стеллу. Его длинные волосы спутались во время сна, на лице отражалось потрясение.

– Эй, ты как, в порядке?

Стелла кивнула:

– Извини, что разбудила тебя.

– Не важно, – отмахнулся Шай. – Что за чертовщина тебе снилась?

– Это… это просто тот самый кошмар, который я иногда вижу.

Шай поднял руку, и Стелла только теперь заметила, что ловец снов лежит комочком на его ладони, едва заметно трепеща крылышками. Бусинки-перья птички потемнели, длинные завитки дыма кружили над ними. Потом они взмыли к потолку, и ловец снов развалился. Бусинки и камешки просыпались сквозь пальцы Шая, разлетелись по полу. А тени кошмара растаяли, как туман.

Шай и Стелла переглянулись.

– Ни один обычный кошмар на такое не способен, – сказал Шай.

Он смотрел на Стеллу так, словно она могла объяснить случившееся, но Стелла не знала, что сказать.

Откуда-то появилась Коа и легла рядом с ней. Стелле захотелось, чтобы это была настоящая волчица, которую можно обнять, почувствовать ее тепло, мягкость ее шерсти…

– Послушай, мне жаль ловца снов твоей бабушки, – пробормотала Стелла.

Шай покачал головой:

– Ты тут ни при чем. – Он посмотрел на иллюминатор. – Надо нам попытаться снова заснуть. – Помолчав, он добавил: – Коа присмотрит за тобой этой ночью, если хочешь.

Стелла посмотрела на волчью тень, и ей стало спокойнее при виде устремленных на нее темных глаз. Но все равно, снова закутавшись в одеяла, Стелла боялась заснуть – ведь кошмар мог вернуться…


Клуб исследователей полярных медведей

К счастью, больше никаких кошмаров ей не приснилось, и когда Стелла проснулась утром, Коа рядом не было. Шай и Итан тоже исчезли. Стелла села, и это движение разбудило лежавшего рядом Бини. Он приподнялся на локте, его темные волосы торчали во все стороны. Несколько раз моргнув, Бини нахмурился:

– А оно там было вчера вечером?

– Что? – не поняла Стелла.

– Тот стул.

Бини показал в угол рубки.

Стелла посмотрела туда – и ахнула от изумления.

– Это не стул, – сказала она. – Это какой-то трон…

Они оба уставились в угол. И в самом деле, там стоял великолепный трон, сооруженный из снега, с изображениями фрости, йети и полярных медведей на спинке.

– Кто его сделал? – недоумевал Бини.

Стелла встала. Она понимала, что это глупо, но у нее было отчетливое чувство, что трон возник из ее сна. И ей почти неодолимо хотелось прикоснуться к нему. Он как будто звал ее, приглашал посидеть на нем.

Стелла уже направилась в ту сторону, но рядом с ней вдруг оказался Бини.

– Думаю, не следует его трогать.

– Почему? – возразила Стелла. – Это же просто сиденье.

– Не знаю. У меня дурное предчувствие, – настаивал Бини.

Но трон притягивал Стеллу. Он казался почти знакомым. Она уже протянула руку, чтобы провести пальцами по сиденью… как внезапно трон растаял. Двое подростков уставились на лужу, быстро замерзавшую на ледяном полу.

– Я же говорил, не надо его трогать, – сказал Бини. – А кстати, куда ушли остальные?

Стелла невольно слегка рассердилась на Бини – зачем он помешал ей дотронуться до сиденья? – но она постаралась отогнать это чувство. А потом ей стало даже стыдно. Бини ведь был прав, проявляя осторожность.

Стелла встряхнулась:

– Не знаю.

Она вернулась к своей сумке и достала из ее кармана расческу для усов.

– Надеюсь, они не устроят дуэль или что-то в этом роде.

Она распустила длинную косу, кое-как провела расческой по перепутанным волосам и снова быстро их заплела.

– Ладно, – сказала она, пряча расческу в сумку. – Лучше нам их найти.

Они с Бини вышли на палубу, уже залитую ярким солнечным светом. Снаружи было очень холодно, но Стелла все же порадовалась свежему воздуху. Двое исследователей поплотнее закутались в плащи; руки даже в перчатках дрожали от холода, застегнуть пуговицы оказалось очень трудно.

Шая они увидели сразу. Волчий шептун связал длинные волосы кожаным шнурком и сооружал костер прямо на палубе, используя обломки древесины, которые, должно быть, собрал внутри корабля. Коа лежала рядом с ним, подняв голову и принюхиваясь. Шай разжег огонь, и они подошли к нему. Сухая древесина вспыхнула мгновенно, над ней поднялся дымок с запахом соли и гнили, но жар огня быстро с этим справился. Стелла с Бини поспешили поудобнее устроиться рядом с костром.

– Привет, ребята, – поздоровался с ними Шай. – Я спускался вниз накормить животных и нашел для нас завтрак.

Он показал на горку гусиных яиц, лежавших на палубе рядом с ним.

– Спасибо магической гусыне, – сказал он, раздавая яйца.

– А где Итан? – спросила Стелла.

– Когда я проснулся, его здесь не было. – Шай пожал плечами. – А уже примерно час прошел. Я хотел пойти поискать его, но пока времени не было.

Стелла поневоле немного встревожилась, хотя и продолжала сердиться на мага. Но потом какой-то скрип заставил их всех обернуться, и как раз вовремя – из-за борта корабля появился Итан. Выглядел он так, будто валялся в снегу. Его черные рукава промокли, плащ исследователя побелел спереди, и даже в светлых волосах виднелись комки снега.

– Мы думали, ты ушел, – заметил Шай. – Решил удалиться, чтобы умереть где-нибудь в тишине и покое.

Не обращая на него внимания, Итан быстро подошел к Бини.

– Прости, что выбросил твоего нарвала. И что обзывал тебя. Это было… не нужно. И жестоко. Я бываю иногда жестоким. Извини.

Пару мгновений все молча таращились на него. Итан никогда не выглядел человеком, способным извиниться. Но, к счастью, Бини был как раз из тех, кто охотно прощает, так что Стелла не удивилась, когда он сказал:

– Да все в порядке. Ты в любом случае был прав. Мне не следовало отпускать лестницу и тянуть тебя вниз… – Он помолчал, а потом добавил: – Послушай, я знаю, что не похож на других людей. Я понимаю, что мое поведение может показаться странным. Дядя Бенедикт говорит, что я вполне могу вывести из себя кого угодно, и не удивительно, что у меня во всем мире только один друг и никто не хочет приходить ко мне на день рождения. Даже моя кузина Мойра заявила, что никогда больше не придет, что бы ей ни твердили родители, потому что я странный и не нравлюсь ей, и ей хочется, чтобы мы вообще не были в родстве…

– Да эта Мойра просто чванливая дура! – тут же заявила Стелла, снова наполняясь ненавистью к кузине Бини. – Да ладно, ей же хуже. Нам больше торта достанется.

При упоминании о торте они оба поморщились, вспомнив, сколько съели.

Итан на мгновение растерялся.

– Ну, – сказал он наконец, – будь таким, каким можешь. Мне не следовало делать то, что я сделал. Надеюсь, это поможет нам все наладить.

Он протянул вперед руку в перчатке и разжал пальцы, – и все увидели деревянного нарвала, промерзшего насквозь, но в остальном невредимого.

– Ох! – Бини вскочил и схватил нарвала с ладони Итана. – Ох, ты его нашел…

Он уставился на нарвала, а потом осторожно спрятал его в карман и коснулся руки Итана – к удивлению Стеллы, знавшей, что Бини старается избегать прикосновений.

– Большое тебе спасибо, – сказал Бини.

– Ладно, забудь.

Бини отвел руку с недоуменным видом:

– Как я могу забыть? Это же недавно случилось.

Итан вздохнул:

– Я хотел сказать: не стоит благодарности.

Он стянул с рук мокрые перчатки и отвернулся, чтобы выколотить их о палубу, но не успел он это сделать, как Стелла тоже вскочила и обняла мага.

– Ох, прошу, не надо меня тискать! – простонал Итан, пытаясь вырваться из ее объятий.

Стелла с усмешкой отпустила его:

– Но как ты его нашел?

– Я попробовал сначала воспользоваться чарами локации, но они не сработали. Так что я просто начал рыться в снегу.

– Но на это могло уйти много часов! – воскликнул Шай.

– Почти вся ночь, – согласился Итан. И посмотрел на Бини. – Послушай, мой брат Джулиан… ну… он ведь тоже сгинул. Так что я понимаю, каково это – терять кого-то в экспедициях. И мне очень жаль твоего отца. Черный Ледяной мост погубил многих хороших исследователей.

– Спасибо. – Бини кивнул. – И мне жаль твоего брата.

– Мне тоже, – сказала Стелла. – Ты должен был рассказать нам раньше.

– Зачем? Вы же его не знали. Для вас это не имеет значения.

– Но мы знаем тебя, – возразила Стелла. – Так что это имеет значение. К тому же мы вполне могли бы, видишь ли, делать тебе определенную скидку, когда ты бываешь несносным.

«Несносный» – это было еще одно слово, которое Феликс научил ее произносить по буквам, и Стелле очень нравилось использовать его при каждом удобном случае. Феликс объяснил ей однажды, что иногда горе заставляет людей быть несносными. Что ж, тетя Агата была в особенности несносной целый год после смерти их с Феликсом отца.

А Стелле совсем не хотелось, чтобы Итан снова счел ее слова враждебными, поэтому она еще раз обняла его.

– Не могла бы ты это прекратить? – сказал Итан.

Стелла еще раз стиснула его и отпустила. Она видела, что Итан порозовел и смутился, но, возможно, ему и понравилось немножко.

– Итан… – заговорил Шай.

Маг предостерегающе вскинул палец, глядя на волчьего шептуна:

– Не надо! Даже и не думай о том, чтобы обнимать меня! Ничего не изменилось. Я все такой же несносный.

Шай усмехнулся:

– Не беспокойся. Я все так же считаю тебя спесивым. И глупым, как креветка, если уж на то пошло. Я просто хотел сказать – лови!

Он бросил Итану гусиное яйцо. К сожалению, Итан не обладал достаточно хорошей реакцией, чтобы поймать что-то на лету, – яйцо проскользнуло мимо его пальцев и упало на пол. Итану пришлось весьма неловко ловить его на палубе, потому что оно покатилось в сторону. Правда, оно не разбилось, и вскоре Итану удалось им завладеть.

– Так, хватит возиться с этим яйцом, садитесь все, – сказал Шай. – Пора позавтракать.

Итан сел рядом со всеми, и исследователи сосредоточились на том, что им хотелось бы получить на завтрак. И вот уже в воздухе запахло овсянкой, поджаренным хлебом и беконом. В благодушном молчании исследователи приступили к своему первому завтраку на льду.

Глава шестнадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

– Мы должны как следует осмотреть корабль до ухода, – сказала Стелла, когда с завтраком было покончено.

– Безусловно, – согласился Шай. – Здесь могут найтись полезные вещи. Нам нужна еще одна палатка. И какое-нибудь оружие.

– А что, кто-нибудь вообще умеет обращаться с оружием? – спросил Итан.

Стелла пожала плечами:

– Разве так уж трудно управиться с копьем или дротиком? Ты просто направляешь на врага его острый конец и протыкаешь его… Ну а если это штука тяжелая, вроде той ложки для усов, можно ударить ею.

Стелла похлопала себя по карману, проверяя, на месте ли ложка для усов. Просто на всякий случай, вдруг ей встретится что-то такое, что попытается ей напакостить?

– Капитан Аякс и его разбойники едва ли оставили на корабле что-нибудь ценное, – сказал Шай. – Но мы все равно можем наскоро все проверить, раз уж мы здесь.

Они быстро нашли люк с лесенкой и спустились в угрюмое чрево корабля. Капитан Аякс был прав – внизу ужасно воняло. Это была нестерпимая смесь запахов гнили, плесени и похожей на водоросли слизи.

Стелла заметила на стене знак Королевской навигационной компании и сообразила, что «Снежную королеву» создали те же мастера, которые строили «Искателя приключений». Но тот корабль, что привез исследователей в Исландию, был полон мягких ковров, ярких ламп и прекрасного серебра. А вот «Снежная королева» представляла собой темную, сырую, опустошенную оболочку. Коридоры здесь были узкими и длинными, их заполняли тени, а деревянные доски угрожающе скрипели под ногами. На всех обшивках и на полу лежал тонкий слой липкой соленой пыли, и исследователям пришлось приподнимать подолы плащей, чтобы она к ним не прицепилась.

Стелла немного тревожилась: а что, если они вдруг наткнутся на скелет? Этого так и не случилось, отчего Стелла испытала облегчение, но заодно и легкое разочарование. Зато они натолкнулись на парочку крыс, копавшихся в углах. Крысы были на удивление крупными, – они, без сомнения, разжирели на тех испорченных припасах, которые остались на корабле.

Однако похоже было на то, что, кроме крыс, искать здесь нечего, – все, что только можно было сдвинуть с места, исчезло. В камбузе не осталось никаких продуктов, в библиотеке – ни единой книги, и никаких палаток, или одеял, или веревок в старых камерах преступников. Одни только бесконечные звенья ржавых цепей.

– Ладно, пора возвращаться к нашим животным и двигаться дальше, – решил Шай. – Здесь ничегошеньки нет, и искать больше незачем.

– Давай еще пройдем по тому последнему коридору, – предложила Стелла, показывая на проход. – Если и там ничего, то уходим.

Казалось неправильным, что они так долго пробирались в грязной темноте – и все понапрасну. Ну хоть что-нибудь бы найти… Предпринять столько усилий и даже скелета не увидеть… нет, это уж слишком.

Поэтому они вошли в последний коридор, становившийся все темнее и темнее по мере того, как они в него углублялись. Здесь были иллюминаторы в стене, но они не пропускали ни капли света; Стелла предположила, что они находятся в нижней части корабля и иллюминаторы снаружи завалены снегом. Шай достал из сумки фонарь и зажег его, чтобы освещать всем дорогу, – и вот наконец они добрались до двери в конце коридора. На ее деревянной поверхности были вырезаны какие-то слова, и Шай поднес фонарь поближе, чтобы осветить их. Стелла усмехнулась, прочитав надпись. Очень интересно…

«Не открывайте эту дверь НИ ПРИ КАКИХ обстоятельствах!»

Значит, ни при каких? Конечно, обычные подростки определенно сразу бы повернулись и ушли от такой двери, даже не оглянувшись. Но они-то были молодыми исследователями и, видя такое предостережение, устоять просто не могли.

– Может, нам не следует сюда заходить? – попытался проявить благоразумие Бини. – Наверняка были причины написать это.

– Да что тут теперь может быть опасного? – возразила Стелла. – Этот корабль уже много лет назад вмерз в лед!

– Зато там могут оказаться ящики с пиратским золотом, – предположил Итан.

– Или скелеты невиданных зверей и чудовищ, – высказался Шай.

– Или полный ящик мармеладных шариков с необычным ароматом, – пробормотал Бини.

– Или запретные карты запретных мест. – Стелла весело потерла руки. – Давайте узнаем!

Тяжелая цепь обвивала ручку двери, но замок проржавел насквозь и легко открылся. Ребятам только и оставалось, что снять цепь.

Они вместе потянули цепь на себя, и она упала на пол тяжелыми кольцами. Переглянувшись в последний раз, исследователи распахнули дверь.

Глава семнадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

Стелла и сама не знала, что ожидает увидеть. Но когда Шай поднял фонарь, свет разлился по просторному складскому помещению, где были застекленные шкафы, сундуки и ящики, сплошь покрытые толстым слоем пыли. Везде и всюду виднелись штампованные надписи: «Опасный груз», «Награбленное», «Трофейное имущество».

Исследователи осторожно вошли в помещение и осмотрели шкафы. Все было разделено на категории, и первым значились «Странные предметы».

Стелла увидела маленького нефритового божка, картину с изображением безумного на вид ребенка, держащего нож, чучело гиены – она выглядела так, словно вот-вот разразится хохотом.

К каждому предмету крепилась карточка, на которой было написано его название и имя добытчика. Стелла всмотрелась в ближайшую этикетку и прочитала: «Смеющаяся гиена, украдена Лероем Ливингстоном в затерянном городе Муджа-Муджа».

Заметив краем глаза темную тень, Стелла посмотрела вниз: рядом с ней появилась Коа. Волчья тень пристально смотрела на чучело гиены.

– Мне тоже ее вид не нравится, – сообщила тени Стелла.

– Должно быть, именно об этом и говорил капитан Аякс, – сказал Шай, всматриваясь в какой-то шкаф. – Он ведь сказал, что его корабль перевозил преступников в колонии, а потом должен был вернуться с награбленным добром.

– Наверное, он решил просто оставить все это здесь, когда его корабль застрял во льдах, – предположила Стелла. – Большинство из этих вещей в Исландии явно бесполезны. Нечего и удивляться, что его корабль был обречен, – я в жизни не видела так много проклятых вещей в одном месте.

Здесь нашлась даже крошечная мумия, замотанная в грязные бинты, – лежала в разбитом саркофаге. Для человека она выглядела слишком маленькой – всего несколько дюймов в длину.

– Эй, посмотрите-ка на это! – воскликнул Шай.

Стелла повернулась и подошла к остальным. Они наклонились над чем-то похожим на вулкан – самый маленький вулкан в мире.

– Это вулкан-младенец из Вулканической Исландии! Нужно взять его с собой. Пользоваться им куда удобнее, чем разводить костер из мокрых дров, – встряхнуть его, и готово!

Вулкан выглядел чрезвычайно тяжелым, но Шай уже обхватил его обеими руками, приподнял и хорошенько встряхнул. Когда он снова поставил вулкан на пол, тот мгновенно засветился красным, тонкие струйки лавы потекли через край кратера, крошечные искры взлетели над ним, как миниатюрный фейерверк.

– Но почему ты думаешь, что нам можно что-то взять? – спросил Бини. – Разве это не будет воровство?

– Вообще-то, нет, – ответил ему Итан. – Все эти вещи брошены. И их в любом случае невозможно вернуть владельцам. Я считаю, если что-то может нам пригодиться в экспедиции, мы вправе это взять.

– Но только не страшные вещи, – сказала Стелла.

Ей очень не нравился оскал той гиены. Что, если зверь укусит ее ночью?

– Нет, определенно не страшные и не проклятые, – согласился Шай. – Никому не захочется проснуться и увидеть, что это чучело пытается прогрызть его ботинки.

Они осмотрели все хранилище и нашли некую книгу, прикованную к столу, огромный бриллиант и даже сундук, наполненный зубами.

– Кому понадобилось воровать зубы? – недоуменно спросил Бини, заглядывая в сундук.

– Может, этот кто-то украл денежки у зубной феи и они превратились в зубы? – предположила Стелла.

Итан наполовину всерьез предложил прихватить с собой бриллиант, потому что он по-настоящему огромный и мог бы стать отличным дополнением коллекции редкостей в любом клубе. Но Шай напомнил, что клубы вряд ли смогли бы поделить камень, и что более важно – он лежал в шкафу с надписью «Проклятые предметы», а это, скорее всего, означало, что им и смотреть на него не следовало.

Все они знали, что драгоценные камни вроде алмазов были самыми сильными и опасными среди носителей проклятий, так что оставили сверкающее диво на месте. Пора было возвращаться.

– Идем, Бини! – окликнула Стелла друга, который по какой-то причине рылся в сундуке с одеждой в углу. – Уходим!

Бини выпрямился и обернулся, держа в руках какое-то платье. Это было самое уродливое из всех платьев, какие только приходилось видеть Стелле: противного коричневого цвета, с россыпью гигантских цветов жуткого вида.

– Как ты думаешь, Мойре это понравится? – спросил Бини.

– Твоей кузине? – Стелла скривилась. – Кто знает?

– Мама говорит, хорошо, если ты привозишь родным подарки из путешествий, – пояснил Бини. – Я подумал, если я найду хорошее платье для Мойры, то она, возможно, передумает и придет на мой следующий день рождения?

– Бини, забудь о Мойре! Она плохой человек, и тебе лучше вовсе не приглашать ее!

– Ох…

Бини нахмурился, но положил платье обратно.

Потом он схватил из сундука что-то еще и хлопнул Итана по плечу. В руке у него была пара розовых балетных туфель.

– Тебе нравится? – спросил он.

Маг уставился на него во все глаза:

– И что бы я стал делать с балетными тапочками?

– Я просто подумал, что ты мог бы тренироваться, исполнять пируэты и все такое, – ответил Бини. – Танцоры ведь именно это делают, да?

Итан застонал.

– В последний раз повторяю! – рыкнул он. – Я не балерина!

– Тогда почему ты так сказал? – удивился Бини. – Там, в туннеле, ты ведь сказал…

– Это был сарказм!

– Ох… Я совсем не понимаю сарказма. Мама говорит, это то, чем люди пользуются, когда они не так умны, как им самим кажется… – Он посмотрел на туфли, на Итана… – Так они тебе нужны или нет?

– Нет!

Итан выхватил туфли из рук Бини и швырнул их в угол. К несчастью, они задели шаткую груду коробок с драгоценностями, и те посыпались на пол. С громким звоном множество колец, браслетов, диадем и ожерелий покатились по полу, разбрасывая искры света. Одна коробка оказалась музыкальной шкатулкой; открывшись, она начала играть какую-то пронзительную, неприятную мелодию. Крошечные принцессы кружились и кружились внутри ее, пока Стелла не захлопнула крышку.

Все посмотрели на Итана.

– Что? – сердито спросил он.

– Идем! – Шай повернулся, и Коа следом за ним. – Пора выбираться отсюда.

Исследователи направились к двери. И застыли. Еще мгновение назад здесь ничего такого не было, но теперь дорогу им преграждало высокое волокнистое растение в горшке. Очень странного вида.

– Что за чертовщина? – пробормотал Итан.

– Его ведь здесь раньше не было? – спросил Бини.

– Наверное, было, – откликнулась Стелла. – Растения в горшках не могут ведь бродить, где им вздумается?

Они осторожно подошли к растению на несколько шагов. Коа вдруг низко, угрожающе зарычала.

– Я вот вспомнил… – медленно заговорил Шай. – Папа как-то рассказывал мне… Вы слышали когда-нибудь о долине Плотоядных Растений? Эти плотоядные растения… ну, считается, что они могут сами перебираться с места на место. И едят людей.

Все молча смотрели на растение. Оно было совершенно неподвижным и сидело в своем горшке с вполне невинным видом. Но теперь, когда исследователи подошли к нему ближе, они могли рассмотреть, что листья у него странного темного цвета, а на ветках висят гроздья фруктов – размером примерно с апельсин.

– Что это за фрукты? – спросила Стелла.

– Это не фрукты, – ответил Итан. И посмотрел в глаза Стелле. – Это кочаны капусты.

– Капуста не плотоядна, – тут же сообщил Бини.

– А ведь капитан Аякс предупреждал, чтобы мы не разбудили… – начал Шай, но договорить не успел.

Внезапно растение выбросило вперед длинную волосатую лиану и обвило ею руку Шая, так что он уронил крошечный вулкан. А потом начало медленно подтягивать Шая к себе. И в тот же момент листья по краям кочанчиков капусты развернулись, обнажив острые блестящие зубы. С листьев текла слюна, растение угрожающе шипело…

Все исследователи закричали разом, хотя Шай громче всех – что было вполне понятно, ведь именно на него напало плотоядное растение. Свободной рукой он вцепился в лиану, но та крепко обхватила его запястье, и Шай не смог ослабить ее хватку.

– Сделайте что-нибудь! – кричал Шай. – Скорее!

Коа лаяла и рычала на растение, но, будучи волчьей тенью, ничем не могла помочь. Итан взмахнул рукой, и маленькие стрелы вроде тех, что он использовал против фрости, ринулись к растению. Но вместо того чтобы вонзиться в него, стрелы развернулись в воздухе и помчались обратно к исследователям – тем пришлось пригнуться, чтобы не получить стрелу в глаз.

– На него наложены какие-то защитные чары, – сказал Итан.

Стелла схватилась за лиану, и остальные быстро присоединились к ней. Но и все вместе они не смогли ее оторвать. Исследователи определенно проигрывали схватку с хищной капустой: ботинки Шая скользили по полу, все ближе и ближе к блестящим зубам, спрятанным в кочанах.

– Найдите нож или что-то еще! – выдохнул Шай. – Надо обрубить проклятую лиану!

Стелла, Итан и Бини рассыпались по хранилищу, нервно шаря в шкафах в поисках чего-нибудь острого. Наконец Бини нашел топор – он был вставлен в руки рыцарских лат. Итан сумел его вырвать, и они подбежали к Шаю. И вовремя – от зубов капусты его отделяло лишь нескольких дюймов.

– Не двигайся! – крикнул Итан, занося топор над головой.

Топор со свистом опустился вниз и легко прошел через лиану. Из нее хлынул черный сок, словно кровь, и растение пронзительно завизжало. Стелла невольно зажала уши. Шай схватил лиану, висевшую на его руке, оторвал и бросил на пол. Коа взволнованно бегала вокруг него.

К исследователям метнулись новые лианы, но ребята вовремя отскочили подальше, отступили в другой конец помещения.

– Ну и что нам теперь делать? – спросил Итан, все еще сжимая топор. – Оно же загородило нам дорогу!

Растение угрожающе махало в их сторону листьями, а из срезанной ветки продолжал течь черный сок, испускавший неприятную влажную вонь.

– Давайте заглянем в книгу капитана Флибустьера? – предложила Стелла. – Может, там найдется какой-то совет.

Шай достал из кармана потрепанный «Путеводитель капитана Флибустьера для экспедиций и разведки» и провел пальцем по оглавлению.

– Здесь ничего нет о капустных деревьях, которым хочется вас съесть. Не думаю, что капитан Флибустьер вообще бывал в долине Плотоядных Растений.

– Да кому вообще могло бы понадобиться забредать в эту долину? – простонал Бини, в волнении глубже натягивая на голову шапку с помпоном.

Стелла выхватила из рук Шая книгу и нашла главу о том, как противостоять врагам.

– «Когда сталкиваешься со злобным чудищем во враждебном окружении, – прочитала она, – важно сохранять спокойствие и всегда владеть собой. Возможно, монстр куда сильнее боится тебя, чем ты его…»

– Не думаю, что это подходит к нашему случаю, – сказал Итан.

– Да никакой в этом пользы! – рассердилась Стелла, возвращая книгу Шаю. – Придется самим как-то разбираться. Может, срубим его вообще, у нас же есть топор! Дай-ка мне… я ему врежу!

– Эй, куда оно подевалось? – воскликнул Бини.

Исследователи обернулись к двери и, к немалому ужасу, увидели, что растение сбежало! Горшок стоял на прежнем месте, след рассыпанной земли вел от него к застекленному шкафу… Но где само растение?

– Не важно, давайте просто удирать поскорее, пока можно! – решил Шай.

Они кинулись к двери… но не успели сделать и пары шагов, как к ним метнулись лианы – и на этот раз сверху. Еще не поняв, что происходит, Стелла и Шай взлетели над полом, и шипящее растение, напавшее на них из-под потолка, поволокло их к себе.

– Ох, ну и… какие они волосатые! – вскрикнула Стелла, царапая лиану, схватившую ее за руку.

Коа завывала внизу.

– Брось мне топор! – отчаянно закричал Шай стоявшему внизу Итану и тут же быстро добавил: – Только не попади мне в голову! Не бросай его мне в голову!

– Я не собираюсь бросать его тебе в голову! – крикнул в ответ Итан. – Я не идиот!

Он бросил топор рукоятью вперед, но тот пролетел мимо Шая к Стелле. Поймав топор, она рубанула по лиане, державшей Шая, и сразу перерезала ее. Лиана выбросила целый фонтан черного сока, а Шай рухнул на пол и умудрился с громким стуком приземлиться на ноги. Не теряя времени, Стелла перерубила лиану, сжимавшую ее собственную руку, и тоже полетела вниз, прочь от шипящего и визжащего растения.

К несчастью, она оказалась не такой ловкой, как Шай, и упала не на ноги, а на спину. Но тут же подумала, что ей здорово повезло: она ведь не угодила на топор, который продолжала сжимать в руке… хотя все равно грохнуться с такой высоты было очень, очень неприятно! Стелла застонала, задыхаясь, но прежде чем она разобралась, целы ли ее кости, Шай выхватил у нее топор, а Итан рывком поднял ее на ноги.

– Скорее, скорее! – повторял маг, таща Стеллу за собой.

Бини поднял маленький вулкан, который уронил Шай, и они все помчались к двери. Стелла услышала глухие странные звуки и, оглянувшись, увидела, что несколько кочанов капусты оторвались от растения и катятся вслед за ними, скаля зубы и оставляя на полу влажный след слюны.

– Капуста за нами гонится! – закричала Стелла.

Наверное, раньше она бы подумала, что сказать такое можно только в тяжком бреду, когда больного одолевают галлюцинации.

Шай первым добежал до выхода и пинком отшвырнул в сторону горшок с землей. Потом он открыл дверь и развернулся, грозя капустным кочанам топором. Бини первым выскочил наружу, за ним – Коа и Стелла.

Позади раздались негромкие удары: это Шай рубил шипящие овощи. Но их было слишком много, и они уже вцепились в кожаные ботинки Шая, – но тут наконец Итан с визгом вывалился в коридор. Шай выпрыгнул за ним и захлопнул дверь. Через секунду десятки капустных кочанов начали колотиться в дверь изнутри.

И один из них сумел-таки выбраться – он крепко держался зубами за лодыжку Итана.

Глава восемнадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

– Ну конечно, именно со мной такое и должно было случиться – быть укушенным капустой! – простонал Итан. – То есть я хочу сказать, этого ведь никогда ни с кем не случалось, да?

Он наклонился, собираясь оторвать слюнявый овощ от своей ноги, но Шай остановил его:

– Погоди. Нужно сначала найти что-то, куда можно его засунуть. Иначе он всех нас перекусает, как только освободится.

– Верно! – согласилась Стелла. – Лучше пока его не трогать.

– Легко вам говорить! Он же не в вас воткнул свои клыки! И нам незачем его куда-то прятать, потому что я его сразу растопчу.

– Нет, не надо! – попросил Бини. – Мы должны взять его с собой!

– О, хорошая идея! Может, сгодится на салат, – язвительно предположил Итан.

– Пусть этот овощ ужасен и даже непристоен, все равно он – научное открытие. – Шай хлопнул мага по спине. – Отлично сработано, Креветка, ловко ты его поймал!

– Я его не ловил. Это он поймал меня.

– Ну, все равно нам следует привезти его в клуб как особый образец.

– Я не собираюсь тащиться обратно к Колдгейту с капустой на ноге! – возмутился Итан и скрестил руки на груди. – Еще чего не хватало!

– Не болтай ерунды, – возразил Шай. – Мы его засунем в ту коробку для цилиндра, как только вернемся к салазкам.

Итан снова застонал:

– У меня от вас опять голова разболелась!

Но все же он согласился оставить кочан – который как будто навсегда вонзил зубы и в кожаные ботинки, и в ногу Итана, – в прежнем положении, пока они не дойдут до салазок.

Все четверо поспешили обратно на палубу корабля. Прежде чем снова обвязаться общей веревкой, Итан заставил Бини отдать ему деревянного нарвала. Бини немного поволновался, но Итан был тверд, как алмаз.

– С меня на сегодня хватит и кусачей капусты, – заявил Итан. – Не желаю, чтобы меня еще раз сбросили с лестницы. Обещаю, что хорошенько присмотрю за ним, но спуск не начнется, пока нарвал не окажется в моем кармане, а не в твоем.

Бини пришлось уступить.

– У тебя есть при себе еще какие-то драгоценности, о которых ты забыл заявить? – требовательно спросил Итан. – Какие-нибудь бриллианты или священные изображения, о которых тоже лучше позаботиться мне?

– Нет, – грустно ответил Бини. – Только Оубри.

Один за другим исследователи медленно спустились, только на этот раз первым шел Итан: никому не хотелось иметь его ноги у себя над головой, капуста ведь вполне могла оторваться от его ботинка и найти себе новую жертву.

Как только они добрались до конца лестницы, из палатки, хлопая крыльями, выскочила гусыня и с гоготом побежала к Стелле. Пришлось взять ее на руки. Стелла погладила птицу по голове и почувствовала, что гусыня успокаивается.

– Вот. – Итан протянул Бини деревянного нарвала. – И сделай всем нам одолжение, спрячь его понадежнее.

Волки тоже были рады видеть ребят: они толкались возле Шая и суетились, горя желанием отправиться в путь. Но сначала нужно было разобраться с капустой. Среди вещей на салазках отыскали коробку для цилиндра и открыли ее. Кочан глубоко вгрызся в ботинок Итана, и четверым исследователям пришлось отрывать его совместными усилиями. А он, едва освободившись, щелкнул жуткими зубами самым угрожающим образом, но они сумели запихнуть его в коробку без дальнейших происшествий. Вот только, к несчастью, несколько довольно крупных клыков застряли и в ботинке Итана, и в его ноге.

– Я понимал, что, если я отправляюсь в Исландию, меня может укусить снежная акула! – сердито воскликнул Итан. – Но мне и в голову не приходило, что на меня нападет капуста! И почему мне так не везет?

– Зато это смешно, – вздохнула Стелла.

– Если ты и вправду так думаешь, сунь руку в эту коробку! А еще лучше – сразу голову, вот уж будет веселье!

– Это не то же самое, если ты сам подставляешься под укус, – возразила Стелла. – А так – это судьба.

– Как и желание быть укушенным!

Нет, конечно, Стелле этого не хотелось, но из всего этого могла получиться интересная история, которую они будут рассказывать дома, – вроде других интересных историй, которых ждут от исследователей по возвращении из экспедиций. В итоге они не зря потратили время, лазая по кораблю. Может, Стеллу и не покусала бешеная капуста, зато напала волосатая лиана и Стелла какое-то время висела под потолком…

– Давайте больше не будем спорить о том, кого может укусить капуста в шляпной коробке. – Шай закатил глаза. – Это глупо! Вы оба ведете себя глупо. Нам нужно сейчас разобраться вот с этой проблемой.

И он показал на клыки, торчавшие из ботинка Итана.

– Да, их нужно вытащить, – согласился Бини. – Иначе в ноге будет заражение.

– Ну так давайте просто возьмем и вытащим их один за другим, – вздохнула Стелла.

В ботинке торчали три клыка. Шай, Бини и Стелла ухватили каждый по одному, а Итан стиснул челюсти и вцепился в край салазок. Зубы пришлось тащить медленно и осторожно – на всякий случай, и то вдруг они начнут снова кусаться и вонзаться во что попало, как гигантские занозы?

Зубы оказались куда длиннее, чем можно было подумать, – в несколько дюймов, – блестящие и острые, как иглы. Стелла не могла винить Итана за то, что он немножко хныкал во время операции.

– Они тоже могут стать прекрасными образцами для выставки в клубе, – заявила Стелла, с удовлетворением рассматривая зубы.

– Бог знает, что они сотворили с моим ботинком! – простонал Итан.

Он расшнуровал ботинок, стянул его с ноги – и из ботинка тут же полилась кровь. Носок Итана потемнел и промок насквозь.

– Ох… – выдохнул Итан, мгновенно бледнея, и выронил ботинок на снег.

– Ты же не собираешься опять потерять сознание? – Стелла бросилась к нему, чтобы поддержать.

– Конечно нет!

Итан оттолкнул ее. Потом, покачнувшись, встал на ноги и сказал:

– Не знаю. Может быть. Я не… мне просто ужасно не нравится вид крови.

Стеллу тоже вид крови не радовал. А оттого, что снег порозовел, ей стало совсем плохо. А может быть, это просто напомнило ей ночной кошмар – тиара, кровь на снегу, обожженные ноги…

– Я не боюсь крови, – сказал Бини. – В госпитале я и похуже видел. Если хочешь, я посмотрю…

– Я лучше сяду, – сказал Итан, а потом не столько сел, сколько упал на снег.

