Book: Проклятие мертвого короля



Проклятие мертвого короля

Проклятие мёртвого короля

Ирина Смирнова, Джейд Дэвлин

Вступление от Анны



Все попаданки как попаданки, одна я особенная...

Мало того, что не попала, а вернулась, так еще и обнаружила на месте возвращения кучу неисполненных обязательств. Вот так всегда, учитесь на моем примере! Не оставляйте за спиной неоконченных дел и не давайте никому опрометчивых клятв.

А то учишься-учишься в новой жизни, карьеру делаешь, и тут на тебе: во время любимого дежурства в судмедэкспертизе, в родном, насквозь безопасном морге нападает какой-то некультурный зомбибомж и привет... здравствуй, новый-старый мир, подростковое тело, кукловод клятвовзятель и ошейник повиновения.

Одно сплошное попадалово, иначе и не скажешь. Хорошо хоть в комплекте выдали двух мужиков, один другого привлекательнее, и с дрессированными тараканами: ребенка кормить, не обижать, пока сись... вторичные половые отрастут - только целовать...

Вот еще бы понять, кто из них двоих нравится мне больше! А то, понимаешь, с детства не могла решить, кого предпочитаю больше, брюнетов или блондинов. Но в детстве все проще - дружим со всеми и проблеме конец.

А здесь так не выйдет... Эх!..

Зато моя профессия судмедэксперта с большим опытом неожиданно пригодилась в мире, где есть не только техномагия, но и некромантия цветет, как одуванчики по весне.

И еще вокруг детективы в полный рост, а зарплату пока только обещают. Я пока тут как местная «миссис Марпла», всем умные советы раздаю, совершенно бесплатно.

А вообще здесь весело: таинственные замки, вещие сны даже не про прошлое, про... ммм... позапрошлое, притворяющиеся смирняшками зомби с кладбища...

Что-что, а скучать точно некогда!

Начало моей истории находится здесь - https://lit-era.com/book/45816

Вступление от авторов



Это вторая часть дилогии "Проклятие мертвого короля".

Первая часть называется "Потомки мертвого короля", она совершенно бесплатная и находится, как истина, где-то рядом: https://lit-era.com/book/45816

В аннотации даже есть прямая ссылка.

Книга написана в соавторстве с Дэвлин Джейд, поэтому в комментариях, на которые мы очень рассчитываем, нам было бы очень приятно видеть "авторы" вместо "автор" ;) Потому как приключения, удачи и неприятности героям мы придумывали совместно.

И да, Джейд, как и во всех наших соавторских проектах, писала за героиню. Анну. А мне достались три героя - Адриан, Мартош и Месарш.

Для тех кто скачивает - качайте epub, ибо fb2 тут генерится с ошибками и потерями части текста. И не забывайте возвращаться, чтобы сказать спасибо или нажать "мне нравится".

Да, очень большая просьба ко всем-всем читателям! Если книга вам понравилась, порадуйте авторов, нажмите на синюю звездочку "мне нравится". Пусть она позеленеет ;)

Глава 1



Мартош:

У меня прямо перемыкание случилось, еле дождался, когда лорд Эрвин скроется за поворотом, и с размаху приложил Адриана кулаком в скулу.

- Чтоб у тебя яйца отсохли, не мог потерпеть, так девчонку соблазнить приспичило?!

Конечно, мне в ответ тоже прилетело...

И тут в коридор выскочила Агнес и с воплем:

- Оставь его в покое! Еще неизвестно, кто из нас кого соблазнял!  - кинулась между нами, широко расставив руки и уперевшись ими в грудь и мне, и этому... чтоб его Танатос...

Удушил бы идиота! И смотрит еще так, словно никакой вины за собой не чувствует.

- Дожил! Тебя уже дети защищают?!..

- Я взрослая женщина, мне тридцать шесть лет... Это вы оба - мальчишки! - внезапно устало-спокойным голосом произнесла Агнес.

- Для тридцати шести ты неплохо сохранилась, - буркнул я недовольно, чувствуя, как бурлящая в голове злость потихоньку испаряется. Девчонка не врала, я это чувствовал даже через кокон. Она искренне верила в то, что говорила.

Тридцать шесть?.. Как такое могло произойти? Ей же пятнадцать по документам и... семнадцать... может, и чуть больше... с виду.

Больше всего меня убедило то, что Адриан даже не удивился. Спокойно стоял, подпирая стену, и смотрел на меня с плохо скрываемым сочувствием. Конечно, как я теперь это знание спрячу? Оно теперь будет плавать на поверхности и станет известно герцогу Месаршедскому буквально в следующий же его приезд.

- Не жалуюсь, - тоже не слишком довольным тоном проворчала Агнес. - Сюрприз был еще тот, конечно. Но прыщей нет, и то хлеб...

Судя по попытке пошутить, предлагается заключить мир и расслабиться.

- Нам надо поговорить, - отклеился от стены Адриан. - Ты должен знать все. Вместе потом придумаем, что с этим лучше сделать - скрыть или правильно преподнести. Все равно кокон на бестолочи вот-вот пропадет и вся правда выльется из ее непутевых мозгов...

- Чья бы зомби мычала, а твоя бы молчала, - пробурчала еле слышно Агнес и потом уже нормальным голосом добавила:  - Этот перец с полномочиями в ваших мозгах шарил, когда вы вышли и на скандал отвлеклись. Вроде как незаметно.

- Шарил... - согласился я, переглянувшись с Адрианом. В себе я был уверен - ничего лишнего даже во время скандала не подумал. Тень тоже лишь плечами пожал. Не с его жизненным опытом ловиться на такую дешевую удочку.

- Ладно, кокон и правда долго не продержится, - констатировал я, оглядев внимательно Агнес.

Изнутри кокона ощущалось сильное давление. Без присмотра девушку нельзя было оставлять - рвануть могло в любой момент.

- Давайте, рассказывайте правду!

Вернувшись в столовую, я уселся в кресло, покрутил картонный прямоугольник алкогольной карты... но передумал - такие вещи лучше слушать на трезвую голову.

Сначала Адриан обрадовал меня пересказом того, как у Агнес прорвало на болоте кокон и она растворилась в ментальном астрале, успев поклясться ему в верности. Учитывая то, что кокон снова был в наличии, но, судя по давлению изнутри, готов был треснуть в любой момент... Я напрягся еще больше.

Следом меня добили историей про вызов Танатоса и возвращение души Агнес после перерождения в другом мире, где время течет не так, как в нашем.

Никогда бы в эту историю не поверил, но Адриан не врал... У него самого были такие ошалевшие эмоции, что сразу становилось ясно - сам он тоже не сразу смирился с правдой.

- Бестолочь, твой выход. Разрешаю рассказывать все, - объявил Адриан, кивнув Агнес, и замолчал, хмурясь и поглядывая на меня искоса. Реакцию изучал. Понимал, что наворотил столько - век не разгребем.

- Я тебе как-нибудь силовую диагностику устрою, поросятина ты, - беззлобно фыркнула девушка. - Исключительно в заботе о твоем драгоценном здоровье.

И потом, повернувшись ко мне, выдала очень коротко:

- Судя по всему, я тут умерла, реинкарнировалась в другом мире и прожила там тридцать шесть лет. Отлично жила, надо сказать, хотя магии у нас не было. Выучилась, сделала карьеру. Собственно, Мартош, мы с тобой коллеги. Я судмедэксперт со стажем и очень весомой репутацией, должна заметить.

Слушая все это от пятнадцати... ладно, от силы второкурсницы какой-нибудь академии или университета, я не смог удержаться и пошутил:

- То-то ты все время ешь как не в себя. Былой вес репутации возвращаешь?

- Нет, вес тела наверстываю, - поддержала Агнес мой шутливый тон. - Да и рост, похоже. Не обратил внимание, что я меняюсь? Причем ненормально быстро?

- Ты вся, куда ни глянь, ненормальная, - фыркнул Адриан, потом пересекся со мной взглядом и плечами пожал: - Ну бестолочь же! Как они в своем диком мире без магии выживают, не представляю! Она даже про ментал ничего не знала!..

- Угу, зато про немагические способы расследования знаю вполне достаточно, и про то, как слишком умных лечить, тоже. А уровень развития мира у нас, кстати, почти совпадает, только у нас это все работает на других принципах.

- Ладно, - я понял, что у меня эмоционально-информационное переполнение, встал из-за стола и объявил: - Мне надо побыть одному и обдумать все, что я только что узнал. А потом будем думать, как сократить число знающих до минимума.

Уже в дверях я обернулся, посмотрел на этих двоих и добавил, глядя на Адриана:

- Раз уж вы... короче, не оставляй Агнес сегодня одну - у нее кокон в любой момент рвануть может, - а потом вышел.

- Довел человека, крокодил некромантский, - раздался из столовой голос Агнес. - А ну давай лапу, я тебе почечные колики продиагностирую хоть, душу отведу...

Адриан:

Слоны, крокодилы, прочие иномирные животные...  и все это про меня... А я явно отстаю, так как для этой девчонки с душой взрослой женщины у меня заготовлено лишь одно ласковое слово.

- Бестолочь, ты уже душу наотводила, хватит. Пусть побудет лет триста в этом теле, а там видно будет.

- Я твою душу отведу, - с ехидством фыркнула Анна. - Ладно, пошли в черепок поиграем, - и тут же перешла на деловой тон: - Мне нужны два блюда. То, чем вы измеряете длину предмета, с мелким масштабом. Бумага, карандаши... зубочистки, за неимением лучшего... А завтра попробуем найти магазин для художников и скульпторов. В этом ненормальном мире есть магазины для художников и скульпторов?

Я усмехнулся, быстро встал и за полшага оказался за спиной у все еще сидящей в кресле девчонки. Положив ей ладони на плечи, я наклонился к ее уху и прошептал:

- Такое впечатление, что ты меня с Мартошем перепутала. Все списки закупок следует зачитывать ему, а не мне. А меня можно ласково попросить... Что-то типа: «Милый, пойдем я покажу, как с помощью глины придать этому черепу человеческий вид». И тогда я тебе тоже очень ласково так с придыханием отвечу: «Бестолочь, а ты бы не хотела сначала прогуляться со мной вместе и полюбоваться звездами нашего мира?».  И мы с тобой пойдем на наше первое свидание на кладбище... это будет очень романтично, поверь мне!

- Милый, а давай сначала еще поедим? - хмыкнула девчонка, запрокидывая голову и явно намекая, что неплохо бы поцеловать ее в шею. - А потом можно и на кладбище... Романтично пошляться мимо покойников - это лучшая прелюдия, я считаю. Но измерительный прибор мне все равно нужен! Там нигде не хоронили математика? Или архитектора с орудиями труда, которые ему положили в гроб? Ну строителя на худой конец?

Я чутко ловлю женские намеки, поэтому я сначала нежно прикоснулся губами к просвечивающей через тонкую белую кожу венке на шее, потом поцеловал выступающую ключицу, а затем принялся, продолжая стоять за спиной у Анны, расстегивать пуговицы на ее рубашке...

Но на третьей остановился и, спокойно усевшись рядом, пояснил:

- Измерительный прибор не обещаю, а поесть точно не получится. Для этого надо идти наверх к Мартошу, а у меня есть подозрения, что он нам не обрадуется. Так что предлагаю начать с кладбища.

- Это дискриминация и эксплуатация! - патетично возвестила она, застегивая рубашку обратно.

И не понятно, чем больше возмущалась - отсутствием продолжения или второго ужина. Но в ее глазах сверкали смешинки.

- А нам можно на кладбище? Сомневаюсь, что нас так просто выпустят из замка.

Я небрежно пожал плечами, потом хитро усмехнулся, снова встал с кресла и взял девушку за руку:

- Пойдем...

Я не все время сидел в библиотеке, пока эти двое катались по городу. В какой-то момент мне захотелось побродить по замку. Зомби, решивший опекать бестолочь, внезапно воспылал желанием позаботиться и обо мне или просто заскучал и решил составить мне компанию.

Мы мирно побродили по коридорам, открывая и заглядывая в различные встречающиеся на пути комнаты - смежные и отдельные, большие и маленькие. Я даже нашел что-то похожее на рабочий кабинет, сначала обрадовался, но потом мне стало в нем очень неуютно, а мой спутник вообще зайти в него побоялся. Я бы даже сказал, что он беспокоился и нервно озирался.

А потом мы с ним добрели до небольшой дверцы, неприметной и почти сливающейся со стеной. Конечно, я в нее заглянул и выяснил, что за ней - лестница вниз, а потом узкий коридор, буквально выдолбленный магией, длинный и извилистый, ведущий прямо... на городское кладбище...

Именно туда я и повел бестолочь, сначала быстро - по замку, потом по непонятному магическому коридору. Где-то на середине пути к нам присоединился уже почти ставший родным зомби. Он был важной частью моего плана, поэтому я старательно приманивал его мысленно, и он откликнулся.

Подойдя к выходу на кладбище, я остановился и приглашающе махнул рукой:

- Прошу, леди! Мне туда нельзя, так как я поклялся Мартошу телесно не покидать стены замка. Но я выделю вам сопровождающего, который будет заботиться о романтической составляющей прогулки, - и мысленно приказал нашей домашней нежити следовать за Анной.

Днем, в одиночку, я не рискнул бродить по кладбищу. Мало ли что-то пойдет не так из-за этого странного ошейника? Предсказать, как поведет себя зомби, если я вдруг потеряю сознание, тоже было сложно. А бестолочь, конечно, бестолочь... Но поможет, совершенно точно.

- А ты можешь определить, где здесь могилка архитектора? - деловито поинтересовалась Анна, оценивающе разглядывая когти на пальцах нашего спутника. - Мне очень нужна линейка, вот очень!

Я небрежно пожал плечами:

- У нас не принято хоронить архитекторов вместе с линейками. Но можно прогуляться и поискать, - хмыкнул я и уселся на каменный пол в коридоре. Подождал, пока девчонка и нежить отойдут подальше. Убедился, что никаких магических гадостей со стороны ошейников не происходит - и мой был спокоен, и у бестолочи никаких сигналок не сработало. Замечательно....

Расслабившись, я очень осторожно проник в голову шагающего рядом с Анной зомби.

Получилось не так легко, как я ожидал - у этого создания было в наличии что-то наподобие собственного разума, уровня живой собаки, наверное. Почти высшая нежить, надо же... А может, и высшая, только со временем слегка подпортилась? Неважно.

Главное - я перехватил управление телом. У зомби почти отсутствует тактильная чувствительность, но зато очень чуткий слух, острый нюх и довольно специфический взгляд на мир, чуть расплывчатый, словно после сильного сотрясения.

Прогуливаясь от могилы к могиле, я почувствовал, как на меня все больше и больше накатывало странное такое ощущение, что за нами наблюдают. Причем... из-под земли. Это уже какая-то высшая степень некромантской паранойи начинается?

Остановившись, я принюхался, поежился, потом заметил, что бестолочь уверенно двинулась дальше, догнал и, не удержавшись, похлопал девчонку по плечу ладонью:

- Ну ты и разогналась, бестолочь! У меня тут дело, подожди, - и развернул ее лицом к нужной мне могиле.

Анна, конечно, вздрогнула, но визжать не стала. Наоборот, обернулась и показала кулак моему настоящему телу, а потом посмотрела на меня, в смысле на нежить, выжидающе-заинтересованно.

Я одобрительно хмыкнул, правда, в теле зомби.

- И как? - с любопытством спросила девчонка. - А ты видишь его глазами в привычном спектре? А запахи ощущаешь?

Пересказывая ей, как смотрят на мир зомби, я одновременно выкопал тело из могилы. С такими когтями, как у нашей домашней живности, это было делом пяти минут. Усопшая оказалась дамой очень преклонных лет, покинувшей этот мир где-то месяцев шесть-семь назад, судя по степени разложения тела.

Значит, недавнее поднятие она тоже перенесла, успев еще раз прогуляться по родному городу уже в качестве зомби. Я смотрел на вырытое мною тело и никак не мог понять, что с ним не так. Вроде бы его же упокаивали, причем специалисты не хуже меня. Но при этом я чувствовал какие-то подозрительные вибрации... знакомые... и это при отсутствии нитей управляющего телом некроманта. Но с телом явно что-то было не так, со всеми телами на этом кладбище явно было что-то не так!

Глава 2



Анна:

Кто бы мог подумать... Нет, я и дома не страдала особой тревожностью. Маман, помню, еще в детстве норовила иногда в сердцах обозвать меня оптимистичным бревном. Но все же перенос в другой мир, где из добрых чудес только ожившие трупики, а все остальные чудеса так и норовят чего сподлянить... А, ну еще два шикарных мужика, каждый с индивидуальным набором тараканов... Наверное, это повод немного попереживать?

С другой стороны - ну и толку страдать? Я могу что-то изменить? Пока нет. Значит, надо сидеть, смотреть в оба и анализировать. А страдать и пугаться - непродуктивно.

Короче, в этом наборе обстоятельств я чувствовала себя на удивление свободно. Хотя казалось бы - черт-те где, черт-те с чем на шее, с черт-те какими обязательствами и полным ковшиком всяческих командиров на мою голову... Да плюс невнятные намеки на генетическую предрасположенность к государственной неудобности. М-да...

Но на кладбище все равно было прикольно, пока зомбик с Адрианом внутри не начал беспокойно крутиться между могилами, делать странные пассы когтями, кряхтеть и шумно принюхиваться.

В своем собственном теле брюнет так никогда не делал. Поэтому, как только он налюбовался подгнившей бабушкой и быстро засыпал ее обратно, я поинтересовалась:



- Ты чего? - и тоже попыталась то ли принюхаться, то ли присмотреться, сама не поняла. - И зачем тебе эта старушка?

- Проверить кое-что хотел, - прохрипел зомби с Адриановыми интонациями, но глухо и как-то невнятно.

- А паутина на кладбище - это так и должно быть? - с умным лицом решила уточнить я, раз уж мы тут все чего-то изучаем.

- Ты что, в паутине запуталась, бестолочь? Слушай, я тут одно важное дело к Мартошу вспомнил. Так что извини, в следующий раз погуляем подольше.

- Это не я запуталась, это все кладбище запуталось, - хмыкнула я и пояснила: - Здоровенная паутина под землей, с узелками под каждым памятником.

Мне кажется, или Адриан немного запаниковал? Конечно, мне опять ничего не расскажет... Впрочем, мы знакомы меньше недели, и я на вид сопля-соплей, сколько бы не разорялась про другой мир. Все нормально.

- Паутина... под каждым памятником... - бубнил зомби, пока мы пробирались обратно среди мраморных надгробий и простых деревянных пирамидок, заросших сорняками, и крутил башкой. - Так, в этом теле я ничего не вижу. Давай, ускоряемся! - и потянул меня за руку за собой, так что теперь мы скакали по чужим могилкам, как два полоумных зайца.

Где-то на подлете к мрачному склепу, в котором и был замаскирован секретный ход, зомбик и Адриан снова “поменялись местами”. Потому что стоящий в дверях брюнет встретил меня вполне осмысленным взглядом, а когтистая марионетка снова глухо уркнула.

- Так, бестолочь, смотри налево, я направо, где-то эта паутина должна начинаться, а где-то заканчиваться.

- Если на нее смотреть в упор, она вообще исчезает, - через пару минут констатировала я. - А вот боковым зрением... Может, у меня пока рентген слабый? Но мне кажется, что вся эта непонятица здесь, возле входа, особенно густая. Хотя тут как раз богатая часть кладбища, могилы расположены не так близко друг от друга.

- Интересно... и потом все сплетается в одно целое, так? - уточнил Адриан с легким сомнением в голосе.

- Пожалуй, - тоже не слишком уверенно согласилась я. - Во всяком случае...

- Так, пошли! Надо быстро отследить, куда потом это все уходит. А мне из замка нельзя, чтоб всех их Танатос забрал вместе с ошейником!

И парень потянул меня вглубь секретного хода. Зомби послушно замыкал процессию, бодро шаркая за нами, и что-то едва слышно бормотал на ходу. Мне сначала даже почудилось что-то внятное, но нет - набор несвязных звуков: порыкиваний, шипения и угуканья. Эх, а вот кажется, что он о важном... но язык мертвых мне не доступен.

Что самое интересное, в замке Адриан вовсе не рванул колотиться в спальню Мартоша с криками: “Проснись, несчастный, нам на погосте не понравилось!”, а побежал в столовую и принялся там метаться из угла в угол, одновременно кому-то названивая.

Он такой разгон взял сразу, как мы только выбрались из секретного тоннеля, что я успела только к заключительным фразам:

- Да, на Дорсенйордском кладбище. Осмотритесь с ребятами, но за ограду не заходите. Сообщи потом.

Настроение у него меняется, кстати, как погода в средней полосе. Вот сейчас этот тревожный скакун отложил менталфон и обернулся ко мне, вполне довольный собой. Даже шагнул навстречу с недвусмысленными намерениями - обнял за талию и дунул в ухо:

- Пойдем поищем тебе измерительный прибор... И что ты там еще хотела?

- Я с вами скоро рехнусь, - обреченно вздохнула я и хмыкнула: - Пошли, несчастье с ушами. Может, ты где-то тут видел кабинет... или не кабинет. Но чтобы там был письменный стол и надежда обнаружить где-то в его недрах линеечку. А если еще и циркуль...

Адриан оживился:

- Точно, что-то такое попадалось! - и потащил меня вон из столовой.

И - о чудо! - нужная дверь нашлась буквально через семь минут торопливого галопа по коридорам с заглядыванием в каждую подозрительную каморку.

У меня, кстати, тоже было смутное чувство, что кабинет я где-то здесь видела, но сконцентрироваться на нем, пока мы бежали, не получалось.

Зато едва мы влетели в небольшую комнатку, я наткнулась взглядом на письменный стол и сразу вспомнила. Мне она снилась!..  Именно здесь, именно за этим столом сидел мой “папа” с черными провалами вместо глаз. М-да.

Циркуль мы не нашли, а вот линейку все же выудили из самого нижнего ящика этого самого письменного стола, о котором я грезила.

Линейка оказалась похожа на привычную, только закорючки цифр незнакомые, ну так это нам без разницы, как говорится. Даже если местный миллиметр не знаком с нашими масштабами, это ерунда. Главное, есть точка отсчета.

Потом мы долго пытали зомби в попытке обнаружить, где тут кухня. Зомби держался стойко, как партизан, только урчал на нас под конец явно какие-то некроматы. Но бывшую кухню мы нашли... А вместе с ней кучу серебряных столовых приборов. Два блюда, разной формы ножи, лопатки, вилки, ложки... Короче, сойдет за неимением нормальных скульптурных стеков.

Перенеся найденное богатство поближе к глине, мы пошли в холл ломать сухостой, которым там все заросло. Ибо зубочистки без Мартоша оказались так же недоступны, как и второй ужин. Ну да где наша не пропадала...

- Подручный и подножный материал на моей бывшей родине всегда умели приспособить к чему угодно, - объяснила я слегка прифигевшему некроманту, когда попросила подсадить с уточнением, что «во-он те сухие шипы на полпути к потолку - явно то, что надо».

Адриан хмыкнул и приказал мерцавшему в углу и с подозрением поглядывающему на нас призраку пригнать сюда штук пять зомби. Призрак, по-моему, пожелал нам всем что-то не очень доброе, но я не уверена. Потому что привычку невнятно бурчать он явно перенял от ходячих трупиков, а приказа послушался и вызвал подсобную рабочую силу в заказанном количестве.

- В нашем мире ни один уважающий себя некромант не будет делать то, что можно поручить зомби, - наставительно объяснил мне брюнет. - Какие там тебе сухостои надо? Ломайте, парни!

Они и отломали. Половину огромного сухого вьюна, занимавшего всю дальнюю стену. Эта масса колючек с послушным треском рухнула нам прямо под ноги, и когда я прочихалась, а пыль осела, оказалось, что зубочистками из шипов можно обеспечить не только одного конкретного патологоанатома, но и парочку ресторанов из Мартошева сундучка.

- М-да... - глубокомысленно заключила я. - Как думаешь, а ремонт они делать умеют? Износился замок немного, а нам тут жить.

Адриан нервно дернул уголком рта:

- Я так понимаю, будет проще или найти недавно умерших строителей, или...

- Потребности искать не вижу, умельцы-зомби есть и здесь, но замок сей чинить не нужно, он сам себя починит весь.

Ага, то есть если не матами по-зомбячьи, то только стихами. Занятный призрак.

- Хороший какой замок, - я примерилась к колючкам и вытащила из кармана кулинарные ножницы для разделки птицы. В кухне нашла. - Экономичный.

Адриан хмыкнул и кивнул пятерке зомбят:

- Давайте под лестницу все это...

А сам исполнил веселое па из местного магического танго: дунул-плюнул-бормотнул. Зато вся пыль с меня, с него, с нашей одежды и с поверженного куста разом испарилась.

Затем ревнитель гигиены поинтересовался у призрака:

- Чинить-то он когда сам себя начнет?

- Когда хозяин постоянный здесь в силу полную войдет! - с достоинством и опять в рифму доложил дворецкий, чем вызвал у брюнета нервный смешок и хватательный рефлекс.

Хватали меня, опять за талию, и опять с целью потискать. Ну и пошептаться.

- Странный он, правда? - вот когда симпатичный мужик нежно целует меня за ушком и по линии волос, мне и странные призраки не помеха. - Ничего, мы с тобой скоро войдем в полную силу и все здесь обустроим так, как нам нравится, да?

- Угу... Слушай, я только за нежности, но череп ждет! - “деликатно” напомнила я минут через пять. Или десять. Потому что целоваться очень люблю, но профессиональный долг зовет!

И мы пошли играть в черепок. Глину и сам объект идентификации Мартош сложил в небольшой комнате возле лестницы на второй  этаж. Тут было хорошее освещение, большой стол и пара стульев.

Я деловито шугнула обнимальщика посидеть в уголке, и он даже сел. Минуты три сидел, пока я дрожащими от нетерпения руками распаковывала и устанавливала на блюде череп. Но как только начала работать, его сквозь сиденье за мягкое место куснули два страшных зверя - любопытство и кобелиная сущность. Их ядовитая слюна смешалась и выдала закономерный эффект.

Битых два часа он лез под руку, то невзначай поглаживая меня по спине, то интимно заглядывая через плечо, а то и обнимая за наметившиеся, наконец, вторичные половые признаки. Верхние которые. И под этим соусом все время задавал вопросы. Причем все связанные с процессом работы. Иначе не отделался бы только шутливым рычанием или шлепком по руке, когда сильно мешал.

Так что я, как истинная женщина, была занята несколькими делами одновременно: измеряла череп, устанавливала метки, записывала показания, проводила расчеты, флиртовала, отбивалась от флирта, преподавала методику восстановления лица по Герасимову и тут же подтверждала ее практикой.

Неудивительно, что мы увлеклись. И опомнились только, когда два голодных желудка синхронно взрыкнули, две затекших спины синхронно скрипнули, а на столе не осталось места - его весь завалили листами с эскизами и расчетами.

- Когда мы будем лепить? - с непосредственным детским нахальством “мы пахали” поинтересовался Адриан и зевнул, прикрываясь ладонью. Я хмыкнула и повторила маневр. Ох... заигрались, однако.

- Завтра. Хорошенького понемножку.

- Слишком долгое это дело. Магией быстрее, - заметил брюнет и опять полез целоваться.

- Ничего, успеем, - я не стала отбиваться, зато принюхалась. - Кажется, пахнет жареным мясом.

- Неромантичная ты, - укорил ловелас и тоже принюхался.

- Ни фига, очень даже романтичная. Когда сытая, - возразила я, потянув его к двери.

И оказалась права - в пустой столовой нас ждал накрытый стол. Второй ужин или очень ранний завтрак?

Поели мы быстро, дружно и молча. А на пороге моей спальни Адриан завершил сегодняшний день потрясающим поцелуем, после чего... пожелал мне спокойной ночи и аккуратно прикрыл за мной дверь.

Глава 3



Мартош:

В голове была полная каша, и упорядочить ее никак не получалось. Реинкарнация, мир без магии, взрослая женщина в теле Агнес... Про ритуал-то я уже давно подозревал, так что хотя бы здесь для меня удара в голову не последовало.  Сильного удара.

Почему-то тот факт, что мой друг сумел провести ритуал и обратиться за помощью к темному богу, из всего рассказанного мне оказалось принять проще всего.

И... наверное, лучше история про душу иномирной взрослой женщины, вселившуюся в тело девчонки с рудника, чем разрывающая на части злость от осознания, что у Тени настолько сильное недержание... кое-чего в штанах.

Хотя все равно - тело-то еще совсем юное!.. Нет, на пятнадцать уже не тянет, но...

Сумбур какой-то в голове!..

Нет, все же надо признать, что тело уже созрело, это я не заметил, а еще следователь... Но с иным миром, реинкарнациями и прочими странностями не понятно, что делать.

А с другой стороны, чем все это отличается по своей загадочности от проклятия, которое выжидало восемь сотен лет и потом вдруг активировалось?!

Проклятия в нашем мире есть?  Есть. Души-призраки есть?  Есть! Они после смерти куда-то уходят?  Да... Почему бы и не в иные миры?

Спаси мой разум Йгеншуэль...

Так, что мне теперь с этим делать?!

Какое-то время я гипнотизировал шкаф, стоящий напротив кресла, в которое плюхнулся, ввалившись в свою комнату, переваривая всю обрушившуюся на меня информацию.

Когда каша в голове начала потихоньку упорядочиваться, у меня случилось озарение, и я спустился вниз, чтобы поделиться им с Адрианом. Ну и с Агнес заодно...

Эти двое увлеченно обнимались в небольшом зале рядом с лестницей. Я их сразу услышал, когда спускался. А потом и увидел, заглянув в дверь. Тень, заметив меня, знаками дал понять, что наша вечно голодающая уже начала страдать без подкорма, так что я ушел в столовую, заказал еды, а нам с Адрианом - тьёрритбор двадцатипятилетней выдержки, чтобы совместить не самый приятный разговор с удовольствием.  Ну и чтобы лучше заснуть потом... На трезвую голову я уже все выслушал и переварил. Теперь надо напиться, чтобы расслабиться.

Сначала я хотел дождаться их в столовой, но потом передумал.

Агнес... Сначала она была для меня ребенком, с которым не о чем разговаривать. Теперь... теперь это чужая женщина, посторонняя, с которой спит мой друг.

В общем, говорить мне с ней сейчас не хотелось. Так что я забрал бутылку и два бокала и ушел к себе. Тень меня видел, поймет, что я его жду.

Адриан объявился минут через тридцать-сорок, как раз когда я допивал последний бокал.

- Выжрал все в одно лицо? - искренне возмутился он. - Давно ты так меня не обламывал!

- Повода не давал, - хмыкнул я. - У меня есть мысль... Сейчас я ее тебе скажу, пока помню, а потом пойдем и закажем еще бутылку. Что-то после этой мне легче не стало.

- Давай, излагай. У меня для тебя тоже есть новость, так что бутылок понадобится много.

- Умеешь успокоить, - я еще раз хмыкнул и потер виски, заставляя себя сосредоточиться.

- В общем, мы все на тебя свалим, - начал я, и Тень сразу рассмеялся, словно я сказал что-то смешное.  - Ты же месяц здесь сидел, прежде чем ринулся искать Агнес. Вот и скажем, что ты за это время себе уровень магии поднял до высшего некромантского.

- Так и есть, - Адриан с интересом посмотрел на меня через пустую бутылку.

- Да, но я старался не заострять на этом внимания лорда Месарша, а теперь мы, наоборот, похвалимся твоими успехами. Понимаешь, они очень переживают, что с тобой получится, как с внуком темного короля. Узнаешь слишком много и спятишь. А мы им объявим, что ты вон уже можешь обращаться к Танатосу чуть ли не напрямую, и при этом любой целитель зафиксирует твою умственную стабильность. Единственное, скажем, что ты бы и дальше быстро развивался, но тебя тормозит Агнес.

- Так и есть, - Адриан как-то странно фыркнул, но больше ничего говорить не стал.

- А ее надо беречь, потому что она особенная. Ты ее душу у Танатоса из другого мира выпросил...

Адриан отставил пустую бутылку, которую крутил в руках, то глядя через нее на свет факела, то вздыхая на этикетку...

- Короче, смотри! Скажем, что ты так о судьбе страны переживал, что сумел провести ритуал взывания к темному богу, и тот сжалился и вернул тебе уже перерожденную душу Агнес. Из другого мира. С наказом помочь тебе спасти страну.

- Мартош, а куда ты спрятал тот ящик бутылок, который выпил, пока я и бестолочь играли в череп?

- Пока вы обнимались и целовались рядом с ним? - уточнил я, чувствуя, что начинаю злиться, и вернул беседу к занимавшей меня теме. - У тебя есть другие идеи? Мы скажем правду, только чуть ее переиначив, вот и все. У девчонки порвало купол, она умерла у тебя на руках, ты испугался, воззвал к Танатосу, тот тебя услышал, вернул в тело ее душу, и все это для того, чтобы вы оба спасли страну от проклятия. Просто поверь в это! Твой бог хочет, чтобы ты и Агнес спасли Ульганэш, ты хочешь спасти Ульганэш, Агнес хочет спасти Ульганэш. Все!.. Ваше предназначение - спасти нашу страну, сосредоточьтесь на этом... В конце концов, ты же не сбежал, узнав о проклятии, а ринулся искать подходящего потомка...

- Это была самая большая глупость, которую я сделал в жизни, - мрачно выдал Адриан. - И в нее никто не поверит, будут искать другое, более выгодное для меня объяснение. А еще на меня наденут не только ошейник, но и наручники по локоть, а на ноги - поножи, чтобы не сбежал. И будут трястись рядом со мной, чтобы у меня рука нечаянно не дернулась и не нарисовала на них печать смерти.

Я слушал Тень и понимал, что он прав.

Но мы не сможем долго скрывать его возможности, а после того как у Агнес спадет кокон, лорд Месарш тут же узнает об ее иномирном происхождении.

Сейчас он просто подозревает, что мы не выдаем часть правды, но условно доверяет, настолько, насколько можно при его работе. По крайней мере, пока он не лезет вскрывать мне мозг с помощью артефактов, чтобы потом я тихо сидел в каком-нибудь тайном пансионе, ходил под себя и пускал слюни... И свои возможности управлять Адрианом и Агнес через ошейники он тоже демонстрировать не стал. Хотя мог бы.

Но если он поймет, что мы скрывали настолько важную информацию, все... Мне точно конец, а Адриана положат в ящик из антлигоса, предварительно обмотав цепями из того же сплава, что и ошейники... Судьба Агнес тоже будет не самой счастливой.

Мы и сейчас постоянно болтаемся в подвешенном состоянии, но пока у нас есть надежда. Наивная, конечно, но есть.

Так что самое разумное, что мы можем сделать, это выдать самые страшные наши тайны, прикрыв в их тени важные мелочи...

- Но в твоей идее есть здравое зерно, - после нескольких минут размышления продолжил Адриан: - Короче, я хотел стать великим некромантом, поэтому ринулся за бестолочью. Жажда власти ослепила меня, и я воззвал к Танатосу, а вот уже он наставил меня на путь истинный и взял с меня клятву спасти страну. Вернул душу бестолочи и с нее тоже взял клятву, просто она не помнит, ибо он это из ее памяти вырезал, чтобы она умом не тронулась. И так перегруз у человека... А я помню, надо только сделать перестановку кадров в воспоминаниях, вот и все.



- Предлагаешь тебя совсем не оправдывать, а желание спасти страну свалить на бога? - я даже слегка протрезвел от такой наглости. - В смысле... да... Ты всем известен как беспринципная циничная сволочь. А Танатос, пусть и темный, но бог Ульганэша.

- Именно. Он объявил мне, что сбежать от предназначения не выйдет и что именно мне суждено спасти страну. А иначе все умрут. И я тоже. Где бы в этот момент ни находился.

- Хорошо... Как знаешь. Не хочешь быть героем, твое дело.

- Слушай, я же тебе сказал, накатило на меня... сам жалею. Так что героя из меня не получится, да и не поверит никто. У нас ты - альтруист, а я этой стране ничего не должен. Короче, пошли за второй бутылкой, теперь я тебе новость рассказывать буду, - Тень встал, потом посмотрел на меня и сел обратно. - Или давай так: просто расскажу, а напьемся завтра. А то уже спать пора...

Я кивнул и зевнул. До разума и тела наконец-то дошло, что на дворе ночь, а внутри меня плещется бутылка крепкого алкоголя.

- Ты, главное, только сиди, ладно? - подозрительно заботливым тоном попросил Адриан. - Помнишь, восстание зомби недавно было, и их вроде как бы всех упокоили? Так вот, не поверишь!.. Но они притворяются!

- Кто? - я потряс головой, стремительно трезвея.

- Зомби. Они лежат в могилах и делают вид, что трупы, а на самом деле... Тебе сообщили про магов смерти? Кто-то из них сейчас есть в нашей стране?

- Нет, - я снова потряс головой. - Никого нет, кроме двух потенциальных, то есть тебя и Агнес. А теперь давай, рассказывай, как ты сумел добраться до кладбища и посмотреть на могилы! Ты же мне клялся за стены замка не выходить!..

Узнав про коридор, по которому Адриан сумел дойти до кладбища два раза, причем оба раза не поставив меня в известность, я смог только тихо зарычать, испытывая дикое желание стукнуть кого-то любопытного бутылкой по голове.

- Ты приказал, я выполнил! - фыркнул Тень сочувствующе. - Мои ребята все проверили...

- Р-р-р-р-р!

- Спокойно! Я не передавал им никаких государственных тайн, мы просто перекинулись парой фраз, вот и все, забудь об этом. Ну или думай, что это было сделано с твоего разрешения. Я же тебя в известность поставил...

- Сейчас!

- Мартош, я в тебя верю, ты сможешь всех запутать не хуже меня. Мои - все проверили. Теперь надо, чтобы все кладбища проверили твои. Зафиксировали зомбиактивность, присмотрелись к паутине, вычислили, куда она потом ведет... Своих я такими мелочами напрягать не собираюсь.

- Все... С меня на сегодня хватит! - объявил я, поднимаясь с кресла.

Пошатываясь, я сумел спуститься на первый этаж, в туалет и чтобы слегка ополоснуться.

Любуясь на свое слегка ошалелое от последних новостей отражение, представил лицо лорда Месарша, когда буду рассказывать ему о личном знакомстве Адриана с Танатосом и о том, что Агнес - женщина из другого мира. Наверное, проверки на умственную стабильность не избежать. Надеюсь, я ее пройду, хотя меня и мучают сомнения...  Лорд Эдвард вряд ли поверит в мое здравомыслие,  когда я попытаюсь его убедить, что мой друг говорит с богом, а девушка друга - иномирянка.

Возможно, внук темного короля поэтому и спятил - осознавать, что ты можешь напрямую общаться с высшими силами, довольно сильное испытание для психики и разума. Как и необходимость постоянно всех запутывать, корректируя воспоминания и меняя их последовательность.

Нервно усмехнувшись зеркалу, я еще несколько раз ополоснулся ледяной водой.

Потом добрался обратно до спальни, причем чисто на инстинктах, уже почти не соображая, что делаю, заглянул к Агнес в комнату и закинул следилку.

«Кокон... У нее в любой момент может повредиться кокон!... Это опасно.»

Затем разделся, упал на кровать и почти сразу отключился.

Снился мне какой-то редкостный бред, в котором перепуталось все что можно. В какой-то полутемной комнате у стола с лежащим на нем мертвым телом стоял пожилой мужчина, чем-то неуловимым похожий на Адриана. В руках он держал золотые часы, ужасно напоминающие те, которые мне поручили найти, не привлекая внимания - мое предпоследнее дело с загадочной смертью было осложнено еще и кражей семейной реликвии. И именно эта семейная реликвия была в руках мужчины, он смотрел на нее, что-то шепча едва слышно и иногда поглядывая на лежащее на столе тело. Я никак не мог понять, что это за тело... А потом мужчина оторвался от наблюдения за временем и повернулся... ко мне...

Из пустых провалов глазниц на меня полыхнуло злобой и угрозой. Я резко проснулся, подскочил на кровати, выдохнул, глядя за окно - рассвет... Может, все-таки в гостиницу?

Жаль... Только обживаться начали. Да и глупо сбегать только из-за каких-то идиотских кошмаров. Пить надо меньше перед сном, вот и все.

Тут в дверь вежливо постучали. Точно не Адриан - этот бы завалился без стука.

- Что-то случилось? - громко поинтересовался я, быстро запрыгивая в брюки и набрасывая на плечи рубашку.

Глава 4



Анна:

Ночью меня разбудили две вещи: мужик с провалами вместо глаз и голод.

Мужик во сне чего-то от меня требовал и все время показывал на часы - словно мы куда-то опаздывали, а опаздывать было нельзя и очень страшно. Еще страшнее было то, что стрелки на этих часах шли в обратную сторону. И опоздать мы могли только в прошлое...

Часы, кстати, и без странного поведения стрелок были очень запоминающиеся.  Круглые, карманные, простоватые с виду, но при этом офигительно дорогие, потому что их, по-моему, отливали из золота сразу куском, чуть ли не килограммовым.

- Ф-ф-фу! Приснится же гадость, - с досадой высказалась я, садясь в кровати и прислушиваясь к себе. Так и есть - организм бастовал всеми клетками и требовал одного: ЖРАТЬ!

Не есть, не питаться и даже не получать строительные материалы, а именно «ЖРАТЬ»!

- Достало уже работать пылесосом, - пробормотала я сама себе под нос и нашарила возле кровати тапочки.

Вчера мы с Адрианом смели поздний ужин до последней крошки, так что выхода нет - кутаемся в волшебный халат и шаркаем будить нашего сыщика-кормильца. Жалко парня, но у меня очень нехорошие подозрения, что до утра мой новый-старый организм переварит сам себя.

Уже занеся руку для того, чтобы постучать в нужную дверь, я услышала за ней стон, резкий вздох - вот как бывает, если неожиданно подскакиваешь на кровати после особенно поганого кошмара, и тихий прочувствованный мат. Ага, то есть Мартош уже не спит... так даже лучше.

И на стук откликнулся быстро...

- Ничего страшного не случилось, но... Тоже дрянь всякая снится? - сочувственно спросила я у открывшего дверь взъерошенного парня.

- Эм?.. Ну да, снится муть всякая, - настороженно-небрежно отозвался блондин, прищурившись на свой... то есть, теперь на мой халат.

Заметил, что полы уже за мной по полу не тащатся?

Такими темпами я буду как минимум модельного роста. И хорошо бы на этом остановиться...

А Мартош самокритично продолжил:

- Пить надо меньше перед сном. И следственные дела не читать под тьёрритбор, а то в голове потом все перепутывается, - он устало передернул плечами и потом уточнил: - А вы... - тут парень запнулся, но потом махнул рукой, словно на что-то решаясь. - Ты чего не спишь? Череп снился? Или Адриан? - и хмыкнул...

Ага, это он вроде как пошутил. Скованно, правда, словно он меня... Не боится, нет. И не стесняется. Просто не знает, как теперь со мной обращаться.

- Мужик с черными глазами во сне явился, - мрачно наябедничала я и поежилась. - А проснулась от голода. Не представляешь, как это достало. Чувствую себя не человеком, а землеройкой. Этот зверек, если в сутки не сожрет столько, сколько сам весит, к утру натурально сдохнет от истощения, - я жаловалась на судьбу-злодейку более чем искренне, от души, можно сказать. Не, ну а чего?! Могу хоть раз за все попадание расслабиться?

- Блин, жила, никого не трогала... а теперь и мир чужой, и туловище недоразвитое, и вообще все незнакомое и страшное... - я непритворно тяжело вздохнула. - Еще и прожорливое. Надеюсь, я такими темпами не вырасту в великаншу!

Хорошо, когда есть кто-то, кому можно вот так от души пожаловаться на жизнь. Как бы ни напрягался наш блондин на чужую тетку из чужого мира и на нечестную подмену объекта попечения, а все равно он все понял правильно. И на сто пудов можно быть уверенной - он, как настоящий мужик, скоро забьет на мое иномирное происхождение и будет помнить только, что я женщина и мне хреново. Злоупотреблять не собираюсь, но сам факт уже рождает в душе некую теплоту и даже нежность.

- Ну... - вот и сейчас Мартош посмотрел на меня сочувственно и немного виновато. - Пока вроде вполне так... ничего получается, - отвесив неуклюжий комплимент, он слегка покраснел (а-а-а-а, бли-ин, ми-ми-ми!!!), потом быстро перевел тему: - С черными глазами? А что этот мужик делал? - и, как бы сразу извиняясь за поспешность, подхватил меня под локоть. - Пойдем, покормлю, землеройка...

- У меня тут просто дело... Убийство и кража. Убийство странное... и кража тоже, - слегка рассеянно продолжал он, на ходу застегивая рубашку, пока мы спускались по лестнице и топали в столовую.

Там меня усадили за стол и занялись сундучком. Хорошие у них рестораны, круглосуточные.

- Если нужна помощь, скажи, - серьезно предложила я, мысленно облизываясь. - Ты был первым в этом мире, кто помог и ничего взамен не попросил. Да и вообще... - я улыбнулась и тоже решила отвесить небольшой комплимент: - Хороший ты парень, - и тут же перешла на деловой тон: - А я все же профессионал, хоть и иномирный.

- Спасибо, - папку с делом Мартош, кстати, принес собой и теперь положил на край стола. Пока мы ждали заказ, он побарабанил по ней пальцами, заставив меня мысленно восхититься: «А у мужика есть чувство ритма! Это... привлекает, черт возьми!».

Наткнувшись на мой задумчивый взгляд, Мартош прервался и с заметным трудом решился:

- Там такой случай интересный. Молодой мужчина моих лет, средний сын графа Повишасского, в собственном замке возвращался поздно вечером по коридору в свои покои, но вдруг упал и умер. Старший чуть отстал, заговорившись с горничной, поэтому не видел, что произошло. Если бы было все наоборот, тогда понятно, что из-за наследства. А так самая реальная причина - кража. Пропал семейный артефакт, часы золотые. Последним, у кого их видели, как раз и был этот средний сын.

- А от чего умер, установили? Вскрытие что показало? - с неподдельным интересом высказалась я, прислушиваясь одновременно к едва слышному гудению кормящего артефакта. И косясь на папку. Выразительно так.

Но без спроса лезть в нее не стала:

- Можно?

- Что? А... - похоже, наш следователь задумался о чем-то своем.

Как раз в этот момент звякнул сундук, так что я подскочила, и мы вдвоем принялись выгружать еду.

С вожделением рассматривая здоровенный окорок, появившийся в центре стола, я даже про папку с делом почти забыла. Мя-а-со! Урррмур! Я люблю блондинов!

А вот Мартош не забыл. Обстоятельно накрыл на стол, отодвинул мне стул и только потом чуть толкнул по столу в мою сторону папку.

- Можно. Кому ты еще об этом кроме меня и Адриана расскажешь? - с некоторым сомнением спросил он сам у себя и добавил: - Дело очень мутное, если честно... - нет, все же чувствовалось в нем какое-то напряжение, достаточно заметное, будто господин сыщик делал что-то не совсем ему свойственное. - Непонятно, почему этот парень вообще умер. Здоровое молодое сердце просто остановилось. Эксперты говорят, что, возможно, от страха. Некромед наш пытался призрака допросить - так тот спятил. Первый раз веду дело со спятившим призраком... - это было сказано таким тоном, словно Мартош хотел похвастаться или попытался пошутить. Но получилось скорее печально. - Раньше о таком только в учебниках читал! - мой собеседник немного оживился. - Так вот тот призрак все время про черные глаза кричал, пока его не упокоили принудительно.

- Опять черные глаза?! - я вздрогнула и отложила только что сооруженный бутерброд. - Мне такое вторую ночь снится! Хм...

Даже голод отошел на задний план. Я вытерла пальцы салфеткой и открыла наконец папку. И первое, на что наткнулся взгляд - большой магический “слайд”, на этот раз цветной.

- О! Эти часы я тоже где-то видела!

- Да? Только не говори, что во сне, - нервно рассмеялся блондин. - У меня кошмары от выпивки, а у тебя от чего?

- От переедания, - в дверях нарисовался заспанный, помятый и недовольный Адриан, который пришел не иначе как на запах, потому что он и сейчас очень выразительно шевелил носом. - Опять едите?! Сколько можно?! - и тут же продолжил, ничуть не заморачиваясь логичностью своих предыдущих высказываний: - Ребрышки? Копченые? И окорок? На завтрак? Ну ты... Две же порции заказал? Голова не болит после вчерашнего?

- Болит, - Мартош как раз откупоривал какую-то маленькую бутылочку, и в комнате резко запахло укропом и маринованными огурцами.

Интересно, бутылочка малюсенькая, а запах очень концентрированный. Это у них магический антипохмельный рассол такой?

Брюнет скосил ярко-голубые глазищи в черных ресницах сначала на похмелин в руках друга, потом на меня, сладко потянулся... И плюхнулся на стул рядом со мной, живо пододвинув себе тарелку.

Плакал мой окорок...

Это Мартош постеснялся бы отбирать еду у голодной девушки, а прожорливый некромант с ходу оттяпал чуть ли не треть. И ребрышки тоже не забыл.

- А вам тоже кошмары снятся? - полюбопытствовал он, со вкусом приступив к трапезе.

Даже со стороны смотрелось настолько аппетитно, что я тоже решила не тормозить. Но, пару раз куснув ароматной ветчины, все же вернулась к теме разговора:

- Я уже не уверена, что это просто кошмары, - и, снова вытерев руки салфеткой, взглядом попросила разрешения у Мартоша. Получив его, придвинула папку к Адриану. - Вот эти часы тебе не знакомы случайно?

Хорошо, что он так умеет держать себя в руках и только вздрогнул, но не подавился. Торопливо дожевал мясо, выхватил из папки снимок, пару минут изучал...

- Сегодня как раз их видел! Представляете, снилась армия зомби, полчище! - Адриан демонстративно лениво зевнул, хотя напряженное возбуждение звенело в каждой его мышце. Потом оглядел нас, хотя его взгляд постоянно скашивался на фотографию, которой он немного нервно помахивал. - Впереди мужик в короне, только вместо лица - череп, и жуткие провалы глазниц! - тут запас самоконтроля закончился, и брюнет продолжил гораздо эмоциональнее: - Никогда нежити не боялся, но у него такой взгляд был... из провалов. До озноба! А в руках он эти часы держал... Я их запомнил, потому что тикали, твари, так страшно! - и Адриан для убедительности потряс изображением мерзких часиков. - Короче, Мартош, давай пинай там своих, у нас проблема! Нас тут всех охранять надо...

- Страшно? До озноба? - Мартош даже тарелку отодвинул. - Я впервые от тебя такие слова слышу!

- Так чтобы стать моим кошмаром, мужику пришлось постараться!.. - хмыкнул Адриан, вновь вернув себе невозмутимый вид, только голубые глаза все еще возбужденно поблескивали. - Но знаешь, там столько зомби было - упокаивать и упокаивать. На всех некромантов Ульганэша хватит и еще останется.

- А у твоих часов во сне тоже был обратный ход? - уточнила я, напряженно хмурясь.  Что-то мне все это совсем не нравилось.

Мужчины синхронно повернулись ко мне и удивленно моргнули. Затем Мартош оживился:

- Танатос всех забери! Точно, мои тоже не в ту сторону стрелки крутили, а я только сейчас сообразил, что с ними не так...

- Да, - мрачно подтвердил и Адриан, хотя к нему уже почти в полной мере вернулись и самообладание, и аппетит. - От этого еще страшнее было. Ясно, что сон, конечно. Думал - проснусь, отпустит. Но что-то мне до сих пор не по себе... - и с какой-то мрачной агрессивностью добавил: - На мой замок идет толпа зомби, а я ничего сделать не могу. Злит!

Еще бы...

А вот меня после травматических воспоминаний о непослушном трупе в родном морге другие непослушные трупы не столько злят, сколько пугают.

- Парни, что-то уж больно странное совпадение для просто сна. Тем более часы существуют наяву, и они пропали при загадочных обстоятельствах. А у нас тут еще и тоннель до кладбища, пусть узкий и извилистый, но безо всякой защиты, хоть всем погостом в гости заходи, мол, сюрприз, дорогие жители, вы нас не ждали, а мы приперлись!

Глава 5



Мартош:

То, что нам всем снился один и тот же... призрак? нечисть? явно не совсем живое существо с не до конца сформировавшимся лицом - это еще как-то можно было бы объяснить. Замком... Все же тут каждый камень пропитан магией, причем магией смерти.  Но то, что нам всем приснились украденные у графа Повишасского часы - это уже было очень подозрительно. И еще более подозрительна была смерть сына графа и упоминание призрака о черных глазах.

Но теперь съезжать в гостиницу не только трусливо, но и глупо. Каждый наш сон создается в результате взаимодействия астрала, ментала и разума. И в каждом сне прячется ответ на какой-то незаданный вопрос, а может, даже заданный, и не раз... Возможно - ответ на вопрос, который больше всего занимает разум в данный момент. К нам троим ответы приходят в виде кошмаров. И, раз они так похожи, значит, мы близки к разгадке. Очень близки.

Для начала я оставил этих двоих уничтожать остатки еды, а сам сосредоточился на более-менее понятном деле, пусть и тоже немного запутанном.

Созвонился с экспертом в Ульганйорде, узнал, что пока еще тело не проверяли, но как раз сегодня вечером все будет. Потом связался с Донатом, выяснил результаты допросов лакеев. Выматерился...

Заинтересованно прислушивающаяся к моим разговорам Агнес пока помалкивала, но даже жевать перестала, чтобы ничего не пропустить.

Хмыкнув, я принялся уговаривать себя, что у меня просто появился еще один член команды, вот и все. В конце концов, так оно и есть. Эксперт с иномирным опытом, между прочим...

Я даже усмехнулся, представив, как представляю ребятам девушку. А потом, закончив разговор, уселся в кресло, с грустью посмотрел на пустые тарелки и объявил:

- Собирайся, поедем в управление выслушивать отчет оперов и допрашивать интересного свидетеля.

- Вообще я, конечно, больше по трупам, - задумчиво кивнула девушка. - Работу следователя не делала. Но, может, просто свежий взгляд пригодится?

- Новых трупов, к счастью, нет, - хмыкнул я и пояснил: - Просто я же по-прежнему не могу тебя оставлять в замке.

- Знаешь, у меня тоже куча дел в городе, - внезапно заявил Адриан. - Давай сначала мы составим тебе компанию, потом ты - мне. В одиночку же ты меня бродить по Дорсенйорду не отпустишь?

Я отрицательно помотал головой:

- И это надо не только мне, но и тебе. Я твое алиби, если вдруг что-то где-то внезапно случится.

- Уговорил, - Тень оторвался от кресла и посмотрел на меня так, словно делает мне одолжение: - Поехали, алиби. Чем раньше с твоими делами закончим, тем скорее займемся моими.

- А что там с отравлением? - поинтересовалась Агнес, но я отмахнулся:

- Переодевайся, в машине расскажу.

По лесу мы брели под недовольное брюзжание Адриана, из которого можно было выяснить, что это мы его куда-то тащим, да еще и невыспанного.  Но едва мы все уселись в мобиль, Агнес тут же напомнила:

- Ты обещал рассказать про отравление!

И, подумав, добавила:

- Кстати, неплохо было бы по магазинам пробежаться.

- По магазинам пробежимся, - согласно кивнул я. - А с отравлением... Странное совпадение. Три месяца назад двое лакеев нечаянно заглянули в шкафчик к третьему и увидели там наполовину выпитую бутылку дорогого тьёрритбора. Решили, что третий не станет поднимать шум, так как позаимствовал эту бутыль у своего хозяина, к слову, виконта Борнхольдорского. Поэтому забрали ее из шкафа и выпили, в качестве закуски использовав остатки господского ужина.  И долго грешили именно на ужин, но это глупо - тогда бы отравились не только они.

- То есть траванулись не сильно, раз живые, - задумчиво констатировала Агнес. - Хм... а наследник этот к престарелому папаше когда приехал?

- Тут как раз самое интересное, - обрадовался я по существу заданному вопросу. - Наследник приехал как раз примерно три месяца назад, и пока точную дату начала отравления почившего герцога эксперт назвать не может. Но обещал позвонить мне вечером. Только герцогу прислуживал другой лакей. Самое обидное, что двое пострадавших не могут вспомнить, произошли ли отравления до приезда нового наследника или после. Говорят, что вот-вот как бы или за день до этого события приехал или через день после. Он как-то тихо въехал, без шума, просто сначала как дальний родственник герцога, а уж потом его наследником объявили, дня через три-четыре. Вот наследником его объявляли уже точно после отравления этих двоих, тут они точно уверены.

Ситуация была очень мутная, потому что все слишком сильно указывало на наследника, и именно поэтому я начинал все сильнее и сильнее подозревать, что мальчишка невиновен.

Да, вызвали меня потому, что кто-то выдал определенную сумму «благодарности» моему начальнику.  Учитывая привычные ему размеры «пожертвования», вряд ли такие деньги нашлись бы у зажиточной фермерши, матери мальчика. Значит, кто-то другой заплатил и заказал именно меня.

Все знают, что если я найду неопровержимые доказательства, то никакие «благодарности» не заставят меня их скрыть. Но зато если я настаиваю, что подозреваемый невиновен и прошу отсрочку, почти все прокуроры идут мне навстречу. Поэтому дело передают мне, только если «благодарящий» уверен в невиновности того, за кого он просит. Ведь возврата «пожертвования» не будет...

Но сейчас мне похвастаться перед начальством нечем, кроме своей интуиции. Улики «плавают», не оправдывая и не обвиняя.

Звонок менталфона прервал мои размышления, это был Донат... После пары сказанных им фраз я ускорился и на максимально разрешенной скорости буквально подлетел к управлению, где моей команде выделили закуток. А еще именно тут держали невезучего наследника герцога Борнхольдорского.

Адриана и Агнес я посадил в уголочке, вопросительные взгляды Нандора и Доната проигнорировал, уселся за небольшой столик, потер виски и попросил:

- Еще раз, подробнее, что произошло?

- Пацаненыш этот, Такач, попытался повеситься в камере, - принялся докладывать Нандор. - Еле откачали. Только, Джиэль, - да, я уже привык к этому сокращению моего родового имени, наверное, так же, как Адриан привык откликаться на «Тень», - он утверждает, что на него напали.

- В одиночной камере? - недоверчиво переспросил я, чувствуя, что начинаю злиться. Дело с каждым часом становится все запутаннее! Танатос всех подери, мне и без него сложных дел хватает...

Нандор пожал плечами, признавая, что выглядит все загадочно.

И тут на Агнес напал приступ кашля. Я посмотрел в ее сторону, поймал скептически-сочувствующий взгляд Адриана и поинтересовался:

- Да? Ты что-то хотела спросить или просто поперхнулась?

- А у него следы удушения на теле остались? - спрашивая, девушка посматривала то на меня, то на моих оперов. - Тогда можно определить, сам он это разыграл, или кто-то действительно пытался его убить.

Парни с удивлением уставились на это чудо, Агнес их в ответ тоже спокойно-уверенно оглядела. Я горестно вздохнул и повторил вопрос для Доната:

- Так как, остались следы или нет?

- Остались. Следов борьбы нет, Такач говорит, что спал, под одеялом, потом на тело навалилась тяжесть, затем кляп в рот и дикая боль, потом мало чего помнит... Очнулся уже в лазарете.

- То есть душили подушкой? - поинтересовалась девушка, поправляя выбившиеся из косы волосы. Покусала в задумчивости губу и продолжила: - Боли в шее не помнит, странгуляционной борозды нет? А что есть? Синяки?

Донат еще раз взглядом попытался выяснить у меня, что это за напасть на наши головы, но потом сдался и ответил, не дожидаясь, пока я повторю вопрос:

- Следы на шее есть, но мало ли в ночи раскаялся, отец примерещился... А с утра полегчало и придумал сказку, что его удушили, - сразу чувствовалось, что парень Донату не нравится. Нет, он профи и эмоциям влиять на расследование не даст, но сейчас скрывать свое отношение даже не пытался.

- Криков ночью никто не слышал, нашли его на решетке, уже еле дергался в петле, веревка из его же простыни. Дежурный посторонних не видел, не слышал.

- Его можно осмотреть? Если там постарался убийца, это будет видно по некоторым признакам... - Агнес почти умоляюще посмотрела на меня, словно подарок на начало нового года выпрашивала. Я согласно кивнул, прежде чем осознал, что делаю. А потом, подозвав к себе Нандора, попросил его проводить Адриана на место преступления.

- Почему этого Такача не допросили ментально? - поинтересовалась девушка уже на пути к лазарету. Мы шли сзади за Донатом, сильно отстав, но опер все равно обернулся и опять взглянул на меня так, что уже было понятно - объяснить ему, кто такая Агнес, придется. Иначе унамекается!..

- К тому же, если бы он умер, разве его призрака нельзя было бы допросить? Он, наверное, и про убийство правду ответил бы. Или нет?

- Смотря про какое убийство, - принялся объяснять я. - Хотя в любом случае, вряд ли мертвый расскажет больше, чем живой. А допросить его пока нельзя, у него еще младенческий кокон не разрушен. Их только изнутри пробивать можно, собственной магией. А Такачу, похоже, на ферме магичить было не нужно, вот кокон и сохранился так надолго.

- Он говорит, что вообще не знал о магических способностях, - влез с комментариями Донат.

Тут нас догнал Нандор, ласково улыбнулся Агнес и поинтересовался у меня:

- Ты вчера говорил, что эта леди твоя родственница? Недавно в городе? Может, мы с ней...

- О своей родственнице я сам позабочусь, - осадил я ретивого подчиненного. - Прошу, - и пропустил девушку вперед, в лазарет.

Глава 6



Анна:

Вот объясните мне, с какого кривого позвонка у меня в голове переклинило? Гормоны, что ли?

Расследование полным ходом, вопросов куча, черноглазые черепа по снам толпами, а я всю дорогу в зеркало заднего вида пялилась на губы блондина и раздумывала, а каково это - с ним целоваться? Наверняка совсем иначе, чем с брюнетом...

Вот спрашивается, с хрена ли?! Ну, в смысле... бешенства матки у меня не было отродясь, а тут как с цепи. Или просто я четко понимаю, что Адриан - это хи-хи-ха-ха, развлечемся, детка, но ничего серьезного? Так я ж и развлекаюсь...

А, ну его!.. Как идет, так идет, я ж не вешаюсь на шею... только фантазирую.

Я и в местной ментовке, куда Мартош уже пригнал своих столичных помощников, смогла сосредоточиться далеко не сразу. Зато когда неуместный “девичий туман” сгинул к артриту из моей головы, там сразу завелась куча вопросов, и все они принялись толкаться, жужжать и противно вибрировать. Вот, скажем, насчет призрака...

Кстати, совсем даже это не бешенство, вон, мартошев зам мне в коридоре глазки строил - и ничего. Про его поцелуи мне совсем не интересно. Уф, а то я уже испугалась, что теперь буду кидаться на всех, кто подвернется.

- Но разве призрак не сказал бы, что это не самоубийство? То есть он, может, и не видел убийцу, но знает же, что не добровольно вешался, - вполголоса уточнила я, когда мы миновали очередной поворот и остановились у толстой железной двери с маленьким зарешеченным окошком.

Милый у них тут лазарет... впрочем, тюремные медсанчасти везде такие.

- Понимаешь, - Мартош придержал меня под локоть, не давая войти в комнату, чтобы обсуждать все эти подробности не рядом с кроватью мальчишки, и голос понизил, чтобы его опера не услышали, - призраки самоубийц сразу уходят на перерождение. Поэтому я попросил Нандора отвести Адриана в камеру, чтобы он успел быстро проверить ее на наличие некромантской магии. Думаю, если это попытка убийства, то убийцей должен быть именно некромант. Чтобы сразу упокоить призрака.

- И тогда все шито-крыто... - машинально кивнула я. - Убийца попал под арест, испугался или раскаялся, самоубился, допрашивать некого. Дело закрыто, можно делить наследство... Кстати, а кто там теперь наследник?

- Догадайся, - Мартош неожиданно улыбнулся и стал похож на мальчишку. Я с трудом удержалась от того, чтобы не ткнуть его локтем в бок, как Адриана, когда тот дразнится, и поневоле улыбнулась в ответ. Но и только, потому что мы вошли в лазарет.

Внутри оказалось не так уж и плохо - чисто и светло. Не то чтобы особенно уютно, но по-больничному строго и стерильно.

Недодушенный узник обнаружился на одной из пяти коек, той, что у окна. Лежал, вытянувшись по стойке смирно под одеялом, и в ужасе хлопал на нас телячьими глазами.

- Бояться не надо, я не ем детей, - успокоила, ласково отбирая  у «теленка» одеяло... точнее, попыталась отобрать и успокоить.

Вот потому я пошла работать в судмедэкспертизу, а не в педиатрию. Потому что у меня на столе пациенты не капризничают!

- Отпусти одеяло и не мешай леди тебя осматривать, - сурово приказал мальчишке второй опер... Донат.

Он явно намеревался обследовать пациента вместе со мной. И, когда после его слов пацан, моментально отцепившись от тряпки, послушно расстегнул воротник, я даже не стала возражать  - пусть тоже обследует.

Мартош со вторым своим помощником в это время о чем-то шептались у пустой койки, а я взялась за дело. Пацану пришлось сесть, снять рубашку, потому что она все равно мешала, и собрать довольно длинные, чуть вьющиеся волосы шнурком.

- Видите? - по привычке бесцеремонно поворачивая его голову так, чтобы нужный след был лучше освещен, кивнула я Донату. - При самоубийстве странгуляционная борозда должна была идти вот так, - я провела пальцем по шее выше заметно выделяющейся и уже посиневшей полосы. - И след от узла... да, вот тут был бы. Кроме того... Да не дергайся ты, нужны мне твои тощие прелести, - рыкнула я на мальчишку. - Руки подними. Опусти. Видите, у него на ребрах синяки? Только-только начали проявляться, но при пальпации он вздрагивает.

Пацан косился на меня чуть ли не со священным ужасом. Ну еще бы!.. Пришла такая шкля младше него и командует, причем не только несчастным недоудавленником, но еще и большим шишкам чего-то объясняет... раздевает и пальцем в ребра тычет. По-моему, в то, что я его не съем, мальчишка так и не поверил.

Мартош задержался в палате, что-то вполголоса внушая перенервничавшему парню. А мы, как только зафиксировали повреждения, всей компанией, вместе с нашедшим нас Адрианом, вывалились в коридор. Кстати, прикольный у них тут способ протокол составлять - смесь аудио-видео-текстового документа, который сам собой писался в небольшом планшетике, а потом заверялся ауральной подписью присутствующих. Палец приложил к окошечку - и все, утвердительное заверение считано. И мое считали, кстати, как “экспертное”.

Но не успели мы пройти и двух поворотов, как нарвались на скандал.

- Я же просила, господин Жолибож! Я же специально... вам! - чуть не плакала молоденькая девчонка в форме какого-то учебного заведения.

Мне заинтересовавшийся кипишем Адриан на ухо подсказал, что белый с черной окантовкой воротник и такие же манжеты - это рабочая форма практикантов.

- Иди отсюда, девка, не лопать мне мозги! - сердито отмахивался от нее грузный дядька лет пятидесяти на вид, с сопением пытаясь протиснуться в узкую дверцу, на которой висела табличка: «Комната хранения». - Выкинул, и точка!

- Ну как же выкинул! - вот теперь девчонка действительно почти рыдала, но при этом цепко держала кладовщика за рукав мундира и не давала ему окончательно скрыться за спасительной дверкой. - Это же вещественное доказательство!

- Окстись, девка! Какое еще доказательство? Нет там никаких следов, прокисло молоко у бабы, она сама и выплеснула, а потом пошла кляузы на уважаемого соседа строчить! - дядька сделал очередную попытку стряхнуть приставучую занозу с рукава. Безрезультатно. Я поневоле зауважала упорную практикантку.

Не знаю, цеховая солидарность ли взыграла в сопровождающем нас Нандоре, или девчонка ему понравилась, но он чуть отстранил плечом с дороги и Адриана, и меня, а дальше последовал классический подкат:

- Леди? Вам помочь? - и платочек ей протянул, причем, поганец, постарался оттеснить девушку от “пострадавшего” кладовщика и дать тому возможность ретироваться. - Что вас так расстроило?

Не тут-то было! “Леди” просекла его маневр в два счета, вцепилась в свою жертву уже двумя руками и скандальным от испуга (а это четко слышалось) голосом взвыла:

- Нет уж! Это мое дипломное дело! Господин Жолибож, я от вас не отстану, пока не зафиксируете улики и не внесете в опись! Я... я... господин следователь, скажите ему! - эк она на лету-то ловко переключилась!

Одной рукой в дядьку, другой Нандора за пиджак и слезу пустила. Хе... А вот это уже из области театральщины. Не знаю, как мужикам, а мне заметно. Впрочем, она если и притворяется, то самую-самую малость.

- Леди, все, что только пожелаете! - искренне пообещал опер, нежно пытаясь разжать цепкие пальчики. - Только не надо так расстраиваться!

Ага, щаззз! Сам нарвался. Я бы на месте девчонки тоже ни одну жертву просто так не выпустила. И кладовщик, кстати, как опытный и поживший мужик сразу оценил и расправленные плечи столичного ловеласа и дрожащие на черных ресницах хрустальные слезки.

- Вот малахольная, - обреченно качнул он моржовыми усами. - Танатос с тобой, и правда ведь не отцепишься. Не выкинул я еще твои банки, да только что там фиксировать-то, д... девка ты блаженная?! - у мужика на лбу крупными буквами было написано, что собирался он сказать “дура”, но покосился на Нандора и в последнюю секунду передумал.

- Пойдемте зафиксируем, - предложил опер. - А то нехорошо получается. Какие-то банки, а красивая леди так расстраивается, - и ловко вывернулся из ее рук, чтобы тут же самому подхватить даму под локоток. А нам подмигнул с намеком - мол, а не подождать ли вам, гости дорогие, хозяина, то есть Мартоша, прямо здесь? А я пока...

Наткнувшись на наши одинаково выразительные взгляды, Нандор чуть скривился, обреченно вздохнул и повлек даму на склад вещественных улик, уже не обращая внимания на то, что мы в две любопытные рожи топаем следом.

И знаете что? Я понаблюдала за тем, как практикантка горячо доказывает что-то двум скептикам, и усмехнулась. Кладовщик свою кисло-недовольную рожу и не скрывал, а Нандор деликатно делал вид, что весь внимание. Девушка же все горячилась, тыча пальцем в перчатке в белый налет на больших стеклянных банках непривычной формы.

Понаблюдав за всем этим, я не выдержала и сказала Адриану на ухо:

- Девчонка - гений. Если у вас тут еще никто не додумался снимать потожировые отпечатки пальцев, то она только что сказала новое слово в криминалистике.

- И что можно определить по отпечаткам? - небрежно так поинтересовался брюнет, при этом очень внимательно следя за всем происходящим.

- Да много чего, - охотно поведала я. - Отпечатки пальцев так же индивидуальны, как отпечатки аур. У каждого человека свой узор. Кроме того, по идее, в них содержатся те же клетки ДНК, что и в крови, и ваши маги...

- Что "наши маги"? - переспросил внезапно возникший у нас за спиной Мартош.

Он тоже с интересом смотрел, как разворачиваются события вокруг банок - девочка довольно шустро колданула чего-то, и белые папиллярные узоры со стеклянных боков живо всплыли в воздух, расположившись как на экране, а она вытащила из сумки кучу карточек с именами, на которых, как я поняла, были контрольные образцы.

- Ваши маги крови наверняка умеют выделять эти молекулы, - охотно пояснила я, не сразу обратив внимание на то, как озабоченно задумался Адриан. - И если целенаправленно искать, то найдут их в любых выделениях человеческого организма, в том числе и в потожировых. Но это уже высокий уровень, а пока даже невооруженным взглядом видно совпадение линий - смотри!

Девчонка и правда торжествующе пискнула, когда отпечаток с банки вдруг полностью совпал с тем, что всплывал с карточки.

- Гомеш Парт! - торжествующе зачитала она и тут же озадаченно моргнула. - Но зачем он у собственной тетки молоко воровал?!

- Вы следователь по этому делу, - Мартош протиснулся между нами и одним взглядом унял павлинье рвение своего подчиненного. - Вот и думайте. Нандор, пойдем, у нас своих дел хватает.

Опер сделал несчастное лицо, но тут же сменил выражение на “служу отечеству, простите, леди”, элегантно чмокнул перемазанную в белом порошке ручку и рванул с места, как породистый скакун. Практикантка же отчего-то задохнулась еще на середине Мартошевой первой фразы и дальше таращилась на блондина то ли испуганными, то ли обалдело-восхищенными глазами.

А я притормозила, пропустив всех вперед, сама же быстренько метнулась к девушке:

- Это потрясающее открытие! - ободряющим тоном сказала я ей, глядя прямо в слегка растерянные глаза. - Представляете, если составить каталог самых известных преступников, например... или на месте преступления сразу определить, кто прикасался к уликам. Главное, не сдавайтесь, и у вас все получится!

Девчонка пару раз хлопнула ресницами, а потом решительно улыбнулась и кивнула. А я поскакала догонять своих - черт возьми, а жить-то все равно интересно!

Глава 7



Адриан:

Когда Мартош сообщил о внезапно расщедрившемся историческом обществе, умудрившемся как-то получить разрешение прислать своих людей в замок, я сразу заподозрил, что мой сигнал о помощи попал по назначению и теперь мне или так помогут, что мало не покажется, или действительно смогут отсюда вытащить.

В межведомственно-дворцовые интриги мы никогда не влезали, но я даже не сомневался, что свои люди у «императора» темной половины Ульганэша есть везде. Так что, бродя по замку, я старательно искал серию особенных меток, чтобы найти послание, записку, хоть что-то с указанием, как мне дальше себя вести и насколько все плохо. Среди запущенных Мартошем работяг должен был быть кто-то из наших! Иначе откуда это историческое общество взялось, зачем ему приспичило чинить бесплатно мой замок и как удалось выяснить, что нам нужен ремонт так быстро?

Так уж сложилось, что именно столовую тщательно обследовать никак не удавалось, но, когда мы с бестолочью вернулись с кладбища, я наконец-то разглядел метку и успел вытащить спрятанный между стенкой и небольшим шкафом менталфон. Мой-то уже с прослушкой, а этот чистенький, маленький, с пока нигде не засвеченным номером...

Сначала я отзвонился с него своим ребятам, приказал разобраться с кладбищем, потом изобразил кипучую деятельность вокруг Анны, поговорил с Мартошем и только когда убедился, что меня никто не потревожит, связался с тем, кто сумел обо мне позаботиться.

- И с какого перепугу тебя теперь Месарш с компанией оберегают? Со светлым императором породнился? Я из твоего последнего сообщения понял только то, что тебя вот-вот сцапают.

- Сцапали уже...

И я постарался как можно короче пересказать мои приключения и поделиться «радужными» перспективами.

- Маг смерти, значит? Работающий на императора и его семью? Нет, такой расклад мне не нравится, - интонации в голосе нашего темного правителя заставили волосы у меня на теле встать дыбом. Ничего хорошего эта фраза не обещала, кроме легкой и безболезненной смерти за былые заслуги.

- До мага смерти мне еще учиться и учиться, - успокоил я и себя, и своего собеседника. - Может, придумаем еще, как выкрутиться.

Я очень постарался, чтобы в моем голосе звучали только оптимизм и вера в лучшее.

- Может, и придумаем, - хохотнул наш темный главарь. - Мне ручной маг смерти тоже не помешает, так что я тебя в расход в крайнем случае пущу, не переживай. Опять же какое приятное будет противостояние, если следующим на светлый престол плюхнется маг жизни, а ты наследуешь мою темную империю. Да только ради этого я сделаю все, чтобы вытащить тебя из древних развалин. Но если не получится, не обессудь... Коронованной светлой скотине я такой подарок оставлять не буду.

- Конечно, я все понимаю, - ответил я, соорудив комбинацию из пальцев, в переводе означающую «хрен тебе», и покрутил ею перед менталфоном.

- Тут мне доложили, что ты своим ребятам кладбище обследовать поручил?

- Да, были свидетели, пришлось начать с деловых звонков.

- Ла-а-адно... - голос собеседника перестал напоминать рык готового к прыжку хищника, и я облегченно выдохнул. - Деньги нужны?

- Скорее нужен хороший антиквар, - признался я.

- Поищу.

Понятное дело, что уснуть после такого разговора сразу у меня не получилось, но в конце концов я все же вырубился, чтобы насладиться диким кошмаром. Армия зомби даже меня впечатлила, особенно их командир и его часики...

Таскаться целый день за Мартошем, как хвостик у его любимых собак, мне не хотелось. Но и оставаться в замке в одиночестве было опасно. Сам замок был на моей стороне, но я чувствовал, что в нем начинает активироваться какая-то темная сила. А может, просто вечерний разговор и кошмарный сон так повлияли на мое восприятие...

Никогда не был трусом, но инстинкт самосохранения у меня в наличии имелся, и очень даже бодрый. Во-первых, найденные скелеты, во-вторых, все эти совместные сны, в-третьих, паутина на кладбище, в-четвертых...

С паутиной все вдвойне странно, потому что не ткни меня в нее Анна, я бы и не заметил. Нити шли высоко над могилами и глубоко под землей, не соприкасаясь с умершими телами. Начинаясь с одной стороны кладбища, они словно обхватывали его, опутывая сверху и снизу, соединяясь по бокам и образуя паутиновый мешок, лямки которого  уходили куда-то в направлении Ульганйорда.

Мои парни так и не смогли разглядеть куда именно - все следы уходили очень глубоко под землю и в какой-то момент словно испарялись. Да и изначально эта паутина видна была не всем!..

Так что я предпочел сделать вид, что у меня срочные дела в городе. Не хотелось бы мне, чтобы мой сон стал явью. Тем более что сбежать из замка у меня не получится, а вот войти в замок по найденному мною коридору сможет все кладбище во главе с тем коронованным черепом или кем-то другим, кто держит узел от паутины в своих руках. И тут я им такой: «Заходите, гости дорогие, сейчас из ближайшего ресторана еды телепортнем, Мартош все оплачивает!»... Нет уж!

Надо здраво оценивать собственные силы, а еще съездить навестить то кладбище, которое я упокаивал самостоятельно. Если и там покойники только притворяются, а на самом деле....

Я зябко поежился, хотя в мобиле было тепло, да и вообще всего лишь второй месяц осени начинается, только-только птицы улетели... Рановато еще для заморозков.

Тут Мартош закончил трепаться по менталфону, глаза у него странно блеснули, как всегда, когда в деле появлялись какие-то непредвиденные сложности, но они пока еще его просто раздражали. Когда эта императорская ищейка вставала на след, взгляд у него становился другим - злым и упрямым. Мои парни старались с ним не связываться, а на меня посматривали как на психа - кружить рядом с Джиэлем, по их мнению, было верхом самоубийства.

Ну вот... докружился... Добровольно в полицейское управление захожу!

Большую часть разговора Мартоша с его операми я пропустил, размышляя об интересной системе массового подъема зомби. По идее, упокаивать их тоже так можно, получается? Опутал всех и пустил по паутине некромагию на нужной частоте... Прямо вот зазудело желание пойти проверить. Опять же, интересно, а если попробовать «взломать» чужую сетку? Перехватить управление? Хватит ли у меня сил? Наверное, рано пока... Для начала надо смотаться своих проверить...

Тут все решительно направились в лазарет, а ко мне подлетел младший из оперов и потащил за собой:

- Пойдем, Джиэль сказал, что ты некроэксперт, нужна твоя консультация...

Я показал ухмыльнувшемуся мне в дверях Мартошу кулак. Бесплатная эксплуатация моих знаний, да еще на пользу полиции? Совсем обнаглел!

Мало того, до самой цели меня не довели, а просто эдак небрежно махнули рукой в сторону лестницы:

- Нулевой этаж, семьдесят девятая камера, скажешь, что эксперт по приказу Иллеша. Там в камере сейчас нет никого, так что тебя без проблем пустят...

Так и хотелось сострить: «И не выпустят!», но я решил воздержаться. Я, конечно, и так уже заключенный, но не в каморке какой-то, а в целом замке. По крайней мере какое-то уважение к моей ценной персоне...

Аур, оставивших свой след в нумерованном закутке с койкой и дырой в полу, было не так уж много. Но ясновидца среди них не было, хотя я бы первым делом... Или на такую мелочь, как имитация самоубийства, ценного эксперта вызывать жалко? Только меня можно послать, как мальчика на побегушках?

Ну да, у них же там волокита и бюрократия, пока оформят, пока докажут, пока...

- Эй, а ты кто такой? - в камеру завалил крупный мужик в форме, лицо кирпичом, в глазах плещется разум, лужица...

- Некроэксперт из команды следователя Иллеша, - процедил я и так на этого хряка зыркнул, что тот сразу притих, но все равно продолжал излучать ненужное рвение:

- Документы покажь!

- Сначала ты, - хмыкнул я и повернулся к мужику. Все что мне нужно я уже разглядел, теперь пришло время повеселиться. - Представился как положено, честь отдал, документы показал, живо!

- Эй, полегче! - мужик слегка расслабился, хотя внутреннее напряжение продолжало бурлить на ментальной поверхности. - Тут это... самоубивец же сидел!..

- Вот тогда и надо было камеру охранять! - рыкнул я. - Сейчас уже поздно! Жди теперь выговора...

И, отпихнув загрустившего полицейского, с облегчением вырвался из маленького душного помещения в более-менее широкий коридор. Но полегчало мне только тогда, когда я оказался в лазарете, рядом с Мартошем.

Как он в таком же заведении постоянно работает? Каждый кирпич же давит!..

- Короче, исполнителя я знаю. Из начинающих, так что наследил везде, где можно.

Уточнять, что парень из начинающих по крупным заказам, значит, первые два уровня обучения он уже с успехом прошел, я не стал. И так понятно, что такой заказ мальчишке с улицы не доверили бы.

Мартош кивнул и посмотрел на меня выжидающе-пристально:

- Дальше!..

Раскомандовался тут, словно и правда меня нанял. Нет уж, за бесплатно пусть сами корячатся!

- Дальше пусть мне зарплату эксперта начисляют, - фыркнул я. - А то очень удобно получается...

- Я попрошу твой счет разморозить, - кривовато усмехнулся Мартош. - С зарплатой не уверен...

- И какой мне смысл помогать следствию? - возмутился я совершенно искренне. Но потом решил пожалеть друга и предложил: - Короче, сам понимаешь, я своего не сдам, но могу с ним переговорить и выяснить все, что он знает о заказчике. Скажу, что спалился и выбора у него нет - поверит и расскажет. Вам не расскажет, за такое в артели по голове не погладят, а мне все выдаст, с условием, что я его и от вас, и от наших прикрою.

- Ладно, - немного подумав для порядка, согласился Мартош. - Заказчик меня интересует гораздо больше.

Другого ответа я и не ожидал - принципы дело хорошее, но бороться с уже отлаженной системой глупо и бессмысленно. Тем более с блоками на памяти он наверняка не раз сталкивался. Их редко ставят, специалистов мало, а снимают еще реже. Но если такой блок взломать - все, прощай, мозг... и воспоминания можно не успеть считать, все в голове в кашу перепутается.

Вряд ли у этого новичка блок стоит, конечно, но Мартош всегда считал, что лучше рыбка в аквариуме, чем кит в море.

- Тогда мне нужен одноразовый номер, не отслеживаемый ни твоими, ни моими.

- Будет, - кивнув мне, Мартош направился к потенциальному смертнику, а я, подхватив Анну под руку, направился в сторону выхода. Мы должны были поехать на допрос какого-то лакея...

Мартош:

Такача я предупредил, чтобы лежал и не рыпался, а Донату поручил сегодня же вечером переправить мальчишку обратно в камеру и всем своим видом выражать максимум презрения к отцеубийце и неудавшемуся самоубийце, которому даже не хватило духу довести дело до конца. А теперь еще всем сказки рассказывает о том, что его самого убить хотели.

Сам же пошел догонять своих и нашел их в неожиданном месте, в вещдоковой. Агнес, сосредоточенно наблюдающая за незнакомой девушкой, меня не заметила, а Адриан, чуть повернувшись, подмигнул, предлагая не мешать представлению.

Практикантка что-то активно-агрессивно  доказывала, размахивая банкой.

- У вас тут еще никто не додумался снимать потожировые отпечатки пальцев? Тогда девчонка только что сказала новое слово в криминалистике, - прошептала Агнес Адриану на ухо. Тот  обманчиво небрежно усмехнулся, хотя я видел, что он заинтересовался «новым словом». Понятное дело, в его интересах предупредить своих о нашем открытии, чтобы те заранее подготовились.

- И что можно определить по отпечаткам? - совершенно равнодушный голос может обмануть кого угодно, но только не меня. Адриан сделал стойку, наблюдает, запоминает и анализирует.

- Да много чего, - воодушевилась Агнес не хуже практикантки и принялась объяснять: - Отпечатки пальцев так же индивидуальны, как отпечатки аур. У каждого человека свой узор. Кроме того, по идее, в них содержатся те же клетки ДНК, что и в крови, и ваши маги...

- Что "наши маги"? - заинтересовался я. Странная комбинация отсутствия многих базовых знаний перекрывалась у Агнес какими-то загадочными сведениями из ее мира, и теперь я про себя отметил, как она пытается спаять в единое целое изобретения своего мира и нашего.

- Ваши маги крови наверняка умеют выделять эти молекулы. И если целенаправленно искать, то найдут их в любых выделениях человеческого организма, в том числе и в потожировых.

Мы с Адрианом оба задумались, потом переглянулись, и я заметил, как он что-то набирает «вслепую» на своем менталфоне. Сливает своим?

И, главное, знает, что я не буду ему сейчас при всех приказывать остановиться, потому что уже представил его как эксперта. Так что в итоге я очень постарался не сорваться ни на ни в чем не повинной практикантке, ни на Нандоре. Вышло плохо, судя по широко распахнувшимся глазам девушки. Сначала даже решил извиниться за резкость, но заметил, что Агнес тоже приотстала, а вот Адриан, наоборот, подозрительно вырвался вперед.

Так что я его нагнал, кивнул Нандору, что мы отдельно, за ним следом, прижал этого гада к стене...

- Что?! - Тень прожег меня своими глазищами. - Пока вы эту идею запатентуете, столетие пройдет, а у нас ее сразу в дело пустят. Вы же консерваторы...

- А ты...

- Ты меня сам сюда притащил, между прочим, - спокойно огрызнулся Адриан. Потом посмотрел на меня и усмехнулся: - Да не слил я вашу гениальную идею, расслабься. Надо мне больно... Если выживем, тогда своим сам расскажу, а если не выживем, то... - и он как-то обреченно вздохнул.

- А кому сообщение писал? - я чувствовал, что он говорит правду, но все равно должен был выяснить все до конца.

- Никому, - Тень достал свой менталфон и протянул мне. На экране было набрано: «заметит что набираю и полезет драться девяносто проц а идея хорошая жаль угробят козлы».

- Сам козел! - буркнул я и отпустил Адриана. Вовремя - по коридору стремительно шагала Агнес, радостная и улыбающаяся.

Глава 8



Анна:

Глядя, как я шустро запихиваюсь с пирожком на заднее сиденье, Мартош явно начал угрызаться совестью и пообещал:

- Сейчас съездим допросим одного свидетеля - и обедать. Крепись!

- Не лопай всухомятку, бестолочь! - добавил свои пять копеек Адриан.

Я покладисто кивнула обоим и с благодарностью приняла из рук последнего бутылку с каким-то соком. То ли купил на бегу, то ли свистнул - я уже в курсе того, что он у нас криминальный талант. Но мне, если честно, было все равно, а раз Мартош не кинулся отбирать - значит, наверное, не ворованное.

Ой, ну точно, там ведь у входа в управление стоял какой-то ящик с картинками - наверняка автомат по продаже ядовитого г... э... местного вкусного фастфуда.

- Нам еще надо в магазин, - напомнила я, когда кончились пирожки и центральные улицы за окнами машины.

Все как всегда. Рабочий класс живет на окраине, и эта обшарпанная общага отличается от каких-нибудь старосоветских бараков только чуть более готичной архитектурой. А в остальном те же самые поломанные лавочки у крыльца; заплеванные палисадники с чудом недотоптанными грядками, огороженными трогательным макраме из местного варианта колючей проволоки; потертый деревянный пол и непередаваемо-знакомый запах прошлогодних щей в общем коридоре.

Кстати, у искомого лакея дверь оказалась самая новая, приличная, с глазком и ковриком для обуви.

На стук нам неожиданно открыл не жилец, а Нандор.

- Я все формальности уладил, так что... господин Лепеш готов ответить на вопросы, хотя и без особого удовольствия, - “поприветствовал” он начальство, скользнув по нам с Адрианом недоумевающим и недовольным взглядом.

- Лучше бы они делом занимались, чем хворому человеку нервы портить, хоть вы им скажите, лорд! Мое почтение! - глухо и с легкой хрипотцой раздалось из полутемной комнаты. Потом обладатель простуженного баритона закашлялся и продолжил: - Болею я! Еще третьего дня господин управляющий меня домой отпустил. Не знаю я, как его сиятельство померли! А дурни, которые самогоном паленым потравились... дык тоже без меня все было! Тянут в рот, понимаешь, дрянь всякую, пропойцы, а я...

- Господин Лепеш, эту дрянь они взяли из вашего шкафчика, - перебил его Нандор.

- Да врут же, паскудники, как есть брешут! Этим пьяницам лишь бы нализаться, а как зенки зальют, так в пустых башках все и перемешивается. Вон давеча соседи мои, такие же...

- Так, господин Лепеш, - перебил блондин. - Не будем же мы разговаривать, стоя у порога, - он одним взглядом оценил тесноту заставленной мебелью комнаты и вполголоса сказал Адриану: - Подождете меня в машине. Из нее ни ногой. Никому не звонить и не писать, - и протянул ключи с забавным брелоком в виде стилизованной птички-ласточки. Впрочем, на капоте его машины такой же знак, наверное, это просто фирменный брелок.

- Не мог сразу попросить в машине остаться? - негромко возмутился Адриан. - Пошли, бестолочь... Сначала в этот клоповник затащили, теперь из него выгоняют. Что за жизнь!

Я хмыкнула и пошла следом, краем глаза отмечая любопытные рожи, то и дело мелькающие в приоткрытых дверях. Ну как есть коммуналка...

И все выглядело бы серым и убогим, если бы один брюнетистый паразит не одел сегодня короткую куртку. Всегда ценила мужчин с хорошо развитыми ягодичными мышцами... и как раз такой мужчина шагал впереди меня по коридору.

Убедившись, что свидетелей нет, я откровенно облизнулась. Так бы и... черт возьми!

Видимо, флюиды плавали в воздухе, потому что в машине Адриан сразу же подсел ко мне на заднее сиденье, нежно, но властно приобнял и прошептал:

- У нас есть двадцать минут... мы же не будем просто так сидеть и скучать?

- Не будем, - согласилась я. После прогулки по коридору у меня ладони зудели от желания прикоснуться к нему.

По-моему, парень слегка удивился, когда я обняла его и откинулась назад, на сиденье, увлекая за собой и целуя так крепко, словно это был последний поцелуй в моей жизни.

Давно я не целовалась в машине под ободряющий мяв котообразных за ближайшим кустом. Давно... Так что опыт можно и повторить.

Но когда сексуальный паршивец, уже успевший как-то незаметно расстегнуть пуговички на моей рубашке, попытался проскользнуть под мою юбку, я решительно вернула его ладонь мне на талию - рано пока еще. В голове уже мутилось, но голос рассудка еще пробивался сквозь долгую нежность поцелуя и лихорадочную торопливость рук. И голос этот сбивчивым шепотом твердил, что я выбрала немного неправильное место и время, тем более что машина чужая, и... да. Вот именно.

Мартош вернулся в самый ответственный момент, когда я поймала горячую Адрианову руку в третий раз. И я даже не знаю, что испытала сильнее - разочарование или облегчение. Разочарование потому, что все закончилось, а облегчение потому, что следующего штурма я бы уже не выдержала и сдалась.

Когда товарищ следователь, хлопнув дверью автомобиля, уселся за руль, вид у него был задумчивый. Он, кажется, даже не обратил внимания на то, что Адриан с невозмутимым видом перебирается на переднее сиденье, а я поправляю одежду.

- Поехали обедать, - решительно объявил Мартош через минуту, встряхнувшись и заводя... ну, наверное, мотор, кто их знает, может, у него под капотом гномик педальки крутит.

- Поехали, - согласилась я. - А по дороге расскажешь, что нового узнал?

- Странно все как-то, - пробурчал Мартош. - Соседи у него тоже недавно отравились. Так что вызвал Доната в помощь, пусть разгребают и допрашивают.

- А симптомы? - оживилась я. - Выяснили?

- Выясняют, - убедительным тоном заявил Мартош. - Но если верить свидетелю, то такие же... Мышьяк.

- Странно как-то, - согласилась я. - Что же он, на людях опыты ставил, что ли? Я имею в виду отравителя. Этот недодушенный телок в камере похож на хладнокровного экспериментатора, как Адриан на плюшевого мишку.

Означенный непохожий обернулся с переднего сиденья и фыркнул на меня, одарив фирменным взглядом “бестолочь обыкновенная”. Я подумала секунду и показала ему язык. Есть своя прелесть в иллюзии детства.

На это Адриан очень выразительно закатил глаза к небу, в смысле к крыше автомобиля, а потом послал мне воздушный поцелуй и повернулся к другу:

- Значит, травит кто-то другой, - совершенно серьезным голосом сказал он, словно вовсе и не строил мне только что рож и поцелуями не рассыпался.

Мартош, с преувеличенным вниманием следящий за дорогой, только хмыкнул и задумчиво пробурчал:

- Понять бы только, кто... Не виконт же Борнхольдорский преследует лакея своего кузена.

- И при этом все время немного промахивается, - согласилась я и задумалась.

Что-то такое крутилось по краешку сознания, но что?

Так мы и думали каждый о своем, пока не вернулись в центр и Мартош не припарковался у неброской вывески какого-то ресторанчика.

М-да... неброская-то она неброская, но в этой элегантной скромности больше денег, чем в любой светомузыке.

Так что милая верандочка в глубине сада порадовала нас не только уютом, но и безупречно накрахмаленными скатертями, и вежливой без подобострастия приветливостью официанта. Мне опять не дали меню, заказали на свой вкус. Когда же официант спросил, какое вино предпочитает леди в подарок от заведения - красное, белое, сухое, полусладкое, десертное,  наш сыщик очень грозно на него нахмурился, уже шевельнул губами, скользнул взглядом по мне... и вздохнул. А потом промолчал, когда я заказала красное сухое.

- В какие магазины ты хотела бы попасть? - Мартош, оказывается, прекрасно запомнил мои вскользь сказанные слова. - Платья, сумочки, косметика?

- Постельное белье, принадлежности для художественно-скульптурных работ и да... из той одежды, что ты мне подарил, я немного выросла. Особенно из нижнего белья.

Адриан, который увлеченно жевал что-то вкусное, но мною неопознанное, тихо хрюкнул, посмотрев на мой явственно обозначившийся бюст.

В куртке и без мартошева халатика с некоторых пор стало тесновато. Если так пойдет и дальше... Нет, все же третий номер - это оптимально. Кому бы помолиться на предмет “горшочек, не вари”?

- Хорошо, - кивнул Мартош и о чем-то глубоко задумался, даже вилку отложил.

- Ладно, мне надо одному другу-следователю помочь с делом, так что я отойду вот к тому стационарному менталфону, - нарушил молчание брюнет, как только его тарелка опустела. Он как-то очень демонстративно повел подбородком в сторону черного блестящего аппарата, висевшего на стене в дальнем углу, над уютным диванчиком.

Внимательно вглядевшись в друга, блондин как-то очень серьезно ему кивнул и какое-то время смотрел вслед, а потом отвел глаза, и за столом повисла слегка напряженная пауза.

Я подперла щеку кулаком и немного горестно вздохнула. Сама я, взрослая, неиспорченная средневековой моралью тетка, не видела ничего плохого или обязывающего в своем флирте с Адрианом. В смысле - он сам к этому слишком несерьезно относился, а я... а я немного запуталась. Потому что мне нравился Адриан и я была бы вовсе не против и посерьезнее чего замутить, но... Но Мартош мне тоже нравился, и... м-да.

А куда я тороплюсь, собственно? Забот у меня нет, кроме как в мужиках разбираться? Ну, вообще-то, а на что еще я могу сама повлиять? На замок зомби или на местные власти? Не смешите мои скальпели.

Блондинистый предмет моих раздумий какое-то время задумчиво водил вилкой по тарелке, потом спросил:

- Десерт хочешь?

- Хм... - я впервые за все время пребывания в этом мире задумалась над таким вопросом и сама слегка ошалела от этого. - А знаешь... я наелась.

Мартош из состояния медитативной созерцательности перешел в стадию офигения и даже хмыкнул как-то недоверчиво:

- Точно? Я от тебя такого слова ни разу за трое суток нашего знакомства не слышал!

- Все когда-нибудь бывает в первый раз, - я философски вздохнула и отпила немного вина из бокала. Весьма приятный букет. - Мне бы не хотелось через неделю превратиться из девочки в бочку. Так что, наверное...

Договорить я не успела, потому что к столу вернулся чем-то озабоченный Адриан и с ходу нас озадачил:

- Ну что, по магазинам? Здесь недалеко есть такой чудесный бутик, может, слышал рекламу? "Смерть мужьям" называется. Предлагаю посетить.

Я едва не поперхнулась вином и скептически оглядела шутника с ног до головы, а потом не удержалась и спросила:

- И кем из вас я должна буду пожертвовать в этом славном месте?

Брюнет тут же сделал такой вид, словно он с нами не знаком и вообще думает о высоком, а блондин неожиданно улыбнулся и подмигнул, вставая из-за стола и галантно протягивая мне руку.

Глава 9



Анна:

Вопреки предсказаниям Адриана, начали мы вовсе не с магазина дамского платья.

«Первым делом, первым делом самолеты... ну а лифчики? А лифчики потом.»

Это я им и пропела, когда мы садились в машину, а на два обалделых взгляда пояснила:

- Ну чего... не один же призрак у нас поэт. И вообще. У нас там череп недоигранный, а про магазин художественных принадлежностей я еще вчера спрашивала. Есть тут такой?

- Должен быть, - полузадушенным от смеха голосом выдавил Мартош, излишне аккуратно вставляя ключи в... вряд ли оно у них тут зажигание. В дырочку на передней панели вставил и повернул, вызвав в недрах агрегата мягкое урчание. - Сейчас по карте посмотрим.

Он отработанным жестом пристегнулся, строго зыркнув на вальяжно растекшегося по соседнему сиденью Адриана, а потом укрепил менталфон на подставке, пару раз в него ткнул и четко произнес:

- Навигатор. Товары для художников.

Вдумчиво изучив карту со стрелочками, он объявил:

- Недалеко, кстати. А рядом с ним какие-то “Сладкие сны”, магазин домашнего текстиля. Можем там как раз постельное белье посмотреть.

- О! - я хлопнула себя ладонью по лбу. - Точно, чуть не забыла! А то у меня подушка пахнет так, словно все эти зомби из замка спали на ней по очереди. Давай подушки тоже купим? И одеяла... и... нет, кровать в машину не поместится.

- Только кроватей нам и не хватало, - пробурчал недовольно Адриан, пристегиваясь. Он вообще-то всегда пристегивался, просто Мартош у нас строгий и немного зануда, но это так мило у него получается. - Надо завтра магазин антиквариата посетить, есть у меня тут на примете. Не люблю быть на содержании.

- И что ты продавать собрался? - насторожился блондин, плавно трогаясь с места.

- Вазу, - буркнул независимый некромант. - Нам она без надобности, зато деньги от ее продажи пригодятся.

Мартош что-то тихо пробурчал себе под нос, но больше никак комментировать не стал. А я подумала, что надо выбрать момент и спросить - спасителям отечества не положена какая-нибудь зарплата? Или стипендия, на худой конец?

Что там Адриан говорил про “смерть мужьям”? Это он со мной раньше по магазинам для художников не ходил. Ну да, хобби у меня такое, не на пустом же месте я методику Герасимова изучала. А игрушки для художников даже в нашем мире стоят столько, что те мужья, которые поумнее, лучше свою вторую половинку по фирменным бутикам прогуляют. Для кошелька безопаснее.

А здесь ведь еще все на магии!

Я честно старалась держать себя в руках, честно! Но Мартош сам виноват - кто же знал, что здешних дворян с детства учат высокому искусству творить всякую хоббю по холсту или мрамору... Так что он сам показал мне чудный копировально-симметровый артефакт, какой-то лазерный измеритель с фиксированием нужного размера вместо линейки, саморазглаживающие стеки и еще кучу разных прибамбасов, уяснив назначение которых, я закапала слюнями пол, витрину, продавца и Адриана, который не успел увернуться. Виртуальными слюнями в виде истерического восторженного попискивания, но не суть.

Мартош ушел расплачиваться, даже движением ресниц не показав, насколько именно его разорили, а я вцепилась в металлический стек с магически программируемым набором разных поверхностей и сладострастно его поглаживала, почти урча от удовольствия.

Адриан косился на меня, как на маньячку, а продавец торопливо упаковывал в огромную коробку все, что мы купили, и тоже посматривал, но спокойно - он как раз к маньякам из страны Хоббитании привычный.

Правда, когда ему продиктовали адрес доставки, слегка завис, но записал. А мы пошли в магазин постельного белья налегке, если не считать стека, с которым я отказалась расставаться.

- К подушкам близко не подходи, бестолочь, а то одно неловкое движение, и ты - чудо в перьях.

- Молчи уж, тоже мне, толочь нашелся, - нежно парировала я, прикидывая, что из Адриана получится очень перспективная модель. Ну, в смысле, если раздеть и обездвижить, то можно будет не только рисовать обнаженную натуру, но и лепить... Люблю я это дело, расслабляет и настраивает на позитив почти так же, как вдумчивое препарирование. Даже немножко лучше, потому что потом модель можно будет... ну это... употребить по назначению. И, главное, ни капли вреда организму, одна сплошная польза!

Мой задумчиво-людоедский взгляд будущую жертву искусства явно насторожил, во всяком случае, он демонстративно отодвинулся поближе к другу, а тот насмешливо фыркнул, глядя на наш обмен мимикой. Кстати! А ведь у блондина фигура не хуже...

Вот теперь под моим оценивающим взглядом насторожился Мартош.

- Я же предлагал тебе десерт, зря отказалась!

- Такой не предлагал, - вздохнула я и мечтательно улыбнулась, представив скульптурную группу из ДВУХ фигур.

Постельным бельем мы затарились знатно. А еще халатами, тапочками, парой очень милых пижамок для меня и еще парой для мальчиков - это я не удержалась и втихаря сунула в общую груду покупок два комплекта из тех, что согрели мне сердце, как представила... И ни фига не ради троллинга! Я уверена, им понравится мое чувство юмора. Короче, когда мы добрались до магазина дамского платья, с ног валились, кажется, все трое.

Шопинг дело такое... увлекательное, но утомительное.

Мужчины, хитрые такие, сразу упали на низкий диванчик в торговом зале и с ходу получили по чашечке... чего-то. Пахло незнакомо, но приятно. А вот меня злые тети подхватили под локотки и увлекли в геенну... то есть в примерочную. Нет, я сама люблю приодеться, но сейчас с удовольствием поменялась бы местами с кем-нибудь из парней.

- Пойдемте, леди, ваш жених, - молоденькая продавщица в элегантной униформе бросила выразительный взгляд на Мартоша, а тот вспыхнул и как-то сердито покосился на невозмутимо вытянувшего ноги друга, - и ваш брат, - теперь немного кокетливый хлопок ресницами достался Адриану, - подождут вас здесь. А мы поможем вам их впечатлить!

Да уж впечатлю, так впечатлю! Не будет, паразит брюнетистый, подмигивать и язык показывать!

Ну что сказать. Дорогое белье - оно и в Африке дорогое белье. В смысле, в другом мире. Даже если фасон несколько непривычен и местами кажется старомодным, уровень комфорта, красоты и умения подчеркнуть то, что нужно, оказался на высоте. Причем здешнее исподнее было устроено так, что выгоднее всего преподносилось в комплекте со всем остальным гардеробом.

То есть, выплывая из примерочной в первый раз, я не продемонстрировала парням ни полупрозрачных нежнейших панталончиков с кружевами, ни хитро скроенного бюстье, зато строгое, но при этом безумно сексуальное платье в модном здесь стиле стимпанк поверх всего этого село так, что Адриан вытянул губки бантиком, округлил глаза и поднял вверх большой палец. Ага, в этом мире, похоже, тоже есть наш жест...

Мартош лишь скромно поперхнулся чаем, но быстро справился и одобрительно кивнул, поймав на себе вопросительно выжидающий взгляд двух продавщиц.

Ну а дальше началась вакханалия. Я даже про усталость забыла, так увлеклась процессом. Кстати, заслужила пару уважительных взглядов от местного обслуживающего персонала - из вороха предложенного почти безошибочно выбрала всего несколько моделей, но зато, что называется, не промахнулась. Глаза у ребят с каждой демонстрацией становились все больше.

Правда, Адриан в какой-то момент вспомнил, что ему тоже чего-то не хватает в гардеробе и, поскольку тут был мужской отдел, утопал в примерочную. Но к финальному дефиле вернулся и одобрительно-нахально похмыкал, словно вся моя красота - это исключительно его заслуга и вообще любимая собственность.

Мартош, который оплачивал весь этот банкет, вел себя гораздо сдержаннее, но все-таки под прицельным перекрестным огнем девичьих взглядов сумел выдавить:

- Очень красиво... Все...

Надеюсь, я его не пустила по миру. Где там Адрианова ваза? Может, она там не одна?

- Ну что, домой? - удовлетворенно и устало спросила я, глядя, как девушки упаковывают несколько пар обуви, три платья, кучу белья, два брючных костюма, пальто, две шляпки и еще множество женских мелочей и аксессуаров в красивые фирменные коробочки.

- Да, неплохо бы... Время ужина, - согласился Адриан, а Мартош фыркнул и вопросительно посмотрел на меня.

Я прислушалась к организму и слегка удивленно покачала головой:

- Ну, чаю бы попила... а так не особо. Больше устала.

Глава 10



Адриан:

Про возможную новую методику розыска, снятие отпечатков пальцев, я коротко проинформировал начальство еще в пыльной кладовке. Очень коротко, так, чтобы можно было потом честно врать в глаза Мартошу...

Но едва Анна сделала стойку и начала эмоционально мне рассказывать о том, какая девчонка гениальная, я сразу понял - в конце концов это дело все же протолкнут, запатентуют и будут проводить опознание не только по ауре.

Это не проблема, настоящие специалисты уже сейчас работают в перчатках, чтобы ограничить контакты с неизвестными предметами - мало ли, вдруг с ними филактер поработал, превратив в амулет против грабителей или убийцы? Опять же есть сигналки, которые включаются при телесном контакте... Так что в перчатках спокойнее.

Но на всякий случай я предупредил о новом методе, не ради того, чтобы выслужиться, а чтобы «оплатить» последующую за этим просьбу и вообще «позаботиться о своих».

Мартошу я помогал от случая к случаю, не так часто, чтобы это можно было назвать системой, но это и не первый раз, когда я совмещаю сразу несколько дел - вытягиваю за уши вляпавшегося в дерьмо кого-то из наших придурков и помогаю полиции, заодно убедив их, что придурок им совсем не нужен.

В ресторане я старательно заострил внимание Мартоша на стационарном менталфоне, потому что «чистенький» мобильник он мне пока так и не потрудился выдать. Мало того, судя по его виноватой роже, ему отказали, и он теперь мучается, потому что пообещал же. А тут - пожалуйста, чистый, не прослушивающийся, да и свалим мы из этого ресторана скоро...

Облегченный выдох Мартоша пнул пяткой мою совесть, но я блокировал удар, потому что для него ж стараюсь, пусть и приходится при этом его же и обманывать. Меньше знает, крепче спит... правда, это не о наших последних ночках в замке сказано.

Послал сообщением со своего «чистого» номер стационара, который в каждом порядочном ресторане указывается в меню. Потом спокойно поел, выжидая появление свободного времени у руководства, потом направился к менталфону, опять же демонстративно заострив на этом внимание Мартоша, ну и как раз успел взять трубку, чтобы создать иллюзию, будто бы звоню я, а не мне.

Выбрав место встречи, вернулся к своим, огласил ненавязчиво, куда мы поедем, проигнорировал внимательно-изучающий взгляд друга... Так и хотелось ему намекнуть, что это он у нас тут все по закону и по правилам проворачивает, а я - через пятую могилу в десятом ряду, после трех ритуалов и одного жертвоприношения.

От души повеселившись в «худмаге», наблюдая за Анной и прыгающим вокруг нее Мартошем, в магазине с текстилем я уже начал размышлять - может, продать две вазы? В конце концов, с Анной развлекаюсь я, а все ее прихоти оплачивает мой друг. Есть в этом что-то неправильное.

В магазине с женской одеждой я уже даже не сомневался: продавать надо три вазы! Цены были действительно смертоубийственные, причем процентов сорок - за лейблы на ярлычках. Приятно же, когда ты носишь платье из Первой Императорской Швейной Фабрики...

Конечно, императорская семья обшивается на заказ, как и большинство аристократов. А такие магазины скорее для элиты среднего класса, зато качество - отменное. Нам же не для выхода в свет, а чтобы носить удобно было.

Правда, когда Анна объявилась в дорожном костюме, незатейливом таком с виду - блузка, юбка, полусапожки на высокой подошве с широким каблуком, курточка кожаная с ремнем вокруг талии... меня очень подмывало выдать Мартошу что-то типа: «Рот закрой, сова залетит!».

А на третьем выходе Анны в очередном непритязательно-привлекательном наряде я наконец-то заметил того, ради кого всех сюда притащил. Ну точно, мальчишка еще совсем, младше меня. Подав мне знак, он скрылся в примерочной.

Я выждал пару минут, прогулялся между вешалок, выбрал более-менее подходящую рубашку и завалился с ней в соседнюю кабинку. До уровня Мартоша как менталиста я не дотягиваю, но для того, чтобы перекинуться парой-тройкой картинок, и моего умения хватит.

Ужинать мы решили в замке, тем более туда вот-вот должны были доставить товары, коробками. Насколько я успел изучить поведение призрака, он, конечно, все примет и может даже распишется за доставку, а если водитель и грузчики поведут себя непрофессионально и с визгом упрыгают в лес, то и зомби отрядит доставить коробки внутрь замка. Но мне очень хотелось поприсутствовать и понаблюдать за этим спектаклем.

Только занудный Мартош созвонился со службой доставки, после чего мы еще минут двадцать куковали в мобиле, дожидаясь прибытия коробок и от худмага, и от текстильторга. За это время «лорду следователю» успел отзвониться кто-то из столицы, чтобы обрадовать результатами экспертизы жертвы.

Естественно, Анна тут же тряхнула Мартоша, и тот поделился, что старика травили уже примерно полгода. От пяти до семи месяцев, но никак не два-три, так что полудохлый фермерский теленок, обвиняемый в убийстве папочки, к этому наверняка ни сном, ни духом.

Я загадочно молчал, удерживая козырь, чтобы выдать его после ужина, а то сейчас сорвемся и поскачем сражаться во имя добра и правды. А оно мне надо?

Но даже этот поборник справедливости предпочел идти до замка налегке, а не играть во вьючное животное, поэтому мы шли впереди, а грузчики с коробками за нами, шепотом переговариваясь и опасливо прожигая взглядами наши спины. Коробки они водрузили у дверей замка и со свистом выстрела из огнестрела и с такой же скоростью умчались обратно к своим мобилям.

Озадачив нашего призрачного дворецкого дальнейшим переносом тяжестей, мы пошли ужинать.

Но едва я приготовился расслабиться и выпить вкусного тьёрритбора, отметив окончание еще одного дня, который мы пережили, как у Мартоша опять зазвонил менталфон. В этот раз нам помешал его опер...

Мартош:

Я слушал краткий отчет Доната и чувствовал, что еще немного и, плюнув на присутствие леди, выругаюсь.

Леди... Леди тоже сегодня несколько раз спровоцировала меня выругаться, правда, шепотом. Как она умудрилась за трое суток превратиться из худенькой большеглазой малышки во взрослую вполне оформившуюся... эм...  короче, очень привлекательную девушку?!  И почему первым заметил это Адриан?!

Правда, он меня этак между делом предупредил, еще в магазине:

- Ну что, жениться еще не надумал? Если что, то у меня на бестолочь кроватные планы, а не храмовые, имей в виду.

Но все равно... Это сейчас они у него кроватные, а потом вдруг возьмут и перейдут в более серьезные, да и... Не помню ни разу случая, чтобы мы с Адрианом заинтересовались одной и той же девушкой, так что как теперь себя вести - не понятно. Отбивать девушку у друга, пока он не начал реализовывать свои планы? Вроде бы девушка на нас двоих посматривает...

Но разговор сначала с экспертом, потом с Донатом переключил меня с романтического настроя.

- То есть как это, чуть не убил?!

- Да вот так! Представляешь, допросил я еще одного из тех, кто был на этой пирушке, тот вспомнил, что вроде как бутылку они у этого Лепеша под дверью нашли. Пошли за добавкой, а тут бутыль стоит, почти полная, ну и решили взять, чтобы потом вернуть. Само собой, вернуть-то они позабыли, но хорошо хоть, что взяли, кто-то помнит. Так вот, я и решил заглянуть к этому хворому, уточнить, с чего у него вдруг бутылки с дорогим алкоголем то в шкафу, то под дверью квартиры появляются. Смотрю, а у него дверь нараспашку. Ну я сразу Нандора вызвал в помощь, влетел, а там какой-то мужик нашего главного свидетеля душит...

- Что за мужик? - не сдержавшись, я все же тихо выматерился. Простенькое дельце, ничего не скажешь. А вокруг него такие же простенькие, как грибы после дождя...

- Джиэль, ты не за рулем же? - заботливо поинтересовался Донат. - Короче, это лакей кузена безвременно почившего герцога, лорда Бенедикта Баккоша, виконта Борнхольдорского.

- Так... Та-а-ак... И? - я отодвинул от себя бокал с тьёрритбором, встретился с заинтересованным взглядом Агнес и тут же уставился в сторону.

- Короче, взяли мы его, оформляем, пока никуда не сообщали. Говорит, что это он мышьяком пытался Лепеша травануть, потому что тот у него бабу увел.

- М-да... - это все, на что меня сначала хватило. - Пока не сообщайте никуда, правильно. И в управление местное не везите, я подумать должен.

- Да, тут еще такое дело... Он говорит, что бутылку с мышьяком у хозяина брал. Но тот, ясное дело, отопрется.

- Тем более никуда не возите, посидите пока, видеопроектор посмотрите, новостной или спортивный канал...

Я отключился и задумался. Потом внимательно посмотрел на Адриана:

- Жги!

Тот слил мне прямо в голову ментальную картинку заказчика. Бенедикт Баккош, кто бы сомневался.

Танатос всех разорви! Я теперь стопроцентно знаю, кто убийца, а доказать ничего не могу.

- Кого взяли? - с нетерпеливым интересом, сосредоточенно глядя на меня, поинтересовалась Агнес. - У тебя лицо такое... Проблемы?

- Я знаю, кто убийца, но у меня нет улик, чтобы его прижать, - признался я. - Ничего, теперь проще будет. Нароем что-нибудь...

На самом деле я не сильно в это верил. С каждым днем возможность найти неопровержимые улики уменьшалась.

Можно было затребовать у императора право на ментальное вскрытие лорда Баккоша. Но если он опытный менталист, то наверняка вывернется, заодно подставив своего лакея.

- А можно подробнее про улики? Я не гений, другой мир не панацея, но вдруг что-то получится?

Хмыкнув, я решил, что хуже точно не будет, а так хоть вслух порассуждаю, вдруг осенит?

- Мои ребята нашли, как выйти на бутыль с мышьяком, хранящуюся в замке. Но на ней будут ментальные отпечатки только одного человека - лакея Бенедикта Баккоша. Потому что сам Баккош свои тщательно подтер. Даже не сомневаюсь,  что это он убийца своего кузена герцога.  И у него был отличный план, как все скрыть и получить наследство.

Выдержав небольшую паузу, я продолжил:

- Последние полгода он медленно травил своего родственника. Да, у меня есть результаты экспертизы тела умершего, но нет никаких отсылок к отравителю. Уверен, мальчишку-бастарда Баккош нашел заранее, а предъявил его только три месяца назад. Тогда же он позволил своему лакею наткнуться на бутыль с мышьяком, зная, что тот не удержится от соблазна и попытается им воспользоваться.

Тут я ненадолго задумался. Может быть, находка бутыли лакеем - стечение обстоятельств? Все же очень рисково так сильно засветиться... Или Баккош действительно планировал создать видимость, что новый наследник и его собственный лакей вступили в заговор?

- Короче, у нас в наличии пюока только бутыль, обвиняющая лйакея, и некромант, которому заказали убийство Деежа Такача с имитацией самоубийства и последующим уепокоением призрака, - продолжил я вслух. - Некромант знает заказчика, само собой, это Бенедикт Баккош. Адриан считает, что знает продажного полицейского, которому было поручено пропустить некроманта к заключенному. Даже если полицейский действительно продажный, скорее всего Бенедикт не связывался с ним лично, это в интересах и одного, и второго. Некромант вычислил заказчика для того, чтобы быть уверенным, что это не подстава. То есть мы знаем совершенно точно, кто убийца, но у нас нет ни одной полноценной улики, чтобы его обвинить. Разве что мне удастся оправдать мальчишку, но, учитывая невозможность считать его мысли, мы имеем слова и мысли лакея против слов и мыслей виконта. Догадайся, куда меня пошлют?..

Агнес довольно долго молчала, обдумывая сказанное. Адриан тоже помалкивал, поцеживая тьёрритбор  из бокала - он не за рулем, ему можно... Я тоже задумался, выбирая, как правильнее поступить с задержанным лакеем. Если у Баккоша есть свой человек в полиции, значит, он почти сразу узнает о задержании, а мне бы этого очень не хотелось.

- Правильно   ли   я   поняла?   -   прервала   мои  мысли  Агнес.   -  У  следствия   есть   емкость   с  ядом,   тем  самым   мышьяком,  которым  отравлен   старый граф и от которого пострадала куча народа. Эту емкость использовал какой-то мстительный лакей, чтобы избавиться от соперника. Но тому необычайно везло, и яд все время крал и пил кто-то другой, так? Этот мститель - слуга настоящего убийцы и доступ к яду получил, скорее всего, случайно, потому что нарочно такое делать глупо. Но убийца магией уничтожил все свои ментальные следы, и вам не доказать, что он прикасался к емкости. А физические следы он тоже уничтожил? У вас так делают?

- Емкости у нас пока нет, надо ехать ее изымать при свидетелях. Но это насторожит настоящего убийцу, и он сможет еще больше подстраховаться, хотя нам и так нечем его прижать. А физические следы... Ты имеешь в виду отпечатки пальцев, что ли?

Не то чтобы я не поверил в этот новый метод, просто пока он не запатентован, для суда все улики, полученные с его помощью, не являются существенными. Но, с другой стороны... это будет еще одна косвенная, которой мы сможем похвастаться, в отличие от показаний некроманта.

И целых две косвенных улики - показания лакея и физические следы на бутыли - позволят нам задержать лорда Баккоша на трое суток.

Главное - успеть опередить его адвоката и получить разрешение на ментальный допрос, но это уже не моя проблема, а моего начальника. Вот дальше... лакей против виконта...

Зато за трое суток Деж Такач может попытаться пробить изнутри свой кокон, и тогда будут уже его показания плюс показания лакея, а это гораздо весомее. А еще суд обязательно примет во внимание тот факт, что следующим наследником после Такача является как раз лорд Баккош.

- Да, именно отпечатки, - уверенность и решительность в голосе Агнес разогнали остатки моих сомнений. - Пусть в вашем мире это новый метод, но в нашем им уже давно и успешно пользуются. И тогда логично ехать прямо сейчас, изымать улику. Но не одним, а взять ту девочку из управления - у нее уже разработанная методика, наверняка есть материалы для сравнения и документация, которую можно будет предъявить в суде. Ее же можно вызвать? Она соберет отпечатки у всех обитателей замка, потом вы изымете со всеми формальностями емкость и будет повод хотя бы арестовать убийцу.

- Со всех обитателей замка не получится, - пробурчал я, злясь на все эти высокосветские правила. - Но ход твоих мыслей мне нравится. Поехали за практиканткой...

Глава 11



Анна:

Практикантку пришлось извлекать из пансиона, где она снимала комнату, преодолевая яростное сопротивление владелицы заведения. Дама была монументальна и строга, как памятник Александру Третьему вместе с конем.

“У меня приличное заведение для незамужних молодых леди, и после одиннадцати вечера мужчины в него...”

Мартошу пришлось вынуть какой-то амулет, заменяющий тут служебное удостоверение, и сделать неприступно-официальный вид.

Дама все равно была недовольна, но впечатлилась. Вообще все впечатлились, включая перепуганную и ошарашенную практикантку в кое-как не на ту пуговицу застегнутой блузке.

Девчонку без лишних церемоний усадили в машину, ко мне на заднее сиденье, и автомобиль рванул с места, а мне досталась честь успокаивать ребенка и приводить ее в себя.

Смешно, наверное, выглядело со стороны, во всяком случае, Адриан все время косился и хмыкал.

Две девчонки-ровесницы, одна трясется и икает - переклинило от мысли, что именно ее изобретение лорд Иллеш положит в основу своего расследования, другая уговаривает и вздыхает.

Но мне смешно не было.

Рядом со мной - симпатичная умная девочка. А я - полная идиотка, потому что злюсь на нее. Совершенно мимо логики и здравого смысла. Но меня до мурашек в глазах бесят ее телячьи взгляды на Мартоша и боязливо-томные вздохи. Так бы и стукнула по кое-как причесанной головенке ее ящиком с куцей пока картотекой и какими-то магическими причиндалами для снятия отпечатков. Мы за этим хозяйством заехали в управление и тем самым еще больше растянули время “восторженного обожания” моего... да! моего Мартоша!

И пусть он пока сам не знает, что мой, да я сама не уверена, если честно... но посторонним особям абсолютно нечего делать на моей территории!

Во дворе поместья, собираясь вылезать из мобиля, я замешкалась, отцепляя край нового платья от... чего-то там под сиденьем, и наткнулась на насмешливо прищуренный взгляд обернувшегося Адриана. Молча показала ему язык, а потом протянула руку и с неожиданной даже для себя нежностью провела пальцами по его волосам, от виска к уху, едва касаясь. Смутилась и резко выпрыгнула из машины,  с облегчением подумав: «Как хорошо, что я младенец, в смысле - в коконе».  Тут же спохватилась, суматошно напрягла глаза, перестраивая зрение... уф! Пока на месте, хотя истончился порядком. Вот, блин... не хотелось бы светить своими метаниями на всю Ивановскую. Хотя бы пока сама в себе не разберусь.

- Бестолочь, если уж доросла до возраста леди, то и веди себя как положено взрослой, - хмыкнул Адриан, выбираясь следом и приобнимая меня сзади за плечи. - Не знаю, как там в твоем мире принято, а в нашем положено сидеть и ждать, пока тебя мужчина красиво из мобиля вынет и ты, вся такая неотразимая, выпорхнешь прямо к нему в объятия.


Я буркнула под нос что-то неразборчивое и похожее на неприличное. Потому что только сейчас осознала, что практикантку Аветту из машины вынимал Мартош, галантно предложив ей руку, на которой она теперь и висит, вцепившись, как клещ! Р-р-р! Чего это я? Мать моя яйцеклетка, это гормоны, что ли? Чего я так возбудилась?

Шикнув сама на себя для острастки, я в свою очередь повисла на галантно отставленном локте брюнета, огляделась, заметила подкатившую к воротам машину помощников Мартоша и прищурилась на Нандора. Этому петушку явно нравятся все девочки в мире, как бы ему спихнуть одну конкретную?

Однако вскоре я отвлеклась от территориальных переживаний, потому что все, в том числе и Аветта, занялись делом. Девушка, кстати, получив конкретное задание по теме своего открытия, даже про Мартоша забыла и сосредоточенно углубилась в свои мысли, ее пришлось даже поддерживать и направлять по дорожке к двери в дом, иначе она убрела бы неизвестно куда, настолько погрузилась в процесс размышления.

Вот теперь тебя люблю я... Вот теперь тебя хвалю я... и бутылочку твою я даже, может, подержу... чтобы удобнее отпечатки колдовать было.

Но до бутылочки еще надо было добраться при свидетелях, и Мартош тихо откашлялся, готовясь общаться с подозреваемым. В самых изысканно-вежливых выражениях. А я тихо пристроилась в кильватер, сделав вид, что меня тут нет вовсе. Наш главный следователь еще раз окинул взглядом свое войско, чему-то мимолетно улыбнулся и нажал на большой золотой круг в центре резной тяжелой двери.

Гулкий мелодичный звон еще переливался где-то в глубине дома, а на пороге уже воздвигся дворецкий, важный и значительный, настоящий Берримор.

Мартош ему мило и официально улыбнулся:


- Прошу простить за поздний визит, но у нас появилось еще одно дело, не связанное со смертью герцога Борнхольдорского. Нам нужно попасть в замок и опросить всех здесь живущих и работающих.

- Проходите, господа, я сейчас уведомлю виконта... - вопреки важному виду немного растерянно ответил дворецкий, отступил вглубь холла и быстро кивнул сопровождающему его лакею: - Проводи господ в большую гостиную и разбуди слуг.

- Мои помощники, с вашего позволения, сразу пройдут в помещение для служащих, - безупречно-вежливо уведомил Мартош таким тоном, что сразу стало понятно: “с вашего позволения” - это такая присказка, чтобы создать иллюзию добровольности.

Очень правильно, кстати, что в число “помощников” вошла и Аветта. Вошла и ушла - снимать отпечатки у слуг, надо полагать. А мы отправились вслед за дворецким в гостиную, куда вскорости и явился виконт... опять я забыла, как его зовут... Но, к счастью, все, что на данном этапе от меня требовалось - это помалкивать.

- Доброго вечера, господа и леди, чем могу быть полезен?


- Простите, лорд, у нас внезапно возникло еще одно дело, тоже связанное с вашим замком, - Мартош был сама учтивость и служебное рвение.

- Что ж, прискорбно, весьма прискорбно... - а по виду не скажешь, что мужик скорбит.

Вид у него самый цветущий, уверенный такой, вальяжный... словно он уже чувствует себя здесь хозяином. Хотя он и чувствует, потому что предпоследнее завещание, написанное старым графом, отдавало все наследство именно в его руки. И кислые лица остальной родни, еще не успевшей разъехаться в ожидании похорон, это подтверждали.

А виконт тем временем продолжал, выговаривая каждое слово кругло, значительно, словно ронял в глубокий колодец свинцовые ядра:

- Я обеспечу вам полное содействие, лорд Иллеш, можете не сомневаться. Этот дом полностью к вашим услугам.

- Благодарю, лорд Баккош. Ваше содействие облегчит нам работу. Хотя дело, признаться, неприятное. И вдвойне прискорбно, что это дело связано с вашим лакеем, - Мартош плавно так водил рыбу, не торопясь подсекать.

А виконт, похоже, еще не чувствовал, что уже прочно сидит на крючке. Такой самоуверенный? Несомненно. Но и не без оснований - он выстроил вполне жизнеспособную комбинацию. Если предположения Мартоша верны, то убийцу не пугает даже то, что о тайнике с ядом может стать известно. Потому что он уничтожил все ментальные следы своих прикосновений.

Я не верю в то, что интрига такая многослойная и виконт позволил своему лакею травить народ намеренно. Слишком большой риск привлечь внимание раньше времени. Так что сейчас убийца, может, еще и не догадывается, что ревнивый слуга подвел его задумку под монастырь.

- Мои люди поищут оправдывающие или обвиняющие его улики. Вот ордер, - ну да, Мартош его получил еще в управлении, пока Аветта лихорадочно собиралась в каморке практикантов.

- Да что вы, лорд Иллеш, я и так верю, что вы не стали бы без нужды беспокоить нас в столь поздний час. Не хотите ли выпить вина? Вы какое предпочитаете? А ваш друг и ваша родственница? - виконт скользнул учтиво-равнодушным взглядом по удобно развалившемуся в кресле Адриану (вот кому и на вулкане будет хорошо, умеет человек устроиться), по моей скромной персоне и даже движением ресниц не намекнул на то, что вообще-то не нормально таскать друзей и родственников с собой на обыски и допросы.

Аристократическое воспитание, куда бы деться... Надо бы, кстати, не просто молчать и не отсвечивать, но и примечать и соответствовать.

Мартош и Адриан заказали красное сухое, я только кивнула. Остальная родня, рассредоточившаяся по углам и диванчикам, оживилась, лакеи замелькали со скоростью кузнечиков, почти мгновенно у каждого из присутствующих в руках оказался бокал...

Ой, ну все! Прямо вечеринка в высшем свете... Все улыбаются, все безукоризненно учтивы и приветливы.

А потом в гостиную с триумфом вступили Нандор, Донат, Аветта и Неопровержимая Улика. То есть, улику нам не предъявили сразу, просто по горящим глазам практикантки и довольному виду оперов я догадалась, что наше дело правое и мы победим. А формально ребята прибыли для веселого аттракциона “возьми отпечатки у всех господ, что крутят носом и пьют вино”.

Мартош привлек внимание публики, деликатно постучав десертной вилочкой по краю бокала, и возвестил:

- Лорды и леди, нашим криминалистом разработан новый метод сбора улик, который леди Аветта Порош, - тут он учтиво поклонился зардевшейся девушке, на которую вдруг свалилось всеобщее внимание, - уже опробовала на ваших слугах! Сейчас мы продемонстрируем его вам, в качестве извинений за столь позднее вторжение. Поверьте, господа, это новое слово в криминалистике!

И тут он обернулся к виконту, с видом хозяина мероприятия отиравшемуся поблизости:

- Позвольте ваш бокал, лорд? Спасибо. Леди Порош, прошу вас.

А в конце представления, когда отпечатки со всех бокалов были сняты и занесены в картотеку, пришло время заключительного акта.

Пузырек с ядом - небольшой, даже изящный, в форме амфоры из непрозрачного, чуть радужного стекла - с соблюдением всех формальностей и под протокол извлекли из тайника и предъявили ужасающейся общественности. А потом продемонстрировали отпечатки, снятые с него тем же уже испробованным на бокалах методом. И, удивительное дело, в картотеке были обнаружены подозрительно похожие, идентичные и принадлежащие самопровозглашенному хозяину замка.

Я исподтишка наблюдала за “виновником торжества” - так вот, у него на лице ни один мускул не дрогнул. Выдержка у мужика будьте-нате, конечно, хоть он и корыстная сволочь.

Глава 12



Мартош:

Лорд Баккош при задержании вел себя, как и положено аристократу Танатос знает в каком поколении, уверенно и сдержанно-вежливо. Попросил разрешения позвонить адвокату, уточнил у того, что да, мы имеем право задержать его на трое суток, раз оглашаем обвинение и предъявляем косвенные улики.

Естественно, «новый метод» как неопровержимое доказательство вины суд не примет... Это понимали все. Но зато у нас будет разрешение на более глубокое ментальное проникновение в память. И еще у настоящего наследника будет время вскрыть изнутри свой кокон и пройти все детекторы, сканирования и прочие обязательные в таких случаях тесты, чтобы доказать собственную невиновность. Тогда замок и титул герцога перейдут к нему по воле покойного.

Арестованного виконта вместе с его лакеем увезли на своем мобиле Нандор и Донат, мы же сначала доставили домой счастливую и немного смущенную леди Аветту. Она так мило и трогательно наставляла меня, как именно и куда надо будет доставить ее вещи в управлении. И все время порывалась поехать с нами и сделать все самой. Пришлось довольно строго намекнуть, что на дворе ночь и в это время приличным леди, даже служащим в полиции, бродить по городу без сопровождения мужчины - опасно. А так как у нас есть еще одна старательно не засыпающая леди, то кататься по городу на мобиле всю ночь я просто не могу себе позволить.  Рад бы, потому что безмерно признателен за помощь, но при всем уважении будет лучше, если я самостоятельно поставлю ящик с порошками и карточками на специально отведенное для него место.

Девушка как-то странно вздохнула, кивнула и упорхнула.

- Мартош, ты совсем болван, да? - ехидно поинтересовался Адриан, когда я, немного озадаченный, уселся в мобиль и мы тронулись в направлении полицейского управления. - Ты ей понравился!

- И что? - недоуменно уточнил я. - Я многим молоденьким девушкам нравлюсь.

С заднего сиденья донеслось ехидное покашливание. Так что пришлось пояснить:

- «Многим» - это не означает «всем».

Первым делом я поставил сундук с отпечатками и порошками на положенное место, потом подумал и повесил на него защиту, просто так, для надежности. Чтобы брать его могли только я и леди Аветта. Интуиция, Танатос ее побери...

Потом я направился в камеру к Такачу и коротко обрисовал ему сложившуюся ситуацию. Выпустить на свободу мы его пока не могли - он официально еще не оправдан, зато завтра с утра к нему приедет один мой хороший знакомый, имеющий достаточно богатый опыт работы с детьми магов, подготавливая их к прорыву кокона, если тот по каким-то причинам не снимается самостоятельно. Конечно, обычно клиенты моего знакомого младше и времени у них больше, но и причины гораздо сложнее - отсутствие внутренней магии, психологические проблемы...

Здесь все должно быть проще, просто мальчишке не нужна была магия, вот он ее и не использовал. Так что основная проблема была лишь в том, чтобы во время разрыва кокона Такач не навредил ни себе, ни зданию полиции.

Уходя, я строго-настрого наказал Донату и Нандору не оставлять парня без присмотра. Его жизнь сейчас в постоянной опасности, потому что если с него сумеют снять ментальные показания, значит, единственным подозреваемым останется лорд Баккош. Не думаю, что это его устроит.

Адриан и Агнес ждали меня в небольшом холле первого этажа. Девушка зачем-то тыкала пальцем в моего друга и объясняла ему про точки, переплетения, мышцы и почему-то про рисование.

- Мои мышцы хотят спать, - поставил я этих двоих в известность. - День сегодня был какой-то отвратно длинный.

Приоткрыв перед Агнес дверь управления, а затем - дверцу мобиля, другой рукой я удержал Адриана, собирающегося обойти машину и сесть на свое место.

Оттянув его чуть подальше, я поинтересовался:

- Ты уверен, что ничего мне рассказать не хочешь?

- О чем? - Тень широко распахнул глаза, словно действительно удивлен и даже немного возмущен.

- Об историческом обществе Дорсенйорда, например. Я навел справки - тут их много, этих обществ, но ни одно из них не спонсировало ремонт замка.

- Скажешь тоже, «ремонт», - чуть презрительно фыркнул Адриан. - Ремонт будем делать потом, когда станет четко ясно, что мы сняли проклятие и нас оставят в покое. А то, что общества не нашел - хорошо же, значит, никто не заявится требовать экскурсию по замку.

- Может потому, что он уже получил свою плату? - уточнил я, глядя в уверенно-честные глаза друга.

- Это ты у цепных кобелей поинтересуйся, - разозлился он. - Думаю, если бы ко мне кто-то приходил, они бы тебе доложили.

- Если бы кто-то приходил со стороны центрального входа - да, а вот охрану на кладбище нам поставили чуть позже...

- Да я сам тебе рассказал про этот проход! - рыкнул Адриан, выдернул руку и пошагал к мобилю.

- Достал ты уже со своей паранойей! - немного успокоившись, выдал он минут через пять. Потом обернулся и хмыкнул: - Все, леди готова. Странно, что в этот раз не на твоем халатике.

Я повернул зеркало, чтобы было лучше видно, что творится на заднем сиденье, и улыбнулся.

Агнес спала, свернувшись клубочком и запихав под голову небольшую подушку, которую я купил сегодня специально для таких случаев.

Когда я припарковал мобиль у леса, девушка попыталась проснуться, но Адриан лишь шикнул на нее:

- Спи, бестолочь!

И, подхватив на руки, кивнул мне:

- С тебя ветки раздвигать. Пошли...

Адриан:

Подхватив Анну на руки, я бодро зашагал за Мартошем, честно выполняющим возложенные на него обязанности. Девчонка, сонно похлопавшая на меня своими большими глазищами, умудрилась промурлыкать что-то похожее на благодарность и теперь сладко и щекотно сопела мне в шею.

На подходе к замку пришлось даже слегка помагичить, потому что отъевшаяся до вполне себе фигуристых размеров бестолочь и весила теперь чуть побольше той шмакодявки, которую я таскал на себе в Орхейорде.

Плюсов без минусов не бывает... Зато теперь при взгляде на нее у меня воображение очень часто от фантазий о магическом могуществе скатывалось к куда более приземленным.

Сегодня, естественно, реализовать свои приземленные фантазии не получится, хотя и очень хочется. Но завтра...

Уложив Анну сверху на застеленную новым покрывалом кровать, я задумался - раздевать или не раздевать... Заодно огляделся, наткнулся взглядом на следилку, мысленно психанул... Потом сообразил, что это Мартош, скорее всего, из-за кокона беспокоится, а не нас с Анной контролирует. Хотя мы с ним ни разу еще из-за девушки не сталкивались, и я даже не знаю, как он себя поведет.

И потом следилка была простенькая, срабатывающая только на громкие звуки, так что если тихо...

- Это ты еще не видел, какие в этом магазине шикарные трусы продают, - приоткрыв глаза, прокомментировала Анна мою попытку снять с нее куртку и рубашку. Бюстье на ее бюсте смотрелось очень даже...

- Предлагаешь полюбоваться? - поинтересовался я, уже быстрее расстегивая оставшиеся пуговицы на рубашке и переходя к юбке. Сапоги я снял в первую очередь. - Чулки очень даже ничего...

- Что тут предлагать, если ты уже сам все взял, - хмыкнула Анна и потянулась к пуговицам на моей рубашке. - Но нарисовать тебя я все равно хочу... а может, и вылепить.

- Будет у меня личный портретист и скульптор, - фыркнул я, нетерпеливо сдергивая с девушки сразу все - юбку, чулки, кружевные панталошки... а потом так же быстро разобрался с крючками на бюстье и отшвырнул прочь и его тоже.

- Тебя тоже можно рисовать! - объявил я, налюбовавшись результатом изменений подросткового плоского тшедушного тельца. - Всего за трое суток... такая красота получилась!

- Нда? - Анна приподнялась на локтях и с интересом себя оглядела. - Надо же хоть посмотреть, что получилось, - выдав это, она с ехидством уточнила: - Надеюсь, тебя не смутит, если я не стану играть в стеснительную девственницу?

И, спрыгнув с кровати, голышом подошла к большому зеркалу. Повертелась там, осматривая себя со всех сторон.

- Ну ничего так, да.  Даже чуть лучше, чем было.

Не знаю почему, но вот это ее раскрепощенно-раскованное поведение послужило для меня последним сигналом, что передо мной не ребенок, а молодая женщина, красивая, привлекательная, и хочу ее прямо здесь и сейчас до боли в паху...

Так что, быстро раздевшись, я подошел к Анне сзади, приобнял ее за талию, поцеловал в плечо, в шею... чуть скривился на ошейник, тонкий, почти незаметный... ладонями погладил грудь, глядя при этом в глаза ее отражению.

Знавал я одну любительницу заниматься сексом перед зеркалом. Это было очень греховно-возбуждающе...

Глава 13



Анна:

Анатомия меня действительно не подвела. Вот практически идеально вылепленное человеческое тело в женском варианте. Красота - она же что? Она - воплощение анатомической целесообразности.  Так, это я отвлеклась. Просто в зеркало засмотрелась. Ну, вот ведь и третий размер на месте, и талия, и ноги длинные...

Даже практически невесомый ошейник, про который я почти забыла, мне к лицу и смотрится дорогим украшением. Хотя я и понимаю, что это не так.

Только долго предаваться самолюбованию мне не дали. В полутемной глубине зеркала нарисовался восхитительно раздетый Адриан, и я почувствовала горячие руки, ласкающие грудь. Муррр!

Сама не ожидала, что так полыхнет. Кипятком плеснуло сразу по всему телу, а внизу живота медленно раскручивалась воронка из тягучей, солоновато-сладкой жидкой карамели, поднимаясь по телу, ширясь и постепенно затягивая в себя сначала меня, потом Адриана, а потом и весь мир.

Кажется, я застонала... выгнувшись и откинув голову ему на плечо. Меня так унесло от его прикосновений, что я даже не смогла всласть полюбоваться тем, о чем давно мечтала - обнаженным телом своего брюнета.

В глазах темнело и кружилось, какая уж тут отстраненная эстетика...

Но его улыбку в зеркале я не могла не заметить. Котяра... мой котяра!

Умелая и нежная мужская рука продолжала ласкать мою грудь - мягко, неторопливо, скорее разжигая и поддразнивая, чем требуя. Видеть это в зеркале и одновременно чувствовать оказалось непередаваемо. Длинные аристократические пальцы слегка поглаживали то один сосок, то другой, кружили, то расширяя, то сужая спираль, вызывая такое острое чувство, что я закусила губу почти до крови и бессильно откинулась на стоящего за моей спиной мужчину всем телом.

А уж когда его вторая рука поползла вниз, вырисовывая затейливую дорожку от груди до пупка, и ниже, еще ниже... коленки подогнулись окончательно, и Адриану пришлось подхватить меня на руки.

Несмотря на слабость и на то, что в голове не осталось ни единой мысли, одни искорки и неприличные картинки, я извернулась, обняла за шею, и на кровать мы упали уже целуясь. Жадно, нетерпеливо - это все не те слова. Как будто оба дорвались до источника после того, как почти умерли в пустыне от обезвоживания.

Спальня наполнилась моими стонами и шорохом шелкового покрывала, которое с той же острой, почти до боли, чувственностью ощущалось всем телом.

А руки Адриана продолжали сводить меня с ума своей ласковой безжалостностью - грудь уже не просто горела, она плавилась, следуя за его нетерпеливыми пальцами и губами, когда он вырвался из моего изнемогающего поцелуя и властно перехватил инициативу, выцеловывая одному ему ведомые знаки на моей коже.

Я даже перестала понимать, что именно он делает, потому что все вместе настолько отнимало рассудок, что уже нельзя было определить, какое из опаляющих прикосновений Адриан дарит груди, а какое приходит снизу, из самой глубины меня, где его пальцы...

Невыносимо-прекрасная пытка длилась и длилась, пока я не почувствовала, как его рука между моих ног исчезла, чтобы на мгновение оставить мне чувство потери, а потом Адриан вошел в меня, медленно, нежно, бережно и властно.

Хватило всего нескольких движений и одного поцелуя, глубокого и требовательного, чтобы я забилась и вскрикнула так, словно мир вокруг обрушился и исчез.

Когда я спустилась на грешную землю из своих запредельных высей, то обнаружила, что мой невероятный любовник лежит рядом, обняв меня и прижимая спиной к своей груди, тихонько дышит в ухо и почти мурлычет. Ну, он же кот? Ему положено... Вот только мне кажется, что я что-то важное забыла.

- Ты потрясающая женщина... - от его шепота расслабившееся тело снова напряглось, а я резко извернулась в его руках.

- О да! Кто бы говорил... - мой поцелуй был только первой ступенькой на пути к тому, что я сейчас собиралась сделать. - Теперь моя очередь... устраивать тебе путешествие за облака!

- Мда? - Адриан приподнял голову и заинтересованно посмотрел на меня. - Давай это будет только в иносказательном смысле, путешественница моя. А то вдруг в этот раз я решу отправиться перерождаться в другой мир от магического экстаза?

- Никакой магии и перерождений, - я поцеловала его в шею раз, другой, лизнула солоноватую кожу у ключицы, не удержалась. Темная полоска ошейника выделялась даже в полутьме. Да и черт с ним... мы придумаем, как от него избавиться... потом...

Я легко толкнула Адриана рукой в плечо, опрокидывая его на спину. - Наши облака будут здесь и сейчас!

- Это хорошо, - откинувшись на подушки, он не сводил с меня загоревшегося чертячьим пламенем взгляда. И явно не желал расслабленно принимать ласки, а хотел участвовать, и весьма активно. Его ладони уже скользили по моей спине, по груди, пока еще почти невесомо, почти неощутимо.

Я улыбнулась своей самой проказливой улыбкой, поймала его руки в плен и немного подержала раскинутыми, ластясь при этом к нему всем телом. А потом отпустила и как в теплую воду погрузилась в него, исследуя, пробуя, впитывая реакцию.

Мне очень нравилось находить в нем что-то особенное, только ему присущее, и дарить такие ласки, чтобы теперь он закусывал губу и запрокидывал голову. Оказалось, например, что ему нравятся мои губы на его сосках, но если поцеловать чуть ниже, а потом языком обрисовать грудную мышцу по контуру, его просто выгибает мне навстречу от наслаждения.

А еще у него очень чувствительные руки... если поймать, лизнуть ладонь, провести губами к запястью и поцеловать, он так возбуждающе стонет - никаких сил нет удержаться.

Когда я в своих восхитительных исследованиях дошла до главного, мой подопытный был уже в почти невменяемом состоянии. Впрочем, я сама недалеко от него ушла.

Член у него оказался красивый, ровный, замшево-нежный на ощупь и такой вкусный даже на вид, что, естественно, я не удержалась. Сначала осторожно, словно пробуя, провела языком по ягодно-розовой атласной головке, повторяя контур по окружности, потом, едва касаясь, лизнула углубление на ее вершине и затем позволила себе, наконец, насладиться сполна - обхватила ее губами и втянула, чувствуя на языке тающий вкус его возбуждения.

Адриан сминал простыню пальцами, хватаясь за нее так, словно действительно боялся улететь, двигал бедрами мне навстречу и стонал... так стонал, что я просто не могла остановиться. Даже когда почувствовала, как он, стремительно скатываясь к оргазму, из последних сил тянется ко мне - приласкать и подать знак, дать мне выбор... отпустить его наслаждение или принять полностью.

Конечно, я выбрала последнее...

У меня еще ни разу не было мужчины, чей оргазм позволил мне самой кончить, лишь слегка приласкав себя в этот момент свободной рукой. А еще это было... опьяняюще вкусно.

Потом мы просто лежали рядышком, разнеженные и благодарные друг другу, и я уснула, прижавшись к нему и обхватив его руками, словно защищая от всего мира и немного собственнически утверждая:  мое!

Сон пришел на мягких лапах быстро и незаметно и злодейски вырвал меня из теплых объятий.

Страшно было до мурашек, но боялась я не чего-то конкретного, просто все вокруг было пропитано страхом... А еще захлестывало ощущение растерянности, боли и предательства. Руки, железной хваткой стиснувшие мое горло, были знакомыми, теплыми. Эти руки когда-то обещали безопасность, ласково гладили по голове, защищали от чудовищ.

Голос, который разносился по замерзшему серому лесу перед замком, тоже был знакомый, родной...

- Если хотите сохранить им жизнь, выходите и сдавайтесь.

И тут страшное случилось... Душа смерзлась в ледяную горошину ужаса, когда двери отворились и три темные тени метнулись нам навстречу.

Нет! Не надо! Не выходите! Нет!

У меня не было голоса, но крик все равно звенел в ушах. Кричала... мама. Ее тоже держали, и она тоже плакала... и Питер с Аурикой... и самый младший, Коннор...

Стрела ударила одну из теней в бок. Впилась, и только оперение дрожало и наливалось алым. Широко открытые глаза... знакомые... голубые... Нет!

Стрелы летели тучей, а отец и братья почему-то не могли поставить щит! Точнее... эти странные стрелы пробивали его, как бумагу.

Крик застрял в горле, я не могла издать ни звука, даже когда отец, стоявший под градом стрел до последнего, пошатнулся и упал. Мир поплыл... смазался, растекся... и последнее, что я увидела - упавшие на подмороженную седую траву папины часы, которые тут же подобрал один из стрелков, подбросил в руке, словно взвешивая, и с довольной улыбкой спрятал в карман.

Почему-то именно это было страшнее всего. Я, наконец, закричала и... проснулась.

Кажется, прошло всего несколько минут. Я все так же лежала рядом с Адрианом, все так же обнимала его, но от расслабленной неги не осталось и следа. Он тоже не спал, тоже был напряжен, но встретился со мной глазами и облегченно выдохнул.

Не знаю, что заставило меня сказать это, может, интуиция, может, что-то другое, непонятное мне самой:

- Почему они пробили щит?.. И часы... это же папины часы!

- У них стрелы не из чистого антлигоса, а как наши ошейники! - ответил мне Адриан, и мы оба замерли, глядя друг на друга широко открытыми, неверящими глазами.

Глава 14



Мартош:

Минут пять-десять я прислушивался, пока раздевался и залезал под теплое одеяло в свежем новом пододеяльнике, устраивался на чистой новой простыне... Мысль о том, что обслуга в этом замке немного... необычная... меня уже не настораживала - привык. Слава Йгеншуэлю, что она вообще есть и сейчас мне не надо перестилать все самому, а можно спокойно улечься и заснуть.

Только вот спокойные сны в этом замке не раздают...

Начиналось все очень романтично... Этот же замок, только в его лучшие времена, судя по цветущему саду и отсутствию ощущения запущенности, красивая молодая девушка, безумно похожая на Агнес, но все-таки не она... И даже не из-за прически из далекого прошлого, как на старинных портретах. Другой взгляд, немного другие черты лица... и улыбка совсем другая, кокетливая, и взгляд не прямо глаза в глаза, а снизу вверх, одновременно робкий и восторженный, как у леди Аветты.

Сначала я даже решил, что это у меня все в голове смешалось...Особенно когда на крыльцо вышел Адриан... То есть не Адриан, а... тот самый призрак из стены. В моем сне он был живой, веселый, пожелал нам хорошо провести время и вечером постараться вернуться раньше, чем приедет... мать моей невесты? Хорошая шутка...

Никаких мобилей в моем сне не было, зато были красивые кони. Белый - мой и вороной - моей невесты... Бернадетт. И она во сне звала меня Лайош, а Адриана - Анталь...

Слишком реалистичным был этот сон... для сна, как и поцелуи Агнес... и прикосновения ее рук, и... ее смех, такой похожий и одновременно непохожий, и...

Кадры во сне сменялись, словно кто-то в моей голове прокручивал ментальную запись и пропускал целые куски - вот мы у замка прощаемся с Адрианом, а вот мы уже скачем по старому Дорсенйорду, потом снова целый кусок вырезан, причем на самом интересном месте - мы спрыгнули с коней, и Агнес обнимает меня за шею, улыбается и позволяет себя поцеловать... но только наши губы соприкасаются... как мы снова скачем куда-то, смеясь... Агнес, а за ней - я.

И следующий кадр - мы на берегу реки, я лезу в какие-то кусты, чтобы сорвать с них огромный розовый цветок... и вдруг прислушиваюсь, но тут же спокойно продолжаю прорываться через заросли и колючки дальше. Скачут не враги, охрана отца... скачут быстро, скоро уже будут здесь. Но я успею добраться до этого проклятого цветка!..

И тут я слышу испуганный вскрик Агнес, оборачиваюсь и вижу, как люди, которые всегда с уважением относились к своей принцессе и будущей королеве, грубо хватают ее и тащат прочь, а на мой полный возмущения и гнева окрик я слышу: «Это приказ вашего отца, милорд!»... И все!

Сказка обрывается... начинается кошмар.

Я торопливо выбираюсь из этих кустов, но не достаточно быстро... Скачу во весь опор следом, но отстаю, отстаю... немного, совсем чуть-чуть... я уже мчусь через лес к замку своей невесты, когда слышу крик... громкий, полный боли и ужаса крик... ее крик...

А потом стук... в дверь. Я еще натягивал на себя штаны, когда в комнату завалился такой же полуголый Адриан. Настоящий, живой, не призрак...

- Слушай, нам тут с бестолоч... с Анной один и тот же сон приснился.

- Значит, ее зовут Анна? - спокойно уточнил я, разозлившись на себя, что упустил такой важный момент. Конечно, ей же привычнее то имя, которым ее называли в своем мире. А я ее все время Агнес и Агнес... А она - Анна...

- Да. Нам захват темного короля и двух его сыновей приснился. Они выбежали спасать семью - принцессу и младших детей.

- Бернадетт, - прошептал я, вспоминая прикосновение нежных девичьих губ.

- Что? - переспросил Адриан, может, и расслышав, но не поняв, к чему я произнес еще одно женское имя.

- Где будем обсуждать? - отмахнулся я.

- Давай у тебя. Я сейчас приведу Анну и принесу еще одно кресло и... знаешь, закажи чего-нибудь выпить. Я даже за телепортером спущусь, все равно у меня там дело есть... внизу.

- У меня там тоже есть дело, - хмыкнул я. - Так что пошли, прогуляемся.

Адриан:

Мне абсолютно не понравилась реалистичность моей смерти!.. Вот даже боль под ребром была совершенно настоящая!.. Странно, что синяка не оказалось.

Судя по лицу Мартоша, со сном я его не удивил, и вообще, очень похоже на то, что ему тоже что-то подобное приснилось. Но по лестнице мы спустились молча, потом разошлись каждый в отдельную комнату с санудобствами, затем чуть не столкнулись лбами у входа в столовую, и я, оставив Мартошу право нести свой телепортер, пошел наверх, чтобы перетащить из своей комнаты третье кресло.

Заказав нам тьёрритбор, Мартош посмотрел на бледную, с темными кругами под глазами, Анну и поинтересовался:

- Тебе вина? Или чего-нибудь покрепче?

Та задумалась и потом уверенно кивнула:

- Покрепче.

Я протянул ей свой бокал с тьёрритбором:

- Ну глотни, бестолочь...

И улыбнулся, потому что я не позволю никаким снам, даже самым правдоподобным, перечеркнуть то, что было между нами сегодня вечером.

Анна улыбнулась мне в ответ уголками губ. Понюхала содержимое бокала, одобрительно повела бровью, выдохнула и глотнула.

- Ого! Действительно крепкое. Но букет хорош и послевкусие приятное, - объявила она с интонацией ценителя. И бокал, похоже, возвращать не собирается...

Я взял чистый, налил себе сразу на треть, кинул охлажденный кубик льда из вазочки, присланной вместе с бутылкой, и объявил:

- Ну что, женщин вперед? Давай, перескажи нам свой сон!

Мартош:

Наши сны, словно пазл, сложились в единую странную и страшную картину. И в этой картине будущий светлый император никак не напоминал спасителя от темной тирании. Скорее все происходящее напоминало банальный захват власти...

Юная принцесса, ее мать и маленькие братья с сестрой послужили беспроигрышным средством, чтобы выманить из замка темного короля и двух его старших сыновей. А потом их нейтрализовали, обстреляв стрелами из странного сплава антлигоса с какой-то неизвестной рудой, блокирующей даже магию смерти.

И Адриан... Адриан был там, как и я. Как и Агнес... То есть Анна... И... И мы все трое это помним?! Или замок просто выбрал нас, чтобы рассказать правду?

Потому что мое родство с императорской семьей очень дальнее, а если верить сну - я будущий наследник светлой половины трона... А Адриан - наследник темной половины. М-да... Танатос ногу сломит во всех этих реинкарнациях душ и памяти!..

Но главное - часы!.. Семейная реликвия, значит? Что ж, если взять за аксиому, что наши видения во снах - правда, то эта семейная реликвия принадлежала не той семье, у которой ее украли, а совсем даже другой. У которой их тоже украли.

Я посмотрел на задумчивую Анну, чуть улыбнулся одобрительно-оценивающе. Сегодня она была не в моем халате, а в шелковой коричневой пижаме - штанишках и рубашке. И на ногах у нее были не простые тапки, а шлепанцы на небольшом каблуке. И в этой пижаме, с бокалом в руках... она уже не выглядела маленькой напуганной девочкой. Но вкус ее губ... то есть не ее... но...

Ладно, в этой жизни она с Адрианом, и точка. Я очень хорошо слышал их стоны и еще лучше почуял запах секса, пусть и почти смытый магией. А самой неопровержимой уликой была удовлетворенная улыбка друга, когда он посматривал на девушку. Так он смотрел только на тех, с которыми уже переспал.

- Думаю, сейчас надо попробовать снова уснуть, - предложил я. - А завтра навестим графа Повишасского, поинтересуемся более настойчиво историей украденной семейной реликвии.

- Хорошая мысль, - одобрительно кивнул Адриан. - А я пороюсь в библиотеке, попробую найти что-нибудь там.

Я вопросительно посмотрел на друга, тот лишь пожал плечами, послав мне ментально картинку, как он посадит охранять проход с кладбища пару десятков местных зомби. Я хмыкнул и тоже послал картинку, как мы гоним на мобиле на всех скоростях туда и обратно.

Не знаю, как спалось остальным, а я заснул почти сразу, едва моя голова коснулась подушки. И никаких ужасов мне больше не снилось.

Утром я, похоже, поднялся раньше всех, потому что в столовой не было ни одного голодного. Даже непривычно. Но едва я заказал всем завтрак, как в дверях появилась сонная и зевающая Анна.

Ели мы почти молча, только девушка задумчиво время от времени вздыхала и загадочно поглядывала на меня.

- Ну что, пойдем расследовать дело о краже часов? - улыбнулся я, чувствуя, что опять смущаюсь, оказавшись с Анной наедине.

В мобиле девушка уютно-привычно досыпала, зато выскочила на площадку возле замка довольно бодрой и даже улыбнулась встретившему нас дворецкому. Я попросил его присмотреть за моей родственницей, так что нам вызвали сразу двоих лакеев - одного, чтобы проводить меня к старшему графу Повишасскому, а второго - чтобы «развлечь юную леди прогулкой по замку».

Леди милостиво согласилась посетить картинную галерею с семейными портретами. А я пошел выяснять, как в эту семью попали часы последнего темного короля.

Разговор оказался совершенно бесполезным - граф искренне верил в то, что часы - семейная реликвия его рода, а не Джолашей. Поэтому даже легкое ментальное сканирование не принесло никаких результатов.

Я раскланялся, поблагодарил графа за встречу, пообещал обязательно найти и реликвию, и убийцу его сына или по крайней мере выяснить, из-за чего тот умер... А едва вышел в коридор, на меня налетела встревоженно-возбужденная Анна, схватила за руку и потащила за собой:

- Это он! Он здесь!

Глава 15



Анна:

Я подозревала, что эти странные сны неспроста. Но я слишком недавно в этом мире, слишком много вокруг непонятного и просто неизвестного, причем такого, что все окружающие воспринимают как само собой разумеющееся и даже в голову не берут, что я могу плавать в самых простых вещах.

Вот и историю заговора против “темной” королевской семьи из ребят пришлось “выбивать”, а то совсем как-то непонятно было, что-куда-кому-зачем.

Значит, жили-были темные короли, и правили они в тесной спайке с неким светлым семейством. Что-то там про равновесие было и про два лика бога с труднопроизносимым именем.

А потом светлому семейству надоело быть на вторых ролях, наплевали они и на бога, и на два его лика, и на темных своих королей заодно. Богу-то, подозреваю, было ни холодно, ни жарко от такого надувательства, а вот королей истребили под корень, выманив из защищенного замка обманом.

И, судя по тому, что мне снится, воскресать для меня вообще в порядке вещей. Явно не первый раз я тут возродилась...

Вообще, повезло мне с источниками информации. Потому что “белый мальчик” рассказывал мне сказку про то, как силы добра восстали против темной тирании, а “черный мальчик” вставлял по ходу дела едкие и меткие комментарии, выворачивающие все наизнанку.

И, учитывая сны, я была склонна поверить второму... Да и сам Мартош заметно загрузился и под конец рассказа выдавал факты далеко не таким уверенным голосом, о чем-то напряженно раздумывая. Ведь и ему снились сны...

Правда, вдаваться в подробности он не стал, сказал - обсудим чуть позже.

Эта занимательная информация меня порядком озадачила. Экая у меня насыщенная и затейливая загробная жизнь получилась. Но в тот момент я слишком устала и хотела спать, так что оставила разбирательства на утро.

Адриан, кстати, правильно рассудил, отправившись досыпать к себе. Потому что усталость там, не усталость, а ложиться в одну постель нам сейчас чревато совсем другим занятием. Мы и так слегка увлеклись, начав целоваться на прощание...

А утром хмурый, невыспавшийся Мартош усадил меня в машину и повез в очередное дворянское гнездо. К тем самым ограбленным владельцам часиков из сна.

Я покладисто гуляла по картинной галерее, ожидая, когда блондин закончит допрос. Разглядывала непривычно одетых людей, с интересом смотрела, как меняются со временем их костюмы... пока не наткнулась на одно полотно.

Высокий импозантный шатен в темно-зеленом камзоле. На фоне остальных обитателей картинной галереи, разукрашенных на павлиний манер, этот мужчина выглядел аскетичным, строгим, собранным и... знакомым.

Едва дождавшись Мартоша, я чуть ли не бегом протащила его по устланному ковровой дорожкой коридору между знатными предками хозяев и остановилась перед портретом зеленого господина:

- Это он! Мартош! Это тот стрелок, что подобрал часы!

Судя по взгляду Мартоша и беззвучно шевелящимся губам, он долго и затейливо ругался, но про себя.

Потом кивнул и потащил меня к мобилю:

- Он не только подобрал, он всех своих потомков убедил, что это древняя реликвия их рода. И, боюсь, сон не будет засчитан как аргумент. Нужно срочно выяснить, что это за часы и принцип их действия, так что придется переговорить с лордом Месаршем и попытаться пробраться в архивы. Если мне позволят, я смогу рассчитывать, что вы с Адрианом не попытаетесь в мое отсутствие натворить глупостей?

- Присмотрю за ним, - кивнула я, устраиваясь для разнообразия на переднем сиденье. Очень уж хотелось приободрить нашего сыщика - такими темпами от него скоро одни глаза останутся.

Мартош хмыкнул как-то странно, потом немного грустно улыбнулся и кивнул:

- Очень на тебя рассчитываю.

И замолчал. Так и молчал до самого замка, ну и я с разговорами не лезла, обдумывая ситуацию.

А в замке наше персональное шило в попе уже сидело в столовой, всем своим видом демонстрируя бешеное желание воткнуться и провернуться. И с разгону, да с местными затейливыми идиоматическими выражениями поведало, что в библиотеке ничего про эти часы с первого раза не нашлось, но зато нашлось столько всего другого... после чего кто-то резко вспомнил, сколько ему с бестолочью предстоит выучить. Так что сейчас нам нужны часы, которые останавливают время, а не те, которые треплют нервы во сне.

Пока он возмущался и изливал на наши головы сарказм и злость на обстоятельства, я осмотрелась, нашла булочку с запеченной внутри котлетой и вручила ему:

- На голодный желудок даже кошки не родятся. Сейчас позавтракаем нормально и пойдем грызть гранит некромантии. Чаю налить? - и сделала заботливое лицо.

- Налей, - милостиво согласился Адриан, кивнув на поднос с затейливым набором местных чаеманов. Мартош еще вчера заказал у сундучка несколько коробочек с заваркой, сахар, конфеты, крошечные песочные печенюшки... А мой ручной зомби приволок откуда-то старинный чайник с функцией саморазогрева.

Я немного посуетилась вокруг стола, окружив загруженных мужиков заботой и подкладывая в тарелку то одному, то другому особенно аппетитные кусочки. За столько реинкарнаций я уже выучила: голодный крокодил - злой крокодил. В крайнем случае - хмурый.

Мартош между делом улыбнулся и сказал спасибо, так что я ему сразу еще один пирожок пододвинула. Адриан лишь снисходительно кивнул, вытянул ноги, положив их на второй стул, и вообще принял мою суету как должное. Котик же, властелин мира. Смешной и умилительный, хотя вот казалось бы!

Но оба, возможно, сами того не замечая, немного расслабились.

Брюнет допил свой чай, отставил чашку и спросил:

- А тебе-то что снилось? - и с подозрением уставился на блондина: - Ты в этой заварушке на чьей стороне участвовал?

Мартош снова нахмурился, нахохлился, а потом выдал:

- Не успел я к заварушке... Совсем чуть-чуть не успел.

Я тоже присела за стол и положила подбородок на скрещенные руки:

- Давайте сопоставим все сны? И запишем куда-нибудь. Так легче будет разобраться и ничего не забыть.

- Записывать-то зачем? - искренне удивился Мартош. Но тут же достал из кармана свой менталфон, создал там таблицу и разделил на три части. - Ну, давай сначала твой... - и посмотрел на меня выжидающе.

Я кивнула и еще раз обстоятельно изложила вчерашний сон. Блондин записывал и хмурился, покусывая губу, брюнет просто слушал и что-то там обмозговывал. Вот прямо видела, как у него в голове крутится карусель мыслей.

Потом рассказывал Мартош, конспектируя сам себя на ходу, затем Адриан поведал, как светлый король захватил его мать, сестру и младших детей. И как отец, глянув на эти самые проклятые часы, сказал: “Что ж, значит, наше время пришло, жаль...”.  А потом были стрелы из загадочного сплава и странное  чувство, что отец словно специально выкинул часы из кармана...

Когда все три таблички оказались заполнены, мы какое-то время молчали, слегка ошеломленные масштабом совпадения и тем, что нам, похоже, действительно показывают наше прошлое.

- Кстати, я тут вспомнил... Мою прапрабабку звали Бернадетт, - выдал какое-то время спустя Адриан и прищурился на Мартоша. - Хочешь сказать, что она была темной принцессой и ты был ее женихом? А я братом? А бестолочь ее очередное перевоплощение?! Вот же... - тут он не выдержал и заржал.

Мартош лишь как-то странно вздохнул, искоса посмотрев на меня, и быстро облизнул губы, потом едва заметно смутился и предположил:

- Может, замок просто раздал каждому наиболее подходящую роль... - но тут же сам отверг свое предположение: - Правда, ты мне и не во сне являлся, а наяву. Твой призрак.

Адриан поперхнулся чаем, откашлялся и махнул рукой с выражением лица "Ой, все":

- Доказать, что был банальный захват власти, а не светлое освобождение от темной деспотии, мы не сможем, но если начнем активно размахивать своими снами, нас упекут в лечебницу для душевнобольных.

- Да и кому доказывать? Зачем? - согласилась я, осмысливая странные и извилистые пути реинкарнации. Это я сегодня с кем переспала? С братом или с праправнуком? А жениха как раз обделила... но ведь если б дали, как говорится... нет, у меня тоже пока “Ой, все!”, а то с ума сойду.

- Никуда нас не упекут, тут запрут, - мрачно буркнул между тем Мартош. - И мы лет через сто или друг друга передушим или по-настоящему сойдем с ума.

- Ты всегда был оптимистом... - фыркнул Адриан.

- Да, именно поэтому я вас оставлю здесь вдвоем, а сам поеду на встречу с лордом Месаршем. Попытаюсь выбить позволение попасть в секретный архив дворца.

- Насчет часов? - понимающе кивнул Адриан. - Да, из снов ясно, что это реликвия именно нашего с бестолочью рода, и их предназначение не только время показывать. Надо понять, что они из себя представляли... И это надо не только нам, так что пустят тебя в архив, никуда не денутся.

- Я тоже так думаю, - Мартош встал, одернул пиджак. - Не звони никому из своих, - почти попросил, но я в этот момент как раз смотрела на брюнета и успела заметить, как по черному ошейнику Адриана пробежала красная искорка. Мелькнула на долю секунды, я даже не уверена, вдруг мне почудилось. А может именно так ошейник на приказы реагирует?

- Мы пойдем в библиотеку, - заверила я нашего замученного следователя. - Будем хорошими девочками, в смысле мальчиками, и выучим еще какой-нибудь анатомический атлас. А потом я еще в череп поиграю.

- Надеюсь, до игр с черепом я уже вернусь, - заверил Мартош, выбираясь из-за стола.

Я успела пару раз шутливо поцапаться с закопавшимся в книги Адрианом, умудрилась вытащить его из библиотеки в столовую, чтобы заказать обед и накормить.

Удивительно, но у меня самой почти не было аппетита. Или мне так казалось по сравнению с тем, что еще вчера утром я мела все подряд со скоростью ошалевшего бульдозера?

А еще я разобралась с тремя главами справочника некроцелителя, сдала простенький тест из Адриановой книжки и посмотрела вместе с ним новый веселый мультик про танцующих зомби - это меня так поздравили с успешным переходом на новый уровень.

Я даже надругаться над черепом успела!

Под ленивые комментарии Адриана, краем глаза присматривающего за мной, но в основном методом тыка, я освоила все магически-художественные прибамбасы и за один вечер проделала такой объем работы, на который в нормальном мире ушло бы дней десять.

Время близилось к ужину... За окнами уже стемнело, а Мартоша все не было...

Глава 16



Мартош:

Лорд Эрвин Месарш ждал меня в своем кабинете, во дворце. Идя по коридорам, я чувствовал, как меня «ведут», незаметно, просто до зуда пристально, словно ожидая, что я сейчас внезапно озверею и накинусь на кого-нибудь. Но при этом для большинства встречных мне людей я продолжал оставаться первым заместителем обер-полицмейстера Ульганйорда, лордом Мартошем Иллешем, виконтом Джиэльдорским, а не преступником,  укрывающим беглую каторжанку и связавшимся с магом смерти... И за одно это я готов был простить лорду Эрвину все, кроме его ехидной фразы:

- Неужели уступили эту красотку другу? Ваша порядочность граничит с глупостью!

Но я лишь презрительно фыркнул и тут же перешел к делу. По менталфону пересказывать наши сны мне совершенно не хотелось, но и скрывать их тоже было опасно. Порадовавшись, что Анна посоветовала мне все записать, я молча протянул нашему... так скажем... наблюдающему куратору... менталфон с открытой в нем таблицей.

- Уточнять, что это ваш приговор, не надо? - лорд несколько раз пробежался взглядом по экрану, потом самолично нажал кнопку «удалить» и внимательно посмотрел на меня.

Я молча помотал головой.

- Рад за вас, - хмыкнул Месарш. - Сделаем вид, что я этого не видел... - потом, немного помолчав, уточнил: - То есть ваш друг - потомок Бернадетт, пропавшей дочери Лоранда Джолаша? Интересно... Я думал, ему в родню с рудников надуло, а оказывается, принцесса действительно спаслась. Это все, о чем вы хотели со мной поговорить?

Я едва заметно мотнул головой и рассказал про часы. Не про те, из сна, а про те, чью кражу я сейчас расследую.

- Это одни и те же часы, - пояснил я в конце истории.

Лорд задумался. Я на всякий случай пояснил:

- Нужно понять, что они из себя представляли, раз то чудовище из наших снов явилось и... выкрало их у графов Повишасских.

- Не старайтесь заворачивать ваши мысли в вежливую обертку, лорд Иллеш. Я тоже считаю, что этот монстр как-то связан с родом Джолашей. И, возможно, по его мнению, он просто вернул украденное графом. Что ж, пойдемте, я провожу вас в секретные архивы...

Через несколько часов я понял, что начинаю тихо сходить с ума от свалившейся на меня информации. Я искал все, что связано с этой реликвией королевского рода, но не находил... Зато в процессе перелистывания книги за книгой натыкался на такие откровения, что под конец уже даже не сомневался - живым меня из этого архива не выпустят.

В конце концов, мне повезло и я нашел то, что искал, плюс опять же кучу лишних, очень лишних и очень опасных знаний.

Лорд Месарш явился не сразу, заставив меня ждать и переживать о своей дальнейшей судьбе и о будущем, ожидающем Адриана и Анну. Но, как ни странно, не убил меня прямо в архиве, а проводил до своего кабинета и там объявил, что при всем уважении... Причем я действительно ощутил, что большого желания вскрывать меня ментально он не испытывает, но это полагается сделать. Мы оба понимали, что так надо и что последствия этого действия непредсказуемы. Главное, в этот раз у меня не получится самому залезть в разум лорда Эрвина, потому что мой мозг будет... мы между собой называли это парализацией. Но по сути это больше всего напоминало заключение в пустоте, погружение в ничто...  Причем при этом внутри копошился кто-то посторонний, перебирая все твои воспоминания, мысли, желания, мечты... Всю твою жизнь словно изучали под микроскопом - яркие эмоции, запомнившиеся счастливые или грустные моменты...

Я сам неоднократно совершал подобное и знал, что если пытаться сопротивляться, последствия могут оказаться... необратимыми.  Так что я расслабился и позволил лорду Месаршу проникнуть в мой разум.

В себя я пришел от резкого запаха. Специальный травяной настой со специфическим вкусом и пахнувший соответственно. Зато, как шутили наши целители, им можно поднять на время даже мертвого.

- Как вы себя чувствуете?

- Голова болит, - буркнул я недовольно, беря стакан с настоем и выпивая его залпом. Редкостная дрянь, спаси Йгеншуэль...

- Раз болит, значит, есть чему, - хмыкнул Месарш. - За руль вам сейчас нельзя...

Меня на служебном мобиле довезли до дома, и я почти сразу отключился, не успев улечься на кровать. Проснувшись среди ночи, убедился, что голова уже не болит, на рейсовом транспорте добрался до дворца, уселся в свой мобиль, отключил ментальный контроль, потому что своим рукам я сейчас доверял гораздо больше, чем содержимому головы, и медленно поехал в направлении Дорсенйорда.

Где-то на половине пути в моей голове начали появляться мысли, и в какой-то момент я даже затормозил, настолько одна из них мне не понравилась.  Достав из кармана менталфон, я почти минуту смотрел на черный экран, потом со вздохом подключился к сети, наткнулся на три непринятых вызова от Адриана и одно сообщение: «Достал Месарша».

В этих двух словах была куча скрытого смысла. Они означали, что за меня волновались, причем настолько сильно, что, пересилив себя, каким-то чудом получили телефон самого ненавистного человека после мачехи, связались с ним, поговорили, узнали, что со мной...

Ну, значит, паники в замке нет, это радует.

* * *

Паники в замке действительно не было, но никто не спал. Адриан и Анна сидели в небольшом зале под лестницей, вернее, Анна крутилась вокруг черепа, выглядевшего гораздо страшнее, чем раньше, словно с человеческого лица содрали кожу...

- О, смотрите, кто явился, - хмыкнул Адриан при виде меня. - А то я уже тут от скуки планировал захват дворца вместе с армией зомби.

А Анна, подбежав ко мне, ненадолго обняла, потом отстранилась, посмотрела в глаза и с сочувствием поинтересовалась:

- Тебя там всем архивом мучили? Выглядишь хуже моего черепа.

- Меня мучил архив, - хмыкнул я, наткнувшись взглядом на отрицательно мотающего головой Адриана. Ясно. Про мой допрос Месаршем он ей не рассказал. И правильно.

- А теперь, не поверите, но я очень хочу есть... и спать...

Тут я вспомнил, что на прощание мне сказал лорд Эрвин, и спросил:

- Сколько еще времени понадобится, чтобы восстановить череп полностью?

- Ну еще часов десять-двенадцать, - после короткого раздумья ответила Анна. - По боку череп, тебя надо накормить и уложить! Да и нам не помешает, а то пока ждали, волновались и аппетита не было. А потом утро вечера мудренее, завтра продолжим. Про архив тоже завтра расскажешь, надо отдохнуть!

- Завтра к нам приедут гости. Возможно, утром, возможно, днем, хотя скорее всего вечером. Если к этому времени у нас уже будет восстановлен череп, значит, гость не станет приезжать еще раз, чтобы посмотреть на него.

- Так утром, днем или вечером? - озадачилась Анна. - Нет, теоретически я могу отправить вас по кроватям и добить черепок, не в первый раз срочная экспертиза.

- Не знаю, - честно признался я. - Лорд Месарш непредсказуем. Но я интуитивно чувствую, что будет лучше, если к его приезду у нас найдется чем его удивить. Так что давайте поужинаем, и потом я посижу с тобой, за компанию.

- Я тоже посижу с бестолочью... за компанию, - фыркнул Адриан. - Но насчет ужина полностью согласен.

- Мне очень приятно, - Анна улыбнулась и неожиданно поцеловала меня в щеку.

Правда, она тут же повернулась к бесшумно подошедшей Тени и поцеловала в уголок рта, а потом продолжила:

- Даже не стану вас отговаривать, потому что бесполезно, я же вижу. Пойдемте ужинать, я за вами поухаживаю. Я научилась читать меню!

- Не прошло и четверо суток, - рассмеялся Адриан. - Ладно, ты гениальная бестолочь! - и, приобняв девушку за талию, махнул мне рукой: - Пошли, нам сейчас меню вслух читать будут.

Анна:

А то я не заметила, как они переглядываются, эти два наивных чукотских юноши! Но пришлось сделать вид, что я ослепла и немножко даже оглохла. И отвлекать парней своими методами...

Потому что как иначе-то? Уехал в архив блондинистый красавец, может, чуть утомленный работой, а вернулся упырь кладбищенский, сроду не кормленный, краше в гроб кладут. И еще сидеть со мной всю ночь собрался...

Адриан не лучше - он, конечно, вида не показывал, но я кожей ощущала, как его колбасит и как он боится... за Мартоша.

Театр одного актера за ужином удался. И я даже не притворялась, коверкая названия блюд самым нелепым образом. Потому что извращенец, который назвал обычную котлету с грибами “Протрашторша в жиопнше”, сам виноват, что его словотворчество коверкается на неприличный лад.

Парни изо всех сил старались не ржать, но Адриан в конце концов не выдержал и откомментировал: “Это тебе не малая берцовая кость, да, бестолочь?”.

За что получил сухариком в лоб. Увернулся, конечно, изверг, и сухарь схрумкал.

Но зато ели мы уже в почти нормальном настроении, похоронные мотивы канули в горячий рыбный суп и жаркое.

А еще я поняла, что понятливый зомби в доме лучше пылесоса и посудомойки вместе взятых. Одомашенному трупу хватило короткой инструкции, и он, ответив неизменное “Ыыы”, пока мы ужинали, притащил в комнату под лестницей два здоровенных мягких кресла, подушки, пледы, маленький столик для печенек и чая...

Короче, когда мы с парнями наелись и вернулись из столовой домучивать череп, то обнаружили весьма уютную обстановку вокруг рабочего места.

Я погрузилась в творчество, попутно задавая клюющим носами мужчинам миллион и один вопрос про то, как устроен этот мир, старательно не касаясь темы королей, мертвецов и начальников. Мне и про устройство местной мобильной связи было интересно, и про канализацию.

В конце концов я добилась своего, подошла и укутала отрубившегося сыщика пледом, поправив ему подушку так, чтобы можно было спать сидя и не кряхтеть утром от того, что мышцы за ночь забыли, как они должны быть расположены у живого человека.

Адриан отвлекся от книги, которую иногда пытался читать, одобрительно кивнул, снова уткнулся в текст, а минут через двадцать я услышала, как книга шлепнулась на пол.

Я вытерла руки и на цыпочках подошла, чтобы подобрать ее. Откинувшийся на спинку кресла Адриан открыл один глаз, мутно посмотрел на меня, улыбнулся сонно и уснул окончательно.

Вот и ладушки, второй плед тоже пригодился.

Уже рассвело, когда я наконец закончила восстановление облика по Герасимову. Хм... внушительный чувак был этот череп. А учитывая, что местные художественные прибамбасы позволили мне имитировать цвет кожи, глаза и волосяной покров - прямо загляденье, а не голова получилась.

И тут все произошло одновременно...

В комнате возник призрачный привратник, затянувший свое: “К нам гость незваный притащился, насилие он вершить грозился, но...”

Завершить рифмованный доклад он не успел. Парни проснулись почти одновременно, открыли глаза, и первое, на что наткнулся их взгляд, была очень достоверная реконструкция мужской головы. По тому, как поперхнулся зевком Адриан и резко попытался встать Мартош, я поняла - мужик им знаком.

Глава 17



Анна:

- Лорд Элек? - Мартош нахмурился и прикусил губу.

- Старик Келемен? - Адриан выбрался из кресла, скинув на пол укрывавший его плед, а потом обошел вокруг стола, внимательно рассматривая реконструкцию. - Да я его последний раз еще на дне рождения отца видел! Это уже сколько лет прошло!

- Я тоже был уверен, что он у себя в замке... - Мартош, тоже накручивающий круги вокруг черепа, был явно встревожен.

- Прикажете пускать к вам гостя, пока не придушил меня от злости? - напомнил о себе слабо мерцающий привратник.

- Тебя нельзя придушить, ты и так мертвый, - отмахнулась я. - Впусти, все равно не уйдет, раз так ругается.

Призрак замерцал интенсивнее и посмотрел на меня с явной обидой. А поскольку я не прониклась, уплыл, тихо брюзжа себе под нос, но так, чтобы всем было слышно:

- И словом гадким обзывает, о смерти мне напоминает...

- А то ты сам об этом не в курсе, - самым вредным образом не повелась я на его ворчание.

Тоже мне, обидчивый стихоплет с кладбища. Впрочем, если бы я не нервничала, то отнеслась бы к переживаниям призрака с большим сочувствием, а сейчас было просто не до него.

Давешний противный мужик - ну, в смысле, начальственная сволочь - вошел в комнату и остановился напротив стола как вкопанный. Наклонил голову к плечу, изучил реконструированную внешность черепа...

- Нда. Я думаю, вы сами уже поняли, как вляпались. Что ж, у нас в стране сейчас есть только два мага смерти на свободе. Одной алиби служит магический кокон, а вот второго мне придется просканировать. Дело касается безопасности императорской семьи. Прошу, лорд Галлеш... - и он с несколько преувеличенной любезностью указал Адриану на дверь.

Ох, что-то нехорошее затевается, крестцовым отделом чувствую! Не зря же мой брюнет слегка побледнел, хотя больше никак не выказал своих чувств, а вот Мартош дернулся, словно хотел закрыть его собой.

Месарш... точно, этого гада зовут лорд Месарш, на него даже рыкнул:

- Я буду предельно аккуратен, лорд Иллеш. Сидите здесь и не мешайте, если хотите, чтобы ваш друг остался жив и в своем уме.

Адриан мне даже улыбнулся, прежде чем вышел, но я уже не верила в благостность и безопасность происходящего, тем более что Мартоша колотило весьма заметно. То есть, мне заметно.

Так-то он не бегал по комнате, не заламывал рук и не страдал напоказ. Но выражение глаз не спрячешь, и напряженную позу, и мелкую дрожь в пальцах, словно от нетерпения и желания выскочить следом, и... не знаю, придушить Месарша.

Время прилипло к подошве, как жвачка на раскаленном асфальте, и тянулось, тянулось тонкими резиновыми нитями от минуты к минуте.

Я подошла к креслу, в которое рухнул Мартош, присела на подлокотник и взяла мужчину за руку:

- Это так опасно? - пусть лучше не молчит.

- Я же выжил, - непонятно, кого он хотел успокоить, меня или себя. Или пошутить. - Но тут очень важна добровольность, желание сотрудничать. А Адриан и лорд Эрвин... Я очень рассчитываю на его порядочность...

- Он выглядит сволочью, но не подонком, - я тоже постаралась успокоить блондина и отвлечь. - Значит, он тебя просканировал? И в курсе, что я не совсем Агнес? Тогда, может быть, он не будет слишком глубоко копать с Адрианом.

Мартош криво усмехнулся:

- Такая возможность вскрыть одного из приближенных к центровым фигурам теневой империи Ульганэша? Боюсь, Месарш не удержится...

Да, теперь и я поняла, как все фигово-то на самом деле. Адриан у нас еще и шишка в местных мафиозных структурах, ерш иху медь, или как там еще выразиться... и вряд ли он добровольно сдаст своих. Зараза, и что делать?

Идиотский череп, знала бы - не лезла бы со своими умениями! Только что же теперь поделать?

Сделать мы ничего не успели, потому что дверь открылась и вошел мозгочтец. Один. Злой, как черт, осунувшийся и бледный.

- Я сделал все от меня зависящее, но постоянные попытки запутать или заблокировать мой путь ожидаемо навредили самому лорду Галлешу. Если бы здесь был целитель, то, возможно, его удалось бы спасти. Последствия моего вмешательства пока еще обратимы... - он с досадой махнул рукой, но я, несмотря на жидкий холод страха вдоль позвоночника, никак не могла отделаться от чувства, что все это.... представление? Глаза у него были слишком цепкие и внимательные.

Мартош взвился с кресла и рванул к двери, на бегу выдергивая из кармана менталфон и лихорадочно набирая номер.

- Бесполезно, лорд Иллеш. Мне жаль. У вашего друга есть от силы десять минут.

Я выскочила за дверь даже раньше Мартоша. Куда этот гад мог увести Адриана?

Черт, надо было спросить, но некогда. Зато домашний зомбик угукал и гудел у двери, ведущей в столовую, и я не раздумывая рванула туда.

То, что не ошиблась, поняла даже раньше, чем увидела лежащее на диване у окна тело, потому что и Мартош, и Месарш последовали за мной. Но мне было не до них.

Темные волосы разметались по парчевой обивке, лицо в крови - понятно, носовое кровотечение. Надеюсь, этот урод-дознаватель не устроил ему инсульт... Так. Руки холодные, зрачки не реагируют. Б...ть!

Если бы не тот тренировочный мираж, который встретил нас в замке уже ужасно давно - словно не пара дней прошла, а пара лет - я бы так и не догадалась, что делать. А теперь заплатка, которую Адриан сам налепил на мой “кокон”, отогнулась легко, словно тряпичная, и нити-щупальца ринулись в прореху, разом охватывая бессознательное тело.

Краем сознания, конечно, я отметила, что и Мартош застыл где-то рядом, и сволочь-гад притащился, устроился в кресле и даже выдал что-то вроде: "Не такое уж и надежное алиби оказалось", но мне было до седьмого позвонка. Я вся ушла в тончайшие нити, где интуитивно, а где сознательно исправляя дисгармонию в ауре пострадавшего.

Чтоб его на конюшне кентавры яоили трое суток подряд, этого мозгошмыга! Он же, цука, кровоизлияние в мозг устроил, и если бы не магия...

Медленно, очень медленно путаницу в нитях удалось расправить, что сразу сказалось и на физическом состоянии оперируемого. Адриан дернулся, застонал и открыл глаза. Красные от лопнувших сосудиков, опухшие и мутные.

- А, это ты, бестолочь... - невнятно пробормотал он, а потом попытался резко перевернуться на бок, потому что организм не любит, когда над ним так издеваются. И всегда мстит.

Парня минуты три неудержимо рвало прямо на пол, выгибая и скрючивая. Я поддерживала его голову, гладила по взмокшим еще больше волосам и лихорадочно продолжала шуровать магическими щупальцами в его ауре, потому что всякие сбои как из ведра посыпались - мелкие, неопасные уже, но неприятные. Большинство удалось купировать на подступах, но Адриана все равно вывернуло почти наизнанку.

Я сама не поняла, как я это сделала, но в определенный момент часть щупальца отделилась от общего пучка, метнулась к столу, где чертов Месарш как раз налил себе стакан воды, и бесцеремонно зашарило по скатерти. Хрустальная крышка графина звякнула, задребезжала...

Мартош первый сообразил - кинулся, наполнил еще один стакан и принес мне. А я сначала напоила пациента и лишь потом подумала, что так не бывает. В смысле - в нормальном мире не бывает, а здесь магия, мать ее под ребро. Они тут своими «щупальцами» шкафы аннигилируют... и картины восстанавливают.

Рыкнув от злости на себя и ситуацию, я еще раз “прощупала” Адриана, убедилась, что теперь все в порядке, и резко втянула щупальца обратно в кокон. И заплатку задернула, как шторку. Все. Всем почудилось...

Месарш поймал крышку от графина, поставил ее на место и немного насмешливо выдал:

- Ну, лечить вы уже действительно умеете, а в остальном недалеко ушли от младенца. Будем считать, что и вы не замешаны в случившемся с императорскими родственниками, потому что с вашими способностями при очистке скелета разнесли бы его на отдельные детальки.

Я подарила ему неприязненный взгляд, но углубляться в желание стукнуть гада графином по голове не стала. Меня больше интересовали мои мальчики.

Мартош в это время присел на корточки перед Адрианом, намагичил чего-то там, так, что и сам больной и окружающее его пространство очистилось от следов недомогания, и шепотом поинтересовался:

- Ты как?

- Голова болит...

- Значит, есть чему болеть, - и они обменялись понимающими взглядами, полуулыбками...

Мальчишки. И сами ведь не признаются, насколько дороги друг другу, пока не прижмет. Вот отпустило и снова - оба такие сильные, независимые... только у одного до сих пор пальцы дрожат, а другого ноги не держат.

- Раз траур по безвременно спятившему сокамернику отменяется, завершим начатое, - объявил Месарш. - Леди, в течение ближайших двух часов мой сотрудник привезет сюда еще один череп, и вы в моем присутствии проделаете с ним все манипуляции по превращению в опознаваемую личность. Я документально зафиксирую ваш метод, и в дальнейшем он будет иметь уже законную силу, - мужчина выразительно глянул сначала на Мартоша, потом на Адриана и продолжил: - И да, лорд Галлеш, без нужды пользоваться полученными от вас сведениями я не буду. Ваше устранение не в моих интересах.

- О каком устранении идет речь? - сразу напрягся Мартош.

- Да, объясните вашему другу, ему будет чрезвычайно полезно узнать, что вас в любой момент могут убить, причем прямо в этом замке. Хотя теперь я усилю охрану, конечно.

Адриан скривился, словно ему за щеку запихнули половину лимона со шкуркой, и сел на диване, придерживаясь рукой за спинку. Мартош навис над ним, аки коршун, и готов был буквально клюнуть в макушку, если вдруг некоему некроманту вздумается запираться.

Я бы тоже клюнула, и вообще, мне надоело, что вокруг меня происходит куча всего, в чем я ни черта не разбираюсь. По идее, стоило вцепиться в двух секретоносителей зубами и не отпускать, пока не расколются, но лорд сволочь решил иначе:

- Идемте, леди, посмотрим, что у вас тут есть интересного. Молодым людям есть что рассказать друг другу, не будем их смущать.

“Да чтоб ты лопнул”, - от души пожелала я. Попыталась выдернуть локоть - куда там. За этот локоть меня из комнаты и... ну, скажем, вывели.

Глава 18



Анна:

Вот, ей-богу, жалко, что мое непослушное щупальце только пробкой от графина позвенело. Надо было схватить, приподнять и стукнуть! По башке.

Ишь, топает по коридору, как у себя дома, и даже на ручного зомби не косится. И под локоть держит крепко.

- Устройте мне экскурсию по замку, леди.

Могла бы, я б тебе экскурсию устроила... сразу до кладбища. О!

- К вашим услугам, лорд Месарш. Хотите посмотреть на тайный ход? Он ведет прямо на кладбище, и, возможно, именно там вам будет интересно поставить своих... ммм... служащих?

- На кладбище мне пока еще рано, - хмыкнул лорд. А я про себя ехидно подумала, что если он и дальше будет такой сволочью, то все равно окажется там раньше, чем рассчитывает. - А служащих я выставил как раз там, на выходе... Вернее, простите, на входе в замок. Но с удовольствием прогуляюсь с вами и осмотрю выход с этой стороны.

Куда бы деться, весь такой галантный. Всю дорогу развлекал меня светской беседой, я даже поневоле заинтересовалась историей архитектуры - по пути мы умудрились проследовать как минимум через три периода, каждый из которых отличался своим стилем. Похоже, мои предки строили этот замок на протяжении многих поколений...

Зомби неслышной дуэньей следовал за нами по пятам, я уже к нему привыкла, а лорд просто не обращал внимания. Все рассматривал, обо всем рассказывал и незаметно так в эти разговоры вплетал вопросы с подвохом. Будь я пятнадцати... ладно, даже девятнадцатилетней девчонкой - выболтала бы даже то, чего не знаю. А так... По-моему, мужик даже заинтересовался тем, что мои ответы вроде бы ничего не скрывают... но ничего и не говорят.

Кладбище мы осмотрели с порога и потопали обратно. Я уже было понадеялась, что сволочной гость от меня отстанет и я смогу вернуться к мальчишкам. Но не тут-то было.

- А еще я наслышан о тайных комнатах, не могли бы вы показать мне хотя бы одну? Например, кабинет темного короля? Всегда мечтал его осмотреть.

- А там на двери написано, что это кабинет? Здесь очень много разных комнат, я даже не знаю, какая именно вам нужна, - невинно переспросила я, а про себя от души пожелала: “Чтоб ты пропал совсем!”

- Не надо так громко думать, леди, у вас все мысли на лице написаны, - ржет гад, но про себя, внешне только любезно улыбается. - Ваш кокон уже не скрывает вас так надежно, как раньше. Скоро вы порадуете своих мужчин потрясающей мешаниной мыслей и чувств.

Я мысленно взяла себя в руки и не стала желать ему ничего хорошего. Наоборот - задумалась. Ведь кокон слетит со дня на день, особенно если я начну активно учиться магии. И что делать? Вот начну я целоваться с Адрианом, а тут Мартош войдет. И я, к примеру, загляжусь на его губы... и как потом объяснять парням, что я вот такая вся из себя влюбленная сразу в обоих?

Ой, беда-несчастье...

Лорд мне думать не мешал. Просто галантно вел под руку. Ну, может, чуть более заинтересованно смотрел, чем положено в силу служебной обязанности.

А я машинально топала по коридорам и все пыталась сформулировать вопрос...

- Насколько я знаю, детей в этом мире учат прятать мысли и чувства, - выдала я, когда мы уже дошли до конца верхней галереи и стали спускаться вниз. - Не будете ли вы столь любезны, лорд Месарш, и не подскажете ли автора и название пособия или учебника, в котором я могу прочесть об этом процессе?

- Думаю, милая леди, в этой библиотеке вы его не найдете, - усмехнулся лорд. - Но я с радостью обучу вас азам этого искусства, а уж дальше вам придется совершенствоваться самостоятельно. Я бы рекомендовал следующим учителем пригласить лорда Галлеша, он не настолько... щепетилен... как его друг.

- Прямо сейчас научите? - я привыкла сразу брать быка за рога, а этот мозгошмыг чертов все равно не отвяжется и не отпустит меня к мальчикам. Тогда уж пусть парни отдохнут от его общества подольше... а я извлеку пользу. Из лорда.

Ну а что, не бывает совсем противных даров природы, бывают трудные в эксплуатации.

- С удовольствием, леди, но сначала - кабинет. Пожелайте там уединиться со мной, давайте проверим, может, он меня пропустит? - понятно, лорд тоже хочет извлечь пользу из меня. Ну, по крайней мере, это честно.

Где только я ему кабинет темного короля возьму? Этих кабинетов тут... ползамка. Может, тот, где мы линейку нашли? Во сне вроде бы именно там сидел отец моего прошлого воплощения. Ладно, попытка не пытка...

Хе-хе. Кабинет я нашла, а вот лорда в него не пустили. Не пустила, точнее. Стенка. Я дверь видела и могла в нее войти, а Месарш - нет.

- Жаль, - лорд сделал вид, что не очень-то и хотелось. - Зато я наглядно убедился, что тайные комнаты существуют. Тогда пройдемте в какую-нибудь другую.

Ну и повел меня в соседнюю - тоже кабинет, но безликий какой-то. Темный король тут явно не прижился бы. Зато лорд дознаватель освоился мгновенно и приступил к моему обучению.

Через час я сама уже была не рада, что связалась с этим монстром. Он мне мозг съел, в прямом смысле этого слова!

А еще через полчаса я заподозрила лорда в непрофессиональных поползновениях. Он мне то пальцы на виски клал, объясняя упражнение, и нежно так их массировал. То демонстрировал, как течет энергия. На мне демонстрировал - руками. Вдоль позвоночника, по ключицам, по грудине к животу...

Я сначала думала - показалось. Но какое там!

А морду лица он при этом держал самую любезно-нейтральную, такую, что даже как-то и стыдно брыкаться или там пощечину залепить. Учебный же процесс! И ничего личного!

Ага, выражение лица говорит одно, а руки - совсе-ем другое. Надо же, какая я, оказывается, вся из себя сексуальная приманка! Тьфу... Нет, явно тут что-то другое замешано...

Вот как только собрала умишко в кучку - стала готовиться к отпору, но драться не пришлось.

Служащему с черепом я обрадовалась как родному! Сейчас я как замешу местной разноцветной глины, как вымажусь в ней по уши... никакой Месарш не рискнет лапать, ибо прилипнет.

Он и не лапал, он кругами ходил, как тот кошак вокруг колбасы. Наблюдал, а по ходу дела продолжал объяснять мне теорию ментальных щитов. И чтоб мне лопнуть, если этот взрослый, умный, опытный мужик не тестировал меня по всем фронтам, в том числе и на... ммм... умение концентрироваться.

Потому что я вскоре заметила, что каждый его провокационный выпад несет в себе как минимум три подтекста - как минимум! Потому что я-то ни фига не шпион и не контразведчик, чтобы больше почуять.

Месарш использовал обучение как предлог, чтобы меня полапать, но при этом лапал меня, чтобы сбить концентрацию и посмотреть, насколько я ведусь, и при этом наглядно, чуть ли не на пальцах, объяснял сложнейшие вещи.

Но все равно он сволочь и гадюка вредительская. Потому что, во-первых, я, между прочим, уже две ночи нормально не спала, а ему череп приспичило. А во-вторых, он не просто меня к парням не пустил, он и их из комнаты выставил, когда Мартош, а за ним и Адриан попытались просочиться в рабочую зону вместе с курьером, который приволок новый материал для реконструкции.

- Для чистоты эксперимента вас рядом с леди быть не должно. Я хочу убедиться, что восстановлением она занималась без чьей-либо посторонней помощи, - безапелляционно заявил лорд, легким движением руки указывая вторженцам на дверь.

Мартош сжал губы, глаза его потемнели, но он ничего не сказал. А вот Адриан, выглядывающий из-за его плеча, не удержался:

- А моих воспоминаний вам мало? - и попытался-таки вломиться в комнату. Но блондин его перехватил, что-то тихо сказал на ухо и утащил за дверь.

Лорд Месарш даже бровью не повел на этот демарш. Обошел стол, встал точно у меня за спиной, и хотя руками больше не трогал, я кожей чувствовала его присутствие. Он там что-то делал... не знаю! Дышал! У-у-у...

- Горячий молодой человек. Переживает за вас, - почему мне чудится насмешка в его голосе? Вроде серьезно говорит, вон, даже обдумывает следующую фразу: - Оба переживают.

- Ну еще бы, а вдруг вы меня съедите? - я не выдержала и немножко огрызнулась, перемещаясь поближе к черепу и подальше от этого... который дышит.

Череп, он безопаснее, смирнее и как-то даже роднее!

За спиной насмешливо фыркнули. А, ну да... что-то наподобие слабенькой ментальной сетки я уже накинула поверх дырявой Адриановой заплатки, но индюшке понятно, что от злобных мозгошмыгов это не защита.

- Вы, конечно, очень аппетитная девушка, но немного в другом смысле, - выдал Месарш. - Только я уже перерос детское соперничество, так что резвитесь, пока время есть. Его у вас... не так много.

Что времени мало, я и сама заметила. Не сказать, что прямо на ногах не стою от недосыпа, но усталость уже чувствуется. И лорд дознаватель ее тоже видит. Но торопит с работой, словно от того, насколько быстро узаконят мою реконструкцию, зависит чья-то жизнь...

Ох, вот дура - зависит, конечно. Наша и зависит.

Закончила я просто в рекордные сроки, даже на обед не отрывалась, отмахнулась от предложения лорда и ушла в работу с головой. В какой-то момент я на него вообще перестала реагировать - все же реконструкция требует предельной концентрации, особенно когда у тебя под рукой не просто стеки и не просто глина, а магические прибамбасы, ускоряющие процесс в разы.

Похоже, мой профессионализм впечатлил даже Месарша, потому что последние несколько часов он мне не мешал. Сидел тихо, как мышка, и наблюдал без комментариев.

- Все. Забирайте вашего питекантропа, - я с глубоким вздохом оторвалась от стола, потянулась, разминая затекшую спину, покрутила головой. Вот это я рекордсмен, однако.

Лорд встал и подошел к столу. Полюбовался результатом, оценил тяжелую челюсть и мощные надбровные дуги нового персонажа, одобрительно кивнул:

- Вы действительно не пользовались магией! Я восхищен, - произнес он, целуя мою руку, внезапно ставшую чистой.

У, колдун! Впрочем, я так устала, что мне почти все равно. Почти. Признание меня как профессионала все равно приятно!

- Теперь я абсолютно уверен, что один из найденных скелетов принадлежит двоюродному дяде императора. Теперь осталось выяснить, кому принадлежит второй скелет... Но на голодный желудок такие сложные вопросы не решаются. Да и поздно уже.

Мы оба посмотрели за окно - там вовсю серебрилась в лунном свете ночная жизнь.

- Думаю, сейчас самое время спокойно поужинать и отдохнуть. И ваши кавалеры уже почти потеряли терпение.

Глава 19



Мартош:

Я сначала дернулся вслед за Анной, но лорд Эрвин, обернувшись, едва заметно кивнул, а потом скосил взгляд на Адриана. Похоже, мне дают время самому разобраться с другом, хотя что мне с ним делать? Убивать, после того как его только что спасли, жалко.

- Чтоб тебя Танатос разорвал! Давай, выкладывай все!

- Отвали, а? Голова болит...

Созвонившись с аптекой, я заказал волшебное средство, которым меня отпаивал Месарш, и с сочувствием понаблюдал, как Адриан, сморщившись от отвращения, выпивает эту пахучую горьковато-вязкую дрянь.

- Полегчало? - поинтересовался я минуты через три, вспомнив, как мне было плохо даже после лекарства, но задвинул жалость в сторону. Пусть лишь часть правды, но я хочу услышать сейчас!

- Не отстанешь ведь... - обреченно выдохнул Адриан. - Ладно... А то еще полезешь сам выяснять. Короче, мне было сказано, что если я не смогу вывернуться и стану магом смерти на службе империи, меня из-под земли достанут и уничтожат. Понял?

- То есть, раз теперь Месарш об этом знает, то тебя уберут или «светлые», чтобы ты не достался «темным», или «темные», чтобы ты не достался «светлым»?

Нет, понятно, что мы все в заднице Танатоса, но Адриан как-то уж слишком глубоко туда забрался...

- Если я не стану магом смерти, то не смогу остановить проклятие, а значит, погибнет вся страна. Если стану, то за меня начнется сражение и самое предпочтительное решение - это чтобы я не достался никому, сам понимаешь...

- Спаси нас всех Йгеншуэль... - это все, что я смог ответить.

- И не мечтай даже, вас я за собой не потащу, - фыркнул Адриан. - Ты вообще к моему боку припека, не станет меня - никто тебя не тронет, задвинут поглубже - это да, а убивать никто не будет, ты ж безвредный, преданный и временами очень даже полезный.

- Сам ты... безвредный, - хмыкнул я, решив не разочаровывать друга вот так вот прямо сразу.

Нет, я уже понял, что убивать нас без сильной надобности Месарш не собирается, иначе не стал бы напрягаться со столь глубоким сканированием разума. Ему гораздо выгоднее иметь двух ручных магов смерти и преданного безвредного наблюдателя за этой парочкой.

Но вот то, что на одного из потенциальных магов объявлена охота...

- Надеюсь, ты понимаешь, что теперь тебе придется выбрать светлую сторону?

- Да ща-а-аз! - Адриан тряхнул головой, поморщился и показал мне неприличный жест, четко выражающий его отношение к добровольному сотрудничеству с императором.  - Я сам по себе буду, ясно?! Стану магом смерти и плюну на обе стороны... Мы с замком еще покажем этим зарвавшимся сволочам!..

Я лишь скептически хмыкнул, не мешая Тени отводить душу в фантазиях. Пусть побесится, потом смирится. Выбора у него нет, вернее, он слишком очевиден.

- Бестолочь только жалко... - внезапно Адриан подумал о ком-то другом, кроме самого себя. Это было настолько удивительно, что я опять промолчал, лишь вопросительно посмотрев на него.

- А... с другой стороны, в Орхейорде она бы тоже долго не прожила и счастлива там не была, уж точно. Вот из другого мира я ее зря... - тут Тень махнул рукой, словно отгоняя прочь непривычные мысли, но я успел заметить в его глазах вину.

Надо же!.. Наверное, впервые наблюдаю, как он переживает настолько заметно. Впервые после смерти отца...

- Может, они ее и не тронут...  - фраза была сказана с такой надеждой в голосе, что мне стало даже не по себе. - Надо не дать ей стать магом смерти, если получится. Может, проклятию хватит одного меня...

Тут Адриан встряхнулся, прищурился на меня как-то слишком пристально и выдал:

- Ну а не хватит, значит, будем жить с ней здесь, дружной семьей. А тебя выселим из нашего замка, чтобы под ногами не путался... Кому-то из нас придется стать лишним, или тебе, или мне.

Я снова нахмурился, пытаясь понять, к чему он это все ведет.

- Да ладно, если сам наивный идиот, не надейся, что кругом тебя все такие. Можно подумать, я не вижу, как ты на Анну поглядываешь? Так что или она со мной в замке, или с тобой на свободе.

Тут Адриан рассмеялся и продолжил:

- Есть еще вариант - с тобой в замке, а я на свободе...

Мы оба какое-то время смотрели друг на друга, потом Тень хмыкнул:

- Придурок... Ты что, всерьез решил, что я добровольно принесу себя в жертву и не буду сопротивляться до последнего? Буду! И если получится вырваться на свободу, пожертвовав тобой и Анной - даже не задумаюсь, понял?!

Я тоже хмыкнул. Ехидно.

Ментальное поверхностное сканирование эмоций подтверждало его слова, значит, самого себя он в них уже убедил, молодец. Имидж беспринципной сволочи надо держать до последнего...

Главное - самому верить в то, что говоришь.

- Лучше расскажи, чего в архивах выкопал, - попросил Адриан через несколько минут молчания.

- Ничего хорошего... - настроение из мрачновато-ехидного очередной раз свалилось в мрак к Танатосу. - Их величества вдвоем поддерживали научные разработки по продлению жизни, максимальному продлению жизни, - подчеркнул я, чтобы друг понял - речь велась о поиске способа жить вечно. - Вся отчетность, все описания исследований, само собой, или еще больше засекречены, или просто уничтожены. Но и того, что я прочел, мне хватило... Они ставили опыты не только на мертвых, но и на живых людях. А часы там упоминаются неоднократно, правда другие. Но есть изображение и этих. Они принадлежали королю Лоранду... И... - тут я глубоко вдохнул, собрался с силами и выдал самое страшное: - если они идут в обратную сторону, значит, запущен очередной экспериментальный процесс.

- Они же в наших снах только идут, - мне показалось, что Адриан слегка вздрогнул после моих слов.

Да меня самого знатно тряхнуло!

Причем от всего - и от того, что начался какой-то загадочный опыт, возможно, над всей страной, и от того, что этими разработками занимались оба короля...  ОБА!.. И тогда, получается, что... Может, дело было не только в борьбе за власть и свержении темной тирании?..

Хотя о чем это я? Уверен, никакой темной тирании не было... Просто...

Лучше обо всем этом не думать, и все! Месарш не зря копался у меня в мозгу - хотел добраться до моих размышлений после того, что я узнал.

Да, я по-прежнему предан императору, потому что предан стране. Не хочу я никаких революций, смены власти... Меня все устраивает. В стране процветание и порядок, преступность под контролем, нищеты почти нет... И пусть все так и остается.

- Да, но у меня есть подозрения, что наши сны до безобразия правдоподобны. По крайней мере, табличку лорд Эрвин с менталфона удалил и рекомендовал все увиденное сразу забывать.

- Да? - насторожился Адриан. - Тогда давай я тебе еще кое-что расскажу, прежде чем мы дружно все забудем, - предложил он и, не дожидаясь моего ответа, продолжил: - Смотри, мы знаем, что в конце концов моя прародственница, принцесса Бернадетт, спаслась, так же как самый младший принц - четырехлетний Коннор. Леди Джолаш вместе с еще двумя детьми отправили в Орхейорд, а Лоранда Джолаша и двух его старших сыновей - на костер. Знаешь, что меня во всем этом беспокоит?

- Как умудрилась спастись Бернадетт? - предположил я и, судя по кивку Адриана, угадал.

- Они же даже двоюродную и троюродную родню потом в Орхейорд упекли. Правда, не сразу, а спустя несколько месяцев, словно дав им возможность сбежать в другие страны. Но если даже младших детей сослали почти сразу, как умудрилась не просто выжить, а сбежать взрослая девушка? Если даже ее брата оставили в замке, заложником из-за проклятия или еще по какой-то другой причине...

- А меня больше беспокоит другое, - вздохнул я. - Мы не знаем настоящего текста проклятия и еще очень плохо представляем, что за эксперименты над живыми людьми проводились в каких-то секретных лабораториях. И где именно находятся эти лаборатории? Здесь или во дворце? Или еще где-то...

- Давай поищем? - загорелся Адриан. Еще бы, хоть какое-то действие, а не просто мрачное размышление на тему того, умрем мы все или нет, и если да - то когда именно...

Я достал план замка, и мы определили несколько мест, которые вполне могли бы использоваться для проведения опытов. Большие размеры, угловое расположение, удаленность от других помещений и, главное, от входа.

Когда мы в очередной раз нашли много всего интересного, но отнюдь не то, что искали, замерцал призрак, объявивший немного обиженно:

- Посылку с древним содержимым принес в наш мирный замок некто, и удалился он поспешно, едва узрев мой образ в зале.

- Пусть посылку отнесут в комнату рядом с лестницей на второй этаж, - приказал Адриан.

Таких лестниц, на самом деле, было три, если верить плану, но к двум другим замок пока не дал доступа ни мне, ни Тени. И вообще было еще очень много помещений, куда не мог попасть ни один из нас.

Как выяснилось, в комнату, которую Анна превратила в свою мастерскую, нам тоже попасть не удалось. Лорд Месарш очень откровенно нас выставил.

Адриана мне пришлось утаскивать оттуда чуть ли не силой...

- Да она двое суток не спала! - закончив с нецензурными выражениями, Тень решил, наконец-то, выдать что-то осмысленное. - И что теперь? Развлечение придумал?! Да он из моей головы чего только не узнал... И то, что мы ей не помогали ни в чем - тоже! И... Зачем ему надо, чтобы она при нем опять все повторила?!

- Чтобы быть уверенным, - попытался объяснить я пылающему праведным гневом другу. - Императорская родня - это не смешно совсем, ты же понимаешь. Причем, хорошо, лорда Келемена мы помогли опознать. Но второй-то тоже императорский родственник, близкий родственник, раз косолапость ярко выраженная...

- А что, император думал, что проклятие с народа начнет? - как-то удовлетворенно-пакостно ухмыльнулся Адриан. - Нет! Все правильно... Оно начало с тех, кто во всем этом замешан.

- Ты же понимаешь, что когда Лоранда Джолаша и его сыновей сжигали на костре, лорд Элек Келемен еще даже не родился. И даже его прадед еще не родился...

- Только не надо мне сейчас про то, какой это был замечательный человек и сколько всего он сделал для развития целительства, вложив почти все свое состояние...

- Ну вот видишь, ты сам все знаешь, - подколол я друга и предложил: - Ну что, продолжим изучать замок?

Глава 20



Адриан:

Мы уже и по замку нагулялись, и в столовой посидели... Потом психанули и пошли прогуляться... на кладбище. Мартош тоже решил осмотреть его своими методами, так что, проигнорировав скучающую неподалеку компанию, охраняющую нас от жителей кладбища, мы уселись в конце коридора, я уже привычно подселил свой разум в тело отправившегося с нами зомби, а Мартош использовал для этого первую подвернувшуюся крысу.

Я подхватил живность на руки, и мы принялись прогуливаться, игнорируя внимательные взгляды охранников.

Никакой паутины Мартош не разглядел, но когда мы добрели обратно, порадовал тем, что все животные в округе очень напуганы. Они стали по-другому видеть, нюхать и слышать. Непривычно.

- Странные запахи? - уточнил я, с уважением поглядывая на друга. Заселение в живое существо мне никогда не давалось. Это же полноценный действующий разум, а не какая-то там тупая сдохшая болонка...

- Нет, запахи те же, но нюхается теперь иначе... Как ты понимаешь, внятного объяснения от крысы добиться очень сложно.

Мартош немного подумал и добавил:

- Знаешь, у меня чувство, что она чем-то болела, странным... Не объяснить. Но теперь очень хочется помыться, и вообще мерзкое ощущение.

После всего пережитого сегодня я тоже не отказался бы принять душ, как минимум, так что встретились мы в столовой спустя минут сорок. За окном был поздний вечер или ранняя ночь.

- Пойдем спасать Анну от Месарша? - предложил Мартош, тоже посмотрев в окно. - Ей бы поспать...

Но мы даже встать с кресел не успели, как в столовую вплыли герцог Месаршедский и моя бестолочь, бледная, с темными кругами под глазами, но пытающаяся улыбаться.

- Мы с леди решили, что пришло время отужинать, - объявил императорский прихвостень хозяйским тоном. Так бы и убил... гада!..

- Мы тоже решили, что нам с леди пришло время поужинать, а потом леди не помешало бы поспать, - рыкнул я, игнорируя пинок Мартоша под столом.

- Хорошая мысль, - ухмыльнулся Месарш, многозначительно-похабно как-то, прямо вот кулаки зачесались дать ему в морду. - Нагуляли аппетит, как я понимаю? - и посмотрел на меня пристально, скотина. А потом на Мартоша...

- Да, я хотел проверить лично, что происходит на кладбище, - спокойно отчитался тот.

Анна между тем уселась рядом со мной, незаметно успокаивающе погладила по колену, а когда Месарш от нас отвернулся, подмигнула.

-  Я была бы не против, чтобы меня проводили до кровати. Поговорить надо, - прошептала она.

Согласно покивав, я очень понадеялся, что поговорить - это когда мне расскажут что-то интересное, а не из меня будут вытягивать то же, что недавно вытянул Мартош.

- На кладбищах происходит что-то очень непонятное, - между тем объявил императорский прихвостень. - Мои люди попытались разобраться и выяснили, что все крупные кладбища   Ульганйорда, Эльрастйорда и Дорсенйорда опутывают странные нити, ведущие к Ульганйорду и растворяющиеся в центре столицы, но потом создается ощущение, что они уходят обратно из города...

Меня уже достаточно давно начала нервировать какая-то навязчивая мысль, но из-за вмешательства Месарша голова работала еще не так хорошо, как раньше.

И вот после слова «крупные» мысль окончательно сформировалась.

- Крупные кладбища упокаивали другие некромаги. А вот три небольших, с которых все началось, укладывал лично я, - наткнувшись на недоуменный взгляд Мартоша, пришлось пояснить: - Первое зомбидвижение началось в глухой деревушке на границе. Мне там еще чучело совы подарили...

При упоминании о сове глаз у лорда Эрвина как-то странно дернулся, но я и так знал, что этих птиц лица, приближенные к императору, недолюбливают. Рассказывали, что один из старших сыновей темного короля был анимагом и предпочитал вселяться в этих милых птичек.

- Второе было в небольшом городке, - судя по лицу Мартоша, название городка ему ничего не сказало. Да я и сам о нем до несанкционированного подъема зомби ничего не слышал. - Там была поднята лишь часть кладбища, маг еще раскачивался. А вот в Вездегастйорде он уже поднял и кладбище, и несколько древних захоронений местной аристократической верхушки.

Вот про «баронские» разборки Мартош оказался в курсе. Даже уточнил, точно ли я уверен, что это шалил маг смерти, а не местные развлекались.

- И все эти три места упокаивал я, так что предлагаю скататься и проверить, особенно ту деревушку, с которой все началось. Если там на кладбище мертвые лежат без всяких признаков магической жизни, а не притворяются, значит, я просто глотну чего-нибудь покрепче и переупокою крупные кладбища за неумехами, считающими себя профессионалами.

- Жаль, что вы не унаследовали от отца его исключительную скромность, - фыркнул Месарш. - Но мне нравится ваша идея. Конечно, одних я вас не отпущу, это даже не обсуждается. Но завтра с утра на двух машинах поедем сначала в ту деревушку, о которой вы упоминали, а потом и городки захолустные посетим. А сейчас я предлагаю поужинать, за счет императорской казны... И да, лорд Иллеш, вам на счет перевели небольшую сумму в качестве компенсации потраченного на содержание императорских... сотрудников, а вам, лорд Галлеш, разблокировали ваши счета, чтобы вы могли их растрачивать в свое удовольствие. Я понимаю, содержать в надлежащей форме красивую юную леди очень накладно.

- А мне, как имперскому служащему, зарплата не положена? - заинтересовано уточнила Анна.

Лорд хмыкнул, вроде как даже одобрительно:

- Желаете быть независимой? Похвально... Я оформлю вам счет в Императорском Банке.

- А на каких условиях? - Анна решила подойти к вопросу слишком по-деловому. - Оформляется трудовой договор, я буду принята в штат? Смогу распоряжаться счетом? Переводить средства, снимать, пополнять? Закрыть?

На словах «трудовой договор» Месарш развеселился, ухмыльнулся и отмахнулся очень выразительно:

- Вы сможете проделывать со счетом все разрешенные банком операции, не волнуйтесь.

Ужинали мы молча. Даже выпили - молча, просто я знал, что трезвый точно не усну. А потом, так же молча провожая Анну до спальни, я какое-то время стоял в дверях, смотрел на ее бледное лицо, молча, а потом подхватил ее на руки и понес в кровать, целуя в щеки, губы, глаза... шею...

Сапоги я стянул с себя и с нее почти сразу, не глядя...

- Я только рядом полежу, - прошептал, расстегивая пуговицы на ее рубашке и отшвыривая уже привычным движением в сторону юбку, чулки и трусики.

- Конечно, - тоже шепотом ответила она, нежно целуя меня в губы: - Мы же устали...

- Очень, - согласился я, прижимаясь к ней всем телом.

Но руки, словно чужие, уже гладили ее грудь... Я потерся об Анну бедрами, чувствуя, как возбуждение прогоняет усталость, и посмотрел в ее затуманенные желанием глаза.

- Очень-очень, - мурлыкнула девушка. Я расценил это как согласие и вошел в нее... одновременно целуя и чувствуя, как все плохое, что случилось за сегодня, исчезает. А все отвратительное, что может случиться - не тревожит. Я справлюсь... Мы справимся...

Странно, но в эту ночь ни мне, ни Анне ничего не снилось. Мало того, заявившийся с утра нас будить Мартош тоже признался, что спал крепко и спокойно. Наверное, замок недолюбливает лорда Месарша...

Этот императорский прихвостень проспал в одной из комнат замка на первом этаже, потому что на второй его замок не пустил. А утром, после молчаливого завтрака, опять же за счет императорской казны, радостно объявил:

- Леди поедет со мной, мне так будет спокойнее. И вам тоже - соблазнов сбежать меньше. Не хотелось бы без необходимости пользоваться своей властью, - и лорд подцепил тоненький ошейник на шее Анны, причем очень выразительно глядя на меня.

У меня даже в глазах потемнело на секунду... Но потом я все же решил, что ничего плохого моей бестолочи этот гад не сделает. Вчера же не сделал? Так что кидаться бить ему морду не стал.

- Мы не собираемся сбегать, - влез со своими никому не нужными пояснениями Мартош. - Мы так же, как вы, заинтересованы в снятии проклятия. Ведь это и наша страна тоже.

- В вас, лорд Иллеш, я даже не сомневаюсь, - отмахнулся от него Месарш. - А вот лорд Галлеш сбежал бы при первом возможном случае, чтобы потом снимать проклятие без нашей помощи. Только ошейник на вашей шее, лорд, заставит вас подчиняться мне, хотите вы этого или нет. Но для гарантии я с удовольствием проведу время в пути, общаясь с вашей женщиной.

Глава 21



Анна:

Машина у дознавателя была больше, новее и... неприметнее, чем у Мартоша. Как он этого достиг, я затрудняюсь ответить - долго разглядывать маготехнику мне не дали. Любезно распахнули передо мной заднюю дверцу и сделали приглашающий жест.

Мне, естественно, гораздо больше хотелось ехать с мальчиками и по пути обсудить... много чего обсудить.  Вот ведь досада, вчера мы были такие вымотанные, что на секс у нас времени и сил хватило, а на “поговорить” уже не осталось.

Бросив откровенно сожалеющий взгляд на машину, в которую садились парни, улыбнулась им... и со вздохом уселась куда “запихнули”.

Кровожадно прищурившись на водителя, я мысленно представила, как втыкаю этому чертовому мозголому скальпель в основание черепа... За все хорошее... Особенно за то, что чуть не убил Адриана.

Но все происходящее было пока вне моего контроля. Я вообще мало понимала, что происходит,  поэтому свои агрессивные эмоции сочла нужным законсервировать на будущее. Тем более, когда рядом со мной сидит профессиональный мозгочтец.

- Кстати, леди, ваши молодые люди просветили вас, что, учитывая мощность магической силы, заключенной под вашим коконом, в момент, когда он с вас слетит, могут оказаться пострадавшие? И вы в первую очередь. Как я понял, вы уже раз так... пострадали. Не помните, кстати, что с вами происходило в это время?

- Нет... не помню. Формально это вообще было не со мной, а с моим прошлым воплощением. Вы все равно в курсе, так что скрывать нет смысла, - я пожала плечами и отвлеклась от мелькающего за окном пейзажа. - А насчет кокона у меня есть сомнения. Вы же видели, что он не сплошной и при желании я могу из него... хм... щупальца высовывать. Думаю, что внутреннее напряжение уже далеко не такое, как было.

- Да, с коконом вам уже пора просто попрощаться... или разнести его почти полностью, оставив только верхнюю часть как шлем, - усмехнулся мозгошмыг. Похоже, это он так пошутил. - Не хотите рассказать мне про свой мир? Я так понял, что в нем нет магии? Мне было бы интересно узнать, что вы используете вместо нее.

- А так можно? С коконом? - удивилась я, машинально переключая зрение, рассматривая кокон изнутри и временно игнорируя вторую часть высказывания своего соседа по мобилю.

Хм, если вот тут подпилить, а вот тут подрезать... можно "потерять" нижнюю часть, пожалуй!

- Можно,  - рассмеялся мужчина. - Правда, никто так до вас не делал, насколько я знаю. Однако подобные шлемы детям помогают создавать их родители, пока дети сами не научатся. А еще для этого используются артефакты.

Я подняла голову и с интересом посмотрела на водителя. Ха, а у него тоже есть шлем! И мощный такой.

- Будем меняться? Я вам про мир, а вы мне расскажете, где пилить и куда лепить, чтобы получилась такая шапочка?

- Как у меня?

Ну вот чего опять ржать-то? Нет, я понимаю, что в этом мире похожа на младенца даже мозгом, но... А впрочем, убудет от меня, что ли?

Зато вон у начальства настроение какое хорошее, глядишь, и объяснит...

Ха, точно!

- Это вам долго лепить придется. Пока оставьте ту, что есть, но остальной кокон скиньте, он вас только ограничивает. Единственное, оставьте небольшой запас, скажем, до плеч, я покажу вам, как его подогнуть, чтобы ваши мысли не просачивались и не смущали молодых людей. Не стесняйтесь, экспериментируйте, у меня в машине даже пиромантией спокойно заниматься можно.

- Чем? - удивилась я. - А-а-а... поняла. А я-то подумала, что вы предлагаете погадать мне по руке.

Следующий час мы провели весьма продуктивно. Я пилила кокон, Месарш изредка подсказывал, где еще колупнуть. Но в основном мы с ним беседовали о том, что такое хиромантия, какие еще бывают гадания в моем мире, действительно ли это сплошное шарлатанство, возможно, с примесью психологии и нейролингвистического программирования...

Последнее, кстати, мужика очень даже заинтересовало. И мы с разбегу провели сравнительный анализ местных мошенников и “цыганской магии” из моего мира.

Вот ведь досада... такой интересный чувак - и этот... вражина надсмотрщицкая. Прямо обидно. Но при этом надуться и сидеть молча, сверля его злобным взглядом, было настолько глупо и по-детски... И вообще, от того, что я разговаривала с ним, мое настороженно-недоверчивое отношение не изменилось. Но я узнала много нового и о мире, и о нем самом, а это, как ни крути, может оказаться полезным.

Мы и про физику поговорили, хотя вот как раз тут я сразу предупредила, что ни разу не Эйнштейн, и про химию... Здесь, как раз наоборот, Месарш сам меня остановил, когда я слишком углубилась в дебри органической прелести и углеродистых соединений.

Где-то между химией и теорией относительности мы пообедали.

Мартош и Адриан, выбравшись из своего мобиля возле маленькой дорожной закусочной, первым делом, похоже, провели инвентаризацию: не откусил ли злодей по дороге особо ценный кусочек. Убедились, что комплект полон, и слегка озадачились, а потом и восхитились оставшейся от кокона “крышкой”.

- А тебе идет эта ментальная шапочка, бестолочь, только я бы еще вот тут и тут подправил.

Ну и подправил, когда это Адриан стеснялся? А еще я почувствовала особенно ласковое касание, такое... легкое, как ветерок по спине. Погладил, то ли подбодрил, то ли посочувствовал.

Мартоша волновали другие проблемы:

- Рвануло? Как ты себя чувствуешь? Все нормально? - и он неодобрительно покосился на невозмутимо ожидающего нас возле входа в закусочную Месарша.

- Нет, сама пилила, - похвасталась я, успокаивающе коснувшись руки блондина и улыбнувшись. Адриан - это фейерверк, искры, звезды в глазах... а Мартош - тепло очага, покой и уверенность.

Эх, почему я не попала в мир мужских гаремов?!

За обедом интриганский провокатор снова втянул меня в спор, и я, слегка разгорячившись, принялась доказывать, что теория относительности действует во всех мирах одинаково, а законы той же химии ничуть не противоречат всей их магии. Месарш загадочно щурился, едва заметно ухмылялся и подначивал, а парни, по-моему, сначала слегка зависли, потом прислушались...

Адриан, как обычно, хмыкая и фыркая, зацепился за спектральный химический анализ, заявил, что эта моя “химия” тысячу лет как известна зельеварам и артефакторам, но, по сути, нудь нудная. Хотя он в ней немного разбирается...

Разбирался, а про нудную нудь - кокетничал, по-моему. Потому что быстро увлекся.

И Мартош увлекся. Но он больше интересовался законами физики и механики.

К тому моменту, как мы доели десерт, увлекся и вступил в азартный спор даже лорд Месарш.

А брюнет даже комплимент сделал, да такой, что я поневоле возгордилась:

- Бестолочь, у меня странное чувство, что ты почти такая же умная, как я, - вот даже его легкий поцелуй в висок меня так не умаслил, как это признание!

Короче, никто не ожидал, что мы так мило подискутируем. И когда пришла пора рассаживаться по машинам, все вдруг вспомнили, кто мы и где мы, и немного смутились.

Все, кроме Адриана, который подобрался сзади, чуть приобнял меня за талию и прошептал на ухо:

- Ты там поосторожнее с этим прихвостнем императора, - после чего поцеловал меня в шею. И быстро отошел к своей машине, искоса бросив взгляд на Месарша.

«Прихвостень императора» снова галантно открыл мне дверцу, а на косые взгляды нашего домашнего некроманта даже бровью не повел.

Когда же мы отъехали от закусочной где-то на километр и мне опять надоело смотреть в окно - ну дорога и дорога, деревья, поля, деревеньки какие-то вдалеке...- спокойно поинтересовался:

- Мне кажется, мы уже достаточно близко знакомы, чтобы отбросить некую официальность, как вы считаете, леди Джолаш?

- Кто? - в первую секунду я не поняла, о ком он вообще, что за леди Джолаш такая, а потом засмеялась.

И Месарш улыбнулся в зеркало заднего вида:

- Не привыкли еще? Какое из ваших имен вам нравится больше? Агнес? Аран?

- Анна. Меня зовут Анна.

- Что ж, надо будет это официально узаконить. Красивое имя. А меня Эрвин. Лорд Эрвин.

- Очень приятно, лорд Эрвин, - я церемонно кивнула и не сдержала легкой хулиганинки: - У вас тоже очень красивое имя.

Он рассмеялся, и я подумала - вот ведь... уже и забываю, что это не просто симпатичный мужик, а злодеюка вражеская. Не похож он на надсмотрщика. На обаятельную сволочь похож, а на подлую скотину нет. И морщинки у глаз такие... смешливые, веселые.

В нашем мире я сказала бы, что ему лет за тридцать пять, хотя опять же, в глазах порой черти пляшут ну совершенно пацанячьи.

- Да, моей жене очень нравилось, - неожиданно признался Эрвин с легким налетом грусти.

- Неудивительно. Но вы сказали “нравилось”... вы расстались?

Вот не люблю такие расспросы, а с другой стороны - как еще с человеком-то знакомиться? Особенно когда он тебе интересен и сам первый об этом заговорил?

- Она меня бросила, - почти безмятежно констатировал лорд. А потом вздохнул и пояснил: - Несмотря на высокий уровень мастерства наших целителей, иногда люди умирают гораздо раньше отведенного им срока. Вот и моя жена умерла совсем молодой, даже до двухсот лет не дожила.

- Примите мои соболезнования, - а что еще сказать-то?

Но, однако, сколько же ему самому, если молодая жена рано умерла, в двести лет?

- Я уже свыкся с ее отсутствием, - хмыкнул лорд в ответ. И продолжил, явно вкладывая в свои слова некий скрытый подтекст: - Даже стал задумываться о новом браке.

Я чуть не поперхнулась воздухом, такой странный взгляд он на меня бросил. Даже в зеркале заднего вида было... впечатляюще. А уже через секунду я подумала - померещилось, что ли? Эрвин резко сменил тему и вернулся к загадкам немагического мира с таким энтузиазмом, словно и не помышлял ни о чем ином.

А я чего... я ничего. Про то, как заканчивала университет и училась в аспирантуре, рассказывать гораздо безопаснее, чем разгадывать, чего он там себе про новый брак надумал. Нет, ну это же не намек был?

Но, даже отвлекаясь на интересную беседу, к вечеру я устала, как будто на мне мешки возили. И когда мы, наконец, миновав нескончаемые километры горных дорог, в сумерках остановились возле очередной околицы, я выползла из машины с огромным облегчением. Ох, мамочки, вся анатомия слежалась и отсиделась!

- Странно, судя по указаниям навигатора, мы пересекли границу, - лорд Эрвин приподнял бровь и потыкал пальцем в свой менталфон. - Но эта деревенька всегда была на нашей территории...

- Ухху! - мягко ответили ему с неба, и прямо у него над головой мелькнула большая крылатая тень. Сова плавно, как пушинка, опустилась на крышу мобиля, только когти шкрябнули по металлу, разрушая всю иллюзию бестелесности. - Ухху!

Глава 22



Адриан:

Эта деревушка была расположена у самых гор, за которыми на довольно большом клочке никому не нужной суши располагался ничейный городок.

Постоянно пересекать эти горы туда-сюда всем было лень, проще было обогнуть остров по морю и пришвартоваться в любом из портов Ульганэша. А «загорные» земли радостно оккупировали те, кому не хотелось платить пошлину, не надо было ничего покупать и нечем было торговать, но очень хотелось побыть какое-то время на суше, восстановить запасы питьевой воды и еды... и не попадаться при этом на глаза полицейским.

Несмотря на заброшенность, жители деревушки не голодали, просто у них было довольно замкнутое общество на полном самообеспечении - мужчины охотились, женщины и старики занимались огородничеством, подростки впахивали на полях... одежду и обувь они тоже шили себе сами. Единственным минусом было вырождение из-за нехватки вливания новой крови, правда, когда я тут был в последний раз, мне рассказывали про людей, иногда спускающихся с гор. Но это бывало не так часто, так что налет легкой... умственной отсталости у жителей... очень бросался в глаза.

Меня он не беспокоил, мы вообще сюда приехали не ради живых, а ради мертвых. И мертвые тут чувствовали себя прекрасно! Они тихо лежали в своих могилках, полностью упокоенные настоящим мастером своего дела, то есть мной.

Никакой паутины, никаких неведомых тайных нитей, лишь огромное количество сов, сидящих почти на каждой могиле. Месарш, как и положено императорскому прихвостню, поглядывал на этих птиц с опаской. Совы были изображены на гербе последнего темного короля, Лоранда Джолаша, и считались любимыми птицами Танатоса. Ночные пернатые хищницы.

Проигнорировав напряженного лорда, я подошел к Анне, приобнял ее за талию и положил подбородок ей на плечо. Подул на непослушную прядь волос, выбившуюся из ее прически, и прошептал в ухо:

- Что-нибудь необычное видишь?

- До фигищи летающих котиков... то есть, тьфу, сов. А больше ничего необычного, - тихо ответила девушка. - Прямо сельская идиллия, пастораль и благолепие.

Я гордо выпрямился и окинул Месарша презрительно-вызывающим взглядом:

- Это кладбище упокаивал я, а не какой-то там дипломированный некромант на службе империи.

- Вам тоже ничто не мешало получить диплом, лорд Галлеш. Насколько я помню, государство предлагало вам оплатить последний год вашего обучения.

- И закабалить меня потом пожизненно... - рыкнул я на этого благотворителя.

- В сущности, мы все равно вас «закабалили», пожизненно, но сейчас длина вашей жизни может оказаться несколько короче. И диплома у вас нет.

Последняя фраза у Месарша прозвучала с таким ехидством, что я даже удивился, как это он мне язык не показал после нее.

- Я и без диплома справился, - в свой ответ я тоже постарался вложить как можно больше ехидства, чтобы было равноценно. - Профессионалы оцениваются не по бумажкам, а по выполненной работе.

Анна, которую я продолжал обнимать, прижимая к себе спиной, положила свою руку сверху на мою и сжала мне пальцы, явно одобряя и поддерживая.

- Что ж, я восхищен вашим профессионализмом, - возникло странное чувство, что меня вроде бы и похвалили, а вроде бы опять издеваются. - Кстати, если уж говорить о странностях, я тоже заметил одну. Если судить по карте, то эта деревушка находится за границей Ульганэша.

- Да, у них тут лет триста назад обвал случился. Старое кладбище и часть домов полностью завалило, вот они и переехали, - пояснил я. Мне эту историю благодарные жители пересказали, больше всего напирая на то, что на месте старого кладбища тоже какая-то странная активность была. Но я на всякий случай оба кладбища тогда уложил. И раз на первом все прекрасно, значит, брести проверять второе, под завалом камней, смысла не было.

Анна, внимательно слушавшая наш разговор и с любопытством разглядывающая все вокруг, вдруг высвободилась из моих объятий и шагнула к ближайшему надгробию, на котором сидела сова. Глядя птице в глаза, она неожиданно серьезным тоном поинтересовалась:

- Можно тебя погладить?

Сова забавно наклонила голову, разглядывая ее своими огромными круглыми глазищами. И вот чтобы меня Танатос к себе раньше времени утащил, кивнула, да еще с таким величественно-королевским видом, что мне самому как-то не по себе стало.

- Ух-ху!

- Спасибо, - вежливо поблагодарила Анна птицу и несколько раз погладила, а мы все, застыв и замолчав, полюбовались этим процессом.

Первым отмер Мартош:

- Переть обратно в ночи даже на автопилоте я не готов, пойду переговорю с местными, может, удастся найти место для ночлега.

- Если что, ссылайся на меня, - посоветовал я. - Думаю, они тут обо мне долго будут помнить.

А сам снова приобнял подошедшую поближе девушку:

- Как насчет того, чтобы меня погладить? Или все твое внимание сегодня достается только хвостатым и прихвостням?

Анна шутливо щипнула меня за бок и шепотом поинтересовалась:

- Ты тоже котик? А то могу и не только погладить...

Старательно игнорируемый мною Месарш игнорироваться совершенно не хотел и вежливых намеков, что он тут лишний, не понимал.

- Скажите, леди Анна...

Я вздрогнул и прижал девушку к себе покрепче. Почему-то мне совершенно не понравилось, когда кто-то посторонний называет ее по имени... тем более по ее настоящему имени! Не она же сама ему его назвала?

- ... с чего вдруг вы решили поговорить с этой птицей, словно с разумной?

- Не знаю, - пожала плечами Анна, при этом тоже прижимаясь ко мне, словно успокаивая. - Она так смотрела, что... мне просто захотелось, - закончила она несколько задумчиво. - Знаете, как будто это было правильно.

- Совы - разумные, - фыркнул я. - Умнее многих, уж точно. И очень преданные.

- В вас тоже проснулась родовая связь с этими птицами? - опять облил меня ехидством прихвостень.

- Она во мне и не засыпала, - огрызнулся я. - С детства люблю сов!

Тут в темноте дорожки засверкал менталфоном Мартош:

- Если кто-то не хочет провести ночь на кладбище, я нашел два дома, где нам будут рады. Думаю, в одном заночуем мы с лордом Месаршем, а в другом - вы, - кивнул он в нашу с Анной сторону.

- Не уверен, что это правильное решение, лорд Иллеш, - влез прихвостень. - Будет надежнее, если леди Анна проведет эту ночь в моем обществе.

Если бы между мной и этой сволочью не стояла сама леди... я бы наверное рискнул испытать, насколько быстро успеет отреагировать ошейник. Мало ли мне удастся залепить кому-то по наглой ухмыляющейся роже?

- А вы, лорд Иллеш, присмотрите за своим другом, как обычно.

Судя по лицу Мартоша, он это решение тоже принял без особого восторга, но возражать не стал. И пояснил, вроде бы просто так, для информации:

- Дома находятся по соседству...

После чего эти двое пошли по дорожке в сторону деревни, а Анна, быстро обернувшись, поцеловала, долго, крепко, сладко... а потом прошептала не очень понятную фразу:

- Что нам стоит дом построить, нарисуем, будем жить. И начальников всяких переживем!

- Не хочу жить в нарисованном доме, - я приобнял ее, удерживая и не отпуская, несмотря на две фигуры, ожидающие нас у выхода с кладбища. - Хочу спокойно жить в своем замке... Но насчет начальников совершенно согласен.

- Замок тоже сойдет, - тихо засмеялась Анна. - Нормальный замок со всеми удобствами. Пошли, котик-повелитель мира, а то сейчас начальство обратно прибежит...

- На мир я точно не замахивался, - рассмеялся я. - Мне даже страной повелевать было бы лень.

- Точно котик! Пошли уже...

Ужинали мы все вместе, в том доме, в котором потом должны были остаться спать я и Мартош. Молча и как-то мрачно, хотя хозяева как могли старались развеселить нас пересказом местных баек, которые я уже все знал с прошлого раза. Но остальные слушали с интересом. А потом я очень не галантно намекнул Месаршу, что хочу проводить свою девушку, убедиться, что все формальности соблюдены и ее чести ничто не угрожает.

К формальностям действительно было не придраться - Анне постелили на женской половине дома, а прихвостню императора - у двери, на достаточно вместительной, но жесткой скамейке.

Так как нам с Мартошем хозяева выделили узенькую для двоих, но вполне себе удобную кровать, я про себя тихо позлорадствовал.  И со спокойной совестью собрался уходить. Анна вышла проводить меня на крыльцо... и мы слегка увлеклись поцелуями на прощание. Очень затягивает, только сразу начинает хотеться большего...

И вдруг девушка испуганно вскрикнула, глядя мне за спину. Да я и сам почувствовал специфические такие волны, которые излучают призраки, только... было в них что-то странное.

Медленно, чтобы не спугнуть немертвого, я повернулся и почувствовал, как внутри все сжалось от ужаса. Странно, что Анна лишь вскрикнула, а не заорала...

В дверях возник Месарш, быстро сориентировался, куда надо смотреть, и мы все трое застыли, любуясь призраком,  у которого был настоящий череп с затягивающей черной бездной вместо глазниц. Темный плащ развевался, пытаясь укутать прозрачное тело... а сквозь тянущиеся к нам явно не с добрыми намерениями призрачные руки жутковато просвечивали кости скелета.

- Проваливал бы ты отсюда, - попросил я его, встав между призраком и Анной и стараясь, чтобы в моем голосе звучала уверенность, которой на самом деле во мне не было.

Тут на крыльцо вышел хозяин дома и радостно улыбнулся черепу в плаще, как старому знакомому.

- Опять прилетел? Не шали! - и он погрозил нежити пальцем. - Это мои гости, понял? Лети к совам, заждались они тебя.

Не знаю уж, кого из нас призрак послушался, но, сверкнув на нас своими провалами, взмыл в небо и скрылся в направлении кладбища.

Глава 23



Анна:

Сдается мне, товарищ инквизитор, или как его там... делает это нарочно. Причем не с целью домогаться моих свежеотросших прелестей, а по причине профессионального чувства юмора.

А я смотрю, как подбрасывает Адриана, и понимаю, что не срослось у нас с ним с сексом без обязательств, что бы мы там себе не навоображали. Свое уже, родное, любимое... вредное, будет пыхтеть, заботиться и делать лицо "да я прожжённый эгоист, вам показалось!"

Но вообще деревушка очень странная и жители здесь своеобразные. Уж на что я начала привыкать к миру долбанутеньких волшебников, но тут - вообще селение чемпионов. Совы у них вместо котиков - мне хозяйка уже провела рекламную кампанию: по весне не орут, в тапки не гадят, мышей ловят, опять же, злых духов отгоняют. А кого не отгоняют, тех воспитывают.

То есть, если какой неупокоенный по деревне и шляется ночами - то вежливо. Не воет, цепями не гремит, всяческих неприличных предложений девкам не предлагает. Нда...

Ну не знаю, этот череп в плаще, может, и вежливый, но я бы даже предложения дожидаться не стала - мчалась бы до известного домика с прорезью в полу, чтобы не «онеприличиться» прямо в штаны. Тьфу!

Даже Адриана пробрало, не то что меня. Может, потому, что мы с этим черепом уже встречались - во сне. Впрочем, вполне возможно, что этот просто похожий. Где наш замок, а где деревня?

Этого-то местный житель как старого знакомого опознал...

Кстати, лорд Эрвин, по-моему, тоже больше заинтересовался, чем впечатлился. Изучил явление, а потом невозмутимо так поинтересовался у Адриана:

- Мой опыт общения с призраками не такой богатый, как у вас. Но наличие черепа у призрачного тела меня настораживает. Что вы об этом думаете?

Адриан, заметно побледневший (испортили нам такой поцелуй, гады... оба! И Эрвин, и призрак!), повернулся, все еще инстинктивно стараясь загородить меня от новой опасности, посмотрел на Месарша и задумчиво помотал головой:

- Этот особенный, и я очень надеялся, что он существует только в наших снах...

- Эй, любезный! - обратился Адриан к гостеприимному хозяину, в чьем доме предстояло ночевать мне и лорду Эрвину: - Вы этого красавца хорошо знаете?

- Дык, считай, уж с весны гостит, - ого! Сейчас у нас осень... Может, действительно просто похож? - Первое время постоянно крутился, а потом сгинул, а тут опять вот прилетел. Тихий он, сов наших привечает...

- А почему вы мне про него не рассказали, когда я здесь в прошлый раз был? - возмущенно поинтересовался мой некромант.

- Так чего рассказывать-то? Призрак не зомби, летает себе и летает. Совы летают, он летает... Не мешает никому.

Действительно, подумаешь, призрак, подумаешь, череп... Не кусается же?

Во всяком случае, именно это было написано на лице деревенского увальня, когда он спокойно развернулся и утопал в дом. Ну и нам ничего другого не оставалось. Хотя меня все время беспокоила какая-то мысль - бегала по самому краешку сознания. Как первый робкий таракан по кухонной плите - безобидный такой, маленький... предвещающий нашествие. И такой же неуловимый.

Адриан поцеловал меня на прощанье, очень нежно, как-то так... что даже в груди защемило. Не сильно, не так, чтобы я прямо растеклась и исстрадалась, но что-то изменилось. Что-то изменилось...

Он ушел, а я еще с минуту стояла на крыльце, глядя в темноту. Пока из нее не спланировала мягкая тень, опустившись на деревянные перила.

- Ухху! - сказала сова, подмигнув мне своими фарами. - Ухху!

- Да знаю, - согласилась я. - Но чего уж теперь... - и пошла в дом.

Лорд Эрвин был сама галантность - улегся на половичок (назвать это матрасом у меня язык не повернулся), расстеленный на лавке в проходной парадной комнате, и невозмутимо пожелал мне спокойной ночи.

Правда, уже через пару часов я завидовала ему самой черной завистью: местные трепетные горские девушки любили чеснок и не любили проветривать спальню. И еще здесь, кажется, считалось, что кто не храпит - тот труп...

- Извините, пожалуйста, - понимаю, мое привидение с подушкой и одеялом, возникшее под лампадкой у порога, может быть и пострашнее черепа, но принудительно бодрствовать еще одну ночь - это перебор!

Я не хотела никого разбудить, просто попыталась устроиться на полу возле лавки. У лорда было существенное преимущество - он ничем не пах и спал молча. Точнее, уже не спал, чуткий такой.

- Соскучились? - ехидно поинтересовался он, прислушиваясь к мощному храпу из «девичьих» покоев. - Или поклонник в мантии приснился? Как он к вам руки тянул... Я, правда, не понял, с какой целью, обнять или придушить, - усмехнувшись, Эрвин встал со скамейки: - Ложитесь. В нашем мире леди спать на полу очень неприлично.

- Это в любом мире неприлично, - согласилась я, даже не думая протестовать. По полу здорово дуло.

Правда, у меня хватило совести оставить себе всего одно одеяло. Сопливый инквизитор с самого утра - это не мой фетиш.

- А с такими поклонниками мне что душиться, что обниматься... увольте. Спокойной ночи, лорд Эрвин.

- Предпочитаете более живых, понимаю. Спокойной ночи, леди Анна.

Адриан:

Поцеловав Анну на прощание, я дошел до нашего с Мартошем дома, постоял на крыльце, а потом устроился на ступеньках, намереваясь провести здесь ночь. Отсюда открывался чудный вид на деревню и не менее прекрасный - на кладбище.

Может, для местных этот череп в мантии и тихий, а мне в его черных омутах привиделась безумная затягивающая бездна. Уверен, руки он к нам тянул не для того, чтобы обняться.

И вопрос Месарш, кстати, задал очень правильный.

Бывают призраки, а бывает нежить-костяк, оживленный магией скелет. Бестелесный призрак бывает вполне разумен, в меру своих умственных способностей при жизни, а вот у зомби остается только память тела, и даже высшая нежить со временем становится похожа на мага-хозяина. То есть это, по сути, две противоположности, не сочетаемые. Как может череп крепиться на призрачном теле? А кости рук? Они же даже через плащ просвечивали, значит, были материальны! Я под конец прикоснулся своими пальцами к костям пальцев призрака - они были настоящие!..

Призрачная субстанция с настоящими материальными костями... Такого я не встречал никогда раньше... И, подозреваю, никто до меня.

Я читал о личах. Грубо говоря, это была нежить, сделанная спятившими высшими некромантами из собственного тела. Система создания была довольно сложная, требовала тщательной подготовки, опытного помощника, который после смерти мага очистит его тело от плоти, мумифицирует важные органы - сердце и печень, как минимум... А еще был необходим какой-либо стартовый ритуал, жертвоприношение, после которого призрак мага соединится со своим костяком в единое целое. Но я ни разу не слышал о «неполных» личах.

- Не спится? - едва слышно скрипнув дверью, Мартош в два шага оказался рядом и тоже уселся на ступеньку.

- Завтра высплюсь, за рулем-то ты, - усмехнулся я. - Так что иди, отдыхай. Я посижу подышу свежим воздухом.

Какое-то время мы помолчали, потом я не выдержал:

- Не смотри на меня так! Иди и спи, я просто посижу тут, мне так спокойней.

- Как знаешь, - хмыкнул Мартош и встал.

- Что, даже клятв с меня брать не будешь? Сейчас пойду подниму полкладбища... Или сбегу!..

- От себя? Или от нее? - я не успел ответить, потому что дверь за этим слишком умным захлопнулась. Ну и ладно... Он прав - пока бежать смысла нет, надо разобраться, что происходит, и сделать это проще в компании. Опять же от бестолочи есть польза, она очень наблюдательна.

Утром, зевая и потягиваясь, я впихнул в себя омлет и стакан молока, дополз до мобиля и вырубился, чтобы проснуться, когда мы оказались у следующей нашей цели.

Тут на кладбище все было очень странно. Но и не удивительно. Загадочный некромант не смог поднять его целиком, и кого именно я упокоил, а кто так и лежал в земле несколько лет - не разобрать. Вроде бы все было в порядке, но какое-то неприятное чувство нервировало и мешалось на краю сознания.

Нитей вокруг кладбища ни я, ни Анна не увидели, но вот почему-то было странное ощущение, что они там все-таки есть.

Мы быстро пообедали в этом же городке. Тихо, мирно и спокойно. Я даже не стал влезать в объяснения Месарша про устройство мобилей и про то, как ими управлять.  Мартош пару фраз  вставил между делом, а я просто выразительно зевал и посматривал на часы.

Ну и потом погнали к нашей третьей цели - городку, в котором кроме кладбища были подняты склепы местных аристократов.

Глава 24



Мартош:

Про ночное явление призрака с костями в руках и настоящим черепом Адриан упомянул настолько демонстративно безразличным тоном, что я даже притормозил, на всякий случай. Но продолжения не последовало.

- Хочешь сказать, ты всю ночь просто просидел на крыльце, оберегая наш сон?

- До кладбища сходил прогулялся, - через пару минут выдал Тень, позевывая. - Понаблюдал за совами...

- И как? - уточнил я, понимая, что без наводящих вопросов Адриан просто замолчит, и все. Потому что ничего примечательного, по его мнению, не случилось. Земля под ногами не разверзлась, зомби из могил не восстали, Танатос ему кофе с утра на крыльцо не принес... Но с совами тоже было что-то неладное, иначе бы Тень про них не упомянул.

- Умные они... Слишком умные. И расцветка у большинства редкая, черная с белыми пятнышками.

- Королевские совы? - внутри у меня что-то сжалось от очень дурного предчувствия.

Род Джолашей содержал свой личный питомник и старательно закреплял среди своих птиц именно такую расцветку. Говорят, что большая часть сов разлетелась по Ульганэшу в тот день, когда были казнены Лоранд Джолаш и сыновья. Кто-то выпустил всех птиц на волю...

Ну и правильно, иначе бы они умерли с голоду - вряд ли о них вспомнили бы в ближайшие пару-тройку месяцев.

Получается, что все совы переселились в одно место, в эту приграничную забытую Йгеншуэлем деревушку? Почему?..

Пообедали мы в небольшом городишке, пробежались по его кладбищу, сов не обнаружили, странностей поведения у захороненных тел вроде бы тоже... Хотя Адриан и Анна поглядывали друг на друга заинтересованно-напряженно. Чувствовалось, что их что-то беспокоит, но они не могут сформулировать, что именно.

Меня тоже в этом городке что-то неуловимо напрягало, но это больше касалось живых, чем мертвых. Я даже слился разумом с местным бездомным псом, но у собаки как раз все было нормально. И ее восприятие не изменилось, но вот то, что двуногие стали меняться, пес тоже заметил, и его это беспокоило.

Третьей и последней точкой нашего путешествия был Вездегастйорд, город, в котором число жителей перевалило за пятьдесят тысяч. Так что здесь в наличии имелось целых три гостиницы и семь крупных ресторанов. Гостиницы нас интересовали больше, потому что время уже было за полночь и нестерпимо хотелось спать.

Но портье, лишь услышал наши имена, попросил подождать, пока он уладит какие-то формальности, и исчез. Минут через десять он вернулся и попросил еще подождать, совсем немного, зато потом мы проведем самую запоминающуюся ночь в нашей жизни...

Я уже решил развернуться и отправиться в другую гостиницу, как в дверь влетел запыхавшийся молодой человек, представился слугой лорда Фекета и объявил, что его хозяин ждет нас в своем замке и никогда себе не простит... и отказа не потерпит... и для леди будет отдельная комната... и ужин уже накрыт... и...

Короче, пришлось соглашаться.

К счастью, замок барона Жольта Фекета находился не слишком далеко от города. Нас там действительно ждали, оказав встречу, достойную самых дорогих гостей. Барон просто светился от счастья, и Адриан шепотом сообщил мне причину:

- Они нас из-под носа у второго местного барончика выкрали. Их лакей подъехал к гостинице, когда мы уже отъезжали. Хорошо, драку из-за нас не устроили.

За поздним, но очень обильным ужином хозяин отчаянно хвалился своими достижениями - и как он поддерживает местный университет, и как его уважают горожане, и что его сын - владелец и одновременно дизайнер одежды на местной швейной фабрике...

Ну и как бы между прочим был несколько раз упомянут конкурирующий род, Сомодей. Судя по тому, как нахмурился лорд Месарш, ему фамилия рода тоже что-то напомнила.

Причем я совсем недавно слышал или читал... Вот буквально... В архивах?.. Точно! Спасибо тебе, Йгеншуэль... Именно там и читал. Это была девичья фамилия жены Лоранда Джолаша.

И тут лорд Месарш, оказавшийся более наблюдательным, чем я, поинтересовался:

- Простите, лорд Фекет, а вы не поделитесь с нами историей кольца? Того, что у вас на мизинце? Уверен, это будет чрезвычайно занимательно, ведь на нем, если я не ошибаюсь, герб рода Джолашей.

- О, вы не поверите! - обрадовался барон новой теме для разговора. - Это кольцо моему предку подарила сама королева Фружина за какую-то тайную помощь. Теперь оно считается семейной реликвией нашего рода...

Я чуть вином не поперхнулся, переглянулся с все понявшим Адрианом и напрягшейся Анной, взглянул на лорда Месарша, который тоже должен был сообразить, что «семейные реликвии», связанные с родом Джолашей, очень опасны для жизни их новых хозяев.

Что ж, вместо спокойного сна нас ждет посменное дежурство...

Первым дежурить вызвался Адриан, объявив, что он чудно выспался в мобиле, бодр, весел и готов к новой встрече с призраком. Хозяев мы решили не предупреждать, по крайней мере, этой ночью.

- Везет нам на семейные реликвии, - разбрюзжалась Анна, когда я вызвался проводить ее в спальню в дальнем углу дома, а потом вообще заявила: - Знаете, я что-то побаиваюсь уходить от вас в другое крыло. Может, попросим комнату поближе?

- Спи в моей комнате, - предложил Адриан. - Я распинаю Мартоша и упаду ему в кровать... ну или приду к тебе, - судя по хитрой усмешке, второй вариант ему нравился больше.

- Ты когда-нибудь спал с горной девушкой в одной комнате? -  спросила Анна, прикрыв зевок рукой. Мы все недоуменно переглянулись, пытаясь сообразить, к чему этот вопрос и кто такие «горные девушки».

- Нет? Тогда тебе не понять... Я только "за" узурпировать сегодня твое ложе, но вот разбудить меня до утра вряд ли получится даже у тебя.

Анна улыбнулась нам на прощание и удалилась в комнату к Адриану.

Месарш в этот раз на праве ночевать вместе с Анной не настаивал, поглядывая на Тень с какой-то странной ухмылкой. Встретившись с моим взглядом, он даже соизволил пояснить:

- Лорд Галлеш сделал стойку на тайну, и пока он ее не разгадает, я могу спать совершенно спокойно.

Адриан:

Насчет «стойки на тайну» Месарш был прав. Единственное, что меня расстраивало - не успел доехать до библиотеки и поискать в ней что-то про странных личей. Вообще я очень плохо представлял, как с нормальными бороться... Нет, теоретически должна была быть какая-то вещица, в которую они достаточно длительное время вливали свою жизненную и магическую силу. Во время перерождения мага из живого в мертвого эта вещь превращалась в мощнейший артефакт, центр управления и источник силы, каким для любой нежити является поднявший ее некромант. А тут - полная независимость, если цацку спрятать понадежнее...

Я вспомнил сытный ужин, фаршированные яйца, и усмехнулся. Ну а что? Ясно же, что чем меньше такой артефакт, тем лучше. Я бы всю свою силу залил в небольшой камушек, камушек спрятал бы в яйцо, яйцо - в сундук, сундук закопал бы... или в воду бы кинул! И жил бы потом вечно...

Потом я представил, как брожу везде таким вот недомертвым скелетом, и что-то мне вечной жизни расхотелось. Но просто если этот странный лич не глупее меня и основные правила создания и функционирования совпадают с общепринятыми, значит, надо искать его яйцо... Вернее, сундук... Короче, искать, куда этот призрак костлявый артефакт, ответственный за его жизнь, спрятал.  Хотя, опять же... чисто теоретически, наверное, я бы сделал несколько артефактов. Для надежности... если бы силы хватило.

Свои два часа я отсидел с удобствами - вытащил из комнаты Мартоша кресло, поставил так, чтобы видеть сразу обе лестницы, а за спиной была стена. Глупо, конечно - стена от призрака не защитит... Или от этого - сможет?  Череп и кости рук у него материальные, значит, через стены не просочатся.

Огнестрел я тоже зарядил - вдруг черный плащ удастся продырявить? Или в черепе дыру под третий глаз сделать?

И как раз когда меня начало клонить в сон, пришло время будить Мартоша. Я даже лишние полчаса пересидел, зная, что потом в мобиле высплюсь - все равно он меня к управлению не подпускает.

Заглянул в комнату к этому спящему красавцу, свистнул, что пришла пора вставать, и уселся обратно в кресло, ждать, пока он прочухается и выползет.

А дальше у нас получилось, как в присказке про дичь, которая на ловца бежит...

Только на нас - меня, подскочившего с кресла, и Мартоша, широко распахнувшего дверь и сделавшего первый шаг в коридор, - несся бледный, с вытаращенными глазами, хозяин замка, громко крича при этом: «На помощь!», «отстань от меня!», «что тебе надо, чудовище?», «спасите!»... А дичь, в смысле призрак, несся за бароном, зло сверкая на него темной бездной из черепа и протягивая свои костлявые руки...

Мартош тут же вытащил огнестрел, а я принялся быстро проводить ритуал упокоения. Вдруг поможет? Или задержит хотя бы?..

Рядом хлопнули почти одновременно две двери - слева возник лорд Месарш, встав рядом с Мартошем и выставив на призрака сразу и криострел, и огнестрел... А справа появилась взволнованная Анна в махровом халате... хорошо хоть не в белом, а то я бы рассмеялся, несмотря на ситуацию.

- В сторону, лорд Фекет, - гаркнул Месарш, и бедный барон, как заяц, отпрыгнул вбок, споткнулся, покатился по полу, с грохотом ударился о выступающий угол стены и затих. Прозвучало три выстрела, но ни огонь, ни лед не смогли навредить летящему на нас призраку. Тогда я выступил чуть вперед, заканчивая ритуал упокоения, открывая проход в астрал и создавая ментальный вихрь, который должен был или всосать призрачную часть лича, или хотя бы его остановить...

Но ничего не произошло!.. Нет, астральная воронка с мощным вихрем внутри появилась, но призрак ее словно не заметил!..

Подлетев ко мне вплотную, он обдал меня леденящим холодом, посмотрел мне в глаза из своими черными провалами и рассмеялся:

- Не мешайся под ногами, мальчишка! Не лезь во взрослые игры...

После этого он развернулся и ринулся к лежащему без сознания барону.

Глава 25



Анна:

- Темным отродьям не место среди нормальных людей, - напыщенный индюк отвернулся, продемонстрировав знакомый профиль с чуть оттопыренной губой. - Исчадия тьмы не могут быть детьми. Они опасны, и их магия вне закона божеского и людского. Но светлый император милостив. Вам и тем из ваших детей, кто еще слишком мал, чтобы впитать знания тьмы, оставят жизнь. Вы, как пособница творящегося зла, отправитесь в монастырь светлого лика, где и проведете в покаянии оставшиеся вам годы. Отродья же, несущие в себе кровь проклятого рода, будут отправлены на рудники Орхейорда.

- Я прошу вас, господин Фекет, - в голосе женщины... мамы?.. усталость, пустота, отчаянье... но не униженная мольба. И на своем убогом деревянном стуле в этой тесной комнатке, почти камере, она сидит очень прямо. - Если в ваших силах не разлучать меня с детьми...

- Вы должны быть благодарны милости императора! Рудники выпьют вашу магию, и вы станете хуже простолюдинки! - как он ни старается, а скрыть нездоровое злорадство не может. Нет, это не ненависть к темным, не приказ. Это что-то личное, и взглянув в лицо матери, я вижу, что она тоже это понимает. Но смотрит по-прежнему прямо.

- Это кольцо мой муж подарил мне, когда я ответила согласием на его ухаживания, - спокойно говорит женщина, снимая с пальца узенький серебристый ободок, покрытый искусно выгравированным узором, странной витой лозой, в сплетении листьев которой прячется императорский герб, врезанный в черный алмаз - самый дорогой камень Ульганэша. - Это память о том, как я была счастлива. О моей юности и любви. О том, что я уже безвозвратно потеряла. Вы теперь владеете моей жизнью и жизнью моих детей. Возможно, вам будет приятно владеть и этим напоминанием... о победе. И о том, что я понесла на рудниках достойное наказание, - ее губы дрогнули в невеселой усмешке, - за то, что полюбила отца своих детей.

О да! Она правильно выбрала слова. Мужчина, до белизны на скулах сжимавший челюсти, пока она говорила о своей любви, расслабился и криво усмехнулся, молча взял кольцо, развернулся и вышел.

Я открыла глаза и села в постели. Черт!.. Значит, сны посылает не замок? Или замок, но ему нипочем расстояние?

Бывшая королева... мама... Я думаю, ее с самого начала планировали отправить на рудники. Но искусная провокация сняла последнюю “вину” с нового императора - она сама выбрала каторгу вместо монастыря.

Горькая ирония... Конечно, мать выбрала не разлучаться с детьми. А кольца ей было не жалко - она уже знала, что муж и двое ее старших детей мертвы. Ей было уже все равно...

И она отдала папин подарок отвергнутому когда-то жениху без сожалений, не позволив себе унизиться перед мудаком, чье торжество не могли скрыть никакие великосветские гримасы.

Я зябко повела плечами, встала и укуталась в халат. Пойду посижу с Адрианом. Все равно теперь сразу не уснуть, а поговорить нам давно пора.

Увы, разговор опять не получился. Только я взялась за ручку двери, как в коридоре заорали, завыли и затопали.

Хорошо я одеться успела, а то на эти вопли выскочила бы в чем мать родила. Голышом отбиваться от призраков, это, знаете ли, неприятно. Мне и в халате-то не понравилось...

Тот самый туманный гость, навестивший нас в горной деревушке, отмахнулся от колдующего некроманта, как взрослый отмахивается от играющего малыша. Правда, мне со стороны показалось, что злодейский череп словно сдержал некий нетерпеливый жест и всего лишь отодвинул упрямо сжавшего губы противника с дороги.

Адриана мягко прижало к стене, Мартоша отбросило без всякой деликатности, а лорда Эрвина приложило уже не на шутку, сбивая с ног и унося дальше по коридору.

Призрак усмехнулся... Я не понимаю, как он сделал это черепом, однако сумел. Или создал ощущение усмешки... А потом в два скольжения завис над потерявшим сознание хозяином замка.

Честно? Поджилки тряслись так, словно началось землетрясение, и ковровая дорожка норовила сама упрыгать из-под ног. Но...

- Не надо, - тихо попросила я, вставая на пути бывшего короля. - Это не он. Он тогда даже не родился.

- Глупцы, - шелестящий голос пыльным смерчиком пронесся по коридору. - Отойди, ребенок. Я заберу то, что его предок посмел...

- Да, знаю! - торопливо перебила я, наклонилась и сама стянула с руки бесчувственного мужика то самое кольцо. - Ты подарил его маме. Я помню. Возьми и уходи, хорошо? Пожалуйста.

Призрак молчал почти минуту. Висел напротив, смотрел на меня своими жуткими черными провалами вместо глаз. Я слышала, как тихонько стонет барон, как резко, напряженно дышит Адриан, незаметно подобравшийся ко мне почти вплотную, как где-то там, в темноте, настороженно дышит в засаде Месарш, а Мартош уже приготовился упрямо следовать долгу защитника. Затаив дыхание, я ждала, ждала...

Прикосновение было почти невесомым, холодным, и... ну, скелет на ощупь - он другой. А тут полупрозрачная субстанция, внутри которой просвечивали кости, обтекая их, создавала некое подобие тела.

Темный король взял кольцо из моей руки, поднял к... эм... лицу... кивнул мне, потом оглянулся на Адриана... снова усмехнулся... и смазанной полосой метнулся сквозь внешнюю стену, пропав без следа.

Я выдохнула, отступила на шаг, покачнулась и бессильно привалилась к плечу брюнета.

- Ты видел? - мой голос немного дрожал. - Боюсь, когда мы вернемся, нас будет ждать еще один скелет. Без ног.

- Видел,- кивнул Адриан и ловко подхватил меня на руки, потому что это очень не полезно для здоровья - по ночам общаться с призраками. По ночам в своей постели спать надо, ну, в крайнем случае, любовью заниматься. Тогда и головокружений не будет, и колени не превратятся в кисель.

- Все нормально уже, спасибо! - я благодарно потерлась носом о колючую щеку.

Эх, а осунулся как. Не полезно, я ж говорю...

В темноте торопливо щелкал менталфон - лорд Эрвин сосредоточенно набирал сообщение. Мартоша я тоже слышала, он осматривал коридор.

Адриан, не отпуская меня с рук, легонько поцеловал и сразу отругал. Шепотом.

- А если бы он тебя убил, бестолочь?! Чего ты к нему полезла?! Тут трое мужчин...

- Похоже, нас с тобой он убивать не будет, - так же вполголоса ему на ухо ответила я. - Он помнит... что мы его дети. И тебя с дороги просто отодвинул.

- Угу. Спасибо, что в стену не впечатал... Нет уж, отец у меня один, и я его очень хорошо помню, - немного зло произнес Адриан и осторожно поставил меня на ноги, но продолжал обнимать за плечи. - И он у меня тоже до сих пор не отомщенный.

- Ты только не увлекайся, хорошо? - я грустно вздохнула. - А то вон... к чему это приводит, - и я махнула рукой на стену, за которой исчез призрак. - Мне твой череп, конечно, нравится, но “одетый” он выглядит лучше.

- Надеюсь, что произошло досадное совпадение, - мрачно пробурчал лорд Месарш, закончив свои менталфонные переговоры и присев возле барона. Довольно ловко перевернул слабо стонущее тело, и... ах ты ж, гад! Провокаторская морда! Вот фиг тебе, а не рассказы про Шерлока Холмса в машине!

Этот растреклятый клоун старательно делал вид, что щупает пульс у пострадавшего хозяина замка, а сам, пока Адриан был занят мной, а Мартош - коридором и комнатами, растопырил магические щупальца и лечил, да так быстро и ловко... куда мне, новичку и недоучке.

То есть, нашего некроманта он прекрасно мог вылечить сам?!

Я тогда впопыхах провафлила один интересный момент, а теперь вспомнила - мне пару раз показалось, что процесс регенерации уже был запущен, а потом временно приостановлен до моего вмешательства. Нда... Получается, что не показалось.

Мое возмущенное пыхтение прервал Мартош. Подошел, ободряюще потрепал по плечу Адриана, бледно улыбнулся мне и спросил:

- Кто-то еще пропал, лорд Месарш? Кто-то из родственников его величества?

- Да, не могут найти лорда Хедегеша. Но, по моим данным, он направлялся в  Ингельшйордский “парк развлечений”. Ну, вы в курсе...- инквизиторский провокатор, едва на него обратили внимание, втянул щупальца и легонько похлопал барона по щекам ладонью. Тот снова застонал и открыл мутноватые глаза...

Следующие полчаса замок стоял на ушах. Демонстративно “умирающего” хозяина утащили слуги, налетевшие, словно мураши на гусеницу, стоило их господину немного опамятоваться и нажать “тревожную кнопку” на своем щегольском менталфоне.

Интересно, почему он не сделал этого раньше, а с воплями носился по замку? Забыл? Не сообразил? Примчался к тем, от кого ждал защиты? Впрочем, какая разница?

На его крики все равно больше никто не выглянул. А на звонок прискакали.

Едва отделавшись от многословных благодарностей, мы наконец отступили в комнату парней, куда вскоре принесли поднос с запыленной бутылью местного коньяка, бокалами и легкими закусками.

Все молча выпили, а потом лорд Эрвин продолжил разговор, словно и не прерывался:

- Значит, утром осматриваем кладбище, а потом едем в Ингельшйорд. А сейчас надо поспать.

- Это в получасе езды отсюда, - кивнул Мартош и устало привалился к стене: - Выспаться не помешает.

- Сейчас, - я нахмурилась, пытаясь выловить в хороводе мыслей нужную. - А! Лорд Месарш... Вы не обратили внимание на то, как изменилась энергетика барона? За ужином она ощущалась несколько иначе, - тут я повернулась к Адриану: - Помнишь, мы днем в кафе обсуждали?

Нам тогда показалось очень странным, что некоторые люди в городке выглядят нормально, а у кого-то цвет и характер переплетения энергетических потоков непривычный. То есть я-то со своим опытом просто отметила часто встречающуюся аномалию, неуловимо напоминающую о нашем домашнем зомбике.

- Да... словно живые люди стали немножко нежитью, - нервно хмыкнул некромант и застыл, настигнутый какой-то мыслью.

А я вспомнила его похожую по смыслу обеденную шутку и подумала, что теперь уже совсем не смешно.

- Знаете, леди Анна, - Месарш задумался, словно вспоминая, - вы правы. Происходит замена энергетики...


- Как будто барон медленно превращается в лича, - Адриан нервно передернул плечом. - Кладбище надо изучить очень тщательно. Но если у нас теперь не только мертвые притворяются... мертвыми, - и наш некромант покашлял, словно ему что-то в горло попало, - но и живые превращаются в мертвых... Короче, надо срочно придумывать, как снять это гребаное проклятие, пока мы сами...

- Твою селезенку через мясорубку в слепую кишку неоперабельным концом, да прикрыть перитонитом и ватный тампон в полости забыть! - сказала я, как только осмыслила выводы. - Зомбиапокаляпсус. Вот это я попала.

Глава 26



Мартош:

Я был уверен, что после новостей о плавном превращении жителей страны в личей я не буду спать уже никогда, но, слава Йгеншуэлю, в буквальном смысле слова отрубился, едва голова коснулась подушки.

Адриан ушел спать к Анне, причем я даже не сомневался, что именно спать, потому что, несмотря на приближающийся апокалипсис, зевал Тень широко и заразительно.

Лорд Месарш ушел к себе, и вот тут я не был бы уверен... но с утра он выглядел гораздо лучше нас всех, бодрый и деятельный.

На кладбище Адриан пошептался с Анной, покружил вокруг могил и вдруг застыл возле одной, поглядывая то на рыхлую землю, то на дату захоронения.

- Тут кто-то совсем недавно рылся, - объявил он, хотя и без этой констатации факта всем было видно, что земля слишком свежая.

Тень сам сходил договорился с местным сторожем, и тот, по приказу лорда Месарша и под его ответственность, принялся раскапывать могилу, бурча себе под нос об отсутствии покоя и для живых, и для мертвых.

Мы же все вдумчиво изучали его ментальные каналы, излучаемую энергетику, состояние ауры, чистоту чакр и вообще разглядывали бедного мужчину настолько пристально, что он постоянно на нас нервно оглядывался.

- Стой! - Адриан и Анна почти одновременно кинулись к могиле, едва не столкнувшись лбами при этом.

Девушка чуть не провалилась в яму, пытаясь дотянуться до видневшихся из-под земли костей. И, постукивая каблуком от нетерпения, еле дождалась, пока сторож вытащит неожиданную находку и скинет нам под ноги.

- Нда... те же яйца, только в профиль, - выдала она загадочно-задумчиво. Что подразумевалось под яйцами у скелета, я не понял. У этого даже ног не было... А вот дальше все оказалось ожидаемо печально: - Свежий костяк, очищенный тем же неизвестным способом, что и два прежних. С ходу могу сказать, что есть общие признаки.

- Идеально вычищен, зацепиться не за что, - добавил Адриан, тоже присоединившийся к изучению.

Сторож между тем продолжил копать дальше, до следующего трупа, по которому четко было видно, что он пролежал в земле лет сорок, что совпадало с датой на надгробье.

Оставив кости в покое, наша некромантская парочка увлеченно зашепталась над разлагающимся телом, успевшим какое-то время побродить в виде зомби, которого  вроде бы упокоил Тень.

Только судя по мрачному взгляду Адриана и нахмуренному лицу Анны - что-то с этим бывшим зомби было явно не так.

Когда наши некромаги вдоволь нагляделись на мертвое тело и сторож, вновь бухтя про покой, которого никому нет, принялся его зарывать обратно, Тень попытался объяснить, что же тут не так:

- Понимаешь, оно вроде бы мертвое, но при этом... словно дремлет, а не спит.

- Притворяется, - Анна задумчиво склонила голову к плечу и носком ботинка столкнула ком земли в могилу. - Они все притворяются. Один приказ - и встанет каждый, кто прилип к этой паутине. Но больше всего меня пугает возможность, что те живые... тоже  только притворяются живыми.

- А вот он - нет, - присоединился к нашему обсуждению Месарш. Его лицо закаменело от свалившихся новостей, к тому же он предвкушал, очевидно, будущий доклад императору, в котором придется упомянуть, что мы нашли тело его кузена.

Это уже не дальний родственник, это двоюродный брат, вместе с которым император вырос. Круг сжимался, и мы все это понимали. И император поймет. И...

- А знаете, когда я в прошлый раз здесь был, никакого сторожа не было, - внезапно вспомнил Адриан и с подозрением посмотрел на старика. - Когда зомби по вашему городу бродили, где тебя носило?

- Мне свезло, - пропыхтел сторож, ровняя могилу. - К дочери на свадьбу поехал и кошмара этого не видал. Зато как вернулся - ужасов наслушался, прям будто не про них, - и он обвел рукой кладбище. - Лежат себе тихонько, никого не тревожат. Правда, и живые как-то тише стали, задумались, видать.

- Свезло... ты даже не представляешь, как тебе свезло, - пробурчал Адриан и повернулся к нам: - Ну что, как будем действовать?

- Я должен убедиться, что этот скелет действительно принадлежит члену императорской семьи...

- Череп сохранился, но все инструменты и материалы в замке... - начала рассуждать Анна, но Месарш ее перебил:

- Тратить время на восстановление уже нет смысла. Понимаю, что без ног нам не проверить наличие основного признака, объединяющего всех членов императорской семьи, - да, сложно определить наличие косолапости, когда под рукой имеется только верхняя часть туловища. - Но учитывая то, что сходство методов обработки скелетов совпадает, а призрак за сутки каким-то чудесным образом к черепу и костям рук добавил кости ног...

Тут Месарш сделал паузу. Да, все-таки он тоже живой человек, у которого нервная система не из металла, и ему не по себе от происходящего. К тому же он уже много лет начальник императорской охраны, ответственный за безопасность императорской семьи, а тут вдруг три смерти подряд, и он не смог их предотвратить и не сможет... Самое ужасное в том, что мы до сих пор не представляем, как это остановить и защитить императора!

Меня даже в холодный пот бросило, едва я осознал: «А ведь призраку теперь понадобится позвоночник...»

То есть будут еще смерти?..

- Нам надо попробовать отследить, куда ведут нити с кладбища, - влез Адриан. - Здесь они очень четкие и не такие путаные, как в Дорсенйорде...

- Но сначала мы съездим в Ингельшйорд. Я должен убедиться... - Месарш не стал договаривать, развернулся и пошел прочь с кладбища.

А я внезапно вспомнил, что герцог Месаршедский был женат на кузине императора, родной сестре Жамбора Хедегеша, с которым они были дружны с раннего детства.

Так что служебное дело внезапно стало для лорда Месарша слишком личным.

Ингельшйорд был довольно небольшим городом, если смотреть на число жителей, но основой его существования были казино, бордели и прочие заведения, занимающиеся не совсем законной деятельностью. Поэтому количество приезжих в десятки раз превышало численность местного населения.

Я неоднократно участвовал в расследованиях, связанных с этим городом, и знал, что герцог Хедегешедский уважал местные бордели и два раза в год посещал один из них, чтобы «снимать стресс». При этом официально считалось, что у него командировка за границу.

Само собой, сотрудники Месарша, охраняющие честь и покой кузена императора, следовали за ним по пятам.

- А что именно на данный момент известно? - я догнал лорда и зашагал с ним рядом, так же быстро. Адриан и Анна плелись сзади, обсуждая странности здешних живых и мертвых. И слишком часто зазвучавшее слово «лич» заставляло меня нервничать еще больше... Хотя куда уж больше-то?!

- Вчера утром Жамбор выехал в свою «командировку», и последнее сообщение мои люди отправили из Кезлевйорда. После этого - тишина. Возможно, это совпадение...

Я с сочувствием посмотрел на Месарша, потом притормозил, достал менталфон и запустил карту.

Три точки находились совсем рядом. Ингельшйорд, Кезлевйорд и Вездегастйорд, где мы были сейчас. Если ехать из столицы в Ингельшйорд, то проезжаешь как раз Кезлевйорд, затем Вездегастйорд, Танатос всех побери!..

Не знаю, что могло здесь задержать кузена императора. Лорд Фекет не упоминал о нем, а ведь лорд Хедегеш должен был посетить Вездегастйорд буквально перед нами. Или он гостил здесь инкогнито? Возможно, его убили в Кезлевйорде и потом притащили тело сюда? Просто потому что призрак решил «спрятать улики», а у него самого было дело к местному барону?

- Я уже приказал своим людям обыскать каждый сантиметр от Кезлева до Ингельша. И еще оцепить все места, где были восстания зомби.

- В стране начнется паника, - напомнил я. - Люди попытаются сбежать за границу...

- Границы я тоже приказал перекрыть, - спокойно так произнес этот страшный человек.

Всегда подозревал, что от герцога Месаршедского в нашей стране многое зависит, но все равно трудно осознавать, что рядом со мной человек, по желанию которого могут без лишних вопросов  закрыть страну...

- А то проклятие снимется, а инфляция останется, - как-то невесело усмехнулся лорд. - Сами свалят, все здешние активы за границу сольют... Все должны быть заинтересованы в спасении страны. Другого выхода ни у кого не будет!

Мы как раз подошли к мобилям и подождали, пока нас догонят Адриан и Анна. Поцеловав девушку на прощание, Тень плюхнулся на свое сиденье и хмуро буркнул:

- И так же ясно, что это императорский кузен, какой смысл тащиться полчаса туда, потом еще там покрутиться и затем обратно?

- Месарш еще не потерял надежду, - попытался я объяснить другу. Наверное, случись что-то с Адрианом, я бы тоже не успокоился, пока был хоть малейший шанс.

- Хочешь сказать, что у него есть такие человеческие эмоции? Да ладно... Скотина он натуральная.

- Возможно. Но то, что лорд Хедегеш его друг детства и Месарш о нем волнуется, твоей характеристике не противоречит.

Адриан презрительно фыркнул, но промолчал. А потом вообще задремал, и мы спокойно доехали до Ингельшйорда.

- Вот в этом заведении у Жамбора была постоянная... женщина, - мы вышли у небольшого уютного борделя в центре города. И, судя по настрою лорда, он намеревался взять здание приступом, а заведующую всем этим мадам - измором. Или наоборот.

- Отлично, стойте здесь, а я пойду и все выясню, - похоже, Адриан тоже правильно уловил настрой Месарша и решил поработать парламентером.

- Собрались сбежать, лорд Галлеш?

Мне пришлось быстро прикрыть собой Тень и попробовать воззвать к здравомыслию:

- Вам все равно ничего добровольно не расскажут, вы же сами понимаете.

- Ничего, я выясню все, что мне надо, и не добровольно!

- А Адриану расскажут, - корректно намекнул я. - Быстро, спокойно и без скандала. Я пойду с ним, а вы, - я огляделся и тут же уткнулся взглядом в вывеску «ресторан...», - подождете нас вон на той террасе. Чаю попьете...

- Хорошо, у вас двадцать минут, - Месарш зыркнул на меня так, что мне стало не по себе. - А потом я пойду и ментально вскрою всех, кто работает в этом борделе. И если мне покажется, что из него пытается тайком выскользнуть слишком много народа...

- Лорд, я до сих пор являюсь служащим полиции, давшим клятву стране и императору. И...

- Идите, лорд Иллеш, - внезапно Месарш расслабился, только взгляд у него стал ужасно усталый и какой-то... безнадежный, что ли. - Мы с леди Анной посидим на свежем воздухе, поболтаем, выпьем горячего чая... Идите и выясните все что можно.

Глава 27



Анна:

Это просто праздник какой-то, только наоборот. Еще хорошо, что в городе борделей и казино зараженных не было. Глаз отдыхал, что называется...

Стоп. Зараженных? Хм... опыт прежнего мира в голос орал об эпидемии пострашнее чумы. Все же, несмотря на вещественные доказательства попадания, моему мозгу были понятнее привычные термины.

Все это я обдумывала, пока смотрела, как Адриан и Мартош пересекают улицу и скрываются в выглядящем скромно, но элегантно трехэтажном здании. В жизни бы не сказала, что это элитный бордель. Впрочем, я не специалист...

- Знаете, лорд Эрвин, - тихо сказала я, нарушая тяжелое молчание за столиком. - Умирать совсем не страшно. Поверьте, у меня есть опыт.

Возможно, стоило сказать что-то другое. Про то, что еще есть надежда, например... Но за прошедшее время я если не прониклась симпатией, то по крайней мере зауважала этого мужчину. И засорять пространство пустыми утешениями не стала.

- Надеюсь, что он его сначала убил, - поделился своими мрачными страхами Месарш, внешне все такой же спокойный. Его выдавали даже не руки и не глаза, а всего лишь зубочистка. Деревянная палочка, рассыпавшаяся по скатерти мелкой древесной пылью...

- Судя по состоянию костей, все происходит почти мгновенно. Именно поэтому остаются нетронутыми такие фрагменты скелета, которые всегда страдают при любом анатомировании, даже самом профессиональном. Думаю, ваш друг не успел даже ничего понять.

Да, разговаривать с близкими жертвы я умела. Это один из необходимых навыков. И я как никогда остро чувствовала, что четкие профессиональные формулировки лорду Эрвину сейчас гораздо нужнее, чем самое эмоциональное сочувствие.

Месарш помолчал. Но было видно, что ему стало... не то чтобы легче. Мои слова помогли ему справиться с самым первым и самым болезненным осознанием потери.

Он помолчал немного, даже отпил чаю, а потом сменил тему:

- Вы храбрая женщина, леди Анна... Или пытались защитить своих, - он очень старательно выделил это слово голосом, - друзей? Заговорить с таким чудовищем, вместо того чтобы тихо упасть в обморок рядом с лордом Фекетом, это поведение, достойное уважения.

- Да, не трусиха, - я вздохнула и тоже отдала должное травкам, замоченным в кипятке. - Но и не сказать, чтобы героиня. Предпочитаю разум и трезвый расчет. У меня были основания считать, что это существо не причинит мне вреда. Была и вероятность ошибки, не скрою. И тут уже вступают в дело эмоции, без них никак. В этом мире у меня больше никого нет, кроме них. И они заботятся обо мне, искренне, даже если не всегда готовы это признать. И мне они не безразличны, вы правы.

- Привязанности к другим - это наши слабости, - констатировал Месарш. - Но я заметил, что призрак привязан к вам. И еще он назвал вас "ребенком"... Как вы думаете, почему? - он знал ответ, но зачем-то хотел услышать его именно от меня.

- Потому что это призрак короля Лоранда, а две жизни назад меня звали Бернадетт, - смысл скрывать? В головах Мартоша и Адриана лорд Эрвин уже покопался.

- А что вы помните из той, позапрошлой жизни? - заинтересованно уточнил Месарш, оглядывая площадь.

Обычный солнечный денек ранней осени... Вон бежит мальчишка-курьер в забавной шапочке, немного похожей на бейсболку, за спиной у него ранец с бумажными папками, Адриан как-то упомянул, что такая шапочка и ранец - это как профессиональная форма подрабатывающих курьерами школьников. Вон мороженщица намывает свой переносной магический холодильник под пестрым зонтом. А в скверике чуть левее толстощекий малыш пытается отобрать мячик у своей ровесницы. Все такое... мирное, обычное, нормальное и человеческое. Разговоры о прошлых жизнях и призраках кажутся на этом фоне особенно дикими.

- Ничего не помню, - вздохнула я, мысленно возвращаясь за столик. - Я вижу эту жизнь только во сне, урывками.

- Жаль. Кстати, вы знаете, что принцесса Бернадетт, единственная из всей своей семьи, смогла сбежать и скрыться, причем выжить и... оказаться прародительницей одного из ваших друзей? Вас этот факт не смущает? - и лорд Эрвин усмехнулся уголком рта, с легкой такой ехидинкой. Вроде скрытой, но и не заметить ее - это надо ослепнуть.

- О да, у меня весьма одаренный праправнук, - я не выдержала и рассмеялась.

Ну а что еще можно было ответить?

Месарш слабо улыбнулся, напряженно всматриваясь в открывшуюся напротив нас дверь. Да, это они. Вышли, пересекли улочку и поднялись по истертым, но ухоженным каменным ступенькам к нам на террасу.

И лица у них были... да вроде и обычные, но меня царапнуло. Понятно, что новости плохие, но там было что-то еще.

Мартош махнул рукой, подзывая официантку, Адриан упал на стул рядом со мной и чуть поморщился, слушая, как блондин заказывает чай и пирожные. Он явно был не против выпить чего-то покрепче.

Официантка ушла выполнять заказ, и Мартош, наконец, перешел к делу:

- Здесь его нет. И не было. Он подтвердил свое посещение, оплатил и не приехал. Но зато у нас теперь есть объяснение, как его труп оказался в Вездегасте. У него там сын... незаконнорожденный.

Я краем глаза заметила, как едва заметная тень мелькнула в глубине Адриановых глаз, но сделала вид, что всецело увлечена рассказом. Больной вопрос для него, да...

Как оказалось, не только для него.

Месарш, вроде бы спокойно выслушавший новость, сломал очередную зубочистку, которую крутил в пальцах с тех пор, как парни показались на пороге борделя. Но голос все равно остался сосредоточенно-ледяным:

- Сын? В Вездегастйорде? У Жамбора? - еще одна зубочистка почила смертью раскрошенных. - Вы уверены?

- Да. Два года назад его... постоянная женщина... родила мальчика, которого отдали на воспитание барону Фекету, - Мартош у нас сестра таланта, но в ответ на его краткость лорд Эрвин настолько ощутимо заледенел, что блондин торопливо добавил: - Все произошло тайно, но эта... женщина... пропала, и мадам решила убедиться, что с ее подопечной не случилось ничего ужасного. Все же когда в бордель регулярно наведывается возможный убийца, да еще такой высокопоставленный и влиятельный...

Нда, после нашего ухода им придется вызывать уборщицу - под столом будет гора убитых в пыль зубочисток. Но лорда я тоже где-то понимаю.

- Поэтому она выяснила подробности и сдала нам за обещание не трогать ее девочек и не вмешивать их во все... это...

- Вы уверены, что этим... подробностям... можно верить? - судя по лицу Месарша, его прямо-таки разрывало от желания перейти с официально-вежливого на неофициально-матерный, но он крепился.

- Да, лорд, я не первый год веду допросы и должность следователя получил не за красивые глаза, - Мартош очень спокойно, без обиды в голосе, тактично напомнил о том, кто он вообще есть.

- Значит, надо возвращаться, - объявил лорд Эрвин и с тоской посмотрел на здание борделя. Похоже, его обуревало иррациональное желание разобрать сие строение по кирпичикам и каждым таким кирпичиком садануть кого-нибудь по маковке.

Сама не знаю, почему мысль вернуться в замок недобитого призраком барона мне очень не понравилась. Но я понимала, что сын друга - это важно. Наверное, поэтому и не сказала ничего. Доела свое пирожное и пошла в машину - ну не смогла я объяснить словами, что не так.

Всю обратную дорогу лорд Эрвин молчал, о чем-то глубоко задумавшись, а я не мешала. Тоже ушла в свои мысли. До меня, как до жирафа с перебитым позвоночником, только сейчас постепенно начало доходить, что все это - не сон, не глюки, не фантазии и не игрушки. Я же все эти дни после переселения жила... ну, если так можно выразиться, под легким анабиозом.

Сказка - пусть и страшноватая, но в целом интересная и безопасная - вот как я это все воспринимала. А сейчас действие неведомого седативного препарата подошло к концу...

За окном уже замелькали первые домики того городка, где мы осматривали кладбище, я отвлеклась, наконец, от своих раздумий, огляделась...

- Лорд Эрвин, что-то не так!

- Вы тоже это чувствуете? - поинтересовался Месарш, напряженно разглядывая пустые улицы и редких прохожих, тихих и каких-то пришибленных, что ли.

- Святые позвонки... они все... - с ужасом констатировала я через минуту, когда машина притормозила на повороте. - Энергетику видите?

- Я не стал бы называть их мертвыми, но и живыми назвать язык не поворачивается, - констатировал Месарш, сжав руль покрепче, и вдруг резко ударил по тормозам.

Меня мотнуло по салону, чудом не вписав головой в стекло, но воздух вокруг странно сгустился, обхватывая тело мягкими невидимыми ремнями, пропавшими после рывка.

Я инстинктивно сжалась и постаралась упасть в узкий проход между сиденьями. Резкий скрежет металла, прорвавшийся мат лорда Эрвина и удар... не сильный, но чувствительный.

- Леди, вы целы? Вам помочь выбраться?

Я не успела ответить, потому что слегка покореженную дверцу с моей стороны просто вырвало с корнем, в проеме мелькнуло белое лицо Адриана, его расширенные зрачки, и меня быстро, но бережно вытащили из машины. Лихорадочно ощупали и подхватили на руки.

Едва переведя дыхание и вцепившись в спасителя, я наконец огляделась. Господи ты мой грудной отдел позвоночника... сглазила! Как есть сглазила - вот кто меня тянул ляпать языком про зомбиапокалипсис?!

У них были такие страшные глаза... Причем не тупые, не стеклянные, не бессмысленные, нет! В них горел неестественный разум и четкая цель. И целью этой были мы...

Машина, в которой мы ехали, оказалась покорежена врезавшимся в нее автобусом. Слава богу, лорд Эрвин успел вывернуться, и нас задело по касательной, а не размазало между чужим капотом и стеной дома. Но дорога оказалась заблокирована намертво, а молчаливая целеустремленная толпа быстро приближалась.

- Отступаем к вашему мобилю, - скомандовал присыпанный пылью и стеклянной крошкой Месарш, выбираясь с другой стороны. - Лорд Галлеш, часть из них уже мертва, они ваши! А с остальными я попробую...

И он попробовал. У меня несуществующая шерсть дыбом встала не только вдоль позвоночника, а везде. Судя по всему, лорд Эрвин пустил в ход тяжелую ментальную артиллерию. Словно на спусковой крючок нажал.

Часть толпы отбросило назад, но при этом те, кто еще секунду назад казался живым, пусть и страшным, вставали и бросались вперед с перекошенными ненавистью... мордами. Лицами это уже нельзя было назвать. Уши заложило от какого-то тонкого, на грани ультразвука, скрипучего визга, грохота, рева... чья-то рука метнулась из жидких кустиков, обрамляющих газон, и попыталась схватить Адриана за ногу...

К мобилю мы пробились, потому что в бой вступил Мартош, методично выкашивающий нападающих из двух... пистолетов. Он медленно двигался нам навстречу, безжалостно раздвигая капотом двигающейся самой по себе машины толпу свихнувшихся зомби.

Доехав, он быстро выскочил, распахнул заднюю дверцу, заодно прикрывая запихивающего меня в мобиль Адриана, нырнувшего за мной следом через пару секунд.

- Не ранена? - Мартош вновь уселся за руль и обернулся, буквально на мгновение, чтобы встретиться со мной взглядом и убедиться, что со мной все в порядке.

- Гони! - последним в машину запрыгнул Месарш...

Едва успел - несмотря на его вполне бодрую ментальную стрельбу по площади, новые нападающие так и шли, сотнями.

А сможем ли мы выехать? Там, впереди, поперек дороги медленно выруливал огромный грузовик...

Глава 28



Мартош:

Автопилот - незаменимая вещь в такой ситуации. И огнестрелы тоже пригодились... Пришлось стрелять и одновременно держать щит от мощной атаки Месарша, когда где свой, где чужой уже не различаешь, лупя ментальной кувалдой сразу по всему, что рядом. Но зато странные недоживые валялись на земле, схватившись за головы, а вот недомертвых пытался сдерживать Адриан, при этом прижимающий к себе Анну. Расставаться с ней он не собирался, хотя девушка ему явно мешала. Впервые... Танатос его подери, нашел время, когда влюбиться!

Выскочив из мобиля, я даже сам распахнул перед ним дверцу, отстреливая странных зомби в головы. Нормальных такие выстрелы останавливали не надолго, а эти падали на землю и замирали... притворяясь мертвыми.

Целый город... Спаси нас Йгеншуэль!.. Несколько городов, потому что в том, где мы были днем, тоже бродили вот такие вот непонятные недоживые. И, возможно, сейчас они тоже активировались и уже устремились к соседям...

- Не ранена? - я обернулся и внимательно оглядел Анну, вцепляясь в руль и выставляя максимальную мощность.

- Гони! - уже на ходу в мобиль запрыгнул Месарш, и мы рванули вперед, расшвыривая озверевшие толпы бывших людей. Резко обогнув попытавшийся перегородить нам путь грузовик, мы помчались по дороге к замку барона Фекета.

Конечно, если рассуждать здраво, нам надо было гнать прочь отсюда, как можно дальше. Но я понимал, что не смог бы оставить ребенка Адриана и жить с этим дальше, так что или мы бросаем Месарша у замка, или... помогаем ему спасти сына друга. Что ж... надеюсь, он понимает, что будет нам очень много должен за эту помощь, по крайней мере - жизнь.

Да я бы помог ему и так, просто потому что прекрасно понимаю, что он сейчас чувствует. Но учитывая наше положение, такой должник, как лорд Месарш, будет очень кстати...

Как ни странно, никто не отправился за нами в погоню на мобилях, а толпу бегущих преследователей мы обогнали за считанные минуты.

- Что это за херня была? - уже не делая скидку на присутствие среди нас девушки, Адриан тряхнул головой и немного нервно обернулся. - Я люблю упокаивать зомби, но не в таком же количестве! К тому же эти какие-то слишком умные. И частично - живые.

- Эта херня вчера проросла в голове барона Фекета у нас на глазах, - мрачно сказала Анна. - Лорд Эрвин... Я надеюсь, мы успеем до того, как...

- Должны успеть! - рыкнул Месарш.

Скосив взгляд, я инстинктивно поежился. Не хотелось бы мне оказаться на пути лорда, когда у него такой настрой. Он сейчас просто убьет всех в замке, не разбираясь, кто живой, а кто нет. И даже задумываться не станет. И совесть не проснется, даже потом. Злой застывший взгляд, поджатые губы, заострившиеся скулы и синие тени под глазами. Сейчас он выглядел на все свои двести сорок два года, и теперь я готов был поверить, что у него уже взрослые внуки моего возраста.

Притормозив неподалеку от уже знакомого нам замка и заехав в ближайшие заросли так, чтобы нас не было видно ни с дороги, ни из замка, я объявил:

- Учитывая ситуацию, заходить в гости на обед я бы не стал. Мало ли там тоже все... - лорд Эрвин зарычал очень неодобрительно, так что я быстро продолжил, а то, пожалуй, рванет еще без нас. - Я сейчас попробую заглянуть внутрь и осмотреться.

Месарш, резко вспомнив, что я - анимаг, согласно кивнул:

- Только поторопитесь, лорд Иллеш. Не знаю, почему жители города не поехали за нами следом на машинах, но даже если они идут за нами пешком, запас времени очень небольшой.

- Это психология толпы, - влез Адриан. - К нашему счастью, там сейчас уже очень большое число зомби, а они умом не блещут. Инициативная группа догадалась, как нас затормозить, но потом в ход пошли инстинкты толпы.

- А зачем им понадобилось нас тормозить? - Анна, как и все мы раз в пять минут, нервно оглянулась на дорогу к городу. - Когда мы уезжали отсюда утром, все же условно нормально было. Тихо, мирно... С чего вдруг они взбесились?

- Может, проголодались? - Адриан нервно передернул плечами. - А может...

- А может, не хотят, чтобы по их городу ездили посторонние, - мрачно выдал Месарш. - Проверьте свои менталфоны, мой не работает.

- Танатос подери! - я глянул на свой, Адриан вывалил из карманов два своих...

- Я заметил две поваленные вышки и оборванные провода менталсвязи, - пояснил лорд Эрвин. - Похоже, они сами собираются отгородиться... по крайней мере, скрывать от соседей, что происходит.

- Разумно... Слишком разумно для зомби, - Тень напрягся и бросил быстрый взгляд в заднее окно, на дорогу.

- Ладно, ждите. Пойду искать мелкого шпиона, - объявил я, вышел из мобиля и принялся оглядываться вокруг. Проходящий мимо тощий кот меня вполне устроил. Кивнув следящему за мной Адриану, я присел рядом с животным, посмотрел ему в глаза и соединился с его разумом.

Краем сознания я почувствовал, как Тень вместе с Месаршем затащили мое тело обратно в мобиль. Правильное решение - мало ли придется быстро сваливать.

В замок кот не очень хотел - в борьбе за место возле кухни он проиграл конкуренту, который теперь толстел, обласканный кухаркой, и гонял всех остальных котов в округе. Пришлось немного надавить, заставляя выполнить то, что мне нужно.

Внутри замка было тихо. Подозрительно, отвратительно тихо. Я быстро пробежался по этажам, нашел детскую, убедился что малыш там, вместе с няней, от вида которой у меня шерсть встала дыбом... и мы побежали обратно. Едва удалось успокоить бедное животное, чтобы он не промчался по двору с диким мявом, а бесшумно перепрыгнул через забор. Только после этого я вернулся в свое тело и отчитался:

- Возможность выкрасть есть, но действовать надо быстро.

- В замке больше живых или мертвых? - уточнил Адриан.

- Больше мертвых, - признался я, стараясь не смотреть на Месарша.

- Значит, тогда мы с тобой лезем в детскую...

- Зовите на помощь, если что, - лорд Эрвин выразительно постучал пальцем по виску. - На небольшом расстоянии я в состоянии уловить призыв от такого сильного менталиста, как вы. Мы с леди будем стоять как можно ближе...

- Если с моей леди что-то случится... - Адриан очень многообещающе прищурился.

- Лорд Галлеш, если бы от меня было больше пользы в замке, я бы с радостью пошел туда вместо вас. Сейчас ваша жизнь и жизнь леди Анны бесценны, так как по предсказанию только вы сможете остановить этот кошмар. Но если вы спасаете моего племянника, я сделаю все возможное, чтобы отплатить тем же, когда бесценное для империи после снятия проклятия превратится в смертельно опасное.

Переговариваясь, мы все вышли из мобиля и подошли к легкой кованой ограде, отделяющей территорию баронского поместья от дороги.

Пристально изучая газон с пожелтевшей травой и тропинки с валяющимися кое-где жухлыми листьями, Анна с сомнением поинтересовалась:

- А это точно хорошая идея - разделяться? Если на нас нападут порознь, отбиваться будет сложнее. Мне кажется, внутрь надо идти всем и давить, если что, всеми силами. А машина сама по себе никуда не убежит.

Мы с Адрианом переглянулись. Нет, конечно, Анна необычная девушка, но бегать толпой по коридорам не самое правильное решение. Успешнее всего проник бы один, но кому-то потом придется нести ребенка, а кому-то прикрывать... так что двое - лучший вариант. Опять же, случись что, Месарш сумеет на какое-то время сдержать толпу из города или прийти к нам на помощь, ворвавшись в замок.

Нет, в данном случае надо было разделяться.

- Толпой бесшумно прокрасться по замку сложнее, - словно прочитал мои мысли Адриан, скептически посмотрев на юбку Анны.

Девушка, усмехнувшись, на секунду отстегнула запах юбки и продемонстрировала нам бежевые штанишки свободного покроя, но потом, резко став серьезной, спросила:

- В замке именно мертвые или зараженные, как в городе? Есть ли там те, у кого нормальная энергетика? И какая она у ребенка?

- Котом такие вещи определять сложно, - признался я. - Окончательно мертвых мы с ним почуяли сразу, а вот насколько неживы живые - не ясно.

- Хватит трепаться. Стойте неподалеку и ждите, - не выдержал Адриан. - Если будет нужна помощь, вы поймете...

- Хорошо, - Анна послушно кивнула и проводила нас спокойным взглядом. Без капризов, страхов, упертых настаиваний на своем... Идеальная женщина.

Через ограду мы перелезли одновременно, но у замка Тень оказался раньше меня.

Не знаю, как ему удается практически исчезать и при этом бесшумно передвигаться. Мне пришлось постараться, чтобы незаметно добраться через весь двор до приоткрытого окна, которое я приметил, бегая здесь котом.

- Давай скорее! - Адриан буквально вдернул меня внутрь комнаты, потом приоткрыл дверь и высунулся в коридор. - Третий этаж?

- Да, - на всякий случай я передал из памяти расположение детской, чтобы Тень мог добраться до нее первым. Надеюсь, ему хватит ума дождаться меня.

Адриан бесшумно, словно призрак, проскользил по ковровой дорожке до лестницы. Я покрался за ним следом, от выступа к выступу.

По лестнице тоже пришлось красться, хотя хотелось бежать. Встречаться с зомби без защитного костюма мне совершенно не хотелось, а надевать его, учитывая то, что он у меня всего один...

Глупо, я знаю... Но да спасет нас Йгеншуэль!..

На первом этаже я чувствовал какую-то живую энергетику, ощущал запахи еды с дальнего крыла - там, где была кухня, слышал бубнеж лакеев в одной из комнат и тихий спор горничных - в другой. Оказавшись на третьем, я, уже человеком, все равно почувствовал, как все волоски на теле становятся дыбом. Предчувствие, интуиция, банальный страх на грани ужаса...

Нет, здесь не ощущалось покоя и умиротворения кладбища, не было теребящей за душу энергетики насильственной смерти, здесь все было пропитано безысходностью, медленным угасанием, как... в доме для престарелых.

В начале работы в полиции мне пришлось посетить это заведение для бедных стариков. Я еле выдержал там три допроса и потом трусливо сбежал.

Сейчас сбежать было нельзя...

Даже Адриану было не по себе, воздух вокруг него сгустился от напряжения. Тень готов был ударить своей магией в любой момент и упокоить всех, кто окажется рядом, даже живых. Я тоже приготовился бить менталом на поражение.

Мы с Месаршем были примерно равны по силе, но я использовал свои способности для допросов, а ему, наверное, пришлось довольно много сражаться. Чувствовался опыт, которого у меня не было. Но принцип действия я знал, практическое применение видел, так что если понадобится - справлюсь.

Дверь детской, к которой я котом добежал за пару секунд, сейчас казалась зачарованной, мы шли и шли, а коридор все не кончался и не кончался. Каждый скрип половиц, каждый шорох заставлял меня замирать и прислушиваться.

Наконец Тень влетел в комнату и шарахнул магией по сидящей у кроватки неживой женщине, та мгновенно упала, а я подхватил на руки мальчишку, до нашего появления играющего на полу в машинку. Ребенок посмотрел на меня серьезным осмысленным взглядом, потом всхлипнул...

- Эмоции есть. Но он уже заражен, - констатировал Адриан, кивнув мне в сторону коридора: - Уходим. Пригодится для изучения, если что.

Пару секунд я сомневался, глядя в глаза мальчика. Потом решительно двинулся вслед за Тенью...

Мы уже спустились на первый этаж, когда за моей спиной раздалось злобное пыхтение и топот.

Глава 29



Анна:

Промаявшись возле ограды, я пошла и села обратно в машину, а Месарш так и остался возле кованой решетки, увитой каким-то местным плющом.

Сказать по правде - я не верила в успех этой затеи. Мы всего несколько часов отсутствовали в этом городишке с зубодробительным названием, и за это время в нем не осталось ни одного незараженного человека. А барон уже вчера начал перерождаться.

Но я помалкивала в тряпочку и из последних сил надеялась, что как минимум ребенок не пострадал, а если и... то мы найдем способ его вылечить. В любом случае, у меня даже мысли не было просто развернуться и сбежать, бросив малыша.

Мы ждали, ждали и ждали. Казалось, что прошла уже целая вечность, когда я почувствовала неудержимое желание выбраться из машины и попасть под совершенно определенное окно в северном... ага... вон том крыле. Одновременно со мной у ограды встрепенулся лорд Эрвин и посмотрел в ту же сторону.

Не сговариваясь, мы форсировали забор. Месарш легко, как проволочные, раздвинул кованые прутья, пролез первым и подождал меня, а потом мы бегом рванули в сторону нужного окна.

Подоспели как раз вовремя - там, за раскинувшимися нам навстречу створками, что-то грохнуло и взвыло. Окно было на первом этаже, но все же достаточно высоко от земли. Мне пришлось подбежать вплотную к стене и поднять вверх руки. Ну вот знала я откуда-то, что именно это и надо сделать... и оказалась права, потому что в следующую секунду Мартош, высунувшись по пояс, передал мне напуганного малыша.

Увы... заразное плетение уже пустило в нем свой росток.

Лорд Месарш в это время напряженно вглядывался куда-то в сторону главных ворот и подъездной аллеи. И явно готовился шарашить врагов ментальной магией - у меня снова медленно начали вставать дыбом волосы на всем теле. И не только от его ментальной силы, но и от того, что я рассмотрела, для кого это все готовится.

Наши городские друзья, оказывается, вовсе не оставили надежды нас догнать, и первые нестройные ряды марионеток уже выступали из-за деревьев.

Наверху опять грохнуло и полыхнуло, я едва успела отскочить в сторону, стараясь при этом не уронить ребенка. На то место, где я только что стояла, спрыгнул Мартош, тут же развернулся и заорал, глядя вверх:

- Быстрей!


- Да чтоб их... - раздалось в ответ краткое эмоциональное пожелание, потом последовал магический выброс, отголоски которого ощутила даже я. И Адриан мягко приземлился на землю рядом с нами. Но сразу же отскочил подальше, потянув меня за собой, а Мартош поспешно рванул за нами.

Оглянувшись, я поняла почему. Из окна уже гроздьями висели чьи-то ноги, руки, оскаленные морды... Все это жутковатое месиво шевелилось и медленно переваливалось через подоконник.

- Сдохните, сволочи! - Адриан прицельно колданул в сторону окна, и клубок разом обвисших тел на какое-то время словно закупорил проход. Но увы, окно в замке было не одно, а со стороны дороги все приближалась и приближалась целая толпа новых “гостей”.

- Городок небольшой, - хмыкнул Мартош. - Радуйся.


- Но жителей в нем все равно слишком много, - Месарш оглядел наступающих. - Надо валить. Я положу сколько смогу, а вы прорывайтесь к мобилю...


- Чтобы к нам потом прислали вашего зама, разбираться, что с вами произошло? - фыркнул Адриан, мельком глянув на так и не пришедшего в себя ребенка на моих руках. - Нет уж, прорываемся все вместе. Я предпочитаю иметь в надсмотрщиках редкую сволочь, которая мне должна, а не просто редкую сволочь.

Месарш фыркнул и скомандовал:


- Приготовьтесь, бьем все, кто чем может. Расчищаем путь.


Приказать оказалось легче, чем сделать. Мужики лупили тяжелой артиллерией по площадям, старательно следя за тем, чтобы я все время двигалась внутри треугольника, который они вокруг нас с ребенком сформировали, но немертвые марионетки шли и шли, из замка, из сада, из ворот... Казалось, все население несчастного городка стягивалось вокруг нас. А до машины было еще слишком далеко.

Я вся сосредоточилась на одной задаче - дойти и донести мальчика. Больше я ничего не могла сделать, ничем не могла помочь. Зато могла не мешать... И каждый мой шаг был просчитан до миллиметра - куда встать, чтобы удержать равновесие и не попасться под ноги никому из мужчин, крутящих боевую карусель со мной и ребенком в центре.

Да, парни плавно и выверенно, словно долго тренировались, меняли стороны треугольника, равномерно глуша и упокаивая нападавших.

Мартош, уверенно отстреливая особо резвых бывших людей из двух пистолетов, еще и умудрялся держать щит, не позволяющий тяжелому ментальному молоту Месарша навредить нам. А наш лорд инквизитор разошелся по полной - от его ударов хватались за голову и падали даже те, кто был не просто заражен, а уже по-настоящему мертв. И когда Адриан, сменив менталиста, направлял на них упокоение... кажется, даже испытывали облегчение.

Все это я видела только краем глаза, но почему-то замечала и понимала с кристальной ясностью. Смертельная опасность очень усиливает четкость восприятия.

Я ощущала, видела, чувствовала, вдыхала и слышала... Все и одновременно - ничего. Концентрируясь только на движении вперед. Шаг. Еще шаг. И еще...

Мы почти добрались до ограды, и тут везение кончилось. Я как раз перешагнула через какую-то, будь она неладна, декоративную кочку с цветочками, когда безвольное тельце в моих руках дернулось и открыло то, что когда-то было детскими глазами.

От мгновенно выстудившего ужаса я покачнулась и чуть не упала. Удержало меня не иначе как чудо и осознание того, что если я сейчас свалюсь на кого-то из мужчин - погибнем все.

Именно в этот момент какое-то особенно устойчивое к ментальному молоту мертвое чудовище вдруг выметнулось из-за кустов и с ревом бросилась в промежуток между лордом Эрвином и Мартошем, не обращая внимания на яростную пальбу последнего.

- Умри, тварь! - первым почему-то отреагировал Адриан, который стоял к происходящему спиной. В попытке развернуться и ударить упокоением нового монстра, он сломал боевую карусель, прыгнул к Мартошу...

Не знаю, в какой момент эти двое встали надо мной спина к спине. Мне уже было не до них...

Да, я не упала, но пришлось присесть на землю - ноги не держали. Ужас почти сразу сменили злость и отчаянье - проклятое марионеточное плетение в теле малыша разворачивалось, набирая силу. Не совсем осознавая, что именно делаю, я понимала только одно - вот здесь и сейчас это МОЙ ребенок. И я его не отдам!

Зомби и монстры отошли на второй план. Звуки стали приглушенными, даже зрение словно расфокусировалось, спрятав от меня все, что сейчас не было важно.

Только этот ядовитый вьюн, что разрастается внутри маленького тела, только его тонкие цепкие усики, проникающие все глубже, только...

А потом случилось... что-то. Как будто над головой полыхнула сверхновая, и меня насквозь прошило огненно-ледяной волной. Ядовито-непослушные ростки, обжигавшие мне пальцы даже сквозь кожу малыша, неподатливые и вездесущие, вдруг стали рваться под моим напором, таять, исчезать... Ребенок всхлипнул раз, другой... и заревел в голос - нормальным, живым, детским ревом.

Я шумно, со всхлипом втянула холодный воздух и попыталась справиться с головокружением. Кажется, я все это время не дышала.

На детский рев резко оглянулся лорд Эрвин, его глаза расширились, а потом... даже не знаю, какими словами передать то, что отразилось на его лице в следующую секунду. Он ведь понимал, что ребенок заражен, что надежды уже почти нет. И вдруг - обычный, здоровый и ужасно недовольный пацан в моих руках. Живой! И ни следа колдовских нитей в ауре.

Из нашего лорда надсмотрщика будто бы разом выдернули отравленное копье, которое держало его на ногах, не давая свалиться, но и одновременно убивало. Он облегченно выдохнул и сразу же посмотрел в другую сторону.

Нда. Я подняла голову и тоже ошалела от открывшейся картины.

Примерно в шаге от меня спина к спине стояли Адриан и Мартош и... светились. Натурально светились, только блондин сиял белым светом, а брюнет - черным.

Тихо укачивая и прижимая к себе испуганного мальчишку, я сидела на земле и во все глаза таращилась на эту парочку.

Да, я уже видела подобное, в библиотеке, на картинке в очень старой книге, выпущенной до эпохи светлого императора. Двуликий бог Ульганэша, темный и светлый лики, над которыми парил странный перекрученный обруч в виде восьмерки-бесконечности...

У парней над головой он тоже был.

Над Адрианом обруч светился белым и резко выделялся на фоне его черного свечения, а над Мартошем - контрастно темнел в его белых лучах.

Вокруг тихо складывались на землю марионетки, которым словно обрезали ниточки. Мертвые становились окончательно мертвыми, а живые...

Кто-то протянул мне руку, помогая встать. Я встретилась взглядом с лордом Эрвином...

- Попробуйте вылечить вон того мужчину, - кивнул он на ближайшее к нам тело, положив при этом ладонь мне на плечо. - Если что, я помогу и подскажу.

Я попыталась сосредоточиться и дотянуться целительскими “щупальцами” до пострадавшего, но тут у ворот снова кто-то завопил или зарычал. Я невольно оглянулась и успела увидеть, как Адриан и Мартош одновременно ударили по немертвому подкреплению каждый своей силой. Именно в этот момент их магия переплелась, соединилась в единое целое... и новая световая волна накрыла баронский парк.

Мои собственные хиленькие силы, подхваченные этой волной, взметнулись гейзером, а лорд Эрвин, встав у меня за спиной и крепко сжав мои плечи, прокричал в самое ухо:

- Лечите, леди Анна! Всех лечите, до кого дотянетесь! Смотрите через меня, я четче вижу и больше знаю!

И действительно, у меня словно изменилось зрение, стали доступны цвета невидимого спектра, да еще и резкость вдруг увеличилась в разы. И я поняла, поняла, что надо делать!

Глава 30



Адриан:

Я за всю свою жизнь столько мертвых ни разу не упокаивал. А они все перли, перли и перли, то полумертвые, то полуживые, то...

От ограды до замка я дошел за минут пять, зато обратный путь тянулся бесконечно долго. Но мы продвигались вперед, шаг за шагом. Огнестрелы Мартоша били без промаха, ментал Месарша шарахал так, что если бы не щит - наши мозги давно бы уже сплющило, я сам покрывал окружающую нас толпу магией, волна за волной. И про себя постоянно взывал к Танатосу, потому что понимал - мои силы конечны. И силы Месарша - тоже. И огнестрелы надо перезаряжать иногда...

Меня поддерживала ненависть к устроившему это все уроду. И плевать мне на то, что когда-то в прошлой жизни это чудовище было моим отцом. А еще очень помогало осознание, что рядом - Анна, к которой не должна прикоснуться ни одна из этих тварей!..

И вдруг, еще даже не обернувшись, я почувствовал зомби слишком близко, опасно близко от нас. Женский вскрик полоснул по сердцу уже в тот момент, когда я резко оборачивался. Упокоил мразь, посмевшую напугать мою женщину. Ощутил спиной спину Мартоша. Услышал, как он прошептал: «Спаси нас, Йгеншуэль!», сам тоже про себя подумал: «Танатос, помоги, сволочь божественная!» и ударил из последних сил, стараясь покрыть темной волной упокоения как можно больше недомертвецов.

Мартош ударил одновременно со мной... Я знал, что он сильный менталист, такой же, как Месарш, просто не боевой. Он редко использовал ментал для нападения, только для защиты или для проникновения в разум. А тут он так шарахнул... Императорскому прихвостню подобная силища и не снилась!..

Главное, у меня самого будто открылось второе дыхание... И я снова принялся упокаивать тварь за тварью, а Мартош, отбросив в сторону один из разрядившихся огнестрелов, вздрогнул, услышав плач ребенка...

Я даже сначала не понял, что меня в этом плаче удивило, но... это был обычный детский плач. Обычный!

Скосив взгляд, я посмотрел на Анну.

Она стояла, прижав совершенно здорового мальчишку к груди, а Месарш что-то ей объяснял, поддерживая сзади. Хорошо, если эти двое нашли способ вылечить хотя бы часть зараженных. Потому что зомби поднимались не только здесь, не только в городке, который мы миновали вчера, не только в деревушке у границы, но и в Эльрастйорде, и в Дорсенйорде...

По численности жителей эти два города почти не уступали столице. И что? Все, кто там живут, тоже превратятся в таких вот недоличей?

Меня передернуло от омерзения, и я снова шарахнул изо всех сил, понимая, что пока Месарш занят Анной, единственная защита - мы с Мартошем.

Так получилось, что мы вновь ударили одновременно, и я буквально физически ощутил сметающий все на своем пути энергетический смерч, эпицентром которого была наша пара.

И вдруг почувствовал ответную волну, не убивающую, как наша, а излечивающую, очищающую от следов мертвой энергетики тех, кого еще можно было спасти.

Уже осознав, как можно увеличивать нашу силу, мы снова одновременно ударили, навсегда упокаивая мертвых и останавливая недоживых, на которых тут же пролилась целительная река от Анны и Месарша.

Не дожидаясь, пока выздоровевшие придут в себя и начнут извиняться, мы все помчались к ограде...

Мартош, перепрыгнув чуть раньше меня, через растянутые прутья забрал мальчишку у Анны, подождал, пока она перелезет, вернул ей ребенка, и мы вдвоем кинулись к мобилю. Он был цел, и засады вокруг не оказалось.

Я призывно махнул рукой, одновременно упокаивая небольшую кучку преследователей. Остальных мы, похоже, победили.

Открыв заднюю дверцу, выхватил из рук девушки мальчишку, чтобы он ей не мешал. Пацан даже не пискнул, пока Анна быстро залезала в мобиль. Месарш, оббежав, уселся с другой стороны. Закинув им ребенка, я плюхнулся рядом с Мартошем, и тот стартанул,  выжимая максималку...

На выезде из города нас встретил кордон военных, оцепивших «зону заражения». Даже при наличии у нас в машине начальника императорской охраны нам пришлось пройти осмотр, после которого нам было позволено ехать дальше.

Второй кордон поджидал нас через четыре часа бешеной езды, у въезда в Дорсенйорд.

Странно, но хотя за рулем был Мартош, я не смог заставить себя даже закрыть глаза.

Мальчишка спал, свернувшись в клубок на сиденье. Анна дремала, положив голову Месаршу на плечо. Сам императорский прихвостень тоже всю дорогу смотрел в окно и молчал.

Лишь когда мы подъехали ко второму оцеплению, он выдал:

- О случившемся никто не должен знать. Ментальный щит у леди я восстановил, император мне верит и не будет заставлять его вскрывать. Но вас он не должен видеть. Вас вообще никто не должен видеть, пока вы не затрете обычными воспоминаниями все, что произошло. Иначе я не смогу вас спасти. Вас задушат во сне поодиночке.

Мы с Мартошем понимающе кивнули. Надо быть совсем тупыми, чтобы не осознать, молитвой ли, просто случайной цепью событий, чудом или совпадением, но мы стали магом смерти и магом жизни. Парой избранных, олицетворением двуликого бога на земле, наследниками трона.

- Нам не нужна власть, - процедил я, чувствуя, что начинаю злиться от безысходности.

Я стал магом смерти. Магом смерти на службе империи. Как только об этом узнают мои «коллеги»...

- Знаю, - кивнул Месарш. - Именно поэтому с чистой совестью попытаюсь вас спасти. Это не будет предательством по отношению к стране и моему императору.

Мы снова замолчали.

Внутрь зараженного города нас пустили, но поглядывали как на сумасшедших. Был уже поздний вечер, но Месарш, попросив ключи от моего мобиля, объявил, что должен позаботиться о ребенке и отвезти его в столицу.

Я кивнул Мартошу на зевающую Анну, поеживающуюся от ночной прохлады, и он, поняв мой намек, подхватил девушку на руки и понес через лес, объясняя ей на ходу, что я сейчас их догоню...

Спящего мальчишку Месарш осторожно перенес на заднее сиденье моего мобиля.

- Вы сможете спасти ее? - поинтересовался я, едва мы остались вдвоем.

- Да, здесь не будет никаких проблем, кроме ее привязанности к вам. Она - невинная жертва обстоятельств. Мало того, она - сильнейший темный целитель, который сможет излечить всех зараженных. Я завтра отвезу ее во дворец, представлю ко двору... У леди Анны впереди великое будущее, которому может помешать слишком близкое знакомство с магом смерти.

Я согласно покивал, чувствуя, как начинает тоскливо ныть сердце.

У меня было много женщин. Из-за расставания с некоторыми я переживал, про каких-то забывал на другой день, но так плохо мне еще ни разу не было.

- А Мартош? - выдохнул я, заставив себя успокоиться.

- Лорд Иллеш - верный слуга императора, в его преданности нет никаких сомнений, единственная его слабость - это вы, - с сочувствием глядя на меня, произнес Месарш и тут же уточнил: - Но с ним вам сейчас нельзя расставаться. Я уверен, спасение от проклятия заключено не только в вас и в вашей возросшей силе, но и в единении, которое вы продемонстрировали с вашим другом.

Я снова понимающе кивнул.

- Вы же сами, лорд Галлеш, бесценны для империи, пока проклятие мертвого короля висит над ней, как топор палача. А вот потом... потом только добровольное сотрудничество с моей службой сможет гарантировать вам условно долгую жизнь.

- Прозябание в замке, в заточении от приказа до приказа, - процедил я сквозь зубы.

- Именно так. Большего я не смогу вам пообещать. Но у вас будет хорошая оплата, в отличие от вашего предшественника. Однако вам обязательно придется позаботиться о потомстве...

Я ничего не стал отвечать на это заявление, швырнул прихвостню императора ключи от мобиля и побрел домой. Усталость физическая была огромная, но сил не было по другой причине.

Я являлся источником опасности для друга и любимой женщины. И я знал, что сами они от меня не откажутся. Значит, придется об этом позаботиться.

Ставить крест на себе и своей жизни я не собирался, но понимал, что спокойствия и стабильности я точно не смогу предложить. И еще... чем меньше у меня зависимостей и слабостей, тем легче.

Мартоша я уже подставил - о нем знают все, и светлые, и темные. А вот о моей привязанности к Анне знает пока только Месарш. И он очень хорошо показал, как легко этим можно пользоваться, удерживая меня на коротком поводке рядом с ним. Больше я никому не позволю манипулировать мной через мои чувства. Никому...

В замке было тихо. Странно, мы не ели целый день, но даже думать о еде не хотелось. И спать не хотелось. Хотя я зашел в свою комнату, избежав соблазна заглянуть к Анне.

На тумбочке у кровати меня поджидало кольцо. Массивный серебряный перстень с искусно сделанным узором, выпуклой витой лозой, в сплетении листьев которой прячется императорский герб, врезанный в черный алмаз - самый дорогой камень Ульганэша.

Не удержавшись, я надел его на безымянный палец.

Именно от него отходит и достигает сердца тончайшая нить внутри тела, поэтому обручальные кольца принято носить на этом пальце. И Лоранд Джолаш не был исключением. Этот перстень был на нем в тот день, когда он вышел во двор спасать свою семью, захваченную его светлым собратом. Второй половиной... как Мартош для меня.

Я постоял у окна, глядя в темноту, на сад. При свете луны он выглядел скорее загадочным, чем мертвым. Надо будет попробовать его возродить, вдруг с помощью нашей новой силы это получится? На одну из старых лысых веток приземлилась сова, огляделась вокруг, ухнула...

Отвернувшись, я кинул взгляд на кровать и понял, что уснуть один не смогу. Напиваться с Мартошем не хотелось. Да и... Ладно, в последний раз. В последний раз же можно? А потом... Потом...

Думать о том, что произойдет потом, было больно. Физически больно. Да и зачем?

Я вошел к Анне без стука. Девушка сидела на кровати и крутила в руках кольцо, очень похожее на мое. Посмотрела на меня, счастливая, хоть и безумно уставшая, выдохнула: «А я тут тебя жду... Почему так долго? Все хорошо?»...

И я понял, что больно после того как я разрублю нашу связь, будет не только мне. И легче мне от этой мысли почему-то не стало.

Глава 31



Анна:

Мне кажется, что по-настоящему я очнулась от странного транса, в который впала после массового излечения марионеток, только у себя в комнате. И то не сразу. Как входила, раздевалась, принимала душ - помню очень смутно.

И вдруг словно пыльное стекло протерли чистой салфеткой: я сижу на кровати и верчу в пальцах кольцо, которое только что нашла на тумбочке. Оно лежало на самом видном месте, между справочником некроцелителя и перчатками...

Туман разом сдуло, я с необычайной остротой ощутила малейшие нюансы происходящего: шелковое прикосновение пижамы к чистой коже, легкий холодок пола под босыми ступнями и тяжелый, рельефный, ненормально теплый серебристый ободок на ладони. И затейливая резьба по камню, которая отдавалась покалыванием в пальцах.

Дверь за моей спиной чуть слышно скрипнула, и я радостно обернулась, уже зная, кто нарисовался в дверном проеме.

- Все хорошо? Ты чего так долго? - святые позвонки, кто съел половину моего брюнета?! Вот эта усталая тень - все, что осталось? Ну нет, непорядок.

- Иди ко мне, ложись! - я откинула покрывало и приглашающе похлопала ладонью по подушке. - Замучили, понимаешь... изверги.

Адриан проскользнул под одеяло. Вытянулся... вздохнул, обнял, уткнулся мне в волосы, потом принялся целовать, молча... затем раздевать. Я потянулась ему навстречу с довольным мурлыканьем в ответ на его еле слышное: “Как же я по тебе соскучился...”

И вдруг он замер. Даже привстал, опираясь на локоть, и поймал меня за руку. А... это же кольцо. Причем я даже не помню, в какой момент успела надеть его на безымянный палец.

- Тоже на тумбочке нашла? - у Адриана даже взгляд снова сфокусировался.

- Почему тоже? - удивилась я.

Адриан погладил меня по щеке, вздохнул и показал мне свою левую руку, безымянный палец которой украшал очень похожий перстень, только более массивный.

- Это кольцо было на Лоранде Джолаше в тот день... Я нашел его у себя на тумбочке.

- Понятно, что ничего не понятно, - я села и подпихнула под спину подушку, взяла Адриана за руку и положила свою рядом с ней на одеяло. - А это кольцо королевы Фружины. Король Лоранд подарил ей его в день свадьбы...- тут я присмотрелась повнимательнее: - Смотри! На твоем кольце герб выпуклый, а на моем - наоборот, вырезан внутри камня. А ну-ка...

Адриан тоже заинтересовался, сел рядом, и мы, не сговариваясь, соединили наши кольца. Камень к камню, герб к гербу. Действительно... выпуклый рисунок на мужском алмазе вошел в прорези женского, словно они были частью одного целого и совпали до последней молекулы.

Мне показалось, или что-то где-то... В колокол, что ли, ударили? Нет, точно показалось. К тому же через секунду нам обоим стало не до таинственных колоколов.

Все началось с того, что я подняла глаза от соединенных колец и вдруг словно впервые увидела его губы. Четко очерченные, но при этом трогательно пухлые, чувственные, насмешливые, вызывающие... и... и...

Судя по тому, как яростно и страстно Адриан ответил на поцелуй, его посетило похожее видение. Он целовал меня как сумасшедший, как в последний раз, шептал лихорадочно: “Родная... какая же ты у меня красивая... никому тебя не отдам... только моя... только моя...”.

А я ничего не шептала - мне казалось непозволительной роскошью тратить секунды на слова, когда можно отвечать на поцелуи, на движения рук, на ласки, до того остро-сладкие, что крика не сдержать. Лучше заставить его стонать, вот так, как сейчас... уже от моих губ, прикосновений, поцелуев, бесстыдных ласк...

Кажется, это безумие длилось бесконечно. Наверное, я перебудила весь замок своими криками. Мне было все равно.

Не знаю даже, как часто за эту ночь невидимый колокол мягким звоном плыл по комнате, торжественно отмечая каждый раз, когда мы доводили друг друга до исступления, до болезненно-блаженного слияния, до... не знаю. Какая разница? Пусть бы эта ночь вообще никогда не закончилась.

Но увы... Ночь закончилась, и из-за горизонта без спросу выползло утро. И началось оно с того, что кто-то довольно деликатно подергал за одеяло и тихонько произнес:

- У... У-у-ы!

Я лениво приоткрыла один глаз и узрела нашу домашнюю нежить. С платьем в лапах. Коробка с обувью стояла на прикроватной тумбочке, а мертвяк-будильник тыкал когтистым пальцем то в часы на стене, то в пол по направлению к лестнице и зверски вращал глазами. А потом положил платье на постель и изобразил очень рогатого лося - приставил растопыренные пятерни к голове когтями вверх. Даже пошевелил ими для выразительности, обозрел мое недоуменное, сонное лицо, натурально так вздохнул - словно ему и правда надо дышать - и ткнул пальцем в клеймо королевской мануфактуры на коробке с обувью. Прямо в корону и ткнул. А-а-а...

- Да поняла я, поняла, - вылезать из-под одеяла не хотелось жутко. Но куда деваться.

Месарш еще вчера предупредил, что вернется утром и отвезет меня во дворец на аудиенцию к императору.

Сто лет бы мне эта аудиенция не нужна была вместе с императором. Только тут как с бюрократией прежнего мира - как говорится, зубы сжал и потерпел, потому что удовольствие сомнительное, но без документов ты не человек. А мне надо легализоваться, оформить кучу официальных бумаг, открыть счет в банке, выбить зарплату... и все это только с высочайшего одобрения.

Еще раз глянув на часы и выпроводив будильник восвояси, я нырнула в шкаф выбрать подходящее белье. Времени еще было достаточно, чтобы привести себя в порядок и не спеша одеться. Если повезет, то еще и позавтракать успею...

Пристегивая к кружевному поясу чулок, я поймала на себе чей-то внимательный горячий взгляд и оглянулась. Ну кто еще тут может на меня так смотреть?

- Проснулся? - я с улыбкой взглянула на растянувшегося поверх одеяла мужчину. Адриан лежал, закинув руки за голову, ничуть не стесняясь наготы, и, как большой сытый кот из засады, следил за тем, как я одеваюсь.

- Возможно.. А может быть, еще сплю, - он хмыкнул. - Ты не отвлекайся, продолжай...

- Я бы с большим удовольствием повторила все в обратном направлении, - призналась я, пристегнула второй чулок и, пока не одевая поверх соблазнительно-кружевного белья приготовленного платья, забралась коленками на кровать, склонилась над лежащим мужчиной и поцеловала. Долго, нежно...

Он потянулся навстречу, прижал меня к себе, поцеловал в в ответ...

- Будь умницей, бестолочь! Думай о своем будущем.

- Буду умницей два раза и один раз подумаю про будущее, - пообещала я, с сожалением отрываясь от него и ныряя в платье.

И только уже у двери поймала себя на том, что же меня встревожило.

Адриан странно, очень странно смотрел мне вслед. Я бы этого даже не заметила, если бы неожиданно не обернулась у самого порога. Он словно... прощался?

Что-то такое решительно-обреченное было в его глазах. Или мне просто показалось?

В машину я села с тем гадким чувством сосущей пустоты в районе солнечного сплетения, какую обычно называют плохим предчувствием. А тут еще лорд Эрвин взялся масла в огонек подливать:

- Леди, вы в нашем мире совсем недавно, но у вас впереди длинная жизнь, и вы совсем не обязаны провести ее с теми, кто первыми встретились у вас на пути. Причем если лорд Иллеш о вас позаботился, то лорд Галлеш собирался вас использовать. Возможно, сейчас он ведет себя с вами не так, как вначале, но это совсем не значит, что вы обязаны губить ради него свое будущее.

Сказать, что я насторожилась - это ничего не сказать. Подобралась, даже села прямее и самым спокойным голосом ответила:

- Благодарю за информацию, лорд Месарш. Я приму ее к сведению.

- Надеюсь, - хмыкнул он. - Вы совсем не обязаны приносить свою жизнь в жертву первым встречным, причем в буквальном смысле этого слова.

Ох, как мне не нравится этот разговор... Ох, как не нравится!

А в его свете прощальный взгляд Адриана не нравится еще больше.

Месарш какое-то время вел мобиль молча, потом снова заговорил:

- Благодаря вам мой племянник вполне здоров. Я планирую пригласить вас к себе в гости, конечно, если вы не очень устанете после аудиенции у императора. Но это можно перенести и на завтра, ведь нам надо будет посетить банк и открыть вам там счет.

- Не буду ничего обещать, лорд Месарш, - я не то чтобы стала холодна, просто очень глубоко ушла в свои мысли. - Вы правы, сначала дело, потом все остальное, хотя к малышу я, признаться, успела испытать некую привязанность.

Еще бы, блин! Эта маленькая обезьянка, как только оклемалась, повисла на мне, как на родной пальме, отдирать пришлось бы чуть ли не с половиной моих “листьев”! Но все равно он был очень милый малыш... когда спал. И слава височной доле, спал он все же большую часть времени. А ехали мы долго...

Наверное, я не отказалась бы увидеть его еще раз. Особенно, если он не будет карабкаться по мне, как настоящее дитя джунглей.

Императорский дворец встретил нас церемониальной тишиной, торжественностью парадных фонтанов, позолотой лепнины и важными, словно индюки перед рождеством, лакеями.

Пришлось довольно долго путешествовать по дворцовым коридорам, любоваться анфиладой залов и перед каждой дверью по пять минут ждать, пока по цепочке лакеев придет подтверждение на вход.

Чем ближе к королевской приемной, тем меньше прислуга в дверях напоминала раскормленный птичий двор - скорее это были натренированные цепные псы. Но стоило нам миновать последние двери и очутиться в просторной приемной, отделанной голубым мрамором и ненавязчиво-узорной парчой, как сопровождающий меня лорд Эрвин вдруг свернул куда-то вбок и увлек меня в неприметную дверцу за одной из роскошных драпировок.

Здесь все было по-другому. Словно из помпезного дворца мы попали в уютный, жилой, хотя и достаточно богатый дом.

Деревянные панели на стенах, неярко отсвечивающие плавными узорами годовых колец, ковровая дорожка на полу в тон, легкие шелковые занавески, мягкая мебель...

Миновав несколько коридоров и проходных комнат, мы оказались в небольшой библиотеке.

- Подождем его величество здесь. Это неофициальный визит, - пояснил Месарш и вдруг насторожился. Замер, легонько тронув меня за локоть, тем самым подавая знак замереть. Прислушался и быстро вынул откуда-то из-за пояса местный пистолет, стреляющий ледяными сосульками.

И в этот же момент еще одна потайная дверь в другом конце комнаты приоткрылась.

Глава 32



Анна:

Месарш резко обернулся, но тут же опустил пистолет.

- Ваше величество... вы чувствуете?

Не знаю, что чувствовал сухощавый и моложавый светловолосый мужик в парадном мундире, появившийся из-за той самой потайной дверки, а меня с какой-то стати уже потряхивало.

Это ощущение... магия... темная... как вода в осеннем омуте... холодная, с привкусом прелых листьев... знакомая, такая... знакомая!

Я машинально развернулась лицом в ту сторону, откуда этот стылый ручеек лился в мою душу, и сделала шаг.

- Лорд Эрвин? Это снова он. Призрак мертвого короля. Он... где-то там, - и рукой я обозначила направление.

- Держитесь за мной! - скомандовал Месарш, причем нам обоим - и мне, и императору, рванувшему было вперед.

- Там мой сын!

- Вы ничем не сможете ему помочь, ваше величество, - отрезал лорд безопасник таким голосом, что даже императора проняло. - Идите за мной и не мешайте мне делать мою работу. Леди Анна, прошу вас... - я лишь пожала плечами на его выразительный взгляд. Сама не собиралась ни лезть на рожон, ни убегать с криком.

Стоило выбраться из библиотеки и свернуть в первый же коридор, как начались сюрпризы. Очень неприятные сюрпризы. Две мумии в костюмах дворцовой охраны лежали на ковровой дорожке в весьма красноречивых позах.

- Ференц! - его императорское величество с побелевшими от напряжения и ужаса губами опять рванул поперёк батьки в пекло. В смысле, попытался оттолкнуть Месарша с дороги и ломануться в бой, но был довольно жестко остановлен:

- Лайош! Не смей! Ты император! - лорд Эрвин резко встряхнул потерявшего на секунду рассудок правителя, приводя того в чувство. - Идем быстро, но осторожно. Ну!

И мы пошли.

А за следующим поворотом обнаружили еще один сюрприз - очень пожилого грузного мужчину в богатом камзоле. Старик сидел в инвалидном кресле в боковой нише и был жив, но без сознания.

- Дядя Бартош, - император шагнул к нему, но за приоткрытой дверью в конце коридора что-то упало, и старик был мгновенно забыт. Мужчины быстро рванули на звук, я едва за ними успевала.

Дверь грохнула о стену, практически сорванная с петель кем-то из моих спутников, и детская - а это была детская - открылась как-то вся сразу, одной картинкой.

Мумия богато одетой женщины в кресле... разбросанные игрушки... и маленький светловолосый мальчик лет пяти, почему-то очень похожий на Мартоша, сжавшийся в углу большой кровати. Ребенок даже кричать не мог от ужаса, уже почти обхваченный странными дымчатыми полосами, протянувшимися от зависшего под потолком призрака.

- Ах ты скотина! - в голос заорала я, кидаясь вперед быстрее, чем кто-либо успел среагировать. - Ах ты урод протухший! А ну пошел вон от ребенка, тварь! Совсем рехнулся со своей местью!

Да, сейчас мне было все равно, кем там был этот призрак в прошлой жизни, кем он мне приходился, как умер, насколько был прав. Он посмел напасть на ребенка!

Самое страшное в работе судмедэксперта - это не полуразложившиеся трупы. Самое страшное - это мертвые дети... и у меня тоже профессиональный пунктик.

Насрать мне на его священную месть, изничтожу подонка!

С изничтожением я, конечно, погорячилась, но брошенная в просвечивающий сквозь призрачное тело череп деревянная лошадка попала куда надо и отвлекла тварину от мальчика, а я одним прыжком преодолела чуть ли не полкомнаты, кинулась между призраком и насмерть перепуганным мальчишкой, схватила последнего в охапку и закрыла собой.

- Пошел вон отсюда! Не отдам!

- Глупая девчонка, - призрак, на удивление, не обозлился, а втянул свои серые ленты, походя отмахнувшись и от императора, кинувшегося к сыну, и от Месарша, поймавшего героическое величество на полпути.

Лорд Эрвин умудрялся как-то удерживать и владыку, и пистолет, направленный точнехонько в череп. Но не стрелял. Наверное, помнил, что бесполезно.

- Убирайся, - твердо сказала я, глядя в черные провалы призрачных глаз. - Что бы ни случилось, ребенка я тебе не отдам. Он не виноват в том, что произошло черт знает сколько веков назад!

- Предательство в крови проклятого рода. Моих детей никто из них не пожалел, - холод усилился, мне показалось, что еще чуть-чуть - и все предметы в комнате покроются инеем. - Ты не сможешь охранять это отродье вечно. Отдай его мне, и гнилая кровь сгинет, а трон вернется к настоящим наследникам! К тебе!

- Да нахрен мне этот трон сдался, - грубо отрезала я.

Как-то резко навалилась усталость и апатия, и только трясущийся в моих объятьях мальчишка, живой, маленький и беззащитный, не давал мне опустить руки и просто лечь вот тут на пол и уснуть... и чтобы никто меня не трогал.

- Считай, что я отреклась от него, ясно тебе?! Проваливай!

- Глупая девчонка! Я не могу причинить вреда своей крови, верно, - как-то насмешливо выдал призрак. - Но им все равно не спастись! Ты! - мертвый король резко взмыл под самый потолок и развернулся к застывшим мужчинам. - Ты, потомок предателей! Ты счастливее меня, проклятый! Только один твой ребенок умрет на твоих глазах!

К чести императора надо сказать, что он перестал бестолково рваться в бой, взял себя в руки, выпрямился и гордо вздернул подбородок. У меня сложилось полное впечатление, что мужик нарочно провоцирует врага, вызывая огонь на себя:

- Не смей трогать моего сына, мразь! Хочешь отомстить - я здесь! Я - законный император Ульганэша!

Призрак темной полосой метнулся через полкомнаты и завис прямо перед лицом храбреца, не обращая внимания на усилия лорда Эрвина отпихнуть того то ли в сторону, то ли себе за спину. Месарш уже убедился, что ребенок у меня на руках жив и я намерена отстаивать его до последнего, и теперь сосредоточился на защите своего непосредственного начальства. Тем более что призрак так и висел чуть ли не нос к носу с побелевшим, но решительным величеством.

- Не-е-ет! - протянул мертвый король с издевкой. - Я не дам тебе так легко умереть! Сначала я отберу и уничтожу все, что тебе дорого! Так же, как твой предок-предатель когда-то поступил со мной! Помни об этом каждую секунду из того времени, что тебе осталось, проклятый! - призрак зловеще расхохотался и... сгинул. Только дымный хвост мелькнул.

- Позер, - сказала я вслед рехнувшемуся предку. - Опереточный. Тьфу... - и села прямо на пол у кровати, не выпуская тихо заплакавшего принца из рук. - Ну все, маленький. Т-ш-ш... Все, злобный дядька ушел.

Дядька ушел, в смысле улетел, император отмерз и на высокой скорости рванул отбирать у меня и тискать спасенного наследника. Тихо плакавший мне в кружевное жабо пацан, ощутив знакомые отцовские руки, заревел в голос от облегчения, вцепился в мужчину руками и ногами и самозабвенно выплескивал все страхи в большого и сильного папу. Я прислонилась спиной к какому-то креслу и подумала, что хорошие в императорской детской ковры, мягкие. Если что, можно и прилечь...

Лорд Эрвин тем временем развил бурную деятельность: успел выглянуть в коридор, убедиться, что призрак действительно смылся, а не притаился за ближайшей портьерой, пробежался по всем углам детской, накинул на мумию няньки сорванное с кровати покрывало, чтобы она не попадалась на глаза наследнику, отправил кучу каких-то сообщений со своего менталфона... и только после этого вернулся к нам. Оценил мое стремление склубковаться где-нибудь в уголке на теплом коврике, уверился, что его величество уже почти успокоил отпрыска и способен воспринимать что-то еще кроме ревущего пацана, и резюмировал:

- Призрак короля Лоранда сказал, что не сможет причинить вред собственной крови. Кровное родство с леди Анной может спасти вас, ваше величество.

- Что значит кровное родство? - я немного скептически хмыкнула. Куда-то вся моя робость при виде коронованных особ подевалась, вот прямо не знаю куда... - Переливание крови сделаем? Или как?

- Вариантов несколько, - невозмутимо пояснил Месарш, наливая в стакан воды из красивого хрустального графина и протягивая мне. - И самый простой - выйти замуж за его императорское величество, провести магический обряд усыновления и стать приемной кровной матерью наследника.

Я поперхнулась водой, закашлялась, с ужасом глянув на слегка ошарашенного такой перспективой императора и с укором - на невозмутимого инквизиторского сводника.

- Не обижайтесь, ваше величество, - отдышавшись, сказала я минуты через три. - Но я не хочу замуж. Даже за вас. Лорд Эрвин, если не ошибаюсь, вы сказали, что способов несколько?

- Ну, я должен был предложить этот вариант, вдруг вы бы согласились, - хмыкнул Эрвин и почему-то посмотрел на мою левую руку, в которой я как раз держала стакан. Кольцо увидел, что ли? Но ничего про это не сказал, продолжил как ни в чем не бывало: - Есть еще один способ. Кровное слияние. Его использовали темный и светлый короли, восходя на престол.

Вот теперь император, который довольно спокойно отреагировал на матримониальные планы подчиненного, вдруг напрягся. Просверлил меня взглядом, потом перевел глаза на задремавшего после истерики сына... и решительно кивнул.

- Да. Это лучший выход.

- Эй, стоп! - забеспокоилась я. - А меня вы спросили? Я не хочу на этот ваш престол и вообще близко не хочу никаких королевств! Вы уверены, что после обряда меня туда силой не посадят?

Мужчины как-то очень многозначительно переглянулись. И снова уставились на меня:

- Клянусь, силой вас никто никуда сажать не будет, - пообещал Месарш.

Но я не успокоилась и требовательно перевела взгляд на императора. Тот фыркнул, явно реагируя на абсурдность ситуации - можно подумать, мне на базаре корону продают со скидкой, а я еще и брыкаюсь - и тоже разродился:

- Клянусь, леди, я не переложу эту ношу на ваши плечи!

- И слава богу, - прокряхтела я, пытаясь встать. Черт, ноги до сих пор трясутся... но меня тут же подхватили под локоток и помогли подняться. - Ваша империя, вы с ней и тра... занимайтесь. Ох... простите, я немного не в себе и плохо контролирую собственную вежливость. На слабый женский мозг пагубно влияют злобные призраки, - меня заметно несло, так что язык пришлось физически прикусить, чтобы перестал ляпать всякую ерунду.

- Ничего, мы все понимаем, - успокоил меня сам император, отчего-то едва заметно ухмыляясь. - Эрвин, приготовишь все необходимое?

Обряд остался в памяти смутным облаком, в котором утонула и острая мгновенная боль от пореза на запястье, и явственно ощутимый ток магии, и переплетение темного и светлого потоков... И удивление. Мы действительно стали... как бы правильнее сформулировать... словно две стороны одной монеты, темная и светлая. Это в магическом плане. А в физическом, если верить Месаршу, каждый из нас теперь будет чувствовать боль и смерть другого как свою.

И вот скажите мне, как тогда этот светлый предатель умудрился пережить смерть своего побратима и не сойти с ума? Или...

- Хорошая традиция, правда, со сроком годности, - словно ответил на мой вопрос Эрвин. - Раз в сто лет ритуал следует повторять, иначе он постепенно теряет свою силу.

Ах вот оно что... тогда понятно.

Что интересно, я своим новоприобретенным зрением некроцелителя видела, как физически поменялись параметры крови сначала у императора, потом и у спящего наследника. У них добавилось... маркеров? Светящихся определенным цветом точек, именно таких, которые были в моей собственной крови. И это меня успокоило. Я откуда-то четко знала, что теперь призрак действительно не тронет ни одного из них.

- Умная девочка, - вдруг прошелестело по комнате, и мы все, несмотря на усталость после ритуала, взвились с кресел, сгруппировавшись вокруг кровати с наследником. - Ты все сделала правильно. Только опоздала.

Призрак медленно проявился на том же самом месте - под потолком. И я поняла, что он имел в виду - сквозь полупрозрачную плоть просвечивал полный скелет. Пока мы проводили ритуал, эта нежить успела сожрать еще кого-то.

- Вы спасете свои жизни, но не сможете остановить проклятье. Оно уже идет по этой земле... - почему-то мне показалось, что голос мертвого короля прозвучал... устало? Печально?

Призрак медленно втянулся в стену и исчез, а за дверью послышался топот, голоса, вскрики, потом на пороге нарисовался перепуганный лакей, дикими глазами посмотрел на императора и доложил:

- Ва.. Ваше величество... Там! Там ваш дядя, лорд Бартош! От него остались только череп, немного костей и коляска...

Глава 33



Адриан:

Первую половину дня я просидел в библиотеке, прячась от Мартоша, но потом он явился за мной, и замок его пустил. Никакого личного пространства в собственном доме...

- Пошли обедать.

- Отвали. Не видишь - я занят! - но мой живот предательски уркнул, опровергая это заявление.

- Мы спокойно едим, и ты не лезешь мне в голову с дурацкими вопросами, - объявил я, обходя Мартоша по дуге и направляясь в столовую.

- Да сдался ты мне... - фыркнул он.

Поели мы практически молча. Не считать же разговором просьбы передать соус, соль и хлеб?

А потом моя новоявленная светлая пара увязался за мной в библиотеку. правда, не стал стоять над душой, а принялся бродить между стеллажами и вдруг удивленно вскрикнул.

Пришлось перестать делать вид, что я очень увлечен чтением, и подойти посмотреть, что творится в моем замке.

В углу, вдоль одной из стен, неожиданно появилась лестница, ведущая вниз, в подвал. Самое интересное, что я много раз проходил там и никакой лестницы не видел.

- Рискнем?

Так и тянуло огрызнуться: «Тебе открыли, ты и иди». Но не бросать же его одного? К тому же мне и самому было интересно узнать, что там такое.

Это была лаборатория, только очень старая и словно заброшенная. По крайней мере, ее основательно вычищали, заметая следы и сжигая бумаги.

Однако кое-какие книжки и заметки остались. Заметки делали два человека - подчерки были разные. Крупный, округло-размашистый и мелкий, убористый, с кучей завитушек. Схемы часовых механизмов, анатомические атласы, энергетические потоки для живых и мертвых. Сравнение на примере высшей нежити и... переплетение потоков, смешание, переход одного в другое...

Мы уже видели подобное совсем недавно.

- Как ты думаешь, почему они на нас набросились? - внезапно спросил я, оторвавшись от сделанных чернилами набросков, и посмотрел на Мартоша. Тот листал блокнот, в котором через страницу мелькали нарисованные круги со стрелками и цифрами.

- «Для начала трансформации сосуд следует наполнить магией смерти и запустить таймер. Но без влияния магии жизни трансформация будет происходить очень медленно. Существует вероятность полного замораживания всех процессов. После вливания в экспериментальный сосуд живой магии она действует как катализатор, ускоряя реакцию, и после достижения критической точки остановить процесс уже невозможно, даже если разрушить связанный с ним пусковой механизм. Работающий таймер можно остановить с помощью магии смерти, но если процессы зашли уже слишком далеко, потребуется слишком большое приложение силы, возможно, несовместимое с жизнью объекта трансформации...» - прочел он, проигнорировав мой вопрос. То есть я сначала решил, что проигнорировал, но сразу же понял - это и был ответ.

- То есть своими поднятиями мертвых призрак запустил начало трансформации, а потом появился какой-то маг жизни, который ее ускорил?

- Не «какой-то», а лорд Жамбор Хедегеш, - вздохнул Мартош. - Похоже, он доехал до Вездегастйорда, ускорил процесс трансформации и пересекся с призраком, который его уничтожил. А мы, вернувшись, попали как раз к началу всеобщего веселья, когда все «сосуды» активировались.

- М-да... Надо будет навестить Эльрастйорд, посмотреть, что там происходит. Это же крупный город, я знаю как минимум троих проживающих в нем магов жизни.

- Знаешь, если бы там было так же весело, думаю, Месарш бы сообщил и отправил нас порезвиться. А раз молчит, значит, все там хорошо, - пожал плечами Мартош.

- То есть местных магов жизни тоже накрыло магией смерти, может быть, и переклинило, но только их. А как катализатор работает только приезжий, чистый маг... - я принялся рассуждать, выстраивая более-менее логичную теорию.

- Вероятно. Осталось понять, почему здесь тоже все тихо, даже первичных искривлений магических потоков не заметно.

- А тут вообще может какая-нибудь защита стоять, - предположил я. - Все-таки город рядом с замком Джолашей.

- Или все дело в том, что здесь эпидемия гангрены была, - предположил Мартош и сразу пояснил: - Еще до восстания зомби началась, они сначала своими силами лечили, потом в министерство здравоохранения обратились и к ним некроцелителей понаехало видимо-невидимо, может, и залечили сразу.

- Может, - согласился я.

- А Эльрастйорд, кстати, рядом с Вар Моргеншулем, - вспомнил Мартош.

Я согласно кивнул. Этот замок принадлежал роду Мольнар, из которого были первый светлый император и нынешний.

- Ну, на артефакты надейся, а сам не плошай, - хмыкнул я. - Надо будет съездить проверить, тщательно. И навестить снова те городки...

Мартоша заметно передернуло, но он согласно кивнул:

- Если мы можем остановить заразу, а Анна с лордом Эрвином излечить тех, кто не безнадежен...

От упоминания про Анну настроение у меня сразу испортилось, так что я оставил Мартоша копаться в бумагах, а сам пошел наверх, в библиотеку.

В целом я уже догадался, что именно произошло восемь сотен лет назад. Два возомнивших невесть что коронованных придурка решили «изобрести» бессмертие. На себе опыты им ставить было страшно. Сколько полегло народа «во имя прогресса» - неизвестно. Хотя в итоге система заработала, но, похоже, как-то криво. Темный должен был начать, нажав на пусковой механизм и запустив таймер. Не надо быть гением, чтобы сообразить, что таймер - это те часы из наших снов, на некоторое время позаимствованные семейством Повишасских. Призрак забрал их обратно и запустил...

Маги жизни служат катализатором, но не зараженные маги. Например те, кто живут в столице...

Интересно, зараза эта как-то передается дальше, или пострадали только те, кого накрыло энергией смерти во время подъема кладбищ? Потому что если это заразно, то...

Я вспомнил поваленные столбы ментальной связи и почувствовал, как самого начинает бить внутренний озноб. Эти создания не тупели, становясь мертвыми. Не все... А значит, они могут додуматься до того же, что и я - заявиться в столицу и начать всех заражать рядом с магами жизни. Бррр!

Нет, лучше думать о хорошем... Об Анне, например.

Тут снизу поднялся Мартош, держа в руках блокнот с заметками о работе таймера.

- Попробую разобраться, - пояснил он. - Конечно, потом надо будет эти часы найти, но...

- Слушай, у меня к тебе есть очень серьезный разговор, - не выдержал я. - Он касается Анны.

- Да, я тебя внимательно слушаю...

Внимательно!.. Да этот псих подскакивал постоянно, ругался, обзывал меня идиотом, орал, что нельзя так поступать с девушкой. Но в итоге мне удалось из него выбить признание, что Анна ему нравится.

- Вот и отлично! Я ее сейчас оттолкну, причем как можно дальше, а ты действуй. Только уверенней.

- Ты совершаешь большую ошибку, - упрямо выдал Мартош. - Но учти, если ты прав и я Анне не безразличен, даже если вдруг ты решишь вернуть ее обратно, я тебе не позволю. Она замечательная девушка, а не игрушка, которую можно на время выбросить, а потом снова потребовать вернуть.

- Не переживай. Я не буду ее возвращать. Она достойна нормального будущего, спокойной жизни, полноценной семьи... Так что расслабься. Если она будет с тобой страдать - я влезу. Но хотелось бы верить, что ты сумеешь сделать ее счастливой.

Мартош кивнул, посмотрел на меня как-то странно, то ли  с сочувствием, то ли... Неважно.

Все неважно, потому что перед нами возник призрак и объявил:

- Вернулась та, что за хозяйку, а с ней скандальный мрачный тип. Они простились возле замка, хозяйка к вам идет уже.

Анна вошла через пару минут, усталая, но спокойная. Наклонилась, чтобы меня поцеловать, и мне пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы увернуться и небрежно чмокнуть ее в щеку.

Я взглядом указал подскочившему с кресла Мартошу на дверь:

- Выйди, нам поговорить надо.

Он снова одарил меня сочувствующе-осуждающим взглядом и, уже дойдя до дверей библиотеки, обернулся и поинтересовался у Анны:

- Все в порядке?

- Да, в полном, - девушка улыбнулась Мартошу, потом слегка нахмурилась, глядя на меня. Сняла шляпку, вытащила длинные шпильки из волос, распустила тяжелый узел и покрутила головой. Я полюбовался на черную шелковистую красоту, вспомнил, какие они нежные и мягкие на ощупь, как вкусно пахнут чем-то нежно-сладким, молоком и шоколадом...

- О чем поговорить? Что-то случилось? - поинтересовалась Анна уже немного взволнованно, усаживаясь в освободившееся кресло Мартоша.

- Слушай, только давай без истерик этих женских, ладно? - решительно и немного резко начал я, призвав на помощь весь свой опыт по успешному расставанию с женщинами: - Ты красивая девушка... Нам вместе предстоит разбираться со всем тем бардаком, что наш общий предок устроил. И все свободное время мы будем проводить в этом замке, а тут из развлечений только ты и выпивка... Виноват, не подумал, что так тебя зацеплю, рассчитывал на секс без обязательств, и все. А ты как-то уж слишком все всерьез приняла. Давай расстанемся друзьями? Мне ты уже немного приелась...  Да и вокруг тебя лорд Месарш не просто так крутится. Или ты выше метишь? - и выразительно посмотрел на ее руку, которую от запястья до локтя красиво обвивали черные и золотые нити. Я уже знал, что они означают. Единение жизни и смерти. У нас с Мартошем тоже появилось что-то похожее.

Анна еще раз покрутила головой и очень внимательно посмотрела мне в глаза. Вздохнула. Не отводя от меня взгляда, поставила локти на подлокотники, сцепила пальцы и положила на них подбородок. Помолчала. Вздохнула еще раз.

- Понимаешь, какое дело... любимый, - так, я не совершаю ошибку... Я не совершаю самую страшную ошибку в своей жизни, а действую исключительно во благо себе и Анне...

- Если бы мне действительно было шестнадцать лет, я бы, наверное, сейчас впала в прострацию, разрыдалась и убежала. Потому что ты очень хорошо играешь в безразличие и досаду, и мне было бы очень больно и обидно. Только ты сам не веришь в то, что говоришь. А мне не шестнадцать лет.

- Почему же, в большую часть я верю, - усмехнувшись, я внутренне вздохнул, понимая, что придется использовать скрытые резервы. - И ты поверь... Поверь, что ты мне надоела. Очень. Мы расстаемся друзьями, потому что я так хочу. Ясно? - и посмотрел ей в глаза, чуть не завыв от отчаяния. Но надо рубить сейчас, потом будет еще больнее. - Я. В тебя. Наигрался, - тут я задумался на пару секунд, представил себя на ее месте и понял, что формулировка приказа не совсем верна. - Мы оба наигрались и устали друг от друга. Просто поверь в это и уйди!

И замер... ожидая, что вот она встанет сейчас и уйдет... уйдет прочь из моей жизни... навсегда.

Анна посидела какое-то время, нахмурившись, словно прислушиваясь к себе. Потом тяжело вздохнула и опять внимательно посмотрела мне в глаза:

- Может, расскажешь все же, что случилось? Не работает это так, Адриан. Не работает. Ты приказываешь мне сделать тебе так... больно, что я даже через клятву это чувствую!

Я переждал еще одну тошно-мутную волну, скручивающую душу, посмотрел в окно, полюбовался на сидящих на ветках сов, вздохнул...

- Давай по-другому, бестолочь. Ты - моя слабость. Моя привязанность к тебе опасна.  Опасна в первую очередь для меня, - я напрягся и забил подальше все свои переживания об Анне, о Мартоше. Я же эгоист и должен думать в первую очередь о себе. Под угрозой моя жизнь. Ведь мною можно манипулировать через мои слабости.

- Поэтому, родная моя, ты забываешь этот разговор. Забываешь этот разговор! Помнишь лишь о том, что мы решили остаться друзьями, потому что устали друг от друга. Никаких сожалений о том, что было. Мы просто... как брат и сестра, только очень дальние. И ты теперь совершенно свободная женщина, у которой впереди долгое будущее. Выбери себе подходящего мужчину и... будь счастлива.

Я сделал небольшую паузу и, стараясь не смотреть на закаменевшее на несколько секунд лицо Анны, совершенно будничным голосом предложил:

- Пойдем ужинать, ты же проголодалась, наверное?

-= КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ =-

Глава 3.1



Мартош:

Кто я такой, чтобы воспитывать Адриана? Но у меня было чувство, что я поговорил с малолетним придурком, который собирается отказаться от сокровища. Совершить глупость, о которой потом будет сожалеть. Словно он собирался отдать мне в руки драгоценность, которую сам еще окончательно не разглядел, и получается, что я воспользуюсь этим...

Да к Танатосу это все!.. Тень - не мальчишка уже давно, должен понимать, что люди - не игрушки, а такие девушки, как Анна, не будут падать ему в объятия каждый день. Не оценил то, что было - сам виноват! Я сделал все, что мог. Не влезал в их отношения, попытался промыть ему мозг, объяснить... Все! Может, еще раз попробую поговорить чуть попозже, через день-два, чтобы точно быть уверенным, и все. Моя совесть чиста... Да, я знаю, что в материальном плане Месарш может предложить Анне больше, чем я. Да, ей с ним будет комфортнее и спокойнее, а мой карьерный рост заторможен, так как я посмел предпочесть дружбу. Ну и что?.. Даже того, что у меня есть сейчас, хватит на вполне безбедную жизнь для семьи из трех - пяти человек. Ну а потом... потом мне будет ради кого лезть вперед, в конце концов.

И если какой-то придурок не оценил свалившегося на него счастья, это не моя вина.

Хорошо, что Анна и Адриан побыли какое-то время в библиотеке. Я успел успокоиться, даже настроиться на то, что Тень мог и передумать, решив не расставаться... Но увидел немного растерянное лицо девушки и зло сжатые губы Адриана и понял - не передумал. Идиот...

- Чем будем ужинать? - я постарался, чтобы мой голос звучал как обычно. Не знаю, до чего они там договорились, но лучше делать вид, словно ничего не произошло.

Анна задумчиво посмотрела как бы мимо меня, потом, усевшись в отодвинутое мною кресло, потерла виски, еще раз взглянула мне в глаза, немного виновато улыбнулась и переспросила:

- Прости? Что ты сказал?

Адриан уселся по другую сторону от меня, и эти двое старательно делали вид, что второго не существует.

- Надо поужинать, - повторил я. - Отмечать спасение пока еще рано, ведь придется возвращаться обратно, долечивать тех, кто остался, и уничтожать тех, кто не поддается лечению. Поэтому и надо поесть, набраться сил...

Тут я на какое-то время замолчал, поймав себя на том, что говорю с Анной как с маленькой. И решил сменить тему:

- Понравилось во дворце? Все успели сделать? Императора видела? Счет открыли?

Анна вздохнула и снова потерла виски.

- Императора видела, а во дворце не понравилось. Туда вместе со мной заявился призрак короля Лоранда и попытался убить наследника.  Правда, в последний момент передумал и сожрал какого-то старичка в инвалидной коляске. И теперь у призрака полный скелет. А я вляпалась в какое-то кровное родство, - девушка подняла руку и продемонстрировала мне затейливую вязь татуировки. Такая была у каждой пары королей, восходящих на престол, до свержения... или захвата власти... короче, до того, как двух королей сменил один император. - Меня чуть замуж не выдали, но потом, слава теменной кости, обошлось братанием через кровь, - закончила Анна.

- А почему от замужества отказалась? - влез Адриан, но тут же, не дав девушке ответить, выдал очень отвлекающую от всего остального мысль: - Надеюсь, на собранном костяке наш «папочка» успокоится и охоты за органами не начнется.

- Еще только императора мне не хватало для полного счастья, - покачала головой Анна, немного странно покосившись на Адриана. - А насчет органов... Из слов призрака я поняла, что он собрал все, что ему было нужно, и проклятие дальше развивается, как запрограммировано. Но хотя бы нынешний ваш правитель теперь вне опасности как кровный родственник прежней династии, и смены власти не намечается. А то мало нам проклятия, еще бы и революцией сверху прихлопнуло.

- Мда... - обобщил я кратко все, что хотелось сказать длинно и нецензурно. - Революция, коррупция, повальная эмиграция из страны... А хорошие новости сегодня будут?

- Хорошие? Мне счет открыли и даже положили туда денег. Я посчитала на досуге - не фонтан, но раз пять в "Смерть мужьям" сходить хватит, - девушка усмехнулась: - А трудоустройство мне только обещали. Возьмешь к себе штатным судмедэкспертом? Хотя бы на полставки сначала? - судя по серьезному взгляду, этот вопрос не был попыткой пошутить.

- Консультантом могу взять, - я тоже улыбнулся. - А вообще давай сначала с глобальными беспорядками в стране разберемся, а потом решим. - И на душе как-то вдруг стало удивительно тепло, потому что именно так отец часто отвечал матери: «Давай сначала сделаем это, а потом решим, как быть с этим»... и... Это были планы на будущее. Общее будущее, в котором все вместе - и проблемы, и их решение. Хотелось бы, конечно, чтобы в этом будущем Анна была не только моим коллегой по работе, но и...

Краем глаза я посмотрел на Адриана, с совершенно отстраненным видом листающего меню. Заметив, что я за ним наблюдаю, он ухмыльнулся:

- Давай сначала поесть закажем, а потом вы дальше щебетать будете.

Аннино лицо на мгновение вновь стало растерянным, брови шевельнулись, она вся словно напряглась в попытке что-то понять или вспомнить, но тут же расслабилась и опять улыбнулась:

- Закажи мне чего-нибудь мясного и салат. Мы перекусили в городе, но в том ресторане почему-то решили, что я не женщина, а пчела - притащили мне кучу пирожных с цветочками и приторно сладкий чай. А я, когда голодна, прямо смотреть на эти сахарные радости не могу, хоть лови корову, разделывай и жарь.

- Да, причем именно целиком корову, - фыркнул Адриан, проигнорировав мой предупреждающий взгляд.

На этот раз Анна даже не вздрогнула, а совершенно спокойно отшутилась:

- Запас карман не тянет.

И потом уже у нас двоих поинтересовалась:

- Кстати, а бытовые холодильники в этом мире есть? Я бы не отказалась от возможности закусить в любой момент, независимо от ресторанов.

- Криохранилища продаются любых размеров, портативные и стационарные, - я довольно быстро сообразил, о чем Анна говорит, и предложил: - У меня завтра закрытие дела Такача, могу взять тебя с собой в город и потом проехаться по магазинам.

- Здорово! - обрадовалась девушка. - Я бы и в управление с тобой съездила. Я найду, чем там заняться, даже помогу в чем-то, если хочешь. Не привыкла я быть бесполезной, очень... неприятное чувство.

- А учиться нам уже не надо, да? - с ехидством поинтересовался Адриан. - Великим целителям книги читать - время зря терять?

- Читать я в любом случае буду, - Анна едва заметно пожала плечами. - Завтра вечером у меня встреча с каким-то мэтром... черт, забыла, как зовут дедушку, что-то вроде мухоморыша... ну как-то так. Он старейший и чуть ли не единственный практикующий некроцелитель на службе империи, уже на пенсии, правда. Если он по результатам собеседования решит, что из меня будет толк - возьмет в ученицы.

- Лорд Мораш Хамор? - уточнил Адриан с нескрываемым уважением. Я даже удивился. - Он приезжал к нам в лицей, читал несколько лекций, но вроде бы уже лет семьдесят как не брал себе учеников. Тогда я за тебя спокоен, бестолочь.

Не знаю, расслышала ли Анна, но я не только услышал, но и заметил промелькнувшую во взгляде Тени искреннюю заботу. Заботу о ком-то, кроме себя... Придурок!

И спать пошел к себе, гордый одинокий филин. Как раз подходящая компания к той толпе сов, что кружит вокруг замка...

Интересно, откуда они тут взялись? Из деревушки этой приграничной прилетели, что ли?

Я пожелал Анне спокойной ночи и пошел к себе.  Закрываться не стал, посидел какое-то время, подождал. Хотя сейчас пока еще рано - дня через три должен одуматься, когда прижмет посильнее. Три дня я готов не форсировать события, а потом - все.

Сегодня заканчивались восьмые сутки как мы переехали в замок. И девятые - как в нашем мире появилась Анна... Всего лишь девятые сутки...

Несмотря на поздний час, уснуть никак не получалось. В конце концов пришлось усесться и начать разбирать новые дела, где требовалось мое участие. Опять же завтра надо будет закрыть два старых - дело Такача и дело о краже семейной реликвии графа Повишасского. Правда, я пока так и не решил, кого указать обвиняемым в последнем преступлении. Написать, что дело не раскрыто? Боюсь, в то, что часы украл призрак, мне не поверят. Тем более статья-то будет не за кражу, а за разбой - похищение с отягчающими...

Как только я осознал, сколько меня ждет объяснений, чтобы вырулить между висяком и укрывательством настоящего преступника... Ведь не могу же я действительно прямо в служебных бумагах указать, как все действительно было? Меня в лечебницу отправят... и там придушат за раскрытие государственной тайны и параллельно за обвинение коронованной особы, и... короче, лучше пойти спать.

Утром я первым делом разбудил Анну, тактично постучав к ней в комнату и дождавшись ее появления в дверях. В пижаме...

- Ты изменяешь моему халату, - пошутил я, стараясь скрыть смущение. Все же эта пижама ей очень шла...

- Действительно, чего это я? - Анна потянулась, потерла глаза кулаками, зевнула, прикрыв рот ладошкой...

- Я исправлюсь и отныне буду верна халату имени тебя аж навеки! - пообещала она и, улыбнувшись, уточнила, перед тем как занырнуть обратно к себе в комнату: - Подождешь пять минут? Я быстро соберусь.

- Можно вообще без халата... - пробурчал я шепотом, чувствуя, что слегка покраснел. Решил же не форсировать...

В столовую Анна спустилась в элегантно-строгом костюме, прямо рабочий дресс-код, вроде ничего вызывающе-яркого, но все равно красиво. Даже в сочетании с сосредоточенно-строгим взглядом.

Во время завтрака, внимательно оглядев меня несколько раз, девушка поинтересовалась:

- У тебя вид усталый. Опять спал плохо?

- Спал хорошо, - как-то раньше я не обращал внимания, что она действительно переживает не только за Адриана, но и за меня. То есть обращал, конечно, но не задумывался... Не придавал значения. Но сейчас в ее голосе мне послышалась не только дружеская забота. А может, я просто придумываю себе то, чего нет на самом деле, но очень хочется, чтобы было?

- Обдумываю просто, как правильно дело с кражей часов оформить, чтобы и государственную тайну не выдать, и коронованную особу, пусть и призрачную, не обвинить, и в лечебницу для людей с расстройством психики и разума не загреметь.

Анна сочувственно покивала, потом задумалась, дожевывая горячий бутерброд с мясом.

- Знакомая ситуация. Я этих отчетов в свое время понаписала... Когда надо на пупе извернуться и словами объяснить то, что объяснить невозможно. Это и без всякой магии бывает, -  она как-то совершенно естественно положила свою ладонь сверху на мою, дружески-понимающе улыбнулась, и вдруг у нее глаза радостно загорелись: - Слу-у-ушай... А если так: "магическая аномалия с неизученными свойствами, характер воздействия не имеет аналогов"?

Руку она, правда, сразу же убрала, но зато уже я решился, нежно сжал ее пальцы своими, поднес к губам и поцеловал:

- Отличная идея! Спасибо!..

Глава 3.2



Анна:

У меня откуда-то взялось ощущение, что кто-то украл кусочек жизни. Взял ножницы и вырезал, как кадр из старой кинопленки.

Не могу сказать, что это меня сильно беспокоило, но ощущение неправильности все время скользило где-то там по самому краешку сознания, а когда я пыталась его поймать и препарировать - ускользало, словно забывалось.

Но я все же смогла догнать, поймать и отхватить кончик хвоста от этой неуловимой зверушки. И хвостик этот оказался... Адрианом.

Так, я помню, что мы расстались. Бывает, никаких претензий, даже сохранили дружеские, почти родственные отношения. Нормально, у меня и раньше такое бывало. Но!

Когда это случилось? Вчера еще у нас была сумасшедшая ночь, и я точно знаю, как сердце заходилось от любви и нежности, и, черт возьми, это было взаимно!

А сегодня мы дальние родственники, и все? Так не бывает.

Неясная тревога и ощущение неправильности исчезало только тогда, когда я смотрела в глаза Мартоша. Это так удивительно... он мне и раньше нравился, но я могла только вздыхать, а теперь мне словно... дали разрешение? Кто? Я сама? Хм... так я и раньше разрешала себе любоваться и даже втихаря мечтать... о чем?

Нет, все эти стрессы с зомбями, попаданиями и  королевскими хищными призраками плохо действуют на психику. Надо что-то делать. Вот, к примеру, работу себе найти - всегда помогало.

Поэтому я с охотой окунулась и в придумывание формулировки для отчета. И в управление с Мартошем напросилась. Тут даже не двойное, тройное дно было: мне просто хорошо было с ним рядом, мне необходимо было заняться понятным, логичным делом и... мне не хотелось оставаться наедине с Адрианом в замке. Не потому, что рядом с ним было плохо или, там, неловко! А потому, что непонятно. Я умом знала, что мы расстались, а вот душой...

Так, хватит. Умерла, так умерла. Это просто нервы.

В машине мы с Мартошем всю дорогу увлеченно болтали о том, как устроена служба криминальной полиции, что такое ставка постоянного консультанта, как можно попробовать встроить меня в рабочий процесс... ух! Все же есть что-то особенно пикантное, цепляющее в том, что небезразличный тебе мужчина живет с тобой на одной волне. Эти разговоры взахлеб на интересные обоим конкретные темы, переплетенные легким, едва пока намеченным искристым флером. Там взгляд, тут улыбка, радость от того, что тебя ПОНИМАЮТ...

Из мобиля мы выбрались в отличнейшем настроении, весело хохоча над какой-то историей из времен Мартошевой первой стажировки в управлении правопорядка.

Только уже на крыльце, мельком оглянувшись, я зацепилась взглядом за какую-то неправильность. Мартош открыл передо мной дверь, поддержал меня под локоть и спросил:

- Что-то почувствовала? - и тоже огляделся.

- Да нет. Показалось, - качнула я головой, пристально вглядываясь в противоположную сторону улицы. Скверик, лавочки, маленькая кондитерская, первые торопливые утренние прохожие. Точно, померещилось.

- Лорд Иллеш! - стоило войти в управление, как нам навстречу с другого конца коридора устремилась... а, это та практикантка. Отпечаточная. Весьма, кстати, похорошевшая за пару дней. А может, просто имидж сменила.

В любом случае мне откровенно не понравилось, как она, распустив все паруса, полетела на нас, сияя такой улыбкой... что я неделикатно подпихнула Мартоша в бок, обходя его галантность на повороте, и встретила опасность грудью, улыбнувшись девчонке с холодной акульей приветливостью.

Эта “каравелла” с разгону наскочила на меня, как деревянное судно на коварную мель. Удивление, легкий испуг, откровенное неудовольствие, попытка сманеврировать.

Эх, девочка, ну что ж ты так безрассудно рвешься на рифы? Подрасти сначала. А эта гавань занята!

Мартош, как всякий нормальный мужчина, даже не заметил этот обмен пушечными залпами женского взаимопонимания. Он приветливо улыбнулся сослуживице, попытался обойти меня, чтобы поздороваться, не преуспел, поэтому просто приобнял за талию, вставая рядом, и вежливо кивнул:

- Леди Порош, рад вас видеть.

- Доброе утро, леди Аветта, - я всего лишь чуть заметно прильнула к плечу своего спутника, подчеркивая нечаянную интимность его жеста. Если эта девчонка не слепая... ага. Не слепая. Но упорная.

- Доброе утро, лорд Иллеш, доброе утро, леди Анна, - а вот сквозь зубы со мной разговаривать бесполезно. Я только мило улыбнулась в ответ, зато Мартош удивился такой внезапной смене настроения. - Лорд Иллеш, у нас важные новости!

- Да? Я вас внимательно слушаю, - при этом его рука как-то так непроизвольно сползла ниже талии, а практикантка надулась, покраснела и одарила меня еще одним истинно женским взглядом.

- Возможно, мы лучше пройдем к вам в кабинет? - хо-хо, а она не собирается сдаваться. - Информация касается расследования, и я не уверена, что ее стоит озвучивать при посторонних, - ух, как голоском выделила последнее слово - вроде как она такая дисциплинированная служащая, но при этом скромная и исполнительная, и, естественно, последнее слово за лордом начальником, и... да там подтекстов было больше, чем страниц в годовом отчете по токсикологии!

- Да, наверное, вы правы, - согласился с ней Мартош и, предложив мне руку, сделал вежливый жест другой рукой, пропуская даму вперед.

Не-а, детка, я взглядами не испепеляюсь, и не надейся, бригантина ты парусатая. Строй глазки заместителям и не прокладывай курс в чужие воды. Мартош вон и не понял твой намек про то, что я посторонняя, хе-хе. А ты как думала? За отпечатками среди ночи с вами мотаться мне можно, а результаты по делу в кабинете заслушать нет?

Результаты, кстати, оказались те еще.

Во-первых, поймали нечистого на руку полицейского, который пытался уничтожить улики. Оказывается, Мартош наложил на ящик с материалами по отпечаткам какое-то хитрое плетение из разряда высших, вот незадачливый взяточник и вляпался, как муха в паутину.

Во-вторых, это, увы, не слишком помогло в деле титулованного отравителя. Продажный полицейский знал только посредника, а тот смылся из города сразу после того, как передал очередное задание. Судья, предварительно рассматривавший дело Баккоша, вынес постановление о залоге. Собранные нами улики еще могли сыграть свою роль в суде, но виконт Борнхольдорский уже нанял такого зубастого адвоката, что всем было понятно - выкрутится, сволочь.

Радовало одно: арестованный мальчишка под руководством опытного наставника расковырял свой кокон изнутри, добровольно сдался штатному менталисту, выложил как на духу всю свою жизнь вплоть до того момента, когда трехлетним воровал у маменьки пряники из кладовки, и может быть отпущен на свободу. И наследство свое получит в полном объеме, если не будет делать глупостей и наймет хорошего стряпчего.

День в управлении покатился по привычным рельсам, Мартош засел в кабинете и углубился в отчеты, его заместители получили кучу ценных указаний и разбежались, Аветта вынуждена была тоже заняться своими прямыми обязанностями и уныло ковырялась в хранилище улик, составляя какую-то очередную опись. Одна я на правах будущего консультанта получила вкусную конфетку в виде пропуска в морг и полдня от души знакомилась с местной спецификой.

А потом меня как под локоть кто толкнул. Торопливо попрощалась с добродушным господином Дожичем - я давно заметила, что моргами обычно заведуют милейшие люди, компанейские, веселые и на редкость добродушные - и поскакала в кабинет, отведенный Мартошу как столичному следователю, через две ступеньки.

- Спасибо, дорогая, что позаботились о нас, - я виртуозно подрезала коварную захватчицу у самой двери и, пока она не опомнилась, аккуратно изъяла у нее поднос с обедом. На двоих. Вовремя это меня торкнуло. - Извините, леди Аветта, но Мартош просил его не беспокоить, ну вы понимаете... я передам ему, что именно ваше чувство долга не позволило нам умереть с голоду!

И быстренько нырнула за дверь кабинета, пока она хлопала глазами и растерянно смотрела мне вслед.

Закопавшийся в подобие ноутбука Мартош сначала даже не оторвал голову от экрана, но потом унюхал съедобные запахи, поднял глаза и восхищенно-радостно заулыбался:

- Как ты быстро тут сориентировалась! - похвалил он и виновато добавил: - А то я совсем заработался... Ты так проголодалась, что нашла столовую? Какая ты молодец! Спасибо, что и меня не забыла, - это он оценил количество еды на подносе.

- Мне леди Аветта помогла, - на голубом глазу поскромничала я, передавая поднос и усаживаясь на галантно отодвинутый стул.

- Я рад, что ты нашла себе здесь подругу, - искренне похвалил Мартош. - Леди Порош здесь на хорошем счету, да и так понятно, что умница, - он вдруг задумался и искоса посмотрел на меня с некоторой опаской. Ха! Неужели все же заметил? Полдня не прошло!

- Да-да, она очень милая и серьезная девочка, - кивнула я как ни в чем не бывало. - Немного наивная, но это не страшно. Твои помощники явно к ней неравнодушны, оба, правда, Нандор кажется мне слишком... несерьезным. Надеюсь, он не вскружит ребенку голову. Донат ей подходит гораздо больше.

Мартош облегченно выдохнул и заулыбался:

- Да, Нандор любит пофлиртовать, но для серьезных отношений не годится...

Договорить он не успел, потому что на столе зажужжал и запрыгал менталфон. Судя по высветившемуся портрету, звонили неприятности.

- Да, лорд Месарш. Понятно. Прямо сейчас, или мы успеем заехать в магазин? Анна хотела небольшое криохранилище... Понятно.

- Давай сначала все же спокойно пообедаем, - предложила я, когда блондин отложил менталфон. - Последнее дело носиться по городу на голодный желудок.

Мартош согласно кивнул и тепло улыбнулся:

- Давай. А в магазин вечером. Не одна же ты в замок в ночи поедешь?

Глава 3.3



Анна:

Не зря я еще тогда, когда Месарш рассказывал мне о ветеране кишки и скальпеля, мысленно переименовала его в мухоморыша. Мухоморыш он и есть.

Такой же мелкий, трухлявый и ядовитый. Даже кустики жидкой седины на розовой лысине в тему.

Правда, познакомившись поближе, я быстро забыла об этом пренебрежительном сравнении. Дед оказался въедливым, вредным засранцем с охренительным багажом знаний, потрясающей интуицией и вопиющей бесцеремонностью. Идеальный медик. Причем владеющий как светлой, так и темной стороной магии.

- Одна извилина в твоем мозгу есть, хотя это и ненормально для бабы, - заявил мэтр Мораш, когда я устало откинулась на спинку стула после трехчасового интенсивного экзамена по анатомии, физиологии, патологии, гистологии... и всему подряд. - Баба должна морду красить да матку упражнять. Мозги для нее - непозволительная роскошь, сразу либо морда в минус, либо детей нет.

Милый какой дедушка, а самое главное - прямо родной. Слово в слово наш профессор с кафедры хирургии. Медики вообще жуткие сексисты, я давно привыкла не обращать внимания. И тем, кстати, весьма хорошо набирала очки в глазах старых пердунов. Этот не исключение.

- Значит так. База у тебя есть, и то хлеб. А то эти остолопы думают, что если научились видеть два канала и криво склеивать их с третьим - они уже великие целители! Правда, в магии ты... без моего разрешения чтобы даже не смела касаться чьих-то энергетических каналов, такого накрутишь от неумения, что сам Двуликий не распутает. Я сказал! - дед грозно воздел палец и сдвинул две седые гусеницы, заменявшие ему брови. - Мало ли что тебе разок повезло! Без опытного наставника даже не суйся. Заниматься будем каждый день с полудня до восьми вечера, пару дней дам тебе на теорию - если не совсем тупая, тебе хватит. Потом поедем в морг, слава Двуликому, лорд Месарш выбил нам разрешение. Будешь корежить тех, кто от твоих кривых потоков не сдохнет. На вот тебе, - он с небрежной легкостью, невероятной для старого тощего сверчка, повыдергивал с книжных полок, занимающих всю стену кабинета, два более чем увесистых тома. - Азбука, самое простое и необходимое. До завтра прочтешь первый раздел, я проверю.

Нашу в высшей степени познавательную беседу... кхм... его в высшей степени познавательный монолог прервал довольно противный звон откуда-то из угла. Мэтр досадливо поморщился, доковылял до маленького столика у окна и... ух ты! А вот эта фигня с диском и трубкой на проводе похожа на привычный старинный телефон из нашего мира!

- Хамор слушает. Да. Мы еще не закончили. Не закончили, я сказал! Что? Ладно. Ладно! Все! - и швырнул трубку на рычаг.

- Сейчас я выведу мобиль из гаража, - недовольно объявил он мне. - И отвезу тебя к твоему хахалю. Там у них что-то случилось... я так понял, нужна твоя дурная сила и мои мозги. Задания это не отменяет! Прочтешь до завтра два раздела. Первый учить, схемы завтра мне рисовать будешь, со вторым просто ознакомишься. А сейчас идем!

Мартош:

Лорд Хамор жил на окраине, только не на востоке, как мы, а на западе и все же в черте городе, а не за городом. Правда, дом у него был двухэтажный и с небольшим садиком вокруг, наверное, чтобы трупы прятать, не иначе.

Я, как и Адриан, слышал об этом человеке, но сталкиваться с ним не приходилось и его труды читать тоже. Лет двести назад лорд Мораш Хамор был очень известным «серым лекарем», то есть тем, кто мог использовать для лечения и светлую, и темную магию.

Пересечение в одном человеке силы жизни и смерти встречалось только у целителей. Но даже во времена, когда некроцелительство развивалось на том же уровне, что и светлое, это было редкостью.

Обычно существовало четкое разграничение. Вот эти болезни лечатся светлой, а вот эти - темной магией, если требовалось их совместное вмешательство, то приглашались два целителя.

Не заговори Анна вчера про «мухомора», я бы и не заметил, что у нее неизвестно откуда проявилась магия жизни и перемешалась с достаточно мощной магией смерти, которой в ней... Не то чтобы стало меньше, просто у Адриана после вчерашних событий произошел резкий прилив  темной силы и разница между ним и Анной стала гораздо заметнее. И, думаю, Месарш тоже это заметил. Тень перепрыгнул на несколько уровней вперед, ему не хватало теоретических знаний, но мощью он обладал... пугающей даже меня. А Анна как некромант так и не дошла по силе до мага смерти, зато откуда-то нашла в себе магию жизни. Это удивительно!..

Возможно, так на нее повлияла связь с императором? Вообще-то не зря же раньше темные и светлые короли переплетали свои магические силы, заключая ритуальный союз? Наверное, в этом был какой-то смысл?..

Оставив девушку на попечении ее нового наставника, я приехал обратно в управление и целиком зарылся в дела, сводя все имеющиеся документы в отдельные папки и подводя к итоговому отчету, который следовало отправить начальству.

Несколько раз ко мне заглядывала леди Аветта. Сначала ей нужно было от меня рекомендательное письмо о том, что ее метод уже был задействован для пользы следствию, поэтому она посидела в кабинете какое-то время, пока я придумывал текст, выводил через ментал на печать, подписывал... и отправлял копию обер-полицмейстеру Дорсенйорда.

Потом она заглянула с вопросом, не хочу ли я чаю, а то она идет в столовую и может мне занести. Я удивился, но согласился, и когда она пришла ко мне с подносом, накрытым на двоих, не смог ее выставить и мы вместе поели пирожных, заодно выслушал парочку веселых историй из студенческой жизни. О себе я рассказывать не стал, да леди Аветте это было и не интересно, по-моему. Не знаю... С Анной мне хотелось общаться, а с почти незнакомой девушкой - не очень. Так что, едва она допила чай, я очень вежливо намекнул, что всем пора работать, еще раз поблагодарил за заботу и вновь зарылся в документы. Теперь  надо было оформить закрытие второго дела....

Спустя пару часов я уже начал подумывать о том, что было бы неплохо съездить за Анной и увезти ее домой, предварительно перекусив в каком-нибудь ресторане.

Ведь у Адриана же есть свой менталфон, так что закажет себе ужин, когда проголодается... Ну или я ему закажу, когда мы вернемся. Просто хотелось подольше побыть с Анной только вдвоем...

И тут в кабинет снова влетела леди Аветта:

- Там... знаете, я не очень сильна в целительной магии, но у меня мама... Лорд Иллеш, с ним что-то не так!

- С кем? - я не стал пенять девушке, что полицейский в первую очередь должен научиться оформлять свои мысли коротко и четко. По леди было видно, что она очень взволнована и даже немного напугана.

Правда, Аветта достаточно быстро сосредоточилась и уже более внятно отчиталась:

- Посетитель к обер-полицмейстеру Керекешу. Сказал, что по личному делу. Сегодня как раз день приема. И часы приема. И ведет себя посетитель спокойно. Но, может быть, вы посмотрите на него?

Конечно, проверять посетителей не было моей прямой обязанностью, тем более в полицейском управлении Дорсенйорда. Но девушка смотрела на меня таким умоляющим взглядом, что я просто был вынужден исполнить ее просьбу.

И правильно сделал...

Мы как раз были в десяти-пятнадцати шагах от приемной лорда Керекеша, когда дверь отворилась и оттуда вышел... сторож. Тот самый сторож с кладбища Вездегастйорда, который помогал нам выкапывать тело Жамбора Хедегеша. Тот самый сторож, который был не заражен странной болезнью, потому что в день поднятия зомби в его городе ездил навещать дочь... По крайней мере, мы решили, что он не был заражен. Но сейчас... Сейчас он уже находился в пограничной стадии между жизнью и смертью, а при виде меня произошел катарсис... Я ж теперь маг жизни, благодаря божественной помощи или какой-то иной причине... неважно...

Главное, с другой стороны коридора шел местный некромед. Я даже не знал, как его зовут, но и это было неважно. Нас всех обучают разговаривать системой знаков, и я просигналил ему:

- Опасность. Слева. Упокой!

Судя по растерянному выражению лица мужчины, упокаивать он не умел, но подал знак:

- Стреляю на поражение.

Я кивнул, и мы одновременно достали каждый по два огнестрела...

... Местный некромед упаковывал тело сторожа, чтобы потом сжечь его в печи морга, напуганную Аветту успокаивал опытный в таких делах Нандор, а я отчитывался вышедшему на шум лорду Керекешу. Невозмутимо, уверенно, лаконично... не разглашая государственной тайны и ссылаясь на Месарша.

И только когда мне удалось вновь вернуться в свой кабинет, я быстро заперся, связался с лордом Эрвином, объявившим, что выезжает, но будет только ближе к ночи - из столицы в Дорсенйорд путь неблизкий. И в приказном порядке настоявшим на вызове Анны... Понятно, что это по ее части, но все равно первым моим желанием было держать девушку как можно дальше отсюда. Мало ли, мы тут все заражены, но еще не поняли этого?

Глава 3.4



Анна:

В управлении мы застали странную смесь паники и кладбищенской пустоты. По коридорам никто не гонял с выпученными глазами, но все попавшиеся нам по пути к кабинету Мартоша сотрудники выглядели не то чтобы испуганными, но слегка пришибленными. И было их на удивление мало. Словно опера и участковые в темпе разогнали к чертям всех задержанных, жалобщиков, свидетелей и прочих временных обитателей здания и затаились по своим кабинетам в ожидании неизвестно чего.

А в кабинете у Мартоша сидела эта Аветта-недогретта, мелкими глотками пила горячий чай, стуча о край стакана зубами, и бросала жалобные взгляды мимо суетящихся вокруг Нандора и Доната прямиком на начальство.

- Добрый вечер. Позвольте представить вам моего учителя, лорда Мораша Хамора. Прошу любить и жаловать, - первым делом светский, будь он неладен, этикет требовал соблюсти формальности. Впрочем, много времени это не отняло, и уже через минуту я деликатно высвободила локоть из захвата мэтра и прошла к столу, намеренно встав на пути взглядов этой недоделанной артистки.

- Что случилось?

Мартош тоже вышел из-за стола, вежливо поклонился мэтру, а потом аккуратно подхватил меня под руку и сделал приглашающий жест, указывая нам обоим на дверь:

- Пойдемте, я вам лучше покажу, - а когда мы оказались в коридоре, пояснил, глядя в невозмутимо мрачную физиономию наставника: - Не хочу усиливать панику среди сотрудников.

Вопреки моим ожиданиям, старикан не стал корчить скептических рож, фыркать или еще как-то выражать свое отношение, хотя за прошедшие полдня я уже было решила, что он без этого физически не умеет существовать. Но сейчас желчный сморчок подобрался, выпрямился, словно даже стал выше ростом и вникал в ситуацию целенаправленно и серьезно.

- Дело государственной важности, но лорд Месарш позволил... скорее даже настоятельно рекомендовал воспользоваться вашей помощью, - продолжил объяснять Мартош, пока мы шли по коридору в сторону приемной полицмейстера. - Вкратце, обстановка такова...

И далее последовал сжатый, но в то же время достаточно полный отчет о недавних событиях в зараженной области и о произошедшем сегодня в управлении.

- Нам пока не известно, сколько носителей проклятия покинуло область до того, как ее оцепили, - закончил блондин. - Есть подозрение, что эта зараза может передаваться от человека к человеку.

Тут Мартош обратился непосредственно ко мне:

- Помнишь сторожа с кладбища в Вездегастйорде?

- Помню, - оживилась я. - Он же помогал нам могилу раскапывать... И был совершенно здоров, потому что уезжал к дочери.

При этом в голове у меня назойливо зашевелились воспоминания о сегодняшнем утре.

- Сегодня он пришел на прием к господину полицмейстеру, пробыл в его кабинете минут пятнадцать и был обезврежен при попытке уйти из управления. При этом оказался уже на последней, неизлечимой стадии заболевания.

Хамор мрачно хмыкнул, но перебивать не стал, просто выразил свое неудовольствие происходящим.  Да и мне тоже стало не по себе. Человека не стало меньше чем за двое суток, зато появилось нечто, ринувшееся заражать остальных.

- Он еще пытался подняться как зомби уже после того, как ему прострелили голову из огнестрела. Пришлось сжечь тело в печи морга, иначе не упокаивался.

И тут я наконец-то вспомнила и даже притормозила:

- Точно! Сторож! Я его сегодня утром заметила, но решила, что примерещилось. Он сидел за столиком в кондитерской напротив. Но когда я оглянулась второй раз, его уже не было.

- То есть он действовал разумно и целенаправленно. Увидел тебя, узнал, встал и ушел, - мрачно констатировал Мартош и нахмурился еще сильнее.

Мэтр все это время помалкивал. Явно собирал информацию для анализа, только гусеницами своими седыми шевелил очень напряженно.

Перед нужной дверью дежурили три амбала в полном боевом облачении, с оружием и выдвинутыми суровыми челюстями наизготовку. В самой приемной полицмейстера было непривычно пусто, даже секретарша куда-то делась, только в уголке дивана сидел взъерошенный и слегка напуганный молоденький некромед. Я его утром видела в морге и даже знакомилась, но сейчас не смогла вспомнить, как же зовут этого парня, похожего на встрепанного цыпленка в очках.

- Господин полицмейстер заказал ужин в кабинет и работает с документами! - доложил он, нервным жестом поправляя очки. - Но предупредил, что через час у него встреча в мэрии, и только что вызвал мобиль... я не знаю, что делать, если он захочет уйти... - очки задрожали и сползли на самый кончик побелевшего от переживаний носа. - То есть, простите...  Докладываю! За время наблюдения магическая аномалия не проявляла большой активности, но при этом количество задействованных потоков выросло примерно на пятнадцать процентов!

Мартош кивнул, жестом отправил очкарика обратно на диван и объявил:

- Я сейчас зайду и оставлю дверь открытой. А вы попробуйте начать лечение, пока я буду отвлекать лорда Керекеша. Во время нашей встречи днем он выглядел совершенно здоровым. Конечно, он мог оказаться заражен еще во время поднятия зомби, а сейчас болезнь проявилась или ее что-то ускорило.

Ага... Нет, я понимаю, что такое развитие событий было бы предпочтительнее. Но Мартош, похоже, и сам не верил, что нам так повезет. И потому продолжил:

- Но, возможно, его заразил последний посетитель, и тогда у нас очень серьезные проблемы. Хотя у нас они и так... - блондин обреченно махнул рукой, распахнул без стука кабинет, оставил дверь открытой и подошел к столу полицмейстера так, чтобы не загораживать его от меня. И от Мораша.

- Лорд Керекеш, у меня для вас есть не очень приятные новости...

Сухая, сморщенная и неожиданно сильная рука сжала мое запястье, и холодный, совсем не старческий голос едва слышно скомандовал:

- Сосредоточилась. Позвоночный столб, основание черепа, продолговатый мозг. Видишь стадии поражения? По количеству задействованных потоков. Внимательно!

- Заражение шло сверху вниз, от мозга, - через минуту констатировала я, мысленно поеживаясь.

- Верно. Теперь вспоминай, как лечила зараженных в поместье барона. Что-то необычное заметила?

- У большинства заражение шло в обратном порядке! - я вспомнила и на секунду потрясенно замерла. - Только у некоторых...

- А это значит, что скорее всего перед нами случай вторичного заражения и пришла в Ульганэш большая темная жопа, - констатировал старый сморчок, уже не заботясь о том, чтобы выбирать выражения. - Короеды коронованные, червя им в кишки. Накликали на страну проклятие, сами уже сдохли, а нам теперь держи баланс... тьфу, и ни одного толкового некромеда, не считая меня и бестолковой личинки с дурной силой! Смотри, смотри! Ах ты ж, танатосовы яйца! Видишь щуп? Вот так он заразу и разносит. Сейчас хахаля твоего клюнет. Не дергайся! Ага... ага. Так я и думал. Из этого блондинистого следака магия жизни прет дурниной, что ему какие-то некрощупы... Так, личинка, внимание, сейчас твой светлячок лорда спеленает, и не зевай! Корень нашла? Молодца... как только скомандую - выжигай! Потом восстановим что останется, полицейскому мозги не главное.

Через два часа, когда в управлении появился усталый, серый, но решительный лорд Эрвин, обеззараженный полицмейстер уже сидел в следственном боксе на карантине - на всякий случай, хотя его и заверили, что заражения даже следа не осталось. Но лучше, мол, все же под наблюдением, хотя бы до утра... Чтобы не скучать, господин Керекеш писал отчет о том, как ему внезапно захотелось устроить собрание глав городских служб в мэрии. Хотя еще утром он ничего такого не планировал.

Мы с Мартошем, мэтром Хамором, командой некромедов, Донатом и Нандором пили чай в опустевшей приемной и негромко переговаривались, намечая план дальнейших действий.

Тот самый очкарик, чье имя я все же выудила из недр своей памяти - Микеш Линн, робко предположил, что раз патология каналов так хорошо заметна при некродиагностике, то можно использовать специальные артефакты, если поймать зараженного и настроить прибор по его параметрам.

- Отличная мысль, - произнес Месарш, бесшумно нарисовавшись в дверном проеме. - Я уже привез первые образцы от лучшего филактера Ульганэша. Осталось снять волновые изменения разной стадии заболевания, - лорд Эрвин уселся на мгновенно предложенный стул и кивком поблагодарил расторопного Нандора за стакан горячего чая. А потом похвалил Микеша: - Можете гордиться, молодой человек, у вас светлая голова, несмотря на темный дар.

Молодой человек покраснел так, что всем стало понятно - гордится со страшной силой, аж пар из ушей.

Но парень действительно молодец. Ведь от мысли, что неизвестное количество зараженных прямо сейчас бродит по стране и записывается на прием не к кому-нибудь, а к власть предержащим... становилось жутко. Установленные на входе детекторы марионеток - это очень хорошая идея!

- Да, только один зараженный образец эти умники спалили в печи, а второй вылечили мы, - ну, мэтр не мог без сарказма, да и ладно, ему простительно. - На что вы собирались настраивать свои артефакты?

- У нас в запасе целая область на карантине, - вздохнул Месарш. - Лорд Хамор, вам придется на время выйти из сумрака. Будете консультировать целителей, некроцелителей и вообще всех способных если не излечить болезнь, то хотя бы остановить ее развитие. Думаю, сегодняшней ночи вам хватит, чтобы найти описание подобного заболевания в своей библиотеке. Лорд Иллеш, леди Джолаш, вам придется сегодня потерпеть мое общество, потому что завтра с утра мы летим в Вездегастйорд.

Глава 3.5



Адриан:

Проснулся в одиночестве, позавтракал в одиночестве, в библиотеке за книги засел в одиночестве... Странно, совсем недавно мне это нравилось. Наоборот, злило, когда кто-то пытался влезть в мою жизнь и там устроиться.

Меньше чем через час, отложив книгу, я решил прогуляться по замку. Снова поднялся на второй этаж и зачем-то заглянул в комнату к Анне, хотя на сто десять процентов был уверен, что она уехала с Мартошем. Просто потянуло заглянуть...

В комнате пахло ее духами, которые она купила вечность назад, тогда же, когда и пижаму, висящую на спинке кровати.

Глубоко вдохнув запах молока, корицы и шоколада, я быстро захлопнул дверь, сбежал вниз по лестнице... и очнулся возле кабинета, где мы с ней искали линейку и циркуль.

Внезапно возникло странное ощущение, что за дверью кто-то есть. Кто-то... не совсем живой. Набрал на менталфоне номер Мартоша и положил палец на кнопку вызова. В другую руку на всякий случай взял огнестрел. Обернувшись на шорох за спиной, наткнулся взглядом на нашего «лакея». Зомби отчаянно мотал головой и вообще всем своим видом не советовал мне врываться в кабинет. Естественно, я тут же толкнул дверь ногой и... уставился на скелет, окутанный туманно-прозрачной субстанцией. Это уже был не призрак, а вполне себе материальное существо, сидевшее в кресле за столом и... перебирающее какие-то бумаги, словно что-то ища в ящиках.

- Анталь? Кто тебе разрешил входить ко мне без стука? - поинтересовался он с интонацией моего собственного отца, когда я, заигравшись, врывался к нему и отвлекал от работы. - Выйди. Не видишь, я занят?!

И меня буквально вышвырнуло в коридор!.. И дверь передо мной захлопнулась, а потом слилась со стеной... словно тут никогда и не было никакого кабинета!..

Я попробовал сосредоточиться, настроиться, взломать стену магией... Не вышло. Тогда, рыкнув на крутящегося рядом зомби, пришлось на время сдаться и вернуться в библиотеку.

Мне очень нужны были не просто книги, а семейные архивы. Описание того, как строился замок, какая магия использовалась, как запечатывались ходы и выходы. Карта замка, которая была у Мартоша, оказалась неполной. И это при том, что часть указанных там проходов перед нами так и не открылась...

Библиотека, словно издеваясь, роняла мне под ноги одну и ту же книгу: «Взаимодействие магий смерти и жизни. Боевое и ритуальное единение. Временные переплетения на ментальном уровне».

Пришлось сдаться, потому что книга была тяжелая и когда я ее пальнул в стеллаж, она, словно мячик, оттолкнулась и вновь упала прицельно на меня, причем на голову. Первый импульсивный позыв швырнуть ее еще подальше я задавил буквально из последних сил... Потом поднял с пола, потер голову и пошел читать.

Когда оторвался, за окном уже темнело... Надо же!..

Я еще только шел к дверям библиотеки, как они распахнулись и мне навстречу подбежал зомби, угукая и тыркая под нос менталфон. На нем светилось три пропущенных вызова подряд.

Но связь заработала, лишь когда я вышел в зал, ну и пока шагал до столовой, связался с Мартошем и выслушал последние новости. Не утешительные.

- Что он делал в Дорсенйорде? Несколько часов на мобиле... А если он по пути еще и в других городах останавливался? А если он был не один? Да, я в курсе, что вы не идиоты и уже тоже об этом задумались. Тогда зачем ты мне звонишь? Поставил в известность, спасибо, мне сразу стало спокойней! Кстати, как зараза распространяется, неясно? Два вида заражения? У меня есть выбор? Конечно, полечу. Нет, не тошнит и не укачивает...

Месарша на ужине я стоически вытерпел и даже почти не язвил. Просто молча ел за счет императорской казны, потом так же молча пил... Ну, пил уже не так молча, как хотелось бы, иногда пришлось задавать вопросы и пояснять некоторые моменты, до которых не додумались двое светлых и одна темная бестол... тунеядка одна, короче! Которая, вместо того чтобы... Ладно, положим, занятия целительной магией да еще умение соединять при этом темную и светлую ей пригодятся в жизни. Да и слабенький она маг смерти получилась бы. А так станет сильной целительницей с редкими способностями. И все у нее будет хорошо... И...

- Адриан, так что ты думаешь? Мы же в прошлый раз живых не убили, значит, и в этот упокоим только тех, кто уже и так умер. А Анна всех вылечит...

- Одна она не вылечит, - не зря я сегодня целый день книгу о взаимодействии магий читал! - Ей нужно вливание светлой силы, потому что у нее собственная магия - темная. Но зато она умеет  пропускать светлую через себя и выдавать серые потоки, исцеляющие начинающих зомби. Просто запас светлой магии в ней конечен и требует постоянного пополнения.

- Значит, я вновь поделюсь с леди Анной, - произнес Месарш, даже не попытавшись скрыть вызывающую ухмылку, когда посмотрел на меня.

Я пренебрежительно пожал плечами:

- Да, должна же и от вас быть какая-то польза.

- Я буду пилотировать аэромобиль, - усмехнулся Месарш.

Мне хватило ума промолчать и не развивать тему нужности лорда Эрвина. Я понимал, что злюсь не на него, а на Мартоша... или на Анну... или на себя... Меня просто бесит, что моя... что Анна сидит рядом с моим другом и они улыбаются, перемигиваются, перешучиваются...

- Когда освобождаетесь от привязанностей, лорд Галлеш, легче начать с себя, - негромко произнес Месарш, когда эти двое особенно долго любовались друг другом, заодно обсуждая что-то, связанное с работой Мартоша. - Мне казалось, что вы эгоист, а не мазохист.

- Не ваше дело, - огрызнулся я. - Это как раз вы очень наглядно мне показали, как легко можно манипулировать мною через мои слабости.

- Да, но в том-то и дело, лорд Галлеш, что раньше ваша слабость отвечала вам взаимностью, а теперь у нее появилась своя слабость, но при этом она-то продолжает оставаться вашей. И если я сейчас прикажу вам что-то, при этом очень выразительно посмотрев на леди Анну, вы выполните...

- Смотрите сколько влезет! - фыркнул я с максимально возможным презрением, хотя внутри все напряглось от страха за бестолочь. - Вы ничего ей не сделаете!

- Да, для меня то, что она связана с императором и ее боль станет его болью, имеет значение. Но ведь есть же те, для кого безразличны и она, и император...

Я очень плавно встал из-за стола, демонстративно зевнул, привлекая внимание сладкой парочки, пожелал им спокойной ночи, чувствуя, что вместо задуманного ехидства в голосе прозвучало что-то похожее на угрозу. Но Мартош даже не вздрогнул, спокойно кивнув и выдав: «И тебе тоже!». Вот у него это вышло действительно с ехидством. Да и ладно!.. Что я, с женщинами не расставался, что ли?! Справлюсь...

Мартош:

С утра прямо над замком завис аэромобиль, и мы влезли в него по веревочной лестнице, болтающейся на ветру и совершенно не внушающей доверия ни мне, ни Адриану. Мы оба были категорически убеждены, что леди лазать по таким лестницам опасно. Поэтому, переглянувшись, поняли, что вопрос только в том, кто из нас будет страховать девушку.

- Как в детстве? Считалочкой? - ехидно усмехнулся Адриан.

Я отрицательно мотнул головой, усмехнулся и указал рукой наверх:

- Лезь давай!

- Лучше ты, - фыркнул Тень. - Тебя Месарш точно не выкинет.

Полминуты мы пристально смотрели друг на друга. Обычно я уступал, потому что считал, что глупо играть в гляделки, когда надо действовать. Но в этот раз Адриан понял, что я не сдамся, и, буркнув: «Быстро ты в роль влюбленного вошел», полез в аэромобиль первым, вернее, вторым - там уже кроме пилота был лорд Эрвин.

Дождавшись, когда он заберется, я подозвал нашего домашнего зомби, и мы с ним вместе натянули лестницу.

Анна, молча наблюдавшая за нами с задумчивым видом, тут же подошла, быстро поцеловала меня в щеку рядом с губами, наверное, чтобы я надежнее удерживал лестницу. Потому что после этого я застыл, пытаясь понять, это была дружеская благодарность такая или нечто большее?

А девушка перестегнула запах у юбки так, что остался только шлейф и штаны с высокими ботинками-сапогами, после чего проворно полезла вверх, где ее уже ждал лорд Месарш, готовый принять и подать руку.

После того как в аэромобиль влез и я, лорд Эрвин объявил, что не готов жертвовать жизнью пилота, и мы высадили его на крышу полицейского управления Дорсенйорда.

Конечно, на самом деле мы все понимали, что заботился Месарш не о пилоте, а о нас, о сохранении нашей тайны. Так что когда мы остались вчетвером и за пульт управления сел сам лорд Эрвин, я поблагодарил его, игнорируя кислую морду Адриана.

- Я держу свои обещания, - хмыкнул Месарш в ответ, но при этом очень внимательно на меня посмотрел, словно считывал причину, по которой мне приспичило высказать ему «спасибо».

Мне скрывать было нечего, я действительно был благодарен человеку, прикрывающему нашу с Тенью тайну. Понятно, что причин для этого множество...

На мобиле мы бы добирались до Вездегастйорда полдня, а то и больше. По воздуху наш путь занял всего час, и вот аэромобиль над городом и я вижу людей... Людей, которые уже людьми не являются, но при этом пытаются жить обычной жизнью, и тех, кто все еще человек. А еще тех, кто уже человек, благодаря излечившей их Анне. Жестоко, но их не стали вывозить из города, даже детей... Если бы с нами вчера не было лорда Месарша, нас бы тоже не выпустили. Но при этом кладбищенский сторож как-то сумел пересечь все преграды и добраться до Дорсенйорда.

- Рассказываю вам государственную тайну, а точнее - план по нейтрализации сложившейся ситуации, - лорд Эрвин принялся плавно кружить над центральной площадью, сканируя с помощью огромного артефакта не только все слои ментала, но и верхний астральный уровень. Результаты не просто выводились на экран, но и расчленялись, записываясь на разные слои.

- Ментальная связь здесь по-прежнему отключена, так что число посторонних шумов сокращено. Только то, что излучают жители города, - пояснил Месарш, заметив мой заинтересованный взгляд. - Наша задача - записать как можно больше, причем обратите внимание, - он даже развернул к нам небольшой экран, на котором переливались разными цветами ментально-астральные уровни, - этот артефакт отмечает даже источники, чтобы потом можно было вычислить подобные и сгруппировать по максимально схожим признакам. И на основе этих признаков выстроить защиту.

Анна внимательно посмотрела на экран, потом в окно и, достав блокнот и многоцветную ручку-переключалку, принялась что-то зарисовывать с сосредоточенно-хмурым выражением лица.

Адриан, сидевший поближе к девушке, скосил взгляд и потом перекинул мне ментальную картинку - уже нарисованные две верхних половины человеческого туловища с правильными ментально-астральными потоками, а теперь Анна добавляла искажения. На одном снизу вверх, на другом сверху вниз.

Месарш между тем продолжил:

- Создание заготовок запущено на поток сразу в нескольких крупных филактерных фабриках Ульганэша. Когда мы вернемся в зону работы ментальной сети, я разошлю эту запись, и на ее основе будет настроена сразу целая группа артефактов. Защитные, разной мощности, чтобы не впускать в дома не только нежить, но и тех, кого нежитью еще назвать рано, но кто уже является ближе к немертвым и излечению не подлежит. Поисковые - на потенциальную нежить и на зараженных, еще не подозревающих о своей болезни. Последних будем отправлять к леди Анне, а первых, к сожалению, придется уничтожать. И, возможно...

- Я в палачи не нанимался! - рыкнул Адриан и даже попытался подскочить с места, но тут аэромобиль как-то странно накренился.

- Прикажу и будете убивать, слова поперек не скажете, - огрызнулся Месарш, выравнивая мобиль. - Но, думаю, сейчас вы сделаете это и без моего приказа. Исключительно в целях самосохранения и ради ваших слабостей.

Я был полностью согласен с лордом Эрвином. Если мы хотим вырваться отсюда, выполнив задание, а не просто трусливо сбежав, то придется вновь сократить число жителей в этом городе.

Потому что сейчас вполне себе организованная группа недомертвых старательно палила по нашему аэромобилю из криострелов.

Глава 3.6



Адриан:

Мне много чего хотелось ответить этому хранителю императорского здоровья, начиная с того, что он свою работу взвалил на нас и расслабился. Анна вон вчера императорского сыночка спасла вместо него, да и императора прикрыла. А великий и ужасный лорд Месарш даже старика Бартоша спасти не смог. Такой милый дедушка был! Меня с ним пару раз оставляли, когда отцу надо было переговорить с императором наедине, а потом мы собирались куда-то вместе, развлекаться...

Воспоминания об отце помогли мне собраться и, вместо того чтобы огрызнуться, я посмотрел в окно, потом переглянулся с Мартошем и рыкнул:

- Сажай «аэробилу» на ближайшую крышу, оттуда лупить будем.

Месарш, как ни странно, даже не пикнул. Наверное, тоже понимал - неизвестно, как нас крутанет в воздухе после того, как мы с Мартошем шарахнем своей силой по этим недоупокоенным...

А может, ему не до ругани со мной было - он такие пируэты на этой воздушной мобиле выделывал, что не будь мы пристегнуты, летали бы по салону от стенки к стенке. Зато палящие в нас недомертвецы ни разу не попали в цель. Но едва мы приземлились на крыше одного из домов - в нас снова полетел град ледяных пуль. Лучше бы огнестрелами пользовались...

Когда мы с Мартошем, выпрыгнув из аэромобиля, уже приняли боевую позу, в которой на нас снисходило божественное усиление всех магомощностей, высунулась Анна и, обернувшись в салон, попросила:

- Лорд Эрвин, направите?

Судя по ее решительному лицу, бестолочь собралась воспользоваться нами как усилителем, чтобы вылечить тех, кого мы не добьем. Сообразительная она... временами.

Дальше началось светозатемнение, причем такой мощности, что у меня позвоночник вспотел от напряжения. Словно за сутки мы с Мартошем увеличили свой магический потенциал вдвое.

От нас шла неровная серая дымка, и били мы уже не прицельно, как раньше, а просто покрывали сплошным слоем весь город, слившись спина к спине и кружа по крыше в каком-то странном танце. Чувствуя друг друга как самого себя... И моя темная магия подзаряжалась от светлой, поблескивала под солнечными лучами, а золотой полукруг Мартоша  держался на черном каркасе из моей силы...

- Все, хватит!..

Голос Месарша прозвучал словно откуда-то издалека. Мне показалось, что я, как бестолочь сразу после Орхейорда, сливаюсь с астралом, растворяясь в нем. Интересное ощущение, когда ты видишь сразу на несколько миль вокруг. Я даже замок барона Фекета разглядел, а он ведь далеко за городом. А еще - кладбище... и нити паутины, которую мы так и не отследили до сих пор.

Я через силу разорвал наше с Мартошем соединение, сделав шаг в сторону. Выдохнул. Ощутил, как меня потряхивает - ноги, руки... как тянет каждую мышцу в теле, словно после длительной физической нагрузки. Сознание было все еще расфокусированным, часть меня продолжала витать в астрале, но уже притягивалась обратно. Судя по взгляду Мартоша, он тоже находился не совсем в себе, причем в буквальном смысле этой фразы.

Анна выглядела не лучше... Мы чуть не столкнулись лбами, кинувшись ее подхватить, когда она покачнулась, но ближе всех оказался Месарш. Я отпихнул плечом Мартоша, вошел в аэромобиль и уселся на свое место, делая вид, что всем просто померещилось. Всем померещилось, что я кинулся к девушке... в первую очередь мне самому.

И вообще, мне совершенно все равно, что там происходит и как она себя чувствует!.. Ладно, мне не все равно!

- Как ты, бестолочь?

- Вроде бы ничего, - Анна даже улыбнулась мне.

- А с виду не скажешь, - фыркнул я.

Бледная, с чуть синеватыми губами. Сразу видно, что «вроде бы»...

Я и Мартош, не сговариваясь, одновременно направили в девушку магические потоки, переглянулись и так же одновременно прекратили. Но зато аристократическую бледность сменил легкий румянец.

- Интересно, если я опять "растворюсь в магии", ты с помощью клятвы сможешь еще раз заставить меня вернуться? - вдруг поинтересовалась Анна, глядя на меня. Я вздрогнул, а она нахмурилась, размышляя о чем-то... Да и так ясно, о чем!

- Не думай об этом! - рыкнул я. - Смотри в окно, мы пролетаем над замком барона.

Девушка тут же выполнила мой приказ, а я нервно поежился от пристального взгляда Месарша. Осуждающий взгляд Мартоша я вообще проигнорировал. И так знаю, что неправильно поступил. Сейчас - неправильно. Испугался и сглупил...

В замке кто-то из вылеченных Анной взял власть в свои руки и организовал остальных. Запах паленого мяса вокруг стоял жуткий, но зато не было трупов, ни одного. А еще кто-то позаботился о спокойствии этих людей, огородив замок такой же прозрачной стеной, как и весь город. Что ж, запасов барона должно хватить на некоторое время, а потом найдется какой-то выход из этой грандиозной задницы.

Пролетая над кладбищем, я махнул Месаршу, чтобы он замедлился, и принялся внимательно изучать, куда ведут нити-паутинки. С моей текущей мощью я видел их достаточно четко, но они постоянно перепутывались, потом расходились в разные стороны от дороги, снова сходились...

С неба обзор был гораздо лучше, так что мы летели по следу, как ищейки... и вскоре зависли над дворцом в Ульганйорде. Но поглумиться от души над печальной судьбой императора я не успел, заметив, что паутина, опутывая здание, потом уходит в направлении Дорсенйорда. То есть я не сразу сообразил, что мы летим именно туда, но да... нити паутины вели нас в город темного короля, в его замок... в мой замок! Мало того, этих нитей было множество, великое множество... Как я раньше их не замечал?! Паутина со всех кладбищ опутывала дворец, как кокон, а заканчивалась в замке короля Джолаша.

Мы опустились пониже, и Месарш спокойным будничным тоном произнес:

- Лорд Галлеш, останьтесь, я бы хотел переговорить с вами наедине.

Мартош сразу напрягся, но я пренебрежительно пожал плечами и дал понять, что волноваться не о чем. Поэтому он вылез первым, натянул лестницу, чтобы Анне было удобнее спускаться вниз, потом отошел на крыльцо, но встал там с упрямым видом человека, который никуда не уйдет, пока я не окажусь рядом с ним. Анна тоже не стала заходить в замок, а, задрав голову, принялась сверлить взглядом аэромобиль.

- И что же такого важного вам захотелось мне сказать, лорд Эрвин? - с ехидством поинтересовался я. - Или вы наконец-то прозрели и оценили силу моего влияния на ту, которая теперь связана из-за вашей беспомощности с его императорским величеством? Подумайте об этом! Ведь я могу приказать ей все, что взбредет мне в голову...

- Лорд Галлеш, если бы я не наблюдал за вами уже какое-то время, то даже поверил бы. И знаете, что бы сделал?

Я пожал плечами и отвернулся. Нам обоим было ясно, что этот выпад ненастоящий, я его сыграл, просто потому что меня распирает от злости на свою беспомощность. Потому что я понимаю, что меня обложили со всех сторон и выхода у меня нет. Или светлые, или темные... Сейчас вдруг даже жизнь в заточении в замке вдруг показалась мне недостижимой привлекательной мечтой. В конце концов, лучше пусть запрут там меня, чем бестолочь!.. Или, может быть, то, что она породнилась с императором, можно расценивать как возвращение в родные стены? В любом случае, даже если проклятие затормозило, надо будет заниматься массовым излечением и упокоением, а для этого нужны я и Мартош. Я им нужен!.. Вот совершенно не собираюсь позволять себя убивать...

- Встаньте у самой двери, лорд Галлеш. На самый край...

Я даже не понял, что происходит, но мои ноги сами по себе, безо всякого моего желания, понесли меня к выходу, и я замер, балансируя... рискуя в любой момент упасть вниз.

- Я могу приказать вам прыгнуть, и вы прыгнете. Но я не буду этого делать.

- Еще бы, ведь без меня вам не спасти страну, - огрызнулся я, правда, пренебрежения не получилось. Жаль...

- Нет, по этой причине я не прикажу так сделать вашей девушке. Теперь уже вашей общей с другом девушке.

- Конечно! Потому что тогда ваш драгоценный император тоже испытает массу приятных впечатлений. А потом его сына убьет призрак короля Джолаша.

- Именно так. Но вы, лорд Галлеш, после снятия проклятия мне будете совершенно не нужны. Потомок у меня есть, гораздо более послушный и сговорчивый, и даже признанный родовым замком. Так что как только все закончится, я могу пойти с вами прогуляться и вернуться в одиночестве.

- Мартош вам этого не простит...

- Вы думаете, меня волнуют такие мелочи? - Месарш усмехнулся, и вот у него вышло действительно презрительно. - Но леди Анна в разговоре с императором попросила сохранить вам жизнь. Вам и лорду Иллешу. Очень настойчиво попросила. И ей ответили согласием. Но я ведь могу и забыть об этом... нечаянно. Потому что меня очень напрягает то, что вы управляете жизнью леди Анны с помощью приказов.

И тут я окончательно разозлился!

- Да пошел ты... Напрягает его! Меня тоже напрягает, и не потому что ты сейчас меня из-за этого запугиваешь, а потому что это... - я задумался, подбирая нужное определение, а потом махнул рукой и покачнулся. С земли раздался женский вскрик...

- Потому что я ей уже сказал, что она свободная женщина, а она не освободилась, понятно?! - я резко развернулся и уставился Месаршу прямо в глаза.

Читай же меня, сволочь!.. Сколько тебе влезет, читай!.. Я хотел, чтобы Анна была свободна, чтобы она освободилась и от меня, и от клятвы... Но все пошло не так!.. И я не знаю, что мне теперь делать и как мне теперь все вернуть... и надо ли все возвращать, ведь им хорошо вместе, я же вижу. Но в любом случае я должен освободить Анну от клятвы. Должен... Потому что это несправедливо, неправильно, нечестно... Потому что моя бестолочь не должна зависеть ни от кого. Даже от меня.

Глава 3.7



Анна:

После нашего возвращения из Вездегастйорда начался сумасшедший дом с облетом королевства, лечением и “отстрелом” зомби. Нескончаемый, постоянно повторяющийся день длился уже вторую неделю. Но у него был один приятный побочный эффект: я так уставала, что мне некогда было думать о чем-то, кроме работы. И уж тем более терзаться непонятными нестыковками.

Наши отношения с Мартошем развивались плавно и как-то... уютно. У меня теплело на душе каждый раз, когда я даже просто вспоминала о том, что он есть. Хотелось... не знаю, хотелось сидеть рядом, болтать, смеяться, дразнить его немного. Мартош ужасно мило реагировал временами, хотя и сам за словом в карман не лез. И, конечно, хотелось близости, но мы оба почему-то осторожничали и не торопили события.

Это было здорово, вот только я все время мучилась каким-то странным несоответствием и непонятными вывертами собственного сознания. Во-первых, если я люблю Мартоша и рассталась с Адрианом по собственной воле из-за того, что мы друг другу надоели, то почему у меня щемит в груди, когда я вскользь натыкаюсь на его хмурую физиономию в библиотеке, или в машине, или в столовой? Почему меня мучает желание подойти, погладить, прижаться, закрыть глаза... Нам же надоело?!

И что значили его слова “Не думай об этом!” тогда, в первый наш полет над зараженным городом? Судя по всему, я действительно о чем-то до сих пор не думаю, не понимаю только о чем. Но сами-то слова я помню! И чем дальше, тем глубже мои подозрения...

Но у этих подозрений просто не было шанса разрастись до чего-то более серьезного, чем смутные мысли перед сном. Потому что “проклятие шагает по стране”, будь оно неладно. А страна, то есть государство, всеми силами пытается не сдохнуть всем населением сразу.

Настроенные на зараженных артефакты выпускались сотнями, если не тысячами; школы, больницы, государственные учреждения оснастили ими в первую очередь, прошерстив для начала персонал и посетителей.

Результат оказался ошеломляюще страшным... Зараза успела пустить корни в таком количестве мест, что первые несколько суток мы все четверо пахали как проклятые, ни минуты не тратя на отдых, держались только на стимуляторах и магии жизни. Надо было объехать все школы и прочие детские заведения в столице и округе...

За это время поднятая по тревоге гвардия с помощью сканеров, летучих машин и специальных меток прочесала всю страну, двигаясь от столицы к границам и в обратном направлении. Выяснилось, что зараженные идут на множество хитростей, стараются затеряться в толпе, прячутся по подвалам и канализациям в городах, забиваются в самые глубокие норы в трущобах, пользуются множеством нелегальных путей, ходов и способов, чтобы проникнуть туда, где можно будет заразить как можно больше народу.

Целые городские кварталы окружались силовыми барьерами, и население выводили только через импровизированные КПП с артефактами. Сколько было трагедий, ужаса, слез, когда в одной семье половина детей и мать, например, оказывались чистыми, а другая половина вместе с отцом - первично зараженными, все понимающими, осознающими себя, но...

Мы лечили, лечили и лечили, лорд Месарш и лорд Хамор, сменяя друг друга, направляли меня, помогая разобраться в путанице самых разных потоков. Все люди разные, это я и раньше знала, но сейчас еще раз в этом убедилась. Ни одной идентичной ауры, ни одного похожего переплетения энергий...

Нет, общие принципы никто не отменял, но все равно, мы буквально на ощупь находили более быстрые и универсальные способы лечения этой заразы, чтобы не просто шарашить сырой силой, как раньше, а расходоваться экономно. Потому что иначе я бы сдохла на второй день, несмотря на то, что Мартош и Адриан без устали “гоняли волну” магии над зараженными городскими кварталами.

Каждую ночь летающий мобиль с Месаршем за рулем тихо садился на самую высокую и удобную крышу, парни выбирались из салона, становились спина к спине, и...

В эти моменты, раз за разом распутывая узлы проклятия в чужих аурах и пропуская сквозь себя сразу и смерть и жизнь, я забывала об усталости, полностью отдаваясь странному прибою, леденящему и обжигающему одновременно.

Так уж получилось, что справиться с заразой, не убивая носителя, можно было только вот так - сплетая воедино магию белую, магию черную и еще что-то невидимое... наверное, собственную душу.

Увы, за восемьсот лет гонений на тьму таких специалистов просто не осталось... А лорда Мораша мы с собой не брали, потому что нельзя было никому показывать, во что превратились парни и на что способна их объединенная сила. Так и лечили в глубокой тайне...

Счастье еще, что остальные некроцелители научились как-то пережимать потоки, не давая заразе развиваться слишком быстро, и у людей был шанс дождаться нашей невидимой помощи.

Самый страшный страх я прятала в глубине души и не говорила о нем вслух. Никто из нас не говорил, молча делали дела, пока не падали от усталости. И постепенно, к концу второй недели, карта, вывешенная Месаршем на большом экране в столовой (я даже не заметила, когда он этот экран установил), из сплошь красной, оранжевой, пятнистой, словно покрытая язвами кожа, становилась все более зеленой, радовала глаз очищенными городами, городками, деревнями...

А о том, что древний призрак, запустивший проклятие, все еще на свободе и может в любой момент начать все заново, мы старались даже не думать.

Что уж там, думать вообще стало очень трудно. Все время дико хотелось спать и есть - словно я вернулась в первые дни моего попадания. Радовало только то, что мужчины от меня теперь не отставали - бешено расходующий ресурсы организм требовал заправки, заправки и еще раз заправки, раз уж отдохнуть ему не давали. Нормальная физиология замещения...

Но однажды настал, наконец, вечер, когда я узнала, что этой ночью мы уже никуда не летим. На подгибающихся ногах добралась до своей кровати и... Интересно, сколько суток я проспала?

Несколько раз я просыпалась, вяло доползала до туалета, что-то пила из кувшина на тумбочке и даже, кажется, ела... и падала обратно в постель.

Наконец организм восстановился и я выползла из спальни. Огляделась. Поняла, что оставаться в замке вместе с Адрианом, посматривающим на меня как-то хмуро и странно, я не готова, и запросилась к Мартошу. Он без проблем взял меня с собой в управление, и привычный еще по старому миру водоворот закружил меня...

В замок мы приезжали поздно, чтобы поужинать, обычно вдвоем, потому что Адриан постоянно пропадал в библиотеке. И разойтись по своим спальням.

А потом мне приснился сон...

Комната, больше всего похожая или на монашескую келью, или на камеру. Зарешеченное крохотное окошко под самым потолком, из которого тянет стылой сыростью так, что лучше бы его вовсе не было. Тонкий клочковатый тюфяк на голых досках, протертое почти до дыр одеяло...

Папа умер. И братья. Мне вчера сказали об этом, но я и так знала - почувствовала.

Их смерть отдалась во мне осенней стылой безысходностью, погасившей последние искорки надежды.

Дверь тихо приоткрылась, и я невольно попыталась натянуть сиротское одеяло повыше, словно оно могло защитить меня от новых бед. Но это оказался вовсе не надсмотрщик, а...

- Лайош! - я бросилась к нему без тени сомнения, утонула в теплых родных объятьях, замерла не дыша.

Он крепко прижал меня к себе, поцеловал, но тут же отступил, успев только шепнуть:

- Быстрее, иди за мной. Ничему не удивляйся. Главное - молчи!

И тут же принял холодный отстраненный вид, открыл передо мной дверь камеры и сказал стоявшему за ней конвою:

- Я сам отведу к императору дочь изменника.

Наглухо закрытая карета, в которую меня посадили, отъехала от серых стен уже довольно далеко, когда вдруг на одном из поворотов что-то случилось - грохот мостовой под колесами резко стих, сменившись громким окриком:

- Именем императора, стойте! - и резкий стон, словно кого-то проткнули шпагой. Тонкий прохладный ручеек чужой смерти...

Лайош рывком открыл дверь и протянул мне руку:

- Бэтти, бегом! Быстрее!

Он выдернул меня из душной темноты, за руку протащил несколько шагов до узкого переулка, вгляделся...

Большой бродячий пес с вислыми ушами и золотисто-пепельной шерстью возник откуда-то, как по волшебству. То есть почему как? Лайош призвал его, он же анимаг.

Потом мой любимый повернулся ко мне, резко сжал, поцеловал...

Поцелуй был сладким-сладким и одновременно со вкусом горечи. И слез. Это я плачу? Я... Почему, почему это случилось с нами?

- Собака приведет тебя к тем, кто о тебе позаботится. Беги и не оглядывайся!

Сердце отчетливо ныло, оторваться и уйти было просто невозможно, и я отчаянно цеплялась за него, прижималась лицом к его груди. Еще секундочку, самую последнюю... самую последнюю!

- Быстрее, Бэт! - прикрикнул Лайош, отталкивая меня и разворачиваясь в сторону улицы. Восемь всадников...

Пес зарычал, вцепился в полу моего платья и потащил в темноту переулка. Двуликий, никогда в жизни мне не было так больно, как в тот момент, когда я со всех ног неслась по неровным скользким камням через трущобы и слышала за спиной звон шпаг...

Уличный пес мчался вперед, время от времени оглядываясь и порыкивая, сворачивал в кривые переулочки, нырял в подворотни, путал следы. Мы уже довольно далеко убежали, звуки боя давно утонули в сонливой тишине ночной окраины, когда вдруг целенаправленно указывающий путь пес резко затормозил, закрутился на месте и тоскливо завыл. А мое отчаянно бьющееся где-то в горле сердце пропустило удар и замерло в ледяной пустоте.

Лайош умер... Я ощутила его смерть, увидела ее в опустевших глазах бродячей собаки, из которых исчез зеленоватый оттенок его разума. Медленно опустившись на колени, не чувствуя каменного холода разбитой мостовой, я вцепилась в свалявшуюся собачью шерсть и завыла вместе с ним от нестерпимой, раздирающей душу боли.

Тонкое золотое кольцо, подаренное им в день помолвки, то самое, которое невозможно было снять, пока мы оба живы, скатилось с пальца и последним отблеском былого счастья кануло в черную щель между камнями.

Бесшумная серая тень опустилась на плечо, пушистые перья скользнули по щеке. И еще... еще... девять сов.

Почти сразу откуда-то из подворотни появился молодой мужчина, друг Лайоша. Тоже анимаг.

- Ваше высочество? Ваше высочество, наконец-то мы вас нашли! Пойдемте быстрее, вам надо в укрытие!

И вдруг у меня в голове зазвучал мальчишеский голос.

«Раз, два, три, четыре, пять:

Некроманта убивать.

И за это, шесть и семь,

Шпагой он проткнет теперь.

Восемь трупов, девять сов -

У принцессы есть укров.

Ну а принца из костра

Мчит девятая сова.

А десятым был король,

Ты проиграл - он придет за тобой.»

Я резко села, сбрасывая с себя липкий морок сна, и обнаружила, что, оказывается, уже давно рыдаю, подушка мокрая насквозь, а в горле бьется и клокочет крик. Едва отдышавшись, я соскочила с кровати и как была, босиком, в одной пижаме, выскочила из спальни, пролетела через холл и распахнула дверь в ЕГО комнату.

ОН сидел в кресле, бледный, какой-то потрясенный. Посмотрел на меня растерянно-удивленным взглядом... и медленно встал мне навстречу.

Всхлипнув, я бросилась к нему, обхватила, прижалась изо всех сил.

- Живой... ты живой... Мой Лайош...

Глава 3.8



Анна:

Это так странно, но на какой-то момент две прожитые жизни куда-то делись, и я прижималась к своему любимому мужчине с таким же отчаянием, как тогда, в переулке старого города. Мне казалось, что если я вдруг разожму руки хоть на секунду, он опять уйдет, исчезнет, отзовется в душе пустотой и холодом смерти.

- Лайош,- простонала я, почти теряя сознание от всего сразу - от все еще острой боли той потери; от осознания, что здесь и сейчас вот он, живой, теплый, обнимающий в ответ; от паники, необъяснимого и иррационального страха потерять его снова. - Мартош...

- Бэтти, - тихо прошептал он мне в макушку, стиснул так, что косточки хрустнули, поцеловал, подхватил на руки и чуть ли не бегом потащил к кровати.

На постель меня уложили так бережно и нежно, словно я статуэтка из тончайшего полупрозрачного фарфора. И так же трепетно, едва касаясь, Мартош стал гладить меня по лицу, по шее, словно не веря глазам и осязая мой облик пальцами. - Бэтти...

Я потянулась навстречу этим рукам. И я была гораздо нетерпеливее его осторожной нежности, с которой он расстегивал пуговички на моей пижаме. А потом мы снова целовались, а потом... вдруг у него изменилось выражение глаз.

Мартош словно проснулся, помотал головой, по лицу скользнуло осознание происходящего и... чувство вины!

- Анна? Прости, я... - ох, божечки, как не вовремя проснулась его совесть!

- И не подумаю! - я, наконец, улыбнулась сквозь слезы. - Пока ты меня не поцелуешь и не... - тут я передумала продолжать и вообще ждать, пока он разберется, что к чему. Сама обняла его за шею, притянула к себе и поцеловала. И целовала... и целовала... и целовала, никак не могла остановиться...

Тем более что он отвечал, да еще как! Голова кружилась, так отвечал! И от его нежных, почти невесомых прикосновений, когда он, не разрывая поцелуя, освобождал меня из мешающих шелковых вериг, в которые внезапно превратилась суперудобная пижама...

Я тихо застонала сквозь поцелуй, почувствовав грудью дуновение прохладного воздуха, и почти сразу едва не вскрикнула, потому что Мартош с самого начала был в одних штанах, и теперь я смогла наконец прижаться к нему так, как мне хотелось - тело к телу, чтобы дыхание перехватило от острого и сладкого, как жидкая карамель с перцем, возбуждения, когда мои соски коснулись его кожи. Я потерлась о него, как кошка, нетерпеливо и требовательно, мне слишком сильно хотелось... хотелось всего и сию секунду!

Дотянувшись до пояса его штанов, я принялась дергать за завязки - эта последняя преграда безумно мешала, причем не только мне, но и обнимающему меня мужчине. Ведь я прекрасно чувствовала даже сквозь ткань, как его член подрагивает и истекает смазкой.

Наконец Мартош, что-то тихо простонав сквозь зубы, сам помог мне, рывком избавившись от одежды, и я вскрикнула, почувствовав его плоть у себя между ног.

Он был по-прежнему нежен и нетороплив, ласкал меня, готовил... А я через какое-то время уже не стонала, а рычала, как нетерпеливая голодная львица, потому что уже давно была готова, так готова, что... в какой-то момент наши движения навстречу друг другу совпали, и он довольно резко вошел в меня и тут же замер, словно боясь сделать мне больно.

Я еще раз рыкнула сквозь стон и сама задвигалась под ним, задавая ритм, быстрый, нетерпеливый, сумасшедший. Мартош перестал осторожничать, подхватил меня одной рукой под спину, заставляя немного выгнуться ему навстречу, и, опираясь другой на кровать, стал двигаться в моем ритме, почти сразу найдя и почувствовав тот самый нужный угол, при котором его член с каждым движением задевал самую чувствительную точку моего и без того до жаркой дрожи возбужденного тела.

Страсть, удовольствие на грани боли, и вместе с тем нежность, желание прикасаться снова и снова, слиться в одно целое... это все копилось, нарастало, дрожало, как снег на вершинах гор до того неслышного и почти неосязаемого момента, когда вдруг срывается лавиной и бешеной стихией сметает все на своем пути...

И нас снесло, закрутило в этой яростной круговерти вскриков, стонов, искристых вихрей наслаждения, острого, как ледяные кромки.

А потом пришло удивительное чувство... опустошения. Словно этой лавиной вынесло из души все лишнее, и осталась только белая спокойная равнина под луной, в которой только мы, и нам так хорошо вдвоем... тепло... спокойно... уютно... счастливо.

В этой бесконечной нежности мы еще какое-то время целовались, потом просто лежали рядом, пока не уснули. И ничего нам больше не снилось.

Ну разве что пару раз пришлось выползать из-под Мартоша, потому что он во сне все время пытался меня спрятать, накрыв собой. Я какое-то время послушно изображала мышку в норке, но потом начинала задыхаться и отползать.

Мое внезапное счастье каждый раз открывало один сонный глаз, убеждалось, что это я ерзаю по доброй воле, а не меня из-под него тащат враги, по-медвежьи что-то урчало, обнимало покрепче и засыпало обратно...

Проснулась я вовремя, сбегала к себе за дневным костюмом... и вернулась. Но все равно мы выбрались из комнаты Мартоша явно позже, чем рассчитывали, потому что сначала увлеченно целовались у двери, уже оба одетые и готовые выходить, потом как-то так вдруг оказались опять в постели и раздетые... а потом собирали свою одежду по всей комнате и тихо ржали, потому что только совершенно долбанутые люди могут коллективно закинуть носки и трусы в такие совершенно неподходящие места.

Короче, к завтраку мы опоздали, зато явились на него такие счастливые и сияющие, что хмурый Адриан оторвался от книги, которую, как и все последнее время, читал за столом, поглядел на нас немного дикими глазами и с грохотом поставил чашку на блюдце.

Пару минут сидел, смотрел, поджав губы и не отвечая на мои: “С добрым утром, как спалось”. Потом так же шумно отодвинул от себя тарелку с недоеденной яичницей, встал, грохнув стулом, и ушел. Молча.

Мартош на этот демарш вообще никак не прореагировал, отодвинул мне стул, налил мне чай, ответил на улыбку. И спокойно сел за стол рядом со мной.

А я пару секунд смотрела вслед уходящему некроманту, напряженно приподняв брови. Это вот что? И почему мне... больно? Вот сейчас, когда усталость отступила, не время ли сесть и разобраться в том, что происходит и куда пропадают куски моей памяти?

К сожалению, сразу сесть и подумать не получилось. Пора было ехать в управление.

Как и любое стихийное бедствие, локальный зомбиперепляс вынес на поверхность самые зловонные человеческие отбросы. Под шумок повылазили из всех щелей самые разные людские пороки, от мародерства до сведения счетов с целью потом спихнуть очередной труп на заколдованных. Ребята в управлении зашивались. И если бы это касалось только городского дна! Как же!

Среди аристократов таких умников оказалось не меньше. Деньги, титулы, месть, мешающие кому-то наследники, внебрачные дети, надоевшие жены и мужья...

Мартоша захлестнуло этой лавиной даже раньше, чем мы закончили свои ночные вояжи.  И моя помощь как эксперта-криминалиста, судмедэксперта и начинающего некромеда очень даже пригодилась.

Отоспавшись после двухнедельного спасения страны, я решила прокатиться вместе с Мартошем в управление. Там мне за полчаса оформили задним числом ставку консультанта, и я с разбегу впряглась в работу. В любимую и, несмотря ни на что, чертовски интересную работу.

Я каждую минуту открывала для себя что-то новое в здешних магических методах экспертизы, восхищалась профессионализмом и интуицией местных ребят, а мои знания из другого мира позволяли порой так дополнить или вывернуть некий магический анализ, что хотелось жмуриться и мурлыкать от удовольствия. Не могу сказать, что мы с командой штатных некромедов и следователей щелкали дела, как орешки, но успехи были.

А еще там появились, может, и не друзья, но очень близкие знакомые, с которыми было приятно поболтать, выслушать их проблемы, старательно обработать и поделиться какими-то своими.

Сегодняшнее наше обоюдное с Мартошем свечение эти интуиты просекли на раз, и пришлось принимать поздравления, сопровождаемые недвусмысленными намеками: приглашения на свадьбу будут ждать всем коллективом. Исключая одну пасмурную в последнее время личность, теперь и вовсе впавшую в траур.

Вот мне, конечно, было жалко девочку, и в то же время я с трудом удерживалась от совершенно детского желания показать ей язык, а потом схватить своего блондина за лацканы пиджака и поцеловать на глазах у всего управления. Ну вот такая я противная собственница, да... мое.

А за лацканы и целовать - это я все же осуществила, просто не в общем холле, а за закрытой на хлипкую задвижку дверью его кабинета.

Мартош ответил с таким энтузиазмом, что мы едва не упали, последовательно споткнувшись о корзинку для мусора, о диван, о стул, о стол... и все это не прерывая поцелуя. Стол и решил нашу участь, блондин одним движением, не глядя, смахнул с него немногочисленные бумаги, подхватил меня под бедра и усадил на гладкую деревянную столешницу.

- Потом магией поправлю, - объяснил он, лихорадочно расстегивая крючки на моем корсаже. - К Танатосу все!

Может, кто и был против, но точно не я! И пусть слишком громко стонать и вскрикивать было нельзя, но и сдержаться оказалось совершенно невозможно... этот сорвавшийся с тормозов хулиган такое вытворял... да и я не лучше.

Заниматься сексом на столе, когда за дверью полно народу и в любой момент кто-то может начать ломиться в кабинет, оказалось восхитительно непристойно и возбуждающе...

Моя не до конца снятая одежда, контраст между стянутой широким жестким ремнем талией и растерзанной рубашкой, спущенной с плеч... и его смятый моими нетерпеливыми пальцами пиджак, и то, как бесстыдно мои руки сжимают его ягодицы, забравшись под жесткую ткань, и... и... черт побери, я не понимаю, как мы не сломали несчастный стол!

Спрятав последний, самый громкий стон в поцелуе, мы оба обессиленно замерли, не отрываясь друг от друга. Мартош уронил голову мне на плечо и вдруг негромко, как-то очень по-мужски рассмеялся, прижав меня к себе.

- Как же с тобой хорошо...

- Лорд Иллеш, подозреваемого доставили! - в дверь деликатно постучали. Мы переглянулись, хором тяжело вздохнули. Рассмотрели, во что опять превратилась наша одежда... мда. И так же хором заржали.

Глава 3.9



Возвращаемся по времени немного назад...

Адриан:

Свой разговор с Месаршем я не стал пересказывать никому. Это мое личное дело, о чем мы там с ним в аэромобиле общались...

А вот о своей встрече с личем в тот же вечер сообщил Мартошу. И о нитях, которые идут в замок. И о том, что кабинет «схлопнулся». И о том, что я не знаю, как освободить Анну.

Конечно, про последнее я ему сообщил в последний момент, уже выходя из его комнаты:

- Да, кстати, не обещаю, что освобожу бестолочь от клятвы, но, возможно, со временем...

- Потому что не знаешь как? - Мартош прищурился и оглядел меня со злым каким-то прищуром.

Я пожал плечами и изобразил безразличие.

- Не смей пользоваться клятвой... никогда больше! - рыкнул он, и ошейник у меня на шее на долю секунды стал теплее.

- Да пошел ты! - теперь уже я разозлился. - Даже Месарш до такого не додумался, поверив мне на слово, а ты, значит, решил власть свою показать?

- Ну не все же тебе ее демонстрировать?! - огрызнулся Мартош. - И радуйся, что я не приказал тебе пойти и объясниться с Анной. А то я могу...

- Тебе же хуже будет, - фыркнул я. - Она вернется ко мне.

- Я бы не был так уверен! - тоже усмехнулся Мартош. - Анна - умная девушка, а умные могут простить одну глупость, но не две подряд.

Я вылетел из его комнаты, хлопнув дверью, вбежал к себе, упал на кровать и... как ни странно, почти сразу уснул. Чтобы проснуться от дикого жара. Дикого страшного жара...

Я горю? Я в огне! В голове мутится, дым... везде дым... Пот ручьем... кашель...  но боли пока нет, только страх, злость, гнев... и неверие, что все происходит со мной!

Я привязан к огромному столбу, рядом отец, за ним - брат... Вокруг толпа людей... А с балкона дворца на нас смотрят коронованный светлый предатель и его сын, Лайош. Я могу смотреть только вбок, на отца, или вверх, на Лайоша. На людей из-за стены дыма - сложно. И... плевать мне на них! Но Лайош?!.. Как он мог?!

И тут я чувствую ментальный удар. Да, вовремя!.. Дым проникает в легкие, я уже перестаю воспринимать реальность из-за боли... Не могу дышать, не могу кричать... и видеть уже почти не могу...

Но после ментального толчка я замечаю пса, подбежавшего почти вплотную к огню. Я чувствую его страх, но он стоит, стоит и держит в зубах полузадушенную сову.

Да, это выход. Временный... Потому что если остаться в птице надолго, я растворюсь в ее сознании. Но зато не сгорю заживо... тело сгорит, а разум нет.

Может, Лайош что-то придумает потом? Сейчас главное - выжить! Только переноситься надо полностью... полностью!.. Страшно, но гореть еще страшнее!..

Самый ужасный кошмар анимага - перенестись полностью в тело животного, потеряв связь со своим человеческим. Говорят, после этого в астрале остается посмертный отпечаток памяти...

Оковы на руках мешают мне использовать некросилу, но анимагия - немного иное, ее нельзя заблокировать, особенно если рядом стоит тот, кто готов тебе помочь, и смотрит глазами Лайоша с собачьей морды...

- Да будьте вы прокляты! - уже взлетая в небо, я вдруг услышал громкий голос отца: - Если мои потомки не вернутся в родные стены и закон равновесия не восстановится, вы все умрете. Все! - и он рассмеялся страшным безумным смехом. - Умрете сами и убьете своих близких! Ни одного живого не останется в этой проклятой мною стране... - снова раздался страшный смех, от которого даже мне стало жутко.

Но я не удержался и подлетел, чтобы посмотреть на лицо светлого предателя... испуганное и растерянное. Люди на площади заметались в панике. Часть, наоборот, застыла от парализующего ужаса. Они уже наказывали сами себя за то, что явились смотреть на нашу казнь...

Мой отец каким-то чудом преодолел блокирующую силу антимагических оков. Его мощь подпитывалась сейчас из моего тела и тела брата.

Но вместо того чтобы спастись из огня, отец проклинал всех... И помечал каждого страшной меткой смерти. Каждого!...  Все, кто оказался на площади, должны были умереть в течение года.

Я ощутил, как умерло мое тело, почти сразу следом за мной ушел брат - отец выпил из нас не только магию, но и саму жизнь. А сам стоял в огне и смеялся...

Наверное, он понимал, что спастись не получится - кругом были лучники, вооруженные стрелами с антлигоскими наконечниками, практически убившими нас в замке. Поэтому он тратил всю свою магию на месть...

- Никто и ничто не остановит мое проклятие! Если оно начнет исполняться - все умрут!... А я восстану, чтобы править мертвыми!

Резко проснувшись, я услышал из соседней комнаты негромкий вскрик и рванул к Мартошу, как был, в одном нижнем белье, но зато с огнестрелом в руке.

Ногой распахнув дверь, я прицелился в спину призрачной твари, зависшей над моим другом.

Тварь обернулась, и рука у меня опустилась...

На меня смотрело мое собственное отражение, даже голубые глаза были такими же.

- Ты?.. - изумленно произнес он моим же голосом... Нет, не совсем моим, но очень похожим. - Он нас опять предал! Давай его убьем!..

- Никого он не предавал, - я пристально уставился на свое отражение. Древний призрак... Очень древний неупокоенный призрак. - Он нас спас!.. Помнишь? Сову помнишь?!

Призрак задумался, а я попытался... нет, не упокоить, но хотя бы прощупать, возможно ли подобное.

- Ты на него зол, - пока я изучал призрака, тот изучал меня. - Очень зол.

- Но это же не повод его убивать, - нервно хмыкнул я. - Друзья часто ругаются.

- Я тоже думал, что он мой друг...

- Он им и оставался, - разговаривая с... эм... духовным отпечатком моего предыдущего воплощения... я аккуратно передвигался все ближе и ближе, так чтобы встать между призраком и Мартошем.

- Ты знаешь, что это он управляет артефактом на твоей шее? - поинтересовалась моя темная призрачная копия, с ненавистью глядя на мою светлую половину божественного единения.

Я кивнул:

- Так получилось. Лучше он, чем кто-то чужой.

И тут меня озарило!

- А ты можешь общаться с отцом?.. Со своим отцом? С тем, что сейчас живет в замке?

Призрак весь сморщился, словно тема про отца ему неприятна и немного болезненна. Интересно, я так же выгляжу, когда меня что-то раздражает?

- Могу, но не хочу! Он... не тот.

- Что значит «не тот»? - удивился я.

- Не тот, - упрямо повторило мое отражение. - Он словно... как тот живой, что жил в замке до вас, то нормальный, то безумный, то снова нормальный, то сам с собой говорит и смеется. Нет, это не тот отец, которого я любил.

- Ну да, он спятил еще, когда нас сжигали, а может, и пораньше немного, - согласился я.

- Нас сжигали?! - искренне удивился призрак. - Нет... Не помню... Не хочу помнить!..

И практически вбежал в стену и растворился в ней, словно тень.

Я опустил огнестрел и направился к двери.  Мне тоже пришла пора исчезать.

- Поговори с Анной! - выдал мне вслед вместо благодарности Мартош: - Помирись с ней! Я хотя бы не буду себя чувствовать человеком, укравшим у дурачка из-под носа конфету.

Резко развернувшись, я...

Нет, ничего хорошего мы сейчас друг другу не скажем. Но, даже понимая, что он прав, я еще не готов простить ему выходку с ошейником.

Теперь из вредности не буду Анну освобождать от клятвы - зачем, раз мне запретили ей приказывать?

Знаю, что глупо... И что уже завтра я буду думать иначе. Но пока просто бешеное желание послать его... самого... куда подальше.

Но посылать Мартоша я никуда не стал, сам вышел, правда, успев услышать: «Спасибо, что пришел!»...

Придурок, можно подумать, я бы его бросил одного разбираться с призраками.

Следующие недели две нам было не до выяснений отношений... Но потом, когда появилась возможность выдохнуть, мы стали старательно друг друга не замечать, все трое. Я вставал до их отъезда, обедал в гордом одиночестве, ужинал тоже, вечером из библиотеки выскальзывал как можно позже, чтобы они уже успели наболтаться вволю и разойтись по своим комнатам.

Каждый раз, проходя мимо комнаты Анны, я замирал, даже не всегда осознанно, и прислушивался... А потом всегда шел в свою комнату по дуге, чтобы пройти как можно ближе к двери в комнату Мартоша и тоже прислушаться. Это была уже традиция... Убедиться, что все по-прежнему, что бестолочь все еще... все еще только моя.

Да, я видел как они целовались, как он на нее смотрит, как... как все зыбко и в любой момент может покачнуться. Но заставить себя подойти к Анне и поговорить я не мог!.. Даже осознавая, что зря от нее отказался, потому что все равно ничто не изменилось. Она осталась моей слабостью, правда, теперь болезненной, изъедающей душу, как отрава.

Через Месарша я сумел оплатить пансион своей прабабки на двадцать лет вперед и даже передал ей письмо, в котором написал, что у меня все хорошо, просто улаживаю кое-какие дела.

Охраной моих родственников никто особо не занимался, только присматривали за ними краем глаза. Но это и правильно - меньше шума, меньше лишнего внимания.

Я постоянно ощущал себя балансирующим на канате, натянутом над пропастью.

Лич в замке, легко блокирующий двери и замуровывающий комнаты...  Вдруг мы как-то проснемся и окажемся заточенными каждый у себя? Не то чтобы этот кошмар мешал мне спокойно спать, но беспокоил. Как и осознание того, что именно этот безумный скелет держит в своих костлявых лапах все нити паутины, управляющей мертвыми. А главное, он же в любой момент может запустить вирус по новой!..

Но лич больше не появлялся, в отличие от призрака Анталя. Вот тот в первое же утро, как только я снова добрался до библиотеки, вышел из стены и огляделся.

- Не думал, что будет так тяжело!..

Я замер, боясь спугнуть потенциального информатора, учителя и возможного союзника.

Призрак ... эм... ходил... и вообще вел себя, словно живой. Для недавно потерявшейся души такое поведение нормально, но эта-то живет в замке уже восемь сотен лет!..

- У тебя получилось создать меч? - внезапно спросил... Анталь, подойдя ко мне и посмотрев на раскиданные по столу книги.

- Кинжал - мой предел, - вздохнул я. Ну не перед самим же собой мне выделываться? Хотя по теории реинкарнации странно, что мы раздвоились и я переродился.

- Знаешь, я когда очнулся, обрадовался. Решил, что мне все приснилось...  - Анталь скользнул по книге рукой, как и положено призраку. Взять в руки у него не получилось. - Потом обучал брата и вместе с ним искал способы, как меня упокоить.  Питер перерыл тут все, но у нас ничего не получилось, - Анталь вздохнул, и я даже почувствовал дуновение воздуха, прохладное и едва ощутимое. - Тот, кто жил здесь после него, не хотел со мной общаться и звал меня галлюцинацией. Зато именно он создал Берталана и других...

- Берталана? - я вопросительно посмотрел на Анталя, а тот, несколько раз пройдя сквозь кресло, наконец умудрился в него сесть.

- Почти забыл, как это делается, - пояснил он. - Раньше мы с Питером много экспериментировали.  У меня даже получалось брать вещи. А потом я переселился в стены и только наблюдал... Пока не появился Берт. Он, конечно, странный и говорит только стихами, но со временем привыкаешь ко всему. Даже к такой манере разговора.

- А... Ты про дворецкого! - сообразил я.

Анталь кивнул и снова огляделся.

- Даже не надеялся, что опять начну общаться с живыми. Но если хочешь, я готов с тобой поделиться всем, что помню...

Глава 3.10



Адриан:

Сегодня утром, когда эти двое спустились, я сразу понял, что бестолочь уже больше не моя... Она светилась и смотрела на Мартоша, пахла Мартошем, улыбалась Мартошу...

Я знал, что будет больно, но даже не подозревал насколько. Словно...

Словно меня снова пронзило этими стрелами с антлигоским наконечником. Когда ты вроде бы еще жив, но даже вздохнуть не получается, и ты чувствуешь, как из тебя вытекает сила, магия... и остается только боль. И хочется трусливо сбежать, превратившись в сову, и летать по стране до тех пор, пока разум не сольется с птичьим и сердце не перестанет ныть.

Но сбегать было нельзя...

В замке все еще прятался лич, удерживающий нити паутины с кладбищ. А значит, над страной все еще висело проклятие и мы втроем были единственные, кто мог что-то с ним сделать. Хотя бы затормозить его на время. А потом... Потом будет видно.

Я все же сбежал... в библиотеку.

Упал в кресло, закрыл глаза, посидел так какое-то время, чувствуя, как внутри все потихоньку леденеет. Как тогда, в пламени костра... в какой-то момент боль стала такой невыносимой, что я перестал ее чувствовать.

Только долго так сидеть, наслаждаясь апатией, у меня не получилось. Внутри начали просыпаться желания, идеи, захотелось действий...

В конце концов, еще не все потеряно, мы все живы, Мартош не идеален... Вдруг мне удастся разгрести все свои проблемы раньше, чем... чем...

Я с тоской посмотрел на кольцо у себя на пальце. Бестолочь свое тоже до сих пор не сняла. Вряд ли потому, что просто не додумалась.

Значит... надо решить все свои проблемы и с чистой совестью признаться, что поступил как идиот. И тогда посмотрим, кого из нас двоих выберет Анна.

Проблем у меня было три - светлые, темные и лич.

Я решил начать с самого сложного и достал тетрадку, в которую дословно записал текст настоящего проклятия, того, что отец выкрикивал уже полубезумным от боли и ненависти.

«Если мои потомки не вернутся в родные стены и закон равновесия не восстановится, вы все умрете. Умрете сами и убьете своих близких! Ни одного живого не останется в этой проклятой мною стране... Никто и ничто не остановит мое проклятие! Если оно начнет исполняться - все умрут!... А я восстану, чтобы править мертвыми!»

Итак, что у нас есть? Потомки в родных стенах? - в наличии. Закон равновесия? - ну я не знаю, конечно, но, как по мне, то, что бестолочь ритуально объединилась с императором, думаю, можно засчитать за выполнение условия.

То есть вся засада в том, что проклятие уже начало исполняться и теперь ничто и никто его не остановит?

Насчет «ни одного живого» спятивший родственник прошлой реинкарнации не шутил - зараза, которую Анна чудом исцелила у большей части жителей, должна была выкосить всю страну и, возможно, со временем и весь мир. А мы за две недели умудрились все более-менее стабилизировать.

Но тогда непонятно, почему лич нам это позволил. Он же тут, в замке, вполне мог слетать в столовую, оценить экран с картой от Месарша, понять, что мы испортили его эпидемию... уже вторую или третью по счету. Потому что начиналось все с массового заражения гангреной... или это было то же заболевание, но только пока не адаптированное? Его вылечили, и оно мутировало? Мы вылечили вторую мутацию, и... что?.. Оно снова того... мутирует?!..

Я поежился и встретился взглядом со своим двойником, уже какое-то время наблюдающим за мной с соседнего кресла.

- Сегодня у тебя очень низкий порог возможной концентрации, так что заниматься созданием меча мы не будем, - объявил он.

- Да уж... не до меча сейчас, - отмахнулся я.

Хотя последние несколько дней я только этим и занимался. Пытался создать некромантский меч.

Кинжал - запросто, копье - без проблем. Меч, да еще надолго, чтобы не просто проткнуть темным магическим сгустком тело, а сражаться какое-то время - не получался. И это при том, что я по магическому уровню уже догнал и перегнал Анталя. Но, кроме голой мощи, требовалось еще и умение ею управлять, а откуда ему у меня взяться?

- Слушай, а ты ничего не знаешь про эксперименты твоего отца?

Странно, что я раньше не додумался до этого. Ведь вполне логично, что если оба короля пытались что-то изобрести, то сын одного из этих королей знает... ну хоть что-то, что может нам помочь!

- Сначала они хотели найти секрет вечной жизни, - призрак пожал плечами с идеально-безупречной аристократической небрежностью. - Но потом поняли, что получается биологическое оружие, и решили остановиться.

- Только твой отец продолжил опыты? - предположил я, но посмотрел на хмурое лицо Анталя и вздохнул: - Светлый продолжил, да?

- Они полностью разрушили лабораторию, уничтожили все образцы, сломали таймер... Но отца все время что-то беспокоило. Мы даже уехали из дворца в наш замок, несмотря на то, что через месяц была назначена свадьба Бернадетт и Лайоша. А за пару ночей до того, как... как все случилось... - голос Анталя дрогнул, а он сам ненадолго закрыл глаза и сжал пальцами подлокотник, словно был действительно живым, - ...отец проговорился, что не верит в предательство друга, но позаботился о том, чтобы оно не осталось безнаказанным, если все же случится. А потом попросил нас позаботиться о маме. Ему даже в голову не пришло, что... что убьют не только его.

Какое-то время мы оба молчали, каждый переживая свою потерю. Я тоже потерял отца, но по сравнению с тем, что перенес Анталь, мне повезло. Ведь он после смерти собственного тела еще совой где-то летал лет пять-десять. Хорошо - не спятил. Потом жил в замке призраком и обучал младшего брата, смотрел, как тот стареет, знал, что где-то страдали и потом умерли его мать, брат, сестра, их дети...

И только спустя какое-то время у меня в голове возникла странная мысль:

- Слушай, но раз ваш отец думал, что вы выживете, значит, он должен был научить вас снимать проклятие!..

Анталь печально посмотрел на меня:

- Он ничего не говорил тогда о проклятии. Сказал лишь, что позаботился о том, чтобы предательство не осталось безнаказанным. И оказался прав. Первый светлый император не прожил и года, а его сына почти сразу после... нашей казни... нашли заколотым шпагой в одном из переулков Ульганйорда. Так что светлый правитель Ульганэша успел порыдать над его телом, - сейчас в голосе призрачного принца отчетливо слышалась злость и какое-то скрытое удовлетворение.

- Это он метку на всех, кто был на казни, поставил, - пояснил я, потому что Анталь же вырезал из своей памяти все, что случилось в тот день. И совиную жизнь тоже практически забыл. - Но еще и проклял всю страну.

Призрак задумался, а потом предложил:

- Расскажи мне все, что знаешь. Может быть, и вспомню что-то. Сам понимаешь, за восемь сотен лет кое-что из головы выветрилось, то, что я считал не очень нужным.

Мы поговорили, потом принялись обсуждать возможные варианты, между делом пообедали... то есть я пообедал.

Затем спустились в лабораторию, открывшуюся не так давно нам с Мартошем, побродили там, перерыли все, перелистали записи... Анталь лишь печально пожимал плечами и немного виновато вздыхал. А потом предложил:

- Знаешь, может быть, имеет смысл переговорить с тем... тем, что осталось от моего отца? Оно странное, конечно, но вдруг мне повезет?

Я даже поразился, почему такая простая и наглая мысль не пришла мне в голову. Просто взять и переговорить с личем... Гениально же!..

- Ты посиди здесь, а я схожу поищу... ЭТО, - предложил Анталь.

- Договорились, - кивнул я. - Только чего-нибудь перекушу, а то снова аппетит проснулся.

Для того чтобы что-то перекусить, надо было возвращаться одному в столовую, из которой эти двое давно уже убрались.

После того как решил для себя, что не все потеряно, дышать сразу стало легче и от мыслей о случившемся между Анной и Мартошем уже не было так больно, как утром.

Зря я не поговорил с бестолочью нормально, глупо вышло. Ясно же было, что с ней все не так, как с другими, иначе. Всем было ясно, но я наивно убедил себя, что справлюсь. Переживал, чтобы бестолочь по мне не страдала, позаботился...

А в итоге?.. В итоге она-то как раз и не страдает, у нее все отлично. Страдаю я... И уже можно это честно признать, хотя бы для самого себя. Анна - моя слабость, независимо от того, вместе мы или врозь. Значит, надо постараться вернуть ее обратно, вот и все...

Менталфон завибрировал, приняв новое сообщение.

«Жду на кладбище. Хочу переговорить. Обещаю, все, кто придут живыми - живые и уйдут. Но если придешь не один - разговора не будет.»

Как это ни обидно, но перекусить, похоже, придется позже. Зато появилась возможность урегулировать одну из трех основных проблем, темную.

На всякий случай я достал из тайника пару огнестрелов, не ясно же, как беседа пойдет.

У выхода из коридора-туннеля я наткнулся на десяток сторожевых псов Месарша. Объявил им, что у меня тут променад послеобеденный и дальше забора я не уйду. На что мне было сказано, что могу попытаться, конечно, а то они тут уже устали просто так сидеть и скучать.

Презрительно фыркнув, я с умным лицом начал гулять вдоль могилок до тех пор, пока мне на менталфон не пришло очередное сообщение, в котором было указано более точное место встречи - номер могилы.

Там меня поджидал сидящий прямо на земле грязный оборванный нищий, лохматые волосы которого почти полностью скрывали его лицо.

- Ну что, совсем осветлился или еще помнишь старых друзей? - поинтересовался он хриплым дребезжащим старческим голосом.

Уверен, наткнись на него сейчас сам лорд Месарш, и тот не признал бы в этом убожестве властелина преступного мира Ульганэша.

- Постоянно вспоминаю, - хмыкнул я, оценив выбранное для встречи место. Нищего охранникам видно не было, а я стоял к ним спиной, вроде бы в поле их зрения.

- Это хорошо. У меня для тебя есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться, - старик засмеялся. Раньше я побаивался, когда он начинал так веселиться, но после всего, что мы пережили, лишь криво усмехнулся, давая понять, что оценил шутку.

- У меня тут приболели кое-какие знакомые. Много знакомых. И все готовы платить за лечение очень большие деньги. Так что мне нужна твоя девчонка. Я уважаю всякие там любовные тонкости, ты же знаешь, так что беру вас двоих, оптом. А дружка твоего светлым оставим, чтобы они не плакали.

- Ты забыл про ошейники, - напомнил я, сделав вид, что задумался.

- Меняю девчонку на тайну ошейника, - снова рассмеялся старик. - Ты привозишь ко мне вечером целительницу, а я тебе расскажу, как вы сможете выжить с этим украшением на шее.

- Нет, так не пойдет, - ухмыльнулся я. - Как я тебе отвезу девушку, если на нас двоих ошейники? Вдруг мы умрем на половине пути до тебя?

Нищий на какое-то время замолчал, размышляя над моей фразой, наконец кивнул:

- Уговорил. Смотри, эта штука на твоей шее срабатывает, только если у тебя уже есть приказ от кого-то и ты его нарушаешь. А если приказов нет - ты можешь сбежать и просто держаться подальше от тех, у кого есть право управлять тобой через это украшение. Если будешь хорошим мальчиком, мы попробуем сократить их количество на пару человек.

Глава 3.11



Мартош:

Весь день я летал, как на крыльях. Еще бы!..

Ведь какую-то часть сегодняшней ночи я отчаянно сражался, чтобы дать возможность Бэтти убежать как можно дальше, умудряясь при этом небольшой долей разума контролировать пса. Мое тело, привыкшее метко стрелять, внезапно превратилось в вихрь, размахивающий шпагой так, словно я родился с ней в руках. Отчаяние, злость, испуганные глаза любимой, вкус ее губ... и адреналин, усиливающий мои силы, скорость, реакцию...

Противники не сразу поняли, с кем они сражаются, но даже осознав - не остановились. В их глазах светилась уверенность в победе. Но я не собирался легко сдаваться.  Да, восемь противников против меня одного... Ясно, что в живых меня не оставят. Главное - задержать и дать Бэтти время. Она должна спастись!..

Когда я сделал выпад и седьмое тело упало мне под ноги, я на миг даже поверил, что победил... И тут же острая боль в спине...

Я еще успел увидеть тонкое острие, пронзившее мне сердце, услышать где-то вдалеке вой пса... и только потом проснулся.

Наверное, стоило пережить этот кошмар, чтобы потом в комнату вбежала моя Бэтти... живая... напуганная, заплаканная, родная... И пусть я понимал, что передо мной другая девушка и я сам уже давно не Лайош, все равно на какое-то время нашло помутнение, словно мы провалились в прошлое. Хотелось наверстать, долюбить, доцеловать, укрыть от всех...

И это чувство не прошло ни утром, ни днем... Я с трудом заставил себя оторваться от Анны и отпустить ее в дом к лорду Хамору. Так бы целовал и целовал ее стоя у ограды, забыв обо всем.

Но ей надо было идти учиться, а мне - работать. Время не хотело останавливаться...

Зато оно помчалось вскачь, едва я вернулся в управление. Когда на менталфоне высветился вызов от Адриана, на часах уже было семь вечера. Через сорок минут надо было выезжать за Анной.

- Что-то срочное?

Вот видел же, как его утром скрутило, так что мог ринуться совершать глупости. И виноват во всем буду я, потому что забыл отдать ему приказ сидеть спокойно в замке. А прошлый давно уже аннулировал.

Анна:

Сегодня удивительно длинный день. Собственно, начался-то он еще ночью... и вообще, можно сказать, восемьсот лет назад, потому что сон был вполне реальный. Как заново прожила!

Ну и потом тоже было... интересно.

Сегодня было три сложных вскрытия, одно несложное, четыре отчета по результату, новый анализирующий артефакт от магов крови, за который мы чуть не подрались с двумя стажерами. Затем мы с Аветтой дактилоскопировали все трупы, что были в морге, потом составляли каталог - любовь любовью, а профессионализм в девчонке победил ревность. Она зубами поначалу скрипела очень громко и фыркала, как упрямый ослик, на любое мое предложение. Но вскоре незаметно для себя втянулась, и мы вдвоем как вдарили по систематизации и оцифровке! Только шум стоял!

А потом пришел товарищ начальник и разогнал нашу азартно щелкающую клавишами местного ноута парочку. И мы на него дружно надулись. Потом переглянулись... вздохнули и рассмеялись.

Мартош тоже улыбнулся и повел меня к себе - обедать. Жаль, что мы именно обедали и ничего больше, потому что времени не осталось - лорд Хамор уже звонил и ругался. Опаздывать было нельзя.

Ну, я все равно едва не опоздала, потому что мы с Мартошем опять потеряли счет времени, пока целовались у ограды. Но старый мухомор только головой покачал и не сказал ничего ядовито-ехидного, я даже удивилась.

А потом стало не до удивления. На сегодня был назначен зачет по патологии иссечения каналов центральной аорты, и сразу стало не до шуток. Сам лорд Мораш въедливый, как хлорка, и мне эта тема очень важна, и знаний моих, как мне самой казалось, не хватало... Короче, когда мы закончили практическое занятие на объемной иллюзии, за окнами уже стемнело.

Учитель с некоторым трудом разогнул спину, глянул на часы и более-менее довольным тоном предложил мне чаю. Правда, мне самой и предстояло его заварить, но это мелочи.

- Сразу пациента не убьешь, и то хлеб, - резюмировал старый гриб, принимая у меня из рук большую толстостенную чашку.

Я в ответ просияла. На языке мухоморов данное высказывание означало, что я не просто молодец, а почти гениальна. Лорд Мораш фыркнул в свой кипяток и милостиво подвинул ко мне тарелку с последней печенькой.

Тут на столике у окна затилибомкал мой мобильник.

- У вас там все в порядке? Заканчиваете? - голос Мартоша в трубке был спокойным, но у меня моментально встали дыбом несуществующие волоски вдоль позвоночника. С чего, спрашивается? Нормальный вопрос, нормальный голос...

- В полном, мы уже закончили, так что жду тебя, - так же спокойно ответила я, внутренне отвешивая своей панике увесистого пинка.

- Хорошо. Я выслал за тобой мобиль с водителем. Подъедет минут через двадцать. Я сейчас на пути в замок, вот-вот подъеду и сообщу, как действуем дальше. По ситуации. Сама инициативу не проявляй, договорились? - последняя его фраза прозвучала как-то устало, словно просительно, с надеждой, в духе: "ты же не будешь создавать проблем?".

Не знаю почему, первое, что я спросила, было:

- Что-то с Адрианом?

- Вот приеду и разберусь, - как-то многообещающе ответил товарищ следователь таким тоном, что на месте Адриана я бы уже начала прятаться.

Не сказать, что это меня сильно успокоило, разве что на самую малость.

- Хорошо, я жду. Лорду Морашу что-то передать?

- Пока панику поднимать рано, но Месарша я на всякий случай вызвал, - мда, утешил, называется...

Я быстро собрала свои заметки, забросила мобильник в сумку и принялась напряженно ждать. Лорд Мораш пару раз странно на меня покосился, но ничего не сказал, укрылся за огромным томом энергетической анатомии, проворчав, что ему надо подготовиться к нашим завтрашним занятиям. А я встала у окна и выжидающе уставилась в ночь.

Наконец во дворе мелькнула полоска света, а потом послышался низкий сигнал клаксона. Я подхватилась и, на ходу попрощавшись с учителем, через две ступеньки помчалась во двор. Разглядев у ворот знакомую машину управления, не раздумывая, привычно нырнула на заднее сиденье.

Свет в салоне горел только в пассажирской части, и стекло, отделявшее водительское сиденье, почему-то было поднято. Едва я захлопнула дверь, мобиль с места набрал скорость и рванул по дороге прочь от дома, а я вдруг с ужасом осознала, что мои еще такие непривычные, но уже вполне осязаемые инстинкты некроманта вопят как резаные: в машине кого-то убили не ранее чем десять минут назад!

Я дернулась к двери, но ничего не успела. Под потолком зашипело, в лицо пахнуло резким запахом незнакомой химии, и сознание погасло.

Мартош:

День был слишком хорош, чтобы быть таким до вечера... Я гнал на всех скоростях в замок, молясь обоим богам, чтобы с Адрианом все было в порядке.

За столько лет общения мы уже отработали систему сигналов и пользовались ею практически на уровне инстинктов.

И если бы Тени действительно нужна была моя помощь, он бы не стал звонить мне и хрипеть в трубку «Джиэль...». Да он вообще никогда не звал меня этим служебным прозвищем!

Так что кому-то очень надо, чтобы я срочно все бросил и примчался в замок. Спрашивается, зачем?

Водителю, отправленному за Анной, я приказал добраться до дома лорда Хамора и ждать. Была мысль выслать побольше охраны, но решил не поднимать панику заранее, списав зудящее предчувствие на ночной кошмар. Однако поговорив по менталфону с Месаршем, особенно после его сказанной напряженным голосом фразы: «Буду в течение двух часов», означающей, что он вылетает из столицы на аэромобиле,  мысль о дополнительной охране для Анны перестала казаться глупой перестраховкой.

В управлении сказали, что водитель уже минут семь как выехал, но тут же выслали к дому лорда Хамора машину с пятью спецназовцами и Нандором, на всякий случай. Так, все будет хорошо и я зря волнуюсь. Все будет хорошо...

Через лес я бежал не разбирая дороги, влетел в замок, отметив, что все охранники на месте, живы и здоровы.

Я понимал, что злиться на Адриана глупо. Наверное, он в библиотеке, поэтому и менталфон не берет...

Тут я споткнулся о тело зомби, чуть поодаль заметил еще одного... Весь коридор был просто усеян трупами, какое-то время прислуживающими нам в замке!

Да, здесь тоже было весело, причем совсем недавно - Анин любимец сидел под дверью в столовую, и в нем еще теплилась искра жизни. Опытный некромант смог бы его спасти... Только где же, Танатос его побери, этот опытный некромант?!

- Ты опять опоздал! - передо мной прямо из стены возник призрак-двойник Тени. - Мы справились и без тебя...

- Слава Йгеншуэлю ... рад за вас, - буркнул я, облегченно выдыхая. - Где герой-победитель?

- Здесь, - Адриан вышел из дальней комнаты, постоял, держась одной рукой за стену, пока я быстро шагал к нему по коридору, усеянному трупами зомби... И не только зомби!..

- Уважают, - лениво ухмыльнулся Тень. - Но все равно просчитались. Надо было раз в двадцать побольше парней прислать, тогда, может, и вышло бы что... Зато в печати смерти потренировался.

- Ты научился ставить печать смерти? - я словно в реальности увидел огнестрел, направленный в затылок Адриану. С таким знанием его точно в живых не оставят.

- Расслабься, - Тень устало отмахнулся. - С печатями или без них, я все равно злой и страшный темный маг. Так что после снятия проклятия я... фьють... А вы тут сами разгребайте последствия сколько влезет.

- Так тебе и позволили сделать «фьють», - вздохнул я, прикидывая, кому придется разгребать последствия сейчас. Потом вспомнил про подыхающего у столовой зомби: - Сможешь перехватить нить?

Адриан кивнул и уже более-менее уверенно пошагал к сидящему немертвому, но потом обернулся и спросил:

- А Анна где? С ней все в порядке?

И тут у меня в кармане зазвенел менталфон. Личный номер Нандора. Сердце сжалось от дурного предчувствия.

- Мартош, мы тут на подъезде к лорду Хамору в канаве труп нашли, свежий. Я его опознал... Это водитель, который поехал за Анной.

Глава 3.12



Анна:

- Б....ть вашу мать в геморройную шишку через горло! - это первое, что я сказала, когда тьма рассеялась. Я четко помнила, что случилось в машине, осознавала, что лежу в незнакомом месте, у меня дико болела голова, а во рту стоял вкус анатомического препарата “прямая кишка в разрезе”. Протухшего, несмотря на формалин. Ощутив все эти прелести каждой клеточкой словно избитого тела, я от всей души добавила: - Чтоб вас через коленвал перееб...ло, сфинктерические выкидыши!

И если кто-то думает, что женщинам неприлично материться - пусть сам попробует получить каким-то вонючим газом в морду, причем неожиданно. А потом очнуться хрен знает где, точно зная, что друзья... да что там друзья, просто нормальные люди так девушку в гости не приглашают.

- Красиво заворачиваешь, девочка, прямо песня! Чувствуется, что в Орхейорде выросла, а не под присмотром гувернанток, - мужской голос, низкий, довольно приятный, прозвучал неожиданно близко.

Быстро приподнявшись, я сфокусировалась на источнике звука, мельком оглядевшись вокруг. Точно, незнакомая комната, большая, довольно хорошо освещенная. Множество драпировок, ковер на полу и мужик с бокалом вина в вычурном, обитом бархатом кресле. Очень... специфический мужик. Несмотря на элегантную шелковую рубашку и узкие черные брюки, весь такой расслабленный и чуть ли не томный, а глаза волчьи. Мафия форева, не будь я судмедэксперт со стажем!

- Бл...ь, мне только уркаганов не хватало для счастья полные штаны, - я понимала, что от избытка чувств меня несет, но несет в правильном направлении.

Этот чувак в костюме фэнтезийного робингуда и морду имел соответствующую, и разговор начал так, что сразу стало понятно: про каторжное прошлое этого тела он в курсе, а про финт ушами с реинкарнацией - нет. И мое искреннее нецензурное возмущение воспринял как должное. На всякий случай я решила придерживаться этого образа, тем более что цветистые эпитеты, сравнения и метафоры так и рвались из глубины души:

- Ты, козлина позорный, какого хера гнойного меня сюда приволок?! Своей башки не жалко - так сгинь в гордом одиночестве, а я еще жить хочу! - и непроизвольно оттянула императорский ошейник от горла. Интересно, а противоугонка в него не встроена? А если да - то как действует?!

- Ты, девочка, песню пой, а нюх не теряй, - фыркнул мафиозо и так многозначительно прищурился, что я сразу поверила в его слова: - За козлину я тебя так боднуть могу, что потом долго только блеять сможешь. А ошейник твой тебя не убьет, и выследить тебя по нему никто не сможет. Так что ты в ножки мне кланяться должна, потому что я твой освободитель.

Я лихорадочно просчитывала варианты. Надо же, спаситель, мать его в несуществующую простату...

- Прям такой благородный, просто так взял и освободил? - саркастически прозвучало, но искренне. - Что-то не верится!

- Не веришь в благородных мужчин? - засмеялся он. - Это потому, что ты не с теми связалась! Таким, как мы с тобой, надо держаться вместе и помогать друг другу, я - тебе, ты - мне...

- И что же за помощь такая тебе понадобилась, что ты меня из-под легавых уволок? - и побольше недоверия в голос.

На каторге по определению не бывает благородных мужчин, а если кто и попадает, то ненадолго хватает его благородства... Это я и без опыта несчастной каторжанки понимаю.

- Да я тебя и не держу особо, поживешь у меня, пока не освоишься. Дело свое наладишь, а потом уже решим... на вольные хлеба под процент или со мной так и останешься. Ты ж для жизни на воле пока не очень приспособленная, надо, чтобы кто-то за тобой присматривал, постарше и поопытнее, - мужик отпил глоток вина и изящным жестом поставил бокал на подлокотник.

Ой, прямо родной дедушка и хрюша со степашкой в одном флаконе, а не урка. Угу, я даже два раза поверила. Да у этого волчары такие зубища торчат из-под маски робингуда, что я не удивлюсь, если он - крестный отец всея мафия. Ну или первый помощник...

А ведь на первый взгляд - шикарный мужик, чуть постарше Месарша, в самом соку еще. Брюнет с правильными, по-мужски чеканными чертами, глаза синие-синие, аж дух захватывает. И эта... аура властности, от которой дофига девчонок кипятком писает, так и прет. Вот только зубки... зубки. Сожрет и не подавится, благородный разбойник.

- Вижу, как не держишь, - я позвякала антлигоскими браслетами друг о друга.

Добрый дяденька нацепил мне такие украшения - от запястий чуть не до локтей, прямо наручи, а не браслеты. Чтобы наверняка, так сказать.

Робин-НЕ-Гуд засмеялся:


- Ну прости, девочка, это вынужденная мера, все-таки ты маг, а я - так... Как только договоримся, сразу сниму.

Угу, я уже поверила, что он ограничится словесными договорами и даст мне свободу. Но в образе маленькой хамки с каторги было одно существенное преимущество: можно было забить на дипломатию. В меру, конечно, получить по ушам мне не хотелось от слова “совсем".

- И чего, вот прям так щаз договоримся и снимешь? Ищи дуру! Она поверит! Чего надо-то? Я себе цену знаю! - и мордашку такую... типа побирушка малолетняя три рубля нашла и считает себя миллионершей.

- То есть ты обещаешь быть хорошей девочкой и вылечить моих знакомых? Что ж, давай тогда я тебя пока саму подлечу, а то голова болит, наверное? - сочувственно выдал мафиозо и ка-ак врезал мне по мозгам темной магией.

Нет, головную боль он мне вылечил, но после обучения у моего родного Мухомора, помешанного на филигранности вмешательства, это лечение было равносильно удару кувалдой по комару. Комар, в смысле - боль, всмятку, конечно, но и я сама еще какое-то время ошалело трясла головой, приходя в себя. Силен мужик, а еще прибедняется. С таким надо держать ухо востро.

- С...с...спасибо, - моя внутренняя цензура не без труда обрезала все, что я хотела сказать. - И так, для разумения, я всех лечу. Не обязательно было меня красть, привел бы своих больных, и дело с концом. Снимай давай, а то как лечить-то? - я демонстративно протянула ему руки с браслетами. Кстати, они мне особо и не мешали... в смысле, Адриан же рассказывал, что антлигос очень плохо действует на магов, чуть ли не обжигает и тянет силу. Мне же он ее запер, но ничего не тянул и нигде не жал, не говоря уже об ожогах.

Похоже, у этого тела, прожившего жизнь среди антлигоской руды, выработалась некая устойчивость... и надо подумать, как этим воспользоваться. Потому что не верю я, что с меня просто так снимут эти украшения.

- Не торопись, сначала я хочу, чтобы ты пообещала не причинять вреда мне и моим людям, - умный какой преступник пошел, смотри ты... угу.

- Я целитель, ты че, забыл? - забудет он, как же.

Эх, везет мне на умных мужиков... или не везет. Но я тяну время, потому что уверена на все сто - скоро за мной придут. Я даже не верю, я просто знаю.

- Я и так буду лечить, а не вредить. Только ты давай тоже клянись, что не причинишь мне вреда и отпустишь! А не то всем вам кирдык, слышал небось? Другой наследницы нету!

- Наследница замка? Это ты права, сейчас ты - единственная, - хмыкнул темный загадочно. - Шесть лет стоял никому не нужный, прочухались... разумом осветленные.

Вопреки всему, меня заело любопытство. Ну, то есть, я и время продолжала тянуть, и информацию получить была бы не против. И потому спросила:

- И че, все шесть лет спокойно было, и вдруг понеслось? Предок-то мой, когда проклинал, про шесть лет ничего не говорил!

- Предок твой умный мужик был, не то что его светлый симбионт на всю голову, - усмехнулся мафиозо. - При нем все маги как сыр в масле катались, особенно темные. А светлое императорское величество первым делом всех темных магов попытался по струнке построить, правда, потом ему не до нас стало, скончался быстро. Но сынок его младший продолжил папино дело под руководством своей мамочки. Темных они на дно зря загнали - теперь преступный мир посильнее в чем-то, чем светлый. Еще немного, и можно переворот будет делать... - и мужик засмеялся. - А вот про проклятие они не забывали...  Но ты права, за те шесть лет, что наследника в замке не было, нам, некромантам, работы привалило. Сначала все тихо раскручивалось, словно напоминало о себе. Но светлые эти намеки пропустили, вот теперь и расхлебывают.

- А вы им, светлым, фиалок за уши насовали, - понятливо кивнула я. - Типа, назло маме отморожу уши? Или думали, что проклятие разбирать станет, кто свой, кто чужой? Да похрен ему, все умрем, если что. Снимай наручи, изверг, а то перекинутся твои больные да попортят всех вокруг, они заразные. Не буду я тебе вред причинять, зуб даю!

- Зуб ты себе новый вырастишь, - хмыкнул мужик. - Танатоса зови в свидетели, что не тронешь, - а сам и ключи уже достал от наручников.

- Танатос свидетель, пальцем не трону, если ты и твои люди не станут мне вредить! - с готовностью пообещала я.

И никак не ожидала, что свет в комнате на секунду мигнет, а где-то в отдалении уронят медный поднос с посудой. Ух, елки-косточки! Аж до менисков пробрало! Ух! Пальцем, конечно, не трону... и лечить буду... но у меня не только пальцы, если что.

Танатос поймет, я чувствую!

Робингуд, кстати, впечатлился. И, по-моему, решил, что с наручами чего-то не то. В смысле, покосился он на них удивленно и недоверчиво... точнее, бросил один очень быстрый взгляд, а дальше снова стал невозмутимым мафиозой. Хе, может, не должен был этот поднос громыхать, пока на мне антлигос?

Так или иначе, а пакость эту мужик с меня снял и немного опять удивился тому, что на моих руках не осталось от них никакого следа. Красиво очерченные темные брови на секунду сошлись в одну напряженную линию - мужчина явно получил повод для размышлений. Но вида опять постарался не показывать, кивнул мне на столик с фруктами, мол, угощайся, дорогая гостья, а сам достал мобильник.

Я долго себя упрашивать не стала и, пока он коротко и вполголоса раздавал распоряжения, взяла яблоко, грызанула и пошла вдоль стены дальше - надо же осмотреться.

Судя по всему, мы под землей - ни одного окна за драпировками, зато ощущение плотности камня за стенами. Ну, логично... хотя и беспокоит немного. Как-то там ребята до меня доберутся?

Может, найдут меня в том месте, куда мафиозо приказывает тащить своих зараженных, заодно шумно ругаясь на подчиненных? Что ж, обычное дело - дураки есть даже в мафии.

- Сколько уже в клетке? Танатос вам в зад, я же говорил одеть браслеты всем! Идиоты! Ладно... ладно, я сказал! Всех в клетку, ничего, потеснятся, я привезу целителя, а пока посидят за антлигоской решеткой, подумают, в другой раз не будут идиотами!

А умный мужик... Судя по всему, у них отработанная уже процедура, как я поняла. Карантин в антлигоской клетке, браслеты на всех, кого даже чуть заподозрили... и это работает! Черт! А мы не догадались, хотя логично же - этот сплав блокирует любую магию. В том числе и магию проклятия.

Кстати, мафиозо оправдывает своё звание на все сто - судя по тому, что сейчас он договаривается о цене лечения. Совсем своих он мне бесплатно подсовывает - свои отработают. А вот чужие... И, главное, с чужих он тоже не денег хочет, а кое-чего более существенного - услуг, уступок, чего-то еще мне непонятного...

Как есть паук, и я не я, если он не рассчитывает с моей помощью конкретно приподняться.

Продолжая прислушиваться, я в то же время прогуливалась вдоль стен комнаты. Здоровенную пещеру выдолбили в скале, ничего не скажешь...

Я подошла поближе к маленькому столику, на котором стояла стеклянная витрина, а в ней...

- Будешь хорошо себя вести, примеришь колечко, - я даже вздрогнула, так неожиданно мужчина оказался у меня за спиной. - Хочешь стать темной королевой, девочка? Не куклой на троне, как светлая, а настоящей владычицей? - он открыл витрину и взял с бархатной подушечки кольцо...

Кольцо, которое я узнала бы всегда и везде... Кольцо принцессы Бернадетт... мое обручальное кольцо. Как загипнотизированная, я протянула руку и кончиками пальцев коснулась простого золотистого ободка, лежащего на его ладони. Мужик хищно улыбнулся:

- Мужское колечко мне по наследству перепало. Его кто-то из моих предков на улице подобрал. А вот женское долго переходило из рук в руки, пока не попало ко мне, - и как-то странно ухмыльнувшись, этот опасный зубастый волчара предложил: - Надень, принцесса. Оно твое... Станешь моей королевой, и весь Ульганэш падет к нашим ногам.

Так вот на что он рассчитывал!.. И второе кольцо тоже у него - кольцо моего Лайоша. Если он потом его наденет, то...

Мысли путались, сознание раздвоилось. Я была сейчас не только Анной, но и той, прежней. Принцессой. Мое обручальное колечко манило меня с невиданной силой, звало, туманило разум обещанием любви и счастья. И в то же время другой, трезвый голос кричал в голове - не смей надевать, это опасно! Только не из рук этого человека!

Но ведь я его не надену, только возьму то, что и так принадлежит мне! Оно мое!

Я уже почти... почти взяла кольцо, завороженная его неярким блеском, когда пол под нами покачнулся и дальняя стена с грохотом обрушилась внутрь комнаты.

Мужчина резко обернулся, кольцо золотой рыбкой взмыло в воздух, и я едва успела поймать его в раскрытую ладонь, одновременно уворачиваясь от рук клыкастого хищника. На второй бросок у него не хватило времени - в пробитую в стене брешь темной стремительной тенью влетел Адриан, перекувыркнулся в воздухе, уходя от брошенного кинжала, магическим щитом отбился от пули из огнестрела, увернулся от осязаемого в своей темной мощности заклинания...

Я отскочила к дальней стене, чтобы не мешать. Прижалась к холодному камню и успела увидеть, как в комнату врывается сначала Мартош, а следом за ним, паля куда-то в обратном направлении - лорд Эрвин. Мафиозо зло выругался, в свою очередь уворачиваясь от заклинаний и защищаясь от огненных и ледяных пуль. Рванул ко мне и сделал что-то такое неуловимое, от чего стена за моей спиной пошла рябью, как взбаламученная лужа. Я почувствовала эти колебания лопатками, прежде чем провалиться в пустоту, когда этот гад со всей дури толкнул меня в грудь.

Уже падая, я видела, как яростно зарычавший Адриан протыкает торжествующе оскаленного мафиозного волчару соткавшимся из теней длинным черным клинком и прыгает следом за мной в открывшуюся расселину.

А потом стена снова стала монолитной, отрезав нас от комнаты, где остался мертвый темный король, яростно матерящийся Месарш и всего на волосок не успевший за нами Мартош.

Глава 3.13



Адриан:

- ...ты можешь сбежать и просто держаться подальше от тех, у кого есть право управлять тобой через это украшение. Если будешь хорошим мальчиком, мы попробуем сократить их количество на пару человек.

Я последнюю фразу почти не осознал, переваривая предыдущую. Вот она... свобода!.. Сбежать и держаться подальше...

Так, спокойно! Знание, как эта штука работает, у меня есть, но сейчас я сбегать не готов. И дело даже не в Анне и тем более не в Мартоше... Или в Мартоше?.. Да нет,  дело в другом. В том, что я не смогу бросить их всех разбираться с приближающимся ужасом, в который я уже успел окунуться с головой. Тем более без меня они с ним не справятся.

- И откуда такие секретные сведения? - я даже пренебрежение легкое в голос добавил. И недоверия побольше. Пусть разозлится, на эмоциях больше расскажет.

- До тебя в этом замке один псих жил, у него был приказ не выходить из замка, но зато он иногда пускал в замок кое-кого из артели нищих. Они отсюда как раз и заходили - про этот путь никто из светлых не знал, пока ты его своему дружку не сдал. Трупы ему свежие таскали, чтобы тот из них себе прислугу делал.

- Странно, почему прислуга эта до сих пор действует, хотя сам псих умер уже давно, - я решил выяснить как можно больше, пока информацию дают и денег за это не просят.

- Нищие в некромантских делах мало чего понимают, - отшутился дед.

Смешно ему - некроманту, замаскированному под нищего... Наверняка знает еще что-то, но уже не расскажет.

- Жду тебя и девчонку вечером, в моем доме, - старик протянул руку и небрежно хлопнул меня по бедру. Я кивнул, развернулся и пошел обратно, к туннелю в замок.

- Не вздумай меня обмануть, мальчишка, - вдруг зло прошипел мне дед в спину. - Иначе пристрелю твоего дружка прямо в управлении. Проникнуть туда не проблема, сам знаешь.

Отвечать на это я ничего не стал, прошел еще пару метров, резко развернулся и пальнул сразу из двух огнестрелов...

Только у могилы уже никого не было...

А еще у меня пропал один из менталфонов, а у второго резко отказал улавливатель ментальной связи, словно кто-то блокирнул номер.

Понятно кто - тот, кто мне этот менталфон подкинул, тот его и заблокировал.

А вот зачем им понадобился мой первый, через который можно связаться с Мартошем и Анной? Не поверили в мою игру? Или задумали свою?

И тут прозвучало несколько приглушенных выстрелов. Криострелы. Тихие, бесшумные, надежные, если сразу в сердце... Я-то успел упасть на землю и залечь между памятниками, а вот охранники, оставленные Месаршем - нет. Сняли их влет, всех пятнадцать человек одновременно... Это ж сколько на меня одного народу отправили?!

Перебежками между могил я добрался до прохода в замок, быстро огляделся и убедился, что ни одного живого, кроме меня, не осталось. Ну не считая толпы придурков, бегущих темными тенями по кладбищу.

Я тоже побежал - в замок.

Когда за тобой охотится темный спецназ, лучше всего найти какое-то укромное место и встречаться с ними по одному. Конечно, вероятность того, что они так тупанут и будут забегать ко мне по очереди, была минимальная...

Я вообще не помню случая, когда для устранения одного человека больше сотни высылали.

К счастью, замок прислал мне подмогу - не успел я, злющий и укутанный магическими щитами по самые уши, матерясь на чем свет стоит, вылететь в общее здание из коридора, ведущего на кладбище, как в освободившийся проход ринулись несколько зомби.

Надеюсь, там не так много некромантов, умеющих убивать нежить...

...Мартош появился, когда заварушка подходила к концу, к сожалению, и зомби - тоже. Но ничего, новых потом сделаю... пригодятся.

Зато мне наконец-то удалось создать меч, который ожидаемо получился практически идентичным тому, что я видел в книге - копия меча принца Анталя. Кстати, сам призрак принял посильное участие в схватке, в основном руководя, ну и иногда ловя и кидая ледяные пули обратно в нападающих.

То, что должно было стать трагедией, поставившей крест на моей жизни, превратилось в неплохое учебное побоище - я старался не применять свою мощь просто так, без нужды, экспериментируя с имеющимися у меня теоретическими знаниями, раз уж подвернулась такая возможность.

К тому же часть силы мне была нужна, чтобы поддерживать четыре щита, укрывавшие меня со всех сторон от стреляющих.

Где-то ближе к концу развлечения я вспомнил о печати смерти и под присмотром Анталя поставил первую в своей жизни, правда, вышло криво - отштампованный мужик умер почти сразу. Но второй раз получилось удачнее...

Когда я почувствовал появление Мартоша, у меня оставалось всего три противника, и отштампованный среди них. Но я видел, как жизнь медленно вытекает из него, по крупицам. Жаль, до конца довести эксперимент не получилось - пришлось убить раньше, чем печать сделает свое дело. Надо будет потом на снятие потренироваться...

И тут сердце как-то неприятно кольнуло, словно дурное предчувствие. Я не очень понял, что это... и к чему. Интуит у нас Мартош, у него богатый опыт, а я так... Просто почему-то вдруг запереживал об Анне, и все. Странно, что она не появилась здесь... и вообще, где она?!

Мартош:

Месарш практически вбежал в столовую, когда мы с Адрианом уже успели не только поругаться и помириться, но и обсудить, где вероятнее всего может быть Анна. Тайные места, которые Тень знал официально, мы вычеркнули сразу, так что осталось всего три точки. Лорд Эрвин, поизучав карту, уверенно выбрал одну:

- Здесь. В скалах? - и он вопросительно посмотрел на Адриана.

Тот кивнул:

- С расширением пространства выстроен. Я там только раз был, тайком, еле выбрался. Охраны почти нет, все на артефнику рассчитано.

- Тогда полетели! - и Месарш стремительно пошагал по коридору к выходу. Но уже на крыльце обернулся и словно между делом произнес: - Вы сделали правильный выбор, герцог Олденвиндорский.

Я даже не сразу понял, что это он Адриану сказал. Эдак между делом вручив ему титул отца. Зато сам одаренный сразу сообразил и огрызнулся:

- Мне не герцогство нужно, а справедливость. Если эта стерва, мачеха, убила моего отца - я ей отомщу...

- Ваш отец умер сам, мои люди проводили расследование, могу потом вас ознакомить с результатами. Позже.

На этом разговор прервался, потому что мы дошли до веревочной лестницы, болтающейся из аэромобиля. Уже находясь внутри, лорд Эрвин затребовал по менталфону группу захвата, предупредив, чтобы прибыла тайно и незаметно. И отправил разведчиков в два остальных места, названных Адрианом.

Я спокойно сидел, смотрел в окно и старался подавить в себе желание биться головой об стекло.

Ведь только сегодня ее нашел по-настоящему! Только сегодня... И опять теряю. Почему у меня не сработала интуиция? Почему я не схватил ее в охапку и не притащил вместе с собой в замок? Почему я даже не подумал о том, что кто-то может попытаться ее выкрасть? Как не сообразил, что меня специально отвлекли?..

- Рожу поправь, скисла. И не смей себя осуждать, ты не всевидящий, - буркнул сидящий рядом Адриан. - Ты даже охрану за ней выслал...

- Потому что с Месаршем переговорил, - зло процедил я.

Но Тень прав - сейчас не время думать о том, что мы облажались. Сначала спасем, вернем, а потом уже можно будет...

- Мне сегодня донесли о внезапно появившемся большом скоплении зараженных в пригороде столицы, - лорд Эрвин тоже решил принять участие в нашем разговоре. - Я отправил туда людей, чтобы выяснить, что происходит. Планировал вечером пригласить леди Анну на прогулку. Конечно, я догадывался, что на темной стороне привыкли действовать быстро и нагло, но не ожидал, что настолько быстро и нагло. Очевидно, болен кто-то из близких, иначе вряд ли они решились бы на такой риск.

- Про близких ни слова не было, - вмешался Адриан и тут же махнул рукой пилоту: - Приземляйся, иначе нас засекут.

Мы едва дождались группу захвата, отставшую от нас на целую вечность - минуты на четыре. Моя наконец-то проснувшаяся интуиция на пару с Тенью требовали рвануть и навалять сейчас, потому что потом может быть поздно. Я даже не сильно задумывался, почему поздно... просто уже хотелось ворваться и... переубивать всех!..

- Пленные нам не нужны, так что ни в чем себя не ограничивайте, - обрадовал нас лорд Эрвин и первым уложил выскочивших нам навстречу двоих охранников.

Странное у Адриана понятие о почти не охраняемом месте... Вот насчет артефники он не преувеличивал - ее тоже было много, так что мы, перебегая с места на место, одновременно гасили все камеры, которые видели, и всех охранников, появляющихся неизвестно откуда.

Обычных мы оставляли стрелкам спецназа. А магов я и лорд Эрвин оглушали менталом, затем Адриан протыкал мечом. Ни один щит не выдерживал его магического оружия...

В какой-то момент очередной выскочивший нам навстречу гаденыш с довольной ухмылкой выстрелил в меня из металлоуловителя. Настоящего и уже работающего!.. Тогда как у нас еще даже тестовых образцов ни у кого не было!..

Едва опознав эту штуку,  чисто инстинктивно я подкинул оба огнестрела вверх, так что выстрел пришелся по моему щиту, а через миг оружие вновь было у меня в руках и я пальнул в еще ничего не понявшего гада, пнул ногой упавшее тело и зло рыкнул Месаршу:

- Почему их поставщик игрушек срабатывает быстрее, чем наш?

- Мы вообще быстрее и умнее, - привычно огрызнулся Адриан и выстрелил из своего огнестрела вверх. Мне под ноги с потолка упало еще одно тело...

И тут где-то неподалеку загремел металлический поднос. Мы переглянулись и рванули по коридору, уже не останавливаясь. Иногда я или лорд Эрвин отстреливали тех, кто не хотел ждать бегущую вслед за нами группу захвата, а пытался преследовать нас.

- Я же сказал, плевое дело, почти не охраняется, - выдал Адриан, когда мы оказались возле стены с контуром двери. - Давай магией шарахнем? Я забыл код, а подбирать снова некогда...

Глава 3.14 (число Пи...)



Анна:

Это я наивно думала, что матерюсь про себя, но, упав спиной вперед в непонятную комнату, вдруг осознала: еще как вслух, да во сколько этажей - даже не сосчитать, да с применением старых и новых медицинских терминов...

По-моему, даже влетевший следом за мной с дикими глазами Адриан впечатлился. Но сначала он со своим мечом из тьмы обежал все углы довольно светлой комнаты, тоже явно вырубленной в сплошной скале, потыкал оружием под стоящую в центре кровать, отбросил покрывало (молодец, однако, я бы и сама так сделала) и только потом втянул свой кривоватый, как сабля, меч прямо в руку. Ух ты, у меня есть апгрейденный трансформер, с которым я сплю...

Упс. То есть? У меня? Есть? Хм... хм... Как интересно.

Трансформер тем временем с тревогой заглянул мне в лицо:

- Ты как, в порядке? - и подал руку, помогая подняться с пола. А потом, кивнув в сторону роскошного ложа, усмехнулся: - Как мы удачно заглянули, прямо в спальню!

Я с его помощью встала на ноги, отряхнулась, прошла к кровати, села и внимательно так уставилась на него снизу вверх. Вот было у меня смутное ощущение, что ему есть что сказать, и это “что-то” жутко интересное.

Адриан, заметив мой взгляд, вдруг засмущался, как нашкодивший подросток. Сделал умильно-виноватое лицо и сообщил:

- Слушай, бестолочь, пока мы тут одни... я сейчас тебе кое-что скажу, но ты пообещай по голове больно не бить, ладно?

- Хорошо, прицелюсь по другим местам, - машинально кивнула я, вся обратившись в слух.

Адриан еще какое-то время мялся - видимо, обдумывал формулировки. Откашлялся. Вновь посмотрел на меня виновато. А потом как в холодную воду с вышки прыгнул:

- Понимаешь... Короче! Агнес Аран Джолаш, я освобождаю тебя от данной мне клятвы!

Сначала я хотела пожать плечами и сказать ему, что спасибо, конечно, но в целом она мне в последнее время и не меша... Но тут меня накрыло.

Я вспомнила то, что этот... этот... заставил меня забыть. Потом вспомнила, КАК он это сделал. Ох, зря Адриан думал, что я буду бить его по голове. Все же я теперь обученный темный целитель, так что взметнувшиеся “щупальца” схватили и сжали его совсем за другое место.

Нет, не за то, за которое хотелось больше всего, но это потому, что я - дипломированный медик, а не невменяемая садистка. Так что спеленала поганца поперек туловища и подтащила к себе, чтобы сказать в бесстыжую морду все, что я о нем думаю. А потом, может быть, и за тестикулы пощупаю... легонько, для лучшего усвоения результата!

Выглядела я, должно быть, впечатляюще, особенно в магическом зрении. Во всяком случае, Адриан слегка занервничал:

- Да я как лучше хотел! Как тебе лучше... - и возмущенно трепыхнулся, но по-настоящему вырываться не стал. Не понял еще моих намерений про тестикулы. А может, просто не стал... он ведь намного меня сильнее, тем более магически. - Не надо так злиться!

- Ах, не надо злиться? - практически Медузой Горгоной прошипела я, мельком обнаруживая, что часть “щупалец” встали дыбом вокруг моей головы - вот один-в-один змеюки из прически персонажа греческой мифологии. - Да я те...

Но закончить не успела... Адриан вдруг начал таять, причем вместе с моими “щупальцами”. А сквозь него проглядывал смутно знакомый потолок и край оцинкованного стола...

Словами не передать, каким ужасом меня накрыло при виде родной прозекторской. От одной мысли, что я сейчас очнусь в насквозь знакомом морге и пойму: и Адриан, и Мартош, и весь этот сумасшедший мир всего лишь одна большая красочная галлюцинация... я просто заледенела. А когда почувствовала боль и жжение, все нарастающие, тянущие - едва не вскрикнула от радости.

Горели и болели руки, точнее пальцы. На левой руке - тот, на котором оказалось кольцо темной королевы, и на правой... тот, на который я сама не помню когда надела кольцо принцессы Бернадетт.

Эта боль разом унесла вдаль и прозекторскую, и нависающий край стола для вскрытий, и общее дурнотное состояние.

Я вновь лежала на постели в той самой комнате, куда мы с Адрианом провалились по воле темного мафиозо, и мое непутевое чудовище что-то бубнило совсем рядом:

- Бестолочь! Очнись... Очнись, а?! ...... ну пожалуйста!

- Иди в задницу, чертов манипулятор, - буркнула я, не открывая глаз. - Не дождешься!

Но тут же резко села на кровати, ухватившись за спинку. Огляделась и спросила с легким налетом ужаса:

- Ты чем тут занимался, несчастье мое?

Весь пол был изрисован многочисленными пентаграммами, начерченными, если не ошибаюсь, кровью. Его кровью.

- С Танатосом торгуюсь, - криво усмехнулся манипулятор с целыми первичными половыми признаками. Повезло ему, что я на обморок отвлеклась.

- Много пообещал? - несколько нервно уточнила я, прикидывая, чего еще особо хитровые...вывернутого мог запросить этот божественный жулик за помощь. Почему жулик? А по результату, блин, деятельности! Вечно он втравливает своих темных в разные приключения, а потом милостиво приходит на помощь. Не без выгоды для себя, любимого!

- Да пока только начал, так что ты вовремя проснулась, - признался Адриан, слегка опасливо посматривая на мои начавшие вяло шевелиться целительские “щупальца”.

- Я вообще все делаю вовремя, - вкрадчиво поведала я, медленно поднимаясь с кровати и прицельно прищуриваясь. - В отличие от некоторых шибко умных клятвовзятелей!

- Я тоже все делал вовремя! - Адриан тут же состроил большие честные глаза и несколько торопливее, чем надо, добавил: - И не топай по пентаграммам, а то мало ли что будет... Сиди лучше, не делай резких движений! Ты вообще недавно не дышала, так что тебе в себя прийти надо!

- Ничего, с Танатосом я договорюсь, если что, - заверила я, по-вампирски вкрадчиво улыбаясь и разминая “щупальца” - это было почти физически приятно. - А пока с тобой поговорю. Иди-ка сюда, прелесть моя ненаглядная, я тебе на примерах расскажу, что для меня лучше, что хуже, а что вообще карается отрыванием яиц нахер!

- Бестолочь, приличные леди так не выражаются, - объявил ненаглядный, вопреки моей вежливой просьбе, отступая от меня подальше - к стене.

- Во-первых, где ты видишь тут приличную леди? Пока здесь исключительно очень злая я. Во-вторых, иди по-хорошему, а то я тебе начну не словами объяснять, в чем ты не прав, а чем попало по чему достану! - рассвирепела я окончательно, и сделала молниеносный бросок “щупальцами”, пытаясь сцапать добычу.

- Дорогая, давай уладим все по-семейному? Тихо и без членовредительства! - Адриан увернулся, отпрыгнул в сторону, на лету пытаясь продолжать переговоры: - Я же признаю, что был не прав!

- Да что ты! - кровожадно обрадовалась я, методично загоняя жертву в угол, откуда прыгать некуда. - Это ты по-семейному был не прав, скотина с ушами, когда мне мозги правил?! Это ты, гад такой, по-семейному за меня решил, что мне лучше?! А если бы с тобой так поступили, а?! - ух ты, а я и не знала, что у меня столько “щупалец” - они уже почти заполнили всю довольно большую комнату и продолжали расти и расти. - На секунду представь, на секунду! - наконец один особо шустрый магический щуп дернулся в нужный момент в нужном направлении и поймал беглеца за щиколотку.

Остальные “щупальца” тут же радостно ринулись на добычу, которая, как ни странно, не стала защищаться от нападения, хотя и могла бы. Ведь Адриан был сильнее меня и физически, и магически, однако позволил плотно запеленать себя в кокон.

- Представь, дорогой, - я встала и пошла, переступая через кровавые пентаграммы к своей связанной жертве, - что я вот возьму и просто сотру у тебя в голове то воспоминание, которое, как мне кажется, причиняет тебе вред. Я этого не умею и никогда бы так с тобой не поступила, но... представь, а? Себя на моем месте. Что бы ты чувствовал? - я втянула “щупальца” и устало прислонилась лбом к мужскому плечу.

Возможно, и стоило кому-то чего-нибудь оторвать... или еще как пристукнуть, не знаю. Но после того ужаса, который я испытала, на секунду почувствовав себя в своем прежнем мире и почти поверив, что все это мне приснилось... живой, настоящий, осязаемый Адриан уже не вызывал той злости, которую я ощутила, когда поняла, что он с нами сотворил.

- Я же сказал, что был не прав, - мое ходячее несчастье очень аккуратно приобняло меня и продолжило: - Не подумал, поторопился, сделал, потом не знал, как исправить. А воспоминаний у меня в голове куча, и многие причиняют вред. Может, и жаль, что их нельзя стереть... Но ты права, решать, какие стирать, а какие - нет, должен я сам, а не кто-то за меня, - Адриан приподнял мою голову за подбородок, посмотрел в глаза... - Прости меня, если сможешь, пожалуйста...

- Если пообещаешь никогда больше не решать за меня, - я не стала отводить взгляд. Синева в его глазах гипнотизировала и затягивала, как колдовское озеро. - Я люблю тебя, мое несносное некромантское чудовище. Я не знаю, как так получилось, не знаю, что будет дальше. Сейчас я не хочу об этом думать.

- А что такое "думать"? - засмеялся Адриан, подхватил меня на руки и понес на кровать. - Думать мы будем потом...

Вот уж точно, ни одной мысли просто не осталось. Мы целовались, целовались, целовались... я тонула в нем и даже не пыталась выплыть, полностью отдавшись на волю волн, которые уносили все дальше и глубже в этот обжигающе-терпкий омут с нотками горечи и нежности. Почему горечи? Об этом я тоже не думала.

Главное - вот он, мой, только мой, живой, настоящий, никакая не фантазия и не галлюцинация, не “прошлое” и не “забытое”, а просто скотина самоуверенная, мужик, блин, решивший, что вот так вот он меня защищает... идиот.

И от этого осознания его несовершенства и одновременно стремления защитить даже ценой своей боли сносило голову напрочь. Мой... мой!

Глава 3.15



Анна:

Я медленно открыла глаза и уставилась в куполообразный потолок. Потом чуть повернула голову и проследила глазами темный локон, выбившийся на подушку. Спит... спит мое сумасшедшее несчастье, мое горькое сокровище... а я спать не могу.

Ровно с той минуты не могу, как очнулась здесь, в этой неизвестно где находящейся комнате, в одной постели с Адрианом. И вспомнила...

Что же ты наделал, самоотверженный идиот-спаситель? Что же ты с нами наделал... и как мне теперь с этим жить дальше?

Слезы медленно сползали по вискам и впитывались в бархатистую ткань дорогого постельного белья. Я закусила уголок одеяла, чтобы не рыдать вслух, и просто отпустила свою боль - ненадолго, потому что она никуда не уйдет, но хоть немного...

Мартош... что мне теперь делать? Я люблю тебя, я не могу тебя потерять, мне легче умереть. Но и его люблю! И его не могу потерять! И за него мне легче умереть...

Тот, за кого я собиралась умирать хоть сейчас, сонно вздохнул, по-детски трогательно причмокнув пухлыми губами, закинул на меня руку, словно чтобы убедиться, что я рядом, и снова мирно засопел. А у меня сердце зашлось от нежности и боли.

Раньше все было просто - я была с Адрианом и просто смотрела на Мартоша - издалека. А потом, наоборот, я оказалась с Мартошем, но рассталась с Адрианом...  А теперь? Теперь-то как?!

Тихо, Аня, тихо. Ты же пока не знаешь, где вы находитесь и как отсюда выбраться. Может быть, это вообще невозможно. Странно, но эта мысль словно бы внушала некоторое спокойствие. Спасти свою и его жизнь сейчас казалось гораздо легче, чем разобраться в собственной душе и решить, какая часть ее должна умереть. А может... может, никакая?

Да нет, глупости, это все сказки про любовь втроем. Не с ними, не так...

Я даже фыркнула сквозь слезы, представив умозрительно картинку этих двоих, согласных делить одну меня. Нет... И что тогда?

Все, хватит! Сначала надо разобраться, где мы оказались по воле чертова мафиозо и как отсюда выбраться. Явно же его спальня, белье меняли вот только что, оно пахнет свежестью. И свет в комнате откуда-то берется. Правда, ни следов воды или еды... Так я же не искала!

Хватит себя грызть, все равно не знаю, что делать со всем вот этим, и потому трусливо отодвину проблему на потом. А теперь - другая забота. Встаем и ищем!

- Бестолочь, чего тебе не спится-то? - Адриан проснулся, сладко зевнул, поворочался немного и потянулся меня поцеловать, но увидел мои зареванные глаза: - Не переживай, выберемся мы отсюда! Правда, я пока не придумал - как. Тут такая стена мощная, что мне до Мартоша даже ментально пробиться не получилось...

Я резко отвернулась, пытаясь скрыть, как при упоминании Мартоша слезы опять размыли плотину самоконтроля. Черт! Ненавижу слезы! Особенно свои!

Адриан где-то там за спиной завозился, зашебуршал покрывалом, потом притянул меня к себе, обнял и поцеловал в шею. Ласково провел кончиками пальцев по волосам, поправил растрепавшуюся косу и утешил:

- Ты только не плачь... все хорошо будет! Я же у тебя божественно одаренный! - с этими словами он спрыгнул с кровати, на ходу влезая в штаны. Мне понадобилось время, чтобы справиться с собой, так что когда я оглянулась, это несчастье в штанах уже открыло незаметную дверку в санузел и теперь щупало все остальные стены.

Я тоже выбралась из горы подушек и скрылась в малюсенькой ванной комнате, тоже вырезанной в сплошной скале. Черт его знает, откуда тут бралась вода и куда вела канализация, но слава святым позвонкам, что все это было в наличии! От жажды не умрем, это уже давало нам гораздо больше времени. А там посмотрим.

Может, если разобрать сантехнику... Куда-то же проложены все эти трубы? Хотя надежды на то, что мы всего лишь за стеной от бандитского убежища, не было. Слишком у дохлого мафиозо была торжествующая физиономия, когда он меня толкнул. Явно знал, что обратного пути не будет.

Умываясь над маленькой мраморной раковиной, я машинально сняла с пальца золотое колечко принцессы и перекатила его по мокрой ладони. Что делать? Темное кольцо с левой руки не снимается, и... Адриан тоже не снял свое, я заметила. А светлое, вот это, которое связывает меня с моим золотым принцем, вкрадчиво поблескивало, маня и обещая что-то невнятное, но такое родное.

Я резко выдохнула, зажмурилась и... надела его на тот же палец левой руки, где уже было кольцо темной королевы.

Мой! Он тоже мой! Мое сердце, мое дыхание, радость, боль, отчаяние и надежда. Я не знаю, что будет дальше! Я не хочу выбирать! Не буду! Я люблю Мартоша! И я люблю Адриана...

Бессильно сползая на пол, я прогнала от себя даже тень мысли о том, что когда отказываешься от выбора, это значит, что кто-то другой сделает его за тебя. Нет! Не отдам! Обоих...

Не знаю, сколько я просидела, обняв колени и уткнувшись в них лицом. Наверное, не очень долго, иначе темное счастье уже прибежало бы за мной, обеспокоенное затянувшимся уединением. Но до этого не дошло, так что встала я сама, еще раз умылась, причесалась и пошла... жить дальше. Нам еще надо выбраться отсюда.

Адриан времени тоже зря не терял. Он уже отодрал от стены какую-то декоративную панель, и за ней обнаружился знакомый герб старой династии темных королей. А под ним - фигурная выемка странной формы. Темный потомок увлеченно ковырялся в ней кинжалом, скроенным из той же струящейся тени, что и меч, которым он убил мафиозо.

- Думаешь, поможет? - я подошла и заглянула ему через плечо. - Подвинься, пожалуйста... ага. По-моему, тут не кинжалом надо.

- Ну, когда я туда кулаком постучал, - Адриан повертел в воздухе поднятой растопыренной пятерней, левой, с кольцом, - там что-то затрещало, так что темную магию эта дрянь уважает.

- Погоди, не ковыряй, - я подобралась поближе, внимательно всматриваясь в странной формы углубление в стене.

Хм... когда-то на третьем курсе мы учились делать силиконовые и гипсовые отливки частей тела. И ради забавы наотливали кучу собственных рук, сложенных в простые кукиши и более сложные комбинации. Так вот эта штука на стене была похожа на полую отливку...

- Дай-ка лапу, - попросила я, поймала Адриана за ладонь, переплела наши пальцы, внимательно приглядываясь к будущему месту приложения, выдохнула, улыбнулась ему и прижала сплетенные руки к выемке. И в ту же секунду поняла - я была права!

Часть стены совершенно бесшумно исчезла, и открылся узкий проход, из которого тянуло сыростью и немного разложением. Там было темнее, чем в комнате, но неизвестный источник света все же присутствовал и давал возможность разглядеть уходящий вдаль каменный коридор.

- Ух ты! Бестолочь, а ты молодец! - Адриан сначала быстро поцеловал меня, потом принюхался, как-то подобрался, окинул оценивающим взглядом сначала меня, потом проход и поинтересовался: - Тут подождешь?

- Смысла нет и опасно, - я уже была у кровати и аккуратно сворачивала одеяло, покрывало и две самые маленькие подушки. - Если панель захлопнется, то мы окажемся по разные стороны стены и уже не сможем ее открыть, соединив руки. Так что идти надо вдвоем, - аккуратный тючок получился, а быстро оторвав от простыни две широкие полосы, я даже лямки к нему приделала и приноравливалась нацепить все это на спину: - Тебе, наверное, нужны будут свободные руки на случай нападения? Ты не видел тут никакого сосуда, воды на всякий случай набрать?

- Нет, я прямо из-под крана пил, - хмыкнул Адриан, быстро одеваясь и при этом осуждающе глядя на мои танцы с рюкзаком из одеяла. А потом подошел, отобрал, еще и обворчал: - Мне будут нужны руки, а не спина, так что нечего тут из себя ездовую леди строить.

Импровизированная скатка вполне комфортно устроилась у него за плечами, я даже не пыталась протестовать, наоборот, от избытка чувств поцеловала его крепко-крепко... так крепко, что возникла мысль распаковать одеяло обратно, но волевым усилием ее удалось подавить.

Судя по всему, железная воля тут была не только у меня. А еще у Адриана в кармане куртки оказалась небольшая фляга, которую он мне и вручил, когда мы слегка отдышались:

- Иди вон лучше воды набери... А то придумала мешки таскать!

***

По моим ощущениям, мы шли по подземному коридору уже третий час. Было все так же сыровато, затхло, но тихо, спокойно и абсолютно пусто. Словно заброшенный подземный переход где-то между центральными станциями метро. Складывалось впечатление, что когда-то здесь кипела жизнь, сновало много народа и даже были оборудованы какие-то служебные помещения, сейчас зиявшие черными провалами в стенах коридора. Заглядывать туда мы не рискнули, хотя и было любопытно.

- Заметил, как часто герб попадается? - спросила я, когда мы ненадолго остановились у странного и бестолкового на первый взгляд скопления колонн. - Чуть ли не на каждом шагу.

- Такое впечатление, что это тоже наша собственность, - немного напряженно усмехнулся Адриан, прислонившись к одному из прохладных столбов. - Родные стены...

- Ну не просто же так именно наши руки подошли... с кольцами, - вздохнула я. - Тебя тоже что-то беспокоит?

- Интересно, как Чон на это место вышел и научился открывать проход в спальню, - задумчиво произнес мой брюнет. - И почему ни у меня, ни у Мартоша его открыть не получилось. А так меня ничего не беспокоит, все будет хорошо! Мы же вместе!

- А мне почему-то не по себе... - я зябко передернула плечами и поправила воротник рубашки. Слава грудным позвонкам, что на мне перед похищением была рабочая одежда, удобная, практичная и прочная. И теплая. - Не знаю... словно давит что-то, вот чем дальше идем, тем больше давит.

Адриан тоже поежился, стараясь сделать это незаметно от меня, но я уже чувствовала его чуть ли не как часть себя.

- Какой час по пещере бредем, еще бы на тебя не давило. Ничего, должна же она когда-то закончиться!

- Несомненно, - улыбнулась я, внутренне соглашаясь, что это объяснение вполне правдоподобно.

Еще пару часов спустя я уже не была так уверена. Мы как раз выбрались на широкий и гораздо лучше освещенный перекресток и раздумывали, куда идти дальше. Тот проход, из которого мы вышли, Адриан уже отметил, выложив возле него горку камней, и теперь у нас на выбор было еще три тоннеля. Мы стояли рядом, оглядывались, и я уже открыла рот, чтобы предложить начать по часовой стрелке, когда чувство опасности плеснуло по нервам кипятком.

- Адриан! - успела испуганно вскрикнуть я, оборачиваясь к нему и вцепляясь в его куртку, и тут пол под нашими ногами провалился.

Глава 3.16



Анна:

Первый испуг прошел, как только я поняла, что мы не падаем в пропасть, а скорее катимся под уклон, как с крутой ледяной горки. Дух, конечно, захватывает, и на виражах пару раз крепко приложило о стены, но в целом все не так страшно...

Я так думала ровно до того момента, как нас - Адриана и меня, сцепившихся в один клубок, не вынесло в центр довольно большой рукотворной пещеры и не затормозило о покрытый густым и мягким мхом валун.

Едва переведя дух после смягченного, но все равно очень ощутимого удара, я попыталась сесть и осмотреться, только вдруг заметила, что Адриан как-то ненормально выгнулся, побелел, и на лице и руках у него странные пятна... где-то я уже видела такие...

Святая диафрагма, а если сломал что-то?! Твою аневризму....

Мгновенно собравшись, я развила бурную деятельность: сползла с его колен - он ведь всю дорогу, пока мы катились, прижимал меня к себе, пытаясь свернуться клубком и закрыть своим телом; очень осторожно попыталась уложить его на ровном полу, попутно отметив бешеный пульс и испарину, мгновенно ощупала ноги, руки, грудную клетку - все цело! Неужели позвоночник?!

Укладываться ровно пациент категорически не пожелал, опять свернулся кренделем, как при сильной боли, еще и мои руки попытался оттолкнуть, пока я его щупала. Уф, значит, не позвоночник. Но что тогда?!

- Где болит? Адриан!

- Тут кругом антлигос, бестолочь... - и он снова отпихнул меня, не давая уложить нормально. - А ты... ты как... ты в порядке? - это все было сказано сквозь зубы, с трудом, но с радостным таким удивлением. - На тебя... не действует?

- Не знаю, - слегка растерялась я, на мгновение прислушиваясь к себе.

Сосущая пустота где-то в районе солнечного сплетения присутствовала, но раньше я думала, что это просто стресс и голод. А теперь поняла, что неприятное ощущение стало гораздо сильнее и резче, а еще оно потихоньку тянет силы и магию. Но именно потихоньку, пока вполне терпимо.

Черт, конечно! Вот где я видела эти следы на его коже! В тюрьме, перед тем как за нами пришел Мартош! Это были следы от антлигоских кандалов. А на меня антлигос действовал не настолько разрушительно. И если тут кругом эта дрянь...

- Это тело выросло на каторге среди такой же руды, - мелькнувшая догадка показалась мне идеальной. - Скорее всего, у меня иммунитет или что-то вроде. А тебя надо немедленно вытаскивать отсюда!

- Тоже мне... потаскун, - просипел полудохлый некромант, снова меня отпихивая. - Сейчас... сам встану, - и таки встал, держась за валун, пошатываясь и кривясь. А в глазах боль и страх, очень глубоко спрятанный страх. - Не хочу снова сгореть заживо! - пробурчал он словно в бреду, оглядываясь дикими глазами. - Если это - ловушка для магов, то сюда должен быть проход снизу. Надо только его найти...

- Значит, не трать силы впустую! Жди здесь, я быстро огляжусь, и тогда пойдешь сразу в нужном направлении, иначе потеряем время!

- Жарко... как у Танатоса... или на том костре, - выдавил он в ответ. Ох, твою аневризму... похоже, и правда бредит. Взгляд все более шалый, расфокусированный. Но при этом упорно старается удержаться на ногах, хотя и заметно пошатываясь.

- Если я сяду, то уже не встану... - пояснил Адриан через несколько секунд такого балансирования. - Но ты ищи выход, бестолочь, ищи! Он должен быть!

- Потерпи, я быстро, - с тревогой заверила я и устремилась вдоль стены, пытаясь нащупать, где здесь проход.

Адриан прав, он должен быть! Вряд ли тюремщики съезжали к своим пленникам по этой американской горке... если это все же тюрьма, а не смертельная ловушка.

Последнюю мысль я упорно гнала от себя, но она возвращалась, все более настойчивая и темная, по мере того как я лихорадочно и торопливо прощупывала стены, идя по кругу и не находя ни малейшей впадины в грубо обтесанной стене.

Внезапно мне послышался какой-то странный звук. Настолько странный и неуместный, что в первый момент решила, что у меня тоже начинаются галлюцинации.

Я замерла, прислушиваясь. Оглянулась на Адриана, который уже почти сполз по валуну, но еще держался за него из последних сил. И резко дернулась, снова уловив откуда-то из-за стены отчетливый стук, скрежет когтей по камню и...

- Уху! - и еще раз, требовательно так: - Ухху!

Черт, ну почему никакая радость обычно не обходится без отягчающих обстоятельств?! Только я, внутренне возликовав, разглядела контуры небольшой двери именно там, где за ней кто-то стучал и ухал, только сообразила, как ее открыть, и нажала на нужный выступ, как из центра пещеры послышался стон.

Да б...ть же твою препарацию!

Обернувшись, я увидела, как почти теряющий сознание Адриан сползает по валуну на пол. Со всех ног кинувшись к нему, я успела подхватить его прежде, чем он упал. Сама не знаю, откуда у меня взялись силы не только ворочать довольно увесистого парня, но и содрать с него самодельный рюкзак из одеяла. Вот как чувствовала!

- Уху, - неодобрительно сказала маленькая черная с белыми пятнышками сова, спланировав откуда-то из потолка на мшистый валун. - Ухху-ху! Ху!

Я не выдержала и нервно хихикнула, с трудом удержавшись на грани истерики. Не время. Одеяло на пол пещеры, Адриана запеленать в покрывало, чтобы даже случайно не касался незащищенной кожей чертовой руды, потом уложить его на одеяло, и волоком, волоком... в открывшийся проход!

- Уххухуху! - обрадовалась сова и полетела вперед, явно показывая дорогу. Ой, блин, позвонки-мениски... а у меня-то сил тоже не так чтобы навалом. Иммунитет это хорошо, но чертова вампирская руда все равно действует, просто медленнее. А счастье мое некромантское весит... хорошо так весит, как нормальный мужик. Но ничего. Вытяну.

И я тянула, хотя коридор казался бесконечным, и в конце концов я настолько обессилела, что двигалась ползком. Но упорно волокла за собой одеяло с бессознательным Адрианом. Плакала от злости и слабости, стонала каждый раз, напрягая последние силенки, но тащила, с каждым рывком приближаясь к пятну света в конце тоннеля.

Еще метр... еще полметра... полшага... полшажка...

Я уже почти добралась до выхода, уже видела заветный каменный порожек, за которым виднелись пучки какого-то сена и порхала запоздалая осенняя бабочка, пригретая неожиданно щедрым солнцем. Ну, последнее усилие, и... черт!

Я вскрикнула, наткнувшись ладонью на что-то острое. С глухим ругательством села и протерла залитые потом и слезами глаза. Так. Скелеты. Точнее, как попало брошенная груда костей, очень старых и словно обгоревших. Я напоролась на обломок ребра, рассадила ладонь до крови. А, не о ребро, о железку какую-то... вокруг обломка обмоталась облепленная грязью цепочка, к которой была прикреплена невнятная, но обладающая весьма острыми выступами хреновина, вот она меня и раскровянила, зараза.

Машинально я взяла этот обломок в руки, и тут меня пробрало чуть ли не до внутренностей. Я все же потомственный некромант, как выяснилось, пусть недоучка. И сейчас я точно знала, что держу в руках останки отца... отца Бернадетт. Короля Лоранда.  А два других скелета, наверное, принадлежат его старшим сыновьям, сожженным вместе с ним на костре.

Если бы я меньше вымоталась, наверное, шок был бы глубже. А так я только упрямо вытерла слезы, зачем-то - сама не знаю зачем - отодрала цепочку от ребра, завернула висюльку в носовой платок и запихнула ее в нагрудный карман Адриановой куртки. Потом расчистила дорогу, сметя останки к стене, и снова впряглась в волокушу.

С рыком, больше похожим на сдавленное рыдание, я выдернула свою ношу из каменной норы на обычную покрытую жухлой осенней травой лужайку, на чистом упорстве отволокла ее на несколько метров от прохода и без сил осела на землю.

- Уху! - поприветствовала меня наша спасительница, подмигнув мне с ближайшего... надгробия?

Какое-то время я просто наслаждалась кладбищенской тишиной, свежим воздухом и солнцем, а больше всего тем, что никуда не надо ползти. Тянущего ощущения антлигоса не было. Мы выбрались из ловушки. А потом на одеяле завозились:

- Бестолочь?! Дура психованная! Какого... Ты что, меня на себе перла?!

О, живой! Ругается... это хорошо....

- Нет, на одеяле, - еще успела ответить я заплетающимся языком, прежде чем потеряла сознание. Последнее, что я услышала, это было призывное возбужденное уханье и слова Адриана:

- Да погоди ты, чудовище крылатое, я уже понял, что надо за тобой идти, не дурак!

Пришла в себя я довольно быстро, все на той же лужайке, под мерное бухтение недовольного некроманта:


- Ведь даже не припомнишь тебе твои обжорства в первые дни... Была бы совсем тощая, не протащила бы меня столько времени... бестолочь, как есть... нет, чтобы бросить... - по ощущениям меня пытались взять на руки, но это получилась слишком неустойчивая конструкция, и Адриан, крякнув, перекинул меня через плечо: - Извини, дорогая, но только так... А ну кыш! Показывай лучше дорогу, пернатое!

Глава 3.17



Адриан:

Потайное место, в которое мы прилетели поздно вечером спасать Анну, находилось в скалах, окутывающих наш остров, так что не удивительно, что, бредя по пещерам несколько часов, мы в итоге оказались у пограничной деревушки. Той самой, в которой давно-давно я упокаивал кладбище. Повезло... А могли бы в Орхейорде выползти!..

Анну я уложил на кровать в первом же приличном домике. Выяснил, у кого из местных есть стационарный менталфон, потому как про мобильные тут и не слышали. Вышел на крыльцо, уселся и задумался.

Соблазн сбежать вместе с любимой женщиной от намечающегося кошмара был огромный... В другой стране никто не будет командовать нами через ошейники, мы будем свободными, магически сильными... будем вместе...

Потом я вздохнул, встал и побрел к местному старосте, счастливому и единственному обладателю раритетного стационарного менталфона.

Проигнорировав счастливое удивление в голосе Мартоша, я просто буркнул, что мы выжили и ждем их у Танатоса на куличках.

Затем поплелся обратно к домику, где оставил Анну, снова уселся на крыльцо, обхватил голову руками и замер. Очень хотелось или завыть, или зарычать, или что-то сломать, в конце концов.

Идиот! Свобода - вот она, прямо рукой подать!.. А я сижу и жду, когда за мной прилетит Месарш в голубом аэромобиле и бесплатно заставит впахивать на него всю мою оставшуюся жизнь.

За спиной тихо скрипнула дверь, я обернулся и встретился взглядом с Анной. Она присела рядом, положила голову мне на плечо, потерлась щекой, вздохнула как-то тоже не очень радостно...

- Адриан... давай поговорим?

- Начало какое-то не очень, - хмыкнул я, чувствуя, как неприятно сжалось что-то внутри. - Думаешь, надо?

- Надо, - тяжело вздохнула моя бестолочь. - Правда, я даже не знаю, что сказать. Хотя, наверное, знаю. Я люблю тебя. Я тебя так люблю... - и она замолчала, вновь потерлась о мое плечо щекой, повздыхала: - Глупо и пафосно звучит, но я действительно люблю тебя больше жизни. Когда ты освободил меня от клятвы, то я едва не вернулась в свой старый мир. Ведь я попала сюда только потому, что клятва заставила прийти на твой зов. И когда вдруг поняла, что теряю тебя и... Мартоша... это было хуже смерти.

- Все так хорошо начиналось... Но Мартоша ты помянула не к добру, - усмехнулся я, прижимая Анну к себе как можно крепче.

Хотелось укрыть ее ото всех, спрятать... И никому не отдавать, никогда. Но одновременно я понимал, что тоже люблю ее и хочу, чтобы она была счастлива.

- Я люблю тебя. И я люблю его, - призналась бестолочь, глядя при этом куда-то в сторону.

- Бывает, - хмыкнул я, стараясь сидеть спокойно и не биться затылком о перила крыльца. - Мы тебя тоже оба любим.

Анна подняла голову и заглянула мне в глаза, словно ожидая от меня мгновенного решения:

- И что теперь? Я не смогу выбрать. Не хочу! Я умру без вас обоих...

Одинокая слеза на ее щеке резанула по сердцу... Лучше бы расплакалась по-настоящему, чем вот этот требовательный взгляд и слезинка, глядя на которую, хочется выть от собственной дурости и бессилия. Ведь хотел сделать как правильно, честно... Не судьба.

У Мартоша, что бы он ни делал, всегда благородство так и брызжет, до тошноты... А я уже какой раз пытаюсь совершить что-то условно порядочное в отношении любимой и постоянно делаю только хуже. Не умею я творить добро, и начинать не надо было!.. Как вот теперь все исправить?!

- Теперь я уже ничего сделать не смогу, - вздохнув, я провел пальцем по щеке Анны, стирая слезинку, и попытался пошутить: - Ты такая грозная, когда сердишься на то, что я выбрал что-то за тебя.

Судя по горестному всхлипу, шутка не удалась. Бестолочь уткнулась лицом мне в грудь и требовательно пропыхтела:

- Ты просто не оставляй меня больше. Пожалуйста! Никогда!

- Я всегда буду рядом, - уверенно пообещал я ей. - Даже если ты выберешь не меня.

- Не буду выбирать, - прошептала Анна, так и не отрываясь от меня, словно я уже собрался куда-то уходить. Даже головой замотала, щекоча макушкой мне подбородок: - Не буду выбирать... легче умереть.

Последняя фраза была сказана с таким злым отчаянным упрямством, что я испугался. Обнял, прижал к себе и принялся гладить по спине, утешая и уговаривая, как маленькую:

- Нет, умирать не надо! Это ты брось... Давай сначала с проклятием разберемся, а потом придумаем, что делать дальше.

Так мы и сидели обнявшись до тех пор, пока я не заметил, что девушка обмякла и практически заснула. Подхватив ее на руки, отнес обратно в дом, аккуратно уложил на кровать, накрыл одеялом и вышел на крыльцо, ждать Мартоша.

У нас с ним после решения всех глобальных проблем намечалось обсуждение одной большой, чисто семейной... но не менее важной. Лично для меня так точно!..

Когда плачет любимая и ты не знаешь, как ее успокоить - это гораздо страшнее армии зомби!.. Там все понятно - иди и убей. А как вырваться из замкнутого круга всеобщей любви?

Даже звучит отвратительно!.. А уж осознавать, что тебя в этот круг засосало и дергаться уже бессмысленно...

Где армия зомби?! Мне срочно надо кого-то убить... Желательно голыми руками...


Мартош:

В первый момент я даже не осознал, что произошло... Подбежал к уже умирающему гаду, посмевшему выкрасть Анну, тряханул его как следует...

- Сейчас вскроем, - рядом со мной подсел лорд Эрвин и тут же ринулся в воспоминания темного короля Ульганэша.

Я не стал вмешиваться,  заметив, что Месарш не только быстро взламывает и считывает весь ментальный слой, но и поддерживает жизнь в теле. А это - полная концентрация, никаких помех и отвлекающих факторов.

Так что я сначала сходил проверил стену, за которой скрылись Анна и Адриан - единая скала безо всяких признаков секретных дверей. Ровно такое же расширяющее пространство, как и в замке.

Оглядевшись, прогулялся по комнате, в которую мы ворвались.

Подойдя к столику, возле которого возился с полумертвым телом лорд Эрвин, я внезапно застыл, потом практически инстинктивно схватил лежащее на бархатной подушечке кольцо и запихнул его в карман. Да, кража вещественных доказательств на месте преступления... но... это мое кольцо! Мое! И...

- Открыть проход мы не сможем, - голос Месарша вернул меня в эту реальность из воспоминаний о прошлой жизни. В той мне не удалось назвать Анну своей женой, но в этой я сделаю все возможное... и невозможное...

- Хорошо, значит, будем бурить стену, - решительно объявил я.

Плевать, сколько это будет стоить, но я доберусь до своей женщины и своего друга, каким бы придурком последний ни был. На самом деле, я рад, что Адриан сейчас с Анной. Что она не одна где-то в незнакомом месте... По крайней мере, я успел заметить, что это - вполне приличная спальня, а не лес или непроходимое болото. Правда, сочетание «Адриан» и «спальня»  меня немного напрягало, но сейчас главное, чтобы все выжили, а уже потом...

- Бессмысленно, - мрачно сообщил лорд Эрвин, встав и небрежно отпихнув ногой труп того, кто пару столетий заправлял преступным миром нашей страны. - Там не только расширение пространства, там еще и перенос на расстояние и не понятно куда именно. «Любовное гнездышко темных королей», - фыркнул он зло и презрительно. - Можно подумать, я знаю, где у них было это «гнездышко»... Но кое-какие координаты у меня все же есть - искать надо рядом с захоронением темного короля и его сыновей. Так что я сейчас поеду в архив и буду выяснять, где это захоронение.

- А как этот... - я кивнул головой в сторону тела, - нашел и гнездышко, и захоронение?..

- У него в осведомителях нищие, бродяги, попрошайки... и прочая шушера, которая порой ценнее всех императорских архивов.

Ответ меня устроил, но он не объяснял одного - как теперь найти Анну и Адриана... Вся надежда была на архив.

Пока Месарш рылся в бумагах, разыскивая сведения об упокоении семьи Джолаш, я вместе с группой спецназа зачищал тайные места обитания темной верхушки, о которых мне сообщил лорд Эрвин.

Принудительную зачистку мы решили не проводить до появления Адриана - пусть сам решает, кого хочет сместить, а кого оставить. По их волчьим порядкам, убивший вожака сам становится вожаком.

Так что вся выжившая преступная «элита» свозилась в «резиденцию» безвременно почившего от руки Тени темного правителя и ей демонстрировался труп Чонгора Сабо. Любой минимально магически одаренный легко мог констатировать: смерть наступила от удара мощным магическим оружием, от которого даже спустя пять часов некромантской силой фонило так, что дух захватывало.

Далее я озвучил, что в связи с новыми порядками в империи Ульганэша весь преступный мир может рассчитывать на временную амнистию. Все больные будут излечены, голодные накормлены, а те, кто виновен только в наличии темной магии - узаконен в правах. Особенно сильно страна заинтересована в темных целителях и опытных некромантах.

Конечно, я не ожидал, что сразу толпа желающих ринется на светлую сторону. Но, по крайней мере, «отбелил» Адриана, сказав, что сотрудничество это не надолго и возникло именно из-за сложной обстановки в стране.

По отголоскам в ментале было ясно, что народ мне не верит... Именно в то, что правительство потом не передумает, не подставит, не обманет и не выбросит всех снова, использовав для своих нужд.

Странно, год назад я бы сделал все, чтобы их переубедить, пусть и признавая втайне, что они, скорее всего, правы. А сейчас я лишь озвучил условия и объявил, что решать все равно будет их новый «король». И это всех устроило.

Так прошла ночь, утро, часть дня... Месарш иногда отзванивался сообщить, что пока ничего не нашел. Тела Лоранда Джолаша и его сыновей словно по ветру развеялись... То есть так и должно было быть - их сожгли на костре, но не до пепла же?! До пепла - это в морге, в специальной печи...

Хорошо, что мне было чем себя занять, иначе я бы сошел с ума, а так, сжав зубы, механически отлаженно действовал даже тогда, когда отвлекался и вспоминал про Анну и Адриана. Но обычно я старался сосредоточиться целиком на работе.

Сначала выловить всю верхушку.  Потом найти всех зараженных и свезти туда, где уже томились в клетках ожидающие лечения. С собой постоянно приходилось таскать кого-то из темных, чтобы тот отдавал приказы, предотвращая бойню.

За эти сутки я помянул Танатоса столько раз, сколько за всю свою жизнь не вспоминал, наверное. Ну и Адриану сначала икалось, а потом мне его даже жаль стало - ведь это ему разгребать тут все, когда мы остановим проклятие.

Ближе к вечеру я с матами достал из кармана менталфон, орущий об очередном вызове с какого-то странного номера, и облегченно выдохнул, услышав голос друга... живого и невредимого.

Глава 3.18



Анна:

Проснулась я от того, что рядом за дощатой стенкой кто-то с чувством произнес:

- Ну ты и козел! Ладно, потом разберемся... Я от Анны не отступлюсь, даже не мечтай.

Кто-то?! Мартош!

- Да я на такое счастье и не рассчитывал. Но сейчас не до этого, ты прав! - устало и как-то тускло ответил Адриан, и у меня в очередной раз тоскливо сжалось сердце.

Я поплотнее закуталась в одеяло, укрылась с головой, словно спряталась, чтобы не слышать, не чувствовать... и тут же разозлилась на себя, откинула тряпку и села на кровати. Никогда от трудностей не бегала и сейчас не стану!

Слегка пошатываясь от слабости, я добрела до стоящего у окна таза, наскоро поплескала в лицо холодной водой, вытерлась чистым полотенцем, явно для этого и приготовленным, и вздохнула. Все. Хватит киснуть. Умылась, причесалась... ага, гребень тоже есть, отлично. И пошла... к ним.

- Ты как? С тобой все в порядке? - Мартош кинулся навстречу, едва я открыла хлипкую дверь и выбралась на улицу. Обнял за плечи, заглянул в лицо... и весь мой настрой на то, чтобы быть сильной, улетучился почти мгновенно.

Я резко выдохнула и прижалась к нему, обняла, потом чуть отстранилась, но только чтобы поцеловать в уголок губ, быстро, словно мотылек коснулся. А потом отпустила и даже попыталась отойти на полшага, чтобы поймать тоскливо-сочувственный взгляд Адриана. Закусила губу и напряженно сжала кулаки:

- Мартош... ему я уже сказала, теперь должна сказать тебе. Я...

Его руки на моих плечах застыли, словно одеревенели, и лицо стало таким... что я выпалила свое признание с торопливостью обреченного на казнь преступника:

- Я люблю тебя! - и зажмурилась, сглатывая огромный колюче-ледяной комок в горле. - И его люблю. Если бы я могла разорваться! Или хотя бы выбрать! Но я не могу! Вы мне оба нужны!

- Ну, помирать в ближайшем будущем мы не собираемся, - нервно и немного криво усмехнулся Мартош. - У императора ты наши жизни выкупила, так что разберемся сначала с глобальными проблемами, а потом уже... Как ты решишь, так и будет, - последнюю фразу он произнес с такой грустью, что я едва не разрыдалась. - Я бы хотел прожить с тобой рядом эту жизнь, раз в прошлой не получилось. Но если ты предпочтешь Адриана...

Внутри все заледенело, сжалось от тоскливого предчувствия. Уже не в первый раз возникла трусливая мысль: лучше бы меня вообще не было...

Словно почувствовав неладное или, скорее, вспомнив мою недавнюю истерику, Адриан бросился грудью на амбразуру. Обнял меня за талию, подойдя со спины, и тихо произнес:

- Ты, главное, не волнуйся, бестолочь! У нас дел навалом!.. Разгребем все, а потом уже будем решать, как жить дальше.

Ну да... бывает так, что вскрывать нарыв сразу страшно и трусливая мыслишка про “ вдруг само рассосется” побеждает даже холодный рассудок медика, точно знающего, что без того, чтобы резать по живому, не обойтись. Все боятся боли, даже хирурги. Даже если не понаслышке знают, чем может обернуться запущенная болячка.

Вот и я позволила слабости взять верх, отодвинуть боль хоть немножечко на потом, просто выдохнуть и попробовать переключиться на что-то другое, не такое страшное. На конец света, например.

- Ху! - почему-то в этом совином высказывании мне почудилось явное неодобрение. Черная птица со смешным узором из белых перышек, похожим на толстое кривоватое сердечко на груди,  слетела с перил и села мне на плечо, здорово хлопнув крылом по уху и впившись когтями в ткань рубашки. Ух!

Как-то отреагировать я не успела, птица по-кошачьи боднула меня в щеку пушистой... пушистым лицом и перелетела на плечо к Адриану. Ему, кстати, тоже досталось и крылом и когтями, но протестовать он не стал, даже погладил нашего спасителя по перышкам на спине.

- Леди Анна? Рад, что вы так быстро нашлись. Я позаботился об останках ваших предков, так что можем лететь обратно в замок, - по ступенькам поднялся невозмутимо-деловитый Месарш.

Кто бы сомневался, что без него не обойдется. И взгляд у него привычно-цепкий, обстановку считал мгновенно, на секунду свел брови к переносице. Не понравилась ему обстановка. Да я и сама не в восторге. Хоть головой об стенку.

- Спасибо, лорд Эрвин, - и добавила, просто чтобы не молчать: - Интересно, как они оказались там. Такое впечатление, что останки просто свалили в первую попавшуюся дыру в земле.

- Скорее всего, так и было, - кивнул Месарш. - Отвезли как можно дальше и свалили куда придется. А может, и специально скинули туда, где был проход в одно из мест отдыха королевской четы.

Он оглядел всю нашу компанию, как-то многозначительно прищурился и добавил:

- Собирайте, если есть что собирать, и вылетаем. У нас много дел... Конкретно у вас, леди Анна, их очень много... больше сотни.

Собирать кроме самих себя и своих же запутавшихся чувств нам было нечего, так что через пять минут мы уже летели над горами. Адриан и Мартош на переднем сиденье сразу за креслом пилота, лорд Эрвин за рулем... или за штурвалом? Какая разница...

А я со своими чувствами и нагло забравшаяся в салон сова - на заднем.

Я даже порадовалась этому своеобразному одиночеству с птичкой, а также тому, что летели мы как-то очень быстро и все при этом сосредоточенно молчали. Кроме совы, которая с истинно мужской настойчивостью требовала от меня ласки. Я лишний раз убедилась, что это натуральный совиный самэц, и гладила спасителя без возражений: во-первых, он был пушисто-антистрессовый, а во-вторых, требовал своего с острым клювом наперевес.

Когда летающий мобиль опустился прямо на одну из террас замка, все, кажется, вздохнули с облегчением. Но едва мы прошли в холл, посреди него тут же материализовался жутко недовольный призрачный привратник и отчетливо брюзжащим тоном принялся нам выговаривать:

- Тут вас душа неупокоенная давно уж ждет, вся в нетерпении, и не дает покоя мне... - похоже, неизвестная душа его так достала, что дворецкий даже на рифму забил.

Ответить никто не успел, прямо из стены нам навстречу выскочил призрак... Адриана!

Я натуральным образом схватилась за сердце и едва не сползла на пол, хорошо, что Мартош успел подхватить. А чертов брюнет даже не удивился и спокойно выслушал очередной призрачный наезд:

- Где ты был так долго?! Я переговорил с отцом... точнее с тем, что от него осталось! Это даже не призрак, и не отпечаток души, и не ментальный след! У этой... штуки нет настоящего разума и свободы воли. Больше всего это похоже на систему команд и определенный порядок действий с ограниченными функциями и урезанными реакциями на родную кровь!

- Система команд? - ошеломленно уточнил Адриан и потер переносицу немного растерянным жестом.

- А я все ждал, когда он обнаружит, что мы вмешались в его планы и остановили эпидемию. Похоже, проверки выполнения запущенных действий у него не предусмотрено, - с явным облегчением выдохнул Мартош. А я только теперь обратила внимание на то, что самому призраку он вовсе не удивился, будто видел его раньше. Так...

- Я бы не стал расслабляться раньше времени, - вот Месарш точно встретил это чудо впервые, потому что в первый миг знакомства вздрогнул. Но невозмутимая рожа - это его профессиональная обязанность. - Возможно, он будет проверять перед началом запуска следующей командной последовательности.


- В нашем мире это бы называлось "программа", - со вздохом пояснила я, смирившись с тем, что никто специально для меня объяснялок не устроит.

Хотя сам новый призрак покосился на меня весьма дружелюбно, разве что ручкой не помахал, приветствуя. Догадаться, кто он такой, в целом было несложно. Здравствуй, братец...

- А, вот что ты тогда имела в виду... - Адриан быстро взглянул на надутого и недовольного дворецкого, наверное, вспомнил, как я и его при первой встрече обозвала программой. Дворецкий тоже вспомнил и надулся еще больше.

- То, что лич вовсе не лич, а "программа", это хорошо, - продолжил рассуждать Адриан, прохаживаясь по холлу взад и вперед. - Понять бы еще, что там у него за действия дальнейшие заложены и как бы его остановить.


- Слушай, ты просил меня вспомнить хоть что-то, связанное с отцом и его экспериментами, так вот я вспомнил, где находится его второй кабинет. Могу отвести, - призрак Анталя заинтересованно следил глазами за своим нынешним воплощением, как кот за маятником.

Как он умудрился стать одновременно привидением и воплотиться в живом теле, я даже не пыталась понять. Тут сейчас такой бардак реинкарнационный творится, что понять, как оно все работает, даже специалистам не получится.

- Да, пошли! - оживился Адриан, прекращая метаться по холлу и встряхиваясь.

- А мне все равно как-то неспокойно, - негромко, но упрямо выдал Мартош, продолжая при этом обнимать меня за плечи. - В какой момент эта... “программа” пойдет проверять, как там ее переродившиеся слуги, и что вытворит, когда обнаружит наше вмешательство?

- Нда, получается, эта бомба может рвануть в любой момент, а мы на ней практически сидим, - я зябко повела плечами и откинула голову Мартошу на грудь. Идиотская ситуация. У нас тут задница в полный рост, а меня больше волнует, как бы к блондину прижаться, но при этом брюнета поймать и подтащить поближе, потому что когда он далеко - мне плохо.


- Не знаю, что такое бомба, но вот у меня тоже есть подозрение, что рвануть может в любой момент, - подтвердил между тем Мартош и успокаивающе погладил меня по плечам.


- Так, постойте, - оживился Адриан, еще раз осмотрел замковый холл и предложил: - Давайте сделаем вот что... Давно уже хотел попробовать перехватить все нити с кладбищ, которые ведут в замок. Так что вы идите в этот секретный кабинет. Если он не откроется без меня - подождите. А если откроется, переройте там все, и...  дальше разберемся.

Все молча согласились с этим безумным предложением, включая инквизитора и обоих призраков. Так что Адриан побежал на улицу перехватывать контроль, а мы - вслед за целеустремленно и бесшумно вышагивающим Анталем, через боковой коридор, мимо кучи неиспользованных покоев, за незнакомый поворот... которого здесь раньше не было. И прямиком к обычной на вид деревянной двери, покрытой слегка облупившейся зеленой краской.

Я даже удивилась тому, что никаких дополнительных трудностей не возникло - замок не заглючил, “программа” не прилетела, дверь просто открылась, а в ящике стола торчал массивный бронзовый ключ, позеленевший от времени и оставленный там, словно в большой спешке.

Ну а в самом ящике лежала большая тетрадь в черной кожаной обложке. Обычная такая на вид, даже не особенно старая вроде. Исписанная, как оказалась, примерно до половины.

- Все! Нити у меня под контролем! - мы, трое живых и один призрачный, склонились над выцветшими записями, когда в дверь сначала влетела ухающая сова, а за ней возник слегка запыхавшийся Адриан. - Ну и что вы нашли?

- Уже практически все, - слегка заторможенно отозвалась я, выпрямляясь рядом с Мартошем, снова обнимающим меня за плечи, и подвигая к брюнету раскрытую тетрадь. - Здесь написано, что если последовательность действий возмездия будет нарушена, то включится самоликвидация и эта дрянь рванет накопленной некроэнергией так, что снесет к чертям весь остров. Остановить программу самоуничтожения лича можно с помощью часов и вот этого ключа, - и я ткнула пальцем в несколько схематичный рисунок под записью.

- И где нам искать этот Танатосов ключ?! - возмущенно спросил мой некромант, нарушив похоронную тишину, с которой все присутствующие смотрели на страницу.

Я вздохнула, пожала плечами, обошла стол и расстегнула верхний карман на кожаной куртке Адриана:

- Да вот он.

Глава 3.19



Адриан:

Перехватывание управления всеми нитями, идущими, по-моему, во все кладбища Ульганэша, оказалось не таким уж легким делом. И это при том, что магическая мощь вернулась ко мне практически в полном объеме.

Да, это была частично перестраховка, ведь мы облетели всю страну и упокоили и недоживых, и недомертвых. А Анна вылечила тех, кого еще можно было излечить...

Конечно, остались еще больные, множество больных, но Мартош сказал, что Чонгор нашел способ останавливать развитие болезни и теперь эти люди не обречены на страшную смерть, а смогут дождаться целителя.

Проклятие сильно встряхнуло Ульганэш, но по сравнению с тем, что бы его ждало без нас и... без Анны... страна отделалась малой кровью.

Надеюсь, это зачтется императором, когда я буду выставлять ему условия нашего дальнейшего мирного сосуществования.

Сильно наглеть я не собираюсь, к тому же явить ему всю свою «божественную» силу мне никто не позволит - напялят для аудиенции латы из антлигоса... И ведь я позволю, как наивный идиот, веря Месаршу и его клятве, а еще потому что если начну рыпаться, то есть другой наивный идиот, чья жизнь, как выяснилось, важна для меня, несмотря ни на что. И еще есть бестолочь...

Закончив возиться с нитями, я вбежал обратно в замок. Призрак-дворецкий уже сидел на своем месте в первом зале и пыхтел про себя что-то типа: «Опасность близится, скопленье черных сил вокруг, и даже предок твой уже тебе не друг».

- Без тебя знаю, - огрызнулся я. - Лучше скажи, куда Анталь всех повел.

Но призрак не успел ответить, как мне на плечо уселась сова... Что ж, ей уже не привыкать быть моей путеводной звездой. К тому же зомби, выполняющий роль местного лакея, где-то таскался.

- Все! Нити у меня под контролем! - объявил я, вбежав в небольшой кабинет вслед за птицей, внезапно проникшейся к нам симпатией и нагло прилетевшей вместе с нами на аэромобиле. - Ну и что вы нашли?

- Здесь написано, что если последовательность действий возмездия будет нарушена, то включится самоликвидация и эта дрянь рванет накопленной некроэнергией так, что снесет к чертям весь остров. Остановить программу самоуничтожения лича можно с помощью часов и вот этого ключа, - ткнула Анна пальцем в тетрадку.

Я уставился на небрежно сделанный ручкой набросок, пытаясь задавить вспыхнувшую ревность. Меня же просто здесь не было, вот бестолочь и пристроилась возле Мартоша. Не с лордом Эрвином же рядом ей стоять?! И... не о том надо сейчас думать!.. Мы же решили - разберемся после. После всего... Может, возвращение мне титула отца, родного моего отца, это просто отвлекающий фактор, а на самом деле меня попытаются убить тихонечко, причем не спрашивая разрешения Месарша. И тогда придется бежать...

А, возможно, все наладится... И, выходит, что я поспешил оттолкнуть от себя Анну. Но вероятность того, что мне придется жить скрываясь или взаперти в этом замке, до сих пор довольно велика. А значит...  Потом решу!..

- И где нам искать этот Танатосов ключ?! - рыкнул я, вложив во фразу всю свою злость.

- Да вот он, - Анна подошла ко мне, провела ладонью по груди, словно успокаивая, и достала из нагрудного кармана моей куртки цепочку. - Я его нашла среди останков Лоранда Джолаша и его сыновей.

Анталь зябко поежился, несмотря на то что был призраком. Сначала я решил, что это из-за упоминания про останки, но тут меня самого окатило со спины леденящим холодом. Резко обернувшись, я встретился взглядом с бездонно-черными провалами в черепе лича. Оттуда на меня смотрел завораживающий мрак, от которого даже мне стало не по себе.

Мартош:

При виде влетевшего в комнату скелета Анна вскрикнула. Адриан, обернувшийся и буквально столкнувшийся с нежитью лицом к лицу, скосил взгляд в нашу сторону. Я запихнул девушку за спину, инстинктивно потянулся за огнестрелом, но тут же вспомнил, что оружие против этой нежити бесполезно. Лорд Эрвин, внимательно отслеживая передвижения лича, почти на ощупь переложил тетрадь со стола в выдвинутый ящик и осторожно задвинул его, не до конца, правда.

- Светлым всегда были интересны мои исследования! Вы вечно следили за мной, не веря, что я честен со своим дуалом. Ожидали от меня обмана и предательства, а не дождавшись, предали сами! Но я не буду тебя сейчас убивать, мерзкая светлая букашка! - скелет небрежно отодвинул Адриана в сторону и оказался в центре кабинета. Подняв вверх руки, он рассмеялся, почти по-человечески.

Маячивший передо мной Анталь вздрогнул и прошептал:

- Папа!

К Танатосу такие забавы... Похоже, в темной семейке шизофрения слишком часто граничила с гениальностью, потому что в здравом уме придумать такую изощренную месть невозможно. Собственного сына бы пожалел!..

- Да исполнится проклятие! - пафосно возвопил в потолок лич, разбив иллюзию и вновь превратившись в нежить, возомнившую о себе слишком много. - Время настало!..

И тут у лича в руках сверкнули... часы.

Мы с Адрианом ринулись к ним одновременно, но Тень был ближе и успел первым....

Адриан:

Едва увидев часы, я понял - время действительно настало. Второй такой возможности может и не быть... Лич начал притягивать к себе все свободные магические силы, витающие в пространстве. И это при том, что из него самого темная мощь просто выплескивалась. Он был переполнен ею...

Остатками здравомыслия я понимал, что мне до него, как до Геборейского анклава раком... Но выбора-то нет!..

Я вцепился в часы мертвой хваткой, сжал их пальцами, глядя при этом в глаза черепа и буквально видя, как он усмехается:

- Мальчишка! Эту страну уже не спасти! Ты переродишься в другом мире и будешь счастлив!

- А я хочу быть счастлив в этом, - упрямо процедил я.

И тут в темных омутах промелькнуло... удивление, недоумение... разочарование... и злость!

- Ты!.. - скелет уставился на меня обвиняюще-злющим взглядом. - Как ты посмел влезть и все испортить?! - снисходительное пренебрежение сменила ненависть.

Но за ту пару мгновений, пока лич растерянно пытался осознать, почему его нити не сработали, я успел вырвать из его рук часы и швырнуть их почти не глядя за спину.

- Тва-а-а-арь! - выдохнула мне в лицо нежить, костлявые пальцы сомкнулись на моем горле, и меня буквально вытолкнули в коридор.

Испуганный вскрик Анны, разочарованный выдох Мартоша... А ведь я буквально уже ощущал лопатками его прикосновение. Еще бы секунда - и никакой лич не устоял бы перед нами!..

- На себя посмотри! - просипел я, пытаясь освободиться магически и физически.

Предусмотрительная нежить прижала меня спиной к стене в коридоре...

Но я не собирался легко сдаваться!

Анна:

Ну конечно! Кто бы сомневался! Когда у нас что-то получалось легко без того, чтобы потом вышло боком?!

Вот какого хрена позвоночного этому запрограммированному болвану приспичило включиться именно сейчас?!

У меня все внутренние органы в пятки ушли, когда эта образина нарисовалась посреди кабинета, а уж когда до чокнутого глюка дошло, что ему всю малину обломали... стало по-настоящему страшно.

Все завертелось и закрутилось с такой скоростью, что я даже не успевала пугаться сильнее, чем уже было. Миг - и Адриан уже висит на бешеном скелете, вцепившись в него бульдожьей хваткой, а те самые часы серебряной рыбкой плывут через кабинет в нашу с Мартошем сторону - именно плывут, как в замедленной съемке. Когда блондин в прыжке поймал их и сунул мне в руки, время снова сорвалось с тормозов и понеслось, как взбесившаяся кобыла под горку...

- Останови часы! - успел крикнуть мой блондинистый дур... то есть герой, прежде чем кинуться на помощь Адриану. Я и понять не успела, когда и как всю эту компанию вынесло в коридор, откуда теперь неслись вопли, потусторонние завывания лича, грохот и какое-то очень страшное шипение. Стены тряслись, колени у меня тряслись, руки тоже... я все никак не могла попасть ключом в фигурную прорезь на крышке часов и от злости на себя саму только еще сильнее нервничала.

Краем глаза я заметила, что Месарш встал в дверях кабинета крестом и принимает на щит какие-то темные сгустки, раз за разом бьющие из коридора. Пару раз в дверном проеме мелькнул разъяренный лич, утративший последнее сходство с псевдоразумным существом - он явно рвался обратно. Рвался к часам и ключу - ко мне! А я, идиотка, все никак не могла сладить со своими трясущимися ручонками!

Закусив губу до крови, я выдохнула, на секунду зажмурилась, усилием воли прогоняя из сознания ужас за своих любимых, страх потери времени и неудачи... затем так же резко вдохнула и вставила фигурную железку в прорезь.

Ох, дура! А дальше?!

В тетради же было написано, сколько раз и в какую сторону надо повернуть ключ, но я забыла! Забыла, кретинка! Где тетрадь?!

Два шага до стола показались вечностью, но я вырвала ящик чуть ли не с мясом и лихорадочно перелистнула несколько страниц, старательно не слушая ужас из коридора, не глядя на смертельно бледного Месарша, словно истончившегося и постаревшего за эти несколько минут...

Два раза по часовой стрелке до щелчка. Четыре раза против. На два деления по часовой и пять полных оборотов в разные стороны...

Часы звонко щелкнули, завибрировали и раскалились в моих руках, так что я закричала и выронила чертов ключ. Циферблат на глазах почернел и с коротким треском схлопнулся, смялся сам в себя, превратился в бесформенный кусок металла и истаял горьким дымком...

На секунду стало очень тихо.

А потом замок содрогнулся от чудовищного рева.

Не помня себя от ужаса, я кинулась мимо бессильно осевшего Месарша в коридор. Адриан! Мартош!

Глава 3.20



Мартош:

Я рвался к Адриану, тот боролся за жизнь, лорд Эрвин охранял проход в кабинет, Анталь... Анталь задумчиво наблюдал за всем происходящим. Он прав - призракам не место в битве живых с нежитью.

Обернувшись на громкий топот, я нервно усмехнулся. Еще одна нежить торопится на битву. Но эта - на нашей стороне!..

Темные магические сгустки несформированными комками летели в меня и Месарша. Не представляю, как лич умудрялся и душить Адриана, стуча его затылком об стену, и не подпускать меня, удерживая темной вязкой стеной, и пытаться пробить отливающий серебром ментальный щит Эрвина, чтобы очистить проход к Анне...

Если мне и было страшно в эти мгновения, то только за нее... за Анну... Но на самом деле внутри меня была только целеустремленная ненависть. И она вся была направлена на костлявую тварь, пытающуюся убить моего друга. Да я даже о стране почти не думал... ни о чем не думал.

Надо пробиться к Адриану, и все! Пробиться, объединиться и вдарить по мрази! Но вязкая темная масса не пускала, облепляя руки и ноги, выпивая магическую силу, ослабляя физически...

Приходилось вырываться и отступать. И снова упорно врезаться обратно, вытянув вперед ладони и шарахая ментальной магией... прицельно - в лича. Но ни один мой выстрел не достиг цели.

Адриан боролся из последних сил - нежить тянула магию и из него тоже. Отовсюду тянула!..

Спаси нас Йгеншуэль!

Вдруг на скелет с воинственным воплем кинулся добежавший зомби, которому все эти темные вязкие массы были нипочем, слава Танатосу!  И в этот же миг в кабинете что-то затрещало, потом оттуда потянулась тонкая струйка дыма... Лич издал громкий рык, в котором уже не было ничего человеческого, и вся магия в замке ринулась в него лавиной, вырываясь из меня, из полуживого Месарша, из отчаянно пытающегося освободиться Адриана...

Вязкая масса, отгораживающая меня от друга, исчезла, и я, схватив огнестрел, просто чтобы хотя бы шарахнуть им по черепу скелета, побежал... и отлетел к стене... даже сначала не осознав, не почувствовав. И только потом дикая боль в груди... и черное копье между ребер. В паре сантиметров от сердца...

Анна:

Я сама не знаю, почему не упала и не умерла там же на месте, у порога. Ужас - это неправильное слово, не передающее даже малейшего оттенка того, чем меня накрыло при виде распластанного личем по стене Адриана и прибитого какой-то темной гадостью к другой стене Мартоша...

На мгновение мне показалось, что оба они мертвы, и за эту секунду я сама успела умереть миллион раз. А потом застывшее стекло времени пошло трещинами и осыпалось, Мартош застонал и дернулся, пытаясь вырвать засевшее между ребрами темное копье, но безуспешно. Одновременно Адриан что-то прохрипел и забился в костлявых руках чудовища.

И меня сорвало с места неведомо откуда взявшимся ураганом. Я понимала и чувствовала, что сил  уже почти нет, что свихнувшийся лич тянет магию и жизнь отовсюду и из всех нас, но это не могло меня остановить. Как по воздуху в одно мгновение перенесясь к Мартошу, я вцепилась в толстое древко, закричала от резкой, пронзившей все тело боли, но невероятным усилием вырвала копье из стены и из тела любимого... даже сама не понимая, как, когда, из каких несуществующих резервов вливая в него исцеляющее заклинание.

Спасибо вам, лорд Мораш... хоть чему-то вы успели меня научить.

Сердце Мартоша, не задетое темным острием, билось ровно и уверенно, а я, охваченная какой-то холодной яростью, не выпуская из рук обжигающее ненавистью и магией смерти оружие, развернулась в сторону лича.

Ну нет, скотина, я не отдам тебе никого из них!

Я чувствовала, как стремительно улетают секунды, а вместе с ними и силы, но мне надо было пробежать всего несколько шагов. Несколько метров, и просто упасть, всем своим весом вонзая копье точно между костлявых лопаток ненормального монстра. И плевать, что в этот удар я вложила все, что у меня еще оставалось, опустошая себя до донышка, до последней капли.

Адриан:

Когда мразь, созданная моим предком, швырнула копье в Мартоша, время застыло. Оно и раньше текло безумно медленно и одновременно ужасно быстро. Мышцы на руках задеревенели в попытке удержать неживую безумно сильную магическую тварь.

Пришедший мне на помощь зомби отвлек лича на пару секунд, дав мне возможность вдохнуть нормально воздуха...

Горло саднило, легкие разрывало, в голове все звенело, по шее сзади текла кровь... но умирать не хотелось, хотя я осознавал, что проклятие мы остановили и страна будет нам благодарна... Посмертно?! Не дождетесь!

Из кабинета выскочила бестолочь... безумный взгляд, растрепанные волосы, трясущиеся губы...и...

Зомби с кратким хрипом пролетел мимо нее, а Анна подбежала к Мартошу и с криком выдернула у него из груди копье. Развернулась к нам... взгляд у нее стал еще более безумным и каким-то отрешенным, словно она...

- Не-е-ет! - кажется, мы закричали одновременно... вдвоем... втроем...

Наконечник, пропитанный темной магией и окутанный плотным слоем серой, целительной, чье предназначение - спасать живых... пронзил лича со спины.

В этот же миг в меня влилась какая-то посторонняя сила... Анталь! На какие-то доли мгновений мы стали с ним словно единое целое, и, призвав остатки своей магии, а также использовав все, что отдал мне мой... призрачный двойник, я вызвал темный меч и с размаха рубанул по скелету, отсекая ему голову...

Череп покатился по коридору... Меч, напитанный не только моей магией смерти, но и самой смертью, сумел разрушить светлый костяк, создаваемый моим обезумевшим предком из костей предков Мартоша.  Но лич тоже не хотел умирать без борьбы!..  Вся накопленная в нем сила огромным черным смерчем собиралась вырваться и... разнести тут все вокруг!

Я сделал единственный возможный выбор. Практически впрыгнув вместе с висящим на мне телом в кабинет, свалился на пол рядом с зомби и, уже почти теряя сознание, приказал замку:

- Замуровывай...

- Уху! - прозвучало у меня над ухом, словно в ответ, и маленькая черная сова была последним, что я увидел... а потом словно что-то взорвалось... вокруг меня и внутри. И я захлебнулся собственным криком от дикой, разрывающей тело боли.

Мартош:

Анна подлетела ко мне и, сама едва стоя на ногах, принялась выдирать копье. Странно, но ей это удалось... Сквозь мутную пелену, плохо соображая от боли, зверея от ее крика и собственного бессилия, я вдруг заметил... Когда же она кинулась на лича, вооруженная только этим самым темным копьем и собственной ненавистью, я уже не сомневался...

Судя по взгляду Адриана - он тоже разглядел едва заметные признаки беременности и светлое сияние. Ребенок... Мой...  А ведь я был осторожен!.. И...

- Не-е-ет! - я кинулся вслед за Анной, но не успел. Единственное, на что меня хватило - влить в нее все свои силы и упасть, накрыв собой, притянув поближе, спрятав от вихрей темной магии, кружащей над нашими головами.

По полу с грохотом пролетел череп скелета... значит, жертва Анны была не напрасной. Но я не могу ее потерять!.. Не сейчас!.. Не в этой жизни...

Я попытался встать и тут же отшатнулся в сторону.

С хриплым рыком и обреченной отчаянностью в глазах  мимо пробежал Адриан, прижимая к себе безголовый скелет и протыкая его спину своим темным мечом, окутанным какой-то странной призрачной дымкой.

Я шагнул за ним следом и чуть не споткнулся о лежащего у входа в кабинет Месарша. Задев щеку крылом, мимо с уханьем промчалась сова и... Дверь прямо перед моим носом захлопнулась и исчезла!

Глухой взрыв... крик Адриана, а потом - тишина... долгая, мучительная тишина. И резкий удар в сердце. Смерть. Не моя. Чужая. Рядом...

Я без сил сполз на пол.

Почти пришедшая в себя Анна, уже даже попытавшаяся привстать и оглядеться, застонала, схватившись за живот, и закричала... долго, протяжно, безумно... страшно.

Когда я дополз до нее, она лежала без сознания, но живая. Слава Йгеншуэлю! И ребенок... мой ребенок... наш... по-прежнему светился.

Месарш тоже зашевелился и попытался приподнять голову.

- Лежите, лорд Эрвин.

Теперь надо как-то заставить себя выползти из замка и позвать целителей. Они спасут всех... Всех, кроме Адриана.

Спустя несколько часов мы с Анной вновь стояли у стены, за которой раньше был кабинет. Я поддерживал любимую, а та настойчиво пыталась объяснить замку, что ей очень нужно попасть внутрь. Просто жизненно необходимо...

В конце концов или над нами сжалились, или просто один из аргументов был принят, не знаю. Но вдруг перед нами вновь появилась дверь, и Анна, облегченно-устало выдохнув, толкнула ее... чтобы тут же со стоном потерять сознание. Я едва успел ее подхватить.

По форме напоминающая тело горстка пепла, в которой лежал ошейник, Адрианов ошейник подчинения. Вот и все, что нам осталось...

Глава 3.21 (эпилог для всех-всех-всех)



Мартош:

Это был самый страшный месяц в моей жизни. Когда я вдруг внезапно осознал, как много значил для меня Адриан и как мне безумно его не хватает. Словно я потерял часть себя...

Вечерами я сидел у кровати Анны и умолял ее очнуться, не бросать меня, не уходить. Наш светлый малыш тянулся к моей ладони, когда я клал руку Анне на живот. И я часами сидел рядом с ними, рассказывая, что успел сделать за день, как безумно скучал без них, как хочу, чтобы мы все были вместе. Передавал Анне приветы и пожелания выздоравливать от всех ребят из управления в Дорсенйорде. Сейчас-то я вернулся в свое родное, столичное. Конечно, теперь даже речи не было о том, чтобы замораживать мою карьеру, наоборот, мне пророчили большое будущее... А я хотел только одного - чтобы моя любимая женщина поскорее очнулась.

Вскоре я начал чувствовать, что у моего сына проявляются обе магии - то есть быть ему серым магом, целителем, как мать... А потом как-то внезапно осознал, что детей там двое. Мальчик и девочка. Что ж, значит, темная сила рода Джолашей возродится в этой малышке. Меня совершенно это не смущало, скорее радовало. Я даже знал, как мы ее назовем.

Адриана. В честь ее дальнего родственника, отдавшего свою жизнь за то, чтобы выжили они, их мама, я...

Мой клич по поводу серых лекарей среди темного мира, как ни странно, оказался не гласом вопящего в центре океана. На него откликнулись более десятка магов, и под руководством лорда Мораша они занимались тем, что раньше совершала одна Анна - лечили больных зомбивирусом. Возможно, благодаря тому, что проклятие больше не висело над страной, лечение уже не требовало таких магических и энергетических затрат. Ульганэш был спасен...

И в один из зимних вечеров, когда теплый пушистый снег белыми хлопьями падал на крыши домов, в палату к Анне завалился лорд Месарш. Отряхнулся и привычным ехидно-властным тоном произнес:

- Оставьте нас с леди наедине. Я хочу сказать ей пару фраз. Уверен, они произведут на вашу будущую жену целительный эффект.

Я вышел в коридор, встретился взглядом с лордом Морашем, пожал непонимающе плечами. Старик лишь хмыкнул, но я чувствовал, что он тоже не знает, что именно хочет сказать лорд Эрвин моей невесте.

Но не прошло и пяти минут, как Месарш вышел, а Анна... Анна открыла глаза!

Адриан:

Какое-то время я жил словно в дымке, приходя в себя только чтобы попить. Смутно, сквозь дымку, я очень часто видел озабоченное лицо моего ручного зомби, которому, в конце концов, даже дал имя - Зоб. И он почти сразу стал на него откликаться...

Зоб мало что мог говорить, но как мог постарался пересказать мне, что же произошло, после того как лич сгорел в пламени собственной мощи. Не найдя другого сосуда, вся темная сила моего безумного предка устремилась в меня. Словно мне было мало своей собственной.

И то ли от переизбытка магии, то ли из-за чего-то другого, но мое сердце на время остановилось. Напуганный Зоб, утащив меня в свои межстенные тайники, спрятал и старательно делал мне искусственное дыхание.

Хотел бы я знать, кем он был раньше... до своей смерти. Наверное, кем-то очень умным и очень добрым. А еще он был слишком сообразителен для обычной нежити, да даже для высшей - все равно слишком самостоятелен и разумен. Но Зоб свято охранял свою тайну. Едва я пытался вызнать у него хоть что-то, он начинал прикидываться полным идиотом и ухать еще лучше, чем моя сова. Ей... Ему я тоже дал имя - Онджи. И именно он, предатель, в какой-то момент привел ко мне Месарша.

- Не могу сказать, что вы прекрасно выглядите, лорд Галлеш. Думаю, вы уже достаточно хорошо себя чувствуете, чтобы перебраться из этой помойной ямы в приличную спальню. И, простите великодушно, но вам не помешало бы помыться.

Насчет того, что я себя хорошо чувствую, это Месарш мне польстил... Чувствовал я себя отвратительно. И физически, и морально. Особенно мне стало нехорошо, когда я узнал, что провалялся на грани между жизнью и смертью больше месяца. И все это время Анна и Мартош считали, что я мертв, потому что их оглушило моей временной смертью, эманацию которой усилила смерть созвучного мне по энергетике Анталя. Моя призрачная копия исполнила свою мечту - упокоилась с миром. Интересно, встретимся ли мы снова когда-нибудь в процессе безумства реинкарнаций?

Ну и последним доказательством моей смерти был... пепел от лича, осыпавшийся вокруг моего тела, словно контур.

Просто добрый Зоб, прежде чем тащить меня в свое укрытие, перевернул и как следует тряханул. Расстегнувшийся ошейник просто свалился на пол. Туда же осыпалась большая часть пепла...

- Если хотите, можете продолжать жить здесь, прячась от всего мира. Но тогда у меня к вам большая просьба: посоветуйте мне надежного чело