Book: Чехов - прав?



Чехов - прав?

Анастасия Енодина

"Чехов - прав?"

Миша давно был влюблён в неё, а она даже не знала о его существовании.

Что, довольно стандартная ситуация на первый взгляд? Увидел на улице, или увидел в интернете, или не увидел, а просто пообщался в каком-нибудь чате? Нет, Мише пока не доводилось её видеть, и общаться с ней тем более.

Девушка из сна? Персонаж книги?

Снова нет.

Вполне себе реальная девушка, ученица десятого класса Света Ерохина.

Как же вышло так, что он в неё влюблён, но ни разу не пересекался, а она и вовсе знать о нём не знает?

А вышло это так.

Мама Миши работала учительницей русского и литературы и всё мечтала, чтобы сын пошёл по её стопам. Она прекрасно знала, как не хватает мужчин дружному змееватому женскому коллективу педагогов в любой школе и, видимо, заботилась о тех, кто будет преподавать следующим поколениям. Наверно, даже сетовала в душе, что во времена её молодости никто так не позаботился о них и не отправил учиться на педагога своих сыновей.

Впрочем, Ольге Михайловне было грех жаловаться, поскольку муж у неё являл собой замечательнейшего мужчину. Только он работал на заводе в ОТК, а сына женщина всё равно мечтала пристроить в школу. Можно репетиторством подрабатывать, если что.

Миша всем своим видом на преподавателя или учителя похож не был: его плечи покрывали татуировках, а сам он обладал брутальной, но располагающей к себе внешностью, и вообще зачастую не знающим его людям было сложно поверить, что на самом деле он романтичный и добрый, и даже не пытается скрывать этого.

И всё же Миша не собирался идти на гуманитария, но и расстраивать мать раньше времени не стал, и потому изучил её предметы в совершенстве, а после школы отправился учиться на программиста.

И вот однажды осенью он впервые узнал о Свете Ерохиной.

В тот вечер у Ольги Михайловны болела голова, и она так тяжело вздыхала, проверяя сочинения 10 "Б", что сидящий и играющий за компьютером Мишаня не выдержал и предложил:

- Давай я допроверяю.

- Да ну, брось, - отмахнулась женщина, зевая.

- Да я ж нормально проверю, - настаивал парень. - Ты ж знаешь.

Она посмотрела на него с сомнением, но Миша был прав. Он действительно нормально проверит, так что стоило позволить ему помочь.

- Вот, - она уступила место за столом сыну и пояснила: - Тема сочинения была "Что важнее: свобода или путь к свободе?"

- Отличная тема, - буркнул парень. - Хорошо, мы такого не писали... - он сел на гимнастический мяч, который Ольга Михайловна всегда использовала вместо стула, поскольку это полезно.

Миша посмотрел на стопку двойных исписанных листочков и вздохнул, признавая, что поспешил с таким щедрым предложением помощи.

- А я в это время блинчиков к ужину напеку, пока отец не вернулся! - хоть немного порадовала его мама и суетливо скрылась в коридоре.

Миша почесал нос и принялся вчитываться в неровный почерк на первом листке.

Бедный парень и не предполагал, что бывают настолько глупые люди! Каждый человек привык находиться в своём слое общества, и потому порой бывает удивительно узнать, что рядом живут совсем другие люди. Вот и Миша не мог поверить, что могут быть столь недалёкие ученики, которые не в состоянии нормально написать что-то связное на заданную тему.

Кроме того, с ошибками. Парень и сам не заметил, как за годы, что он старался не разочаровать мать, приучился писать грамотно и считать, что ошибки - это не только неуважение к другим, но и к самому себе.

После третьего сочинения, на каждом из которых он готов был приписать много "ласковых" слов авторам, но лишь ставил низкие оценки, Миша поднялся и отправился на кухню за чаем.

- Ну как? - рассмеялась Ольга Михайловна, завидев кислую мину сына. - Увлекательное чтиво?

- Бредятина, - ответил Миша хмуро. - Просто параноидальный бред! Тема-то халявная! Там что, все такие тупые? Ты в школу для альтернативно одарённых, что ли, перевелась?

Женщина вновь звонко рассмеялась, заваривая Мише чай с имбирём. Парень со скучающим видом наблюдал, как женщина отрезает от кривого корня ароматный сочный кусочек и бросает в дымящийся напиток.

- Брось, там попадаются и нормальные работы, ты просто, наверно, не дошёл до них.

- Наверно, - ответил парень, взял кружку с ароматным напитком и побрёл обратно в комнату.

И почему сегодня дождь? Так бы гонял себе мяч с парнями на стадионе у общаги, а вместо этого самолично впрягся в нудную работу, от которой разочаровываешься в людях! Или прокатился бы с ветерком на байке... Или пофотографировал природу, пока золотая осень.

Он сел, глотнул чая и приступил к следующему сочинению, которое оказалось написано таким же ужасным почерком, как и многие предыдущие, так что ничего хорошего от него парень не ожидал.

Но он ошибся.

Эти неровные строки с некрасивыми буквами захватили его с первого предложения, и он не мог оторваться, пока не дочитал до самого конца, а потом ещё долго сидел и обдумывал то, что прочитал.

По всему выходило, что Света и сама не знала ответа на поставленный в теме сочинения вопрос, но как она рассуждала! Как здорово и увлекательно было следить за её мыслями, словно она говорила лично с ним через это неказистое на вид сочинение.

Он был ошеломлён. Не только тем, что по сравнению с прочими сочинениями Ерохина написала шедевр, но и тому, как за столь кривыми невзрачными буквами мог прятаться такой глубокий смысл.

Несмотря на противоречивость, каждая мысль девушки была логичной и доступно изложенной.

"Путь к свободе у каждого свой, и невозможно поистине оценить, насколько важна и значима она, если путь этот был лёгким или его вовсе не было. То, что достаётся без усилий, не ценится человеком, не ощущается, как что-то значимое и важное. "

" Важен итог. В любом деле важен именно итог, потому что путь - это начало. Говорят, что дорогу осилит идущий, но не каждый доходит до конца. Цели меняются, приоритеты пересматриваются, и потому важен только итог, и путь к свободе - ничто по сравнению с самой свободой."

Миша сидел, поигрывая шариковой ручкой в руке и не зная, что делать. Он не мог ни снизить оценку, ни промолчать, поскольку сочинение этой неведомой ему девчонки нашло живой отклик в его душе.

Он нерешительно коснулся листка с сочинением и склонился над ним, чтобы поставить оценку.

Безупречная работа. Нелогичная, но всё же безупречная.

Прежде он ставил лишь палочки на полях, правил ошибки и рисовал в итоге две цифры через дробную черту. Но сейчас этого казалось недостаточно.

Он хотел бы написать, как ему понравилось, но вовремя напомнил себе, что это, как бы, пишет не он, а его мама. Надо изъясниться сдержанно.

И он написал:

"Прочитай ещё раз. Ты противоречишь сама себе. Но так и бывает в жизни. 5/5"

***

Вечером он позвонил подруге, с которой учился и спросил у неё, поскольку ему очень хотелось понять, Света действительно столь удивительно рассудительна и мудра, или просто её сверстники-одноклассники отчего-то глупы. Ведь бывает, что жизнь помогает человеку взрослеть раньше времени, и потом этот человек осознаёт больше, чем те, кто рядом, хоть они и одного возраста.

Ксюша, чей номер набрал Миша, была отличным другом: прикольным, временами вредным, но верным и честным. С ней было интересно, можно было говорить обо всём на свете и обсуждать всё, что приходит в голову. Но как-то философских тем Миша с ней особенно не касался. Не потому, что избегал, а просто не было случая.

И вот случай появился.

- Ксюш, привет! - бодро поприветствовал он, на что получил в ответ невнятое сонное:

- А, это ты... Сова, тоже мне! Сплю я уже...

Она немного поворчала, а Миша подождал, потому что знал - сейчас она окончательно проснётся и ответит на любые вопросы.

- Чего хотел-то? - уже вполне спокойно и даже заинтригованно спросила она.

- Вот скажи мне, что важнее, свобода или путь к свободе? - задал он вопрос, на который Света Ерохина дала столь развёрнутый ответ в сочинении.

Ксюша задумалась, и несколько минут в трубке была тишина.

- Ты уснула, что ли? - усомнился Миша.

- Нет. Думаю. Ты ж сложный вопрос задал, - ответила девушка.

Он подождал ещё немного, и услышал ответ:

- Свобода.

Миша подождал ещё, ожидая, что Ксюша дополнит свой ответ какими-то аргументами, но она молчала.

- И всё? - удивился он.

- Нет, - ответила Ксюша. - Ещё дружба, любовь. Это всё тоже важнее.

- Про это я не спрашивал... - попытался объяснить парень, но девушка ответила:

- Тогда всё: свобода.

- Ладно, - вздохнул Миша. - А почему ты так считаешь?

- Да какая разница? - поразилась девушка. - Ты спросил - я ответила. Путь - это путь, а свобода - это свобода. Она - важнее. Разве не ясно?

- Ясно, - усмехнулся парень. - Вот не поговоришь с тобой на вечные темы!

- Это да, - рассмеялась Ксюша. - За то на любые другие можно! Цени это!

- Я ценю, - хмыкнул Миша. - Ладно, спокойной ночи!

- Спокойной! - отозвалась девушка, отключая телефон.

***

С тех пор он думал о ней. О Свете Ерохиной.

Не постоянно, но порой мысли неизменно возвращались к этой вдумчивой девушке. Он в тот вечер прочёл ещё несколько сочинений, и все они показались ему убогими на фоне Ерохиной.

Мысли о ней приходили к нему не каждый день, а порой и даже не раз в неделю, но, когда месяц спустя мама принесла домой стопку сочинений на листочках, парень сразу заинтересовался.

- Опять сочинения? - спросил он.

- Ага, - ответила Ольга Михайловна. - Уж которые в тетрадях, я там проверяю, чтоб не таскать домой, а листочки ладно, не такие и тяжёлые...

Мишаня лукаво посмотрел на маму и сказал:

- Давно блинчиков ты не пекла. Давай, я проверю, что твои хорьки понаписали, а ты напеки, ладно? - он заметил, что в этот раз мама не устала и готова проверять сама, и потому добавил веский аргумент: - Папа обрадуется!

Он и правда любил блинчики, особенно с ванильным сахаром.

Ольга Михайловна немного поколебалась, но согласилась.

Миша достал стопку и принялся читать по порядку, а, когда нашёл сочинение Светы, отложил его в сторону, чтобы прочесть самым последним. Стоило заканчивать проверку на позитивной ноте, тем более, он знал, что девушка обязательно напишет что-то, о чём ему будет интересно подумать.

Тема вновь была странной и перекликалась с прошлой. Звучала она так: "Что важнее: вера или предмет веры?"

Первой строчкой Светиного сочинения была цитата М. Горького: "Во что веришь, то и есть".

Уже над этой фразой парень задумался, глядя, как выведена она неаккуратным почерком.

Разве так бывает? Вспомнилась тоже цитата из школьных лет, на этот раз А.П. Чехова: " В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли..."

"И почерк..." - мысленно добавил Миша.

Почерк должен отражать характер, это же всем известно! Но Света была явно исключением. Неряшливые буквы складывались в ладные, поразительно глубокие философские мысли, и Миша, как и в прошлый раз, прочёл сочинение на одном дыхании.

На этот раз противоречий не было.

"Вера - важнее, - сходу заявляла Света. - Во что бы ни верил человек, это чувство помогает ему ориентироваться в жизни, знать, что всё впереди будет хорошо. Это, как маяк, что светит издали, но сам остаётся в собственной тени. Так и вера должна оставаться абстрактной, не становиться прикладной и не привязываться к каким-либо предметам или религиям. Она должна рождаться в душе, согревать и успокаивать сердце в трудные минуты и непременно быть светлым напоминанием, что мы все сами творцы своей судьбы, и во что бы мы ни верили, это обязательно случится, если вера сильна".

Сочинение было длинным, и Света подробно поясняла вою точку зрения, а Миша читал, вникал и полностью разделял её точку зрения.

Он ничуть не жалел о своём предложении прочесть сочинения. Света не разочаровала, порадовала его практически философским задушевным разговором... Да и на ужин ванильные блинчики были очень кстати!

***

- Прикинь, я влюбился! - сообщил он Ксюше, когда они сидели в кофейне и наблюдали за проезжающими за окном машинами.

На это признание Ксюша хмыкнула.

- И что? Это круто? Намекаешь, что и мне пора?

- Да, это круто... и не круто, - ответил Миша. - А тебе давно пора. Не надо было бросать Семёна.

- Антона, - раздражённо постучав пальцами по столешнице, поправила Ксюша. - Моего бывшего зовут Антон - неужели так сложно запомнить?

- Извини, - примирительно поднял ладони вверх Миша. - Просто имя Семён ему больше подходит. Серьёзно. Ты не замечала, что имена обычно подходят своим обладателям?

- Замечала, - кивнула Ксюша, вдыхая аромат кофе и свежей выпечки. - Но тебе вот твоё не подходит. Мишей должны звать милого парня, похожего на плюшевого мишку, а не брутального типа с татуировками, вроде тебя.

- Спасибо, - рассмеялся парень. - Тебе вот твоё очень подходит, кстати!

- Ладно, не соскакивай с темы, - подмигнула Ксюша. - Ну и кого ты там нашёл? Очередная красотка пришла на фотосессию?

Он был отличным фотографом, хоть это и не было его профессией.

- Я фотографирую только знакомых, - напомнил парень. - Так что не угадала. И не угадаешь.

Ксюша откинулась на спинку стула и пристально посмотрела на друга.

- Это ты сейчас меня на "слабо" берёшь?

- Нет, - улыбнулся Миша. - Просто говорю, что не угадаешь. Так что даже не стану мучить: я узнал о неё из сочинений... - он выдержал паузу, насладившись недоумением Ксюши. - Короче, мать принесла из школы сочинения, а я взялся проверить. Ну, она уставшая была... и блины пообещала испечь... В общем, я читал-читал, и там такая ересь, Ксюх, ты не представляешь!..

- Про свободу, что ли? - сразу догадалась она.

- Да, и про неё тоже, - подтвердил парень.

- Я б тоже ересь написала, - пожала плечами девушка. - А что ещё на такой вопрос можно написать?

- Вот, - поднял вверх указательный палец парень. - А она написала не ересь, прикинь? Нормально подумала и красиво написала! Умно написала, понимаешь?

- Ага, - жуя булочку, кивнула вновь Ксюша. - И каллиграфическим почерком небось, да?

- Нет, - мотнул головой Миша. - Почерк у неё похуже твоего...

- У меня отличный почерк, - заметила девушка. - Так что любой похуже моего.

Она улыбнулась наигранно, показывая, что шутит и признаёт свой почерк далёким от идеала.

- Но почерк - не важно, - продолжал Миша. - Пойми, не всегда всё идеально. Бывает, что светлые прекрасные мысли прячутся в голове...

- Криворукого человека, - закончила за него подруга. - Да-да, такое бывает. Всякое бывает, особенно с тобой. Так и что эта девушка? - потребовала продолжения истории Ксюша.

Она всегда спокойно относилась, если Миша с кем-то встречался. С иронией и совершенно без ревности. Он был её другом, а дружба - это не то, ради чего стоит жертвовать всем. Наверно, это её основное отличие от любви: дружба зависит от обстоятельств, а любовь превозмогает их. Так, если друг переезжает в другой город, за ним не поедешь, а если любимый - то и вопросов нет, надо паковать чемоданы.

К счастью, все отношения Ксюши не влияли на её дружбу с Мишей. Они, бывало, отдалялись друг от друга, но потом вновь сходились. Так что и новая пассия Михаила могла принести некоторые неприятности, но не более того.

- Я с ней не знаком, - огорошил Миша, и собеседница удивлённо приподняла брови.

- А почему? - поинтересовалась она.

- Не знаю, - пожал плечами парень. - Я просто читаю её сочинения, восхищаюсь её мыслями, и... вот недавно только подумал, что надо бы познакомиться. Но как?

- Соцсети, - предложила сходу Ксюша.

- Не хочу, - отрезал Миша. - Хочу увидеть, посмотреть...

- Ну да... - согласилась девушка. - Может, она страшная... - и призадумалась. - Твоя мама у них классная?

- Нет, она мелкоту ведёт сейчас.

Ксюша помолчала немного, и парень не мешал ей думать. Она была мастером выкручиваться из разных ситуаций, и Миша знал, что подруга придумает столько невероятных планов, сколько потребуется.

- Ладно, но твоя мама работает в той школе, а, значит, у меня есть план. Отличный просто! - и она загадочно улыбнулась.

Миша хмыкнул.

С этого момента он был уверен, что всё получится.

***

- Мам, - обратился Миша к Ольге Михайловне, когда та сидела за столом и читала книгу. - У вас экскурсий никуда не намечается?

Женщина оторвалась от чтения, отложила книгу и призадумалась, а потом достала из ящика стола ежедневник и стала листать.

Миша насторожился. Ксюшин план был отличным! Простым и гениальным! Напроситься с мамой на экскурсию с классом Ерохиной, там её невзначай нафоткать, а потом связаться с ней, чтобы передать фотографии. Простой, легко исполнимый план! Только на экскурсии не так часто и ездят... Если недавно десятый класс уже где-то побывал, теперь уж только зимой поедут, а до зимы ещё полтора месяца... Это очень долго!

- Так, посмотрим... - продолжала листать шуршащие страницы женщина. - Через три дня поедут седьмые классы в музеи народов севера... - Миша мысленно поторопил маму, но та никуда не спешила: - Через неделю девятые по достопримечательностям нашего города, у них игра-квест... А потом, через день, десятые отправятся по области, замки смотреть и крепости... Дальше...



Но дальше Мишу уже не интересовало.

- О, замки и крепости! - воскликнул он. - Я как раз хотел пофоткать их, потренироваться!

Ольга Михайловна, одобрявшая все увлечения сына от байка до фотографии, улыбнулась ему тепло и сказала:

- Хорошо, я договорюсь. Сопровождение всегда нужно. Они как раз едут во вторник, и мало кто из родителей сможет поехать с ними. Ты-то во вторник сам сможешь?

- Смогу, - уверенно ответил парень. - Уж поверь, у меня все прогулы под контролем! Чем хороши последние курсы, так это возможностью безнаказанно прогуливать!

- Ладно, я договорюсь завтра, - пообещала мама.

Миша был доволен. Во-первых, пофотографировать замки и крепости, да ещё на фоне золотой осени - это то, чего он давно хотел, а, во-вторых, он увидит Свету! Ведь романтичная, тонко чувствующая умная девушка не станет пропускать подобное мероприятие! Если только не заболеет, ведь на улице уже похолодало, и многие люди ходили с насморком.

Но парень, хоть и волновался, но верил, что всё пройдёт удачно!

- Главное, не знакомься! - напутствовала Ксюша накануне экскурсии. - Познакомишься - будет плохо.

- Почему? - не понял Миша, который планировал всё аккуратно разведать, а уж потом и познакомиться, если будет видно, что из одноклассников никто не является её парнем.

- Потому что тогда тебя увидят все её подруги, - пояснила Ксюша. - Может, ты им понравишься? Или не понравишься? И в любом случае, они могут всё испортить. Так что просто пофоткай, а потом свяжись и передай ей обработанные шикарные фотки. Она влюбится, стопудово!

- Брось, - хмыкнул Миша. - Мне не нужна такая, которая из-за шикарных фоток стопудово влюбится. И она - не такая, - он говорил уверенно, поскольку был убеждён в этом.

Ксюша издевательски улыбалась и нарочито размашисто кивала головой, а, когда парень замолк, спросила:

- Ты в этом так уверен, потому что она может на два листа расписать что-то там про свободу?

- Да, поэтому, - честно ответил Миша. - И не только про свободу. Я читал достаточно её сочинений.

- Например?

- "Что самое дорогое у человека?", - привёл пример парень и сложил руки на груди, ожидая скептической реакции Ксюши.

- И что же? - спросила правильный ответ девушка.

- Любовь. - Гордо ответил Миша.

- Ну да, - хмыкнула Ксюша. - Мне следовало догадаться. Ладно, понятно всё с ней... и с тобой. Не знакомься завтра, хорошо?

- Посмотрим... - неопределённо ответил Миша.

***

Он предвкушал встречу со Светой. Может, Ксюша права, и не стоит знакомиться? Сделать, как советовала подруга? Ведь она хорошо придумала с экскурсией! Она вообще молодец, когда надо что-то придумать хитрое...

Но познакомиться хотелось. Он так давно ждал её, представлял себе милой, хрупкой брюнеткой с длинными распущенными волосами, придающими романтичность образу. Представлял, как она сидит и пишет те строки, которые он потом читал, прикасаясь пальцами к тому самому тетрадному листочку, который она держала в руках и который пусть и не хранил тепло её рук, но отлично передавал теплоту её мыслей.

Он очень хотел поскорей увидеть её. Даже если у неё кто-то есть, будет приятно просто посмотреть на ту, кто так ясно мыслит, так точно передаёт свои чувства на бумаге и может размышлять на любые темы.

Миша не торопясь подошёл к высокому новенькому экскурсионному автобусу, что был припаркован напротив школы и возле которого толпились школьники. Парень не спешил, приближаясь к ним, а всматривался в незнакомые лица и фигуры, облачённые в разноцветные куртки и пальто.

Впрочем, один человек оказался знакомым. Мама.

К ней Миша и подошёл, удивлённо спросив:

- Что, ты тоже поедешь?

- Поеду, - ответила она. - Сама не ожидала. Виктор Сергеевич всё на больничном был, а тут вышел. И решили, пусть он свою алгебру проведёт вместо моей литературы, а то отстают по программе. А у меня как раз только первые уроки и были, потому что пятые классы сегодня в дильфинариум... - она посмотрела куда-то за спину Миши и крикнула строго: - Ну-ка прекратили!

Парень лениво обернулся. Там двое пытались сражаться сумками. Миша хмыкнул и вновь посмотрел на маму.

- Пофоткаю тебя заодно, - улыбнулся он, и женщина вернула ему улыбку.

Миша вновь стал разглядывать присутствующих, гадая, кто из них может оказаться Светой Ерохиной. Вообще, к его удивлению, в десятых классах не оказалось не крашенной брюнетки, которую он себе выдумал. Были рыжие, блондинки, черноволосые и какие-то полосатые... Были даже с синими прядями... Но той Ерохиной, которую он искал, не было.

Она могла опаздывать. А могла и вовсе не поехать, мало ли, по каким причинам.

Парень вздохнул, но на самом деле не очень-то и расстроился. Во-первых. пока не всё было потеряно, а во-вторых, крепости и замки он и сам хотел посетить.

Наконец, всех впустили в автобус.

Как водится, самые шумные выбрали себе задние сиденья, а на передних расположились учителя. И Миша.

Он с нетерпением ждал переклички, и радовался, что буква Е практически в начале алфавита.

Скучная на вид женщина в очках встала посреди прохода и начала зачитывать фамилии. Миша встал, делая вид, что снимает куртку и что у куртки этой заело молнию. Он старался не упустить из виду никого, кто поднимал руку и откликался.

- Ерохина! - услышал он, наконец, знакомую фамилию.

- Тут! - раздался звонкий бойкий голос с середины салона.

- Жданов! - беспристрастно продолжала женщина.

- Я за него! - отозвался какой-то парень и рассмеялся вместе со своими друзьями.

- Достал уже, - качнула головой женщина, но тоже улыбнулась.

Только Миша уже не видел этого и не слышал.

Он был в шоке.

Света Ерохина. Миша смотрел на неё и не мог поверить.

И это она?! А как же Чехов? Он что, ошибался? Или мир с тех пор так изменился, что красивые мысли не только оформлены кривыми буквами, но и обитают в выкрашенной ярко рыжей краской головушке?

Света тряхнула волосами и повернулась лицом к Мише. Вернее, не к нему, а к своим одноклассникам, но парень отлично разглядел её и недовольно поджал губы.

Нарощенные ресницы, практически алая помада, татуаж бровей, крашеные рыжие волосы...

Да ну и что? В целом, нормально смотрится! Да, Миша всегда ценил в девушках естественность, настоящую красоту, приправленную лёгким макияжем, призванным подчеркнуть достоинства, а не создать их. И на такую, какой оказалась Света, он бы в жизни не засмотрелся, но сейчас это было не важно.

Чехов точно обманул! В человеке не должно быть всё прекрасно! Прекрасных мыслей вполне достаточно, а внешность - обманчива! Нельзя просто так отказываться от знакомства с девушкой, чьи мысли так понятны и близки, лишь из-за того, что внешне она оказалась совсем не такой, какой он представлял её себе!

Следовало понаблюдать и... познакомиться! Ксюша всегда давала ценные советы, но Миша привык думать своей головой.

Он вернулся к реальности, стянув с себя куртку и сев на место. В сознание тут же ворвался голос скучной женщины в очках.

- Чтоб никаких ног в проходе не было, это ясно?!

Миша улыбнулся, вспоминая школьные годы. Весело было на экскурсиях, всегда! Даже жаль, что сейчас он здесь сторонний наблюдатель, который не сможет влиться в компанию и как следует повеселиться.

Впрочем, у него иная цель!

Миша включил вакуумные наушники, чтобы больше никого не слышать, и уставился в окно.

***

Они побывали в трёх крепостях и одном замке. Красивые, необычайно живописные виды завораживали, прохладный, но солнечный денёк располагал к любованию природой, и потому Миша много фотографировал. Преимущественно природу, архитектуру, различные мелочи и маму.

Свету Ерохину он так и не запечатлел.

Он наблюдал за ней всю экскурсию и успел окончательно разочароваться уже на втором часу, так что не видел смысла фотографировать и знакомиться.

Свете не было интересно ничего из того, что рассказывали и показывали. Мише и самому была половина неинтересна, но какие-то вещи просто не могли не впечатлять!

Старинная крепость: величественная, мрачная, манящая и загадочная. Света должна была смотреть на неё во все глаза и думать обо всём на свете, ведь так много, о чём можно подумать, когда видишь подобные архитектурные сооружения! От их энергетики захватывало дух, но Ерохина перешёптывалась с какой-то девчонкой и тихо хихикала, поглядывая на парней-одноклассников.

Миша стиснул зубы. Так не бывает! Так просто не может быть!

Но стоило всё же сфоткать её, чтобы показать Ксюше, которая обязательно спросит об этом и будет возмущена тем, что ни её гениальный план до конца не воплощён в жизнь, ни любопытство не удовлетворено.

И Миша начал снимать. Ловить в кадр ничего не подозревающую Ерохину и запечатлевать её весёлое жизнерадостное лицо.

За что парень особенно любил фотографировать, так это за сам процесс. Через призму фотоаппарата можно было по-иному взглянуть на привычные вещи, на знакомых людей, на природу. Можно было увидеть больше, ощутить что-то острее и, конечно, сохранить на память.

Вот и сейчас, наблюдая за Светой через объектив, парень внезапно понял, что ничего не логичного нет. Всё очень просто и логично объясняется!

То, что на бумаге - не её мысли. У неё таких не могло быть!

Это осознание пришло так естественно и так резко, что Миша усмехнулся. Ну и дурак же он был! Конечно, если есть явные нестыковки - надо не принимать их, а лишь пораскинуть мозгами и найти причину! Причина же тут была столь очевидна, что оставалось лишь поразиться, как он раньше до этого не додумался.

Планы пришлось менять, а уже оставалось не так много времени до окончания экскурсии. Приходилось действовать решительно и не очень обдумывая, как лучше поступить.

Парень направился к трём девчонкам, в числе которых была и Ерохина. На него сразу обратили внимание, замолкли и стали лишь изучающе разглядывать.

- Привет, Света, можно поговорить? - серьёзно и холодно обратился он к Ерохиной, но такой тон вышел случайно, он и сам не заметил, что слова его прозвучали именно так.

- О чём? - чуть напугано спросила она, хлопая ресницами, и Миша понял, что, по сути, она ещё так наивна и непосредственна, что стало теперь уже точно ясно: писала не она. - Ты ж Михаил, сын Ольги Михайловны?

- Верно, - улыбнулся парень, постаравшись выглядеть добродушным. - У меня к тебе пара вопросов... личных... - и он снова обворожительно улыбнулся, чтобы заинтриговать девушку.

Та переглянулась со своими подружками, которые глупо захихикали, отходя в сторону.

Миша подождал, пока они отойдут на приличное расстояние и обратился к Свете:

- Слушай, я тут читал сочинения вашего класса на досуге... - начал он и подумал, что, наверно, это звучит весьма странно от парня, вроде него, поскольку Света недоверчиво оглядела его с ног до головы.

Он снова вспомнил Чехова. Он, Миша, на романтичного читающего парня никак не тянул и прекрасно понимал это. Его внешность тоже могла кому-то показаться обманчивой, но, как он сам считал, если понаблюдать за ним, то сразу видно, что он просто разносторонняя личность.

Парень подождал, пока Света изучит его внешность и вдоволь наудивляется, а потом продолжил:

- Так вот, я читал... Твои сочинения - зашибись какие классные, - он постарался употребить те слова, которые лучше дойдут до этой девушки. - И я знаю, что их пишешь не ты. Полагаю, ты качаешь их в интернете, так?

Он прекратил улыбаться и посмотрел строго, желая получить честный и внятный ответ.

Света прищурилась, глядя на него снизу вверх.

- Нет! - с вызовом ответила девушка, сверкнув глазами. - Можешь проверить! Ищи - не найдёшь совпадений в инете!

Это порадовало. Значит, всё же есть кто-то конкретный, кто всё это пишет. Кто-то, кого знает Света и о ком так отчаянно желал узнать он!

- Тогда кто? - спросил парень, став ещё строгим и суровым на вид, чтобы скрыть волнение. - Кто за тебя пишет?

От её ответа столько зависело! А она, как назло, не торопилась отвечать.

- Так я и сказала! - фыркнула Света, развернулась и пошла назад к ожидавшим её подругам.

Миша задумался.

Как узнать? Явно этот кто-то не из её класса, но вполне может быть, что ей пишет, например, мама... И получается, он всё это время был влюблён не в школьницу с кривым почерком, а в женщину, которая вдвое старше его.

Он прикрыл глаза и тяжело вздохнул.

Подростки все одинаковые. Это же было и так понятно! По остальным сочинениям было очевидно, что единственная нормальная работа написана не той, кто учится в этом классе! Почему он не подумал об этом раньше? Теперь было горько и обидно. В первую очередь за себя, во вторую - за поколение, в котором нет ни одного лучика света. Света. Она и не подозревала, что своей маленькой ложью сделает кому-то так больно.

- Ну чего ты? - её голос прозвучал неожиданно рядом, и Миша распахнул глаза.

Девушка интенсивно жевала жвачку, но смотрела участливо.

- Не парься ты так! - явно решила приободрить она его, заметив, что изрядно расстроила парня своим резким ответом.

Во-первых, ей не хотелось ссориться с учительницей, а она могла и заметить, кто обидел её сына, а во-вторых, стало действительно неловко, ведь парень спрашивал без наезда и не угрожал вывести её на чистую воду.

- Не парюсь, - уголками губ улыбнулся он.

- Ага, - хмыкнула Света. - Оно и видно! Ну, не я писала, и что с того?

И правда, что с того? Это писала не она, и, будь он чуть умнее, догадался бы об этом сразу, а он... Размечтался! Да даже если б Света Ерохина оказалась такой, какой он хотел её видеть, она, вполне вероятно, и не обратила на него внимания! Да и свято место пусто не бывает: наверняка, она не одинока, в отличии от него.

- Ничего, - уже более светло улыбнулся Миша. - Знаешь, я читал эти сочинения, и мне было очень интересно посмотреть на тебя... Поэтому было жаль, что... - он не смог быстро подобрать подходящих слов, чтобы не обидеть собеседницу.

- Что я не милая мечтательная заучка, как Ника? - помогла ему Света.

- Типа того, - кивнул Мишаня.

Света пристально смотрела на него, и он усмехнулся, почувствовав себя неловко. Света казалась из тех, кто считает, будто знает о парнях всё и видит их насквозь, и Миша не сомневался, что сейчас девушка полагает, что сканирует его мысли и определяет, что с ним дальше делать.

Впрочем, он уже узнал имя - Ника. Скорее всего, это та, кто пишет. Судя по Светиной формулировки, она не женщина, вдвое старше его, и это уже хорошо.

Парень не препятствовал, пока девушка изучала его глаза, и вскоре она вздохнула:

- Понравилось, как Вероничка пишет? - спросила почти сочувственно, и это насторожило Мишу.

Он опасался подвоха. Того, что Света сейчас скажет что-то, из чего будет ясно, что Веронички ему не видать.

- Понравилось, - подтвердил Мишаня, хоть и полагал, что это очевидно. - Вероника - твоя подруга?

- Не, - отмахнулась Света. - Сеструха моя старшая. Запал, да? - и она хитро прищурилась, потом надула и смачно лопнула пузырь из жвачки, мигом разряжая обстановку этим незамысловатым действием.

Миша улыбнулся. Он узнал, что хотел, кроме одного: свободна ли она. Не то, чтобы он набивался в парни к той, кого не знает даже, но знакомиться с занятой девушкой не хотелось.

- Не запал, - соврал он.

- Врёшь, - констатировала Света.

- Вру, - кивнул Миша и, усмехнувшись, решил пояснить: - Понравились её мысли. С ней есть, о чём поговорить...

- Ну ты и зануда! - воскликнула Света, перебив и не дав договорить. - Прям, как она! А на вид цивильный такой... - с неким сожалением в голосе вновь оглядела она его. - Ладно... - решила что-то девушка и полезла в сумочку.

Достав из неё блокнотик с ручкой, Света что-то написала на нём и протянула парню:

- Вот её номер телефона. Скажешь, что от меня.

Миша боролся с желанием задать уточняющие вопросы. Даже сколько старшей сестре лет не имело значения, а вот свободна ли она - это волновало.

- Не боись ты! - по-своему истолковала его замешательство Света. - Она, конечно, всяких отшивала, но твоей бредовой историей про сочинения должна проникнуться!

- Так не пойдёт, - огорошил своим ответом Миша.

Ерохина удивлённо воззрилась на него.

- В смысле? Как, не пойдёт? Ты что, думаешь, я свидание вам подстраивать стану?

- Нет, так тоже не пойдёт, - покачал головой парень. - Знаешь, давай я тебя пофоткаю, а потом занесу флешку. Сестра же с тобой живёт?

- Со мной... - растерянно ответила девушка, а потом с неким восхищением воскликнула: - Да ты наглый!

- Есть такое, - улыбнулся Миша и выразительно посмотрел на фотоаппарат, что висел на перекинутом через шею ремне. - Так что, хочешь халявные красивые фотки? - он мило улыбнулся, надеясь, что Света не откажется.

И Света не отказалась.

***

Поход к Ерохиным отложили на день, хоть Света и предлагала пойти сразу после экскурсии. Миша не согласился.

Во-первых, стоило обработать фотографии Светы, чтобы она осталась довольна, ведь, в принципе, она оказалась мировой девчонкой. Во-вторых, хотелось взять из гаража свой байк. Нет, не для того, чтобы похвастаться, а просто, чтобы романтичная нежная Ника сразу увидела его с разных сторон. Он милый, брутальный и его интересы не зависят от моды и не направлены на поддержания имиджа. Он такой, какой есть.



слишком хорошо он помнил, как больно разочаровываться, ведь совсем недавно он разочаровался в Свете. Не хотелось бы, чтобы Вероника разочаровалась в нём, если подумает, что он тонкая ранимая натура со всеми прилагающимися к этому образу стереотипами.

Впрочем, романтиком он был, это факт.

Следующий день как раз был субботой, так что парень в после обеда подъехал к дому Ерохиных и остановился.

Чего-то не хватало на случай, если Ника согласится пообщаться и прогуляться с ним. Цветов? Нет, слишком просто... и вряд ли она оценит. Нужно что-то вроде цветов, но другое. Мягкая игрушка? Банальность...

Миша огляделся в поисках хоть каких-то магазинов, ища подсказку. И он нашёл её, поскольку как раз накануне в соседнем доме открылся суши-бар, и вход в него украшала броская арка из воздушных шаров. А рядом уютно притулился магазин подарков...

Миша позвонил в дверь, и ему открыла ухоженная приятная женщина.

- Заходи, - пропустила она его в квартиру. - Света предупредила, что к ней зайдут. Я Марина Евгеньевна.

- Миша, - представился парень и улыбнулся.

Знакомиться он никогда не боялся. Обычно все взрослые хорошо на него реагировали, если только он не приходил в футболке, из-за которой были видны татуировки на руках. Сегодня парень благоразумно надел рубашку и тонкий свитер.

Света выглянула из комнаты и приветливо кивнула:

- Здорово! Проходи!

Миша снял обувь и прошёл в комнату.

Хоть он морально и был готов, и даже ждал встречи с Никой, всё равно на миг замер, заметив её, сидящей с электронной книгой на диване.

Девушка облокотилась о спинку, а ноги поджала под себя. Она казалась хрупкой и трогательной, такой, какой он и представлял её. Даже волосы оказались такими, как он ожидал.

Она подняла голову, отрываясь от чтения, и взглянула на гостя:

- Привет, - слегка улыбнувшись, поздоровалась она и продолжила читать, лишь на миг задержав взгляд голубых ясных глаз на молодом человеке.

Миша остался доволен. Он и не рассчитывал заинтересовать её внешностью, так что пока всё шло по плану.

- Садись, - уступила парню компьютерное кресло Света.

Он сел, достал провод и подключил фотоаппарат, который решил использовать вместо флешки, чтобы был достойный предлог взять его с собой.

- Куда скидывать? - спросил он, и Света ткнула наманикюренным пальчиком в одну из папок, вынесенных на рабочий стол.

Пока копировались фотографии, он повернулся к читающей Нике и представился:

- Меня Миша зовут.

Она посмотрела на него и снова слегка улыбнулась:

- Ника, - представилась в ответ.

- Очень приятно, - сказал дежурную фразу парень и тут же добавил: - Правда очень приятно.

Это прозвучало искренно и от души, так что взгляд девушки заметно потеплел и она даже смутилась.

Миша и сам растерялся, не зная, как правильно построить разговор. Он глянул на Свету, но той не было до него дела. Она с предвкушением смотрела на медленно ползущую полосу копирования файлов.

Парень вздохнул, решив, что помощи ждать неоткуда.

- Как съездили? - неожиданно сама продолжила разговор Вероника и даже отложила книгу. что Миша счёл добрым знаком. - Света ничего не может внятно рассказать, - пожаловалась она. - Красиво хоть было?

- Очень, - ответил парень и хотел добавить: "Жаль, что тебя там не было...", но добавил другое: - Сейчас покажем фотки, сама увидишь! Очень красивые места, да и денёк выдался, что надо!

Ника заинтересовалась и подошла к компьютеру.

Копирование завершилось, и парень встал с кресла, освобождая место для Ники, поскольку Света и так удобно расположилась на краю стола.

Девушка села, а он отошёл чуть в сторону.

Света открыла папку и принялась листать фотки, наровя пролистать те, на которых были просто пейзажи и запримеченные Мишей мелочи, которые он не мог не запечатлеть.

- Ну погоди ты! - притормозила её Ника. - Дай посмотреть-то хоть, потом на себя налюбуешься!

Миша улыбнулся и пристально вгляделся в лицо Вероники.

Она рассматривала фотографии замков, деревьев, ручьёв, рек и просто листочков с каплями росы именно так, как должна была смотреть на них вчера Света, когда но ещё считал её той, кто пишет сочинения. Парень любовался ею и действительно жалел, что вчерашняя прогулка была без неё.

- Круто! Спасибо, Миш! Просто нереально круто! - возрадовалсь Света, когда, наконец, на экране появилась она, мечтательная и такая милая, что Миша и сам поразился, как сумел запечатлеть её такой.

- Очень здорово, - похвалила Вероника. - Правда, - она посмотрела на него. - Ты так здорово подмечаешь мелочи в природе и умело обращаешься с техникой. Это талант, наверно.

Она светло улыбнулась ему, и он решил, что самое время что-то предпринять.

- Хочешь, и тебя поснимаю? - предложил он, тут же пугаясь того, что всё испортил.

Вероника посмотрела на него с сомнением, и довольно решительно ответила:

- Спасибо, не надо.

- Брось, он клёво фоткает! - заступилась за Мишу Света. - И не просто левый хмырь, а училки нашей сын, так что норм!

Ника вновь посмотрела на Мишу, прикидывая что-то.

- Сейчас очень живописно, - начал парень. - Золотая осень не так долго продлится. Да и завтра уже дождь обещают... Пойдём до парка, там красивые снимки получатся...

Он замолк, чувствуя, что не убедителен и впервые пожалел о том, что оказался прав, говоря Ксюше, что автор сочинений не поведётся на красивые фотки.

- Ладно, Ника, давай я тебе честно скажу, а ты уж решишь, что делать, хорошо?

Девушка насторожилась и посмотрела на сестру, которая тихо посмеивалась. прикрыв ладонью рот. Ей явно казалась забавной вся эта ситуация, и особенно веселил странный парень с его странным стремлением пообщаться с Никой.

- В общем, я читал твои сочинения... и ты мне понравилась очень. В смысле, мысли твои. И я решил поехать с твоим... в смысле, со Светиным классом, на экскурсию. Там познакомился с твоей сестрой и сразу понял, что писала не она... - он призадумался, прикинув, что понял далеко не сразу, но это не имело значения сейчас. - И вот я оказался здесь, чтобы увидеть тебя... Если ты не занята, я бы с удовольствием прогулялся с тобой... И пофотографировал... ну, на случай, если окажусь не лучшим собеседником, хоть фотки на память останутся.

Вероника смутилась - это было её первой реакцией на его неожиданное признание. Она потупила взгляд, уставившись на потёртый ламинат и задумалась, но Миша видел, что она улыбается, а это означало, что его слова произвели нужное впечатление.

Света не торопила и не комментировала, за что Мишаня был её особенно благодарен.

- Хорошо, - подняла, наконец, взгляд Ника. - Пойдём погуляем по парку, - и тепло улыбнулась.

***

- Погоди, я кое-что возьму, - попросил Миша, направляясь к своему транспортному средству, припаркованному около дома.

- Ого! Даже так! - удивлённо воскликнула Вероника, увидев чистенький байк , к которому были привязаны яркие воздушные шары.

- Да, решил, что шарики неплохо будут смотреться... - ответил парень. - В дом не потащил - подумал, что не стоит... Мало ли, ты бы не обрадовалась мне...

Ника улыбнулась, подходя и проводя рукой по металлическому боку.

- Покатаешь? - спросила она. - Только не сегодня.

- Конечно, - улыбнулся парень, отвязывая шарики. - На сегодня другие планы. Осеннее солнце садится быстро - надо успеть в парк, пока там красотища!

Он протянул Нике связку лент, держащих устремлённые в небо цветные шары. Девушка взяла их и посмотрела вверх заворожено и радостно, потом перевела взгляд на Мишу, и он с удовольствием заметил, что она счастлива.

- Знаешь, это приятная неожиданность, - призналась она.

- Я рад, - ответил он. - Пойдём, я про солнце серьёзно говорил.

Он дотронулся до её локтя, поторапливая, и они пошли вдоль улицы в сторону парка.

- Так что, тебе понравились сочинения? - нерешительно переспросила Вероника.

- Очень, - признался Миша. - Я подумал, что их писала умная девушка... Невероятно умная для десятиклассницы.

- Вообще-то, я и в десятом писала примерно так, - рассмеялась Ника. - И я старше Светы всего на два года, не думаю, что за них я сумела нажить много мудрости!

Миша ласково посмотрел на неё, любуясь, как тем, как она смеётся и как ветерок играет с её волосами.

- Ты такая, какой я тебя представлял, - сообщил он. - Света была совсем не похожа на тебя.

- Это уж точно! - вновь рассмеялась девушка. - Мы с ней совсем разные... И, знаешь, у неё такой ужасный почерк! Как ты вообще сумел прочесть, что она написала?

- Нормально, - улыбнулся Миша. - У неё не самый худший почерк из тех, что я видел, так что норм. Знаешь, вообще-то я не очень прилежный студент, так что часто копирую лекции у кого-нибудь, так что разбираться в почерках любой корявости - это моё хобби. Но я обратил внимание, что красивое сочинение некрасиво написано. Даже Чехова вспомнил...

- Про то, что в человеке всё должно быть прекрасно? - уточнила Ника как бы между прочим, но Мишаня уставился на неё с удивлением, словно она сказала что-то невозможное. - Я не так давно окончила школу, помню кое-что, - ласково улыбнулась девушка опешившему парню.

- Что ж... - не нашёлся, что ответить, Миша. - Теперь я смотрю на тебя и думаю, что Чехов был прав. Потому что ты очень красивая, и мысли у тебя красивые...И имя - тоже тебе подходит, не то, что мне моё, - и он улыбнулся.

- Тебе твоё тоже подходит, - ответила Вероника, поглядев сперва на шарики в воздухе, а потом на собеседника. - Не обязательно быть похожим на плюшевого мишку внешне, чтобы быть милым внутри.

Они дошли до парка и устроились на лавочке у пруда.

- Знаешь, мне не хочется сегодня фоткаться, - призналась Ника. - Такой спокойный вечер... Давай просто посидим, а фотосессию устроим потом. Думаю, дожди не должны зарядить надолго, и золотую осень мы ещё застанем...

Мишаня поглядел на пруд, на поверхности которого были небрежно разбросаны цветные листья, и кивнул. Он не был против просто пообщаться, тем более, что все слова Ники говорили о том, что она намерена продолжить общение с ним.

- Давай отпустим один? - спросила девушка. - Если ты не против... Мне всегда нравилось смотреть, как они улетают вдаль, далеко-далеко... Сейчас почти нет ветра, и можно смотреть на них, пока они не скроются в вышине...

- Давай, - легко согласился Миша.

Он и сам предпочитал отпускать воздушные шары. Ещё в детстве. когда надутые гелием они могли летать лишь один день. Казалось, что если оставить шар у себя, ты лишаешь его полёта. Поутру они всегда лежали на полу, и потому Миша стал отпускать их с вечера, чтобы проводить взглядом и порадоваться непонятно чему.

Именно этому непонятно чему и радовались Миша с Вероникой, глядя, как ярко красный шарик поднимается в небо. Молодые люди в молчании проводили его взглядами.

- Почему ты не отпустила их все? - спросил Миша, когда шар скрылся.

- Потому что в детстве меня ужасно обижало, что люди выпускают букеты шаров. Лучше бы мне подарили. С тех пор я всегда раздаю шары детям. Бывает, подарят шарик из-за рекламы какого-нибудь магазина. и я всегда отдаю его первому же попавшемуся ребёнку. Они очень радуются! Смотри!

И она вскочила со скамейки, поскольку по аллее как раз проходила молодая пара с двумя малышами. Миша с улыбкой наблюдал, как Ника подбежала к ним и присела на корточки, что-то говоря. Он видел, как заулыбались родители и как обрадовались малыши, когда Ника вручила им шарики.

Он даже устыдился, что хотел их просто отпустить в небо. Но это была мимолётная мысль, поскольку он был занят любованием девушкой, которую, наконец-то нашёл.

- Я тут подумал... - начал он, когда Вероника вернулась к нему на скамейку, радостная и улыбчивая. - Чехов, может, и не прав, но в тебе всё прекрасно.

- Ты просто меня мало знаешь! - беззаботно рассмеялась Ника. - К тому же, когда хорошо относишься к человеку, тебе по-любому кажется, что в нём всё прекрасно, даже если это не так. Потому что даже в недостатках начинаешь видеть хорошее. Например, уверена, что Светкин парень считает её почерк идеальным!

- Значит, не важно хорошо или нет я знаю тебя, - ответил парень. - Раз я хорошо отношусь к тебе, для меня всё будет идеально. А я очень-очень хорошо к тебе отношусь... Веришь? - задал он наивный вопрос, поскольку вдруг подумал, что может показаться ей несерьёзным.

- Верю, - улыбнулась Ника и добавила фразу, которую так недавно встречал Миша в её сочинении: - А во что веришь, то и есть.

Он смотрел на неё и уже точно знал, что выждав для приличия какое-то время, обязательно сделает ей предложение. Потому что в отношениях тоже всё должно быть прекрасно: и знакомство, и свадьба, и семья.

26.10.2017

КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Чехов - прав? |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу