Book: Лабиринты ночи



Юлия Архарова

ЛАБИРИНТЫ НОЧИ

1 глава Рийна Ноорваль

10–11 день Карэль-лин 223 года от О.В.


Стояла невозможная, какая-то звенящая тишина. Вокруг меня клубился радужный туман. Я будто бы парила в пустоте и между тем ощущала, что все еще сижу на дощатом полу, хотя уже давно не могла видеть ни стен, ни потолка, ни даже пола гостиничного номера.

В клубах тумана угадывались лица окружавших меня существ. Сосредоточенное, напряженное лицо Джареда. Восторженная физиономия Сажи, который, судя по разинутому рту, истошно вопил. Отрешенное лицо так и не пришедшей в сознание Лэйаны. И, разумеется, я видела Эрайна. Губы принца медленно шевелились, будто парень хотел что-то сказать, но до меня не долетало ни звука.

Время почти остановилось. Прошло уже минут двадцать с тех пор, как я активировала телепортационный артефакт, и, в тоже время, я была уверена, что не минуло и десяти секунд. Чем дальше, тем больше мне начинало казаться, что я схожу с ума. От радужного мельтешения кружилась голова, слезились глаза, к горлу стала подкатываться тошнота…

«Ррэко, сколько это еще будет длиться?!» — мысленно закричала я.

Но незримый компаньон не отозвался. Почему-то я твердо знала, что Ррэко мой беззвучный вопль даже не услышал.

И вот, когда у меня уже не осталось сил противостоять этому радужному безумию, все закончилось… — я с головой рухнула в снежный сугроб.

Отплевываясь, вскочила на ноги и тут же пошатнулась, упала обратно — голову пронзила стрела острой боли, а перед глазами закружилась стая черных мошек. Я зажмурилась, замерла, медленно выдохнула, затем вдохнула. Боль неожиданно отступила, а потому я решилась открыть глаза… С некой отстраненностью я заметила, что снега здесь намного больше, чем в долине озера Лайа. Определенно телепорт сработал, мы явно оказались в другом месте.

— Ри, твою мать!!! Как ты это сделала?! — обрушился на меня голос Джареда.

— Куда ты нас затащила?! — вторил полувампиру Эрайн. — Как?

— Так ты, что, магичка?! — не отставал от эльфийского принца человеческий подросток Сажа. — И где мы оказались? Что с нами теперь будет?!

Пожалуй, быть глухой не так уж и плохо. Можно притвориться, что ничего не слышишь, можно не отвечать. Тем более что ответов у меня все равно нет.

Я окинула взглядом своих спутников. Они, как и я, с головой окунулись в снег, и теперь поспешно отряхивались, ошарашено осматривались. Эрайн, хотя и сам на ногах еле стоял, пытался поднять сестрицу Лэйану — эльфийскую принцессу даже купание в снежном сугробе не привело в чувство. Джаред, держался поближе к воспитаннику Саже.

— Ну, мы явно выбрались из трактира, и из Лайэна, и, скорее всего, из самой долины озера Лайа тоже. Не этого ли вы все хотели? — нарочито спокойно сказала я. — И, мне кажется, что сейчас лучше не шуметь и не кричать, а осмотреться, попытаться понять, где мы оказались, и что нас может здесь ждать.

— Так ты даже не представляешь, куда нас затащила? — спросил Эрайн.

В ответ я пожала плечами. К чему слова, если и так все понятно.

Сажа тоже хотел что-то сказать, но схлопотал подзатыльник от Джареда и благоразумно промолчал.

— Ри права, — поддержал меня полувампир. — Обсудить произошедшие можно позже, пока же есть более насущные вопросы. К тому же я, кажется, знаю, куда нас нелегкая занесла.

— Куда?! — чуть ли не в один голос воскликнули мы с Эрайном.

— Ри, а ты последуй собственному совету и внимательно посмотри по сторонам, — сказал мне Джаред. Эрайна мужчина попросту проигнорировал.

Осторожно, в любой момент ожидая новой вспышки боли, я поднялась в полный рост…

Телепорт выбросил нас метрах в двадцати от какого-то водоема, судя по всему отнюдь не маленького, но оценить хотя бы приблизительно его размеры не представлялось возможным. Несмотря на холодную, поистине зимнюю погоду, на огромные сугробы, сам водоем не только не сковало льдом — над водой клубился пар.

Мы опять оказались в долине, но контуры острых, каких-то изломанных и кривых, похожих на зубы гигантской твари гор мне были совершенно незнакомы.

А еще здесь было ощутимо холоднее, чем в приснопамятной долине озера Лайа. От колючего мороза не спасала ни подбитая мехом куртка с капюшоном, ни унты, ни шерстяные штаны… Купание в сугробе тоже не прошло бесследно — снег забился куда только можно.

У моих спутников дела обстояли не лучше, если мы не найдем какое-нибудь теплое укрытие в ближайшее время, то простудой не отделаемся — чудо будет, если насмерть не замерзнем…

Но вовсе не озеро, не чужие горы и уж точно не погодные условия заставили меня ошарашено замереть, а десятки, сотни белоснежных ажурных башен, которые иглами пронзали небо.

Башни разнились между собой по высоте, толщине и рисунку узоров. Некоторые стояли кучно, другие предпочитали одиночество. Одни расположились поближе к воде, другие выбрали рощу гигантских вечнозеленых деревьев, третьи карабкались на склоны гор.

— Не может быть! Это же!..

— Значит, ты тоже слышала легенду? — скривил губы в легкой усмешке Джаред. — Это город тысячи башен…

— …Алрэйна! — выдохнула я.

— И я сомневаюсь, что эйсин, эти мифические затворники, обрадуются нашему вторжению.

— Так мы у эйсин? — вновь подал голос Эрайн. Принц так и не смог поднять сестру на руки, а потому уселся прямо на снег, а спящую Лэю устроил у себя на коленях, закутав эльфийку в свой плащ. Из всей нашей компании дела с теплой одеждой у парочки эльфов обстояли хуже всего. А если учесть, что организмы лоэл'ли физически и магически истощены, то вряд ли принц с принцессой смогут продержаться на таком морозе даже час.

— У меня нет других идей, — ответил Джаред, — но мне крайне интересно, что же скажет Ри…

«Ррэко, сволочь хвостатая! Отзовись, гад! — мысленно закричала я. — Куда ты нас затащил?!»

«Во-первых, не я, а ты, — тут же откликнулся компаньон, как будто только и ждал, когда я с ним свяжусь, — Во-вторых, вы оказалась там, где и должны были. И потом разве не ты ли хотела повидаться с заказчиками, задать им ряд вопросов и получить заслуженное вознаграждение? А в-третьих, попрошу не обзываться и оставить в покое мой хвост!»

«Ах, вот оно как! Так во всем этом замешаны эйсин?! Это они подсунули мне браслет, посредством которого мы с тобой так мило общаемся? Это по их вине мне пришлось бросить работу, дом, мать и улепетывать из города? Это их я должна благодарить за то, что меня несколько раз чуть не убили, и я целый месяц провела в рабстве у эльфов?!»

«Малышка, успокойся…»

«И не подумаю!»

«Рийна!» — грозный рык, раздавшийся прямо у меня в голове, заставил вздрогнуть и напомнил, что существо, навязавшееся ко мне в компаньоны, по сути — свирепый хищник. Несмотря на то, что Ррэко внешне похож на гигантскую снежную рысь, обозвать этого гада животным у меня язык не поворачивался. Ррэко более чем разумен, обладает некими специфическими талантами, чрезвычайно разговорчив и вообще тот еще зараза!

«Что?!» — в ответ огрызнулась я.

«А то, что все закончилось хорошо! И я настоятельно советую тебе успокоиться, твои друзья уже не на шутку встревожились…»

— Ри, что молчишь? Сказать нечего? — прервал мой с Ррэко мысленный диалог Джаред.

— Подожди, не отвлекай. Мне надо подумать…

— О чем? — выдавил из себя Эрайн. Голос у парня дрожал, зубы выбивали дробь. Принц явно держался из последних сил, исключительно на чистом упрямстве.

— Да оставите вы меня в покое хотя бы на пару минут! — прорычала я. — Неужели, так много прошу?! Вампиров нам сейчас опасаться не стоит. С эйсин мы тоже договоримся, не сомневайтесь!.. — я прикрыла глаза и тяжело вздохнула.

Хайдаш, нервы вконец расшатались! Веду себя как истеричка… Нет! Даже хуже. Но если учесть все то, что свалилось на меня за последнее время, — неудивительно. Тут чудо, что я с ума не сошла, что еще в состоянии здраво мыслить…

«Малышка, держи себя в руках».

«Да пытаюсь я, но это не так легко сделать, как кажется», — вяло огрызнулась я.

— Мне бы твою уверенность, — проворчал Джаред. — Может, ты додумаешься и до того, где нам согреться и найти сухую одежду? Или почему эйсин не спешат поприветствовать своих гостей?

То, что мне приходилось вести одновременно два диалога, тоже не облегчало ситуацию. Для полного счастья не хватало только перепутать собеседников и наговорить Джареду лишнего.

«Кстати, почему?» — спросила я Ррэко.

Паршивец-компаньон утверждал, что не может читать мои мысли, что он слышит меня лишь тогда, когда я непосредственно обращаюсь к нему. Но при этом Ррэко иногда мог видеть моими глазами и слышать моими ушами, и сейчас я ничуть не сомневалась, что компаньон со мной не только мысленно.

«Ждут, когда мы с тобой наговоримся. Мне надо многое тебе объяснить, к сожалению, у нас не было времени эту встречу должным образом подготовить…»

«Ррэко, хватит тянуть! Чем быстрее я познакомлюсь с твоими хозяевами, тем лучше. Если ты не заметил, то я замерзла и мои спутники тоже. Сейчас не время и не место для долгих бесед».

«Хорошо, — после секундной паузы отозвался мой компаньон, — ты права… Малышка, прошу, не делай скоропалительных выводов. Все совсем не так, как тебе может показаться. Держи себя в руках».

«Постараюсь, — проворчала я, — Давай уж, зови своих хозяев».

Ррэко меня не на шутку озадачил. Чего боялся компаньон? О чем таком он должен был мне поведать? О каких выводах толковал?..

— Ри? — вырвал меня из задумчивости голос Джареда. — Ты вообще здесь?

— Здесь, — вздохнула я, — и хозяева долины к нам тоже скоро пожалуют.

— Откуда ты знаешь? — спросил Сажа.

— Просто… знаю… — устало улыбнулась я.

— А может нам не стоит с ними встречаться? — осторожно предположил мальчишка. — Ну, спрятаться там или попытаться до гор добраться… до них, вроде бы, не так уж и далеко.

— Не получится, — покачала головой я, — если легенды об эйсин хотя бы отчасти отражают истинное положение дел, то с этими существами лучше не шутить. Спрятаться тут негде, разве что зарыться в сугроб или нырнуть в озеро, до гор не меньше километра, а быстро по снегу нам это расстояние не преодолеть. К тому же, эйсин знают, что мы здесь.

— Ри права, — поддержал меня Джаред, — лучшее, что мы сейчас можем сделать, это не делать ничего.

— Но это все равно, что сдаться!.. И эти эйсин, кто они вообще? Я про них раньше ничего не слышал…

Неудивительно, что воспитанник вампира-полукровки не знал, кто такие эйсин, мне самой лишь раз довелось читать книгу, где уделялось некоторое внимание этим загадочным существам. Той книге было около трехсот лет, и называлась она «Забытые легенды и мифы Срединного мира». Стоит ли говорить, что информация, которая содержалась в фолианте, была более чем сомнительной и противоречивой.

А вот Джаред, как выяснилось, об эйсин знал несколько больше моего, но оно и неудивительно, учитывая, что полувампир в четыре раза меня старше и много где успел побывать и много чего повидать.

Пока мужчина делился своими скудными сведениями с подростком, я, наконец, сделала то, что надо было сделать сразу, как только мы оказались в этой затерянной долине, — а именно вслушалась в окружающее пространство. И стоило мне сосредоточиться, отпустить на волю свой странный дар… как я поняла, чего боялся Ррэко.

Рядом были Стражи!

В корне задавив подступающую панику, я закрыла глаза, сконцентрировалась и постаралась охватить большую территорию.

Сейчас я не в лучшей форме, но все же могла сказать точно — на полкилометра в окрест нет ни одного иного разумного существа кроме Стражей и сородичей Ррэко. При этом Стражей десятки, может даже сотни! Точнее сказать сложно.

Ближайшая группа загадочных существ находилась от нас метрах в ста, не меньше. Но, Такима-покровительница, я не видела никого! Лишь вдалеке, на балконах башен, угадывались какие-то фигуры…

Мысли, как бешеные, завертелись у меня в голове.

Однажды дар меня уже обманул, я не почуяла Стража. Эти существа, как и эйсин — легенда, но только мрачная и вполне реальная — ночной ужас моего родного города Танниса. Стражи невидимы, их можно заметить лишь в отражении, но те немногие, кому это удавалось, обычно не доживали до утра. Наверное, только я могла похвастаться тем, что увидела Стража и осталась в живых.

Хайдаш, и почему я такая неправильная девушка?! Почему у меня с собой хотя бы крохотного зеркальца нет?.. Впрочем, о чем это я?! Даже если увижу Стражей… Что с того? Как эти создания станут действовать, когда поймут, что мне известно об их присутствии? Не лучше ли, как сказал Джаред, не делать ничего, подождать пока придут эйсин…

Стоп!

А что если Стражи — и есть эйсин?! И группа существ, которых я заметила, охраняет нас, следит, чтобы мы не наделали каких-нибудь глупостей, пока не прибудет официальная делегация?

Все мои неприятности начались после того, как я получила заказ на шкатулку, в которой хранился браслет — тот самый, что превратился в татуировку на моем плече и с помощью которого Ррэко смог со мной общаться. Когда я забирала шкатулку из тайника, то видела Стража, и он мне ничего не сделал, лишь просто наблюдал за мной.

Если эйсин и Стражи действительно представители одного и того же вида — это кое-что объясняет, хотя вопросов рождает еще больше. Например, какого Хайдаша они привязались ко мне?

Что же касается моего дара, то невозможно определить расовую принадлежность незнамо кого. Мой дар вообще сродни обонянию, отчасти, поэтому я его и называю чутьем. Но если ты не знаешь, как пахнет роза, то не сможешь узнать ее по запаху. А если кто-то тебе покажет розу и скажет, что это нарцисс, то на клумбе полной роз ты будешь видеть одни нарциссы. Вот так и со мной, только мое чутье распространяется не на цветы, а на разумных существ. И чем больше вокруг меня существ одного вида, тем сложнее мне их учуять…

Тут я почувствовала, какое-то движение. В нашу сторону направлялось три существа: то ли Стража, то ли эйсин. Зуб даю — это те, кого мы ждем!

Я резко распахнула глаза и увидела, как из рощи вышли хозяева долины.

Описаний эйсин не сохранилось, во всяком случае, мне оные не попадались. Стража я видела мельком, как этакое размытое, полупрозрачное отражение в осколке стекла. Но стоило мне увидеть встречающих нас существ, как вопрос об их расовой принадлежности перестал меня волновать.

Даже издалека было заметно некое сходство хозяев долины с лоэл'ли. Рост никак не меньше двух метров, худощавое телосложение, лица тонкие, красивые, хотя красота их и кажется чуждой для человеческого глаза. Уши заостренные. Только вот цвет кожи у эйсин какой-то странный, льдисто-голубой, а цвет волос…

— Как интересно, — сказал Джаред, который тоже заметил направляющихся к нам созданий. — Ри, ты точно ничего не хочешь мне рассказать?

Хайдаш, неужели он знает?! Откуда?.. Впрочем, полувампиру в наблюдательности не откажешь, некую деталь моего облика он мог заметить… И это точно не то, о чем мне стоит беспокоится. Отношения с Джадом я могу выяснить и позже.

— Пока ничего, — на удивление спокойно ответила я, не удостоив полувампира даже взглядом.

На меня вообще снизошло какое-то странное спокойствие.

Еще минуту назад я точно знала, кто я такая — полуэльфийка, дочь женщины, которую изнасиловал какой-то лоэл'ли. Теперь же у меня ни в чем не было уверенности, кроме одного — я точно не простая полукровка.

Ррэко опасался вовсе не моей реакции на то, что Стражи и эйсин могут оказаться представителями одной и той же расы. Нет, у компаньона имелось гораздо больше поводов для беспокойства.

«Рийна, успокойся! Все не совсем так, как ты думаешь!»

Легок, поганец, на помине! Видимо почувствовал мое эмоциональное состояние.

«Заткнись, тварь!» — рыкнула я и вышвырнула подлеца из своей головы.

Цвет волос у хозяев долины оказался более чем необычным. Девушка, которая шествовала впереди, являлась обладательницей шевелюры цвета индиго. У одного ее спутника была голубовато-серая коса, у другого — иссиня-черная.

Всегда, сколько я себя помнила, меня интересовал вопрос: есть ли на свете существа с таким невероятным цветом волос. И вот, долгожданный ответ.

В голове роились десятки, сотни вопросов. Теперь вся моя жизнь представала в другом цвете. Интересно, какие события со мной произошли сами по себе, а какие были подстроены проклятыми эйсин? Как я вообще появилась на свет?

— Так ты не знала? — спросил Джад. Видимо мужчина всё же прочитал что-то по моему лицу.

— Нет, даже не догадывалась, — абсолютно честно ответила я. — А ты?

— Эйсин никто не видел сотни лет, откуда было мне знать.

— Вы о чем вообще?.. — тихонько проблеял Сажа, но ответом мальчишку никто не удостоил.



Лоэл'ли появление на сцене новых действующих лиц пропустили. Эрайна покинули последние силы, а потому он теперь, как и его сестра, без сознания лежал на снегу.

Хозяева долины шли медленно, будто плыли по воздуху, давая рассмотреть себя, привыкнуть к экзотичности облика… А ведь они действительно плыли! Эйсин не проваливались сугробы, даже не оставляли на снежном насте следов.

Одеты местные жители были не по погоде легко. Замысловатые одежды из струящейся белоснежной ткани, красиво оттеняли льдисто-голубую кожу. На ногах сандалии из тонких ремешков. Лишь за плечами эйсин колыхались дымчато-синие плащи. Ни у девушки, ни у ее спутников я не заметила никакого оружия, но что-то мне подсказывало, что этим созданиям всякие мечи и кинжалы попросту не нужны.

Голову эйсы украшал тонкий резной серебряный обруч с небольшим сапфиром по центру. На головах эйсов тоже покоились обручи, но без каких-либо драгоценных камней.

Наконец местные жители достигли нашей компании. Остановились.

— Я рада приветствовать вас в моем городе! — сказала эйса и вполне искренне улыбнулась. — Хотела бы, чтобы наша встреча произошла при других обстоятельствах, но иногда у нас не остается выбора.

Вот значит как. Эта юная на вид девушка на самом деле облечена большой властью. Что-то мне подсказывает, что она владычица не только этого города, но и всех эйсин.

— Мы тоже рады увидеть своими глазами легендарный город тысячи башен и его прекрасную владычицу… — Джаред галантно поклонился.

— Арелина, — улыбнулась эйса, — рэйа Арелина. А это два моих супруга: Итэрлен и Олиани, — девушка указала сначала на темноволосого спутника, затем на светловолосого.

— Очень приятно. Меня зовут Джаред Дэш, а моего воспитанника Сажа…

— Джаред, нам прекрасно известно кого из вас как зовут.

— Приятно познакомиться, — сказала я и, не иначе, как чудом, смогла выдавить из себя улыбку. — Думаю, кто я такая, вы тоже знаете.

Меня ощутимо потряхивало, кажется, я находилась на грани нервного срыва. Только вот позволить сорваться в истерику я себе не могла. Пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, силу воли.

Сейчас надо вести себя максимально осторожно. Кто знает, может, я уже сыграла свою роль, когда украла из эльфийского музея кулон? Может, я уже больше не нужна эйсин, и они предпочтут избавиться от меня при первой же возможности?.. С другой стороны, если бы эйсин действительно желали моей смерти, то к чему было заходить так далеко — приглашать в свою долину, знакомиться со мной?..

— Рийна, я понимаю, что у тебя много вопросов. Тебе есть, за что не любить нас, не доверять. Но когда ты узнаешь всю историю, ты поймешь, у нас не было выхода.

Как мило, эта снежная королева уже оправдывается.

— Обещаю, я выслушаю вас и даже обдумаю все то, что вы скажите. Но если вы не желаете нашей смерти, то следует перенести беседу в другое, более теплое место. В противном случае до конца разговора некоторые из нас могут и не дожить, — я указала на парочку эльфов, лежащих без сознания на снегу. — Мы, в отличие от вас, создания теплолюбивые. И как бы мне не хотелось получить ответы на вопросы, сначала я предпочла бы согреться.

— Ты права, беседу стоит отложить, — согласилась владычица эйсин.

— Мы подготовили для вас комнаты, вы можете отправиться в них прямо сейчас, — подал голос Олиани.

— Спасибо, — ответил Джаред, — но мы предпочли бы не разделяться.

— Хорошо, — сказал Итэрлен, — это тоже можно устроить.

— Ну, раз все так хорошо, то чего мы ждем? — спросила я.

Мысленно дала себе подзатыльник. Не хамить, Ри. Не хамить!

— Видишь ли, Рийна, как ты могла заметить, нам не нужны дороги. После того, как выпадет снег, по долине бескрылым передвигаться нелегко.

— Бескрылым?! — опешила я.

Арелина неожиданно тепло улыбнулась, и вдруг плащ за спиной эйсы раскрылся… Нет, не плащ вовсе — крылья! Огромные, полупрозрачные, какие-то нереальные, неосязаемые, будто состоящие из переплетения множества тончайших серебристых нитей… но снежинки, которые закружились вокруг владычицы эйсин были самыми что ни есть настоящими. Ширина размаха крыльев рэйи оказалась метров шесть, не меньше.

Несмотря на всю ненависть к эйсин, я невольно залюбовалась. Арелина была прекрасна! Я бы даже сказала божественна! И мне как-то сразу вспомнилось, что в одной древней, полузабытой легенде эйсин называли повелителями льдов и ветров.

Через пару секунд рэйа сложила крылья и сказала:

— Так что вам придется с нами полететь.

— Полететь?! — восторженно пискнул Сажа и тут же сам зажал себе рот, испуганно посмотрел на Джареда.

— Как? У меня, как ты видишь, крылья не выросли, — сказала я.

— Довериться нам. Мы вас понесем.

То, что я перешла на «ты» снежная королева, казалось, даже не заметила. Арелина и её супруги общались с нами легко, по-дружески как-то. Своим поведением они совсем не походили на венценосных особ… Впрочем, думаю, не ошибусь, если предположу, что всё это сделано было, чтобы войти к нам в доверие, быстрее наладить контакт. Не значит ли это, что я (а может, и мои спутники) здешним властителям для чего-то ещё нужны?

— Всех пятерых?

— Нам помогут.

Тут я заметила, что в шагах десяти от нас стоит группа из пяти эйсов. Похоже, это те самые существа, которые, будучи невидимыми, присматривали за нами. Но, в отличие от Арелины и ее мужей, одежда у этих эйсин была серебристо-серого цвета, а на поясах висели тонкие длинные клинки.

Один из мужей Арелины сделал шаг вперед и улыбнулся мне.

— Рийна, если не возражаешь, — протянул руку Олиани.

— А у меня разве есть выбор?

— Вообще-то есть. Ты можешь выбрать любого из нас. Или, если хочешь, я могу позвать Ррэко — ему сугробы тоже не страшны.

— Не имею ничего против твоей компании… Ты ведь меня не уронишь?

— Обещаю донести в целости и сохранности. Не бойся, давай руку.

Но все же я не спешила. Не потому, что боялась — дело в другом. Сделать простой жест — вложить свою руку в протянутую ладонь супруга Арелины — все равно, что признать, что я доверяю эйсин, а этому противилось мое существо.

Наверное, у меня просто шок. Нелегко вот так в одночасье узнать, что вся твоя жизнь — фикция и что, возможно, у кого-то из твоих предков были крылья.

— Рийна, — вновь позвал меня Олиани.

Выглядел эйс совсем молодо, лишь немного старше Эрайна, казался таким милым, добрым. Хотелось забыть обо всем и довериться Олиани, ведь парень с такой открытой улыбкой просто не способен на подлость или дурной поступок.

Но я знала, что все это ненастоящие, наносное. Олиани в десятки, а то и сотни раз старше меня, и доверять ни ему, ни кому-либо из эйсин и других обитателей этой долины нельзя. Да, доверять я могу лишь себе. Ну и Джаду… немного.

— Смотри! — вновь привлек мое внимание эйс.

Я увидела, как двое эйсов подхватили на руки Эрайна и Лэю и плавно взмыли в небо.

— Ри, все в порядке? — спросил Джаред.

Он быстрее меня нашел общий язык с хозяевами долины, и особые сомнения его не терзали. Смотрелся вампир-полукровка, обнимающий эйса, весьма забавно. Эйс был на полголовы вышел Джареда, но значительно уже в плечах, и казался рядом с полувампиром довольно-таки хрупким созданием.

— В порядке? — переспросила я. — Да, все хорошо. Летите!

— Ри?..

— Джад, тебе и особенно Саже согреться жизненно необходимо. Не медлите. Летите.

Мужчина кивнул, а затем сказал:

— Хорошо, но и ты не отставай.

Еще два эйса взлетели. Один с Сажей, другой с Джаредом.

— Рийна, Олиани?.. — решила поторопить нас Арелина.

— Моя рэйа, я все улажу, — сказал Олиани.

— На Рийну не стоит давить, — подержал эйса Итэрлен, — ей и так нелегко.

— Хорошо, — чуть склонила голову владычица эйсин, — но не медлите слишком… Мне бы не хотелось, чтобы малышка заболела.

И с этими словами рэйа взмыла в воздух, Итэрлен последовал за своей супругой. Невольно я опять залюбовалась — смотрелась пара необычайно гармонично, волшебно. Тонкие грациозные фигуры, развивающиеся на ветру белоснежные одежды и полупрозрачные, какие-то нереальные крылья: у рэйи серебристые, у ее мужа иссиня-черные.

Я зябко передернула плечами. Хайдаш, как же холодно! Вроде и одета тепло, но успела уже промерзнуть до костей. Судя по солнцу, я всего минут пятнадцать-двадцать в этой долине снег топтала, но кажется, прошла вечность. Столько всего произошло, столько изменилось…

— Ты замерзла, — заметил Олиани. — Может, всё-таки дашь руку, доверишься мне?.. Впрочем, если у тебя есть какие-то вопросы, я готов удовлетворить твое любопытство.

Я задумчиво посмотрела на эйса, он буквально излучал терпение и радушие.

— Пожалуй, есть, — повинуясь секундному порыву, сказала я. — Вас никогда не мучила совесть за то, что вы со мной сделали?..

— Это решение далось нам тяжелее, чем ты думаешь. Если бы у нас был выбор, мы бы никогда не поступили подобным образом.

— Выбор есть всегда.

— Да, — кивнул Олиани. — Но, во-первых, ты бы тогда не родилась. А во-вторых, Срединный мир тоже просуществовал бы недолго.

— Какое отношение имею я к Срединному миру?

— Никакое и самое что ни есть прямое. Все сложно. Вот так за пару минут не расскажешь.

Опять увертки, отговорки. Нет, от этого эйса я сейчас ничего не добьюсь…

Я вздохнула, сдалась. В конце концов, что бы я ни говорила пару минут назад, выбора у меня на самом деле нет. Останусь здесь — замерзну насмерть. А я хочу жить, очень хочу! Впрочем, умереть мне эйсин, скорее всего, не дадут, схватят в охапку, заколдуют как-нибудь… Как бы мне не хотелось закатить истерику, наброситься на проклятущего эйса с кулаками, сделать хоть что-то вопреки воле эйсин, — сейчас надо уступить.

А еще, как бы ни было тяжело, сначала надо выслушать, что скажут эйсин, и только потом принимать решения.

Протянула эйсу раскрытую ладонь. Олиани взял мою руку, легонько сжал ее в своей.

Мне потребовалось определенное усилие воли, чтобы не отдернуть руку. Не только потому, что к эйсин я испытывала смешанные чувства, нет, просто Олиани оказался неожиданно теплым. Почему-то я думала, что тело эйса будет таким же холодным, как и его облик.

— Подойди ближе, — негромко сказал эйс, — положи руки мне на плечи, я обниму тебя за талию.

Я послушалась, сделала все так, как сказал мужчина.

Эйс раскрыл за спиной крылья. Полупрозрачные, как и у всех эйсин, голубовато-серебристые.

— А теперь мы полетим. Готова?

— Да, — тихо сказала я.

И в ту же секунду земля ушла у меня из-под ног. Олиани взмыл легко, так будто совершенно не чувствовал моего веса. Поднялся эйс совсем невысоко, где-то метров на пять над землей, похоже, муж Арелины не хотел лишний раз пугать меня. Летел Олиани тоже медленно, я не сомневалась, что он мог двигаться гораздо быстрее.

Раньше мне никогда не доводилось летать, разве что во сне… В детстве мне часто снились сны, в которых я летала как птица.

— Не страшно? — спросил Олиани.

— Нет. Красиво. И холодно.

Я ничуть не покривила душой, долина эйсин и правда была безумно красива. А уж в лучах восходящего солнца и подавно. Впрочем, думаю, долина эйсин прекрасна в любое время года и суток, в любую погоду.

Мы по широкой дуге обогнули рощу гигантских вечно зеленых деревьев. Потом пронеслись мимо башни, с балкона которой нам приветливо помахала пара эйсин. Пролетели под мостом между двух башен, стоящих почти вплотную и похожих, как близнецы.

— Потерпи еще немного. Мы почти на месте.

Я восторженно крутила головой. Право, у меня аж дух захватывало от восторга!

Горы, озеро, зелень леса на искрящемся в утреннем солнце снегу. И башни. Тонкие, острые как иглы. Ажурные и в то же время монолитные, без каких-либо видимых вкраплений иных материалов — только белоснежный камень. Высокие! Даже самая низкая из замеченных мною башен была не меньше пятидесяти метров в высоту.

А потом я увидела башню, стоящую на вершине одной из гор. Строение находилось слишком далеко, чтобы его было можно нормально рассмотреть, но даже отсюда производило неизгладимое впечатление. Эта башня казалась узорной ледяной иглой, пронзающей небо.

— Что это? — хрипло спросила я.

— Башня Арелины. Пожалуй, ее можно назвать нашим дворцом, — по голосу Олиани я поняла, что он улыбается.

Я так залюбовалась башней владычицы эйсин, что не заметила, как мы прилетели. Олиани начал плавно подниматься вверх, пока не достиг небольшого балкона метрах в пятнадцати над землей. Саму башню я так толком рассмотреть и не сумела. Разве что вблизи заметила, что ошиблась в первоначальном суждении, башни вовсе не были сделаны из единого материала. И хотя сами стены сплошь покрывала резьба, временами даже сквозная, все отверстия, будь то окна или двери на многочисленные балкончики закрывали стекла.

Мы приземлились на балкон, у настежь распахнутой двери.

В большой круглой комнате, занимавшей целый этаж башни, собрались все мои приятели. Джаред помогал Саже избавиться от заскорузлой, промерзшей одежды. Эрайн и Лэя уже лежали в кроватях, беднягами-эльфами вовсю занимались целители… Эйсин в помещении собралось столько, что от ярких шевелюр хозяев долины, у меня рябило в глазах.

Мебель в комнате оказалась разномастной, похоже, ее расставляли в спешке. Да, какая мебель! Пять кроватей и стол со стульями.

В центре комнаты серебрилась спираль кованой винтовой лестницы. Пол был деревянный, набранный из широких досок. Стены выкрашены в светло бежевый цвет и кое-где украшены коваными, под стать лестнице, завитками. Я заметила еще три двери, которые вели на другие балконы. А вот сколько в помещении было причудливых, разнообразных по форме и размеру окон я даже не попыталась сосчитать. Явно не меньше трех десятков. Не знаю, для чего раньше была предназначена эта комната, но сейчас ее наспех переоборудовали в лазарет.

Джаред заметил меня и приглашающее махнул рукой.

— Рийна, иди. Все будет хорошо, — услышала я голос Олиани за спиной. — Арелина встретится с тобой, как только ты будешь готова.

Я шагнула внутрь и буквально почувствовала, как меня обдало теплом. В комнате было жарко, хотя, возможно, мне так показалось из-за разницы температур, внутри башни и снаружи.

Ко мне тут же подбежали мужчина и женщина, настойчиво увлекли меня к свободной кровати…

* * *

Когда я проснулась, солнце уже готовилось скрыться за горными пиками. И ведь, вроде бы, не собиралась спать, но то ли меня околдовали, то ли я устала несколько сильнее, чем думала… Радовало одно, чувствовала я себя отдохнувшей и совершенно здоровой.

Всей одежды, пока я спала, меня кто-то успел лишить. На большой кровати я лежала в гордом одиночестве, но утешало это слабо. Я не скромница и не ханжа, но когда просыпаешься голой в гостях у существ, которым мягко говоря, не доверяешь, а твое оружие, вещи, одежда незнамо где… — в этом мало приятного.

Я осторожно осмотрелась.

Так, остальные, похоже, еще спят. Скопления эйсин в комнате тоже больше не наблюдается, лишь одна эйса, сидя за столом, читает книгу, да еще какой-то эйс прогуливается по балкону. Напрягаться, чтобы охватить чутьем большую территорию я не стала. К чему? Эйсом больше, эйсом меньше… — какая разница? В долине проживает несколько сот (а то и тысяч) этих синевласых гадов.

На маленьком столике рядом с кроватью стояли графин с водой и стакан. Там же обнаружились пояс с любимыми с'каашами, охотничий нож, небольшой вещевой мешок да горка кое-каких мелочей, что эйсин выудили из моих карманов. И, как ни странно, похищенный по просьбе эйсин из эльфийского музея кулон. Интересно, почему хозяева долины его еще не забрали?.. Самой одежды нигде не было видно, лишь на стуле недалеко от меня висели какие-то незнакомые голубовато-серые тряпки.

То, что у меня не отобрали оружие, немного успокоило. Хотя я прекрасно понимала, что с оружием или без, — эйсин я не противник.

— Здравствуй, Рийна. Меня зовут Эмия, — вдруг тихо сказала сидящая за столом эйса. — Скажи, как ты себя чувствуешь?

Невольно я вздрогнула. Хайдаш, заметила все-таки, синевласая выдра, что я не сплю!

Так, Ри, держи себя в руках. Хозяева долины не должны увидеть твоего страха, ненависти… И уж точно не стоит закатывать истерику этой Эмии.

— Вроде бы нормально… — спокойно и тоже тихо, чтобы не потревожить покой спящих, сказала я. — Мне бы с Арелиной встретиться.

— Рэйа примет тебя, как только ты будешь готова.

— Э-э-э… Ясно, — немного растерялась я.

— Что-нибудь еще? — спросила Эмия.

— Мне бы одежду вернуть и… до ванной комнаты прогуляться.

— Ванная этажом ниже, — уведомила меня эйса и, как ни в чем не бывало, вернулась к чтению.

Мысленно наградив девушку парой отнюдь не лестных эпитетов, я закуталась в простыню и поднялась в кровати. Стремглав слетела вниз по лестнице. В холле нижнего этажа обнаружились сразу три двери. Наугад распахнула одну из них и оказалась в огромной ванной комнате. Быстро проделала ряд гигиенических процедур, расчесала волосы и поднялась обратно.



— Чистая одежда на стуле, — сказала эйса и указала на голубовато-серые тряпки.

С трудом подавила в себе всколыхнувшееся раздражение — не стоит спорить с эйсин по пустякам. Я бы предпочла, чтобы мне вернули мою одежду, но раз выбора нет… остается надеяться, что новые одежки мне придутся по размеру.

Кружевное нижнее белье, брюки по фигуре, мягкие сапожки до колена, блузка и плащ эльфийского покроя с капюшоном. Все выдержано в пастельных голубовато-серебристых тонах. Ткань тонкая, невероятно приятная на ощупь. С размером хозяева долины определенно угадали.

Закрепила на поясе с'кааши, охотничий нож, небольшой кошель с кое-какой мелочевкой. Все эти аксессуары несомненно дисгармонировали с предложенным мне эйсин костюмом, да только и я, вроде как, не на светский раут собралась. Когда у меня при себе оружие, чувствую себя спокойнее и увереннее, даже если знаю, что c'кааш против эйса — это все равно, что зубочистка против виверны.

— А ничего потеплее у вас нет? — меня мучили определенного рода сомнения, что в этих изысканных тряпках я околею на улице. Вряд ли Арелина сидит в этой же башне и терпеливо ожидает, когда я проснусь.

— Для того чтобы удерживать в теле тепло, вовсе не обязательно закутываться в шерсть и меха, — улыбнулась эйса. — Во всяком случае, твой друг уже несколько минут прогуливается по балкону. Не похоже, что ему холодно.

— Друг?.. — тут я заметила, что постель Джада пуста.

Пожалуй, так даже лучше, говорить с полувампиром мне сейчас совершенно не хотелось.

— Впрочем, неважно… Теперь я могу встретиться с Арелиной? — спросила я.

Эйса кивнула:

— Я здесь, чтобы проводить тебя и Джареда к владычице.

— Джада? А его-то зачем? — спросила я шепотом.

Мне ли не знать, какой у полувампира чуткий слух!

— Эта история касается его лишь немного в меньшей степени, чем тебя. Следуй за мной.

Девушка направилась к балкону, и мне ничего не осталось, как пойти за ней.

Хайдаш, а Джаред-то тут как замешан?! И вообще, что я об этом полукровке знаю?..

Джаду около ста лет, хотя выглядит он на тридцать. Много путешествовал. Его мать истинная вампирша, а отец человек… Так! А ведь он совершенно уникальное существо, скорее всего, единственное в своем роде. Я слышала, да и сам Джаред говорил, что у вампиров не может быть детей от представителей других рас. Если уж на то пошло, у истинных вампиров вообще не может быть детей! Но Джаред как-то родился…

И это его роднит со мной, потому что с моим происхождением тоже ничего не ясно. Да, тем, что у человеческой женщины родился ребенок от эльфа — никого не удивишь. Но теперь я твердо уверена, что с родословной кого-то из моих родителей все не так просто. Возможно даже, что моим отцом является не эльф, а эйс. Как иначе объяснить цвет моих волос? Тот самый, что я чуть ли не с рождения прячу под рыжей краской… Или странный, непонятный дар — чутье?

На балконе Джаред прогуливался не один, компанию ему составлял какой-то эйс. Одет полувампир был также легко как и я, разве что в его одежде преобладали чуть более темные тона. Оружие Джад тоже с собой прихватил. Грудь бывшего контрабандиста перехватывала перевязь с лийской саблей, а справа на поясе висел орочий игломет…

Хм, надо же, эйса не обманула, в одежде действительно не холодно!

— Ты как? — спросил меня Джад.

— Не знаю, — пожала плечами я. — Тебе уже сообщили, что на аудиенцию к Арелине нам предстоит отправиться вместе?

— Да, но я понятия не имею, зачем рэйе понадобился… Ты что-нибудь знаешь?

Я покачала головой.

Держался полувампир удивительно спокойно, так, словно ничего не происходило. Будто мы не оказались в гостях у мифических существ, которые преследуют неведомые цели.

За время нашего знакомства я успела немного изучить Джада, а потому знала, что его спокойствие наносное, просто актер он несколько лучший, чем я… Или мне так только со стороны кажется?

— Раз все готовы, может, наконец, отправимся в путь? — спросил эйс.

Я заметила, что держались с нами эйсин немного отстраненно и высокомерно. То ли они считали ниже своего достоинства общаться со всякими там полукровками, то ли исполняли приказ Арелины — владычица не хотела, чтобы ее подданные были излишне откровенны с чужаками.

По лицу Джареда проскользнула тень неуверенности, тревоги…

— Не беспокойтесь, — тут же поспешила сказать эйса, — ни с мальчиком, ни с лоэл'ли за время вашего отсутствия ничего не случится. Они погружены в целебный сон и проснутся не раньше чем через несколько часов.

Джаред нехотя кивнул.

— Хорошо, давайте пообщаемся с вашей владычицей.

Эйсин подхватили нас и понесли к башне Арелины.

* * *

Второй полет мало чем отличался от первого. Хозяева долины жалели нас, бескрылых, а потому летели медленно, в нескольких метрах над землей и только когда мы приблизились к горе, на которой стояла башня Арелины, стали плавно подниматься в небеса. Подъем обещал быть долгим, высоту горы я не могла оценить даже приблизительно… Пятьсот метров? Семьсот? Может, тысяча? Или еще выше?..

Я не трусиха и никогда не боялась высоты. Но одно дело, когда ты балансируешь на коньке крыши (тут все зависит от тебя, да и при падении можно как-то извернуться, за что-то зацепиться), а совсем другое, когда приходится целиком и полностью положиться на незнакомое, непонятное существо, а далеко-далеко внизу острые камни. Я старалась не смотреть вниз, пыталась отрешиться от текущей ситуации… и где-то на середине пути на меня снизошло странное спокойствие. Какой смысл бояться, если все равно ничего не можешь сделать?

Набралась смелости и посмотрела на Джареда. Полувампиру явно приходилось хуже, чем мне — лицо бледно-зеленое, глаза закрыты. Интересно, скользнула в голову шальная мысль, а если Джад упадет с такой высоты, то сможет выжить? Выручит ли его хваленая вампирская регенерация?

Люди забавные существа. Как бы тебе не было плохо и страшно, но когда ты понимаешь, что кому-то еще хуже, то испытываешь крайне эгоистичное чувство — облегчение. И тут абсолютно не важно, что человеком я являлась в лучшем случае наполовину. Я выросла среди людей, они привили мне свои ценности, образ мышления… А может, и представители других рас в подобной ситуации думали бы схожим образом? Не знаю… Да и, собственно, какая разница?! Главное, страх высоты куда-то исчез, наоборот, от полета я стала получать какое-то болезненное удовольствие и даже решилась взглянуть вниз.

На миг меня опять обуял холодный липкий страх, но неприятное чувство быстро прошло, и я смогла рассмотреть долину с высоты птичьего полета.

Открывшаяся мне картина была невероятной, сказочной!

Большую часть огромной долины занимало озеро, окутанное клубами пара. В отличие от долины озера Лайа, здесь не было ни садов, ни полей, ни пастбищ (хотя, возможно, сельскохозяйственные угодья скрывались под снежными сугробами), лишь рощи огромных, вечнозеленых деревьев и ажурные, белоснежные башни… Да, насчет башен легенда не врала, их и правда было не меньше тысячи. В лучах заходящего солнца иглы шпилей казались золотыми.

Наш полет в общей сложности занял не меньше часа, когда мы опустились на большой балкон, опоясывающий последний этаж башни Арелины, солнце успело скрыться за горными пиками, а на небе зажглись первые звезды.

Мои ноги коснулись пола, и колени подогнулись, пришлось сделать пару быстрых, неуклюжих шагов вперед, чтобы самым позорным образом не растянуться на полу. А вот Джареду повезло меньше. Полувампир неловко упал на колени.

— Ты как? — спросила я мужчину, настороженно оглядываясь по сторонам. На балконе кроме нас и пары эйсин никого не было, но рядом я чуяла еще одного представителя мифической расы. Уверена, это местная снежная королева — Арелина.

— Выживу… — натянуто улыбнулся Джад. — Руку подашь?

Похоже, полет дался бывшему контрабандисту тяжелее, чем я думала. Раньше я считала полувампира несколько более выносливым и крепким… Надеюсь, Джад быстро придет в себя.

Подать руку Джареду я не успела, меня опередил несший его эйс. Он вздернул мужчину на ноги, а затем прикоснулся ладонью ко лбу полувампира. Буквально на глазах цвет лица Джареда переменился. Когда через несколько секунд эйс убрал руку, бывший контрабандист смог стоять без посторонней помощи.

— Как ты себя чувствуешь, — спросила меня Эмия. — Подлечить?

— Спасибо. Хорошо, — я сделала резкий шаг назад.

Не хотелось лишний раз соприкасаться с магией эйсин. Тем более что чувствовала я себя вполне приемлемо, лишь голова немного кружилась.

— Что ж, тогда рэйа ждет вас, — эйс распахнул двери в башню и жестом пригласил нас войти.

Мы с Джаредом переглянулись и шагнули внутрь.

* * *

За недолгое время знакомства с хозяевами долины у меня успело сложиться впечатление, что эйсин и лоэл'ли во многом схожие народы. И тут речь идет не только о внешности, но и любви селиться в башнях, некоторой страсти к гигантомании, и весьма странных понятиях о том, что есть красиво и уютно. А потому, когда я вошла в башню, то несколько удивилась.

Комната была круглая и довольно небольшая. В интерьерах напрочь отсутствовала излишняя вычурность, позолота и инкрустация драгоценными камнями.

Белоснежные стены через равные промежутки украшало двенадцать высоких, узких стрельчатых окон. Дверь на балкон здесь была всего одна — та, через которую мы вошли. Также в комнату можно было попасть по винтовой лестнице, которая находилась около стены. Пространства между окнами заполняли книжные шкафы из темного дерева. Белый мраморный пол покрывала тончайшая вязь замысловатых серебристых узоров. По центру комнаты, с высокого, куполообразного потолка спускалась легкая, ажурная конструкция люстры, состоящая из множества небольших «льдинок», которые мягко светились.

Аккурат под люстрой стоял небольшой низкий стол, на котором покоилось несколько пиал с легкими закусками и кувшинов с напитками. Вокруг стола расположились три мягких, темно-синих, даже на вид удобных кресла. Одно из них занимала Арелина, оставшиеся, похоже, предназначались для нас с Джаредом.

Несмотря на то, что отделка комнаты была выполнена в столь любимых эйсин холодных тонах, здесь было необыкновенно уютно, разве что похожая на айсберг люстра вызывала у меня некоторые, на грани инстинктов, опасения. А еще данное помещение, определенно, являлось не тронной залой, а скорее кабинетом для приватных бесед.

— Рийна, Джаред, рада вас снова видеть, — поприветствовала нас Арелина. — Как ваше самочувствие? Надеюсь, дорога не показалась вам слишком тяжелой и утомительной?

— Спасибо, все хорошо, — быстро сказала я, пока Джаред опять не начал любезничать со снежной королевой. — Чувствуем себя нормально, долетели тоже без особых проблем. Самое время побеседовать, вопросов (не знаю как у Джареда, а у меня точно) накопилось много.

— Тогда прошу, присаживайтесь, — тонкие губы Арелины украсила легкая и довольно-таки искренняя улыбка. — Угощайтесь. Разговор предстоит долгий и сложный.

После того, как мы с Джадом с удобством расположились в креслах, рэйа сказала:

— Начать, пожалуй, следует с того, что…

— Кто я? — перебила я Арелину. И сама испугалась тому, как хрипло прозвучал мой голос.

Не стоило перебивать владычицу эйсин, совсем не стоило. Меня раздирали противоречивые чувства, эмоции, которые я контролировала с большим трудом… Да что там! Вообще не контролировала.

Лоэл'ли я ненавидела сколько себя помнила, да только ненависть та была какая-то обезличенная. Эйсин же… До недавнего времени про эту расу я почти ничего не знала, даже сомневалась, что эйсин действительно когда-то существовали. Теперь же я была уверена, что как минимум в половине моих неприятностей повинны синеволосые гады и лично сидящая напротив меня снежная королева. Более того знала, что ещё ничего не закончилось, что эйсин я зачем-то нужна — в противном случае владычица легендарной расы вряд ли снизошла бы со мной до разговора, вряд ли была бы так любезна и добра.

— Рийна, наверное, ты уже догадалась, что в тебе течет кровь эйсин?

Я кивнула. Своему языку сейчас не доверяла.

— Ты действительно наполовину принадлежишь к расе лоэл'ли. Но лишь четверть крови, текущей в твоих жилах, является человеческой, остальная эйсинская.

— То есть, мать Ри не человек, а полукровка?.. — спросил Джаред, — Наполовину эйсин?

— Да, — кивнула Арелина, — ты все правильно понял.

— Но как? — прошептала я. — Моя мать чистокровный человек!

— Извини, Ри, но это не так.

— Но она выглядит как человек. И никаких особых талантов у нее нет.

— Нам пришлось хорошо постараться, чтобы эйсинская кровь себя почти не проявила в твоей матери. Но ты не можешь не признать, что Лиана выглядит гораздо моложе своих лет.

— Подождите! — я вскочила с кресла. — То есть мало того, что моя мать полуэйсинка, так ее рождение не какая-то досадная ошибка?.. Вы все это спланировали!

— Рийна, прошу, сядь. Попытайся спокойно выслушать меня, — мягко сказала Арелина и успокаивающее, немного виновато улыбнулась.

— И не подумаю! Вы крутите моей жизнью как хотите уже пару месяцев… Или больше?.. Зачем мы вообще с матерью вам нужны?!

Безумно хотелось перемахнуть через стол и стереть с лица снежной королевы дурацкую улыбочку.

Джад вскочил с кресла и сграбастал меня в объятья. Я попыталась вырваться, но не тут-то было. Держал меня полувампир осторожно, можно даже сказать нежно, но в тоже время очень крепко.

— Тише, Ри. Успокойся, — сказал Джаред и тут же еле слышно на ухо шепнул: — Мне самому эта история не нравится, но истерикой делу не поможешь. Пусть рэйа сначала выскажется, а мы уже потом решим, что делать… Ну как, Ри, сможешь держать себя в руках?

Джаред прав. Тысячу раз прав! Но как же хочется плюнуть этой синевласой гадине в лицо…

Только владычица эйсин может одним словом обратить меня в прах, а сама я ничего Арелине сделать не могу. По крайней мере, пока.

Я сильная. Я справлюсь. Смогу впредь держать себя в руках.

Ради себя. Ради мамы…

А потому я судорожно закивала.

— Смогу. Я… я справлюсь. Все нормально, Джад.

— Вот и умница, — вздохнул полувампир, легко поцеловал меня в висок, а затем утянул к себе в кресло, усадил на колени. В другой ситуации я бы непременно воспротивилась подобному обращению, но не сейчас — так я чувствовала, что не одна. Что рядом есть существо, на которое я могу хотя бы отчасти положиться.

— Рийна, если бы ты знала, как мне жаль, что пришлось поступить с тобой и Лианой подобным образом, — промолвила Арелина. — Надеюсь, ты сможешь если не простить, то хотя бы понять нас, когда узнаешь историю целиком.

— Я слушаю, — тихо сказала я и почувствовала, как Джад легонько, ободряюще сжал мою руку.

— Ради того, чтобы родилась твоя мать, а затем и ты… собой пожертвовала моя младшая сестра, — сказала Арелина.

— Пожертвовала? Как? Почему?! — опешила я.

— Чтобы это объяснить, мне придется сделать небольшое лирическое отступление — рассказать о нашей расе, об эйсин. Ты готова выслушать?

Разумеется, я хотела узнать о проклятом племени как можно больше, но вдруг это какая-то уловка? С другой стороны, соврать Арелина может и без всяких «лирических отступлений». А потому я кивнула, показывая, что готова слушать.

— Наша раса одна из самых древних в Срединном мире, — начала рассказ Арелина. — Как вы, наверное, могли заметить, между эйсин и лоэл'ли есть некоторое сходство. И это неспроста, наши расы действительно родственные. Но если история эйсин, как и Срединного мира, насчитывает больше двух десятков тысяч лет, то лоэл'ли гораздо более молодая раса. В некотором роде лоэл'ли можно назвать промежуточным звеном между эйсин и людьми.

— А сами эльфы об этом знают? — спросил Джаред.

— Мне это неведомо. Но учитывая то, что лоэл'ли проводили над людьми и полукровками многочисленные эксперименты, то они могут об этом догадываться. У лоэл'ли и людей необыкновенная совместимость. Не зря лоэл'ли в свое время испугались полукровок, ведь так называемые ора дэйш'ли — гораздо более совершенная раса, чем они сами.

Не сказать, что я тут же приняла слова Арелины на веру, но определенный смысл в них был.

— Эйсин и лоэл'ли роднит многое, в том числе и проблема с воспроизведением потомства, — продолжила рассказ эйса. — Но все те сложности, которые испытывают лоэл'ли, не идут ни в какое сравнение с нашими. У лоэльских женщин репродуктивный период составляет пятьдесят лет, за это время они успевают произвести на свет в среднем троих детей. У нас какие-либо возрастные ограничения для рождения детей отсутствуют, эйса может родить ребенка в возрасте и нескольких тысяч лет. Проблема в том, что эйса за свою жизнь может произвести на свет только одного ребенка… И дело вовсе не в том, что женщина больше не может забеременеть, нет, просто вторые роды еще ни одна эйса не пережила. Так что если женщина моей расы во второй раз забеременела, то у нее два выхода. Либо на раннем сроке прервать беременность, либо все-таки рожать — ребенок в таком случае появится на свет полностью здоровым, а вот сама мать вскоре после родов угаснет… И, чтобы вы поняли насколько это для нас тяжело, я скажу: мне больше пяти тысяч лет, у меня два супруга и только один сын.

Внешне Арелина выглядела не старше сестренки Эрайна, которая еще Первое совершеннолетние не отпраздновала. Я, конечно, догадывалась, что владычица эйсин не подросток, но и подумать не могла, что она так стара… С другой стороны, существам, которые могут жить вечно, вряд ли знакомо такое понятие, как старость.

Жалеть Арелину я не собиралась. Не после всего того, что она сделала с моей жизнью.

— То есть численность вашей расы остается практически неизменной, а если и увеличивается, то крайне медленно? — спросил Джаред.

— Да. К тому же, не стоит забывать, что хотя эйсин не умирают от старости и болезней, все же иногда мы погибаем. А некоторые из нас просто устают от жизни… Так уж повелось, что чаще уходят во тьму именно женщины. От того у нас за тысячи лет сложился некоторый перевес численности в пользу мужчин… Опять-таки, сложилась традиция, что, уходя, эйса пытается произвести на свет второго ребенка. Чтобы, так сказать, вернуть долг расе.

— Но какое отношение твоя сестра имеет ко мне? — не выдержала я.

— Самое прямое. Виана — настоящая мать Лианы и, следовательно, твоя бабушка.

Я пораженно замерла. В голове кружился какой-то безумный вихрь мыслей и чем дальше, тем меньше я понимала.

— Но… как? Зачем? Почему?! — и тут вдруг до меня дошло. — Если моя бабушка — ваша сестра, то…

— То я твоя двоюродная бабушка, а ты моя внучатая племянница, — улыбнулась Арелина. — И, Рийна, раз уж мы начали общаться на «ты», то давай и впредь сохраним эту традицию. То, что тебе стал известен факт нашего родства, ничего не меняет.

Я бы так не сказала. Для меня это хайдашево много меняет.

Если только Арелина не соврала.

— А как я могу проверить, что все это правда?

— Тебе придется поверить мне на слово. Еще ты можешь спросить у других эйсин. Они помнят Виану и знают, что она погибла во время родов, что ее второй ребенок был наполовину человеком… Или попросить одного своего знакомого лоэл'ли определить степень родства между мной и тобой. Думаю, что Эрайну ты веришь несколько больше, чем мне.

— Я так и поступлю, — кивнула я, — как только эльф придет в себя и будет в состоянии колдовать. А что касается остального… Стоп! Значит, у меня есть дядя или тетя?! Ну, первый ребенок твоей сестры?

— Нет. Первая дочь Вианы погибла в ранней молодости. Несчастный случай, — Арелина вздохнула. — Но у тебя есть троюродные братья и сестры, дяди и тети. Кстати, мой сын тебе приходится двоюродным дядей.

Ух ты! Надо же, сколько родственников сразу появилось!

Что тогда получается? Я тоже принадлежу к королевской семье? И как относятся эйсин к полукровкам или, в моем случае, квартеронам? Убивают на месте? Ставят опыты? Или используют в каких-то своих подковерных играх?

— Ри, пожалуй, тебе стоит выпить, — сказал Джаред.

И тут я поняла, что уже пару минут (если не больше!) сижу, как дура, с разинутым ртом. Да, выпить — это то, что мне сейчас нужно.

— Было бы неплохо, — облизнув пересохшие губы, прошептала я.

Кувшин с вином тут же взмыл в воздух, подлетел к одному из бокалов и через несколько секунд, наполненный красным вином бокал заскользил в мою сторону.

Опять магия! Неужели нельзя обойтись без всей этой показушности?

Я подхватила бокал, нерешительно покрутила его в руках.

Надеюсь Арелина в вино яд или еще какое-нибудь зелье не подмешала…

Ри, отставить паранойю! Сколько раз повторять, если бы тетушка (даже в мыслях называть эту хрупкую девушку бабкой, я никак не могла) хотела твоей смерти, то ты давно бы кормила червей.

Так что я смело отхлебнула из бокала…

— Спасибо, — сказала я Арелине и обратилась к Джареду: — Тебе тоже стоит попробовать, хорошее вино… А еще я, пожалуй, вернусь в свое кресло.

— Уверена?

Я прислушалась к себе.

— Да. Определенно да, — я чувствовала себя спокойной и уверенной как никогда. Те чувства, которые я испытывала к Арелине и другим эйсин никуда не делись, просто они немного притухли, отошли на второй план.

Похоже, владычица все же что-то подмешала в вино, ну или каким-то иным образом на меня повлияла. Но злости по этому поводу я на Арелину не чувствовала, скорее, наоборот, была благодарна. Эмоции мешают воспринимать информацию, делать верные выводы.

— Так как это вышло? — спросила я, удобно устроившись в своем кресле с бокалом в руках. — Ну, то, что твоя сестра родила от человека. И почему моя мать не знает, что она наполовину принадлежит к расе эйсин… Она ведь не знает?

— Не знает, — поспешила успокоить меня Арелина. — Лиана выросла среди людей. Мы подыскали ей семью. У тех людей только что умер от лихорадки ребенок и когда они нашли под дверью сверток с младенцем, то посчитали это подарком богов.

Мелькнула мысль, что эйсин, наверное, без труда вылечили бы того другого ребенка. Но им гораздо выгоднее было, чтобы малыш погиб. Не удивлюсь, если окажется, что тот ребенок заболел не случайно.

— Но зачем? Ладно, твоя сестра умерла… Но почему вы не оставили Лиану у себя? Или вам так претила мысль растить полукровку? — кажется, я опять начала заводиться. — Тогда почему вы не отдали ребенка отцу? Ну, моему дедушке?

— У Вианы с тем человеком была, скажем так, случайная связь. Утром он даже не вспомнил, что ночью делил с кем-то постель. Тот человек ничего не знал ни о Виане, ни о ее смерти, ни о рождении дочери.

— Тогда не понимаю, зачем Виана вообще оставила ребенка? — что-то синеглазая владычица темнит. Я совсем запуталась.

Арелина вздохнула.

— Потому что она так решила.

— И тем самым обрекла себя на смерть?

— Вернее будет сказать, решила принести себя в жертву.

— Не понимаю…

— Если бы ты позволила мне рассказать историю по порядку и с самого начала, а не перебивала все время.

— Хорошо, я слушаю, — сделала большой глоток из бокала. Надеюсь, вино еще немного успокоит нервы.

— Спасибо, — улыбнулась Арелина. — Что ж… начать следует с того, что у меня есть дар — я могу предвидеть будущее.

Я поперхнулась вином и закашлялась. Но быстро справилась с собой и знаком показала Арелине, чтобы она продолжала.

— При этом я не могу сказать точно, что произойдет, а вижу различные вариации возможного будущего. Каждый шаг, каждое слово, что-то меняют. Одни изменения незначительны, другие могут переменить судьбу целой расы. Я научилась отслеживать эти изменения и таким образом влиять на будущее.

— То есть, к примеру, вы могли не допустить прохода эльфов через Врата и последовавшей за этим Последней войны? — спросил Джад.

— На события, которые происходят в других мирах, я никак не могу повлиять, — покачала головой Арелина. — Срединный мир закрыт. Никто, даже я, не знает, что творится за его пределами. А потому я никак не могу влиять на открытие Врат.

— А как же Последняя война? Это было в ваших силах?

— Не совсем. Некоторых событий никак не избежать. Возможно, если бы я увидела ту разрушительную войну лет на тридцать-сорок раньше… — рэйа вздохнула. — Я не могу далеко заглядывать в будущее. Чем дальше, тем больше оно размыто. Только масштабные события можно предвидеть за несколько лет. Приход лоэл'ли и Последнюю войну я смогла предвидеть лет за десять. Но тогда было уже слишком поздно, я почти ничего не могла сделать, изменить. Единственное, что мне удалось, это немного смягчить итоги войны.

— Смягчить? — переспросила я. — Как?

— Если бы не эйсин, то никаких вольных территорий не было бы.

А я-то все думала, зачем лоэл'ли понадобилось создавать человеческие резервации…

— Но мы опять отклонились от темы, — вздохнула владычица. — Как я уже сказала, только поистине масштабные события я могу предвидеть заранее… Около пятидесяти лет назад мне приснился страшный сон, которые возвещал о гибели Срединного мира.

— Я правильно понимаю, это был пророческий сон? — с немалой долей скепсиса в голосе спросил Джаред.

— Да, знаю, это звучит невероятно, вы, скорее всего, не верите мне. Но я привыкла доверять своим снам, многие из них имеют обыкновение сбываться. Где-то через пару лет, после того, как мне в первый раз приснился тот кошмар, я уже была уверена, что катастрофа все-таки произойдет. Тогда я стала изыскивать варианты, как предотвратить гибель мира. Через три года мне это, наконец, удалось.

— И как же должен погибнуть наш мир? — спросила я.

— Рийна, тебе что-то говорит такое слово, как «арриты»? — губы тетушки украсила легкая, кривоватая улыбка.

— Да… — прошептала я. — Так они… Что именно они сделают?

Кажется, я начинала верить Арелине.

— Уничтожат все живое в этом мире. Лоэльский друг многое тебе рассказал, думаю, ты понимаешь, что арритам это вполне под силу.

— То есть одними эльфами они не ограничатся… — задумчиво пробормотала я.

— Арриты фанатики. Так что сам Срединный мир останется, да только превратится он в безжизненную пустыню.

— Твою мать, да кто такие эти ваши арриты?! — неожиданно вспылил Джаред.

«Надо же, а нервишки у полувампира тоже шалят», — с каким-то тихим злорадством подумала я.

— Об этом тебе Рийна расскажет. Или у лоэл'ли можешь спросить… А мы опять немного отклонились от темы, — и с этими словами Арелина направила по воздуху к Джареду бокал с вином.

Хм, а мой бокал снова полон. Но когда и как этот фокус проделала тетушка, я не заметила.

— Так на чем я остановилась?.. Ах да, на решении. Чтобы остановить грядущую войну, надо не допустить вторжения в Срединный мир арритов.

— Но ведь, если я не ошибаюсь, арриты уже здесь? — спросила я и поймала на себе задумчивый взгляд Джареда. Чувствую, с полувампиром в скором будущем нам предстоит весьма неприятный разговор.

— Пока это лишь разведывательные отряды, шпионы, послы. Но скоро последует более масштабное вторжение.

— И как его остановить?

— Навсегда закрыть Врата. Запечатать их, — просто ответила Арелина.

— Но… как?! Это вообще возможно?

— Скажем так, при должной подготовке это вполне реализуемо.

— Тогда почему Врата не запечатали раньше? Ведь от них столько бед было! То всякие монстры лезут, то лоэл'ли, то урги…

— От Врат этому миру не только вред, но и некая польза, — туманно ответила Арелина.

— Какая польза?

— Я расскажу об этом позднее… К тому же, запечатать Врата вовсе не легко. Собственно вы с Джаредом мне и нужны для того, чтобы навсегда отрезать Срединный мир от всяких гостей извне.

— Мы?! — опешила я.

— А я тут вообще каким боком? — резко спросил Джад. — Никакими особыми талантами не наделен. Родством с вашей расой, слава богам, тоже похвастаться не могу.

Ах ты, гад! То весь из себя такой нежный и заботливый. То, чуть что, его ничего не касается…

Хотя о чем это я? Всегда знала, что Джаред циник и эгоист. Только о собственной шкуре и беспокоится. На меня полувампиру плевать с самой высокой башни. То, что мы с ним некоторое время делили постель, для него значения не имеет… Впрочем, что кривить душой, для меня тоже. Голову ни за Джада, ни за его мальчишку я бы класть не стала.

— Джаред, успокойся, глотни вина… Я расскажу тебе и Рийне о тех ролях, которые вам предстоит сыграть. И, к слову, никого из вас я ни к чему не обязываю. Вы можете отказаться, прожить оставшиеся месяцы (если повезет, даже годы), так, как вам захотите. Но в итоге все равно погибнете, как и весь мир. Так что вам решать…

Предательство Джареда на время отодвинуло на второй план то, что Арелина хочет взвалить на мои плечи роль спасителя мира. Нет, право, бред какой-то! Что я такого могу сделать?! Что во мне особенного?.. Хотя особенного во мне как раз выше крыши, начиная с происхождения…

Стоп!

— Первый раз кошмар приснился тебе около пятидесяти лет назад, — медленно, тщательно подбирая слова начала говорить я. — Потом некоторое время у тебя ушло на осмысление грядущей катастрофы, на поиск решения… а затем при весьма странных обстоятельствам забеременела Виана. Это ведь не совпадение? Так?

— Ты права, Рийна, — владычица грустно улыбнулась.

— Но зачем?

— Нам нужна была полукровка. К сожалению, союзы наших мужчин и представительниц других рас, в том числе и людей, потомства не дают. Но наши женщины генетически совместимы представителями большинства рас Срединного мира… Так что выход был. Только я не могла (просто не имела права) ни приказать, ни попросить кого-то из поданных принести такую жертву. Честно говоря, я уже сама подумывала решиться на этот самоубийственный поступок… Сестра знала о грядущей катастрофе и все решила за меня. По сути, Виана подставила меня перед фактом. Сказала, что беременна от человека и собирается рожать. Что пожила на свете достаточно, а стране в столь сложное время нельзя переживать процедуру смены правителя.

— И ты согласилась.

— Да, — вздохнула Арелина. — Дочь Вианы умерла, муж тоже недавно погиб… Сестра предложила мне выход. Нам всем выход! Я не могла от этого просто так отмахнуться.

— А еще ты очень хотела жить.

Хайдаш, а ведь эта гордая, холодная владычица сейчас оправдывается, защищается! Может, действительно совесть заела?

— Да, — кивнула эйса, — не буду спорить. Но основной причиной было не это. Я знала, что если я уйду, если мое место займет другой, то мир нам не спасти и все жертвы будут напрасны.

— И с чего такая уверенность?

— Ты забыла, Рийна, я вижу будущее, — Арелина горько усмехнулась. — И это главное преимущество эйсин. Новому властителю понадобилось бы не меньше ста лет, чтобы в должной мере овладеть даром предвидения, научиться толковать сны… Так что не тебе, девочка, меня судить.

— Хорошо, — пожала плечами я. Уничижительное «девочка» так и вовсе проигнорировала. Похоже, мои слова задели владычицу эйсин за живое. Да, что-то я слишком заигралась… — Но если вам так нужна была полукровка, зачем отдали людям? Почему не вырастили ее сами? Не понимаю.

— Нам нужна была не просто полукровка, а существо с определенным набором генов, — поправила меня тетушка. — То есть ты.

Разрозненные кусочки мозаики постепенно складывались у меня в голове.

— Значит то, что мою мать изнасиловал лоэл'ли — тоже не случайность? Вы фактически подложили Лиану под эльфа, чтобы получить меня. Так?!

Спокойнее, Ри, спокойнее. Держи себя в руках. Ты не имеешь права сорваться. Ты просто должна узнать правду. Какой бы она не была.

— Фактически, но не совсем, — опять поправила меня эйса. — Ты не задумывалась, почему Лиана ничего не рассказывала о событиях той ночи? Дело в том, что она почти ничего не помнит и вряд ли бы узнала твоего отца, если бы им довелось вновь встретиться. К слову, тот лоэл'ли о твоей матери и ночи, когда зачали тебя, не помнит вообще ничего. В противном случае он несомненно доложил бы властям, что был преступно небрежен в отношениях с человеческой девушкой… В ту ночь не было насилия, скорее Лиану и некоего лоэл'ли обуяло неконтролируемое желание.

— Значит, все-таки свели. Подстроили. Уложили в одну кровать, — проскрежетала зубами я.

— Да.

— И кто мой отец?

— Обычный, рядовой лоэл'ли. Абсолютно ничем не примечательный.

— Ладно. Хорошо. Допустим. Насилия не было, все получили удовольствие от процесса, а моя мать еще и подарок в виде меня. Да только это все разрушило жизнь Лианы. От нее отказались родители, ей пришлось бежать из города, и, в конце концов, опуститься на самое дно, начать торговать собой… Почему вы, после того как добились своих целей, не забрали Лиану и ребенка к себе?

Арелина вздохнула.

— Потому, что человека, прежде всего, делает его воспитание, его окружение. Если бы ты выросла здесь, в городе тысячи башен, то стала бы совсем другим существом. Начать с того, что ты с самого рождения чувствовала бы себя ущербной, потому что у тебя не было крыльев, ты не могла летать… Я сотни, тысячи раз задавала себе все эти вопросы! Но, как уже говорила, я умею отслеживать даже самые незначительные события, которые влияют на будущее. А потому я знала, что если заберу тебя или Лиану к себе, то вероятность того, что нам удастся запечатать этот мир, существенно снизится… Единственное, что мы могли — это присматривать за вами, следить, чтобы с тобой и твоей матерью не произошло ничего непоправимого.

Поверила ли я оправданиям Арелины? Конечно, нет. Слишком это просто — списать все свои действия на дар предвидения. Но я понимала, что другого ответа вряд ли дождусь.

— Присматривать, говоришь? Думаю, не ошибусь, если скажу, что за нами следили так называемые Стражи. А что? Все сходится! Появились эти таинственные существа уже после моего рождения, до ужаса напугали весь город и практически парализовали его ночную жизнь. Да только никто не знал, что Стражи вовсе не какие-то там бестелесные призраки, а эйсин.

— Ты уверена? — удивленно посмотрел на меня Джаред.

— Более чем, — кивнула я.

— Она права. Те, кого вы прозвали Стражами, в действительности были эйсин, — ответила Джаду владычица.

— Но зачем они убили столько людей?

— Рийна, количество погибших сильно преувеличено. Всего жертвами Стражей стало семь человек. При этом четыре раза мои подданные прикрывали тебя и три — твою мать. Если бы мы не вмешались, то вы бы погибли или получили тяжелые увечья… А почему, ты думаешь, Стражи наиболее активны были в темное время суток? Вы с матерью работали по ночам.

— Вот оно как… — озадаченно произнесла я.

В словах эйсы определенно был смысл. За время моей карьеры Ночной гостьи действительно было несколько странных случаев, которые можно было списать только на поразительную везучесть или вмешательство высших сил. Мама тоже что-то такое рассказывала…

— Так как же вы собираетесь закрыть Врата? И что вам нужно от меня? — вырвал меня из задумчивости голос Джада.

— Чтобы навсегда закрыть этот мир, надо в арке Врат активировать четыре Кристалла Мироздания, — начала отвечать Арелина. — Все вы, наверное, не раз видели изображения Врат, этакой арки на двух опорных колоннах. Большинство художников не утруждают себя архитектурными деталями этого гигантского древнего сооружения, а больше акцентируют внимание на тех существах, что проходят через Врата. На тех же лоэл'ли к примеру. Но все же на некоторых старых гравюрах можно рассмотреть, что опорные колонные покрывает грубая резьба, более того что на каждой колонне есть по два отверстия. Это что-то вроде замочных скважин, если вставить туда Кристаллы, то дорога в этот мир навсегда закроется.

— Что за Кристаллы такие? — подобрался Джаред.

— Один у Рийны уже есть. Эта та самая подвеска, которую она позаимствовала из музея лоэльского дворца и благодаря которой вы так удачно перенеслись из Лайэна к нам. Второй…

Арелина резко сорвала с головы серебряный обруч с сапфиром и метнула в меня. Инстинктивно я поймала обруч, и пальцы тут же кольнуло холодом. Попыталась отбросить в сторону коварное украшение, но не смогла даже пошевелиться. Волна холода практически мгновенно прокатилась по руке, дошла до самого сердца, а затем… пропала. И тут же ко мне вернулась чувствительность. Я отшвырнула обруч в сторону, но вместо того, чтобы упасть на мраморные плиты пола, украшение плавное вернулось на голову владычицы.

— Как я и думала, проблем не возникло, — удовлетворенно кивнула Арелина.

Хайдаш, а ведь я, когда поймала обруч, невольно коснулась сапфира…

Зараза остроухая, она все подстроила! Опять меня подставила!

— Я так понимаю, в твоем обруче заключен второй Кристалл? — спросила я, сама удивляясь тому, как спокойно прозвучал мой голос.

— Да. И как мы только что все убедились, у тебя проблем с активацией его не возникнет.

— То есть кулон вы забирать у меня не намерены?

— Решать тебе. Если ты согласишься еще немного поработать на нас, то Кристалл останется у тебя. Наличие телепорта сильно облегчит поиск двух оставшихся Кристаллов.

— А что касается обещанной платы? Ну за то, что я сумела достать этот ваш Кристалл.

— Рийна, не беспокойся, обещанную сумму ты получишь даже в том случае, если откажется участвовать в дальнейшей операции. Если же согласишься, то обещаю, когда все закончится, ни ты, ни твоя мать больше никогда не будете чувствовать стеснения в средствах.

— А браслет? — я хлопнула себя по плечу, на котором под одеждой скрывалась татуировка рыси.

— Снять его с тебя можно будет только в случае смерти. Твоей или Ррэко.

— То есть Ррэко все время будет со мной? В моей голове?

— Отгораживаться от него ты уже научилась. Ррэко принадлежит к крайне малочисленной расе лиенов. Они спутники эйсин. Но далеко не все эйсин могут похвастаться тем, что у них есть свой лиен, ведь именно лиены выбирают себе спутников, а не наоборот. Так что тебе очень повезло.

— Ну, спасибо, — проворчала я.

— У Ррэко сложный характер, но, уверяю тебя, скоро ты оценишь все преимущества такого друга, как лиен.

— Надеюсь на то, — вздохнула я. Мысль, что блохастый гад по имени Ррэко навечно останется со мной, не радовала.

— Так ты согласна еще немного поработать на нас?

— Прежде чем принять решение я бы хотела узнать детали.

— Справедливо, — кивнула Арелина. — Джаред?

— Еще раз спрашиваю, причем здесь я? — устало произнес полувампир.

— Осталось еще два Кристалла, которые, во-первых, надо найти, а во-вторых, суметь активировать. Одновременно активировать два Кристалла Мироздания может далеко не каждое существо, точнее только вэры. Но истинные вампиры крайне агрессивные, эмоционально нестабильные создания. Ты же обладаешь всеми преимуществами вэров, но при этом практически лишен их недостатков. Чувствительность к солнечному свету, по сравнению с истинными вампирами, у тебя снижена. Жажда проявляется не так остро, и без крови разумных существ ты можешь обходиться весьма длительное время. Со вспышками неконтролируемой ярости ты тоже успешно справляешься в большинстве случаев. К тому же, Джаред, внешне ты совсем не похож на вампира.

— Да, вы неплохо успели меня изучить… Давно наблюдаете?

Чувствовалась, что слова Арелины пришлись Джареду совсем не по душе. А кому приятно, когда копаются в его грязном белье? Пытаются анализировать, исследовать?

— Достаточно, — ответила тетушка. — Ты попал в поле нашего зрения, когда вместе с матерью переселился в Лайэн. Некоторое время я даже пыталась разобраться, как тебе удалось появиться на свет, но потом меня отвлекли более важные дела. Когда же ты сбежал из Лайэна, мы потеряли тебя из вида… Вспомнила я про одного интересного полукровку, лишь когда стала искать решение нашей общей проблемы. Найти тебя оказалось нелегко. Джаред, ты молодец — научился хорошо заметать следы, не привлекать в себе особого внимания, жить как простой человек. На поиски ушло больше тридцати лет, а потом, скажем так, мы поспособствовали тому, чтобы ты перебрался в Таннис.

— Но зачем вам я? Почему нельзя было вырастить еще одно «существо с определенным набором генов»? — кивок в мою сторону.

Кровосос поганый, он что, издевается?! Действительно меня ни во что не ставит?

Внешне я свою ярость никак не проявила, только залпом осушила бокал с вином.

— В случае с теми, другими Кристаллами это, к сожалению, невозможно. Так что, либо ты соглашаешься нам помогать и, разумеется, тебе более чем щедро заплатят. Либо нам придется обратиться за помощью к клану твоей матери.

А вот это уже похоже на завуалированную угрозу. Потому как неизвестно, что попросит матушка Джада за свои услуги. Вполне может быть, что и голову сына.

Кстати, пока владычица эйсин нам почти не угрожала, играла в откровенность и прельщала щедрыми вознаграждениями. А что будет, если мы откажемся сотрудничать? Что бы не говорила Арелина, я сомневалась, что нас отпустят на все четыре стороны.

— Тогда, как и Ри, я бы хотел узнать детали. А потом уже принимать решение…

Мы проговорили почти до самого утра, но даже за это время Арелина успела нам рассказать лишь часть истории. Слишком мало мы знали, слишком много у нас было вопросов. Да и как могло быть иначе, если оставшиеся два Кристалла нужно было искать далеко за пределами Тауры. Один на Огненных островах, другой на Лие — втором по величине материке Срединного мира. И это притом, что после Последней войны Тауру окружала незримая стена, и ни одно существо не могло ни покинуть материк, ни проникнуть на него.

Оказалось, что сами эйсин тоже заперты на Тауре, но не потому, что они не в состоянии совладать с магией лоэл'ли, нет. Эйсин привязаны к этой долине. Здесь, по словам Арелины, их сила практически безгранична, но чем дальше они удаляются от своих земель, тем слабее становятся.

— Джаред, если ты не возражаешь, то мы бы хотели взять у тебя образцы: немного крови, кусочек кожи, пару волосков… И провести кое-какие тесты, — сказала рэйа, когда беседа подошла к концу и мы уже встали из-за стола.

— Образцы? Тесты? — растерянно переспросил мужчина.

Похоже, Джад был немного не в себе после всего того, что владычица эйсин нам поведала. И я прекрасно его понимала.

— Тебе ведь интересно, что ты из себя представляешь? Какими способностями наделен? Могут ли быть у тебя дети? Что ожидает тебя в будущем?

— Да-да, конечно, — пробормотал полувампир, затем зажмурился, встряхнул головой и добавил: — Только ничего опасного и чересчур болезненного. И я в любой момент могу прервать эти ваши тесты.

— Договорились, — улыбнулась Арелина.

Никак не ожидала, что Джад вот так, добровольно, согласится стать лабораторной крыской. Хотя, наверное, ему действительно хочется разобраться в себе. И опять же, кто знает, как поведет себя тетушка, если Джаред откажет ей в этой небольшой просьбе.

— Рийна, чтобы ты знала, та башня, в которой вы остановились, принадлежит тебе, сказала владычица эйсин.

— Мне? — переспросила я.

Хайдаш, ничего не понимаю. Разговор с Арелиной вывел меня из себя, перепутал мысли, поставил всю картину мира с ног на голову. Что снежная королева хочет мне сказать?

— Ты — часть нашего народа. Мы никогда не отказывались ни от тебя, ни от твоей матери, — проникновенно вещала эйса. — Так что здесь у каждой из вас есть свой дом. А если конкретно, то башня. Ты можешь обставить там все по своему вкусу или вообще перестроить башню и мы тебе в этом с удовольствием поможем… И да, если ты решишь отказаться от дальнейшего участия в нашем предприятии, то на все вышесказанное это никак не повлияет. Здесь твой дом.

Я мысленно вздохнула. А вот и ответ на мой вопрос. Не отпустит меня никто просто так на все четыре стороны. Никак не отпустит.

— Хорошо. Спасибо, — улыбнулась я.

— И еще. Я отправила за твоей матерью. Лиане будет намного безопаснее здесь, чем в Таннисе. Тем более что сейчас всякая нужда скрывать от тебя и от нее правду отпала.

Я прикрыла глаза и мысленно выругалась. А вот это уже похоже на взятие заложников. Теперь волей неволей придется играть по правилам Арелины… Хайдаш, как же я ненавижу это синеволосую тварь!

— А… — начала я.

— Подруга твоей матери с дочерьми тоже переедет сюда. Думаю, тебе будет гораздо спокойнее, если ты будешь знать, что твоим близким ничего не угрожает.

— Спасибо, — опять повторила я.

Надо же. И голос не дрогнул. Молодец, Ри.

Арелина в ответ улыбнулась, всем своим видом показывая, что чего только не сделаешь для вновь обретенной родственницы.

— Сейчас я вас переправлю обратно в башню. Там вы можете поесть и отдохнуть. Как только возникнет желание поговорить, я к вашим услугам…

Мы с Джадом кивнули и направились к дверям на балкон.

— Думаю, в этот раз стоит обойтись без полетов. Они занимают много времени и довольно утомительны.

— Что ты имеешь в виду? — спросила я.

В ответ тетушка лишь скривила губы в легкой усмешке, взмахнула рукой и тут же нас окутал плотный туман. А когда через пару ударов сердца он рассеялся, мы находились уже не в кабинете Арелины, а в комнате, где отдыхали наши спутники. Все произошло так быстро, что я даже испугаться не успела.

Джаред глухо выругался. И я в этом порыве его поддержала. Хоть так смогла немного выплеснуть скопившуюся злость.

И какого, спрашивается, Хайдаша летунам Арелины надо было тащить нас на себе как мешки с картошкой? Зачем было это представление?

Впрочем, я уже знала ответы на эти вопросы. И от этого злилась еще сильнее.

2 глава Эрайн Элиар-Тиани

11–14 день Карэль-лин 223 года от О.В.


Я медленно и как-то лениво вынырнул из сна. Просыпаться не хотелось. Совсем. Снилось мне что-то очень хорошее, приятное, но что именно я никак не мог вспомнить. Воспоминания, как вода сквозь пальцы, все время ускользали, убегали от меня.

Да, вынужден был констатировать я, в этот сон мне уже не вернуться. Нехотя открыл глаза и уперся взглядом в потолок. Серебристо-голубоватый, слабо мерцающий. Такого точно не было в моих апартаментах. Я вообще не мог припомнить, что когда-либо видел столь странный потолок.

И тут я все вспомнил. То есть почти все, как именно оказался в комнате со странным потолком, я не имел не малейшего понятия. Последнее, что осталось в моей памяти, это как я лежал на снегу рядом с Лэей…

Резко подскочил на кровати. Аррито хэт, где я?! И где моя сестра? Что с ней?

Незнакомая просторная светлая комната. Пять хаотично расставленных кроватей. Три из которых пусты, на четвертой сижу я, а на пятой лежит Лэя. И огненноволосая девушка, сосредоточенно чистящая оружие за столом, который стоит по центру комнаты… Ри?

Кажется, последнее слово я все-таки произнес вслух, потому что девушка тут же бросила свое занятие и подошла ко мне. Присела на краешек кровати.

— Как ты себя чувствуешь, Райн? — бывшая рабыня назвала меня домашним именем, под которым представила своему дружку Джареду.

Невольно я залюбовался полукровкой. Как же все-таки Ри свежа и прекрасна. И как ей удивительно идет эта одежда, не то, что те жуткие, мрачные тряпки, которые она носила в Лайэне. Если бы у Ри был другой цвет волос, иная форма ушной раковины и девушка была бы на полголовы выше, то никто бы и не подумал, что перед ним полукровка, а не чистокровная эльфийка.

— Нормально, — я прислушался к себе. — Нет, пожалуй, даже удивительно хорошо. И… Арртито хэт! Мои магические силы тоже полностью восстановились!.. Как долго я спал?

— Около суток.

Этого не могло быть… Потому, что просто не могло! После того как я активировал Амулет Иракэны и перенесся из столицы эльфийского государства в вольный город Лайэн, я еще несколько дней должен был ощущать физическую слабость, а магические силы в полном объеме восстановились бы только через месяц.

— Но как такое возможно? — растерянно пробормотал я.

— У эйсин хорошие целители, — дикарка зло усмехнулась.

И эта злость определенно направлена не на меня… Она сказала у эйсин?!

— Так мы все же перенеслись к ним?

— Ага, — кивнула Ри, — будь эти синевласые гады неладны!

У меня были десятки, сотни вопросов к Ри. Начиная с того как мы тут оказались и что от нас хотят эйсин. Мое отношения к дикарке сейчас тоже было, мягко говоря, двойственным. Слишком много нелицеприятных фактов мне открылось. Право, я уже сомневался, что наша первая встреча с Ри была случайна.

Но выяснение отношений можно отложить и на потом, прежде я должен узнать, что с моей сестрой.

— А Лэя? Что с ней?

— Ей досталось тяжелее всего, так что она спит. Эйсин сказали, что они стерли ей кое-какие воспоминания.

— Они копались у нее в голове?!

— Неужели ты хочешь, чтобы твоя сестра на всю жизнь запомнила, что ее чуть не изнасиловали какие-то подонки?

— Нет, но такое вторжение в мозг крайне опасно.

— Вы сами регулярно промываете людям и полукровками мозги!.. Нет, молчи. Я знаю все, что ты скажешь, и сейчас точно не время и не место для споров, — Ри глубоко вздохнула и уже гораздо спокойнее продолжила: — Эйсин основательно подштопали тебя. Думаю, с твоей сестрой тоже все будет хорошо.

— Надеюсь… Но я должен убедиться в этом сам.

Я уже собрался встать с кровати, когда понял, что совершенно голый, и прикрывает меня тончайшая простыня и то лишь до пояса. Озадаченно посмотрел на Ри, дикарка ответила мне ехидной улыбкой. Аррито хэт, девушка определенно поняла, в чем мое затруднение! И неужели?.. Нет! Не может быть! Но, кажется, кончики моих ушей предательски покраснели.

Мысленно застонал и выругался.

Никогда не страдал излишней скромностью. И уж точно не стеснялся разгуливать нагишом в присутствии дэйш'ли. Но Ри для меня простой дэйш'ли не была уже давно. Не имело значения и то, что дикарка не раз видела меня в постели с другими рабынями. Творец, я бы многое отдал, чтобы навсегда стереть эти воспоминая из памяти Ри!

Может поговорить об этом с эйсин?..

Аррито хэт, я определенно схожу с ума! Так нельзя!

Я резко подорвался с кровати, в прыжке завернулся в простыню и бросился к кровати Лэйаны, сопровождаемый звонким смехом дикарки.

* * *

С Лэйаной, слава Творцу, оказалось все в порядке. Я не целитель и в магии разбираюсь не то чтобы очень хорошо, мне не хватает опыта и знаний. Вот и сейчас я толком не мог понять, какие плетения использовали эйсин для лечения моей сестры. Вроде бы магия хозяев долины была близка к лоэльской. Узлы и переплетения нитей силы знакомые, но понять принцип построения узоров у меня не получалось.

Так что я запустил три плетения, призванных проверить душевное, физическое и магическое состояние Лэи. Через десять минут был вынужден признать, что Лэйана уже почти в норме. А потому решил не тревожить ее и не выводить из целебного сна.

— Ну как? — спросила Ри.

— Похоже, все в порядке.

— Я рада. Тогда, может, тебе стоит одеться? — девушка ехидно улыбнулась и протянула мне стопку одежды.

И почему мне кажется, что Ри все это подстроила? Специально спрятала одежду?.. Хотя, с другой стороны, зачем ей это?

Дикарка любезно отвернулась и дала мне одеться.

— Так, где эти эйсин? Я бы хотел поговорить с ними, — сказал я немного резче, чем планировал.

— Рэйа сказала, что увидится с тобой немного позже.

— Так ты уже говорила с ней?

— Я и Джад, — кивнула девушка.

Значит, тот человек. Точнее, по словам Ри, не совсем человек, а полукровка с какой-то запутанной родословной. Не то, что я забыл про любовника Ри. Просто я очень не хотел о нем думать.

— А где, кстати, он и мальчишка?

— Пошли прогуляться.

— Подожди! Вы говорили с самой владычицей?! — вдруг дошло до меня.

— Ну да, — дикарка окинула меня удивленным взглядом.

— Ты же полукровка! Да и этот твой… вроде бы тоже.

— И что с того?! — глаза Ри гневно сверкнули, девушка в ярости сжала кулаки. — Эрайн, только не начинай опять, ладно?!

Я не мог представить себе ситуацию, при которой мой отец согласился бы встретиться с какими-то грязными полукровками. Никоим образом не хотел обидеть Ри, но ее происхождение никак не изменить, а значит, и ее социальный статус.

Только местная правительница — не мой отец, мало ли какие у нее могут быть причуды. И если я продолжу развивать эту тему, что мы с Ри обязательно поссоримся, а это последнее, что мне сейчас нужно.

Я вздохнул и поднял руки ладонями вверх, признавая поражение.

— Извини, не хотел тебя обидеть. Просто не понимаю, почему рэйа говорила с вами, а не дождалась пока приду в себя я… Все-таки я принц, меня учили вести подобные беседы.

— Ты тоже не обижайся, — бывшая рабыня усмехнулась, — но боюсь, Арелине нет до тебя особого дела. Мы с Джаредом интересуем тетушку гораздо больше.

— Что ты имеешь в виду? Подожди… ты сказала «тетушку»?!

Вся напускная веселость Ри куда-то улетучилась, и девушка начала говорить. Короткими рублеными фразами, не вдаваясь в подробности, она рассказала о том, как появилась на свет, как росла и чем занималась в Таннисе. Поведала о том, как ей в руки попал браслет, и как она бежала из вольного города. О том, что ей сделали предложение, от которого невозможно было отказаться, и ей пришлось украсть из музея императорскую регалию… Рассказала Ри и о том, что в Срединный мир готовят вторжение арриты, и что, по мнению Арелины, остановить их можно только навсегда закрыв Врата.

Я не перебивал Ри, не задавал вопросов. Потому что понимал, девушка находится на грани — одно мое неосторожное слово и дикарка сорвется.

Аррито хэт, я уже ненавидел этих эйсин! За все то, что они сделали с Ри. За то, что играли с ее жизнью да и с моей тоже… Но при этом я испытывал к эйсин какую-то странную благодарность, так как понимал, что если бы не они, я не бы никогда не повстречал Ри, не узнал ее… А еще теперь у меня, пожалуй, не было причин сердиться на дикарку. Не хотел бы я сам оказаться в ее ситуации.

— Так ты веришь рэйе Арелине? — спросил я, когда девушка закончила говорить. — Думаешь, то, что она сказала про арритов и Врата, — правда?

— Да, — устало кивнула Ри. — Пожалуй, что да. Я практически уверена, что Арелина не рассказала нам всего, возможно исказила некоторые факты, но это не отменяет главного — миру и нам всем грозит огромная опасность.

Я глухо выругался.

— Надо немедленно сообщить отцу!

— Не думаю, что Арелина позволит. Но в любом случае, этот вопрос тебе стоит обсудить с ней.

— Значит, я должен немедленно переговорить с рэйей!

— Боюсь, это вряд ли получится. Она улетела куда-то по своим делам, а меня попросила ввести тебя в курс дела.

Так вот к чему вся эта исповедь. Странно, но я испытал какое-то разочарование.

А еще эта война… То, что нам объявили войну урги, меня не пугало. Я, как и многие другие лоэл'ли, не сомневался, что мы легко справимся с зеленокожими варварами. Да, нам пришлось отступить, оставить ряд городов, только это было стратегическое отступление… Но если за ургами стоят арриты — вся ситуация предстает совсем в ином свете. Тогда, в нашем родном мире, нас было гораздо больше, мы были сильнее и все же сокрушительно проиграли — нам нечего было противопоставить странной магии арритов и их машинам.

Я знал, что в лабораториях ведутся исследования, что наши ученые все время ищут оружие против арритов, которое если и не поможет нам выиграть, то хотя бы уравняет шансы. Но пока, насколько мне было известно, особенных прорывов в этом направлении не было… Да, что бы не говорили мои старшие родственники, как бы не успокаивали других лоэл'ли, они вполне допускали мысль, что арриты когда-нибудь найдут дорогу в Срединный мир, и хотели быть готовыми к этой встрече. Только вот слишком мало у нас оказалось времени на подготовку.

Если Арелина права и арриты действительно угрожают этому миру, похоже, единственный выход — запечатать Врата.

— И что ты решила? — тихо спросил я. — Будешь искать другие… как их… Кристаллы Мироздания?

— Не знаю, — пожала плечами девушка. — Я устала и не хочу всего этого. Не хочу верить Арелине… Но одновременно с этим понимаю, что, может так статься, тетушка права, и при моем участии шансы на выигрыш существенно повысятся. Понимаю, что если арриты придут, то вскоре погибнут все. В том числе и близкие мне люди, и сама я… Так что я еще думаю. Рэйа сказала, что дней десять на раздумья у нас есть.

— Что решил твой друг?

— Без понятия. Я с ним на эту тему больше не говорила.

— Ри, а почему ты мне не рассказала раньше о том кто ты и что от тебя хотят эйсин? — вдруг, неожиданно для самого себя, спросил я.

— И как ты это себе представляешь? — усмехнулась дикарка, кажется, она начала немного оттаивать. — Что я во время одной из наших ежевечерних бесед скажу: «лоэл Эрайн, знаете, иногда я слышу в голове голос неведомого существа. Какой-то невидимка обещает мне помочь сбежать, если я украду из музея некий кулон. Вы поможете мне?» Так? Ты бы мне просто не поверил и уж точно не стал бы помогать. А вот в лабораторию к твоему дядюшке я бы после таких откровений отправилась незамедлительно.

— Да, — вздохнул, — ты права. Звучит как бред…

И как мне такое спросить в голову только могло прийти? Определенно, в обществе Ри я тупею.

— Знаешь, в сложившейся ситуации меня радует только одно, — сказал я.

— Что тут может радовать? — удивилась Ри.

— Ты не просто получеловечка, ты на четверть эйсин. Более того принадлежишь к правящему роду Элрайин. Так что в некотором роде тебя можно назвать принцессой!

Ри грязно выругалась на смеси сразу трех языков: имперского, лоэльского и ургского. Развернулась и направилась вниз по лестнице.

Я хотел было окрикнуть ее, но потом передумал. Что-то мне подсказывало, что сейчас лучше этого не делать.

Но все-таки как хорошо, что Ри не ора дэйш'ли! Определенно, я не мог увлечься какой-то там полукровкой. А вот внучатой племянницей владычицы эйсин вполне. То, что в дедушки к Ри затесался какой-то человечишка, можно считать досадной случайностью.

* * *

И пары минут не прошло после ухода Ри, как в комнату вошли двое эйсов. Сухо поздоровались и представились. Один оказался целителем, второй должен был препроводить меня на аудиенцию к владычице.

С удивлением я рассматривал незваных гостей, раньше мне эйсин видеть не доводилось. Лишь однажды эти существа встречались с лоэл'ли — сразу после завершения Элиарай ару или, как говорят люди, Последней войны. Потом они ни на какие контакты с нами не шли. С гномами и ургами, не говоря уже о троллях, жители страны на севере Велайских гор тоже дипломатических отношений не поддерживали.

Я был вынужден признать, что книги и рассказы очевидцев не врут, эйсин действительно очень похожи на лоэл'ли. Телосложением, пропорциями, типом лица. Только вот у обоих моих посетителей были необычайно яркие голубые глаза, волосы синих оттенков разной степени насыщенности и льдисто-голубая кожа. Да, теперь ясно от кого Ри унаследовала свой необыкновенный цвет глаз.

Никакого пиетета от того, что говорят с принцем, пусть и младшим, синеволосые не испытывали. Впрочем, они вообще почти не говорили, а все мои вопросы остались без ответов.

Целитель быстро осмотрел меня, затем переключился на Лэйану.

— С тобой в порядке, с девушкой тоже. Но впредь я настоятельно вам советую так не перенапрягаться.

— А что с памятью Лэи? Ри сказала, что вы стерли воспоминания о некоторых недавних событиях.

— Малышка не совсем права. Твоя сестра ничего не забыла, но воспоминания о той ночи мы спрятали подальше, приглушили их.

Малышка — это Ри?!

— То есть, сестра все помнит?

— Да. Но не стоит ее расспрашивать, лишний раз напоминать об этих событиях.

Затем второй эйс сказал, что время пришло и мне пора на аудиенцию. Оставлять Лэйану одну мне крайне не хотелось и не только потому, что я беспокоился о безопасности сестры, не доверял эйсин. Мне страшно было представить, что подумает Лэя, очнувшись одна в незнакомом месте. Если же рядом с сестрой в этот момент будет находиться кто-то из жителей долины, это лишь усложнит ситуацию — Лэя, как и я, никогда раньше не видела эйсин.

Отложить аудиенцию из-за такой мелочи, как Лэйана, мне не позволили. Но целитель предложил выход: оставить с принцессой Ри.

Только сейчас я понял, что в этом и заключался план. Дикарка должна была меня ввести в курс дела, а потом немного поработать сиделкой Лэи, пока я буду беседовать с рэйей Арелиной. Но Ри слишком болезненно отреагировала на невинную фразу, обиделась на меня и убежала… Кто поймет этих женщин?

Я обрисовал сложившуюся ситуацию эйсин.

Целитель вздохнул и, вероятно, исключительно из мужской солидарности согласился мне помочь: разыскать Ри и уговорить ее посидеть с Лэйаной.

Второй эйс за пару секунд создал вокруг меня сложнейшее плетение, напитал его колоссальным количеством энергии и не успел я удивиться, как меня окутал туман телепорта. Через мгновение я уже стоял в кабинете Арелины.

Устраивать экскурсию по долине для меня никто не собирался. Похоже, эйсин доставили меня к владычице самым быстрым и удобным для себя способом… А ведь сначала я не поверил Ри, что эйсин используют телепорты вот так просто.

Выучить бы это плетение!.. Хотя, что толку? У меня все равно такого количества энергии нет. А при увеличении расстояния между точками отправления и назначения телепорта объем энергии будет только увеличиваться.

Все эти мысли пролетели у меня в голове буквально за мгновение. Я не собирался терять время на рассматривание интерьеров или необычной внешности владычицы. От учителей я знал, что кто начинает беседу, тот и задает ее тон. А потому медлить нельзя было ни секунды. Не успели еще растаять последние клочья тумана телепорта, как я начал говорить:

— Я, т'раэн Эрайн Элиар-Тиани, рад приветствовать прекраснейшую и мудрейшую женщину Срединного мира… — в почтении чуть склонил голову.

— Здравствуй, — сказала эйса. — За комплимент спасибо. Только что-то подсказывает мне, что ты лукавишь и определенно прекраснейшей женщиной считаешь другую.

Я растерялся. Кого имела в виду рэйа?.. Неужели она знает?!

Хотя если владычица эйсин действительно может видеть будущее… Возник соблазн спросить рэйю о том, что меня ждет. С трудом поборов это желание я поднял голову. Владычица эйсин хитро улыбалась.

Мысленно выругался.

Всего парой фраз рэйа поставила меня на место, как зарвавшегося мальчишку. Показала, кто я и о чем думаю. Дала понять, что ей я не соперник. Что никакого уважения ко мне, как принцу и просто представителю дружественного народа она не испытывает.

— Не важно, — сказал я. — В любом случае я очень рад познакомиться с вами, рэйа Арелина.

— Не могу сказать, что это взаимно. Ничего личного, но я была бы крайне рада, если бы наша встреча так никогда и не произошла.

Эта женщина вела себя странно. Не как правитель и дипломат.

Я вздохнул. Сдался.

Если владычица не хочет или не считает нужным вести со мной беседу как с представителем королевской семьи, я согласен играть по ее правилам.

— Так все, что рассказала Ри, правда? — прямо спросил я.

— Что конкретно? — с улыбкой спросила рэйа Арелина. — Тебя интересует вторжение арритов, Врата или то, что твоя бывшая рабыня приходится мне родственницей?

— Все.

— Правда, — просто ответила эйса. — Повторять историю не буду, не проси. У меня нет на это лишнего времени. Я более чем уверена, что Рийна рассказала тебе достаточно. Но если есть какие-то вопросы по существу, задавай.

— Хорошо. Если всё действительно обстоит так, я должен как можно быстрее связаться со своим отцом и сообщить ему, что происходит.

— Думаешь, таэ Луорен беспокоится о своих внезапно куда-то запропастившихся детках? — с ехидством в голосе спросила рэйа.

Да как она смеет так со мной говорить?!

Эта женщина просто выводила меня из себя. Специально или, может, это была ее обычная манера разговора, сейчас значения не имело…

Я судорожно вздохнул, пытаясь сохранить самообладание и не сорваться. Помогло лишь осознание того, что, по сути, я и Лэя в плену, и никто даже не знает, где мы находимся. И пусть такое поведение не делает чести владычице эйсин, но она действительно может со мной разговаривать так, как считает нужным.

— Лоэл'ли необходимо узнать об арритах. Мы должны подготовиться к войне с пришельцами.

— Извини, но здесь я ничем не могу тебе помочь.

— Почему?

— В вашем королевстве полно шпионов арритов. По нашим данным их не меньше нескольких десятков.

— Но откуда?!

— Дэйш'ли. Вы не обращаете на них внимания, он могут войти куда угодно и подслушать любой разговор.

— Как такое возможно?

— Часть ваших рабов не совсем те, за кого себя выдают. Они дети арритов и оставшихся на Вэллате лоэл'ли. Внешне, по поведению и другим признакам они неотличимы от обычных дэйш'ли. К тому же в мозгу у них стоит мощнейший блок, и все процедуры, которым вы их подвергаете в Инкубаторе, для этих рабов совершенно безвредны.

— Тогда я тем более должен сообщить об этом отцу!

Владычица эйсин поморщилась.

— Мальчик, не кричи, а то мне придется выпроводить тебя отсюда и наша беседа закончится.

Я незаметно сжал за спиной кулаки. Эта женщина права, я веду себя как глупый мальчишка, а не как принц. Но с ней просто невозможно разговаривать! Рэйа будто специально выводит меня из себя.

— Если ты немного подумаешь, то сам поймешь, почему я не могу позволить тебе связаться с таэ Луореном, — сжалилась надо мной эйса.

Почему?.. Почему?..

Я вздрогнул.

— Если в Таэн Лаэссэ действительно есть шпионы арритов, то они, несомненно, есть и при дворе, и в армии, и в исследовательских институтах, — медленно начал говорить я. — Это значит, что арриты знают обо всем, что происходит в мире…

— На Тауре, — поправила меня рэйа Арелина. — И пока еще не все. На территорию моего государства им путь заказан.

— Но все же они знают очень многое. Быстро вычислить вражеских агентов нам не удастся, как и незаметно нейтрализовать их. А значит, арриты поймут, что их вторжение больше не тайна, начнут действовать более открыто и жестко.

— И?.. — подтолкнула меня женщина.

— И, главное, это поставит под удар ваш план. А вы не можете так рисковать.

— Ты не так глуп, как кажется на первый взгляд, — эйса улыбнулась. — Основная твоя проблема в том, что ты лоэл'ли и принц. Ты кичишься тем, кто ты есть, но в то же время сам по себе пока еще почти ничего не представляешь. Если ты сможешь осознать, что, по большому счету, неважно в какой семье ты родился и что за кровь течет в твоих жилах, то сможешь в жизни добиться многого. В противном случае, так и останешься избалованным ребенком… Нет. Не говори ничего, не отвечай. Просто подумай над моими словами на досуге.

Мне хотелось объяснить эйсе, что она не права. Что все совсем не так, как она сказала, и я не такой. Но я понял, если начну говорить, то выставлю себя еще большим идиотом. А потому задал другой, не менее важный вопрос.

— Что будет со мной и с Лэйаной? Вы нас отпустите?

— Ты сам знаешь ответы на эти вопросы. Вы слишком много знаете. Так что придется вам некоторое время побыть нашими гостями.

На этом моя беседа с владычицей эйсин завершилась. Вокруг меня сгустился туман телепорта, и я вернулся обратно комнату. Увидев меня, Ри поднялась с кровати Лэи и, не говоря ни слова, ушла.

* * *

Сестра пришла в себя только к обеду. Да только эта девушка была тенью прежней Лэи. Она стала тиха и задумчива, редко улыбалась и еще реже смеялась. Я не расспрашивал ее о событиях той ночи, но почему-то был твердо уверен, что она все помнит. Целитель говорил, что не стоит беспокоиться, что после произошедшего поведение Лэйаны вполне нормально. Что со временем это пройдет, хотя, скорее всего, такой, как раньше, девушка уже не станет.

После моей аудиенции у владычицы эйсин прошло три дня. Практически все время мы с сестрой были предоставлены сами себе. Раз в день Лэю навещал целитель. Нас кормили, приносили чистую одежду, убирались в комнате. Мы излазили всю башню сверху донизу, несколько раз совершали вылазки на улицу. Но гулять по сугробам, которые чуть ли не по пояс высотой, сомнительное удовольствие, а полетать нам так никто и не предложил.

В комнате мы с Лэей теперь тоже жили одни. В башне хватало пустующих помещений, а потому Ри, Джаред и мальчишка без труда нашли себе комнаты. К слову, ни саму Ри, ни ее спутников мы почти не видели. И если такое поведение со стороны получеловека и его воспитанника меня ничуть не беспокоило, а бы предпочел, чтобы их вообще тут не было, то Ри… Казалось, дикарка избегает меня. Несколько раз я пытался заговорить с девушкой, но ни к какому положительному результату это так и не привело.

Похоже, Ри на меня все еще злилась из-за тех слов, и я, кажется, начал догадываться почему.

Не то, что бы я считал себя виноватым. Но мне определенно не стоило тогда делиться с Ри своими мыслями. Так что, я решил, что если извинюсь перед девушкой, то от меня не убудет. В конце концов, я сам признал, что она не дэйш'ли, а почти ровня мне…

Дикарка выбрала себе комнату на самой вершине башни. Я только собрался постучать в дверь, как она распахнулась.

Ах да, Ри же достался по наследству этот дар! Она почувствовала… Что именно почувствовала дикарка я додумать не успел, потому что увидел Ри, и все мысли тут же вылетели у меня из головы.

Со времени нашей последней встречи во внешности моей бывшей рабыни произошло одно, но очень существенное изменение. Волосы на голове дикарки поменяли свой цвет и из огненно-рыжих превратились в серо-голубые… Хотя обозвать таким образом шевелюру Ри — это все равно что сказать, что рубин — это красный камешек. Я не знал как описать этот странный, но, похоже, вполне типичный для эйсин оттенок волос… Одно лишь мог сказать точно, этот цвет Ри очень шел, подчеркивал цвет глаз, оттенял светлую, почти белую кожу и темно-серые, почти черные, ресницы и брови.

— Но как?! — наконец смог сказать я.

— Это мой настоящий цвет волос, — дикарка смущенно и как-то неуверенно улыбнулась. — Чуть ли не с рождения я скрывала его под рыжей краской.

То, что Ри красит волосы, я знал давно. Не бывает ни рыжих эльфов, ни рыжих полукровок. Но я и подумать не мог, что на самом деле у девушки столь невероятный цвет шевелюры.

— А сейчас зачем? Нет, ты не подумай, тебе этот цвет очень идет, просто я не понимаю… Или тебя эйсин заставили?!

Девушка как-то легкомысленно пожала плечами.

— Я решила принять предложение Арелины, отправиться на поиски других Кристаллов. Помимо прочего тетушка хочет, чтобы я выступала в роли посла. А истинный цвет волос должен подчеркнуть мою принадлежность к расе эйсин, — Ри горько усмехнулась.

— Почему ты вдруг согласилась? — последний раз, когда мы говорили, дикарка вовсе не горела желанием участвовать в предприятии эйсин.

— Не вдруг, — покачала головой девушка. — Если все действительно так плохо, как говорит Арелина, то у меня вроде как нет выбора. То есть я могу спрятать голову в песок или, применительно к нашему географическому положению, в снег, сказать, что меня ничего не касается и пожить еще некоторое время в свое удовольствие… Но тогда окажется, что все было зря. И смерть моей бабушки, и то, через что прошла моя мать, а затем я. Если при моем участии шансы на выигрыш возрастут, то я просто не имею права стоять в стороне… Но это не значит, что я простила эйсин, что мы стали лучшими друзьями.

Ри была права. Если бы я сам хоть что-то мог сделать. Если бы от меня что-то зависело… А кто сказал, что не могу?! Я просил владычицу эйсин отпустить меня домой, а не отправить за тридевять земель. В конце концов, это мой бой даже в большей степени, чем Ри.

— А кто еще пойдет с тобой?

— Джаред, он тоже согласился. Сажа останется здесь. Незачем тащить в столь опасное путешествие ребенка.

— И все? Только вдвоем?!

— Ну, еще гаденыш Ррэко будет с нами незримо присутствовать, — Ри погладила татуировку в виде рыси у себя на плече. — А сами эйсин с нами отправиться не смогут.

— Да-да, я помню, они привязаны к этой долине, — отмахнулся я. — Но отправлять вас вдвоем, без магической поддержки…

— Что ты имеешь в виду?

— Я хочу пойти с вами! Я маг и воин, пусть и не самый опытный…

Мои словоизлияния прервал звонкий девичий смех.

— Ри?.. — безумно хотелось развернуться и уйти, но сейчас я не мог себе этого позволить.

— Извини, — девушка, наконец, отсмеялась. — Арелина уверила меня, что ты обязательно попросишься к нам в команду. А я еще сомневалась, — Ри покачала головой и опять усмехнулась.

— Она знала?! Но почему тогда…

— Молчала? Сама не предложила?.. Она хотела, чтобы это было твоим решением.

— Так все согласны? Мы можем пойти с вами?

— Ну, Джад твоей компании точно не обрадуется, — дикарка криво усмехнулась. — Но даже он признает, что помощь мага нам может оказаться полезной. Только, Эрайн, сестру тебе придется оставить здесь, — уже серьезно сказала бывшая рабыня.

— Я не могу. Она сейчас в таком состоянии…

— Что будет для нас лишь помехой, — закончила за меня фразу Ри. — К тому же, она почти ребенок, маг гораздо менее умелый, чем ты, да и воинских умений у нее нет. Так что решай. Или ты с нами, или вместе с сестрой остаешься гостить у эйсин.

И опять Ри была права. Как бы мне не хотелось оставлять Лэйану здесь, тащить ее с собой еще большее безумие. Я почти ничего не знал о грядущем путешествии, кроме одного, увеселительной прогулкой оно точно не будет.

Я вздохнул и сказал.

— Хорошо, я с вами.

— Вот и ладненько, — Ри радостно улыбнулась и тут же метнулась куда-то вглубь своих апартаментов, через несколько секунд она вернулась со стопкой из пяти книг, которую тут же вручила мне. — Это информация о землях за приделами Тауры и их обитателях. Хорошо бы тебе все это досконально изучить, ну или просто глазами пробежать. И, ах да, выходим через два дня!

— Почему так рано? Рэйа, кажется, говорила, что у вас… у нас есть больше времени на раздумья.

— А что тянуть? Чем раньше выйдем, тем быстрее разберемся со всеми делами.

Уже спускаясь по лестнице в свою комнату, я вспомнил, что перед Ри так и не извинился. Но возвращаться не стал, непохоже было, что дикарка все еще обижается на меня.

3 глава Джаред Дэш

16 день Карэль-лин 223 года от О.В.


Отправиться в путь решили рано утром. Неизвестно какие сюрпризы нам преподнесут Огненные острова и как нас встретят орол'шай. Владычица эйсин пыталась убедить нас, что представители этой расы известны своей дружелюбностью и миролюбивостью, но ни я, ни Ри в это особо не верили. У Арелины больше двухсот лет отсутствовала какая-либо связь с орол'шай. О том, что творится на Огненных островах, она могла лишь строить предположения, основываясь на своих видениях.

Честно говоря, я сам до конца не понимал, почему решил принять участие в охоте за Кристаллами. Может потому, что поверил эйсин? Или мне было интересно взглянуть на земли за пределами Тауры? Или опасался, что, если я откажусь, рэйа обратится за помощью к моей матери? Пожалуй, немного и первое, и второе, и третье… и Великий Прародитель знает что еще.

Сажу пришлось оставить на попечении эйсин. То, что я поверил Арелине, не значит, что я проникся к ней доверием, но и тащить сорванца с собой я не мог. Хотя бы потому, что отдавал себе отчет — из экспедиции могу и не вернуться. У мальчишки же шансы выжить в предстоящем предприятии и вовсе нулевые.

Оттого мне было вдвойне непонятно, почему с нами в путь отправлялся недоросль эльф. Арелина очень настаивала на его кандидатуре, Ри, при всей ее не любви к лоэл'ли, как ни странно, владычицу эйсин поддержала. В конце концов, даже я был вынужден признать, что помощь мага в путешествии может оказаться не лишней. Хотя неприятностей от этого изнеженного вельможи, скорее всего, будет в разы больше.

Что же касается самой Ри, то мы откровенно поговорили. Девушка подробно рассказала о том, что с ней приключилось, пока она была эльфийской рабыней, поведала Ри и о своей семье, которая осталась в Таннисе. Помимо прочего воровка клятвенно заверила меня, что мою тайну от нее никто не узнал и никогда не узнает. Тот же приблудный эльф, по словам Ри, о моем происхождении даже не догадывался.

Я не был уверен, что полуэльфийка была со мной до конца откровенна. Но в этом я не мог ее винить, о моем прошлом девушка тоже далеко не все знала. И все же, по большей части, сейчас у нас не было друг от друга секретов. А вот эльфийский вельможа — другое дело. Я не собирался посвящать парня в тайну моего происхождения, а Ри не хотела, чтобы он узнал об ее ученичестве у Серого Охотника. И тут я тоже девушку вполне понимал — неизвестно как поведет себя маг, если узнает, что его бывшая рабыня, по сути, принадлежит к клану фанатиков — тренированных убийц эльфов…

И вот мы собрались в одном из залов башни Арелины. Кроме нашей троицы присутствовали сама владычица вместе с мужьями, Сажа, молоденькая эльфийка и огромная рысь — лиен по имени Ррэко.

— Помните, теперь вы сами по себе, — сказала нам рэйа Арелина на прощание. — Связь поддерживайте через Ррэко. Не стесняйтесь лишний раз задавать вопросы. Если же вы окажетесь в безвыходной ситуации, то Рийна сможет призвать своего лиена. Но, надеюсь, до этого не дойдет, потому что тогда Ррэко придется остаться с вами, то есть связаться со мной вы больше не сможете… И еще. Джаред, Эрайн, первые несколько минут после телепортации Рийна будет слаба и дезориентирована, так что ей может понадобиться ваша помощь. На этом все. Удачи!

Наконец все было готово, последние слова сказаны, настало время отправляться в путь.

Я встал справа от Ри, эльф — слева. Мы взялись за руки, так, чтобы девушка оказалась внутри образованного нами круга. И тут же нас затянул вихрь разноцветного тумана. Вновь накатило странное ощущение безвременья и невесомости. Остались только я, эльф, девушка и пустота. От радужного мельтешения кружилась голова, к горлу стала подкатывать тошнота…

Тогда, в первый раз, мне и вполовину не было так плохо. Наверное, дело в том, что сейчас нам предстояло переместиться на гораздо большее расстояние.

Да чтоб я еще хоть раз согласился телепортироваться с помощью этого хайдашевого амулета! Да не бывать этому!.. И одновременно с этим понимал, что вру, что сам себя обманываю. Что скоро мне снова придется пережить телепортацию, вероятно даже не одну.

По словам Арелины иного способа, как с помощью Кристалла, преодолеть незримую стену, что окружает наш материк, не существует. И владычице эйсин приходилось верить, хотя бы потому, что эльф тоже считал, что через стену никак не перебраться, и к затее с телепортацией относился с изрядной долей скепсиса…

Тот миг, когда клубы разноцветного тумана сменились теплой, переливающейся в солнечных лучах морской водой, я пропустил. На секунду замешкался, растерялся. Одежда, оружие, мешок с поклажей тянули меня ко дну. Быстро вернул контроль над телом и буквально через пару секунд вынырнул на поверхность.

Похоже, Ри ошиблась с точкой выхода. Мы телепортировались метрах в пятистах от берега. Впрочем, видневшийся вдалеке остров, был вполне похож на один из архипелага Огненных островов. Гора вулканического типа, джунгли подступающие прямо к воде, многочисленные скалы и рифы на отмели.

Недалеко от меня плескался эльф… А где Ри?!

Твою ж мать! Девчонка мало того, что не умеет плавать, так сейчас еще и крайне слаба!

— Я за Ри! — крикнул я.

Глотнул побольше воздуха и нырнул.

Только бы успеть. Только бы Ри не наглоталась воды…

Быстро работая руки и ногами, я погружался. Слава богам, здесь не глубоко. Мель, рифы недалеко. Но Ри и ванне может утонуть, а здесь до поверхности метров десять, не меньше.

Мимо меня проплывали яркие, красные и желтые, непуганые рыбы. Вокруг извивались в неведомом танце кусты бордовых водорослей, желтел песок дна, усыпанный, как драгоценностями, крупными раковинами.

Ри нигде не было!

Нас с эльфом выбросило близко друг к другу. Возможно ли, что Ри вышла из телепорта в другом месте? На том же острове, к примеру? Возможно, но маловероятно. Я должен убедиться, что Ри здесь нет!

Морское дно просматривалось довольно-таки хорошо. Исключения составляли лишь темные пятна водорослей… Точно, водоросли!

Я быстро подплыл к одному кусту — пусто. Ко второму — тоже ничего.

В легких заканчивался воздух. Я понимал, что еще чуть-чуть и придется всплывать, если не хочу упокоиться на дне морском.

Но проверить еще одни заросли водорослей я успею. Должен успеть!

Раздвинул руками стебли и в самом центре куста увидел тело девушки. Подхватил Ри и устремился вверх. В глазах темнело, кровь стучала в висках. Хайдаш, ну же! Еще немного!

Вынырнул на поверхность, жадно глотнул воздух.

Ри бездушной куклой лежала у меня на руках и признаков жизни не подавала.

Ко мне быстро подплыл эльф.

— Что с ней?!

— Воды наглоталась. Если быстро ничего не предпринять…

Во второй раз за последние несколько минут я растерялся. Я знал, как оказать помощь утопающему на суше, но смутно представлял, как можно это сделать на воде и будет ли вообще от этого толк. Пока же мы доберемся до берега, будет слишком поздно. Хотя можно попытаться взобраться вон на те скалы…

— Дай мне Ри, — распорядился эльф.

— Что?..

— Я маг, аррито хэт! Еще немного и даже я не смогу ей помочь!

Эльф, придерживая девушку за плечи одной рукой, положил ее на воду. Второй рукой принялся водить над телом Ри. Раз, другой, третий… вдруг тело полуэльфийки скрутила судорога. Маг быстро повернул Ри набок, и ее вырвало. Воровка открыла глаза, надсадно закашляла, часто прерывисто задышала.

Я облегченно вздохнул. Что ж, от этого мальчишки действительно есть толк.

— Что случилось?.. — прохрипела Ри.

— Уже все хорошо, — поспешил успокоить девушку эльф. — Но ты ошиблась с точкой выхода и чуть не утонула.

Девушка испуганно дернулась.

— Тише, тише, — прошептал маг. — Все в порядке, тебе больше ничего не грозит.

— Думаю, мы все нуждаемся в небольшой передышке, — я указал на скалистый островок метрах в двадцати от нас, а затем спросил эльфа: — Справишься? Девушку транспортировать сможешь? Как ты мог заметить, плавать она не умеет.

Маг ничего не ответил и, осторожно придерживая Ри, поплыл к островку. Я последовал за ним.

Воровка была напряжена и напугана, определенно, она до конца не доверяла эльфу. Но, слава Великому Прародителю, истерик не закатывала, держала себя в руках и не мешала парню плыть.

Несмотря на то, что нас выкинуло Хайдаш знает где, нам все-таки жутко повезло. Эльфийский вельможа, кто бы мог подумать, неплохо плавал и быстро соображал. А я все важные бумаги, право, как чувствовал, положил в непромокаемый мешок.

Островок был основательно загажен местными птицами, но Ри до этого не было дела, она тут же растянулась в полный рост на камнях. Я присел рядом, только эльф остался стоять, притом у него на физиономии было такое брезгливое выражение, что не стоило спрашивать почему.

Ри вытащила из своего весьма тощего заплечного мешка флягу с водой и сделала несколько больших глотков.

— Мы не ошиблись, — хрипло сказала девушка, утолив жажду.

— Что ты имеешь в виду? — удивился эльф.

— С точкой выхода не ошиблись, — повторила Ри.

— То есть рэйа Арелина собиралась нас утопить? — спросил эльф. — Или, во всяком случае, тебя? Она не могла не знать, что ты не умеешь плавать.

— Нет, нет, — покачала головой полуэльфийка. — Ррэко говорит, что по тем координатам, где мы оказались, раньше была суша. Скорее всего, некоторое время назад произошло землетрясение, и часть острова ушла под воду.

Я задумчиво посмотрел на дымящейся вдалеке вулкан. Вполне возможно.

— Пусть так, — сказал я. — это не меняет того, что нам надо добраться до острова. Ты как? Отдохнула? Готова продолжить заплыв?

— Может подождать несколько часов и телепортироваться? — робко предложила девушка.

Определенно, Ри не горела желанием снова лезть в воду. А мне не хотелось еще раз телепортироваться. К тому же, как верно заметила девушка, нужно подождать несколько часов пока артефакт зарядится.

— За это время мы успеем свариться на этих камнях. Здесь плыть всего минут десять. Не бойся, я не дам тебе утонуть.

Несмотря на раннее утро, солнце припекало. Одежда уже успела наполовину высохнуть. Вода в море и та была почти горячая — видимо, такой ей и полагалось быть в южных широтах.

Ри вздохнула и поднялась с камней.

— Ладно, — проворчала она, — поплыли.

Девушка не хуже меня понимала, несколько часов на солнце я не продержусь.

Эльф первый спрыгнул в воду, я последовал за ним. Протянул руку девушке…

— Ри, давай руку. Не бойся, — сказал маг.

Я удивленно посмотрел на парня. Он ответил мне твердым, упрямым взглядом.

Боги, да как же глупо все это! Но уступить какому-то молокососу я просто не мог. Не в этой жизни.

— Может, хватит играть в гляделки? — фыркнула Ри. — Вы еще подеритесь!

Вдруг эльф вскрикнул и с головой ушел в воду.

Какого Хайдаша?..

— Джад, под водой кто-то есть! — закричала Ри.

Вода вокруг меня начала буреть от крови. Твою мать!

Выхватил нож и резко ушел под воду. Вовремя. Только этот неожиданный маневр спас меня от столкновения с кровожадной тварью. Ногой нападдал гадине, с виду напоминавшей огромного морского угря. Полоснул ножом другую тварь. Удар, который должен был разрубить гадину пополам, оставил на чешуйчатом теле лишь глубокую, кровоточащую царапину. Взмахнул ножом снова, на этот раз вкладывая в удар всю свою силу, и все-таки разрубил тварь… И опять еле увернулся от первого угря. Еще чуть-чуть и огромная, полная острых, как иглы, зубов пасть вцепилась бы мне ногу. Попытался достать гадину ножом, но тварь лентой извивалась, ускользала и заходила на новую атаку.

От моей скорости, ловкости и силы под водой не было почти никакого толка. Одежда стесняла движения. Здесь я практически по всем статьям проигрывал какому-то червяку переростку.

Подпустил угря поближе. Тело твари, как пружина, сжалось, хищно ощеренная пасть выстрелила, метя мне в бок… и сама себя насадила на подставленный нож. Угорь начал дергаться, извиваться, пытаясь укусить меня, соскочить с ножа. Не тут-то было. Еще пара секунд и мучения твари закончились, слабо подергивающееся тело трехметрового угря стало опускаться на дно, оставляя за собой кровавый шлейф.

Подо мной несколькими метрами ниже отчаянно дрался эльф. Вокруг него свился целый клубок из темных лент — тварей пять, не меньше! На теле парня я заметил несколько укусов. В одной руке эльф сжимал латару и этим длинным, двоякоизогнутым клинком пытался не столько сразить угрей, сколько отогнать их от себя. И одновременно с этим что-то колдовал. Да только не похоже, что заклинания мальчишки причиняли тварям хоть какой-то вред.

В боку начало разливаться тепло. Затем я почувствовал резкую боль. Твою мать, все-таки достала меня та гадина!

Укус неглубокий, на суше такая рана затянулась бы за минуту, но сейчас понадобится в несколько раз больше времени — вода замедляет регенерацию.

Я вынырнул. Быстро глотнул воздух и снова устремился на глубину. Надо выручать эльфеныша.

Дела у мага обстояли из рук вон плохо. Кровоточащих ран на теле прибавилось, силы, похоже, были на исходе. Правда, тварей вокруг парня кружилось уже не пятеро, а всего четверо. Но это ничего не меняло — и дураку ясно, этот бой эльфу не выиграть.

Ухватил рукой скользкое тело угря и рассек его ножом. И только чудом увернулся от ощеренной пасти другой твари. Быстро соображают гады! Два угря переключили внимание на меня, как на более опасного противника, лишь один остался извиваться вокруг эльфа.

И куда, спрашивается, подевалась хваленая лоэльская магия, когда она так нужна?! Почему маг просто не поджарит морских тварей?

Первую тварь я застал врасплох, две оставшиеся легко помирать не собирались. Они темными лентами кружились вокруг меня. Одна отвлекала внимание, другая атаковала. Я тоже пытался достать гадин. Пока наши шансы были примерно равны. Мое тело украсило еще несколько неглубоких укусов, тварям от меня тоже перепало полтора десятка порезов, но, опять-таки, ничего серьезного. Слишком угри скользкие и быстрые. Рано или поздно кто-то из нас должен быть ослабеть от потери крови, начать двигаться медленнее… И, Великий Прародитель, это точно буду не я!

Быстрый взгляд на эльфа убедил меня, что времени больше нет.

На долю секунды я засомневался, стоит ли так подставляться из-за какого-то эльфа. И тут же пришла четкая мысль — стоит, сейчас мы одна команда.

Хайдаш!

Резко бросился на одну из тварей, схватил ее, рассек черную, скользкую ленту пополам. И тут же почувствовал, как вторая тварь вцепилась в бедро, выдрав большой кусок мяса. Это гадину и погубило. Обрадованная победой, она захотела откусить еще и осталась без головы.

Нога безумно болела, кровь стремительным потоком убегала из тела. Я чувствовал, как слабею, как темнеет в глазах. Мне срочно нужно на поверхность. Если рана быстро не затянется, если я останусь еще хотя бы на десять секунд в воде, то кровопотеря будет фатальна. Нет, я не умру, скорее, временно сойду с ума. Проснется мой внутренний зверь, этакий защитный механизм. Я не остановлюсь, пока не напьюсь крови досыта, и меня совершенно не будет волновать, кого для этого придется убить.

Извини, парень, тебе я больше ничем не могу помочь.

Последний взгляд в сторону эльфа…

Маг медленно погружался на дно. То ли наглотался воды, то ли потерял сознание от кровопотери, то ли он просто был уже мертв. А еще ниже, почти у самого дна, трепыхалась в агонии последняя черная лента угря. Нет, не последняя! В нашу сторону скользило еще не меньше десятка морских гадин.

Твою мать!

И зачем я только ввязался в эту авантюру?!

Подхватил эльфа и, быстро работая ногами, устремился на поверхность.

— Ри, вытаскивай парня! Там еще твари!

Девчонка бледная, испуганная, но живая. На острове на нее никто не напал, а у самой Ри хватило ума в воду не лезть.

Полуэльфийка втащила парня на скалу, следом я выскочил из воды. Вовремя. Через пару секунд море буквально вскипело. Я ошибся в подсчетах, тварей был не десяток, а несколько десятков, может даже еще больше…

— Отрыжка Хайдаша! — с чувством выругалась девушка. — До нас они не доберутся?!

— Это рыбы, угри. Они по скалам не лазают.

— Что с Райном?! — вдруг спохватилась Ри.

Я посмотрел на окровавленного эльфа и почувствовал, как рот наполняется слюной. Твою мать, я должен держать себя в руках! Я не имею права сорваться!

Девушка, похоже, что-то прочитала по моему лицу.

— Джа-а-ад? Ты как? — настороженно спросила она и, как бы невзначай, положила руки на рукояти клинков, сделала небольшой шаг назад.

— Жить буду! — немного резче, чем хотел, ответил я. — Ты… в общем… сама с эльфом разбирайся. Мне сейчас к нему лучше не подходить.

Девушка судорожно кивнула.

— Если мальчишка подохнет, позови, сброшу его тварям, может тогда они от нас отстанут, — бросил я через плечо, уходя.

Островок небольшой, всего метров десять в диаметре. Но, может, если спрячусь за камнями, я сумею совладать с приступом. А море, соленое, шумное море, скроет от меня запах ароматной эльфийской крови, заставит перестать слышать, как медленно, неровно бьется сердце в груди Райна.

В конце концов, есть шанс, что удастся поймать какую-то пичугу и вонзить в нее клыки. Все-таки кровь разумных существ я пил совсем недавно, сейчас можно и животной кровью обойтись… Если бы еще солнце так не припекало, а мой плащ не украшали многочисленные прорехи. На этом островке нормальной тени и той не сыскать… Но ничего, пару часов я продержусь, должен продержаться.

4 глава Рийна Ноорваль

16–20 день Карэль-лин 223 года от О.В.


Только после того, как полувампир скрылся за валунами, я облегченно вздохнула. В какой-то момент мне показалось, что он набросится, если не на меня, то на эльфа точно…

Упала перед парнем на колени. Эльф признаков жизни не подавал: лежал, не шевелясь, глаза закрыты, лицо бледное… он даже не дышал! Но ведь Джаред не стал бы рисковать, чтобы вытащить покойника из воды. Значит, еще секунд тридцать назад принц был жив!

Неужели время упущено? Неужели я опоздала?..

Грязно ругался Ррэко. Похоже, блохастый компаньон, находящийся за тысячи километров от меня, тоже понятия не имел, как оказывать помощь утопающим. Причитания рыси отнюдь не помогали, не давали сосредоточиться, мешали думать…

«Если не можешь помочь, заткнись! — рявкнула я. — Не мешай!»

И Ррэко, слава богам, послушался, замолчал.

Положила голову на грудь принца. Сердце бьется! Медленно, еле слышно, но все-таки бьется. Скорее всего, Эрайн просто наглотался воды.

Встряхнула парня. Несколько раз ударила по щекам.

Без толку.

Я понимала, что все делаю не так, не правильно, что драгоценное время, как песок, утекает сквозь пальцы…

Помочь сейчас смог бы, разве что, полувампир. Да только, я была твердо уверена, стоит Джаду приблизиться к принцу, как самообладание покинет вампира-полукровку и вместо того, чтобы спасти Эрайна, он выпьет из него жизнь.

Но что же делать?!

Думай, Ри, думай! Вспоминай!

Перевернуть на спину и попытаться вызвать рвоту?.. Или, кажется, я что-то слышала про искусственное дыхание?..

Я попыталась открыть рот принцу и натолкнулась на неожиданное препятствие. Присмотревшись, поняла, что ноздри и рот принца затягивает прозрачная, практически невидимая пленка.

Какого Хайдаша?!

Легонько подцепила пленку ногтями, та, к моему удивлению, легко поддалась. Стоило мне только снять пленку, что сковывала губы Эрайна, как принц судорожно вздохнул, надсадно закашлял и открыл глаза.

— Слава Такиме! — вырвалось у меня.

«Молодец, Рийна!» — тут же похвалил меня Ррэко.

«Не мешай!» — мысленно огрызнулась я.

Быстро удалила пленку, закупорившую ноздри принца.

— Пить! — прохрипел парень и опять закашлялся.

— Что с тобой случилось? Откуда эта пленка? — спросила я, когда Эрайн утолил жажду.

— Там, под водой… А где этот? Ну, твой?.. — спохватился лоэл'ли.

Боги, как меня достало, что эти два идиота стараются не называть друг друга по именам и, по возможности, всячески игнорируют друг друга. И это еще Джаред не знает, что Эрайн принц, а эльф не ведает, что его новый знакомый наполовину вампир. Что будет, когда правда откроется, мне даже страшно представить.

— Этот мой, между прочим, спас тебе жизнь! — огрызнулась я. — И зовут его Джаред.

Ушастый от моих слов только отмахнулся.

— Поблагодарю его позже. Так, где он?

— Пошел прогуляться.

«И, надеюсь, в ближайшее время не вернется», — добавила я про себя. То, что я нахожусь на крохотном кусочке суши вместе с голодным вампиром, меня несколько беспокоило. Хотя я и была практически уверена, что если Джаред сумел совладать с собой в первые секунды, то нападения с его стороны можно не ждать.

— А… Он сильно ранен?

— В отличие от тебя, отделался всего несколькими царапинами.

Не говорить же эльфу, что бедро Джареда украшала ужасающего вида рана и, когда мужчина уходил, он довольно сильно прихрамывал. Другие раны на его теле серьезными не выглядели, но и царапинами я бы их не назвала… Джад от своей матери унаследовал многое, в том числе и невероятную, удивительно быструю регенерацию. А раны, которые нанесли ему морские твари, даже для человека не выглядели смертельными.

— Ты уверена? Мне показалось…

— Уверена! Занимайся лучше своими ранами.

Эльф вытащил из заплечного мешка баночку с мазью и мокрые бинты. Раздраженно поморщился и глухо выругался. В ответ я нервно рассмеялась. Напряжение последних нескольких минут, наконец, стало отпускать меня…

— Что?!

— Да так. Ничего, — я опять хихикнула. — Логично было бы предположить, что после купания бинты будут мокрыми.

Принц благоразумно промолчал.

Эрайн медленно водил руками над своими ранами, что-то еле слышно по-лоэльски бормотал, затем аккуратно, морщась и шипя от боли, втирал мазь. К слову, серьезных ран на теле принца не было, так неглубокие укусы, которые под действием мази и лоэльского колдовства буквально на глазах затягивались, превращались в тоненькие ниточки свежих шрамов. Лишь пара ран выглядела более-менее серьезно. Одна на боку, тут даже магия не помогла, не затянула рану до конца. Вторая — на эльфийской заднице.

В общем, больше пострадали одежда принца и его самолюбие.

До своей филейной части парень никак добраться не мог. И так изгибался, и сяк. Морщился от боли, ругался сквозь зубы — все без толку.

Я молчала и помощи не предлагала. Мне было безумно интересно, что же будет дальше.

— Ри, ты не могла бы мне помочь, — тихо сказал младший лоэльский принц. Лицо при этом у него было красным, а кончики ушей так и вовсе малиновыми.

— В чем именно? — включила дурочку я.

— Ты сама знаешь, — сквозь зубы произнес эльф.

— И все же я хотела бы услышать это от тебя. Если, конечно, действительно нужна моя помощь…

Парень закрыл глаза, глубоко вздохнул, а затем почти спокойно сказал.

— Ри, пожалуйста, помоги обработать рану… ту, что располагается у меня немного ниже спины.

Я усмехнулась и согласно кивнула. Слишком жестоко было бы требовать от принца большей откровенности в словах. Лоэл'ли они ведь такие высокомерные, спесивые и лицемерные!

Аккуратно втерла мазь в рану, затем направляла руку эльфа, когда он колдовал. А после того, как с лечением было покончено, не удержавшись, легко шлепнула по здоровой половинке задницы принца. И быстро, на всякий случай, отскочила в сторону.

Эрайн буквально взвился на ноги. Теперь не только кончики ушей были малиновыми, но и лицо, и шея.

Кажется, я немного перегнула палку, нервное перенапряжение сказывается… Впрочем, эльф меня не убьет. А обидится? Да хрен с ним! Будем считать произошедший инцидент маленькой местью.

— Да что ты себе!.. — начал парень и тут же осекся. — Хэйо аррито туаро! Откуда здесь столько этих тварей?!

А! Эрайн наконец-то заметил несколько десятков угрей, что окружили остров.

В ответ я пожала плечами.

— Понятия не имею. Хорошо, что они на сушу не лезут… Теперь придется ждать, пока зарядится Кристалл, чтобы можно было телепортироваться отсюда. Иного пути покинуть остров не вижу.

Главное, чтобы Джаред смог продержаться под солнцем четыре часа. Да еще эльфа надо не подпускать к полувампиру все это время, что на таком крохотном островке сделать совсем нелегко.

— О, кстати! А ты этих тварей как-нибудь перебить или разогнать не можешь? — спросила я Эрайна. — Ты же маг.

— Не могу, — покачал головой принц. — На этих гадин магия не действует. Более того, рядом с ними плетения искажаются, нити силы переплетаются, рвутся… Я пытался наколдовать себе возможность дышать под водой и в итоге чуть было сам не задохнулся.

— Так та пленка?..

— Да.

— Попали так попали, — пробормотала я.

— Мне кажется, интерес тварей к нам вызван искусственно, — сказал эльф. — Обычные хищники, поняв, что до добычи не добраться, вскоре бы разошлись. Во всяком случае, большая часть. Эти же твари либо наделены разумом, либо их что-то или кто-то на острове притягивает, либо они подчиняются чьим-то приказам.

— Думаю, верно последнее утверждение, — раздался у нас за спинами голос Джареда. — К нам гости.

Я обернулась и увидела здорового, хотя и довольно потрепанного полувампира. Мужчина небрежно стряхнул с плеча белое перышко и указал на большую лодку, которая неспешно скользила по волнам к нашему острову. Уже сейчас можно было рассмотреть, что в посудине находятся пятеро ярко-рыжих, внешне похожих на людей, существ. Я нисколько не сомневалась, что это и есть те самые мифический орол'шай.

— Похоже на то, — кивнула я.

Джаред протянул мне тубус с письмами и верительными грамотами. В ответ я только вздохнула. Вот и настало время примерить на себя роль посла эйсин.

— Райн, если что, прикрыть нас сможешь? — спросил бывший контрабандист у эльфа.

— Думаешь, дойдет до этого?

— Я должен знать могу ли рассчитывать на тебя.

Парень на долю секунды задумался, а потом нехотя, словно через силу сказал:

— Не знаю. Я довольного много сил потратил под водой, потом на лечение… К тому же, те твари блокировали и искажали мою магию, если у орол'шай есть что-то подобное в запасе…

— Я понял, — перебил принца Джад. — Но все же держи пару-тройку плетений наготове.

— И без тебя знаю! — огрызнулся Эрайн.

Пока мужчины выясняли отношения, я параллельно вела еще одну беседу.

«Ррэко, все забываю спросить, а ты сам когда-нибудь видел орол'шай?»

«Нет. Я родился уже после того, как лоэл'ли закрыли наш материк от всего остального мира».

Ясно, значит, мой компаньон знает о хозяевах Огненных островов не намного больше меня. За то время, что гостила у эйсин, я успела прочитать пару книжек про эту расу.

«Думаешь, угри появились здесь не случайно?»

«Я не верю в такие совпадения. Тварей слишком много, и они невероятно агрессивны, упорны. Эрайн прав, если бы это были обычные хищники, они бы давно разошлись».

«Но как же так?! Орол'шай наиболее дружны со стихией огня. Вода же — стихия антагонист. Как они могут управлять морскими тварями?»

«Тут не все так просто. Огонь — это еще, отчасти, и энергия жизни. А потому орол'шай могут подчинять себе других существ».

«Только неразумных? — встрепенулась я. — Или же они…»

Слишком жива была в памяти недавняя история, когда я, по сути, оказалась марионеткой в руках одного подданного Арелины. Совершала дурные поступки, говорила что ни попадя, а потом сама же удивлялась собственной глупости… пока не узнала, что мной управляли.

Не уверена, что когда-либо прощу за это эйсин, как, впрочем, и за многое другое.

«Вряд ли, — поспешил меня успокоить лиен. — Во всяком случае, до нас даже слухов о подобных способностях орол'шай не доходило. Чем более развито существо, тем сложнее им управлять… Но даже если орол'шай способны подталкивать разумных существ к тем или иным действием, в чем я сильно сомневаюсь, тебя это не коснется».

«То есть?»

«Я уже говорил, что тебя защищает наша связь. Если кто-то попробует на тебя оказать какое-то воздействие, я сразу это почувствую».

«И сообщишь мне».

«Да».

Джаред встал от меня справа, немного закрыв плечом, Эрайн прикрыл меня слева. Ну да, правильно, сейчас я самое слабое звено. Магии у меня нет, вампирской живучести и прочих штучек тоже. Артефакт еще не успел зарядиться.

Морские твари не только не нападали на лодку, но и старательно отступали от нее. Притом не похоже, что они боялись пришельцев, скорее, вели себя как верные шавки.

Хозяева Огненных островов приводили лодку в движение не иначе, как магией. На посудине не было заметно ни висел, ни шестов, ни парусов.

Я с любопытством разглядывала орол'шай. Рост и телосложение средние. Волосы слегка волнистые, длиной до плеч, рыжие (притом у всех одинакового оттенка). Черты лиц приятные, правильные. Глаза голубые, чуть раскосые. Кожа светлая. Одеты все без исключения в широкие рубахи и штаны, обувь у них, кажется, и вовсе отсутствует, как и какое-либо оружие. Лишь у одного орол'шай, того, что стоял на носу лодки, рубаха подпоясана красным, плетеным поясом. Между собой пришельцы очень похожи, лишь немного отличаются телосложением и чертами лица. По людским меркам возраст существ я бы оценила как примерно равный — лет тридцать.

Мелькнула мысль, что совсем недавно я была довольно-таки похожа, во всяком случае, издали, на орол'шай. Голубые глаза, рыжие волосы чуть ниже плеч. Но теперь моя шевелюра изменила цвет… Нет, не время об этом думать!

Лица у пришельцев какие-то отрешенные. Ни агрессии, ни любопытства, ничего… Сразу вспомнилось, что, судя по книгам и рассказам Арелины, орол'шай крайне неэмоциональные существа. Но я не думала, что лица хозяев Огненных островов будут такими постными.

Когда до берега осталось около трех метров, лодка остановилась. Кольцо морских тварей вокруг острова уплотнилось так, что казалось, будто по телам угрей можно пройти аки посуху.

Интересно, только эльф не может колдовать, когда рядом с ним находятся угри? Или на магию орол'шай их питомцы никакого негативного влияния не оказывают?.. И нет ли в услужении хозяев Огненных островов каких-нибудь других тварей? Крылатых или тех, что одинаково комфортно чувствуют себя и в воде и на суше?

Вопросы, вопросы… Не хотела бы я получить на них ответы.

— Кто вы такие и что делаете на нашей территории? — спросил по-имперски, странно растягивая гласные, орол'шай с красным поясом.

На секунду я растерялась, и все заготовленные слова, вся отрепетированная речь вдруг почему-то показались бредом собачьим. А что если орол'шай не поверят? Да и потом у меня все равно не получится говорить так гладко и велеречиво, как учила Арелина…

— Путники, — ответил вместо меня Джаред, — с весточкой от старых друзей.

— У нас не осталось друзей за пределами Огненных островов.

Полувампир легко толкнул меня в бок. Но я и сама уже поборола растерянность. Теперь я знала, что говорить и как себя вести.

Сделала небольшой шаг вперед, плечами раздвигая спутников.

— Даже на Тауре? — спросила я.

— Ты не можешь быть той, кем хочешь казаться. Эйсин и в былые времена не могли далеко удаляться от места сосредоточения своей силы.

— А я и не говорю, что принадлежу к расе эйсин, но четвертушка их крови во мне имеется.

— Да? — во взгляде орол'шай мелькнуло легкое любопытство.

— Да. Если быть более точной, то я прихожусь внучатой племянницей рэйе Арелине.

— Даже так? — теперь орол'шай рассматривал мне как какое-то редкое растение, которое в принципе не могло появиться на свет.

— Так, — опять кивнула я.

— Насколько нам известно, эйсин всегда выступали против смешения крови с иными расами.

— Мой случай особый.

— Чем именно?

— Можно я покажу?

Легкий, плавный жест. Орол'шай мне милостиво дал разрешение.

Я вытащила из-за ворота цепочку с Кристаллом. Будем надеяться, что Арелина не ошибалась, когда говорила, что орол'шай даже издалека поймут, какая сила заключена в этом камешке.

— Даже так? — опять повторил орол'шай, заинтересованности в его взгляде прибавилось.

— Да.

— Что привело в наши края… Хранительницу? — в голосе существа мне послышалось некоторое уважение.

— У меня с собой письмо рэйи Арелины. Думаю, там вы найдете ответы на большинство вопросов.

— Хорошо, — после небольшой паузы сказал орол'шай, — ты можешь передать его мне.

— Как?

Губы орол'шай украсила легкая улыбка, затем он сделал еле заметный жест рукой…

Вдруг один из угрей ловко, изгибаясь как змея, вскарабкался на скалистый остров и поспешил ко мне.

Я почувствовала, как вздрогнул Эрайн, как напрягся Джаред.

Почему мы все дружно решили, что тварей не стоит опасаться на суше?!

На змей эти создания все-таки больше похожи, чем на угрей. Хорошо хоть, их укусы не ядовитые… Ведь не ядовитые?!

За Джареда я не волновалась, на истинных вампиров яды не действуют. А вот вид эльфа мне не нравился. Лицо, кажется, стало еще бледнее, на лбу выступила испарина. Да и ведет себя ушастый непривычно тихо.

Тварь остановилась в полуметре от меня. Подняла голову, раскрыла пасть, продемонстрировав набор острых, как иглы, зубов и зашипела.

Только усилием воли я не сделала шаг назад, не вцепилась в рукоять клинка. Один вид трехметровой твари, покрытой мелкими, черными, блестящими на солнце чешуйками пугал. Я девушка не впечатлительная. Пауков, крыс, змей, может, и не люблю, но уж точно не боюсь. Но в этой твари было что-то особенно мерзкое и отвратительное.

— Положи тубус в пасть, — услышала я голос орол'шай.

С сомнением посмотрела на зубы твари.

— Лайши — умные создания. Ни тебе, ни бумагам сейчас ничего не грозит.

Ага, значит, этих тварюг зовут лайши. То ли это какая-то местная фауна, то ли результат опытов орол'шай, но теперь навешивать на этих гадин ярлыки вроде «змеи» или «угри» вдвойне глупо.

— Позволь мне, — Джад выхватил у меня из рук тубус с письмами и быстро вложил ее в пасть лайши. Тварюга осторожно чуть сжала зубы, чтобы зафиксировать добычу, и заскользила к своим хозяевам.

— Спасибо, — тихо сказала я полувампиру.

Джад легко кивнул.

Предводитель орол'шай бегло просмотрел бумаги, а затем сказал:

— Хорошо, Рийна, мы отвезем тебя на остров. Светлейший, после того как прочитает письмо, скорее всего, захочет поговорить с тобой.

— А моих спутников?

Орол'шай окинул нашу компанию задумчивым взглядом, а потом кивнул.

— И твоих спутников.

Вдруг эльф покачнулся и, если бы я не подхватила его за локоть, непременно бы упал. Эрайн тяжело оперся на мое плечо, стоял на ногах он с трудом.

— Что?.. Что вы со мной… сделали? — хрипло спросил принц. Язык заплетался, голос дрожал.

— Мы — ничего, — спокойно ответил орол'шай.

— Лайши? — спросил Джаред.

— Точнее, их яд.

— Смер… смертельный? — с трудом выговорил эльф.

— Да, — без тени эмоции сказал орол'шай.

— Так сделайте же что-нибудь! Помогите ему!

— Рийна, не кричи, — предводитель слегка поморщился.

— Простите, — я глубоко вздохнула. — Не могли бы вы как-нибудь помочь моему спутнику?

Эрайн уже практически висел на моем плече.

— Зачем?

Я растерялась. Ну что за идиотский вопрос?!

— Возможно, ваш Светлейший захочет с ним поговорить.

— Сомневаюсь.

— А?.. Но?.. Райн же не сделал вам ничего плохого!

— Он лоэл'ли — просто сказал орол'шай, так, будто это все объясняло.

И это действительно объясняло многое. Эльфов на Тауре мало кто любил, но я не думала, что ненависть к этой расе распространилась так далеко за пределы материка.

— Так почему я должен ему помогать? — спросил орол'шай. — Или этот лоэл'ли что-нибудь значит для тебя?

— Нет, конечно же, нет!

— Тогда не вижу причин.

— Но… он мой друг! — воскликнула я и поняла, что почти не соврала. После всего произошедшего ненавидеть одного конкретного эльфа я уже не могла.

— Друг?.. Любопытно.

— Вы видели письмо, — как-то устало сказал Джаред. — Знаете, какая беда нависла над миром и какая задача стоит перед нашей командой. Если мы в самом начале пути потеряем мага, то дойти до цели нам будет в стократ трудней.

— Хотя бы не решайте сами. Пусть это сделает Светлейший. После того, как прочитает письмо, переговорит со мной.

— Так и будет…

— Спасибо!

— Учитывая концентрацию яда в крови вашего спутника, до вечера он не умрет. К тому времени Светлейший, скорее всего, примет решение.

Я мысленно выругалась. Хозяев Огненных островов я уже ненавидела.

И это их Арелина называла крайне миролюбивыми созданиями?!

— Так чего же мы ждем?

Орол'шай скривил губы в легкой улыбке, затем взмахнул рукой и тут же все лайши ушли на глубину. Лодка подплыла к острову, из нее выскочили двое орол'шай, подхватили бьющегося в лихорадке эльфа и втащили на лодку. Джаред помог забраться в посудину мне, затем залез туда сам.

Я уселась на дно лодки, голову принца положила себе на колени. Парень дрожал, что-то бессвязное лепетал на лоэльском. Кажется, он уже не понимал, где находится.

Но вскоре мне стало не до эльфа. Я почувствовала, как лодка пришла в движение, медленно заскользила по волнам к далекому берегу. Меня вновь накрыло волной иррационального страха.

Отрыжка Хайдаша! Хороша же из меня спасительница мира, если я воды боюсь!

Ладно, будем честными, дело не в самой воде (в той же ванне я могу плескаться часами), а глубине, отсутствии твердой почвы под ногами.

Выберусь из этой передряги — обязательно научусь плавать. Как-нибудь да смогу побороть свой страх!

— Ри, — тронул меня за плечо Джад, — с твоим другом что-то не так.

Эрайн больше не бился в лихорадке и не бормотал, теперь он лежал тихо и неподвижно. Казалось, эльф превратился в статую, лишь глаза на его лице были живыми.

— Что с ним? — спросила я у орол'шай.

— Яд лайши. Сначала лихорадка, затем паралич и смерть.

Сволочи эти орол'шай. Гады!

— Держи себя в руках, — тихо сказал Джаред.

— Да стараюсь я, просто…

— Знаю, — кивнул мужчина, — сегодня был очень тяжелый день, а если же учесть, что еще даже не полдень…

Я вздохнула.

— Не надо было так рваться в бой. Стоило погостить у эйсин еще хотя бы пару дней. Отдохнуть, подготовиться.

Да только я сама не хотела оставаться у эйсин и лишнего часа. Но и это тоже Джаред знал, понимал… Посмотрела на эльфа. В глазах Эрайна отражался невероятный ужас. Не хотела бы я сейчас оказаться на его месте.

— Тише, тише, — зашептала я, надеясь, что парень сможет меня услышать. — Все будет хорошо.

Да что же принцу так не везет? Все время его травят. Но если в прошлый раз я знала противоядие, то сейчас понятия не имела, что может помочь от яда лайши. Ррэко, кстати, тоже. Раньше ему не приходилось слышать о существе под таким названием.

В конце концов, чтобы хоть как-то отвлечься, я принялась разглядывать орол'шай. Как там говорят? «Знай друзей хорошо, а врагов еще лучше?» Что бы там не говорила владычица эйсин, но орол'шай были именно врагами. По крайне мере, сейчас.

Вблизи орол'шай не так уж и походили на людей. Было в этих созданиях что-то неуловимо чуждое. Эта одинаковость, практически полное отсутствие эмоций и плавность, неспешность, какая-то текучесть движений. Но, прежде всего, с толку сбивало то, что ни по внешности, ни по голосу нельзя было определить мужчина перед тобой или женщина. Впрочем, странно, если было бы иначе, ведь каждое из этих существ было мужчиной и женщиной одновременно. Нет. Не правильно. Такое понятие как «пол» к этим существам применять было не корректно.

Я не вдавалась глубоко в изучение физиологии орол'шай. Мне это было не интересно и, по правде говоря, несколько противно. Но все же некие особенности этой расы узнала.

Эта древнейшая раса живет по раз и навсегда установленному еще на заре времен циклу. Ташэ — молодой орол'шай, рождается и до пятидесяти лет живет со своим родителем — айгэ, который воспитывает его, учит, передает знания. В ночь пятидесятилетия ташэ вместе с айгэ зачинают ребенка. На следующее утро айгэ бросается в жерло Священной Шайской горы, чтобы возродиться в ребенке (стать ташэ), которого через год произведет на свет новоявленный айгэ… И дальше все по кругу.

Память о своих прошлых жизнях орол'шай не сохраняет, но каждая пара ведет свою Книгу Жизни.

Орол'шай взрослеют быстро, до пятидесяти лет у них длится молодость, до ста одного — зрелость. Старости они не знают. Состоящие в одной паре орол'шай похожи друг на друга, как близнецы, отличаются между собой исключительно возрастными признаками.

Если кто-то из орол'шай по какой-либо причине теряет свою пару, то вместе с ней теряет и возможность перерождения. Такой орол'шай умирает, когда ему исполняется сто один год — у него просто перестает биться сердце. Но, если верить книгам, многие предпочитают не дожидаться этого момента, а сразу после смерти пары растаять в родной стихии.

Неудивительно, что численность орол'шай медленно, но верно сокращается. По данным Арелины до Последней войны насчитывалось всего около тысячи орол'шай.

Жители Огненных островов не употребляют в пищу мясо и иные продукты животного происхождения. Не признают какое-либо оружие.

В общем, абсолютно не похожий на людей народ. Невероятный. Какой-то противоестественный. Чуждый и непонятный.

А еще орол'шай свято чтят жизнь, как свою, так и чужую… Только, похоже, данные Арелины по этому вопросу сильно устарели.

Я задумчиво посмотрела на предводителя. Своих врагов надо знать не только в лицо, но и по имени.

— Могу я узнать, как вас зовут? — обратилась я к предводителю орол'шай.

— Можешь.

— И как же? — манера этого существа вести беседу меня безумно раздражала. Интересно, это особенность одного конкретного орол'шай или они все тут немного чокнутые?

— Лаан'айгэ, — ответил орол'шай.

Ясно, значит, мой собеседник уже родитель и где-то по одному из Огненных островов бегает юный Лаан'ташэ. Надо будет запомнить это имя.

Хайдаш, как же здесь жарко! Одежда и волосы давно высохли… и опять стали влажными, на этот раз от пота.

За последние пятнадцать минут состояние Эрайна, кажется, не изменилось. А вот Джареду пребывание под солнечными лучами давалось все тяжелее и тяжелее. Ни капюшон, ни длинные рукава плаща от жаркого местного светила не спасали. К тому же, плащ бывшего контрабандиста сильно пострадал во время стычки с лайши, и теперь его украшало несколько прорех. Кожа полувампира покраснела от раздражения, глаза Джаред держал закрытыми.

— Ты как? — тихо спросила я.

— Паршиво, — прошипел Джад. Губы мужчины высохли и потрескались.

Недавняя кровопотеря тоже не лучшим образом сказалась на состоянии полувампира.

Да уж, если так и дальше пойдет, то скоро я окажусь с двумя полутрупами на руках. Или, что более вероятно, Джаред сорвется и покромсает нас всех на мелкие кусочки…

И о чем, спрашивается, думала Арелина, когда собирала нашу чудесную команду и отправляла в путь? Чем дальше, тем больше я склонялась к мысли, что хуже кандидатуры для данной миссии сложно было бы подобрать. Прорицательница хренова!

Все речи владычицы эйсин о том, что у нашей троицы довольно-таки большие шансы на успех, сейчас казались бредом собачьим… Хотя, наверное, стоило уточнить, какие шансы Арелина считала большими, в процентном соотношении, так сказать.

— Долго нам еще плыть? — спросила я у Лаан'айгэ.

Поначалу казалось, что до берега довольно-таки недалеко, но орол'шай почему-то решили обогнуть остров по широкой дуге. Наша морская прогулка слишком затянулась.

— Нет.

— Сколько?

— Около получаса.

Чтобы говорить с этими созданиями, нужны просто железные нервы.

— Джад? — шепнула я.

— Справлюсь.

Я легко сжала руку полувампира, затем другой рукой провела по серебристым волосам Эрайна. Принц вряд ли что-либо почувствовал, а мне просто нужно было это, чтобы успокоиться. К тому же, давно было интересно каковы косы эльфа на ощупь.

Лодка обогнула мыс, и нам открылся вид на какое-то поселение. Дома и сады располагались на террасах, устроенных прямо на склоне гигантского вулкана.

— Это?..

— Атан'ана, — на этот раз проявил несвойственную ему сообразительность Лаан'айгэ.

Ага, значит, перед нами столица орол'шай и, по сути, вообще единственный город на Огненных островах. Стоит же Атан'ана на склоне Священной Шайской горы.

Не хотела бы я жить так близко от действующего вулкана. Но орол'шай, учитывая их трепетные отношения с огненной стихией в целом и Шайской горой в частности, вряд ли испытывают от такого соседства какой-либо дискомфорт.

Лодка пришвартовалась у деревянного причала. Орол'шай вынесли Эрайна, затем Джаред помог выбраться мне. Почувствовав твердую землю опору под ногами, я облегченно вздохнула.

— Следуйте за мной, — сказал Лаан'айгэ и направился по дороге вверх по склону.

Нам с Джаредом ничего не осталось, как пойти следом за предводителем орол'шай. За нами пристроились двое существ, которые несли Эрайна. Еще двое местных жителей держались по бокам от нас. Всем своим поведением хозяева Огненных островов показывали, что не доверяют нам и здесь мы, скорее, пленники, нежели гости.

Дорога, по которой мы шли, была шириной метров двадцать, никак не меньше. Она будто разрезала город на две равные части и под крутым углом взбиралась на гору. Присмотревшись, я поняла, что это никакая вовсе не дорога, а река из застывшей лавы.

Знать бы еще как часто тут случаются извержения. Дымок-то над вершиной Священной горы курится! Надеюсь, это не значит, что в ближайшее время нас ожидает светопреставление.

Я с любопытством осматривалась по сторонам. Город орол'шай производил странное впечатление… — он вообще не походил на город. Атан'ана больше напоминала огромную деревню. При этом довольно-таки заброшенную и пустынную. Большинство домов выглядели так, будто в них давно никто не жил и они вот-вот развалятся. То, что я с берега приняла за сады, при ближайшем рассмотрении оказалось зарослями джунглей — остовы домов и плодовые деревья сплошь затянуло лианами, молодой порослью каких-то растений, сорняками… За время подъема нам встретилось всего лишь четверо местных жителей, все возраста Лаан'айгэ.

Нет, конечно, попадались нам по дороге и ухоженные дома, и цветущие сады, но их явно было в меньшинстве. Определенно, хозяева Огненных островов переживали не лучшие времена.

Слава богам, на самый верх орол'шай нас не погнали. Лаан'айгэ остановился на двадцать седьмой террасе снизу. Я устало прикинула, чтобы добраться до вершины горы надо преодолеть в несколько раз большее расстояние. И ведь, скорее всего, придется! Где Светлейшему жить, как не у жерла вулкана? Сильно удивлюсь, если местный правитель решит спуститься вниз, чтобы поприветствовать дорогих гостей, даже если среди них имеется Хранитель одного из Кристаллов Мироздания.

Дом, в который в нас определили, явно опустел относительно недавно. Сад еще не успел зарасти. В тростниковой крыше зияло лишь несколько прорех. Но циновки на дощатом полу уже больше напоминали мешанину полуистлевшей соломы.

Стен, как таковых, жилище не имело. Вообще этот дом, как, впрочем, и все остальные жилища орол'шай не напоминал монументальное сооружение. Из того самого долговечного и монументального здесь можно было выделить только дощатый настил, возвышающийся на деревянных сваях на полметра над землей, собранный из крупного бруса каркас стен да устроенный прямо по центру дома большой открытый очаг.

В жилых домах просветы стен закрывали все те же циновки из тростника, которые при необходимости скручивались в рулоны. Но здесь от циновок не осталось уже и следа — то ли позаботились рачительные соседи, то ли само время.

Какая-либо мебель в данном сооружении практически отсутствовала. Лишь у очага стояли низкий, всего четверть метра в высоту, стол и небольшой, тоже низкий, стеллаж с остатками посуды.

После того как орол'шай сгрузили эльфа на пол, Лаан'айгэ обратился к нам с Джаредом:

— Дом настоятельно рекомендую не покидать.

— Приставите охрану? — спросила я.

— Да.

— А как быть с ним? — кивок в сторону эльфа.

— До захода солнца он не умрет.

Эту песню мы уже слышали. Не знаю, на что я надеялась когда спрашивала… Но и не спросить не могла.

— Нам хотя бы воды дадут? — хрипло спросил Джаред. — От вина я бы тоже не отказался.

Полувампир расположился в самой затененной части дома и при этом максимально далеко от эльфа.

Отрыжка Хайдаша! У принца ведь две раны не до конца затянулись, да и одежда пропитана кровью.

— Я распоряжусь на счет воды. Поесть вам тоже принесут, — сказал Лаан'айгэ.

— Спасибо.

— До вечера.

Лаан'айгэ ушел, а вот четверо его спутников остались.

Оружие у нас не забрали, как, впрочем, и вещи. Похоже, несмотря на приставленную охрану, опасными нас не считали. С другой стороны, единственный наш маг выбыл из строя, а местные жители помимо того, что сами все поголовно маги, еще неизвестно каких зверюшек, кроме лайши, имеют в услужении.

Я быстро метнулась к Эрайну. Вроде состояние принца без изменений. Глаза открыты, но взгляд отсутствующий. То ли парень спит, то ли просто не в себе. Сердце бьется медленно, дыхание тяжелое.

Будем надеяться, что до вечера эльф продержится, и Светлейший примет правильное решение.

Хайдаш, ненавижу, когда от меня ничего не зависит!

Присела на корточки рядом с Джаредом.

— Ты как? — тихо спросила я.

— Все так же.

— Справишься?

Полувампир бросил взгляд в сторону эльфа, затем осторожно сказал:

— Не уверен.

Тихо сквозь зубы выругалась. Что же делать?!

— Как думаешь, если я отправлюсь поохотиться?.. — еле слышно спросил мужчина.

— Даже не думай! — зашипела я.

— Да не на них, — отмахнулся полувампир. — На местную живность.

— А как ты проберешься мимо охраны? Может, орол'шай ни разу не воины, но маги они весьма сильные, это даже Арелина признавала.

— Она ошиблась во многом, могла и здесь…

— Не думаю!

— Знаю.

— Даже если у тебя получится, местные жители вряд ли обрадуются, когда не досчитаются какой-нибудь кошечки или собачки.

Не похоже, что орол'шай определили, какова природа моего второго спутника, в противном случае вряд ли бы они отнеслись к нему столь нейтрально. Может, за двести с лишним лет орол'шай забыли про вампиров?

— Ри, — устало сказал Джад, — я просто не вижу иного выхода. Если не восполню кро…

— Тсс! — я зажала рот мужчины своей рукой.

Опять-таки, если верить книгам и Арелине, орол'шай острым слухом не обладали, но всего в нескольких метрах от нас лежал эльф, который неизвестно в каком состоянии пребывал, что слышал и какие выводы из нашей беседы с Джаредом может сделать.

Тут я почуяла какое-то движение.

— У нас гости. Двое, — сказала я.

— Местные?

— Да.

Через несколько минут в дом вошли двое орол'шай. Принадлежали они явно к молодому поколению, то есть к ташэ, обоим, по человеческим меркам, нельзя было дать больше двадцати лет. А так никаких изменений во внешности или одежде. Те же чуть вьющиеся ярко-рыжие волосы до плеч и голубые глаза, широкие рубахи и штаны из грубого, не выбеленного льна, босые ноги.

Ташэ пришли не с пустыми руками. Один притащил ведро воды, другой — корзину с фруктами и большую керамическую миску, накрытую крышкой.

Орол'шай поставили свои дары на пол и тихо, так и не произнеся не единого слова, удалились.

Я подошла к дарам. Фрукты выглядели весьма соблазнительно даже при учете того, что большую часть из них я видела впервые. А вот в миске оказалась банальная каша. Хорошо, хоть горячая!

Перетащила добычу в тень, поближе к Джареду. Обычная пища и питье тоже немного притупляли жажду вампиров.

— Хм, рис и кусочки фруктов. Мясо тут явно не в чести, — сказала я, пробуя кашу.

— Как и вино, — заметил полувампир, с жадностью налегая на варево. Рука с деревянной ложкой чуть дрожала.

— Это поможет? — кивок в сторону миски.

— К сожалению, нет, — покачал головой полувампир. — Слишком сильно мне под водой досталось. Даст отсрочку, не более.

— А если?.. — я вытащила нож и указала им на свою руку.

— Ты хочешь?! — мужчина подавился, закашлялся.

— Нет, конечно. Просто не вижу иного выхода.

Меньше всего мне хотелось поить своей кровью вампира-полукровку, становиться чьим-то кормом. Но лучше дать немного крови самой, чем дождаться, пока мой спутник слетит с катушек.

Лицо у Джареда усталое, осунувшееся. Следы солнечного воздействия еще полностью не сошли. Кожа раздражена, красные от полопавшихся сосудов глаза возбужденно горят… Взгляд полувампира остановился на моей руке, на ноже. Кажется, мужчина только что непроизвольно сглотнул слюну.

Джад закрыл глаза, замотал головой.

— Я не хочу! — яростно зашипел он. — Только не ты!

— А кто? Он? — нервно усмехнулась и махнула рукой в сторону тела эльфа.

— Да хотя бы!

— И как ты себе это представляешь? Не получится, если, конечно, нашего друга не… — я резко провела рукой по своему горлу и щелкнула языком. — Так что я вижу только один выход.

— Не ты, — устало повторил Джад.

— Думаешь, я этого хочу?! — прошипела я. — Об этом мечтаю?.. Мое отношение к тебе не изменится. Я и так с первого дня знала кто ты… И если бы был выбор, никогда на это не пошла, но сейчас я — это все, что у тебя есть.

Встала, взяла со стеллажа чашку с отколотой ручкой, быстро ополоснула ее водой.

— Сколько, — указала ножом на чашку.

— Лучше целую, — тихо сказал Джад, в глаза мне мужчина не смотрел.

То, что я собиралась дать полувампиру немного своей крови, не значит, что я хотела использовать свое тело, как кормушку. И так рисковала. Вдруг чашки крови покажется Джареду слишком мало?

Вампирам подходит кровь практически всех существ, но определенные вкусовые пристрастия у них есть. Человеческую кровь они просто любят, лоэльская — действует на них, как легкий наркотик. Какое воздействие оказывает на вампиров кровь эйсин, никто не знает.

У меня же, так и вовсе не кровь, а какой-то безумный коктейль: половинка лоэльской, четвертушка эйсинской и четвертушка людской… Похоже, я погорячилась, когда предложила Джареду отведать своей крови. Но отступать уже поздно. Да и выбора все равно нет.

Вместе с чашкой прошла в другой конец дома, на солнечную сторону. Встала так, чтобы между мной и полувампиром оказался эльф. Не то, что бы я не доверяла Джаду, но хищник — он и на Огненных островах хищник. И как поведет себя усталый голодный вампир, почуяв свежую кровь, предсказать сложно. Пусть я и очень, очень надеялась, что Джаред сможет удержать своего зверя в узде.

Сделала на руке осторожный, тонкий надрез. Быстро взглянула на Джада. Вроде все в порядке. Наполнила чашку кровью и поставила посудину на пол. Туго замотала рану выуженной из кармана тряпицей.

— Бери.

Нарочито медленно, явно сдерживая себя, полувампир поднялся на ноги. Подошел ко мне, взял чашку и осушил ее одним глотком. Неосознанно я сделала пару шагов назад, пока не уперлась спиной в каркасную конструкцию стены дома.

Буквально за секунду раздражение спало с лица мужчины, исчезли и другие симптомы воздействия солнечных лучей.

— Твоя… это нечто! — ошарашено выдохнул Джад.

— Надеюсь, ты никому не скажешь об этом, — нервно пошутила я.

— Ри…

— А еще, что теперь не будешь смотреть на меня, как на бутылку дорогого вина.

— Ри…

— И бегать за мной по пятам и клянчить добавки.

— Твою мать!!! Ри, заткнись!

— Что?

— Не буду, — четко, по слогам произнес Джад. — Что бы ты обо мне ни думала, но я не…

— Знаю, — вздохнула я. — Извини, нервы. Ладно, пожалуй, пойду разбирать вещи. Их неплохо было бы просушить.

— Ри, это ничего не изменит.

Я кивнула.

— Надеюсь на это.

* * *

Лаан'айгэ пришел, когда почти стемнело. Нервы к тому времени у меня были на пределе. Несколько раз я пробовала заговаривать с приставленными к нам охранниками, но ни слова, ни какой-либо другой реакции от рыжеволосых истуканов так и не дождалась. Я, пожалуй, перешла бы к более активным действиям, если бы не Джаред. Нет, слава богам, с полувампиром все было в порядке, выглядел нормально, вел себя адекватно, он просто не дал мне наделать глупостей.

Смотреть на то, как умирает эльф, и быть не в состоянии ничего сделать, просто ждать — оказалось сущей пыткой. Поэтому, когда Лаан'айгэ вошел в дом, мне стоило невероятных усилий не наброситься на него.

Хайдаш побери, но теперь я, вроде как, дипломат, посол (три раза ха!) и должна вести себя соответственно. Усмирять эмоции, действовать и говорить обдуманно.

Такима-покровительница, как я все это ненавижу!

— Так какое решение принял Светлейший? — спросила я орол'шай.

Был бы Эрайн в сознании, он бы меня за излишнюю прямоту упрекнул. Но ни сил, ни желания, ни, главное, времени на то, чтобы разводить ненужные политесы у меня не было.

— Светлейший еще пребывает в раздумьях. На рассвете он встретится с тобой, Хранительница, после этого примет решение.

— Хорошо, но как быть с нашим другом? До рассвета, вы сами сказали, он не доживет.

Ни слова не говоря, Лаан'айгэ вышел из дома. Я хотела броситься за ним следом, но меня поймал Джаред. Прижал к себе. Горячо зашептал на ухо:

— Тише, Ри! Держи себя в руках. Ты сделала все, что смогла.

Силой мериться с полувампиром бесполезно. Но, может, я бы и попыталась вырваться из объятий мужчины, если бы в глубине души не понимала, что он прав.

А потом я увидела, что Лаан'айгэ не спешит уходить, а внимательно изучает заросшую клумбу у нашего крыльца.

— Отпусти, — прошипела я.

— Только без глупостей, — сказал Джад.

Потирая плечи (эх, чувствую, синяки останутся), я вышла на крыльцо как раз вовремя. Лаан'айгэ наклонился, раздвинул заросли сорной травы и что-то сорвал. Затем вернулся в дом, подошел к лежащему на полу эльфу.

При ближайшем рассмотрении, я увидела, что добычей орол'шай оказался небольшой мясистый лист какого-то неизвестного растения. Лаан'айгэ открыл рот принца и выжал из листка несколько капель ему в рот.

— Что это? — спросила я.

— Тимайташи, — просто ответил орал'шай. — Я приду за тобой перед рассветом.

— А что с нашим спутником?

— Уже ничего. Сейчас он спит, но скоро проснется, — и с этими словами Лаан'айгэ ушел.

Я недоверчиво посмотрела на принца. Неужели, теперь с Эрайном все в порядке? И для этого всего лишь нужно было скормить больному какой-то сорняк? Внешне состояние лоэл'ли не изменилась, но дышал принц ровно, сердце его билось размерено. По всему выходило, что парень действительно просто спал.

Вскочила на ноги и метнулась на улицу к той самой заросшей клумбе, где копался Лаан'айгэ. Чудодейственное растение отыскать труда не составило. В ботанике я не сильна, но всё же с уверенностью могла сказать, что этого неказистого растения раньше не встречала, а здесь, похоже, его можно было отыскать на любой клумбе.

Интересно, эта тимайташи только от яда лайши помогает? Или это универсальный антидот? Надо бы нарвать этих листьев с собой, вдруг пригодится.

Я только наклонилась за первым листочком, как в голове у меня раздался голос Ррэко:

«Не поможет».

«То есть?» — я замерла в неудобной позе.

«Вещество, содержащееся в листьях тимайташи, способно вывести большинство ядов из организма, но данное растение целебно лишь первые пятнадцать минут, после того, как его сорвали. И, к слову, растет тимайташи только на склонах Шайской горы».

«Так ты знал об этом растении и молчал?!»

«Знал, но… — Ррэко замялся, — забыл».

«Отрыжка Хайдаша, толку от тебя!»

«Ри, прости…»

«Проваливай из моей головы!»

Я устало выпрямилась и столкнулась взглядом с одним из охранников-орол'шай.

— Все-все, цветочки не рву, иду в дом, — я подняла руки ладонями вверх и, пятясь, поднялась на крыльцо.

* * *

Джаред разбудил меня в три часа ночи — настало мое время дежурить. То, что мы, по сути дела, в плену и практически ничего не можем противопоставить орол'шай, не повод относится к собственной безопасности спустя рукава.

Я потянулась. Широко зевнула. Спать хотелось безумно.

— Как? — еле слышно спросила я.

— Все тихо.

— Охранники?

— Бдят. Ладно, я спать. Разбудишь, когда за тобой придут.

— Хорошо.

Зябко передернула плечами, было просто невероятно холодно. А еще Огненные острова, называется! Что за мерзкий климат? Днем сходишь с ума от жары, а ночью чуть не покрываешься инеем.

Спать пришлось на полу, подушкой мне служил заплечный мешок, одеялом — рваный плащ полувампира. Так что я себя совсем не чувствовала отдохнувшей, скорее, наоборот. Поясница и шея затекли. Пальцы ног практически окоченели.

Кое-как доковыляла до ведра, плеснула ледяной водой в лицо. Немного полегчало, во всяком случае, сон, как рукой, сняло. Затем проделала небольшой комплекс упражнений, чтобы согреться, размять мышцы… Теперь бы еще позавтракать и совсем будет хорошо!

Ужин нам вчера так и не принесли. Наш весьма скоромный запас сухпая оказался испорчен морской водой. Так что пришлось довольствоваться парой яблок.

Я присела на корточки над телом принца. Забавно, Эрайн вчера так упирался, доказывал, что не хочет спать, что будет дежурить вместе с нами, а сам дрыхнет сейчас как младенец. И ни температура окружающего воздуха, ни холодный ветер, ни жесткий пол ему никаких неудобств не доставляют. Удивительно, я думала, принц более изнеженное создание.

«Ррэко, — позвала я. — Ты спишь?»

Лиен отозвался только через пару минут.

«Уже нет. Что тебе?» — в голосе рыси явственно чувствовалось недовольство.

«Извини за вчерашнее, я не должна была на тебя срываться».

«Да ладно. Пустое… — немного растерянно произнес Ррэко. — Главное, что все обошлось».

«Да», — согласилась я.

Лаан'айгэ пришел, когда небо на востоке начало светлеть.

Джареда будить не понадобилось, он проснулся сам, как только орол'шай подошел к дому. Звериное чутье и инстинкты полувампира вызывали у меня противоречивые чувства. Они поражали, временами пугали, а иногда, как сейчас, заставляли Джаду завидовать.

Эльфа, по здравому размышлению, я будить не стала — пусть выспится. А лишь кивнула Джаду и выскользнула следом за Лаан'айгэ из дома.

Вчера в своих предположениях я не ошиблась, Светлейший действительно жил на вершине Шайской горы. Целый час мы с Лаан'айге поднимались по дороге из лавы вверх по склону. Прошли мимо еще семидесяти трех уровней-террас с домами и садам орол'шай. Чем выше мы поднимались, тем больше было жилых домов, ухоженных садов, тем реже встречались следы запустения.

Дом Светлейшего находился на сто первой террасе. Символично, не правда ли, учитывая максимальную продолжительность жизни орол'шай?

На первый взгляд жилище Светлейшего ничем не отличалось от домов остальных жителей Огненных островов. Та же планировка, площадь, использованы те же отделочные материалы. Изнутри сооружение поделено на комнаты с помощью все тех же любимых циновок орол'шай… Пожалуй, единственным явственным отличием этого дома от всех других было то, что на террасе он стоял один-одинешенек, остальные же террасы, скорее, напоминали улицы, которые под прямым углом пересекали проспект из застывшей лавы.

Светлейший ожидал меня во второй комнате. Циновки на наружной стене были скручены в рулон, так что отсюда открывался прекрасный вид. На склон Шайской горы, на далекий пляж, причал и море. На медленно поднимающийся из-за горизонта огненный шар солнца.

Из мебели в комнате был лишь длинный, низкий стол. По обеим сторонам от него лежало несколько подушек из невыбеленного льна, расшитых простыми геометрическими узорами. За столом, на этих самых подушках, сидел, поджав под себя ноги, хозяин дома. Внешне Светлейший выглядел примерно так же, как и все другие айгэ на острове. Выделяло этого орол'шай из числа прочих соплеменников лишь наличие длинной рыжей косы.

— Хранительница, — поприветствовал меня орол'шай и жестом пригласил присесть к столу.

— Светлейший, — сказала я и села на подушки.

— Чайлис? — орол'шай налил себе из чайника в маленькую, приплюснутую чашку немного ароматного настоя, выжидающе посмотрел на меня.

— Да, спасибо. Вы очень любезны.

— Я хотел бы задать тебе ряд вопросов. Услышать твою историю, — сказал Светлейший, сделав небольшой глоток из чашки.

— Вы читали письмо рэйи Арелины?

— Да. Не раз. Но я хотел бы услышать историю именно в твоем изложении.

«Светлейший хочет тебя прочитать. Побочное свойство Кристалла орол'шай позволяет ему слышать мысли находящихся рядом существ. Он хочет убедиться в правдивости твоего рассказа», — сказал Ррэко.

Меньше всего мне хотелось, чтобы у меня в голове копалось какое-то непонятное существо, но если выхода действительно нет… К тому же, Арелина предупреждала, что до этого может дойти.

«Ррэко, убери ментальную защиту с моего сознания».

«Уже. Но ты тоже должна расслабиться и не препятствовать вторжению».

«И без тебя знаю», — вяло огрызнулась я.

— Хорошо, — сказала Светлейшему, — я все расскажу.

Беседа затянулась на несколько часов. С невероятной дотошностью Светлейший расспрашивал меня о том, что происходит на Тауре сейчас, как жизнь на материке изменилась за двести с лишним лет, что он был отрезан от остального мира. Особое внимание орол'шай уделил последним событиям — моему рабству у лоэл'ли, похищению Кристалла из музея, предполагаемому вторжению арритов, нашей миссии.

С собеседником я старалась быть настолько откровенной, насколько это возможно. И пусть его вопросы временами были чересчур личными и даже бестактными, я отвечала честно, так как понимала, от решения этого существа зависит все. Так мне пришлось рассказать о том, что Эрайн младший принц, а в родословной Джареда есть вампиры. Уж лучше, Светлейший узнает это от меня, чем подумает, что я хочу скрыть от него какую-то информацию.

Вторжения в свои мысли я ни разу не почувствовала, хотя Ррэко и утверждал, что Светлейший взвешивал, проверял на правдивость каждое мое слово.

— Что ж, — сказал Светлейший, когда допрос подошел к концу, — твой рассказ похож на правду. Во всяком случае, ты определенно веришь в то, что говоришь.

— Это и есть правда.

— Ты уверена, что рэйа Арелина хочет собрать Кристаллы Мироздания для того, чтобы навсегда закрыть Врата, а не с какой-либо другой целью?

— Она сказала, что это единственный способ остановить экспансию арритов… и, несмотря на всю сложность наших взаимоотношений, да, я ей верю. В противном случае меня бы здесь не было.

Светлейший задумчиво кивнул. Сделал небольшой глоток из чашки. Удивительно, как много чайлиса оказалась в таком, на вид, крохотном чайничке. К тому же напиток не остывал. Явно без магии здесь не обошлось.

— Хорошо, мы отдадим вам Кристалл…

— Спасибо! — я облегченно вздохнула.

— … если вы нам поможете.

— Поможем? Как?

— После Огненных островов вы намереваетесь отправиться на Лию? К хэйгэ?

— Да, — кивнула я.

Какой смысл отрицать очевидное? И Арелина, и Светлейший знают, что последний Кристалл хранится у амфибий.

— Надеюсь, вы понимаете, что правитель хэйгэ не отдаст вам Кристалл по доброй воле? Что его придется… украсть?

— С этим могут возникнуть какие-то проблемы? Вы не одобряете саму идею воровства? Или, может быть, дружны с хэйгэ?

Светлейший скривил губы в легкой, грустной улыбке.

— Нет, мы с хэйгэ точно не друзья.

— Тогда я не понимаю, в чем проблема.

— Вы должны будете украсть кое-что для нас. Точнее, кое-кого.

Сказать, что я удивилась — ничего не сказать.

— Если это будет в наших силах, — медленно произнесла я. — Мне хотелось бы узнать подробности.

— Подробности… Рийна, какое впечатление произвели на тебя Огненные острова?

— Эээ… — я растерялась. — Здесь красиво и жарко. Вулканы, опять же…

— И наша раса не такая миролюбивая и дружелюбная, как тебе говорили эйсин?

— Пожалуй, — я кивнула.

— А еще ты удивилась, почему мы так не любим лоэл'ли?

— Было немного.

— Приход лоэл'ли и Последняя война сыграла в нашей жизни гораздо большую роль, чем кажется на первый взгляд… Без сомнения тебе известно, что орол'шай весьма сильно отличаются от других рас, населяющих Срединный мир, да и другие миры тоже. Что мы оказались не самым удачным опытом Высших Сущностей.

— Каких Сущностей? — переспросила я.

— Богов, — поправился орол'шай.

И почему мне кажется, что оговорка была не случайной? Уже который раз слышу о загадочных Сущностях… Но тему я решила не развивать, если бы Светлейший хотел, сам бы все рассказал.

— Ты видела заброшенные дома. Ты знаешь, что это значит.

Это были не вопросы, но все же я ответила.

— Да. Вас становится меньше.

Светлейший кивнул.

— И пусть наша численность сокращается медленно, этот процесс никак не остановить… На заре времен наша раса могла на равных поспорить с другими, в чем-то даже превосходила их. Сейчас нам приходится выживать и защищаться… Наши отношения с хэйгэ никогда не были дружественными. Но раньше агрессию амфибий сдерживали эйсин, последние же время мы сами по себе.

— То есть вы воюете с хэйгэ?

— Нет. В противном случае давно не было бы ни нас, ни Огненных остров. Хэйгэ собирают с орол'шай дань. Держат в плену пять наших ташэ. Раз в несколько лет амфибии приплывают за данью, возвращают подросших ташэ и выбирают новую пятерку.

Вот так новость!

— И вы никогда не пробовали отбить ташэ?

— Как? — Светлейший покачал головой. — Мы, в лучшем случае, соберем несколько сотен воинов. Хэйгэ способны выставить несколько сотен тысяч! Если бы амфибии не похитили сразу после Последней войны наших ташэ, мы смогли бы уйти в глухую оборону… В открытой войне хэйгэ рано или поздно бы нас победили, но к тому времени не осталось бы ни одного орол'шай, ни самих Огненных островов, а численность амфибий уменьшилась бы в пару раз. Такая война хэйгэ не нужна.

— Я правильно понимаю, вы хотите освободить заложников?

— Да.

— Но как?!

— У тебя есть телепорт, его мощности вполне хватит, чтобы перенести наших ташэ на Огненные острова. Тебе надо просто до них добраться.

Просто. Ха! Да он издевается!

«Рийна, соглашайся», — услышала я в голове голос Ррэко.

«Я на это не подписывалась!»

«У нас нет иного выхода».

— Как я могу быть уверена, что вы нас не обманете?

— Орол'шай не врут, можешь спросить своего лиена.

— Так было двести лет назад. Вы сами сказали, что сильно изменились за последнее время.

— Ты поверила на слово рэйе Арелине, тебе придется поверить мне.

— Хорошо, я согласна, — тяжело вздохнула. — Но вы должны нам предоставить всю имеющуюся информацию о хэйгэ. Уверена, на Лие за двести лет тоже многое изменилось.

— Я сделаю лучше — дам вам проводника.

* * *

Обещанный Светлейшим проводник ожидал меня в саду. Закрыв глаза и хитро переплетя ноги, сидел прямо на земле и, кажется, медитировал. Выглядел орол'шай молодо и невинно. Как-то не верилось, что Светлейший решил отправить с нами ташэ, по сути, ребенка.

Я обернулась, недоуменно посмотрела на сопровождающего меня Лаан'айгэ.

— Так это проводник?

Лаан'айгэ просто кивнул. Похоже, орол'шай считал ниже своего достоинства отвечать на глупые вопросы.

Ташэ открыл глаза, медленно, как-то текуче, поднялся на ноги.

— Ален, — представился он.

— Ален'ташэ? — зачем-то решила уточнить я.

— Просто Ален. Я один такой.

«Это значит, что ташэ потерял свою пару», — тут же подсказал Ррэко.

— Я Рийна. Ри. И… соболезную вам.

Орол'шай просто кивнул и опустился обратно на землю, разговор Ален считал законченным. За время нашего знакомства я не заметила ни на лице ташэ, ни в голосе, ни в глазах каких-либо проявлений эмоций.

Я растерянно посмотрела на Лаан'айгэ. Так и чесался язык спросить: «И как, прикажите с таким проводником работать?» Но я промолчала. Нужно брать то, что дают. Ален пять лет прожил на Лии, знал тамошние порядки и хотел помочь своей расе. Другие жители Огненных островов считали этого ташэ мертвым, ведь Ален потерял свою пару, а значит, когда придет срок, не сможет переродиться.

Похоже, сам Ален тоже считал себя покойником. Честно говоря, я этого не понимала. Пусть этот орол'шай потерял свою половинку, но ведь ему осталось жить явно больше пятидесяти лет и старость, как и любому другому орол'шай, не грозила. Любой бы человек на его месте радовался бы! А то, что оказалась потеряна возможность перерождения… орол'шай все равно не помнят о своих прошлых жизнях. Да и люди, как и другие существа, неизвестно куда после смерти попадают. Мне очень хотелось верить, что те же Чертоги Араш действительно существуют, даже при учете, что я, когда мой жизненный путь закончится, угожу в Пекло Хайдаша; что после смерти меня ждет не пустота и забвение. Надо будет при встрече выяснить этот вопрос у Арелины. Она должна знать.

Что ж орол'шай — не люди, они другие. Нам никогда не понять их, им — нас. Пора к этому привыкнуть.

* * *

На Огненных островах мы провели еще три дня. Орол'шай наконец-то показали себя гостеприимными хозяевами. Навели порядок в доме. Закрыли стены циновками, которые днем давали защиту от солнца, а по ночам от ветра. Каждый вечер разжигали в доме очаг. Нас хорошо и регулярно кормили. Даже починили одежду…

Но починить можно было далеко не все. Игломет Джареда не пережил купания в морской воде. Что-то в этом механическом оружии, стреляющем ядовитыми иглами ящеров, сломалось.

Наши охранники тоже никуда не делись, и по острову без сопровождения прогуливаться нам строго запрещалось. Откровенно говоря, нам вообще не рекомендовалось покидать территорию сада, примыкающего к дому. Мы с местными жителями стали соратниками, но не друзьями. Орол'шай больше не доверяли чужестранцам.

Ален приходил в полдень и до поздней ночи рассказывал о Лие и ее обитателях. И хотя мне было безумно интересно, под монотонный, лишенный каких-либо эмоций голос орол'шай я временами чуть не засыпала.

В один из таких вечеров мы разработали нашу легенду. Я и Джаред должны были сыграть супругов, которые приехали из горных районов Лии на побережье, чтобы посмотреть столицу. Ален и Эрайн приходились мне кузенами. И в этом был смысл. Черты лица, что у меня, что у эльфа были тонкие, если присмотреться, между нами можно найти некоторое сходство. Учитывая то, что на Лие соплеменников Эрайна не видели хайдашеву кучу лет и уже забыли, как лоэл'ли выглядят, это могло сработать. Если, конечно, никто не обратит внимания на необычную форму ушей принца.

Ален тоже имел миловидные черты лица, так что вполне подходил на роль младшего братца Эрайна.

В общем, такой расклад устроил всех, кроме эльфа. Но так как лучшей идеи принц предложить не смог, ему пришлось смириться.

— Что ж тогда осталось внести последние штрихи, — сказала я, довольно потирая руки. — Ален, как ты смотришь на то, чтобы перекраситься в блондина и подстричься.

— Это необходимо?

— Если ты не хочешь, чтобы в тебе узнали орол'шай, да.

— Согласен.

— Райн?

— Что? — принц встретился со мной взглядом.

— Тебе бы не мешало укоротить длину шевелюры.

— А может навести иллюзию? — предложил принц. — Можно немного изменить черты лица, форму ушей…

— Если рядом окажется очередная антимагическая штуковина, то от твоей маскировки ни Хайдаша не останется.

— Не говоря уже о том, что на Лие не так уж и мало магов, — добавил Джад. — Они могут заметить, что с твоей внешностью что-то не так.

— Стрижка, так стрижка, — как-то отрешенно сказал принц.

Сначала я коротко подстригла Алена. Затем перекрасила ташэ волосы и брови в серебристо-белый цвет. Ресницы у ташэ были и так белесые. После изменения облика наш проводник стал выглядеть совсем юным, безобидным и незаметным, каким-то бесцветным — даже голубые глаза орол'шай стали казаться светлее. Брюки и рубашку Алену подобрали из запасов полувампира и эльфа. Одежду пришлось укоротить и перешить, но, слава богам, Ален довольно умело управлялся с иглой и нитками. А вот с обувью возникли проблемы — орол'шай предпочитали ходить босиком, да и у нас в запасе лишней пары обувки не было. Так что отправиться в путь проводник должен был в веревочных сандалиях.

Я очень надеялось, что ни на странность внешнего вида Алена, ни на основательно подштопанную одежду мужчин никто не обратит внимания. Во всяком случае, сразу. А при первой возможности мы раздобудем местную одежду.

Ален ушел. Джаред лег спать, вставать ему завтра до рассвета — ночные дежурства решили не отменять. Наше недоверие с орол'шай было взаимным.

Мы с Эрайном вышли в сад.

— Ну как? Готов? — спросила я эльфа.

— К чему?

— Лишиться… — так и подбивало сказать «невинности», мне какое-то извращенное удовольствие доставляло подкалывать принца, но я сумела с собой совладать. — Лишиться своей шевелюры.

— Приступай, — Эрайн нервно усмехнулся.

Парень разделся по пояс, уселся на расстеленное на земле полотно.

Странно, но Эрайн, в отличие от Алена, не выглядел бесцветным или незаметным. Длинная серебристая коса, пепельные брови, длинные пушистые ресницы, миндалевидные глаза цвета молодой листвы — все это привлекало внимание, удерживало взгляд. При этом принца ни в коей мере нельзя было назвать женственным. Черты лица резкие, телосложение, хотя и худощавое, но хрупким его не назовешь. Сейчас Эрайн, по меркам лоэл'ли, еще юноша, но мне вдруг стало безумно интересно, как принц будет выглядеть лет через двадцать пять, когда уже по праву будет называться взрослым мужчиной… Впрочем, сама я Райна как избалованного мальчишку, эльфенка, давно не воспринимала, он сильно вырос за последние несколько месяцев. Большей частью психологически, но и внешне как-то… не знаю… возмужал.

Провела ладонью по волосам парня, взяла косу в руку. Толстая, тяжелая, шелковистая и завораживающе красивая. Вторая рука с ножом замерла.

— Не жалко? — неожиданно для себя самой спросила я.

— А это имеет какое-то значение? — ответил вопросом на вопрос эльф.

— Нет… Просто… Тебе идут длинные волосы. Я подумала, сколько труда стоило такую косу отрастить…

— Магия, Ри. Просто магия. Никакого труда. Режь, давай.

Возникла мысль, что смотримся мы с эльфом несколько двусмысленно. Обнаженный по пояс парень сидит на земле, покорно склонив голову. Я стою за его спиной с ножом в руке, намотав косу принца на руку.

А ведь Эрайн мне полностью доверяет. Сейчас я легко могу перерезать ему горло, или воткнуть нож под лопатку, или… убить его десятком других способов. И принц никак не сможет мне помешать, просто не успеет.

Резко взмахнула ножом и отрезала косу чуть выше плеч. Затем подравняла волосы эльфа ножницами. Чуть взлохматила шевелюру принца и сделала пару шагов назад, чтобы полюбоваться делом рук своих.

— Хорошо получилось, — сказала я и поняла, что не соврала.

Волосы Эрайну я укоротила до подбородка. Острые уши лоэл'ли были почти незаметны между свободно лежащих серебристых прядей. А еще такая прическа немного скрывала нечеловечески узкое лицо принца.

— Тебе нравится? — поднял бровь Райн.

— А это имеет какое-то значение? — усмехнулась я.

* * *

После того, как уже принц отправился на боковую, я занялась своей внешностью. Мой истинный цвет волос должен был помочь в переговорах с орол'шай, но хэйгэ его показывать ни в коем случае не следовало. А значит, опять настала пора перекрасить волосы.

На этот раз я решила стать брюнеткой. Рыжий цвет волос вкупе с голубыми глазами мог кого-то на Лии натолкнуть на мысли об орол'шай. Учитывая, что к нашей компании присоединился житель Огненных островов, это было крайне нежелательно.

Закончив покраску, я посмотрела на себя в отполированную металлическую пластину… А что? Пожалуй, мне идет. Интересно, а Джаду изменения в моей внешности придутся по душе?.. И тут же больно ущипнула себя, бросила зеркало обратно в заплечный мешок. Это с каких пор меня интересует, что обо мне думают другие?!

Стала брюнеткой? Ну и что с того? Этот цвет волос хорошо сочетается с моей бледной кожей, цветом глаз. Опять-таки, брови и ресницы, у меня, как и всех эйсин, от рождения темные, почти черные, а иная растительность на теле, так и вовсе отсутствует.

Все! Спать, спать, спать. Завтра тяжелый день. Утром мы опять отправляемся в путь.

5 глава Джаред Дэш

21 день Карэль-лин 223 года от О.В.


Я покачнулся. Облокотился на стену какого-то здания. Голова кружилась, ноги подкашивались. Хренов телепорт!

Рядом сидела на земле Ри и очумело трясла головой. В паре шагов поодаль, привалившись спиной к стене, приходил в себя эльф. Хуже всего переход дался Алену — ташэ, раскинув руки и ноги, лежал на земле и не подавал признаков жизни.

Осторожно осмотрелся. Выбросило нас, похоже, правильно. Мы оказались в узком проулке между грубо сколоченных деревянных сараев. Пахло здесь соответствующе: протухшей рыбой. Значит, район складов за двести с гаком лет не поменял места своей дислокации.

Проводник из навязанного нам гермафродита оказался аховый. Да, Ален пять лет гостил у хэйгэ — прислуживал амфибиям, выполнял роль домашней зверушки, а потому неплохо знал планировку дворца и прилегающих территорий. Но в городе Ален ни разу не был, а потому все свои выводы о произошедших в столице изменениях делал лишь на основании сплетен слуг.

— Ри, ты как? — негромко спросил я.

Девушка тут же вскинула руку к губам, зашипела на меня:

— Тишшше! Мы не одни.

Ясно, замечательные таланты Ри в действии.

— Кто? — одними губами произнес я.

— Люди. Несколько. И один… не знаю кто это.

— Хэйгэ?

В ответ девушка лишь выразительно пожала плечами.

— Где они?

— Там, за углом, — Ри махнула рукой в сторону одного из бараков.

— Что будем делать? — тихо спросил эльф.

— Сидеть как мышки, — уголок рта девушки нервно дернулся.

— И лучше не здесь. Не хватало еще, чтобы нас увидели, — заметил я.

Ри подползла к Алену. Быстро осмотрела его.

— Он жив, но без сознания. Думаю, скоро оклемается, — сказала полуэльфийка, поднимаясь на ноги и отряхивая одежду.

— Пойду, посмотрю, что к чему.

— Я с тобой.

— Хорошо. Райн, присмотри за Аленом.

— Нет. Я тоже с вами…

— Кому-то надо остаться с проводником, — покачала головой девушка.

Быстро направился по проулку. Ри догнала меня, поймала за рукав и знаком показала, что пойдет первой. Я нехотя кивнул.

Девушка выглянула за угол. Потом уступила место мне.

Перед открытыми воротами одного из складов собралась странная компания. Четверо неряшливых, но вооруженных до зубов людей. Пятый человек валялся в пыли у их ног. Он тихо скулил, просил не наказывать его, обещал достать какой-то товар. Четверка посмеивалась и вяло пинала бедолагу ногами.

Говорили между собой люди по-имперски, также, как орол'шай, растягивая гласные, хотя диалект использовали иной. Но было бы странно, если бы оказалось иначе. Язык, может, один и тот же, но больше двухсот лет он развивался, менялся…

На сцене был и еще один участник. Он стоял чуть в стороне и наблюдал, как четверка избивает человека. Это было высокое, около двух метров ростом, существо, одетое лишь в одну набедренную повязку. Худощавое, какое-то угловатое. Талия и бедра узкие, но плечи непропорционально широкие. Кожа зеленовато-серая, на вид влажная, в местах сгибов и на кончиках пальцев покрыта мелкими, темно-зелеными чешуйками. Между пальцами рук и ног — перепонки.

Вместо волос длинные, до середины спины, серо-зеленые жгуты с палец толщиной, похожие на дреды, что любили заплетать себе кочевники с востока. Жгуты слабо, не синхронно шевелились, так что создавалась впечатление, будто у существа с головы свисают то ли змеи, то ли какие-то щупальца.

Глаза у существа крупные, навыкате, без какого либо намека на брови или ресницы. Какие-то белесые, мутные, поистине рыбьи. Лоб высокий, нос и уши приплюснутые. Рот до безобразия широкий, губы толстые. Скулы, нос, надбровные дуги и подбородок — все это покрыто чешуйками.

В общем, хэйгэ во всей своей рыбьей красе.

Грудь амфибии крест накрест перехватывала перевязь со множеством метательных ножей и ремень, висящей на боку, сумки.

Знаками показал Ри, что надо быстро убираться отсюда. Девушка кивнула, знакомиться с местными обитателями у нее тоже не было ни малейшего желания. Мы уже собрались возвращаться, как вдруг из проулка, в котором остались эльф и орол'шай, донесся глухой стон — Ален пришел в себя.

Мысленно выругался. Может, все-таки повезет…

— Проверьте. Быстро, — раздался приказ. Говорил хэйгэ странно, проглатывая некоторые согласные.

Не повезло.

Переглянулся с Ри. Уйти не успеем. Мы с девушкой еще могли бы попытаться скрыться, но у нас на шее висит эльф и юный гермафродит. То, что мы абсолютно не знаем окружающую нас местность, тоже не облегчало ситуацию.

Вынырнувшему из-за угла человеку, я снес голову саблей. Его напарника раскроила с'каашами Ри.

И тут в бой вступил хэйгэ. Бросил в меня почти одновременно три ножа. Первых два я отбил саблей, от третьего увернулся… и увидел четвертый, который летел прямо в Ри. Отшвырнул девчонку в сторону. Почувствовал острую боль в левом плече. И, мгновением позже, в боку. Резко ушел в сторону, пропуская еще пару ножей.

Твою мать! Этот мокрозадый слишком быстр!

Краем глаза увидел, что Ри схлестнулась сразу с двумя противниками.

Отбил два кинжала, увернулся от третьего… и тут амфибия опять метнула нож в девушку.

— Ри!!! — закричал я. Девушка слишком далеко. Я ничего не могу сделать!

Но воровка успела. Резко толкнула одного из противников прямо под летевший нож.

То, что я отвлекся, не прошло даром, в меня опять воткнулся нож. Еще немного и я стану похож на подушку для иголок.

Прыгнул влево, затем вправо. Бросился на хэйгэ, на лету отбив два ножа… Горячая волна воздуха отшвырнула меня прочь. Я покатился по земле, чувствуя, как вонзившиеся в меня ножи, вырывают куски мяса из тела.

Вскочил на ноги. От хэйгэ осталась лишь кучка ошметков, которые слабо тлели в воронке с полметра глубиной. Рядом стоял Райн и самодовольно улыбался.

Ри… с девушкой все было в порядке. Она расправилась с противниками самостоятельно.

— Ты что сдурел?! — прошипела Ри. — О чем ты только думал?!

Я размениваться на слова не стал. Подлетел к эльфу, отвесил ему подзатыльник. И тут же почувствовал, как невидимая удавка захлестнулась вокруг шеи, подняла меня в воздух.

— Человечишко! Да что ты себе позволяешь? — с запредельным презрением и высокомерием процедил лоэл'ли.

Девушка ударила мага под дых, сбивая концентрацию. Я упал на землю, закашлялся. Сейчас я этому сопляку таких люлей навешаю!.. Маг хренов! Дурень остроухий!

— Райн! — прорычала воровка. — Держи себя в руках! Ты, Джад, тоже успокойся.

— Он не…

— Цыц! — перебила мальчишку девушка, повернулась ко мне: — Джад, не знаю, с чего вдруг в тебе взыграли отеческие чувства, но напоминаю, Райн — не Сажа.

— У моего воспитанника и то больше ума, чем у этого… — прохрипел я, осторожно растирая шею. Незаметно вытащил застрявший в бочине нож, два других выпали, пока я катался по земле. Попытался кое-как прикрыть раны, замаскировать… Не хватало, чтобы эльф заметил, как меня потрепало.

— Джад, пятый прячется где-то на складе, — сказала Ри.

Хайдаш! Перепалка с эльфом вывела меня из равновесия. Я и думать забыл про бедолагу, что валялся в пыли.

— Еще кто-нибудь?

— Пока вокруг тихо.

Я направился в сторону склада, краем уха слушая, как Ри вправляет мозги эльфу. Райн ее питомец — вот пусть сама его и воспитывает. У меня терпения не хватит с этим малолетним дурнем разбираться, еще зашибу ненароком. И никакая магия Райну не поможет.

— Аррито хэт! — воскликнул эльф. — Я не понимаю, из-за чего вы на меня так ополчились?!

— Магия! Дурень ты бестолковый, — устало сказала Ри. — Говори тише.

— Не понимаю… — опять повторил парень.

Точно дурак.

— Если бы ты против хэйгэ применил какое-нибудь другое плетение, то, может, и обошлось бы. Но ты использовал огненную магию!.. Думаешь, на Лии много тех, кто способен сотворить огненное заклинание такой мощи? Амфибии с этой стихией не дружат, а среди людей, сам знаешь, как редко попадаются стоящие маги… О чем ты думал?! Арелина же говорила, что на Лии магию без крайней необходимости не использовать. Что по магии нас могут выследить.

— Хотел помочь… — растерянно отозвался маг. Кажется, до него начало доходить, что он натворил.

Я вошел на склад. Темно, но для моих глаз это не помеха. Половина здания заполнена штабелями деревянных ящиков. С десяток ящиков стоит недалеко от входа, все они вскрыты. Заглянул в один из них. Среди соломы темнело стекло бутылок.

— Тебе что сказали? Присматривать за Аленом. Если бы ты не оплошал, ничего бы не случилось.

— А что я мог сделать?

— Хотя бы заткнуть ему рот.

— Аррито хэт, Ри! Ладно, я ошибся!..

— Да тише ты! — прошипела девушка.

— …Но что я должен был делать потом?! — уже не так громко, хотя и не менее эмоционально воскликнул Райн. — Смотреть, как вас убивают?!

Между ящиков сновали крысы. Пищали, скреблись. Нет, там в углу шебуршатся явно не грызуны. Больше похоже на человека… Подобрался поближе. Точно человек, теперь я слышу, как он тяжело, затравленно дышит.

— Не стоит недооценивать нас с Джаредом, мы бы справились, — твердо сказала Ри. — А тебе пора научиться больше полагаться на свой клинок, нежели на магию.

* * *

Когда через пару минут я вышел из здания склада, Райн имел вид пристыженный и на меня старался не смотреть. Ри умело обыскивала одно из человеческих тел, а Ален наматывал круги вокруг останков хэйгэ.

Что характерно, в сторону девушки маг тоже не смотрел. Последнюю часть беседы я пропустил, так что мог только догадываться, что Ри своему дружку наговорила… Хотя, вероятнее всего, избегал смотреть на девушку маг потому, что она занималась, по мнению эльфа, крайне недостойным делом — мародерством.

— А где этот… ваш пятый? — спросил Райн.

— А нету его, — просто ответил я.

— То есть, я правильно понимаю, людям других людей убивать можно? Это нормально. А эльфам нет?! И после этого вы еще нас обвиняете в бессмысленной жестокости?

— Райн, — устало сказала Ри, — он нас видел. Бедняге просто не повезло. И ты действительно считаешь, что сейчас время для этого разговора?

Что эльф так завелся из-за какого-то пустяка? Признаю, мне самому того бедолагу немного жаль. Но что я мог поделать? Человек просто оказался не в то время и не в том месте. Такое случается.

— Конечно, Ри. Как скажешь, — поморщился ушастый.

— Тогда вместе с Аленом оттащи трупы в сарай.

Эльф посмотрел на окровавленные останки людей, потом на Ри. Покачал головой.

— Райн, ты правда опять хочешь со мной спорить? — устало спросила девушка. — Или, может быть, считаешь, что подобная работа ниже твоего достоинства?

После секундной паузы эльф обреченно вздохнул, кивнул головой.

— Хорошо. Я все сделаю…

— Вот и ладненько. У вас на все про все три минуты. И постарайтесь чем-нибудь забросать яму.

Ташэ и лоэл'ли отправились таскать трупы. Девушка принялась что-то искать в моем заплечном мешке.

— Ри, на хрена? — шепотом спросил я. — Ты правда думаешь, что следы удастся скрыть? Что это кого-то обманет?

— Нет, — полуэльфийка на секунду отвлеклась от своего занятия и посмотрела на меня как на идиота. — Но если мы хотя бы пару минут выиграем, будет хорошо.

— Тогда какой смысл? — всё ещё не понимал я.

— Такой. Тебе надо срочно переодеться, — девушка извлекла из мешка сверток с запасной рубашкой. — Наша разношерстная компания и так будет привлекать внимание. А ты… Чудо, что Райн еще не обратил внимания на твой внешний вид, не захотел осмотреть раны.

Выругался сквозь зубы. Кажется, от нашего ушастого спутника я заразился тупоумием. Действительно, идиот.

Спрятался за углом, не стоит сейчас Райну и Алену меня видеть, вопросов потом не обреешься. Сорвал с себя плащ и рубашку. Свернул в тугой узел рваную, окровавленную одежду и запихал в мешок.

От ран уже следов осталось, о том, что меня потрепало в схватке с хэйгэ, свидетельствовали лишь потеки крови на теле.

— Ну и как тебе хэйгэ? — спросила Ри.

— Быстрые зарразы!

Намочил водой из фляги тряпицу и быстро, как мог, стер с тела кровь.

— Угу, — мрачно буркнула Ри. — Надеюсь, нам попался уникум. Если они тут все такие, нам придется тяжко.

— Если верить эйсин, то мокрозадые только в воде великолепные бойцы, на суше они раньше особыми успехами похвастаться не могли, — заметил я, натягивая чистую рубашку.

— Либо за двести лет изменилось больше, чем мы все думали. Либо нам повезло нарваться на мастера…

— Либо эйсин ошибались или просто недоговаривали, — вставил я. — Например, не хотели нас пугать.

Без плаща мне туго придется. Сегодня пасмурно, солнца почти не видно, но все же, я знал, уже через пару часов появятся первые, довольно-таки заметные симптомы солнцепека. Надо до этого времени найти укрытие.

— Если станет совсем туго, мы всегда можем сбежать, — интересно, кого пытается успокоить Ри? Меня или себя? — А по большому счету даже хорошо, что нам встретилась эта компания. Теперь мы знаем, на что способны рыбьи морды.

— Еще бы в сумку к хэйгэ заглянуть, — вздохнул я. — Но твой дружок…

— Джад, не начинай, ладно?! А Райн… Я с ним поговорила.

Наконец, я привел себя в порядок. Вышел из-за угла склада.

Всё-таки без плаща немного прохладно. Мы находились на юге Лии, климат здесь теплый, почти как в родном городе Ри — Таннисе, но на календаре уже конец второго осеннего месяца. В одной тонкой рубашке, пусть и с длинным рукавом, на улице не очень комфортно.

Странно, что хэйгэ разгуливал лишь в одной набедренной повязке. Хотя, кто поймет этих амфибий?..

— Ты как? — одними губами спросила меня Ри.

— Пока нормально, — также еле слышно ответил девушке я. — Но у нас не очень много времени.

— Я знаю, — кивнула полуэльфийка.

— Все, ребята, — сказала Ри эльфу и орол'шай. — Лучше вы все равно не сделаете.

К своему удивлению, я был вынужден признать, что «ребята» неплохо поработали. За ничтожно малый промежуток времени им удалось практически полностью скрыть следы недавнего побоища. Трупы оттащили на склад, само поле боя забросали соломой, так что ни следы крови на земле, ни котлован не разглядеть. Маскировка, конечно, от дурака, но это лучше, чем ничего.

— Ален, что на эти деньги здесь можно купить? — девушка высыпала из кошеля на руку кучку монет. Квадратных, покрытых какими-то непонятными, полустертыми то ли узорами, то ли письменами.

А вот и добыча Ри. Эвона как маг скривился, ему неприятно даже смотреть на деньги, которые забрали у мертвецов.

Так получилось, что лийских денег мы до этого момента не видели и даже не представляли, как они выглядят. У эйсин, в связи с изоляцией, нашлись только монеты двухсотлетней давности. У орол'шай вообще какие-либо денежные единицы не были входу. Так что каждый из нас, не считая Алена, конечно, имел с собой горстку мелких драгоценных камешков, которые мы планировали на Лие продать.

— Не знаю, — ответил гермафродит. — Вроде бы и не такая уж и маленькая сумма. Но точнее сказать не могу. Я, правда, не знаю.

Девушка вздохнула и бросила кошель мне. А что, правильно. По легенде я муж Ри, да и выгляжу наиболее солидно. Кому, как не мне, финансами распоряжаться.

Затем Ри вытащила из своего заплечного мешка простой длинный плащ. Набросила его себе на плечи, застегнула фибулу. Полупустой мешок тоже отдала мне.

Плащ призван был скрывать мужскую одежду девушки и клинки на поясе. По рассказам Алена во дворце человеческие женщины носили исключительно юбки, а как обстояли дела в городе, нам опять оставалось только гадать.

Райн опустил на голову капюшон, так, чтобы он скрывал макушку и острые кончики ушей, которые, нет-нет, да и выглядывали из белобрысой шевелюры эльфа.

— Ладно, уходим, — сказал я.

— Подожди. Последнее, — остановила меня девушка. — Ррэко сказал, что магию вряд ли кто-то засек. Но когда найдут трупы, нас начнут целенаправленно искать. Чем больше времени пройдет, тем меньше шансов, что нас удастся выследить. Складская территория огромная, случайных прохожих не бывает, может нам и повезет… Но я бы на это не рассчитывала. А потому больше никакой магии. Ни в лечебных целях, ни в боевых, ни в бытовых… И четверти часа не прошло, как мы появились на Лии, а уже слишком наследили.

— Да понял я, Ри. Понял, — огрызнулся эльф.

— Ален, если что, тебя это тоже касается, — заметила девушка.

— Я все помню, — спокойно ответил ташэ.

Все без исключения орол'шай наделены магическими способности. Но серьезные плетения подвластны лишь айгэ, ташэ же — так баловство одно. По словам Ррэко, дружка Ри, магия орол'шай имела специфический запашок, по которому нас могли выследить.

Полуэльфийка направилась по узкому проходу между складами на север, в сторону города. За ней следом пристроились эльф и орол'шай, последним шел я.

* * *

Ри ни грамма не слукавила, когда назвала складской район огромным. Это был настоящий лабиринт из проездов, каналов, мостов и складских построек. Да что там! Территория была буквально изрезана множеством каналов, а почти каждая складская постройка имела собственный причал. За десять минут мы видели несколько тяжелогруженых судов, а вот наземные пути в этом районе явно были не в чести. Лишь однажды полуэльфийка почуяла впереди чье-то присутствие и предпочла обойти опасную зону.

Я понимал, что дар Ри не давал стопроцентной гарантии, а потому тоже все время был начеку. Девушка сама признавала, что не раз ошибалась. Что все время вслушиваться в окружающее пространство тяжело, а стоит ей хотя бы на секунду отвлечься, то она может кого-то упустить.

К тому же… От людей вряд ли стоит ожидать каких-то сюрпризов, но хэйгэ — другое дело. Амфибии отличаются от людей не только внешне. Например, можно сказать, что эти существа в некоторой степени близоруки. Слух у них так и вовсе избирательный. То есть низкие звуки хэйгэ слышат более чем хорошо, а вот высокие не очень. Но амфибии способны улавливать колебания воды, почвы, иных поверхностей.

Хм, пожалуй, надеяться сохранить свое присутствие в тайне от хэйгэ и при этом разговаривать шепотом — бесполезное занятие. Гораздо продуктивнее будет… пищать. Ну или, хотя бы, просто не понижать голос.

Вдруг Ри остановилась. Знаком показала, что ей нужно время и пока ее лучше не отвлекать. Закрыла глаза и замерла.

— Впереди много людей и хэйгэ, — через минуту сказала она. — Обойти вряд ли получится, но, может, удастся мимо них проскочить.

— Думаешь, по нашу душу?

Ри покачала головой.

— Скорее, граница складского района. Надо постараться выбраться на улицу так, чтобы никто не заметил, откуда мы вышли.

Само по себе то, что нас могли заметить, было не страшно. Вряд ли нам во второй раз не повезет натолкнуться на местных жителей, которые не хотят, чтобы их темные делишки стали достоянием общественности. Беда в том, что мы очень подозрительная и, без сомнения, запоминающаяся компания. Так что когда тела найдут, то в первую очередь подумают на чужаков в странной одежде, то есть на нас.

Шли тихо, медленно. Ри временами замирала, а потом знаками показывала, что стоит либо затаиться, либо вернуться назад, чтобы как-то обойти опасный участок.

Через минуту уже я смог расслышать гомон толпы. Девушка не ошиблась, рядом весьма оживленная улица. Только бы добраться до нее и суметь затеряться среди лийцев…

И вот нам осталось совсем чуть-чуть. Пройти по широкому мосту через очередной канал и все — на том берегу громоздились уже не складские постройки, а дома, пусть и весьма обшарпанные на вид.

Всего-то сделать пару десятков шагов и будем на другом берегу. Потом еще с полсотни и выйдем на широкую улицу… Но Ри опять остановилась. Не спешила идти ни вперед, ни назад. Девушка будто бы чего-то ждала.

Тронул полуэльфийку за плечо и вопросительно на нее посмотрел. В ответ Ри покачала головой и приложила палец к губам, призывая хранить тишину.

Интересно, что на этот раз?

Вдруг я услышал, как о причал склада, за углом которого мы прятались, ударилось судно. А затем раздалась незнакомая, непонятная речь. Низкая, горловая какая-то. Говоривших было двое, определенно, к нам пожаловали хэйгэ.

Эльф, хотел что-то спросить, но я быстро зажал ему рот рукой. Почувствовал, как напряглась Ри, да и сам я ожидал, что парень опять сорвется, ударит меня каким-нибудь плетением. Или, раз использовать магию ему запрещено, пустит в ход кулаки. Но лоэл'ли лишь медленно, осторожно убрал мою ладонь со своих губ.

Надо же, наш ушастый совладал с собой. Вот уж чего не ожидал. Мало того, Райн еще и снисходительным взглядом меня наградил.

Думает, уел? Вот дурень! Чуть не выдал нас, с трудом свою гордыню унял и еще чего-то нос дерет. Эх, так и чешутся кулаки вмазать мальчишке по носу.

Голоса стихли, а потом я услышал, что судно отчалило… Знать бы еще оба ли хэйгэ на нем уплыли? Не остался ли кто-то на берегу?

Ри легко тронула меня за рукав, призывая к вниманию, и вышла из-за угла. Не скрываясь, направилась в сторону моста быстрым шагом, так, будто ходила этой дорогой сотню раз и не чувствовала ни малейших причин для беспокойства.

Я догнал девушку, пристроился по правую руку от нее. Эльф и орол'шай держались левее и немного позади.

Мы пересекли мост, прошли по узкому замусоренному проулку и уперлись в широкую улицу. По сути даже и не улицу вовсе, а торговые ряды. По центру были устроены навесы, под которыми стояли многочисленные столы и стеллажи. А в каждом, выходящем на улицу здании был устроен магазин. Сами дома внешне были вполне обыкновенные, такие можно встретить в любом вольном городе Тауры — высотой в два-три этажа, стены каменные, крыши островерхие… Единственное отличие, которое бросалось в глаза, — у всех домов были круглые окна и арочные дверные проемы.

Мелькнула мысль, что Саже бы город определенно понравился…

В этот утренний час улица буквально кишела народом. Гвалт стоят невероятный. Продавцы расхваливали свой товар, покупатели торговались… Общались между собой лийцы на имперском языке. Но иногда слышалась и непонятная, похожая на низкое горловое пение, речь хэйгэ. Люди не способны разговаривать на языке амфибий, так что нет ничего странного в том, что имперский язык стал на Лии всеобщим.

На первый взгляд этот рынок особо не отличался от рынка любого из вольных городов Тауры, разве что выбор товаров здесь был побогаче. Но только на первый. Было одно существенное отличие. На улице примерно в равной пропорции присутствовали лишь две расы: хэйгэ и люди — на Лии такого многообразия рас и народностей, как на Тауре, не было и в помине.

— Райн, на тебе братишка, — негромко сказала девушка. — Не потеряй его, да и сам не потеряйся.

— И ведите себя прилично. Старайтесь особо не глазеть по сторонам и рот от удивления не разевать, — добавил я порцию отеческих наставлений. Пусть парочке белобрысых оболтусов по легенде я и не отец, но надо придерживаться образа старшего представителя семейства.

— Да, — поддержала меня Ри. — Первым делом надо найти недорогую гостиницу. Все остальное потом.

И опять Райн меня удивил, он нашел в себе силы промолчать.

Мы влились в поток и не спеша отправились на запад, в сторону центра города.

* * *

Самому же последовать собственному совету оказалось нелегко. Как тут не смотреть по сторонам, не удивляться… — мы ведь оказались в легендарной Элинии, столице Лии.

Чуть ли не с раннего детства я мечтал побывать за пределами Тауры. И вот мне это удалось. Сначала Огненные острова, а теперь и второй по величине материк Срединного мира. Так уж исторически сложилось, что Лия — это не только название огромного куска суши (пусть и в несколько раз уступающего по размерам Тауре), но и целой страны.

Заправляют здесь всем хэйгэ, но и людей живет немало. До Последней войны соотношение численности людей и амфибий было один к четырем, в пользу последних. Ну а после войны баланс несколько изменился, численность представителей человеческой расы увеличилась в пару раз. Люди, спасаясь от эльфов, чуть не вплавь переплывали Узкое море, во множестве тонули, но все-таки некоторым удалось добраться до материка. И хотя на Лии, как и прежде, правили хэйгэ, а сами люди считались расой второго сорта, жилось им не так уж плохо, явно лучше, чем на Тауре. Во всяком случае, такой вывод я сделал на основании рассказов орол'шай и своих первых впечатлений.

В Элинии людей и хэйгэ было примерно поровну, а вот в других городах ситуация обстояла иначе. Амфибии селились исключительно у большой воды: на островах и многочисленных фьордах, которые буквально изрезали восточное побережье материка, на морских берегах и, в меньше мере, у озер и крупных рек. Но людям тоже нашлось место. Они жили, по большей части, в горах, занимались скотоводством и земледелием…

Одежда человеческой части населения Лии не так уж сильно отличалась от той, которую предпочитали люди в вольных городах. Разве что почти все мужчины носили широкополые кожаные шляпы.

Большинство женщин одевались в длинные платья и кутались в похожие на мелкоячеистые сети шали. Но попадалось и немало женщин в кожаных штанах. Притом не похоже было, что данная одежда являлась атрибутом некого социального строя или профессии. Так что Ри по поводу одежды можно не волноваться.

Оружие имели при себе почти все мужчины и многие женщины. Обычно это были ножи или сабли. Те самые, лийские.

Я погладил рукоять своей сабли. Может, мы и не так уж сильно выделяемся среди других людей? Та же сабля у меня настоящая лийская, то есть короткая, абордажная… по сути, антиквариат.

Встречающиеся нам мужчины хэйгэ по внешности особо не отличались от бедолаги, которого Райн своей магией разорвал на кровавые ошметки.

Тот же минимум одежды, который состоял лишь из набедренной повязки. Ремень сумки через плечо. И… или перевязь на груди со множеством метательных ножей. Или пара коротких трезубцев-сай в петлях на поясе. Или копье-трезубец, на которое пожилые хэйгэ опирались, как на посох, при ходьбе. Или и то, и другое, и третье.

Возраст амфибий я тоже научился определять. Все дело было в цвете лишенной чешуек кожи. У молодых рыбешек она сочно-зеленая, у престарелых — пепельная.

Женщины хэйгэ обматывали вокруг тела в несколько слоев полотно, на запястья и лодыжки нанизывали тонкие золотые браслеты. Похоже, благосостояние хэйганки оценивалась как раз количеством этих браслетов… Волосы, те самые, похожие на дреды, толстые, чуть шевелящиеся жгуты, женщины либо заплетали в косы, либо как-то хитроумно укладывали в высокие прически на голове. Никаких явно выраженных половых признаков у хэйганок я не заметил. С другой стороны я этих рыбин голыми не видел… Ну и слава Великому Прародителю! Я и к женскому роду этих существ отнес только потому, что они носили другую одежду, украшали тело и волосы. Но даже это не помогало рыбкам выглядеть, с моей точки зрения, хоть сколько-то привлекательно. Правда, не думаю, что самих хэйганок это хотя бы немного заботило. Да и люди у хэйгэ никакого сексуального влечения не вызывали, недаром мокрозадые их частенько за глаза называли землекопами или земляными червями.

К слову, взаимного потомства у амфибий и людей быть не могло. Что опять-таки неудивительно, амфибии, они ведь — яйцекладущие!

По рынку мы бродили уже около часа. Небо прояснилась, солнце начинало понемногу припекать, а голова кружиться… Надо что-то решать. Если не найдем гостиницу, то, может, стоит хотя бы шляпу купить? Хоть какая-то защита от солнца.

В этом городе все располагалось как-то очень концентрированно. Огромный район складов, гигантский рынок, где всего навалом, но нам пока не встретилось ни одного постоялого двора или какого-либо заведения похожего рода. В нескольких местах на улице были установлены столы, но лишь для того, чтобы посетители пекарен и всевозможных заведений быстрого питания могли перекусить.

— А это не то, что мы ищем? — вдруг спросил эльф и указал на одно из зданий.

— Похоже, что именно то, — пробормотала Ри.

На вывеске было написано «Морской окунь», а рядом красовалось стилизованное изображение ложки, кровати и рыбы.

— Давайте зайдем, приценимся. А то камешки мы так и не поменяли…

Я толкнул дверь, вошел внутрь заведения.

Зал средних размеров. Стены, потолок и пол выкрашены в сине-зеленый цвет. Определенно, здесь кормят, хотя запахи со стороны кухни доносятся не самые аппетитные. Будто бы пахнет чем-то протухшим. Может поэтому народу в зале так немного? Я заметил лишь троих хэйгэ, которые сидели на высоких табуретах за столами, списавшими на цепях прямо с потолка.

Еще один хэйгэ, судя по цвету кожи, дряхлый старик, восседал на табурете недалеко от входа.

— Чего желаете? — спросил седой.

— Нам бы пару комнат снять. Это возможно? — медленно, стараясь тянуть гласные на манер местных жителей произнес я.

Троица хэйгэ прекратила есть и удивленно своими рыбьими глазами уставилась на меня. Старик на секунду тоже растерялся, а потом заливисто рассмеялся. Остальные хэйгэ тут же поддержали его.

Я заметил, что зубы у хэйгэ острые, как иглы.

— Вы что? Только с гор спустились? — добродушно спросил хэйгэ, когда отсмеялся.

— Мы первый раз в столице, — пришла мне на выручку Ри.

— Эх, землекопы! — старик усмехнулся, сверкнув желтыми зубами, — На Рауган что ли приехали?

Знать бы, что такое этот самый «рауган»…

— Ну… да, — опять ответила за меня Ри.

Хорошо иметь под рукой невидимого суфлера, который знает ответы почти на все вопросы.

— Ясно все с вами… Рыбку-то на вывеске видели? — участливо спросил старик.

— Видели, — кивнул я.

— А что она означает знаете?

— Нет, — отозвался за нас всех эльф.

Еле сдержался, чтобы не отвесить ушастому подзатыльник. Лучше бы брал пример с Алена и молчал. Иш, поговорить ему захотелось!

Право, лучше бы у нас в компании был еще один орол'шай. От представителей этой расы сюрпризов не ждешь, в руках себя держать они умеют и язык без надобности не распускают. Ален, пока его не спросишь, рта не раскроет.

— Точно с гор спустились! — опять развеселился хэйгэ. — Вы там, наверное, почти и не видите наше племя?

— Эээ… да, — протянул я.

— Оно и понятно!.. Эх, землекопы, ищите заведения, где нарисовано дерево — они для людей. Или дерево и рыба — это общие. Да хоть в соседний дом загляните! Здесь же вам делать нечего.

Твою мать, вот прокололись, так прокололись! А еще внимания хотели не привлекать!

Мы извинились и быстро ретировались из «Морского окуня».

На соседнем здании действительно красовалась вывеска с кроватью, рыбой и деревом.

— Хм, а ложки нет, — задумчиво проговорила Ри. — Наверное, ложка означает еду.

— Будем искать дальше. И, желательно, без рыбы.

Торговых заведений с каждым шагом вокруг становилось все меньше и меньше, а вот количество трактиров, гостиниц, кабаков и всяких закусочных, наоборот, росло. На вывесках некоторых заведений, помимо прочего, было вырезано что-то похожее на стилизованное изображение извивающейся в танце женщины.

— Похоже, бордели здесь тоже есть, — заметила Ри.

— И думается мне, там работают только человеческие девушки, — вставил эльф.

— Хочешь прогуляться? Может, соскучился по дражайшей супруге? — с ехидством спросила полуэльфийка.

— Так наш юный друг женат? — удивился я.

Физиономию лоэл'ли буквально перекосило то ли из-за того, что его назвали юным, то ли из-за упоминания о супруге…

— Не твое дело, — буркнул ушастый. — Я эту змеюку видеть не могу.

— А что же тогда? — никак не могла успокоиться Ри. — Давно был лишен ласк своих рабынь? Так иди! Думаю, без труда найдешь девицу, которая тебя обслужит.

— Аррито хэт, Ри! Я ничего такого не имел в виду. Ты ведь сама читала…

— Давайте не будем посреди улицы выяснять, кто что читал, имел ввиду и какие у кого потребности, — вмешался я. Собственнически обнял девушку за талию и увлек к заведению, на вывеске которого красовались вполне безобидные ложка, кровать и дерево. — И к слову, Ри, я думаю, твой кузен прав.

— Все вы мужики… — проворчала полуэльфийка.

— Мы, мужики, здесь не причем, — шепнул я на ушко Ри. — Тут дело исключительно в физиологии хэйганок.

* * *

Свой выбор на этом трактире я остановил не случайно. Здание «Раскидистого дуба» насчитывало в высоту три этажа, не считая мансарды. Первый этаж занимал огромный трактир, где за столами, не испытывая стеснения и каких-либо неудобств, могла разместиться пара сотен человек. Гостиничных номеров здесь было никак не меньше нескольких десятков. В таком заведении проще затеряться, меньше шансов, что на нас обратят внимание, запомнят.

И никаких свисающих с потолка столешниц, мерзких запахов и рыбьих морд!

Свободные комнаты в трактире были, а имеющихся у нас средств хватало, чтобы оплатить проживание на пару дней вперед, даже на еду немного денег осталось.

Ничего сейчас заселимся, перекусим, а потом я пойду искать, где бы обменять на местные монеты наши камушки.

Управляющий уже полез за ключами, когда Ри дернула меня за рукав и оттащила в сторону.

— Джад, ты и правда хочешь оставить этих оболтусов без присмотра? — негромко спросила девушка.

Бросил взгляд на притихших орол'шай и эльфа. Райна определенно не стоило надолго упускать из вида, да и Ален не самое приспособленное к жизни создание.

— Скажите, а нет у вас двух смежных номеров? — вздохнув, обратился я к управляющему.

— Нет, извините. Но есть двухкомнатный. Так сказать, семейный.

Выбора особого не было, а потому пришлось соглашаться. Двухкомнатный — так двухкомнатный.

Наш номер оказался на самой мансарде. Повезло — в случае опасности, можно уйти по крышам.

Первая комната была довольно-таки большой. Кроме двуспальной, заправленной чистым бельем кровати в ней наличествовали: стол, пара скамей, грубо сбитый стул, сундук и стеллаж у стены. А вот вторая оказалась совсем крохотной. Лишь пара узких кроватей, да табурет между ними. Притом, если Алену кроватка оказалась вполне по росту, то дылде эльфу придется спать, подтянув колени к животу… Нет, детскими кровати я бы не назвал, человеку среднего роста они были вполне как раз, но я бы уже испытывал определенный дискомфорт, а двухметровый эльф и подавно.

Дверь между комнатушками оказалась весьма хлипкая. Так, одно название. Впрочем, лучше такая, чем совсем ничего.

Осмотрев интерьер, Ри весело обратилась к «кузенам»:

— Ну, детишки, располагайтесь. Можете даже вздремнуть чуток, если только в кроватках поместитесь, — девушка рассмеялась.

Ален равнодушно пожал плечами. Положил свою сумку на стеллаж и уселся на одну из кроваток. А вот Райн спокойствия своего «братца» не разделял.

— Может, поменяемся? Чтобы бы всем кровати по росту пришлись? — мрачно предложил эльф.

— Ра-айн, — протянула Ри, — ты меня пугаешь! То в бордель хочешь прогуляться, то уступаешь мне свою постель… Неужели так хочешь оказаться в одной кровати с Джаредом?

Парень прошипел какое-то ругательство и метнулся в каморку. Хлопнул дверью так, что она чуть не слетала с петель.

— Зря ты так с ним, — усмехнулся я и притянул девушку к себе, — он явно не со мной в одной постели хотел оказаться.

Вместо ответа Ри чуть приподнялась на мысках, а затем поцеловала меня.

6 глава Эрайн Элиар-Тиани

21–22 день Карэль-лин 223 года от О.В.


На душе было тошно. Хотелось выть от тоски, я чувствовал себя бесполезным, никчемным идиотом.

Джаред прав. Толку от меня никакого, лишь неприятности одни. Да я спас Ри, но, уверен, Джаред и без меня бы справился. А все остальные мои поступки и предложения вызывали лишь упреки и насмешки. Да та же Ри!.. Раньше девушка меня ненавидела, но, я смеял надеяться, хоть сколько-то уважала, а сейчас просто презирает.

Почти весь день я просидел в выделенной нам с орол'шай комнатушке. Я даже участия в совещании не принимал, поскольку меня, в отличие от тихони Алена, не позвали. А навязываться, пытаться привлечь к себе внимание, доказывать, что не пустое место, я просто устал.

Как только начало темнеть, Джаред и Ален ушли на разведку. Надо было поменять драгоценные камни, которые щедро выделили нам эйсин, на лийские деньги, купить менее приметную одежду, узнать, что происходит в городе, послушать местные сплетни…

Уверен, Ри осталась в трактире лишь для того, чтобы присмотреть за мной. Вдруг я опять сотворю какую-нибудь глупость?

Прошло уже около часа. Я слышал, как скрипят половицы в большой комнате — Ри вышагивала из угла в угол. Похоже, девушка нервничала. Наверное, волнуется за своего любовника…

Ри тихонько постучала в дверь моей комнатушки. Не дождавшись ответа, осторожно заглянула.

— Можно?

Я поднял голову, взглянул на девушку. Темный цвет волос моей бывшей рабыне удивительно шел. Впрочем, как я успел убедиться, Ри вообще шел любой цвет. Девушка каким-то немыслимым образом всегда, независимо от того, во что одета, умудрялась выглядеть великолепно.

— Проходи. Будь гостьей.

Девушка присела на кровать Алена, сложила руки на коленях. Нерешительно посмотрела на меня. Заводить разговор она не спешила.

— Ты что-то хотела? Или так проведать зашла?

Мысленно выругался. Зачем только последнюю фразу сказал? Когда рядом со мной оказывается Ри, я начинаю говорить глупости. А учитывая, что девушка в последнее время почти всегда рядом… — я веду себя как полный идиот.

— Да… в общем…

— Ри?

— Эрайн, извини меня.

Вот уж чего не ожидал!

— За что?

— Я… — Ри сквозь зубы выругалась, — несправедлива к тебе.

Хотел возразить, но девушка подалась вперед, положила ладонь мне на губы, призывая хранить тишину.

— Подожди. Дай мне сказать. Прошу не перебивай.

Молча, кивнул.

Девушка убрала ладонь от моих губ. Отклонилась назад.

Спина неестественно выпрямлена. Руки, лежащие на коленях, нервно сжаты. Смотреть мне в глаза девушка опасалась.

— Понимаешь, я так долго была твоей рабыней… От твоей прихоти зависела моя жизнь. Ты мог сделать со мной все, что угодно: избить, надругаться, искалечить. Мне приходилось следить за каждым своим словом, жестом, пытаться всевозможными способами удерживать твое внимание, оставаться для тебя интересной. Я ненавидела тебя и боялась.

Прикрыл глаза. И на что я только надеялся? Вот глупец!

— А сейчас? — все же спросил я.

— Ну, сейчас я тебя уже не боюсь и не ненавижу, — по голосу почувствовал, что девушка улыбается. Открыл глаза, губы Ри действительно украшала робкая улыбка. — А еще я больше не должна следить за каждым своим словом или жестом. Так что… — девушка, наконец, взглянула на меня. — Я не оправдываюсь, лишь хочу, чтобы ты понял меня.

Раньше я не задумывался о том, как Ри приходилось в плену.

Каково это — знать, что ты вещь и ничто в жизни от тебя уже не зависит? Что жизни, как таковой, у тебя не осталось? Особенно, если ты в рабстве у существ, которых всем сердцем ненавидишь.

И пусть я с девушкой, пока она была моей рабыней, ничего ужасного не сделал. Но, аррито хэт, мог. Действительно мог! И Ри это знала.

— То есть это что-то вроде компенсации? — медленно проговорил я.

— Да! Пожалуй, что да, — радостно закивала полукровка. — И я это не специально, не потому, что хочу тебе досадить или отомстить. Просто так получается. Случайно! Ну, почти всегда случайно. Иногда ты так себя ведешь, что я просто не могу удержаться … Хайдаш, опять оправдываюсь!

— Ничего, Ри, я все понял, — улыбнулся я. — Спасибо, что сказала.

Девушка молчала, я тоже не знал, что еще сказать. Возникла неловкая пауза.

С одной стороны, на душе после разговора стало легче и спокойнее. С другой — я понимал, что поводов для радости у меня нет.

— Может, поужинаем? — неожиданно для самого себя предложил я.

— А что… — задумалась девушка. — Почему бы и нет? Джаред вернется не скоро. Я как раз проголодалась. Сейчас спущусь вниз и попрошу нам в комнату чего-нибудь съестного принести.

— Почему бы нам не поужинать внизу?

— По той же причине, что мы завтракали и обедали здесь… Ушки, Райн! Твои длинные ушки! — Ри усмехнулась.

— Я могу накинуть капюшон.

— Человек, который надевает плащ с капюшоном, чтобы поужинать в трактире, в котором он остановился, выглядит подозрительно.

— Ладно, — сдался я. — Здесь, так здесь.

* * *

Ри вернулась через полчаса с большим подносом в руках. Быстро принялась выгружать добычу на стол.

— Ужин у нас сегодня простой, без изысков, денег, что оставил Джад, на большее не хватило. В общем, приглашаю к столу. Чем уж богаты, не обессудь.

Добычей Ри стали пара копченых рыбин, миска вареных клубней каких-то местных корнеплодов и тарелка со свежими овощами. Из напитков был только морс.

В былые времена я бы к такому столу и близко не подошел. И на простую лавку бы не уселся. Да что там в былые?! Всего два месяца назад я поднял бы на смех любого, кто даже предположил бы, что я могу оказаться в подобной ситуации по своей воле.

Но слишком много всего поменялось и во мне и вокруг меня. И то, что раньше казалось важным, сейчас представлялось сущим пустяком. А потому я отказываться или, как говорят людишки, воротить нос от еды, не стал и принялся за угощение.

Разговор за столом не клеился. Как-то неожиданно оказалось, что говорить нам с Ри просто не о чем. Раньше мне было удивительно легко общаться с девушкой, а сейчас… Не расспрашивать же ее опять о жизни людей, не спорить о причинах и следствиях Последней войны, не вспоминать наши общие приключения. Нет, все эти разговоры ни к чему хорошему не приведут.

— Я вот тут подумала, — сказала Ри, — а не купить ли тебе шляпу?

— Мне?! Зачем?

— Да тут чуть ли не все человеческие мужчины шляпы носят, да и за столом многие головные уборы не снимают. Шляпа — маскировка понадежней капюшона плаща, да и внимания ты будешь привлекать меньше.

А что? Идея не такая уж и плохая.

Единственное явное отличие лоэл'ли от людей — заостренные кончики ушей. Конечно, в вольном городе фокус со шляпой бы не прошел, у эльфов несколько иной тип лица и телосложения. Но на Лии уже несколько поколений никто не видел нашу расу.

Сам я, правда, никогда шляп не носил. Вообще ни разу ни одного эльфа в шляпе не видел… Ну, значит, буду первым!

— Хорошо. Так давай пойдем и купим.

— Сейчас? — удивилась Ри.

Кажется, девушка не ожидала, что я так легко соглашусь, что вообще соглашусь…

— Да, — кивнул я. — Чего тянуть?

— У меня не осталось денег.

— Но остались камни, которые можно поменять на деньги. Еще не так уж поздно, всего девять вечера, магазины могут быть открыты.

— Да, но Джад сказал… Хайдаш, а почему я должна все делать так, как сказал Джаред? Прогулка ни тебе, ни мне не повредит. Раздобудем денег, осмотримся. Купим себе новую одежду, а то мне страшно подумать, какие обновки нам притащат разведчики… Эрайн, так ты не против со мной немного прогуляться?

— Полностью к вашим услугам, — улыбнулся я.

* * *

За целый час блуждания по торговым рядам нам так не удалось найти ни банк, ни контору менялы, ни ювелирный магазин. В итоге Ри, по ее словам, пошла на крайние меры — спросила дорогу у какого-то лавочника. Оказалось, что изделиями из драгоценных металлов и камней торгуют на другом конце рынка. А кроме того, через час те магазины закрываются, так что нам вряд ли удастся туда сегодня попасть.

Такой исход дела ни меня, ни Ри не устраивал. Девушка поблагодарила лавочника и, на ходу крикнув: «Не отставай!», устремилась в указанном человеком направлении.

Ри быстро лавировала по улице, полной припозднившихся прохожих. Я за ней еле успевал. То и дело на кого-то налетал, спотыкался о накопившийся за день на мостовой мусор… Всю жизнь считал, что я, как и все лоэл'ли, достаточно ловкий и быстрый, но сейчас чувствовал себя троллем в посудной лавке. Хотя, наверное, я слишком строг к себе. Моя спутница выросла на улицах похожего человеческого города. Неудивительно, что она чувствует себя здесь, как рыба в воде… Я в очередной раз обо что-то запнулся и чуть нос к носу не столкнулся с хэйгэ. Да, не во время я вспомнил о рыбах! Буркнув извинения, бросился догонять Ри. В спину мне неслись гневные вопли лупоглазого морского выродка…

Вроде бы я только что видел свою спутницу, но сейчас она куда-то запропастилась. Остановился, принялся озираться по сторонам…

Аррито хэт, я ее потерял! Да что же такое?!

Если бы я мог воспользоваться магией, то девушку бы отыскал в два счета, а так… не уверен, что даже смогу найти дорогу до трактира, где мы остановились. В Элинии, в этом смердящем муравейнике, я совершенно не ориентировался.

Кто-то поймал меня за руку, потащил в сторону подворотни. Я попытался вывернуться и наткнулся на гневный взгляд девушки.

— Ты можешь меньше привлекать внимания?

— А ты передвигаться не так быстро?

Моя спутница вопросительно приподняла левую бровь.

Пришлось мне покаяться:

— Я не успеваю за тобой.

Если эта девица выдаст очередную реплику в стиле: «От тебя никакого толка», я за себя не отвечаю!

— Ладно. Пойдем медленнее и будем, как детишки, держаться за руки. Устроит?

— Да, — буркнул я. — А почему мы так спешим? Боишься не успеть до закрытия?

— И это тоже. Но больше меня волнует другое. Думаешь, почему я не хотела ни у кого спрашивать дорогу? Ювелирные лавки ищут в двух случаях: когда хотят что-то купить, либо продать. Раньше мы были просто чудаковатыми чужеземцами, теперь же мы чужаки при деньгах. Люди, которые не ориентируются в городе, не знают местных порядков — мы легкая добыча. По виду тот лавочник вполне безобиден, но кто знает, каков он на самом деле? Или же нашу беседу могли подслушать… Я пыталась затеряться в толпе, но из-за тебя мы к себе лишь больше привлекли внимания.

— За нами кто-то следит?

— Вроде бы нет. Но для меня все хэйгэ на одну морду, да и в этом море шляп трудновато ориентироваться… Я решила подстраховаться.

— Могла бы предупредить, — проворчал я.

— Мог бы догадаться, — в пику мне ответила девушка.

— Ты, может, не заметила, но я не Джаред. Это вы понимаете друг друга с полуслова, а мне все приходиться объяснять. Я просто не знаю как себя вести на улицах большого, густонаселенного города.

Ри вздохнула и взяла меня под руку. Мы вышли из подворотни.

— Старайся все-таки идти не слишком медленно, — негромко сказала моя спутница, — Хотелось бы двигаться со скоростью повыше черепашьей…

Постепенно я приноровился к манере ходьбы девушки. Оказалось, что в том, чтобы уворачиваться от встречных прохожих, перешагивать и перепрыгивать через лежащий на мостовой мусор, огибать тележки и стойки с товарами… нет ничего сложного. Нужно всего лишь немного опыта.

Неожиданно прогулка по вечерней Элинии меня увлекла. И пусть улицы отнюдь не благоухали цветами, краску на многих домах давно следовало бы обновить, а тем же хэйгэ носить побольше одежды… мне здесь нравилось. Пожалуй, даже больше, чем в Таннисе.

Элинию покрывала частая сеть каналов, по которым сновали как пассажирские и грузовые суда, так и вплавь передвигались сами амфибии. По большому счету планировка города выглядела так: канал, ряд домов с причалами, улица, опять дома, причалы и канал. Так что получалось, что каждый дом имел два входа: с улицы и с воды.

Во множестве горели фонари, которые разноцветными мерцающими кляксами отражались в каналах. На небе уже давно зажглись звезды, почти во всех окнах горел свет.

Какой-то совершенно невероятный, сюрреалистичный город!

До ювелирных рядов мы добрались, когда уже почти все лавки закрылись. Работало лишь несколько магазинов. В первых двух с нами отказались даже разговаривать, сказали приходить завтра, в третьем, наконец, улыбнулась удача — хозяин не особо спешил домой и явно был рад припозднившимся покупателям.

Ри прошла вдоль витрин, придирчиво рассматривая их содержимое. На мой взгляд, в лавке не продавалась ничего хоть сколько-нибудь примечательного. В основном поделки, притом весьма скверного качества, из меди, серебра и полудрагоценных камней. Было в магазине и некоторое количество изделий из золота и драгоценных камней, но опять-таки ничего, стоящего особого внимания.

Моя спутница приценилась к плохо ограненному рубину, размером с ноготь. Потом к брошке с сапфиром.

Ювелир неохотно назвал цены. По его мнению, мы были не похожи на людей, у которых водится достаточно денег, чтобы совершить столь дорогую покупку.

Откровенно говоря, внешний вид лавочника у меня тоже доверия не вызывал. Хотя бы потому, что это был хэйгэ и что-либо прочитать по его рыбьей морде и глазам не представлялось возможным.

— Я закрываюсь. Что-нибудь покупать собираетесь? — спросил хэйгэ.

— Нет. Но, возможно, вы захотите у нас кое-что приобрести.

Ри положила на прилавок плохо ограненный, мутноватый изумруд размером с ноготь.

Хэйгэ тут же заинтересовался, принялся внимательно его разглядывать.

— О! Изумруд! Откуда он у вас?

— Наследство, — лаконично ответила Ри.

— Можно? — спросил хэйгэ и махнул своей перепончатой лапой в сторону угла, в котором стояла какая-то странная конструкция из выпуклых линз и зеркал.

— Да, конечно.

Ювелир изучал изумруд минут пятнадцать. Потом еще примерно столько же Ри с ним отчаянно торговалась. В итоге за камень ювелир нам дал увесистый кошель монет и, по словам хэйгэ, мы его разорили.

Когда мы вышли из лавки, фонари на улице горели уже через один. Свет в окнах был только на верхних этажах, где жили ювелиры и их работники. Прохожих не было видно.

Через два перекрестка от нас по улицам сновали праздношатающиеся лийцы, ярко, как-то празднично, полыхали фонари и витрины. Но квартал ювелиров уже погрузился в сон.

Ри настороженно осматривалась. Ноздри девушки широко раздувались, создавалось впечатление, что она к чему-то принюхивалась.

— Вот, видишь, у нас все получилось, — зачем-то сказал я.

— Что именно? Этот скряга ювелир нас обобрал, к тому же, у меня такое чувство, что за нами кто-то следит… — свет в лавке, за нашими спинами погас, улица окончательно погрузилась в зловещий полумрак. — Эх, надо было отложить прогулку по утра. Тем более Джаред все равно не большой любитель гулять по солнышку. Тогда бы и купили эту твою шляпу.

— Почему?

— Что почему? — удивилась девушка.

— Я давно заметил, что Джаред недолюбливает солнечный свет…

— А, ты про это?! — махнула рукой Ри. — Он очень любит поспать. Вообще предпочитает вести ночной образ жизни. В принципе, я его в этом поддерживаю, но сейчас… Сейчас нам нужно из этого района убираться и побыстрее.

Мы шли по улице, стараясь держаться ее центра. Нервозность Ри невольно передалась и мне. Казалось, что из окон за нами следят. В каждом проулке, в каждом дворе чудилось какое-то движение…

Вдруг Ри тронула меня за рукав, призывая остановиться.

— Чую, просто так нас отсюда не отпустят, — негромко сказала девушка.

— Засада? Я ничего не вижу…

— Никакой магии. Держись ближе ко мне, — скороговоркой пробормотала Ри. — Если я вдруг побегу, не отставай. И постарайся обойтись без трупов, они нам больше не нужны.

— Но никого же нет…

Тени в подворотнях зашевелись и на улицу вышли три человека. Вид представители проклятого племени имели неопрятный и весьма бандитский. Вооружены людишки были разномастно. Один поигрывал дубинкой, у второго я заметил на поясе саблю, последний сжимал в руках пару коротких трезубцев-сай.

— Обернись, — коротко сказала Ри.

В двух десятках шагах позади нас с девушкой стояло еще три вооруженных человека.

Аррито хэт, их слишком много! Если бы я мог колдовать, то проблем бы не возникло, а так… Ри же еще без трупов обойтись хочет!

— Ты, высокий, можешь идти, — снисходительно обратился один из людишек ко мне. — Но девку, кошель и оружие оставь. И карманы выверни, вдруг там еще камушек-другой завалялся.

— Райн, не глупи. Верь в меня, — еле слышно пробормотала Ри, а затем громко сказала:

— Может, лучше вы уйдете с дороги?

— О, ребята, нам сегодня повезло! Не часто такие бойкие птички попадаются! А сейчас эта птичка еще будет убеждать, что сабельки на поясе не для красоты носит, — человек расхохотался. Подельники дружно заржали в ответ.

— Нам не нужны неприятности. Вам, надеюсь, тоже, — девушка была абсолютно спокойна, казалось, ее ничуть не беспокоило, что нас окружила стая подонков.

— Почему же? — наигранно удивился главарь. — Но, раз не хотите по-хорошему, уговаривать не буду. Ребята поиграйте с голубками. Девицу только сильно не помните, она нам еще пригодится.

Людишки, весело гогоча, начали наступать на нас.

Ри прыгнула вперед. Одному заехала кулаком в нос, другого ударила коленом между ног.

Я сорвал плащ и отбросил в сторону.

Увернулся от дубинки и врезал нападавшему в живот. Ушел от удара следующего бандита, впечатал кулак ему в ребра. И тут же схлопотал дубиной по бедру. Покачнулся. Только это спасло меня от удара саблей.

…Мелькнула мысль, что меня лийцы жалеть не будут, а, наоборот, с радостью прикончат. Что без оружия я из этой свалки живьем не выберусь…

Выхватил латару и отпрыгнул в сторону, выиграв пару секунд. Попытался взглядом найти Ри и не смог. Кругом лишь грязные, вонючие людишки.

Неужели?!..

Ударил латарой, метя человеку в шею, но лиец ловко поймал клинок между зубьев сая. Резко пырнул меня вторым трезубцем в живот. Я увернулся. Почти. Лишь боковой, короткий зубец оцарапал бок.

И в этот миг другой бандит пнул меня по голени. Я глухо застонал, попытался, контрактовать, но человек резкой подсечкой опрокинул меня на мостовую. Выбил ногой из руки латару…

Кое-как я поднялся на ноги. И тут же получил удар под дых.

— Ри, — задыхаясь, прохрипел я, падая на колени.

Затылок пронзила жуткая боль. Мир закружился в безумной круговерти, и я упал в темную, бездонную пропасть.

Последней мыслью было, что я опять не справился, не спас Ри…

* * *

Я слышал голос. Кто-то звал меня. Я не помнил, кому принадлежал этот голос, но откуда-то знал, что это существо очень дорого мне.

Уцепился сознанием за этот голос, пошел на него и… открыл глаза.

Надо мной склонилась прекрасная девушка. Лицо взволновано. Волосы растрепались. На скуле незнакомки темнела небольшая ссадина.

— Привет, — прошептал я.

— Ты меня узнаешь? — негромко спросила красавица.

И я понял, что знаю эту девушку.

— Да. Ты Ри.

Голова раскалывалась. Все тело болело. Меня подташнивало. Я замерз и промок.

Накрапывал мелкий дождик. Было темно и холодно. Воняло отхожим местом и тухлятиной. Я лежал на мостовой, какой-то острый камень впивался в бок, лишь моя голова покоилась на коленях Ри.

Но при этом я был счастлив и улыбался как идиот.

— Слава богам! — с видимым облегчением вздохнула девушка.

— А кто ты такой помнишь? Свое имя, откуда родом? Что недавно произошло? — продолжила допрос Ри.

— Эээ… я т'раэн Эрайн… Пожалуй, помню все, только последние события как бы в тумане… Как я оказался здесь?

— Что последнее ты помнишь? — спросила девушка.

— Мы шли от ювелира. На нас напала банда людишек. Потом меня ударили по голове, — медленно произнес я.

— Ага! Все хорошо, — негромко воскликнула Ри.

— И что здесь хорошего?! — разозлился я.

— Тише ты, — девушка быстро закрыла мне рот рукой. — Еще не хватало, чтобы нас услышали, чтобы нас нашли. Стража, как всегда, прибывает, когда все уже кончено… А хорошо то, что ты пришел в себя, что ты все помнишь. Честно говоря, я боялась худшего.

Вдруг раздался грохот. Будто кто-то недалеко отсюда споткнулся о ведро или какую-то кастрюлю.

Я вздрогнул и попытался приподняться. Голова закружилась, и я чуть опять не потерял сознание.

— Тише, — повторила Ри и легко надавила мне на плечи. — Не бойся, это всего лишь кошки. Рядом никого нет, я чую.

— Ты сама как? Не ранена?

— Нет. Так пара синяков и ссадин, ничего серьезного.

— А со мной что?

— Тебе перепало по голове. Ну и еще некоторое количество синяков да ссадин имеются.

— Да уж… и что там с моей головой?

— Был бы ты человеком, стоило бы беспокоиться. А так… Вы, лоэл'ли, гораздо живучее и выносливее людей, большинство наших болезней вас не берут. Да что там! У вас, банально, кости крепче. Так что попьешь травки, отлежишься несколько дней — все с тобой должно быть в порядке.

— Успокоила, — нервно улыбнулся я. — А что с бандитами? Как ты с ними справилась? Ты что-то говорила про стражу? Что вообще мы тут делаем?

— Все потом. Ты сам как? Идти сможешь?

— Да. Пожалуй, что да.

— Это хорошо. Не стоит нам здесь долго оставаться. Похоже, стража начала обыскивать территорию.

Ри легко поднялась на ноги. Потом медленно, осторожно помогла встать мне.

Голова кружилась. Перед глазами все плыло. Я чувствовал невероятную слабость. Хотелось лечь обратно на мостовую и не вставать еще, как минимум, несколько часов. К тому же болела правая нога, похоже, сильно меня тот бандит приложил по голени.

— Ну, как?

— Так себе, — поморщился я. — Но идти, с твоей помощью, смогу.

— Ты не представляешь, насколько я рада, — усмехнулась Ри. — Боялась, что придется опять тащить тебя на себе. Только вот слишком странно мы бы смотрелись. Девушка, которая тащит мужика на голову выше ее, не может не привлечь внимания.

Ри что-то надела мне на голову. При этом она задела шишку на голове. Только Творец знает, чего мне стоило не застонать.

— Что это? — прохрипел я.

— Шляпа. Вид у тебя еще тот, краше в гроб кладут. Плащ твой порвали в клочья. Извини, если сделала больно.

— А где мой плащ? — испугался я. — Помнишь, Арелина говорила, что маги хэйгэ раньше славились тем, что могли по вещи выследить ее хозяина…

— Да забрала я плащ, — отмахнулась Ри. — Точнее, то, что от него осталась. Ты меня за дуру не держи.

— Тогда ладно. А шляпа откуда?

— Позаимствовала у одного из нападавших, посчитала, что они нам ее задолжали, — усмехнулась Ри и после небольшой паузы спросила: — Ведь по хозяину вещь выследить нельзя, да?

— Вряд ли. Хотя, если это какая-то родовая вещь или если кто-то постоянно носил вещь при себе несколько лет.

— Все в порядке, — вздохнула девушка, — шляпа совсем новая.

Себе на голову Ри тоже нахлобучила шляпу. И, предвкушая мои вопросы, сразу сказала:

— Темноволосую девушку в мужской одежде могут искать. Как и высокого парня в плаще. А так, может, сойдем за двух подвыпивших дружков, возвращающихся домой с гулянки… Ладно, пойдем потихоньку. Так, обопрись на меня. Не бойся, не раздавишь. Сам знаешь, я девушка сильная.

Я положил руку на плечо Ри. Осторожно сделал шаг, другой. Невольно вспомнилось, что не так давно дикарка уже вела меня в похожем состоянии ночью по заснеженному вольному городу.

— Ри, так что все-таки…

— Тсс! Потом, все потом. Вот до гостиницы доберемся, и я тебе все расскажу.

Ни слабость, ни головокружение, ни тошнота никуда не делись. Идти с каждым шагом становилось все тяжелее. Вскоре я заметил, что уже практически вишу на Ри и как-то, еле-еле, перебираю ногами. Мне было стыдно, меньше всего я хотел в глазах девушки выглядеть слабаком, но ничего поделать я не мог.

Мы шли по каким-то темным, плохо освещенным улицам. Ри специально выбирала маршрут так, чтобы держаться вдалеке от злачных мест, от рынка, где торговля не утихала даже ночью.

В какой-то момент я перестал понимать, где нахожусь, куда иду и с кем. Кажется, я все-таки потерял сознание, и Ри опять пришлось меня тащить на себе. Очнулся я уже в гостиничном номере.

Было темно, горела лишь пара свечей. Я лежал под одеялом на кровати в большой комнате. Мало того, меня раздели и, похоже, обмыли. Голову и царапину на боку перевязали. К слову, голова уже почти не болела, да и подташнивать меня перестало, а вот слабость никуда не делась. Во рту поселился странный привкус, кажется, меня отпаивали каким-то травяным настоем.

А еще в номере больше никого не было. Ни Джареда, ни Алена, ни Ри…

Я попытался на локтях приподняться на кровати и не смог. Проклятье! Пожалуй, даже после того, как воспользовался Амулетом Иракэны, я не чувствовал себя таким слабым, беспомощным и бесполезным.

Хотя… с магическими силами, в отличие от физических, у меня все в порядке. Я мог бы сам подлатать себя. И пусть в целительстве никогда не был особо силен, на то, чтобы немного увеличить скорость регенерации, меня хватит. Да и влить в организм чуть-чуть жизненных сил я могу. К тому же, не факт, что тела в районе складов уже нашли, что местные служители правопорядка меня ищут. А даже если и так! Какова вероятность, что среди амфибий или людишек найдется достаточно талантливый и умелый маг, чтобы отследить энергетический след?..

Соблазн был невероятно велик. Но все-таки я сдержался. Меньше всего я хотел, чтобы Ри снова посмотрела на меня так, как в районе складов. Как бы себя не убеждал в обратном, я понимал, что тогда совершил ошибку, что поставил под вопрос успех всей операции.

Так что никакой магии.

Скрипнула дверь и в номер тихонько вошла Ри.

— О, ты пришел в себя!

В ответ я слабо улыбнулся.

Девушка присела на кровать у меня в ногах.

— Как себя чувствуешь? Как голова? Не тошнит? Ты все еще помнишь, кто ты и как тебя зовут? — забросала меня вопросами Ри.

— Все помню и мне явно лучше, чем… Сколько я проспал?

— Пару часов. На раны и синяки я наложила мазь, которая, ускоряет заживление. Из трав сделала настой, он должен уменьшить боль и опять-таки ускорить выздоровление.

— Каких трав?

Девушка принялась объяснять, что и как она смешала, в каких пропорциях и каком порядке. Какие травы какими целебными свойствами обладают, как эти свойства можно усилить… А затем дала выпить еще один травяной настой.

В который раз поймал себя на мысли, что Ри для девушки, которая выросла и всю жизнь провела в человеческом городишке, слишком хорошо разбирается в целебных и ядовитых растениях. Более того, разбирается во всем этом на порядок лучше меня. В свое оправдание могу сказать лишь то, что сам я про травки знал постольку-поскольку: ни мне, ни моим учителям и в голову не могло прийти, что младшему принцу могут пригодиться знания, какая травка помогает от запора, а какая от кашля…

Удивительно, но я, несмотря на то, что знал родословную своей спутницы и много времени провел с ней вместе, о самой девушке мог рассказать не так уж много, она все еще была для меня загадкой… Но все же одно я сейчас мог сказать совершенно точно — Ри слишком разговорчива. Похоже, она из-за чего-то нервничает.

— Ри, все в порядке? — я перебил бывшую рабыню.

— Эээ… да, — девушка озадаченно посмотрела на меня. — То есть перепало тебе, конечно, сильно, но я не сомневаюсь, что ты выкарабкаешься. Вы, эльфы, твари живучие.

Оскорбление я проглотил. Сейчас не время спорить и выяснять отношения. Тем более я понимал, что Ри так сказала не со зла, а, скорее, по привычке. Она вообще довольно-таки несдержанная на язык особа. С тем же Джаредом, к примеру, я тоже не видел, чтобы она особо любезничала…

И тут я понял, из-за чего переживала девушка.

— Сколько сейчас времени? — спросил я.

— Около трех часов ночи.

— А где тогда Джаред и Ален? Они ведь еще не вернулись? Так?

Ри покачала головой.

— Может, они пришли раньше, увидели, что нас нет, и отправились на поиски?

Девушка снова покачала головой.

— Нет. Джад знает, что я так или иначе выкручусь из любой ситуации. Но даже если бы он пошел нас искать, то в номере оставил бы записку или, что более вероятно, Алена. К тому же, я спрашивала слуг, никто Алена и Джада весь вечер не видел.

Ясно, значит, я не ошибся. Не то чтобы я сильно жалел, если бы дружок Ри пропал, век бы этого выродка не видел, но от Джареда зависело слишком многое.

— Что будем делать?

— Ты — лежать, выздоравливать. А я… если никто из наших друзей не появится до полудня, пойду их искать.

Хотелось возмутиться, оспорить желание Ри, но я понимал, что девушка права. Не уверен, что сейчас даже на ноги способен подняться без посторонней помощи, так что толку от меня никакого. Единственное, чем я могу помочь Ри — это не путаться под ногами. А потому я просто спросил:

— Как?

— Орол'шай в этом городе редкие гости, так что положусь на свое чутье.

Действительно, что-то я сегодня плохо соображаю.

Ри встала с кровати, прошлась по комнате. Подошла к окну и распахнула створки, пустила в комнату стылый ночной воздух. Замерла у открытого окна. То ли она пыталась высмотреть наших спутников на темных улицах, то ли опять решила прибегнуть к помощи своего странного дара.

— Ты мне так и не рассказала, как справилась с бандитами? — спросил я, пытаясь отвлечь девушку от тягостных мыслей. Да и, что кривить душой, мне самому этот вопрос не давал покоя.

— Да что там рассказывать-то, — девушка закрыла окно, повернулась ко мне. — Меня бандиты за серьезного противника не посчитали, большую часть сил кинули на тебя… а потом стало уже поздно. Ты тоже неплохо справлялся. Поначалу.

— Вот именно что, — проворчал я. — Если бы не ты, так на мостовой лежать бы и остался.

— Зато ты не воспользовался магией.

Может, сказать Ри, что о магии я даже не вспомнил? Что если бы меня не настигло временное помрачение рассудка, то какое-нибудь магическое плетение обязательно бы применил? Я слишком хотел жить и не верил, что Ри может в одиночку совладать с целой бандой. Да что там! В тот момент я думал, что девушку либо ранили, либо убили…

— Так как же все-таки ты с ними справилась?

— Знаешь, сколько в моей жизни было таких вот грязных драк? — скривила губы в грустной усмешке Ри. — Много. Слишком много. Тактика боя в такой свалке заключается в том, чтобы быстро двигаться, не дать ни в коем случае зажать себя в угол или окружить. Драться жестко и подло, так, чтобы противника одним, максимум двумя ударами на долгое время вывести из строя. Собственно говоря, дело до драки вообще не стоит доводить. Если есть возможность, лучше сбежать, чем вступить в открытый бой. Но тут… город мы не знали, да и ты за мной вряд ли угнался бы. К тому же те бандиты вовсе не выглядели серьезными противниками.

— Похоже, тебе пора начинать давать уроки. Я бы точно не отказался от парочки.

— Ну, думаю, это можно будет устроить. Но не раньше, чем ты выздоровеешь.

— Договорились. Думаю, ты многому сможешь меня научить.

— Да ладно тебе, — махнула рукой Ри и тут же серьезно сказала: — На самом деле, я вовсе не так хороша, как ты думаешь. Когда ты упал, я подумала, что тебя убили… В итоге на мне теперь пять трупов, а главарь банды ушел. По хорошему его стоило бы догнать, но к месту побоища спешила стража, я и так вместе с тобой еле успела улизнуть… От главаря вряд ли стоит ждать каких-то неприятностей, к страже он не пойдет. Но нас видели жители домов, тот скряга-ювелир, так что наше описание у местных служителей правопорядка есть.

— Но все ведь обошлось, — попытался успокоить девушку я. — Имен мы никаких не называли, где остановились, тоже никто не знает. Это большой город, здесь много людей, в том числе и приезжих.

— Все так. Только мое желание решить дело миром, побить эту шваль да разогнать, чуть не погубило тебя. Я не учла, что у тебя отсутствует опыт рукопашных схваток. Если бы ты сразу вытащил бы клинок, все обернулась бы иначе.

— Почему же, — возразил я, — меня учили драться…

— Но не так. Одно дело поединок в зале с учителем или каким-то учеником, а совсем другое — драка на улице. Ты принц, тебе грязные приемы изучать не к чему. Вокруг тебя всегда должно быть достаточно охранников. К тому же ты сильный маг. Признай, ты никогда серьезно не относился к урокам боевых искусств, а свой клинок, эту свою латару, носил больше для красоты, потому что так положено?

И Ри опять была права.

— С помощью магии все задачи решаются проще, изящнее и эффективнее. Я мог бы всего парой плетений раскидать тех людишек.

— Выходит, что война с арритами вас так ничему и не научила. Вы все так же, целиком и полностью, полагаетесь на магию, она ваш единственный козырь. А пришельцы с легкостью могут магии вас лишить.

— У нас есть дэйш'ли!

— Ага, воины-рабы. Они хорошо обучены и вооружены, безукоризненно выполняют приказы, но у них плохо развито чувство самосохранения, да и с инициативностью, сообразительностью дела обстоят туговато. К тому же, думается мне, армия арритов и ургов по численности будет превосходить вашу. А у арритов еще эти страшные машины есть.

— Ри, ты что, злорадствуешь?

— Немного. Разве что самую малость. Просто я с раннего детства мечтала, чтобы нашлись те, кто смог бы отомстить эльфам за всех людей… — девушка явно хотела что-то еще сказать, но вместо этого тяжело вздохнула и произнесла: — Ладно, зря я этот разговор завела. Ни к чему хорошему он не приведет.

— Это точно… Знаешь, а я в детстве мечтал о приключениях, о путешествиях, но оказался совершенно ко всему этому не готов.

— У людей есть древняя пословица: «Бойся своих желаний, ибо они исполняются», — улыбнулась Ри.

— Знаешь, я ничуть не жалею, что мое желание исполнилось.

Девушка ничего не ответила. А я просто не знал, что еще можно сказать. К тому же опять начала болеть голова, меня стало клонить в сон. Видимо, Ри что-то заметила по моему лицу. Она плеснула в кружку травяного настоя из кувшина, подошла ко мне.

— Выпей еще немного, а потом тебе надо отдохнуть. Ночка была тяжелая, уже рассвет скоро… Не стоило мне тебя разговорами утомлять.

Я сделал несколько глотков из кружки, затем спросил:

— Ты так и не узнала, кто на нас грабителей навел?

— Нет, — покачала головой девушка, — мне как-то не до разговоров было. Но я практически уверена, что это дело рук ювелира.

— А, ясно… — протянул я.

Ри вдруг замерла. Несколько секунд она во что-то напряженно вслушивалась, а потом расслабилась и довольно улыбнулась.

— О! Вот и наши заблудшие овечки.

— Где?

— Скоро будут.

— Ты уверена?

— Верь мне! — рассмеялась девушка. — Эту парочку я ни с кем не спутаю.

В коридоре раздались шаги двух существ, затем в дверь номера постучались. Ри побежала открывать.

Дикарка не ошиблась, это действительно оказались Джаред и Ален. Притом, к моему разочарованию, не похоже, что они побывали в серьезной передряге. Я бы многое отдал, если бы кто-нибудь разукрасил синяками физиономию Джареда, тогда рядом с ним я бы не выглядел таким неумехой и неудачником.

Мужчина быстро осмотрел комнату. На секунду его взгляд задержался на мне, даже почудилось, что губы человека дернулись в снисходительной усмешке. Затем Джаред шагнул к Ри. Одну руку положил на талию, второй дотронулся до скулы девушки, которую украшала небольшая ссадина. Нежно провел пальцами по лицу, чуть приподнял подбородок и требовательно спросил:

— Что произошло?

Девушка вывернулась из объятий. Отошла на пару шагов назад.

Похоже, Ри были вовсе не по нраву собственнические замашки ее любовника. Да уж, кому, как не мне, знать, насколько она ценит свою свободу.

— Все дело в шляпе.

— Шляпе? — переспросил Джаред.

— Ну да, — просто ответила Ри, — это длинная и довольно-таки забавная история, я тебе потом расскажу.

Ага, и вы вместе над одним эльфом посмеетесь.

— Ладно. Но все же, что с этим? — кивок в мою сторону.

— Райна огрели по голове.

— Вот как? Невелика беда, — пожал плечами человек. — Этот ушастый и без того был на голову стукнутый. Жить-то будет?

— Конечно.

Говорили между собой эти двое так, будто кроме них никого в комнате не было. И ладно бы они не обращали внимания только на Алена, ему действительно не было ни до чего дела. Орол'шай вообще не особо эмоциональные создания, а этот же конкретный представитель расы гермафродитов так и вовсе совершенно безразличен к своей жизни и происходящим вокруг событиям. Но, другое дело, я. Мне хотелось провалиться сквозь землю или, раз уж по ряду причин это невозможно, встать и уйти, громко хлопнув дверью. А сил у меня не было даже на то, чтобы просто повернуться на другой бок. Спать хотелось безумно, мысли путались…

— Он хоть магию не использовал?

— Слава богам, нет.

— Действительно, слава богам, — усмехнулся мужчина. — Есть еще что-то, о чем мне необходимо срочно узнать?

— На мне теперь висит пять трупов, и наше с Райном описание есть у стражи. Но ни имен, ни того, где мы остановились, никто не знает.

Джаред бросил на меня недовольный взгляд и спросил:

— А ты только синяками и отличился?

— Да, — тихо сказал я.

— Это не его вина, — неожиданно пришла мне на помощь Ри. — Джад, правда, давай я тебе потом все расскажу. Меня больше интересует, где вы столько времени пропадали. Уже почти рассвело!

— Ходили на разведку, как и собирались. А еще обновок прикупили. Ален, ты так и будешь стоять у двери? Иди, распакуй свой тюк, а потом можешь отдыхать…

— И что разведка? — спросила Ри.

— Все еще хуже, чем мы думали.

Тут я, наконец, заснул.

7 глава Рийна Ноорваль

22 день Карэль-лин — 1 день Фарен-лин 223 года от О.В.


— Все еще хуже, чем мы думали, — сказал Джаред.

— Не томи, рассказывай!

— Выпить и перекусить есть что?

— Нет.

— Ален, дуй на кухню. Раздобудь чего-нибудь перекусить и бутылку хорошего красного вина.

Орол'шай тут же бросил развязывать свертки и отправился исполнять приказание полувампира.

— А хорошо ты его выдрессировал, — заметила я.

Джад пожал плечами и уселся на скамью. Снял широкополую шляпу, положил ее на стол.

Забавно, теперь у всех в нашей компании есть шляпы. Кроме Алена, конечно, но он, как бы, и не совсем с нами… Хотя всё же от головных уборов, что я прихватила с места преступления, лучше избавиться. А то мало ли что…

Помимо шляпы полувампир прикупил себе кожаную куртку, так что теперь он весьма походил на местного жителя.

— Последний Кристалл, как мы знаем, у хэйгэ, — начал говорить Джаред. — Если точнее, то у самого короля, так как вставлен в королевский венец. По понятным причинам правитель Лии с этой своей безделушкой никогда не расстается.

— Джа-а-ад! — взмолилась я. — Это все я и без тебя знаю.

— Это да. Другое нет. Может, ты не будешь меня перебивать, и я расскажу все по порядку?

— Конечно, — вздохнула я.

Не знаю, что на полувампира нашло, раньше он не был таким разговорчивым. У него сегодня удивительно хорошее настроение. Знать бы еще из-за чего…

— Правитель крайне редко покидает территорию Королевского острова. Говорят, он уже несколько лет в город не выбирался… Мы с Аленом дошли до центра Элинии, посмотрели на этот остров. Знаешь, он правда очень большой. Каналы, которые окружают это королевское прибежище, в три десятка метров шириной и какое-либо движение по ним запрещено. То есть никаких лодок, никаких пловцов. При этом сами воды буквально кишат от стражников хэйгэ.

— А мост есть?

— Есть. Но, во-первых, он всего один и хорошо охраняется. А во-вторых, этот мост разводной.

— То есть?

Джаред сначала попытался объяснить, а потом махнул рукой:

— Сама увидишь.

— Хорошо, я все равно примерно поняла.

Вернулся Ален с подносом, полным всевозможных закусок, и бутылкой вина. Начал выгружать добычу на стол.

— Может, переберемся в другую комнату? — я указала на спящего Эрайна. — Ему и так сегодня нелегко пришлось.

— От этого твоего эльфа…

— Джад, не начинай опять, ладно? В этот раз он действительно ни в чем не виноват.

— Что ж, пойдем в другую комнату. Ален, ты с нами?

— Я не голоден и хочу спать, — ответил орол'шай.

— Хорошо, тогда располагайся на кровати рядом с нашим длинноухим другом, — сказал полувампир. — Возражения будут? Нет? Ну и отлично.

Все съестные припасы мы перетащили в маленькую комнату. Сгрузили на табурет, который стоял между кроватями.

— Мы предполагали, что встретим определенные трудности, — сказала я, когда Джад разлил по кружкам вино. — Попасть на остров можно и другим путем, у нас же есть телепорт.

— А выбраться? Сама знаешь, Кристаллом можно пользоваться лишь раз в пять часов.

— Вокруг дворца разбит огромный парк. Можно затаиться там, а на дело пойти, когда энергия в Кристалле восполнится.

— А если нас найдут раньше времени? Парк патрулируется, да и какие-то магические сигналки там должны стоять.

— Знаю я. Дурацкий план! — я вздохнула и сделала большой глоток вина из кружки. — Точнее, у нас вообще никакого плана нет…

— Вообще-то у меня есть.

Бывший контрабандист достал из кармана куртки сложенный в несколько раз лист бумаги. Протянул мне.

— Что это?

— Они называют это «газета». Если точнее, то ты держишь в руках «Элинийский вестник».

Я развернула лист. Кусок бумаги был исписан мелкими буковками с двух сторон. Точнее буковки были только с одной стороны, а с другой были какие-то странные волнистые линии и закорючки.

— Что это? — еще раз повторила вопрос я.

— Новостная листовка, выходит раз в сутки рано утром. Она на двух языках. На том, который мы привыкли называть имперским, здесь же его просто зовут человеческим, и на хэйганском.

— Хм, интересно, но я все равно не понимаю, к чему все это.

— Во-первых, там внизу страницы есть любопытная новость об одном происшествии в районе складов. Как видишь, тела нашли, но про воронку и мага ни слова. У стражи ни свидетелей, ни каких-либо зацепок нет.

— Ага… вижу. Думаешь, они не поняли, что там поработал маг?

— Я бы на это не надеялся. Возможно, наоборот, они так хотят усыпить нашу бдительность.

— Может, ты и прав… — кивнула я. — А во-вторых?

— Вверху листка главные новости. Там написано, что в столицу в преддверии Раугана начали съезжаться гости. Рауган — это праздник, связанный с каким-то местным божеством. По устоявшейся традиции это один из нескольких дней в году, когда для посетителей открывают Королевский остров. Более того в парке накрывают столы для всех желающих.

— Так… — я заглянула в листовку, — праздник через девять дней, то есть совсем скоро, и Эрайн к тому времени должен выздороветь… Похоже, проблему как попасть на остров мы решили.

— Именно. Осталось придумать, как подобраться к королю.

Я откинулась на кровати и криво усмехнулась:

— Если бы он был человеком, я бы могла использовать на нем свои женские чары.

— Или если бы он был лоэл'ли, — заметил Джад.

— При чем тут?..

— Ри, нужно быть слепцом, чтобы не заметить: мальчишка в тебя влюблен. Не удивлюсь, если узнаю, что он и по голове получил только для того, чтобы оказаться с тобой в одной постели, — усмехнулся полувампир.

— Тут его ждет разочарование, — улыбнулась я в ответ. — Делить ему ложе придется с Аленом.

— А нам спать здесь… Хотя, знаешь, меня в корне не устраивают две раздельные детские кроватки.

— И что ты предлагаешь? Райну лучше некоторое время не вставать. Он, конечно, эльф выносливый, крепкий и все такое, но если ему не обеспечить должных условий, то выздоровление может затянуться.

— А если мы снимем другой номер, то наша парочка детишек опять останется без присмотра, — вздохнул Джад. Откинулся на кровати, посмотрел на меня, — Похоже, веселье отменяется.

Я потянулась к мужчине, обняла его, положила голову на грудь.

— Мы ведь никуда не торопимся.

— Ты права, — Джад нежно провел пальцами по моей руке, по груди… — С другой стороны, эти кровати не такие уж маленькие. К тому же, их можно сдвинуть.

— Можно, только здесь слишком тонкие стены и хлипкие двери, а у одного из наших спутников чересчур острый слух.

— Не хочешь, чтобы он слышал, — рука Джареда на моей груди замерла.

Я скинула руку полувамира, встала и повернулась к мужчине.

— Мы в одной команде. И если что-то может помешать нашей слаженной работе…

— Ри, о чем ты? От этого мальчишки никакого толку.

— Я верю, что Арелина не случайно отправила его с нами. Я не хочу все испортить только потому, что тебе вдруг захотелось покувыркаться в постели.

— Значит, так? — Джаред поднялся на ноги.

— Да, — прошептала я.

Мужчина развернулся и вышел из комнаты, хлопнув дверью так, что та чуть не слетела с петель. Через пару секунд я услышала, как хлопнула дверь номера.

Я опустилась на кровать, обхватила голову руками. Действительно, о чем я?

Что нам стояло на пару часов снять другой номер? С каких пор меня волнует, что обо мне подумает эльфийский недоросль? И о какой к Хайдашу благожелательной атмосфере в команде можно говорить, когда я только что разругалась с Джаредом?!

И вообще, если уж на то пошло, какие отношения у меня с этим мужчиной? Мы были вместе на корабле, затем в Лайэне, а потом «о нас» даже ни разу нормально не поговорили. Собственно, никаких «нас» на самом деле и нет.

* * *

Прошло несколько дней.

Тот ночной разговор мы с Джадом больше ни разу не вспоминали, не обсуждали. Оба вели себя так, будто ничего не произошло.

Что ж, раньше мы были приятелями, которые спали вместе, теперь мы просто приятели, у которых есть общая цель. Я понимала, что необходимо выяснить отношения с Джадом. Да и, если уж на то пошло, полувампир мне нравился, меня тянуло к нему, нам было невероятно хорошо в постели. А еще он, как никто, знал и понимал меня, ведь наши судьбы во многом схожи… Но меня бесили собственнические замашки бывшего контрабандиста, его вечное желание все держать под контролем, командовать. К тому же, не так уж много воды утекло с тех пор, как полувампир планировал меня убить. Так что я решила отложить выяснение отношений. Вот разберемся с Кристаллами, а там… там видно будет. Все эти сердечные страдания-метания только от работы отвлекают.

Хотя, если Джад первым решит со мной поговорить… Но только я сильно сомневаюсь, что он на это пойдет.

Эрайн успел почти полностью выздороветь, но за порог гостиницы пока еще ни разу не выходил. Я знала, что эльфу до печенок надоело сидеть в четырех стенах, но у меня не было ни времени, ни настроения на то, чтобы потакать капризам парня. Справедливости ради стоит сказать, что младший принц держался стойко: не ныл, не жаловался, не закатывал скандалов, лишь иногда он делал скорбное выражение лица и с тоской смотрел в окно.

Ален сначала работал сиделкой у постели принца, затем переквалифицировался в слугу. Я даже как-то поймала себя на мысли, что удивительно удобно, когда рядом есть такое тихое, незаметное существо, способное быстро и безропотно выполнить практически любую просьбу. Но потом поняла, что своей покорностью и безразличием к жизни Ален до боли напоминал дэйш'ли. Нет, я не имела ничего против слуг, но все-таки они живые, разумные существа, у них должно быть собственное мнение, какие-то радости в жизни.

Основная же работа Алена заключалась в другом. Орол'шай провел много лет в рабстве у хэйгэ и за это время успел до последнего закутка изучить Королевский остров. Так что теперь Ален старательно чертил план парка и самого дворца.

Мы с Джадом почти все время пропадал в городе, разведывали, вынюхивали. Иногда мы работали вместе, но чаще поодиночке. Все-таки некая напряженность между нами осталось, да и методы работы у нас разные.

Я теперь неизменно одевалась в платья, делала макияж, а волосы укладывала в строгую прическу. Из оружия носила лишь небольшой кинжал на поясе. И всячески строила из себя молодую супругу зажиточного торговца из провинции, которая в первый раз приехала в столицу на праздник. Мне удалось завести нескольких подружек, которые с радостью делились с «наивной деточкой» последними новостями, слухами и сплетнями, а также, конечно, рассказывали о самом Раугане.

Оказалось, что на остров в праздник попасть не так легко, как казалось на первый взгляд. Слишком много желающих и среди горожан, и среди приезжих. Более того, все гости проходили строгий контроль. Они должны были быть прилично одеты и не иметь при себе никакого оружия.

— Неужели стражники будут обыскивать меня, как… как преступницу?! — возмутилась я.

— Нет, конечно, — поспешила меня успокоить сухопарая супруга торговца тканями. — Зачем кого-то обыскивать, если есть магия? Ты просто пройдешь под специальной аркой. Если у тебя есть при себе оружие, то арка засияет.

— А, тогда ладно, — я с облегчением вздохнула. — Знать бы еще, что эта арка может принять за оружие? Не хочу из-за какой-нибудь мелочи… Вот, хотя бы из-за шпильки, — вытащила из волос острую, украшенную полудрагоценными камнями шпильку, — в тюрьму попасть.

— О! На такой пустяк никто не обратит внимания, — воскликнула пышнотелая жена лавочника. — Но кинжал я бы тебе с собой брать не советовала.

Выходило, что никакое оружие на остров пронести не получится. Нет, оставались, конечно, шпильки, у них была неплохая балансировка, и они вполне годились как метательные ножи…

Все наше оружие, как и вещи придется бросить на Лии, так как сразу из дворца мы намеревались телепортироваться на Огненные острова. Мне своих с'каашей было откровенно жаль. Джаред и Эрайн тоже вовсе не обрадовались перспективе потерять любимое оружие. Но, как говорится, выхода нет, и всегда чем-то приходится жертвовать.

В «Элинийском вестнике» о драке в квартале ювелиров не написали ни строчки. То ли это дело власти не посчитали достаточно серьезным, потому как в нем не было задействовано ни одного хэйгэ. То ли стража опознала в погибших людях разыскиваемых бандитов. Не знаю… Как бы то ни было, к кварталу ювелиров я больше близко не подходила. Да и внешность, манеры поведения и речи я изменила. Так что если бы столкнулась на улице с тем ювелиром хэйгэ, он бы вряд ли узнал в молодой, хорошо одетой девушке свою ночную гостью. Тем более что все люди для хэйгэ на одно лицо.

А вот скандал вокруг происшествия в районе складов все никак не утихал. Каждый день в газете выходили заметки об этом печальном событии. Последние пару дней и вовсе писали, что у стражи появились какие-то зацепки и со дня на день она должна арестовать группу жестоких убийц.

Такая шумиха нервировала, отвлекала от работы. Хотя при этом и я, и Джад были уверены, что у властей на нас ничего нет, да и никакой слежки за собой мы ни разу не чувствовали.

* * *

Очередь на остров, как и советовали мне подруги, мы заняли почти за сутки до праздника. И оказались далеко не первыми, хорошо, если во вторую сотню вошли. Но товарки меня утешили, сказали, что на Королевский остров пускают несколько сотен гостей.

Всю ночь и утро дежурил Джаред, потом его на посту сменила я. Затем в течение дня бывший контрабандист меня пару раз ненадолго подменял, чтобы я могла перекусить и чуть-чуть отдохнуть.

Жаль, что Джад не может без видимых последствий долгое время находиться под солнечным светом. За день я порядком умаялась. Нелегко часами внимать пустой болтовне подружек, притворяться наивной провинциалкой. К тому же, приятельницы замучили вопросами, когда снова появится мой дорогой муженек — полувампиру удалось очаровать этих женщин, неудивительно, что теперь его компания им казалось гораздо привлекательней, нежели моя.

Ни Эрайна, ни Алена отправить дежурить было нельзя. Они могли проговориться, как-то выдать свою нечеловеческую природу. И потом орол'шай все еще был для меня темной лошадкой. Если подумать, то, смешно, младший эльфийский принц вызывал у меня гораздо больше доверия, чем несчастный, безобидный гермафродит…

Большую часть дня я развлекалась тем, что рассматривала местных жителей. Особенно меня забавляли хэйганки. Вот уж, видят боги, презабавнейшие создания! Телосложение у женщин расы хэйгэ абсолютно такое же, как у мужчин, единственное отличие, по которому можно понять, что перед тобой существо женского пола — чуть отливающие перламутром чешуйки. Плавали хэйганки по каналам Элинии, как и мужчины, практически голыми, лишь в одной набедренной повязке. Но зато у каждой рыбки на спине была прикреплена скатка яркой, непромокаемой ткани. И стоило только амфибии оказаться на суше, как она тут же обматывала вокруг тела в несколько слоев это полотно. Вольно или невольно хэйганки всячески старались походить на человеческих женщин.

Как только начало темнеть, меня вновь сменил Джаред, а я отправилась в гостиницу, чтобы отдохнуть и переодеться. В запасе у меня было несколько часов, празднество начиналось в полночь.

* * *

За пару часов до полуночи на улицах было уже не протолкнуться. На площади Элинии выкатили бочки с вином, установили столы с немудреными закусками. Так что у тех лийцев, которым сегодня не повезет попасть на Королевский остров, не было особых причин для расстройства. Я вообще заметила, что далеко не все люди и хэйгэ стремились отпраздновать Рауган в парке на острове.

Голова кружилась от обилия ярких нарядов местных жителей. Пожалуй, наша компания даже выделялась на фоне этого красочного безумия.

Джаред и Эрайн оделись практически идентично. Сапоги, брюки, рубашка, куртка — все новое, из хорошей дорогой ткани и все черного цвета. У обоих широкополые, тоже черные, кожаные шляпы. Единственное отличие заключалось в том, что по вороту рубашки Эрайна змеилась тонкая вышивка серебряной нитью.

Ален нарядился почти так же, как старшие товарищи. Разве что юный ташэ шляпой не мог похвастаться.

Я выбрала себе черную блузку с жемчужными пуговицами и широкую плиссированную юбку изумрудного цвета. С помощью доброго десятка шпилек закрутила волосы на голове с тугой узел. На плечи набросила черную шаль, похожую на мелкоячеистую рыболовную сеть.

Ночь обещала быть теплой, а, если учитывать наши планы, то по-настоящему жаркой. Вообще, не знаю, как в другое время года, но осенью погода в Элинии определенно радовала. Завтра уже наступит последний осенний месяц, но первый снег в столице Лии выпадет не скоро, да и листья на деревьях только недавно начали желтеть.

Все вещи и оружие мы оставили в гостинице. На всякий случай, проплатили номер еще на десять дней, вдруг что-то пойдет не так, вдруг придется возвращаться…

И вот мы стоим в очереди, которая медленно движется к мосту на Королевский остров. Вдоль толпы празднично одетых лийцев лениво прогуливаются стражники. Время от времени они выхватывают то одного, то другого горожанина и любезно предлагают изменить планы на сегодняшнюю ночь. Выбор стражей падает исключительно на неряшливо или просто бедно одетых людей, на тех, кто ведет себя неадекватно или же слишком пьян. Лишь однажды я видела, как стражники вывели из очереди хэйгэ, но то был совсем дряхлый старик и, судя по бегающему взгляду, безумный.

В начале моста установили металлическую арку. Когда через нее кто-то проходил, то конструкция озарялась мягким зеленоватым сиянием. Лишь пару раз проход вспыхивал ярко-алым, и тут же подбегали стражники, утаскивали испуганных, лепечущих оправдания лийцев прочь.

Кто знает, как работает эта хайдашева арка? На что она реагирует? Что считает опасным?.. Эрайн даже предположил, что дело вовсе не в оружии, а в том, что данная конструкция может как-то считывать намерения проходящих через нее существ.

Эх, лучше бы ушастый промолчал, я бы сейчас так не нервничала.

Джаред обнял меня за талию, нежно поцеловал в щеку.

— Дорогая, ты сегодня прекрасно выглядишь, — негромко сказал полувампир, а затем еле слышно добавил: — Ри, успокойся. Вдруг эта проклятая арка считывает эмоциональное состояние? Или, что более вероятно, твою нервозность могут заметить стражники… А еще поговори со своим дружком. Не хватало, чтобы мальчишка нас выдал.

Эльф действительно нервничал. Все время оглядывался, теребил пряжку ремня.

— Спасибо, любимый, — улыбнулась я.

Вывернулась из объятий бывшего контрабандиста. Прильнула к Эрайну.

— А тебе, братец, праздник нравится? Ты счастлив? — спросила я.

На долю секунды парень растерялся, а потом вдруг немного приподнял меня над землей и чмокнул в нос.

— Конечно, сестренка! Как может быть иначе? — эльф озорно улыбнулся.

Растерянно потерла кончик носа и тихо, на грани слышимости, сказала:

— Веди себя спокойнее. Старайся не привлекать внимания…

— Ах, какие вокруг тебя мужчины! — пропела мне на ухо одна из новых приятельниц. — Ты меня с братом не познакомишь?

Я вздрогнула и повернулась. Передо мной стояла красивая девушка лет восемнадцати. Светловолосая, в голубом платье с глубоким декольте. К слову, грудь у моей подруги была более чем выдающаяся.

— С радостью. Райн, эта очаровательная молодая девушка — Таиша, младшая сестра одного очень уважаемого торговца. Таиша, этот белобрысый и временами несносный человек мой двоюродный брат.

Вернулась к Джаду, взяла мужчину под руку. А принц пусть эту торговку теперь развлекает.

— Не боишься, что наш друг проговорится? — тихо спросил полувампир.

— Вот и проверим, насколько он сообразителен и осторожен. Если же Райн что-то не то скажет, мы всегда можем вмешаться, — усмехнулась я.

— Хм, может, и к лучшему, что ты Райну подружку нашла, — задумчиво сказал Джаред. — Три одетых в черное человека могли привлечь внимание, а так парень вроде бы и не с нами. Опять-таки у него есть занятие поважнее, чем нервничать из-за каких-то пустяков.

К моему удивлению, Эрайн не предпринял ни одной попытки отделаться от девушки. Неужели эта лийка ему так приглянулась? Таише парень явно тоже понравился, как минимум раз в несколько минут девушка кокетливо смеялась, при этом грудь лийки в глубоком декольте волнительно колыхалась.

Раньше я не замечала, чтобы принц умел с девушками общаться. Хотя я Райна и с девушками-то не видела. Не принимать же в расчет сестру или жену, или, тем более, многочисленных наложниц. Да что там! Даже со мной в последнее время Эрайн держался скованно, был каким-то замкнутым и косноязычным.

Я внимательно присушивалась к тому, что говорил эльф своей новой знакомой. Пока не было ни одной оговорки, фразы, которую можно истолковать не так. Парень вообще строил разговор таким образом, что говорила в основном Таиша, а сам Райн лишь время от времени вставлял какие-то шуточки да задавал вопросы.

Джаред тоже не скучал, в лице старшего брата Таиши он нашел достойного собеседника. Кажется, сейчас они уже договаривались о каком-то совместном деле… Каюсь, из разговора мужчин я мало что поняла, так как слушала вполуха. Да и не боялась я, что Джад проговорится, все-таки опыт в торговых делах у него немалый. Другое дело Эрайн и Таиша, за ними нужен глаз да глаз…

Я так увлеклась наблюдением за этой парочкой, что чуть не пропустила момент, когда настала наша очередь проходить под аркой.

Сначала под аркой величаво проплыла Таиша, следом за своей спутницей прошел Эрайн, а затем под арку нырнул Ален…

Выкинула все мысли из головы и смело ступила под арку. Шаг, другой, третий. Никто ничего не кричит, не бежит мне наперерез, не хочет остановить.

Я сделала это. Я прошла. И проклятая магическая конструкция красным не загорелась!

Эта выдумка лийских магов вообще ни на одного из моих спутников не отреагировала.

Где-то на середине моста я остановилась, замерла. Отсюда и город, и Королевский остров смотрелись по-другому, сказочно как-то, волшебно. Город полыхал разноцветными огнями, со всех сторон лилась веселая музыка, слышались радостные выкрики народа… На деревьях островного парка висели фонари, мерцающие призрачным, голубым светом. Этим же необычным, каким-то потусторонним светом был подсвечен и королевский дворец. Впрочем, сам дворец с этого ракурса еще толком было не рассмотреть, его скрывали деревья. Виднелась только одна башня — Часовая.

Хэйгэ не могли долго обходиться без воды, а потому они старались далеко не удаляться от водоемов, никогда не селились в горах или на холмах, не строили дома выше трех этажей. В этом отношении королевский дворец являлся исключением, так как Часовая башня была самым высоким зданием в городе. Хотя, по слухам, сам король на башню ни разу не поднимался.

Эрайн и Таиша успели уйти далеко вперед, Джаред вместе с компанией торговцев и их жен меня тоже обогнал. Лишь Ален, как и я, стоял посреди моста и с грустью смотрел на остров.

— Ты как? — спросила я орол'шай.

— Не думал, что когда-нибудь сюда вернулась, — тихо произнес ташэ.

А я не думала, что когда-то увижу на лице Алена хотя бы какие-то эмоции. Так привыкла к безразличному состоянию ташэ, что мне и в голову не пришло насколько Алену тяжело вернуться на остров, где он столько лет был рабом, терпел издевательства и насмешки.

— Ты справишься. Я в тебя верю, — легонько сжала плечо орол'шай.

— Эй, вы! Проходите! Здесь нельзя стоять, — крикнул нам один из прогуливающихся по мосту стражников.

— Пойдем, — я взяла ташэ за руку. — Все будет хорошо.

Мы прошли по мосту, затем по извилистой дороге и вышли на большую площадь, которая располагалась прямо перед воротами в королевский дворец. Здесь собралось уже довольно-таки много народа. Я, все также удерживая на буксире Алена, протолкалась через толпу к Джареду и Эрайну. Непохоже, что кто-то из мужчин заметил наше с Аленом отсутствие. И полувампир, и эльф были крайне увлечены беседой со своими новыми знакомыми.

Народ на площадь все прибывал и прибывал. Вскоре уже и ступить некуда стало. Наконец, за четверть часа до полуночи, лийцев перестали пускать на Королевский остров. Потянулось томительное ожидание. В толпе было тесно и жарко. От обилия всевозможных запахов, которыми щедро приправили себя торговцы, госслужащие и небогатые помещики, чесался нос. Я уже все губы искусала, силясь побороть желание чихнуть.

Наконец часы на башне отбили двенадцать ударов. На широкий балкон, нависающий над закрытыми воротами, величаво вышло полтора десятка вельмож и сам король. Правитель хэйгэ тут же разразился приветственной речью своему народу…

В то, что говорил Эаган XIII, я особенно не вслушивалась. Кажется, то были какие-то самовосхваления и поздравления, всякая божественная чушь и рассказ о том, как они хорошо отпразднуют Рауган (при этом сам король вовсе не собирался провести эту ночь с простыми смертными, во дворце намечалась вечеринка для избранных лийцев). Я с любопытством рассматривала самого Эагана и окружающих его существ.

Из четырнадцати лийцев, считая самого короля, лишь трое были людьми, остальные хэйгэ. Трое человеческих мужчин носили пышные, украшенные кружевами и драгоценными камнями одежды и широкополые шляпы с длинными, пышными перьями. Из одежды на мужчинах хэйгэ наличествовали все также лишь набедренные повязки, но грудь каждого из них перехватывали перевязи с орденами. Четыре хэйганки были замотаны в дорогую, расшитую драгоценными каменьями ткань, а их руки и ноги практически не сгибались из-за обилия тяжелых золотых браслетов.

Сам король разочаровал. Помимо набедренной повязки на нем был еще короткий, подбитый мехом плащик. Перевязей на груди у Эагана было аж две, на одну все ордена и медали просто не поместились. Рыбью голову короля украшал золотой венец с крупным изумрудом посередине — размером и формой камень напоминал мой Кристалл. Я почти не сомневалась, что это именно тот камушек, который нам нужен — по словам рэйи Арелины, уже около тысячи лет древний артефакт украшал корону правителя Лии.

«Я права, Ррэко? Это наш Кристалл?» — мысленно обратилась я к своему лиену.

«Похоже на то, — подтвердил мой невидимый собеседник. — Но достать этот Кристалл будет нелегко».

«И без тебя знаю, — вздохнула я. — Ладно, ты пока отдыхай. Как пойдем на дело, я тебя позову».

Речь Эагана затянулась на добрых полчаса, а потом он, наконец, объявил, что праздник начался. Лийцы на площади ответили своему правителю радостным ревом. Король и его приближенные покинули балкон, а их местно заняли музыканты. Грянула музыка. Заунывная и ритмичная одновременно. Раньше мне не доводилось слышать ничего подобного. Да что там! Я вообще не подозревала, что такое сочетание возможно.

Народ чинно и степенно начал расходиться с площади. Устремился по узким, извилистым дорожкам вглубь парка, где были установлены столы…

Да, теперь я понимала, почему далеко не все лийцы стремились попасть на Королевский остров. В городе Рауган проходил гораздо веселее.

С другой стороны, лийцы, собравшиеся этой ночью на острове, чувствовали себя избранными, этаким привилегированным классом. Ведь они только что видели и слышали Эагана XIII. Более того их всех поздравил сам король! А еще они, как родовитые вельможи, чиновники высокого ранга или прославленные военноначальники, могут прогуливаться на королевскому парку, сидеть на скамейках, любоваться клумбами, статуями и фонтанами, вкушать дорогие вина из королевских погребов и изысканные яства, приготовленные на дворцовой кухне. Это ли не счастье? Не предел мечтаний многих собравшихся здесь людей и хэйгэ?

Все также удерживая Алена за руку, я влилась в толпу. Джареда и Эрайна я не боялась потерять, слишком мои спутники уникальны, слишком они выделяются среди стада лийцев. Алена я бы тоже без труда нашла, но сейчас орол'шай пребывал в несколько неадекватном состоянии. Не стоило его оставлять одного.

Быстро протолкалась к столу. Подхватила блюдо с всевозможными закусками, кувшин сока и пару кубков.

— Пойдем. Та скамейка кажется мне вполне подходящей, — сказала я Алену. — Ночь будет длинная, нам стоит немного перекусить и отдохнуть.

Ташэ кивнул и безропотно последовал за мной.

Я поставила блюдо с закусками по центру скамьи, сама уселась с краю. На другом краю скамьи примостился орол'шай.

— Угощайся, — предложила я. — Только на еду и питье все же сильно не налегай.

Откинулась на спинку скамьи, закрыла глаза и отпустила с поводка свой странный дар.

Я чуяла рядом с собой юного орол'шай, недалеко полувампира и лоэл'ли, а также сотни хэйгэ и людей. Большая часть лийцев толпилась у столов, но некоторые местные жители уже начали разбредаться по парку. Затем я мысленно устремилась дальше, к дворцу… Слишком много вокруг меня народу, ничего не могу рассмотреть. Проклятье!

Лишь одно я могла сказать точно, все пятеро орол'шай находились сейчас во дворце. И это, бесспорно, радовало.

Открыла глаза, улыбнулась Алену.

— Я нашла твоих соплеменников.

— Они вместе?

— Четверо да. Они на первом этаже, где-то в центральной части дворца.

— Скорее всего, прислуживают Эагану в тронном зале. Король не может долго обходиться без своих питомцев, — с ненавистью произнес ташэ. — А где еще один?

— Определенно, он где-то ниже уровня земли, в северном крыле дворца.

Стоило мне это произнести, как я поняла, где именно последний ташэ — в тюрьме, так как именно казематы занимали подвалы северного крыла.

Отрыжка Хайдаша. Да что же нам так не везет?!

— Мы не можем его там бросить, — твердо произнес орол'шай.

— Я знаю, — вздохнула я и снова повторила: — знаю…

Задумчиво дотронулась до Кристалла, который комфортно устроился в ложбинке между грудей. Вся эта затея с поиском оставшихся Кристаллов с самого начала попахивала откровенным самоубийством. И, чем дальше, все становилось только хуже.

Единственное, что хотя бы немного успокаивало меня, это наличие телепорта. Знание, что я всегда смогу сбежать и, если повезет, прихватить с собой друзей. Только вот этим самым друзьям, похоже, сейчас нет до меня никакого дела.

Народ вокруг столов рассосался, а потому я прекрасно видела и Джареда, и Эрайна.

Полувампир стоял в окружении доброго десятка людей и что-то им рассказывал. Судя по тому интересу, с которым лийцы внимали полувампиру, бывшему контрабандисту за крайне малый отрезок времени удалось стать душой компании, очаровать торговцев и их жен. Более того одна молодая вдовушка так и вообще, кажется, решила увести у меня «мужа». Вела себя лийка на грани приличия, всем телом прижималась к Джареду, что-то горячо шептала ему на ухо… Не похоже, чтобы мужчина был против такой компании, во всяком случае, отвязаться от вдовушки он не спешил.

Эльф тоже не скучал. Он устроился вместе с Таишей на одной скамеек и теперь, как какую-то зверушку, с рук кормил девушку деликатесами. Это зрелище повергло меня в шок, никак не ожидала, что высокомерный эльфийский принц так долго будет находить компанию презренной человечки для себя привлекательной… С другой стороны, раньше вокруг Эрайна все время крутилось несколько наложниц дэйш'ли, принцу нравились фигуристые девушки — так что Таиша вполне соответствовала вкусам парня.

Совершенно некстати подумалось, что ночью в парке удивительно красиво и романтично. Мягкое сияние звезд и фонарей. Тихий шелест листвы, пение птиц и музыка, которая теперь не казалась мне заунывной, а, наоборот, какой-то пленительной, волшебной и будоражащей. Неудивительно, что многие скамейки оккупировали влюбленные парочки. Только вот мне насладиться этой ночью было не с кем…

Впрочем, я что-то увлеклась. Какая ночь? Какая, к Хайдашу, романтика? Меньше чем через три часа нам лезть во дворец, искать детишек орол'шай, воровать королевский венец, а я тут сопли распустила. Ну и дура же я!

Отпущенное мне время протекло быстро. Я успела поесть, прогуляться в компании Алена вдоль стен королевского дворца. Убедиться, что одного орол'шай действительно держат в каком-то помещении, расположенном ниже уровня земли в северном крыле. Разведала я и возможные ходы внутрь…

По информации Алена во дворец, кроме главных ворот, вело еще двенадцать путей. Половина из них проходила по воде или даже под водой и, по понятным причинам, нам не подходила. Из оставшихся шести мы выделили три наиболее редко используемых. Моя задача состояла в том, чтобы проверить эти ходы и найти наиболее безопасный. Так что, в отличие от эльфа с полувампиром, я не развлекалась, а работала.

Когда часы на самой высокой башне королевского дворца показывали без пяти минут три часа ночи, ко мне подошел Джаред. Один, без свиты, что сопровождала его всюду последнее время, полностью трезвый, собранный и готовый работать.

— А где все? Неужели они так легко тебя отпустили? — спросила я.

— Сказал, что мне надо найти супругу, — хмыкнул полувампир.

— И та вдовушка не увязалась следом? Оставила попытки тебя очаровать?

— Ри, неужели ты меня ревнуешь? — приподнял бровь Джаред.

— К ней?! — непритворно удивилась я.

— Действительно, — усмехнулся мужчина. — Глупый вопрос… Ладно, рассказывай что разузнала.

Я быстро поведала бывшему контрабандисту последние новости. Как и ожидала, весть, что придется лезть в казематы, Джареда совсем не обрадовала.

— А где Райн? — задала вопрос я.

— Похоже, слишком увлекся новой пассией. Думаю, стоит оставить его здесь. И нам без ушастого будет легче, да и сам парнишка только рад будет.

Раз за разом я повторяла себе, что Арелина не случайно отрядила с нами Эрайна. Что, в конце концов, толк от парня уже был, ведь это именно он спас мне жизнь, не дал утонуть… Хотя, с другой стороны, не значит ли это, что лоэл'ли уже сыграл свою роль?

На миг я представила, каково будет Эрайну, если мы действительно бросим его здесь, на Лии. Он никогда не сможет вернуться на родину, увидеть своих соплеменников. Ему всю жизнь придется прятаться, скрывать свою суть. Учитывая, насколько не приспособлен к жизни младший эльфийский принц, эта самая жизнь у него будет недолгой.

— Пойду, потороплю его, — сказала я. — Но, если Райн решит остаться, не буду настаивать.

Народу в парке заметно поубавилось. Лийцы начали потихоньку разбредаться с ночного гуляния домой. Дворец тоже стали покидать некоторые гости.

Принц сидел на той же скамейке, где я его видела в последний раз, и компанию ему все так же составляла лийка. Но диспозиция за время моего отсутствия успела несколько измениться. Корсаж платья девушки был распущен, губы Таиши припухли от поцелуев. Лица самого эльфа я не видела, он сидел ко мне спиной.

Так вот значит как!

Эльф воспользовался своим обаянием, чтобы соблазнить юную, невинную человеческую девушку. Он не подумал о том, что может разбить ей жизнь, сломать судьбу, он просто играл. Я не тени сомнений не допускала, что Эрайн мог испытывать к своей новой знакомой какие-то чувства, даже крохотную долю симпатии. Нет, Таиша была для принца лишь забавной игрушкой. Как и любая человечка, любая полукровка — дэйш'ли.

И с чего я взяла, что Эрайн изменился?!

Меня подмывало развернуться и тихо уйти. Бросить, как и советовал Джаред, этого эльфийского недоросля на Лии. Но меня заметила Таиша.

— Райн, твоя сестра, — тихонько проблеяла девушка.

Щеки Таиши окрасились нежным румянцем, лийка тонкими, дрожащими пальцами принялась поправлять платье.

Эрайн вздрогнул, резко повернулся. На миг мне показалась, что во взгляде принца я увидела растерянность, сожаление… Но, наверное, действительно лишь показалось.

— Ри? — высокомерно спросил лоэл'ли, он явно был не рад, что я отвлекла его от девушки.

— Таиша, — обратилась я к смущенной лийке, — не возражаешь, если я украду у тебя моего братца? Мне надо с ним серьезно переговорить.

— Да… да! Конечно! — закивала лийка.

— Вот и хорошо, — улыбнулась я и сказала: — Райн, ты все слышал? Тогда иди за мной.

Парень скривился, но все же поднялся со скамейки, одернул куртку.

Несколько минут мы шли по парку. Меня душила ярость, хотелось развернуться и… не знаю, что я бы тогда сделала.

Наконец, в одном из глухих уголков парка я остановилась. Поблизости не было ни людей, ни хэйгэ, нас не могли подслушать. Развернулась к эльфу лицом, взглянула в его бесстыжие зеленые глаза.

— Что ты себе позволяешь? О чем, Хайдаш забери тебя в Пекло, ты думаешь?!

— Я что-то сделал не так? — удивленно поднял брови принц.

— Время, Эрайн! Время! — указала рукой на Часовую башню. — Для тебя все происходящее настолько несерьезно?

— О. Прости, несколько увлекся, — тут же покаялся несносный нелюдь.

— И это тоже. Она не игрушка, понимаешь?! Она живое, разумное существо!

Принц вдруг метнулся ко мне. Толкнул, так что я была вынуждена сделать пару шагов назад, пока не уперлась спиной в ствол старого дуба. Эрайн навис надо мной, прижал всем телом к дубу и хрипло зашипел на ухо:

— А тебе какое до этой человечки дело? Только не говори, что ревнуешь?!

Боги. Эрайн с Джаредом, что, сговорились?!

Резко ударила ногой по голени эльфа, которая только зажила после стычки с бандитами. Принц пошатнулся. Секундой позже впечатала кулак в солнечное плетение. Парень застонал и рухнул на землю, свернулся калачиком у корней столетнего дуба.

— Кого же я должна ревновать? Неужели тебя? — насмешливо спросила я.

Эрайн поднял голову, посмотрел на меня. В глазах парня плескался океан боли и ненависти. И я вдруг поняла, что сейчас умру. Эльфийский принц мне такого поведения никогда не простит. Он просто не сможет.

Сжала рукой Кристалл, готовясь самым постыдным образом сбежать. Секунды растянулись в вечность. Не знаю, чего я медлила, чего ждала. Наверное, в глубине души еще жила надежда, что все можно исправить…

Принц глубоко вздохнул, прикрыл глаза, встряхнул головой, будто сбрасывая с себя какие-то оковы. Медленно, опираясь на ствол дерева, поднялся на ноги. А потом глухо сказал:

— Прости.

Вздрогнула, удивленно посмотрела на эльфа. Я не ослышалась?!

— Прости, Ри, — вновь повторил парень. — Я глупец. Идиот. Я был в корне не прав.

Неужели?!

— Я… я просто сорвался. Устал. Последние дни все время пытался доказать вам, что… Аррито хэт! — Эрайн зажмурил глаза, покаянно опустил голову. — Ты права, я слишком заигрался.

Подошла к принцу, дотронулась рукой до его плеча.

— Ты ведь знаешь, что всегда можешь поговорить со мной.

— И что? Ты меня всегда ненавидела и будешь ненавидеть. У тебя на это достаточно причин.

— Мне не за что любить лоэл'ли и более чем достаточно поводов для ненависти к вашей расе, — не стала спорить я. — Но ты для меня уже давно перестал быть безликим эльфом.

Райн поднял голову, взглянул на меня.

— Иногда мне кажется, — негромко продолжила я, — что со временем мы сможем стать друзьями. Если, конечно, ты больше не будешь вести себя как бессердечный ублюдок. Если я буду уверена, что на тебя действительно можно положиться.

Эльф как-то грустно улыбнулся и кивнул.

— Ладно, твой другой друг нас уже заждался, а эта беседа слишком затянулась.

— Ты прав, — согласилась я. — И, прошу, извини, что я ударила тебя.

— Я сам в этом виноват, — скривил губы в усмешке лоэл'ли.

Если подумать, я знала, в чем кроются причины поведения Эрайн. Почему он опоздал, почему обжимался с той девчонкой на скамейке. Парень вел себя глупо, по-детски, и, похоже, действительно хотел, чтобы я приревновала. Джаред прав, нужно быть слепой дурой, чтобы не заметить, как ко мне относится Райн. И ведь я все видела, в глубине души понимала, но не признавала, так как понятия не имела, что со всем этим делать.

По парку мы шли молча.

Я заметила, что эльф слегка прихрамывал. Эх, зря я все-таки ударила парня по больной ноге.

Людей и хэйгэ вокруг становилось все меньше, музыка играла тише. Часть лийцев задремали на скамьях в многочисленных беседках, часть отправились домой, лишь у столов я чуяла большое скопление разумных существ — там еще продолжалось веселье.

— Что так долго? — недовольно спросил Джаред, когда мы подошли.

— Возникли непредвиденные обстоятельства, — не стала вдаваться в детали я.

— Какие?

— Ничего хоть сколько-то важного. Ладно, к делу, незачем больше время терять.

— Ты права, — согласился Джад. — Мы и так отстаем от графика, а нам еще в казематы лезть.

— Все помнят, что должны делать? — обвела взглядом спутников. — Я иду впереди, Джаред меня прикрывает или идет позади, в зависимости от ситуации. Вы, Райн и Ален, в бой сами не лезете. И еще, Райн, отвечаешь за Алена головой, чтобы его не ранили, не убили, чтобы наш друг не потерялся. Но никакой магии! Будь начеку, держи пару плетений наготове, но не спеши их применять. Колдовать только в самом крайнем случае! Надеюсь, мы и без всякой магии справимся…

* * *

На первый взгляд дворец больше всего напоминал неприступную крепость. Стены сложены из крупных, идеально ровных каменных блоков. Щели в кладке узкие, не зацепишься, не уверена, что даже нож в такую щель вогнать можно. На высоте до четырех метров отсутствуют какие-либо окна или декоративные украшения. И хотя на втором и третьем этажах окна есть, но все они узкие, стрельчатые, ни одно из знакомых мне разумных существ туда не пролезет.

Часть входов во дворец была явными, часть потайными и, разумеется, и те и другие охранялись. Первые лучше, вторые хуже.

Тот ход, который мы выбрали для проникновения в святая святых Лии, я бы никогда без помощи Алена не нашла. Все-таки нам повезло, что Светлейший дал проводника, что у орол'шай такая великолепная память.

Дворец по периметру окружала дорога, шириной в пару метров, на нее, под причудливыми углами, выходило множество тропинок из парка. А потому у стены не было ни примятой травы, ни истоптанной земли, лишь камень.

То, что я чуяла за стеной человека, ничего не доказывало. Дворец — огромный комплекс, с множеством жилых, рабочих и складских помещений.

Единственное, что хоть сколько-то выдавало тайный ход, отсутствие в некоторых местах между блоками, из которых сложена стена, раствора. Но на такую мелочь я бы вряд ли заметила, если бы не знала где искать.

Джад вопросительно посмотрел на меня. Я кивнула, показывая, что путь свободен, что пора действовать.

Одна надежда, что ночью в обманчивом свете звезд и мерцающем фонарей мы не будем особо выделяться в черной одежде на фоне стены из темно-красного камня. Что если нас и увидят, то примут за праздношатающихся горожан.

Полувампир и орол'шай подбежали к стене. На пару шагов позади них держались мы с Эрайном.

Ален быстро, в строго определенном порядке, надавил на пять камней. Тут же, без какого-либо шума и пыли, часть стены пришла в движение. И это была не магия, нет, заработал какой-то скрытый механизм. Ррэко, а затем и Эрайн убедили меня, что в конструкцию потайного хода не вплетено ни одной нити силы.

Дверь открылась лишь на пару десятков сантиметров, когда в проеме показалось удивленное лицо стражника.

— Кто… вы?..

Больше человек ничего сказать не успел. Джад резко выбросил руку вперед. Ударил в нос, сминая лицо, вгоняя острые кости бедолаге в мозг. Я тут же набросила на голову человека свою шаль. Еще не хватало, чтобы он залил кровью все вокруг. Джаред подхватил бьющегося в агонии лийца, втащил его внутрь. Следом за ним в помещение вступили Эрайн и Ален. Последней вошла я.

Полувампир милосердно свернул лийцу шею, обрывая мучения.

Орол'шай дернул за рычаг, механизм пришел в движение и дверь закрылась.

Ход привел нас в довольно большую комнату. Как и говорил Ален, это оказалось складское помещение, где королевские садовники хранили свой инвентарь: всякие тачки, тяпки, лопаты да корзины.

— Ри? — обратился ко мне Джад.

Быстро окинула взглядом помещение.

— Двое людей там, — указала в сторону двери в коридор, — метрах в тридцати.

Расстегнула изумрудную юбку и позволила ей упасть моим ногам. Легко переступила через кучку переливающейся в тусклом свете трех фонарей ткани. Под юбкой на мне были надеты тонкие кожаные штаны, на ногах красовались мягкие сапожки. Теперь мое облачение стало полностью черным, как и у моих спутников.

— Надеюсь, тревогу стражник не успел поднять? — спросил полувампир.

Бывший контрабандист снял с лийца перевязь с саблей и кинжалом. Саблю оставил себе, кинжал бросил мне.

— Я никаких магических возмущений не почувствовал, — ответил Эрайн.

— Держать мага в простых стражниках слишком расточительно, — сказала я, прицепляя ножны кинжала к кольцу на поясе. — Не думаю, что лиец успел дернуть за тревожный шнур. Он не показался мне расторопным, да и я не чую, чтобы в нашу сторону бежали стражники.

Проникли во дворец мы на удивление легко. Все указывало на то, что к защите острова лийцы подходили намного серьезней, чем находящегося на нем дворца. И пусть обычно этого было достаточно, но в такие дни, как Рауган, когда на остров пускали посторонних, охрану нужно было, как минимум, утроить.

Впрочем, я не жалуюсь. Чем меньше стражников, тем нам проще.

— Жаль, что стражник такой хилый попался, его форма на меня точно не налезет, — проворчал Джад, оттаскивая лийца в дальний угол. Сверху прикрыл тело перевернутой тачкой.

Я тем временем срезала с блузки жемчужные пуговицы, которые несли исключительно декоративные функции. Теперь можно не бояться, что случайный отблеск жемчуга может меня выдать.

Юбку и горстку жемчужин я спрятала среди корзин. Не дело вообще-то на месте преступления оставлять свои вещи, при учете, что за расследование обязательно возьмутся маги, но иного выхода нет. К тому же шаль и юбку я носила слишком недолго, чтобы меня можно было по ним отследить.

Другое дело — вещи, которые мы оставили в гостиничном номере, они гораздо более личные, что сабля Джареда, что с'кааши. Хотя кого — меня или принца — своим хозяином считают парные эльфийские клинки — большой вопрос, Эрайн владел ими гораздо дольше, чем я.

Не стоило все же оставлять в гостинице вещи, надо было их где-то спрятать, но… мы слишком плохо знали город. В любом другом случае ненужное имущество надежнее всего и проще было бы утопить. Только вот Лия не то место, где можно спрятать концы в воду.

В итоге, мы решили оставить все как есть. Даже если вещи пропавших постояльцев свяжут с грабителями королевского дворца… Даже если маги хэйгэ действительно могут по вещам находить их владельцев, в чем лично я сильно сомневалась… Мы к тому времени будем далеко отсюда, на другом материке, куда никто из лийцев никогда не сможет попасть.

Пока я приводила в порядок свой внешний вид, а полувампир прятал тело бедняги стражника, эльф копался среди разнообразного садового инвентаря. Наконец, ушастый подошел к нам, сжимая в руках самый обыкновенный серп. Судя по физиономии парня, своим выбором он был доволен.

Я удивленно приподняла брови, но промолчала.

Джаред, вопреки обыкновению, оказался более многословен:

— Интересный выбор. Ты вообще знаешь, что это такое?

Эрайн явно озадачился. Ну да, действительно, откуда лоэльскому принцу знать для чего применяется какой-то там серп. В полевых работах Эрайн точно участия не принимал.

Парень, пробуя, несколько раз взмахнул серпом. Мы с Джаредом одновременно сделали пару шагов назад. Кто знает до чего лоэл'ли домахается?

— Из того, что я здесь видел, это больше всего похоже на оружие, — сказал лоэл'ли, — Все остальное имеет длинное древко, а в узких коридорах…

— Ясно, — перебил принца полувампир, — значит, не знаешь. Это серп или, так называемый жатвенный нож, им срезают траву. А еще у одного из человеческих народов востока, серп — атрибут смерти.

— То есть? — не понял ушастый.

— Те люди считали, что когда человек умирает, то за его душой приходит прекрасная дева в белых одеждах и с серпом в руке — жница.

Готова биться об заклад, что того народа больше нет, что он, как и многие другие, был полностью уничтожен в Последнюю войну. Надеюсь, у Эрайна хватит ума больше не задавать вопросов.

— В любом случае, если попадется вооруженный противник, пусть лучше у меня в руках будет этот ваш серп, чем ничего, — заметил эльф.

— Ага, только будь осторожнее. Сам случайно не порежься и никого из нас на острие своего несуразного оружия не насади. Все, больше ни звука. Идем, — поставила я точку в разговоре и, осторожно приоткрыв дверь, выглянула в коридор.

Так, никого нет. Те люди, которых я почуяла, находятся в одной из комнат.

Коридор в ширину метра полтора, в высоту около трех. Отделан скупо, я бы даже сказала бедно. Фонари горят через один. Явно, этим ходом пользуются только слуги.

Неслышно ступая, добежала до ближайшего поворота. В комнатах вокруг я чуяла присутствие нескольких человек, но все они, похоже, как и положено в столь поздний час, спали. В коридорах было пусто.

Поманила спутников к себе. Эрайн и Джаред двигались совершенно бесшумно, а вот сапоги Алена еле слышно шаркали по полу. Раздраженно поморщилась. Впрочем, звук действительно на грани слышимости, вряд ли кто-то из лийцев обладает таким же чутким слухом, как я.

Мысленно сверилась с отпечатавшейся в сознании картой. Если Ален ничего не напутал, то нам налево, потом два перекрестка прямо, затем опять налево и мы выйдем в зал, из которого ведет лестница на нижние уровни дворца.

Добежала до следующего перекрестка. И тут все чисто. Но людей вокруг я чуяла все больше. Как бы не натолкнуться на какого-нибудь припозднившегося гулену.

На следующем перекрестке меня ждал сюрприз. Все-таки я накаркала. Проклятье! Пошатываясь, опираясь на стену, чтобы не упасть, по коридору плелся слуга. Человек явно был вусмерть пьян, что-то неразборчиво напевал под нос.

Я метнулась к лийцу. Легонько приложила мужчину затылком о стену коридора. Подхватила обмякшее тело и опустила на пол. Человека я не убила, только легко оглушила. Сомневаюсь, что он успел меня разглядеть, что он вообще меня заметил. Если проснувшись, лиец меня вспомнит, то невелика беда.

До зала с лестницей мы добрались без каких-либо приключений, больше — слава богам! — никого не встретили. Зал был невелик, но зато отделан и освещен гораздо лучше, чем коридоры, по которым мы до этого шли. Похоже, местные властители все же иногда самолично спускались в казематы.

Вот он один из самых опасных участков пути. В зале сходилось шесть коридоров, сюда выходили десять дверей, а лестница, ведущая вниз, по сути, тупик. Лезть на нижние уровни дворца — самоубийство, если что-то пойдет не так, мы оттуда сможем выбраться только с помощью телепорта.

Джаред тронул меня за плечо. Я повернулась к мужчине и еле слышно сказала:

— Не могу. Слишком много всего. Слишком сложно. Вроде бы никого, кто нас бы может увидеть, нет… Но точно сказать не могу.

— Внизу кто-нибудь есть?

— Нет, никого не чую.

Полувампир беззвучно вздохнул и принял решение:

— Рискнем. Бегом до лестницы и дальше вниз. И чтоб ни звука.

Мы пронеслись через зал, скатились по лестнице и оказались в еще одном зале, точной копии предыдущего, только хуже освещенном. Нырнули в ближайший коридор и там остановились.

Все было тихо. Никто не кричал, никто к нам не бежал. Я не чуяла никакого подозрительного движения. Спасибо, Такима-покровительница!

Ален тяжело дышал, физическая подготовка орол'шай оставляла желать лучшего. Джад и Эрайн выжидательно смотрели на меня.

— Все в порядке, идем дальше. Ален, держись рядом со мной, схему нижних уровней дворца я плохо помню. Кто ж знал, что нам придется сюда лезть?..

Пока в огромных подвалах королевского дворца я не чуяла ни души. Вокруг нас тянулись многочисленные складские помещения. Воздух в коридорах был затхлый, на стенах крепились не фонари, а простые факелы, которые, к тому же, довольно сильно чадили.

Ален уверено вел нашу компанию, по хитросплетению коридоров. На мой взгляд, правители Лии допустили колоссальную ошибку, когда взяли заложников у орол'шай, а потом поселили их в собственном дворце. Аборигены Огненных островов люто ненавидели хэйгэ и, к тому же, обладали практически абсолютной памятью. За несколько лет юные ташэ успевали хорошо изучить дворец и прилегающую территорию, узнать распорядок жизни в святая святых Лии, место расположения и численность постов стражи.

С другой стороны, откуда лийцам было знать, что в растянувшееся на века противостояние ввяжется третья сторона, что у орол'шай появятся нежданные союзники? Ведь гермафродиты — совершенно безобидные, миролюбивые, никчемные создания, более того, они заперты на своих островах.

Вскоре я почуяла впереди больше скопление разумных живых существ. Если точнее, то людей, в большей степени, и хэйгэ, в меньшей степени. Определенно, мы приближались к казематам.

Коридор уперся в массивную, обитую железом дверь. Я провела пальцами по петлям. Хорошо смазаны, скрипеть не должны. Затем медленно, осторожно потянула дверь на себя… Тут же по ушам резанул пьяный смех. Затем несколько луженых глоток затянули какую-то песню.

Довольно большая, хорошо освещенная комната. Посередине нее длинный, сбитый из плохо отесанных досок стол и пара скамей. Стол буквально завален всевозможными объедками, на полу стоит большой бочонок с вином.

Хайдаш! Вот попали!

Впрочем, глупо было надеяться, что даже в праздник мы не встретим тюрьме никого, кроме самих заключенных.

Так же тихо, осторожно прикрыла дверь. Затем повернулась к спутникам.

— Сколько? — спросил Эрайн.

— Восемь. Шестеро людей и двое хэйгэ. Все пьяны, но, думаю, еще могут стоять на ногах.

— Обойти никак? — спросил Джаред у орол'шай.

Ташэ покачал головой.

— Они как-нибудь могут поднять тревогу?

Ален пожал плечами, а потом добавил:

— Вряд ли. Не думаю.

— Если только среди них нет магов, — вставил Эрайн.

— Надеюсь, удача еще не совсем отвернулась от нас, — сказала я.

Процент магически одаренных среди хэйгэ примерно такой же, как и среди людей, то есть очень и очень небольшой. Глупо, нерационально держать ценные кадры в таком месте, как тюрьма.

— Ри, что будем делать? — спросил Джад.

— А у нас есть выбор? — нервно усмехнулась я.

— Так. Райн, Ален, вы остаетесь тут, — распорядился бывший контрабандист. — Подоприте дверь. Никто, ни в коем случае не должен выбраться наружу. Ри, пошли…

Мужчина выхватил саблю, а затем тихо, бесшумно отворил дверь. Я вытащила из прически пару дротиков-шпилек и нырнула следом за полувампиром.

Джаред прыгнул вперед. Снес голову неожидавшему нападения хэйгэ. Ударил ногой по голени, начавшего подниматься из-за стола человека. Извернулся, рассек клинком бок другого лийца. И тут же пригнулся, пропуская над головой тяжелую, глиняную кружку.

С обеих рук, почти одновременно, я метнула два дротика. Первый вонзился человеку в глаз. Тюремщик завизжал, забился, как припадочный… Второй бросок оказался менее удачен. Немыслимым образом хэйгэ успел увернуться, так что шпилька лишь оцарапала щеку амфибии.

Увидела краем глаза, как приоткрылась дверь и в привратницкую влетел эльфийский принц с серпом в руках.

Вот дуррак!!! Ему же сказали сидеть в коридоре, охранять орол'шай!

То, что я на секунду отвлеклась, чуть не стоило мне жизни. Пьяно взревев, на меня бросился огромный, полуголый тюремщик с топором в руках. Уходя с линии удара, я рухнула на пол, изогнулась и полоснула кинжалом под коленями лийца. Быстро откатилась в сторону. Ноги тюремщика подкосились, он с грохотом рухнул на каменные плиты пола. Подлетела к поверженному врагу, резким движением перерезала ему глотку. И тут же почувствовала, как что-то просвистело мимо моего уха.

Хэйгэ! Я совсем забыла про хэйгэ!!!

Взвилась на ноги, прыгнула в сторону, уходя от еще пары дротиков. Повезло, что амфибия находилась в неслабом подпитии, а потому не показывала чудес меткости.

Быстро, один за одним, метнула в чешуйчатую тварь еще три шпильки. От одного дротика хэйгэ увернулся, два других отбил трезубцами-сай. Больше шпилек у меня не было… Нырнула в темный коридор, ведущий к тюремным камерам.

Через несколько секунд осторожно выглянула из-за угла, амфибия потеряла ко мне всякий интерес, переключилась на Джареда. Правильно, я далеко, достать его никак не могу, а вот Джад… Полувампир как раз отправил к праотцам еще одного стражника-человека и теперь подбирался к чешуйчатой твари. Отбил пару ножей, схлестнулся с лийцем в ближнем бою.

Я ни секунды не сомневалась, что бывший контрабандист справится с хэйгэ, для полувампира какой-то пьяный мокрозадый тюремщик — не противник!

С последним человеком сцепился Эрайн. И, судя по тому, как лиец неуверенно сжимал нож в левой руке (от правой остался лишь обрубок, из которого хлестала кровь), не похоже, чтобы эльфу нужна была помощь. Еще один стражник с жуткой, зияющей раной на шее лежал недалеко от двери. Определенно, серп более серьезное оружие, чем кажется на первый вгляд.

Вдруг я почуяла за спиной чье-то присутствие, а секундой позже услышала тихие, крадущиеся шаги.

Чистокровный человек! А людей-союзников у меня на Лии нет. И уж тем более не стоит ожидать добра от того, кто подкрадывается к тебе со спины по темному, тюремному коридору.

Резко развернулась и вогнала кинжал туда, где у моего неведомого противника должен был быть живот. Не прогадала!

Выдернула кинжал и отпрыгнула в сторону, метнулась за спину тюремщика и быстро перерезала лийцу глотку.

Прислушалась. Тихо. В камерах дальше по коридору полно народа, но больше никто к нам не подкрадывался. В привратницкой тоже все кончено. Мне даже не нужно было это видеть, чтобы с уверенностью сказать, живых людей и хэйгэ рядом с моими спутниками нет.

Вернулась в комнату.

Почти десяток окровавленных, неподвижных тел. Опрокинутый бочонок красного вина, и не понять уже, где пролилась кровь, а где разлилась пьянящая жидкость. Битая посуда, всевозможные объедки на столе и под столом.

Смуглый, темноволосый мужчина не спеша, тщательно вытирает кровь с сабли. В пылу сражения Джаред потерял шляпу, теперь она лежит в луже на полу. Лицо полувампира невозмутимо, на одежде ни капли крови — Джад умеет убивать быстро и чисто.

Высокий, затянутый в простую, черную одежду эльф. Если присмотреться, на черной одежде видны брызги крови… Серебристые волосы лоэл'ли лишь чуть прикрывают мочки ушей. На голове широкополая шляпа, тоже простая, без каких-либо украшений. В руках младший лоэльский принц сжимает самый обыкновенный серп, с острия которого медленно, капля за каплей, стекает кровь.

Боги, а ведь, если подумать, все это сделала с парнем я. Если бы мы не встретились пару месяцев назад ночью на улице вольного города, то всего бы этого не было бы. Эрайн жил бы во дворце, кувыркался в постели с наложницами и, как и положено, посещал спальню молодой жены лишь шесть раз в месяц. Продолжал бы, как и прежде, читать древние книги, интересоваться культурой и историей людей… Хотя, вполне вероятно, младшего принца уже могло и не быть в живых. Не стоило сбрасывать со счетов те покушения…

А вот мое вмешательство в жизнь Джареда было минимальным. Полувампир вообще не из тех, кто легко идет на поводу и принимает решения, руководствуясь эмоциями.

Впрочем, по большому счету, «благодарить» за изменения в своей жизни и Эрайну, и Джареду нужно не меня, а рэйю Арелину. Они такие же марионетки, как и я.

— А этот откуда взялся? — полувампир указал на тюремщика, лежащего в коридоре. — Ты говорила, людей всего шестеро.

Я пожала плечами.

— Откуда я знаю. Может, этот дурень отлучался до отхожего места?

Последний стражник точно был дураком, а бы даже сказала клиническим идиотом. Отсиделся бы в какой-нибудь кладовке или камере — сами бы мы его ни за что не нашли — не только остался бы жив, но еще и тревогу бы объявил. Но, Такима-покровительница, ты не подумай, что я жалуюсь. Никоим образом!

— Еще какие-нибудь сюрпризы будут?

Я опять пожала плечами.

— Откуда мне знать.

Джаред переключил внимание на Эрайна, замершего с окровавленном серпом в руках. Эльф выглядел бледнее обычного. Как бы он не пытался это скрыть, участие в этой небольшой потасовке далось ему нелегко. Одно дело убивать магией издалека, другое дело собственноручно перерезать серпом противнику горло.

— А серп, оказывается, — страшное оружие даже в неумелых руках, — задумчиво проговорил полувампир.

— Но все же, думаю, мне стоит подыскать что-то менее экзотичное, — вымученно улыбнулся Эрайн и запустил серп в дальний угол комнаты. Затем вытер окровавленную руку о старый, поеденный молью ковер, который висел на стене.

В ответ Джаред лишь усмехнулся и обратился ко мне:

— Ри, приводи своего друга в чувство, я пойду, проведаю юного гермафродита.

Эрайн скривился, но промолчал.

Полувампир прошел мимо лоэл'ли и вышел из тюрьмы, тихо притворив за собой дверь. К моему удивлению, Джаред ни словом не обмолвился о том, что эльф ослушался прямого приказа. Мне даже показалось, что во взгляде бывшего контрабандиста, в его словах чувствовалась нотка уважения…

Я решила последовать примеру Эрайна и тоже подобрать себе более подходящее оружие. Так что через пару минут, помимо кинжала, стала счастливой обладательницей лийской сабли. Клинок, на мой взгляд, был немного длинноват и тяжеловат, но в целом своим выбором я осталась довольна… Принц же разжился аж двумя саблями. Мысленно я порадовалась, что парень больше не считает зазорным обыскивать тела мертвецов.

Вернулся Джаред вместе с Аленом. Орол'шай вид имел бледный, на окровавленные тела пытался не смотреть, через лужи на полу старательно переступал. Больше всего ташэ сейчас напоминал до смерти перепуганную лань.

— Дверь изнутри не запирается, — сказал Джаред. — Надо спешить. Не дай Фиерт, кто-нибудь тюремщиков решит проведать.

— Может, кого-то оставить здесь? — предложил Эрайн.

— А смысл? Тогда в случае чего он не сможет с нами сбежать. Нет, нам лучше держаться вместе, — покачала головой я.

Мы шли по темным тюремным коридорам. С потолка время от времени что-то капало, право, я пожалела, что у меня не было при себе шляпы. По полу, который имел небольшой уклон, бежали мутные ручейки. Было холодно, так что вскоре я непроизвольно начала постукивать зубами. Чем дальше, тем тяжелее становилось дышать. Собственно воздуха уже и не было, лишь одна непередаваемая, непереносимая вонь, заполнившая все вокруг без остатка — запах нечистот, какой-то гнили, всевозможных отходов.

Невольно, к горлу стали подкатываться рвотные позывы. И, судя по бледному виду Джареда и Эрайна, не у меня одной. Лишь Алену, казалось, все было нипочем.

Сначала вдоль стен тянулись двери в тюремные камеры. Потом камеры от коридора стали отделять лишь ржавые решетки, через которые к нам тянулись руки — дрожащие, заскорузлые от грязи, с вырванными ногтями, изуродованные.

Всюду нас преследовали крики, мольбы, угрозы. Одни заключенные требовали, чтобы их немедленно освободили, другие умоляли, чтобы их убили, оборвали страдания. Третьи спрашивали кто мы, какой сейчас год, что происходит в мире… Но мы тихо, безмолвно проходили мимо.

Я не знала, за что бросили в казематы всех этих людей и хэйгэ. Ни один проступок не заслуживает столь тяжкого наказания, уж лучше смерть, чем заточение в холодной, влажной, покрытой плесенью камере. Где нет окон, где нет вообще ничего, кроме кучки полусгнившей соломы на полу. В камерах предназначенных хэйгэ вместо соломы была небольшая, затянутая мутной пленкой, зловонная лужа — ведь амфибии не могли долго обходиться без воды…

Казалось, что коридору нет ни конца ни края, что мы уже давно вышли за территорию дворца и, возможно, самого Королевского острова.

— Долго еще? — негромко спросил меня Джад.

— Мы почти на месте.

Чем дальше, тем больше я боялась того, что ждет нас в конце пути. Да, орол'шай несомненно жив. Но в каком он состоянии узник? Сможет ли ташэ идти? Проживет ли еще хотя бы пару часов?

И вот, наконец, коридор уперся в старую, полусгнившую дверь.

— Он там? — тихо спросил Ален.

— Да, и еще двое людей и трое хэйгэ, так что надо быть осторожнее.

Эрайн дернул дверную ручку, ржавые петли заскрежетали. Внутрь комнаты с обнаженной саблей в руках ворвался Джаред, следом за ним последовала я… и чуть не налетела на остолбеневшего мужчину.

— Твою ж мать! — хрипло прошептал полувампир.

За моей спиной витиевато выругался эльфийский принц. Тихо вскрикнул Ален.

Мы оказались в камере пыток. Здесь не было стражников или тюремщиков, лишь одни заключенные. Бедняги…

Уж сколько всего я за свою жизнь поведала, но тут не выдержала. Отбежала в сторону и меня вырвало прямо на груду каких-то жутких инструментов.

На людей и хэйгэ я старалась не смотреть. Подошла к орол'шай, которого пытался привести в чувства Ален. Заложник пострадал гораздо меньше остальных сокамерников, его всего лишь заковали в колодки, сильно иссекли спину кнутом да вырвали ногти на руках — сущие пустяки по сравнению с тем, что изверги палачи сотворили с другими существами.

Ален привел своего соотечественника в чувство и теперь быстро что-то объяснял ему на языке орол'шай. Ташэ с безумно-счастливым выражением лица растерянно кивал, а вот обычно такой спокойный Ален с трудом сдерживал ярость. Полувампир с эльфом тем временем освобождали заложника из колодок.

Наконец ташэ с трудом поднялся на ноги, тяжело оперся на локоть Алена и тихо проговорил:

— Спасибо вам. Меня зовут Омин'ташэ, — орол'шай с трудом, морщась от боли, слегка поклонился.

— Джаред, Ри, Райн, — быстро представил нашу компанию полувампир. — Остальное, будет время, обсудим позже. Сейчас надо убираться отсюда.

Омин был ниже Алена на полголовы. По-человеческим меркам ташэ выглядел лет на четырнадцать. Заложник был хрупкий, смазливый и рыжеволосый, как и все орол'шай. Из одежды на нем были лишь окровавленные бриджи. Ален пожертвовал соплеменнику свою куртку.

Мои спутники вышли из пыточной, я уходила последней и уже собиралась закрыть за собой дверь, как услышала тихий шепот:

— Подождите!..

— Ри? — обернулся ко мне полувампир, без сомнения шепот он тоже расслышал.

— Я сейчас. Идите. Догоню.

Вернулась в пыточную, подошла к одному из столов, на нем лежал молодой и, верно, когда-то красивый парень. На тело человека было страшно смотреть, он был настолько слаб и изуродован, что ему никакие кандалы или путы не требовались.

— Убей меня. Пожалуйста, — тихо попросил узник.

— Хорошо, — после секундного сомнения кивнула я.

— Спасибо, — прошептал парень и улыбнулся.

Резко вогнала кинжал узнику в сердце. Человек пару раз дернулся и умер со счастливой улыбкой на бледных, потрескавшихся губах.

Затем, решившись, я оборвала жизнь оставшихся заключенных. На душе было тошно, муторно, но я знала, что сейчас поступила правильно.

Когда я направилась к выходу из пыточной камеры, то увидела Эрайна, который стоял в дверях и молча на меня смотрел.

— Я должна была… — как бы оправдываясь, прошептала я. — Нельзя было просто так бросать их здесь.

Принц взял меня за руку, вывел из камеры и закрыл за моей спиной дверь.

— Знаю, Ри. Знаю, — эльф тихонько сжал мою руку, а затем отпустил. — Ты все сделала правильно.

Мы быстро догнали спутников, благо уйти они успели совсем недалеко — Омин просто не мог идти быстро. Джаред вопросительно посмотрел на меня, но я лишь покачала головой, давая понять, что не хочу ничего рассказывать. Впрочем, уверена, полувампир и так все прекрасно понял.

Бывший контрабандист, не слушая возражений Омина, подхватил ташэ на руки. Наше продвижение по коридору значительно ускорилось.

— За что Омина так? — спросила я у Алена.

Не то что бы меня сильно интересовал этот вопрос, но мне жизненно необходимо было отвлечься. Не видеть протянутых сквозь прутья решеток рук, не слышать голосов узников.

— Какая разница, — процедил сквозь зубы наш проводник. — Каждый заложник-ташэ обязательно попадает в камеру пыток и не раз.

— И ты?

— И я. Нас нельзя убивать, а так… с нами можно делать все что угодно.

* * *

Слава богам, в привратницкой нас никто не ждал. Вообще не похоже было, чтобы кто-то после нас там побывал. Мы вышли из тюрьмы, прошли по коридорам и уперлись в лестницу на первый этаж… и тут все было тихо. Вроде бы.

Как ни странно, но мы почти укладывались в отведенное для операции время. Было лишь немногим больше четырех часов утра. Дворец после безумного ночного празднества еще спал. Но надо было спешить, уже через час должны начать просыпаться слуги.

Теперь нам предстояло самое сложное — пробраться в апартаменты короля. Именно там хранился венец с Кристаллом, когда Эаган XIII изволил отдыхать. Заложники-рабы тоже обычно ночевали в королевской гардеробной.

Покои короля находились на первом этаже в глубине дворцового комплекса. Если бы Эаган был человеком, то такое месторасположение показалось бы странным, но король был проклятой амфибией, а потому не мог долго обходиться без воды — соорудить же большой водоем на верхних этажах дворца по ряду причин было затруднительно.

Мы опять шли ходами, предназначенными для служебного пользования. Я впереди, Джад позади, в центре процессии двигались Эрайн и Омин, тяжело опирающийся на Алена.

В коридорах по-прежнему никого не было. Лишь однажды нам не повезло, дверь распахнулась и прямо на Джареда вывалилась отчаянно зевающая служанка. Пришлось полувампиру оглушить девицу и оттащить ее обратно в комнату. Повезло, что жила служанка одна.

И вот осталось сделать последний рывок — за поворотом коридора скрывался вход для слуг в покои короля. У дверей стояло двое стражников — к сожалению, лийцы оказались не столь беспечны, как бы нам хотелось. Впрочем, наличие охраны перед входом в королевские апартаменты не было для нас сюрпризом.

Джаред с нечеловеческой скоростью бросился вперед. Свернул шею осоловевшему, не ожидавшему нападения стражнику.

Я отстала от полувампира всего на пару шагов. Уже на бегу поняла, что ни я, ни Джад не успеем помешать второму стражнику поднять тревогу. Остановилась, метнула кинжал в человека, всем сердцем моля Такиму, чтобы в этот раз не промахнулась.

Слава Ясноокой, я попала! Стражник захрипел и рухнул, как подкошенный.

На несколько секунд замерла у двери в королевские покои. Прислушалась.

— Четверо орол'шай точно здесь. Какого-то хэйгэ поблизости тоже чую, — я вытащила кинжал из тела стражника, быстро вытерла об одежку покойника, спрятала клинок обратно в ножны. — Не так далеко есть еще пара десятков людей и несколько хэйгэ.

— Не так далеко? — переспросил Джад.

— Планировку королевских покоев я знаю только по чертежам Алена, мне сложно судить.

И я, и Джад понимали: шанс, что в королевских апартаментах нас ждет засада, есть. Но он крохотный, я бы даже сказала мизерный. Если бы о том, что мы проникли во дворец, узнали, нас перехватили бы задолго до того, как мы добрались бы до спальни венценосной амфибии.

Служебная дверь бесшумно отворилась, и мы проскользнули внутрь…

В апартаментах короля было тихо и темно. Через пару секунд мои глаза привыкли к скудному освещению, и я смогла осмотреться.

Потолок высотой в два, а то и все три этажа, поддерживали тонкие, резные колонны. Сама крыша была стеклянной и пропускала внутрь мягкий свет звезд.

По центру покоев находился большой бассейн или, вернее, озеро. Мягкая береговая линия, песчаное дно. В бассейне даже плавали кувшинки!

Недалеко от воды прямо на песке было устроено королевское ложе. На горе шелковых подушек безмятежно спал лийский правитель. Чуть в стороне от ложа стоял низкий стол, на котором лежали королевские регалии, перевязи с орденами и оружие. Венец с Кристаллом тоже был там.

Я тронула Джада за плечо. Указала на стол с регалиями, потом на себя. Полувампир, соглашаясь, кивнул. Потом я махнула рукой в сторону двери в королевскую гардеробную, где я чуяла присутствие четверых орол'шай. Джад снова кивнул.

Все было обговорено давно. И, как бы этого не хотелось делать, но сейчас нам придется разделиться. Чем быстрее мы достигнем цели, и в наших руках окажутся и детишки орол'шай, и злополучный Кристалл, тем лучше.

Медленно, осторожно я направилась к спящему королю.

Вдруг над головой раздался какой-то странный звук. Я вздрогнула и подняла голову. Надо мной кружила птица. Огромная, яркая, диковинная.

Хайдаш, если это пернатое создание не успокоится, оно короля разбудит!

И, будто услышав мои мысли, птица уселась на прикрепленный к одной из колонн насест, перестала хлопать крыльями. Чуть наклонив голову, уставилась своими глазами-бусинами на меня.

Я беззвучно вздохнула и продолжила путь.

При ближайшем рассмотрении покои короля напоминали джунгли, этакий сказочный сад. Кругом множество разнообразных цветов, кустарников и растений. Передвигаться можно только по извилистой, выложенной диким камнем тропинке. Если бы я направилась к столу с регалиями напрямик, то мне пришлось бы продираться через заросли низкорослого кустарника, топтать клумбы…

Тем ближе я подходила, тем неувереннее начинала себя чувствовать. На меня волнами накатывала паника. Казалось, что сейчас нас раскроют, схватят. Что все это огромная, колоссальная ошибка!

В нерешительности замерла. По лицу струился пот, меня била мелкая дрожь.

Всегда, сколько себя помнила, я доверяла своим инстинктам. И сейчас эти пресловутые инстинкты буквально вопили мне, что нужно хватать друзей за шкирку и уматывать отсюда. Быстро! Пока еще не поздно.

«Ррэко, — мысленно позвала я, — ты какую-нибудь опасность видишь? Может плетение, сигналку, что-нибудь?!»

«Нет, — через пару секунд отозвался лиен, — все чисто».

«Арелина, ничего говорила? Ее ведь все время посещают эти видения, сны… Может, ты что-то забыл мне передать?»

«Нет, — опять пришел ответ, — владычица считает, что вы справитесь… с большой степенью вероятности».

«Значит, все, как и раньше…»

Обернулась. У хода для слуг собралась уже вся моя компания: Джаред, Эрайн и шестеро орол'шай. Полувампир жестами показывал, чтобы я поторапливалась. И он был прав, я знала. Мне осталось преодолеть всего несколько метров, схватить венец, а потом стрелой пронестись обратно, влететь в центр круга, образованного моими спутниками, и активировать портал.

Только почему мне кажется, что стоит коснуться венца, как мышеловка захлопнется?..

Встряхнула головой. Я сама себя накручиваю. К Хайдашу сомнения! У меня все равно выбора нет.

Не медля больше, направилась к столу. Наклонилась, за венцом. Уже почти коснулась его пальцами… Как вдруг чудовищная сила отбросила мне прочь.

…Время замедлилось. Стало тягучим, словно кисель.

«Это ловушка! Засада!!!» — надрывно закричал Ррэко.

В покоях короля зажегся нестерпимо яркий свет.

Отодвинулись стеновые панели и в комнату вбежали стражники с оружием в руках…

Я пролетела добрый десяток метров. Ударилась спиной о водную гладь, подняв фейерверк брызг. Меня оглушило, удар вышиб из меня дух, лишь в последний момент я успела глотнуть воздуха, а потом с головой ушла под воду.

Медленно погружалась на дно. Мимо меня дружной стайкой проплыли золотые рыбки. Внизу, немного правее я видела заросли водорослей.

Наконец я упала на песчаное дно, взбаламутив в воду.

Вот и все… Далеко верху я видела яркий свет. До поверхности всего несколько метров. Это так ничтожно мало… Только мне это расстояние никак не преодолеть.

Страх сковывал меня. Я не могла пошевелиться. Казалось, я уже была мертва.

В голове у меня что-то рычал, шипел мой кошачий компаньон.

«Заткнись! — рявкнула я. — Прошу, заткнись!»

«Ри, ты должна бороться! Ты можешь, я знаю», — твердил Ррэко.

«Нет, нет… я не могу…»

С детства я боялась большой воды. Казалось бы, странно, ведь я родилась и выросла в вольном городе на полуострове, большая часть местных жителей добывала пропитание в море или на берегу. Я же… Стоило мне зайти глубоко в воду, перестать чувствовать под ногами опору, как меня тут же охватывала паника.

Откуда росли корни моего страха, я помнила. Мне было шесть лет, когда ребятишки из враждебной шайки сбросили меня в воду с обрыва. В тот день море штормило, я вдоволь наглоталась воды… чудо, что поблизости оказалась рыбачья лодка и меня спасли. Вот с тех пор я и боялась глубины, боялась воды.

Я пыталась с собой бороться, но… есть вещи, которые нам неподвластны.

Воздух заканчивался. Еще десяток-другой секунд и я умру — пришла ясная, спокойная, наполненная какой-то безысходностью мысль.

«Тогда хотя бы используй Кристалл, — взмолился лиен. — Телепортируйся!»

Точно! Кристалл! Это выход!!!

Но если я сбегу, что будет с моими друзьями?..

А если я умру, тоже им ничем не помогу…

Я больше не одиночка! Не сама по себе! От меня зависят Эрайн и Джаред, эти несчастные орол'шай… судьба всего мира, наконец!

Ррэко прав, я должна бороться! Должна отринуть свой страх. Найти в себе силы. Должна хотя бы попытаться!

Только воздуха уже почти не осталось. Легкие горят огнем, голова кружится.

Собрав последние силы, я оттолкнулась от дна ногами. Неловко загребая, поплыла.

Я больше бултыхалась на месте, нежели двигалась вперед. Но все же я пыталась, боролась. Такима видит, чуть ли не впервые со времен далекого детства я действительно боролась с водной стихией!

Поверхность уже совсем близко… Вдруг чья-то рука схватила меня за волосы, буквально выдернула из воды.

Жадно, судорожно я хватала воздух ртом. Боги, я жива! Все еще жива!

Меня все так же за волосы выволокли на берег, бросили к ногам какого-то хэйгэ. Нет, не какого-то — короля!

8 глава Эрайн Элиар-Тиани

1 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Заложников мы отыскали без какого-либо труда, они были именно там, где и говорил Ален. Дверь в гардеробную снаружи закрывалась лишь на простую щеколду.

Я и еле стоящий на ногах Омин остались снаружи. Джаред и Ален разбудили ташэ, в двух словах объяснили им, что происходит. Через несколько минут мы все вместе вернулись к служебному входу. Ри к тому времени уже должна была ждать нас, но девушки на месте не оказалось… Она в нерешительности топталась всего в нескольких шагах от венца с Кристаллом.

Бывшая рабыня обернулась, неуверенно посмотрела на нас.

— Твою мать! Чего она ждет?! — еле слышно прошипел Джаред и яростно зажестикулировал, призывая Ри хватать венец и со всех ног бежать к нам.

Видит Творец, мне самому было не по себе. Пусть и по необходимости, но я участвовал в ограблении и ни кого-то, а венценосной особы. Но Ри воровала отнюдь не впервые, она этим зарабатывала на жизнь долгие годы, да и не похоже, что моя спутница из тех, кого могут мучить угрызения совести из-за таких «пустяков». А потому мне было непонятно, из-за чего она медлит.

Наконец, решившись, Ри наклонилась за венцом… и тут же грубым, но крайне эффективным плетением ее отшвырнуло прочь. В апартаментах вспыхнул яркий свет.

— Ри!!! — закричал я.

Но вряд ли девушка меня услышала, подняв фонтан брызг, она упала в бассейн.

Лихорадочно, принялся сплетать нити силы в узор. Ри не умеет плавать! Я должен как можно быстрее вытащить ее из воды!

Джаред сильно ударил меня локтем в бок, сбивая концентрацию. Быстро сказал по-эльфийски:

— Никакой магии! Сейчас ты — наш единственный козырь.

— Но Ри…

— У нее Кристалл. Она либо выплывет, либо телепортируется. Нам надо думать о себе.

Аррито хэт, Джаред прав! А Ри… надеюсь, она действительно использовала Кристалл. И хотя это означает, что теперь наши шансы выпутаться из передряги равны нулю… Но так хотя бы она будет жива, будет в безопасности.

К нам со всех сторон бежали стражники-люди. Но Джаред не только не выхватил саблю, а наоборот поднял руки ладонями вверх в извечном миролюбивом жесте, всем своим видом показывая, что и не думает сопротивляться.

И я, как бы мне ни претило это, с точностью повторил жест дружка Ри. Потому как понимал, в данной ситуации единственное, что мы можем — это подороже продать жизни. Неважно, насколько я хороший маг, а Джаред — воин, пути отступления у нас больше нет, из дворца нам не выбраться, а с материка и подавно. Так что надо выиграть хотя бы немного времени, посмотреть, как будут развиваться события, а там… в плен к лийцам живым я точно попадать не намерен. Не после экскурсии по подземной тюрьме.

Мелькнула совершенно несвоевременная мысль, что Ри так же страшилась плена лоэл'ли, собиралась наложить на себя руки. Что моя раса никогда не была милосердна к своим врагам, то есть к людям… Только бы Ри использовала свой проклятый Кристалл!

Нас окружило два десятка стражников. Даже без помощи Джареда, всего парой плетений, я бы разметал это стадо людишек. Но кроме людей в покоях появилось шестеро хэйгэ, а амфибии уже гораздо более серьезные противники. К тому же, я не сомневался, что среди чешуйчатых тварей затесалась хотя бы парочка магов.

— Умные людишки! — услышал я низкий, насмешливый голос короля. Эаган XIII успел надеть на голову венец с Кристаллом, повесить на грудь обе перевязи с орденами. В ременных петлях на бедрах лийца висели два трезубца-сая. — Только, раз вы такие умные, как вы до такой глупости додумались? Неужели вы и правда верили, что сможете незамеченными пробраться ко мне во дворец? Более того, в мою спальню?!

Я, было, хотел возмутиться, что никакой я не человек вовсе, но во время прикусил язык, наступил на горло своей расовой гордости.

Джаред тоже благоразумно молчал.

Орол'шай сбились в кучку, как испуганные щенки. Головы опустили, плечи ссутулили, казалось, ташэ даже дышали через раз. В общем, юные гермафродиты старались стать как можно незаметней. В центре этой кучки затерялся, сжался в комок изможденный, полуодетый Омин, лишь одна рыжеволосая макушка торчала. Ален стоял чуть в стороне от своих соплеменников, ближе к нам с Джаредом.

— А куда подевалась ваша чернявая подружка? — спросил лийский правитель.

— Она не умеет плавать, — процедил сквозь зубы Джаред.

— Эх, землекопы, землекопы! — усмехнулся король. — Элементарных вещей не умеете, ничего из себя не представляете, а еще к власти рветесь, кричите, что хэйгэ вас притесняют!.. Уолли, посмотри, не утопла ли подружка моих гостей, — распорядился Эаган XIII.

Добродушность короля была какой-то наигранной, вел себя лиец, на мой взгляд, несколько неадекватно — он явно наслаждался сложившейся ситуацией.

Хэйгэ по имени Уолли зашел по пояс в бассейн. На секунду он остановился, а потом резко метнулся вперед и вытащил за волосы из воды девушку. Ри вяло брыкалась и жадно, тяжело дышала. Похоже, она была в полуобморочном состоянии и не совсем понимала, где находится и что происходит.

Аррито хэт, почему Ри не телепортировалась?!

Я, было, дернулся вперед, но Джаред схватил меня за руку. Прошипел сквозь зубы:

— Стой на месте.

Уолли вытащил девушку из воды, бросил к ногам своего правителя.

Меня прошиб холодный пот. А может Ри, когда упала в воду, потеряла Кристалл?..

Эаган наклонился, намотал волосы Ри на кулак и чуть приподнял девушку, с любопытством заглянул ей в лицо. Затем перевел взгляд на нас с Джаредом, моргнул своими выпученными, лишенными ресниц глазами и хрипло расхохотался.

— А эта девица определенно много для вас значит. Не бойтесь, я ее не съем, — и после небольшой паузы добавил: — Пока!

Лиец опять издевательски рассмеялся.

Да этот Эаган XIII — психопат! Хотя на празднике, когда произносил речь, он мне показался вполне нормальным… Впрочем, ту речь хэйгэ читал по бумажке, да и само выступление перед народом, скорее всего, было не раз отрепетировано, сейчас же мы видели истинное лицо лийского короля.

Правитель отпустил девушку, и та безвольной куклой упала к его ногам. Дышала Ри все еще тяжело, но, судя по короткому взгляду в нашу сторону, уже вполне пришла в себя.

— Ладно, с утопленницей я еще успею поближе познакомиться. Сейчас меня больше интересует белобрысый мальчишка, который на самом деле никакой и не мальчишка вовсе, — король опять хохотнул и добавил намного жестче, с какой-то фанатичной ненавистью: — а бесполое, самой природе противное существо. Выродок! — последнее слово хэйгэ буквально выплюнул.

Эаган встряхнул своими жгутами-волосами, затем чуть наклонил голову, растянул толстые губы в жабьей, поистине безумной улыбке и сказал:

— Ален, деточка, неужели ты думал, что я тебя в этом маскараде не узнаю? Я по тебе скучал… Все эти новые рабы — строптивые, невоспитанные, глупые. То ли дело ты! Ален, ты ведь помнишь, что был моим любимчиком?.. Ну, отвечай!

— Да… — прошептал наш проводник.

Ташэ била нервная дрожь, он трясся как мышонок при виде удава. И это не было проявлением трусости, у Алена хватало причин для того, чтобы бояться и ненавидеть лийского правителя.

— Я рад, — благодушно улыбнулась чешуйчатая тварь. — Очень рад… Ведь теперь у меня на одного ташэ больше, чем нужно. Так что я могу убить любого из вас и при этом не нарушу договоренностей со Светлейшим, — король довольно рассмеялся.

— Нет! — тут же вскинулся Ален.

Король небрежно перешагнул через растянувшуюся на полу девушку, к ней он полностью утратил какой-либо интерес. Сама Ри лежала неподвижно, притворялась, что все еще не пришла в себя. Но я видел, как из под мокрых, спутанных, темных прядей сверкали небесной синевы глаза.

— О, не беспокойся! — замахал своими перепончатыми лапами хэйгэ. — Ален, это будешь не ты. У меня есть более достойная кандидатура — Омин!

И тут же, повинуясь знаку правителя, стражники вытащили из круга полуодетого ташэ. Ален попытался броситься следом, но ему преградили путь вооруженные люди.

— Мне всегда было интересно, — продолжил свой монолог король, — насколько живучи орол'шай, как долго может длиться ваша агония. Раньше я не мог заходить далеко, из опасения потерять ценного заложника, сейчас же мои руки развязаны, — хэйгэ картинно развел руками.

Если опыты моего дядюшки Вэйона объяснялись научным интересом, он выводил новые модификации рабов, то Эаган просто получал удовольствие от того, что мучил живых существ.

Омина подтащили к лийскому правителю. В руках стражников ташэ висел как тряпичная кукла, у него не было сил ни для того чтобы идти, ни для того чтобы сопротивляться.

— Думаю, для начала стоит выколоть этому выродку один глаз, — сказал король, с предвкушением рассматривая изможденного пленника.

— Нет!!! — закричал Ален. — Возьмите меня! Делайте со мной все, что хотите! Я… Мне больше незачем жить!

Эаган окинул нашего проводника задумчивым взглядом и жестко произнес:

— Не тебе оспаривать мои решения! Выбор я уже сделал, а ты… что ж, думаю, двадцать плетей заново научат тебя покорности.

Хэйгэ вытащил из ременной петли сай, пару раз подбросил его в руке.

— Держите голову Омина крепко, — распорядился король. — Операцию следует проводить медленно, осторожно, а не хочу раньше времени эту ошибку природы убить.

— Нет… — тихо, безысходно прошептал Ален… и вдруг взорвался, обернулся огненным смерчем.

Не знаю как, но все же я успел выставить щит, защитить от огня себя и Джареда.

— Что с Ри? — быстро спросил мужчина.

— Аррито хэт, не знаю! — простонал я. — Это не просто огонь, это чистая, первозданная стихия, древняя магия. Я ничего не могу сделать!!!

Джаред в отчаянии выругался.

Королевские апартаменты накрыло огненное безумие. Я слышал, как кричали сгорающие заживо люди и хэйгэ. Впрочем, кричали они недолго, Ален, обратившийся огненным смерчем, был куда милосерднее своего бывшего хозяина.

Мы будто оказались заперты в стеклянной колбе: около элая в высоту, треть элая в диаметре. И лишь тонкий, невидимый щит отделял нас от пламени, от его жара. А за пределами колбы не было видно ничего, кроме стены огня.

Творец, надеюсь, огненная буря продлится недолго, в противном случае мы здесь задохнемся. Глупо умереть вот так, но — Аррито хэт! — я ничего, совсем ничего не мог сделать! Магия орол'шай основывалась на непонятных мне принципах, я даже не представлял, как можно потушить огонь. К тому же, меня будто отрезало от всего остального мира, я мог дотянуться лишь до трех десятков нитей силы, но все они уже были вплетены в конструкцию щита. Все, что нам оставалось — это просто ждать.

О том, что случилось с Ри, сумела ли она спрятаться, успела ли телепортироваться, я старался не думать. Гнал от себя мысли, что вряд ли девушка спаслась — слишком все быстро произошло. Никто не ожидал, что тихоня Ален способен на такое, что магическое воздействие подобной силы вообще доступно орол'шай, не говоря уж про юного, ущербного ташэ.

Вдруг огонь погас. Разом. Везде.

Всего за пару минут цветущий сад превратился в пепелище. Сгорело все, что могло сгореть: растения, мебель, отделка стен — стеклянный потолок и тот треснул. Вода в бассейне испарилась. В воздухе кружили крупные хлопья пепла.

От людей и хэйгэ не осталось и следа. А вот пятерых орол'шай пламя даже не тронуло, не коснулось ни волос, ни одежды. Только их почему-то разбросало по всей комнате, и ташэ замерли в позе эмбрионов… Алена нигде не было видно.

Спрятаться за магическим щитом успели не только мы с Джаредом, лийский король во время огненной бури тоже нисколько не пострадал. Живой и невредимый он стоял в тридцати шагах от нас.

Стены были черны от копоти. Толстый слой пепла покрывал все вокруг — пол, застывшие фигуры орол'шай, лишь около меня и Эагана XIII были сравнительно небольшие участки никак не пострадавшие от огня.

Творец, как я мог забыть?! Создание мощного защитного круга — одно из особых свойств Кристалла, который вставлен в венец правителя. Так же, как Кристалл Ри позволяет строить телепорты, Кристалл рэйи Арелины — предвидеть будущее, а Кристалл Светлейшего — читать мысли.

К счастью, у Ри память оказалась не в пример лучше моей. А потому девушка не сгорела в огне, а лежала на полу у ног хэйгэ внутри защитного круга. Хотя, я помнил, до того, как началось огненное безумие, Ри была, по меньшей мере, в десяти шагах от лийского короля.

Но она все-таки смогла! Справилась! Успела!

Только почему Ри не шевелится?..

— Что будем делать? — спросил меня по-эльфийски Джаред.

Пожалуй, чуть ли не впервые мужчина был растерян. И я понимал почему, по сути, Ри заперта в клетке с психопатом убийцей. Защиту Кристалла пробить невозможно. А девушка не подает признаков жизни. То ли притворяется, то ли уже мертва. Неизвестно, что за пару минут смог сотворить с ней Эаган. Сам лийский правитель сейчас растерянно озирался, кажется, у амфибии был шок.

— Хайдаш, почему за венцом не отправился я? — прошептал Джаред.

Я понимал, что вопрос товарища по несчастью был риторическим, но все же ответил:

— Потому что так сказала владычица эйсин. Она особо подчеркнула, что первой лийский Кристалл в руки должна взять именно Ри. Думаю, если бы ты пошел за венцом, тебя бы убили…

Девушка в защитном круге чуть пошевелилась. Открыла глаза, пару раз моргнула, затем скосила глаза на замершего над ней хэйгэ и снова пару раз моргнула.

Мы с Джаредом переглянулись.

— Что?.. — начал я, но мужчина меня перебил.

— У Ри есть план. Не знаю какой, но будь готов действовать. Убирай этот хайдашев щит!

Я распустил узор, и тут же на меня дохнуло жаром. Джаред сквозь зубы выругался.

Хэйгэ встряхнул головой и задумчиво потер рукой лоб. Кажется, Эаган начал приходить в себя.

Ри еще раз моргнула, а затем вдруг подорвалась с места. Каким-то невероятным кульбитом вскочила на ноги, сорвала с головы амфибии венец с Кристаллом и устремилась в нашу сторону. Эаган попытался ухватить девушку, но та ловко вывернулась из его рук.

Защитный круг девушка преодолела легко, собственно никакого круга уже и не было — как только руки Ри коснулись Кристалла, щиты перестали действовать.

Хэйгэ что-то яростно закричал на своем странном, непонятном языке. Схватился за сай, намереваясь метнуть его в девушку.

Ри, подняв настоящую пепельную бурю, бежала к нам.

Джаред бросился к девушке навстречу. Или он бежал к лийскому королю?..

А я… Я вдруг ясно понял, что лийский король не промахнется. Джаред ничего не сможет сделать. Кристалл, заключенный в венце, Ри не защитит, он просто не будет действовать в ее руках. И тогда принял единственное верное решение. Впрочем, какое решение?! В тот момент я вообще не думал, а просто ударил чистой силой в лийского правителя.

Грудь Эагана XIII пронзило огненное копье. Прожгло в теле правителя огромную дыру и улетело в стену за спиной амфибии, оставив после себя дымящейся черный провал.

Ко мне подбежали Джаред и Ри. Их одежда из черной, стала пепельно-серой, пепел же покрывал их лица и волосы. Впрочем, сам я, думаю, выглядел не лучше.

— Спасибо! — устало улыбнулась Ри. — Спасибо вам обоим.

— Надо уходить отсюда. С минуты на минуту здесь будет не продохнуть от лийцев… Ты не потеряла свой Кристалл? — спросил Джаред.

Ри коснулась груди, что-то нащупала под тканью блузки и покачала головой.

— Нет, он на месте. Вы приводите в порядок орол'шай. Заснули они, что ли?.. Я поищу Алена.

— Хорошо, — сказал я.

— Подождите! Джад, это твое, — девушка вручила мужчине венец.

Дружок Ри пару секунд повертел злополучный венец в руках, а затем, проворчав: «не надевать же эту штуку на голову», засунул его за пояс брюк.

Девушка вдруг надсадно закашлялась. Дышать в королевских покоях было уже практически нечем. Можно, конечно, соорудить какое-нибудь плетение, которое осуществило бы приток свежего воздуха, но на все это требовалось время, а как раз его у нас и не было. Хорошо еще, что стеклянная крыша треснула, хоть какой-то приток свежего воздуха…

— Аррито хэт, крыша! — прошептал я.

Ри услышала меня и подняла голову.

На высоте двух этажей над нами скрипела и стонала конструкция, бывшая недавно вполне надежной крышей. Стекло украшала паутинка трещин, которая прямо на глазах росла, ширилась. Уже несколько кусочков стекла упали вниз, и вот-вот должна была рухнуть сама крыша — пролиться на нас смертоносным дождем из острого стекла.

— Джад, посмотри наверх! — закричала Ри.

Мужчина поднял голову, коротко выругался и стал складывать ташэ в кучу.

— Райн, помогай. Живо! — прорычал он мне.

— Они хоть живы? — спросила Ри, пытающаяся высмотреть с пепельных сугробах тело Алена.

— Хайдаш его знает. Вроде дышат…

Мы только успели сложить в кучу бывших заложников, когда прибежала Ри с телом Алена в руках. В отличие от остальных ташэ тут сомнений не было, наш проводник был мертв.

Девушка с излишней на мой взгляд аккуратностью опустила тело Алена на пол, зашла в центр образованного нами и орол'шай круга, а затем открыла портал.

Вовремя. Я услышал, как над головой страшно заскрипела крыша, но стеклянный дождь не мог причинить нам вреда, мы были далеко.

И только кружась в радужном вихре телепорта, я наконец осознал, что же сделал. Я убил правителя могущественного государства, и по этому поводу не испытывал ни малейших угрызений совести. А еще мы украли главный атрибут власти — королевский венец. Который не просто был красивой побрякушкой, передавшейся в роду лийских правителей на протяжении веков, он гарантировал владыке полную безопасность, давал ему практически божественный статус.

Теперь же…

Эаган XIII не оставил наследников. Легендарный венец исчез. Думаю, Лию ждет смута. А потом, кто знает, может к власти придут люди? Они во всех отношениях гораздо симпатичней, чем скользкие амфибии.

9 глава Джаред Дэш

1 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Мы вновь оказались на том же крохотном клочке суши, где впервые встретили орол'шай.

Я глубоко вздохнул. Хорошо! Морской освежающий бриз, чистый воздух. Прохлада. На Огненных островах царила глубокая ночь, солнце подняться из-за горизонта должно было нескоро.

Надеюсь, мы успеем решить все дела с орол'шай, и Кристалл Ри напитается энергией, прежде, чем я опять начну медленно сгорать под солнечными лучами.

Ри подбежала к воде и быстро начала умывать лицо, руки, шею. Мы с Райном последовали примеру девушки. Безумно хотелось искупаться, но лезть в воду никто из нас не рискнул. Еще живы были воспоминания, чем обернулись наши недавние купания в море у Огненных остров. Никто из нас не был настолько глуп, чтобы доверять местным жителям.

Когда у берега мелькнула темная лента лайши, мы, не сговариваясь, отошли подальше от воды. Теперь осталось только дождаться хозяев морских тварей. Мы не сомневались, орол'шай к нам скоро пожалуют.

Бывшие заложники все еще не пришли в себя. Их сердца бились, ташэ дышали, то есть юные орол'шай явно были живы, но привести их в чувство мы так и не смогли. Райн пробовал применять на детишках какую-то магию, Ри умыла лица ташэ и даже попыталась влить им в рот немного морской воды, а я несколько раз хлестнул каждого гермафродита по щекам — никаких результатов.

— Хайдаш! — прошипел сквозь зубы Ри. — Боюсь, орол'шай все это не понравится. Проводник мертв, с заложниками незнамо что…

— Кто ж спорит, — устало потер глаза. Я, может, и полувампир, а потому намного выносливее большинства разумных существ, но за сегодняшнюю ночь все-таки слишком устал.

— Думаю, состояние, в котором оказались заложники, самим орол'шай хорошо знакомо, ведь оно напрямую связано с их огненной магией, — заметил Райн. — Потеря Алена тоже вряд ли сильно расстроит Светлейшего.

— Я тоже так думаю, — вздохнула Ри, — но Светлейший и так вовсе не горел желанием отдавать нам Кристалл, теперь же у него появился повод нарушить договор.

Орол'шай появились, когда солнце уже наполовину показалось из-за горизонта. Встречающая делегация была гораздо более многочисленная, нежели в первый раз — на трех лодках я насчитал аж восемнадцать аборигенов. Мало того, в одном из встречающих Ри узнала Светлейшего.

— Стойте рядом со мной, никуда не отходите, — сказал я. — Райн, держи два-три плетения наготове. Я помню, какое воздействие на твою магию оказывают лайши, но вдруг в этот раз плетения сработают как надо?..

— Хорошо, — кивнул эльф.

Пока ждали орол'шай, мы не теряли времени зря. За четыре часа я сумел немного освоить управление Кристаллом, заключенным в венец лийского короля. Обучением моим занималась Ри, которая, во-первых, сама имела опыт работы с древними артефактами, а во-вторых, через Ррэко поддерживала связь с рэйей Арелиной и могла рассказать, как обуздать попавшую мне в руки магическую хреновину. К моему невероятному удивлению, у меня все получилось. То есть Кристалл не только работал в моих руках (хотя, ясно дело, родственников у меня среди амфибий не было), но еще я мог управлять защитной полусферой, которую создавал вокруг своего носителя древний артефакт.

По словам рэйи Арелины, пробить эту сферу не может ни одно магическое плетение. Райн, изучив мой Кристалл, пришел к аналогичному выводу, с небольшой оговоркой на то, что он не самый опытный и знающий маг, а потому его умозаключения могут быть ошибочными.

Итак, Кристалл создавал вокруг своего носителя защитную полусферу. В диаметре у основания, то есть у поверхности земли или пола, она составляла приблизительно два с половиной метра. В высшей точке, то есть над моей головой, насчитывались те же два с половиной метра.

Но были у этой идеальной защиты и некоторые недостатки.

Во-первых, она не пропускала воздух, так что если находиться под защитным колпаком длительное время, то вполне можно задохнуться. Ну а чем больше существ оказывалось внутри полусферы, тем быстрее расходовался воздух.

А во-вторых, артефакт тянул жизненные силы своего хозяина. Та же Арелина не рекомендовала пользоваться полусферой больше часа подряд. Тогда даже я мог ощутить сильное недомогание.

Появлялся и исчезал защитный колпак по мысленной команде. При этом наибольший отток жизненных сил происходил именно тогда, когда я отдавал эти самые команды.

Вот и сейчас, при малейшем проявлении агрессии со стороны орол'шай я был готов накрыть всю нашу компанию полусферой. Более того встал так, чтобы под защиту попало и пятеро так и не пришедших в сознание ташэ. Кто знает, возможно, юным гермафродитам снова придется стать заложниками, но теперь уже в наших руках.

Лодки орол'шай приблизились к нашему скалистому островку. Выходить на берег гермафродиты не спешили, видимо в своих утлых посудинах они себя чувствовали более чем уверенно.

— Я рад, что вы вернулись, — сказал Светлейший, — но как это понимать? Что с Аленом и с остальными нашими детьми?

Как говорится, с места и в карьер. Хорошее начало!

Лицо орол'шай никаких особых эмоций не выражало. Меня вообще внешний вид предводителя гермафродитов разочаровал. Светлейший выделялся среди других айгэ только наличием длинной косы. А так, как и свои соплеменники, был такой же рыжий, невзрачный и бесполый.

— Не делайте поспешных выводов, — быстро сказала Ри. — Позвольте сначала рассказать всю историю целиком.

— Что ж, Хранительница, я выслушаю вас. Позже. Сейчас же предлагаю перенести беседу в более удобное место. Все вы устали с дороги…

— Нет, — жестко ответила полуэльфийка. — Мы бы хотели все наши вопросы решить здесь и сейчас.

Я заметил в воде еще несколько лайши, которые быстро ушли на глубину. Что-то мне подсказывало, что под толщей воды скрывается не один десяток этих тварей, а значит, наш штатный маг опять не сможет колдовать.

Но все же здесь, на острове, мы можем организовать хоть какую-то оборону, а стоит нам подняться на лодки, разделиться, то нас быстро повяжут либо и вовсе убьют. Орол'шай могут сколько угодно убеждать в том, что они миролюбивые и безобидные. Возможно, сами аборигены оружие в руки и не берут, но у них в услужении достаточно кровожадных тварей. У острова кишат ядовитые лайши. А в воздухе в паре сотен метров западнее острова кружатся несколько весьма подозрительных крылатых созданий.

— Хорошо, — после некоторых раздумий сказал орол'шай. — Я вас слушаю.

Девушка в достаточно сжатой форме поведала обо всех наших приключениях на Лии. При этом ни разу не соврала, рассказала все, как было. Она, как и я, считала, что нам нечего в этой истории скрывать.

— Так вот значит как, — задумчиво протянул Светлейший, когда Ри закончила рассказ — Это многое меняет. Мы рады, что правитель амфибий погиб. Но, скажите, есть ли вероятность, что в случившемся могут обвинить нас, орол'шай? Что теперь лийцы объявят войну Огненным островам?

— Нет, — сказала Ри. — Все, кто был в королевских покоях, погибли, от них остался только пепел. А мы… мы исчезли. Думаю, лийцы посчитают, что заложники сгорели вместе с остальными. К тому же, мы оставили некоторые следы, так что лийцы поймут, что те, кто убил их короля и похитил венец, пришли с материка Таура. Вас они никак не свяжут с нами.

— А что же Ален? — спросил предводитель аборигенов. — Его видели в вашей компании.

— Да, но кроме короля, никто не узнал в нем орол'шай. Мы Алена хорошо загримировали, для всех он был обычным человеческим мальчишкой… Кстати, скажите, а что с ним произошло? Почему он обратился огненным вихрем, а потом умер?

— Такое с орол'шай, потерявшими пару, иногда бывает, — промолвил Светлейший. — Когда кто-то из моего народа погибает, его половина обретает всю силу, изначально дарованную паре орол'шай, да только сила эта очень нестабильна. При мощной эмоциональной встряске происходит выброс, от которого сгорает и сам орол'шай, и все вокруг его.

Нас разыграли втемную. Светлейший дал нам в руки самую настоящую бомбу, которая могла взорваться в любой момент. А мы, будь дураками, протащили эту бомбу во дворец и укокошили лийского короля.

Более того, думаю, если бы не спасли заложников, такой вариант Светлейшего тоже бы устроил. Никакого сожаления из-за того, что погиб Ален, предводитель орол'шай не испытывал. Прав был наш проводник, когда говорил, что для своих соплеменников он уже давно мертв.

Мы с Ри быстро переглянулись. Определенно, девушка пришла к таким же выводам, что и я. Судя по помрачневшему лицу Райна, он тоже все понял.

— Ясно, — медленно произнесла Ри. — А что тогда случилось с ташэ? Они, как я уже и сказала, живы, но в чувство мы их привести не сумели.

— Как вы уже, наверное, поняли, — Светлейший позволили себе слабую, еле заметную улыбку, — огонь нам не страшен. Исключение — Священная Шайская гора. Но все же длительное воздействие огненной стихии может причинить нам вред, а потому в чрезвычайных ситуациях мы, скажем так, впадаем в спячку. К сожалению, мы не можем проснуться по своему желанию.

— И сколько времени длится ваш сон? — спросила девушка.

— Сутки. Теперь, надеюсь, я ответил на все ваши вопросы?

— Да.

— Тогда предлагаю все-таки добраться до острова. Там вы можете перекусить и немного отдохнуть перед дальней дорогой.

— Сначала мы бы хотели получить Кристалл, — сказала Ри.

— Боюсь, сейчас это невозможно, — сказал Светлейший. — Кристалл хранится в святилище у самого жерла Священной Шайской горы.

— Нет, — покачала головой Ри, — это не так. Он у вас сейчас при себе.

Я заметил, как напряглись разом все орол'шай, а предводитель аборигенов почти незаметно переменился в лице. Крылатые твари быстро переместились на несколько десятков метров ближе к острову.

— Откуда такая уверенность? — позволил себе слабую улыбку Светлейший. — Ты не можешь этого знать. И в твоем положении, девочка, крайне недальновидно обвинять меня во лжи.

— Почему же? Могу! — в ответ Ри нахально усмехнулась. — Ошибкой было сейчас читать мои мысли. Телепатия отнюдь не входит в список талантов вашей расы. Так что, может, хватит ходить вокруг да около. Мы выполнили свою часть сделки. Вернули вам детей и доставили море неприятностей лийцам. Теперь мы хотим получить оговоренную плату и убраться отсюда.

— Не совсем так, — покачал головой Светлейший. — Один орол'шай погиб, да и остальные…

— Но они живы, — перебила правителя девушка. — И скоро придут в себя, вы сами это сказали. А что касается Алена… Во-первых, на его счет никаких договоренностей не было. Во-вторых, он, по сути, совершил самоубийство, хотя тем самым спас нас и пятерых своих соплеменников. А в-третьих и главных, орол'шай, потерявший пару, сам почитается за мертвого и никакой ценности для вашей расы не представляет…

Договорить Ри не дали. Из воды вынырнуло сразу два десятка лайши. По камням к нам устремились черные, сколькие, трехметровые то ли змеи, то ли угри.

Пора брать дела в свои руки.

Я активировал Кристалл. По всему телу прокатилась волна холода, которая закончилась вспышкой боли в голове. Но все же артефакт сработал — нашу компанию накрыл щит. Теперь главное, чтобы щит остановил лайши, а то у этих чешуйчатых тварей весьма своеобразные отношения с магией… И тех крылатых гадин, что кружили над нашими головами, тоже не пропустил!

Лайши и похожие на гигантских летучих мышей твари атаковали одновременно. Наш маленький отряд ощетинился оружием, готовый продать свои жизни как можно дороже. Но ни один из питомцев орол'шай до нас так и не добрался. Они будто натолкнулись на стену.

Пару минут твари отчаянно бились в защитный купол. Они буквально облепили его со всех сторон, так что внутри стало темно, как в каком-то подземелье. Наконец, так ничего и не добившись, твари отхлынули в разные стороны. Половина летучих мышей поломала себе крылья, лайши тоже выглядели какими-то помятыми.

— Слава богам! — еле слышно вздохнула Ри.

И я был вынужден с ней согласиться, хотя и не особо верил в этих самых богов.

Орол'шай явно были обескуражены. Они совершенно не ожидали, что мы можем оказать сопротивление их питомцам.

— Но как?! — хрипло спросил Светлейший.

— Если бы вы дали себе труд задуматься, как же эйсин собираются активировать хэйганский и орол'шайский Кристаллы, то мы бы сейчас не оказались в столь любопытной ситуации, — сказала Ри с немалой долей иронии в голосе. — Но, к счастью, все эти вопросы даже не пришли к вам в голову.

Я присел на корточки. Чуть приподнял одного из спящих ташэ. Приставил нож к горлу заложника. Посмотрел прямо в глаза Светлейшему.

— Мы хотим получить свой Кристалл, — медленно, почти по слогам произнес я. — Если мы его не получим, то через час телепортируемся, уйдем отсюда навсегда. Но перед этим я лично перережу глотки пятерым ташэ.

— Но они же дети! — вскинулся предводитель аборигенов.

— А у нас был договор, — сказал Райн. — И, поверьте мне, у Джареда рука не дрогнет.

Я слегка царапнул шею пленника ножом. На бледной коже орол'шай появилась тонкая алая полоска, на которой тут же выступили несколько капель крови.

— Так что для вас важнее, Светлейший? — спросила Ри. — Жизнь пяти юных соплеменников… Ах, нет! Простите. Десяти!.. Или древний артефакт, который вам не так уж и нужен. Или, Светлейший, ваша власть на этом острове зиждется лишь на умении читать мысли своих подданных?

Правитель Огненных островов молчал. А вот остальные орол'шай, обычно такие невозмутимые, сейчас взволнованно переговаривались. Притом, я обратил внимание, что пятеро гермафродитов были явно бледнее и нервничали сильнее своих соплеменников. Уверен, это родители наших заложников.

— Хорошо, вы получите Кристалл, — Светлейший вытащил из-за ворота рубахи шнурок, на котором висел большой, кроваво красный камень. — Но сначала отпустите детей.

— Так не пойдет, — сказал я. — Мы отпустим заложников только после того, как Кристалл окажется у нас.

Светлейший поморщился, но все же кивнул.

К лодке правителя подплыла одна из лайши. Орол'шай чуть дрогнувшей рукой вложил свой артефакт в пасть гадины. После чего морская тварь устремилась к нам.

— Положите Кристалл у самой границы защитного купола, — распорядилась Ри.

Сейчас предстояло самое сложное. На несколько секунд снять защиту, забрать Кристалл, затем опять спрятать нашу компанию за щитом. Я почти не сомневался, что в этот момент орол'шай попытаются атаковать…

Лайши выплюнула кроваво-красный Кристалл у самой границы защитного купола.

— Теперь пусть все ваши твари уберутся как можно дальше от нас, — сказала Ри. — Мышки улетят, а лайши уползут с острова и уйдут на глубину.

— Не доверяешь? — чуть приподнял рыжую брось Светлейший. — У нас вроде как есть договор.

— Не доверяю, — кивнула Ри. — Если вы нарушили первый договор, то вполне можете не исполнить и второй.

— Что ж, будь по-твоему.

Все лайши скрылись под водой, крылатые твари улетели. Осталась только парочка мышей со сломанными крыльями, но даже они отползли как можно дальше от нас, хотя ясно было, что эти питомцы орол'шай угрозы не представляют, так как они даже передвигались с трудом.

— Ри, по моей команде заберешь Кристалл.

— Может, лучше я? — встрял эльфийский маг.

— Ты будешь ее прикрывать, — не терпящим возражения голосом сказал я. — Так, Ри…

— Я готова, — сказала девушка.

Полуэльфийка сидела на корточках у самой границы купола с саблей в руках.

Снял щит. Опять волна холода прокатилась по всему телу и… Великий Прародитель, какое облегчение! Я и не замечал, как хайдашев щит давил на меня.

— Давай! — прошипел я.

Ри острием клинка подцепила шнурок. Резко бросила красный Кристалл к моим ногам.

Долей секунды позже какая-то сила вырвала клинок из рук девушки. К нам со всех сторон опять устремились твари… и вновь разбились о невидимую стену — я успел выставить щит.

— Не честно играете, Светлейший. Я мог бы с чистой совестью прирезать одного из детишек. Так сказать, в назидание вам, — произнес я.

Кто-то из орол'шай тихо вскрикнул.

— Но я не столь вероломное существо.

Мне было хреново. Вторая активация защитной полусферы (а если считать тренировки, то уже четвертая) не прошла бесследно. Голова кружилась, меня слегка знобило. На плечи давила невероятная тяжесть — теперь я очень хорошо чувствовал щит.

— Когда вы отпустите наших детей? — Светлейший даже не попытался оправдаться или извиниться за свое поведение.

— Когда Кристалл соберет достаточно энергии, и мы сможем телепортироваться отсюда, — сказала Ри.

— Но вы…

— Мы не обещали, что отдадим заложников в тот же миг, когда получим Кристалл, — жестко сказала девушка.

— Вы, люди, лживые существа! Жалкие, ничтожные!..

— А вы, орол'шай, после этого еще удивляетесь почему вас не любят лийцы? — делано удивилась Ри. — Давайте обойдемся без взаимных оскорблений. Тем более что в вашем положении подобное поведение крайне недальновидно, — не отказала себе в удовольствии ввернуть шпильку полуэльфийка.

На этот беседа закономерным образом завершилась. Предводитель орол'шай, наконец, проявил себя как благоразумное существо и промолчал.

— Почему ты не берешь в руки Кристалл? — спросила Ри и указала на красный камень, который все еще лежал около моих ног.

— Мне бы сначала с одним разобраться, — проворчал я. — Так что подержи камешек пока у себя, или вон эльфу на время отдай.

— Так плохо? — одними губами спросила девушка. Стояла она спиной к орол'шай, так что ее лица аборигены не могли видеть.

Я поморщился.

— Справлюсь.

И я действительно справился. Через полчаса Ри активировала свой Кристалл, и мы покинули негостеприимные Огненные острова.

* * *

Мы перенеслись в большой светлый зал… В тронный зал! И там нас уже встречали.

На троне, похожем на глыбу льда, восседала рэйа Арелина. По бокам от нее стояли двое ее мужей. Еще несколько десятков эйсин рассредоточились по залу. Заметил я и нескольких лиенов. Уверен, среди них была зверушка Ри, но для меня все снежные рыси на одну морду.

— Я рада, что вы все вернулись живыми и невредимыми, — торжественно сказала рэйа Арелина. — Более того, вернулись не с пустыми руками.

Ри скривилась, но промолчала. Райн в приветствии чуть склонил голову, так сказать, поклонился как равный равному и тоже промолчал.

Давно хотел у Ри, что же Райн за вельможа такой. Самомнение для сынка какого-то чинуши средней руки у парня великовато.

Что ж, раз все молчат, придется отдуваться мне.

Я в пояс поклонился рэйе Арелине и сказал очередную куртуазную глупость:

— Владычица, чего только не сделаешь за возможность вновь лицезреть вас.

Эйса одарила меня легкой улыбкой и промолвила:

— Сейчас отдыхайте, общайтесь с родственниками и близкими, а через два дня я вас троих жду у себя в кабинете. Нам надо многое обсудить.

Каждого из нашей славной компании в тронной зале встречали дорогие люди или нелюди. Слова рэйи Арелины прозвучали для них как отмашка.

Навстречу Райну бросилась очаровательная юная эльфийка, его сестра.

Ко мне, на несколько шагов отставая от девушки, побежал что-то радостно кричащий воспитанник Сажа.

К Ри быстрым шагом направились аж пять человеческих женщин. Точнее — две красивые женщины средних лет и три весьма симпатичные пышнотелые девицы. Притом, в шествовавшей впереди шикарной рыжеволосой даме лет тридцати пяти, я узнал Терезу, владелицу заведения «Три веселых юбки». И пусть я уже некоторое время знал, что Ри приходилась дочерью хозяйке популярного борделя. Но знать — одно, а видеть знаменитую мамашу собственными глазами — совсем другое.

К слову, Тереза (или, вернее, Лиана, ведь именно так эту полуэйсинку звали на самом деле) тоже меня узнала — я был частым гостем в ее заведении. Взгляд, которым меня наградила мать Ри, мне крайне не понравился.

Сажа бросила ко мне на шею. Я пошатнулся и чуть не упал.

Голова кружилась, слегка подташнивало, я просто безумно устал. То есть чувствовал себя не настолько паршиво, чтобы прямо здесь и сейчас помереть, но слишком хреново, чтобы выдержать весь груз общения со своим воспитанником. Хотя и успел за полмесяца соскучиться по сорванцу.

С трудом отцепил мальчишку от себя, опустил его на пол.

— Я так рад, что вы вернулись!

— Эрих, — назвал воспитанника по имени, — я тоже ряд тебя видеть. Но я слишком устал…

— Вы ранены?! — тут же встрепенулся парнишка.

Вот дурень! Забыл, что ранить меня крайне нелегко, а все повреждения, за исключением тех, что нанесены серебряным оружием, быстро заживают.

— Нет, — покачал головой я, даже такое невинное движение отозвалось резкой болью в затылке. — Просто устал. Тяжелый выдался день, да и последние три месяца были не легче.

— Я так волновался… Мы все так волновались!

— Все? — удивился я.

— Ну, тетя Лиана…

— А, ясно, — легко потрепал сорванца по белобрысым вихрам, и парень, вопреки обыкновению, не попытался увернуться и даже не возмутился.

Мне действительно было все более чем ясно: мамаша Ри дидбез взяла моего сорванца себе под крыло.

Кстати, о самой Ри. Свита плотно окружила девушку. Так, что из-за спин женщин лишь макушка Ночной гостьи и торчала. Видимо почувствовав мой взгляд, полуэльфийка обернулась, посмотрела на меня. Ого! Всего за несколько минут мамаша и подруги девушку порядком допекли. Кажется, сейчас Ри больше всего мечтала провалиться сквозь пол, ну или телепортироваться куда подальше, даже обратно к тем же орол'шай или лийцам.

Но я на помощь девушке приходить не спешил. Во-первых, чувствовал себя слишком паршиво, а во-вторых, Ри у нас, чай, не маленькая, сама справится. Да и возможность нос к носу столкнуться с мамашей девушки — знаменитой «рыжей стервой» — откровенно говоря, пугала.

10 глава Рийна Ноорваль

1–4 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Последние два дня обернулись для меня сущим кошмаром.

Я люблю маму, люблю тетушку Нармину и ее дочерей. Я сделаю для них все, что угодно. И, видят боги, последние месяцы я скучала по этим женщинам, волновалась за них… Но сейчас я была готова сбежать куда подальше от этих куриц наседок. Глаза бы мои их не видели!

Эх, многое я бы дала, чтобы отправиться в какое-нибудь путешествие. Выкрасть скипетр у лоэльского правителя — да запросто! Вырвать зуб у Верховного Жреца ургов — с превеликим удовольствием! Что угодно, лишь бы не сидеть на месте в четырех стенах, не отвечать на многочисленные вопросы, не слушать бесконечные нотации.

Так уж получилось, что эйсин выкрали из Танниса всех пятерых женщин. Как бы не волновалась Лиана Тэрсиль за свою блудную дочь, она бы ни за что не отправилась следом за незнакомцами, пусть они и утверждали, что им известно, что случилось с ее дочуркой. Моя мама не бросила бы так просто своих «девочек» и любимое заведение.

Отчасти я была даже благодарна Арелине за то, что она вывезла дорогих мне людей из Танниса. Вольная территория окружена ургами. Пока зеленокожие варвары на город не нападали, но кто знает, что взбредет в голову этим существам завтра или через месяц. Здесь, в Алрэйне, моя семья в большей безопасности… Хотя, в некотором роде, этих женщин теперь можно считать заложницами, гарантией моего лояльного отношения к эйсин.

Арелина не только поведала моей матушке историю ее появления на свет, но и рассказала о моих приключениях, о том, какие у нее на меня планы. Но, разумеется, Лиану этот рассказ не устроил, она хотела узнать от своей единственной дочери все подробности. И вот я рассказывала, день за днем…

Если раньше моя мать люто ненавидела эльфов, то теперь их с пьедестала потеснили другие остроухие создания — эйсин. Впрочем, любить эльфов от этого Лиана сильнее не стала.

Я видела, что Арелина и другие эйсин пытались наладить отношения с моей матерью. Были добры и внимательны к ней. Лиана принимала от местных жителей пищу и одежду, изредка задавала какие-то вопросы, но при этом вела себя отстраненно, практически полностью игнорировала эйсин.

Нельзя сказать, что меня и всех остальных именно заперли в башне. Никто не запрещал нам гулять. Да только по сугробам чуть ли не в мой рост высотой не очень-то прогуляешься. Тропинок или каких-либо очищенных от снега дорожек в долине не было — крылатым существам дороги не к чему.

А вот Кристалл у меня временно отобрали, как сказала тетушка Арелина: «чтобы этот телепортационный артефакт не вводил тебя в искушение».

Откровенно говоря, я вряд ли бы решилась сбежать. Ну, схватила бы я в охапку свою семью, активировала бы Кристалл, да только куда нам идти? Таннис и Вольгород в осаде. В Лайэне заправляют вампиры. Что творится в оставшихся трех вольных городах, я понятия не имею, но вряд ли там происходит что-то хорошее. Разве что телепортироваться на Лию, попытаться затеряться среди людей… но что-то мне подсказывает, что среди местных жителей мы бы слишком выделялись своей чуждостью. Да и хэйгэ в роли правящей расы меня совсем не устраивали.

Нет, в Алрэйне для дорогих мне существ определенно безопасней.

Своих товарищей по злоключениям я видела лишь несколько раз, да и то мельком.

Эрайн всюду носился со своей сестричкой. Похоже, чувствовала себя принцесса нормально и никакие мрачные воспоминания ее не тяготили.

Джаред пытался освоить управление Кристаллами, коих у него оказалось аж две штуки. Впрочем, своему воспитаннику он тоже немало времени уделял.

А вчера днем я была свидетельницей дивного зрелища. Эрайн с помощью магии очистил от снега довольно большую площадку перед входом в башню. Затем они вместе с Лэйаной принялись строить из снега укрепления… но тут прибежали Сажа с Джаредом и завязалась самая настоящая драка. Со снежками, бросанием в сугробы… Даже с верхнего этажа башни я слышала как заливисто смеялся Сажа и визжала Лэя.

Беда в том, что моя мать категорически не желала, чтобы я общалась с эльфами и особенно Эрайном. Джаред у Лианы тоже теплых чувств не вызывал. Она вообще неожиданно сильно взялась меня опекать. Так, будто мне не двадцать пять лет, а всего лишь пять. Да меня, кажется, и в пять лет так не опекали!

Я понимала, с чем связаны изменения в поведении матери, ведь она чуть было не потеряла меня. После того, как урги окружили вольную территорию, Лиана и вовсе уверилась, что свою единственную дочь больше никогда не увидит.

Да и я сама поначалу сколько-то поощряла такое поведение матушки, не хотела портить скандалом встречу после долгой разлуки. И вот теперь я расхлебывала последствия.

Неудивительно, что когда пришло время долгожданной аудиенции у тетушки Арелины, я туда побежала чуть ли не вприпрыжку.

* * *

На этот раз владычица эйсин возжелала видеть не только нас с Джаредом, но и Эрайна. Хотя ведь она сама говорила, что принц во всей этой истории оказался замешан чуть ли не случайно. Что он третий лишний и пятое колесо в телеге. А тут пригласила вместе с нами на аудиенцию — надо же! Похоже, планы Арелины насчет одного ушастого нелюдя претерпели некоторые изменения. Или, что более вероятно, раньше рэйа просто не рассказывала нам всего.

Встречу Арелина назначила в кабинете на последнем этаже своей башни, где мы с Джадом первый раз беседовали с владычицей. Доставили нас туда телепортом поодиночке. Похоже, больше экскурсии с полетами тетушка устраивать не была намерена. Или просто время для игр прошло?

Когда я телепортировалась в кабинет, самой Арелины на месте еще не было, а вот оба моих товарища по несчастью в комнате уже присутствовали. Эрайн и Джаред с удобством расположились в креслах, а полувампир даже успел налить себе в бокал красного вина.

— Ты как? — чуть ли не хором спросили мужчины.

Я поморщилась и практически простонала: «Мама!»

Оба тут же понимающе кивнули. У принца довольно-таки специфические отношения со своей матерью, теплых чувств к этой особе он не питал. Мамаша полувампира так и вовсе хладнокровная стерва. Думаю, если бы ей представилась возможность, она бы с удовольствием выпустила своему сыночку кишки.

В общем, Лиана меня хотя бы любила, в этом я ничуть не сомневалась. И как бы я не устала за эти два дня, все-таки, можно сказать, мне с матерью повезло.

— Нет, я люблю свою маму, — тут же принялась оправдываться я, мне почему-то было очень важно, чтобы оба собеседника меня поняли. — Очень люблю! Но издалека. А тут… когда мы живем в одном здании и даже на одном этаже. Когда я вижу ее не меньше восемнадцати часов в сутки… Кстати, а вот вы оба моей матушке совсем не понравились.

— Догадываюсь, — полувампир самодовольно усмехнулся.

— Почему? — спросил лоэл'ли.

— И ты еще будешь спрашивать?! — удивилась я. — Ты ведь знаешь мою историю. Ненависть к вашему племени я буквально впитала вместе с молоком матери.

— Ты сама говорила, что ненавидеть всех представителей какой-либо расы неправильно.

— И что? У меня лично к тебе и твоей сестре ненависти уже давно нет. Но я не моя мать.

— Кстати, — прервал Джаред, нашу милую беседу с лоэльским принцем, — ты ей все про меня рассказала?

— Нет, подправленную версию. Решила, что все детали биографии тебя или Райна моей матери знать не к чему.

Джаред задумчиво посмотрел на меня, затем на Эрайна.

— Давно хотел спросить, а что все-таки за вельможа наш маг? Думаю, я имею право узнать некоторые детали его биографии.

Мы с принцем растерянно переглянулись. Но, слава богам, от необходимости отвечать на вопрос нас спасло появление рэйи Арелины. Владычица эйсин решила не утруждать себя полетами или прогулками по лестницам собственной башни, в кабинет она просто телепортировалась.

Арелина поприветствовала нас, а затем сказала:

— Не буду долго ходить вокруг да около. За время, пока вас не было на Тауре, ситуация значительно ухудшилась. Будь у меня такая возможность, я бы с радостью дала вам отдохнуть подольше, но, к сожалению, времени у нас почти не осталось. Арриты быстро наращивают свою численность в этом мире. Уже сейчас их армия насчитывает около четырех тысяч, а если добавить к этому машины пришельцев и орды союзников ургов — это очень грозная сила. Необходимо как можно быстрее запечатать Врата.

— Но как? — спросил Эрайн. — Невозможно предсказать, где и когда откроется межмировой портал. Никто не может управлять Вратами!

Принц выглядел бледным и чрезвычайно взволнованным. Новости Арелины его если и не напугали, то сильно впечатлили.

— Отнюдь, — покачала головой Арелина. — Во всяком случае, арриты как-то научились это делать.

— То есть? — удивился Джаред.

— Как арриты добились такого результата, нам точно не известно. Но, согласно данным разведки, Врата открываются раз в десять дней в одном и том же месте. Раньше такого никогда не происходило. Выходит, пришельцам каким-то образом удалось настроить межмировой портал.

— Но как? — опять повторил вопрос принц.

— Арриты создали что-то вроде маяка. Перед открытием межмирового портала в своем мире они наводятся на этот самый маяк… остальное, думаю, вам и так понятно. Деталей я не знаю, да и вам они не нужны.

— И где открываются эти Врата? — наконец подала голос я.

— На землях ургов, — ответила тетушка Арелина.

— Подождите! — вскинулся Эрайн. — А маяк этот, он громоздкий?

— Нет.

— Его можно перевезти? Установить в другое место?

— Мы думаем, да. Это возможно.

— То есть, к примеру, его можно протащить прямо в Талрэй, — медленно произнес парень. — Если арриты откроют Врата в нашем городе, то…

— … произойдем катастрофа, — закончила предложение Арелина. — Мы тоже пришли к подобным выводам.

— И теперь вы, конечно, хотите, чтобы мы украли этот самый маяк? — спросила я.

Джаред удивленно приподнял брови. Эрайн, наоборот, нахмурился.

— Нет, — сказала Арелина. — Операцию по захвату маяка мы возьмем на себя. Урги и арриты поступили несколько недальновидно, когда разместили свой лагерь совсем недалеко от Велайских гор. Так что, не сомневайтесь, с этой операцией мои подданные справятся.

— А что вы тогда хотите от нас? — задал вопрос Джаред.

— От тебя пока ничего. У тебя еще есть несколько дней на то, чтобы отдохнуть и в полной мере овладеть Кристаллами. А вот к Ри и Эрайну у меня предложение.

Мы с Эрайном опять переглянулись (кажется, у нас это входит в привычку) и хором спросили:

— К нам?!

— Да, — снежная королева вдруг неожиданно тепло улыбнулась, затем налила себе в бокал белого вина. — Мне нужно чтоб вы оба вернулись в Талрэй.

Против воли я опять посмотрела на принца, и увидела, что Эрайн тоже смотрит на меня.

— Зачем? — озвучил наш общий вопрос лоэл'ли.

А вот Джаред, кажется, сложившейся ситуацией уже практически наслаждался. В руках он сжимал полупустой бокал с вином, морда у полувампира была довольная, как у оборжавшегося сметаной кота… Я даже не могла злиться на Джада, понимала, что со стороны мы с эльфом выглядим презабавно.

— Настало время рассказать лоэл'ли о происходящем.

— Не вы ли говорили, что среди дэйш'ли есть шпионы арритов?.. — спросила я.

— Все так, — кивнула владычица эйсин. — Да только это уже не важно. Как я сказала, арриты открывают Врата строго по графику. Обмениваться информацией со своим родным миром они могут только через открытый межмировой портал.

— И что вам нужно от моего народа? — спросил Эрайн. — Чего вообще вы хотите добиться?

— Все просто. Если помните, то для того, чтобы навсегда закрыть межмировой портал, надо установить в арку Врат четыре древних артефакта — Кристалла Мироздания.

Мы все дружно кивнули.

— Последние два раза через Врата проходили отряды численностью около тысячи арритов. Думаю, в этот раз пришельцев будет не меньше. Одним лишь эйсин с такой армией не совладать. Вот тут нам и нужна помощь лоэл'ли.

— Иными словами, — сказал Эрайн, — мы размещаем маяк в удобном для нас всех месте. То есть фактически устраиваем ловушку. Когда Врата открываются, мы отвлекаем арритов, а Ри и Джаред устанавливают в арку свои Кристаллы. Я все правильно понял?

— В общих чертах, да, — промолвила тетушка Арелина и одарила принца легкой благосклонной улыбкой.

— Мне вот что интересно, — опять подала голос я. — А я все еще могу отказаться от участия в этой авантюре?

Не то чтобы собиралась сбежать, бросить все. Скорее, я спросила из вредности, потому, что мне необходимо было знать ответ на этот вопрос.

— Да, — сказала Арелина, — вы все можете отказаться. Это бы повлекло за собой ряд сложностей, значительно снизило бы шансы на то, что нам удастся закрыть Врата. Но вы все же можете отказаться. Я не могу и не хочу заставить вас принять участие в этой операции против вашей воли.

— То есть Ри и Джаред не такие уж уникальные создания? Их можно заменить? — спросил Эрайн.

Хайдаш! И зачем я только завела этот разговор? Если Эрайн узнает, что Джад полувампир, проблем точно не оберешься. Больше людей лоэл'ли ненавидят только кровососов. Впрочем, ненависть та несколько иного рода. Эльфы почитают вампиров за кровожадных хищников, которые заслуживают немедленного истребления.

— Я могла бы обратиться за помощью к соплеменникам Джареда, но мне бы крайне не хотелось этого делать. Как я сказала, в этом случае шансы на благоприятное разрешение ситуации значительно упадут.

— Соплеменников? — переспросил принц. — А кто они? Я знаю, что Джаред не чистокровный человек…

Снежная королева легко улыбнулась.

— Думаю, тебе этот вопрос стоит задать самому Джареду. Сейчас я бы хотела вернуться к основной теме. И, раз уж зашел такой вопрос… Ри, Джаред, Эрайн, я могу на вас рассчитывать? Или мне искать других союзников?

Мы все трое переглянулись, а потом Джаред ответил за нас всех:

— Да, можете.

— Вот и хорошо. Тогда завтра утром Ри и Эрайну предстоит отправиться в Талрэй. У них будет три дня на то, чтобы рассказать лоэл'ли о происходящем, убедить их помочь нам. Еще пять дней потребуется на то, чтобы лоэл'ли смогли подтянуть войска в то место, где мы установим маяк.

— У меня встречный вопрос, — сказал Джаред. — Вы думаете, лоэл'ли воспримут всерьез слова какого-то эльфенка и бывшей рабыни?

— Воспримут. Ри моя внучатая племянница, мой посол. Я дам ей все необходимые бумаги. Если лоэл'ли причинят девушке какой-либо вред, то фактически это будет означать начало войны между нашими государствами. Так что Ри в Талрэе ничего не грозит, во всяком случае, от официальных властей… Что касается Эрайна, то, видишь ли, — тетушка неожиданно довольно-таки ехидно улыбнулась, — он фигура, от слов которой не так уж легко отмахнуться. Эрайн — т'раэн, младший эльфийский принц.

— Что?! — Джаред поперхнулся вином, закашлялся. — Этот мальчишка — принц?! Ри, это правда?

— Ага, — кивнула я.

— Тогда и Лэя выходит что… Если, конечно, она ему действительно сестра?

— Сестра, — улыбнулся Эрайн. — Кстати, я правильно понял, Лэйана останется здесь?

— Да, это послужит дополнительной гарантией того, что с тобой и Ри ничего не случится.

— Что ж, тогда план может сработать, — сказал принц.

Джаред смотрел на меня мрачно, с укором. Ну, еще бы, ведь я его обманула, практически предала. Уверена, сейчас он в голове перетряхивает историю моего рабства у эльфов. С учетом того, что моим хозяином оказался принц, пусть и младший, все предстает несколько в ином свете.

Мы еще некоторое время поговорили с владычицей эйсин, обсудили детали. А потом нас всех троих Арелина телепортировала обратно в башню.

— Райн, ты иди, — сказала я. — Мне надо поговорить с Джаредом.

— И как я не догадался, что «Райн» — это сокращенная версия имени «Эрайн», — сказал полувампир, после того, как принц ушел.

— Джад, ты должен меня понять, это ведь была не моя тайна. В последнее время я вообще слишком много тайн храню… Там, в Лайэне, я не знала, как бы ты отреагировал, если бы узнал, кто такие Эрайн и Лэя. Думаю, ты вряд ли стал бы их спасать.

— А потом?

— Ты не спрашивал. Да и как-то не до этого было.

— Ответь на один вопрос. Эрайн как-то причастен к тому, что случилось с моим кораблем и людьми?

Вздохнула. И ведь не промолчишь и от ответа не уйдешь.

— Косвенно, — наконец сказала я. — То есть он там был, но непосредственно участия в атаке на корабль не принимал. Он принц, ему этого просто не позволили.

— Ясно, — сказал Джаред, развернулся и ушел.

Наверное, я могла бы догнать полувампира. Но Джаду лучше сейчас побыть одному, остыть, переварить информацию. Думаю, он смирится с тем, что некоторое время делил кров и пищу с принцем. В конце концов, он с самого начала знал, к какой расе принадлежит Эрайн, а то, что парень является ко всему прочему еще и младшим лоэльским принцем, по сути, сущая мелочь.

* * *

Почти весь день я опять провела в компании матери и подруг. О новом задании я им и словом не обмолвилась, знала, что поручение Арелины моей семье по вкусу не придется. Мать будет уговаривать меня отказаться, а то и вовсе сбежать… Так что я откладывала неприятный разговор так долго, как только могла.

Ближе к вечеру в комнату пришла уже знакомая мне эйса — Эмия. Девушка принесла мне одежду и шкатулку, в которой лежали верительные грамоты и письмо от рэйи Арелины лоэльскому правителю таэ Луорену. Помимо прочего эйса помогла мне решить еще одну проблему — вернуть родной цвет волос. Немного магии, и я из брюнетки вновь стала синевлаской, хотя вернее было бы назвать мой истинный цвет волос серо-голубым.

Я услышала, как за спиной ахнули Нармина и ей дочурки. Конечно, одно дело слышать, что у меня столь необычный цвет волос, а другое дело увидеть это собственными глазами. А вот Лиана удивленной ничуть не выглядела. Еще бы, она знала, какое чудо произвела на свет, и с самого рождения скрывала от окружающих странный цвет моей шевелюры.

Затем я примерила принесенную Эмией одежду. Что я могла сказать? Тетушка Арелина не поскупилась. Наряд достоин самой королевы, а не то что какого-то там посла. Беда в том, что мне предстояло нарядиться в платье… Не то, чтобы я юбки не любила, просто в брюках да с парой клинков на поясе я чувствовала себя гораздо уверенней. А тут…

Платье было нежного светло-голубого цвета, тонкая ткань чуть переливалась. Цвет наряда гармонировал с цветом моей шевелюры, подчеркивал белизну кожи. А мои ярко-голубые глаза так и вовсе будто стали гореть синим пламенем.

Фасон платья был простой. Небольшой воротник — стойка. Вырез хотя и глубокий, но узкий. Платье как вторая кожа обрисовывало силуэт: грудь, талию, бедра и плечи — к низу юбка и рукава расширялись. Подол и низ рукавов покрывала тончайшая вышивка.

В довесок к наряду шли замшевые темно-синие туфельки с серебряной вышивкой на небольшом каблучке. Хоть с обувкой повезло, она оказалась весьма удобной.

Еще к костюму полагался плетеный серебристо-синий пояс, к которому крепились ножны то ли с небольшой саблей, то ли с длинным чуть изогнутым кинжалом. В общем, тут мне тетушка Арелина тоже угодила.

В довершение Эмия выдала мне темно-синий плащ с глубоким капюшоном.

Я покрутилась немного перед зеркалом. Что ж, выглядела я чудесно. Да только это была совсем не я. Из зеркала на меня смотрела какая-то сказочная принцесса, у которой не было ничего общего с воровкой и убийцей, дочерью проститутки.

Глаза Нармины и ее дочурок восторженно горели. Им не терпелось поближе рассмотреть платье, изучить вышивку… Эти женщины много лет зарабатывали себе на жизнь шитьем. Да и сейчас, не иначе, как со скуки, выпросили у эйсин пяльцы, отрез полотна да коробку цветных ниток и принялись за рукоделие.

— Великолепно, — вынесла вердикт эйса. — Я зайду завтра рано утром. Сделаем тебе прическу.

Ну, конечно! Как я могла забыть про прическу.

— Хорошо, — я улыбнулась Эмии. — Спасибо.

Девушка подождала пока я переоденусь в обычную одежду. А потом унесла с собой обновки и шкатулку с письмами.

Не успела я закрыть за эйсой дверь, как услышала голос матери:

— Что все это значит?!

Началось!..

— Арелина дала мне небольшое поручение, — спокойно сказала я.

— Какое?

— Меня назначили послом в Талрэй.

— Ты никуда не поедешь! — матушка подлетела ко мне. — Я не пущу!

Невольно сделала шаг назад, прижалась спиной к двери.

— Это мое решение, — твердо сказала я.

— Но я твоя мать!.. Я поговорю с этой… этой Арелиной. Она не имеет права снова тебя туда отправлять.

— В Талрэе мне ничего не грозит. У меня будет при себе Кристалл, так что я в любой момент смогу сбежать.

— Если тебе отдадут этот камень, тем более тебе не следует отправляться в Талрэй. Рийна, послушай меня. Забудь про нас с девочками, не думаю, что нам здесь что-то грозит. Телепортируйся… да куда угодно! Только не к эльфам!

— Нет, — покачала головой, — я уже все решила. К тому же, у эльфов, как посол, я буду неприкосновенна. И потом, со мной будет Райн…

— Ох, уж этот Райн, — матушка грязно выругалась сквозь зубы.

Моего бывшего хозяина Лиана, мягко говоря, не любила. А ведь я не рассказывала ей всего, да и о том, что Райн — лоэльский принц, матушке было неизвестно.

— И все же я ему доверию. Он меня в обиду не даст, скорее сам умрет.

— Да быть того не может! Ты для него всего лишь полукровка.

Поведение Эрайна мне действительно временами казалось странным. Я думала, что его увлечение мной быстро пройдет, но, к моему удивлению, избалованный женским вниманием эльфийский принц оказался более постоянен.

— Мама, я оправляюсь в Талрэй. Я так решила. И ты тут ничего не сможешь изменить. Лучше помолись богам, чтобы мое путешествие прошло удачно.

В дверь за моей спиной осторожно постучали. От неожиданности я подпрыгнула. Хайдаш, так увлеклась спором с матерью, что приближение гостя и не заметила. Да и какого гостя — эльфа! Зуб даю, что за дверью стоит Эрайн.

Как же он не вовремя… Или, наоборот, вовремя.

Я резко развернулась, заставив мать попятиться, и распахнула дверь. Так и есть, на пороге стоял лоэльский принц собственной персоной.

Услышала, как за спиной выругалась сквозь зубы матушка, испуганно вскрикнули дочурки Нармины. Мне даже как-то обидно за парня стало, он ведь совсем не страшный, а наоборот, более чем симпатичный. Да и злом во плоти я бы принца не назвала.

— И снова здравствуй! — улыбнулась эльфу я.

— Госпожа Лиана, дамы, — Эрайн учтиво чуть склонил голову. — Ри, если это возможно, я хотел бы с тобой поговорить.

За моей спиной стояла тишина. Кажется, все представители семьи впали в шоковое состояние. Ну, еще бы! С ними поздоровался эльф.

А если бы моей семье стало известно, что Эрайн на само деле младший лоэльский принц, кто-нибудь из женщин непременно бы в обморок свалился.

— Эээ… пожалуй, лучше поговорим на лестнице, — я вышла из комнаты и осторожно притворила за собой дверь. — Моя мама и подруги несколько неадекватно на тебя реагируют.

— Я понимаю, — легко усмехнулся принц.

— Так что ты хотел?

— Помнишь, на Лии ты обещала устроить мне тренировку?

— Да.

— Вот я и подумал, если не сейчас, то когда? Завтра мы отправляемся в Талрэй, а там… кто знает, что дальше будет?

Вдруг я поняла, что Эрайн еще меньше меня хочет возвращаться к эльфам. Да и что там его ждет? Нелюбимая жена. Родители, которым по большому счету плевать на своего отпрыска. Некий таинственный убийца, третье покушение которого на жизнь младшего принца вполне может обернуться удачей.

Задумчиво посмотрела на дверь в свою комнату… Возвращаться обратно к себе совершенно не хотелось.

— А почему бы и нет, — я улыбнулась парню. — Куда пойдем?

— Я все разведал. В подвале есть неплохо оборудованный зал.

— Ну так пошли, — и я устремилась вниз по винтовой лестнице.

— Ри! — вдруг сверху окликнул меня эльф. — Ты хорошо выглядишь, тебе очень идет этот цвет волос.

— Спасибо.

Я почувствовала, что невольно краснею и быстро отвернулась, побежала вниз по лестнице. Хайдаш, и с чего такая реакция на неумелый комплимент принца? Тоже мне, кавалер нашелся!

* * *

В подвале башни действительно оказался довольно большой тренировочный зал. На стенах висело разнообразное оружие. В нескольких местах с высокого, не меньше четырех метров, потолка свисали какие-то канаты, сети. Хватало в помещении и разнообразных устройств, часть из которых мне была знакома по обучению у Серого Охотника. Это были так называемые тренажеры, призванные тренировать определенные группы мышц, чувство равновесия… В общем, чего тут только не было.

Приблизительно треть пола в зале покрывал мягкий, пружинящий настил. Видимо, эта территория предназначалась для рукопашных схваток.

— Ничего себе! — выдохнула я.

— Я тоже удивился, когда нашел этот зал, — сказал Эрайн. — Странно, что ты о нем не знала. Это ведь твоя башня.

— Ага, моя. Но плана мне никто не предоставил, экскурсию не проводил. А тут целых пятнадцать этажей!.. Я даже не знала, что у башни есть подвал.

— Теперь знаешь, — улыбнулся принц.

— Да. Так что за тренировку ты хочешь устроить? Времени у нас не очень много.

— Эээ… не знаю, — парень пожал плечами. — Думаю, тебе виднее, чему ты можешь меня научить.

Я всплеснула руками. Да он что, издевается?

— За одну тренировку ничему толком научиться не получится. Сначала нужно понять, что ты умеешь, знаешь, а потом составить программу…

Боги, о чем это я?! Какая программа?! И принц, и я знаем, что эта «тренировка» первая и последняя.

Но я все же спросила:

— Так чему тебя учили? Рассказывай.

Эрайн задумался.

— Раньше казалось, что я неплохо умею драться. Во всяком случае, учителя меня хвалили. Но в моем обучении физическим тренировкам, борьбе и фехтованию уделялось немного времени. Упор делался на магию, дипломатию, этикет… Из меня растили принца, пусть и младшего, а не воина. Считалось, что вокруг меня всегда будет достаточно воинов и магов, чтобы меня защитить. Ну а в крайнем случае я сам довольно-таки неплохой маг… Так чему меня учили? Пожалуй, только красивым поединкам один на один. Немного бою без оружия, но это скорее нужно было для развития координации движений. Пожалуй, все.

— Да. Не густо.

— Так чем займемся?

— Хм… Давай, раз тебя учили этому самому «бою без оружия» покажешь, что умеешь.

Я скрутила волосы на голове в тугой узел. Затем сняла куртку и сапоги. Принялась закатывать рукава рубашки. Да, не самая удобная у меня одежда для тренировки…

Вышла на середину покрытой пружинящим настилом площадки. Сделала принцу приглашающий жест рукой.

Эрайн, глядя на меня, тоже избавился от излишков одежды, снял сапоги и куртку.

— А теперь нападай на меня, — сказала я, после того, как принц встал напротив меня.

Драться со мной парню явно не хотелось. Хм, интересно, а как он тогда представлял нашу тренировку?.. Эльф нерешительно переминался с ноги на ногу.

Я подскочила, легко ударила принца в бок и отпрыгнула обратно.

— Ну же!!!

— Не хочу сделать тебе больно, — покачал головой Эрайн.

— Я не хрустальная, не разобьешь! — усмехнулась я. — А если заработаю пару синяков, так сам же потом и подлечишь.

Снова подскочила к принцу, в этот раз ударила сильнее.

— Ра-айн! — простонала я. — Либо ты со мной дерешься, либо я считаю тренировку законченной и ухожу.

Принц кивнул и медленно пошел на меня. Я увернулась раз, другой, третий… а потом подставила эльфу подножку и опрокинула его на пол. Эрайн попытался меня схватить, но я отпрыгнула в сторону.

Эльф поднялся на ноги. Ого, кажется, он начал злиться. Дело пошло!

Двигался принц теперь намного быстрее, уворачиваться становилось все труднее… но все же мне удалось еще пару раз уложить лоэл'ли на пол. Неожиданно я сама этой тренировкой увлеклась.

Впрочем, какая к Хайдашу тренировка?! Мы не отрабатывали удары, я не показывала принцу новые приемы. Нет, Эрайн просто пытался меня поймать, а я его завалить на пол.

После очередного — уже четвертого, кстати! — броска на пол, принц рассвирепел окончательно. Стоило мне только взглянуть на его лицо, как я поняла, что пропала.

Эрайн стремглав бросился ко мне. Я диким кульбитом ушла назад… И чуть не пропустила удар в корпус. Рыбкой нырнула в сторону, прокатилась по настилу и вскочила на ноги. Но принц снова был тут как тут. Я увернулась от первого удара, другой парировала… Рука онемела от боли.

Отбежала назад.

Хайдаш! Принц быстрее и сильнее меня. И силу свою он соизмерять не умеет… Но все же опыта у меня больше и я парня явно проворней. Поборемся!

— Попалась, — прошипел Эрайн и как-то очень многообещающе улыбнулся.

Я быстро оглянулась. Проклятье! Он загнал меня в угол.

— Еще чего.

Подпрыгнула вверх, уцепилась за канат. Взлетела под самый потолок.

— А тут достанешь? — показала парню язык.

— Спрашиваешь!

Эльф быстро забрался по соседнему канату наверх. Быстро, но не достаточно! Похоже, лазил парень не в пример хуже меня.

Я легко перемахнула с одного каната на другой. Прыгнула на сеть, затем снова на канат.

Обернулась. Принц от меня сильно отстал. Ну, еще бы! Прыгать с одного раскачивающегося каната на другой не такое простое занятие, как могло бы показаться на первый взгляд. Эрайн, может, и ловкий, как все эльфы, да только он не провел все детство и юность на крышах.

Не удержавшись, опять показала парню язык.

Вдруг канат, за который я цеплялась, оторвался от потолка, и я полетела вниз. Приземлилась мягко, на все тот же пружинящий настил, к тому же скорость погасила перекатом. Вскочила на ноги. Посмотрела наверх. На потолке темнело пятно копоти, а значит…

— Эрайн, это не честно! — закричала я.

— А кто говорил про честность? — деланно удивился принц и спрыгнул на пол. — Ты как раз обещала обучить меня грязным приемам.

— Да, но… магия?! — снова возмутилась я. — Одно дело — ударить исподтишка…

Парень чуть поморщился и кивнул.

— Ты права, давай обойдемся без магии.

Он резко сорвался с места, бросился ко мне. Я быстро ушла в сторону, опять подставила эльфу подножку. Только Эрайн за нашу тренировку все же кое-чему научился и в пятый раз в ту же ловушку не попал.

Парень схватил меня в охапку и бросил на пол. Но я успела крепко вцепиться в эльфа, так что на пружинящий настил мы рухнули вместе. Удар выбил из меня дух, а сверху, к тому же, приземлилось тяжелое тело принца.

— Вот теперь точно попалась, — усмехнулся Эрайн.

— Посмотрим, — прошипела я.

Попыталась скинуть с себя парня, но не тут-то было. Выскользнуть тоже не получилось. Попробовала дотянуться до шеи эльфа, знала я там одну крайне болезненную точку. Но Эрайн ловко перехватил мои руки, завел наверх.

Я извивалась, старалась нанести какой-нибудь болезненный удар ногами, пыталась вырвать руки из хватки эльфа, но все без толку. Эрайн лишь самодовольно усмехался.

Мне было жарко, я задыхалась. Волосы растрепались.

Нелегко сбросить с себя мужчину, который раза в два тяжелее и сильнее тебя.

— Может, все-таки признаешь поражение? — прошептал на ухо лоэльский принц.

От его голоса по телу пробежали мурашки.

Поражение? Нет! Не так просто!

Снова попыталась вывернуться… И вдруг я с ужасом поняла, что во время драки, этой возни на полу, от моей рубашки отлетели почти все пуговицы. Сейчас полы одежды удерживала вместе лишь одна единственная пуговка.

— Хорошо, так уж и… — начала я, но договорить не успела.

Принц вдруг поцеловал меня. Грубо, жестко. Жадно. Так будто хотел поставить на мне свое клеймо.

С удвоенной силой начала сопротивляться. Но… куда мне?! Я могу быть сколь угодно опытным воином, да только сейчас я оказалась в западне…

И тогда я совершила страшную ошибку. Решила подыграть принцу, усыпить бдительность, а затем, наконец, вырваться из хватки. Сначала робко я ответила на поцелуй… и сама не заметила как увлеклась. Да и поцелуй к тому времени стал совсем другим — нежным и страстным.

Эрайн оторвался от меня, принялся покрывать поцелуями лицо, уши, шею.

— Ри, извини… Я просто… Извини. Ри… Ри… — хрипло шептал он.

Я попыталась что-то сказать, но парень опять заткнул мне рот поцелуем. И вот тут окончательно все здравые мысли вылетели из головы. Все перестало иметь значение. Остались лишь он и я.

Руки парня скользнули по моему телу, проникли под рубашку. От каждого его касания, каждого поцелуя меня будто пронзало маленькой молнией.

Эрайн оторвался от моих губ. Принялся целовать шею, ключицы, постепенно, томительно медленно, спускаясь все ниже.

Последняя пуговица отлетела в сторону. Полы рубашки распахнулись. Ладони Эрайна накрыли холмики моих грудей.

— Райн… — простонала я. Тело выгнулось дугой.

Уже давно никто не удерживал мои руки. Да и я больше не пыталась парня оттолкнуть, наоборот, прижимала его к себе. Мои пальцы запутались в волосах Эрайна. Таких жестких и шелковистых одновременно.

Руки парня пытались справиться с ремнем моих брюк. Боги, да почему же так медленно все?!

— Эрайн… — прошептала я. — Быстрее!

И тут мои пальцы нащупали в волосах парня уши… Проклятые острые лоэльские уши!!!

Такима-покровительница, что мы делаем? Что я делаю?!

На меня будто вылили ушат холодной воды.

Как только я могла забыть?!

— Ты… ты эльф! — вскрикнула я и оттолкнула принца от себя ногами.

Все так же, лежа на спине, отталкиваясь локтями и ступнями, я принялась отползать от согнувшегося от боли эльфийского принца, пока не уперлась в стену. Кое-как, отнюдь не с первой попытки, поднялась на ноги. Меня била крупная дрожь, я тяжело дышала. Мысли путались. Одно знала точно, только что я чуть не переспала с эльфом.

— Ри, аррито хэт, что случилось?! — простонал принц. Он, все еще согнувшись, сидел на полу. Кажется, я попала ногами парню по крайне болезненному месту…

— Ты эльф… — снова прошептала я.

— И что? — тут же вскинулся принц. Лицо было красное. То ли от боли, то ли от гнева. — Только не говори, что для тебя это новость!

Попыталась отыскать хотя бы одну пуговицу на рубашке, но поиски удачей не увенчались. Тогда дрожащими, непослушными пальцами завязала концы рубашки в узел на животе.

— Я знала… я просто забыла.

Больше всего мне хотелось сбежать отсюда. Забиться в темный угол подальше от чьих-либо глаз. А там прийти с себя, понять, что произошло и почему мне сейчас так больно… Не стоит тешиться самообманом, в случившимся моей вины не меньше, чем Эрайна.

Но для того, чтобы сбежать, мне надо пробраться мимо парня, а к нему я сейчас совершенно не хотела приближаться. Эрайн все-таки загнал меня в угол.

— Так вот значит как? — принц поднялся на ноги. — Не ты ли меня все время убеждала, что абсолютно неважно, к какой расе принадлежит то или иной существо, главное — то, что оно из себя представляет? — Эрайн зло усмехнулся.

— Я… Ты не понимаешь. Тут… тут другое. Все сложно. Я…

— Что ты? — перебил меня принц.

Закрыла глаза и прошептала:

— Не знаю.

Эрайн подошел ближе, хотел дотронуться до моего лица, но я отскочила прочь, как ошпаренная.

— Не надо! Не прикасайся ко мне!

— Ри, может, все-таки объяснишь, что произошло? Я знаю, что не должен был набрасываться на тебя, что такое поведение не делает мне чести. Но потом ты… Это не было игрой, я уверен. Так что же все-таки случилось? Чем я заслужил к себе такое отношение? И только не надо опять говорить, что я эльф!

— Мою мать изнасиловал эльф…

— Ты не хуже меня знаешь, что вина за произошедшее в большей степени лежит на эйсин.

— Да! Но целых двадцать пять лет я жила в ненависти к эльфам. Я буквально впитала с молоком матери такое отношение к вашей расе. Ведь вы сломали ее жизнь и мою тоже. Да и то, что я видела вокруг, не давало мне проникнуться к эльфам любовью… Но все же ты — боги! лоэльский принц! — сумел стать мне другом.

— Ри…

— Подожди! Ты хотел знать почему — так слушай. Пять лет я была ученицей одного из Охотников. Слышишь, целых пять гребанных лет! Такое просто так не перечеркнешь и не забудешь.

Эрайн переменился в лице и сделал несколько шагов назад.

— Охотников? — переспросил он. — Ты имеешь в виду клан безумных фанатиков? Этих проклятых убийц?

— Да.

— Ты убивала кого-то? — медленно, будто через силу выталкивая из себя каждое слово, спросил принц.

— Ха! — меня пробило на истерический смех. — Как ты сразу взволновался! Для тебя это имеет огромное значение, не так ли? Ведь одно дело, если я девушка с запутанной родословной, а совсем другое, если на моих руках есть кровь лоэл'ли. Да? — я посмотрела принцу прямо в глаза.

Парень не выдержал мой взгляд, опустил голову и отвернулся.

— Кровь моих соплеменников есть на твоих руках? — глухо спросил он.

— А на твоих? — вопросом на вопрос ответила я. — Ты, несомненно, хоть раз присутствовал на казни. И ты, как принц, мог казнь остановить.

— Ответь, ты убивала? — мой вопрос принц проигнорировал.

— А что это изменит? Ты возненавидишь меня? Захочешь убить? При первой возможности сдашь своим соплеменникам? Что это для тебя изменит, Эрайн?! — последнюю фразу я практически прокричала.

Эльф медленно поднял голову, встретился со мной глазами. Тихо сказал:

— По большому счету, ничего.

Я даже рот открыла от удивления.

— Наше знакомство очень много изменило. Я стал другим. Ты, хотелось бы верить, тоже.

Ну что на это можно сказать? Разве что правду…

— Эрайн, — я вздохнула, — на моих руках нет крови эльфов. Даже обучение и то я не закончила. Мой учитель однажды не вернулся, нетрудно догадаться, что с ним произошло… Нового наставника я решила не искать, так как поняла, что если стану Охотником, долго не проживу. Я пришла к выводу, что лучше ненавидеть лоэл'ли на расстоянии.

Принц кивнул, давая понять, что принял мой ответ.

— Пожалуй, я пойду. Давай забудем все, что здесь было.

Быстро направилась к выходу, но принц вновь преградил мне путь.

— Я не намерен что-либо забывать, — сказал парень. — А еще… я готов ждать столько, сколько потребуется.

— Райн, боги! Я всего лишь полукровка, строптивая рабыня. Если бы я не избегала так твоей постели, ты бы давно потерял ко мне интерес.

— А если ты ошибаешься?

— А если ли нет?

— Проклятье, Ри! — прорычал Эрайн. — Я прошу всего лишь дать мне шанс, надежду. Хотя бы подумать об этом!

Я закусила губу и покачала головой.

— Пропусти меня.

— Ри… — парень схватил меня за руку.

— Отпусти. Если ты не хочешь потерять все, что сейчас уже есть, просто отпусти.

И Эрайн отошел в сторону.

Я быстро натянула сапоги. Надела куртку и застегнула ее на все пуговицы. А потом спокойно, не говоря ни слова, стала подниматься по винтовой лестнице из подвала. Медленно, виток за витком… И только когда я поднялась на пару этажей, мнимое спокойствие оставило меня. Я стремглав взлетела еще на несколько этажей, забежала в какое-то помещение. Закрыла за собой дверь. Тяжело привалилась к хрупкой преграде спиной. По лицу текли слезы.

Боги, что со мной происходит?! Эрайн ведь был прав, я не притворялась. Неужели все из-за того, что у меня давно не было секса?.. Так с тех пор, как я последний раз кувыркалась в постели с Джадом, меньше месяца прошло. Да и я сама не такая уж и охочая до постельных забав девица…

Я чувствовала, что ко мне в сознание стучится Ррэко. Конечно же, лиен почувствовал мое эмоциональное состояние. А может он уже знал, что произошло между мной и принцем, от эйсин на их территории сложно иметь тайны, особенно учитывая дар Арелины.

От компаньона я просто отмахнулась, говорить ни с ним, ни с кем-либо у меня не малейшего желания.

Мне нужно разобраться в себе. Понять что происходит. И лучше сделать это на свежую голову — завтра… Отрыжка Хайдаша, завтра!

Из-за последних событий у меня вылетело из головы, что утром мне придется в компании принца отправиться к эльфам.

Что же теперь будет? Как мне работать с Эрайном в паре после того, что было, что я ему наговорила? Не иначе, как Хайдаш собственной зловредной персоной дернул меня сказать принцу, что я училась у Охотника.

11 глава Эрайн Элиар-Тиани

4 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Этой ночью я почти не спал. Раз за разом прокручивал в голове наш с Ри разговор… Да и как после того, что случилось, можно было заснуть? В отличие от Ри я ничего забывать не собирался. И, откровенно говоря, не верил, что сама девушка забудет произошедшее. Во всяком случае, быстро.

Я боялся, что Ри передумает отправляться со мной в Талрэй. Не вовремя, совсем не вовремя я затеял выяснение отношений. С другой стороны, когда бы мне еще представился удобный случай?.. Да и что жалеть, сделанного все равно не исправишь.

То, что мне предстояло вернуться домой, вновь увидеть дражайших родственников и супругу, тоже не вселяло оптимизма.

Рано утром в дверь постучалась эйса и молча протянула стопку одежды. Я поблагодарил девушку, но та в ответ лишь кивнула и тихо ушла.

Быстро оделся. Черные сапоги до колен, черные же брюки. Белая рубашка. Черный камзол строгого покроя.

Немного подумав, надел на голову шляпу, которую прихватил с Лии. Тоже черная и слегка потертая, она довершила мой облик.

Посмотрел на себя в зеркало. Пожалуй, сейчас меня бы и родная мать не узнала бы. Впрочем, таэни почти не интересовалась своими отпрысками. А вот таэ Луорен, когда меня увидит, будет неприятно удивлен. Слишком проста и безыскусна моя одежда, волосы пострижены неприлично коротко, никакого оружия на поясе… да еще эта шляпа!

Я мог без особого труда лишь за несколько минут вновь отрастить шевелюру до приемлемой длины. Мог попросить у эйсин какой-нибудь клинок взамен оставленной на Лие латары. Да и на одежде, более отвечающей моему положению, что уж там говорить, я мог настоять. А шляпу так и вовсе не надевать… Я все это мог, но не хотел. Отцу придется принять меня таким, какой я стал, или вообще забыть, что у него есть сын.

* * *

Когда я пришел в общую залу, которая занимала седьмой этаж башни Ри, там уже собрались почти все заинтересованные лица. Присутствовала рэйа Арелина, правда на этот раз без своих мужей, несколько знакомых эйсов и лиен Ррэко. На мягком диване у стены сидели моя сестра, Джаред и его юный воспитанник.

За прошедшие дни Лэя неожиданно сильно сдружилась с Эрихом. Казалось бы, что может быть общего у юной лоэльской принцессы и подростка, сироты, в конце концов, самого обыкновенного человеческого детеныша из вольного города. Но чем-то эти двое друг другу приглянулись.

Наставника своего нового друга Лэя, как ни странно, тоже не избегала. Наоборот, на мой взгляд, излишне много проводила времени в обществе Эриха и Джареда. А не далее как вчера сестренка даже призналась мне, что этот мрачный, немногословный мужчина ее необъяснимо притягивал. С сестрой я серьезно поговорил, а вот с Джаредом не успел. Впрочем, не думаю, что он опустится до того, чтобы совратить юную неискушенную эльфийку. За время путешествия я успел немного узнать Джареда и, хотя мое отношение к нему по ряду причин было несколько двояким, я не мог не признать, что этот человек придерживается своеобразного кодекса чести…

В зале не было только Ри и ее свиты.

Рэйа Арелина и Джаред поприветствовали меня легкими кивками головы. Сестренка бросилась ко мне и крепко обняла.

— Райн, ты только возвращайся, ладно? — прошептала девушка, уткнувшись мне в плечо.

Я чуть отстранил от себя Лэю. Заглянул ей в лицо.

— Как только смогу, — сказал я.

Девушка сделала пару шагов, критически оглядела мой наряд.

— Знаешь, папенька за такой внешний вид тебя убьет. Или, что более вероятно, его удар хватит.

— Последнее вряд ли, — усмехнулся я.

— Ты прав, — рассмеялась девушка, а затем уже серьезно сказала: — Ты им передай, что домой я не вернусь.

Я вопросительно приподнял брови.

— Рэйа Арелина сказала, что я могу жить здесь так долго, как пожелаю.

— Такой новости таэ Луорен точно не обрадуется…

— Эрайн, неужели ты думаешь, что мне до этого есть дело? — сестренка укоризненно посмотрела на меня. — Что после всего случившегося я покорно выйду замуж того старика, как желает папенька?

— Нет, — ответил сразу на два вопроса я.

На лестнице послышались тихие шаги, в зал величаво вошла какая-то женщина. В руках она держала украшенную драгоценными камнями большую шкатулку. Лицо женщины скрывал глубокий капюшон. Из-под плаща виднелся только расшитый подол голубого платья. Но почему-то я ни секунды не сомневался, что это Ри.

— Я рада, что ты не передумала, — сказала рэйа Арелина.

— Ррэко вовремя напомнил, что от меня зависит слишком многое. Я решила не поддаваться сиюминутным порывам, — Ри откинула на спину капюшон.

— Хорошо… — улыбнулась владычица эйсин.

За моей спиной тихо ахнула Лэйана. В другом конце зала восторженно воскликнул Эрих. И я их прекрасно понимал, потому что при виде Ри у меня пропал дар речи.

Посреди зала стояла эйса. Прекрасная, царственная и холодная, как воды Льдистого океана. Настоящая принцесса!.. И ведь это недалеко от истины, Ри по праву рождения вполне может называться принцессой.

Я как-то пропустил момент, когда рядом с Ри оказался Джаред. Мужчина галантно склонился перед девушкой и поцеловал протянутую руку.

— Ты прекрасно выглядишь, — сказал человек.

— Спасибо, Джад, — позволила себе легкую улыбку Ри. — Хотя сейчас я и сама на себя не похожа.

— Мы те, кто мы есть, независимо от того, как выглядим, — сказал Джаред и отошел в сторону.

Вела себя Ри тоже не так, как всегда. Обычно такое живое лицо сейчас практически полностью было лишено эмоций.

— Лиана и ее подруги нас визитом не порадуют? — спросила владычица эйсин.

— Нет, — сказала Ри. — Они не поддержали меня в решении вновь отправиться в Талрэй.

— Жаль, — вздохнула рэйа, — но тут ничего не поделаешь… Рийна, Эрайн, у вас возникли какие-то вопросы? Нет? Хорошо. Тогда не стоит затягивать прощание, тем более что мы все скоро вновь увидимся.

Ри кивнула и подошла ко мне. Взяла меня за руку. И тут же раскрылся телепорт…

Я запоздало подумал, что за утро мы с девушкой не перемолвились ни словом, даже не поздоровались. Но сейчас уже ничего нельзя поделать. А когда прибудем на место, станет уже не до разговоров.

Время для посещения Талрэя мы выбрали не случайно. Каждое утро в одно и то же время в большом кабинете таэ Луорена собирался совет. Вот на этот самый совет мы и намеревались попасть — рэйа Арелина с моей помощью вычислила координаты большого кабинета.

* * *

Телепорт выкинул нас в центре кабинета. Ри чуть покачнулась, и я придержал ее за локоть. Девушке нужна была пара минут, чтобы прийти в себя.

Со временем мы тоже угадали. В кабинете действительно проходил совет. Более того, лоэл'ли сегодня собралось здесь больше, чем обычно. Помимо своего отца и старшего брата, кучи министров, советников и офицеров высокого ранга я заметил среди присутствующих и своего недавнего надзирателя — Ареина. А вот дяди Вэйона среди присутствующих почему-то не было. Но зато в кабинете находилось пятеро полукровок-слуг. Интересно, если ли среди них шпионы арритов?..

Наше появление, разумеется, не прошло незамеченным. Оно просто вызвало шок. Лоэл'ли замерли, как истуканы, многие даже рты пораскрывали от удивления. Выглядели мои соплеменники безумно глупо и смешно. Я понимал, чем вызвана такая реакция. Ранее считалось, что ни один телепорт во дворце просто не раскроется, что столица надежно защищена от какого-либо проникновения извне. Телепортационных артефактов в мире крайне мало, да и сами лоэл'ли думали, что технология изготовления подобных артефактов более никому кроме них неизвестна. Если же кто-нибудь все же навел телепорт на столицу, то портал должен был раскрыться в изолированном, особо защищенном месте в предместьях Талрэя.

Особую же пикантность сложившейся ситуации придавало то, что ни пробой защиты столицы, а затем и дворца, ни само открытие портала никто не почувствовал. Артефакт, которым владела Ри, в магическом плане был совершенно бесшумным.

Разумеется, замерли лоэл'ли всего на пару секунд, а потом я почувствовал, как вокруг моих соплеменников закружились нити силы, сплетаясь в атакующие и защитные узоры.

Неужели они меня не узнали?..

Мгновенно активировал заготовленное плетение — щит. Хотя прекрасно понимал, что эта магическая конструкция поглотит два-три атакующих плетения, а потом бесследно растает. Мне не по силам противостоять сразу двум десяткам лоэльских магов. Думаю, это вообще никому не по силам.

— Это я. Эрайн! — громко сказал я.

По кабинету пронесся шепоток. На меня удивленно и вместе с тем настороженно уставилось множество глаз.

Неужели и правда не узнали?..

— Эрайн?.. Сын, это действительно ты? — раздался голос таэ Луорена.

— Да, папа, — негромко сказал я.

И понял, что за почти сто лет своей жизни впервые назвал лоэльского правителя так просто — «папа».

— Что за странный головной убор ты надел?.. Где ты был и как здесь оказался? — строго спросил отец.

Вот так. Ни «я по тебе волновался», ни «я по тебе соскучился», ни даже просто «здравствуй». Никаких отцовских чувств таэ Луорен ко мне не испытывал, я для него всего лишь ценный актив, не более.

— Проще сказать, где ваш сын за это время не был, — вдруг промолвила Ри.

— Эрайн, где Лэйана?.. И кто с тобой?

Ри все еще скрывала лицо под капюшоном, но таэ по голосу понял, что стоящая рядом со мной девушка, вовсе не его дочь.

Моя спутница откинула капюшон. По залу прокатилась новая волна изумления. Легкий шепот перерос во все нарастающий гул, присутствующие в кабинете лоэл'ли уже не скрывали эмоций. Со времен Элиарай ару эйсин впервые вышли на контакт.

— Здравствуйте, таэ Луорен, — Ри холодно улыбнулась и чуть склонила голову.

Право, даже немного жаль, что отцу неведомо, кто стоит перед ним — что Ри бывшая рабыня.

— С кем имею честь говорить? — уже совсем другим тоном спросил отец.

— Меня зовут Рийна. Я уполномоченный посол Элрайин. В этой шкатулке, — девушка чуть приподняла свою ношу, — лежат вверительные грамоты и письма.

— Я рад, что эйсин наконец вышли на контакт. Времена сейчас стоят сложные. Надеюсь, что вы не меньше нас заинтересованы в стабильной обстановке на Тауре…

Ри кивнула.

— Но все же я хотел бы узнать, где Лэйана, моя дочь? Вам что-нибудь о ней известно?

— Известно. Лэйана гостит в Алрэйне.

— И как, скажите, юная т'раэни у вас оказалась?

— Когда Лэйана сбежала из дома, она поступила крайне неблагоразумно…

Все присутствующие молчали, напряженно прислушивались к разговору посла эйсин и своего правителя. Молчал и я. Ри, к моему удивлению, пока невероятно хорошо справлялась с возложенной на неё ролью.

— Это так, — кивнул таэ. — Моя дочь очень молода и наивна.

— А еще, не в укор вам будет сказано, она совершенно не знает жизнь за пределами лоэльской столицы. Если бы мы не вмешалась, если бы не вмешались я, то Лэйану захватил бы могущественный клан вампиров.

О том, что Лэя чуть не стала жертвой группового изнасилования, притом в роли насильников выступали люди, Ри благоразумно умолчала.

— Вэров?! Истинных вампиров?! — переспросил Тэлиан, мой старший брат, — Я считал, что этих тварей всех истребили.

— Это не так, — сказала Ри, — в вольном городе, что находится под протекторатом гномов, численность этих созданий насчитывает уже несколько десятков. По сути, именно вампиры, а не гномы, правят городом.

— Вы принесли печальные вести, — сказал после небольшой паузы таэ Луорен. — И, одновременно с этим, я рад, что моя дочь в безопасности, что она у друзей. Когда Лэйана вернется домой?

— Давайте обсудим это позже, — улыбнулась Ри. — Сейчас я бы хотела решить более важные вопросы. Я прибыла сюда вовсе не для того, чтобы обсуждать побег вашей дочери.

— Хорошо, — кивнул отец. — Тогда я хотел бы увидеть ваши вверительные грамоты.

Девушка кивнула и повернулась ко мне.

— Убери щит.

Лишаться защиты, пусть и иллюзорной, мне не хотелось. За себя я не боялся, особого вреда мне никто из присутствующих не причинит. А вот Ри… здесь все намного сложнее. Начиная с того, что кое-кто ее может просто узнать.

Пауза затянулась. Я видел, как слегка нахмурились отец и брат. Как задумчиво разглядывает мою спутницу Ареин.

— Эрайн… — поторопила меня Ри и тихо добавила: — Все будет хорошо. Я знаю. Просто поверь в меня.

И я сдался, распустил плетение щита.

Чувствую, вопросов ко мне у таэ Луорена теперь существенно добавится. Но, собственно, какая разница?!

Девушка не спеша направилась к большому столу, украшенному резьбой и костяными вставками, за которым сидел отец. Каждый шаг Ри был преисполнен достоинства. Я незаметно вздохнул, никому и в голову не придет, что перед ним бывшая рабыня…

— Не может быть… — вдруг в тишине раздался неуверенный голос Ареина. — Ты?.. Это ты?!

Проклятье!

Девушка остановилась. Повернулась к эльфу.

— Я, — спокойно ответила она.

Лоэл'ли сделал несколько шагов вперед.

— Да… Я узнал тебя.

— А я и не думала скрываться, — с ледяным спокойствием в голосе сказала Ри.

— Миолин-Таали, что происходит? — обратился к одному из своих верных псов таэ Луорен. — Вы знаете эту эйсу?

— Она не эйса, а самозванка! Это ора дэйш'ли, та самая получеловечка, которую ваш сын привез из путешествия. Пусть она выкрасила волосы, но это лицо я ни с кем не спутаю.

По кабинету снова прокатился шепоток.

— Миолин-Таали, а попросил бы вас воздержаться от обвинений. Если, конечно, у вас нет доказательств.

— Я узнал ее.

Мой бывший надзиратель вел себя… странно. Раньше он был менее эмоционален, никогда не стал бы перебивать правителя. Но, видимо, за время моего отсутствия многое изменилось.

— Пока у нас есть лишь ваше слово, против слов госпожи посла…

— Ареин не обознался, — вдруг сказала Ри. — Я действительно некоторое время жила во дворце в роли рабыни.

Что она делает? Зачем?!

Быстро принялся сплетать новый щит, с ужасом понимая, что не успею, что не мне тягаться с Миолин-Таали.

— Вы этого даже не отрицаете? — спросил отец.

— Зачем? — чуть приподняла брови Ри. — Не стоит начинать взаимоотношения наших держав со лжи.

— И между тем утверждаете, что представляете эйсин. Кто же вы?

Девушка чуть улыбнулась, но ответить не успела.

Ри атаковал Ареин. Единственное, что я успел, это распознать плетение. Миолин-Таали не настолько сошел с ума, чтобы убивать возможного посла Элрайин на глазах у таэ Луорена и всего двора. Он хотел ее обезвредить, спеленать по рукам и ногам… И, ко всеобщему удивлению, у него ничего не получилось.

Рядом с Ри вдруг материализовалась огромная снежная рысь, которая буквально впитала направленное на девушку плетение.

— Пррррочь! — вполне членораздельно на лоэльском прорычал лиен. — Еще ррраз попытаешься и я тебя порррву!

Находящиеся в зале лоэл'ли отшатнулись назад, лишь Ареин остался стоять на своем месте.

— Тише, Ррэко, — сказала Ри и положила ладонь на холку своего лиена, а затем спокойно, так, будто ничего и не произошло, обратилась к моему отцу: — Таэ Луорен, с вашей стороны будет крайне недальновидно, я бы даже сказала, губительно осложнять отношения с Элрайин.

После устроенного Ри представления уже никто не сомневался, что девушка имеет некоторое отношение к эйсин. Про лиенов, этих разумных гигантских снежных рысей, знали все присутствующие.

— Так кто вы? — повторил вопрос мой отец.

— У меня запутанная родословная.

— И все же?

— Раз вы настаиваете… Половина крови, текущей в моих жилах, мне досталась от отца, некоего до сих пор неизвестного мне лоэл'ли. Если рассуждать гипотетически, то им вполне может оказаться кто-то из присутствующих, — Ри обвела комнату рукой и чуть поклонилась. — Крови эйсин в моих жилах ровно четверть, как, впрочем, и человеческой. Ах да, стоит добавить, что рэйа Арелина приходится мне бабушкой. Двоюродной… И сами эйсин относятся к кровосмешению несколько иначе, нежели лоэл'ли. Собственно, моя запутанная родословная — прямая заслуга рэйи Арелины. Думаю, вам известно, что владычица эйсин обладает сильным пророческим даром и ничего не делает просто так.

В кабинете повисла тишина.

— Если вы все же возьмете на себя труд и прочитаете бумаги, которые у меня с собой, то найдете там подтверждение моим словам, — продолжила Ри.

— Миолин-Таали, — после небольшой паузы промолвил отец, — возьмите шкатулку у… посла.

Ареин преодолел отделявшие его от девушки несколько шагов и принял из рук Ри ларец, украшенный драгоценными камнями. Лоэл'ли на секунду замешкался, но тут негромко зарычал Ррэко. Ареин еле заметно скривился и вернулся с ношей к столу таэ Луорена.

— Теперь открой шкатулку. Что ты видишь?

— Три свитка.

— Прочитай их. Изучи на предмет какой-либо угрозы… Рийна, надеюсь, вы понимаете, что поставили меня в крайне сложное положение. Что у меня есть причины не доверять вам.

— Я понимаю. Разумная предосторожность еще никому не повредила.

Все ждали, пока Ареин изучит бумаги. Я знал, что все лоэл'ли, находящиеся в кабинете, ведут между собой ожесточенные мысленные споры. Что, вероятнее всего, о произошедшем знает уже вся столица.

А еще я заметил, что один из слуг куда-то исчез.

— Таэ, я все прочитал, — наконец обратился к правителю Ареин.

— И?

— Как ни странно, но, похоже, бумаги подлинные. Их содержание подтверждает слова этой… Письма кажутся вполне безопасными, я не заметил на них каких-либо узоров, ни даже отдельных нитей силы. Но все же я рекомендовал бы изучить бумаги более тщательным образом, притом доверить это специалистам.

— Позже так и поступим. А пока давай бумаги мне.

Ареин положил три свитка на стол перед таэ Луореном. Отец и старший брат принялись читать грамоты.

— Хорошо, Рийна, — сказал отец, ознакомившись с бумагами, — я признаю за вами полномочия посла эйсин. По вашему желанию вам могут выделить апартаменты во дворце или особняк в городе. Затем, скажем завтра, мы можем встретиться и обсудить возможности сотрудничества наших держав. Тогда же, надеюсь, вы мне расскажите про мою дочь.

— Благодарю, — Ри чуть склонила голову. — Но есть один вопрос, который я хотела бы обсудить безотлагательно.

— И что же это за вопрос?

— Война лоэл'ли и ургов.

Таэ Луорен чуть приподнял брови.

— И какой здесь интерес у эйсин? Последние две сотни лет вы не вмешивались не в один конфликт…

— Да, — не стала спорить Ри. — Но еще не один конфликт не таил в себе такую угрозу не только народам, населяющим этот материк, но и вообще всему миру. Еще не в одном конфликте не были замешаны пришельцы из иного мира — существа, известные вам под названием арриты.

Ну вот, страшное слово прозвучало.

В комнате поднялся шум. Казалось, такие обычно чинные и спокойные вельможи и военноначальники старались перекричать друг друга.

— Все вон! — распорядился таэ Луорен. — Тэлиан, ты останься. Остальные, вон!

Толпа ревущим потоком устремилась прочь из кабинета. Пара чиновников и главнокомандующий Эсриан хотели остаться, но правитель лишь покачал головой и указал на дверь. Затем отец взглянул на меня, он явно хотел что-то сказать, скорее всего, тоже выгнать из комнаты, но потом передумал.

— Арриты? — спросил отец у Ри, когда все ушли. — Этого не может быть!

— И между тем, это так. Именно они руководят отрядами ургов, благодаря им зеленокожие варвары выигрывают один бой за другим. Арриты очень хорошо изучили вашу расу, им известны все ваши слабости.

— Это лишь слова, ничем не подтвержденные умозаключения.

— Вы хотите доказательств? — усмехнулась Ри. — Вспомните жезл, так называемый поглотитель магии, что нашли у ургов, которые напали на лагерь т'раэна Эрайна. Думаю, вы проводили по этому поводу проверки и пришли к выводу что ни из одного хранилища или музея подобный артефакт не пропадал.

Отец кивнул.

— Но он вполне мог храниться в какой-нибудь семье.

— Да, мог, — не стала спорить девушка, — но вы прекрасно понимаете, что вероятность этого крайне невелика. К тому же больше удивляет не само наличие у зеленокожих варваров жезла, а то, что они знали, как с этим артефактом обращаться. Многие ли лоэл'ли знают, как работает поглотитель магии, могут активировать этот артефакт?

— Никто, — ответил за отца Тэлиан. — Магия арритов непонятна, недоступна и чужда нашей расе.

— Тогда выводы напрашиваются сами… К тому же, тот жезл — не единственный случай. Думаю, ваши аналитики уже высказывали предположения, что урги могут получать некоторую помощь от арритов.

Правитель снова кивнул.

— Но как они оказались здесь? — спросил мой старший брат.

— Так же, как вы двести двадцать три года назад — прошли через Врата. В настоящее время количество арритов в Срединном мире насчитывает около четырех тысяч. До этого они действовали все больше скрытно. Но учитывая, как наращивают свою численность арриты последние полмесяца, мы ожидаем, что они скоро перейдут к активным открытым действиям.

Отец тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Несколько минут таэ о чем-то напряженно думал, а потом сказал:

— Надеюсь, что вы ошиблись. Что-то не так поняли, что это какая-то глупая шутка. Ведь если это правда, то у всех нас большие проблемы…

— Потому что из этого мира не убежишь, а арриты не ведают жалости, — закончила фразу за правителя Ри. — Если же вы хотите более весомых доказательств присутствия арритов в этом мире, то присмотритесь к своим рабам.

— Что вы имеете в виду? — удивился Тэлиан.

— Вам прислуживают дэйш'ли, они же работают в полях и садах, на различных производствах, из них же состоит весь рядовой и младший командный состав лоэльской армии. Я не буду сейчас говорить о том, как низко и аморально использовать своих же детей, как рабов, пусть эти дети и не могут похвастаться чистотой крови, — отец хотел что-то сказать, но Ри предупреждающе вскинула руку. — Дайте договорить!.. Не все дэйш'ли родились в этом мире, часть из них переселенцы из вашего родного мира — Вэллата. Дети оставшихся на планете лоэл'ли и арритов. Тех самых проклятых арритов, которые так похожи на людей!

— Это невозможно, — вскинулся таэ Луорен. — Все дэйш'ли проходят регулярные проверки…

— Вы действительно думаете, что агентам арритов не по силам их обойти?

— Я уже ни в чем не уверен, — вздохнул отец. — Но если вы правы, то у арритов есть шпионы везде.

— И не только шпионы, но и убийцы, — подал голос я. — Саботаж также не исключен.

Отец, брат и Ри удивленно посмотрели на меня. Кажется, они забыли, что я тоже нахожусь в кабинете.

— Эрайн прав, — сказала девушка.

— Да я и не спорю, — устало произнес отец и потер переносицу. — Но как всех этих шпионов вычислить?

Ри пожала плечами.

— По несвойственному дэйш'ли поведению. Для начала присмотрелась к пятерым слугам, присутствовавшим во время этого совета. Уверена, что как минимум один из них — не тот, за кого себя выдает.

— Проверим, — сказал таэ Луорен. — А что вообще предлагают эйсин в связи со сложившейся ситуацией?

— Закрыть Врата навсегда, а затем принять бой и уничтожить всех арритов, которые найдутся в нашем мире.

— Закрыть? — переспросил Тэлиан. — Но ведь это невозможно!

— Ничего невозможного нет, — улыбнулась девушка.

Разговор затянулся на несколько часов. Таэ Луорен и Тэлиан подробно расспрашивали Ри о наших путешествиях, о Кристаллах, о том, что известно эйсин об арритах. Поведала «госпожа посол» и о маяке, который должны были похитить эйсин.

— Хорошо. Мы все обдумаем, проверим ваши слова. И через три… нет через два дня, вы получите ответ, — сказал отец, когда беседа подошла к концу.

Ри кивнула… и вдруг вместе со своим лиеном исчезла.

Не сдерживая эмоций, громко выругался. Меня всего скрутило от обиды, от предательства.

Проклятье! Она меня бросила!!!

Или все же действовала по распоряжению рэйи Арелины?..

Да какая разница!

Главное, что Ри далеко, а я остался во дворце и теперь, может статься, больше никогда не увижу девушку.

— Что?! — удивленно произнес отец.

— Один из Кристаллов в действии. К слову, тот самый, что Ри позаимствовала из нашего музея, — тихо произнес я.

— Вот как? Это многое объясняет… А теперь я бы хотел услышать твою версию истории. И для начала меня интересует, почему ты сбежал из дома? О чем ты думал, когда решил взять с собой Лэю?

Я мысленно застонал и… начал рассказывать. А что мне еще оставалось делать? Я должен убедить свою расу сотрудничать с эйсин.

12 глава Джаред Дэш

4–5 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Вечером владычица эйсин вызвала меня к себе. Сказала, что исследования эйсин привели к некоторым результатам и самое время их обсудить. Что теперь она может немного рассказать о том, что я на самом деле из себя представляю.

По правде говоря, я уже и думать забыл, что перед охотой за Кристаллами дал уговорить себя сдать ряд анализов и пройти кое-какие тесты…

Хотел ли я, чтобы эйсин ставили на мне свои опыты, проводили многочисленные эксперименты, брали бесконечные пробы и анализы? Нет, конечно! Роль лабораторной крысы меня вовсе не прельщала. Да и доверия эйсин особого не вызывали. Правильно их обозвала Ри — манипуляторы хреновы!

Ни секунды не сомневался, что для эйсин я всего лишь инструмент с рядом ценных и просто любопытных свойств, что при случае меня легко пустят в расход. Если рэйю Арелину судьба кого-то из нашей компании в действительности и заботит, то только Ри и ее мамаши. Но и то сомнительно, учитывая как распорядилась владычица жизнями Лианы и Рийны.

Честно говоря, я понятия не имел, почему все же решился на эти исследования. То ли на меня эти хайдашевы повелители льдов и ветров как-то магически повлияли, подтолкнули в нужном им направлении. То ли… Меня самого уже очень давно интересовало, как же я такой появился на свет. Да только спросить было не у кого. Моя мать и сама терялась в догадках, как же ее угораздило произвести на свет ребенка, ведь всем известно, что истинные вампиры не способны к деторождению.

Так что эйсин — для меня единственная возможность хоть что-то узнать о себе.

И рэйа рассказала.

Оказалось, я действительно ошибка природы. Вероятность того, что у истинной вампирши и человека родится потомство есть лишь в одном случае из тысячи. Так что мне, в некотором роде, повезло. Я у судьбы выиграл в лотерею, иначе и не скажешь.

Рэйа Арелина думала, что, скорее всего, мое рождение — не первый такой случай. Просто раньше дети не выживали. Каких-то младенцев убивали сразу после рождения, какие-то погибали в утробе матери. Все вампирши до ужаса эгоистичные создания, вряд ли они хотели уродовать свое тело, а затем и жизнь появлением ребенка. А если же дитя вампира начинало расти в утробе обычной человеческой женщины, то все еще прозаичнее. Кому нужен ребенок-монстр и мать, его породившая?

По словам владычицы эйсин шансы обзавестись собственным потомством у меня были. При этом предлагалось обратить внимание на людей и совместимые с ними расы. А вот вероятность, что от меня забеременеет какая-нибудь вампирша, была опять же один к тысяче, то есть, по сути, отсутствовала.

Не то что бы я собирался завести детей, не то что бы я вообще об этом задумывался. Но все же информация была интересной, мало ли как жизнь повернется.

Опять-таки рэйа Арелина убедила меня в том, что у моих возможных детей останутся все преимущества вампиров, но воздействие солнечного света на них будет уже минимально, жажда крови будет практически отсутствовать, а серебро вызывать лишь легкое раздражение кожи. Эйса так и сказала: «При должном усердии ты можешь положить начало новой расе сильных, выносливых, практически бессмертных существ. Но появится новая раса в Срединном мире или нет — тебе решать».

Сообщила мне эйса и ещё одну хорошую новость — ни одна из девиц, которых мать мне подкладывала в постель, так и не понесла. Теперь это можно было утверждать абсолютно точно.

Наша беседа подходила к логическому завершению, когда в комнате вдруг появилась Ри в компании с Ррэко. Девушка шумно облегченно вздохнула и сорвала с себя плащ. А затем, не говоря ни слова, плюхнулась в кресло и вытянула ноги.

Здоровенный кот последовал примеру своей компаньонки и забрался в соседнее кресло. Широко зевнул, продемонстрировав впечатляющих размеров клыки, и свернулся клубком.

— Устали? — участливо спросила рэйа Арелина и чуть улыбнулась. Удивленной внезапным появлением Ри и ее лиена она ничуть не выглядела.

— Да, — кинула девушка. — А я еще и проголодалась.

— Эти лоэл'ли такие зануды, — Ррэко опять зевнул и, закрыв глаза, негромко пробормотал: — Если никто не возражает, я подремлю чуть-чуть…

Перед девушкой материализовался поднос, полный блюд с всевозможными яствами. Ри что-то неразборчиво воскликнула и принялась накладывать к себе в тарелку практически все подряд.

— Простите, — на ходу сказала девушка. — Я жутко устала, у меня нет сил на дипломатию и прочие политесы. Эти ушастые гады хоть бы присесть предложили! Или хотя бы бокал вина… Да что там! Воды!.. Но нет, у них в присутствии правителя никому сидеть не положено и есть тоже, если только сам правитель не разрешит. Урррод!

Ри быстро, хотя и довольно аккуратно ела, во всякое случае, ни одна капелька или крошка не упала на изящное голубое платье девушки. Рэйа Арелина с каким-то умилением смотрела на свою гостью.

— Я что-то не так понял?.. Вроде бы план состоял в том, что Ри пробудет в Талрэе несколько дольше? — спросил я.

— План был другой, но я знала, что, скорее всего, Ри вернется раньше, — легко рассмеялась эйса.

— А я знала, что она знала, — проворчала с набитым ртом девушка.

Действительно. Учитывая пророческий дар рэйи Арелины, ее крайне сложно чем-то удивить.

— Но то, что Ри так рано вернулась, не повредит нашим планам? — все же не мог не спросить я.

— Думаю, нет, — ответила рэйа. — Но сейчас наша гостья доест, и мы спросим у нее.

Девушка кивнула и подняла руку, показывая, что ей нужно еще чуть-чуть времени. Быстро расправилась с порцией салата и откинулась на кресле с бокалом вина в руках.

— Вот теперь мне хорошо, — полуэльфийка еще раз вздохнула и улыбнулась. — Еще раз извиняюсь за свое поведение, но беседа с папашей нашего Райна меня крайне вымотала.

Владычица эйсин понимающе кивнула:

— Рассказывай. Как все прошло?

— Да примерно так, как мы и думали. Не то что бы лоэл'ли нам сразу и безоговорочно поверили, но наши доводы они признали довольно убедительными. О присутствии арритов в этом мире они уже и сами догадывались, но не хотели в это верить… Через два дня таэ Луорен обещал дать ответ. Вероятнее всего, лоэл'ли согласятся участвовать в нашем предприятии.

— И как же мы узнаем, что они решили? — спросил я.

— Придется мне еще раз нанести визит эльфам … — Ри поморщилась.

— Это не к чему, — сказала эйса. — У меня есть другие возможности связаться с таэ Луореном.

— Ну и слава богам! — воскликнула девушка. Определенно, возвращаться в Талрэй ей совсем не хотелось.

— К слову, о богах, — заметила рэйа Арелина. — Есть еще кое-что, что вам стоит знать.

Я весь обратился в слух.

— Так и знала, — как-то зло усмехнулась Ри. — Будут сюрпризы? Ты нам поведала еще не все?

Уже не раз замечал, что в присутствии рэйи Арелины девушка вела себя несколько неадекватно. Грубила и хамила, нервничала и злилась. Я и сам теплых чувств к владычице эйсин не испытывал, но все же старался держать себя в руках. С другой стороны, у Ри было гораздо больше поводов для ненависти…

— Не все, — не стала спорить эйса, — некоторая информация до поры до времени была ни к чему. Более того, она была опасна, могла вам помешать достигнуть цели.

— Так почему вы решили рассказать сейчас? — спросил я.

— То, что вам станут известны некоторые факты, сейчас уже ни на что не повлияет. Собственно говоря, я вообще могла этот разговор не заводить. Часть информации вы узнали бы сами через некоторое время, часть не узнали бы никогда. Но я решила, что вы имеете право знать правду.

Ри опять скривила губы в усмешке, но промолчала.

Эйса чуть улыбнулась своей внучатой племяннице и сказала:

— Начать следует с того, что никаких богов на самом деле нет. Да, Ри, не удивляйся, те существа, к которым ты обращаешь свои проклятия и молитвы, вовсе не боги.

Дела!.. Я никогда не был особо религиозен. В том, что боги лоэл'ли, гномов, ургов и прочих переселенцев из других миров могут чем-то помочь этим расам в Срединном мире, сильно сомневался. С многочисленными богами и божками людей все было еще сложнее — даже на первый взгляд, несмотря на то, что я никогда не интересовался этой темой, эти религии казались какими-то надуманными… Так что, если я время от времени и упоминал кого-то из богов вслух или мысленно, то скорее по привычке, потому, что так принято, а не потому, что действительно надеялся на божественную помощь.

— А если не боги, то кто? — спросила полуэльфийка.

Ри тоже не производила впечатления особо религиозной натуры. Но я вполне понимал и разделял ее эмоции.

— И Хайдаш, и Фиерт, и Такима, и некоторые иные «боги» действительно существовали. Это были люди и нелюди, которые чем-либо прославились в веках. Сначала они стали героями баек, затем мифов, а потом их стали почитать за богов. Более того, жили эти существа в разное время, в разных концах мира, они даже не знали о существовании друг друга. А ту же богиню Найлин, которая якобы покровительствует влюбленным, жрецы новообразованной религии так и вовсе выдумали… Так что часть религий Срединного мира выросла из легенд и сказок, часть появилась в нашем мире вместе с переселенцами из других миров, а часть была придумана меркантильными жрецами.

— Не то чтобы я вся из себя такая верующая… Но, что богов и правда нет? Вообще?! Никаких?! — Ри явно была обескуражена.

— В том смысле, которое вы привыкли вкладывать в слово «бог», да, их нет.

— А кто есть? — задал я напрашивающийся вопрос.

— Высшие Сущности.

— О, я помню! — вдруг сказал девушка, — Ррэко этих созданий несколько раз упоминал. Так что это за Сущности такие?

Услышав свое имя снежная рысь чуть дернула ухом и приоткрыла один глаз, но, увидев, что ничего интересного не происходит, вновь смежила веки.

— Создатели нашего мира, да и всех остальных миров, думаю, тоже. Но именно Срединный мир самый древний, он — центральная, узловая точка всего Кружева Миров, — рэйа Арелина ненадолго замолчала. — О самих Сущностях мне известно немного, хотя эйсин тысячелетиями собирали об этих существах информацию. Верно было бы сказать, что это представители безумно древней и крайне могущественной расы, для которых целые миры — лишь игрушки. Что уж тут говорить об их обитателях… Так же нам известно, что наше скопление миров не единственное в своем роде, что таких скоплений много, как много и Высших Сущностей. В так называемом Кружеве Миров всем заправляет четверка творцов, другие скопления — вотчины иных Сущностей… Мне хотелось бы верить, что нашему миру просто не повезло.

— Почему? — спросила Ри.

— Известно, что Срединный мир — первое творение наших Высших Сущностей. Можно предположить, что создания были тогда юны и неопытны, жаждали экспериментов, хотели отойти от правил и канонов, а потому допустили много ошибок. И хотя сам новый мир оказался вполне обычен, то расы, его населившие, нет… Сейчас все расы нашего мира можно поделить на три категории: Изначальные, Пришлые и Сотворенные.

— Пришлые — это те, которые переселились из других миров? — спросила Ри.

— Да, — кивнула рэйа Арелина.

— Тогда выходит, что Изначальные расы создали при сотворении мира… Или это этих, как их, Сотворенных создали?.. — Ри встряхнула головой и признала: — Я запуталась!

— Немудрено, — эйса улыбнулась. — Первыми, как ты правильно догадалась, действительно были Изначальные. Но дело в том, что слишком много сил Сущности вложили в эти расы, оказалось, что некоторые представители Изначальных рас тоже способны творить, хотя и в гораздо меньших масштабах. По сути, Сущности создали полубогов — уникальные расы, очень сильные и, одновременно с этим, не лишенные изъянов.

— Дайте угадаю, — перебил эйсу я. — Это орол'шай, хэйгэ, эйсин и… — я озадаченно замолчал. Все названные мной расы вполне могли попасть в категорию Изначальных, но я даже предположить не мог, какую расу назвать четвертой.

— …И люди, — закончила за меня рэйа Арелина.

— Люди?! — хором переспросили мы с Ри.

— Да, — кивнула владычица.

— Но что в нас… в них такого особенного? — спросила полуэльфийка. — Люди ведь совсем обычные! Их много! Они слабы!

— На первый взгляд все действительно так, как ты сказала, но иногда среди людей рождаются великие маги, для которых нет ничего невозможного, — сказала рэйа и, после небольшой паузы добавила, — в этом мире.

— Почему об это никто не знает? — спросила Ри.

— Потому, что человеческая жизнь коротка и память, к сожалению, тоже.

— Но маги живут гораздо дольше!

— Да, только магически одаренных людей всегда было крайне мало, а действительно могущественных — еще меньше. К тому же чуть ли не с начала времен люди были разобщены, сначала они поделились на племена, затем на государства, потом стали образовываться всевозможные гильдии и ордена. Информация — это сила и власть, а потому ее старательно прятали, скрывали друг от друга, и, в конце концов, забыли.

То, что рассказывала владычица эйсин, было вполне возможно. Люди действительно не самая сплоченная раса.

— Четыре расы, четыре стихии… — задумчиво произнес я. — Хэйгэ повелевают водой, орол'шай — огнем, вы — ветром, а люди тогда выходит…

— Все не так просто, — сказала эйса. — То есть поначалу, возможно, так Сущностями и задумывалось, но вышло иначе. К примеру, эйсин не зря называют повелителями льдов и ветров, с водой мы тоже неплохо справляемся, как и с магией жизни — ей вообще все Изначальные расы хорошо владеют. А вот с огнем мы не очень дружим, — вздохнула эйса. — Что же касается людей, то у них нет предрасположенности к какой-либо стихии. Им доступно все.

— Хорошо, — кивнул я. — Допустим. Тогда получается, что каждая Изначальная раса получила по Кристаллу. Так? — спросил я. — У вас, орол'шай и хэйгэ хранилось по артефакту. А тот камушек, которым сейчас владеет Ри, раньше, если мне не изменяет память, являлся одной из регалий Империи Алрин, то есть принадлежал людям.

— Все так, — сказала рэйа Арелина. — Но мы немного отклонились от темы. До Кристаллов, того, как они оказались в этом мире и что на самом деле эти артефакты из себя представляют, мы еще дойдем… Итак, если вы готовы слушать, то я продолжу.

Мы с Ри кивнули.

— Как я уже сказала, Изначальные расы творцы наделили рядом любопытных свойств. И если поначалу расы своим создателям никакой угрозы не представляли, то по прошествии времени они могли вырасти в конкурентов или даже во врагов… Думаю, вам известно, что каждое новое поколение сообразительней и способней предыдущего? Вот и наши создатели об этом знали… Первые шестьсот лет Срединный мир ничем явно не отличался от других миров. Образовывались первые государства, начали развиваться наука и искусство… А потом Высшие Сущности наконец поняли, что у их творений слишком большой потенциал, что в будущем они могут стать проблемой и закрыли наш мир.

— Но почему они просто не уничтожили его? — тихо спросила Ри.

— Потому, что уже тогда Срединный мир был центром зарождавшегося Кружева Миров. С гибелью нашего мира Кружево бы распалось, и другие миры тоже бы прекратили существование. К тому же, мне доводилось слышать, что Высшие Сущности живут согласно некоему Кодексу, которые запрещает им уничтожать свои творения.

— И поэтому они просто закрыли наш мир, — пробормотала полуэльфийка.

— Не просто, — покачала головой эйса. — Они превратили Срединный мир в мусорную корзину. Мы заперты здесь, как пауки в банке, никто и ничто не может выбраться отсюда, но для себя Сущности оставили маленькую лазейку, дверцу, которая открывается лишь в одну сторону — Врата.

И тут вдруг я понял…

— Те самые Врата, через которые в наш мир лезет всякая пакость.

— Да, — подтвердила мои умозаключения рэйа. — Целые расы и отдельные неудачные экспонаты, всевозможные монстры, различные представители флоры и фауны… Некоторые переселенцы, конечно, попали в Срединный мир по своей воле, но большая часть была признана Высшими Сущностями негодным материалом и выброшена сюда.

— Но почему Врата всегда открываются именно на Тауре? — спросила Ри. — Почему не в море? Не на других материках? Не на островах?

Владычица эйсин как-то совсем по-человечески пожала плечами. Я поймал себя на мысли, что уже совершенно привык к экзотической внешности этой женщины. По большому счету эйсин не так уж и сильно отличались от эльфов, на которых за свою долгую жизнь я успел насмотреться, то же телосложение и пропорции лица, те же заостренные кончики ушей. А то, что кожа у эйсин льдисто-голубая да волосы на голове разных оттенков синего не так уж и важно, крылья же так и вовсе большую часть времени не видно… К тому же вела себя с нами владычица эйсин удивительно просто, общалась почти как с равными. Я понимал, что это всего лишь игра, что таким образом древняя и очень могущественная правительница пытается войти к нам в доверие. И отчасти ей это уже удалось.

— Этого я не знаю, да и не думаю, что это важно. Гораздо интереснее другое — что будет с этим миром, если Врата раз и навсегда закроются.

Мы с Ри переглянулись. Похоже, к нам одновременно пришла одна и та же мысль — ничего хорошего в этом случае наш мир не ждет.

— И что? — озвучил вопрос я.

— Через Врата проникают не только различные существа, но и магическая энергия. Когда Врата закроются, то эта энергия в мире прекратит возобновляться, и через несколько десятков лет уже ни одно магическое воздействие не будет возможно… Думаю, вы и сами догадаетесь к каким изменением приведет исчезновение магии. Политический баланс нарушится, а некоторые расы, так и вовсе исчезнут. Те же орол'шай, к примеру, чей жизненный цикл практически полностью завязан на магию, прекратят свое существование.

— Так вот почему ты не рассказывала всего… — задумчиво протянула Ри. — Если бы Светлейший, когда читал мои мысли, узнал, чем для его расы обернется закрытие Врат, то свой Кристалл он бы нам точно не отдал. Да и если Эрайн, а затем и все остальные лоэл'ли проведали бы, что скоро исчезнет магия, то они не помогать нам бы взялись, а всеми силами мешать.

Владычица эйсин кивнула:

— Ты все правильно поняла.

— А чем исчезновение магии грозит нам? Мне и Ри? — спросил я. — И что станет с вами? С лоэл'ли, ургами, гномами и всеми остальными?

— Ни одной из перечисленных тобой рас гибель не грозит. Все особенности и способности, которые не были завязаны на магию, у них останутся. Как то, сила, выносливость, продолжительность жизни и прочая… Но эйсин, к примеру, помимо магии потеряют крылья и то особое чутье.

— Значит, я тоже перестану чувствовать находящихся рядом существ, — вздохнула девушка.

— Да, — грустно улыбнулась рэйа Арелина, — но в остальном для тебя и Джареда ничего не изменится. Лишиться одного из органов чувств тяжело, но магии — во сто крат болезненнее.

— А эти арриты действительно настолько опасны? То есть Врата обязательно закрывать? Мы с пришельцами всем миром никак не справимся? — забросала эйсу вопросами Ри.

Определенно девушке не хотелось терять свою удивительную способность. Да и владычица эйсин явно не договаривала или, вернее, просто не хотела сгущать краски. Исчезновение магии и крыльев вполне могло обернуться для повелителей льдов и ветров настоящей катастрофой.

— Ри, поверь, эйсин потеряют гораздо больше, чем ты, — промолвила владычица. — Если бы существовала хотя бы небольшая вероятность, что арритов можно победить… Но все мои видения указывают на то, что единственный для нас выход — запечатать Врата. В конце концов, если мы отобьем первое вторжением арритов, то за ним может последовать второе или же Сущности придумают новую напасть.

— То есть? — не понял я. — Не вы ли говорили, что эти ваши Сущности не могут убивать свои творения. А так выходит, что…

— В том, что одна раса вдруг решила истребить другую, явной вины творцов нет. Если же копнуть глубже, то окажется, что общество арритов крайне милитаризировано, а природные условия в их родном мире суровы. Что их бог и творец всячески проповедует расовую нетерпимость. Арриты считают, что их раса совершенна, а удел всех остальных разумных существ — рабское ярмо или смерть… К слову, лоэл'ли — не первые, на кого Сущности натравили арритов, до этого пали жертвами еще два мира. Но именно лоэл'ли сделали то, что было нужно Сущностям, они сбежали в наш мир. И арриты, конечно же, устремились следом.

— Их бог? — переспросила полуэльфийка. — У арритов есть бог? Не ты ли говорила, что никаких богов на самом деле нет.

— В нашем мире нет, — поправила свою внучатую племянницу эйса, — ведь творцы бросили нас. В других же мирах ситуация иная. Тот же бог арритов реально существует — это один из Высших Сущностей. Если быть точной, то Карнэс. Кстати, люди своим возникновением тоже обязаны ему. Арритов отчасти можно назвать некой упрощенной версией людей, не зря же они так на них похожи.

— Так вот оно что… — пораженно прошептала девушка. — Тогда получается, что и Араэлл, которому поклоняются лоэл'ли, тоже существует?

— Да. И он творец не только расы лоэл'ли, но эйсин. Думаю, вы уже заметили, что некоторое сходство между нашими расами присутствует, — владычица грустно улыбнулась.

— И лоэл'ли тоже по сравнению с вами являются упрощенной версией, — девушка не спрашивала, нет, она утверждала.

Рэйа кивнула.

— Эрайну такая новость точно не понравилась бы, — усмехнулась Ри.

— Неудивительно, — ответила эйса. — Каждая раса хочет думать, что она совершенна… Тут еще следует добавить, что арриты и лоэл'ли — одни из самых популярных среди творцов рас, хотя в различных мирах они называются по разному и даже имеют некоторые незначительные отличия.

Сразу вспомнилось, что через Врата действительно не раз проходили люди, которые практически ничем не отличались от аборигенов Срединного мира. Или вспомнить тех же эльфов, что являлись полной копией лоэл'ли, а появились совсем из иного мира… Но спросил я о другом:

— Разве не вы говорили, что если уничтожить наш мир, то распадется все это ваше Кружево? — спросил я.

— Арриты никак не смогут уничтожить целый мир, а вот все живое в нем запросто. А то, превратится ли Срединный мир в безжизненный кусок камня или будет населен одними арритами, никак не повлияет на Кружево Миров.

— Но почему Сущности не сделали всего этого раньше?

Эйса пожала плечами.

— Кто знает? Пути творцов неисповедимы. Может, до поры до времени Высших Сущностей устраивала сложившаяся ситуация? Опять-таки много времени ушло, чтобы вырастить расу палачей — арритов. Чтобы их уровень технологий и магии развился до такой степени, когда никто уже не смог бы им противостоять.

Владычица эйсин замолчала, мы с Ри тоже не спешили продолжить разговор. Не знаю, что творилось в голове у девушки, а у меня там была сущая каша. Рэйа за пару часов вывалила на нас такую кучу информации, что ее и за месяц не осмыслишь. Картина мира перевернулась с ног на голову…

— А что с Кристаллами? Откуда они взялись? Ты так и не рассказала, — тихо и как-то устало спросила Ри.

— Кристалл — это крайне могущественный артефакт. Да, у каждого из камней есть дополнительные и весьма полезные свойства, но они ничто по сравнению с истинными возможностями Кристаллов. На самом деле в Срединном мире таких артефактов не четыре, а пять, но последний вы никогда не увидите, ибо он сердце нашего мира.

Ри осторожно дотронулась до Кристалла, которые виднелся в вырезе ее платья. Я тоже с трудом подавил желание нащупать под рубашкой цепочку, на которой висело аж два камня. Безумно захотелось с себя эту связку артефактов сорвать.

Проклятье! Нас опять использовали, разыграли втемную. Как много мы еще не знаем?!

— Да, вы правильно поняли. Каждый из этих камней вполне мог бы стать сердцем нового мира. Но, не бойтесь, новый мир из ниоткуда не возникнет, а владение одним или даже парой Кристаллов Мироздания не несет никакой опасности.

— Если все действительно так… — медленно проговорила Ри. — То зачем в одном мире сразу столько Кристаллов? Думаю, не ошибусь, если предположу, что артефакты такого уровня являются редкостью и даже для этих ваших Сущностей большая ценность.

— Все так, — согласилась эйса. — Четыре лишних Кристалла для нашего мира, для всех нас, — это, одновременно, и ключи, и кандалы.

— Как так? — спросил я.

— Столько мощных артефактов в одном мире исподволь сдерживают развитие, как самого мира, так и рас его населяющих… Ри, ты, как опытная взломщица, — тут владычица эйсин улыбнулась, — должна знать, что не существует замка, который нельзя вскрыть, что любую стену можно сломать, перелезть или как-то обойти. Так и из Срединного мира рано или поздно нам бы удалось найти дорогу. Думаю, если бы не Кристаллы, это бы уже случилось.

— А почему ключи?

— Именно с помощью Кристаллов Мироздания творцы запечатали наш мир, а потом через Врата забросили их сюда. Так что с помощью камней, гипотетически, можно открыть мир, только для этого придется выбраться наружу… Или же, наоборот, навсегда запереть Врата.

— И в чем проблема? — оживилась Ри. — Маяк у нас есть. Арриты из другого мира построят межмировой портал. По этому самому порталу мы сможем выбраться наружу. Это крайне сложно, но, в принципе, возможно. А находясь за пределами нашего мира, можно будет снять заклятие творцов.

— Я думала об этом, — кивнула владычица эйсин. — Шанс, что нам удастся снять, как ты выразилась, «заклятие творцов», невелик. Вероятность, что кто-либо, в каком бы составе мы в эту миссию ни отправились, выживет — отсутствует. Ведь мы попадем лагерь арритов, нас там просто сметут. Так что мы либо потеряем Кристаллы и погибнем сами, а следом за нами погибнут и все жители Срединного мира. Либо… Если защита с нашего мира будет снята, если все смогут запросто телепортироваться сюда. Что тогда помешает арритам продолжить экспансию? Атаковать сразу с нескольких сторон, ведь они больше не будут привязаны к Вратам. Конечно, кто-то из жителей нашего мира сможет сбежать, но их рано или поздно найдут и затравят как дичь. Так что выход из данной ситуации я вижу только один.

Ри сквозь зубы негромко выругалась и сказала:

— Ты меня убедила. Как ни странно, но я тебе даже почти верю.

— Почти? — владычица эйсин вопросительно приподняла тонкую, темную бровь.

Полуэльйфика кивнула и потянулась за бутылкой, щедро плеснула себе в бокал вина.

Я последовал примеру девушки. Выпить мне было просто необходимо. Я уже поднес бокал ко рту, когда меня осенила мысль…

— Вы так ни слова не сказали о вампирах? Как они вписываются в существующее мироустройство? — спросил я.

— Так же, как и лиены. Вэров или истинных вампиров можно смело отнести к категории Сотворенных рас. То есть ответственность за их появление лежит не на каких-то там Сущностях, а на отдельных представителях Изначальных рас, если точнее — на людях.

— Людях? — переспросил я.

— Да, — кивнула эйса. — Один из человеческих магов древности хотел добиться бессмертия, стать очень сильным и выносливым. И его эксперимент можно было бы назвать удачным, если бы не множество побочных эффектов, которые получила новая раса. Тот маг прославился в веках и даже получил божественный статус. Джаред, тебе он известен как Великий Прародитель… А так как вэры произошли от людей, то и внешне на них очень похожи.

— Так вот оно что… — пробормотал я и, наконец, сделал глоток вина. — Действительно… хм… вполне логично.

— А лиены? — спросила Ри.

— А мы творение эйсин, — ответил за свою владычицу Ррэко.

— Что станет с лиенами, если магия исчезнет? — встрепенулась девушка.

— Пропадет связь между лиеном и выбранным им эйсин, — сказала рэйа Арелина. — Лиены больше не смогут мгновенно перемещаться к своему компаньону на любые расстояния и мысленно общаться с ним. Перестанут видеть нити силы и разрушать магические плетения. В общем, они станут просто большими, разумными, говорящими кошками.

* * *

Этой ночью я долго не мог заснуть. Никак не шел из головы разговор с владычицей эйсин.

Из кабинета рэйи Арелины я прихватил бутылку красного вина и в гордом одиночестве ее распил. Сейчас больше всего мне хотелось забыться, но увы… Для того, чтобы впасть в бессознательное состояние, мне бутылки легкого вина маловато.

Великий Прародитель, как же меня все достало!.. Хотя какой, к Хайдашу, Прародитель?! Если верить бабке Ри, то нет ни первого, ни второго, есть только эти проклятые Сущности!

В бессильной ярости ударил кулаком по стене. По штукатурке тут же побежала мелкая паутинка трещин, а на месте удара появилась небольшое кровавое пятно. Сквозь зубы выругался. На костяшках лопнула кожа, выступили капли крови, которые я тут же, не мудрствуя лукаво, слизнул языком.

Похоже, пьян я все-таки несколько больше, чем думал. Бутылку я распил практически на пустой желудок, да и в кабинете рэйи выпил несколько бокалов вина.

Сел на кровать, кое-как стянул сапоги. Спать не хотелось совершенно, а вот есть… чего-нибудь перекусить я бы сейчас не отказался. В комнате у меня никаких съестных припасов не хранилось, так что надо спускаться на три этажа ниже — в зал, в котором эйсин устроили что-то вроде столовой для нашей честной компании. Да вот только идти куда-то было откровенно лень…

Мне все никак не давал покоя рассказ рэйи Арелины, слишком невероятно он звучал. Хотелось верить, что правительница всю эту историю придумала, что завтра все эйсин весело посмеются над наивными гостями… Да только зачем Арелине врать?! Нет, я не тешил себя глупыми надеждами, что теперь мне и Ри известно действительно все. Уверен, что кое-какую информацию владычица эйсин от нас утаила, некоторые факты представила в другом свете… а остальное было печальной правдой как она есть. История слишком безумна и невероятна, чтобы ее можно было вот так просто придумать.

Всегда, сколько себя помнил, я хотел просто жить. Так, чтобы мне никто не мешал. Так, чтобы меня все оставили в покое… И вот я оказался в гуще интриг чуть ли не божественного уровня. Сижу за одним столом с правительницей древней могущественной расы, иду поперек воли творцов, планирую остановить иномирское вторжение. И ведь не отвертишься уже никак! Обложили, гады, со всех сторон!.. И пусть за руку меня никто не тащит, нож к горлу не приставляет, все равно такое чувство, что на шее вот-вот затянется удавка. Эх, как все повернулось! С одной стороны, вроде бы я все еще могу уйти, отказаться участвовать в этом балагане, а с другой — я тогда сам себя уважать перестану.

Да, определенно, до столовой все же надо дойти. Еда едой, а вот выпить мне сейчас просто необходимо.

Все так же, как и был босым, прошлепал до выхода из комнаты. Уже собрался распахнуть дверь, когда услышал тихий, какой-то неуверенный стук. Похоже, ко мне гости!

Не мешкая, отворил дверь — на пороге стояла Ри. Прическа полуэльфийки растрепалась, и волосы беспорядочной волной спадали на плечи. Девушка была в том же голубом платье, которое за целый день успело немного помяться. Платье, как вторая кожа, обнимало девичий стан, подчеркивало его чувственные изгибы. А узкий вырез, который слегка приоткрывал ложбинку между грудей, будоражил воображение.

Не говоря ни слова, девушка шагнула в комнату и затворила за собой дверь.

— Ри? — невольно я отступил назад.

Полуэльфийка сделала еще пару шагов. Обвила мою шею руками, прижалась ко мне всем телом.

— Давай хотя бы на эту ночь забудем все наши разногласия, — прошептала девушка и припала к моим губам.

Поцелуй Ри опьянял. Он был каким-то безумным, страстным, отчаянным… И я не устоял, включился в игру. Не отказал себе в удовольствии обнять Ри за талию, затем мои руки скользнули ниже… Через пару минут я оторвался от девушки, нехотя отстранил ее от себя.

— Кому и что ты хочешь доказать? — спросил я.

Голос мой прозвучал глухо и как-то зло. Впрочем, все правильно. Именно злость я сейчас и чувствовал. На весь мир, на рэйю Арелину с ее интригами и загадками, на девчонку, которая стояла передо мной.

— Джад? Ты о чем? — растерянно проблеяла Ри и вновь попыталась обнять меня.

Я покачал головой и еще на пару шагов отошел от девушки. Себе я сейчас не доверял.

— Ты можешь обманывать себя, других… но меня не получится.

Ри вопросительно посмотрела на меня.

— Неужели ты забыла, каким любопытным свойством обладает один из моих Кристаллов?

Глаза полуэльфийки расширились, мне даже показалось, что в них отразился какой-то потаенный страх. Но девушка быстро взяла себя в руки.

— Ты не можешь читать мои мысли, — твердо сказала Ри.

— Твои — нет, — не стал спорить я, — лиен надежно защищает тебя. Мысли эйсин мне тоже недоступны. Так что я тренировался на Эрихе, на твоей матушке, ну и на наших приблудных эльфах.

— Эльфах? — глупо переспросила Ри. — Разве они не…

— Не защищали свои мысли? — закончил за девушку фразу я. — Пытались. Временами у них это даже получалось.

— И… и что?

— Ри, зачем ты сюда пришла?

— Затем, что и всегда, — девушка пожала плечами. — У нас много общего, нам хорошо вместе. Ни тебе, ни мне не нужны никакие обязательства. Та ссора…

— Твою мать, Ри, проваливай! — неожиданно для самого себя вспылил я.

— Но…

— Уходи. Сначала разберись в себе, а потом… Потом может мы и поговорим.

Девушка растеряно посмотрела на меня, затем на дверь.

— Уходи, — повторил я. — Сегодня я хочу побыть один.

Полуэльфийка скривилась, кивнула, а затем развернулась и вышла из комнаты. Напоследок девчонка все-таки не удержалась и громко хлопнула дверью.

Я выругался и пнул ногой стоявший рядом стул. Ни в чем не повинный предмет мебели отлетел на несколько метров в сторону.

Проклятье! И зачем я только устроил это представление?!

Видят боги, я совсем не хотел выгонять Ри. Пожалуй, хорошая компания мне сейчас нужна даже больше, чем очередная бутылка вина. Но если бы я принял предложение девушки, то, по сути, воспользовался бы ей, поступил бы бесчестно. И с каких это пор я стал таким принципиальным?.. Вот идиот!

Было еще кое-что. Я хотел Ри. Хотел как женщину и… Все-таки тогда, на Огненных островах, я допустил колоссальную ошибку, когда попробовал кровь девушки. Сейчас я не был голоден, но между тем чувствовал, что мой интерес к полуэльфийке отчасти носит гастрономический характер.

Нет, я вовсе не собирался набрасываться на девушку, но вот слегка прокусить ее кожу, почувствовать несколько капель пьянящего, волнующего, необычайно вкусного кровавого коктейля… — да, очень. И это желание меня пугало.

13 глава Эрайн Элиар-Тиани

4–5 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Разговор с отцом и старшим братом затянулся до позднего вечера. Я поведал о том, при каких обстоятельствах познакомился с Ри, рассказал, как сбежал в Лайэн, как следом за мной устремилась сестра. Подробно, как мог, живописал наши приключения в охоте за Кристаллами. Поделился впечатлениями о столице эйсин и самой рэйе Арелине.

Я не врал, не лукавил, не уходил от ответов, а рассказывал все, как есть. Во-первых, потому, что скрывать от моих соплеменников мне было нечего, что предельная откровенность должна была помочь лоэл'ли принять правильное решение. А во-вторых, я знал, что мой брат Тэлиан еще при разговоре с Ри активизировал плетение, призванное определять правдивость собеседника.

Лишь одно я утаил, не рассказал, что на Лэю тогда в вольном городе напали люди. Ри просила скрыть этот факт и я, как бы ни злился на девушку, признавал, что эта информация моим соплеменникам не к чему. Те подонки, что хотели надругаться над Лэей, мертвы. Но если бы мой отец проведал о случившемся, то этим бы не удовлетворился, не простил бы людям покушение на честь и жизнь единственной дочери. Сейчас, конечно, таэ никаких шагов предпринимать не стал бы, но вот после того, как закончилась война с ургами и миновала опасность вторжения арритов, Луорен решил бы раз и навсегда закрыть человеческий вопрос. А это, скорее всего, привело бы к полному уничтожению людей. Я же теперь не был столь категоричен в отношении человеческой расы…

Хотя, должен признать, на некоторые вопросы моего отца и брата я просто не знал ответов. Например, а не мог сказать, что же это за Кристаллы такие и откуда они взялись. Или крайне мало знал о Джареде — а личность существа, на которого так плотно завязаны планы эйсин в операции по закрытию Врат, моих родственников весьма интересовала.

— Что ж пока вопросов у меня больше нет, — промолвил отец. — Но, несомненно, в скором времени они вновь появятся… Сейчас Тэлиан проводит тебя в твои апартаменты. Выходить оттуда и с кем-либо разговаривать тебе строжайшим образом запрещается.

— Арест? — спросил я.

— Ты ожидал чего-то другого? Ты меня очень разочаровал, сын.

Совсем немного времени минуло с тех пор, когда мне было крайне важно мнение отца, когда я хотел заслужить его уважение и доверие. Теперь же мне было все равно.

К тому же, если подумать, то множество проблем у моей расы было как раз из-за неумелого правления таэ Луорена. Может на Вэллате при моем отце и настал золотой век (или, если быть более точным — золотое тысячелетие), но управлять страной в эпоху бесконечных войн или же в мирное время — большая разница. И ладно мы не оказались готовы к войне тогда, на Вэллате. Но сейчас!..

— Нет, — сказал я. — А если вы про разочарование, то оно взаимно.

— Что?!

Лицо отца перекосило от ярости. Брови старшего брата карикатурно поползли вверх.

— Я не ваша собственность и уже давно не ребенок, — сказал я и сам удивился собственной смелости граничащей с самодурством. Хотя?.. Да гори оно все!

— Ты мой сын и мой подданный. У тебя есть обязанности.

— Какие? Сидеть взаперти на вершине башни? Делать детишек своей ненаглядной супруге? — отец с братом почти синхронно поморщились. — И сколько я должен так сидеть? Год? Десять? Сто лет? Или, может, всю жизнь? Неужели к моим обязанностям не прилагается никаких прав?

Отец быстро справился с собой и медленно, чуть ли не по слогам проговаривая каждое слово, спросил:

— И что ты хочешь, не ребенок?

— Для начала — развода.

— Ты его не получишь.

— И каким же образом вы можете мне это запретить? — усмехнулся я. — Это молоденьким лоэл'линам запрещено разрывать узы брака до наступления Второго Совершеннолетия. Про мужчин в законе ничего не сказано.

— Если ты так поступишь, то окончательно потеряешь мое расположение, — практически прошипел таэ.

Удивительно, но своего отца я теперь совершенно не боялся. Может и зря, испортить жизнь мне он вполне способен… Но в данный конкретный момент мне было все равно.

— И что вы сделаете? Лишите меня наследства, титула, имени? Отправите в Изгнание? Бросите в казематы? Прикажите отравить?

— Не говори чушь! Никто тебя травить или бросать в темницу не будет. А вот остальное…

— Да я с радостью! — рассмеялся я.

Давно надо было остановиться, вообще не стоило сейчас заводить этот разговор, но я просто не мог отступить. Я безумно устал прогибаться, жертвовать своими интересами. Хватит!

— Ты сошел с ума? — спросил таэ Луорен, рассматривая меня с неким нехорошим подозрением.

— Нет, просто не хочу так больше жить.

— А ты не подумал, что Миэна может быть беременна? — вдруг спросил Тэлиан.

Сердце кольнуло ужасом. Неужели?!

Проклятье, я делил ложе с этой эльфийкой два десятка раз, но при этом не использовал никаких противозачаточных средств. Не потому, что я об этом не думал — я просто не мог. Если бы я применил на себе или супруге какое-нибудь плетение, то это обязательно заметили бы. Или сама Миэна, или ее вездесущий папочка — даром, что он лучший целитель среди лоэл'ли.

— Она… Миэна беременна?!

Брат задумчиво посмотрел на меня и покачал головой.

Я облегченно вздохнул.

— Тогда меня больше ничего не держит. А к ложу Миэны я больше и близко не подойду.

— Ты разобьешь девочке жизнь, — сказал отец.

— Если учитывать то, какой дефицит невест в Таэн Лаэссэ — племянница таэ Луорена, совсем недавно вошедшая в брачный возраст, недолго будет оставаться незамужней.

— Это все из-за нее? Из-за этой Рийны? — спросил таэ Луорен. — Из-за нее ты сбежал, а теперь хочешь бросить жену?

— Отчасти — да, — не стал спорить я.

— И чем же эта девчонка тебя так подкупила? Может, она необыкновенно хороша в постели? Или же тебя просто потянула на экзотику? Что ты, мой сын, вообще мог найти в дочери шлюхи? Да и эта твоя Рийна вряд ли от своей мамаши далеко ушла, — таэ больше не чинился и не играл в дипломатию, он буквально источал ненависть и презрение.

Меня обуяла ярость, злость. Безумно захотелось хлестнуть отца каким-нибудь крайне болезненным плетением. Сделать что угодно, лишь бы он взял слова назад.

Я закрыл глаза, сжал зубы. Сумел удержать себя в руках.

— Отец… — тихо сказал старший брат, он явно понял, что со мной творится.

— Мой младший сын хочет, чтобы с его желаниями считались, чтобы его признали взрослым, — обратился к Тэлиану правитель, напрочь игнорируя меня. — Но при этом ведет себя как подросток, который слишком увлекался игрушкой… Пусть даже эта игрушка и оказалась с сюрпризом, — тэе вновь повернулся ко мне. — Неужели ты не понимаешь, что тебя использовали? Что ты сам стал игрушкой в руках эйсин и одной конкретной девицы с запутанной родословной?

О нет, я как раз прекрасно все это понимал. Поначалу Ри действительно со мной играла, пыталась расположить к себе, заинтересовать. И за это я не мог ее винить — она хотела выжить. Но после того как я сбежал из Талрэя, игры закончились. И теперь уже моя жизнь в большинстве случаев зависела от Ри и ее дружка. А сама девушка за это время успела мне стать другом — лучшим, чем у меня когда-либо до этого был.

— Это моя жизнь, — устало сказал я.

Солнце уже давно село. Я проголодался, безумно хотелось пить. Объяснять что-либо, рассказывать в каких мы с Ри состоим отношениях, и есть ли эти отношения вообще, я своим родственникам не собирался. Это не их дело. К тому же, если я им расскажу все, как есть, они меня точно не поймут.

— Раз так, то отныне твоя жизнь будет проходить исключительно в твоих же апартаментах, — сухо произнес отец.

Распахнулись двери и кабинет вошли двое лоэл'ли. Оба были мне хорошо знакомы, так как являлись личными телохранителями таэ Луорена.

— Проводите моего младшего сына до его комнат, — распорядился отец. — Ни в какие разговоры с ним не вступать. Контакты Эрайна со всеми встречными пресекать. Из апартаментов Эрайна не выпускать, все его приказы и просьбы игнорировать. До моих ближайших распоряжений вы поступаете в охрану Эрайна Элиар-Тиани.

* * *

Телохранители четко блюли завет своего владыки, а потому так и не сказали мне ни слова. По дороге до моих апартаментов нам никто не встретился. То есть из эльфов никто — моих соплеменников во дворце обитало всего полтора десятка, и в столь позднее время никто из них по коридорам не прогуливался, — а вот нескольких дэйш'ли я видел. И в каждом встречном полукровке теперь подозревал шпиона или убийцу. То, что толпы дэйш'ли практически бесконтрольно разгуливают по дворцу, не на шутку нервировало и даже пугало. О том, сколько агентов пришельцев может быть в армии, и какие они могут занимать посты, думать совершенно не хотелось.

Я был практически уверен, что таэ всерьез воспринял слова Ри насчет того, что некоторые дэйш'ли могут быть агентами арритов. Да только быстро этих агентов не вычислишь. Не факт, что это вообще удастся сделать. А если бы мой отец сразу развернул бурную деятельность по выявлению шпионов арритов, то лишь спугнул бы их. И к каким бы это привело последствиям?..

Не знаю как бы я поступил на месте отца… Да что там! Я вообще никогда не хотел оказаться на месте таэ Луорена. Множество раз я благодарил Творца за то, что Тэлиан выжил в войне с арритами, что именно он, а не я наследник престола. И сейчас я был рад, что со сложившейся, поистине патовой, ситуацией разбираться придется кому-то другому.

По правде говоря, таэ Луорен вообще не из тех, кто способен принимать решения и действовать быстро. Даже немного странно, что он обещал дать ответ Ри всего через два дня… Интересно, девушка в Талрэе снова появится? Или же у рэйи Арелины есть иная возможность, чтобы связаться с моим отцом. И вообще то, что Ри бросила меня в лоэльской столице, было проявлением самодеятельности или частью плана, в который меня не посчитали нужным посвятить?.. Аррито хэт! Нет, я не буду об этом думать! Во всяком случае, сегодня.

Один из телохранителей отправился проверять мои апартаменты, в которых я отсутствовал без малого месяц. Второй остался со мной.

— Распорядитесь, чтобы мне принесли чего-нибудь поесть, — сказал я.

— Не положено, — с каменным выражением на лице ответил лоэл'ли.

— Таэ Луорен собрался уморить меня голодом? — удивился я.

— Нам запрещено отвечать на какие-либо ваши вопросы, — также сухо ответил телохранитель.

Не сдерживая эмоций, я выругался. Бред и маразм! Отец вовсе не хотел устроить мне голодовку, он просто забыл распорядиться, чтобы меня покормили. Проклятье! Теперь придется ждать, когда обо мне вспомнят. Отец и старший брат слишком заняты. Мать ко мне так поздно не придет, вообще не факт, что она в ближайшее время нанесет мне визит — эта лоэл'лина теплых чувств никому из своих отпрысков не питала. А уж после моих проделок!.. Сестра осталась в Алрэйне. Младший брат еще совсем ребенок и ему нет до меня никакого дела.

— Все чисто, — сказал первый телохранитель и я, наконец, зашел в собственные апартаменты, которые вновь стали для меня тюрьмой.

Вот идиот! Что я всего час назад вещал Луорену и Тэлиану? Что я свободный и самостоятельный? Что я никого не боюсь?.. Истина же такова, что неизвестно когда я вновь смогу выйти из этих комнат и выйду ли вообще. А еще раз сбежать мне отсюда не удастся. Разве что Ри надумает нанести визит. Нет, вряд ли. Не после того, что между нами было в тренировочном зале.

В холле царил полумрак. Горело лишь несколько светильников. Из гостиной лился мягкий свет. А еще там определенно кто-то был.

Первой мыслью было позвать телохранителей. Но я практически мгновенно отказался от этой идеи. Позвать их я всегда успею… Быстро сплел пару узоров. Щит активизировал сразу. Второе плетение — атакующее — оставил про запас.

Медленно, с некой опаской вошел в гостиную. И замер.

На низком диванчике сидела прекрасная лоэл'лина. Спина неестественно выпрямлена. Подол платья тщательно выверенными складками лежит на полу. Волосы уложены в строгую прическу, над которой рабыни моей жены, без сомнения, трудились не один час. Абсолютно никаких эмоций идеальное лицо кузины не выражало.

Мысленно выругался. Последнее, кого я сейчас хотел видеть, это Миэну. Только еще одного тяжелого, напряженного разговора мне и не хватало.

За долю секунды лицо супруги отразило целую гамму эмоций: радость, злость, ненависть, непонимание и, наконец, нерешительность.

— Ты… — тихо произнесла, практически прошептала Миэна.

— Я, — не стал отрицать очевидного я.

— Зачем ты так со мной? — так же тихо и удивительно спокойно спросила кузина.

И вот тут я растерялся. От этого разговора я ожидал что угодно. Вспышки ярости, которая переросла бы в настоящую драку. Упреков, истерик, слез. Того, что Миэна радостно бросилась бы ко мне на шею. Или же чопорно поздоровалась, вела так, как будто ничего не случилось, будто я не сбежал прямо из супружеской постели за своей рабыней.

Вместо этого Миэна задала тот самый вопрос, который я большего всего боялся услышать.

— Я… — и замолчал, потому что просто не знал, что сказать.

— Зачем ты так со мной? — вновь повторила супруга. — Если я тебе настолько неприятна, быть может, даже противна, зачем ты женился на мне?

— Мой отец…

— Да, так хотели наши отцы. Но в отличие от меня у тебя был выбор. Ты мог отказаться, хотя это и не понравилось бы таэ Луорену. Но все же ты мог. Относительно мужчин лоэльские законы довольно мягкие, это девушки до Второго Совершеннолетия не принадлежат сами себе, не имеют никаких прав.

— Прости меня, — глухо сказал я и опустил голову.

— А ведь ты был моим идеальным принцем.

— Прости меня, — чуть громче повторил я и встретился с кузиной взглядом. — То, как я поступил с тобой, не делает мне чести.

Миэна скривила губы в легкой презрительной улыбке и плавно поднялась с дивана. Медленно, грациозно направилась к двери, которая вела на балкон, опоясывающий башню. Не оборачиваясь, не говоря ни слова. Я мог броситься ее догонять, попытаться убедить ее остаться, пообещать, что подобного больше не повторится, что впредь я буду верным мужем и тем самым идеальным принцем, которым она так хотела меня видеть… но я ничего не сказал и не сдвинулся с места.

У открытой двери на балкон Миэна будто в нерешительности замерла. Затем повернулась ко мне и тихо, одними губами сказала:

— Мерзавец! — и ушла.

Я медленно опустился на диван, прикрыл глаза. Снял шляпу и положил рядом с собой на диван. Запустил пятерню в непривычно короткие волосы.

Миэна права. Я мерзавец. Как есть мерзавец! Самовлюбленный идиот. Эгоистичный придурок. Малодушный болван.

Все это время я думал только о себе. Да, меня заботила судьба сестры и, конечно же, Ри. Но мне и в голову не приходило, каково было моей жене. А ведь Миэну я знал с раннего детства, она все время была рядом, хотя я, по большей части, старался ее и не замечать. Но все же эта девушка не чужая мне — она моя кузина. Она та самая идеальная эльфийка — и внешностью, и манерами, и поведением, — которую всегда ставили в пример моей озорной младшей сестренке. Миэна — эталон! И я привык воспринимать ее именно так. За всем этим я просто забыл, что она — живое, разумное существо. А значит, Миэне тоже может быть больно и обидно.

Не знаю, какие чувства испытывала ко мне кузина на самом деле. Любила ли она меня? Думаю, вряд ли. Если же любовь и была, то, вероятнее всего, Миэна сама придумала ее, убедила себя, что любит и безмерно уважает своего идеального принца. Ведь именно эти чувства положено испытывать благовоспитанной лоэл'лине к своему будущем супругу.

Но все же сейчас я поступил правильно. Если бы я поддался эмоциям и постарался бы удержать девушку… Если бы я пошел на поводу отца и прочих старших родственников и, не иначе, как от безысходности, решил сохранить брак — то сделал бы только хуже. И себе, и кузине. А так я нисколько не сомневался, что Миэна действительно очень быстро найдет себе нового и гораздо более достойного супруга. Разумеется, поисками кандидата будет заниматься не сама молодая лоэл'лина, а ее отец и мой дядя — Вэйон Элиар-Миола.

После всех этих мыслей мне немного полегчало. Нет, чувствовал я себя все еще мерзавцем, и на душе было тошно. Но выть на луну уже не хотелось. Да и вновь встали в полный рост потребности моего исстрадавшегося за целый день организма, а потому я чуть ли не бегом наведался в уборную. Затем вдоволь напился холодной, аж зубы заломило, воды прямо из-под крана. Умыл ледяной водой лицо, а после уставился на свое отражение в зеркале. Грустно сам себе улыбнулся. Да, сильно я все-таки изменился за последние два месяца. Не только внешне, но и внутренне. Думать и то стал иначе.

Встряхнул головой. Вернемся к насущным проблемам, а именно к обустройству места для ночлега. Учитывая поздний час, а было уже за полночь, ко мне до рассвета вряд ли кто-нибудь пожалует с визитом. Но все же расслабляться не следует. Меня ведь уже пытались пару раз убить.

Владычица эйсин могла только догадываться, кто настолько сильно хотел моей смерти, никаких видений на эту тему её не посещало. Она и Ри были практически уверены, что за покушениями на меня стоят арриты или, если вернее, их шпионы при дворе среди дэйш'ли. Но мне эти предположения казались слишком надуманными. С какой стати пришельцам так стараться меня умертвить? Сколько-нибудь серьезной роли на политической арене Таэн Лаэссэ я не играл, какими бы то ни было выдающимися успехами в магической, научной или военной сфере похвастаться не мог. Так к чему столько усилий?.. Если уж и убирать какую-то фигуру со сцены, то моего отца или старшего брата, кого-то из министров или военноначальников.

Даже если предположить, что пришельцам каким-то образом стало известно о моем участии в охоте за Кристаллами, то опять-таки не вижу здесь никакой логики. Арритам стоило бросить все силы, на того, чтобы убрать с доски такие незаменимые фигуры, как Ри и Джаред, а не пытаться утроить покушения на младшего ненаследного принца.

К слову о военноначальниках. В первом покушении на меня Ареин подозревал нашего главнокомандующего Эсриана Амирин-Саурэ — некие косвенные улики на его причастность указывали, но доказать так ничего и не удалось.

Думать, что меня хочет убить кто-то из соотечественников, не хотелось, но и отметать эту мысль я не мог.

На своих охранников я особо не надеялся. И пусть то были личные телохранители таэ Луорена, опытные воины и могущественные маги, в конце концов, просто лоэл'ли, которые старше меня в пару десятков раз. Но о том, что творится в мире, охранники не знали почти ничего, а кроме того являлись подчинёнными Эсриана.

И хотя я сильно сомневался, что ко мне сегодня ночью кто-нибудь наведается с целью отправить на тот свет, все же решил принять кое-какие меры. Перед возвращением в Талрэй и Ри, и рэйа Арелина хорошо меня накрутили. Паранойя же — очень заразительная штука!

Для начала я решил не спать сегодня в собственной кровати, а разместиться на диване в кабинете. Но в спальне, на огромном, укутанном балдахином ложе из одеял и подушек соорудил подобие фигуры спящего лоэл'ли. Сначала я думал накинуть на груду тряпок иллюзию для большей достоверности, чтобы и грудь вздымалась от дыхания, да и само дыхание слышалось, но потом отказался от этой затеи, вообще решил при обустройстве ночлега магию использовать по минимуму и только при необходимости.

Для своего возраста я очень неплохой маг, можно сказать даже весьма хороший. Но вряд ли убийца, если это действительно будет эльф, окажется моложе меня и полным неучем в магической науке. Значит, иллюзию на кровати он, скорее всего, увидит, а вот закутанные в одеяло подушки вполне сможет принять за спящего принца.

Затем мне в голову пришла еще одна любопытная мысль, как можно обезопасить свой ночлег. Так что я направился в гардеробную, нашел там легкий плащ и распустил его на множество нитей. А после принялся опутывать свои апартаменты самой, что ни есть настоящей, паутиной. Тончайшие, рвущиеся даже от легко натяжения ниточки протянулись между ножками кресел и диванов, пересекли, на уровне голени, все существующие двери и проемы. К кончику каждой такой ниточки было прикреплено крохотное, незаметное, но на этот раз уже магическое плетение. Теперь стоит хотя бы одной из таких ниточек порваться, как тут же проснусь я.

Угомонился я только около двух часов ночи. С трудом доплелся до дивана в кабинете, старательно переступая через хитроумные сигналки, и рухнул спать.

* * *

Проснулся от дикого, истошного визга. С испугу чуть не подскочил с дивана, но, к счастью, все же сообразил, что жуткие звуки раздавались только в моей голове, что всего лишь сработала одна из сигналок. Ага, всего лишь! Мысленно выругался и выключил сигнализацию.

Итак, что мы имеем?

Судя по порванным ниточкам (уже трем!) гость вошел в холл через парадный вход и направился в гостиную, а оттуда, верно, пойдет в спальню. Во всяком случае, такая траектория движения прослеживалась. Двигался мой посетитель абсолютно бесшумно и явно никуда не спешил.

Скосил взгляд на часы, что стояли на каминной полке. Без десяти минут три ночи. Выходит, что я и часа не проспал. Проклятье! И кому это так неймется?

Может, навязанные отцом телохранители решили проведать, как поживает их подопечный? Или Миэна с визитом пожаловала? Или ко мне зашел кто-то из слуг?.. Или все-таки убийца?

С другой стороны, в моем случае, тем самым убийцей может оказаться кто угодно. И телохранитель, и ненавидящая меня жена, и дэйш'ли.

Что же мне делать?!

Когда опутывал свои апартаменты паутиной сигналок, то почему-то совершенно не думал, что буду делать, если меня действительно придут убивать. Да и как узнать с какой целью пожаловал визитер? Что-то мне подсказывало, что гость, будь у него добрые намерения, не стал бы так красться… С другой стороны, может посетитель просто не хочет разбудить своего принца?

Порвалась еще одна ниточка — выходит, я не ошибся в своих предположениях, мой неведомый гость действительно направился в спальню.

Аррито хэт!

Осторожно поднялся на ноги. Еле слышно скрипнули пружины дивана.

Я слегка поморщился. Вроде всего час спал, а шея от лежания в неудобной позе затекла, да и поясница тоже. Да это не диван, а орудие пыток! И как только Ри здесь столько времени спала? Впрочем, девушка значительно ниже меня ростом, да и фигура у нее совсем другая. Ладная такая фигура…

Хэйо аррито туаро!!! Нашел о чем думать! Вот идиот!

Быстро прошел по кабинету, выглянул в гостиную — благо, что все двери в апартаментах я оставил настежь открытыми. В просторной комнате никого не было.

Неслышной тенью, легко переступая через оставшиеся нити, пересек гостиную. Замер у входа в спальню.

В этом момент меня раздирали двоякие чувства. С одной стороны было безумно страшно. Глубокая ночь. Тишина. Неведомый визитер. И ведь, если в спальне действительно скрывается убийца, мне практически нечего ему противопоставить. Да и помощи мне тоже ждать неоткуда.

С другой стороны, я понимал, что веду себя как законченный идиот. Что, скорее всего, мне ничего не грозит. Что во всем виновата разгулявшаяся фантазия и проклятая паранойя.

Мысленно дал себе пинка. Позже буду рефлексировать! Вот выясню, кто ко мне пожаловал и займусь самокопанием… если выживу.

Заглянул в спальню. Около моего ложа стояла закутанная в плащ с ног до головы фигура и смотрела на груду подушек под одеялом. Ну, мне так показалось. Стоял ночной визитер ко мне спиной и куда именно был устремлен его взгляд, я мог только догадываться.

Нет, это явно не слуга. Теперь я практически уверен, ко мне пожаловал кто-то из соплеменников.

Посетитель медлил. То ли ждал чего-то. То ли сомневался в своих дальнейших действиях. То ли заподозрил, что на кровати лежит вовсе не младший принц?..

Скорее инстинктивно, чем приняв какое-то взвешенное решение, я стал сплетать защитный узор. Лишним не будет. Не самое сильное плетение, но один удар эта магическая конструкция должна выдержать… Проклятье! И почему у меня при себе не единого амулета нет? Почему сразу, как только проснулся, я не занялся плетением какого-нибудь атакующего или защитного узора?

Раздался еле слышный вздох. Видимо, гость принял какое-то решение. И точно! Я увидел, как рядом с моим ночным визитером материализовалось почти законченное плетение. Сама конструкция узора мне была совершенно незнакома. Узнавал я лишь отдельные узлы и переплетения нитей. Но одно мог сказать точно — это явно домашняя заготовка, на создание такого шедевра неведомый посетитель потратил не менее часа. Мощное плетение и, вероятнее всего, смертоубийственное.

Больше не тратя времени на раздумья лоэл'ли стал быстро вносить в конструкцию последние штрихи.

Проклятье! Что же делать?!

Позвать на помощь телохранителей? Но вдруг в спальне кто-то из них?!

А даже если и нет, этот самый крик о помощи демаскирует меня, и я потеряю свое единственное преимущество — эффект неожиданности… Нет, поступим по-другому.

Щит у меня уже готов, хотя пока я его еще не активировал. Этот процесс визитер точно не оставил бы без внимания. Так что я принялся за плетение атакующего узора. Во-первых, достаточно простого, чтобы его можно было сплети за пару десятков секунд. Во-вторых, достаточно мощного, чтобы нейтрализовать неведомого убийцу. Да, именно нейтрализовать, а не убить. Что-то мне подсказывало, что побеседовать с ночным визитером будет крайне интересно. Да и, если лоэл'ли я сразу отправлю к праотцам, то потом объяснять замучаюсь, зачем я этого эльфа убил и что он вообще делал в моей спальне.

Я уже заканчивал последний узел, когда визитер атаковал скопление подушек, должное быть спящим принцем. Видимая магическим зрением сложная конструкция плетения устремилась к кровати. Просочилась сквозь балдахин. Окутала все ложе. А затем я в некотором недоумении увидел, что и одеяло, и скрывающиеся под ним подушки, и даже простыня исчезли. Осталась лишь ничем не засланная кровать да балдахин.

Но как?!

Аррито хэт, над этим я позже голову ломать буду!

И тут атаковал уже я. Запустил в неведомого недоброжелателя сонным плетением. Но вместо того, что погрузить противника в продолжительный сон, оно разорвалось на множество нитей силы, столкнувшись со щитом лоэл'ли. А секундой позже разлетелся на отдельные куски нитей и сам одноразовый защитный амулет гостя.

Визитер резко повернулся.

— Эрайн! — прошипел убийца и быстро, яростно принялся сплетать атакующий узор.

Лица лоэл'ли я так и не увидел, его скрывал глубокий капюшон.

Я активировал защитное плетение. Лихорадочно стал плести смертоносную конструкцию. Все мысли, что стоило бы сохранить жизнь неведомому посетителю выветрились у меня из головы. Тут бы самому выжить!

Атаковали мы одновременно. Я бросил в противника огненное копье, в мою сторону устремилась воздушная коса. Плетение гостя поглотил тут же рассыпавшийся щит. А вот самому убийце так не повезло. Еще одного амулета, похоже, у него не было, защитное плетение он просто не успел сотворить. Лоэл'ли попытался увернуться от пущенного чуть ли не в упор огненного копья. У него это даже почти получилось! Но все же копье прошло совсем близко и опалило гостю бок. Убийца тонко, совсем по-девичьи взвизгнул и отскочил обратно в спальню.

— Твою мать, женщина?! — в полном обалдении воскликнул я. Даже не заметив, что почему-то использовал любимое ругательство Джареда, что вообще всю фразу произнес по-имперски.

Неужели Миэна так ненавидит меня, что решилась на смертоубийство?.. Позже. Все позже! Первым делом надо лоэл'лину обезвредить, а только потом уже разбираться, кто она такая и почему хочет меня убить.

Я растерялся, отвлекся, а потому к новой атаке оказался не готов. В мою грудь врезался воздушный кулак. Я пролетел через всю гостиную, приложился спиной о стену и мешком свалился на пол.

Все тело болело, но я был жив. Повезло, что эльфийка использовала такое простое и почти безобидное плетение. Но больше подставляться и рисковать я был не намерен, а потому с низкого старта метнулся за диван.

Во время! В стену, где только что я сидел, ударил еще один воздушный кулак.

Да что она все этими кулаками долбит?! Более эффективных плетений не знает или уже сил не осталось?

Из-за дивана швырнул в убийцу парализующий узор и резко ушел в сторону. Диван, еще недавно служивший мне укрытием, разлетелся в щепки.

Она меня, что, избить до смерти решила?!

Мое плетение цели тоже не достигло. Лоэл'лина может и разбрасывалась простенькими атакующими узорами, но защиту сообразить себе успела.

Наше противостояние с эльфийкой свелось к классической магической дуэли. Теперь все зависело от того, у кого больше запас силы, кто быстрее и ловчее сплетает нити силы в атакующие или защитные узоры, кто вообще больше этих самых узоров знает.

В голове вдруг всплыло презрительное высказывание Ри: «Вы, ушастые, привыкли во всем полагаться на магию. А ведь нужного результата зачастую можно добиться гораздо проще, не прибегая к этим вашим плетениям».

Задумавшись, я чуть было не пропустил очередной удар. На этот раз противница расщедрилась на целую воздушную косу. Тонкая, сжатая струя воздуха должна была разрезать пополам беззащитное тело. Да только находился я от лоэл'лины на другом конце комнаты, а потому успел среагировать и просто подпрыгнул, пропуская смертоносное плетение под собой. А вот паре кресел и низкому столику за моей спиной не повезло.

Может моя противница кое-какие плетения и знает, но драться ее явно не учили — она понятия не имеет какие узоры целесообразно использовать в данной ситуации, а какие нет.

И тут решение проблемы, наконец, оформилось у меня в голове. Не дожидаясь пока эльфийка порадует меня очередным воздушным плетением, я атаковал сам. Огненной стрелой.

Я ничуть не опасался, что стрела может причинить лоэл'лине какой-то вред, так как ясно видел, что защита на женщине стоит. Так что не было особой разницы, какое использовать плетение, главное — чтобы оно было достаточно мощным, чтобы эту защиту нейтрализовать. Моей противнице явно легче давались воздушные плетения, я же больше любил огненные. Так чего тут думать?

Плетение, как я и ожидал, рассыпалось, столкнувшись с защитой. Сам защитный узор тоже предложил долго жить. Но все это я уже заметил на бегу, когда до эльфийки осталось лишь несколько шагов. Я налетел на женщину, свалил ее на пол, а сверху на поверженную противницу приземлилось мое отнюдь нелегкое тело.

Во время падения капюшон упал с головы лоэл'лины и теперь я, наконец, смог увидеть кто-то так отчаянно желал моей смерти. К моему невероятному удивлению, на полу гостиной лежала Алиала.

Эльфийка не шевелилась, глаза ее были закрыты.

На долю секунды я испугался, что ненароком убил жену своего старшего брата Тэлиана. Но нет, лоэл'лина пусть и медленно, но все же дышала, сердце у будущей королевы Таэн Лаэссэ билось. На всякий случай приподнял голову эльфийки и внимательно отсмотрел, ощупал ее затылок, но никаких опасных для жизни повреждений не нашел. Похоже, Алиала от падения на пол просто лишилась сознания.

Сел рядом с эльфийкой и для разнообразия почесал уже свой затылок. Я ничего не понимал. Зачем жене брата понадобилось меня убивать? Или это Тэлиан желал моей смерти?.. Нет, если бы оно действительно было так, то Алиала сегодня ко мне не пришла бы. Тогда явился бы сам брат или кто-то из его друзей. Тэлиан точно не отправил бы на такое дело мать своих детей.

Более вероятно другое. Алиана приходилась дочерью Эсриану Амирин-Саурэ, так что некие выводы напрашивались сами собой…

Я нервно усмехнулся. Надо же, был уверен в том, что убийца намного сильнее и опытней меня, а оказалось наоборот. По уровню запаса силы Алиала мне уступала, применению боевых плетений будущую таэни учили постольку-поскольку. Если бы я так не устал, если бы соображал чуть быстрее… Хотя что об этом думать? Главное — я справился.

Задумчиво посмотрел на поверженную противницу. А потом укутал ее тело плетением, наводящим сон. Так мне спокойнее будет, а то кто знает, когда Алиала в себя придет. Теперь же проспит красавица не меньше трех часов.

Кряхтя как старик, поднялся на ноги. Все тело болело. Осторожно потрогал грудь. Больно, зараза! Разорвал рубашку и увидел огромный лиловый синяк, что покрывал большую часть верхней половины тела. И что я там думал про почти безобидное плетение?.. Приложила меня Алиала тем воздушным кулаком совсем не слабо. Не удивлюсь, если окажется, что и ребра кое-где могли треснуть. Спина тоже побаливает от близкого знакомства со стеной.

Впору порадоваться, что я чистокровный лоэл'ли, а не какой-то там хрупкий человечек. Так как воздушный кулак в исполнении жены Тэлиана вполне был способен сломать позвоночник представителю рода людского.

Так что же мне теперь делать?

Гостиная превратилась в поле боя. Весь пол усыпан обломками мебели. На расшитых полотнах, которыми были задрапированы стены комнаты, зияют огромные черные дыры от моих огненных плетений. Пожар не начался только потому, что портьеры огнеустойчивые и их, как и сами стены, покрывает такая плотная вязь нитей силы, что напрочь разрушает любую иную магию.

В том, что драку никто не услышал, ничего удивительного — у моих апартаментов хорошая звукоизоляция. Но вот то, что никто не обратил внимания на всплески магической энергии — странно. Навязанные отцом телохранители точно должны были заинтересоваться, что происходит в апартаментах их нового подопечного.

Неужели они в сговоре с Алиалой?!

Или?..

Нет, так можно гадать до бесконечности. Надо самому посмотреть.

Я потратил несколько минут на то, чтобы укутать себя защитным плетением. Этот узор мог и несколько ударов выдержать. Ну или один… Все зависит от того что это будет за удар.

Затем подвесил рядом с собой сразу пару атакующих плетений. Хорошо бы еще одно плетение иметь про запас, но сил больше не было. Да и сразу три плетения держать при себе тяжеловато.

Подошел к двери на лестницу. В нерешительности замер. Прислушался.

Тихо.

Усмехнулся. И кто это совсем недавно думал про хорошую звукоизоляцию?..

Активировал мощное защитное плетение и сразу почувствовал колоссальный отток энергии. Покачнулся, тяжело оперся на стену. Секунд десять так простоял, пока мое состояние не нормализовалось настолько, насколько вообще возможно в текущей ситуации. Физическое, магическое и эмоциональное истощение накладывались друг на друга, а ко всему этому еще прикладывался голод. Несмотря на все произошедшее я просто безумно сильно хотел есть, ведь у меня с раннего утра не было ни крошки во рту.

А еще теперь я понимал, что переоценил собственный силы. Активировать хотя бы одно атакующее плетение мне вряд ли получится.

Осторожно приоткрыл в дверь, готовый в любой момент захлопнуть ее и броситься обратно с гостиную. Выглянул на лестничную площадку.

Своих телохранителей я увидел сразу. Два тела лежали недалеко от двери. Меня прошиб холодный пот. Не помня себя, я подлетел к ним… и облегченно вздохнул, когда нащупал пульс. Лоэл'ли было живы, они просто спали. Все указывало на то, что это была работа Алиалы или ее подельника… Нервно заозирался, но никого поблизости не увидел. Нет, если бы у жены Тэлиана был подельник, то он бы не преминул вмешаться в драку, когда понял, что все пошло не так, как планировалось.

Будить телохранителей я не стал по одной простой причине: не был уверен, что у меня хватит сил на эту несложную, в принципе, операцию.

Я уже собрался вернуться к себе, когда мне пришло в голову, что на этаже должно находиться еще одно существо, которое просто не могло оставить без внимания магическую бурю, что разразилась у меня в апартаментах. Может, Алиала, перед тем, как наведаться ко мне, посетила Миэну. Может, кузина уже мертва?..

Не мешкая, метнулся в апартаменты супруги. Быстро проверил гостиную, спальню и кабинет. В ванную комнату и то заглянул. Миэны нигде не было. Кровать и та была не разобрана.

Впрочем, совсем пустыми я бы комнаты не назвал, так как в углу гостиной нашлась служанка. До моего прихода дэйш'ли дремала, свернувшись в клубочек прямо на полу, но при виде мужа своей госпожи тут же вскочила на ноги.

— Где Миэна? — резко спросил я.

— Лоэлла Миэна… — тут рабыня с трудом подавила зевок, — ушла.

— Куда?

— Не знаю, лоэл Эрайн, — служанка поклонилась. — Наверное, к матери.

Не сдерживая эмоций, я облегченно вздохнул и привалился спиной к стене. И тут же чуть не подскочил. Мелькнула мысль, что кузина вполне могла оказаться тем самым сообщником Алиалы, ну или, хотя бы, могла знать об очередном покушении.

— Когда она ушла?

— Сразу, как вернулась от вас, лоэл Эрайн, — склонилась девушка.

— Она что-нибудь сказал, перед тем, как уйти?

— Ничего, лоэл Эрайн, — дэйш'ли вновь склонилась. — Хотя… — рабыня в нерешительности замялась.

— Ну же! Говори!

Поймал себя на мысли, что за неполный месяц совершенно отвык от общения с недалекими, если не сказать тупыми, дэйш'ли. Безумно раздражало, что каждое слово из девицы приходилось, чуть ли не клещами тянуть. Что почти в каждое предложение рабыня вставляла «лоэл Эрайн» и беспрестанно кланялась.

— Сказала, что… Простите, лоэл Эрайн. Лоэлла Миэна сказала, что больше ни минуты не собирается оставаться на одном этаже… эээ… с вами.

— Ясно, — буркнул я, — Раздобудь мне что-нибудь поесть да посытнее. А еще бутылку холодного красного вина, — сказав это, я развернулся и поплелся к себе.

Что ж, будем исходить их того, что с моей нелюбимой супругой ничего не случилось.

Вернулся в свои апартаменты. Еще раз окинул взглядом разгромленную гостиную. Посмотрел на мирно спящую на полу жену брата.

Надо было что-то делать. Надо было кого-то позвать.

Но кого? Кому из соплеменником я могу доверять в достаточной мере?

Из памяти само собой всплыло имя Найри, но друг, видимо, все еще проходил лечение от наркотической зависимости. Дал себе зарок, что завтра же, непременно, узнаю, как обстоят у Найри дела.

Вариантов у меня осталось немного. Собственно, всего два. Обоим лоэл'ли в свете последних событий я до конца не доверял. Что ж сразу обоих и позовем. Да, так будет вернее всего! Главное — только бы сил хватило.

Секунду поколебавшись, а распустил оба атакующих плетения и принялся настраивать мыслесвязь.

Первым делом я связался с Ареином Миолин-Таали. Быстро, не вдаваясь в подробности, рассказал, что на меня было предпринято еще одно покушение и что мне удалось захватить убийцу живьем. Ареин сообщил, что через десять минут будет у меня.

Затем я связался с Тэлианом. Старший брат, в отличие от Ареина, не спал, а опять с чем-то экспериментировал в своей лаборатории. Слово в слово я повторил ему то, что до этого сказал Ареину. Тэлиан пообещал, что будет через несколько минут.

Вот и все, дальнейшие от меня практически не зависит. Я уселся в чудом сохранившееся во время побоища кресло и принялся ждать.

* * *

Тэлиан и Ареин появились одновременно. Ворвались в гостиную с несколькими мощными атакующими плетениями наготове. При этом старший брат явился один, а за спиной у Ареина виднелось подкрепление в виде некоторого количества стражников дэйш'ли.

Лоэл'ли замерли на пороге, с недоумением оглядывая разгромленную комнату и меня, восседающего в кресле. Наконец, взгляд Тэлиана наткнулся на тело, лежащее посреди разбитого в щепки дивана. Судя по расширившимся глазам, брат сразу узнал свою жену.

— Что здесь происходит? — спросил Тэлиан.

— Это мне было бы интересно узнать у тебя, — сказал я, сам удивляясь тому, насколько спокойно звучит мой голос. — Ведь именно твоя жена появилась среди ночи в моей спальне с четким намерением меня убить.

Старший брат быстро подошел к телу своей супруги. Опустился на колени. Запустил несколько плетений, призванных диагностировать состояние здоровья эльфийки.

— Она жива, хотя и довольно сильно потрепана, — резюмировал брат.

— Мне стоило некоторого труда ее не убить, — проворчал я.

— Ты ранен? — быстро спросил Ареин.

— Скажем так, я тоже весьма потрепан, — усмехнулся я и распахнул рубашку на груди.

Я почувствовал, как меня окутали диагностирующие плетения. А потом немного поутихла боль в грудной клетке.

— Ничего серьезного. Синяки и несколько трещин в ребрах, — подтвердил мои собственные мысли Ареин.

— Так… — немного растерянно промолвил Тэлиан, поднимаясь с колен, — Эрайн, рассказывай во всех подробностях, что здесь приключилось. Ареин, вызови целителя. И приведи пока в сознание телохранителей, что спят на лестничной площадке.

— Целителей я уже вызвал, — сказал Миолин-Таали, — но, с вашего позволения, лоэл Тэлиан, я бы остался и послушал, что расскажет юноша.

— Не доверяешь? — как-то немного хищно усмехнулся старший брат. — Нет, не говори ничего. В связи со сложившимися обстоятельствами у тебя на это есть полное право. Я бы, на твоем месте, мне тоже не доверял… Откровенно говоря, я удивлен тому, что Эрайн решил меня позвать.

— Может, все дело в том, что я все еще верю в своего старшего брата? — нервно усмехнулся я… и принялся рассказывать. Поведал о беседе с Миэной. О разыгравшейся на ночь глядя паранойе. О том, что опутал все комнаты паутиной сигналок, а сам спать отправился в кабинет. О том, как ко мне пожаловала Алиала…

Где-то посередине этого разговора в гостиную вошла рабыня Миэны с большим подносом в руках.

— Что это? — удивился Тэлиан.

— А то, что меня сегодня забыли покормить и обедом, и даже ужином. Не возражаете, если я перекушу?

Брат, к моему удивлению, несколько смутился и тут же кивнул.

Следом за рабыней явился целитель, но Тэлиан бросил задумчивый взгляд сначала на меня, затем на свою супругу и решил пока не пускать лоэл'ли в апартаменты. Так что целитель занялся спящими телохранителями.

Я понимающе усмехнулся и, вооружившись ножом и вилкой, продолжил рассказ.

— Странная складывается картина, — промолвил Тэлиан, когда я поведал обо всех событиях этой ночи. — У тебя нет никаких мыслей или идей, почему Алиала могла желать твоей смерти?

Я мог бы рассказать о своих подозрениях насчет Эсриана, но решил промолчать. Так что я покачал головой и в некотором сомнении сказал:

— Может, из-за Миэны. Алиала, насколько я знаю, весьма дружна с матерью моей жены…

— Нет, нет, — перебил меня старший брат, — не говори ерунды. Боюсь, тут нечто совершенно другое… — задумчиво проговорил он.

— Что? — спросил я.

— Сейчас попробуем это узнать у моей дражайшей супруги.

— Кстати, лоэл Тэлиан, а что это было за плетение, которое Алиала испытала на ложе Эрайна? — Ареин задал вопрос, который и мне самому никак не давал покоя. — Никогда не слышал о плетении, оказывающем такое воздействие на объекты, что они просто исчезают.

— Это новая разработка, — вздохнул Тэлиан. — Только вот крайне нестабильная и неустойчивая, к тому же требующая огромных энергозатрат. По задумке плетение должно дематериализовать выбранные объекты, на деле же, — лоэл'ли слегка поморщился, — плетение имеет обратный эффект. Не сочтите за труд, загляните в спальню.

Ареин легко поднялся с кресла, принесенного в гостиную из кабинета. Я, морщась от боли, тоже встал на ноги, кое-как доковылял до спальни.

Моя кровать больше не выглядела пустой, на ней лежала туго скрученная груда какого-то тряпья и пуха. Поначалу я удивился, откуда здесь взялась эта куча мусора, но потом я заметил, что некоторые клочки ткани имеют хорошо знакомый рисунок — их явно выдрали из моего покрывала.

— Всего полчаса назад кровать была пуста, — удивился Ареин. — Откуда здесь взялся этот мусор?

— Подобное всегда происходит примерно через час, после того, как было активировано плетение, — промолвил Тэлиан. — А что касается «мусора»… Это все, что осталось от постельных принадлежностей моего младшего брата.

— То есть если бы я сегодня спал в своей постели…

— То ты бы вернулся в наш мир в слегка измененном виде. При этом, как следует из опытов, ты даже мог после такого «путешествия» выжить, хотя и гарантированно бы сошел с ума.

А еще это значит, что Тэлиан проводил эксперименты не только на лабораторных мышах, но и дэйш'ли. Право, хорошо, что здесь нет Ри, что она нашей беседы не слышит.

— Это хуже, чем смерть… — пробормотал Ареин. — За что Алиала так ненавидит Эрайна? Если, конечно, все действительно так, как рассказывает юноша, — осторожно добавил Миолин-Таали.

Я мысленно выругался. Оговорка Миолин-Таали мне совсем не понравилась. Хотя я и вполне понимал, почему Ареин так себя повел. Тэлиан наследник престола, а я всего лишь находящийся в опале младший принц, к тому же умудрившийся просто немыслимым образом запятнать свою репутацию.

А ещё Ареин, как и я, вовсе не спешил поделиться с наследником престола новостью, что в покушении может быть замешан главнокомандующий и по совместительству тесть Тэлиана.

— О, я не сомневаюсь, что все действительно обстоит именно так, как рассказал Эрайн, — скривил губы в грустной улыбке Тэлиан, — и это плетение лучшее тому доказательство. Я ведь о нем никому не рассказывал. Думаю, Алиала увидела схему плетения в моих записях, там же приводилось описание действия данного узора. Но в моих бумагах ни слова не было о том, что плетение имеет обратный эффект, что исследуемый объект возвращается в таком измененном виде… Думаю, моя супруга посчитала, что для всех будет лучше, если Эрайн просто бесследно исчезнет. Тогда все подумают, что он вновь каким-то образом сбежал.

Я кивнул. Да, это было вполне логично.

— Ладно, — вздохнул старший брат, — теперь точно самое время побеседовать с Алиалой.

Тэлиан вновь опустился на колени рядом с телом супруги. Провел ладонью над лицом лоэл'лины, разрывая пелену сна.

Алиала глубоко вздохнула, распахнула глаза и замерла с открытым ртом, увидев своего мужа.

— Позволь спросить, дорогая, как ты здесь оказалась? — спросил Тэлиан.

Взгляд эльфийки заметался по разгромленной гостиной, споткнулся об Ареина и, наконец, с ненавистью уставился на меня. А потом вдруг жена брата моргнула, глаза ее наполнились слезами и, всхлипнув носом, она начала говорить:

— Супруг мой, не… не знаю. Меня какая-то сила выдернула из спальни, когда я уже готовилась ко сну, и я оказалась здесь. А потом ваш брат принялся меня самым грязным образом домогаться, — эльфийка снова всхлипнула. — Поверьте, я сопротивлялась, как только могла…

У меня брови самым натуральным образом полезли на лоб.

— Да что она несет?! — воскликнул я. — Тэлиан, неужели ты ей веришь?!

— Нет, — покачал головой старший брат. — Алиала, давай начистоту, зачем ты хотела убить Эрайна?

— Тэлиан, я… я не понимаю тебя!

— Дорогая, — старший брат усмехнулся, — ты не настолько слепа и бездарна, чтобы не видеть плетение, распознающее ложь. Так что лучше не ври, не усугубляй еще больше свое положение. Почему ты собиралась убить Эрайна?

Лоэл'лина на несколько секунд замолчала, явно раздумывая над дальнейшей линией поведения. А затем ее лицо исказила гримаса ненависти, и она сказала, как выплюнула:

— А то ты не знаешь!.. Хотя да, может, и не знаешь. Тебя ведь ничего за пределами лаборатории не интересует! Ты и государственными делами занимаешься постольку поскольку. Только рад будешь, если Луорен наследником другого объявит!.. Ты совершенно не думаешь обо мне! О наших детях!..

— Вот как, — вздохнул Тэлиан, — примерно так я и думал.

— Думал он, как же! Если бы ты о ком-то кроме себя думал, ты бы уже давно стал таэ! — выкрикнула Алиала.

Она что сошла с ума? Раньше Алиала казалась мне тихой и вполне приятной женщиной.

— А ты так хочешь стать таэни? — насмешливо приподнял левую бровь Тэлиан.

— Ни одно существо в твердом уме и здравом рассудке не откажется от власти. Но ты… Ты…

Тут не выдержал уже я. Вмешался в беседу:

— Тэлиан, о чем вообще речь? О каком другом наследнике?

— Еще один дурак! — сказала Алиала и как-то истерично рассмеялась.

— На самом деле тут моя супруга отчасти права, — Тэлиан с явным неудовольствием посмотрел на всхлипывающую от смеха жену. — Если бы ты больше интересовался жизнью государства и думал о будущем, ты мог бы сам задать себе простой и вполне закономерный вопрос: почему Вэйон и Луорен так хотят, чтобы их дети поженились.

Что-то щелкнуло в моем мозгу, и разрозненные кусочки мозаики, наконец, сложились в единое целое.

— Так вот оно что! Наследником должен стать наш с Миэной ребенок.

— Понял, наконец, — грустно усмехнулся брат.

Я взглянул на Ариена, тот вовсе не выглядел удивленным. Без сомнения весь двор давно в курсе. И я бы тоже догадался, если бы просто дал труд себе подумать…

На самом деле решение было удивительно логичным и правильным. Я бы и сам его всецело поддержал, если бы оно напрямую не затрагивало меня.

Таэн Лаэссэ раздирали подковерные течения двух противоборствующих партий. Во главе одной стоял таэ Луорен — мой отец, во главе другой — Вэйон — мой дядя. По праву старшинства именно Вэйон должен был наследовать престол Вэллата, а потом, после бегства из родного мира, и Таэн Лаэссэ. Но отец братьев решил по-другому. По ряду причин он недолюбливал Вэйона, а потому оставил престол своему младшему сыну. Разумеется, дяде пришлось вовсе не по праву, что Луорен сначала больше тысячи лет правил Вэллатом, а потом и пару столетий Таэн Лаэссэ. Но все же на открытое сопротивление Вэйон никогда не шел, хотя и являлся фигурой, с которой стоило считаться. Более того, если бы среди лоэл'ли провели открытое голосование, кто более достоин править страной: Луорен или Вэйон, я почти уверен, что выиграл бы последний. Все-таки дядя не запятнал себя проигрышем в войне с арритами.

И вот такое просто и изящное решение проблемы. Наш союз с Миэной объединяет две линии королевской семьи. Если бы лет через пятьсот на престол вошел внук Луорена и Вэйона, такое решение устроило бы всех.

— Выходит, что и другие покушения на меня тоже дело рук Алиалы? — спросил я.

— Хороший вопрос, — кивнул Тэлиан. — Рассказывай, дорогая.

— Я… я ничего не знаю. То есть слышала, конечно, что Эрайна кто-то пытался убить… — опять принялась все отрицать лоэл'лина.

Тэлиан устало вздохнул.

— У меня сейчас нет ни времени, ни малейшего желания играть с тобой в игры. Так что рассказывай все, что знаешь о покушениях на жизнь моего брата, о том, кто еще участвует в заговоре. В этом случае, ты можешь рассчитывать с моей стороны на некоторое снисхождение, я могу гарантировать, что тебя хотя бы не отправят в Изгнание.

Алиала некоторое время еще запиралась, а потом все же принялась говорить. Оказалось, что кроме самой Алиалы в заговоре замешен ее отец — Эсриан Амирин-Саурэ — военный министр и главнокомандующий нашей армии, а кроме него еще некоторые офицеры и просто друзья семьи.

По мере того, как Алиала рассказывала, лицо Тэлиана все больше и больше мрачнело. Слишком много значимых фигур оказались вовлечены в заговор, слишком не вовремя все оказалось — особенно, если учитывать войну с ургами и вторжение в Срединный мир арритов.

Меня заговорщики выбрали как более легкую цель. Миэну хорошо охраняли, да и сама она не была склонна к авантюрам вроде путешествия в человеческую резервацию. К тому же не последнюю роль сыграло здесь то, что сама Алиала была дружна с матерью Миэны.

Все покушения на меня планировал лично Эсриан Амирин-Саурэ. Поначалу умереть мне вообще полагалось в вольном городе Таннисе, но своей ночной прогулкой по резервации я сорвал планы заговорщиков. Затем, когда мы возвращались из Танниса в Талрэй, военный министр передал ургам информацию о пути следования нашего отряда, но тогда меня спасло от гибели или плена чудо под названием «Ри». Потом меня попытались отравить и если бы опять не вмешалась дикарка, я бы погиб.

Когда я сбежал, то заговорщики обрадовались, что проблема решилась сама собой. Но я вернулся… И Алиала посчитала, что лучше ей самой взять дело в руки. Она не стала советоваться ни с отцом, ни с другими участниками заговора. Почему-то лоэл'лина была уверена, что ей, наконец, удастся избавиться от досадной помехи по дороге к власти в виде младшего принца.

— Знаешь, дорогая, — сказал Тэлиан, когда исповедь Алиалы подошла к концу, — если бы ты немного больше интересовалась тем, что происходит во дворце, а не примеривала без конца корону таэни, ты бы знала, что Эрайн намерен развестись с Миэной…

— А я и разведусь, — перебил брата я.

— Я знаю, — к моему удивлению согласился брат. — Более того, вполне возможно, я последую твоему примеру.

14 глава Рийна Ноорваль

12 день Фарен-лин 223 года от О.В.


Место для ловушки выбрали несколько странное — территорию на западном берегу Скалистого моря, недалеко от болот дельты Велайи. Правда, странным выбор был только на первый взгляд, а при ближайшем рассмотрении оказывалось, что это было лучшее место из возможных…

На своей территории эйсин по вполне понятным причинам открывать Врата не хотели. Тем более, что наши враги как-то прознали о том, кто именно стоит за похищением маяка, и сейчас к долине эйсин приближалась сборная армия ургов и уже переселившихся в Срединный мир арритов. Если бы Врата открылись в Элрайин, то эйсин пришлось бы сражаться сразу на два фронта, а помощи им бы было ждать неоткуда.

Южных соседей эйсин, гномов, сложно назвать хорошими союзниками, они могут переметнуться на другую сторону в самый неудачным момент — такое в истории нашего мира случалось не раз, коротышки всегда блюли только свою выгоду.

С запада и востока от Элрайин располагались земли Ургостана — устраивать ловушку на этой территории было бы форменным безумием. На севере же были лишь холодные воды Льдистого океана.

К тому же ни в земли ургов, ни гномов, ни самих эйсин наши союзники лоэл'ли к указанному сроку просто не успели бы добраться.

Но и эйсин далеко от озера Нэйл — своего сосредоточия силы — удаляться не могли. Ведь чем дальше они оказывались от долины, тем слабее становились и в магическом плане, и в физическом. Так что выбранное место оказалось этаким компромиссом. Сюда лоэл'ли успевали стянуть войска и магов. Да и от эйсин здесь, по высказываниям моей тетушки, еще должен был быть какой-то толк, хотя в родной долине они и были гораздо сильнее.

К слову, сама Арелина нападения на Алрэйну объединенной армии ургов и арритов нисколько не опасалась.

— Рийна, это не то, о чем тебе стоит волноваться, — сказала мне тетушка. — Мы отобьемся. Жертвы, конечно, будут, но мы отобьемся. К тому же, на нас ведь не армия идет, а отряд в несколько сотен. И, думается мне, далеко не все солдаты зимой да через горные перевалы доберутся до конечной цели пути.

— А что если арриты опять воспользуются этими штуковинами в виде жезлов, которые поглощают магическую энергию? — никак не могла успокоиться я. — А как же странные машины пришельцев, которые могут летать?!

— Мы справимся, Рийна, — устало улыбнулась Арелина. — Мы необычная раса, а долина озера Нэйл — очень необычное место. Не думай об этом, все будет хорошо.

Право, я могла только позавидовать Арелине, у меня-то дара предвидения не было. Если бы я знала, что меня ждет, что ждет всех нас, мне было бы намного спокойнее… Впрочем, о чем это я? Знать свое будущее — тяжкое бремя. Как можно наслаждаться жизнью, если знаешь, когда, через сколько дней, часов и минут ты умрешь?

Арелина ведь специально не отдавала мне свой Кристалл Мироздания, тянула до последнего. Оправдывалась тем, что не хотела расставаться с артефактом, привыкла к нему за столько лет. Что Кристалл эйсин самый сложный из всех и управлять им нельзя научиться за месяцы и даже за годы, что я могу сойти с ума от нахлынувшей на меня чехарды разрозненных видений. Что этот Кристалл является крайне важным источником информации, а потому отдаст мне его Арелина лишь в последний момент.

А может, эйса просто боялась того, что я могу увидеть?..

Впрочем, не стоит над этим ломать голову. Я слишком далеко зашла, чтобы повернуть назад.

Хотя до назначенного времени открытия Врат оставалось еще несколько часов, маяк уже установили. Сам артефакт меня нисколько не впечатлил. Это оказался шипастый металлический шар размером с кулак.

Треногу с покоящимся на ней шаром, поставили по центру небольшой котловины. Здесь не было растительности кроме чахлой, пожелтевшей от первых заморозков травы. Здесь вообще ничего не было. Но скоро в этом котле заварится самая настоящая каша.

Я зябко передернула плечами и закуталась в шерстяной плащ. Вроде и не холодно совсем, особенно если сравнивать с долиной озера Нэйл. Там — настоящая, лютая и снежная зима, а здесь только первые заморозки прошли, еще даже снег не выпал. Но все равно мне было как-то зябко, да еще налетающий с моря штормовой ветер пробирал до костей.

В отличие от меня Арелина чувствовала себя вполне комфортно. Легкие, белоснежные одежды развивались на ветру, открывая на всеобщее обозрения стройные, перевитые ремешками сандалий ноги эйсы. Владычица эйсин, как и любой могущественный маг, чувствовала себя комфортно при любой температуре окружающей среды и ни снег, ни ветер, ни град не были для нее помехой.

— Замерзла? — спросил Джаред и легко, по-дружески, приобнял меня за плечи.

Непохоже, чтобы полувампиру было холодно, но он существо несколько более морозоустойчивое, чем я. Джаред много путешествовал, а я всю жизнь провела в городе с мягким, теплым климатом, где и снег-то выпадал лишь несколько раз за зиму, да и то почти сразу таял… К тому же оделся Джад не в пример теплее меня. Я же с чего-то решила, что раз мы из затерянной на севере Велайских гор долины переместились на юг, то шерстяного плаща поверх рубашки и кожаных брюк будет вполне достаточно, чтобы не замерзнуть.

— Нервы, — буркнула я, но попытки вырваться не сделала. Джад вел себя так, будто того ночного разговора и не было. А я… Потом разберусь в своих отношениях с полувампиром. Все потом!

— Понимаю, — усмехнулся мне на ухо мужчина.

Как бы я ни успокаивала себя, мне все равно было страшно. Я отчетливо понимала, что затея, в которую я ввязалась, попахивала откровенным самоубийством. Что шансов выбраться живыми из этой передряги у нас с Джадом немного, пусть Арелина и утверждала обратное.

Казалось, что сложного? Как только замерцает арка портала, вставить Кристаллы, и все — Врата навсегда закроются и больше никакая иномирская тварь в наш мир не пролезет. Проблема в том, что во время открытия Врат происходит колоссальный выброс магической энергии, а в самой точке открытия портала искажается пространство и время. Минимальное безопасное расстояние от маяка составляет полторы сотни метров. А значит, пока мы с моим коллегой по несчастью доберемся до арки Врат, из нее уже может кто-то вылезти. И пусть нас будут прикрывать, пусть у Джада при себе Кристалл, который создает защитное поле, пусть на нас навешают кучу щитов… — неизвестно как все может обернуться.

Я вновь зябко передернула плечами и посмотрела на юг, туда, где вились в небо тонкие струйки дымков. Лагерь мы разбили в километре от маяка — Арелина сочла это расстояние достаточно безопасным.

Сейчас я бы предпочла греться у костра или наслаждаться последними часами покоя в своей палатке, но Арелина потащила нас с Джаредом осматривать место будущей заварушки. И хотя мысленно я крыла эйсу последними словами, я прекрасно понимала, что владычица опять права, осмотреться нам действительно следовало…

Помимо моей тетушки, с нами из Алрэйны прибыла полусотня эйсин. Но при этом и оба супруга владычицы, и все лиены остались защищать город. Там же, в Алрэйне, остались моя мать и подруги, воспитанник Джареда. И, несмотря на то, что к долине вот-вот должен подойти сборный отряд ургов и арритов, мне было радостно, что мои близкие сейчас не здесь. Почему-то казалось, что в городе тысячи башен они в большей безопасности.

А вот принцесса Лэйана сейчас ожидала в лагере прибытия своего отца и прочих родственников. Говорят, присутствие юной эльфийки было одним из основных условий таэ Луорена и рэйа Арелина не смогла его переубедить. Разумеется, сестричка Эрайна была совсем не рада, что придется вновь встретиться с папашей, даже истерику закатила по этому поводу, но решать было не ей…

Чуть поодаль от лагеря эйсин свои палатки установили лоэл'ли. Точнее самих ушастых было пока кот наплакал, всего четверо, а вот дэйш'ли насчитывалось восемь сотен. Не думаю, что от этих солдат-рабов — сильных, выносливых, достаточно умелых, хотя и безынициативных — в предстоящей схватке выйдет какой-то толк. Все-таки это будет битва магов. Так что воинство полукровок с промытыми мозгами можно считать этаким резервом на крайний случай.

— Ну что, мы все осмотрели, — сказала я, шмыгнула носом и вдруг чихнула.

Проклятье! Только насморка мне и не хватало… А ведь в полночь, когда откроются хайдашевы Врата, будет еще холоднее!

Арелина окинула нас с Джаредом удивленным взглядом, будто только что увидела. Затем нахмурилась… И тут я почувствовала, что мне стало вполне тепло и комфортно. Мне больше не досаждал ни легкий морозец, ни холодный ветер. Легкое недомогание в виде насморка и начинающейся боли в горле тоже как рукой сняло.

— Спасибо. А раньше никак нельзя было? — буркнула и тут же гораздо мягче добавила: — Если слягу с простудой в ночь, когда откроются Врата, будет мало хорошего.

Ну вот, я опять начала наглеть и хамить. Такая у меня своего рода защитная реакция. Всегда, когда нервничаю, я становлюсь излишне раздражительной. И как меня только окружающие терпят?.. Впрочем, ясно — как. Пока нужна — терпят, а вот как только надобность во мне отпадет…

— Извини, — тетушка растерянно и немного виновато улыбнулась. — Я задумалась. Бесконечные, нескончаемые видения, сны…

— Кристалл? — спросил Джаред.

— Да, — кивнула эйса. — Я пытаюсь увидеть, узнать как можно больше. А меж тем время истекает. Скоро артефакт придется отдать.

— Так чего мы здесь ждем? — вновь спросила я. — Или ты думаешь, что портал может открыться раньше времени?

— Нет, это вряд ли. Если же хотя бы незначительное колебание магической энергии будет замечено, нам об этом сразу же сообщат. Как видишь, у маяка несут стражу сразу два десятка эйсов.

Подданных Арелины я действительно видела. Часть расположилась в непосредственной близости от маяка, часть стояла в дозоре на холмах.

— А ждем?.. Да, — продолжила эйса. — Только не чего, а кого. Посмотри на север.

Я последовала совету Арелины и увидела, что на холм где-то в полукилометре от нас поднимается большой отряд.

— Лоэл'ли? — спросил Джаред.

— Они самые, — ответила я на вопрос за рэйю Арелину.

Ушастые были уже достаточно близко, а потому я с некоторой уверенностью могла сказать, что отряд насчитывает пару сотен, притом самих лоэл'ли там примерно четверть. Обо всем этом я тут рассказала Джареду.

— Никогда не видела столько эльфов одновременно, — пробормотал мужчина.

— Я тоже, хотя и обитала некоторое время во дворце, — согласилась я, затем спросила у Арелины: — Это их мы встречаем?

— Можно и так сказать, — промолвила владычица эйсин.

Я мысленно застонала. Только этого мне еще и не хватало.

— А никак нельзя официальной встречи избежать? Мне с ними беседовать не о чем. Джаду, думаю, тоже.

— Нельзя, — сказала несколько жестче, чем я ожидала, рэйа Арелина. — Ты все еще мой посол. Ты единственная из нас, кто лично знаком с Луореном и его наследником Тэлианом.

Я выпуталась из объятий Джареда. Расправила плащ, принялась переплетать растрепавшуюся на ветру косу. Раз уж мне опять предстояло сыграть роль посредника в переговорах, то ударить в грязь лицом не хотелось.

— А зачем нужен я? — спросил полувампир.

— Они обязательно захотят тебя увидеть, — промолвила эйса. — Так почему бы не решить все вопросы сейчас?

Я уже заканчивала плести косу, когда заметила, что один из приближающихся к нам всадников носит крайне нетипичный для лоэл'ли головной убор — шляпу.

Сердце тут же ушло в пятки.

Не может быть! Я ошибаюсь! Мало ли кто среди эльфов шляпы носит…

Тем временем лоэл'ли приблизились к нам еще на пару сотен метров, и теперь я могла с уверенностью сказать, что тот так заинтересовавший меня лоэл'ли, как минимум, очень похож на младшего принца.

— Арелина, это ведь?.. — осторожно начала я.

— Да, это Эрайн Элиар-Тиани, — подтвердила мои худшие подозрения эйса.

— Но зачем?! Что он тут делает?

— Эрайн — единственный из лоэл'ли, кому мы хотя бы немного доверяем, — всезнающая владычица эйсин позволила себе легкую понимающую улыбку. — Луорен настоял на присутствии Лэйаны, я, в свою очередь, настояла на присутствии Эрайна. Есть у меня мнение, что в данной истории наш общий друг сыграл свою роль не до конца, что от него будет толк.

И я еще спрашивала, может ли быть хуже?!

О, кто бы знал, как я сейчас эту синеволосую выдру ненавидела! За все эти бесконечные недомолвки, понимающие улыбки, за игры нашими судьбами, наконец! И опять, как впрочем, и всегда, я ничего не могла сделать: только стиснуть зубу и ждать, когда все это закончится.

Эльфийский отряд поднялся на холм, остановился метрах в пятидесяти от нас. Луорен, оба его сына спешились и направились к нам. Я вздохнула и тоже сделала пару шагов навстречу.

На меня никто из пришедших не смотрел. Оно и понятно, Луорена и Тэлиана гораздо больше интересовала владычица эйсин, чем какая-то девица с запутанной родословной. Эрайн и тот находил пожелтевшую траву под ногами более достойной внимания, нежели бывшая рабыня.

— Я приветствую вас, — сказала я. — Надеюсь, добрались без приключений? — дождавшись легко, снисходительного кивка Луорена я продолжила: — Хочу вам представить мою двоюродную бабушку, владычицу эйсин, рэйю Арелину…

Затем Эрайн представил своих отца и брата, и началась скучнейшая беседа, сплошь состоящая из обмена любезностями и каких-то совершенно непонятных мне намеков. При учете того, что ни я, ни Джаред (как впрочем, и оба сына Луорена) в ней не участвовали, все это казалось сплошной тратой времени.

К счастью, общение правителей двух остроухих рас не затянулось. Арелина пригласила Луорена зайти на пиалу чайлиса в ее шатер, как только лоэл'ли прибудут в лагерь и там обустроятся. А затем нас с Джаредом окутал плотный туман. Когда же, через пару ударов сердца туман расселся, оказалось, что и я, и Джад, и Арелина уже вернулись обратно в лагерь.

— Отдыхайте, — сказала Арелина. — Часа три у вас еще есть. А потом… Эта ночь будет длинной.

«… И не все ее переживут» — мысленно закончила я фразу владычицы эйсин.

* * *

За час до полуночи мы все собрались на холмах около маяка. Все — это четыре десятка эйсин и столько же лоэл'ли, Арелина и старший лоэльский принц, Джаред и я. Луорен вместе с Лэйаной и Эрайном остался в лагере.

Честно говоря, поначалу меня несколько удивляла беспечность лоэл'ли. Все-таки в месте вероятного прорыва арритов оказался и правитель Таэн Лаэссэ и трое его детей. Но потом я заметила груди у Тэлиана весьма примечательный медальон, и все встало на свои места. Наследник лоэльского престола в любой момент мог сбежать — телепортироваться в безопасное место. Не сомневаюсь, у папаши Тэлиана при себе Амулет Иракэны тоже был. И, думается мне, Лэе и Эрайну, несмотря на «плохое поведение», артефакты тоже выделили.

— Рийна, — негромко окликнула меня Арелина.

Я обернулась к эйсе.

— Да.

— Пожалуй, больше нельзя с этим тянуть, — владычица эйсин протянула мне свой Кристалл Мироздания, так похожий на сапфир небесной голубизны.

— А как же бесконечная чехарда видений, от которых я должна сойти с ума?

— Не беспокойся, — тетушка легко покачала головой, — в первое время этот артефакт активируется, только когда его носитель спит. У тебя же вряд ли будет время даже на то, чтобы задремать.

Осторожно, как ядовитую змею, я взяла Кристалл в руки. Просто холодный, даже ледяной камушек. Красивый, грубо ограненный, без сомнения очень дорогой. Ни какой волны холода, ни каких-либо негативных или иных ощущений не последовало. Просто драгоценный камень.

С сомнением посмотрела на серебряный обруч, что украшал голову эйсы. По центру обруча все также красовался небольшой сапфир.

— В руках ты держишь именно Кристалл, не сомневайся, — ответила Арелина, правильно истолковав мой взгляд. — А что касается этого, — эйса дотронулась до своего обруча, — пришлось произвести кое-какую замену, теперь это просто сапфир.

— Как скажешь, — пожала плечами я.

— Ты же не думаешь, будто я так не хочу расставаться с артефактом, что готова сорвать всю операцию и лишь из-за своей прихоти обречь на гибель целый мир?

— Если ставить вопрос именно так… Конечно же нет!

— Рада, что мы прояснили этот вопрос, — улыбнулась Арелина. — Надо готовиться, скоро начнется.

Я положила бесценный камушек в карман куртки — туда, где лежал еще один артефакт. Затем раз проверила, хорошо ли выходят из ножен клинки — Арелина где-то раздобыла для меня эльфийские с'кааши.

— Готова, — сказала я.

— Тогда последний штрих.

Эйса подняла пустую, раскрытую ладонь к своим губам и подула на нее. Откуда ни возьмись взялся снежный вихрь и устремился ко мне. Закружился, завертелся вокруг меня… Но я и испугаться не успела, как все закончилось.

— Что это? — спросила я.

— Теперь тебя окружают семь мощнейших щитов. Каждый щит можно пробить, но для этого нужно очень постараться. Щиты не будут реагировать только на Джареда, саму арку Врат, ну и землю под твоими ногами.

— Спасибо, — поблагодарила я владычицу эйсин. — А как я пойму, что моя защита кончилась?

— Просто считай. Каждый раз, когда будет рваться защитное плетение, в голове у тебя будет раздаваться щелчок. Семь щелков означает, что ты полностью беззащитна, что теперь ты можешь рассчитывать только на себя… Но я надеюсь, что до этого не дойдет.

— Спасибо, — опять сказала я. — А…

— Начинается!!! — закричал один из эйсин. — Маяк заработал!

Арелина резко отвернулась от меня. Несколько секунд напряженно всматривалась в маяк.

— Да, — подтвердила она высказывание своего подданного. — Я чувствую мощное магическое возмущение. Врата открываются… Так, все по местам. Все знают, что им делать… Рийна, Джаред, вы ждете моего прямого приказа. И удачи вам!

Владычица эйсин отдавала еще какие-то распоряжения, но я не слушала. Подошла к Джареду, взяла его за руку. Полувампир крепко сжал мою ладонь.

— Готова? — тихо спросил мужчина.

Я прислушалась к себе. Странно, но страха больше не было. Скорее я чувствовала любопытство и некий азарт, ощущала готовность бежать, драться…

— Да.

— Ри, пока не приблизимся к Вратам, чтобы не случилось, не выпускай мою руку. Поняла?

— Да, Джад.

— Ну и дураки же мы, верно? — бывший контрабандист криво усмехнулся.

Ответить я не успела. Сразу несколько голосов удивленно воскликнули: «Врата!» и мы с Джаредом, не сговариваясь, повернулись к маяку.

Посреди котловины начала вырисовываться странная, исполинская конструкция арки Врат. Сначала она была почти невидимой глазу, казалась полупрозрачной и какой-то эфемерной. Но с каждой секундой арка обретала плотность, объем и цвет.

— Отрыжка Хайдаша! — выругалась я.

— Твою ж мать! — не остался в долгу Джаред.

Две колонны, каждая высотой метров семь, не меньше. Безумно древние, выточенные из цельных, белоснежных камней. Колонны покрывало бесчисленное множество каких-то знаков, рисунков, иероглифов. Толщиной каждый столб был обхвата в три, не меньше.

Шириной арка оказалась около двадцати метров. Перемычка конструкции, по сравнению с исполинскими колоннами была непропорционально тонкой. Она также состояла из изъеденного самим временем камня и, казалось, готова была рухнуть в любой момент.

Но самое страшное было другое. Сейчас и я, и Джад отчетливо видели те самые замочные скважины, в которые необходимо было вставить Кристаллы, чтобы запечатать Врата. Каждую из колонн венчало нечто вроде небольшого, украшенного рогами конуса. И вот туда, на самую вершину, нам было и надо.

Предстоящая операция оказалась еще более безумной, невозможной, чем мы думали. Только теперь мы просто не имели права отступить.

— Мы справимся, Ри, — твердо сказал Джад.

— Ага, — усмехнулась я, — потому как иного пути у нас нет!

Всего за несколько минут из едва видимой глазу конструкции арка Врат превратилась в монументальное сооружение. Если бы я сама не являлась свидетелем этой метаморфозы, то не сомневалась бы, что арка простояла на дне котловины не одну тысячу лет.

С другой стороны арки росла все та же чахлая, покрытая изморосью трава. Высились холмы, на которых я отчетливо видела напряженно застывшие фигуры эйсин и лоэл'ли.

Вдруг в портале возникло три фигуры, по виду напоминающих человеческие. Арриты! Как пить дать!

При этом сама арка никак не изменилась, и с другой ее стороны виднелся все тот же знакомый, унылый ландшафт. Я почувствовала укол разочарования. Почему-то мне думалось, что через арку можно заглянуть, пусть и краем глаза, в другой мир.

Один из пришельцев подбежал к маяку и принялся оттаскивать треногу с шипастым шаром в сторону, видимо чтобы не загораживали проход. Двое других пару секунд заполошно озирались, а затем скрылись в портале.

Я обернулась к Арелине.

— Чего мы ждем?

Эйса качнула головой и ответила одним словом:

— Рано.

Сразу три десятка арритов выбежали из арки. Бездоспешных и довольно странно вооруженных, каждый из них сжимал в руках нечто отдаленно похожее на ургский игломет. Пришельцы быстро рассредоточились вокруг Врат, приготовились к обороне.

Из портала выехала странная конструкция, похожая на гигантскую, металлическую черепаху.

Я сквозь зубы выругалась. Еще немного и будет поздно!

За первой черепахой последовала вторая и еще десяток арритов.

— Пора! — раздался звучный голос владычицы эйсин.

Мы с Джаредом сорвались с места.

В арритов ударили плети молний. Полетели огненные шары в черепах.

И тут же котловина превратилась в Пекло Хайдаша, заполнилась дымом и гарью, грохотом, страшными криками, каким-то странным скрежетом и огнем. И мы с Джаредом, взявшись за руки, со всех ног бежали именно туда, навстречу этому хаосу и безумию.

На долю секунды дым рассеялся, и я увидела, что удар союзников вывел из боя около трети солдат пришельцев, но не причинил особого вреда черепахам. А из Врат показалась машина, похожая на огромного паука.

На нас пока не обращали внимания. Пришельцы ожесточенно сцепились с лоэл'ли и эйсин. Наверное, среди союзников уже были жертвы, но мне было не до того, чтобы глазеть по сторонам. Еще не хватало споткнуться о какой-то не вовремя подвернувшийся под ноги булыжник и растянуться на земле.

Вдруг одна из черепах развернулась в нашу сторону. Инстинктивно я дернулась прочь, но Джад меня удержал.

— Не глупи! — рявкнул полувампир.

И тут черепаха плюнула сгустком огня. Я вся сжалась, с ужасом понимая, что все — конец! Что больше уже ничего не будет.

Огненный сгусток врезался в нас, растекся по невидимой защите и… пропал.

Я себя чуть по лбу не ударила. Точно! Арелина же говорила, что Кристалл, который Джаред позаимствовал у лийского короля, дает идеальную защиту, которую ничто в этом мире или за его пределами не способно пробить.

— Ри! — прорычал Джад. — Шевели ногами! Я не могу тебя всю дорогу тащить.

Я ничего не ответила, только припустила вперед пуще прежнего. Теперь уже полувампиру пришлось поднапрячься, чтобы от меня не отстать.

В нас стреляли арриты, плевались огнем черепахи и пауки, но нам все было нипочем. Если кто-то пытался преградить нам дорогу, то просто отлетал в сторону. Даже гигантскую черепаху и ту развернуло, когда она встретилась с нашей защитой.

Восторг. Эйфория. Какой-то безумный кураж. Ничто не могло остановить нас.

Я даже ничуть не удивилась, когда увидела одну из колонн, образующих арку Врат, прямо перед собой.

— Готова? — спросил Джад.

— Да!

Полувампир резко подбросил меня вперед и вверх, навстречу испещренной неведомыми иероглифами колонне. Я вылетела в небо, как птица, и больно врезалась в камень. Заскользила вниз, в кровь обдирая лицо и руки, но все же смогла ухватиться, удержаться. Перебирая руками и ногами, цепляясь за глубоко вырезанные в камне иероглифы, начала взбираться наверх.

Щелк!

По мне стреляли. Черепахи и прочая «живность» явно опасались бить по арке Врат, так что меня поливали огнем из своих орудий простые солдаты.

Щелк!

У меня больше не было идеальной защиты Джареда, лишь щиты Арелины.

Я еще быстрее полезла вверх. Ну же! Всего полтора метра осталось.

Ухватиться за очередной вырезанный в камне символ. Подтянуться. Найти опору для ног. Снова подтянуться… И тут скользкие от крови из содранных ногтей пальцы соскользнули… А долей секунды позже я потеряла опору под ногами, повисла на одной руке.

С невероятным трудом я подтянулась и резко бросила свое тело вверх. Впилась пальцами в новый иероглиф. Сумела продолжить подъем.

Щелк! Щелк!

Так, Ри, соберись! Ты почти у цели.

Еще немного. Еще чуть-чуть!

Щелк!

Я перевалилась через небольшой бортик. Вершина колонны представляла собой плоскую площадку диаметром около трех метров. По центру площадки высился небольшой, всего около метра в высоту, конус, украшенный двумя рогами. В основании каждого из рогов виднелись гнезда — замочные скважины.

Арелина говорила, что абсолютно неважно, какой Кристалл в каком гнезде окажется, главное чтобы все четыре артефакта были вставлены в арку Врат.

Вытащила из кармана небесно-голубой Кристалл, осторожно, сама не понимая, чего опасаюсь, поднесла его к первой выемке.… Артефакт вырвало у меня из руки и буквально втянуло в камень. Через секунду уже ничто не напоминало, что в основании этого рога была замочная скважина, что вообще когда-то существовал небесно-голубой Кристалл.

Затем я проделала то же самое со вторым Кристаллом, прозрачным и бесцветным. Врата с радостью приняли и это подношение — мой Кристалл исчез.

Я вздохнула. Села, привалившись спиной к конусу. На долю секунды прикрыла глаза.

Спасибо, Такима-покровительница! Неважно, что тебя не существует. Все равно — спасибо! Я все-таки сделала это. Смогла!..

Так, ладно, не время рассиживаться. Надо отсюда выбираться.

Быстро огляделась.

Джаред уже почти добрался до вершины своей колонны.

Внизу царил хаос, арриты все прибывали и прибывали… Пока эйсин и лоэл'ли держались, не давали ни пришельцам, ни их машинам выбраться из котловины. И, несмотря на превосходящую численность арритов, преимущество сил было на стороне союзников.

Вдруг я заметила, как из Врат выбежали двое арритов, которые тащили большую штуковину, по виду напоминающую грубо сработанный жезл. Я сразу же узнала этот артефакт, хотя видела до этого лишь его уменьшенную копию.

Проклятье! Только этого не хватало!

Если пришельцы активируют жезл, то все существующие магические плетения разрушатся, ни одно магическое воздействие не будет возможно. То есть все преимущества союзников исчезнут.

Арритов тут же разорвало на части какое-то плетение, но жезл подхватили другие пришельцы. И пусть они прожили лишь несколько секунд, установить треногу поглотителя магии на земле, перед тем, как умереть, арриты успели.

Щелк!

Я метнулась обратно, прижалась спиной к конусу. Так снизу меня не было видно и оружие арритов не могло меня достать.

Стало кристально ясно, что выбраться из этой передряги мне не удастся. Владычица эйсин просчиталась — ее защита падет раньше, нежели я спущусь с колонны, выберусь из проклятой котловины.

А может Арелина не ошиблась? Может, так оно все и было задумано?.. Ведь я выполнила свое предназначение — то, для чего меня создали. Владычице эйсин я больше не нужна.

Щелк!

Разлетелся вдребезги последний щит.

Но как?! Как арриты меня достали?

А секундой позже меня накрыла волна боли. Горели огнем содранные в кровь, кое-где даже с вырванными ногтями пальцы рук. Жгло царапины на лице. Болело все тело.

Затем накатила волна усталости.

И я поняла, что случилось. Пришельцы все-таки смогли активировать поглотитель магии, а значит, с меня слетели все плетения. Те, что защищали меня, не давали чувствовать боль, вливали в меня силы.

Вот теперь точно все… Меня начала бить дрожь, зубы стучали.

Страха все так же не было. Какой смысл бояться, паниковать, если все равно ничего не сможешь поделать?

За последние месяцы я столько раз была на волоске от гибели… Да что там! Вся моя жизнь прошла на краю бездны, когда стоит сделать лишь один неверный шаг и уже ничто тебя не спасет.

Меня уже ощутимо потряхивало… Нет, не меня! Колонну подо мной!

Джаред! Он вставил в скважины свои Кристаллы и теперь Врата закрываются…

Полувампир отчаянно махал мне руками, что-то кричал, но до меня не долетало ни звука. Точнее мир просто тонул в какофонии взрывов, предсмертных криков, чьих-то команд.

Колонна вдруг резко дернулась и накренилась. Я успела вцепиться мертвой хваткой в каменный рог, только это спасло меня от падения вниз.

Я видела, как осыпалась каменным дождем перемычка, что соединяла колонны в арку. Как острые камни рухнули на застывшую на месте портала черепаху. Машину арритов будто чудовищной гильотиной разрезало пополам.

Врата действительно закрылись. Надеюсь, навсегда.

Нет, я не буду смиренно ждать своей смерти. Я должна хотя бы попытаться что-то сделать!

С такой высоты спрыгнуть и не покалечиться невозможно. Внизу горящие, искрящиеся остовы машин, бесчисленные тела арритов. Спуститься я просто не смогу, да и не успею. Колонна вот-вот рухнет или рассыплется на части.

Джаред оставил попытки до меня докричаться. По шатающееся, трескающейся колонне он быстро спускался вниз…

Время как будто остановилось. Я видела, как один из пришельцев вскинул свое так похожее на орочий игломет оружие. Как из дула вылетел тонкий, пронзительно синий луч и буквально рассек тело мужчины. Полувампир сломанной куклой полетел вниз…

— Нет. Нет. Нет. Нет!!! — закричала я.

Колонна подо мной дрогнула. Затем вдруг просела на пару метров и начала заваливаться.

Не раздумывая ни секунды, я прыгнула прямо на спину стоящей у подножия Врат черепахи. Ладони опалило огнем горячего металла. Я вскочила на ноги. Стремглав пробежала по телу хайдашевой машины и спрыгнула наземь. Увернулась от какого-то аррита. Безумным прыжком в сторону ушла от выстрела другого. Поднырнула под руку третьего. Чуть не налетела на вооруженного двуручным мечом дэйш'ли…

Я бежала, что было сил. Боль и усталость словно отступили.

Прыгнуть влево. Уйти от удара. Пробежать между лапами паука. Метнуться в сторону, уворачиваясь от плевка арритской машины. Прыгнуть на спину раненого, согнувшегося от боли дэйш'ли, оттуда вскочить на панцирь черепахи. Скатиться вниз.

Холмы уже совсем близко. Метров пятьдесят, не больше. Но спасительную возвышенность от меня отделяет живая стена из сотен эльфийских рабов.

На секунду я остановилась. Замерла. Поймут ли дэйш'ли, что я своя или просто прирежут в горячке боя?..

Чудовищный удар отбросил меня в сторону. Я покатилась по земле. Обдирая в кровь лицо и руки, добавляя на теле новые синяки. Единым прыжком взметнулась на ноги. Развернулась навстречу опасности.

На том месте, где я только что стояла, расцвел огромный огненный цветок. Кричали и корчились, сгорая заживо, не меньше десятка дэйш'ли.

Рядом со мной поднялся на ноги Эрайн. Чумазый. Когда-то белобрысые волосы слиплись от пота и сажи. Глаза принца безумно горят. Скулу перечеркнула кровоточащая ссадина. Черная одежда парн