Book: Манолито Очкарик



Манолито Очкарик
Манолито Очкарик

Эльвира Линдо

Манолито Очкарик

О создателях книги

Эльвира Линдо

Рождению Манолито Очкарика — одного из самых популярных персонажей современной испанской детской литературы, покорившего весь мир, — мы обязаны таланту и смелости Эльвиры Линдо (1962) — писательницы, журналистки, драматурга.

Автор многочисленных радио-, телевизионных и киносценариев, эссе, детских книг, Эльвира Линдо создала Манолито для радио, где сама же и озвучивала своего героя.

Популярность Манолито огромна — не остановившись на блестящей радиокарьере, с 1994 года Манолито Очкарик становится книжным героем, и его жизнеописание умещается теперь в шести книгах — одна другой смешнее. О нем снято два фильма.

В 1998 году Эльвира Линдо была награждена за свои книги о Манолито Государственной премией Испании в области детской и юношеской литературы.

Эмилио Урберуага

Эмилио Урберуага родился в Мадриде в 1954 году. «Кем я только ни был», — говорит он сам о себе: и банковским служащим, и продавцом, и курьером, и штамповщиком. Теперь он с огромным успехом занимается книжной иллюстрацией, рисует плакаты. Именно он создал графический образ Манолито Очкарика, персонажа, придуманного Эльвирой Линдо.

Некоторые из проиллюстрированных им книг переведены на французский, итальянский, немецкий, голландский, финский, английский, японский и корейский, а теперь уже и русский, языки.

От переводчика

Наверное, редкий переводчик не мечтает о такой книжке — написанной удивительно легко, но при этом невообразимо трудной для перевода, потому что львиной долей своего обаяния она обязана именно языку, интонации, точно подобранному слову, неожиданному столкновению стилистических регистров. Не случайно член Королевской академии испанского языка Эмилио Лоренсо посвятил целую статью языку Манолито Очкарика! А другой академик, Антонио Муньос Молина назвал Манолито «хронистом современной речи». Невообразимый винегрет из рекламы, голливудских фильмов, телевизионных новостей, маминых разговоров с соседками, дедушкиных прибауток, школьного сленга и шаблонных фраз из мельком пролистанных учебников расцвечивает речь Манолито таким буйством красок, что самые обыденные вещи начинают казаться фантастическими. Такими, какими их видит восьмилетний мальчик эпохи масс-медиа, пытающийся соотнести между собой реальную и телевизионную действительность.

Круглые очки с толстенными стеклами, сквозь которые Манолито наблюдает за тем, что происходит вокруг, как настоящая лупа, позволяют увидеть «мелочи жизни» в неожиданно крупном масштабе и разглядеть в них множество несуразностей, на которые взрослые уже давно перестали обращать внимание. По наблюдению Муньоса Молины, именно этим пристальным вниманием к повседневности и полным отсутствием фантастики «Манолито Очкарик» отличается от большинства детских книг, в которых «обычно отдают предпочтение далеким краям и временам, которые не значатся ни в каких календарях».

Перевод двигался медленно, но, в конце концов, Манолито, благодаря другим переводчикам уже умело изъясняющийся на нескольких языках, согласился заговорить и нерусски. Как без ложного пафоса сказал бы он сам: «Может, ты не поверишь, но это, кажется, был мой самый счастливый вечер на планете Земля».

Наталья Морозова

Манолито Очкарик

Распоследняя мартышка

Вообще-то меня зовут Манолито Гарсия Морено, но попробуй загляни в наш квартал и спроси первого встречного чувака:

— Не скажете, где тут живет Манолито Гарсия Морено?

Одно из двух: чувак или пожмет плечами, или выдаст что-нибудь вроде:

— А я почем знаю!

Потому что под именем Манолито Гарсия Морено меня не узнает даже мой лучший друг Ушан Лопес. Конечно, от него только и жди какой-нибудь подставы, или свинства, или самой что ни на есть свинской подставы, да еще и с большой буквы, но все равно он мой лучший друг и самый клевый чувак.

У нас в Карабанчеле (это мой квартал, если я тебе еще не сказал) меня все знают как Манолито Очкарика. В смысле, все, кто вообще меня знает. Те, кто со мной не знаком, не знают даже про то, что я с пяти лет хожу в очках. Ну и фиг с ними, сами не знают, что теряют.

Манолито меня назвали в честь папиного грузовика, а грузовик назвали Манолито в честь папы, потому что моего папу зовут Маноло. А папу назвали Маноло в честь его папы, ну и так далее, до самых что ни на есть доисторических времен. Короче, первого динозавра-велоцираптора звали Маноло. Это я на случай, если Стивен Спилберг не в курсе. И так до последнего Манолито Гарсия, а это и есть я, распоследняя мартышка. Это меня мама так называет. В особо торжественных случаях. Только ты не подумай, что она изучает, как человек произошел от обезьяны. Обычно она так говорит, когда вот-вот засветит мне оплеуху или подзатыльник. Меня жутко напрягает, когда она зовет меня мартышкой, а ее напрягает, что меня все во дворе зовут Очкариком. Короче, хоть мы и одна семья, напрягают нас совсем разные вещи.


Манолито Очкарик

Мне вот, например, нравится, что меня зовут Очкариком. У нас в школе имени Диего Веласкеса у всех, кто покруче, обязательно есть какое-нибудь прозвище. Пока у меня не было прозвища, меня вечно все доставали. Как привяжется на переменке какая-нибудь наглая рожа, так обязательно начнет обзываться или четырехглазым, или очкариком. Зато с тех пор как я Манолито Очкарик, обзывать меня — пустая трата времени. Вообще-то меня можно было бы еще дразнить головастиком, но пока никто не допер, а уж я подсказывать не собираюсь, фигушки! Такая же история с моим другом Ушаном. Как только у него завелось прозвище, все сразу перестали цепляться к его ушам.

Как-то раз мы с Ушаном здорово подрались по дороге из школы, потому что он сказал, что лучше уж такие уши, как у него, чем очки, как у китайского летчика, а я сказал, что лучше уж очки, как у китайского летчика, чем уши, как жопа у японской макаки. Он как услышал про жопу, сразу полез драться, а чего обижаться на правду? Когда холодно, уши у него становятся такого же цвета, как задницы у обезьян в зоопарке. Это медицинский факт, тут уж ничего не попишешь. Ушанова мама говорит, чтобы он не переживал: когда подрастет, уши сами усохнут, а если не усохнут, хирург подрежет, и все дела.


Манолито Очкарик

Мама у Ушана суперская. Она в разводе, и у нее от этого комплекс вины, так что она Ушана даже не шлепает никогда. Боится увеличить травму, от которой его лечит сеньорита Эсперанса, наш школьный психолог. Конечно, моя мама тоже не хочет, чтобы у меня были травмы, только она не в разводе, так что нет-нет да и влепит мне свой фирменный подзатыльник.

Подзатыльник — это такая затрещина, которая тебе достается от мамы или любого другого уполномоченного лица и приходится в область человеческого организма, называемую затылком. Не то чтобы я хвастался, но мама у меня в этом деле спец, каких мало. А вот дед мой вообще против всяких подзатыльников, он и маме всегда говорит: «Доча, хочешь шлепнуть парнишку, так метила бы ниже. А по голове не бей, ему учиться надо».

Дедушка у меня классный, прямо-таки суперклассный, самый суперский на свете. Раньше он жил в деревне, а три года назад перебрался к нам в город. Мама тогда закрыла лоджию алюминиевой перегородкой и поставила диван-кровать, чтобы мы с дедом там спали. Я каждый вечер раздвигаю дедушкин диван. Возиться с диваном — жуткая морока, но я не жалуюсь, потому что дед каждый раз дает мне за это монетку для свиньи. Свинья у меня, конечно, не настоящая, а копилка, так что скоро я жутко разбогатею.

Иногда дед называет меня наследным принцем, потому что когда-нибудь мне достанется все, что он откладывает с пенсии. Мама не любит, когда мы с ним говорим о смерти, а дед всегда отвечает, что жить ему осталось пять лет, так что пока не помрет, будет говорить, о чем вздумается.

Дедушка любит повторять, что хочет умереть до 2000 года, охота была смотреть, что там еще наворотят в новом веке, на его век и одного века хватит. Он уже давно решил умереть в 1999 году и обязательно от простатита, потому что какой смысл столько лет маяться от этой дряни, а потом взять да и помереть от чего-нибудь другого.

Я ему сказал, что лучше пусть он наследство оставит, а сам не умирает, потому что спать в одной комнате с дедом Николасом — это просто супер. Мы каждый вечер засыпаем под радио, а только мама попробует его выключить, как мы тут же — раз! — и просыпаемся. Такие уж мы с дедом. А если дедушка умрет, мне придется спать в одной комнате с Придурком, и это будет полный отстой.

Придурок — это мой младший брат. Больше ни братьев, ни сестер у меня нет. Маме ужасно не нравится, что я зову его Придурком. А что, прозвище как прозвище. На нее не угодишь. И потом, я ведь не нарочно, это у меня случайно вырвалось, не то чтобы я полдня сидел и скрипел мозгами, что бы такое выдумать.

Это получилось прямо сразу, как он родился. Дедушка отвел меня к маме в роддом. Мне было пять лет, это я точно помню, потому что тогда мне только-только купили первые в жизни очки, а наша соседка тетя Луиса все время причитала: «Бедняжка, всего пять годочков, а уже в очках».

Так вот, подхожу я к кроватке и протягиваю руку, чтобы раздвинуть этому типу веки. Это мне Ушан сказал, что если у моего братишки окажутся красные глаза, значит, в него вселился дьявол. Короче, ничего я ему такого не сделал, а чувак ка-ак разревется, и рев-то у него сразу видно, что деланый. Тут все на меня набросились, как будто это в меня вселился дьявол, а я тогда в первый раз и подумал: «Вот придурок!» Так это у меня в голове и засело. Пусть теперь кто-нибудь попробует сказать, что я обзываюсь. Сам виноват, не успел родиться, а от него уже одни напряги. Самое подходящее для него прозвище.

Вот мне, например, подходит прозвище «Манолито — новый Хоселито». Это меня дедушка так зовет. Он меня научил своей любимой песенке, называется «Колоколенка». Песенка такая старая-престарая, что, когда ее пели, у дедушки дома еще не было унитаза, а телек был без звука. Перед сном мы с дедом иногда играем в Хоселито. Это такой мальчик, который жил сто лет назад и пел про колоколенку. Я тоже пою про колоколенку, а потом изображаю, как будто летаю, ну и еще что-нибудь в этом роде, а то, как только допоешь песню, играть в Хоселито — жуткая тягомотина. Да еще у деда слезы на глаза наворачиваются, оттого что песня такая старая-престарая, а мальчик, который жил сто лет назад, вырос и попал в тюрьму. Мне неловко, что дедушка такой старенький, а плачет по мальчику, который жил сто лет назад.

Короче говоря, если ты заявишься к нам в Карабанчель и спросишь, где тут живет Манолито Новый Хоселито, тебе тоже никто ничего не скажет, разве что посоветуют заглянуть в нашу местную тюрьму. Некоторых хлебом не корми, дай поприкалываться.

Никто тебе не объяснит, как найти Мануэля, ни Маноло, ни Манолито Гарсия Морено, ни Нового Хоселито, зато кто угодно расскажет и покажет, где живет Манолито, больше известный по эту сторону реки Мансанарес под именем Манолито Очкарик, а в родном доме — как «последняя спица в колеснице», а то и вовсе «мартышка». «А ты, мартышка, помолчи, тебя никто не спрашивает».


Манолито Очкарик

Застежка для Манолито

Начался сентябрь, и мама отправила нас с дедом за новой застежкой для моей куртки. Старую мне в том году откусил Ушан Лопес, когда я не захотел делиться бутербродом. Лопес сломал зуб, а я остался без застежки. Мама его потом долго утешала, а мне моя засветила свой фирменный подзатыльник замедленного действия, от которого еще с полчаса все гудит. В тот день я узнал страшную тайну: если не хочешь лишних напрягов дома, в сто раз лучше самому что-нибудь такое сломать или свихнуть, чем порвать куртку или, к примеру, штаны. Тогда из любой мамы веревки можно будет вить.

Насчет одежды вообще все мамы всегда жутко переживают. Зато всякими синяками хвастаются так, что только держись:

— А мой сын вчера ногу сломал.

— А мой голову. Что, съела?

Мамы вообще страшно не любят, когда другие мамы успевают их обскакать. Так что, не успел начаться сентябрь, моя мама сказала:

— Октябрь на носу, надо мне починить твою куртку, а то так и пойдешь в школу с оторванной застежкой.

В этой куртке я проходил весь прошлый год, буду ходить весь этот и весь следующий. И еще год, и еще два. Мама говорит, дети ужасно быстро растут, так что куртки им надо покупать с прицелом на будущее. Другие дети, может, и растут, только не я. Короче, похоже, я так и состарюсь в этой куртке, а потом в ней и умру. Терпеть не могу эту куртку. Всю жизнь ненавидеть одну и ту же куртку! Это же с тоски удавишься.

Этим летом мама выклянчила для меня у доктора рецепт на витамины. Наверно, стало стыдно перед соседями, что куртка на мне как висела, так и висит. В общем, теперь она кормит меня витаминами, чтобы мы с курткой раз и навсегда сделались одного размера. Честно говоря, мне даже иногда кажется, что она больше любит куртку, чем меня, а я ей все-таки родной сын. По дороге за застежкой я спросил дедушку, что он про это думает, а дедушка сказал, что все мамы неровно дышат ко всяким там курткам и пальто, а еще к шапкам и перчаткам, но своих детей они все-таки тоже очень любят, потому что в материнском сердце полным-полно любви.

* * *

У нас в Карабанчеле чего только нет: и тюрьма есть, и автобусы, и дети, и арестанты, и мамы, и наркоманы, и булочные. А вот застежек для куртки у нас днем с огнем не сыщешь, так что мы с дедом Николасом сели на метро и поехали в центр.

В метро нам с дедом всегда везет. Даже когда вагон битком набит, нас все жалеют и быстренько уступают место. Дедушку всем жалко, потому что он старенький и у него простатит. Конечно, простату так сразу не видно, зато сразу видно, какой он старенький. А меня, может, жалеют из-за очков, кто его знает.

Когда нам уступают место, приходится изо всех сил делать вид, что мы оба такие бедные-разнесчастные. Потому что, если тебе уступят место, а ты, к примеру, плюхнешься и тут же начнешь ржать, как лошадь, людей это напрягает. Так что мы с дедом всегда заходим в вагон с таким видом, как будто еле ноги таскаем. Действует безотказно! Сам попробуй, если хочешь, только не болтай направо и налево, а то весь город узнает, и придется нам обломиться.


Манолито Очкарик

Мама послала нас в «Понтехос», это такой магазин на площади Пуэрта-дель-Соль, туда все на свете мамы ходят за пуговицами, молниями и застежками для курток.

Мы целый час проторчали у прилавка, потому что дедушка всех тетенек пропускал вперед. Он вообще очень любит пропускать вперед всяких тетенек, особенно если какая-нибудь из них никуда не торопится и захочет выпить с ним чашечку кофе. До сих пор они все почему-то куда-то торопились, но дедушка говорит, что сдаваться не собирается.

Когда мы так простояли целый час и дедушка уже успел поболтать со всеми тетеньками в магазине, я устал и улегся животом на прилавок. Тут продавец сказал, что обязательно хочет поскорее нас обслужить. Испугался, наверно, что я залезу на прилавок с ногами. А когда застежка оказалась у нас в кармане, дедушка объявил:

— Ну что, Манолито, дело сделано. А теперь пойдем-ка прошвырнемся по главной улице. Надо же людей посмотреть и себя показать.

А я ему:

— Вот здорово, дедушка, миленький! Пойдем скорее!

То есть «дедушка, миленький» я, конечно, говорить не стал. Если я ему вдруг такое выдам, дед меня в срочном порядке отправит в психушку, лечить электрошоком.


Манолито Очкарик

И мы пошли гулять по улице Гран-Виа. А там самая настоящая демонстрация! У нас в квартале тоже иногда бывают демонстрации, только они не такие клевые, как в центре. Дедушка сказал:

— Давай тоже тут потолкаемся, для многочисленности. Похоже, всем на демонстрации это очень даже понравилось, потому что никто и не подумал нас прогонять. Дедушка попросил какого-то дядьку посадить меня на плечи, чтобы мне было лучше видно, кто там толкает речь. Тут я заметил, что у дядьки на голове полным-полно перхоти. Ну, я его немножко почистил и заодно посоветовал купить шампунь, который рекламируют по телеку. От него и перхоть пропадает, и девчонки на тебя вешаются почем зря. Дядька вроде как обиделся, опустил меня на тротуар и говорит:

— Елки-палки, а внучек-то не пушинка!

Ну вот, из-за какого-то уродского дядьки чуть не заработал себе комплекс жиртреста. У меня и так то и дело вылезают всякие комплексы. То коротышки, то жиртреста, то очкарика, то растяпы… Все, хватит, а то сколько можно самого себя поливать. От комплекса жиртреста я здорово намучился в том году, но это у меня уже прошло, потому что, по правде говоря, глупо мучиться комплексом жиртреста, если никакой ты не жиртрест.

А дедушка уже и думать забыл про дядьку с перхотью и начал громко возмущаться насчет своей пенсии. Он так всегда делает, когда видит, что собралось больше двух человек. И еще он сказал, что с тех пор как пошла мода на скороварки, в этой стране много чего изменилось к худшему.



Мы шли прямо посреди улицы, и никаких тебе машин. Кругом было полным-полно полицейских, и я подумал: «Вот это круто!» Но тут демонстрация взяла и кончилась. Тогда дедушка сказал:

— Пойдем, куплю тебе гамбургер, а то твоя мама скажет, что я тебя голодом морю.

Дед купил мне гамбургер, а заодно прихватил три мороженых: два для себя, потому что у него простатит, и одно для меня, а то еще растолстею. Я подумал: «Круто! Вот это жизнь!» По-моему, это был самый выдающийся день в моей жизни. Я начал было подпрыгивать от радости, но тут дедушка сказал:

— Ты чего скачешь, не знаешь, что ли, тут внизу метро! Оглянуться не успеешь, как все обвалится!

Пришлось мне обломиться и попрыгать только в уме. Вообще-то прыгать в уме я давно привык, а то сразу заявится наша соседка тетя Луиса и начнет выяснять, с какой это радости у нас нынче землетрясение, прямо как в Сан-Франциско.

Честное слово, мы совсем уже собрались ехать домой, но тут вдруг увидели тетку, которая ведет новости по телевизору. Она сидела в кафе и ела сандвич с курицей, салатом, помидорами и майонезом. Не знаю, что на нас нашло, но мы с дедушкой прилипли к витрине и не отлипали, пока она все не доела.

Тетка все время ерзала на стуле, как будто не в своей тарелке. Один раз она испачкалась майонезом и быстренько вытерлась платочком. А потом позвала официанта и вроде как попросила опустить шторы, но обломилась по-крупному, потому что штор там никаких не было.


Манолито Очкарик

Я ну никак не мог уйти, пока она не встанет, потому что в школе говорят, что телеведущие — почти все безногие. Они потому и идут в телеведущие, что ноги им там вообще не нужны. Мне бы ни за что не простили, если бы я просто так ушел и ничего не разведал. А такие штуки можно разведать только в центре, где водятся знаменитости. Не то что у нас в Карабанчеле: ни тебе знаменитостей, ни застежек для куртки. Тут вышел официант и говорит дедушке:

— Дедуля, хотите поглазеть на зверушек, отвели бы мальчика в зоопарк, а здесь у нас приличное кафе.

Но не на такого напал, мой дед тоже за словом в карман не лезет:

— Мы с внуком стоим себе на улице, никого не трогаем, и никто нас отсюда не прогонит: ни вы, ни мэр города собственной персоной.

Дедушка ввернул про «собственную персону» и в ус не дует. Он у меня вообще не из стеснительных. А официант привязался к нам, как банный лист. Сразу видно, привык подлизываться к знаменитостям.

— Я, — говорит, — должен обеспечить, чтобы сеньорита телеведущая спокойно скушала свой сандвич и на нее не пялились, как на обезьяну в зоопарке.

— Насчет обезьяны — это вы сказали, а не я, — отвечает дедушка. Он у меня кого хочешь переговорит. — Я вот одного не могу понять. И что это сеньорите телеведущей так неприятно, что на нее смотрят бедный старик с мальчиком? Ей же каждый вечер миллионы телезрителей глядят в рот!

— А ей неприятно, — не унимался официант. Точно, решил заработать главный приз за занудство и подхалимаж у знаменитостей.

Вокруг нас потихоньку начала собираться толпа.

— А вот мне неприятно, — объявил дедушка официанту и толпе, — а вот мне неприятно, — повторил он, — что сеньорита телеведущая то и дело что-нибудь путает в своих новостях. Между прочим, зарплата сеньорите телеведущей идет из нашего, из народного кармана. А я, между прочим, честно плачу все налоги, хотя на мою пенсию и штанов-то новых не купишь. Пускай лучше сеньорита телеведущая расскажет в своих новостях, как людям жить на такую пенсию.

Дедушка замолчал, и ему стали хлопать даже сильнее, чем тому дядьке, который только что толкал речь на демонстрации. У моего бедного деда дрожал подбородок. Так всегда бывает, когда он волнуется.

Тут все стали кричать официанту, чтобы он вынес дедушке стакан воды, так что пришлось этому подлизе поджать хвост и быстренько отправляться в бар за водой. Но обратно со стаканом воды вышел уже не официант.

В жизни не поверишь: стакан воды несла сама сеньорита телеведущая. Клянусь Придурком. Эту минуту мы с дедом запомнили на всю жизнь.

— Вот, пожалуйста, — сказала она таким же голосом, как по телевизору, — вам лучше?

Дедушка ответил, что да, он только хотел показать внуку, что у телеведущих тоже есть ноги, и к тому же, — добавил он, — очень красивые. И еще она самая лучшая телеведущая, остальные ей и в подметки не годятся, и в жизни она в сто раз красивее, чем по телевизору, а теперь всего хорошего, мальчику завтра в школу, мы ездили в центр за застежкой для куртки, вон какая позднотища, моя дочка, небось, уже и в полицию звонила. Дедушка закончил свою вторую речь, еще пару раз глотнул воды, и мы отправились домой. Он стал ловить такси прямо на главной улице, потому что было жутко поздно. Наверняка уже и вечерние новости давно кончились. Тут к нам подъехало такси, и дедушка сказал:

— Нам надо в Верхний Карабанчель. Как вы думаете, шестисот песет хватит?

А таксист ему:

— Не хватит, это же у черта на рогах.

В общем, никуда он нас не повез и даже не сказал «до свидания». Бывают же люди, и спросить ничего нельзя. Удивительно вредные иногда попадаются люди.

— Видишь, Манолито, потратились мы на твой гамбургер, и осталось у нас с тобой шестьсот песет на все про все.

Мой гамбургер ему виноват, а сам только что смолотил два мороженых. В общем, пришлось нам возвращаться так же, как мы и приехали: на метро.

Я начал клевать носом, и чем больше я думал о школе, об училке, о зиме и о куртке, тем сильнее мне хотелось спать. А когда с такими мыслями еще и едешь на метро, тут уж кто хочешь заснет. Дедушка, похоже, тоже так думал, потому что сказал:

— Манолито, я вздремну чуток, а ты смотри, чтобы мы не проехали нашу остановку.

Но я тоже заснул, и еще крепче, чем дедушка.

* * *

Разбудил нас охранник в форме; мы стояли посреди какого-то поля и не знали, который час. Нет ничего хуже, чем заснуть в метро и проснуться посреди поля. Я поскорее заплакал, пока никто не начал меня ругать. Но охранник на нас ругаться не стал, а сказал, что мы доехали до конца линии, а потом проводил до самой нашей станции. Наверное, догадался, что у дедушки простатит. Когда мы пришли домой, все соседи толкались в подъезде, обсуждали наше исчезновение и утешали маму. Тетя Луиса сказала:

— Не волнуйся, Ката, если бы с ними что-нибудь случилось, по телевизору бы уже давно сказали.

Тут все накинулись на дедушку: в своем ли он уме, мальчику завтра рано вставать, ребенок-то, наверное, и не ужинал толком, мы тут уже спецназ думали вызывать. Дедушка бегом поднялся по лестнице домой (насчет бегом — это я, конечно, так, для красного словца), чтобы от него все отстали.

Уже дома, когда мама припомнила нам все, что мы сделали плохого с тех пор как появились на свет, ее вдруг осенило:

— А где же застежка для куртки?

Застежки нигде не было видно. Тогда мама сказала, что мы сведем ее в могилу и вообще доведем до самого что ни на есть смертельного инфаркта.

С тех пор как кончилось лето, дедушка в первый раз так и улегся спать в носках. Я это заметил, потому что пристроился с ним рядом на диване. У нас в Карабанчеле, как только надо идти в школу, сразу начинаются жуткие холода. Это научно доказанный факт.

Прошло немного времени, потом еще немного, потом еще, и тут я понял, что никак не могу заснуть. Завтра начнутся занятия, у всех будет столько всяких новостей… Вдруг никто и слушать не станет, что со мной приключилось в центре. Так я лежал и думал про себя, потому что решил, что дедушка уже спит. А он вдруг шепнул мне на ухо:

— Хорошо мы с тобой сегодня повеселились, Манолито. Завтра в клубе пенсионеров, наверно, никто и не поверит, что сеньорита телеведущая сама вынесла мне стакан воды. Будешь у меня за свидетеля.

Больше он ничего не сказал, потому что заснул и начал причмокивать. Он всегда причмокивает во сне, потому что снимает на ночь вставную челюсть. По радио сказали что-то про детей, которые завтра пойдут в школу. Блин, обязательно надо напоминать, какое меня ждет ужасное будущее.


Манолито Очкарик

Конечно, в школе тоже есть свои плюсы: я снова увижу Сусану, Ушана… Тьфу, Ушан и так все лето под ногами крутится, достал уже.

Теперь дедушка не только причмокивал, но еще и храпел. Тут я заметил, что он улегся спать прямо в берете. Такое бывает, когда с ним случается что-нибудь совсем особенное. Тогда он забывает снять берет. Ладно, так у него голова не замерзнет. А то у моего дедули ни волос на голове, ни зубов во рту. Хотя палец в рот ему не клади, это ты уже и сам, наверно, заметил.

Я совсем уже засыпал, и тут вдруг понял, что держу в кулаке какую-то штуку. Это была застежка для куртки. Видно, я так весь вечер и протаскал ее в руке. Мама может спать спокойно: завтра утром она пришьет мне застежку.

Близился к концу самый выдающийся день в моей жизни, но мне было уже все равно. Я знал, что теперь мне не отвертеться ни от школы, ни от зимы, ни от куртки. Зима и школа — это еще куда ни шло. А вот куртка…

Вот дурацкий диагноз

сусана сказала, что когда у нас в Испании кто-нибудь ходит к психологу, значит, его уже отовсюду выставили взашей. Раньше таких отправляли на довольно-таки необитаемый остров, только теперь развелось столько китайцев, что необитаемых островов совсем не осталось, и поэтому стали нужны психологи.

Манолито Очкарик

Мы терпим все эти разговоры, потому что она девчонка, а то давно бы уже врезали по наглой роже.

Это она сказала нам троим: Ушану Лопесу (это мой лучший друг, хотя он та еще свинья-предатель), Джиаду, который только и делает, что строит из себя крутого, и мне, Манолито Очкарику, я тебе уже сто раз говорил, как меня зовут. Мы втроем стояли и ждали, когда нас примет наш школьный психолог. Конечно, не всех сразу, а по очереди, потому что сразу с тремя с нами кто угодно свихнется, а самое большее, года через три мы вообще превратимся в самых настоящих уголовников. Это не я сам придумал, а моя училка, «сита» Асунсьон. Я говорю «сита», потому что так гораздо короче, чем «сеньорита», а то язык сломать можно. Так вот, она у нас не просто училка, а еще и ясновидящая. Она всем ученикам предсказывает будущее. Прямо так, без всяких там карт и кофейной гущи. Как начнет тебе сверлить башку глазами, так тут же видит, как через много-много лет тебя разыскивает полиция всего мира или как ты получаешь одну Нобелевскую премию за другой. Вечно у нее одни крайности.

У Ушана родители развелись, и мама водит его к психологу, потому что боится, как бы у него не осталось какой-нибудь ужасной травмы. А то вдруг возьмет и сделается довольно-таки серийным убийцей, когда вырастет.

А Джиада отправили к психологу, потому что наша училка говорит, что он трудный ребенок и с утра до вечера строит из себя крутого. А еще когда нам задали нарисовать маму с папой, он своей маме пририсовал усы, а папе рога. Ну а нашей училке не нравится, когда мамы на рисунках выходят небритые. В смысле, без эпиляции. Нам-то всем рисунок жутко понравился, мы прямо-таки обхохотались. Если бы устроили конкурс Евровидения на лучший портрет родителей, этот точно занял бы первое место. А наша училка, которая вечно портит райское наслаждение «Баунти», взяла и отняла рисунок, спрятала к себе в стол и вызвала родителей Джиада. Наверно, захотелось посмотреть на усы и рога в натуральном виде. Усы у мамы и правда было немножко видно, а вот у папы, представляешь, никаких рогов, вот облом так облом. Это я так, на случай если кому интересно.

А меня мама отвела к тетеньке-психологу, которую зовут «сита» Эспе, хотя она все время повторяет: «Зови меня Эсперанса»… Только у нас в школе такие штуки не проходят. Если уж тебя зовут Эсперансой, значит, хоть ты тресни, так до самой смерти и останешься «ситой» Эспе. А не хочешь, нечего было и соваться.

Так вот, меня мама отвела к тетеньке-психологу, потому что я все время болтаю и не могу остановиться. Мама говорит, у меня язык без костей, меня то и дело заносит, и у нее от меня голова пухнет. Вот она и отвела меня к психологу. Наверно, подумала: «Пусть выболтается, дома будет меньше чесать языком». Только не рассчитала. К психологу я сходил всего два раза, зато дома меня еще больше тянуло поговорить, потому что, как говорит дедушка: «Мальчонке как что-нибудь засядет в голову, так уж пиши пропало».

До чего же классно было ходить к нашей «сите» Эспе! Захожу я в кабинет и спрашиваю прямо-таки ужасно вежливо:

— Что мне надо делать, «сита» Эспе?

Она, конечно, в сотый раз сказала, что никакая она не «сита» и никакая не Эспе, только это все без толку, потому что если уж я мысленно к чему-нибудь привык, то потом ничего с этим не поделаешь, хоть ты тресни. Это как с Придурком. Мне уже пол-Испании капает на мозги: «Не зови братика Придурком». Но я же не обзываюсь! Просто я и забыл давно, как его зовут на самом деле.

Так вот, «сита» Эспе сказала, чтобы я ей рассказал про все свои проблемы. А я спросил:

— С того самого дня, как я родился?

Это я так спросил, потому что люблю, чтобы с самого начала все было ясно. Ну и чтобы поприкалываться, честно говоря. Только «сите» Эспе было все равно. Ей все было интересно. Она сказала, чтобы я не торопился и рассказывал, сколько хочу, а она меня будет внимательно слушать. Я подумал: «Круто!» Перед тем как поведать всю историю моей жизни, я спросил:

— Можно я закурю?

Она на меня так уставилась, как будто увидела довольно-таки ужасного монстра, а потом взяла и сказала, что дети не курят. Умная нашлась. Пришлось ей объяснять, что это у меня такие шуточки, а то бы она так и сидела с открытым ртом. Мне стало ужасно жалко бедненькую «ситу» Эспе. Купилась на такую дурацкую шутку, на которую в жизни еще никто не покупался. Даже никто не смеется никогда. Эту шутку уже сто раз слышали и моя мама, и «сита» Асунсьон. Мне так жалко стало «ситу» Эспе, что я тут же начал рассказывать ей историю своей жизни.

Сначала я рассказал, как мои мама с папой взяли кредит, купили грузовик и назвали его Манолито в честь мальчика, который никак не хотел выходить из лимба, где живут мертвецы. Это такое место, там плавают все дети, которые еще не родились на свет и ждут своей очереди. Мне Джиад рассказывал. Он говорит, что еще помнит, как сам плавал в лимбе с мертвецами. Плаваешь себе, плаваешь, и все тебе по фигу, а потом — раз! — хватает тебя здоровенная такая ручища: «Теперь ты!» Это потому что в лимбе еще ни у кого нет имени. «Твоя очередь!»

А оттуда ты астральным способом попадаешь в роддом, и там врач со всей силы ка-ак даст тебе по попе! За что? Просто потому что ты родился. И с этой роковой минуты начинается твоя жизнь в Карабанчеле или в Голливуде, это уж куда тебя забросит здоровенная ручища. Меня вот, например, занесло в Карабанчель. Правда, ты не очень-то верь. Этот задавала Джиад вечно несет какую-нибудь фигню, мозги всем пудрит. В общем, я тебя предупредил, а ты думай, что хочешь.

Так вот, короче говоря, тут я взял и родился. Дальше я рассказал, как моей маме сделали ужасную и опасную операцию, а то я никак не мог пролезть наружу. Вроде, голова у меня была великовата. Мама очень любит про это рассказывать: ее хлебом не корми, только бы выставить меня дураком.

Потом я рассказал, как за три месяца прославился на весь подъезд, потому что все время ревел и никому не давал спать, а однажды так расхохотался, что потерял сознание. А еще я рассказал, что моя мама говорит: «Этот ребенок (то есть я) с самого рождения рта не закрывает».

В общем, я рассказал все, что знал про свою жизнь лет до трех или четырех. И тут «сита» Эспе с таким лицом, как будто сама еще плавает в лимбе с мертвецами, сказала, что я могу идти домой. А я ей:

— Почему, «сита» Эспе, я что, плохо рассказываю? Может, надо поподробнее?

— Ты все замечательно рассказываешь, — сказала «сита» Эспе, — просто прошло уже полтора часа.

Полтора часа? Надо же, я и не заметил. Кажется, это были самые счастливые полтора часа в моей жизни. «Сита» Эспе сказала мне «до свидания» и зевнула. Мама бы сказала: «Это или от голода, или со сна, или с недосыпа». Наверное, от голода.


Манолито Очкарик

Я вышел страшно довольный, что так классно все рассказал. Прямо как в кино, когда действие начинается еще до рождения главного героя. Я рассказал даже про то, как мои папа с мамой закрыли лоджию алюминиевой стенкой, чтобы мы с дедом там спали. Мамины подруги всегда друг другу рассказывают про то, как кто-нибудь стеклил лоджию или циклевал паркет. «Сита» Эспе сказала мне прийти через неделю.

* * *

Всю неделю я записывал все, что смог вспомнить про то, что со мной происходило с трех лет до восьми. Я спрашивал у мамы, у папы, у дедушки, у тети Луисы и у всех, кому повезло знать меня с самого рождения. За два дня я исписал тетрадку, и мама купила мне другую, в линейку, потому что я сказал, что она мне нужна для занятий у «ситы» Эспе.

В следующий раз я принес к «сите» Эспе три тетрадки в линейку про всю мою жизнь со всей ее проблематикой. К каждой тетрадке я придумал заглавие. В первой говорилось про то, как я жил с трех до пяти лет, и ее я озаглавил:



«Моя жизнь без Придурка».

В этой тетрадке речь шла о том, как хорошо было жить на свете, пока Придурку не приспичило заявиться сюда из лимба. Люди тогда были добрые и вежливые, то и дело говорили «спасибо» и «пожалуйста», террористы не захватывали самолеты, на мотоциклах стояли глушители, в Африке никто не голодал, а у нас в туалете еще не протек потолок, из-за которого мама так переживает. Когда мы с Придурком начинаем хлюпать носом, дедушка говорит:

— А потолок в туалете течет, потому что сосед сверху писает мимо толчка.

Это он так говорит, потому что знает, что, как бы мы ни ревели, мы сразу же плюхнемся на пол и начнем дрыгать ногами от смеха. А мама всегда ужасно злится и говорит деду:

— Мало они сами говорят всяких гадостей, так и ты туда же!

Честное слово, пока не было Придурка, я вообще почти что никаких гадостей не говорил. Только попробуй удержись, когда твой братец ржет, как ненормальный, стоит сказать какую-нибудь гадость. Ясное дело, после этого так и будешь говорить одни гадости. Вдруг он когда-нибудь возьмет и лопнет со смеху.

Не помню, прочитал я «сите» Эспе про потолок в туалете или нет, потому что на втором занятии мы успели дочитать только первую тетрадку. Пока я читал, мне показалось, что «сита» Эспе клюет носом, как дедушка после обеда. Это он так делает, потому что у него простатит. Я спросил «ситу» Эспе, почему она клюет носом: из-за простатита, или нет? Она сказала, что носом не клевала (на самом деле еще как клевала!) и что простатита у нее никакого нет, потому что женщины простатитом не болеют. А еще сказала, что уже прошел час и больше мне к ней приходить не надо.

* * *

«Сита» Эспе не нашла у меня никакой травмы. По-моему, это она чего-то недосмотрела. Маме она сказала, что мне просто надо выговориться, очень-очень надо, прямо-таки до ужаса, но это вовсе никакая не болезнь, а просто тяжесть, вроде тяжести в желудке. Тоже мне диагноз! Такой диагноз и я кому хочешь поставлю, это же раз плюнуть.

А еще «сита» Эспе сказала моей маме, что надо, чтобы меня иногда хотя бы немножко слушали дома. А мама ей:

— Да куда ж больше?!

На переменке Джиад мне сказал, что «сите» Эспе просто неохота было два раза в неделю терпеть такого зануду, как я. Конечно, он нос задирает: его-то она не выгнала. Выгнали только меня. Меня одного. Если бы не очки, я бы, наверно, подрался с Джиадом, но мне уже и так надоело получать тумаки с двух сторон: сначала от Джиада, а потом от мамы за разбитые очки. Я вообще из тех, кто подставляет вторую щеку. Папа говорит: «Когда тебя бьют, надо давать сдачи».

Ага, чтобы еще раз схлопотать! Ну уж это дудки!

Честно говоря, я жутко расстроился из-за «ситы» Эспе. Представляешь, сдаешь ты, например, мочу, забираешь результат, а там написано: «А вы, батенька, зануда», и подпись: «доктор Мартинес».

Обидно же. Маме, похоже, это все тоже совсем не понравилось, потому что она сказала:

— Умная выискалась. Можно подумать, я своего ребенка не слушаю. Да он мне даже белье в машинку положить спокойно не дает!

В конце концов пришлось мне разреветься, ты на моем месте сделал бы то же самое. Мама пообещала, что вечером они все как один придут меня слушать, чтобы чужим людям неповадно было болтать, что меня в родном доме никто не слушает.

Короче, вечером все заявились ко мне в комнату. По правде говоря, я даже растерялся немножко. Дедушка улегся на кровать. Мама с Придурком на руках уселась рядом. Папа сразу повалился на диван. И говорят:

— Ну давай, выкладывай.

Елки, не люблю я импровизировать. Пришлось достать две оставшиеся тетрадки. Я прочел первую и взялся было за вторую, но тут папа ка-ак захрапит! Он у меня храпит так, что стены дрожат. Я прямо не знал, куда деваться. Они все разлеглись у меня на кровати, даже пристроиться было негде. В общем, я их так там и оставил, пусть себе валяются вповалку. Я им свет погасил, радио выключил, накрыл их дедушкиным покрывалом. Когда мама завтра проснется, будет ныть, что у нее все кругом болит, как будто на ней воду возили. Сами виноваты. Вот дослушали бы до конца историю моей жизни… А так я скоро начну думать, что от моих тетрадок даже мухи дохнут.

Наверно, завтра меня будут ругать. Не знаю, за что, но обязательно будут. Про такие вещи всегда знаешь заранее, как про то, что схлопочешь двойку на экзамене. Сусанка сказала, что к психологам отправляют таких, кого отовсюду выгнали, а раньше их отправляли на необитаемый остров. Если бы мне пришлось выбирать между «ситой» Эспе и необитаемым островом, я бы выбрал… папину и мамину кровать. Я в жизни еще не спал на такой большой пустой кровати. Хотя она шириной всего метр тридцать пять сантиметров. Как говорит мама, чтобы спать в обнимку. Правда, насчет «в обнимку» она всегда потом добавляет, что это просто так говорится.


Манолито Очкарик

Капитан Килька

Пару дней назад я пропустил школу, потому что мы с папой ходили к глазному. И все из-за уголовного элемента по прозвищу Капитан Килька. В эти жуткие дни мою жизнь захлестнула чудовищная волна насилия. Хотел бы я посмотреть на Рембо, окажись он на моем месте! Да этот слизняк описался бы от страха.

Я тебе расскажу, как все было, от и до: гулял я себе спокойно в парке с Висельным деревом… Мы его так зовем, потому что там всего одно дерево, раскидистое такое, с Дальнего Запада. И вид у этого дерева самый подходящий, чтобы на нем повеситься. Мы с Ушаном Лопесом играли в слонов-людоедов, и тут заявляется этот громила Джиад, наступает мне на хобот — в смысле, не мне, а слону, — и говорит:

— Будем играть в капитана Америку.

И попробуй тут пикни. Джиад ткнул пальцем в Ушана и говорит:

— Ты будешь прекрасная принцесса, а Манолито — подлый предатель. Я с ним буду сражаться не на жизнь, а на смерть, отвоюю себе принцессу, а Манолито будет валяться в грязи с проломленным черепом.

Джиад — он такой, любит, чтобы всем сразу было понятно, по каким правилам играть.

Я тут же просек, что мое дело дрянь, и быстренько предложил:

— Может, лучше я буду за принцессу?

Только подлый трус Ушан, конечно, сразу ухватился за роль, которую ему впарил Джиад:

— Нет, я! Вот увидите, какая из меня получится суперская принцесса. Я так сыграю, что мне «Оскара» дадут за второстепенную женскую роль.

Я метнул в него довольно-таки злобный взгляд и на всякий случай спросил:

— Может, лучше завтра поиграем? А то мне надо морально подготовиться.

Но не тут-то было. Громила Джиад ка-ак рявкнет:

— Не завтра, а сейчас!

Тут Ушан начал вопить, как будто его режут, это он так изображал принцессу, на которую напали. А я дал стрекача, как будто собрался пробежать стометровку. По мне, отступление — вообще самая правильная боевая тактика. В этой жизни вообще все люди делятся на две категории: одни выигрывают стометровки, а другие проигрывают. Так вот, я как раз из таких, которые проигрывают. Задавала Джиад ухватил меня за капюшон и говорит: «Тебе повезло, Очкарик. Будешь драться с самым крутым парнем в классе, то есть со мной. Защищайся!»


Манолито Очкарик

Конечно, если так посмотреть, то мне вроде как и свезло. Ясное дело, лучше хвастаться, что это Рембо поставил тебе фингал под глазом, чем сознаться, что какой-нибудь дохляк шарахнул тебя мордой об стол.

Руками я отбиваться не мог, потому что в эту роковую минуту весь мой организм от такого накала страстей напрочь парализовало. Пришлось защищаться ртом. Это вообще единственный орган, который меня не подводит, когда я чувствую, мне вот-вот насмерть оторвут голову. Это не в том смысле, что я кусаюсь. Ты чего, думаешь, я совсем? Я просто зубы пытаюсь заговаривать.

— А я как будто король, а королей бить нельзя, потому что конституция запрещает, а то тебя сразу за шкирку и в тюрьму, и будешь ты враг всего испанского народа.

Согласись, если бы устроили международный конкурс на лучшую фразу, моя как минимум прошла бы в финал. Только Джиада никакими фразами не пробьешь. Он самый настоящий крепкий орешек, ему хоть кол на голове теши — все по фигу.

— Черта с два! Короли в очках не бывают. А если вдруг уродится какой-нибудь очкарик, его сразу отправляют куда подальше, а себе берут другого.

Такого поворота я не ожидал. Папа рассказывал, что из-за очков его не взяли в армию, но я в жизни бы не подумал, что с очками не берут в короли. Кстати, раньше эта профессия мне как-то не приходила в голову, но в ту роковую минуту мне казалось, что это единственная стоящая профессия на свете, только бы отвязаться от такого жутко опасного типа.

Я как-то раз видел по телевизору, как один дядька рассказывал, что он летел себе спокойно на самолете, и вдруг капитан объявляет по радио, что моторы отказали и придется теперь заходить на самую настоящую аварийную посадку. Так вот, этот дядька (он был американец, но не артист, это точно) рассказывал, что пока самолет падал, он подумал: «Это последние минуты в моей жизни». И тут у него в голове как будто начали прокручивать кинопленку про все, что он делал с тех пор, как родился. В общем, у меня было то же самое, только наоборот. Пока этот зверюга Джиад держал меня за куртку и я вот-вот должен был повалиться в грязь с проломленным черепом, передо мной пронеслась вся моя жизнь, только не назад, а вперед. Я увидел свое будущее, прямо целые дни, только все крутилось так быстро, что я почти совсем ничего не успел запомнить. Запомнил я всего две вещи: как я сделался королем и как всю нашу семью каждый вечер показывали по телевизору после новостей, прямо как сейчас короля с королевой. В кадре я стоял в самом центре, в королевской мантии и с короной слегка набекрень, такой уж у меня фирменный способ носить корону. А рядом стояли дедушка в своем воскресном костюме, папа и мама с Придурком на руках. Мы все улыбались, а оркестр играл испанский гимн: «Пум-ба! Пум-ба! Та-пум-ба-пум-ба-пум-ба! Та-та-ти-та-ти-та-пум!» Тут Джиад еще сильнее тряхнул меня за воротник, и пришлось мне вернуться в ужасную действительность.


Манолито Очкарик

Значит, Джиад говорит, что короли в очках не бывают. Хорошо еще, что я не растерялся и быстренько врезал ему в ответ:

— Врешь ты все! Король Балдуин ходил в очках! Это был удар ниже пояса. Про короля Балдуина я вспомнил, потому что наша соседка тетя Луиса любит рассказывать, как она сильно плакала, когда умер Балдуин, король Бельгии. Летом его величество отдыхал в Мотриле, совсем как наша тетя Луиса. Она говорит, что король был очень хороший человек, потому что женился на испанке, которую звали Фабиола, прямо как какую-нибудь артистку. Правда, бедняжка оказалась из таких испанок, у которых ни кожи, ни рожи. Тетя Луиса говорит, что в Мотриле они с королем жили по соседству, прямо дверь в дверь. А мама у нее за спиной всегда ворчит: «Ну, конечно, дверь в дверь. Фантазия у нее разыгралась».

Похоже, Джиада уже здорово достал король Балдуин вместе со своими очками, потому что он сказал:

— Ну что, Очкарик, все еще хочешь быть королем?

Этот тип каждые пять секунд называет меня Очкариком. Тут я допустил политическую ошибку и ответил «да». Тогда Джиад без всякого предупреждения взял и звезданул мне кулаком по очкам, а потом повернулся спиной и объявил:

— Миссия выполнена.

Похоже, у некоторых в жизни одна миссия: двинуть мне кулаком в глаз в парке с Висельным деревом. В этих трагических жизненных обстоятельствах я заприметил дедушку. Он шел в нашу сторону, я решил, что отступление мне обеспечено, и крикнул громиле Джиаду:

— Никакой ты не капитан Америка! У тебя на морде написано, что ты капитан Килька! Так ты всю жизнь и будешь капитан Килька!

Это потому что баре «Спотыкач» его папу все зовут Килькой. Только ты не подумай, что он рыбой торгует.

Похоже, я попал Джиаду по больному месту, прямо как он мне по очкам, потому что он развернулся, на глазах у дедушки сорвал с меня очки и зашвырнул их высоко-высоко, так что они взяли и повисли на Висельном дереве. Дедушка за Джиадом не погнался, потому что с простатитом не побегаешь. Честно говоря, толку от него в таких делах, как от козла молока.

Очки застряли так высоко, что пришлось нам сбивать их камнями.

А потом мы с дедом поплелись домой. Мама меня сначала обняла, когда увидела фингал под глазом, а потом увидела разбитые очки и засветила подзатыльник. А дедушка кричал:

— Хоть ты-то его не бей! Парнишке и так сегодня досталось по первое число!

В общем, вечером все наперебой меня утешали и пересказывали фильмы, которые шли по телеку, потому что без очков я вообще ни фига не вижу.

Вдруг папа с места в карьер закатал рукава и говорит:

— Манолито, давай-ка я тебя научу одному нашему семейному приемчику, чтобы никакой Килькин сын больше к тебе не совался!

Не то чтобы я хвастался, но наш семейный приемчик — офигенная штука. Сначала папа объяснил мне теорию:

— Надо убедить противника, что ты собираешься ударить слева. Он закроет левый фланг, и тут ты ему засветишь мощный удар правой.

В жизни не видел такого крутого удара! Папа только три раза объяснил мне теорию, а на четвертый сказал:

— А теперь, Манолито, покажи, на что способен сын Маноло Гарсии!

Это был мой первый профессиональный удар. Я разбил ему очки. Не знаю, как я умудрился расколотить два стекла сразу. Тайна, покрытая мраком. Тут меня угораздило спросить:

— Как это у меня получилось?

А папа тихонечко так говорит:

— Иди-ка спать, Манолито, а то как бы я не дал тебе сдачи.

Я быстренько нырнул в кровать, сунул свою суперголову поглубже под одеяло и подумал: «Вот бы завтра проснуться, и чтобы прошел уже месяц, а лучше два с этого чертова дня!» Но уши у меня работали, как локаторы. Я слышал, как мама кричит папе на весь коридор:

— Да вы что, с ума все посходили! Мы из-за ваших очков по миру пойдем!


Манолито Очкарик

В тот вечер я сказал дедушке, что останусь спать с ним на диване. А то мне без очков одному спать страшно. После такого паршивого дня я даже во сне могу навернуться, это я по опыту знаю. Я лежал, лежал, и тут у меня все начало чесаться. Так всегда бывает, стоит мне разнервничаться. Чешусь, чешусь, как шелудивая собака посреди дороги, и никак не могу остановиться.

— Ты так до крови все расчешешь!

— Да я заснуть никак не могу. Придется теперь из-за этого Джиада спать без очков, из-за Джиада я разбил папе очки, а в школе опять нарвусь на Джиада. Попаду к нему прямо в лапы. Он мне и следующие очки разобьет, и следующие, и еще одни, и еще… Понимаешь, деда, раз уж он на меня взъелся…

— Вот придешь завтра от глазного, и разберемся с твоим Джиадом.

— Если ты его побьешь, меня все будут дразнить педиком.

— А я и не собираюсь его бить. Я выступлю посредником.

— А это что такое?

— Посредники, Манолито, — это такие люди, которые словами добиваются того, чего нельзя сделать ни кулаками, ни бомбами. Будь побольше таких людей, никаких войн не было бы вовсе.

Я хотел было сказать дедушке, что Джиаду слова в одно ухо влетают, а в другое вылетают. Ему вообще фиолетово, кто там что говорит: хоть училка, хоть мама, которая его целыми днями ругает, а уж тем более что там говорят другие ребята вроде меня. Он даже в комиксах одни картинки разглядывает, а подписи не читает. А игры он всегда придумывает такие, чтобы можно было кому-нибудь накостылять по первое число.

И по фигу, как это у него называется: «в капитана Америку» или «в Бэтмена» — смысл всегда один и тот же: набить тебе морду, точнее говоря, набить морду мне.

* * *

На следующий день мы с папой пошли к глазному. Мы оба толком ничего не видели, поэтому поехали на такси. Было ужасно непривычно с утра в будний день вместо школы идти куда-то с папой. Обычно меня мама всюду водит. Вот мы с папой оттянулись так оттянулись! Я вообще ужасно люблю ходить к глазному. Так прикольно, когда чувак тебя спрашивает, что ты там видишь, а ты знай себе сидишь и отвечаешь: «Сейчас П, а теперь X, а теперь К». И главное, ошибайся сколько влезет, никто тебе и слова не скажет. Такое только у глазного и бывает!

После глазного мы пошли завтракать в кафешку. Я сказал папе, что хочу посидеть за стойкой на высоком табурете, который крутится. Клевейшая штука! Папа мне купил молочный коктейль, плюшку с шоколадом и пончик. В кафешке сидели одни взрослые. Ясное дело, в такое время все дети на свете торчат в школе, а все училки на свете капают им на мозги. Я то и дело поглядывал в зеркало: проверял, как мне идет новая прическа, потому что я с утра сделал себе косой пробор и оставил на лбу завиток, как у Супермена. Я подумал: «Вдруг все тут решат, что я никакой не мальчик, а взрослый, и что мне не восемь лет, а двадцать восемь. И что мы с папой — просто друзья или, к примеру, двоюродные братья. Конечно, когда я слезу на пол, все сразу увидят, какого я роста на самом деле. Тогда, может, все подумают, что я карлик и выступаю в цирке…»

Тут подошел официант и сказал папе:

— А мальчик-то ваш, похоже, проголодался! — а потом сказал мне:

— Будешь так лопать, скоро вырастешь большой-большой и будешь выше папы.

Бывают же такие официанты. И все-то он знал: и что я мальчик, и что папа — это мой папа. Наверно, у меня на лице все написано, мама тоже так всегда говорит. Короче, никого мне не обдурить — это яснее ясного.

Папа купил мне еще булочку, крутанул пару раз на табурете и пообещал, что когда-нибудь возьмет с собой в дальнюю поездку на грузовике. Как видишь, он на меня совсем не злился за разбитые очки. Тогда я подумал, что мне, наверно, тоже не надо злиться на Джиада, но я все равно злился, и еще как! Я его ненавидел со страшной силой. Это у меня от мамы. Если что-нибудь натворишь, она тебе сто раз припомнит.

В тот день все было ужасно необычно. Папа обедал дома, как в выходные. Только мама все делала, как всегда, так что на обед у нас опять была чечевица, как почти что каждый день. Дедушка каждый раз спрашивает:

— Откуда у нас лезет чечевица?

— Из ушей, чтоб нам подавиться! — вопим мы с Придурком изо всех сил.

* * *

Потом дедушка, как всегда, отвел меня в школу, а мама с папой улеглись поспать после обеда. Везет же некоторым! Приближалась роковая минута, когда дедушка должен был выступить посредником в нашей Великой Войне. У входа в школу стоял Джиад со своим дедушкой. Тут мой дед взял меня за руку, и мы прямой наводкой двинулись к ним. Я уже приготовился схлопотать новый фингал под глазом. По крайней мере, за очки можно было не переживать: попробуй их разбей, когда они лежат себе и чинятся в оптике.

— Дон Фаустино, — сказал мой дедушка дедушке Джиада, — Вы только поглядите, как моего внучка разукрасили. Шутка сказать — кулаком в глаз!

— Вот хулиганье! — сказал дедушка Джиада и покачал головой. Джиад отвернулся, как будто он тут ни при чем. — А что ж ты, Манолито, не увернулся и не врезал как следует этому безобразнику?

— Тот был сильнее, — ответил мой дедушка. — Мало того, он моему внуку еще и очки разбил.

— Вот негодник! Очки-то больших денег стоят… — сказал дон Фаустино. — Окажись там мой Джиад, он бы показал этому хулигану, где раки зимуют, правда, Джиад?

Джиад стоял весь красный и смотрел себе под ноги, но в конце концов все-таки кивнул. Мой дедушка пододвинулся к Джиаду вплотную и сказал напоследок:

— Очень надеюсь, что так оно и будет. И пусть этот хулиган зарубит себе на носу, что если такое еще хоть раз повторится, мы все вместе хорошенько надерем ему уши. Надо проучить этого труса, который только и умеет нападать на тех, кто слабее. А теперь, Манолито, идите с Джиадом в школу. С ним тебе нечего бояться, он тебя от кого хочешь защитит. Пока Джиад с тобой, дедушке волноваться не о чем.

Это было круто! По-моему, дедушке в этом году полагается Нобелевская премия мира.

Мы с Джиадом молча пошли в школу. На уроке он прислал мне записку:

«А твой дедушка не скажет моему дедушке, што это я разбил тебе очки?»

В ответ я тоже написал ему записку:

«Не знаю, может, мой дедушка и расскажет твоему дедушке, Что это ты во всем виноват».

Вряд ли он обратил внимание на мой тонкий намек насчет буквы «Ч». Этот громила вообще в тонкостях не сечет.

Я-то прекрасно знал, что мой дед в жизни не наябедничает, просто мне хотелось, чтобы этот задавала Джиад немножко помучился.

После уроков оба наших дедушки стояли у школы и ждали нас. Я побежал к ним и тут же споткнулся, потому что был без очков. Хотя, конечно, если уж совсем по-честному, я и так все время спотыкаюсь, что в очках, что без очков — это без разницы. И тут случилась совершенно невероятная штука: Джиад нагнулся и подобрал мой свитер и портфель. Надо же, главный задавала всех времен и народов подбирает мои шмотки! Жалко, не было фотоаппарата, такое не каждый день увидишь. Когда я поднялся, Джиад мне шепнул:

— Наверняка он все ему рассказал.

Короче говоря, громила струсил! По-моему, это была одна из самых счастливых минут в моей жизни на планете Земля. Только мой дедушка Николас, конечно, не проболтался. Он не из таких. Джиад это сразу смекнул, потому что его дедушка с ним поздоровался, как ни в чем не бывало. И мы все вчетвером пошли домой: наши дедушки и мы двое. Мы с Джиадом еще в жизни рядом по улице не ходили. Он раньше ко мне всего пару раз подбегал, чтобы лягнуть куда-нибудь между делом. Вот и все наши с ним близкие отношения. Ну, и еще тот раз, когда он мне очки разбил. Джиад первым решил нарушить наше леденящее душу молчание:

— Похоже, придется нам подружиться.

— Ну, да, а то сам знаешь, на что нарвешься.


Манолито Очкарик

Тут нарисовался Ушан, увидел нас, и у него прямо-таки челюсть отвисла. Никак не мог поверить, что мы с Джиадом вот так запросто идем рядом по улице, как два нормальных мэна.

— А ты чего уставился, дурак? — до ужаса вежливо спросил Джиад.

Ушан совсем было собрался дать деру, но я его остановил и сказал Джиаду:

— Хочешь дружить со мной — тогда дружи и с ним тоже. Отвечай: согласен или нет?

Напряжение нарастало со страшной силой. Под конец Джиад все-таки сказал «ладно», раз все равно деваться некуда. Но в ответ тоже поставил условие:

— А ты поклянись своим папой, что никогда в жизни больше не будешь обзывать меня Капитаном Килькой.

Я поклялся папой, мамой, Придурком, дедушкой, а главное, собственной шкурой, потому что знал, что если еще раз произнесу это имя, мне точно не жить. И потом, никто же не знает, что там у меня в голове, так что про себя я теперь так и буду звать его Капитаном Килькой: и сейчас, и всегда, и во веки веков!

В ту ночь я опять спал без очков и на дедушкином диване. Я чувствовал себя великим первопроходцем, основателем новой тусовки, не хуже основателя новой страны вроде Соединенных Штатов (это самая большая страна, которая мне сейчас приходит в голову). Мало кто на свете может похвастаться, что за всю свою жизнь основал хоть одну новую тусовку, и я был одним из этих избранных. Может, когда-нибудь мне поставят памятник в парке с Висельным деревом, а на табличке под статуей напишут:

Прославленному Манолито Очкарику, основателю новой тусовки, который играя со своими друзьями на этих просторах, где сейчас ступает твоя нога.

Правда, никто в нашей новой тусовке не был особенно уверен, что так уж хочет в ней тусоваться, но, как говорит мой дедушка, «на всех не угодишь».


Манолито Очкарик

 Не очень смертный грех

Если бы в школе я ходил на религию, а не на этику, то мне пришлось бы исповедоваться священнику в одном вроде как не очень смертном грехе, который я тут совершил на днях. Но я хожу на этику, так что про этот самый грех я расскажу только тебе, потому что ты мне понравился, а заодно еще доброй половине Испании, потому что она тоже мне понравилась. Ну и вообще, не буду же я приставать к людям на улице: «Извините, а вы, случайно, не священник? Вы мне не отпустите один вроде как не очень смертный грех?»

Меня бы за психа приняли, это как пить дать. Одни бы сказали: «Катись-ка ты колбаской», а другие перепугались бы насмерть и сами дали деру. А на этику меня мама записала, чтобы я хоть немножко научился себя вести, а то со мной стыд один. «Может, сынок, хоть чавкать будешь меньше за обедом».

А вот дедушка у меня так чавкает за едой, что только держись! Только его за это никто не ругает, потому что зубы у деда не свои, а из «Ашана». А насчет этики — это все дохлый номер, наша «сита» Асунсьон весь урок только и делает, что по сто тысяч раз повторяет, что если мы и дальше будем всю переменку носиться и орать как оглашенные, то в конце концов обязательно превратимся в самых настоящих уголовников. Только тут никакой новости нет. Это она нам и так все время талдычит, даже на математике. Она даже во сне мне является и опять про свое. Никакой жалости нету в человеке.

Так вот, насчет моего вроде как не очень смертного греха. Я тебе расскажу все, как было, от и до. Короче, приходит на днях дедушка забирать меня из школы. Пока что все шло, как обычно. Дед дрожащей рукой протянул мне бутерброд с зеленым сыром, а я ему говорю:

— Деда, я ж тебе сто раз говорил, от твоего зеленого сыра вонища, прямо как в у нас в школьной раздевалке!

Пока что все шло, как обычно. Дедушка мне отвечает:

— Обманули дурака на четыре кулака! Бутерброд с сыром-то я себе принес! А тебе — рогалик с шоколадным маслом!

Эту шутку дедушка со мной проделал уже сто пятьдесят тысяч пятьсот двадцать пять раз, это я на полном серьезе. Он все забывает, потому что у него простатит, вот мне и приходится делать вид, что я купился на шуточку:

— Уф! А я уж испугался, что ты собрался в меня впихнуть этот гадкий зеленый сыр!

Дед всегда ужасно радуется, когда я смеюсь над этой шуткой, которую слышу примерно через день или, как говорит мама, через два дня на третий. Пока что все шло, как обычно, в этот серый-серый, промозглый зимний день. Дедушка спросил:

— А вон та девчонка в красной мини-юбке часом не твоя учительница?

Я ему ответил:

— Нет, деда, ни фига подобного. Моя училка — вон та злобная старая клюшка в длинной черной юбке.

— Да, уж, Манолито, не повезло тебе. Прими мои соболезнования.

Пока что все шло, как обычно. Дед никогда не теряет надежду, что моя училка окажется девчонкой в мини-юбке, про которую он всегда спрашивает. Понятное дело, ему хочется подвалить к ней и спросить, как там у внучка с математикой, а под этим предлогом зазвать ее выпить кофейку с маринованными барабульками. Это он так любит шикануть в день пенсии. В смысле девушек дедушка вообще никогда не отчаивается. Он говорит, что тут я пошел весь в него. И правда, вон Сусанка меня сколько раз уже обламывала по-крупному, а мне хоть бы что, меня все равно к ней тянет, как муху на кучу какашек. Только ты не подумай, это я не в том смысле, что я какая-нибудь там навозная муха.

Пока что все шло, как обычно. Почти каждый день мы говорим одно и то же, смеемся над одним и тем же и едим одно и то же. Кто тут виноват? Мы сами и виноваты. Ну нравится нам слушать одно и то же, а кому не нравится, тот пусть валит себе в Норвегию, как мой дядя Николас.

И тут в этих ничем не выдающихся жизненных обстоятельствах к нам подваливает чувак, каких у нас в квартале полным-полно, и говорит дедушке, чтобы тот дал ему двести песет. А дедушка отвечает:

— Так я тебе и дал двести песет! А морда не треснет?


Манолито Очкарик

Тут чувак вытащил здоровенный такой нож и начал нас пугать без всякого зазрения совести:

— Это мы еще посмотрим, у кого тут морда! Выкладывай тогда все деньги, какие есть!

Он сказал, что у него СПИД и что на ноже у него тоже СПИД. Тут дедушка, который сразу готов передумать, стоит перед ним немножко потрясти ножом, быстренько сказал:

— Не извольте беспокоиться. Манолито, отдай-ка деньги этому господину, раз он так вежливо попросил.

Деньги и правда были у меня. Мама каждый день кладет мне в карман двести песет, чтобы я купил лотерейный билет, потому что у нас дома всем ужасно хочется в один присест сделаться миллионерами, и только нас здесь и видели. Должно же у нас быть что-то общее, все-таки мы как-никак одна семья.

Я начал вытаскивать одну монетку за другой. Мама мне всегда набирает мелкими монетками, чтобы они у нее в кошельке не болтались. Понятное дело, нашего грабителя чуть кондрашка не хватила. Потому что, какой бы добрый и терпеливый ни попался грабитель, любому грабителю когда-нибудь осточертеет ждать, в конце концов, у грабителей ведь и другие дела есть. Я так разнервничался, что уронил сто песет. Чувак нагнулся, чтобы подхватить монетку и смыться, только его и видели, но тут я поближе разглядел ножик и прочел:

— На память о Вороньем Овражке.

Я решил завести какой-нибудь интересный разговор, чтобы немножко разрядить обстановку, и сказал:

— А этот ножик из дедушкиной деревни.

Тут дедушка привязался к грабителю, как банный лист: «И откуда у тебя ножик из Вороньего Овражка? И давно ли ты там был? И как зовут твою маму?

И какая у тебя группа крови? И какого цвета у тебя трусы?» Дедуля у меня всегда так: как увидит кого-нибудь из Вороньего Овражка, провинция Куэнка, так потом три часа не отцепится. Тут наш грабитель возьми и скажи что и правда, сам он из Вороньего Овражка, и как зовут его маму, тоже сказал. (В смысле, маму грабителя, а не дедушкину. Дедушкина мама умерла уже лет триста назад, и не плакать же теперь по всем, кто за это время помер на планете Земля!) Маму грабителя звали Хоакина по прозвищу Молотилка, оказалось, дедушка ее знает. Грабитель сказал, чтобы мы ни за что рассказывали его маме про СПИД, а то вдруг она расстроится, и потом, это все подлое вранье, так теперь все грабители делают. А дедушка сказал, что если он еще хоть раз на кого-нибудь нападет у нас в квартале, то дедушка обязательно все расскажет Молотилке, хоть и жалко огорчать такую хорошую женщину. А еще он позвонит в полицию, на грабителя наденут наручники и поведут по улице, а все будут показывать пальцем и говорить: «Вон ведут ворюгу, который посмел напасть на Николаса Морено и Манолито Очкарика».

А под конец дедушка взял и сказал:

— И давай-ка сюда нож. Не позорь мою деревню своими грязными делишками, подлая твоя рожа.

Так прямо и сказал. Наш подлый грабитель повел себя очень даже прилично, отдал дедушке ножик с надписью «На память о Вороньем Овражке, Куэнка» и вернул нам все деньги, как говорит моя мама, «до копеечки».

Я думал, тут и закончится вся эта леденящая душу история. Ты, наверно, тоже так подумал. И президент США тоже так думал. Так вот, ни фига подобного, мы все трое промахнулись, потому что самое интересное было еще впереди.

Через пару дней наша «сита» Асунсьон сказала:

— Постройтесь парами, мы поедем в музей Прадо.

Только ты не подумай, что это был сюрприз. Мы про это уже неделю знали, но все равно так ломанулись к двери, как будто раньше никаких дверей в жизни не видели.

На экскурсию в музей Прадо мама дала мне с собой омлет с картошкой, пару бутербродов с жареным мясом, а на третье — булочку с шоколадом. Когда я все это вытащил в автобусе, Джиад обозвал меня деревенщиной и сказал, можно подумать, я собрался не в музей Прадо, а в лес на пикник. Я так разозлился, что ответил: «Хочешь, поделюсь?» Эта наглая рожа сожрала у меня пол-омлета, зато деревенщиной больше не обзывалась. Мама меня убьет, если узнает, она и так говорит, что вечно другие дети съедают все мои бутерброды.

Так вот, ехали мы, ехали, и только-только стало по-настоящему весело, Ушана два раза стошнило, а мы пару раз спели «Дяденька водитель с нами не смеется», как оказалось, что мы уже приехали в этот самый музей Прадо. «Сита» Асунсьон сказала, что если кто-нибудь будет плохо себя вести, его в жизни больше никуда не возьмут на экскурсию, разве что в нашу Карабанчельскую тюрьму, где ему самое место. «Сита» Асунсьон хотела отвести нас посмотреть картину Веласкеса «Именины». Это такая картина, на которой Веласкес нарисовал, как он веселится со всеми своими друзьями, потому что он вообще очень любил всякие тусовки. Поэтому наша школа и называется «Диего Веласкес».

Только эту картину я так и не увидел, потому что по дороге мы наткнулись на другую, где были нарисованы три довольно-таки старинные тетки. Сразу было видно, что тетки старинные, потому что головы у них были маленькие, а попы толстые. В общем, фигура — дура, как говорит моя мама. Мы втроем — Ушан, Джиад и я — так и застряли около этих теток. Честно говоря, в этом музее вообще все картины довольно-таки похожи, так что стоит посмотреть одну — считай, что все видел.

Три старинные телки были совсем голые, и ноги у них были мощнецкие, прямо как бревна. Пнет тебя такая тетка своей суперножищей, так на всю жизнь и скопытишься со всеми своими причиндалами.


Манолито Очкарик

Тут Ушану вдруг стукнуло в голову прочесть название. Оказалось, эта здоровенная картина называется «Три грации». Джиад со смеху повалился на пол, а мы с Ушаном быстренько плюхнулись рядом, чтобы не отставать. Джиад вытащил из кармана фломастер и собрался было написать: «Три толстухи». Тут к нам со всех ног прискакал охранник, спросил, где наша учительница, и чуть ли не в наручниках потащил нас к «сите» Асунсьон, которая вместе со всем классом торчала у картины, где была нарисована какая-то большая семья, и все стояли и пялились перед собой, прямо как мы с родителями и дедушкой на видео, где засняты крестины Придурка.

Я так струхнул, что у меня даже стекла очков немножко дрожали. Но тут произошла одна штука, которая круто изменила весь ход нашей жизни. Я увидел, что пока «сита» Асунсьон рассказывает про картину, к ней пристраивается какой-то чувак. И чувак этот был… тот самый, который хотел ограбить нас с дедушкой!

Пока музейный охранник не успел наябедничать на нас без всякого зазрения совести, я бросился в объятия к своей «сите» Асунсьон (в жизни бы не подумал, что когда-нибудь паду так низко) и сказал:

— «Сита» Асунсьон, к вам хочет залезть в сумку знаменитый вор из Вороньего Овражка, он мало того, что сын Хоакины по прозвищу Молотилка, так и СПИДа у него никакого нету!

«Сита» Асунсьон отчитала охранника за то, что в музее так плохо следят за порядком, а меня расцеловала и сказала, что обратно я поеду в автобусе в первом ряду, рядом с ней, то ли в честь заслуг перед отечеством, то ли в честь неизвестного солдата, точно не помню.

Перед тем как ехать обратно, нас всех отвели пописать в музейный туалет. Так всегда бывает, когда мы куда-нибудь ездим на экскурсию. В туалете я опять наткнулся на грабителя. Он вцепился мне руку и говорит:

— Слушай, ты, Очкарик (до сих пор не могу понять, откуда он узнал мое прозвище), я не для того свалил из Вороньего Овражка и приехал в Мадрид, где меня никто не знает, чтобы ты каждый день вертелся у меня под ногами и портил весь бизнес.

Я сказал, что это я не со зла, просто, если бы я его не выдал, мне самому влетело бы по первое число. А чтобы он меня отпустил и перестал щипать за руку, я ему посоветовал одно место, где можно махать ножом из Вороньего Овражка и грабить сколько влезет, а я уж точно не стану болтаться под ногами и совать нос, куда не просят.

Впервые в истории «сита» Асунсьон не отругала меня за то, что я позже всех вернулся в автобус. Она сидела в первом ряду и ждала меня. Перед носом у всего класса я плюхнулся на переднее сиденье рядом с училкой в своей новой роли главного подлизы всех времен и народов.

Правда, радовался я всего минуты две с половиной, а потом начал тихо дохнуть со скуки. Я слышал, как сзади Джиад орет во всю глотку: «У Ушана нету письки!», и готов был лопнуть от зависти.

Училка, конечно, вцепилась в меня и стала показывать все достопримечательности, какие нам встретились по дороге, и я подумал, что с достопримечательностями в Мадриде явно переборщили.

«Сита» Асунсьон была прямо сама не своя от радости, что у нее в классе появился новый подлиза. А у меня все не шло из головы, что я только что совершил вроде как не очень смертный грех, в котором даже исповедаться никогда не смогу, потому что хожу на этику, а не на религию, и знакомых священников у меня ни одного нету.

Короче, я посоветовал грабителю из Вороньего Овражка, провинция Куэнка, грабить в подъезде у «ситы» Асунсьон.

С тех пор я каждое утро смотрю на нее и думаю, ограбленный у нее сегодня вид или не очень.

Дедушка говорит, чтобы я особо не переживал, потому что у него в деревне грабители всегда дрыхнут часов до одиннадцати, а в это время моя училка давно сидит в классе и капает нам на мозги. Ну, я немножко успокоился, а то, честно говоря, я свою училку все-таки люблю, хоть и на расстоянии.


Манолито Очкарик

Созданы друг для друга

Я сейчас тебе расскажу историю настоящей любви, что называется, от и до. Короче, приходит дедушка забирать меня с карате… А то папа говорит, что я сутулюсь и щурюсь, как китаец, и это никуда не годится, потому что жалко смотреть, как я сутулюсь и щурюсь, как страшный и ужасный доктор Фу Манчу из комиксов, а таких длинных когтей не отрастил. Ногти у меня черные, но короткие, это я на случай, если кому интересно.


Манолито Очкарик

Так вот, приходит дедушка за мной на карате и говорит:

— А где же твой лучший друг Ушан?

— Свинья он, а не лучший друг, — отвечаю я, не особо скрывая, что меня прямо-таки распирает от самой черной ненависти.

Я рассказал деду, что пока я тут махал ногами на карате, чтобы перестать сутулиться и щуриться, как этот самый китаец, которым я с роду не был, этот подлюга Ушан увел к себе домой Сусанку смотреть мультики про «Тасманского дьявола». И ведь знает же, наглая рожа, что Сусану в этом году я себе выбрал еще в первый день школы, а то в том году все прямо как с цепи сорвались и быстренько расхватали всех девчонок, так что незанятой осталась одна Джессика по прозвищу Толстуха. Ну, мы с ней два дня побыли женихом и невестой. В первый день я решил завести какой-нибудь интересный разговор и спросил:

— А чего ты такая жирная?

— А я буду оперной певицей, когда вырасту, — говорит она.

На следующий день эта жиртрестина решила отыграться. Злопамятная оказалась толстуха. Подходит ко мне и говорит:

— А ты чего в очках ходишь, а, Очкарик?

— Чтобы мне их бил мой друг Джиад, самый крутой парень в классе.

Больше мы с ней не разговаривали. А в этом году Джессику по прозвищу Толстуха, которая теперь никакая не толстуха, выбрал себе один чувак, который говорит, что он красивее меня. Он говорит, что красивее меня, потому что ходит без очков, а мне дедушка сказал, что девчонки потом, когда вырастают, больше любят чуваков в очках, потому что у них почти всегда денег больше. В общем, я еще покажу этому красавчику лет этак через пятьдесят пять!

Ну так вот, я тебе уже два часа как сказал, что Сусана Грязные Трусики ушла с Ушаном смотреть «Тасманского дьявола». Я пожаловался дедушке, что эта Сусанка никаких правил не признает, ей по фигу, кто там ее выбрал. Она с кем хочешь пойдет, если ей чего-нибудь за это дадут. Вот и получается, что у нее сто пятьдесят разных женихов, а у меня всего одна девчонка, и то это, считай, так, одни разговоры. А дедушка сказал, мало просто выбрать себе девчонку, надо ей признаться, что она тебе нравится, отвести в парк с Висельным деревом и сказать: «Ты мне нравишься утром, и днем, и вечером, и все двадцать четыре часа в сутки». И так день, другой, третий, и целую вечность, и на земле, и в космическом пространстве. Дедушка говорит, все на свете люди хоть раз в жизни что-нибудь такое говорили. Вообще-то я был не особо уверен, что мне так уж надо в чем-то там признаваться, но мама всегда говорит: «Не выделяйся, делай как все, вечно у тебя все не как у людей».

Короче, на следующий день я сказал Сусанке, чтобы она после школы приходила в парк с Висельным деревом, потому что мне надо ей сказать одну очень важную вещь. Сусанка сказала, что в это время начинается «Тасманский дьявол», а «Тасманского дьявола» она не пропустит ни за какие коврижки. А еще она сказала, чтобы я выкладывал эту свою важную вещь прямо тут, не отходя от кассы, потому что в парк с Висельным деревом она больше не ходит, а то как-то на днях подобрала там шприц, отнесла его маме в подарок, а мама мало того, что спасибо не сказала, так еще и завелась с пол-оборота и давай кричать: «Больше я тебя гулять не пущу, ни сегодня, ни завтра, вообще никогда не пущу!» В общем, теперь Сусанка ходит только по гостям, полдничать и смотреть «Тасманского дьявола», потому что дома ни у кого шприцы на полу не валяются, если, конечно, папа у мальчика фельдшером не работает.

Ну, я и позвал ее в гости. Мне же лучше: у нас дома топят, а в парке с Висельным деревом холодрыга собачья. Мама положила нам пару подушек на пол, чтобы мы не испачкали ей диван, а то она его пять лет назад обтянула новой обивкой. Это потому что накануне я сказал:

— Завтра к нам придет в гости Сусана Грязные Трусики.

Мама меня отругала и сказала, что хуже ничего про девочку и сказать нельзя, и вообще нечего девочкам под юбки заглядывать, и хватит об этом. Только когда Сусанка пришла к нам в гости и задрала платье, чтобы усесться на диван (это она всегда так делает: задирает платье, прежде чем куда-нибудь сесть), мама первая давай высматривать, какие там у нее трусики. И тут же решила усадить нас на пол, на подушки. А потом позвала меня на кухню и тихонечко так спрашивает, как ни в чем не бывало, можно подумать, сама вчера не ругалась:

— Ей что, мама не дает чистые трусики каждое утро?

Пришлось объяснять, что дает, только Сусанины трусики — это великая загадка природы, в самый раз для программы «Удивительное рядом». Ее мама приходила к «сите» Асунсьон и рассказывала, что трусики у Сусанки вечно все в земле, даже когда она весь день напролет ходит в спортивных штанах, и что надо бы позвать в Испанию ученых со всего мира, чтобы они разобрались, как это трусики, которые утром выходят из дома под спортивными штанами беленькие и чистые, к обеду возвращаются совсем черные. Почему? Тайна, покрытая мраком. Ну вот, я все рассказываю как есть, а мама мне на это:

— Хватит, Манолито, оставь ты в покое эти трусики, а то ты как заведешься, тебя не остановишь. Давай, иди лучше к своей подружке.


Манолито Очкарик

Такая уж у меня мама: ей отвечай только «да» и «нет», чтобы можно было поскорее отвернуться и поболтать по телефону с подружками. Поэтому она больше любит Придурка, чем меня, он у нас все делает тихой сапой. Моей маме только такие мальчики и нравятся, поэтому она и вышла замуж за папу. Папа у меня разговаривает только три раза в год: под Новый год, в свой день рождения и еще когда мадридский «Реал» выигрывает.

Так вот, я пошел опять к Сусане, а она возьми и скажи, что у Ушана телек круче, чем у меня, потому что у него экран не знаю на сколько дюймов больше, и что какао она пьет только с шоколадными шариками. Пришлось попросить дедушку сходить за шоколадными шариками. Я сказал, что если он меня выручит, я этого в жизни не забуду, даже когда он уже совсем умрет. Дедушка ушел, бурча себе под нос:

— Елки-палки, ну и девчонка, всем от нее досталось на орехи.

Тут кончился этот чертов «Тасманский дьявол», и пора было выдавать мое знаменитое признание:

— Знаешь… Я хотел тебе сказать… Мне ужасно нравится твой обруч.

Больше я ничего не смог из себя выдавить. А она мне:

— Не надейся — не получишь.

Конечно, я мог придумать чего-нибудь и получше, только она тоже хороша: нашла, что ответить. Тут мы оба довольно-таки капитально зависли. Сидели мы, сидели, пялились на рекламу, и вдруг она мне выдает:

— Слушай, а может, ты гомик?

Этого я уж никак не ожидал. Пришлось объяснять:

— Мне твой обруч нравится у тебя на голове, а не у меня.

Тут она начала ржать, как лошадь, и сказала, что представила себе, как я стою в своих очках, с челкой, которая у меня немножко торчит, и с обручем на голове. Прицепилась, как банный лист: «Надень да надень». А я ей: «не надену», а она мне; «ну надень». Я сказал:

— Ладно, нацеплю я твой обруч, только, чур, тогда ты будешь моя невеста.

А она говорит:

— Ладно, ладно.

Ей прямо до ужаса было надо, чтобы я нацепил этот чертов обруч. Ну, я и нацепил. Вечно я так: все мной командуют, кому не лень. Наверно, в жизни никто так ни над кем не смеялся, как Сусанка надо мной: она прямо-таки покатывалась со смеху, показывала на меня пальцем, теребила юбку и дрыгала ногами. Придурок, глядя на нее, тоже начал хохотать, этому лишь бы поржать, все равно, над кем. Мама пришла посмотреть, с какой это радости у нас такое веселье. Увидела меня с обручем на голове и говорит:

— Манолито, ты прямо как шут гороховый!

Удружила, называется! Через полчаса Сусанке наконец надоело ржать. Тут она начала выступать, что ей у меня дома скучно, и развеселить ее можно только одним способом: надо нам всем срочно накраситься и кем-нибудь нарядиться. Пришлось потихоньку свистнуть у мамы косметичку и пару ночных рубашек. Сусанка объявила, что она будет принцесса из сказки про лампу Аладдина. Меня она заставила раздеться до трусов, на голову повязала платок и сказала, что я буду за джинна. Тут эта зараза давай тереть лампу (в смысле, стеклянную вазу, синюю такую с красным, которая у мамы стоит на тумбочке рядом с диваном) и командовать:

— А теперь принеси мне Придурка, это как будто мой ребенок, которого у меня похитили. А теперь убей злодея, который хочет захватить мой дворец. А теперь насыпь мне еще шоколадных шариков, а теперь принеси стакан воды…


Манолито Очкарик

Она меня так замотала, что я весь взмок, пока носился колбасой по всей квартире. По сравнению со мной, у настоящего джинна была не жизнь, а сказка. В общем, терла она, терла свою волшебную лампу, ну и доигралась: расколотила мамину вазу. Я подумал: «Я так и знал, что этим кончится». Это у меня мама всегда так говорит, когда мы с Придурком что-нибудь ломаем.

Хорошо еще, что мы были одни, а то мама влепила бы мне подзатыльник прямо на глазах у Сусанки. Потому что если уж моя мама решила влепить тебе подзатыльник, она его влепит хоть на глазах у миллионов телезрителей. Она стесняться не станет.

Мы сидели и смотрели, как дедушка собирает осколки. Тут Сусанка говорит:

— Не вздумай рассказывать своей маме, что это я разбила вазу, а то ты мне больше не жених.

Сказала, сунула себе в карман пригоршню шоколадных шариков, повернулась и ушла, как будто так и надо.

Мы с дедушкой посадили Придурка на новый диван, чтобы он не порезался, только он все равно как-то умудрился подобрать осколок с пола и, конечно, сразу же порезался. Вытирать Придурка пришлось мне, потому что у дедушки простатит и его от вида крови тошнит. Придурок все время ревел, пришлось дать ему папин крем для бритья, чтобы он заткнулся. Эти баллончики с пеной его всегда здорово успокаивают.

Тут вернулась мама. Она у нас не работает в ЦРУ только потому, что в ЦРУ про нее пока еще не прознали, а так моя мама в сто раз круче Джеймса Бонда и всех его врагов вместе взятых. Она как вошла в квартиру, у нее под ногами хрустнуло, глянула на столик — и сразу поняла, что это разбилась ее ваза. Глянула на диван — и поняла, что там топтался Придурок в своих ортопедических ботинках, учуяла запах папиной пены для бритья — и поняла, что Придурок ее всю истратил. Глянула на дедушку — и поняла, что у него уже голова кругом идет. А потом глянула на меня, увидела, как я втягиваю шею, и поняла, что я только и жду, когда мне ее намылят по первое число. Ну, она набрала побольше воздуха и совсем уже собралась выдать все, что думает по этому поводу, а дедушка говорит:

— Не ругай мальчонку, это я вазу разбил. И пену мелкому тоже я дал, и на диван посадил.

Тут мама стала ругать дедушку, а он, пользуясь случаем, быстренько свалил в «Спотыкач» пить кофе и закусывать креветками. Он всегда так делает, когда расклад не по нему.


Манолито Очкарик

Вечером я залез к дедушке в кровать, чтобы погреть ему ноги. Обычно он мне за это дает двадцать пять песет для копилки, но тут я сказал, что сегодня буду греть ему ноги бесплатно за то, что он меня спас от электрического стула.

А дедушка сказал, что при такой невесте меня скоро хватит инфаркт, и буду я первый мальчик с инфарктом в истории человечества.

На следующий день на перемене Сусанка заставила меня обозвать дураком одного громилу из четвертого класса, таскать ей песок для замка и играть в «бубонную чуму» с тремя ее подружками.

Вода в «бубонной чуме» должен всех салить, а его самого нельзя ни трогать, ни задевать, потому что он заразный. Короче, Сусанка меня на всю перемену определила в главные заразы. Я подумал: «Вот скучища». Первый раз в жизни мне хотелось, чтобы перемена поскорей кончилась. Это была самая паршивая перемена за всю мою жизнь на планете Земля.

По дороге на урок я сказал Ушану:

— Если хочешь, зови сегодня Сусанку к себе смотреть «Тасманского дьявола», у меня карате.

* * *

Сразу видно, мой друг Ушан особой наблюдательностью не блещет. Не знаю, как он не удивился, с чего это я вдруг так расщедрился.

На карате я оттянулся по полной программе. Тренер сказал, чтобы я сделал захват одному здоровенному типу из 5 «Б». Я сперва подумал, что тренер свихнулся или, может, собрался от меня избавиться, чтобы я ему больше глаза не мозолил. Он объяснил, как делается этот самый захват. Когда мой препод объясняет теорию, мне вообще всегда все бывает понятно, я прямо так себе и представляю, как подскакиваю и переворачиваюсь в воздухе, не хуже, чем чуваки из «Карате Кид» в своем Колорадо, только потом на практике выходит сплошной облом. Фиг его знает, почему так получается. Дедушка говорит: «Так в жизни уж заведено, ничего не попишешь».

Так вот, ты не поверишь, я таки сделал захват этой туше из 5 «Б». Правда, это было все равно что пинать ногами гору: этот верзила и с места не сдвинулся, но захват-то я все-таки сделал. Плохо только, что, пока я прыгал, с меня слетели очки, хотя мама мне их примотала к башке резинкой. В общем, на карате, конечно, было классно, только еще класснее было, когда мама дома сказала, что ей плевать, на кого я там похож, на китайца или на японца, а на карате она меня больше не пустит, потому что в этом году она больше новых очков покупать не собирается.

Честно говоря, это лучшая новость за весь год. А то мне уже осточертело драться со всеми Кинг-Конгами в школе.

* * *

На следующий день я рассказывал Ушану, что никогда больше не буду ходить на карате, разве что всю Испанию завоюют японцы, а он мне говорит:

— Клево, тогда пусть Сусанка теперь к тебе каждый день в гости ходит. А то она вчера у меня дома пульт от телевизора сломала. Мы играли, как будто она принцесса из сказки про Аладдина, а я был за джинна.

Она сказала, что тереть всякие там лампы уже немодно, так что она будет меня вызывать пультом от телевизора. А когда через два часа я сказал, что она меня уже достала со своими приказами, она мне этим пультом запустила в голову. Мама говорит, чтобы я поискал себе какую-нибудь другую невесту, не такую хулиганку.

— Она что, и твоя невеста тоже?

Мы стали препираться, кто кого подставил, а через две минуты сообразили, что это дело дурацкое, потому что у Сусанки женихов больше, чем мальчишек у нас в школе. У нее и в соседней школе есть женихи, и во дворе, и в деревне Навас-дель-Маркес, где у нее бабушка с дедушкой живут. Короче, почти что все мальчики в Испании — Сусанины женихи.

Мы с Ушаном шли домой из школы и обсуждали всю эту историю как двое верных друзей, которым не дает покоя одна и та же ужасная проблема. Это было прямо как в кино, когда в конце фильма двое верных друзей бредут неизвестно куда в жутком холодном тумане. Мы уже совсем было помирились, и тут, непонятно почему, все пошло по новой, и мы опять начали выяснять, у кого больше права водить к себе домой Сусанку смотреть «Тасманского дьявола».

Дело было яснее ясного: нам обоим неохота было возиться с Сусанкой, но ни он, ни я не хотели, чтобы она запросто таскалась в гости к его лучшему другу. В таких вот трагических обстоятельствах мой дедушка обычно говорит: «Такие уж мы, люди, попробуй нас разбери».

Так вот, мы уже совсем было собрались подраться из-за этого чемодана без ручки, который нести тяжело, а бросить жалко, и тут вдруг увидели Сусанку, как она с каким-то мальчишкой скачет по скамейке в парке с Висельным деревом. Мы подошли поближе. Это был… Джиад!

Мы стояли и смотрели, как они отрываются по полной программе: гоняют портфелями в футбол, пихаются, чтобы занять качели получше, а потом раскачиваются со всей силы и сигают с самого верху на землю. Тут Джиад сорвал с Сусаны обруч и бросился бежать. Сусанка поймала его за волосы и плюнула в физиономию. Джиаду! Этому громиле, самому крутому парню в классе, во всем квартале и во всей Испании! Еще ни разу в истории человечества никто не осмеливался плюнуть в Джиада. С Джиадом вообще шутки плохи.

Мы с Ушаном затаили дыхание, он свое, а я свое. Наши сердца стучали, как африканские тамтамы перед великой битвой. Что-то сейчас будет?

Никто на свете в жизни не поверит, что случилось потом. Ты тоже не поверишь, но так все и было. Клянусь дедушкой. Джиад утерся. Ушан мне шепнул дрожащим голосом:

— Вот увидишь, как он ей сейчас врежет. Он ей рожу на бок свернет.

Но он ошибался. И я ошибался, и все на свете тоже ошибались, потому что Джиад сказал:

— Елки, ну извини, я же не со зла. Я пошутил, а ты сразу плеваться.

А потом они опять начали играть, пихаться и скакать, как два психа. Мы с Ушаном развернулись и ушли: во-первых, все равно нам там делать было нечего, а во-вторых, мы испугались, вдруг они позовут нас играть.

Теперь уж точно было глупо препираться из-за Сусанки. Вслух мы так не сказали, но, по-моему, оба именно это и подумали, а еще мы оба подумали, до чего все-таки же здорово, что она выбрала Джиада.

Я позвал Ушана к себе в гости смотреть «Тасманского дьявола». Мы с ним оторвались по полной программе: мазали хлеб шоколадным маслом, валялись на диване и смотрели мультики. Сидели мы на одном углу дивана, а ноги вытянули подальше, потому что у Ушана носки воняют. У бедняги тоже есть свои недостатки. Дедушка посмотрел на нас и говорит маме:

— Они прямо созданы друг для друга.

Я сначала не понял, про кого это он: про нас с Ушаном или про Сусану с Джиадом. Эти двое, наверно, все еще носились в парке с Висельным деревом и развлекались, швыряя друг другу песок в глаза. Они тоже были созданы друг для друга. Наверно, это и есть любовь.


Манолито Очкарик

Пакито Медина не от мира сего

Я наказан, придется теперь все воскресенье торчать дома, и всю субботу тоже. Мама меня без всякой жалости заперла в четырех стенах, и буду я сидеть, как горилла в клетке… Даже хуже, к горилле хоть всякие чуваки подваливают и пялятся, как на обезьяну в зоопарке, а ко мне вообще никто не приходит. Короче, ничего не остается, кроме как тусоваться с соседями по клетке, в смысле, с дедушкой и с Придурком.

Когда я сижу дома наказанный, то становлюсь весь такой квелый, как хлеб, который дня два провалялся в хлебнице, у меня дедушка такой любит. А еще у меня всегда живот разбаливается, потому что я дохну со скуки, а когда я дохну со скуки, то целый день только и делаю, что таскаюсь туда-сюда от дивана к бару и обратно.

Бар — это такой шкафчик, его мама подарила папе, потому что папа у меня всегда говорит:

— Каталина, сама знаешь, мне без бара не жизнь.

Скажет — и айда в «Спотыкач».

Вот мама взяла и подарила ему на день рождения этот самый бар. Снаружи он как барная стойка с мягкой обивкой, а внутри как откроешь — все в зеркалах, и если стоят три бутылки, то сначала кажется, что их там штук шестнадцать. По-научному это называется «эффект отражения». Ну вот, мама распаковала шкафчик и говорит папе:

— Ты ведь всегда говоришь, что тебе без бара не жизнь? Вот, держи, больше тебе в «Спотыкач» ходить незачем. У тебя теперь дома свой собственный бар есть.


Манолито Очкарик

Сначала папин бар считался неприкосновенной территорией. Мама там держала папин коньяк «Фундадор», дедушкину анисовую настойку и еще бутылку сидра, которая завалялась с Рождества. Только у нас дома такая теснотища, что неприкосновенный папин бар потихонечку превратился в склад всякой всячины.

— У нас даже тараканы не заводятся, — говорит мама нашей соседке Луисе. — Мы и рады бы, только им и приткнуться негде будет.

Она у меня тоже иногда не прочь пошутить, а то, может, ты решил, что моя мама только и делает, что ругается.

Так вот, сначала мама стала пихать в папин бар всякие там чипсы, орешки и разные другие штуковины, которые она приберегает для гостей, а мы с Придурком уминаем за полсекунды. Потом туда же отправилось наше какао, шоколадные шарики и, как говорит мама, всякая прочая дребедень, которой мы с Придурком засоряем желудок. А месяц назад она начала засовывать в папин бар еще и жидкость для мытья туалета. Это чтобы Придурок не выпил, а то его так и тянет на всякую хлорку, он уже два раза успел нализаться, пьянчуга несчастный.

Короче, когда я сижу дома наказанный, то целый день только и делаю, что таскаюсь к этому самому бару: то прихвачу горсточку чипсов, то шоколадных шариков, то какого-нибудь миндаля в сахаре. Понятное дело, стоит мне просидеть взаперти больше одного дня, я так наедаюсь, что того и гляди лопну, а в толстой кишке у меня приключается самый настоящий затор. Тут мама зовет доктора и говорит:

— Ну что ты будешь делать! Этого мальчишку как заклинит, так ни туда, ни сюда, ни тебе через верх, ни тебе через низ.

Когда моя мама говорит «через верх», это значит через рот, а когда она говорит «через низ», то это про попу. Вечно она всем докторам что-нибудь рассказывает про мою попу, можно подумать, им интересно. Когда она говорит «через низ», я прямо не знаю, куда деваться. По-моему, доктора это тоже слегка напрягает. Еще бы! Был бы я доктором, и вызвали бы меня к мальчику, до которого мне и дела никакого нету, мне бы тоже было не особо приятно, чтобы его мама мне что-то там талдычила про его попу.

Конечно, бывает, обходится и без заторов-запоров, но в одном можешь не сомневаться: когда я сижу дома наказанный, то сразу превращаюсь в самого жуткого зануду во всем нашем квартале, ну и в целом свете тоже.

Сейчас я тебе расскажу историю моего ужасного наказания, что называется, от и до.

Жил-был в квартале под названием Карабанчель один замечательный мальчик, смышленый такой и на вид очень даже симпатичный, и звали его Манолито Очкарик. Не знаю, дошло до тебя уже или нет, только это я и есть. Так вот, просыпается этот классный чувак в один трагический понедельник (в смысле, в прошлый понедельник) и думает себе: «Елки! У меня ж сегодня экзамен по природоведению, а я ни в зуб ногой!» Тут этот самый суперский чувак — то есть я — зовет свою маму и говорит:

— Мамочка-мамулечка, у меня, кажется, температура.

Ну, мама этого самого мальчика, в смысле, моя, потрогала мне лоб и говорит:

— Манолито, одевайся, а то в школу опоздаешь.

— А вдруг, пока я дойду до школы, она как подскочит до тридцати восьми? Может, лучше поберечься, чем потом долго лечиться? — сказал я, потому что никогда не теряю надежды хоть разок перехитрить маму.

— Вот я тебе сейчас покажу температуру! А ну, вставай сейчас же, а то я тебя сейчас взгрею по первое число!

Делать было нечего. Когда мама вот так на меня напускается, мне сразу становится ясно, что она у меня ни капельки не похожа на мам, про которых говорится в стихах и поется в песнях. Наверно, такие мамы живут где-нибудь в Америке в двухэтажных виллах.


Манолито Очкарик

Я пошел в школу, уселся за парту, как будто на электрический стул, и сказал Ушану (это мой сосед по парте и мой лучший друг, хотя, вообще-то, он та еще свинья-предатель):

— Дай списать, а то я Н.Х.Н.З.

Мы стали говорить «Н.Х.Н.З.», с тех пор как наша училка один раз услышала, как мы говорим: «Ни хрена не знаю». Оказалось, слово «ни хрена» у нас в школе вслух лучше совсем не говорить, а то мало не покажется. А Ушан мне на это:

— Придется списывать у того, кто перед нами, а то я тоже Н.Х.Н.З.

Вообще-то, по правде говоря, списывать у Ушана — гиблое дело. Он в жизни ничего путного на контрольных не писал, разве что когда у меня чего-нибудь сдует.

Пока не пришла училка, мы быстренько начали выяснять, у кого можно сдуть. Оказалось, никто ни фига не знает: ни те, кто перед нами, ни те, кто за нами, ни те, кто на потолке. В общем, в тот день никто на свете Н.Х. Н. З. Оставалась одна надежда на спасение, и звали эту надежду Пакито Медина.

* * *

Пакито Медина был новенький. Он перешел к нам в школу не в самом начале года, а где-то через месяц. «Сита» Асунсьон нас предупредила:

— Завтра к вам в класс придет новый мальчик, его зовут Пакито Медина. Не вздумайте у него спрашивать про его папу, потому что папы у него нет.

Мы все прямо-таки обалдели от того, что сказала наша «сита». Где-то через полминуты Джиад расхрабрился и спросил:

— А чего это у него нету папы?

— Он умер.

— Давно? — спросил Оскар Мейер (вообще-то его зовут просто Оскар, а Мейером мы его зовем, потому что есть такие сосиски «Оскар Мейер»).

— Два месяца назад.

— Два месяца назад!!! — повторили мы все хором, как будто три недели подряд только и делали, что тренировались.

— А от чего он умер? Он что, был очень старый? — спросил Артуро Роман, про которого наша «сита» говорит, что он всегда витает неизвестно где.

— Ты чего? Как он мог быть старым, если это папа Пакито Медины? — сказала Сусана.

— А ты что, знаешь этого Пакито Медину? — спросил Джиад. Иногда можно подумать, он совсем тупой.

— Да я в жизни его не видела, — фыркнула Сусанка.

— Наверно, он умер от какой-нибудь неизлечимой болезни, — сказал я, потому что всегда воображаю самое худшее.

— Он умер от сердечного приступа, — «сита» Асунсьон явно не собиралась вдаваться в подробности.

— А он что, был совсем один, когда у него случился сердечный приступ? — спросил Ушан, которому вечно надо все знать.

— Не знаю, а теперь начнем урок.

— А у моего папы есть друг, так вот, у него один раз тоже был сердечный приступ, его совсем мертвого отвезли в больницу, а в больнице оживили специальными электродами, которые привезли из Штатов, — сказал я, потому что так все и было на самом деле.

— Может, пока друга твоего папы оживляли, все электроды и кончились, а за новыми съездить в Штаты не успели, вот папу Пакито Медины и не спасли, — сказал кто-то с задних рядов.

— Вот наглая рожа этот друг манолитиного папы, и не стыдно ему! — сказала Толстуха Джессика, которая теперь никакая не толстуха.

— Это у твоего папы друг — наглая рожа! — крикнул я.

Тут одни стали кричать, что папин друг — наглая рожа, а другие стали защищать папиного друга, моего папу и меня.

«Сита» Асунсьон стукнула указкой по столу, но мы продолжали вопить. Она стукнула еще, и на третий раз мы все заткнулись. Так всегда бывает. Автоматическая реакция.

— Хватит! Я хочу, чтобы вы не обижали этого мальчика и не спрашивали про его папу, и все.

— А почему нельзя спрашивать про папу? — спросил Артуро Роман.

«Сита» Асунсьон выгнала его за дверь, так что у нас у всех пропала охота расспрашивать про Пакито Медину. Мы, конечно, прилипалы, но не тупые.

Назавтра к нам в школу пришел Пакито Медина, и наша «сита» посадила его на первую парту. Мы три дня подряд смотрели на него во все глаза и три ночи думали только о нем. А на четвертый день Пакито Медина показал нам на переменке значок футбольной команды «Райо Вальекано» и сказал:

— Меня зовут Франсиско, и я болею за «Райо Вальекано», как мой папа.

— А у тебя правда папа умер? — спросил я. Я даже не сразу сообразил, что задал запрещенный вопрос, он же у всех у нас вертелся на языке.

— Да. Раньше мы жили в Вальекасе, а когда папа умер, мама решила переехать в другой квартал.

Всю переменку мы выспрашивали у него всякие подробности. В конце концов, у нас еще никогда не было приятеля, у которого бы не было папы. А после того как мы разузнали все про его прошлую жизнь, больше уже никто про это не вспоминал, разве что когда мы уговариваем Пакито Медину бросить свой «Райо Вальекано» и заделаться фанатом «Реала».

И потом, Пакито Медина совсем скоро сделался знаменитым, и вовсе не потому, что у него папа умер. Оказалось, Пакито Медина — самый настоящий круглый отличник. Наша училка всегда говорит:

— Пакито Медина обязательно прославится, вот увидите.

Только это она не про какой-нибудь конкурс по телеку, а про Нобелевскую премию или что-то в этом роде.

Пакито Медина не похож на обычных мальчишек. Он всегда ходит чистый. Ногти у Пакито Медины такие, что их хоть сейчас на Всемирную выставку. В зубах у Пакито Медины никогда не застревают кусочки шоколадной булочки. Тетрадки у Пакито Медины больше похожи на учебники. Пакито Медине надо дать Нобелевскую премию.

Честно говоря, при виде такого умного мальчика прямо-таки руки опускаются. Когда Пакито Медина перестал быть новеньким и стал таким же стареньким, как все, мы всем классом втихаря надеялись, что Пакито Медина хоть в чем-нибудь да проколется. Ну, хоть на физкультуре. Так ни фига подобного. Выходит Пакито Медина в своем тренировочном костюме цвета морской волны с надписью «Райо Вальекано» и скачет себе через коня, как заправский чемпион.

Пакито Медина никогда не обзывается, не дерется с Джиадом и не пинает ногами чужие портфели. Пакито Медина не такой, как мы.


Манолито Очкарик

Ушан говорит, Пакито Медина на самом деле — марсианин, его к нам инопланетяне заслали, чтобы мы тут свихнулись от зависти, а когда мы все окончательно съедем с катушек, он перейдет в другую школу, а потом в другую, а потом в другую. И так пока неземное существо Пакито Медина не покончит со всеми детьми на голубой планете.

А на днях в раздевалке мы окончательно убедились в том, что Пакито Медина — самый настоящий марсианин. Оказалось, у него два пупка: один маленький, а рядом другой, побольше, такой же, как у всех землян. Я так думаю, что Пакито Медина прилетел с планеты, где все женщины — сиамские близнецы, и дети соединяются со своими мамами двумя пуповинами. Тут же в раздевалке мы ему задали сто пятьдесят тысяч вопросов про его инопланетянский пупок, только Пакито Медина на такие вопросы не отвечает, а твердит одно и то же:

— Это у меня от рождения.

Вот тебе и доказательство, что Пакито Медина не из нашего мира.

Так вот, может, ты еще помнишь, я тебе сто лет назад начал рассказывать, как однажды пошел на контрольную по природоведению, а сам Н.Х.Н.З., а еще я тебе уже рассказал, что весь наш ряд тоже оказался ни в зуб ногой. Ну, мы и спросили Пакито Медину, может, он даст нам всем списать. Честно говоря, когда тебе прямо-таки до ужаса надо у кого-нибудь сдуть, тебе по фигу, с Земли он или с другой планеты, в конце концов, все мы вертимся вокруг Солнца.

Пакито Медина ужасно обрадовался, когда мы его попросили об этом маленьком одолженьице. Вот тебе еще одно доказательство, что Пакито Медина — инопланетянин, потому что я, может, кому-то одному и дал бы списать, да и то за деньги, но не всему же ряду. Еще чего захотели!

Наша безжалостная «сита» Асунсьон продиктовала нам жуткий вопрос про жидкое, твердое и газообразное состояние. Мы все уставились на нее ненавидящим взглядом. Такого вопроса я и врагу не пожелаю.

Пакито Медина начал строчить ответ, давая списать тому, кто сидел за ним, тот, кто за ним, дал списать следующему, и так вплоть до нас с Ушаном, мы с ним как раз в самом хвосте сидим.


Манолито Очкарик

Я был прямо сам не свой от радости. В такие вот минуты начинаешь верить, что все люди братья и скоро наступит мир во всем мире. Я подставил тетрадку Джиаду, который сидит за мной, чтобы он тоже списал, а этот воображала возьми и скажи:

— Чего это я буду сдувать у вашего Пакито Медины, у меня своя шпора есть, я из дома принес!

Никакого коллективизма нету в человеке. Короче, Джиад вытащил из ноздри свою шпору и давай сдувать оттуда. Он всегда так делает: сворачивает маленькую такую трубочку и запихивает подальше в нос. Его один раз уже на скорой увозили, потому что шпоры поползли у него вверх по ноздрям и чуть не пробили мозги.

На следующий день нам должны были объявить отметки за контрольную. Я уже представлял себе, как «сита» Асунсьон входит в класс и говорит: «Манолито Гарсия Морено, пятерка с плюсом!» И как моя мама будет рассказывать тете Луисе: «А мой Манолито пятерку с плюсом получил, это тебе не хухры-мухры!»

Но не тут-то было. Вечно в жизни все выходит не так, как я придумываю. «Сита» Асунсьон вошла в класс и вместо того, чтобы начать раздавать пятерки с плюсом, начала раздавать записки родителям. Никто не мог врубиться, в чем дело. Записки достались десятерым: мне, Ушану, Сусанке, Артуро Роману, экс-Толстухе Джессике, Пакито Медине и еще четверым, ты их все равно не знаешь. А под конец «сита» сказала:

— Вы даже списать по-человечески, и то не можете, остолопы.

Оказывается, «сита» нас засекла. Оказывается, Пакито Медина допустил ужасную ошибку, перепутал варианты и вместо того чтобы написать про жидкие и газообразные состояния, взял и написал про слои атмосферы, про всякую там стратосферу и все такое прочее.

Пакито Медина ошибся, а мы все сдули, как дураки. Это так «сита» Асунсьон сказала. Она сказала, пусть наши родители узнают, что мы даже списывать нормально — и то не умеем. Впервые в жизни она разозлилась на Пакито Медину, потому что, как говорит наша «сита» Асунсьон, списывать тоже дают только дураки, и вообще стыдно такому умному мальчику путать варианты. Рейтинг Пакито Медины страшно упал. Не видать ему в этом году Нобелевской премии.

Самое смешное, что Джиад контрольную не завалил. Бывают в жизни такие вот гадские сюрпризы.

Хорошо еще, что ему только трояк поставили. Джиад говорит, это все из-за соплей, у него в шпоре половина букв расплылась. Так ему и надо.

* * *

Мы с Ушаном шли домой, и у каждого в портфеле лежало по записке. Бывает, одна малюсенькая записочка весит, как здоровый кусок железа, особенно когда в ней написана какая-нибудь гадость. Ушан не так сильно дрейфил, как я. У него мама в разводе, так что, если у Ушана что-нибудь выходит не так, она всегда чувствует себя виноватой. Она его почти что никогда и не ругает, так что Ушану что пара, что кол: у него в одно ухо влетает, а в другое вылетает.

А вот мне всегда достается по полной программе, нет чтобы кто-нибудь пожалел или посочувствовал. У меня уже заранее все болело от будущего маминого подзатыльника. Ужас как болело! Хорошо еще, что папа вечером приходит так поздно и такой усталый, что у него уже ни на что сил не хватает, даже меня ругать. Поэтому мне так нравится, что у меня папа — шофер на грузовике. Если бы он ходил в контору, как Сусанкин, и заявлялся домой в пять, сил бы у него оставалось — хоть целому полку шею намылить. Хотя, честно говоря, мне и маминых выволочек хватает. Дедушка зовет ее полковницей, правда, только за глаза, потому что в глаза он ей такое сказать боится. Недаром же она у нас полковница.

Пакито Медина догнал нас с Ушаном и говорит, как ни в чем не бывало:

— А мне «сита» Асунсьон тоже дала записку.

И показывает, как будто это почетная грамота.

— Выходит, меня одного дома ругают, что ли? — я развернулся и пошел дальше, топая изо всех сил. Меня так и распирало от злости. Как же они все меня достали!

Пакито Медина догнал меня и сказал:

— Манолито! Меня тоже будут ругать!

— Врешь ты все! — стану я верить чуваку, который говорит, что его будут ругать, а сам и в ус не дует.

— Клянусь папой.

Раз он поклялся своим папой, значит, точно не врал. В конце концов, у Пакито Медины всегда все не как у людей.

— И тебе что, по фигу, что тебя будут ругать?

— Нет, не по фигу, — сказал он с серьезным видом. — Правда, меня не очень сильно будут ругать, я ведь всегда себя хорошо веду. Не знаю, как это у меня выходит, но я всегда себя хорошо веду.

— А у меня все наоборот, — сказал я. — Не знаю, как это у меня выходит, только я всегда себя веду плохо.

— Мне это все осточертело, — сказал Пакито Медина.

— И мне.

— Если ты когда-нибудь сядешь за мной, я тебе дам списать, — пообещал он.

— Только ты, уж пожалуйста, не перепутай вопросы, как сегодня.

Он сказал, что постарается. А еще Пакито Медина сказал мне одну вещь, про которую я собираюсь помнить до конца своих дней:

— Когда с тобой происходит что-нибудь плохое, надо думать, что это все пройдет, даже если пока не верится, все равно все когда-нибудь пройдет, а потом ты будешь про это вспоминать так, как будто все это случилось с кем-то другим.

— А ты откуда знаешь?

— Это мне так папа один раз сказал.

Я постарался думать про это, пока мама разворачивала записку от училки. Я подумал: «Через три месяца мне будет все равно, а через три года покажется, что это все было не со мной». Я постарался и дальше так думать, когда увидел, как мама на меня посмотрела, когда прочла записку. Но уже не смог так думать, когда она начала меня ругать и засветила свой знаменитый подзатыльник, а потом заперла дома на все выходные.

Сейчас у меня получается думать только про то, что мне еще два дня придется торчать взаперти, и буду я сидеть, как горилла в клетке, квелый, как позавчерашний хлеб, и объедаться чипсами до тошноты. А еще я думаю, что Пакито Медина точно с другой планеты. Не знаю, может, с Марса, а может, с Венеры или с Юпитера, это все равно. Одно ясно: на его планете люди гораздо добрее, чем на моей.

Не знаю, зачем я это сделал 

Не знаю, зачем я это сделал. Мне это пришло в голову, когда мы с Ушаном шли домой из школы. Мы с ним играли в «слово за слово». Сусанка говорит, что это довольно-таки дурацкая игра, только если бы мы все время слушали эту девчонку, то вообще бы ни во что не играли. Она чуть что, сразу за свое:

— Вот дурацкая игра!

— Так придумала бы получше, раз ты такая умная, — сказал я как-то раз, когда она меня совсем уже достала.

Лучше бы я этого не говорил. Она придумала, чтобы мы все встали посреди дороги, пока не появится какая-нибудь машина, а в последний момент дали деру. Мы разделились на пары, выигрывала та пара, которая дольше простоит, взявшись за руки и загородив проезд. Дяденьки в машинах как увидели, что Джиад с Сусанкой не уходят с дороги, пооткрывали окошки, начали махать руками и гудеть изо всех сил. У меня конкретно пересохло в горле. У Ушана уши сделались красные, как два помидора. Это такое удивительное свойство организма: Ушан как почует опасность, уши у него сразу меняют цвет. Ученые со всего света пытались разобраться, как это выходит, но так и не разобрались. Как говорит мой дедушка, наука тоже не всесильна.

Так вот, наступил момент X, и мы с Ушаном встали посреди дороги, взявшись за руки. Тут мы увидели, как прямо на нас безжалостно движется здоровенный автобус. Нас с Ушаном так и разбирал жуткий хохот, такой, который обычно нападает, когда ты вот-вот окочуришься где-нибудь на Северном полюсе. Ушан отпустил мою руку и удрал на тротуар. Джиад орал во всю глотку:

— Во дает чувак! Смотрите, какой храбрый!

Храбрый чувак был я, Манолито Очкарик. Никакой автобус мне был нипочем, ни автобусу, ни Кинг-Конгу было со мной не совладать, потому что я знал, что остановлю этого четырехколесного монстра одним только мысленным усилием. Представляешь, как я офигел, когда увидел, что автобус и правда останавливается. Одно дело воображать, что у тебя есть всякие там суперспособности, и совсем другое, когда оказывается, что они и правда у тебя есть. Автобус остановился как подкошеннный, ой, в смысле, как вкопанный, это я что-то перепутал. Мои друзья свистели и хлопали. Тут я увидел, как двери автобуса открываются, и подумал: «Сейчас шофер спросит: „И как это у тебя получилось, Манолито? Как это ты сумел силой своего разума вырвать у меня из рук руль и управлять автобусом вместо меня?“»


Манолито Очкарик

Через пару секунд я сообразил, что водитель у меня ничего такого не спросит. Это был не какой-то там незнакомый шофер, а сеньор Солис, водитель школьного автобуса, и когда он оказался в двух с половиной метрах от меня, мне стало ясно, что он и не думает восхищаться моими суперспособностями.

Сеньор Солис ухватил меня за шиворот и собрался тащить к директору. Сеньор Солис сказал, я что, не соображаю, мог и сам угодить под колеса, и его на тот свет отправить. Сеньор Солис обозвал меня дураком-психом-камикадзе. Мои друзья перестали хлопать и исчезли с тротуара, короче говоря, позорно слиняли. Сеньор Солис так на меня орал, что заплевал мне все очки. Тут машины, которые стояли за автобусом сеньора Солиса, начали гудеть, потому что им надо было проехать. Пришлось сеньору Солису возвращаться к себе в автобус. Сеньор Солис сказал, что я легко отделался, а то бы он мне показал, где раки зимуют, и чтобы я поскорее валил с глаз долой, и чем дальше, тем лучше.

Я поплелся домой в гордом одиночестве и с заплеванным правым очком, потому что бывают в жизни такие минуты, когда даже утираться не хочется. В тот день я отказался от полдника и за ужином тоже почти ничего не ел. Моя мама все повторяла:

— С этим ребенком творится что-то неладное.

Пришлось мне сделать вид, что все нормально, потому что я не хотел, чтобы мама узнала, что ее сын еще хуже, чем она себе воображала.

Ночью мне приснилось, как мы с сеньором Солисом лежим мертвые, каждый в своем гробу. Меня не особо напрягало, что я лежу в гробу, гораздо сильнее меня напрягало то, что никто не догадался вытереть мне очки, которые заплевал сеньор Солис, так что я даже не мог толком разглядеть, кто пришел ко мне на похороны.

Я проснулся весь в поту, как главный герой какого-нибудь фильма, разбудил дедушку и рассказал, что со мной произошло. Дедушка сказал, что нельзя всегда делать все, что тебе скажут друзья, что быть храбрым не значит делать все, что предлагает всякое там хулиганье, и что если бы Джиад с Сусанкой и правда были такие храбрые, они бы не сбежали, а вступились бы за друга.

Короче говоря, дедушка был заодно с сеньором Солисом. Впервые в жизни дедушка оказался не на моей стороне. Короче, мне ничего не оставалось делать, как разреветься, потому что, честно говоря, я почувствовал, что остался совсем один на планете Земля. Тогда дедушка сказал, что не сомневается, что я больше никогда таких ужасных глупостей делать не буду, что больше мы про это никогда вспоминать не будем, в конце концов, каждый может ошибиться, дело житейское, а теперь все, давай спать.

**

Так вот, я тебе в самом начале рассказывал, как через несколько дней после той леденящей душу истории мы с Ушаном шли домой из школы и играли в «слово за слово». Ушан сказал:

— Утка.

— Каша, — ответил я.

— Шатер.

— Терка.

Видишь, это совсем не такая опасная игра, как те, которые нравятся Сусанке с Джиадом. Одно в ней плохо: под конец у нас всегда выходит ничья, потому что кто-нибудь обязательно говорит:

— Банка.

— Кабан, — отвечает другой.

— Банка!

— Кабан!


Манолито Очкарик

И так до второго пришествия или пока нам это все не осточертеет, мы не пошлем друг друга подальше и не разойдемся в разные стороны.

Так вот, только мы перестали играть в наше «слово за слово», как мне пришло в голову, что я хочу сделать через минуту. Я быстренько кивнул Ушану и бегом занырнул в подъезд. Там я, дрожа от нетерпения, достал из портфеля свои три фломастера, толстые такие, их нам дядя Мартин из рыбной лавки дарит на Рождество. Там сбоку написано: «Счастливого Рождества. Рыбный магазин „Мартин“». Мама всегда ворчит: «Лучше бы он нам килограмм креветок подарил, что ли». На нее не угодишь.

Я снял со своих любимых фломастеров колпачки и стал подниматься по лестнице, ведя фломастерами по стене. «Круто», — подумал я. Получились три полоски: одна красная, одна синяя и одна черная. Я старался чертить как можно ровнее, чтобы получилось похоже на перила. Не то чтобы я хвастался, но так здорово я еще никогда не рисовал. Я дорисовал свои суперские перила до четвертого этажа. Почему только до четвертого? А я живу на четвертом, это вся Испания знает.


Манолито Очкарик

Мама открыла дверь и посмотрела на мои руки, она так всегда делает, когда я прихожу с улицы. Моя мама как посмотрит тебе на руки, так сразу видит, где ты был, во сколько и, может, даже с кем. Как-то раз мы с дедом пришли домой чуть попозже, чем всегда, так мама как взяла меня за руки, понюхала их и говорит дедушке: «Ты, конечно, рад стараться. Накормил мальчишку креветками, а обед я теперь сама буду есть, что ли?»

Говорю тебе, моя мама не работает в ЦРУ только потому, что американцы еще не додумались ее завербовать, а так она у меня разведчица высшего разряда.

Так вот, я как раз рассказывал, как она взглянула мне на руки и увидела, что они все в пятнах от фломастера. А потом она увидела мои суперские перила и побледнела, как жердь. Она стала спускаться, не сводя глаз с моих перил, и, кажется, добралась до самой входной двери. Придурок увязался за ней, елозя пальцем по разноцветным полоскам. Потом я услышал, как мама очень медленно поднимается обратно. Когда моя мама делает что-нибудь очень медленно, это значит, что вот-вот разразится Третья Мировая Война, так что, когда мама поднялась до третьего этажа, я быстренько разревелся, вдруг поможет, и меня не расстреляют на месте. Ревел я потихоньку, потому что что-то мне подсказывало, что надо приберечь основные слезные запасы на потом.

И точно, интуиция меня не подвела. Только мама дошла до четвертого этажа, как тут же засветила причитающийся мне подзатыльник.

Мою маму не берут сниматься в третьей части «Карате Кид», потому что нет в этом мире справедливости, а так она в сто раз круче этого япошки. Когда она мне засветила этот самый подзатыльник, я подумал: «Фигня! Не подзатыльник, атак, недоразумение».

А через полчаса у меня в пострадавшей области все начало гореть. Если бы в это время мне на шею вылили яйцо, оно бы в два счета зажарилось. Что тут еще скажешь. Только все равно, по мне уж лучше подзатыльник, только бы не очень ругали. Когда моей маме подворачивается хороший повод тебя отругать, пиши пропало. Она тебя будет целую неделю мурыжить, а то и месяц, а то и вовсе несколько лет кряду.

В тот день сразу было понятно, что дело — дрянь. Мама сказала:

— Это не ребенок, а наказание! Он точно решил меня в гроб вогнать! Изрисовал фломастерами весь подъезд, а его только что покрасили. Мало того, теперь все соседи, как пить дать, узнают, что это мы, полоски-то ведут прямо к нашей двери! Придется нам платить за новый ремонт в подъезде, и останемся мы без гроша в кармане…

Мама все говорила и говорила, но я уже не слушал. Я продолжал реветь, но теперь уже не со страху, а от жалости. Я представил, как мы всей семьей живем на улице, ходим в драных футболках, дрожим от холода, собираем подаяние и выпрашиваем себе кусочек хлеба с шоколадным маслом на полдник, как одна семейка, которую мы как-то раз видели на площади Пуэрта-дель-Соль. Они пели и собирали милостыню. Дедушка дал им триста песет, чтобы они немножко помолчали, потому что у него от них уши в трубочку сворачивались. Все кругом стали хлопать дедушке за то, что ему пришла в голову такая офигенная мысль, потому что, честно говоря, я в жизни не слыхал, чтобы кто-нибудь пел противнее, чем эта самая семейка. Дед говорит, что теперь они зарабатывают на жизнь тем, что ходят по разным паркам с плакатом, на котором написано: «Давайте нам скорее милостыню, а то щас ка-ак запоем! (У нас с собой дудка и четырехструнная гитара)»

Наверняка дела у них теперь идут очень даже неплохо, все быстренько раскошеливаются и накидывают им полную шапку золотых монет. Мой дед вообще классно улаживает дела всяким разным людям, он у меня спец по этой части, прямо как Супермен, только суперспособностей у него поменьше; мы с Придурком зовем его Суперпростата.

А мама все не унималась:

— Вот сейчас как набегут соседи со всего подъезда и скажут: «Твоего Манолито на привязи держать надо! И кто теперь заплатит за ремонт?» Вечером придет твой отец и скажет: «Сама виновата, нечего было давать ребенку фломастеры! Как, по-твоему, мы теперь сведем концы с концами?»

Тут дедушка встал со стула, как со скамьи в парламенте, и поднял руку, как будто собрался сказать что-то жутко важное, и сказал:

— Не волнуйтесь… Я в туалет и мигом вернусь.

Не то чтобы мы сильно волновались оттого, что ему надо в туалет, из-за этой чертовой простаты дедушке частенько приспичивает в самый неподходящий момент, так что ему приходится прерывать на самом интересном месте самые клевые выступления. Он быстренько вернулся и объявил:

— Не волнуйтесь, предоставьте это дело дедушке Николасу.

Придурок тут же захлопал в ладоши. Понятно, ему кажется, что все в этой жизни проще пареной репы, я тоже так думал, когда был маленький.

— Каталина, — провозгласил дед со своей депутатской скамьи, — ни слова больше.

**

Когда мама пошла на кухню мыть посуду, дедушка с довольно-таки таинственным видом попросил у меня фломастеры. Я пошел за портфелем, достал их и отдал деду. Он мне подмигнул и вышел за дверь, не сказав ни словечка.

Я сидел на диване, и меня так разбирало от любопытства, что я больше ни секундочки не мог прожить на планете Земля, не узнав, что же он там такое задумал. Я потихоньку выскользнул за дверь вслед за дедушкой. А когда увидел то, что увидел, то глазам не поверил. Ты бы на моем месте тоже не поверил.

Дедушка рисовал моими фломастерами еще три полоски с четвертого на пятый этаж. Я подошел к нему и позвал тихонько:

— Деда!

— Елки, Манолито, меня чуть кондрашка с испугу не хватила, — признался он.

Мы оба говорили шепотом, как обычно вечером перед сном.

— Дедушка, что ты делаешь?

— Вот, хочу довести полоски до пятого этажа, так никто не сможет сказать, что это ты нарисовал. Может, это сосед с пятого. А если будут говорить, что это ты, ни за что не признавайся. А теперь иди-ка домой.

**

Короче, Суперпростата снова отправился на подвиги. Я пошел домой, а через пять минут с лестничной площадки послышались крики. Мы с мамой и Придурком высунулись на лестницу. Тетя Луиса поднялась со своего третьего этажа, а один дядька, не знаю, как его зовут, спустился с шестого. Сосед с пятого выступал громче всех:

— Открываю я дверь и вижу: дон Николас разрисовывает фломастерами стену около моей двери! Безобразие! Докатились!


Манолито Очкарик

Тут соседи наконец углядели, что мои знаменитые полоски тянутся через весь подъезд. Мама стояла молча, а если моя мама молчит, значит, Земля перестала крутиться вокруг Солнца, это медицинский факт. Тут взяла слово тетя Луиса:

— Дон Николас, когда такие вещи делает мальчонка вроде Манолито, это еще куда ни шло, а взрослого человека за такое хулиганство и под суд отдать можно!

Я подумал, что тут мне полагается выступить с историческим заявлением, что это я во всем виноват, но дед меня опередил:

— Глубокоуважаемые сеньоры, — объявил он таким голосом, каким говорят артисты, когда умирают в каком-нибудь фильме, — что-то у меня голова закружилась.

Тут мама взяла его под руку и увела домой. Соседи стояли разинув рты и не знали, что и сказать. Тетя Луиса, которая вообще каждой бочке затычка, в срочном порядке поставила диагноз:

— Это все от недостатка кровоснабжения. Мой дед тоже поначалу выкидывал всякие глупости, а через три с половиной месяца взял и умер.

Тут уж я разревелся так разревелся. Тетя Луиса крепко прижала меня к себе, так что чуть не задушила, и начала вытирать слезы руками. Руки у нее пахли чесноком, у тети Луисы дома даже в компот чеснок кладут, я своими очками видел.

Дядька с пятого этажа прямо не знал, куда деваться, потому что теперь все решили, что стыдно кричать на дедушку, у которого недостаток кровоснабжения.

Тут вышла моя мама, спасла меня от тетилуисиного удушения и сама обняла покрепче. Мамины руки пахли «Фейри» с лимоном, у нас дома только им посуду и моют. Мама сказала:

— Я не хотела, чтобы кто-то узнал… У отца совсем с головой плохо, вот он и набедокурил на лестнице, сами понимаете, старческий маразм… Мы заплатим, сколько потребуется.

Тетя Луиса сказала, ни в коем случае, в конце концов, эти полоски никому не мешают, и вообще, надо пожалеть бедных старичков, которым и так недолго осталось жить на свете. Я прямо офигел: вот так вдруг узнать, что твой дед — чокнутый старикан, которому жить осталось три с половиной месяца, это тебе не хухры-мухры.

Все разошлись с довольно-таки постными физиономиями, еще чуть-чуть, и начнут выражать нам соболезнования. Дядька с пятого этажа поплелся к себе наверх, а все соседи смотрели на него как на подлого душегуба, который обижает бедных дедушек. Мы с мамой тоже пошли домой. Я сразу же забился подальше в угол и стал присматриваться, что там делает дедушка. Он сидел себе, как ни в чем не бывало, и макал позавчерашний пончик в кружку с молоком.

Он вообще любит все черствое, хлеб там или булочки всякие, он их размачивает в молоке с сахаром и ест. У него это называется «отменный супешник». Вдруг мне показалось, что мой бедный дедуля и правда какой-то странный: разве это нормально, что он всегда выбирает булочку почерствее, позавчерашний хлеб и все время выискивает в холодильнике, не завалялось ли чего со вчерашнего дня. Мама всегда говорит: «Мы ничего из еды не выбрасываем, у нас дед все подчищает. Ему бы на мусорном заводе работать».

Честно говоря, я ужасно расстроился, что дедушка у меня чокнутый. Расстроился и струхнул, конечно. А вдруг он возьмет и ка-ак накинется на меня ближе к вечеру!

Наступил вечер, а потом и ночь. Непросто жить на свете, когда тебе надо спать в одной комнате с чокнутым дедушкой, но, похоже, всем на это было наплевать. Папа, как всегда, возмущался насчет ужина:

— Опять тушеные овощи, это же трава травой! Каталина, я так с тоски подохну!

Придурок, как всегда, ржал над дедушкиными хохмами. Конечно, откуда ему знать, что это вовсе не хохмы, а бред сумасшедшего, у которого недостаток кровоснабжения в голове. Когда мама мыла мне ноги перед сном, я спросил:

— Можно я сегодня лягу спать с Придурком?

— Сынок, ты что? Ты в жизни не хотел спать с братом в одной комнате, мы и лоджию специально застеклили, чтобы ты спал вместе с дедушкой, а теперь тебе ни с того ни с сего понадобилось к брату. Тебя не разберешь.

— Мам, а сумасшествие по наследству передается?

— Ты что, намекаешь, что я сбрендила?

— Нет, это я насчет дедушки.

— А, насчет дедушки! — сказала мама и засмеялась с таинственным видом. — Да он у нас как огурчик.

Наступил момент X. Мы с дедушкой остались один на один в темной комнате с включенным радио, мы с ним всю жизнь так спим.

— Манолито, дружок, иди-ка сюда, согрей мне ноги.

Так он сказал и дал мне двадцать пять песет для копилки, мы с ним всегда так делаем. Я залез к нему в кровать. А у тебя бы хватило духу сказать «нет» психу, у которого нет кровоснабжения в голове? Когда ноги у дедушки согрелись, он вздохнул и сказал, как всегда перед сном:

— Ну вот, это совсем другое дело, — но в тот вечер он на этом не закончил. — Меня поначалу чуть удар не хватил, когда сосед с пятого застукал меня с твоими фломастерами на лестничной клетке. А потом я придумал притвориться, что у меня голова кружится, а твоя мама придумала про маразм. Что, Манолито, неплохо мы все вместе справились, а?

Моя мама все наврала, дедушка притворился психом, а соседи взяли и поверили… И я тоже поверил. Кто бы мог подумать, что я такой дурак, на первый взгляд и не скажешь.

— Значит, ты не свихнулся и не умрешь через три с половиной месяца?

— He-а, сам я, конечно, та еще развалина, но голова у меня светлая.

Елки, ну и денек. Все мои слезные запасы давно вышли, так что оставалось только надеяться, что назавтра больше ничего плохого не случится и меня не угораздит опять совершить какое-нибудь ужасное преступление.

Одно было ясно: похоже, иногда я и сам не знаю, зачем делаю то, что делаю.

— Деда, я не знаю, зачем я это сделал. Не знаю, зачем разрисовал фломастерами подъезд.

А дедушка сказал, что люди не всегда знают, зачем они делают какие-то вещи. Дедушка сказал, с тех пор, как на свете появились фломастеры, разные мальчики то и дело разрисовывают ими стены, а зачем, никто из них не знает.

— А когда фломастеров не было?

Дедушка сказал, что тогда разрисовывали стены карандашами, а до этого красками, а до этого всем, что под руку попадется. Я долго думал, а потом сказал:

— Может, того парня, который нарисовал всяких зверей в пещере Альтамиры, тоже за это ругали.

— Может, и так.

— Представляешь, — я так разволновался, что даже сел в кровати, — а теперь люди деньги платят, чтобы посмотреть.

— Видишь, как оно бывает.

Я заснул страшно довольный, наверно, это была самая счастливая ночь в моей жизни. Потому что больше не надо было трястись, что мне по-крупному намылят шею, потому что дедушка вовсе не свихнулся и не собирался умирать раньше 1999 года, а еще потому что через пять веков сюда понаедут ученые со всего мира, чтобы посмотреть на полоски в подъезде одного дома в Карабанчеле, и во всех учебниках будущего напечатают их фотографии.

Назавтра перед школой я опять вытащил один из своих фломастеров «Счастливого Рождества! Рыбный магазин „Мартин“» и приписал малюсенькими буковками в углу лестницы:

«Манолито Очкарик. Февраль 1993 года».

Я хотел облегчить работу ученым XXV века, а еще мне хотелось, чтобы мое имя было видно на фотографиях в учебниках. Конечно, дедушка мне помогал, но творческий замысел был мой, так что я и есть главный художник.

Манолито Очкарик

За мир во всем мире

Десять дней назад (ну, и десять ночей, само собой) наша «сита» Асунсьон нарисовалась в классе в девять утра, тютель в тютель, так что мы остались без своей традиционной пятиминутки, за которую успеваем припомнить друг другу все, чем насолили друг другу накануне.

Закончить мы ей не дали, ор поднялся такой, что стены дрожали. Джиад вскочил и говорит:

— Предупреждаю заранее: Суперменом буду я! Кто еще заявится в костюме Супермена, по роже получит. Супермен у нас на всю галактику один — это я! Кто не врубился, я не виноват!

«Сита» Асунсьон набрала побольше воздуха, и мы все дружно зевнули, потому что в такую рань ни у кого не было моральных сил выслушивать очередную тягомотную речугу. Вот что сказала наша «сита»:

— Я хочу, чтобы в этом году мы с вами подготовились к Карнавалу так, как будто это последний карнавал в нашей жизни. Мы будем участвовать в конкурсе Евровидения на лучший карнавальный костюм, его в эту субботу проводят в одном карабанчельском танцклубе. Там будут выступать ребята со всего квартала. Пора вам наконец доказать всему миру, что вы приличные дети, а не шпана и хулиганье, как можно подумать, глядя на вас.

Тут Ушан говорит:

— А я тогда, по-твоему, кем буду? У меня тоже только костюм Супермена, а новый мне мама ни за что не купит.

Джиад предупредил. И тут же начал изо всех сил махать кулаками, стараясь заехать по роже первому, кто подвернется под руку. Джиаду в таких вот критических обстоятельствах вообще море по колено, он хоть всему классу накостыляет. Не знаю, как это вышло, только подвернулся ему я. Может, права моя мама, когда говорит, что я только и делаю, что кручусь под ногами. Хорошо еще, у меня с реакцией все в порядке, так что я быстренько отбился:

— Джиад, не надо мне бить очки. Мне больше нравиться быть Человеком-пауком, это тебе кто хочешь скажет.

Тут один чувак из моего класса начал выступать, что Человек-паук — это он, а какая-то девчонка хотела быть Красавицей, и ей кровь из носа срочно понадобилось Чудовище… При таком раскладе нам ничего не оставалось, как устроить драку, потому что у нас в классе это единственный способ урегулирования конфликтов.


Манолито Очкарик

«Сита» Асунсьон дошла до белого каления и три раза со всей силы шарахнула указкой по столу. Тут мы в массовом порядке очухались и вспомнили, что сидим не где-нибудь, а в школе, на уроке у железной леди по имени «сита» Асунсьон. Наша «сита» говорит, что колотит указкой по столу, чтобы отвести душу. На самом деле она спит и видит, как бы ей поколотить по головам живых людей, только тут ей не повезло, потому что такие штуки теперь конституция запрещает. «Если бы не конституция, — иногда говорит наша „сита“ Асунсьон, — вы бы у меня давно по струнке ходили».

Наша «сита» Асунсьон сказала, что не будет нам никаких суперменов, ни пауков, ни красавиц, ни чудовищ, и что мы должны доказать всему Карабанчелю, всей Испании, Соединенным Штатам и всей планете, что мы — дети доброй воли и боремся за мир во всем мире. Наша «сита» придумала, чтобы мы все тридцать обормотов нарядились голубями мира.

Если бы наша «сита» не была вооружена своей указкой, если бы она была не наша «сита», а мы не были бы подлые трусы, мы бы хором ответили: «А иди ты знаешь куда!»

Мы все здорово приуныли. Честно говоря, это был самый большой облом за всю нашу жизнь на голубой планете. Мы сидели понурые, ничто на этом свете нас уже не радовало. А «сита» продолжала гнуть свое:

— Жюри из районного клуба присудит нам первое место, потому что во всей Испании не найдется жюри, которое не присудит первое место тридцати детям, которые нарядились на карнавал голубями мира. А еще нам дадут целую кучу подарков. Мы на один день превратимся в символ мира во всем мире. А боевой клич у нас будет такой: «Мы им всем покажем!»

Боевой клич нам понравился, с таким кличем мы не прочь были двинуть хоть на самый крайний край света. Вот нарядимся в наши костюмы суперголубей мира и отделяем по первое число чуваков из всех школ в нашем квартале. Мы им всем покажем!

Моя мама и мамы всех остальных тридцати обормотов всю неделю мастерили костюмы из кальки. Мама все время ворчала, что нашей училке только бы вогнать ее в траты да загрузить какой-нибудь работой, можно подумать, ей делать нечего. А еще мама сказала, что купила мне костюм Человека-паука в расчете, что я его проношу до самой армии, а там уж мне выдадут карнавальный костюм солдата. И что кто же его знает, как делается этот самый костюм голубя мира, и вообще, по ней, так мир во всем мире — это тихий такой пляжик где-нибудь в Бенидорме, и чтобы тебе ни детей, ни училок, вот будет тишь да благодать.

Она помолчала тридцать тысячных секунды, а потом снова начала возмущаться и сказала, что если я буду так вертеться, то примерки у нас никакой не получится, а мне все надо по сто раз примерять, потому что у меня вечно голова никуда не пролезает. «Этот ребенок, — это она про меня так говорит, — ростом не вышел, зато башка у него здоровенная, как арбуз». А дедушка нас утешает:

— Прямо как у Эйнштейна. У всех великих мудрецов башка была с хороший арбуз.

Маме пришлось смастерить второй такой же костюм для Придурка, потому что у этого клопа глаза завидущие: попробуй не сделай ему такой же костюм, как у меня, он и есть перестанет. Мама боится, вдруг у него будет обезвоживание организма. Мне-то по фигу, пусть себе обезвоживается сколько влезет, по нашим временам, если кто обезвоживается, значит, сам виноват. Извини-подвинься.

И вот наступил день К, в смысле, день Конкурса и Карнавала. Мама нацепила на нас наши карнавальные костюмы из кальки и отправила в школу. Ей вообще ужасно нравится смотреть, как мы выходим из дома, взявшись за руки, как два голубя мира. Только не спрашивай, почему, я этого в жизни не мог понять.

На лестнице мы столкнулись с тетей Луисой. Она сказала:

— Какая у вас мама рукодельница! Нарядила вас пингвинчиками, любо-дорого посмотреть!

Я, конечно, развернулся, потащил Придурка обратно домой и объявил маме, что мы в пингвиньих костюмах ни за какие коврижки на улицу не пойдем, даже ради мира во всем мире. А мама сказала, этой курице Луисе что голубь, что пингвин, что канарейка, а теперь марш бегом в школу, а то вечно вы всюду опаздываете.

На улице какая-то тетенька сказала другой тетеньке:

— Смотри-ка, какие славные пингвинчики.

Но домой я больше не пошел, потому что в определенных жизненных обстоятельствах моя мама может перейти к агрессивным действиям, а мы как-никак собирались выступать за мир во всем мире.

Мы подошли к школе и прямо-таки офигели: у входа стоял Джиад весь в перьях, ужасно похожий на курицу, а еще Ушан, похожий на индюка, Сусанка, похожая на страуса, Пакито Медина, похожий на пеликана, и так все тридцать три обормота. Все птицы были разные, если не считать нас с Придурком, двух славных таких пингвинчиков.

Дедушка, который пришел следом, сказал:

— Видел бы это Альфред Хичкок, точно бы снял ужастик «Птицы-2».

Мы все долго пялились друг на друга, как баран на новые ворота, а потом под предводительством «ситы» Асунсьон с кислыми физиономиями двинулись в танц-клуб «Силикон», где должен был проходить знаменитый конкурс.

«Сита» Асунсьон решила показать, что она тоже не лыком шита, сама нарядилась в маскарадный костюм и теперь была похожа то ли на утку, то ли на гусыню. Размахивая крыльями, она объявила, что фестиваль будут передавать по карабанчельскому радио, это такое радио, его у нас в квартале выпускают, только у них денег на микрофоны не хватает, так что, как говорит мой дедушка, они все передают старинным индейским способом: открывают окно и орут во всю глотку, чтобы за версту было слышно.


Манолито Очкарик

«Ситу» Асунсьон было прямо не узнать, такая она шла довольная. Если бы не наши дурацкие птичьи наряды, мы бы ухохотались, глядя, как она вышагивает посреди Карабанчеля в костюме голубя мира. «Сита» Асунсьон сказала, что, когда мы выйдем на сцену, она нам скажет:

— Раз, два, три!

А мы в ответ должны будем хлопать крыльями и кричать во все горло:

— Миру — мир!

Тут наша училка решила прорепетировать и заорала на всю улицу, как ненормальная:

— Раз, два, три!

Мы собрались было закричать наше: «Миру — мир!», — но как только начали махать крыльями, зацепились друг за друга перьями, так что, если бы наша «сита» нас в срочном порядке не распутала, мы бы заявились на конкурс в капитально ощипанном виде. Наша «сита» сказала, чтобы крыльями мы больше не махали, вот займем первое место, тогда и будем махать сколько влезет.

Мы пришли в клуб и уселись в углу всей командой: нас тридцать человек и Придурок в придачу. За ведущего был директор детсада «Бутончик», это у нас рядом с домом. Он вырядился Суперменом, Джиад, как увидел, аж позеленел от зависти. Я не упустил случая подлизаться к своему другу, крутому парню Джиаду, и сказал:

— Супермены с таким пузом не бывают. Чел с таким пузом никак не может летать над Ниагарским водопадом, потому что такие жирные тела под действием силы земного притяжения со страшной силой тянет вниз.

— И чего с ним тогда будет? — спросил Джиад, которого жутко заинтересовали мои теоретические выкладки.

— Плюхнется на землю и разобьется в лепешку.

Джиад поразился моим глубоким научным познаниям и заметно повеселел. Как только я сказал: «Плюхнется на землю и разобьется в лепешку», к нему вернулся его всегдашний оптимизм. Он уже ни капельки не завидовал дядьке-Супермену и поглядывал на него сверху вниз, гордо расправив перья, как смотрит профессиональный супергерой на заштатного супергероя-неудачника.

Суперпузо объявлял участников, которые выходили на сцену под дружный свист из зала. А ты чего думал, хлопать мы им будем, что ли. Девиз-то у нас был: «Мы им всем покажем!»

Вышла команда, в которой все были наряжены деревьями. Называлось это дело «Осень». У каждого с ветки свисала цепочка, они дергали за цепочку, и листья падали на пол. Зрители прямо-таки офигели: это надо ж было допереть до такого маразма. Родители этих чуваков притащили плакат, чтобы поддержать свою команду. Ясное дело, они одни и хлопали. А мы все сидели в гробовом молчании и смотрели, как эти умники десять минут ползают по сцене и собирают листья, которые сами накидали. За ними вылез стандартный набор супергероев, дальше — команда «Реалити-шоу», у них в спинах торчали ножи, за ними кретины, наряженные пончиками с шоколадом…

Мы шли пятыми. «Сита» Асунсьон нас натаскала, чтобы, как только она скажет: «раз, два, три», мы изо всей дурацкой мочи орали: «Миру — мир!» Но выступить со своим суперномером мы так и не успели, потому что, когда наша училка сказала: «Раз, два, три», один парень, который ходит в профучилище имени баронессы Тиссен, крикнул:

— Эй, Джиад! Классно ты курицей вырядился! Самое оно!

Джиад тут же сиганул со сцены в зал, чтобы набить шутнику морду. За ним Сусанка, которая всегда за него горой, а за Сусанкой и Джиадом мы все: не придешь ему на подмогу, он тебе же потом и накостыляет. Папа того парня из профучилища сказал:

— А парнишка-то мой дело говорит. Джиад похож на курицу, а выступает за голубя. Это уж, как ни крути, ни в какие ворота не лезет!

Наша бедная «сита» Асунсьон осталась одна посреди сцены. Она стояла и плакала в своем утином наряде. Нам пришлось оттаскивать своих родителей от родителей пэтэушников, чтобы дело не дошло до мордобоя, все-таки мы пришли выступать за мир во всем мире.

По всему выходило, что этот карнавал будет самым паршивым за всю историю человечества. Но ты в жизни не поверишь, чем все кончилось, потому что такого никто не ожидал, до такого бы даже китайцы у себя там в Москве и то не доперли.

Когда все наконец успокоились, на сцене снова нарисовался дядька-Суперпузо, похожий на Супермена на пенсии, и решил изобразить, как будто летает. Он себе чуть шею не сломал, пока пытался взлететь. Сам понимаешь, было бы это так просто, все кому не лень лезли бы в супергерои. Честно говоря, это он хорошо сделал, что навернулся: зрители ни разу за все представление так не веселились. Джиад втолковывал чувакам из соседней школы:

— Супермены с таким жирным брюхом не бывают. Под действием силы земного растяжения он плюхнется на землю и разобьется в лепешку.

«Сила земного растяжения»! Ну и тупой этот Джиад! Из всей моей знаменитой теории только и запомнил, что «плюхнется на землю и разобьется в лепешку»! Но я и не подумал его исправлять, а то бы сам узнал на собственной шкуре, каково это — плюхнуться со всего размаху на нашу дорогую планету.

Суперпузо объявил победителей. Начал он с третьего места, для большего драматизма.

— Третье место присуждается команде «Реалити-шоу» за оригинальную и забавную идею.

Зрители дружно засвистели и затопали:

— Долой!!!

— Второе место присуждается команде «Осень» за то, как красиво они сумели представить нам это замечательное время года, такое же важное, как все остальные.

Он сказал «красиво»?! Я сказал Джиаду, что это жюри надо сбросить с Ниагарского водопада, и дядьку-Суперпузо тоже, самой собой. И снова Джиад был со мной совершенно согласен. Самый крутой парень в классе все время со мной соглашался! Я вдруг сделался его лучшим другом. Я был ужасно горд собой, потому что когда самый крутой парень в школе — твой друг, можно вообще ничего не бояться, считай, у тебя всегда свой собственный джинн под рукой, не хуже, чем у Аладдина; он за тебя кому хочешь морду набьет.

— Первое место… — Суперпузо остановился, чтобы все как следует поволновались. Можешь быть уверен, было слышно, как зрители скрипят зубами от нетерпения. — Первое место мы единодушно присудили команде «Птицы» за то, что она выступила в защиту редких и исчезающих видов.

Никто не откликался, так что ведущему пришлось повторить все по новой. Мы переглянулись. Мы ведь вроде как пришли выступать за мир во всем мире?

Похоже, про мир во всем мире никто ничего не понял, так что пришлось нам согласиться, что мы редкие и исчезающие птицы. Не всегда в жизни оказываешься тем, кем хочется.

Нас заставили еще раз подняться на сцену, чтобы забрать приз. Он лежал в большущей такой коробке. Мы все ломанулись к ней, чтобы открыть. Придурок попытался прогрызть в ней дырку. В суматохе у нас поотрывались крылья, но нам было по фигу, в конце концов, мы уже не выступали за мир во всем мире, а были просто редкими и исчезающими птицами. Наша «сита» проложила себе дорогу, тайком щипая всех подряд, и открыла коробку своими мощными руками. Суперпузо сказал, чтобы все дружно поприветствовали первый приз. Это оказались школьные принадлежности: книжки, тетрадки и все такое прочее. И из-за этого весь сыр-бор! Стоило из кожи вон лезть ради мира во всем мире, чтобы выиграть какие-то там учебники! Захлопал один Придурок. Понятное дело, откуда ему знать, что такое учеба. Он за свою короткую жизнь еще ни разу в школу не ходил. Простим бедняге его невежество.


Манолито Очкарик

Мы спустились со сцены. Нам там ничего уже больше не светило. Пускай «сита» Асунсьон забирает себе этот несчастный приз и обнимается с ним сколько влезет. Она была прямо сама не своя от радости, смотрела на все эти книжки и, наверно, уже начала придумывать, чего бы нам оттуда назадавать позаковыристее, чтобы мы себе совсем мозги сломали. А наших родителей распирало от гордости за таких редких и исчезающих детей.

Вечером меня отпустили погулять в парк с Висельным деревом. Я надел свой суперкостюм Человека-паука. Мама сказала тете Луисе:

— Мальчишки, что с них возьмешь. Нарядятся супергероями, и счастья полные штаны. Я-то их знаю как облупленных.

Я уже совсем было собрался спуститься прямо по стене нашей многоэтажки, только я человек реалистически мыслящий и знаю, что у нас с Человеком-пауком общего — один костюм. В парке с Висельным деревом меня уже ждали мои друзья: Джиад в костюме Супермена, Ушан в костюме Супермена, только без плаща, потому что его определили в помощники Супермена, Сусанка в костюме Красавицы (хотя стоит с ней потусоваться подольше, сразу делается ясно, что на самом деле это Чудовище, переодетое Красавицей), Пакито Медина в костюме Робин Гуда и Придурок, который так и остался в костюме пингвина, потому что мама его уговорила, что это самый классный карнавальный костюм во всем квартале. В таком возрасте еще веришь, когда мама тебе лапшу на уши вешает.

Мы стали играть в супергероев, разбились на две команды, и Джиад взял меня в свою. Я предложил, чтобы наш боевой клич был: «Мы им всем покажем за мир во всем мире!» Джиад сказал, клево. Было сразу ясно, что теперь я его лучший друг. Мы играли в вышибалы, в бубонную чуму и в «три-четыре-навались», это когда одна команда нагибается, а другая налетает и начинает всех лупить почем зря, в общем, такая развивающая игра. Я из кожи вон лез, носился и пихался изо всех сил, только остальные все равно все время меня обыгрывали. По мне, во всех играх, где надо бегать или драться, есть только один большой минус: я всегда проигрываю. Как только до Джиада дошло, что со мной в команде каши не сваришь, он объявил, что теперь каждый будет сам за себя. Джиаду было надо только одно: во что бы то ни стало обскакать Пакито Медину. Обыграть Ушана, Сусанку, Придурка или меня Джиаду интереса никакого нет.


Манолито Очкарик

Я взял Придурка за руку и побрел домой. Если честно, я ушел, потому что понял, что вот-вот разревусь. Только что я был лучшим другом Джиада, а теперь превратился в распоследнюю помойную крысу. От такого дела кто хочешь раскиснет. Придурок как увидел, что у меня глаза на мокром месте, тоже давай реветь. Ему все передается, и хорошее, и плохое. Это у меня мама так говорит. Пришлось нам с ним сморкаться в один платок. Сначала я сам высморкался, а потом поднес платок ему к носу. Придурок сделал, как обычно: долго собирался с мыслями, набрал побольше воздуха и с силой втянул все сопли в себя, вместо того, чтобы высморкать наружу. Такая уж у него манера.

Я не удержался, чтобы не расхохотаться, хотя слезы у меня еще не просохли. Все-таки мой братец ужасно смешной, хоть он и Придурок. Должен же он был хоть в чем-нибудь пойти в меня!

Тут к нам подбегает Пакито Медина и говорит:

— Вы чего делаете?

— Хохочем до слез, — отвечаю я. А ты чего думаешь, так я ему и скажу правду!

Тут Пакито Медина сказал, чтобы я приходил к нему в воскресенье играть на компьютере. Я спросил:

— А Джиада ты тоже позовешь?

— Джиад мне компьютер сломает. Он все что хочешь разнесет.

Я сказал, что приду. Если честно, играть на компьютере с Пакито Мединой — удовольствие ниже среднего, потому что Пакито Медина всегда выигрывает, примерно как я всегда проигрываю, но мне было все равно. Самый умный чувак, какого я видел за всю свою жизнь на планете Земля, позвал в гости меня одного. Почему? Потому что Манолито Очкарик не ломает компьютеры, Манолито Очкарик не такой тупой громила, как некоторые, на Манолито Очкарика можно положиться. Было ясно, что Пакито Медина решил сделать меня своим лучшим другом. По-моему, это был один из самых счастливых моментов в моей жизни.

Мне ужасно захотелось в своем суперкостюме Человека-паука подняться к нам в квартиру прямо по стене дома, но я удержался. Мама не любит, когда Придурок один ходит по лестнице. Так что мы с ним рванули вверх по ступенькам, кто быстрее добежит. Ясное дело, я его обогнал. На всем белом свете есть только два человека, которых я могу обогнать: Придурок и дедушка Николас. А что! Некоторые и этого не могут.

Пока мы натягивали свои пижамы, дедушка говорил:

— Раз, два, три!

А мы изо всех сил орали:

— Миру — мир!

Было жутко весело, но тут приперся занудный сосед сверху и начал выступать. Похоже, куда ни кинь, от знаменитого девиза «ситы» Асунсьон выходят одни напряги.


Манолито Очкарик

С днем рождения!

Дедушка ни за что не хотел праздновать свой день рождения. Он сказал, нет, нет, нет, и еще раз нет. Мама его уговаривала:

— Папа, не каждый же день тебе исполняется восемьдесят лет!

— Слава тебе, господи! Еще не хватало, чтобы такие пакости приключались каждый божий день.

— Ну пожалуйста, дедушка! Мы все приготовим, ты позовешь друзей, купим такую прикольную штуку, которую набивают конфетами, а потом все по ней стучат палками… — воображение у меня разыгралось.

— Ага, а внутрь напихаем таблеток от склероза, таблеток от недержания, таблеток от давления… — дедушка явно был настроен пессимистически. Если я соберу друзей, это будет похоже на дом престарелых. Тоже мне удовольствие! Кругом одни деды, у всех вставные челюсти, мозоли… Нет уж, увольте. И потом, какие у меня друзья?

— Дедушка Джиада, — сказал я.

— Дедушка Джиада со смеху описается, если я его позову на день рождения. Старики день рождения не празднуют. По-вашему, мне еще и восемьдесят свечек задувать?

— Конечно! — хором ответили мы с Придурком, иногда даже мы бываем заодно.

— Если я задую восемьдесят свечек, то ноги протяну, не успеете вы допеть «С днем рожденья тебя».

— С днем рожденья тебя! — затянули мы с Придурком. Такие песни мы с ним всегда поем дуэтом и в такт колотим ногами об ножки стола. Такая у нас манера исполнения. А дедушка продолжал гнуть свое:

— И дарят-то старикам одни шарфы, никто не подарит галстук, или, к примеру, одеколон, или пиджак какой-нибудь, одни сплошные шарфы.

— Так ты скажи, что тебе нужно, мы тебе и подарим, — моя мама не из таких, кто вот так запросто сдается.

— Ничего мне не надо! Праздновать мне нечего, друзей у меня нет и никаких юбилеев мне не надо. У меня и так уже с прошлых дней рождения от шарфов шкаф ломится.

Дедушка высказал все, что думал, и отправился в ванную надевать вставную челюсть, чтобы пойти посидеть на солнышке с дедушкой Джиада. Мой дед не из таких, кто будет сидеть на солнышке без зубов. Короче, дед повернулся и ушел, только мы его и видели. Мы с Придурком даже толком не успели допеть «С днем рожденья тебя».

До этого я в жизни не встречал никого, кто бы не хотел праздновать свой день рождения. Даже мама хочет, хотя ей уже давно каждый раз исполняется 37 лет. Она всегда напоминает про свой день рождения заранее, чтобы папа не забыл купить ей кольцо с бриллиантом, норковую шубу или кухонный комбайн со зверскими ножами, который он ей всегда в конце концов и дарит.

Когда дедушка хлопнул дверью, я решил, что мама жутко рассердится, потому что чего она в этой жизни терпеть не может, так это чтобы ей что-нибудь говорили поперек характера. Мы с Придурком сидели тише воды, ниже травы: в такой ситуации что ни сделаешь, того и гляди, нарвешься на взбучку. Стоит чихнуть погромче, и тебе влетит по первое число, а ты ни сном, ни духом. Но мама не рассердилась и продолжала убирать со стола как ни в чем не бывало. Правильно папа сказал как-то раз в прошлом году: «Такая она у нас непредсказуемая».

Непредсказуемая мама больше не вспоминала про дедушкин день рождения, а времени до этого знаменательного события оставалось все меньше. Накануне таинственного дня Д (в смысле, Дедушкиного Дня рождения) мама позвала меня к себе в комнату и закрыла дверь. Меня тут же пробила дрожь, и я быстренько выдал:

— Я не нарочно, это Придурок вытащил из бара плюшки и захотел посмотреть, как они будут плюхаться, если их скинуть с балкона. Ну вот, я одну бросил, а она взяла и попала тете Луисе по кумполу.

— Манолито, я тебя не за этим звала.

Бывают же в жизни обломы: начнешь просить прощения раньше времени — и вляпаешься. Как раз такой случай. Впервые в истории мама позвала меня не для того, чтобы задать жуткую взбучку; она сказала, что решила кровь из носа отпраздновать дедушкин день рождения.

— Так он же не хочет…

— Хочет, не хочет, нам какое дело!

Такая уж у меня мама, если она чего задумала, ее сам папа римский не остановит. Попробовал бы папа римский указывать моей маме, праздновать ей чей-нибудь день рождения или нет. Главней моей мамы на нашей планете никого нету, это даже инопланетяне знают, вот Пакито Медина, например.

Мама разработала план, идеальный план, самый лучший план из всех, какие придумывали мамы за всю историю человечества. План был такой:


а) Мы с дедушкой поведем Придурка к врачу. Зачем понадобилось тащить его к врачу? Потому что у него сопли, но это дело десятое, если бы не сопли, нашлось бы еще что-нибудь, потому что Придурка вечно приходится таскать по врачам, он любую заразу цепляет. Почему? А он вечно всякую дрянь с пола тянет в рот. Ладно, хватит об этом. Если бы я тебе рассказал, какие гадости вытворяет Придурок, ты бы потом неделю на еду смотреть не мог.

б) Пока мы будем сидеть у врача, мама пойдет в магазин и накупит кучу еды для грандиозного праздничного ужина.

в) Дома, в шесть. Гости будут такие: папа, мама, тетя Луиса, муж тети Луисы, Придурок и я.


Тягомотина, а не день рождения! Я спросил, может, надо позвать дедушку Джиада, но мама вспомнила, что дедушка стесняется приглашать друзей-стариков. Не хочет — не надо.

Я уже подошел к двери, и тут мама сказала мне вдогонку:

— А если узнаю, что ты опять кидался плюшками с балкона, сам у меня полетишь следом.

Ну вот, так я и знал: из маминой комнаты без нагоняя не выйдешь. Ладно, по крайней мере, остался цел и невредим, ни царапинки, можно сказать, повезло.

Я ужасно нервничал оттого, что у меня в голове завелся такой огромный секрет. Голову прямо так и распирало, мне то и дело казалось, что она сейчас лопнет и секрет вывалится наружу. Перед сном я раза два или три сказал дедушке:

— Деда, завтра твой день рождения, но мы ни за что не будем его праздновать.

Дедушка ответил: «Вот и хорошо», закрыл глаза и заснул. Потрясающее хладнокровие!

Утром я распотрошил свою свинью. Моя свинья — это глиняная копилка. Обычно люди разбивают своих свиней, когда копилка уже совсем полная, а я долго не выдерживаю, мне так и хочется ее расколотить, как только там заведутся две или три монетки, у меня терпения не хватает. Ну, папа сделал у свиньи в брюхе тайную дырку, и все довольны: мне теперь не надо каждый раз разбивать копилку, а им покупать мне новую каждое воскресенье.


Манолито Очкарик

У меня накопилось сто пятьдесят песет. Не так чтобы много. Честно говоря, я и копить-то начал только с прошлого воскресенья. На такие деньги не купишь даже шарф вроде тех, которые дедушке так надоели. Если бы у меня была куча денег, я бы подарил дедушке вставную челюсть. А то та, которую сделали у доктора, ему малость великовата, и если еда попадается потверже, выходит всемирная катастрофа: в конце концов дедушке приходится вынимать челюсть с застрявшим куском мяса.

Я взял свои сто пятьдесят песет в школу и чуть не спустил все в синем киоске у сеньора Мариано, это такой киоск, где продаются всякие суперские штуковины с разных концов земного шара. Я уже совсем собрался выложить все свои сбережения за набор красных пластмассовых шариков, которые сеньору Мариано привезли из Китая, но передумал, потому что с тех пор, как Придурок чуть не подавился моими шариками, мама на них объявила эмбарго. Короче, никаких шариков. Потом я увидел набор индейцев, только у сеньора Мариано индейцы неправильные, они на ногах не стоят, а я люблю, чтобы индейцы были устойчивые, тогда можно сделать из подушки гору и выстроить за ней всех индейцев, чтобы только перья высовывались, совсем как в кино. Короче, никаких индейцев. Потом я увидел волчок, но у меня уже такой был. Потом шарик-попрыгунчик на резинке, но такой у меня тоже был. И тут я вдруг увидел… В жизни не угадаешь! Зубы Дракулы! У меня не было денег на настоящую вставную челюсть, но зато я мог купить дедушке такую, как у Дракулы! Я решил потратить все свои деньги на дедушку.

В эту минуту я был самым добрым мальчиком на свете, мне, по крайней мере, такие раньше не попадались. Я был как тот мальчик из сказки, который был готов отдать жизнь, чтобы спасти дедушку. Правда, хорошо, что мне отдавать жизнь было необязательно, а то бы я еще подумал хорошенько.


Манолито Очкарик

На переменке Джиад попросил примерить вампирскую челюсть. Я сказал, ладно, только ненадолго, и чтобы слюней поменьше напускал, а то я ее дедушке хочу подарить. Потом челюсть мерили Пакито Медина и Ушан, который ее всю заляпал кусочками булки. Я вытер челюсть об Ушановы штаны, и она сделалась сосем как новенькая, потому что это была первосортная челюсть, самого высшего качества.

На уроке я вспомнил, как дедушка сказал, что не хочет звать на день рождения стариков. Тут мне пришла в голову блестящая мысль: что, если пригласить моих друзей? Конечно, у них полно всяких недостатков (а у кого их нет?), но стариками моих друзей точно не назовешь, это факт. Я потихоньку отправил им записку. А то, если начнешь приглашать народ на день рождения, пока наша училка рассказывает какую-то тягомотину про климатические пояса, ей это не особо понравится. Я подумал, вдруг они не захотят идти на дедушкин день рождения… Нет, все согласились! Мои друзья к кому хочешь заявятся на день рождения, хоть к Фредди Крюгеру, если им пообещают торт и кока-колу. Я сказал, пусть тогда сначала сводят с нами Придурка в поликлинику. «Ладно, сводим», — сказали они.

За обедом мы поздравили дедушку и уставились в телек с таким видом, как будто нам ничего больше в этой жизни не надо. Иногда, конечно, нам и правда кроме телека ничего не надо, но на этот раз мы притворялись.

Когда я пришел в школу после обеда, у входа стояли Джиад с дедушкой. Джиад сказал:

— Мой дедушка спрашивает, чего это твой дедушка не позвал его к себе на день рождения.

— Он думал, старики друг друга на день рождения не приглашают.

— Зажилить хотел, значит? А в «Спотыкач», небось, ходил, когда я приглашал! Так во сколько этот несчастный день рождения?

— В шесть.

**

Было ясно, что дедушкино мнение особо никого не интересует, все делали, что им в голову взбредет. Мамин идеальный план теперь выглядел так:


а) Мы с дедушкой, Джиадом, Ушаном, Пакито Мединой и Сусанкой все вместе отправимся в поликлинику, чтобы показать доктору Придурка с его соплями. Впечатляющее зрелище, покруче «Охотников за привидениями».

б) Дедушка Джиада придет к нам в шесть, и даже зубы наденет по такому случаю. Там его встретят мои мама с папой и тетя Луиса с мужем. Мама подумает про себя: «Что это он заявился без приглашения?» Но ничего не скажет, потому что с чужими людьми она всегда ужасно вежливая, прямо как леди Ди.

в) Грандиозный праздничный ужин будет ждать нас на столе.


Манолито Очкарик

Дедушка слегла офигел, когда вместе с Придурком пришел забирать меня из школы и узнал, что мы пойдем к врачу всей компанией, но ничего не сказал. Он привык, мы и похуже номера откалывали, как в тот день, когда мы с Ушаном в баре «Спотыкач» вместо маслины подсунули ему черного таракана. Мы этого таракана даже на зубочистку насадили, ужасно похоже получилось, только дедушка все равно заподозрил, что это какая-то неправильная маслина, когда увидел, что у маслины лапки шевелятся. Ладно, в конце концов, тараканов в «Спотыкаче» не меньше, чем маслин. Можно сказать, фирменное блюдо.

В поликлинике мы оттянулись по полной программе. Ужасно здорово ходить в поликлинику, когда тебе самому не надо к врачу. Мы носились и скользили по коридору, кружились до одурения, играли в «три-четыре-навались», а когда нам хотелось поржать, спрашивали Придурка:

— Как ты покажешь доктору, как ты сморкаешься?

Придурок собирался с мыслями и со свистом втягивал сопли в себя. Мои друзья чуть не лопнули со смеху, глядя, как Придурок отмачивает свой самый дурацкий номер. Придурок вошел в раж, оттого что оказался в центре внимания, и с такой силой стал втягивать в себя сопли, что покраснел, как рак. Чуть коньки не отбросил, меньше надо придуряться. Потом мы все вместе зашли в кабинет к доктору Моралесу, он у всех моих друзей тоже участковый врач и лечит почти что все болезни, а еще мамы про него говорят, что он очень даже ничего себе и к тому же большой шутник. Доктор Моралес у нас не хуже любого доктора из телесериала, так все в Карабанчеле говорят. Мы всей компанией влезли на кушетку вместе с Придурком. Все вроде бы шло хорошо, пока Джиад не попытался спихнуть нас с кушетки на пол, и тогда добрый доктор Моралес спросил, не пора ли нам всем домой, может, у нас дела какие есть. Тут Ушан, который по жизни все делает очень кстати, возьми и ляпни:

— Мы идем на день рождения…

Договорить свою жуткую предательскую фразу он не успел, потому что рот ему одновременно заткнули четыре локтя. Это мы постарались.

Доктор поставил очень успокоительный диагноз: сопли у Придурка оказались неопасные, зато очень противные. Тут я вдруг сообразил, что времени уже четверть седьмого, мы подхватили дедушку и бегом потащили домой, ухватив за пальто. На нас то и дело нападал нервный смех: когда ведешь дедушку на день рождения — сюрприз, прямо дух захватывает, это будет штука покруче Ниагарского водопада и каньона Колорадо, а больше и сравнить не с чем.

Мы позвонили в домофон, раздался голос моей мамы, который сказал:

— Манолито, скажи дедушке, пусть зайдет в «Спотыкач» и захватит бутылку газировки к ужину.

Дедушка как услышал, мигом развернулся и двинул прямиком в «Спотыкач». Он ужасно любит, когда мама его отправляет в бар за какой-нибудь штукой, которую забыла купить. Правда, потом он сам забывает, зачем пришел, и намертво прилипает к стойке.

Мы с друзьями поднялись ко мне. Мама открыла дверь и уставилась на нас:

— Это еще что такое???

Моих друзей она ни капельки не стесняется, гоняет их почем зря, как будто это ее родные дети.

— Раз дедушка сказал, что не хочет праздновать со стариками, я ему своих друзей привел.

— Ладно, что уж там, — сказала мама с таинственным видом, — у нас тут и дети, и старички… День рождения для всех возрастных категорий.

**

Так оно и было. Дедушка Джиада решил прихватить с собой еще четверых старичков, которые ходят в клуб пенсионеров играть в домино. Тетя Луиса тоже пришла, только тут никакой новости нет, она и так целыми днями у нас торчит, только на ночь уходит к своему мужу Бернабе, а то вдруг у него парик съедет, пока он храпит в кровати. Мама сказала нам встать вокруг стола. Трогать ничего было нельзя, потому что вся еда была наперечет, и вообще, мама всегда нервничает, когда народу много, а еды мало. Мы все приготовились запеть «С днем рожденья тебя!», как только дедушка появится на пороге.

Кто-то повернул ключ в замке, и мы тут же запели во все горло и одновременно набросились на еду, как сумасшедшие. Не успел этот кто-то дойти до гостиной, Джиад уже сожрал все чипсы и выдул стакан кока-колы, хотя, как говорит мама, у нас квартира со спичечный коробок, до любой комнаты дойдешь в два счета. Но пришел вовсе не дедушка, а тетилуисин муж, он принес еще еды и три бутылки вина для дедушек. Вот был облом так облом, а нам еще и по шее досталось. Мама сказала, что если кто еще раз накинется на еду, она ему даст бутерброд в зубы и отправит одного в парк с Висельным деревом, пусть там и празднует. Такая вот у меня бессердечная мама.

Тетилуисин муж тоже занял боевую позицию за столом. В замке опять повернули ключ, мы опять запели «С днем рожденья тебя» с таким же энтузиазмом, как в первый раз. Джиад опять набил полный рот еды, думал, моя мама ничего не заметит. Это он ошибался: моя мама всегда все замечает, просто иногда нарочно делает вид, что не видит. Если бы я был Богом, я бы ее взял на работу вместо себя, потому что она все видит, как будто у нее глаза даже на затылке есть.

Опять грандиозный облом: это оказался мой папа, он принес здоровенную голову сыра, которую прихватил по дороге в каком-то баре. Мама отрезала несколько кусочков и раздала нам, чтобы мы не умерли с голоду до того, как появится главный герой этой правдивой истории.

Мы снова встали вокруг стола и начали потихоньку жевать сыр, чтобы дедушка, когда войдет, не догадался, что у него в доме обосновались полчища захватчиков. Прошло немного времени, потом еще немного, потом еще… старички попросили дать им стулья, потому что, честно говоря, дедушка всех нас слегка умотал.

Мама решила позвонить в «Спотыкач», у нее есть телефон, потому что ей частенько приходится вызволять папу или дедушку из ужасных щупалец какого-нибудь осьминога в маринаде.

К телефону подошел хозяин бара, сеньор Эзеки-эль, и сказал:

— Да, дон Николас здесь, он как раз предложил мне выпить по бокальчику за его день рождения. Говорит, ему даже шарфа разнесчастного и то никто не подарил.

Мама ответила:

— Скажите отцу, пусть немедленно идет домой.

И дедушка немедленно пришел, потому что когда моя мама говорит «немедленно», ни один житель Земли не решится прийти через пару минут.

Дверь открылась, и мы дружно запели «С днем рожденья тебя». Мы пели лучше, чем хор мальчиков у папы римского, если бы он нас услышал, не глядя нанял бы всю команду петь в соборе Святого Петра. Ты бы видел, какое лицо было у дедушки, когда он увидел, что у нас в гостиной собралась вся Испания. За дедушкой вошел дон Эзекиэль, который нес два больших блюда: одно с креветками, а другое с маринованными барабульками, и все встретили их дружными аплодисментами. Блюда исчезли за пятьдесят тысячных секунды. Старички глотали креветок прямо со шкурой, а барабулек хватали горстями. Потом все начали дарить подарки. Дедушка Джиада принес шарф в клеточку, который моему дедушке ужасно понравился; другие старички подарили два шарфа, один черный, а другой зеленый, дедушка сказал, что они оба очень красивые; тетя Луиса подарила шарф «made in Italia», мы все решили, что он очень элегантный; мама подарила дедушке шейный платок, это такой шарф, только не вязаный, а из ткани, «чтобы выглядеть моложе», и все согласились, что дедушка в нем и правда помолодел лет на десять; мои друзья пообещали, что подарят дедушке шарф на следующий день рождения; а мы с Придурком вручили ему зубы Дракулы, и это был гвоздь программы. Дедушка снял свою обычную вставную челюсть и надел челюсть сеньора Мариано. Она сидела влитая. Дедушка сказал, что теперь всегда будет носить ее по воскресеньям. Из дедушки получился прямо-таки суперский вампир. Слышали про вампира из Карабанчеля? Это он и есть.

И вот все кончилось. Не осталось ни вина, ни газировки, ни кока-колы. Кто-то сходил и принес еще, но все опять кончилось. Старички все время стояли в очереди в туалет, когда доходила очередь до последнего, первому уже приспичивало по новой.

Мама принесла торт, но торта не было видно, его закрывали восемьдесят свечек. Мама закрыла шторы, чтобы гостиную освещали одни свечи. Придурок разревелся и сказал, что боится стариков, которые сидят вокруг торта. У дедушки торчали вампирские клыки, вид у него и правда был жуткий, не хватало только капелек крови на подбородке. Мама сказала, что свечи задувать будут дети.


Манолито Очкарик

Все закричали: «Раз! Два! Три!» Но Джиад начал раньше времени и один погасил почти все свечки. Даже на дедушкином дне рождения всегда найдется какой-нибудь тип, который испортит тебе удовольствие. Мама сказала, что на дне рождения драться нельзя, так что пришлось мне все проглотить, как обычно. Но большому счету, дурацкое это дело, свечки тушить. Больше и морочиться не буду. Пока резали торт, мы запели «С днем рожденья тебя!» и у дедушки на глазах выступили слезы. Так всегда бывает, когда пьют за его здоровье, когда часы под Новый год бьют двенадцать или когда по телевизору показывают, как люди гибнут на войне. Дедушка Джиада сказал, что мой дедушка обязательно должен сказать несколько слов. Дедушка ответил, нет, нет, нет, и еще раз нет, но мы все снова запели, не хуже, чем хор в соборе Святого Петра: «Просим! Просим!». И тогда дедушка объявил одну новость. Это была лучшая новость в году, учитывая, что мадридский «Реал», похоже, Лигу выигрывать не собирался. Дедушка сказал:

— Я всегда говорил, что хочу умереть в 1999 году, за пару дней до конца двадцатого века. Так вот, я тут подумал и решил, что попробую пожить еще пару годков в двадцать первом.

Все захлопали. Мама попросила старичков отвести нас погулять в парк с Висельным деревом, пока она будет мыть посуду и убираться.

Весь пол был в чипсах и кока-коле. Наверняка через час-другой он опять заблестит как зеркало, потому что моя мама — совсем как тетеньки из рекламных роликов, только квартирка у нее поменьше.

Мы пошли в парк с Висельным деревом. Скоро за моими друзьями стали приходить их мамы. Мы с дедушкой и Придурком остались одни. Дни стали длиннее, и можно было уже не надевать осточертевшую куртку. Эта перемена погоды всегда случается в Карабанчеле 14 апреля, как раз в дедушкин день рождения. Не спрашивай, почему. Ученые всего мира пытались объяснить это удивительное явление, но не смогли, а просто констатировали факт, что лето в Карабанчеле начинается в тот день, когда дон Николас празднует день рождения.

Дедушка захватил с собой в пакете все свои новые шарфы и время от времени на них посматривал. Я тоже так делаю, когда мне дарят подарки на Рож-де-ство: беру их с собой в парк с Висельным деревом, чтобы не расставаться с ними целый день. Мы сидели на единственной во всем парке целой скамейке, по утрам на ней устраиваются подремать все наши дедушки. Но на этот раз заснул Придурок, голову положил к дедушке на колени, а ноги ко мне. Вечно мне достается самое плохое. Придурок еще такой малявка, а у него уже носки воняют, в этом он в папу пошел. Я тоже пошел в папу: у меня очки, как у него, и зовут меня так же.

Я был ужасно рад, потому что до конца школы оставалось уже совсем немного времени, и наша жестокая «сита» Асунсьон вот-вот должна была исчезнуть из моей жизни на несколько месяцев. Начнется лето, мы с дедушкой и с Придурком будем гулять в парке до темноты, прямо так, без всяких там курток и пальто. Мамы будут звать детей домой, когда зажарятся сосиски, и все в квартале будут ложиться спать гораздо позже, чем обычно.

Дедушка показал рукой на красное-красное солнце, которое вот-вот должно было скрыться за Висельным деревом. Дедушка говорит, что земля в Карабанчеле слова доброго не стоит, зато небо одно из самых красивых на свете, не хуже египетских пирамид и небоскребов из «Кинг-Конга». Это такое восьмое чудо света.

Кругом было тихо, как в фильме, который на днях показывали по телеку, там хоронили одного негра, а потом все разошлись, и на кладбище остались сидеть только дедушка с мальчиком. Только сейчас все было еще лучше, потому что в моем фильме никто не собирался умирать, мне дедушка обещал.

Может, ты не поверишь, но это, кажется, был мой самый счастливый вечер на планете Земля.

Манолито Очкарик

home | my bookshelf | | Манолито Очкарик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу