Book: Корж идет по следу



Корж идет по следу

Часть первая

Донесение

В два часа ночи капитан Корж был вызван к начальнику Управления.

В просторном кабинете комиссара Новикова царил полумрак. Окна были наглухо зашторены плотными светомаскировочными портьерами. Большая люстра, когда-то заливавшая ярким светом весь кабинет, теперь висела под потолком без лампочек, тускло поблескивая старой бронзой. С первого дня войны Новиков обходился одной настольной лампой и лишь во время совещаний, проводившихся в его кабинете, разрешал включать стенные плафоны.

Новиков сидел за столом, устало откинувшись на спинку кресла. В руке его дымилась папироса, но он, видимо, забыл про нее. Он только что вернулся из дальней и трудной поездки, даже не успел побриться и переменить китель. Худощавое лицо его сегодня выглядело еще более осунувшимся, под глазами появились темные круги — свидетельство бессонных ночей и напряженной работы.

Корж доложил о приходе. Новиков, перегнувшись через широкий стол, протянул ему крепкую, сухую ладонь.

— Здравствуйте, Алексей Петрович. Садитесь, закуривайте.

Он протянул ему пачку «Казбека». Папироса попалась жесткая, Корж долго и старательно разминал туго набитый табак, стараясь не порвать гильзу.

Новиков, щурясь от дыма, не спускал глаз с Коржа, словно впервые видел перед собой этого крепкого, широкоплечего человека, с простым, открытым лицом и умными, пытливыми глазами.

Корж ему определенно нравился.

Алексей Петрович уже около месяца вел большое дело, которое очень интересовало начальника Управления. Его нужно было кончать как можно быстрее. Правда, не все тут зависело от Коржа и людей, работавших в его группе, но, тем не менее…

Теперь для Коржа совершенно неожиданно явилось новое серьезное задание.

— Алексей Петрович, как идет дело Оливареса?

Корж недовольно поморщился то ли от дыма, то ли от неприятного для него вопроса.

…Дело Оливареса…

Около месяца тому назад (точнее, 16 мая) двое пареньков из деревни Тарасовки, Заозерного района, ночью возвращались домой с районного комсомольского актива. Ночь была тихая. С полей веяло прохладой, цветущие сады наполняли воздух пряным ароматом. Ребята шли молча. До обеда они работали в поле, потом, наскоро закусив и переодевшись, пешком отправились в Заозерное, что лежит в восьми километрах от Тарасовки. Там провели остаток дня на активе, а вечером остались посмотреть новую кинокартину. Они порядочно устали, и сейчас им не хотелось даже разговаривать.

Неожиданно в небе послышался чуть уловимый рокот моторов. Постепенно он становился отчетливей, приближаясь с запада. Ребята остановились, прислушались… Вот самолет прошел почти над их головами, и оба ясно услышали вибрирующий, с каким-то подвыванием звук моторов.

— Васька, — воскликнул один, — да это же немец летит!

— Похоже…

— Точно он!

Ребята невольно повернули головы на звук, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в ночном небе. Но там лишь слабо мерцали звезды…

Вдруг оба они заметили какие-то смутные тени, медленно опускавшиеся над лесом. И обоих сразу осенила страшная догадка:

— Парашютисты!

— Диверсанты!

Забыв про усталость, комсомольцы со всех ног пустились в деревню. Один побежал будить председателя колхоза, другой помчался за секретарем партийной организации.

По телефону немедленно передали сообщение в районный отдел НКВД. Позвонили в соседние села и деревни. Туда, где не было телефона, выслали коннонарочных.

На рассвете бойцы колхозных истребительных батальонов и оперативная группа чекистов с двумя розыскными собаками широким кольцом оцепили лес и начали его прочесывать.

Один парашют нашли в зарослях молодого ельника. Он был свернут наспех, кое-как. Второй с обрезанными стропами висел на ветвях сосны. Еще два были обнаружены в лесном болоте.

Собаки взяли след и уверенно повели по нему.

Вскоре задержали первого диверсанта. Вконец измученный погоней, он свалился за сосной и открыл огонь. Но, сделав три выстрела и видя, что ему все равно не уйти от многочисленных преследователей, бросил пистолет. Высоко подняв грязные, исцарапанные руки, он вышел из-за сосны и хриплым, прерывистым голосом попросил:

— Не убивайте, сдаюсь.

Еще двоих загнали в небольшой овраг. Они отчаянно сопротивлялись и в перестрелке были убиты.

По следу четвертого собаки вывели оперативную группу к лесному озеру. На песчаном берегу остались, четкие отпечатки больших мужских ботинок, подбитых гвоздями с выпуклыми шляпками. Шаг был широким, торопливым, — очевидно, человек слышал шум погони и уходил именно от нее. Отпечаток его левой ноги западал глубже. Это говорило о том, что человек — хромой. След вел прямо в воду.

Проводники пустили собак вокруг озера и на другой стороне обнаружили выходной след. Значит, диверсант не пожелал тратить драгоценное время на обход и переплыл озеро. Собаки снова повели, но уже в прибрежной осоке потеряли след и заметались беспомощно…

Ни в этот день, ни в последующие четвертый парашютист так и не был пойман.

У одного из убитых в рюкзаке оказалась портативная радиостанция, крупная сумма советских денег, советские, но явно поддельные документы на имя некоего Ветрова и сухой паек на два-три дня, состоявший из нескольких плиток шоколада, пищевых концентратов и фляжки спирта. По всей вероятности, он был радист. Труп его обыскали особенно тщательно в надежде найти код, по которому он собирался работать. Но поиски оказались тщетными — радист, видимо, знал шифр на память. У остальных, кроме оружия, документов и дешевых сигарет без марки, ничего не обнаружили. Как был снаряжен четвертый — осталось неизвестно…

Новиков поручил вести следствие Коржу.

Алексей Петрович прежде всего поинтересовался личностью задержанного.

— Я русский, — ответил тот. — Родом из Орловской области. Фамилия — Сазонов.

— Как вы попали в Германию?

— В сорок первом году в боях под Мозырем меня взяли в плен…

— Взяли или вы сдались добровольно? — уточнил Корж.

— Именно взяли. Я был оглушен взрывом, контужен…

— Продолжайте.

— Четыре месяца я находился в полевом лагере. Затем меня отправили в Германию, в Равенсбрук. Если б вы знали, что это за лагерь, в Равенсбруке!.. Каждое утро мы хоронили умерших от истощения или до смерти забитых охранниками. Жутко вспомнить! Я тоже не надеялся протянуть долго… Мне предложили пойти в разведывательную школу, и я дал согласие.

— Но вы же прекрасно знали, что рано или поздно вас пошлют в Россию как шпиона, как диверсанта.

— Конечно, знал. Но я хотел не только выжить, а и каким угодно путем вернуться сюда…

— Вот как! Так почему же вы начали отстреливаться, когда вас брали в лесу? Казалось бы, следовало поступить наоборот: бросить оружие и самому выйти навстречу облаве? А?..

Сазонов молчал, опустив голову.

— Чему вас обучали в школе?

— Главным образом подрывному делу. Затем знакомили с устройством парашюта и управлением им в воздухе. Но я не успел закончить курс.

— Почему?

— Вечером пятнадцатого мая меня и моего лагерного приятеля Ветрова срочно вызвали к начальнику школы Ланге. От него мы получили приказ: сопровождать в русский тыл двух разведчиков, обеспечить их безопасность при высадке и проводить до места назначения.

— Куда именно?

— Нам не сказали. Об этом знал только руководитель группы. Мы поступали в полное его распоряжение. После, если все сойдет благополучно, он должен был заплатить нам по пять тысяч рублей и отпустить на все четыре стороны.

— Опишите внешность руководителя.

— Я даже и не видел его как следует. Знаю только имя или кличку: Оливарес. Больше ничего. Нам выдали в школе оружие и документы, посадили в машину, доставили на аэродром. Те двое уже сидели на своих местах. В кабине было темно, я различил лишь смутные силуэты фигур. Который из двух был начальник, какое у него лицо, как одет, — ничего не знаю. В определенном месте мы выбросились, а остальное вам известно.

Таким образом, допрос не помог не только розыску, но даже выяснению личности пропавшего. А по всей вероятности, именно он и был Оливарес.

Специальная группа продолжала вести поиски, но пока безрезультатно. Были приняты меры на случай, если у скрывшегося имелась запасная рация. Днем и ночью радисты Управления прослушивали эфир, надеясь услышать условный шифр. Но позывных не было… Об этом Корж и доложил начальнику. Новиков задумался. Потом решительно ткнул окурок пепельницу, придвинул к себе папку с бумагами.

— Ладно, Алексей Петрович, раньше времени нос вешать не будем. Мы встретились, видимо, с матерым, травленым волком, но все равно никуда он от нас не уйдет. Кто руководит поисковой группой?

— Мой помощник, лейтенант Грачев.

— Очень хорошо. Значит, вы без ущерба делу можете покинуть город на несколько дней.

Новиков взял из папки лист бумаги и протянул его Коржу.

— Это срочное донесение сержанта Стрельцова из Клинцов. Прочтите его.

Алексей Петрович быстро пробежал написанное и удивленно поднял брови.

— Что? — усмехнулся, глядя на него, Новиков. — Довольно необычно, а?..

— Действительно, — согласился Корж.

— Вот какие неожиданные сюрпризы преподносит нам война. Простите, Алексей Петрович, вы где работали в тридцатых годах?

— В период коллективизации?

— Да.

— Уполномоченным ГПУ.

— А местность?

— В этой же области, только на селе.

— В раскулачивании принимали участие?

— Приходилось.

— Ну и как, все шло тихо, спокойно?

— Не совсем.

— Ага! Я не случайно вспомнил прошлое. Мне лично кажется, что преступление в Клинцовском районе как-то связано с событиями прошлых лет.

— Вы имеете в виду месть за старое?

— Может быть…

— Понимаю.

— Я поручаю это дело вам. Когда вы можете выехать в Клинцы? Машина ждет в гараже.

Корж взглянул на часы. Стрелки их показывали без пяти минут три.

— Через полчаса я буду в дороге.

— Отлично. Желаю успеха. Если явятся какие-либо затруднения или потребуется помощь — немедленно звоните. Донесение возьмите с собой, приобщите его к материалам следствия.

Корж идет по следу

Корж вернулся к себе в кабинет. Из шкафа достал небольшой чемодан. В нем было полотенце, мыло, зубная паста, папиросы и спички. Кроме того, лежал фотоаппарат, походная лаборатория с набором химикатов, различной фотобумаги и пленки. Ко всему перечисленному Алексей Петрович добавил немного писчей бумаги, положил перочинный нож. Кажется, ничего больше не могло понадобиться. Хорошо бы, конечно, захватить на дорогу хоть пару бутербродов, но буфет был закрыт. Ладно… Он проверил пистолет, взял запасную обойму. Переоделся в гражданский костюм и вызвал Грачева.

— Я уезжаю, лейтенант, в Клинцы. Вот, возьмите ключ от стола.

— Надолго, Алексей Петрович?

— Как управлюсь.

— Что там случилось, если не секрет?

— Прочитайте, — Корж подал ему донесение.

В нем сержант Стрельцов сообщал:

В ночь на 13 июня 1942 года в колхозе «Привольная жизнь» (село Степаново, Андрейковского сельсовета) неизвестными лицами уничтожен фруктовый сад. Вырублено более двухсот яблонь, порублены и вытоптаны все ягодники. Веду следствие. О результатах сообщу дополнительно. 

— Ничего не понимаю! — развел руками Грачев. — Кому понадобилось такое?..

— Значит, кому-то понадобилось.

Корж позвонил домой. Жена его работала медицинской сестрой в госпитале, но сегодня была свободна от дежурства, и Корж надеялся застать ее дома.

Однако к телефону никто не подошел. Корж перебрал номер, долго прислушивался к настойчивым продолжительным гудкам, но так и не дождался ответа. Придется заехать, узнать, в чем дело. Вызвал из гаража машину. Дома его ждала записка.

Алеша! Пишу второпях. Только что прибыл санпоезд, и начальник госпиталя всех мобилизовал на разгрузку.

Обед в духовке. Меня сегодня не жди.

Настя.

Алексей Петрович задумчиво повертел листок в руках, потом взял лежавший на столе карандаш и написал ниже:

«Настя! Я уехал в командировку на несколько дней». Улыбнулся и приписал: «Обед в духовке».



Пропажа на пристани

В десять часов утра Корж был в Клинцах.

Хотя ему удалось немного подремать в машине, все же усталость после длительного пути, пролегавшего исключительно по проселочным дорогам, давала себя знать. Шофер «жал на всю железку» (по его собственному выражению), и сейчас у Алексея Петровича от непрестанной болтанки ныли бока, немного сводило ноги.

Клинцы — богатое село, славившееся чудесными яблоками и ягодами, — расположилось на правом, гористом берегу Волги. Его почти совсем не было видно с реки. Всю «кручу» — так здесь называли берег над пристанью — занимал большой, буйно разросшийся парк, любимое место отдыха клинцовских жителей и особенно молодежи. За парком лежало шоссе, потом начинались сады и лишь за ними — строения и улицы села.

Шофер, в отличие от Коржа уже бывавший в этих местах, уверенно вывел машину к райотделению НКВД, помещавшемуся в белом двухэтажном доме, недалеко от рынка. Ворота были открыты, и Корж приказал заезжать прямо во двор.

Первое, что попалось Алексею Петровичу на глаза, когда он, растирая затекшие ноги, вылез из машины, была лошадь, запряженная в легкую повозку. В повозке сидел сержант Стрельцов, собиравшийся, видимо, вот-вот выехать со двора.

Корж направился к нему. Сержант недоуменно поднял брови и поспешил спуститься на землю.

— Товарищ капитан, здравствуйте!

— Здравствуйте. Вы куда собрались?

Стрельцов улыбнулся.

— Еду в Степаново.

— Ах, вот как!.. — Корж стряхнул пыль с лацкана пиджака. — Придется поездку отложить. Я как раз приехал по поводу степановского сада. Пройдемте к вам, я только возьму чемодан из машины.

Стрельцов пожал плечами.

Честно говоря, узнав, зачем приехал капитан Корж, он и обрадовался и обиделся. Значит, там, в Управлении, не особенно-то верят в его способности, если сразу же выслали на место старого, опытного работника.

Как все молодые и по возрасту, и по работе люди, не познавшие еще горечи неудач, сержант Стрельцов был немного излишне самонадеян и явно переоценивал свои способности. Дело, связанное с порубкой сада, не казалось ему ни серьезным, ни трудным.

— С чего начнем, Алексей Петрович? — спросил Стрельцов после того, как они поднялись к нему в кабинет, и Корж, поставив в угол чемодан, присел на диван и закурил папироску. — Я предлагаю сейчас позавтракать.

— Предложение дельное. Но мне сначала нужно почистить костюм и умыться. Есть у вас щетка? Ну и пылищи на дорогах! Видели машину? Серая. А из города мы выезжали на черной.

После завтрака Корж попросил Стрельцова рассказать о случившемся.

— Прежде всего, где находится сад? Вероятно, не в самом селе?

— Нет. Примерно километрах в двух от него, на берегу Волги.

— Я так и предполагал. Иначе хоть кто-нибудь да услышал бы стук топоров. Сторож есть в саду?

— Да. Но в эту ночь его не было на месте.

— Почему?

Стрельцов вынул из уже заведенного дела протокол допроса сторожа.

— Вот, прочитайте его показания.

Быхин Илья Матвеевич, семидесяти одного года от роду, уроженец села Танайки, Елабужского района, Татарской Автономной Республики. Сторожем в колхозе «Привольная жизнь» работает три года. За последнее время чувствовал сильное недомогание и в конце концов 12 июня решил обратиться за помощью к врачу. Утром он отпросился у председателя и пошел в Клинцы (5 километров от села). На дорогу потратил не меньше двух часов. (Стариковские да больные ноги шибко не бегают.) Часа три, если не больше, ждал приема к врачу. После осмотра почувствовал себя очень плохо и, боясь свалиться где-нибудь на дороге, решил заночевать в Клинцах. Попросился в какой-то дом недалеко от амбулатории. Его пустили. Отдохнув, он еще до рассвета ушел домой. Сад нашел уже вырубленным.

Вопрос: На какой срок вы отпрашивались у председателя?

Ответ: Только сходить в амбулаторию и обратно.

Вопрос: Значит, вы рассчитывали вернуться в этот же день?

Ответ: Да, я так и сказал, что к вечеру приду непременно.

Вопрос: Но прийти не сумели?

Ответ: Совсем занедужил. Пришлось ночевать.

— Вы проверяли, был ли Быхин у врача? — спросил Корж Стрельцова.

— Да, у меня есть официальная справка.

— А факт ночевки?

— Тоже проверял. Быхин останавливался в доме восемнадцать по Огородной улице.

— Что из себя представляют хозяева?

— Абсолютно ничего подозрительного. Старушка пенсионерка с дочерью и внучкой. Дочь работает бухгалтером в райзо. Муж ее — на фронте.

— До этого они знали Быхина?

— Нет. Пустили просто из сострадания. Когда он ушел обратно, даже не слышали, — спали.

— Ну, ладно. Что за колхоз в Степанове?

— Крепкий, богатый. Передовой в районе. Народ очень дружный, работают хорошо.

— Председатель?

— Захар Иванович Солодов. Руководит артелью со дня организации. Коммунист, орденоносец.

— В армию его не взяли?

— Годы вышли. Ему уже шестьдесят два.

— Жители все — местные уроженцы или есть пришлые? Сейчас, может быть, живут эвакуированные?

— Нет, все коренные старожилы. Ни пришлых, ни эвакуированных в Степанове нет.

— А как же Быхин? Ведь он из Татарии.

— Он проживает в районе около пяти лет.

— В протоколе допроса говорится только о трех годах.

— Это те, что он проработал в Степанове. А до этого Быхин был пастухом в Беклемишеве, затем полевым сторожем в Лужках, работал где-то еще, но где — я пока не знаю.

— Почему он ушел из Беклемишева и Лужков?

— Не могу сказать. Я не спросил. Старик он дряхлый, больной, на допросе еле сидел.

Корж понял, что ему самому придется выяснять этот вопрос.

— В ночь на тринадцатое никто из посторонних в Степанове не ночевал?

— Нет. В колхозе заведен порядок: немедленно сообщать в правление о каждом новом человеке, будь то родственник, гость или случайный прохожий.

— А ночью можно пройти через село незаметно?

— Вряд ли. Сторожа дежурят у складов и ферм, на пожарной вышке и у мельницы. Кроме того, по селу патрулируют три группы по два человека из колхозной военизированной дружины.

— Ого! У них есть даже такая! Из кого она состоит?

— Молодежь, подростки.

— Кто руководит?

— Кузнец Антон Бурдин. Прошел всю империалистическую и гражданскую, так что дело знает.

— Двенадцатого никто из жителей села не отлучался?

— Кроме сторожа сада Быхина и ребятишек, ездивших в ночное, никто.

— Ребятишки ездили в ночное, — задумчиво повторил Корж. — Это тоже интересно. Вы, случаем, не знаете, где они были?

Стрельцов улыбнулся.

— Очень хорошо знаю. До войны сам туда частенько ездил. Отменная рыбалка с бредешком.

— Вот как!

— Да, — продолжал Стрельцов. — Ниже села, если идти по течению Волги, есть небольшая луговина с озером. Рыбы в нем!.. Прямо хоть ложкой черпай. А кругом очень хорошая сочная трава. Но косить ее нельзя — мешают кочки, кустарник. И вот, чтобы она не пропадала, там и пасут по ночам лошадей.

— Как я понял, луговина расположена уже за садом?

— Совершенно верно.

— Далеко от дороги?

— Не очень.

— Могли бы ребята услышать или увидеть, что происходит на дороге? Например, идет кто-нибудь или едет?

— Право, не знаю. Если не спали…

— Вы беседовали с ними?

— Да что они могут рассказать? Как пекли картошку в углях или ловили рыбу…

Корж недовольно покачал головой.

— Это вы зря, сержант. У ребятишек глаза острые, и, зачастую, они видят больше, чем на их месте увидел бы взрослый. Обязательно нужно будет с ними потолковать… А можно пройти в сад, не заходя в село?

— Кругом поля. Рожь.

— В ней-то как раз и удобно подобраться незаметно. Вы не смотрели, — может, протоптан след?

— Вот, сегодня собирался туда…

— Н-да… — Корж помолчал, задумчиво барабаня по столу пальцами. — Мне нужна карта района. Я хочу подробней знать расположение Степанова и окружающей его местности.

— Сейчас принесу. — Сержант встал, но в это время в дверь постучали. — Войдите! — громко сказал он.

В кабинет вошел дежурный райотделения и с ним длинный, как жердь, бородатый мужчина в потертом бушлате и видавшей виды, помятой фуражке с якорьком на околыше. Дежурный кивнул на него:

— К вам, товарищ сержант.

— Я вас слушаю, — обратился Стрельцов к посетителю.

Тот снял с головы фуражку и, переступив с ноги на ногу, смущенно произнес:

— Тут такое дело, товарищ начальник… Я, значит, водолив с пристани. Может, слышали: Трофимов Ефим Сидорыч.

— Ну-ну, в чем же ваше дело заключается?

— Да как бы вам сказать…. Лодка у нас пропала. Казенная… Только-только получили новенькую, покрасить даже не успели…

— Так вы с этим обратитесь к начальнику милиции. Расследованием краж и розыском похищенного занимаются они.

— Я уж был там, да начальник уехал по району.

Корж включился в разговор:

— То есть как пропала? Украли, что ли?

— Кто ее знает. Пропала — и все. Позавчера была, а вчера хвать! — и нету.

«Позавчера… Это же, значит, двенадцатого…» — Корж невольно насторожился.

— Вот это ловко! — усмехнулся Стрельцов.

— То-то что здорово! — вздохнул водолив.

— Расскажите-ка подробней, как это случилось.

— Да тут такое дело, что никаких подробностей и нет. Чего ж… Была лодка, привязанная к мосткам веревкой. Утром встали, глядь: веревка тут, а лодка — тю-тю! Вот и все.

— Кто и куда в последний раз плавал на ней? — задал вопрос Корж.

— Я, в тот же день за тальником ездил на ту сторону.

— Корзинки, что ли, плетете? — высказал догадку Корж.

— Приходится. Время тугое, хоть чем-нибудь мало-мало перебиваться нужно. Меняю на картошку, на молоко. Кто чего даст. Да и корзинки-то ведь не ахти какие, по мастеру. Только от нужды делаю, а бабы берут, потому как больше достать негде. Ну, выходит, и выручаем друг дружку…

— Когда вы вернулись, в какое примерно время?

— А пес его знает, сколько было по часам. Я не смотрел. Но уж сумерки спускались.

— Лодку вы разгрузили тут же или оставили тальник до утра?

— Разгрузил.

— Весла убрали?

— А как же. На место положил. На носу пристани.

— Они целы?

— То-то что нет! И их забрали…

Корж удивленно пожал плечами.

— Значит, кто-то ночью ходил по пристани, брал весла, отвязывал лодку, выводил ее из-под мостков, и никто из команды ничего не слышал. Как же это так?.. Пьяные, что ли, все были?

— Ни боже мой! — запротестовал водолив. — Я уж не помню, когда мы и пробовали эту штуку. За день намаешься туда да сюда, — и без вина спишь как мертвый.

— А вахтенный что делал?

Водолив опустил глаза и беспокойно переступил ногами.

— Ну!

— Да… тут такое дело… — извиняющимся тоном продолжал водолив. — Вахту стоял Петька, матрос. Молодой еще, только-только семнадцать лет исполнилось. Ну, понятно, что к чему…

— Пока абсолютно нет.

— Оказывается, к нему дивчина, зазноба его приходила в ту пору, и они, значит, посидели недолго на корме, покалякали. И вот в это время, я так думаю, вся неприятность и произошла…

— Ну и ну! — покачал головой Корж. — Прямо удивительно, как все складывается. А почему вы вчера не заявили о пропаже лодки?

— Да некогда было. Я, как увидел, что ее нет, пошел вниз по реке, километров пятнадцать отмахал. Может, мол, доехал кто куда нужно и бросил ее у бережка. Только нет, не нашел. А вверх этот ходил, Петька. Тоже пустой явился. Вот уж сегодня я и решил заявить.

— Верхом или низом берега вы шли?

— Верхом. У воды местами топко, да и ключи бьют.

Больше у Коржа вопросов не было.

Стрельцов сказал:

— Напишите заявление о случившемся. Будем искать вашу лодку. Только обязательно укажите все ее приметы, даже самые незначительные.

Водолив ушел.

Стрельцов отправился за картой.

Корж закурил, встал с дивана и подошел к окну.

По улице, вымощенной булыжником и густо припорошенной у обочин сенной и соломенной трухой, медленно двигалась пустая подвода. Мальчишка возчик, вытянув руки с вожжами, шел рядом с телегой. «Трясет на камнях, вот он и слез», — почему-то подумал Корж. За телегой, опустив голову и высунув от жары большой, красный язык, лениво плелась лохматая собака. Она то и дело отставала и тогда, подобрав язык, торопливо трусила вдогонку. Людей на улице было мало, лишь у магазина толпилась небольшая очередь.

Алексей Петрович в задумчивости смотрел, кажется, в одну точку, но глаза сами собой видели и замечали многое, происходящее за окном. Вот они заметили двух мальчишек напротив. Словно бойцовые петухи, они наскакивали друг на друга, размахивая кулаками. «Чертенята, — усмехнулся Корж. — И ведь спорят-то наверняка по пустякам». А вот из ворот отделения вышел водолив. Постоял, скручивая цыгарку, и неторопливо направился к магазину. Спросил что-то в очереди, махнул рукой, отошел. Пройдя несколько шагов, обернулся, посмотрел на окна райотделения и, как показалось Коржу, зло сплюнул. Рывком нахлобучил фуражку на самые глаза и широким шагом направился в переулок, ведущий к реке.

Вернулся Стрельцов.

Алексей Петрович, тщательно перерисовал на лист бумаги интересующий его участок карты и со слов сержанта условными знаками пометил, где находятся сад, поля колхоза и луговина с озером, «битком набитым рыбой».

— Ну вот, — удовлетворенно проговорил Корж, окончив рисунок, — теперь я не заплутаюсь в окрестностях Степанова.

Стрельцов спросил:

— А разве мы не вместе отправимся туда?

— Нет, вам лучше остаться здесь. Мне почему-то не нравится история с той лодкой. Пропала в ночь на тринадцатое… Нигде ее не нашли… А река — неплохая дорога, особенно ночью. Никто увидит, никто не услышит…

— Вы думаете?! — Стрельцов не договорил.

— А вы?

Стрельцов покачал головой.

— Может быть…

— Вот именно. Самым серьезным образом займитесь лодкой, водоливом, вахтенным матросом, всеми, кто прямо или косвенно окажется причастным к этому делу.

— Хорошо. Когда вам приготовить лошадь для поездки? Хотя у вас машина.

— Я пойду пешком. Выйду в сумерки, чтобы как раз к ночи быть в Степанове..

И пеньки иногда говорят…

Алексей Петрович неторопливо шел к Степанову. За клинцовской околицей дорогу с обеих сторон обступила густая высокая рожь. Корж шагал посредине колеи и, пока позволял свет, внимательно присматривался, нет ли где входа в посевы. Но хлеба тянулись сплошной стеной, без меж, без тропинок через них. А потом догорела заря, как-то сразу потемнело, и теперь Алексей Петрович следил лишь за дорогой, белевшей под ногами.

Скоро впереди на взгорье темными силуэтами по светло-серому фону неба выступили крыши домов, потянуло чуть уловимым запахом жилья. Где-то вдалеке несколько раз пролаяла собака и смолкла.

Неожиданно около самой дороги словно из-под земли выросло небольшое приземистое строение. Корж подошел ближе. Он разглядел станок из бревен и кучей наваленные у стены бороны, плуги, колеса. Кузница. Значит, уже околица села. Здесь должна быть другая дорога, ведущая по задам к фермам, конному двору и мельнице. Корж решил пройти немного по ней, а потом каким-нибудь переулком выйти сразу в центр села. Он обогнул кузницу и чуть не упал, запнувшись. Под ногами загремело железо. Корж мысленно выругался: «Тьфу, черт! Чуть не с барабанным боем являюсь. Переполошу всех…» Но кругом было тихо. Даже чуткие собаки не обратили внимания на шум.

Узенькой тропинкой, сжатой по бокам плетнями, Алексей Петрович вошел в улицу. Через несколько шагов его окликнули:

— Гражданин, остановитесь!

Корж сделал вид, что не слышит, и продолжал путь. Сзади раздалось уже громко и властно:

— Гражданин!

Пришлось остановиться.

К нему приблизились двое пареньков пятнадцати-шестнадцати лет. У одного из них в руках Корж разглядел ружье. Патруль…

— Куда идете?

— В Степаново. Ищу председателя колхоза.

— А чего ж за огородами бродите? Мало места на дороге?..

— Сбился в темноте.

— Вы что, не здешний?

— В том-то и дело, что я из города. Если интересуют более подробные сведения, могу сообщить: агроном-садовод из областного земельного управления. Приехал к Захару Иванычу по важному и срочному делу, вот и приходится плутать ночью.

Объяснение неизвестного рассеяло подозрения ребят. Погибший сад, гордость и радость колхоза, был у всех на уме в эти дни, а тут приехал агроном.

— Идемте, — сказал один из пареньков, видимо старший наряда. — Тут недалеко. Ты, Серега, походи один, я скоро, — обратился он к напарнику и повел приезжего.

Корж приостановился.

— А удобно ли беспокоить человека так поздно? Может, лучше переждать мне до утра в правлении?

— Что ж вы там на голых лавках будете спать? Идемте, ничего. Да и дядя Захар не лег еще, минут пять не больше как прошел с планерки.

Они подошли к какому-то дому. Поднялись на крыльцо, и паренек постучал в дверь. В сенях послышались грузные шаги, от которых заскрипели половицы. Густой, немного с хрипотцой голос спросил:

— Кто там?

— Это я, дядя Захар, Володька Тарасов. Тут к вам агроном из области приехал, я и привел.



Звякнул крючок, перед Коржем распахнулась дверь.

— Милости прошу. Только осторожно, тут еще ступеньки.

Корж посветил карманным фонариком, подождал, пока председатель запирал дверь, и прошел следом за ним в просторную и чистую кухню.

Солодов занимался еще делами. Семилинейная лампа горела в полную силу, на столе лежали счеты, какие-то бумаги, стояла чернильница.

— Присаживайтесь, — пригласил он гостя, продолжая стоять в какой-то выжидательной позе. Был он высок ростом и крепко сложен, и только глаза, видимо, начинали сдавать: на большом мясистом носу красовались старенькие очки в железной оправе. Смотрел он из-за стекол открыто и просто, а под густыми пушистыми усами, совсем не тронутыми сединой, казалось, таилась лукавая и вместе добродушная усмешка.

Корж предъявил ему удостоверение личности. Председатель посмотрел его и сдвинул очки на лоб.

— А чего же Володька наплел мне про агронома?..

— Так я назвался ребятам, чтобы не было лишних разговоров на селе.

— Тогда, простите, по какому же вопросу?..

— Мне поручены поиски преступников, погубивших сад.

— Вон что-о!.. — многозначительно протянул Солодов и вдруг спохватился: — Чего же я стою как пень!.. Раздевайтесь, умывайтесь с дороги, я пока ужин соберу. Жены у меня нет, обычно дочка хозяйничает, а сейчас спит уже. Ну, да мы и сами управимся.

— Вы бы не беспокоились, ничего не нужно.

— Как это так! — Председатель уже убрал бумаги и ставил на стол стаканы и кринку с молоком. — Значит, теперь не Стрельцов будет вести следствие?..

— Хватит дела и ему, — неопределенно ответил Корж.

Во время ужина Алексей Петрович выяснил кое-какие подробности, интересовавшие его, потом спросил:

— Вы сами никого не подозреваете?

— Что вы! Кто же на свое кровное руку подымет!..

— Это хорошо, если такая уверенность в людях. Но… всякое бывает…

— Может быть, не спорю. Только я подумать ни на кого не могу. Просто не нахожу таких…

— Ладно, Захар Иваныч, продолжим наш разговор завтра, сегодня поздно уже. Только уговоримся заранее: с утра вы покажете сад, а потом мне нужно побывать в Беклемишеве и Лужках. Это далеко?

— Не очень. Съездите на лошади.

— И еще: пусть я так и буду считаться агрономом-садоводом, как назвался ребятам. Вы поняли?..

— Хорошо. Ну, допивайте молоко, я пойду приготовлю вам постель.

* * *

Сад колхозники разбили на крутом, обрывистом берегу Волги. Отсюда далеко были видны луга с синими блюдечками озер, густо поросших по берегам тальником. Широкой голубой дорогой лежала внизу спокойная и величавая Волга. Весело стуча плицами, по ней бежали белые пассажирские пароходы, медленно, с тяжело груженными караванами, проплывали буксирные. Далеко-далеко за лугами синели в дымке леса.

Здесь стояла тишина, лишь изредка нарушаемая криком пролетающих чаек. Да еще разливались трели жаворонка в небе, и в траве задорно звенели кузнечики.

Подъезжая к саду, председатель глубже на лоб надвинул фуражку и тяжело, как-то горестно вздохнул.

— Вы что, Захар Иваныч? — спросил Корж.

— Верите ли: ходить сюда не могу. Как взгляну на пеньки, — сердце кровью обливается. Ведь столько труда людского прахом пошло!..

Приехавших встретил сторож.

Это был небольшого роста тщедушный старичок. Лицо его густо заросло седой, давно не чесанной бородой, над маленькими, как у хорька, глазами свисали лохматые брови. Одетый в черную потертую рубаху и такие же, заплатанные на коленях штаны, заправленные в худые стоптанные валенки, он ходил немного ссутулясь, время от времени покашливал и придерживал правый бок.

Председатель хмуро произнес:

— Здравствуй, Матвеич. Вот, с агрономом приехали посмотреть.

Сторож поклонился, что-то буркнув в ответ, и принялся привязывать лошадь к ограде. На Коржа взглянул мельком, но жадно и быстро ошарил всю его фигуру, словно пытаясь оценить человека и, главное, угадать, кто он таков.

Корж не торопясь начал тщательный осмотр.

Сад с трех сторон был огорожен частой деревянной изгородью. Четвертая сторона выходила прямо к обрыву над Волгой и там ограда была ни к чему; ни козы, никакая другая скотина оттуда не могли забрести в сад. Сторожка стояла у изгороди, обращаясь окном и дверью в сад. Сзади и с боков ее окружали густо разросшиеся кусты бузины, почти совсем закрывавшие второе окно, боковое. Все свободное пространство перед сторожкой сейчас было завалено стволами яблонь и груш с пожелтевшими, сухими листьями.

Корж идет по следу

Корж направился в глубину сада. Он внимательно рассматривал каждый пенек, и по следам, понятным ему одному, читал историю происшедшего.

После осмотра он мог с уверенностью сказать, что сад рубили, по меньшей мере, двое. Пеньки были разные по высоте, одни выше, другие ниже. Значит, один из преступников был высок ростом. Ведь он рубил не нагибаясь, как удобней. Он не заботился о выходе древесины, ему нужно было лишь погубить дерево. Срезы высоких пеньков, — а их Корж насчитал подавляющее большинство, — были гладкие, из-под острого топора, с двух-трех ударов. Значит, в основном рубил кто-то большой и сильный, другой только помогал ему. И еще одну важную деталь подметил Корж на пеньках. Все срезы имели наклон в сторону сторожки. Это совершенно ясно говорило, что рубку начали от реки.

Закончив осмотр, Алексей Петрович вытер платком потный лоб и вышел на обрыв, к Волге.

— Жарко, Захар Иваныч.

— Да, припекает. А вы еще в темном костюме.

— Эх, сейчас бы выкупаться хорошо! Вы как на это смотрите?..

Председатель покрутил головой.

— Ой, нет! Я свое откупался. Теперь разве что только в горячей бане, с березовым выпаром.

— Да вода же теплая.

— Нет, нет. Если хотите, идите один, а я посижу здесь. Идите. Мы пока покурим с Матвеичем.

— Ну, дело ваше. Я мигом…

Корж спустился к реке. Сняв пиджак, он медленно побрел по прибрежному песку, словно выбирая место.

— Тут везде хорошо, дно чистое, — покричал ему председатель.

Корж кивнул головой и продолжал идти.

Берег из песка и мелкой гальки был ровный, омытый волнами. У самой воды на нем отпечатались чуть заметные следы тоненьких лапок трясогузок. На мелководье в песке виднелись длинные прямые борозды — это проползли моллюски. Стайки мальков толклись на легкой волне и, словно ртуть, упавшая на пол, мелкими искрами разлетались в разные стороны при появлении Коржа.

Внезапно Алексей Петрович остановился.

По отмели от воды тянулся глубокий и четкий след киля лодки…

Алексей Петрович даже присвистнул от неожиданности. «Вот какой дорогой подобрались к саду. Просто и незаметно. Интересно, та ли это лодка, что пропала на пристани, или какая-то другая?..»

Корж нисколько не сомневался, что след оставлен именно в ночь на тринадцатое, — днем двенадцатого прошел грозовой ливень, он бы смыл его, если бы сюда приезжали раньше. След длинный — лодку вытаскивали далеко на берег, чтобы ее не унесло волной. Значит, приплывшие на ней отлучались на продолжительное время.

Корж обернулся к тому месту, где остались председатель и сторож, но за кустами, росшими по обрыву, их не было видно. «Очень хорошо», — подумал Алексей Петрович, достал из кармана аппарат и сфотографировал след.

Итак, многое становилось ясным. Конец от клубка был в руках Алексея Петровича. Сейчас требовалось осторожно, чтобы нигде не оборвать ниточки, размотать весь клубок. «Постараемся сделать это со всей аккуратностью», — про себя проговорил Корж и, быстро раздевшись, с разбегу бросился в прохладные воды реки.

Вернувшись к председателю, он ничего не сказал про след на песке. Зачем? Да и рядом сидел сторож, густо дымя большой козьей ножкой. Его Алексей Петрович спросил:

— Так вы, значит, с Камы, Илья Матвеич? Елабужский?

— Танаевский, — проворчал тот, не поворачивая головы.

— Это все равно. Рядом. Да, красивые там места, я бывал. Одно Чертово городище чего стоит!

— Что за диковина такая? — поинтересовался Солодов.

— Башня из дикого камня. Старая, мохом вся поросла. Стоит на высокой обрывистой горе над самой пристанью. Я читал, что она осталась от крепости древних болгар, когда-то очень давно селившихся по берегам Камы. Так вот, если идти в Танайку берегом, дорожка как раз мимо этой башни. Вы давно оттуда, Илья Матвеич?

Сторож словно не слышал вопроса. Он медленно поднялся с земли, проворчал, ни на кого не глядя:

— Пойду соображу поесть чего-нибудь…

Корж проводил его пристальным, внимательным взглядом. Солодова спросил:

— Он всегда такой неразговорчивый?

— Всегда. Живет как бирюк, на отшибе, вот и разучился, видно, говорить.

— Захар Иваныч, меня интересует, почему вы никого не послали в сад двенадцатого июня взамен ушедшего сторожа?

— Так он же к вечеру обещал вернуться.

— Сам обещал или вы его просили?

— Сам. Заверил меня, что непременно придет.

— А вы понадеялись и не проверили?

— Не то что понадеялся, а закрутился с делами и совсем забыл про него. Да ничего никогда не замечалось за Быхиным…

* * *

Разговор с беклемишевским председателем происходил с глазу на глаз. Вот что он рассказал:

Шесть лет тому назад общее собрание колхозников решило завести высокопродуктивное молочное стадо. Еще с осени организовали краткосрочные зоотехнические курсы, капитально отремонтировали коровники, начали заменять местных малоудойных коров породистыми красногорбатовками. И, наконец, экономя при каждой возможности, скопили восемь тысяч рублей и приобрели быка-производителя. Когда его привели и поставили в отведенное стойло, все село перебывало на ферме, чтобы своими глазами увидеть Красавца, — так единодушно колхозники назвали быка.

На выпасах Красавец не ходил в общем стаде. У него было свое место для прогулок, ухаживал за ним постоянно бычар. Но однажды ночью, видимо, испугавшись чего-то, Красавец начал метаться и в щепы разнес стойло. На другой день его пришлось делать заново, а быка временно пустили в стадо, которое пас Быхин.

К вечеру в село прибежал подпасок с известием, что бык пал.

Ветврач установил, что Красавец объелся молодой рожью.

Обида колхозников на Быхина, не доглядевшего за Красавцем, была настолько велика, что ему предложили убраться из колхоза.

В Лужках биография степановского сторожа пополнилась сведениями другого характера.

Здесь Быхин охранял хлеб в полях. Но однажды не доглядел, и по неизвестной причине сгорел лучший, сортовой участок яровой пшеницы площадью в несколько гектаров.

Быхина уволили и отсюда.

Оба эти факта были довольно интересны, и Алексей Петрович записал их для памяти в блокнот.

Разговор у костра

Вечером Корж намеревался поговорить с ездившими в ночное ребятишками. Но дочка Захара Ивановича, посланная за ними, никого уже не застала дома — все опять ускакали в луга. Корж огорчился.

— Поговорите завтра, — успокаивал его Захар Иванович. — Никуда они не денутся.

— Завтра будут другие заботы. А что, если мне отправиться к ним туда?..

— Только этого и не хватало! Неужто мало намыкались за день? Нужно еще ночь ломать. Бросьте-ка, право, эту затею да отдыхайте.

— Нет, Захар Иваныч, отдохнуть я еще успею, а дело не ждет. Пойду.

— Вот беда с вами! Это ведь километра три, если не все четыре.

— Ну и что?

— Да обратно столько же.

— Пустяки!

— И только из-за какого-то разговора с парнишками.

— А это уже не пустяки.

— Много путного они вам расскажут!

— В нашей работе каждая мелочь важна. Пойду, не уговаривайте.

Председатель махнул рукой:

— Как хотите, дело ваше. Тогда возьмите хоть лошадь. В седле-то ездите?

— Умею.

Захар Иванович сходил в чулан, принес брезентовый плащ:

— Оденьте, а то ночью прохладно в полях, да и от реки сырость.

Корж поблагодарил.

На конном дворе ему вывели председательского жеребца Орлика. Алексей Петрович взял из рук конюха седло:

— Дайте-ка я сам.

Конюх недоверчиво посмотрел на него:

— А сумеете?

— Как-нибудь, — улыбнулся Корж и ловко вскинул тяжелое, военного образца седло на спину коня.

Конюх придирчиво следил за всеми его действиями, а после сам тщательно проверил седловку. Придраться было не к чему. Он, удовлетворенно хмыкнув в бороду, заметил:

— Стремена, вроде, коротковаты.

— Ничуть. Как раз по мне.

— Ну, коли так, то в добрый час.

Корж выехал со двора.

Орлик бежал резвой размашистой рысью, словно знал, что впереди его ждет сочная трава и целая ночь отдыха. Алексей Петрович мерно покачивался в седле, думая о своем.

Закат еще не померк, на западе горели и никак не могли догореть оранжевые полосы вечерней зари, а с востока серой пеленой надвигалась короткая летняя ночь. Над землей курился туман — ложилась роса. За рекой кричали коростели. Из далекого бора чуть слышно доносилось тоскливое гуканье филина. Где-то на Волге по-деловому, басовито прогудел пароход.

Алексей Петрович придержал Орлика и достал папиросу. Спичка на короткое время ослепила глаза. После нее ночь показалась темней. Но это ощущение скоро прошло, и Корж по-прежнему довольно отчетливо видел дорогу, вплотную подступившие к ней поля и силуэты деревьев, маячивших впереди.

Скоро Алексей Петрович поровнялся с оградой сада. Здесь тишина не нарушалась ни шорохом, ни звуком. «Сторож, верно, спит. Караулить теперь нечего», — подумал Корж и оглянулся на сторожку. Ее окружала темнота.

* * *

Уха была готова. Котелок осторожно сняли с тагана и на его место повесили большой закопченный чайник. Ребята достали ложки, хлеб и кружком уселись у дымившегося душистым паром котелка.

В это время с дороги послышался конский топот.

— Кто-то едет, — поднял голову Васька Балахонов, четырнадцатилетний белобрысый парнишка, не по годам рослый и ловкий. Старшие в шутку называли его бригадиром ночного, но шутка шуткой, а Васька любил и знал свое дело и к работе приводил лошадей отдохнувшими, сытыми. Видя, что парень не ради забавы каждую ночь гоняет в ночное, правление стало начислять ему трудодни.

Топот приближался. Вот он стал глуше, значит, ездок свернул на луговину.

— К нам! — Васька отложил ложку, взял в руки старенькую берданку, лежавшую рядом, поднялся на ноги. — Э-эй, кто едет?!

— Свои! — долетело в ответ. Из темноты вынырнул всем знакомый Орлик. Но в седле сидел кто-то чужой, и ребята молча и настороженно смотрели на него.

— Здорово, хлопцы! — седок помахал рукой и, легко спрыгнув на землю, подошел ближе.

В свете костра ребята хорошо разглядели его.

Коренастый, широкоплечий, — плащ Захара Иваныча, что на нем, облегает его плотно, только немного длинноват. Темные глаза смотрят зорко и вместе с тем приветливо. Волосы гладко зачесаны назад, а виски, словно в зиму инеем, припушило сединой. На ногах ботинки — похоже, что городской.

— Можно к вашему огоньку?

— А вы кто такой? — спросил Васька.

Алексей Петрович взглянул на напряженные, выжидающие лица ребят и рассмеялся:

— Не узнали?

— Нет…

— Эх, вы, гвозди-козыри! А я у вас второй день гощу. Как же это так?..

— А вы к кому приехали?

— В колхоз, ко всем. В том числе и к вам. А остановился у Захара Иваныча.

— Я знаю! — обрадованно воскликнул один из мальчишек. — Вы из города?

— Да.

— Ночью пришли?

— Точно. Откуда тебе известно?

— Так вас же мой брат задержал, Володька.

— Было такое дело. Значит, мы уже знакомы. И после этого такая встреча!.. Ай-яй! А я думал: сейчас приеду к друзьям, рыбки с ними половлю…

Осмелевшие ребята громко расхохотались.

— Как раз успели!

— У нас уха уже поспела, а вы — ловить…

— Уха! — обрадовался Корж. — Так это же еще лучше! Прямо к горяченькому попал! Ловко! — он потер руки. — Угостите, что ли?..

— А чего ж! — по праву старшего за всех ответил Васька. — Милости просим! — и он широко улыбнулся, очень довольный тем, что вот и у них, мальчишек, нашлось чем угостить гостя из города.

Алексей Петрович расседлал Орлика и пустил пастись. Потом снял плащ, расстелил на свободное место рядом с Васькой. Ребята терпеливо дожидались его, сидя с деревянными ложками и ломтями хлеба в руках. Такая же ложка и большая ржаная горбушка были приготовлены Коржу.

Уха припахивала дымом, рекой, травами и еще какими-то неуловимыми вкусными запахами, которых никогда не имеет уха, сваренная дома, будь она даже из отборных стерлядей, а не из мелких окунишек, ершей и плотичек.

Ели молча. Пошмыгивая носами, ребята неторопливо и деловито черпали из котелка, подставляя под ложки куски, чтобы не капнуть на зеленую травяную скатерть. Весело потрескивал костер, где-то рядом всхрапывали невидимые в темноте кони, сонно поплескивала в берег река. На тагане, фырча и булькая, закипал чайник.

После ухи долго пили горячий душистый чай. Васька заварил сушеных листьев черной смородины, и сейчас запах из кружки в руках Коржа почему-то напомнил ему родную деревню, старый бревенчатый дом, в котором прошло детство, сад, густо заросший кустами малины, смородины, крыжовника, монотонное жужжанье пчел в знойном воздухе и бабушку, в ягодную пору с утра до вечера занятую варкой варенья. Как давно это было!.. Но вспоминалось словно вчерашнее, и казалось, что не капитан государственной безопасности — солидный и поживший на свете человек, — а все тот же, давнишний, босоногий Ленька Корж сидит у костра в ночном, в кругу друзей-приятелей. На исходе ночь, давно переслушаны и пересказаны все сказки, еле тлеет костер, и нестерпимо клонит в сон. Но спать нельзя — это закон. Нарушивший его обязательно проснется с физиономией, разрисованной дегтем. Его не смоешь мылом, не ототрешь песком, и тогда все в деревне узнают, что этот — плохой караульщик в ночном, у него запросто можно увести лошадь… Ленька сидит и, чтоб хоть как-нибудь отогнать от себя дремоту, до одури наливается чаем…

Алексей Петрович поставил кружку и, отдуваясь, лег на спину. Вытянул уставшие ноги, широко раскинул руки. Тело отдыхало, дышалось легко и привольно. Ни о чем не хотелось думать, ничего не хотелось делать, вот так бы лежать и лежать, слушать шелест травы, да без конца смотреть на черный бархат неба, расшитый ярким бисером звезд. Или уснуть крепко-крепко. «Но… — Корж рассмеялся про себя. — Попробуй, усни! Не довелось в детстве, так, чего доброго, сейчас проснешься похожим на негра из Бельгийского Конго. И ничего не поделаешь: ты на равных правах со всеми, у тебя на попечении Орлик…»

Ребята разбрелись по кустам и через некоторое время вернулись с охапками хвороста. Пламя костра с новой силой взметнулось в небо, веселые искры вперегонку летели в темную высь. Поляна ожила и повеселела.

— Ну, что ж, друзья, — обратился Корж к ребятам, — в молчанки будем играть или кто-нибудь сказку интересную расскажет? А?..

— Да у нас никаких новых нет, а старые не интересно слушать — все знают.

— Я-то не знаю. Может, мне как раз интересно будет.

— Э-э, нет! Тогда уж вы нам должны рассказать чего-нибудь, — проговорил Васька.

Корж посмотрел на него.

— Это почему же?

Васька хитро подмигнул ребятам.

— Нас много, а вы один.

Ребята одобрительно засмеялись. Не утерпел и Корж.

— Ишь ты, как ловко повернул. Хитрый парень!

— Чего ж тут хитрого — закон.

— Н-да, закон… Только я вот сказок-то почти не знаю.

Кто-то вздохнул:

— Эх, дедушки Тихона нет! Он как начнет рассказывать — страсть одна! Сидишь у костра: спереди жарко, а по спине мороз дерет…

— Ну, я так не умею, заранее говорю.

— А вы не обязательно сказку, может, историю какую интересную…

— Вот это другое дело, — согласился Корж. — Тогда слушайте…

Ребята теснее придвинулись к нему…

* * *

…Небо на востоке начало светлеть. Легкий ветерок пролетел над спящей еще землей, и молочные туманы медленно поплыли по темной глади Волги.

Алексей Петрович оглянулся и тихонько присвистнул. Он и не заметил, как все притихло кругом. Крепко прижавшись друг к другу, ребята спали у костра.

— Эге, вот так караульщики! Так они все проспят.

— А я-то на что! — сказал, приподнимаясь с земли Васька Балахонов.

— Да ведь один за всем не углядишь.

— Мышь не пробежит незамеченной, — с чисто мальчишеской убежденностью проговорил Васька.

— А вот к саду какие-то подлецы все-таки подобрались.

Васька нахмурился.

— Тут Илья Матвеич виноват… Он сторож, а ушел и бросил все. Мы бы караулили, так уж будьте уверены — сохранили бы.

— Конечно, сторож виноват. Я не оправдываю его. Но, может быть, и вам повстречались преступники, да вы просто не обратили внимания на них.

— Вы скажете тоже! — обиженно воскликнул Васька.

— Подожди кипятиться. Ты был тогда в ночном?

— Был.

— И ночь прошла спокойно?

— Как всегда. Никого и близко не было, только утром, совсем на свету, я пошел за водой к реке, а мимо проплыл на лодке какой-то рыбак.

«Так, так!» — насторожился Корж, но продолжал задавать вопросы, словно бы просто из интереса.

— Кто такой?

— Не наш. И лодка новенькая совсем, даже не крашеная. У нас таких нет.

— Какой рыбак-то из себя, не приметил? Может, пожилой, с бородой? — Корж вспомнил облик водолива с пристани.

— Нет, безбородый и не старый еще. Я хорошо лицо разглядел, когда он обернулся ко мне.

— Ты что же, окликнул его?

— Да..

— Зачем?

— Спросил, как рыбачилось.

— Ну, и… Что ответил?

— Ничего. Выругался и повернул лодку от берега.

— В какую сторону он плыл?

— Вниз по течению.

— Обратно не вернулся?

— Нет.

Корж помолчал. Потом задумчиво проговорил:

— Н-да… Ры-ба-к…

Васька, почуяв что-то неладное, настороженно глянул на Коржа.

— Вы думаете, что…

— Не знаю, Вася, не знаю, — торопливо прервал его Корж. — Трудно загадывать. Но… все может быть.

Васька растерянно моргал глазами.

Корж успокаивающе похлопал его по плечу:

— Ничего, Вася! Пусть будет даже «он». Все равно никуда не уйдет. Ничего…

Васька зло сверкнул глазами:

— Эх, если бы я знал!

— А что бы ты сделал?

— Застрелил бы, вот что!

— Ого! — улыбнулся Корж.

— Вы не смейтесь!

— И не думаю. Только ведь у «него» нашлось бы, пожалуй, чем ответить на твою берданку.

— Пусть. Все равно не упустили бы, нас вон сколько.

— Ладно, Вася, — успокоил Корж расходившегося паренька. — Что прошло — того не воротишь. Да может «он» и не виноват ни в чем. Мы ведь не знаем. Ничего… Ну, мне, пожалуй, пора обратно. Вы не поедете?

Васька взглянул на небо, на реку, на спящих ребят.

— Маленько покормим еще. Рано.

— А я поеду. — Корж поднялся на ноги. — Пойди, поймай Орлика…

Снова проезжая мимо сторожки, Корж оглянулся на нее и невольно придержал коня. Среди зарослей бузины мелькнул неяркий огонек из бокового окна. — «Вот те на! — удивился Корж. — Оказывается, бодрствует старик. Чего бы это он?..»

Алексей Петрович отъехал немного от сада и у придорожного куста спешился. Крепко привязал коня к ветвям, ласково похлопал по шее:

— Будь умницей, Орлик. Стой спокойно и жди меня.

Конь закивал головой, словно и впрямь понял наказ.

Осторожно ступая по траве, Корж приблизился к сторожке. Тихо раздвинул кусты бузины и заглянул в окно.

Быхин сидел, склонившись над грязным столом, цепко обхватив руками косматую голову. Перед ним стояла початая пол-литровка с мутной жидкостью, лежали обломанная горбушка круто посоленного хлеба и разрезанная пополам луковица. Сторожка освещалась фонарем «летучая мышь», подвешенным к потолку.

«Интересно, какой это праздник у него», — подумал Корж. Он поудобнее устроился в кустах и стал наблюдать.

Сторож долго сидел неподвижно. Корж подумал, уж не заснул ли он. Но вот Быхин шевельнулся, отнял правую руку от головы, потянул к себе бутылку. Минуты две бессмысленно смотрел на нее, потом решительно запрокинул голову и прямо из горлышка сделал несколько больших жадных глотков. Не притронувшись к закуске, снова уронил голову на руки…

Так прошло еще несколько минут. Алексей Петрович терпеливо ждал, что будет дальше.

В Степанове пропел петух. Ему ответил другой, третий, и вскоре ночная перекличка прокатилась по всему селу. Сторож поднял голову и прислушался. Снял фонарь и перевесил его к окну, обращенному к реке. Заднюю сторону его он прикрыл какой-то дощечкой, чтобы весь свет уходил в сад. Вернулся к столу, одним махом допил из бутылки, сунул в рот половинку луковицы и, с хрустом, совсем не стариковскими зубами разгрызая ее, кому-то яростно погрозил кулаком. Отдышавшись, после крепкого самогона, Быхин свернул большую козью ножку, подошел к окну. И пока до самого конца не догорела цыгарка, он стоял, прислонившись к раме, и неотрывно вглядывался в предрассветную муть, разрезаемую лучом фонаря.

Алексей Петрович начал догадываться, в чем дело. Но догадку следовало проверить. Он нагнулся и нашарил больший ком земли. Не спуская глаз со сторожа, кинул его на тропинку. Быхин вздрогнул и торопливо дернулся к двери!

— Кто? — спросил он негромко, выйдя в сад. Никто не откликнулся. Быхин постоял, прислушиваясь, повторил вопрос: — Кто ходит?!

Ночь молчала. Быхин вернулся в сторожку и перекрестился, оглянувшись на окно:

— Померещилось.

Так же осторожно Корж выбрался из кустов и вернулся к Орлику. Коршуном взлетел в седло и с места поднял коня в галоп.

— Ходу, Орлик, ходу! Не будем больше беспокоить старика…

Находки в сторожке

Итак, можно было строить вполне реальные, основанные на фактах предположения.

Правда, многое еще предстояло разгадать, выяснить и уточнить, но многое становилось уже сейчас определенным и ясным.

Теперь не оставалось сомнения в том, что в порубке сада принимал участие виденный Васькой «рыбак». Если предположить, что лодка была похищена в двенадцать ночи, пусть даже в час, то и тогда сильному гребцу достаточно получаса на путь от пристани до луговины. Но лодка прошла мимо нее уже засветло. Значит?.. Значит, она останавливалась в пути. Где? На этот вопрос абсолютно точно давал ответ след на берегу у сада. Порубка шла от реки. Об этом рассказали пеньки. Один из рубивших был здоровяк, другой, очевидно, пощуплей и ниже ростом.

Но кто эти люди? Откуда они? Что побудило их рубить сад?…

Ни Стрельцов, ни тем более Захар Иванович, отлично знавший всех в Степанове, никто из них не имел хоть мало-мальски обоснованных подозрений на местных людей.

Сторож Быхин?..

Кто он есть — Быхин? По словам других, по его собственному обличью и поведению — безродный старик, тихо и незаметно коротающий свою старость, помышляющий лишь о куске хлеба и пристанище. Предположим, что отравление быка в Беклемишеве, гибель хлеба в Лужках — случайности, в которых Быхин не виноват. Можно допустить, что отсутствие сторожа в саду именно в ночь порубки — тоже случайность. Но не слишком ли много «случайностей» для одного человека за такой короткий срок?

И еще одно обстоятельство заставляло Коржа пристальней присматриваться к Быхину. Зачем он вывешивает по ночам фонарь к окну в сад? Не сигнал ли это «тем», что пришли с реки и, может быть, придут вновь?

Но все-таки подозрения — еще не доказательства. А их нужно найти во что бы то ни стало и искать их следует в сторожке. Алексей Петрович предполагал найти там если не разгадку преступления, то, по меньшей мере, ключи к ней.

Вернувшись в Степаново, он попросил председателя:

— Захар Иваныч, необходимо сегодня удалить Быхина из сада часа на два-три.

Председатель удивленно посмотрел на Коржа, но ничего не сказал, только спросил:

— Под каким же предлогом сделать это?

— Подумайте.

— Н-да…

Председатель потер лоб, закурил.

Корж подсказал:

— Вызовите его сюда будто бы для назначения на новую работу. В конце концов, если не сумеете задержать разговорами, — сводите на фермы, на конный двор, куда угодно. Делайте вид, что подыскиваете ему место, и тяните время. Вот и все.

— Пожалуй, верно. Ладно, так и сделаем. Когда вызвать его?

— Давайте часов на двенадцать. Мне кое-что нужно сделать к тому времени и потом… хоть немного посплю.

— Не пришлось с ребятами-то?

— Какое там, — рассмеялся Корж.

— Небось, всю ночь сказки рассказывали?

— Было. Всякое было, — ответил Корж, не вдаваясь в подробности. — Так, значит, в двенадцать я буду в саду. Вы не забудете?..

— Ну, как можно!

* * *

Корж делал обыск не торопясь, но быстро, каким-то инстинктивным чутьем определяя степень важности осмотра того или иного участка.

Стены, пол и потолок лишь ненадолго привлекли его внимание. Здесь все было одинаково пусто, голо и прокопчено дымом.

Немного больше времени занял топчан. Алексей Петрович тщательно перерыл все тряпье, валявшееся на нем, осмотрел каждую щелочку в досках. И здесь, не было ничего интересного. Он нагнулся и начал выгребать на середину сторожки содержимое из-под топчана.

Первыми подвернулись засохшие, со стоптанными каблуками сапоги. Корж поочередно в каждый запустил руку, проверил, нет ли чего внутри. Осмотрев, отложил в сторону. За сапогами последовала какая-то рвань: не то перепревшие портянки, не то тряпки для мытья пола. Корж встряхнул их и отбросил в сторону. Туда же следом легли две метлы, черен от лопаты, грабли с наполовину выломанными зубьями, багор, вдрызг разбитые опорки и колесо от тачки. «Вот Плюшкин номер два», — подумал Корж о Быхине, осторожно перебирая никому не нужное барахло. Наконец в самом углу у стены Алексей Петрович нащупал рукоятки двух топоров и вытащил их.

Это была уже интересная находка.

С одного взгляда на топоры можно было безошибочно сказать, что они принадлежат разным хозяевам. Один из них был ржавый, тупой, со старым избитым топорищем. Другой — отточен по-плотничьи остро, аккуратно присажен на удобное, красиво выгнутое топорище с тремя выжженными на конце буквами. Эти буквы — ТЕС — заинтересовали Коржа. Что они могли означать? По всей вероятности, инициалы владельца. Но попробуй догадайся, кто он. Мало ли «Т.Е.С.» на белом свете. Но тут Коржу вспомнился водолив. Стоп, стоп!.. Как он назвал себя?.. Имя — Ефим, это точно. А фамилия… Топорков?.. Трофимов?.. Трофимов! вот как. Точно — Трофимов Ефим. Отчество можно и не знать. Ясно и так: топор этот — водолива. С ним он ездил за тальником, а после или оставил в лодке, или положил вместе с веслами, где его и прихватили. А второй несомненно принадлежал сторожу.

И снова встал вопрос: откуда у Быхина чужой топор? Можно, конечно, предположить, что старик просто позарился на вещь — топор хороший, пригодится… Ладно, все это выяснится. Сейчас нужно идти дальше, не тянуть время.

Алексей Петрович снова залез под топчан. На этот раз в другом углу, под грудой старых мочальных кулей, он обнаружил небольшой сундучок. Алексей Петрович шилом перочинного ножа открыл замок «щелкунчик» и приподнял крышку.

— Фи-ють! — невольно вырвался у него продолжительный и удивленный свист.

На самом верху, даже не завернутая ни во что, лежала пачка тридцатирублевок. Корж пересчитал их — оказалось ровно девяносто штук.

— Ничего себе! Две тысячи семьсот рублей!

Откуда взялись у сторожа такие деньги? Заработал? Навряд ли. Накопил? Нет, тогда купюры наверняка были бы разного достоинства. Значит, получил от кого-то сразу, кучкой. От кого? За что? Не за сад ли?.. Вот черт!..

Под деньгами лежал поношенный и смятый, но еще крепкий, черный бумажный костюм. Корж осмотрел его карманы и в одном обнаружил записку. Размашисто написанные карандашом слова в некоторых местах немного стерлись, но все же Корж разобрал письмо до конца.

Здорово, старикан!

Ты, наверное, и не думал уже увидеть меня в живых. А я наперекор всему уцелел и из краев, куда Макар телят не гонял, вернулся обратно. Пишу тебе наскоро и немного. Подробности расскажет Антон. Договоритесь с ним, как нам увидеться наедине. Предстоят серьезные и большие дела, в которых понадобится и твоя помощь. Можно очень солидно заработать. Мне Тошка рассказывал, как ты живешь. Ладно, старик, не горюй! И мы еще попляшем на чьих-то похоронах. Посылаю тебе на расходы три бумажки. Только смотри: осторожней с ними шикуй, а то раньше времени попадешь в тенета. Не вешай голову! Скоро увидимся и заварим кашу, которую сам черт не расхлебает.

Лешка.

Так! Вот откуда деньги. И было их три тысячи. Куда делись триста рублей? По всей вероятности, ушли на самогон, который Быхин пил ночью. Больше некуда. Но кто этот Лешка?.. Какое отношение имеет он к Быхину? За что отвалил ему три тысячи?.. Откуда взялся и какую кашу собирается варить?.. Почему нужно встретиться наедине?.. Что за посредник Антон?..

Из одной маленькой записки возникло множество вопросов и ни на один из них не было ответа.

Что ж! Пусть старик ждет гостей. Алексей Петрович тоже постарается повидать их…

Больше в сундучке ничего заслуживающего внимания не было. Корж переписал записку. Потом разложил все вещи по своим местам, привел сторожку в прежний вид. Топоры он не положил. Внимательно, через лупу, осмотрел лезвие каждого и задумался… Хорошо бы взять их с собой. Но это — риск. Вдруг сторож хватится их и не найдет. Тогда сорвутся все дальнейшие планы. Нет, так не годится. Нужно сделать по-другому…

Алексей Петрович забрал топоры и вышел в сад. Из кучи стволов, валявшихся у сторожки, выбрал два нужных. От одного из них отрубил кусок сантиметров в десять топором водолива, от другого — топором сторожа.

Чтобы не встретиться с Быхиным на дороге, Корж спустился к Волге и берегом направился в Степаново.

Он дошел до места, где был след на песке, и остановился, удивленный. Что такое?! След исчез… Алексей Петрович решил, что ошибся местом. Прошел еще немного вперед, вернулся назад, Нет, след пропал. Песок везде лежал ровный, обмытый водой. Но со вчерашнего дня стояла тихая погода, волны не могли далеко набегать на берег. Значит, кто-то смыл его… Кто? Определенно Быхин, только он!.. Корж усмехнулся:

— Догадался! Только слишком поздно…

Этот факт окончательно убедил Алексея Петровича, что Быхин связан с преступниками.

Экспертиза

Всякий режущий инструмент — будь то железка рубанка, обычный столовый нож или стамеска столяра — оставляют след после резания. Даже лезвие бритвы (при рассмотрении под микроскопом) имеет мельчайшие зазубрины, и если этой бритвой разрезать, например, кусок плотного ядрового мыла, то на обеих его половинках останутся полосы, точно копирующие размеры и формы зазубрин. Такие же полосы остаются после рубанка на строганой доске, после стамески — на стенках вырубленного отверстия. Безусловно, остался след топоров и на срубленных деревьях.

Алексей Петрович нисколько не сомневался, что порубка сада произведена топорами, найденными в сторожке. Но уверенность — одно, а вещественное доказательство — другое. Эти-то доказательства он и хотел найти сейчас.

Дочка Захара Ивановича — Варя — имела отдельную небольшую комнату с двумя окнами в огород. Здесь стояла ее кровать, покрытая белым тканьевым одеялом, рядом с ней — сундук. («Наверное, с приданым», — подумал Корж.) Простенок между окнами занимал стол с грудой учебников и тетрадей на нем — Варя готовилась к поступлению в институт. Комната была маленькой, светлой, уютной и как нельзя лучше подходила для оборудования в ней походной фотолаборатории. Здесь никто не мог помешать, тем более, что сама хозяйка уехала сегодня в город на консультацию и должна вернуться не раньше чем дня через два. Корж попросил разрешения воспользоваться комнатой.

— Пожалуйста, что за разговоры! Располагайтесь как дома.

— И чем бы нибудь занавесить окна…

— Найдем. Чтобы совсем темно было?

— Да, нужно так.

Захар Иванович принес ватное одеяло и брезент.

— Давайте я вам помогу.

Вдвоем они плотно закрыли каждую щелочку, и в комнате стало темно, как в осеннюю непогожую ночь. Алексей Петрович приспособил настольную лампу-молнию, предварительно сняв с нее абажур. На линзу карманного фонаря он надел колпак с красным стеклом — получился лабораторный фонарь. Развел проявитель и закрепитель, разлил по кюветам. Можно было начинать. В дверь заглянул Захар Иванович:

— Вам ничего больше не нужно?

— Вроде бы нет…

Председатель потоптался на месте, словно вспоминая, не забыл ли чего.

— Ну, тогда я ушел. Замкните за мной, — никто мешать не будет.

Захару Ивановичу очень хотелось узнать, что интересного нашел Корж в сторожке Быхина, но он счел неуместным лезть в чужие дела с расспросами, тем более в дела следователя.

Алексей Петрович делал первый негатив. Обрубок лежал на краю стола. Лампа освещала срез не прямо, а сбоку. При этом, каждый выступ от зазубрин давал тень и был виден особенно четко.

Негатив получился удачный. Можно продолжать дальше. В уголке стекла на чистом поле Корж сделал по эмульсии царапину, чтобы не спутать срезы после порубки со своими, сделанными топорами из сторожки.

Время тянулось медленно. Если бы наука и техника могли создать аппарат, дающий сразу позитив на бумаге! Сколько драгоценных часов уходит на изготовление хотя бы трех-четырех фотографий, да притом еще в примитивных, а зачастую совсем почти невозможных условиях!

Сейчас, правда, Алексей Петрович не мог пожаловаться на свою лабораторию. Здесь было чисто и просторно, но от этого все же дело не двигалось быстрее. Он обработал все четыре негатива и тщательно промыл в воде. Теперь нужно было сушить их — самое нудное и неприятное занятие, отнимающее больше всего времени. Алексей Петрович достал папиросу и вышел на крыльцо.

Вечерело. От домов и деревьев на землю легли длинные тени. С пастбища возвращалось стадо. Не спеша, степенно шли коровы. Впритруску, с громким блеяньем торопились по домам овцы. Хозяйки встречали их с корками хлеба, призывно маня: «Баря, барь-барь!..» По дороге, устало передвигая ноги, с большой кожаной сумкой через плечо брел старик-пастух. Парнишка-подпасок оглушительно щелкал кнутом, выгоняя из закоулков отставшую скотину. Пыль, поднятая сотнями копыт, медленно оседала за стадом. От реки потянуло прохладой. Кое-где со дворов слышался уже звон молочных струй о подойник. Постепенно все затихало в деревне.

Вскоре были готовы отпечатки на бумаге. Алексей Петрович не стал их сушить и немедленно принялся за сличение срезов.

Даже на первый беглый взгляд срезы походили друг на друга как две капли воды. Корж сосчитал количество наиболее характерных линий на том и другом экземпляре — тоже одинаково. Теперь Алексей Петрович мог документально доказать, что сад вырубили именно теми топорами, которые лежат сейчас под топчаном в сторожке Быхина. Но Корж решил провести третью, окончательную проверку.

В строго определенных местах он разрезал фотографии пополам, перпендикулярно к линиям от зазубрин. Потом взял половинку от старого среза и аккуратно, стараясь соединить линию с линией, попытался приставить ее к половинке со своим срезом. Линии должны были сойтись абсолютно точно. Должны были. Но… вопреки всем ожиданиям, вопреки самой логике, они не сошлись… От неожиданности у Алексея Петровича выступила испарина на лбу. Что за чертовщина!.. Как могло такое получиться!.. Диаметры обрубков с той и другой стороны одинаковы. Изображения на фотографиях тоже одного размера. Срезы в первом и втором случаях сделаны одними и теми же топорами. Так в чем же дело?.. Почему линии на фотографии с первого среза расположены плотнее друг к другу и занимают по ширине меньше места, чем абсолютно такие же по рисунку линии на срезе, сделанном Коржем?.. Почему, черт возьми?.. Алексей Петрович ничего не понимал. Он снова начал, теперь уже вслух, перечислять все условия, предшествовавшие съемке:

— Обрубки — одинаковы, топоры — те же самые, рисунки — похожи как близнецы. А линии не сходятся! Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!..

Алексей Петрович устало опустился на стул и задумался. Он мучительно искал разгадку происшедшего, строил всевозможные варианты объяснения и все впустую…

Захар Иванович, вернувшись домой, застал гостя расхаживавшим по комнате. Вид у него был довольно странный: взъерошенные волосы, какой-то пустой, отсутствующий взгляд, погасшая папироса с изжеванным мундштуком, словно прилипшая в углу губ.

— Что с вами? — спросил он Коржа.

— А что?

— Да вид у вас… Словно со страшного суда убежали…

— Серьезно?..

— Посмотритесь в зеркало.

— Не стоит, — усмехнулся Корж, — верю. Понимаете, никак не могу одну загадку разгадать.

— Давайте помогу. Знаете: один ум — хорошо, а два — лучше.

Корж рассказал, в чем дело. Председатель рассмеялся.

— Что ж тут смешного? — недоуменно спросил Корж.

— Вы не обижайтесь. Разгадка-то уж больно проста, не пойму, как вы не догадались. Все дело в погоде.

— То есть?..

— Я говорю: вон жара какая стоит…

— Да она-то при чем?

— А дерево срубили, и соков ему неоткуда больше взять…

Корж звонко хлопнул себя по лбу и захохотал еще заразительнее, чем председатель.

— Ах, дубина! Ну и ну!.. Вот уж действительно задача с Колумбовым яйцом! Ведь я и предполагал, что разгадка проста, а искал что-то мудреное. Прямо затмение какое-то нашло…

Действительно, все объяснялось просто. После порубки прошло трое с лишним суток. Погода стояла жаркая, и срубленные деревья усохли, сжались в объеме и уплотнили линии срезов. А контрольные срезы Алексей Петрович сделал только сегодня, и они точно копировали лезвия топоров, без малейшей деформации.

— Ну, Захар Иваныч, спасибо за помощь и давайте приведем комнату в прежний вид, а то Варя задаст нам обоим…

Одеяло сняли, и в окно глянула сгущавшаяся вечерняя темнота. Алексей Петрович удивленно присвистнул:

— Эге! Я и не заметил, а на улице-то скоро ночь.

— Пора уж. Двенадцатый час.

— Н-да-а… Мне нужно идти. Что, если я завтра приберу тут?..

Председатель чуть не спросил, куда собирается гость на ночь глядя, но вовремя сдержался.

— Не беспокойтесь, я один управлюсь.

— Хорошо. Дайте, пожалуйста, мне ваш плащ. Я вернусь утром, а на траве роса.

Захар Иванович молча ушел в кладовку.

* * *

Корж торопливо шагал по направлению к саду. Ночь полностью вступила в свои права, и он боялся опоздать. Почему-то казалось, что именно сейчас придут «они» и тут же уйдут обратно, даже не дав взглянуть на себя…

Мелькнувший вдалеке огонек успокоил его, фонарь горел. Значит, никто еще не приходил, и он не опоздал. Очень хорошо!

Алексей Петрович осторожно пробрался в кусты, на старое место, откуда он наблюдал за сторожем в первый раз. Заглянул в окно. Быхин лежал на топчане, отвернувшись лицом к стене. Похоже, что он спал. «Ладно, — проговорил про себя Корж. — Устроимся и мы поудобней…»

Человек из прошлого

Пока что ночи проходили спокойно.

С наступлением темноты Алексей Петрович незаметно занимал свой пост и терпеливо ждал до утра, чего нельзя было сказать о стороже, особенно в последнее время. Быхин нервничал. И причиной тому был Алексей Петрович.

Ой решил определенно убедиться, действительно ли сторож ждет кого-то, и, не раскрывая своих замыслов, попросил председателя пустить слух, что милиция якобы напала на след преступников и одного из них даже арестовала. Слух этот должен был как-то незаметно, словно случайно, но обязательно дойти до сторожа.

И он дошел.

После этого Быхин не спал всю ночь. Словно зверь в клетке, метался он по сторожке, выбегал в сад, шептал молитвы и ругался, скрипел зубами и чуть не плакал. При каждом шорохе и звуке настораживался, подходил к окну и, всматриваясь в темноту ночи, ждал, ждал, ждал… Но никто не являлся. И Быхин нервничал еще больше.

А Алексей Петрович, наоборот, обрел удивительное спокойствие. Конечно, и ему хотелось более скорой встречи с «теми», но ведь это не зависело от него. Самым главным было убеждение, что встреча состоится обязательно, а ждать… Ждать он умел покрепче старика.

В один из дней Корж съездил в Клинцы и послал подробное донесение начальнику Управления. Потом долго беседовал со Стрельцовым. Они подробно разработали план дальнейшей операции, договорились об условных сигналах.

* * *

К ночи собралась гроза.

Солнце опустилось в тяжелые свинцовые тучи, и они медленно двинулись на село, закрывая догорающую в небе зарю. Волга затихла и почернела. Травы и деревья стояли не шелохнувшись. Все кругом застыло в какой-то тревоге.

Вот набежал первый, легкий порыв ветра. Словно разведчик, промчался он над полями, взвихривая пыль на дорогах. Следом за ним налетел настоящий вихрь. Как безумный метался он, гнул и трепал деревья, рвал солому с построек, хлопал ставнями и гремел железом на крышах домов. В непрестанном сверкании молнии и грохоте грома хлынул тяжелый проливной дождь.

Алексей Петрович накинул на голову капюшон и плотнее завернулся в плащ. Над ним дождь лил неравномерно. Когда ветер немного стихал, заросли бузины служили защитой, но стоило новому порыву тряхнуть ветви, и Коржу доставалась двойная порция — его окачивало словно из ведра. Правда, толстый и плотный брезент плаща пока что стойко выдерживал все нападки стихии и надежно укрывал хозяина. Хуже обстояло дело с ногами. Алексей Петрович был в ботинках, а место, занятое им, представляло небольшую ложбинку. Ее залило, и ноги оказались по щиколотку в воде.

Быхин с ногами забрался на топчан, прижался к стене и торопливо крестился при каждой вспышке молнии. Мало вероятного, чтобы кто-нибудь пришел в такую непогоду, но фонарь у окна продолжал гореть…

Неожиданно в его луче появился человек. Согнувшись и придерживая рукой фуражку, тяжело шлепая по разбухшей земле сапогами, он бежал к сторожке. Рывком распахнул дверь и нырнул под спасительную крышу. Сторож вздрогнул и вытаращил перепуганные глаза. Но это длилось какую-то секунду. В следующую он узнал вошедшего, и лохматые усы его покривились в скупой улыбке. Корж услышал:

— Лексей!.. Сын!..

— Я, — ответил вошедший. Он сдернул с себя фуражку и хлестнул об косяк. — Ч-черт! Промок до самых пяток!

— Чего ж в такую погоду…

— А я знал, что у господа-бога затычка выпадет?! Дай-ка табачку, мой вымок весь.

Сторож подал сыну кисет, фонарь поставил на стол. Из-под топчана достал бутылку с самогоном.

— На-ка, согрейся.

— Вот это дело! — пришедший налил полный стакан, одним махом выпил его и присел к столу закусить.

…Алексею Петровичу хорошо было видно обоих. Но сейчас сторож интересовал его меньше. Он пытливо разглядывал лицо пришедшего, его насупленные брови, злые, глубоко запавшие глаза и застаревший багровый шрам поперек лба. Где он видел это лицо и когда?.. А видел — это точно. Ему особенно запомнился шрам… Но… ладно, все выяснится после, сейчас нужно действовать. Алексей Петрович осторожно достал из-под плаща лейку. В ней осталось около пятнадцати кадров. Он отснял их все, после каждого кадра меняя экспозицию…

Сторож налил сыну еще стакан. Тот отодвинул его и поднялся.

— Хватит, нужно идти, а то там Антон в лодке ждет.

— Цел он? — встрепенулся сторож.

— А чего ему сделается!

— Да тут болтали, будто поймали одного из порубщиков, вот я и подумал…

— Башку бы вам, идиотам, оторвать за этот сад! — зло проговорил сын.

Старик удивленно поднял брови.

— Ты… Это, то ись, я не понимаю…

— На кой он черт понадобился вам?

— А ты знаешь, как тут накипело?! — Быхин придвинулся к сыну вплотную, рванул ворот рубахи и заколотил себя в грудь. — Я готов зубами их грызть!..

— Не психуй! — легко отстранил его от себя сын и передразнил — Зубами грызть!.. Был конь да изъездился и зубы стер… Кусать нужно не за пятки, а напрочь голову отгрызать!

— Силен ты, как я погляжу!

— Да, не вам чета! И если вы мне будете в большом деле пакостить…

— А я еще хочу конюшню колхозную подпалить, — похвастался старик.

— Нет, не подпалишь!

— Что-о?!

— А то! — Теперь сын придвинулся к отцу вплотную и здоровенной волосатой рукой взял его за грудь. — Я не за тем летел через фронт и прыгал с парашютом, чтобы рубить садики-огородики и палить конюшни. Вовсе не за это платят нам деньги и обещают вернуть все старое. Понял? Или зарубить на носу?..

— Это ты отцу!.. — посинел от злобы Быхин.

— Молчи! Сейчас я командую парадом, и ты будешь делать, что прикажу. Отец, сын… Залез, как крот в нору, и ничего не видит. А меня каждый день шеф лает за проволочку… Даю тебе три дня сроку. Если за это время не переберешься в город — пеняй на себя.

— Лексей…

— Я сказал!.. Смоешься отсюда тихо, чтобы ни одна мышь не слышала и не знала, куда ушел.

— А в городе где мне приткнуться? — помолчав, спросил Быхин.

— Нищему везде дорога и везде дом родной.

— Тогда как же я тебя найду?

— И не ищи. Когда понадобишься — сам найду или дам знать.

— Этак можно долго ждать.

— А тебе и не к спеху. День прошел — и ладно.

— Да ты что, в сам деле!..

— Опять!..

Сторож зло сплюнул и умолк.

Дождь немного утих. Теперь громыхало где-то далеко за Волгой, — гроза передвинулась туда.

Пришедший достал из-за голенища пистолет, осмотрел. Сдернул с топчана какую-то тряпку, протер его и положил на место.

— Ну, я пошел. Меня еще в одном месте ждут. А ты, батя, помни, что я тебе сказал. И не вздумай улизнуть — под землей найдем.

— Ладно…

— Дошло?

— Нечего нам лаяться, не чужие. Езжай, — через три дня буду в городе. Пусть на старости лет яйца учат курицу…

— Дошло! Тогда бывай здоров. И осторожней действуй, осторожней.

— Учи-учи!..

После ухода сына Быхин разом допил самогонку, погасил фонарь и грохнулся на топчан.

Алексей Петрович выбрался из своей засады и, не обращая внимания на лужи, пошел в Степаново. Застывшие ноги начали на ходу отогреваться, а папироса, с таким удовольствием закуренная после долгого перерыва, казалось, согрела и его самого. Он прошел прямо в правление и по телефону вызвал Стрельцова.

— Все остается как было, — сообщил он ему на условном языке.

Это значило, что сторожа арестовывать не нужно. «Наоборот, теперь придется беречь старика», — подумал Корж.

Часть вторая

Дела минувшие

Вспоминалось Коржу:

…Старый, видавший виды «форд», дребезжа и окутываясь едким дымом, мчит его на вокзал. Рядом подпрыгивает на сиденье начальник Уголовного розыска и дает последние наставления, которые не успел сделать в кабинете. На коленях у Коржа портфель. В нем лежат письменные инструкции, фотография разыскиваемого человека и ордер на его арест. Все это было вручено Алексею Петровичу в последнюю минуту, он не успел даже взглянуть на фотографию и пока что совсем не представляет, кого именно нужно будет найти в таком большом городе, как Харьков. Он просмотрит документы в вагоне. Сейчас самое главное — не опоздать на поезд. До его отхода осталось только три минуты. Скорей, скорей!.. Шофер выжимает из машины последние силы, и наконец она, дрожа как загнанная лошадь, останавливается у вокзала. Корж бежит на перрон и на ходу вскакивает в поезд… Заняв свое место, открывает портфель.

…Шумный и пыльный Харьков. В садах и парках, на улицах и в магазинах, в кино и ресторанах — всюду полно народу. Тысячи, десятки тысяч людей. И где-то среди них — тот, которого нужно найти… И вот — «он» найден! Сегодня ночью — арест…

…«Он» ушел. И снова Корж мчится в погоню. На этот раз к Черному морю. На каждой станции и полустанке он зорко следит за сходящими пассажирами. Нужного ему человека нет. Поезд трогается. Алексей Петрович возвращается в свое купе…

…Дальше поезд не идет, и здесь волей-неволей «подопечный» Коржа покидает вагон. А через несколько дней Алексей Петрович впервые встречается с человеком со шрамом на лбу…

* * *

Летом 1926 года был ограблен городской коммунальный банк.

Обычную охрану его составлял наряд из трех милиционеров. В этот день, как и всегда, один из них находился у входа в банк, второй — в операционном зале и третий, старший караула, сидел у телефона в дежурном помещении — небольшой комнате с единственным окном, забранным прочной железной решеткой, и с тяжелой дубовой дверью.

В обеденный перерыв в банк явилось четверо прилично одетых молодых людей. Милиционеру у входа они отрекомендовались агентами МУРа[1] и спросили, как пройти к начальнику караула. Милиционер показал. Вскоре один из пришедших вернулся к нему и сказал:

— Сейчас перерыв, посетителей нет. Заприте дверь и идите к начальнику. Есть срочное и важное дело.

Ничего не подозревавший милиционер выполнил приказание.

Таким же образом был снят с поста и третий. При входе в караулку его тут же обезоружили, связали, заткнули кляпом рот и уложили на пол рядом с товарищами, тоже обезоруженными и связанными. Вслед за тем дверь закрылась за пришедшими, щелкнул внутренний замок, и все стихло.

Один из налетчиков остался у входа, чтобы никого не пускать в банк. Остальные согнали перепуганных служащих, не ушедших в столовую, в одну комнату и приказали лечь на пол. Еще один из бандитов остался наблюдать за ними, а двое вскрыли в это время сейф и начали перекладывать его содержимое в принесенный с собой чемодан. Мешочки с разменной монетой, подвернувшиеся под руку, бандиты вышвырнули. Пятаки, гривенники и двугривенные со звоном рассыпались по полу, раскатились, словно убегая, в разные стороны.

Через двадцать минут все было кончено, и налетчики покинули банк.

Первым поднялся с пола казначей — маленький сухонький старичок, всю свою жизнь проработавший около денег. Увидев опустошенный сейф, он схватился за голову и заплакал тоненьким, тихим голосом. Потом опустился на колени и начал сгребать медяки и серебро. Он ползал все быстрее, торопился, словно боялся возвращения бандитов, которые могут забрать и эти последние деньги.

Видя, что опасность миновала, встали с пола и другие сотрудники. Они растерянно озирались кругом, не зная, что делать. Кто-то догадался:

— Нужно позвонить в милицию…

Сразу несколько человек кинулось к телефонам, но… телефоны не работали. Бандиты предусмотрительно обрезали провода. В отделение побежали двое сотрудников.

В банк заходили посетители. Узнав о случившемся, одни собирались кучками, судачили, охали и ахали, подавали советы, другие — чтобы не попасть, чего доброго, в свидетели — тут же торопились обратно. Весть об ограблении банка с поразительной быстротой начала распространяться по городу.

Вскоре прибыли работники уголовного розыска. Они с трудом выломали косяк двери в караулку и освободили милиционеров. Переписали посторонних посетителей и приказали им удалиться. Сотрудников собрали в зале. Те могли рассказать очень немного: сколько было налетчиков, как одеты, когда пришли и ушли. Но можно было подметить одну довольно важную деталь. Все единодушно показывали, что руководил налетом и вскрывал сейф высокий белокурый парень крепкого телосложения с широкими, сильными плечами. На нем был светло-серый костюм, ворот сорочки заколот галстуком-бабочкой, на ногах — коричневые туфли. Все время он нагло улыбался и грубо шутил.

Новость Герасимовны

За бывшим монастырем, на волжском берегу, стоял большой двухэтажный дом. Неизвестно, какой вид имели его стены после окраски, теперь они были грязно-серого цвета, штукатурка во многих местах осыпалась, обнажив кирпичную кладку и серую спайку цемента. Закопченные окна равнодушно смотрели на набережную, с выбитой булыжной мостовой, которая никогда не просыхала летом от грязи, а зимой до самой реки бывала завалена горами снега, свозимого с других улиц.

В доме когда-то была гостиница, выстроенная купцом Сыроегиным в расчете на многочисленных монастырских гостей. Она стояла на выгодном месте, совсем под боком у святой обители — только спуститься от монастыря под горку. Монастырь был окружен громадным, сейчас запущенным липовым парком, а гора за домом вся заросла кустами бузины, молодой рябиной, сиренью и невесть откуда взявшимся орешником.

Теперь в комнатах, расположенных по обеим сторонам длинных, полутемных коридоров бывшей гостиницы, жили грузчики, матросы с барж и пароходов, слесари и кочегары из соседнего депо, кустари «по всем ремеслам» — от пайки и полуды до подшиванья валенок и вставки стекол — и прочий, неизвестно чем занимавшийся люд. В доме, населенном как муравейник, не в редкость были ссоры и пьяные драки, а каждая новость или сплетня обязательно обходила все комнаты обоих этажей.

В этот день одна из жительниц, которую здесь запросто называла Герасимовной, с утра занималась стиркой. Муж ее, грузчик Степан, отработав ночную смену, спал.

Герасимовне не хватило воды на полосканье, и она отправилась к колонке.

Около нее, поставив на землю ведра и забыв про них, о чем-то громко и возбужденно судачили женщины.

— Подумать только: пятьдесят тысяч!.. — всплеснула руками толстая, в засаленном платье старуха, обводя соседок круглыми от удивления и жадности глазами. — Сундук, прямо цельный сундук!..

— О-ох!..

— А может, и больше… Я говорю, может, тут не этим пахнет…

— Все может быть. В таких случаях всегда меньше говорят, — дескать, ничего особенного не стряслось…

— Господи, что делается!..

— Кто-то поживет теперь!..

— Их, сказывают, не один был…

— Ну и что! Такой кучи всем хватит, милая моя… Нам бы хоть чуть от нее…

Женщины о чем-то вздыхали и охали, чему-то удивлялись и, кажется, даже завидовали. Герасимовна протиснулась в середину круга.

— О чем это вы, бабы?

На нее посмотрели удивленно.

— Вот те на!..

— Ты разве не слышала?..

— Что?

— Банк ограбили! — гаркнула старуха в лицо Герасимовне.

— А батюшки! — Герасимовна охнула и схватилась за грудь. Она словно онемела и только дико смотрела на перебивавших друг друга соседок.

— Многие тыщи денег унесли!..

— Вошли, говорят, наганы наставили и давай шуровать!..

— Ох, господи, страсти какие!..

— Страсти! Они, вот, хапнули, а теперь их ищи-свищи! С деньгами везде дорога…

Новость была потрясающей… Герасимовна выспросила подробности и, расплескивая воду, побежала обратно.

Она, запыхавшись, поднялась на второй этаж, поставила ведра и снова выбежала в коридор. Новость распирала ее, Герасимовне просто необходимо было поделиться ею хоть с кем-нибудь. Она торкнулась к своей приятельнице Марковне. Заперто, — видно, ушла на рынок. В квартире напротив тоже никого не было, если не считать восьмилетней девчонки Таньки, мирно игравшей на полу в куклы, да кошки, с ласковым мурлыканьем бродившей около нее. Уж не им же рассказывать!

Герасимовна решила заглянуть в соседнюю комнату. Там жило четверо молодых парней. Все в доме почему-то называли их студентами, но Герасимовна ни одного из них никогда не видела с книжками или тетрадками и, чем они занимаются на самом деле, сказать не могла. Да ее это и мало интересовало. Изредка они заходили к ней по-соседски перезанять денег. Их можно было считать знакомыми и как знакомым следовало рассказать новость.

Дверь у соседей была притворена не плотно. Из-за нее слышались приглушенные голоса, временами смех и чей-то густой голос, покрывавший всех. Герасимовна на минуту остановилась, подыскивая предлог для посещения, взялась за ручку, еще чуть приоткрыла дверь, и вдруг застыла…

Минуты три стояла она, ошеломленная своей догадкой, вся превратилась в слух, боялась дышать. Еле оторвалась от двери и на цыпочках проскользнула к себе…

— Степан! Степан, встань-ка!.. — кинулась Герасимовна будить мужа

Тот с трудом открыл глаза и тут же закрыл снова. Сердито спросил, повернувшись на другой бок:

— Чего тебе?

— Банк ограбили! — громким шепотом выпалила Герасимовна и еще яростней принялась трясти мужа.

— Ну что ты пристала! Какой банк?..

— Тише ори! Банк, банк городской! Сказывают, начисто все выгребли. Да вставай ты, нечистая сила!.. Протри зенки-то!..

Степан понял, что жена не даст ему больше спать. Он сел на кровати. Почесывая сильную волосатую грудь, поднял всклокоченную голову:

— Тебя что, дурная муха укусила?..

— Да ведь банк…

— А мне какое дело? Мне-то что, дура ты набитая! Что я — сыщик, искать побегу?.. — Степан оттолкнул жену и хотел снова завалиться на кровать.

Герасимовна насильно удержала его за рукав.

— Постой, постой! Слышь-ка! — Герасимовна села рядом, горячо зашептала, то и дело заглядывая Степану в лицо. — Может, и искать нигде не надо… Я уж думаю, не соседи ли, что рядом живут…

— Чего?

— Да банк-то, мол…

Степан хотел что-то сказать, но Герасимовна не дала ему вымолвить слова.

— Да, да, да! — махнула она рукой. — Ты пойди, послушай у ихней двери…

— Ну и ну! Совсем рехнулась баба!

— Ах, та-ак!.. — Герасимовна подперла руки в боки и решительно шагнула к двери. — Я сейчас схожу к ним, узнаю…

Степан метнулся за ней.

— Стой, дура! К-куда!

Степан не стал спорить дальше. Он натянул штаны и босиком, в одной рубашке прошел в коридор. Притихшая Герасимовна внимательно следила за ним, высунув голову за дверь. Глаза ее горели…

Да, и впрямь что-то тут было неладно. У соседей шел какой-то спор, и в нем то и дело упоминались деньги, облигации, банк…

Грузчик мигом оделся и, наказав жене держать язык за зубами, побежал в милицию.

В Уголовном розыске в это время царила тишина — работники вели поиски по городу, во всем помещении никого не осталось, кроме ответственного дежурного, его помощника и буфетчика — усатого толстяка с сытой и словно заспанной физиономией. Дежурный сидел у телефона, отвечал на редкие звонки, записывал короткие сведения, поступавшие от агентов. Помощник с буфетчиком, забыв все на свете, азартно резались в шашки, пристроившись на диване.

Дежурный поднялся из-за стола и хотел подойти к игрокам, но в это время в комнату, на ходу вытирая пот с лица, вбежал грузчик Степан.

— Мне нужно начальника, — проговорил он, переводя дух.

— По какому делу? Я ответственный дежурный.

— По самому важному. — Степан наклонился ближе и тихо добавил: — Я, кажется, знаю, кто ограбил банк.

И Степан коротко рассказал о соседях.

— Ах, мать честная! — в отчаянии воскликнул дежурный. — А у нас в отделе никого нет, все на розысках! Что делать, ну что делать!.. Где это?

Степан сказал адрес. Дежурный записал и после секундного раздумья спросил в упор:

— Поможешь нам?

— Конечно. Я же и бежал сюда…

— Ладно. Иванов! — обернулся он к помощнику. — Останешься у телефона. Если кто позвонит — вот адрес. Понятно?

— Есть, понятно.

— Так. Сколько их, не знаешь? — спросил Степана.

— Четверо.

— Н-да! А нас… Возьмем еще буфетчика. Нагрянем неожиданно. Василь Андреич, собирайтесь быстро!

— Куда?

Дежурный сказал. У буфетчика сразу вытянулось лицо и округлились глаза. Он растерянно развел руками.

— Зачем же я?.. Что мне там делать?..

— Вы мужчина или?..

— Я буфетчик.

— В Уголовном розыске, не забывайте! А это что означает?.. Как только не стыдно! Получите оружие — и пошли!..

Буфетчик пожал плечами и, повертев револьвер в руках, неловко сунул его в карман.

— Не потеряй, смотри, — предупредил дежурный. На этот раз буфетчик обиделся.

— Я, кажется, не дитё и не пьяный…

Они наняли извозчика. Втроем кое-как втиснулись в маленькую пролетку и велели во весь дух гнать к монастырю.

Воронковы

За день перед этим к Лешке Воронкову приехал из деревни брат Антон. После тихих и знакомых мест он чуть не заблудился в большом и чужом городе и едва разыскал старый монастырь, а потом и нужный дом. На темной, грязной лестнице пахло кошками и помоями, длинный коридор сплошь был уставлен какими-то ящиками, корзинами, ларями. Тусклая лампочка, вся обмотанная паутиной, скупо светила с потолка. Прямо под ней можно было еще идти безбоязненно, а уже через пять шагов приходилось прибираться чуть ли не ощупью.

Братья встретились холодно. За два года, прожитые в городе, Лешка совсем отвык от деревни, почти забыл ее и не думал возвращаться туда, несмотря на настойчивые требования отца. Здесь, в городе, он чувствовал себя вольной птицей, что хотел, то и делал, никому не отдавая отчета, никого ни о чем не спрашивая. Приезд Антона был явным посягательством на его свободу, — это Лешка понял сразу, как только брат появился на пороге. Черта с два послал бы его отец просто так, передать привет да гостинцы…

Лешка познакомил Антона с тремя приятелями, жившими в одной с ним комнате, потом спросил полусерьезно, полушутя:

— Ну-с, чем прикажешь угощать такого дорогого гостя?

На грубом, покрытом старой газетой столе валялись заплесневелая горбушка ситного, колбасная кожура вперемешку с окурками «Сафо» и изгрызенная голова от воблы. Антон кивнул на это «богатство» брату, ехидно проговорил:

— Я, гляжу, у вас уж давно накрыто к обеду. Как в хорошем трактире — чего душе желательно…

Лешка невозмутимо сгреб объедки, завернул в газету и бросил к порогу.

— Это еще от прошлогоднего ужина осталось. А горничная наша загуляла где-то и не успела прибрать. Ничего, ты не стесняйся…

Антон поставил на стол корзинку и начал выкладывать из нее деревенские ватрушки, куски пирога, яйца, вареное мясо.

— Ладно, — проворчал он, — на первый раз я вас угощу. — И опять добавил с подковыркой: — Вы ж не ждали меня, а то, я думаю, угостили бы по-барски. Что вам стоит…

— Конечно, — согласился Лешка, мимо ушей пропуская насмешки брата. Он деловито осмотрел все разложенное и с нарочитой тревогой в голосе спросил: — А где же это… как его?

— Чего?

— Ну, то самое, что пьют перед такой закусью.

— Самогонка, что ли?

— Хотя бы.

— Жирно будет… Скажи спасибо за то, что есть. Батя и этого не прислал бы, — мать тайком приготовила.

— Вот как! Гневается добрый папаша. Ладно, пусть его… Садись, братва. Черт с ним, поедим и на сухую. Даровое все ж таки…

Антон вспыхнул и открыл уже рот — ответить как следует, — но Лешка тяжело притиснул его плечо, тряхнул.

— Ешь и молчи!.. Потом поговорим, — одним глазом мигнул на приятелей.

Антон понял и нехотя принялся за еду.

Вскоре приятели ушли, и братья остались одни. Антон сидел насупившись, молчал. Лешка прибрал со стола, ушел ненадолго и вернулся с тремя бутылками пива и пачкой папирос. Налил стакан так, что густая кремовая пена полилась через край.

— Пей, пока играет. Бархатное…

Антон выпил и немного отмяк. А после душистой папиросы неожиданно вспыхнувшая злость на Лешку прошла совсем, словно улетела с дымом и растаяла. Как-никак, а — брат… А задавался — это перед дружками. Всегда такой — любит форсить перед другими.

— Ну, рассказывай, как там дома живут, — попросил Лешка.

— Да ничего.

— Ничего-то у меня в кармане много.

— Похоже, — рассмеялся Антон.

Лешка не обиделся.

— Рано веселье разбирает тебя. Знаешь: хорошо смеется только последний… Отец здоров?

— Покрепче нас с тобой будет.

— Да, силен старик. Все хозяйничает?

— А как же! Чужой дядя кусок не принесет, а мы, слава богу, едим хлеб досыта, да и не один, а вприкуску с чем-нибудь.

— Это я знаю. — Лешка задумчиво опустил голову. Действительно, это он знал. Жадность отца к богатству, к почету и уважению была неуемной. Всегда и во всем Данила Воронков хотел быть только первым, хотел, чтобы не он кому-то, а ему все кланялись до земли.

Не было в селе человека богаче Данилы Воронкова. Дом его большой двухэтажный, обставленный амбарами, скотными дворами и огороженный крепким высоким забором. Мельница в селе — Данилина. Крупорушка и маслобойка — его же. У кого больше всего хлеба, скотины, денег — опять у Данилы Воронкова. И все ему мало. Каждый грош он пускает в рост, никому не откажет в мере зерна, но с условием, что за одну вернут две. Даст коней на пахоту или сев — отработай. День себе — день Даниле. Многих держал он в своих руках.

Лешка уважал отца за эту мертвую волчью хватку в жизни и еще больше за то огромное богатство, которое рано или поздно должно было перейти к нему — старшему сыну и первому наследнику. Но сам он не любил не только работать, но даже смотреть за батраками или по замусоленным книгам вести учет должников. Ему казалось, что того, что есть, не прожить до самой смерти, а в молодости только и погулять, поколобродить. Отец думал по-своему и не давал воли. Каждый рубль приходилось высматривать из его рук, и если он давал его, то с бесконечным ворчанием и нравоучениями.

В конце концов Лешка втихомолку подобрал надежную компанию и начал «промышлять» сам.

Теперь редкая ночь проходила без того, чтобы у кого-нибудь не был подломан амбар или кладовая. Воры не брезгали ничем и тащили, что под руку попадет: сапоги или пиджак, кусок холста или моток пряжи, все годилось им, а когда не оказывалось вещей, — выгружали зерно, масло, мед, яйца.

Данила стал замечать, что старший сынок его пуще прежнего отлынивает от дела, все ночи пропадает на гулянках, а денег не просит даже и полтинника. Он сразу понял что к чему, потому что в молодости и сам «проверял» чужие амбары. Однажды вечером он вызвал сына в сад и сердито предупредил:

— Смотри, Ленька, захватят тебя — не пощадят, хоть ты и Воронков.

Лешка сначала опешил. Значит, отец знает или, уж во всяком случае, догадывается. Но он не ругает, не запрещает, только предупреждает, чтобы не попался. Ловко получается!.. Он рассмеялся, довольный.

— Не бойсь, комар носу не подточит…

Но по селу уже поползли нехорошие слухи.

У кузнеца из хлева пропала овца. Воры подобрались задами и задами же ушли, оставив на земле четкие отпечатки сапог. Кузнец не стал поднимать крик, а хорошенько рассмотрел следы, особенно один приметный, от сапог с подковами, даже количество гвоздей в подковах сосчитал. И стал присматриваться, кто из парней носит такие. Оказалось — Лешка Воронков…

В один прекрасный день к Даниле Наумычу заявились соседи и имели с ним серьезный разговор.

А вскоре после этого Лешка уехал в город, якобы учиться. Чем он занимался там на самом деле, никто не знал.

Два года прошли. Теперь Лешка даже не представлял себе, как он проживет в деревне хотя бы два дня…

Лешка поднял голову на Антона, спросил сразу, чтобы не ходить вокруг да около:

— Ты за мной приехал?

— Угадал, — усмехнулся тот.

— Я так и думал. Иначе батя и на дорогу расходоваться бы не стал. Только не пойму, зачем я ему понадобился. Раньше от меня было мало проку, а уж теперь и подавно.

— Боится, как бы совсем не испортился, вот и хочет, чтобы на отцовских глазах был.

— Ха-ха! А может, я уже испортился…

— Ничего, батя умеет мозги вправлять!

Лешка бесшабашно сплюнул.

— Руки коротки, не достанет!

— Значит, не поедешь?

— Нет. Зачем?.. Здесь я вольная птица, куда хочу — туда и полечу. Вот когда он отдаст богу душу, я за наследством приеду. Он, наверное, за это время еще больше в кубышку отложил?..

— Не знаю, не считал. Только, пожалуй, ничего тебе не достанется, если не поедешь.

— Ты думаешь?

— Он говорил.

— Ага! — Лешка на минуту задумался. — Брехня!.. По закону все, что положено, до копеечки возьму. А если и нет — плевать! Сам разживусь.

— Ну, сударь, проплюешься. Как я погляжу, немного богатства накопил в городе-то. Разве что, вон, штаны завел модные да в хоромах живешь. — Антон презрительно скривил губы, обвел взглядом комнату, в которой ютился Лешка с приятелями.

А комната действительно имела совсем не хоромный вид. Старые, выцветшие обои во многих местах висели лоскутьями, пол и потолок были одинаково грязного цвета. Окно, на три четверти заколоченное фанерой, почти совсем не давало света даже днем: в ясную солнечную погоду в комнате царил полумрак.

Меблировка состояла из четырех узких железных кроватей, покрытых тощими соломенными тюфяками и серыми солдатскими одеялами, грубо сколоченного стола и четырех таких же табуреток.

Какой-то маленькой претензией на уют веяло разве лишь от аккуратно приколоченных над каждой кроватью фотографий. Тут были портреты самих жильцов и каких-то девушек вперемежку с Монти Бенксом, Мери Пикфорд и Игорем Ильинским, потом шли виды настолько красочные и заманчивые, что не верилось, существует ли все это в действительности.

— Нам здесь не век жить. Будет кое-что и получше этой дыры.

— А я думаю, лучше уж не найти.

— Найдем, — убежденно повторил Лешка. Он прищурившись посмотрел на брата. — Думается мне, что завтра ты запоешь совсем по-другому, от удивления рот разинешь…

— А я могу и сегодня разинуть, мне не трудно…

Лешка хлопнул кулаком по столу:

— Ну, довольно! Не хватало, чтобы ты еще меня учил!..

— Никто тебя не учит, только добра желают.

— Это какого же, если не секрет?

— Батя хочет новую мельницу строить, паровую. Четыре постава на шелковых ситах…

— А мне-то что?..

— То. Для тебя все это затевает.

— Ха-ха-ха! — раскатился Лешка, откидываясь на табуретке и хватаясь за голову. — Господи, твоя воля!.. Из Лешки Воронкова решили сделать мельника… Без меня — меня женили!..

— Ну, женишься-то сам.

— Что, и об этом подумано? Или даже решено?

— Есть у отца кое-кто на примете.

— Даже кое-кто. Ловко!.. На выбор, а?..

Лешка усмехнулся, прошелся по комнате, подошел к Антону:

— Ну, вот что: идите вы к чертовой матери с вашими затеями! Только и пожить, пока молод, а тут на-ко: сиди на мельнице да собирай гарнцы. Ты тоже, гусь, приехал глупых ловить! А они перевелись. А кралю я без вас себе нашел. Красивая… И имя какое: Соня! А?..

Антон вздохнул:

— Задаст мне батя перцу, когда один вернусь!

— А может, и слова не скажет, — хитро проговорил Лешка. Он придвинулся вплотную к брату. — Задумал я одну штуку…

Лешка не успел рассказать. Вернулись его приятели, веселые, возбужденные. С собой принесли большой арбуз, каравай ржаного хлеба, связку воблы и две бутылки водки. Лешка сразу словно забыл про Антона. На покупки даже не взглянул.

— Как? — спросил он нетерпеливо.

— Порядок!

— Врете!..

— На, смотри, — один из приятелей подал Лешке револьвер. Тот жадно схватил его, осмотрел со всех сторон, несколько раз любовно подкинул на руке.

— Живем, черт подери! Н-ну!.. — он многозначительно подмигнул дружкам, те осклабились, довольные.

Антон смотрел на компанию, ничего не понимая. Лешка подошел к столу, налил всем по стакану. Поднимая свой, торжественно провозгласил:

— За удачу!

Антон не вытерпел.

— На большую дорогу, что ли, собираетесь?

— Да, у нищих котомки отнимать, — отрезал Лешка. — Ты ешь да помалкивай.

Антон хмыкнул. Выбрал воблину с икрой, хряснул ее о подоконник. С непривычки он скоро захмелел и свалился на Лешкину кровать. Друзья прошептались за столом чуть не до рассвета.

Неподаренный портрет

На другой день Антон проснулся поздно. Голова гудела и кружилась, к горлу подступала тошнота, внутри все горело.

В комнате никого не было, только мухи вились над столом со вчерашними объедками.

Антон кое-как поднялся с постели, подошел к столу. В глаза бросилась записка, прикрывавшая стакан:

«Это — тебе для поправки. Ешь арбуз и до нас никуда не уходи. Мы скоро придем».

Под бумажкой оказалась водка. Превозмогая отвращение, Антон проглотил ее, закусил арбузом. Стало как будто немного полегче, а потом снова пришло опьянение. Антон выкурил папиросу, съел икру из воблы и опять лег, задремал.

Его разбудил шум: в комнату, торопясь и оживленно переговариваясь, ввалились хозяева.

— Спишь, сурок! — с порога загремел Лешкин голос.

— Нет, так просто лежу.

— Скажи — барин какой, лежу!.. — Лешка громыхнул на стол порядочных размеров чемодан. — Иди сюда.

— Чего еще?..

— Иди, тебе говорят!

Антон с кряхтеньем поднялся.

— Закрой глаза, — приказал Лешка.

— Да пошел ты…

— Ну!

Антон повиновался.

— А теперь смотри!

— Мать пресвятая богородица! — ахнул Антон.

Перед ним лежал чемодан, доверху набитый деньгами…

— Ну, теперь видишь, умник, что и мы не даром болтались в городе, — ехидно проговорил Лешка.

— Где вы взяли столько? — прошептал остолбеневший Антон.

— Нашли, — весело пояснил один из приятелей. — Идем, а он лежит. Мы и взяли…

— Ну, ша! — оборвал разговоры Лешка. — Я, полагаю, чемоданчик этот уже начали искать. Быстренько кончим дело — и врассыпную. — Он стал выкладывать пачки, деля добычу на четыре части.

Антон жадно глядел на груду денег. Боже мой, сколько их тут!.. Целое богатство!..

— Эх, не сказали мне, — горестно вздохнул он. — Я бы тоже с вами пошел…

— Ты? — презрительно глянул на него Лешка. — А кто бы взял тебя, лапоть несчастный! Заткнись-ка лучше… Мать ты моя, вся в саже!.. Это что, братва?!

В руках у Лешки были пачки облигаций. Он со злостью швырнул их на стол, снова полез в чемодан — там было то же самое…

— Да откуда они?!

— Эх, шляпа! — с укоризной проговорил один из дружков. — Откуда они… Сам же выгружал сейф, вот и набрал…

Другой добавил:

— Их можешь забирать себе…

— Больше выиграешь…

Воронков вскипел.

— Вы вот что, — стиснув зубы, проговорил он, — полегче, а то я вам такую шляпу устрою!.. Мало вам?

Дружки поутихли.

— Не мало, а что с ними делать, с этими облигациями?

Воронков на минуту задумался.

— Я знаю.

Недалеко от дома был старый заброшенный фуникулер. Пути его заросли бузиной и репейником, помещение станции было наглухо заколочено. Здесь, в густых зарослях, и решили закопать облигации.

Лешка приказал идти всем. Трое останутся на страже, двое спрячут облигации. Их запаковали в газеты, перевязали бечевкой. Получилось два небольших ничем не приметных свертка. Деньги каждый забрал с собой, рассовав по укромным местам, — мало ли что может случиться каждую минуту.

Обратно возвращались довольные. Все шло хорошо. Теперь оставалось уложить чемоданы и — гуляй душа по белу свету!

Недалеко от дома их обогнал извозчик. И, странно, остановился у того самого подъезда, куда и им нужно было. Сидевшие в пролетке быстро спрыгнули на землю. В одном из них налетчики узнали грузчика Степана, другой был в милицейской форме и третий — толстолицый — в гражданском. Степан с милицейским скрылись в подъезде. Толстолицый остался у дверей. Засунув правую руку в карман, он нервно топтался на месте, то и дело оглядываясь по сторонам.

— А ну стой! — скомандовал Воронков. — Что-то не ладно. Я сейчас…

Он неторопливо направился к толстолицему, внимательно рассматривая фасад здания. Поровнявшись с человеком, спросил:

— Скажите, вы не из этого дома?

— Нет, — отрывисто бросил тот.

— А не знаете ли, где тут дом номер семь?

Буфетчик (это был он) повернулся к Лешке и тихо проговорил:

— Иди-ка ты, любезный, своей дорогой и не суйся, куда не просят. Проходи, проходи!..

— Простите, — Лешка изобразил на своем лице растерянность и торопливо возвратился к дружкам. — Ходу, братва! Застукали!.. И, кажется, это Степан навел… На вокзал!

Антон предложил брату:

— Едем домой. Там переждешь, пока уляжется кутерьма.

— Совсем спятил! Да если нападут на след — туда в первую очередь кинутся. Вот дурак!.. — Он придержал Антона за рукав, дал дружкам немного уйти вперед. Затем сунул в руки брату две тугие пачки пятидесятирублевок. — Держи, спрячь как следует. Отдашь отцу, скажешь — я прислал. Тихонько шепни, откуда эти деньги, чтобы был с ними осторожней. И сам молчи как могила. В городе ты был, но меня не нашел… И не видел. Понял?…

— Понял, — прошептал Антон, жадно хватая деньги и засовывая их за пазуху.

— Я вернусь, как только замету следы. Ну, давай дуй куда-нибудь в сторону, чтобы и прохожие нас вместе не видели…

Антон свернул в какой-то двор, чтобы переждать немного.

* * *

…Через некоторое время из дома вышли дежурный и Степан.

— Опоздали мы! — с досадой воскликнул дежурный. — Улетели птички. Но ничего, найдем! Следы хорошие оставили, вот, — он вынул из кармана несколько фотографий, одну повернул обратной стороной и прочел: «Любимой Соне Долговой от Лешки Воронкова». Ишь ты… Хотел, видно, подарить, да не успел. Как, ничего красавчик? — дежурный протянул фотографию буфетчику.

Взглянув на нее, буфетчик схватился за голову:

— Бог ты мой!.. Да ведь вот этот… этот вот парень только что со мной разговаривал!..

Дежурный остолбенело посмотрел на него. Лоб его сразу покрылся испариной. Он тихо спросил буфетчика:

— Тебе, случаем, не напекло голову на жаре? При твоей комплекции…

— Что значит комплекция! — взвился буфетчик. — Вот этот самый подошел и спросил, где тут дом номер семь.

— Так какого ж ты черта смотрел на него? — заорал дежурный.

— Здравствуйте! У него на лбу была надпись: я — грабитель. Тьфу, чтоб вам!..

— Куда он пошел?

— А я знаю?

— Ну и ну! — Дежурный рывком нахлобучил фуражку. — Едем обратно. Живо! Идем с нами, — обернулся он к Степану.

…Через полтора часа найденные фотографии были размножены, и агенты Уголовного розыска выехали с ними на пристани и вокзал.

Перронный контролер сразу признал грабителей. Почему он их запомнил?

— Мне показалось странным, что у всех были дальние билеты, но ни один не имел багажа. Хоть бы чемоданишко на всех. А вот у этого, — он ткнул в фотографию Лешки Воронкова, — я помню: билет был до Харькова. Точно, до Харькова.

В этот же день навели справки о Софье Долговой. Ее не оказалось в городе. Уже две недели, как она уехала погостить к родным и до сих пор не вернулась. Значит, она была непричастна к ограблению.

По прописному листку в адресном столе выяснили, откуда Воронков прибыл в город, и на родину его выехали два агента.

Были установлены личности остальных налетчиков, и еще несколько человек из Уголовного розыска разъехались по разным городам.

Неудача

Коржу, работавшему тогда в Уголовном розыске, достался Харьков.

Алексей Петрович обрадовался столь серьезному поручению и вместе с тем немного опасался: справится ли?..

Он всего лишь год назад пришел в органы милиции, а до этого и представить не мог работы агента Уголовного розыска. Специальных школ по подготовке или хотя бы курсов в то время не было. Старшие тоже не могли поделиться богатым опытом, очень часто приходилось полагаться на самого себя, действовать на собственный риск. И на первых порах не все шло гладко. Нередко случались промахи и ошибки, после которых стыдно было смотреть в глаза товарищам. Но новая работа полюбилась, захватила его с головой. А неудачи…

— Они пройдут, — говорил ему начальник, спокойный, рассудительный человек, очень многое повидавший на своем веку, прошедший подполье, ссылку, гражданскую войну и теперь возглавивший борьбу с уголовными элементами в крае. — Неудач бояться не нужно, но предупреждать их следует. Обдумывайте каждый шаг, прежде чем сделать его, не торопитесь. Если видите, что самому не справиться, не стесняясь зовите на помощь товарищей. Мы делаем общее дело, и нечего считаться, кому больше достанется так называемой славы.

Начальнику нравился молодой агент. Крепкий, выносливый, обладающий какой-то природной хваткой, цепкой памятью и ровным, спокойным характером, он обещал со временем стать хорошим работником.

Коржу стали поручать самостоятельные дела. Сначала простенькие, потом посложней. Алексей Петрович вел их с поразительной настойчивостью и в конце концов добивался положительного результата.

Ко времени ограбления банка он был уже на хорошем счету, — вот почему ему поручили поимку главаря банды Воронкова.

Начальник напутствовал его:

— Я склонен думать, что грабитель молодой, малоопытный еще, но… даже с простаками нужно держать ухо востро. Действуйте применительно к обстановке и не забывайте главного, я повторяю еще раз: заранее старайтесь предусмотреть все свои шаги и ответные — преступника.

И Корж, как ему казалось, все продумал в дороге, а на месте дополнил свой план деталями.

* * *

Прежде всего он связался с Харьковской милицией. Фотография Воронкова снова была размножена, и начались тщательные поиски в гостиницах, домах приезжих и в подозрительных частных домах.

Через два дня место жительства Воронкова было установлено.

Он остановился в одной из гостиниц, уходил рано утром, пропадал неизвестно где целый день и возвращался лишь ночевать.

— Что вы думаете предпринять? — спросил Коржа начальник Харьковской милиции.

— Мне нужно в помощь четыре человека. Возьмем его ночью, сонного. С администрацией гостиницы я обо всем уже договорился.

— На каком этаже занимает он номер?

— На третьем.

— Крайний или в центре коридора?

— Третий справа от лестничного марша.

— Ну, что ж, действуйте.

…Воронков возвратился в номер.

Ему дали время раздеться и лечь в постель.

Понемногу в гостинице воцарилась тишина. Коридоры опустели. Часы в вестибюле пробили два раза.

Корж расставил посты и с одним из помощников направился к нужному номеру.

Комнату Воронкова должен был открыть дежурный по этажу. Он побледнел и съежился, когда узнал, что ему нужно делать. Корж успокоил его:

— Вы только откроете дверь вторым ключом и тут же уйдете. Остальное — наша забота. Ну, что вы трясетесь так, пошли!

У двери дежурный попытался взять себя в руки. Он смело вставил ключ в замочную скважину, поболтал им и тут же отдернул руку.

— Там ключ… Оставлен изнутри…

В ту же минуту за дверью заскрипели пружины, и сонный басок спросил:

— Кто там?

— Откройте! Это я, дежурный…

— Что нужно? Я сплю.

Корж впился взглядом в лицо дежурного. Подсказать ответ? Тот беспомощно мялся у двери. И вдруг совершенно неожиданно постучал согнутым пальцем в косяк и брякнул:

— Да откройте же! Проверка документов!

Тишина коридоров лопнула от выстрелов. Корж отскочил. Дежурный, охнув, схватился за живот и повалился к порогу. Где-то завизжали, из номеров выскакивали перепуганные люди…

Бандит бил и бил в дверь, потом выстрелы прекратились, и Корж услышал звон разбитого стекла.

— Выпрыгнул в окно! — крикнул он помощнику, бросаясь к лестнице и по пути снимая с постов остальных.

У входных дверей стоял перепуганный администратор.

Корж на ходу крикнул:

— Вызовите скорую помощь, там дежурный ранен.

Прыжок с третьего этажа — дело не шуточное. Можно не сломать а даже не вывихнуть ноги, но отобьешь их наверное и уж тут-то далеко не убежишь. Корж рассчитывал именно на это. Он обшарил с помощниками все кусты, росшие под окнами, и ничего не нашел, никаких следов, кроме стоптанной комнатной туфли. Кусты нигде не были даже примяты. Алексей Петрович осмотрелся кругом, поднял голову к разбитому окну…

В десяти шагах от стены рос громадный старый тополь. Ветви его раскинулись, широко и вплотную подходили к стене и окнам.

Алексей Петрович бегом вернулся в гостиницу. Номер Воронкова уже открыли, он прошел в него. Окно было распахнуто настежь. Корж вскочил на подоконник. Да, до ветвей тополя можно было достать рукой. Толстые, надежные… А потом спуститься на землю… Ушел!..

— Ушел!

Как же он не подумал о подобном варианте бегства! Ведь и тополь он видел. Правда, не знал точно, которое окно Воронкова. Можно было спросить у работников гостиницы… Ушел!.. Поздно теперь размышлять о потерянном!

Кто-то предложил вызвать розыскную собаку. Корж отказался. Стоит бандиту пройти центральными улицами, где даже в этот поздний час был народ, и собака откажет, ее собьют другие следы. И потом дворники уже начали уборку, метут и поливают мостовые. Он поблагодарил товарищей за помощь и, не заходя в Управление милиции, поспешил на вокзал.

В шесть утра к перрону, шипя и отдуваясь, подошел московский поезд. Он торопился к морю и стоял недолго. В толпе пассажиров, спешивших на посадку, никто не обратил внимания на высокого, плечистого старика в панаме, надвинутой на самые глаза. Никто — кроме Коржа… В руках старика был небольшой саквояжик под черепаховую кожу. Старик прошел в мягкий вагон.

До Батуми старик не выходил.

Не вышел он и в Батуми.

Вместо него самым последним из поезда на перрон сошел белокурый парень с забинтованной головой. Он выбрался из привокзальной сутолоки и не спеша побрел по жарким улицам в сторону Приморского бульвара. Он угрюмо смотрел под ноги, изредка поднимая глаза на прохожих, на пальмы, росшие по бульвару, на море, что играло и искрилось под горячим южным солнцем.

Метрах в двадцати сзади за ним неотступно следовал человек в темно-синем костюме. Он шел, не теряя из вида парня, и улыбался, радуясь солнцу, тихо плескавшемуся морю и своему, одному лишь ему ведомому счастью.

Первая встреча

В Батуми Лешка повел себя осторожней. Теперь уже он не пошел в гостиницу, да там, собственно, и нечего было делать — паспорт-то остался в Харькове. Он долго выискивал укромное местечко и, наконец, поселился на глухой окраине в хатке старого рыбака, пообещав платить по червонцу в сутки на готовых харчах. Деньги были большие, их никогда бы не добыть старику на море, и он с радостью согласился пустить постояльца, даже и не заикнувшись про документы.

По случаю новоселья вечером устроили маленький пир. Дед наловил бычков, старуха нажарила их в сметане, а Лешка дал денег на водку. За столом Воронков рассказал подвыпившим хозяевам, как вчера ночью, когда он искал, где бы остановиться, на него, будто бы, напали грабители и пытались раздеть. Он стал обороняться. Его полоснули чем-то по лбу, сбили с ног, очистили карманы. Хорошо, что часть денег он предварительно зашил в подкладку пиджака. Они уцелели. Но документы, лежавшие в бумажнике, пропали. Он, конечно, заявил об этом в милицию и надеется…

— Ладно, — перебил его старик. — Пес с ними, с цидулками. Живи здесь, никто ничего не спросит. А ты, баба, тоже — молчок!..

Старик больше всего боялся потерять такого выгодного постояльца и готов был верить всему, не задумываясь. Лешка несколько дней вылеживался в хате, никуда не выходил. За маленьким, постоянно открытым окном ярко светило солнце, непрестанно шумело море и кричали чайки. Сонные волы медленно скрипели мажарами на дороге. Беззаботные ребятишки с утра до вечера гомонили на берегу.

Накурившись до одури, Лешка закрывал глаза и снова — в который уже раз — перебирал в памяти события последних дней. Больше всего беспокоило его происшествие в Харькове. Правильно ли он поступил, открыв стрельбу? Может быть, это пришли вовсе не за ним, а просто у всех проверяли документы? Неужели милиция могла так быстро установить его личность и даже напасть на след? Если это так, то его и здесь не оставят в покое, рано или поздно могут найти и в этой халупе.

Значит, нужно сматывать удочки и отсюда, ездить непрерывно из города в город, из края в край, заметать, путать следы. И внешность нужно изменить. Бороду, что ли, отрастить, усы. Одеться под крестьянина, будто по заработкам ездит… Н-да…

Старик несколько раз предлагал Лешке:

— Пойдем, пробежимся по морю в шаланде. Ветерком овеет, брызгами солеными окропит — и все как рукой снимет.

Лешка вяло отнекивался:

— Куда мне в море! На реке пароход качается — меня и то в ригу тянет. А уж тут…

— Ну, так посиди на бережку. Это ж море, красота, а ты лег и лежишь как байбак.

— Ладно…

Мысли Лешки тянулись к родной деревне. Как-то там дела? Затронут отца или нет? Не должны бы. Антона в городе никто не знает и не видел. Отец отопрется от всего — кремень. И деньги в оборот он пустит с умом, не сразу. Да… Через полгодика, а может, и раньше, когда уляжется все, Лешка вернется. И уж тогда он будет хозяином наравне с отцом. Это не шутка: вложить в дело сразу десять тысяч, притом наличными, тепленькими. Он тогда поживет, это уж будьте уверены! От отца, конечно, лучше отделиться. Один и по-своему он похлеще раздует кадило, и, если отцу кланялись в пояс, то перед ним, Лешкой, будут ползать на карачках. Дай только срок!..

С такими мыслями он незаметно засыпал. Но спал чутко, вздрагивал при каждом звуке, и рука сама собой ныряла под подушку, торопливо искала рубчатую рукоять нагана.

В хату входила старуха с водой или, громко шлепая мокрыми бахилами, с корзиной рыбы в руках, в дверь пролезал старик. Все было спокойно. Лешка подкладывал руки под голову, приподымался на подушке. Старуха ставила сковороду с рыбой на таган, долго раздувала кизяки. Старик обычно ворчал, грешными словами поминал угодника Николу, который опять не послал рыбы в сети, а порвать их чем-то умудрился. Потом он крякал и тихо подходил к кровати. Лешка притворно закрывал глаза.

— Спишь? — спрашивал старик и легонько тряс за плечо.

— А?.. Нет.

— Я говорю, обедать пора, вставай.

— Опять, что ли, бычки, будь они неладны!

— Не, нынче поважило: скумбрии трошки взял. А баба борщ варила и вареники.

— О! — Лешка лез под подушку и вытягивал пятерку. Старик степенно, как что-то само собой разумеющееся к обеду, брал ее и по-крабьи, как-то боком, выходил из хаты.

Так, или почти так, прошло пять дней. На шестой вечером Лешка решил выйти на улицу. Он долго сидел на валуне у калитки, потом медленно спустился к морю.

Днем стояла нестерпимая жара, и в хате Лешка чуть не задохнулся от духоты. Сейчас прохлада и легкий ветерок приятно бодрили и даже неизвестно чему радовали. Как-никак, а все-таки хорошо было жить на свете!.. Сумерки наступили быстро, словно упали с гор и окутали все вокруг. Но из-за моря уже поднимался огромный красный диск луны, и в ее скупых лучах берег и море оживали по-новому.

Лешка долго стоял на берегу, потом решил выкупаться. Кругом не было ни души, только море вздыхало по-живому, словно никак не могло заснуть, намаявшись за день. «Ладно, не сердись, — мысленно обратился к нему Лешка. — Я немного побеспокою тебя, а там — спи». Он не спеша разделся, зашел по пояс в воду и, стараясь не мочить голову, поплыл от берега.

…Из-за ближнего дома появился человек и, пригнувшись, побежал к Лешкиному белью. Поднял брюки, переложил что-то из них в свой карман и тут же скрылся обратно за дом…

Лешка долго нежился в прохладных волнах. Выйдя на берег, пожалел, что не захватил с собой полотенце. Сейчас бы растереться докрасна, чтобы каждый мускул гудел!.. Ну, ладно, и так хорошо на сон грядущий. Что такое!.. Лешка взял брюки и застыл с ними в руках… Почему такие легкие?.. Он сунулся в карман, в другой… Дьявольщина! Нагая пропал! Неужели обронил? Но как, когда?

…А может, кто… Лешка зорко огляделся кругом — никого, ни единой души. Вот морока! Брал же он его, брал!.. Или только подумал взять и забыл?.. А?.. Ну и ну!.. Лешка быстро обулся и бегом бросился обратно…

За первым же домом он чуть не наткнулся на человека, неизвестно откуда вывернувшегося навстречу. Лешка метнулся в сторону, но человек загородил дорогу. В руке его тускло блеснул пистолет.

— Стоять! И поднять руки! Ну!..

— Быстро! — сурово подсказал кто-то еще сзади, и Лешка почувствовал, как неприятный холодок прошел по спине. «Вот оно!..» — мелькнуло в голове. Поднял руки, которые сразу стали словно из свинца. В ту же минуту их цепко схватили, завели за спину. Лешка услышал тихий звон металла, что-то щелкнуло, и запястья оказались накрепко запертыми в стальных браслетах. Голос сзади проговорил:

— Вот и все. Идите прямо. Не оглядываться! Помните: шаг вправо или влево и — конец…

* * *

Алексей Петрович учел харьковский урок и в Батуми действовал по-другому. Он был убежден, что Воронков и здесь, не задумываясь, пустит в ход оружие, и здесь могут быть ненужные жертвы.

Прежде всего Корж организовал тщательное наблюдение за Воронковым. Затем детально продумал все возможные варианты операции и выбрал двух дельных помощников из агентов Уголовного розыска. Правда, для успешного выполнения задуманного необходимо было ждать подходящий момент, но что ж делать! Корж ждал терпеливо и дождался своего.

Через полтора месяца Воронкова и трех его приятелей, задержанных в разных городах, судили.

Лешку, как инициатора и главаря, приговорили к десяти годам и сослали в Соловецкий лагерь.

Эти десять лет, проведенные на угрюмом берегу Белого моря, Воронков вычеркнул из жизни как нежитые.

Возвращение

Поезд пришел на станцию под вечер. Сойдя на перрон, Воронков внимательно огляделся. Это были уже родные края и вместе с тем безвозвратно чужие и даже больше того — враждебные.

На первый взгляд ему показалось, что ничего здесь не изменилось за двенадцать с лишним лет. То же самое, только разве по-другому покрашенное, приземистое здание станции, все так же скрипят, раскачиваясь на ветру, большие фонари. Но теперь они электрические! И в поселке, должно быть, электричество — уж очень ярко горят окна домов. Лешка вошел в зал ожидания. Да, вот здесь перемены заметны здорово. Он вспомнил те далекие годы, когда впервые уезжал отсюда. Деревянный, невероятно замызганный пол, усеянный шелухой подсолнуха, окурками козьих ножек, обрывками газет. Прокопченные стены тускло освещались одной единственной керосиновой лампой, висевшей над окошечком кассы. На двух старых покосившихся диванах никогда не хватало места. Люди в ожидании поезда коротали время кто где мог, чаще всего прямо на полу, кое-как пристроившись на вещах.

Сейчас зал, чисто выбеленный и ярко освещенный, выглядел просторней, выше. Ровными рядами стояли широкие дубовые диваны и три от входа не были даже заняты. В углу, где раньше помещалась касса, стоял киоск с газетами и журналами. Рядом с ним была дверь и над ней вывеска «Буфет». Воронков прошел туда.

Он заказал гуляш и три стакана чаю. Перед этим выпил стопку водки, закусив ее хлебом с горчицей. Горчица оказалась крепкая и душистая, совсем такая, какую делала мать к жареному гусю. Он намазал еще кусок и с удовольствием съел, хоть его и прошибало до слез.

В буфет вошел старик в длиннополом грубошерстном армяке, подпоясанном старым засаленным кушаком. Он положил на стол кнут, снял шапку и рукавицы. Отогревая руками сосульки на усах, оглядел маленький зал. Заметив Воронкова, старик удивленно приподнял брови и невольно шагнул ближе к столу, за которым сидел приезжий.

Воронков на секунду оторвался от еды, поднял на старика глаза.

Корж идет по следу

— Что, папаша, знакомого нашел?

— То-то, вроде бы да, — не совсем уверенно ответил старик.

— Навряд, — усмехнулся Воронков.

— Да нет, точно, — старик подошел к столу, сел напротив. — Вот как улыбнулся, так я тебя сразу и признал. Вылитый отец…

Корж идет по следу

Воронков перестал жевать, пытливо уставился на старика.

— Какой отец?

— Твой. Данило Наумыч. Мы ж с ним закадычные приятели были… Что, забыл меня?..

— Постой, постой, — силился вспомнить Воронков, где он раньше видел эти серые, с насмешливым прищуром глаза, острый нос, изрытый оспой, и большой шишкастый лоб. — Лицо, вроде, знакомое, а где встречались, — убей, не помню.

Старик нагнулся поближе, шепотом спросил:

— Афанасия Егорова аль не помнишь?.. Еще конфетки я тебе маленькому приносил…

— Верно! — чуть не закричал Воронков. — Афанасий Терентьич! Верно! Ах, ты!.. Вот встреча!..

— Ты потише, — остановил его старик.

— А что? — Воронков огляделся. Никто не обращал на них внимания. — Ерунда! Вы из дома куда или домой справляетесь?

— Домой.

— Вот хорошо! Прихватите и меня, все, глядишь, веселей вдвоем.

Старик растерянно затеребил бороду, пытливо взглянул на Воронкова.

— А… ты чего домой? В деревню то есть…

Воронков помрачнел. Долго молчал, потом через силу выдавил из себя с хрипом:

— Так… Хоть поглядеть, как оно теперь…

— Глядеть-то нечего.

— Ну, все-таки… Я ведь двенадцать лет не был в этих краях.

— Слышал я кое-что про тебя. Краем уха, можно сказать.

Старик ожесточенно заскреб в бороде.

— Дела-а!.. Вот что, брат, рассчитывайся да поедем ко мне. Я теперь здесь живу, недалечко.

Воронков послушно собрался.

Когда отъехали от станции, старик горестно вздохнул:

— Ох-хо, не приведи господи, что делается на свете! Вот хоть бы и твое дело. Вернулся и даже переночевать негде. Ладно, зашел я в буфет…

Лешка промолчал, не зная, куда клонит Афанасий. Подъехали к высоким тесовым воротам. Старик спрыгнул с саней.

— Тпру-у, красавица!.. Вот мы и дома. Милости прошу, Лексей Данилыч! Сейчас нам баба самовар соорудит, закусочку… Эй, баба, открывай! — старик забарабанил кнутовищем в калитку.

* * *

— И вот, значит, докатилась эта беда и до нашей деревни. Сначала-то все разговоры были, драли глотки кто во что горазд — и ладно. Мы уж решили: так, мол, все и останется по-старому. И вдруг, понимаешь, приезжает из района какой-то партейный… Покалякал с тем, с другим, а вечером — бах! объявляют собрание бедноты. Понял, как? Не общий сход, а только самых что ни на есть голодранцев… Ты бери свинины-то, закусывай как следует, не стесняйся. Вроде родни ведь мы. Давай-ка еще по одной… С дороги не повредит…

В избе было жарко. Воронков сидел в одной рубахе, тяжело опустив локти на стол, руками стиснул голову. Афанасий уже раскупорил вторую бутылку, но хмель не брал Лешку. Не пьянел и хозяин, только нос его с каждым новым стаканчиком становился краснее.

— Да… Собрание, выходит, тайное. Ну, мы тоже не лыком шиты. Той же ночью все узнали… Что ж бы ты думал! Ведь решила-таки и наша голодрань сорганизоваться в артель! Помнишь Сережку Барского?

— Нет, что-то не припомню.

— Ну, вечный батрак! Такой высокий, худой… Последнее время у Василь Василича в работниках жил.

— А-а…

— Вот. Его, значит, выбрали председателем. Мы только посмеялись. Тоже хозяина нашли! И остальные под-стать собрались. На тридцать записанных дворов набралось пять лошадей, семь или восемь плугов, борон десяток, вот, почитай, и все. Про семена на посев и думать нечего. Разве что опять к твоему отцу идти или еще к кому. А у нас уж уговор крепкий был: ни пылины не давать, пусть разбегаются к анафеме. Да ты закусывай, Лексей Данилыч!..

— Ладно. Рассказывай знай.

— Пошла у них веселая жизнь. Когда ни послушаешь — крик, спор. Мы молчим. Думаем: прооретесь — тише будете. А время не ждет, вот-вот в поле собираться надо. И удумали они штуку. Опять за этим партейным съездили, снова собрание. И тот, видать, им присоветовал. Или, может, сами, додумались, я не знаю. Сидели, почитай, всю ночь, а с утра пораньше пошли по богатым дворам и… — Афанасий отогнул большой палец и подковырнул им снизу. — Все под корешок рушить начали. Это, значит, чтобы чужую силу себе забрать и с ней становиться на ноги. Эх, что тут пошло!.. Сейчас вспомнишь — и то мороз по спине…

Воронков стиснул кулаки, скрипнул зубами. Афанасий посоветовал:

— Ты побереги зубы-то. У волка они — одно оружие, а мы… — он не договорил, боясь, чего доброго, обидеть гостя, — Слушай дальше. Таким манером растрясли семь дворов. И каких!.. Кулацкими назвали… Потом пришел и ваш черед… Данило Наумыч ничего, держался крепко, только с лица помушнел весь… В общем, эх, чего говорить, сам не маленький! И вот кто-то из обкулаченных не стерпел. Этого партейного подкараулили ночью и маленько не совсем прирезали. Говорили, будто ваш Антон это, но доказать ничего не могли. Только после этого позабирали всех. Сначала — в район. Говорят, следствие там было, да ничего не могли добиться. Так всех и выслали. Вот такие дела…

Воронков долго молчал. Внешне он казался спокойным, но внутри все кипело и клокотало. Н-ну, погоди!..

— Наших, не помнишь, кто зорил, Афанасий Терентьич?

— Да ведь гамузом ходили.

— Но ведь был же кто-то за главного?

— Тот же Сережка Барский и верховодил. У вас-то как раз он и опись делал сам.

— Так! — Воронков сверкнул глазами, тяжело опустил кулак на стол. — Ладно!..

Афанасий понял, в чем дело.

— Ты это, парень, брось.

— Чего?

— Я знаю чего, не маленький.

— А коли не маленький — понимать должен, — зло бросил Воронков:

— И понимаю. Тут горячку пороть нельзя.

— Значит, простить?

— Зачем!

— А как же?..

— Все так же. С голыми кулаками, на рожон лезть — дело не хитрое. Хоть и далеко Соловки, а довезут за милую душу.

— Не страшно, только что оттуда.

— Ну, и как, рай там?

— Рай — не рай, а с голоду не дохнут и без штанов не ходят.

— Невелико же, парень, счастье. Пожалуй, не стоит из-за этого рук марать.

— Так что же делать? — выкрикнул Воронков.

Афанасий покосился на окно, бросил взгляд на дверь.

— Что ты орешь? Аника-воин! Подумаешь, велика штука — хоть бы и совсем пристукнуть председателя Сережку! Проще пареной репы… А прок?.. Никакого. Поставят другого — и только. Да и при чем тут он? Не один, а все виноваты, весь колхоз. Стало быть, и ответ нужно со всех миром спрашивать. А как — это подумай. В такое дело не перекрестясь лезть — ни боже мой. Знаешь, мой бы тебе совет…

— Ну?

— Махни-ка ты к отцу.

Лешка задумался. Помолчав, проговорил:

— Я уж кумекал над этим. А только — чего я поеду? Сами, наверное, бьются там, как рыба об лед.

— Не скажи. Данило Наумыч правильного ума был. Я, чай, думаю, сумел ухоронить малую толику от этаких-то богатств.

— Не знаю. Я ведь совсем мало переписывался с ними. В первую пору, почитай, года полтора не писал, чтобы, кой грех, за меня не потянули. Потом дал весточку, Батя тогда деньжонок немного прислал, посылку. Так и то через чужого кого-то, тоже боялся видно. Ну, я понял… Потом еще раза три денег присылал, писал, так, по пустякам больше. И про раскулачивание я узнал вдолги после… Да… Хотел я тогда тягу дать, ну, только где там!..

— Что, крепки заслоны?

— Крепки!

Помолчали. Самовар на столе давно затух. Хозяйка Афанасия, спросив, не нужно ли чего еще, ушла спать.

Хозяин снова налил стаканы.

— Да, Лексей Данилыч, много есть чего порассказать, а говорить об этом не хочется. Вспомнишь — и все нутро перевернется. Ладно, пей. А мой совет тебе правильный. Все ж таки отец, столько лет не виделись.

— Да я, признаться, и не знаю, где они сейчас, Афанасий Терентьич. Меня перебрасывали из лагеря в лагерь, они, видно, тоже мыкались, так и потеряли друг друга. Где искать?..

— Эва, у меня адресок есть, — улыбнулся Афанасий. Он встал, потянулся за иконы. Вытащил пыльный сверток бумаг, перевязанный суровой ниткой. Отошел к печке, сдул пыль, развернул. Подал Лешке помятый серый конверт.

— Вот.

— Вы, что же, переписываетесь?

— Да больше года не слыхать от него ничего, ну, а адресок я храню.

— А писем нет?

— Не сохранил.

— Жаль…

Афанасий промолчал.

Воронков старательно переписал адрес, спрятал бумажку в грудной карман.

Афанасий снова налил стаканы.

— Давай! За удачную твою дорогу. Приедешь — отцу поклон от меня. Помнит, мол, и не забудет вовек. Что хмуришься?

— Да что… Ехать, конечно, надо… но… с деньгами у меня… Сам знаешь, от какой зарплаты капиталы…

— Вон ты о чем! Не беспокойся, помогу. Я ведь от всей этой передряги в тридцатом годе уцелел почти неощипанный.

— Как умудрился?

— Господь умудрил. Когда пошло все шиворот навыворот, я и говорю себе: «Э-э, Афоня, смотри, могут и тебя к ногтю! Давай-ка, востри лыжи». Лавку — на замок, товаришко спустил по дешевке, барахло по родне рассовал. Деньги у меня были в кубышке, да еще николашкиных лобанчиков осталось припрятано, оно и вышло без убытку. Для виду пожил немного в деревне, а потом перебрался сюда. Промышляю извозом, ну, и старым рукомеслом потихоньку, — Афанасий хитро подмигнул Воронкову. — Так-то, брат, Летссей Данилыч. Жить пока можно. А там видно будет, как дальше пойдет. Бог даст война или еще какая перемена. Не горюй, поживем еще! Какие наши годы! Пей!

В родном краю

Афанасий, неизвестно отчего, расщедрился.

На другой день он никуда не поехал и с утра сам принялся топить баню. В это время жена его хлопотала на кухне. На столе лежал жирный прошлогодний гусь, приготовленный к тушению. В квашне подходило белое тесто, а в большом блюде его дожидалась рисовая, с отмоченной осетриной начинка. Пахло постным маслом, подгоревшим луком и моченой антоновкой, заранее вынутой из погреба, чтобы немного отогрелась.

Часам к двенадцати баня была готова. Афанасий не стал отрывать от дела жену и опять сам приготовил Лешке белье, вынул из кладовки чуть ношенные валенки со своей ноги, дубленый полушубок, шапку и варежки. Все это отнес в предбанник, прихватив по пути пару крепких березовых веников. Потом вернулся за Лешкой.

— Ну, гость дорогой, пора вставать, — разбудил он его. — Видать, намаялся в дороге — спишь как мертвый. Айда в баню. Все лагерное выпарим, веником выбьем, а. потом кипятком смоем. Слезай… Жена, как у тебя там пироги? Сколько сроку нам на баню?

— Не торопитесь, не торопитесь, — донеслось с кухни. — Парь гостя как следует. Что, так я прибегу, крикну.

Из бани Лешка чуть дошел, хоть и всей-то дороги было метров пятнадцать. Сам Афанасий почти не мылся, больше помогал Лешке. Тер спину, парил в две руки. Новая мочалка драла, как борона, и Лешка только кряхтел под жилистыми и крепкими руками Афанасия.

Хозяйка уже накрывала на стол.

— Вот как хорошо! — встретила она их. — Прямо к горяченькому управились.

Лешка плюхнулся на лавку.

— Ох, мне, пожалуй, хватит уж горячего!

— Ничего, — довольно проговорил Афанасий, старательно расчесывая бороду. — Вот теперь после баньки выпьем, закусим как следует, а потом поспим. Больно хорошо!.. Отдыхай, пока у нас, Лексей Данилыч. Ты как сын мне. Своих-то нам с бабой не дал господь.

Хозяйка вторила ему.

— Ешь, пей, чего надо, спрашивай. Чай, набедовался там-то…

Лешка никак не мог понять, с чего это Афоня-лавочник стал вдруг таким щедрым к нему. В чем тут дело? Мельком ему вспомнилось давнишнее письмо от отца, в котором тот сообщал, что дал Афанасию взаймы три тысячи. Может быть, этот лис так и зажилил их, а теперь лебезит перед ним, Лешкой. А, черт с ним, не ему и не сейчас разбирать чужие счеты, да и не знает он их.

Он жил в гостях спокойно и сытно. Афанасий в эти дни никуда не ездил, — погода стояла морозная, какая уж тут работа! На погоду ссылался и Лешка, день ото дня откладывая поездку к отцу. Собственно, Афанасий и не торопил его. Живи, достаток есть. Время проходило за выпивкой, едой и игрой в очко «по маленькой для интереса» или «подкидного дурака», когда за стол садилась и хозяйка.

Была и другая причина, удерживавшая Лешку. За этим он и ехал сюда: ему хотелось побывать «дома». Однажды он спросил Афанасия:

— Не бываешь в нашем-то селе, Афанасий Терентьич?

— Почему? Приходится.

— Ну, и как там?..

Афанасий полез в бороду, сердито заскреб подбородок.

— Да ведь что… Рассказывать — только душу бередить.

— Ничего, ничего, она у меня каменная стала, говори.

— Хорошо живут, стервецы! Лошадьми обзавелись, Скотом, сбруей всякой и прочим. Богатство полное… И конный двор, и коровники. Мельницами здорово промышляют. На паровую-то со всей округи ездят…

— А ты… не ездишь?

Афанасий вздохнул.

— Пирогов захочешь — никуда не денешься. Лучше-то крупчатки нигде не смолоть.

— Афанасий Терентьич, я тебя прошу! — Лешка придвинулся к старику вплотную, стиснул костлявое его плечо. — Съездим завтра туда…

— Да зачем? Я только-только мешок смолол.

— Не в пропажу ведь. Возьми немного, если так. Ты пойми: хочется взглянуть.

— А я думал, тебе плевать на все. И так-то не помощник отцу был, а как в город укатил, — и совсем забыл про родные края.

— И я сначала так думал. Да вышло по-другому. Ты же видишь, что получается. Отбыл я срок, приехал, вроде бы, домой, а ведь не встреть тебя, то и переночевать было бы негде. Стучись под окнами, как нищий… А совсем рядом свой дом стоит, да войти в него нельзя. Обидно или нет?

— Чего уж тут говорить, конечно, — вздохнул Афанасий. — Ну, только от того, что посмотришь ты на дом, легче не станет.

— Знаю. А все-таки…

Лешка и перед Афанасием кривил душой. У него было свое на уме, и старик, словно догадываясь об этом, опасливо покачал головой.

— Ох, наживешь с тобой греха! Горяч больно.

Лешка перекрестился на иконы.

— Вот! Слово даю: от саней на шаг не отойду.

— Н-не знаю, как и быть…

— Мне не веришь?.. Только взглянуть… Ведь там и мои деньги вложены. Целых десять тысяч…

«Ну, какие это твои!» — подумал Афанасий, но ничего не сказал.

В конце концов он сдался, и рано утром они отправились в путь.

Морозило. Лохматая лошаденка вся побелела от инея. Белокружевные стояли по бокам дороги деревья. Ярко светило солнце. Снег не скрипел уже, а визжал под полозьями. Небо блестело холодной синевой.

Лешка кутал нос все глубже в воротник, а сам пытливо смотрел по сторонам, узнавая и не узнавая родные места. Дорога почему-то показалась ему шире. Он спросил, что бы это значило.

— Очень просто! — прокричал из тулупа Афанасий. — Тут теперь шасе. Давай-ка закурим, хоть нос дымом погреть. Прогневили господа, вот он и шпарит по пяткам… Стой, милая, иди шажком, а то себе селезенку надорвешь и у нас табак рассыпешь.

При въезде в село Лешка взволнованно заерзал на сене, отогнул воротник, чтобы не крутить головой из стороны в сторону. «Эх, не так бы полагалось въезжать сюда!.. Словно вор, крадучись, с опаской… Как только сердце терпит!.. Ладно!..» — разжигал он себя.

Проехали мимо мельницы-ветрянки с большим крепким амбаром рядом. «Наша», — про себя отметил Лешка, придирчиво осматривая ее от земли до кончиков крыльев. Мельница содержалась в порядке, и от этого, кажется, стало еще муторнее на душе. На другом краю села стояла точно такая же. Туда незачем ехать. Ясно и так: и та стоит целехонька, работает на кого-то. Ей что, деревянной, она даже не чует, что, вот, приехал настоящий хозяин.

Афанасий направил лошадь в другую улицу. Лешка еще издали почувствовал душистый запах льняного семени. Понял: старик свернул нарочно, чтобы можно было взглянуть и на маслобойку.

«И эта наша, — покосился на нее Лешка и тут же с горечью добавил: — Была… Ух, сволочи, если только доведется добраться до вас!..»

Въехали во двор паровой мельницы. «Моя!» — чуть не вслух вырвалось у Лешки при виде большого, в полтора этажа кирпичного здания под железной крышей. На морозе бойко похлопывала труба паровичка, из открытых дверей слышался ровный шум жерновов и дробный перестук сит. Афанасий взглянул на бледное Лешкино лицо, и крепко рванул за рукав. Проговорил сквозь зубы:

— Смотри, узнают тебя — и мне погибель! Помни, что обещал!

— Помню, — прохрипел Лешка.

Он как в тумане взвалил на спину мешок с пшеницей и внес к приемщику. Тот спросил Афанасия, выписывая квитанцию:

— Время есть ждать?

— Да ведь не больно бы есть. Приехали-то…

Приемщик перебил, не дослушав:

— Ссыпь пшеницу в ларь и получи у кладовщика муку. Давай веселей, не топчись!

Лешке не удалось побывать внутри мельницы, посмотреть оборудование. Но и того, что он видел, было достаточно. Даже больше чем достаточно!

На обратном пути он попросил проехать мимо дома.

Афанасий молча повернул лошадь, легонько толкнул Лешку в бок.

— Вон, по левому порядку, под красным флагом.

Можно было и не показывать. Ему ли забыть место, где родился и вырос, откуда ушел и куда уже не мог вернуться… Афанасий зло вытянул лошаденку кнутом. Она рванула, откинув седоков назад, и Лешка успел лишь заметить резные наличники, высокое, чисто подметенное крыльцо и вывеску над ним: «Правление колхоза».

Через два дня Лешка собрался к отцу. Афанасий дал ему триста рублей денег, жена напекла подорожников. На прощанье как следует выпили, обнялись, и Лешка ушел к ночному поезду.

А еще через день Афанасий узнал новость, оглушившую его словно гром. Воронкова схватили в селе, когда он напал на председателя колхоза Барского и пытался его зарезать.

Афанасий перепугался не на шутку. Ну-ка если узнают, что он привечал его и возил даже в село! Чтобы уйти от беды, он быстро собрался и уехал в дальний извоз.

Но опасения его оказались напрасны: Лешка ни словом не обмолвился о друге своего отца, приютившем его.

* * *

Тогда следствие вели другие работники, но Алексей Петрович знал все обстоятельства дела, так как давал им материал по первому преступлению Воронкова.

Догадки и предположения

«Гора с горой не сходится, а человек с человеком сойдутся». Да, права поговорка!

Кто бы мог подумать, что через шестнадцать лет снова скрестятся пути чекиста Коржа и бандита Воронкова…

Алексей Петрович сначала и сам удивился, встретив в ту ненастную ночь «старого знакомого». Но потом, поразмыслив, пришел к убеждению, что, пожалуй, ничего удивительного в этом нет.

Вернувшись в Управление, он прежде всего отдал пленку в фотолабораторию.

— Срочно проявите и сделайте отпечатки. Вне всякой очереди.

Затем Алексей Петрович позвонил в архивный отдел и попросил найти и принести дело Воронкова Алексея. Отчество он не помнил.

Через пятнадцать минут толстая папка со слежавшимися и пожелтевшими на краях листами была перед ним. Он открыл ее с конца. Быстро перелистал несколько страниц, остановился на копии приговора. Вот то, что нужно. Воронков Алексей Данилович. Так… Приговорен к восьми годам. Так, так… Ага! Для отбытия наказания направлен в лагерь №… Это в Белоруссии, Пинская область. Очень хорошо!

Корж захлопнул папку и позвонил начальнику отдела кадров.

— Скажите, нет ли среди эвакуированных работников кого-нибудь из Пинского лагеря, — он назвал номер. — Есть? Да что вы!.. Даже начальник! Оч-чень хорошо! Где мне его найти?..

Через некоторое время начальник лагеря был в кабинете Коржа. Тот показал ему фотографию Воронкова из архивного дела.

— Вы не помните вот этого человека? Он отбывал срок у вас. Фамилия — Воронков.

— Воронков… Воронков… — несколько раз в задумчивости повторил начальник, пристально всматриваясь в портрет. — Ах, Воронков!.. Помню. Проходил по второй судимости. К нам был, сослан, кажется, за покушение на жизнь председателя колхоза.

— Совершенно верно, — улыбнулся Корж. — Когда вы эвакуировали заключенных?

— Немцы бомбили и обстреливали лагерь в первый день нападения. В это же время они начали выброску десантов малыми группами. Почти все пути отхода были уже отрезаны, пришлось выбираться лесами и болотами. Немцы непрерывно обстреливали нас с воздуха. Многие из заключенных потерялись в пути. Может быть, бежали или просто отстали, может быть, погибли.

— А тех, что вывели, вы помните всех? Или у вас есть список?

— Вас интересует Воронков? О нем я могу сказать точно: он не вернулся из Пинских болот.

— И вам неизвестна его судьба?

— Нет.

— Предположения?

— Никаких. Но вообще-то он не из тех, кто быстро сдается.

— Да, это я знаю. Ну, что ж, спасибо вам за информацию. Это — все, что я хотел от вас узнать.

Начальник лагеря ушел.

Теперь Корж принялся за дело Воронкова с первых страниц. Он не останавливался на описании известных ему событий, мельком просматривал многочисленные протоколы допросов. Сейчас его интересовали сообщники Воронкова, его родные, знакомые, вообще все те люди, с которыми он общался. Их фамилии и имена Алексей Петрович, выписал на отдельный лист.

Лаборант принес пленку и снимки.

— Ну как? — встретил его Корж вопросом. — Получилось что-нибудь?

— Снимки в норме, только несколько последних кадров мутноваты…

— Ну-ка, ну-ка! — Корж торопливо взял фотографии, быстро перебирая, отыскивал нужные. Последние кадры и были самые важные для него. Неужели совсем ничего не получилось?.. — Эх, как вы напугали меня! — с укоризной посмотрел Корж на лаборанта, когда нашел нужные ему фотографии. — Тут же все в порядке. Лица видны совершенно ясно, а больше ничего и не нужно. Не в семейный альбом. Знали бы вы, в каких условиях это снято…

— Да, я вижу, что работа не павильонная, — улыбнулся лаборант.

— Нет, совсем нет, — согласился Корж, тоже с улыбкой вспоминая непогожую ночь у сторожки и холодные крупные капли, падавшие с кустов обязательно за ворот. Упадет и, как горошина, покатится по спине. Б-р-р!..

Корж вызвал лейтенанта Грачева.

— Что нового в делах поисковой группы?

— Все по-старому, товарищ капитан. Четвертый парашютист как в воду канул.

— Ну что ж, — помолчав, проговорил Корж, — этого и следовало ожидать. Но ничего, будем надеяться, что и он скоро выплывет… В Степанове у меня произошла очень интересная встреча со старым знакомым, если его можно так назвать. Вот, посмотрите, — Алексей Петрович подал Грачеву фотографию, сделанную через окно сторожки.

Лейтенант внимательно рассмотрел ее.

— Кто такие?

— Старик — сторож вырубленного сада Быхин. Теперь он — Быхин. А в прошлом — матерый кулак Воронков. Рядом с ним — его сынок Алексей Данилович. Бандит и налетчик в прошлом.

— Тот самый, про которого вы мне однажды рассказывали?

— Тот самый…

— Значит, сад-то — они?..

— Не совсем так. Сад вырубил старик с младшим сыном Антоном. К сожалению, в старых делах нет фотографии Антона, и сейчас мне не удалось его увидеть. Я даже представления не имею, какой он из себя. А это старший Воронков. Он явился с какими-то другими целями. — Корж рассказал о разговоре, подслушанном у сторожки.

— Вон оно что-о! — многозначительно протянул Грачев. — Летел через фронт и прыгал с парашютом!.. Немцы забросили?..

— Тут сейчас многое можно предполагать, — словно думая вслух, заключил Корж. — А нам нужны не догадки… Мы займемся Воронковым. Для ориентировки вам придется познакомиться с его архивными делами. Вот, возьмите их. Затем возьмите вот этот список. Я выписал имена людей, с которыми Воронков когда-то имел связи. Нужно выяснить, живы ли они, где находятся, чем занимаются. И в дальнейшем взять под наблюдение. Не исключена возможность, что Воронков явится к кому-либо из них. Старик Воронков скоро будет в городе. Так велел ему сын. Его придется вам взять под наблюдение. Вот пока все. Предупредите работников отдела, что сегодня в десять вечера оперативное совещание.

Грачев ушел.

Алексей Петрович снова погрузился в раздумье.

Больше всего его интересовал вопрос: кто такой Воронков теперь?..

Случайно отстал он при эвакуации заключенных из Пинского лагеря, сделал ли это умышленно — неизвестно. Но так или иначе, а он попал к немцам. Это определенно.

Можно предположить, что Воронков обучался в шпионско-диверсионной школе и лишь после этого был заброшен сюда. Из записки, найденной в сторожке, видно, что он прибыл недавно. А к немцам попал еще в первые дни войны.

Вопросов возникало много, но ответами на них могли быть лишь предположения и догадки.

Алексей Петрович решил не ломать пока голову и прошел к начальнику Управления.

Новиков внимательно выслушал Коржа, задумчиво проговорил:

— Неужели фашистская разведка пронюхала об Н-ском заводе?.. Ничем иным, как охотой за реактивным снарядом, я не могу объяснить усиленную заброску парашютистов.

— Действительно…

— В первую очередь немцы, конечно, будут интересоваться технологией производства. Документация хранится в заводе. Значит, разведчики будут стремиться или проникнуть туда сами, или завербовать кого-то из работников.

Нужно тщательно проверить весь инженерно-технический состав завода и внимательно приглядываться ко всем вновь поступающим. Направьте туда своих людей.

В это время на пороге кабинета появился сержант-радист с листком бумаги в руках.

— Разрешите?

— Пожалуйста.

— Товарищ начальник, перехвачена немецкая шифровка…

— Ага, наконец-то! — оживился Новиков. — Что там, давайте!..

Корж настороженно придвинулся ближе. Новиков прочитал вслух:

— «Рация прибыла. Все в порядке». Подписано — «ОВС».

На минуту в кабинете воцарилась тишина.

— Что, по-вашему, означает ОВС? — Новиков посмотрел на Коржа.

— Может быть, сокращенно — Оливарес…

— Весьма похоже… Если так, то пропавший нашелся… Запеленговали передатчик? — спросил он радиста.

— Не успели, товарищ начальник. Вся передача велась полминуты по условному коду…

Новиков сурово двинул бровями.

— Н-да!.. Следить за эфиром день и ночь! Передатчик запеленговать обязательно! Поняли?

— Так точно.

— Впредь обо всем докладывать не мне, а капитану Коржу. Передайте это шифровальщикам на случай, если вас не будет на месте.

— Есть.

Когда за радистом закрылась дверь, Новиков встал за столом, высокий, подтянутый. Стукнул костяшками пальцев по стеклу на столе.

— Итак, Алексей Петрович, «они» начали. Нам нужно их опередить!

Часть третья

Родня из деревни

Дворник Кобылко вернулся в свой подвал злой.

С утра дожидавшийся его Волчок, радостно виляя хвостом, кинулся было навстречу хозяину, но, получив увесистый пинок в бок, шарахнулся под стол и обиженно заскулил, облизывая ушибленное место. Кобылко нагнулся к нему и поднес к мокрому и холодному носу собаки здоровенный грязный кулак.

— Вот! — прорычал он. — Пискни еще — и блин из тебя сделаю! Пся крев!..

Собака, словно поняв, забилась еще глубже и замолкла.

Кобылко, яростно ругаясь на смеси польско-русского и украинского языков, с остервенением сбросил с себя старую кепку и повалился на койку. Некоторое время он лежал молча, потом потянулся в карман за кисетом, но, вспомнив, что он с утра пуст, разразился новым потоком брани.

Сегодня, в день рождения, ему так не везет! Денег, которые он сумел скопить, не хватало даже на водку. А к ней обязательно нужно было колечко хотя бы ливерной колбасы.

Он заранее представлял себе, как вернется с покупками, оденет старомодную, но отлично сохранившуюся пару, хромовые сапоги бутылками, украинскую, богато расшитую сорочку. Это не беда, что за столом придется сидеть одному. Он давно уже привык к одиночеству и ничуть не тяготился им, а был даже доволен. В конце концов, чем не компаньон Волчок? Маленький кусок колбасы, и он не отойдет от тебя весь вечер, будет преданно смотреть в глаза, слушать твою пьяную болтовню и радостно повизгивать, надеясь на новую подачку.

Но где взять еще денег?.. Взаймы никто не дал, продавать больше нечего. Сорочка, суконная пара и сапоги составляли все богатство дворника. Не с последним же расставаться…

В конце концов, скрепя сердце, Кобылко решил продать сапоги. Он долго доказывал себе, что при его должности и годах носить хромовые сапоги как-то даже неприлично, и, убедив себя в этом, решительно поднялся и полез под кровать.

Сапоги запылились и сморщились. Следовало бы смазать их гуталином, но баночка из-под него давным-давно валялась пустая. Вздохнув, Кобылко вытер пыль тряпкой, а голенища и головки протер керосином. После этой несложной операции сапоги приняли более привлекательный вид.

Часа через три Кобылко вернулся подобревший. Выкладывая на стол покупки, ласково обратился к собаке, встретившей его на этот раз без особого энтузиазма:

— Шо, цуцик, жрать хочешь?.. Эге ж! Зараз все сгарбузуем…

Видя в хозяине перемену к лучшему, пес обрадованно замахал хвостом.

И все-таки сапоги жаль. Кобылко надел, было, костюм, но он так не вязался с опорками, что пришлось снять его и уложить обратно в сундучок.

Дворник нарезал колбасу аккуратными ломтиками и положил на тарелку. На другой, с отбитым краем, разложил хлеб. Стакан налил по самые края и поднял его осторожно. Повернувшись к зеркалу, ухмыльнулся и подмигнул.

— С праздником, Онисим Андреич! Бувай здоров на сто годов! Нехай жизнь твоя будет такой же полной, как ций стакан с горилкой!

Он выпил водку залпом и почмокал губами, готовясь посмаковать крепкий напиток, но вдруг разразился безудержной бранью.

— Цо то делается, матка бозка! Будь же ты проклята, стара кочерга, — яростно пожелал он старухе, у которой покупал водку. — Щоб тебя на том свити черти поили такой горилкой!… Пропали триста грошей!.. Тьфу, стерво старо! Таки сапоги сгубить и за що?!..

Водка оказалась разбавленной.

Сгоряча дворник хотел бежать на базар искать старуху. Но на улице уже сгущались сумерки, базар был закрыт.

— Ну що зараз робыть?.. — чуть не плакал дворник.—

Вот же какой поганый день выдался!..

Все же, допив бутылку, дворник захмелел. В стародавние времена Кобылко от такой порции даже бы не поморщился. Эх, эти стародавние времена!.. Прошли они, как сон, и сейчас даже вспоминать о них можно только тайком…

Вконец разобиженный Кобылко посадил на колени Волчка, прямо с тарелки скормил ему остатки колбасы и, размазывая по дряблым щекам пьяные слезы, долго и нудно жаловался на свою судьбу.

Так за столом он и уснул, уронив большую косматую голову на пустые тарелки…

Его разбудил лай собаки и настойчивый стук в дверь. Кобылко тяжело поднял голову, силясь понять, кому понадобился он в такую пору..

— Кто там, что надо? — громко спросил он, подойдя к двери.

— Здесь живет Онисим Кобылко? Дежурный у ворот послал меня сюда…

— Здесь. А в чем дело?

— К вам родня из деревни, — помолчав, произнес голос за дверью.

У Кобылко не было никакой родни, но сказанные пришельцем слова смутно напомнили ему о чем-то, и он открыл дверь. На пороге стоял небольшого роста мужчина с седыми обвислыми усами и гладко выбритым худощавым подбородком. На нем был защитного цвета солдатский ватник, в руках вещевой мешок. Зорко осмотрев комнатушку и фигуру хозяина, гость кивнул на продолжавшего рычать пса.

— Привяжите собаку.

— Ничего, она не тронет, проходьте. А ну, цыть, Волчок! Марш до места!

Гость прошел к столу. По громкому стуку и прихрамыванию Кобылко понял, что левая нога у него деревянная. Положив мешок на табуретку, гость посмотрел по углам, разыскивая что-то, спросил:

— А лба у вас не на что перекрестить, пан Кобылко?

Корж идет по следу

Очень давно никто не называл так дворника. И сейчас от этого почти забытого слова он вздрогнул и отвел глаза от пристального взгляда пришельца.

— Извиняйте…

— Что ж, придется помолиться на свой образок. — Гость усмехнулся и, неторопливо расстегнув ворот ватника и рубашки, достал маленькое костяное распятие на шелковом засаленном гайтане.

Корж идет по следу

Кобылко побледнел и машинально схватился за грудь. У него было точно такое же распятие и на таком же крепком шелковом шнурке…

— Вспомнили? — снова усмехнулся гость, заметив невольное движение хозяина.

…Да, Кобылко вспомнил. Боже мой! Подумать только: двадцать с лишним лет прошло, и вот старое, совсем забытое, вернулось сызнова. Вернулось с такой явью, словно не много лет назад, а только вчера состоялось расставание ротмистра Кобылко с жандармским полковником Залихватко.

…1920 год.

В маленькой комнатушке на окраине города, где скрывался бывший царский полковник, руководитель местной контрреволюционной организации, жарко горела печка-буржуйка. Нервничая и торопясь, полковник просматривал свои бумаги и почти все кидал в огонь. Не отрываясь от дела, он рассказывал о сложившейся обстановке.

— Организация, пан Кобылко, провалилась, и сейчас самое главное заключается в том, чтобы уцелевшим ее членам исчезнуть бесследно. Придется прятаться, маскироваться и ждать более удобного времени для активных действий. Не вешайте голову, ротмистр! Еще не все потеряно, и рано или поздно, но наша пора придет. Нужно только суметь дождаться ее и сохранить надежных людей. Вам я советую уехать куда-нибудь подальше, где вас совершенно не знают. Приноравливайтесь к обстановке, хитрите, изворачивайтесь змеей, прикидывайтесь ягненком, зарывайтесь хоть в землю, чтобы только уцелеть. И ждите. До самой смерти не теряйте надежды на лучшие времена… У вас есть костяное распятие. Как зеницу ока храните его. Эту безобидную вещь даже большевистская контрразведка не заподозрит ни в чем и не запретит носить. А по ней вы узнаете друга. Если когда-нибудь к вам придет человек с таким же распятием — знайте, он наш…

В ту же ночь ротмистр Кобылко выехал из украинского города в неведомую и дальнюю дорогу.

Начались годы странствий.

В первое время он все же боялся разоблачения и нигде не задерживался подолгу. Но проходил год за годом, никто не беспокоил его, и тревога понемногу улеглась. В городе на Волге, неизвестно чем полюбившемся ему, он решил остаться навсегда. В артели «Труд зеркальщика» нашлось для него место, и Кобылко зажил тихой, незаметной жизнью, постепенно старея и все больше и больше забывая прошлое. И даже маленькое распятие становилось для него не тайным талисманом, а просто искусно сделанной вещичкой, к которой он привык, с которой он не хотел расставаться.

И вот нежданно-негаданно, словно гром с ясного неба, тревожное прошлое явилось снова в лице этого хромоногого усача, который по-хозяйски расселся за столом и не спускает глаз с растерявшегося и опустившегося пана Кобылко.

Дворник тяжело вздохнул и с трудом выдавил из себя первые пришедшие на ум слова.

— Вот, значит, какие дела…

— Какие? — насмешливо спросил гость.

— Простите, не знаю, как вас величать.

— Лозинский, Симон Григорьевич.

— Ишь ты! Тезка аж самому ясновельможному пану головному атаману Петлюре…

— Но не атаман…

— А все ж таки пан?

— Теперь нет. Сапожник.

— Н-да… — снова вздохнул Кобылко.

Гость рассердился:

— Что вы все вздыхаете, как старая баба? Я погляжу, в вас мало осталось от прежнего.

— С прежним обличьем и в дворники б не взяли. Куда уж…

— А там как? — Гость постучал себя по груди. — Под распятием? Сохранилось что-нибудь?

— Столько времени прошло, — неопределенно ответил Кобылко.

— Насколько мне помнится, ротмистр, вам пан полковник приказывал ждать и надеяться до самой смерти.

— Было…

— А до нее пока далеко.

— Мабудь, до лучших перемен еще дальше?

— Вот что, ротмистр! — голос гостя посуровел. — Перестаньте ныть и кривляться. Смею вас заверить, что если так пойдет дальше, вам совсем недолго ждать худших перемен. Энкаведе и сейчас с удовольствием займется вами, если туда представить кое-какие, весьма для вас неприятные сведения…

— Откуда же вы их возьмете?

— Не ваше дело, но можете быть уверены: они у меня есть. Мне же от вас нужно немногое. Приютите под видом дальнего родственника на квартире. Документы у меня настоящие, советские.

— А сам вы чей?

— Не задавайте глупых вопросов. Вам еще рано впадать в детство.

— Так… — Кобылко задумчиво опустил голову, долго молчал.

Гость проговорил:

— Еще могу заверить вас, пан Кобылко, что я квартирант богатый и положу хорошую цену. Скажем… пятьсот рублей в месяц подойдет?

Кобылко не ответил.

Гость продолжал:

— И еще вы будете иметь возможность подрабатывать около меня. По сапожной части, — многозначительно добавил он.

Кобылко поднялся, подошел к койке, поправил подушку в грязной цветастой наволочке и одеяло.

— Ладно, — спокойно произнес он. — Ложитесь отдыхать. Я от своего слова никогда не откажусь, аж через сто лет. Под распятием все в порядке, живите спокойно. Завтра схожу до домкома, в милицию, оформлю прописку. В остальном — дело ваше… Понадобится когда — помогу.

Усы гостя приподнялись в довольной улыбке.

— Вот это настоящий разговор. Теперь и я узнаю прежнего Кобылко.

— А вы разве раньше знали меня?

— Конечно.

— Почему же я вас нет?

— Это не важно. Узнаете теперь… Что ж, давайте спать, время позднее. Как говорится, утро вечера мудренее, завтра мы с вами потолкуем обстоятельней.

Дворник улегся на холодной печке и долго ворочался с боку на бок, день за днем перебирал в памяти прожитую жизнь, вздыхал…

Когда в окнах посветлело, он неслышно спустился на пол. Напился воды и подошел к койке.

Гость, видимо, спал беспокойно, возился. Одеяло лежало поперек койки, подушка сползла на край, и у самой головы спящего из-под нее высунулось что-то черное, Кобылко пригнулся пониже и увидел рукоятку пистолета.

Старый друг

Днем Кобылко отправился к управляющей третьим домохозяйством Варваре Никитиной и попросил ее посодействовать в прописке родственника, приехавшего с Украины. Он рассказал ей такие страсти о мытарствах «калеки» Лозинского, что сердобольная по натуре Никитина прослезилась и обещала сегодня же все сделать. Она дала дворнику листок прибытия, растолковала, как лучше написать заявление в милицию, и попросила принести ей домовую книгу вместе с паспортом родственника. Часам к пяти она вернула паспорт со штампом прописки.

Таким образом, Симон Лозинский без особого труда нашел себе надежное пристанище в подвале дворника.

По этому случаю он вручил Кобылко тысячу рублей и попросил его сходить на базар.

— Нужно вспрыснуть побратимство и новоселье. Кстати, и у вас, наверное, голова болит после вчерашнего, — он кивнул на пустую бутылку, все еще стоявшую на столе.

— Да, трошки було, — согласился дворник и, вспомнив все вчерашние неприятности, рассказал о них.

Лозинский успокаивающе похлопал его по плечу.

— Не огорчайтесь, Онисим Андреич! Сапоги справим новые, я ж спец по этой части. А деньги — дело наживное. Денежки — воробушки, улетят и прилетят. Идите себе…

Вслед за ушедшим хозяином Лозинский выгнал на улицу и Волчка. Запер дверь на крючок. Тщательно, словно делая обыск, осмотрел, обшарил все уголки комнаты. Ничего подходящего не оказалось. Тогда он вынул из подпечка топор и попытался поднять хотя бы одну из половиц. Но они держались крепко, прижатые прочными широкими плинтусами. Отдирать их силой не имело смысла, станет заметно. Возвращая топор на место, Лозинский обрадованно выругался.

— Дурень, чего же я ищу!..

Он быстро развязал вещевой мешок, достал два черствых, затвердевших кирпичика хлеба. Положил их в подпечек и кочергой задвинул в дальний угол…

— Вот так! Остальное мы спрячем с помощью этого ободранного пана, чтобы еще крепче связать его… Ну, черт возьми, кажется, теперь я могу вздохнуть наконец свободно!..

В последние двое суток Лозинскому пришлось пережить немало треволнений.

Неприятности начались сразу, как только он покинул самолет. Парашют зацепился за ветви сосны, и Лозинский беспомощно повис на стропах в пяти метрах от земли. До ствола с короткими обломанными сучьями было, казалось, недалеко, но как он ни старался, так и не мог дотянуться До них. Попробовал помочь себе раскачиванием — тоже ничего не вышло. Оставался один выход: резать стропы и падать. Он, не задумываясь, сделал бы это, будь у него две ноги. Но при одной, с непривычным деревянным протезом, не видя, что на земле, прыгать было рискованно. А висеть между небом и землей — еще рискованней. Пришлось вынимать нож…

Здоровая нога смягчила удар, зато деревяшка так сильно отдала в культю, что Лозинский, на миг потеряв сознание, с глухим стоном повалился в траву. Оправившись, он поспешно избавился от лямок парашюта и, превозмогая жгучую боль в ноге, заковылял наугад в чащу.

Через некоторое время он вышел на берег небольшого озера. Здесь решил отдохнуть.

Лес кругом стоял не шелохнувшись. Лозинский чутко прислушивался, надеясь уловить хоть шорох, треск сучка или приглушенный разговор. Тихо… Несмотря на то, что за несколько минут перед высадкой летчик выключил моторы и скорость самолета уменьшилась, подручных Лозинского все-таки разбросало.

Он забрался под ветки разлапистой ели. Вещевой мешок передвинул на лямках поближе к голове и прилег, вытянув горящую, словно в огне, ногу. Он прикрыл глаза, впал в полузабытье, в то же время по-звериному настороженно продолжая ловить каждый звук.

Лозинский не торопился собирать группу. Он знал немало случаев, когда парашютные десанты гибли на первых же порах из-за поспешного сбора. Пусть ночь, пусть кругом тишина и кажется — ни единой души кругом. Не верь! Все это обманчиво. Лучше выждать некоторое время, убедиться в действительной безопасности и только тогда сходиться.

Правда, в случае беды группой легче обороняться, но Лозинский ни в коем случае не хотел доводить дело до схватки.

Небо над лесом начало светлеть. Лозинский осторожно выглянул из-под ветвей.

В лесу царил еще сумрак, и только над озером курился белесый туман.

Неожиданно Лозинский уловил непонятный, постепенно приближавшийся к нему шум… Он проворно выбрался из-под ели, встал, весь превратившись в слух… Как будто шло стадо кабанов… Но они же не водятся в этой полосе России… У вдруг по лесу гулко прокатился выстрел! За ним последовал второй, полоснула короткая очередь автомата…

Лозинский метнулся к озеру. Он обеими руками рванул карманный клапан на прорезиненном поясе, выхватил тонкий и длинный резиновый шланг. На одном конце его был раструб для рта и носовой зажим, на другом — пробковый блин, вырезанный точно по листку лилии и раскрашенный под него. На воде он совершенно терялся среди настоящих листьев и прочно удерживал один конец шланга.

Погрузившись в воду, Лозинский поплыл. За спиной продолжалась перестрелка. Он молил бога, чтобы она длилась как можно дольше. Тогда он сумеет добраться до противоположного берега.

Вот он уже близко… Совсем рядом… Наконец Лозинский нащупал ногой дно и тяжело вышел на берег. Песок занимал полосу шага в три шириной, дальше тянулась густая осока, кочки и мелкий кустарник.

Лозинский дошел до осоки и на минуту перевел дух. Выстрелов не было слышно. Даже шум сзади затих. Как будто ушел… Лозинский хотел уже двигаться дальше, но неожиданно перестрелка разгорелась с новой силой и теперь, кажется, впереди. Черт возьми!.. Неужели взяли в кольцо?! Раздумывать было некогда. Лозинский попятился в воду, стараясь точно вступать в свои же следы. Дойдя до глубины, выпустил из рук пробковый блин и ушел под воду… Дальше, еще дальше…. Его охватила плотная, до звона в ушах, тишина. Он опустился на колени, потом лег на мягкие, словно перина, густо разросшиеся водоросли…

Время тянулось медленно. Постепенно Лозинского начал одолевать холод. Он настойчиво добирался до каждой клеточки тела, заставлял дрожать, а Лозинский боялся пошевельнуться, чтобы не поднять со дна муть и тем самым не выдать себя. Правда, поверхность озера густо покрыта листьями лилий, но осторожность никогда не мешает. Он старался не думать об окружавшей его воде, закрывал глаза и мыслями уходил наверх, в лес. Что там творится сейчас?.. Кто еще уцелел из группы?

Но сейчас нужно было заботиться только о себе. На остальных ставь крест, если даже они и живы и ушли от облавы, что, конечно, мало вероятно. Не будешь же подавать им сигналы, когда где-то, может быть, рядом, притаились преследователи и только тебя и ждут. А один он уйдет наверняка. Не зря так тщательно изучал эту местность по карте, знает названия здешних сел и деревень, станций на железной дороге. Самое главное — дорога. Только добраться до нее!.. Если радист жив — он знает, как разыскать его…

Через четыре часа, когда все тело застыло в невыносимой судороге, он осторожно поднялся на поверхность.

Кругом стояла тишина, только ветер глухо шумел вершинами сосен. Легкие облака медленно плыли над озером. Лозинский долго прислушивался, зорко просматривал окружающий лес. Все спокойно. Он вышел на берег, ползком добрался до кустов. Передохнул, снова прислушался и осмотрелся. На всякий случай достал пистолет и гранату. Не торопясь побрел в чащу.

Он пробирался перелесками, балками и оврагами, минуя дороги и населенные пункты. Еще в лесу Лозинский снял тяжелые ботинки с шипами, сделанные специально для маскировки. Сейчас он шел в одном лишь легком ботинке. Деревяшка была голой и глухо стучала по земле. Время от времени он останавливался и из склянки с креозотом поливал следы.

К полудню он был далеко от места выброски.

На пути попалась какая-то речка. Берега ее густо поросли тальником. Здесь Лозинский остановился на дневку.

Первым делом следовало избавиться от всего лишнего. Он вынул резиновую подкладку из вещевого мешка и уложил в нее шланг, непромокаемый чехол с бумажника, компас, кинжал и пояс с четырьмя гранатами. Крепко увязал все в узел и швырнул его в воду. Он тут же ушел на дно — осколочные, с чугунной оболочкой гранаты, сработали за груз. Не был выброшен только пистолет. Он еще мог пригодиться, и потом для него имелся надежный тайник в деревянной ноге, где хранились три автоматические ручки особого назначения.

Теперь поклажа в мешке состояла из двух с половиной буханок хлеба, затертого полотенца, пары белья, набора сапожных инструментов и пачки махорки. Лозинский свернул и туда же сунул ватник — день выдался теплый, и в нем было жарко.

Потом он вспомнил о двух ампулах с ядом, зашитых в лацкане пиджака, и достал их. Они невинно блеснули на солнце тонким стеклом. Но в них таилась мгновенная смерть. Лозинский долго в задумчивости смотрел на них, потом убрал в тайник на протезе. Прилег и в полузабытьи пролежал до сумерек.

Уже в темноте выбрался к железнодорожному полустанку, сел в поезд. И вот теперь сидит в подвале Кобылко полноправным жильцом и даже… даже хозяином. Над паном ротмистром, во всяком случае…

* * *

Дворник с «родственником» до вечера просидели за столом. А вечером Лозинский отправился по своим делам.

Он не спеша добрался до улицы Герцена, вошел в подъезд дома № 12, поднялся на второй этаж и позвонил у двери с табличкой

Д. С. ПРОКОПЕНКО

Ему открыл полный, рыхлый мужчина, с отечным, чисто выбритым лицом и мешками под глазами. У него было солидное брюшко, обтянутое серым коверкотовым костюмом, на ногах поскрипывали светлые, под костюм, модельные туфли.

Лозинский спросил:

— Разрешите войти?

— А вам кого? — у хозяина оказался мягкий баритон. Говорил он не торопясь, с достоинством.

— Дениса Степановича Прокопенко.

— Это я.

— Да я уж и так вижу, что вы, — широко улыбнулся пришелец.

Прокопенко удивленно пожал плечами, но все же посторонился и пропустил незнакомца в прихожую. Тот бесцеремонно уставился на него, пытливо осмотрел с головы до ног и покачал головой.

— Ай-яй-яй! Постарели, дорогой, постарели… И полнота какая-то нездоровая, мешки под глазами. Что это с вами, Денис Степаныч?

— Да вы, собственно, кто такой? — Прокопенко даже покраснел от столь бесцеремонного обращения с ним.

А Лозинский удивленно и невинно выпучил на него глаза.

— Неужели не узнали?..

— Да я вас и не знал никогда.

— Ну, уж это!..

— Клянусь честью!

— Э, пустое… Слесаря Тимофея Гаврилова не помните?

— Какого слесаря?!

— Вспомните: тысяча девятьсот восемнадцатый год… Небольшой украинский город, оккупированный немцами… Грязная, вонючая камера в немецкой контрразведке…. И в ней… По-моему, можно и не напоминать, кто сидел в ней, вы знаете сами…

Розовые щеки Прокопенко посерели и отвисли, кажется, еще больше. Он неотрывно смотрел на пришедшего, нервно теребил пуговицу на пиджаке и со страхом ждал, что будет дальше.

— Вспомнили? — ласково осведомился Лозинский.

— Н-не-ет, — через силу выдавил Прокопенко и покрутил головой.

— Экая память у вас! — с сожалением вздохнул гость. — Придется продолжить рассказ.

Он помолчал, словно собираясь с мыслями.

— Я не знаю, за что вы тогда сидели. Но вас чуть не каждую ночь вызывали на допрос и однажды обратно принесли на руках. Две недели я ходил за вами, словно нянька… А потом… Потом меня приговорили к расстрелу… Уходя, я оставил вам весь свой запас табака и еще… Помните, еще сапоги…

Рассказчик умолк и смотрел на Прокопенко с укоризной и ожиданием.

У того дрожала нижняя губа, глаза растерянно бегали по сторонам.

— Простите, — забормотал он, — как же так?… Гаврилов… Да, помню, был такой… Друг… Но ведь его же… то есть значит вас, расстреляли тогда…

— Расстреляли, да не совсем. Ногу вот только пришлось отнять да в двух местах латки наложить, а так все нормально, выкарабкался. Да-а… А я, откровенно сказать, надеялся, что и вы сразу узнаете меня. Ведь какое время бок о бок пережили! С одной ложки ели…

— Да, да, — виновато мотал головой вконец растерявшийся Прркопенко. — Все верно… Ах ты, боже ты мой! Вот же как случается в жизни!.. Ну кто бы мог подумать… Чего ж мы тут стоим, проходите… Старый друг, тюремный друг… Вот сейчас, приглядевшись, я узнал вас. А если бы на улице встретиться — ни за что. Но вы изменились здорово…

— Много воды утекло с тех пор.

— А вот же не забыли…

— Такое не забывается, — с тяжелым вздохом, тряхнув головой, проговорил Лозинский-Гаврилов.

Он прошел за хозяином в уютно обставленную столовую, осмотрелся.

На полу — ковер. Мягкая мебель. Большой, старинный буфет черного дуба сплошь заставлен посудой. Над столом, накрытым белой крахмальной скатертью, — голубая стеклянная люстра. Широкий книжный шкаф набит книгами в плотных, с тиснеными корешками переплетах. Черным лаком поблескивает старинное пианино с массой фарфоровых и бронзовых безделушек на нем. На стенах— копии с шишкинских картин в золоченом багете. У окна — изящный шахматный столик.

«Недурно!» — «Совсем недурно!» — отметил про себя Лозинский.

Прокопенко засуетился с угощением. Включил электрический чайник. Подал на тарелке несколько кусочков колбасы, тонкими ломтиками нарезал хлеб, поставил вазочку с конфетами. Извинился, что даже ради такой встречи не может предложить большего.

— Ничего, — успокоил его Лозинский. — Время такое, что не до жиру — быть бы живу.

— Туговато, весьма туговато, — согласился Прокопенко. Как все люди, любящие пожить на широкую ногу и вдруг вынужденные ограничивать себя до мелочей, он сразу же стал жаловаться.

Лозинский перебил его.

— Ну, вам-то, по-моему, грешно еще стонать. Живете вы… — Лозинский многозначительно повел взглядом вокруг.

— Годами нажито все, годами, — поторопился заверить Прокопенко. — Буфет, пианино, кресла эти — приданое жены еще. Ладно вот, успели обзавестись кое-чем в свое время. А сейчас бы… Ей-богу, иной раз даже на хлеб не хватает.

— Зарплата маленькая?

— Почему? Зарплата приличная. Как-никак, инженер-электрик завода!

— Какого?..

— Тут одного… — Прокопенко замялся. — В общем, оборонного.

— Сейчас все заводы оборонные, — безразлично заметил Лозинский,

— Верно. Но наш, как бы вам сказать, непосредственно, что ли, оборонный. Наша продукция!.. — Прокопенко гордо тряхнул головой и потянулся за колбасой.

Как-то незаметно для себя он не столько угощал гостя, сколько угощался сам. Лозинский почти ни до чего не дотронулся, чуть отпитая чашка чая стыла перед ним.

— Дело не в зарплате, — продолжал Прокопенко. — Цены на все умопомрачительные, а на карточный паек не проживешь. И у меня, в довершение всего, сын больной.

— Что с ним?

— С легкими неладно.

— О!..

— Да. До войны еще все-таки было больше возможностей для лечения. Два раза ездил он с матерью в Крым. Питание — какое только прикажут врачи. В общем все, что хочешь. А сейчас?.. Вот, отправил их в деревню. Свежий воздух, природа, да и продукты немного подешевле. Масло, яички… Литерный паек весь отсылаю им. Сам перебиваюсь кое-как в заводской столовой.

— Далеко от города они отдыхают? — поинтересовался Лозинский. — Что за деревня?

— Километров тридцать. Маево называется.

— Навещать поездом ездите или пароходом?

— Да ведь некогда навещать-то. Дела, и потом — как квартиру на ночь оставишь? А добираться лучше всего попутной машиной. Там недалеко от шоссе.

— Кстати, я так и не спросил, как зовут жену. За разговорами как-то…

— Ничего. — Прокопенко расплылся в довольной улыбке. — Ольга Васильевна. Олюшка… — ласково добавил он.

Они просидели около часа, вспоминая старое, толкуя о сегодняшнем. Потом Лозинский поднялся. Прощаясь с хозяином, пообещал заглянуть как-нибудь еще.

— Всегда буду рад, — заверил его Прокопенко.

После ухода гостя, он долго сидел задумавшись, перебирая в памяти события давно минувших лет. Воспоминания будили в нем тревогу.

* * *

Через неделю Лозинский устроился на работу в артель «Обувщик». Он отказался от места в мастерской и попросил дать ему точку на улице.

Проработав до ближайшего воскресенья, он на попутной машине отправился в деревню, где жила жена Прокопенко с больным сыном.

Нежданный гость

Условленный срок прошел.

От посланных не было никаких вестей.

А время не ждало…

Майор Инге вызвал к себе Воронкова.

— Готовьтесь в дорогу, — коротко приказал он. — Полетите завтра в ночь. Все инструкции и снаряжение получите у обер-лейтенанта Клюгера. С вами полетит радист. Старший — вы. Все. И смотрите: не вздумайте крутить, — у нас длинные руки!..

Воронков даже покраснел от обиды, но что же поделаешь…

И вот кулацкий сынок и грабитель оказался в одной кабине с длинным, белобрысым Гуго Мяги — немцем из Литвы, радистом фашистской разведки. Их различала только национальность, а цели и задачи, пути для достижения их — были одинаковы.

Они приземлились на редкость удачно и через двое суток, ранним прохладным утром подходили к небольшой железнодорожной станции Р., с детства знакомой Воронкову.

Ему было поручено найти Оливареса, если тот уцелел. В противном же случае примерно через полмесяца, самое большее через месяц, во что бы то ни стало провести диверсию на Н-ском заводе.

Он и Мяги оделись под солдат, отпущенных в отпуск по болезни, и имели соответствующие документы. По ним значилось, что Воронков ранен в голову и контужен, а Мяги — отпущен по поводу остеомиэлита правой стопы. У Воронкова подтверждением служил давнишний шрам и довольно искусно имитированное заикание. У Мяги на самом деле существовал незакрывающийся свищ. На груди Воронкова позвякивали две медали «За отвагу», у Мяги красовалась «За боевые заслуги».

С шинелями, перекинутыми через руку, Воронков с туго набитым вещмешком, а Мяги с чемоданом в руках (там помещалась рация) прошли к привокзальным торговым рядам.

Выбор был не очень велик. Больше всего стояло кринок, бутылок и даже четвертей с молоком, да почти у всех имелись подрумяненные, аппетитные на вид оладьи из картошки.

Воронков лениво брел по ряду, время от времени поднимая голову на торговок, и вдруг сразу остановился, коротко дернул Мяги за рукав. Перед ним стоял постаревший, обросший седой щетиной Афанасий Егоров и предлагал подрумяненные творожники, сделанные пополам с картошкой.

Воронков нагнулся над тарелкой, взял один, понюхал.

— Свежие?

— Ну! Только-только, — начал было Афанасий, но, взглянув на покупателя, осекся…

Воронков рассмеялся.

— Что, и теперь признал?

— Мать ты моя, богородица! — всплеснул руками Афанасий, почему-то бледнея. — Вот так нежданный гость! — Он торопливо сгреб непроданный товар и как попало посовал его в корзинку. — Идемте, идемте домой… Ну, будет радость!..

— Кому? — удивился Воронков.

Афанасий на минуту приостановился.

— Да у меня ведь братец твой, Антошка… И отец недалеко отсюда проживается.

— Вот это ловко! — Воронков возбужденно сдвинул пилотку на затылок. — Они ж в Сибири жили…

— Хе! — усмехнулся Афанасий. — Про тебя тоже говорили, что больше не вернешься, а ты вон какой орел прилетел! Любо-дорого посмотреть!

— Ну… обо мне другая речь…

— А как у них вышло — сам спросишь. Вот свидишься… Ты чего же, проездом на побывку аль совсем?

— После скажу.

— А-а… ну-ну… Я ведь так… — Афанасий смутился. — Это, значит, дружок твой?

— Приятель.

— Хорошее дело. А мы со старухой все так же, скрипим помаленьку. Лошадь я продал, хлопотно сейчас с ней, беда.

— Что же делаешь?

— Что придется. Проще сказать — шило на мыло меняю.

— Ну, это ты умеешь! — захохотал Воронков.

— Нужда научит, когда возьмет за то место, которым шубу на гвоздок вешают…

— Неужели и до тебя добралась?

— А что-ж ты думаешь…

— Ладно, не горюй, поможем.

— О!

— Я твое добро не забыл и в долгу не останусь.

— Ну, считаться…

Воронков помнил, где живет Афанасий, и, дойдя до нужного переулка, повернул в него.

— Не сюда, — поправил его бывший лавочник. — Я, Алексей Данилыч, переехал. Теперь на самом краю домишко мой. Тут уж больно на глазах было, а там спокой. Лес рядом, кругом почти никого.

«Что ни дальше, то лучше, — удовлетворенно подумал Воронков. — Нет, как ни говори, а везучий я».

Они подошли к дому с высокими тесовыми воротами и таким же высоким и глухим забором. С крыльца навстречу им поднялся худой, со впалыми щеками и заострившимся носом мужчина, снаряжавший до этого рыболовные удочки. Лешка с удивлением признал в нем Антона.

— Здорово, брательник! — протянул он ему руку, хотел улыбнуться приветливо и не сумел. — Ты что это?..

Антон, кажется, совсем не удивился приезду брата. Он равнодушно поздоровался, как-то нехотя осмотрел всю ладную, сбитую фигуру Лешки, метнул глазами на Мяги, молча прошедшего вслед за Афанасием в сени.

— С приездом. Какими ветрами тебя занесло?

— Добрыми, Антон, добрыми. А ты, будто, и не рад встрече?

— Почему… — Антон замялся. — Я уж думал, что тебя и в живых-то нет.

— Вот как! Нет, брат, рано записал в поминание. Мы еще поживем!

Антон горько усмехнулся.

— Ну, я-то плохой для тебя компаньон в этом деле. Кажется, немного уж осталось…

— Да что с тобой?

— Врач говорит — язва, — будь она проклята!

— Ну, это еще не так страшно! Я думал — туберкулез… Не вешай голову! Найдем дельного доктора, сделает операцию и — порядок. Питание хорошее…

— На него, на питание-то, семишники нужны тоже хорошие, а где их взять, если я не работаю?.. Только рыбалкой вот и промышляю чуть.

Лешка обнял брата за худые мосластые плечи, прошептал в самое ухо:

— Денег у меня больше чем достаточно. Только об этом молчок…

Антон удивленно и недоверчиво покосился на Лешку. Тот хитро ему подмигнул.

— Мне Афанасий говорил, будто и отец где-то недалеко живет. Ты знаешь?

— Знаю.

— Когда сможешь повидать его, передать записку от меня?

— Поедем вместе.

— Нет, мне нельзя. Тут, видишь ли… Я тебе вечерком кое-что расскажу… Как он, старик, не смирился еще?

— Куда! Он до самой смерти не простит советской власти!

— Молодец! А ты? — Лешка пристально посмотрел на брата.

— Здоровья мне нет… — уклончиво ответил тот.

— А если я тебе по силам работешку дам?..

Антон метнул взглядом в холодные, глубоко запавшие глаза брата. Помолчал. Усмехнулся.

— Все понятно. Я сразу подумал, что не из армии ты прикатил… Барахло это на тебе — липа. Ты каким был, таким и остался.

— Угадал, — совершенно серьезно ответил Лешка. — И что же?

— Ничего. Я и сам только Антоном зовусь, а фамилия и отчество чужие.

— Вот так ловко! — изумился Лешка. — Как же это произошло?

— Очень просто. По своим бумажкам с Енисея не выбраться бы. Ну, и пришлось… позаимствовать у одного там, тоже Антона.

— Сильно! А батя как же?

— Да и он теперь Быхин Илья Матвеич, а не Воронков.

— Здорово, черт вас дери, право! Молодцы! Узнаю родную кровь!.. Значит, на тебя можно рассчитывать?

— Хоть в огонь, хоть в воду.

— Ну, в воду с твоим здоровьем…

— Можешь не беспокоиться. Болезнь у меня только по чужим бумагам числится, а сам-то я в полном порядке.

Лешка расхохотался так заливисто и громко, что из окна высунулся недоумевающий Афанасий.

— Что же вы, Лексей Данилыч, Тоша! Идите в избу, успеете наговориться и за столом.

Хохочущие братья прошли в сени. Мяги уже умывался, громко отфыркиваясь и расплескивая вокруг себя воду.

Гостеприимная жена Афанасия хлопотала у стола.

Холодный сапожник

Рация была поставлена в надежное и укромное место. Там же оборудовали и жилище для Гуго Мяги, которому следовало как можно меньше быть на виду.

Лешка отправился в город.

Первый день прошел безрезультатно. Лешка излазил все окраинные улицы и переулки.

На другой день он продолжил поиски ближе к центру.

Улица за улицей, медленно, словно отыскивая нужный дом, обходил он кварталы, пока не вышел к рынку.

Перед широкими воротами толпилась шумная толкучка. Здесь торговали с рук пирожками, папиросами вроссыпь, вареным сахаром, хлебом. Вдоль забора тянулись ларьки с морсом, посудо-хозяйственными товарами, с галантереей.

Лешка обошел весь базар и через другие ворота вышел к запущенному парку, в котором безнадзорные козы начисто обглодали саженцы тополя, а сейчас на выжженной солнцем лужайке сморщенная старуха пасла корову. Напротив ворот, прислонившись к ограде парка, стояла фанерная будка холодного сапожника. Сам мастер в эту минуту обрезал набойку на туфле, а перед ним сидела девушка, опустив ногу в носке на постланную газету.

Лешка прислонился к столбу ворот, неторопливо свернул цыгарку и стал наблюдать за сапожником.

Вот он кончил работу, еще раз, для верности, прошелся по набойке молотком и протянул туфлю девушке. Та надела ее, притопнула, осмотрела со всех сторон. Хорошо. Девушка рассчиталась и ушла.

Теперь Лешка увидел лицо сапожника с большими обвислыми усами, с худощавым, гладко выбритым подбородком. Поверх ватника на мастере был клеенчатый фартук, приколотый к груди булавками. Воронков внимательно рассмотрел положение булавок и, бросив недокуренную папиросу, направился к сапожнику. Тот уже трудился над каким-то ботинком, дратвой прошивая отпоровшийся рант.

— Успеха в работе! — пожелал вместо приветствия Лешка.

— Спасибо, — буркнул сапожник, окидывая взглядом подошедшего.

— Есть заказишки?

— Перебиваемся.

Лешка помолчал, оглянулся по сторонам. Сапожник, не обращая на него внимания, занимался своим делом, проворно работая шилом. Отчеканивая каждое слово, Лешка задал вопрос:

— А сапоги по мерке вы могли бы сшить?..

Сапожник отложил ботинок.

— Из какого материала? — опросил он в свою очередь, впившись взглядом в лицо Воронкова.

— Хромовые.

— Кожи на подметку нет.

— Можно поставить кожимит.

— С кожимитом, пожалуйста.

— Вот и договорились. Когда прийти снять мерку? И куда?….

Сапожник дал адрес и велел зайти в семь часов вечера. Лешка достал на прощанье кисет, угостил мастера крепкой, душистой махоркой.

До назначенного часа он бродил по магазинам, спустился к Волге и долго сидел в прибрежном сквере. Ровно в семь он явился в подвал дворника Кобылко.

Сапожник был уже дома. Он пригласил Воронкова к столу, а дворнику сказал тоном приказа:

— Онисим Андреич, пойдите на двор, покурите там…

— Слушаюсь, — по-военному ответил дворник и, поманив собаку, ушел.

— Ну? — задал вопрос сапожник, как только запер дверь.

Лешка поднял подол гимнастерки и перочинным ножом подпорол поле брюк изнутри. Достал и подал на ладони маленькое черное распятие…

Сапожник внимательно осмотрел его и вернул.

— Все в порядке… Будем знакомы, — протянул руку. — Сапожник Лозинский…

— Солдат Трофимов, — чуть улыбнулся Лешка.

— Очень хорошо. Настоящее ваше имя меня не интересует… Когда прибыли?..

— Недавно.

— Все в порядке?

— Абсолютно.

— Рация?

— Доставлена.

— Как устроились?

— Очень хорошо. Я ведь местный.

Лозинский встрепенулся.

— Как местный?!

— Жил в этом городе. И родная деревня не так уж далеко.

— Так какого же черта вы явились сами!.. Если вас узнает кто-нибудь!.. Вы понимаете, чем это пахнет, черт вас дери!

— Не беспокойтесь, герр Лозинский. Я не был в городе семнадцать лет. И до этого меня знали очень немногие. Кроме того, у меня очень изменилась внешность, лицо. Этого шрама, например, в те времена не было, и сам я выглядел гораздо моложе.

— И все-таки я вам запрещаю без крайней надобности являться сюда. Запомните это твердо! Где помещена рация, в городе?..

— Ну, я еще не совсем дурак. Рация далеко отсюда, в надежном месте.

— А связь с этим местом?

— Пять часов езды на поезде.

— Далековато.

— Но безопасно. Там верные люди и даже могут помочь.

— Кто такие?

— Отец, брат. — О лавочнике Лешка на всякий случай промолчал.

Лозинский подробно расспросил Воронкова о родне, сам посоветовал, кого где лучше использовать. Тут же было решено, что старик Данила возьмет на себя роль связного. Под видом поездного нищего он может свободно курсировать между городом и станцией Р.

— Но ко мне он не должен приходить сам. Сумеете найти промежуточника между мной и стариком?..

Лешка, зная, что верные люди так и так понадобятся, уже имел в виду свою первую любовь — Соньку Долгову. В том, что она была жива и никуда не делась, он не сомневался. Такие нигде не пропадают. А лучшую кандидатуру трудно было бы найти и специально. Если она осталась прежней, — а Лешка не сомневался в этом, — то за деньги сделает все, что угодно. В противном случае он заставит ее силой. Пусть только попробует отказаться! Ни о каких прежних чувствах к ней не могло быть и речи, годы перетерли их в порошок. Сейчас Сонька нужна была лишь как помощница, и она будет ею, несмотря ни на что. Собственно, ей и бояться-то нечего. Подумаешь: передать от Лозинского отцу или, от отца Лозинскому посылку! Вот и все…

Лозинский продолжал.

— Брату поручите наблюдение за железной дорогой. Кроме выполнения основной задачи, мы должны информировать командование о всех перевозках к фронту. Будет очень хорошо, если он сумеет привлечь к работе кого-либо из железнодорожников. Даже путевой обходчик по известным ему приметам почти безошибочно скажет, чем гружен проходящий состав. А для нас это — все. И потом… Может, придется перейти к диверсиям на полотне. Но это как крайность. Сумеет справиться с такой задачей ваш брат?

— В крайнем случае я помогу.

— Гут. Что-нибудь нужно вам для немедленного развертывания работы? Деньги?..

— Деньги есть. А больше пока ничего не нужно… Майор Инге велел передать, чтобы вы торопились.

Лозинский зло блеснул глазами на Воронкова.

— Майору хорошо торопить там, у себя в кабинете. А здесь… Здесь приходится действовать по русской пословице: семь раз примерь — один раз отрежь. Иначе можно отхватить собственную голову. Советую и вам помнить об этом.

Они проговорили еще часа полтора. Условились о паролях и способах доставки сведений, определили периодичность радиопередач. Лозинский приказал время от времени менять места работы радиста, чтобы советским разведчикам было труднее запеленговать рацию.

Получив все инструкции, Воронков сказал Лозинскому:

— Вы тоже, как майор Инге, торопите действовать. Что ж, мы не на курорте… Я хочу сегодня же зайти к одному человеку, но денег с собой не захватил…

— Сколько нужно?

— На первое время тысячи три.

— Кому?

— Будущему связному между вами и отцом.

— Человек надежный?

— Можете верить мне.

— Я обязан верить вам, хотя бы потому, что вас прислал Инге.

Лозинский нагнулся к подпечку и кочергой достал одну из спрятанных буханок хлеба. Ножом надрезал верхнюю корку, приподнял. Внутри, обернутые в пергамент, лежали тугие пачки сторублевок. Лозинский отсчитал нужную сумму.

— Вот, возьмите. И заверьте этого человека, что за хорошую работу он получит в десять раз больше, а когда сюда придет немецкая армия и установится новый строй, — жизнь его будет обеспечена полностью.

Лешка Воронков отправился к Соньке Долговой. Он надеялся, что адрес ее прежний.

Волчья хватка

Лозинский снова навестил своего старого «друга» — инженера Прокопенко.

На этот раз он пришел со своим угощением, и по военным, жестким временам оно было богатым.

Прокопенко любил коньяк, и Лозинский достал бутылку с тремя звездочками. Случайно ему удалось купить и настоящую закуску к выпивке — пару душистых, тонкокорых лимонов. Кроме того, в увесистом пакете Лозинского был белый хлеб, колбаса, банка свиной тушенки, хорошие конфеты и печенье к чаю.

Прокопенко ахнул, когда все принесенное появилось на его столе.

— Батюшки мои, прямо целый «Гастроном» на дому! Да где вы все это достали?..

— Как говорится: для милого дружка и сережка из ушка.

— Да это же настоящий пир! Тушонку я, пожалуй, разогрею. Как вы смотрите?.. На плитке мигом…

— Дело хозяйское…

Прокопенко ушел на кухню. Лозинский присел на диван, взял газету. Он регулярно просматривал сводки Совинформбюро, читал передовые и все важные, на его взгляд, статьи.

Прокопенко принес шипящую, брызжущую салом сковородку. Лозинский пересел к столу.

Первую рюмку выпили молча. Прокопенко только понюхал лимон и все внимание сосредоточил на тушонке и колбасе. Лозинский, боясь, что сытый инженер, чего доброго, даже не захмелеет, поторопился налить по второй и тут же по третьей.

После этого глаза Прокопенко заблестели, на вспотевшем лице появилась довольная, блаженная улыбка. «Пора», — решил Лозинский. Он отодвинул бутылку и закурил.

— Вот вы, Денис Степаныч, жалуетесь, что сейчас стало туго жить…

— А разве не верно?

— И да, и нет… Как кому. Есть люди, которые и сейчас не бедствуют.

— Может быть. Согласен. Но… где уж мне за ними угнаться…

— И не нужно. Они сами по себе, а вы — особо.

— Я что-то не понимаю…

— Проще пареной репы. Вы сами можете и должны позаботиться о себе и своей семье. Не дожидаясь манны с неба или второго литерного пайка и стопроцентной прибавки к зарплате. Сами…

— Это каким же образом?

— Я могу научить. По-дружески. А?..

— Буду весьма признателен. Интересно…

— Только имейте в виду: как старому другу, доверительно. Поняли?..

— Н-ну!

Лозинский придвинулся ближе к собеседнику и понизил голос.

— Ваш завод наладил выпуск новой продукции. Какой — я не буду говорить. Вы знаете…

Прокопенко откинулся на спинку стула, удивленно заморгал глазами.

— А откуда вам известно об этом?..

— Праздный вопрос! Неважно — откуда, но ведь это — факт. Факт или нет?..

— Предположим…

— Точно!

— Ну… и что же? — Прокопенко беспокойно заерзал на стуле.

— И вот, представьте себе, что к вам является некая личность и предлагает шестизначную сумму за секрет производства этой самой новой продукции. Даже семизначную цифру! — торопливо добавил Лозинский, заметив, как глаза Прокопенко начали округляться, а лицо покраснело.

— Так вот зачем вы пришли ко мне? — прохрипел инженер.

Лозинский остался невозмутим.

— А что, предложение дельное.

— Вы… Вы негодяй! Мерзавец! Я отправлю вас куда следует! — Прокопенко метнулся к письменному столу, на котором стоял телефон.

Но Лозинский, несмотря на хромоту, опередил его и положил левую руку на трубку. В правой у него тускло блеснул пистолет.

— Сядьте на место! Ну!.. — прошипел он в перекошенное от страха и негодования лицо инженера.

Прокопенко, тяжело передвигая ноги, вернулся к столу. Лозинский развернул трубку, вынул из нее микрофон и положил в карман.

— Ишь ты, какую прыть показал! — брезгливо проговорил он, глядя на притихшего инженера. — А сначала следовало подумать, будут ли верить вам…

— Я честный человек, вы не смеете!..

— Молчите! Я лучше знаю, кто вы такой. В первую нашу встречу вам очень не хотелось вспоминать восемнадцатый год и дни, проведенные в немецкой контрразведке.

— При чем тут восемнадцатый год?..

— Забыли? Или постарались забыть?.. Конечно, такое лучше выкидывать из памяти начисто.

— Что? Какое? — растерянно воскликнул Прокопенко.

— Не орите, вас еще не вешают! Я могу напомнить… Ну, давайте еще по рюмочке… Разговор предстоит неприятный, лучше подкрепиться.

Прокопенко повиновался, словно загипнотизированный, торопливо опрокинул рюмку в рот и сморщился, забыв о закуске. Лозинский под самый нос подвинул ему сковородку.

— Ешьте.

Прокопенко взял вилку.

— Так вот, о восемнадцатом годе… Если ваша память не удержала событий прошлого, то моя хранит их очень цепко, и я вижу все происшедшее когда-то, словно сейчас. И я сам расскажу все…

Вам тогда было ровно двадцать лет и вы работали электромонтером в типографии некоего Василенко. Можете не подтверждать сказанное мною, — это никому не нужно… После прихода немцев местная подпольная организация большевиков сумела вовлечь в свою работу наборщиков и печатников типографии, и вот город начал наводняться всевозможного рода листовками, прокламациями, воззваниями. Немецкое командование с ног сбилось в поисках типографии. Никому, конечно, не могло прийти в голову, что вся эта красная крамола печатается у Василенко, человека, хорошо известного немцам и даже сотрудничавшего с ними. Да он и сам не знал, что в его типографии по ночам, вместе со срочными заказами немецкой комендатуры, американки отшлепывают большевистские листовки.

Вы тоже начали почитывать листовки и однажды, по глупой случайности, сунули одну из них в карман и забыли о ней. А вечером, после работы, вы зашли за чем-то на базар и попали в облаву…

Вы, конечно, не забыли следователя контрразведки доктора Рафке. Такой худощавый, немного косил левым глазом и классически умел пускать кровь несговорчивым пациентам. Меня подсадили к вам чтобы в интимных разговорах между друзьями по несчастью выпытать что-нибудь. Каждое слово, сказанное вами, я аккуратно передавал Рафке, когда меня якобы вызывали на допрос. Но основного результата добился он сам. Вы не вынесли побоев, струсили и выдали всех до единого.

Могу сообщить вам, что всех до единого их расстреляли. И виновны в этом только вы!

Прокопенко сидел бледный. Лоб, словно бисером, усеял холодный пот. Боже мой, это сама судьба явилась невесть откуда! Ведь все, сказанное этим «старым другом», было на самом деле. Было!.. Смалодушничал, испугался побоев, предал товарищей… Попробуй, докажи теперь, что тебя силой принудили подписать смертный приговор другим… А Лозинский продолжал:

— В немецкой разведке сидели дальновидные люди, они учли, что вы можете пригодиться в будущем и заставили вас подписать вербовочное обязательство. У меня есть с него фотокопия, как и со всех протоколов допроса по делу типографии, и если понадобится — могу показать. Правда, поработать как немецкий агент вы не успели, — немцы были вынуждены покинуть Украину. Но о вас не забыли. Нет.

Мы никогда не теряли вас из вида и не беспокоили только потому, что в этом до поры не было нужды. А теперь пришло время произвести расчет. От вас зависит, с кем вы его поведете. Если с нами, то вы определенно останетесь в крупных барышах. Если впутаете в дело энкаведе… — Лозинский обвел вокруг шеи пальцем и ткнул в потолок.

— Решайте…

Прокопенко собрался с силами и прохрипел:

— Вы не сумеете доказать мою вину.

— Докажем, как дважды два. И не только старую, но и новую.

— Какую? — остолбенел Прокопенко.

Лозинский достал из грудного кармана листок бумаги, отогнул край и приблизил его к глазам инженера.

— Это вашей жены подпись? Посмотрите внимательно…

— Да, ее. Но что это?..

— А я вам прочитаю. Слушайте. «Расписка. Дана мною, Прокопенко О. В., в том, что я действительно получила от гражданина Гаврилова пять тысяч рублей.»

Прокопенко схватился за голову.

— Боже мой! Какие деньги, откуда, за что?

— И на это есть ответ. — Лозинский достал другой листок. — Это письмо вашей жены к вам. Но я пока решил не доставлять его адресату и только прочитаю. «Дорогой, Деня!..»— Видите, как она вас нежно любит… — «Спасибо тебе за деньги, которые ты прислал со своим другом Гавриловым. Они так кстати, что я и сказать не могу. Прости, пожалуйста, но этот Гаврилов какой-то странный. Ему мало было моего письма, он потребовал расписку по всей форме…» Ну, дальше не интересно. Прочтете как-нибудь сами, если мы найдем общий язык. А если нет, то это письмо и расписка, если их представить куда следует, вызовут законный вопрос: а за какие красивые глаза и от кого получает такие куши инженер Прокопенко? И вот тут-то появятся на свет фотокопии ваших показаний и обязательства работать на немецкую разведку. Чуете, как красиво получается?!.

Прокопенко молчал, бессмысленно глядя перед собой. В голове его вихрем крутились какие-то мысли, но он не мог ухватить ни одной, чувствуя лишь, как кто-то неумолимый цепко схватил его за горло и давит сильней и сильней…

Лозинский тронул его за плечо.

— На вас что, столбняк напал?.. Выпейте, помогает. Когда придете в себя, хорошенько, подумайте о нашем разговоре. Ей-богу, я чисто по-дружески предлагаю вам выгодное и совершенно безопасное дело. Будете жить как бог! И сына вылечим… Вы совсем забыли о нем… Ну, я, пожалуй, пойду. На сегодня с вас хватит…

Лозинский поднялся.

— Подождите, — остановил его Прокопенко.

— Что такое? Ах, да!.. Я чуть не унес микрофон. — Лозинский подошел к телефону.

— Не это! — махнул рукой Прокопенко. — Да, да, не это… Что я хотел сказать?.. Ну, ладно… Вы взяли меня за горло. Садитесь, давайте кончать наш разговор, чтобы мне не мучиться…

— Вот это по-деловому. Только не кисните вы!.. Ей-богу, мужчине не подобает быть студнем. Выпейте.

Прокопенко потянулся за рюмкой. Рука его дрожала, и, пока он нес ее ко рту, из рюмки выплескалась половина жидкости.

…И они договорились обо всем. Собственно, говорил Лозинский. Он отдавал приказ, а Прокопенко слушал его опустив голову, не смея слова сказать против.

Уходя, Лозинский бросил на стол пачку денег

— Вот вам валерьянка для успокоения. Я даже расписки не беру, — настолько крепко мы держим вас в руках. До скорой встречи.

Щедрый рыбак

Лешка Воронков раздумывал, как лучше подобраться к железной дороге.

Лозинский оказался прав, советуя привлечь к наблюдению за поездами хотя бы маленького, но специалиста железнодорожного транспорта. Несколько раз Лешка сам выходил к полотну, затаившись в кустах, смотрел на проходящие составы и чувствовал себя наподобие малограмотного, взявшего в руки книгу. И тот еще был в более выгодном положении, — хоть по складам да мог прочитать написанное, а Лешка, видя все происходящее на дороге, ничего не мог понять.

С открытыми платформами было проще — там груз на виду. Вот везут лес, вот — чугунные чушки, дальше грудами навален металлический лом. Даже танки и пушки очень часто идут на них, не покрытые брезентом. А что скрывается за стенками пломбированных вагонов? Минеральные удобрения для полей или авиационные бомбы? Фураж или снаряды? Безобидные тюки с хлопком или страшные мины для «Катюш?» На каждом вагоне написаны мелом какие-то цифры и знаки, но попробуй, разгадай их…

Лешка спросил лавочника:

— Ты давненько здесь живешь, Афанасий Терентьич. Нет ли у тебя хоть какого-нибудь захудалого знакомого на железной дороге?

Тот в раздумье потеребил редкую бороденку.

— Да ведь на станции всех почти знаю.

— Кого именно?

— Ну, который на телеграфе, к примеру, который весовщик или, там, стрелочник.

— Нет, это не то.

— Ну покупают чего-нибудь у меня — вот и знаю.

— Не то, не то… Нужно человека, которого знаешь поближе. Кто он такой, как. живет, в чем, может быть, нуждается, характер его, родственники, может, есть знакомые тебе? Понимаешь, нужна прицепка какая-то к нему. Просто так ведь не подойдешь: здравствуйте, я ваш дядя, у меня дельце к вам.

— Путеобходчик разве с разъезда?.. — снова подумав, проговорил Афанасий.

— С какого разъезда?

— А тут недалеко. Когда по дороге к озеру идешь.

— И что за человек? Откуда ты его знаешь?

— Это еще когда я лошадь держал, познакомились мы. У меня своего-то покосу не было, ну и приходилось брать подряд на косьбу от лесхоза, за пятый стог. А ихние луга как раз возле озера и вплоть к разъезду подходят. Вот тогда как-то и познакомились. Я у него ночевал частенько. Устанешь за день, домой силы нет брести. К нему придешь — он завсегда самовар поставит, закусить даст. Хороший старик, приветливый…

— Как зовут?

— Мукосеев.

— Я имя спрашиваю.

— А. Трофим Платоныч.

— С кем живет?

— Сейчас один. Старуху года три как схоронил, а дочка в городе на доктора учится. Тоже славная девушка…

— И ее имя знаешь?

— Ну как же! Валя. Старик в ней души не чает. Вся опора его и надежда на старости лет. Последний кусок ей готов послать. Оно и правда, туговато ей там, в городе. На те деньги, что ей дают, только прокормиться, так и то мудрено, а нужно еще чего-то одеть, обуть, в кино иногда сходить… Молодость…

— Ну, ладно, все это понятно, — перебил Лешка словоохотливого лавочника. — Когда ты встречался с ним последний раз?

— Э-э, давненько уж не видел. Он сюда на базар не ходит, и мне к нему нёпочто ходить теперь.

Лешка выспросил о путеобходчике все до мельчайших подробностей, известных Афанасию. При разговоре присутствовал и Антон. Лешка велел ему хорошенько запомнить все сказанное и дополнительно тщательно проинструктировал.

* * *

Озеро находилось примерно в четырех километрах от станции. Дорога к нему вела лесом, параллельно железнодорожному полотну, а у 435-го разъезда, пересекала его и уходила вправо, на широкую, поросшую ивняком луговину.

На разъезде стоял домик путевого обходчика. Небольшой, обшитый тесом и крашенный охрой. Перед окнами шелестели листвой две стройные березки, а за домом, в естественной ограде из буйно разросшейся крапивы и репейника, лежал огород — единственное подспорье в хозяйстве и развлечение старика Мукосеева, одиноко коротавшего своей век в этой глухой лесной стороне.

Идя рыбачить на озеро или возвращаясь с него, Антон постоянно видел путевого обходчика то на огороде, старательно пропалывающего грядки, то сидящего на крылечке с черной, прокуренной трубкой в зубах.

На другой день после разговора с Афанасием Антон, по пути на озеро, проходя мимо разъезда, подошел к путеобходчику прикурить. Уткнув самокрутку в трубку, он долго чмокал губами, наконец раскурил и, сделав несколько затяжек, спросил:

— А вы, случаем, не Мукосеев, папаша?

— Я самый. — Путеобходчик немного удивленно посмотрел на Антона.

— Мне про вас много хорошего рассказывали, — продолжал Антон.

— Кто же это?

— Дядя мой. Он тут года четыре подряд луга лесхозные косил.

— Ба!.. Уж не Афанасий ли?..

— Он.

— Ты скажи, какое дело! Не забыл, значит?

— Н-ну!.. Наказывал привет передавать при случае.

— Так, так… Он у меня частенько останавливался, да… Как он дышит-то?

— Ничего.

— И не заглянет по старой памяти!

— Так он же в городе теперь работает.

— Вон что! Так, так… Ну, что ж, заходите вы, когда будет время, чайком угощу. Скучно одному-то…

— Спасибо, загляну.

На обратном пути Антон занес старику пару больших жирных лещей. Обходчик был растроган такой внимательностью.

— Да зачем вы? — смущенно отказывался он. — Ведь и самим нужно.

— Не беспокойтесь, хватит и мне. Сегодня клев ай-яй! Прямо так с лету и берет. Только поспевай червей насаживать.

Антон присел на крыльцо и, вдобавок к лещам, достал из корзинки пяток ершей.

— А это вот для навара. Самая что ни на есть уха, когда бульон из ершей.

— Да, — согласился обходчик, — рыбешка, вроде неказистая, ершишки эти, а навар, вы верно сказали, вкусный. Эх, к такой-то ухе да еще бы стаканчик с устатку! Хорошо!

Антон пообещал:

— Ладно, устроим как-нибудь и это.

Старик замахал руками:

— Да ну ее к богу! Я только к слову сказал! Больно дорогая она теперь.

— А я дешевой достану. У меня в сельпо знакомый, устроит. Принесу ему рыбы на жареху, только и дела.

Старик считал своим долгом как-то отблагодарить Антона. Но чем? Не будешь же угощать квашеной капустой, а на огороде еще ничего не поспело, хоть бы огурчики свежие. В конце концов, он предложил подождать и вместе поесть ухи.

— Разложим костерок на огороде, она быстро поспеет.

Антон отказался.

— Спасибо, папаша, а только нужно к дому двигать. Жарко, чего доброго рыба испортится. Вы не беспокойтесь, мы с вами еще такую уху соорудим, — язык проглотишь. Бывайте здоровы!..

Лешка запретил лезть к старику нахрапом, приказал действовать исподволь, сначала расположить его к себе.

* * *

В воскресенье с утра начало парить. В душном безветрии над полями трепетало знойное марево. Ласточки с громким писком носились над самой землей. Легкие перистые облака собирались в большие, кучевые и медленно ползли по небосклону. Все предвещало близкую грозу.

Антон наскоро накопал червей, сунул в корзинку заранее припасенную пол-литровку, буханку хлеба и скорым шагом отправился на озеро. На переезде его встретил путеобходчик.

— Эх, не вовремя вы собрались, — покачал- он головой. — Того гляди, гроза захватит.

— Я только из-за нее и тороплюсь. Перед грозой клев — лучше не надо. Не сахарный, не растаю, если и намокну. Сегодня будем с отменной ухой! Нате-ка, вот, поставьте святую водицу, а я побегу.

Антон не ошибся в расчетах. Жор был настолько хорош, что за какой-нибудь час корзинка наполнилась чуть не до верху.

А небо уже потемнело, косые молнии бороздили небо, гром грохотал беспрерывно. Первые крупные капли тяжело шлепнулись на землю.

Антон не спеша смотал удочки, закурил, спокойно поглядывая на необъятную тучу, надвигавшуюся все ближе. Он имел свои планы, и по ним ему было необходимо промокнуть до нитки. Поэтому он терпеливо дождался настоящего ливня и под ним зашагал к дому путеобходчика. Через пять минут он промок до костей. Ботинки хлюпали и разъезжались на раскиселившейся тропинке.

Обходчик стоял под навесом крыльца и сквозь мутную сетку дождя всматривался в дорогу к озеру. Заметив приближавшегося Антона, он замахал руками и закричал:

— Да беги ты быстрее! Вышагивает, как журавль!

— Чего уж тут бежать! Хуже того, что есть, не будет.

— Ну и ну! Вот так выстирало тебя! Снимай все, выжимать нужно да сушить. Эх-ма!.. Пропади она пропадом, и рыбалка такая!

— Ну нет, — рассмеялся Антон, отдирая от тела прилипшую рубаху. — Ты загляни-ка в корзинку…

Незаметно оба они перешли на приятельское «ты». Старик сделал это первый, и Антон с радостью подхватил предложенный тон.

Вскоре Антон сидел перед печкой в коротких для него стариковых штанах, в ватнике, накинутом на плечи. На шестке бойко потрескивали сухие чурки, пламя лизало закопченные бока чугунка, поставленного на таган. Старик выпотрошил и вымыл рыбу, принес молодого лука с огорода. Взглянув на часы, он торопливо надел плащ, взял сигнальные флажки в кожаных чехлах.

— Ты командуй тут сам, а я пойду тридцать восьмой, пассажирский, встречать. Через четыре минуты пройдет.

Антон подкинул дров и подошел к окну.

Издалека приближался гул поезда, донесся долгий свисток, приглушенный дождем. Старик застыл у опущенных шлагбаумов, подняв неразвернутый желтый флажок. Вагоны промчались мимо ярко-зеленые, словно лакированные после дождя. И снова тишина опустилась на лес, дорогу и одинокий домик с двумя березками под окном…

— Ну вот, теперь целый час поездов не будет, — проговорил путеобходчик, возвратившись. — Посидим спокойно. Капустки не достать ли на закуску?

— А что ж, неплохо.

Старик сходил на погреб, принес капусты и рубленой, и пластовой. Из посудного шкафа достал блюдо, пару деревянных ложек и два граненых стакана. Нарезал хлеб. Приготовив все, тоже подсел к огню, набил трубку. Попыхивая крепким махорочным дымом, долго смотрел на бойкие язычки пламени, метавшиеся вокруг чугунка. Спросил Антона:

— Ты, стало быть, у Афанасия вроде караульщика живешь, за домом глядишь?

— Да нет. В доме у него жена осталась.

— А чего ж он и ее не взял?

— Да хозяйство здесь, куры, поросенок, огород посажен. С его-то заработка, пожалуй, живо ноги вытянешь.

— Это верно, жизнь трудная. Ты сам-то работаешь где?

— Нигде. Инвалид второй группы. На пенсию живу.

Путеобходчик сочувственно покачал головой.

— Тоже, брат ты мой!..

— Ну, много ли одному надо! Тем более, сейчас на всем готовом у дяди. Пенсию-то и не трогаю совсем. Так шутя-шутя, а тысчонок пять уже набралось. — Антон добродушно рассмеялся.

— О, это больно ладно!..

Старик попробовал уху, удовлетворенно крякнул.

— Эх, хороша! Пора снимать, а то разварится рыба и в ложку не поймаешь. Давай-ка блюдо сюда…

Антон налил стаканы по край.

Обходчик поднял свой степенно, посмотрел на свет, осторожно, чтобы не расплескать, чокнулся с гостем.

— Ну, господи благослови!

Он отпил только половину, остальное решительно отставил в сторону.

— Это что же?.. Так не годится! — запротестовал Антон.

— Все правильно! — поднял руку старик. — Нельзя, мне еще в обход идти.

— Да чего будет со стакана!

— Я свою норму знаю. Ничего, ты пей до дна, ешь веселей, на меня не смотри. Вот приду утром, — она и пригодится. Давай, тяни.

Антон не стал спорить.

После обеда вышли покурить на крылечко. Гроза давно прошла. В высоком небе тихо догорала заря, опускались сумерки. Над поляной кисейной тучей толклись комары. Антон дунул в них дымом, — они разлетелись, тут же собрались опять и продолжали свой воздушный танец.

— К теплу пляшут, — заметил путеобходчик. — Ну, надо полегоньку собираться.

Поднялся и Антон.

Его белье висело на веревке около холодной печки. Он пощупал брюки и огорченно покачал головой.

— Не сохнут, будь они прокляты! Низ, вроде, ничего, а в поясе как и были.

Старик тоже пощупал их и вынужден был согласиться с Антоном.

— Да, не больно приятно одевать на себя. А сейчас и прохладно стало, вот-вот роса ляжет. Дома не будут беспокоиться, если ночевать не придешь?

— Что я, маленький?

— Ну так и оставайся у меня. Есть о чем говорить! Заваливайся на кровать или на печку и спи сколько влезет.

Антон только этого и ждал. Для виду он отнекнулся было, но тут же согласился.

Старик снова надел плащ, зажег фонарь и, прихватив большой гаечный ключ, отправился на полотно.

— Ты крепко спишь? — спросил он на прощание.

— Когда как. А что?

— Не запирай дверь-то. А то и не добудишься тебя.

Антон остался один. Он долго лежал с открытыми глазами, размышлял, курил. Уснул незаметно и сразу, словно провалился в черную пустоту.

Утром его разбудил радостный возглас обходчика.

— Хе-хе!.. Письмецо от дочки!..

Антон протер слипавшиеся глаза.

Старик стоял посреди комнаты в плаще, как ушел вчера, и осторожно, по самому краешку, обрывал серенький конверт. Все лицо его светилось довольной улыбкой.

— Оно, что же, воздушной почтой пришло? — спросил Антон.

— Нет, у нас своя получше. Дочка передала на попутный поезд тормозному, а он мне кинул.

Антон начал одеваться, в то же время не спуская глаз с путеобходчика.

Тот читал медленно, по складам, и вместе с чтением сходила радостная улыбка с лица, постепенно оно принимало хмурое и вместе скорбное выражение. Окончив читать, он долго стоял, опустив голову и руки, потом медленно подошел к столу, сел на табуретку.

— Что случилось, Трофим Платоныч? — Антон тронул его за плечо. — С дочкой неладно?..

Старик молча протянул ему развернутое письмо. После приветствий и расспросов о житье-бытье Валя Мукосеева писала:

Папа, я никогда не скрывала от тебя ни плохое, ни хорошее. Не хочу скрывать и сейчас. У меня произошла большая неприятность: я не сдала экзамен по одному предмету и лишилась стипендии. И все мои планы на лето рухнули! Я хотела хоть ненадолго приехать домой, проведать тебя, но теперь не жди. Я не могу садиться тебе на шею в такое трудное время, — пойми меня и не сердись. На каникулы я устраиваюсь сестрой в госпиталь. Это будет для меня дополнительная практика и на прожитие заработаю. Я так и так хотела идти работать, чтобы сэкономить стипендию и что-нибудь приобрести на нее. Но ничего не поделаешь, раз так получилось! Нужно как-то переживать и это. Я очень прошу тебя не расстраиваться. Не беспокойся, не такая у тебя дочь, чтобы при первой же беде опустила руки. Все будет хорошо.

Крепко, крепко целую тебя.

Твоя дочка.

— Н-да, не очень-то веселая весточка, — проговорил Антон, в глубине души радуясь столь неожиданному обороту дела. — Нужно бы помочь ей, Трофим Платоныч. А?..

— Да чем?! — воскликнул старик. — У меня всех денег рублей семьдесят наберется, не больше. Капля в море…

Помолчали…

— Знаете, что, — предложил Антон. — Возьмите у меня. Да вы не удивляйтесь… Ей-богу, я от всего сердца… Мне ж ничего не стоит, деньги все равно без толку лежат. А потом постепенно, когда разживетесь, отдадите. Мне не к спеху…

— Не знаю, что вам и ответить, — задумчиво проговорил обходчик. — Спасибо, конечно, но как-то не того…

— А, ерунда! Мы ж знаем друг друга… Я сейчас пойду домой, а к вечеру принесу, и вы пошлете. Не думайте, не расстраивайтесь. С кем беды не бывает…

Вечером Антон принес тысячу рублей. Старик наотрез отказался взять такую сумму.

— Получаю я немного, и отдавать будет тяжело. Я в жизни никогда не занимал и терпеть не могу долгов. Нет, нет!..

В конце концов, он согласился взять половину. Аккуратно пересчитал полученные бумажки и положил в сундук. Потом вооружился очками и на тетрадочном листке, под диктовку Антона, написал расписку.

После этого он два дня обдумывал и писал письмо дочке. Какая-то смутная тревога не давала ему покоя. Эта тревога проскальзывала и в письме, которое он отправил с тяжелым чувством.

Связной

Гуго Мяги принял шифровку от майора Инге.

Воронков послал в город Афанасия. Он дал лавочнику адрес Соньки Долговой и пару поношенных дамских туфель. Их она должна была отнести в ремонт к сапожнику Лозинскому.

В ту ночь, когда Воронков явился к Соньке, они договорились быстро.

Странная у них получилась встреча.

Сонька была под хмельком и спросонья долго таращила глаза на ночного пришельца, пристально рассматривавшего ее. В высокой плотной фигуре, во всем облике позднего гостя и особенно в его глазах было что-то знакомое, даже, кажется, близкое. Но что?..

Воронков подсказал сам:

— Что ж ты, первая любовь, так и не признаёшь?

— Господи, Лешка!.. — Сонька качнулась и потерла ладонью лоб и глаза, словно хотела избавиться от видения или, наоборот, убедиться в нем.

Лешка прошел в комнату, без приглашения сел к столу. На нем стояла початая бутылка водки, валялись куски хлеба, на тарелке, ощерив рот, лежала селедочная голова. В комнате был беспорядок. Чулки, туфли, кофточка и юбка словно нарочно были разбросаны по разным углам.

Сонька наскоро ополоснула лицо, поправила растрепанные волосы. Села напротив и долго рассматривала Лешку, его усталое, уже тронутое морщинами лицо, шрам, перерезавший лоб, волосы, такие пышные когда-то, а теперь наполовину повылезшие и начинавшие серебриться. Она не спрашивала, откуда он явился. Не все ли равно?.. И прежней, давнишней радости встречи тоже уже не было…

— Постарел ты как! — проговорила она наконец и потянулась к нему, словно хотела погладить небритые щеки прежнего дружка.

Лешка поймал руку, легонько зажал ее в своей и опустил на колени.

— И ты не помолодела, — усмехнулся он.

Да, мало что осталось и от Соньки, молодой, красивой и жизнерадостной когда-то. Годы и безалаберное житье преждевременными морщинами легли возле глаз, углы губ опустились, придав лицу какое-то брезгливое или пренебрежительное выражение. И сами губы, когда-то яркие и сочные, сейчас потрескались и посинели от чрезмерного употребления помады.

Сонька нигде не работала. Она спекулировала на рынке, при случае покупала краденые вещи и, переделав их кое-как, перепродавала втридорога или меняла по деревням на продукты и их, в свою очередь, продавала. В дни удачи она накупала водки, еды и, пригласив кого-нибудь из многочисленных дружков, устраивала гульню. Но чаще всего она едва-едва сводила концы с концами и перебивалась впроголодь. В такие моменты она бывала нахальна и зла, особенно деятельна, не страшилась ничего и лезла напролом, лишь бы каким угодно путем разжиться деньгами.

Предложение Лешки Воронкова было в высшей степени выгодно для нее. Оно не только не мешало базарным делам, но и давало побочный солидный доход. Сонька не боялась риска, и потом Лешка заверил ее, что для нее ничего опасного нет.

— Время от времени ты будешь носить в ремонт обувь, которую передадут от меня. Вот и все. Как найти нужного сапожника, я тебе расскажу.

Лешка в виде аванса выложил перед ней три тысячи и в дальнейшем обещал платить настолько хорошо, что Сонька, не раздумывая и не расспрашивая ни о чем, дала согласие и поклялась никому не рассказывать об их договоре.

Вечером Афанасий передал Соньке туфли и ушел ночевать в Дом колхозника.

Сонька сказала ему:

— Завтра найдешь меня на рынке.

На другой день утром, даже не развертывая туфли из газеты, она отправилась к сапожнику.

Лозинский молча взял заказ, осмотрел и, найдя на подошве условную метку, понял, что эта небрежно одетая женщина, посмотревшая на него с любопытством и наглостью, есть связной. В нем все заклокотало от гнева на Лешку Воронкова, который так опрометчиво впутал в их большое и опасное дело какую-то юбку. Но Лешка был далеко, а на подошве правой туфли стояло три чернильных крестика — знак важного и срочного сообщения. Он невольно подавил гнев и сунул туфли в общую кучу.

— Придешь за ними в шесть часов, — буркнул он Соньке и пристальным взглядом проводил ее вихляющуюся на ходу фигуру. «Порядочная стерва! — промелькнуло в голове Лозинского. — Даже и бровью не повела. А может, она и не знает ничего…»

Он запер будку и ушел с туфлями домой.

Кобылко мел тротуар у ворот. Лозинский приказал ему поглядывать и спустился в подвал.

В туфле под стелькой лежало письмо Воронкова и шифровка от Инге. Лозинский первым прочитал письмо.

Воронков сообщал, что связь на железной дороге налажена прочно. Антон очень удачно поймал в тенета путеобходчика 435-го километра Трофима Мукосеева. Для сведения он ставил Лозинского в известность о дочери обходчика Валентине Мукосеевой, студентке второго курса медицинского института. Это для нее брал деньги старик.

Дальше Воронков подробно описывал Соньку Долгову и сообщал, что она ничего не знает, но будет исполнительно доставлять обувь ему, Лозинскому, и обратно. И за нее он, Лешка, ручается.

Читая пространное послание о связной, Лозинский постепенно успокоился. Да, пожалуй, тот прав: женщина в таком деле менее подозрительна. Пусть работает.

Затем он принялся за шифровку Инге.

С помощью ключа цифру за цифрой превращал он в слова и фразы, и с каждой новой строчкой лицо его хмурилось больше и больше. Он очень давно работал с Инге, выпил вместе не одну бочку пива и даже считал его своим хорошим приятелем, если только это слово применимо к начальнику. Во всяком случае всегда чувствовал себя на равной ноге с майором и ни разу не слышал от него ни грубого окрика, ни даже простого, с глазу на глаз, выговора. Сейчас Инге, не стесняясь в выражениях, выговаривал ему за преступную, — ого! — медлительность в выполнении задания и грозил, — даже грозил! — серьезными последствиями. Эти проклятые «Катюши», видимо, здорово действовали на нервы майору Инге, несмотря на громадное расстояние, отделявшее фронт от его просторного, с прочными железобетонными стенами кабинета.

Лозинский расшифровал послание до конца и прочитал его еще раз.

Аг. ОВС. Разведотдел 29/12-3. Служба армейской разведки недовольна вашими действиями. Вы совершаете преступление перед райхом непростительной медлительностью. Имейте в виду: о вашем задании знает разведотдел ставки фюрера, и я не советую с ним шутить.

Приказываю:

1. Немедленно информировать меня о положении дел.

2. В случае невозможности выполнения пунктов А и Б операции сообщить точное местонахождение интересующего нас объекта.

3. Сейчас же приступить к подбору и вербовке надежных людей, которые в нужный момент ракетами укажут цель нашим бомбардировщикам.

Инге.

Лозинский крепко выругался. Он достал спички и сжег листки. Гремя деревяшкой, несколько раз нервно прошелся по комнате. Нужно немедленно готовить ответ, успокоить начальство. И дернуло же этого идиота Инге сообщить об операции в ставку!.. Ему нужно повышение и железный крест, а доставай все это Лозинский. Попробовал бы сам! Интересно, сколько пар белья менял бы он в сутки!.. И скажите, пожалуйста: какой переполох! Они готовы даже послать бомбардировщиков! Нет, Лозинский прежде всего сам откусит от этого жирного пирога. Он достанет секрет снаряда. Во что бы то ни стало! Или уничтожит объект сам, без помощи ассов. Только сам! Всё сам!

Лозинский достал бумагу, вернулся к столу.

Ответ получился длинный, но зато обстоятельный. Он не поскупился, где нужно, приукрасить положение дел, лишь бы успокоить Инге. Он даже написал, что немедленно приступает к подысканию ракетчиков, хотя на самом деле и не думал заниматься этим. Зачем их искать? Если понадобится, он пошлет к объекту Кобылко, Воронкова, в конце концов пойдет сам. Но до этого ни в коем случае не должно дойти…

К условленному часу он вернулся в свою фанерную будку у рынка и снова принялся за работу.

Сонька явилась запыхавшаяся и раскрасневшаяся от быстрой ходьбы. Лозинский сурово посмотрел на нее и достал часы. Они показывали пятнадцать минут седьмого.

— Если опоздаете еще раз!.. — многозначительно и зло прошипел он. — Какой идиот бегает к сапожнику сломя голову! К нему чаще всего заходят мимоходом, по пути. Запомните это, я не умею повторять…

Ночью Афанасий привез туфли Воронкову. Они с Гуго Мяги тут же свернули рацию и отправились в лес. Отойдя километров семь, остановились в глухом заросшем овраге. Гуго прилег перед передатчиком. Лешка поднялся наверх, чтобы охранять радиста.

Часть четвертая

По следам

Получив дешифровку с радиограммы Инге, Алексей Петрович направился с ней к начальнику Управления.

— Новости, Николай Николаич. Начальство начинает нервничать и даже грозит Оливаресу.

— Эти угрозы — ерунда, но приказ о подготовке к бомбежке нужно учесть, — проговорил Новиков, прочитав радиограмму. — Поставьте об этом в известность командование противовоздушной обороны, они примут меры по охране завода с воздуха. А как на земле?..

— Рация Оливареса запеленгована. Она работает в районе железнодорожной станции Р. Посмотрите, — Корж развернул на столе карту области, принесенную с собой. — Вот эта станция. Небольшая, с примыкающим к ней станционным поселком. Кругом — глухие леса. Они дают возможность постоянно менять места передач, а нам, следовательно, усложняют поиски, Я прошу разрешения послать туда радистов. Пусть займутся пеленгацией в непосредственной близости.

— Хорошо. Радисты будут. Но что практически даст пеленгация, если вражеский передатчик кочует? Ведь нас в первую очередь интересует постоянная база рации. Именно туда, в какое-то определенное место является связной от Оливареса. Где оно?…

— Мне кажется, что в станционном поселке.

— Почему?

— Село Песково, откуда родом Воронков, находится недалеко от станции. В поселке у Воронкова могут оказаться старые знакомые, может быть, даже какие-то родственники. Если с рацией прибыл он, для него есть расчет остановиться именно в поселке.

— А если не он?

Корж пожал плечами.

— Вот то-то и оно! — продолжал Новиков. — Пока что у нас много догадок и ничего реального… Оливарес сам ведет наблюдение за заводом. Он прочно обосновался в городе. А рация находится в другом месте. Между двумя этими точками курсирует связной. Вот он-то в первую голову и нужен нам! Это — конец от всего клубка!

— Связным мог бы быть старик Быхин, он еще не приехал.

— Значит, у них есть кто-то другой. А кому вы поручили наблюдение за Быхиным?

— Его встретит лейтенант Грачев.

— Вы описали приметы?

— Я дал ему фотографию.

— Н-ну, ладно… — Новиков помолчал. Он снова взял в руки дешифровку, прочитал еще раз. — Интересно знать, насколько продвинулись дела Оливареса… Когда у них передача?

— Сегодня ночью.

— Побудьте у радистов. Оливарес должен дать начальству отчет о проделанной работе. Может быть, он сообщит кое-что и о дальнейших планах. Как только получите дешифровку, заходите ко мне. Я буду ждать.

Корж ушел к радистам.

В этот вечер за вражеской рацией следила радист Перлова, молоденькая девушка, совсем недавно успешно окончившая радиошколу. После учебы она мечтала попасть на фронт или к партизанам в тыл врага, а очутилась в тихой, уединенной комнате Управления НКВД и целыми сутками, чуть склонив голову с большими глухими наушниками, должна была следить за эфиром. В большинстве случаев ей приходилось лишь слушать и совсем редко что-либо передавать самой. Но слушала и принимала она исключительно хорошо, никогда не пропуская ни одного знака, ни одного слова.

Неслышно ступая по толстому мягкому ковру, Корж прошел к дивану. Перлова, встретив его вопросительный взгляд, отрицательно покачала головой. Рация Оливареса молчала.

Алексей Петрович расстегнул крючки на вороте гимнастерки, поудобней расположился на диване и достал из кармана свежие газеты. Прочитал сводку Совинформбюро, передовую «Правды», информационные заметки на первой полосе. Затем развернул газету и углубился в большой, на целый подвал, очерк о боевых действиях советских летчиков.

В комнате стояла глубокая тишина, нарушаемая лишь чуть слышным тиканием больших стенных часов. Радистка сидела неподвижно, склонившись над листами бумаги, и со стороны казалось, что она дремлет. Глаза ее были полузакрыты, руки, обхватив наушники, словно поддерживали отяжелевшую от напряженного внимания голову.

Медленно, минута за минутой, прошел час, второй. За окнами сгущались сумерки. Перлова звонком вызвала поддежурного и кивнула на окна. Тот плотно зашторил их и включил свет.

Рация продолжала молчать. Корж незаметно уснул, уронив голову на валик, и Перлова подумала, что, пожалуй, зря он тут мучается, лучше бы ехал домой и хоть одну ночь отдохнул как следует. Видимо, ответа сегодня не будет. Но в это время настороженный слух среди тресков, шорохов и других звуков в эфире уловил знакомые позывные сигналы. Они были слабые, чуть слышимые. «Переменили место», — подумала Перлова. Она быстро отрегулировала настройку и громко позвала:

— Товарищ капитан!

Корж тут же поднял голову.

— Рация дает позывные. Берите вторые наушники, если хотите послушать. Быстро, а то сейчас как пойдет сыпать!.. У них какой-то дьявол сидит на ключе. Вот, уже!.. — Перлова схватила карандаш и начала записывать.

Корж надел наушники и сначала ничего не мог разобрать. Казалось, что тысячи цыплят все враз пищали одним голоском — так быстро и почти нераздельно неслись звуки морзянки. «Действительно, сыплет…» — покачал головой Корж и с тревогой посмотрел на радистку. Но Перлова была спокойна. Карандаш в ее руке быстро цифру за цифрой выписывал шифр. Вот она заполнила один лист и пальцем откинула его в сторону. Корж снял наушники и отправился с листком к шифровальщикам…

Передатчик работал двадцать восемь минут. После этого на той же волне станция разведотдела подтвердила прием — и все стихло. Перлова сняла наушники и отдала Коржу последний листок.

Через некоторое время был готов полный текст радиограммы.

Р/О 29/12-3

Аг. OBC сообщает:

Наблюдение над объектом установлено тщательное. Инженер X мною разыскан и привлечен к работе. С его помощью будет выполнен пункт А операции. Приняты меры и на случай провала пункта А. На объекте подобраны необходимые люди для ликвидации производства. Вспомогательная группа ведет наблюдения на железной дороге. В следующий сеанс вы получите сводку о перевозках. К проведению диверсий на полотне также все подготовлено. Некоторая медлительность в действиях объясняется исключительно трудными условиями работы. Теперь все в порядке. Воздушный налет на объект сейчас считаю совершенно неуместным. Во исполнение приказа все же приступаю к подысканию и вербовке надежных людей для сигнализации.

ОВС.

Корж отнес ее начальнику Управления.

Новиков читал ответ Оливареса вслух, раздельно. После каждой фразы делал паузу, словно сразу же обдумывал прочитанные слова. Потом сказал сидевшему напротив Коржу:

— Судя по радиограмме, дела Оливареса идут хорошо. Так ли это в действительности, мы не знаем. Но нам каждое слово следует принимать за чистую монету и действовать, исходя из этого. Итак, что нам становится известно?.. Оливарес разыскал какого-то инженера и привлек к работе. Может быть, он называет его инженером Икс, а может это буква «ха», на которую начинается фамилия. Кого вы послали на Н-ский завод?

— Лейтенанта Горелова и сержанта Разумовского. Горелов — инженер. Разумовский — техник.

— Поручите им выяснить, кто из инженеров имеет фамилию на букву «ха». И пусть усилят наблюдение. Оливарес сообщает, что на самом объекте подобрал людей для диверсии.

— Сомневаюсь… — покачал головой Корж.

— Мы можем сомневаться сколько угодно, а меры противодействия принять обязаны. К следующей передаче Оливарес обещает сводку о железнодорожных перевозках. Неужели и тут успел?..

— Он говорит о вспомогательной группе. Что, если это и есть Воронков?..

— Н-нда-а… Все может быть… — задумчиво проговорил Новиков. — Ну что ж, Оливарес сам наметил нам пути дальнейших поисков… Завод у нас под наблюдением. Старика Быхина-Воронкова встретят. Он, возможно, приведет к сыну. Сейчас следует заняться поселком и дорогой. А кто еще из близких к Воронкову людей разыскан?

— Софья Долгова. Она по-прежнему живет здесь и даже на той же квартире. — Корж расстегнул китель и достал из грудного кармана фотографию. — Вот она. Это копия, с карточки из адресного стола.

Прокопенко действует

Беспокойной стала жизнь инженера Прокопенко.

С тревогой на сердце просыпался он по утрам. Как в тумане жил день. С ноющей тоской ложился в постель и долго не мог забыться сном.

До сих пор он не мог понять, каким образом сумел разыскать его этот «старый друг», — будь он трижды проклят! Неужели, на самом деле, немецкая разведка все эти годы не спускала с него глаз? Неужели у них действительно есть фотокопии с его давнишних показаний и подпись обязательства о сотрудничестве? А может быть, хромой лишь только знает об этом, но не имеет никаких письменных доказательств? Непонятно и неизвестно все, и он один!..

Сначала, после второго визита Лозинского-Гаврилова, У него мелькнула мысль — пойти в НКВД и чистосердечно признаться во всем. Лозинский — наверняка не простая птица, если прибыл с таким важным заданием. Выдать его и тем самым загладить свою давнишнюю вину…

Но Прокопенко родился с заячьей душой.

Он никуда не пошел.

Еще неизвестно, простят ли его…

Сотрудничество с Лозинским тоже не сулило ничего хорошего. Но ведь это лишь в случае провала. Зато можно иметь баснословные деньги. Деньги!.. Если, конечно, действовать умно и осторожно…

Именно так, — по собственному мнению, — он и взялся за дело.

Прежде всего Прокопенко выяснил место хранения документации.

Оказалось, что технологические карты на снаряд находятся в сейфе начальника спецотдела.

Под разными предлогами Прокопенко несколько раз заходил в кабинет и внимательно присматривался к сейфу или, вернее, к его массивной двери. Сам сейф был наглухо замурован в стене, и лишь дверь, поблескивая сизоватым отливом вороненой стали, выступала наружу. Кроме толстой железной ручки и двух замочных скважин, на ней имелся небольшой диск с цифрами для набора шифра. Но Прокопенко точно знал, что механизм аппарата давным-давно испорчен, и, значит, эту часть задачи можно было не решать. Требовалось только подобрать ключи.

Но легко сказать: ключи, а попробуй достать их хоть на несколько минут, чтобы только взглянуть!..

Заходя к начальнику отдела, он питал надежду увидеть их, может быть, на столе или в его руках. Надежда не сбылась. На письменном столе не лежало ничего лишнего, а открывать сейф при посторонних начальник не имел привычки.

Прокопенко загрустил. Он ломал голову и так и этак и ничего не мог придумать. И тут, совершенно случайно, он узнал о старике Сидорове.

Гордей Гордеич, слесарь инструментального цеха, был общительный, словоохотливый человек, любивший покалякать в компании приятелей. На заводе он славился как непревзойденный мастер инструмента, умевший сделать все, от ключа к простенькому замку до сложного штампа и калибра.

Этот-то Гордеич, оказывается, совсем недавно делал вторые ключи к сейфу. Зачем они понадобились, он не интересовался, но в разговорах с друзьями не упускал случая лишний раз похвастаться важным заказом, который дал ему не кто-нибудь, а сам директор. Начальник цеха целых полдня, пока он делал ключи, не отходил от его верстака, а после крепко пожал руку и поблагодарил за отличную работу. Так-то!..

Прокопенко как-то, словно невзначай, разговорился со старым мастером, и однажды вечером, перед концом смены, зашел к нему в цех.

— Слушай, Гордеич, мне бы с тобой поговорить нужно.

— В чем же дело?

Старик отложил шаблон, который доводил на плите. Вытер ветошью руки и придвинул инженеру высокую табуретку.

— Присаживайтесь.

— Что ты, здесь беседовать!.. Давай сделаем так: ты после гудка подожди меня у проходной и вместе пойдем. Деловой разговор требует соответствующей обстановки, — многозначительно закончил Прокопенко.

Гордеич понимающе кивнул и усмехнулся.

— Ладно, подожду.

— Я не задержусь, — заверил его Прокопенко.

Сначала разговор шел о том, о сем, о всяких житейских делах. Потом Прокопенко спросил:

— Так где бы нам посидеть с тобой за бутылочкой пива? Может, в ресторан заглянем?..

— В жизни не бывал в них и не пойду.

— Почему же?..

— А что хорошего? Музыка, шум, гам, Сядешь и дожидайся, когда принесут чего нужно, а и принесут — не на твой вкус. Ежели вы не против, то пойдемте ко мне. Старуха нам не помешает, а больше и нет никого. Правда, насчет закуски у меня…

— Это мы купим.

От природы жадный, Прокопенко на сей раз не поскупился и извел на угощение порядочную сумму. Слесарь даже удивился, с чего бы это так разошелся инженер. Желая показать, что он вовсе не набивается на даровщинку и сам в состоянии угостить, Сидоров тоже купил четыре бутылки пива и кое-что закусить.

За столом говорили о войне, о трудностях жизни, вспоминали, как хорошо и привольно жилось до сорок первого года. По мере опустошения бутылок Гордеич становился все более разговорчив и, наконец, не утерпел, похвастался инженеру:

— У меня, брат, по мастерству руки золотые. Чуть что не ладится где, — сейчас бегут к Гордеичу. Выручай, дескать. И я — пожалуйста. Могу все до тонкости. Вот, не так давно ключи к стальному шкафу делал. Работка ажурная, доложу вам. Тут, брат, точность нужна не меньше, чем в калибре. Сам директор просил меня уважить. И я — пожалуйста. Даже на месте не подгонял. Сделал по образцу, попробовал — готово, работают как часы. Так-то вот!

Прокопенко согласно поддакнул.

— Я знаю, что ты первый мастер в заводе. И про ключи слышал. Я и пришел-то к тебе из-за них. У меня, понимаешь, неприятность большая…

— Что такое?

— Да тоже ключи от шкафа потерял. Позавчера еще хватился, и дома и здесь все перерыл, — нет, как в воду канули!

— Не огорчайтесь, — успокоил мастер. — Сделаем новые.

— Все это так, но нужно сделать втихомолку, чтобы никто ничего не знал, а то тут такой тарарам поднимется!.. Сейчас кругом только о бдительности и слышишь, а я, на-ко ты, ключи потерял! Да меня, по меньшей мере, за это с работы снимут.

— Н-да, действительно… — Гордеич в задумчивости потер лоб. — А если мне зайти к вам попозже, когда сослуживцы уйдут?

— В той комнате, где шкаф, круглые сутки дежурят монтеры, — изворачивался Прокопенко. — Тут нужно по-другому.

— Как?

— Ты же помнишь, наверное, какие делал для директора?

— Конечно. С закрытыми глазами.

— Ну и сделай точно такие.

— То есть?… — Гордеич поморгал глазами.

— Я же тебе говорю: у меня шкаф — копия.

— А вы разве знаете, к какому я делал?

— Знаю.

— Хм!.. — Гордеич покрутил головой, подумал и решительно добавил: — Нет, так ничего не выйдет. Шкафы эти тоже не дураками лепятся. С виду как два огурца на грядке, а нутро у каждого разное. В этом весь секрет. Я зайду к вам завтра, посмотрю.

— Да говорю же, что там постоянно люди!

— Вы придумайте, чего сказать им в случае.

— Проще же смастерить по памяти, какие делал.

— Опять двадцать пять! Я ж вам толкую: не может того быть, чтобы один и тот же ключ подходил к двум замкам. Я все-таки понимаю.

— Я тебе сколько хочешь заплачу. Две, три сотни!

— Не в деньгах дело.

Старик, кажется, ни о чем не догадывался, но настойчивая просьба сделать именно такие же ключи, какие заказывал директор, могла в конце концов и у него вызвать подозрение. Прокопенко отказался от дальнейшего разговора. Допил пиво и распрощался, проклиная в душе упрямого старика.

На всякий случай, чтобы иметь доступ в кабинет в отсутствие его хозяина, он попробовал подкатиться к секретарше спецотдела, смазливой и кокетливой девице. Но при первых же попытках ухаживания она так уничтожающе посмотрела на толстого пожилого, инженера, что он постарался обратить свои ухаживания в невинную шутку.

А цехи работали на полную мощность. В одних на токарных станках день и ночь точились стаканы снаряда, других — головки взрывателя, в третьих — мины начинялись взрывчатым веществом. Готовые мины смазывали тавотом, ровными рядами укладывали в ящики, и они шли на фронт, где от их разрывов горела, кажется, сама земля.

В каждом цехе работали электромонтеры, подчиненные Прокопенко. Он, было, подумал использовать в своих целях кого-нибудь из них. Но, присмотревшись к людям, решительно отказался от этого плана. Почти все они были молодые ребята, комсомольцы, страстно и самозабвенно трудившиеся для разгрома врага. Попробуй, свяжись с такими!..

Однажды Прокопенко попытался сам проникнуть в цех снаряжения мин. Его остановил стрелок охраны:

— Пропуск.

Прокопенко предъявил.

— Не тот.

— То есть как не тот?..

— Очень просто. У вас общезаводской, а сюда нужно специальный, для входа в цех.

— Но я инженер-электрик… Мне нужно…

— Ничего не знаю. Прошу отойти!

Тревога Валентины Мукосеевой

Валя Мукосеева, получив деньги от отца, была удивлена и обрадована. Но в большей степени, пожалуй, удивлена. Откуда вдруг так разбогател ее старик, что ни много, ни мало, а целых пятьсот рублей прислал ей? Сидя одна в комнате общежития, она, в который уже раз, пересчитывала хрустящие бумажки и терялась в догадках. Может быть, отец получил премию за долгую и безупречную службу?.. Ведь он почти всю свою жизнь отдал дороге и за всю свою жизнь не имел даже замечания по службе. Если бы не малограмотность, отец мог бы шагнуть и дальше путевого обходчика. Но это, пожалуй, не премия. Ее обычно приурочивают к какому-либо празднику, — к Первому мая, Дню железнодорожника или к Октябрьским торжествам, а сейчас середина лета. Скорей всего продал что-нибудь, старый, узнав о ее нужде. Ах, чудак! Милый, старый чудак! Он рассуждает так: ему теперь ничего не нужно, что есть — до могилы хватит, а дочке жить да жить. Нужно написать ему, что нельзя так делать. Она моложе его, у нее больше сил и возможностей заработать. Сейчас не только ей — всем трудно, что ж поделаешь. Еще недолго, она кончит институт и заберет его к себе: отдыхай и ни о чем не думай на старости лет…

Потом она прочитала письмо. И сразу какое-то недоброе, тревожное чувство защемило грудь…

Как же это так?.. Оказывается, деньги дал отцу почти незнакомый, случайно повстречавшийся человек. За что?.. С какой стати?..

Валя несколько раз прочитала пространное отцово письмо, пытаясь хотя бы представить, кто же он такой, этот странный и щедрый незнакомец.

Сначала, как пишет отец, он останавливался на переезде просто поболтать, выкурить цыгарку. Потом принес рыбы (опять-таки в честь чего?). Затем заявился с водкой, со своим хлебом. Ночевал у отца. И, наконец, предложил денег. Даже больше того, чуть ли не насильно заставил взять их…

Это-то больше всего и волновало Валю. Рыба, выпитая вместе водка — ерунда. Но деньги… Редко, кто сам предлагает их другому взаймы, а этот рыбак, как называет его отец, даже с обычной отдачей обещал не торопить. Видимо, он богатый, не нуждается… Деньги платят за выполненную работу или купленную вещь. Но отец ничего не сделал для рыбака, ничего не продал ему. Остается предположить одно: пятьсот рублей были вручены отцу как аванс за какую-либо услугу в будущем. Но за какую?.. Чем мог услужить старик Мукосеев своему новому знакомцу?.. Чем или как?.. Ведь, глядя со стороны, путевой обходчик — совсем небольшая фигура на дороге. Вроде сторожа. Да, не больше…

Но кому-кому, а уж Вале-то прекрасно было известно, кто такой ее отец. Нет, вовсе не сторож. Во всяком случае, не тот сторож, что, закутавшись в тулуп, сидит с берданкой в руках у запертой двери магазина или склада. Валя ясно представила себе чуть сутулую фигуру отца с неизменным фонарем в одной руке и с большим гаечным ключом в другой. В лютый мороз или осеннюю непогоду, в ясный полдень и непроглядную ночь медленно бредет он по полотну, внимательно осматривая каждый стык рельсов, каждую гайку, каждый костыль, вбитый в шпалу. Мало ли что может случиться на дороге, а путевой обходчик — хранитель ее. Именно хранитель. Бдительный и неусыпный. И видя зеленый флажок или такого же цвета огонек в ночи, спокойно ведут машинисты свои поезда по бескрайним дорогам родины. Путь осмотрен — все в порядке!

Кто мог прийти к хранителю дороги, дать ему денег и ничего не попросить взамен, кроме расписки?.. А может, он придет после и… попросит… Если он…

Валя не успела построить мысленно свою догадку — в комнату вошли подруги. Заметив ее расстроенное и озабоченное лицо, они растерянно переглянулись. Катя Морозова присела рядом, обняла за плечи. — Ты что, Валюша? Неприятность какая?

— Нет, ничего, — ответила Валя, не поднимая глаз, и свернула письмо.

Катя заметила лежавшие у нее на коленях деньги. — Ба, да ты богатая стала! Откуда это, выиграла, да?

— Отец прислал.

— Так что же ты сидишь и дуешься как мышь на крупу? Девчата, сегодня мы идем в кино. Я думаю, уж на билеты-то ты разоришься, а, Валюша?

— Ох, девушки, оставьте вы меня! — чуть не плача воскликнула Валя, сунула письмо и деньги в сумку и выбежала из комнаты.

Подруги удивленно посмотрели ей вслед. Катя Морозова развела руками.

— Что с ней такое?..

Валя торопливо шла к институту. Только бы застать там Бориса. У нее все перепуталось в голове… Он поможет ей разобраться. А что если все ее опасения — простая мнительность, если ничего серьезного нет на самом деле?.. Еще ее же поднимут насмех… Разве уже совсем не существует на свете хороших людей и разве один из них не мог повстречаться отцу? Но тогда зачем он потребовал расписку?.. Мог бы поверить и на слово, тем более, что сам предложил деньги. Расписка обязывает вернуть долг, но она и… связывает…

Секретаря комсомольского комитета на месте не оказалось. Валя спросила девчат, бывших в комнате, где его можно найти.

— А он уехал в госпиталь с группой старшекурсников.

— В какой?

— Не сказал. Узнай в канцелярии.

Но Валя не пошла туда. Что проку, если и узнаешь, где Борис?.. Она вышла в коридор и растерянно оглянулась, не зная, кому рассказать о своей тревоге. Взгляд ее упал на дверь с маленькой скромной надписью «Партбюро». «Вот куда нужно», — мелькнуло в голове девушки.

Секретарь партийного бюро доцент Шадымов внимательно выслушал Валю, потом попросил показать письмо. Прочитал его и некоторое время сидел, задумчиво потирая худую, выбритую до синевы щеку.

— Н-да, — наконец проговорил он. — На первый взгляд, казалось бы, во всем случившемся нет ничего особенного. Но если разобраться глубже… — Он посмотрел на сидевшую перед ним девушку. — Хорошо, что вы пришли ко мне, хоть я и не специалист в подобных делах. Но ничего. Мы позвоним куда следует, и там разберут…

Через полчаса она была в кабинете начальника областного Управления НКВД Новикова.

Выслушав ее и прочитав письмо, Новиков пригласил к себе Коржа и попросил девушку повторить все рассказанное при нем.

Корж спросил ее:

— Где находится четыреста тридцать пятый разъезд? Покажите на карте.

Разъезда на карте не было. Но Валя нашла станцию Р. и примерно указала, где находится домик отца. На словах добавила:

— Вот здесь, в четырех километрах от станции.

Корж и Новиков многозначительно переглянулись.

— С кем живет отец? — снова спросил Алексей Петрович.

— Один.

— Совершенно один?

— Да.

— Родственники где-нибудь поблизости есть?

— Нет никого.

— А знакомые, может быть, друзья?

— Знакомых много и на станции, и на дороге. Ведь он много лет работает. А друзей, в полном смысле этого слова, не осталось — кто умер, кто на фронте.

— Сколько лет отцу?

— Шестьдесят два.

— А как, ничего еще на вид? — улыбнулся Корж.

— Не только на вид, вообще крепкий. Во всяком случае ни на что не жалуется.

— Деньги, присланные отцом, с вами?

— Здесь.

— Разрешите, — протянул руку Корж.

Валя достала и передала ему пачку кредиток.

Вся сумма была в тридцатирублевых купюрах и, взглянув нa нее, Алексей Петрович на минуту задумался. Где-то он уже видел точно такие же, почти новенькие тридцатки. Где?.. Ах да, в сундуке сторожа Быхина. Быхина-Воронкова. Интересно!..

Корж спросил девушку:

— У вас есть время завтра со мной съездить к отцу?

— Есть. Занятия кончились.

— Хорошо. Завтра в восемь утра я буду ждать вас на вокзале. Поезд уходит в восемь тридцать.

— Я буду обязательно.

— Подругам прошу не говорить, куда вы собираетесь и зачем. Деньги пока останутся у меня, сейчас я напишу вам расписку.

— Не нужно, что вы!

— Так положено, — остановил ее начальник Управления. — В данном случае капитан Корж действует не как частное лицо.

После ухода девушки Алексей Петрович разложил деньги на столе и просмотрел их. Все они были одной серии, номера шли по порядку. А серия была та же, что и на деньгах из сундука Быхина.

— Вот, Николай Николаевич, мои предположения начинают, как будто, подтверждаться.

— А именно?

— Сейчас я почти уверен, что с рацией прибыл Воронков и что искать его следует в поселке станции Р. Деньги, данные путеобходчику, пришли от него, — я имею доказательства. Четыреста тридцать пятый разъезд находится вблизи станции Р. Оливарес обещал передать сводку о перевозках по дороге. Ее нужно кому-то составить. Может быть, старик Мукосеев и есть то лицо, с которым вспомогательная группа, то есть группа Воронкова, заимела связь?..

— Да, все это довольно логично, — после некоторого раздумья проговорил Новиков. — Завтра на месте постарайтесь разобраться во всем.

Корж забрал деньги и прошел с ними в научно-техническое отделение.

Лаборант взял на экспертизу четыре кредитки. Через некоторое время вернулся и, для пущей убедительности, попросил еще несколько штук. Все они оказались одинаковыми. Он вернул их Коржу и коротко бросил:

— Липа. И притом довольно грубой работы. Сделаны наспех.

— Что и требовалось доказать, — проговорил Корж.

435-й километр

В то самое утро, когда Корж с Валей Мукосеевой выехали из города, Антон Воронков пришел к путеобходчику. До этого он три дня даже не показывался ему на глаза, забросил и рыбную ловлю. Он не забыл, как упорно отказывался старик от денег, и решил дать ему время немного прийти в себя.

Но и тянуть особенно было некогда. Сводку пообещали — теперь ее ждали в разведотделе. Лешка приказал брать старика за горло. Здесь, в глухом лесу, наедине, можно было не церемониться.

Трофим Платонович, как всегда, встретил Антона приветливо, только спросил немного удивленно, не увидев в руках его знакомых удилищ:

— Забросил, видно, рыбалку-то?

— Да, решил отдохнуть немного. Вот вышел грибов поискать. Маслят бы на жарево.

— Не плохо. Дождичка бы нужно, — взглянул на безоблачное небо путеобходчик. — Тогда грибы полезут.

Он пригласил Антона в дом, поставил самовар, больше нечем было угощать гостя. За столом, как бы невзначай, Антон спросил:

— Послал деньги дочке?

— Да, вчера со знакомым одним отправил.

— Опоздал! — сокрушенно крякнул Антон.

— А что такое? — старик отставил в сторону кружку, настороженно взглянул на гостя.

— Да что… Я ведь не столько по грибы, сколько к тебе собрался в такую рань…

— В чем дело-то? — почувствовав недоброе, забеспокоился обходчик.

— В чем, в чем!.. Тут так сложилось, что деньги эти мне дозарезу понадобились. Просто вот так! — Антон чиркнул крючковатым пальцем по большому кадыку на длинном, худом горле.

— Постой!.. — удивился старик. — Ведь ты же сам говорил: тебе не к спеху.

— А теперь приперло — дальше некуда.

— Эх! — горько и безнадежно вырвалось у старика. — Чуяло мое сердце, не нужно было брать их. Так нет!..

— Ну, кто же знал… — оправдывался Антон.

— Как их вернуть теперь? В город ехать? А может, она уж и извела… Вот напасть!

— А деньги мне позарез нужны, — повторил Антон.

— Ну, что ты будешь делать! — старик схватился за голову.

В комнате наступила гнетущая тишина. В раскрытое окно доносился беззаботный щебет воробьев на березе. Далеко, на станции, посвистывал маневровый паровоз. Солнечный блик играл на чистом, выскобленном полу.

С довольной усмешкой, прищурясь, смотрел Антон на седую, опущенную голову путеобходчика. «Прижал!..»

— Может, у знакомых кого перехватишь на время, — посоветовал он, наперед зная, что занять старику негде.

— Да у кого! — в отчаянии выкрикнул Мукосеев. — Кто даст! Попутал меня нечистый!

— Что уж у тебя так и нет никого, кто бы выручил?

Старик безнадежно махнул рукой.

— Как же быть теперь?

— Ума не приложу!

И снова молчание, тишина.

Антон кашлял, ерзал на стуле и крякал, всем своим видом показывая нетерпение.

Старик мучительно искал выход из положения и не находил его. Ни разу в жизни ни у кого не занимал он ни гроша и теперь, буквально, не знал, что делать.

И вдруг рыбак так же решительно, как только что требовал возвращения долга, ни с того, ни с сего отказался от него.

— Ладно, — примирительно сказал он. — Вижу, что взять тебе негде. Как-нибудь перебьюсь, сам перезайму. Ну, только и у меня к тебе просьба, Трофим Платоныч. Я тебя выручил, теперь и ты мне уважь.

— Если смогу. — У старика немного отлегло от сердца.

— Сможешь, дело пустяковое.

— Говори.

— Не торопи. Теперь уж я не спешу, а тебе и подавно некуда. Пес с ними, и с деньгами теми, налей-ка еще чашечку… Я, по правде говоря, могу совсем не брать с тебя долг и расписку верну…

— Ну, зачем? Я отдам — раз брал-

— Не в этом суть. Бросим про деньги, ну их!.. Ты давно работаешь на дороге?

— Мальчишкой еще начинал.

— Ого, ничего себе стаж!

— Да. Сначала отцу помогал, присматривался, а потом и самостоятельно пошел.

— Стало быть, все дорожные дела знаешь как свои пять пальцев.

— Иначе и нельзя. Какой же ты тогда работник!

— А можешь ты, к примеру, сказать, сколько поездов проходит за день?

— Могу. Даже время точное и типы поездов. — Старик посмотрел на часы. — Вот скоро должен пройти тридцать восьмой, пассажирский. А через сорок минут следом пойдет грузовой состав.

— Куда?

— Вот этого не знаю.

— А чем гружен, знаешь?

— Да ведь когда посмотришь на него, — и это определить не трудно. Многолетняя привычка, редко когда ошибешься.

— Интересно.

Антон помолчал, допил чай. Старик раскурил трубку, тоже молчал, мучительно думал, где взять денег, чтобы вернуть долг.

— А что, Трофим Платоныч, — Антон вприщур пристально посмотрел на удрученную фигуру путеобходчика, — мог бы ты для меня составить записку, куда и с какими грузами пройдут поезда, ну, хотя бы за три дня?.. Или даже за два…

Старик настороженно поднял голову.

— Отчего не смочь! Только зачем это нужно?

— Да просто для интереса. — Антон деланно рассмеялся. — Из одного любопытства и только. Уважь — и про долг не будем больше говорить. А в случае, если будет у тебя нужда, я опять выручу.

— Н-да… Оно, конечно, интересно… Только тут лучше на станцию обратиться, к диспетчеру. У него все как на ладони.

— Обалдел ты! Да разве диспетчер даст такие сведения!

— А отчего, если для доброго дела.

— Хм! Для доброго!.. А если для худого?..

— Ну, мил человек, для худого-то и я не возьмусь, — тихо, но решительно ответил старик.

— Да чего ты заладил, как попугай: худое, худое! Кто тебе об этом говорил? — Антону впервые в жизни приходилось проводить вербовку. И если до этого ему казалось, что сделать это можно легко, то сейчас, встретив подозрительную настороженность старика и не зная, как ее развеять, он терял терпение и начинал злиться. — Все законно будет.

— Не хитри, дорогуша. Мне ведь не два по третьему, кое в чем я и сам разбираюсь.

«А, цацкаться с ним!» — Мелькнуло в голове у Антона и он пошел напролом.

— Хорошо, я скажу тебе. Скажу потому, что ты все равно у меня в руках и не выкарабкаешься… Сведения о дороге нужны мне для передачи другому человеку. Кто он — не твоё дело. И ты дашь эти сведения!

Корж идет по следу

— Нет, — коротко ответил путеобходчик и в подтверждение сказанного решительно покачал головой. Им почему-то овладело удивительное спокойствие. Отпали все думы и сомнения, теперь ясно стало, кто сидит перед ним, а как вести себя — это он знал твердо. — Я свою жизнь прожил честно, а на старости лет и подавно подлецом не стану.

Корж идет по следу

— Это твое последнее слово?

— Самое последнее!.

— Что ж, пеняй на себя…

— Э, не пугай. Ко мне никакая мразь не прилипнет.

— Уже прилипла. Ты взял у меня деньги. А они — меченые, и на обороте твоей расписки записаны номера. Чуешь, чем это пахнет?.. Для тебя и для дочки…

— Ах ты, глиста сушеная! — не нашел ничего омерзительнее старик, с ненавистью глядя на худую фигуру рыбака. — Так вот зачем ты так настойчиво лез ко мне, подлая твоя душа?! На чужом горе сыграть хочешь, мерзавец?

Антон ехидненько рассмеялся, нагло уставился на старика.

— А ты думал, я за кари глазки угощал тебя ухой из ершей?.. Ха-ха! Сдался бы ты мне, как собаке боковой карман!..

Антон не успел договорить. С неожиданным проворством старик схватил большую эмалированную кружку, из которой пил чай, и запустил ею в гостя. Тот и увернуться не успел — кружка ударила в лоб. Антон взвыл и хотел вскочить, но старик опрокинул на него стол и кинулся сам, костлявыми пальцами схватил за горло.

…За окном, протяжно гудя, промчался пассажирский поезд и пропал в голубом мареве леса. Машинист недоуменно пожал плечами, не увидев на переезде знакомой фигуры путеобходчика. Даже шлагбаумы не были опущены…

Антон никак не мог высвободить ноги, придавленные столом. Руки старика он оторвал от себя, но тот снова тянулся к горлу и колотил сухими, мосластыми кулаками по лицу.

— Врешь, стервец! — хрипел он. — У меня еще найдутся силы придушить тебя! Гад ползучий!..

Наконец Антон вытащил одну ногу и резким толчком отбросил стол от себя. Вывернулся из-под старика и вскочил на ноги. Обходчик кинулся снова, но от сильного удара отлетел к печке. Поднявшись, он схватил опрокинутую табуретку и ринулся на врага. Антон увернулся. Он поднял хлебный нож, валявшийся на полу, и, изловчившись, с силой всадил его в бок старику. Тот охнул и со стоном повалился на пол..

Антон опрометью выскочил из комнаты…

* * *

Корж с Валей быстро шагали по лесной тропинке.

В лесу было тихо и душно. Настоенный смолистый запах не выветривался и пьянил, как дурман. Сбоку тропки, в траве, словно маленькие огоньки, мелькали ягоды спелой земляники. Под старой разлапистой елью высился большой муравейник. Обитатели его хлопотливо сновали вокруг.

— Хорошо у вас здесь, — проговорил Корж, оглядывая теряющуюся за поворотом дорогу, стройные сосны, облитые солнечным жаром, и небо над головой. — Вот познакомлюсь с вашим отцом и в отпуск приеду к нему.

— Папа будет очень рад.

— Верно?

— Конечно. Ему же скучно одному.

— Значит, решено.

— А если вам отпуск дадут зимой?

— Все равно.

— Ой, нет! Зимой здесь долго не нагостите. Как завоет, заметет, лес шумит беспрестанно, словно жалуется на что-то, нет никого кругом, только снега, снега… И поезда, кажется, бегут быстрей, точно хотят поскорей вырваться из этих диких мест…

— Вы рассказываете так, как будто сами никогда и не живали здесь, в этих «диких местах».

— Я — другое дело. Я родилась и выросла здесь. И даже тоскую иногда и по вьюжному вою, и по нехоженным сугробам, и по тишине. А вы — городской житель. Вы привыкли, чтобы вокруг вас все кипело.

— Ничего, Валя, я человек уживчивый. Возьму ружье, буду ходить на охоту. Водится у вас тут что-нибудь?

— Ну, а как же!

— Вот. А вечерами в шашки с отцом будем играть, чаи гонять. Не пропадем!..

— Смотрите, вон кто-то идет навстречу, — перебила его Валя.

Через несколько десятков шагов они разминулись с высоким, худым человеком в сером пиджаке. Корж взглянул на него. У прохожего были желтые, впалые щеки и злые, как у волка, глаза. На лбу красовалась большая, сизая шишка. Глянув на нее, Корж невольно улыбнулся…

Дверь дома была открыта настежь. Опередив Коржа, Валя легко вбежала на крыльцо, и в ту же минуту раздался нечеловеческий вопль. Ошеломленный Корж кинулся в дом…

Валя стояла на коленях, силясь приподнять распростертое на полу тело старика.

— Папа! Папа!..

Все в комнате свидетельствовало о происходившей здесь борьбе. Смятый самовар валялся набоку, и большая лужа растеклась из-под него.

Корж силком отстранил девушку и нагнулся над стариком. Заметил торчащую из бока рукоятку, осторожно вынул нож.

— Наш нож! — в ужасе воскликнула Валя, глядя на него расширенными глазами.

— Воды! — приказал Корж. — И что-нибудь чистое — перевязать.

Старик был жив и лишь находился в обмороке. Корж стащил с него окровавленную рубаху, быстро и умело перевязал двумя полотенцами. Он мочил ему голову водой, тер виски и настойчиво звал:

— Трофим Платоныч!.. Трофим Платоныч!..

Наконец старик тяжело поднял веки и, словно сквозь туман, взглянул на Коржа.

— Кто? Кто вас?.. — еще ниже нагнулся над ним Алексей Петрович. — Кто ударил, какой он из себя?

— Длинный… в сером пиджаке… — чуть слышно проговорил старик. — Рыбак… Деньги дал… Сведения про дорогу…

Веки его бессильно опустились, и он умолк.

В первую минуту Корж подумал о погоне, но это было бесполезно теперь. И потом нужно спасать старика.

Издалека послышался паровозный гудок.

— Остановите поезд! — приказал Корж Вале. — Быстро!

Валя заметалась по комнате, разыскивая сигнальные флажки. Гул поезда нарастал. Знакомый кожаный футляр валялся под столом. Валя выхватила красный флажок и, размахивая им, с криком выбежала к полотну.

Корж идет по следу

Состав шел товарный. Машинист лишь в последнюю минуту заметил сигнал и резко затормозил. С лязгом и скрежетом вагоны прокатились мимо сторожки и встали, долго еще перестукиваясь буферами. Перепуганный машинист спрыгнул с паровоза и бежал навстречу Вале.

— Что случилось?..

Вышел Корж.

— Товарищ машинист, на разъезде произошло несчастье. Тяжело ранен путеобходчик. Нужно немедленно доставить его на ближайшую станцию.

— У меня ж товарник… Куда его положить? Вагоны запломбированы, платформы с лесом. Не на крышу же тащить?

— Положим на тендер, — нашел выход Корж.

— На уголь, раненого? — изумился машинист.

Но Корж уже не слушал его, приказывал Вале:

— Давайте что-нибудь мягкое. Одеяло, подушки. Товарищ машинист, помогите донести его.

Старика положили на одеяло и, словно на носилках, осторожно понесли к паровозу. Кровь из раны продолжала сочиться, и полотенца намокли.

Корж приказал Вале сопровождать отца, а сам остался на разъезде. Он поручил ей сообщить о случившемся в Управление.

Поезд ушел.

Корж вернулся в комнату и занялся тщательным осмотром места преступления.

Нищий и торговка

Лейтенант Грачев ежедневно встречал пароходы, приходившие снизу. Став в сторонке от арки дебаркадера, он, словно через фильтр, пропускал мимо себя людей с котомками, узлами, чемоданами и корзинами. Они широким потоком растекались по набережной, спешили к трамваям и автобусам. В толпе сновали носильщики, грузчики с тележками выкрикивали свои маршруты, высматривая приезжих с увесистым багажом.

Обычно он занимал свой наблюдательный пост минут за десять до причала парохода, а сегодня несколько задержался и явился на набережную, когда первые пассажиры уже поднимались по лестнице. Грачев быстро пересмотрел прошедших, бросил взгляд на толпу по ту сторону арки и дальше, до самых мостков, ведущих на пристань.

На берегу, чуть в стороне от людского потока, спершись на суковатую палку, стоял лохматый, сутулый старик в рваном пиджаке, заплатанных штанах, полуразвалившихся лаптях и с тощей котомкой за плечами. Он угрюмо смотрел из-под нависших бровей на лестницу, видимо пережидая, когда пройдет народ, чтобы потом без толкотни и давки подняться на набережную.

«Наконец-то!»— мысленно проговорил Грачев. Он не стал даже сравнивать личность приезжего с фотографией, бывшей у него. И так было ясно, что перед ним Быхин. Или вернее — Данила Воронков.

Поднявшись на набережную, старик не раздумывая повернул направо и медленно побрел вперед. Через несколько кварталов, на углу, около магазина, остановился, обнажил голову, снял с пояса большую алюминиевую кружку и протянул ее к прохожим.

— На хлебушко, Христа ради… — надтреснутый и гнусавый долетел до Грачева голос.

Корж идет по следу

Час был ранний. Магазин еще не открылся. Люди проходили мимо торопливо, не обращая внимания на растрепанную фигуру старика, и редкие из них, задержавшись на секунду, бросали в кружку монету. Простояв с полчаса, Быхин повесил кружку на пояс, надел картуз и направился к рынку.

Грачев подошел ближе к старику, чтобы в базарной сутолоке не потерять своего подопечного.

Быхин медленно пробирался по толкучке. Он приценялся к хлебу, кускам селедки, но ничего не брал. И только, увидев пышные и поджаристые пирожки с мясом, соблазнился и, не торгуясь, купил два. Он хотел отойти в сторонку, чтобы без помехи съесть их, но кто-то остановил его за рукав. Быхин обернулся и… спрятал пирожки в карман.

— Данила Наумыч? — спросила его, выйдя из ряда, торговка, с ярко накрашенными губами и подведенными глазами.

Быхин насквозь просверлил ее взглядом. Похоже, это та самая баба, которую велел разыскать Лешка, но на всякий случай старик отрицательно покачал головой.

— Ошиблась, дамочка, меня Ильей Матвеичем кличут.

— Один черт, — решительно заявила торговка. — Я — Долгова. Мне Лешка велел встретить тебя. Иди за мной.

Сонька привела Быхина в укромное место за торговыми рядами. Кругом не было ни души. Быхин устало прислонился к забору, положив у ног котомку и палку. Сонька начала что-то говорить ему, то и дело показывая куда-то рукой.

Грачев, чтобы не попадаться на глаза, следил за этой парой издали и не мог слышать их разговора. Он сразу понял, с кем встретился старик. Фотографию Соньки ему показывал Корж, а то, что она целыми днями толчется на базаре, было известно.

Нищий и торговка проговорили около пятнадцати минут. Потом Сонька что-то написала на бумажке, сунула ее старику и оставила его одного. Он наконец съел пирожки. Потом надел котомку и все той же неторопливой походкой направился прочь с базара.

Грачев предполагал, что Быхин снова встанет где-нибудь на углу за подаянием. Но тот, не останавливаясь, прошел к трамвайной остановке и сел в вагон. Грачев последовал за ним.

Старик сошел у вокзала.

«Эге! — подумал Грачев. — С корабля на поезд. Кажется, ты не хочешь терять времени даром. Интересно, какой у тебя маршрут…»

Но старик никуда не поехал. Он только спросил в кассе, сколько стоит билет до станции Р., а по расписанию узнал время отправления поездов.

До вечера старик шатался по городу. Несколько раз принимался просить милостыню, старательно пересчитывал пятаки и гривенники и ссыпал в карман. В сумерки, прочитав записку, данную Сонькой, отправился в Мартыновский переулок и скрылся за воротами дома № 7.

Взглянув на номерной знак, Грачев понял все: Сонька дала Быхину свой адрес, чтобы приютить его на ночь.

С ближайшего телефона лейтенант вызвал себе смену и отправился с докладом к Коржу.

Алексей Петрович внимательно выслушал помощника и, когда тот ушел, позвонил секретарю.

— Вызовите ко мне сержанта Герасимову.

Корж достал фотографии Быхина и Долговой, положил их перед собой.

В кабинет вошла высокая, стройная девушка в аккуратно заправленной и туго затянутой в талии гимнастерке. Светлые, как лен, волосы густыми волнами спадали ей на плечи. Четким шагом она подошла к столу и словно застыла, вытянувшись.

— Сержант Герасимова явилась по вашему приказанию.

Корж чуть улыбнулся, заметив подчеркнутую строевую выправку девушки. Армейская школа! Герасимова служила штурманом в соединении Героя Советского Союза Марины Расковой. Серьезное ранение заставило ее переменить профессию летчика на чекиста.

— Садитесь, — пригласил Корж. — Скажите, Лидия Николаевна, вы сахар варить умеете?

Герасимова с удивлением посмотрела на него.

— Из сахарного песку, — пояснил Корж, — вот какой на рынке продают.

— Я понимаю, но вопрос какой-то… странный.

— Ничуть, — совершенно серьезно ответил Корж.

— Умею.

— А продавать его на рынке?

— Никогда не приходилось. Но думаю, что если нужда заставит, — сумею и торговать.

— А если я предложу?

— Тогда определенно сумею. — Герасимова ответила решительно и не утерпела, улыбнулась.

Корж подал ей фотографии.

— Нас очень интересуют вот эти два человека. Нищий и торговка. Нищий уже взят под наблюдение. Торговку я хочу поручить вам. Предупреждаю: дело очень серьезное, и если чувствуете хоть малейшее сомнение в своих силах — лучше честно признаться в этом и отказаться.

— Что нужно сделать?

— Вам придется на время тоже стать базарной торговкой. Я избрал именно вас, потому что вы недавно в городе, вас мало кто знает. А это важно для успешного выполнения задания. Вы будете постоянно на рынке в возможной близости с этой женщиной. Запомните: ее зовут Софья Долгова. Софья Долгова… Ваша задача: не спускать с нее глаз. Долгова в основном будет иметь сношения со стариком. О чем они говорят, что передают друг другу — вот главное, что вам надлежит знать и о чем немедленно докладывать мне.

— Все понятно, товарищ капитан.

— Вот и хорошо. Действовать начинайте завтра с утра. Сегодня сварите сахар…

Девушка сконфуженно покраснела.

— Простите, товарищ капитан, но… у меня не из чего варить.

Корж рассмеялся.

— Я знаю. — Он достал бланк и что-то быстро написал на нем. — Вот. Зайдите к директору Спецторга, он даст вам два килограмма песку. Деньги возьмете у секретаря отдела. Все. От души желаю вам удачи и завтра в двадцать четыре ноль-ноль жду первого донесения от вас. В Управление прошу уже не приходить. Давайте условимся, где встретиться. Где вам удобней?

— Мне все равно.

— А мне тем более. Если в сквере над Волгой?.. Подойдет?

— Согласна.

— Добро.

— И еще, товарищ капитан, я хотела сказать. Видите ли… я пришла в Управление прямо из госпиталя, и у меня… ну, сами понимаете: у меня даже платья никакого нет. Вот, все тут, что на мне. А на рынок в этом идти…

— Сегодня же вы все получите для вашей новой роли.

Сапожник грозит

Лешка Воронков сам отправился к Лозинскому с неприятной вестью.

Он явился в подвал Кобылко ночью, незваный, и здорово перепугал сапожника.

Лозинский змеей соскользнул с кровати, кинулся к деревянной ноге. Дрожащими руками пристегивая лямки, на всякий случай вынул пистолет, спросил вдруг охрипшим голосом:

— Что?..

Он разрешил самому Воронкову являться к нему только в особых случаях и сейчас, при виде его, да еще ночью, подумал, что стряслось непоправимое.

Воронков прошел к столу, сел. Вопросительно глянул на Кобылко, растерянно топтавшегося около двери.

Лозинский разрешил:

— Говорите, это свой.

— У нас сорвалось с путеобходчиком… Пришлось его убрать…

У Лозинского отлегло от сердца. Ф-фу, черт!.. Но потом, немного отдышавшись и вспомнив обещание, данное майору Инге, неожиданно вскипел и разразился безудержной бранью.

— Кто надоумил вас поручить вербовку этому слизняку, вашему брату?.. Он же все провалил!!

Воронков оскалил крепкие желтые зубы.

— А не вы сами посоветовали мне? Забыли?..

— Я могу посоветовать вам кинуться в омут. Тогда что?

— Придется подумать.

— А тут? Вы думали?!

Воронков поднялся и расправил плечи, словно собрался драться.

— Перестаньте орать, начальник! Время позднее, и потом нам нечего делить. Криком делу не поможешь. Решайте, что предпринять.

Лозинский зло сплюнул. Дернула его нелегкая дать обещание Инге! Теперь он не послушает никаких оправданий. Понадеялся на Воронкова. И вот — на!.. А сейчас сводка была просто необходима. Прокопенко, трус, до сих пор ничего путного не сделал, и информировать отдел разведки по пункту А не о чем. Разведка на дороге — это было бы прикрытие. Он зло посмотрел на Воронкова.

— Мы не можем отложить передачу. Инге найдет верный способ свернуть шею и вам и мне. Чтобы этого не случилось, пошлите брата самого на дорогу. Оплошал — пусть исправляет положение. Важно достать хоть какие-нибудь данные. Пришлете их мне, я соответственно обработаю. Нужно выкручиваться.

Воронков криво усмехнулся.

— А может, вы целиком сработаете сводку? Брат разбирается в железнодорожных делах, как свинья в апельсинах…

Лозинский рявкнул, злобно поглядев на Лешку.

— Не суйте нос в чужие горшки! Вы исполните, что приказано, или я буду иначе разговаривать с вами!

Воронков понял, что перехватил через край.

— Хорошо, шеф, — примирительно проговорил он, — приказ есть приказ. Ждите сводку. Спокойной ночи.

Лозинский остановил его.

— Каким образом вы прошли по городу?

— У меня есть ночной пропуск. Достал через одного человека. Может быть, нужно и вам?..

— Сапожнику незачем шляться по ночам, — холодно отрезал Лозинский и стал отстегивать протез.

Воронков пожал плечами и вышел.

Кобылко запер дверь, кряхтя полез на холодную печь. Лозинский до утра уже не мог уснуть.

Нельзя сказать, чтобы его очень взволновала неудача с путеобходчиком. Нет. Но она, как говорится, подлила масла в огонь. Тормозилось дело с выполнением пункта А — вот что было самое неприятное. Прокопенко клянется и божится в верности, прилагает, кажется, все усилия, но до сейфа с заветными документами так же далеко, как от земли до солнца. А может быть, этот инженер водит его за нос? Нужно еще раз поговорить с ним как следует. Последний раз! И если на самом деле нет никаких возможностей завладеть секретом этого проклятого снаряда, — нужно приводить в исполнение пункт Б. Немедленно.

И вечером Лозинский отправился к инженеру Прокопенко.

После первой их встречи инженер заметно изменился. Он похудел, и костюм свободно висел на животе, еще совсем недавно таком упитанном и гладком. Мешки под глазами стали больше, а в самих глазах появилась какая-то вороватость, они беспокойно бегали, словно мыши перед котом. Знакомым он объяснял происшедшую с ним перемену перегруженностью в работе, домашними заботами и сердцем, которое начало пошаливать. Насчет сердца, пожалуй, говорилась правда. От постоянной тревоги и страха оно действительно металось, как зверек в клетке, и иной раз казалось — вот-вот лопнет, как мыльный пузырь.

Лозинский начал разговор круто.

— Ну-с, уважаемый господин инженер, долго вы намерены водить меня за нос?

— То есть как… водить?..

— Не прикидывайтесь идиотом! Вы прекрасно знаете, чем я говорю. Время уходит.

— Я не волен остановить его.

— Об этом вас и не просят. Но имейте в виду: время может остановиться для вас.

Лицо Прокопенко посерело. 

— Я прилагаю все усилия…

— Чем докажете?

— Какие же тут доказательства могут быть?..

— Самые определенные. Положите передо мной копии с документов из сейфа…

Прокопенко затравленно оглянулся по сторонам, словно ища поддержки, и опустил голову.

— Какого черта вы молчите? Я не о вашем здоровье пришел справляться!

— Мне никогда не добраться до сейфа, — наконец хрипло выдавил из себя инженер.

— Хорошенькое признание! — прошипел Лозинский, чуть не задохнувшись от ненависти к этому рохле, который любит деньги, любит пожить на широкую ногу и дрожит, как овечий хвост, когда доходит до дела. Но он, Лозинский, все равно не отступится от него! Теперь уже нет!… — Если не можете сами, нужно было попытаться привлечь на нашу сторону тех, кто имеет доступ к сейфу.

От столь дикого предложения Прокопенко остолбенел:

— Директора завода?.. Главного инженера?..

— Директор, инженер — это только звания по должности. За ними же стоят люди, как и все смертные, имеющие свои слабости, желания и стремления, а может быть, и темные пятнышки на совести. В какой-то мере нужно быть психологом. Узнавать человека побольше, найти у него уязвимое место и бить туда.

— С тем и другим я встречаюсь только на работе, а там обстановка, мало располагающая к интимному сближению.

— Пригласите их в гости, ну, хоть на день рождения вашей бабушки. Думайте сами, как быть!

— Я уже запутался в думах. Просто голова пухнет.

— Что-то не заметно. Шляпу носите все того же размера.

— Хорошо вам шутить…

— Я совсем не шучу! — повышая голос, отчеканил Лозинский. — И прекрасно вижу, куда вы клоните. Еще раз повторяю: не крутите хвостом, иначе я отрублю, но не хвост, а голову.

— Ну что я могу поделать?! — С неподдельным отчаянием Прокопенко стиснул руки. — Меня не только к сейфу, а даже в некоторые цехи не допускают.

— Это почему?

— Строго секретное производство.

— Чтоб вам!.. — Лозинский не нашел подходящего пожелания и нервно заходил по комнате.

Да, как это ни горько, а приходилось отказываться от пункта А. Тянуть дольше было немыслимо. Задача досталась не по плечу даже ему, Лозинскому. В Польше и Венгрии, где он «работал» до этого, были совсем другие условия. Там нужные ему люди сидели на высоких постах. Он шел к ним открыто, и они так же открыто, без стеснения, продавали государственные секреты, военные тайны, страну и народ. И даже не особенно торговались в цене, боясь, чтобы кто-нибудь из своей же братии не перебил покупателя. А здесь, в Советской России… Здесь деньги играют второстепенную роль. За них можно купить лишь отъявленных подлецов, которые надеются и на том свете не пропасть. Больше приходится действовать шантажом и угрозами, выискивать людей запятнанных и разными хитросплетениями запутывать их еще больше, чтобы заставить работать. Нет, к таким условиям он не привык. Но все равно не отступит. Пусть не удалось овладеть секретом снаряда. Но и русским не удастся его производить. Хотя бы на этом заводе. Он уничтожит его. А в другом месте, куда перебросят производство, можно будет предпринять новую попытку. Вот, это правильный ход: продолжать охоту за документами и не допускать изготовления снарядов.

— Вы не знаете, что именно и как делается в секретных цехах? — остановился Лозинский перед инженером.

— Нет.

— А из разговоров рабочих нельзя ничего узнать?

— А вы думаете, они приходят ко мне побеседовать, поделиться мыслями?

— Ну, вот что! Я не препираться явился к вам! — Лозинский взял стул и сел вплотную к Прокопенко. — Слушайте внимательно и постарайтесь ничего не забыть. Дело с документацией, сколь это ни прискорбно, придется, видимо, отставить. Главная задача сейчас: ни в коем случае не допустить дальнейший выпуск снарядов. Завод нужно вывести из строя.

— Легко сказать! — вздохнул Прокопенко. — А как и кто сумеет сделать это?..

— Сумеете вы. Да не таращьте на меня глаза!.. Я не удав, вы не кролик. Не беспокойтесь, вы останетесь не только вне опасности, а даже вне подозрений.

Лозинский поднял штанину на протезе и достал из тайника автоматическую ручку немного больше обычного размера. От обычной она отличалась еще и тем, что перо ее не было закрыто колпачком.

— Вот смотрите, — протянул ее Лозинский инженеру. — С виду — обыкновенная авторучка. Если при входе на завод вас задумают обыскать, то на нее никто не обратит внимания. В какое время вы обычно уходите с работы?

— Часов в семь, восемь вечера.

— Завтра вы уйдете не раньше одиннадцати. Найдите какой угодно предлог задержаться до этого часа. Обязательно до одиннадцати! И перед уходом где-нибудь в укромном месте уроните ручку, только обязательно пером вниз.

— Пол в цехах залит асфальтом, она не воткнется.

— И не нужно. Лишь бы был удар по перу. Там, внутри, включится часовой механизм, и через шесть часов ручка сработает.

— Взрыв?.. — с опаской глядя на руки Лозинского спросил Прокопенко.

— Да. Но не такой силы, чтобы по кирпичу разнести завод. Он больше рассчитан на создание сильного очага пожара. Если бы вам удалось пробраться туда, где хранится начинка для снарядов…

Прокопенко замахал руками:

— Об этом нечего и думать!

— Пожалуй, — презрительно глядя на инженера, согласился Лозинский. — Все же подыщите место, выгодное для развития огня и недалеко от работающих цехов. Понятно?

— Да. — Прокопенко сидел бледный. Нервно тер виски, несколько раз смахивал со лба крупные градины пота. — Вы говорите: ручка сработает через шесть часов. А если…

— Я знаю, чего вы боитесь, — перебил Лозинский. — Что взрыв произойдет мгновенно и вы погибнете сами? Этого не случится. Тогда мне было бы все равно, в какое время вы бросите ее. Часом раньше, часом позже. Но я рассчитываю именно на раннее утро, когда в заводе мало людей и они утомлены. И запомните еще: послезавтра состоится последняя наша встреча. Если вы выполните задание — я вручу вам солидную сумму денег и тут же исчезну из города. На этом кончится наша связь. Если же нет — я останусь в городе, и исчезнуть навсегда придется вам… Я не бросаю слов на ветер и больше церемониться не стану. А за сим до свидания.

Тяжело передвигая ноги, Прокопенко проводил Лозинского до двери, запер ее и после долго стоял, прислонившись к косяку, закрыв глаза. Сердце ныло, словно зажатое в тиски. Потом он вернулся к столу. Ручка поблескивала на скатерти черным полированным боком. Прокопенко не мог оторвать от нее взгляда и в то же время боялся взять в руки. Наконец пересилил себя, потрогал дрожащими потными пальцами, взял со стола.

Совершенно безобидная с виду вещь. Действительно, ни у кого не вызовет даже и тени подозрения. И вместе с тем…

Прокопенко не успел додумать до конца. Ручка выскользнула из непослушных пальцев и воткнулась пером в ковер…

Инженер по-заячьи закричал и в ужасе отскочил от нее! Все тело точно объяло холодом, потом кинуло в жар… Вот сейчас рванет, загрохочет и — конец! Мало ли что говорил хромой… Боже мой, боже мой!.. Вот и кончена жизнь!.. И она вдруг вся, до мельчайших подробностей промелькнула в его памяти. Стало невыносимо жаль себя, жену, сына. Что будет с ними?.. Останутся совершенно беспомощные, даже без крыши над головой — ведь дом-то сгорит наверняка… Неотвратима судьба!.. Все! О, господи, хоть бы скорее!..

А ручка вела себя спокойно, как самая обыкновенная.

Понемногу придя в себя, Прокопенко краем глаза взглянул на нее. Ничего… И ему вдруг показалось, что никто не был у него сегодня, не ему поручили уничтожить завод, это его собственная ручка торчит в ковре и все дело ограничится сломанным пером. С радостной надеждой вскочил он на ноги, выдернул ручку и поднес к уху. «Тик-так, тик-так, тик-так» — отчетливо считал секунды механизм внутри. Прокопенко снова похолодел. Значит, случившееся — не сон! Он заметался по комнате. Нужно немедленно избавиться от этой адской машины. Механизм заведен, но кто поручится, что завод действительно рассчитан на шесть часов, а не на полчаса. Скорей, скорей!.. Но куда деть ее?! На улицу, бросить где-нибудь!..

Прокопенко как был — растрепанный, без шляпы — выбежал из комнаты. Не отдавая себе отчета, он почему-то побежал к реке…

В четыре часа утра на Волге, недалеко от дровяного склада, произошел непонятный подводный взрыв. Он не причинил никакого вреда, только перепугал сторожа и команды стоявших неподалеку барж.

На берег прибыли сотрудники НКВД и ПВО. Вызвали водолаза. Он осторожно и тщательно осмотрел дно, но ничего не нашел.

Происхождение взрыва осталось неразгаданным. В это же утро с инженером-электриком Н-ского завода Денисом Степановичем Прокопенко случился сердечный припадок. В бессознательном состоянии его отвезли в больницу.

Новый путеобходчик

В домике на 435-м километре поселился новый путеобходчик.

В отличие от старика Мукосеева, он был молод, не старше двадцати трех — двадцати пяти лет, высок ростом и атлетически сложен. Казалось бы, такому сейчас самоё время на фронте, а не здесь, в тихом тыловом углу. Но он, оказывается, уже побывал там. На выжженной солнцем гимнастерке, незаметные на первый взгляд, были нашиты две небольшие желтые нашивки. Они говорили о двух тяжелых ранениях, полученных в боях за Родину. Ни орденов, ни медалей не было на груди путеобходчика, но, тем не менее, он ходил с высоко поднятой головой, прямо смотрел людям в глаза, очевидно, твердо уверенный в сознании честно выполненного долга.

Он приехал на новое место не один. С ним была рослая овчарка с умными, немного задумчивыми глазами, послушно выполнявшая все приказания хозяина.

Дом встретил их безмолвием. Обходчик остановился перед крыльцом, опустил на землю большой тяжелый чемодан, вытер платком вспотевший лоб и загорелую шею. День выдался знойный, без малейшего дуновения ветерка. Собака тяжело поводила боками, высунув большой красный язык. Обходчик присел на ступеньки. Ласково потрепал собаку за загривок.

— Вот мы и прибыли, Джин, на новое место. Что ж, будем обживать его. Жарко тебе, пить хочешь?..

Он поднялся и направился к колодцу. Колодец был неглубокий, и вода оказалась теплой. У колодезного сруба валялось деревянное корытце, из каких обычно кормят кур. Обходчик сполоснул его и полное налил собаке. А сам, раздевшись по пояс, наклонился, облил из ведра спину и умылся.

— Ну, теперь идем принимать хозяйство.

Они вошли в комнату. Собака ощетинилась и глухо зарычала, подойдя к большому бурому пятну на полу.

— Тихо, Джин, — успокоил ее хозяин. — Это кровь доброго человека. Но твоя правда: ей все равно не место здесь и сейчас мы ее смоем. Не ворчи…

Прежде всего обходчик посмотрел, куда поставить чемодан. Под кровать, больше, кажется, некуда. Но он поступил иначе. Поднял табуретку, поставил ее в укромное место за печкой и на нее положил чемодан. Проверил, надежно ли заперты замки.

Потом он принялся за уборку. Открыл настежь окна и проветрил комнату. Прибрал разбросанные вещи. Вымыл пол. Прошел на огород и полил грядки. Сорвал несколько перьев зеленого лука. Собака всюду неотступно следовала за ним. Он разговаривал с ней, и она прекрасно понимала каждое слово, только сама не могла ответить.

— Ну что, Джин, пойдем посмотрим дорогу, а?.. Обедать нам еще рано, а все неотложное сделано. Кстати, зайдем к соседу, познакомимся.

Он прицепил к ремню чехол с флажками, взял ключ. Снова оглядел комнату.

— Чего-то не хватает у нас, Джин, а чего — никак не пойму. Ты не знаешь?..

Взгляд его упал на ходики. Цепочка опустилась до предела, и часы стояли. Обходчик продернул цепочку, качнул маятник. И сразу комната ожила.

— Вот, оказывается, в чем дело, Джин. Видишь, стало веселей. Ну идем.

С непривычки шагать по шпалам было трудно. Но обходчик хотел знать состояние участка и шел, внимательно осматривая крепление и стыки рельсов, гаечным ключом спокойно и уверенно выстукивал подозрительные на его взгляд места, подвертывая гайки, вызывавшие сомнения. Джин умными глазами следил за ним, время от времени поворачивая голову на крик пролетавших птиц. Ему снова стало жарко, язык безвольно свисал между большими желтыми клыками.

Две стальные сверкающие ленты убегали вдаль. По бокам их стоял вековой молчаливый лес, а над ним заливались жаворонки, и одинокое белое облачко, словно ягненок, отставший от отары, тихо брело по небу на восток.

Обходчик поднял голову, улыбнулся неизвестно чему и негромко запел приятным чистым баритоном:

На позицию девушка

Провожала бойца.

Джин остановился и вопросительно посмотрел на хозяина.

Темной ночью простилися

На ступеньках крыльца…

Обходчик пел не в полную силу, но в тишине голос казался громким. Лесное эхо, уже где-то сзади, повторяло за ним слова песни.

И пока за туманами

Видеть мог паренек, —

На окошке, на девичьем,

Все горел огонек.

За поворотом показался домик соседа — путеобходчика, он был точно такой же, что и на 435-м километре, только здесь перед окнами стоял высокий старый тополь, а огород за домом занимал большую площадь и имел ограду из жердей.

Под тополем девочка лет шести укладывала спать куклу. Она тихонько напевала ей какую-то свою песенку, уговаривала не плакать и заботливо укутывала одеялом. Обходчик и собака неслышно подошли сзади и остановились в трех шагах от девочки. Она, увлеченная игрой, совсем не замечала их. Джин, истомленный жарой, глубоко и шумно вздохнул.

— Тише, ты! — прошептал ему хозяин. — Разбудишь…

Девочка мгновенно обернулась.

— Ой! — не столько испуганно, сколько удивленно воскликнула она, увидев перед собой незнакомца с собакой. — Вы кто такие?

— Соседи с четыреста тридцать пятого. Ты, что же, одна дома?

— С дедушкой. Он на огороде.

— А папа где?

— Папа на войне, он с фашистами воюет.

— Тогда мама должна быть.

— Она ушла на станцию. А ваша собака кусается?

— Кусается.

— Ой!

— Но тебя-то она не тронет. Ведь ты ей тоже ничего плохого не сделала.

— Ага. Она только плохих кусает?

— Конечно.

— Значит, она и дедушку не тронет, и маму. Они тоже хорошие.

Обходчик рассмеялся.

— Не бойся, Джин у меня умница. Иди, позови дедушку.

Босоногая девчушка вприпрыжку побежала к огороду.

Старик пригласил гостя в комнату, и они проговорили там с полчаса. Джин улегся в тени под тополем. Девочка нашла какой-то черепок и принесла в нем воды. Овчарка жадно вылакала ее и умными глазами посмотрела на маленькую хозяйку.

— Ты хочешь еще, — догадалась та и снова наполнила черепок.

Потом они мирно сидели рядом, и Джин даже разрешил погладить себя по спине.

* * *

Так, в делах на дороге и заботах о стариковом огороде прошло два дня. Если бы не ночь, их можно бы посчитать за один — так они были похожи друг на друга. Новый обходчик на своем участке основательно осмотрел не только полотно, но и прилегающий к нему лес, дороги и тропинки, ложбины и бугры. Его интересовал каждый кустик, каждое отдельное дерево, подходившие непосредственно к дороге. Отправляясь на обход, он внимательно смотрел не только за ней, но и за всем происходящим вокруг.

На рассвете третьего дня хозяин с собакой возвращались в свой домик на переезде.

Было прохладно. Над полотном курился туман. Внизу лес стоял еще угрюмый, а верхушки сосен уже золотились от солнца, указывая, что и сегодня будет погожий денек. В тишине назойливо звенели комары. Обходчик спасался от них дымом махорки. Джин то и дело чихал, останавливался и тер лапами искусанную морду. Кругом не было ни души.

Неожиданно обходчик заметил, как за одним из лесных бугорков, шагах в семи от дороги, что-то шевельнулось. Он быстро схватил собаку за ошейник, присел…

— Эге, Джин, уж не волк ли пожаловал к нам в гости… Может быть, облюбовал себе удобное место для дневки…

Настороженность хозяина немедленно передалась собаке. Тело ее напружинилось, глаза и уши устремились в ту сторону, куда смотрел хозяин. Обходчик не двигался с места, выжидая, что будет дальше.

За бугром треснул сучок. Потом над ним поднялась высокая фигура человека в сером пиджаке…

«Вот оно что!..» — про себя проговорил обходчик. Человек стоял к ним спиной и внимательно смотрел на уходящую вдаль дорогу. Обходчик сделал несколько шагов к нему.

— Эй, приятель!

Человек вздрогнул и резко, всем корпусом, повернулся на окрик. Обходчик встретился с злым и вместе испуганным взглядом.

— Ты чего в такую рань бродишь по лесу? Роса холодная, простудишься.

— А тебе какое дело? Сам не простудись… — Человек сквозь зубы добавил какое-то ругательство и пошел прочь, не желая вступать в разговор.

— Куда ж ты? Постой, давай закурим, — шагнул за ним путеобходчик.

Человек молча прибавил шагу.

— Стой, тебе говорят! — уже повелительно крикнул обходчик.

Тот кинулся бежать.

— Фас! — приказал обходчик, выпуская ошейник, и овчарка одним махом выскочила на бугор. Хозяин бросился следом. В ту же минуту в лесу раздался человеческий крик и затем визг собаки…

Выбежав на поляну, обходчик увидел Джина, в предсмертных судорогах бившегося на земле. В боку его торчала рукоятка ножа… Впереди, раскачиваясь словно пьяный и зажимая окровавленную шею, убегал человек в сером пиджаке…

Обходчик выхватил из кармана пистолет и дал предупредительный выстрел.

— Стой!

Человек продолжал бежать.

Один за другим прогремели два выстрела, и беглец, словно споткнувшись, повалился лицом в траву.

Осторожно, держа наготове оружие, обходчик подошел к лежавшему, тронул ногой. Все!.. Он оставил его и быстро вернулся к собаке. Джин уже не шевелился. Обходчик бережно поднял его на руки и, прижав к груди, понес на разъезд…

— Товарищ капитан, радиограмма от лейтенанта Гриненко!

— Давайте.

Корж взял из рук радиста маленький листок. Там была всего одна фраза: «Нужный вам человек убит сегодня». Корж порывисто встал.

— Когда приняли донесение?

— Только что.

— Хорошо, идите.

Алексей Петрович немедленно вызвал машину, позвонил Грачеву, судебно-медицинскому эксперту и в фотоотделение НТО.

…Через два часа бешеной гонки по шоссе и проселочным дорогам запыленная «эмка» остановилась перед домиком на 435-м разъезде.

Путеобходчик вытянулся перед Коржем.

— Докладывает лейтенант Триненко… — и рассказал о происшедшем.

Корж прошел к березкам, где лежала овчарка. Наклонился и, словно живую, ласково погладил по шее.

— Эх, Джин, Джин!.. Как же это ты оплошал?.. Такая умница и… — Он грустно махнул рукой, поднялся. — Идемте, покажите, где лежит этот…

Убитого перевернули на спину, и Корж сразу узнал в нем человека, повстречавшегося им с Валей Мукосеевой на лесной дороге. Даже синяк на лбу не совсем еще прошел у него.

— Он…

Эксперт начал снимать отпечатки с пальцев, чтобы сличить их с теми, что нашли на ноже, которым был ранен старик Мукосеев. Фотограф сделал несколько снимков. Корж занялся обыском.

В кармане убитого среди прочих бумаг был найден паспорт на имя Антона Ивановича Протопопова, уроженца Сибири. Корж усмехнулся и осмотрел руки убитого. На левой, на тыльной стороне, были выколоты буквы А. Д. В. Кожа на них почему-то покраснела и сморщилась мелкими рубцами.

— Вот, — проговорил Корж, не обращаясь ни к кому в отдельности. — Вот доказательство, что паспорт чужой. Настоящее имя этого человека — Антон Данилович Воронков. Но в последнее время оно мешало ему, и он пытался избавиться от наколотых букв.

Эксперт взглянул на руку и подтвердил:

— Совершенно правильно. Выжигал порохом. Но это мало помогает и притом настолько больно, что второй раз пробовать не захочешь.

Лейтенант Гриненко виновато произнес:

— Неудобно получилось, товарищ капитан. Он ведь нужен был живой…

— Все они нужны сначала живыми, — задумчиво проговорил Корж. — Но что сделано — то сделано. Вы поступили правильно. Если бы он ушел, пиши — все пропало. А теперь… Все, все правильно, — размышляя о чем-то, проговорил Корж. — Вы, товарищи, заканчивайте свое дело и отправляйтесь в город. Грачев, мы пойдем с вами на станцию. Лейтенант Гриненко, вы пока остаетесь на разъезде. Рацию также попрошу не отправлять.

Новые сведения

Корж и Грачев пришли к председателю поселкового совета. Алексей Петрович показал документы. Потом назвал адрес, по которому был прописан Антон.

— Вы не можете сказать, кому принадлежит этот дом?

Председатель справился по подворовому списку.

— Дом частный. Владелец — Афанасий Терентьевич Егоров.

— Кто он такой, чем занимается?

— Старик. Раньше держал лошадь, извозничал. Сейчас ничего не делает.

— Откуда он родом, вам известно?

— Он, можно сказать, местный. Уроженец села Пескова. Всего десять километров от нас.

«Вот это уже интересно! — быстро подумал Корж — Из Пескова. Значит, односельчанин Воронкова. И, может быть, даже знакомый. Выяснить!..»

— У него, случаем, нет постояльцев?

— Есть, трое.

— Кто такие?

— Двое — солдаты, отпущенные в отпуск по болезни… — Фамилий не знаете?

Председатель снова заглянул в списки.

— Трофимов и Мягков. Отпущены на шесть месяцев каждый.

— Так. А третий?

— Какой-то Протопопов Антон. Инвалид второй группы. Он уж давненько у него квартирует.

— А солдаты недавно поселились?

— Да, сравнительно… Десятого июня.

Коржа больше ничего не интересовало. Он поблагодарил председателя и распрощался. На улице сказал Грачеву:

— Вы сейчас же займетесь осмотром дома Егорова. Найдите подходящий предлог для посещения и отправляйтесь. Я выеду в Песково.

Грачев остался на крыльце совета. В раздумье вынул папиросу, курил, соображая, как лучше взяться за дело. Случайно взгляд его упал на пожарную вышку. С минуту он не отрывался от нее, словно видел впервые в жизни. Засмеялся, довольный, и, затоптав окурок, направился к пожарникам.

Корж зашел к уполномоченному НКВД по станционному поселку.

— Мне срочно нужно съездить в Песково, а свою машину я отпустил. Как это сделать?

Тот задумчиво потер щеку.

— На попутной машине — черт ее знает, когда она будет… Лошади у меня нет… А на мотоцикле вы можете?

— Могу.

— Тогда все в порядке! — обрадованно воскликнул уполномоченный. — Берите мой мотоцикл и — прямо по шоссе. Будет сначала одна деревня по пути, а дальше — Песково.

— Да уж как-нибудь найду, давайте машину.

Через несколько минут, оглушительно треща, из поселка выскочил мотоцикл и стрелой полетел по шоссе.

Вскоре Корж был в селе.

С председателем песковского колхоза, подвижным рыжебородым стариком, разговор был непродолжительный, но интересный. Услышав, кем интересуется приезжий капитан государственной безопасности, он рассмеялся и расправил бороду.

— Афанасий Егоров? Как не знать этого лиса!.. И у него приходилось в батраках работать. Лавочник, выжига, с мертвого крест снимет… В свое время перехитрил он нас крепко. Когда почуял, что его дело керосином пахнет, — быстренько прикрыл торговлю. Разорился, говорит, обанкротился. Все куда-то рассовал или распродал тайком и смотал удочки.

— Вы не знаете, с кем водил дружбу Егоров?

— И это знаю. Первейший приятель у него был Воронков Данила. Как говорится, неразливные. Словно от одной яблоньки яблочки уродились. Один — лавочник, другой — кулак. И живодер — каких поискать… Ну, только тот-то от нас не ушел. Если не издох еще — на Енисее доживает свой век…

«То-то рядом совсем, а не на Енисее», — подумал Корж, но ничего об этом не сказал. Председатель продолжал вспоминать прошлое:

— Старший сынок у него, Лешка, не захотел с навозом возиться, решил — с золотом…

— Как это так? — словно не понял Корж.

— Так. Подался в город и выбрал специальность: банки грабить. Только, видно, рылом не вышел. На первом же деле попался. Десять лет как один денек отсидел в Соловках… Ну, уж видно горбатого только могила исправит. А может, родная кровь заговорила. Ну-ка! все, что папаша наживал, подчистую свои же деревенские отобрали! Когда выпустили, вернулся сюда, сукин сын, на меня с ножом кинулся… И опять поймали. Теперь и не слышно даже о нем.

И опять Корж подумал про себя: «К сожалению, слышно».

Председатель ни за что не согласился отпустить гостя без угощения. Пришлось выпить чаю, закусить. На станцию Алексей Петрович сумел вернуться лишь к четырем часам дня. Возвратив мотоцикл хозяину и узнав, что Грачева уже здесь нет, он немедленно выехал в город.

* * *

Лешка Воронков и Гуго Мяги только что сытно пообедали. После этого Гуго с наслаждением выкурил папиросу и отправился в свое убежище под полом. «Дежурить у рации», — как объяснял он обычно, а на самом деле просто поспать. У него там был оборудован уютный уголок. Подполье, довольно просторное и до этого, сейчас было значительно расширено. За тремя высокими кадками с соленьями поместилась низкая, наполовину ушедшая ножками в землю кровать. В головах пристроили чемодан с рацией.

Дни и ночи напролет Гуго валялся на кровати. Иногда, когда сон уже просто не шел, он включал карманный фонарик и читал потрепанные журналы «Нива», найденные у хозяина. Надоедало читать, он гасил свет и лежал в темноте с раскрытыми глазами и медленно думал о чем-то. А то даже и не думал. Что толку? Но в большинстве случаев он спал и от этого, да еще от сытной пищи постепенно обленился и уже начал посматривать на свою опасную работу в тылу русских, как на приятное времяпровождение. Он знал только прием и передачу радиограмм, остальное не касалось его и не волновало. И убежище было надежным, в этом он успел уже убедиться.

Лешкино житье было менее спокойным. Оливарес дал ему определенные задания, и он головой отвечал за выполнение их. Связь с шефом он наладил надежно, тут все в порядке. Рация замаскирована тоже хорошо, и все передачи прошли без единой помехи. Но вот с дорогой не клеилось. Конечно, с Антона нельзя и спрашивать много. Нет ни школы, ни опыта. Но спрашивать приходится, потому что, в свою очередь, Оливарес требует с него, Лешки. А сам, между прочим, тоже, видимо, завяз с заводом. Сидит и ни гу-гу. Но это он!.. Он здесь старший, и приходится молчать, подчиняться, беспрекословно выполнять все его приказания. Ладно, когда-нибудь и хромому крепко достанется от Инге, если не от самого рейхс-министра Гиммлера…

Жена Афанасия убрала посуду со стола.

Лешка посмотрел на часы и зевнул. Делать было нечего, и от этого безделья его тоже клонило в сон. Антон ушел на рассвете и на рассвете завтра должен вернуться. С суточной сводкой, по которой Оливарес хотел состряпать донесение за неделю, придется опять посылать Афанасия… Что-то он долго распродает свои лепешки сегодня… Даже к обеду не пришел…

Лешка снова позевнул и хотел было отправиться вздремнуть, когда в дверь постучали и, не дождавшись ответа, в избу вошли двое. Один был в форме НКВД…

Челюсти Воронкова лязгнули, он с усилием проглотил какой-то тугой комок и, побледнев, уставился на пришедших. Первой мыслью было выхватить пистолет, но он тут же вспомнил, что оставил его под подушкой.

— Здравствуйте, — поздоровались вошедшие. — Нам бы хозяина или хозяйку.

— Вот хозяйка, — хрипло выдавил из себя Воронков, показывая на отошедшую от печи жену Афанасия.

Тот, что в форме, объяснил:

— Мы из пожарной охраны. Пришли проверить печи, дымоходы.

У Воронкова словно камень отвалился от сердца. С усилием встав на одеревеневшие ноги, он неторопливо прошел в переднюю, к своей кровати. Выхватил из-под подушки и сунул в карман пистолет. А из кармана вынул кисет (будто за ним ходил) и так же неторопливо вернулся на кухню.

Пожарный инспектор деловито осматривал печь, указывал на недостатки.

— Под нужно починить, выщербились кирпичи. Перед подтопком железо смените, видите, проржавело все насквозь… Щели глиной промазать… Вы ее, видать, лет двадцать не ремонтировали.

— Некому, — оправдывалась хозяйка. — Сам-то у меня не мастер, а нанимать… — она покачала головой.

— Сделаем, чего там, — проговорил пришедший в себя Воронков.

— Ну вот, — улыбнулся инспектор, — оказывается, и мастер нашелся. Сын, что ли, на побывку приехал?

— Племянник, — поспешил ответить Воронков.

Пожарники слазили на подволоку, осмотрели боров и трубу. Потом написали коротенький акт с указанием сроков ремонта, оставили копию хозяйке и, попрощавшись, ушли.

Лешка метнулся следом в сени и в щель смотрел, куда они направятся.

Проверяющие завернули в соседний дом.

Лешка окончательно успокоился. А потом выругал себя. Чего переполошился, ведь документы в порядке. Нервы!.. Ч-черт, даже про заикание позабыл…

* * *

Поздно вечером Коржу докладывал Грачев.

— Вот, Алексей Петрович, составленный мною план двора и дома, где находится рация Оливареса.

— Вы творите об этом так уверенно…

— Я даже, кажется, место знаю, где она.

— Ну-ка, ну-ка…

— Вот это сам дом. Направо от ворот конюшня, коровник, сарай. А у стены сарая насыпана большая груда земли. Она свежая. Во всяком случае не более чем двухнедельной давности.

— Из чего вы это заключили?

— На груде совершенно нет никакого мусора. Даже сухого листа или соломы, которую при давности кучи определенно нанесло бы сюда ветром.

— Доказательство подходящее.

— Земля эта из подполья.

— А почему не предположить, что из погреба?

— Погреб находится за домом. Если бы углубляли или расширяли его, не было бы смысла оттаскивать землю к сараю. Наоборот, она пригодилась бы для засыпки погребной завалины и крыши. Тем более, что и крыша-то почти развалилась.

— Тоже логично.

— И потом еще одна особенность. В избе Егорова очень чисто, кругом на полу тряпичные дорожки. Даже кухню они устилают вдоль и поперек. А крышка люка не покрыта. Значит, ее часто приходится опускать и поднимать, а каждый раз возиться с половиками, наверное, уже надоело. Я уверен, что рация там, под полом.

— Что ж, условно согласимся и с этим предположением. Итак, Воронкова вы видели?

— Да.

— Он был один?

— Да.

— Как держался?

— Сначала перетрусил, а потом ничего.

— Не мог он догадываться о настоящей цели визита?

— Нет. Мы с инспектором после обошли еще с десяток домов, и, если он даже следил за ними, — это успокоило его.

— Ну, что ж, пока все идет хорошо.

Часть пятая

Оливарес не ответил

Как ни странно, но в стане врага наблюдалось затишье. Непонятное затишье.

Быхин бродил по городу, околачивался на пристанях, но к Соньке больше не заходил. Несколько раз он отправлялся на вокзал, садился в пригородный поезд, обходил вагоны с кружкой в руках. Но отъезжал недалеко от города и к вечеру обязательно возвращался.

Спокойно вела себя и Софья Долгова. Герасимова не спускала с Долговой глаз. Но к ней никто не подходил, ничего не передавал, и она ни к кому не ходила, ничего не передавала. Из дома — на базар, с базара — домой.

Завод работал на полную мощность. Об этом не мог не знать Оливарес, и тем более непонятно было его спокойствие. Он, как говорится, не подавал признаков жизни. В чем тут дело?..

И на этот вопрос Алексей Петрович надеялся найти ответ в радиограмме Оливареса. Ждать осталось недолго. Сегодня ночью должен состояться очередной сеанс передачи.

Пока что Алексей Петрович занялся черчением. План усадьбы Афанасия Егорова Грачев наспех набросал в блокноте. На нем не хватало многих необходимых деталей, которые лейтенант не успел нанести на бумагу, но держал в памяти. Сейчас Алексей Петрович по его дополнениям вычертил план со всеми подробностями.

Теперь можно было точно подсчитать, сколько людей потребуется для проведения операции. Он сам и еще двое войдут в избу. Одного нужно оставить на дворе. Еще одного — у окон с улицы. И одного — у окон кухни. Они выходят на огороды, а за огородами — лес. В случае чего именно туда будут пробиваться Воронков и его подручные.

Сейчас же Алексей Петрович наметил и людей, которые пойдут на операцию.

К условленному часу он пришел к радистам.

У рации снова сидела Перлова. Коржу очень нравилась ее быстрая и точная работа, и перехват Оливаресовых донесений он поручал ей, твердо уверенный, что она не пропустит ни одного знака.

Поздоровались.

Корж опустился на диван, спросил:

— Молчит?

— Срок через пять минут.

Корж засек время по своим часам, привалился к спинке дивана.

— Ну, не буду вам мешать.

…Прошло семь с половиной минут. Перлова сидела не шелохнувшись, держа в тонких розовых пальцах карандаш…

Корж удивленно пожал плечами, но спрашивать ни о чем не стал. Он и так видел, что вражеский передатчик молчит. «Какая-нибудь задержка», — мелькнуло в голове.

Но минута проходила за минутой. Рация Оливареса молчала… Происходило что-то непонятное, совсем не похожее на немецкую аккуратность. Корж то и дело посматривал на часы. Десять минут… Двенадцать… Пятнадцать…

— Молчит?..

Перлова кивнула головой.

— В чем дело?

— Тише!

Девушка подняла карандаш, готовясь записывать, но тут же опустила его. Руками стиснула наушники, словно хотела плотнее прижать их к ушам, чтобы не пропустить ни одного звука. Корж подошел к столу, ждал… Перлова отняла руки, посмотрела на него.

— Разведотдел сам вызывает рацию Оливареса.

— Ну?..

— Оливарес не отвечает.

Корж вернулся к дивану. Он начинал догадываться о причине молчания, но пока что и сам не верил своим догадкам. Мало ли что могло случиться с рацией! Сейчас радист, может быть, устраняет неисправности и вот-вот начнет передачу. Радоваться рано, нужно ждать…

И Корж снова сел на диван. Дал себе слово не смотреть на часы и не мог утерпеть — смотрел. Время проходило медленно, но неумолимо и верно. Уже сорок восемь минут прошло.

Перлова сказала негромко:

— Снова разведотдел вызывает передатчик.

И снова прошло десять, пятнадцать, двадцать минут. Оливарес не отвечал.

Через два часа Перлова сняла наушники.

— Все. Разговор не состоялся. Ваше дежурство, товарищ капитан, прошло впустую. — Она посмотрела на Коржа и удивилась. Тот был не только не расстроен, а наоборот, кажется, очень доволен. Он весело улыбался, и глаза его горели каким-то озорным и хитрым огнем.

— Напротив, это дежурство — самое удачное. Молчание противника рассказало мне больше, нежели это могла сделать пространная радиограмма… Скажите, вы сумели бы на ключе подделаться под «почерк» вражеского радиста?

— Сумею. Когда принимаешь передачу — мысленно и сама выстукиваешь ее.

— Очень хорошо! С портативной рацией работали?

— В школе на них и готовились.

— Завтра получите такую рацию. Проверьте ее, приведите в боевую готовность и ждите моего сигнала. От дежурства по узлу вас освободят. А сейчас до свидания, спешу…

Корж прошел к Новикову.

— Оливарес молчит, Николай Николаич! Разведотдел Инге сам дважды вызывал его, но он не ответил.

— Хороший признак! — Новиков усмехнулся, довольный. — Значит, Оливаресу не о чем сообщать в разведотдел. С наблюдением за дорогой у них сорвалось — это нам известно доподлинно. А сейчас стало очевидно, что ничего не вышло и на заводе.

— Если так, то молчание Оливареса является и дурным признаком.

— Понимаю. Очевидно, все его планы рухнули в последнюю минуту. И сейчас, естественно, остается одно: сообщить координаты завода и вызвать бомбардировочную авиацию. Так?..

— Именно.

— Ну, что ж, пусть летят «ассы». Организуем достойную встречу.

Как ваше здоровье?.

Оливарес взбеленился!

Как растревоженный зверь в клетке, рыча и изрыгая грязные ругательства, метался он по подвалу, отшвыривая деревяшкой табуретку, то и дело попадавшую под ноги.

Все к черту пошло!..

Вчера ночью был срок передачи, а что он мог сообщить Инге?..

Ничего.

Дело принимало настолько скверный оборот, что можно было лишиться головы…

…На следующую ночь после посещения Прокопенко он долго не мог уснуть. Сказывалось нервное напряжение последних дней. Усилий было затрачено много, но все они прошли почти что впустую, никаких ощутимых результатов пока не дали. Уж, казалось бы, такое пустяковое дело, как наблюдение за железной дорогой, и то оказалось трудно выполнимым, на первых же порах чуть не сорвалось окончательно. Хорошо еще, что этот… как его… Антон не влопался сам… Пришлось бы бросать все и смазывать пятки… Об овладении секретом снаряда не стоило больше говорить. Да, русские оказались совсем не такими, как он до этого представлял их себе…

Ближе к рассвету он не мог даже улежать в кровати. Встал, в одном белье сел к окну, открыл форточку и закурил.

На улице стояла тишина. Звонко перекликались воробьи, хрипло каркнула пролетевшая над двором ворона. Кобылко с хрустом и стоном потянулся на печке, слез. Ему нужно было идти подметать улицу, поливать тротуары. Он удивленно посмотрел на Лозинского.

— Что вы встали в такую рань? Почивайте себе.

— Не спится, — буркнул Лозинский.

Кобылко кряхтя оделся и, прихватив метлу, вышел во двор.

Лозинский настороженно ждал.

Вот сейчас, через минуту-две тишина улиц разорвется тревожным воем сирен, пожарные автомобили вихрем промчатся по ним, будя народ, пугая редких ранних прохожих. Они поспеют к заводу, когда там вовсю будет бушевать пламя, пожирая на своем пути цехи, оборудование. Может быть, к тому времени оно успеет добежать до склада взрывчатого вещества, которым начиняют эти адские снаряды, — и тогда…

Оливарес представил себе ожидаемую картину, и сердце сладко заныло в груди.

На улице было тихо…

Лозинский, нервничая, ругаясь и куря папиросу за папиросой, просидел в бесцельном ожидании до восьми часов утра, ничего не дождался и, злой, отправился на работу.

А по базару уже ходил слух о непонятном взрыве на Волге.

— Чудно как-то: самолеты не прилетали, а бомба взорвалась…

— Да, действительно…

— А кто сказал, что бомба?..

— Это какие-нибудь ухари гранатой рыбу глушили…

— Под самым-то городом?..

— Была бы рыба…

— А я слышала, будто это с баржи. Грузили снаряды и уронили один…

Лозинский узнал, в каком месте произошел взрыв. Оказалось: недалеко от квартиры Прокопенко. Когда? Да, оказывается, еще вчера. Ах вот как!..

Сапожник запер будку, и пошел на почту. По автомату позвонил на завод, попросил позвать инженера Прокопенко. Ему ответили, что он болен и лежит в больнице.

Вот тут-то Лозинского и взорвало!

Этот слюнтяй провел его!.. Окрутил вокруг пальца!.. Выбросил «ручку» в реку, а сам укрылся за стенами больницы… Там, мол, его не достанут… «Врешь, мозгляк, я найду тебя и там!..»

Зеленый от бешенства вернулся он в свою будку и несколько минут сидел задумавшись. Потом снова запер ее и торопливо зашагал домой. По пути купил бутылку фруктовой воды.

Завтракавший Кобылко испуганно глянул на злое, немного растерянное лицо своего сожителя.

— Случилось что-нибудь, пан Лозинский?..

— Ерунда, ничего особенного. Ешьте, а потом отнесете записку.

— Далеко?

— Я скажу.

Лозинский писал торопливо и долго. Потом приложил к письму несколько сторублевок, подал дворнику.

— Отправляйтесь на рынок. В ряду, где торгуют с рук, найдете женщину, — он подробно обрисовал приметы Софьи Долговой. — Передайте ей письмо, деньги и вот эту бутылку… Тьфу, черт, чуть не забыл! — Он слазил в тайничок на деревянной ноге, достал небольшую стеклянную ампулу. Ножом осторожно отколол один конец и вылил содержимое в бутылку.

При виде этой операции у Кобылко мороз прошел по спине.

Лозинский остался ждать дворника в подвале.

Через час он вернулся и нежданно-негаданно принес записку. Лозинский прочитал ее и окончательно вышел из себя.

Записка была от Воронкова. Лешка сообщал, что Антон вышел с заданием на дорогу и не вернулся…

* * *

Получив посылку Лозинского, Сонька в укромном месте прочитала письмо и тут же убрала свой товар в корзинку. Из торговки превратилась в покупательницу.

Она купила колбасы, несколько пирожков с мясом, две белых булки и с десяток конфет.

Дома все это, вместе с бутылкой, упаковала в аккуратный сверток. Переоделась в другое, более приличное платье, ради такого случая надела новые туфли, причесалась. И отправилась в больницу.

Она настояла, чтобы ее допустили повидаться с больным. Объяснила, что он одинок, семья у него в деревне. Нужно спросить его, как поступить с квартирой, следует ли сообщить о его болезни жене.

— А вы кто будете? Родственница? — спросил главный врач.

— Нет, меня прислали от профсоюзной организации завода.

Врач разрешил.

Сонька надела халат и прошла за сестрой в палату.

Корж идет по следу

Нахальства и изворотливости у нее было хоть отбавляй, и сейчас, даже в столь странной роли, она чувствовала себя как рыба в воде.

Прокопенко сидел на койке. Он давно уже пришел в сознание, но был слаб и каждый раз при воспоминании о происшедшем снова начинал дрожать и забываться.

Корж идет по следу

Он с удивлением посмотрел на неизвестную женщину со свертком в руках. Та осторожно присела на край табурета у кровати, поздоровалась и участливо спросила:

— Как ваше здоровье?

— Спасибо, — вяло ответил инженер, пытаясь угадать, что это за гостья, и не мог. Наконец не утерпел, спросил — Простите, а вы кто такая, откуда знаете меня?

— Я вас не знаю. И вы меня. Хоть и работаем на одном заводе. Меня от завкома послали проведать вас и вот кое-что передать.

— А-а… Большое спасибо. Только не нужно бы… — Горькое чувство скривило губы инженера.

— Ну, как это!.. Вы же один пока живете, вас и проведать некому. — Она развернула на тумбочке сверток. — Вот поесть я принесла и фруктовой воды бутылку. Кисленькая, лимонная…

Они поговорили минут пять в присутствии сестры, и посетительница ушла.

Вскоре Прокопенко захотел пить. Достал бутылку, налил полный стакан и с удовольствием выпил холодную, сладко-кислую воду.

А в это время главному врачу позвонили с Н-ского завода и справились о состоянии здоровья инженера Прокопенко.

Главный врач удивленно поднял брови.

— Да ведь от вас только что была какая-то гражданка.

— От нас?..

— Да.

— Вы что-нибудь путаете, мы еще никого не посылали.

— Сию минуту ушла…

— Как ее фамилия?

— Вот уж этого-то я, не спрашивал. Она сказала, что послана от завкома, и даже принесла что-то…

— Уверяю вас: мы никого не посылали. Тут какое-то недоразумение.

— Это мы выясним. Сейчас я спрошу больного, может… — Он не успел договорить: в кабинет ворвалась бледная сестра.

— С больным… с этим… плохо!..

Когда главный врач вбежал в палату, Прокопенко корчился в предсмертной агонии. Лоб его покрылся крупными градинами пота, на губах набиралась и пузырилась пена.

С соседних коек, приподнявшись на локтях, испуганно смотрели больные.

Помощь была уже бесполезна. Через несколько минут Прокопенко затих. Лицо его сразу начало принимать серый, землистый оттенок.

В палате толпились сбежавшиеся врачи, сестры. Главный врач распорядился забрать все принесенное неизвестной и вернулся к телефону. Позвонил в Управление НКВД.

Прибывший оттуда судебно-медицинский эксперт задал главному врачу несколько вопросов.

— Когда поступил к вам больной?

— Вчера утром.

— Диагноз?

— Сердечный припадок на нервной почве.

— Вы не пытались выяснить причину?

— Больной ничего не помнил. Стало плохо — и все.

— Кто он?

— Инженер Н-ского завода.

«Вот как!»— подумал эксперт. Он работал с Коржем и знал, что того интересует абсолютно все, так или иначе связанное с заводом.

Он приступил к вскрытию тела.

Было установлено отравление сильно действующим ядом. И странно: яд был точно таким, какой когда-то нашли у парашютистов. Сейчас уже эксперт счел необходимым позвонить Коржу.

Алексей Петрович не заставил себя ждать.

Прежде всего он поинтересовался, кто приходил к больному с передачей.

Главный врач виновато развел руками.

— Вы понимаете, я даже не спросил. Какая-то женщина. Сказала, что послана от завкома.

— Внешность ее обрисовать можете?

Врач начал вспоминать.

— В лицо узнали бы?

— Конечно.

Алексей Петрович показал ему фотографию Соньки Долговой. Врач испуганно посмотрел на Коржа.

— Она…

— Все ясно.

Корж закусил губу… Подумал: «Вот кто был у Оливареса на заводе! Он не оправдал его надежд и поплатился жизнью…»

Круг сужается

На квартире Прокопенко был произведен тщательный обыск. Он ничего не дал.

Корж побеседовал с соседями, расспросил, как жил инженер. Оказалось, что жил он неприметно и тихо. Не приходил ли кто-нибудь к нему? Нет, он как-то нелюдимо жил в последнее время. Только однажды, возвращаясь из магазина вечером, соседская старушка видела: к Прокопенко звонил какой-то неизвестный. Какой он из себя? А кто его знает! Не интересовалась и примечать не стала. Заметила только, что левая нога у него деревянная.

Вечером Корж сидел в сквере над Волгой. Он выбрал самую отдаленную скамейку в тихом, почти совсем не посещаемом уголке.

За рекой медленно догорала заря. Луга да и сама волжская даль постепенно заволакивались сизой дымкой. На мачтах судов, стоявших под горой, мигали первые слабые огоньки. Где-то справа слышались приглушенные расстоянием говор и смех гуляющих, а здесь тишина не нарушалась ничем.

Сержант Герасимова пришла точно в назначенное время.

Корж приветливо улыбнулся ей.

— Счастлив будет тот, кто добьется вашей любви.

— Почему?

— Не придется мучиться и страдать, ожидая свидания. Вы приходите аккуратно.

Девушка рассмеялась.

— Я вижу, вам приходилось долго ждать.

— В свое время было… Да… Садитесь и помолчим. Вечер-то какой!

— Чудесный! В такие минуты просто не хочется думать ни о войне, ни… — Она не договорила, но Корж понял ее.

Помолчали.

Потом Герасимова начала рассказывать.

— Сегодня между одиннадцатью и двенадцатью часами на рынок к Долговой подошел какой-то неизвестный старик. Не тот, о котором вы меня предупреждали, а совершенно другой. Такое потрепанное, измятое лицо. Он был в ватнике, старых пропыленных брюках и опорках на ногах. Он отозвал ее в сторонку и тихо спросил, она ли Долгова. Получив утвердительный ответ, передал ей бутылку, какую-то записку, сказал «от сапожника» и исчез. Что было в письме, я не знаю. Но Долгова тут же спрятала товар, быстро купила кое-что из провизии и отправилась домой. Минут через пятнадцать вышла переодетая, со свертком в руках. Пошла в больницу. Там она также пробыла недолго. Зашла домой, снова переоделась, вернулась на базар и до самых сумерек никуда с него не отлучалась. Вот все.

Корж задумчиво потер лоб.

— Вы хорошо рассмотрели фигуру человека, приходившего к Долговой?

— Хорошо.

— Я имею в виду не лицо, а именно фигуру. Особенно ноги. Вы заметили…

— Да, он был в опорках.

— И левая нога деревянная?..

— Нет. У него обе ноги были настоящие.

— Это точно?

— Совершенно.

— Н-да…

Корж не рассчитывал, конечно, что на рынок к Долговой придет сам Оливарес. Но… чем черт не шутит! Одно было ясно: кто-то из двух, хромой или этот, сегодняшний старик, — Оливарес. И скорей всего первый. К инженеру-то нужно было идти самому, ни на кого не надеясь, чтобы не рисковать. И потом Оливарес должен знать Соньку. Если бы он сам пришел к ней на базар, то не стал бы спрашивать фамилию. Но все это были догадки, их еще следовало проверить.

— Ну, хорошо, Лидия Николаевна. Дело идет к развязке, и сейчас как никогда нужно внимание, осторожность и выдержка. Малейший неверный шаг может погубить все. Не спускайте глаз с Долговой. Я выделю вам напарника для круглосуточного наблюдения.

В эту же ночь Корж выехал на машине в деревню, где жили жена и сын Прокопенко.

Он назвал себя сослуживцем инженера, направлявшимся в командировку и по его просьбе заехавшим по пути проведать их. Его встретили радушно, угостили парным молоком, чаем.

— Что же он — даже записки маленькой не черкнул? — спросила жена.

— Нет. Попросил проведать — и все.

— На него это похоже. В прошлый раз так же прислал какого-то старого друга, даже доверил ему деньги передать и ничего не написал. Он не говорил вам?

— Нет. А кто такой?

— Да я и сама его впервые видела. Хромой, на левой ноге деревяшка. Небольшого роста, усы такие седые, обвислые, как у запорожца. Оригинал большой!.. Передал мне мужнины же деньги и потребовал расписку по всей форме.

— Значит, денег порядочно было?

— Да, все-таки… Пять тысяч.

— А вы не помните его фамилию?

— Фамилию… Как же он назвался, дай бог память… Трофимов?.. Нет, не Трофимов. Коля, — крикнула она сыну, читавшему на крыльце книгу, — ты не помнишь фамилию этого хромого, что приезжал от папы?

— Гаврилов, — ответил тот, не поднимая головы.

— Вот правильно.

— Что-то я не знаю такого, — задумчиво покачал головой Корж.

— И я говорю, что в первый раз увидела. Назвался старым другом, говорит, вместе когда-то на Украине были.

— Не сказал, где работает?

— Да я и не спрашивала. Неудобно, знаете…

— Это верно.

— Ну, а как там Деня живет?

Корж догадался, что она спрашивает о муже, называя его ласкательным именем.

— Ничего, по-прежнему.

— Устал, наверное.

— Да, работы много.

— Ну, скоро, может быть, и мы переберемся в город. Все-таки вместе полегче будет.

Корж, чтобы не вызывать подозрений, просидел у них больше часа, терпеливо слушая болтовню скучающей от безделья женщины. Потом сослался на неотложные дела и распрощался.

Теперь у него не было никаких сомнений. Хромой — Оливарес. Он, видимо, знал Прокопенко раньше. Корж был почти уверен, что деньги, якобы присланные жене мужем, на самом деле принадлежали Оливаресу. И расписка нужна была ему, чтобы прижать Прокопенко… Теперь найдена тропка непосредственно к Оливаресу. Даже известны его приметы. И все-таки, где его искать в таком большом городе?.. Только неусыпное наблюдение за подручными рано или поздно приведет к нему. Рано или поздно… Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы стало поздно. Ни в коем случае!

Прямо с дороги Алексей Петрович прошел к Новикову. Тот посмотрел на усталое, запыленное, но довольное лицо капитана и невольно улыбнулся.

— Удачная поездка?

— Вполне. В кругу осталась только щелочка. Через день-два замкнем и ее. Личность Оливареса почти установлена… Наши догадки по поводу молчания в последнюю передачу оказались правильными. Прокопенко убрал он. Теперь ему действительно ничего не остается, как только вызывать авиацию. А это — его конец.

— Как дела на болоте?

— Артиллеристы отправились туда.

— Ну, хорошо. Идите, отдохните хоть часик. Вид у вас…

— Теперь уж некогда отдыхать. Мы сами подхлестываем события, и нужно поспевать за ними.

Так вот он, Оливарес!

С Софьей Долговой совершилось непонятное: она вдруг ни с того ни с сего решила бросить спекуляцию и пойти работать.

Об этом сообщила Коржу в ближайшую встречу сержант Герасимова.

Алексея Петровича весьма заинтересовал поступок Долговой.

— Она, что же, и на базаре подружкам об этом заявила?

— Да. И не только заявила, а уже вчера подала заявление о приеме.

— Куда?

— Я, как всегда незаметно, встретила ее утром еще у дома. Думала, что она направится обычной дорогой на базар. Но она вышла без корзинки и села в трамвай. Сошла в конце маршрута у Н-ского завода…

Корж не утерпел, протяжно свистнул.

— Что вы? — спросила Герасимова.

— Ничего, ничего, — извинился Корж. — Продолжайте.

— Сошла у Н-ского завода и отправилась прямо в отдел кадров. Я ждала ее не менее двух часов. Вернувшись с завода, она снова пришла на базар. Нужно было допродать товар. И вот она сама рассказала нам, как подала заявление, как с ней беседовал начальник отдела.

— Вы не узнали, когда ей велели прийти за ответом?

— Завтра утром.

— Вот это очень важно. Продолжайте самое неослабное наблюдение, а я съезжу на завод. Предупреждаю: особо тщательно смотрите за Долговой завтра, когда она вернется с завода. Запоминайте, куда пойдет, с кем будет говорить.

Корж догадывался. У Оливареса сорвалось с Прокопенко. Сейчас ему нужно устроить на завод нового человека. На любую работу и хоть всего на несколько дней.

Начальника отдела кадров он хорошо знал. Тот без слова показал ему заявление Долговой и прочие бумаги. Да, Сонька так и писала, что согласна на любую работу.

Алексей Петрович спросил:

— И куда вы ее думали определить?

— Пойдет пока разнорабочей, а потом приобретет и квалификацию.

— Она никуда не пойдет, — категорически заявил Корж. — Это наша подопечная, и завтра вы ей откажете.

— Ах, вот как!..

— Я и приехал предупредить вас.

Расчет Коржа был прост и абсолютно надежен. У Оливареса земля горит под ногами, он тоже торопится. Значит, Сонька, получив отказ, должна будет немедленно прийти к нему, чтобы сообщить об этом.

Так оно и получилось.

Алексей Петрович понимал, что для врагов наступают критические минуты и, на всякий случай, решил непосредственно следить за развитием событий. Мало ли как могут сложиться обстоятельства. Может быть, придется принимать решение, учитывая даже доли секунд.

Утром он встретил Долгову у завода.

Она пробыла в отделе кадров недолго и вышла оттуда медленно, растерянно перебирая в руках и рассматривая возвращенные ей бумаги. Несколько минут постояла в раздумье и побрела к трамваю. Слезла недалеко от дома, дошла до ворот, опять остановилась, махнула рукой и решительно зашагала прочь.

Корж дошел за ней до базара. Некоторое время она бесцельно бродила по рядам, прицениваясь к барахлу. Потом вышла в противоположные ворота и направилась к будке сапожника.

Корж взглянул на мастера и…

Несомненно, перед ним был Оливарес.

Худощавое лицо, седые, обвислые («как у запорожца» — вспомнились слова жены Прокопенко) усы, чисто выбритый подбородок…

Он мельком взглянул на подошедшую Соньку и отложил в сторону лапку с надетым на нее ботинком. Сонька опустилась на табуретку, негромко заговорила. Сапожник зло сверкнул на нее глазами, показал на ноги. Долгова быстро сдернула туфлю, подала ему. Он склонился над ней, словно рассматривая. Сонька быстро продолжала рассказ.

Сапожник вернул туфлю и со зла нерассчитанно громко, так что долетело даже до Коржа, коротко бросил:

— Завтра!

Сонька ушла.

Сапожник начал прибираться в будке.

Корж зашел за ворота, посмотрел на один ботинок, на другой. На правом каблук оказался слабее. Алексей Петрович цепко ухватил его, дернул раз, другой и оторвал. Осторожно ставя ногу на носок, заковылял к сапожнику.

— Приколотите, пожалуйста.

— Некогда, — буркнул сапожник, даже не взглянув на подошедшего. — Обедать ухожу.

— Да тут дела-то на одну минуту. Пять гвоздей вколотить…

— Тому минута, другому… Что у вас?

— Да вот какой-то дьявол наступил сейчас сзади и оторвал. — Корж протянул каблук с торчащими из него гвоздями.

— А приколачивать я на башку стану?! — рявкнул сапожник. — Ботинок давай!

Корж присел на табурет, быстро снял ботинок. Миролюбиво заметил:

— И злой же вы, мастер!

— Будешь злой, — буркнул сапожник, яростно заколачивая гвозди.

«Да, действительно! — подумал Корж. — Плохи твой дела, мастер! И тут даже злость не поможет. Хоть волком вой…»

— Вы от кого работаете? — спросил немного погодя.

— Артель «Обувщик». Инвалиды…

— Вот так ловко! А вы-то при чем?..

Сапожник рукой выдернул левую ногу, грохнул деревяшкой об пол.

— А это что?

— О, простите. Я не заметил…

— Ладно… Трешницу с вас…

Корж заплатил и ушел.

Он тут же разыскал артель инвалидов и попросил председателя переговорить с ним наедине. Тот выпроводил из маленького кабинетика посторонних и почему-то запер дверь на ключ.

— Чем могу?..

— Меня интересует сапожник, что работает около рынка. Хромой.

— А с кем я имею?.. — У председателя, видимо, была привычка не договаривать фразы.

— Пожалуйста. — Корж предъявил удостоверение личности.

— Ага! Вот теперь понятно. Значит, вас интересует сапожник Лозинский?

— Позвольте, разве его фамилия не Гаврилов?

— Ничуть не бывало. Лозинский.

— Может быть, я ошибся. Ладно, пусть Лозинский, Когда и откуда он появился у вас?

— Я, пожалуй, возьму личное дело. Голова, знаете, не синагога. — Он вышел в соседнюю комнату, принес тоненькую папку и подал ее Коржу. — Вот, тут все как на ладони.

Коржа больше всего интересовала дата поступления. Он посмотрел ее и подсчитал. Между поимкой парашютистов и появлением Лозинского в артели был промежуток в шесть дней. «Вполне достаточно, чтобы добраться до города, обосноваться здесь и поступить на работу, — подумал Корж. — Но у него, значит, была здесь явка или какое-то знакомство, раз он так быстро встал на квартиру. Интересно…»

Родом Лозинский был из Винницы и до самой эвакуации проживал там. Беспартийный. Родственников не имеет. Да, в Винницу запроса не пошлешь — там немцы. Скорей всего они-то и снабдили его паспортом, убив настоящего сапожника Лозинского.

— Дайте мне его домашний адрес, — попросил Корж председателя.

Тот написал.

— Заявление, написанное рукой Лозинского, я возьму на время с собой. Вы ничего не имеете против?

— Пожалуйста. Но скажите, в чем дело? Как-никак, а честь предприятия…

— Не волнуйтесь. Просто мы кое в чем подозреваем его и хотим проверить. Может оказаться, что он и не виноват совсем.

— Ага, так…

— Но я попрошу вас наш разговор держать в секрете. Сами понимаете…

— Конечно, конечно. — поспешно согласился председатель.

В этот вечер Грачев принес интересное сообщение. Оказывается, Сонька Долгова разыскала старика Быхина на пристани и имела с ним непродолжительный разговор. О чем они говорили — лейтенант не знал, но Корж догадывался. Он предупредил Грачева:

— Завтра вы снова возьмите старика под наблюдение. И готовьтесь сопровождать его до станции Р. Ночью примете участие по захвату Воронкова.

— Конец?

— Да, довольно они погуляли.

— А шеф?

— Найден и он.

Сержант Герасимова подтвердила слова Грачева насчет встречи Соньки с Быхиным. И ей больше повезло. Она сумела подойти настолько близко, что слышала обрывки разговора. Речь шла о каких-то туфлях, которые завтра нужно отвезти. А вот куда отвезти — она не поняла.

— Ничего, — успокоил ее Корж. — Я знаю. Завтра старик еще раз встретится с Долговой. Вы продолжайте наблюдение за ней, но вечером в сквер не приходите, меня не будет в городе. Как, надоело вам, наверное, целыми днями торчать на базаре?

— Что ж поделаешь!

— Потерпите еще день.

— Хоть десять…

Корж вернулся в Управление и вызвал сержанта Перлову.

— Получили рацию?

— Получила.

— Проверили?

— Да.

— Завтра выезжаем. Из Управления никуда не отлучаться.

— Слушаюсь.

Алексей Петрович достал из стола план усадьбы Афанасия Егорова, долго смотрел на него, мысленно подбирая к каждому посту на операции надежного работника. Отобрал четверых и по телефону вызвал к себе.

— С завтрашнего дня приказываю перейти на казарменное положение. Из Управления — ни на шаг. Утром зайдите на склад и получите автоматы. Подробные инструкции — на оперативной летучке.

Оставшись один, Корж перебрал в памяти, все ли он подготовил, все ли предусмотрел. Все. Собственно, предыдущая работа и была подготовкой. Сейчас требовалось собрать в кулак и расставить силы для последнего удара. Он сделал это.

Нищий задержан

Погода резко изменилась.

Поднявшийся с ночи западный ветер затянул все небо серыми, рваными хлопьями туч. Изредка сеял мелкий, по-осеннему надоедливый дождь. Сразу вдруг похолодало, и Алексей Петрович был вынужден надеть плащ.

Параллельно с Герасимовой он повел наблюдение за Долговой от самого дома.

Сегодня она вышла позже обычного на целых два часа и отправилась прямо к сапожнику.

Корж, заранее подыскавший выгодное для наблюдения место, видел, как она передала ему пару дамских туфель и стала терпеливо ждать, кутаясь от дождя в платок.

Сапожник деловито осмотрел туфли, затем быстро окинул взглядом пространство перед будкой. Что-то сказал, и Сонька, подвинувшись вместе с табуреткой, заслонила его от посторонних взглядов. Через пятнадцать минут «ремонт» был произведен, и Сонька забрала туфли.

Корж шел за ней следом на почтительном расстоянии. Он несколько раз зорко просматривал тротуары по обеим сторонам улицы, по одному перебирал прохожих, идущих в том же направлении, что и он. Герасимову он распознал бы по фигуре — стройной и не по-девичьи высокой, но ее нигде не было видно.

И все-таки она была рядом, зорко следила за подопечной, даже видела, может быть, и своего начальника. «Молодец, — мысленно похвалил Герасимову Корж. — Умеет маскироваться».

Сонька не прошла в торговые ряды. У них, видимо, заранее было обусловлено место встречи, и она прямиком направилась на задворки рынка.

Старик уже ждал. Он сидел на дровяном обрубке под навесом, где рыночные дворники складывали метлы, лопаты, совки.

Ничего не изменилось в Быхине. Костюм все тот же, в котором он явился в город, все та же суковатая палка и тощая котомка, вытертая и заляпанная пятнами грязи; на веревке, перепоясывавшей его тщедушную фигуру, болталась большая жестяная кружка. Корж невольно усмехнулся: «Раньше нищие вериги на шее таскали — тяжело и неудобно. А сейчас легко и удобно — кружка. И грошики в нее, и чаек из нее».

Сонька молча передала старику сверток и тут же ушла.

Быхин запрятал его на самое дно котомки, закинул ее за плечи и, не спеша, постукивая палкой, побрел с базара. По пути зашел в ряды, купил на дорогу пару пирожков.

«Все, — подумал Корж, идя следом. — Почтальон отправился в путь…»

Впереди мелькнула знакомая фигура Грачева. Корж прибавил шаг. Поровнявшись с лейтенантом, легонько толкнул его плечом. Тот оглянулся, приподнял фуражку, заговорил, будто при встрече с знакомым.

— А, приветствую вас, — и протянул руку.

— Ну, как жизнь? — рассмеялся Корж, включаясь в предложению форму разговора.

— Да ведь что, идет полегоньку. Вот в командировку еду. В три часа поезд уходит…

Корж посмотрел на часы. Было ровно час.

— Я тоже тороплюсь в одно место, но у меня запас есть — целых два часа.

— Запас карман не тянет, а все же лучше явиться на полчаса раньше, чем опоздать хоть на полминуты.

— Не опоздаю. Ну, бывай здоров!..

— Всего!..

Корж сел в трамвай и через несколько минут был в Управлении.

— Вас спрашивал начальник, — сообщил секретарь отдела.

Корж даже не зашел к себе в кабинет. Новиков встретил нетерпеливым вопросом:

— Ну, как дела?

— Сейчас пошла последняя почта от Оливареса Воронкову. Почтальона до места сопровождает лейтенант Грачев.

— Быхин поехал?

— Он. Я с группой выезжаю немедленно. Нужно опередить поезд.

— Кто с вами?

— Трое оперативных работников, радист Перлова и шифровальщик.

— Не мало?

— Я рассчитал. Поможет и Грачев.

— Хорошо. А с Оливаресом как решили?

— Я прошу не трогать его до нашего возвращения. Наблюдение за ним установлено надежное, и он никуда не уйдет. Я не знаю, с чем обратно пошлет Воронков отца к нему.

— Ладно. Я полагаюсь на вас. Действуйте, Алексей Петрович. Желаю удачи!

Они крепко пожали друг другу руки.

Оперативная группа выехала на двух машинах.

Дождь зарядил, видимо, всерьез и сыпал, словно из сита, не переставая. Шоссе блестело черной глянцевитой поверхностью. В выбоинах накапливались лужи.

Корж спросил шофера:

— Не посадит нас этот неосенний мелкий дождичек где-нибудь на проселочных дорогах?

— Нет, — успокоил шофер. — В тех краях песок, и дождь нам только на руку. Мокрая песчаная дорога плотней, по ней гонишь, как по асфальту.

* * *

Быхин на всякий случай взял билет. Нищий, нищим, а нарвешься на несговорчивого кондуктора и, чего доброго, высадят на полпути. К сроку не успеешь, и тогда на старости лет родной же сынок голову оторвет.

Поезд набирал скорость.

Посадочная суета и неразбериха постепенно улеглась.

Присев в уголке на чей-то увесистый чемодан, опутанный веревками, Быхин не торопясь сжевал пирожки, покрестился и отвязал от пояса кружку. Пробираясь между мешков, узлов и корзинок, наваленных в проходе, дребезжащим тенорком затянул:

— Страждущему и неимущему… Христа ради…

Дородная, пожилая молочница, восседавшая на бидонах, слазила куда-то за пазуху и со звоном бросила в кружку двугривенный. Быхин покосился, сказал положенное «Спаси Христос», а про себя подумал: «Корова толстомордая! Ну-ко, отвалила! А за молоко на базаре старается, небось, побольше содрать…»

В деньгах он не нуждался, в котомке за спиной лежало еще более двух тысяч из Лешкиных, но, протягивая руку, он делал критическую оценку каждому подаянию.

— Милостыньку Христа ради… Старичку убогому…

Какой-то военный не глядя достал бумажку и сунул в кружку. Трешница! Быхин глянул на него краем глаза. «Этому что! На всем казенном, да и денег огребает…» Неожиданно кто-то ойкнул и разразился руганью:

— Куда тебя прет, черт старый! Топчется прямо по ногам!..

Рядом с пострадавшим вздохнула баба:

— О-хо-хо!.. Как ты нехорошо божьего-то человека…

— Богов ли, чертов ли, а глядеть надо. У меня ноги тоже не из чугунины.

С верхней полки свесилась смеющаяся рожа парня.

— А ты подбирай их. В такой тесноте очень даже просто на язык наступят.

Быхин поспешил пробраться дальше.

До станции он успел обойти больше половины поезда. Трижды выгребал из кружки бумажки и мелочь, не считая совал в карман.

Перед самой остановкой, когда поезд начинал уже притормаживать, Быхин, перейдя в соседний вагон, столкнулся с милиционером. Тот сурово посмотрел на него, тронул за рукав.

— Ты чего тут бродишь, божья коровка?

— Да вот… на хлеб… — залепетал Быхин.

— Документы есть?

— А как же?

Быхин торопливо полез в карман.

— Ладно, не здесь покажешь. Пойдем на станцию.

Быхин, вздыхая и бормоча оправдания, пошел впереди милиционера к выходу.

У оперативного дежурного Быхина обыскали. Выложили на стол документы, деньги, что насобирал, начали составлять протокол. Занятый ответами на вопросы дежурного, Быхин и не заметил, как его котомку вынесли в соседнюю комнату…

Там уже дожидался Корж с шифровальщиком.

Алексей Петрович быстро достал туфли, тщательно осмотрел их. Хорошо! Побывали в ремонте, а каблуки так и остались сбитыми, на подошвах протерты дырки. Корж покачал каблуки — сидят крепко. Поднял стельку в одной — пусто. Поднял в другой — есть!.. Две маленькие полоски бумаги, исписанные мелким бисерным почерком. Одна была запиской Воронкову, другая — радиограмма. Ее Корж передал шифровальщику.

— Как можно быстрей и без ошибок!

В записке Оливарес писал:

Обратно с посыльным отправьте две ракетницы и десять белых ракет. Завтра к ночи непременно быть у меня. Примете участие в операции по уничтожению завода.

— Оч-чень хорошо! — Корж своей рукой, с возможной точностью копируя почерк Оливареса, переписал записку. Помощник подал ему дешифровку.

Р/О 29/12-3

Аг. ОВС сообщает:

Объект работает на полную мощность. Пункт А программы оказался абсолютно невыполним. Ликвидация объекта местными силами — сорвалась. Прошу немедленно слать авиацию. Сообщаю местонахождение объекта… Завтра ночью два ракетчика шестью белыми ракетами укажут точные цели. После определения положения самолетов мы дадим один выстрел над объектом.

ОВС.

— Садитесь рядом, — приказал Корж помощнику. — Зашифровывайте следом за мной. Что впереди — оставим. А местонахождение завода по нашей шифровке будет другим. — Корж продиктовал свои координаты. — Дальше несколько подробностей. Пишите: «Основные цехи объекта укрыты глубоко под землей. Для уничтожения их потребуются бомбы большой разрушительной силы. При подходе самолетов мы дадим сигнальный выстрел над объектом. Советую применить световые бомбы. Предупредите летчиков: перед ними окажется пустынный болотный пейзаж. Это — маскировка. Результаты бомбежки сообщу незамедлительно…»

Шифровальщик тщательно перевел все это на язык цифр.

Новую шифровку Корж так же переписал, копируя почерк Оливареса. Оба листка положил на старое место в туфлю, подклеил конторским клеем.

— Несите!

Дежурный читал Быхину нотацию:

— Бросьте шляться по поездам. Не время, да и не такой уж вы беспомощный. Вот у вас паспорт, а постоянного места жительства нет. За одно за это можно привлечь к ответственности. Советую устроиться куда-нибудь хоть сторожем и осесть на месте. На первый раз мы вас штрафовать даже не будем, хотя могли бы сделать и большую неприятность. Собирайте свои манатки…

Бормоча слова благодарности, Быхин торопливо забрал деньги, вскинул на плечи котомку.

Выйдя от дежурного, свернул к станционному базарчику. Там должен был поджидать старинный друг — Афанасий Егоров.

Последняя встреча

Лешка Воронков обрадовался приезду отца.

Собственно, радость заключалась не в каких-то сыновних чувствах, а в практической выгоде. Во-первых, начисто ликвидировалось всякое отношение к вырубленному саду. Откровенно говоря, Лешка побаивался за старика. Каким-нибудь образом нападут на след, сгребут старика Данилу и по ниточке размотают весь клубок… Во-вторых, Лешка доказал шефу, что он не даром хочет получить из рук немцев мельницы, маслобойку, дом и еще кое-что впридачу. Отца родного, старика, и то не пожалел для дела.

Шифровка Оливареса его обрадовала. Значит, скоро конец. Завод разнесут, и им здесь нечего будет делать. В послужном списке Воронкова появится первая запись об умело выполненном задании. В дальнейшем пусть посылают куда угодно. Важно сейчас, на первых порах показать, что он тоже не лаптем щи хлебает.

Записка была менее приятна. Лешка понял: Оливарес хочет использовать его в качестве ракетчика. М-да!.. Он хоть и ни разу не был под бомбежкой, но довольно отчетливо представлял, чем это пахнет. Летчик в своих расчетах ошибется на долю секунды, а от тебя и лоскутков не соберут. Но… ничего не поделаешь. Как говорится: перелез передними ногами — перелезай и задними.

Жена Афанасия быстро собрала на стол. Хозяин сходил куда-то и принес литровку самогонки. Лешка открыл подполье, крикнул в темноту:

— Эй, Гуго! Вылезай ужинать!

В люке показалась заспанная физиономия радиста.

За столом Быхин спросил:

— А что Антона не видно? Ушел куда?

Лешка мигнул Афанасию, чтобы придержал язык. Ответил сам:

— Тут, по делу недалеко отправился. Завтра вернется.

Лешка и сам никак не мог понять, куда делся Антон.

Если его взяли, то наверняка не поздоровилось бы и им. Но все было тихо, спокойно. Значит, он просто. смылся, подлец. Перепугался после случая с путеобходчиком и решил улепетнуть. В конце-то концов, черт с ним. И они недолго теперь засидятся здесь.

Разлил самогонку. Отцу стакан подал в руки.

— Держи-ка. За все хорошее, что нас ждет впереди. Как доехал?

— Ничего, — усмехнулся старик. — Рублей с полсотни насобирал еще. В общем, билеты окупил в оба конца. Только перед самой станцией паразит какой-то прицепился, забрал.

— Постой, постой, — Лешка отложил вилку, которой поддевал квашеную капусту. — Кто прицепился, кого забрал?..

— Меня, милиционер. Нечего, говорит, побираться.

— Ну?!

— Привели к дежурному, составили было протокол. А потом ничего. Прочитали псалом и отпустили.

Лешка вылез из-за стола, нервно заходил по кухне.

— Обыскивали?

Быхину не хотелось признаваться. И потом от него не ускользнуло, что Лешку не на шутку встревожило его сообщение. К чему подливать масла в огонь?

— Нет. Предъявил паспорт — и тем дело кончилось.

— Ну, это-то пустяки!

Лешка успокоился. Но осторожность никогда не мешает. Он спустился в подполье, достал из-под кровати Гуго ракетницы и патроны. Сам увязал все в отцовский мешок.

— Ты, батя, не задерживайся. Закусывай и — дуй:

— Гонишь?

— Не гоню, а дело не терпит. Не на именины приехал. И в городе ждут тебя.

Старик начал собираться.

— Денег нужно? — спросил Алексей.

— Да ведь…

— Ладно. — Лешка отсчитал отцу пятьсот рублей.

Он проводил его до ворот, запер за ним калитку. Дверь в сени также запер на крючок и засов.

Гуго нацелился на второй стакан и уже держал его в руках. Лешка отобрал у него самогонку, поставил на стол.

— Хватит. Старик привез шифровку от шефа. Сегодня передача.

— А расписание…

— Без всяких расписаний. Вызовешь сам. — Чуть понизил голос: — Оливарес просит самолеты…

— О!.. Откуда будем работать? Снова в лес?

— Куда пойдешь в такую погоду? Сейчас и в лесу, как в речке, места сухого не найдешь. Передавай отсюда. Шифровка небольшая.

— Не засекли бы…

— Пока они засекают, наш и след простынет. Через пару дней будем сматывать удочки.

— Мое дело маленькое. Пойду готовить рацию.

В половине первого ночи Лешка и сам спустился к Гуго. Тот уже слал в эфир позывные сигналы. — Как оно?

— Пока не ответил. Не ждут сегодня.

— Стучи, стучи!

В это время сверху донесся встревоженный голос Афанасия:

— Лексей Данилыч, там стучит кто-то. Сам выйдешь или мне…

— Не открывай — крикнул Лешка. — Я сам!…

Он выскочил из подполья, плотно прикрыл за собой крышку. Натянул на нее половик.

— Какого черта принесло в такую пору? — с тревогой в голосе проговорил он и, вынув пистолет, шагнул в сени.

Гуго беспрерывно работал ключом. Но сейчас он не столько прислушивался к происходившему в эфире, сколько к могильной тишине наверху. Он тоже достал пистолет и положил рядом с собой.

* * *

Ворота, как и ожидал Корж, оказались запертыми.

— Постучать? — спросил один из группы.

— Ни в коем случае! Лейтенант Иванов!.. — Корж сцепил пальцы, выгнул ладони лодочкой, пригнулся. — Вставайте на руки. Я подсажу вас на забор. Только тихо…

Через минуту калитка отворилась, оперативники вошли во двор. Одного из них с автоматом Корж оставил у окон с улицы.

Еще один автоматчик встал у кухонных окон. Они были слабо освещены, затянуты занавесками. Третий автоматчик отошел к конюшне, чтобы иметь в поле зрения весь двор и огород.

Корж поднялся на крыльцо. Легонько тронул дверь — заперта.

— Вот тут втихомолку не выйдет. Внимание, товарищи! — Он рукояткой пистолета тихонько постучал в дверь.

В левой руке наготове держал электрический фонарь.

Прошла минута, вторая… Или, может, показалось, что так долго никто не откликается. Но вот за дверью раздались шаги.

— Кто там?

Корж по голосу узнал Воронкова. Приглушенно ответил:

— Это я, Антон… Открой, Лешка…

За дверью помолчали…

— Какой Антон?..

— Да ты что, ошалел совсем!.. Видно, опять Афанасий самогонки приносил…

Лешка проворчал что-то, звякнул крючком. Он распахнул дверь, и в ту же минуту яркий сноп света ударил в глаза.

— Руки вверх! — Кто-то ринулся на него.

Лешка наотмашь ударил по фонарю. Выстрелил в темноту, рванулся обратно…

Вслед ему прогремели два выстрела.

Лешка успел запереть дверь. Заметался по кухне, ища выхода… Выход оставался только один. Воронков вскочил на лавку, ударом ноги вышиб раму. Пригнулся, нырнул в окно. И сразу голова словно раскололась от нестерпимого звона в ушах…

Общими усилиями крючок вырвали из косяка.

В кухне Коржу прежде всего бросился в глаза Афанасий Егоров. Белый как мел, с дико вытаращенными глазами, он держался за печку, а ноги сами собой выплясывали какой-то дикий танец. Рядом на лавке сидела жена, схватившись руками за грудь. Корж метнулся к разбитому окну.

— Лейтенант Коровин!

— Здесь, товарищ капитан! — Темная фигура поднялась от земли, подошла ближе.

— Ушел?..

— Нет!

Под полом раздался глухой хлопок. Корж повернулся к Афанасию.

— Спуститесь под пол! Скажите радисту, чтоб сдался. Ну, живо!

Трясущийся Афанасий начал торопливо спускаться по лестнице, сорвался и загремел на кадки с капустой. Через минуту он выскочил обратно всклокоченный, с перекошенным ртом.

— Там… этот, который… застрелился… Прямо в рот пустил…

— Товарищ Перлова, со мной! — Корж спустился в подполье, посветил фонарем.

Гуго Мяги лежал на кровати. Голова его была запрокинута, подбородок опален пороховыми газами.

— Проверьте рацию!

— Нечего проверять, товарищ капитан. Разбита.

Смотрите, всю панель выворотил.

— Развертывайте свою.

— Он и текст радиограммы изорвал в клочки.

— У меня есть второй. Держите! Начинайте с позывных. Получите ответ — передавайте. Вам не помешает этот… сосед? Мне нужно наверх.

— Ничего. Идите.

Воронкова принесли со двора, усадили на лавку, привели в чувство. Он с усилием поднял голову, обвел незнакомых людей тяжелым, мутным взглядом. Потянулся было к слипшимся от крови волосам, но руки крепко держали наручники.

— Дайте пить, — попросил он.

Корж поднес ему ковшик. Воронков пристально взглянул на него и отвалился к стене.

— Что, узнал? — усмехнулся Корж.

Воронков молчал.

— Короткая же у тебя память! А я тебя запомнил с первой встречи, с двадцать шестого года, когда помешал твоему отдыху в Батуми. Помнишь, как ты купался ночью в море и «потерял» револьвер…

Воронков не мигая смотрел в лицо Коржа. И в этом взгляде было все: ненависть, страх и угасшие надежды. Он застонал и повалился на лавку…

— Узнал! — заключил Корж.

Приступили к тщательному обыску.

Корж начал допрашивать Афанасия. Тот заикался, путался, плакал и беспрестанно сморкался в подол рубахи. В конце концов Алексей Петрович отступился от него. Пусть немного отойдет, а то все равно никакого толку не добьешься.

Перлова чем-то постучала в пол снизу. Корж спустился к ней.

— Что вы?

— Передала. Жду ответа.

— Молодчина! — радостно воскликнул Корж, в волнении потирая руки.

Разведотдел майора Инге слал ответ. Перлова стала записывать. Корж притих, неотрывно следя за быстро бегающим карандашом.

Ответ был коротким. Корж передал его шифровальщику. Тот перевел шифр:

Сообщение получено. Самолеты ждите завтра в 1:00. Организуйте встречу.

Инге.

Алексей Петрович крепко стиснул кулак, энергично тряхнул им.

— Встретим!

Корж смеется последним

Лозинский пришел домой обедать. В сумке из-под инструментов принес присланные Воронковым ракетницы и патроны.

— Ну, пан Кобылко, сегодня вам предстоит провести боевую ночь!

— То есть?..

— Вы стреляли когда-нибудь из ракетницы?

— Не приходилось.

— А представляете себе, что это за штука?

— Тот же пистолет, только ствол шире.

— Ладно, я вам покажу ее и научу обращаться… Сегодня из райха прилетят наши орлы. Нужно будет указать им, куда бросать яички.

— Проще говоря, ракетами навести на цель?..

— О, вы, оказывается, не совсем отупели!

— Хм!.. — Кобылко зажег керосинку, поставил на нее чайник.

— А вы не обижайтесь, — примирительно сказал Лозинский. — Еще несколько дней, и я помогу вам вернуться в светское общество. За сегодняшнюю операцию обещаю взять вас с собой в Германию. Вы понимаете: в Германию!.. Берлин!.. Будущая столица мира!.. Обеспеченное, беспечальное житье. Будете каждый день пить шнапс и жрать сосиски. Плохо?..

— Ничего не говорю. Но как вы думаете попасть туда?

— Так же, как сюда, — по воздуху. В назначенное время и место за мной придет самолет. Несколько часов полета, и мы с вами будем гулять по Унтер ден Линден… Я сниму эту проклятую деревяшку и надену механический протез. С ним даже хромоты не заметно.

— Да-а, — задумчиво протянул Кобылко. — Шнапс и сосиски…

— Не нравится шнапс — будет шампанское. И не какое-нибудь, а настоящее, французское, Клико. Франция теперь наша, и мы выжмем ее, как лимон…

Кобылко вернул витавшего в облаках сапожника на грешную землю.

— Ладно, пан Лозинский, оставьте пока шампанское и давайте пить чай. А вместо сосисок вот вам ливерная колбаса. Наедайтесь перед полетом.

— Но-но! Я гляжу, вы начинаете шутить, и у вас это получается, как у стопроцентного дворника.

— Привычка — вторая натура.

— Нужно и натуру переламывать.

— Зачем?

— Вы, что же, таким чурбаном думаете и в Германии жить?

Кобылко снова хмыкнул.

— Сказать вам по совести, пан Лозинский?

— Ну…

— Я предпочел бы дожить свой век здесь.

— Вот как?

— Да. Заплатите мне за труды, и я пожелаю вам счастливого пути.

— И сколько же вы хотите?

— Все, что у вас останется в советских знаках…

— Ого! У вас губа не дура!

— А у вас, значит, порядочно грошей?

— И если так?..

— Не потащите же вы их с собой? Разве не нашлепают вам новых, если понадобится?

— Что вы хотите сказать?..

— Э, полно, пан Лозинский! Я не круглый дурак.

— Однако!..

— Мы ж свои люди… С деньгами я и здесь найду себе место в обществе. Чего ради будете вы возиться со мной? Я оказал вам большую услугу, сохранил жизнь. Думаю, что это стоит денег… Я пойду сегодня, куда укажете, выполню любой ваш приказ. По рукам?.. — Кобылко протянул через стол грязную ладонь с длинными, желтыми от махорки пальцами.

Лозинский не раздумывал. Сейчас можно обещать что угодно, только бы этот бывший ротмистр не продал его. А потом пустить ему в чай или водку маленькую пилюлю, и он уснет сном праведника.

Кобылко словно прочитал его мысли.

— Только играть честно, герр Лозинский. Не вздумайте меня угостить фруктовой водой.

— Слово чести! Как вы могли такое подумать?

— С волками жить — по-волчьи выть.

— В данном случае эта пословица не к месту… А скажите, пан Кобылко, как вы объясните свое неожиданное богатство, если спросит кто-нибудь?

— Скажу, в рулетку выиграл, — осклабился Кобылко.

Лозинский обиженно плюнул.

— А еще только что хвастались: я не дурак!

— Сказать вам еще одну поговорку?

— Ну?

— Не заботься свинья о свинье, а заботься сама о себе.

Лозинский криво усмехнулся и встал из-за стола.

— Ладно, о дальнейшем не моя забота, вы правы. Я сдержу свое слово, а там вы как хотите… Сегодня я вернусь в семь.

Кобылко прилег отдохнуть после обеда и уснул. Его разбудил громкий стук в дверь.

— Войдите! — крикнул он, не поднимая головы. — Не заперто.

На пороге выросла фигура капитана государственной безопасности. За ним стояли еще двое в штатском. Дворника словно ветром сдуло с койки. Капитан подошел к нему вплотную, протянул руку.

— Оружие!

— У… У… У меня… нет…

— Обыскать! — криказал капитан.

У дворника вывернули пустые карманы.

— Где Лозинский? — спросил майор.

— Я… Я не знаю, кого вы спрашиваете…

— Будете кривляться?! Где сапожник?

— Он… обещал прийти в семь…

— Что ж, мы люди не гордые — подождем. Приступайте к обыску, товарищи.

* * *

Лозинский открыл дверь и в ужасе отшатнулся.

За столом, спокойно куря папиросу, сидел капитан государственной безопасности. Перед ним лежала буханка с запеченными в нее деньгами, ракетницы, патроны и прочие вещи сапожника. Он метнулся было назад, но его подтолкнули в спину.

— Входите, входите!

Деревянная нога стала вдруг непомерно тяжелой, словно ее поменяли на чугунную. Лозинский с усилием перекинул ее через порог, остановился. Капитан встал навстречу.

— Господин Оливарес?.. Очень приятно познакомиться. — Он показал рукой на стол. — Здесь не хватает вашего пистолета. Прошу…

— У меня нет оружия.

— Шутить изволите? — Корж нагнулся к Оливаресу, быстро поддернул штанину на левой ноге и достал из тайника в протезе парабеллум. — Вот какая память! Положили и забыли — куда…

* * *

За Волгой, в десяти километрах от города, лежало огромное гнилое болото, окруженное мелкими зарослями ольхи, осины, худосочных березок.

Неожиданно в редколесье появились солдаты. Они начали спешно устанавливать зенитные орудия, отрывать в податливой сочащейся почве временные укрытия. Пришли шесть машин с прожекторными установками и расположились вокруг болота.

Солдаты трудились день и ночь, и к положенному сроку все было готово. Капитан-артиллерист, руководивший работами, придирчиво проверил свое хозяйство и остался доволен.

Давно погасли сумерки. Тихая, звездная шла ночь. Расчеты сидели около орудий, негромко переговариваясь, куря в ладошку.

Капитан проверил время и вышел на дорогу.

Вскоре впереди показались приглушенные маскировочными щитками огни машины. Она остановилась, и из нее вышли Корж и Грачев.

— Здравствуйте, бог войны, — поздоровался Алексей Петрович. — Все готово?

— Ждем. Кому-то сегодня по всем правилам панихиду отслужим. Ну, идемте на КП.

Командный пункт находился рядом с одним из орудий. Там не было ни блиндажа, ни какого-либо другого укрытия. Около пенька сидел связист с двумя полевыми телефонами. Один был соединен со штабом ВНОС[2], другой связывал командира с его пушками. Радист доложил капитану:

— Идут тремя эшелонами. Прошли ближние к нам города. Через восемь минут будут заходить на цель.

— Что ж, — милости просим!

По второму телефону капитан передал приказ приготовиться.

Корж вынул из кармана ракетницу, взятую у Оливареса, зарядил его же патроном.

В стороне послышался гул идущих самолетов.

— Ого! — воскликнул артиллерист, прислушавшись. — «Юнкерсы», пикирующие. Хотят бить наверняка. Добро-о!.. Давайте ракету!

Темное небо прочертил коротенький неяркий след. В высшей своей точке он вспыхнул, рассыпав искры, и медленно опустился к земле…

Немецкие летчики выкинули световые ракеты. Они почти недвижно повисли в воздухе, заливая местность ослепительным мертвенным светом.

Земля дрогнула от первого тяжелого взрыва. За ним последовал второй, третий…

Корж прокричал на ухо Грачеву:

— Жалко болотных жителей. Фашистские ассы весь лягушатник наизнанку вывернут.

Вспыхнули прожекторы, разрезав темное небо на куски. Разом ударили пушки. Все потонуло в грохоте, гуле и вое…

— Тяжелыми лупят! Пятьсоткилограммовыми! — смеясь, кричал артиллерист. — Жарят, ай-яй!.. Новый метод осушения болот!..

— Есть один! — закричал Грачев. — Смотрите!..

Из вышины, ярко разгораясь, падал к земле фашистский бомбардировщик.

— Второй! — Артиллерист схватил Коржа за руку.. — Вот попали в переплет «рихтгофены»! Н-ну!..

Огонь бушевал в высоком ночном небе. Кинжальные лучи прожекторов, нащупав цель, держали ее в световом пятне. Артиллеристы быстро переносили огонь, — другой вражеский самолет, вспыхнув гигантским факелом, разваливался на куски…

— Второй эшелон заходит на цель! — надрывно кричал от телефона связист.

Командир батареи по второму проводу передавал приказ:

— Усилить огонь!

— «Хорошо, хорошо!»— мысленно повторял Корж. Он смотрел на разгоравшуюся в вышине битву и тихонько смеялся.

Примечания

1

МУР — Московский уголовный розыск (прим. автора).

2

ВНОС — воздушное наблюдение, оповещение и связь. (Прим. автора.)


home | my bookshelf | | Корж идет по следу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу