Book: Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы



Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Аркадий Файвишевич Векслер, Тамара Яковлевна Крашенинникова

Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

© Векслер А.Ф., Крашенинникова Т.Я., 2016

© ООО «Рт-СПб», 2016

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

* * *

Смольнинский мыс

Такого названия нет в топонимии Петербурга? Но взгляните на любую доступную Вам карту нашего города, и Вы увидите самый настоящий мыс, как его определяют географы – участок суши, вдающийся в море, озеро, реку Огибая этот мыс, Нева резко меняет направление своего течения с северного на западное. Границы этого мыса можно определить Смольной набережной левого берега Невы в пределах от Смольного проспекта до Водопроводного переулка, а можно и более широко – включив в них еще и Синопскую набережную, четную сторону Невского проспекта от площади Александра Невского до площади Восстания и головную часть Лиговского проспекта от площади Восстания с ее мысленным продолжением на север до Воскресенской набережной Невы. Во втором случае в границах Смольнинского мыса окажутся исторический район Санкт-Петербурга Пески, бывшая Рождественская часть столицы Российской империи, бывший Смольнинский район Ленинграда и Муниципальное образование Смольнинское – значительная часть Центрального района современного Санкт-Петербурга. Это даст нам возможность в одной книге рассказать об истории и достопримечательностях главной магистрали значительной части города – Суворовском проспекте, параллельных и перпендикулярных ему улиц. Историю района представим читателю в виде отдельных очерков, сохраняя общепринятый в историко-краеведческой литературе принцип топохрона: соответствие названия территории или объекта городской среды времени его существования.

Очерк первый

Пески – Рождественская часть– Смольный район

Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Пески

Устойчивое обиходное название местности на левом берегу Невы, составившей большую долю территории Рождественской части (Летняя Конная площадь после сооружения на ней церкви во имя Дмитрия Солунского (1860-е гг.) причислялась к Литейной части). Местность включала четную сторону Невского проспекта на его участке, называемом в обиходе Старо-Невским, Знаменскую площадь, начало Лиговского проспекта, казармы Преображенского полка, Таврический сад. Название местности происходило от ее супесчаной почвы. Пески вместе со значительной территорией в Литейной части с 1739 г. стали полковым местом (слободой) лейб-гвардии Преображенского полка, но их начали застраивать лишь при императрице Елизавете Петровне с 1750 г. Всю территорию Песков разбили на перпендикулярные к Лиговскому каналу линии, пересекавшиеся тремя продольными улицами – Дегтярной, Слоновой (ныне – Суворовский пр.) и Мытнинской. Линии получили название нумерованных Рождественских улиц по церкви Рождества Христова и впоследствии продлевались. В 1792 г. первоначальная нумерация Рождественских улиц была изменена (в 1923 г. Рождественские улицы переименовали в Советские с сохранением их нумерации). В конце XVIII в. через Пески к Большому Охтенскому перевозу проложили дорогу, в 1871 г. получившую название Калашниковского проспекта (ныне – пр. Бакунина). Вблизи Невского проспекта на Калашниковском находился Мытный двор для сбора таможенных платежей с товаров, ввозимых в Петербург через Охту. Другой Мытный двор (торговый) находился вблизи самого перевоза на Болотной улице.

В начале XIX в. в состав Песков включали и заболоченную территорию восточнее Болотной улицы, на которой после ее осушения проложили улицы, названные по городам Новгородской губернии (Новгородская, Старорусская, Кирилловская, Боровичская). Тогда же Болотная улица стала называться Мытнинской.

Мастеровым, находившимся на государственной службе, участки в Песках раздавались бесплатно. Обитателями Песков были в основном чиновники средней руки и мещане; селились также студенты, отставные чиновники и офицеры, небогатые представители интеллигентных профессий. Своеобразие Песков состояло в многоукладности: в смешении стилей, социальных групп, одежд и лиц. Пески считались бедным, но благопристойным местом, почти пригородом Петербурга. «Скучные улицы, расположенные под прямыми углами, были одной из беднейших частей города, теперь быстро застраиваются каменными громадами. Кое-где сохранились деревянные домики. <…> Церковь Рождества 1781–98 гг., расплывшееся здание с небольшими куполами и двумя колокольнями», – писал о Песках В.Я. Курбатов в 1913 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Знаменская церковь. 1900-е гг.


На Песках к концу XIX в. действовало более десяти приходских храмов и церквей при монастырских подворьях и воинских церквей, как унаследованных от XVIII в., так и построенных в XIX и XX вв. Пески открывались Знаменской церковью. Указ о ее постройке издали еще в 1759 г. – за два года до смерти императрицы Елизаветы. Деревянную церковь «против Егерского и Птичьего дворов» освятили только в 1765 г.: район был бедный, и сбор средств на строительство шел медленно. Перестройка церкви (ее официальное название – церковь Входа Господня в Иерусалим) в камне также двигалась неспешно – с 1794 по 1806 г. Белую пятикупольную церковь на высоком гранитном цоколе спроектировал архитектор Ф.И. Демерцов. Она была похожа на сохранившийся до наших дней собор в Софии (часть Царского Села), построенный Чарльзом Камероном. В плане церковь имела вид квадрата. Пять ее шлемовидных глав располагались на высоких барабанах. Вокруг церкви – чугунная ограда и две часовни. Входоиерусалимскую церковь называли Знаменской по ее главной святыне – иконе Знамение, исполненной в 1175 г. в Новгороде греком Христофором Семеновым. Знаменская церковь выступала символом преемственности двух столиц российского Севера – Новгорода и Петербурга. В церкви стоял барочный иконостас с иконами дворцовых мастеров петровского и аннинского царствований; в ризнице хранилась великолепная утварь и напрестольный серебряный крест с частицами мощей, Животворящего Креста и ризы Божьей Матери. Церковь закрыли в 1938 г., в 1940 г. полностью уничтожили.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Церковь Рождества Христова. 1900-е гг.


На Песках построили первый в Петербурге храм Рождества Христова, давший впоследствии название всей местности, ав 1811 г. – вновь образованной полицейской части. С 1720-х гг. здесь стояла деревянная церковь. В 1752–1753 гг. для переселенных в этот район служителей Канцелярии строения домов и садов, ведавшей строительством дворцов и придворных зданий в первом 50-летии существования Петербурга, был выстроен взамен прежнего новый, также деревянный, храм во имя Рождества Христова с приделом во имя Всех Святых. В 1781–1789 гг. по проекту П.Е. Егорова на площади, получившей впоследствии название Рождественской, построили каменный трехпрестольный храм на 3000 человек. Росписи и образа для него выполнили известнейшие русские живописцы. Освящение храма совершили при участии цесаревича Павла Петровича. В 1850–1851 гг. и 1886–1887 гг. храм расширялся и реставрировался. Перед местным образом Рождества Христова, почитавшимся покровителем Песков, по традиции молились о помощи в родах и воспитании детей. В 1863 г. при храме создано первое в России приходское благотворительное братство со школой, приютом, богадельней и собственной церковью. Храм закрыт и разрушен в 1934 г.

Архитектор Н.Н. Никонов построил двухэтажное здание церкви во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и иконы Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение» при подворье Старо-Афонского Свято-Андреевского мужского монастыря (1888–1890 гг.; 5-я Рождественская ул., 33 / Дегтярная ул., 16). Ныне здание перестроено под архив.

Никонов построил также церковь во имя Шестаковской иконы Божией Матери, Святителя Николая Чудотворца, Святого Благоверного князя Александра Невского, Святителя Иннокентия Иркутского, Мученика Александра и Святой Марии Магдалины при подворье Шестаковского Воскресенского женского монастыря (1898–1900 гг.; угол Старорусской и Кирилловской улиц). По проекту архитектора С.И. Андреева при подворье Воронцовского Благовещенского женского монастыря построили церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери (1899–1903 гг.; Очаковская ул., 9). В 1911–1915 гг. по проекту архитектора С.С. Кричинского возведена церковь Святителя Николая Мирликийского и Святого Благоверного князя Александра Невского при подворье Императорского Палестинского общества (угол Калашниковского пр. и 2-й Рождественской ул.). В 1930-х гг. эти церкви закрыли и уничтожили.

Пески принадлежали артиллерийскому ведомству и стали местом пребывания войск императорской гвардии – Преображенского и Конногвардейского полков, лейб-гвардии Саперного батальона и гвардейской Конной артиллерии.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Церковь во имя Шестаковской иконы Божией Матери. 1900-е гг.


В 1835 г. главный инспектор медицинской части по армии Я.В. Вилие предложил переместить сюда с Выборгской стороны большую часть Военно-сухопутного госпиталя, что и было сделано к 1840 г. Новый госпиталь разместился на Слоновой улице в корпусах, построенных архитектором А.Е. Штаубертом (совр. адрес – Суворовский пр., 63) и с 1869 г. назывался Петербургским Николаевским военным госпиталем.

Старейший пехотный полк императорской гвардии – Преображенский – был основан Петром I в 1683 г. в селе Преображенском под Москвой (назван по месту основания). Участвовал в Азовских походах 1695 и 1696 гг., в 1700 г. получил наименование гвардейского. В Северной войне отличился при штурме крепости Нотебург в 1702 г. Солдаты полка участвовали в основании Санкт-Петербурга, строительстве его первых зданий. В истории полка – подвиги его солдат и офицеров в войнах с Турцией (1828–1829 и 1877–1878 гг.), Швецией (1808–1809 гг.), Францией (1805, 1806–1807, 1812–1814 гг.), Первой мировой войне 1914–1918 гг.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Церковь Святителя Николая Мирликийского и Святого Благоверного князя Александра Невского. 1916 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Церковь Святителя Николая Мирликийского и Святого Благоверного князя Александра Невского. Слом в 1932 г.


Преображенский – один из самых аристократических полков российской армии. Зачисление офицеров и генералов в состав полка являлось формой награды. В рядах полка проходили военное обучение наследники престола. Командирами (с начала XIX в. – шефами полка) являлись правящие монархи. С 1723 г. полк дислоцировался в Санкт-Петербурге, сначала постоем, с 1739 г. – в полковой слободе на территории Литейной части и Песков (между современными Литейным пр., ул. Жуковского, Суворовским пр. и ул. Чайковского). В Преображенской слободе в доме своего дяди А.И. Суворова с 1748 по 1754 г. жил А.В. Суворов, поступивший в Преображенский полк в чине капрала.

В начале XIX в. построен комплекс казарм и полковых сооружений (казармы 1-го батальона на Миллионной ул., 33; офицерский дом 1-го батальона на наб. р. Мойки, 35; казармы прочих батальонов, госпиталь, офицерский дом, манеж и другие здания – в квартале между Кирочной, Преображенской (ныне – ул. Радищева), Парадной улицами и Виленским переулком. Проект казарм на Песках был поручен архитектору Ф.И. Волкову. Руководство работами возложено на командира полка – генерала графа Н.А. Татищева. Со смертью Волкова работы вел архитектор Ф.И. Демерцов, внесший изменения в проект: на третьем этаже здания госпиталя были устроены помещения офицерского собрания и церкви Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Позднее первый этаж занимала полковая библиотека, основанная 1 октября 1811 г. Александр I пожертвовал на ее создание 5000 рублей, офицеры полка собрали еще 9826 рублей. Первоначально приобрели 1110 книг, впоследствии докупали. Трехэтажные кирпичные казармы и офицерские корпуса построены в 1805 г.: солдатских казарм – 12, офицерских корпусов – 2, построено здание госпиталя, конюшен и подсобных помещений. Кроме перечисленных зданий комплекс казарм включал в себя фуражный двор и полковое хозяйственное управление. В царствование императора Николая I в Преображенском полку был свой арсенал, где хранились старые знамена, бердыши, алебарды, ружья, воинские принадлежности.

Комплекс казарм Преображенского полка включал ряд зданий, построенных в формах классицизма, единых по композиционному замыслу Фасады корпусов, поставленных по красным (основным) линиям, обработаны пилястрами ионического ордера. В глубине парадного двора располагался госпиталь, значительное по размерам здание которого играло в ансамбле казарменных строений организующую роль, кроме того, оно органично вписывалось в городскую среду, завершая перспективу Потемкинской улицы. Главный фасад здания декорирован монументальным восьмиколонным портиком. В 1850-х гг. архитектор А.П. Мельников провел реконструкцию казарменных зданий. В 1864 г. перед зданием госпиталя разбили сад. С 1910 по 1935 г. его украшал памятник Петру I (по своему первому воинскому званию – барабанщику Преображенского полка, затем бомбардиру и капитану) работы М.М. Антокольского.

Со времен полковой слободы сохранились топонимы: Парадная, Госпитальная улицы, Преображенская площадь, Манежный и Озерной (ранее – Озеров, названный в память офицера полка П.П. Озерова) переулки.

27 декабря 1812 г. сформирован лейб-гвардии Саперный батальон. Он разместился в казармах, выходящих на Преображенскую улицу. Проходящий перпендикулярно к ней Графский переулок 7 марта 1858 г. получил название Саперного по названию батальона. Здания казарм Саперного батальона, построенные в классическом стиле (ныне – дома № 35, 37, 39 по ул. Радищева), сохранились до нашего времени.

В XIX в. комплекс зданий по четной стороне Виленского переулка занимала Донская батарея гвардейской Конной артиллерии, образованная в 1830 г. как легкая конно-артиллерийская рота. Через дорогу от комплекса полковых казарм находилась Преображенская площадь с устроенными на ней стрельбищем и Парадным двором, давшим название Парадной улице (в 1849–1875 гг. – Плац-Парадная улица). В 1811 г. по этой улице прошла граница Литейной и вновь организованной Рождественской частей.

11 февраля 1799 г. император Павел I приказал отдать Таврический дворец лейб-гвардии Конному полку. В пятнадцати комнатах дворца разместили пять эскадронов солдат, Большой зал переоборудовали в манеж, а Овальный – в конюшню. Однако уже в 1801 г. дворец снова стал одной из резиденций императоров. При восстановлении его архитектором Л. Руска интерьеры подверглись значительным изменениям.

На Мытном дворе близ Калашниковской пристани (совр. адрес: Мытнинская ул., 12 / 5-я Советская ул., 44 / 6-я Советская ул., 41) велась торговля волжским, уральским, донским и беломорским рыбным товаром, доставляемым в Петербург. «Это ряд рыбных лавок, расположенных в виде четырехугольника; внутри находится огромный двор, где рыбный товар лежит под открытым небом. Сотни бочек, нагроможденных друг на друга правильными рядами, тянутся на протяжении полуверсты: это астраханские селедки, любимая рыба простого народа. В другом месте – судаки, а тут в корзинах укупорена семга. На Мытный двор приходят торговцы из рыбных лавок для оптовой закупки рыбы. По утрам здесь можно встретить и архангельских рыбопромышленников. Приказчики раскупоривают бочки, бочонки и корзины и показывают товар лицом. На дне каждой бочки обозначены количество рыбы и фамилия коммерсанта. Ломовики вкатывают проданные бочки на сани и увозят к месту назначения. Вот провезли феноменального осетра, растянувшегося вдоль саней; на хвосте у него сделана надпись, означающая количество веса в пудах. В одном месте продают оленьи шкуры, привезенные сюда вместе с рыбой, в другом – торгуют семгу. Один рыбопромышленник, в шубе и высокой бобровой шапке, приказывает развязать корзину: блестя своею серебряною чешуею, несколько штук семги, аршина в полтора длиной, лежали изогнувшись, распирая бока корзины», – такое описание Мытного двора оставил современник. В 1895 г. архитектор А.И. Рейнбольдт перестроил здание Мытного двора.

Неофициальный топоним «Пески» использовался в городском обиходе наряду с официальным названием Рождественской части, подтверждая стойкость «народной» топонимики.



Рождественская часть

Субъект административного деления Санкт-Петербурга, существовавший с 1811 по 1918 г. на левом берегу реки Невы в границах от стыка Воскресенской и Смольной набережных по нынешнему Водопроводному переулку, Шпалерной (дом № 45), Потемкинской (дом № 2), Кирочной (охватывая Таврический сад) и Парадной улицам, Греческому проспекту (исключая дома № 10 и № 12), Бассейной (дом № 45) и Лиговской (дома №№ 2-12) улицам, Невскому проспекту (дома №№ 128–186), Калашниковской и Смольной набережным. Здесь на территории в 990 тыс. кв. саженей к началу XX в. проживало 65 651 человек. Рождественская часть считалась в Петербурге не очень респектабельной.

В 1913 г. В.Я. Курбатов так характеризовал Рождественскую часть: «Эта часть города, когда-то очень бедная, теперь частью застроена. Она распадается на Пески, улицы, прилегающие к Смольному и пока мало застроенные, и фабричные кварталы вдоль Невы». Курбатова привлекала историческая застройка Рождественской части – Смольный собор и Институт благородных девиц, «ветхие курьезные ряды с аркадами» на Смольном проспекте, Мариинский институт на Суворовском проспекте, старые склады на углу 2-й Рождественской и Дегтярной улиц, «сильно перестроенный Мытный двор аннинской эпохи на Боровической улице», часовня Валаамского монастыря на Калашниковской набережной.

Участок между Таврической улицей и Смольным монастырем в 1733 г. отвели для размещения казарм и полковых учреждений Конной гвардии, и под руководством архитектора Боенваля здесь с 1741 г. строилась полковая слобода. Оказавшиеся на территории слободы палаты Кикина – постройка 1714 и 1720 гг. – перестроены в трехэтажное здание для размещения Кунсткамеры.

Архитектор Ф.-Б. Растрелли приспособил палаты для нужд полка: в Большом зале на третьем этаже разместились лазарет и церковь, над зданием Растрелли возвел купол с крестом и колокольню, средний этаж заняли канцелярия, архив и караульное помещение. На первом этаже оборудовали цейхгауз и арестантскую комнату. 12 декабря 1743 г. в присутствии императрицы Елизаветы Петровны церковь освятили во имя Благовещения Божией Матери.

С началом строительства Воскресенского Новодевичьего (Смольного) монастыря (1754 г.) территория слободы сократилась, а в 1783 г. в западной части началось строительство дворца светлейшего князя Г.А. Потемкина, который до смерти последнего (1791 г.) называли Конногвардейским домом, а позже – Таврическим дворцом. В.Я. Курбатов, строгий критик и знаток прекрасного, по достоинству оценивал Таврический дворец как пример работы «мастера переходного (от барокко к классицизму. – А. В.) времени».

В 1829–1830 гг. архитектор А.Е. Штауберт вновь перестроил здание палат Кикина, которые продолжали занимать учреждения военного ведомства. Было разобрано крыльцо, уничтожена отделка фасадов стиля «петровского барокко», перестроен третий этаж центральной части здания и создано новое завершение в виде треугольных фронтонов. В 1874 г. к зданию со стороны Невы пристроили два симметричных лестничных помещения.

Основной магистралью, пересекающей Рождественскую часть с юга на север, была Слоновая улица, продолжавшаяся после 9-й Рождественской до Смольного института Конногвардейской улицей. В 1880 г. обе улицы объединили в одну улицу протяженностью 2,5 км, за которой оставили название Слоновой. В 1900 г. магистраль соединили с Невским проспектом и переименовали в Суворовский проспект, от которого в западном направлении отходили Шпалерная и Кирочная улицы, составившие вместе с 8-й Рождественской и ее продолжением – Бассейной улицей выходы из Рождественской части в центр города.

До начала XX в. незастроенные пространства в Рождественской части составляли Таврический сад, Преображенская площадь, сады и скверы вблизи Смольного монастыря и Дома призрения лиц духовного звания, огороды между Костромской улицей и промышленной застройкой Калашниковской набережной.

Рождественская часть делилась на три квартала: первый в границах от Невского до Калашниковского (ныне – пр. Бакунина) проспектов и 4-й Рождественской улицы, второй – от Калашниковского проспекта и 4-й Рождественской до Большой Болотной улицы (ныне – ул. Моисеенко) и квартал между Суворовским проспектом и Дегтярным переулком, третий – севернее Большой Болотной улицы. Съезжий дом Рождественской части первоначально находился на 2-й Рождественской ул., 1.

В 1842 г. архитектор Мальгин перестроил и расширил его и составил проект пожарной каланчи для деревянного флигеля. Генерал-губернатор Санкт-Петербурга А.А. Кавелин в 1843 г. осмотрел этот съезжий дом и отметил, что «арестанты спали очень тесно на нарах и еще теснее под нарами». В своем приказе от 22 марта того же года он потребовал не держать арестантов при частях более одного месяца, а отправлять их в тюрьмы, даже если расследование дел не было завершено. В 1860-х гг. Съезжий дом и пожарную команду Рождественской части перевели в новое здание, построенное М.Ф. Петерсоном совместно с Э.Г. Шуберским и Н.П. Гребенкой (1862–1864 гг.; Мытнинская ул., 3 / 3-я Рождественская ул., 50 / 4-я Рождественская ул., 49), а в перестроенном в камне доме на 2-й Рождественской разместилось полицейское управление Рождественской части.

Значительные перемены произошли на Смольной и Калашниковской набережных и прилегающих к ним территориях. В 1808 г. в северо-восточный корпус Смольного монастыря был перенесен Вдовий дом, которому передали церковь во имя Святой Великомученицы Екатерины, построенную по проекту Ф.-Б. Растрелли. В 1832–1835 гг. архитектор В.П. Стасов переделал интерьеры собора Воскресения Словущего, построил западную часть каре Смольного монастыря, перепланировал сад в монастырском дворе. В 1842 г. «мещанскую половину» Смольного института преобразовали в Александровский институт, при котором создали педагогический класс; в 1865 г. этот институт стал самостоятельным учебным заведением с домовой церковью во имя Святого Благоверного князя Александра Невского, освященной в 1867 г. Церковь того же посвящения действовала при Николаевском Смольном институте благородных девиц. Значительные работы в зданиях комплекса Санкт-Петербургских Градских богаделен (ул. Смольного, 2, 4) провели архитекторы Е.В. Цыгоров (1820–1824 гг.), П.С. Плавов (1835–1836 гг.), Ф.И. Эппингер (1851–1855 гг.), А.Х. Пель, Н.К. Красовский и В.Р. Курзанов (1870–1871 гг.). Сплошного движения транспорта по Смольной набережной не было.

Калашниковская (ныне – Синопская) набережная использовалась как пристань – речные ворота Петербурга, через которые ежедневно город принимал множество товаров и людей, стекавшихся в столицу водными путями. Сюда прибывали грузовые баржи, в огромных объемах свозились зерно, рыба, соль, уголь, кожи, сало, керосин, лес, руда и прочие товары для нужд столицы и для продажи на экспорт; здесь они хранились в амбарах и на складах или перегружались в вагоны на железнодорожной ветке от Окружной железной дороги. На разгрузке работали многочисленные артели крючников, тут же получали расчет ватаги бурлаков и судорабочих. Зимой в пустых барках ютились бродяги и нищие. Поблизости жили «постоянные» рабочие; тут же находился и торг: в Барановском трактире (расположенном в одноименном переулке) заключались сделки на куплю-продажу зерна. Это оживленное место стало источником криминальных случаев и вывело Рождественскую часть по этому показателю на первые места в городе – хотя преступлений в этом районе города совершалось втрое меньше, чем в буйной Спасской части, но все же вдвое больше, чем в аристократической Адмиралтейской. Но уж если совершались, то всерьез: за период с 1868 по 1877 г. здесь произошло 13 убийств (в Спасской части – 17; в соседней Александро-Невской – 5).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Невская бумагопрядильная мануфактура Л. Штиглица. 1900-е гг.


Во второй трети XIX в. на набережной началось промышленное строительство. В 1833 г. барон Людвиг Штиглиц основал здесь одну из первых российских мануфактур. В главном корпусе фабрики, построенном по проекту архитектора Н.Я. Анисимова в 1833–1834 гг., установили станки из Манчестера и Шеффилда. После смерти барона Штиглица в 1843 г. предприятие перешло к его сыну Александру, а позднее – к приемной дочери последнего Надежде Михайловне Половцевой. В 1857 г. инженер Л.В. Глама построил здание прядильной фабрики с электростанцией для Товарищества Невской бумагопрядильной фабрики; архитектор Л.Л. Петерсон и гражданский инженер П.С. Купинский дополнили комплекс построек Товарищества зданиями второй прядильной (1895 г.) и ниточной (1887–1898 гг.) фабрик (Синопская наб., 74–78), а гражданский инженер А.И. Стюнкель возвел жилые дома мануфактуры на Тульской ул., 7 (1905–1906 гг.).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Калашниковская набережная. 1900-е гг.


В 1870-х гг. архитекторы А.Э. Юргенс и Р.А. Гедике построили на набережной казенный винный завод Министерства финансов (Синопская наб., 56–58). Возводились здесь жилые и культовые постройки. Архитектор А.И. Очаков построил на набережной часовню Святителя Николая Чудотворца Валаамского Спасо-Преображенского мужского монастыря (Синопская наб., 34). По проекту профессора архитектуры М.А. Щурупова при участии архитектора А.И. Резанова в створе Калашниковского проспекта на средства хлеботорговцев Калашниковской биржи построена церковь во имя Святых князей Бориса и Глеба (освящена в 1882 г., закрыта в 1935 г., окончательно разрушена в 1975 г.).

Из жилых построек отметим дом Д.С. Воденникова (Синопская наб., 26; арх. В.Ф. фон Геккер, 1873 г.), здание Нижегородского торгового дома Е. Башкирова (дом № 52; арх. А.В. Иванов, 1889 г.), особняки Е.И. Струнниковой (дом № 54; арх. Л.Ф. Фонтана, 1864–1865 гг.) и А. Потираловского (дом № 70; арх. А.С. Андреев, 1857 г.).

Развитие торгово-промышленной зоны Калашниковской набережной и проведение работ по сооружению Петербурго-Московской железной дороги активизировали гражданское и жилищное строительство в Рождественской части с начала 1840-х гг. Строительство пассажирского вокзала на Знаменской площади вызвало интерес потенциальных застройщиков к Пескам. Так в 1840–1850-х гг. академик архитектуры А.П. Гемилиан вел строительство гостиницы графа Эссен-Стенбок-Фермора (Знаменской гостиницы) на участке Невский пр., 118 – Лиговский кан., 12 – 1-я Рождественская ул., 1, и доходного дома Эссен-Стенбок-Фермора (Фредерикса) на 1-й Рождественской, 1 / Орловском пер., 2, кроме того, Эссен-Стенбок-Фермор в 1848 г. получил разрешение на строительство торговых бань на своем участке на 2-й Рождественской ул., 17/5. Академик архитектуры П.И. Очаков перестроил доходный дом № 16 по Калашниковскому пр. (1840, 1850 гг.) и в 1845 г. построил дом № 16 по Большой Болотной. В последующие десятилетия здесь перестроены и возведены вновь многочисленные доходные дома, общественные здания и ряд особняков. Епархиальный архитектор И.И. Буланов построил дом № 32 по 3-й Рождественской / № 5 по Дегтярной ул. (1866 г.), дом № 6 по 4-й Рождественской и дом № 15 по Большой Болотной (1872 г.), дом № 158 по Невскому / № 2 по Перекупному пер., дом № 1 по Мытнинской ул / № 19 по 3-й Рождественской (1874 г.) дом№ 4 по Консисторской ул. (1876–1877 гг.), участвовал в перестройке дома № 15–17 по Калашниковскому пр. (1876–1877 гг.), построил особняки Е.Т. Осипова (1879 г.; 4-я Рождественская, 39) и А.Н. Русанова (1885–1886 гг.; 5-я Рождественская, 29), дом Борисоглебского благотворительного общества (1883 г.; Старорусская ул., 14), построил несколько домов на Херсонской улице, в том числе здание товарищества табачной фабрики «Братья Шабшаль» (1878–1879 гг.), участвовал в строительстве Старо-Александровского рынка (1883–1884 гг.; Невский, 148, 150 / Полтавская, 2).

С 1867 по 1884 г. много строил на Песках и Калашниковской набережной академик архитектуры В.Ф. фон Геккер. Выпускник Академии художеств Георгий Буятти построил доходный дом на Большой Болотной (дом № 16; 1877–1878 гг.), а его соученик Р.Я. Оссоланус – дома на 3-й и 8-й Рождественских (1864, 1878 гг.). Инженер-архитектор А.И. Климов построил дом на Знаменской пл., 3 / Невском, 120 / 1-й Рождественской, 3 (1868–1869 гг.), дом № 24 на 9-й Рождественской (1875 г.), в 1877–1881 гг. перестроил дом № 132 по Невскому / № 19 по 2-й Рождественской; академик архитектуры И.И. Климов перестроил здание Знаменской гостиницы (1878 г.), принадлежавшей в это время Н.В. Тулякову. Интересны постройки, возведенные в Рождественской части техником Петербургской земской управы В.А. Рейсом – доходный дом на 3-й Рождественской, 42 (1882 г.), особняк и конюшни П.Г. Григорьева (1882 г.; Дегтярный пер., 7), особняк П.М. Богомольца (1896–1897 гг.; Мытнинская., 13), комплекс зданий электростанции «Гелиос» (1897–1899 гг.; Новгородская, 11), доходный дом (1903–1904 гг.; Суворовский пр., 11 / 5-я Рождественская, 19, академиком архитектуры П.Ю. Сюзором – доходный дом № 18 на 8-й Рождественской (1881 г.) и доходный дом В.М. Давыдова (1897–1898 гг.; Невский пр., 170/ Консисторская, 2).

Вместе со Знаменской гостиницей гостей города, пожелавших остановиться в Рождественской части, обслуживали второразрядные «Золотая долина» С.А. Кошелева (Консисторская ул., 3), «Калашниковская» Ф.И. Орлова и М.В. Петрова (Калашниковский пр., 8/1), «Таврическая» И.А. Белова (Таврическая ул., 23), гостиница И.В. Теплова (Смольный пр., 9), «Суворовская» И.Г. Германова (Суворовский пр., 2а), «Яхта» С.С. Вишнякова (Суворовский пр., 5/20).

В 1876 г. на Дегтярном переулке устроили Рождественский коночный парк и Рождественская часть получила надежную связь с городом, а 22 августа 1880 г. на углу Дегтярной и Болотной улиц инженер Ф.А. Пироцкий заставил двигаться вагон конки, оборудовав его электродвигателем и подав электричество через рельсы. Это был первый трамвайный вагон Санкт-Петербурга. С 1914 г. на месте коночного устроили Рождественский трамвайный парк, работавший под этим именем до 1922 г., пока его не переименовали в трамвайный парк № 4 им. В.С. Смирнова.

Строительный бум 1890–1900-х гг. очень ярко проявился в Рождественской части, соперничавшей в этот период даже с Петроградской стороной. Но градостроительная ситуация в этих двух районах оставалась различной. Рождественская часть как окраина исторического центра была много менее привлекательным местом фешенебельного строительства. Поэтому дорогие новомодные здания возводились только на улицах, прилежащих к Литейной части и Смольному – Кирочной, Потемкинской, Таврической, Тульской, Суворовском проспекте. Здесь здания в стиле архитектуры поздней эклектики и модерна строили видные петербургские зодчие.

Знаменитый мастер модерна А.Ф. Бубырь построил доходные дома А.С. Обольянинова (1907–1908 гг.; Таврическая ул., 37 / Тверская ул., 2) и А.В. Багровой (1912 г.; Заячий пер., 6 / Дегтярный пер., 18), А.Ф. Красовский – доходные дома Ведомства учреждений императрицы Марии (Смольный пр., 6, 1901–1903 гг.; Кавалергардская ул., 12, 1904–1905 гг.; Таврическая ул., 15 / Кирочная ул., 52, 1904–1906 гг.), архитектор петербургских больниц и богаделен Н.К. Красовский – корпуса Градских богаделен во дворе дома № 4 по Смольному пр. (1890-е гг.) и доходный дом № 50 на 8-й Рождественской (1902 г.). Городской архитектор Д.А. Крыжановский построил среднюю часть доходного дома А.И. Галунова (1900 г.; Калашниковский пр., 2), доходные дома на Кирилловской ул., 6 (1901 г.), № 14 по 9-й Рождественской (1903 г.), № 16 по 5-й Рождественской (1904 г.), № 43 по Таврической и № 18 по 10-й Рождественской / № 18 по Кирилловской (1906 г.), доходные дома П.М. Станового (1908–1909 гг.; Мытнинская, 5 / Старорусская, 2) и А.М. Стрелина (1913–1914 гг.; Суворовский пр., 30 / 9-я Рождественская, 9). Архитекторы М.М. Перетяткович, И.Ю. Мошинский и С. Воловский построили здания Римско-католического убежища Благотворительного общества для мальчиков (1900, 1912–1914, 1917 гг.; Кирилловская ул., 19, Новгородская ул., 12), архитектор Министерства юстиции А.Н. Веретенников надстроил и расширил дома общества «Петербургский частный ломбард» (1911–1912 гг.; Суворовский, 22 / 7-я Рождественская, 14–16).

Преподаватель архитектурного факультета Женских политехнических курсов М.А. Сонгайло построил доходный дом № 43 по 4-й Рождественской (1904–1906 гг.), Введенскую церковь при доме дешевых комнат Общества попечения о бедных и больных детях (1905–1906 гг.; Заячий пер., 3), доходный дом С.И. Пенякова (1906, 1912 гг.; 5-я Рождественская, 4 / Прудковский пер., 4), архитектор А.С. Хренов – дома А.С. и И.Ф. Хреновых (1908–1909 гг.; Таврическая ул., 5, 7), собственный дом на Таврической ул., 17 (1901–1902 гг.), дом № 4 на Дегтярной (1904 г.) и дом № 11 на Таврической улицах (1909 г.).

Архитектор И.И. Яковлев построил дом М.Н. Полежаева (1913–1915 гг.; Старорусская ул., 5 / Новгородская ул., 3). С 27 апреля 1906 г. местом заседаний Государственной Думы стал Таврический дворец. Многие депутаты Думы снимали квартиры поблизости. Это сделало западную часть Песков еще более престижной.

Современный облик Рождественской части определился в конце XIX – начале XX в. многочисленными работами зодчих, начинавших здесь свою карьеру: техник-строитель М.А. Андреев спроектировал и построил здесь 32 здания из около 100 своих построек в Петербурге, техник-строитель С.А. Баранкеев, автор около 50 петербургских построек, в начале своей строительной практики участвовал в возведении особняка Н.Н. Каретникова на Калашниковской наб., 30 (1884–1886 гг.), затем строил доходные дома на Полтавской ул., 8 (1888–1889 гг.), Тульской ул., 2 (вместе с Н.П. Бобровым; 1898 г.), Кавалергардской ул., 18 (1901 г.) и Суворовском пр., 47 (1901–1903 гг.). Начинающий гражданский инженер П.Н. Батуев построил восемь домов на Большой Болотной, 6-й Рождественской улицах, Греческом и Суворовском проспектах, техник Н.Н. Бобров – дома на 5-й и 8-й Рождественской и Кирилловской улицах, руководитель строительной конторы П.П. Бук – доходный дом Т.Д. Ерофеева (1903–1904 гг.; Консисторская ул., 8-10), гражданский инженер И.И. Бургазлиев – дом Общества собственников жилищ (1909–1910 гг.; Кавалергардская ул., 3), техник М.И. фон Вилькен совместно с гражданским инженером В.И. Упатчевым – доходный дом А.И. Шульгина (1908–1909 гг.; Кирочная ул., 45); архитектор Преображенского еврейского кладбища, в советское время – профессор Академии художеств Я.Г. Гевирц построил особняк В.А. Тряничева (1905–1906 гг., Кирилловская ул., 4) и доходные дома на Кирилловской ул., 22 (1908 г.), 6-й (дом 33; 1910 г.), 7-й (дом № 9; 1910 г., надстройка и расширение) и 8-й (дом № 23; 1910 г.) Рождественских улицах, городской архитектор М.М. Лаговский – общественные торговые бани Гавриловой на углу Слоновой и Лафонской улиц и четырехэтажный дом купца Беляева на Смольном проспекте (1869–1892 гг.), техник Д.Г. Фомичев – доходный дом № 41 на 4-й Рождественской (1901 г.), выпускник Академии художеств Л.Л. Фуфаевский – доходные дома на 3-й (дом № 4; 1908–1909 гг.), 7-й (дом № 2; 1901), 6-й (дом № 4; 1908) Рождественских улицах.



Кроме упомянутых выше Невской бумагопрядильной мануфактуры и казенного винного завода Министерства финансов на Синопской набережной, в Рождественской части крупных промышленных предприятий не было. В 1852 г. здесь действовали шелковая фабрика Петрова на углу 7-й Рождественской и Большой Болотной; Баварский пивоваренный завод Бергмана и пивоварня Лазутина вблизи Калашниковской набережной; экипажная фабрика Туликова на Староневском; обойная фабрика Кокушкина на 3-й Рождественской ул., 2; завод К.И. Шпигеля во дворе дома № 5 на 9-й Рождественской (здания двух последних построил М.М. Лаговский).

В 1878 г. швейцарский предприниматель С.С. Бехли выкупил участок земли и здания на Большой Болотной ул., 22–24, и организовал производство изделий в технике художественного шитья и изготовление нарядных, обшитых дорогой кожей с золотым тиснением фотоальбомов. Производственно-складские помещения фабрики в 1894 г. реконструировал техник П.М. Мульханов, жилое, конторское и производственное здания фабрики Бехли строили архитектор и инженер-технолог Г.О. Гиргенсон (1907, 1913 гг.) и техник городской управы М.В. Миланов (1902 г.). Ныне здания альбомной фабрики Бехли занимает кожгалантерейное объединение имени Бебеля. В 1895 г. московский предприниматель С.П. Яковлев для своей типографии «Печатня Яковлева» приобрел дом № 7 по 2-й Рождественской; Н.И. Полешко и Н.В. Смирнов в 1897 г. перестроили это здание (до конца 1990-х гг. здание «Печатни Яковлева» занимала Фабрика детской книги).

С середины XIX в. в Рождественской части велось активное строительство учебных, благотворительных и медицинских заведений, обусловленное расположением части, малым числом промышленных предприятий и наличием незастроенных территорий. Еще в 1835–1837 гг. архитектор А.И. Штакеншнейдер построил здание Мариинского института на Кирочной ул., 54; профессор Академии художеств Р.Б. Бернгардт и архитектор О.Г. фон Гиппиус возвели главное здание Евангелической женской больницы, (1870–1871 гг.; Лиговский кан., 2–4); техник Б.Е. Фурман – один из ее корпусов (1895 г.), а гражданский инженер А.И. Стюнкель – здание хирургического отделения и жилой дом (1902–1904 гг.); академик архитектуры Ц.А. Кавос построил комплекс детской больницы принца П.Г. Ольденбургского (1867–1869 гг.; Лиговский кан., 8 / Греческий пр., 2 / 2-я Рождественская, 2); архитектор Р.А. Гедике – Клинический институт великой княгини Елены Павловны (1878–1886 гг.; Кирочная ул., 41 / Парадная ул., 2), академик архитектуры А.И. Семенов – хирургический барак и павильоны барачного лазарета Дамского лазаретного комитета (1886 г.; 2-я Рождественская, 4 / 3-я Рождественская, 1), гражданский инженер И.Б. Михайловский – павильон Рождественского лазарета того же комитета (1907 г.; 2-я Рождественская, 4 / 3-я Рождественская, 3). Архитектор Петербургского учебного округа А.Н. Иосса построил здание 7-й гимназии (1884–1885 гг.; Кирилловская ул., 11), архитектор Министерства народного просвещения А.Ф. Красовский – здание 3-го реального училища (1895–1897 гг.; Греческий пр., 21 /6-я Рождественская, 2 / 7-я Рождественская, 1), П.Ю. Сюзор – здание Начальных училищ И.Ф. Громова и В.А. Ратькова-Рожнова (1887–1891 гг.; Кавалергардская ул., 42), академик архитектуры А.О. Томишко – здание Училища фельдшериц и лекарских помощниц (1884–1885 гг.; 2-я Рождественская, 6 / Суворовский пр., 4 / 3-я Рождественская, 3), А.С. Хренов перестроил здание Исидоровского епархиального женского училища на Невском, 176 (1899–1900, 1913–1914 гг.), гражданский инженер А.П. Максимов (при участии Р.А. Гедике и П.Н. Волкова) – здание 2-й Рождественской гимназии и Мариинского училища (1899–1901 гг.; Смольный пр., 2). В 1900–1901 гг. А. И. фон Гоген возвел комплекс Николаевской академии Генерального штаба, заняв под главное здание, дом для служащих, манеж и сад участок на Суворовском пр., 32-6, выходящий на Таврическую и Госпитальную улицы, И.И. Яковлев – Городской училищный дом им. Н.В. Гоголя (1911–1912 гг.; 9-я Рождественская ул., 4–6). Кроме перечисленных, в Рождественской части действовали частные женские гимназии с правами правительственных Ю.С. Ивановой (Потемкинская ул., 5; преобразована в 1907 г. из ранее действовавшего учебного заведения), A. П. Никифоровой (Невский пр., 142; основана в 1889 г.) и B. А. Усаневич (Суворовский пр., 19; основана в 1913 г.).

В марте 1844 г. между 2-й и 3-й Рождественскими улицами «для хождения за больными и обращения на путь истины людей, погрязших в пороках», открылась первая в России Свято-Троицкая община сестер милосердия, основанная принцессой Терезией Ольденбургской при содействии дочерей императора Николая I Марии и Александры. На курсах в общине женщины 20–40 лет обучались профессии сестры милосердия, а затем работали в лазаретах и госпиталях и ухаживали за больными на частных квартирах. Первые здания общины на 2-й Рождественской, 16, построили Е.С. Воротилов, А.Ф. Красовский (1872–1876 гг.), В.Р. Курзанов расширил жилые помещения и возвел здание женской больницы (1889–1891 гг.), А.Ф. Красовский – здание мужской больницы общины (1882–1884 гг.; Дегтярная ул., 3 / 2-я Рождественская, 16 / 3-я Рождественская, 13). В течение 28 лет работой общины руководила Е.А. Кублицкая-Пиотух.

30 июня 1896 г. на угловом участке (Старорусская ул., 3 / Новгородская ул., 2) заложили больничные павильоны и убежище для престарелых сестер милосердия Общины Св. Евгении (проектировал здания арх. Д.К. Пруссак). Община Св. Евгении образована в 1893 г. при Санкт-Петербургском Комитете попечения о сестрах милосердия Красного креста. Августейшее покровительство общине приняла на себя принцесса ЕМ. Ольденбургская (председательница Общины – фрейлина императрицы Александры Федоровны Е.Ф. Джунковская, секретарь – И.М. Степанов). Больницу для неимущих открыли 1 января 1900 г. (ныне – городская больница № 46 Св. Евгении). Через несколько месяцев после ее освящения построили отдельное здание для курсов медсестер и амбулатории. Это стало возможным в связи с пожертвованием Ю.С. Нечаевым-Мальцевым, владельцем знаменитых Мальцевских заводов в поселке Гусь-Хрустальный, 250 тыс. рублей. Для укрепления финансового положения Общины Е.М. Ольденбургская, состоящая также председательницей Императорского общества поощрения художеств, предложила наладить выпуск почтовых конвертов и художественных открыток (открытых писем), чтобы с их продажи пополнять казну Общины. Тираж первых четырех открыток с акварелями художника Н.Н. Каразина издательство выпустило в 1898 г. к пасхальным праздникам. В том же году издали десять акварельных сюжетов художников И.Е. Репина, К.Е. Маковского, Е.М. Бем, С.С. Соломко и др. Два тиража этих открыток (по 10 000 экземпляров каждый) разошлись мгновенно.

Часть тиража распространялась в виде наборов, помещенных в художественно оформленные конверты с надписью «В пользу Комитета попечения о сестрах Красного креста». В дальнейшем в издательстве общины Св. Евгении выпустили более 3000 художественных открыток с видами Петербурга, планы города по рисункам Н.А. Петровского, художественно-исторические очерки Г.К. Лукомского «Кострома», В.Я. Курбатова «Петербург», «История живописи» А.Н. Бенуа, путеводители по Эрмитажу и Павловску.

В 1898 г. в связи со 100-летием со дня смерти А.В. Суворова учреждена комиссия, организовавшая сбор добровольных пожертвований на мемориальный музей Суворова. Здание по проекту архитекторов А.И. фон Гогена и Г.Д. Гримма строилось в 1901–1904 гг.

С 1911 г. в фешенебельном шестиэтажном доме № 15/27 на углу 10-й Рождественской и Мытнинской улиц располагался Скобелевский комитет для выдачи пособий потерявшим на войне способность к труду воинам – благотворительная организация, учрежденная 26 ноября 1904 г. в связи с Русско-японской войной.

Рождественская часть оказалась для города своеобразным полигоном развития передовой городской инфраструктуры: здесь на Шпалерной, 36, построили Центральную городскую водопроводную станцию (1860–1863 гг.; инж. – арх. И.А. Мерц) и первую очередь городского водопровода; гражданские инженеры А.А. Ламагин, Л.Б. Горенберг и А.И. Зазерский в начале XX в. построили комплекс зданий Городской конной железной дороги; в 1880 г. инженер Ф.А. Пироцкий у Рождественского коночного парка провел испытание первого в России трамвая, оснастив для этого вагон конки с империалом. (В 1914 г. Рождественский коночный парк преобразовали в трамвайный.) 26 июня 1909 г. торжественно заложили металлический разводной мост через Неву с самыми длинными мостовыми перекрытиями (по 136 м). Строительством руководил профессор Николаевской инженерной академии Г.Г. Кривошеин, предложивший вместе с военным инженером В.П. Апышковым проект моста, победивший в конкурсе проектов переправы. Помощниками Г.Г. Кривошеина по технической части были инженеры С.П. Бобровский, П.М. Шелоумов и Г.П. Передерий. Для движения новый мост, названный именем Петра Великого, открыли 26 октября 1911 г.

В Рождественской части жили и работали многие деятели русской культуры и науки, общественные деятели, военачальники. В доме № 6 по Смольному проспекту жил географ и путешественник П.К. Козлов (1913–1935 гг.), в доме № 11 по 7-й Рождественской с 1897 г. жил и в 1906 г. умер художественный критик В.В. Стасов, в доме № 35 по Таврической улице жили поэт и философ В.И. Иванов (1905–1912 гг.), писатель и композитор М.А. Кузмин (1910–1912 гг.), писатель Андрей Белый (1920–1921 гг.), в доме № 22/23 по 9-й Рождественской – писатель В.М. Гаршин (1883–1885 гг.), в доме № 24 в 8-й Рождественской – скульптор А. Адамсон (1905 г.), в доме № 23 на Суворовском – писатель и библиограф С.Р. Минцлов (1904–1910 гг.), а его жена содержала в эти годы в этом доме частное женское учебное заведение. В Рождественском городском училище (Слоновая, 16) в 1892 г. начал свою педагогическую деятельность в Петербурге писатель Ф.К. Тетерников (Федор Сологуб).

В 1900–1917 гг. в Рождественской части жили: в доме № 39 по 9-й Рождественской – член Государственной думы, издатель газеты «Голос Руси», деятель Всероссийского Национального Союза действительный статский советник А.Н. Алексеев, в доме по 3-й Рождественской – литератор, редактор-издатель журнала «Жизнь Петрограда» В.В. Анисимов, в доме № 47 по 7-й Рождественской – организатор Женского Политехнического института, составительница «Первого Женского календаря» П.Н. Ариян, в доме № 19 по 2-й Рождественской – редактор журнала «Исторический Вестник», редактор-издатель журнала «Русская Будущность», товарищ председателя правления общества «Самодеятельная Россия» и секретарь «Общества русской государственной карты после победоносной войны» литератор Б.Б. Глинский, в доме № 16 по 5-й Рождественской – литератор и крупный общественный деятель председатель комиссии Всероссийского литературного общества по созыву съезда писателей в память М.Ю. Лермонтова А.Н. Кремлев, в доме № 57 по 8-й Рождественской – помощник издателя «Правительственного Вестника» и заведующий книжным складом Академии наук И.А. Кубасов, в доме № 16 по 2-й Рождественской – профессор Санкт-Петербургской Духовной академии протоиерей П. Ф. Николаевский, в доме № 41 по 2-й Рождественской – филолог, профессор, член-корреспондент Академии наук, сотрудник редакции журнала «Вестник Европы А.Н. Пыпин, в доме № 48 по Суворовскому пр. – редактор-издатель журнала «Музыкальный Современник» литератор А.Н. Римский-Корсаков, в доме № 9 по 10-й Рождественской – архитектор Петроградской городской управы и общественный деятель граф К.Н. де Рошефор, в доме № 17 по Кирилловской улице – гражданский инженер-архитектор В.П. Самохвалов, в доме № 10 по 2-й Рождественской – гражданский инженер-архитектор С.П. Степанов, в доме № 11–13 по 5-й Рождественской – архитектор Городской управы статский советник Н.А. Штакеншнейдер.

В клиническом институте великой княгини Елены Михайловны работали известные врачи и организаторы медицинской науки Э.Э. Эйхвальд, М.И. Афанасьев, Н.В. Склифосовский, ЕФ. Тилинг, В.Н. Долганов, Г.В. Хлопин, Д.О. Отт, Н.Д. Монастырский; с 1894 по 1909 г. попечителем института был герцог Г.Г. Мекленбург-Стрелицкий. Детскую больницу принца П.Е Ольденбургского возглавлял доктор К.А. Раухфус. Одним из руководителей Мариинского института был писатель В.Ф. Одоевский. В Рождественской женской гимназии преподавали известные педагоги М.О. Косинский, И.В. Скворцов, Е.М. Плотникова.

В 7-й Петербургской гимназии учился и окончил ее в 1898 г. с золотой медалью В.Я. Курбатов, будущий доктор химических наук и искусствовед. В Николаевском госпитале 16 марта 1881 г. умер М.П. Мусоргский. «Жительство мое: Рождественской части 6-го квартала у Малоохтинского перевоза, в доме купца Трофимова», – сообщал Н.А. Некрасов. Дом стоял на наб. Большой Невы, 63; не сохранился. Здесь Некрасов прожил около полугода. По тому же адресу, на глухой отдаленной окраине, где ютились бедняки, «близ Малоохтинского перевоза», жил перед поступлением в университет и герой неоконченного романа Некрасова «Жизнь и похождения Тихона Тростникова».

В Рождественской части жили или владели недвижимостью члены Государственной думы Л.М. Брамсон, И.С. Гарусевич, Г.Е. Замысловский, А.А. Караулов, В.А. Киршин, Д.В. Киселев, И.П. Лаптев, П.Е. Матюнин, В.В. Милютин, М.О. Молчанов, П.А. Неклюдов, Н.Е. Полетаев, П.Е. Смелов, С.Н. Сорнев, В.А. Степанов и др., гласные Петербургской (Петроградской) городской думы Д.И. Демкин, А.В. Кащенко, В.В. Комаров, И.И. Кокин, А.Н. Никонов, А.Я. Острогорский, З.А. Поплескин и др., чиновники и служащие Государственной и Петербургской (Петроградской) городской дум.

Более 20 адресов в Рождественской части были связаны с именем В.И. Ленина в годы его пребывания в Петербурге – Петрограде и были отмечены в советское время памятными досками, а в некоторых домах были устроены квартиры-музеи В.И. Ленина, а в Смольном – мемориальный музей.

Смольнинский район

Субъект административного деления Петрограда (Ленинграда), существовавший с 1919 по 1994 г., обязанный своим возникновением первоначально в границах Рождественской части преобразованиям жизни в Петрограде и в России, вызванными переворотами 1917 г. Название «Смольнинский район» временами исчезало с карты города, затем появлялось вновь, относясь к различным территориям, видимо, проблема организация жизни огромного города для новой власти оказалась болезненной.

После Февральской революции и ликвидации полиции вместо частей и участков образовались административные районы. 24 марта 1917 г. Городская дума одобрила «Временное положение о районных думах Петрограда», где, в частности, говорилось: «Территория г. Петрограда в пределах петроградского градоначальства делится на районы, соответствующие нынешним частям города». Были созданы Адмиралтейский, Александро-Невский, Васильевский (Василеостровский), Выборгский, Казанский, Коломенский, Лесной (Лесновско-Удельнинский), Литейный, Московский, Нарвский, Невский, Новодеревенский, Охтенский (Охтинский), Петроградский, Петергофский, Полюстровский, Пороховской, Рождественский, Спасский административные районы (ЦГА СПб. Ф. 8816. Оп. 1. Ед. хр. 97. Л. 1; Ведомости общественного градоначальства. 1917. 7 апр. № 23. С. 1; 17 сент. № 71. С. 2–3).

Помимо административных районов, в Петрограде начиная с 27 февраля 1917 г. стали создаваться «советские» районы во главе с районными Советами рабочих и солдатских депутатов. После принятия II Всероссийским съездом Советов 26 октября 1917 г. постановления о переходе в стране власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов основной административно-территориальной единицей Петрограда стали именно советские районы.

В феврале-декабре 1917 г. существовали следующие советские районы: Адмиралтейский, Василеостровский, 1-й Городской (объединял Литейную, Рождественскую, Александро-Невскую и Московскую части), 2-й Городской (объединял Адмиралтейскую, Казанскую, Спасскую и Коломенскую части), Казанский (существовал в апреле-октябре 1917 г., влился во 2-й Городской район), Коломенский (существовал в марте-ноябре 1917 г., влился во 2-й Городской район), Литейный (существовал в мае-июне 1917 г., влился в 1-й Городской район), Нарвский, Невский (образован на территории Шлиссельбургского участка), Новодеревенский (выделился в декабре 1917 г. из состава Выборгского района), Обуховский (образован на территории Александровского участка), Охтинский, Петергофский, Петроградский, Пороховской, Рождественский, Спасский (См.: Районные Советы Петрограда в 1917 г. в 3-х т. T. 1. М.; Л., 1964. – С. 20, 71, 123, 179, 284, 317, 319, 358; Т. 2. М.; Л. 1965. – С. 5, 59, 62, 81, 87, 91; Т. 3. М.; Л. 1966. С. 6, 179, 199, 209). В феврале 1918 г. в городе числилось 14 районов: Адмиралтейский, Василеостровский, Выборгский, 1-й Городской, 2-й Городской, Нарвский, Невско-Обуховский (Невский), Новодеревенский, Охтинский, Петергофский, Петроградский, Пороховской, Рождественский и Спасский. В октябре 1918 г. Адмиралтейский район влился в состав 2-го Городского.

Сделаем небольшой перерыв в истории преобразования Рождественского района в Смольнинский, чтобы рассказать о задачах руководства советских районов.

Первыми такими задачами стали борьба с бандитизмом и саботажем, обеспечение порядка на своих территориях. 25–26 декабря 1917 г. Совнарком принял постановление о ликвидации Петроградского градоначальства и создании специального органа для поддержания спокойствия в столице. В районах Петрограда создавались комиссариаты милиции, руководимые представителями Петроградского военно-революционного комитета, при котором был создан комитет охраны Петрограда во главе с К.Е. Ворошиловым, первым начальником петроградской милиции. Решением комитета охраны вводилась милицейская повинность, по которой все фабрики и заводы выделяли определенное количество рабочих, несших службы по охране порядка по очереди, а затем возвращавшихся на свои рабочие места. Комитетом охраны были приняты решительные меры по уборке улиц и ликвидации винных погребов, в феврале была организована наружная охрана домов. Но сторожевая охрана не имела оружия и не могла активно вести борьбу с хулиганством и преступностью. В конце марта 1918 г. приняли новое положение об охране Петрограда. При районных комиссариатах милиции формировались вооруженные отряды, которые поступали на полное государственное обеспечение. Районные комиссариаты милиции подчинялись Комитету революционной охраны, а регистрацию актов гражданского состояния, рождения и смерти, прописки, выдачи паспортов передали органам местного самоуправления – районным Советам.

Одной из главных задач районных Советов стала реализация положений декретов Совета народных комиссаров (СНК) от 23 ноября 1917 г. «Об отмене частной собственности на городские недвижимости» и от 28 июня 1918 г. «О национализации предприятий ряда отраслей промышленности…» и обеспечение их работы. На основании первого из этих декретов проводилась национализация жилья, а более ранний декрет СНК от 30 октября 1917 г. предоставил органам городского самоуправления право занимать пустующие помещения, пригодные для жилья, под квартиры для граждан, нуждающихся в жилье. Сложнейшей задачей новых районных властей стало обеспечение национализированных предприятий топливом. Выход нашелся в сломе малопригодных для жилья деревянных построек на топливо, что привело за 1918–1920 гг. к сокращению общего числа квартир в городе на 8,5 %, а в окраинных районах – более чем на 10 %.

Задачи районных Советов и состав их отделов определялись «Положением о Райсоветах гор. Петрограда», опубликованным в «Вестнике Петросовета» от 25 ноября 1921 г., № 62: «В целях наибольшего использования членов Петрогубсовета для практической государственной работы, теснейшего слияния их с рабочими массами и создания более гибкого аппарата местного законодательства и управления, члены Петрогубсовета объединены по 10-ти районам гор. Петрограда и образуют Райсоветы, которым подчинены все находящиеся в пределах данного района учреждения, за исключением подчиненных непосредственно центру.

Являясь секторами Петрогубсовета и его отделов, Райсоветы осуществляют в пределах своих районов все его задания. Распоряжения их и их исполнительных органов – Райисполкомов – не могут отменять постановлений Петрогубсовета или противоречить им.

Райисполкомы осуществляют свои функции через районные отделы, соответствующие отделам Петрогубисполкома…

<….>.

Районные отделы, являясь административным органом на территории своего района, а) наблюдают за правильным и своевременным выполнением всех декретов, постановлений и распоряжений центральной, губернской и районной властей; б) регулируют взаимоотношения учреждений, подведомственных Райисполкому; в) проводят в жизнь распоряжения и постановления Райисполкома в области административного управления; г) ведут организационную работу в области социалистического строительства в районном масштабе и д) обслуживают население путем дачи правовых консультаций и разного рода справочных сведений по советскому управлению…» (опубл. в Адресной книге «Весь Петроград» на 1922 год. Стб. 321–322).

После отмены городскими властями исторических названий многих проездов и замены их новыми, придуманными в честь событий и героев Октябрьского переворота, райсоветы должны были провести значительный объем работы по адресной перерегистрации предприятий и жителей, печатей и бланков, изготовлению и установке уличных и домовых указателей. К 1940 г. Невский проспект переименовали в проспект 25-го Октября (окт. 1918 г.), Суворовский проспект – в Советский (окт. 1918 г.), Калашниковский проспект – в проспект Бакунина (окт. 1918 г.), Рождественские улицы – в Советские (окт. 1923 г.), Большую Болотную – в улицу Моисеенко, а Малую Болотную – в улицу Красного Текстильщика (апр. 1923 г.), Кавалергардскую – в улицу Красной Конницы (окт. 1918 г.). Накануне полного освобождения Ленинграда от блокады, 13 января 1944 г. исторические названия Невского и Суворовского проспектов были восстановлены, а в октябре 1991 г. восстановлено название Кавалергардской улицы.

* * *

По постановлению исполкома Петроградского Совета от 24 июня 1919 г. произведена реорганизация районов города: Охтинский и Рождественский объединили в Смольнинский район, Нарвский и Петергофский – в Нарвско-Петергофский; часть Нарвского района выделили в самостоятельный Московско-Заставский (Московский) район; Спасский район присоединили к 1-му Городскому району, Новодеревенский – к Петроградскому (ЦГА СПб. Ф. Р-1000. Оп. 3. Ед. хр. 142. Л. 21; Известия Петроградского Совета. 1919, 25 июня).

Согласно постановлению Петрогубисполкома от 12 июля 1922 г., ликвидировали шесть районов, в том числе Смольнинский: территория Пороховского района присоединена к Выборгскому району, большая часть Смольнинского района присоединена к Володарскому, ликвидированы 1-й и 2-й Городские районы, Московско-Заставский и Нарвско-Петергофский. Вновь образовано два района: Центральный городской, в состав которого вошли 2-й Городской, части Смольнинского и 1-го Городского районов, и Московско-Нарвский район, объединивший Московско-Заставский, Нарвско-Петергофский и часть 1-го Городского районов[1]. Таким образом, в 1922–1930 гг. в городе было шесть районов: Василеостровский, Володарский, Выборгский, Московско-Нарвский, Петроградский и Центральный городской.

После 26 января 1924 г. началась «ленинградская» история «Смольного мыса», а в 1930 г. в городской обиход вернулся Смольнинский район: согласно постановлению президиума Ленсовета от 17 мая 1930 г., утвержденному Президиумом ВЦИК 10 октября 1930 г., в Ленинграде было проведено разукрупнение районов. Московско-Нарвский район был разделен на Московский и Нарвский, Центральный городской – на Городской и Смольнинский районы[2].

В 1933–1936 гг. границы Смольнинского района дважды менялись: 27 декабря 1933 г. Смольнинский район был разделен на два новых района: Смольнинский и Центральный[3], 9 апреля 1936 г. его границы были вновь изменены[4].

Граница Смольнинского района после 1936 г. проходила от Водопроводного переулка по оси реки Большой Невы до Обводного канала, южному берегу бассейна Обводного канала, западная граница территории Октябрьской железной дороги, оси Лиговского проспекта до улицы Жуковского, оси улицы Жуковского до оси улицы Радищева до проспекта Чернышевского, оси проспекта Чернышевского до улицы Войнова, оси улицы Войнова до Водопроводного переулка.

В 1930–1940-х гг. в Смольнинском районе на месте разобранных на топливо деревянных домов постройки XVIII–XIX вв., на незастроенных участках построили жилые и общественные здания в стиле ленинградского конструктивизма и сталинского неоклассицизма: 1-я Советская, 11 (1954 г.), 25 / 2 на углу 2-й Советской и Дегтярной улиц (1938 г.), 25А на 2-й Советской (1937 г.), 17 / 12 на углу 5-й Советской и Советского пр. (1935–1938 гг.), № 40 на 5-й Советской, дома № 6 и № 9-13 на 8-й Советской (1935–1938 гг.), № 54/10 на углу 8-й Советской и Кирилловской ул. (1937 г.), № 38 на 8-й Советской (1938 г.), № 141 (1936 г.), № 146 (1932–1933 гг.), № 169 (1935–1936 гг.) на Невском проспекте.

Смольнинский район и его жители, как и все ленинградцы, прошли трагические испытания 1930–1940-х гг. В годы политических репрессий 1930-х гг., по сведениям Центра «Возвращенные имена» Российской национальной библиотеки, погибли 225 жителей Советских улиц, 67 – Советского проспекта, 32 жителя проспекта 25-го Октября, 20 – Мытнинской улицы, а всего около 500 жителей Смольнинского района. В Книгу памяти «Ленинград. 1941–1944. Блокада» включены имена более 12 тысяч жителей Смольнинского района, погибших в годы блокады Ленинграда. По данным Центрального архива Министерства обороны, более 1800 красноармейцев, сержантов и офицеров, призванных в Красную армию Смольнинским РВК, награждены орденами и медалями за воинские подвиги в годы Великой Отечественной войны, В.С. Бояринцев, Х.Т. Иванов, И.Д. Костин, И.М. Кухарев удостоены звания Героя Советского Союза, а А.Г. Низаев стал полным кавалером ордена Славы. Около 10 тысяч воинов – жителей Смольнинского района – погибли или пропали без вести в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной воины.

Район, в котором были расположены объекты, представлявшие особые цели вражеского бомбометания – Смольный, Московский вокзал, крупнейший военный госпиталь, несмотря на их усиленную маскировку, сильно пострадал от бомбежек во время блокады 1941–1944 гг.

На месте разрушенных строений при восстановлении города в 1950–1960-х гг. сооружены дома № 15, 17 (1950–1952 гг.) и № 56 (1954 г.) на Суворовском проспекте, № 11 на 1-й Советской (1954 г.), № 17/8 на углу 4-й Советской и Суворовского проспекта (1950 г.), № 45–47 / 8 на углу 4-й Советской и Мытнинской ул., 8 (1959–1960 гг.), № 14 на Суворовском пр. (1955–1958 гг.), № 27–29 / 30 на углу 8-й Советской и Дегтярной ул. (1958 г.), № 175 на Невском проспекте (1947, 1952 гг.), дома на Парадной улице, Красноборском перелуке.

Как и когда-то в Рождественской части, в Смольнинском районе решалась большая градостроительная задача – создание моста через Неву для обеспечения развития правобережья – Малой Охты и прилегающих территорий. Руководил проектированием моста инженер А.С. Евдонин, авторами архитектурной части проекта стали архитекторы А.В. Жук, С.Е Майофис, Ю.И. Синица, авторы проекта подходов к мосту и туннелей транспортных развязок – инженеры Лепнгипроинжпроекта Ю.П. Бойко, А.Д. Гутцайт, Г.С. Осокина. В 1960 г. начались строительные работы по сооружению моста, условно называемого Старо-Невским. 15 мая 1965 г. переправа получила название моста Александра Невского, а 5 ноября 1965 г. мост открыли для регулярного движения транспорта.

С 1936 г. по 1940 г. из трамвайного парка № 4 наряду с трамваями на линию выпускались троллейбусы.

В 2003 г. парк официально закрыли, а вагоны – передали в другие парки или списали. В период с 2003 г. по октябрь 2005 г. парк выполнял только второстепенные функции (например, порезка списанных вагонов ТП-1). В октябре 2005 г. после демонтажа рельсов на Тульской и Новгородской улицах парк изолировали от общей сети. До весны 2008 г. рельсы оставались на Дегтярном переулке (без контактной сети) и на территории самого парка. Территорию парка продали, 28 апреля 2008 г. началось разрушение построек, которое провела Ассоциация по сносу зданий.

К 1990 г. площадь Смольнинского района составляла 730 га, в том числе 168 га зеленых насаждений (Таврический сад, сад им. Чернышевского, сад Смольного, сады Александро-Невской лавры). В районе проживало 112 тыс. человек, причем общая полезная площадь жилищного фонда составляла 1212,7 тыс. кв. м.

На территории района находились многочисленные памятники истории и культуры, в том числе крупнейшие из них – Смольный монастырь, Таврический дворец, Александро-Невская лавра, Александровский институт, казармы Преображенского полка, Кикины палаты, памятники Ленину, Дзержинскому, Марксу и Энгельсу.

В районе действовали 26 промышленных предприятий (Прядильно-ниточный комбинат им. С.М. Кирова, завод объединения «Автоарматура», кожно-галантерейная фабрика им. Бебеля, швейное предприятие «Рассвет», мебельная фабрика «Нева», фармацевтическая фабрика и др.), 31 научно-исследовательская и конструкторская организация (ЦГА СПб. Ф. Р-7384. Оп. 18. Ед. хр. 155. Л. 147–149). В районе находился Московский вокзал – крупнейший железнодорожный вокзал Ленинграда, и размещался ряд служб Октябрьской железной дороги. Население района обслуживали 84 продовольственных и 53 промтоварных магазина, 258 предприятий общественного питания, пять поликлиник, четыре массовые библиотеки, три кинотеатра, пять Домов культуры и клубов, 16 общеобразовательных школ и четыре производственно-технических училища. На территории района находились учреждения городского и общесоюзного подчинения: концертный зал «Октябрьский», Ленинградская городская станция юных техников, больница им. С.П. Боткина, детская больница им. К.А. Раухфуса, окружной военный госпиталь, Военно-исторический музей А.В. Суворова, Музей городской скульптуры, Государственный мемориальный музей В.И. Ленина, Концертно-выставочный комплекс в соборе Смольного монастыря, Духовная академия и Духовная семинария.

В таком состоянии Смольнинский район в 1991 г. стал одним из административных районов города, которому было возвращено его историческое название. По распоряжению мэра Санкт-Петербурга от 11 марта 1994 г. Дзержинский, Куйбышевский и Смольнинский районы были объединены в Центральный район (Вестник мэрии Санкт-Петербурга. 1994. № 4. С. 19–20), на территории которого было создано муниципальное образование «Смольнинское», одно из 111, на которые ныне разделен наш город (Вестник администрации Санкт-Петербурга. 1998. № 8. С. 96–97). В соответствии с его уставом, границы МО «Смольнинское» проходят от проспекта Чернышевского по оси реки Большой Невы до моста Александра Невского, далее от моста Александра Невского по оси Невского проспекта до улицы Восстания, далее по оси улицы Восстания до Кирочной улицы, далее по оси Кирочной улицы до проспекта Чернышевского, далее по оси проспекта Чернышевского до реки Большой Невы.

Ныне на территории МО «Смольнинское» расположены 17 учреждений здравоохранения федерального, городского и районного подчинения, 62 образовательных учреждения; 313 предприятий торговли и общественного питания, 14 промышленных предприятий, 16 предприятий связи и транспорта, девять гостиниц, семь культовых учреждений.

Литература

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века: Справочник / Под. общ. ред. Б.М. Кирикова. СПб., 1996.

Бахтиаров А.А. Брюхо Петербурга. Очерки столичной жизни. СПб., 1994; Историческая застройка Санкт-Петербурга. Перечень вновь выявленных объектов: Справочник. СПб., 2001.

Бондаревская Г.П., Великанова А.Н., Суслова Ф.М. Ленин в Петербурге – Петрограде. Л., 1977.

Декреты Советской власти. Том II. 17 марта – 10 июля 1918 г. М.: Гос. издат-во политической литературы, 1959.

Кружнов Ю.Н. История квартирного вопроса, или Коммуналки навсегда. СПб., 2014. С. 144–146.

Мосты и набережные Ленинграда: фотоальбом / Сост. П.П. Степнов. Л., 1990. С. 303–305, 397–308.

Начальное и среднее образование в Санкт-Петербурге. XIX – нач. XX вв.: Сб. документов / ЦГИА СПб.; отв. сост. Н.Ф. Никольцева. СПб., 2000. С. 336–342.

Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга, состоящие под государственной охраной: Справочник. СПб., 2000. 876 с.

Святыни Санкт-Петербурга: Историко-церковная энциклопедия. В 3 т. / Сост.: В.В. Антонов, А.В. Кобак. T. 1. СПб., 1994. С. 83–85, 110–112; Т. 2. СПб., 1996. С. 22, 34, 43, 68, 96, 133.

http://spb.rusarchives.ru

Очерк второй

Суворовский проспект от Невского до 9-й Советской и улицы Моисеенко

Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский проспект

Суворовский проспект – между Невским проспектом и площадью Пролетарской Диктатуры – проложен в середине XVIII в. и начинался от «Слонового двора» (зверинца), размещавшегося на месте современной гостиницы «Октябрьская».

Отрезок между современными 2-й и 9-й Советскими улицами назывался Слоновой улицей, а часть проспекта от современной 9-й Советской улицы до Смольного института именовалась Конногвардейской улицей – по слободе лейб-гвардии Конного полка (некоторое время она носила название Пещаной ул. – по местности Пески). В 1880 г. обе улицы объединили в одну Слоновую улицу. В 1900 г. магистраль соединили с Невским проспектом и переименовали в Суворовский проспект.

В 1923–1944 гг. магистраль именовалась Советским проспектом, так как вела к Смольному, где размещался Петроградский (Ленинградский) Совет; тогда же пересекавшие проспект Рождественские улицы названы Советскими улицами[5].

К 100-летию со дня кончины А.В. Суворова в здании Академии Генерального штаба (дом № 32; 1900–1901 гг., арх. А.И. фон Гоген, инж. А.А. Ведепянин) создан временный музей полководца, переведенный в 1904 г. в специально построенное здание на Кирочной улице.

Застройка проспекта в основном сложилась в конце XIX – начале XX вв. В доме № 4 (1870-е гг., арх. А.О. Томишко) помещалось основанное в 1872 г. Училище лекарских помощниц и фельдшериц. В советское время сооружены: жилой дом № 12 (1934–1937 гг., арх. А.А. Оль, Е.И. Холмогоров, Д.Н. Навалишин); дом № 52 – Академия легкой промышленности (1934–1937 гг., арх. П.В. Абросимов, А.П. Великанов, Л.М. Поляков, А.Ф. Хряков). Проспект сильно пострадал от бомбежек во время блокады 1941–1944 гг. На месте разрушенных строений сооружены дома № 15, № 17 (1950–1952 гг., арх. И.И. Фомин, М.К. Бенуа) и № 56 (1954 г., арх. Г.А. Александров, С.Б. Сперанский, И.И. Фомин). В Николаевском военном госпитале (дом № 63, 1835–1840, арх. А.Е. Штауберт; ныне Окружной военный клинический госпиталь им. З.П. Соловьева) в 1881 г. скончался композитор М.П. Мусоргский.

Нечетную сторону проспекта здесь составляет дом Суворовский пр., 1а / Невский пр., 128, четную – дом 2 / Невский пр., 126, 2б, 2 / 2-я Советская ул., 11.

Дом № 1А / Невский пр., 128

В середине XIX в. участок по Невскому проспекту «мерой более 23 сажен» принадлежал купцу Василию Степановичу Туликову, а после его смерти в 1848 г. – Варваре Ивановне Налетовой, построившей здесь в 1864 г. трехэтажный каменный домом. Здесь в 1865–1875 гг. жили: медных дел мастер Яков Андриянович Андриянов, столярный мастер Степан Ефимович Ефимов, токарь Иван Дмитриевич и медных дел мастер Александр Иванович Чигуновы, плотник Спиридон Яковлевич Яковлев. Купец 2-й гильдии Александр Степанович Максимов содержал экипажную лавку В 1870-х гг. дом надстроен четвертым этажом, после чего был куплен для сдачи внаем сыновьями В.С. Туликова Дмитрием, Иваном, Николаем и Стефаном.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 1A / Невский пр., 128. Фасад со стороны Невского проспекта


В 1895 г. петербургский купец 2-й гильдии Павел Кирсанович и московский купец 2-й гильдии Карп Кирсанович Дмитриевы купили у наследников Туликовых этот дом, в котором П.К. Дмитриев с 1876 г. снимал квартиру из пяти комнат, а в доме, ставшем собственным, занял квартиру из восьми комнат во втором этаже и одно из торговых помещений в лицевом доме под свою шорную торговлю. В других помещениях находились свечная и масляная торговля Г. Бака, колониальная торговля Якова Самойловича Пумпянского, табачный и канцелярский магазины Семенова, чайный и карамельный магазины Романова, входы в которые находились со стороны Невского проспекта.

После смерти в 1904 г. К.К. Дмитриева в права наследования вступил его сын, московский потомственный почетный гражданин Семен Карпович Дмитриев, который после кончины в марте 1907 г. своего дяди П.К. Дмитриева уговорил вдову дяди Матрену Кондратьевну Дмитриеву отказаться от наследственного совладения с получением ее доли после продажи недвижимости, оцененной в 382 600 рублей. Столь существенной стоимость сравнительно небольшого участка стала после пробивки начала Слоновой улицы к Невскому проспекту, хотя имевшийся на участке жилой дом вышел на Слоновую улицу глухим брандмаузером. Много позже в нем прорежут несколько окон и устроят входы в торговые помещения, однако дом в официальных документах числился преимущественно под № 128 по Невскому проспекту.

Поскольку продаже петербургской недвижимости помешала скоропостижная смерть С.К. Дмитриева в Москве, то М.К. Дмитриева осталась фактической совладелицей участка. Опеку над имуществом, унаследованным жившими в Москве вдовой С.К. Дмитриева Анной Ивановной и дочерями Анной, Зинаидой и Натальей, осуществлял по их доверенности присяжный поверенный А.М. Айваз.

В 1909 г. домовладением А.И. и М.К. Дмитриевых управлял Николай Григорьевич Манцев.

В июне 1912 г. в совладение участком вступили коллежский асессор Терентий Ефимович (в 1913 г. – надворный советник) и его жена Вера Павловна Тереховы, приобретшие четвертую часть домовладения[6]. Ни Дмитриевы, ни Тереховы не жили здесь, сдавая весь дом внаем.

Из жителей дома 1912–1917 гг. следует отметить живописца Алексея Макаровича Лагунова и ординатора городской Алафузовской больницы практикующего врача Аркадия Марковича Черкасского, прожившего в этом доме около 30 лет.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский 1a / Невский пр., 128. Маскарон


В 1930–1940-х гг. здесь жили: Иван Сергеевич Андронов (кв. 2), сотрудник фабрики № 1 Мосрайсовета Михаил Онисимович Анисимов (кв. 9), Михаил Афанасьевич Барабанов, его жена Елена Дмитриевна и сын Виктор (кв. 54), Андрей Прокофьевич Брызгалов, его жена Мария Ивановна, сыновья Иван и Евгений и внук Геннадий Иванович (кв. 33), Василий Павлович Викторов, его жена З.Д. Викторова, сыновья Алексей и Василий, внучка Александра Алексеевна (кв. 57), Яков Петрович Волостных и его сестра Екатерина Петровна Ненашева (кв. 67), Иван Васильевич Ежов, врач Казимир Иосифович Збуржинский (кв. 10), член Нарвского райсовета Захар Калинкович Калинин (кв. 51), Сергей Алексеевич Капустин и его жена Анастасия Ивановна (кв. 65), Иван Максимович Колобков (кв. 22), Семен Сергеевич и Матрена Ниловна Колье и их сын Павел (кв. 30), Екатерина Ивановна Макарская (кв. 1), техник Федор Иванович Потахов (кв. 31), Иван Алексеевич Смирнов, член Ленсовета Родион Тихонович Тихонов, его жена Анна Ивановна и сын Петр (кв. 54), врачи Аркадий Маркович и Максим Аркадьевич Черкасские (кв. 3), врач Лев Аркадьевич Черкасский, его жена и дочь Пелагея (кв. 6), Борис и Николай Ивановичи Черушевы с матерью (кв. 26).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома М.А. Барабанов, Е.А. Брызгалов, А.В. Викторов, Я.П. Волостных, С.А. Капустин, П.Р. Тихонов, П.С. Колье, Л.А. и М.А. Черкасские, Б.И. Черушев.

М.А. Барабанов (1909–1943), уроженец Ржевского у. Тверской губ., призван в Красную армию Октябрьским РВК Ленинграда. Красноармеец, стрелок 194-го Гвардейского стрелкового полка 64-й Гвардейской стрелковой дивизии. Погиб в бою 26 июля 1943 г. Похоронен в 2 км северо-западнее дер. Арбузово Мгинского района Ленинградской обл.[7]

Е.А. Брызгалов (1924 – после 1945), уроженец Ленинграда, призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1942 г. Гвардии красноармеец, снайпер 131-го Гвардейского стрелкового Ленинградского Краснознаменного полка 45-й Гвардейской стрелковой Красносельской ордена Ленина Краснознаменной дивизии. Был легко ранен в 1943 и 1944 гг., тяжело ранен в 1944-м. В боях в сентябре 1944 г. по освобождению г. Таллина, участвуя в танковом десанте, выдвинулся вперед и уничтожил ручного пулеметчика противника. В бою был ранен, но с поля боя не ушел, а продолжал упорно преследовать отступавшего врага. В уличном бою в Таллине, умело действуя автоматом и гранатами, подавил вражескую огневую точку, находившуюся в каменном здании. Приказом командира дивизии от 30 сентября 1944 года № 0115/н награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 36566707). Пропал без вести 24 февраля 1945 г.[8] Его отец, А.П. Брызгалов (1878 г. р.), умер в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г, шести летний племянник Геннадий умер в том же году в июле (Блокада, т. 4)[9].

А.В. Викторов (1912–1942) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 194-го армейского запасного стрелкового полка. Умер от болезни в госпитале эвакопункта ФЭП-50. Похоронен на Пискаревском кладбище[10]. Его отец, В.П. Викторов (1885 г. р.), 13-летняя дочь Александра и 17-летний брат Василий умерли в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 1a / Невский пр., 128. Фасад со стороны Суворовского проспекта. 2015 г.


Я.П. Волостных (1910–1945), уроженец Петербурга, призван в Красную армию Сталинским РВК Ленинграда. Красноармеец, санитар 72-й Краснознаменной горно-стрелковой бригады 126-го легкого горнострелкового корпуса 38-й армии 4-го Украинского фронта. Умер от ран 29 марта 1945 г. в Хирургическом полевом подвижном госпитале № 5148. Похоронен на воинском захоронении на общем кладбище в местечке Янковец местности Пшына Краковского воеводства (Польша)[11].

С.А. Капустин (1902 – после 1942), уроженец дер. Степычино Солигаличского у. Ярославской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК Ленинграда. Красноармеец, стрелок. Пропал без вести в феврале 1942 г[12].

П.С. Колье (1905–1941), лейтенант, заместитель командира роты 62-го стрелкового полка 10-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 4 декабря 1941 г. в р-не Невской Дубровки[13]. С.С. Колье (1876 г. р.) умер в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г., М.Н. Колье, 1877 г. р. умерла в ноябре 1942-го (Блокада, т. 14).

П.Р. Тихонов (1919 – после 1945, до 1985), уроженец Славковской вол. Псковского уезда и губернии. Призван в Красную армию Красногвардейским РВК Ленинграда в августе 1938 г. В 1939 г. участвовал в боевых действиях против Польши в составе отдельного ударного батальона войск НКВД. В 1940 г. в составе 20-го Краснознаменного погранотряда участвовал в освобождении Бессарабии от румынского подчинения. В Великой Отечественной войне с 22 июня 1941 года на Юго-Западном, Сталинградском, Донском, Центральном, Воронежском фронтах в составе 95-й (она же 75-я Гвардейская) стрелковой дивизии. В 1943 г. красноармеец, шофер отдела контрразведки «Смерш» 17-го Гвардейского стрелкового Карпатского корпуса. Награжден медалями «За оборону Сталинграда» и «За отвагу» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 21263184). В 1944 г. гвардии сержант, «…неоднократно участвовал в операциях по изъятию враждебного элемента в полосе действия частей корпуса, проявляя при этом мужество и увлекая других бойцов за собой». Приказом командующего корпусом от 20 мая 1945 года № 043/н награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 46112874). В блокадном Ленинграде умерли его отец Р.Т. Тихонов (1883 – январь 1942) и мать А.И. Тихонова (1886 – февраль 1942) (Блокада, т. 30).

Л.А. Черкасский (1920 – после 1944) до августа 1943 г. работал врачом в Ивановском р-не Чкаловской обл., откуда призван в Красную армию. В 1944 г. старший лейтенант медицинской службы ординатор хирургического отделения Хирургического полевого подвижного госпиталя № 2263. Приказом командующего 43-й армией 1-го Прибалтийского фронта от 6 ноября 1944 г. № 0247/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 35130091). В блокадном Ленинграде в конце 1941 г. умерла его новорожденная дочь Пелагея (Блокада, т. 33).

М.А. Черкасский (1904 – после 1945) призван в Красную армию Смольнинским РВК 1 июля 1941 г. По октябрь 1944 г. проходил службу на должностях врача-терапевта в эвакогоспиталях Ленинграда, в том числе на должности старшего терапевта эвакогоспиталя № 2012, где проделал огромную работу по лечению больших контингентов раненых и больных воинов. С октября 1944 г. в звании майора медицинской службы назначен армейским терапевтом 8-й армии. Личными выездами в медсанбаты и медицинские пункты частей проводил консультативную работу по налаживанию медицинской помощи в войсках и исправлению диагностических ошибок молодых медработников, чем способствовал обеспечению высококвалифицированной медицинской помощи непосредственно в войсках. Приказом командующего 8-й армией от 29 мая 1945 г. № 031/н награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 28772387).

Б.И. Черушев (1923–1943), уроженец Петрограда, призван в Красную армию Ворошилово-Уссурийским РВК Приморского края. Красноармеец, стрелок 156-й отдельной штрафной роты 67-й армии. Погиб в бою 12 декабря 1943 г. Похоронен в братской могиле в р-не Невской Дубровки[14]. В блокадном Ленинграде в мае 1942 г. умер его 17-летний брат Николай (Блокада, т. 33).

В годы блокады Ленинграда погибло более 100 жителей этого дома, в том числе дети Люда Алексеева (кв. 25), Таня Антонюк (кв. 31), Витя Барабанов (кв. 54), Гена Брызгалов (кв. 33), Толя Воронцов (кв. 60), Юрик Голубев (кв. 13), Люба Гуляко (кв. 20), Таня Гурылева (кв. 47), Боря Гусев (кв. 1), Галя Долотова (кв. 1), Коля Иванов (кв. 158), Вова Илларионов (кв. 51), подростки Александра и Василий Викторовы (кв. 57), Юрий Коптев (кв. 56), Петр Крылов (кв. 38).

Бывшие хозяйственные постройки, оказавшиеся на красной линии проспекта при его пробивке в 1906 г., после Великой Отечественной войны реконструированы, надстроены и приспособлены для торговых учреждений и учреждений различного назначения.

В доме работают магазины парфюмерии и косметики «Спектр», белья и купальников «Vis-A-Vis», магазин-салон сотовой связи МТС, офис турфирмы «Яркий Тур», учебный центр школы массажа, городская социальная аптека и городская аптека № 7, постоянное представительство республики Саха в Петербурге.

В доме находится обучающий центр «Коннессанс», основанный в апреле 1994 г. группой преподавателей Санкт-Петербургского Политехнического университета для обучения иностранным языкам и навыкам работы с персональным компьютером. Благодаря тщательному подбору педагогических кадров, удачно разработанным программам и современным средствам обучения «Коннессанс» довольно быстро стал пользоваться популярностью. С 1996 г. здесь открыто отделение по профессиональному обучению и переподготовке кадров с последующим трудоустройством.

Дом № 2А / Невский пр., 126 / 1-я Советская ул., 14[15]

В 1860-х гг. участок Масленниковых. В имевшемся здесь доме в 1867 г. жил содержатель каретного заведения купец 2-й гильдии Николай Масленнников.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 2А. 2015 г.


Доходный трехэтажный дом на участке наследников купца Василия Степановича Туликова построил в 1883 г. архитектор полиции и Александро-Невской лавры техник-строитель Г.И. Карпов. Позже дом был надстроен четвертым этажом. В 1895–1898 гг. дом посудного торговца петербургского купца 2-й гильдии Василия Савельевича Савельева (умер в августе 1898 г.). В 1900–1917 гг. домовладение принадлежало Александре и Василию Александровичам Савельевым, Василию Лукичу, Василию Васильевичу, Татьяне и Ольге Васильевнам Никольским. Все они жили близ Пантелеймоновской церкви в доме № 5 по Косому переулку, совместно владея этим домом, сдаваемым внаем.

В конце XIX в. здесь жили Екатерина Алексеева Исаева, владелец переплетной мастерской и фабрики картона для железнодорожных билетов Лейба-Гирш Райбштейн, подвизавшийся на частной службе Моисей Рубинович Фойгельсон, Надежда Васильевна Худоярова. Алексей Григорьевич Григорьев содержал прачечное заведение, крестьянин Василий Иванович Зязин – железную торговлю, купец Александр Васильевич Масленников – яичную торговлю.

В 1917 г. в доме № 14 по 1-й Рождественской жили: чиновник Контроля Николаевской железной дороги надворный советник Павел Хрисанфович Ильенко и его жена Евгения Александровна, Анна Ивановна и Варвара Алексеевна Марагаевы.

При пробивке в 1906 г. начала Суворовского проспекта возник довольно сложный топонимический казус: дом № 126 «переехал» на 1-ю Рождественскую улицу и находится там поныне, а Суворовский начинается домами с загадочными номерами 1А и 2А.

В 1907–1908 гг. здесь в типографии, нанимаемой почетным гражданином Борисом Марковичем Вольфом, печатался журнал «Образование»[16], редактируемый писателем и общественным деятелем директором Тенишевского училища Александром Яковлевичем Острогорским (1868–1908), выпускником юридического факультета Петербургского университета. Когда князь Тенишев основал в 1899 г. свое училище особого типа, он пригласил стать его директором Острогорского, который использовал новые приемы образования и воспитания, чуждые школьной рутины, обращая преимущественное внимание на индивидуальность учащихся. Школьная хрестоматия по русской литературе «Живое Слово», выдержавшая с 1907 по 1922 г. 14 изданий (в том числе, Нью-Йорке в 1920 г. и в Праге в 1922-м), признавалась лучшим пособием этого рода для ознакомления учащихся с родною словесностью; «Русское правописание» Острогорского выдержало 11 изданий (1908–1915). А.Я. Острогорский активно сотрудничал в Императорском Русском техническом обществе, при котором учредил Высшие юридические курсы, и в Союзе взаимопомощи русских писателей. Журнал «Образование» он редактировал с 1896 г. В «годы свобод» состоял гласным С.-Петербургской городской думы, выступал на митингах, организовал учительский союз[17].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 2. 2015 г.


В 1913–1917 гг. здесь жили: Антон Иванович Лефлер, коллежский регистратор Иван Федорович Лиссонов, Анна Ивановна и Варвара Алексеевна Марагаевы, дворянка Матрена Александровна Мацулевич. Константин Тимофеевич Капралов содержал булочную, совладелец торговой фирмы «Братья Карякины» (колбасная и сливочная торговля) Алексей Васильевич Карякин – сливочную торговлю, врач Яков Самойлович Магазинер – частную лечебницу, Василий Иванович Степанов – меблированные комнаты и ресторан.

7 декабря 1918 г. здесь открылось кабаре «Ша нуар» (от франц. chat noir – черный кот). Оно просуществовало около двух месяцев, показав несколько водевилей и буффонных эстрадных номеров. В феврале 1919 г. в помещении кабаре разместился красноармейский клуб[18]. Реплику названия кабаре из 1918 г. вольно использовали предприниматели XXI в., открывшие здесь кафе «Кошкин дом».

Этюд о поэте Александре Ивановиче Введенском

В 1920-х гг. здесь жил поэт Александр Иванович Введенский (1904–1941), член петроградского Союза поэтов, стоявший у истоков ОБЭРИУ (Объединение Реального Искусства). Он родился на Петербургской стороне. Его отец был экономистом, мать – известным в городе врачом-гинекологом. Учился в частной гимназии Л.Д. Лентовской (на углу Бармалеевой ул. и Большого пр.), имевшей сильный состав преподавателей. Директором гимназии был В.К. Иванов, хорошо знакомый с творчеством Салтыкова-Щедрина, иногда заменявший учителя словесности. Классным же наставником и преподавателем истории был А.Ю. Якубовский, будущий академик. Но особое влияние на Введенского имел Л.В. Георг, большой знаток поэзии, лично знакомый с Александром Блоком, всемерно поощрявший в учениках любые литературные занятия. Большой популярностью у учеников пользовался кружок «Костер» – детище Георга, в котором знакомились с новой литературой, читали Блока, Ахматову, Гумилева. Введенский был активным участником этого кружка.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Александр Иванович Введенский


После окончания школы в 1921 г. Введенский вначале поступил на юридический факультет университета, но вскоре перешел на китайское отделение восточного факультета. Однако литературные интересы пересилили, и он прекратил посещение лекций. Теперь его можно было встретить у Н. Клюева или М. Кузмина. Введенского интересовали все современные виды искусства, потому что в то же время он частый гость в Институте художественной литературы, которым руководил Казимир Малевич и где преподавал В. Татлин. Чуть позже он знакомится со школой левого искусства – Павлом Филоновым и его учениками. Происходит встреча с Д. Хармсом. Введенский и Хармс декларируют поэтическую платформу «двоих».

Эта встреча определила многое в жизни обоих поэтов. С этого времени их судьбы развивались по одной неровной линии. Хармс стал называться «чинарь-взиральщик», а его друг – «чинарь Авторитет бессмыслицы александрвведенский». Именно так: с маленькой буквы и слитно он подписывает теперь свои опусы. Оба вступили в Союз поэтов, оба напечатали по стихотворению в сборниках Союза – «Собрание стихотворений» и «Костер» (Л., 1926, 1927). Вскоре к «чинарям» присоединились Н. Заболоцкий, Д. Левин, И. Бахтерев, К. Вагинов. Их группу пригласил стать одной из творческих секций Дома печати его директор А. Баскаков. Они назвались ОБЭРИУ, выпустили «Манифест», в котором Введенский характеризуется следующим образом: «А. Введенский (крайне левое нашего объединения) разбрасывает предметы на части, но от этого предмет не теряет своей конкретности. Введенский разбрасывает действие на куски, но действие не теряет своей творческой закономерности. Если расшифровать до конца, то получается в результате – видимость бессмыслицы. Почему – видимость? Потому что очевидной бессмыслицей будет заумное слово, а его в творчестве Введенского нет, нужно быть побольше любопытным и не полениться рассмотреть столкновение словесных смыслов. Поэзия не манная каша, которую глотают, не жуя, и о которой тотчас забывают».

В канун нового 1932 г. Введенского сняли с поезда, которым он ехал в Москву, и арестовали. И хотя ему предъявлялись обвинения в контрреволюционной деятельности, дело шло по «литературному отделу» ГПУ и инкриминировало «отвлечение читателей своими заумными стихами» от задач строительства социализма. 18 июня Введенского освободили из Дома предварительного заключения с предписанием отправиться в ссылку в Курск. Позже он переехал в Вологду. 1933 г. Введенский вновь встретил в Ленинграде, где наступил наиболее плодотворный период в его жизни. На страницах всех ленинградских детских журналов публикуется масса его стихов и рассказов.

В 1936 г., приехав по литературным делам в Харьков, Введенский познакомился с Галиной Викторовой, которая вскоре стала его женой. Но все литературные связи оставались в Ленинграде, а после разгрома редакции, руководимой С.Я. Маршаком, и переезда его в Москву, – в столице. Сюда посылались рукописи, иногда удавалось и самому приехать. В Харькове написано самое большое из сохранившихся произведений Александра Введенского – пьеса «Елка у Ивановых» (1938 г.).

О гибели Александра Введенского существует несколько версий. По одной из них, когда в сентябре 1941 г. немцы стали приближаться к Харькову, его семья должна была эвакуироваться в тыл. Подали состав, погрузили вещи, устроились женщины и дети, а поезд все не трогался. Было сказано, что они поедут только на следующий день. Александр Иванович решил ненадолго отлучиться. Когда он вернулся, его арестовали. Основанием послужило то, что будто бы он хотел остаться под немцами. Эшелон с арестантами долго шел на восток. Где-то в степи Введенский умер от дизентерии. В его семье хранился документ, свидетельствующий, что «…уголовное дело по обвинению Введенского Александра Ивановича, 1904 года рождения, на день ареста 27 сентября 1941 года проживающего в г. Харькове, постановлением Управления КГБ при СМ УССР по Харьковской области от 30 марта 1964 года прекращено по п. 2 ст. 6 УПК УССР, т. е., за отсутствием состава преступления». Его рукописи чудом спас в блокадном Ленинграде Я.С. Друскин. Исследованию жизни и творчества А.И. Введенского посвящено немало работ[19], по которым и составлена его биография.


В 1930–1940-х гг. здесь жили сотрудник треста «Лентрамвай» Георгий Михайлович Аверин (кв. 8), сотрудник проектного института «Ленгипроторф» Эммануил (Меер) Григорьевич (Герцевич) Бак (кв. 41), Алексей Николаевич Горбунов и его сестра Нина Николаевна Задворная (кв. 27), инспектор Дорожно-транспортного совета Осоавиахима Октябрьской железной дороги Константин Николаевич Жаглевский[20] (кв. 30), Сергей Изосимович Изосимов, его сын Валентин и дочь Мария (кв. 16), Павел Алексеевич Крутиков, его сын Владимир и дочь Тамара (кв. 24), служащий Областного финансового отдела Семен Георгиевич Николаев (кв. 40), механик Лев Григорьевич Пикштейн и его жена Рахиль Абрамовна (кв. 40), Виктор Яковлевич Стругалев, его жена и сын Борислав (кв. 25), Дмитрий Николаевич Ченгин и его мать Наталья Михайловна (кв. 46), Владимир и Леонид Федоровичи Чугуновы и дочери последнего Людмила и Тамара (кв. 26)

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома А.Н. Горбунов, В.С. Изосимов, П.А. Крутиков, Б.В. Стругалев, Д.Н. Ченгин, Л.Ф. Чугунов.

A. Н. Горбунов (1902 – после 1941), уроженец Петербурга. Призван в Красную армию 26 июня 1941 г. Смольнинским РВК. Красноармеец. Пропал без вести в декабре 1941 г., о чем его сестру известили в 1947 г.[21]

B. С. Изосимов (1926 – после 1947, до 1985) призван в Красную армию Московским РВК Ленинграда 19 июля 1943 г. Красноармеец, стрелок 134-го стрелкового полка 45-й Гвардейской стрелковой дивизии 3-го Прибалтийского фронта. Легко ранен 21 февраля 1944 г. на подступах к гор. Либаве. После излечения и обучения – сержант, командир бронетранспортера 92-го Гвардейского механизированного полка 29-й Гвардейской механизированной дивизии. За участие в боях за освобождение советской Прибалтики, перенесенное ранение и добросовестное исполнение своих служебных обязанностей представлен к награждению. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 ноября 1947 г. награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 80423777). Его отец С.И. Изосимов (1888 г. р.), умер в ноябре 1941 г., сестра Мария (1921 г. р.) умерла в феврале 1942-го (Блокада, т. 12).

П.А. Крутиков (1902 – после 1942), уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 10 декабря 1941 г. Пропал без вести в июне 1942 г., о чем его дочь Тамара была извещена в 1946 г.[22] Его семи летний сын Владимир умер в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. (Блокада, т. 16).

Б.В. Стругалев (1919 – после 1941), уроженец дер. Бородино Новоржевского у. Псковской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 10 октября 1940 г. Пропал без вести в сентябре 1941 г., о чем в августе 1946 г. сообщено на запрос его матери, жившей тогда в доме № 6/8 на 8-й Советской ул.[23] Его отец В.Я. Стругалев (1885 г. р.), умер в блокадном Ленинграде в мае 1942 г. (Блокада, т. 29).

Д.Н. Ченгин (1922–1943), красноармеец, курсант армейских курсов младших лейтенантов 8-й армии, убит при авианалете 4 июня 1943 г. Похоронен в р-не Сясьстроя[24].

Л.Ф. Чугунов (1908–1944), уроженец дер. Федяйкиной Холмовской вол. Пошехонского у. Ярославской губ. (ныне – дер. Федяйкино Пошехоно-Володарского района Ярославской обл.). Призван в Красную армию 26 июня 1941 г. Смольнинским РВК Ленинграда. Красноармеец, по сведениям сослуживца, погиб в бою 26 февраля 1944 г. под Псковом. Поскольку этот факт не отражен в донесениях воинской части, считается пропавшим без вести в феврале 1944 г., о чем в 1948 г. сообщили его брату, оставшемуся опекуном его дочери Людмилы (1934 г. р.), в ответ на запрос о розыске[25]. Четырехлетняя Тамара Чугунова умерла в блокадном Ленинграде в марте 1942 г. (Блокада, т. 33).

Блокадные судьбы Сергея Изосимовича Изосимова, Марии Изосимовой, Владимира Крутикова, Виктора Яковлевича Стругалева и Тамары Чугуновой разделили еще 20 жителей этого дома.

К дому со стороны Суворовского проспекта примыкает современная пристройка торгово-развлекательного центра с расположенными там кафе «Рифо», рестораном «У Рудольфа II», баром «Гамбринус». Между домами № 126 и № 2 по Суворовскому построен дом № 126/2, спроектированый в архитектурной мастерской Анатолия Столярчука.

Дом № 2 / 2-я Советская ул., 11

В 1860-х гг. незастроенный участок по 2-й Рождественской ул., 11, принадлежал Серковой и Александре Егоровне Лоховой, в 1880-х гг. – Павлу Михайловичу Пожарскому, в 1890–1905 гг. – Василию Савельевичу Савельеву, в 1906–1914 гг. – Александре Александровне и Василию Александровичу Савельевым, Василию Лукичу, Василию, Татьяне и Ольге Никольским, в 1915–1918 гг. – Василию Александровичу Савельеву, Василию Лукичу, Василию, Татьяне и Ольге Никольским, Александре Александровне Коптеловой. Им же принадлежал и граничивший с Суворовским проспектом незастроенный участок № 13/2, впоследствии составивший участок современного дома № 2/11 на углу Суворовского проспекта и 2-й Советской улицы.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Борис Александрович и Маргарита Ивановна Белороссовы и их сын Александр (кв. 49), Алексей Степанович Денисов, его жена и сын Алексей (кв. 25), Максим Николаевич Львов (кв. 14), сторож станции Ленинград-Пассажирский Московской линии Октябрьской железной дороги, перед арестом пенсионер Болеслав Осипович Олизарович[26] (кв. 14), Николай Мефодьевич Сорокин и его жена Ефимия Игнатьевна (кв. 11), научный сотрудник Государственного Русского музея художник Анна Васильевна Уханова (кв. 4), садовник завода «Электросила» Давид Карапетьянович Чавдарьян[27] (кв. 12), преподаватель экономики Вячеслав Михайлович Черниго и его жена Екатерина Александровна (кв. 6).

В.М. Черниго родился в Петербурге в 1885 г. Окончил Петербургский университет по юридическому и экономическому отделениям в 1911 г. В том же году поступил в Министерство юстиции и был командирован в Сенат в качестве кандидата. В 1917 г. служил в 1-м департаменте Сената в ранге коллежского секретаря. Основной его работой был ревизионный контроль деятельности промышленных предприятий, главным образом Акционерных обществ. В 1918 г. поступил на должность штатного преподавателя военных училищ комсостава РККА, где и оставался до 1924 г. включительно в должности главного руководителя.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 2х. 2015 г.


Одновременно со службой в Красной армии работал в Институте по изучению мозга в должности ответственного руководителя работ Бюро по рационализации деятельности целого ряда предприятий и учреждений. С образованием Акционерного общества «Оргстрой» состоял руководителем работ по рационализации видов и форм учета на некоторых предприятиях. Одновременно с этим заведовал работами по организации массового производства на Гидромеханическом заводе. С 1924 г. работал в качестве преподавателя по организации производства изделий и нормированию в нескольких индустриальных техникумах Ленинграда. Умер в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г., жил в этом доме не менее 25 лет. Его судьбу разделила жена и ровесница, умершая также в феврале 1942 г. (Блокада, т. 33).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома Б.А. Белороссов, А.С. Денисов, Н.М. Сорокин. М.Н. Львов действовал в составе подразделения МПВО Смольнинского района.

Б.А. Белороссов (1896 – после 1944) призван в Красную армию в ноябре 1941 г. Смольнинским РВК. Красноармеец отдельного пулеметного батальона 189-й стрелковой дивизии, участвовал в боях под Красным Бором, награжден медалью «За оборону Ленинграда». С мая 1943 г. почтальон 551-й Военно-почтовой станции дивизии. Приказом командира дивизии от 27 февраля 1944 г. № 011/н награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 31595208). В блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. погибла его жена, а в мае 1942-го – 14-летний сын (Блокада, т. 3).

А.С. Денисов (1895 – после 1942), уроженец дер. Лопатино Пустошкинского у. Тверской губ. Призван в Красную армию в июне 1941 г. Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 109-й стрелковой дивизии. Пропал без вести 2 августа 1942 г.[28]

М.Н. Львов (1895–1942), уроженец дер. Шатары Ярославской губ. Умер от истощения 21 июля 1942 г[29]. Родственники были эвакуированы из Ленинграда.

Н.М. Сорокин (1916 – после 1943), уроженец дер. Зазыбино Смоленской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 18 июля 1941 г. Красноармеец. Пропал без вести в ноябре 1943 г[30].

В годы блокады Ленинграда погибло более 70 жителей этого дома, серьезно пострадавшего от разрушений в ходе обстрелов и бомбардировок района Московского вокзала.

В 1954 г. на месте разобранных построек по проекту архитектора А.В. Васильева возведен пятиэтажный дом в стиле сталинского неоклассицизма, занимаемый Санкт-Петербургским научно-исследовательским и проектно-конструкторским институтом «Атомэнергопроект» (ОАО «СПбАЭП»), ведущим свою историю с 1 сентября 1929 г., когда для выполнения проектно-изыскательских работ по гидравлическим (ГЭС) и тепловым (ТЭС) электростанциям создано Ленинградское отделение Государственного треста «Энергострой». Участвуя в реализации плана ГОЭЛРО, предприятие в 1929–1940 гг. разработало проекты Казанской ТЭЦ-1, Кемеровских ГРЭС и ТЭЦ, Новосибирской ТЭЦ-2, Воронежской ТЭЦ-1, Комсомольской ТЭЦ-2, Балхашской ТЭЦ, Артемовской ГРЭС и других объектов теплоэнергетики.

В июле-августе 1941 г. специальные комплексные бригады проектировщиков с архивными материалами направляются в восточные районы страны на площадки крупных электростанций для продолжения разработки проектной документации. В 1941–1945 гг. вводятся в эксплуатацию Карагандинская ГРЭС-1, Норильская ТЭЦ-1, Новосибирская ТЭЦ-3, ТЭЦ Красноярского машиностроительного завода, Кировская ТЭЦ-3, Красноярская ТЭЦ-1 и другие объекты. После войны продолжается работа по восстановлению разрушенных ТЭС и подстанций. Введено 3289 тыс. кВт мощностей на электростанциях СССР и 381 тыс. кВт на электростанциях Польши.

В 1954 г. в эксплуатацию ввели первую в мире атомную электростанцию в г. Обнинске, спроектированную институтом. Параллельно по проектам института введена мощность: на электростанциях СССР – 25068 тыс. кВт, в т. ч. – 7886 тыс. кВт на АЭС; на электростанциях Польши, Вьетнама, Северной Кореи, Кубы, Египта и других стран – 9155 тыс. кВт, в т. ч. – 4100 тыс. кВт на АЭС. Пущены Белоярская АЭС (БН-600), Кольская АЭС, в Чехии – АЭС Дукованы, в Словакии – АЭС В1 и В2, в Финляндии – АЭС Ловииза. В 1986–1996 гг. проектируются Белоярская, Кольская, Курская, Костромская АЭС, АЭС Хурагуа на Кубе, АЭС Жарновец в Польше, АЭС Моховце в Словакии, АЭС Темелин в Чехии. В 1989 г. дан старт проектным работам по АЭС нового поколения с реактором ВВЭР-640. Выполняются проекты технической модернизации и перевооружения Кольской, Белоярской, Курской, Ленинградской АЭС. В 1997 г. СПбАЭП заключил контракт на проектирование Тяньваньской АЭС с двумя реакторами ВВЭР-1000. Особенность контракта – требования по обеспечению безопасности АЭС при запроектных авариях, включая аварии с тяжелыми повреждениями активной зоны в соответствии с европейскими нормативами по безопасности АЭС EUR(C). АЭС в составе двух энергоблоков сдана в коммерческую эксплуатацию в 2007 г. В 2003 г. СПбАЭП начал разработку рабочих чертежей по энергоблоку № 4 с реактором на быстрых нейтронах БН-800 на Белоярской АЭС. Институт назначен генеральным проектировщиком двух энергоблоков ЛАЭС-2 по проекту «АЭС-2006», Балтийской АЭС, проектировщиком «ядерного острова» второй очереди Тяньваньской АЭС и Белорусской АЭС.

1 июля 2013 г. произошло объединение ОАО «СПбАЭП» и ОАО «Головной институт «ВНИПИЭТ». Объединение ресурсов компаний позволило создать мощную комплексную компанию по проектированию объектов замкнутого ядерного цикла. В декабре того же года институт обеспечил проектной и рабочей документацией сооружение и физический пуск самого мощного в мире энергоблока с реактором на быстрых нейтронах БН-800. 25 декабря 2013 г. Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) выдала лицензию на эксплуатацию ядерной установки четвертого энергоблока Белоярской АЭС № ГН-03-101-2837. Заключен договор на проектирование второй очереди Ленинградской АЭС-2 в составе двух энергоблоков[31].

От 2-й до 5-й Советской улицы

Дом № 16 / 2-я Советская ул., 8

В 1880–1890-х гг. участок Михаила Артемьевича Панова, в 1900–1912 гг. – его наследников, в 1913–1918 гг. – Александра и Павла Михайловичей Пановых.

М.А. Панов (1836–1900) – купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин, оптовый торговец крупным рогатым скотом, комиссионер. Доходный дом в стиле поздней эклектики построен в 1888–1889 гг. с участием архитектора А.В. Иванова.

В 1900–1917 гг. здесь жил и содержал табачную и галантерейную торговлю купец 2-й гильдии личный почетный гражданин Павел Семенович Андреев (1871 – после 1917), содержатель табачной торговли в домах № 57 и № 88 на Невском пр. и других частях города и табачно-бумажной торговли в Никольском рынке[32]. В 1917 г. – коммерции советник, член Петроградского коммерческого суда, попечитель Императорского Петроградского коммерческого училища, владелец оптового склада бумаги, совладелец незастроенных участков в Полюстрове.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 16. 2015 г.


В 1930–1940-х гг. здесь жили: Прасковья Семеновна Арефьева (1899 – апрель 1942, кв. 4), Хаим Соломонович Блох (1897 – январь 1942, кв. 3).

Дом № 3 / 3-я Советская ул., 5

В 1860-х гг. участок Серковой и Александры Егоровны Лоховой[33], в 1870-х гг. – крестьянина Смоленской губернии Гавриила Григорьевича Григорьева в 1880-х гг. – потомственного почетного гражданина Павла Михайловича Пожарского и жены шлиссельбургского мещанина Любови Владимировны Аптекаревой, с 1891 г. – петербургского нотариуса статского советника Николая Николаевича Ивановича и жены губернского советника Анны Густавовны Богданович, в 1900–1914 гг. дом комиссионера Николая Александровича Розенталя[34], в 1915–1918 гг. – его наследников.

Первое свидетельство о состоянии домовладения относится к 1870 г., когда им владел Г.Г. Григорьев. Из записи нотариуса Петербургского окружного суда от 23 июля 1870 г. за № 147 видно, что в домовладении находилось земли 352 кв. саженей, протяженность участка по улицам составляла 16 и 22 сажени. Имущество состояло из трех деревянных домов, в одном из которых располагалось питейное заведение крестьянина Афанасьева, мещане Орлов и Васильева проживали в трехкомнатных квартирах. Семья домовладельца занимала четырехкомнатную квартиру[35].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 3. 2015 г.


Трехэтажный доходный дом на подвалах в стиле эклектики начатый постройкой в 1890 г. академиком архитектуры К.К. Вергеймом, завершен в 1891-м архитектором И.И. Дитрихом. Дом поныне отличается богатой отделкой фасадов и интерьеров.

Первыми нанимателями жилых и торговых помещений в новом доме были Андрей Владимирович Данцигер, потомственный почетный гражданин Карл Петрович Лурс, вдова статского советника Мария Александровна Люшина, петербургский мещанин Николай Павлович Шкарин. Купец 2-й гильдии Константин Федорович Могорин (1841–1894) открыл в доме лавку, где продавал дичь, птицу и мясо (в 1894 г. он перенес торговлю в арендованный им у купчихи Шайдаковой дом № 7–9 на 5-ю Рождественскую, но в том же году умер). Позже купец 2-й гильдии Евгений Сергеевич Королев, имевший чайный и табачный магазин на Васильевском острове, открыл такой же и в доме Розенталя.

В 1901–1905 гг., кроме семьи домовладельца (семья жила здесь до 1935 г.!), в доме жили: купец 2-й гильдии Александр Федорович Балашов (после 1903 г. жил в доме № 190/2 на Невском, где содержал торговлю осветительными материалами), губернский советник Алексей Николаевич Богданович, инженер-механик Израиль Абрамович Бронштейн, владевший вместе с братом Михаилом домом № 20 в 8-й Роте Измайловского полка, купец 1-й гильдии подрядчик Сруль (Израиль) Абрамович Бронштейн (жил здесь до 1908 г.), Василий Егорович Конаков (содержал продажу икон и киотов, которую в 1906 г. перевел в дом № 34 на 3-ю Рождественскую), мещанка Анна Петровна Копылова (содержала красильню и табачную торговлю), Николай Дмитриевич Кудрявцев (содержал продажу дрожжей в деревянном флигеле), мещанки Нохана и Нина Абрамовны Фейгельсон (содержали в деревянном флигеле чулочную мастерскую). В 1901–1902 гг. доход от сдачи помещений внаем составлял 10 тыс. рублей.

В 1905–1915 гг. в доме жили: подпоручик Алексей Алексеевич Богданович, вдова потомственного дворянина владелица кирпичного завода Анна Евстафьевна Богданович, гражданский инженер-архитектор Владимир Дмитриевич Николя и его жена Вера Николаевна (жили здесь, по крайней мере, до 1918 г.).

В.Д. Николя (1873–1925) по окончании в 1898 г. Института гражданских инженеров служил техником-строителем в инспекции Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей. В 1909 г. также служил в Гербовом казначействе, состоял членом Александровского братства во имя Пресвятой Богородицы. В 1917 г. преподавал на Политехнических курсах Общества народных университетов. В 1904 г. титулярный, в 1909 – надворный советник. С 1901 по 1914 г. построил в Петербурге четыре доходных дома, комплекс зданий Казенного пробочного завода (1902–1904 гг.; Новгородская ул., 13), Католическую церковь Св. Бонифация (1914 г.; Церковная ул., ныне – ул. Блохина, 13; не сохранилась)[36]. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

В 1915–1917 гг. здесь жили: управляющий Торгового дома «Эдуард» и член совета Петроградского городского общества взаимного кредита коллежский секретарь потомственный почетный гражданин Николай Васильевич Будде, вице-директор Русско-Французского коммерческого банка Иосиф Иосифович Заржицкий, директор правления Северного акционерного общества железных конструкций Борис Михайлович Рабинович, домовладелица Мария Петровна Розенталь и ее сын, преподаватель Тенишевского училища Николай Николаевич Розенталь.

Этюд о профессоре Николае Николаевиче Розентале[37]

Николай Николаевич Розенталь (1892–1960) – историк-медиевист, чья жизнь и творческий путь наполнены противоречиями, так присущими тому нелегкому времени, когда сначала Гражданская война, затем насильственная ломка всех привычных устоев, и наконец, сталинский режим, поставили науку на узкие рельсы единственно правильных мнений и партийных директив. Отец его Николай Андреевич Розенталь был широко образованным человеком, работал в книгоиздательстве Ф.Ф. Павленкова. После смерти Павленкова Н.А. Розенталь наряду с В.И. Яковенко и В.Д. Черкасовым продолжили книгопечатание; среди их заслуг, кроме издания огромного числа книг на самые разнообразные темы, числится также устройство библиотек-читален в провинции, в частности, в Томской губернии. Издательство Павленкова было источником расширения кругозора юного Николая Розенталя, и позже в своей переписке с С.Я. Боровым он упомянет о социологе Н.Н. Андрееве (Николине), который работал под руководством его отца.

По настоянию родителей Николай Розенталь поступил в Тенишевское коммерческое училище. Вероятно, отец и мать хотели видеть в Николае будущего коммерсанта или политического деятеля, ведь обучение в Тенишевском училище было построено не на фундаменте классического образования, а на практических занятиях по физике и химии, написании рефератов на актуальные общественные и гражданские темы, экскурсиях на фабрики и заводы. Вероятно, Н.Н. Розенталь получил тут хорошую подготовку по экономическим дисциплинам, так пригодившуюся ему позже в преподавании курса, посвященного торговому капиталу.

В Тенишевском училище Н.Н. Розенталь познакомился с теми людьми, которые в дальнейшем окажут большое влияние на его жизнь. Директором училища какое-то время был Н.Н. Гиппиус, кузен З.В. Гиппиус. Обучались в Тенишевском училище и сыновья В.В. Розанова, который был активным членом Религиозно-философского общества, что, возможно, повлияло на то обстоятельство, что через некоторое время Николай Розенталь стал членом этого общества. На будущего историка, несомненно, оказала большое влияние культурная обстановка в училище (регулярные концерты, приезды знаменитых поэтов – В. Мейерхольда и А. Блока): он на всю жизнь сохранил страсть к поэзии, театру, искусству. После окончания училища Николай Розенталь самостоятельно за полгода освоил курс латыни и древнегреческого языков, необходимых для поступления на историко-филологический факультет Петербургского университета.

В 1909 г. Н.Н. Розенталь становится студентом, а в 1914-м оканчивает университет. Большое влияние на формирование Н.Н. Розенталя как историка оказал его научный руководитель И.М. Гревс, глава целой научной школы медиевистики, к которой принадлежали выдающиеся историки Л.П. Карсавин и О.А. Добиаш-Рождественская. Многие идеи учителя, как это показывает научное творчество Н.Н. Розенталя, казались историку-медиевисту неприемлемыми, в частности идея о замкнутости римского хозяйства, однако И.М. Гревс смог дать общее культурно-историческое направление труду своего ученика. По окончании учебы Н.Н. Розенталя оставили при университете для подготовки к ученой степени. В 1922 г. он защитил кандидатскую диссертацию по Юлиану Отступнику, а в 1923-м опубликовал книгу по диссертации «Юлиан Отступник: трагедия религиозной личности». Решающее влияние на выбор темы исследования оказало членство Н.Н. Розенталя в Петроградском религиозно-философском обществе.

В 1920-х гг. Н.Н. Розенталь выступает также как театральный критик. Уже в «Юлиане Отступнике» прослеживается влияние на него выдающегося норвежского драматурга Генрика Ибсена (норвежец написал пьесу «Кесарь и Галилеянин», посвященную Юлиану); на протяжении всей жизни Н.Н. Розенталь ценил театральные постановки, и мог писать о них с профессиональным мастерством, примыкая к «правому» критическому флангу и в своих статьях защищая старые академические театры. В эти годы он, по-видимому, знакомится с П.П. Гайдебуровым, выдающимся режиссером и актером, основателем Нового ТЮЗа в Ленинграде. Их дружба возобновится после двадцати лет разлуки в Москве, где оба провели последние годы жизни.

Сложными были отношения Н.Н. Розенталя с советской властью. С 1914 г. он состоял членом партии кадетов, от которых избирался гласным Думы одного из районов Петрограда. В литературе встречается утверждение, что он неоднократно арестовывался в 1918–1921 гг., но определить достоверность этих данных в настоящее время не представляется возможным. Как бы то ни было, отношение к молодой власти было, как и у многих других представителей «старой» интеллигенции, достаточно скептичным. Тем сложнее объяснить метаморфозу, которая произошла с Н.Н. Розенталем в 1924 г.: после книги о Юлиане Отступнике, где он призывает к реформации православного христианства, выступая в духе Религиозно-философского общества, он поступает на работу на Общественно-политическое отделение ФОН (факультет общественных наук), где приступает к преподаванию курса «Происхождение торгового капитала». Н.Н. Розенталь пишет ряд книг, в которых выступает как активный популяризатор марксистского экономического детерминизма, а культуре в его общих работах отводится неприлично малое место. Почему Н.Н. Розенталь так быстро духовно «эволюционировал»? Была ли эта «эволюция» насильственной или это было сознательным политическим конформизмом? Эти вопросы пока не имеют ответа и могут быть хотя бы частично выяснены с помощью архивных данных.

В 1925 г. Н.Н. Розенталь назначен приват-доцентом и читает курс по крестьянству Европы в Средние века и Новое время, работу в ФОН историк совмещает с преподаванием в педагогическом институте им. А.И. Герцена. С 1926 г. Н.Н. Розенталь становится сверхштатным доцентом. Карьера его успешна: кроме преподавания в нескольких университетах (реорганизованные в 1920-е гг. в институты и факультеты) он пишет книги и статьи. В 1924–1925 гг. в двух частях выходит его книга «Западноевропейское средневековье». В 1925 г. – исследование, посвященное Германской крестьянской войне – «Томас Мюнцер». В 1926–1927 гг. – связанные между собой «Исторический путь Запада» и «Рождение современной Европы». Эти книги представляли собой выдержки из художественной литературы, в них автор выступил превосходным знатоком исторического романа. Весьма оригинальный замысел Н.Н. Розенталя, к сожалению, был предан забвению, а ведь в 1920-е гг. исторические романы могли стать тем средством, которое прививало бы молодым специалистам интерес к истории, повышало их общий культурный уровень, заставляло творчески переосмысливать известные события.

Годом наивысшего успеха для Н.Н. Розенталя стал 1934-й. Он удостоен звания мастера-педагога в педагогическом институте им. А.И. Герцена, награжден Почетной грамотой на Всесоюзном соревновании высших школ, организованном «Комсомольской правдой», а с 1 июня становится первым заведующим кафедры истории Средних веков, восстановленной в ЛГУ Однако вскоре после столь впечатляющих успехов последовало падение в пропасть. Дело в том, что должности заведующего кафедрой Н.Н. Розенталь добился с помощью Г.С. Зейделя, бывшего деканом исторического факультета. В 1935 г. Зейдель обвинен партийным руководством, а с его смещением последовало и падение Н.Н. Розенталя, которого в апреле 1935 г. уволили со всех занимаемых должностей и под предлогом переселения «неблагонадежных» после убийства С.М. Кирова выслали в Казахстан.

По предложению следователя Андреева дело Н.Н. Розенталя передали на рассмотрение тройки УНКВД ЛВО на предмет заключения его в концлагерь сроком на пять лет. Однако Розенталю в очередной раз повезло; слова о необходимости его заключения в концлагерь были зачеркнуты, и поверх машинописного текста уже чернилами было написано: «Высылка в Самару». Однако в Самару Н.Н. Розенталь не попал.

Квартиру его опечатали, детей, судя по всему, сдали в детдом, а сам он как «социально опасный элемент» постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 17 марта 1935 г. вместе с женой, матерью и двумя тетками оказался в ссылке в городе Иргизе Актюбинской области. В следственном деле Н.Н. Розенталя сохранился любопытный документ: «Я, нижеподписавшийся гражданин, Розенталь Николай Николаевич, 1892 г. р. обязуюсь перед НКВД ЛВО в 5-дневный срок со дня подписания мною настоящего обязательства выехать из Ленинграда совместно с семьей, в составе матери Розенталь Марии Петровны, 68 лет, и жены, Розенталь Ксении Владимировны, 1902 г. рождения, тетки Пельтонен Марии Васильевны – 71 год и тетки Дитвельт Веры Петровны – 66 лет. Место жительства – Иргиз, срок 5 лет. Выезд 20 марта 1935 г.»

Сколько он пробыл в Иргизе, да и доехал ли до него – неясно: в 1935/36 учебном году он работал в Алма-Атинском педагогическом институте им. Абая в качестве профессора кафедры всеобщей истории.

1 сентября 1936 г. Н.Н. Розенталь начинает преподавать в Одесском университете. В Одессе он организовал кафедру Средних веков, где с перерывами (1937/1938, 1938–1940, 1942–1949 гг.) был заведующим и какое-то время единственным сотрудником. В Одессе ученый разрабатывает тему «Развитие противоречий во франкском обществе в V–VIII вв.», которая является продолжением его теоретических работ, написанных вначале 1930-х гг. В 1937/1938 гг. над Розенталем нависает новая опасность: он исключен из университета как человек с «чужой с буржуазной психологией». Вскоре историк-медиевист возвращен на работу, благодаря новому декану факультета Д.Д. Кипарисову, прибывшему из Туркменистана. В эти годы, когда на историческом факультете Одесского университета свирепствовали репрессии, Н.Н. Розенталь уцелел лишь чудом, возможно, благодаря тому, что в 1940-м уехал (был командирован?) в Курск, где Н.Н. Розенталь работал в педагогическом институте города. В Курске ему удалось опубликовать статью о государстве Одоакра в Италии. В 1942 г. Н.Н. Розенталя вызывают в Майкоп, где в то время в связи с эвакуацией из Одессы базировался университет. В 1945 г. Н.Н. Розенталь возвращается вместе с университетом в Одессу. В первые послевоенные годы он занимает ряд постов: является заведующим кафедрой истории Средних веков Одесского университета, работает по совместительству в педагогическом институте, состоит членом Совета университета, руководит работой университетских кружков, стоит во главе Обкома союза работников высшего образования. Участвует в организации музея, посвященного обороне Одессы, где, возможно, знакомится с С.Я. Боровым, оставшимся его другом и после перезда из Одессы в Москву

В послевоенные годы Н.Н. Розенталь занимается исследованием ряда проблем истории Древнего мира и Средних веков. Он продолжает исследовать социально-религиозную борьбу в Римской империи III–V вв. и публикует статью «Социально-политические воззрения языческой интеллигенции поздней Римской империи (Либаний и Аммиан Марцеллин)», в которой связывает мировоззрение языческой интеллигенции, и в частности Аммиана и Либания, с сословием куриалов, которое стремительно сходило с арены Римской империи во второй половине IV в. Статья отличается новаторским характером даже на уровне мировой историографии и сопоставима разве что с исследованием Э. Томпсона, который также связывал взгляды Аммиана Марцеллина с принадлежностью к декурионам.

Н.Н. Розенталь исследует елизаветинскую Англию на материале исторических хроник Шекспира (все работы ученого по этой теме так и остались в рукописях), а также социальные основы мировоззрения Ульриха фон Гуттена (продолжая работу 1925 г., посвященную Томасу Мюнцеру). Н.Н. Розенталь читает открытые лекции студентам, ведет пропаганду научных знаний, в 1947 г. вступает в общество «Знание».

В 1949 г. в жизнь Н.Н. Розенталя вновь вторглись суровые испытания: его обвинили в космополитизме. Тему, посвященную шекспировской Англии, которую он разрабатывал, признали неактуальной, были осуждены его театральные рецензии, научные доклады и поэтическое творчество (это единственное свидетельство того, что Н.Н. Розенталь писал стихи!). Все его публикации «замораживались», его научная работа (он оставался преподавателем Одесского университета) была отравлена постоянными проверками. В 1951–1954 гг. Николай Николаевич читал курс эстетики студентам и профессорам Одесской консерватории. Однако работа в Одессе все более и более угнетает его, тем более что новый декан факультета К.Г. Мигаль всячески мешал работе ученого. Поэтому с выходом на пенсию в 1954 г. Н.Н. Розенталь навсегда покидает Одессу и переезжает в Москву.

В Москве он предложил свои услуги в МГУ, но дальше лекций на общественных началах дело не пошло. Однако он возобновил контакты с Обществом по распространению научных и политических знаний, под его эгидой прочел большое количество лекций, написал ряд рецензий и статей, а также выпустил свои последние крупные работы: «Из истории православия, католицизма и протестантизма» (1957), «Жанна д’Арк. Народная героиня Франции» (1958), «Христианство, его происхождение и сущность» (1955, 1960). Николай Николаевич читал также лекции по эстетике в московской консерватории, вел спецкурс в педагогическом университете им. Крупской. Подчас предложений о работе поступало так много, что Николай Николаевич вынужден был отказываться.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: преподаватель Гитта Львовна Аронович (кв. 14), Александр Александрович Бадридзе (до 1917 г. потомственный дворянин), его жена Татьяна Васильевна, сын Георгий, внук Валерий, племянники Георгий и Лев Игнатьевичи Бадридзе (кв. 7), сотрудник фабрики «Красный Ткач» Павел Константинович Горев (кв. 5), артист Григорий Иванович Городецкий, Георгий Вениаминович Городецкий и Александра Васильевна Городецкая (кв. 4), заведующий лабораторией ЦЛРЗ инженер-электрик Григорий Абрамович Зейтленок (кв. 9), Константин Михайлович Плаксин, его жена Мария Ивановна и дочь Галина (кв. 24).

Г.И. Бадридзе (1911 – после 1943, до 1985) – уроженец Петербурга. По окончании Ленинградского автодорожного института работал в Баку, где в августе 1942 г. призван в Красную армию Бакинским ГВК и в звании старшего техника-лейтенанта назначен помощником начальника дорожного отдела 44-й армии Северо-Кавказского (с 6 февраля 1943 г. – Южного) фронта. Руководил строительством моста в устье реки Терек (август 1942), 126-метрового моста через реку Аксай, восстановлением 100-метрового моста в Новобатайске, строительством переправы через реку Дон (май 1943 г.) с двукратным превышением против проектной пропускной способности переправы. Личной заслугой командира явилось выполнение задания Военного совета армии по изысканию, получению и доставке из Баку в расположение армии запчастей и агрегатов к автомашинам иностранных марок, что обеспечило бесперебойную работу автотранспорта армии и восстановление парка автобатальонов. Приказом командующего армией от 21 августа 1943 г. № 047/н старший лейтенант Г. И. Бадридзе награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 46328688).

Л.И. Бадридзе (1913 – после 1944, до 1985) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Куйбышевским РВК Ленинграда в 1939 г. Участник боевых действий Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 г. на Калининском, Западном, 1-м Украинском фронтах, пройдя путь от красноармейца-стрелка до гвардии лейтенанта, командира взвода разведки 77-й батареи Управления командующего артиллерией 1-й Гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта. Приказом командующего артиллерией от 15 июня 1944 г. № 033/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 31225498). В блокадном Ленинграде погибли родственники братьев Г.И. и Л.И. Бадридзе Александр Александрович (1885 – июнь 1942), Татьяна Васильевна (1882 – июнь 1942), Георгий Александрович (1909 – апрель 1942) и Валерий Георгиевич (1939 – апрель 1942) Бадридзе (Блокада, т. 2).

Г.А. Зейтленок (1902–1993), заслуженный деятель науки и техники РСФСР, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой радиопередающих устройств Ленинградского Электротехнического института связи им. М.А. Бонч-Бруевича. Родился в Курске в мещанской семье. После окончания в 1925 г. Московского высшего технического училища работал начальником лаборатории, заместителем директора по научной части, начальником отдела радиопередающих устройств, начальником отдела коротких волн, заместителем главного инженера на ленинградском заводе № 208, научно-техническим руководителем, главным инженером Главрадиопрома Наркомата электропромышленности СССР, главным инженером новосибирского завода № 208. В составе делегации советских ученых участвовал в научных конференциях в Испании, США, Англии. В начале 1929 г. решением правительства ликвидировали Петроградскую радиолабораторию, работы и сотрудников которой передали в Центральную радиолабораторию Электротехнического треста заводов слабого тока. Здесь Г.А. Зейтленок под руководством назначенного директором лаборатории М.А. Бонч-Бруевича продолжил разработку коротковолнового передатчика для проекта «Блокада-1», возглавляемого А.Л. Минцем, а затем его перевели на радиозавод им. Коминтерна, где эти передатчики должны были изготовляться. За разработку передатчиков мощностью 500 КВт Г.А. Зейтленок награжден орденом Трудового Красного Знамени.

К.М. Плаксин (1909 – после 1941) – уроженец Петербурга. Старший политрук, ответственный секретарь партбюро 149-го гаубичного артиллерийского полка 90-й Гвардейской стрелковой дивизии, пропал без вести в июле 1941 г.[38] В блокадном Ленинграде в мае 1942 г. погибла его пятилетняя дочь Галина (Блокада, т. 24), после чего жена эвакуировалась в Алтайский край.

В годы блокады Ленинграда погибли более 25 жителей этого дома.

Ныне в доме расположены магазин для садоводов и цветочный магазин «Трилистник».

Дом № 5 / 3-я Советская ул., 20

Трехэтажный дом с протяженным, в 20 осей, выходящим на проспект фасадом и с коротким, в 10 осей, по 3-й Советской улице, в 1837 г. начал строить архитектор К.Е. Егоров, а завершил постройку в 1840 г. с расширением левой части В.Е. Морган[39]. В 1901 г. А.С. Гулин достроил правую часть дома, завершив отделку его протяженного фасада. И если короткий фасад легко симметризирован выделением двух средних окон второго этажа треугольными сандриками, в отличие от полуциркульных на остальных окнах, то на протяженном фасаде Гулин ввел более сложное членение: здесь треугольные сандрики установлены на пятых окнах с каждой стороны фасада, а его середину составляет группа из восьми окон с полуциркульными сандриками.

Этот участок по нечетной стороне Слоновой улицы достался купчихе Александре Ивановне Александровой по наследству от родителей в 1850-х гг. В 1863 г. Александрова продала домовладение жене петербургского купца Киприана Зиновьевича Зиновьева Фёдоре Игнатьевне, поселившейся здесь с мужем, сыном Константином и дочерью Прасковьей, сдавая в аренду большую часть квартир. Среди жильцов, по крайней мере до 1868 г., были петербургские купцы Иван Яковлевич Александров, содержащий здесь же фруктовую лавку, Андрей Иванович Масленников, коломенский купец-скототорговец Василий Трофимович Щукин, петербургские мещане Граббе, Иван Григорьевич Григруцкий, Иван Иванович Домогаров Эрнст Первиц, потомственные почетные граждане Михаил и Николай Васильевичи Мартьяновы, художник Александр Антипин.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 5. 2015 г.


За три года до своей кончины Феодора Игнатьевна оформила завещание, в котором все свое движимое и недвижимое имущество завещала сыну Константину Дочь Прасковья, вышедшая замуж за свободного художника Тихона Егоровича Полилова, получила некое приданое, но, по-видимому, этот брак был не по душе матери, и в своем завещании она несколько раз упомянула, что дочери ничего не достается.

В 1866 г. Константин Зиновьев (1838–1893) принял наследство, продолжая сдавать большинство помещений в аренду В 1880-х гг. здесь жил и содержал в доме ренсковый погреб купец 2-й гильдии кронштадтский мещанин Петр Николаевич Стрючков. Купец 2-й гильдии Павлов содержал здесь трактир, занимавший 15 комнат. В 1887 г. этот трактир под названием «Кострома» перешел к купцу 2-й гильдии Ивану Павловичу Сромотко, жившему в собственном доме на Бассейной ул., 35.

После кончины К.К. Зиновьева в 1893 г. наследниками узаконили его вдову Марию Кондратьевну и дочь Марию. Стареющая мать и молодая девица не смогли заниматься своим имением и продали его по купчей крепости от 1 сентября 1894 г. крестьянину Тверской губернии Ивану Ивановичу Кудряшову за 78 тыс. рублей[40], предпринявшему в 1901 г. постройку пятиэтажного флигеля по правой и задней стороне двора на месте хозяйственных построек (работы к 1902 г. выполнил гражданский инженер А.С. Гулин).

И.И. Кудряшов с 1899 г. состоял в петербургском купечестве, до 1918 г. жил в собственном доме с женой Марией Петровной, сыном Виктором и дочерью Александрой и содержал здесь трактир. В 1915–1917 гг. состоял торговым депутатом Петроградской городской управы, членом Коммерческого суда, казначеем общества взаимной помощи лично трудящихся и похоронной кассы общества. Кроме этого дома вместе с компаньоном владел незастроенным участком в 26-й линии на Васильевском острове.

После перестройки домовладения здесь жили купец 2-й гильдии посудный торговец Иван Матвеевич Боярчиков и купчиха Марфа Варфоломеевна Боярчикова, специалист медно-котельного завода А.М. Оуфа Алексей Андреевич Гришин, купец 2-й гильдии Михаил Иванович Душечкин, Николай Дмитриевич Лобанов, вдова протоиерея Анна Петровна Парвова, техник Александр Егорович Разумов, купец 2-й гильдии Александр Иванович Оленчиков с женой Анной Алексеевной, сыном Николаем и дочерью Зинаидой, чиновник Управления внутренних водяных путей и шоссейных дорог коллежский советник Эдуард Иосифович Юзефович. Николай Васильевич Кучин содержал в доме сапожный магазин (его сапожная мастерская находилась в доме № 9/18).

В 1913 г. в доме на первом этаже устроили магазины, на втором ресторан В.С. Вишнякова и училище Ивановой, на третьем этаже квартира Ивана Григорьевича Малмыго, рядом с гостиницей Вишнякова.

В 1913–1917 гг. в доме и надворном флигеле жили: учительница Женской гимназии Никифоровой, вдова коллежского советника Лидия Сергеевна Ганскау, сотрудница Института императрицы Марии Евдокия Лаврентьевна Гноровская, полковник Василий Иванович Егоров, Павел Васильевич Кирсанов, полковник Иван Спиридонович Куппа, Григорий Федорович и Анна Петровна Латышовы, член Петербургской уездной земской управы Павел Иванович Москвин и служащая управы Мария Юльевна Москвина, мировой судья 2-го участка Константин Константинович Оппенгейм, почетный гражданин Генрих Игнатьевич Пиваковский, вдова купца Дарья Ивановна Синявина, Болеслав Иванович Соколовский, петроградский уездный мировой судья 1-го участка член Татьянинского комитета потомственный дворянин Константин Константинович Строгонов, Петр Николаевич Ягупов. И.Г. Малмыго содержал книжный магазин «Общеполезное чтение».

В 1930–1940-х гг. здесь жили: врач Михаил Митрофанович Балонов и архитектор Мария Николаевна Балонова (кв. 8), электромонтер фабрики им. Ногина Антон Никодимович Бузис[41] (кв. 30), экономист Вальтер Яковлевич Кирик (кв. 4), Андрей Иванович Лазарев (кв. 3), инженер треста «Ленэнерго» Владимир Михайлович Лыткин (кв. 5), Григорий Степанович Степанов, его жена и дети Василий и Галина (кв. 3), писатель Алексей Артемьевич Тверяк (кв. 8), Алексей Дмитриевич Уткин, его жена и дочь Марина (кв. 18).

Г.С. Степанов (1901–1945) – уроженец Лядского у. Псковской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 13 июля 1941 г. Сержант, командир орудия 816-го артполка 281-й стрелковой дивизии. Воевал на Волховском и Ленинградском фронтах. Награжден медалью «За оборону Ленинграда».

В полку со времени его формирования в августе 1941 г. В боевых действиях полка в 1942 г. и первом полугодии 1943-го своим орудием уничтожил до 150 немецких солдат и офицеров, подавил шесть огневых точек, повредил девять землянок с живой силой противника. В бою 6 июля 1943 г. прямой наводкой уничтожил ДЗОТ противника. Приказом командира полка от 10 августа 1943 г. № 14/н награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 16912119). 16 июля 1944 г. уничтожил четыре ДЗОТа с пулеметами и прислугой, чем обеспечил продвижение пехотного подразделения, к которому был придан его расчет. Приказом командира дивизии от 31 января 1944 г. № 01/н награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 20873976). Погиб в бою 9 марта 1945 г. на территории Германии[42]. Дочь Галина умерла в пятилетием возрасте в блокадном Ленинграде в 1942 г. (Блокада, т. 29).

А.А. Тверяк, настоящая фамилия Соловьев (1900–1937), уроженец дер. Озерд Бережницкой вол. Луцкого у. Волынской губ. Прозаик, автор ряда повестей и романов – преимущественно о пореволюционной деревне («На отшибе», «Передел» и др.). В 1920-е гг. входил в группу молодых пролетарских писателей «Стройка», затем стал членом Всероссийского союза крестьянских писателей. Арестован 4 апреля 1935 г. Особым совещанием при НКВД СССР 25 июля 1935 г. осужден по ст. 58–10 УК РСФСР на три года ссылки в Казахстан. Отбывал наказание в г. Каркаралинске. Вновь арестован 25 декабря 1937 г. Тройкой УНКВД по Карагандинской обл. 31 декабря 1937 г. приговорен за «участие в контрреволюционной троцкистско-повстанческой организации и антисоветскую агитацию и пропаганду» к высшей мере наказания. Расстрелян 31 декабря 1937 г.[43]

А.Д. Уткин (1911 – после 1943), уроженец дер. Глинка Борисоглебского у. Ярославской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. В 1943 г. старший сержант, командир аэростатного отделения 3-го полка аэростатов заграждения Ленинградской армии ПВО. За обеспечение подъема аэростатов на предельную высоту приказом командира полка от 10 октября 1943 года № 020/н награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 150785350).

В годы блокады Ленинграда погибло около 40 жителей этого дома, в том числе дети Вова Богданов (кв. 1), Галя Степанова (кв. 3), Валерьян и Константин Тихоновы (кв. 18), Марина Уткина (кв. 1) и старейшие жители дома (люди старше 70 лет) Надежда Дмитриевна Аникина (кв. 24), Александра Николаевна Лаврова (кв. 12), Маргарита Августовна Мехо (кв. 38), Илья Сергеевич Ненашев (кв. 12), Зиновия Арсеньевна Филисеева (кв. 27).

В 2001 г. дом включен КГИОП в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Ныне в первом этаже этого дома расположены универмаг «Сезон» и «Салон красоты», занявший место находившейся здесь парикмахерской (№ 3 в 1940-х гг., № 318 – в 1950-х, № 322 – 1980-х гг.).

Дом № 7 / 4-я Советская ул., 19

В 1865 г. угловой участок по Слоновой улице и 4-й Рождественской под № 110/123 и полицейскими № 10 и № 17 принадлежал жене серебряных дел мастера Ульяне Васильевне Александровой. На участке в 200 кв. саженей построили деревянный дом с мансардным этажом и надворные постройки. Под диктовку Ульяны Васильевны прусский подданный Адольф Германович Герман написал доверенность на управление имуществом ее мужу. «По болезни моей и неумению грамоты сама управлять не могу, то прошу супруга моего Николая Александровича весь труд этот принять на себя в полном смысле хозяина и распоряжаться домом моим, как своею собственностью, давая мне, однако, надлежащие отчеты, как в приходах, так и в расходах»[44]. Запись о принадлежности участка Александрову значится в «Табеле домов гор. С.-Петербурга с Васильевским островом» на 1866 г. Но считавшая себя болезненной Ульяна Александрова пережила мужа, имя которого более не встречается в адресных книгах, тогда как жена ремесленника УВ. Александрова числится владелицей участка еще в 1894–1908 гг., хотя после постройки в 1894 г. взамен старого нового двухэтажного углового дома и передала управление домовладением дочери Пелагее Николаевне. В 1897 г. архитектор В.Ф. Пруссак построил на участке четырехэтажный дом по Слоновой улице[45], а в 1908 г. по духовному завещанию УВ. Александровой родительские владения перешли к Пелагее Николаевне Успенской, к этому времени уже жене потомственного почетного гражданина. Новым владельцем имущества в 1909 г. стал генерал-майор Александр Николаевич Иванов, владевший домом до 1913 г., но здесь не живший. Последняя купчая на это имущество была совершена в 1914 г. зубным врачом Романом Александровичем Изаковым[46], к 1917 г. корме этого дома владевшим домами № 30 и № 32/2 на Прядильной улице и жившим в доме № 2б на Суворовском проспекте.

До постройки новых домов на участке жили преимущественно крестьяне, мелкие торговцы, отставные солдаты. В 1881–1884 гг. в доме только крестьянин Николай Макаров торговал в мелочной лавке, а остальные помещения занимало заведение терпимости, которым владели пять хозяек: мещанки Пелагея Богданова и Софья Мальцева, солдатки Крейна Кринштандская, Екатерина Иванова и Мерима Махнер.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 7. 2015 г.


В новом угловом доме в 1894 г. поселились или наняли торговые помещения шлиссельбургский мещанин Лейзер Ицкович Гольцикер, петербургский мещанин виноторговец Савва Алексеевич Поманенков, крестьяне Ярославской губернии Василий Поликарпович Соколов и Алексей Николаевич Шошкин, крестьянин Иван Васильевич Шаников открыл здесь съестную лавку Скромное домовладение приносило лишь 6000 рублей годового дохода.

Положение изменилось только после 1901 г., когда во вновь построенном доме купец 2-й гильдии Василий Григорьевич Басков открыл одну из своих чайных лавок, Николай Карлович Брокгоф – мегазин канцелярских принадлежностей, Л.И. Гольцикер – магазин готового платья, мещанин Гирш Рувимович Зив – фотографический павильон и переплетную мастерскую, крестьяне Кузьма Мартынович Мартьянов и Николай Алексеевич Чекалов – мясную и зеленную лавку, провизор Давид Хацкелевич Стачунский – аптекарский магазин.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Алексей Иванович Иванов и его сыновья Георгий (1925 – май 1942) и Павел (кв. 5); весовщик станции Ленинград Московской линии Октябрьской железной дороги Иустин Ильич Коляго[47] (кв. 5), переплетчик-кустарь на дому Берко Аронович Кузнецов[48] (кв. 8), Николай Николаевич Мельников (1912, кв. 10), машинист крана 46-го цеха завода им. Марти Виктор Иванович Следзевский и его мать Елена Егоровна Следзевская[49] (кв. 4).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны принимал участие житель этого дома П.А. Иванов. Он родился в Петрограде в 1922 г. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 305-го Краснознаменного стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии 4-й армии. Пропал без вести 25 ноября 1941 г., о чем сообщили отцу[50], отец (54 года) и 7-летний брат умерли в блокадном Ленинграде в 1942 г. (Блокада, т. 12).

Блокадную судьбу А.И. и Г.А. Ивановых разделили жители дома Екатерина Александровна Балашова (1903 – январь 1942; кв. 20), Вера Владиславовна Воробьева (1925 – январь 1942; кв. 7), Варвара Михайловна Емельянова (1915 – октябрь 1941, кв. 4), Иван Андреевич Бобров (1901 – декабрь 1941, кв. 14), Александр Прокофьевич Лавров (1890 – январь 1942, кв. 21), Валентина Прокофьевна (1894 – февраль 1942) и Прасковия Дмитриевна (1864 – февраль 1942) Лавровы (кв. 4), Игнатий Петрович Овчинников (1888 – март 1942, кв. 4), Прокофий Прокофьевич Прокофьев (1882 – декабрь 1941, кв. 5).

Угловой двухэтажный дом на участке после разрушения в годы Великой Отечественной войны не восстанавливался, и на его месте устроен небольшой сквер, столь редкий на Суворовском проспекте.

Дом № 9 /4-я Советская ул., 18

В 1850–1860-х гг. угловой участок по Слоновой улице и 5-й Рождественской улицам под № 230 по табелю 1846 г. (№ 113 по табелю 1874 г.) принадлежал Масленникову. На 400 кв. саженях стояли построенные в 1859 г. архитектором-художником Ф.М. Тутышкиным[51] трехэтажный каменный дом с таким же надворным флигелем по двум границам двора. В 1888 г. сдвоенный участок № 16–18 принадлежал наследникам купца Петрова. Живший здесь купец 2-й гильдии Иван Максимович Семенов содержал мучную и овощную лавки. В доме находилась аптека провизора Алексея Эдуарда Деринга. В 1896 г. домовладение приобрел торговец кожами крестьянин Ярославской губернии Константин Иванович Мерзлоухов[52] и владел им до 1918 г. Приведя в порядок новое домовладение и, поселившись здесь с семьей, Мерзлоухов продал ранее принадлежавший ему дом № 23 на Мытнинской улице (к 1917 г. К.И. Мерзлоухов, кроме дома № 9/18, владел домом № 9 в Лештуковом пер. и домом № 29 на Рузовской ул.).

В 1895–1900 гг. в доме жили: чиновник Главного управления почт и телеграфа коллежский асессор Александр Алексеевич Белокуров, Иван Александрович Блаховитин, помощник начальника Контроля сборов Юго-Восточных железных дорог Александр Игоревич Ермолаев, купчиха Елена Даниловна Красновская (содержала ренсковый погреб), купчиха Анна Павловна Лежоева (вела галантерейную торговлю), Михаил Кузьмич Федоров (имел москательную лавку), преподаватель Рождественского городского училища (Суворовский пр., 16) и Школы печатного дела Императорского Русского технического общества Мокий Леонтьевич Щербацевич.

В 1900–1902 гг. техник Л.В. Богуский[53] надстроил здания до пятого этажа, сохранив архитектурный стиль эклектики в массивном здании с развитым угловым фасадом.

Первыми после перестройки здания нанимателями жилых и торговых помещений первого этажа стали: Андрей Васильевич Аршинов, открывший здесь одну из своих мясных лавок, вдова дворянина Анна Фердинандовна Войткевич, открывшая в первом этаже красильный магазин и красильную мастерскую в хозяйственных постройках на участке, Семен Пименович Герасимов, содержавший мелочную лавку, Михаил Андреевич Ермолаев – колбасную лавку, Александр Петрович Комяков – галантерейный магазин, купчиха Елена Даниловна Красновская – ренсковый погреб, Николай Васильевич Кучин – сапожную мастерскую (его сапожный магазин находился в доме № 5/20), Семен Илларионович Саплин – сливочную лавку, Илья Васильевич Ульянов – мясную и зеленную лавку, М.К. Федоров вновь открыл здесь москательную и посудную торговлю.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 9. 2015 г.


Во втором этаже расположились отделение Петербургской Государственной сберегательной кассы, камера мирового судьи, аптека провизора Германа Максимовича Лунца, продажа готового платья Алексея Исааковича Гольцикера.

Жилые комнаты 3-го этажа заняли классный художник 1-й степени архитектор и техник Петербургской городской управы Виктор Никанорович Бобров (1864–1935; жил здесь до своей кончины) и его жена Мария Алексеевна (1869–1916, урожденная Быстреевская), М.А. Ермолаев, служащий Петербургской Государственной сберегательной кассы губернский советник Борис Глебович Курносов, шесть комнат занял генерал Потемкин. В четвертом этаже поселились практикующий врач Абрам Михайлович Лившиц, служащий Петербургской Государственной сберегательной кассы губернский советник Сергей Георгиевич Руч, в пятом – статский (с 1912-го – действительный статский) советник Федор Александрович Витберг и его дочь Наталья, художница, преподаватель гимназии при Женском педагогическом институте (жили здесь до 1919 г.); член комитета для сбора пожертвований в пользу С.-Петербургского совета детских приютов Александр Павлович Горбачев, Карп Петрович Руди.

В 1907–1910 гг. здесь жили виноторговец Евгений Куприянович Красновский и купчиха Елена Даниловна Красновская, содержавшая в доме ренсковый погреб и колониальную торговлю, почетный гражданин Яков Васильевич Малафеев (содержал свечную, посудную и винную торговлю).

В 1913–1917 гг. здесь, кроме семей домовладельца и архитектора В.Н. Боброва, жили совладельцы фирмы колониальных товаров «Наследники Е.Д. Красновской» Евгений и Павел Киприановичи Красновские, доверенный опекун фирмы «Наследники Е.Д. Красновской», член биржевого комитета Петроградской винной и фруктовой биржи, член Петроградского комитета виноделия Я.В. Малафеев, товарищ председателя правления Общества инженеров-электриков инженер Василий Константинович Мерзлоухов и смотритель Малоохтинского кладбища поморского согласия[54] Леонид Константинович Мерзлоухов, чиновник Центральной бухгалтерии Государственного контроля, коллежский советник Александр Тихонович Николаев. Ефим Абрамович Изаксон содержал здесь живописную мастерскую.

В.Н. Бобров (1864–1935) родился в Петербурге в семье священника. С 1883 по 1890 г. обучался в Императорской Академии художеств, окончив полный курс наук. Его работы отмечались академическими медалями: второй серебряной (1887), первой серебряной (1889), малой золотой за конкурсную программу «Проект посольского дома» и большой золотой за проект «Главная станция железной дороги в столичном городе» (1889). 28 октября 1891 г. удостоен звания классного художника 1-го класса, дающего право на личное дворянство. С 1892 по 1895 г. в качестве пансионера Академии стажировался в Египте, Испании и Италии. С 1901 г. архитектор Петербургской городской управы и Священного синода, в 1913 г. – член Императорского общества архитекторов-художников и епархиального училищного совета Петербургской епархии. В 1917 г. член строительной комиссии по сооружению в Петрограде храма-памятника в память 300-летия царствования Дома Романовых, архитектор канцелярии обер-прокурора синода, богадельни в память совершеннолетия цесаревича Николая Александровича и больницы Св. Ольги, член совета Прибалтийского православного братства, попечитель и староста церкви Исидора Пелусиота при Исидоровском епархиальном женском училище. В 1920–1930-х гг. занимал руководящий пост в строительном управлении Петрограда (Ленинграда). В 1929 г. перестроил под промтоварный магазин, некогда известный как «Гаванский универмаг», построенную по его проекту в 1903–1906 гг. церковь Тихвинской иконы Божией Матери при подворье Пюхтицкого женского монастыря (Среднегаванский пр., 11). Похоронен на Смоленском православном кладбище.

Ф.А. Витберг (1846–1919), литературовед, библиограф, литератор, педагог, собиратель документов по истории России XVII–XIX вв. Родился в семье художника и архитектора академика А.Л. Витберга (1787–1855). Учился на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Преподавал русский язык и словесность в учебных заведениях Петербурга: училище Императорского Человеколюбивого общества, Николаевском Сиротском институте, Николаевской Инженерной академии и училище, Смольном институте благородных девиц, Николаевском, Елизаветинском Екатеринославском и Женском Патриотическом институтах. Ф.А. Витберг – автор многочисленных трудов и исследований по истории русской литературы. Им опубликован целый ряд статей о русских писателях, в частности, о Пушкине, Гоголе, Грибоедове, Ломоносове, Крылове, Жуковском, Фонвизине, Тургеневе, Аксакове, Полонском и др.

Состоял председателем Союза ревнителей русского слова и членом Русского библиологического общества, был одним из редакторов Русского биографического словаря, издаваемого под председательством А.А. Половцова. В марте 1909 г. стал одним из организаторов выставки в залах Императорской Академии художеств, посвященной 25-летию со дня кончины И.С. Тургенева. Часть уникальной по своей полноте тургеневской коллекции Ф.А. Витберга впоследствии поступила в Государственный Исторический музей. Дети Витберга, Андрей и Наталья, ставшая известной художницей, погибли в блокадном Ленинграде.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: сотрудник Ленинградского государственного технико-оптического института (ЛГТОИ) Леонид Михайлович Аполлонов (кв. 31), Дмитрий Георгиевич Апреликов, его жена Ксения Владимировна и сыновья Виктор и Анатолий (кв. 7), Иван Павлович Волков и его жена Клавдия Ивановна (кв. 22), кандидат в члены райсовета Центрального района Елена Константиновна Друсевич (кв. 7), Петр Антонович Кейнер и его семья (кв. 12), научный сотрудник Ленинградского отделения Государственного научно-экспериментального института гражданских, промышленных и инженерных сооружений (ГНЭИС) инженер-строитель Георгий Сергеевич Кожанов (кв. 21), Всеволод Павлович Красновский (кв. 18), Алексей Михайлович Лапин и его жена Мария Львовна (кв. 64), Павел Александрович Павлов и его дочь Ираида (кв. 1), Владимир Семенович Поляков (кв. 33), Пейсах Залманович Симановский и его сын Яков с женой Клавдией Сергеевной (кв. 15), Сергей Яковлевич Усиленок и его жена Мария Даниловна (кв. 6), штукатур завода № 7 Николай Федорович Щербаков[55] (кв. 7).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители этого дома Д.Г. Апреликов, И.П. Волков, В.П. Красновский, А.М. Лапин, П.А. Павлов, В.С. Поляков, Я.П. Симановский, С.Я. Усиленок.

Д.Г. Апреликов (1898 – после 1947) призван в Красную армию Смольнинским РВК 22 июня 1941 г. Воевал на Ленинградском (июнь 1941 – июнь 1942) и Центральном (июнь 1942 – сентябрь 1943) фронтах. Тяжело ранен 5 сентября 1943 г. при наступлении в районе с. Сычевка Брянской обл. в составе 33-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии 60-го стрелкового корпуса. После 10-месячного лечения в госпиталях признан инвалидом войны 3-й группы. Награжден медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». По ходатайству военкома Смольнинского района Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 ноября 1947 г. № 223/75 награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 80296169). Жена К.В. Апреликова (1902 г. р.) и сыновья, 16-летний Виктор и 11-летний Анатолий, умерли в 1942 г. в блокадном Ленинграде (Блокада, т. 2).

И.П. Волков (1907 – после 1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК 30 июня 1941 года. Красноармеец, пропал без вести в августе 1941-го.[56]

В.П. Красновский (род. в 1912 г.), участник боевых действий на Ленинградском (июнь-ноябрь 1941 г.) и Северо-Западном (сентябрь-декабрь 1943 г.) фронтах. Был тяжело ранен 25 сентября 1941 г. при десантной операции под Шлиссельбургом, легко ранен в декабре 1943 г. под Оршей, после чего находился на излечении в госпитале. По состоянию на 1 мая 1945 г. прослужил в Военно-морском флоте 10 лет, в том числе в 1944–1945 гг., в звании главстаршины инструктором школы оружия Учебного отряда Черноморского флота. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1945 г. награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 50607076).

A. М. Лапин (1900–1944) призван в Красную армию Смольнинским РВК 12 июля 1942 г. Старшина похоронной команды 1066-го стрелкового полка 281-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 8 июля 1944 г.[57]

П.А. Павлов (1905 – после 1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК 23 июня 1941 г. Красноармеец 2-го прожекторного полка. Считается пропавшим без вести в июле 1941 г., о чем было сообщено в 1952 г. его дочери, жившей в это время в доме № 3 в Пустом переулке, на запрос о розыске отца[58].

B. С. Поляков (1923 – после 1941), студент Ленинградского Военно-механического института. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 17 июля 1941 г. Красноармеец, 20 августа прислал домой письмо из Рыбацкого, а 6 октября записку: «Убыл на фронт». На розыск, предпринятый в 1981 г. сестрой Евгенией Семеновной Сосниной, получен ответ: «Считается пропавшим без вести в октябре 1941 года»[59].

Я.П. Симановский (1913 – после 1944), уроженец гор. Бобруйска. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Сержант, командир отделения 46-й стрелковой Лужской ордена Ленина дивизии. Пропал без вести в апреле 1944 г.[60]. Его отец П.З. Симановский (1877 г. р.) умер в блокадном Ленинграде в январе 1942 г. (Блокада, т. 27).

С.Я. Усиленок (1900–1941) уроженец Белоруссии, призван в Красную армию Смольнинским РВК. Политрук роты 147-го стрелкового полка 268-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 14 декабря 1941 г. Похоронен на кладбище ст. Саперная в Ленинградской обл.[61]

В годы блокады Ленинграда судьбу семьи Апреликовых и Кейнеров разделили более 50 жителей этого дома.

В 2004 г. на доме установили мемориальную доску к 100-летию Джорджа Баланчина, ставшую первым мемориальным знаком, открытым в Петербурге в память о великом хореографе. Инициатором ее открытия выступил историко-культурный фонд «Грузинское дворянство в Санкт-Петербурге». Автор доски – скульптор Т.Н. Милорадович. Вообще-то, отец будущего хореографа, потомственный почетный гражданин Мелитон Антонович Баланчивадзе в 1904 г. жил в доме № 23 в Басковом переулке у брата-поручика Ивана Баланчивадзе, видно, ребенок очень мешал молодому отцу, содержавшему в доме, где родился сын, погреб грузинских вин! Позже Баланчивадзе жили на Суворовском пр., 47 (1907 г.), а затем покинули Петербург.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Георгий Мелитонович Баланчивадзе


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Мемориальная доска Джорджу Баланчину


Баланчин Джордж (наст, имя и фам. Георгий Мелитонович Баланчивадзе) [9 (22) января 1904, Санкт-Петербург – 30 апреля 1983, Нью-Йорк], американский хореограф, создатель нового направления в классическом балете XX в., во многом определившего развитие хореографического театра США. В 1914–1921 гг. обучался в Петроградском театральном училище, в 1920–1923 гг. также – в Консерватории. Уже в училище ставил танцевальные номера и сочинял музыку. По окончании принят в кордебалет петроградского Театра оперы и балета. В 1922–1924 гг. ставил танцы для артистов, объединившихся в экспериментальный коллектив «Молодой Балет» («Valse Triste», музыка Я. Сибелиуса, «Ориенталия» Ц.А. Кюи, танцы в сценической интерпретации поэмы А.А. Блока «Двенадцать» с участием студентов Института Живого Слова). В 1923 г. поставил танцы в опере «Золотой петушок» Н.А. Римского-Корсакова в Малом оперном театре и в пьесах «Эуген Несчастный» Э. Толлера и «Цезарь и Клеопатра» Б. Шоу.

Ныне в доме находятся стоматологическая клиника «Дентомед», магазин школьной формы «Солнышко», кафе «Венеция» и кафе быстрого питания «Волшебная сковородка», юридическое бюро «Арбитрум» и адвокатское бюро «Адвокаты успешных решений», Центр защиты жилищных прав, салон красоты «Эдуард Рублевский», платежные терминалы ряда банков.

Дом № 11 / 5-я Советская ул., 19

В 1866–1878 гг. дом Мусселиуса, в 1879–1888 гг. – Заволоцкой, в 1888–1893 гг. домовладение Стефана Андреевича Заволоцкого (1840–1893), в 1894–1899 гг. – купца 2-й гильдии Якова Карповича Карпова, в 1899–1909 гг. – Александры Андреевны Карповой (с 1903 г. – во втором браке Даниловой), в 1913–1918 гг. дом Александры Андреевны и Евгения Александровича Даниловых и Сергея Борисовича и Николая Яковлевича Карповых.

Доходный пятиэтажный дом в архитектурном стиле эклектики с нижним торговым этажом на участке Карповой (Даниловой) в 1903–1904 гг. построил гражданский инженер В.А. Рейс[62]. Середина протяженного симметричного фасада, выходящего на проспект, выделена прямоугольным эркером третьего – пятого этажей, скошенный угол дома выделен балконами, фасады украшены фронтошпицами.

Я.К. Карпов (1830–1899) – член Александро-Иосифовского Христорождественского братства, деятель Общества пособия от пожарных бедствий. Содержал мясную и чайную торговлю.

В 1872–1880 гг. в доме Мусселиуса – Заволоцкой содержал москательную торговлю купец 2-й гильдии Иван Иванович Петров, нанимавший тогда жилье в домах № 75 и № 116 на Невском проспекте, а в 1885 г. приобретший дом № 16/22 на углу 7-й Рождественской и Слоновой улиц. И.И. Петров (1840/41-1888) состоял в петербургском купечестве с 1863 г., в 1875–1878 гг. состоял рядским старостой москательного торга, содержал москательную торговлю в различных частях Петербурга. При нем жили жена Федосья Дмитриевна, сын Федор (1867 – после 1917), дочери Елена, Татьяна, Екатерина и Евдокия[63].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 11. 2015 г.


В 1880-х гг. здесь жил и содержал ренсковый погреб купец 2-й гильдии Ефим Федоров. При нем жили жена Надежда Семеновна, сын Александр и дочери. В 1895 г. здесь жил чиновник 1-го департамента Министерства юстиции надворный советник Василий Алексеевич Федоров.

В 1913–1917 гг. здесь жили: правитель дел Общества Троицкой железной дороги, действительный статский советник Александр Романович Браун, председатель правления и директор-распорядитель взаимного страхового общества Петроградской и Выборгской губерний статский советник Михаил Михайлович Имшенецкий (ранее жил в доме № 3 на Надеждинской ул.), юрисконсульт Амурского золотопромышленного общества и член наблюдательной комиссии страхового общества «Волга», присяжный поверенный и присяжный стряпчий Евгений Иванович Кедрин и его жена Софья Александровна (жили с 1916 г. в кв. 6), подполковник-инженер Георгий Федорович Крапивин, чиновник Главного управления неокладных сборов и казенной продажи питей, горный инженер, статский советник Владимир Михайлович Латкин, директор 1-го департамента Министерства юстиции, член консультации при министре юстиции, член комитета по землеустроительным делам действительный статский советник Павел Николаевич Милютин и его жена Ефросинья Васильевна (в 1917 г. жили в доме № 40а). Провизор Герман Максимович Лунц содержал аптеку.

М.М. Имшенецкий (1862–1931) обучался в частном реальном училище инженера В.В. Муханова, откуда 8 октября 1883 г. на правах вольноопределяющегося поступил канониром в 23-ю артиллерийскую бригаду, где через полгода стал младшим фейерверкером и был командирован в Михайловское артиллерийское училище для экзамена на звание офицера полевой артиллерии. Выдержав экзамен, в звании подпрапорщика вернулся в бригаду, где в январе 1885 г. произведен в подпоручики и прикомандирован к 4-й батарее. В 1886 г. исполнял обязанности учителя бригадной учебной команды и делопроизводителя бригадного суда. В 1888 г. произведен в поручики и переведен в 6-ю батарею той же бригады, где начинал службу вольноопределяющимся. Дважды, в 1891 и 1892 гг., командирован в Петербург для поступления в Николаевскую академию Генерального штаба, но в первый раз не выдержал приемного экзамена, а во второй просто не захотел его сдавать.

После возвращения в бригаду состоял учителем бригадной учебной команды, а после увольнения с 25 июля 1893 г. зачислен в запас полевой пешей артиллерии. В сентябре того же года назначен земским начальником 3-го участка Царскосельского уезда. В гражданской службе дослужился до ранга статского советника. Был награжден полагавшимися по должностям и рангам российскими орденами. В 1905 г. получил концессию на разведку и разработку «горного льна», вместе с братом основал «Южно-Алтайское асбестовое товарищество» и в 1906–1907 гг. продолжил выяснение промышленных запасов асбеста по обе стороны Катуни в горах Терехтинского и Катунского хребтов. Здесь открыли много месторождений «горного льна». Самые большие залежи отмечались по двум притокам Катуни – Казнахте и Околу. Умер в Сан-Франциско, США.

Е.И. Кедрин (1851–1921) – адвокат, политический деятель. Родился в Херсоне, в семье дворянина. В 1872 г. окончил юридический факультет С.-Петербургского университета со степенью кандидата прав. Вступил в корпорацию присяжных поверенных С.-Петербургского округа в качестве помощника присяжного поверенного. Через пять лет стал присяжным поверенным. Выступал защитником во многих политических процессах: защищал А.В. Якимову на «процессе 193-х», С.Л. Перовскую по делу 1 марта 1881 г., народовольца А.Д. Михайлова на «процессе 20-ти», А.В. Буцевича и Я.В. Стефановича на «процессе 17-ти». Был тесно связан с народовольцами, регулярно передавал письма от заключенных революционеров на волю. В 1889 г. Е.И. Кедрин избран гласным Петербургской городской думы. Входил в ряд городских комиссий и подкомиссий. Выступал с разоблачениями злоупотреблений городской управы при закупках муки для петербургского населения во время голода 1892 г. (так называемое «Пухертовское дело»), по передаче подряда на постройку Троицкого моста французскому обществу Батиньоль. В 1897–1905 гг. состоял членом Петербургского губернского земского собрания. 8 января 1905 г. Е.И. Кедрин участвовал в депутации из десяти человек (Максим Горький, А.В. Пешехонов, Н.Ф. Анненский, И.В. Гессен, В.А. Мякотин, В.И. Семевский, К.К. Арсеньев, Е.И. Кедрин, Н.И. Кареев и рабочий-гапоновец Д. Кузин), явившейся к министру внутренних дел П.Д. Святополку-Мирскому с требованием отмены некоторых предпринимаемых военных мер. Святополк-Мирский отказался принять эту депутацию. Тогда депутация явилась на прием к премьер-министру С.Ю. Витте, убеждая его принять меры, чтобы царь явился к рабочим и принял гапоновскую петицию. Витте отказался, ответив, что он совсем не знает этого дела и что оно до него совсем не касается.

После событий 9 января 1905 г. Кедрина, как неблагонадежного, подвергли двухмесячному заточению в Петропавловской крепости. Став одним из основателей Партии народной свободы, входил в ее ЦК. Был избран от Петербурга в Государственную думу I созыва. Подписал Выборгское воззвание 10 июля 1906 г., за что приговорен к трем месяцам тюрьмы, которые и отбыл, после чего признан потерявшим право участия в городской думе и земстве. В 1912–1916 гг. состоял присяжным стряпчим при Петербургском коммерческом суде. В 1903–1915 гг. владел домом № 9 в Певческом переулке, сдавая его внаем, а сам жил на съемных квартирах в домах № 23 на Знаменской, № 32 на Преображенской, № 40 и № 46 на Бассейной улице.

В январе 1919 г. Е.И. Кедрин эмигрировал в Финляндию, собираясь войти в состав Русского политического совещания при генерале Н.Н. Юдениче. В состав этого органа он включен не был, но позднее вошел в состав сформированного англичанами Северо-Западного правительства, где был министром юстиции. С 1920 г. жил в эмиграции в Париже, состоял членом парижского комитета Партии народной свободы и членом Союза русских адвокатов за границей. Умер в 1921 г. от болезни сердца. Похоронен на кладбище Батиньоль. С.А. Кедрина (1868 г. р.) умерла в блокадном Ленинграде в марте 1942 г.

Этюд о Владимире Михайловиче Латкине, однокашнике и друге писателя Всеволода Гаршина[64]

В.М. Латкин (1854 – после 1934) – сын доктора государственного права М.Н. Латкина. В 1879 г. окончил Горный институт по первому разряду, хотя в 1876 г. собирался «покончить с учебой или хотя бы отложить ее». В Петербургской 7-й гимназии и в институте учился вместе с Вс. М. Гаршиным, оставшимся его другом и корреспондентом на всю жизнь (в архиве Пушкинского Дома хранятся 35 писем Латкина к Гаршину). Чтобы обеспечить относительную финансовую независимость от родителей, учебу в институте совмещал с домашними уроками в семьях Шереметевых и Кочубеев. Возвращаясь после летних каникул в Петербург, каждую осень менял квартиры (жил на Большой Мастерской ул., 5, Офицерской ул., 33). В марте 1880 г. Латкину «вышло место» в Баку «по нефтяному делу», и в начале 1881 г. он приехал в азербайджанский городок Сураханы, поступив там на службу на завод Бакинского нефтяного общества. Но им всегда владела «охота к перемене мест». Оставив службу в Горном департаменте, в 1883 г. он получил место домашнего учителя у светлейших князей М.А. и К.А. Горчаковых в Браилове, близ Жмеринки и, не будучи чрезмерно обременен преподаванием, предавался чтению философских сочинений. Из письма Гаршина Латкину из Петербурга от 22 июня 1883 г.: «Завидую тебе в том отношении, что ты читаешь на свободе Спинозу. Когда я читал его, то мне приходили в голову те же мысли, что и тебе <…> Однако со временем впечатление ослабело: слишком теория отвлеченна и слишком мало связана с жизнью…» Обнаружился у друзей и общий интерес к психиатрии. 9 декабря 1883 г. Гаршин в письме к Латкину выразил этот интерес так: «…вообще скажу, что эта наука – психиатрия – меня восхищает. Великим психиатрам (пока их почти не было) будет дана великая власть и добрая власть, ибо великий психиатр не может быть скотом».

В 1884 г. Латкин перебрался в город Переяслав Полтавской губернии, в имение князя Константина Горчакова, надеясь позже отправиться с последним в Италию. Одновременно Латкин продолжал преподавать детям Горчакова. К переезду его вынудили непредвиденные обстоятельства, о которых Гаршин в письме к матери от 8–9 августа 1884 г. сообщал следующее: «Он, бедный, еще год остается у князей, хотя это ему и не очень нравится. Но делать нечего, надо лечить спину, жить на юге, а князья и будущий год будут жить в Италии». В сентябре 1884 г. Гаршин специально побывал в Киеве, чтобы проститься с Латкиным, который уезжал на год за границу с семейством Горчаковых.

В.М. Латкин был, безусловно, самым близким другом Гаршина. Он первым примчался из Петербурга в Харьков в 1877 г., когда узнал, что Всеволода Михайловича привезли туда после ранения (там жила мать Гаршина, и оттуда Гаршин ушел на фронт). Именно Латкин вызвался передать в «Отечественные записки» написанный по фронтовым впечатлениям рассказ Гаршина «Четыре дня» – Всеволод Михайлович не был уверен в том, что рассказ примут. Латкин вместе с женой Гаршина 24 марта 1888 г. находились у постели умирающего писателя.

В 1909 г. – коллежский советник, жил в доме № 16 на 5-й Рождественской (это первый в XX в. петербургский адрес, приведенный в адресных книгах «Весь Петербург», возможно, с ошибкой: дом № 16 вместо № 19), с 1910 г. – статский советник, жил в доме № 11/19 на Суворовском пр.

Про В.М. Латкина, прожившего долгую жизнь, известно, что в 1934 г. он – научный сотрудник Всесоюзного научно-исследовательского института метрологии им. Д.И. Менделеева. До 1931 г. это учреждение называлось Главной палатой мер и весов, и поступил Владимир Михайлович туда работать старшим лаборантом 20 февраля 1925 г., почти в семидесятилетием возрасте (жил он тогда в доме № 12 на ул. Петра Лаврова). Очевидно, на службу его определил кто-то из знакомых – скорее всего, ради поддержания жизненных сил пожилого одинокого человека. К сожалению, в 1941 г. все личные дела института уничтожили, но сохранилась опись уничтоженных дел, в которой мелькнула и фамилия Владимира Михайловича.

В 1920-х гг. в доме находилось кафе «Аквариум».

В 1930–1940-х гг. здесь жили: инженер-архитектор Борис Дмитриевич Бухаров (кв. 6), старший конструктор завода № 7 Евгений Михайлович Головчинер[65] (кв. 2), врач Лев Соломонович Гольдин (кв. 1), Дмитрий Васильевич Горячев и его жена Ульяна Яковлевна Обухова (кв. 30), Николай Васильевич Дорофеев и его сын Николай (кв. 6), Наум Наумович Зосютне (кв. 8), Л.А. Квактунов (кв. 3), Сергей Селиверстович Леконцев (кв. 1), Анастасия Николаевна Линева (1869 – май 1942; кв. 4), Наталия Николаевна Павлинова (1883 – март 1942, кв. 6), Наталия Александровна Подгаецкая (1900 – январь 1942, кв. 6), Пелагея Ульяновна Смирнова (1889 – март 1942, кв. 2), Михаил Николаевич Федоров (1940 – январь 1942; кв. 8).

Б.Д. Бухаров (1878–1941) – сын дипломата Д.Н. Бухарова и его жены певицы Александры Викторовны, урожденной Аничковой. В 1907 г. студент Института гражданских инженеров, жил с матерью в доме № 47 на Суворовском проспекте. В 1914–1916 гг. член строительной комиссии Министерства народного просвещения. В советское время инженер-строитель. Умер в блокадном Ленинграде в декабре 1941 г. (Блокада, т. 4).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Рекламное объявление кафе «Аквариум». 1922 г.


Л.С. Гольдин (1897 – после 1963), родился в Могилеве, в 1934 г. – научный сотрудник 1-го разряда Государственного Рефлексологического института им. Бехтерева по изучению мозга, ассистент кафедры нормальной анатомии 1-го ЛМИ, специалист в области анатомии и неврологии.

В боевых действиях на Ленинградском фронте принимали участие жители этого дома Д.В. Горячев, Н.Н. Дорофеев, Л.А. Квактунов, С.С. Леконцев. Бойцом МПВО Смольнинского района служил Н.Н. Зюстене.

Д.В. Горячев, уроженец Петербурга, умер от ран 16 февраля 1943 г. в 325-м отдельном медико-санитарном батальоне 268-й стрелковой дивизии. Похоронен на дивизионном кладбище на ст. Понтонной[66].

Н.Н. Дорофеев (1924 – после 1945) призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1942 г. Воевал на Ленинградском и 1-м Украинском фронтах. В 1943 г. легко ранен. Награжден медалью «За оборону Ленинграда. В 1945 г. старшина, слесарь-ремонтник роты технического обеспечения 152-й отдельной танковой Ленинградской Краснознаменной ордена Суворова бригады. Приказом командира бригады от 31 мая 1945 г. № 016/н награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…: 24949646). В блокадном Ленинграде в декабре 1941 г. умер его отец (1891 г. р.; Блокада, т. 8).

Н.Н. Зюстене (1893–1942) – уроженец Петербурга. Боец МПВО Смольнинского района. Умер от болезни 31 марта 1942 г. Похоронен на Преображенском кладбище[67].

Л.А. Квактунов (1907 – после 1941) – уроженец г. Великие Луки, призван в Красную армию Смольнинским РВК. Политрук, заместитель командира роты 39-го стрелкового полка 85-й стрелковой дивизии. Пропал без вести 1 августа 1941 г.[68].

С.С. Леконцев (1920 – после 1941) – уроженец Петрограда, призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, слесарь 118-й отдельной автороты 86-й стрелковой Тартуской дивизии пропал без вести в ноябре 1941 г.[69].

В 1980-х гг. здесь жил Поэль Меерович Карп, историк, переводчик, публицист, балетовед, балетный критик. Родился в 1925 г. в Киеве, жил в Москве, с 1949 г. в Ленинграде. Последние годы живет в Лондоне. Окончил Московский университет по Историческому факультету, кандидат искусствоведения. С 1953 г. выступает в печати как переводчик поэзии (Гейне, Эйхендорф, Гете, Ибсен, Шекспир и др.) и балетовед (книги «О балете», «Балет и драма», «Младшая муза» и более ста статей). После 1985 г. опубликовал более трехсот статей на социальные и политические темы. Автор книги о русской истории «Отечественный опыт» (2001, СМИО Пресс).

Ныне первый этаж дома занимает универсам «Дикси».

Дом № 4 / 2-я Советская ул., 6

В связи с очередной вспышкой холеры в Петербурге в 1866 г. на Песках открыли временный холерный приют. Через год его преобразовали в городскую Рождественскую больницу В 1872 г. при лазарете возникло первое в стране училище для подготовки квалифицированных фельдшериц, сиделок и медсестер. Барон Г.О. Гинцбург дал средства на покупку для училища дома на углу 2-й Рождественской, который подготовил для учебно-медицинских целей архитектор А.И. Тимошенко. На третьем этаже здания устроили домовый храм Св. Марии Магдалины, освященный 21 декабря 1875 г. В 1876 г. храм расширили, пополнили утварью и иконами из церкви княгини Н.И. Мещерской из ее дома на Дворцовой набережной. Императрица Мария Александровна пожертвовала сосуды, облачения и икону Рождество Богородицы из своей образной. В 1884–1885 гг. архитектор А.О. Томишко капитально перестроил здание. Церковь перенесли на середину третьего этажа. 17 ноября 1885 г. церковь освятил прот. Борщом, настоятель Адмиралтейского собора. Деньги на обустройство храма дал его ктитор купец Алонкин. Во дворе при перестройке 1885 г. возвели часовню для отпеваний, расширили в 1907 г. В 1902 г. дом надстроили четвертым этажом со звонницей на крыше. С самого начала и до обращения в приходскую в марте 1918 г. церковь подчинялась военному протопресвитеру. С 1901 г. при церкви действовало братство Св. Креста. Церковь закрыли в 1919 г., когда храм отдали под клуб.

В 1917 г. здесь жил настоятель церкви Св. Марии Магдалины при училище лекарских помощниц и фельдшериц священник Василий Иванович Коротун.

В 1920-х гг. здание приспособили под коммунальное жилье.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: И.Ф. Емельянов (1907 – январь 1942), Петр Ефимович Ефимов (1874 – январь 1942; кв. 1), Андрей Всеволодович Голубев, София Михайловна Козловская (1879 – март 1942; кв. 1), Нина Федоровна Крутковская (1883 – январь 1942; кв. 3), Степан Матвеевич Матвеев (1895 – июнь 1942), Анна Васильевна Медведева (1881 – апрель 1942; кв. 8), Лидия Федоровна Смирнова (1913 – апрель 1942; кв. 2), Павел Иванович Филиппов и его сын Александр (кв. 3), Степан Дмитриевич Чистяков (1891 – январь 1942; кв. 2), Геннадий Иванович Чугунов (1927 – январь 1942; кв. 2).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 4. 2015 г.


В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовал А.П. Филиппов (1926 – после 1945, до 1985), призванный в Красную армию в феврале 1942 г. Смольнинским РВК. Воевал на Ленинградском фронте. В июле 1942 г. тяжело ранен, находясь в разведке в партизанском отряде. В 1944 г. в бою в составе 296-го полка ранен в руку, восстановить подвижность которой не удалось. В результате ранений признан инвалидом 2-й группы. По ходатайству военкома Смольнинского района приказом командующего Ленинградским фронтом от 30 июня 1945 г. № 0909/н награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 26920953).

А.В. Голубев (1894–1942) – боец МПВО Смольнинского района. Умер от болезни 11 февраля 1942 г. Похоронен на Большеохтинском кладбище[70].

Ныне здание занимает амбулаторно-консультативное отделение Детской больницы № 19 им. К.А. Раухфуса.

Дом № 6 / 3-я Советская ул., 18

Угловой участок по Слоновой улице и 3-й Рождественской площадью 205 кв. саженей в 1864 г. принадлежал жене коллежского асессора Анне Константиновне Тимофеевой. Половина участка ей досталась в 1856 г. от матери Авдотьи Федоровны Бабалексия по духовному завещанию, а вторую половину она купила у брата, петербургского мещанина Александра Бабалексия, в 1862 г. По духовному завещанию владелицы в 1883 г. в наследство вступили ее дети, технический мастер Сергей Михайлович и несовершеннолетние Михаил и Людмила Тимофеевы. Людмила, выйдя замуж за врача в 1894 г., сменила фамилию на Яковлева. По раздельному акту от 19 марта 1899 г. Сергей передал свою часть брату и сестре, и до 1918 г. домовладение принадлежало М.М. Тимофееву и Л.М. Яковлевой.

Застройка участка каменными зданиями происходила постепенно. Так, в 1864 г. архитектор Крюгер зафиксировал постройку углового трехэтажного дома вчерне и двухэтажного дома по Слоновой улице[71] (дом построил архитектор-художник Р.Я. Оссоланус[72]). В 1902–1903 гг. гражданский инженер Э.Г. Перримонд перестроил дом с изменением фасада и возвел на участке пятиэтажный доходный дом в архитектурном стиле модерн с нижним торговым этажом[73], где расположились молочная, москательная, квасная и парикмахерская лавки, сапожный и башмачный магазин, булочная и кондитерская. Годовой доход от сдачи внаем жилых и торговых помещений тогда составлял 15 тыс. рублей.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 6. 2015 г.


В 1915–1917 г. здесь жили: купец 1-й гильдии хлеботорговец Давид Мовшевич Бяльский с женой и семьями сыновей Хаима, Бениамина, Янкеля, Лейбы и Нохима[74], директор Акционерного нефтепромышленного общества «Петро-Баку» титулярный советник Николай Всеволодович Грушецкий и его жена Лидия Ивановна, главный бухгалтер Акционерного общества Северо-Западных металлургических, механических и судостроительных заводов Исайя Леонтьевич Лопатин. Федор Федотович Фокин жил здесь с женой Пелагеей Ивановной и сыновьями Георгием и Григорием, и содержал в доме галантерейную торговлю. Дмитрий Михайлович Михайлов имел здесь лавку для торговли обувью, купец 2-й гильдии Отто Шмидт – один из своих колбасных магазинов.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 6. 2015 г.


В 1930–1940-х гг. здесь жили: Фекла Минасевна Белова (1867 – март 1942; кв. 1), Михаил Максимович (1914 – декабрь 1941) и Мария Николаевна (1904 – март 1942) Ильюшины (кв. 13), Евдокия Михайловна Куликова (1892 – май 1942; кв. 7), Пелагея Ивановна, Георгий и Григорий Федоровичи Фокины (кв. 10), Асхат Хасанович Яхин (1911 – январь 1942; кв. 36).

Ныне в доме расположены магазин одежды «Пактор», бар «Святой Патрик» (вход с 3-й Советской).

Дом № 8 / 4-я Советская ул., 17

Небольшой участок на углу Слоновой и 4-й Рождественской улиц в 1860–1870-х гг. принадлежал жене павловского мещанина Екатерине Васильевне Григорьевой[75], урожденной Ковалкиной. Квартиру № 4 в доме занимал подрядчик по переноске тяжестей Александр Григорьевич Григорьев. В 1872 г. в дополнение к деревянному дому «недавней постройки» в домовладении был «вчерне» возведен каменный трехэтажный дом по Слоновой улице, во дворе двухэтажные службы. В обновленном виде усадьба перешла по купчей крепости от 13 января 1875 г. к охтинскому 2-й гильдии купцу Михаилу Герасимовичу Осипову, устроившему трактир в 14 комнатах каменного дома и сдавшему часть помещений купцу Иванову под питейный дом. В домовладении Осипова нанимали различные помещения купец Заблоцкий, полковница Моисеева и др., но годовой доход лишь незначительно превышал 6 тыс. рублей.

В 1890 г. Осипов продал домовладение крестьянину Тульской губернии Андрею Николаевичу Никонову (1850–1905), состоявшему в петербургском купечестве с 1899 г., члену Александро-Иосифовского Христорождественского братства, гласному Петербургской городской думы, старосте церкви Рождества Христова на Песках. После смерти А.Н. Никонова и его погребения на Успенском кладбище в д. Мурзинке домовладение перешло к его вдове Ксении Павловне Никоновой. В 1914 г. совершена продажа имущества во владение крестьянина Евгения Александровича Арсенова и Анисьи Павловны Никоновой, после смерти которой в 1916 г. ее часть перешла к Сергею Павловичу Маслову[76], жившему здесь и остававшемуся домовладельцем до 1918 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 8. 2015 г.


В 1920-х гг. дом арендовала трудовая артель «Строитель».

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Александр Андреевич Давыдов (1888 – декабрь 1941; кв. 16), заместитель директора по научной части и преподаватель аспирантуры Ленинградского отделения Всесоюзного института животноводства (ЛОВИЖ) Индрик Янисович Закис (кв. 8), автор ряда пособий по общей физиологии и биологии для специалистов и населения и «Справочника зоотехника» (1-я часть, 1935); Андрей Леонтьевич Кучаг (1891 – январь 1942; кв. 12), семьи Василия Николаевича Лазарева (кв. 12) и Михаила Петровича Назарова (кв. 13), Борис Ефимович Перцмахер (1882 – июль 1942; кв. 6), Констанция Ефимовна Скребутан (1872 – июнь 1942; кв. 5), Иван Федотович Федотович (1887 – апрель 1942; кв. 12), Иван Иванович Чубарь (1883 – декабрь 1941; кв. 12), Мария Николаевна Шилова (1898 – февраль 1942; кв. 12).

В.Н. Лазарев (1913 – после 1945) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Воевал на Ленинградском и 4-м Украинском фронтах. В 1943 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда. В 1945 г. лейтенант, автотехник артпарка 144-го армейского минометного Ропшинского Краснознаменного полка. Приказом командующего артиллерией 4-го Украинского фронта от 14 февраля 1945 г. № 9/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 42415845). Его трехлетняя дочь Надежда погибла в мае 1942 г. (Блокада, т. 17).

М.П. Назаров (1918 – после 1985) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Воевал на Ленинградском, Сталинградском и 1-м Украинском фронтах. Награжден медалью «За оборону Сталинграда». В 1944 г. гвардии ефрейтор, связист-корректировщик 1-й батареи 32-го Гвардейского артиллерийского полка 13-й Гвардейской ордена Ленина стрелковой дивизии приказом командира полка от 20 февраля № 02/н «За выявление огневых точек противника и качественную дачу целеуказаний» награжден медалью «За отвагу». В январе 1945 г. при прорыве обороны противника устранил более 30 повреждений линии связи, одним из первых навел связь через реку Одер, обеспечив точную корректировку огня полка, в результате чего были уничтожены три танка, самоходное орудие и до 80 солдат и офицеров притивника. Приказом командующего дивизией от 15 февраля 1945 года № 015/н награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 41263817). 16 апреля 1945 г. в числе первых форсировал реку Нейссе и, обнаруживая огневые точки противника, давал целеуказания на ОП батареи, которая точным огнем уничтожила четыре артбатареи, минометную батарею, три ДЗОТа и скопление бронетранспортеров, сорвав контрнаступление противника. Приказом командира полка от 15 мая 1945 г. № 011/н награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 43113073). Его годовалый сын Виталий умер в марте 1942 г. (Блокада, т. 21). В наградных документах имеется запись: «Родных не имеет».

Двухэтажный доходный дом, построенный здесь в 1893 г. архитектором С.П. Кондратьевым, сильно пострадал при бомбежке в годы блокады и перестроен в пятиэтажный дом в стиле сталинского ампира в 1950 г. архитектором А.И. Прибульским.

Ныне здесь находятся магазин парфюмерии и косметики «Улыбка радуги», салон оптики «Carl Zeiss».

Дом № 10 / 4-я Советская ул., 16

В Атласе тринадцати частей Петербурга Н.И. Цылов владельцем углового участка по Слоновой и 4-й Рождественской улицам под № 229/112 называет купца 3-й гильдии Ефима Тимофеевича Тимофеева. По духовному завещанию Е.Т. Тимофеева, умершего 23 мая 1857 г. на 62 году[77], имение перешло к его вдове Александре Михайловне (1800–1886)[78]. В домовладении на четырехстах квадратных саженях земли в 1877 г. имелся угловой трехэтажный каменный дом, восстановленный после пожара в 1859 г. архитектором К.К. Циглером фон Шафгаузеном, и свободный участок земли по 4-й Рождественской улице. Архитектор А.И. Климов оценил домовладение в 100 тыс. руб.

В 1877 г. домовладение приобрела жена малоохтинского 1-й гильдии купца Клавдия Петровна Масленникова[79], семья которой через десять лет пополнила свое имущество надворным флигелем по задней и правой стороне двора площадью 170 кв. саженей[80]. Тогда купец Смелов содержал здесь овощную лавку, купец Захаров – мясную лавку, крестьянин Герасим Бурыкин – булочную, провизор Брум – аптеку Живший здесь с 1877 г. петербургский ремесленник парикмахерского цеха Полянский содержал в доме парикмахерскую и ссудную кассу, купец 2-й гильдии Андрей Николаевич Никонов – один из своих трактиров.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 10. 2015 г.


В 1903 г. здесь жил крестьянин Тверской губернии Дмитрий Леонов, содержавший чайный магазин в доме № 67 на Гороховой улице.

В 1917 г. жил причисленный к департаменту земледелия секретарь общества «Русское Зерно» Евгений Аполлонович Соболев.

К.П. Масленникова жила здесь и оставалась домовладелицей до 1918 г.

Видимо, в 1930-х гг. дом надстроили деревянным четвертым этажом.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Георгий Андреевич Гусев и его мать Анна Васильевна (кв. 15), служащий переплетной фабрики «Сокол» Михаил Евсеевич Данюшевский (кв. 4), Сергей Яковлевич Любин его жена Елена Александровна и сын Роман (кв. 1), военный инженер Иван Васильевич Мясников и его брат Александр (кв. 10), семьи Николая Васильевича Павлова (кв. 13) и Семена Федоровича Тюрина (кв. 6), Георгий Тимофеевич Федотов, его жена Дарья Александровна и сын Борис (кв. 7), Александр Васильевич Шитов и его сыновья Александр и Василий (кв. 14), семья Яковлевых (кв. 74).

В боях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома Г.А. Гусев, Н.В. Павлов, Р.С. Любин, И.В. Мясников, С.Ф. Тюрин, Б.Г. Федотов, В.А. Шитов.

Г.А. Гусев (1922 – после 1941), уроженец г. Кашина Тверской губ., призван в Красную армию Смольнинским РВК 15 июля 1941 г. Красноармеец, пропал без вести в ноябре того же года, о чем его матери сообщено в 1947 г. в ответ на ее запрос о розыске[81].

Р.С. Любин (1923–1944) призван в Красную армию Смольнинским РВК 5 ноября 1941 г. Воевал на Ленинградском фронте в составе 92-й стрелковой дивизии 23-й армии. Награжден медалью «За оборону Ленинграда». С февраля 1943 г. лейтенант, командир взвода 203-го стрелкового полка 92-й стрелковой дивизии. За умелое командование взводом, имевшим на своем личном счету 126 уничтоженных солдат противника, представлялся к награждению орденом Красной Звезды. Приказом командира дивизии от 25 мая 1944 г. № 028/н награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 31854290). Лейтенант Р.С. Любин погиб в бою 15 июня 1944 г., о чем было сообщено его матери, находящейся в эвакуации в г. Ярославле[82]. Его отец С.Я. Любин (1890 г. р.) умер в блокадном Ленинграде в мае 1942 г. (Блокада, т. 18).

И.В. Мясников (1906 – после 1943), уроженец г. Астрахань, состоял в Красной армии с 1931 по 1936 г. (окончил военное училище связи). С 1 июля 1941 г. воевал на Ленинградском фронте. В звании военного инженера 3-го ранга – командир телефонно-кабельной роты, с июля 1942 г. заместитель командира 621-го отдельного батальона связи 189-й стрелковой дивизии 42-й армии. Приказом командующего армией от 18 октября 1942 г. № 01014/н «За умелое командование подразделением и выполнение всех заданий командования» награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 10837222). В 1943 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда». При переформировании батальона в 910-ю отдельную роту связи в звании капитана назначен ее командиром. В боях дивизии под Красным Бором в марте 1943 г. рота обеспечивала надежную связь подразделений дивизии. 23 человека в роте награждены правительственными наградами. Приказом командующего армией от 16 сентября 1943 г. № 0782/н капитан И.В. Мясников награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 18217030). Его брат Александр (1902 г. р.) умер в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. (Блокада, т. 21).

Н.В. Павлов (1911 – после 1944) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, заряжающий батареи 45-миллиметровых пушек 952-го стрелкового полка 268-й стрелковой дивизии. В бою 22–24 января 1944 г., находясь в боевых порядках пехоты, после ранения командира орудия принял командование и продолжал вести огонь по вражеским огневым точкам. Приказом командира полка от 28 января 1944 года № 03/н награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 20031595). Его новорожденная дочь умерла в блокадном Ленинграде в ноябре 1941 г. (Блокада, т. 28).

С.Ф. Тюрин (1894 – после 1945) призван в Красную армию Приморским РВК Ленинграда в июне 1941 г. В 1941–1944 гг. воевал на Ленинградском фронте в составе 754-го отдельного истребительного противотанкового батальона, переформированного 30 января 1944 года в 768-й самоходно-артиллерийский полк 42-й армии. После передачи полка в 67-ю армию сражался в его составе на 3-м Прибалтийском и 1-м Украинском фронтах. В 1945 г. лейтенант, помощник начальника хозяйственной части по снабжению 768-го самоходно-артиллерийского Тартуского орденов Суворова и Красной Звезды полка. Как ветеран полка и умелый руководитель, обеспечивавший полк во время боевых действий продовольствием и всеми необходимыми материалами, приказом командующего бронетанковыми и механизированными войсками 13-й армии 1-го Украинского фронта от 14 апреля 1945 г. № 034/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 46526013). Его восьмилетний сын Владимир умер в блокадном Ленинграде в мае 1942 г. (Блокада, т. 31).

Б.Е Федотов (1924–1944), уроженец Ленинграда, призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, орудийный номер 76-мм батареи 317-го стрелкового полка 92-й стрелковой дивизии 23-й армии. В 1943 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда». Погиб в бою 16 июня 1944 г. Похоронен в дер. Карвола Карело-Финской АССР[83]. Его отец Г.Т. Федотов (1899 г. р.) умер в блокадном Ленинграде в октябре 1941 г. (Блокада, т. 32).

В.А. Шитов (1907 – после 1985) – уроженец города Царское Село. Призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1941 г. Воевал на Ленинградском фронте, награжден медалью «За оборону Ленинграда». В 1944 г. старший техник-лейтенант, командир взвода 2-го ремонтно-восстановительного батальона 42-й армии приказом командующего армией от 7 марта № 0160/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 31497659). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1985 г. в честь 40-летия Победы награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 1524183224). Его отец А.В. Шитов (1882 г. р.) и брат Александр, (1915 г. р.), погибли в блокадном Ленинграде в январе и феврале 1942 г. (Блокада, т. 34).

Блокадные судьбы семей Любиных, Мясниковых, Павловых, Тюриных, Федотовых, Шитовых разделили жители дома Аполлинария Васильевна Ворошилова (1882 – февраль 1942; кв. 76), Евдокия Александровна Звездова (1894 – март 1942; кв. 10), Мария Васильевна Кулакова (1876 – октябрь 1942; кв. 10), Мария Григорьевна Ланина (1866 – март 1942; кв. 12), Мария Александровна Макарова (1915 – январь 1942), Лука Борисович Молодкин (1896 – февраль 1942; кв. 3), Иван Иванович Свинцов (1881 – январь 1942; кв. 10), Лукерия Степановна Степанова (1888 – февраль 1942; кв. 14), Мария Григорьевна Хохлова (1875 – май 1942; кв. 15), годовалый ребенок Слава Яковлев (кв. 74), Григорий Михайлович Ярлыков (1876 – сентябрь 1941), Мстислав Таддеевич Ясайтис (1891 – февраль 1942; кв. 14).

Елена Дементьева рассказывает: «Я жила в этом доме до 1975 года на 4-м этаже. После капремонта 4-й этаж снесли. Я училась в 166-й школе рядом с Октябрьским концертным залом. Приходила домой, поднималась на 4-й этаж, входила в дверь и еще поднималась по деревянной лестнице в квартиру. Попадала сразу на кухню. У деревянной лестницы была деревянная балюстрада. На кухне у лестницы стоял огромный кованый сундук. Мы на нем сидели, играли в карты, домино или гладили. За сундуком находилась темная комната, ее сдавали студентке, я помню, что она постоянно там чертила. В кухне стояла одна газовая плита на четыре конфорки. На кухне было три двери. Одна вела в ванную, другая в туалет, третья – на чердак. Чердак был темный и очень романтичный. Там было очень пыльно, деревянные балки, из слухового окошка бил столп света. Мы с ребятней из этого окошка по крышам слезали в угол двора прямо к пекарне, в которой пекли сдобные булочки, стояли машины под погрузку. Булочки лежали в деревянных плоских поддонах, мы успевали стащить по булочке, нас пекари за это не ругали. В нашей коммунальной квартире жили две семьи, перед капремонтом нас переселили на пр. Художников. С той семьей дружим до сих пор. У нашей семьи было две раздельные комнаты. Одна выходила окнами во двор, в другой комнате был еще выход в маленькую комнатку с окном на крыше. В маленькой комнатке стоял диван с покрывалом с шариками и мои игрушки. Эх… Парадная была со стороны 4-й Советской. Слева от входа были деревянные ворота, за ними – гараж Товстоногова. Во дворе слева была прачечная. Там стояли огромные котлы, но я не помню, чтобы там кто-то стирал. Во дворе жило много детей, мы просто жили во дворе, домой ходили есть и спать. У стены справа играли в вышибалу, любили бегать в казаки-разбойники, в прятки. Так и помню, как в окошки кричали: „Лена, мультики! Витя, обедать! Саша, домой!“ В маленьком зеленом дворике мы любили делать секретики с цветными стеклышками и однажды нашли клад с Керенскими деньгами и камушками».

В 2001 г. дом включен КГИОП в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

В октябре 2013 г. выполнен ремонт фасадов дома.

Дом № 12 / 5-я Советская ул., 17

В 1888–1895 гг. участок принадлежал Николаю и Владимиру Андреевичам Русановым, в 1900–1918 гг. – В.А. Русанову, дворянину, купцу 1-й гильдии, лесопромышленнику и владельцу кирпичного завода в Шлиссельбургском участке, на правом берегу Невы.

Семейное дело лесоторговцев Русановых основано в 1852 г. Николаем Ивановичем Русановым (1820–1881), купцом 1-й гильдии с 1860 г., потомственным почетным гражданином. В 1850–1860-х гг. он активно занимался лесоторговлей, буксирным пароходством и соледобычей в Архангельской губ. За достигнутые успехи пожалован в 1867 г. в потомственное дворянство с девизом на гербе: «Трудом и усердием». После его смерти дело перешло к сыну, дворянину Андрею Николаевичу Русанову (1840–1889), жившему в Петербурге в собственном доме на 6-й Рождественской ул., 21 (имел также в собственности соседний дом № 23) с сыновьями Николаем и Владимиром. А.Н. Русанов владел четырьмя лесоперерабатывающими заводами, лесоторговлей с двумя оптовыми складами в Петербурге и Кронштадте, кирпичными и солеварными заводами, буксирами и баржами. После его смерти дело было разделено между сыновьями. Владимир Андреевич Русанов (1882-?), живший в собственном доме № 23 на 6-й Рождественской улице, возглавил конторы по продаже леса и кирпича в доме жительства и на Суворовском пр., 12. Имел в собственности Невский и Охтинский лесоперерабатывающие заводы и кирпичный завод в Петербурге, имения в Петербургской, Новгородской и Олонецкой губерниях, а также четыре оптовых склада в Петербурге. Владел также домом № 21 на 6-й Рождественской улице и трехэтажным каменным зданием в Кронштадте. Состоял гласным Шлиссельбургского уездного земства и Петербургского губернского земства, почетным мировым судьей Шлиссельбургского уезда. Его брат Николай Андреевич унаследовал четыре лесопильных завода товарищества Беломорских лесопильных заводов «Н. Русанов и сын» в Архангельской губернии[84].

В 1935 г. архитекторы А.А. Оль, Д.К. Навалихин и Е.И. Холмогоров построили на месте этого дома здание в стиле сталинского неоклассицизма, композиция уличных фасадов которого продолжила традиции ренессансной архитектуры[85].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 12. 2015 г.


В 1930–1940-х гг. здесь жили: врач Евгения Мироновна Зельманова-Гурвич (кв. 15), Дмитрий Егорович Ионов, его жена и дочь Галина (кв. 1), Александр Дмитриевич Марков и его сын Николай (кв. 13), Юрий Николаевич Чайковский (кв. 16).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома Д.Е. Ионов, А.Д. Марков, Ю.Н. Чайковский.

Д.Е. Ионов (1916 – после 1943) призван в Красную армию Смольнинским РВК Ленинграда. Воевал на Ленинградском, Сталинградском и 1-м Прибалтийском фронтах. 10 марта 1942 г. ранен, в 1943 г. награжден медалью «За оборону Сталинграда».

11 ноября 1943 г. в бою у деревни Самозвоново Невельского района Калининской области разведчик 156-го Гвардейского стрелкового полка 51-й Гвардейской ордена Ленина Краснознаменной стрелковой дивизии им. Ворошилова гвардии красноармеец Ионов продвигался впереди своего подразделения, сообщая командованию о выявленных огневых точках противника. Обнаружив ДЗОТ и, не имея возможности сообщить о его расположении из-за повреждения линии связи, он вместе с помощником командира взвода Е.В. Тезиковым подполз к ДЗОТу на близкое расстояние и забросал его гранатами, уничтожив огневую точку и ее расчет из шести солдат. Приказом командира дивизии от 5 декабря 1943 года № 47/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 18705210). Его новорожденная дочь Галина умерла в декабре 1941 г. (Блокада, т. 10)

А.Д. Марков (1906 – после 1942) – уроженец дер. Решетовка Тамбовской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК Ленинграда. Красноармеец, пропал без вести в январе 1942 г., о чем было сообщено его сыну в 1949 г. в ответ на запрос о розыске отца[86].

Ю.Н. Чайковский (1925 – после 1945, до 1985) – уроженец Ленинграда. Находясь в эвакуации в Курганской обл., в 1943 г. призван в Красную армию. Воевал на Карельском фронте в составе 303-го Гвардейского стрелкового полка 99-й Гвардейской стрелковой Свирской дивизии. 16 июня 1944 г. во время инженерной разведки переднего края противника группа помощника командира отделения гвардии красноармейца Ю.Н. Чайковского под сильным минометным огнем и огнем снайперов по инициативе своего командира помогла саперам разведать и разминировать минные поля и проделать проходы в проволочных заграждениях. Приказом командира полка от 28 июля 1944 года № 27/н Ю.Н. Чайковский награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 36267076). 16 марта 1945 г. при прорыве сильно укрепленной обороны противника в районе местечка Шаркерест (Венгрия) гвардии ст. сержант Ю.Н. Чайковский вынес с поля боя 15 раненых бойцов с их оружием. При дальнейшем продвижении своего подразделения первым ворвался в траншею противника и из личного оружия уничтожил ручной пулемет противника с его расчетом. 17 марта в районе м. Моха он вынес с поля боя трех раненых офицеров, в том числе парторга полка, и доставил их в полковую медсанчасть. Приказами командира дивизии от 17 апреля № 7/н и от 20 апреля 1945 года № 25/н награжден орденом Славы III степени и орденом Отечественной войны II степени (номера записи в ОБД «Подвиг народа…»: 29389795 и 43926489).

В годы блокады Ленинграда погибло более 20 жителей этого дома.

Ныне – жилой дом Управления Октябрьской железной дороги.

От 5-й до 9-й Советской и улицы Моисеенко

Дом № 13 / 5-я Советская ул., 24

В 1860-х гг. участком площадью немногим более 200 кв. саженей с двухэтажным деревянным домом на каменных столбах и четырехэтажным каменным домом, начатым постройкой в 1861 г. архитектором К.К. Циглером фон Шафгаузеном, владел крестьянин графа Шереметева из д. Горшковой Никольской волости Ярославской губ. Макар Салтыков, в 1864 г. – торгующий по купеческому свидетельству 3-й гильдии временно обязанный крестьянин графа Шереметева Прохор Макарович Салтыков, при котором в 1873 г. к участку был присоединен дополнительный надел площадью более 300 кв. саженей по 5-й улице, и К.К. Циглер фон Шафгаузен завершил строительство четырехэтажного дома с такими же флигелями[87]. Несмотря на то что четырехэтажный каменный дом долгое время считался законченным только «вчерне», он был достаточно плотно занят: подвальный этаж принадлежал Салтыковым и вдове унтер-офицера Елене Шариковой, в первом этаже Салтыковы торговали в собственных чайной, фруктовой и мелочной лавках, купец Филимон Шаторин содержал винный погреб, а весь второй этаж занимал купец Дмитрий Прохорович Чистоганов (1833–1883), женой которого (скорее всего, вопреки воле отца) стала старшая дочь домовладельца Евдокия; в третьем этаже нанимали жилые комнаты статский советник Федор Максимович Коробка (1810–1873), титулярный советник Николай Образцов, жена ротмистра Любовь Фабри, а в четвертом – коллежские асессоры Василий Золотов и Петр Котер. И даже чердак нанял для каких-то надобностей портной Федор Степанович Самойличенко.

П.М. Салтыков (1809–1890) состоял в петербургском купечестве с 1866 г. и содержал мелочную и овощную лавки в собственном доме, в доме Знаменской церкви в Орловском переулке в Литейной части. При нем жили жена Ольга Михайловна и дочь Сигклития[88].

По духовному завещанию П.М. Салтыкова, утвержденному 30 апреля 1890 г., владение оформлено на петербургскую мещанку Сигклитию Прохоровну Салтыкову, вышедшую замуж за купца 2-й гильдии Федора Васильевича Салтыкова, с условием пожизненного содержания ее матери, вдовы Ольги Михайловны, и выплаты одной тысячи рублей сестре, петербургской мещанке Евдокии Прохоровне Чистогановой. Домовладение принадлежало С.П. Салтыковой до 1918 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 13. 2015 г.


В 1880-х гг. Салтыковы занимали в доме семь комнат, овдовевшая Евдокия Чистоганова – две. В доме также жили: надворный советник, доктор лейб-гвардии Московского полка Николай Николаевич Болдовский (умер 28 марта 1885 г.), надворный советник А.А. Бельбасов, купец 2-й гильдии Иван Васильевич Козин (содержал здесь торговлю суровским товаром), поручик 7-го понтонного батальона Николай Александрович Кухарский, действительный статский советник Петр Петрович Маскальский, надворный советник Александр Андреевич Оттесин, отставной генерал-майор Федор Матвеевич Рудский, жена потомственного почетного гражданина Ольга Смурова, отставной генерал-майор Николай Федорович Стариков (1821–1891). Жившая здесь жена состоящего в запасе младшего медицинского фельдшера Екатерина Григорьевна Дмитриева (в первом браке Киселева) содержала ренсковый погреб без продажи шипучих вод, Д.П. Чистоганов содержал торговлю суровским товаром, купец 2-й гильдии Нисан Давыдович Кокизов содержал гильзовую фабрику в доме № 40 в 4-й Рождественской и мельницу крымской соли в доме № 31 на набережной Большой Невы.

До 20 лет в доме жили статский советник Николай Степанович Кутейников, статский (в 1890 г. действительный статский) советник Сергей Николаевич Пыпин (1838–1903), двоюродный брат Н.Г. Чернышевского; отставной генерал-майор Аарон-Александр Егорович (Георгиевич) Шлиппенбах (1830–1903).

В 1913–1917 гг. здесь жили: доверенный Торгового дома «И.Г. Стахеев» Вячеслав Иванович Дубинин, практикующий врач Исаак Абрамович Идельсон, отставной подполковник Иван Иванович Клей и его жена Аделина Кондратьевна, директор правления товарищества судоходства и пароходства «И.И. Конецкий» Иван Иванович Конецкий, служащий Контроля Николаевской железной дороги Василий Васильевич Лихопой-Башевский, инженер-технолог статский советник Сергей Николаевич Маслов, чиновник Департамента таможенных сборов статский советник Федор Яковлевич Орлов и его жена Елизавета Антоновна, купец Федор Васильевич Салтыков, Василий Иванович Соколов содержал здесь мелочную торговлю.

И.И. Конецкий руководил вместе с сонаследниками работой товарищества, основанного в 1900 г. его матерью Ираидой Матвеевной Конецкой (1848–1905) на базе транспортной фирмы, существовавшей с 1857 г. и унаследованной его отцом И.И. Конецким (1836–1889) после смерти основавшего эту фирму его брата Григория (1830–1872). В 1914 г. флот товарищества включал свыше 40 пароходов (колесных и винтовых) и 250 барж. Товарищество специализировалось на грузовых перевозках на линии Петербург – Рыбинск – Ярославль – Нижний Новгород– Казань. В 1913 г. основной капитал акционированного дела – 1,2 млн руб. (240 акций по 5 тыс. руб.), баланс – 3 942 124 руб., дивиденд – 2 %[89].

В 1920–1930-х гг. в доме находилась парикмахерская артели «Полтавка», с 1933-го – артели «Парикмахер».

В 1930–1940-х гг. здесь жили: начальник политотдела Балтийского морского пароходства Вольдемар-Владимир Иванович Абель[90] (кв. 4), служащий управления «Ремжилстрой» Володарского района Рудольф Францевич Гопалло (кв. 30), Иван Егорович Егоров (1891 – февраль 1942, кв. 5) и его сын Анатолий, Иван Васильевич Ермолаев и его жена Александра Алексеевна Больтершанская (кв. 17), Василий Михайлович Иванов и его жена Анна Лаврентьевна (кв. 24), Юрий Александрович Кулев и его мать Елизавета Александровна (кв. 18), член коллегии защиты Иван Иванович Леви и научно-технический сотрудник Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК) Елена Ивановна Леви (кв. 23), заместитель начальника цеха ксантогената калия Охтинского химического комбината Илья Исаакович Лемперт[91] (кв. 19), Георгий Андреевич Малютин, Александр Федорович Петров, ответственный исполнитель арбитража Наркомтяжпрома Серафима Александровна Риттер и ее семья (кв. 17), Валентина Константиновна и Василий Константинович Соколовы, Сергей Гаврилович Сорокин и его семья (кв. 27).

Е.И. Леви (1903 – после 1985) – специалист в области истории материальной культуры античного мира.

С.А. Риттер (1887 г. р.) Постановлением ОСО при НКВД СССР 9 марта 1935 г. выслана в Оренбург. Вернулась в Ленинград в 1940 г. Добилась реабилитации в 1959 г. Ее муж Михаил Сергеевич Риттер, сын Михаил Михайлович Риттер и мать Мария Кононовна Родошевская (1859 г. р.) также в 1935 г. высланы в Оренбург, Михаилу Михайловичу ссылка отменена в 1936 г., Михаил Сергеевич расстрелян в 1937 г., Мария Кононовна скончалась в ссылке в 1937 г.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома А.И. Егоров, И.В. Ермолаев, В.М. Иванов, Ю.А. Кулев, Г.А. Малютин, А.Ф. Петров, В.К. Соколов, С.Г. Сорокин.

A. И. Егоров родился в 1922 г. в Петрограде. Призван в Красную армию в 1941 г. Смольнинским РВК, окончил Ленинградское Зенитно-артиллерийское училище. В боевых действиях с ноября 1942 г. В 1944 г. старший техник-лейтенант, начальник артмастерской 1114-го Днепропетровского зенитно-артиллерийского полка 3-й Зенитно-артиллерийской Никопольской дивизии РГК 3-го Украинского фронта. За своевременное и качественное восстановление поврежденных орудий приказом командира дивизии от 15 апреля 1944 г. № 07/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 33440213).

И.В. Ермолаев (1909 – после 1942) – уроженец Бородинского у. Нижегородской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 7 сентября 1941 г. Сержант, пропал без вести в мае 1942 г., о чем в 1947 г. было сообщено его жене, жившей в это время в доме № 10 на Коломенской улице (кв. 54)[92].

B. М. Иванов (1914–1941) призван в Красную армию из запаса Смольнинским РВК в 1941 г. Погиб в бою 7 июля того же года, похоронен в деревне Кальвас-Озеро Рабсельского района Карело-Финской АССР[93].

Ю.А. Кулев (1923–1942) призван в Красную армию Володарским РВК 7 июля 1941 г. Был ранен или болен.

Последнее письмо датировано 14 октября 1941 г. и отправлено из г. Славгорода Алтайского края с адресом п/я 2, палата 20. Считается пропавшим без вести[94].

Г.А. Малютин (1901 – после 1944, до 1985) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Приморским РВК Архангельской области 2 января 1941 г. Красноармеец, автоматчик. Приказом командира полка от 25 сентября 1944 г. № 42 награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 35141163).

А.Ф. Петров родился в 1925 г. в Ленинграде. Призван в Красную армию 4 ноября 1942 г. Бологовским РВК Калининской обл. Участвовал в боевых действиях в составе войск Брянского фронта с 5 июня 1943 г., 2-го Прибалтийского фронта с 25 января 1944 г., 1-го Белорусского фронта с 30 марта 1944 г., 2-го Белорусского фронта с 13 ноября 1944 г. Тяжело ранен 14 сентября 1943 г., легко ранен 27 апреля 1944 г. Сержант, телефонист 485-й отдельной роты связи 165-й стрелковой дивизии 21 июля 1944 г., проявив находчивость и личное мужество, восстановил полностью разрушенную артиллерийско-минометным огнем линию связи между командными пунктами полка и дивизии, за что приказом командира дивизии от 3 августа 1944 г. № 072-н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 31881417). Во время боев 13 и 14 октября исполнял обязанности линейного надсмотрщика и под сильным огнем противника исправил восемь обрывов телефонной линии, получив при одном из выходов на линию ранение, но не оставив выполнения задания. После перевязки в медсанбате вернулся на наблюдательный пункт и вновь выходил на устранение повреждений линии связи. Приказом командира 165-й стрелковой Седлецкой Краснознаменной дивизии от 31 октября 1944 года № 097-н награжден орденом Славы III степени (номер записи в базе данных: 33747793). 26 января 1945 г. телефонист 305-го отдельного батальона связи обеспечил бесперебойную телефонную связь командира 751-го стрелкового полка с командиром дивизии, устранив 16 повреждений линии и починив разбитый осколком снаряда телефонный аппарат. Приказом командующего войсками 70-й армии 2-го Белорусского фронта от 18 февраля 1945 г. № 37/н награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в базе данных: 44634486). Во время боевых действий 17–21 апреля с группой разведчиков он скрытно форсировал реку Одер и передал командованию ценные сведения о противнике, при отражении контратак противника корректировал огонь артиллерии, из личного оружия уничтожил 13 солдат противника. За проявленное мужество представлен к награждению орденом Красного Знамени. Приказом командующего войсками 70-й армии от 28 мая 1945 г. № 229/н награжден орденом Славы II степени (номер записи в базе данных: 29469767).

B. К. Соколов (1910–1944) – уроженец Петербурга, красноармеец, стрелок 4-й Гвардейской мотострелковой Смоленской бригады. Погиб в бою 11 января 1944 г. Похоронен на кладбище в с. Макарово Витебской обл.[95] (С конца 1943 г. бригада вела бои по освобождению территории Белоруссии. 8 января 1944 г. части бригады начали наступление на Оршанско-Витебском направлении и несли тяжелые потери.)

C. Г. Сорокин (1917 – после 1944, до 1985) – уроженец Петрограда, призван в Красную армию в июне 1939 г. Смольнинским РВК. В 1944 г. лейтенант медицинской службы фельдшер 1-го отдельного стрелкового батальона 69-й Краснознаменной морской стрелковой бригады. В боях батальона обеспечивал полную медицинскую помощь. Приказами командира батальона от 17 июля 1944 г. № 082/н и от 29 июля 1944 года № 961 я награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 35235756) и орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 32420602).

В годы блокады Ленинграда погибло более 60 жителей этого дома, в том числе дети и подростки Алла Ширяева (1938 – март 1942, кв. 30), Олег Карху (1940 – май 1942; кв. 3), Вова Романов (1933 – ноябрь 1941; кв. 1), Толя Сафонов (1936 – январь 1942; кв. 1); старейшие жители дома Александра Александровна Александрова (1868 – март 1942, кв. 17), Анна Трофимовна Андреева (1863 – март 1942, кв. 1), Прасковия Сергеевна Семенова (1867 – январь 1942, кв. 11), Иосиф Самойлович Шпигельман [(1869 – январь 1942, кв. 29; в 1900–1917 годах содержал мастерскую золотых и серебряных изделий в доме жительства (Казанская ул., 22)], Морзия Хабибуловна Яфорова (1868 – март 1942, кв. 12).

Ныне в доме находится магазин одежды «Truvor».

Дом № 15 / 6-я Советская ул., 17

На открытке 1914 г. хорошо видны дома № 13 и № 15 по Суворовскому проспекту, составляющие границу квартала между 5-й и 6-й Рождественскими улицами.

По данным «Атласа» Н.И. Цылова, угловой участок по 6-й Рождественской и Слоновой улицам под № 201/209 принадлежал петербургскому купцу Гавриилу Петровичу Петрову. В 1865 г. родовым имением владел его сын, купец 2-й гильдии Григорий Гаврилович Петров[96], состоявший в петербургском купечестве с 1860 г. и содержавший мелочную торговлю в своем деревянном доме[97]. Тогда же в доме жили мещанин Арнаутовский, мещанка Курочкина, статская советница Фатьянова, губернский секретарь Симон Яковлевич Шаклейн, титулярный советник Шавелев, купчиха Шошина. Лифляндский уроженец Лауц содержал здесь питейное заведение.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский проспект около дома 15 (с башенками, справа). Открытка 1900-х гг.


В 1880-х гг. здесь жил и содержал торговлю суровским товаром купец 2-й гильдии Леонтий Герасимов. При нем жили жена Пелагея Ивановна и сын Константин. (В 1903 г. купец 2-й гильдии К.Л. Герасимов, живший в доме № 30 в 6-й Рождественской, содержал здесь мануфактурный магазин.) В 1895 г. здесь жил действительный статский советник Алексей Александрович Белокуров.

По крайней мере с 1888 до 1903 г. участком владел мещанин Николай Дмитриевич Дегтярев, жилой дом которого в 1901 г. в архитектурном стиле эклектики построил техник А.В. Друкер.

В 1904–1918 гг. дом потомственного почетного гражданина Семена Яковлевича Смурова, члена окружного санитарного попечительства Литейной части, старосты церкви Рождества Христова на Песках (1914–1916), крупного домовладельца.

В 1905–1917 гг. в доме Смурова жили: лекарь Хаим Ицкович Альпер (в 1909–1917 гг. практикующий врач Виталий Исаакович Альпер), служащий Русского торгово-промышленного банка провизор Лев Львович Блюмберг, помощник присяжного поверенного Максим Владимирович Гальперин, зубной врач Ида Абрамовна Гальперина, частный поверенный при Петербургском окружном суде, присяжный стряпчий мещанин Иосиф Яковлевич Герц, член Петроградской городской управы, председатель исполнительной комиссии по топливу, секретарь правления Лиги образования, присяжный поверенный и присяжный стряпчий Владимир Федорович Комаров, статский советник Дмитрий Петрович Косоротов и его жена Анна Васильевна, надзирательница дневного приюта Христорождественского Александро-Иосифовского братства для детей с улицы Марфа Александровна Костина, помощник присяжного поверенного (с 1908 г. – присяжный поверенный и присяжный стряпчий) Исаак Яковлевич Ландау, купец 2-й гильдии Аполлон Иванович Лутугин, жена полковника Наталья Григорьевна Мавродина, помощник присяжного поверенного и присяжный стряпчий Иосиф Данилович Маркусон, бухгалтер Российского золотопромышленного общества, Золотопромышленного общества Мариинского прииска и Амгунской золотопромышленной компании Михаил Иванович Миронов, гражданский инженер Федор Григорьевич Нарли и его жена Вера Ивановна, начальник службы движения Петербургских городских железных дорог потомственный почетный гражданин Семен Семенович Незым и его большая семья, действительный статский советник доктор медицины Николай Васильевич Петров, потомственный почетный гражданин Мартын Ильич Рамм, служащий Петроградского международного коммерческого банка Григорий Яковлевич Рашаль и зубной врач Софья Аркадьевна Рашаль, чиновник земского отдела МВД статский советник Николай Павлович Рудой и его жена Анна Васильевна, чиновник отдела торговли Министерства торговли и промышленности, преподаватель Литейной гимназии, надворный советник Болеслав Людвигович Юркевич (1874–1942; в 1917 г. – статский советник, чиновник особых поручений при министре торговли и промышленности, умер в блокадном Ленинграде). Крестьянин Николай Саввинович Наумов содержал в домовладении булочную с пекарней, купец Константин Леонтьевич Герасимов – суровскую лавку, крестьянин Максим Арсеньевич Сухов – мясную и зеленную лавки, вдова купца Вера Ивановна Соколова – аптекарский магазин. На участке работала красильня «А. Данцигер».

Д.П. Косоротов (1856–1925), врач, судебный медик. Родился в Новочеркасске. Среднее образование получил в новочеркасской гимназии. Закончил Медико-хирургическую академию в 1879 г. После окончания академии в течение шести лет был младшим врачом в 135-м Керчь-Еникальском полку. Участвовал, в качестве врача, в ахалтекинской экспедиции. В 1887 г., сдав экзамен на степень доктора медицины, назначен ассистентом Санкт-Петербургского военно-клинического госпиталя. 16 апреля 1888 г. успешно защитил докторскую диссертацию «К вопросу о гнилостном отравлении». С 1889 г. редактировал журнал «Русская Медицина». Помимо этого, поместил ряд статей, касающихся токсикологии, заразных и внутренних болезней, в «Военно-медицинском журнале» и «Враче». В 1895 г. назначен приват-доцентом в Санкт-Петербургском университете. Позже был прозектором Военно-медицинской академии. С 1898 г. избран профессором на кафедре судебной медицины и токсикологии в Военно-медицинской академии, по праву считался одним из самых высококвалифицированных судебно-медицинских экспертов России.

В 1909 г. – действительный статский советнику 1913 г. – тайный советник, член Медицинского совета МВД. Был привлечен к делу Бейлиса в качестве эксперта. Попов, исследовав подлинник его заключения, даже с современных позиций, утверждает, что этот документ показывает полноту и всесторонность изучения Косоротовым материалов дела, логическую и научно обоснованную интерпретацию фактов. В своей экспертизе Косоротов, по мнению Попова, ответив на поставленные судом 23 вопроса о ранениях Ющинского, не высказывал суждения об умысле, направленном на удовлетворение религиозных побуждений. Поэтому содержащуюся во втором вопросе суда присяжным дефиницию о возможных религиозных побуждениях Бейлиса нельзя поставить в упрек Косоротову. «Религиозный» оттенок вопросу придали свидетельские показания, а также психиатрическая и религиозная экспертизы.

В 1916 г. производил вскрытие тела Григория Распутина, годом позже сообщил подробности журналистам. В 1925 г. расстрелян НКВД как представитель обвинения по делу Бейлиса.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Константин Федорович Болотов и его жена Мария Никифоровна (кв. 37), инженер-кораблестроитель Виктор Леонидович Бродский и литератор Лазарь Григорьевич Бродский (1878 – февраль 1942; кв. 10); Тамара Владимировна Глебова[98] (кв. 8), Елена Абрамовна Крацкина (1906 – май 1942, кв. 15), Ольга Андреевна Никонорова, Екатерина Григорьевна Тикунова (1867 – март 1942, кв. 3), Елена Федоровна Чабан (1887 – апрель 1942, кв. 14), технорук подсобных предприятий коммунотдела Тосненского района Ленинградской обл. Лев Александрович Штейнер[99] (кв. 4), Юрий Назарович Якимов, его мать Валентина Михайловна и сын Александр.

В боевых действиях на Ленинградском фронте принимали участие жители дома К.Ф. Болотов, О.А. Никонорова и Ю.Н. Якимов.

К.Ф. Болотов (1913 – после 1942) – уроженец дер. Никитино-Троицкое Ярославской губ. Призван в Красную армию 3 июня 1941 г. Красноармеец, пропал без вести в марте 1942 г.[100]

О.А. Никонорова (1916 г. р.) – в 1944 г. младший лейтенант административной службы, казначей административно-хозяйственной части штаба 14-го стрелкового корпуса. Приказом командира корпуса от 2 сентября 1944 г. № 029 награждена медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 38955222).

Ю.Н. Якимов (1922–1942) родился в Петрограде, в 1940 г. ускоренно окончил военное училище. В 1941 г. младший лейтенант, командир взвода 3-го отдельного стрелкового батальона 18-й отдельной стрелковой бригады Западного фронта. Погиб в бою 5 апреля 1942 г. Похоронен на кладбище в дер. Красные Горки Тимкинского района Смоленской обл., о чем сообщили матери[101]. Позже прах перенесен на воинское захоронение в дер. Васильевское (Братская могила № 9). Сын, Александр Юрьевич Якимов (1940 г. р.), умер в октябре 1941 г., похоронен на Большеохтинском кладбище[102]. Сведений о его матери в указанных документах нет.

В.Л. Бродский (1903–1958) родился в г. Полтаве. По окончании в 1920 г. коммерческого училища поступил в Одесский политехнический институт, работал инструктором в коммунистической бригаде особого назначения, в рабоче-крестьянской инспекции, разносчиком. В 1923 г. перевелся в Петроградский Политехнический институт на кораблестроительный факультет, в то же время работал на Балтийском судостроительном заводе. В 1930 г. после окончания института возглавил проектное бюро завода, начальник корпусного цеха, главный строитель крейсеров «Киров», «Максим Горький». В 1934 г. состоял членом-корреспондентом, ученым секретарем и научным сотрудником 1-го разряда Научно-исследовательского института судостроения и судовых стандартов, научным сотрудником Бюро научных исследований Судопроекта. В 1934–1935 гг. находился в командировке в Италии. 12 мая 1937 г. по ложному доносу арестован, и после 8-месячного следствия в марте 1938 г. Военным трибуналом Ленинградского военного округа осужден на 20 лет исправительно-трудовых работ. В заключении работал в различных проектно-конструкторских бюро, руководил конструкторской группой ОТБ «Болшево» (1938–1939 гг.), конструкторской группой ОТБ «Кресты» (1939–1941 гг.), проектным отделом на заводе № 340 в Зеленодольске (1941–1942 гг.), главный строитель и начальник отдела судоремонта, в том числе судов союзников, на заводе № 402 в Молотовске-1[103] (1942–1945 гг.), руководитель кораблестроительной группы и руководитель проекта в ОКБ-172 («Кресты»; 1945–1949 гг.), руководитель корпусного отдела, исполнял обязанности главного конструктора в ОКБ-5 на Петровском заводе в Ленинграде (1949–1951 гг.). В 1951 г. последовала ссылка в Красноярский край, где он работал дорожным мастером в Енисейском районе, начальником цеха лесозавода в Маклаково. После реабилитации и освобождения в 1955 г. вернулся в Ленинград, работал инженером в ЦКБ-1 (п/я 70), затем ведущим конструктором ЦКБ-14. Работал над проектированием судов для промыслового флота. Кроме рукописи в четыре страницы, названной автором «О жизни: мои мысли», датированной по содержанию 1920 г. и хранящейся в Российской национальной библиотеке в Петербурге, иных работ В.Л. Бродского в открытом пользовании нет.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 15. 2015 г.


Ныне в доме находится аптека «Первая помощь».

Дома № 15 и № 17 во время Великой Отечественной войны прямым попаданием фугасной бомбы превратились в руины. Еще в 1942 г. Архитектурно-планировочное управление Ленгорисполкома начало работу по подготовке к восстановлению и реконструкции разрушенной части города. Был проведен конкурс и на проект реконструкции тогдашнего Советского проспекта. На основе предложений архитекторов М.К. Бенуа и И.И. Фомина представили итоговый проект. Согласно ему, предполагалось создать площадь у 6-й Советской улицы на месте разбитых бомбардировкой жилых домов. Площадь была создана, а на углу 6-й Советской улицы и Суворовского проспекта построили два симметричных жилых дома, служащих как бы входными пропилеями в 6-ю Советскую. При этом дом № 15 восстанавливался по новой красной линии (дом восстановлен к 1952 г.), дом № 17 разобрали и построили на новом месте. В результате 6-ю Советскую улицу на этом участке расширили, тем самым бывшая Рождественская площадь оказалась раскрытой в сторону Суворовского проспекта[104].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 17. 2015 г.

Дом № 17 / 6-я Советская ул., 14 / Красноборский пер., 4

На углу Слоновой и 6-й Рождественской улиц в 1854 г. стоял деревянный одноэтажный дом с мезонином, за ним в разных углах двора разместились деревянные строения.

Участок этот под № 215/312 по табели 1846 г. и № 291 в 1874 г. принадлежал, как указывает «Атлас» Н. Цылова, титулярному советнику Ивану Дмитриевичу Холодковскому. В 1865 г. владельцем числится петербургский купец 2-й гильдии Ермолай Егорович Третьяков, состоявший в петербургском купечестве с 1835 г. и содержавший в своем доме рыбную[105], а в 1872 г. в доме, проданном в 1870 г. купцу 2-й гильдии Ивану Александровичу Лукьянову – табачную торговлю[106]. Под жилье сдавались комнаты во втором и третьем этажах. Кроме семьи Третьякова, занимавшей кв. № 1, в 1860–1870-х гг. здесь жили: мещанка Мария Дмитриевна Бабанина (кв. 7), цирюльник Николай Петрович Полянский (кв. 9). Кроме лавок Третьякова, хозяйственные помещения в доме занимали суровская лавка Бабаниной, питейное заведение купца 2-й гильдии Василия Потаповича Быкова, кожевенная лавка Макеева, посудная лавка Свешникова, мясная и зеленная лавка купца Шорена.

И.А. Лукьянов (1826–1878), состоявший в петербургском купечестве с 1863 г. и живший в доме Змеева (№ 2 в 6-й Рождественской)[107], за время своего владения построил по Слоновой улице каменный трехэтажный дом, в который провели водопровод и устроены санузлы.

В 1879 г. домовладение по купчей от 18 октября за 46,5 тыс. руб. приобрел крестьянин Костромской губернии Федор Порфильевич Порфиров[108], остававшийся домовладельцем до своей кончины в 1913 г., после чего до 1918 г. домовладение принадлежало его наследникам.

Ф.П. Порфиров – выходец из села Ассорино Чухломского уезда Костромской губернии. Петербургский ремесленник, благотворитель, крупный домовладелец. В его семье родились сыновья Иван и Павел, будущие художники, и Петр, будущий поэт и переводчик. В 1909 г. на средства Ф.П. Порфирова в селе построили однопрестольную кирпичную церковь Казанской иконы Божией Матери, приписанную к Николаевской церкви села Дорка. Основной объем храма – односветный четверик с четырехскатной крышей и одноглавым завершением. Двухъярусная колокольня вплотную примыкала храму. Церковь разрушена в 1960-х гг.

В 1880 г. в домовладении Порфирова в каменном доме жили: инженер Иосифов, купец Никифоров. Купец Архипов содержал здесь рыбную лавку, купец 2-й гильдии Андрей Иванович Лемзаков – посудную лавку. В деревянном доме жили Забелин, Ермолаева, Чистова, мещ. Кондратьева, Изотова, Лебедева, коровница Иванова, кроме квартиры, арендует три коровника и сеновал.

В 1903 г. в каменном доме жил и содержал трактир царскосельский мещанин Иван Федорович Кругликов, купец 2-й гильдии Илья Дмитриевич Дмитриев содержал здесь ренсковый погреб. В 1917 г. Иван Софронович Софронов содержал продажу музыкальных инструментов.

Один из совладельцев этого дома Иван Федорович Порфиров (1867–1942) в 1885 г. окончил курсы в петербургском Владимирском городском училище. В том же году принят вольнослушателем Императорской Академии художеств. На первый курс Академии поступил в 1887 г. Был награжден двумя большими серебряными медалями за рисунок и живопись в натурном классе. На последнем курсе Академии подал прошение о досрочной сдаче экзаменов для того, чтобы участвовать в конкурсе на малую золотую медаль. Окончил Академию с отличием, получив большую золотую медаль за программу «Принятие христианства святой царицей Александрой». В 1891 г. Петру Порфирову присвоено звание классного художника 1-й степени с правом пенсионерской поездки за границу на четыре года. В Риме Порфиров рисовал итальянским карандашом фигурки натурщиков и натурщиц, одевая их в средневековые костюмы. По возвращении на родину до 1908 г. он жил в доме № 3 на Казанской площади, время от времени устраивал выставки своих произведений, не более чем по одной картине в год – «Фрина» (1911), «Даная» (1916), «Мессалина».

И.Ф. Порфиров состоял членом «Общества взаимного вспомоществования русских художников» и «Общества художников исторической живописи». В 1897–1898 гг. создал картоны для мозаик храма Воскресения Христова на Екатерининском канале. Порфиров входил в общество «Мюссаровские понедельники», а в 1911 г. стал его председателем. К 300-летию царствования Дома Романовых исполнил большое полотно «Иван Сусанин» и выставил его на Невском проспекте, у Казанского собора (по мнению его коллег, картина едва ли представляла художественный интерес).

В 1916 г. художник создал символическую картину «Русь Святая и враг лютый». Спустя два года он принял участие в оформлении площади Михаила Архангела к первой годовщине Октябрьской революции.

В 1912 г. вместе с братом Павлом, тоже художником, унаследовал два дома на Дегтярной улице (№ 19/24 на углу 6-й Рождественской и № 21, в котором и жил до 1920 г.), ранее принадлежавшие петербургскому ремесленнику, их отцу Федору Порфирьевичу Порфирову. В 1930–1940-х гг. художник жил в бывшем собственном доме № 17/14, где и умер в блокадном Ленинграде в январе 1942 г., а в декабре здесь же умерла его жена Пелагея Терентьевна. Место их захоронения неизвестно.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Михаил Адольфович Бердичевский (1933 – июнь 1942, кв. 2), Герман Иванович (1924 – февраль 1942) и Иван Иванович (1899 – февраль 1942) Востренковы (кв. 1), Андрей Нестерович Илтин (1875 – декабрь 1941), Григорий Давидович Латкович (1888 – декабрь 1941, кв. 2), Куприян Илларионвич Марченко и его сын Олег (кв. 5), Борис Сергеевич Мещеряков (1896 – февраль 1942, кв. 2), Владимир Михайлович Покровский (1913 – февраль 1942, кв. 1), Игорь Алегонович Ригин.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны принимали участие жители этого дома К.И. Марченко и И.А. Ригин.

К.И. Марченко (1909 – после 1943) – уроженец дер. Геленчиково Себежского у. Псковской обл. Красноармеец, стрелок. Пропал без вести в декабре 1943 г. на Ленинградском фронте[109]. В блокадном Ленинграде в марте 1942 г. умер его двухлетний сын.

И.А. Ригин, старший сержант. Умер от ран 3 сентября 1944 г. и похоронен на кладбище «Пески» в Петрозаводске[110].

Дом № 19/7-я Советская ул., 15

В 1866 г. Василий Иванович Исаков стал владельцем углового участка № 241/260 по 7-й Рождественской и Слоновой улицам. Домовладение состояло из участка земли в 200 кв. саженей с двухэтажным деревянным домом по Слоновой улице. Он получил это имение по духовному завещанию отца, петербургского купца Ивана Леонтьевича Исакова. Кроме этого, в своем завещании купец обязал сына позаботиться о детях своего умершего сына Григория. Василий должен был содержать Александру и Любовь Григорьевну Исаковых до их замужества или до их 25-летия и выдать замужней дочери Александре, жене ярославского крестьянина, 1000 руб.

В 1888 г. по завещанию Василия Исакова домовладение перешло к его племянницам – петербургской мещанке Александре Григорьевне Бузиной и ярославской мещанке Любови Григорьевне Грачевой, обе в девичестве Исаковы. Женщины не стали заниматься наследством и тут же продали домовладение потомственному почетному гражданину Осипу Егоровичу Коревову, который на следующий год снес все старые постройки и поручил технику-строителю М.А. Андрееву возведение каменного четырехэтажного углового дом в связи с пятиэтажным надворным флигелем[111]. После смерти О.Е. Коревова домовладение в 1904 г. унаследовала его вдова Мария Викентьевна, а в 1907 г. – его дочь Зинаида (в замужестве Рудь) и сын Василий, остававшиеся домовладельцами ив 1918 г[112].

В 1909–1917 гг. здесь жили: помощник присяжного поверенного Арнольд Леопольдович Гальперин, член Государственной думы, надворный советник Георгий Георгиевич (Егорович) Замысловский и его жена Мария Алексеевна, купец 2-й гильдии, мануфактурный торговец, совладелец Торгового дома «Кончаев и Волков», попечитель богадельни Михайлова, а с 1908 г. – председатель Петербургской христианской общины старообрядцев поморского согласия (после 1910 г. жил в доме № 5 на Мытнинской ул.). Вячеслав Войцехович Спегальский содержал здесь один из своих аптекарских магазинов, крестьянин Иван Фролов – обувной магазин.

Г.Е. Замысловский (1872–1920) – сын видного петербургского историка профессора Е.Е. Замысловского, преподававшего историю будущему императору Николаю II. Окончил гимназию при Историко-филологическом институте и в 1894 г. кандидатом прав юридический факультет Петербургского университета, по окончании которого поступил на службу кандидатом на судебные должности при Петербургской судебной палате. В том же году приказом по ведомству Министерства юстиции назначен помощником секретаря учрежденной при Министерстве комиссии по составлению местных запретительных книг (с 1898 г. секретарь комиссии). С 1899 г. служил товарищем прокурора Гродненского и Виленского окружных судов, затем Виленской судебной палаты. В 1905–1907 гг. выступал обвинителем по многим политическим процессам. В 1905 г. был готов вступить в Конституционно-демократическую партию, но потом резко переменил позицию и занял место в рядах Союза русского народа. В 1907 г. избран членом III Государственной думы от русского населения Виленской губернии, одно время являлся старшим товарищем секретаря Государственной думы и в силу этого членом думского президиума. Выступал с речами по вопросам, касающимся инородцев, и судебным; обнаруживал постоянный антисемитизм и ненависть к финляндцам, полякам и другим инородцам; отстаивал смертную казнь. Во время раскола в Союзе русского народа Замысловский был противником Дубровина и сторонником Пуришкевича и Маркова.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 19. 2015 г.


В 1912 г. переизбран в IV Государственную думу и перешел в адвокатуру Приобрел широкую известность антисемитскими выступлениями в связи с делом Бейлиса. По некоторым сведениям, являлся стратегом и «мозгом» фракции и главным посредником между правительством, думскими и внедумскими представителями правых. С 1915 г. член Особого совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обеспечению топливом (Осотопа). В 1917 г., несмотря на то что с первых дней признал «законность» Временного правительства, арестован и допрошен Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства. Летом 1917 г. Замысловский состоял членом основанной Н.Е. Марковым подпольной монархической организации «Великая единая Россия», имевшей первоначальной целью спасение царской семьи. После октября 1917 г. перебрался в Киев, затем в Ростов, где стремился создать единый фронт, имевший лозунгом «Великую, единую и неделимую Россию, на основе законоприемственной монархии». В начале ноября 1918 г. пытался собрать монархический съезд, стараясь привлечь к нему в том числе и «представителей Добровольческой и Кубанской армии». Устроитель Русского союза в Ростове, вокруг которого группировались члены Всероссийского монархического центра, Военно-монархического союза, Союза русского народа. Позже вошел в Национально-либеральную партию, отколовшуюся от Русского союза, но не порвавшую с ним связи. Действовал на Кавказе, в качестве государственного строя поддерживал в этот период идею конституционной монархии. Скончался в 1920 г. от тифа[113].

В 1915 г. помещения в первом и втором этажах арендовало Товарищество «Проводник», шесть комнат во втором этаже занимала Женская гимназия Виктории Антоновны Арсеневич (учредительница и начальница гимназии жила здесь до 1942 г. и умерла в блокадном Ленинграде в возрасте 64 лет), купец Николай Дмитриевич Дмитриев содержал здесь винную и фруктовую торговлю, мещанин Афанасий Лазаревич Блюмберг – продажу готового платья.

В 1930–1940-х гг. здесь, кроме В.А. Арсеневич, занимавшей кв. 10, жили: мастер завода № 7 Алексей Петрович Акимов[114] (кв. 5), член Володарского райсовета зольщик 2-й ГЭС Иосиф Иванович Белявский[115] (кв. 14), Михаил Александрович Васильев и его дочь Тамара (кв. 1), Иван Кузьмич Сазонов и его дочь Злата (кв. 11), Борис Сергеевич Смолко, его мать Агриппина Мартыновна, жена Клавдия Константиновна и дочь Людмила (кв. 8).

В 1930-х гг. в доме находился магазин молочных продуктов треста «Ленмолсбыт».

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома М.А. Васильев, Б.С. Смолко, в отряде МПВО Смольнинского района И.К. Сазонов.

М.А. Васильев (1893 – после 1945) – уроженец Петербурга. Служил в РККА с 1919 по 1922 г. Инженер-радист. Вторично призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1941 г. С первых дней Великой Отечественной войны в действующей армии. В 1945 г. капитан, начальник связи и командир роты связи 660-го батальона аэродромного обслуживания (БАО) 3-й Воздушной армии. Командуя ротой связи, проявил себя энергичным, волевым командиром, хорошо знающим свое дело. Его рота стала сплоченной боевой единицей, обслужила связью более 25 боевых авиаполков и всегда получала высокую оценку от командования авиаполков и БАО.

Обладая хорошими организаторскими способностями, он всегда оборудовал два узла связи – один непосредственно на аэродроме для связи авиаполков с их командными пунктами, второй для связи отделов и служб БАО, что обеспечивает хорошую и надежную связь и быструю передачу всех приказаний. Только за 1944 г. ротой построено и обслужено 540 км телефонно-телеграфных линий, в том числе восстановлено и отремонтировано 180 км постоянных и высоковольтных линий. На аэродромах «Гвозды» и «Дретунь» при нехватке кабеля 20 км телефонных линий были построены из колючей проволоки. Одновременно боевые авиаполки обслуживались и радиосвязью. Неоднократны случаи, когда радисты М.А. Васильева наводили истребителей на вражеские самолеты и давали нужные сигналы экипажам, предупреждая их о неправильной посадке. Радиосвязь использовалась и при прекращении проводной связи с вышестоящими штабами для обеспечения бесперебойной передачи приказов при боевых вылетах, что способствовало выполнению авиаполками их боевых задач.

За боевые заслуги два человека из состава роты, имеющей преимущественно женский состав, награждены орденами Славы III степени, 10 человек – медалями «За боевые заслуги», 15 – медалью «За оборону Москвы», 10 – нагрудным знаком «Отличный связист». Кроме того, в 1944 г. личный состав роты имеет 126 благодарностей. Капитан Васильев вёл с личным составом своей роты систематические занятия по общевойсковой и специальной подготовке, что обеспечивало роте высокие места в соревновании подразделений БАО. Особенно велики заслуги тов. Васильева в деле политического воспитания личного состава. Он умело руководит ротной партийной организацией, в которой насчитывается 22 человека, и она постоянно пополняется. Приказом командующего 3-й Воздушной армией от 15 мая 1945 г. № 0338 капитан М.А. Васильев награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 28159153). В блокадном Ленинграде в апреле 1942 г. погибла его 20-летняя дочь Тамара (Блокада, т. 5).

И.К. Сазонов (1895–1942) – уроженец дер. Воронино Смоленской губ. Умер от болезни 16 января 1942 г.[116] В блокадном Ленинграде в марте 1942 г. погибла его 19-летняя дочь Злата (Блокада, т. 26).

Б.С. Смолко (1917–1941) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию 5 февраля 1940 г. Смольнинским РВК. Красноармеец, умер от ран 20 декабря 1941 г.[117] Его мать А.М. Смолко (1899 г. р.) и двухлетняя дочь Людмила погибли в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. (Блокада, т. 28).

Блокадные судьбы семей Васильевых, Сазоновых и Смолко разделили жители этого дома Марина Григорьевна Григорьева (1875 – март 1942, кв. 4), Павел Елисеев (кв. 4, умер в январе 1942), Иванов Олег Павлович, 1941 г. р. Место проживания: 7-я Советская ул., д. 15, кв. 1. Дата смерти: январь 1942. Место захоронения: неизвестно. (Блокада, т. 11), Григорий Федотович Ковалев (1884 – декабрь 1941), Мария Моисеевна Марковская (1909 – июнь 1942, кв. 9), Даниил Филиппович Митрохин (1880 – январь 1942, кв. 8), Лидия Григорьевна Мицкевич (1911 – февраль 1942), Валерий Москевич (кв. 4, умер в январе 1942), Борис Евгеньевич Тутевич (1884 – март 1942; кв. 4), Пиама Ивановна Финлей (1883 – май 1942; кв. 5), Генрих Ааронович Чафнус (1886 – март 1942; кв. 6), Александр Сафронович Шанраев (1882 – февраль 1942; кв. 5), Яким Васильевич Щербинин (1885 – июль 1942; кв. 1).

Дом № 21 / 7-я Советская ул., 18

Импозантный пятиэтажный дом, характерный для архитектуры поздней эклектики, с жилой угловой фронтошпицей, длинным плоским фасадом по Суворовскому проспекту и более коротким по 7-й Советской хранит довольно сложную историю домовладения. До постройки этого дома в 1879–1880 гг. архитектором-художником П.П. Дейнеко участок сменил немало владельцев. Только за три года с 1866 по 1869 г. он побывал в руках отставного подполковника Павла Федоровича Быкова[118], надворного советника купца Алексея Карловича Миллера, жены коллежского асессора Юлии Алексеевны Ревновой[119].

Первоначально на участке длиною в 20 саженей по Слоновой улице стоял деревянный дом с мезонином на каменном фундаменте, а в глубине двора – одно– и частью двухэтажный деревянный надворный флигель. В 1867–1872 гг. здесь, кроме домовладелицы Ю.А. Ревновой и ее мужа Николая Степановича Ревнова, жили: ламповщик Бекштейн, крестьянин Тверской губернии сапожник Герасимов, чиновники Даворецкий и Кошкин, серебряных дел мастер Мендула, финский уроженец портной Порхо, парикмахер Никита Филиппович Шляпников. Отставной унтер-офицер Федор Артемьев содержал здесь питейное заведение, Михайлов – табачную и обойную лавки, Мария Алексеевна Шимина – табачную лавку.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 21. 2015 г.


В 1873 г. по купчей крепости от 16 марта имущество перешло к кашинскому мещанину Алексею Пафнутьевичу Миролюбову. Через пять лет новый хозяин полностью перестроил имение. В 1879 г. вчерне выстроен пятиэтажный дом по Слоновой улице с таким же флигелем по левой стороне и каменные трехэтажные службы по задней стороне двора. В 1881 г. возведен еще один пятиэтажный флигель. Но такое крупное перевоплощение усадьбы требовало больших вложений. И постепенно долги перед Кредитным обществом достигли уровня стоимости имущества, хотя жилые и торговые помещения здесь никогда не пустовали. По этой причине домовладение выставлено на публичные торги. 4 июня 1885 г. петербургский 2-й гильдии купец Михаил Андреевич Андреев (1844–1908), торговец шорным товаром, состоявший в петербургском купечестве с 1884 г., купил на торгах усадьбу Миролюбова за 84 тыс. 535 руб.

В домовладении М.А. Андреева в 1887–1890 гг. нанимали квартиру историк, статский советник Александр Семенович Трачевский и его жена Юлия Андреевна, часть помещений нанимало Училище в память императора Александра I (Городское мужское высшее училище), петербургский купец 2-й гильдии хлеботорговец Кондратий Васильевич Линд более 10 лет содержал здесь мучной лабаз, в 1900 г. перешедший к угличскому мещанину Николаю Алексеевичу Чекалову, в 1895–1902 гг. живший здесь ярославский крестьянин Алексей Николаевич Оглобин содержал сливочную торговлю, продолженную после его смерти до 1917 г. вдовой Евдокией Александровной.

А.С. Трачевский (1838–1906) родился в Ставрополе. Учился в Ставропольской гимназии и Московском университете. В 1869 г. защитил в Москве магистерскую диссертацию «Польское бескоролевье» (М., 1869), в 1877 г. в Петербурге докторскую «Союз князей», увенчанную Уваровской премией. В 1873–1878 гг. преподавал в Тифлисской гимназии и давал уроки истории детям великого князя Михаила Николаевича. В 1878–1890 гг. состоял ординарным профессором по кафедре всеобщей истории в Новороссийском университете. В 1879 г. устроил в Одессе женские курсы для подготовки к Высшим женским курсам. Здесь же он вместе со своей женой Юлией Александровной заведовал «Новой школой» – гимназией совместного обучения мальчиков и девочек, где они учились по его собственной программе. В 1890 г. Трачевский вышел в отставку и утвержден приват-доцентом в Петербургском университете, но к чтению лекций так не приступал. Читал публичные курсы в Музее военно-учебных заведений («Соляной Городок»), где вместе с генералом Каховским устроил Научный отдел для постоянных профессорских курсов (1891 г.). Автор многочисленных трудов по истории стран Европы и Ближнего Востока.

В 1895–1901 гг. здесь жили: отставной полковник Александр Павлович Агнивцев, служащий Отдельного корпуса пограничной стражи титулярный советник Петр Михайлович Волков, чиновник Контроля Главного управления уделов, действительный статский советник Иван Евграфович Добряков, чиновник Департамента государственных земельных имуществ, коллежский асессор Николай Владимирович Калинин, вдова генерал-лейтенанта Ольга Яковлевна Цитович и преподаватель Петербургской 7-й гимназии Эдуард Петрович Цитович. Часть помещений арендовало 2-е Рождественское мужское городское училище в память императрицы Екатерины II (учительница – Мария Александровна Иванова).

Домовладение после смерти М.А. Андреева по его духовному завещанию от 1904 г. унаследовали его сыновья Дмитрий (1876 – после 1917), купец 2-й гильдии, унаследовавший и торговое дело отца, и Николай, почетный гражданин, кандидат коммерции. В доме наследников М.А. Андреева жили отставной генерал-майор, член литературного кружка им. Полонского, писатель Федор Владимирович Черниговец-Вишневский и его сын Кирилл, чиновник Петербургской сухопутной таможни.

Ф.В. Черниговец-Вишневский (1838–1915) окончил курс во 2-м кадетском корпусе, где его учителями были Н.Я. Прокопович, Н.Е Чернышевский, Г.Е. Благосветлов. Служил в саперах, командовал военно-телеграфным парком. В 1895 г. вышел в отставку с чином генерал-майора. Как поэт особенно известен юмористическими и сатирическими стихотворениями. Начал литературную деятельность стихотворениями, напечатанными в журнале «Иллюстрация» в конце 1850-х гг. Позже его стихотворения стали появляться в «Новом Времени», где помещались также его рецензии, статьи о Шопенгауэре и переводы сочинений этого философа. «Стихотворения» Ф.В. Черниговца изданы в Петербурге в 1892 г. Сувориным (VIII, 330 с.). В 1899 г. Сойкин отдельным оттиском в формате почтовой открытки издал стихотворение «Вновь мы здесь» с портретом автора. Отдельными изданиями вышли его переводы работ Шопенгауэра «Свобода воли и основа морали» (3 издания, 1886–1896), «Житейская мудрость. Афоризмы и максимы» (5 изданий, 1886–1900), «Мир как воля и представление».

Как иллюстрацию творчества Ф.В. Черниговца приведем стихотворение «Смутные намеки», относящееся к 1880-м гг. и воспроизводимое с автографа, хранящегося в Центральном Государственном архиве литературы и искусства.

Смутные намеки

Слышу сердца шепот

Словно в отдаленье…

Что в нем это – ропот

Или глас моленья?

Внемлю сердца шепот,

Но звучит он чудно!

Внутренний свой опыт

Выразить так трудно!

Но упорно сердце

Шепчет и лепечет,

Словно скудоверца

От сомнений лечит.

Дышит этот лепет

Чем-то запредельным,

Навевая трепет

Позывом молельным.

Дышит неотступно

Памятью былого,

Только недоступно

Для ума и слова…

Или к райским кущам

Он зовет обратно,

Иль сулит в грядущем

Полдень незакатный?

Или то, что глухо

Сердце нам вещает,

Лишь бессмертье духа

В общем означает?

Иль – сказать ли слово?

Это лишь всецело

Блажь ума больного,

Бред больного тела?

И лепечет сердце

Мне свои загадки,

Только в скудоверце

Нет на них разгадки!

Лишь в часы наитий,

Внемля им тревожно,

Смутно смысла нити

Уловить возможно;

Передать же смысла

Ясно для другого

Неспособны числа

И бессильно слово!..

И неоднократно

Все проходит мимо,

Для ума невнятно

И неуловимо.

В 1915–1917 гг. здесь, кроме домовладельцев, жили: аптекарский помощник Исаак Юльевич Брук (содержал аптекарский магазин и склад оберточной бумаги), статский советник Петр Михайлович Волков, сотрудник правления Общества Восточной Китайской железной дороги, инженер-технолог Виктор Николаевич Жаринов, домовладелец Василий Дмитриевич Копылов (совместно с компаньонами владел участком на Лиговской ул. вблизи Старообрядческого кладбища), статский советник Павел Глебович Пикалов, зубной врач Зоя Яковлевна Рашаль, причисленный к Департаменту герольдии статский советник Люциан Феликсович Тераевич.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Александр Алексеевич Алексеев (кв. За), Михаил Васильевич Воронин (1880 – март 1942, кв. 6), преподаватель Нина Константиновна Добромыслова (кв. 31), профессор Евгений Теофилович Залкиндсон и врач Анна Яковлевна Залкиндсон (кв. 22), научный сотрудник НИИ книговедения Платон Андрианович Корыхалов (кв. 26), Василий Федорович Павлов и его жена Мария Михайловна (кв. 14), Лев Гаврилович Прокопьев (ум. в феврале 1942), Александр Николаевич Семенов (1908, кв. 6), военный политработник Егор Егорович Филатов, его жена Мария Андреевна и сын Николай (кв. 31).

П.А. Корыхалов (1900–1958) – автор-составитель сборника «Об Ильиче: рабселькоровские заметки и воспоминания» (Л., 1934).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома А.А. Алексеев, В.Ф. Павлов, Е.Е. Филатов.

A. А. Алексеев (1902–1942) призван из запаса Смольнинским РВК в июне 1941 г. Красноармеец, стрелок 567-го стрелкового полка. Умер от болезни 23 января 1942 г. в госпитале эвакопункта ЭП-50. Похоронен на Пискаревском кладбище[120].

B. Ф. Павлов (1905 – после 1943), уроженец пос. Любница Лычковского у. Новгородской губ. Призван в Красную армию 14 декабря 1942 г. Смольнинским РВК. Пропал без вести в апреле 1943 г.[121]

Е.Е. Филатов (1905–1945), уроженец Петербурга, член ВКП(б) с 1929 г., комсомольский и партийный работник в военных училищах Ленинграда, в 1941–1942 гг. – капитан, преподаватель и парторг Рязанского пехотного училища. В феврале 1943 г. после нескольких рапортов о направлении в действующую армию направлен заместителем по политчасти командира 1-го дивизиона 1029-го гаубичного артиллерийского полка, с которым воевал на Западном, 2-м и 1-м Белорусских фронтах. За образцово поставленную партийно-политическую работу в дивизионе и личное мужество в марте 1945 г. представлен к награждению орденом Отечественной войны II степени. Приказом начальника артиллерии 33-й армии от 30 марта 1945 года № 013/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 36908261). В открытом бою в апреле 1945 г. тяжело ранен и умер от ран 25 апреля 1945 г.[122]. В блокадном Ленинграде в январе 1942 г. умер его трехлетний сын Николай (Блокада, т. 32).

В годы блокады Ленинграда погибло более 20 жителей этого дома.

Ныне в доме работают кафе-столовая и фирменный магазин Великолукского мясокомбината.

Дом № 23

Деревянный одноэтажный дом с мезонином, стоявший в 1854 г. на углу 8-й и Слоновой улиц, мало чем отличался от своих соседей, разве что только возрастом. На усадьбе Екатерины Пучковой в 195 кв. саженей позади этого дома находились ледники, сеновалы, сараи. В 1860-х гг. участок принадлежал содержательнице каретного извоза купчихе 2-й гильдии Марфе Степановне Пучковой. В 1875 г. владельцем числится крестьянин Олонецкой губ. Петрозаводского уезда Фабдий Петрович Федотов[123].

В 1877 г. за 8000 руб. полуразрушенную усадьбу купил у него купец 2-й гильдии Василий Максимович Уханов (1840 – после 1919), состоявший в петербургском купечестве с 1873 г. Он происходил из крестьян Георгиевской волости Солигаличского уезда Костромской губернии. Ко времени приобретения недвижимости жил в доме № 3 на Воздвиженской улице в Александро-Невской части, где содержал столярную мастерскую[124]. В 1877 г. он перешел из купеческого сословия в мещанское.

За два года новый владелец превратил имение в доходное место, присоединив к нему соседний участок в 150 кв. саженей. Угловой каменный четырехэтажный дом здесь в 1879–1880 гг. построил инженер-архитектор А.А. Докушевский[125]. В 1891 г. строительство на участке продолжилось. По левой и задней сторонам двора возведены четырех– и пятиэтажные флигели и деревянный двухэтажный дом на каменных подвалах по Слоновой улице. В 1903 г. над угловым домом надстроен пятый этаж, где разместились фотографический павильон и небольшие квартиры. Завершая строительные работы на участке, в 1909 г. гражданский инженер П.К. Лежоев[126] перестроил угловой дом в шестиэтажный. Всем своим имуществом В.М. Уханов владел до 1919 г.[127]

В 1880-х гг. фортепианная фабрика Вернера нанимала 16 комнат в каменном доме за 2600 рублей в год (в дальнейшем эти комнаты сдавались владельцами «единым лотом»: в 1890-х гг. их занимал частный ломбард, питейный дом Максимовского, затем приют Св. Ксении). По шесть комнат в доме нанимали правление 1-го акцизного округа и купец Ашастин. Торговые помещения здесь занимали питейное заведение Тимофея Игумнова, торговые лавки: овощная Беляева, посудная Вагина, мясная Захарова, свечная Егора Ремизова. В деревянном доме расположились гробовой магазин Хаджова и кислощейная лавка Петрова. Годовой доход в эти годы достигал 15 000 руб.

В конце 1880-х гг. в каменном доме жили: доктор медицины Владимир Иванович Подановский, врач Владимир Николаевич Чехов (жили здесь до 1892 г.). Общество «Петербургский частный ломбард» содержало здесь одно из своих отделений, купец 2-й гильдии Василий Петрович Соколов – один из своих фруктовых магазинов; здесь также находились мясная лавка Ульянова, рыбная лавка Тимофеева, свечная лавка Казакова.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 23. 2015 г.


В.И. Подановский (1852–1916) диссертацию доктора медицины защитил в 1888 г. в фармакологической лаборатории проф. П.П. Сущинского в Военно-медицинской академии. В 1893 г. врач больницы общины сестер милосердия Св. Георгия. В 1895 г. статский советник, старший ординатор больницы, в 1909-м – почетный консультант больницы, член городской больничной комиссии, в 1912 г. – действительный статский советник. После 1900 г. он и его жена Адель Александровна Подановская (урожд. баронесса Ралль) жили в доме № 55 на Николаевской улице, после 1905 г. – в доме № 32 на Коломенской.

В 1891–1895 гг., кроме семьи домовладельца, В.И. Подановского и В.Н. Чехова, в доме жили: поручик Павел Лукьянович Войцехович, гражданский инженер Владимир Эдуардович Герберт, доктор медицины Логинов.

В 1904–1910 гг. в доме, кроме семьи домовладельца, жили: начальник Петербургского губернского жандармского управления, член Петербургского губернского присутствия по фабрично-заводским делам, член комитета Петербургского городского попечительства о народной трезвости генерал-майор Владимир Александрович Безсонов, практикующий врач Борис Вячеславович Висленев (1871–1929), в 1909 г. надворный советник, врач Александро-Мариинской больницы и лечебницы для приходящих больных; провизор Максимилиан Люцианович Бергель, Варгунин, Василий Макарович Ветчинкин (колониальная торговля тоже в 1907–1909 гг.), врач Лидия Ильинична Дуговская, Заблоцкий, Коковкин, Широков, фотограф Михаил Потапович Мартынов, Павел Николаевич Милютин (в 1907–1909 гг. статский советник, юрисконсульт Министерства юстиции, член комитета по землеустроительным делам), чиновник Петербургской портовой таможни, коллежский асессор, литератор Сергей Рудольфович Минцлов и его жена Мария Алексеевна, санитарный (с 1905 г. старший санитарный) врач управления придворно-медицинской части, коллежский советник Михаил Николаевич Рубель и его жена Зинаида Афанасьевна, почетный гражданин Антон Константинович Урбанович.

М.А. Минцлова занимала весь второй этаж (20 комнат) под частное женское учебное заведение, устроенное на средства, полученные мужем в наследство.

Ряд педагогических новаций (в т. ч. один из первых в России опытов совместного обучения) привел к тому, что это учебное заведение стало пользоваться широкой известностью и в 1907 г. переименовано в Рождественское частное семиклассное коммерческое училище М.А. Минцловой с правами казенных реальных и коммерческих училищ.

Этюд о писателе, путешественнике и библиофиле Сергее Рудольфовиче Минцлове[128]

Сергей Рудольфович Минцлов родился 1 января 1870 г. в Рязани. Семья Минцловых древнего литовского корня (племени пруссов), и первое упоминание о них относится ко временам Грюнвальдской битвы, в которой двое Минцловых легли за родину на поле чести. Род этот дал цепь талантливых лиц, преимущественно художников и писателей, и эту редкую черту сохранила и переселившаяся в 1830 г. в Россию ветвь, – писал он в автобиографии[129]. Дед С.Р. Минцлова, Рудольф Иванович Минцлов (1811–1883), в 1856–1860 гг. преподавал немецкий язык будущему императору Александру III и его братьям; с 1847 г. до кончины работал в Императорской публичной библиотеке. Он женился на французской поэтессе и переводчице Э. Гоппе, дочери известного французского писателя, ученого и деятеля Великой французской революции Ж.-П. де Галле, состоявшего в переписке с императором Александром I. Отец, Рудольф Рудольфович Минцлов (1845–1904), видный публицист, служил на судебных должностях в Рязани, затем переехал в Москву, где был присяжным поверенным; с 1893 г. – отставной статский советник, жил в Петербурге (в доме № 9 на Калашниковском пр.), сотрудничал в правлении Рязано-Уральской железной дороги, состоял секретарем Юридической комиссии Союза русских писателей.

С 1872 г. Сергей Минцлов жил в Москве; образование получил в реальном училище. «Сочинять начал рано, лет восьми-девяти, и первое произведение было описание битвы команчей». После кончины матери в 1885 г. отец по просьбе сына определил его в Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус, где кадет Минцлов организовал литературный и театральный кружки. По окончании корпуса в 1888 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Сергей Рудольфович Минцлов


С. Минцлов поступил в Московское Александровское военное училище, где по успехам был зачислен в роту Его Величества; в 1890 г. произведен в офицеры. Служил в 106-м пехотном полку в Вильне и Тифлисе; в 1892 г. подал в отставку и женился на своей дальней родственнице М.А.Пеньковой (1871–1911), впоследствии видной деятельнице тифлосурдопедагогики (обучение детей, страдающих слепоглухотой) и детской писательнице.

Страстный потомственный библиофил, С.Р. Минцлов с 1890 г. приступил к составлению собственной библиотеки, что стало главным делом его жизни[130]. Основным разделом явилась Rossica, преимущественно в отношении мемуаров, путешествий, краеведения и вспомогательных исторических дисциплин; на основе своего собрания Минцлов составил аннотированный «Обзор записок, дневников, воспоминаний, писем и путешествий, относящихся к истории России» (Вып. 1–5. Новгород, 1911–1912; переизд.: Leipzig, 1973). Особо ценной в собрании Минцлова являлась уникальная коллекция конфискованных изданий, начиная с 1816 г. Каталог этого раздела опубликован Минцловым в 1904 г. тиражом в 100 экз. Этот указатель хронологически продолжен работой Минцлова «14 месяцев „свободы“ печати: Заметки библиографа» (Былое. 1907. № 3), где даны сведения о конфискованных полицией изданиях 1905 – начала 1907 гг.

В поисках книг для своего собрания с 1895 по 1913 г. Минцлов совершил ряд специальных поездок в Смоленскую, Нижегородскую, Рязанскую, Орловскую и другие губернии; итоги разысканий Минцлова были обобщены им в докладе «О собственном книгохранилище и помещичьих библиотеках России», прочитанном им 25 января 1914 г. на заседании Русского библиологического общества при Императорской Академии наук; основные положения этого доклада послужили сюжетной канвой для наиболее известной из мемуарных книг Минцлова «За мертвыми душами» (1921 г.).

В 1892–1895 гг. С.Р. Минцлов учился в Нижегородском археологическом институте. С 1895 по 1900 г. он жил в Одессе; с 1899 г. – коллежский асессор, жил в Петербурге (в доме № 7/2 на Английском пр.), отмеченный в Адресной книге «Весь Петербург» как литератор, член общества русских драматических писателей.

Первое выступление Минцлова в печати – два стихотворения в «Театральной газете», помещенные в 1888 г. без его ведома товарищами по училищу; в том же году напечатал одно стихотворение в «Русском обозрении». С февраля 1892 г. сотрудничал в газете «Кавказ», а в октябре поступил на службу в таможенный департамент Министерства финансов; «с того же времени начал вести кочевую жизнь сперва по Кавказу, а затем вдоль всей западной границы от Балтийского до Черного моря».

В 1896 г. в «Живописном обозрении» помещены стихотворения Минцлова и три его рассказа; с этого времени литература становится его основным занятием. «Вследствие окончательного прекращения писания стихов» Минцлов издал сборник «Стихотворения. 1888–1897» (Одесса, 1897), встреченный неодобрительными отзывами критики, но довольно быстро распроданный; более к поэзии не возвращался.

В 1898 г. Минцлов сотрудничал в одесской газете «Новороссийский телеграф» и пробовал свои силы в драматургии: его комедии «Женихи» (1898) и «Женское дело» (1899) были поставлены местными театрами, последняя комедия переделана из ранее запрещенной к постановке его пьесы «На границе». Позднее к постановке запретили историческую драму «Первый камень» (СПб., 1902); напротив, другая историческая драма «Боярин Кучко» (Варшава; СПб.; Витебск, 1901; СПб., 1904) была одобрена к постановке на сцене императорских театров.

После переезда в Петербург Минцлов обратился к детской литературе, став деятельным участником журналов «Всходы» и «Юный читатель». Исторические повести и романы Минцлова («Клад», 1900; «На заре века», 1901; «Беглецы», 1901; «В грозу», 1903; «В лесах Литвы», 1905; «Во тьме», 1907; «На крестах», 1911; «На заре XVII века», 2-е изд. СПб., 1912, и др.) сразу же приобрели известность и выдержали ряд переизданий. Все произведения Минцлова написаны с использованием документального материала и не содержат фактографических погрешностей; действие их происходит, как правило, в XVI–XVIII вв. в Литве, на Украине, в Крыму или на Кавказе, столь знакомых самому Минцлову. Мастерски выписанные пейзаж и исторический фон, увлекательный сюжет, обращение к наиболее значимым эпизодам российской истории (борьба прибалтийских народов против германской экспансии, Смутное время, эпоха Петра I) обеспечили успех Минцлова не только у юношеской аудитории. Минцлов также постоянно сотрудничал в «Руси», «Молве», «Речи», «Мире», «Образовании», «Живописном обозрении», «Современном слове», «Историческом вестнике» (зачастую под псевдонимом де Галле – девичья фамилия бабушки Минцлова).

Получив наследство, Минцлов в 1901 г. совместно с женой основал приготовительное училище для девочек. Ряд педагогических новаций (в т. ч. один из первых в России опытов совместного обучения) привел к тому, что это учебное заведение стало пользоваться широкой известностью и спустя три года преобразовано в 7-классное Рождественное коммерческое училище с программой мужских гимназий.

С 1909 г. под влиянием обстоятельств личного характера Минцлов несколько раз поступал на гражданскую службу, подолгу не задерживаясь на одном месте: в 1910–1911 гг. служил земским начальником в Уфимской губернии, в 1911–1912 гг. состоял чиновником особых поручений при новгородском губернаторе, в 1912–1913 гг. занимал ряд должностей в Полтавской губернии.

Через год после смерти жены в 1912 г. женился на Ксении Дмитриевне NN и жил с ней в доме № 5 на Мытнинской улице, состоя в ранге надворного советника чиновником канцелярии комиссии Министерства земледелия по землеустроительным делам и продолжая руководство Рождественским коммерческим училищем.

В 1914–1915 гг. по поручению Министерства земледелия Минцлов совершил вместе с женой поездку в Урянхайский край, результатом чего стали книги (Минцлов С.Р. Памятники древности в Урянхайском крае. Пг., 1916; Его же. Секретное поручение: путешествие в Урянхай (с фотографиями, снятыми К.Д. Минцловой). Рига, 1928; Минцлова К.Д. Далекий край: Путешествие по Урянхайской земле. Пг., 1915. Библиотека журнала «Всходы»).

С конца 1916 до конца 1917 г. – редактор военной газеты в Трапезунде, где во вверенной ему типографии опубликовал и переиздал ряд своих произведений.

В конце 1917 г. Минцлов вернулся в Петроград; до середины 1918-го жил в своем имении Кемере под Выборгом на территории отделившейся Финляндии. После скитаний по эмигрантским центрам России (Сербия, Западная Европа, Германия) с 1922 г. окончательно обосновался в Риге, с 1938 по 1931 г. владел рижским издательством «Восток».

В 1925 г. вынужден расстаться со своей библиотекой, значительную часть которой через посредничество одной из лейпцигских антикварных фирм приобрела Прусская государственная библиотека в Берлине (сведений о судьбе собрания после 1945 г. не имеется). В эмиграции Минцлов занимался педагогической деятельностью (директор русской гимназии в г. Земун, затем в г. Новый Сад); в дальнейшем жил исключительно литературным трудом, став одним из наиболее популярных русских авторов. В жанре традиционной для него исторической прозы наряду с переизданиями Минцлов выпустил в свет ряд новых произведений: «Под шум дубов» (Берлин, 1924); «Гусарский монастырь» (София, 1925); «Закат» (Берлин, 1926); «Лесная быль» (Рига, 1927); «Орлиный взлет» (Рига, 1931). Минцлов обратился к жанру беллетризированных воспоминаний, используя в качестве сюжетной канвы свои дневниковые записи. В 1910–1920-х гг. опубликовал около 10 таких книг: «Далекие дни. Воспоминания 1870–1880-х гг.» (Берлин, 1925); «У камелька. Моя молодость» (Рига, [б. г.]); «В таможенном мире» (Трапезунд, 1917); «За мертвыми душами» (Берлин, 1925); «Петербург в 1903-1910-х гг. Дневник» (Рига, 1931); «Дебри жизни. Дневник 1910–1915 гг. (Урал. Новгород. Малороссия)» (Берлин, 1925); «Секретное поручение (Путешествие в Урянхайский край)» (Рига, 1928); «Трапезундская эпопея. Дневник» (Берлин, 1925). Совокупность мемуаров Минцлова позволяет не только судить о жизни и личности автора, но и дает картину жизни столичной и провинциальной России, написанную необычайно сочными мазками с большой долей юмора; воспоминания Минцлова содержат ценнейший краеведческий материал. Его исторические романы пользовались огромной популярностью у русских эмигрантов, больше того, в 1933 г. книги Минцлова занимали первое место по выдачам в тургеневской библиотеке в Париже.

Значительный научный интерес представляет составленный Минцловым «Синодик погибших частных книгохранилищ» (Временник Общества друзей русской книги в Париже. Париж, 1925. Вып. 1. С. 43–51), содержащий предварительный список утраченных в России в первой четверти XX в. частных и ведомственных библиотек; несмотря на ряд отдельных неточностей «Синодик», до сих пор является полезным указателем, зачастую имеющим характер первоисточника.

Дочь писателя Мария родилась в Кутаиси в 1892 г. Ее первый рассказ напечатан в рождественском номере газеты «Волховский листок» в 1911 г. Летом 1913 г. вместе с отцом и младшей сестрой Верой побывала в Литве, о чем и написала очерки «По древней Литве». Она жила в Ленинграде. Была художницей по фарфору и преподавала в школе глухонемых при артели им. Огородникова. Ее арестовали в октябре 1937 г., по приговору особой тройки при УНКВД по Ленинградской области в декабре 1937 г. расстреляли.

В 2014 г., через 100 лет после первого ее издания, Русское географическое общество, Тувинский институт гуманитарных исследований, Министерство культуры Республики Тыва издали книгу члена Русского географического общества С. Минцлова «Секретное поручение. Путешествие в Урянхай» – дневник экспедиции Минцлова в Урянхайский край в 1914 г. В книге описывается все увиденное в поездке: жизнь и быт населения, характер взаимоотношений известных людей Тувы, с которыми он встречался, а благодаря работе его «фотокорреспондента» и супруги Ксении Минцловой, эти люди, в частности, правители Урянхайского края, представлены в уникальных фотографиях, которые 100 лет хранились в Архиве Русского географического общества и многие из них никогда прежде не издавались.


М.Н. Рубель родился в 1866 г. в Одессе. Санитарный врач (1898–1905) и старший санитарный врач (1905–1917) Придворной медицинской части в Гатчине. Окончил Военно-медицинскую академию. Доктор медицины. Брат докторов медицины Аркадия и Николая Рубелей.

В 1913–1917 гг. здесь, кроме домовладельца В.М. Уханова, его сына Александра и дочери, художницы Анастасии Ухановой, жили: врач женской лечебницы Лидия Ильинична Дуговская и почетный гражданин Федор Самойлович Дуговский, помощник присяжного поверенного Леон Христофорович Караханов, гражданский инженер Сергей Константинович Кудрин, член Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената и председатель комитета эмеритальной кассы Министерства юстиции, тайный советник, сенатор Антон Иванович Маттель и его жена Софья Казимировна, врач Петроградских градских богаделен и старший врач лазарета тех же богаделен, жена коллежского асессора, практикующий врач Вера Николаевна Романова, врач Городской Калинкинской больницы, амбулатории Петроградского попечительного комитета о сестрах милосердия Красного Креста при общине Св. Евгении, ассистент Клинического института великой княгини Елены Павловны, практикующий врач Михаил Александрович Романов, присяжный поверенный Борис Александрович Фелонов. Михаил Потапович Мартынов содержал здесь фотографию, вдова надворного советника Евгения Францевна Маслова – мастерскую военной амуниции и обмундирования, купец 1-й гильдии Дмитрий Павлович Широков – посудную торговлю.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Марфа Михайловна Воробьева (1863 – декабрь 1941, кв. 2), Антон Иванович Гапанович (1879 – январь 1942, кв. 21), Иван Егорович Дремин (кв. 8), Кондратий Сазонович Захарченко (1892 – март 1943, общежитие), Михаил Иванович Иванов (1896 – апрель 1942, кв. 4), Мария Васильевна Козлова (1874 – декабрь 1941, кв. 2), сотрудник газеты «Крестьянская Правда» Евгений Иванович Дамский (кв. 6).

И.Е. Дремин (1870–1942) – доброволец Ленинградской армии народного ополчения. Красноармеец, фотограф. Умер от ран 7 апреля 1942 года. Похоронен в пос. Жихарево Мгинского района Ленинградской обл.[131]

Ныне в доме со входом с угла находится продовольственный магазин круглосуточной торговли «Гастроном». Помещение рядом с ним, со входом с проспекта, занимает магазин розничной торговли «Оптторг».

Дом № 25 / 8-я Советская ул., 16

В 1860-х гг. – домовладение Иорданского, В 1880-х – 1900 гг. домовладение купца Павла Петровича Степнова, унаследованное его сыном Павлом. В 1880-х гг. здесь жила и содержала один из своих ренсковых погребов купчиха 2-й гильдии Мариамна Кирилловна Киселева, состоявшая в петербургском купечестве с 1850 по 1879 г. при муже. При ней жили сыновья-близнецы Александр и Константин Титовичи с семьями и незамужние дочери Параскева, Ксения и Евгения. Здесь же и в доме № 27 купец 2-й гильдии Василий Спиридонов содержал торговлю москательным товаром.

Пятиэтажный доходный дом в архитектурном стиле модерн здесь в 1903 г. построил архитектор И.П. Горленский[132].

Фасады дома по своему декору однотипны, украшены трехоконными эркерами, под которыми расположены балконы второго этажа с парадными входами в дом под ними. Так же оформлен и угол дома (здесь эркер увенчан башенкой). Въезд во двор был устроен с 8-й Рождественской, куда дом выходил своим более коротким несимметричным фасадом.

В 1908–1918 гг. дом купца 1-й гильдии Ивана Гавриловича Буштуева, управляющий Е.М. Щербаков.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 25. 2015 г.


И.Г. Буштуев (1868 – после 1917) происходил из семьи выходцев из ярославских крестьян, крупных петербургских торговцев фруктами, кондитерскими и бакалейными товарами. После смерти отца в 1898 г. возглавил основанную им в 1893 г. торговую фирму Жил в собственном доме № 54 на Гороховой улице, где размещалось и его предприятие по производству варенья и джемов, а после приобретения дома № 25 на Суворовском проспекте поселился в нем с женой Анной Николаевной, сыновьями Гавриилом (1898 г. р.), Николаем (1905 г. р.), Иваном (1908 г. р.). Владел фруктовыми магазинами в доме жительства и в собственных домах на Суворовском пр., 27, 9-й Рождественской ул., 13, и Гороховой ул., 54. Имел также в совладении с двоюродными братьями В.А. и Ф А. Буштуевыми дом № 71 на Гороховой улице.

В 1903 г. в доме находился один из многочисленных ренсковых погребов купца 1-й гильдии Вильгельма Шитта.

В 1917 г. здесь жили: генерал-майор Кир Терентьевич Дубров; ординатор Обуховской больницы, врач амбулатории общины Св. Евгении и лечебницы при Петроградском обществе врачебной помощи, практикующий врач, коллежский советник Владимир Вячеславович Едличко, член правления Центрального банка Николай Александрович Захарьев, чиновник Управления сельскохозяйственной продовольственной части и Земского отдела МВД, член Петроградской порайонной комиссии по регулированию массовой перевозки грузов по железным дорогам, чиновник особых поручений при министре внутренних дел, статский советник Николай Иванович Исаев, служащий Центральной бухгалтерии Государственного контроля коллежский советник Александр Тихонович Николаев, литератор Максим Антонович Славинский, врач городской Калинкинской больницы Надежда Михайловна Тихонович.

Этюд о литераторе Максиме Антоновиче Славинском

М.А. Славянский (1868–1945) – украинский общественно-политический деятель, поэт-переводчик, дипломат, публицист (литературные псевдонимы Лавинська, пан Максим, Соловинська, М. Головатый, С. Лавинская, М. Стависький, Ставиский, Пилад). Родился в селе Ставище Киевской губерни в крестьянской семье. Был членом литературного кружка «Плеяда» («Литература», «Литературная громадка»). Вместе с Лесей Украинкой переводил поэзию Генриха Гейне («Книга песен»). После окончания юридического (1887–1891 гг.) и историко-филологического (1891–1895 гг.) факультетов Киевского университета жил в Екатеринославе, где редактировал газету «Приднепровский край». Принимал участие в деятельности Украинской радикально-демократической партии, основанной Михаилом Драгомановым. В 1898 г. переехал в Петербург, жил на Васильевском острове (4-я линия, 23–25, 12-я линия, 316), состоял казначеем, а затем и председателем Василеостровского общества народных развлечений, членом Союза взаимопомощи русских писателей, был соредактором газет «Северный курьер», «Свобода и право», «Свободная мысль», секретарем журнала «Вестник Европы». В 1901 г. подписал протест по поводу разгона демонстрации у Казанского собора. В 1904 г. покинул Петербург, жил в Киеве, непродолжительное время был директором Киевского политехнического института. В 1906 г. редактировал «Украинский вестник», печатный орган украинского парламентарного общества и «мировой Государственной думы».

По возвращении в Петербург выступил как автор «националогической теории» об образовании в России особой «имперской нации», вбиравшей в себя лучшие силы национальной интеллигенции и противопоставлявшейся государственным аппаратом национальным движениям, что и являлось, по мнению Славинского, главной причиной экономического и политического кризиса в Российской империи (позже подтвердил справедливость этого положения и для СССР)[133]. В 1914–1916 гг. стал издателем и техническим редактором первого справочника украиноведения «Украинский народ в его прошлом и настоящем», вышедшего в двух томах в Петрограде. В марте 1917 г. выступил соучредителем Украинского национального совета в Петрограде и стал членом его исполнительного комитета, представителем Украинской Центральной Рады при Временном правительстве. Избирался председателем комиссии по выработке проекта преобразования Российской империи в федерацию.

В 1918 г. вернулся на Украину, принадлежал к Украинской партии социалистов-федералистов. С мая 1918 г. член совета Министерства иностранных дел Украинского государства, временный представитель Украинского государства на Дону. 24 октября – 14 ноября 1918 г. – министр труда во втором правительстве Ф. Лизогуба. В 1919 г. возглавлял дипломатическую миссию Украинской Народной Республики в Праге. Оставшись в эмиграции в Чехословакии, с 1923 г. читал лекции по истории западноевропейской литературы в Украинском педагогическом институте им. Михаила Драгоманова, работал на должности профессора Новейшей истории в Украинской хозяйственной академии в Подебрадах. Продолжал партийную деятельность, сотрудничал с эмигрантским правительством У HP. В 1945 г. арестован советскими спецслужбами в Праге. Умер в Лукьяновской тюрьме в Киеве 23 ноября 1945 г. по окончании следствия, не дождавшись трибунала НКВД.

В 1993 г. М.А. Славинский посмертно реабилитирован[134].


В 1930–1940-х гг. здесь жили: служащий Центрального телеграфа Иван Никифорович Андронов (1891 – март 1942, кв. 6), Павел Мартынович Иванов и его жена Мария Михайловна (кв. 16), главный бухгалтер конторы «Ленвнештранс» Александр Францевич Лотиш[135] (кв. 9), Борис Алексеевич Никоноров и его мать Нина Степановна (кв. 5), Александра Матвеевна, Ефим Николаевич, Виктор, Владимир и Константин Ефимовичи Ярлыковы (кв. 17).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны принимали участие жители этого дома П.М. Иванов, Б.А. Никоноров, К.Е. Ярлыков.

П.М. Иванов (1892 – после 1941) – красноармеец 3-го стрелкового полка. Пропал без вести в октябре 1941 г.[136].

Б.А. Никоноров (1902–1943) – красноармеец, стрелок и слесарь 34-й отдельной лыжной бригады. Погиб при выполнении задания 16 января 1943 г.[137].

К.Е. Ярлыков (1917 – после 1943), уроженец г. Кашина Тверской губ., призван в Красную армию Смольнинским РВК. В 1943 г. младший сержант, токарь-бригадир 16-х Передвижных авиаремонтных мастерских 6-й Воздушной армии Северо-Западного фронта. Приказом командующего армией от 22 февраля 1943 г. № 022 награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 150528824). Многие члены многочисленной семьи Ярлыковых погибли в годы блокады Ленинграда: в декабре 1941 г. умерли глава семьи Е.Н. Ярлыков (1889 г. р.) и девятилетний Владимир, в январе 1942 г. – А.М. Ярлыкова (1895 г. р.), в мае 1942 г. – 16-летний Виктор (Блокада, т. 35).

Блокадную судьбу семьи Ярлыковых разделили жители дома Вера Николаевна Дейбюр (1874 – январь 1942, кв. 7), Анна Ивановна Долженкова (1904 – май 1942, кв. 12), Евдокия Кузьминична Законова (1880 – декабрь 1942, кв. 15), Михаил Игнатьевич Игнатьев (1888 – июнь 1942, кв. 9), Зинаида Николаевна Климова (ум. в июле 1942), Татьяна Ивановна Кощеева (1865 – декабрь 1941, кв. 7), Валентина Георгиевна (1923 – апрель 1942) и Владимир Георгиевич (1941 – январь 1942) Кузнецовы (кв. 18), Екатерина Илларионовна Лобанова (1877 – февраль 1942; кв. 7), Татьяна Михайловна Михайлова (1882 – декабрь 1942; кв. 16), Иван Дмитриевич (1870 – январь 1942) и Анна Васильевна (1870 – март 1942) Окуневы (кв. 8), Николай Афанасьевич Петрищев (1913 – декабрь 1941), Петр Филиппович Пономаренко (1911 – январь 1942, кв. 11), Лев Михайлович Смирнов (1939 – март 1942, кв. 3), Ольга Ивановна Смирнова (1860 – декабрь 1941, кв. 9).

Ныне в доме расположены магазин галантереи и парфюмерии со входом с угла дома, отель «Вера» и кафе со входом с проспекта.

Дом № 27 / 9-я Советская ул., 11–13

В 1860-х гг. участок по табелю 1846 г. под № 454 принадлежал Кузьмину, в 1880-х гг. под № 385 по табелю 1874 г. – крестьянину Угличского уезда Ярославской губернии Павлу Петровичу Степанову. Доходный дом здесь в 1881 г. построил архитектор В.Ф. фон Геккер[138]. В 1880-х гг. здесь жил и содержал часовой магазин купец 2-й гильдии Людвиг Михайлович Перельщис.

В 1897 г. по духовному завещанию П.П. Степанова наследство получил его сын Павел. В 1906 г. он поручил гражданскому инженеру И.П. Горленскому надстроить пятый этаж над лицевым домом и обновить водопроводную систему, а в следующем году по купчей крепости от 17 августа он продал родительский дом петербургскому купцу Ивану Гавриловичу Буштыреву. Последний продолжил реконструкцию усадьбы за счет строительства каменного четырехэтажного жилого дома в связи с таким же надворным флигелем[139].

В 1899–1905 гг. здесь жили: купец Александр Ефремович Гребенщиков (содержал лабаз и хлебную торговлю), дьякон церкви Св. Иоанна Крестителя Константин Павлович Деревский (после 1900 г. жил а доме № 22 в Дегтярном пер.), Иван Борисович Капустин (содержал кожевенную торговлю), отставной тайный советник Иван Николаевич Колесов.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 27. 2015 г.


В 1903 г. здесь жил купец 1-й гильдии Иосиф Лейбович Плинер, состоявший в петербургском купечестве с 1902 г. и содержавший здесь оптовую чайную и колониальную торговлю (при нем жили жена Фрейда Ароновна, сын Аарон-Хаим и дочь Хана-Фейга). Тогда же в доме жил и содержал обувной магазин купец 2-й гильдии Михаил Павлович Щербаков, состоявший в петербургском купечестве с 1901 г. (при нем жили жена Лариса Ивановна, сын Георгий и дочь Зинаида).

В 1915–1918 гг. дом Ивана Гавриловича Буштуева. Управляющий Е.М. Щербаков.

В 1917 г. здесь жили: потомственный дворянин присяжный поверенный Владимир Федорович Елеонский, доктор медицины действительный статский советник Владимир Васильевич Малиновский и его жена Анна Владимировна, капитан, военный инженер Клавдий Николаевич Молчанов, учительница Женской гимназии Прокофьевой Анна Николаевна Тиволович, помощник присяжного поверенного Виктор Петрович Чеботарев.

В 1920-х гг. в доме работал винно-гастрономический магазин «Баку».


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Реклама гастрономического магазина «Баку»


В 1930–1940-х гг. здесь жили: член райсовета Смольнинского района Александр Михайлович Жильцов (кв. 13), преподаватель Степан Евграфович Козлов-Аллик (кв. 12), Яков Терентьевич Маслобоев (кв. 20), научный сотрудник Государственного института прикладной химии Софья Соломоновна Синани (кв. 16), доцент физико-механического отделения Учебного комбината точной механики и оптики (ЛИТМО) Петр Григорьевич Штулькерц и его жена Татьяна Дмитриевна (1895–1942; кв. 17).

С.Е. Козлов-Аллик (1877 г. р.) в 1917 г. преподаватель Торговой школы императора Николая II, в 1934 г. преподаватель Всесоюзного института потребительской кооперации и Института агитации им. Володарского, директор Торфяного техникума, специалист в области теории языка и литературы, ораторского искусства, техники умственного труда.

Я.Т. Маслобоев (1864–1942) до 1918 г. содержал магазин готового платья в доме жительства на Невском пр., 105. Умер в блокадном Ленинграде в марте 1942 г. в доме № 27 на Советском проспекте.

П.Г. Штулькерц (1892 – после 1937), до 1917 г. член Русского астрономического общества. В 1930-х гг. астроном Гидрографического управления морских сил РККА, специалист в области распространения и приема радиосигналов точного времени, оптической теории маячных аппаратов. Его жена умерла в этом доме в блокадном Ленинграде в июле 1942 г.

Дом № 29 / 9-я Советская ул., 10–12 / ул. Моисеенко, 1

В 1854 г. между 9-й Рождественской и Болотной улицами находился участок земли, своим «острием» выходивший на Конногвардейскую улицу, боковыми границами на Большую Болотную и 9-ю Рождественскую, а фасадом на Дегтярную улицу. Сложный геометрический участок в те времена принадлежал двум владельцам – вдове чиновника 4-го класса Екатерине Васильевне Колотовой и мещанке Анне Алексеевне Кутузовой. На обоих участках стояли одноэтажные деревянные дома по красной линии Дегтярной улицы.

В 1860–1870-х гг. домовладение принадлежало врачу Министерства внутренних дел, статскому советнику Андрею Елизаровичу Лейченко и его сыну, чиновнику Министерства государственных имуществ, Федору Андреевичу Лейченко (1834–1903). Старые деревянные дома снесли и выстроили на их месте каменный трехэтажный дом и новый двухэтажный деревянный на каменных столбах. Квартиры стали более благоустроенными, проведен водопровод и организованы санузлы. Домовладелец занял в деревянном доме пять комнат. В каменном доме помещения наняли жена генерал-лейтенанта Дарья Васильевна Барановская и потомственная дворянка Козаковская[140].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 29. 2015 г.


По плану от 15 ноября 1880 г. оба соседних участка объединил в один, общей площадью 304 кв. саженей. Длина участка составила по 9-й Рождественской улице – 25 саженей, по Болотной – 10 и по Конногвардейской – 4. На присоединенной земле все строения были деревянные.

Со времени объединения участков начинается длинная череда смены владельцев. В декабре 1880 г. из-за возрастания долга перед Кредитным обществом до 28 тыс. рублей Лейченко продал имущество вдове инженера генерал-майора М.А. Поршнякова Марии Александровне. Она 3 мая 1882 г. продала участок петербургскому 2-й гильдии купцу Александру Васильевичу Белову, у которого по купчей от 7 сентября 1884 г. снова выкупила свое бывшее имущество. Но в 1895 г. имение приобрел петербургский ремесленник Тимофей Давыдович Тихонов.

К 1900 г. весь дом перестроили, надстроили четвертый этаж по Болотной и Рождественской улицам. Угловая часть дома с узким, всего в три окна, фасадом на Суворовский проспект, построена в 1900 г. по проекту гражданского инженера П.Н. Батуева[141]. При строительстве были включены существовавшие здания. В 1901 г. по проекту гражданского инженера Б.Я. Зонна[142] пристроили правую часть здания (по 9-й Рождественской, 10–12).

В 1905 г. Т.Д. Тихонов умер и наследницами по завещанию становятся его дочери – жена купца Анна Тимофеевна Петрова, жена мещанина Хеония Тимофеевна Горностаева, жена купца Александра Тимофеевна Прохорова – с пожизненным единоличным владением вдовы Ольги Алексеевны Тихоновой.

В 1915–1918 гг. домом Ольги Алексеевны Тихоновой управлял А.Д. Петров.

В 1913–1917 гг. здесь жили: основательница учебного заведения 3-го разряда для детей обоего пола Александра Александровна Баумгартен (с 1916 г. жила в собственном доме № 2а на Большой Болотной), сотрудник издательства «Сотрудничество новой школы» Дмитрий Артамонович Евдокимов-Касимовский, священник Владимир Дмитриевич Попов, помощник присяжного поверенного и присяжный стряпчий Ефим-Александр Самуилович Рывлин. Евдокимов-Касимовский содержал здесь книжный магазин, Иван Александрович Немалихин – парикмахерскую.

В конце 1930-х гг. в доме возобновили парикмахерскую, со входом, с узкого углового фасада (в 1940 г. – парикмахерская № 7) с «дамским» залом слева от входа, окнами на улицу Моисеенко, и мужским – справа, окнами на 9-ю Советскую. В таком виде парикмахерская действовала еще и в 1980-е гг. Ныне здесь находится салон красоты «Династия», числящийся по 9-й Советской ул., 10–12.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: зубной врач Лидия Абрамовна Губер-Гриц[143] и ее сестра Раиса (кв. 9), Куприян Данилович Федоров и его сын Андрей (кв. 38), Аркадий Николаевич, Вера Александровна Филипповы, их сын Михаил и внук Борис (кв. 45), Александр Петрович, Анна Ивановна Шеффер, их сыновья Александр и Владимир (кв. 9), Владимир Петрович Шеффер (кв. 9).

A. К. Федоров (1920 – после 1844) призван в Красную армию Ленинградским ГВК в августе 1941 г. Считается пропавшим без вести с июня 1944-го[144].

М.А. Филиппов (1911 – после 1945). В блокадном Ленинграде в январе 1942 г. погиб его отец Аркадий Николаевич (1872 г. р.), в марте – новорожденный сын Борис, в июле – мать Вера Александровна (1880 г. р.) (Блокада, т. 32).

B. А. Шеффер (1918 – после 1945). В блокадном Ленинграде в январе 1942 г. погибли его отец Александр Петрович (1889 г. р.) и 18-летний брат Александр, в феврале – мать Анна Ивановна (1893 г. р.) (Блокада, т. 34).

В.П. Шеффер (1923 – после 1945, до 1985) призван в Красную армию Дзержинским РВК Ленинграда в 1941 г. В действующей армии с 15 июля 1942 г. В 1945 г. ефрейтор, заместитель командира орудия 2-й батареи 1272-го зенитного артиллерийского полка 49-й зенитной артиллерийской Смоленской Краснознаменной ордена Суворова дивизии Резерва главного командования в бою 20 апреля вблизи переправы через р. Одер в районе г. Фридрихсталь огнем орудия, поставленного на прямую наводку, уничтожил до 20 солдат противника, чем обеспечил продвижение пехотного подразделения. Приказом командира полка награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 45220611).

Блокадные судьбы семей Федоровых, Филипповых и Шефферов разделили около 50 жителей этого дома, в том числе дети и подростки Дима Никифоров (1933 – май 1942; кв. 30), Витя (1935 – март 1942; кв. 22), Александра (1931 – январь 1942; кв. 12) и Лида (1940 – май 1942; кв. 30) Петровы.

Дом № 14–16 / 5-я Советская ул., 22 / 6-я Советская ул., 13

В годы блокады Ленинграда сильно пострадали дома № 14 и № 16 по Суворовскому проспекту между 5-й и 6-й Советскими улицами. В конце 1940-х – начале 1950-х гг. дом № 16 частично восстановлен, а затем участок передали институту «Гипронефтеспецстрой», созданному на базе ленинградского филиала Государственного проектного института «Гипроспецнефть». Затем последовали многочисленные преобразования в управлении нефте– и газодобывающей промышленностью СССР, в результате чего в 1958 г. функции института существенно расширились, его передали в Главное управление газовой промышленности при Совете Министров СССР и переименовали в НИИ «Гипроспецгаз»[145].

Новому институту и досталось административное здание, строительство которого по проекту архитекторов Е.А. Левинсона и А.И. Прибульского закончили в 1958 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 14–16. 2015 г.


Еще в ходе строительства Ленгорисполком разрешил реконструкцию и перепланировку первого этажа возводимого здания, предназначавшегося под магазины, для использования под производственные помещения и лаборатории института.

Архивы сохранили историю домов № 14 и № 16 по Суворовскому проспекту, имена их владельцев и обитателей до 1918 г. и жителей 1920–1940-х гг.

Дом № 14 / 5-я Рождественская ул., 22

В 1847 г. небольшой угловой участок земли по Слоновой улице и 5-й Рождественской улице под № 175/273 принадлежал надворному советнику Василию Александровичу Кармину. Домовладение состояло из деревянных служб по границам двора и каменного двухэтажного углового дома, который полностью арендовал под трактир за 900 руб. в год купец 2-й гильдии Макар Калашников. По духовному завещанию В.А. Кармина домовладение в 1854 г. перешло к его вдове Александре Федоровне[146] и принадлежало ей без изменения до 1899 г. В 1900–1912 гг. домовладение принадлежало наследницам А.Ф. Карминой – Зинаиде и Ольге Карминым и их замужней сестре Александре Васильевне Родионовой, продавшим его архитектору-художнику Михаилу Борисовичу Кварту, владельцу строительной конторы, строителю и владельцу нескольких доходных домов.

В 1880-х гг. купец 2-й гильдии Павел Михайлович Горбачев содержал на участке один из своих яичных лабазов. В 1903 г. купец 2-й гильдии Павел Васильевич Зубарев содержал здесь гостиницу, угличский мещанин Василий Дмитриевич Корбков, живший в доме № 1/8 на углу Дегтярной и Болотной улиц, – мануфактурный магазин, а мануфактурная компания «Зингер» – один из своих магазинов швейных машин.

В 1913–1917 гг., как и раньше, первый этаж дома занят торговыми лавками и магазинами, второй – рестораном и гостиницей[147].

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Ефим Евсеевич Авиновицкий (кв. 27), Аркадий Павлович Арсеневич (1879 – январь 1942; кв. 49), Ирина Николаевна Золина (1904 – ноябрь 1942), Ольга Давыдовна Куркело (1864 – февраль 1942; кв. 23), Камил Мухомедзянов (1939 – май 1942, кв. 43).

Дом № 16 / 6-я Рождественская ул., 13

В 1890–1918 гг. – дом Рождественского городского училища для мальчиков. В 1884–1904 гг. почетный смотритель – Роберт Наполеонович Бельтцер, инспектор – надворный советник Александр Васильевич Скрябин, законоучители – протоиерей Николай Григорьевич Смирнягин, протоиерей Илья Васильевич Персиков (преподавал здесь до своей кончины в 1913 г.), учителя: надворный советник Федор Кузьмич Тетерников (с 1900 г. инспектор Андреевского городского училища на Васильевском острове), надворный советник Мокий Леонтьевич Щербацевич (с 1906 г. инспектор училища), коллежский асессор Александр Николаевич Лапшин-Соколов, помощник учителя Степан Викторович Астанович, врач – статский советник Лазарь Маркович Шапир.

В 1895–1909 гг. при училище жили: инспектор училища, член Городского училищного совета А.В. Скрябин, инспектор училища и Школы печатного дела ИРТО, надворный советник М.Л. Щербацевич, его жена Елизавета Ивановна и дочь Александра, свободный художник, учительница пения.

В 1910–1917 гг. училищем заведовал и исполнял обязанности его инспектора надворный советник Иван Семенович Дерябкин, живший в служебной квартире при училище. Попечителем училища в эти годы состоял купец 2-й гильдии Николай Иванович Поздняков. В 1914–1917 гг. законоучение здесь преподавал настоятель церкви Св. благоверного князя Александра Невского при Училищном доме императора Александра II священник Леонтий Васильевич Дьяконов, общеобразовательные предметы в училище преподавали, совмещая с преподаванием в других учебных заведениях Рождественской части, надворный советник Василий Иванович Корехин, коллежский асессор Александр Николаевич Епифанов, коллежский секретарь Николай Антонович Антонов. Французский язык преподавала Мария Павловна Рослякова, немецкий – Валентина Петровна Романова, рисование – Александр Данилович Рамлав, пение – Яков Петрович Морозов, гимнастику – штабс-капитан Федор Михайлович Орлов.

Наиболее известны среди педагогов училища разных лет преподаватели математики, русского языка и литературы Ф.К. Тетерников и его приятель В.И. Корехин.

Этюд о писателе Фёдоре Кузьмиче Тетерникове (Федоре Сологубе)

Фёдор Кузьмич Тетерников (1863–1927), писатель, выступавший под псевдонимом Федор Сологуб, один из интереснейших прозаиков и поэтов начала XX в. Родился 17 февраля 1863 г. в Петербурге в семье портного, выходца из Полтавской губернии. Мать – крестьянка Петербургской губернии. Через два года в семье родилась дочь Ольга, а еще через два года от чахотки умер отец. Мать попыталась продолжать самостоятельную жизнь, держала одно время прачечную, но трудности вынудили ее вернуться «одной прислугой» в семью старых петербургских бар Агаповых, у которых она когда-то прежде служила. В семье Агаповых и прошло все детство и отрочество будущего писателя. Двойственность жизни – с одной стороны, господа его баловали, и он был на особом положении (читал книги, журналы, слушал музыку и часто посещал театр), с другой – чад и угар кухни, в которой трудилась его мать, с жестокостью вымещавшая на детях тяготы своей жизни, – развила в юном Федоре Тетерникове отчужденность и скрытность. Частые порки розгами (а били практически за все, хотя поводов вроде не было: Федор оставался прилежным учеником и помощником) и размолвки с матерью не оставляли горечи в сердцах детей, свыкнувшихся с безжалостной справедливостью кары: это был глубоко закрытый семейный круг, в который они не посвящали никого. Работа матери обеспечила Федору в 1871–1882 гг. учебу в приходской школе, уездном училище и Петербургском Учительском институте, по окончании которого в июне 1882 г. он, взяв мать и сестру, уехал учительствовать в северные губернии – сначала в Крестцы Новгородской губернии, затем в Великие Луки (в 1885 г.) и Вытегру (в 1889 г.), – в общей сложности проведя десять лет в провинции.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Фёдор Кузьмин Тетерников


Первой публикацией молодого поэта стала басня «Лисица и еж», напечатанная в детском журнале «Весна» 28 января 1884 г. за подписью «Те-рников»; эта дата считается началом литературной деятельности Федора Тетерникова. Работая учителем, он продолжал писать стихи, начал работу над романом (будущие «Тяжелые сны»), которая заняла почти десятилетие. В последующие годы напечатали еще несколько стихотворений в мелких газетах и журналах, но творить в отрыве от активной литературной жизни было трудно, он мечтал вернуться в Петербург.

В 1892 г. поселился в доме № 24 на 4-й Рождественской улице и получил место преподавателя математики в Рождественском городском училище. В Петербурге знакомится с вождями символизма Д. Мережковским, 3. Гиппиус, Н. Минским и начинает сотрудничать в журнале «Северный вестник», в редакции которого «с подачи» Минского, тогда секретаря редакции, и родился его псевдоним Федор Сологуб, под которым в журнале был опубликован его первый петербургский рассказ «Тени», а в 1895 г. – роман «Тяжелые сны».

«„Тени“ – первый рассказ Сологуба, напечатанный в „Сев. вести.“. Свежий и сейчас, как тогда. Но ранее там было напечатано его стихотворение – кажется, „Ограда“. Коротенькое, но такое, что пройти мимо нельзя. Магия какая-то в каждой вещи Сологуба, даже в более слабой», – пишет о нем Зинаида Гиппиус в 1924 г.[148] Она же написала и его словесный портрет: «…весь светлый, бледно-рыжеватый человек. Прямая, невьющаяся борода, такие же бледные падающие усы, со лба лысина, pince-nez на черном шнурочке. В лице, в глазах с тяжелыми веками, во всей мешковатой фигуре – спокойствие до неподвижности. Человек, который никогда, ни при каких условиях не мог бы „суетиться“. Молчание к нему удивительно шло. Когда он говорил – это было несколько внятных слов, сказанных голосом очень ровным, почти монотонным, без тени торопливости. Его речь – такая же спокойная непроницаемость, как и молчание»[149].

После опубликования в 1905 г. в журнале «Вопросы жизни» романа «Мелкий бес», законченного еще в 1902 г., Федор Сологуб становится всероссийской знаменитостью, во многих газетах и журналах появляются его сатирические стихи и «политические сказочки».

В 1907 г., получив причитающиеся за 25 лет работы в школе поощрения, надворный советник Ф.К. Тетерников, член Уездного училищного совета, инспектор Андреевского городского училища и председатель правления Общества вспомоществования нуждающимся ученикам этого училища, выходит в отставку и поселяется в доме № 11 в Гродненском переулке, записавшись во «Всем Петербурге» как литератор (впрочем, деятельности в Обществе вспомоществования нуждающимся ученикам Андреевского училища он не оставил до 1916 г.).

В 1907 г. Ф. Сологуб начинает писать роман «Капли крови» («Навьи чары») – первый роман тетралогии «Творимая легенда», публикуемый в альманахе «Шиповник», а в 1909–1912 гг. в издательстве «Шиповник» выходит его первое собрание сочинений в 12 томах, куда отдельными томами вошли «Тяжелые сны» (1911, 4-е изд.) и «Мелкий бес» (1911, 6-е изд.). В 1913 г. издательство «Сирин» также выпустило 12-томное собрание сочинений Ф. Сологуба, а в 1913–1914 гг. то же издательство напечатало 20-томное собрание сочинений писателя, включившее романы, рассказы, стихи, драмы, сказочки и статьи (1, 2, 4 и 8 тома из печати не вышли).

Первую мировую войну Федор Сологуб воспринял как роковое знамение, могущее принести множество поучительных, полезных плодов для российского общества, как средство пробуждения в русском народе сознания нации. Однако к 1917 г. Сологуб разуверился в таком мистическом свойстве войны для России. Проследить отношение писателя к войне и различным общественным вопросам можно по статьям, которые Сологуб еженедельно публиковал в «Биржевых ведомостях». Пафос военной публицистики Сологуба лег в основу лекции «Россия в мечтах и ожиданиях», с которой Сологуб в 1915–1917 гг. объездил всю Российскую империю. Кроме того, на войну поэт также откликнулся книгой стихов «Война» (1915) и сборником рассказов «Ярый год» (1916), которые получили крайне вялые рецензии в прессе. Стихи и рассказы были призваны поддержать дух и укрепить надежду на победу, однако их содержание вышло искусственным, нередко окрашенным сентиментальностью, столь несвойственной Федору Сологубу.

Февральскую революцию Сологуб встретил с воодушевлением. Однако к последовавшим за ней октябрьским событиям отнесся с безоговорочной враждебностью. В неопубликованной статье «Что делать?» он писал о революционных преобразованиях в России: «Я поверил бы в издыхание старого мира, если бы изменилась не только форма правления, не только строй внешней жизни, но и строй души. А этого как раз и нет нигде и ни в ком». В выступлениях и публицистике Сологуб не просто противостоял новой власти, но пытался сформировать общественное мнение, могущее повлиять на большевиков в сфере культурной политики. В годы революции в «Московском книгоиздательстве» вышли две новые книги Федора Сологуба: «Алый мак» (стихи, 1917) и «Слепая бабочка» (рассказы, 1918).

Неприятие окружающей обстановки побудило Федора Сологуба, принципиально бывшего против эмиграции, несколько раз обращаться за разрешением на выезд в период 1919–1921 гг. Наконец разрешение было получено, и на 25 сентября 1921 г. запланирован отъезд в Ревель. Однако томительное ожидание надломило психику жены Сологуба. Вечером 23 сентября 1921 г. она покончила с жизнью, бросившись в воду с Тучкова моста. Смерть жены стала трагедией для Федора Сологуба. К ее памяти он будет постоянно обращаться в творчестве в оставшиеся годы, напишет ряд стихотворений, вдохновленных памятью о жене, объединив их в цикл «Анастасия». После смерти жены Сологуб передумал уезжать из России.

В середине 1921 г. советское правительство издало несколько декретов, ознаменовавших начало эры новой экономической политики, – были разрешены частная торговля и частное предпринимательство. Сразу же ожила издательская и типографская деятельность, восстановились заграничные связи. Тогда же появляются новые книги Федора Сологуба. Первой их этих книг Сологуба явился роман «Заклинательница змей», изданный в начале лета 1921 г. в Берлине. Роман с перерывами писался в период с 1911 по 1918 г. и стал последним в творчестве писателя.

Первая послереволюционная книга стихов «Небо голубое», куда Сологуб отобрал неопубликованные стихи пореволюционного пятилетия, вышла в сентябре 1921 г. в Эстонии, там же вышли эротическая новелла «Царица поцелуев» с иллюстрациями Владимира Григорьева и последний сборник рассказов Сологуба «Сочтенные дни». С конца 1921 г. книги Сологуба начинают издаваться и в Советской России: выходят поэтические сборники «Фимиамы» (1921), «Одна любовь» (1921), «Костер дорожный» (1922), «Соборный благовест» (1922), «Чародейная чаша» (1922), роман «Заклинательница змей» (1921), отдельное иллюстрированное издание новеллы «Царица поцелуев» (1921), переводы (Оноре де Бальзак, Поль Верлен, Генрих фон Клейст). В этот период Сологуб написал около дюжины антисоветских басен (в начале 1925 и весной 1926 г.), которые читались лишь в узком кругу По свидетельству Р.В. Иванова-Разумника: «Сологуб до конца дней своих люто ненавидел советскую власть, а большевиков не называл иначе, как „туполобые“». В качестве внутренней оппозиции режиму (особенно после того, вопрос с эмиграцией отпал) был отказ от новой орфографии и нового стиля летоисчисления в творчестве и личной переписке.

В 1926 г. Федора Сологуба избрали председателем Союза ленинградских писателей, как признанного литературного авторитета. В декабре 1927 г. писатель скончался от «декабрита» – болезни, предсказанной им самим в стихотворении 1913 г.: «Тьма меня погубит в декабре. В декабре я перестану жить». Похоронен на Смоленском кладбище рядом с могилой жены, недалеко от места захоронения Александра Блока (до переноса в 1944 г. праха поэта на Литераторские мостки Волковского кладбища).

Под влиянием Сологуба стал писать стихи его сослуживец по Рождественскому училищу В.И. Корехин, который публиковался под псевдонимами «В. Корин» и «Горицвет»; автор книги стихов и песен «Зарницы» (Вып. 1, 1898; вып 2. 1901).

Дом № 18/6-я Советская ул., 12

В 2001–2003 гг. здесь на очищенной от прежних сооружений площадке построено здание фешенебельного отеля, спроектированного в 1999–2001 гг. архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» по заказу ЗАО «Неваль». Гранд Отель «Эмеральд» входит в международную ассоциацию независимых отелей Summit Hotels & Resorts класса «пять звезд». Симметричное в плане здание отеля украшено большими колоннами из натурального мрамора. Внутренняя отделка – сочетание классического стиля и элементов современного дизайна. Общая площадь здания составляет 10 тысяч кв. м. Здание – попытка соединения неоклассики с современными материалами: много стекла, много металла.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 18. 2015 г.


Старожилы помнят довольно скромный четырехэтажный дом на углу Суворовского проспекта и 6-й Советской улицы, в скошенном углу которого, в первом этаже находился вход в не менее скромный кинотеатр 2-го разряда «Совет» на 300 мест.

История участка, отраженная в документах Петербургского городского кредитного общества, свидетельствует о том, что в 1863 г. титулярный советник Александр Федорович Рыжов получил по духовному завещанию своей жены Мавры Моисеевны в наследство угловой участок по Слоновой и 6-й Рождественской улицам по табелям 1822 г. № 22 (в 1846 г. № 311). В дворовом месте площадью чуть менее 400 кв. саженей был построен лицевой каменный трехэтажный дом с таковым же флигелем во дворе. По Слоновой улице нижний этаж дома занимали мясная, овощная, молочная, зеленная, рыбная и булочная лавки; по 6-й Рождественской во всей красе сверкал ювелирный магазин, соседствуя с табачной и мелочной лавками.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 18. Кинотеатр «Совет»


В 1860–1870-х гг. здесь жили содержатель рыбной лавки Павел Архипов, парикмахер Иван Дмитриевич Богданов, живописец Юрий Спиридонович Дестунис, майор Александр Петрович Иностранцев, потомственный почетный гражданин Александр Алексеевич Калугин (1820–1875), коллежский асессор Николай Мартынович Ловцов, купцы 2-й гильдии Михаил Васильевич Малюшин и Иван Хатунцов.

В 1900–1914 гг. дом принадлежал крупному домовладельцу, купцу 2-й гильдии Филиппу Захаровичу Баженову (1857 – после 1917), выходцу из крестьян-старообрядцев поморского согласия деревни Ершовской Кондопожской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губерни, с 1882 года торговавшему в Петербурге кожевенным товаром[150].

В 1903 г. здесь жила и содержала ренсковый погреб крестьянка деревни Терешкиной Горки Дадвинской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губерни Елена Даниловна Красновская. Содержала также ренсковый погреб с продажей фруктов в доме № 2/17 на углу Мытнинской и 3-й Рождественской улиц. Тогда же здесь жил и содержал в доме магазин обоев купец 2-й гильдии Илья Васильевич Спиридонов, а живший здесь еще с 1880-х гг. купец 2-й гильдии Александр Тимофеевич Чекалов содержал один из своих чайно-фруктовых магазинов. Турецкий подданный Марк Илья Яфет содержал здесь торгово-посредническую контору[151].

В 1915–1916 гг. домовладение принадлежало потомственному почетному гражданину, купцу 2-й гильдии Петру Карловичу Грубе, ранее арендовавшему домовладение Баженова и в скором времени перестроившему его: в 1916 г. на участке уже возвышался четырехэтажный благоустроенный дом с такими же флигелями по всем границам двора[152]. В отдельном двухэтажном флигеле разместился кинематограф и театр миниатюр «Суворовский театр» Ивана Сергеевича Крылова. Все это, а также музыкальный магазин Михаила Павловича Карпова, ювелирный магазин Блюма, магазин оберточной бумаги Александра Иосифовича Рахмилевича, магазин дамских нарядов и сдача в аренду благоустроенных квартир от шести до девяти комнат приносили доход домовладельцам до 50 000 рублей в год[153].

В 1917 г. дом принадлежал действительному статскому советнику Дмитрию Ивановичу Демкину, товарищу Петроградского городского головы, гласному Петроградской городской думы и губернского земского собрания, председателю правлений Товарищества судоходства и пароходства «И.И. Конецкий», страхового общества «Волга» и общества «Кавказ и Меркурий», директору правлений Петроградского строительного акционерного общества и Товарищества Чудовского цементного завода. Эмигрировавший после национализации в 1918 г. принадлежавших ему домовладений во Францию последний владелец этого дома умер в Париже 27 января 1925 г.

В 1917 г. здесь жили: практикующий врач Павел Михайлович Браун, совладелец фирмы «Товарищество мануфактуры Н. Иванов, М. Семенов, А. Баранов и Ко» Николай Андреевич Иванов, генерал-майор Петр Иванович Изместьев, присяжный поверенный и присяжный стряпчий Александр Николаевич Троянский и его жена Елена Ивановна, деятель народного просвещения статский советник Александр Васильевич Чеботарев и его жена Надежда Ивановна. Елена Викентьевна Пайлок содержала прачечную.

П.И. Изместьев (1873–1925) вступил в военную службу в 1890 г., когда по окончании VI класса Келецкой классической гимназии поступил в Казанское пехотное юнкерское училище, в 1893 г. выпущен подпоручиком в 89-й пехотный Беломорский полк. В 1900 г. окончил по 1-му разряду Николаевскую академию Генерального штаба и служил в Варшавском военном округе, откуда в звании капитана направлен в Манчжурию для участия в Русско-японской войне 1904–1905 гг.

По возвращении в Варшаву назначен начальником строевого отдела штаба Варшавской крепости и пребывал в этой должности с перерывами на цензовое командование строевыми подразделениями до 1911 г., после чего в звании полковника назначен штатным преподавателем военных наук Николаевской военной академии. В 1914 г. два месяца исполнял обязанности начальника штаба 75-й пехотной дивизии и шесть месяцев командовал 297-м пехотным Ковельским полком. В 1915 г. за отличия награжден Георгиевским оружием и произведен в генерал-майоры с назначением исполняющим дела начальника Этапно-хозяйственного отдела штаба 12-й армии. 29 января 1917 г. назначен командующим 20-й Сибирской стрелковой дивизией. На 21 февраля 1918 г. – комендант Ревельской крепости, участвовал в совещаниях, проводившихся в Петрограде в Военном министерстве (с участием Троцкого, Сталина, Подвойского, Крыленко и военных специалистов Генштаба) и в Смольном у Ленина по вопросам отражения наступления немцев. Добровольно вступил в РККА (1918 г.). Заведовал учебной частью Третьих Петроградских Финских командных курсов (с 4. декабря 1919 г.). Преподаватель Первых Советских курсов и Первых артиллерийских курсов в Петрограде. Включен в списки Генштаба РККА от 15 июля 1919 г. и 7 августа 1920 г. С 1 апреля 1921 г. преподаватель Первой пехотной Интернациональной школы. Сотрудник Единого государственного архивного фонда (управляющий 1-м отделением 3-й секции). В 1922 г. на один месяц арестован ЧК. Умер в Ленинграде[154].

В 1920-х гг. в доме находился кинотеатр «Астратэ», в 1931 г. переименованный в «Совет». Как свидетельствуют адресные и справочные книги «Весь Петроград» и «Весь Ленинград», кинотеатр находился в ведении городских властей, а его заведующими в разные годы служили Ф.Ф. Завитаев, В.С. Ильин, Г.А. Райгородский.

В 1930–1940-х гг. в доме жили: штатный ординатор урологической клиники 1-го Ленинградского медицинского института, врач больницы Эрисмана Спиридон Дмитриевич Артамонов (кв. 38), заместитель начальника главных механических мастерских службы движения Октябрьской железной дороги Павел Николаевич Баландин[155] (кв. 33), Виктор Павлович Ершов и его мать Раиса Ивановна (кв. 30), Павел Иванович Ефимов и его сестра Александра (кв. 28), Василий Ефремович Зуев (кв. 4), Петр Иванович Иванов (кв. 16), кладовщик фабрики электроустановочных изделий Сергей Федорович Лемницкий[156] (кв. 14), слесарь меховой фабрики «Рот-Фронт» Соломон Моисеевич Либерман[157] (кв. 35), Иван Николаевич Тарасов (кв. 38).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны и в отрядах МПВО участвовали жители этого дома С.Д. Артамонов, В.П. Ершов, П.И. Ефимов, В.Е. Зуев, П.И. Иванов, И.Н. Тарасов.

С.Д. Артамонов (род. 1897 г. с. Веснины Жиздринского у. Калужской губ.). Призван в Красную армию в 1939 г., врач-хирург госпиталя Наркомата обороны № 431. За организацию и руководство хирургической работой награжден медалью «За трудовую доблесть». С июля 1943 г. подполковник медицинской службы, начальник отделения, ведущий хирург подвижного полевого госпиталя № 85, затем хирургического подвижного полевого госпиталя № 4718. За «…исключительную смелость и отвагу в оказании мед. помощи раненым бойцам и офицерам, проведенные им хирургические операции», спасшие от неминуемой смерти многих воинов, приказом командующего Белорусским фронтом от 21 декабря 1943 г. № 81/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 19104566). Приказом командующего Группы советских оккупационных войск в Германии от 8 августа 1945 г. № 63/н награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 29976767).

В.П. Ершов (1925–1943), уроженец Ленинграда, призван в Красную армию в 1943 г. Смольнинским РВК. Красноармеец, разведчик 406-го стрелкового полка 124-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 20 октября 1943 г. Похоронен в 1 км севернее Рабочего поселка № 6 в Мгинском (ныне – Волховском) р-не Ленинградской обл.[158]

П.И. Ефимов (1923–1941), уроженец Петрограда, призван в Красную армию Ленинским РВК. Красноармеец, артиллерист 90-й Краснознаменной стрелковой дивизии. Погиб в бою 28 декабря 1941 г. в районе пос. Красный Бор. Похоронен в братской могиле на городском кладбище в Колпине[159].

В.Е. Зуев (1925 – после 1945, до 1985), уроженец Ленинграда, призван в Красную армию Тихвинским РВК Ленинградской обл. в 1943 г. Красноармеец (в 1944 г. ефрейтор), заряжающий батареи 120-миллиметровых минометов 173-го стрелкового Выборгского Краснознаменного полка 90-й стрелковой Ропшинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. Приказом командира дивизии от 17 октября 1944 г. награжден медалью «За отвагу». В бою 14 января 1945 г. в райне дер. Дзержаново (Польша) в составе минометного расчета проделал проход в проволочном заграждении противника и уничтожил пулемет, мешавший продвижению наступавшего подразделения. В бою 16 января за дер. Скунже подавил огонь вражеской противотанковой пушки. Приказом командира дивизии от 21 февраля 1945 г. № 022/н награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОВД «Подвиг народа…: 27385399).

П.И. Иванов (1898–1942) – уроженец Петербурга. Рядовой отряда МПВО Смольнинского района, умер 6 февраля 1942 г., похоронен на Большеохтинском кладбище[160].

И.Н. Тарасов (1903–1942) – уроженец Петербурга, призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, умер от болезни 14 марта 1942 г. в госпитале эвакопункта ЭП-50. Похоронен на Пискаревском кладбище[161].

В годы блокады Ленинграда погибло более 30 жителей дома, когда-то здесь стоявшего.

Дом № 20 / 7-я Советская ул., 13

Угол Суворовского проспекта и 7-й Советской улицы украшает огромный пятиэтажный дом, построенный в архитектурном стиле эклектики. Его протяженные коричневого цвета фасады отягощены прямоугольными однооконными эркерами, а полукруглый эркер на углу дома выглядит довольно курьезно. Зато этот тяжелый дом практически не пострадал от обстрелов и бомбежек в годы блокады.

Участок, на котором стоит этот дом, в 1850–1860-х гг. принадлежал жене коллежского советника Анне Михайловне Толвинской. В те времена на участке площадью более 500 кв. саженей стояли одноэтажный с мезонином деревянный дом вдоль Слоновой улицы, общей протяженностью по красной линии 20 саженей, и многочисленные надворные постройки.

С 1875 г. владельцем участка под № 362 и № 363 по табелям 1846 г. и № 306 в 1874 г., протянувшегося вдоль Слоновой улицы на 26 саженей, являлся петербургский купец 2-й гильдии Алексей Николаевич Тряничев. Здесь стоял лицевой двухэтажный дом смешанной постройки и четырехэтажный флигель с элементами благоустройства в виде водопровода в квартиры. Семья домовладельца (жена Анна Ивановна, сыновья Александр и Владимир, дочери Надежда и Нина) жила в деревянном доме, а во флигеле арендуют квартиры как чиновники (надворный советник Кривцов, статский советник Скабич, коллежский советник Шевелев) и купцы (Макаров, Тарасова), так и менее состоятельные люди (отставной писарь Занин, жена подполковника Рубцова). Доход от аренды домовладения в год составлял 10 тысяч рублей[162].

А.Н. Тряничев (1835 г. р., по другим данным 1833–1901), подрядчик земляных работ, состоял в петербургском купечестве с 1869 по 1885 г. по второй гильдии, затем до конца жизни – по первой, и был с 1867 г. старостой церкви при Сухопутном госпитале[163], а после 1895-го – член правления Николаевского православного братства. К 1901 г. Тряничев оставил за собой, кроме этого дома, еще только дом № 6 на Стремянной улице.

Участок застраивался вместе с соседними, также принадлежавшими А.Н. Тряничеву, в несколько этапов: в 1883–1885 и 1891 гг. архитектор А.В. Иванов (с 1902 г. академик архитектуры) построил дом на участке № 9-11, превратив домовладение Тряничева в доходное место с повышенной комфортностью: здесь построили четырехэтажный лицевой дом в связи с трехэтажным флигелем.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 20. 2015 г.


Оба строения имели улучшенную отделку квартир, некоторые из них с каминами, хорошие санузлы. По задней границе двора возвышался четырехэтажный флигель. В 1910 г. архитектор Я.Г. Гевирц расширил и надстроил дом по Суворовскому проспекту; угловой дом № 13/20 в 1902 г. расширил художник-архитектор И.И. Дитрих[164].

Надо отметить, что по крайней мере с 1888 по 1901 г. домовладение[165] принадлежало купцу 2-й гильдии Павлу Степановичу Бочагову[166], а за А.Н. Тряничевым оставались участки № 9 и № 11 на 7-й Рождественской.

П.С. Бочагов (1851 – после 1917) состоял в петербургском купечестве с 1873 г. В 1888 г. жил с женой Анной Ивановной в 4-м участке Спасской части на Большой Садовой улице. Содержал гостиницы в доме жительства, в 1-м участке Рождественской части по Калашниковскому пр., 33, и в 1-м участке Московской части по Невскому пр., 65.

Состоял попечителем Александровской сыпной больницы с 15 марта 1878 по 12 августа 1880 г., гласным Городской думы и председателем трактирной депутации с 1884 г.[167] В 1917 г. П.С. Бочагов – почетный гражданин, кандидат в гласные Петроградской городской думы, член Петроградской городской управы, выборный Петроградского купеческого общества, заместитель председателя Общества попечения о бедных в приходе церкви Вознесения Господня, председатель правлений Общества владельцев заведений трактирного промысла и Петроградского кооперативного общества потребителей, владелец гостиницы, ресторана и трактира.

После кончины А.Н. Тряничева домовладение по духовному завещанию перешло к его вдове Анне Ивановне. По плану Городской думы от 16 ноября 1901 г. оба участка под № 315 и № 316 объединены в один с общей площадью 737 кв. саженей, после чего архитектор И.И. Дитрих расширил угловой дом, придав ему вид, сохранившийся в общих чертах до настоящего времени, а П.С. Бочагов, перейдя в купечество 1-й гильдии и став гласным Петербургской городской думы, уступил объединенный участок А.И. Тряничевой.

В 1903 г. по завещанию матери в наследство имуществом вступили дочери Тряничевых – жена потомственного почетного гражданина Нина Алексеевна Голенищева и жена петербургского мещанина Надежда Алексеевна Вереичева (по первому браку Суритова), владевшие родительским гнездом до 1918 г.[168], но после 1910-го здесь не жившие.

С 1903 г. муж одной из живших здесь домовладелиц купец 2-й гильдии Николай Дмитриевич Голенищев содержал на участке железную торговлю, одесское Товарищество «Д.А. и Г. Дементьевы, П.В. Васильев и Ко» – один из своих магазинов японских и китайских изделий.

В 1915–1917 гг. здесь жили: чиновник канцелярии Государственной думы, надворный советник (с 1916 – статский) Владимир Алексеевич Гордов (умер здесь в июле 1942 г.) и его жена Антонина Васильевна, помощник управляющего делами Центральной комиссии по регулированию перевозок по железным дорогам, преподаватель Первых Петроградских политехнических курсов, железнодорожных курсов и курсов Побединского, инженер путей сообщения Борис Николаевич Исаев, чиновник Хлебно-комиссионной конторы Владимир Борисович Манусов, зубной врач Софья Яковлевна Решал, инспектор главного тюремного управления, действительный статский советник Матвей Иванович Рябинин, член дирекции Музыкального училища потомственный дворянин Михаил Васильевич Сербулов.

М.В. Сербулов – скрипач и дирижер (окончил университет и Киевское музыкальное училище Императорского Русского музыкального общества). Высшее музыкальное образование получил в Льежской консерватории, которую окончил с золотой медалью по двум специальностям: скрипка, класс профессора Ц. Томсона и композиции, класс Ж. Дюпона. Концертировал как скрипач-виртуоз по всей Европе. Работал дирижером симфонического оркестра в Лейпциге, возглавлял Берлинский государственный оркестр. Был профессором Пражской консерватории, музыкального института в Петрограде. В Екатеринодар переехал по семейным обстоятельствам.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: инженер Николай Павлович Акимов (кв. 40), директор бондарной фабрики № 2 треста «Союзснабскладтара» Соломон Григорьевич Александрович (кв. 17), Александр Иванович Алексеев (1924 г. р.) и его мать Мария Васильевна (кв. 48), директор ленинградского филиала Центрального института по переподготовке кооперативных работников и заместитель директора Ленинградского института потребительской кооперации Л.Я. Биргер (кв. 44), Владимир Игнатьевич Высоцкий и его жена Ксения Васильевна (кв. 48), артист театра им. Ленинского комсомола Леонид Александрович Далевич[169] (кв. 45), профессор 1-го Ленинградского медицинского института (ЛМИ) Григорий Исаакович Дембо (кв. 46), механик Сергей Андреевич Калиничев, Николай Николаевич Левенгаген, его жена и дочь Франциска (кв. 47), доцент Ленинградского Машиностроительного института инженер-механик Лазарь Уриасович Мальц (кв. 44), заведующий электроцехом Опытного завода синтетического каучука литер «Б» Карл Иванович Мельзас[170] (кв. 7), Никандр Петрович Петров, его жена и дочь Нина (кв. 17), лаборант института агропочвоведения ВАСХНИЛ Елизавета Александровна Сметанина (кв. 45).

Г.И. Дембо (1872–1939) – врач-гигиенист. Родился в городе Балта Подольской губернии. Жил в Петербурге с отцом, врачом Александровской городской больницы доктором медицины, надворным советником И.А. Дембо. По окончании с серебряной медалью Петербургской гимназии поступил на медицинский факультет Московского университета, который окончил с отличием в 1896 г. Работал в Московском земстве, с 1898 г. в Петербурге, где с 1902 г. в течение 20 лет работал санитарным врачом. В 1902 г. защитил докторскую диссертацию на тему «К вопросу об осложнениях при предохранительном оспопрививании». Активно сотрудничал с Обществом здравоохранения евреев. В 1917 г. председатель Всероссийского общества врачей армии и флота, затем – руководитель Петроградского союза врачей и врачебной секции Медсантруда. С 1922 г. заведовал санитарно-эпидемиологическим отделом Наркомздрава Туркестанской АССР. С 1926 г. до конца жизни преподавал в 1-м ЛМИ (с 1928 г. – профессор, заведующий кафедрой социальной гигиены). Вел большую работу в общественно-медицинских организациях – в комиссиях по изучению алкоголизма, по борьбе с детской смертностью. В 1897–1905 гг. заведовал медицинским отделом газеты «Новости», затем на протяжении 13 лет редактировал «Врачебную газету», в 1925–1938 гг. – «Ленинградский медицинский журнал».

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома А.И. Алексеев, В.И. Высоцкий, Н.Н. Левенгаген, Н.П. Петров.

А.И. Алексеев (1924–1943) – уроженец дер. Низовка (ныне Лужского района Ленинградской обл.). Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, башенный стрелок 2-го танкового батальона 222-й отдельной танковой бригады. Погиб в бою под Красным Бором 11 февраля 1943 г. Был похоронен на поле боя[171].

В.И. Высоцкий (1908–1943), уроженец Гродненского у. Гродненской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии (в/ч п/п 37586) погиб в бою 15 января 1943 г.[172].

Н.Н. Левенгаген (1918 – после 1985), уроженец с. Погорелово Лужского у Петроградской губ. Потомок шведского рода Левенгагенов, состоявших на русской службе[173]. Призван в Красную армию Фрунзенским РВК в 1943 г. Красноармеец, сапер отдельной саперной роты 55-й отдельной стрелковой бригады. Воевал на Ленинградском фронте. В начале августа 1943 г. участвовал в постановке проволочных заграждений на переднем крае обороны и в проводке через них разведгрупп. Награжден медалями «За отвагу» (приказ командира бригады от 14 апреля 1943 г. № 046/н; номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 18217252) и «За оборону Ленинграда». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 ноября 1985 г. награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 1515414672). В блокадном Ленинграде в июле 1942 г. погибла его годовалая дочь Франциска (Блокада, т. 17).

Н.П. Петров (1904 – после 1945, до 1985) – уроженец дер. Второе Рашнево Псковского у. Псковской губ. Призван в Красную армию Октябрьским РВК в 1944 г. Красноармеец, пулеметчик 33-го отдельного пулеметно-артиллерийского Нарвского батальона 79-го укрепленного района. Приказом командующего 8-й армией от 1 марта 1945 г. № 09/н награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 27717877). В блокадном Ленинграде в июле 1942 г. погибла его годовалая дочь Нина (Блокада, т. 23).

В годы блокады Ленинграда погибли жители этого дома: Николай Поликарпович (1902–1941) и Евгения Григорьевна (1915 – апрель 1942; кв. 42) Аваргины, Александра Александровна Васильева (1930 – февраль 1942, кв. 20), Владимир Алексеевич Гордов (1875 – июль 1942, кв. 9), Николай Яковлевич Иванов (ум. в апреле 1942 г., кв. 47), Николай Афанасьевич Казаков (1874 – январь 1942; кв. 45), Надежда Михайловна Каменская (1873 – июнь 1942; кв. 23), Фания Семеновна Крумер (1891 – декабрь 1941; кв. 23).

В 1965 г. в доме находился магазин Ленкультторга «Буратино».

Ныне здесь находятся магазин обуви, салон красоты «Vellari», мини-отель «BVH», магазин комиссионной продажи «Скупка» (со стороны 1-й Советской ул.).

Дом № 22 / 7-я Советская ул., 16 – Дом общества «Петербургский частный ломбард»

Участок площадью в 329 кв. саженей раскинулся на 20 и 19 саженей соответственно вдоль Слоновой и 7-й Рождественской улиц под № 372 по табелям 1846 г. и №№ 373,374 в 1874 г.

В 1860-х гг. участок принадлежал коллежскому секретарю Александру Александровичу Кузьмину, затем наследникам столярного цеха мастеров Антоновым и Басковым, у которых в 1865 г. его выкупил петербургский мещанин Иван Александрович Алферов.

К 1876 г. Алферов снес деревянные строения на участке и академик архитектуры В.Ф. фон Геккер[174] построил здесь четырехэтажный доходный угловой дом с таким же флигелем поперек двора. Лицевой фасад дома украшали тяги, наличники, сандрик, руст, и дом имел достаточно хороший уровень благоустройства квартир. В том же году Алферов представил в Петербургское кредитное общество планы, утвержденные 27 марта 1879 г., о выделении из его имущества 77 кв. саженей для присоединения к его же соседнему участку № 341/323. Отделение свободного участка земли было осуществлено неспроста. Строительство новых домов привело к долгу по ссуде около 80 тыс. руб., и владельцу ничего не оставалось, как продать этот участок. По купчей крепости, совершенной 6 июня 1879 г., домовладение на углу Слоновой и 7-й Рождественской улиц перешло к петербургскому 2-й гильдии купцу Ивану Ивановичу Петрову (1841–1888), состоявшему в петербургском купечестве с 1863 г., жившему с семьей в доме № 118/2 на углу Невского проспекта и Надеждинской улицы, торговавшему москательным товаром в доме Зверкова (Невский пр., 116), в доме Заволоцкой (Слоновая ул., 11) и в доме Кашинцева на Сытнинской площади. При нем жили жена Федосья Дмитриевна, сын Федор (1869 г. р.) и дочери Елена, Татьяна, Екатерина, Евдокия[175]. Домовладение и москательные лавки И.И. Петрова унаследовали его вдова Федосья Дмитриевна и их дети. В 1907 г. по раздельному акту участок № 323 перешел во владение Ф.Д. Петровой, личных почетных граждан Федора, Ивана и студента Петербургского университета Дмитрия Ивановичей Петровых, продавших домовладение по купчей от 21 мая 1912 г. обществу «Петербургский частный ломбард»[176], для которого гражданский инженер А.Н. Веретенников в 1912–1913 гг. надстроил и расширил здание[177]. Ф.Д. Петрова продолжала жить здесь с сыном, почетным гражданином Ф.И. Петровым до 1918 г.

До продажи дома Петровы занимали в нем жилые помещения во втором и четвертом этажах, подвалы, торговые помещения в первом этаже, где располагалась их москательная лавка. В подвальных помещенниях также располагались яичная лавка купца Михайлова, мелочная лавка Титкова, кожная лавка Коновалова, посудная лавка Смирнова.

Конечно, самым знаменитым нанимателем помещений в доме являлся врач тибетской медицины Петр Александрович Бадмаев, поселившийся здесь в 1892 г. и нанимавший с 1895 по 1914 г. для приема больных квартиру из пяти комнат в третьем этаже.

Этюд о враче тибетской медицины Петре Бадмаеве (1851[178]–1920)

П.А. Бадмаев происходил из бурят. При принятии православия выбрал себе имя в честь своего кумира Петра I, а отчество традиционно давалось по имени царствующего лица, тем более что он являлся крестником императора Александра III. Так Жамсаран Бадмаев стал Петром Александровичем. Переход его в православие отнюдь не был конъюнктурным шагом: он уверовал искренне. Известно, что в 1881 г., собираясь в свою первую двухлетнюю поездку на Восток, в Монголию, Китай и Тибет, он специально отправился просить благословения о. Иоанна Кронштадтского и получил его. Отец Иоанн лично приезжал освящать знаменитый петербургский дом Бадмаева у Поклонной горы на Старопарголовском пр., 77–79 (современный адрес пр. Энгельса, 103 / пр. Тореза, 101), построенный на приобретенном Бадмаевым в 1880-х гг. участке по проекту архитектора Лебурдэ. Это было первое в России здание, построенное из железобетона.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Петр Бадмаев


По ходатайству старшего брата, врача Степной думы Сультима (в православии Александра Александровича) Бадмаева, Жамсаран принят в русскую классическую гимназию в Иркутске, которую окончил с золотой медалью. В 1871 г. он поступил на Восточный факультет Петербургского университета. В 1875 г. окончил его с отличием по монгольско-маньчжурскому разряду. В это же время он был вольнослушателем Военно-медицинской академии. После смерти старшего брата Сультима в 1873 г. возглавил организованную им аптеку тибетских лекарственных трав в Санкт-Петербурге. В 1877 г. П.А. Бадмаев женился на русской дворянке Надежде Васильевой[179].

П.А. Бадмаев с 1875 г. состоял на службе в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел, играл заметную роль в политике, подал императору Александру III «Записку о задачах русской политики на Азиатском Востоке». После смерти Александра III в 1894 г. Бадмаев, к этому времени действительный статский советник, оставил службу в Министерстве иностранных дел и посвятил себя тибетской медицине, не оставляя, впрочем, и предпринимательской деятельности: создал торговый дом «П.А. Бадмаев и К°», действовавший в 1893–1897 гг. в Забайкалье. В 1909 г. организовал «Первое Забайкальское горно-промышленное товарищество» для разработки золотых приисков. В 1911 и 1916 гг. вместе с П.Г. Курловым и Г.А. Манташевым выступил с проектами железнодорожного строительства в Монголии. Был не чужд и светской жизни: поддерживал епископа Гермогена и иеромонаха Илиодора в их борьбе с Распутиным, затем перешел на сторону последнего, особенно сблизился с ним в 1916 г.

В начале 1900 г. секретарем и помощником Бадмаева стала Елизавета Федоровна Юзбашева – старшая дочь штабс-капитана Кавказского корпуса русской армии. С 1903 г. Елизавета Федоровна уже заведовала аптекой тибетских лекарственных трав в имении Бадмаева на Поклонной горе. В 1905 г. Е.Ф. Юзбашева стала его женой[180] и незаменимым помощником: редактировала его книги, изучила на память состав около 300 номеров лекарств, производимых в аптеке П.А. Бадмаева. В его отсутствие она самостоятельно вела прием – и это зафиксировано в завещании, в котором он назначил распорядительницей своего имущества Елизавету Федоровну[181]. С 1920 по 1937 г. она вела прием в кабинете П.А. Бадмаева на Литейном пр., 16[182], имея официальное разрешение Ленгорздравотдела. Она провела 20 лет в лагерях, но выжила и сохранила архив. Ее дочь добилась разрешения на возвращение матери в Ленинград, где она и умерла в 1954 г. в возрасте 82 лет[183].

В августе 1917 г. П.А. Бадмаев выслан Временным правительством за границу, затем вернулся в Петроград. Зимой 1919/20 г. находился в заключении в Петербургской городской тюрьме и в Чесменском лагере. Умер в июле 1920 г. и похоронен 1 августа на Шуваловском кладбище в Петрограде.

Своеобразной данью памяти этого видного представителя культуры Востока стало проведение с 11 по 17 августа 2003 г. приуроченной к 300-летию Петербурга Недели Кореи. Власти азиатской республики подарили городу 15 тотемов с изображениями древних идолов чансын. Столбы установили полукругом в Сосновском лесопарке неподалеку от бывшей дачи Петра Бадмаева. Существа полюбились жителям района и почитались ими как охранители Петербурга. Однако время не пощадило корейских стражников, призванных охранять город на Неве: из 15 подаренных тотемов к весне 2015 г. в Сосновке сохранились лишь девять, а теперь их осталось всего три. Поздним вечером 14 апреля вандалы основательно навредили корейским божествам: четыре из девяти выживших к 2015 г. стражников-чансын были спилены неизвестными, а два повреждены и позже были демонтированы. От подарков корейских властей Петербургу остались лишь пни. Вандалы с бензопилой сильно ослабили «оборону» Петербурга.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 22. 2015 г.


В 1898–1902 гг. здесь жили: счетовод службы движения Николаевской железной дороги, почетный гражданин Николай Михайлович Александров, надворный советник Дмитрий Тимофеевич Епифанов, статский советник Золотаревский. В первом этаже Надежда Васильевна Бадмаева содержала мелочную торговлю (1895–1897), купец Дудеин – магазин готового платья, мещанин Михаил Ефимович Верещагин – парикмахерскую, мещанин Николай Константинович Константинов – часовую мастерскую. Годовой доход от сдачи помещений составлял 24 тыс. руб.

В 1907 г. здесь жил чиновник управления корпуса интендантов Гвардейского корпуса, надворный советник Виктор Дмитриевич Алексеев, в 1915–1917 гг. – учительница смешанного начального городского училища 18-го школьного участка, дочь статского советника Вера Николаевна Кобыльская, присяжный поверенный и присяжный стряпчий Исаак Яковлевич Ландау, врач зубной лечебницы Ефим Львович Левин и Евгения Самойловна Левина.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Александр Алексеевич Алексеев, его жена и сын Сергей (кв. 22), Роман Станиславович Вильковский (кв. 16), Михаил Иванович Виноградов и его жена Ирина Андреевна (кв. 28), студент Ленинградского института связи Семен Меерович Жислин[184] (кв. 8), Михаил Андреевич Кондрашов и его жена Анна Алексеевна (кв. 23), бухгалтер фабрики им. Володарского треста «Ленинградодежда» Мечислав Карлович Линкишкин и его жена Ольга Петровна[185] (кв. 18), Федор Кондратьевич Панкратов и его жена Клавдия Николаевна (кв. 13), музыкант кинотеатра «Рот-Фронт» Израиль Львович Скороход (Скороходов)[186] (кв. 8); Александр Федорович Яковлев (кв. 2). В 1940 г. в доме на месте парикмахерской мещанина Верещагина возобновила работу муниципальная парикмахерская № 5.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома А.А. Алексеев, Р.С. Вильковский, М.И. Виноградов, М.А. Кондрашов, Ф.К. Панкратов, А.Ф. Яковлев.

А.А. Алексеев (1902–1942) призван из запаса Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 657-го стрелкового полка Ленинградского фронта. Умер от болезни 23 января 1942 г. в госпитале фронтового эвакопункта ФЭП-50. Похоронен на Пискаревском кладбище[187]. Его трехлетний сын Сергей умер в Ленинграде в августе 1942 г.

Р.С. Вильковский (1922 – после 1945), уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 10 октября 1940 г. Воевал на Карельском и Ленинградском фронтах. Освоил обязанности всех номеров расчета орудий различных калибров. В 1944 г. красноармеец, старший разведчик-наблюдатель 816-го артиллерийского гаубичного полка 126-й стрелковой дивизии. В период боевых действий полка 2-10 февраля 1945 г. по прорыву обороны противника в районе г. Эльбина, находясь в боевых порядках пехоты, обнаружил наблюдательный пункт на заводской трубе, который по его целеуказанию уничтожили. В уличном бою в городе захватил батарею противника из трех орудий на конной тяге, первым ворвался на территорию госпиталя и взял в плен семь солдат противника. Будучи дважды раненным, не покинул поля боя. Командиром полка представлен к награждению орденом Богдана Хмельницкого III степени. Приказом командира дивизии от 21 февраля 1945 г. № 031/н награжден орденом Славы III степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 26270013). Полк получил почетное звание Эльбинского. 29 марта в уличном бою в г. Данциге открыл огонь из 45-миллиметрового орудия, расчет которого был выведен из строя, и отбил контратаку противника, уничтожив до 15 его солдат. Приказом командира полка награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 37477341).

М.И. Виноградов (1911 – после 1942), уроженец дер. Горбуново Тверской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 16 января 1942 г. Красноармеец, стрелок 48-й стрелковой дивизии (ППС 995)[188]. Пропал без вести в декабре 1942 г., о чем сообщено его жене на ее запрос о розыске в 1947 г.[189]

М.А. Кондрашов (1904–1944) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 239-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 31 марта 1944 г. Похоронен в д. Погост-Чирский (ныне Псковской обл.)[190].

Ф.К. Панкратов (1903 – после 1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК 4 июля 1941 г. Красноармеец, пропал без вести в сентябре того же года, о чем сообщено его жене в 1947 г.[191]

А.Ф. Яковлев (1895 – после 1942), красноармеец, стрелок 1066-го стрелкового полка 281-й стрелковой дивизии. Пропал без вести[192].

В годы блокады Ленинграда погибло более 30 жителей этого дома.

Дом № 24 / 8-я Советская ул., 15

Угловой участок площадью в 200 кв. саженей с одноэтажным деревянным домом и обязательным для тех времен мезонином в 1854 г. принадлежал вдове чиновника 12-го класса Елене Петровне Соколовой. В 1868 г. документально засвидетельствован в собственниках купец Еким Федорович Федоров. В 1871 г. купчую совершила жена камердинера 9-го класса Дарья Семеновна Кадыкова. Это имение в 1881 г. она подарила почетному потомственному гражданину Семену Ивановичу Кадыкову. Шли годы, стареющие владельцы не могли управлять имуществом. Долги по взятым ссудам росли, и их дома были выставлены на городские публичные торги, где 10 мая 1891 г. петербургский мещанин Михаил Петрович Петров и купил все имущество. Только 26 ноября 1917 г. купец решился на продажу всего, чем еще владел. Владельцы менялись, но ни один из них не решался на кардинальную перестройку имения в духе времени. Производились внутренние переделки квартир, менялась система водоснабжения, но все это делалось в старых строениях[193].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 24. 2015 г.


В 1860–1870-х гг., кроме домовладельца, занимающего четыре комнаты во втором этаже, в доме жили: бронзовщик Иван Иванович Боман (кв. 25), купец 2-й гильдии Николай Васильевич Веретинов (кв. 4), художник Гени, чиновник Департамента мануфактур и торговли, надворный советник Иван Андреевич Ибердусов (кв. 8), портной Грайцер, служащий Николаевской железной дороги, коллежский секретарь Юлий Иосифович Зинович (кв. 13), прапорщик Егор Васильевич Ильин (кв. 18), датский подданный Петр Теодорович Кельн (кв. 5), вдова коллежского советника Агафья Емельяновна Кремнева (кв. 17), отставной подполковник Ефим Васильевич Потапов (кв. 7), отставной генерал-майор Егор Прохорович Семов (кв. 16), капитан Иван Леонтьевич Синельников, личный почетный гражданин Михаил Яковлевич Струнников (кв. 21). В первом этаже располагались часовая мастерская Гейнрихсона, чайный магазин купца 2-й гильдии Фридриха Клинкострема, сливочная лавка Подкидышевой, табачная лавка Веретинова, булочная лавка Кельна, питейное заведение мещанина Петра Герасимова. Годовой доход от сдачи помещений составлял в эти годы 6 тыс. руб.

В 1880–1890-х гг. в доме жил и содержал чайный магазин купец 2-й гильдии Феофан Никитич Парамонов (1851–1912). Купец 2-й гильдии Яков Александрович Васюточкин (1841–1900) содержал здесь торговлю кожевенным товаром. Булочный мастер Фердинанд Стенмейер занимал шестикомнатную квартиру для жилья, помещения под две пекарни и кондитерскую, ледник, кладовую, два больших сарая. Большинство жилых помещений в эти годы были заняты нанимателями, и домовладение приносило до 8 тыс. руб. годового дохода.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: врач-стоматолог 1-го пункта Охраны материнства и младенчества Анна Ильинична Зайдлина[194] (кв. 20), Сергей Петрович Иванов (кв. 8), научный сотрудник Центрального института автомобильного транспорта, инженер-механик Александр Константинович Минов (кв. 18), Николай Ефимович Медведев (кв. 18), Василий Дмитриевич Черногоров, его жена Пелагея Егоровна и дочь Люба (кв. 15).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома С.П. Иванов, Н.Е. Медведев, В.Д. Черногоров.

С.П. Иванов (1902 – после 1944) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, бухгалтер 38-го отдельного дорожностроительного батальона 6-й Гвардейской армии. Дезертировал в период с января по декабрь 1944 г.[195]

Н.Е. Медведев (1921 – после 1941) – уроженец г. Старая Русса. Призван в Красную армию 23 июня 1941 г. Смольнинским РВК. Красноармеец, пропал без вести в сентябре того же года[196].

В.Д. Черногоров (1908–1945) – уроженец дер. Трояна Тверской губ. Призван в Красную армию в июне 1941 г. воевал на Ленинградском фронте в составе 45-й Гвардейской ордена Ленина Краснознаменной дивизии. 13 января 1942 г. в бою в районе Красного Села получил легкую контузию грудной клетки. В 1943 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда». В 1944 г. – гвардии младший лейтенант, командир пулеметного взвода 129-го Гвардейского стрелкового полка 30-го Гвардейского корпуса. 10 июля 1944 г. при наступлении на сильно укрепленный пункт Александрова принял командование ротой взамен выбывшего командира, умело расставил пулеметы, во главе пулеметного взвода занял позицию впереди наступающего батальона, обеспечив его продвижение и выполнение боевой задачи. Приказом командующего корпусом от 15 июня 1944 г. № 29/н награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 21214760).

В 1945 г. гвардии лейтенант, командир взвода противотанковых ружей 1261-го стрелкового полка 381-й стрелковой Ленинградской Краснознаменной дивизии 98-го стрелкового корпуса 2-го Белорусского фронта. В наступательном бою 14 января 1945 г. в р-не гор. Пултуска (Польша) проявил бесстрашие и отвагу. Взвод при его непосредственном участии подавил огнем 37-миллиметровое орудие и несколько огневых точек противника, обходным маневром захватил два блиндажа с живой силой противника. Командир из личного оружия уничтожил трех солдат противника. Приказом командующего корпусом от 19 февраля 1945 г. № 10/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 38624622). Награда оказалась посмертной: гвардии лейтенант В.Д. Черногоров погиб в бою 2 февраля 1945 г. Похоронен на северо-восточной окраине г. Эльбинга (Кенигсбергский окр., Восточная Пруссия). Извещение о смерти направлено его матери Евгении Степановне Черногоровой по месту рождения (Калининская обл., Сонковский р-н, д. Трояна)[197]. Его жена П.Е. Черногорова (1909 г. р.) и 12-летняя дочь погибли в блокадном Ленинграде в сентябре 1942 г. (Блокада, т. 33).

В блокадном Ленинграде погибло более 40 жителей этого дома.

Дом № 28–26 / 8-я Советская ул., 14

В 1862 г. угловой участок по Слоновой и 8-й Рождественской улицам принадлежал жене фридрихсгамского купца Софии Федоровне Крюгер. Дом достался ей по дарственной записи 1852 г. от матери Дарьи Николаевны (Доротеи Регины) Эйзелер. Уезжая за границу, хозяйка оставила доверенность своему мужу Фердинанду Ивановичу Крюгеру на продажу имущества, что и было сделано 14 марта 1862 г. По купчей крепости имение было продано отставному поручику гвардии князю Иоганну Григорьевичу Грузинскому Имущество состояло из каменного двухэтажного углового дома, деревянного надворного флигеля, служб и большого земельного участка.

В 1880-х гг. участок Есеевской, в 1895–1899 гг. жены купца Ольги Васильевны Могориной, доходный дом которой в 1897–1898 гг. построил архитектор-художник П.И. Гилев[198]. В 1901–1912 гг. дом принадлежал Федору и Кузьме Дмитриевичам Захаровым и Николаю Алексеевичу Ковкову, в 1913–1917 гг. – Ф.Д. и К.Д. Захаровым и Николаю Николаевичу Ковкову.

Д.К. Захаров, домовладелец, почетный мировой судья Петроградского уезда, председатель Петроградского комитета по сбору пожертвований в пользу Московского детского приюта ведомства императрицы Марии, в 1917 г. статский советник.

В 1880-х гг. купец 2-й гильдии Яков Карпович Карпов содержал здесь одну из своих мясных лавок, которую его наследник Иван Яковлевич Карпов, живший в доме № 29 в 7-й Рождественской, в 1900-х годах перевел в соседний дом № 28.

В 1915 г. часть деревянных строений заменили малоэтажными каменными надворными флигелями[199].

В 1903 г. здесь жили: купец 2-й гильдии Платон Игнатьевич Васильев, его жена Мария Васильевна и сын Александр, присяжный поверенный и присяжный стряпчий Борис Львович Гершун (жил здесь до 1918 г.).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 26. 2015 г.


П.И. Васильев (1854–1911) состоял в петербургском купечестве с 1890 г., содержал ренсковый погреб в доме № 19/15 на углу Суворовского и 7-й Рождественской и несколько трактиров и буфетов в различных частях города[200]. В 1907 г. жил в доме № 15 в 7-й Рождественской, совместно с компаньоном И.Е. Кочетовым владел домами № 36/1 на углу Малого проспекта и Большой Разночинной улицы и № 38/18 на углу Малого проспекта и Ропшинской улицы на Петербургской стороне.

Б.Л. Гершун (1870–1954) родился в городе Соколка Гродненской губернии (ныне территория Польши) в семье врача. В 1888 г. окончил с серебряной медалью Виленскую гимназию. Вслед за старшим братом Александром поступил в Петербургский университет, но, в отличие от брата, увлекся не физикой и математикой, а юриспруденцией. По окончании юридического факультета университета приступил к адвокатской деятельности, к 1917 г. вел 17 юрисконсульств в Петрограде. В октябре 1918 г. эмигрировал в Данию. Затем жил в Берлине, где стал одним из инициаторов объединения российских адвокатов-эмигрантов в Союз русской присяжной адвокатуры и возглавлял его в 1921–1933 гг. После прихода к власти Гитлера переехал в Париж, стал членом подобной организации во Франции. Издал там свои воспоминания[201].

В 1915–1917 гг. здесь, кроме домовладельцев Н.Н. Ковкова, Д.К. Захарова и его жены Лидии Александровны и упомянутого выше Б.Л. Гершуна, жили: Анастасия Андреевна Антоновская (содержала женскую рукодельную школу), доверенный общества для производства соды в России «Любимов, Сольнэ и К°», преподаватель Петроградского химико-технического училища, статский советник Александр Александрович Корчагин и его жена Анна Сергеевна, чиновник Петроградской уездной земской управы, товарищ председателя Общества взаимной помощи бывших воспитанников и воспитанниц Екатерининских воспитательных заведений дврянин Фома Николаевич Матушкин, бухгалтер Петроградского коммерческого общества взаимного кредита Борис Николаевич Минск, помощник присяжного поверенного и присяжный стряпчий Яков Альбертович Натансон, заведующий техническим отделом углепромышленного акционерного общества «Павел Бекель», эксперт акционерного общества Ольгинского химического завода и помощник начальника по хозяйственной части управления по орошению Семиреченской области инженер-технолог Иосиф Борисович Пожежинский, служащий Российского акционерного общества оптических и механических производств Федор Дмитриевич Секистов.

В 1920-х гг. в доме находилась ювелирно-часовая мастерская Б. И. Капилевича.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Реклама мастерской Капилевича


Свой адрес жители здания на углу Суворовского проспекта и 8-й Советской улицы в различных документах советского времени указывали под № 26 или № 26/28 по Суворовскому или № 26/14 по Суворовскому и 8-й Советской и даже № 14 по 8-й Советской.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: сотрудник НИИ легких металлов Ефим Евсеевич Авиновицкий (кв. 27), Алексей Семенович Алтынов, его жена и сын Всеволод (кв. 11), Давид Израилевич Ашкинадзе и его жена Кира Витальевна (кв. 28), бухгалтер 1-й табачной фабрики им. Урицкого Павел Антонович Бобашинский[202] (кв. 14), артист Красного театра Семен Львович Вакс (кв. 32), инженер-химик, аспирант Государственного института прикладной химии Иосиф Михайлович Долгопольский (кв. 18), Яким Никифорович Зык, его жена Ольга Михайловна и дочь Варвара (кв. 25), врач Евсей Ноевич Кацнельсон (кв. 30), Илья Васильевич Корнилов и его сын Николай (кв. 30), доцент кафедры химической технологии Ленинградского Инженерно-экономического института, инженер-технолог Александр Александрович Корчагин (жил здесь с 1900 года, кв. 6), зоолог-паразитолог Александр Прокофьевич Маркевич (кв. 32-а), Валентин Николаевич Никитин и его мать Вера Семеновна Дурывкина (кв. 36), врач Михаил Генрихович Пильщик (кв. 9), Иосиф Айзикович Хайлодовский и его сын Айзик (кв. 34-а), Роман Григорьевич Холмский (1902, кв. 2), зоолог-паразитолог Елена Григорьевна Шерешевская (кв. 32-а, 1886–1842), Исаак Соломонович Юрисов, его жена и дочь Раиса (кв. 34).

А.А. Корчагин (1867–1935) – в 1917 г. статский советник, доверенный общества для производства соды в России «Любимов, Сольнэ и Ко», преподаватель Петроградского химико-технологического училища.

А.П. Маркевич (1905 – после 1987) родился в с. Плоское (ныне Таращанского района Киевской обл.). В 1930 г. окончил Киевский университет. В 1934 г. – старший научный сотрудник и заместитель заведующего отделом Всесоюзного института охраны рыбного хозяйства, действительный член Киевского общества естествоиспытателей. Тогда же избран профессором Киевского университета. В 1935–1970 гг. работал в Институте зоологии АН УССР (в 1948–1950 гг. директор); с 1970 г. в Институте гидробиологии АН УССР. В 1948 г. избран членом-корреспондентом, в 1957 г. – действительным членом АН УССР. В 1965 г. удостоен звания Заслуженного деятеля науки УССР.

В 1971–1972 гг. академик-секретарь Отделения общей биологии АН УССР. Организатор и бессменный председатель (с 1945 г.) Украинского паразитологического общества. Основные труды по зоологии беспозвоночных, общим проблемам паразитологии, паразитам промысловых и сельскохозяйственных животных и методам борьбы с ними, а также по филогенезу животных, истории зоологических исследований, философским проблемам биологии.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома А.С. Алтынов, Я.Н. Зык, В.Н. Никитин, М.Г. Пильщик, А.И. Хайлодовский, Р.Г. Холмский, И.С. Юрисов. Бойцом МПВО Смольнинского района был И.В. Корнилов.

А.С. Алтынов (1905–1942) – уроженец с. Судосеево Самарской губ. (позже Мордовской АССР). Призван в Красную армию Красногвардейским РВК Ленинграда. Командир взвода 53-го отдельного инженерного батальона 23-й армии. Расстрелян по приговору военного трибунала 23-й армии 28 сентября 1941 г. в период обороны Ленинграда на Карельском укрепрайоне[203]. Его годовалый сын умер в блокадном Ленинграде в 1942 г. (Блокада, т. 1).

Я.Н. Зык (1914 – после 1945) – уроженец дер. Солон Стародорожского у. Минской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1941 г. Лейтенант, командир взвода ПТР 543-го стрелкового Нарвского полка 120-й стрелковой Гатчинской Краснознаменной дивизии. Пропал без вести в бою 26 января 1945 г. в районе г. Оппельна в Германии[204]. Его годовалая дочь умерла в блокадном Ленинграде в апреле 1942 г. (Блокада, т. 11).

И.В. Корнилов (1892–1892) – уроженец дер. Судилово Угличского у. Ярославской губ. Боец МПВО Смольнинского района. Умер от болезни 23 марта 1942 г.[205] В блокадном Ленинграде в апреле 1942 г. умер его 16-летний сын Николай (Блокада, т. 17).

В.Н. Никитин (1921–1944) родился в Петрограде, призван в Красную армию Смольнинским РВК. Ефрейтор, стрелок 301-го стрелкового полка 48-й Ропшинской стрелковой дивизии. Погиб в бою 20 марта 1944 г. Похоронен в братской могиле в 50 м севернее дер. Кариконна в Нарвском район Эстонской ССР[206].

М.Г. Пильщик (1900 – после 1945, до 1985) родился в г. Саратове. Участник Гражданской войны. В 1930-х гг. ассистент ГИДУВ, ординатор урологического отделения и амбулаторный врач Обуховской больницы в память 9 января 1905 г. им. Нечаева, член Ленинградского урологического общества. В Красной армии со 2 июля 1941 г. – врач, затем начальник медицинского отделения сортировочного эвакогоспиталя № 2222, Участник обороны Ленинграда. Награжден медалью «За оборону Ленинграда». Воевал на Ленинградском (до марта 1945 г.) и 2-м Белорусском фронтах. В 1944 г. майор медицинской службы, проделавший много сложных операций. Приказом командующего Ленинградским фронтом от 22 декабря 1944 г. № 01784 награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 27213965). Приказом командующего 2-м Белорусским фронтом от 3 августа 1945 г. № 0877 награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 28960730).

А.И. Хайлодовский (1923 – после 1943), уроженец м. Ильинцы Винницкой обл. Украинской ССР, призван в Красную армию 23 августа 1942 г. Кустанайским РВК Казахской ССР. Красноармеец, пропал без вести в ноябре 1943 г.[207].

И.С. Юрисов (1899 – после 1944), уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Воин-связист. Воевал на Ленинградском и 3-м Прибалтийском фронтах в составе 43-й стрелковой дивизии. В 1943 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда». В 1944 г. ефрейтор, старший телефонист 1-й батареи 162-го артиллерийского полка. В боях в марте и сентябре 1944 г. устанавливал и поддерживал устойчивую связь через водные преграды, своевременно устранял многочисленные обрывы линии связи. Приказами командира полка от 7 марта № 12/н и от 18 сентября № 28/н награжден медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу» (номера записи в ОВД «Подвиг народа…»: 31145240 и 24136320). В блокадном Ленинграде в январе 1941 г. умерла его годовалая дочь (Блокада, т. 35).

В годы блокады Ленинграда погибло более 50 жителей дома, в том числе несколько детей, воспитывавшихся в детском доме № 20 (8-я Советская, 14а).

Дом № 30 / 9-я Советская ул., 9 – Доходный дом А.М. Стрелина

В 1860-х гг. участок, как и соседний, под № 7 по 9-й Рождественской, принадлежал семье Пятковых (Пятаковых), с конца 1880-х до 1914 г. – жене (после 1896 г. вдове) потомственного почетного гражданина, крупной домовладелице Вере Степановне Смуровой[208].

В 1880-х гг. жившая здесь купчиха 2-й гильдии Параскева Павловна Ильина содержала трактир.

После 1914 г. участок принадлежал владельцу кирпичного завода Алексею Макаровичу Стрелину и в 1913–1914 гг. архитектор Д.А. Крыжановский[209] построил здесь шестиэтажный с мансардой и угловой жилой башней доходный дом в архитектурном стиле модерн с коротким, всего в 5 осей, фасадом по Суворовскому проспекту и протяженным (25 осей) фасадом по 9-й Рождественской с прямоугольными эркерами в крайних частях этого фасада и с жилыми фронтошпицами над ними. Архитектор А. Пуринг отмечал, что в 1915 г. в дворовом месте А.М. Стрелина стоит шестиэтажный угловой дом новой постройки с мансардным этажом с хорошей отделкой квартир, тремя лифтами и центральным отоплением. Общая стоимость имущества составляла 128 000 руб.[210]


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 30. 2015 г.


После смерти А.М. Стрелина с 1916 г. дом принадлежал страховому обществу «Саламандра».

В 1915–1917 гг. здесь жили: совладелец дома № 10 на Большой Болотной улице, владелец типографии «Якорь» и издательства «Огни», кандидат прав Иосиф Владимирович Ефрон и его жена Зинаида Николаевна, электротехник Иван Степанович Ивченко, потомственная дворянка Елена Александровна Каразина, помощник присяжного поверенного и присяжный стряпчий Григорий Яковлевич Красный (в 1934 г. – Г.Я. Красный-Адмони, член коллегии защиты, жил в доме № 8 на Колокольной ул.), врач частной глазной лечебницы Раиса Яковлевна Магалиф, представитель фирмы «Н.Н. Бекетов» Яков Александрович Мильман, князь Константин Давидович Нижерадзе, врач лечебницы им. великой княгини Марии Александровны надворный советник доктор медицины, практикующий врач Юрий Васильевич Прудников и его жена Наталья Владимировна, преподаватель Института императрицы Марии, Петроградской 10-й гимназии и 3-го городского четырехклассного мужского училища, председатель правления Общества вспомоществования бывшим воспитанникам Придворной певческой капеллы, коллежский асессор Петр Александрович Терехов, служащий Русского электрического акционерного общества «Динамо», инженер-технолог Виктор Владимирович Титов, служащий правления Общества Владикавказской железной дороги, потомственный почетный гражданин Евгений Павлович Тихомиров.

В 1920-х гг. в доме работали парикмахерская А.Е. Шишкова и кинотеатр «Юпитер» примерно на 250 мест, сохранявший до начала 1930-х гг. свое дореволюционное название, а затем переименованный в «Искру».

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Евдокия Яковлевна Арефьева (1914 – январь 1942; д. 30а, кв. 7-а), Логин Кузьмич (1880 – апрель 1942) и Прасковья Матвеевна (1881 – январь 1944) Астратовы (кв. 4), Лидия и Теодор Мироновичи Бергал и их мать Римма Леонтьевна (кв. 4), научный сотрудник Ленинградского Института металлургии Зиновий Моисеевич Бравый (кв. 67), заместитель директора Ленинградского музыкального радиотехникума Борис Львович Вольман (кв. 63), сверхштатный доцент ЛГУ, инженер-технолог Исаак Исаакович Гершкович (р. в 1884, кв. 51), Федор Григорьевич Григорьев и его жена Елена Сергеевна Храброва (кв. 34), научный сотрудник Владимир Михайлович Добровольский (кв. 28), деятель «Дорпрофсожа» Октябрьской железной дороги Леонид Николаевич Евграфов (кв. 35), аккомпаниатор Евгений Адамович Заржецкий (кв. 7), преподаватель немецкого языка 1-го Ленинградского медицинского института Софья Иосифовна Коварская (1881, кв. 25), Николай Александрович Лебедев и его жена Зинаида Яковлевна (кв. 31), Циля Натанович Левинтов (кв. 37), Виктор Сергеевич Ляконцев (кв. 17), ученый-юрист Яков Миронович Магазинер и член коллегии защиты Лидия Михайловна Магазинер (жили здесь по крайней мере с 1917 года, кв. 8), журналист «Красной газеты» Евгений Вениаминович Мандель[211] и исполняющий обязанности профессора, заведующий кафедрой Ленинградского Политехнического института связи Генрих Александрович Мандель[212] (кв. 41), преподаватель Ленинградского Института инженеров коммунального строительства Иван Данилович Мухортов (кв. 60), Владимир Николаевич Никифоров (кв. 13), доцент РГПИ им. Герцена Иосиф Андреевич Панченко (кв. 54), начальник участка технической эксплуатации троллейбусного парка Николай Васильевич Рейзман[213] (кв. 5), старший инженер-конструктор ЦКБ Росмаштреста Виктор Александрович Родэ[214] (кв. 25), старший инженер пассажирской службы Октябрьской железной дороги Василий Иванович Смирнов[215] (кв. 1), научный сотрудник Центрального института автомобильного транспорта, ассистент Ленинградского автодорожного института Григорий Иванович Турилов (кв. 11), главный механик 24-й литографии ОГИЗа Вильгельм Карлович Швайгер-Молчанов[216] (кв. 6).

Б.Л. Вольман (1895–1981) родился в Петербурге в семье журналиста, библиографа и биолога-любителя, секретаря редакции журнала «Пожарное дело». Окончил гимназию в Петрограде, затем, в 1924 г., – Ленинградскую консерваторию по классу фортепиано М.Н. Бариновой. Специализировался в области музыковедения и музыкальной педагогики. Работал преподавателем и заведующим учебной частью Ленинградского музыкального техникума, редактором издательства «Тритон». С 1938 г. заведовал кафедрой фортепиано Ташкентской консерватории (с 1942 г. доцент), в 1945–1956 гг. преподавал в Ленинградской консерватории общий курс фортепиано. После защиты в 1947 г. диссертации кандидата искусствоведения избран доцентом.

В 1955 г. защитил диссертацию доктора искусствоведения. Автор исследований «Русские нотные издания XVIII века» (Л., 1957), «Гитара в России: Очерки истории гитарного искусства» (Л., 1961), «С.М. Майкапар: Очерк жизни и творчества» (Л., 1963), «Гитара и гитаристы: Очерк истории шестиструнной гитары» (Л., 1968), «Русские нотные издания XIX – начала XX века» (Л., 1970). В 1971 и 1980 гг. вышли два издания музыкальных произведений для гитары.

Я.М. Магазинер (1882–1961), в 1915–1917 гг. присяжный поверенный, в 1909–1917 гг. член Петербургского (Петроградского) юридического общества, преподаватель Частного университета при Психоневрологическом институте, где с 1919 г. состоял в качестве профессора. В 1920–1931 гг. заведовал кафедрой в Институте народного хозяйства им. Ф. Энгельса, в 1927 г. состоял в должности декана факультета этого же института. В 1937 г. заведовал международно-правовым отделением Института внешней торговли. Эвакуированный из Ленинграда на Урал, в 1941–1944 гг. заведовал кафедрой теории и истории государства и права Свердловского юридического института, а по возвращении в Ленинград до 1949 г. заведовал кафедрой государственного права юридического факультета Ленинградского университета, где еще в 1918 г. был избран профессором. С 1947 по 1949 г. вел научную работу как старший научный сотрудник Института права АН СССР, а с 1956 по 1960 г. как заведующий сектором морского права Центрального научно-исследовательского института морского флота. Автор многочисленных публикаций по истории и теории государства и права[217].

В городе Коканде Ферганской области в 1898 г. родился. Г.А. Мандель, будущий физик-теоретик. В 1930-х гг. – член-корреспондент Украинского физико-технического института, научный сотрудник Государственного физико-технического рентгенологического института (ГФТРИ), доцент Ленинградского государственного университета.

Доктор физико-математических наук Ю.Б. Румер в своих воспоминаниях об академике Л.Д. Ландау писал: «В харьковский период все люди у Ландау были разделены на 5 классов по следующему признаку: моральники, гнусы, зануды, манделисты и светлые личности. К светлым личностям в то время он причислял только себя и меня. Другие в этот класс не попали. Самое замечательное было определение манделистов – остальные определения понятны. Был такой Генрих Александрович Мандель, физик ленинградский. Ну не очень, может быть, хороший физик, во всяком случае безвредный человек. Однажды этот Мандель пришел к Игорю Евгеньевичу Тамму в Московский университет посоветоваться о какой-то своей работе. И Игорь Евгеньевич, добродушный благожелательный человек, ему искренне посоветовал работу не печатать. На что Генрих Александрович его поблагодарил, тоже очень сердечно, и ушел. Через некоторое время работа Манделя появилась в печати, и там была глубокая благодарность Игорю Евгеньевичу Тамму за советы, которые тот ему дал по поводу этой работы. Почему-то его Ландау очень невзлюбил и установил такую теорию: восемь манделе-часов убивают взрослого слона. То есть если с Манделем слон пробудет восемь часов, то он умрет, а половина мандель-часа уже опасна для человека. Причем манделиста нельзя проработать. Когда вы прорабатываете обычного человека, то тому человеку, которого вы прорабатываете, до некоторой степени становится тошно. А манделиста нельзя проработать, потому что чем больше Вы его прорабатываете, тем более вам тошно становится, а ему – ничего. Он необычайно крепко въедается в печенки»[218].

Г.И. Турилов (1903 – после 1959) – специалист в области теории и преподавания физических наук.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома Л.М. Бергал, Т.М. Бергал, Ф.Г. Григорьев, Н.А. Лебедев, Ц.Н. Левинтов, В.С. Ляконцев, В.Н. Никифоров.

Л.М. Бергал (1917 – после 1987) – уроженка с. Ужур Ачинского района Красноярского края. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 октября 1987 г. награждена орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 1517959595). Личное дело хранится в фондах Ботанического института Академии наук СССР (Архив РАН. Ф. 273. Оп. 003. Д. 1083).

Т.М. Бергал (1920 – после 1944) – уроженец с. Ужур Ачинского района Красноярского края. Призван в Красную армию 25 сентября 1939 г. Кировским РВК Ленинграда. Красноармеец, пулеметчик, считается пропавшим без вести в апреле 1944 г.[219]

Ф.Г. Григорьев, красноармеец, умер от ран 2 мая 1942 г. в 14-м медико-санитарном батальоне 86-й стрелковой дивизии[220].

Н.А. Лебедев (1899 – после 1941) – уроженец с. Строилово Новгородской губ. Призван в Красную армию 16 июля 1941 г. Смольнинским РВК. Красноармеец, пропал без вести в декабре того же года, о чем было сообщено в 1947 г. его жене в ответ на ее запрос о розыске[221].

Ц.Н. Левинтов (1905–1943) – капитан, заместитель командира батальона. Умер от ран 27 февраля 1943 г. в санитарном эвакогоспитале № 290[222].

В.С. Ляконцев (1924–1943) – партизан 11-й партизанской бригады. Погиб в бою 10 марта 1943 г. Похоронен в д. Макуты Освейского района Витебской области Белорусской ССР[223].

В.Н. Никифоров (1919 – после 1945) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию в 1939 г. В 1945 г. гвардии старшина 2-й статьи, радист 2-го класса Гвардейского крейсера «Красный Кавказ». Участвовал во всех боевых операциях, проводимых крейсером. Как отличный специалист нес самые ответственные радиовахты. Неоднократно восстанавливал работу радиостанции при повреждении антенного хозяйства и устройств электропитания. Награжден медалями «За оборону Севастополя», «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа». Приказами командующего эскадрой Черноморского флота от 22 июля 1944 г. № 22/н и от 26 декабря 1945 года № 60/н награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды (номера записей в ОВД «Подвиг народа…»: 50986603 и 51076432).

Ныне в доме находятся магазин одежды «Rene», адвокатская консультация № 19 объединенной коллегии адвокатов и офисы ряда частных адвокатов, ресторан «Имерули Суфра на Советской» со входом с 9-й Советской улицы.

Очерк третий

Суворовский проспект от 9-й Советской до Кирочной улицы

Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

До 1880 г. этот участок проспекта носил название Конно-Гвардейской (реже в слитном написании Конногвардейской) улицы с нумерацией участков, продолжающей нумерацию Слоновой улицы. Топонимика этой части проспекта более разнообразна, чем у начальной его части, ограниченной нумерованными Советскими улицами. Здесь проспект пересекает Кирочная улица, в северном направлении от него отходят параллельные Таврическая, Кавалергардская и Одесская улицы, на восток к Синопской набережной ведет протяженная улица Моисеенко, к Большеохтинскому мосту – короткая Тульская улица, параллельно проспекту идет Дегтярная улица, а в сторону нее – соответствующий своему названию коротенький Заячий переулок.

Участок № 31

Первый участок нечетной стороны под № 31/2 на углу Конно-Гвардейской и Большой Болотной улиц в 1860-х гг. принадлежал действительному статскому советнику Василию Никифоровичу Григорьеву (1803–1876), в 1876–1908 гг. – Александру Васильевичу Григорьеву, затем до 1918 года вдове последнего Калерии Ивановне.

Этюд о географе и путешественнике Александре Васильевиче Григорьеве

А.В. Григорьев (1848–1908) родился в Петербурге в семье поэта, переводчика, мемуариста и финансового деятеля, вице-директора Государственного казначейства В.Н. Григорьева. В 1870 г. окончил физико-математический факультет Петербургского университета. С 1871 г. преподавал курс анатомии и физиологии растений в Петербургском технологическом институте. В 1876 г. сопровождал профессора Н.П. Вагнера на Белое море, посетив Соловецкие острова. Материалы, полученные драгой, были переданы в Петербургский университет, наблюдения же над физическими явлениями Белого и Мурманского морей напечатаны в «Известиях Императорского Русского географического общества» за 1878 г. Григорьев доказал, что предположение о заходе ветви Гольфстрима в Белое море неверно.

В 1879 г. Григорьев как специалист, имевший опыт в производстве гидрологических и метеорологических наблюдений, сбора морских животных и растений в Баренцевом море и Ледовитом океане, действительный член Императорского Русского географического общества (ИРГО), был командирован Обществом в экспедицию, снаряженную на средства А.М. Сибирякова, на паровой шхуне «Норденшельд», с целью обогнуть материк Азии с юга и прийти на помощь барону А.Е. Норденшельду, зазимовавшему в то время с пароходом «Вега» у берегов Сибири. У берегов японского острова Хоккайдо шхуна села на мель; удалось, однако, спасти собранные коллекции, а Григорьев, воспользовавшись вынужденной остановкой в Японии, занялся этнографическими исследованиями над айнами[224].

Возвратившись в 1880 г. в Россию, Григорьев принес в дар собранные коллекции: зоологическую – Императорской Академии наук, а этнографическую – ИРГО. В том же году Григорьев избран в секретари отделения этнографии ИРГО.

В 1881 г. по случаю международного географического конгресса в Венеции, соединенного с географической выставкой, Григорьев был назначен главным комиссаром русского отдела выставки, который его трудам обязан своим выдающимся успехом. В 1883 г. Григорьев избран секретарем общества, которым состоял в течение 20 лет.

В 1886 г. Григорьев вновь посетил Соловецкие острова, а в следующем участвовал в экспедиции географического общества на Новую Землю, где им были собраны естественно-исторические коллекции, переданные в музей Академии наук. В 1889 г. Григорьев – один из делегатов общества на географическом конгрессе в Париже.

В 1890–1892 гг. принял живейшее участие в планах Ф. Нансена, снабдив его картами северных морей. Последнее его крупное предприятие – снаряжение тибетской экспедиции Г.Ц. Цыбикова 1899–1902 гг. и подготовка к изданию описания этого путешествия «Буддист-паломник у святынь Тибета». Из-за его отставки в 1903 г. и кончины данный труд напечатали только в 1918 г.

В последние годы жизни А.В. Григорьев состоял членом Русского Комитета для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом отношении. Войдя в состав Комитета, А.В. Григорьев вместе с В.В. Радловым, Л.Я. Штернбергом, В.Л. Котвичем во многом содействовал трудам Б.О. Пилсудского по изучению сахалинских айнов и ороков, амурских гиляков, ольчей, гольдов[225].


В 1914 г. из участка К.И. Григорьевой выделили участок (Б. Болотная, 2а), который приобрела Александра Александровна Баумгартен, доходный дом здесь построил архитектор С.В. Баниге[226]. В 1916 г. А.А. Баумгартен учредила и разместила в своем доме частное 2-е Рождественское коммерческое училище для лиц обоего пола[227], исполняющим обязанности директора которого стал чиновник Контроля Министерства императорского двора коллежский советник Александр Александрович Герцо-Виноградский, поселившийся в этом же доме. А.А. Баумгартен впервые упоминается как жительница Петербурга в Адресной и справочной книге «Весь Петербург» на 1908 г. живущей в доме № 5 в Зоологическом переулке. В 1910–1911 гг. жила на Суворовском пр., 37. Последний раз она упомянута в Книге памяти «Блокада. 1941–1944. Ленинград» (т. 3) жившей в доме № 8 на улице Красной Конницы (ныне – Кавалергардской) и умершей в декабре 1941 г. на 57-м году жизни.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Сквер Галины Старовойтовой. 2015 г.


В 1917 г. в доме Баумгартен жила врач Женской гимназии В.Н. Хитрово – Надежда Ивановна Красильникова.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Наум Шмулевич Закман (1902, кв. 10), Михаил Степанович Панов (1871 – январь 1942; кв. 9), Александра Ниловна Чернофорова (1900 – февраль 1942; кв. 14).

Дом разрушен в годы блокады, в конце 1940-х гг. на его месте разбили небольшой сквер. Постановлением Правительства Санкт-Петербурга № 1785 от 1 ноября 2004 г. скверу присвоено имя депутата Государственной думы Российской Федерации Галины Васильевны Старовойтовой. 17 мая 2006 г., в день 60-летия Г.В. Старовойтовой, в сквере открыли памятный знак. Авторы памятника – архитекторы В.С. Васильковский, Т.Н. Милорадович и скульптор, народный художник, академик Академии художеств России Г.Д. Ястребенецкий. Знак представляет собой четырехгранный столб, на котором высечен барельеф Г.В. Старовойтовой. Надпись с обратной стороны гласит: «Галина Васильевна Старовойтова – ученый, правозащитник, народный депутат СССР, РСФСР, депутат Госдумы РФ, советник президента России, председатель партии „Демократическая Россия“. Погибла 20 ноября 1998 года в результате террористического акта от рук наемных убийц».

Дом № 33

Участок под № 372/491 площадью около 300 кв. саженей в 1854 г. принадлежал статскому советнику Александру Мартемьяновичу (Мартыновичу) Мейеру (1796–1858), впоследствии – его сыну действительному статскому советнику Николаю Александровичу Мейеру (1828–1882). Кроме лицевого дома усадьба была застроена одно– и двухэтажными службами и жилыми домами. Посреди сада раскинулась большая беседка, любимое место уединения молодежи.

В 1878 г. Н.А. Мейер, в это время тайный советник, продал имение отца петербургскому купцу 2-й гильдии Осипу Егоровичу Егорову (он же Корявый). Предприимчивый купец-подрядчик, состоявший в петербургском купечестве с 1873 г.[228], снес все старые постройки, и к 1880 г. здесь возвели четырехэтажный лицевой дом в архитектурном стиле неоренессанса и надворные каменные двух– и трехэтажные флигели по всем границам двора (все работы выполнял архитектор В.Ф. фон Геккер[229]). Такое интенсивное обновление имущества привело к очень большим долгам, по причине которых владелец вынужден был продать участок по купчей от 12 марта 1893 г. вдове генерал-адъютанта Марии Николаевне Огаревой. По духовному завещанию последней, утвержденному в 1895 г., наследниками стали статский советник Михаил Николаевич (1844–1900), генерал-майор Александр Николаевич (1847–1901), их сестра Елизавета Николаевна Огаревы и племянник, чиновник Экспедиции церемониальных дел Министерства императорского двора коллежский секретарь Николай Михайлович Огарев (умер в январе 1904 г.). В 1899 г. к своему имуществу владельцы добавили новый четырехэтажный флигель. В 1901 г. после смерти М.Н. Огарева его доля перешла к Николаю Михайловичу Огареву, здесь не жившему и разделившему домовладение с вдовой титулярного советника Анной Иосифовной и вдовой генерал-майора Надеждой Александровной Огаревыми (из них в доме жила только Н.Н. Огарева). С 1914 г. домовладение принадлежало сенатору Петру Михайловичу Огареву[230], ставшему единоличным владельцем не только этих домов, но и домов по Шпалерной ул., 42, где он и жил, и Воскресенской наб., 16, вплоть до своей смерти 13 января 1917 г., которую встретил в чине тайного советника, чиновника Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената, попечителя храма Христа Спасителя в память моряков, погибших в войну с Японией.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 33. 2015 г.


В 1899–1905 гг. здесь жили: вдова статского советника Евгения Михайловна Агалина, поручик Вильгельм Федорович Баумгартен, учительница Мария Александровна Димат, инженер-технолог Семен Васильевич Завьялов, статские советники Иван Дмитриевич Караулов и Роман Егорович Костевич, Елена Ивановна Маттой, швейцарский гражданин Вильгельм (Василий) Иванович Тургнер, купец 2-й гильдии Альберт Яковлевич Флахсман (содержал слесарно-механический завод на Б. Болотной ул., 22, после 1905 г. жил на Б. Болотной ул., 3), вдова генерал-майора Анна Ивановна Черкасова.

В 1907–1911 гг. здесь жили: действительный статский советник Иван Дмитриевич Караулов и его жена Варвара Михайловна (жили здесь до 1915 г., затем жили в доме № 34), член Государственной думы чиновник особых поручений Министерства финансов статский советник Петр Алексеевич Неклюдов (став в 1912 г. действительным статским советником, он переехал в дом № За на Таврическую ул.).

В 1913–1917 гг. здесь, кроме домовладельцев, жили: коллежский регистратор Александр Васильевич Адриановский (кв. 5, 1879–1942), жена купца 1-й гильдии, попечительница 1-й еврейской народной столовой Елизавета Григорьевна Бабус (умерла в кв. 4 этого дома в 1942 г.), товарищ прокурора Петроградской судебной палаты, коллежский советник Сергей Михайлович Константинович, инженер путей сообщения действительный статский (с 1915 г. тайный) советник Станислав Константинович Куницкий и его жена Екатерина Николаевна (жили здесь по крайней мере с 1894 г.), депутат IV Государственной думы от Екатеринославской губ. Семён Трофимович Неежмаков, бухгалтер Черноморско-Кубанского нефтепромышленного товарищества Николай Альфредович Розенберг, чиновник канцелярии Государственной думы Николай Иванович Руадзе и его сын Николай (умер в кв. 28 этого дома в ноябре 1941 г.), юрисконсульт и член Петроградского коммерческого общества взаимного кредита, директор Акционерного общества «Пламябой», юрисконсульт Акционерного общества Северных механических и котельных заводов в Петрограде, член ликвидационной комиссии Торгового дома «Э. Тильманс и К°» (1916–1917), помощник присяжного поверенного и присяжный стряпчий Самуил Григорьевич Самойлович и его жена Розалия Васильевна.

Этюд о Станиславе Константиновиче Куницком

С.К. Куницкий (1859–1924) родился в Брест-Литовске в семье инженера путей сообщения. Закончив в 1876 г. первым в выпуске Петербургскую 2-ю военную гимназию, поступил в Институт инженеров путей сообщения, который окончил в 1881 г. также первым в выпуске. Трудовую деятельность начал в Департаменте железных дорог (без содержания), где под руководством инженеров путей сообщения В.А. Базилевского, С.И. Кербедза, профессора И.О. Сальманова занимался перестройкой мостовых сооружений и проектированием новых мостов на Северо-западных железных дорогах. С.К. Куницкому принадлежит разработка разводных частей ряда крупных мостов, в частности Астраханского. Он привлекался Петербургским городским управлением в качестве эксперта при рассмотрении конкурсных проектов Дворцового и Охтинского мостов и состоял представителем Министерства путей сообщения при их строительстве. Еще в 1881 г. по решению Конференции института он был зачислен с учетом его успехов во время учебы сверхштатным репетитором без содержания. После двух лет занятий со студентами IV и V курсов курсовым проектированием под руководством и наблюдением профессоров И.А. Белелюбского и Л.Ф. Николаи в 1884 г. решением Конференции его избрали штатным репетитором института. Наряду с проведением практических занятий по мостам С.К. Куницкий в течение пяти лет с 1886 г. читал пятому курсу факультативный цикл «Приложение теории упругости к расчету сооружений». В 1890 г. после защиты диссертации «Второстепенные напряжения в фермах железных мостов» Куницкого утвердили временно исполняющим должность адъюнкта, ас 1891 г. – адъюнктом. В 1896 г. С.К. Куницкий назначен экстраординарным профессором кафедры «Статика сооружений», в 1905 г. утвержден ординарным профессором, а в 1912 г. – заслуженным ординарным профессором института. С 1916 по 1921 г. профессор Куницкий заведовал кафедрой «Мосты». В 1918 г. постановлением Совета института ему присуждена ученая степень доктора инженерных наук. 10 апреля 1919 г. профессор Куницкий избран ректором института. В начале 1920-х гг. С.К. Куницкий переехал в Польшу и состоял профессором Варшавского политехнического института. Умер и похоронен в Варшаве.


С.Т. Неежмаков (1863 – после 1931) – русский морской офицер и общественный деятель. Происходил из дворян Екатеринославской губернии, где ему потомственно принадлежал участок в 300 десятин земли.

В 1884 г. по окончании Морского кадетского корпуса в Петербурге был зачислен мичманом в 5-й флотский экипаж. В 1888 г. окончил Минные офицерские классы в Кронштадте и был переведен в Сибирский флотский экипаж, где прослужил до 1891 г. Состоял в эскадре, сопровождавшей наследника цесаревича Николая в его путешествии в Японию. В 1893 г. вышел в запас в чине лейтенанта и в следующем году назначен земским начальником в Александровском уезде.

С началом Русско-японской войны вновь вступил в военную службу. В составе отряда, оборонявшего устье реки Амура, командовал миноноской № 6 и транспортом «Тунгуз», а также был помощником заведующего миноносками в крепости Николаевск-на-Амуре. В 1906 г. вышел в отставку в чине капитана 2-го ранга и избран председателем Александровской уездной земской управы и состоял в этой должности до 1917 г.

В IV Государственной думе входил во фракцию русских националистов и умеренно-правых, состоял членом четырёх комиссий: о торговле и промышленности, по местному самоуправлению, по военным и морским делам, для рассмотрения законопроекта о шлюзовании порожистой части реки Днепр.

С началом Первой мировой войны возобновил службу на флоте. С 1915 г. командовал эскадренным миноносцем «Стройный» на Балтике, в 1916 г. произведен в капитаны 1-го ранга и переведен в Черноморский флот. В ноябре 1916 г. сообщил в Государственную думу, что не сможет посещать заседания в связи с переводом. В Гражданскую войну служил в вооруженных силах юга России (ВСЮР) и Русской армии барона Врангеля. С 1920 г. в эмиграции в Югославии, жил в Нови-Саде. Был сторонником великого князя Кирилла Владимировича, состоял помощником заведующего Корпусом императорской армии и флота в Нови-Саде[231]. Дальнейшая его судьба неизвестна.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Василий Семенович и Мария Степановна Алатырцевы, их сын Семен и дочь Людмила (кв. 20), Алексей Васильевич Андрианов, его жена и сын Евгений (кв. 3), лаборант-генетик Ленинградского института по борьбе с вредителями и болезнями в сельском хозяйстве (ЛИНБОВ) Варвара Александровна Андриановская и ее отец Александр Васильевич, в 1917 г. мелкий чиновник, коллежский регистратор (кв. 5); Николай Федорович Громов и его отец Федор Егорович (кв. 11), Алексей Петрович Мусихин и его мать Елена Васильевна (кв. 39), ответственный исполнитель радиосвязи Иван Георгиевич Экштейн[232] (кв. 3).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома С.В. Алатырцев, А.В. Андрианов, Н.Ф. Громов, А.П. Мусихин.

С.В. Алатырцев (1918 – после 1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК 18 марта 1941 г. Считается пропавшим без вести в декабре того же года[233]. Его отец В.С. Алатырцев (1884 г. р.) и новорожденная дочь Людмила умерли в блокадном Ленинграде в январе 1942 года (Блокада, т. 1).

А.В. Андрианов (1918 – после 1945, до 1985), уроженец дер. Ванютино Новгородской губ. (ныне Валдайского района Новгородской обл.), призван Смольнинским РВК в июле 1941 г… Воевал на Ленинградском, Западном, 3-м Белорусском фронтах. Легко ранен 22 декабря 1941 г. на Ленинградском фронте. В 1945 г. старший сержант, мастер-оптик роты технического обеспечения 153-й танковой Смоленской Краснознамённой бригады. В период боевых действий в январе 1945 г. в трудных полевых условиях восстановил оптику на шести танках Т-34, принял участие в восстановлении вооружения 27 боевых машин и лично отремонтировал 20 автоматов ППШ. Приказом командира бригады от 21 апреля 1945 г. № 015/н награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 29686752). Его новорожденный сын умер в блокадном Ленинграде в январе 1942 г. (Блокада, т. 2).

Н.Ф. Громов (1921 – после 1941), уроженец Петрограда, призван в Красную армию Смольнинским РВК 29 октября 1940 года. Считается пропавшим без вести в августе 1941 г.[234]

А.П. Мусихин (1925–1944), уроженец Ленинграда. Призван в Красную армию Кустанайским РВК Казахской ССР в 1943 г. Красноармеец, стрелок 200 стрелкового полка 2-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 3 марта 1944 г. Похоронен в 2 км западнее дер. Васкнарва Вируского уезда Эстонской ССР[235].

Блокадную судьбу членов семей Алатырцевых и Андриановых разделили еще более 30 жителей этого дома.

Ныне в доме находится магазин алкогольных напитков «Ароматный мир», с которым соседствует частный дом престарелых (пансионат) С'est la Vie…

Дом № 35

«Дом быта на Суворовском пр. сдали в эксплуатацию в июне 1968 г. Ранее на этом месте стоял двухэтажный дом с деревянным вторым этажом – последний деревянный дом на Суворовском. Четырехэтажное здание было построено по проекту арх. Р.А. Брегман. Набор служб бытовых услуг был определен в соответствии с нуждами микрорайона: мастерские ремонта обуви, трикотажных изделий, кожгалантереи, часов. Прием и выдача заказов осуществлялась в общем салоне, расположенном на первом этаже. Кроме того, здесь находились салон-парикмахерская с дамским и детским залами, фотоателье, ателье проката»[236].

Обратившись к «Атласу тринадцати частей С.-Петербурга…» Н. Цылова, читатель увидит, что по Конно-Гвардейской улице протянулся значащийся под № 373–374/492 деревянный двухэтажный дом длиною почти в 40 м, который коллежский секретарь Алексей Алексеевич Поршняков получил по наследству от родителей. В 1866 г. владелицей становится петербургская купчиха Мария Федоровна Лаврова, и в 1870 г. она перестраивает лицевой дом. Архитектор Юргенс проводил в 1870 г. обследование имущества на этом участке и в своем Акте оценки отметил, что «выстроен вчерне двухэтажный дом, причем середина дома была рублена из бревен, а по обеим сторонам дома во всю его ширину стояли каменные двухэтажные пристройки. Строения прочные, имеют местами богатую отделку квартир с лепниной по потолкам и стенам, камины, крытые балконы, и в настоящее время производятся живописные и малярные работы, дубовый паркет завезен, но еще не уложен». На участке в 945 кв. саженей стояли также каменные двух– и одноэтажные флигели, деревянный дом по правой границе участка и в самом конце расположилась беседка среди сада. Построив новые дома, купчиха продала имущество за 42 тыс. серебром петербургскому купцу Андрею Павловичу Шилову по купчей от 23 декабря 1875 г. В 1881 г. при долге по ссуде более 20 тыс. рублей Санкт-Петербургское кредитное общество выставило имущество на публичные торги, на которых 3 ноября участок купил петербургский купец 2-й гильдии, потомственный почетный гражданин Егор Ефимович Малков, сразу перепродавший его купцу Ананию Васильевичу Васильеву.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 35. 2015 г.


А.В. Васильев (1837–1904) занимался подрядами, выплачивая гильдейский налог с 1867 г. Состоял в петербургском купечестве с 1889 г., избирался выборным от купеческого сословия с 1896 г. В 1897 г. при нем жена Параскева Ефимовна, сыновья Михаил 37 лет с женой Любовью Григорьевной, сыном Виктором 9 лет, дочерями Екатериною, Верой и Клавдией; Иван 28 лет с женой Людмилой Ивановной и дочерью Ольгой; дочери Анна и Александра[237]. В 1903 г. состоял почетным членом Николаевского православного братства, председателем общества пособия рабочим, пострадавшим при постройках; старостой церкви при детском приюте Св. Мефодия на Песках[238].

В 1904 г. после утверждения духовного завещания А.В. Васильева в наследство вступили его сын Иван Ананьевич Васильев и жена сына от второго брака Анна Львовна[239].

В 1900–1906 гг. здесь жил купец 2-й гильдии Григорий Павлович Щипачев (1865 – после 1917), состоявший в петербургском купечестве с 1895 г. В совладении с С.Г. Гречишкиным торговал галантерейным товаром в лавке № 15 в Перинной линии Гостиного двора. При нем жили жена Анна Ананиевна и сыновья Николай (1899 г. р.) и Павел (1901 г. р.)[240].

В 1917 г. здесь жили: Николай и Петр Юлиусовичи, Александра и Фекла Ивановны Бюттнеры, Анна и Ольга Кирилловны Воеводкины, частный поверенный при Петрогадском уездном съезде и при уездном мировом съезде Иван Васильевич Максимов, присяжный поверенный и присяжный стряпчий, коллежский советник Семен Сергеевич Плахов. Ф.И. Бюттнер содержала продажу золотых и серебряных изделий. А.И. Бюттнер (Бютнер) умерла в этом доме в кв. 12 в апреле 1942 г. в возрасте 66 лет. А.К. Воеводкина умерла здесь в кв. 2 в возрасте 67 лет.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Дмитрий Семенович Кочкаров и его жена (кв. 13), преподаватель гимнастики добровольного спортивного общества «Каучук» Дмитрий Филиппович Чернядьев[241] (кв. 8).

Д.С. Кочкаров, участник Великой Отечественной войны, красноармеец, стрелок 260-го стрелкового полка. Согласно извещению Центрального бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии, он умер от болезни 7 февраля 1942 г. и похоронен в 1 км южнее д. Сюры Ораниенбаумского района Ленинградской обл. Извещение с пометой об эвакуации жены хранится в Центральном архиве Министерства обороны[242].

Блокадные судьбы А.И. Бюттнер и А.К. Воеводкиной разделили еще около 30 жителей этого дома.

Дом № 37

Четырехэтажный дом, построенный в классицистическом стиле в 1861 г. известным столичным архитектором Николаем Павловичем Гребенкой, ныне оказался между сверкающим стеклом Домом быта постройки 1860-х гг. и сооруженным в начале XX в. зданием бывшего Мариинско-Сергиевского приюта в стиле поздней эклектики.

В 1865 г. эта земля со строениями по Конно-Гвардейской улице № 375–376/493 принадлежала вдове майора Надежде Александровне Вишневской. На участке в 600 кв. саженей возвышался четырехэтажный лицевой дом, украшенный тремя балконами, два четырехэтажных флигеля и каменная прачечная. Стоимость имущества составила 72 тыс. рублей.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 37. 2015 г.


Затем участок часто переходил из рук в руки без изменения строений, в основном, по наследству. В 1874 г. по духовному завещанию матери наследство получила дочь, вдова генерал-майора Александра Петровна Боровская, уплатив брату Николаю Петровичу 3 тыс. рублей отступных.

Жильцов-арендаторов немного, несмотря на обилие квартир. В 1874 г. квартируют одни чиновники: коллежский советник Михаил Ефимович Чернявский, надворные советники Дмитрий Фелонович Аверьянов, Карл Федорович Геккер (брат архитектора В.Ф. Геккера) и Александр Николаевич Ягодинский, коллежские секретари Савва Григорьевич Пугачев и Илья Христофорович Янсон, принося владельцам 2 тыс. рублей дохода в год.

В 1888 г. также по духовному завещанию имущество перешло к вдове полковника Юлии Александровне Домбровской, которая первой решилась на продажу родительского гнезда стороннему владельцу. Им в 1894 г. становится крестьянин Калининской губернии Дмитрий Иванович Федосеев, владевший участком до своей смерти в сентябре 1903 г. Его наследники жили здесь и владели участком до 1918 г.

В 1895–1901 гг. в доме жили: служащий Рязано-Уральской железной дороги инженер Генрих Антонович Гиршсон, капитан Николай Николаевич Дирин, капитан Михаил Николаевич Зиборов, чиновник 2-го департамента Министерства юстиции, коллежский советник Аристид Аристидович Миндер, вдова генерал-майора Басова, кандидат Духовной академии, преподаватель начального городского училища Василий Андреевич Кочуров, коллежский советник Сидоров, мещанин Собакин, крестьянин Ширер[243].

Г.А. Гиршсон (1857 – после 1925), директор-распорядитель товарищества «Железобетон», участник строительства трамвайных парков в Петербурге, автор железобетонных сооружений в Красном Селе, Ялте и др. городах. В 1907 г. построил в Петербурге здание паровой мельницы акционерного общества товарных складов[244]. Автор проекта подземной городской дороги под Невским проспектом[245]. В 1912 г. по его проекту построен Большой Ильинский мост через реку Охту.

М.Н. Зиборов (1859–1912) – военный инженер, профессор Николаевской инженерной академии, автор проектов отопления и вентиляции многих крупных промышленных и жилых сооружений. Он получил образование в Николаевском инженерном училище и Николаевской инженерной академии. С 1889 г. читал лекции по строительному искусству в академии, а с 1892 г. зачислен штатным преподавателем академии и Николаевского инженерного училища. С 1896 г. преподавал курс «Отопление и вентиляция» в Петербургском технологическом институте, а спустя несколько лет и в Институте инженеров путей сообщения. В 1900 г. в звании инженер-полковника назначен экстраординарным профессором Николаевской инженерной академии и членом Хозяйственного комитета Инженерного замка (в это время жил в доме № 10 во 2-й Рождественской ул.). В 1904 г. избран ординарным профессором академии. Как помощник профессора А.А. Веденяпина занимался составлением проектов отопления Верхних торговых рядов и здания городской думы в Москве, химической лаборатории Технологического института, Физического института Петербургского университета и др. крупных сооружений.

В 1913–1917 гг. здесь жили: Терентий Григорьевич Батурин (содержал портновскую мастерскую) и Мария Сергеевна Батурина, чиновник Судебного департамента Правительствующего сената, статский советник Николай Петрович Виноградов, преподаватель Петроградского Политехнического института инженер путей сообщения надворный советник Андрей Михайлович Драгомиров, почетный мировой судья, статский советник Алексей Николаевич Красовский и его жена Софья Степановна, хлеботорговец Константин Филиппович Курсков и почетный гражданин Федор Филиппович Курсков, учитель Рождественского женского высшего начального училища Евгений Андреевич Мазун, композитор Иван Иванович Рачинский, член правления Акционерного общества Александро-Невской мануфактуры К.Я. Паля Иосиф Иосифович Поповский и служащий товарищества «Саламандра» Стефан Иосипович Поповский.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: сотрудник артели «Ударник» Исаак Моисеевич Бердичевский (кв. 3), Григорий Васильевич Соболев (1909 г.) и его жена Александра Николаевна Лозукова (кв. 7), старший химик Коллоидно-электрохимической лаборатории Академии наук СССР Андрей Никифорович Стрельников (кв. 20)

Г.В. Соболев (1909–1942) призван в Красную армию в июне 1941 г. Красноармеец, рабочий 83-й Армейской эвакуационной роты. Погиб 14 апреля 1942 г. при артобстреле на высоте 56,5 в р-не дер. Кондуя-Шале, где и похоронен[246].

В годы блокады Ленинграда погибло около 60 жителей этого дома.

Дом № 39

В 1860-х гг. участок чиновника IX класса Федора Федоровича Эймбке состоял из нескольких земельных наделов под №№ 377, 378, 379, 404, 403, 494, 513, 515 и достался ему в наследство от родителей. Земельный надел площадью в 1074 кв. саженей простирался от Слоновой до Дегтярной улицы. Застроена была часть участка, выходящая на Конногвардейскую улицу. Фасадом на улицу стоял одноэтажный дом на каменном фундаменте и трехэтажный каменный дом. Неподалеку от него разместился полный набор деревянных служб – сараи, ледники, конюшня, прачечная. До 1865 г. 500 кв. саженей с выходом на Дегтярную улицу оставались пустопорожними.

В 1865 г. наследница Эймбке девица Елена Богдановна Каубиш передала управление имуществом студенту университета Михаилу Павловичу Чернышеву. На пустопорожнем участке возвели двухэтажный деревянный дом. Но имение так и не давало практически никакого дохода, и его продали за долги по ссуде с публичных торгов в 1868 г. жене статского советника Елизавете Степановне Чигирь за 13 тыс. 220 руб.[247]


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 39. 2015 г.


В 1870 г. участок выкупило Императорское Человеколюбивое общество с целью строительства здесь дома для сиротского приюта, недавно перешедшего в его ведение и находящегося под покровительством великих князей Марии и Сергея Александровичей[248].

Еще в 1866 г. по инициативе англичанки Бирг в Петербурге основали частное заведение для опеки крещеных в православие еврейских детей, рассчитанное на 40 призреваемых. Приют тогда размещался на углу Бассейной улицы и Прудковского переулка. Дом на Конно-Гвардейской улице для приюта перестроил архитектор Г.Б. Пранг. В процессе приспособления дома к нуждам приюта осуществили внутреннюю перестройку лицевого каменного дома с переделкой его фасада и чердака, заменили деревянные пристройки для отхожих мест на каменные, со стороны двора возвели третий этаж, во всем доме деревянные лестницы заменили на чугунные, в доме провели водопровод и установили ватерклозеты.

На третьем этаже на средства графа Александра Петровича Толстого устроили церковь во имя Иоанна Предтечи, освященную 28 декабря 1873 г. митрополитом Исидором. Иконы для двухъярусного иконостаса написали В.П. Худояров и С.С. Судьбинский; серебряную утварь (по рисункам архитектора) и бронзовые светильники сделал староста, серебряных дел мастер Н.А. Груздев; ризницу подарил купец И.Ф. Громов. Так как приют был задуман для крещеных еврейских детей, в храме сделали крещальню: медный чан под резной сенью, с которой свисал серебряный голубь.

С 1884 г. в приюте, получившем название Мариинско-Сергиевского, призревались как иноверные, так и православные дети, сначала обоего пола, а с начала двадцатого века только девочки, число которых доходило до 140. Попечителем был С.А. Тарасов. Приют считался образцовым.

В 1898–1899 гг. под надзором техника М.А. Андреева возведен четырехэтажный лицевой дом и дворовые флигели.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Мариинско-Сергиевский приют. 1910-е гг.


В 1902–1903 гг. гражданский инженер П.Н. Батуев с использованием имевшегося здания возвел здесь новое в архитектурном стиле эклектики, придав ему черты «мавританского» палаццо[249]. В 1903 г. закончено строительство пятиэтажного надворного флигеля поперек двора и двух четырехэтажных строений по остальным границам участка. В одном из дворовых флигелей разместили собственно приют, а на третьем этаже флигеля в двусветном зале, богато украшенном лепкой, устроили новую церковь с прежним убранством и утварью[250].

Шатровую звонницу устроили в центре главного фасада. Церковь освятили 9 февраля 1903 г. Вскоре храм, который славился своим хором, пострадал от пожара и по восстановлении был вновь освящен 22 февраля 1905 г. митрополитом Антонием (Вадковским).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Мариинско-Сергиевский приют. Интерьер церкви. 1910-е гг.


В 1913 г. при приюте основана Женская учительская семинария, воспитанницы которой ходили в приютский храм. С 1896 г. до закрытия храма в 1919 г. в нем служил о. Иоанн Петрович Лавровский[251].

В 1915–1917 гг. здесь жили: воспитательницы Мариинско-Сергиевского приюта и Надеждинского детского убежища Императорского Человеколюбивого общества потомственная дворянка Александра Алексеевна Алексеева и Доминика Васильевна Львова, ассистент Клинического института великой княгини Елены Павловны Анна Ивановна Бекенская и ветеринарный врач Петр Васильевич Бекенский (кв. 11), генерал-лейтенант Николай Сергеевич Бердяев, служащий правления Армавир-Туапсинской железной дороги, инженер путей сообщения Михаил Михайлович Берцелиус и его жена Надежда Ивановна, чиновник Мобилизационной части Николаевской железной дороги коллежский секретарь Николай Тимофеевич Вольский, чиновник Департамента народного просвещения, коллежский советник Петр Митрофанович Карпов, член Государственного совета по выборам Иннокентий Павлович Лаптев, Глафира Викторовна Попова-Арбенина, чиновник Врачебно-полицейского комитета, коллежский секретарь Яков Александрович Смольский и его жена Анна Васильевна, заведующий Мариинско-Сергиевским приютом и Надеждинским детским убежищем Императорского Человеколюбивого общества, Домом призрения престарелых бедных женщин графа Кушелева-Безбородко и К.К. Злобина, Мариинским приютом для взрослых слепых девушек, Приютом в память Тепловых потомственный почетный гражданин Сергей Ефимович Степанов.

П.В. Бекенский родился в 1879 г. в Самаре, в 1917/18 учебном году преподавал в Донском Ветеринарном институте, в 1918/19 – в Казанском, в 1924/25 – в Хозяйственной академии Рабоче-крестьянской Красной армии и флота в Ленинграде, со следующего учебного года в Ленинградском Государственном ветеринарном институте, где был избран профессором и основал кафедру ветеринарно-санитарной экспертизы и микробиологии. Он и его жена жили в этом доме по крайней мере до середины 1930-х гг.

Н.С. Бердяев родился в 1856 г. в Москве. Образование получил во 2-й Московской военной гимназии. В 1874–1877 гг. учился в 3-м военном Александровском училище, откуда выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Московский полк, с которым участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. В 1883 г. в звании поручика окончил Николаевскую академию Генерального штаба по 2-му разряду, что давало возможным числиться штабс-капитаном Генерального штаба. После выпуска состоял при Варшавском военном округе, занимая должности старшего адъютанта штаба 17-й пехотной дивизии (22.11.1883-05.06.1884), старшего адъютанта штаба 6-го армейского корпуса (05.06.1884-10.11.1886). В 1884 г. произведен в звание капитана. Для получения права на последующее производство цензовое командование ротой отбывал в 30-м пехотном Полтавском полку с декабря 1885 по август 1886 г. В 1886–1888 гг. исполнял обязанности помощника старшего адъютанта штаба Варшавского военного округа, и в апреле 1888 г. произведен в подполковники с назначением штаб-офицером при управлении 4-й местной бригады. Следующий этап цензового командования (командование батальоном) отбывал в 1891 г. в 114-м пехотном Новоторжском полку. В звании полковника в 1892–1894 гг. служил начальником штаба Осовецкой крепости, а в 1894–1903 гг. командовал 7-м стрелковым полком и в январе 1903 г. произведен «за отличие» в генерал-майоры с назначением на должность «генерал для особых поручений при командующем войсками Виленского военного округа». В марте 1904 г. назначен начальником штаба 3-го армейского корпуса и исполнял эту должность до октября того же года. В Русско-японской войне 1904–1905 гг. участвовал как генерал для особых поручений при командующем 2-й Манчжурской армией (с октября 1904 по июнь 1905 г.). В июле 1905 г. назначен начальником штаба 7-го Сибирского армейского корпуса, а в июле 1906 г. – начальником 5-й стрелковой бригады, которой командовал в течение 2,5 лет. В 1909 г. произведен в генерал-лейтенанты «за отличие». В 1909–1910 гг. командовал 32-й, а в 1910–1914 гг. – 50-й пехотными дивизиями, а затем состоял в резерве чинов при штабе Двинского и Петроградского военных округов. 2 июня 1917 г. уволен от службы с мундиром и пенсией.

И.П. Лаптев (1873–1917) – общественный деятель, депутат Государственной думы Российской империи I и II созывов от Сибирского казачьего войска, член Государственного совета Российской империи. Среднее образование получил в Омской мужской классической гимназии, затем учился в Лазаревском институте восточных языков в Москве. После окончания обучения в институте работал в Омской казенной палате, затем податным инспектором в Каркаралах, Кузнецке Саратовской губернии и Павлодаре. 15 июня 1906 г. Лаптева избрали депутатом I Государственной думы от Сибирского казачьего войска (за него проголосовали 42 выборщика, против – 24). Однако в Думе он почти не успел поработать, так как прибыл за десять дней до ее роспуска. Подписал воззвание «Народу от народных представителей», однако, в отличие от других депутатов-подписантов, он сделал это в Санкт-Петербурге, а не в Выборге, в связи с чем не был осужден и лишен гражданских прав[252]. 12 февраля 1907 г. на выборах депутата II Государственной думы от Сибирского казачьего войска, прошедших в Омске, он был повторно избран депутатом Думы, «за» проголосовало 65 выборщиков, «против» – семь. Во II Думе он инициировал создание сибирской парламентской группы, являлся ее председателем. В обоих созывах Думы входил во фракцию Партии демократических реформ, участвовал в работе постоянной финансовой и временной аграрной комиссий. 3 июня 1907 г., согласно избирательному закону, Сибирское казачье войско лишили права иметь своего представителя в Государственной думе, поэтому Лаптев перестал являться депутатом. В 1915 г. Лаптев избран в Государственный совет Российской империи. После Февральской революции он поддержал Временное правительство и в качестве его комиссара прибыл в Омск в марте 1917 г., однако скоропостижно скончался там 25 сентября.

После революции все здания использовались под жилье или для размещения различных организаций.

В 1930–1940-х гг. здесь, кроме семьи Бекенских, жили: Яков и Иван Тихоновичи Голодниченко и сын последнего Геннадий (кв. 25), военнослужащий Гавриил Михайлович Зиновьев, его жена и сын Виктор (кв. 29), сотрудник больницы «В память жертв революции» Павел Дмитриевич Иванов (кв. 54), Андрей Ильич Кирилюк, его жена Клавдия Васильевна и дочь Маргарита (кв. 31), Дмитрий Михайлович Кирюшенков и его сын Нил (кв. 45), начальник 8-го отдела штаба Ленинградского военного округа полковник Николай Николаевич Лямин[253] (кв. 6), Роберт Карлович Науман (кв. 4), Василий Ефимович Никольский и его жена Александра Романовна (кв. 3), заведующий научно-исследовательским отделом Казахского геологоразведочного треста «Союзгеоразведка» Иннокентий Георгиевич Николаев (кв. 40), Григорий Яковлевич Самойлов, его жена Анна Ивановна и дочь Вера (кв. 27 или 44).

И.Г. Николаев (1888 – после 1945), в 1920-х гг. сотрудник Сибирского отделения Геологического комитета, руководитель геологических исследований 1921 и 1923 гг. в северо-западной части Северо-Енисейского горного округа. В 1928 г. выполнил маршрутные геологические исследования в бассейне правых притоков Енисея к северу от реки Гаревки. Исследовал и в 1930 г. описал ледниковые отложения (тиллиты) нижне-кембрийского возраста в Енисейском крае. В 1940-х гг. работал в Горно-геологическом управлении Главного управления Северного морского пути, проводил геологоразведочные работы в центральной части Корякского хребта и в 1945 г. опубликовал результаты исследования геологического строения и геоморфологии этой части Корякского нагорья.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома Я.Т. Городниченко, Г.М. Зиновьев, А.И. Кирилюк, Н.Д. Кирюшенков, Р.К. Науман, В.Е. Никольский, Г.Я. Самойлов.

Я.Т. Городниченко (1906 – после 1947) призван в Красную армию Выборгским РВК Ленинграда 24 мая 1942 г. В действующей армии на Ленинградском фронте с 5 сентября 1943 по 5 июля 1944 г. в составе 1261-го стрелкового полка 320-й стрелковой дивизии. Возвратился в строй после ранений в боях в районе Синявино и Нарвы в 1942 и 1943 гг. После тяжелого ранения под Выборгом с 5 июля 1944 г. по 22 августа 1945 г. лечился в госпитале, после чего признан инвалидом войны 2-й группы. Старшина запаса Я.Т. Городниченко Указами президиума Верховного Совета СССР награжден медалью «За победу над Германией» и орденом Славы III степени (Указ от 6 ноября 1947 г. № 223/78; номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 80304053). Его брат Иван (1910 г. р.) и четырехлетний племянник Геннадий умерли в блокадном Ленинграде в январе и мае 1942 г. (Блокада, т. 7).

Г.М. Зиновьев (1913 – после 1944) – уроженец дер. Подсат Пензенской губ., призван в Красную армию Московским РВК Ленинграда в 1935 г. Участник советско-финляндской войны 1939–1940 гг. 4 апреля 1940 г. за воинский подвиг награжден медалью «За боевые заслуги». С начала Великой Отечественной войны гвардии капитан, командир 36-го отдельного Гвардейского саперного батальона 28-й Гвардейской стрелковой дивизии Северо-Западного фронта. За высокое мастерство управления батальоном, качественное и своевременное выполнение боевых заданий и личное мужество приказом командующего 11-й армией от 2 февраля 1943 г. № 0335/н награжден медалью «За отвагу» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 150298735). После переброски дивизии в р-н Курской дуги батальон, действуя в составе 53-й армии, обезвредил 700 противопехотных мин, обеспечив пропуск пехоты и материальной части через водные преграды – реки Ловать и Уды. В марте 1943 г. Г.М. Зиновьев возглавил саперную роту в боевых действиях у дер. Коротичи, продвинулся на 900 м и обеспечил поддержку пехотного полка, обескровленного в предшествовавших боях. Приказом командующего 53-й армией от 13 сентября 1943 г. № 0583/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 22015593). В бою 7 октября 1943 г. был ранен, после излечения вернулся в строй. В 1944 г. гвардии майор, командир 36-го отдельного Гвардейского саперного батальона 28-й Гвардейской стрелковой Харьковской дивизии в составе 37-й армии 3-го Украинского фронта. При организации переправы через реку Западный Буг руководил всеми работами батальона и приданной воинской части, проявляя образцы воинского мастерства и личного мужества, за что представлен к награждению орденом Ленина. Приказом командующего армией от 17 мая 1944 г. № 076/н награжден орденом Красного Знамени (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 32203640). Его 14-летний сын Виктор умер в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. (Блокада, т. 11).

А.И. Кирилюк (1914 – после 1941) – уроженец дер. Бриливка Киевской губ., призван в Красную армию Смольнинским РВК 26 июня 1941 г. Красноармеец, пропал без вести в ноябре того же года, о чем было сообщено его жене в ответ на ее запрос о розыске в 1947 г. В анкете о розыске указан адрес довоенного места жительства: 6-я Советская, 39, кв. 31[254] Его новорожденная дочь Маргарита умерла в блокадном Ленинграде в январе 1942 г. (Блокада, т. 13).

Н.Д. Кирюшенков (1921 – после 1942) призван в Красную армию Петроградским РВК 7 октября 1940 г. Краснофлотец, служил на военно-морской почтовой станции Северного флота. Пропал без вести в августе 1942 г.[255].

Роберт Карлович Науман (1921/1922 г. р.) попал в плен в августе 1941 г. [256]

В.Е. Никольский (1900 – после 1942) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 28 июня 1941 г. Красноармеец, стрелок 187-го стрелкового полка 72-й стрелковой дивизии 42-й армии Ленинградского фронта. Пропал без вести 4 августа 1942 г.[257]

Г.Я. Самойлов (1911 – после 1943), уроженец дер. Большой Карай Саратовской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 23 июня 1941 г. Красноармеец, пропал без вести в ноябре 1943 г.[258] Его годовалая дочь Вера умерла в блокадном Ленинграде в январе 1942 г. (Блокада, т. 26).

В годы блокады Ленинграда погибли 30 жителей этого дома.

Дом № 41

В 1888 г. участок Бабкиной. В 1891–1918 гг. участок площадью 260 кв. саженей инженера путей сообщения надворного (с 1895 г. – статского) советника Алексея Александровича Экарева, инженера Городской управы, Ириновской железной дороги, члена Петербургской уездной земской управы. Каменный двухэтажный дом построен в 1891 г. А.С. Лыткиным[259], по левой же стороне двора удалось разместить одноэтажные каменные службы, в 1898 г. с разрешения Городской управы для увеличения доходности имущества службы перевели в жилые помещения[260].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 41. 2015 г.


В 1891–1916 гг. здесь, кроме семьи домовладельца, жили: доктор медицины профессор Николай Михайлович Малиев и его жена Надежда Николаевна. В 1903–1906 гг. здесь жила вдова генерала от инфантерии Константина Алексеевича Баиова Федосья Иоакимовна, в 1909 г. – член Государственной думы Павел Гаврилович Матюнин.

Н.М. Малиев (1841–1916), анатом и антрополог, в 1864 г. окончил курс в Медико-хирургической академии. После окончания академии пять лет служил батальонным врачом. После этого работал в Казанском университете, где в 1874 г. защитил диссертацию доктора медицины «Материалы для сравнительной антропологии». С 1875 по 1885 г. состоял прозектором, а с 1885 по 1888-й г. – приват-доцентом по кафедре физиологической анатомии Казанского университета.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 41. 2015 г.


В годы русско-турецкой войны (1877–1878 гг.) служил в действующей армии хирургом. После открытия в 1888 г. университета в Томске принял участие в организации кафедры анатомии, которую и возглавил в должности экстраординарного профессора (с 1889 г. – ординарный профессор). Помимо этого возглавил анатомический музей университета. В 1890–1895 гг. исполнял обязанности декана медицинского факультета. Н.М. Малиев – член Томского общества естествоиспытателей и врачей, редактор «Известий Императорского Томского университета». С 1882 г. состоял членом-корреспондентом Парижского антропологического общества.

С 1897 по 1916 г. Н.М. Малиев – приват-доцент Императорского Петербургского университета по кафедре зоологии, сравнительной анатомии и физиологии Физико-математического факультета. Главные его труды: «Об органах дыхания у человека» (Казань, 1866); «Отчет о Вогульской экспедиции» (Казань, 1873); «Материалы для сравнительной антропологии восточного края России: 1) «К учению о строении черепа и к сравнительной анатомии рас»; 2) «Антропологический очерк вотяков» (Казань, 1874); «Антропологический очерк башкир» (Казань, 1876).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Николай Михайлович Малиев


Н.Н. Малиева в 1898 г. деятельница Русского женского взаимно-благотворительного общества, в 1907-м – преподаватель Профессионально-технической школы Багаевой.

П.Г. Матюнин (1852 – после 1917) происходил из потомственных дворян Казанской губернии. Сын председателя Витебской казенной палаты действительного статского советника Гаврилы Павловича Матюнина. Старший брат Николай – дипломат и разведчик (в 1907 г. тайный советник в отставке); младший брат Александр – генерал-майор, чиновник Главного артиллерийского управления. По окончании Александровского лицея в 1869 г. поступил на службу в канцелярию Государственного контроля. Затем более десяти лет служил по судебному ведомству в Петербургской губернии. В 1881 г. был назначен мировым посредником в Ольгопольский уезд Подольской губернии, а в январе 1885 г. – правителем канцелярии подольского губернатора. В 1892 г. вышел в отставку в чине коллежского советника и зачислился присяжным поверенным округа Харьковской судебной палаты. Перед выборами в I Государственную думу основал и возглавил Сумский отдел «Союза 17 октября». В 1907 г. избран членом III Государственной думы от 2-го съезда городских избирателей Харьковской губернии. Входил во фракцию октябристов. Состоял председателем редакционной комиссии, а также членом комиссий по запросам, по судебным реформам и по направлению законодательных предположений. Был женат на Любови Феликсовне NN (в замужестве Матюниной)[261]. Их сын Павел (1885–1961), инженер-электрик, выпускник Петербургского Политехнического института. Художник-карикатурист, известный под псевдонимом Пэм. Сотрудничал в газетах «Новое время» и «Вечернее время», журналах «Сатирикон», «Столица и усадьба» и многих других. В эмиграции во Франции сотрудничал во французской и русской прессе (в газете «Возрождение», журналах «Иллюстрированная Россия» и «Русская мысль»). В 1910 г. жил в доме № 10а на 2-й Рождественской, в 1911–1913 гг. – в доме № 35 на 5-й Рождественской, в 1914–1917 – в доме № 43–45 на Суворовском проспекте.

В 1914 г. А.А. Экарев перестроил дом, а в 1915 г. по купчей от 17 января продал домовладение литератору, редактору-издателю журналов «Пробуждение» и «Мир красоты» Николаю Владимировичу Корецкому (1869–1938)[262].

В 1916–1917 гг. здесь, кроме нового домовладельца Н.В. Корецкого, жила зубной врач Зинаида Александровна Берестовская (умерла в этом доме в кв. 28 в августе 1942 г. в 64-летнем возрасте)

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Василий Васильевич Блохин (1915 – октябрь 1941; кв. 5), Александр Георгиевич (1890 – февраль 1942) и Александр Александрович (1927 – февраль 1942) Виноградовы (кв. 4), Михаил Васильевич Дугин (1891 – апрель 1942; кв. 6), сотрудник Ленинградского завода оптического стекла Леонид Александрович Зимин (кв. 3-а), Варвара Васильевна (1900 – март 1942) и Вера Васильевна (1907 – май 1942) Зотовы (кв. 2), Алексей (1920 – март 1942), Николай и Петр Григорьевичи и Прасковья Андреевна (1880 – апрель 1942) Кондратьевы (кв. 2), Прасковия Тимофеевна Кочубей (1898 – апрель 1942; кв. 4), Елена Акимовна Крутинина (1910 – февраль 1942; кв. 6), Александр Борисович Масеев (1898 – декабрь, кв. 8), Александр Галактионович Фомичев (1889 – апрель 1942, кв. 5), Иван Васильевич Чезлов (1889 – февраль 1942; кв. 3).

Н.Г. Кондратьев (1903–1944), уроженец Петербурга, призван в Красную армию Володарским РВК Ленинграда. Красноармеец, стрелок 294-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 13 июля 1944 г. Похоронен на кладбище на северной окраине д. Кишарэи Ясского уезда (Румыния)[263].

П.Г. Кондратьев (1915–1945), уроженец Петрограда, призван в Красную армию Сталинским РВК Ленинграда. Красноармеец, номер орудийного расчета 122-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 10 марта 1945 года. Похоронен в 50 м севернее церкви д. Харкань (Венгрия)[264].

Ныне в доме расположен отдел ЗАГС Центрального района Санкт-Петербурга.

Дом № 43-45

Лицевой пятиэтажный жилой дом на участке под двойным номером считается построенным в 1903 г. техником-строителем Михаилом Андреевичем Андреевым[265], хотя предыстория этого дома не так проста, как кажется при взгляде на его красивый, логичный по своему масштабу и декору фасад, ограниченный легко выступающими из общего массива боковыми двухоконными ризалитами.

По табелям 1846 г. на этом месте числились участки № 496 и № 497 шириной по Конно-Гвардейской улице по 6 саженей. В 1854 г. владельцами этих отдельных участков состояли титулярный советник Макар Анфиногенович Анфиногенов, которому имущество досталось по наследству, и чиновник XII класса Иван Васильевич Очаков. Их скромные домовладения состояли из одноэтажных деревянных домов и немудреных деревянных хозяйственных служб.

В 1891 г. оба участка, составивших общую площадь в 450 кв. саженей, вслед за ранее приобретенным участком № 41 выкупил коллежский советник А.А. Экарев, но, в отличие от участка № 41, не спешил осваивать вновь приобретенную недвижимость, уже в 1894 г. продав оба участка жене коллежского асессора Надежде Александровне Леонтьевой, а затем вновь выкупив их[266] и построив на каждом участке каменные пятиэтажные лицевые дома, существенно повысив стоимость домовладений, которые по двум купчим от 28 января и 18 августа 1904 г. приобрел в собственность статский советник Сергей Васильевич Решетов. После этого по проекту М.А. Андреева дома № 43 и № 45 были объединены единым фасадом в архитектурном стиле эклектики, получили общий двор, но сохранили самостоятельную нумерацию квартир, что продолжалось, как следует из документов времени Великой Отечественной войны, до середины 1940-х гг.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 43–45. 2015 г.


В 1916 г. после кончины С.В. Решетова его сестра, жена штабс-капитана Варвара Васильевна Гринева (урожденная Решетова), приняла в наследство все имущество и владела им до 1918 г.[267].

Жильцы 1904–1910 гг.: Алферов, штабс-капитан Дмитрий Федорович Банарь, Бринк, Викторов, Вишневский, коллежский асессор Иван Рудольфович Грюнбладт (д. № 43), Дейчман, законоучитель Рождественского высшего начального училища, священник Леонтий Васильевич Дьяконов (д. № 43–45), купец 1-й гильдии Наум Ефимович Зельдович (д. № 43), Иванов, Кожин, Комаров, Лейпек, Любич, чиновник Акцизного управления Викентий Станиславович Самулик, Константин Иванович Слитенко, дочь статского советника Наталья Емельяновна Слонецкая-Михайловская. Годовой доход от сдачи помещений в этот период достигал 36 тысяч руб.

В доме № 43 в 1910–1917 гг. жили: чиновник Канцелярии Е.И.В. по принятию прошений, статский советник Роман Иванович Еремин, член IV Государственной думы от Волынской губернии, священник Ананий Алексеевич Лотоцкий (1859 – после 1917), присяжный поверенный и присяжный стряпчий, статский советник Павел Гаврилович Матюнин, его жена Любовь Феликсовна и сын Павел, старший врач управления по постройке железнодорожной линии Веймарн – Красная Горка Общества Копорских железных дорог, практикующий врач, доктор медицины Николай Владимирович Морозов, служащий канцелярии Российского общества Красного Креста, потомственный почетный гражданин Василий Павлович Нечаев, член IV Государственной думы от Гродненской губернии Павел Демьянович Песляк, доверенный Волжско-Камского коммерческого банка, потомственный дворянин Александр Николаевич Приемский и его жена Надежда Ардалионовна, преподаватель Петровского училища Петроградского купеческого общества и Петроградской городской торговой школы им. императора Петра Великого, губернский советник Владимир Васильевич Тугаринов.

А.А. Лотоцкий (1859 – после 1917) в 1881 г. окончил Волынскую духовную семинарию. В 1883–1908 гг. состоял в должности духовного следователя. С 1900 г. сотрудник местных «Епархиальных ведомостей», автор около 50 статей разнообразного содержания. За особые труды в деле народного образования Святейший синод наградил его Библией. До избрания в Государственную думу священствовал 30 лет. В Думе состоял членом четырех комиссий: финансовой, сельскохозяйственной, по народному образованию и бюджетной, активно выступал в за организацию специальных сельскохозяйственных занятий во всех школах, располагающих для таких занятий необходимыми земельными участками, считая, что крестьянским детям необходимы в первую очередь знания, непосредственно связанные с реалиями сельской жизни, а не оторванные от них теоретические предметы. Свои доводы изложил в статье «Благой почин», опубликованной в «Земщине». После раскола фракции правых в ноябре 1916 г. примкнул к группе независимых правых во главе с князем Б.А. Голицыным. После Февральской революции командирован Временным комитетом Государственной думы в Острожский уезд[268].

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Михаил Алексеевич Алексеев и его сын Виктор (кв. 15), Михаил Васильевич Васильев (кв. 27), Павел Иванович Виноградов (кв. 22), Илья Фролович Герасьев, член президиума Ленгорисполкома Александр Иванович Грибов и его сын Владимир (кв. 1), Михаил Никанорович Калинин и его сын Владимир (кв. 8а), Василий Спиридонович Костин и его жена Мария Александровна Уткина (кв. 13), шлифовщик завода № 212 Осип Иванович Непылев[269] (кв. 47), Георгий Павлович Осипов и его сестра Ирина (кв. 49), Семен Платонович Платонов и его жена Анна Васильевна Редкова (кв. 18), заведующий учебной частью Дома детской литературы Абрам Борисович (Хаимович) Серебрянников[270] (кв. 27), председатель артели инвалидов им. 1-го Мая Иван Иванович Силин[271] (кв. 41), журналист Ленкинокомбината Владимир Николаевич Слепков[272] (кв. 5).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны принимали участие В.М. Алексеев, М.В. Васильев, П.И. Виноградов, М.Н. Калинин, В.С. Костин, Г.П. Осипов, С.П. Платонов.

В.М. Алексеев (1922 – после 1941) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Октябрьским РВК. Красноармеец, минометчик 173-го стрелкового полка 90-й стрелковой дивизии. Пропал без вести 15 ноября 1941 г. вблизи дер. Озерки Слуцкий района Ленинградской обл.[273]

М.В. Васильев (1914–1944) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, связист 954-го отдельного батальона связи. Умер от ран 11 июля 1944 г. в хирургическом полевом госпитале 23-й армии. Похоронен на госпитальном кладбище в д. Мялькеля Ленинградской обл.[274]

П.И. Виноградов (1912–1942) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, слесарь Передвижных авиаремонтных мастерских № 53. Умер от болезни 23 февраля 1942 г. в госпитале эвакопункта ЭП-50. Похоронен на Пискаревском кладбище[275].

И.Ф. Герасьев (1924–1944) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, разведчик 192-го стрелкового полка. Умер от ран 11 июля 1944 г. в Хирургическом подвижном полевом госпитале № 3548[276].

М.Н. Калинин (1907 – после 1942) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 23 июня 1941 г. Пропал без вести в марте 1942 г. Сведения об отце в 1947 г. получил его сын Владимир[277].

B. С. Костин (1916–1942) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Старший сержант, помощник командира взвода 929-го стрелкового полка 254-й стрелковой дивизии, погиб в бою 16 июня 1942 г. Похоронен в братской могиле вблизи д. Сычево Сычевского с/с Старорусского района Ленинградской (ныне Новгородской) обл.[278].

Г.П. Осипов (1922–1944) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Старший сержант 95-го стрелкового полка 5-й армии. Тяжело ранен в бою 15 января 1944 г. и умер от ран. Похоронен в лесу, в 1500 м северо-западнее дер. Хотемля Лиозненского района Витебской обл. Белорусской ССР (могила № 8, ряд 1, место 2)[279].

C. П. Платонов (1905–1944). В боевых действиях на Ленинградском фронте с 1941 г. в составе 123-й стрелковой ордена Ленина дивизии. Награжден медалью «За оборону Ленинграда». В период боев за полное освобождение Ленинграда от блокады лейтенант, командир взвода 1-й минометной роты 255-го стрелкового Краснознаменного полка. В боях за населенные пункты Воскресенское 26 января и Зайцево 31 января 1944 г., умело маневрируя огнем вверенной ему минометной роты, обеспечил продвижение вперед пехотного подразделения, в порядках которого постоянно находились его минометные расчеты. В ответ на обстрел вражеской артиллерией населенного пункта Зайцево после его освобождения нашими войсками лейтенант Платонов решительно вступил в бой и вышел победителем из завязавшейся дуэли. За исключительную личную храбрость, высокое воинское мастерство и подлинный советский патриотизм приказом командира дивизии от 20 февраля 1944 г. № 015/н награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 30515500). Награда оказалась посмертной: лейтенант С.П. Платонов погиб в бою 11 февраля 1944 г.[280]

В годы блокады Ленинграда погибло около 80 жителей этого дома.

Дом № 47

В 1888 г. участок Заряновой, в 1895–1901 гг. – Александры, Екатерины, Марии, Варвары и Анастасии Николаевн Заряновых, в 1903–1908 гг. – потомственного почетного гражданина купца 2-й гильдии Григория Григорьевича Романова, после 1909 г. – его наследников, в 1912–1914 гг. – крупного домовладельца, действительного статского советника, инженера путей сообщения Петра Евтихиевича Сувчинского, в 1915–1917 гг. – Анны Ивановны Сувчинской.

Пятиэтажный доходный дом в архитектурном стиле эклектики в 1901–1903 гг. построил архитектор С.А. Баранкеев[281]. Дворовый корпус этого дома охватывает дом № 49 и выходит в Заячий переулок.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 47. 2015 г.


В 1903 г. провизор Герш Нусинович Лейних содержал здесь аптекарский магазин, «Товарищество Е.И. Девишина» – магазин канцелярских товаров, в 1907 г. жил агент по отчуждению имуществ Петербург-Бологовской железной дороги Николай Николаевич Верховский.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Мелитон Антонович Баланчивадзе


В 1907–1910 гг. здесь жила семья почетного гражданина, свободного художника Мелитона Антоновича Баланчивадзе (1862–1937), основоположника грузинской композиторской школы. Он родился в деревне Баноджа близ Кутаиси в семье сельского священника. Обучался в духовной семинарии в Тбилиси, обладая красивым баритоном, пел в хоре экзарха Грузии, был помощником регента. С 1880 г. пел в Тбилисском оперном театре. С 1889 г. учился в Петербургской консерватории (по классу вокала; с 1891 г. по классу композиции Н.А. Римского-Корсакова). Выезжая в Грузию, продолжал начатую в 1881 г. работу по записи народных песен. В Петербурге и других городах России устраивал с организованными им этнографическими хорами «грузинские концерты». В 1897 г. в Петербурге, а затем в Тбилиси была исполнена в отрывках его единственная опера «Тамара Коварная» (на русское либретто по одноименной драме А. Церетели), вызвавшая восторженные оценки современников. В 1899 г. опубликовал статью «О грузинском народном светском пении» («Русская музыкальная газета», № 11). В 1908 г., будучи членом совета 4-го городского общества взаимного кредита, на свои средства издал свыше 250 писем М.И. Глинки, собранных Н.Ф. Финдейзеном. В 1918 г. вернулся в Грузию, основал в Кутаиси музыкальное училище (ныне его имени), в 1921–1924 гг. заведующий Музыкальным отделом Наркомпроса Грузинской ССР. С 1928 г. – председатель правления Музыкального общества Грузии. В 1933 г. ему присвоено звание «Народный артист Грузинской ССР»[282]. Отец выдающегося хореографа XX в., основателя американского балета Георгия Баланчивадзе (1904–1983), прославившегося под именем Джорджа Баланчина. Его младший сын Андрей Баланчивадзе (1906–1992) – композитор, народный артист СССР.

В 1910 г. здесь жил брат М.А. Баланчивадзе, штабс-капитан Лев Баланчивадзе.

В 1910–1917 гг. в доме жили: подрядчик строительных работ, техник путей сообщения Николай Дмитриевич Аверин, нефтепромышленник, потомственный почетный гражданин Андрей Васильевич Андреев, член высочайше учрежденной особой комиссии по усилению военного флота на добровольные пожертвования, присяжный поверенный и присяжный стряпчий Александр Александрович фон Бринкман, присяжный стряпчий, отставной капитан-лейтенант Алексей Федотович Бровцын и его жена Фаина Петровна, служащий Петроградского казенного винного склада № 1 Осип Яковлевич Бучацкий, служащий отдела сельского строительства Министерства земледелия Александр Михайлович Земель, вдова генерал-майора Леонтина Осиповна Карницкая, чиновник Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената, коллежский асессор Николай Иванович Кошкин, служащий Государственной канцелярии, подпоручик Юрий Дмитриевич Литовченко и Ольга Федоровна Литовченко, чиновник учебного отдела Министерства торговли и промышленности, потомственный почетный гражданин Измаил Михайлович Лихницкий и школьный врач Анастасия Семеновна Лихницкая, полковник Василий Матвеевич Макаров, чиновник Контроля Министерства императорского двора, коллежский советник Александр Александрович Миронов и школьный врач Ольга Александровна Миронова, товарищ председателя комитета Петроградского Литовского общества для оказания помощи пострадавшим от войны, помощник присяжного поверенного, потомственный дворянин Чеслав Юлианович Петрашкевич и его жена Анна Ивановна, генерал-майор Александр Сергеевич Пороховщиков и его жена Кира Владимировна, инженер-химик Михаил Викторович Розенблат. Василий Тихонович Павлов содержал сливочную торговлю, Константин Семенович Смирнов – сапожную мастерскую.

А.А. фон Бринкман (1869 – после 1917), юрист, адвокат, правовед. В 1892 г. окончил юридический факультет Московского университета. В 1892–1905 гг. служил в Министерстве внутренних дел. В 1905–1906 гг. помощник присяжного поверенного округа Виленской судебной палаты в Минске. С 1906 г. служил в Петербургской судебной палате (помощник присяжного поверенного, с 1907 г. присяжный поверенный округа); затем до 1917 г. – присяжный стряпчий при Петербургском коммерческом суде. Автор трудов по гражданской правоспособности, праву собственности и наследственному праву, которые изучаются при подготовке специалистов.

А.С. Пороховщиков (1865–1938) родился в Петербурге в семье штабс-капитана, вскоре после рождения сына переведенного на службу в Москву, где Александр получил гимназическое образование и в 1888 г. окончил физико-математический факультет Московского университета. В том же году, похоронив отца, решил перейти на военную службу и сдал соответствующий экзамен. В следующем году окончил Павловское военное училище в Петербурге с правом поступления после двухгодичной службы в войсках в Николаевскую академию Генерального штаба, полный курс которой окончил по первому разряду в 1895 г. и поступил в распоряжение начальника Генерального штаба. В 1910–1912 гг. в звании генерал-майора служил начальником штаба 8-й пехотной дивизии, а в 1916-м – 18-й пехотной дивизии. В Первую мировую войну награжден Георгиевским оружием. С весны 1920 г. служил в Украинской армии и остался в эмиграции на территории Польши, где и умер в городе Калише.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: зубной врач Ольга Григорьевна Антокольская (кв. 17), Павел Иванович Балякин (кв. 60), ассистент Ленинградского инженерно-экономического института им. В.М. Молотова и Географо-экономического исследовательского института Сергей Федорович Буренко (кв. 21), преподаватель Военно-медицинской академии Глеб Дмитриевич Вержбицкий[283] (кв. 57), сотрудник треста «Ленэнерго Иван Владиславович Горев (кв. 33), член Ленсовета Иван Акимович Иванов (кв. 16), Михаил Алексеевич Капранов (кв. 7), Иван Парамонович Куликов (кв. 30), Юрий Иванович Македонский (1920, кв. 18), техник-строитель Смольнинского райздравотдела Иван Яковлевич Пурин[284] (кв. 9), Василий Иванович Пухов (кв. 25), Павел Осипович Редькин (кв. 65), Александр Афанасьевич Семенов и его жена Нина Ивановна (кв. 15), главный инженер треста «Ленлес» Михаил Алексеевич Смирнов[285] (кв. 59), ассистент Всесоюзного института защиты растений Дмитрий Лукич Тверской (кв. 43), Павел Демьянович Федосеев (кв. 41), Рувим Лейбович Хозин и его сестра Розалия (кв. 2), заведующий отделом ЛОВДИ врач-венеролог Семен Львович Ширвинд (кв. 11, умер здесь в 1942 году), Георгий Константинович Яковлев и его жена Мария Васильевна Гранданова (кв. 66).

Д.Л. Тверской (1904 – после 1958) – миколог, ученик А.А. Ячевского; в 1954 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора биологических наук. Автор работ по защите сельскохозяйственных растений.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали жители дома П.И. Балякин, М.А. Капранов, Ю.И. Македонский, В.И. Пухов, П.О. Редькин, А.А. Семенов, П.Д. Федосеев, Р.Л. Хозин, Г.К. Яковлев, бойцом МПВО был И.П. Куликов.

П.И. Балякин (1902 – после 1944) – уроженец дер. Кудрино Тверской губ., призван в Красную армию Смольнинским РВК в июле 1941 г. Воевал на Ленинградском, Волховском, Степном, Центральном, 1-м Украинском фронтах. В 1943 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда». В 1943 г. младший сержант, слесарь автомастерской 51-го батальона аэродромного обслуживания 2-й воздушной армии. Во время летнего и осенне-зимнего наступления Красной армии в полевых условиях качественно выполнял ремонт поврежденной автомобильной техники. Приказом командующего армией от 11 июня 1944 г. № 0140/н награжден медалью «За боевые заслуги» (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 34474906). Его годовалый сын Виктор умер в блокадном Ленинграде в декабрь 1941 года (Блокада, т. 3).

М.А. Капранов (1915 – после 1941) – уроженец с. Робатьково Тульской губ., призван в Красную армию Смольнинским РВК в июле 1941 г. Красноармеец, стрелок 109-го полка 2-й дивизии войск НКВД. Пропал без вести 5 августа 1941 г. около ст. Тамсалу в Ярваском уезде Эстонской ССР[286].

И.П. Куликов (1895–1941) – уроженец дер. Катеринино Галицкого у. Ивано-Вознесенской губ., призван Смольнинским РВК и направлен рядовым в отряд МПВО Смольнинского района. Умер от истощения 12 января 1942 г.[287]

Ю.И. Македонский (1920 – после 1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК 10 июля 1940 г. Краснофлотец, стрелок отдельного стрелкового батальона обороны острова Эзель Краснознаменного Балтийского флота. Пропал без вести в ноябре 1941 г.[288].

П.О. Редькин (1914 – после 1947) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК в июле 1941 г. В действующей армии до 25 июня 1943 г. в составе 708-го стрелкового полка 43-й стрелковой Краснознаменной дивизии Ленинградского фронта. В 1942 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда». В феврале 1943 г. младший лейтенант, заместитель по политчасти командира батареи, поддерживавшей огнем переправу пехотного подразделения полка через реку Тосну в районе пос. Ивановского. В ходе перестрелки с огневыми точками противника были ранены номера расчета одного из орудий. Младший лейтенант Редькин, встав к орудию, прямой наводкой уничтожил ДЗОТ с гарнизоном и двумя крупнокалиберными пулеметами, четыре станковых пулемета, находившихся в легких укрытиях, и до 30 солдат противника. После тяжелого осколочного ранения в лицо проходил лечение в госпитале. В 1947 г. – лейтенант, начальник строевой части 2-го Казанского танкового училища. По ходатайству командования училища Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 ноября 1947 г. награжден орденом Отечественной войны II степени (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 80595804). Его годовалая дочь Лариса умерла в блокадном Ленинграде в марте 1942 г. (Блокада, т. 25).

А.А. Семенов (1908 – после 1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК 23 июня 1941 г. Красноармеец, пропал без вести в сентябре того же года[289].

П.Д. Федосеев (1913 – после 1944) призван в Красную армию Московским РВК Ленинграда 15 июня 1942 г. Федосеев Валерий Павлович (1940 г. р.). Место проживания: Советский пр., д. 47, кв. 41. Дата смерти: февраль 1942. Место захоронения: неизвестно и Федосеева Евгения Павловна, 1934 г. р. Место проживания: Советский пр., д. 47, кв. 41. Дата смерти: январь 1942. Место захоронения: неизвестно (Блокада, т. 32).

Р. Л. Хозин (1913–1942) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Приморским РВК Ленинграда. Старшина, стрелок 11-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 20 февраля 1942 г. Похоронен в 1 км юго-восточнее ст. Погостье в Мгинском р-не Ленинградской обл.[290]

Г.К. Яковлев (1907–1942) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 95-го стрелкового полка 14-й стрелковой дивизии 14-й армии. Умер от ран 11 октября 1942 г. в полковой санчасти. Похоронен в Мурманской обл.[291].

В годы блокады Ленинграда погибло около 80 жителей этого дома.

Отступление. Заячий переулок

Переулок, первоначально как тупиковый проезд, разделяющий домовладения, и поэтому названный Глухим, примерно совпадающий с положением современного Заячьего переулка, показан на плане 1849 г.[292] В Табеле домов и улиц города С.-Петербурга Глухой переулок значится с пометой «против Таврической у.»[293]. Сравнение списков домовладений 1866 и 1888 гг. оказывает существенное укрупнение домовладений на нечетной стороне переулка, в 1887 г. получившего название Заячьего.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Заячий переулок с Суворовского проспекта. 2015 г.


По преданию, сначала предполагалось назвать переулок Слоновым по Слоновой улице, но на обсуждении в Городской думе было решено, что он слишком мал для этого названия, и следует подыскать что-нибудь более подходящее. В 1890–1920 гг. иногда употреблялось наименование Заячья улица. В этом случае Заячьим переулком назывался проезд, перпендикулярный ей и с обеих сторон заканчивающийся тупиками (его северная часть существует поныне)[294].

Домовладельцами были «здесь крестьяне и мелкие служащие, перевозчики и рыбаки. Своей работой и кормились, держали еще огороды, небольшие ржаные поля. Летом сдавали внаем дачи. А с осени „гордые владельцы преданы были воинственному упражнению зайчей охоты“.

Зайцев по весне сюда приносила медленная невская вода, а местные „деды Мазаи“ помогали им выбраться на берег, где они кормились все лето, совершая еще и набеги на огороды и поля окрестных жителей»[295]. Так что название Заячий переулок оказалось здесь совсем к месту и дошло без изменений до нашего времени, устояв во все времена массовых переименований проездов в нашем городе.

Переулок в 1905 г. продлили до Дегтярной улицы, и он достиг своей наибольшей длины в 150 м. В 1914 г. на четной стороне переулка выделили новые участки под застройку, причем между участками № 6 и № 8 расположились участки №№ 7-13, пронумерованные во встречном направлении.

Ныне на переулке всего пять зданий, в том числе два дома на углу с Суворовским проспектом и один на углу с Дегтярным переулком. Дома № 5, № 7/9, № 11 и № 13, имена жителей которых значатся в документах, выявленных Центром «Возвращенные имена» Российской национальной библиотеки и в базах данных Министерства обороны РФ, а еще ранее – в городских Адресных и справочных книгах, были разрушены в годы блокады Ленинграда и после войны не восстанавливались.

Дом № 1 (историю дома см. ниже в гл. Суворовский, 49 / Заячий пер., 1).

Дом № 2 (историю дома см. ниже в гл. Суворовский, 51 / Заячий пер., 2).

Дом № 3

В 1888 г. участок Иванова, в 1895–1901 гг. – купеческих детей Александры и Сергея Павловичей Ивановых, в 1902–1917 гг. – Литейно-Рождественского отдела Общества попечения о бедных и больных детях «Синий Крест» (здесь находился Дом дешевых комнат, состоящий под августейшим покровительством ее императорского высочества великой княгини Елизаветы Маврикиевны, рассчитанный на 50 женщин со 130 детьми за плату от 4,5 до 6 руб. за комнату в месяц). Дом построил в 1902–1903 гг. гражданский инженер Л.М. Харламов, в 1905 г. по проекту архитектора М.А. Сонгайло построена одноэтажная пристройка для домовой церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Правление Литейно-Рождественского отдела под председательством М.Б. Огаревой находилось на Шпалерной ул., 42. В его ведении также состояли: бесплатная столовая имени Св. Дмитрия (Невский пр. 135, отпускавшая свыше 15 000 обедов в год); убежище (Невский пр., 131 на 26 мальчиков от 6 до 13 лет); приют для девочек (Верейская ул., 28 на 34 детей от 6 до 13 лет); детская столовая (Кирилловская ул., 1, отпускавшая свыше 43 000 обедов в год)[296].

В 1917–1918 гг. здесь жили священник Введенской церкви Александр Кириллович Аристотелев и его сестра Надежда (она умерла в этом доме в феврале 1942 г. на 62-м году жизни).

В 1920-х гг. дом отдали в коммунальное жилье. В 1930–1940-х гг. дом был плотно населен: только в Книге памяти «Блокада. 1941–1944. Ленинград» приведены имена 46 его жителей, погибших в блокадном Ленинграде. Кроме них, в доме жили участники Великой Отечественной войны, чьи имена зафиксированы в документах Центрального архива Министерства обороны, Иван Дмитриевич Гусаров (кв. 65) и Александр Михайлович Чешков (кв. 14).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Заячий пер., д. 3


И.Д. Гусаров (1916–1943) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Ленинским РВК. Ефрейтор, командир отделения 71-й отдельной морской стрелковой бригады, погиб при постановке мины 14 сентября 1943 г. Похоронен в д. Устье Ораниенбаумского района Ленинградской обл. Извещение о смерти направлено по месту жительства жене Александре Ильиничне Гусаровой[297], однако вручено не было из-за ее смерти в марте 1942 г. (Блокада, т. 8). В апреле 1942 г. умерла их двухлетняя дочь Лида (Блокада, т. 8).

В.А. Чешков (1906 – после 1941) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Краснофлотец, стрелок 6-й отдельной стрелковой бригады морской пехоты, пропал без вести в октябре-ноябре 1941 г.[298].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Заячий пер., 4. 2015 г.


Его 11-летний сын Владимир погиб в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. (Блокада, т. 33).

Ныне в доме работает магазин оргтехники «Дигрим СПб».

Дом № 4

Впервые отмеченный на плане в 1866 г. участок сменил немало владельцев, прежде чем был застроен разноэтажными доходными домами. В 1866 г. участок принадлежал Емельяновой, в 1888 г. – Ивановой, в 1895 г. – охтинской мещанке Вере Васильевне Яковлевой, в 1901–1909 гг. – Ивану Алексеевичу Дивееву, в 1913 г. – Елене Леонидовне Чмутовой, в 1917 г. – Ивану Ивановичу Брюхову.

И.А. Дивеев (1871 – после 1917) происходил из крестьян с. Липец Липецкой волости Каширского уезда Тульской губернии. С 1891 г. торговал в Петербурге мануфактурным товаром по свидетельству 2-го разряда на право торговли и промысла. Жил в доме № 39 в 8-й линии Васильевского острова. В 1903–1917 гг. содержал мануфактурные магазины в различных частях города. С 1915 г. купец 2-й гильдии. Кроме этого участка владел домами: № 53 на Суворовском пр., 22/62 на углу Малого пр. и 10-й линии Васильевского острова.

На принадлежавшем И.А. Дивееву участке подрядчик А.М. Юсем в 1904–1906 гг. построил три соединенные между собой двухэтажные жилые корпуса и отдельно стоящий хозяйственный корпус, позже также обращенный в жилой[299]. Здания использовались как казармы для рабочих, поэтому сведений об их жильцах крайне мало.

Ныне надстроенный до шестого этажа лицевой корпус используется как жилой.

Дом № 5 / Дегтярный пер., 14

Этот участок на углу Заячьего и Дегтярного переулков занимает небольшой сквер.

Дом № 6 / Дегтярный пер., 18

Участок сложился после постройки на нем доходного дома в 1912 г. из участков № 6 по Заячьему и № 18 по Дегтярному переулкам.

В 1866 г. участок № 6 принадлежал Василию Алексеевичу Хожеву (владел также участком № 55 на Конно-Гвардейской ул.), в 1888 г. – Леониду Ивановичу Малютину, в 1895 г. – вдове действительного статского советника Софье Николаевне Шафалович, в 1900–1904 гг. – жене генрал-майора Надежде Ильиничне Новосильцовой, в 1907–1913 гг. – Василию Трифоновичу Ефимову, в 1914–1917 гг. – полковнику Сергею Федоровичу Барсову и его жене Антонине Владимировне, урожденной Поскачей, сразу после постройки дома поселившимся в нем.

Участок № 18 в 1860–1880-х гг. принадлежал Ивановой, 1895–1902 гг. – Александре Степановне Дмитриевой (Дамм), с 1903 г. – дворянке Антонине Владимировне Поскачей (в замужестве Барсовой).

С.Ф. Барсов (1871 – после 1917) общее образование получил в Ярославской военной школе. В службу вступил 26 августа 1888 г., поступив в Чугуевское пехотное юнкерское училище, по окончании которого произведен корнетом в 98-й пехотный Иркутский полк, где к 1902 г. дослужился до звания капитана. В 1902 г. переведен в Петербург (поселился в доме № 35 на Екатерининском кан.) и назначен помощником столоначальника Главного штаба (служил в этой должности и в должности столоначальника 4,5 года). В 1906 г. женился на Антонине Владимировне Поскачей, владелице участков № 16 и № 18 на Дегтярном и № 5–9 на Заячьем переулках. В 1908 г. произведен в подполковники «за отличие» и в 1909-м назначен помощником начальника отдела Главного штаба. В 1912 г. «за отличие» вновь произведен в полковники и до марта 1914 г. оставался в том же чине и должности. Участник Первой мировой войны. Штаб-офицер для делопроизводства и поручений управления дежурного генерала при Верховном главнокомандующем.

Семиэтажный доходный дом в архитектурном стиле модерн здесь в 1912 г. построил гражданский инженер А.Ф. Бубырь[300]. Отделка фасадов здания отличается скромностью и простотой: верхняя часть стен гладко оштукатурена, нижняя облицована красным кирпичом. Угол дома от первого до второго этажей выделен сходящимися уступами из кирпича, на которые опирается треугольный в плане балкон. Центр протяженного фасада по Заячьему переулку выделен 9-осевой секцией с балконами в средней оси и слегка смещенным влево прямоугольным порталом въезда во двор. Центральная секция ограничена трехоконными эркерами третьего-шестого этажей. Такие же эркеры ограничивают и весь фасад с Заячьего переулка; один такой же эркер устроен и на коротком фасаде с Дегтярного переулка.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Заячий пер., 6. 2015 г.


Житель этого дома, юный краевед Николай Антонцев так рассказывает о доме, в котором живет: «Семиэтажное здание имеет две парадные лестницы с улицы и три черные – со двора. Из 27 квартир 18 предназначались для проживания состоятельных петербургских холостяков и молодых семей из двух-трех человек. Эти квартиры площадью 105–130 кв. м располагались на 2-5-м этажах и состояли из 3–5 комнат, комнаты прислуги, прихожей, кухни, ванной, туалетов. Высота помещений более 3 м.

Зайдем в квартиру холостяка на 4-м этаже. С лестничной площадки парадной, через высокие и богато оформленные двухстворчатые двери попадаем в прихожую. Из нее, уже через невысокие двери, можно попасть или в комнату для гостей, или в кабинет хозяина, или в обеденный зал. Комната для гостей (11,5 кв. м) с двумя окнами-„амбразурами££, выходящими на улицу. Кабинет хозяина (23 кв. м) с трехоконным эркером, из которого просматривается почти вся улица. В противоположной стене кабинета высокая двухстворчатая стеклянная дверь в обеденный зал (25 кв. м). В одном углу зала три окна-„амбразуры“, выходящие во двор. В других углах невысокие двери: из прихожей, в спальню, в коридор. Спальня (17 кв. м) с окном на улицу. Из коридора можно попасть в ванную (4,5 кв. м), туалет для хозяина, комнату прислуги (6 кв. м), кухню (9 кв. м). Из кухни выход на черную лестницу. На площадке лестницы оборудованы туалет для прислуги и кладовая. В советское время эта квартира стала коммуналкой, в которой проживало от 6 до 10 чел. Обеденный зал разделили на комнату 14 кв. м и коридор, стеклянную дверь зашили, туалет и кладовую на лестнице замуровали. Здание оборудовано инженерными устройствами и системами: лестницы, лифты, водоснабжение, канализация, паровое отопление (одно из первых в городе), вентиляция, дымоходы для кухонных плит и каминов (устанавливались по просьбе съемщика)».

В 1930–1940-х гг. дом был плотно населен: в Книге памяти «Блокада. 1941–1944. Ленинград» приведены имена 48 его жителей, погибших в блокадном Ленинграде. Кроме них в доме жили участники Великой Отечественной войны, чьи имена зафиксированы в документах Центрального архива Министерства обороны, Виктор Иванович Козырев (кв. 19), Олег Георгиевич Мисюк (кв. 5), Константин Константинович Тимофеев (кв. 2).

В.И. Козырев (1925–1944) – уроженец Ленинграда. Призван в Красную армию 10 сентября 1943 г. Ульяновским РВК Омской области. Младший сержант, командир отделения 1-го стрелкового батальона 1016-го стрелкового полка 288-й стрелковой дивизии, погиб в бою 19 июля 1944 г. Похоронен в д. Пиги Латвийской ССР[301].

О.Г. Мисюк (1925–1944) – уроженец Ленинграда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок. Умер от ран в госпитале 2-й Ударной армии 20 июля 1944 г. Похоронен в колхозе им 1-го Мая Кингисеппского района Ленинградской области[302].

К.К. Тимофеев (1922–1942) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Ленинградским ГВК. Окончил Ленинградское артиллерийское училище. Лейтенант, заместитель командира батареи 1270-го стрелкового полка 385-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 21 апреля 1942 г. Похоронен в с. Марьино Смоленской области[303]. Его мать Анна Матвеевна Тимофеева (1898 г. р.) умерла в блокадном Ленинграде в июле 1942 г. (Блокада, т. 30).

Дом № 49 / Заячий пер., 1

Деревянный лицевой дом, разместившийся на углу Слоновой улицы и Заячьего переулка под № 499 по табелю 1846 г. (№ 425 в 1874 г.) и полицейскими № 49 и № 1 в 1888–1900 гг., принадлежал крестьянину Костромской губернии Ивану Афанасьевичу Милютину. Дворовое место площадью в 114 кв. саженей было хаотично застроено деревянными зданиями. В 1903 г. вновь возведен лицевой дом, двухэтажный, но снова деревянный. Весь дом арендует купец Егоров под трактирное заведение, уплачивая владельцу 2300 рублей в год. В 1909 г. отцовское наследство приняли сначала в общее владение брат и сестра крестьянин Леонид Иванович Малютин и вдова петербургского ремесленника шляпного цеха Клавдия Ивановна Сандалина. Через четыре месяца они подписали Акт раздела имущества, и участок перешел к сестре Клавдии Ивановны, которая в 1913 г. продала имущество помощнику присяжного поверенного Моисею Зельмановичу Берковскому[304].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 49. 2015 г.


В 1913 г. новый владелец не только заменил все надворный строения на каменные, но и, привлекая архитектора П.П. Карнаухова[305], выстроил 6-этажный лицевой дом в стиле модерн, украсивший своим округлым, словно текучим фасадом этот тихий перекресток. В 1917 г. дом приобрел директор правлений Обществ Алтайской и Северо-Восточной Уральской железных дорог и Первого Российского товарищества воздухоплавания, член правления Русско-Французского коммерческого банка, инженер путей сообщения Владитир Петрович Шуберский.

Перекресток не более десятилетия оставался тихим: в 1923 г. Заячий переулок стал конечным пунктом трамвайного маршрута № 5, связавшего Смольнинский район с Гаванью[306]. К 1940 г. здесь устроили конечный пункт трамвайных маршрутов № 37 и № 38[307], и о тишине на Заячьем переулке пришлось забыть до тех пор, пока с Суворовского проспекта не сняли трамвайные пути. Рельсы еще какое-то время на переулке оставались, сюда для отстоя иногда задвигались вагоны из трамвайного парка им. Смирнова с Дегтярного переулка, пока парк окончательно не закрыли в 2003 г.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: сотрудник Всесоюзного коммунистического сельскохозяйственного университета (ВКСХУ) им. Сталина Николай Михайлович Андрианов (кв. 31), проректор и доцент советского права этого университета Михаил Сидорович Баранник[308] (кв. 6), Борис Губриенко (1940 – ноябрь 1942, кв. 4), член-корреспондент Коммунистической академии ЦИК СССР Григорий Соломонович Зайдель (кв. 6), аспиранты ВЛКУС Григорий Петрович Колобанов (кв. 51, 1897) и Александр Андреевич Огибин (кв. 48, 1903), научный сотрудник Института истории АН СССР Николай Севастьянович Фролов[309] (кв. 62), доцент Всесоюзного Ленинградского коммунистического университета им. Сталина (ВЛКУС) Владимир Ярославович Кольцов (кв. 35), Иван Филиппович Скороход (кв. 14), аспирант и преподаватель ВЛКУС Дмитрий Иванович Шулепов (кв. 57, 1897).

Этюд о Григории Соломоновиче Зайделе

Г.С. Зайдель (1893–1937) родился на Украине в городе Белая Церковь в семье школьного учителя, где кроме него было еще восемь детей. После окончания в 1913 г. гимназии учился на историко-филологическом факультете Киевского университета, однако окончил ли его – неизвестно.

В 1916 г. мобилизован в армию. Февральскую революцию 1917 г. встретил в Петрограде солдатом 170-го пехотного полка, после чего вернулся в Киев. Еще в 1913 г. вступил в еврейский Бунд и состоял в нем до 1917 г. В феврале 1917 г. вступил в РКП (б). После захвата города красными был выдвинут на должность «народного следователя» киевского губревтрибунала, приняв таким образом участие в развязанном здесь большевиками красном терроре. 18 августа 1919 г. красные вынуждены были оставить Киев. Покинул его и Григорий Зайдель. Однако уже через неделю мы видим его в должности следователя Московского губревтрибунала, в которой он и пробыл до мая 1920 г., когда был назначен исполняющим обязанности заведующего Юридическим отделом Крымского ревкома. Однако уже в мае 1920 г. он получает новое назначение заведующего юридическим отделом Подольского губревкома на Украине. Последняя его должность – заведующий агитпропом Подольского губкома КПБ(У) в Виннице.

Административная и научная карьера Г.С. Зайделя вполне типична для тех лет. В ноябре 1922 г. Зайдель становится студентом Института красной профессуры (ИКП) в Москве. Окончив его в 1925 г., направляется в научную командировку в Германию и во Францию, по возвращении из которой решением ЦК ВКП(б) переводится в Ленинград. Здесь его сразу же выдвинули на должность профессора Военно-политической Академии им. Толмачева и ответственного секретаря секции научных работников Ленинграда и области. Здесь же 7 июня 1927 г. он был серьезно ранен во время взрыва бомбы в Парт-клубе, в результате чего почти полтора года проходил на костылях, потеряв при этом почти все зубы. Вершиной карьеры Г.С. Зайделя стало его назначение в 1929 г. председателем коллегии секции истории Ленинградского отделения Коммунистической академии (ЛОКА). С ноября 1930 г. Г.С. Зайдель уже директор Института истории, член президиума и заместитель председателя ЛОКА.

В 1931 г. Г.С. Зайдель выступил организатором совместного заседания Института истории Комакадемии и Ленинградского общества историков-марксистов, проходившего в Ленинграде с 29 января по 16 февраля. Основной доклад, который он сделал здесь, назывался «Тарле как историк» и посвящался разоблачению «вредительства Тарле и его друзей на историческом фронте». Впрочем, Зайделя понять было можно. Дело в том, что еще в 1923 г. он имел неосторожность проголосовать не за резолюцию ЦК, а за так называемую «буферную» резолюцию К.Б. Радека, вследствие чего в 1924 г. исключен из партии и лишь благодаря вмешательству ЦКК был восстановлен в ней. Несомненно, что именно эта несколько подмоченная репутация Зайделя как бывшего оппозиционера собственно и предопределила то неистовство, с которым он обрушился в своем докладе на буржуазную историографию в лице Е.В. Тарле, С.Ф. Платонова и их учеников. Много сил потребовали от Зайделя новые обязанности в связи с назначением в конце мая 1934 г. заведующим кафедрой истории Нового времени и деканом исторического факультета ЛГУ. И хотя в этой должности он пробыл всего шесть месяцев, нельзя не признать, что научно-организационное становление факультета проходило под его руководством.

Убийство С.М. Кирова 1 декабря 1934 г. положило конец карьере Зайделя. Показательно в этом отношении его выступление на Объединенном собрании парторганизации ЛОКА, ИПК, ГАИМКа и Инстинута истории партии 23 декабря 1923 г. с весьма примечательной повесткой дня «О зиновьевской контрреволюционной группе». «Мы все несем ответственность, – заявил здесь Зайдель. – Скрыться за общей ответственностью никому не удастся… Самую большую ответственность несут люди, которые в той или иной степени были в оппозиции. Партия имеет право нам не верить, взять нас под священное подозрение. Я, к несчастью, колебался в 23 г… Если меня завтра пошлют на низовую работу, я буду считать, что это правильно».

10 января 1935 г. Зайделя сняли с должности директора института истории ЛОКА, all февраля и вовсе уволили из него. 16 января 1935 г. партийная организация ЛОКА исключила его из партии. 21 января это решение утверждено Смольнинским РКП(б). Опасаясь ареста, Зайдель отправил 8 февраля 1935 г. в КПК ЛК ВКП(б) заявление. «С великой партией Ленина-Сталина, – пишет он здесь, – с Советской властью, с пролетарской революцией я связан кровью… Жизнь вне партии для меня это пытка и ужас. Я заслужил суровое наказание, но оставьте меня в рядах партии».

В партии Зайделя не оставили. Более того, 15 апреля 1935 г. его арестовали. Однако, согласно постановлению НКВД, 22 мая того же года его все же освободили с предписанием о немедленном выезде в ссылку в Саратов. Вместе с ним туда же направились его жена Гита Леонтьевна Фридгут (Зайдель) и сын Лева одиннадцати лет. Здесь 1 сентября 1935 г. Зайдель приступил к преподавательской деятельности в качестве профессора кафедры истории Нового времени Саратовского педагогического института. Но проработать здесь ему довелось недолго. 5 мая 1936 г. его вновь арестовали и доставили в Ленинград. Предъявленное обвинение было типичным для того времени: руководство «троцкистско-зиновьевской террористической организацией, совершившей 1 декабря 1934 г. злодейское убийство С.М. Кирова и подготовлявшей при помощи агентов фашистской германской тайной полиции (Гестапо) террористические акты в отношении других руководителей ВКП(б) и советской власти, а так же личное участие в подготовке покушения на тов. Кирова».

В ходе изнурительных допросов Зайдель быстро «сломался» и, пойдя на поводу у следствия, оговорил не только себя, но и ряд своих коллег и друзей. В ходе закрытого судебного заседания выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР 11 мая 1937 года расстрелян[310].

В годы блокады Ленинграда погибли жители этого дома: Анастасия Ильинична Ильина (1886 – январь 1942), Татьяна Федоровна Горохова (1872 – январь 1942; кв. 1), Татьяна Дмитриевна Очеретенко (1941 – декабрь 1941, кв. 7), Анатолий Петрович Смирнов (1935 – декабрь 1941; кв. 11), Дарья Никитична Юревич (1882 – апрель 1942; кв. 7).

Ныне в доме работает магазин ювелирных изделий и очков «Renome».

Дом № 51 / Заячий пер., 2

В 1866 г. участком площадью чуть более 200 кв. саженей в Рождественской части на углу Конно-Гвардейской улицы и Глухого переулка (№ 387 и № 388/500) владела Стогова, в 1873 г. – жена гоф-фурьера Мария Александровна Ипатова. Участок был застроен одно– и двухэтажными строениями смешанной постройки. Стоимость имущества составляла 20 тыс. рублей. В 1877 г. по купчей крепости от 10 ноября домовладение перешло к кронштадскому мещанину Андрею Андреевичу Гродскому. В 1886 г. по его духовному завещанию в наследство вступили его вдова Прасковья Филипповна и дети Александр Андреевич и Наталья Андреевна Гродские. Из-за нарастающего долга Петербургскому кредитному обществу 14 марта 1903 г. Гродские продали домовладение крестьянину Ивану Яковлевичу Арсеньеву и мещанину Михаилу Алексеевичу Сизову Покупатели уже в ноябре этого же года подписали раздельный акт, и единоличным владельцем становится М.А. Сизов. В 1910 г. техник-строитель Н.И. Котович построил на участке Сизова шестиэтажный угловой лицевой дом в архитектурном стиле модерн[311]. Дом был полностью оснащен хорошей сантехникой и лифтом, ваннами с котлами, на каждом этаже – по две квартиры по пять и шесть комнат. Сизов часто залезал в долги перед Кредитным обществом, но оставался владельцем до конца 1917 г.[312]

В 1917 г. здесь жили: редактор журнала «Туберкулез», практикующий врач, надворный советник Ромуальд Иосифович Гайкович (кв. 6), член советов Общества взаимного кредита Петроградского уездного земства и Товарищества металлических заводов 1915 г., секретарь Общества пособия рабочим, пострадавшим при постройках, Михаил Иванович Душечкин, его жена Александра Тимофеевна (1871 – декабрь 1941) и сын Иван (1891 – январь 1944, кв. 4), чиновник 2-го округа Петроградского акцизного управления, надворный советник Павел Борисович Розенберг, врач Министерства народного просвещения, Петроградского 3-го реального училища и больницы императора Петра I, доктор медицины Владимир Андреевич Свечников и его жена Александра Михайловна, жена генерал-майора Евгения Августовна Симонова и ее дочь Вера Леонидовна. В кв. 2 жила семья Любови Алексеевны Пожидаевой (1884 г. р.) – ее сын Виктор Владимирович (1904 г. р.) и внуки Станислав (1929 г. р) и Владимир (1939 г. р.). Все они погибли в феврале 1942 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 51. 2015 г.


Р.И. Гайкович (1884–1942), родился в городе Орле, потомственный дворянин. Будучи гимназистом, в 1892 г. в Нижнем Новгороде входил в кружок марксистского направления, организованный А. Кузнецовым. Продолжал и позже, до 1896 г., участвовать в социал-демократических собраниях. По окончании медицинского факультета в Дерпте специализировался в области лечения туберкулеза медикаментозными и бальнеологическими методами. В 1910-х гг. сотрудничал в Главном военно-санитарном управлении. В 1920–1930-х гг. врач и заместитель заведующего Центральной коммунальной поликлиники в Ленинграде. Автор медицинских пособий для врачей поликлиники и медицинских памяток для населения. Умер в блокадном Ленинграде в мае 1942 г. В декабре 1941 г. умерла его новорожденная внучка Констанция.

В 1920-х гг. в доме работало частное издательство «Медицина».

В 1930–1940-х гг. в доме, кроме упомянутых выше семей Гайковичей и Пожидаевых, жили: Абрам Шмулевич Закман и его жена Ева Борисовна Капрай (кв. 12), механик Матвей Мануилович Кирнарский (кв. 4), Сергей Алексеевич Ленский (кв. 7), Константин Васильевич Мчедлидзе, Иван Иванович Оськин, его жена Екатерина Федоровна и дочь Галина (кв. 8), Анатолий Семенович Петров, его жена Мария Владимировна и сын Валерий (кв. 2).

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны участвовали А.Ш. Закман, С.А. Ленский, К.В. Мчедлидзе, И.И. Оськин, А.С. Петров.

А.Ш. Закман (1902 – после 1943) – уроженец гор. Бобруйска. Призван в Красную армию Петроградским РВК Ленинграда 9 сентября 1941 г. Красноармеец ППС 524 (штаб 23-й армии). Считается пропавшим без вести в апреле 1943 г.[313]

С.А. Ленский (1908 – после 1941) – уроженец Петербурга. В 1938 г. окончил курсы младших лейтенантов. Командир взвода связи 359-го стрелкового полка 50-й стрелковой дивизии Западного фронта. Пропал без вести в октябре – декабре 1941 г.[314] Его годовалая дочь Татьяна умерла в блокадном Ленинграде в декабре 1941 г. (Блокада, т. 17).

К.В. Мчедлидзе (1907 – после 1942) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Вязниковским РВК Ивановской обл. Лейтенант, командир взвода 371-й стрелковой дивизии пропал без вести в 1942 г.[315]

И.И. Оськин (1901 – после 1943) – уроженец гор. Озеры Московской обл. Красноармеец, стрелок 1-го мотострелкового батальона. Пропал без вести в мае 1943 г. Его годовалая дочь Галина умерла в блокадном Ленинграде в октябре 1943 г. (Блокада, т. 22). Розыск в 1946 г. вела жена, жившая в месте рождения мужа[316].

А.С. Петров (1901 – после 1945, до 1985) – уроженец ст. Бахмарово Новгородской губ. Состоял в РККА в 1918–1923 и в 1939–1940 гг., участник Гражданской и советско-финляндской войн. После демобилизации вновь призван в Красную армию Смольнинским РВК. Воевал на Северо-Западном, Воронежском, 1-ми 2-м Украинском фронтах в составе 163-й стрелковой дивизии. В 1945 г. старшина, старший приемщик 837-й военной почтовой станции 163-й стрелковой Роменско-Киевской ордена Ленина Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии. Приказами командира дивизии от 3 декабря 1943 г. № 0123/н и от 18 марта 1945 г. № 21/н награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды (номера записей в ОБД «Подвиг народа…»:). Его жена Мария Владимировна (1906 г. р.) и новорожденный сын Валерий умерли в блокадном Ленинграде в феврале 1942 г. (Блокада, т. 23).

Блокадные судьбы семей Гайковичей, Оськиных, Петровых и Пожидаевых разделили еще 20 жителей этого дома.

Ныне в доме находится ресторан японской кухни сети модных суши-баров KI-DO.

Дом № 53

Небольшое поместье площадью 96 кв. саженей под № 501 по табелю 1846 г. (№ 432 в 1874 г., № 487 в 1900 г.) с выходом на Конно-Гвардейскую улицу и Глухой переулок часто меняло владельцев: в 1854–1866 гг. им владела жена унтер-офицера Емельянова, в 1888–1895 гг. – охтинская мещанка Вера Васильевна Яковлева, в 1896–1897 гг. – Вера Ефимовна Яковлева и Мария Ефимовна Данилова, в 1897 г. – крестьянин села Усть-Ижоры Мираим Николаевич Захаров, в 1900–1909 гг. – крестьянин Каширского уезда Иван Алексеевич Дивеев[317].


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 53. 2015 г.


В 1902 г. Городская управа утвердила план строительства каменного четырехэтажного дома по Суворовскому проспекту, который в архитектурном стиле эклектики построил техник П.М. Мульханов[318], и трехэтажного с мансардным этажом дома по Заячьему пер., 4.

В 1903–1904 гг. в доме № 53 жили вдова генерал-майора Варвара Александровна Басова, преподаватель Павловского института Аполлинария Павловна Басова, чиновник Главного артиллерийского управления штабс-капитан Николай Павлович Басов.

Н.П. Басов (1875–1928) родился в семье генерал-майора, управляющего несколькими железными дорогами. Первичное образование получил в 1-м Московском кадетском корпусе. Затем окончил Михайловское артиллерийское училище в Петербурге, откуда выпущен корнетом в 17-ю артиллерийскую бригаду, где в 1898 г. дослужился до чина поручика. В 1900 г. в звании поручика гвардии поступил и в следующем году по 1-му разряду окончил Михайловскую артиллерийскую академию. С августа 1901 по декабрь 1912 г. служил делопроизводителем в Главном артиллерийском управлении, получив в 1908 г. звание капитана гвардии с переименованием в подполковники (ст. 12.08.1908). В декабре 1912 г. «За отличие» произведен в полковники и назначен начальником отдела Главного артиллерийского управления, оставаясь в этой должности и звании до конца 1914 г. В Первой мировой войне участвовал как штаб-офицер для делопроизводства и поручений управления полевого генерал-инспектора артиллерии при Верховном главнокомандующем. В 1917 г. эмигрировал в Китай. Умер в Шанхае.

В 1910 г. домовладение приобрела жена петербургского купца Василия Михайловича Чмутова Елена Леоновна, где и поселилась вместе с мужем. В 1913 г. здесь жил начальник Центральной и переговорной станций междугородного телефонного сообщения Петербург – Москва, инженер-электрик, надворный советник Дмитрий Васильевич Бабанцев.

В 1915 г. по купчей от 9 марта домовладение приобрел крестьянин села Рыбацкого Иван Иванович Брюхов, секретарь и казначей Рыбацкого сельскохозяйственного общества.

В 1917 г. здесь жила школьный врач Надежда Павловна Неклюдова.

В 1930–1940-х гг. здесь жили семьи участников Великой Отечественной войны Бориса Николаевича Гусева (кв. 3) и Виктора Ильича Зайцева (кв. 5).

Б.Н. Гусев (1917–1944) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Красногвардейским РВК Ленинграда. Гвардии красноармеец, подносчик 197-го Гвардейского стрелкового полка 64-й Гвардейской стрелковой дивизии. Погиб в бою 14 июня 1944 г. Похоронен в 250 м западнее д. Тирттула на Карельском перешейке. Извещение о смерти направлено его жене Елене Трофимовне[319].

В.И. Зайцев (1916 – после 1941) – красноармеец, стрелок 134-го Гвардейского стрелкового полка 45-й Гвардейской стрелковой дивизии. Пропал без вести 12 августа 1944 г.[320]

Дом № 55

В 1866 г. участок современного дома № 55 принадлежал В.А. Хожеву, тогда же владевшему участком № 6/18 на углу Глухого и Дегтярного переулков, а вскоре его присоединили к соседнему участку петербургской мещанки Евдокии Федоровны Казулиной, после чего долгое время не упоминался как самостоятельный. В 1880 г., когда участком владел купец 2-й гильдии Василий Михайлович Манаев, выпускник Академии художеств В.И. Семенов построил здесь скромный трехэтажный дом[321]. В 1888 г. домовладение принадлежало жене статского советника Софье Николаевне Шафалович, которая, овдовев, продала его в 1899 г. жене командира лейб-гвардии Казачьего полка генерал-майора Антона Васильевича Новосильцова Надежде Ильиничне, жившей с мужем в служебной квартире в казармах Казачьего полка (наб. Обводного кан., 21). В 1905 г. по купчей от 27 апреля имение приобрел почетный гражданин Василий Трифонович Ефимов, живший в Эртелевом пер., 4, которым владел совместно с Николаем Аполлоновичем Самариным (они также совместно владели домом № 8 на Кавалергардской ул.). В 1907 г. В.Т. Ефимов, получив звание потомственного почетного гражданина, состоял старостой церкви Св. благоверного князя Александра Невского при Училищном совете Святейшего синода, в 1913 г. – коммерции советник, староста церкви Св. благоверного князя Александра Невского при управлении протопресвитера военного и морского духовенства, член наблюдательного комитета Петербургского городского кредитного общества. С 1909 г. жил в доме № 57, построенном в 1907 г., ему также принадлежали дома № 18 в Гродненском и № 6 в Заячьем переулках.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 55. 2015 г.


В 1909–1910 гг. здесь жил художник-архитектор Леонид Иванович Катонин, в 1910 г. – студент Академии художеств Евгений Иванович Катонин.

Е.И. Катонин (1889–1984) окончил Академию художеств в 1918 г. Участвовал в осуществлении плана монументальной пропаганды, занимался реставрацией многих зданий (Зимний дворец, Биржа). В 1926 г. принимал решающее участие в формировании застройки Московского проспекта: «Фрунзенский» универмаг, жилой дом № 106 и др. После Великой Отечественной войны – один из авторов проекта Московского парка Победы, реконструкции сквера на площади Искусств и Кленовой аллеи (1946–1948 гг.). С 1948 г. работал в Киеве. Активный участник восстановления разрушенных во время войны городов, последовательный сторонник градостроительных принципов классицизма. Академик архитектуры Украины (1956 г.).

Л.И. Катонин (род. в 1876 г.) окончил Академию Художеств в 1904 г. Участвовал в сооружении железобетонных перекрытий железнодорожных зданий. В 1907 г. построил доходный дом В.Т. Ефимована (Суворовский пр., 57), в 1909 г. – доходный дом № 7 на Псковской улице, в 1912–1914 гг. совместно с Н.М. Проскурниным – здание Высших женских естественных курсов и гимназии М.А. Лохвицкой-Скалон в Кузнечном пер., 9[322].

В 1917 г. в доме № 55 жил чиновник Управления Петроградского почтово-телеграфного общества, надворный советник Владимир Георгиевич Сепп (его адрес в 1915 г. указан как Суворовский пр., 55–57)[323].

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Иван Павлович Бобров и его жена Любовь Дмитриевна (кв. 5), ретушер фотоартели «Инкоопрабис» Эмма Яковлевна Дукур[324] (кв. 3), Сергей Федорович Иванов и его жена Александра Ивановна (кв. 14), Иван Трифонович Кудряшов и его жена Евстафия Савватеевна (кв. 21), Андрей Федорович Ларионов, Владимир Александрович Неминский (кв. 31), Егор Данилович Петрусев и его жена Маланья Николаевна Середина (кв. 27), Дмитрий Петрович Попов и его жена Е.Ф. Попова (кв. 36), Иван Романович Разумов и его сестра Наталья (кв. 22), Иван Тимофеевич Федоров и его жена Екатерина Ивановна (кв. 13), Павел Георгиевич Чистяков и его мать Татьяна Петровна (кв. 28).

И.П. Бобров (1897 – после 1942) – уроженец дер. Плоховка Угличского у., Ярославской губ. Призван в Красную армию 16 июля 1941 г. Смольнинским РВК. Красноармеец, считается пропавшим без вести в феврале 1942 г.[325].

С.Ф. Иванов (1908–1941) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Старшина 45-го отдельного танкового батальона. Умер от ран 21 декабря 1941 г. в госпитале Распределительного эвакопункта № 96. Похоронен в г. Архангельске (кладбище на Вологодской ул.)[326].

И.Т. Кудряшов (1901–1941) – младший сержант, орудийный номер стрелкового полка войск НКВД. Погиб в бою 15 ноября 1941 г. Похоронен в 2500 м севернее платформы Теплобетон в Мгинском р-не Ленинградской обл.[327]

А.Ф. Ларионов (1908–1943) – старший сержант, командир отделения 276-го стрелкового полка 9-й армии. Погиб в бою 21 сентября 1943 г. Похоронен на выс. 118 юго-восточнее ст-цы Курчанской в Темрюкском р-не Краснодарского края[328].

В.А. Неминский (1917–1943) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Сержант, командир отделения 483-го стрелкового полка 177-й стрелковой дивизии, погиб в бою 2 декабря 1943 г. Похоронен вблизи д. Кондуя в Тосненском р-не Ленинградской обл.[329].

Е.Д. Петрусев (1912 – после 1941) – уроженец дер. М. Усвяты Смоленской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 25 июня 1941 г. Пропал без вести в сентябре того же года[330].

Д.П. Попов (1902–1942) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок 325-го особого стрелкового батальона. Умер от болезни 10 мая 1942 г. в эвакогоспитале № 56. Похоронен на Пискаревском кладбище[331].

И.Р. Разумов (1911–1945) – уроженец Петербурга. Призван в Красную армию в 1942 г. Серовским РВК Свердловской обл. Красноармеец, стрелок 956-го стрелкового полка 299  стрелковой Харьковской дивизии. Погиб в бою 7 апреля 1945 г. Похоронен в Венгрии на берегу р. Мур[332].

И.Т. Федоров (1914–1941) – уроженец Петрограда, кадровый военный (с 1933 г. курсант военного училища связи). Старший лейтенант, начальник связи 748-го авиаполка 66-й авиадивизии. Погиб 29 ноября 1941 г. при катастрофе самолета. Похоронен в дер. Исаково Владимирского района Ивановской обл.[333]

П.Г. Чистяков (1922 – после 1942) – уроженец Петрограда. Призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1940 г. Красноармеец, орудийный номер 4-й батареи 871-го артиллерийского полка. Пропал без вести в феврале 1942 г.[334]

Дом № 57

В 1866 г. домовладение, простиравшееся от Конно-Гвардейской улицы до Дегтярного переулка под номерами по табелям № 391–393/503, принадлежало петербургской мещанке Евдокии Федоровне Казулиной. Участок занимал площадь чуть более 600 кв. саженей и протянулся вдоль улиц на 11 и 10 саженей. По каждой улице стояло по одному лицевому дому, внутри двора конюшни, сараи, ледники и прочие службы. Квартиры сдаются в аренду. В доме на Конно-Гвардейской на первом этаже ярославский крестьянин Василий Михайлович Манаев торговал в мелочной лавке и содержал трактир (сам он жил в кв. 2), мещанин Иван Емельянов снабжал население табаком. Квартиры нанимали: кондуктор Николаевской железной дороги Александр Федорович Батковский (кв. 5), мещане Кутузова, Смирнов, Спиридонова, с оплатой квартир от 240 до 450 рублей в год. После смерти хозяйки в 1869 г. домовладение выкупил Василий Манаев. Новый владелец не спешил вновь поселиться здесь, до 1879 г. жил в доме Саперных казарм в Литейной части на Преображенской улице, собираясь увеличить площадь домовладения за счет соседних участков и выстроить здесь новые жилые дома.

В.М. Манаев (1826 – до 1888), уроженец деревни Большой Дубровской Шереметьевской волости Угличского уезда Ярославской губернии, состоял в петербургском купечестве с 1869 г. Содержал мелочные лавки, ренсковые погреба и трактиры в различных частях города.

К 1882 г. протяженность участка по Конно-Гвардейской улице увеличилась до 24 саженей. В 1882 г. владелец практически полностью обновил имущество, построив каменные двух– и трехэтажные с мансардами лицевые дома вдоль улиц и несколько таких же надворных флигелей по границам двора. Вложив все свои средства в строительство, Манаев задолжал выплаты по ссуде, и в 1884 г. дома были проданы с торгов. Наивысшую цену при этом в 74 690 рублей предложила жена статского советника Софья Николаевна Шафалович, жившая в доме № 27 на Фурштатской улице.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 57. 2015 г.


В 1892–1895 гг. в доме Шафалович жили: прусский подданный Аржеветнев, вдова статского советника Лариса Христофоровна Сохраничева, учитель, коллежский советник Эрнест Осипович Цейдлер.

В 1896 г. Шафалович по купчей крепости от 18 января продала имущество петербургским ремесленникам Василию Александровичу Николаеву и Николаю Сергеевичу Сидорову, которые рассчитались с долгами, но владели домами всего три года, продав их в 1899 г. жене генерал-майора Н.И. Новосильцевой.

В 1905 г. по купчей от 27 апреля имение приобрел потомственный почетный гражданин Василий Трифонович Ефимов, для которого четырехэтажный доходный дом на высоких подвалах в 1907 г. построил архитектор Л.И. Катонин. Вместо деревянных отдельных служб были выстроены каменные конюшни и двухэтажные службы в глубине двора. По сравнению с домом, построенным Катониным, в архитектурном стиле модерн, соседствующий с ним дом № 55 выглядит совсем уж примитивно.

По плану, утвержденному Городской управой 9 мая 1910 г., домовладение Ефимова разделили на две части протяженностью по Суворовскому проспекту по 12 саженей: одна из них включала 400 кв. саженей, вторая, тяготеющая к Заячьему переулку, – 180 кв. саженей. К 1911 г. все постройки на этом участке полностью или частично перестроены с прокладкой водопровода и канализации и с улучшением квартир.

В 1913–1917 гг. в лицевом доме, кроме домовладельца В.Т. Ефимова, жили: инженер-технолог Сергей Иванович Катонин, вдова действительного статского советника Иосифа Григорьевича Костецкого Зинаида Васильевна и ее дочери Елена, учительница Мужского коммерческого училища Мазинга, и Зинаида, учительница Литейной гимназии и Реального училища единоверческого братства им. цесаревича Алексея Николаевича, врач Амбулатории при общине Св. Евгении и убежища для престарелых сестер милосердия Красного Креста Евстафий Осипович Манойлов (1867–1942) и преподаватель Высших женских естественно-научных курсов Лохвицкой-Скалон и Гимназии Оболенской Ольга Семеновна Манойлова-Григорьева, магистр химии Иосиф Павлович Панаев и его жена Александра Алексеевна, деятель Никополь-Мариупольского горного и металлургического общества, горный инженер Петр Иванович Потоцкий и его жена Екатерина Михайловна, кандидат прав Борис Федорович Слепушкин (1878–1941) и его дочь Марина (умерли в кв. 6 в этом доме в блокадном Ленинграде). Александра Алексеевна Вознесенская содержала магазин шляп.

В дворовых постройках располагались прачечная союза Петроградских прачек, казенная винная лавка, жили мещане и крестьяне различных губерний. Общий годовой доход от домовладения достигал 18 тыс. руб.[335]

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Евстатий Осипович, Ольга Семеновна и Владимир и Семен Евстатиевичи (Евстафьевичи) Манойловы (кв. 7).

С.Е. Манойлов (1912–2004) – доктор медицинских наук, почетный профессор Петербургской Государственной Химико-фармацевтической академии, академик Петровской академий наук и искусств.

В.Е. Манойлов (1908–1991) – специалист в области электробезопасности, контроля окружающей среды и биоинформации; в 1958 г. доцент ЛЭТИ, доктор технических наук, в 1966-м профессор Л И АП.

Этюд о семье Манойловых

О себе и своей семье Сергей Евстафьевич Манойлов рассказал в книге «Ученый дворянин в СССР: краткая автобиография» (СПб., 1977). Рассказ автора мы дополнили сведениями из различных источников.

Сначала, конечно, слово автору (в нашем конспективном изложении): «Я родился в Санкт-Петербурге 21 ноября по старому стилю или 4 декабря по новому в 1912 году. (Семен родился в доме 23 на Суворовском пр. в семье думского врача Е.О. Манойлова (1867 – после 1934), работавшего также в амбулатории при общине Св. Евгении и Императорском клиническом институте великой княгини Елены Павловны. Мать, О.С. Манойлова-Григорьева (1880–1962), доктор биологических наук. Работала в Пастеровском институте в Париже под руководством И.И. Мечникова. Первая женщина, избранная профессором Самарского медицинского института, где в 1919 г. возглавила новообразованный курс биохимии. – А. В.). Жили мы до 1984 г. по Суворовскому проспекту 57, кв 7. Теперь я живу по новому адресу Смена адреса произошла по следующей причине. В 1978 г. моего старшего брата Владимира Евстафьевича вызвал тогдашний первый секретарь обкома КПСС Романов и сказал: „В архиве музея имени Ленина найден документ, в котором Ленин пишет, что самая благонадежная конспиративная квартира в царское время была у Ольги Семеновны Манойловой-Гришиной. Мы хотим в Вашей квартире сделать музей Ленина, а Вам и Вашему брату предоставить квартиру в другом месте“.

Вот моя семья – жена, внук Миша и я, очутились в этой новой квартире (никакого музея Ленина в старой квартире нет).

Из детства помню, как в 1916 г. я обжегся какао и потерял дар речи на долгое время. Мои родители считали, что я буду немым. Но постепенно это прошло.

Моя мама была на гражданской войне, а мы жили в Самаре. Заниматься в школе мы не могли. Поэтому, когда папа перевез нас в Петроград, я по возрасту должен был быть в третьем классе, но знаний у меня не было. Папа определил меня в частную школу, где преподавали ещё и Закон Божий. После годового обучения в этой школе я сдал экзамен за четвертый класс и поступил в 104-ю Единую советскую трудовую школу, типа ПТУ.

Мы четыре раза в неделю работали на заводе „Кооператив“ (бывший Сан-Гали) ныне „Завод им. 2-й Пятилетки“, единственном в Союзе по изготовлению художественного литья.

В 1930 г. было объявлено, что в вузы могут приниматься только дети рабочих и беднейших крестьян, а особенно дворянство не допускать.

За участие моих родителей в революционных событиях меня зачислили в качестве исключения.

Весной перед окончанием курса к нам приходили и читали лекции ученые разных специальностей.

Однажды к нам пришел профессор Л.Г. Перетц – врач-микробиолог, и очень интересно рассказывал о роли медицины в человеческом обществе. Я подумал о врачебной деятельности.

В это лето мать подписала контракт на работе в сочинском курорте. Я уехал с ней. В санатории Мацеста меня зачислили в биохимическую лабораторию, где мне очень понравилось. Я позвонил отсюда своему брату Владимиру, чтобы он подал мои документы в Военно-медицинскую академию. Но на приемные экзамены я не смог приехать к сроку и отнес свои документы во 2-й Ленинградский медицинский институт, куда меня приняли на сангигиенический факультет за заслуги моих родителей.

Помимо учебы я занимался общественной работой и спортом. Был чемпионом института по шахматам и настольному теннису, по лыжам на десять километров, играл в хоккей.

Я был членом Пролетстуда. Это „пролетарское студенчество“ руководило всей работой в каждом ленинградском вузе.

После института в 1934 г. я подал заявление в аспирантуру. Желающих было восемнадцать человек, осталось только трое. Стипендия аспиранта была 90 рублей, а врач получал 900. Многие молодые врачи пошли работать.

1 сентября 1938 г. я был зачислен ассистентом на кафедру биологии, по совместительству работая пять лет врачом-биохимиком в лаборатории Нейро-психиатрического института им. В.М. Бехтерева.

1 ноября 1940 г. я был призван в армию солдатом. Райвоенкомат направил меня в «школу молодого красноармейца» в дивизию, расположенную в Петергофе, где я пробыл вместо шести месяцев шесть дней, после чего меня направили для прохождения службы в Санэпидлабораторию ЛВО.

Начальником этой лаборатории был мой хороший друг Григорий Моисеевич Кац. Он поручил мне заведование отделом по средоварению. Чтобы немного заработать денег, ведь солдату давали всего 10 рублей, я по вечерам продолжал работу в институте Бехтерева.

Всю войну я проработал в этой лаборатории, которую переименовали в СЭЛ № 318 Ленфронта. В июле вся моя семья переехала в Самару, где прожила до 1944 г. После прорыва блокады я привез свою жену и двух сыновей в Ленинград».

С.Е. Манойлов в годы Великой Отечественной войны награжден медалью «За оборону Ленинграда» и орденом Красной Звезды.

С.Е. Манойлов после войны работал в Нейтральном рентгенологическом, радиологическом и раковом институте, где в 1950 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук. Особенно долго (около 25 лет) и продуктивно он работал в Ленинградском Государственном Химико-фармацевтическом институте (ныне Петербургской Государственной Химико-фармацевтической академии).

Интенсивные, неустанные исследования учёного развертывались главным образом по таким проблемам, как биохимия белков, энергетическая биохимия, биохимия патологических состояний (опухолей, радиационных и других поражений). В области витаминологии эти исследования показали, что биологически активные вещества при переходе из одного физического состояния в другое частично теряют свою биологическую активность. Им было установлено, что бета-каротин резко усиливает процесс регенерации тканей, и во время Великой Отечественной войны этот препарат был эффективно применен при лечении тысяч раненых, спас им жизнь.

Принципиально новые данные были получены С.Е. Манойловым по проблеме нуклеопротеидов нормальных и опухолевых тканей, в области онкологии и радиобиологии. В 1951 г. им впервые было показано наличие в опухолях специфического нуклеопротеида – онкобелка и онкогена, что лишь через 20–30 лет повторили американские ученые, получившие за это Нобелевскую премию. Важнейшим практическим выходом фундаментальных научных разработок Манойлова стало получение и внедрение в военную и гражданскую медицинскую практику ряда эффективных лечебных средств: каротиноля (для борьбы с ожогами и ранениями), поли дизентерийного бактериофага (во время Великой Отечественной войны), а позднее – внедрение в медицинскую практику ряд лечебных средств, полученных на Ленинградском заводе медицинских препаратов – рибонуклеаза, трипсин, цитохром «С», АТФ и др. Многие из подготовленных им 38 кандидатов медицинских наук стали позднее доцентами, профессорами и видными учеными.

В целом за свою 70-летнюю научную деятельность (а работал он до последних дней жизни, еще в ноябре 2004 г.) С.Е. Манойлов сформулировал ряд принципиально новых идей, и эти его неустанные и самоотверженные исследования завершились капитальным вкладом в отечественную и мировую биохимию, имеющим огромное народно-хозяйственное значение.

Ныне в доме расположена стоматологическая клиника.

Дом № 59–61 / Кирочная ул., 55

Современный жилой дом построен на участках домов № 59 и № 61 по Суворовскому проспекту по проекту архитектора Азиса Сафовича Уразова по заказу Генерального штаба Ленинградского военного округа.

Этюд об Азисе Сафовиче Уразове

А.С. Уразов (1909 – после 1975) – уроженец деревни Мунтово Рязанской губернии. По окончании Ленинградского Инженерно-строительного института работал архитектором в институте «Ленгорстройпроект», в 1938 г. разработал проект Дома культуры Волховского алюминиевого завода, который начал строиться незадолго до войны, но достроен был только через семь лет после Победы. В июне 1941 г. призван в Красную армию Куйбышевским РВК Ленинграда в звании инженера-капитана и назначен начальником маскировочной службы 82-го района аэродромного базирования (82 РАБ) 14-й Воздушной армии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г. награжден медалью «За оборону Ленинграда» (медаль вручена 13 августа 1943 г.).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 59–61. 2015 г.


Боевая деятельность А.С. Уразова, ранее нигде не раскрываемая, становится ясной из его представления к награждению медалью «За боевые заслуги»: «В период подготовки Псковской и Петсери-Тартуской операций маскировочной службой 82 РАБ под руководством и непосредственном участии инженер-капитана Уразова помимо тщательной маскировки 17 действовавших аэродромов изыскано, оборудовано и постоянно находилось в эксплуатации 19 ложных аэродромов, из которых было 7 круглосуточных и 12 ночных. На ложных аэродромах было оборудовано 11 объемных макетов самолетов, 14 объемных стационарных макетов авто– и спецтранспорта и большое количество макетов из подручных материалов. Из дернины и хвороста имитировано 70 обвалованных стоянок, оборудованы склады ГСМ и боепитания с изготовлением необходимых макетов. Инженер-капитан Уразов лично разработал детальные чертежи передвижных разборных макетов и руководил их строительством. <…>. Из 15 случаев налетов вражеской авиации 13 приходятся на долю ложных аэродромов: по одному разу на ложные аэродромы „Кутузовой „Заклинские горки“ и „Мочево-Кошегорье“, по два раза на „Кузнецовой „Речки“ и „Ерши“ три раза на „Лютые Болоты“. Команды ложных аэродромов при налетах имитировали пожары, вели обстрел из пулеметов.

На действующих аэродромах были осуществлены маскировочные мероприятия по укрытию материальной части, сооружены специальные своды, каркасы с последующим их покрытием подручными материалами. Много стараний и энергии приложено по изысканию маскировочных материалов на месте. Найдены способы окраски сетей и покрытий анилином и другими красящими веществами…»

Заслуги А.С. Уразова, казавшиеся скромными начальнику штаба 82 РАБ, автору представления к награждению, были по достоинству оценены командованием 14-й Воздушной армии. Приказом командующего армией от 24 октября 1944 г. № 091/н инженер-капитан А.С. Уразов «за самоотверженную работу по маскировке аэродромов и отличную работу ложных аэродромов» награжден орденом Красной Звезды (номер записи в ОБД «Подвиг народа…»: 39957764).

А.С. Уразов был вторично призван в Вооруженные силы в 1953 г. специально для разработки проекта и осуществления строительства этого здания. Для этой цели назначен начальником архитектурного отдела института «ВоенПроект». Жилой дом задуман и осуществлен как главная часть жилого квартала от Суворовского проспекта между Кирочной улицей (при проектировании называемой ул. Салтыкова-Щедрина) и Дегтярным переулком. Завершить квартал должен был пятиэтажный дом по ул. Салтыкова-Щедрина, 61, первоначально задуманный автором в том же архитектурном стиле неоклассицизма 1940–1950-х гг. Здание на Суворовском (№ 59–61) построено в три очереди: первая пятиэтажная часть по Кирочной улице – в 1954 г.; вторая семиэтажная часть (центральная) по Суворовскому проспекту – в 1957 г.; третья пятиэтажная часть с торговыми помещениями по Суворовскому пр., 59 – в 1959 г.

Участок дома № 59

История участков на Суворовском проспекте № 59 и № 61 известна с 1860-х гг.

В 1866 г. участок принадлежал Екатерине Потаповне Яниковой (1790–1877), жившей здесь с мужем, тайным советником Иваном Ивановичем Яниковым (1788–1874) и сыновьями, коллежским советником Иваном (1820–1875) и коллежским асессором Дмитрием (1823–1876) Яниковыми[336]. В 1888 г. участок числился за наследниками И.К. Гулина[337]. В 1892 г. личный почетный гражданин, купец 2-й гильдии Сергей Иванович Гулин (1846–1897) владел участком, простиравшимся от Слоновой улицы до Дегтярного переулка под № 26, № 59 и № 57. Вдоль Слоновой улицы стояли двухэтажный деревянный дом и два больших флигеля. По красной линии Дегтярного переулка протянулись фасады двух лицевых деревянных домов, а в глубине двора возвышался двухэтажный флигель. Деревянная и каменная конюшни занимали 139 кв. саженей. Площадь участка составляла 2327 кв. саженей, и это позволяло устраивать не только жилые помещения, но и организовать манеж для лошадей почти в 150 кв. саженей. В 1897 г. во владении С.И. Гулина находился только участок, выходящий на Слоновую улицу под № 59. После смерти С.И. Гулина, последовавшей 31 декабря 1897 г., домовладение унаследовали вдова Прасковья Ивановна и дети Анна и Александра Сергеевны и Дмитрий Сергеевич Гулины[338]. Из жителей дома, принадлежавшего Гулину, отметим жившего здесь в 1892 г. барона Владимира Готгардовича Штемпеля, капитана Главного адмиралтейства, начальника мастерской мореходных инструментов в Главном гидрографическом управлении. В 1902–1904 гг. начальник Императорского Петербургского яхт-клуба, а в 1914–1917 гг. – его последний командор.

В 1915–1917 гг. здесь, кроме домовладельцев П.И. и Д.С. Гулиных, жили: члены IV Государственной думы – крестьянин Андрей Фаддеевич Бурьянов (депутат от Таврической губ.) и статский советник Митрофан Иосифович Гродзицкий (депутат от Оренбургской губ.), чиновник канцелярии Государственной думы и канцелярии Петроградского областного комитета Всероссийского союза городов потомственный дворянин, колежский асессор Николай Антонович Горский, служащий отдела зернохранения Госбанка, инженер-электрик Сампсоний Сампсониевич Кананов, служащий правления Владикавказской железной дороги Роман Осипович Климкевич, литератор Сергей Тимофеевич Патрашкин, штабс-капитан (в 1917 г. – капитан) Лев Федорович фон Рейнгард и его жена Екатерина Николаевна, отставной полковник Федор Федорович фон Рейнгард и его жена Мария Иеронимовна; в 1916 г. к ним добавился отставной полковник Людвиг Федорович фон Рейнгард.

А.Ф. Бурьянов (годы жизни не установлены) – крестьянин Лебединского уезда Харьковской губернии. Получил домашнее образование. Работал токарем по металлу в городе Бердянске Таврической губернии на Азовско-Черноморском заводе. Вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию, на Втором ее съезде примкнул к «меньшевикам». В конце 1907 г. арестован в Киеве, за принадлежность к РСДРП и за участие в Южно-русской конференции партии приговорен Киевской судебной палатой к двум годам содержания в крепости. Вышел на свободу в мае 1910 г.

25 октября 1912 г. избран в IV Государственную думу от общего состава выборщиков Таврического губернского избирательного собрания. По убеждениям вошел в социал-демократическую фракцию, а после ее раскола осенью 1913 г. остался беспартийным депутатом. Состоял членом пяти комиссий: по народному образованию, для рассмотрения законопроекта о преобразовании полиции в империи, по запросам, о народном здравии, по рабочему вопросу.

В 1914 г. примкнул к меньшевикам-партийцам. Во время Первой мировой войны (1914–1918 гг.) склонялся к оборончеству. Весной 1916 г. против Бурьянова возбуждены два дела по ст. 1534 Уложения о наказаниях (об оскорблении матери и об оскорблении отца); определениями Сумского окружного суда по Лебединскому уезду от 23 августа 1916 г. и Харьковской судебной палаты от 10 августа 1916 г. дальнейшее производство дел прекращено за примирением сторон.

После Февральской революции 1917 г. находился на родине, в 20-х числах марта 1917 г. направил Киевскому Совету рабочих депутатов телеграмму, в которой предлагал «в интересах революции и демократического контроля» требовать от Временного правительства включения в его состав Г.В. Плеханова в качестве министра без портфеля. В мае 1917 г. жена Бурьянова обратилась в Думу с просьбой предоставить мужу отпуск в связи тем, что он находится «на излечении в Харькове в губернской земской больнице в отделении душевнобольных» и сам подать заявление не может. Повторное сообщение о своей болезни Бурьянов прислал в Думу 5 сентября 1917 г. из Бердянска Таврической губернии. Дальнейшая судьба не известна[339].

С.Т. Патрашкин (1875–1953) – автор исторических, приключенческих и фантастических произведений для детей и юношества, печатался под псевдонимами С. Новодумский, Ау, Потрашкин, Григорьев (последний принял в качестве фамилии, под которой издал все свои произведения после 1924 г.). Родился в городе Сызрани (ныне Самарской обл.) в семье железнодорожника. После окончания реального училища поступил в Императорский Петербургский электротехнический институт. Однако ему удалось проучиться только три года, так как в семье не хватало денег и родители не смогли платить за обучение. Он вернулся в родной город, стал давать частные уроки, работал на местной электростанции. В 1900 г. он смог вернуться в Петербург и вновь поступить в Электротехнический институт, но вскоре был отчислен за участие в студенческой демонстрации на Казанской площади.

Первый рассказ «Нюта» опубликован Патрашкиным в 1899 г. в «Самарской газете», в которой тогда работал Максим Горький. В 1913 г. под псевдонимом «Потрашкин» совместно с А. Ястребовым опубликовал в Петербурге пьесу в пяти действиях «Дочь оврага», в 1919-м – в Москве 150-страничное исследование «Городские предприятия (Муниципальный кооператизм) под псевдонимом «С.Т. Григорьев (С. Новодумский)», в 1924-м впервые под псевдонимом «Григорьев» повесть «С мешком за смертью», в 1926 г. в Ленинграде повесть «Гибель Британии», открывшую целую серию исторических повестей и рассказов для юношества, героями которых стали участники Морозовской стачки, покорители Севера, герои обороны Севастополя в Крымскую войну, А.В. Суворов, М.И. Кутузов, С.О. Макаров, А.М. Горький, С.Т. Коненков. В 1927 и в 1959–1961 гг. выходили собрания сочинений С.Т. Григорьева.

Вплоть до 1917 г. писатель жил во многих городах Поволжья и только в 1922 г. обосновался в Сергиевом Посаде под Москвой. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище (участок № 17).

Этюд о роде Рейнгардов

Рейнгарды ведут начало от лифляндского рода потомков гр. Хагау (Ганау), известного с XII в. Первый из Рейнгардов – лейтенант саксонской армии Стефан фон Рейнгард в 1727 г. прибыл на службу в Речь Посполиту и обосновался в Литве. Получил поместье под Вилькомиром (Укмярге). Все последующие его потомки были профессиональными военными на службе в русской армии. В Вилкомире родились его внук Федор, артиллерийский офицер, и правнуки Федор и Лев.

Ф. фон Рейнгард впервые отмечен как житель Санкт-Петербурга в Адресной и справочной книге «Весь Петербург» на 1906 г. как подполковник без указания места службы. Поселился он с женой Марией Иеронимовной в доме потомственного почетного гражданина П.П. Гулина на Сергиевской ул., 61, где жили их сыновья, подпоручики Гвардейской стрелковой артиллерийской дивизии Лев и Мариан. Видимо, в том же году он вышел в отставку, поскольку «Весь Петербург» с 1907 по 1917 г. упоминает его как отставного полковника. В 1907 г. он жил с названными нами членами семьи в доме № 42 на Сергиевской, в 1908 – в доме № 50 на Надеждинской улице, где к ним присоединился мичман Федор Рейнгард, переехавший из Кронштадта. В 1909 г. произведенный в штабс-капитаны Мариан Рейнгард назвал местом жительства дом № 3 на Манежном переулке (дом лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады). Кстати сказать, именно с 1909 г. Рейнгарды получили префикс «фон» к своей фамилии. В 1910 г. фон Рейнгарды воссоединяются в доме № 50 на Надеждинской, причем здесь появляется жена произведенного в поручики Льва Рейнгарда Екатерина Николаевна, а в 1911 г. разъезжаются: Е.Н. и Л.Ф. Рейнгарды отправляются в дом № 3 на Манежный переулок, М. Рейнгард – по месту службы в Стрельну, отставной полковник Ф.Ф. Рейнгард с женой – в Коломну (Садовая ул., 111–113), лейтенант флота Ф.Ф. Рейнгард – по месту службы в Кронштадт, на крейсер «Россия». В 1913 г. старшие Рейнгарды живут в Коломне, на Люблинском пер., 2, где к ним присоединяется штабс-капитан М.Ф. Рейнгард, переведенный во 2-ю Гвардейскую стрелковую артиллерийскую дивизию. Здесь впервые возникает имя отставного полковника Леопольда Федоровича фон Рейнгарда. В 1914 г. служилые Рейнгарды числятся по местам службы, а в 1915 г. все, кроме лейтенанта флота Ф.Ф. Рейнгарда, поселяются в доме Инженерного ведомства на Суворовском пр., 59. О последнем история оставила наиболее полные сведения, чему способствовали его личные воспоминания.

Ф.Ф. фон Рейнгард родился 29 мая 1883 г. в Вилькомире. Как и пять его братьев, окончил Полоцкий кадетский корпус. В 1904 г. досрочно произведен в офицеры и направлен в Квантунский экипаж в Порт-Артур. По приезде откомандирован на «Отважный». Принимал участие в военных действиях, при обороне Порт-Артура был ранен. События войны Ф. Рейнгард описал в книге «Мало прожито – много пережито: Впечатления молодого офицера о войне и плене», изданной на основе дневниковых записей в Петербурге в 1907 г. Ф. Рейнгард попал в японский плен. Изучал японский язык, познакомился с 16-летней японкой и обручился с нею по японскому обряду. После освобождения служил на Балтийском флоте, потом на Северном. В Петербурге познакомился со своей будущей женой, дочерью оружейника Путиловского завода, Антониной Парамоновой. В годы Первой мировой войны Ф. Рейнгард принимал участие в боевых действиях. В 1917 г. капитан 1-го ранга, Рейнгард с разочарованием воспринял отречение царя. В конце марта 1917 г. он ушел в последнее крейсерство, а вернувшись, узнал о происходящих на флоте расправах. Прибыв в Петроград, Рейнгард отказался от командования линкором «Гангут» и подал рапорт об отставке. После Октябрьской революции 1917 г. семья Рейнгардов меняла квартиры, чтобы избежать ареста, однако самого Ф. Рейнгарда арестовали, но через 3 месяца освободили. Рейнгарды выехали из России на Украину. Там морской офицер был вновь арестован, но опять освобожден, теперь – по заступничеству своего бывшего матроса. Федор Федорович отправил семью в Симферополь, а сам получил назначение на канонерскую лодку «Некрасов» Днепровской речной флотилии. В январе 1920 г. Ф. Рейнгарду было поручено организовать эвакуацию из Крыма на линейном корабле «Кронштадт». В турецкой эмиграции Рейнгард с семьей находился до 1922 г. Свои мытарства он описал в дневнике «Моряк. Офицер. Смертник». В 1922 г. Рейнгард вернулся в Литву и поселился в Каунасе, был призван в литовскую армию в звании полковника-лейтенанта. В 1924 г. Рейнгард назначен руководителем Центральных военных мастерских, а также преподавал морское дело в Каунасской технической школе. У Литвы на Балтике был порт Клайпеда, но страна не имела ни одного морского судна. Рейнгард решил организовать морское коммерческое общество «Летгар». Так, усилиями Рейнгарда начал создаваться литовский торговый флот. Но летом 1940 г., Рейнгард репрессирован НКВД и заключен в 9-й форт. В 1941 г. немецкие оккупанты освободили литовских узников. В годы Второй мировой войны семья Рейнгардов укрывала евреев и русских от преследования нацистов. Однако в 1944 г. при наступлении Красной армии Рейнгарду как бывшему царскому офицеру, не принимавшему Советской власти, пришлось бежать в Германию. Он звал с собою семью, но никто не поехал. Его дочь Ирина ждала мужа с фронта из Советской армии, сын Дмитрий воевал в 16-й Литовской стрелковой дивизии Красной армии, а жена не хотела оставлять детей. Оказавшись на чужбине, Рейнгард очень тосковал по семье. Он умер совсем один, в Баварии в 1947 г., от сердечного приступа.

Лев Ф. фон Рейнгард (7.08. 1883 – до 1963). Из потомственных дворян Ковенской губернии. Уроженец города Вилкомир. Образование получил в Полоцком кадетском корпусе. Окончил Михайловское артиллерийское училище (1905 г.), Михайловскую артиллерийскую академию (1908 г.; с дополнительным курсом по 1-му разряду). На 1 января 1909 г. поручик гв. стрелкового арт. дивизиона. Участник Первой мировой войны. Последний чин – полковник л-гв. стрелковой арт. бригады. Зачислен в запас литовской армии в чине полковника.

Мариан Федорович (1881–1976) – воспитанник Полоцкого кадетского корпуса. В 1902 г. окончил Михайловское артиллерийское училище. Обучался в Николаевской военной академии (1912–1914 гг.; по др. данным в Николаевской инженерной академии). С 1916 г. находился в командировке в Италии, где оставался до 1922 г. Затем служил в Литве вольнонаемным специалистом в военно-научном управлении.

В марте 1929 г. переведен на Высшие офицерские курсы и назначен инспектором общего отдела, одновременно преподавал естественные науки. Для слушателей курсов подготовил конспекты по курсам «Теория вероятностей и ее применение в артиллерийских стрельбах» (1929 г.), «Неорганическая химия и введение в органическую химию». После увольнения в запас жил в Аргентине, умер и похоронен в городе Вижа Бажестер.

В 1930–1940-х гг. здесь жили: Василий Петрович Белов и его жена Татьяна Михайловна Денисова (кв. 50), Константин Федорович Болотов и его жена Мария Никифоровна (кв. 57), заведующий автотракторной лабораторией и аспирант Ленинградского машиностроительного института, инженер-механик Иван Никитич Ермаков (кв. 51), Иван Михайлович Ершов и его сын Григорий (кв. 57), Владимир Павлович Завьялов и его жена Нина Гавриловна (кв. 1), Сергей Никифорович Иванов и его мать Домна Васильевна (кв. 4), Николай Тарасович Ильичев, его жена Екатерина Семеновна и дочь Валентина (кв. 6), агент по топливу Военно-медицинской академии РККА Петр Петрович Кирьянов[340] (кв. 40), Арсентий Иванович Киселев и его сын Павел (кв. 29), агент Сельхозснаба Иван Егорович Лапшов[341] (кв. 37), главный диспетчер Управления Северо-Западного речного пароходства Николай Степанович Медведев[342] (кв. 62), Алексей Степанович Степанов и его жена Мария Казимировна (кв. 39), научный сотрудник Музея революции Станислав Валерианович Трончинский (кв. 54), Дмитрий Трофимович Трофимов (1904, кв. 26), старший бухгалтер расчетного отдела Рыбообрабатывающего комбината Александр Васильевич Фролов[343] (кв. 9), гардеробщик артели инвалидов буфетов Ленгоснарпита Иван Васильевич Цыбин[344] (кв. 4), Владимир Федорович Шмаков (кв. 32), студент Электротехнического института связи Сергей Георгиевич Штермер[345] (кв. 4).

И.Н. Ермаков (1901—после 1966) родился в Товарковском сахарном заводе Тульской губернии. Специалист в области эксплуатации, технического ремонта и обслуживания автомобильных и сельскохозяйственных шин. В 1960-х гг. научный сотрудник Государственного Всесоюзного научно-исследовательского технологического института ремонта и эксплуатации машинно-тракторного парка.

С.В. Трончинский (1905–1949) родился в Петербурге в семье потомственного дворянина, чиновника Управления Николаевской железной дороги. Автор путеводителей по дворцу-музею в Павловске. С 1946 г. заведующий сектором музеев отдела культуры Ленгорсовета. Принимал участие в поисках Янтарной комнаты Екатерининского дворца и других ценностей, похищенных из дворцов-музеев пригородов Ленинграда.

В боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны принимали участие жители этого дома В.П. Белов, К.Ф. Болотов, Г.И. Ершов, В.П. Завьялов, С.Н. Иванов, Н.Т. Ильичев, А.С. Степанов, В.Ф. Шмаков.

В.П. Белов (1915 – после 1941) призван в Красную армию Тосненским РВК Ленинградской обл. Красноармеец, сапер 71-й стрелковой дивизии. Пропал без вести 21 июля 1941 г. в р-не м. Сарьянлахти, о чем сообщено жене по месту жительства[346].

К.Ф. Болотов (1913 – после 1942) призван в Красную армию Смольнинским РВК 23 июня 1941 года. Красноармеец, стрелок. Пропал без вести в марте 1942-го[347].

Г.И. Ершов (1922 – после 1941) – уроженец гор. Углича Ярославской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 10 июля 1941 г. Считается пропавшим без вести в августе того же года[348].

В.П. Завьялов (1897–1941) призван в Красную армию Смольнинским РВК. Красноармеец, стрелок. Убит в бою 17 декабря 1941 г. вблизи дер. Волковской Тарусского района Тульской обл. Там и похоронен[349].

С.Н. Иванов (1918 – после 1943) призван в Красную армию Вельским РВК Архангельской обл. Красноармеец, пропал без вести 7 марта 1943 г., о чем сообщено матери по месту жительства[350].

Н.Т. Ильичев (1907 – после 1944) призван в Красную армию Смольнинским РВК в 1941 г. Гвардии красноармеец, стрелок 134-го Гвардейского стрелкового полка 45-й Гвардейской стрелковой дивизии, отличился в боях в январе и июне 1944 г. на Карельском перешейке, за что приказами командира полка от 29 февраля № 17/н и от 5 июля 1944 г. № 46/н награжден медалями «За отвагу» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 19921225) и «За боевые заслуги» (номер записи в ОВД «Подвиг народа…»: 31201600). Его жена и новорожденная дочь погибли в блокадном Ленинграде (Блокада, т. 12).

A. С. Степанов (1899 – после 1941) – уроженец Псковской губ. Призван в Красную армию Смольнинским РВК 26 августа 1941 г. и направлен в 47-й запасной артиллерийский полк. Пропал без вести в декабре того же года. Розыск через Смольнинский РВК в 1946 г. вела его жена[351].

B. Ф. Шмаков (1897–1941) – красноармеец, стрелок 97-го стрелкового полка 56-й стрелковой дивизии. Погиб в бою 20 октября 1941 г. Похоронен на берегу Лиговского канала на опушке Шереметевского парка[352].

В годы блокады Ленинграда погибло около 30 жителей этого дома.

Участок дома № 61

Этот участок с давних пор принадлежал Петербургскому инженерному округу, с начала 1880-х гг. и до 1917 г. – его Первой инженерной дистанции, управление которой находилось в доме № 50 на Конно-Гвардейской улице (Суворовском пр.). Участок дома № 61, отделенный от участка дома № 59 частью Дегтярного переулка, делавшего тогда вокруг участка поворот к Конно-Гвардейской улице, простирался в глубину квартала до Ярославской улицы[353]. Участок не застраивался, используясь как плац и полигон для инженерных войск.

Этюд об инженерных войсках Российской империи[354]

Приступив к созданию регулярной Русской армии, царь Петр I очень быстро убедился в необходимости подготовки для нее специалистов артиллерии, фортификации, понтонного и минного дела. Первоначальные попытки заставить офицеров пехоты осваивать инженерное искусство результатов не дали, хотя Петр I неоднократно призывал их к этому. Так, в одном из указов он писал: «…Зело надо, чтобы офицеры знали инженерство, буде не все, то хотя бы часть оного…», в другом: «…Объявить всем обер– и унтер-офицерам нашего полка, чтоб инженерству учились…». Не действовала и угроза не производить в следующие чины не знающих инженерства.

Царь Петр видел выход из этого критического положения в создании особого учебного заведения с преподаванием основ инженерной науки: 10 января 1701 г. он издал указ о создании Школы Пушкарского Приказа: «…на новом пушечном дворе выстроить деревянные школы и в тех школах учить пушкарских и иных посторонних чинов людей и детей их словесной и письменной грамоте и цифирю и иной инженерной наукам и будучи им в тех школа учица вышеписаным наукам с прилежанием, а выучась, без указу с Москвы не съехать, также в иной чин кроме артиллерии не отлучатца и кормить и поить их в вышеписанных же школах…»

Школа находилась в Москве. Низший класс назывался «школа словесная», чьей задачей было обучение грамоте. Второй класс назывался «школа цифирная», и в ней изучалась математика. Выпускной класс назывался «школа инженерная». На этом этапе обучались основам артиллерийского дела, фортификации, минному и понтонному делу. Срок обучения был установлен в два года. В те времена фортификация, минное и понтонное дело считались частью артиллерийской науки и специалисты инженерного дела также считались артиллеристами. Однако Петр I быстро убедился, что инженерное дело слишком специфично и готовить офицера одновременно как артиллериста и сапера нецелесообразно. Указом от 19 июля 1702 г. инженерный класс разделяется на два – «пушкарский» и «инженерный». В инженерный класс было переведено 24 человека. Таким образом, структура обучения с лета 1702 г. предусматривала две ступени общего обучения и специализацию на завершающей третьей ступени. Первые выпускники инженерного класса набирались опыта в начальном периоде Северной войны: в 1703 г. при строительстве Петропавловской и Кронштадтской крепостей, укрепленного лагеря, а по сути – полевой крепости вблизи гор. Гродно; в 1706 г. начинает создаваться оборонительная крепостная линия: Псков – Смоленск – Брянск.

Готовясь к сражению летом 1709 г. близ Полтавы, Петр I возвел на поле сражения десять редутов и сзади укрепленный лагерь. Редутами, расположенными вдоль направления атаки, в день сражения 27 июня шведские войска рассекаются на две изолированные колонны, которые теперь неспособны взаимодействовать. Артиллерийский огонь с этих редутов ведется по флангам колонн. Атакующие шведы натыкаются на поперечные редуты. Шведская пехота оказывается не в состоянии сбить русские пушки, укрытые в редутах. Ружейный огонь шведов неэффективен против редутов. Правая колонна под губительным перекрестным артиллерийским огнем пытается повернуть вправо и уйти в направлении на Яковцы и монастырь. Левая колонна обреченно раз за разом пытается ворваться в редуты. Гораздо хуже обученная, наспех собранная русская армия получила мощную опору в виде редутов на поле боя и выиграла сражение.

Петр I быстро усвоил уроки 1700–1709 гг. Он понял, что выучке шведской пехоты, массированному огню шведских пушек, натиску шведской кавалерии великолепно противостоят полевые и крепостные фортсооружения. Но инженерных специалистов остро не хватало.

16 января 1712 г. Петр I издает Указ: «…Школу инженерную умножить, а именно учеников из русских, которые учены цифири или на Сухареву башню, для сего учения посылать, а когда арифметику окончат, учить геометрию столько, сколько до инженерства надлежит; а потом отдавать инженеру учить фортификацию и держать всегда полное число 100 человек или 150, из коих две трети или по нужде были из дворянских людей…». Говоря современным языком, Петр требует усиленного изучения математики учащимися инженерного класса школы пушкарского приказа, для чего при необходимости посылать их доучиваться математике в Сухареву башню, где тогда помещалась школа математических и навигационных наук. Здесь же Петр требует иметь 100–150 учащихся в инженерном классе против обычных 20–25, и из них не менее двух третей должны быть дворянами. Следует отметить, что если дети простолюдинов просто рвались в эту школу, понимая, что она открывает им путь к лучшей доле (офицерский чин, дворянство), то бояре и дворяне чуждались образования, считая, что знатное происхождение и так обеспечивает им офицерские чины в пехоте или кавалерии. Однако дворянство было опорой самодержавия, и Петр не мог отдать важнейшую область военного искусства в руки «черни», требуя посылать дворянских детей в инженерную школу под угрозой «…потеряния чести и живота». Однако это не помогает и следом царь издает указ, в котором было дословно сказано: «…Буде кто из них не явится и за то чинить им смертну казнь и поместье и вотчины их взять на великого государя бесповоротно…».

Однако и увеличение числа учащихся в четыре раза оказалось недостаточным для удовлетворения потребностей армии в инженерных специалистах. 17 марта 1719 г. открывается вторая инженерная школа в Санкт-Петербурге, но ее создание не дало ожидаемого результата. Просто-напросто для новой школы не было учителей, не было специалистов инженерного дела. Поэтому в 1723 г. принимается решение объединить обе школы, вернее перевести инженерные классы Московской школы пушкарского приказа в Петербург вместе со всеми преподавателями. Новое учебное заведение получает наименование Санкт-Петербургская инженерная школа. Руководить школой назначается приглашенный из Франции один из лучших военных инженеров того времени д’Кулон. Он сразу же вытребовал у царя для практических занятий учащихся Канецкую крепость, затем потребовал для школы отдельных помещений. В 1724 г. на Московской стороне Петербурга на второй линии было куплено большое место, на котором возвели пять жилых помещений и потребное количество служебных и учебных зданий. В школу был направлен и там работал один из первых ученых математиков России Л.Ф. Магницкий. Именно для этой школы и в ее стенах вышло второе издание его знаменитого учебника «Арифметика», ставшее основным учебным пособием по математике во всей стране на весь XVIII в. Выпускники школы получали унтер-офицерское звание «инженерный кондуктор», а по получении ими практического опыта в войсках через один-два года – офицерский чин инженерного прапорщика (штык-юнкера).

Успешная деятельность школы привела к тому что Петр I возложил на нее также обязанность готовить для гражданской службы горных специалистов (маркшейдеров, геодезистов), специалистов строителей, чертежников, металлургов. Школа обещала превратиться в своего рода технический университет, но Петр Великий не увидел ее расцвета. К 1728 г. в школе насчитывалось 60 воспитанников, принадлежавших к нижним чинам, но в том же году, она теряет свою самостоятельность и становится частью артиллерийской школы. До конца 1740-х гг. инженерная школа то выделялась из артиллерийской, то вновь входила в нее. Скорее это было вызвано дворцовыми интригами, борьбой за власть и влияние. Все это не шло на пользу системе подготовки военных инженеров. Качество подготовки падало. Количество выпускаемых специалистов было невелико.

В 1753 г. начальником школы назначается ее бывший питомец – нженерный генерал, «арап Петра Великого» Абрам Петрович Ганнибал, прадед А.С. Пушкина. Крупный теоретик инженерного дела, написавший в 1726 г. книгу об инженерном искусстве, строитель сибирской крепости Селенгинск, он добивается отделения инженерной школы от артиллерийской и во многом восстанавливает систему подготовки военных инженеров.

В 1758 г. всесильный шеф русской артиллерии, знаменитый граф П.И. Шувалов прибирает к рукам инженерную школу, вновь сделав ее факультетом артиллерийской. Обретя крупного покровителя и знатока военного дела, инженерная школа, как часть артиллерийской, расцвела. Объединенная школа комплектуется лучшими преподавателями, отборными офицерами. Вводится ряд новых предметов – география, геодезия. Создается богатая библиотека. Школа получает собственную типографию. Из стен школы выпускается плеяда военных, составивших впоследствии славу русского оружия. Достаточно сказать, что приказом графа Шувалова от 10 декабря 1759 г. артиллерии каптенармус князь М.И. Голенищев-Кутузов выпускается из школы в инженерный корпус кондуктором первого класса. Его оставляют в школе репетитором, а в 1761 г. в чине инженерного прапорщика направляют в Астраханский полк полковника А.В. Суворова. Выпускник школы капитан А. Немой в 1759 г. изобретает парусиновый понтонный парк, который простоит на вооружении русской армии более 150 лет. В 1862 г. этот парк примет на вооружение армия Североамериканских Соединенных Штатов.

После смерти графа Шувалова объединенная школа, приобретшая славу учебного заведения высокого уровня обучения, преобразуется в Артиллерийский и инженерный шляхетский корпус, закрытое, чисто дворянское учебное заведение. В учебной программе начинают преобладать общеобразовательные дисциплины (архитектура, живопись, стихосложение, танцы, риторика, логика, латынь, теология). Качество подготовки и артиллеристов, и инженеров резко падает. Их выпуск неуклонно сокращается. Единственным положительным моментом в жизни учебного заведения в этот период является повеление с 1770 г. выпускать из школы не унтер-офицерами (кондукторами), а артиллерийскими и инженерными прапорщиками. Однако в период с 1762 по 1819 г. из корпуса выпускается не более 4–5 военных инженеров в год. Более того, в 1801 г. корпус преобразуется во 2-й кадетский корпус, который начинает подготовку офицеров пехоты, кавалерии и лишь в небольшой мере офицеров артиллерии и инженерных войск. Собственно, у инженерных войск отобрали их учебное заведение, польстившись на превосходную учебно-материальную базу и прекрасный преподавательский состав. Так с инженерными войсками и их учебными заведениями будут поступать еще не раз.

Однако растущая армия отчаянно нуждалась в специалистах инженерного дела. На западе уже маячила грозная тень Наполеона. Подготовку инженерных специалистов надо было организовывать вновь, с чистого листа.

В 1804 г. по предложению военных инженеров П.К. Сухтелена и И.И. Князева в Петербурге организуется инженерная школа по подготовке инженерных унтер-офицеров (кондукторов) с двухгодичным сроком обучения. Школа успела выпустить около 75 специалистов, однако ни их количество, ни их знания не могли удовлетворить потребности армии. Особенно отчетливо это проявилось в боях с наполеоновскими войсками в Европе в 1805–1807 гг. Французские саперы неоднократно доказывали русским генералам недопустимость пренебрежения вопросами инженерного обеспечения боя.

В 1810 г. по предложению военного инженера К.И Оппермана школа преобразуется в инженерное училище, которое стало состоять из двух отделений. Кондукторское отделение готовило младших офицеров инженерных войск за три года, офицерское отделение за два года готовило офицеров, имеющих знания инженеров. На офицерское отделение принимали лучших выпускников кондукторского отделения для углубленного изучения военно-инженерного дела. Также там проходили переподготовку ранее выпустившиеся кондуктора, ставшие уже офицерами. Офицерское отделение можно считать предтечей инженерной академии.

Отечественная воина 1812 г. и заграничный поход 1813–1815 гг. показали запоздалость преобразования инженерного дела. Хотя русские саперы проявили в этой войне чудеса храбрости, изобретательности и настолько показали свою нужность и полезность, что восхищенный император Александр I в декабре 1812 г. повелел в гвардии сформировать Саперный батальон; однако инженерных офицеров и унтер-офицеров остро не хватало на протяжении всей войны. Многими тысячами жизней солдат заплатила Россия за близорукость своих военачальников, непонимание ими простой истины: «Капля пота сберегает ведро крови».

24 ноября 1819 г. высочайшим повелением учреждается Главное инженерное училище. Император под размещение училища отдает одну из царских резиденций – Михайловский замок, который этим же повелением переименовывается в Инженерный замок. Это название сохранилось и по сей день. Это бывшая резиденция императора Павла I. Комната, в которой убили императора, никогда не использовалась. До революции 1917 г. у запертой двери всегда стоял часовой, в советское время комната просто пустовала. Училище пробудет в этом замке до 1962 г., пока тогдашний руководитель страны Н.С. Хрущев, забывший уроки Второй Мировой войны, не перебросит училище в Калининград.

В училище было создано два отделения: кондукторское, которое за три года готовило инженерных прапорщиков со средним образованием, и офицерское, которое за два года давало высшее образование. В офицерское отделение принимали лучших выпускников кондукторского отделения, офицеров инженерных войск, офицеров других родов войск, пожелавших перейти на инженерную службу. Попутно следует отметить, что в пехоте и кавалерии большая часть офицеров готовилась прямо в полках, а некоторая часть в двухгодичных училищах. Высшего образования в пехоте и кавалерии не получали.

Офицерское отделение уже не было предтечей инженерной академии, оно было ее прямым предшественником.

Для преподавания пригласили лучших педагогов того времени – академика М.В. Остроградского, физика Ф.Ф. Эвальда, инженера Ф.Ф. Ласковского.

Училище быстро превращается в одно из лучших учебных заведений России. Достаточно сказать, что из его стен вышли известный во всем мире фортификатор Э.И. Тотлебен, знаменитый строитель железных дорог А.И. Квист, теоретик строительной механики Г.Е. Паукер, известный во всем мире военный инженер А.З. Теляковский, писатели Ф.М. Достоевский и Д.В. Григорович, известнейший физиолог И.М. Сеченов, академик живописи К. Атрутовский, руководитель подземно-минных работ в осажденном Севастополе штабс-капитан А.В. Мельников.

Училище стало не только учебным заведением, но и научным центром военно-инженерной мысли. В его стенах физик П.Л. Шиллинг изобретает электрический способ взрывания, а Власов – химический способ взрывания; Томиловский изобретает металлический понтонный парк, который будет применяться еще в годы Второй Мировой войны. Училище издает и распространяет в войсках журнал «Инженерные записки». Выпуск журнала прекратится только в 1918 г.

В 1855 г. офицерское отделение Главного инженерного училища выделяется в самостоятельную Николаевскую инженерную академию, а училище, получив наименование «Николаевское инженерное училище», стало готовить только младших офицеров инженерных войск. Срок обучения в училище был установлен в три года. Выпускники училища получали звание инженерного прапорщика со средним общим и военным образованием (с 1884 г., когда звание прапорщика для мирного времени было упразднено – звание инженерного подпоручика). В инженерную академию офицеров принимали после не менее чем двух лет офицерского стажа, сдачи вступительных экзаменов, и после двухгодичного обучения они получали высшее образование. Следует отметить, что такая же система была введена для артиллеристов. Офицеры пехоты и кавалерии готовились в двухгодичных юнкерских училищах, где получали среднее образование. Высшее образование офицер пехоты или кавалерии мог получить лишь в академии Генерального штаба, куда набор был меньше, чем в инженерную академию. Так что уровень образованности артиллеристов и саперов был на голову выше, чем в целом по армии. Впрочем, к инженерным войскам в то время относили также железнодорожников, связистов, топографов, позднее авиаторов и воздухоплавателей. Кроме того, министр финансов, в чье ведомство входила пограничная служба, выторговал право офицеров-пограничников учиться в Николаевской инженерной академии.

В 1857 г. журнал «Инженерные записки» переименовывается в «Инженерный журнал» и становится совместным изданием. Продолжается совместная научная работа. А.Р. Шуляченко проводит большие исследования свойств взрывчатых веществ и составляет их классификацию. По его настоянию в русской армии отказались от опасного в применении зимой динамита, и перешли на химически более стойкую пироксилиновую взрывчатку Под его руководством возрождается минное дело. В 1894 г. он изобретает неизвлекаемую противопехотную мину. Большую работу по созданию и совершенствованию электрического способа взрывания и создания морских гальвано-ударных мин проводят академик Б.С. Якоби, генерал К.А. Шильдер. Преподаватель училища П.Н. Яблочков изобретает свою знаменитую дуговую электролампу и дуговой прожектор.

В Русско-японскую войну всему миру стало известно имя героя обороны Порт-Артура, выпускника инженерного училища генерала Р.И. Кондратенко. Не хочется преувеличивать его роль в организации и ведении обороны крепости, но после его гибели 15 декабря 1904 г. на форту № 2 крепость продержалась только месяц.

Преподавательский состав обоих учебных заведений был общий. В 1899–1905 гг. их возглавлял военный инженер, генерал-майор Евграф Семенович Саранчов. В 1903 г. инспектор классов, ординарный профессор, генерал-майор Николай Александрович Крюков, помощник инспектора, подполковник Федор Иванович Зубарев. И в академии и в училище лекции читали: химию – Д.И. Менделеев, фортификацию – Н.В. Болдырев, пути сообщения – А.И. Квист, тактику, стратегию, военную историю – Г.А. Леер.

Большие потери в офицерском составе в период Русско-японской войны заставили царское правительство принять экстраординарные меры. Большая часть инженерных офицеров, особенно с высшим образованием, была переведена в пехоту, артиллерию, кавалерию. Николаевское инженерное училище стало делать выпуски пехотных офицеров. Подготовка инженерных специалистов практически была свернута. С началом создания в русской армии авиации много инженерных офицеров было переучено на летчиков. К началу Первой мировой войны в инженерных войсках насчитывалось всего 820 офицеров. Результат не замедлил сказаться с началом войны. После первых недель войны, когда еще не сложилась линия фронта, действующая армия срочно затребовала увеличения количества саперных подразделений и частей. Некому было восстанавливать мосты, дороги, или разрушать их при отходе, отсутствие фортификационных специалистов не позволило должным образом организовать оборону крепостей Варшава и Иван-город, и они пали после непродолжительного сопротивления. С переходом к позиционной войне инженерных специалистов стало не хватать еще больше. В судорожных попытках запоздало исправить допущенную в мирное время ошибку командование русской армии не нашло лучшего решения, как направить на фронт почти всех офицеров инженерной академии. В результате подготовка военных инженеров была вообще сорвана. Из инженерного училища всем юнкерам срочно присвоили офицерские звания и отправили на фронт. Следом та же участь постигла и унтер-офицеров, и солдат подразделений обеспечения учебного процесса училища. В званиях прапорщиков они также ушли на фронт. С большим трудом начальнику училища удалось сохранить часть преподавательского состава. Училище перешло на четырехмесячную краткосрочную подготовку прапорщиков военного времени.

К осени 1917 г. в училище находилось около ста только что набранных юнкеров. Частично это были выздоровевшие раненые, частично молодые люди призывного возраста. Усталость трех лет войны, разлагающая революционная пропаганда, всеобщее недовольство безуспешностью войны, нежелание идти в окопы привели к тому, что, когда 24 октября (6 ноября) 1917 г. вместе с 400 юнкерами Михайловского артиллерийского училища они были направлены защищать Зимний дворец, они отказались сражаться, безучастно наблюдали за подходом ко дворцу красногвардейцев и не оказали никакого сопротивления. Так что никакого штурма Зимнего, так хорошо известного по фильмам, не было. Исторические источники документально зафиксировали гибель в тот день и ночь в районе дворца семи человек. Ночью, отдав красногвардейцам винтовки, большая часть юнкеров разошлась по домам, меньшая часть вернулась в училище. Учебный процесс после этого было продолжать бессмысленно, и все усилия нескольких офицеров училища и юнкеров сводились к недопущению разграбления имущества, борьбе с голодом и холодом.

На этом история Николаевского инженерного училища закончилась.

Отметим, что инженерная служба в России находилась в ведении Главного инженерного управления, которое в 1903 г. возглавлял главный начальник инженеров – генерал-лейтенант Александр Петрович Вернандер, помощники – генерал-лейтенант Леонтий Леонтьевич Мейер, генерал-лейтенант Константин Львович Кирпичев, для особых поручений – генерал-майор Василий Иванович Беленченко, полковник Георгий Иванович Тимченко-Рубан.

В заведовании главного начальника инженеров состояли инспекторская, техническая, ученая, учебная и хозяйственные части всего инженерного ведомства.

В обязанности главного инженерного управления входило: избрание в определенном районе удобнейших пунктов для возведения крепостей и укреплений и самое их устройство; постройка воинских зданий; составление проектов и смет для сооружений; содержание в исправности крепостей и укреплений, казарм и воинских зданий, хранение генеральных планов и исторических описаний крепостей; отопление и освещение воинских зданий, заведование электрической частью, воздухоплаванием, военно-голубиной почтой и другими вспомогательными отраслями инженерного дела; заведование личным составом инженерного корпуса; довольствие инженерных войск предметами инженерного ведомства, снабжение всех войск шанцевым инструментом, а также разрывными пироксилиновыми патронами с принадлежностями к ним, приспособлениями для порчи железных дорог и телеграфов.

В ведении управления состояли Николаевское инженерное училище и академия, Электротехническая часть инженерного ведомства, в состав которой входят минные части побережий Балтийского и Черного морей; Военная электротехническая школа и редакция «Инженерного журнала».

В 1955 г. в связи со строительством первой части дома № 59–61 на Суворовском проспекте архитектор А.С. Уразов спроектировал «пробивку» улицы Салтыкова-Щедрина до Новгородской улицы и завершение квартала жилым домом в стиле спроектированных им зданий на Суворовском проспекте, что обеспечивало стилевое единство проектируемого квартала. Однако изменения политической и экономической ситуации в архитектуре СССР (Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 4 ноября 1955 г. № 1871 «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве») заставили архитектора сделать серьезные изменения первоначального замысла и упростить проект жилого дома № 61 по улице Салтыкова-Щедрина до его соответствия стилю прагматического рационализма, характерного для советской архитектуры 1960-х гг.

Дом № 32 / 9-я Советская ул., 8

Четную сторону этой части Суворовского проспекта открывает небольшой квартал, ограниченный самим проспектом, 9-й Советской, Фуражным переулком и Госпитальной улицей. История этого квартала обращает нас к теме благотворительности: трехэтажное здание детского сада № 71 Центрального района (Суворовский пр., 32А) построено в 1990-х гг. на месте дома, в котором когда-то располагался приют Св. Мефодия для бедных детей с домовой церковью Священномученика Мефодия. Приют основан в 1865 г. чиновником Морского министерства, статским советником Мефодием Мироновичем Молчановым (1824–1893).


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Приют Cв. Мефодия. Проект арх. И.И. Буланова. 1880 г.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр. у 32. Детский сад № 71. 2015 г.


Сначала небольшая школа для сирот располагалась в его квартире на Караванной улице, затем для нее наняли помещение в доме Нелидовых (Ковенский пер., 5). В 1875 г. по проекту архитектора Э.И. Жибера для приюта заложили здание на участке, пожертвованном М.М. Молчановым на углу Слоновой и 9-й Рождественской улиц. В здании, достроенном в 1877 г., архитектор А.В. Малов оформил домовую церковь, которую 19 июня того же года митрополит Исидор освятил в память священномученика Мефодия, епископа Патарского и Тирского. В 1880-х гг. епархиальный архитектор И.И. Буланов пристроил к зданию одноярусную шатровую колокольню. В 1891 г. архитектор Петербургского совета детских приютов В.В. Николя расширил здание. В 1903 г. его надстроили третьим этажом[355], после чего в приюте воспитывались 30 девочек-сирот, постоянно находящихся там, и 75 приходящих детей. Приют находился под покровительством великой княгини Александры Иосифовны, которой помогали вдова генерал-лейтенанта София Карловна Рот и вдова тайного советника Зинаида Никоновна Полежаева. Попечителем приюта состоял статский (в 1904 г. – действительный статский) советник Николай Владимирович Спиридонов, директором – почетный лейб-медик, действительный статский советник, профессор Николай Иванович Быстров (1841–1906), законоучителем и настоятелем церкви – священник Петр Магистрианович Кремлевский, смотрительницей Анна Ивановна Сергеева[356]. В 1910–1917 гг. в приюте, директором которого был статский советник, доктор медицины Георгий Дмитриевич Соколов, воспитывались 50 девочек. После смерти Александры Иосифовны в 1911 г. должность покровителя приюта оставалась вакантной.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Суворовский пр., 32А. 2015 г.


В 1904–1917 гг. здесь жили: настоятель церкви священник П.М. Кремлевский, дьякон церкви Александр Федорович Окунев и его жена Ольга Андреевна, смотрительницы приюта Ольга Николаевна Алексеева и Глафира Владимировна Фелонова.

В 1930 г. храм закрыли, дом обращен в коммунальное жилье.

Дом № 32А / Госпитальная ул., 4

Со зданием детского сада соседствует шестиэтажный дом, построенный в 1995–1999 гг. по проекту Архитектурной мастерской «Герасимов и партнеры» (руководитель проекта – Е.Л. Герасимов, гл. архитектор – Л.Н. Черноусова, гл. конструктор – М.Я. Резниченко). Главный фасад здания обращен в сквер, в котором после окончания строительства выполнена замена поврежденных посадок. Вход в жилую часть здания и въезд на автостоянку предусмотрены с Госпитальной улицы, вход в банк «Зенит», расположенный на первом этаже, – со стороны Суворовского проспекта и сквера, на который ориентированы все 14 квартир[357].

Сократившаяся до 100 м современная Госпитальная улица когда-то шла от Знаменской (ныне – ул. Восстания) до Слоновой улицы, включая в свой состав нынешний Виленский переулок до его выделения в самостоятельный проезд в 1858 г.

Дом № 32Б / Таврическая ул., 2 / Госпитальная ул., 1

Ныне это большое здание занимает Военная академия связи им. Маршала Советского Союза С.М. Буденного. Здесь расположены библиотека, клуб, кинозал, кафедра физики, гостиница для высокопоставленных военных чинов, факультет подготовки гражданских специалистов, а также кабинеты руководящих лиц академии, живут и учатся курсанты первого и второго курсов командного (четвертого) факультета академии.

Здание строилось на территории Преображенского плаца в 1901 г. в архитектурном стиле неоклассики академиком архитектуры А.И. фон Гогеном. Журнал «Строитель» сообщал о начале работ: «Под руководством архитектора академика А.И. фон-Гогена на Преображенском плацу идет в настоящее время энергичная работа по сооружению здания для Академии Генерального штаба. Новое двухэтажное здание академии выходит главным своим фасадом на Суворовский проспект, занимая собой площадь свыше 800 кв. сажень. При постройке этого здания, на которое Министерство финансов Российской империи ассигновало около 700 000 рублей, будут применены новейшие усовершенствования в области техники. В настоящее время заканчивается кладка фундамента, а к концу строительного сезона здание академии будет готово вчерне». Торжества по поводу закладки зданий академии произошли 5 июня 1900 г., хотя сооружения уже были построены до уровня первого этажа.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Николаевская академия Генерального штаба. 1900-е гг.


По сообщению газет: «К 10 часам 30 мин. утра сюда прибыл главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа Почетный член академии великий князь Владимир Александрович, а также член Государственного совета, главнокомандующий гражданской частью на Кавказе и командующий войсками Кавказского военного округа князь Т.С. Голицын, военный министр, члены Военного совета, начальник Николаевской Академии Генерального штаба Н.Н. Сухотин, штаб– и обер-офицеры Генерального штаба и другие приглашенные лица. Великий князь Владимир Александрович подробно осмотрел проекты и планы новых зданий, расположенные на одной из внутренних сторон раскинутой вблизи места закладки палатки. На месте закладки духовенством церкви Главного штаба, при пении хора певчих саперного батальона, было отслужено молебствие с провозглашением многолетия Государю Императору и всему Царствующему Дому По обычаю были опущены золотые и серебряные монеты последней чеканки. При прочтении молитвы на основании дома совершили закладку, причем первый кирпич положил великий князь Владимир Александрович, второй – военный министр Куропаткин. Во время провозглашения многолетия на месте постройки поставили деревянный крест на высокой мачте. Одновременно с этим заложили доску со следующей надписью: „Здания Николаевской Академии Генерального штаба заложены 15.07.1900 году, в благополучное царствование Государя Императора Николая Александровича, военным министром генерал-лейтенантом Куропаткиным, при председателе строительного комитета начальнике академии генерал-лейтенанте Сухотине, чинах: генерал-майоре Веденяпине, полковнике Чистякове, Н.С. Строгонове, Н.С. Скипетрове и подполковнике Терентьеве по проекту производителя работ академика-архитектора фон-Гоген££.

Освящение здания произошло 19 сентября 1901 года. В этот день на Преображенском плацу к 11 часам утра собрались слушатели и учебный персонал Академии, офицеры Генерального штаба и высшие начальствующие лица, среди которых находился начальник Академии генерал-лейтенант Глазов, бывший начальник Академии, а затем степенной генерал-губернатор, генерал-лейтенант Сухотин, военный министр, генерал-лейтенант от инфантерии Куропаткин, начальник Главного штаба, генерал-лейтенант Сахаров, его помощники: генерал-лейтенант Уссаковский и генерал-майор Фролов, товарищ министра финансов, тайный советник Коковцев, член Военного Совета и другие важные лица. Вскоре сюда же прибыл Великий Князь Владимир Александрович. Началось освящение. В конференц-зале было отслужено молебствие с провозглашением многолетия Государю Императору, Государыням Императрицам и всему Царствующему Дому, После окончания богослужения все помещения Академии были окроплены святой водой. Затем великий князь Владимир Александрович подробно осмотрел все здания. В Военном собрании академии состоялся завтрак, за которым были произнесены тосты за здоровье императора Николая II и великого князя Владимира Александровича. Военный министр генерал-лейтенант Куропаткин, генерал-лейтенант Сухотин и генерал-лейтенант Глазов произнесли речь. Военный министр в своей речи обратил внимание на то, что новые здания академии вполне приспособлены для нужд учащихся. Он поднял бокал за процветание академии с пожеланием, „чтобы Академия продолжала давать армии верных слуг Царю и Отечеству, сильных не только духом, но и телом, самоотверженных, знающих и скромных“».

«Здание Академии П-образной формы выходит главным фасадом на Суворовский проспект и имеет в длину 93 сажени. Его штукатурная отделка была выполнена в стиле Людовика XVI. Здание имеет два этажа и подвал; о высоте внутренних помещений можно было судить по высоте всего здания, достигающей в боковых частях до 7,5 саженей, а в середине – более 8. Большой роскошный цветник раскинулся перед фасадом, по бокам от него выступают два крыла. Входов с наружного фасада три: один – главный (находится посередине) и два боковых (один ведет в офицерскую столовую, а другой – в квартиру начальника академии). Главный средний вход с четырехугольными колоннами несколько выдается вперед, образуя наверху площадку-балкон, как раз перед конференц-залом, наружная стена которой украшена шестью коринфскими колоннами и увенчана высоким парапетом и изображениями военных трофеев. На выступающих крыльях находились скульптурные изображения четырех императоров. По бокам средней части вскоре после освящения были установлены орлы. Из вестибюля широкая лестница вела в аудиторию старшего класса, размеры которой 76 кв. сажень, высота – 4 сажени. В этом квадратном зале свободно могли разместиться до 250 человек слушателей за большими столами с планами, картами и проч. Этому залу дали имя бывшего начальника академии М.Д. Драгомирова. Из этого же вестибюля, с другой стороны, вход в великолепный конференц-зал. Его размеры 45 квадратных сажень, высота – 4,5 сажень. По бокам зал был украшен двумя портретами: императоров Николая I и Николая II. В простенках зала висели доски с золотыми надписями имен слушателей, окончивших курс с отличием. На нижнем этаже в середине здания располагались канцелярия академии, кабинет начальников и профессоров, а также дежурного офицера, врачебный кабинет, профессорская и, наконец, квартира для служителей. Квартира начальника академии находилась в правом крыле, а в левом – аудитория младших классов, выходящая окнами на Госпитальную улицу. Тут же в двух огромных залах было расположено Офицерское собрание, состоящее из столовой на 300–400 человек, такой же величины зал для собраний, бильярдная и пр. В левом крыле здания на втором этаже устроили ряд больших залов для практических занятий и Академический музей. В музее среди прочих вещей привлекал внимание большой рельефный план сражения французов и пруссаков под Йеной в 1806 году. На нем было изображено пространство в несколько квадратных верст, на котором, кроме разбросанных всюду зданий, лесов и пр., размещалось около 100 тыс. чел. войск. На одной из возвышенностей был виден наблюдающий за сражением Наполеон Бонапарт. На плане с точностью были изображены даже миниатюрные предметы, люди, лошади и прочее со всеми деталями. В правом крыле здания помещалась огромная фундаментальная библиотека Академии. Здесь же в двух залах временно были размещены вещи будущего Суворовского музея, для которого в это время сооружалось отдельное здание. Эти вещи принадлежали покойному генералиссимусу А.В. Суворову. Среди них можно было увидеть знамена, иконы тех полков, которыми он командовал.

В подвале здания находились кухня и тир (стрельбище). Отопление было пароводяным, вентиляция – механическая, посредством электрических вентиляторов, освещение – электрическое. Потолки были из железных балок с бетоном, причем, при больших пролетах (аудитории до 7 саж.) эти балки были подвешены к железным стропилам. Кроме главного корпуса здания Николаевской Академии Генштаба были сооружены трехэтажный квартирный флигель для служащих, двухэтажная казарма на 70 чел. нижних чинов, прачечная, два ледника, деревянный экипажный сарай, конюшня на 178 лошадей со стенами из кирпичных столбов с бревенчатым заполнением и конюшня для 20 офицерских лошадей, кузница, манеж (24 × 8 саж.), крыша которого поддерживалась снизу железными стропилами.

Строительство главного здания, дома с квартирами для служащих и проч. обошлось казне в 860 000 руб., причем одно только главное здание – в 685 000 руб. На устройство манежа израсходовано 42 000 руб., на канализацию, мощение двора и заборы – 74 208 руб. На все возведенные постройки, хозяйственные постройки, хозяйственные здания потрачено 964 208 руб. Ежедневно на строительстве работали 745 чел. Таким образом, удалось построить все здания за 16 месяцев».

2 сентября 1909 г. перед зданием Академии открыли памятник офицерам, питомцам Николаевской военной академии, погибшим при исполнении своего долга. После 1917 г. он был демонтирован, и его место занимала скульптура льва, находящаяся ныне у входа в здание.

Николаевская академия Генерального штаба, высшее военное учебное заведение Российской империи, основано 26 ноября 1832 г. на базе Училища колонновожатых по проекту генерал-адъютанта барона Жомини «для образования офицеров к службе Генерального штаба» и «для вящего распространения знаний в армии». Название при основании учебного заведения – Императорская военная академия. В 1832–1904 гг. Академия помещалась в доме бывшей Коллегии иностранных дел на Английской наб., 32, с 1855 г. в память императора Николая I носила название Николаевской академии Генерального штаба, с 1909 г. – Императорской Николаевской военной академии.


Суворовский проспект. Таврическая и Тверская улицы

Памятник перед зданием Николаевской академии Генерального штаба. 1909 г.


Академия сразу же заняла центральное место в системе военного образования России. Обучение офицера в академии Генерального штаба в русской армии приравнивалось к особому отличию и считалось почетным.

В академию могли поступать офицеры не моложе 18 лет и в чинах не старше капитана армии и штабс-капитана гвардии, артиллерии и саперов. Служащие вне Петербурга сначала держали предварительный экзамен при корпусных штабах. В самой академии офицеры, желающие поступить в теоретический класс, должны были выдержать вступительный экзамен, а для желающих поступить напрямую в практический класс – и вступительный, и переходной. Офицер, желающий выпуститься экстерном, должен был помимо двух предыдущих экзаменов сдать еще и выпускной. По окончании курса офицеры прикомандировывались на 1 год к образцовым частям для ознакомления со службой. Выпуск производился в октябре. Окончившие по 1-му разряду получали следующий чин, окончившие по 2-му выпускались тем же чином, а окончившие по 3-му разряду возвращались в свои части и в Генеральный штаб не переводились. Армейские офицеры переводились в Генеральный штаб с тем же чином, артиллеристы, инженеры и гвардейцы – с повышением (гвардейцы еще и со старшинством в последнем чине). В 1850–1855 гг. академия выпускала ежегодно в среднем 23 человека. С 1854 г. в Академии открыто Геодезическое отделение для подготовки геодезистов в Корпус военных топографов.

В 1862, 1888 и 1893 гг. внесен ряд изменений по ужесточению строевого ценза, по порядку приема в академию и прохождению в ней обучения и последующему распределению по окончании учебы. При этом возросло количество обучающихся в Академии офицеров: в 1860-х гг. обучалось до 150 человек в год, в 1890-х гг. – до 300 человек, к 1914 г. – свыше 350 человек.

С 1894 г. квота на число поступающих была отменена. При этом изменились и правила распределения выпускников. После второго курса офицеры выпускались в войска, лучшие из потока офицеры поступали на дополнительный курс. Окончившие дополнительный курс причислялись к Генеральному штабу. Окончившие академию, как правило, занимали впоследствии высшие командные посты. Однако довольно большое число офицеров по разным причинам отчислялись до окончания курса. Так с 1881 по 1900 г. было отчислено 913 человек.

С 1832 по 1918 г. Академия подготовила 4532 офицера русской армии, несколько десятков офицеров болгарской и сербской армий.

Академия по праву занимала место центра военной мысли в России. Выдающимися преподавателями академии были В.М. Аничков, М.И. Драгомиров, А.Е. Снесарев, А.А. Свечин, Н.П. Михневич, Е.А. Шиловский, по стратегии – Н.В. Медем, Г.А. Леер, по военной статистике – Н.Н. Обручев, по военной истории – Д.Ф. Масловский и А.З. Мышлаевский, по военной администрации – А.Ф. Редигер.

Выпускники Академии ярко проявили себя как на поприще военной службы, так и в государственной деятельности. Широко известны выпускники Академии, ставшие крупными военачальниками и прославленными учеными России. В их ряду Д.А. Милютин, Ф.Ф. Радецкий, Н.М. Пржевальский, М.Д. Скобелев, А.Е. Снесарев, A. Н. Куропаткин, Р.И. Кондратенко, великий князь Николай Николаевич (младший).

В годы Первой мировой войны почти все командующие армиями и фронтами были выпускниками академии, как и 29 из 36 командиров корпусов и 46 из 70 начальников дивизий. Сама Академия с началом войны была по существу расформирована, занятия прекращены, произведен досрочный выпуск, большинство преподавателей отправлено в действующую армию. Ход войны показал, что это решение стало ошибкой, ибо возникла массовая потребность в подготовленных военачальниках с высшим военным образованием. В 1916 г. принято решение возобновить занятия, в начале 1917 г. принято 120 офицеров на младший курс.

Воспитанники Академии И.И. Вацетис, Н.Е. Какурин, B. Ф. Новицкий, А.А. Свечин, М.В. Свечников, А.Е. Снесарев, Б.М. Шапошников, Е.А. Шиловский и некоторые другие в последующем проявили себя в рядах Красной армии и в деле становления и развития советского военного искусства. В Белом движении руководящие роли играли выпускники академии М.В. Алексеев, Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, П.Н. Врангель, Н.Н. Юденич.

В начале 1918 г. Академию эвакуировали в Екатеринбург, затем в Казань. В июле 1918 г. основная масса преподавателей и учащихся отказ