Бини опустился рядом с ним на колени и снял с ноги Итана носок.

– Не беспокойся, – сказал он. – Все не так ужасно, как кажется.

Он поднял руку, и из его пальцев, мерцая, потекла целительная сила. Все затихли, зачарованно наблюдая за ее действием. Потом Бини снегом смыл с ноги кровь и достал из своей сумки упаковку пластырей. Он уже хотел наклеить один на ногу Итана, но маг отвел его руку.

– Мне не нужен пластырь с единорогом! – негодующе заявил он. – Такие пластыри – для девчонок!

– А какой тогда ты хочешь? У меня есть полярные медведи, пингвины, яки и…

– Давай пингвина.

Когда Бини все-таки заклеил пластырем ногу Итана, Стелла и Шай захлопали в ладоши, и даже Итан явно был под впечатлением. Бини смущенно порозовел и попытался отмахнуться от их похвал, но Стелла видела, что он доволен.

Перед тем как пуститься в путь, исследователи решили перекусить. На корабле они провели гораздо больше времени, чем им казалось, и хотя всем хотелось двинуться дальше, навстречу новым открытиям, они все же очень проголодались. К несчастью, им пришлось обойтись консервами и мятным печеньем, потому что Дора – так Стелла решила назвать гусыню – пока что не снесла для них новых яиц. Стелла уже начала жалеть, что не прихватила парочку гусей, когда была такая возможность.

Бини предложил назвать хищную капусту Пепе и накормить кусочком мяса из консервной банки. Но это намерение все остальные молча отвергли: уж лучше сделать вид, будто Бини ничего не сказал… Хотя Итан явно был близок к тому, чтобы снять перчатку и как следует хлопнуть ею медика.

Посовещавшись с картой и компасом Стеллы, который она настроила на «холод», они были готовы двинуться к самой холодной части Исландии. Стелла и Бини забрались в салазки, Шай вспрыгнул на запятки, а Итан поехал верхом на Глетчер, единороге.

Стелле никогда не надоедало волшебное чувство ожидания того неведомого, что может открыться впереди. Но, к ее разочарованию, за целый день они так и не увидели ничего интересного. Не сделали ни одного научного открытия. Стелла твердила себе, что она уж слишком жадная, – в конце концов, они этим утром открыли хищную капусту!

Через несколько часов они решили, что пора присматривать место для ночлега. У них по-прежнему была только одна палатка, а все вокруг оставалось плоским, белым и заснеженным. Они ненадолго остановились, чтобы посоветоваться с компасом, настроив его на «убежище», и после этого сменили направление в надежде найти, где можно расположиться.

К счастью, компас Стеллы их не подвел. Когда начало темнеть и начался снегопад, впереди замаячила какая-то гора. В ее каменистом склоне виднелись пещеры, где, по крайней мере, можно было спрятаться от снега и ветра. Они забрались в самую большую – гигантский полукруглый зал с внушительными сталактитами, тянувшимися до самого пола.

После долгих часов езды в салазках было огромным облегчением просто вытянуть ноги. Все стали устраиваться на ночь. Шай занялся животными, Итан разжег крошечный вулкан и водрузил его в центре пещеры, и Бини со Стеллой принялись готовить ужин.

– А как насчет Пепе? – спросил Бини. – Разве мы не должны и его покормить?

– Послушай, перестань ты называть капусту Пепе! – сердито сказала Стелла. – И в любом случае это не «он», а «это».

– Но ты же дала имя гусыне. Какая между ними разница?

– Разница есть, Бини.

Он не стал спорить, но Стелла заметила, как он просунул два кусочка мяса в шляпную коробку, когда думал, что никто на него не смотрит.

Дора с утра снесла только два золотистых яйца, так что им предстояло поделить каждое на двоих, но они могли добавить к яйцам консервы и печенье. Стелла решила, что им стоит поужинать как положено, и потому достала фарфоровые тарелки с символом полярных медведей, завела граммофон, поставив на него поцарапанную пластинку с джазовой музыкой, и извлекла бутылку шампанского. Итан знал чары, чтобы превратить его в имбирное пиво, – и оно каким-то чудом действительно превратилось в имбирное пиво, а не в какую-нибудь слизь. Наконец все они встали вокруг жарко бурлящего вулкана и подняли бокалы.

– За что же мы выпьем, компания? – спросил Шай.

– За открытие хищной капусты, – предложила Стелла. – Если злая зубастая капуста не представляет собой диковину, которую стоит привезти домой, то я уж и не знаю, что это такое.

– За капусту! – поднимая бокал, согласился Итан, пусть и с легкой язвительностью.

Остальные повторили его жест, и все выпили по глотку имбирного пива. Имбиря в нем оказалось многовато, так что оно обожгло исследователям глотки, но никто не сказал ни слова, чтобы не обижать Итана.

– Нам и за Дору тоже следует выпить, – заявил Бини, показывая на гусыню.

Та устроилась рядом с горячим вулканом и с довольным видом охорашивалась.

– Она тоже отличное открытие! К тому же обеспечила нам ужин.

– За Дору, гусыню! – Стелла подняла бокал.

Они выпили за гусыню и уже хотели сесть, когда Итан сказал:

– Погодите-ка… у меня есть еще один тост.

– Но мы больше ничего не открыли, так? – спросила Стелла.

– Просто еще кое-что…

Итан поднял бокал, немного помялся, а потом произнес:

– Бини, ты недавно упоминал, что у тебя есть один друг на всем белом свете. Ну, я просто хотел тебе сказать, что это не так.

– Это как раз так, – откликнулся Бини и взглянул на Стеллу. – Ты ведь мне друг, да? Я ничего не сделал такого, чтобы все испортить?

– Бини, ты просто не сможешь сделать что-то такое, чтобы все испортить, – ответила Стелла. – Мы всегда будем друзьями.

– Нет-нет, я не это имел в виду! – вмешался Итан. – Я хотел сказать, что у тебя теперь не один друг. – Он хлопнул себя по груди. – Их по крайней мере два.

– Считай до трех, – добавил Шай.

Бини залился краской до корней волос.

– Трое друзей? – пробормотал он наконец. – Это что, это значит… вы придете ко мне на день рождения?

– Само собой, – кивнул Итан. – Маги всегда ходят к друзьям на дни рождения.

– Я уж точно не пропущу, – подтвердил Шай.

– А значит, это и есть последнее открытие, за которое, мне кажется, следует выпить, – добавил Итан, поднимая бокал. – За дружбу!

Все исследователи с улыбками подняли бокалы.

– За дружбу! – повторили они.

А потом уселись вокруг вулкана и принялись за еду. Цилиндр послужил удобной подставкой для бутылки имбирного пива, особенно когда его набили снегом.

– А ты можешь достать из шляпы кролика? – спросила Стелла Итана, подталкивая цилиндр ногой.

– Один раз получилось достать мангусту.

– Что такое мангуста? – нахмурился Бини.

– Не совсем то, что хотелось бы выудить из шляпы, – ответил Итан. – Этот проклятый зверек чуть не выцарапал мне глаз. И это после того, как я магически подарил ему жизнь, создав его из ничего. Вот вам и благодарность.

– Я как-то встречался с мангустовым шептуном, – сказал Шай. – Он был немножко странным. Раздражительным.

– Не думаю, чтобы мне захотелось стать мангустовым шептуном, – заметила Стелла. – Куда интереснее быть волчьим.

– Кстати, об этом. – Шай поднялся. – Пожалуй, я пойду, побуду немножко с ними. Они, наверное, уже чувствуют себя заброшенными.

Он не спеша ушел и стал болтать с волками.

Бини достал из сумки дорожный журнал отца и уселся поудобнее, чтобы в сотый раз перечитать его. Дора устроилась на коленях у Стеллы, сунув голову ей под мышку.

– Она к тебе привязалась, да? – сказал Итан.

Он протянул руку, чтобы погладить перья гусыни, но та мгновенно клюнула его руку и зашипела.

– И почему все подряд только и норовят меня укусить? – пожаловался маг, отдернув руку.

Не поднимая головы, Бини сунул ему еще один пластырь (с полярным медведем), и Итан с благодарностью налепил его на руку.

– Сначала фрости, потом капуста, а теперь еще и гусыня! Наверное, в следующий раз на меня нападет пингвин. Это практически неизбежно.

– Ох, пингвины! – воскликнула Стелла.

От волнений экспедиции, от необходимости то и дело удирать от кого-то она забыла о полярных малышах. Хотя Феликс и сказал, что их не нужно кормить, Стелла почувствовала себя виноватой из-за того, что даже не проверяла, как они себя чувствуют. Она принялась торопливо рыться в своей сумке.

– Но у тебя же нет там настоящих пингвинов? – Итан вскинул брови.

– Это подарок от Феликса на день рождения.

Наконец ее рука наткнулась на маленькое холодное иглу. Стелла вытащила его и заглянула во входной проем. Пингвинье семейство уже лежало в постелях, натянув на головы ночные колпаки с маленькими кисточками на макушках.

Выглядело все внутри вполне уютно. На столике у одной кровати горел крошечный ночник, испускавший мягкий золотистый свет.

– Можно глянуть? – спросил Итан.

Стелла протянула ему иглу, и маг внимательно все рассмотрел.

– Потрясающе. Джулиан любил пингвинов.

– Он был старше тебя? – спросила Стелла.

– Да, на четыре года. – Итан кивнул. – В прошлом году, когда мы отправились в экспедицию, ему было шестнадцать. Он уже бывал в нескольких с папой, но для меня она была первой.

– И что случилось? – тихо спросила Стелла.

Она не была уверена, стоит ли задавать такой вопрос, но Итан пожал плечами:

– Папа решил поохотиться на кричащего красного дьявола. Это одно из самых опасных чудищ в море Ядовитых Щупалец, и он думал, что такой кальмар стал бы фантастическим трофеем. Джулиан пытался его отговорить. Сказал, что это слишком опасно, что монстр слишком велик, чтобы гоняться за ним, когда это моя первая экспедиция. Говорил, что у меня недостаточно опыта… – Он вздохнул и вернул Стелле иглу. – А мне хотелось доказать, что он ошибается. И когда кальмар напал на наш корабль, я не ушел вниз, как брат мне велел. Я схватил гарпунное ружье, побежал к сети у правого борта и попытался сам его застрелить… То щупальце вдруг выскочило невесть откуда… огромное, чудовищное… Оно обвилось вокруг меня и сдернуло с корабля.

Стелла содрогнулась при мысли, каково это: вдруг оказаться в холодном океане наедине с гигантским кальмаром… Бини тоже вздрогнул и поморщился, отвлекаясь от отцовского журнала.

– Джулиан прыгнул в воду за мной, – продолжил Итан, качая головой. – Просто прыгнул, без колебаний. Он ведь должен был понимать, что, скорее всего, погибнет, пытаясь спасти меня, но он все равно сделал это…

Стелла подумала о Феликсе; она непременно рискнула бы собственной жизнью, окажись он в опасности, пусть даже понимала бы, что после он ужасно рассердится на нее за такой поступок. Стелла посмотрела на вход в пещеру, на замерзшие просторы за ним. Только бы с Феликсом все было в порядке!

– Так поступают родные люди, – сказала она.

– Не все. – Итан посмотрел на нее. – Джулиан бросился за мной, а папа – нет. Когда Джулиан перерезал щупальце, оно поплыло по воде, и папа вытащил его на палубу. Оно все еще было обмотано вокруг меня, так что и я оказался на палубе, но где-то в глубине души я гадал, меня хотел отец выловить или щупальце…

Стелла была потрясена, услышав, как Итан говорит о родном отце.

– Я уверена, что тебя. Кто же смог бы беспокоиться о каком-то трофее больше, чем о собственном сыне!

– Ну, тогда он должен был бы попытаться помочь Джулиану, – тихо сказал Итан. – Я знаю, он горевал о гибели Джулиана… именно поэтому мы отправились в полярную экспедицию, а не вернулись в море. Но он никогда не говорит о нем. И он ведь не прыгнул в воду вслед за нами. Не пробовал помочь. Может быть, все обернулось бы иначе, если бы он это сделал. Но вместо того… В общем, кальмар уплыл. Он вернулся на дно океана и утащил с собой Джулиана. Мама говорит, что никогда не простит отца за это. Они теперь ссорятся постоянно, когда папа дома. Это ужасно. Она даже не хотела отпускать меня в эту экспедицию, но, к счастью, отец настоял. Полагаю, она теперь еще сильнее будет на него злиться.

Стелла снова подумала о Феликсе, и ее вдруг поразила мысль о том, как ей повезло – ведь именно Феликс нашел ее в снегу в тот день. Ее мог подобрать кто-то другой, или вообще никто не нашел бы, но ей встретился самый добрый человек в мире. Человек, который полюбил ее и научил, что значит быть членом семьи.

– Феликс говорит, всегда лучше думать о людях хорошо, – сказала она. – Может быть, твой отец не вспоминает Джулиана потому, что ему от этого слишком больно.

– Кто знает? – откликнулся Итан. Потом, посмотрев на Стеллу, спросил: – Феликс ведь не настоящий отец тебе, да?

– Он мой настоящий отец! – твердо произнесла Стелла. – Но не родной, если ты это имел в виду. Феликс нашел меня во время экспедиции. Я – снежная сирота. Не знаю, откуда я взялась.

Стелла подумала о Феликсе, и о Груффе, и о Мэйгике, и о Бустере, и обо всех других карликовых динозаврах в оранжерее и добавила:

– Но это и не важно, потому что я все равно нашла семью.

Итан кивнул:

– Да, думаю, что любого, кто тебя не предает, кто стоит с тобой рядом всегда, можно считать семьей.

– Пожалуй, ты прав.

Стелла окинула взглядом членов их маленькой экспедиции, и тут ей пришло в голову, что они четверо тоже стали чем-то вроде семьи с тех пор, как оказались вместе. Потом посмотрела на Итана, задумчиво уставившегося на пламя вулкана: думает ли и он так же? Она уже собралась задать этот вопрос, но тут маг посмотрел на Бини и спросил:

– Что ты там читаешь?

– Это? – Бини поднял голову. – Это путевой журнал моего отца. Его нашли в брошенном лагере рядом с Черным Ледяным мостом.

Итан пожал плечами:

– Я бы скорее вернулся в море Ядовитых Щупалец и опять поплыл с кальмаром, чем рискнул бы пойти по тому мосту. Разве не говорят о нем, что он проклят?

Бини кивнул:

– Папа написал в своем журнале, что люди говорили: они ощущали присутствие зла в тех местах и чем дальше они заходили, тем сильнее становилось это чувство. Воду не видно из-за тумана, но папа записал, что снизу доносились странные всплески, как будто там плавали огромные чудища и пытались подпрыгнуть повыше, чтобы достать людей.

– То море битком набито чудищами, – согласился Итан.

Вернулся Шай и сел у огня рядом с Итаном. Двое волков явились с ним и улеглись, опустив головы на лапы.

– Насчет Черного Ледяного моста рассказывают множество страшных историй, всякие слухи ходят, – сказал Шай. – Говорят, он никуда не ведет. Что это дурное место. Папа говорит, что существуют земли настолько забытые, и проклятые, и запретные, что даже исследователям не нужно туда забредать.

– Но я собираюсь со временем пойти туда, – заявил Бини. – Собираюсь стать первым исследователем, кто доберется до другого конца Черного Ледяного моста.

Стелла, конечно, давно знала, что Бини надеется на это, но для других его заявление оказалось неожиданным. На мгновение наступило растерянное молчание.

– Я, вообще-то, не хочу тебя обидеть, – наконец заговорил Итан, – но… это как если бы мышь заявила, что собирается съесть моржа. Никто не возвращался живым с Черного Ледяного моста. Никто.

– А я вернусь. Я собираюсь закончить незавершенную экспедицию моего отца.

– Бини, это невозможно, – мягко произнес Шай. – Если ты и сам погибнешь на Черном Ледяном мосту, то это ведь не увековечит память твоего отца, так?

– Мне плевать, что говорят другие или кто попытается меня остановить, – абсолютно спокойно сказал Бини. – Я узнаю, что находится на другом конце этого моста.

Шай посмотрел на Стеллу, и она пожала плечами. Если честно, она не была уверена, в самом ли деле Бини должен или может попытаться пройти по мосту, но к чему разрушать его уверенность?

Но не успел хоть кто-нибудь сказать еще слово, как снаружи раздался низкий протяжный вой, заставивший всех подпрыгнуть.

– Что это? – спросил Бини.

Все четверо повернулись и всмотрелись в темноту. Стелла подумала, что звука печальнее и тоскливее ей слышать не приходилось. И хотя вой не походил на человеческий, он тем не менее слегка напоминал детский плач. По коже Стеллы пробежали мурашки.

– Холодные духи, – тихо сказал Шай.

– Откуда ты знаешь? – резковато спросил Итан.

– Волки сказали. Они давно уже их почуяли. Но все в порядке, они не могут нам навредить.

Стелла не поняла толком, к кому обращается Шай – к ним или к волкам, лежавшим рядом с ним.

– Это просто означает, что мы приближаемся к самой холодной части Исландии. Волки говорят, духи пришли оттуда.

– Но что они такое? – нахмурился Бини.

– Кто знает? – пожал плечами Шай. – Волки, похоже, думают, что это потерянные души всех тех, кто замерз во льдах.

Исследователи снова посмотрели на вход в пещеру. Там появилась Коа и замерла, глядя наружу, неподвижно застыла от носа до кончика хвоста. Но снаружи ничего не было видно, кроме снега и льда. Однако в том, что казалось лишенными смысла стонами, Стелле вдруг послышались голоса, шептавшие нечто…

«Пожалей замерзших, твое высочество… Пожалей замерзших…»

– С кем они разговаривают? – спросила Стелла Шая.

Тот бросил на нее странный взгляд:

– Я не слышу никаких слов.

– Я тоже, – подтвердил Бини.

– Итан?..

Конечно, если кто-то еще и мог услышать магические голоса, так это маг. Но Итан покачал головой:

– Стелла, это просто шум.

– Волки говорят, что холодные духи не смогут войти в пещеру, пока в ней горит огонь, – сообщил всем Шай.

Он посмотрел на волков, заволновавшихся, как только стоны зазвучали вновь.

Через несколько минут голоса затихли. Но исследователи всю ночь не позволяли огню погаснуть, просто на тот случай, если духи вернутся.

Глава девятнадцатая

Молодые исследователи провели в пещере беспокойную ночь и, когда настало раннее солнечное утро, были рады отправиться дальше. Сверившись с картой и компасом, Стелла рассчитала, что до самой холодной части Исландии им должно оставаться не больше двух дней пути.

– Мы ведь именно туда и собирались, да? – с волнением спросил Шай. – И мы туда доберемся.

– Да, и я надеюсь, мы окажемся там первыми, – сказал Итан. – Неплохое будет достижение. – Он посмотрел на Бини и добавил: – Может, это даже заставит твоего дядю замолчать ненадолго, как думаешь?

– Сомневаюсь, – ответил Бини. – Мама говорит, что дядя Бенедикт может заболтать насмерть задние лапы полярного медведя… Конечно, такое невозможно, и я полагаю, это просто означает, что он уж очень любит поговорить.


Клуб исследователей полярных медведей

– Нет, я имел в виду, что он, пожалуй, согласится, что из тебя получится исследователь.

– А… Ну да, возможно. И почему ты сразу не сказал именно так?

– Идемте! – перебила их Стелла: она видела, что Итан быстро теряет терпение. – Мы не можем тратить время понапрасну, если хотим быть на месте первыми.

Весь следующий день они просто ехали по льду и не сделали никаких открытий, лишь не на шутку встревожились при виде множества следов йети на снегу. Они остановились у пары таких следов, чтобы сфотографировать их, и сделали необходимые измерения. Выяснилось, что даже Итан, самый высокий из них, мог бы улечься в след ноги йети и еще осталось бы свободное место.

– А есть у нас какой-то план сражения на тот случай, если мы наткнемся на йети? – поинтересовался Итан, все еще лежа в отпечатке лапы, пока Бини делал фотографии. – Я хочу сказать, у нас ведь по-прежнему нет никакого оружия, кроме того топора, что мы прихватили со «Снежной королевы», так что…

– Вряд ли от топора будет много пользы при встрече с йети, – сказала Стелла. – Феликс говорит, лучшее в таких случаях – сидеть абсолютно неподвижно и надеяться, что он тебя не заметит. У йети ведь как будто очень плохое зрение?

– Да, зато у них прекрасное обоняние, – напомнил Итан, вставая и стряхивая снег со своего черного плаща. – А мы не мылись с тех пор, как сошли с борта «Искателя приключений».

Стелла вынуждена была признать, что в его словах есть смысл. От них, наверное, пахло весьма основательно. Отсутствие душа и туалета определенно оказалось самой неприятной для Стеллы стороной экспедиции.

Они нашли еще одну пещеру, чтобы спрятаться на ночь. Холодных духов на этот раз поблизости не было, но Стелла снова увидела тот ужасный сон – с обожженными ногами, что бродили вокруг, ища ее, и с залитым кровью снегом…

Шай разбудил ее, когда сон еще не кончился, и по выражению его лица Стелла поняла, что опять произошло нечто странное.

– Вокруг тебя кружил снег, прямо здесь, в пещере, – ответил Шай на ее вопрос. – Посмотри!

Он махнул рукой, и Стелла увидела снежинки, налипшие на ее одежду.

– Ты не замерзла?

Стелла покачала головой. Ей совсем не было холодно. Пожалуй, ей следует рассказать Шаю свой сон: она чувствовала себя как бы обязанной ему за то, что он уже трижды ее будил. Но когда она сделала это, и Шай не нашел никакого смысла в ее кошмаре.

– Одно понятно наверняка, – сказал он. – Это не просто кошмар. Он что-то означает.

Он не добавил «что-то плохое», но Стелла поняла: он подразумевал именно это.

На следующий день они рассчитали, что до самой холодной части Исландии им осталось лишь несколько часов, если верить карте. Стелла снова принялась гадать, добрались ли уже до места другие члены экспедиции – полярные медведи или океанские кальмары… или же они четверо окажутся первыми?

– А как мы узнаем, что оказались в самой холодной части Исландии? – спросил Бини.

– Стрелка компаса примется описывать круги, никуда не показывая, – пояснила Стелла. – Если бы у меня был еще и секстант Феликса, я могла бы определиться точнее, но секстант остался у него. Думаю, впрочем, что мы просто поймем это, когда доберемся. Прежде всего, там будет очень, ну просто очень холодно.

День наступил ясный, солнечный, но по мере продвижения исследователей вперед становилось холоднее. Мороз опушил инеем их капюшоны, на поверхности салазок блестел лед. Даже серьга Шая – волчий клык – промерзла насквозь. Все сильнее казалось, что они дышат чем-то острым, и все четверо поневоле с тоской думали о теплых постелях и горячем шоколаде, ожидавших их дома.

А потом вдруг салазки въехали на вершину какого-то холма – и исследователи увидели перед собой белый, сверкающий, изумительный замок. Высоко в небо над ним взлетали бесчисленные шпили и башенки, замерзшие окна отражали солнечный свет, а обледеневшие крыши башенок сияли так, словно были покрыты сотнями крошечных бриллиантов.

Пару минут все просто смотрели на замок во все глаза. Потом Шай произнес:

– Как вы думаете, это жилище снежной королевы?

– Да, она должна обитать в чем-то вроде этого, – согласился Бини.

– Нам лучше туда не соваться, – быстро сказал Итан. – Снежные королевы замораживают сердца. Это может быть опасно.

– Но компас показывает прямо на него, – возразила Стелла. – Может быть, замок как раз и отмечает самую холодную часть Исландии? Нужно подойти немного ближе. Мы, по крайней мере, должны водрузить в снегу перед ним наш флаг.

– А снежная королева не сочтет это невежливым? – спросил Бини.

– Может, там и нет никакой снежной королевы. – Стелла окинула взглядом остальных. – Мы же исследователи, так? Мы добрались до этого места. Мы не можем уйти, даже не попытавшись взглянуть…

К облегчению Стеллы, Шай согласился, что они должны подойти ближе. Исследователи двинулись дальше.

И тут у Стеллы возникло сильнейшее ощущение, что она и должна была прийти к этому замку. Что-то в этих тонких белых шпилях, торчавших в воздухе, как пальцы, казалось ей странно знакомым, будто она уже видела раньше это место, очень-очень давно. В конце концов, Феликс ведь нашел ее именно в Исландии… А значит, она могла здесь бывать когда-то.

Приближаясь, они не увидели в снегу вокруг замка никаких экспедиционных флагов.

– Мы первые! – воскликнула Стелла, когда салазки остановились перед огромной входной дверью. – И это то, что надо, посмотрите!

Стелла показала друзьям свой компас. Она настроила его на «холод», но стрелка никуда не показывала – просто вертелась и вертелась.

– Мы первые исследователи, добравшиеся до самой холодной части Исландии!

Нет для исследователя ничего более волнующего, чем оказаться где-то первым или совершить нечто невероятное. В полном восторге ребята выскочили из салазок и воткнули в снег свой флаг. Он тут же замерз и перестал трепетать и хлопать, но все равно это был их флаг, все равно он оказался здесь первым, поэтому все радовались.


Клуб исследователей полярных медведей

– Ну, теперь им придется оставить тебя в Клубе исследователей полярных медведей, так ведь? – сказал Стелле Бини. – Ведь ты стала первым исследователем, добравшимся до самой холодной части Исландии!

Стелла об этом совсем не подумала, но искренне надеялась, что Бини прав. Светясь от счастья, она поплотнее закуталась в плащ – она ведь и вправду могла теперь стать постоянным членом клуба! А ей хотелось побывать в таком множестве разных мест! Да что там говорить, она готова была всю жизнь провести в путешествиях, и все равно ей не хватило бы времени повидать все желаемое.

– Мы должны сделать фотографии, – сказал Шай. – Чтобы по возвращении в наши клубы они стали чем-то вроде отчета.

Тут же из салазок извлекли треножник и установили на камере таймер. Все четверо встали перед салазками и постарались замереть в неподвижности. И тут с неба посыпалось нечто, сверкающее серебром. Сначала Стелла подумала, что опять пошел снег, но потом рассмотрела, что эти «снежинки» вовсе не из снега. Они были холодными на ощупь, но гладкими и плотными. И они светились собственным мягким серебристым светом. Стелла решила, что они очаровательны, как ничто другое.

– Что это за подозрительный снег? – пожаловался Итан. – Он портит фотографию!

– Это не снег, – откликнулся Шай. – Это больше похоже на…

– Звезды! – воскликнула Стелла.

Она протянула руку, и одна из снежинок упала на ее перчатку, сверкая и светясь.

– Может быть, это снежные звезды? Может, они существуют только здесь, в самой холодной части Исландии? Они ведь падают именно здесь, и нигде больше!

Все посмотрели по сторонам и поняли, что Стелла права. Снежные звездочки кружили возле замка, а когда натыкались друг на друга, то издавали легкий звон, будто крохотные колокольчики.

– Должно быть, феи именно поэтому дали тебе такое второе имя. – Бини взглянул на Стеллу. – Потому что ты родом из того же самого места, что и эти снежные звезды[2].

Но вот звездопад прекратился, теперь снежные звездочки просто лежали на земле, тихонько звеня, как некий сверкающий серебряный ковер. Когда фотография была сделана, исследователи опустошили несколько бутылочек с маслом для бороды из запасов Бини и набили их звездочками, чтобы взять с собой. Снежные звезды не таяли и не ломались под ногами, а только склеивались вместе.

Уложив бутылочки со снежными звездами в салазки, молодые исследователи наконец перенесли свое внимание на двустворчатую дверь замка, возвышавшуюся перед ними. Створки были из белого мрамора, пронизанного сверкающими серебряными и золотыми жилками, и на них были вырезаны многочисленные изображения: сосульки, и короны, и орнамент из снежных звезд по краю. В центре была изображена высокая прекрасная женщина в отделанном мехом платье, с короной на голове.

– Это точно замок снежной королевы, – нервно произнес Итан. – Надо уходить. Здесь опасно.

Скрипя ботинками по мерцающим снежным звездочкам, Стелла подошла к ближайшему окну. Сквозь грязноватое стекло она всмотрелась в пустую комнату. Похоже, когда-то здесь располагалась столовая: большую часть пространства занимал невероятно длинный стол, на котором выстроились затейливые подсвечники, затянутые паутиной. Гобелены на стенах промерзли и казались жесткими, а на камнях у очага виднелась лужа, похожая на пролитое вино, – также замерзшая.

– В замке никого нет. – Стелла оглянулась на друзей. – Пусто.

Шай подошел к двери и подергал ручку, но та не шевельнулась.

– Заперто.

– Может, есть другой вход, сзади? – предположила Стелла.

– Послушайте, я действительно думаю, что мы должны уйти, – настаивал Итан. – У меня дурное предчувствие.

Стелла протянула руку к двери, желая сама проверить, действительно ли та заперта. Но не успели ее пальцы коснуться деревянной ручки, как что-то тихо звякнуло, ручка сама собой слегка повернулась, а дверь приоткрылась, явив глазам серебристую полутьму коридора.

Стелла посмотрела на остальных, почти вне себя от волнения. К ее досаде, Итан схватил ее за рукав:

– Стелла, прошу тебя, давай уйдем! Я ощущаю там магию, и она не… не знаю… Она темная, в ней есть горечь…

Как будто нарочно решил все испортить!

– Фрости и плотоядная капуста тоже были темными, но мы не стали уклоняться от схватки! – возразила Стелла.

– Да, и в обоих случаях именно мне досталось. – Итан выразительно показал свою руку с пластырем.

– Ох, я уверена, здесь тебя никто не укусит, – нетерпеливо перебила его Стелла. – И, кроме того, этот пластырь – от щипка Доры. Так что… Что мы за исследователи, если просто повернемся и уйдем от заброшенного замка, даже не заглянув внутрь? Я пойду туда. А вы все можете остаться снаружи, если вам хочется.

С этими словами она протянула вперед руку в перчатке и толкнула дверь, чтобы открыть ее пошире. Солнечный свет хлынул в коридор, освещая пыльный каменный пол, тяжелую люстру и широкую изогнутую лестницу на верхний этаж.

Но почти все остальное лежало в тени, поэтому Стелла шагнула внутрь, чтобы рассмотреть замок как следует.

И в тот самый момент, когда ее снежный ботинок перенесся через порог, кое-что случилось. Наполовину сгоревшие свечи в люстре под потолком вспыхнули, зажглись светильники на стенах, бросая золотистый мигающий свет. На стенах коридора Стелла увидела замерзшие гобелены, а лестницу охраняли два каменных тролля.

Однако самым потрясающим было то, что воздух вокруг Стеллы вдруг засветился и засверкал сам собой. Капюшон свалился с ее головы, словно сброшенный невидимой рукой. А потом на глазах исследователей на волосы Стеллы легла тиара – сплетенная из тонких нитей белого золота, унизанная светлыми кристаллами и бриллиантами.

Стелла сорвала тиару с головы и изумленно уставилась на нее.

– Это… ну да, я это помню… – пробормотала она. – Я ее видела, видела много раз во сне…

Остальные просто таращили глаза, ошеломленные настолько, что не могли произнести ни слова. А потом тихий женский голос, неведомо откуда прозвучавший, зашептал:

– Добро пожаловать домой, принцесса… Мы долго, очень долго ждали тебя…

Глава двадцатая

Клуб исследователей полярных медведей

– Кто это сказал? – спросила Стелла, вертя головой.

– Справа от тебя, – сообщил голос.

Стелла повернулась – и обнаружила, что смотрит прямо на собственное отражение в огромном зеркале в резной раме. Тиара, заметила наконец Стелла, сама собой вернулась на ее голову. Стелла быстро схватилась за нее: белое золото леденило даже сквозь перчатку.

– Я тебя не вижу, – сказала Стелла.

– Смотри внимательнее, – предложил голос.

Стелла снова уставилась в зеркало и на этот раз различила бледное лицо, смотревшее на нее изнутри. Это было лицо женщины, прекрасное и безупречное, как у дорогой фарфоровой куклы: белая гладкая кожа, голубые глаза. Серебристые локоны мягко колыхались вокруг ее головы, словно женщина находилась под водой.

– Что… что ты такое? – Стелла шагнула к зеркалу.

– Магическое зеркало, само собой, – ответили оттуда. – Мы висим по всему замку. Мы видели, принцесса, как ты делаешь свои первые шаги.

– Должно быть, это какая-то ошибка, – возразила Стелла. – Я не принцесса…

– Двери этого замка открываются только перед снежной королевой или ледяной принцессой. И тиара могла явиться только к тебе, Морвенна.

– Я не Морвенна. – Стелла наморщила нос. – Слава богине. Меня зовут Стелла. Стелла Старфлэйк Перл.

– Возможно, сейчас тебя и зовут так, но не это имя дали тебе родители, возлагая корону на твою голову. – Зеркало моргнуло большими глазами и добавило с грустью: – Неужели ты действительно ничего не помнишь о своей жизни здесь?

Стелла нахмурилась, не зная, что сказать. Этот замок и правда казался ей знакомым.

– Ты должна осмотреться, – решило зеркало. – Может быть, вспомнишь.

Стелла оглянулась на друзей. Итан нахмурился и чуть заметно качнул головой. Но маг постоянно подозревал худшее, а в замке не видно было ничего опасного. И ведь Стелле всегда хотелось узнать, откуда она родом. Возможно, ей представился тот единственный шанс, которого она ждала всю жизнь.

– Я осмотрюсь, – сказала она. – Но вы можете подождать снаружи, если хотите.

– Я не стану ждать снаружи, – сердито возразил Итан.

– Уверена, здесь нет плотоядной капусты, – сказала Стелла, но потом взглянула в зеркало и уточнила: – Или есть?

– Определенно нет, твое высочество. – Зеркало явно было потрясено.

– Что ж, значит, решено.

Стелла двинулась вглубь замка. Вокруг расцветали чудеса: заброшенное место оживало на глазах. Свечи в канделябрах загорелись еще ярче, на гобеленах таял лед, осыпаясь пластами, пыль исчезала с пола, грязь на оконных стеклах растаяла, впустив внутрь солнечный свет. Все становилось ярким, белым, сверкающим.

– Ты разбудила замок! – радостно воскликнуло зеркало. – Он узнал тебя! Он хочет приветствовать тебя, ведь он – твой дом!

Пока зеркало говорило это, каменный тролль у лестницы, к испугу исследователей, вдруг пошевелился. Это было уродливейшее в мире существо – невысокое, толстое, в шлеме до самых глаз и с густой бородой, скрывавшей рот. Его напарник тоже двинулся и потянулся; он был безбородым, с огромными, как у летучей мыши, ушами, а слишком маленький для его головы шлем ненадежно сидел на самой макушке. Один глаз на его лице расположился выше другого. Увидев Стеллу, тролль восторженно улыбнулся и низко поклонился ей.

– Мы тебе все здесь покажем, принцесса! – воскликнул он. – Везде тебя проведем!

Каменные тролли двинулись вверх по лестнице, исследователи шагали за ними. Ступени покрывал ковер, и Стелла сначала решила, что он серый, но по мере того как она поднималась, грязь и пыль исчезали, раскрывая царственный красный цвет, окаймленный золотыми косами.

Замок состоял из многих десятков комнат. Стоило гостям войти в какую-то – и пыль мгновенно исчезала, помещение становилось чистым и светлым. Попутно ожили еще несколько каменных троллей, и вскоре вокруг суетилась целая их команда.

Все комнаты были красиво убраны, застелены бархатными коврами. Их украшали высокие канделябры, на стенах висели изысканные гобелены с вышивкой в виде снежных гор, йети, мамонтов и огромных замков. Одну из комнат целиком заполняли музыкальные инструменты. Иные из них Стелла видела впервые – например, поющую арфу, которая начала исполнять серенаду, как только исследователи вошли. Вообще-то, это была довольно назойливая музыка, но Стелла сочла себя обязанной немножко поаплодировать, просто из вежливости.

Дома тетя Агата иногда пела что-нибудь для них, и Феликс учил Стеллу, что следует обязательно аплодировать певцу после выступления, даже если голос у него просто ужасный. Вспомнив Феликса, Стелла ощутила укол тоски. Вот бы он оказался здесь и вместе с ней осматривал зачарованный замок!

Другая комната была полна драгоценными яйцами, ослепительно блестевшими, – их скорлупа была из белых бриллиантов, голубых сапфиров, зеленых изумрудов… Когда Стелла взяла одно, оно открылось на крошечных петлях, как шкатулка, и Стелла увидела внутри малюсенького драгоценного йети.

– Они принадлежали твоей матери, – сообщило зеркало на стене.

Похоже, зеркала висели по всему замку. Все они умели разговаривать, и в них появлялось одно и то же прекрасное лицо.

– Ей нравилось собирать хорошенькие вещицы. В следующей комнате ты найдешь изумительную коллекцию музыкальных шкатулок.

Двинувшись дальше, исследователи действительно увидели и эту удивительную коллекцию. Одни маленькие, другие – большие, все шкатулки сияли невероятной красотой: с разрисованными крышками, золотыми замочками, на крошечных ножках с когтями.

Стелла взяла одну – на ее крышке были нарисованы две птицы с бриллиантами вместо глаз, – а когда открыла, то из шкатулки выпорхнули две механические птички. Они замахали голубыми крылышками и запели сладкими голосами.

– Неужели все это принадлежало моей матери? – спросила Стелла, наблюдая за механическими пташками, порхавшими под потолком.

– О да! – ответил тролль. – Она была справедливой и прекрасной королевой.

– Но что с ней случилось? И что случилось с моим отцом? Почему этот замок заперт и заброшен?

Тролли вдруг притихли, переминаясь с ноги на ногу и почесываясь; они смотрели куда угодно, только не на Стеллу.

– Твоих родителей убила одна ведьма, – произнесло наконец зеркало.

Стелла подумала о сожженных ногах из ее кошмара и содрогнулась.

– Но почему?

– Она была ведьмой. А ведьмы злые. Она могла бы и тебя тоже убить, если бы преданные слуги не увели тебя тайком из замка. – Зеркало повернуло прекрасное лицо к троллям и предложило: – Проводите-ка принцессу в ее старую детскую.

Стелла пошла за троллями вверх по лестнице, в круглую комнату в верхней части одной из башен. Подобно прочим, эта комната ожила перед ней, и Стелла в изумлении огляделась.

На стенах были нарисованы изящные снежные звездочки, а вокруг лежало множество самых чудесных игрушек: единорог-качалка, плюшевый белый йети и изумительный кукольный дом – точная копия самого замка. Когда Стелла открыла двери, чтобы заглянуть внутрь, она увидела, что все комнатки украшены точно так же, как в настоящем замке, вплоть до комнаты, заполненной драгоценными яйцами, и другой, с музыкальными шкатулками. Стелла провела пальцем по крошечной арфе в музыкальной комнате, и та запела – точь-в-точь как большая арфа.

Вдруг Стелла ощутила тоску по родителям и грусть при мысли, что ей никогда не доведется их увидеть. Должно быть, они очень ее любили, если позаботились устроить вот такую детскую и заполнить ее необычными игрушками.

– В красной столовой висит портрет твоих родителей, если хочешь на них посмотреть, – сообщило зеркало.

– Да, пожалуйста!

Какой-то тролль сунул каменную ладошку в руку Стеллы и повел ее обратно по лестнице, в ту столовую, которую она видела снаружи. Как только свечи загорелись сами собой, а пыль исчезла, Стелла увидела над камином огромную картину.

Стелла медленно подошла к ней, не в силах поверить, что это ее настоящие мать и отец. Оба они выглядели так величественно, так царственно…

У них обоих была такая же бледная кожа, белые волосы и светлые голубые глаза, как и у Стеллы. Одеты они были в мантии, подбитые мехом, на их головах сверкали короны. Стелла подумала, что ее мать была невероятно прекрасной женщиной, хотя на портрете она не улыбалась. Ее платье было такого же светло-голубого цвета, как и глаза, и отделано белым мехом; руки с длинными бледными пальцами спокойно лежали на коленях, а глаза так смотрели с полотна, словно она могла видеть стоявшую перед ней Стеллу.

Потом Стелла всмотрелась в отца: с Феликсом ничего общего, ничегошеньки! Это был король с головы до ног – величественная, благородная внешность, крупный квадратный подбородок и очень красивая одежда, которую он явно носил с беспечной грацией.

– С тех пор как их не стало, замок погрузился в сон, – сообщило зеркало, висевшее рядом.

Глянув туда, Стелла вновь обнаружила тиару у себя на голове. Сколько бы она ее ни снимала, тиара опять и опять каким-то образом устраивалась на ее волосах.

– Что происходит с этой тиарой? – спросила Стелла. – Я ее снимаю, снимаю, а она…

– Наверное, ей хочется, чтобы ты сотворила что-то чудесное, – заметило зеркало. – Она так долго ждала тебя!

Стелла уставилась в зеркало:

– Я владею магией?

– Конечно, – подтвердило зеркало. – Ты же ледяная принцесса.

Стелла вдруг разволновалась. Ей всегда хотелось уметь делать нечто необычное или обладать каким-то особым даром. В конце концов, Шай был волчьим шептуном, Бини владел эльфийским целительством, а Итан – магией. И ничего лучше было бы и не придумать, если бы и Стелла могла что-то особенное.

– И что это за магия? – с любопытством спросила она.

– Это ледяная магия, разумеется. Все ледяные принцессы владеют ледяной магией, если носят свою магическую тиару. Ты можешь что угодно сотворить изо льда или превратить что угодно в лед. Тебе просто нужно мысленно представить, как это происходит.

Стелла тут же стала соображать, на чем бы ей потренироваться, но Итан схватил ее за руку:

– Осторожнее! Ты не знакома с этой магией, не понимаешь ее. Это может оказаться опасным.

Стелла нетерпеливо отмахнулась от него – ей уже основательно надоели его вечные сомнения. Отвернувшись от Итана, она как следует сосредоточилась, а потом ткнула пальцем в сторону обеденного стола. И к ее восторгу, из кончика ее пальца вырвалась струя льда, и прямо у нее на глазах фигура ледяного единорога поднялась на задние ноги, его жемчужные копыта сверкнули в лучах солнца из окна. Стелла почувствовала, как по ее руке вдруг пробежал холод, но она быстро потерла ее и направила палец на другое место на столе. И в долю секунды там появился ледяной замок, с башенками и шпилями.

На этот раз холод добрался до спины Стеллы, как будто кто-то сунул ей под плащ кубик льда.

Не обращая внимания на странные ощущения, Стелла уставилась на канделябр. Показала на него – лед снова вырвался из ее пальца и заморозил канделябр. Стелла посмотрела на друзей:

– Жаль, что у меня не было этой тиары, когда мы столкнулись с хищной капустой.

– Я в этом совсем не уверен, Спарки, – хмуро возразил Шай.

Стелла бросила на него сердитый взгляд:

– Что-то мне кажется, ты завидуешь!

Ее вдруг охватила сильная неприязнь к Шаю. Это чувство застало Стеллу врасплох. Ей как будто даже захотелось толкнуть его…

Но потом нехорошее чувство растаяло, оставив только недоумение. Откуда это взялось?

Пропустив ее слова мимо ушей, Шай показал на очаг:

– Что там такое?

Стелла проследила за его взглядом: в холодном пепле очага что-то лежало… Что-то похожее на туфли, но необычные. Они были сплетены из железных лент, и на них висел тяжелый на вид замок, словно для того, чтобы запирать там чьи-то ноги.

– Железные туфли, конечно, – ответило магическое зеркало.

– Но для чего они? – спросил Шай.

– Разве ты не знаешь? – Выражение лица в зеркале никогда не менялось, но в голосе вроде бы прозвучала легкая растерянность.

– Наверное, я не стал бы спрашивать, если бы знал! – сердито воскликнул Шай.

– Ну… железные туфли разогревают на огне, пока они не раскалятся докрасна, – пояснило зеркало. – А потом надевают на ноги того, кто отказывается танцевать.

Стелла не сразу поняла, о чем говорит зеркало. Лишь через несколько мгновений она сообразила – и, задохнувшись, невольно прижала ладонь ко рту: – Но они… они же ужасно обожгут ноги, это будет чудовищная боль! – Она снова подумала о своем кошмарном сне. – На ту ведьму надевали эти железные туфли, да? Поэтому ее ноги были обожжены.

– Твои родители хотели, чтобы ведьма танцевала на их свадьбе, – ответило зеркало. – А она отказалась.

Стелла дрожащей рукой сорвала с головы тиару.

– Это… это самая страшная жестокость, о какой я только слышала! – сказала она, глотая слезы.

Она посмотрела на портрет родителей. Черты их не изменились, но они уже не казались ей такими прекрасными. То есть на самом деле они вообще уже не казались ей прекрасными.

Стелле вдруг захотелось, чтобы Феликс очутился здесь, рядом с ней. Захотелось оказаться далеко-далеко от этого замка, вернуться в оранжерею, есть на завтрак мороженое и бросать веточки Бустеру.

– Ты считаешь это жестоким, потому что твое сердце еще не замерзло, – пояснило зеркало. – Ты слишком долго жила вдали от своих. После свадебного пира та ведьма уползла прочь, в снега, и мы все думали, что она умерла. И когда три года спустя она напала на замок, то захватила всех врасплох. Слуги, что унесли тебя, понимали: дитя нужно отослать как можно дальше от Исландии, иначе ведьма и нашу принцессу тоже погубит. Они оставили тебя на пути одного исследователя. Он подобрал тебя, как мы и надеялись, но, без сомнения, научил множеству глупостей, которые придется забыть. Твое сердце не замерзло так, как ему положено. Но каждый раз, когда ты будешь использовать магию тиары, оно будет замерзать чуточку сильнее, пока перемены не станут необратимыми. И тогда все пойдет как надо.

Тиара уже снова сидела на голове Стеллы, но Стелла сорвала ее и швырнула в камин:

– Значит, я никогда больше не воспользуюсь этой магией!

– Но ты – ледяная принцесса, – строгим тоном произнесло зеркало.

– Не желаю я быть принцессой! – Стелла сжала кулаки. – Я хочу быть исследователем!

– Никто не может изменить свое предназначение.

– Очень даже может, – ядовито откликнулась Стелла. – Никто не рождается для того, чтобы быть чем бы то ни было! Ты сам делаешь выбор!

– Здесь это не так, – терпеливо заговорило зеркало, словно обращалось к кому-то очень глупому.

– В любом случае мы немедленно уходим, – заявила Стелла. – Спасибо, что показало мне тут все и рассказало, что случилось с моими родителями, но теперь нам действительно пора.

– Идти? – удивилось зеркало. – Но ты не можешь уйти. Это запрещено. Ты останешься здесь, принцесса, и будешь править своим королевством. Ты с рождения предназначена для этого. Этот замок достаточно долго спал.

В комнате разом стемнело: ставни на окнах закрылись, дверь со стуком захлопнулась, а каменные тролли встали вокруг исследователей, отрезая им путь к бегству.

Глава двадцать первая

Клуб исследователей полярных медведей

Три дня спустя Стелла вышагивала по детской наверху башни, кипя от бешенства.

Она не видела друзей с тех пор, как тролли уволокли их в тюрьму под замком. Шай попытался посшибать троллей своим бумерангом, а Итан снова принялся метать магические стрелы – но, похоже, ни то ни другое не действовало на камень. Коа жалобно завывала, пока исследователей уводили. И вот уже прошло целых три дня, и Стелла начинала не на шутку тревожиться. Если они не сбегут отсюда сегодня, им не успеть вернуться вовремя и не попасть на «Искатель приключений». Феликс ее не бросит, он вернется в Исландию со спасательным отрядом, но на это могли уйти недели, а то и месяцы.

Тролли приносили в детскую еду для Стеллы, но магическое зеркало отказывалось выпустить ее за дверь, если она не согласится пользоваться своей магией и остаться в замке навсегда.

Время от времени в детской появлялась Коа. Присутствие волчьей тени успокаивало Стеллу, но та ничем не смогла бы помочь – если говорить о побеге.

В особенности Стеллу раздражало то, что она сама не угодила в подземную тюрьму. Она никогда прежде не видывала таких тюрем, и там непременно нашлось бы много интересного. Итана уже наверняка покусали какие-нибудь неведомые существа… И там, конечно же, имеются летучие мыши, и скелеты, и потайные ходы, и ловушки, и глубокие колодцы, и здоровенные железные пики, – в общем, есть на что посмотреть.

Тролли порылись в сумке Стеллы, но решили, что там нет ничего опасного, и не стали отбирать. Стелла снова и снова заглядывала туда, надеясь обнаружить что-нибудь полезное. Но приходилось признать, что шансы побороть каменных троллей ложкой для усов ничтожны.

Она заглянула в каждый уголок детской, но и здесь не нашлось ничего такого, что могло бы поспособствовать побегу. Обнаружив в задней части гардероба потайное отделение, Стелла взволновалась, но увы: в нем лежала только кукла-марионетка, изображавшая ведьму. Изумительная вещица – вырезанная из светлого золотистого дерева, в настоящей одежде, а из-под ведьминской шляпы, приклеенной к голове, торчали растрепанные седые волосы. Стелла ужаснулась, увидев, что у куклы обожжены ноги. Да это же изображение той самой ведьмы, которая убила ее родителей и пыталась убить и ее саму!

Но почему эта кукла оказалась в ее детской? Стелла не находила этому никакого объяснения.

То и дело она возвращалась к кукле, хмурилась и пристально всматривалась в нее. Ощущения возникали самые странные. Как будто она должна была что-то вспомнить об этой ведьме, что-то очень важное…

Стелла и сама не смогла бы себе объяснить, почему не вернула марионетку в тайный ящик, а вместо того сунула в свою сумку.

Не найдя ничего такого, что помогло бы бегству, Стелла принялась думать: нельзя ли заморозить троллей, когда они принесут еду, а потом сбежать вниз, в подземелье, и найти друзей? Но она побоялась пользоваться магией, которая постепенно превращала в лед ее сердце. Она ведь помнила тот холод, который охватил ее в столовой, и внезапное чувство неприязни к Шаю… Стелла не хотела рисковать заморозить свое сердце, но не хотела она и вечно сидеть в этой детской. Кто-то ведь должен был хотя бы предпринять попытку спасти ее друзей!

Но наконец игрушечная копия замка подала Стелле одну идею. Судя по всему, это действительно была точная копия, вплоть до обстановки каждой из множества комнат. Имело смысл внимательно изучить ее, чтобы представлять себе план здания. Если ей подвернется наконец возможность сбежать, будет очень глупо блуждать по коридорам, забредая в тупики, или оказаться в ловушке какого-нибудь чулана, или напрасно потратить время, слушая бренчание лютни в музыкальной комнате.

Одно открытие вызвало у Стеллы волнение: маленькая комната с табличкой «Оружие» на двери. Там должно быть полным-полно мечей, булав и топоров, способных помочь при бегстве! Но, заглянув в эту комнатку, Стелла увидела лишь прялки, блестящие красные яблоки и драгоценные гребни для волос… Да, идеальное оружие для злых королев, но бесполезное для молодого исследователя.

Кукольный замок имел даже собственную подземную тюрьму, спрятанную в подвальном этаже. Некоторое время Стелла изучала кратчайший путь к ней, составила нечто вроде маршрута – в обход магических зеркал.

Наверху, у лестницы, что вела в подземелье, находилась огромная библиотека. Стелла всмотрелась в крохотные книжки: вроде бы все они были волшебными сказками. Кончиком пальца она вытащила одну, чтобы проверить, есть ли в ней настоящий текст. Но стоило снять книгу с полки, как весь стеллаж вдруг повернулся, открыв спрятанный за ним тайный ход!

Стелла пришла в восторг. Конечно, все замки должны иметь тайные ходы, а это давало пленникам возможность побега!

Утром третьего дня Стелла решила, что не может больше ждать. Нужно рискнуть и использовать силу ледяной магии. Когда два тролля принесли ей завтрак, Стелла крепко сосредоточилась, желая превратить их в лед. К ее облегчению, все произошло точно так же, как тогда, в столовой. Тролли, правда, были покрупнее канделябра, и Стелла ощутила более сильную волну холода – как будто на нее высыпали целое ведро льда. Она содрогнулась, встряхнулась и стала думать о том, что необходимо сделать: спуститься в тюрьму, найти друзей и сбежать вместе с ними отсюда…

Стелла попыталась бесшумно прокрасться по коридору, но ее грубые снежные ботинки не были предназначены для ходьбы на цыпочках. Пришлось снять их и нести в руках. По коридору, вниз по лестнице… На память следуя по маршруту, рассчитанному с помощью кукольного замка, Стелла быстро нашла дорогу к подземелью, ухитрившись миновать те коридоры, где висели магические зеркала. Ей пришлось двигаться кружным путем, и в результате она оказалась возле огромного аквариума, занимавшего целую стену и полного розовых медуз. Потом она прошла через комнаты, где хранились другие коллекции ее матери, – только эти не были так хороши, как драгоценные яйца и музыкальные шкатулки. В одном из помещений Стелла увидела множество пар железных туфель, и это было самым ужасным. Туфли были всех форм и размеров, подходящие для самых разных живых существ, от фрости до йети…

Наконец Стелла добралась до лестницы, что вела вниз, в подземную тюрьму. По коридору в ее сторону шли два тролля; спасаясь от них, Стелла скользнула на лестницу. Она снова надела ботинки: ступеньки оказались влажными от осевших на них капель, а Стелла хотела быть готова в случае надобности бежать как можно быстрее.

Лестницу освещали мигавшие свечи в бра на стенах, но чем ниже Стелла спускалась, тем меньше становилось света. Только бы с друзьями все было в порядке, только бы они не оказались прикованы цепями к стене или не пострадали еще каким-нибудь, настолько же варварским образом. Судя по кукольной модели замка, в подземелье было множество тесных клеток для пленников, и Стелла предполагала, что, возможно, найти нужные удастся не сразу. Но, едва добравшись до конца лестницы, сразу услышала громкий голос Итана.

– К нам это отношения не имеет! – говорил он. – Мы-то не ледяные принцессы, черт побери!

Стелла заглянула за угол и увидела какого-то тролля; он держал в руках магическое зеркало, повернув его к клетке. По другую сторону решетки стояли Итан, Шай и Бини.

Она уже хотела махнуть рукой, чтобы привлечь их внимание, когда магическое зеркало заговорило.

– Значит, ты готов уйти? Ты согласишься вернуться к своему народу и оставить здесь ледяную принцессу?

– Мы не можем бросить здесь Стеллу, – заявил Бини. – Просто не можем!

Стелла с нежностью посмотрела на Бини, но Итан тут же схватил его за плащ на груди и толкнул к стене клетки.

– Мы можем бросить ее здесь, и мы уходим! – заявил он, буквально прорычал, глядя на невысокого Бини. – Я не собираюсь провести всю оставшуюся жизнь в этой вонючей клетке ради кого-то… ради кого бы то ни было, тебе понятно?

Бини оттолкнул руку мага и повернулся к Шаю:

– Ты ведь с ним не согласен?

Шай покачал головой:

– Послушай, мне так же, как тебе, не хочется оставлять здесь Стеллу. Но мы в ответе перед нашими клубами… А кроме того, нет смысла всем нам сидеть взаперти. Это никому не поможет, включая и Стеллу.

Стелла просто не верила собственным ушам. Она, конечно, полагала, что Итан и Шай на свой лад правы, но ей и в голову не приходило, что они так легко согласятся бросить ее – в особенности теперь, когда она собирается их спасти! Они хотя бы пробовали сбежать? Хотя бы изучали такую возможность, прежде чем решили бросить Стеллу на произвол судьбы?

Бини еще какое-то время пытался спорить с ними, но, похоже, не до конца искренне. К тому же он остался в меньшинстве и очень скоро согласился, что им троим следует освободиться, забрать свои салазки, волков и единорога.

Стелла повернулась и прежним путем устремилась вверх по лестнице. Если она не окажется у салазок до того, как они уедут, ей будет просто не вернуться домой, а в одиночку она не выживет в ледяной пустыне. Она окажется запертой здесь, возможно, навсегда. Конечно, Феликс попытается ее спасти, но ничего хорошего нет в том, чтобы просто сидеть и ждать, пока тебя спасут. Ни к чему хорошему это не приведет.

Перепрыгивая через ступеньку, она добежала до библиотеки и быстро окинула взглядом корешки книг в дальнем углу комнаты. Наконец увидев нужную, Стелла выдернула книгу из стеллажа, и, к ее облегчению, все произошло точно так же, как в кукольном замке, – стеллаж повернулся и открыл тайный ход.

Стелла быстро шагнула в него и закрыла стеллаж за собой. И тайный коридор, подобно другим частям замка, ожил от ее присутствия: светильники на стенах вспыхнули сами собой. Правда, пыль и паутина не исчезли, но, наверное, в тайных ходах им и полагается быть в наличии.

Стелла не знала, куда ведет этот ход, и просто надеялась, что коридор выведет ее из замка. Она угадала. Очень скоро она поднялась на несколько ступенек, открыла скользящую дверь – и очутилась в некоем подобии садового сарая, набитого коньками и одеялами. Открыв дверь, Стелла вышла на морозный воздух. Щурясь от внезапно яркого солнечного света и сияния снежных звездочек, Стелла огляделась. Где могут находиться их салазки и животные? Может, здесь есть какое-то стойло и все спрятано там?

Снова и снова Стелла мысленно повторяла подслушанный в тюрьме разговор, и от этого ей становилось все хуже. Даже Бини не слишком старался постоять за нее, и это оказалось тяжелее всего.

Стелла приказала себе забыть об этом. Она не могла прямо сейчас думать о таких вещах. Ей необходимо отыскать салазки и спрятаться в них, пока еще не поздно. Вот только как она это сделает? В салазках слишком мало места, но она должна хотя бы попытаться залезть под одеяла или еще что-то…

Но тут она увидела салазки: они отъезжали от замка. В них сидели трое исследователей, и волки громко дышали и фыркали, а единорог мчался рядом… Сердце Стеллы камнем упало куда-то в желудок…

Они бросили ее. Они действительно бросили ее в замке снежной королевы. Стелла осталась одна.

Глава двадцать вторая

Клуб исследователей полярных медведей

Бесконечно долгое мгновение Стелла просто стояла на месте, не зная, что делать. Потом вдруг заметила какую-то суету в замке, и тут же десятки каменных троллей выскочили из парадной двери и рассыпались в разные стороны. Ищут ее, догадалась Стелла. Видимо, обнаружили двух замороженных троллей перед дверью ее комнаты и подняли тревогу.

Стелла повернулась и потащилась назад к сараю, из которого только что вышла. Хорошо еще, что ее ботинки не оставляли следов на снежных звездочках. Может, спрятаться в том потайном коридоре, пока она не придумает, что делать дальше? Но в глубине души Стелла сомневалась, что в этом есть смысл. Может, вернуться к троллям? В конце концов, она все равно не может покинуть замок прямо сейчас. Без палатки, или салазок, или хоть каких-то припасов… Ледяная она принцесса или нет, она все равно замерзнет насмерть в первую же ночь…

И все же мысль о том, чтобы покорно вернуться в замок с каменными троллями, внушала ей отвращение. Должен был найтись какой-то другой способ, о котором она пока что просто не подумала.

Поэтому Стелла вернулась в сарай и вошла в потайную дверь в стене. Она задвинула ее за собой, а потом в отчаянии села на пол тайного хода. И просидела там весь остаток дня. Несколько раз Стелла слышала, как тролли забегали в сарай, разыскивая ее, но они ничего не знали о тайном ходе, и Стеллу никто не потревожил.

В какой-то момент Стелла заглянула в свою сумку, в маленькое иглу с пингвинами, – и ее охватила жалость к самой себе. Ведь эти пингвины – единственные оставшиеся у нее друзья. Но и маленькие пингвины не выглядели такими веселыми, как обычно. Когда Стелла заглянула к ним, все малыши толпились у какой-то фотографии в рамке. На ней был изображен важного вида пингвин, а все прочие качали головой и сморкались в замызганные носовые платки. Стелла подумала, что они тоже лишились друга…

Наконец, когда наступил вечер и все вокруг как будто затихло, Стелла рискнула снова пробраться в сарай. Тролли перевернули там все вверх дном, и Стелла принялась копаться в вещах, надеясь найти что-нибудь полезное. Нужно же ей снова накопить припасы, пусть понемножку.

В сарае имелись одеяла, но их Стелле не хватило бы, чтобы в одиночку выжить в Исландии. Придется снова зайти в замок, хотя вряд ли ей очень помогут драгоценные яйца и музыкальные шкатулки, не говоря уж о ядовитых яблочках и прялках. Зато ей очень повезло бы, если бы она отыскала магическую гусыню или маленький вулкан.

Забросив на плечо сумку, Стелла открыла дверь сарая, чтобы пройтись вокруг – поискать что-нибудь полезное. На снегу сверкали звездочки, а башенки замка испускали мягкий серебристый свет, так что Стелла прекрасно видела все вокруг.

И тут она увидела это. Немного вдали, с другой стороны замка, отчетливо, как при яркой луне и звездах, она заметила…

Там стояли салазки исследователей. В них никого не было, но поблизости Стелла видела всех волков и даже единорога Глетчер.

Стелле приходилось слышать от исследователей из Клуба пустынных шакалов, что иногда люди видят миражи – то, чего не существует на самом деле, – если забредают далеко в пустыню. Но она никогда не слыхала, чтобы такое случалось с полярными исследователями. Не тратя время зря на размышления об этом, Стелла просто побежала к салазкам.

Холодная древесина под ее пальцами оказалась вполне реальной – как и теплые шкуры волков, которые радостно приветствовали ее и лизали руки. И пока Стелла в изумлении смотрела на них, за спиной послышалась какая-то перебранка.

Стелла повернулась к замку – и вытаращила глаза. Итан, Шай и Бини висели на веревке, которую они как-то умудрились перекинуть через крышу башенки. Ребята медленно поднимались к окну детской, упираясь ногами в стену, а руками перебирая веревку. Итан первым оказался у окна и теперь смотрел внутрь.

– Но она должна быть там, – говорил Шай. – Тролли сказали, что ее заперли в детской.

– Я не слепой, – холодно откликнулся Итан. – Говорю же, ее там нет.

– Постучи в окно, – предложил Бини. – Может, она прячется под кроватью?

– Вот уж не похоже на Стеллу! – фыркнул Итан.

– Что это вы там делаете? – окликнула их снизу Стелла.

Верхолазы нервно дернулись, Итан чуть не свалился с подоконника. И все трое потрясенно уставились сверху вниз на Стеллу.

– Мы… мы тебя спасаем, – пробормотал наконец Итан.

Прежде это вызвало бы у Стеллы волну теплых чувств, но сейчас все было как-то по-другому: она ведь уже знала, что днем они уехали и оставили ее одну.

– Ох, так вы, значит, передумали и решили, что лучше вернуться за мной?

– О чем ты? – Шай с удивлением уставился на нее.

– Я слышала, что вы говорили в том подземелье, – пояснила Стелла, скрещивая руки на груди. – И видела, как вы уехали на салазках.

– Ты просто идиотка! – прошипел Итан. – Мы все это нарочно устроили! Мы так все и задумали, чтобы они нас отпустили! Не так-то просто спасти кого-то, когда сам заперт в клетке!

– Лично я думаю, ты слегка переиграл, – сказал Шай. – К чему было рычать и толкать людей на стену? Это уж слишком.

– Бини не возражал, – отмахнулся от него Итан. – Главное, они нам поверили.

– Но почему вы спорили, если именно так и задумали? – спросила Стелла.

– Мы подумали, что если согласимся слишком легко, это будет выглядеть немного подозрительно, – пояснил Шай.

– А как ты вообще сумела нас услышать? – полюбопытствовал Итан. – Там, в подземелье? Что ты там делала?

– Я туда пришла, чтобы спасти вас.

– Что, не могла подождать до ночи? – спросил Итан. – Всем прекрасно известно, что лучшие планы спасения и побега осуществляются ночью.

– Но мы все уже здесь, – заметил Бини. – Так что это не имеет значения.

– Он прав, – согласилась Стелла. – Спускайтесь оттуда, и бежим!

– Если ты принцесса, это не дает тебе права командовать, – проворчал Итан.

– Уверена, что раз я принцесса, это дает мне право командовать, – огрызнулась Стелла.

– Ну, я не собираюсь называть тебя «твое высочество», – заявил Итан. – И не стану тебе кланяться, кстати… маги никому не кланяются.

Молодые исследователи быстро спустились по веревке, а потом Бини подбежал к Стелле, сорвал с головы шапку с помпоном и надел ее на Стеллу. Она поняла, что это значит: Бини был очень рад ее видеть.

– Просто поверить не могу, что ты действительно решила, будто мы собираемся бросить тебя здесь! – сказал он. – У нас же не было другого способа выбраться! – Он оглянулся на двух других: – Ведь не было?

– Абсолютно никакого, – подтвердил Итан.

Он вдруг улыбнулся Стелле – Стелла впервые увидела его улыбку.

– В конце концов, мы же первая объединенная экспедиция в истории! И разве можно было оставить одну из нас в какой-то башне в плену у троллей, пусть даже она и принцесса? Как бы я это объяснил в Клубе исследователей океанских кальмаров? Там очень не любят подобных вещей.

Стелла усмехнулась в ответ. Пожалуй, она никогда сильнее не радовалась при виде кого-то, а уж то, что на самом деле никто не собирался ее бросать, вызвало в ней бесконечную радость. Просто до глупости!

– Жаль только, что первый план Итана не сработал, – сказал Бини, когда они уже шли к салазкам. – Он сотворил несколько полярных бобов, чтобы проверить, не смогут ли они отпереть замок клетки, но они просто застряли в нем и с верещанием болтали руками и ногами.

– Давай не будем об этом, – быстро сказал Итан.

Они уже почти дошли до салазок, когда внезапно распахнулись двери замка и наружу, громко топая, выбежал тролль.

– Вот она! – закричал он. – Говорил же я, она где-то прячется!

А в следующее мгновение тролли уже сыпались из дверей и окон – целая армия троллей, мчавшихся к исследователям.

– Бежим! – вскрикнул Шай.

Все четверо мигом одолели последние метры. Итан вскочил на единорога, Шай вспрыгнул на запятки салазок, а Стелла и Бини просто рухнули в них вповалку.

К несчастью, Бини упал прямо на Дору, и та негодующе загоготала. Но в следующую секунду волки уже рванулись вперед по снегу и снежным звездочкам, Итан на единороге скакал рядом, а яростные крики и визг троллей превратились в неразборчивый шум вдали.

Глава двадцать третья

Клуб исследователей полярных медведей

После задержки в замке молодые исследователи не могли терять больше ни минуты, если хотели вовремя вернуться к точке сбора экспедиции. Конечно, экспедиция получилась отличная, но никто не желал опоздать на «Искатель приключений» и застрять в Исландии. Поэтому Стелла настроила компас на «дом», и они неслись по снегу, останавливаясь лишь для того, чтобы поесть и вздремнуть.

Компас вел их каким-то другим маршрутом, не так, как они пришли сюда, и все чувствовали разочарование, не имея времени на изучение окружающего. В особенности когда проехали мимо огромного скелета снежной акулы, домика в форме гриба и, наконец, целой колонии полярных бобов, искусно выстроившейся в виде арки.

– Может, они знают что-то такое, чего не знаем мы? – спросила Стелла, когда они проносились мимо.

– Да какая разница? – ответил Итан. – Я уже так сыт полярными бобами, что хватит на всю жизнь. Я их и не творил ни разу до того, как папа сказал, что мы отправляемся в полярную экспедицию.

– Тогда что ты хотел сотворить, когда ошибся в чарах, там, в море? – спросила Стелла.

– Я ни в чем не ошибался в море! – возразил Итан.

Но когда стало ясно, что ему никто не верит, он вздохнул и сознался:

– Планировался морской еж.

– Ну, по крайней мере, ты можешь творить магию, не рискуя сам превратиться в злобную снежную королеву, – решила Стелла. – Хуже, чем вообще не иметь силы, – это иметь силу, которой ты на деле не можешь пользоваться.

Тиару ледяной принцессы они заперли в шляпную коробку вместе с хищной капустой, без этого она то и дело появлялась на голове Стеллы. Один раз она даже материализовалась ночью, и, когда Бини утром начал будить Стеллу, она нечаянно превратила его в ледышку. Они уложили Бини в салазки, и через пару часов он оттаял и прекрасно себя чувствовал, но в целом получилось неловко. Хуже всего было то, что в первые минуты Стелла совсем не ощущала себя виноватой, ей было все равно, больно Бини или нет. Пусть пеняет на себя – зачем мешал ей спать? Но потом Шай сорвал тиару с ее головы, и это холодное чувство исчезло: Стелла ужасно застыдилась своего поступка, ей стало жаль Бини.

Зеркало говорило правду: если слишком долго носить эту тиару, она заморозит сердце. Стелла станет холодной и бесчувственной, как ее настоящие родители. А Стелла совершенно, абсолютно такого не желала.

Исследователи правильно рассчитали время и вскоре добрались до ледяной горы. Стелла полагала, что «Искатель приключений» должен был прийти еще вчера, ведь капитан обещал ждать сутки. Они попадут на корабль, если только сумеют перебраться через долину волосатых мамонтов – а перемычки больше нет.

Однако заняться поисками другого пути они не успели. Едва салазки вынырнули из горы, за спиной путешественников раздался оглушительный грохот и рев. Четверо исследователей оглянулись – и в ужасе уставились на огромного йети, бегущего вниз по склону. Как и тот, которого Стелла заметила с корабля, этот был гигантским чудовищем: не меньше шестидесяти футов роста. Ноги у него были размером с их салазки, а когти – длиной с человека. В его лохматой белой шкуре блестели льдинки, голубые глаза едва просвечивали сквозь длинные волосы. Но йети определенно заметил их – он несся прямо к ним, сотрясая землю и с жадностью протягивая вперед свои здоровенные ручищи.

При виде йети единорог в испуге встал на дыбы, Итан потерял равновесие и с глухим стуком приземлился в снег. Шай схватил его за плащ и втащил на салазки – и в ту же секунду волки в слепой панике рванулись вперед, а единорог скакал за ними.

Как и в прошлый раз, салазки летели прямо к обрыву. Только на этот раз там не было моста и ничто не мешало им рухнуть на дно долины. Салазки разлетелись бы вдребезги, и исследователи наверняка бы погибли…

– Шляпная коробка! – закричала Стелла Бини. – Дай мне коробку!

Бини сунул ей коробку, и Стелла сорвала крышку. В руку ей чуть не вцепилась капуста, но все же она успела схватить тиару. В следующее мгновение тиара была на голове Стеллы; ощущая холод в кончиках пальцев, она встала и протянула вперед руки… Они уже были на самом краю обрыва…

Но вместо воздуха лапы волков упали на крепкий лед. Пространство вокруг Стеллы закипело голубыми искрами: она сосредоточилась на том, чтобы творить ледяной мост с такой же скоростью, с какой бежали волки.

На этот раз магия не просто окатила Стеллу холодом, – она почувствовала себя так, словно с головой погрузилась в ледяное озеро. От холода она почти задохнулась. Но если бы она хоть на долю секунды потеряла сосредоточенность, то волки полетели бы в пустоту и на том бы все и кончилось. А им нельзя было умирать. Ни в коем случае, они ведь уже почти добрались до места…

Наконец мост уткнулся в другой край провала, но салазки неслись слишком быстро. Скатываясь с моста, они перевернулись, и все четверо исследователей (а заодно и Дора) полетели в снег. Стелла упала животом на твердый край утеса, рядом с ней рухнул Итан.

Доре повезло меньше всех. Гусыня оказалась ближе к обрыву, ей грозило вот-вот упасть вниз. Помня, что говорили фрости – магические гуси не умеют летать, – Итан бросился за ней. Но то, что выглядело крепкой почвой, на деле оказалось комом снега; в тот самый момент, когда Итан схватил гусыню, козырек обломился под его ногами. Маг полетел бы вниз, прямо на дно провала, если бы Стелла не успела схватить его за руку.

По другую сторону глубокой долины йети осторожно поставил свою гигантскую ногу на ледяной мост. Но тот, недостаточно крепкий для того, чтобы выдержать вес существа столь невероятных размеров, обрушился, разлетевшись на льдинки. Йети громко, злобно вскрикнул и в ярости принялся молотить кулаками по горе.

– Чуть не догнал, – выдохнул Шай.

Стелла оглянулась: Шай и Бини встали на ноги и отряхивались от снега.

– Эй, кто-нибудь поможет? – крикнул снизу Итан. – Твоя гусыня клюет меня в голову!

Стелла посмотрела вниз, туда, где маг одной рукой цеплялся за руку Стеллы, при этом пытаясь упереться ногами в утес. Дору он держал другой рукой, и та действительно не упустила случая клюнуть его разочек.

Но посочувствовать ему Стелле не удавалось: ее плечо готово было выскочить из сустава. Когда Итан пролетел рядом с ней, она схватила его чисто инстинктивно, но теперь гадала, зачем ей это было нужно. Она снова посмотрела на мага и вдруг вспомнила все те гадости, которые он ей говорил. Ее охватило чувство сильнейшей неприязни, и она произнесла холодным тоном:

– Ты как-то грозился превратить меня в крота-слепыша…

Итан в изумлении посмотрел вверх:

– Это… ну да, я говорил, но…

Стелла слегка ослабила хватку, и маг скользнул вниз, отчаянно колотя ногами в попытке на что-нибудь опереться.

– Стелла! – задохнулся он. – Пожалуйста…

– У меня рука болит, – сказала она. – Проваливай.

– Спарки, это говорит ледяная магия! – раздался рядом с ней голос Шая. – Это не ты.

Стелла слегка повернула голову и бешено уставилась на Шая и Бини. Да кем он себя вообразил, чтобы вот так с ней разговаривать? Он что, не понимает – перед ним принцесса? Он разве не знает, что она королевского рода?

– Не смейте подходить, или, клянусь, я его отпущу! – рявкнула Стелла.

Шай вскинул руки, и Бини повторил его жест.

– Стелла, ты просто… просто вспомни, кто ты, – попросил Бини.

Но Стелла уже вспомнила, в том-то и была суть. Она была ледяной принцессой, и ее место – в замке. Где тролли, и магические зеркала, и подземная тюрьма, и железные туфли… Почему она вообще позволила этим людям уговорить ее уехать оттуда?

Стелла посмотрела вниз, на Итана. Он все еще пытался удержать Дору, несмотря на то что она клевала его без передышки. Как она вообще могла считать этого придурка своим другом? Она его ненавидит! Она их всех ненавидит!

Итан что-то заметил во взгляде Стеллы, и это испугало его не на шутку. Он понимал, что она вот-вот его отпустит и он разобьется насмерть. И все из-за попытки спасти гусыню, которой он даже не нравился. Сначала Джулиана убил кальмар, а теперь Итан должен разбиться в лепешку из-за ледяной принцессы и ее ненормальной гусыни…

– Скажи отцу… – начал он.

Но он не успел договорить, потому что его перебил Бини:

– Стелла, а что скажет Феликс?

Услышав это, Стелла замерла.

– Феликс? – повторила она.

А потом услышала у себя в голове голос Феликса – те слова, которые он говорил ей в Клубе исследователей полярных медведей.

«Что тебе стоит быть подобрее?»

– Что он скажет, когда узнает, что ты позволила погибнуть другому исследователю, когда могла его спасти? – продолжил Бини.

У Стеллы будто перевернулось что-то внутри. Когда она подумала о Феликсе – о его смехе, и его улыбке, и о том, как он смотрел на нее, когда бывал ею доволен, – ей вдруг стало тепло.

– Ведь это он отвечает за твои поступки во время экспедиции, так? – продолжал Бини. – Он будет опозорен. Его выгонят из Клуба полярных медведей.

«Я этого не хочу! – подумала Стелла. – Я ничего такого не хочу! Это не я!»

Свободной рукой она потянулась к тиаре, сорвала ее с головы и швырнула в снег. Шай и Бини мгновенно бросились на помощь, и втроем они быстро вытащили Итана наверх. Разумеется, вместе с гусыней, которая тут же захлопала крыльями и громко загоготала, явно рассерженная всем этим происшествием.

– Итан, мне так жаль… – пробормотала Стелла.

– Все в порядке. – Итан вскинул руки. – Ничего страшного. Мне нравится висеть над пропастью, и лучше всего, чтобы в это время какая-нибудь гусыня долбила меня по голове. Правда, я в восторге от таких вещей!

Бини молча протянул ему очередной пластырь с пингвином, и Итан прилепил его на новую царапину на щеке.

– Я постараюсь как-нибудь это исправить, – пообещала Стелла.

Чувствовала она себя отвратительно.

– Я сам виноват, – возразил Итан. – Не надо было болтать, что превращу тебя в слепыша. С моей стороны это было слишком грубо.

Он одарил ее еще одной из своих редких улыбок; не удержавшись, Стелла обняла его, несмотря на его недовольство.

– Спасибо, что спас Дору. И мне жаль, что она тебя поклевала.

Стелла чувствовала, что ей никогда больше не захочется видеть тиару. Лучше бы закопать ее в снег и забыть о ней, но остальные убедили ее взять тиару домой. В конце концов, тиара ледяной принцессы прекрасно смотрелась бы в музее Клуба исследователей полярных медведей. Поэтому тиару снова засунули в шляпную коробку вместе с капустой, и исследователи сели на салазки, чтобы поспешить к кораблю.

К их огромному облегчению, «Искатель приключений» стоял где положено, покачиваясь на волнах ледяного моря. Когда подъехали подростки, матросы грузили на борт последнее снаряжение; грузчикам было строго-настрого запрещено открывать шляпную коробку, если они не хотят столкнуться с весьма неприятным сюрпризом. Попрощавшись с животными, ребята поднялись на борт.

На палубе толклось множество исследователей из обоих клубов, и все тут же бросились к ребятам. Они приехали последними, и все были рады и испытывали облегчение, видя, что теперь все в полном сборе.

– Капитан! – окликнула Фицроя Стелла, увидев его на другом конце палубы.

Тот повернулся на ее голос и отвесил низкий поклон:

– Мисс Перл, бесконечно рад вас видеть. И остальных тоже, конечно. Мы уже начинали предполагать худшее.

– Вы не знаете, где мой отец? – спросил Шай.

– Капитан Киплинг в багажном отделении, как и ваш дядюшка, я уверен, – сказал капитан Фицрой, посмотрев на Бини.

Оба подростка кивнули всем и поспешили к багажному отделению.

– А что Феликс? – спросила Стелла. – Он где?

Ей показалось странным, что его не было на палубе, что он не высматривал ее, ожидая, и она вдруг испугалась, что он мог пострадать, был ранен или, еще хуже, потерялся во время экспедиции.

– Мистер Перл в настоящее время занят перебранкой с кем-то из исследователей. – Капитан Фицрой вскинул голову. – Похоже, спор там жаркий. Но исследователи, как я понимаю, большие специалисты в этом.

Он был прав: Стелла отчетливо слышала громкие спорящие голоса где-то неподалеку.

– Похоже, что это в волчьем загоне? – сказал Итан.

Они со Стеллой быстро пошли на другую сторону рубки. Стелла уже действительно слышала голос Феликса, и звучал он весьма сердито, что было совсем на Феликса не похоже. Что же могло его так рассердить? Итан откинул парусиновую занавеску, и они со Стеллой заглянули внутрь. В волчьем загоне собралось с десяток исследователей.

– Вы не можете забрать волков, – говорил один. – Это собственность Клуба исследователей полярных медведей.

– Они будут возвращены в клуб позже, – нетерпеливо бросил Феликс.

Тут наконец Стелла увидела его, в глубине загона. На его подбородке отросла щетина, и он выглядел еще более неухоженным, чем обычно, но в остальном был таким же, как всегда.

– Я заплачу за использование волков, когда вернусь в клуб!

– Но вы не вернетесь в клуб, безумец! – ответил кто-то. – Вы превратитесь в скелет в каком-нибудь иглу!

– Если я стану скелетом в каком-нибудь иглу, – сказал Феликс, – то это определенно только мое дело, и ничье больше. Я не могу помешать этому кораблю уйти, но я заберу этих волков, чтобы отправиться на поиски Стеллы и остальных в одиночку!

– Не в одиночку, – раздался еще чей-то голос. – Это заговорил отец Итана, Захария Винсент Рук. Он шагнул вперед и встал рядом с Феликсом. – Этот человек иногда говорит разные глупости, но в одном он абсолютно прав: мы не можем оставить наших детей в этой проклятой замерзшей пустыне. Они безусловно погибнут. А я не брошу своего сына. Мы должны остаться и искать их. И эти волки останутся с нами. Любой, кто попытается нам помешать, будет без дальнейших предупреждений превращен в поющий морской огурец!

Стелла слышала, как Итан рядом с ней судорожно вздохнул. А потом громко произнес:

– Нет необходимости, отец!

Однако его слова потонули в хоре разъяренных голосов.

– Никто не смеет угрожать мне превращением в поющий огурец! – кричал один. – Никто!

– Это произвол! – почти визжал другой.

– Оскорбление клубов!

– Мы подадим рапорт на вас обоих!

– Я бы сказал, к Руку следует отнестись снисходительно, – заявил рослый исследователь с рыжеватыми усами. – В конце концов, он недавно потерял одного сына, и кто бы стал его винить из-за того, что он не хочет потерять и второго? Но ваше поведение, – он показал на Феликса, – непростительно! Оно даже странно, потому что та девочка вам на самом деле не дочь! И вообще-то, многие из нас полагают, что вам не следовало вывозить ее из Исландии.

– Вы бы предпочли, чтобы я бросил младенца замерзать в снегу? – резко спросил Феликс, и его лицо приобрело интересный красноватый оттенок. – Уверен, ни один человек, обладающий хоть тенью достоинства, даже на мгновение не задержался бы на такой мысли! Стелла – самое драгоценное для меня существо во всем мире. Я сто раз отдал бы за нее свою жизнь!

– Но кто знает, откуда она взялась или что она такое? – продолжал настаивать рыжеусый. Потом, передернув плечами, добавил: – Эта девочка вызывает у меня дрожь, с ее-то белыми волосами и ледяного цвета глазами! Они смотрят прямо сквозь вас, словно в них и души-то нет. И если бы спросили меня, она должна быть…

Он, впрочем, не договорил, потому что Феликс ударил его – решительно, точно в челюсть. Исследователь, не ожидавший ничего подобного, с грохотом рухнул на пол.

Потрясенная Стелла прижала ладонь ко рту. Только теперь она вспомнила, как Феликс упоминал о том, что в юности был хорошим боксером. Раньше ей казалось, что он шутит.

– У Стеллы душа в десять раз больше вашей, невежественный фанатичный дурак! – Феликс провел ладонью по встрепанным волосам и перевел дыхание: – Я ни разу в жизни никого не ударил за пределами боксерского ринга, но если вы еще раз при мне вот так заговорите о моей дочери, я…

– Феликс! – закричала Стелла, и на этот раз все ее услышали.

Исследователи разом повернулись и уставились на нее.

– Боже праведный! – воскликнул Феликс. – Стелла!

Воспользовавшись тем, что все отвлеклись, рыжеусый кое-как поднялся на ноги и двинулся к Феликсу. Но прежде чем он приблизился, Захария Винсент Рук взмахнул рукой – и рыжеусый в один миг превратился в поющий морской огурец, который покатился по деревянному полу и остановился рядом с ботинком Феликса.

– Никуда не годится – нападать на человека со спины! – заявил маг, неодобрительно качая головой. – Чрезвычайно дурной поступок!

Феликс кивком поблагодарил Захарию, потом осторожно перешагнул через огурец – тот уже лихо затянул матросскую песню – и побежал к Стелле, спешившей ему навстречу. Они встретились в середине волчьего загона, Феликс подхватил Стеллу и поднял, так что ее ноги взлетели над палубой. Стелла уткнулась лицом в его шею, вдыхая знакомые запахи мыла и мяты.

– Милая моя девочка! – воскликнул Феликс, наконец-то опуская Стеллу на пол. – Поверь, я в жизни еще не радовался так, как в тот момент, когда увидел тебя!

Глава двадцать четвертая

Клуб исследователей полярных медведей

Две недели спустя

В Клубе исследователей полярных медведей вернувшихся исследователей ждал теплый прием и торжественный ужин. После того как первый ледяной мост обрушился, взрослые исследователи уже не смогли добраться до самой холодной части Исландии, но они все же сумели сделать ряд интересных открытий во время экспедиции: заводь йети, место обитания полярных фей-медведей и шумную колонию танцующих пингвинов. Они даже привезли одного танцующего пингвина с собой – его звали Монти, и он приводил собравшихся в восторг, во время ужина исполняя джигу, сельские танцы и канкан.

Но конечно, главное внимание привлекали к себе молодые исследователи. Президент Клуба исследователей полярных медведей был чрезвычайно взволнован новым достижением, пусть даже приходилось делить его с исследователями океанских кальмаров. Они добрались до самой холодной части Исландии, а это стоило отметить! Оба клуба теперь должны были по очереди демонстрировать у себя находки экспедиции, и первым стал Клуб полярных медведей. Не теряя времени зря, он тут же поместил в экспозицию выставки плотоядную капусту, снежные звездочки и тиару принцессы.

Президент даже спросил, может ли он надеяться, что из Доры сделают чучело, чтобы поставить его в парадном вестибюле… Но Стелла весьма резко отвергла его просьбу, и Феликс ее поддержал, как она и предполагала.

Однако разговор об этом явно заставил Феликса заволноваться насчет безопасности Монти, танцующего пингвина. Стелла заметила, как Феликс потихоньку сунул его в свою сумку, когда думал, что никто на него не смотрит.

Похищение пингвина – тем более магического – было откровенным нарушением правил клуба, но Стелла знала, что в таком случае Феликс был готов закрыть глаза на любые правила.

Однако открытием, которому больше всего обрадовался президент Клуба исследователей полярных медведей, стали не тиара, не капуста, не снежные звездочки и даже не магическая гусыня. Нет, он пришел в восторг от ложки для усов, которую Стелла стащила у фрости. Президент заявил, что это самое гениальное из всех изобретений в мире и похоже на то, что Стеллу следует особым образом вознаградить за то, что она привезла с собой этот экземпляр.

Пир продолжался с размахом, и на этот раз между полярными медведями и океанскими кальмарами воцарилась атмосфера почти что нежной дружбы. Все одинаково радовались обороту дел, хотя Захария Винсент Рук продолжал повторять нечто вроде:

– Конечно, если бы не мой мальчик, Итан, та капуста вполне могла бы поубивать их всех.

А Итан твердил:

– Мы действовали все вместе, отец!

А потом с виноватым видом смотрел на друзей.

Стелле, в общем-то, было все равно, чья в чем заслуга. Феликс говорил, что открытия – не личное достижение, что любой исследователь, желавший чего-то добиться исключительно ради славы, терпел поражение. Исследования любят просто за то, что они вызывают радостные волнения, – и Стелла полностью с этим соглашалась.

Молодые исследователи сидели за столом до десерта – в конце концов, никто не хотел пропустить мороженое в форме миниатюрных иглу. Разрезав свое, Стелла обнаружила внутри семейство фрости – в честь их открытия. Фрости были сделаны из замороженных листков белой мяты, у них были шоколадные когти, они хрустели на зубах. Стелла съела их с удовольствием.

Когда с десертом было покончено, Стелла взглянула на Итана, сидевшего по другую сторону стола, и подала знак, что пора уходить. Маг кивнул, и через несколько мгновений все четверо молодых исследователей незаметно выскользнули из зала. И тут же отправились прямиком в Зал флагов, чтобы посмотреть на свой собственный экспедиционный флаг. Он занял особое место в экспозиции – как флаг первой в истории объединенной экспедиции двух клубов.

На обратном пути к Колдгейту Бини написал их общий отчет для Главного регистра, старательно избегая, как и просил капитан Аякс, любых упоминаний об убежище преступников и таверне «Як и йети». Он даже сменил название корабля: «Снежная королева» превратилась в «Снежную гусыню», просто на всякий случай. Исследователи ведь были в долгу перед капитаном Аяксом, и никто из ребят не хотел оказаться виновным в том, что его вдруг заставят вернуться и возвратить украденные карты сокровищ неблагодарным пиратам Семнадцати Морей.

– Я думал, экспедиция в вашем обществе превратится в сплошной кошмар, – сказал Итан, пока они все смотрели на свой флаг. – Но все оказалось далеко не так ужасно.

– А тебе что понравилось больше всего? – полюбопытствовала Стелла. – Укус фрости?

– То, что я оказался прав насчет фрости! – поправил ее Итан. – Мне никогда не надоедает оказываться правым, каков бы ни был случай.

– Президент уже связался с капитаном Флибустьером, – сказал Бини. – Когда выйдет новое издание его «Путеводителя для экспедиций и разведки», там будет специальный раздел о лечении морозных укусов помадой для усов.

– Папа думает, что это новое знание спасет множество жизней, – сообщил Шай.

– А также и пальцев на руках и ногах, – заметил Бини.

– В Исландии было интересно. А куда бы вам теперь больше всего хотелось отправиться? – спросила Стелла.

– А тебе разве не хочется немножко насладиться покоем, отдохнуть дома? – удивился Бини.

– Я уже насладилась. Насладилась горячим шоколадом, как только вернулась. И сдобными булочками. И горячей ванной. Наверное, мне и сейчас приятно вернуться домой и поболтать с Груффом, и динозаврами, и моим единорогом. Но потом мне бы хотелось начать планировать новую экспедицию. Феликс говорит, что президент так доволен ложкой для усов, что готов наградить меня постоянным членством в клубе. Так что… куда бы вам хотелось поехать в следующий раз, если бы вы могли выбирать сами? На остров Вулканов? В долину Кактусов? В пустыню Скорпионов?

– А разве пустыня Скорпионов – не в стране разбойников? – спросил Бини.

– Мне всегда хотелось увидеть плавучий остров Бриллиантовых Водопадов, – вставил Итан. – Не думаю, что там есть разбойники.

– Нам нужно вместе составить план новой экспедиции, – осторожно предположила Стелла.

И вдруг она смутилась. А что, если остальным совсем не хочется отправляться в новую экспедицию вместе с ней? В первый раз их свел вместе случай, но собственный выбор – это совсем другое дело…

– Нам ведь всем хочется вместе оказаться в новой экспедиции, да?

– Я – «за», – сразу кивнул Шай.

– Я тоже, – решил Бини.

– Итан… А ты как? – тихо спросила Стелла.

Последовала пауза. А потом маг вдруг усмехнулся:

– Уж я бы ни за что такое не пропустил. И, кроме того, что бы вы без меня делали? Погибли бы через несколько часов, скорее всего.

– Ну да, нам очень нужен тот, кто умеет творить из воздуха полярные бобы, а это как раз ты, Креветка, – согласился Шай.

Итан тут же щелкнул пальцами, но на этот раз вместо полярных бобов из воздуха появился крошечный скорпион и тут же удрал в угол комнаты, с самым грозным видом щелкая клешнями.

– Я тут ни при чем! – крикнул Итан, когда все четверо ринулись вон из зала. – Не надо было упоминать пустыню Скорпионов!

Эпилог

Феликс всегда говорил, что первая ночь, проведенная в собственной постели после долгого путешествия, – величайшее из наслаждений в его жизни. Когда они вернулись домой после долгой экспедиции, Стелла убедилась, что Феликс, конечно же, и в этом был прав.

Они вместе пили горячий шоколад и ели тосты с сыром в кухне, возле очага, и Груфф счастливо посапывал, развалившись перед мерцающим огнем. Полярный медведь от восторга чуть не раздавил Стеллу, когда она вошла в дом, и Феликсу пришлось оттащить ее в сторону за капюшон плаща, чтобы она могла встать на ноги.

Но Стелла ничего не имела против. Она тоже с радостью встретилась с белым медведем, ощутила его язык на своих щеках – пусть даже Груфф обслюнявил ее плащ исследователя.

– Ничего, отстирается, – весело заметил Феликс. – Почти все отстирывается.

Когда Стелла поднялась наверх, чтобы лечь спать, Груфф потащился следом за ней. Феликс даже согласился, чтобы она взяла с собой и Бустера, в виде исключения.

Стелла села на кровать и достала из сумки полярных малышей. Заглянула в иглу, проверяя, чем занимаются пингвины. На крошечной плите внутри дымился горячий шоколад, а пингвины, радостно гудя, делили между собой синие мармеладные конфетки. Мармеладные конфетки имели форму рыбок, и, вообще-то, пингвины слопали их еще до того, как был готов шоколад.

Стелла поставила иглу на столик у кровати, надела свою любимую пижаму с единорогами и забралась под одеяло, наслаждаясь тем, какое оно теплое, и знакомое, и мягкое… Сверкающий мобиль медленно вращался у нее над головой.

Растянувшись на ковре у камина, Груфф похрапывал, Бустер устроился на руке Стеллы, обхватив маленькими коготками ее большой палец. И Стелла быстро заснула, радуясь возвращению домой, встрече со своими любимцами.

И на какое-то время все затихло. А потом вдруг сумка Стеллы сама собой зашевелилась. Подергалась, упала набок, и замочек на ней расстегнулся. Груфф фыркнул, но не проснулся. Да и никто другой тоже.

Через несколько секунд из сумки высунулась маленькая деревянная рука, потом – голова… Медленно, но уверенно деревянная кукла-марионетка из детской ледяного дворца выбралась наружу, и веревочки вокруг нее дергались, словно марионеткой управляла невидимая рука.

Обожженные, покрытые блестящими волдырями ноги ведьмы встали на ковер. Скрюченные деревянные руки отряхнули юбку, смахивая пушинки, налипшие на нее в сумке. Ведьма потрогала остроконечную шляпу, проверяя, на месте ли она. Потом подняла голову и медленно оглядела комнату, изучая окружающее. Наконец ее нарисованные глаза остановились на Стелле, спокойно спавшей в своей кровати и совсем не осознающей того, что из ее дорожной сумки только что выбралась кукла-ведьма.

Вполне самостоятельно.

Правила Клуба исследователей полярных медведей

Клуб исследователей полярных медведей

1. Исследователи полярных медведей должны содержать в порядке свои усы, подстригать их и хорошо помадить, всегда. Любого исследователя с неряшливыми усами могут попросить немедленно покинуть гостиную клуба.

2. Исследователю с неаккуратными усами или неподстриженной бородой могут также отказать в доступе в бар для членов клуба, в частную столовую и бильярдную, без каких-либо исключений.

3. Во всех иглу на территории клуба всегда должны находиться фляга горячего шоколада и достаточный запас мармеладных конфет.

4. На территории клуба могут подаваться только мармеладные конфеты в виде полярных медведей. И также во время завтрака должны подаваться в такой же форме: оладьи, вафли, пышки, фруктовое желе и пончики. Пожалуйста, не пытайтесь заказать на кухне формы других животных, включая пингвинов, моржей, волосатых мамонтов или йети, – это оскорбит шеф-повара.

5. Членам клуба любезно напоминаем, что, когда шеф-повар обижен, оскорблен или раздражен, в столовой не будет предложено ничего, кроме тостов с маслом. И масло будет на обычных кусках хлеба.

6. Исследователи ни при каких обстоятельствах не должны охотиться на единорогов или причинять им какой-либо вред.

7. Все салазки Клуба исследователей полярных медведей должны быть украшены семью бронзовыми колокольчиками и должны содержать: пять шерстяных одеял, три бутыли горячей воды в вязаных футлярах, две фляги горячего шоколада для непредвиденных случаев и подогретую корзину сдобных пышек (в форме полярных медведей).

8. Пожалуйста, не приносите пингвинов в клубные соленые бассейны; они обязательно загрязнят джакузи.

9. Все пингвины – собственность клуба и не могут быть унесены исследователями. Клуб сохраняет за собой право проверить любую подозрительную сумку. Любая сумка, которая шевелится сама по себе, автоматически считается подозрительной.

10. Все снежные люди, сооруженные на территории клуба, должны иметь аккуратные усы. Пожалуйста, обратите внимание на то, что морковь – неподходящий предмет для изображения усов. Как и баклажан. Если у вас возникли сомнения, президент клуба всегда готов дать консультацию относительно усов снежных людей.

11. Считается дурным тоном угрожать членам других клубов с помощью сосулек, снежков или странно одетых снежных людей.

12. Свистящим уткам не дозволено появляться на территории клуба. Любого члена клуба, замеченного со свистящей уткой в багаже, попросят удалиться.

При приеме в клуб все исследователи полярных медведей получают сумку исследователя со следующим содержимым:

• Одна банка помады для усов «Капитан Флибустьер».

• Одна бутылочка душистого масла для бороды «Капитан Флибустьер».

• Одна складная карманная расческа для усов.

• Одна кисточка для бритья с ручкой из слоновой кости, две пары ножниц и четыре отдельно упакованных куска наилучшего мыла для бритья.

• Два маленьких карманных зеркала.

Правила Клуба исследователей океанских кальмаров

Клуб исследователей полярных медведей

1. Морские чудовища, кракены и гигантские кальмары, привезенные из экспедиций, являются собственностью клуба и не могут быть вынесены для украшения частных домов. Исследователи будут наказаны за любые декоративные щупальца, исчезнувшие из помещений клуба.

2. Во время любой официальной экспедиции исследователи не могут заводить дружеские отношения – или объединять усилия – с пиратами или контрабандистами.

3. Ядовитые иглобрюхи, электрические медузы, скаты-хвостоколы и электрические угри недопустимы в качестве начинки для пирогов и/или сэндвичей. Любая подобная просьба, переданная на кухню, будет вежливо отклонена.

4. Исследователей любезно просят отказаться от просьб к шеф-повару клуба показать, как именно готовить морских змей, акул, ракообразных или глубоководных монстров для потребления людьми в пищу. В этот список входит и все перечисленное в правиле номер три. Просим уважать профессиональные знания шеф-повара.

5. Клуб исследователей океанских кальмаров не рассматривает морской огурец как достойный внимания или признания трофей. Сюда же относится более редкий кусающийся огурец, а также поющий огурец и спорящий огурец.

6. Любой исследователь океанских кальмаров, поднесший в дар клубу щупальце кальмара – визжащего красного дьявола, будет вознагражден годовым запасом высококачественного темного рома «Капитан Ишмаэль».

7. Просим не оставлять подводные лодки на причалах в погруженном состоянии – это выводит из себя клубную обслугу.

8. Исследователей любезно просят не оставлять скончавшихся морских монстров в коридорах или других общих помещениях клуба. Оставленные без присмотра будут без предупреждения отправлены на кухню.

9. Южная навигационная компания не несет ответственности за любые повреждения, причиненные ее подводным лодкам. Это включает повреждения в результате нападений гигантских кальмаров, китов и стай медуз.

10. Исследователи не должны использовать Комнату карт для сравнения длины щупалец кальмаров или других трофеев. Любезно просим для разрешения споров и пари использовать маркированную территорию в залах трофеев.

11. Просим заметить: любой исследователь, угрожающий другому исследователю гарпунной пушкой, будет немедленно изгнан из клуба.

При приеме в клуб все исследователи океанских кальмаров получают сумку исследователя, в которой находятся:

• Одна банка приманки для кракенов «Капитан Ишмаэль».

• Одна сеть для кракенов.

• Одна гравированная фляжка с крепким соленым ромом «Экспедиция капитана Ишмаэля».

• Два острых наконечника для рыболовных копий и три упаковки крючков.

• Пять банок полировки для гарпунов марки «Капитан Ишмаэль».

Правила Клуба исследователей пустынных шакалов

Клуб исследователей полярных медведей

1. Магические летающие коврики на территории клуба должны быть плотно свернуты. За любые повреждения, причиненные вышедшими из-под контроля летающими ковриками, ответственность будет возложена на исследователя-владельца.

2. Зачарованные лампы с джиннами должны быть постоянно в вещах владельца.

3. Просим заметить: джинны категорически запрещены в баре.

4. Палатки предназначены только для серьезных экспедиций, они не могут быть использованы при приеме гостей, дружеских собраниях или любых развлечениях.

5. Верблюдам нельзя позволять – или поощрять их – плевать на других членов клуба.

6. Прыгающие кактусы нельзя вносить в клуб, кроме особых случаев.

7. Просим не выносить из клуба флаги, карты или кенгуру.

8. Членам клуба не разрешается устраивать верблюжьи бега в период от полуночи до рассвета.

9. К клубным кенгуру, койотам, барханным котам и гремучим змеям следует всегда относиться с уважением.

10. Членам клуба, желающим сохранить в целости все свои пальцы, не рекомендуется дразнить гигантских пустынных скорпионов, сердить бородатых грифов или надоедать пятнистым пустынным паукам-отшельникам.

11. Исследователей любезно просят воздержаться от мытья ног в питьевых фонтанчиках у входа в клуб – они предназначены исключительно для освежения членов клуба.

12. На территории клуба разрешается возводить песчаные крепости при условии, что перед входом в клуб исследователи вытряхнут песок из своих сандалий, карманов, сумок, футляров для биноклей и шлемов.

13. Исследователей просят соблюдать умеренность при украшении верблюдов. Верблюды Клуба исследователей пустынных шакалов могут носить не более одного драгоценного ожерелья, одну повязку с кисточками и/или ленту на голове, семь простых золотых браслетов на ногах, не более четырех наколенных колокольчиков и одно цветочное украшение на морде.

При вступлении в клуб все исследователи пустынных шакалов получают сумку со следующим содержимым:

• Одна складная кожаная шляпа-сафари или один пробковый шлем.

• Одна канистра репеллента для защиты от гигантских волосатых пустынных скорпионов.

• Одна лопата (просим отметить, что этот предмет особенно полезен в случае, если вас заживо похоронит песчаная буря).

• Один набор для ухода за верблюдом, включающий: натуральный верблюжий шампунь, бигуди для завивки верблюжьих ресниц, головную щетку, полировку для копыт (любезно предоставленную Национальной ассоциацией ухода за верблюдами).

• Две запасные лампы с джиннами и одна запасная бутылка с джинном.

Правила Клуба исследователей камышовых кошек

Клуб исследователей полярных медведей

1. Члены Клуба исследователей камышовых кошек должны воздерживаться от устройства неряшливых пикников. Все пикники в экспедициях должны проводиться с изяществом, сдержанно и элегантно.

2. Вся посуда для еды на воздухе во время экспедиций должна быть изготовлена из цельного серебра и всегда быть отлично отполирована.

3. Корзины для шампанского должны быть наилучшего качества, из высококачественной кожи и тикового дерева. Просим отметить, что корзины, считающиеся изношенными, не могут быть включены в багаж слонов НИ ПРИ КАКИХ обстоятельствах.

4. Пикник в экспедиции не может состояться, пока не доставлены ячменные лепешки. В идеале должны также присутствовать магические фонари, печенье фей и разнообразный мармелад фей.

5. Восточные бронзовые змеи, кусачие крокодиловые черепахи, рогатые тарантулы-бабуины и летающие пантеры должны содержаться под надежными замками на территории клуба.

6. Нельзя мучить или дразнить фей джунглей. Они обязательно вас укусят, а также могут обстрелять своих мучителей крошечными, но весьма сильными ягодами-вонючками. Любезно предупреждаем, что запах этих ягод-вонючек намного хуже всего, что вы можете вообразить, включая немытые ноги, испорченный сыр, слоновий навоз и газы гиппопотама.

7. Фей джунглей можно допустить на пикники экспедиции, если они сделают одно из следующих подношений: слоновье печенье, полосатые жирафьи лепешки или шипучий тигриный пунш из Запретного храма тигров в джунглях.

8. Лодки фей джунглей имеют право первоочередного прохода на реке Тикки-Зикки при всех обстоятельствах, включая и присутствие пираний.

9. Копья не должны быть направлены в сторону других членов клуба.

10. При путешествии на слоне исследователей любезно просят запастись собственными бананами.

11. Если и когда исследователь камышовых кошек сталкивается с разъяренным гиппопотамом, он должен сохранять спокойствие и действовать быстро, чтобы не допустить какого-либо повреждения экспедиционной лодки (просим отметить, что Навигационная компания джунглей ожидает, что все лодки будут ей возвращены в безупречном состоянии).

12. Членам клуба учтиво напоминают, что – с учетом размера и запаха упомянутых животных – клубный слоновник не самое подходящее место для званых вечеров, банкетов, торжеств или вечеринок. Любого рода пирушки в слоновнике строжайше запрещены.

При приеме в клуб все исследователи камышовых кошек получают сумку исследователя со следующим содержимым:

• Элегантные нож и вилка с перламутровыми ручками, с инициалами исследователя.

• Один набор для полировки серебра.

• Одно кольцо для салфеток с гравированным символом Клуба исследователей камышовых кошек и пять наилучших льняных салфеток – отглаженных, накрахмаленных, с символом клуба.

• Один магический фонарь с огненной феей.

• Одна банка копченой икры «Капитан Грейстоук».

• Один штопор, два шотландских ножа для яиц и три плетеные корзинки для винограда.

Благодарности

Я с удовольствием благодарю моего нового агента, Терезу Коэн, с самого начала поддерживавшую работу над «Клубом», сначала в литературном агентстве Маделайн Милбурн, а теперь у Хардмана и Свайнсона. Огромное спасибо обоим агентствам!

Мне также хотелось бы поблагодарить Кэролин Уайтакер из «Лондон индепендент букс», которая, к сожалению, покинула нас в прошлом году. Она стала моим литературным агентом, когда мне было девятнадцать, и давала очень ценные советы, проявляя мудрость, и поощряла меня при каждой возможности одиннадцать лет подряд. Она была первым человеком в книжном мире, который поверил в мои сочинения, и без нее я не стала бы публикуемым автором. А учитывая, что я всегда только этого и хотела, я многим ей обязана.

Я должна также упомянуть Новый Орлеан. Этот город полон музыки, творчества и магии, и мне повезло пробыть там долго как раз в то время, когда моя артистическая душа очень нуждалась в поддержке. Я уже была готова смириться и спрятать подальше рукопись «Полярных медведей», но это путешествие подтолкнуло меня к продолжению. Спасибо, Новый Орлеан.

Я восхищена тем, что «Полярные медведи» нашли свое место в «Фабере», и хотела бы поблагодарить Леа Такстон, Наташу Браун, Ханну Лав и всех остальных, кто проявил такое нежное отношение к моей книге. Вы все изумительны!

Мне также приятно поблагодарить коллег-писателей. Сарват Чадда, Наташа Нган, Джеймс Нобль, Луи Стоуэлл, Джейн Хардстафф и Али Стэндиш, спасибо за коктейли, веселье и всяческую литературную болтовню в Лондоне. Писательство – одинокое занятие, и дружба и поддержка других авторов в особенности радуют. К тому же все они пишут фантастику – пойдите и купите их книги!

И наконец, как всегда, огромная признательность моим родным, которые поддерживали меня во всех взлетах и падениях писательской жизни с такой добротой! Отдельное спасибо моим родителям, Тревору и Ширли Белл, за то, что отвезли меня в Новый Орлеан; и моему другу Нейлу Дайусу, который снабжал меня коктейлями во время редактуры; и моей милой малышке, сиамской кошке Зуки, которая так умеет успокаивать! Всем – золотые медали!

Сноски

1

Перевод М. Лорие.

2

Имя Старфлэйк означает «снежная звезда».


home | my bookshelf | | Клуб исследователей полярных медведей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу