Book: Норвежский лес



Норвежский лес

Ларс Миттинг

Норвежский лес: скандинавский путь к силе и свободе

Lars Mytting: HEL VED Copyright © 2011 Kagge Forlag AS

© Гусарова А.В., перевод, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

Рубка дров

Норвежский лес

Рубка дров – дело сугубо индивидуальное, это я знаю по собственному опыту. Я неоднократно задумывался, к какому типу дровосеков отношусь сам: к стоическому, к которому принадлежал писатель Хьелль Аскильдсен, способный рубить дрова по несколько часов, глубоко погрузившись в свои мысли, или к более абстрактному типу сангвиников, наслаждающихся жизнью под стук топора. А возможно, я похож на своего отца, который принадлежал к типу коллекционеров-невротиков? Ветеран войны, переживший разруху и нужду, мой отец после смерти оставил в своем гараже «Мазду», доверху нагруженную дровами, которые я в полном объеме и унаследовал. Я отвез их домой, сложил в саду, в подвале, в кладовой и пользуюсь ими до сих пор, тринадцать лет спустя, и это при том, что печь мы топим постоянно.

Еще существуют так называемые эстетствующие дровосеки, или дровосеки-лирики. Они работают по образцу и следят, чтобы их дрова получались одинаковой длины, например по 30 сантиметров. Такой дровосек никогда не опустится до 50 или 60 сантиметров, а все не подошедшие под образец поленья (удлиненные или конусообразные) забракует и выбросит. Люди этого типа складывают свои идеальные дрова в идеальном порядке, располагая поленницу на самом видном месте около своего дома, так что это сооружение напоминает скульптурную композицию Нильса Оса, которая вполне могла бы украсить страницу любого глянцевого журнала.

Ну и, конечно, здесь стоит упомянуть тип бестолковых дровосеков, к которому, как ни странно, относятся самые обычные молодые люди, любители походов и рыбалки. Они редко способны на что-то большее, чем просто разжечь костер в разрешенном месте, и, как правило, пользуются игрушечными топориками и складными пилами, купленными в магазине Gresvig за кругленькую сумму. А еще они думают, что прекрасно разбираются в дровах, поэтому никогда ничему не учатся.

К этой же группе можно отнести и любителей аутентичности: они разжигали костры и варили на них кофе еще в те времена, когда Айнер Герхардсен предостерегал нас об угрозе коммунизма, и с легкостью могут рассуждать о еловых ветках, коре и сухой березе, которую они презирают, поскольку сами предпочитают сосну, хотя с ней нужно быть осторожным, особенно на востоке Норвегии, где сосне приходится нелегко из-за большой популяции лосей. Эти люди морщат нос, когда им говорят, что бук – лучшая древесина (и это правда), а за ним следуют дуб и ясень, после которых идут береза и ее конкурент – рябина. Только затем идут сосна и ель (и то если мы не будем принимать во внимание вишню, яблоню и некоторые другие виды плодовых деревьев), а потом ольха, дающая тепла не больше, чем бальса или картон, независимо от того, насколько сухие из нее дрова. Так вот, сосна, я думаю, на восемнадцатом месте, и ее мы спокойно можем оставить бобрам, которые, к счастью, опять появились в норвежской фауне. Я так по ним скучал!


Норвежский лес

И еще я хочу сказать пару слов о любителях индустриального подхода. Этот тип людей представлен истинными норвежцами средних лет, полностью лишенными чувства юмора и использующими топор и другие острые предметы только в исключительных случаях. Как правило, эти люди делают выбор в пользу одного из двух видов гидравлических пил: электрической или той, что устанавливается на трактор, – и носят оранжевые жилеты, шлемы, защитные наушники, перчатки и профессиональные ботинки Muckboots с железными носами, а сами просто стоят во дворе под осенним солнышком перед дровоколом, установленным на двух древних поддонах типа «Европа», и следят за тем, как дрова падают в прицеп, который они потом отгоняют к старому сараю, где и выгружают дрова на свободное место справа, туда, где предыдущие поколения хранили сено. Эти люди выполняют работу, не получая от нее никакого удовольствия, а покончив с ней, просто снимают свое обмундирование и закуривают самокрутку.

Вообще-то я соединяю в себе все вышеперечисленные типы (за исключением бестолковых и эстетов), хотя мне все равно кажется, что этим архетипам чего-то недостает. По правде говоря, в последнее время я начал порядком уставать от рубки дров: из-за частого пребывания в загородном доме мне пришлось немало их нарубить. Так вот, сейчас во мне уживаются хмурый коллекционер и идиот (тот самый, в каске и наушниках), приступающий к делу с отвращением, раздражением и нетерпимостью. Мне просто стало скучно. И еще я обнаружил, что в своей классификации я забыл о холериках, отчаянных (desperado) и психопатах, то есть о представителях менее удачливых человеческих типов, о которых совершенно невозможно не упомянуть, когда речь идет о серьезной рубке, ведь в конце концов все сводится именно к тому, чтобы разгромить что-то подчистую, приложив всю имеющуюся физическую силу! Я, например, с 50– или 60-сантиметровыми чурбаками работаю очень острым топором – самым адекватным холодным оружием на протяжении тысячи лет. Согласитесь, жизнь не так часто преподносит нам подобные дары, когда в один день мы можем совершить акт грубейшего вандализма, а в другой – с полным правом наслаждаться плодами своей работы, не причинив при этом никому вреда. Самое настоящее хобби психопата, не правда ли? Вот об этом я и предпочитаю думать, стоя у колоды в такие дни, когда я рассказываю вам о себе самом и о своем происхождении.


Рой Якобсен


Норвежский лес

Каллиграфический плакат на холсте, скорее всего, изготовлен Норвежским лесным сообществом к юбилейному концерту в Кристиании в 1914 году. Автор неизвестен

Старик и дрова

Я до сих пор отлично помню тот день, когда осознал, что топка дровами – это нечто большее, чем просто обогрев. Причем произошло это не холодным зимним днем, а в конце апреля, когда на моем «Вольво» давно стояла летняя резина, а с лыж после похода в лес на Пасху уже была удалена зимняя смазка.

Мы переехали в Эльверум прямо перед Рождеством. Обогреватель для мотора и пара тепловентиляторов прекрасно помогли нам пережить вторую половину в меру суровой зимы в Ойстердале. По соседству жили два пенсионера. Честнейшие люди, принадлежащие к трудолюбивому и жизнерадостному послевоенному поколению. Из-за болезни легких Оттар, хозяин дома, не показывался на улице всю зиму.

В этот весенний день, когда мягкий ветерок обдувал траву, а талая вода стояла коричневыми лужицами в канавах, мои мысли были уже далеко от того сурового времени года, которое мы недавно пережили.

И тут появился трактор с прицепом. Он остановился и въехал к соседям. Прибавил оборотов, приподнял прицеп и выгрузил большое количество березовых дров во дворе у дома.

Хм, большое количество? Прицеп был огромный. Земля дрожала, когда поленья сыпались с него.

Тяжело, с одышкой вышел на порог дома Оттар. Для него, человека, который с ноября мог дойти лишь до почтового ящика, это расстояние до ворот представлялось теперь очень большим.


Норвежский лес

Некоторое время он просто стоял, глядя на гору дров, затем прикрыл дверь в сенях, сменил домашние туфли на уличную обувь и, обходя лужи, вышел во двор. Наклонившись и подняв пару поленьев, он взвесил их в руке и перекинулся несколькими фразами с фермером, который как раз заглушил мотор трактора.

«Дрова сейчас? В это время? – подумал я. – Когда тепло и все мечтают выпить на веранде холодного пива?»

– Именно сейчас, – объяснил мне позже Оттар.


Свежие дрова закупают в апреле или мае. Только тогда можно полностью контролировать процесс их просушки.


Цена таких дров значительно ниже, и Оттар мог заказать то количество, которое ему было нужно. В тот день я наблюдал за ним из кухонного окна. Трактор уехал, а Оттар начал носить поленья и складывать их в поленницу.

Каждый раз, когда он водружал на поленницу новое полено, у него сбивалось дыхание и раздавалось тонкое сипенье. Я подошел и предложил ему помощь, но он отказался.

– Нет, спасибо, помощь не нужна, – ответил он. – Отличные дрова в этом году! Потрогай это полено. Или лучше вот это. Хорошая, белая кора. Ровно порублены, пила была хорошо наточена, это видно по четырехугольному торцу. Сам-то я больше не пилю. Старый стал. И отесаны они как надо. А это сейчас нечасто встретишь, ведь все используют механическую рубку. Ну да ладно, мне нужно дальше работать.

И, сгорбившись, Оттар пошел продолжать свою работу, а я зашел в дом. Чуть позже, когда я поехал в деревню, я обратил внимание на то, что покупка дров весной – обычное дело для всех. Двор за двором, особенно перед старыми домами, были завалены дровами. Ими запасались, как амуницией перед охотой на лося или как провиантом перед походом на полюс.

Прошла неделя, а гора дров Оттара не уменьшилась. Однако еще через неделю я увидел, что верхушка дровяной насыпи стала более плоской, а сам Оттар выглядел чуть бодрее.

Я с ним поболтал немного, хотя ему было совсем не до разговоров со мной. Для человека, который всю зиму брюзжал на старость и болезнь, отнимающие у него последние силы, те силы, которые делали его работящим и выносливым всю жизнь, сейчас он выглядел очень энергичным. А все потому, что у него появилась работа, которая вернула ему бодрость. Сейчас он был уверен, что делает что-то очень важное. И это его успокаивало, так как он знал, что все сделает вовремя.


Оттар любил поговорить, но я не расспрашивал его о дровах. Мне было интереснее наблюдать за ним: он выполнял свою работу просто и естественно и выглядел при этом одухотворенным и прекрасным.


Только однажды он обмолвился о чем-то, кроме повседневного.

– Прекрасней всего запах. Запах свежей березы. Ханс Берли писал об этом, – сказал он.

Оттару понадобился месяц, чтобы разобрать гору дров. Он останавливался ненадолго и вдыхал запах смолы у тех немногих сосновых поленьев, которые ему попадались.

И вот наконец в один из дней на земле перед домом остались только щепки и кора, Оттар собрал их для розжига.

Я никогда в жизни не видел такого превращения. Старость и болезнь никуда не делись, но он держал их в узде, используя свежую, новую жизненную силу. Он начал совершать короткие прогулки, спина немного распрямилась, а однажды он даже завел новенький ярко-желтый трактор и подстриг траву.

Я не считаю, что причинами этого были только его физическая активность и летнее тепло. Я уверен, что все дело было в дровах. Весь день он рубил их. У него была электрическая пила, но он давно ею не пользовался.

Тяжелые поленья доставляли ему истинное удовольствие: он радовался запаху, в котором ощущалась своя поэзия, и поленнице, которая внушала ему уверенность в том, что в будущем его ждут спокойные вечера у огня. Он без устали носил свой запас дров для следующей зимы. Полагаю, что точно так же не чувствует усталости тот, кто перетаскивает в хранилище свои золотые слитки.

Это положило начало моей книге. Однажды я сел за руль своего заднеприводного «Вольво» и отправился в один из самых холодных регионов страны с целью повстречать тех, кто топит, и тех, кто рубит. Я исколесил вдоль и поперек этот край, то и дело останавливаясь на перекрестках и прислушиваясь к жужжанию электропил. Но больше всего меня привлекали звуки ручной пилы и тихое кряхтение пенсионеров. Я осторожно подходил к ним и заводил разговор о дровах.


Все приведенные в книге факты собраны во время встреч с общепризнанными специалистами, как энтузиастами, так и исследователями. Мне очень помогли представители научной среды, специализирующиеся на технологиях сжигания и лесоводства. Кроме того, я ознакомился с результатами исследований, которые в течение десятилетий выпускались под интересным названием «Публикации норвежского сообщества исследования лесов».


Одновременно я сам испробовал большинство методов. Я подсушивал отесанный дуб в духовке, пытался построить круговую поленницу, мне не повезло с наклоном падения срубленной сосны. И в то же время я охотился за душой настоящего любителя горящего очага. Однако энтузиасты этого дела, как правило, люди такого склада, которые не очень-то любят выражать свою страсть словами. Их страсть проявляется в высоких, четко сложенных поленницах, в свежей заготовке дров для черных печей, в открытом дровяном сарае, длинная стена которого обращена на юг (зачем – я объясню позже). Моя книга во многом посвящена правилам, но в ней я рассказываю и о чувствах, выраженных через следование этим правилам. Надеюсь, благодаря такому подходу книга получилась более прикладной, потому что без информации о процессе рубки деревьев, талькохлоритовых печах, заточке пилы и укладке дров повествование было бы всего лишь руководством для тех, кто не рубит дрова, не складывает их в поленницы и не разжигает.

Удивительно, но после издания книга приобрела широкую популярность во всей Скандинавии и была продана тиражом более 200 000 экземпляров только в Норвегии и Швеции. В письмах энтузиасты делились своим опытом, и многое из этого вошло в книгу, которая предназначена для читателей всего мира.


Дрова – не самая распространенная тема в норвежском обществе. По крайней мере если не рассматривать их с позиции биоэнергетики. Но благодаря тому, что отношения человека с огнем очень древние, дрова всегда затрагивали в нас самые тонкие струны души.


Поэтому моя книга предназначена тебе, Оттар. Ты помнишь о том, о чем мы забываем раз за разом: зима приходит каждый год.


Эльверим в –31 градус

Ларс Миттинг



Холод

«Белые люди разжигают большой огонь и садятся вдали от него. Мы разжигаем маленький огонь и садимся к нему близко».

Индейская пословица
Норвежский лес

Мерзнуть и быть в тепле – это разные вещи. Такие же разные, как железо и руда или сырое и жареное мясо. Для первых северных поселенцев зимнее время было гранью между жизнью и смертью. И древесина для них значила очень много. Заготовка топлива была одной из самых важных задач, и логика была очень проста: заготовишь мало – будешь мерзнуть, заготовишь слишком мало – умрешь.

* * *

Возможно, многовековой холод и страдания создали неповторимый нордический ген, отвечающий за любовь к розжигу дров, которым люди из теплых и комфортных уголков земли не обладают. Ведь именно древесина позволила северным народам выжить на этой территории. Если бы ее не было, эти холодные земли не были бы заселены. Даже за те сто лет, что мы живем с обогревателями и парафиновыми печами, наша благодарность древесине и чувство, что мы у нее в долгу, не исчезли. Радость, которую многие испытывают при заготовке дров, вызвана, скорее всего, именно пробуждением к жизни этого гена розжига древесины и тем, что он помогает наладить контакт с тем древним собирателем хвороста, от которого мы все берем начало.

На протяжении веков древесина значила все для жителей севера. С незапамятных времен известно, что люди заготавливали свежие дрова и просушивали их для грядущей зимы. Это, естественно, нашло отражение и в языке: на шведском и норвежском мы называем древесину для розжига дровами (ved), а древние скандинавы называли лес почти идентичным словом – vidr.

ЛЕС И ТЕПЛО БЫЛИ НЕРАЗРЫВНО СВЯЗАНЫ, ЕЩЕ С НЕЗАПАМЯТНЫХ ВРЕМЕН ЛЮДИ СОБИРАЛИСЬ ВОКРУГ КОСТРА В СВОИХ ЖИЛИЩАХ, А ПОЗЖЕ – ВОКРУГ ОЧАГА, ДЫМ ОТ КОТОРОГО УХОДИЛ В ОТВЕРСТИЕ КРЫШИ ИЛИ ШАЛАША. НОРВЕЖСКИЙ ЯЗЫК ПОЛОН СТАРЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ, КАСАЮЩИХСЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОГНЯ, И САМОЕ РАСПРОСТРАНЕННОЕ – «ТОПИТЬ ДЛЯ ВОРОН» – ОЗНАЧАЕТ БЕЗДУМНО РАСХОДОВАТЬ ДРОВА ИЛИ ТОПИТЬ БЕЗ ПОЛЬЗЫ.

Без сомнения, в древние времена древесина была необходима людям во всем мире как для обогрева, так и для приготовления пищи. Это самый древний источник тепла, и традиция его потребления определяется в основном двумя вещами: какого типа лес есть в непосредственной доступности и насколько холодно бывает зимой. Например, в 1850-х годах в Париже, население которого составляло тогда один миллион жителей, потребление древесины составляло 500 000 кубометров в год.

На сегодняшний день особый интерес для изучения методов и культуры розжига представляют северные страны благодаря тому, что потребление древесины здесь существенно возросло за последние 30 лет. И для этого есть несколько причин. У нас много леса, и традиции обогрева древесиной никогда не нарушались обогревом с помощью угля или иного источника энергии. Именно северные страны стали инициаторами разработки современных печей, вызывающих минимальное загрязнение. Но, возможно, важнее всего то, что мы не можем при помощи модернизации изменить нашу погоду. На севере все так же холодно, как и раньше.

Заготовка леса и уют

Методы заготовки леса, сушки и укладки дров достаточно схожи в северных странах. Потребление леса в Норвегии, Швеции и Финляндии составляет в среднем 300, 340 и 390 килограммов древесины на душу населения, а одна только густонаселенная Швеция потребляет 3 миллиона тонн дров ежегодно. Даже в нефтяной Норвегии 25% энергии, предназначенной для отопления жилых домов, приходится на древесину, половина из которой заготавливается частным образом.

Так что потребление древесины северными странами не просто большое. Оно колоссальное.

Насколько колоссальное? Рассмотрим это на примере. Возьмем годовое потребление дров в Норвегии, которое составляет 1,5 миллиона тонн при условии среднехолодной зимы. Если каждое 30-сантиметровое полено уложить в поленницу высотой два метра (выше нельзя, так как сооружение может упасть), то длина ее составит 7200 километров, таким образом, норвежская национальная поленница растянется от Осло до Конго.

Немного легче было бы разместить ее на плоской квадратной поверхности. Если ее высота все так же составляла два метра, поленница заняла бы всего два квадратных километра.


Норвежский лес

Сухая и хорошая горная береза в устойчивой кладке. Собрана Эйдмундом Освангом, Древсе


Нет, ошибки в вычислениях нет – подсчеты проверены и подтверждены компетентными работниками Статистического управления Норвегии, которые частенько получают удивленные комментарии в ответ на публикации о том, насколько высоко потребление дров в Норвегии. Более понятным может быть сравнение с товарным составом: если в него уложить 1,5 миллиона тонн дров, то получится около 2000 полных товарных поездов, в каждом из которых по 12 вагонов. Это выглядит внушительно, но треть Норвегии покрыта лесами. А если взглянуть на поленницу протянувшуюся от Осло до Конго, с высоты птичьего полета, она будет казаться волосинкой. На самом деле годовое потребление дров составляет всего 12% от естественного прироста и меньше 0,5% от всего объема лесного массива Норвегии.

Сейчас самое время немного раздвинуть горизонты, ведь мировой рекорд по потреблению древесины принадлежит совсем не северным лыжникам в куртках для любой погоды и даже не одетым в меха русским сибирякам, а маленькому Бутану, где средний показатель потребления дров составляет 850 килограммов на человека. 90% всей энергии, затрачиваемой в этой стране на обогрев и приготовление пищи, приходится на древесину.

В ДЕРЕВНЯХ БУТАНА ПОТРЕБЛЕНИЕ ДРОВ СОСТАВЛЯЕТ 850 КИЛОГРАММОВ НА ЖИТЕЛЯ. БУТАНЦЫ ВЫРУБАЮТ ПРАКТИЧЕСКИ ВЕСЬ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ЛЕСНОЙ ПРИРОСТ, И ПОТРЕБЛЕНИЕ ДРЕВЕСИНЫ ДЛЯ НИХ ЯВЛЯЕТСЯ СОЦИАЛЬНОЙ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМОЙ, ТАК КАК СТРАНА ПОСТОЯННО БАЛАНСИРУЕТ НА ГРАНИ ДРОВЯНОГО КРИЗИСА.

Раньше такие кризисы случались во многих частях Европы. Несколько сотен лет назад древесина использовалась в огромных количествах для плавильных печей, строительства жилья и кораблей. В то время были вырублены огромные территории лесов, и во многих странах постоянно наблюдалась угроза нехватки древесины. Малый ледниковый период только ухудшил ситуацию, и тогда настоящим спасением во многих местах стал уголь. Таким же опасно высоким было потребление древесины и в Швеции. Жилье тогда отапливалось в основном открытыми очагами, огонь в которых необходимо было поддерживать днем и ночью. Теперь мы называем такое устройство очага в доме «открытым дизайном», благодаря ему возле огня могут собираться все члены семьи.

ОТКРЫТЫЕ ОЧАГИ ДАЮТ МАЛО ТЕПЛА, ПОЭТОМУ ДЛЯ НИХ ТРЕБУЕТСЯ КОЛОССАЛЬНОЕ КОЛИЧЕСТВО ДРОВ. В 1550 ГОДУ ДЛЯ ОБОГРЕВА ДВОРЦА КОРОЛЯ ЮХАНА III В ВАДСТЕНЕ ЗИМОЙ БЫЛО ДОСТАВЛЕНО 33 000 ПОВОЗОК ДРОВ.

А когда Швеция строила свои чугунолитейные заводы, для того, чтобы обеспечить энергией строительство, пришлось вырубить огромные лесные территории. В 1700-х годах Швеция была очень близка к дровяному кризису. Но шведы – изобретательный народ. Королевские советники заказали двум перспективным инженерам сконструировать более эффективную печь, и по прошествии нескольких месяцев была разработана закрытая печь, которой мы пользуемся по сей день. На первых чертежах 1767 года было написано, что такая печь предназначена для экономии дров.

Великобритания растеряла многое из культуры топки древесиной после того, как леса были вырублены и страна, оказавшись на пути к урбанизации, перешла на уголь. Но память о прелестях дровяного отопления в те времена была еще жива, и в произведении Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» мы можем найти важный символ классового неравенства: «Владея углем, он имеет возможность, как и подобает джентльмену, топить свой камин дровами».

В Норвегии были полностью вырублены только дубовые леса, и ее население никогда не было настолько велико, чтобы ощущалась нехватка древесины. Лесной массив был также хорош в Финляндии, и там тоже уголь не стал основным средством обогрева. Только после распространения электричества и мазута в 1900-х годах потребление древесины в Норвегии начало падать, особенно в городах.

Безопасность в тяжелые времена

Во время Второй мировой войны, в самые тяжелые времена, древесина в который раз продемонстрировала свои прекрасные качества. В оккупированной Норвегии объем производства каменноугольного кокса и мазута для растопки резко сократился. Продажи древесины в 1943 году выросли в четыре раза по сравнению с 1938 годом, в дополнение к этому происходила массовая вырубка леса на фермах. В Финляндии энергоснабжение все еще базировалось на древесине, и в военные годы финны организовали огромные склады дров. Каждый военный год вырубалось более 10 миллионов тонн леса, и в Хельсинки перед каждой зимой бóльшая часть площади Хаканиеми была заполнена древесиной. Вероятно, это были самые большие составленные вместе поленницы за все историю, так как длина площади в то время составляла 1,6 километра, а высота поленниц была несколько метров.


Норвежский лес

Поздняя зима – прекрасное время для заготовки дров: в деревьях мало влаги, а поленья не пачкаются от грязи. Но укладка на замерзшую землю может принести сюрпризы, когда все растает – почва может подвинуться, и поленница упадет


Норвежский лес

Во время войны ветки активно использовались, аппарат Krisekvisten собирал их в пучок. Ветви перевязывали проволокой разной длины и клали на вал, где проволока затягивалась


В военной Европе сотни тысяч единиц техники были переоборудованы для работы на дровяном газовом генераторе. Принцип работы этого устройства очень схож с новейшими технологиями сжигания топлива в котлах. Большой котел устанавливался позади машины и наполнялся небольшими поленьями (желательно из осины или ольхи), которые тлели в котле, позволяя выделяемому газу попадать через трубу внутрь генератора. Карбюратор в такой технике, как правило, заменяли на газовый аппарат, впускающий свежий воздух, а свечи зажигания, вентили и прочие части мотора не трогали. Требовалось два-три килограмма дров, чтобы автомобиль на таком топливе мог проехать расстояние, которое обычно проезжали на литре бензина. Пожилые люди, проживающие на юге Норвегии, рассказывали, что по окончании войны найти осину в их местности было практически невозможно.

Война напомнила людям, насколько важными в тяжелые времена являются легкодоступные источники энергии, а в послевоенное время дровяные печи были незаменимы при восстановлении Северной Норвегии. В 1946 году правительство дало четкий сигнал крупным производителям печей, чтобы они не экспортировали свою продукцию на более привлекательные зарубежные рынки, а поставляли ее в регион Финнмарк. Причина была проста: без дровяных печей люди не смогли бы построить и заселить дома на разоренных войной территориях. Кстати, вырубка леса особо подчеркивалась в 1944 году в планах норвежского правительства, находящегося в изгнании. Сразу после окончания войны страна должна была приобрести 220 000 пил, 515 000 ножовок, 10 000 точильных камней и 5300 лопат для того, чтобы обеспечить людей строительными материалами и дровами.

Падение и возрождение дров

С приходом мира вернулись промышленные и более простые в использовании источники энергии. В старых рекламных роликах рассказывалось о преимуществах радиаторов – электрических батарей, которые в скором времени должны были стать основным источником тепла. Как и новые легко открывающиеся окна и линолеум, батареи отопления стали частью современной, обустроенной эры. Наконец-то семьи были застрахованы от опасности пожаров, избавлены от мусора и щепок перед дверцей печи и от необходимости выгребать золу. Не нужно было вставать среди ночи, чтобы подбросить дров в остывшую печь, отпала необходимость вызывать трубочиста, чтобы тот почистил дымоход и печные перегородки. Должно быть, в то время люди по-настоящему смогли оценить преимущества прогресса, ведь теперь достаточно было просто переключить термостат, отрегулировав температуру батарей одним щелчком, и, повернувшись на другой бок, продолжить спать дальше.

ПОЭТОМУ НЕТ НИЧЕГО УДИВИТЕЛЬНОГО В ТОМ, ЧТО ПОТРЕБЛЕНИЕ ДРЕВЕСИНЫ В ТОТ ПЕРИОД СОШЛО НА НЕТ, ВЕДЬ В 1950-Е ГОДЫ РУБКА ЛЕСА ОСТАВАЛАСЬ ТАКИМ ЖЕ ТРУДОЕМКИМ ДЕЛОМ, КАК И СТО ЛЕТ НАЗАД: ВСЕ ПРИХОДИЛОСЬ ДЕЛАТЬ ВРУЧНУЮ.

Печки были не такими эффективными, как сейчас. Электричество и мазут стали дешевой альтернативой, требовали малых трудозатрат и позволяли поддерживать тепло всю ночь. Дома часто были плохо изолированы и требовали использования малозатратного источника тепла в течение дня. И для этого прекрасно годилось электричество. После войны продажи древесины существенно упали. В 1970-х годах электричество и мазут были такими дешевыми, что только люди, которым дрова доставались бесплатно, выбирали дровяные печи в качестве основного способа обогрева. В этот период потребление древесины в Норвегии было на самом низком уровне, но позже стало расти снова и растет до сих пор.

Потребление древесины в Норвегии и Дании с 1976 года увеличилось в десять раз. В наше время дрова покрывают одну четвертую часть всего обогрева в норвежских домах. Объем энергии, которую позволяет получить средний годовой дровяной запас, составляет 6,5 киловатт-часа[1]. Реальный эффект зависит от типа печи, но энергия, полученная от сжигания годового объема древесины, соответствует количеству энергии, вырабатываемой одиннадцатью электростанциями в Алте[2]. Примерно половина этого объема дров заготавливается частным образом (в 1800-х годах норвежцы только с помощью ручной пилы и топора заготавливали в два раза больше, чем сейчас).

Возрождение традиции топить печь дровами обусловлено несколькими взаимосвязанными обстоятельствами. Рост личного благосостояния привел к тому, что электрическая пила и машина с прицепом перестали быть редкостью. В нефтяной индустрии случился кризис, цены на мазут и электричество возросли, на рынке появились эффективные и экологичные печи, кроме того, производители печей стали уделять большое внимание дизайну. Позже появилась неожиданная поддержка в лице организаций, озабоченных климатическими изменениями на нашей планете и нестабильностью мировой экономики. Использование древесины, имеющей свои полузабытые достоинства, вписалось в эту картину. Древесина нейтральна и является возобновляемым источником энергии. Поэтому ее использование оправдали (с учетом того, что сжигание идет в высокоэффективных печах) и поддержали все организации по защите окружающей среды.

И ТУТ ПОЯВИЛСЯ ЕЩЕ ОДИН НЕВОЛЬНЫЙ ГОСТЬ, СЛОВНО ЧАСТЬ КАКОГО-ТО НЕИЗВЕСТНОГО ПЛАНА, И ПРИБИЛСЯ К ЭТОЙ КОМПАНИИ: ТЕХНИКА ВСТАЛА НА СТОРОНУ ЛЮБИТЕЛЕЙ КОЛОТЬ ДРОВА. У ФЕРМЕРОВ ТЕПЕРЬ ИМЕЮТСЯ ТРАКТОРЫ, А У ОБЫЧНЫХ ЛЮДЕЙ – МАШИНЫ С ПРИЦЕПАМИ. ХОРОШИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПИЛЫ СТАЛИ ДОСТУПНЫ В ЦЕНЕ.

Гидроколуны были усовершенствованы, и стоимость их снизилась, это привело к тому, что они стали довольно часто встречаться на фермерских дворах. Этот крепкий аппарат обычно присоединяется к трактору, он нарезает, раскалывает и проталкивает полено через накопительный лоток и далее в мешок или на поддон. Машина позволяет одному человеку справляться с массивными поленьями и заготавливать большое количество дров быстро. Кроме того, стоит она недорого, а результат впечатляющий. Фермеры по всей стране быстро разглядели возможность заработка на продаже дров. В Норвегии, например, ассоциация производителей дров насчитывает 4500 членов. Они придерживаются новых требований, представленных в Норвежском стандарте (разработка такого стандарта стала новаторской идеей, и сегодня норвежские стандарты для дров широко используются во многих странах Европы). Цена на дрова стала приемлемой, и они стали более доступны.

Оздоровительный принцип

Однако радость от потрескивающих в камине поленьев не сводится к разнице в кронах и эре[3]. Живой огонь дарит большее наслаждение. Людей тянет к огню, ведь с древних времен люди собирались вместе у костра. Кроме того, существует явное различие в качестве тепла, идущего от электрических батарей и от дровяной печи. Во-первых, дровяная печь сама сильно нагревается. Невозможно согреть ноги, усевшись на обогреватель, а электрические обогреватели должны работать достаточно долго, чтобы прогнать холод из дома. Электрические панели редко дают больше 2000 Вт, тогда как даже маленькая дровяная печка с легкостью дает 6000 Вт, а многие – до 14 000 Вт.

В НАУКЕ НЕТ РАЗДЕЛЕНИЯ МЕЖДУ ТЕПЛОМ, ПОЛУЧЕННЫМ ОТ ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ ИЛИ ПУТЕМ СЖИГАНИЯ ДРОВ. НО НАШЕ ТЕЛО ПО-ДРУГОМУ РЕАГИРУЕТ НА ИНТЕНСИВНОЕ ТЕПЛО, КОТОРОЕ ИДЕТ ОТ ДРОВЯНОЙ ПЕЧИ, ЕЩЕ И ПОТОМУ, ЧТО СОВРЕМЕННЫЕ КАМИНЫ СО СТЕКЛЯННЫМИ ДВЕРЦАМИ ИЗЛУЧАЮТ ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЕ ТЕПЛОВЫЕ ЛУЧИ.



Обычная электрическая панель или обогреватель могут только согреть воздух в помещении, а пламя и угли посылают инфракрасные лучи такого же типа, как солнечные лучи. Когда эти лучи доходят до нас, тепло нарастает в коже и теле с интенсивностью, которая дает ощущение комфорта и безопасности. Климат в помещении тоже будет иным. Потребление кислорода приводит к циркуляции воздуха, и печь поглощает часть пыли. Это, а также запах горящего дерева и дыма, вид постоянно изменяющегося пламени возвращают нас к первозданной магии костра.

И дело не только в уюте, похоже, связь с самой древней формой энергии сидит в нас очень глубоко – мы ощущаем инстинктивную безопасность, которую дарит огонь. Когда в армии проводятся зимние сборы, одна из инструкций гласит: при опасности как можно скорее развести костер. Это дает ощущение безопасности и активизирует силы.

Также интересно почитать дневник лирика Улава Х. Хаугеса от 4 января 1975 года: «Я не люблю электрическое тепло. Первое, что я делаю каждое утро, – разжигаю камин, кладу в него хорошие березовые поленья, и только когда я вдохну в него жизнь, в гостиной становится уютно».

Словосочетание «вдохнуть жизнь» можно толковать по-разному. (Возможно, Хаугес имел в виду, что, когда огонь в камине хорошенько разгорится, он начнет дышать сам.) Еще интереснее, почему этот скрытный лирик выразил свои мысли именно в то январское утро. Дневник не дает ответа на этот вопрос, но, если просмотреть популярные (хотя и монотонные) сводки погоды в Норвегии за последние 110 лет, можно узнать, что 2–5 января 1975 года на западе и севере Норвегии разыгралась самая сильная непогода за многие годы. Ураган выбрасывал на берег лодки, разрушал дороги и обрывал электрические и телефонные линии. Бергенская железная дорога была заблокирована снежными завалами, а в районе Ордала несколько тысяч людей оказались изолированы от мира.

Разведение огня в камине позволяет наладить контакт с природой. Человек становиться термостатом, находясь между холодом снаружи и теплом внутри, так же как полено является связующим звеном между лесом и домом. Человек, собравшийся развести огонь, должен выйти на улицу, к поленнице, а потом зайти внутрь, преодолев холод. Холод кусается, но человек может его победить. На одно мгновение он соприкасается с необходимостью сделать это и одновременно получает глубокое удовлетворение, схожее с тем, которое испытывал пещерный человек.

Возможно, мы стали настолько современны, что способны заглянуть в прошлое и открыть свою душу для того, что совершенно не интересовало предыдущие поколения. Когда стали популярны кухонные инструменты из твердой пластмассы, деревянный поднос вместе со старой мебелью был сожжен (все, что сохранилось, продается сейчас как крестьянский антиквариат).

ЛЮДИ БЫЛИ РАДЫ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ТЯЖЕЛОГО, ГРУБОГО ХЛАМА, КОТОРЫЙ НЕВОЗМОЖНО БЫЛО СОДЕРЖАТЬ В ИДЕАЛЬНОЙ ЧИСТОТЕ. РАДОСТЬ ЭТА БЫЛА ТАК ЖЕ СИЛЬНА, КАК РАДОСТЬ, КОТОРУЮ ИСПЫТЫВАЕМ МЫ СЕГОДНЯ, ИЗБАВЛЯЯСЬ ОТ СТАРОГО КОМПЬЮТЕРА. ПРЕДЫДУЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ ПОКРЫЛО ДУБОВЫЕ ПОЛЫ ЛИНОЛЕУМОМ И ЗАКРЫЛО ТРАДИЦИОННЫЙ НОРВЕЖСКИЙ ОРНАМЕНТ НА ДОМАХ ОБЛИЦОВОЧНЫМИ ПЛИТАМИ, В НАШЕ ВРЕМЯ ОНИ ВЕРНУЛИСЬ НАЗАД.

Энергия и национальные особенности

В Норвегии, Швеции и Финляндии дровами не обогреваются, но людям не хватает этого способа обогрева: они скучают по нему, ощущая своеобразную ностальгию. И это единственный способ получения энергии, который отражает национальную культуру. Рубка и укладка дров могут все рассказать о человеке, заготавливающем дрова, а поленницы в деревнях являются напоминанием о связи домов с лесами. Это часть национальной души, как и беговые лыжи, местные газеты и охота на лося.

Но одно это не является объяснением, почему многие норвежцы остаются верны средневековому способу обогрева домов, оснащенных сверхскоростным Интернетом. Главное объяснение возросшего потребления дров очень прагматично: использование дров прошло процесс модернизации и было интегрировано с другими способами получения энергии. Кроме того, дрова исполняют особую миссию, являясь национальным сберегательным счетом в борьбе против холода. Проблема электричества заключается в том, что при технических неполадках оно подводит. Бóльшая часть Норвегии испытывает долгие суровые холода зимой. Температура доходит до –25 градусов (–13 градусов по Фаренгейту), а нередко газеты сообщают, что она упала до –40 градусов (–47 градусов по Фаренгейту). В таких условиях неполадки с электроэнергией уже через пару часов становятся общественной катастрофой. Многие деревни, особенно расположенные вдоль побережья, снабжаются электричеством через один-единственный кабель. Если поставка электроэнергии полностью нарушается, нет лучшего и более универсального резерва, чем резерв дров, который позволяет вскипятить воду и приготовить еду. В январе 2007 года Стейген в Норланде в холод и непогоду находился без электричества шесть дней. Дровяные печи были спасением.

Поэтому в Норвегии существует требование, чтобы во всех домах определенного размера всегда был альтернативный источник отопления – на практике дровяная печь. Самое интересное, что не строители ввели это требование, а управление по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям. Причина вполне ясна: печь и запас дров спасут население от паники и эвакуации. И не только благодаря притоку энергии.


Норвежский лес

«В конце марта 1845 года я одолжил топор и направился в лес возле озера Уолден, где хотел построить себе дом… Топор был дорог его хозяину, но я отдал его назад еще более острым, чем он был» – так Торо начал свой роман «Уолден». Он мечтал о спартанской жизни, без владения какими-либо вещами, поэтому и одолжил топор. Скорее всего, он использовал топор, похожий на тот, что изображен на фотографии, – американский топор производства Gränsfors Bruk


ДРОВА ЯВЛЯЮТСЯ ЭКСТРЕМАЛЬНО ПРАКТИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИЕЙ. ЕЮ МОЖНО ПОДЕЛИТЬСЯ С НУЖДАЮЩИМИСЯ СОСЕДЯМИ, ОНА НЕ УБЕГАЕТ, НЕ ЗАВИСИТ ОТ КАБЕЛЯ.

ДРОВА РАЗГОРАЮТСЯ ОТ СПИЧКИ, ИХ МОЖНО СКЛАДИРОВАТЬ ГОД ЗА ГОДОМ, И ОНИ ДЕЛАЮТ СВОЕ ДЕЛО, ДАЖЕ ЕСЛИ САМИ ПО СЕБЕ НЕ ПЕРВОКЛАССНОГО КАЧЕСТВА. ЭНЕРГИЯ В ТВЕРДОЙ ФОРМЕ ДАЕТ ОСОБОЕ ЧУВСТВО ЗАЩИЩЕННОСТИ. ПОЛЕННИЦА НИКОГДА НЕ ПОДВЕДЕТ, ХОЗЯИН ВИДИТ, СКОЛЬКО У НЕГО ОСТАЛОСЬ ДРОВ. А КОГДА ТЫ ВНОСИШЬ ДРОВА В ДОМ, ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО ТЯЖЕСТЬ В ТВОИХ РУКАХ ИДЕНТИЧНА КОЛИЧЕСТВУ ТЕПЛА, КОТОРОЕ ТЫ ПОЛУЧИШЬ.


Самым цитируемым писателем из тех, кто когда-либо рассказывал об отношениях между человеком и дровами, был Генри Давид Торо, в 1845 году переехавший жить в лес из-за того, что посчитал современное американское общество слишком суетливым (и это в 1845 году!). В своей книге «Уолден, или Жизнь в лесу» он писал: «Интересно заметить, как дорого ценятся дрова. Даже в современное время в этой новой стране дрова имеют более постоянную и универсальную ценность, чем золото. Несмотря на все наши открытия и изобретения, никто не сможет пройти спокойно мимо поленницы. Она так же ценна для нас, как для наших саксонских и нормандских прародителей».

В ЭТОМ ЖЕ ПРОИЗВЕДЕНИИ ТОРО СФОРМУЛИРОВАЛ ТЕПЕРЬ УЖЕ ИЗБИТОЕ ВЫРАЖЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ДРОВА ГРЕЮТ ДВАЖДЫ: ОДИН РАЗ, КОГДА ИХ РУБИШЬ, И ВТОРОЙ, КОГДА ИХ СЖИГАЕШЬ.

На мой взгляд, ему надо было добавить и те случаи, когда дрова не только рубишь, но носишь и укладываешь в поленницу. Однако это не соответствовало жизненной философии Торо, ведь по примеру Эйнштейна он хотел упростить все, что можно было упростить, и он умер так, как должен был умереть человек его формата: от воспаления легких, которое заработал, лежа на животе и считая кольца на пне.

Несмотря на то что использование дров является частью нервной системы норвежцев, они ни в коем случае не должны считаться образцом передовых энтузиастов чистой биоэнергии. Как любые городские жители, особенно живущие в больших городах, норвежцы привыкли к тому, что все товары доступны в одночасье и везде. Каждое холодное время года поставщики дров наблюдают в городе хаос, а покупателей в панике, когда поставка электричества не удовлетворяет все нужды, а запасы дров закончились. Тогда обычные уважаемые граждане начинают рваться без очереди или пытаться заполучить вязанки дров обманом, и многие продавцы в Осло стараются отдавать предпочтение пожилым людям в условиях нехватки. В период холодов два источника всегда дают интервью по радио: информационная служба энергетических компаний, которая сообщает, что в резервуарах недостаточно воды[4], и поставщики дров, которые говорят: «Люди забыли запастись дровами. Они не закупают дрова до тех пор, пока не похолодает».


Норвежский лес

Управление импровизированным лесовозом со временем воспитает настоящего ценителя дров

Нет дыма без огня?

Главный вопрос нашего времени, который нас тревожит: можем ли мы топить дровами и одновременно быть спокойными за окружающую среду?

ДРОВЯНЫЕ ПЕЧИ ВЫПУСКАЮТ УГЛЕКИСЛЫЙ ГАЗ (СО2), НО ЭНЕРГИЮ, ПОЛУЧАЕМУЮ ПРИ СЖИГАНИИ ДРОВ, ВСЕ РАВНО ПРАКТИЧЕСКИ В ЛЮБОЙ НАУЧНОЙ СРЕДЕ НАЗЫВАЮТ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТОЙ. ЭТО ОБУСЛОВЛЕНО ТЕМ, ЧТО ЗА ВРЕМЯ СВОЕГО РОСТА ДЕРЕВЬЯ ПОГЛОЩАЮТ УГЛЕКИСЛЫЙ ГАЗ, НО РАНО ИЛИ ПОЗДНО ГАЗ ДОЛЖЕН БЫТЬ ВЫПУЩЕН. ЕСЛИ ДЕРЕВО СЖИГАЕТСЯ В ПЕЧИ, ОБЪЕМ ВЫДЕЛЯЮЩЕГОСЯ ПРИ ЭТОМ УГЛЕКИСЛОГО ГАЗА СООТВЕТСТВУЕТ ТОМУ КОЛИЧЕСТВУ, КОТОРОЕ ВЫДЕЛЯЕТ ДЕРЕВО, КОГДА ОНО УМИРАЕТ И СГНИВАЕТ.

Поэт Роберт Фрост использовал точное определение «сжигание без дыма», когда описывал гниющее дерево. Это можно назвать бездымным догоранием распада.

Сжигание дров является эффективным способом, который дает возможность насладиться самым лучшим в мире солнечным коллектором, просто позволив естественному процессу охватить весь дом. Леса имеют непревзойденную способность поглощать углекислый газ. Проблема заключается в том, что деревья не живут вечно. Рано или поздно (для некоторых видов деревьев уже через тридцать лет, для других – не раньше чем через несколько сотен) дерево гибнет и начинает гнить. Тогда выделяется то же количество углекислого газа. Если задаться целью ограничить до минимума выделение газа, находящегося в деревьях, их тогда следует срубить и вечно хранить в сухом месте. Их можно использовать в строительстве, но деревянный дом также имеет свой срок жизни: однажды он сгниет, сгорит или его придется снести. Кроме того, углекислый газ интенсивнее всего поглощается деревьями, пока они молоды и находятся в стадии роста. Поглощение углекислого газа можно увеличить на какой-то момент путем омоложения лесов.

Таким образом, обогрев дровами не увеличивает выделение углекислого газа, пока поддерживается баланс между потреблением и обновлением леса. Вопрос должен сводиться к тому, одобряем ли мы получение энергии путем сжигания или нет. Но, к сожалению, все не так просто.

Самая большая проблема при сжигании древесины, особенно в городе, – это выбросы из трубы. Некоторые считают, что из трубы отапливаемого дома должен валить дым, но это не так. Дым является энергетически богатым газом, содержащимся в дровах. Наблюдать за дымом, идущим из трубы, все равно что наблюдать за тем, как неиспользованное топливо из мотора капает через выхлопную трубу.

Разница в выбросах между правильным и неправильным сжиганием огромна. При использовании высокоэффективных печей и качественных дров практически невозможно увидеть или почувствовать, что в доме топят камин. А при полностью оптимальном сжигании придется залезть на крышу и подойти к трубе, чтобы почувствовать запах. Все, что потенциально может загрязнить окружающую среду, просто сжигается и превращается в тепло. В противном же случае получается огромное количество дыма и золы, которые являются результатом неправильной топки. Продукты сгорания могут разносить зловоние и едкий дым на всю округу.

НО С ПОМОЩЬЮ ЗНАНИЙ МОЖНО СУЩЕСТВЕННО УМЕНЬШИТЬ КОЛИЧЕСТВО ВЫ ХЛОПОВ ИЗ ВСЕХ ВИДОВ ПЕЧЕЙ И КАМИНОВ. ДЛЯ ЭТОГО ПРОСТО НУЖНО ЗАГОТАВЛИВАТЬ КАЧЕСТВЕННЫЕ ДРОВА И ИЗУЧИТЬ ПРИНЦИПЫ ГОРЕНИЯ.

В 1982 году общественности Норвегии были представлены результаты исследования, которые повергли в шок всю страну. В маленьком городке Эльверум в Хедмарке – одном из самых активных деревосжигательных регионов страны, где растут огромные сосновые леса, а температура надолго опускается до –30 градусов, – в течение зимы измерялись показатели воздуха. Исследование подтвердило, что из-за топки дровами в маленьком городке в воздух попадало столько же твердых частиц, как из-за машин в центре Осло, которые в то время передвигались на шипованной резине и этилированном бензине и в которых использовались карбюраторы без катализаторов и дизели без сажевого фильтра.


Норвежский лес

Дым от огня – это не выхлопные, а не сгоревшие газы, полные энергии. При полной переработке от огня идет только слабый пар и светлый дым из трубы. Остальное переходит в тепло


Корень проблемы был тут же найден. Загрязнение было самым большим в периоды мягкой погоды, потому что в то время обычным делом было заполнить печь дровами на всю ночь, а потом перекрыть доступ воздуха, чтобы дрова тлели и давали постоянное тепло на протяжении всей ночи. Некоторые даже добавляли сырых дров, чтобы уменьшить сгорание. Это приводило к образованию огромного количества твердых частиц и несгоревших газов. В холодные периоды, когда печи работали на полную мощность, дым просто перерабатывался.

Норвежцы сделали выводы, и эти обескураживающие результаты способствовали разработке современных печей со значительно меньшими выхлопами. Государственные исследовательские институты стали сотрудничать с производителями печей с целью создания более эффективных печей, которые позволили бы сократить количество выбрасываемых в атмосферу твердых частиц. Норвежская фабрика Jøtul, продукция которой имеет успех во всем мире, уже в 1960-е годы производила прототипы печей, которые сейчас известны как печи чистого горения, но государственная поддержка дала толчок развитию данного направления. В 1998 году в Норвегии был разработан закон, согласно которому во всех монтируемых печах должен использоваться принцип чистого горения, и страна придерживается этих одних из самых строгих норм контроля выбросов в мире. Кроме того, были проведены образовательные кампании для того, чтобы население топило правильно.

ИССЛЕДОВАНИЯ ПОКАЗЫВАЮТ, ЧТО В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ПРОЦЕСС СЖИГАНИЯ ДРОВ В НОРВЕГИИ СТАЛ СУЩЕСТВЕННО ЭКОЛОГИЧНЕЕ, ЧЕМ 30 ЛЕТ НАЗАД. КАЧЕСТВЕННЫЕ ДРОВА, КОТОРЫЕ ПРАВИЛЬНО СЖИГАЮТСЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЭФФЕКТИВНОЙ ПЕЧИ, ДАЮТ МЕНЕЕ 5% ВЫБРОСОВ ПО СРАВНЕНИЮ СО СТАРЫМИ ПЕЧАМИ – ОБЫЧНО ВЫБРОСЫ СОСТАВЛЯЮТ ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ ГРАММОВ НА СОЖЖЕННОЕ ПОЛЕНО.

Самые лучшие норвежские и датские печи выбрасывают всего 1,25 грамма твердых частиц на килограмм дров, тогда как старые печи обычно выбрасывали 40-50 граммов или больше, даже при оптимальном использовании. Кроме того, они стали более эффективны: существуют печи, которые используют 92% энергии дров.

Но все-таки до сих пор на сжигание дров приходится половина объема твердых частиц, загрязняющих воздух в Норвегии. Поэтому постоянно проводятся кампании, чтобы напомнить людям правила топки, и многие регионы предоставляют материальную поддержку тем, кто хочет перейти на печи чистого горения.

Норвегия не одинока в своих начинаниях. Множество исследований в области изучения вреда от городских печей приходятся на Крайстчерч, самый древний город в Новой Зеландии. В старинных кварталах обогрев печами до сих пор является важным способом получения тепла. Расположение города благоприятствует образованию смога, и бóльшая часть загрязняющих веществ попадает в воздух при использовании дров. Это приводит к росту заболеваний, связанных с проблемами дыхания. Печи чистого горения являются необходимым условием в городе, а производители дров облагаются штрафами, если влажность дров составляет более 25%.

Этот не бюрократичный вид энергии

Конечно, современное общество не сможет перейти полностью с электричества на дрова. Но дрова являются фантастическим компонентом в любой энергетической бухгалтерии, потому что они могут сократить требования к другим источникам энергии. Общество, построенное только на электроэнергии, сталкивается с проблемой того, что ее объем должен равняться максимальному потреблению в самые холодные периоды. В Норвегии дровяные печи исполняют важную роль по разгрузке электрического кабеля в периоды сурового холода, и давно признано, что дрова уменьшают потребность в постройке новых электростанций. Все происходит автоматически и контролируется потребителем: в холодные периоды цены растут, и электрические обогреватели не справляются.

Даже когда мы рассматриваем дрова наравне с другими источниками тепла, удивительно, но они занимают стойкую позицию. Гидроэнергия является одним из самых экологически чистых видов энергии, но прежде ее получение требует больших вторжений в окружающую среду: сооружения плотины, строительства линий передач. Кроме того, потеря электроэнергии от турбины до розетки составляет часто 20–30%. Уголь, мазут и парафин не являются возобновляемыми источниками. Для их переработки требуются крупные индустриальные фабрики, и много энергии уходит как на производство, так и на транспортировку. Электрический ток должен проходить по кабелю, и, если он поврежден, энергия исчезает совсем. Почвы получают серьезные повреждения, если бензовоз переворачивается или бак с мазутом получает трещину. Та же ситуация с пеллетами – топливными гранулами: они возобновляемы, но производятся на фабрике. Ветряные мельницы не всегда приветствуются в ландшафте. Атомная энергия крайне эффективна, но, к сожалению, это дамоклов меч.

Для сравнения, при дровяном отоплении инфраструктура до смешного мала. Чугунная печь пригодна для использования как минимум 40–50 лет, и, вероятнее всего, ее будут топить местными дровами. Самое главное – достать их очень просто, и на это затрачивается очень мало энергии: дерево валится, рубится, обтесывается и складывается на просушку.

НОВОЕ ДЕРЕВО НАЧИНАЕТ РАСТИ НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ, ГДЕ СТОЯЛО СТАРОЕ. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ПРОСУШКИ МЫ ИМЕЕМ 4,2 КВТ ЭНЕРГИИ НА КИЛОГРАММ. (ДЛЯ СРАВНЕНИЯ, УГОЛЬ ДАЕТ ПОЧТИ ВДВОЕ БОЛЬШЕ ЭНЕРГИИ, НО ОТСЮДА НАДО ВЫЧЕСТЬ ЗАТРАТЫ НА ПРОИЗВОДСТВО И ТРАНСПОРТ.)

Для частного использования нужна собственно одна бензопила, топор и машина с прицепом. Два работоспособных человека без проблем заготовят дров на 12 000 кВт за неделю работы. Это будет примерно семь-восемь прицепов дров, и, если лес находится недалеко, им понадобится 20–30 литров бензина, возможно – меньше, для транспортировки дров и использования бензопилы.

Процесс прост и лишен бюрократии, его могут выполнять и молодые, и старые. Это работа с повторяющимися элементами, но она не скучна. Она приносит одинаковую радость как владельцу своего бизнеса, которому хочется расслабиться и позволить мыслям летать в облаках, так и людям, занимающимся работой по найму. В Норвегии существует множество государственных предприятий по заготовке и переработке древесины, на которых трудятся люди с ограниченными возможностями и вносят свой посильный вклад. Таким образом они принимают участие в создании легкодоступной биоэнергии.

Нарисованная картина не будет настолько проста, если мы рассмотрим заготовку леса в действительно большом масштабе: с помощью машин для рубки и изымания большого количества биомассы. Кроме этого, должна учитываться разница во времени между поглощением и выделением углекислого газа: если мы валим и сжигаем большое количество старого леса, за короткое время выделится углекислый газ, который не будет поглощен до тех пор, пока не вырастет новый лес. При продолжительном дисбалансе природа будет страдать до тех пор, пока это уравнение не придет в равнодействие. Выбросы от транспорта, необходимого для индустриальной заготовки, дополняют картину.

Недостаток древесины для потребителя заключается в том, что она требует усилий: она тяжелая, ее надо донести до печи, за которой, в свою очередь, надо постоянно следить, иначе она погаснет через пару часов. Но, если предпринять усилие и приобрести одну из тех печей, что сохраняют тепло, эта проблема станет меньше.

ОДИН ИЗ САМЫХ ИНТЕРЕСНЫХ И СОВРЕМЕННЫХ ВАРИАНТОВ ОТОПЛЕНИЯ – ЭТО КОТЕЛ, КОТОРЫЙ ЧЕРЕЗ СИСТЕМУ ЦЕНТРАЛЬНОГО ОТОПЛЕНИЯ МОЖЕТ ОБОГРЕВАТЬ БОЛЬШИЕ ЗДАНИЯ, НАПРИМЕР ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ. МНОГИЕ КОТЛЫ АВТОМАТИЗИРОВАНЫ, И СОВРЕМЕННЫЕ ВАРИАНТЫ ДАЮТ МИНИМАЛЬНОЕ ЗАГРЯЗНЕНИЕ.

Небольшой аргумент в пользу древесины заключается в том, что местная, экологически чистая энергия безопасна с точки зрения большой политики. Страны, зависимые от нефти, угля и прочих ископаемых видов топлива, относятся с особой осторожностью к своим ресурсам. Но никто никогда не развязывал войну ради владения лесом, и ни одна популяция морских птиц не пострадала (как из-за разлившейся нефти) из-за перевернувшегося прицепа с дровами. Поленница не предотвратит начало войны, но простые, местные источники энергии заключают в себе мало конфликтных моментов.

При рассмотрении с любой точки зрения: как культурный феномен, как источник биоэнергии или как способ общения с природой – эта самая старейшая форма энергии может много нам предложить. Сторонники «интеллигентной топки» в Норвегии объединились вокруг следующего лозунга: «Наконец-то то, что нам нужно, действительно растет на деревьях».


Норвежский лес

Симметрично посаженный и хорошо ухоженный березовый лес в Фованге в Гудбрандсдалене. Деревьям около 20 лет

Нурскугбигда (Nordskogbygda) – лес молодости

Выпал первый снег, и следы от колес машины показывают дорогу к Арне Фъелю в Нурскугбигде. Арне – фермер, глубоко понимающий культуру деревни, а также внештатный лектор в Норвежском музее леса.

Отопительный сезон в самом разгаре, и в деревенском доме старые и новые печи держат приятную температуру. Дом построен в 1870 году, и кристально чистые окна того времени имеют правильные, характерные для старинного стекла маленькие выпуклости. Охотничья тропа начинается сразу за дверью, где сегодня в сенях стоит ружье. На подоконнике блестят три патрона.

– Я думаю, – говорит Арне, – чем больше ты становишься городским жителем и чем проще тебе купить все, что требуется, в круглосуточном магазине, тем меньше тебя радуют эти гигантские поленницы, расставленные по всей деревне. Скорее всего, и людям из теплых стран это не очень понятно.


В Австралии местное население собирает сухие веточки, если им нужно приготовить еду.


Норвежский лес

Лес Арне Фьеля вырос на заброшенных полях. Он постоянно прореживал деревья, чтобы стволы были ровными, а кора хорошей


Но здесь, в Норвегии, мы должны признать, что, если судить по климату, мы живем в развивающейся стране. В древние времена холод и долгие зимы научили нас планировать. Пощады ждать не приходилось. Мы должны были заготавливать дрова на всю зиму и еще припасти немного на крайний случай. Так было заведено. Нам должно было хватить дров на всю зиму иначе семье пришлось бы мерзнуть, и в худшем случае люди могли замерзнуть насмерть. Мне кажется, это наложило на нас, норвежцев, отпечаток. Пока государство не ввело порядок, согласно которому сильные заботятся о слабых, а умные помогают недалеким или тем, кому не повезло, нам нужно было заботится о себе самим и думать о том, как заготовить достаточно дров. Ведь если холода стояли на три недели дольше, чем обычно, приходилось мерзнуть.

Арне заготавливает свои дрова на нескольких лесных участках, расположенных недалеко от фермы, но к одному из них он относится по-особому. Этот лес – результат дотошного управления, и с ним связана интересная семейная история. Земля изначально принадлежала небольшой ферме неподалеку. Там жила женщина с сыном, которого она родила, когда была еще совсем юной. Сын не женился, и они прожили вдвоем всю свою жизнь. Их маленькое хозяйство было практически на самообеспечении благодаря принадлежащему им маленькому ухоженному полю.

Мать дожила до очень преклонных лет, и сын, когда она умерла, был настолько стар, что сразу переехал в дом престарелых. Арне изъявил желание купить ферму, но долгие годы хозяин никак не мог принять решение, а фермой никто не управлял. Только через 20 лет Арне получил разрешение на покупку фермы. Поле тогда полностью заросло березой благодаря тому, что сын, перед тем как уехать оттуда, вспахал его. Деревья пустили корни по всему полю, и Арне пришлось отказаться от первоначальной, более выгодной идеи выращивать на нем пшеницу.

– Тогда я подумал, – рассказывает Арне, – что это уникальная возможность вырастить здесь идеальный лес. Все деревья были одного возраста, они росли на плодородной почве в прекрасных условиях.

И Арне начал ухаживать за лесом, как будто каждое дерево было кустом роз. Он проредил его три раза и вырастил деревья различной высоты. Это требовало затрат, и его жена улыбалась и качала головой, когда он поднимался рано стряхнуть снег с деревьев, чтобы те не прогнулись под его тяжестью. Но у них теперь есть все основания, чтобы гордиться результатом. Сейчас березы стоят ровно, как флагштоки. Многие из них имеют стволы до девяти метров без единого сучка. Кроме дров, Арне снимает бересту с самых лучших деревьев. Береста гладкая, как кожа, и стоит дорого.

Ферма эта была построена в те времена, когда отопление дровами было единственным вариантом обогрева. На каждом этаже деревенского дома были установлены большие, старинные многоуровневые печи, а по трубе видно, что на размерах никто не экономил. Дымоход имел вмурованную внутрь лестницу и был таким широким, что трубочист мог спуститься в саму трубу и вылезти через люк шириной в один квадратный метр.

– Я бы не сказал, что в старые времена люди имели нежное или романтичное отношение к дровам, – продолжает Арне. – Большинство работ на ферме были очень тяжелыми, просто каторжными. Заготовка древесины считалась одним из важнейших дел, которое необходимо было выполнить наряду с огромным количеством других дел, стоявших на очереди. Чтобы отапливать всю ферму, требовалось очень много дров. А эта ферма расположена так, что снег тает поздно, и, пока труд не стал механизированным, весной было довольно много работы.


Норвежский лес

Арне заготавливает дрова возле фермы и предпочитает хорошо проветриваемые поленницы, которые позволяют создать хорошие условия для сушки


Арне рассказывает, что работы на ферме шли одна за другой все лето. И до глубокой осени не было времени нарубить дров или запланировать привоз древесины. К этому моменту дровосек уже почти год рубил лес и складывал в кучи, и только осенью все это привозилось на ферму и кололось. Часто дрова не успевали просушить до прихода зимы.

– Когда я был молодым, меня это жутко раздражало, – говорит Арне. – Скорее всего, сейчас я такой энтузиаст потому, что мой отец всегда игнорировал заготовку дров. Я помню, как постоянно приносил вязанки из леса. Их нужно было развязать и положить под печь оттаивать.

Пол на кухне вздувался, и по нему текла холодная вода, перемешанная с опилками. Сейчас, уже будучи взрослым, когда я слышу свист в полене, мне хочется плакать. Поэтому я рублю и колю дрова весной. И я получаю от этого огромное удовольствие. Я топлю печь всеми видами дров и знаю, как то или иное дерево ведет себя в печи. Я рассматриваю каждое полено и, если вижу на нем красивый узор, откладываю его и использую для резьбы. Я просто стал таким. Я не переношу, чтобы что-то пропадало.

Арне признается, что больше всего ему нравится колоть дрова. Это в принципе повторяющиеся действия, но они не скучные. А ведь так много повседневных дел могут нагонять на нас тоску!

– Часто, если я присутствую на встрече и она меня увлекает, я могу подумать о том, что я мог бы сказать еще. Но я не озабочен никакими проблемами, когда стою у дровокола. Моя голова никогда не бывает настолько приятно пустой, как в то время, когда я занимаюсь дровами.

Лес

«О, это было прекрасное время, он рубил дрова, а Ингер наблюдала за ним. Это было его лучшее время!»

Кнут Гамсун
Норвежский лес

Как и многие мужчины, герой романа Кнута Гамсуна «Плоды земли», Исаак Селланро, проводил свои лучшие минуты в лесу. Сразу хочу пояснить, дабы предупредить любые подозрения в шовинизме, что Ингер, его жена, стояла и наблюдала за ним не потому, что была пассивной или просто восхищалась сильным мужчиной, размахивающим топором. Гамсун написал так потому, что его герой, Исаак, не получал удовольствия от работы, если ее никто не ценил или если никто не видел, как он работает.

Господи, пощади того, кому приходится рубить только для самого себя!

* * *

ЕСТЬ СВОЯ НЕПОВТОРИМАЯ ОСОБЕННОСТЬ В ТОМ, КОГДА ТЫ ИДЕШЬ ПО ЛЕСУ, НА ДЕРЕВЬЯХ ВСЕ ЕЩЕ ЛЕЖИТ СНЕГ, А ВЕСЕННИЙ ВОЗДУХ ЗВЕНИТ ОТ ЛЕГКОГО МОРОЗЦА… ТЫ СНИМАЕШЬ РЮКЗАК, НАЛИВАЕШЬ БЕНЗИН В СВОЮ ВЕРНУЮ БЕНЗОПИЛУ И НАЧИНАЕШЬ. НАЧИНАЕШЬ ПОТИХОНЬКУ: ПЕРВЫМ ДЕЛОМ СРУБАЕШЬ МАЛЕНЬКИЕ ДЕРЕВЦА, ЧТОБЫ БЫЛО ЛЕГЧЕ ДОБРАТЬСЯ ДО БОЛЬШИХ.

Потом идешь к первому, самому лучшему за этот год; к одной из тех берез, которые стояли достаточно тесно, тянулись к свету и теперь стали прямыми и белыми. Потом глушишь пилу, откладываешь и прислушиваешься к шуму падающего в правильном направлении дерева. Останавливаешь горячий двухтактный мотор, поднимаешь козырек на шлеме и слушаешь тишину. Мир возвращается к своей привычной жизни, а ты смотришь на это поваленное дерево, которое зимой подарит тебе тепло и свет. Многое можно получить от природы, но усилия дровосека всегда будут вознаграждены. В отличие от рыбака, охотника или собирателя морошки, дровосек получит свою награду гарантированно. Это настоящая работа, которую люди могут выполнять вместе, и вряд ли можно отыскать такой труд, результат которого виден практически сразу.

ВРЯД ЛИ МОЖНО ОТЫСКАТЬ ДОЛГ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДОЛГ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ПЕРЕД ДЕРЕВЬЯМИ. ПРЕВРАЩЕНИЕ ДРЕВЕСИНЫ В ТЕПЛО ПОЗВОЛЯЕТ НАМ ОЩУТИТЬ КОНТАКТ С ПРИРОДОЙ, КОТОРЫЙ БЫЛ ТАК ВАЖЕН НАШИМ ПРАОТЦАМ.

Каждое дерево дает количество киловатт-часов, равное своему весу. Даже самые маленькие, жалкие веточки принесут пользу. Это похоже на собирание мелких денег: достаточное количество монет по пятьдесят эре дадут сто крон. Так что бережливость – это хорошее качество. Даже ствол тонкой маленькой ели станет очень дорогим поленом в январе, когда термометр за окном будет показывать –26 градусов и жидкость для мытья посуды будет с трудом выливаться из пластиковой бутылки.

Где нужно рубить?

Не у всех есть лес, пригодный для заготовки дров, но частная вырубка доступна во многих областях страны. Во многих частях государственных лесов предоставляется разрешение на вырубку за умеренную плату. Кроме того, большинство владельцев лесов используют в своей деятельности механические дровоколы, и в течение последних 30 лет количество работников лесной промышленности сократилось вдвое. Это создает хорошие возможности для лесорубов со здоровой спиной: они могут либо прореживать лес, либо рубить там, где не могут пройти машины или где немного леса, что делает механическую рубку нецелесообразной. При хорошем прореживании леса древесина, годная для продажи, становится прямее и лучше, поэтому такая работа приветствуется владельцами лесов.

Другой обычной практикой является соглашение о вырубке леса вдоль дорог, возле линий передачи, у краев полей, старых пастбищ и ручьев. Кроме того, многие владельцы лесов разрешают частным лицам собрать то, что остается после машинной рубки леса. В итоге может остаться много древесины, включая изогнутые или переломанные стволы и лиственные деревья.

Такой сбор не дает удовлетворения, как рубка в спокойном лесу, но требует меньше усилий. Обязательно нужно спросить у владельца леса, какие деревья необходимо сохранить, а каких следует срубить побольше. Во многих местах разработаны подробные официальные планы, в которых описано, как нужно обрабатывать лес. Очень важно изучить их подробно, прежде чем приступать к вырубке. Например, в Норвегии принято оставлять умершие ели и сосны, потому что они являются средой обитания для насекомых и сохраняют природное равновесие.

Все типы деревьев можно пустить на дрова, и все они будут гореть, если хорошо просушены. Конечно, в Северной Америке существует несколько сортов деревьев, которые при горении выделяют ядовитые газы, в частности токсикодендрон лаковый и манцинелловое дерево, но они очень мало распространены. Если вы сомневаетесь, проконсультируйтесь с местными экспертами.


Норвежский лес

Хорошая физическая активность и полезная работа: Ю. Гюннар Эллеволд очищает от коры свежую березу в тренировочном военном лагере Тернингмоене. Это позволяет военным запасти дрова на зиму и предотвратить дедовщину


Норвежский лес

Привычная картина для частных рубщиков дров: ремни для погрузки, прицеп и весенняя лесная дорога


Если деревья растут плотно, то стволы у большинства сортов становятся вытянутыми, на них образуется меньше веточек в нижней части ствола. Деревья, которые стоят на просторе и получают много солнца, становятся короче и обрастают длинными ветвями по всему стволу. Но, если им тесно, они будут конкурировать с соседом и тянуться к солнцу. Это часто заметно по деревьям, растущим на крутом склоне или в канавах. Для сжигания оптимальны такие длинные вытянутые деревья. Их легче валить, проще перемещать, легче колоть, и они хорошо ложатся в поленницу. Избавление от сучьев на изогнутых и густорастущих деревьях требует намного больше энергозатрат.

Обычный заготовщик древесины редко берется за самые большие деревья. В возрасте 20–40 лет деревья дорастают до приличного, но еще управляемого размера. Позже дерево становится настолько массивным, что его транспортировка до прицепа будет требовать больших усилий.

Коряги

Если мы заглянем на побережье, то найдем там другой источник топлива – коряги. В скудных местах и на островах, где мало лесов, коряги раньше использовались очень часто. Эта древесина на удивление хорошо сохраняет в себе соль. Раньше коряги обычно выкладывали под дождь на протяжении двух-трех лет, чтобы вымыть соль, но от всей соли избавиться невозможно. Из-за нее ржавеют печи, но еще хуже, что при сгорании соль расщепляется и выделяет опасный для здоровья хлорный газ диоксин. Он особенно опасен для детей, и здравоохранительные органы давно не рекомендуют топить печи корягами.

В лес

Давайте вернемся к лесу и поговорим еще о нескольких вещах. Когда не имеющий опыта дроворуб приступает к работе в первый раз, ему следует проявлять сдержанность. Эмпирическая закономерность, или, как ее еще называют, правило большого пальца, немного иная для человека с бензопилой, нежели для офисного работника. Никто не мог похвастаться таким количеством тяжелых рабочих травм, как лесорубы в старые времена. Существует большой риск покалечиться, если начать работу недостаточно аккуратно. Скорость вращения цепи бензопилы составляет 70 километров в час. Если учесть, что у пилы две стороны, то каждую секунду лесоруб очень близко контактирует с более чем 1000 жадных стальных зубов. Эта книга не ставит перед собой задачу обучить безопасному способу рубки деревьев, для этого необходим отдельный текст и практический опыт. В Норвегии распространено мнение о том, что учиться пользоваться пилой надо на специальных курсах или у опытных лесорубов, кроме того, способы рубки адаптируются к местным особенностям и видам деревьев. Поэтому курсы по безопасному использованию бензопилы организуются повсеместно, а производители пил выпускают подробные инструкции и видеоролики (также доступные через Интернет) по эксплуатации, в которых показывают правильную технику работы.

ВАЖНЫЙ ПРИНЦИП, КОТОРОМУ СЛЕДУЮТ ВСЕГДА, ГЛАСИТ, ЧТО ДЕРЕВО ВАЛИТСЯ С ПОМОЩЬЮ ДВУХ ПОДРЕЗОВ.

Сначала делается первый подрез на четверть диаметра ствола со стороны падения. Это необходимо для того, чтобы дерево упало в нужном направлении. После этого делается валочный подпил с другой стороны ствола. Надо пилить внутрь по направлению к первому подпилу но остановиться за несколько сантиметров до него. Часть, которая останется нераспиленной, будет придерживать ствол, и благодаря ей дерево упадет спокойно. Могут использоваться разные виды валочного подпила, чтобы при падении направить кривые деревья в нужную сторону, но освоить это, изучая теорию, нельзя, так же как нельзя научиться танцевать танго на заочных курсах.

Многие получают травмы при обрезании сучков. Здесь главное правило заключается в том, чтобы стоять с одной стороны дерева, а спиливать сучки с другой стороны, пила при этом должна находиться на стволе. На курсах новичкам рассказывают несколько важных правил: работайте с опытными лесорубами, никогда не берите с собой собак или детей, начинайте с маленьких деревьев и будьте осторожны во время ветра. Обратите внимание на то, как даже маленький ветерок раскачивает большие деревья. Сначала трудно валить деревья даже среднего размера в нужном направлении, а когда дует ветер, в результат вмешивается беспощадный фактор неопределенности. Даже если первый надрез идеален и все остальное сделано правильно, ничто не остановит большое дерево, если порыв ветра отклонит его в неправильном направлении. Вот что об этом говорит Ханс Берли, специалист этого дела: «Эта на первый взгляд простая и грубая профессия полна нюансов, маленьких трюков, которым ты можешь обучиться только в тяжелой жизненной школе… Ты должен научиться повалить дерево на тот участок, на который задумал, иначе повиснешь на нем, и тебе предстоит адская работа с ручным рычагом и захватным крюком».

Еда, не перекус

Поэтому-то неопытные лесорубы и начинают с простого, нарабатывая опыт. Они учатся использовать доброжелательность дерева и просчитывать, куда оно само предрасположено упасть в зависимости от веса веток и наклона местности. Иначе велика вероятность, что дерево зацепится за другие деревья, пила застрянет в стволе или возникнут другие непредвиденные опасности. Тепло от дров не радует, если части тела находятся в контейнере реанимационного отделения больницы.

Работа в лесу требует больших энергетических затрат. В 1960-х годах в Норвегии даже выпускались Советы по питанию и физической активности, в которых указывалось, что работа по заготовке леса – одна из самых тяжелых. Лесоруб затрачивает 1168 килокалорий в час, тогда как колка дров топором требует 444 килокалорий. Для сравнения, на просмотр телевизора затрачивается 74 килокалории, мытье полов – 281, прогулку на лыжах – 405, уборку снега – 481, игру в футбол – 510, активную аэробику – 814, и только быстрый бег побеждает рубку – 1213 килокалорий.

Другими словами, чтобы провести активный день в лесу, недостаточно шоколадки и бутылки кока-колы. У лесоруба должна быть полноценная еда, а не перекус. Выражение «завтрак лесоруба» имеет совершенно реальную основу. До появления бензопилы, когда лес валили в глубокий снег с помощью топора и двуручной пилы, а работа длилась по двенадцать часов, в рабочем контракте лесоруба указывалось, какое питание ему положено, причем в нем присутствовало такое количество бобовых и сала, что современные специалисты по питанию упали бы в обморок.

Исследование одного из шведских университетов, посвященное поставкам провианта для лесорубов в Норрланде, показало, что каждый работник потреблял 9300 килокалорий в день. Этот показатель выглядит нереально высоким по сравнению с офисной работой, на которую затрачивается 2000-3000 килокалорий в день.

ЭНЕРГОЗАТРАТЫ ЛЕСОРУБОВ ПРАКТИЧЕСКИ ГРАНИЧИЛИ С ТЕМИ, КОТОРЫЕ ЧЕЛОВЕК ВООБЩЕ В СОСТОЯНИИ ПОКАЗАТЬ, – 12 000 КИЛОКАЛОРИЙ. СТОЛЬКО ТРАТЯТ ЛЫЖНИКИ В ПОЛЯРНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ, И ИМЕННО ЭТОТ ПОКАЗАТЕЛЬ РАСХОДА КИЛОКАЛОРИЙ ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ВЫСОКИМ ИЗ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ.

Исследования также показывают, что современные лесорубы, использующие бензопилу, расходуют около 6000 килокалорий за рабочий день. Примерно столько же тратят солдаты во время военных учений, неспроста солдатский сухой паек содержит 5000 килокалорий. Этот паек прекрасно подходит для работы в лесу вместе с обильным питьем. Хорошее питание обеспечивает ни много ни мало необходимую безопасность.

Старые методы все еще хороши

Старинный ручной способ заготовки дров включал ряд приемов, которые сформировались на основе унаследованного опыта и острой необходимости. Остеопат был далеко, поэтому работа должна была выполняться по-умному и эффективно.

Один из приемов, который был очень актуален для лесоруба, назывался fellebenk и заключался в том, чтобы сделать так называемую рабочую скамью для валки. На самом деле это было обычное дерево, которое валилось так, чтобы оно лежало поперек перед остальными деревьями, предназначенными для валки. Дерево рубилось примерно на высоте 80–100 сантиметров от земли, и нужно было сделать так, чтобы оно не отрывалось, а прочно висело на пне. Сучья и ветки удалялись, а следующее дерево валилось так, чтобы ствол падал на это лежащее дерево. При этом получалась очень удобная рабочая высота – когда ствол не лежит на земле, удалять с него ветки быстрее и безопаснее. Эта скамья также препятствует погружению деревьев в снег, если они валятся зимой.

Многие виды деревьев, такие как ольха, хорошо растут в болотистой местности или вдоль воды, но это очень опасная почва весной. Однако зимой, когда земля и вода замерзают, ситуация совсем иная. Прекрасный способ – начать с края реки или болота, покрытого льдом, и продвигаться внутрь замерзшего берега, транспортируя бревна по льду.

ПРИ РУБКЕ ЛЕСА ВО ВЛАЖНЫХ РАЙОНАХ И МЕСТАХ НАВОДНЕНИЙ ПИЛЫ МОГУТ БЫСТРО ЗАТУПИТЬСЯ, ПОТОМУ ЧТО, КОГДА УХОДИТ ВОДА, ПЕСОК ПРИЛИПАЕТ К КОРЕ. ТАКИЕ ВИДЫ ДЕРЕВЬЕВ, КАК ИВА И КЛЕН, КОТОРЫЕ ПРЕДПОЧИТАЮТ ВЛАЖНЫЕ ПОЧВЫ С БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ ПЕСКА, МОГУТ ВБИРАТЬ В СЕБЯ ВМЕСТЕ С ВОДОЙ МЕЛКИЕ КРУПИЦЫ ПЕСКА, А ЭТО ТОЖЕ ЗАТУПЛЯЕТ ПИЛЫ.

При транспортировке больших деревьев вдоль наклонной местности был выработан метод skrålihogst (валка на склон). Два – три дерева валились так, чтобы они ложились параллельно вверх на склон. С них удалялись ветки, и остальные бревна могли скатываться по ним вниз.

Прекрасными источниками древних знаний являются музеи. Также можно обратиться к людям, использующим в работе лошадей. Обычно также люди очень открытые и с радостью делятся своими познаниями. Приспособления давних времен, такие как дровни (сани, предназначенные для перевозки дров), удобны и в настоящее время и могут использоваться при заготовке леса. Гениальная идея всех времен – сплавлять бревна вниз по рекам или вдоль стоячей воды на плотах. Немногие лесорубы имеют возможность пользоваться этим методом, но он работает великолепно, а краткое нахождение бревен в воде не наносит вреда их качеству.

Сезон рубки леса

Лесоруб бывает щедро вознагражден, если действует в согласии с природой и временами года. Годовой цикл деревьев определяет, что лиственные деревья лучше срубать зимой или ранней весной, задолго до появления листьев. В это время в деревьях меньше влаги, значит, и просушивать их нужно меньше. Знатоки леса считают, что деревья содержат намного меньше влаги зимой, но для большинства видов древесины разница составляет не больше 10–20%. Количество сока в деревьях начинает увеличиваться за пару недель до того, как появляются листья, поэтому пик влажности обычно приходится на май. Однако количество влаги в деревьях, как правило, переоценивается. Причина этого заключается в том, что вода в них передвигается намного быстрее весной и летом и сок обильно выделяется из среза при рубке дерева, но вода испаряется, когда появляются листья.

ЯСЕНЬ МОЖЕТ СОДЕРЖАТЬ ВСЕГО 34% ВЛАГИ ЗИМОЙ, ТОГДА КАК ДРУГИЕ ВИДЫ ДЕРЕВЬЕВ СОДЕРЖАТ 45–60% ВЛАГИ В ТЕЧЕНИЕ ГОДА. БЕРЕЗА В БОЛЬШИНСТВЕ РАЙОНОВ НОРВЕГИИ ИМЕЕТ САМЫЙ НИЗКИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ ВЛАЖНОСТИ В ИЮЛЕ – АВГУСТЕ, ТАК ЖЕ КАК И ЕЛЬ, КОТОРАЯ СОДЕРЖИТ НАИМЕНЬШЕЕ КОЛИЧЕСТВО ВЛАГИ ЛЕТОМ.

Тем не менее можно выделить ряд преимуществ заготовки древесины зимой или ранней весной. Это позволяет дольше и лучше просушивать бревна. Просушенные весной дрова считаются в Норвегии наиболее качественными, потому что весной меньше всего влажность. На самом деле просушка начинается еще при минусовой температуре, и на древесине, срубленной в январе, в марте уже можно заметить сухие трещины. Кроме того, колоть дрова намного проще при минусовых температурах, а работа на снегу намного чище. Земля получает меньше повреждений от тяжелого транспорта, если она сильно промерзла. В дополнение на дереве при низкой температуре не появляются гниль и грибок (их активность начинается при температуре +5 градусов). Летний сок некоторых лиственных деревьев содержит большое количество сахара и минералов, и из-за этого они подвержены образованию грибка. Насекомые зимой находятся в спячке, и к тому времени, как они начнут просыпаться весной, дрова успеют высохнуть, и насекомые не успеют там прижиться. Но очень трудно работать в глубоком снегу, особенно если нужно заготовить большое количество дров. Поэтому по норвежской традиции лес начинают рубить в районе Пасхи, чтобы бревна можно было перевезти по мерзлой земле.

Заготовка леса летом

Если по каким-то причинам заготовить дрова не получилось раньше лета, не стоит сдаваться. Практический опыт показывает, что просушка даже очень влажных поленьев происходит быстрее, чем многие думают. В этом случае лучше использовать так называемую просушку с помощью листьев (bladtørk). Когда деревья срубают, их оставляют лежать с ветками, листьями и нетронутой верхушкой. Деревья не понимают, что их срубили, и листья продолжают свой рост, поглощая питательные вещества из ствола, и влага уходит из дерева. Удивительно, но листья распустятся даже на деревьях, срубленных зимой, до появления почек. При просушке с помощью листьев влажность быстро падает за первую неделю, обычно с 50% до 35%. По прошествии еще пары недель, в зависимости от сезона и размера дерева, листья завянут. Но древесина будет еще недостаточно сухой для сжигания, влажность на этом этапе обычно составляет около 30%. Этот способ ускоряет процесс просушки вначале, но он перестает действовать, когда листья вянут. Поэтому надо следить за процессом и сразу же дерево нарубить, поколоть и сложить для окончательной просушки, чтобы дрова были готовы к зиме. Но, если воздух слишком влажный, такие дрова будут готовы не раньше чем через год. Этот способ больше подходит для небольших деревьев, которые заготавливаются для отопления щепой.

ПРАКТИКА ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ДАЖЕ ИГОЛКИ ВЫСАСЫВАЮТ ВЛАГУ ИЗ СТВОЛА, ЕСЛИ ДЕРЕВО БУДЕТ ЛЕЖАТЬ С НЕОБРЕЗАННЫМИ ВЕТКАМИ, НО ПРОЦЕСС ИДЕТ СЛИШКОМ МЕДЛЕННО, ЧТОБЫ ДАВАТЬ КАКИЕ-ТО ПРЕИМУЩЕСТВА.

Другой метод ускорения просушки в лесу как летом, так и зимой предполагает снятие коры на некоторых участках ствола. В этом случае кора снимается с помощью одного или нескольких продольных срезов, которые делают либо топором, либо лопатой для коры, либо бензопилой для того, чтобы влага могла выйти из ствола. Замерзшие поленья трудно надсекать топором, но при плюсовой температуре кора сходит ровными длинными полосками. Снятие коры можно прекрасно комбинировать с просушкой с помощью листьев. Десятилетиями в Норвегии требовали, чтобы со стволов, предназначенных для дров, снимали кору для просушки в двух-четырех местах. Могли быть сданы без удаления только лиственные деревья, которые подсушивали с листьями до 15 июля, если они пролежали с листьями шесть недель.

Однако летом появляется другая проблема. Труд лесоруба изначально очень тяжелый, а при температуре 25 градусов работник будет активно потеть под специальной одеждой, ощущая жажду и головную боль. В дополнение к этому лесоруб будет окружен насекомыми и комарами, которые слетятся к нему с ветвей срубленных деревьев. Это может изрядно подпортить жизнь, но, конечно, сделает воспоминания о каждом заготовленном полене незабываемыми.

Дрова, которые никогда не сохнут

Валить лес можно и в начале лета, хотя это неоптимально. Но вот заготовка древесины позже может существенно сказаться на качестве. Многие сталкивались с тем, что некоторые вязанки дров никогда не просушиваются, независимо от того, сколько их сушить. Это особенно часто случается с древесиной, заготовленной осенью, с той, которая лежала в лесу слишком долго или которая хранилась сырой в плотных поленницах. Даже если после дровам предоставить оптимальные для просушки условия, они все равно не будут до конца сухими. Сaaмы даже используют специальное слово для этого – tjasjsjallo. Шведский этнолог Ингве Рид описал этот феномен в книге Эльд: «Свежесрубленная береза горит, но та же влага в дереве через год не дает ей гореть. Березовые дрова могли пролежать год под крышей, но все равно не будут гореть. Такая старая, мертвая береза называется tjasjsjallo, что означает „перенасыщенная водой”».

Почему же так получается? Влажность есть влажность, не так ли?

Этим вопросом задалось Общество защиты лесов в 1964 году, начав исследование, посвященное просыханию лиственных деревьев, продлившееся два года. Деревья были срублены в разное время года, и в каждой партии одна часть деревьев была просушена на открытом пространстве, другая – внутри плотного леса, как с корой, так и без коры. Этот эксперимент показал, что если лиственное дерево плохо просушено с самого начала, уровень влажности не сможет опуститься так низко, как в том дереве, которое было просушено быстро.

ЕСЛИ ПРОСУШКА ПОЛЕНЬЕВ НЕ ВЫПОЛНЕНА ВОВРЕМЯ И ВЛАЖНОСТЬ В НИХ СОХРАНЯЕТСЯ НА КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ, НАЧИНАЕТСЯ ПРОЦЕСС РАЗРУШЕНИЯ ДРЕВЕСИНЫ. ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ДЕРЕВО СГНИЕТ ИЛИ БУДЕТ АТАКОВАНО ГРИБКОМ, ОДНАКО ВНУТРИ НАЧНУТ РАЗВИВАТЬСЯ БАКТЕРИИ, А ФЕРМЕНТЫ И СЛИЗЬ ОБРАЗУЮТ ПЛЕНКУ ВОКРУГ ВНУТРЕННИХ ДРЕВЕСНЫХ ВОЛОКОН.

В этом случае процесс перемещения воды будет нарушен, и ситуация не улучшится, если просушивать дрова как следует. Даже после долгой просушки слизь сохраняется в дереве и ухудшает его качество.

Это ведет к двум негативным последствиям: слизь препятствует испарению воды, и влажность уже никогда не опустится до оптимального уровня. Также наличие слизи в дровах отрицательно сказывается на их горении, поскольку не происходит должного контакта с кислородом, и огонь в печи или костре горит очень плохо. Однако может быть еще хуже: процесс загнивания повышает влажность древесины, это так называемая метаболическая вода. Такие дрова – настоящее разочарование. Они выглядят как обычные, но горят с трудом и дают мало тепла.

Сухое дерево не гниет. Поэтому очень важно не давать поленьям долго лежать в лесу сырыми и с неснятой корой. Их нужно привезти домой, нарубить, поколоть и положить сушиться чем быстрее, тем лучше, если на это есть время. Береза и бук особенно подвержены росту бактерий. Хвойные деревья с высоким содержанием смолы, такие как сосна и ель, не так поддаются поражению и могут пролежать в лесу дольше. Также существуют некоторые виды грибков, которые не разрушают дерево, а портят готовые дрова и из-за которых поленья вбирают в себя влагу из воздуха. В летние месяцы риск подхватить такой грибок намного выше, когда влажность самого дерева составляет 30-40%. Грибок может быть активным и при 20% влажности древесины, но он уже не повлияет на качество дров.

Использование древесины, поврежденной грибком, не несет в себе угрозы для здоровья: споры обычных видов грибка не опасны для верхних дыхательных путей. Но такие дрова должны храниться на улице и использоваться как можно скорее, а не лежать несколько лет, так как из-за грибка качество дров постоянно ухудшается.

Грибок, развивающийся на сырой древесине, не перейдет на сухие дрова, лежащие рядом в поленнице, так как для роста ему требуется влага. Однако, если положить рядом сырые дрова, грибок перейдет и на них, потому что его споры легко распространяются по воздуху.


Норвежский лес

Не нужно оставлять дрова в лесу надолго: плохая просушка с самого начала приводит к возникновению плесени и грибка, это может испортить качество дров, даже если потом будут созданы все условия для сушки. Ель и сосна могут полежать в лесу дольше, чем лиственные деревья

Насекомые и неподходящая одежда

Если поваленные деревья будут лежать долго, ими заинтересуются различные насекомые. Некоторые проникнут внутрь древесины, некоторые построят проходы под корой. Они также могут поселиться на колотых дровах, которые лежали под брезентом и стали влажными. Вид насекомых может варьироваться от безобидных маленьких червячков до огромных гадов с длинными антеннами усов и сине-черным панцирем.

ЛИЧИНКИ, ОСОБЕННО ДРОЗОФИЛЫ ФРУКТОВОЙ (ТАК НАЗЫВАЕМОЙ ФРУКТОВОЙ МУШКИ), МОГУТ ИЗДАВАТЬ УДИВИТЕЛЬНО ГРОМКИЕ ЗВУКИ, КОГДА БУРЯТ СВОИ ХОДЫ, И ДАЖЕ БЫЛИ СЛУЧАИ, КОГДА НЕКОТОРЫЕ ЛЮБИТЕЛИ ГОРЯЩЕГО КАМИНА НАЧИНАЛИ ВОЛНОВАТЬСЯ ИЗ-ЗА ЗВОНА В ГОЛОВЕ, ЕСЛИ ВДРУГ СЛЫШАЛИ СТРАННЫЕ СКРЕБУЩИЕСЯ ЗВУКИ, ИСХОДЯЩИЕ ОТ ДРОВ.

Появления насекомых можно избежать, если быстро просушить дрова на воздухе, но когда деревья повалены порывом ветра, это сделать невозможно. Дрова, в которых живут насекомые, должны храниться снаружи дома до момента их использования. Можно подождать с их использованием до холодов. Тогда надо заносить немного дров за раз и использовать их в течение нескольких часов. При минусовой температуре насекомые впадают в спячку и не успеют проснутся до своей кремации. Насекомые в дровах не очень опасны: они редко успевают проникнуть в стены дома, ведь для существования им нужен влажный климат. Стены дровяного сарая тоже в безопасности, если они будут сухими.

Влияние фаз луны

В Норвегии все еще можно встретить людей, которые, заготавливая дрова, ориентируются на фазы луны. Эта традиция имеет глубокие корни по всей Европе, согласно ей деревья следует валить после полной луны, то есть при убывающей луне. Считается, что дрова в этом случае сохнут быстрее и осенью впитывают меньше влаги из сырого воздуха. Существуют источники времен Древнего Рима, подтверждающие правоту этой традиции, но большинство заготовителей лесов посмотрят на вас с недоверием, если вы решите остановить машину по рубке леса ценой в три миллиона крон из-за восходящей луны.

Тем не менее вопрос остается открытым: было ли это просто традицией или же имеются практические обоснования? Существует много современных исследований на эту тему, в том числе так называемый Швейцарский проект.

В ХОДЕ НАБЛЮДЕНИЙ ЗА 576 ДЕРЕВЬЯМИ БЫЛО УСТАНОВЛЕНО, ЧТО ОНИ ЖИВУТ ПО ЛУННОМУ ЦИКЛУ: ПЕРЕД ПОЛНОЙ ЛУНОЙ ДИАМЕТР СТВОЛОВ НЕМНОГО УВЕЛИЧИВАЕТСЯ, А КАК ТОЛЬКО ЛУНА НАЧИНАЕТ УБЫВАТЬ – УМЕНЬШАЕТСЯ, ПРИЧЕМ НА СОДЕРЖАНИЕ ЖИДКОСТИ В ДЕРЕВЬЯХ ЭТО НЕ ВЛИЯЕТ. ПРАВДА, ЭТО ОТНОСИТСЯ НЕ КО ВСЕМ ВИДАМ ДРЕВЕСИНЫ И НЕ К КАЖДОМУ ПЕРИОДУ ГОДА.

Исследователи зарегистрировали самые существенные изменения у каштана и ели в течение трех-пяти дней до полной луны и трех-пяти дней после. Различия были существенными в период с ноября по февраль, а в остальное время года разницы не наблюдалось. Скорость высыхания дров была самой высокой после полной луны, что согласуется с традициями. Тем не менее изменения оказались незначительными, чтобы повлиять на качество дров: различия составляли от 4% до 12% и были существенными только в отношении сырья для мебели и музыкальных инструментов.

Практические опыты показывают минимальное различие в конечном результате, но можно заметить разницу по тому, насколько большими будут сухие трещины. Дрова высохнут в любом случае, но следование этой традиции, бесспорно, придаст дровам особую неповторимость.

Дрова для розжига

Чтобы упростить розжиг зимой, особенно членам семьи, у которых натянутые отношения с камином, полезно обратить внимание на дрова для розжига, еще находясь в лесу. Плотные сорта деревьев сложно разжечь вначале, и опытные люди всегда валят для розжига ель или осину. Другое преимущество этих сортов состоит в том, что структура древесины позволяет расщепить поленья на тонкие щепки по 3–4 сантиметра в диаметре и получить прекрасный материал для розжига.

СОСНОВЫЕ ДРОВА С БОЛЬШИМ КОЛИЧЕСТВОМ СМОЛЫ ТРАДИЦИОННО ИСПОЛЬЗОВАЛИСЬ ДЛЯ РОЗЖИГА, НО ОНИ СИЛЬНО КОПТЯТ. ПРОЩЕ И ЛУЧШЕ РАЗЖЕЧЬ ВЕТКИ ЛИСТВЕННЫХ ДЕРЕВЬЕВ.

Маленькие березовые ветки горят, кстати, лучше, чем дрова из ствола, это же относится и к бересте, которая тоже легко разгорается. В старые времена люди обычно заготавливали маленькие вязанки веточек для розжига кухонных плит.

Вес и киловатты

Деревья средней величины дают удивительно много энергии по сравнению со вложенным в них трудом, а простые вычисления демонстрируют, насколько эффективны дрова. В лесной индустрии для измерения объема древесины используются так называемые кубические таблицы, в которых диаметр ствола дерева на высоте 1,3 метра от земли (1,4 в США) сопоставляется с высотой дерева. Факторы замера немного различаются в зависимости от типа дерева, но при стандартных замерах береза 15-метровой высоты диаметром 15 сантиметров на уровне груди будет иметь объем 0,12 кубометра, то есть из этого дерева получится около 70 кг стандартных сухих дров. При сжигании их в печи с эффективностью 75% это дерево даст 225 кВт.

Если цена электричества составляет 90 эре за 1 кВт, цена одного дерева составит 200 крон. При 140 эре за 1 кВт ценность дерева возрастет до 315 крон. Взрослая береза, скажем, высотой 25 метров и диаметром 25 сантиметров будет иметь объем 0,5 кубометра, из нее будет получено 300 килограммов дров и 960 кВт, что составит 860 и 1340 крон при указанных ценах на электричество. Сосна часто вырастает до 30 метров, и большие сосны, предназначенные для срубов, могут с легкостью включать два кубометра каждая – больше сажени на дерево. Даже при невысоком качестве горения такая большая сосна дает 288 кВт в час при сжигании.

МНОГИЕ НОРВЕЖСКИЕ ДОМА, ОТАПЛИВАЕМЫЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДРОВАМИ, МОГУТ ПЕРЕЖИТЬ ВСЮ ЗИМУ НА ДРОВАХ, ПОЛУЧЕННЫХ С СЕМИ-ВОСЬМИ БОЛЬШИХ СОСЕН.

Если совершить большой грех и срубить самое большое дерево в мире – 2500-летнего Генерала Шермана в Калифорнии, – им можно топить много лет, размышляя о содеянном. Высота этого дерева – 84 метра, а диаметр – 11 метров. Объем древесины составляет 1487 кубометров. Это 930 саженей!

Некоторые из видов наших деревьев могут иметь возраст несколько сотен лет. Самое старое дерево растет в Швеции, прямо на границе с Норвегией, в горном массиве Даларна, возле Триселя. Это небольшая ель, возраст которой 9550 лет. Но это корень такой старый, стволу «всего лишь» 600 лет. Однако с точки зрения ботаники это один индивид, достигший столь зрелого возраста. Старые деревья, у которых возраст ствола и корня совпадает, часто встречаются среди секвойядендронов. Многие из существующих насчитывают более 3000 лет.

Самое большое дерево в Норвегии с точки зрения объема – это ситхинская ель. Самые высокие из них достигают 46 метров и имеют объем до 23 кубометра, который соответствует 30 взрослым обычным елям.

Постоянная зеленая энергия

Очень забавное упражнение состоит в том, чтобы вычислить, насколько большой объем леса необходим, чтобы обеспечить семью не заканчивающейся энергией. Конечно, это упражнение весьма условно, и даже в «Норвежском справочнике лесоводства» на первых страницах указано, что «все измерения могут содержать ошибки».

В нашем случае существует множество переменных. Количество дров будет меняться в зависимости от размера дома, от того, насколько сильно мерзнут жильцы, насколько хорошо дом изолирован, и от того, какого типа печь используется и насколько холодно в этом году. Полученный объем будет зависеть от вида дерева, от бонитета леса и от колебания количества осадков, а также от температурного режима.

Но все-таки давайте попытаемся.


Норвежский лес

Рубка четырехсотлетней дугласовой пихты, имеющей диаметр ствола 2,5 метра и высоту 80 метров. Фотография из каталога Jonsered 1985 года для американского рынка. Бензопила марки Jonsered 920 Super


СЧИТАЕТСЯ, ЧТО СРЕДНЕСТАТИСТИЧЕСКИЙ НОРВЕЖСКИЙ ДОМ В ХОЛОДНОМ РАЙОНЕ, ГДЕ МИНУСОВЫЕ ТЕМПЕРАТУРЫ ДЕРЖАТСЯ С НОЯБРЯ ПО МАРТ, ПОТРЕБЛЯЕТ 24 000 КВТ ЭНЕРГИИ В ГОД, И ЭТО ВКЛЮЧАЕТ ВСЕ: СВЕТ, ОБОГРЕВ, ПОДОГРЕВ ВОДЫ И РАБОТУ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ АППАРАТОВ.

Даже те, кто действительно предпочитает дровяное отопление, вряд ли смогут получить больше половины объема требуемой энергии – 12 000 кВт – с помощью дров. Для этого придется серьезно перестраивать дом или устанавливать дровяной котел, который будет обеспечивать паровое отопление и подогревать воду.

С современной печкой, эффективной на 75%, мы получим 12 000 кВт из примерно 3000 килограммов сухих дров (это соответствует почти четырем саженям высушенной березы, но с точки зрения энергии лучше всего для сравнения использовать килограмм дров с нулевой влажностью).

Основа для наших подсчетов проста: лес должен вырасти за год настолько, сколько мы потребили его за год. Способность расти выражается в бонитете. Этот параметр известен во многих странах, он часто используется для оценки сельскохозяйственных угодий. В Норвегии существуют цифровые карты бонитета для всей страны, поля за полем, леса за лесом.

Принято считать, что березовый лес со средним бонитетом имеет ежегодный прирост в размере 250 килограммов сухой древесины на акр. При благоприятных условиях прирост будет более 500 килограммов на акр, но может быть и выше, если за лесом ухаживать. То есть семье потребуется от 6 до 12 акров леса, чтобы добывать 12 000 кВт каждый год.

Некоторые виды норвежских деревьев могут давать до 1500 кг древесины на акр (мы к этому еще вернемся). В этом случае требуемый «дровяной сад» ограничится размером в 2 акра, но тогда его нужно будет постоянно удобрять и ухаживать за ним.

С точки зрения экологии интересно решить эту задачу с двух сторон: выращивать лес эффективно, чтобы он рос интенсивнее и поглощал большое количество углекислого газа в период роста, а в жилище применять современное оборудование для сбережения энергии, например использовать котел или с помощью печи осуществлять нагрев воды. Дрова являются самым простым источником биоэнергии, и в Норвегии принято считать, что для окружающей среды намного лучше эффективно использовать дрова, чем начинать сложные и дорогостоящие проекты, которые в итоге позволят сэкономить небольшой процент электроэнергии. С глобальной точки зрения многое выступает за то, чтобы позволить «грубому» источнику взять на себя обогрев, оставив электричеству обслуживание продвинутого электрооборудования.

Дровяные плантации

Старинный способ стимулирования роста деревьев, который вновь становится популярным в Норвегии, заключается в использовании способности некоторых лиственных деревьев (в том числе березы, дуба, ясеня, орешника, каштана, ивы и вербы) снова расти из пней. Молодое дерево в этом случае пользуется старой корневой системой и растет быстрее, чем если бы ему пришлось формировать новую корневую систему. Оно получает доступ прямо к кормушке, и на пятый год роста выросшее из пня дерево будет в два раза выше обычного.

Когда и это дерево срубают, цикл возобновляется, а корень становится еще сильнее.


Норвежский лес

Даже старый черный березовый пень способен дать питание двум молодым деревьям. Они пользуются старой корневой системой и быстро вырастут. Дубовые пни могут питать новые деревья до 2000 лет


БЕРЕЗОВЫЕ ПНИ МОГУТ ПРОИЗВОДИТЬ НОВЫЕ ДЕРЕВЬЯ НА ПРОТЯЖЕНИИ 200 ЛЕТ, ПОКА НЕ СГНИЮТ. ДУБ МОЖЕТ САМОВОСПРОИЗВОДИТЬСЯ ПРАКТИЧЕСКИ БЕСКОНЕЧНО. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ (ГДЕ ЭТОТ МЕТОД НАЗЫВАЕТСЯ COPPICING – РОДСТВЕННОЕ СЛОВО С НОРВЕЖСКИМ Å KAPPE) МОЖНО НАЙТИ ДУБЫ, РАСТУЩИЕ НА КОРНЯХ, КОТОРЫМ БОЛЬШЕ 2000 ЛЕТ.

Этот метод был известен в Норвегии с древних времен, но никогда не использовался в больших масштабах. Дубовые леса были практически вырублены для судопроизводства с 1600-х до 1850-х годов, особенно активно с 1632 года, когда Кристиан IV приказал вырубить в Дании все дубы для постройки военных кораблей. Другие лиственные деревья не имели такой ценности, и никто не был заинтересован в уходе за лесом. Но в последние годы рассматриваемая методика стала вводиться в разных местах, в том числе в Солере, под названием «энергетическое использование леса», чтобы производить экологически чистое сырье. При таком подходе прирост деревьев от трех до пяти раз выше, чем в обычном лиственном лесу. Для данного метода используются деревья, растущие быстро первые годы, особенно ива и тополь. В Швеции такие леса дают от 1,2 до 1,5 тонны сухого сырья на акр земли ежегодно, а береза дает 600 килограммов на акр. Деревья рубят до того, как они станут «ленивыми», то есть до того, как замедлится процесс роста.

В зависимости от типа деревьев такой быстрорастущий лес может быть хуже, чем медленнорастущий, но, как мы знаем, обогревают все виды деревьев примерно одинаково.

ЛЕС С ТОНКИМИ КУСТАРНИКАМИ БОЛЕЕ ГОДЕН ДЛЯ КОТЕЛЬНЫХ, ОТАПЛИВАЕМЫХ ЩЕПОЙ, А КОРОТКИЙ ЦИКЛ РОСТА НЕ ВСЕГДА САМЫЙ ПРАКТИЧНЫЙ И ЭФФЕКТИВНЫЙ. ИНТЕРЕСНЫМ КОМПРОМИССОМ МОЖЕТ СТАТЬ РАЗВИТИЕ ОБЫЧНОГО БЕРЕЗОВОГО УЧАСТКА ДО «ПЛАНТАЦИИ ДРОВ» С БОЛЬШОЙ ОТДАЧЕЙ.

Работа начинается с обхода участка и вычищения его от упавших деревьев и деревьев ненужных сортов. С помощью пилы лес прореживается, чтобы расстояние между стволами составляло полтора метра (расстояние в две длины руки считается достаточным), но, например, береза уживается и при более тесной посадке. Затем лес делится на сектора. Их количество определяется, например, тем, через сколько лет деревья будут готовы к вырубке. Для тополя, который идет на щепу, достаточно пяти лет. То есть на участке будет пять секторов. Березе требуется 15-20 или более лет. Но эта разбивка в первую очередь теоретическое упражнение: главная цель такой плантации – быстрый рост деревьев из пней.

Каждый год в одном из секторов производят вырубку, но не рядом с тем сектором, в котором вырубили деревья в прошлом году. Если эти деревья срубить, то те, что остались расти, не будут ровными и высокими, в отличие от тех, что растут рядом с высокими и тянутся к солнцу. Кроме того, голая поверхность должна быть защищена от ветра. Вырубку следует осуществлять зимой или по крайней мере до появления сока, иначе пни будут истощены. У березы низкие пни (около 10 сантиметров) с немного косым срезом дадут самые жизнеспособные ростки. Ясень, напротив, требует высоких пней, а орешник – очень низких.

На следующий год из пней появятся ростки. Часто они растут очень густо, и их надо прореживать. Так работа продолжается год за годом.

ПОСТЕПЕННО ЛЕС ЗАРАСТЕТ РОВНО И ПЛОТНО, ОДИНАКОВО ВЫСОКИМИ ДЕРЕВЬЯМИ ПО ВСЕМ УЧАСТКАМ. САМЫЕ БОЛЬШИЕ ЭНТУЗИАСТЫ ЗАИМСТВУЮТ ПРИЕМЫ У ТЕХ, КТО ВЕДЕТ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ САДОВОДСТВО, И УДОБРЯЮТ ЛЕС ЗОЛОЙ.

Зола содержит все, что было в дереве, кроме воды, в сухом виде, в том числе железо, калий, фосфор, кальций и магний. Читатель может убедиться, что это основные компоненты удобрений и деревья не имеют ничего против дополнительной дозы питания. Лучше всего посыпать золу на снег или развести в воде, чтобы не перекормить деревья.

Деревья также могут впитывать из земли тяжелые металлы (кадмий, ртуть, свинец и цинк), которые сохраняются в золе. Такую золу не следует использовать в виде удобрения, но способность деревьев абсорбировать металлы может очень пригодиться. В Швеции, в городке Когерод, для удобрения такого леса используются сточные воды, и это ускоряет рост деревьев в три раза. Деревья выступают как своеобразное очистительное сооружение и как источник энергии. Зола, полученная при их сжигании и содержащая впитанные деревьями тяжелые металлы, перерабатывается как химические отходы.

При таком подходе можно говорить о полной переработке сырья: зола от деревьев, срубленных прошлой весной, удобряет новые побеги, выросшие на пнях через год, либо очищает лесную почву.

Конечно, высоко замахиваться совсем не обязательно. При разумной заботе о лесе можно достичь определенного темпа роста и ценности. И если время естественного цикла составляет сорок лет вместо пятнадцати, это дает ощущение временной перспективы, знакомой всем владельцам лесов. В лесу ничего не происходит за одну ночь, и нужно запастись терпением. Можно начать подсчет своих пенсионных накоплений, какими они будут к тому времени, когда придет пора наслаждаться результатами своего труда. Вероятнее всего, вашими трудами будет пользоваться следующее поколение. Но рубка деревьев в ухоженном лесу – это своеобразный ритуал. Кроме того, эффективность работы и количество дров будут намного выше, чем в неухоженном смешанном лесу.

Из каких деревьев получаются самые лучшие дрова?

В этой книге рассказывается о типах деревьев, которые обычно растут в Норвегии, но в мире есть много других сортов, дающих замечательные дрова. В Северной Америке очень востребованы такие сорта, как гикори (орех пекан), локуст (рожковое дерево) и граб.

ДРОВА ОТЛИЧАЮТСЯ НЕ ТОЛЬКО КАЧЕСТВОМ СУШКИ, НО И КАЧЕСТВОМ ГОРЕНИЯ. НА ПРАКТИКЕ ЭТО ЗАВИСИТ ОТ ПЛОТНОСТИ ДЕРЕВА. ТВЕРДЫЕ ВИДЫ ДРЕВЕСИНЫ ТЯЖЕЛЕЕ И ДАЮТ БОЛЬШЕ ТЕПЛА, ЧЕМ ПОРИСТАЯ ДРЕВЕСИНА ТАКОГО ЖЕ ОБЪЕМА.

Например, дубовое полено дает на 60% больше тепла, чем полено ольхи такого же размера. Но если сравнивать их по весу, то килограмм дуба и килограмм ольхи дадут одинаковое количество тепла.

В большинстве культур, традиционно использующих древесину для отопления, особенно в холодных странах, твердые сорта деревьев до сих пор имеют славу самых лучших дров, а предпочтения настолько сильны, что многие признают лишь несколько сортов для использования. Это в первую очередь объясняется тем, что дома в старые времена имели плохую изоляцию. Люди готовились к худшему, особенно в Норвегии, где даже возникла «военная зимняя культура», идеалом которой считались огромные печи и березовые дрова.

Но в современных хорошо изолированных домах, особенно в начале и конце отопительного сезона, такие дрова не всегда оптимальны. Например, в январе для обогрева старого дома 1930 года постройки в Тромсе потребуется совсем другая отопительная методика, чем для поддержания тепла в современном доме. В большинстве случаев проблема тяжелых дров заключается в том, что через некоторое время печь сильно раскаляется. При мягкой погоде подходят более легкие и мелко наколотые дрова. Они горят довольно интенсивно и чисто в маленьких очагах, выбросов от них меньше, и они не позволяют дому раскалиться от жары.

ХОРОШИЙ ПРИЕМ – СЖИГАТЬ ЛЕГКИЕ ДРОВА ВМЕСТЕ С ОДНИМ ПОЛЕНОМ ИЗ ТЯЖЕЛОЙ ДРЕВЕСИНЫ, НАПРИМЕР ИЗ БУКА ИЛИ БЕРЕЗЫ. ОНО БУДЕТ ЕЩЕ ДОЛГО ТЛЕТЬ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ДРУГИЕ ПОЛЕНЬЯ ПОЛНОСТЬЮ СГОРЯТ, И ЭТО ОБЕСПЕЧИТ ТЕПЛО В ПЕЧИ.

Этот прием используется норвежскими крестьянами, которые должны покинуть дом и работать на улице. Кроме того, эксперты считают, что при использовании котлов с отдельным сжиганием газов всегда лучше топить несколькими сортами древесины, потому что благодаря их различиям сгорание будет наиболее полным.

Поэтому лучше всего иметь вязанку с разнотипной древесиной: легкие, мелко наколотые дрова для розжига в мягкую погоду и большие поленья твердых сортов для ночного обогрева и сильных холодов. Кроме того, в долгосрочной перспективе важно рубить быстрорастущие деревья и заполнять ландшафт новыми.

В открытых каминах без защитного экрана лучше избегать дров из хвойных деревьев, особенно ели, потому что от них летят искры. Это же правило действует, если вы решили ночевать на улице у костра. В холоде человек инстинктивно ложится все ближе и ближе к теплу, а искры от костра могут прожечь спальник и одежду.

Традиционно дрова при продаже измерялись объемом, но в 2011 году ведущий исследовательский центр лесоводства Норвежский институт лесного хозяйства инициировал проект под названием «От сажени до киловатта». Целью его было введение энергетической маркировки дров. Для этого на мешках с дровами стали указывать информацию о количестве кВт, которое они могут дать. Это должно было помочь ели и другим легким сортам древесины занять более стойкое положение на рынке, потому что понятие качества всегда основывалось на количестве выделяемого дровами тепла. Этот метод был также опробован в Италии. Проблема при оценке дров по их весу заключается в том, что покупатель рискует переплатить за сырые дрова, поэтому сейчас инициаторы проекта работают над оценкой влажности древесины.

Таблицы сгорания

Существуют хорошие таблицы, в которых указаны индексы сгорания различных сортов древесины. Однако не стоит им слепо доверять. В них представлены среднестатистические данные на основе показаний о деревьях со всей страны, поэтому вариации могут быть весьма существенными. Самые большие различия наблюдаются в отношении хвойных деревьев, таких как ель и сосна. На бедных почвах эти сорта растут медленно и становятся более тяжелыми и плотными, в отличие от тех, которые вытягиваются к небу на благодатных влажных почвах в низинах.

ИССЛЕДОВАТЕЛИ ЛЕСА В НОРВЕГИИ ОБНАРУЖИВАЛИ ЕЛИ МАССОЙ ОТ 300 ДО 600 КИЛОГРАММОВ ДРЕВЕСИНЫ НА КУБОМЕТР, НО ТЕ ЖЕ СОРТА ДЕРЕВЬЕВ МОГУТ БЫТЬ ЛЕГЧЕ ОЛЬХИ И ТАКИМИ ЖЕ ГУСТОРАСТУЩИМИ, КАК ДУБ!

С лиственными деревьями ситуация иная: так называемые деревья с кольцевыми порами: ясень, дуб, вяз, каштан, гикори – при быстром росте становятся тяжелее. Почти все другие сорта, такие как осина, бук, ива, береза, клен, ольха, рябина, имеют разрозненные поры, и разница в плотности становится несущественной независимо от того, растут они быстро или медленно. Для берез, растущих в низинах в различных регионах Норвегии, разница в плотности составляет всего 15%. Исключением для всех видов деревьев являются случаи, когда обстоятельства роста весьма ограничены и деревья не получают нормальных условий для развития. Тогда ситуация меняется, и медленнорастущие деревья становятся легче. Горная береза – прекрасный пример такого развития.

Но радость от огня не измеряется десятичными знаками, выявленными под микроскопом. Несмотря на то что плотные лиственные сорта деревьев имеют свои преимущества, не стоит быть привередливыми. Как и во всех других сферах, человек пользуется тем, что доступно, и многие знатоки радуются тому разнообразию, которое дарят различные виды древесины. Когда нужно запастись дровами, внешний вид деревьев не менее важен для объема работы, чем коэффициент горения.

ДЛИННОЕ ДЕРЕВО С МАЛЫМ КОЛИЧЕСТВОМ ВЕТОК И ЦИЛИНДРИЧЕСКИМ СТВОЛОМ НАМНОГО ПРОЩЕ РАЗРУБИТЬ И НАКОЛОТЬ ИЗ НЕГО ДРОВ, ЧЕМ ИЗ ДЕРЕВЬЕВ, ПОКРЫТЫХ ИЗВИЛИСТЫМИ ВЕТКАМИ.

Таким образом, можно сказать, что самые лучшие дрова получаются из тех видов древесины, которые растут неподалеку, даже если эти сорта требуют больших трудозатрат. Тогда и рубка, и уход за лесом подарят двойное удовольствие, потому что это делает лес красивее, и можно наслаждаться тем, как различные сорта деревьев ведут себя в печи. Энтузиасты ценят большое ровное пламя осиновых дров в камине и любят наблюдать за тем, как потрескивают и дают жизнь огню хвойные деревья, а сросшимися темно-коричневыми кольцами дубовых поленьев наслаждаются с таким же удовлетворением, какое приносит полный банковский счет. Если древесина сухая, она в любом случае подарит наслаждение от созерцания тлеющих угольков.

Сорта деревьев

Береза

Это королева норвежских лесов. Береза имеет заслуженно высокий ранг в Норвегии, такой высокий, что другие хорошие сорта деревьев находятся в тени и многие предпочитают только ее.

Тем не менее статус национального дровяного дерева имеет под собой хорошее обоснование: березы очень много (она составляет 74% от всех лиственных деревьев), и вырастает она большой и ровной. Исключение составляет горная береза, которая может быть извилистой, и ее трудно поместить в маленькие печи. Но у березы, растущей в долинах и низинах, если деревья стоят плотно, формируется длинный ствол без сучьев.

ДРЕВЕСИНА ДОСТАТОЧНО ТВЕРДА И НЕ ИМЕЕТ ИЗЪЯНОВ, ДЛИННЫЕ, ПРЯМЫЕ СТВОЛЫ ПОЛЬЗУЮТСЯ СПРОСОМ ПРИ ИЗГОТОВЛЕНИИ МЕБЕЛИ (КСТАТИ, КОРПУС ИСТРЕБИТЕЛЕЙ MOSQUITO ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ИЗГОТАВЛИВАЛСЯ ИЗ БЕРЕЗОВОЙ ФАНЕРЫ).

Одно из самых известных деревьев в Норвегии – «Королевская береза» в Молде, перед которой в 1940 году была сделана известнейшая фотография короля Хокона и принца Улафа. Фотография являлась важным доказательством того, что во время войны король не погиб и не отрекся от престола, и эта береза стала центральным элементом в стихотворении Нордала Грейга «Король». После войны над деревом было совершено несколько актов вандализма, а в 1992 году оно упало во время новогоднего урагана. За десять лет до этого король Улаф посадил на том же месте новую «Королевскую березу», однако и она погибла. И тогда народ попросил короля Харальда посадить третью березу, что король и сделал в 1992 году. Эта береза растет в Молде до сих пор, правда, весной 2011 года ее верхушка сломалась во время непогоды.

Если мы опять вернемся в лес, то увидим, что с точки зрения обработки береза просто мечта лесоруба по сравнению с елью и сосной. Веточки тоненькие, листья не прилипают к перчаткам и инструментам, как иголки. Береза обычно имеет один прямой ствол, почти как цилиндр, и ее легко обрабатывать. Поленница растет быстро, белая и красивая.

В печи березовые дрова ведут себя бесподобно. Коэффициент горения у них высок, они не выбрасывают искры в комнату и превращаются в яркие угольки. В дополнение ко всему береста легко разгорается и помогает при розжиге. Но у березы есть и свои требования: она нуждается в хорошей просушке и быстро портится, если ее атакуют грибок и плесень. Если непросушенную березу оставить лежать на земле, она быстро загниет. Самые нижние один-два метра на большой плакучей березе бывает сложно колоть.

Береза растет активнее всего до 50 лет и редко живет больше 200 лет. Береза пушистая может вырасти до 20 метров, береза повислая – до 30 метров. Средняя плотность древесины составляет 500 килограммов сухого сырья на один кубометр.

Ель

Многие занимающиеся дровами морщат нос при упоминании о ели, потому что выход тепла при ее использовании обычно мал и она сгорает дотла, не оставляя угольков. Но этот сорт деревьев все-таки занимает свою нишу среди древесины, пригодной для использования в качестве дров.

ЕЛЬ ЛЕГКО ГОРИТ И БЫСТРО ДАЕТ ТЕПЛО, ПОЭТОМУ ОНА ПРЕВОСХОДНА, ЕСЛИ НАДО БЫСТРО ПРОГРЕТЬ ХОЛОДНЫЙ ДОМ ИЛИ ДАЧУ.

Кроме того, благодаря ее структуре ель легче наколоть на маленькие щепки, и никакой запас дров не будет полноценным без еловых щепок для розжига. Так называемые дрова для выпечки в специальных печах часто делаются из мелко поколотой ели (или осины) именно потому, что такие дрова горят быстро и ровно. При частом добавлении небольшого количества еловых дров, раз в три-пять минут, можно сохранять полный контроль над жаром.

РАНЬШЕ ЕЛОВЫЕ ДРОВА ТАК И НАЗЫВАЛИ – КУХОННЫЕ ДРОВА, А ВОТ БЕРЕЗОВЫЕ НАЗЫВАЛИ ДРОВАМИ ДЛЯ ГОСТИНОЙ.


Норвежский лес

Если вы заготовите легкие и плотные сорта древесины и нарубите их крупно и мелко, вы получите дрова, подходящие для разных ситуаций – от чуть прохладных дней до лютого холода


По старой норвежской традиции на Рождество камин топили еловыми дровами. Рождественская вязанка – небольшая поленница, которую специально заготавливали на Рождество и держали внутри дома, – традиционно собиралась из еловых поленьев. Многие делали ее из сырого дерева ради запаха и не топили этими дровами до самой Пасхи.

В довольно прагматичной и совсем не сентиментальной книге «Воин в поле», которую на протяжении десятков лет в Норвегии выдавали всем мужчинам призывного возраста, рекомендовалось в походных условиях использовать для розжига именно ель. Она горит сильно и дает мало дыма, который мог привлечь внимание вражеских солдат. Также в этой книге рекомендовалось разжигать костер под елью, потому что ее широкие ветви с иголками хорошо рассеивают дым.

У ели достаточно плотная внутренняя структура. Благодаря этому дрова потрескивают и подпрыгивают, когда смоляные карманы взрываются в огне. Поэтому их лучше использовать в печи или камине со стеклянной дверцей. Многим нравится это потрескивание – оно дает ощущение жизни в камине.

В лесу ель требует особой сноровки. У пушистой ели может быть так много веток, что невозможно увидеть ствол дерева. Еловые дрова сами по себе легко колоть, но у ели часто много веток и сучков вдоль ствола, и это сильно усложняет процесс его зачистки топором. Специальный топор или гидравлический дровокол позволяют справиться с проблемой намного быстрее.

Благодаря большому спросу на березовые дрова лесозаготовители часто продают еловые дрова достаточно дешево. Разница в цене оказывается намного выше, чем разница в отдаче тепла. Поэтому часто еловые дрова дают больше кВт на крону. Ель вырастает высокой, доходя до 35 метров в высоту, а ситхинская ель может быть еще выше. Самая высокая до сих пор растущая ель в Норвегии достигает высоты 48 метров. Как уже было отмечено, ель существенно отличается по плотности от других деревьев: в среднем ее плотность составляет 380 килограммов на кубометр, возможные вариации – от 300 до 600 килограммов. Поздняя ель тяжела и полна энергии.

Сосна

Это дерево достаточно широко распространено в норвежских лесах. Сосна имеет прямой и грубый ствол, поэтому почти всегда используется в качестве лесоматериалов. Кроме того, взрослые деревья настолько массивны и тяжелы, что их транспортировка, распиливание и раскалывание отнимают у лесоруба массу сил, не говоря о риске, который всегда присутствует, если валишь такие большие деревья. Однако небольшие сосны идеально подходят для дров: у них прямые стволы, которые легко избавить от веток. Теплоотдача у сосны отличная, и она является прекрасным сырьем для дров, когда хорошо просушена. Тем не менее сырую сосну почти невозможно разжечь. Даже если ее положить в большой костер, она поведет себя скорее как асбест: сосна очень пожароустойчивая. Саамы в северной Швеции использовали сырые сосновые поленья как подстилку, когда разжигали костер на глубоком снегу. Это делалось для того, чтобы снег под костром не растаял, а сами они не оказались бы утром в глубокой яме.

СОСНОВЫЕ ДРОВА ДАЮТ БОЛЬШОЕ ПЛАМЯ И МНОГО СВЕТА. В ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА В ОЧАГ СПЕЦИАЛЬНО КЛАЛИ СУХОЕ СОСНОВОЕ ПОЛЕНО, И ОНО ДАВАЛО ПРЕКРАСНОЕ ОСВЕЩЕНИЕ ДЛЯ РАБОТЫ. ЭТОТ ЖЕ ПРИЕМ МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ, ЕСЛИ ВЫ ЗАХОТИТЕ ПОЛЮБОВАТЬСЯ КРАСИВЫМ ОГНЕМ В КАМИНЕ.

Когда сосновое дерево повреждено, оно выделяет большое количество смолы, чтобы закрыть рану. Поленья в этом месте пропитываются смолой, и такие дрова называются смоляными. Они превосходно горят и используются для факелов. Теплоотдача масла, содержащегося в сосне, в два раза выше, чем у самих дров, но содержание этого масла такое маленькое, что оно не влияет на теплоотдачу дров. Плотность сосны обычно составляет 440 килограммов на кубометр, но может существенно различаться. Сосна, которая росла на бедных почвах, будет очень твердой и плотной. Трубу, сам камин и дымоход нужно регулярно чистить, если используется большое количество сосновых дров, так как масло оставляет много сухой золы.

Дуб

Счастлив тот, кто может побывать в дубовом лесу, который во многих культурах наделен почти мистическими особенностями. Без сомнения, именно этот сорт древесины больше всего повлиял на развитие западной цивилизации. Одна из причин заключается в удивительной способности дуба формировать свой ствол и крону. Если правильно разделить это грубое, изогнутое дерево, то можно получить из него очень прочные строительные элементы разнообразной формы. Стройматериалы, используемые для судостроения, повторяли естественные изгибы дуба, а при делении древесины для судов применяли инструменты, похожие на те, которые мясники использовали для разделки мяса. Место, где дуб делится на две части, образует, например, очень прочную форму V, которую в судостроении активно использовали для изготовления шпангоутов. Одним из самых грандиозных сооружений в мире считаются перекрытия потолков Вестминстерского дворца в Англии. Этот дворец был построен 600 лет назад из дуба, и многие из его форм повторяют естественные изгибы дерева.

ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА ПОПУЛЯРНОСТИ ДУБА КРОЕТСЯ В ЕГО ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ ТВЕРДОСТИ И ВЯЗКОСТИ. ЭТО ДЕРЕВО СПОСОБНО ПЕРЕНОСИТЬ ОГРОМНЫЕ НАГРУЗКИ, ВОЗЛАГАЕМЫЕ НА НЕГО БЕЗУМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ: ИЗ НЕГО МОЖНО БЫЛО ПОСТРОИТЬ И ВОЕННЫЙ КОРАБЛЬ, И СОБОР, И ВИСЕЛИЦЫ, НА КОТОРЫХ ВЕШАЛИ КРУПНЫХ И НЕ ОЧЕНЬ ПРЕСТУПНИКОВ.

Если изучить древние карты произрастания дуба, мы увидим, что он в огромном количестве растет или по крайней мере рос возле почти всех крупных городов Европы, Северной Америки и Азии. Большинство кораблей викингов, в том числе Гокстадский и Осебергский, были изготовлены из дуба.

После всего вышеупомянутого будет просто кощунством говорить о дубе как о дровах, но и здесь дуб занимает очень хорошую позицию. У молодых деревьев могут быть довольно прямые стволы, с которыми легко работать, а на взрослых, скорее всего, будет много толстых изогнутых веток. Их легко колоть, пока они сырые, а когда они сохнут, запах напоминает мед. Для дуба может потребоваться двухлетняя просушка. Тепловая отдача у него самая высокая среди всех сортов деревьев в Норвегии (по этому показателю его опережает только бук, но разница минимальна). Более-менее большие дубовые леса можно найти только на юге Норвегии, но дуб постепенно разрастается и на север. Возраст дубов может достигать 2000 лет, и в Норвегии есть несколько деревьев, которым больше 1000 лет. Самые мощные деревья в Норвегии достигают почти трех метров в обхвате. Плотность в среднем составляет 550 килограммов на кубометр.

Бук

Бук – национальное дерево Дании и встречается в этой стране чаще остальных деревьев. У бука самая сильная теплоотдача из всех видов деревьев, растущих в Скандинавии. В холодной Норвегии бука мало, и многим бы хотелось, чтобы это дерево поменяло свое постоянное место проживания на более северные регионы.

Бук растет медленно, его возраст может насчитывать более 400 лет. Он вырастает очень большим – до 40 метров в высоту и 1,5 метра в диаметре.

БУК ИМЕЕТ КРАСИВУЮ И РОВНУЮ ТЕКСТУРУ ОН СТОЛЕТИЯМИ ИСПОЛЬЗОВАЛСЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА МЕБЕЛИ, ЛЕГКО ГНЕТСЯ И ПРИНИМАЕТ РАЗНУЮ ФОРМУ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ПАРА.

Удивительно, но, в отличие от других больших деревьев, способных достигать почтенного возраста, бук никогда не становился героем всевозможных мистических историй. Интересный культурно исторический момент заключается в том, что во многих восточноевропейских языках для обозначения этого дерева и таких понятий, как «письмо», «книга», используются похожие слова[5]. Распространенное объяснение заключается в том, что во времена, когда люди писали на дощечках, их часто изготавливали из бука, так как у этого дерева очень ровная поверхность и его можно было нарезать тонкими пластинками, а буквы впечатывались в древесину.

Кора у бука сухая и твердая, она напоминает кожу слона. А дрова дают совсем мало мусора. Крепкая древесина требует использования хорошо заточенной пилы, но зато ее легко колоть, пока она свежая. Плотность бука в среднем составляет целых 570 килограммов на кубометр.

Ясень

Ясень во многих культурах получил название «дерево жизни». В скандинавской мифологии мировое дерево Иггдрасиль – это ясень, ветви которого простираются по всему миру, а первые люди Аск (в переводе «Ясень») и Ембла были созданы ясенем и вязом. В Норвегии в семидесятых годах прошлого века плоды ясеня были очень популярны: в те времена вновь возродилось старое поверье, что плоды ясеня помогают при многих заболеваниях, и их даже продавали в аптеках. Постепенно врачи и исследователи привели нацию в чувство: было признано, что эффект от этого чудодейственного средства слабый, а то и вовсе отсутствует, и в конце концов все это было увековечено комиком Прима Вера в сатирической песне «Снова вареный ясень», положенной на мелодию Let’s twist again.

Но само дерево не несет ничего плохого, даже наоборот: нашими праотцами ясень всегда считался одним из самых полезных деревьев.

ДРЕВЕСИНА У НЕГО ОЧЕНЬ ВЯЗКАЯ И ПРОЧНАЯ, ОНА СТОЛЕТИЯМИ ИСПОЛЬЗОВАЛАСЬ ДЛЯ ПЛОТНИЧЕСКИХ РАБОТ ПРИ ИЗГОТОВЛЕНИИ КАРКАСОВ ДЛЯ ПОВОЗОК И ТЕЛЕЖЕК, А КЛАССИЧЕСКИЕ АВТОМОБИЛИ «МОРГАН» ДО СИХ ПОР ИМЕЮТ КАРКАС ИЗ ЯСЕНЯ.

В качестве топлива ясень тоже использовался довольно широко, особенно потому, что в его древесине содержится мало жидкости – всего около 34%. Ясень, поваленный зимой, может гореть сразу (хотя не очень хорошо). Это его качество дало начало английской пословице Seer or green, it is fit for a queen – «Сухой или свежий – достоин королевы». Но просушка все равно необходима, чтобы получить действительно хорошее тепло. Еще одно преимущество ясеня заключается в том, что его легко колоть.

Во многих странах грибковые заболевания ясеня были серьезной угрозой ясеневым лесам в 2000-х годах. Эта биологическая угроза страшна не только для самих деревьев, но и для животных, которых много в ясеневых лесах, а также для разнообразных представителей растительного мира, хорошо прижившихся в этих лесах благодаря тому, что листья ясеня пропускают много света.

Ясень дает новые побеги из пней, поэтому подходит для обновления плантаций, где новые деревья используют старую корневую систему. Ствол вырастает довольно длинным, прежде чем начинает делиться, поэтому его удобно рубить, несмотря на то что он, как правило, искривлен. Плотность у ясеня превосходная – 550 килограммов на кубометр.

Клен

Клен – прекрасное дерево, полное жизни. Особенно клен хорош осенью, когда окрашивается в желто-оранжевые тона. Причина такой яркой расцветки заключается в том, что клен, в отличие от других лиственных деревьев, как раз перед зимой получает новые цветовые пигменты. Клен является национальным деревом Канады, поэтому на флаге страны изображен кленовый лист.

ДРЕВЕСИНА У КЛЕНА СВЕТЛАЯ И СВЕРКАЮЩАЯ, ПРЕВОСХОДНО ПОДХОДИТ ДЛЯ СТОЛЯРНОГО ДЕЛА И ИЗГОТОВЛЕНИЯ МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ, ОСОБЕННО СКРИПОК. КАРКАС РОЯЛЕЙ ФИРМЫ STEINWAYS (В КОТОРОМ ТАКЖЕ ИСПОЛЬЗОВАНО ШЕСТЬ ДРУГИХ ВИДОВ ДРЕВЕСИНЫ) ИЗГОТАВЛИВАЕТСЯ ИЗ САХАРНОГО КЛЕНА, КОТОРЫЙ СУЩЕСТВЕННО КРЕПЧЕ ОБЫЧНОГО.

Известный кленовый сироп, который подают к блинам в Северной Америке, тоже производится из этого же вида клена, так как сок обычного клена менее концентрированный.

Клен достаточно крепок и хорошо противостоит соли и загрязнениям окружающей среды. Дерево может достигать 30 метров в высоту. Листва у клена достаточно густая, поэтому почва под ним практически постоянно находится в тени. Ветки клена растут довольно низко, и деревья, стоящие отдельно, имеют большую круглую крону. По этой причине изготовление дров из клена может быть очень трудоемким занятием. Сушка поленьев идет медленно, рекомендуется сушить их два сезона. Плотность у клена хорошая – 530 килограммов на кубометр.

Осина

Из этого дерева изготавливаются спички Nitedals и все другие спички в мире. Причина заключается в том, что осина дает ровное и спокойное пламя и ее легко расщеплять на мелкие брусочки.

ТЕПЛООТДАЧА У ОСИНЫ НЕ ОЧЕНЬ ВЫСОКАЯ, НО ИЗ НЕЕ ЛЕГКО ЗАГОТОВИТЬ РОВНЫЕ ПОЛЕНЬЯ, КОТОРЫЕ ВЕЛИКОЛЕПНО ГОРЯТ И ПОДХОДЯТ КАК ДЛЯ РОЗЖИГА, ТАК И ДЛЯ ВЫПЕЧКИ.

Осина, однако, может вести себя нетипично при сушке, потому что, даже если ее нарубить и наколоть по всем правилам, на некоторых поленьях могут остаться полости с влагой, в то время как другие поленья будут совершенно сухими. Исследователи не нашли объяснения этому феномену.

На осине часто развивается гриб-паразит под названием трутовик ложный тополевый. Он принадлежит к семейству грибов, которые имеют очень твердую структуру и медленно горят. Раньше было принято класть осиновые поленья, пораженные этим грибом, в последнюю закладку на ночь, чтобы они прогорели только к утру. В Швеции и Финляндии этот гриб встречается редко, и деревья, пораженные им, лучше не сохранять. Но, если все-таки хочется опробовать старую традицию, существует другая альтернатива – трутовик ложный (на латыни Phellinus igniarius). Норвежцы называют его ildkjuke, что переводится как «огонь». И это название доказывает, что его самое главное качество – ценность в костре. Трутовик ложный также растет на других сортах деревьев.

Листья осины шелестят даже при небольшом ветерке, потому что по своей структуре они плотные, а стебельки длинные и плоские. Шелест листьев осины породил немало легенд по всему миру, и одна из них утверждает, что осина обречена на вечный шелест из-за того, что из нее был сделан крест, на котором распяли Христа. Но это дерево не росло в Израиле в то время и никогда не упоминалось в Библии, а вот дуб упомянут 26 раз.

В некоторых регионах Норвегии осина – большая редкость, но в Агдере и Телемарке она составляет бóльшую часть лиственного леса. Осина стремительно распространяется на открытых поверхностях и растет довольно быстро. Она легко достигает 25-30 метров в высоту и имеет среднюю плотность 400 килограммов на кубометр.

Другие сорта деревьев

Дрова из вяза твердые и плотные (540 килограммов на кубометр), но голландская болезнь вяза, к сожалению, сократила популяцию этого дерева во многих регионах Европы. Его ужасно сложно колоть топором, поэтому для него идеально подходит гидравлический дровокол. Из поленьев вяза получаются прекрасные колуны.

Ива растет так разрозненно, что из нее редко можно получить дрова. Но один или два экземпляра в поленнице станут прекрасным напоминанием об использовании ивы в прошлом. Листья ивы имеют приятный вкус и применяются в качестве добавки в кормах для животных. Кора раньше активно использовалась в народной медицине. Латинское название ивы Salix, и салициловая кислота, активно использующаяся в таблетках от головной боли, впервые была произведена из ивовой коры. Эта податливая древесина используется для производства лыж и колец для бочек, а также для флейт, которые в детстве были, наверное, у каждого.

РЯБИНОВЫЕ ДРОВА ОЧЕНЬ ПОПУЛЯРНЫ В НОРВЕГИИ ПОТОМУ, ЧТО УГОЛЬКИ ИЗ РЯБИНЫ ДОЛГО ТЛЕЮТ В ПЕЧИ. В ДРУГИХ СТРАНАХ, ОДНАКО, БЫЛО ЗАПРЕЩЕНО ЖЕЧЬ РЯБИНУ, ПОТОМУ ЧТО СЧИТАЛОСЬ, ЧТО ЭТО ДЕРЕВО ЗАЩИЩАЕТ ОТ ВЕДЬМ. РЯБИНА ИМЕЕТ ПЛОТНОСТЬ 540 КИЛОГРАММОВ НА КУБОМЕТР, И ПРИ СУШКЕ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ПАХНЕТ.

Серой и черной ольхой часто пренебрегают, потому что у них довольно маленькая плотность (360 и 440 килограммов на кубометр). Но ольха дает много тепла. Кроме того, дрова из ольхи будут суше других сортов при одинаковых условиях. Они могут содержать всего 8% влажности и имеют высокую теплоотдачу. Особенно быстро растет серая ольха, достигая полного роста уже через 20–25 лет. Древесина черной ольхи раньше использовалась для плотин и подошв обуви. Ольха очень любит воду, она часто растет вдоль рек и в болотистых местах, образуя густые заросли, и ее лучше всего валить, когда промерзнет земля. При просушке край ольхи приобретает чудесный оранжевый цвет, который украшает поленницу.


Норвежский лес

Бензопила норвежского производства 1960-х годов

Инструменты

«Дома меня всегда ждала пила фирмы Jonsered».

Цитата с онлайн-форума сельскохозяйственной техники gardsdrift.no
Норвежский лес

Следы тяжелой работы всегда остаются на инструментах – каждая зазубрина на пиле, топоре и рычаге для валки деревьев напоминает о кропотливых днях, проведенных в лесу. Активное использование тех немногих инструментов, которые применяют для заготовки дров, сближает человека и инструмент, создает между ними особые отношения, ведь плохому качеству не место в такой работе. Все инструменты должны быть рассчитаны на то, что их будут ронять, опускать в снег и что на них появится слой ржавчины. Хорошие инструменты будут носить следы применения за много-много лет и в конце концов станут памятником тому, кто их использовал.

СЕРДЦЕ ЛЕСОРУБА – ЭТО БЕНЗОПИЛА. НИ ОДИН ИНСТРУМЕНТ НЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ, ЗАТРАТИВ ВСЕГО ЛИТР БЕНЗИНА, ЧЕМ ОНА. ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО ЦЕПЬ ХОРОШО НАТОЧЕНА, ПИЛА СДЕЛАЕТ ВСЕ, О ЧЕМ ЕЕ ПОПРОСЯТ.

Она совершит 9000 оборотов в дождь, снег и пургу, 9000 оборотов, держи ее работающей частью вверх, вниз или в сторону. Она превратит старую сосну в поленья за один час работы и при условии хорошего ухода будет преданно служить год за годом.

Выбор бензопилы характеризует мужчину. Покупку этого инструмента не стоит совершать в субботний день в переполненном магазине, когда с вами дети, у которых в руках тающее мороженое, а жена то и дело дергает вас, потому что беспокоится об истекающем времени оплаченной парковки.

ПОКУПКУ НАСТОЯЩЕЙ МУЖСКОЙ ПИЛЫ, КАК И РУЖЬЯ, МАШИНЫ ИЛИ СТЕРЕОАППАРАТУРЫ, НУЖНО ХОРОШО ОБДУМАТЬ.

Каталоги должны быть обстоятельно изучены, все спецификации сравнены, новые публикации проштудированы еще дома, а информация о количестве лошадиных сил и степени вибрации при работе взвешена задолго до совершения покупки. Только после этого можно считать, что основа для взаимоотношений создана, и это не просто фетишизм: очень разумно запастись знаниями о таком эффективном предмете, потому что при неправильном обращении с пилой эта эффективность может стать опасной для жизни.

Лучше совершать покупку днем, когда есть возможность улизнуть с работы, а в магазине нет людей и продавцы не нервничают. Знания консультантов по продаже не менее важны, чем имя производителя. Не случайно мелкие норвежские местечки имеют четкую специализацию: «Stihl-деревни», «Jonsered-деревни», «Husqvarna-деревни». Это обусловлено доминированием на рынке того или иного производителя благодаря стараниям хороших местных торговых представителей.

Эти три крупных производителя уже много лет доминируют на норвежском рынке. Раньше можно было встретить и другие фирмы, товары которых не уступают в качестве, но слияние и укрупнение производителей сократили количество брендов на рынке. Немецкий Dolmar уже редко встретишь в Норвегии, несмотря на то что он активно использовался в армии.

Поэтому в норвежских закусочных вдоль дорог участники дискуссий делятся на два лагеря: приверженцев немецких пил Stihl и шведских Jonsered / Husqvarna. Вторые выпускают множество моделей, практически идентичных по своим спецификациям, но различающихся цветом и внешним видом. Споры ведутся довольно жаркие, потому что в основе их лежат мелкие детали. Как и все подобные дискуссии («Опель» против «Форда», «Шевроле» против «Доджа»), такие разговоры бесконечны, потому что качество продукции на самом деле одинаково хорошее.

Какого типа пилу выбрать? Первый совет – найти симпатичного местного торгового представителя, который в состоянии ответить на все имеющиеся вопросы касательно функций пилы и который вежливо объяснит, что для ваших нужд не имеет смысла приобретать пилу с шиной длиной 20 дюймов. Хорошие продавцы предлагают еще и защитные сапоги, шлем и запасные части и не закатывают глаза, когда их просят продемонстрировать правильную подачу цепи.

Многие производители предлагают три уровня качества: бытовые пилы (редкое использование), полупрофессиональные (частое использование) и профессиональные (постоянное использование). Независимо от того, насколько сильно покупатель хочет расстаться с деньгами, лучше не покупать слишком большую и тяжелую пилу. Большая пила так же удобна, как трамплинные лыжи при прогулке в лесу. Главное правило: если вы не можете сказать, что пила маленькая, значит, она слишком большая для вас.

БЕНЗОПИЛЫ ХОРОШЕГО КАЧЕСТВА БУДУТ СЛУЖИТЬ ДОЛГО, А С РУК МОЖНО НЕДОРОГО КУПИТЬ ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ БЕНЗОПИЛЫ. НО, ЕСЛИ ВЫ РЕШИТЕ ПРИОБРЕСТИ ПИЛУ С РУК, ОПЫТНЫЙ РЕМОНТНИК ДОЛЖЕН ПРОВЕРИТЬ СОСТОЯНИЕ ЦЕПНОГО ТОРМОЗА, ЗАЖИГАНИЕ И ДРУГИЕ ВАЖНЫЕ МОМЕНТЫ.


Норвежский лес

Грейферный захват был впервые запатентован в 1893 году шведом Андерсом Бергманом в Хельсингланде, но та модель, которая распространена сегодня по всему миру (разница заключается в валовом угле), была разработана Неллом Гравилие из Северного Удала в Норвегии, когда ему было 12 лет. Он запатентовал ее в 1928 году


Новоиспеченные лесорубы имеют все шансы пополнить статистику травм и увечий, если от офисного стола они сразу ринутся рубить деревья, вооружившись старой неисправной пилой, за которой не было должного ухода.

Самая частая проблема со старыми пилами – их сложно завести независимо от того, холодные ли они или достигли рабочей температуры. Проблема обычно в карбюраторе: на бензопилах, произведенных после 1980 года, почти всегда используется электрическая система зажигания, не требующая ухода. Пилы, которые плохо заводятся, могут получить новую жизнь после ремонта карбюратора. В большинстве случаев конструкция его проста, и он отлично работает после чистки, продувания воздухом (насос на заправке прекрасно подойдет для этих целей) и замены мембран. С этой работой кто угодно справится за один вечер. Запасные части можно приобрести в специализированном магазине или через Интернет на еBay. Комплект мембран помещается в конверт и редко обходится дороже пяти литров бензина.

Пила должна быть острой!

Заточка цепи важнее размера бензопилы. Это настолько важно для результата, что норвежские лесорубы используют понятие «позорная заточка» в том случае, если цепь заточена плохо. Остро заточенная цепь даст большую четырехугольную стружку, и не будет необходимости прижимать пилу к стволу, она будет проходить через ствол сама. Если пила производит только порошок, значит, ей давно требуется заточка.


Норвежский лес

Именно большой зуб совершает саму нарезку, тогда как тот, что находится впереди, определяет глубину


КАЖДАЯ ЛЕНТА НА ШИНЕ ИМЕЕТ ДВА ВИДА ЗУБЬЕВ: РЕЖУЩИЙ И ЗУБ-ОГРАНИЧИТЕЛЬ. РЕЖУЩИЙ ЗУБ РУБИТ, А ЗУБ-ОГРАНИЧИТЕЛЬ УПРАВЛЯЕТ ГЛУБИНОЙ РУБКИ.

Хорошо, если у вас войдет в привычку затачивать режущие зубья каждый раз, когда вы заливаете бензин и масло. Для этого используется круглый напильник и металлический шаблон. На всех зубьях необходимо сделать примерно одинаковый уклон. Заточка осуществляется только движением от себя. Следует совершать одинаковое количество движений напильником на каждом зубе (трех обычно бывает достаточно). Очень важно затачивать цепь регулярно по всей длине, иначе она начнет трястись и вибрировать. Если отметить капелькой лака для ногтей первый зуб, можно легко увидеть, когда все зубья пройдены.

После того как режущие зубья будут наточены, следует приступить к зубьям-ограничителям. Иначе режущие зубья не зацепят дерево, независимо от их остроты. Для зубьев-ограничителей используется плоский напильник и собственный шаблон. Обычно зубья-ограничители оставляют высокими, когда предстоит рубка плотных сортов деревьев или работа будет происходить при минусовых температурах (эту заточку называют зимней), если этого не сделать, бензопила начнет дрожать и терять скорость. Для более мягких сортов дерева зубья-ограничители могут быть ниже (это так называемая летняя заточка), чтобы рубка шла быстрее.

Шаблоны для заточек разных производителей имеют ряд различий в использовании. Stihl расположил напильник на самом шаблон-рельсе, на котором высечен правильный наклон, а Jonsered / Husqvarna выпускают отдельно напильник и шаблон. Можно попробовать другой вариант, если заточка идет плохо. Существуют также варианты, которые позволяют затачивать оба зуба одновременно Большинство производителей предлагают в том числе механизированные заточки, которые справятся с неровно заточенной цепью.

После окончания сезона добросовестный хозяин сольет остаток бензина и даст пиле поработать вхолостую, пока она не остановится. В противном случае маленькие важные мембраны в карбюраторе могут слипнуться, и это приведет к проблемам, когда нужно будет воспользоваться пилой весной и захочется поскорее начать работу. Также хорошо слить масло. Оно капает из большинства пил, и, если вы используете растительное масло, по весне вас может ждать занимательная картина: вашу пилу облюбует колония мышей, которые будут питаться маслом на протяжении всей зимы, и в итоге вся пила будет покрыта мышиным пометом.

Ручная пила

Ни один любитель заготовки дров не может обойтись без ручной пилы. Эти пилы практически ничего не стоят, дают ощущение контакта с древесиной и напоминают о ручном труде в древние времена. Кроме того, такая пила может пригодиться, если в дереве застрянет бензопила. Ручная пила, конечно, не является первой необходимостью, когда нужно заготовить дрова на весь сезон, но она может подарить прекрасные и спокойные дни в лесу. Для нее не требуется такого количества специальной одежды, и при работе этой пилой можно наслаждаться одно временно трудом и тишиной, рождающими в вас разнообразные чувства. Многим нравится физическая нагрузка, которую дает такая рубка (правда, любовь к подобным упражнением в основном наблюдается среди отставных офицеров и учителей физкультуры), так как ручная пила развивает «офисные» мышцы плеч и спины. Профессиональные ручные пилы изготавливаются такими производителями, как Bahco и G-Man (G-Man – норвежский крупный производитель, полное название – Grorud Jernvarefabrikk, а сокращенное использовалось для иностранных рынков до того, как производство было переведено в Швецию). Пилы размером от 24 до 36 дюймов являются самыми практичными для рубки. Самое главное в них – полотно, оно различается в зависимости от того, будет оно использоваться для сухих или сырых дров. Для сырых дров на каждые четыре или пять зубьев на полотне расположен один широкий зуб, предназначенный для того, чтобы очищать полотно от мокрых и липких опилок, из-за которых пила выгибается. Пила, предназначенная для сырых дров, может использоваться и для промерзшего дерева. Грубые зубцы самые эффективные, более мелкие предназначены для строительных материалов.

Подручные средства для работы в лесу

Наряду с хорошей бензопилой очень важно иметь защитные штаны, шлем и защитные сапоги. Защитные штаны имеют внутреннюю подкладку, которая может остановить цепь пилы. Многие производители рекомендуют регулярно стирать такие штаны, чтобы их защитные свойства не терялись. Шлем защищает не только от опилок, но и от громких звуков работающей пилы.

Модели с защитой для шеи (похожие на шапки легионеров) предохраняют кожу от снега и назойливых веток. В шлемах более высокого качества видимость через козырек значительно лучше, чем у дешевых моделей. Защитные сапоги имеют железные носы, которые защищают пальцы. Их можно надевать также при колке дров топором.

ЗАХВАТНЫЙ КРЮК ЯВЛЯЕТСЯ ПРЕКРАСНЫМ СРЕДСТВОМ ДЛЯ ДЕМОНСТРАЦИИ ЗАКОНОВ ФИЗИКИ. ОН ЗАХВАТЫВАЕТ СТВОЛ И ПОЗВОЛЯЕТ УДЕРЖИВАТЬ ЕГО В ПРАВИЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ. ТАК РАБОТАТЬ НАМНОГО ЛЕГЧЕ, И ЛЕСОРУБ БЕРЕЖЕТ СПИНУ.

Лесорубы могут использовать при работе сразу два крюка: в этом случае, когда стволы передвигаются, нагрузка на тело распределяется более равномерно. Маленький совет: если крюка с собой нет, оставьте на конце ствола ветку длиной 15–20 сантиметров и используйте ее как крюк. Валочный клин – очень полезное приспособление при валке больших деревьев. Такие клины располагают в подпиле для того, чтобы пила не застряла в дереве, если оно начнет падать не в том направлении. Их часто используют вместе со специальным железным колом, который вставляется сзади в валовый подпил, чтобы дерево можно было повалить. Но если деревья настолько большие, что возникает необходимость в таких инструментах, новичкам не следует их валить.


Норвежский лес

Полезные принадлежности: грейферный захват, нож, пила для сырых дров, заточка (здесь одна заточка, которая затачивает оба зуба одним движением, а также стандартная круглая заточка), измеритель длины с магнитным крепежом, лесной топор и медицинская аптечка, в которой неплохо хранить рулон туалетной бумаги


Комбинированный бак для бензопилы имеет маленький отсек для масла и чуть больше для бензина. Наполняющий шланг перекрывается самостоятельно, и еще никто из тех, кто использовал такой бак, не вернулся к возне с воронками и стандартными канистрами. Между прочими инструментами всегда найдется место для круглого напильника, плоского напильника и универсального инструмента. Универсальный инструмент включает разъемный ключ и отвертку, чтобы поменять или затянуть цепь на пиле и, если необходимо, вытащить зубец. Некоторые любят рубить ветки лесным топориком, но большой нож тоже превосходно подойдет, если ветви не очень толстые, и им легче работать новичку. Независимо от того, насколько человек осторожен, рано или поздно он нарвется на камень, и в такой ситуации не помешает иметь запасную цепь. В бензопилах используется смешанный с маслом бензин, но можно воспользоваться и синтетическим экологическим бензином. Выхлоп будет меньше, и большинство пил работают на нем лучше, чем на смешанном с маслом бензине. Лесные инструменты объемны и тяжелы. Для них подойдет сумка или рюкзак такого типа, как старые норвежские походные рюкзаки. Если случится несчастье, под рукой должна быть аптечка для оказания первой помощи. В ней должно быть все необходимое для обработки маленьких и больших ран. Также важно иметь мобильный телефон под рукой в кармане, ну и, конечно, рулон туалетной бумаги всегда спасет положение.

Обычные виды бензопил

Stihl

Stihl – известная немецкая фирма, у которой в Норвегии большое число поклонников. Продукция этой фирмы распространяется в сети магазинов Felleskjøpet и поэтому представлена во многих деревнях. Фирма была основана пионером в области разработки бензопил Андреасом Стилом (1896–1973), который в 1929 году получил патент на первую бензопилу, называвшуюся Stilsche Baumfallmashine Typ A. Эта пила имела характерный бело-оранжевый корпус. Благодаря высокому немецкому качеству старые бензопилы Stihl используются в лесных работах до сих пор.

Jonsered

Пилы фирмы Jonsered – это образец шведской лесной культуры. В 1954 году шведы выпустили свою «ракету» – бензопилу, которая по стандартам того времени была невероятно легкой. Изначально она назывались Jonsereds Fabriker в честь города в Готланде. Производитель был выкуплен концерном Electrolux, и на данный момент в этих пилах используются те же компоненты, что и у конкурента Husqvarna. В своем позиционировании на рынке и в цветовой гамме производители этих пил ориентируются на более молодежную аудиторию. У них также есть линия дешевых пил, которые производятся в Естене, в Норвегии, а остальные изготавливаются в Швеции.

Husqvarna

Husqvarna – известная и любимая на протяжении многих лет марка. С 1956 года корпус имеет оранжевый цвет. В середине 1960-х годов Husqvarna выпустила модель 65, одну из самых первых пил, с помощью которой можно было удалять ветки и валить деревья. Husqvarna стала также инициатором многих нововведений. Из последних изобретений стоит упомянуть тормоз на цепи, который можно включить как с передних, так и задних ручек. Данный бренд в родстве с Jonsered, но, так же как и у «Ауди» и «Фольксвагена», самые большие пилы принадлежат Husqvarna. У самой большой пилы рабочий объем цилиндра составляет целых 119 кубических сантиметров.

Partner

Эта фирма изначально называлась AB Bergborrmaskiner и изготавливала бензопилы задолго до Jonsered и Husqvarna. Partner производила профессиональные пилы до 1980-х годов, пока Electrolux не выкупил бренд и не переквалифицировал его для производства любительских пил. Бóльшую часть ассортимента составляют простые модели, которые изготавливаются в Азии и распространяются через специализированные магазины. Но лесоруб, хранящий верность старой бензопиле Partner, принадлежит к клубу профессионалов.

JoBu

JoBu – такая же истинная норвежская марка, как Krag-Jørgensen, коричневый сыр и передача Nitimen. Фабрика была основана в послевоенное время и много лет являлась передовиком в разработке новых продуктов. У многих особенное отношение к пилам JoBu, частично благодаря тому, что они были разработаны и произведены в Норвегии, частично благодаря их первоклассному качеству. Но и JoBu был поглощен компанией Electrolux, и фабрика в Дребаке была закрыта в 1983 году.


Норвежский лес

Пила Jonsered 590, которая много повидала с момента выпуска в конце 1980-х годов

Топор

Мы в долгу у топора. Строения, корабли, мебель – все эти предметы отсылают нас в те древние времена, когда смекалистый мастер прикрепил к деревянной рукоятке камень и во много раз повысил эффективность и точность своей работы. В течение многих тысячелетий топор был самым важным приспособлением: и оружием, и инструментом, и символом статуса. Но в наше время он часто стоит в углу гаража, ржавый и тупой, и используется лишь для уборки льда и других слишком элементарных для него работ.

РУБКА ДРОВ – ЭТО ОДНА ИЗ ТЕХ НЕМНОГИХ РАБОТ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ, ДЛЯ КОТОРЫХ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НУЖЕН ТОПОР. ПРИ ХОРОШЕЙ ТЕХНИКЕ РАБОТЫ ТОПОР МОЖЕТ БЫТЬ ТАК ЖЕ ЭФФЕКТИВЕН, КАК И ГИДРАВЛИЧЕСКИЙ КОЛУН, КОТОРЫЙ ТРЕБУЕТ БОЛЬШЕ ДВИЖЕНИЙ И ВРЕМЕНИ. ДЛЯ КАЧЕСТВЕННОЙ РАБОТЫ ВАЖНЫ ТАКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ТОПОРА, КАК БАЛАНС, УГОЛ РЕЗАКА И ПРОЧНОСТЬ СТАЛИ.

Хорошие топоры не валяются на дороге. В отличие от бензопилы, топор не устаревает, а только ломается. Конечно, можно приобрести дешевый топор, изготовленный из дешевого металла в странах третьего мира, точно так же как можно каждый день есть кукурузные хлопья вместо хорошего ужина или перестать менять масло в машине. Но в случае с топорами у норвежцев есть все основания быть патриотами: в Норвегии лучшие в мире фабрики по производству топоров. Самые крупные – это Hultafors, Fiskars, Øyo, Gränsfors Bruk и Wetterlings, а также Heikki Kärnä, производящая инновационный топор Vipukirves. Выбор достаточно велик, а разнообразие моделей удовлетворит любого покупателя. Советовать что-то достаточно сложно, что нравится одному, совсем не подойдет другому. Однако свой выбор следует делать, изучив вес топора и длину рукоятки, чтобы они соотносились с вашими собственными силой и ростом. Также следует примериться, насколько легко вам будет колоть этим топором дрова. Нужно проверить, подходит ли рукоятка под вашу ладонь, и, что немаловажно, оценить внешний вид.

Многие инстинктивно приобретают грубый и тяжелый инструмент, предполагая, что им придется работать с самыми тяжелыми и трудными дровами. Но основывать свой выбор нужно прежде всего на том, какие дрова имеются у вас в наличии. Если вы учитываете времена года и рубите свежие или замерзшие лиственные деревья, лучше остановиться на легком топоре с коротким топорищем. Еще одним аргументом в пользу легкого варианта топора выступает второй закон Ньютона[6]. Согласно этому закону, удвоение скорости сделает удар в четыре раза сильнее. Топор с лезвием весом в 1,5 килограмма будет иметь ту же мощь удара при скорости в 13 метров в секунду, как и топор весом 2,5 килограмма при скорости 10 метров в секунду. Практические опыты производителя Hultafors показали, что вес в 1,6 килограмма является максимальным весом для оптимальной работы среднестатистического человека. Тем не менее тяжелые топоры тоже необходимы: их используют для работы, требующей особого напряжения мышц, при рубке непокорных поленьев, имеющих много ветвей.

Детали топора создают удивительно большие практические различия в его работе. Топор с глубоким (длинным) лезвием может глубоко врезаться в дерево, что очень полезно, если у дерева много сучков. Но если у лесоруба есть привычка немного поворачивать запястье при рубке, то место удара будет неровным, и чем глубже лезвие, тем кривее будет удар. Длинное топорище делает скорость удара намного больше, но требует сноровки для точного удара. Заметный бугор или крюк на топорище очень полезен. Он препятствует скольжению руки и позволяет смелее наносить удары. Топорище с изгибом более эргономично и позволяет придать топору большее ускорение, особенно если при ударе рука скользит к концу топорища. Но при большом изгибе топор более чувствителен к неправильному положению запястья, и удары будут менее точными. Угол между лезвием и топорищем нужно приспосабливать под особенности использования. Обычно лезвие смотрит на несколько градусов вниз вдоль топорища, иначе топор не войдет в дерево достаточно глубоко.

Старая сталь

В наше время практически никто не относит топор к самым главным инструментам, поэтому многие современные топоры изготовлены из такой стали, на которой при неправильном использовании практически не возникает сколов. Так что топоры 1970-х годов или старше могут быть лучше современных: их легче наточить до остроты, но они более хрупкие. Некоторые старые лесные топоры становились настолько ломкими на морозе, что лесорубы отогревали их перед работой. Кроме того, раньше использовалось два вида заточки – летняя и зимняя. При применении зимней заточки угол острия был немного резче. Старые топоры фирмы Mustad славились качеством стали и продавались по всему миру. Если найти старое лезвие без топорища у мастеров или на рынке, то старой стали можно дать новую жизнь.

Никогда не бейте заднюю часть топора и не используйте его как молоток. Сталь на задней части не укреплена, отверстие для топорища изменит свой размер, и лезвие соскочит с топорища. Острие лезвия лучше обрабатывать плоской ножовкой, чтобы удалить неровности, завершив шлифовку точильным камнем. Большинство фабрик производит хорошие специальные камни, которые дают прекрасный результат. Профессионалы советуют не использовать точильную машину с точилом, так как сталь нагревается через несколько секунд. Вулканизация нарушается при 200 градусах, и топор уже никогда не будет таким, как прежде. После окончания работы топоры, особенно с деревянным топорищем, лучше хранить в сухой комнате, где нет больших температурных колебаний, чтобы дерево не усохло и лезвие не спало с топорища.

Виды топоров

Малый топор лесоруба используется для валки небольших деревьев типа вишни или рубки ветвей. У него узкое лезвие и изогнутый край, позволяющий рубить поперек волокон. Большинство топоров имеет достаточно небольшой вес: классические модели весят два фунта, то есть около 0,9 килограмма. Топорище обычно средней длины, и эти топоры обладают балансом, позволяющим рубить поперек. Они заточены под достаточно узким углом, часто в 30 градусов или меньше, и острие таких топоров должно быть очень острым, чтобы сохранить необходимую режущую способность.

Колун не предназначен для рубки, он подходит для проникания в древесину между волокнами при помощи напора сбоку, благодаря чему полено раскалывается, поэтому лезвие у колуна в виде клина. Колуны кажутся более тяжелыми в районе лезвия, потому что их баланс предназначен для рубки внизу. Лезвие весит обычно 1,3–1,6 килограмма. Для древесины, которую легко колоть, типа березы без веток, идеально подходят легкие топоры со средней формой клина. Они без проблем проникают в дерево, и сухие изогнутые дрова легче делятся при более четкой форме клина. Но форма лезвия на практике имеет меньше значения, чем кажется при сравнении в магазине, так как большая клинообразная форма требует большей силы для проникновения. Очень важная деталь – угол лезвия на самых крайних сантиметрах. Он позволяет проникнуть в дерево, расколоть его, но, если он слишком узкий, топор будет застревать, а если слишком тупой, топор отскочит обратно. Многие производители пришли к тому, что углы в 32–35 градусов самые оптимальные. Важно сохранить этот угол при заточке топора, даже при том, что колуны не должны быть очень острыми. Колуны фирмы Gränsfors Bruk имеют стальную манжету под лезвием для защиты топорища от щепок, а другие колуны можно уберечь от щепок с помощью толстой липкой ленты на том же месте.


Норвежский лес

Старый метод колоть длинные дрова – рубить их в лежачем положении, ударами по коре. В этом случае требуется колун с тонким лезвием, как этот от Wetterlings


Норвежский лес

Финский колун Vipukirves проходит в древесину только на несколько сантиметров. Остальная сила удара разворачивает головку топора в сторону, и внешняя часть бревна откалывается


Большой колун имеет то же предназначение, но служит для работы с крупными поленьями хвойных деревьев, у которых много веток. Такого типа древесина требует глубокого проникновения, только тогда ее удается расколоть. Лезвие весит 2–2,5 килограмма, и, чтобы сохранить скорость, требуется приложить больше силы. Поэтому топорище у таких клоунов длиннее и почти всегда абсолютно прямое. Все это приводит к тому, что большой колун сложно использовать на протяжении долгого времени, но он является важным «старшим братом», и его полезно иметь наряду с более легким вариантом.

Американский топор лесоруба сегодня увидишь нечасто, но на протяжении столетий он был очень важным инструментом в лесу. Он похож на малый топор лесоруба, но в два раза больше. Сильными ударами вырубаются большие куски из ствола, и при правильной технике и достаточной силе с его помощью можно быстро повалить огромные деревья. Такие производители, как Gränsfors Bruk и Wetterlings, делают два интересных вида топоров в полный размер с трехфунтовыми лезвиями, в основе которых лежат старые североамериканские образцы. Во время колониального периода в Америке топор использовался для валки любых деревьев, и традиции эмигрантов со всего мира встретились с разнообразной древесиной континента. Две указанные шведские репродукции сегодня больше всего походят на самый известный топор из литературы – тот самый, которым пользовался Торо в «Уолдене».

Большой американский топор время оставило позади, но он дарит близкий контакт с лесной жизнью. И не найдется более эпического орудия, чем большой американский топор, чтобы повалить деревья, по-настоящему любимые или ненавистные (как эвкалиптовое дерево в родовом гнезде или разросшийся соседский клен).

Финская новинка

Казалось бы, невозможно изменить функциональные качества топора, но в 2005 году финская компания Heikki Kärnä получила патент на новый продукт Vipukirves, также называемый Leveraxe, который обрел множество поклонников по всему миру. Это колун, но вместо того, чтобы проникать в полено и раскалывать его, он ломает его внешнюю часть.


Норвежский лес

Семь хороших друзей из скандинавских кузниц, слева направо: шведский Skogsyxa (Wetterlings), Vipukirves, Kløyvslegge (Øyo), большой Klyvyxa (Gränsfors Bruk), Klyvyxa 1,5 (Hultafors), X-17 (Fiskars) и Kløyvøks Super (Øyo)


Верхняя часть похожа на большое изогнутое долото со смещенным балансом. Голова монтирована со стороны, и таким хитрым образом используются законы физики: острие проходит сначала немного внутрь, а смещенный баланс приводит к тому, что сила удара поворачивает лезвие в сторону, как лом. Древесина ломается на плоские планки, которые впоследствии можно разделить на более мелкие куски. Скептикам стоит его попробовать: топор от Heikki Kärnä работает превосходно, а с опытом позволяет повысить скорость. Его преимущества наиболее привлекательны для больших поленьев из прямых деревьев. Так как он отрывает края полена, диаметр ствола не является больше проблемой, и даже поленья размером 30 и более сантиметров рубятся достаточно быстро. Грубые сучки всегда усложняют работу, но этот топор редко застревает в древесине. Правда, для его использования требуется особая техника. Удары должны приходиться на края полена, никогда на середину. Захват топорища должен ослабевать прямо перед ударом, иначе основное поворотное движение будет слабым. Поленья всегда поворачиваются направо, а хорошую скорость можно развить, если вокруг топорища обмотать автомобильную шину и во время работы обходить дерево по кругу.

Производители топоров

Братья Ойю (BRØDRENE ØYO)

Единственная сохранившаяся фабрика по производству топоров находится в Яйло. Она была основана в 1882 году, но традиции уходят намного дальше: археологические раскопки показали, что добыча железа и производство топоров осуществлялись в Яйло уже 2000 лет назад.

ТОПОРЫ ОЙЮ – ЭТО КЛАССИЧЕСКИЕ ТОПОРЫ НОРВЕЖСКИХ ЛЕСОВ С СИМВОЛОМ СОВЫ НА ТОПОРИЩЕ КОНТРАСТНОГО КРАСНОГО ЦВЕТА, ОНИ ДО СИХ ПОР ВЫЗЫВАЮТ У НОРВЕЖЦЕВ ТЕПЛЫЕ ЧУВСТВА.

Эти топоры делаются вручную, и их характерная черта заключается в том, что они очень легкие и узкие и ими удобно работать. Малый колун имеет среднюю форму клина, а характерное углубление в середине способствует легкому расщеплению поленьев. До 2012 года большой колун имел традиционно узкое лезвие, но теперь ему стали придавать форму клина.

Hultafors

Шведский производитель Hultafors предлагает очень широкий ассортимент топоров. Они в основном изготавливаются на старинном заводе Hults Bruk, традиции которого уходят корнями в далекий 1697 год. Колун Agdor (название происходит от слова Rodga – местечко в этом районе, – прочитанного справа налево) на протяжении десятилетий был самым используемым колуном в Скандинавии. Здесь производятся колуны двух видов: первый – с лезвием в 0,9 килограмма и 50-сантиметровым топорищем с сильным изгибом, второй – с лезвием в 1,6 килограмма и прямым или изогнутым топорищем длиной 75 сантиметров. Общей для всех топоров является узкая и глубокая голова, и это одни из немногих видов топоров, которые можно использовать для рубки вдоль. Большой колун имеет узкое и глубокое лезвие весом 2,2 килограммов, которое очень эффективно для ели и сосны. Задняя часть топора укреплена и может использоваться с клиньями.

Gränsfors Bruk

Шведский концерн Gränsfors Bruk выпускает топоры с 1902 года и занимает особое место среди производителей топоров в Скандинавии. Ассортимент очень большой, и компания вложила много сил, чтобы сохранить опыт и традиции производства старых видов топоров.

КРОМЕ ТОПОРОВ ДЛЯ РАБОТЫ В ЛЕСУ, ЛЕСОЗАГОТОВКИ И РЕМЕСЛЕННЫХ РАБОТ, GRÄNSFORS BRUK ТАКЖЕ ИЗГОТАВЛИВАЕТ ТОПОРЫ ДЛЯ МЕТАНИЯ И ИСТОРИЧЕСКИЕ БОЕВЫЕ ТОПОРЫ.

Покрытие нарочито грубое, так как нет необходимости в гладких поверхностях, и каждый топор отливается и монтируется одним и тем же кузнецом, который гравирует свое имя на лезвии. Внимание к деталям образцовое, начиная от запаха льняного масла, которым обработано топорище из гикори, и заканчивая шпагатом, на котором висит рекламная брошюрка с фотографией кузнеца, сделавшего этот топор. Большие топоры Klyvyxa и Släggyxa имеют лезвия весом 1,6 и 2,5 килограмма и сильновыраженную клиновидную форму.

Wetterlings

Топоры производителя Wetterlings так же индивидуальны, как и топоры Gränsfors Bruk. Это гордые, сделанные вручную инструменты, которые дарят радость владения. Топоры частично выполнены на глаз, и невозможно найти два совершенно одинаковых образца. Ассортимент постоянно пополняется, и в новых моделях находят отражение как опыт, так и инновации. При производстве этих топоров фундаментальной является мысль о том, что вместе с современными технологиями и новыми знаниями надо использовать все то, что хорошо работало в старые времена, когда ручными инструментами пользовались каждый день и они должны были служить исправно, потому что не было других альтернатив. У Klyvyxan узкое и глубокое лезвие весом 1,5 килограмма. Klyvsläggan с лезвием в 2,5 килограмма имеет четкую форму клина. Малый топор лесоруба производства Wetterlings – это что-то особенное. Самый маленький, весом 0,85 килограмма, предназначен для веток, а топор весом 1,4 килограмма – это настоящий американский топор.

Fiskars

Топоры огромного концерна Fiskars отличаются от других топорищем, изготовленным из искусственных материалов, которое отлито в лезвие топора, покрытое тефлоном. Здесь важна функциональность, и даже консерваторы, которые предпочитают топорища, изготовленные из дерева гикори, и защиту лезвия из дубленой кожи, обычно признают, что более высокотехнологичные топоры Fiskars раздражающе хороши. Колун X-17 имеет 1,2-килограммовое лезвие и такое же короткое топорище, как у топора X-15, только длиной 60 сантиметров, но взамен этого у него большой крюк сзади – типичный для всех топоров Fiskars, который позволяет совершать хороший замах. Большие колуны X-25 и X-27 имеют лезвие весом 1,8 килограмма и длину топорища 72 и 92 сантиметра. Последний – самый длинный на рынке, в руках тренированного человека он позволяет получить прекрасную силу удара. Ширина клина средняя на самых маленьких топорах, но растет вместе с весом топора. Fiskars также изготавливает превосходный повернутый клин для колки с наконечником, изготовленным из искусственного материала (риск расколоть его намного ниже, чем для стального клина), и нож X-3, который прекрасно подходит для удаления веток с лиственных деревьев.

Гидравлическое спасение

Несмотря на все прекрасные свойства топора, надо быть большим аскетом или романтиком, чтобы не признавать, что чудом последних десятилетий стал гидравлический колун. Эти компактные машины продаются в Норвегии во все возрастающих количествах, и не без причин: устройство обеспечивает по меньшей мере четыре тонны контролируемой осевой нагрузки только путем нажатия на кнопку. Такое равномерное проталкивание по направлению к лезвию очень хорошо влияет на непослушные дрова, которые не сдались после обработки топором. Гидравлический колун особенно хорош для крученных поленьев со множеством веток или высушенных дров. Обычные модели производят дрова либо 37, либо 52 сантиметра длиной. Разница между колунами заключается в скорости, особенно в отношении обратного движения. Более дешевые колуны работают довольно медленно. Варианты подороже обычно имеют регулируемую рабочую длину.

Прекрасной альтернативой топору, особенно для людей с больной спиной, является Smart-Splitteren от шведского производителя Agma (см. фотографию на с. 307).

Это простой скользящий молоток, который прикрепляется к разделочному блоку. Лезвие топора кладется на полено, затем полено поднимается и разбивается о него. Такой метод является очень щадящим для спины и позволяет колоть длинные поленья с минимальной затратой сил, но приспособление, разумеется, не настолько мощное, как гидравлический колун или большой колун.

Клин для колки дров просто подарок для больших или длинных дров, а также для непослушных поленьев. Он используется вместе с кувалдой из закаленной стали. Клин может помещаться вдоль или поперек полена, при желании можно установить сразу несколько. Клинья бывают крученые и прямые. Первые больше подходят для дров, так как они вкручиваются в полено и дают большее боковое усилие, при этом клинья не выскабливают древесину. Прямые клинья обычно предназначены для того, чтобы разделить столбы и строительные материалы.

Инструменты для работы

Козлы для распиливания дров считаются почитаемыми приспособлениями, которые в первую очередь относятся ко времени ручных пил, но, если два человека работают вместе, конструкция очень поможет при работе и с бензопилой. Другой альтернативой являются шведские козлы Smart-Holder, которые позволяют грамотно организовать работу с бензопилой. Регулируемый зажим позволяет надежно закрепить стволы шириной до 25 сантиметров.

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ПИЛЫ ДЛЯ РУБКИ СТАЛИ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ БОЛЕЕ ДОСТУПНЫМИ. ОНИ БЫСТРЫ В РАБОТЕ, ПОЗВОЛЯЮТ ПОЛУЧАТЬ ПОЛЕНЬЯ ОДИНАКОВОЙ ДЛИНЫ С КРАСИВЫМИ ПРЯМЫМИ СРЕЗАМИ, НО ИХ СЛЕДУЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ С ОСТОРОЖНОСТЬЮ.

У современных вариантов цепь находится в капсуле, что обеспечивает лучшую безопасность, однако любой норвежский врач подтвердит: нет такого инструмента, который бы имел больше отрезанных пальцев на своей совести, чем эти пилы.

Если у вас много тонких дров или вы собрали ветки и сучки для розжига, можно построить установку для нарезки. Здесь существует много возможностей. Проще говоря, вам нужна продолговатая рама, на которую вы положите стволы или ветки, чтобы можно было идти вдоль с бензопилой и одним движением резать все сразу. Как вариант, можно вбить в землю два ряда столбов. Расстояние между этими рядами должно соответствовать длине бензопилы, чтобы вся древесина нарезалась одним движением. Когда связки веток нарезаны, их достают, складывают в большие мешки и выставляют на солнце на просушку. Если вы не хотите, чтобы это сооружение стояло у вас постоянно, можно соорудить штатив из поддонов и балок.

Электрические пилы

Те, кто живет глубоко в лесу, могут рубить дрова и накануне Рождества, и на Национальный день Норвегии 17 мая (несмотря на то что рубка дров стала заменителем чего-то другого), но в густонаселенных районах стоит обратить внимание на то, сколько шума издает ваш любимый инструмент. Обычно пилы издают 104 или более децибел, и звук некоторых очень навязчив. Шум, производимый ранним утром дроворубом, использующим пилу на бензине, включенную на полную мощность, может раздражать и тревожить. Ничто не приводит к такому количеству ссор с соседями, как валка деревьев в жилой зоне, с которой можно перепутать работу с дровами. В некоторых районах Норвегии законом запрещено пользоваться бензопилами с вечера субботы до утра понедельника. Поэтому электрическая пила может очень пригодиться для работы на своей территории. Мощность у них слабее, но они создают намного меньше шума, издавая постоянный приглушенный гул. Кроме того, они моментально стартуют и останавливаются – идеальное качество для мелкой рубки.


Норвежский лес

Бензопила в работе

Измеритель длины

Длина дров влияет на то, насколько красивой будет поленница с обеих сторон, а также на ее стабильность. С увеличением опыта получается рубить примерно одинаковые поленья на глаз, прикладывая пилу к стволу или рубя постоянно на длину полотна пилы. При полотне в 13 дюймов расстояние между корпусом пилы и концом полотна составляет обычно 32 сантиметра, и, если приложить конец корпуса к концу ствола и после повернуть пилу на 90 градусов, приставив конец полотна к дереву, можно быстро и точно отрубить нужную длину. Другой вариант – положить длинную мерку (два-три метра) вдоль ствола и подрезать кору в нужных местах.

ИЗМЕРИТЕЛЬ С МАГНИТНОЙ ФИКСАЦИЕЙ – ПРОСТОЙ ВАРИАНТ, КОТОРЫЙ ПРЕКРАСНО РАБОТАЕТ. ЭТО СТЕРЖЕНЬ, КОТОРЫЙ КРЕПИТСЯ НА ПОЛОТНО ПИЛЫ И ПОЗВОЛЯЕТ СДЕЛАТЬ ЗАРУБКИ ОДИНАКОВОЙ ДЛИНЫ.

Он снимается до начала рубки, но его возможно также закрепить сзади и рубить дрова, не снимая его. К сожалению, это устройство не производится серийно, и придется сделать его самому. Четырехмиллиметровый стержень, магнит (лучше всего использовать неодимовый[7]), гайка барашковая[8] и большая шайба – это все, что вам понадобится, ну еще сверлильный станок, чтобы проделать дырки в магните.

Рубка в больших масштабах

Ручная работа – независимо от того, насколько она приятна – имеет свои ограничения, и большинство продавцов дров и работников села используют мощное оборудование: либо гидравлический колун, подключенный к трактору, либо полуавтоматическую машину для колки дров. Они рубят и колют дрова очень быстро, а лента для транспортировки и штатив для стволов предохраняют работника от поднятия тяжестей. Правда, будет больше стружки и дрова получат больше ран, чем при обработке вручную, но вечно занятый фермер ставит эффективность превыше всего. Многие сушат дрова в больших мешках на поддонах. В этом случае их очень легко перевозить с помощью трактора. Такой способ обработки древесины стал спасением для многих фермеров, вынужденных выполнять большой объем работы. Значительная часть продаваемых в Норвегии дров обработана с помощью автоматизированных колунов. Заготовка дров здесь давно является растущей отраслью.

Пионеры бензопил

Норвежский лес

Одно имя вписано большими буквами в историю норвежских бензопил – JoBu. Название компании произошло от соединения первых букв имен основателей этой фирмы – Тригве Йонсена (Trygve Johnsen) и Гюннара Бюска (Gunnar Busk), которые были хорошими друзьями и работали в тылу во время Второй мировой войны. У Йонсена была небольшая лесопилка, а его друг Бюск работал оружейным мастером (кстати, он изобрел легендарный диоптрический прицел Бюска, который быстро стал популярен среди норвежских стрелков, потому что каждая ступенчатая регулировка изменяла пункт попадания с точностью до одного сантиметра на расстоянии 100 метров). Летом 1946 года должна была начаться послевоенная реконструкция лыжного трамплина в Холменколлене, и для расчистки лыжных трасс нужна была бензопила. Йонсен и Бюск поднялись на объект, чтобы ознакомиться с фронтом работ, и увидели, как функционирует английская бензопила. Эта пила была типичной для того времени: тяжелейший монстр весом более 30 килограммов, которого обслуживали два человека. Пила была ненадежна и непрактична, и лесорубы ее очень недолюбливали. По дороге назад в Осло Йонсен и Бюск решили изготовить собственную пилу и купили у барахольщика с улицы Пилестреде вспомогательный мотор для велосипеда фирмы Willy с объемом двигателя в 98 кубометров. Бензобак был сделан из примуса, а рама – из трубы радиатора.


Смекалистый оружейный мастер имел удивительную способность мыслить неординарно, и многие из его идей дали впоследствии новое направление развитию бензопил.


Среди прочего он создал цепь, управляемую напрямую (никакой связи между коленчатым валом и цепью), и центробежную муфту, благодаря которой цепь не крутилась, когда пила работала на холостом ходу.

Через пару лет разработок, в том числе экспериментов с различными моторами из остатков складных военных мотоциклов, первая бензопила JoBu Senior была готова к производству. Объем ее рабочего двигателя составлял 125 кубометров, весила она семнадцать килограммов и давала четыре лошадиные силы при 4000 оборотов (на сегодняшний день обычная рабочая пила весит до пяти килограммов и имеет мотор в 50 м3, который дает 3,5 лошадиные силы при 9000–11 000 оборотов). Это была одна из самых используемых пил того времени, но в послевоенное время было трудно найти моторы и детали, а правительство и поставщики не верили в успех. Друзья заложили все, что имели, и к тому времени, как первая пила появилась в продаже, они задолжали один миллион крон. А это было во времена, когда марка для 20-граммового письма стоила 25 эре. Но изобретатели добились успеха, и модель Senior была изготовлена партией в 7000 экземпляров. Сейчас это кажется избалованностью, но на первые бензопилы смотрели с пренебрежением и не спешили их использовать. Производители должны были работать денно и нощно, чтобы убедить скептически настроенных лесорубов и правительство в том, как важно стране иметь эффективную лесную отрасль и нарастить оборот, чтобы дальше развивать продукт.

В 1950-е годы появилась много интересных производителей на рынке бензопил. Конкуренция была жесткой, и отрасль привлекала к себе людей с ярким темпераментом. Легендарным участником был Джон Свенссон (его еще называли «Свенссон-Пила»), который импортировал канадские пилы Bever. Во время войны он был арестован, его пытали за участие в подпольном движении, и травмы вызывали боли в руках и суставах всю оставшуюся жизнь, но при демонстрации пил Bever он всегда подчеркивал, что их вибрация расслабляет и помогает болезненным суставам.

Иногда Свенссон не мог справиться с профессиональным разочарованием. В 1950-е годы он был настолько разозлен из-за того, что ему не удалось продемонстрировать бензопилу членам государственного совета, которые приехали на экскурсию, что повалил пять деревьев, чтобы преградить им дорогу. Когда газета Kongsvinger отозвалась о нем в критичном тоне, он явился без приглашения в редакцию, завел свою пилу Bever и распилил стол главного редактора прямо посередине. После этого он поехал в сторону Осло, но через час его посетили новые мысли, и он поехал обратно. Его появление в редакции вызвало панику, но он попросил прощения и оплатил редактору покупку нового стола.

Единственный маркетинговый ход, который в те времена имел успех, – это демонстрация пил в работе. Но настроения в отрасли были тогда, мягко говоря, закостенелыми, и саботаж не являлся редкостью. При демонстрации пил в Финляндии члены делегации JoBu спали с ножом на столике, а пилы прятали под кроватями.

Но в то же время острая конкуренция вела к быстрому развитию продукта. Бюск и Йохансон держали первенство. Легендарная модель JoBu Junior считается первой по-настоящему практичной и легкой пилой. Она весила более 10 килограммов, но тем не менее была самой лучшей пилой в мире в своей весовой категории, и фабрика выпустила целых 40 000 штук.

Первые пилы имели карбюраторы, которые нужно было перемещать вручную, если пила была положена поперек для валки, но в 1960 году была выпущена новинка JoBu Tiger, которая работала независимо от того, как пила была повернута. В послевоенное время пилы JoBu могли применяться и для других целей, а дополнительное оборудование, такое как земляной бур и пропеллер на шесте, позволяло использовать пилу как мотор.

Фабрика JoBu была настоящей норвежской индустриальной сказкой и в один период стала самым крупным производителем бензопил в мире. В течение нескольких десятилетий компания играла ведущую роль на рынке и к 1977 году владела 250 магазинами в Норвегии. Сначала фабрика располагалась в Осло, затем ее перенесли в Дребак. Как и в случае с Jonsered и Husqvarna, JoBu выкупил Electrolux. Было изготовлено 30 норвежских моделей. Некоторые пилы 1980-х годов были идентичны моделям Jonsered и Husqvarna. Последняя норвежская пила была изготовлена в 1980 году, а фабрику в Дребаке закрыли в 1983-м. Оригинальные пилы JoBu теперь пользуются спросом у коллекционеров.


Норвежский лес

JoBu заплатил за цветную рекламу модели Tiger в январском номере Skogseieren в 1962 году. Сам журнал тоже не экономил – номер был напечатан на первоклассной бумаге в Fabritius & Sønner

Колода

«Большинству людей нравится рубить дрова потому, что при этом за действием сразу следует результат».

Альберт Эйнштейн
Норвежский лес

Бензопила утихла. Спина начинает расслабляться, уходит напряжение от перетаскивания грубых стволов к прицепу. До этого момента работа касалась валки деревьев, больших и маленьких, смешения бензина с маслом, очищения от веток и погрузки, при этом использовались серьезные инструменты. Но сейчас начинается новый интересный этап. Именно сейчас, после мелкой рубки и колки, деревья становятся дровами.

Колка и просушка дров – целое искусство, и степень мастерства того, кто их заготавливает, определяет зимой разницу между хорошими и плохими дровами.

* * *

Многие проводят свои самые глубокомысленные часы перед колодой. Колка дров заключает в себе прекрасную комбинацию повторения и разнообразия, и это обычно первая действительно серьезная работа на улице после долгой зимы. Из темных углов достаются топоры или колуны, по всей деревне начинают разноситься звуки пил пенсионеров, которые наконец вновь почувствовали, что кому-то нужны. В воздухе чувствуется свежий запах древесины и смолы, и самое время процитировать Ханса Берли, который писал о запахе поленницы: «Как будто сама жизнь проходит мимо тебя, босыми ногами, каплями росы в волосах… запах свежих дров – это последнее, что уйдет из вашей памяти, когда финальный занавес будет опущен».

РУБКА ТОПОРОМ ДЛЯ МНОГИХ – САМАЯ ЛУЧШАЯ СТАДИЯ ЗАГОТОВКИ ДРОВ. ЗА ДОЛЮ СЕКУНДЫ БРЕВНО ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ДРОВА. ПОД ЧЕТКИМ, ХОРОШИМ УДАРОМ ПОЛЕНО РАСКРЫВАЕТ СВОЙ БЛЕСТЯЩИЙ ПАХУЧИЙ СРЕЗ.

Рубка топором к тому же является одной из самых примитивных работ, доступных современному человеку, – примитивных в том смысле, что работа осуществляется так же, как и в доисторические времена. Это повод использовать тяжелый инструмент в полную силу. Простой, но заставляющий сосредоточиться процесс – нанесение точных, четких ударов кованым железом – замещает все беспокойства современной жизни. Ведь рубщик дров не может позволить своим мыслям блуждать. В этот момент нет места ничему иному, кроме концентрации на работе, иначе топор может оказаться в вашей ноге.

Этот труд дает возможность использовать силу, точнее, даже грубую силу, чтобы чего-то добиться. Многие ставят перед собой цель, чтобы плотное, ветвистое еловое полено уступило силе руки и наконец раздался медленный треск дерева, расколовшегося от удара топора, а позже приходят смешанные чувства: ты удовлетворен результатами своего труда, тебя восхищает сила противостояния дерева, наконец, ты просто наслаждаешься процессом того, как недавняя проблема дотла сгорает в камине.

Эта работа требует усилий, но разве когда-либо мы получали удовольствие от того, что нам давалось легко? На самом деле, возможно, именно аскетичная работа, которая выполнялась еще на заре человечества, – это и есть настоящий отдых для современного человека. Ручной, в меру тяжелый труд дарит особое спокойствие, которое трудно найти в современных профессиях. Во всех сферах жизни, будь то работа или семья, всегда можно сделать больше. Результат, возможно, будет лучше, если вы поработаете до восьми, а на все электронные письма ответите только после того, как дети лягут спать, и, конечно, все будет немного лучше, если вы поработаете еще и в выходные. И в личной жизни вы всегда можете быть более внимательными, проводить больше времени с детьми или поговорить о том, о чем не очень хочется говорить.

НО ПРАКТИЧЕСКАЯ РАБОТА ДАРИТ СОВСЕМ ИНОЙ ПОКОЙ. ЕСЛИ БРЕВНО РАСКОЛОТО, ТО ОНО РАСКОЛОТО. РЕЗУЛЬТАТ УЖЕ НЕЛЬЗЯ ИЗМЕНИТЬ ИЛИ УЛУЧШИТЬ.

Дневное беспокойство сначала переходит в дрова, а потом отправляется в печь. Одна из прекрасных особенностей дров состоит в том, что все они будут сожжены. Их не будет изучать никакая комиссия, не будут показывать через проектор или сравнивать с конкурирующими дровами. Однажды зимой эти неровно поколотые и сучковатые дрова окажутся в огне и дадут абсолютно то же тепло, что и идеально обтесанные, и разве не приятно сжечь непослушное еловое полено, которое особо упрямилось под топором?

Известный лидер профсоюзов в Осло Анне-Берит Тюфт рассказывала, что в период сокращений на работе, когда она испытывала досаду и у нее было тяжело на сердце, она ездила в дачный домик с одной целью – наколоть дров. Ее огромное раздражение приводило к тому, что даже самые упрямые и сучковатые поленья сдавались под силой ее удара. Через некоторое время все дрова были поколоты и сложены, и Тюфт, полная новой энергии, возвращалась в столицу.

Возраст дров

Многие норвежцы слышали в свой адрес, что они дошли до возраста дров или заболели дровами. Это обычно говорят о мужчинах, которым за шестьдесят и которые проводят все свободное время за заготовкой дров, они готовы колоть дрова, пока те не закончатся, или перетаскивать поленья со двора в гараж, пока не забьют его до отказа. В Норвегии мало официальных данных о частной заготовке дров, но исследования Сельскохозяйственного университета в Швеции от 2007 года подтверждают, что возраст дров – реальная измеряемая величина. Собрав данные о 900 семьях, живущих в деревнях, главным критерием отбора которых являлось наличие дровяной печи, исследователи пришли к выводу, что больше всего дровами занимаются именно мужчины, которым больше 60 лет. Только 29% женщин посвящают время дровам, и их средний возраст ниже, чем у мужчин. Причем женщины в основном занимаются созданием поленниц.

Методы работы всех мужчин оказались весьма схожими и не зависели от возраста. Среднестатистический рубщик использовал бензопилу и гидравлический колун, 10% опрошенных применяли ручную пилу, а 21% кололи дрова с помощью топора. Никто не выбрасывал инструмент, пока тот не выходил из строя: возраст используемых инструментов составлял в среднем 13 лет, а топоры были старше 15 лет! Один факт заставил исследователей искренне удивиться: более трети из 900 принявших участие в исследовании мужчин не согласились бы поменять свой инструмент, даже если бы получили новый и лучший совершенно бесплатно!

Исследование позволило сделать интересный вывод: работа с дровами является выражением мужской заботы. Интерес к дровам равен нулю у молодых, не создавших своей семьи мужчин. Но с 30–40 лет они начинают заниматься дровами все больше и больше и, раз уже начали, не сдаются до 70 лет. Пик приходится на начало пенсионного возраста. В это время мужчины тратят в среднем 98 рабочих часов в год на заготовку дров. И это естественно: пенсионеры не только имеют больше времени, они еще нуждаются в деле, которое позволило бы им почувствовать себя нужными.

Тут стоит еще заметить, что работа с дровами может быть спасением, когда трудоспособность действительно начинает падать.

«ИМЕННО ДРОВА СПАСЛИ МОЕГО ОТЦА, КОГДА ОН НАЧАЛ СТАРЕТЬ», – РАССКАЗЫВАЛ ОДИН ИЗ ПОГРАНИЧНИКОВ ВОЗЛЕ КОНГСВИНГЕНА.

– Отец все больше и больше утрачивал связь с окружающим миром, но по-прежнему хотел заниматься дровами. Родные боялись, что он поранится бензопилой, и отнесли ее на хранение к соседям. Каждое утро после завтрака старик приходил на кухню и говорил, что не может найти свою бензопилу. Родные отвечали, что отправили ее в ремонт и скоро заберут назад. «Хорошо, тогда сегодня обойдусь ручной пилой. Она тоже сойдет», – говорил старик и выходил во двор, где не спеша начинал свой рабочий день. И, несмотря на то что он пребывал в другой реальности, он переживал минуты безмолвного удовлетворения, описанные Берли в книге «С топором и лирой»: «Если вы хорошо владеете топором, то испытываете настоящую радость, когда видите, как сталь входит в древесину. Запах смолы и свежих дров или вид ровного, без зазоров полена, после того как по нему прошлось свеженаточенное лезвие топора, – эти вещи могут наполнить мужчину безмолвным удовлетворением, подарить ему внутреннее счастье работника. Это позволяет почувствовать все существование как живую тяжесть в руках».

Колода

Колода – это основа для колки дров. Чем больше на ней рубцов и порезов, тем с большей гордостью она стоит во дворе. Она является молчаливой и простой конструкцией, но требует мудрости при установке. Она партнер топора, ни один топор не раскроет своего потенциала, если колода неустойчивая или неправильного размера.

В первую очередь колода должна быть широкой. В этом случае она будет устойчивой, и контактная поверхность не позволит ей переворачиваться и отнимать энергию у работника. Самое оптимальное – поставить колоду на каменное основание, по крайней мере на твердую поверхность.

Это может показаться удивительным, но от высоты колоды зависит многое. Основная тенденция среди норвежцев – использовать высокие колоды, чтобы уберечь спину. Все попытки обсудить их размеры рассматриваются как вторжение в личное пространство. Но традиция использовать высокие колоды необязательно является оптимальной.

ЕСЛИ КОЛОДА СЛИШКОМ ВЫСОКАЯ, ТОПОР НЕ УСПЕВАЕТ НАБРАТЬ ДОСТАТОЧНУЮ СКОРОСТЬ, И УДАР ПОЛУЧАЕТСЯ ЗНАЧИТЕЛЬНО СЛАБЕЕ, ЧЕМ ЕСЛИ БЫ ДРОВА КОЛОЛИ НА БОЛЕЕ НИЗКОЙ ПОЗИЦИИ, ВЕДЬ, КАК МЫ ЗНАЕМ, ДВОЙНАЯ СКОРОСТЬ УВЕЛИЧИВАЕТ СИЛУ УДАРА В ЧЕТЫРЕ РАЗА.

Самое лучшее проникновение топора в дерево наблюдается, когда лезвие встречается с поленом под более-менее прямым углом, поэтому высота колоды должна соответствовать длине полена, длине топорища и росту человека, который колет дрова. Конечно, в данной ситуации пригодилась бы формула для вычисления, но в основном при длине дров 30–40 сантиметров не рекомендуется делать колоду выше колен, можно, наоборот, попробовать поработать с более низкой колодой.

Вид древесины для колоды не имеет большого значения, даже при том что твердые, сучковатые поленья нелегко расколоть. Самым подходящим считается вяз. Намного важнее, чтобы верх и низ были ровно обрезаны под прямым углом. Хорошие колоды получаются из взрослых деревьев, поваленных машиной, особенно если вам удастся уговорить оператора отделить грубую часть возле корней дерева. А что делать с поленьями, которые были нарублены немного неровно из-за сложных условий в лесу? Настоящие знатоки решают эту проблему с помощью дополнительной колоды, у которой верхушка срезана немного неровно. Кривые поленья, установленные на такую колоду, хорошо стоят. Эта маленькая хитрость подарит хорошее настроение на многие годы.

Некоторые вбивают гвозди в колоду и обтачивают головки, превращая их в сантиметровые иглы, на которые накалывают поленья, чтобы те стояли прямо. Знатоки, кроме этого, обязательно окрашивают или промазывают дегтем низ колоды, иначе она потемнеет снизу, постепенно дерево размягчится и будет забирать энергию удара.


Норвежский лес

Если прикрепить одну или две шины к колоде, можно сократить количество рабочего времени и сгибаний, потому что не придется поднимать поленья. Также будет проще колоть много маленьких или длинных поленьев


Но самая лучшая хитрость очень проста и совершенно бесплатна: положить на колоду старую автомобильную шину. Это значительно упрощает работу: шина придерживает поленья, и вам не придется подбирать их после удара. Шину можно наполнить тонкими поленьями, которые не могут стоять самостоятельно. Если вы будете идти вокруг колоды и колоть поленья, в конце вы получите вязанку дров, которые можно будет просто обхватить руками, поднять и отнести к поленнице. Шина также позволит вам быстро нарубить тонкие дрова для розжига. Она может просто лежать на колоде, или же вы можете закрепить ее, но в последнем случае она наполнится водой и опилками. Лучше прибить две или три деревянные балки к краям колоды таким образом, чтобы они не выступали на поверхности, а торчали сбоку, и к ним прикрепить шину размером больше, чем сама колода. Таким образом, вода и опилки будут уходить через отверстия. Также неплохо удалить металлический прут из верхней части шины, чтобы она была не жесткой. Современные машины обычно имеют большие колеса, поэтому поищите в ремонтных мастерских старую шину с 13– или 14-дюймового колеса. Такой размер прекрасно подходит для любых ситуаций.

Легкий и простой вариант, подходящий для больших поленьев, – использовать эластичный ремень. Тогда, имея некоторую сноровку, большие поленья можно колоть прямо на земле, желательно зимой, когда промерзла почва.

Техника колки дров

Разница между колкой свежих и мороженых дров с помощью хороших инструментов огромна. При минусовых температурах свежеповаленное лиственное дерево расколется от легкого удара. Но чем суше дрова, тем крепче становятся волокна, стенки клеток тоже мягче, когда они мокрые. Полусухие дрова порой напоминают резину, и топор может от них отскакивать. Многие не любят колоть топором, поскольку у них есть не удачный опыт использования плохих топоров для сухих дров. Но при правильном подходе колка дров топором идет очень быстро и является одним из самых приятных занятий. Колка свежеповаленной березы при –10 градусах поздней зимой может быть такой же волшебной, как и северное сияние. Каждый удар отзывается мелодичным звоном в тот момент, когда сталь разделяет замерзшее полено, и за ним следует отголосок удара в снеге и колоде. Эта такая веселая и эффективная работа, что не хочется останавливаться.

А вот готовый рецепт, как все испортить: нарубить летом в саду большие деревья, а дрова колоть потом, когда будет время или когда кто-нибудь поможет. С каждым днем колоть такие дрова будет все сложнее и сложнее, и все закончится тем, что дерево подпортят черви, оно сгниет и через пару лет его придется везти на свалку, а семья останется недовольной.

ЭФФЕКТИВНАЯ И БЕЗОПАСНАЯ РАБОТА ТОПОРОМ ТРЕБУЕТ РАВНОМЕРНОГО РАБОЧЕГО РИТМА.

Рядом не должно быть детей или собак. Прежде чем приступать к работе, нужно надеть защитные сапоги и защитные очки. Лучше встать перед колодой, чуть расставив ноги, и примериться лезвием топора к полену, чтобы определить нужное расстояние. Топор следует поднять высоко, но не настолько, чтобы локти разогнулись или оказались за головой.

Скорость, ритм и меткость намного важнее, чем простая сила, и опытные лесорубы делают так называемый кивок в последней фазе: они направляют топор немного к себе и достигают таким образом большей скорости. Некоторые позволяют руке скользить вдоль топорища во время удара. В любом случае важно немного согнуть колени и всем телом следовать за ударом. Тогда его сила возрастет, а при неправильном ударе топор просто врежется в землю. Если же стоять прямо, топор, над которым потеряли контроль, может попасть в голени или ступни.

Колка дров топором требует правильного настроя. Для удара в первую очередь важна скорость. Если вы решили, что полено должно расколоться, так оно и случится, потому что вы будете бить быстро и уверенно. Можно также позаимствовать прием у каратистов, рукой разбивающих кирпичи (тамэсивари). Для этого надо концентрироваться на точке не в центре кирпича, а сразу за ним, и удар следует наносить так, будто кирпича нет на этом месте. Это и есть свобода в работе: никакого сомнения или замешательства – сразу удар!

Очень важно уметь «считывать» дерево, чтобы увидеть, куда направить удар, так как у каждого дерева есть места, по которым оно без проблем может разделиться. Весной их можно заметить по маленьким трещинам, образовавшимся через пару дней после рубки.

ОБЫЧНО ДЕРЕВЬЯ ЛЕГЧЕ КОЛОТЬ С ВЕРХУШКИ, ТО ЕСТЬ КОГДА ДЕРЕВО СТОИТ НА КОЛОДЕ ТАК ЖЕ, КАК ОНО РОСЛО В ПРИРОДЕ, НО, ЕСЛИ ВЕТКИ ВЫРОСЛИ ПОД ОСТРЫМ УГЛОМ КВЕРХУ, ЛЕГЧЕ БУДЕТ КОЛОТЬ НАОБОРОТ, ПОТОМУ ЧТО ВЕТКИ ЯВЛЯЮТСЯ ПРЕГРАДОЙ ВНУТРИ ПОЛЕНА.

Лезвие топора должно ударить по как можно меньшему количеству колец, потому что удар прямо по ним придется против естественного роста волокон. Топор надо располагать между ветвями или прямо под ними. Попробуйте в другом месте или разверните полено, если первые удары не раскололи полено. При рубке больших поленьев нет смысла направлять удар в середину: топор застрянет, покрытый древесным соком. Лучше колоть вдоль краев и продвигаться потихоньку по кругу.

Если большое полено, разделенное на две части, надо колоть дальше, держать его нужно корой к себе. Тогда топорище будет ее срывать, и куски полена не останутся висеть на ней после раскола.

Если топор застрял, его можно поднять вместе с поленом, повернуть в ударе и приземлить на заднюю часть топора. В этом случае растет сила удара, потому что добавляется вес полена. Эта техника хорошо работает с топорами в форме клина, но топор сложно контролировать, и использовать эту технику надо с осторожностью.

Ветки и крученые деревья всегда являются проблемой, и часто приходится доставать большой колун или витой клин, чтобы расколоть их. Трудно колющиеся дрова можно порубить покороче, так как главное правило гласит: при удвоении длины полено требует в четыре раза более глубокого проникновения, чтобы оно треснуло. Поленья следует рубить таким образом, чтобы и внизу, и наверху не было веток. Если полено сложно расколоть, проще и быстрее тогда будет использовать гидравлический колун.

Раньше в Норвегии существовал такой прием для рубки трудноколющихся дров поздней зимой: поленья рубили и каждый конец полена обваливали в снегу. На следующий день солнце топило снег, и он проникал внутрь дерева. Ночью влага замерзала, и рано утром следующего дня поленья трескались при первом же ударе.

Колка вдоль

Дрова необязательно колоть в срез. В старину лесорубы были экспертами в колке дров в лежачем положении, ударом в кору. В далекие времена этот метод советовали для колки любых дров. Причина была очень проста: до того как изобрели пилу, деревья валили с помощью топора, и у поленьев были грубые острые концы, которые не позволяли поставить их на колоду. Кроме того, чтобы разделить полено вдоль, потребуется много ударов, а если бить поперек, меньше. К тому же практичнее было разделить стволы вдоль, наколоть их на тонкие палки и после этого нарубить на нужную длину.

Чтобы удобнее было рубить вдоль, можно использовать толстый поваленный ствол дерева. Дрова надо положить на него под прямым углом – один конец на ствол, а другой на землю, можно в ряд по пять-шесть поленьев. Рубщик стоит за стволом дерева и острым топором, лучше с тонким изогнутым лезвием (некоторые используют малый топор лесоруба), наносит удары возле конца, всегда между веток.

НОВЫЕ УДАРЫ СТОИТ НАНОСИТЬ НАД ТРЕЩИНОЙ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ПОЛЕНО НЕ РАЗЛОМАЕТСЯ. ПОСЛЕ ЭТОГО ДЕЛАЕТСЯ ШАГ В СТОРОНУ, ЧТОБЫ КОЛОТЬ СЛЕДУЮЩЕЕ ПОЛЕНО.

Очень удобно стоять на наклонной поверхности, чтобы получился подходящий угол. Этот способ лучше использовать поздней зимой, тогда другой конец полена будет утопать в снегу, а лезвие топора не пострадает при ударе. Вначале много ударов станут пролетать мимо, и дрова будут получаться очень разбитыми, поскольку данный способ требует тренировки. Этот способ изображался на рисунках еще с XIV столетия, и до пятидесятых годов прошлого века он был распространен среди норвежских лесорубов. Сейчас этот метод почти забыт, но он прекрасно подходит для колки 60-80-сантиметровых поленьев.

В наше время этот способ тоже может очень пригодиться, особенно если мало места для колки и сушки дров. В этом случае поленья большей длины будут более практичны, так как основную работу можно сделать в лесу, а дрова длиной 60-80 сантиметров легче перевозить. Дома во дворе останется их только порубить на две части и сложить в сухое место. Кроме того, так можно будет перевезти почти вдвое больше сухих дров.

Логистика дров

Генри Ройс, инженер и основатель «Роллс-Ройса», сказал в 1920 году: «Каждый раз, когда вы обрабатываете предмет, его цена увеличивается, но не обязательно увеличивается его ценность. Ведь одно очевидно: дрова тяжелы. Несложные вычисления показывают, насколько тяжело рубить дрова».

Один кубометр свежесрубленной березы (посчитанной без воздуха в кладке) весит обычно 1000 килограммов в сыром виде или 500 килограммов в сухом. Если требуется пять переносов на пути из леса до камина (перетащить стволы к прицепу, поднять их на подставку для рубки, поднять поленья для колки, потом уложить дрова в поленницу, а затем, в сухом виде, перенести от поленницы к печи), получается, что вы перенесете 4,5 тонны. Каждый дополнительный перенос сырых дров добавляет еще 1000 килограммов в эти подсчеты, а при переносе сухих дров – 500 килограммов. От того момента, когда дерево стоит в лесу, и до уборки золы из камина обычный дровосек, использующий шесть кубометров дров в год (все еще без воздуха в кладке), поднимет 27 тонн. Тяжелейшая работа!

Поэтому очень важно найти методы, при которых продуктивным будет малейшее движение рук. Самое эффективное – нарубить и наколоть дрова там, где дерево повалено, но часто это невозможно. Если поверхность имеет наклон, это можно использовать, чтобы стволы или поленья скатывались и падали вниз к следующей рабочей станции. Если сделать так, чтобы поленья падали прямо в тележку для перевозки при рубке, можно сэкономить один перенос.

ХОРОШИЙ СПОСОБ ПРИ УКЛАДКЕ ДРОВ ШТАБЕЛЕМ – РУБИТЬ ДРОВА ТАК, ЧТОБЫ ОНИ ОБРАЗОВЫВАЛИ ДЛИННЫЙ РЯД, И ПЕРЕДВИГАТЬ КОЛОДУ ПО МЕРЕ КОЛКИ И УКЛАДКИ ДРОВ.

Кроме всего, важно правильно рассчитать вес дров, чтобы не перегрузить прицеп. Сырые поленья трехметровой длины весят обычно 800–900 килограммов на кубометр (если воздух вокруг стволов учитывается в общем объеме). Сырые поколотые дрова, лежащие без связки в прицепе, весят примерно 500 килограммов на кубометр.

Как можно суше

Итак, перед вами огромная куча наколотых дров, и теперь начинается другая, весьма чувственная стадия. Дрова нужно уложить в поленницу, и, пока они будут сохнуть, они станут выделять прекрасный аромат древесного сока. Зимой будет видно, сколько заботы вы вложили в дрова. Чем аккуратнее была ваша работа при рубке, колке и укладке, тем более качественными будут дрова. Главная задача заготовителя – просушить дрова как можно больше. Влажность уменьшает эффективность. Плохо просушенные дрова сложно разжигать, они дают намного меньше тепла и засоряют трубу. Плохие дрова убивают вашу собственную и чужую радость от их использования из-за того, что они еще и загрязняют окружающую среду.

Когда вы топите печь, к удивлению, обнаруживается очень большая разница между полусухими дровами (25-30%) и действительно сухими (17-18%). Сухие дают намного больше тепла и разжигаются намного легче. В дополнение к медленному сжиганию и потрескиванию в поленьях (звук, вызванный тем, что вода в поленьях закипает и издает звук выстрела при выходе из полена) сырые дрова легко узнать по черному дыму, идущему из трубы. Это сигнал того, что топка неэффективна. Дым образуется не из-за влажности, а из-за того, что огонь в печи недостаточно силен, чтобы сжечь все отходы сгорания. Когда на костер выливают воду и он гаснет, это происходит не из-за воды, а из-за того, что температура понижается до такого уровня, что горение прекращается.

Черный дым, кстати, является одним из самых старых и распространенных кодов в западной культуре.

КОГДА УМИРАЕТ ПАПА РИМСКИЙ, КАРДИНАЛЫ В ВАТИКАНЕ СХОДЯТСЯ НА КОНКЛАВ (СОБРАНИЕ В ЗАКРЫТОЙ КОМНАТЕ) В СИКСТИНСКОЙ КАПЕЛЛЕ, ЧТОБЫ ВЫБРАТЬ НОВОГО ГЛАВУ ЦЕРКВИ. РЕЗУЛЬТАТ ВЫБОРОВ СООБЩАЕТСЯ ВСЕМУ МИРУ ПРИ ПОМОЩИ СЖИГАНИЯ БУМАГ ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ В МАЛЕНЬКОЙ ПЕЧИ, КОТОРУЮ ПРИНОСЯТ В КОМНАТУ ПО ЭТОМУ СЛУЧАЮ. ЕСЛИ КАРДИНАЛЫ НЕ ПРИШЛИ К СОГЛАСИЮ, ВМЕСТЕ С БУМАГОЙ СЖИГАЕТСЯ МОКРЫЙ ПУЧОК СОЛОМЫ, И ТОГДА ИЗ ТРУБЫ ВАЛИТ ЧЕРНЫЙ ДЫМ – FUMATA NERA.

На площади Святого Петра всегда стоит в ожидании огромная толпа, ждущая решения кардиналов, и напряжение заметно возрастает после нескольких раундов черного дыма – наглядного символа фрустрации самого конклава по поводу внутренних несогласий. Целая команда телеоператоров направляет свои объективы на исходящий из этой маленькой трубы дым.

Рано или поздно (самый длинный период fumata nero длился с 1268 по 1271 год) решение кардиналов станет окончательным. Тогда бумага сжигается вместе с сухой соломой. Белый дым – fumata bianca – валит из трубы и оповещает, что католическая церковь выбрала нового папу. Но даже Ватикан не может полностью контролировать сухость, а коллегия кардиналов, похоже, недостаточно осведомлена о том, как надо жечь древесину. Этот столь важный белый дым очень непросто получить на практике, так как любой костер дает черный дым до тех пор, пока хорошенько не разгорится. Когда в 1978 году новым папой был избран Бенедикт XVI, дым был настолько серым, что в толпе людей возникло большое замешательство. При выборах 2005 и 2013 годов бумагу сжигали вместе с химикатами, которые давали сразу четкие цвета: для fumata bianca использовали перхлорат калия, антрацен и серу, а для fumata nero – хлорид калия, лактозу и смолу.

Что значит сухие дрова?

Белый дым (хотя и его должно быть как можно меньше) считается идеалом для каждого печного энтузиаста, католик он или нет. Но, прежде чем мы приступим к обсуждению влажности дров, следует рассмотреть, как эта влажность исчисляется, так как влажность в дровах измеряется иначе, чем в строительных материалах, для которых за основу для сравнения берется сухой материал. Влажность дров – показатель относительный, он показывает, сколько процентов от общего веса составляет влага. Полено весом в один килограмм, влажность которого составляет 20%, содержит, таким образом, 200 граммов воды. Важно выяснить, какова часть влаги по отношению к общей тяжести полена в момент измерения. Это объясняет, почему полено с 20% влажностью будет весить в два раза меньше, чем то же полено с 60% влажностью. Когда влажность уменьшается, общий вес также становится меньше. Этот способ вычислений (используемый в книге) выбран благодаря тому, что содержание воды не является вторичным фактором для дров: оно напрямую определяет качество горения.

БОЛЬШИНСТВО ИЗМЕРИТЕЛЕЙ ВЛАЖНОСТИ И ТЕХНИЧЕСКИЕ ВЫЧИСЛЕНИЯ ПОКАЗЫВАЮТ ОТНОШЕНИЕ К СУХОМУ ВЕСУ, ПРИ ЭТОМ ПРОЦЕНТ ПОЛУЧАЕТСЯ ВСЕГДА ВЫШЕ, ЧЕМ ПРИ СРАВНЕНИИ С ОБЩИМ ВЕСОМ.

Согласно норвежским законам, чтобы назвать дрова сухими, в них должно быть не более 20% влаги. Обычно не составляет труда получить более сухие дрова, влажностью 16–17%, благодаря правильному времени заготовки и благоприятным условиям для сушки. Влажность дров, которые сушатся на воздухе, редко может опуститься ниже 14%, и даже старая сосновая доска в стене норвежской гостиной содержит 7–8% влажности в самые сухие зимние времена.

Сколько времени нужно для сушки дров?

В сырых дровах влага составляет до половины общего веса (иногда и больше), так что даже от поленницы средней величины должно испариться несколько сотен литров жидкости. Но есть и хорошие новости: большинство сортов древесины сохнут очень быстро, если дрова рубят и колют сразу после того, как дерево повалено, если учтены время года и сила ветра. Многие утверждают, что дрова должны просушиваться как минимум от двух до трех лет, но это обычно касается дров, которые не были заготовлены вовремя, деревья были повалены поздно или дрова были сложены в месте, где нет циркуляции воздуха. Многие также путают сушку дров и методы, используемые для столярных и строительных материалов. Последние сушат долго, чтобы избежать растрескивания, тогда как для дров это, наоборот, предпочтительнее.

В КЛИМАТЕ СО СРЕДНЕЙ ВЛАЖНОСТЬЮ[9] В ОСНОВНОМ ВСЕ СОРТА ДЕРЕВЬЕВ, ДАЖЕ ПЛОТНЫЕ, БУДУТ ГОТОВЫ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ТОЙ ЖЕ ЗИМОЙ, ЕСЛИ ИХ СЛОЖИЛИ НА СУШКУ ВЕСНОЙ.

В континентальных районах Норвегии с нормальной влажностью поленья березы, ели и сосны длиной 30–35 сантиметров могут быть готовы к использованию уже через два месяца, если им были предоставлены оптимальные условия для сушки.

Сухие дрова к ночи летнего солнцестояния

Классическое норвежское правило гласит, что дрова должны быть заготовлены и уложены в поленницу до Пасхи. Тогда они будут сухими ко дню летнего солнцестояния – 24 июня, то есть как раз через два месяца.

Подобные календарные правила могут рассматриваться современными людьми как назойливое старомодное воспитание, цель которого – контролировать ленивых работников. Но, если изучить цикл роста деревьев и погодные изменения в течение года, сразу станет ясно, что старики знали свое дело.

До Пасхи деревья содержат меньше влаги, и поленья изначально немного суше. Часто по ночам бывает минусовая температура, и поленья намного легче колоть. Помимо всего прочего, средняя влажность существенно различается в разных районах Норвегии (Гардемоен возле Осло намного суше, чем Тремсе в начале лета, но намного влажнее зимой), но в большинстве регионов как раз около 24 июня влажность воздуха резко возрастает – от 55% до 80% и выше. В это время утром в траве появляется роса – знак того, что погода будет более сырая. В весенние месяцы к тому же в среднем меньше дождей. Когда влажность превышает 80%, сушка дров идет намного медленнее, а может и вовсе остановиться.

Поэтому сушка весной так характерна для Норвегии. Если березовые дрова будут сложены ранней весной в место с хорошей циркуляцией воздуха, влажность в них может упасть с 45% до 35% только за два первых дня и до 30% в течение первой недели. Через месяц хорошей сушки влажность может снизиться до 22%, а после двух месяцев составлять всего 15%. И этот результат подтверждает обоснованность старых обычаев. В этом случае нет смысла оставлять их лежать дольше, и дрова можно переносить в сарай или другое отведенное для них место.

Как сохнут дрова?

Первый важный момент для хорошей просушки – это длина поленьев: короткие дрова сохнут быстрее, чем длинные. Влага испаряется в 10–15 раз быстрее с краев полена, чем с его поверхности. Другой нюанс заключается в том, что поленья надо очистить от коры, так как кора и береста сохраняют влажность почти так же, как корка сохраняет влажность апельсина, и удаление коры ускоряет процесс сушки. Кроме того, в печи дрова без коры имеют бóльшую поверхность горения и горят с большей эффективностью. Также неплохо срубить кору с веток и тонких поленьев, которые слишком тонки для колки. Они сохнут медленно, потому что поверхность мала по отношению к длине, и это является причиной того, почему тонкие ветки трещат в печи, когда большие очищенные поленья с того же сезона горят хорошо.

КОГДА ДРОВА УЛОЖЕНЫ ДЛЯ ПРОСУШКИ, ИЗ НИХ БУДЕТ ВЫХОДИТЬ И ИСПАРЯТЬСЯ ВЛАГА, ПОЭТОМУ ХОРОШАЯ ЦИРКУЛЯЦИЯ ВОЗДУХА ОЧЕНЬ ВАЖНА. ВЛАГА ТАКЖЕ МОЖЕТ КОНДЕНСИРОВАТЬСЯ НА ПОВЕРХНОСТИ ДРОВ И СОЗДАВАТЬ УСЛОВИЯ ДЛЯ РОСТА ГРИБКОВ И ПЛЕСЕНИ.

Внутри дерево состоит из множества полых клеток, и сами стенки клеток, и полости наполнены водой. Полости высыхают первыми, и, когда стенки клеток начинают сохнуть, образуются трещины. Процесс появления трещин на концах поленьев нежелателен при изготовлении строительных материалов. Для дров день, когда они начинают появляться, является радостным, так как это показатель того, что сушка в самом разгаре. Трещины сначала представляют собой маленькие линии, как морщинки в уголках глаз у зрелых женщин, и постепенно узор становиться все заметнее, а трещины раскрываются больше и больше. Вначале они показывают только то, что концы поленьев просохли; большие трещины в поленьях возникают из-за напряжения, когда они сухие снаружи и сырые внутри. Они обычно появляются в первые солнечные дни, пока дрова еще сырые. Некоторые удивляются, что трещины исчезают летом, и волнуются, что дрова стали вновь сырыми, но тут нет никакого обмана, все идет по правилам. Трещины снова немного сходятся, когда влажность поленьев уравновешивается. Они никуда не делись, их просто меньше видно.

В основном легкие сорта деревьев сохнут быстрее, чем плотные, но на практике разница не настолько велика, если длина поленьев составляет 30–40 сантиметров. Дуб и клен, правда, славятся тем, что сохнут очень медленно.

Интересный феномен состоит в том, что сырые дрова становятся холодными в самый интенсивный период сушки. При испарении используется энергия полена, этот процесс похож на то, как бутылку лимонада оборачивают в мокрое полотенце и выставляют на солнце.

Дрова в равновесии

Когда дрова просыхают, они приходят в так называемое равновесие влажности. В этом случае влажность дров будет меняться вместе с влажностью воздуха, и осенью сухие дрова, хранящиеся на улице, могут быть более влажными из-за воды, которую они впитывают в себя из воздуха. Но влажность дерева при равновесии всегда будет намного ниже, чем влажность воздуха, и изменить ее будет достаточно трудно. Хороший способ контролировать процесс просушки – выделить четыре-пять поленьев из поленницы и взвешивать их раз в неделю. Когда вес перестанет изменяться, значит, они достигли равновесия.

Влажность воздуха в 60% при 20 градусах даст влажность в дровах около 10-12%, но она резко повысится, когда влажность воздуха дойдет до 80-85%, а при 95% влажность в дровах достигнет 23-25%. Поэтому 14-15% влажности дров – это лучшее, чего мы можем добиться при хранении на улице, даже в относительно сухом климате.

В Норвегии самая низкая естественная влажность воздуха достигается зимой в домах Лонгиербиен в Свалбарде. Она составляет 23%. Тогда древесные панели внутри домов высыхают до 5%.

Уровень равновесия влажности на практике мало различается у разных видов древесины. Исключением является ольха, влажность которой может упасть до 8% при обычном уличном хранении.

Двухгодичная сушка?

Принцип равновесия дает нам отправную точку при определении того, сколько сезонов необходимо для сушки дров. Если климат таков, что дрова не успевают полностью просохнуть до того, как влажность воздуха начнет расти, дрова будут суше, если им дадут постоять два сезона. На второй год они придут в баланс при низкой влажности воздуха, которая обычно приходится на начало весны. Тогда дрова подсохнут еще на несколько процентов.

В некоторых регионах, особенно на побережье, дровам может требоваться два сезона сушки. Особенно это относится к периодам, когда мало солнечных дней, летом стоит низкая температура, зимой мало заморозков и высокая влажность воздуха. Кроме того, тепло и короткие зимы могут сыграть в этом деле злую шутку, так как ранняя весна означает, что сок деревьев начнет подниматься раньше. Если вам трудно высушить дрова, важно их заготовить и уложить до того, как начнутся самые сухие месяцы в году. Зимние месяцы тоже, кстати, можно задействовать, ведь дрова немного подсыхают и при минусовой температуре. В особенных случаях поленья можно порубить на более короткие, поколоть их в более узкие деревяшки и снять с них кору.

Двухлетняя сушка в любом случае дает хороший запас, потому что количество дров увеличивается и получается дополнительно годовой запас дров. Трудолюбивый дровосек будет пользоваться особой популярностью в округе, если недальновидные соседи будут нуждаться в дровах во время перебоев с электричеством.

Насколько хорошо просохли дрова?

У всех найдутся знакомые, которые купили мешки дров на бензозаправке или в садовых центрах, приехали домой и обнаружили, что дрова невозможно разжечь. Профессиональные заготовители дров берегут свою честь и подтверждают документами, что их дрова сухие. Они с удовольствием ответят на все вопросы о том, когда древесина была срублена и как ее хранили. Эта информация является очень полезной, чтобы удостовериться в качестве дров до покупки. Держитесь подальше от дров, подпорченных плесенью или грибком. И дело не только во внешним виде, но и в том, что это указывает на плохую обработку. Самого лучшего качества можно добиться, если закупить свежие дрова ранней весной и просушить их самостоятельно.

ХОРОШИЕ ДРОВА ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЖЕСТКИМИ, СУХИМИ И ЧИСТЫМИ. ЗНАТОКИ МОГУТ СУДИТЬ О СУХОСТИ ДРОВ, ВЗВЕСИВ ИХ В РУКЕ.

Трещины на дровах – многообещающий знак, но они появляются до того, как поленья высохнут окончательно. Другой признак – запах. Прекрасный аромат древесного сока и смолы становится слабее при сушке и исчезает в конце. Оторвите кусочек коры и проверьте: он не должен быть влажным или зеленым на внутренней стороне. Большое количество солнца приводит к тому, что дрова становятся желтыми. Старые дрова, если они отсырели и были просушены вновь, становятся серыми, а кора у таких дров будет отставать от древесины. На хорошо просушенных дровах кольца на срезах будут немного выступать. Старый способ проверить, сухие дрова или нет, – ударить поленьями друг о друга.

СУХИЕ ДРОВА ДАДУТ ЯВНЫЙ ЗВОНКИЙ ЗВУК, ТОГДА КАК ГЛУХОЙ ЗВУК БЕЗ ЗВОНКОГО ОТГОЛОСКА ЯВЛЯЕТСЯ ПРИЗНАКОМ БОЛЬШОЙ ВЛАЖНОСТИ. ОДНАКО ЭТОТ АКУСТИЧЕСКИЙ ТЕСТ НЕМНОГО ПОВЕРХНОСТЕН И РАЗОБЛАЧИТ ТОЛЬКО ОЧЕНЬ СЫРЫЕ ДРОВА.

Электрические измерители влажности – немного устаревшие, но полезные приспособления. При использовании самых дешевых вариантов не стоит ожидать, что показанное значение будет абсолютно правильным, но, если пользоваться для сравнения сухим деревом, они могут очень помочь ценителям качественных дров. Показания могут быть неточными, так как больше всего влаги находится внутри полена. Поэтому стоит разделить полено посередине и измерить влажность там. Сенсоры нужно прижать к дереву как можно сильнее. Если делать это регулярно с собственной поленницей, можно будет понять, какие у вас условия для просушки дров. Но помните, что большинство измерителей показывают процент влажности по отношению к сухому весу.

Кажется невероятным, но хорошо работает следующий способ: на один конец полена нужно полить моющее средство и с силой дунуть в другой конец. Удивительно, но сухие дрова настолько пористые, что они прекрасно пропускают через себя воздух и получаются мыльные пузыри. (Этот фокус еще доказывает, что влага легче передается через концы.) Этот способ можно использовать для развлечения сомневающихся владельцев вентиляторных обогревателей и гостей на вечеринке. К сожалению, совсем маленькие пузыри появляются и на не совсем сухих дровах, так что этот метод не точный. Кроме того, он не работает на хвойных деревьях, но на большинстве сортов лиственных деревьев средней плотности, включая березу, можно надувать пузыри на поленьях диаметром более 40 сантиметров.

Исследования на кухне

Исходя из всего вышенаписанного, можно заключить, что нет ничего лучше простого метода «сушить/взвешивать», которым пользуются профессионалы Норвежского деревотехнического института (где существует совет под названием «Клуб знатоков сухой древесины»). Прибегнув к этому методу, можно получить результаты научного уровня. И даже если соседи станут считать вас страшным занудой, взамен вы развенчаете все мифы о том, что же именно влияет на влажность дров.


Норвежский лес

Взвешивание и просушку можно осуществить с помощью обычной духовки. В этом случае вы получите не только хороший запах на кухне, но и опилки и мусор, поэтому данной методикой лучше воспользоваться в отсутствие вашей второй половинки


Эксперимент начинается с того, что записывается точный вес поленьев. Потом они колются на кусочки весом 200 граммов или меньше, иначе эксперимент займет по времени зиму и весну. Все поленья опять связывается вместе, взвешиваются и кладутся в духовку, разогретую до 100 градусов (оптимальная температура 103 градуса). Более высокая температура может повлиять на структуру дерева, и результаты будут неточными. Если в духовке есть вентилятор, то лучше его включить, чтобы циркуляция воздуха была сильнее, а дверь оставить чуть приоткрытой, чтобы испарялась влага. Вашу кухню наполнит прекрасный запах дров.

Поленья достают и измеряют с постоянным интервалом. Для удобства записи данных можно использовать таблицу на компьютере. Постепенно поленья будут терять все меньше веса. Когда вес больше не будет изменяться после двух измерений, все становится понятно: они достигли 0% влажности. На практике они, возможно, будут содержать немного влаги, но для нас это не имеет значения. Замер показывает сухой вес древесины, и, сравнив его с первоначальным весом, вы узнаете, какой процент влажности был у дров первоначально. Если взвесить дрова, когда они совсем сырые, и потом взвешивать в процессе сушки, можно понять, сколько влаги было в дереве на момент, когда его срубили, и что влияет на процесс сушки. Затем можно сравнить различные методы сушки, определить, какое влияние оказывает погода, и таким образом найти подходящую модель для своего типа дерева и местного климата.

Сушка в духовке займет несколько часов, может, день или два, в зависимости от того, насколько сырыми и плотными были дрова. Чтобы получить точные результаты, тестируемые поленья должны быть из всего диаметра дерева, так как внешняя древесина у некоторых сортов деревьев имеет более высокую влажность, чем внутренняя древесина из того же ствола. Поленья должны представлять репрезентативную выборку всей поленницы.

Как много тепла я получу?

Один килограмм сухих дров содержит 5,32 кВт энергии независимо от сорта дерева. Не важно, сожжете вы килограмм некондиции или килограмм дорогого дуба, вы получите то же количество тепла. (Важным исключением является береста и березовые ветки, которые дают жара на 20% больше.) Но на практике тепла получится меньше, чем 5,32 кВт: обычно рассчитывают 3,2 кВт на один килограмм. Это обусловлено двумя причинами: во-первых, на теплоотдачу влияет влажность дров, а во-вторых, печь не может переработать всю энергию. При уровне влажности древесины в 20% теплоотдача сокращается до 4,2 кВт на один килограмм (теплоотдача уменьшается больше, чем процент влажности, по причине особенностей горения).

ДРУГАЯ ПРИЧИНА ПОТЕРИ ЭНЕРГИИ – ЭТО ПЕЧЬ. НИ ОДНА ПЕЧЬ НЕ МОЖЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВСЮ ЭНЕРГИЮ ДРОВ, ЧАСТИЧНО ИЗ-ЗА НЕПОЛНОЙ ПЕРЕРАБОТКИ ВСЕХ ГАЗОВ, ЧАСТИЧНО ИЗ-ЗА ПОТЕРИ ТЕПЛА ЧЕРЕЗ ТРУБУ.


Норвежский лес

Финские печи могут весить две-три тонны или более, но хорошо держат тепло, и печь на фотографии обычно имеет температуру поверхности в 60 градусов через 12–18 часов после последней закладки


Старые печи имеют эффективность 40–60%, а современные печи чистого сгорания – 60–80%. Эффективность открытого камина составляет всего 10–15%. Обычно при расчетах в Норвегии считается, что современные печи имеют эффективность 75%. Поэтому нам остается всего 3,2 кВт на один килограмм дров. Если те же самые дрова сжигаются в печи с эффективностью в 40%, мы получим всего 1,7 кВт, а сожженные в открытом камине поленья почти не дадут тепла – выход будет только 0,6 кВт. Но, если мы добьемся оптимальных условий – эффективность некоторых печей достигает 90% – и высушим дрова до 13% влажности (самое низкое значение, которое возможно при сушке на улице сухим летом), мы получим целых 4,1 кВт на 1 килограмм дров.

Если топить сырыми дровами, результат ухудшится по нескольким показателям. Понадобится больше энергии, чтобы выпарить всю влагу, кроме того, тепло будет таким слабым, что печь не сможет долго сохранять рабочую температуру. Поэтому печь не сможет реализовать свой потенциал независимо от того, насколько она хороша.

Сухие и старые дрова

Существует миф, что дрова не должны быть слишком сухими или что они имеют оптимальный процент влажности. Это не так – дрова должны быть настолько сухими, насколько это возможно (в инструкциях к некоторым печам указана нижняя граница влажности, которая предотвращает от перегрузки, но на практике влажность дров, хранящихся на улице, не будет ниже 12%, если вы, конечно, живете не в пустыне).

Если у кого-то есть негативный опыт использования очень сухих дров, которые не дают хорошего тепла, то объяснить это можно точно так же, как при топке елью и другими легкими сортами древесины. Этот вопрос мы обсуждали выше и приводили мнение некоторых людей о том, что только определенные сорта хорошо греют.

Другое распространенное мнение, что старые дрова плохо греют, а древесина теряет энергию после долгого хранения. Однако практические опыты показывают, что хранение сухой древесины в течение 20–30 лет не оказывает особого влияния на теплоотдачу. Некоторые летучие вещества и масла испаряются со временем. Сосна содержит наибольшее количество летучих веществ, особенно терпен и гексан (именно терпен отвечает за уникальный запах сосновых досок и деревенских домиков).

ДРОВА СОДЕРЖАТ ПРИМЕРНО 6% ВОДОРОДА, И НА НЕГО ПРИХОДИТСЯ 1/3 ВСЕЙ ТЕПЛОВОЙ ЭНЕРГИИ.

Водород испаряется со временем, но для того, чтобы мы почувствовали разницу, дрова должны пролежать 60–100 лет. Дрова, в которых нет водорода, требуют более высокой температуры для розжига и ведут себя как уголь.

Более распространенная причина того, что старые дрова стали плохими, заключается в том, что за время хранения они отсырели или же их изначально их сушили слишком медленно. Если влажность составляет 25% на протяжении долгого времени, медленное гниение испортит древесину.

Эльго: дровяной сарай на южном ветру

Норвежский лес

Возле Фемюндена лежит Эльго, маленькая деревенька, в которой жители всегда жили в тесном контакте с природой. В деревне не было дорог до 1956 года и те постоянно проживающие 50 жителей наслаждаются суровой погодой, лютым морозом и красивейшей природой. Жители деревни полностью обеспеченны печами. «Центр» деревни составляет хорошо организованный центр с магазинами, которые продают бензин из старого насоса с механическим счетчиком.

Недалеко от магазина стоит маленький, ухоженный дом с такой же ухоженной поленницей рядом с ним. В нем живет Уле Хауген, рожденный в 1926 году. Он настоящий знаток дров, и все отопление происходит за счет дров, которые он заготавливает сам.

«Кстати, – сказал он, сервируя кофе, – Когда становится очень холодно, я включаю маленькую электрическую печку в ванной. А когда становится слишком холодно, то я немного жульничаю и топлю немного ночью электричеством на кухне».

Но то, что Оле называет «слишком холодно», заключает в себе очень низкие температуры.

«Здесь, в Эльге, не так холодно. Обычно немногим ниже двадцати. Иногда минус тридцать. Но я помню один зимний вечер много лет назад. Мы были на концерте в Тюфсингдалене (с другой стороны Фемюндена), и, когда мы вышли на улицу, было минус 43».

Оле был строителем и лесорубом всю свою жизнь, и всегда сам заготавливал свои дрова. В детстве обычно топили сухой сосной, которая была повалена с помощью большой двуручной пилы и была привезена в деревню на лошади. Тяжелая работа, занимающая много времени и требующая больших усилий.

«Бензопила стала для нас революцией, – рассказывает Оле. – Первые пилы весили до 20 килограммов, и многим они не нравились, но все равно работать с ними было просто чудо».

Он рассказывает, что лесорубы постепенно привязались к этому инструменту. Эльго и районы поблизости стали постепенно типичными Husqvarna-деревушками, и пилы фирмы Stihl использовались мало. К концу своей рабочей карьеры он перешел на пилы Jonserud, и две его последние пилы, стоящие теперь в сарае с приятными следами использования, были Jonsered 590 и 2051.

Оле имел привычку рубить все дрова в березовом лесу высоко в горах. Холмистая местность и большое расстояние приводили к тому, что он сушил поваленные деревья с листьями (так называемая кислотная валка). Метод валки заключается в том, чтобы валить деревья в то время, когда листья только начинают появляться. После этого деревья оставляют лежать с ветками. Листья будут продолжать расти и выбирать влажность из ствола дерева, который через несколько недель освобождают от веток и обрабатывают, как обычно. Этот способ очень хорош в отдаленных местах, так как стволы становятся намного легче.

«Весной я постоянно ходил в лес и проверял, насколько выросли листья. Правило гласило, что деревья нужно было валить, когда листья вырастали до размера мышиного уха. Здесь наверху это происходило обычно в начале июня. Было важно не пропустить этот момент, ведь в это время года древесный сок увеличивается очень быстро, и, как только листва появляется, в дереве будет много влаги».

Когда деревья повалены, время выполнения других операций уже не так важно. Уже было не так страшно немного задержаться с рубкой, колкой и укладкой дров, и заготовку дров, основанную на сушке с помощью листьев, было легче комбинировать с другой работой.

«Но, – рассказывал Оле, – если лес более доступен и у вас есть свободное время весной, лучше выбрать традиционное время для заготовки в конце зимы. С дровами тогда намного легче работать и можно будет использовать так называемые месяцы для сушки: апрель, май и июнь».


Норвежский лес

На протяжении многих лет Оле убедился, что очень важно разместить поленницу так, чтобы ветер обдувал ее с нужного угла.

«Именно сквозняк в поленнице обеспечивает по-настоящему сухие дрова. Тепло тоже важно, но сырые дрова должны стоять на солнце и на ветру. Как можно больше!»

Как и многие знатоки, Оле любит экспериментировать, чтобы понять все факторы, влияющие на качество дров.

Он на протяжении многих лет перепробовал разные сараи, и теперь, когда он перешел рубеж 80 лет, он пришел к конструкции, которой он очень доволен.

Он построил длинный и узкий сарай, у которого задняя стена может сниматься. Двери спереди занимают всю ширину сарая, и с открытыми дверями ветер будет дуть сквозь весь запас дров. Сарай так расположен во дворе, что южный ветер дует в открытую заднюю часть. Поленья расположены таким образом, что ветер дует вдоль их. Крыша покрыта темным рифленым железом, материалом, который вбирает тепло и приводит к высыханию. Съемная задняя часть позволяет укладывать дрова как спереди, так и сзади. При приближении зимы двери закрываются, а задняя часть устанавливается на место, чтобы снег не попал внутрь. Место полностью используется, а дрова очень легко доставать. И, естественно, в сарае есть резервная часть, где постоянно хранятся дрова на особо холодные зимы.

«Здесь, в деревне, никто не пренебрегает дровами. Почти все заготавливают дрова сами, и все их укладывают. Некоторые современные машины укладывают дрова в мешки на поддон, но это не считается. Дрова будут хорошими, но вот настоящего ручного труда не будет».

Оле принадлежит к такому типу людей, который скорее восхитится чужой работой, чем похвалиться своей собственной, и говорит только, что он сам считает свои поленницы «в меру хорошими». Но опыт 70 сезонов не скроешь. Концы стоят так ровно, что кажется, что вся поленница обрублена гигантской циркулярной пилой. Ни одно полено не положено поперек. Даже кривые поленья нашли свое место в поленнице без того, чтобы она стала менее устойчивой.

«Моя методика очень проста. Я рублю, колю и укладываю дрова в маленьких количествах. Таким образом я берегу себя, а дрова не лежат долго на земле. Секрет ровной поленницы заключается в том, чтобы научиться понимать, какой размер вам нужен для прочной конструкции. Намного легче найти и колоть дрова нужного размера, если вы работаете с небольшим количеством за раз. Кроме того, я учитываю, что дрова ссохнутся немного, когда подсохнут, и, если немного перекатить поленницу внутрь на что-нибудь, она так легко не обвалится наружу».

Но годы берут свое, и Оле пришлось приспосабливать свою работу. Когда он слишком состарился, чтобы пользоваться бензопилой, он заказал готовые дрова, которые ему привезли во двор. Но он колол и укладывал их сам. Позже, после нахождения в больнице, он получил наставление от главного врача центральной клиники в Осло, Уливола, что он больше не должен колоть дрова сам, потому что инсульт оставил сильные следы в его голове. «Теперь тебе придется отложить топор», – сказал врач.

Но Оле не стал беспомощным. По приезду домой он сразу купил себе гидравлический колун.

Поленница

«Это заняло много времени, но им было все равно, главное, что у них получилось так, как они хотели».

Нилас Тиолья о саамских мужчинах, которые стали стары для всего, кроме укладки дров из сухой ели
Норвежский лес

Поленница – серьезная вещь. Она не падает в цене на финансовой бирже. Она не ржавеет. Она не подает на развод. Она просто стоит и делает одну-единственную вещь – ждет зимы. Это сберегательный счет, который напоминает вам о вложенной в него работе. Холодным январским утром поленья пробудят в вас воспоминания о весенних деньках, когда вы пилили, кололи и укладывали дрова, запасаясь ими на зиму. Вы вспомните искривленное дерево, которое не сдавалось под ударами топора, и полено, положенное в поленницу неровно, отчего в конечном итоге она вся завалилась. Вы унесетесь в воспоминания, да. Но сейчас зима и вам надо разжигать огонь.

* * *

Раз уж мы говорим о поленнице, к месту снова вспомнить о писателе Торо. Его кредо – улучшать качество каждого дня, а самая известная цитата: «Каждый человек рассматривают свою поленницу с той или иной формой привязанности. Мне нравилось ставить свою поленницу возле окна, и чем больше было опилок (вокруг колоды), тем лучше, ведь это напоминало мне о том, насколько приятной была работа».

Результат работы в течение нескольких дней вырос ввысь, и вид поленницы вызывает умиротворение. Многие любят строить поленницу так, чтобы ее было видно из кухонного окна. Людям нравится такой вид, как в былые времена, так и сегодня. Подобно геологическому слою на склоне горы, поленница напоминает о проделанной годом ранее работе. Краски необычных сортов деревьев будут вносить разнообразие в поленницу, не очищенные от коры поленья маленьких деревьев будут выглядывать маленькими кругами на фоне других дров, свидетельствуя о том, как метко работал топор. Ведь дрова – это строительные кубики, и независимо от того, разобрана поленница или нет, она всегда будет носить черты того, кто рубил и укладывал дрова.

На поленницу, может, и приятно смотреть, но она должна в первую очередь служить одной цели: делать дрова как можно суше. Именно от укладки зависит финальное качество дров – их влажность и внешний вид. Поэтому многие знатоки работают с дровами в два прихода: сначала они сушат их на улице, а осенью переносят в дровяной сарай.

Основы поленницы

Дрова будут более качественными (то есть наиболее сухими и как можно меньше поврежденными грибком), когда они сохнут быстро. Этого можно добиться, выставляя как можно бóльшую поверхность дров под солнце и ветер и одновременно защищая их от дождя. Абсолютно бесполезно оставлять поленья на земле и надеяться на лучшее. Можно сравнить этот процесс с сушкой белья: никто не положит свернутое в комок мокрое белье на землю. Если придется выбирать, поставить поленницу на солнечное или ветреное место, надо выбирать ветреное. Из дров должно испариться много влаги, но подумайте, насколько душный воздух внутри закрытой палатки.

Хорошее место для поленницы находится там, где вы сушите белье или, если подойти более реалистично, где вы могли бы его сушить. Хорошая возможность использовать нерастраченную энергию для искусственной сушки появляется, если расположить дрова у внешней части терморегулирующих устройств, таких как кондиционер, чтобы вентилятор постоянно дул на дрова.


Норвежский лес

Старое правило гласит, что мышь должна пробежать сквозь всю поленницу. Это обеспечивает хорошую сушку. Сложена Лив Кристин Бренден, Брюммюндал


Ходит много слухов о настолько плотных поленницах, что даже сигаретная бумага не пролезет между поленьями, но так плотно можно укладывать только уже сухие дрова. Для сырых дров идеальная укладка должна быть как можно свободнее, но при этом поленница не должна упасть. У наших предков было правило: сырые дрова следует укладывать так просторно, чтобы мышь могла пробежать через дыры в поленнице, но не настолько, чтобы кот мог за ней последовать.

ДРОВА НУЖНО СКЛАДЫВАЕТ НА ПОДДОНЫ ИЛИ ПОДСТАВКИ, ЧТОБЫ ИЗОЛИРОВАТЬ ИХ ОТ ВЛАГИ, ИДУЩЕЙ ОТ ЗЕМЛИ.

Хорошо класть дрова зимой, но многие сталкиваются с неприятным сюрпризом, когда весной их поленницы падают. Не стоит подозревать соседей в саботаже. Объяснение кроется в том, что земля оттаяла, поддоны начали двигаться, и дрова соскользнули.

С крышей или без?

Поленницу нужно защищать от дождя – черные жестяные пластины для этого идеальны, так как они собирают тепло, которое стимулирует сушку, и их можно положить таким образом, чтобы под ними дрова проветривались. Обычная практика в норвежских деревнях – накрыть поленницу старым профилированным листом и утяжелить его старыми шинами.

Пластик или брезент в качестве крыши могут сгодиться на время. Они больше подходят для дров, стоящих в больших мешках на поддонах, но они никогда не будут пропускать столько же воздуха, как твердая крыша.

ДРОВА НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕЛЬЗЯ ЗАПАКОВЫВАТЬ. ВОЗДУХ ТОГДА БУДЕТ НАСТОЛЬКО НЕ СВЕЖ, ЧТО ДРОВА ПОЧТИ СРАЗУ ЗАПЛЕСНЕВЕЮТ И ПОКРОЮТСЯ ГРИБКОМ, НЕ БУДУТ ПРОСЫХАТЬ, А НАСЕКОМЫМ ПОНРАВИТСЯ ЭТА ВЛАЖНОСТЬ, И ОНИ ТАМ СРАЗУ ПОСЕЛЯТСЯ.

Многие знатоки не накрывают дрова крышей весной, так как из них должно испариться больше влаги, чем может проникнуть внутрь с немногочисленными весенними дождями. Обычно дрова накрывают в районе июня. Некоторые специально оставляют дрова под дождем и ветром на целый год, особенно если это длинные поленья дуба. Дуб может сжаться на концах, что не позволит влаге испариться изнутри. Если держать концы поленьев влажными, немного влаги в них, конечно, впитается, но путь для выхода воды изнутри останется открытым.

Эстетика

Правила укладки и расположения поленницы не означают, что нужно забыть об эстетике. При этом эстетика должна быть функциональной, потому что разумно спланированные штабеля сырых дров превратятся в сухие качественные дрова, и они должны выдержать порывы ветра и не упасть.

Хорошая укладка требует и старательности, и вдумчивости, а результат расскажет о характере укладчика. Ведь опасности не дремлют: скульптурные идеи могут оказаться капризными, изогнутые поленья приведут к нестабильности, кроме того, при подсчетах нужно учесть усыхание. Сырые дрова при сушке уменьшаются в объеме на 7–20% (точная цифра зависит от сорта дерева). Поэтому поленья должны иметь возможность равномерно усыхать и опускаться, и для их движения вниз не должно быть никаких препятствий, иначе весной это может привести к обрушению.

ПОЭТ ОВИДИЙ ПИСАЛ 2000 ЛЕТ НАЗАД, ЧТО К ЛЮБОВНИКУ СЛЕДУЕТ ПОВЕРНУТЬСЯ СВОЕЙ САМОЙ КРАСИВОЙ СТОРОНОЙ. ЭТО КАСАЕТСЯ И ПОЛЕННИЦЫ. ЕСЛИ ПОЛЕНЬЯ РАЗНОЙ ДЛИНЫ, КЛАДИТЕ САМЫЙ КРАСИВЫЙ СРЕЗ ПОЛЕНА НАРУЖУ И ПОТОМ ВБЕЙТЕ ЕГО ВРОВЕНЬ С ОСТАЛЬНЫМИ.

Даже простые поленницы могут стать настоящим произведением искусства, если использовать форму и цвет поленьев с умом. Можно выложить узоры, если использовать поленья, частично сохранившие кору. Круглые веточки можно положить на одну высоту таким образом, чтобы они образовали полосу в поленнице. Также можно использовать цвета разных сортов дерева. Чем равномернее длина поленьев, тем стабильнее будет конструкция.

Таким образом, укладка поленницы позволяет удовлетворить эстетические чувства и проверить практические навыки. В конце 1800-х годов в штате Мэн, в США, старики советовали молодым девушкам выбирать себе мужа по тому как он складывает поленницу. Наблюдения были описаны в одном из еженедельных номеров американского журнала:

«Прямая и устойчивая поленница: прямолинейный и надежный мужчина.

Низкая поленница: осторожный, возможно, стеснительный и слабохарактерный.

Высокая поленница: человек с большими амбициями. Но будьте осторожны, потому что у этого мужчины может быть вспыльчивый характер.

Необычная форма: свободомыслящая, открытая душа. Будьте внимательны к слабой конструкции.

Эффектная поленница, выделяющаяся замысловатой формой: раскрепощенный, но, возможно, пижон.

Много дров: дальновидный, верный.

Мало дров: не заботится о завтрашнем дне.

Поленья грубых деревьев: живет полной жизнью, но может перегнуть палку и быть безрассудным.

Педантично сложенная поленница: перфекционист, возможно, интроверт.

Разрушившаяся поленница: слабая воля, не умеет определять приоритеты.

Незаконченная поленница, поленья валяются прямо на земле: нестабильный, ленивый, пьяница.

Свалка прямо на земле: не умен, не зрел, ленив, пьяница или все это одновременно.

Старые и новые дрова вперемешку: будьте осторожны, они могут быть украдены и перемешаны с собственными дровами.

Большие и маленькие поленья вперемешку: строгий; складывать дрова для розжига и большие поленья вместе может заботливый человек.

Грубые, крученые поленья из непослушной древесины: рьяный, с сильной волей или имеющий много забот и проблем.

Нет поленницы: не быть ему мужем».

Маленькие секреты укладки дров

Главное правило – найти метод укладки, который подходит дровам. Крученые дрова лежат лучше в низких поленницах, сушилках или внутри круглой поленницы, но только фантазия ограничивает способы укладки прямых поленьев. Чем они длиннее, тем легче будет их укладывать. Дрова для камина короче 30 сантиметров имеют свойство падать, поэтому их лучше хранить в мешке или складывать у стены. 35–40-сантиметровые дрова – если печь позволяет такую длину – намного проще уложить без опоры. Поленья длиной 60 сантиметров позволяют построить стабильную конструкцию почти независимо от высоты, вида дров и силы ветра.


Норвежский лес

Если комбинировать толстые и тонкие поленья с палочками, то в укладке можно достичь новых высот. Сложено Артуром Терисен бывшим почтальоном в Квам в Гюдбрандсдалене, когда ему было 76 лет. Фотография: Кнют Бри / Тинагент


Художник Нильс Ос (1933–2004) создал в свое время ряд красивых, отдельно стоящих инсталляций из дров, и из 60 сантиметровых поленьев он смог построить самонесущую арку. Его самая известная поленница – Баута – круглая, с красивым захлестом внутрь. Она стоит при входе в музей Нильса Оса в Индерое.

Башня, выложенная крестом, создается из поленьев средней длины, которые нужно расколоть пополам и сложить поперек и вдоль через раз. Башни будут устойчивы в любых направлениях и красиво смотрятся на концах четырехугольных или выложенных штабелями поленниц.

САМА УКЛАДКА НЕ ДОЛЖНА ПРОВОДИТЬСЯ В СПЕШКЕ, ОСОБЕННО ВНАЧАЛЕ. НУЖНО РАССМАТРИВАТЬ КАЖДОЕ ПОЛЕНО, КАК КИРПИЧ, И ВЫРАВНИВАТЬ СРАЗУ ВСЕ НЕРОВНОСТИ.

Кладите поленья жестко вниз, всякий раз проверяя устойчивость кладки. Таким образом дрова найдут свое естественное место, и поленница будет устойчивой с самого начала. Неровности образуются сразу, и поленья с сучками и изгибами нужно сразу укладывать так, чтобы они заполняли впадины, складывая их зеркально друг к другу. В процессе нужно немного пошатать поленницу, чтобы сразу обнаружить нестабильность или неровность. Кроме того, нужно отойти на небольшое расстояние и проверить, не накренилась ли вся конструкция.

Некоторые в крайних случаях используют полено для подпорки, когда одно полено кладется поперек, чтобы исправить кривизну. Профессионалы не уважают этот способ, потому что он нарушает линии, но важнее всего, что такая подпорка может нарушить стабильность поленницы, когда дрова начнут сохнуть и давать усадку.

Как много у меня дров?

Вычисление массы дров в поленнице, то есть выяснение, сколько в поленнице дров и сколько воздуха, – дает очень большую погрешность. Дрова всегда будут более или менее кручеными и иметь сучки или другие неровности, которые создают дыры в поленнице. Поэтому масса будет тем меньше, чем тоньше поленья. Кроме того, масса будет тем меньше, чем длиннее поленья. Причина заключается в том, что сучки или изгибы образуют свободное пространство на всю длину поленьев. По норвежскому стандарту считается нормой, если на дрова приходится 74% от возможной массы при длине поленьев 30 сантиметров и 65% при длине 60 сантиметров.

Традиционные способы укладки дров

Норвежские традиции укладки дров представлены несколькими школами. Прагматичная укладка вдоль стены является самой распространенной. Она не дает большого разнообразия и грешит плохой циркуляцией воздуха, но устойчива и легка в исполнении. Любая поездка на машине по норвежским деревням подтвердит популярность этого метода. В Финляндии, однако, ситуация совершенно иная – правила пожарной безопасности в этой стране запрещают укладку большого количества дров вдоль внешних стен, а также регулируют то, какое количество дров и на каком расстоянии от домов можно располагать. Это привело к возникновению традиции складывать отдельно стоящие поленницы. Установить их немного сложнее, но преимущества налицо. Они могут быть большими (при длинных поленьях 6 метров в высоту не такая большая проблема!), и их можно располагать в более проветриваемых местах, также они открывают новые перспективы для творчества. Солнечная стена – это холст, а газон – сцена.


Норвежский лес

Поленница вдоль стены в три ряда, закрепленная для зимы

Корой вверх или вниз?

Вопрос о том, как укладывать дрова – корой вверх или вниз, всегда был темой самых жарких дискуссий среди норвежских специалистов по дровам. И вряд ли найдется тема, которая испортила столько же крещений и свадеб, как эта. Методы укладки на побережье и в глубине страны различаются, а так как существуют ощутимые различия в менталитете жителей побережья и глубинки, ожесточенных споров не избежать.

На побережье придерживаются практики укладки дров корой вверх. Причина заключается в том, что осадки зимой чаще выпадают в виде дождя и нередко сопровождаются ветром, задувающим сбоку. Так как кора не промокает, поленья намокают меньше, когда кора располагается вверху. Это закон для жителей побережья, и во многих регионах неследование этому правилу рассматривается как грубая неряшливость.

Внутри страны осадки, как правило, выпадают в виде снега, а ветер там умеренный. Дрова в поленницу принято укладывают корой вниз, и в газете Østlandinger («Житель Южной Норвегии»), которая издается в регионе Хедмарк, осенью 1998 года был напечатан целый трактат на эту тему. Хедмарк находится в глубине страны, и вариант «кора вниз» был, несомненно, самым распространенным. Среди прочего, утверждалось, что кора, располагаемая кверху, препятствует испарению влаги.

Но один факт делает незначимыми все эти аргументы: полено сохнет в первую очередь с торца, поэтому можно смело предположить, что не имеет никакого значения, какой стороной лежит полено, по крайней мере если поленница хорошо укрыта сверху.

В 2012 ГОДУ КОЛЛЕДЖ В ЕВИКЕ ПРОВЕЛ НАУЧНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ, ВКЛЮЧАЮЩИЙ В СЕБЯ КОМПЬЮТЕРНУЮ ТОМОГРАФИЮ ПОЛЕНЬЕВ, СЛОЖЕННЫХ КОРОЙ ВВЕРХ И ВНИЗ. УЧЕНЫЕ ЗАКЛЮЧИЛИ, ЧТО ВЛАГА УХОДИТ БЫСТРЕЕ ИЗ ПОЛЕНЬЕВ, ЛЕЖАЩИХ КОРОЙ ВНИЗ, НО РАЗНИЦА МИНИМАЛЬНА.

Более важным аргументом в пользу укладки корой вниз является возможность соблюдать одинаковое расстояние между поленьями, добиваясь лучшей циркуляции воздуха, если укладчик не складывает их корой вверх из принципа.

Обе фракции сходятся в одном: кора обязательно должна смотреть вниз на нижних слоях поленницы, чтобы защитить от влажности с земли, и всегда вверх в верхних слоях, если поленница не имеет достаточного укрытия сверху.

Зимняя перевозка

Многие норвежские дома имеют такие участки, что самое лучшее – это выделить место для просушки дров вдали от дома. Те, кто не перемещает дрова в сарай или не заполняет ими складские помещения дома, обычно переносит одно– или двухдневный запас дров от поленницы ко входной двери. Возле двери стоит оборудовать защищенное место под крышей с небольшой колодой и ручным топориком, чтобы быстро нарубить дров для розжига, если они не приготовлены заранее. Сам перенос может осуществляться с помощью специальной тележки, тачки или санок с прикрепленным к ним большим ящиком, приспособленным для дров. В таком случае расстояние до поленницы не так важно, если приносить дрова раз в два дня при хорошем освещении. Когда вы несете дрова, обе руки заняты, поэтому маленькие хитрости типа подпружиненной двери и наружной лампы с датчиком движения намного облегчат работу и вызовут в вас гордость за вашу смекалку. Стандартная коробка из-под бананов высотой 37 сантиметров буквально создана для того, чтобы складывать и переносить в ней дрова для розжига. Другое удобное и простое приспособление – плотный мешок для дров на 30–40 литров. Правда, те, что продаются в магазинах, непрочные – они рвутся на холоде, или у них быстро отваливаются ручки. Если кто-то в доме умеет обращаться с мощной швейной машинкой, то пусть сошьет пару прочных мешков, лучше из плотной кожи, с деревянными ручками. Этим мешкам нет сноса, они будут иметь весьма потертый вид, но прослужат вам очень долго. Для создания более простого варианта надо взять продолговатый кусок кожи, размером 40 × 200 сантиметров, каждый конец сшить таким образом, чтобы можно было просунуть внутрь палочку, чтобы получилось две ручки. У поленницы можно положить связку дров на этот кусок кожи, закрыть его и таким образом перенести дрова домой.

Методы укладки

Норвежская поленница вдоль южной стены

Стопроцентная классика в тех странах, где правила это позволяют. Функциональная, устойчивая и легко собирающаяся. Дрова складываются вдоль стены, расположенной на солнечной стороне, для лучшей циркуляции воздуха – не слишком близко к другим строениям или деревьям. Они складываются на подстилках или поддонах, которые защищают дрова от сырости с земли.

Неплохо оставить небольшое расстояние между дровами и стеной для циркуляции воздуха. Опасность обрушения растет с высотой конструкции, и лучше, если дрова клонятся внутрь, чем наружу, еще и потому, что дрова ссыхаются быстрее с конца, обращенного к солнцу. Часто приходится все равно перестраховаться и прибивать поперек планку, чтобы удержать все на месте, по крайней мере если поленница приближается к крыше. Когда первый ряд в высоту закончен, можно приступать к следующему ряду. В том ряду, который находится внутри, будет хуже циркуляция воздуха, но, если вы запасаете дрова на несколько сезонов, этот метод очень удобен. Он особенно популярен в центральной части страны.

Дровяная стена / «дровяной дом»

Это более сложный вариант укладки поленницы вдоль стены дома. Вся внешняя стена закладывается дровами в полную высоту, и изначальной стены не видно вообще. Особенно хорошего эффекта можно добиться, если выложить все четыре стены (за исключением дверей и окон) дровами. Результат будет напоминать более радикальный вариант – отдельно стоящий дровяной дом, который весь выстроен только из дров. Его легче строить, чем кажется: надо начинать с угла, затем выложить крестом башню, от нее – стену, потом еще одну башню, а дальше можно строить следующую сторону. Если вы строите высокую поленницу, вы также можете построить двери и окна. «Дровяной дом» рассматривается в Норвегии как временное строение и не подлежит какому-либо строительному регламенту. Длина дров не должна быть короче 40, а лучше 60 сантиметров.

Круговая поленница

Ее также называют «поленница-улей». Выдающаяся, хотя и частично забытая, форма укладки. Раньше широко использовалась в Норвегии. Ее трудно собрать, и если уж она падает, то рушится все. Но удачная круглая поленница имеет ряд преимуществ. Она позволяет грамотно использовать место, дает больше свободы с кривыми поленьями, и если ее правильно сложить, то дождевая вода будет сбегать по внешним сторонам, и поленнице не нужно будет укрытие сверху.


Норвежский лес

Сосна в круглой поленнице. Выложена Рубеном Кнютсеном, Хамар


Норвежский лес

Норвежский лес

Норвежский лес

Норвежский лес

Принцип создания круговой поленницы: сначала нужно построить ровный круглый фундамент, потом выложить на него дрова таким образом, чтобы образовался цилиндр, а внутрь сложить поленья для поддержки. При достижении примерно метра в высоту поленья кладутся слегка внутрь, и вся конструкция завершается плоскими поленьями корой вверх. Сложена Рубеном Кнютсеном, Хамар


Главный принцип – уложить дрова в круг. Если вы решитесь построить круговую поленницу большого диаметра, внутри выкладывается еще одно или два кольца дров. Кривые, короткие или по каким-то другим причинам не подходящие для укладки поленья помещаются в середину. Поленница строится по часовой стрелке до примерно метровой высоты. Затем с каждым кругом поленья укладываются немного внутрь, одновременно заполняя пустоту в середине, чтобы все стояло прочно. На самый верх кладется крыша из плоских поленьев. В этом ряду поленья надо укладывать корой вверх, чтобы дождевая вода не попадала внутрь. Время просушки дров увеличивается с ростом диаметра поленницы.

Некоторые ставят шест в середине и на нем делают отметку по высоте поленницы. Таким образом можно следить, насколько усыхают дрова и, соответственно, насколько они уже просохли. Другие ставят в середину печную трубу и впоследствии убирают ее, чтобы улучшить циркуляцию воздуха. Процесс укладки круговой поленницы описан подробно в конце этой главы.

Укладка штабелями

Такая поленница – хороший выбор по нескольким причинам: она эстетична, и ее легко построить. Это традиционная укладка, в основном благодаря тому, что дает прекрасные условия для просушки дров. Легче всего таким способом уложить дрова длиной 40 или 60 сантиметров. Башня, выложенная крестом, пригодится и тут – в конце каждой классической поленницы. Также можно вбить столбы в землю или уложить поленницу возле дерева.

НАИЛУЧШИЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРОСУШКИ МОЖНО ПОЛУЧИТЬ, ЕСЛИ ПОЛЕННИЦА УКЛАДЫВАЕТСЯ В НАПРАВЛЕНИИ ВОСТОК – ЗАПАД, ТОГДА ЮЖНЫЙ ВЕТЕР БУДЕТ ПРОДУВАТЬ ЕЕ НАСКВОЗЬ.

Этот метод укладки хорошо подходит для дров длинной 60 сантиметров. Классическая норвежская единица измерения дров такой длины – favn (сажень). В художественном фильме 2008 года «Макс Манус: человек войны» режиссер отнесся к этому вопросу со всей серьезностью: дрова, сложенные на улицах, соответствовали исторической длине.

Покрытие для такой поленницы обычно проблематично сделать, потому что кладки дров достаточно узкие и верхний слой должен быть под наклоном, чтобы вода сбегала вниз. Поэтому некоторые делают пластины из фанеры или толя, которые используют год за годом. Поленницу можно также сложить таким образом, чтобы самое высокое место было в середине, а сверху ее покрывают пластинами, наклоненными в сторону двух концов.

Очень длинные поленья (60–80 сантиметров) можно после просушки распилить на две части с помощью бензопилы, которую надо направлять сначала на середину поленницы, а затем вниз, но главная ценность таких длинных поленьев заключается в том, что они облегчают перевозку дров из леса к дому.

Закрытая четырехугольная поленница

Крепкая и очень эффективная в плане экономии места. Исключительно удобна для коротких дров. Почти всегда ее укладывают на большие четырехугольные поддоны. Дрова складываются в несколько рядов, чтобы использовать все пространство. Если вы строите большой четырехугольник, то лучше начать укладку с середины, выложить квадрат во всю высоту и двигаться наружу. По краям очень важно сложить поленья поперек для устойчивости. Четырехугольная поленница уникальна благодаря тому, что позволяет использовать дрова разной длины без ущерба внешнему виду. Результат получается очень красивым и напоминает функционализм в архитектуре, но этот способ требует подготовки, если вы собираетесь сложить большую поленницу. Плоская форма позволяет использовать профилированный лист как крышу, приподняв его с одной стороны, чтобы лучше стекала вода.

Открытая четырехугольная поленница

В готовом виде такая поленница очень похожа на закрытую поленницу, но они различаются в конструкции. Открытый вариант укладывается снизу вверх и сразу в полную ширину. За внешней стеной дрова лежат хаотично вместо рядов. Поэтому такая поленница похожа на круговую. Этот способ хорошо подходит для кривых и неровных дров, например от больших деревьев с толстыми ветвями. Такую поленницу не надо строить очень большой, так как внешняя стена может обвалиться под давлением изнутри.

Кольцевая поленница

Это вертикальная родственница круговой поленницы. Она требует приспособлений, но у нее есть несколько преимуществ. Кладка стоячая, круговая, ее скрепляет грузовой ремень или проволока. Нужно сложить дрова в круглую раму, лучше в два полукруга из твердого железа. Их скрепляют болтами внизу и наверху. Кольцо ставят на два полена и заполняют дровами. Затем поленья скрепляются ремнем или проволокой. После этого кольцо разъединяется. Готовые кладки можно переворачивать или поднимать краном на прицеп. Крыша из профилированного листа с легкостью может покрыть такие поленницы. Самый практичный диаметр – максимум 1,5 метра. В таком случае лучше использовать дрова длиной 50–60 сантиметров, чтобы они не выскользнули из связки.


Норвежский лес

Арнольд Флатебе из Линдеснеса перед своей кольцевой поленницей из дуба. Рама изготавливается из двух металлических полукругов. После наполнения дрова скрепляются по кругу перед тем, как кольцо убирается (фотография Роара Грейпсланда, fotohjelpen.no)

Деревянный каркас

Это старый способ использовался для сушки дров в лесу, а также в случае сдельной оплаты работы лесорубов. Длинные стволы складывали V-образной формой так, чтобы они слегка пересекали друг друга. По правилам стволы должны были быть три метра в длину, а высота конструкции в месте пересечения должна составлять один метр. Стволы нужно было положить под углом 90 градусов друг к другу, и самый толстый конец должен был лежать впереди. Их надо было очистить от коры в двух или трех местах. Нижние стволы должны были стоять на камнях или пнях.

Длина в 3 три метра соответствовала старинной мерке «большая сажень». Для деревянного каркаса использовались неотесанные и нерубленные стволы размером 2 × 2 × 3. Использование славянами метровой системы было одной из причин, по которой заготовители леса использовали трость длиной ровно в один метр.

Хранение дров каркасом в наши дни используется редко, потому что большинство заготовителей имеют возможность перевезти и нарубить дрова сразу. На трассе E6 южнее Хамара ландшафтные архитекторы установили декоративный макет такой укладки, чтобы отдать дань этой старой традиции.

Стоячие каркасы (каркасы саамов)

В горной местности и местах с сухим воздухом и сильными ветрами тонкие деревья прекрасно высохнут, если снять с них кору и поставить стоймя, как столбы в вежах или юртах. Среди жителей Финнмарка, самой северной части Норвегии, такой способ достаточно распространен, особенно среди саамов. На территории Финнмарка растет в основном тонкая, кривая береза, и данный способ идеально подходит для таких деревьев. К зиме стволы перевозят к домам с помощью снежного скутера, рубят и складывают в сарай: как правило, поленницу не складывают, когда дрова настолько кривые.

Корзина для сушки дров

Этот способ сушки дров не считается укладкой, но он быстрый и надежный. Дрова просто складываются в высокую корзину из плотной металлической сетки или деревянных планок, расположенных на большом расстоянии друг от друга. Очень практичное решение для семей с маленькими детьми, но, конечно, не очень эстетичное. В любом случае такое решение является прекрасным дополнением к более педантичным способам укладки, потому что в такую корзину можно забросить все нестандартные кривые дрова с сучками. Дрова будут хорошо сохнуть, ведь поленья лежат хаотично, но эта корзина не должен иметь большой диаметр. Саму корзину можно с легкостью изготовить из арматурной сетки, используемой при заливе бетонного пола. Арматура настолько крепка, что держит форму, даже когда доверху заполнена, и она выдерживает падение тяжелых поленьев. На дно ставят поддоны. Арматура выгибается и крепится с помощью стального жгута, и, если нужна высокая корзина, ее можно подпереть деревянным каркасом. Необходимо оставить проем, чтобы доставать дрова, либо удалив несколько планок из арматурной сетки, либо сделав люки из сетки, которые прикручиваются стальным прутом. Профилированный лист прекрасно подойдет для крыши. Нижняя часть подвержена воздействию косых дождей и снега и должна быть прикрыта листами до зимы. Когда вы достаете дрова, неплохо иметь с собой тяпку, чтобы подтащить дрова, лежащие сзади, вперед ко входу.

Скульптурная поленница

Норвежский лес

Норвежский лес

Из поленьев различного типа Зофия и Оле Кристиан Шеллинг из Въеронаса в Ёстердалене выложили эту скульптуру Россини, который является одним из их любимых композиторов Оле. Воротник рубашки сделан из белой планки, для создания контрастного цвета было использовано немного силикона в банке. Фотография сделана осенью, и вид скульптуры несколько изменился из-за усадки. Зофия и Оле делают каждый год различные фигуры, которые разбираются поздней осенью и используются в качестве дров зимой


Это общее название для всех поленниц, при строительстве которых создается определенный узор, контур или используется игра цвета, при этом изображения могут быть как абстрактными, так и конкретными. В эту категорию попадают лабиринты, портреты и картины (отдельно стоящие дровяные дома сюда не относятся). Скульптурные поленницы популярны в Норвегии, и каждый год местные газеты устраивают фотосоревнования по ним, а самые лучшие сразу обзаводятся несколькими сотнями последователей в Facebook. В 2012 году вышедший на пенсию инженер Оле Кристиан Шеллинг из Въеронас в Ёстердалене (одна из самых малозаселенных территорий Норвегии) вызвал шквал газетных статей по всей стране, когда собрал почти точный портрет королевской семьи к семидесятилетию короля Норвегии. До этого Шеллинг собирал портреты известного композитора Россини и местного мэра.

При изготовлении скульптурных поленниц нужно сделать важный выбор: будете ли вы использовать краску или же для создания узора ограничитесь природными оттенками разных сортов деревьев. Конец дубового полена, например, имеет глубокий темно-коричневый цвет, ель и сосна приобретают приятный желтоватый оттенок после нахождения на солнце, а клен, липа и осина остаются белыми, даже после лета. Ольха – настоящий подарок: она дает светящийся красно-оранжевый цвет в начале сушки. Если поленья развернуть корой наружу, то красивый цвет коры можно будет прекрасно использовать в различных узорах.

Дровяной сарай

Нет ничего лучше, чем приносить дрова из часто используемого сарая со старым деревянным полом, потрескавшимися стенами с пятнами смолы и другими милыми сердцу признаками многолетнего использования. Но, как мы уже говорили, дрова должны быть полностью высушены перед тем, как помещать их в сарай. Тогда не страшно, если вы уложили дрова очень плотно, и педанты могут вдоволь насладиться вбиванием поленьев молотком, чтобы поставить их все на свои места. Однако осенью дрова неизбежно вберут в себя влагу, и поэтому очень важна хорошая циркуляция воздуха. Пол должен быть сухим, лучше из бетона, а в стенах важно сделать вентиляционные отверстия внизу и наверху, чтобы дрова дышали. Также лучше обустроить темную крышу, которая будет создавать внутри высокую температуру летом.

Для коротких дров можно набить в стену несколько планок, лучше четыре-пять на каждый квадратный метр, под углом в 90 градусов, так чтобы они торчали из стен. Когда дрова упрутся в них, поленница будет зажата и станет более устойчивой. (Этот секрет хорош и для других способов укладки к стене, но если дрова сырые, то по мере их усыхания могут возникнуть неровности.)

Если создать в сарае несколько отделов, можно с легкостью выбирать дрова в зависимости от ситуации. Дрова для розжига в одном месте, грубо порубленные плотные дрова для холодных дней в другом, более легкие виды деревьев в третьем – все в зависимости от температуры на улице. Такой дровяной сарай будет походить на винный погребок. Хорошее освещение, лучше лампы с датчиком движения, тоже будет большим плюсом.


Норвежский лес

Сарай имеет разделительную стенку и четыре отделения. Передняя сторона имеет ворота на всю длину, а задние стены можно полностью снять. Таким образом, сарай открывается с обеих сторон, и это создает хорошие условия для сушки, кроме того, так очень просто доставать дрова

Будка для сушки

Это тоже вариант сарая, однако в данном случае нет необходимости переносить и снова складывать дрова после просушки. Будка стоит весь год, но одна или несколько дверей могут сниматься, позволяя создать полное проветривание и пропускать внутрь солнечные лучи. Длинная стена смотрит на ту сторону, с которой в основном весной и летом дует ветер. При приближении снега двери и стены ставятся обратно. Также можно сделать дверь посередине, чтобы вход был с короткой стороны. Будку можно расположить у стены или отдельно, и ее легко сделать больших размеров.

Как и в сарае, лучше устроить внутри несколько отделений. Так будет проще укладывать дрова и определять, когда они заготовлены. Так как сырые дрова усыхают, внутренние поверхности должны быть ровными, иначе дрова могут за них зацепиться и дать крен строению. Внутри также можно сделать корзины для сушки из арматуры, в которые удобно складывать некондицию.

Хамар. Скульптура в саду

Каждую весну перед симпатичным белым деревянным домом в Хамаре возводится красивая скульптура. Каждую осень скульптуру ломают, или же она сама падает. Непостоянство – важная особенность в ежегодных инсталляциях Рубена Кнютсена в его саду.

Рубен – художник и скульптор. Он родом из Арендала, местечка на южном побережье Норвегии. Он увлекся дровами, когда переехал в глубь страны. Ему захотелось сделать что-то особенное с поленницей дров, и каждый год он оттачивает свое мастерство по укладке классической и эстетической круговой поленницы.

В старые времена такие поленницы были обычным делом в Норвегии, но мастерство их укладки теперь почти забыто. Рубен испытал вдохновение после посещения Шведского музея народного искусства Скансен десять лет назад. И с тех пор каждый год ищет способы улучшить свою работу с помощью этого метода укладки.

– Первое, что я понял, – что поленница должна иметь достаточно большой диаметр. Это важно для ее устойчивости. При слишком маленьком кольце поленья трескаются снаружи, и тогда следующий ряд проваливается в образовавшееся отверстия. Я делал кольца примерно в 2 метра и 20 сантиметров, но можно делать и больше, – отмечает Рубен.

В качестве подстилки он использует короткие планки. Первые два-три ряда он очень тщательно «замуровывает» поленьями, делая сооружение как можно устойчивее. Для этого фундамента подходят только самые прямые и ровные поленья.

Принцип круговой поленницы состоит в том, что середина заполняется самыми неровными, погнутыми или короткими дровами. Их кладут свободно, но вплотную к стене кольца, чтобы они удерживали от обрушения внутрь. Если большинство поленьев прямые и ровные, можно уложить их двумя кольцами, но Рубен считает, что укладывание идет намного проще с длинными дровами.

– 30-сантиметровые дрова будут очень нестабильными. Из 40-сантиметровых намного проще строить, – утверждает он.

Важно, чтобы поленница была цилиндрической формы. В процессе работы Рубен контролирует поленницу с разных ракурсов, стучит по поленьям, проверяя устойчивость конструкции. Должна быть возможность слегка покачать дрова, но не сильно, чтобы они вернулись обратно. Они ни в коем случае не должны упасть. Если круглая поленница падает, ее надо разобрать до самого нижнего ряда. Невозможно заделать разрушение.

– Да, я этому научился на собственных ошибках, – смеется Рубен. – Поэтому укладываю поленья очень плотно, но у меня никогда не было проблем с просыханием. Все дрова, что я положил весной, были готовы к топке зимой, без потрескиваний. Ветер и солнце имеют доступ к дровам со всех сторон. Но действительно большие поленницы должны, конечно, быть более пористыми, чтобы внутренний слой тоже просох.

По мере того как кольцо станет выше, погрешности будут заметны все больше и больше, и верхний слой получится неровным. Тогда труднее будет укладывать поленья правильно. Поэтому нужно стабилизировать конструкцию: все время вставлять в просветы узкие поленья, чтобы кольцо оставалось ровным. Можно схитрить и положить некоторые поперек. Возможно, круговая поленница требует больше внимания к каждому строительному элементу, чем при других способах укладки.

По достижению одного метра Рубен начинает закруглять поленницу. Кольцо постепенно делается все уже, немного на каждый круг, таким образом, что она будет изогнута к верхушке, когда достигнет примерно двух метров в высоту. Тогда он вырубает «крышу» – плоские поленья, которые кладутся внахлест, чтобы с поленницы могла стекать дождевая вода. Поленья для крыши укладываются, естественно, корой вверх. Для этого превосходно подходят лиственные деревья, так как кора у них водоотталкивающая.

Поленница стоит без покрытия всю весну и лето, чтобы хорошенько проветриться. В особо дождливые периоды Рубен может накрыть ее брезентом. В конце осени он ломает поленницу и переносит дрова в сарай.

Рубен считает, что данный способ укладки поленницы не так сложен, если контролировать ее постройку.

– Однажды я заметил, что она начала крениться, но не обратил на это внимания, частично из-за страха перед реальностью. И за день до нашего летнего отпуска я услышал треск, и она обрушилась. Я тогда оставил ее лежать, – смеется он.


Норвежский лес

Рубену очень нравится вид поленницы в саду. Кстати, поленница упала на следующий день после того, как сделали эту фотографию, но дрова были уже сухими, и их можно было перенести внутрь


Рубен не очень доволен качеством дров в этом году. Он привык к еловым или сосновым дровам, а в этом году получил грубо порубленные машиной дрова.

– Много опилок и щепок, а кора снята. Не очень красиво, но я успокаиваю себя тем, что спрячу самые страшные в середине. Это и есть главное преимущество круглой поленницы, ведь никакая другая форма не имеет пустого отделения внутри.


Мне кажется забавным находить «странные» дрова, перекрученные и непокорные. Они прекрасно горят, и я с таким же удовольствием кладу их в печь.


Единственные инструменты, которые он использует, – это козлы для распиливания дров и топор. Топор у Рубена – любимый инструмент: ручной работы Stor Klyvyxa от шведского производителя Gränsfors Bruk. Стоит он чуть дороже, чем массово изготовленные экземпляры, но обладает исключительным балансом – это уникальный инструмент, специально сделанный для Рубена.

Рубен рассказывает, что многие останавливаются с ним поболтать, когда он укладывает поленницу, и ему особенно приятно, что пара соседей стали так же укладывать свои дрова.

– Мне нравится укладывать дрова одному. Случается, что меня в семье называют сумасшедшим, когда я стою в полутьме и не могу остановиться. Но, когда пора заносить дрова в сарай, мне нравится, если мне помогают. Кроме того, должен признаться, мне приятно, когда семья комментирует качество дров. За обедом приятно смотреть, как выросла поленница.

Рубен считает, что достиг определенного возраста, чтобы оценить это чувство, и роль семейного добытчика является частью его.

– Дрова привлекали меня всю мою жизнь, но в молодости я больше ценил сам костер и тепло. Детьми мы строили домики из дров, но тогда поленья были для нас просто кубиками. Только когда я обзавелся семьей и своим домом, дрова стали чем-то другим для меня. Тем не менее я никогда не стремился сформулировать, в чем же заключается моя радость, и, возможно, в этом и весь секрет.

Рубен укладывает поленницу четыре-пять дней. Летом возникает неприятная тревога: вдруг упадет? Нет никакой проблемы в том, что она опустится, особенно в теплые дни, если слышится треск при ее усадке.

– Это прекрасная часть естественного процесса. Посредством дров человек принимает участие в циклах года. Тяжелое и мокрое полено дарит контакт с весной. Это своеобразное приготовление – прикосновение зимой к тому хорошему, что скоро наступит. Тем не менее в этом нет ничего сентиментального. Я никогда не рыдаю над хорошими поленьями, когда отправляю их в печь. Не так уж и плохо иметь контакт с тем, что временно.

Печь

«Вы всегда можете увидеть лицо в огне».

Генри Давид Торо
Норвежский лес

Люди забывают своих школьных друзей, поездки и любимые игрушки, но никогда не забывают печь своего детства. Только она могла согреть замерзшего двенадцатилетнего ребенка, который весь февральский день играл на улице. Каждый вечер одни и те же воспоминания: на укрытую снегом землю опускаются синие сумерки, ты сидишь у печи, не слишком близко к огню, но и не слишком далеко, и смотришь в приоткрытую дверцу на то, как весело горят дрова. С твоих шерстяных носков капает тающий снег, на деревянном полу играют блики огня, а ты с наслаждением отогреваешься.

* * *

В Скандинавии много печей, очень много. В Норвегии 1,2 миллиона хозяйств имеют одну или несколько печей, а в Финляндии их насчитывается целых 3 миллиона. В Норвегии и Дании больше распространены чугунные печи, и так было на протяжении нескольких столетий. В Швеции и Финляндии предпочитают тяжелые печи, которые представляют собой часть дома и лучше сохраняют тепло. Простая мысль о том, что существуют быстрые и медленные печи, на сегодняшний день, к сожалению, игнорируется. Быстрые чугунные печи быстро нагреют холодный дом, но держать постоянную температуру намного проще с помощью медленной печи, если дом хорошо изолирован, особенно осенью и зимой.

Скандинавские производители печей всегда активно совершенствовали свои продукты и проводили специальные исследования для того, чтобы идти в ногу со временем в плане дизайна, использовать дрова наилучшим образом и сокращать объемы выбросов. Спектр моделей печей поэтому очень широк: простые печи для повседневных нужд, элегантный синтез биоэнергетических технологий и современного дизайна, реликвии из чугуна, рассказывающие увлекательную историю индустрии. Во время союза с Данией норвежские производители были монополистами в производстве чугунных печей, и это привело к формированию рынка, где были представлены печи, предназначенные для людей разных социальных прослоек. До недавнего времени все регионы Норвегии могли похвастаться своим собственным производителем, частично потому, что очень трудно транспортировать такой тяжелый товар (занимательным исключением является Швеция – герой романа Микаэля Ниеми «Популярная музыка из Виттулы» всю дорогу нес на своих плечах печь и беременную жену, пока шел через два региона в Норрланд, где собирался поселиться).

Дамы решают

Если раньше главное требование заключалось в хорошей термоотдаче за приемлемую цену, то современные печи являются предметом интерьера, и покупатели готовы платить за стиль. Когда в 1990-х годах стали появляться печи чистого горения, ими тут же начали заменять старые печи, особенно в Дании и Норвегии. Статистика показывает, что более половины дров в Норвегии сжигается теперь в печах чистого горения. И то, что эти печи имеют современный дизайн, сыграло не последнюю роль в том, что ими заменили старые модели.

Отделы маркетинга и продаж производителей печей давно уяснили, что те, кто в семье больше всего думает о дизайне и интерьере, имеют решающее слово при покупке новой печи. В 2002 году маркетинговое исследование выявило удивительное сходство в том, как в разных семьях происходил процесс покупки: обычно мужчине поручалось найти новую печь, но, когда он возвращался из магазина и показывал понравившийся ему образец, жена его выбор, как правило, браковала. Она садилась в машину, ехала в магазин и привозила домой совсем другую печь. Исследование показало, что в девяти случаях из десяти решение принимала женщина.

Революция чистого горения

Разница между старыми печами и печами чистого горения состоит в том, что в печах чистого горения осуществляется дополнительная поставка прогретого воздуха, часто (но не совсем верно) называемая повторным сгоранием. Воздух проходит через каналы, которые отапливаются с помощью огня, и когда воздух встречается с дымовыми газами, они воспламеняются и лучше перерабатываются, даже если печь не сильно натоплена. Благодаря этому такие печи требуют меньше дров. Основное правило: старые печи используют 40-60% дровяной энергии, тогда как печи чистого горения – 60-80%. Некоторые печи имеют эффективность 92%, но в любом случае данная технология существенно уменьшает выбросы твердых частиц. Сегодня существуют печи, дающие невероятно малый объем выбросов – 1,25 грамма на один килограмм дров.

Несмотря на то что в последнее время печам чистого горения уделяется повышенное внимание, стоить заметить, что чистое горение всегда было целью для производителей, просто потому что чем больше будет «чистых» печей, тем больше дровяной энергии будет использовано. И чем больше тепла дает печь, тем популярнее она станет на рынке. Старые печи тоже могут сжигать бóльшую часть газов, но только при очень интенсивной топке с открытым вентилем. Некоторые старые шведские кухонные печки имели функцию подогрева поступающего воздуха, а многие популярные финские и норвежские печи (например, Jøtul 602 и 118) имели отдельные камеры для сгорания газов. При интенсивной топке эти печи практически так же эффективны, как печи без использования технологии чистого сгорания, но они выбрасывают в воздух много твердых частиц.

Печь будущего

В Трондхейме существует один из лучших в мире исследовательских центров по горению – «Синтеф», – который активно участвует в дальнейшем развитии норвежских печей. Интересно, что «Синтеф» рассматривает новые изобретения как результат общественного развития. Раньше в Норвегии было принято жить большими семьями: дети, родители, бабушки и дедушки проживали под одной крышей. Бабушки и дедушки отвечали за отопление. Сейчас вместе живут только родители и дети, а старики селятся отдельно или в домах престарелых. Днем дома стоят пустыми, потому что их жильцы на работе, в детском саду или школе. В Норвегии дома не отапливаются в течение дня с помощью дров, если в них не предусмотрено иной системы отопления. И теплоизоляция современных домов намного лучше. В прежние времена печи горели достаточно чисто, когда их интенсивно топили, что, в свою очередь, было необходимо, так как дома были холодными и продувались. Но этот старый способ совершенно не подходит в современных домах: в них будет слишком жарко при сильной топке. Результаты исследования «Синтефа» показывают, что бóльшая часть выбросов от печей обусловлена тем, что люди регулируют тепло с помощью пресечения доступа воздуха, причем в довольно больших печах. Поэтому печи загрязняются и не используют всю энергию от дров.

Печи чистого горения пришлись как раз вовремя, к тому же они немного меньше по размеру. Чтобы достигнуть целей, самое важное – разработать печи нового поколения: печи, пригодные для современного семейного уклада и рабочего ритма, для домов с малым потреблением энергии, пустующих в течение дня.

УЖЕ СУЩЕСТВУЮТ ПЕЧИ, КОТОРЫЕ СПОСОБНЫ ЗАКЛАДЫВАТЬ ДРОВА АВТОМАТИЧЕСКИ И В КОТОРЫХ ПОЛЕНЬЯ ГОРЯТ ЛИШЬ С ОДНОГО КОНЦА, КАК СИГАРЕТЫ. ЭТИ ПЕЧИ ПРОДАЮТСЯ С 2015 ГОДА.

Другая разновидность – гибридные печи. Они работают на дровах и гранулах и сохраняют в доме тепло без постоянного надзора. Первый раз в истории производители ставят перед собой цель построить печь, дающую меньше тепла. Такую, которая будет эффективно отапливать помещение при маленькой закладке и в которой каждая новая закладка будет гореть долго. Существует много старых способов сохранения тепла с использованием твердой массы или воды, интерес к таким решениям существенно увеличился, особенно в комбинации с технологиями изолирования помещений.

Тяга и дополнительный поток воздуха

Два понятия являются основными для понимания функциональности печи: тяга – это всасывание в трубе, которое возникает в результате разницы температур между внутренней и внешней частью, и дополнительный поток воздуха, который печь всасывает внутрь через вентиль и использует для горения. Эти два понятия – компаньоны, так как без тяги печь не засосет в себя воздух, но они по-разному влияют на само горение. Дополнительный поток воздуха регулирует интенсивность горения дров, а тяга регулирует несколько процессов. У всех печей есть та сила тяги, при которой они работают оптимально. Производители часто получают жалобы на то, что в трубе не хватает тяги, и дым идет в комнату, но слишком большая тяга тоже не нужна. Тогда труба заберет в себя тепло из печи, которая к тому же потеряет время горения, не успеет полностью вывести дымовые газы. Признак этого – длинное желтое пламя, доходящее до свода. К сожалению, законы природы не милостивы в этом случае: тяга увеличивается с понижением температуры на улице, и как раз в холодные дни больше тепла улетает в трубу.

К счастью, для любой проблемы найдется решение: тягу можно уменьшить с помощью недорогого регулятора тяги, который монтируется в дымоход. Он регулируется вручную в зависимости от состояния дымохода и позволяет уменьшать тягу в диапазоне 0–70%. Регулятор открывается полностью при розжиге, но наиболее эффективно дрова используются в том случае, если тяга постепенно уменьшается. Дрова в этом случае горят спокойно, и внутри пламени виднеется голубой оттенок.

Польза от такого регулятора в дымоходах с большой тягой бывает очень существенной, и теплоотдача может вырасти так же сильно, как при замене старой печи на печь чистого горения. Печь будет требовать меньше дров, и горение будет чище, только надо дать пламени разгореться, прежде чем уменьшать тягу. В дымоходах с обратной проблемой – слишком плохой тягой – можно установить вентилятор, некоторые модели регулируются автоматически.

^Другой способ улучшения тяги – использовать длинные трубы. Это даст дополнительное тепло в размере 1 кВт на метр. Тепло всегда будет подниматься вверх, и если в комнате мало людей и движения, можно установить электрический вентилятор для циркуляции теплого воздуха. Потолочные вентиляторы с крупными лопастями могут перемещать большую массу воздуха без сильного шума. Маленькие вентиляторы лучше устанавливать рядом с печью. Канадский производитель Ecofan выпускает модели, работающие без электричества: они устанавливаются прямо на печь, и тепло от печи заряжает термоэлектрический элемент, который приводит вентилятор в движение.

Свою печь нужно знать

Наблюдения распространителей печей говорят о том, что, к сожалению, многие – даже если они купили новую современную печь – топят ее так же, как еще детьми научились топить старую печь или камин. Как сказал один продавец, давно лишившийся каких-либо иллюзий: «Похоже, инструкцию по применению покупатели сжигают в первую очередь». Современные печи сконструированы экспертами в белых халатах, и все-таки стоит разобраться, каким образом регулятор тяги и воздушный вентиль должны устанавливаться в зависимости от внешних условий. Например, печь чистого горения никогда не будет по-настоящему теплой, если приоткрыта дверь. Обычно вентили для розжига прикрывают, когда печь хорошо разгорелась, и через некоторое время в маленьких отверстиях появляются небольшие языки пламени – признак того, что процесс идет хорошо. Если в печь поступает воздух из других мест, кроме вентилей, горение не будет качественным. Керамические печи и дровяные котлы требуют особой подготовки, так как эффективность их использования зависит от того, насколько правильно установлены все регуляторы и вентили.

Использование и обслуживание

Для тех, кто отапливает помещение печью и хочет иметь информацию о качестве дров и горения, в продаже имеются термометры, замеряющие тепло. Они могут быть инфракрасными или металлическими на магните – и тот и другой вид термометров крепится на трубу или переднюю печную панель. Последние производятся датской компанией Morsø. Несмотря на то что они не очень точные, они дают очень ценные знания о функциональности печи и о том, какое количество дров для нее оптимально. Некоторые термометры могут замерять температуру дымовых газов внутри печи. Они показывают температуру в два раза выше, чем температура поверхности. По-настоящему точными термометры для измерения температуры газа будут только в том случае, если у них есть внутренний сенсор.

РЕГУЛЯРНО ПРОВЕРЯЙТЕ ПЕЧЬ, ОСОБЕННО НА НАЛИЧИЕ ТРЕЩИН. ОТОШЕДШИЕ И ИСПОРЧЕННЫЕ ПРОКЛАДКИ НУЖНО ВОВРЕМЯ ЗАМЕНИТЬ, ИНАЧЕ ПЕЧЬ БУДЕТ ВБИРАТЬ В СЕБЯ ВОЗДУХ ЧЕРЕЗ ПОЛУЧИВШИЕСЯ КАНАЛЫ И СТАНЕТ МЕНЕЕ ЭФФЕКТИВНОЙ.

Если у печи стеклянная дверца, ее можно очистить пеплом, достаточно потереть им стекло, используя влажную газету или губку. Именно трение очищает стекло, существует мнение, что при этом пепел превращается в каустическую соду, но, чтобы получить соду, вода должна кипеть.

Очень важно – но часто это правило не выполняется – очищать внутреннюю поверхность печи и дымохода от золы. Это надо делать как минимум один раз в течение отопительного сезона. Зола так хорошо изолирует, что всего три миллиметра увеличивают потери тепла на 10%, потому что тепло не проходит через чугун, а улетает в трубу. Получасовая работа металлической щеткой и пылесосом для золы может существенно повысить эффективность. Раньше армейские казармы в Норвегии отапливались дровами, и в солдатские инструкции входила регулярная очистка печей. Многие считали, что это просто элемент армейской дисциплины, но смысл был как раз в том, чтобы получать больше тепла. Практические опыты трубочистов из Трондхейма показали, что девять из десяти печей излучали намного больше тепла после очистки – обычно температура на внешних боковых пластинах увеличивалась в два раза после пятнадцатиминутной чистки, а общая теплоотдача улучшалась в среднем на 30%. Современные печи с керамическими вкладками не так подвержены налету золы, но все равно стоит очищать дымоход.

Типы печей

Открытый очаг

Открытый очаг – самый первый источник тепла. С тех пор как человек перенес огонь внутрь жилища, нет ничего, что сближало бы нас с магией огня сильнее, чем этот тип очага. В каменных домах камин и труба чаще всего являются частью строения и возводятся вместе с домом. В Скандинавии, однако, более распространены деревянные дома, где чаще встречаются камины из камня, встроенные в угол комнаты и имеющие отдельную трубу из бетона или камня. Чтобы можно было использовать сосну и ель в камине, в нем обычно ставят заслон, часто с узорами, которые при горении образуют тени и силуэты на стенах.

К сожалению, открытые источники огня имеют серьезные недостатки. Они аккумулируют тепло только в камне, остальной эффект приходится на тепловое излучение. Поэтому количество тепла, которое они дают, самое минимальное из всех типов печей. Намного сложнее, а точнее, почти невозможно обеспечить в камине полное сгорание, потому что в нем не создается турбулентности и не достигается такое уплотнение тепла, как в закрытых печах. Поэтому в каминах образуется больше дыма и золы, и во многих городских районах существует запрет на открытые камины. Но если топить с умом, то можно значительно сократить загрязнение окружающей среды, в том числе путем топки сверху. Для этого необходимо проверять огонь через одинаковые промежутки. Нужно следить, чтобы пламя было сильным или чтобы шло активное тление, и постоянно подкладывать дрова. Многие редко очищают камины от золы, так как она поддерживает тление и сохраняет остаточное тепло после того, как огонь угас.

Черная печь

Самая распространенная печь в Норвегии – это удлиненная, прямоугольной формы чугунная печь с дверцей, расположенной на короткой стороне. Она известна под названием «лесная печь», или «черная печь». Даже маленькие печи такого типа дают много тепла, и обычно их очень легко разжигать. Так как они плоские наверху, на них можно готовить еду – некоторые имеют железные круги для готовки. С такой печкой в доме можно пережить несколько дней с отключенным электричеством – в критических ситуациях раскрываются их простые и прагматические возможности. Для постоянного отопления, например, больших фермерских домов мало что может составить серьезную конкуренцию черным печам.


Норвежский лес

Норвежский лес

Модель Jøtul 116 была выпущена на рынок с началом войны и позже получила известность под номером 602. Впоследствии она стала самой производимой печью в мире. Сразу после войны вышел мирный вариант Pax 1945. Модель 118 после некоторого перерыва снова была запущена в производство, с меньшим рисунком по бокам. Объявление в Aftenposten 22 января 1941 года. Многие норвежцы наизусть знают стих, который написан на модели 118. Это была молитва огню в Средние века, и ее произносили перед сном, разгребая угли в костре


Самые известные скандинавские модели – это Morsø 2В и норвежская Jøtul 602, обе датируются тридцатыми годами прошлого столетия и производятся до сих пор, но уже в виде печей чистого горения. На сегодняшний день выпущено более миллиона экземпляров Jøtul 602, что делает ее самой производимой печью в мире. Эта маленькая четырехугольная классическая модель с круглым вентилем считается одним из примеров норвежского индустриального успеха. Этот дизайн был незаконно скопирован производителями из Японии и Тайваня, и компания Jøtul много лет судилась с данными предприятиями. На боковинах печи изображен лев с государственного герба Норвегии, каким он был до вступления на престол короля Оскара I в 1844 году: лев держит топор с настолько длинным лезвием, что сам может на него встать.

Модель Morsø 2B можно топить 45-сантиметровыми дровами, а Jøtul 602 – 40-сантиметровыми. В старшего брата Jøtul 118 помещаются дрова длинной 60 сантиметров, а если быть более точным – 62,75 сантиметра, что соответствует старинной норвежской мере длины «локоть» (alen).

Печь-камин

Самый большой минус черных печей заключается в том, что мы не видим пламя. Это существенный недостаток не только потому, что мы не можем насладиться красотой открытого огня в комнате, но и потому, что трудно постоянно следить за горением. Поэтому в настоящее время самые распространенные норвежские и датские печи – это высокие модели с округлыми поверхностями и большими стеклянными дверцами. Помимо прочего, достоинство стекла заключается в том, что печь дает тепловое излучение – инфракрасные лучи, при возникновении которых энергия превращается в тепло в тот момент, когда лучи касаются тела. На практике такие печи легче топить по-чистому, потому что сквозь стекло видно, что горение затухает и начинает выделяться дым. В городах эти печи дают другое важное преимущество. Все крупные производители Норвегии и Дании вкладывают большинство своих средств в развитие именно этих печей и пытаются объединить современный дизайн, минимальное загрязнение и высокую эффективность. Внешние габариты таких печей не позволяет использовать дрова длиннее 30 сантиметров, но все современные модели являются печами чистого горения, и это компенсирует данный недостаток.


Норвежский лес

Норвегия находится на передовых позициях в дизайне печей и разработке технологий горения. Это печь Kube 5 для Granit-Kleber в Отте в Гудбрандсдалене. Техника чистого горения сочетается с превосходным сохранением тепла

Талькохлоритные печи

Талькохлорит, или мыльный камень, можно найти практически в любой части Норвегии, и более трех сотен лет его использовали для изготовления печей. Камень вообще является хорошим материалом для сохранения тепла, но талькохлорит особенно хорош – он держит тепло в четыре раза дольше, чем гранит, потому что более пористый. Благодаря этому большие талькохлоритные печи могут сохранять тепло в доме в течение нескольких часов после того, как огонь потух. Способность сохранять тепло зависит от толщины камня, и большие печи могут потребовать укрепления пола. Компания Granit-Kleber, которая находится в Гудбрандсдалене, производит ряд элегантных печей, дизайн которых подчеркивает естественную красоту поверхности камня. В камере сгорания используются самые современные технологии.

Плита на дровах

Низкая печь с духовкой и панелями для приготовления еды тоже дает много тепла на кухне. Подайте кофе, сваренный на такой печи, и ни один бариста мира не сможет с вами сравниться. До конца 1950-х годов плита на дровах была обычным делом в норвежских домах, и на тех экземплярах, что выжили в век электричества, можно найти следы активного использования в течение десятилетий. Горелки обычно делают глубокими и широкими, чтобы они подходили для больших кастрюль. В печи имеется отделение для золы, которое можно опустошать во время использования. Круги на горелках обычно не закреплены, чтобы получить больший эффект. Толстые стены способствуют сохранению ровного тепла. Обычно такую печь топят тонкими щепками из осины или ели, с помощью которых легко управлять теплом.


Норвежский лес

Drafn – одна из замечательных печей от производителя Drammen Jernstøperi. На фотографии отреставрированная модель 33 H 1920-х годов (фотография Хельге Лекамоен)


Плиты на дровах всегда были очень функциональны и считались сердцем дома. Даже сегодня владельцы индукционных плит могут поразиться эффективности таких плит: большие кастрюли с водой закипают на них очень быстро, а жар держится очень ровно. Такие плиты производятся на шведской фабрике Josef Davidssons Eftr, а итальянская La Nordica изготавливает ряд красивых моделей с современным дизайном, имеющих большие духовые шкафы.

Многоуровневые печи

Эта традиционная норвежская печь, которая была очень популярна раньше, и сегодня является прекрасным решением извечной проблемы, как использовать все тепло от печи до того, как оно исчезнет в трубе. Грамотным решением было провести это тепло через лабиринт, который давал больше пространства для прохождения дымовым газам.


Норвежский лес

Старинное изобретение: многоуровневые печи имели большие поверхности и давали много тепла. Здесь представлена Kragerø 45 1900-х годов выпуска (фотография Хельге Лекамоен)


Норвежский лес

Ulefos 179 – единственная многоуровневая печь, которую до сих пор производят в Норвегии. Здесь представлена с двумя этажами, изготовляется также с тремя


С тех времен, как такие печи появились в 1700-х годах, они стали очень ценным предметом в доме. Форма и функциональность дополняют друг друга удивительным образом. Производители вложили много труда в свой продукт. Эти печи делали высотой два метра, а все видимые поверхности затейливо украшали. Проходы для дымовых газов состояли из множества тонких пластин, часто с открытыми решетками между ними – это была просто мечта для творческих производителей. Сегодня в Норвегии выпускается только Ulefos 179 с двумя или тремя этажами. Многоуровневые печи считаются важной частью норвежского культурного наследия, и их можно устанавливать, несмотря на то что они не являются печами чистого горения. При продаже таких печей за границу требуется специальное разрешение на экспорт.

Кафельные печи

Такие печи производятся в Швеции. Они не только очень эстетичны, но и на протяжении 250 лет являлись технически более совершенными. Используемый в них принцип горения делает их вновь актуальными для современных хорошо изолированных домов, пустующих в дневное время: это «медленная» печь, в которой тепло хорошо сохраняется, она постепенно отапливает комнату уже после того, как огонь погаснет.

Принцип работы кафельной печи похож на принцип работы многоуровневой печи, но кафельная печь изготовлена из специального печного кафеля, и ее трубы для прохождения дыма намного длиннее. Именно этот печной кафель, находящийся внутри, и держит тепло. Снаружи печь покрыта керамической плиткой (раньше ее называли изразцами), поэтому варианты украшения такой печи почти безграничны. Печь была разработана в Швеции в 1700-х годах, когда страна приближалась к дровяному кризису. Это была революция, и не только потому, что печь позволяла экономить дрова, но и потому, что у людей появилось больше свободного времени для других дел, а в зимние холодные вечера отпала необходимость собираться в одном месте всей семьей.

После почти восьмидесятилетнего затишья Швеция взялась за активное усовершенствование кафельных печей, они прекрасно подходят для современных изолированных домов. Их нужно топить только два-три раза в день, и они дают хорошее, ровное тепло, подобно хорошо прогретой скале летним днем. Шведская печь Cronspisen может давать тепло в размере 3 кВт спустя шесть часов после того как огонь погас, и 1 кВт через 24 часа.

Массивная печь / каменная печь / русская печь

Это финская национальная гордость и близкая родственница кафельной печи. Такие печи очень тяжелые (часто весят три-пять тонн) и их нужно класть на месте. Они изготавливаются из кирпича и глины. Кирпич в такой печи нагревается теплым воздухом, который поднимается, двигаясь через систему проходов в несколько этажей на пути к дымоходу. Обычно такие печи имеют два отделения, и внутреннее только сжигает дымовые газы. Поэтому такие печи очень эффективны. Печи в три тонны могут держать температуру 60 градусов сутки после топки. Недостаток таких печей в том, что они очень дорогие и их невозможно передвигать, но они требуют мало дров при большой теплоотдаче, и часто достаточно одной закладки дров в течение дня, чтобы дом был теплым. Обычно такие печи оборудованы отделением для выпечки хлеба или пиццы, расположенным либо в камере для сжигания газов, либо в стороне от нее.

Печь для выпечки

Вообще-то это специальная печь для приготовления пищи, но мы упомянем о ней, так как она похожа на массивную/русскую печь. Тепло аккумулируется в кирпиче или печном кафеле, но суть в том, что в том же отделении, где горят дрова, готовится еда. Их сильно топят, чтобы камни раскалились и не было золы (стены должны быть белыми от жара), угли убирают и выпечка закладывается внутрь. В больших печах жар держится так долго, что можно печь несколько раз в день.

Другая причина вспомнить об этой печи заключается в том, что в обычной печи-камине – для интереса или в случае необходимости – тоже можно испечь пиццу или хлеб. Вначале из печи надо убрать золу и угли, а стены почистить. После этого закладывают дрова и сжигают их сверху (смотрите следующую главу), лучше лиственную древесину, потому что она дает большие угли. Огонь должен быть очень сильным, чтобы печь очистилась от золы и копоти. Как только пламя перегорит, надо ровно разложить угли и установить на них жаропрочные камни. Убедитесь, что они не будут выделять ядовитые пары. Когда камни как следует накалятся, а угольки совсем распадутся, можно класть выпечку. Углям не обязательно совсем гаснуть: в этой фазе они не дают дыма. Пицца и маленький хлеб выпекаются таким способом очень быстро.

Водяной котел

Когда мы говорим о действительно оптимальном использовании дровяной энергии, значительное увеличение эффективности достигается в сочетании с жидкостью. Воздух, к сожалению, плохой компаньон тепла, так как его сложно направить в другую сторону, кроме как наверх. Вода – намного более сговорчивый проводник тепла, и, когда в конце 1800-х годов появилось центральное отопление, это привело к революции в отоплении высоких зданий и даже послужило толчком для развития совершенно другой архитектуры. Принцип был более-менее тем же, что используется сегодня: большой источник тепла нагревает крупный резервуар с водой, которая распределяется по радиаторам или направляется на отопление пола и в котел для горячей воды.

Существует множество водяных котлов на дровах, и в них сгорание может проходить совсем по-другому, чем в стандартных печах. Во всех современных вариантах осуществляется сгорание газов: горение дров контролируется, и газы сжигаются в собственном отделении. Горение газов являлось невостребованной технологией в течение многих десятилетий, так как старые котлы были основаны на горении огня. Однако эта технология стала снова востребованной, когда появились современные зонды, контролирующие температуру и количество дымовых газов. Дрова горят под строгим контролем, а газы выдуваются в специальное отделение, где и происходит переработка. Воздуховые вентили и вентиляторы устанавливаются внутри для оптимального и чистого горения и работают автоматически.

Водяные котлы для частных домов обычно предусматривают одну или две закладки дров в сутки в зимнее время, но большие котлы могут сохранять тепло несколько дней. Некоторые модели посылают информацию датчикам, расположенным в гостиной, и предупреждают, когда нужно добавить дров.

Сами котлы имеют объем 100–200 литров или более, некоторые предусматривают автоматическую закладку дров и рассчитаны на дрова 50–120-сантиметров длинны. Некоторые любители котлов отличаются тем, что используют зимой меньше электричества благодаря тому, что не применяют его для получения горячей воды в доме. Существуют котлы для действительно больших зданий, и такие решения могут позволить дровам занять важное место в современном экологическом обществе.


Норвежский лес

Арне Одмюнд Херстадхаген не мерзнет зимой. Он начинает работу рано весной. Короткие и неказистые поленья складываются отдельно. Остальные – ровные и прямые, и они будут хорошим строительным материалом для поленницы

Огонь

«Я открыл дверцу из кованого железа и заглянул туда, где, словно красно-оранжевые червяки, лежали березовые поленья. Из золы взметнулось маленькое зелено-голубое пламя, и я подумал, что это же старый, возможно, самый старый из всех известных способов успокоиться, как для старых, так и для молодых. Так мы всегда сидели: сотни, тысячи лет».

Ингвар Амбьёрнсен, норвежский писатель
Норвежский лес

Наконец-то наступило это время, это прекрасное холодное время, как писал Йоахим Нильсен. Возможно, поздний октябрь. День, когда обогреватель работает круглые сутки, а в доме все равно свежо и когда в машине ты включаешь обогрев на полную мощность и не выключаешь его в течение всей поездки. Пришел день, когда пора идти к поленнице и начинать понемногу уживаться с зимой.

* * *

А сразу после рождества наступает момент истины, и ты задаешься вопросом: а хватит ли дров на всю зиму? Можно сэкономить на обслуживании при конфирмации, можно не торопиться с заказом новой мебели для сада и вместо отдыха у моря выбрать постройку гаража, но, если ты соглашаешься на то, чтобы твоя семья мерзла зимой, – ты настоящий слабак.

Перед первой осенней топкой печи задумайтесь хоть на мгновение о важности огня. Ведь каждый раз, когда мы зажигаем спичку, мы используем одно из величайших изобретений человечества. Огонь является основным элементом всех религий, и на протяжении многих тысячелетий люди были озабочены тем, как его сохранить и удержать. В старину костер не только спасал людей от холода, он также оберегал их от ночных страхов, и те, у кого был огонь, получали не только тепло, но и безопасность. Свет представлялся людям добром, тьма – злом. И огонь, подобно могущественному божеству, был сильным и непобедимым. След от огня может остаться на всю жизнь, недаром в китайской книге «Искусство войны», которой уже 2500 лет, глава «Нападение с огнем» находится в самом конце. Огонь здесь описывается как самое опасное и разрушительное средство, и к нему советуют прибегать в самом крайнем случае.

ОДНИМ ИЗ САМЫХ МАСШТАБНЫХ И УНИКАЛЬНЫХ ПРАЗДНИКОВ, ПОСВЯЩЕННЫХ ОГНЮ, СЧИТАЕТСЯ ФЕСТИВАЛЬ ОГНЯ «АПХЕЛЛИО» (UP HELLY AA) В ШОТЛАНДИИ. ПРАЗДНИК ЭТОТ ИМЕЕТ НОРВЕЖСКИЕ КОРНИ И ЗАРОДИЛСЯ ЕЩЕ ВО ВРЕМЕНА ВИКИНГОВ. ОН СОЧЕТАЕТ В СЕБЕ КАК ПОСЛЕРОЖДЕСТВЕНСКИЕ ГУЛЯНИЯ, ТАК И ПРАЗДНОВАНИЕ ЗАВОЕВАНИЯ НОРВЕЖЦАМИ ОСТРОВА, ВО ВРЕМЯ КОТОРОГО НА ВОДУ СПУСКАЕТСЯ НЕБОЛЬШОЙ КОРАБЛЬ ВИКИНГОВ И ПОДЖИГАЕТСЯ.

Последствия этого фестиваля с факелами, шлемами викингов, парадами, песнями и темным пивом так велики, что следующий день во всей Шотландии признан официальным выходным. В Шотландии же имеется еще один интересный обычай: при переезде на новое место принято брать с собой угли из печи старого жилища.

Старые норвежские традиции включали четкие правила для обращения с могущественным огнем. В книге «Норвежские правила для крестьян» от 1687 года черным по белому было написано, что если между беременной женщиной и костром, возле которого она греется, кто-то пройдет, то ребенок родится косоглазым. Также существовали традиции молиться высшим силам о том, чтобы обуздать огонь. Надпись на классической модели печи Jøtul 118 является прекрасным напоминанием об этом. Она гласит: «Поздно вечером я сохраню свой огонь. Когда день склонится к закату, Бог позаботится о том, чтобы огонь не погас и не вышел наружу». Это была своеобразная молитва огню, которую в Средние века произносили, когда ворошили угли в печи, перед тем как лечь спать. В старину люди верили, что огонь отгоняет злых духов, которые могли проникнуть в дом, если угли погаснут. Эта фраза также имела большое значение в День огня (Eldbjørgsdagen), который в старину отмечался в Норвегии 7 января. Это был праздник жертвоприношения огню, призванный предотвратить в новом году пожары в доме. Известно, что молитва использовалась, а праздник отмечался в Норвегии до 1920-х годов.

На самом деле все народы мира не только используют, но и обожествляют огонь. Самый долгогорящий костер в мире находится в Храме огня в Йезде, в Иране, в котором огонь горит без остановки с 470 года. Монахи подкладывают дрова в огонь, в основном поленья абрикосового или миндального дерева. Его переносили три раза, первый раз в 1174-м, второй – в 1474-м и последний – в 1940 году в то место, где он находится сейчас.

Таким способом огонь сохранялся на протяжении тысячи лет, пока в 1827 году не появилось одно из революционных изобретений человечества – спичка. Впервые в истории любой человек легко и без больших затрат мог разжечь огонь – молниеносно, почти в любой ситуации. Первые норвежские спички были произведены в 1838 году, а уже в 1875 году страна насчитывала 18 фабрик. Всемирно известная марка шведских спичек Hjelpestikkene, существующая с 1941 года, с продажи каждого коробка отчисляет несколько эре на гуманитарную помощь.


Норвежский лес

Простой вентилятор не согреет этот загородный дом. Из Гюллнаугена в Фованге (фотография Уле Мартина Нибаккена)


В свое время спичка стала магическим изобретением. Но, когда британский актер Стивен Фрай вел телевизионную передачу «100 величайших гаджетов со Стивеном Фраем», он поставил на первое место не спичку, а ее ближайшую родственницу – зажигалку. «Впечатляющими открытия делают не их хронологический порядок, – сказал он, – а то значение, которое они имеют для человечества. И мой номер один вот это – огонь, добытый щелчком пальцев».

Сгорание

Как разводить огонь в печи и каждый раз достигать в этом успеха? Неудача с розжигом вызывает чувство поражения, схожее с иррациональным страхом древнего человека перед возможностью потерять огонь навсегда. Самое важное при розжиге – это понять, что происходит в тот момент, когда горят дрова или уголь. Зная все закономерности, вы будете каждый раз достигать успеха, при условии что пользуетесь сухими дровами и сразу замечаете, если ваша печь начинает сильно дымить.

Поэтому необходимо пройти обязательный вводный курс и познакомиться с процессом сгорания дров. В упрощенном варианте он состоит из трех частей: испарение, выход газов и тление.

КОГДА ВЫ КЛАДЕТЕ ПОЛЕНО В ОГОНЬ, ПЕРВЫМ ДЕЛОМ ИЗ НЕГО НАЧИНАЕТ ИСПАРЯТЬСЯ ВОДА.

Мы надеемся, что сразу сможем использовать энергию огня, но взамен ничего не получаем, потому что дрова еще сырые. Через некоторое время внешняя часть полена становится сухой, и тогда наступает второй этап: температура повышается, и полено начинает выделять дым. Когда мы смотрим на огонь, нам кажется, что он разгорается из-за горящего дерева, но на самом деле происходит нечто удивительное, потому что вначале горит не дерево, а газы, которые оно выделяет. Когда дерево выделило все газы, начинается третий и последний этап горения – полено превратилось в угли и стало тлеть, достигнув температуры 550 градусов и выше. Теперь, когда газов уже нет, требуется намного меньше притока воздуха.

На практике все три этапа проходят одновременно, дополняя друг друга. Проще говоря, полено будет томиться в печи до тех пор, пока из него не выйдут все газы, а они в свою очередь не сгорят при нужной температуре и необходимом количестве свежего воздуха. Другими словами, пламя – это горящие газы. Именно поэтому весь дым, идущий из трубы, – это потерянная энергия. Газы возгораются при температуре 350 градусов и требуют много кислорода для оптимального горения.

Знание этого процесса дает нам ответ на вопрос, почему при неправильном использовании дрова загрязняют окружающую среду. Дымовые газы начинают выделяться из полена при температуре 100–150 градусов, но, чтобы зажечь их, нужно 350 градусов. Именно в этом промежутке в 200 градусов дымовые газы уходят в непереработанном виде. Обратите внимание, насколько быстро исчезает дым после того, как полено разгорится. По этой причине сильно разогретая печь будет гореть лучше и чище.

Розжиг

Помня все вышесказанное, легче воспринять старый добрый совет о розжиге: всегда надо использовать три различных материала. Во-первых, что-то очень легковоспламеняющееся, во-вторых, что-то более существенное типа тонких деревянных палочек, и, в-третьих, – когда температура достаточно поднимется для образования дымовых газов – в печь закладывают крупные поленья.

НАСТОЯЩИЕ ЗНАТОКИ ИСПОЛЬЗУЮТ ТЕ ЖЕ МАТЕРИАЛЫ, КОТОРЫЕ ПРИМЕНЯЮТСЯ ДЛЯ РОЗЖИГА КОСТРА НА УЛИЦЕ: СНАЧАЛА БЕРЕЗОВУЮ КОРУ, ПОСЛЕ СУХИЕ ВЕТКИ, КОТОРЫЕ ГОРЯТ ОЧЕНЬ СИЛЬНО И СПОСОБНЫ ВОСПЛАМЕНИТЬ БОЛЬШИЕ ПОЛЕНЬЯ.

Другая норвежская классика – смятая газетная бумага (романтические натуры обязательно используют выцветшую местную газету со следами незаконченного кроссворда). Поверх нее кладутся тонкие еловые щепки (потому что ель легко расщепить, даже при помощи ножа). Когда щепки хорошо разгорелись, они дают достаточно тепла, чтобы поджечь более тяжелые дрова.

Вначале очень важно обеспечить разгорающийся костер притоком воздуха, особенно снизу. Поэтому хорошо бы положить два полена рядом на расстоянии 10–15 сантиметров друг от друга и засунуть между ними смятую газету. Сверху поперек поленьев, словно дощатый мост через ущелье, можно положить тонкие дрова для розжига. Такой метод обычно хорошо работает благодаря тому, что палочки не лежат в золе и получают воздух снизу. Если используются березовые дрова, поленья надо положить таким образом, чтобы легко воспламеняющаяся кора лежала поближе к материалу для розжига.

Журналы не подходят для розжига, потому что глянцевая бумага содержит до 50% индустриальных минералов и горит так же тяжело, как камень, производя огромное количество пепла. Так что разжигайте печи с помощью газет, а не журналов. Брикеты для розжига также являются хорошей альтернативой, и они экологически чистые. Используйте бумагу или брикеты. Без сомнения, это самые оптимальные материалы, щадящие природу, с их применением можно не только быстро разжечь костер, но и сжечь дымовые газы.

Турбулентность, или циркуляция воздуха, очень важна при розжиге, так как при низкой температуре кислород с трудом смешивается с молекулами горючего материала. Воздушные потоки способствуют тому, что дымовые газы бомбардируются кислородом и возгораются быстрее. Это является причиной того, почему дрова для розжига разгораются намного быстрее, если дверь печи немного приоткрыта. Некоторые дома настолько закупорены, что при розжиге печи лучше открыть окно.

Если разница в температуре на улице и внутри дома мала, в трубе будет маленькая тяга, поэтому не стоит экономить на материале для розжига, когда вы собираетесь растопить холодный камин или печь. Когда печь станет горячей, появится тяга, и тогда поддерживать горение будет намного проще. В дни, когда наблюдаются большие температурные колебания, обычно осенью и весной, в трубе воздух может быть холоднее, чем вокруг. Из-за этого дым начинает идти внутрь, и люди вызывают трубочиста, потому что думают, что в дымоходе застряла птичка. В таком случае на вершине свода внутри печи можно сжечь немного газетной бумаги.

Минимальное загрязнение окружающей среды

Не нужно закладывать в печь большие поленья, до того как огонь в ней разгорится достаточно хорошо, и пока не образуются крупные угли. Если дрова положить в печь слишком рано, можно потерять температуру, и из-за этого увеличится стадия испарения воды. Исключение составляет растопка сверху (описание этого способа приводится ниже в этой главе).

ДАЖЕ КОГДА ДРОВА ГОРЯТ ХОРОШО, ВАЖНО ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ ОДНОГО ПРАВИЛА: ВСЕГДА ЗАКЛАДЫВАЙТЕ МИНИМУМ ДВА ПОЛЕНА, НИКОГДА ПО ОДНОМУ.

Старая норвежская поговорка гласит: «Один человек не может знать, одно полено не может гореть». По аналогии сердитые мужчины останутся одни в супружеской кровати, где они и «погаснут». Если перевести все вышесказанное на язык дров, то вывод получается следующий: всегда нужно закладывать минимум два полена, и они должны лежать друг от друга на расстоянии нескольких сантиметров. Физика здесь совсем проста (и здесь можно вспомнить пару в супружеской кровати): тепло от одного полена будет выпаривать газы из другого, и пламя от одного полена приведет к воспламенению и нагреванию другого.

При идеальной топке все дымовые газы и копоть будут переработаны. Все возможные загрязняющие частицы сгорят и превратятся в тепло. На самом деле этого не так сложно добиться. Секрет заключается в сухих дровах, обильном доступе воздуха в печь, чтобы огонь хорошо горел, и в том, чтобы подкладывать дрова, пока в печи есть горячие угли. Когда дом прогреется, температуру можно регулировать количеством дров с разным типом горения, а не при помощи воздушного вентиля. Хорошо порубленные дрова не нуждаются в большом костре, чтобы полностью сгореть, и это касается даже легких типов древесины с низкой теплоотдачей. Лучше делать больше закладок, а если вы будете топить крупными поленьями вместе с мелкими щепками, то сможете избежать затухания печи.

Чтобы понять, насколько хорошо идет процесс, можно регулярно выходить наружу и проверять цвет и запах дыма. В идеале то, что вы топите, не должно быть видно, и дым не должен чувствоваться. Единственное, что заметно при идеальным горении, – это небольшой белый дым (даже если дрова имеют 0% влажности, немного пара в любом случае образуется во время процесса испарения).

Несмотря на то что дрова нужно жечь интенсивно, всему есть свои пределы. Если наполнить печь хорошими дровами до отказа, например остатками от ремесленной работы, то поверхность горения будет слишком большой. Тогда печь может треснуть из-за того, что металл так сильно нагреется, что разойдется и лопнет по швам. Это может не только повредить печь и дымоход, но и привести к пожару.

Если так случится, что вам придется топить не совсем сухими дровами, их нужно тонко порубить и лучше сжигать вместе с сухими поленьями. Таким образом этап испарения пройдет быстрее.

Воспользуйтесь помощью легких

Очень простой и эффективный помощник при розжиге и новой закладке – духовая трубка. Объем легких взрослого человека составляет пять-шесть литров, и если дуть в сторону углей или пламени, то даже самое слабое пламя или угли проснутся и разгорятся намного сильнее, чем от дыхания печи. Невозможно перехвалить это простое средство. Трубка значительно облегчает розжиг, сокращает выхлопы в начале топки. Попробовав раз, вы будете использовать ее всю жизнь. Такую трубку можно изготовить из металлической трубы диаметром два-три сантиметра и длиной 70–80 сантиметров. Концы нужно немного прижать, чтобы увеличить скорость прохождения воздуха. Существуют варианты, изготовленные из более грубого метала, с крючком на конце, которые также используются как грабли для камина.

Тепло в течение всей ночи

Именно противоположность интенсивной топке – мягкая топка – обеспечила очень плохую славу топке дровами в целом. В Норвегии раньше такая топка была обычным делом, потому что чугунные печи плохо держали тепло. Смысл был в том, чтобы полностью наполнить печь дровами и перекрыть доступ воздуха, чтобы поленья тлели, а дымовые газы улетали в трубу. Естественно, загрязнение среды было колоссальным, а теплоотдача ужасной, потому что энергия дыма не использовалась. Несмотря на то что печь была теплой несколько часов, общая теплоотдача была очень низкой. В дополнение ко всему при использовании этого способа в печной трубе оставалось много огнеопасного креозота.

ИМЕННО ПОЭТОМУ СПЕЦИАЛИСТЫ СОВЕТУЮТ, ЧТОБЫ ПОСЛЕДНЯЯ ЗАКЛАДКА НА НОЧЬ СОСТОЯЛА ИЗ УЛОЖЕННЫХ ДОСТАТОЧНО ПЛОТНО ДРУГ К ДРУГУ ОЧЕНЬ ГРУБЫХ ПОЛЕНЬЕВ ИЗ САМОГО ПЛОТНОГО ДЕРЕВА СО МНОЖЕСТВОМ СУЧКОВ.

Они должны лежать на подстилке из очень горячих углей. Дрова должны хорошо разгореться, и после возгорания приток воздуха нужно немного уменьшить, но горение должно уже миновать стадии тления и образования дыма. Несмотря на то что печь прогорит через несколько часов, дом сохранит тепло, произведенное печкой, – обогрев будет намного лучше, чем если бы печь простояла теплой несколько часов подряд.

В печи может лежать большой слой золы. В таком случае угли сохраняют температуру дольше, а с утра труба, скорее всего, будет теплой и иметь хорошую тягу. Если заранее заготовить газетную бумагу и щепки, то печь быстро разгорится вновь.

Топка сверху

Исследовательский институт «Синтеф» в Трондхейме годами анализировал процесс горения и источники тепла, выясняя, каким образом можно сделать дровяные печи более эффективными и как их можно использовать наилучшим образом. В 2010 году «Синтеф» инициировал национальную кампанию по обучению норвежцев способу топки сверху. На самом деле это никакая не новая методика, но исследователи утверждали: многие в Норвегии напрочь забыли, как топить правильно. Топка сверху заключается в том, чтобы получить пламя в верхней части печи. Большинство кладут дрова на огонь, и что-то другое кажется многим нелогичным и непрактичным.

Но такая методика работает благодаря тому, что дымовые газы всегда поднимаются вверх. Если сверху нет огня, который может воспламенить газы, то они будут загрязнять воздух больше, чем давать тепло. Чтобы предотвратить это, в холодную печь, на самое дно, укладывается фундамент из дров от одного до трех слоев, в зависимости от величины печи. Щепки и дрова для розжига укладываются поверх них, можно вместе с брикетами для розжига, которые позволят пламени разгореться быстрее. Огонь наверху должен быть достаточно сильным, чтобы поленья хорошо разгорелись.


Норвежский лес

Топка сверху – это хороший старый способ для современных печей, в которых предусмотрен приток воздуха сверху. Дрова укладываются плотно и поджигаются с помощью маленького костра сверху


Огонь очень быстро начнет спускаться и поглощать дрова. С повышением температуры, как и положено, начнут выделяться газы, но пламя, сжигая их, всегда будет находиться сверху. Воздушные каналы для вторичного горения будут нагреваться пламенем, и печь станет быстрее забирать воздух. Производитель печей Jøtul утверждает, что дрова для розжига можно укладывать вплоть до отверстий вторичного воздушного потока, но тут лучше поэкспериментировать, чтобы не переусердствовать с дровами и не перегреть печь.

Такой подход лучше всего работает в печах-каминах чистого горения с большими дверцами, так как в них доступ воздуха происходит сверху. Он еще очень хорошо подходит для открытых каминов или для костров на улице, потому что поднимающийся дым хорошо сжигается.

С приобретением опыта топка сверху позволит повысить эффективность горения и делать меньше закладок, раз в три часа, но важно не забывать, что данный способ в первую очередь предназначен для первой закладки. Проблема заключается в том, чтобы подложить вниз следующую закладку так, чтобы дрова не загорелись сверху и снизу. В таком случае либо угли должны совсем перегореть, либо нужно отодвинуть их в сторону, положить дрова и присыпать сверху углями. Самая лучшая стратегия для наименьшего загрязнения заключается в закладке дров, пока угли еще горячие, и использовании духовой трубки для быстрого розжига.

Могут ли дрова быть слишком сухими?

Ранее в книге мы упоминали о бытующем мнении, что дрова не должны быть «слишком сухими». Практические опыты в «Синтефе» в Трондхейме показали, что дрова в принципе не могут быть слишком сухими просто потому, что любая влажность понижает теплоотдачу. В лаборатории имеется солидная документация, подтверждающая феномен, который, скорее всего, является источником этой легенды. Он может проявиться при применении сухих еловых дров или иных легких типов древесины, особенно если они хорошо нарублены.

Если использовать большое количество таких дров в раскаленной печи, в которой много горящих углей и маленький приток воздуха, дрова, минуя этап испарения, сразу перейдут ко второму этапу и начнут выделять большое количество газов. Выделение газов может произойти так быстро, что некоторые старые печи окажутся не в состоянии обеспечить дрова кислородом, поэтому газы уйдут в трубу несожженными. Газы содержат половину тепла, заключающегося в дровах, и единственная энергия, которая будет использована, – это энергия сгорания углерода. Остальное уйдет в дым, и теплоотдача дров станет в два раза меньше.

Таким образом, миф имеет под собой некое обоснование: если бы дрова были менее сухими, выделение газов шло бы медленнее, и бóльшая их часть оказалась бы переработана. Но в данном случае «вешают не того вора», поскольку проблема сводится к плохому снабжению дров кислородом и недостатку времени для их сжигания. Такой эффект редко встречается в печах чистого горения, которые сконструированы таким образом, чтобы перерабатывать дымовые газы.

Кроме того, проблема возникает, если топить слишком интенсивно. Исследования, проводимые Jøtul, показали, что эффективность печей может уменьшиться, если топить сильнее, чем предусмотрено печью, именно потому, что газы не успевают перерабатываться. В инструкции к печам Jøtul написано: «Сильная топка приводит к потере энергии через дымоход в виде теплого дыма».

Искусство очищения печей от золы

Для очищения печи от золы действуют те же правила, что и для прошедшей любви: старые угли быстро превращаются в большой огонь. Поэтому, когда придет время убирать золу, нужно всегда использовать металлическую лопату. На дне печей, у которых нет отделения для золы, должен лежать слой крупного песка. Он защищает от перегрева и трещин дно печи. Когда вы убираете золу, следует очищать печь только до песка. Если в печи нет песка, для защиты стоит оставить несколько сантиметров золы на дне.

ЗОЛА САМА ПО СЕБЕ ОЧЕНЬ ЦЕННЫЙ ПРОДУКТ, ВЕДЬ ОНА ОБРАЗУЕТСЯ ИЗ ДЕРЕВЬЕВ, РАСТУЩИХ В ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТОМ ЛЕСУ, И ЯВЛЯЕТСЯ ПРЕКРАСНЫМ УДОБРЕНИЕМ, А ЕСЛИ ЕЕ СВАРИТЬ, ТО МОЖНО ПОЛУЧИТЬ ПОТАШ (РАЗРЫХЛИТЕЛЬ ДЛЯ ТЕСТА), СОДУ И МЫЛО.

Никогда нельзя пылесосить печь обычным пылесосом. Зола имеет настолько мелкие частицы, что может испортить пылесос, но еще опасней то, что пылесос сделан из пластмассы. Если угли попадут в пылесос, то интенсивный поток воздуха может привести к воспламенению. Поэтому намного лучше использовать специальное приспособление для золы, изготовленное из металла, со специальным фильтром.

Но вообще-то для печи не требуется много специального оборудования. Лопата для золы, щетка с огнеупорной щетиной и грабли для углей – это все, что необходимо. И если эти инструменты изготовлены качественно, то служить они будут вечно. В некоторых больших печах и открытых каминах пригодятся специальные подставки – «огненные собаки», маленькие штативы из чугуна, выполненные в форме собаки. Поленья складываются поверх них, чтобы обеспечить бóльшую циркуляцию воздуха.

Трубочист – ваш лучший друг

Хороший трубочист может дать полезный совет относительно процесса горения и состояния камина, может замерить тягу в трубе и проконтролировать ее состояние с помощью инспекционной камеры. Чистка позволяет удалить налет сажи из трубы и уменьшить риск возникновения пожара. Кроме того, количество и качество сажи расскажут о качестве дров и эффективности топки зимой. Немного сухой сажи всегда будет образовываться в трубе, особенно если использовать сосновые дрова, а блестящие, похожие на стекло хлопья говорят о наличии креозота. В таком случае горение шло при низких температурах и, возможно, использовались сырые дрова. Такой твердый налет существенно увеличивает вероятность пожара в трубе.

Пожары в трубах обычно возникают в начале отопительного сезона и часто у неопытных хозяев, которые активно топят печи с малой циркуляцией воздуха. Несколько лет назад норвежская пожарная охрана опубликовала поразительную статистику: большинство пожаров случались в определенные выходные дни весной – перед датой окончания срока подачи налоговых деклараций. Причиной этого было то, что люди разбирали свои бумаги и активно жгли их в печах, а из-за резкого увеличения количества тепла в трубах воспламенялась сажа. В настоящее время в Норвегии топят так, что образуется мало сажи, а налоговая декларация сдается в электронном виде, поэтому проблемы больше не существует.

Пожар в трубе

Находясь внутри дома, пожар в трубе можно распознать по тому, что в печи и трубе появляются ненормальные звуки. Снаружи из дымохода будут валить искры или пламя. Обычно об этом сообщают соседи или прохожие, заметившие пожар в трубе. Небольшое возгорание сухой сажи в трубе может пройти без драматизма и даже может очистить трубу от сажи, но, если загорелся креозот, ситуация будет совсем иной. Температура повысится до 1200 градусов или больше, и крупные хлопья начнут падать, блокируя проходы в трубе или вываливаясь из печи. Температура может быть настолько высокой, что труба может треснуть, а крыша и перекрытия загорятся. Основное средство для профилактики пожаров – топить правильно сухими дровами и регулярно очищать трубу.

Только в нескольких областях Норвегии осуществляется государственный контроль над чисткой дымоходов в частных домах, поэтому в тысячах норвежских дачных домов не чистили трубы в течение десятилетий. Парадокс состоит в том, что именно холодные дачные домики топятся зимой очень интенсивно. Государственные органы очищают дымоходы в домах частных лиц за умеренную плату. Частным лицам можно самим осуществлять чистку, но правила отличаются от региона к региону.

Так как трубы делают из различных материалов, а пожарная охрана по-разному относится к погашению огня, стоит уточнить у местных специалистов, как вести себя при пожаре. Общее правило для всех скандинавских стран – это закрыть все вентили во всех печах, даже в тех, которые не используются. Это позволить прекратить доступ воздуха к огню. И сразу нужно звонить в пожарную охрану.

Брюмюндал. Рождественская рубка по старинке

По старой традиции родственники Лив Кристин и Педера Брендена на Рождество всегда собираются в их доме в Брюмюндале. Но гостей привлекают не только домашние яства и традиционная рождественская выпечка – сразу после Рождества родственники с удовольствием работают на улице, отправляясь в лес на тракторе с бензопилой.

В течение весны дрова аккуратно складываются во всю длину – классическим норвежским способом, при котором поленья рубят два раза. Это дает ряд преимуществ, в том числе потому, что дрова можно сложить в устойчивые, отдельно расположенные поленницы длиной в несколько метров.

Но в рождественское время они ограничиваются только приятной работой – деревья валят, очищают от веток и собирают вместе. С таким большим количеством народа и трактором в придачу вся родня быстро заготавливает дров на весь год. Активная работа в березовом лесу пробуждает особый аппетит, когда вся компания усаживается за стол, заставленный традиционными рождественскими кушаньями.

– Рубка дров на Рождество – старая традиция в нашем доме, – рассказывает Педер. – Конечно, мы можем сделать это и в другое время, но то, что мы собираемся вместе и работаем над общим делом в доме, к которому у всех членов семьи особое отношение с детства, создает уникальную обстановку.

Педер и Лив Кристин рассказывают, что заготовка дров зимой дает ряд преимуществ для рабочего ритма на ферме в течение всего года. Кроме того, деревья содержат мало влаги, а снег облегчает транспортировку стволов. При рубке в более теплое время года трактор оставляет глубокие следы в земле и травмирует лесную почву, а грязь прилипает к коре и, в свою очередь, портит цепь на бензопиле и другие инструменты, отчего результат работы получается более грязным.

Если заготавливать дрова зимой, всего этого можно избежать. Весь январь с помощью трактора стволы деревьев доставляются на рабочее место рядом с фермой, где их рубят на поленья длиной 60 сантиметров (длина, которую в старину называли дровяной саженью), а после сушки рубят еще раз пополам – на поленья длиной 30 сантиметров – уже для топки в печи.

Колкой и укладкой дров в поленницу занимается Лив Кристин. Длинная поленница служит напоминанием об эффективной и точной работе. Она колет дрова только при минусовых температурах – дерево тогда замерзшее и легко раскалывается на части.

Супруги из принципа не применяют машину для колки дров, они пользуются только бензопилой и гидравлическим колуном.

Вниз, под каждую поленницу, кладутся длинные поддоны, чтобы дрова ложились ровно и не отсыревали, а затем начинается укладка – и тут все преимущества длинных поленьев проявляют себя в полной мере. В конце каждой поленницы складывается крестообразная башня (каждый второй ряд кладется поперек) примерно в один метр высотой. Эта башня получается тяжелой и устойчивой, и поленья можно укладывать на нее, не опасаясь, что она обрушатся. Длинные поленья способствуют тому, что конструкция получается намного стабильнее, и их быстрее укладывать, чем короткие дрова. Лив Кристин нравится также, что благодаря устойчивости, которую дают дрова в 60 сантиметров, их можно укладывать, оставляя большое пространство между поленьями. Таким образом обеспечивается хорошая циркуляция воздуха и сушка.

Береза составляет основную часть поленьев, но супруги всегда разбавляют поленницу осиной. Им особенно нравится, что осина горит спокойно и дает сильное и красивое пламя в камине, но это также является данью истории фермы, которая в старину поставляла осину на фабрику спичек в Ниттедалене.

Отопление в большом доме осуществляется с помощью одной дровяной печи. Дом построен таким образом, что тепло от печи – Contura – хорошо распространяется на все комнаты. Кроме того, на печи установлена подача воздуха снаружи, поэтому она не использует уже нагретый воздух внутри дома. Единственный дополнительный источник обогрева – это электрическая батарея в ванной комнате.


Норвежский лес

Лив Кристин и Педер Бренден из Брюмюндала строят классическую поленницу из 60-сантиметровых дров. Педер режет их бензопилой, пока Лив Кристин рубит и складывает, обычно утром после работы в хлеву


К Пасхе все дрова поколоты и сложены. Тогда пара приступает к весенним работам, а длинные аккуратные поленницы просушиваются под солнцем и обдуваются сухим воздухом. Их необязательно накрывать брезентом, так как та малость, что выпадает в виде осадков в это время, быстро сбегает вниз по поленнице, а сама поленница стойко выдерживает порывы ветра и не рушится.

– На ферме очень важно предусмотреть все возможные неприятности, – утверждает Лив Кристин. – Когда все время распланировано на другие дела, заниматься упавшей поленницей будет совсем некстати.

Условия для сушки настолько хороши, что поленья уже готовы к следующему этапу в июле, после того как заготовлен силос. Дрова складывают на прицеп и отвозят на ферму, делят пополам и складывают в сарай. Внутри их укладывают очень плотно, так как дрова уже достаточно высушены.

Когда имеешь дело с поленьями длиной 60 сантиметров, количество работы уменьшается в два раза. Именно поэтому раньше в Норвегии дрова поставляли только такой длины, оставляя последнюю рубку конечному пользователю.

Количество рабочих операций получается то же самое, если рубить дрова два раза. Обработка, колка, укладка и транспортировка идут быстрее, так как с длинными поленьями легче управляться, и требуется в два раза меньше движений в первой фазе работы.

Кроме того, процесс упрощается благодаря тому, что в последней фазе диаметр поленьев настолько мал, что их можно быстро нарезать подручными средствами, например электрической пилой. Это очень удобно, если у вас много грубых поленьев. Но для этого требуется топор для колки, который справится с большой длиной.

Педер рассказывает:

– Бывает, что люди останавливаются у дороги и машут нам, замечая, что мы рубим дрова по старинке на 60 сантиметров, и говорят: «Здорово! Я помню, мы тоже так делали раньше». Но мы не руководствуемся ностальгией, мы просто признали, что этот старинный метод – оптимизированный в течение годов – позволяет получить хорошие дрова и обеспечивает рабочий ритм, который прекрасно сочетается с остальной работой на ферме. Например, колку дров и укладку можно делать в промежутке между работой в коровнике и до того, как начнутся весенние работы.

– Возможно, мы бы сэкономили немного времени, используя машину для дров, – говорит Лив Кристин. – Но при нашем объеме получится, что будет задействовано слишком много машин, а это, в свою очередь, приведет к потере контакта с деревом. Кроме того, нам нравится использовать щадящее оборудование, которое позволять обращаться с деревом не очень грубо. Дядюшку Педера все время раздражал шум от некоторых машин. О новом приспособлении для трактора он высказывался таким образом: «Ну-ну, и это тоже должно тарахтеть?» И не потому, что он был старомоден и упрям, а потому, что, как и мы, ценил тишину, которой можно наслаждаться во время ручной работы.

Жгучая любовь

Норвежский лес

Мои мысли опять уносятся к моему соседу.

Через год после того, как он пробудил мой интерес к дровам, снова пришла весна, так же как она приходила каждый год. Тот же трактор, рыча, опять проехал по той же самой дороге в тот же самый месяц.

И вновь Оттар начал укладывать дрова. И вновь физическая нагрузка дала ему осознание того, что, несмотря на болезнь, он еще полон сил и способен работать.

Через месяц, когда снег растаял, дрова уже лежали в дровяном сарае. Оттар был весел и полон сил, но я заметил, что на свою поленницу он смотрит немного по-другому.

Зима пришла в тот год, как обычно.

И однажды к дому Оттара подъехала карета скорой помощи…

Возможно, именно это я почувствовал той весной, когда Оттар, прикрыв за собой дверь, скрылся в дровяном сарае: то, что его поленница его переживет и что на самом деле он собирал ее для своей жены – для женщины, с которой прожил более пятидесяти лет.

Их дом все так же виден из моего кухонного окна. Я пишу эту книгу и время от времени посматриваю на белый дым, что идет из их трубы. Дрова у Оттара отменные, они хорошо просушены и отлично согревают его вдову в это самое мгновение.

Ханс Берли. Запах свежих дров

Запах свежих дров —

Это то, что ты забудешь последним,

Когда опустится занавес.

Запах белых, свежих дров

Ранней весной:

Будто сама Жизнь проходит мимо босая

С росой в волосах.

Будто восхитительный нагой ангел пьет

Молоко матери, а в твоей душе тихо играет

Флейта

На твоих костях.

Со словами на языке ищешь ты огонь

Для слов.

И ты знаешь, подобно южному ветру,

Ласкающему душу, что есть еще вещи,

Которым ты можешь доверять в этом мире.

Норвежский лес

Холодные факты

Норвежский лес

Maleenheter for Ved

● 1 кубометр (сплошной древесины без промежутков) – это единица меры для 1 м3 сплошной древесной массы.

● 1 сложенный кубометр (с промежутками) – это единица меры для древесины, уложенной слоями, которая, включая просветы, занимает общий объем 1 м3.

● 1 дровяная сажень – 4 × 1 метр (или 2 × 2) при длине дров 60 сантиметров. Сажень соответствует 2,4 сложенного кубометра и 1,6 кубометра сплошной древесины.

● 1 малая сажень – как обычная сажень, но при длине дров 30 сантиметров.

● 1 американская сажень (cord): 8 × 4× 4 фута (244 × 122 × 122 сантиметров). Соответствует примерно 3,6 сложенного кубометра и 2,4 кубометра сплошной древесины.

● 1 большая сажень: 2 × 2 метра в бревнах по 3 метра длиной. Соответствует примерно 12 сложенных кубометров и 6,7–7 кубометров сплошной древесины.

● Доля сплошной древесной массы, уложенной слоями при длине 60 сантиметров, – около 65%.

● Доля сплошной древесной массы, уложенной слоями при длине 30 сантиметров, – около 74%.

● Доля сплошной древесной массы, уложенной насыпью при длине 30 сантиметров, – около 50%.

● Стандартный размер мешков для дров:

– 40 литров: 50 × 80 сантиметров;

– 60 литров: 60 × 80 сантиметров;

– 80 литров: 60 × 100 сантиметров.

● На мешках должен быть указан размер и объем.

– 60-литровые мешки с березовыми дровами должны весить 22 килограмма при 20% влажности.

– 60-литровые мешки с ольхой, елью или осиной должны весить 16 килограммов при 20% влажности.

– 1 кубометр сплошной древесины по длине 30 сантиметров, упакованный в стандартные мешки, дает 33 полных 40-литровых мешка, 24 полных 60-литровых мешка, 20 полных 80-литровых мешков.

● 1 большой мешок европейского стандарта (80 × 120) вмещает 1 кубометр дров.

● 1 мешок размером 105 × 130 вмещает 1,5 кубометра дров.


Источник: Норвежский стандарт № 4414.

Теплотворная способность

Таблица показывает теплотворную способность обычных видов древесины, встречающихся в Норвегии, и опубликована Норвежским институтом лесного хозяйства в Осе. В прошлых изданиях было указано, что рябина имеет наивысшую теплотворную способность при плотности в 600 килограммов на один кубометр сплошной древесины, но тут имела место подмена деревьев и подразумевался родственник рябины – шведский асал.

Эти значения можно использовать для сравнения цен при покупке дров. Числа плотности (веса) указаны средние, полученные на основе данных, собранных в различных регионах Норвегии. Ель и сосна отличаются большим разнообразием и становятся легче, если растут быстро. Дуб, вяз и ясень становятся тяжелее, если растут быстро. Другие виды деревьев имеют более-менее постоянную плотность.

Значения веса и энергии относятся к сухим дровам, то есть имеющих влажность 0%. Поэтому значения нужно адаптировать к реальному проценту влажности. Сажень березы 20%-ной влажности должна, например, весить 1000 кг. Объем указан в сыром виде. При измерении сажени и 1м3 сложенных дров при вычислениях предполагается, что сплошная древесина составляет 67%. Различия в теплотворной способности между типами древесины минимальны. В таблице используется стандарт в 5,32 кВт на 1 кг сухих дров. При учете 20% влажности, 1 кг «нормально сухих дров» содержит 4,2 кВт. При сжигании в печи с 75%-ной эффективностью выход энергии составит 3,2 кВт на 1 кг.


Норвежский лес

Норвежский лес

Скорость сушки березы

В таблице указан процент влажности в дровах, просушенных при различных условиях. Цифры показывают, что дрова сохнут быстро при хорошей циркуляции воздуха, а совершенно сухие дрова будут содержать больше влаги осенью из-за влажности в воздухе. В таблице указан относительный процент влажности к общему весу. Практические опыты были поставлены в Хедмарке в 2010 году с березой длиной 35 сантиметров, но с разной толщиной. Сушку начали в конце мая и осуществляли на улице под крышей.

Практические опыты, проведенные в Хаделанде в Центре биоэнергии Energigården в 1997 году, показали подобные результаты, а также то, что обычная норвежская древесина сохнет практически с той же скоростью, что и береза. Осина сначала содержала больше влаги, но в итоге высохла до 16%. Единственным деревом, которое стало суше, чем все остальные, была ольха, влажность ее смогла уменьшиться до 8%.


Норвежский лес

Доля золы от сухого веса


Норвежский лес

Объем березового дерева

Диаметр дерева измерялся на уровне 1,3 метра от земли. Объем рассчитан при условии, что дерево составляет сплошная масса, и измеряется в литрах. Несмотря на то что в таблице представлена береза, она дает хороший ориентир для всех деревьев с прямыми стволами.


Норвежский лес

Источник: Норвежский институт лесного хозяйства, Ос

Количество киловатт-часов в березовой древесине

Для вычисления рассматривались дрова 20%-ной влажностью при сжигании в печи с 75%-ной эффективностью.


Норвежский лес

Норвежский лес

Необходимое количество леса

Таблица показывает количество деревьев, требуемых для производства 12 000 кВт. Вычисления предусматривают 20% влажности при сжигании в печи с 75%-ной эффективностью.


Норвежский лес

Источники

Børli H. Med øks og lyre: Blar av en tømmerhuggers dagbok. Aschehoug, 1988.

Cook D. Keeping Warm with an Ax. Universe books, 1981.

Hamran U. Gamle ovner i Norge. Huitfeldt forlag, 1989.

Herikstad P.E. Vedfyring og varme. Landbruksforlaget, 1995.

Hohle E.E. (Red.). Bioenergi. Energigården, 2001.

Langhammer A. (Red.). Bjørk, osp, or. Norges. Landbrukshøgskole, 1977.

Lindbekk B. Våre skogstrær. Omega forlag, 2000.

Logan W. B. Oak. W.W. Norton, 2005.

Moe D. Svenska hushålls vedarbete. Sveriges Lantbruksuniversitet, 2007.

More D., White J. Trær i Norge og Europa. N.W. Damm & Søn, 2005.

Philbrick F. Philbrick S. The Backyard Lumberjack. Storey Publishing, 2006.

Ryd Y. Eld. Natur och Kultur, 2005.

Skogstad P. (Red.). Treteknisk håndbok nr. 4. Treteknisk institutt,2009.

Solli S. Fyring med ved og brenselflis. Landbruksforlaget, 1980.

Thoreau H.D. Walden. Boston, 1854.

Vevstad A. «Motorsaga». Årbok for Norsk Skogbruksmuseum, Nr 9, 1978.


Кроме этого, при подготовке книги был использован ряд публикаций Норвежского института деревообработки, Норвежского института лесного хозяйства, компании Jøtul, исследовательского центра «Синтеф», статьи из журналов Skogeieren и Norsk Ved. Данные о ценах на дрова и их количестве предоставлены Норвежским институтом статистики.

Особую благодарность выражаю Арне Фъельд, Уле Хауген, Рубену Кнюдсену, Лив Кристин Бренден и Педеру Брендену, а также Симену Йелсе из Норвежского института лесного хозяйства, Эдварду Карлсвику из «Синтефа», Хеннингу Хорну из Норвежского института деревообработки, Кристин Осестад из Норвежского института статистики, Магнару Эйкеролу из колледжа в Йевике, Гюнару Уильхелмсену и Мари Сивертсен. Все вышеупомянутые люди делились со мной своим опытом, тем самым помогая мне в написании книги, приводили интересные данные и давали хорошие советы. Спасибо также Elverum Bil og Dekk AS за возможность использования их гидравлического пресса при тестировании сопротивления сучковатой ели.


Норвежский лес

Примечания

1

Киловатт-час – внесистемная единица измерения количества произведенной или потребленной энергии, а также выполненной работы. Используется преимущественно для измерения потребления электроэнергии в быту, народном хозяйстве и для измерения выработки электроэнергии в электроэнергетике. – Прим. ред.

2

Гидроэлектростанция, производящая в год 655 киловатт-часов. – Прим. пер.

3

Норвежские деньги, как рубль и копейка. – Прим. пер.

4

В Норвегии основным источником электроэнергии являются гидроэлектростанции, и объем выпавших осадков определяет количество энергии и цену за 1 кВт. – Прим. пер.

5

Хотя это более актуально для германских языков, таких как английский, немецкий, норвежский, шведский, где слово «бук» совпадает со словом «книга». – Прим. пер.

6

В инерциальных системах отсчета ускорение, приобретаемое материальной точкой, прямо пропорционально вызывающей его силе, совпадает с ней по направлению и обратно пропорционально массе материальной точки. – Прим. ред.

7

Неодимовый магнит – постоянный мощный редкоземельный магнит, состоящий из сплава неодима, бора и железа. Известен своей мощностью притяжения и высокой стойкостью к размагничиванию. – Прим. ред.

8

Гайка барашковая имеет нестандартную конфигурацию с двумя «лепестками» в верхней части, которые позволяют закручивать гайку вручную. – Прим. ред.

9

К которому можно отнести и центральную часть России. – Прим. ред.


home | my bookshelf | | Норвежский лес |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу