Book: Сердца пятерых



Сердца пятерых

Арлин Джеймс

Сердца пятерых

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Слезай сейчас же и не мешай мне! — Джин Мэри отпихнула младшую сестренку от кухонного стола.

Оррен прикрыл трубку ладонью и сосчитал до десяти, стараясь взять себя в руки, когда четырехлетняя Янси захныкала и призвала на помощь своего «дружка» Чэза, которому было восемь лет. Чэз был опорой семьи. Оррен знал, что слишком много взвалил на сынишку; но разве он не делал все возможное, чтобы снять лишнюю нагрузку с этих хрупких плечиков? Правда, не в данный момент. Он кивнул Чэзу. Тот с возмущением прошел мимо шестилетней Джин Мэри и увел Янси от стола, к которому Джин Мэри подвинула стул, чтобы приготовить свое фирменное блюдо — крекеры с маслом.

— Не будь такой врединой, — проворчал он тихо.

Глубоко оскорбленная Джин Мэри швырнула нож, которым мазала крекеры, в раковину, и тот с грохотом упал в кучу посуды. Янси истошно завопила. Собеседница Оррена тут же повесила трубку. Он не осуждал ее. Ни одна женщина, если она в своем уме, не войдет добровольно в это львиное логово. Оррен обхватил голову руками и вздохнул:

— Еще об одной придется забыть.

Почувствовав себя виноватой, Янси засунула пальчик в рот и склонила золотистую головку Чэзу на плечо.

— Жалко, пап, — сказал мальчик и посмотрел на прижавшуюся к нему четырехлетнюю сестренку. — Нечего было тебе лезть на стол, Янси. Яблоки все равно кончились.

— Я куплю еще, когда пойду в магазин, — устало пообещал Оррен и положил трубку. Стараясь не выходить из себя, он обратился к рыжеволосой Джин Мэри: — Ты не должна так грубо разговаривать с малышкой, Рыжик.

— Она никакая не малышка, — беззаботно возразила Джин Мэри и взяла чистый нож из сушки. — Малышка у нас Кэнди Сью.

В этом она была права.

Их трехлетняя сестренка, малышка Солнышко, которую на самом деле звали Кэнди Сью, все еще находилась во власти дневного сна.

— Ты не должна была так сердиться на нее. Она всего-навсего хотела взять яблоко.

— У нас не осталось яблок, — возразила Джин Мэри. — Эта обжора могла упасть и разбить свою глупую башку!

— Следи за тем, что говоришь! — оборвал дочку Оррен.

Отчаяние навалилось на него. Ему дважды звонили, откликнувшись на объявление, и оба раза вешали трубку, едва поняв, со сколькими детьми требовалось сидеть, и услышав тот шум, который свидетельствовал о царящем в доме хаосе. Потерян еще один рабочий день. Что же он будет делать завтра, ведь ему обязательно нужно выйти на работу! Оррен смертельно боялся оставлять детей одних, но как можно было одновременно работать и смотреть за ними?

Вздохнув, он взглянул на Чэза.

— Придется вам возвращаться на продленку, — сказал Оррен и вздрогнул от протестующих криков Джин Мэри и Янси. Оррен строго ткнул пальцем в Джин Мэри. — Отправляйся к себе в комнату, голубушка. Я не потерплю, чтобы ты так разговаривала.

— Я ненавижу эту продленку! — закричала та. — Эта Портериха опять будет говорить о благодеянии.

— Не будет, — примирительно заметил Чэз, — она уже знакома с твоими фокусами и враньем.

Оррен покачал головой, вспомнив, на какие уловки пускалась Джин Мэри, чтобы только им всем четверым избежать продленки. Это была и сыпь от клубничного желе. И белье и носки в сплошных дырах. И невероятные истории о смертельных болезнях и загадочных бедствиях. Он вообще не был уверен, что миссис Портер захочет брать их на целый день. Даже договориться о том, чтобы за детьми присмотрели после занятий, достаточно трудная задача, а что же будет теперь, когда занятий в школе нет? Оррен начал подумывать об уходе с работы. Но в какую сумму это выльется, особенно если учесть, что ему придется отказаться и от внеурочной работы, которая давала некоторый приработок?

— Марш к себе в комнату, — уже строже повторил он Джин Мэри, когда снова зазвонил телефон. Девочка соскочила со стула и понеслась прочь, хлопая по дороге дверьми. Оррен снял трубку на втором звонке. — Алло.

Звонкий голос на другом конце провода произнес:

— Здравствуйте. Меня зовут Матильда Кинкейд.


Мэтти повесила трубку и довольно улыбнулась. Мистер Оррен Эллис явно в отчаянном положении. Он пригласил ее прийти на собеседование, хотя она вовсе не была пожилой женщиной, которая требовалась согласно объявлению. И просил прийти чем скорей, тем лучше. Точнее, прямо сейчас. Они поговорят о детях и других ее обязанностях. Он объяснил, как к ним проехать. По дороге Бойс д'Арк до съезда № 81 и далее, минуя старое кладбище. Справа, прямо у дороги, стоит бежевый с белым дом, около которого висит объявление о продаже. Вход через гараж. Объявление о продаже относится к участку, а не к дому.

Мэтти спрыгнула с кровати, сунула ноги в шлепки и схватила щетку для волос. Проведя несколько раз по длинным темным волосам, она бросила щетку в рюкзак из джинсовой ткани, который в колледже заменял ей сумку. Мэтти собиралась поработать во время каникул, зная, что ничего интересного летом в Дункане не будет. Как бы она была счастлива, если бы ее глаза никогда больше не увидели старых благословенных университетских стен! Но сомнительно, что отец разрешит ей оставить колледж, в котором она проучилась два года.

Мэтти резко распахнула дверь спальни и обнаружила за ней Эванса Кинкейда. Подняв руку, чтобы постучать, он стоял в безукоризненно свежей бежевой униформе с надраенным до блеска значком. И это несмотря на целый день работы, да еще в самую сильную жару, какая бывает в Дункане! Высокий, ладный, с коротко стриженными чернильно-черными волосами, он в свои сорок с небольшим являл собой образец офицера полиции.

— Привет, дружок. Как прошел день? — Он наклонился и поцеловал дочь в щеку.

— Замечательно. Эми за домом. Она разжигает гриль.

— А, отлично. Пойду скажу ей, что я уже дома. А ты присоединяйся.

Он таинственно улыбнулся, и его зеленые глаза заискрились от удовольствия. Мэтти чуть не застонала. Таинственный вид отца мог означать для нее любой сюрприз: от нового домашнего зверька до «партнера по играм». И все исключительно ради того, чтобы порадовать маленькую девочку, какой она уже не является. Бедный папочка! Он никак не мог смириться с тем, что она больше не ребенок. В свои неполные двадцать лет Мэтти выглядела гораздо взрослее многих сверстников. Откровенно говоря, она чувствовала себя на десяток лет старше своих однокурсников. Видимо, это было каким-то образом связано с тем, что она рано лишилась матери и взвалила на себя обязанности хозяйки дома. Это продолжалось до тех пор, пока отец не встретил Эми, свою вторую жену. Мэтти относилась к Эми скорее как к подруге, чем как к мачехе. Она полюбила ее, прежде всего, за то, что Эми сделала отца счастливым.

Эванс многозначительно кивнул в направлении гостиной и вышел через кухонную дверь, чтобы поцеловать жену. Вздохнув, Мэтти отправилась поздороваться с неизвестным гостем. Она во второй раз еле сдержала стон и закатила глаза, когда обнаружила Брика Картера, рассматривающего коллекцию наград ее отца. Брик. Его веснушчатое лицо расплылось в широкой улыбке.

— Привет, Мэт! — Брик имел отвратительное обыкновение сокращать все имена до одного слога, потому что таким коротким было его собственное имя. Его морковного цвета волосы были подстрижены так коротко, что просвечивала розовая кожа, а выступающие передние зубы делали его похожим на кролика. — Ты давно уже тут?

— Нет, со среды, — ответила Мэтти, словно это объясняло, почему она не давала ему знать о себе. На самом деле она сторонилась его как чумы. Даже потихоньку выскальзывала из церкви пораньше, чтобы избежать случайной встречи. — Поздравляю с окончанием.

Брик выпятил тощую грудь. Он перебирал в карманах позвякивающую мелочь.

— Спасибо. Действительно приятно, когда диплом уже в руках!

— Чем собираешься теперь заняться?

Он пожал плечами.

— Не знаю. Немного отдохну. Я слишком молод, чтобы сразу приняться за работу. Мама хочет, чтобы я учился дальше. Наверное, я так и сделаю. Но пока хочу немного развлечься! Слушай, как ты насчет того, чтобы пойти в кино и…

— Извини, — перебила его Мэтти. — Я собиралась уходить. У меня собеседование по поводу работы.

— Собеседование по поводу работы? — раздался у нее за спиной голос отца.

Она обернулась, стараясь скрыть за улыбкой раздражение.

— Совершенно верно, и мне пора идти. Мистер Эллис ждет меня.

— Эллис? — задумчиво спросил Эванс. — Что-то не припоминаю никакого Эллиса.

Мэтти метнула умоляющий взгляд через его плечо на мачеху.

— Должно быть, он законопослушный гражданин, — насмешливо заметила та, подмигнув Мэтти.

— А что это за работа? — заинтересовался Эванс.

— Приходящая няня, — небрежно ответила Мэтти, не собираясь пока говорить о том, что это на целый день.

— А, хорошо. Но, милая, тебе совсем не обязательно работать. Карманные деньги у тебя есть и…

— Папа! — Мэтти оскорбленно прикрыла глаза. — Я не ребенок. Мне не нужны карманные деньги. Я в состоянии зарабатывать сама. Если бы ты не настаивал на том, чтобы я приехала домой, я могла бы поработать секретарем в Стиллуотере.

Эванс отмахнулся с неодобрительным смешком.

— Не хочешь же ты стать секретаршей!

Мэтти пришлось прикусить язык, чтобы не спросить, почему он так уверен в этом, если она сама еще ничего не выбрала. Она знает только, что заниматься с детьми куда привлекательней, чем работать в фирме, как в прошлом году. Мэтти даже надеялась, что в доме у Эллиса окажется несколько детей, по меньшей мере, двое или трое. Бросив на Эми еще один умоляющий взгляд, она сказала:

— Мне, правда, уже пора, — и умчалась, помахав на прощание. — Пока, Брик. Передай привет от меня своей сестре. Пока, папа.

— А как же обед? — крикнул ей вслед Эванс, стоя в дверях.

— О, не беспокойтесь обо мне! — закричала она в ответ, торопливо устремившись по дорожке к своей машине. — Поем потом. Может быть, Брик составит вам компанию.

Эванс со вздохом закрыл дверь и повернулся к гостю.

— Ну что, Брик? Останешься на ужин?

Брик пожал плечами.

— Конечно!

У своих знакомых Брик пользовался репутацией человека, никогда не отказывающегося от приглашения поесть бесплатно. Эванс криво улыбнулся и пошел переодеваться.


— Приехала! — объявил Чэз.

Взглянув в окно, Оррен успел увидеть свернувший на дорожку к их дому красный двухдверный автомобиль последней модели. Машины этой марки славились своей безопасностью и надежностью и в то же время великолепно смотрелись. Неплохой выбор в случае, если в доме нужна вторая машина. Или когда на первое место ставится надежность, а не престиж. Или когда машина предназначается подростку, у которого особенно осторожные родители. Хоть бы это не оказался подросток! Такие детки, как у него, слопают любого подростка живьем.

Оррен помчался бегом по коридору в свою спальню, бросил там охапку разного барахла, оттолкнул кучу ногой, чтобы не мешала закрыть дверь, и понесся обратно. Она постучала как раз в тот момент, когда он, запыхавшись, вернулся в кухню.

Сделав Чэзу знак, чтобы тот отошел в сторону, Оррен подлетел к двери. Здесь он остановился, глубоко вдохнул, вытер вспотевшие ладони о джинсы и открыл дверь. За порогом стояла миниатюрная куколка с громадными зелеными глазищами и темными волосами, которые падали ей на спину. На ней были желтая блуза из марлевки, надетая поверх белого топа на бретельках, выцветшая джинсовая мини-юбка и желтые шлепки, надетые на босу ногу. Она имела решительный, бодрый вид весьма разумного подростка. Но вместе с тем было в ее лице что-то, позволявшее думать, что девушка, возможно, старше, чем кажется. Может быть, аккуратно подкрашенные помадой персикового цвета губы? Или слегка подрумяненные высокие скулы? Что бы это ни было, но именно это и вселило в Оррена слабую надежду.

— Мистер Эллис? — спросила она. — Я Матильда Кинкейд.

Оррен кивнул и отступил от двери.

— Проходите, мисс Кинкейд.

Мэтти вошла в дом и сняла висевший на плече рюкзак. Оглядевшись с откровенным любопытством, она заметила Чэза и направилась к нему, протягивая руку.

— Привет! Я Мэтти.

— Это мой сын Чэз, — сказал Оррен, гордо кладя руки на крепкие плечи Чэза, который чопорно пожал руку Мэтти.

— Рада познакомиться с тобой, Чэз. — Она улыбнулась и подняла глаза на Оррена. Эти изумрудные глаза были такими поразительными, что он даже слегка отпрянул. — Есть еще кто-нибудь? Я имею в виду детей.

Девушка казалась энергичной, и хотя была довольно юной, но держалась достаточно уверенно. Оррен не будет терять надежды, пока они не поговорят. Отпугивать ее он не собирается. Он кивнул и с улыбкой посмотрел на Чэза.

— Чэз, почему бы тебе не сходить за малышкой?

Выразительный взгляд голубых глаз Чэза означал, что он одобряет маневр отца. Редкая женщина могла устоять перед кудрявой малюткой с синими, как небо, глазами. Они преподнесут сюрприз с Янси и Джин Мэри позднее, если дело вообще дойдет до этого. Когда Чэз ушел за сестренкой, Оррен выдвинул стул из-за обеденного стола.

— Может быть, присядете, мисс Кинкейд?

— С удовольствием, спасибо.

Она повесила рюкзак на спинку стула и грациозно села, расправив короткую юбочку на коленях. Ноги ее, как заметил Оррен, были красивыми для девушки ее возраста. Пожалуй, с выяснения возраста как раз и следовало начать. Решив не торопиться, Оррен обдумывал тактичный способ.

— Разрешите предложить вам что-нибудь? Чашку чая?

— Нет, спасибо. И, пожалуйста, зовите меня Мэтти. Мисс Кинкейд зовут незамужнюю тетку моего отца, — с легкой усмешкой добавила она.

Он не мог сдержать ответной улыбки.

— Ну, вы-то явно не старая дева. Так что пусть будет Мэтти. А меня, между прочим, зовут Оррен. А мистером Эллисом я останусь для механиков в моей мастерской. Когда они называют меня «мистер», это напоминает им о том, кто на самом деле там хозяин.

— А вы не слишком ли молоды, чтобы быть чьим-то хозяином? — деликатно спросила Мэтти.

Он был потрясен. И не только потому, что сам задумывался об этом. Мир полон тех, кто считает, что, пока человек не достигнет сорока лет, ему и думать нечего о том, чтобы сделать что-то путное, и горе тому, кто намеревается заявить о себе раньше этого времени. Оррен не ожидал этого вопроса от такой юной особы. Он выдвинул еще один стул и опустился на него со словами:

— Мне двадцать восемь.

Она подняла темные тонкие брови.

— Ого! Значит, вы были очень молоды, когда родился Чэз. Разве не так? Сколько ему, девять или десять?

— Восемь, — ответил Оррен. — Чэзу восемь. Девять ему исполнится только в ноябре.

— А! Значит, когда вам было столько, сколько мне сейчас, вы уже готовились стать отцом, — заявила она, лучезарно улыбнувшись.

Оррен заморгал, не понимая, каким образом собеседование вышло из-под его контроля. Точно так же, незаметно, из-под контроля вышла и вся его жизнь. По тихой перебранке в коридоре он понял, что назревают новые неприятности.

— Простите, — сказал он, поднимаясь, и неторопливо направился к двери. Не успел он сделать и нескольких шагов, как в открытую дверь скользнула Джин Мэри, вырвавшаяся из рук Чэза. Она свирепо взглянула на брата и откинула с лица рыжие волосы.

Джин Мэри, нахмурясь, разглядывала Мэтти Кинкейд. Все оказалось совсем не так, как она себе представляла. Перед ней сидела вовсе не старая карга. Это была девушка, с которой можно поладить, которую можно обвести вокруг пальца! Джин Мэри просияла и направилась к ней. Оррен схватил ее за плечи и развернул в сторону видавшего виды дивана, обтянутого коричневым твидом.

— А это Джин Мэри, — сказал он. — Мы зовем ее Рыжик по очевидным причинам.

— Привет, Джин Мэри. Какие у тебя красивые волосы! — улыбнулась девочке Мэтти.

Джин Мэри широко разинула рот и тряхнула непокорной гривой.

— Да нет…

— Нет, да! По-моему, очень красивые.

Джин Мэри скорчила отцу рожицу, словно хотела сказать: «Так-то вот!»

Чэз вошел в комнату, держа на руках малышку. Он выглядел виноватым. Кэнди Сью сонно терла глазки. Оррен поспешно представил ее:

— Это Кэнди Сью. Ей три годика. А Джин Мэри шесть.

— Какая куколка! — воскликнула Мэтти, протягивая руки. Чэз с готовностью отдал ей Кэнди Сью, которая без всяких возражений пошла на руки к Мэтти.

И тут в комнату пулей влетела Янси, стукнулась об край кресла и обхватила ручками ноги Чэза, чтобы остановиться. Она немедленно сунула в рот большой пальчик. Ее золотистые волосики были безжалостно схвачены зеленой пластмассовой заколкой, которую, без сомнения, собственноручно смастерила Джин Мэри. Чэз заворчал на нее:

— Ты должна была подождать!

— Я ждала, — сказала девочка, не вынимая пальчик изо рта.

— Ты должна была подождать, пока я не приду за тобой! — зашипел он на нее в отчаянии.

Оррен бросил тревожный взгляд на потенциальную няню. Мэтти, однако, засмеялась и вместе со свернувшейся калачиком у нее на коленях Кэнди Сью подалась на стуле вперед.



— А тебя как зовут, маленькая?

Янси вынула пальчик изо рта и важно сказала:

— Янси Кей.

— И сколько же тебе лет, Янси Кей?

Янси подняла четыре пальчика, аккуратно загнув мокрый большой.

Мэтти с улыбкой оглядела всех.

— Это все?

Оррен мрачно кивнул.

— И так много.

Мэтти заерзала на стуле, с трудом сдерживая радость.

— Посмотрим, запомнила ли я всех. — Ее взгляд остановился на Чэзе. — Чэз самый старший. Ему восемь лет. И, как я понимаю, он очень хороший старший братишка.

Янси снова обхватила Чэза обеими ручонками и воскликнула восхищенно:

— Братишка!

Мэтти засмеялась. Оррен запоздало последовал ее примеру, недоумевая, что она нашла в этом забавного. Чэз казался смущенным. Затем Мэтти с улыбкой взглянула на ту особу, которая стояла нахмурившись.

— Джин Мэри, у которой такие красивые волосы, шесть лет, — продолжала Мэтти. — И, как я подозреваю, ее темперамент соответствует огненному цвету ее волос.

Джин Мэри выпятила нижнюю губку и выразительно скрестила руки на груди, подтверждая правоту слов Мэтти. Однако ее живые голубые глаза сверкнули от тайного удовольствия. А Мэтти уже перешла к той, что сосала пальчик.

— Мисс Янси Кей четыре годика. Ей нравится, что старший братишка балует ее.

Янси в ответ стиснула Чэза. Мэтти обняла безмятежную Кэнди Сью и, слегка пощекотав ее, сказала:

— А трехлетняя Кэнди Сью — всеобщая любимица.

Кэнди Сью залилась тем очаровательным детским смехом, от которого у Оррена всегда становилось легче на душе. Мэтти засмеялась вместе с ней, а потом крепко прижала к себе.

Джин Мэри встала, подошла к стулу, на котором сидела Мэтти, и облокотилась на него с обезоруживающей фамильярностью.

— Раз вы пришли, чтобы работать у нас, может быть, вы поможете мне расчесать волосы? — спросила она с вызовом.

Мэтти улыбнулась.

— Нет. — Джин Мэри во второй раз разинула рот от удивления, а Мэтти добавила: — И ты не получишь одну очень вкусную вещь, если не справишься сама.

Джин Мэри нахмурилась и захлопнула рот.

— Какую вкусную вещь?

— Причешись, тогда увидишь, — пожала Мэтти плечами. Джин Мэри бросила на нее сердитый взгляд. Да, с этой будет не так уж легко справиться.

Оррен спрятал улыбку. Он прошел мимо детей к столу и сказал Чэзу:

— Сынок, отведи всех поиграть, пока я поговорю с мисс… Мэтти.

— Это вас так зовут? — спросила Джин Мэри, прищурившись. — Мэтти?

— Да, — последовал спокойный ответ. — Для тебя я мисс Мэтти. Это сокращенно. Мое полное имя Матильда.

Джин Мэри, поставленная на место, уперла руки в бока и заявила прямо:

— Она мне не нравится.

Оррен открыл было рот, чтобы одернуть грубиянку, но Мэтти Кинкейд опередила его, сказав невозмутимо:

— Знаешь, Джин Мэри, ты должна сразу уяснить, что твое грубое поведение ни к чему не приведет. Мой отец — полицейский. Он объяснил мне, что задиры, как правило, самые трусливые люди и ведут себя грубо, чтобы не выдать себя. А ты-то чего боишься, Джин Мэри? Маленькой старой щетки для волос? Разве тебе больше понравилась бы какая-нибудь старая ведьма с бородавками, которая отшлепала бы тебя и отправила спать без ужина, вместо того чтобы дать тебе вкусненькое и все здесь у вас прибрать? А?

Рот Джин Мэри снова раскрылся. Явно растерявшись, девочка повернулась и выбежала из комнаты. Глаза Чэза стали большими, как блюдца, но не больше, чем у его отца. Оррену не часто доводилось видеть, чтобы его своенравную дочку так легко усмиряли. Он не знал, радоваться этому или беспокоиться!

Мэтти тем временем потихоньку брала ситуацию под свой контроль. Поманив к себе пальцем Чэза, она поставила на пол Кэнди Сью и сделала ему знак, чтобы он увел обеих младших девочек. Бросая удивленные взгляды в сторону отца, Чэз молча подчинился и молча же вышел следом за сестренками.

— Сколько вам лет? — напрямик спросил Оррен, когда они остались одни, полный решимости на сей раз взять инициативу в свои руки.

Мэтти невозмутимо улыбнулась.

— Девятнадцать. Столько, сколько было вам, когда вы зачали Чэза.

Оррен нахмурился еще больше.

— Девятнадцать — это слишком мало, чтобы смотреть за четырьмя детьми!

Она продолжала все так же улыбаться.

— Скоро мне будет двадцать, если это что-то меняет. А вам действительно было всего девятнадцать, когда Чэз должен был появиться на свет.

— А вот это уж чересчур!

Мэтти пропустила его замечание мимо ушей. — А где она?

— Кто?

Мэтти посмотрела на него незамутненным взором.

— Ваша жена.

Его словно обдало холодом.

— У меня нет жены!

Она искоса посмотрела на него.

— Эти дети появились не на грядках.

— Она сбежала с ковбоем. Что еще вы хотите знать? — раздраженно бросил он.

— Я могу приступить к работе немедленно.

Побежденный, Оррен плюхнулся на свой стул и вздохнул.

— Бьюсь об заклад, что вашему отцу достается с вами.

Мэтти кивнула без всякого раскаяния.

— Он думает, что мне все еще двенадцать, как было тогда, когда умерла моя мама.

Он сурово взглянул на нее.

— Ваш отец знает, что вы здесь?

— Конечно.

— Как он отнесется к тому, что вы работаете у одинокого мужчины моего возраста?

Она пожала плечами.

— Трудно сказать. Возможно, решит, что вы слишком стары, чтобы я увлеклась вами.

— Что?

Он решил, что ослышался. Мэтти же продолжала:

— А может быть, решит, что вы слишком стары, чтобы увлечься мной. Так или иначе, я, по его мнению, слишком молода. Но речь идет о работе няни, которую он считает подходящей, так что никаких проблем быть не должно. Если он станет возражать, я обращусь к помощи моей мачехи. У нее никогда не было детей, поэтому ей незнакомы все эти родительские «пунктики». Ну, а если он станет открыто запрещать, будет громкий скандал. И я все равно возьмусь за эту работу, потому что я этого хочу и потому что мне, как-никак, уже больше восемнадцати. И за моей спиной, между прочим, уже два курса колледжа. — Она встала из-за стола. — Можно мне все посмотреть?

— Нет!

Мэтти выставила изящное бедро и уперла в него руку. Действительно, ей уже больше восемнадцати лет. Но она все еще оставалась ребенком. Особенно по сравнению с Грейс. Оррен нахмурился. С чего это вдруг ему пришло в голову сравнивать эту девушку с Грейс? Мэтти скрестила руки на груди и спросила его в лоб:

— И сколько прошло с тех пор, как она сбежала?

Он был шокирован. Маленькая паршивка! Ладно. Раз она хочет знать гнусные подробности, он ей их предоставит. Он встал и уперся ладонями в стол, сверля Мэтти светло-голубыми глазами.

— Два года и семь месяцев. — Подождал немного и добавил: — Одна неделя и три дня.

Она вскинула ресницы.

— Кэнди Сью была еще совсем малышкой!

— Грудным младенцем, — подтвердил он. — Мне пришлось кормить ее из бутылочки.

Мэтти была возмущена. Кормящая мать бросила своего младенца, не говоря о трех остальных детях и муже! Она начала обдумывать вероятные причины.

— Она, наверное, была очень молода, когда вы поженились.

— Старше меня, — без всякого выражения сказал Оррен. — Но это не помешало мне сделать ее беременной. Четыре раза.

Мисс Матильда Кинкейд вздернула подбородок.

— Вы пытаетесь смутить меня?

— И не безуспешно, — заявил он, бросив взгляд на красные пятна, выступившие на ее щеках. — Может быть, это остановит вас от дальнейших бесцеремонных расспросов.

— А есть какой-то лучший способ выяснить то, что я хочу знать? — вызывающе спросила она.

Он широко улыбнулся. Будь он проклят, если девчонка его не уела!

— Вы когда-нибудь слышали, что «любопытство сгубило кошку»?

Она закатила глаза.

— С моей стороны было бы безответственно действовать вслепую. Согласны?

Он почесал подбородок.

— Да. Вы ведете себя весьма откровенно.

— Ну, так как? Я получу эту работу или нет?

Хмыкнув, он покачал головой и сказал то, что, безусловно, должно было вывести ее из себя.

— Ну, не знаю… Мне надо сначала переговорить с вашим отцом, уладить все с ним.

Краска залила теперь все ее лицо. Несколько секунд она дышала, открыв рот, но в конце концов справилась с собой.

— Прекрасно, — кивнула она.

Оррен пошел к телефону.

— Как его зовут?

— Эванс Кинкейд.

— Я хочу, чтобы вы знали: я делаю это только потому, что, как вы упомянули, он офицер полиции, а это представляется мне хорошей рекомендацией. Вам на самом деле девятнадцать?

— Да!

— Какой номер телефона?

Она процедила сквозь зубы. Оррен набрал номер.

Разговор был довольно содержательным. Кинкейд был явно доволен тем, что с ним советуются. Это свидетельствовало о том, сказал он, что Оррен и сам ответственный отец. Оррен вежливо, но откровенно сообщил, что разведен и находится в довольно отчаянном положении. Часы работы были неопределенными, к тому же требовалась некоторая помощь по хозяйству. На самом деле Оррен надеялся не на некоторую, а на основательную работу по хозяйству. Но он не мог особенно много требовать, учитывая ту зарплату, которую был в состоянии платить. Поскольку Оррен, как менеджер авторемонтной мастерской, имел выходные дни в воскресенье и понедельник, он сказал, что хотел бы, чтобы Мэтти работала и по субботам. Он, конечно, не стал говорить, что ему не составило бы особого труда загружать ее делами все семь дней в неделю, но надеялся, что Мэтти будет рада приработку не меньше, чем он сам. Однако Кинкейд ясно дал понять: он против того, чтобы Мэтти была занята в воскресные дни. И Оррен понял, что Кинкейд — человек верующий и не хотел бы, чтобы его дочь пропускала церковную службу.

По словам ее отца, Мэтти прекрасно ладила с детьми и была очень трудолюбивой. Ей была привычна и работа по дому. После смерти матери Мэтти пришлось взять на себя множество домашних забот.

— Она очень организованная, — с гордостью сказал Эванс, — и аккуратная.

Оррен оглядел свою наспех прибранную кухню-столовую. Интересно, задержится ли Мэтти больше чем на неделю в этом сумасшедшем доме с ее любовью к порядку и чистоте? Ему оставалось только надеяться.

— Между нами, — продолжал Кинкейд, — мне кажется, она чувствует себя немного не в своей тарелке с тех пор, как я вторично женился. Они с Эми хорошие подруги, но я заметил, что Мэтти чувствует себя несколько неуверенно, когда приезжает домой на каникулы. Так что, может быть, работа пойдет ей на пользу.

— Надеюсь, — сказал Оррен, но в душе усомнился.

Он любил своих детишек, но иногда думал, что сойдет с ума. В этом доме постоянно случались кризис за кризисом. И всегда не хватало денег, если учесть, во что обходился уход за детьми и все остальное.

Оррен повесил трубку.

— Слышали?

Она кивнула.

— Когда мне приступить?

— Я работаю с десяти до семи. Пять, а иногда и шесть дней в неделю. Буду стараться накормить детей завтраком перед уходом на работу, но обед и ужин — это уже ваша обязанность.

— Хорошо.

— Я могу обойтись без еды, — продолжал он, — но дети должны питаться регулярно.

— Я понимаю. Но не вижу причины, по которой вам надо обходиться без еды, если учесть, что я все равно буду готовить.

Это была хорошая новость.

— Ну, возможно, я буду ужинать, — с благодарностью уступил Оррен. — Обычно я пропускаю обед, хотя иногда меня кто-то приглашает.

Она пожала плечами.

— А как с покупкой продуктов?

— Я пытаюсь делать это по понедельникам. Но иногда могу только во вторник вечером. — Или в среду, подумал он. Или в четверг. Если вообще удается.

— Я бы лучше занялась этим сама, если вы снабдите меня деньгами, — предложила Мэтти. — Предпочитаю составлять меню на неделю и покупать продукты по списку. Это помогает избегать трат на случайные и ненужные вещи. Я делаю покупки по понедельникам, привожу в порядок полы по вторникам, а стираю по пятницам. Хотя, как я понимаю, для меня понедельником будет вторник. Так что можем передвинуть все на один день, если хотите.

Оррен не мог в это поверить. Не может быть, чтобы такое говорила эта маленькая нежная девочка! Он сцепил пальцы рук и произнес с театральным пафосом:

— О, Господи! Если это твоя шутка, то я стану атеистом. Клянусь!

— Совсем не смешно! — нахмурилась Мэтти. — Я пытаюсь вам объяснить, чего вы можете ожидать от меня. Если вы представляете себе все как-то иначе, тогда все отменяется.

Оррен покачал головой и похлопал себя по сердцу:

— Мисс Мэтти, милая моя, да вы уже превзошли все мои ожидания. Я буду безмерно счастлив, если вы будете просто кормить моих ребятишек и присматривать за тем, чтобы Рыжик не изводила своих сестричек. Поскольку у вас есть свой график, которого вы хотели бы придерживаться, действуйте. Я в восторге! А если это сработает не совсем так, как вам бы хотелось, ничего страшного не произойдет. В основном мы так и делаем, между прочим. А сейчас, я надеюсь, вы уйдете, пока не нагрянули эти четверо озорников и не замучили вас до полусмерти. И еще я надеюсь, что вы успеете хотя бы купить продукты, пока не уволитесь. Увидимся утром, в половине десятого. — Он снял со спинки стула ее рюкзак и проводил до двери.

Мэтти замедлила шаги, но Оррен поспешно выпроводил ее за дверь, пока она не вздумала отказаться. Закрыть же дверь он не успел. Стоя на ступеньках, она взглянула на него и сказала:

— Знаете, а вы ненормальный.

Он кротко улыбнулся:

— И вы станете такой же. Гораздо скорее, чем думаете.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мэтти, конечно, не сказала отцу о том, что Оррен Эллис просто великолепен. Она ничего не сказала о его атлетической, почти двухметровой фигуре. Она оставила при себе мысли о его мужественном лице с волевым подбородком, красиво очерченных губах, густых бровях. Она не сравнивала ни с бронзой, ни с золотом его слегка вьющиеся, выгоревшие на солнце волосы, которые, по ее мнению, нуждались лишь в хорошей стрижке. А пуще всего она держала в секрете, какая электризующая сила таилась в глубине его светло-голубых глаз, густо опушенных золотистыми ресницами.

Вместо этого она рассказывала о его очаровательных четверых ребятишках. О Чэзе, маленьком мужчине. О строптивой Джин Мэри с непокорной рыжей шевелюрой. О золотоволосой Янси, которая обожает своего старшего брата. И о красивой, как картинка, маленькой куколке Кэнди Сью, которую все зовут Солнышком. Смышленые детишки, милые и забавные. И немного заброшенные. Мэтти не могла дождаться, когда начнет заниматься ими. Но чего она никак не ожидала, так это того, что ей придется заняться ими на два часа раньше положенного времени.

Оррен страшно извинялся, пребывая в еще большем отчаянии, чем накануне, когда позвонил в семь утра с просьбой — нет, мольбой! — чтобы она пришла пораньше.

— Заболел механик из первой смены, — оправдывался он, — а я брал вчера выходной, чтобы побыть с детьми и провести собеседование с нянями. Мне необходимо выйти на работу, чтобы заменить его. Умоляю, скажите, что придете! Я не могу оставить детей одних.

— Я приду, — сонным голосом ответила Мэтти. — Мне нужно полчаса, чтобы собраться.

— Спасибо, Мэтти. Большое спасибо.

Выйдя из ванной, она увидела отца. Он ждал ее.

— Это тебе звонили?

— Ага. Мистера Эллиса срочно вызвали на работу.

— И тебя тоже, как я понимаю.

— Точно.

— Убегаешь?

— Да. Извини, пап, но я должна одеваться.

Эванс кивнул и пошел к двери, но остановился и затянул потуже пояс халата.

— Я приготовлю кофе.

— Это было бы отлично, папочка! Спасибо. Ой, а ты не смог бы еще налить и в термос?

— Конечно. Какие проблемы?..

Она улыбнулась, когда он вышел. Интересно, что бы он сказал, если бы узнал, что термос с кофе предназначается Оррену, а не ей. Мэтти натянула джинсы и футболку, вытащила кроссовки и толстые носки. Чутье подсказывало ей, что сегодня придется целый день быть на ногах. Она зевнула и потянулась за расческой.

Мокрые волосы приятно холодили спину Мэтти, когда Чэз открыл ей дверь. Оррен встретил ее в гостиной, бросив лишь беглый взгляд. На большее у него не оставалось времени, если он не хотел отправиться на работу без носков.

— Мэтти, слава Богу! Я очень извиняюсь за все.

— Я принесла вам кое-что, — сказала она, ставя термос на угол стола, пока он рылся в груде выстиранного белья, сваленного на диван. Солнышко цеплялась за него, дергая ручонками его светло-голубую рубашку.

— Неужели это пара чистых носков?

— Нет, всего лишь кофе.

Он поднял голову.

— Вы молодец. Просто молодец!

— Спасибо. Хотите, помогу?

— Не могли бы вы взять малышку? — спросил он, снова принимаясь за поиски. — Я точно знаю, что постирал носки. Куда они, проклятые, подевались?

Мэтти потянулась к Кэнди Сью, но малышка прилипла к отцу, как пиявка, и пронзительно завопила, как только Мэтти до нее дотронулась. Грохот на кухне возвестил о том, что Мэтти надо было оказывать более срочную помощь в другом месте.

— Ой-ой-ой! — Она повернулась и бросилась в направлении грохота.

— Сынок, — с тревогой окликнул Оррен, продолжая шарить в белье, — там все в порядке?

Мэтти высунула голову из-за перегородки и сообщила:



— От горячей вафельницы расплавилось виниловое покрытие.

— Ну, так выключите ее!

— Уже выключила!

— Черт! — рявкнул Оррен, пошатнувшись, когда Джин Мэри налетела на него, не видя, куда идет.

— Хочу пончиков, — сказала она, зевая.

— Не сегодня, Рыжик, — ответил Оррен, оставив попытку найти носки. — Может быть, тебе удастся забрать Солнышко?

— Пусть Чэз попробует, — проворчала Джин Мэри и побрела, спотыкаясь, на кухню. И тут из дальней спальни донесся крик Янси: она была обижена, что проснулась в одиночестве. В ту же минуту Кэнди Сью вырвало прямо на его плечо.

— О, малышка! — Оррен отпрыгнул от кучи чистого белья и отстранил от себя Кэнди на вытянутых руках. Она немедленно начала голосить. — Господи, помоги! Все в порядке, Солнышко. Чэз, принеси противорвотное лекарство! Опять у Кэнди Сью неприятности с желудком.

Оррен посадил Кэнди Сью на стул и повязал на нее полотенце, на случай, если ее снова вырвет. Потом стащил с себя рубашку и бросил ее на пол, ворча:

— Единственная чистая рубашка, которая у меня была!

Он готов был сам сесть на пол и заголосить, но тогда ревущих стало бы уже трое, и он бы вряд ли это вынес.

Появилась Мэтти, сопровождаемая с одной стороны Чэзом, с другой — Джин Мэри. В руках у Мэтти были пузырек с лекарством и ложка.

— Поставь стакан на приставной столик, Чэз, — ровным голосом скомандовала она. — А потом вместе с Джин Мэри пойди и успокой Янси.

Чэз безропотно подчинился. Джин Мэри выдвинула подбородок и открыла было рот. Мэтти наклонилась, раздвинула руками завесу ее волос и сказала:

— Если, конечно, ты хочешь, чтобы я приготовила завтрак. — Джин Мэри развернулась и с топотом последовала за братишкой. Мэтти выпрямилась и протянула пузырек и ложку Оррену. — Вы дайте малышке лекарство, а я займусь вашей рубашкой. Где у вас утюг и гладильная доска?

Оррен взял лекарство, наблюдая за тем, как она наклонилась и подняла испачканную рубашку, и сказал:

— Не знаю. Кажется, в моей спальне.

— Я найду, — уверенно заявила Мэтти, неся рубашку подальше от себя.

Оррен сел рядом с малышкой, накрыл полотенцем их обоих и приступил к рискованному процессу вливания в нее лекарства. Спустя десять минут, после трех попыток, ему это удалось. Вскоре Кэнди уснула у него на руках. Он встал вместе с полотенцем, чтобы отнести ее в свою комнату, где она могла спать, не потревоженная другими детьми. С удивлением — и странным волнением — Оррен обнаружил, что Матильда Кинкейд склонилась над его кроватью и поправляет простыни. Со спины она казалась совершенно взрослой. Она повернулась и с улыбкой взглянула на кудрявого ангелочка, которого он держал на руках. Он улыбнулся в ответ, гордясь маленькой красавицей, которая доверчиво прижалась к нему.

— Она не сможет спокойно спать в детской комнате, — шепнул он. — Чаще всего она спит здесь.

Мэтти кивнула. И пока он укладывал малышку в кровать, сняла с гладильной доски чистую и выглаженную рубашку и вышла в коридор. Через несколько секунд Оррен вышел за ней следом и прикрыл за собой дверь спальни. Мэтти встряхнула его форменную рубашку и протянула ему, скользнув взглядом по его обнаженной груди. Поборов в себе желание повернуться спиной, Оррен вместо этого продел одну руку в рукав. Мэтти помогла ему надеть второй рукав и поправила рубашку на плечах.

— Я попыталась просушить ее утюгом, но она еще влажная, — спокойно сказала Мэгги. — Во всяком случае, пятна на ней нет.

Он кивнул и начал застегивать пуговицы.

— Все в порядке. Спасибо.

— Не стоит, — ответила Мэтти и протянула ему пару носков. — Они упали между кроватью и стеной.

Он с благодарностью схватил носки.

— Вы моя спасительница!

— Это входит в мои обязанности.

— Послушайте, я должен извиниться за то, что так поспешно убегаю. Я собирался все вам здесь показать и объяснить, но у меня нет ни минута сегодня утром.

— О, об этом не беспокойтесь, — загадочно сказала она. — Я думаю, что найду, чем заняться.

Только в гостиной он вспомнил о покупке продуктов. Оррен немедленно повернул обратно, вынимая бумажник из кармана брюк. Достав последние семьдесят долларов, протянул ей и извиняющимся тоном сказал:

— У нас почти нет продуктов. Если бы вы смогли пойти в магазин, я был бы очень признателен, но это все, чем я располагаю до конца этой недели. Мы… э… обсудим бюджет позже.

— А как же ваш ленч? — начала она, но Оррен только махнул рукой, взял термос и вышел. Взглянув на часы, он понял, что еще успевает. Хотя и с трудом. Теперь, горько подумал Оррен, он мог делать все только с трудом. На большее рассчитывать не приходилось.

Пока Кэнди Сью спала, а две другие девочки смотрели образовательную передачу по телевизору, Мэтти осматривала дом. Чэз охотно сопровождал ее. Ей понадобилось не так много времени, чтобы получить полное представление о доме Оррена Эллиса. Чэз с гордостью сообщил, что отец построил этот дом своими собственными руками. Можно было понять его гордость, но дом, к сожалению, оказался неудобным. В то время как все дети теснились в одной комнатушке, третья, незаконченная спальня и такая необходимая им вторая ванная комната были завалены хламом и заросли грязью. Да и весь дом был похож на мусорный ящик, такой царил в нем беспорядок. Ну что ж, сама захотела испытать свои силы!

После скромного завтрака, который состоял из оладий, посыпанных сахаром и корицей, но который, впрочем, дети смолотили с превеликим удовольствием, Мэтти отыскала листок бумаги и карандаш и составила список тех продуктов, которые здесь любили. Потом проинспектировала холодильник и кладовую, внеся в список имеющуюся в наличии провизию, и машинально навела порядок на полках. Все следовало бы тщательно перемыть, но с этим придется немного подождать. Сначала надо составить список того, что необходимо купить в первую очередь и точно подсчитать общую стоимость, чтобы не выйти за пределы выделенной суммы.

Эта задача оказалась пустяковой по сравнению с процессом одевания детей перед выходом на улицу. Их вещи, чистые и грязные, были вперемешку разбросаны по всему дому. В конце концов, удалось подобрать комплект каждому. После того как Мэтти с непреклонным выражением лица постояла над каждым из детей, держа мыло и зубную пасту, она добилась того, что все они были прилично одеты и выглядели более-менее опрятно. Пришлось потратить какое-то время и на то, чтобы заставить Джин Мэри причесаться, но после того, как Мэтти пообещала, что каждый из детей сможет выбрать в магазине свое любимое лакомство, ей удалось справиться и с этим.

Поход в магазин превратился в сплошной кошмар: Джин Мэри и Янси стали играть в прятки среди стеллажей, Кэнди Сью клянчила все, что попадалось ей на глаза, Чэз отчаянно пытался, упрашивая, уговаривая и угрожая, воздействовать на своих сестер и в то же время старался уломать Мэтти, чтобы она купила им то, что всегда покупал отец. В довершение всего Кэнди Сью вдруг потребовалось посетить туалет, а Джин Мэри категорически отказывалась уходить. Наконец продукты были загружены в багажник, дети пристегнуты ремнями безопасности, и маленький красный автомобиль тронулся к дому Эллиса.

Благодаря тому, что выгрузка покупок из машины была превращена в игру, Мэтти удалось сравнительно быстро справиться и с этой задачей. Потом она разыскала потрепанный блокнот, поточила карандаш и принялась составлять план. Нетерпеливому Чэзу первым делом было поручено заняться кухней, на что последовал его вопрос:

— А что там не так?

На ее заявление, что там все плохо организовано и не совсем «стерильно», Джин Мэри, презрительно прищурившись, выпалила, что на кухне всегда будет так, как было при их маме. Чэз назвал Джин Мэри «чокнутой», и она, недолго думая, стукнула его. Мэтти отправила маленького бесенка в угол и полчаса, стоя рядом, удерживала ее там, пока Чэз успокаивал Янси, которая громко ревела, переживая за братишку.

После этого Джин Мэри исчезла в спальне, забаррикадировала дверь изнутри и уже оттуда выкрикивала оскорбления в адрес Мэтти. Она кричала, что Мэтти плохая и глупая, что у нее некрасивые черные волосы, что она слишком маленького роста. Чэз с готовностью разъяснил, что Джин Мэри считала красавицей свою мать — Грейс Эллис. Мэтти из рассказа Чэза выяснила, что та была высокой голубоглазой красавицей, которая любила носить голубые джинсы в обтяжку и вызывающе откровенную одежду. Она употребляла много косметики и высоко подкалывала длинные светлые волосы, постоянно беспокоилась по поводу морщин и гордилась своей фигурой. Она много кричала на их папочку, говорила, что Кэнди Сью — «исключительно его вина», и постоянно объясняла своим детям, что «должна жить, пока живется». Чэз особенно хорошо запомнил, что, уходя с «тем мужчиной», мама утверждала, что они разбогатеют на родео, и обещала присылать им деньги, но ни разу не сделала этого. И уже шепотом, по собственной инициативе мальчик поведал Мэтти о том, как, обнаружив, что Грейс от него сбежала, отец отправился за ней, но вскоре возвратился печальный и сказал, что мамочке надоело «довольствоваться тем, что есть», но она просила передать, что любит их.

Притихшая за дверью Джин Мэри все это слышала. Она тихонько выскользнула из своей комнаты и откорректировала рассказ брата. Их мамочка, утверждала девочка, была красивой и умной и ушла, чтобы зарабатывать деньги. Когда она вернется, они все будут богатыми и счастливыми, особенно папочка, который очень скучает по мамочке. Мэтти ни выражением лица, ни голосом и виду не подала, какой шок и смятение вызвали у нее рассказы детей. Она лишь спокойно посоветовала Джин Мэри обуздать свой характер, если та не хочет провести еще полчаса в углу. С этими словами Мэтти пошла приготовить бутерброды с плавленым сыром и салат из сельдерея, моркови и яблок.

К счастью, дети привыкли сами находить себе занятия. Задачей Мэтти было смотреть во все глаза и слушать во все уши, пока они играли. Время от времени она прерывала свою работу на кухне, чтобы погасить мелкую ссору или направить их энергию в нужное русло. Даже Джин Мэри нехотя стала слушаться, когда Мэтти пообещала, что угостит их днем хрустящим печеньем с корицей, которое она пекла в духовке из готового теста, разрезая его на полоски. После еды Кэнди Сью заснула почти на ходу. Не стоило больших усилий отправить спать вслед за ней и Янси. Двое старших детей пошли поиграть в тени старого дуба в садике перед домом, который прекрасно просматривался из кухонного окна.

В целом Мэтти осталась довольна тем, как прошел день. Маленькая кухня теперь сверкала, в шкафчиках был наведен образцовый порядок. У нее осталось достаточно времени, чтобы рассказать детям их любимые сказки, перед тем как сменить постельное белье на их кроватях. Потом она пропылесосила ковер в гостиной, протерла тряпкой видавшие виды столы, вымыла светильники и с помощью детей разобрала вещи. Лишь Джин Мэри, заявив, что она не рабыня, заперлась в ванной.

— Знаешь, — примирительно сказала ей Мэтти через дверь, — мы могли бы подружиться. Ты и я. Все зависит только от тебя.


Оррен приплелся домой совершенно измученный. Ну и денек! Сразу три механика позвонили и сообщили, что больны. Все сроки исполнения работ были сорваны, из-за чего ему пришлось выслушать грубый выговор от одного из клиентов. Завтрашний день обещал стать таким же. Оррен так проголодался, что был готов съесть бейсбольную биту. Оставалось надеяться на то, что Мэтти приберегла ему хоть что-то на ужин.

Он чуть не ахнул, когда вошел в собственный дом и обнаружил, что не узнает его. Кухня стала похожей на операционную. Оррен не помнил, чтобы она когда-нибудь так сверкала чистотой. Подумав об этом, он не мог вспомнить, когда в последний раз заглядывал в верхние шкафчики. Не говоря уж о том, когда видел их сверкающими. Он почти забыл, что они красного цвета! Более того, на столе лежали салфетки, и стол был сервирован. В воздухе витал соблазнительный аромат свежеприготовленной еды. Но самым потрясающим был вид его детей, выстроившихся в шеренгу, чтобы встретить его. Их волосы были чистыми, одежда аккуратной, а сами они — умыты. Малыши были готовы ко сну. Чэз широко улыбался. На Джин Мэри не было никаких следов свежих царапин, хотя Оррен не мог себе представить, чтобы удивительная перемена в ее внешности была достигнута без применения грубой силы. Ее волосы были заплетены в косу! На ней были туфли и даже носки, а шорты гармонировали с футболкой. Мэтти и сама выглядела очень аккуратненькой, несмотря на то, что обвязала вокруг талии вместо фартука кухонное полотенце. Она быстро сняла его и предложила Оррену пойти умыться. Он машинально поставил на стол термос, который принес с работы, и устало поплелся делать то, что ему сказали, попутно восхитившись порядком в гостиной.

Это было верхом мечтаний — сидеть со своей семьей за настоящим ужином. И каким ужином! Тушеное мясо с макаронами в сметанном соусе, молодые бобы, кукуруза и горячий хлеб. Когда Мэтти пододвинула к нему тарелочку с маринованной свеклой, он лишь разинул рот от изумления.

— Чэз сказал, что вы это любите, — смущенно проговорила она и упорхнула.

Только тут Оррену пришло в голову сосчитать приборы на столе. Совершенно очевидно — Мэтти не была уверена, что ее присутствие желательно за семейным столом. Он повернулся на стуле и откашлялся. Стоя у раковины, Мэтти обернулась, и тогда он осторожно спросил:

— Разве вы не собираетесь присоединиться к нам?

Широко улыбнувшись, она достала из шкафчика еще один прибор и с готовностью втиснулась между Солнышком и Янси. Усевшись, она, тем не менее, уронила руки на колени и опустила голову. Не зная, как к этому отнестись, Оррен пожал плечами и потянулся было за свеклой, но замер, когда Чэз широко раскрыл глаза и отчаянно замотал головой. Окончательно обескураженный, Оррен открыл было рот, чтобы спросить, что, черт возьми, происходит, но оторопел, увидев, как его сын молитвенно сложил руки. Все ждут, чтобы он прочел молитву! Все, кроме Джин Мэри, которая сунула руки под мышки и упрямо сощурилась, и Солнышка, которая, подражая Чэзу, сложила ручки, сама не зная зачем.

Оррен откашлялся и, глубоко вздохнув, наконец, выпалил:

— Благодарю за эту трапезу. Аминь.

Мэтти, улыбнувшись, подняла голову и начала раскладывать еду. Такого ужина он в жизни не видел. Даже Джин Мэри вела себя как цивилизованное существо и быстро опустошила свою тарелку. Янси съела все, что ей положили, и даже попросила добавки. Закончив пиршество компотом из груш, все на какое-то время отвалились от стола после непривычно обильной еды. А в это время Мэтти давала разъяснения по поводу меню, вывешенного на внутренней стороне буфетной дверцы. Она добавила, что оставшиеся от покупок восемь долларов положила в кувшин на верхней полке, и посоветовала Оррену побыть немного с Кэнди и Янси, пока они не лягут спать, а она тем временем уберет со стола и приготовит ему из оставшихся от ужина продуктов завтрак, который он возьмет с собой утром на работу.

Осознав все преимущества такого плана, Оррен охотно последовал ее совету. Только позже он спохватился, что Мэтти тихонько ускользнула, оставив записку, что приедет завтра в девять утра, если он не позвонит ей с просьбой приехать раньше. Оррен уселся на диван, довольный тем, что может часок посмотреть телевизор со старшими детьми и послушать восторженный рассказ Чэза о том, как прошел их день.

Позже, улегшись на чистые выглаженные простыни, он сонно заключил, что Матильда Кинкейд — волшебница, скрывающаяся под видом девчонки-хиппи. На следующее утро, наслаждаясь завтраком, состоявшим из горячих пончиков, фруктов и — невиданная роскошь! — свежего кофе, он молча решил, что она, скорее всего ангел, хотя и очень юный.


Мэтти передвинула кровать к стене. Джин Мэри стояла в дверях и следила за ней, скрестив на груди руки, сощурив глаза и выпятив нижнюю губу. Мэтти вздохнула. После тщательной уборки «маминой спальни» она почувствовала непреодолимое желание сделать комнату более привлекательной. Безрадостное убранство спальни производило гнетущее впечатление, а Мэтти почему-то хотелось, чтобы Оррен почувствовал себя если и не счастливым, то, по крайней мере, довольным.

Она тщательно вымыла стены и обнаружила, что их покрывает бледно-желтая штукатурка. Дети решили, что Мэтти не в своем уме, когда она взяла коричневую акриловую краску из старого набора для рисования, разбавила ее и аккуратно замазала каждую трещину и каждый дефект в штукатурке. Она даже кое-где отбила маленькие кусочки, чтобы усилить эффект. Результат обрадовал Мэтти: она добилась иллюзии старой глинобитной стены.

Выцветшие грязные занавески с оборками были выстираны, высушены и убраны в шкаф. Та же участь постигла тяжелое старое вязаное покрывало на кровати. Вымыв окно, Мэтти повесила на него легкие прозрачные золотистые занавески, которые нашла в бельевом шкафу в коридоре. Старое стеганое одеяло ручной работы было тщательно выстирано. Из него получилось прекрасное покрывало на кровать.

С помощью Чэза Мэтти притащила поцарапанный сундук, освободив его предварительно от плотницких инструментов, и поставила в ногах кровати. Возле него она поместила пару старых, почти развалившихся ковбойских сапог и свернутую кольцом веревку, которой, по утверждению Чэза, пользовался его папа, когда они держали скот.

Чэз откопал где-то покрытые ржавчиной части упряжи, бочонок и ствол дробовика, такой древний, что он чуть не рассыпался в руках у Мэтти, когда она осторожно чистила его и вешала на стену. Откуда-то из шкафа была извлечена потрепанная, почти бесформенная войлочная ковбойская шляпа. Ее повесили в изголовье кровати. Попона заняла место коврика. Подлинную дисгармонию в этот новый интерьер вносила лампа — единственный источник света в комнате. Жемчужно-белая, с позолоченными деталями и гофрированным абажуром, она совершенно не вписывалась в стиль Старого Запада, который воцарился в спальне. После долгих раздумий и многочисленных советов со стороны детей, по большей части нелепых, но забавных, Мэтти решила полностью счистить позолоту с лампы, чтобы придать ей ржавый вид. Но что делать с абажуром? Он совершенно не гармонировал с остальными вещами. И заменить его, казалось, было совершенно нечем… Но тут Мэтти наткнулась на оловянное ведро с продырявленным дном.

Джин Мэри охотно рассказала, в какой ярости был Оррен, когда Чэз продырявил гвоздем дно этого ведра в неудачной попытке соорудить домик для ручной белки. Чэз хотел прикрепить ведро к дереву, растущему на заднем дворе, но сделать это ему не удалось. Ведро, которое он выбрал для этой цели, оказалось новехоньким, и Оррен собирался поить из него преждевременно родившегося и оставшегося без матери теленка, которого он держал в небольшом загоне на заднем дворе. Оррен тогда раскричался, Чэз расплакался, белка удрала, а теленок, в конце концов, умер, несмотря на все попытки спасти его. Услышанная история произвела на Мэтти такое тягостное впечатление, что она едва не отказалась от идеи использовать это ведро, но другого выхода не было. Она надеялась, что неприятные воспоминания сгладятся, если дети разрисуют ведро цветными мелками, а она с помощью молотка и гвоздя аккуратно пробьет дырочки по контуру этих рисунков. Джин Мэри отказалась принимать в этом участие, и Мэтти пришлось делать дырочки самой. Когда дужка ведра была снята, а отверстие в дне увеличено, вышел вполне подходящий абажур для лампы. Джин Мэри тем не менее заявила, что ее папе не понравится эта дурацкая штука. И вообще ему не понравится вся эта безобразная комната.

К тому времени, когда грузовичок Оррена свернул на дорогу к дому, Мэтти охватила паника. Джин Мэри ждала, стоя у обеденного стола. Ее глаза горели жаждой возмездия. Дверь открылась, и Оррен медленно вошел в дом.

— Она все разломала! — объявила отцу Джин Мэри, устремив обличающий палец на трепещущую Мэтти. — Она сняла мамины красивые занавески и все кругом передвинула и продырявила! И достала то, что ты нам даже не разрешаешь трогать!

Держась рукой за шею, Оррен стоял, уставившись на разбушевавшегося ребенка.

— О чем ты говоришь, Рыжик?

Мэтти шагнула вперед, напряженная, и, вздернув подбородок, призналась:

— Я все переделала в вашей спальне.

— Что? — Он открыл рот.

— Это было бесцеремонно с моей стороны, — согласилась Мэтти, наклонив голову. — Не знаю даже, что на меня нашло, кроме разве… комната выглядела такой скучной, и я подумала… — Она заморгала, решив, что лучше уж не говорить о том, о чем подумала. А подумала она о том, что всем будет лучше, если она уберет все следы пребывания бывшей жены Оррена из комнаты, в которой он спал каждую ночь. И уж особенно ей самой. — Если вам не понравится, — со вздохом сказала Мэтти, — я могу восстановить все, как было. Даже перекрашу стены.

Оррен пристально смотрел на нее, как ей показалось, целую вечность, потом потер лоб и устало сказал:

— Думаю, нам лучше пойти и взглянуть на это.

Джин Мэри помчалась вперед и самодовольно распахнула дверь. Чэз поспешил заявить, что он в восторге от этой комнаты, он думает, что она просто шикарная, и хотел бы, чтобы это была его комната. Оррен примирительно потрепал сына по голове и сказал:

— Скоро эта комната станет твоей, Чэз. Как только я закончу новую спальню. Обещаю.

Чэз натянуто улыбнулся отцу в ответ на такое обещание. Стало понятно, что мальчик не верил в то, что это когда-нибудь произойдет. Мэтти затаила дыхание, когда Оррен наконец вошел в свою спальню и остановился как вкопанный.

— Не могу поверить! — только и произнес он.

Почувствовав, что ей становится плохо, Мэтти приложила руку к животу и сказала:

— Я восстановлю все, как было. Клянусь! Я сделаю это сегодня же.

Оррен упер руки в бока.

— Ни в коем случае!

— Но…

— Это же здорово! Прекрасно! Не могу поверить, что вы все это сделали, не истратив ни цента! — Он неожиданно снова повернулся к ней. — Вы ведь не сделали этого? Не потратили деньги, я полагаю. Потому что, если вы что-то купили, я буду вынужден вернуть это. Я не могу позволить…

— Нет! — перебила она его. — Я ничего не покупала! Я просто… все переделала.

— Вы — гений, Мэтти. Клянусь, вы — гений! Господи, как же я рад, что ничего не выбросил!

— Я помогала! — сказала Янси, держа пальчик во рту.

— И я! — гордо заявил Чэз.

— Они все помогали, — сказала Мэтти, бросив взгляд в сторону Джин Мэри.

Джин Мэри стиснула зубы и, посмотрев на нее глазами, полными слез, подошла к отцу.

— Тебе что, нравится этот хлам?

Оррен улыбнулся, не поняв сути вопроса.

— Мне очень все нравится, Рыжик. Вы все замечательно потрудились.

— А как же мамины занавески? — с плачем спросила она.

— Я сняла их, — мягко сказала Мэтти. — Я подумала, если… когда у девочек будет своя комната, они, может быть, захотят повесить их там.

— Какая прекрасная идея! — воскликнул Оррен с несколько преувеличенным восторгом, поняв, наконец, в чем заключалась проблема. — Тебе нравится, правда, Рыжик? Да мы еще можем купить для этих занавесок какую-нибудь кайму, которая теперь продается во всех магазинах.

— И можем покрасить занавески и покрывало, чтобы они были одинаковыми, — с готовностью предложила Мэтти. — Используя симпатичные декоративные подушки и одну-две дорожки, мы могли бы…

Оскорбленная в своих лучших чувствах, Джин Мэри заревела и выбежала из комнаты. Оррен вздохнул и опустил голову.

— Мне очень жаль, — сказала Мэтти. — Я не представляла, насколько трепетно она относится к вещам своей матери. Я не должна была, конечно, ничего менять, не посоветовавшись предварительно с вами. Возможно, нам надо восстановить все в прежнем виде.

Оррен отрицательно покачал головой.

— Мэтти, я должен выразить вам свою признательность. Вы меня правильно поняли. Поняли мой вкус, сделали такую работу! Вы не должны ни перед кем извиняться. А сейчас, если не возражаете, я умоюсь и пойду поговорю с ней, пока вы накроете ужин. У меня живот присох к позвоночнику, так я голоден, а в доме пахнет очень аппетитно…

Мэтти улыбнулась и кивнула.

— Хорошо. У меня почти все готово.

Ужин прошел в молчании. Надутая Джин Мэри поела, а потом исчезла в задних комнатах дома.

Мэтти уже собиралась уезжать, когда Оррен перехватил ее у машины.

— Вы талантливая девушка, — сказал он. — Когда-нибудь вы станете прекрасной женой и матерью.

Он и понятия не имел, в какое смятение привели Мэтти его слова.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Это всего-навсего костюм для пляжа! — доказывала Мэтти своему отцу. Ее слова не имели никакого успеха.

— Эта вешь неприлична! — воскликнул он, обходя вокруг нее, возмущенный узким топом без бретелек и короткой юбкой с разрезом поверх таких же коротких шорт. — Раньше ты носила менее откровенную одежду.

— А теперь буду, — уверила она его беспечно. — Начиная прямо с сегодняшнего дня.

— Что это еще значит?

Она вздохнула и перекинула волосы через плечо.

— Мы собираемся сегодня поваляться на солнышке, — наконец-то соизволила она объясниться. — Дети скоро начнут брать уроки плавания, и я хочу, чтобы мы все немного подзагорели. Я не собираюсь дважды переодеваться.

Эми, как всегда, пришла на помощь, положив ласковую руку на плечо мужа и понимающе взглянув на Мэтти.

— В самом деле, Эванс, ты ведешь себя так, словно твоей дочке двенадцать лет, а не двадцать.

— Такой наряд будет неприличным и в пятьдесят!

Эми усмехнулась.

— Тут я, пожалуй, с тобой соглашусь, если, конечно, не иметь в пятьдесят тело двадцатилетней. Сдавайся, папаша. Твоя маленькая девочка уже взрослая и имеет право носить все, что хочет.

— Ну а я, кажется, уже не имею права на собственное мнение, — надулся Эванс.

— У тебя такое же право высказывать собственное мнение, папочка, как у меня — его игнорировать, — весело заявила Мэтти и с этими словами приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку. — До вечера!

Она неторопливо пошла по коридору, не обращая внимания на жаркий шепот за своей спиной. Бедный папа! Как бы он расстроился, узнав, к какой операции она только что приступила.


Оррен, нахмурившись, посмотрел на стоящую перед ним Мэтти, которая была занята тем, что подкалывала свои волосы. Если она не будет следить за собой, этот так называемый костюм продемонстрирует больше того, что он уже показал. А он показал уже и так достаточно… больше, чем достаточно. Вид ее золотистой кожи определенно возбудил его. Помилуйте! У него дрожат руки. Не то чтобы он находил эту девушку привлекательной в том смысле, в каком считал привлекательной Грейс. Боже упаси! Грейс была сексуальной, вопиюще сексуальной, почти шокирующе сексуальной. А Мэтти отличала какая-то чистота, нравственность. В сочетании с ее элегантной, почти экзотической красотой эффект был опьяняющий. Но она слишком молода! Еще девочка. Он почесал голову, чтобы куда-то деть руки, и откашлялся.

— Значит, вы считаете, что я должен позволить детям брать уроки плавания, — сказал он, уцепившись за первую попавшуюся тему.

Она вынула шпильку изо рта и воткнула ее в пучок волос на макушке.

— Безусловно. Никогда не рано начинать учиться таким важным вещам.

— Согласен, — сказал он, сбитый с толку и раздраженный. — Но есть одна маленькая проблема. — Оррен стиснул зубы. — Я не в состоянии оплачивать эти уроки.

Мэтти заморгала, словно мысль об этом вообще не приходила ей в голову.

— Это ничего не стоит. Во всяком случае, вы не должны платить мне за это дополнительно.

Настала его очередь заморгать.

— Вы хотите сказать, что это вы будете их учить?

— Ну да. У меня есть свидетельство, полученное в Калифорнии. Я жила там когда-то. Вы же знаете.

Вообще-то он этого не знал, но, тем не менее, кивнул. Конечно, она будет учить их сама! Ему следовало бы уже понять это. Существовало ли что-то, чего она не умела делать?

— Где же вы предполагаете… плавать?

— Вы имеете в виду, учить их? — Она пожала плечами. — У меня есть один близкий человек, у которого бассейн возле дома. Мы могли бы начать там.

— Что это за близкий человек?

— Терри Уайтсайд.

Мужчина это или женщина? — задался он вопросом. Впрочем, какое ему дело? Никакого! Лишь бы это не сказывалось на его детях. Он же совсем не хочет, чтобы что-то неподобающее происходило на их глазах. Если у Мэтти есть друг (а он, безусловно, есть!), следует убедиться, что она понимает, какого поведения Оррен ждет от нее. Он уже открыл было рот, но Мэтти опередила его.

— Не беспокойтесь, — укоризненно сказала она. — Мы не допустим, чтобы с ними что-то случилось. Терри будет там с нами, конечно, а она — прекрасная пловчиха. Мы будем очень осторожны. Я обещаю.

«Она! Она — прекрасная пловчиха». Облегчение, которое он испытал, было почти абсурдным.

— Где… гм… именно живет эта Терри Уайтсайд?

Мэтти назвала адрес, который он постарался запомнить. Прекрасный район! Не тот, правда, где находились загородные клубы, но тот, где проживал средний класс.

— Я хотела бы, чтобы мы приступили на следующей неделе, если вы не возражаете.

Он кивнул, все еще чувствуя себя так, словно получил временную передышку.

— Прекрасно. Если вы, конечно, уверены, что ее родители не будут возражать.

— Ее родители? — Мэтти насмешливо взглянула на него. Неожиданно улыбка тронула ее губы. — Вы думаете, что Терри живет со своими родителями? Она снимает дом. Живет с двумя соседками, но я думаю, что никаких проблем не будет. Обе они работают днем, а Терри по вечерам. Так что днем, кроме нее, там никого нет.

— Понятно. Ну, тогда я не возражаю, раз не возражает… никто другой. Против уроков по плаванию, я имею в виду.

— Прекрасно! Я захватила с собой солнцезащитный крем, так что мы все сможем немножко полежать на солнышке сегодня. Загорать следует постепенно.

В его воображении возникла картина, которая тут же исчезла. Мэтти. Обнаженная. Он сглотнул.

— Ах да! Здесь должны найтись купальники для всех.

— Ну… — Он поднялся. — Пожалуй, мне пора.

— Ой, подождите секундочку. — Мэтти вдруг сунула два пальца за топ, вытащила сложенный листок бумаги и протянула ему. — Вот вам номер моего сотового телефона, на всякий случай.

Оррен сделал вид, что не обратил внимания на то, откуда был извлечен этот листок бумаги, и на то легкое тепло, которое он еще хранил. Однако его руки снова задрожали, когда он развернул листок, взглянул на номер, нацарапанный на нем, и аккуратно убрал листок в передний карман своих форменных темно-синих брюк.

— С-спасибо. — Он направился к двери, стремясь как можно скорее уйти отсюда и переключить свои мысли с ложбинки на высокой крепкой груди.

— Оррен, — тихо окликнула его Мэтти.

Он остановился и бросил взгляд через плечо.

Почему у него такое чувство, словно она целится ему в спину из ружья?

— Вы придете сегодня вечером в обычное время?

Он тряхнул головой, пытаясь избавиться от каши в голове.

— Вообще-то я должен вернуться пораньше.

— Отлично! Я постараюсь приготовить и ужин пораньше. Счастливо!

Кивнув, Оррен вышел с таким чувством, словно только что спас себе жизнь. Что же это происходит? Да она ведь просто няня! Подросток. Интересно, понимает ли она, что спросила его совсем как жена? Он решил, что, скорее всего, нет.

Он, вероятно, казался ей стариком. Еще бы! Разведенный отец четырех детей! Он и на самом деле иногда чувствовал себя стариком, хотя с тех пор, как в их жизнь вошла Мэтти, все изменилось. Он стал меньше уставать, исчезло большинство поводов для беспокойства. Регулярное питание тоже пошло ему на пользу. Дети казались довольными, даже Джин Мэри, которая ни разу не сказала ни одного доброго слова о Мэтти. Оррен обнаружил, что и с финансами как-то все уладилось. Грейс никогда не была ни примерной хозяйкой, ни хорошей кулинаркой… Однако нынешняя ситуация временная, и ему не следует забывать об этом. Лето кончится. И детишки, и Мэтти должны будут снова приняться за учебу. А ему придется опять определить их на продленку и платить за это бешеные деньги, взвалив на себя к тому же все те дела, которыми сейчас занималась Мэтти. А она уедет в колледж, засядет за книги и заживет обычной веселой студенческой жизнью, а он снова будет тянуть свою лямку. Оррен почувствовал усталость уже от одной этой мысли.


Мэтти улыбнулась и опустила голову, сделав вид, что не заметила, как Оррен легким прикосновением к затылку Джин Мэри заставил ту наклонить голову, прежде чем сам сделал то же самое. Джин Мэри воинственно сверкнула глазами, спрятала руки под мышки и только потом наклонила голову. Она не закрыла глаз, пока молился ее отец, но на этот раз не стучала ногами об стол и не двигала локтем столовые приборы около своей тарелки.

После того как было произнесено «аминь», Мэтти подняла голову и улыбнулась Оррену.

— Пап, — спросил Чэз, сидящий в конце стола, — а когда у меня будет моя собственная комната?

— Я думаю об этом, сынок, — виновато сказал Оррен и устремил взгляд на Мэтти. — Все дело в том, что мне нужна дополнительная работа. Тогда я куплю все необходимое и смогу закончить этот ремонт. Вы не могли бы… — он замялся, — подольше присматривать за детьми?..

Мэтти поковыряла вилкой свою картошку и спокойно ответила:

— Хорошо.

— Я… я не смогу вам особенно много доплатить, — робко продолжал он.

— Что-нибудь придумаем, — успокоила она его.

Он кивнул и опустил взгляд в тарелку. Мэтти закрутила волосы и перебросила их на грудь. При этом эффектно обнажилась ее спина, ведь она надела джинсы прямо на купальник. Как она и ожидала, Оррен поневоле бросил на нее взгляд. Старательно пряча улыбку, она спросила:

— Как вы думаете, сколько времени потребуется на то, чтобы закончить комнату?

— Возможно, все лето, — сказал он невесело, а Чэз громко вздохнул. Джин Мэри показала ему язык.

— Я думала об этом, — продолжила Мэтти. — И вот что мне пришло в голову. Мы могли бы освободить один угол этой комнаты от вещей, отгородить его занавеской и поставить туда кровать для Чэза. Тогда у каждого будет своя комната, а когда закончите ремонт, вы с Чэзом сможете поменяться местами.

— Неплохая идея, — обрадовался Оррен, посмотрев на сына. Тот энергично кивнул. Возразила одна Джин Мэри:

— Нет! Это нечестно! Почему это у Чэза будет своя комната, а у меня нет?

— Но в твоей комнате будет одним человеком меньше, — терпеливо заметила Мэтти.

Джин Мэри стукнула ладошкой по столу, в глазах ее сверкнули слезы.

— Я тоже хочу отдельную комнату!

— Джин Мэри! — твердо начал Оррен. — Я не могу предоставить тебе отдельную комнату. Чэз — мальчик. Он не должен делить комнату с несколькими девочками.

— А я почему должна? Это нечестно! — заревела девочка и вскочила. — Просто ты ненавидишь меня! Все меня ненавидят! — С этими словами она повернулась и выбежала из комнаты.

— Никто тебя не ненавидит, Рыжик! — заволновался Оррен и тут же побежал за дочкой. — Вернись сейчас же!

Через несколько минут из дальнего конца дома донесся душераздирающий вопль. Мэтти покачала головой. Чэз закатил глаза. Однако Кэнди Сью приняла все за чистую монету: ее крохотный подбородочек задрожал, она прищурила глазки и разразилась рыданиями. Янси, у которой глаза всегда были на мокром месте, тут же присоединилась к ней. Мэтти поднялась со стула и, обойдя вокруг, встала между девочками и, успокаивая, взяла каждую за ручку.

— Все в порядке, — тихо и ласково сказала она. — Вы же знаете, что папа не тронет Джин Мэри. Она просто расстроена. А когда она расстроена, она всегда кричит. Разве это не так, Чэз?

— Еще как! Особенно когда не получается так, как хочет она. Она просто завидует, потому что у меня все-таки будет собственная комната!

Глаза Янси стали вдруг огромными, она посмотрела на Чэза, вынула пальчик изо рта и воскликнула:

— Я буду с тобой, Чэз!

— Ты не можешь, Янси! — воскликнул в отчаянии Чэз. — Тогда это не будет моя собственная комната!

Янси заплакала так горько, как будто брат и в самом деле предает ее, переселяясь в собственную комнату.

— Послушай, маленькая, — стала уговаривать Янси Мэтти. — Чэз будет в соседней комнате, а я скажу тебе, что мы сделаем. Мы переделаем вашу комнатку. Мы… Я знаю, мы отведем каждой из вас один уголок комнаты. Ну как? У тебя будет собственная стена!

— Ты можешь выбрать ту стену, которая ближе всего к моей комнате, — с готовностью предложил Чэз.

У Янси мгновенно высохли слезы. Она посмотрела Мэтти прямо в глаза и заявила:

— Хочу, чтобы моя стена была желтой.

Мэтти засмеялась и крепко обняла девочку.

Неожиданно всем стало весело. В этот момент вернулся Оррен.

— По какому поводу веселье? — спросил он, усаживаясь.

Наклонившись вперед, Кэнди Сью серьезно заявила:

— У Янси будет зелтая стенка.

— Что? — улыбнулся Оррен.

Янси поспешила объяснить сама:

— Я хочу, чтобы моя стена в комнате для девочек была желтой.

— Твоя стена в комнате для девочек? — повторил Оррен, вопросительно глядя на Мэтти.

— Дело в том… я подумала, что каждая девочка может иметь свою стену в их комнате, и Янси хочет, чтобы ее стена была желтой.

— Желтой? — У Оррена дрогнули губы.

— Зелтой! — подтвердила Кэнди Сью, и все снова засмеялись, включая Оррена.

— Мне кажется, мы могли бы позволить себе купить немного краски, — благодарно улыбнулась ему Мэтти.

— Ну а ты, Солнышко? Какого цвета ты хочешь стену?

Кэнди Сью пристально смотрела на отца и вдруг закричала:

— Лозовую! — Взглянув на удивленные лица окружающих, она повторила нараспев: — Лозовую, лозовую, лозовую!

Первой отреагировала Янси:

— Розовую, розовую, розовую!

— Хорошо, хорошо! — поспешил согласиться Оррен. — Сделаем желтую и розовую. Пусть две стены будут такими.

— Две из четырех, — вдруг осенило Мэтти.

— Три девочки, четыре стены. А что мы будем делать с четвертой стеной? Может быть, она должна принадлежать самой старшей? — Оррен положил вилку и нож. — Я сейчас вернусь.

Мэтти успела наполнить их тарелки, когда вернулись отсутствующие. Глаза Джин Мэри покраснели от слез, но тут же заблестели от радости, когда ей предложили не одну собственную стену, как у каждой из сестер, а целых две. С благодарностью взглянув на Мэтти, Оррен сел за стол и начал накладывать еду на тарелку Джин Мэри.

— Я хочу, чтобы моистены были лиловыми, — сказала девочка севшим от слез голосом. — Бледно-лиловыми.

И Мэтти согласно кивнула.


Мэтти выпрямилась и разогнула ноющую спину. То, что накануне она разгребала хлам в новой «комнате» Чэза, не прошло бесследно. Но результпревзошел ожидания. Они закрыли голые стены, прибив к ним цветные, довольно ветхие стеганые одеяла. Соорудили перегородку из старых карнизов для занавесок, реек, тонкой проволоки, одеял и потрепанных драпировок. Все это выглядело, конечно, кустарно. Но когда в этот уютный отсек водрузили кровать Чэза, он был на седьмом небе. Мальчик переселился в свои владения с таким чувством, словно въехал в новый дом. Ползая на животе, он прятал свои сокровища под кровать. Притащил шаткий прикроватный столик и лампу. Прикрепил булавками к матерчатым стенам рекламные плакаты, поставил друг на друга пластмассовые ящики, которые служили ему комодом и шкафом.

Девочки тем временем открывали для себя радость пребывания в чисто женском обществе. Теперь никто не мешал их девчоночьим занятиям. Были извлечены на свет Божий куклы со всеми их нарядами и аксессуарами.

В воскресенье Оррен не работал. Он использовал этот день для ремонта — закрыл защитной липкой пленкой все деревянные поверхности, осветительную арматуру и потолок и начал красить стены. В понедельник он все закончил, снял липкую пленку, кое-что подправил, убрал все ненужное. Поскольку четыре стены были окрашены в пастельные оттенки лилового, розового и желтого, комната выглядела весьма странно. Однако у Мэтти были свои планы.

Во вторник она принесла с собой кусок тонкого пластика, линейку, специальный ножс острым, как бритва, лезвием и книжку с красочными изображениями разных цветов. После сравнительно недолгой дискуссии девочки выбрали рисунок с тюльпаном, и Мэтти вырезала трафарет, а затем аккуратно нанесла розовые и желтые тюльпаны на лиловые стены, а лиловые тюльпаны — на розовую и желтую. Потом фломастерами она аккуратно нарисовала листья на каждом цветочном стебле и позволила девочкам раскрасить их пастелью. В результате комната приняла «детский» вид и стала очень привлекательной. Девочки пришли в полный восторг.

Но Мэтти на этом не успокоилась, а принялась за «подгонку» разнокалиберных односпальных кроватей Джин Мэри и Янси и детской кроватки с боковыми стенками, на которой спала Кэнди Сью. Слегка пройдясь по каждой детали, наждачной бумагой, она взялась за краски. Желтую длинную кровать Мэтти раскрасила розовым и лиловым, лиловую кровать с пологом на четырех столбиках — желтым и розовым, а розовую кроватку с боковыми стенками — лиловым и желтым. Неожиданно в комнате возникла гармония. Даже Джин Мэри нехотя согласилась с этим.

Но на следующий день появилась новая проблема. С занавесками. Оказалось, что те занавески, которые Мэтти принесла из комнаты Оррена, совсем не подходили к окнам комнаты девочек. А она обещала Джин Мэри, что они повесят эти занавески. Оррен разрешил ей красить все, что она считает нужным, и дал на это четыре доллара. Самую трудную часть работы выполнила стиральная машина, но пришлось прокручивать занавески дважды, прежде чем они стали примерно такого цвета, как покрывала на кроватях. К сожалению, занавески совершенно не подходили к окнам и по размерам.

В конце концов, Мэтти усадила детей в машину и отвезла их в дом своего отца. Почти все время они провели на кухне, болтая с Эми и рискуя испортить себе аппетит перед обедом огромными кусками бисквитного торта с персиковым компотом. А Мэтти залезла на чердак и переворошила многочисленные коробки, забитые старыми занавесками и постельным бельем, пока не разыскала то, что ей было нужно.

Вернувшись в дом Эллиса, Мэтти выстирала и выгладила привезенные занавески, покрывала и скатерти. Она забила гвозди, ввернула шурупы. Она клеила, вбивала, скрепляла и накалывала до тех пор, пока у нее не заболели руки. Наконец пришло время оценить результаты. Насколько она могла судить сама, все получилось просто великолепно.

Заново покрашенными занавесками, которые когда-то принадлежали обожаемой матери Джин Мэри, Мэтти задрапировала изголовье кровати девочки. Потом оттянула их к стене и приколола, создав полог, который, по словам Джин Мэри, был «как у принцессы». Окно было украшено нарядными присборенными желтыми занавесками. Из огромных двуспальных простынь с цветочным рисунком получились покрывало на кровать, декоративные наволочки на подушки, абажур и салфетка для кровати и крошечного столика Янси. Пушистое розовое двуспальное одеяло было положено на кроватку Кэнди Сью. Опустив кроватку как можно ниже, Мэтти сняла боковую стенку, чтобы девочка могла самостоятельно забираться и вылезать из нее. Из белого коврика для ванны получился прекрасный ковер после того, как Мэтти пробила в нем дырочки через равные интервалы, продела в них полоски ткани от покрывал и желтые, розовые и лиловые ленты и стянула их, сделав оборку.

Когда на стенах были развешены веселые картинки из развалившейся огромной книги волшебных сказок, вокруг разбросаны декоративные подушки, а игрушки и детская одежда аккуратно убраны в шкаф и коробки под кроватями, комната приобрела чудесный вид.

Девочки пришли в такой восторг, что захлопали в ладоши. Они начали петь и кружиться по комнате, а потом в порыве бьющей через край радости бросились к Мэтти. Даже Джин Мэри на какое-то время забыла о своих обидах и вместе с остальными принялась целовать Мэтти и с гордостью кричать, что ее кровать «как у принцессы» — самое лучшее, что только есть в комнате. Чэз, по мнению которого все это были девчачьи глупости, тем не менее, смеялся и хлопал в ладоши вместе с остальными.

Мэтти с трудом дождалась, когда Оррен возвратится с работы и увидит, что она сотворила. И не только с комнатой, но и с Джин Мэри. Несмотря на усталость, она не могла сдержаться, чтобы не мурлыкать, пока купала девочек и готовила незамысловатый ужин из мексиканского пирога и салата. Чэз и Джин Мэри вдвоем накрывали на стол. Две младшие сестренки не принимали в этом участия. Кэнди Сью практически спала на ходу, поскольку пропустила свой обычный дневной сон, а Янси была не в состоянии оторваться от своей желтой стены. Она лежала поперек кровати, ногами к стене, и шепталась со своей куклой, а ее ножки в чулочках танцевали под слышную только им одним музыку.

Заслышав звук приближающегося пикапа Оррена, Мэтти поставила пирог на плиту, а салат в холодильник и быстро выстроила утомленных, но счастливых детей около обеденного стола. Вся в ожидании, широко улыбаясь, она встала рядом с ними. Оррен открыл дверь и вошел в кухню, едва передвигая ноги от усталости. Он улыбнулся им и поставил коробку, в которой брал с собой завтрак.

— Что это значит? Так меня еще не встречали с момента прихода к нам Мэтти.

Мэтти переступала с ноги на ногу.

— Мы должны вам кое-что показать.

— А нельзя сделать это после ужина? Хотите показать комнату прямо сейчас? — догадался он.

— Сейчас, папа, — настойчиво сказала Джин Мэри и подошла к нему, чтобы взять его за руку. Янси, стоя на месте, захлопала в ладошки.

— Сейчас увидишь мою желтую стену!

— Мою лозовую! — закричала Кэнди Сью, вынимая пальчик изо рта.

— У меня кровать как у принцессы, — заявила Джин Мэри, таща отца за собой.

Они все поспешили через гостиную, по коридору, мимо ванной к двери в «новую» комнату. Мэтти взялась за дверную ручку. Чтобы усилить эффект, она помедлила и распахнула дверь. Девочки ворвались в комнату, смеясь и вскрикивая от удовольствия. Чэз втолкнул Оррена в комнату и вошел следом. Шествие замыкала Мэтти. Скрестив руки на груди, она прислонилась к дверному косяку.

Оррен остановился посреди детской и посмотрел под ноги, на ковер, на котором стоял. Он поспешно сделал шаг назад и обвел комнату неторопливым взглядом, а затем нахмурился.

— Что-то не так? — спросила она, отступив от двери.

— Что-то? — строго спросил он. — Вы что, собираетесь разорить меня? Это же должно стоить целое состояние! — Кровь прилила к его лицу.

— Ничего подобного! Я не истратила ничего лишнего, клянусь!

— Тогда откуда же все это? — Он сердито обвел рукой вокруг. Дети от удивления съежились.

— В основном все уже было, — сказала Мэтти, стараясь говорить убедительно. — Кое-что… мое. Я привезла это из дома.

— А мачеха Мэтти угостила нас тортом и персиками! — с готовностью добавил Чэз.

Кровь отлила от лица Оррена. Он посмотрел на Мэтти. На его виске билась жилка.

— Уходите, — сказал он. — И забирайте все!

Вперед выступила Джин Мэри и запротестовала:

— Нет! Ты так не можешь! Мы хотим это! Это теперь наша особенная комната!

— Мы не принимаем никаких пожертвований! — гневно заявил Оррен, устремив взгляд на Мэтти.

Подбодрив детей взглядом, Мэтти открыла рот, чтобы все объяснить, но он неожиданно оттолкнул ее и вышел. Янси заревела. Джин Мэри уткнула лицо в свою кровать «как у принцессы» и начала всхлипывать. Кэнди Сью упала на пол и присоединилась к ним, а Чэз нервно ходил от Янси к Кэнди Сью, пытаясь успокоить их. Мэтти посмотрела на красивую комнату и плачущих детей и почувствовала, как умерли ее собственные надежды. Ее огромные достижения, кажется, обернулись полным провалом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Оррен выскочил из дома, спустился в гараж, рванул дверцу грузовичка и вдруг резко остановился, осознав, что идти ему, собственно, некуда. Бормоча свое любимое ругательство, он снова захлопнул дверцу и направился к шкафу с инструментами. Выдвинув ящики, извлек гаечный ключ, вытащил из сумки, висевшей на крючке, кусок ветоши и начал драить и без того сверкающий металл. Удовлетворившись результатом, он повесил этот гаечный ключ и достал следующий. Оррен всегда содержал свои инструменты в образцовом порядке. Они давали ему средства к существованию и были слишком дорогими, чтобы относиться к ним без должного внимания. К тому же его успокаивала механическая работа.

Капая машинное масло на ветошь, он перенесся мыслями к событиям, происшедшим в его доме. Единственной его заслугой было то, что он выкрасил четыре стены в три разных цвета, как ему было сказано, а его дом неожиданно стал похож на картинку из журнала. Но даже Мэтти не под силу было добиться таких изменений. Она вынуждена была выпрашивать вещи для убранства его дома у своего отца!

— Оррен?

Это был голос Мэтти. Оррен собрался с силами, повесил гаечный ключ, вытер руки ветошью, задвинул ящики и водрузил на место висячий замок. Сунув ветошь в карман брюк, он наконец обернулся.

— Я не шутил. Семья Эллисов не принимает подаяний. Забирайте все домой!

— Нет! — категорически заявила Мэтти, скрестив на груди руки.

Оррен не был вспыльчивым человеком, но тут он взорвался:

— Черт побери, Мэтти! Делайте, как я вам говорю! Я не хочу, чтобы эти вещи находились в моем доме! Начнем с того, что вы не имели права приносить их сюда!

— Вы сказали мне, что я могу по-новому оформить комнату девочек.

— Я не предполагал, что для этого вы обдерете дом своего отца!

Она закатила глаза.

— Не говорите глупостей! Все эти вещи хранились на чердаке. В лучшем случае их пустили бы на дешевую распродажу!

— Прекрасно. Если вы не хотите брать их обратно, тогда я должен буду их у вас купить. — Он вытащил бумажник. — Сколько?

Мэтти отпрянула, разинув рот.

— Да как вы смеете? Это самое большое оскорбление, которое вы…

— Оскорбление! Разве это оскорбление — желание расплатиться с вами? Это оскорбление — желание самому заботиться о своих детях?

— Вы заботитесь о своих детях, Оррен. Вы изнуряете себя ради своих детей. Неужели вы думаете, что я этого не вижу?

— Не знаю, что вы там видите, Мэтти! Но совершенно ясно, что увиденное вам не особенно нравится, потому что вы, кажется, одержимы желанием это изменить!

— Неправда! Я просто хочу помочь. — Она подошла ближе, умоляюще сложив руки. Ее изумрудные глаза сверкали. — Вы так много работаете, Оррен! Иногда, приходя с работы, вы выглядите очень усталым! Я просто хочу сделать этот дом уютным. Для вас и детей.

Эти слова могла бы произнести какая-нибудь жена своему мужу в оправдание огромной суммы, истраченной на что-то для дома. Это потрясло его до глубины души. Она была няней его детей, а не его супругой!

— Я нанял вас, чтобы вы смотрели за моими детьми и готовили им еду, а не для того, чтобы вы перевернули здесь все вверх ногами! — возбужденно заявил он. — Я больше ничего не узнаю в своем доме!

— Я… понимаю. Очень сожалею. Я не сознавала, что перешла границу. Я… я сейчас ухожу. Ужин на… — Мэтти судорожно сглотнула, и он запоздало понял, что она сдерживает слезы, — на п-плите! — Она повернулась и пошла к ступенькам.

В мгновение ока его злость исчезла, и на смену ей пришла жалость. Неожиданно он почувствовал себя самым жестоким человеком на свете.

— Мэтти, постойте!

Она подчинилась и замерла на месте.

— Я не собирался доводить вас до слез, — произнес он сконфуженно.

— Я понимаю, — сказала она голосом, в котором слышались слезы. — Я виновата. Я слишком… увлеклась. — Она всхлипнула, смахнула слезы и мягко добавила: — Все в порядке.

— Нет, вы не виноваты. Вы не хотели делать ничего плохого.

Она повернулась к нему. В ее глазах стояли слезы.

— Я действительно не хотела, Оррен. Клянусь! Я думала, что девочки обрадуются, Чэз получит собственный угол и все это немного снизит ваше напряжение! Я только хотела… — У нее задрожал подбородок, а у Оррена перевернулось сердце.

— Я знаю. Знаю, — тихо сказал он, приблизившись к ней и обняв ее за плечи, как если бы она была его ребенком. — Все нормально. Вы старались помочь. — Он отбросил с ее лица прядь темных шелковых волос. По его позвоночнику пробежала дрожь. Как бы он ни убеждал себя в этом, она не была ребенком. Он подумал, что мог бы быть… Нет, он, безусловно, попал в беду.

Мэтти подняла голову. Ее маленькая сильная рука сжала его плечо.

— Пожалуйста, не сердитесь на меня, — прошептала она, четко выговаривая каждое слово своими пухлыми розовыми губами.

Он с ужасом почувствовал, что его ладонь ласково коснулась ее шеи. Но тут же забыл об этом, поскольку взгляд упал на ее губы. Оррен закрыл глаза и прижал свои губы к ее губам. Мэтти застыла, словно испуганная таким поворотом событий. Но тут ее рука скользнула вверх по его затылку, а губы раскрылись. Неожиданно потеряв равновесие, Оррен качнулся в ее сторону. Чтобы устоять на ногах, Мэтти обхватила его рукой за талию и прижалась к нему. Он почувствовал прикосновение ее на удивление крепких грудей. Прошла целая вечность с тех пор, как он держал в своих объятиях какую-либо женщину. Он обвил рукой ее удивительно тонкую талию, не совсем понимая, в какой момент его рука оказалась на этой талии, и почувствовал, как Мэтти, слегка застонав, привстала на цыпочки. Обрадованный, он наклонил голову, сильнее прижимая свои губы к ее губам и уткнувшись носом в ее щеку. Ее кожа была гладкой, как шелк, дыхание горячим и свежим.

Дрожа, она тянулась все выше. Его рука скользнула с ее затылка вниз, на спину, затем под мышку и смело обхватила полную крепкую грудь. Его тело отозвалось на это прикосновение, и тут она неожиданно вырвалась.

Он стоял, простирая к ней руки. Его тело протестовало, чувства бурлили. Постепенно голова прояснилась. Мэтти уставилась на него, широко распахнув глаза и раскрыв рот. Оррен оцепенел. Что он наделал?! Он поцеловал няню своих детей — очень юную, очень впечатлительную, — и она сейчас смотрела на него так, как будто он достал до луны!

— О, Оррен!

Ужас охватил его. Он не только поцеловал ее, но еще и коснулся ее груди!

— Нет! — выдохнул он.

Мэтти сцепила руки и невозмутимо улыбнулась, словно с самого начала предвидела, каким разрушительно возбуждающим будет их поцелуй. Оррен вдруг почувствовал себя так, как будто у него выбивают почву из-под ног.

— Нет, нет, нет!

— Оррен, послушайте меня!..

Он закрыл уши руками.

— Ни за что! О Господи! Это ни в коем случае не должно было произойти!

Она скрестила руки на груди и самодовольно усмехнулась.

— Это уже произошло!

— Нет, не произошло! — воскликнул он. — И больше не произойдет! Во-первых, я дал себе зарок избегать женщин. Не хватало мне еще этих проблем! Мне их и так предостаточно, большое спасибо. И, во-вторых, если бы я даже не давал себе никакого зарока, и никаких проблем не существовало, это, во всяком случае, были бы не вы! Вы слишком молоды!

— Мне почти двадцать, — слабо возразила она, уронив руки.

— Вам девятнадцать! Это значит, что вы подросток!

— Я не… — вздохнула она.

— В-третьих, — перебил он, подняв три пальца для большей убедительности. — У меня нет на это времени!

— А я хочу сделать так, чтобы было, — рассудительно сказала Мэтти, но, прежде чем она успела продолжить, он ткнул ей прямо в лицо на этот раз четыре пальца.

— В-четвертых. Я не хочу, чтобы в это были втянуты мои дети! Не желаю, чтобы они подумали, что между нами что-то происходит. Не хочу вселять в них напрасные надежды! Из этого ничего не получится, и они только расстроятся, а я этого не хочу! Они уже лишились одной матери. Не хватало еще, чтобы они потеряли и другую!

— В этом я с вами полностью согласна, — спокойно сказала Мэтти.

— Согласны? — Он заморгал от удивления.

— Конечно, согласна. Не думаете же вы, что я причиню боль детям!

— Т-тогда вы должны согласиться, что мы не можем… не будем… — Он судорожно вздохнул. — Вы понимаете, что это не может повториться?

Она улыбнулась ему улыбкой мадонны — проницательной, ясной, понимающей — и решительно сказала:

— Нет.

Мэтти круто повернулась, улыбнулась через плечо и весело повторила, неспешно подходя к двери:

— Нет!


— А когда придет папа?

Мэтти одобрительно посмотрела на Джин Мэри и зачесала назад падающую на лоб прядь рыжих кудрявых волос.

— Не знаю, дорогая. Он сказал, что задержится на работе.

К ее облегчению и удовольствию, Джин Мэри привалилась к ней и, обняв за талию, захныкала:

— А я хотела спросить папочку, можно ли мне пойти на день рождения к Рамоне.

Мэтти крепко прижала ее к себе.

— Я думаю, что можно.

— Но мне нужен подарок, — возразила Джин Мэри.

А подарки стоят денег, отметила про себя Мэтти. Она даже подумать не могла о том, чтобы самой купить подарок. Оррену это бы не понравилось.

— Послушай, у меня есть идея. Можно сделать потрясающий подарок. Он не стоит денег, но тебе придется заплатить за него. — И Мэтти, видя недоуменное лицо девочки, засмеялась. — Мы заключим сделку. Это будет так. Я сделаю два маникюра, если ты поработаешь на меня два часа.

— А что такое маникюр?

Мэтти взяла маленькую обветренную ручку Джин Мэри.

— Это значит, что я буду втирать в твои руки специальный лосьон до тех пор, пока твоя кожа не станет мягкой, как шелк. Потом я отодвину кожицу у основания ногтей… — Мэтти продемонстрировала это на двух пальцах. — И покрашу твои ногти. Ярко-синим, может быть. Или желтовато-зеленым. Или даже желтым. Потом покрою их блеском и сверху закрепителем. И у тебя будут самые красивые руки, когда ты пойдешь в гости.

Джин Мэри широко раскрыла глаза от удивления.

— Вы сделаете это два раза, чтобы руки были одинаковыми?

Мэтти покачала головой:

— Нет. Я сделаю один маникюр тебе, а второй — твоей подружке Рамоне. Но тебе придется отработать за них два полных часа. Ты согласна?

Джин Мэри радостно запрыгала.

— Ух, ты! Ух, ты! Здорово! Рамона обалдеет! Спасибо, Мэтти! Спасибо!

— Послушай, что мы сделаем. Мы приготовим специальное свидетельство, в котором сообщим о подарке Рамоне, и ты отдашь ей это свидетельство на дне рождения. Ты можешь показать ей свои ногти, чтобы она видела, что ее ждет. А на свидетельстве мы оставим место, куда можно будет вписать дату и время, когда она сможет сделать маникюр. Я договорюсь об этом с мамой Районы. Потом мы заедем за ней и привезем ее сюда.

— И я покажу ей свою комнату! — с воодушевлением подхватила Джин Мэри.

— И ты покажешь ей свою комнату, — согласилась Мэтти.

Джин Мэри подпрыгнула и обняла Мэтти за шею, чуть не свалив ее с ног. Мэтти, смеясь, подхватила девочку.

— Я люблю тебя, Мэтти. Спасибо! Спасибо! — чмокала ее в щеку Джин Мэри.

Мэтти закрыла глаза и крепко обняла девочку, шепча:

— Я тебя тоже люблю, Рыжик.

Когда она снова открыла глаза, то увидела в дверях кухни Оррена. Джин Мэри повернула голову и, заметив отца, немедленно оставила Мэтти и стала быстро выкладывать радостную новость. Кивая и что-то бормоча, Оррен вошел вместе с девочкой на кухню и закрыл дверь.

— И я заплачу за это, делая два часа трудную работу, — сообщила Джин Мэри, постепенно успокаиваясь.

— Это здорово, Рыжик, — сказал ей Оррен. — Просто отлично. Я уверен, что твой подарок понравится Рамоне больше всех других.

— Значит, вы не против? — спросила Мэтти, делая шаг вперед.

Он бросил на нее подчеркнуто холодный взгляд и тут же отвел глаза.

— Конечно, почему же нет?

Она попыталась не обижаться.

— Я накрою ужин для вас.

— Спасибо.

Джин Мэри унеслась рассказать о своей новости, зная, что сможет найти Чэза в «его» комнате за чтением книги.

— Янси и Кэнди спят, — сообщила Мэтти Оррену, вынимая ужин из духовки. — Я пообещала, что вы пожелаете им спокойной ночи, когда вернетесь домой, а утром приготовите необыкновенно вкусный завтрак.

— Я заведу будильник и встану немного раньше, — кивнул Оррен и направился к раковине вымыть руки.

— Я уже все приготовила, — сообщила Мэтти, показывая на маленький листочек бумаги на рабочем столе, — написала все инструкции.

В ответ он пробормотал нечто нечленораздельное.

Прекрасно зная, что он не сядет за стол, пока она не уйдет, Мэтти взяла свою сумку.

— Пожалуй, я пойду. Попытайтесь отдохнуть. Вам это необходимо.

Оррен замер, но ничего не ответил. Мэтти вздохнула:

— Спокойной ночи, Оррен.

Она вышла и тихо закрыла за собой дверь.

Оррен сидел, уставившись невидящим взглядом в тарелку с едой. Мясной рулет. Кукуруза. Горчица. Запеченная в духовке картошка. Мэтти прекрасно готовила. Мэтти была прекрасной хозяйкой. Мэтти была прекрасной няней. Она сводила его с ума. Уж лучше бы ему никогда не видеть ее! Но его детям с ней было хорошо. Он еще не видел Рыжика такой счастливой. У него сжалось сердце, когда он вспомнил, как она сказала Мэтти, что любит ее. Дочка почти не вспоминала о Грейс. Оррен не знал, хорошо это или плохо. Он знал только, что не собирается повторять прошлых ошибок. Он не собирался влюбляться в неподходящую женщину.

Мэтти была слишком юной. Слишком молодой! Она слишком молода, чтобы взваливать на себя такую ношу, как четверо детей и измотанный мужчина, сердце, которого уже не способно на возвышенные чувства. Она слишком молода, а он слишком измучен, и с этим ничего не поделаешь.

Оррен расправился с ужином, но не стал мыть тарелку. Он слишком устал, и для него было гораздо важнее увидеть детей, перед тем как они уснут. Кроме того, именно за это он и платил деньги Мэтти. За то, чтобы она готовила, убирала, присматривала за детьми. Он вошел во временную комнату Чэза и присел на кровать поговорить с сыном и Джин Мэри. Они рассказали ему о том, как провели день. И о приглашении на день рождения, которое пришло Джин Мэри по почте. И о книге, которую Мэтти принесла Чэзу почитать. Оррен пообещал посмотреть с ними вместе видеокассету. Потом вошел в комнату к девочкам и поцеловал своих малышек, стараясь не разбудить их. Когда Оррен вышел из ванной комнаты, переодевшись в шорты и футболку, старшие дети уже прокрутили начало кассеты и остановили фильм на первом эпизоде. Он уютно расположился на диване между ними и приготовился смотреть фильм об австралийском ковбое, который они смотрели десятки раз. Оррен уже начал клевать носом, когда Чэз вдруг взглянул на него и спросил:

— Пап, почему тебе больше не нравится Мэтти?

Сразу проснувшись, Оррен сел и откашлялся.

— С чего ты взял, что мне не нравится Мэтти?

Чэз серьезно посмотрел на него.

— Она говорит, что не нравится тебе.

Оррен подавил раздражение.

— Я ничего не имею против Мэтти. Мне просто не… — он не договорил. — Она няня, Чэз. Вам она нравится. Правда?

Чэз кивнул.

— Мы любим ее, — добавила Джин Мэри.

— Отлично. Тогда, кажется, нет проблем? — Он попытался сохранять хладнокровие. — Кроме того, она у нас временно. Осенью вы все начнете учиться, в том числе Мэтти, и все закончится.

— А Мэтти вернется сюда на следующее лето? — тихо спросила Джин Мэри с надеждой в голосе.

— Не знаю, Рыжик. Посмотрим. — Она отвернулась к экрану телевизора, но он успел заметить блеснувшие в ее глазах слезы. Оррен обнял ее, прижал к себе и сказал: — Но сейчас-то нет причин для огорчений. До осени еще очень далеко, а ты заработаешь себе маникюр на день рождения Рамоны.


Мэтти тихонько постучала, потом открыла дверь своим ключом и вошла. Оррен стоял у плиты в одних носках. Взъерошен, небрит, футболка надета наизнанку. Он уронил лопаточку, все разбрызгал и взглянул на Мэтти.

— Мэтти! — укоризненно сказал он хриплым приглушенным голосом. — Что вы делаете здесь так рано?

Он даже не улыбнулся. Честно говоря, другого она и не ожидала. Этот страшно упрямый человек один растил четверых детей. И если он что-то решит, изменить это нелегко. Но она изменит! Рано или поздно. Мэтти бросила сумку на стол и, уперев руки в бока, открыто посмотрела ему в лицо.

— Мне нужно с вами поговорить. О детях.

Это было слишком. Он снова занялся омлетом и начал с остервенением взбивать яйца.

— А что с ними?

— Они меня беспокоят. Особенно Чэз и Янси.

Оррен стремительно снял сковородку с конфорки и, обернувшись, снова взглянул на Мэтти.

— И чем же Чэз и Янси так вас беспокоят?

Мэтти подошла, взяла кофейник и принялась готовить кофе, бросив через плечо:

— Прежде всего, тем, что у Чэза нет друзей его возраста. У Джин Мэри есть, и это хорошо. И у Чэза тоже должны быть, а у него нет. Во всяком случае, насколько я знаю.

— Вы считаете, что это моя вина, — нахмурился Оррен.

— Я думаю, нам вместе следует позаботиться о том, чтобы мальчик общался со своими ровесниками один, без сестер, о которых он должен все время заботиться. Думаю, что то же самое нужно и Янси.

Оррен скрестил на груди руки.

— Я имею кое-какое представление о детях, Матильда, и утверждаю, что Янси еще слишком мала, чтобы думать о друзьях своего возраста.

— Янси должна развиваться, Оррен, — мягко сказала Мэтти. — Ей скоро исполнится четыре с половиной. Если она не будет взрослеть, ей придется трудно в детском саду. Она должна находиться среди сверстников, чтобы не отставать в развитии. Вы, безусловно, должны это понимать.

Оррен запустил руку в свои взлохмаченные волосы.

— Что вы собираетесь делать?

— Я хочу повести их в церковь, — сказала Мэтти, боясь услышать его возражения.

— В церковь? Да вы что! Какое отношение ко всему этому имеет церковь? У меня нет времени на церковь! Помилуйте! Я работаю шесть, а то и все семь дней в неделю!

— Я знаю это, Оррен! — прервала она его тираду немного более резко, чем намеревалась. — Я не предлагаю вам ходить в церковь. Упаси Бог! Я прошу позволить мне взять ваших детей в церковь. Там существует такая вещь, как воскресная школа, где детей разделяют по возрасту и в соответствии с их возрастом ведут занятия на библейские темы. Вы наверняка слышали об этом.

Он стиснул зубы, чтобы сдержаться.

— Значит, это и есть ваше мудрое предложение? — спросил он, наконец. — Воскресная школа?

— Да, — вздохнула она. — Понимаете, у меня нет других знакомых восьмилетних мальчиков, и я не знаю, как быть с Янси, поскольку она не ходит в детский сад. Я подумала, что воскресная школа даст каждому из них возможность общения в их возрастных группах, а поскольку я и так хожу каждое воскресенье… — Она не договорила. Все и без того ясно.

Оррен повернулся к ней спиной, долго молчал, а потом произнес:

— Я согласен, если вы за ними заедете.

— Хорошо, — мягко, сказала Мэтти. — Я пойду. Ешьте свой завтрак.

Она направилась к двери. В самый последний момент он остановил ее:

— Мэтти!

Она не повернулась, а просто остановилась на месте.

— Да?

— Спасибо.

Она улыбнулась и вышла.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Я предупредил детей, — сказал Оррен, уже держась за ручку двери, — что, по-видимому, не приду сегодня домой.

— Что-то случилось? Я могу чем-нибудь помочь?

Он досадливо поморщился.

— Ничего не случилось. Наоборот. Подвернулась работенка. Сломался сельскохозяйственный комбайн, который перегоняют через наш город. Нужно срочно заменить дизельный двигатель. Хотя наша мастерская не занимается дизельными двигателями, хозяин разрешил мне использовать мастерскую во внерабочее время и самому сделать это. Двое парней вызвались мне помочь. Я думаю, это займет у нас всю сегодняшнюю ночь и, возможно, часть завтрашней.

Мэтти знала, что лучше не спорить, но не удержалась:

— Оррен, не можете же вы быть так долго без сна.

— За две тысячи долларов могу, — решительно заявил он. — Не беспокойтесь, я щедро заплачу вам за то, что вы останетесь с детьми.

Спорить с ним было бесполезно. И она лишь спросила:

— Мне принести вам ужин туда? — (Он покачал головой.) — А как же вы собираетесь есть? — Эти слова вырвались у нее прежде, чем она успела подумать.

— Это вас не касается, — раздраженно сказал он. — Я взрослый человек, как вы знаете. Могу сам о себе позаботиться. Ваше дело — присматривать за детьми.

Мэтти чуть не заплакала. Разве он не видит, как она заботится? Да видит, конечно, это-то его и бесит. Она вскинула подбородок.

— Вы прекрасно знаете, что дети будут со мной в целости и сохранности. Настолько, насколько могут быть в целости и сохранности без вас.

— Это все, что меня волнует, — проворчал он, но его взгляд потеплел.

Тряхнув головой, она сказала:

— И вы тоже могли бы быть со мной в целости и сохранности, Оррен, если бы позволили себе это!

— Если бы вы были достаточно взрослой, чтобы понять, о чем говорите… — начал он.

Воздев руки и закатив глаза, Мэтти круто развернулась.

— Ну и идите! — Она шагнула к раковине и рванула кран, пока искала среди грязной посуды затычку. — Давайте! Спасайтесь бегством, Оррен! Я буду здесь, когда вы вернетесь. Несмотря ни на что. Потому что именно здесь — то место, где я хочу быть.

Он долго стоял, пристально глядя на нее, а затем повернулся и вышел. Мэтти уронила руки. В глазах защипало. Но она не заплачет! Она не ребенок и не позволит ему вести себя с ней, как с ребенком. Как бы он ни пытался.


Телевизионный экран беззвучно мерцал. Мэтти подобрала под себя ноги. Она заставила себя не смотреть на часы, стоящие на журнальном столике. Она и так знала, что уже далеко за полночь. Возможно, даже второй час ночи. Каждая минута теперь становилась настоящей пыткой. Безусловно, он решил поспать пару часов в мастерской. Никто не в состоянии выдержать так долго без отдыха. А что, если он заснул прямо за рулем по дороге домой? Что, если он там один, без сознания? Что, если…

Неожиданно в окно кухни ударил луч света и рикошетом отскочил к стене. Мэтти вскочила. Забытая книга упала на диван. Мэтти машинально взглянула на часы. Оказалось, что было даже позже, чем она представляла, — десять минут третьего. Но он вернулся домой! Он наконец вернулся. Она снова села, почувствовав, что силы покинули ее, и уронила голову на руки, торопливо благодаря Бога. Звук шин, катящихся по гравию, и затихающего двигателя заставил ее снова поднять голову. Двигатель стих, и она перевела дыхание. Оррен не появлялся. Вокруг стояла ничем не нарушаемая тишина. Что же это? Закусив губу, она неторопливо направилась к кухонной двери и бросила взгляд через кухонное окошко. Свет все еще горящих фар отражался от передней стены гаража. Она различила фигуру, склонившуюся к рулю. Мэтти рванула дверь и сбежала по ступенькам к машине. Она без всяких усилий открыла дверцу и заглянула внутрь. Оррен вздрогнул от ее прикосновения и пробормотал:

— Хочу спать. Устал.

Положив руки ему на плечи, она произнесла:

— Я знаю, что вам надо поспать. Вы не просто устали. Вы без сил. Вам надо лечь в постель.

— В постель, — вздохнул он, позволяя ей вытащить себя из машины. Его ноги коснулись земли, он пошатнулся.

Мэтти подлезла ему под мышку и подставила свое плечо.

— Ну-ка, обопритесь на меня. Мы пойдем домой.

— Мэтти, — сказал он и потряс головой, часто заморгав.

— Совершенно верно. Старая добрая Мэтти. Шагайте.

Он послушно подчинился. Покачиваясь, они вошли вместе в дом.

— Я справился. Я сделал это, — пробормотал он. Прислонившись к стене, он с облегчением выдохнул и провел рукой по лицу. — Где мои дети?

Мэтти просунула руку ему за спину и оторвала его от стены.

— Спят, естественно, в своих кроватях, где и вам следует быть.

Он зевнул, подняв руку, чтобы прикрыть рот, но так и не дотянулся.

— Мы справились, — сказал он и стал шарить в кармане брюк, откуда извлек пачку денег толщиной с бейсбольный мяч. Он сунул их ей под нос.

— Двадцать три, — произнес он вяло. — Сотни.

Мэтти сделала попытку оттолкнуть деньги, но они каким-то образом оказались у нее в руках.

— Господи, как я устал, — сказал он, снова прислонив голову к стене. — Не могу поверить, что добрался до дома.

— Вы не должны были делать это в таком состоянии, — упрекнула его Мэтти, пытаясь сунуть деньги обратно в его карман.

Он схватил ее руку и прижал к своему телу, качнувшись вперед. Его нос уткнулся ей в висок, горячее дыхание обожгло ухо.

— Что вы делаете со мной! — прошептал он.

Мэтти вырвала руку. Ее сердце часто забилось.

— Пытаюсь уложить вас спать.

Он слабо обвил ее руками, навалившись на нее всем телом.

— Я слишком устал, чтобы бороться с вами, Мэтти, — растягивая слова, сказал он. — Да я и не хочу.

Она крепко обняла его, стараясь не обращать внимания на жар, охвативший ее тело.

— Ну, так и не боритесь.

Спотыкаясь, они обогнули стол и вышли в гостиную. Взглянув на Оррена, Мэтти увидела, что он с тоской посматривает на диван.

— Ну, нет, — сказала Мэтти, — вы ляжете в кровать. Мы дошли сюда, а теперь сможем проделать и оставшийся путь. Давайте-ка.

Он что-то тихо проворчал, но выпрямился, и ей стало немного легче. Они вместе медленно прошли через гостиную, вышли в коридор. Она дала ему передохнуть в дверях его спальни. Вздыхая, Оррен прислонился к косяку и взъерошил волосы.

— А я услышу детей? — смущенно спросил он.

— С детьми все в порядке, — пообещала она, ведя его к кровати. — Я буду здесь, когда они встанут.

— Вы всегда здесь, — пробормотал он. — Милая Мэтти. Слишком добрая. Что мы будем делать без вас?

— А я никуда не ухожу, — сказала она, подталкивая его бедром к кровати. Она собиралась опустить его осторожно. Однако он неожиданно свалился на кровать, потащив ее за собой и придавив ей руку. Она ойкнула.

Оррен заворчал и попытался перекатиться на бок, увлекая ее за собой. Его рука обхватила ее плечи.

— Мэтти, — только и сказал он, но так, что у нее замерло сердце. Она села и высвободила руку. Оррен что-то пробормотал и закрыл лицо ладонью.

Мэтти встала с постели, быстро сняла с него ботинки и носки, потом расстегнула рубашку. Потянув за нее, она приподняла его, чтобы спустить рубашку с плеч. В полусне он освободился от рубашки, нащупал брюки, расстегнул их и спустил с бедер. Мэтти поспешно отвела взгляд. Потом наклонилась и, схватившись за край брючин, стянула их с его ног. Оррен, не открывая глаз, нащупал подушку и уткнулся в нее. Мэтти выдернула из-под него одеяло, чтобы накрыть его.

Господи, как он красив, у него такие гладкие и крепкие мускулы! Ничего удивительного, что он такой тяжелый! Она отвела несколько прядей с его лба, вглядываясь в лицо. Оно было энергичным, сильным и крепким, как и весь он, и в то же время каким-то беззащитным.

Любовь уже давно жила в ее сердце. Возможно, с того самого момента, как она увидела его. Теперь она уже твердо считала, что Оррен создан для нее. И даже его упрямство могла понять только она — дочь такого же упрямого человека. Улыбаясь, она склонилась ниже и прижалась к его щеке.

Оррен неожиданно перевернулся на спину и, прежде чем она успела опомниться, обнял ее и притянул к себе. Потом повернулся на бок и на мгновение оторвался от нее. Его глаза открылись.

— Мэтти, — прошептал он. — Я знал, что вы здесь. — И тут его губы отыскали ее губы. Его поцелуй был сладким и жадным.

Наконец его губы оторвались от ее губ, и он перевел дыхание, со вздохом уткнувшись ей в шею. Его рука, блуждая, легла ей на грудь.

— Ты не ребенок, — нежно сказал он ей на ухо.

Улыбаясь и моргая сквозь слезы, она уткнулась лицом ему в шею. Через несколько мгновений он снова погрузился в глубокий сон. Она тихо лежала рядом до тех пор, пока не почувствовала, что у нее слипаются глаза, и не поняла, что должна либо уйти, либо провести здесь ночь. Она с трудом высвободилась и стремительно передвинулась в конец кровати. Оррен протянул руку, как будто искал ее, сонно что-то забормотал и снова стих. Мэтти закрыла жалюзи и на цыпочках вышла из темной комнаты, осторожно притворив за собой дверь.


Оставив машину на дорожке, Мэтти вошла в дом и, крадучись, направилась в свою комнату. В этот момент дверь комнаты отца открылась, и он вышел в прихожую.

— Ты очень поздно пришла, Мэтти. Все в порядке?

— Все отлично, папа, — сказала она ласково. — Иди спать.

— Я ждал, что ты придешь раньше, — произнес он, зевая.

Она вошла в комнату и щелкнула выключателем:

— Оррен работал сорок один час без передышки. Он едва добрался до дома.

Эванс заморгал от яркого света.

— Этот парень работает слишком много и слишком перегружает тебя.

— Он не перегружает, папа, — сказала она. — Я с удовольствием вожусь с детишками. А теперь надо спать. Мне завтра рано вставать, чтобы собрать детей в воскресную школу.

— Ты поведешь их в церковь?

— Да.

— А он тоже пойдет?

Она покачала головой, улыбаясь при мысли о том, как много смысла умудрился вложить ее отец в простое личное местоимение.

— Оррену надо выспаться. Может быть, в следующее воскресенье.

При этих словах Эванс хмыкнул.

— Мэтти, ты слишком близко к сердцу принимаешь все, что касается этих людей.

Вздыхая, она встала на цыпочки и поцеловала его в подбородок.

— Не хочешь же ты говорить об этом сейчас, правда?

Он проворчал, что ей не следует задерживаться так поздно, пожелал спокойной ночи и вернулся в свою комнату. Мэтти закрыла дверь, разделась, завела будильник, выключила свет и легла в постель. Последнее, о чем она подумала, засыпая, — почему у нее такое ощущение, что она как будто не на месте в своей собственной кровати?


Будильник прозвонил совершенно не вовремя. Мэтти застонала и протянула руку, чтобы заставить его замолчать. Зевая и потягиваясь, она встала и побрела под душ. Отец и Эми еще и пошевелиться не успели, как ее уже и след простыл.

В доме Оррена она сразу же принялась готовить завтрак. Перед тем, как разбудить детей, она пошла проверить Оррена. Он спал как убитый. Его подбородок и щеки покрывала грубая темная щетина. Мэтти тихонько поцеловала его — никакой реакции. Она выскользнула из комнаты и пошла поднимать детей. Она будила их поцелуями, уговаривая не шуметь. Сначала Чэза, потом Джин Мэри, потом малышек. Пока они уплетали завтрак, Мэтти приготовила им одежду. Помогая детям одеваться и причесывая их, Мэтти повторяла, что Оррен работал целых два дня и почти целых две ночи, чтобы заработать для них дополнительные деньги, и что он заслуживает, чтобы его не тревожили во время сна.

— Помимо всего прочего, — сказала она Чэзу, — тебе понравится в воскресной школе. Там, в твоем классе, есть несколько хороших мальчиков.

Мэтти черкнула записку Оррену на случай, если он проснется, пока их не будет, положила ее на кухонный стол и выбежала из дома, торопясь успеть в церковь.

Чэз оказался на удивление застенчивым, но Мэтти вверила его в надежные руки жены своего пастора. Кларисса Чарлз была женщиной милой, обаятельной и очень доброй. У нее было двое детей — сын и дочь. Она легко вовлекла Чэза в группу детей, собравшихся вокруг фортепьяно. А Мэтти представила явно напряженную Джин Мэри детям в соседней комнате. Янси пришлось уговаривать немного дольше. Засунув пальчик в рот, она уткнулась Мэтти в живот и обвила ручонками ее ноги. В ответ на вопрос, не хочет ли она поиграть с другими детишками, она замотала головой.

Мэтти вошла в класс и села, посадив на одно колено Кэнди Сью, а на другое — Янси. Постепенно Янси стала отвечать на вопросы учителя и детей. Когда Мэтти наконец выскользнула из комнаты, Янси сидела на полу, окруженная сверстниками, и внимательно слушала историю, которую рассказывал учитель.

Лишь Кэнди Сью не выказывала ни малейшего намерения отпустить Мэтти. Казалось, что у нее выросли дополнительные ноги и руки. Каждый раз, как только Мэтти осторожно пыталась освободиться от одной из них, откуда-то появлялась другая. Девочка заулыбалась, когда учитель назвал ее ангелочком, и обеими ручонками вцепилась в волосы Мэтти. В этот момент в дверях показалась голова пастора Болтона Чарлза. Увидев Мэтти, он удивленно поднял брови.

— Что это за новая мода? — поддразнил он и пощекотал Кэнди Сью. Она захихикала и еще сильнее вцепилась в Мэтти. — Смотрите, да она же настоящая красавица, не правда ли?

— О да, и она это прекрасно знает, — сказала ему Мэтти. — Это его преподобие Чарлз, дорогая. Ты не хочешь поздороваться?

Кэнди кивнула и сказала:

— Здласьте.

Болтон Чарлз засмеялся.

— Здравствуйте, барышня. Как вас зовут?

— Солнышко.

— Солнышко! — передразнил Болтон. — Кто же это дал вам такое имя? Наверное, кто-то, кто вас очень любит.

— Мой папочка.

— Ну, ничего удивительного, — заметил Болтон. — Вам подходит!

Мэтти, смеясь, покачала головой.

— Вообще-то ее зовут Кэнди Сью Эллис. Солнышко — это прозвище.

— Эллис, — задумчиво протянул Болтон, поглаживая подбородок. — Что-то я не встречал семьи с такой фамилией.

Мэтти пожала плечами.

— Я сама познакомилась с ними только этим летом.

Болтон кивнул.

— Я очень рад тому, что ты привела мисс Кэнди Сью в церковь. Можно надеяться, что ее мама и папа тоже скоро здесь появятся?

— Папа — возможно, — Мэтти застенчиво улыбнулась. — Я работаю у него.

Болтон наклонил голову:

— А мама?

Кэнди Сью воскликнула:

— Мамочка ушла, ушла. — Она помахала ручонкой, словно желая показать, что мамочка растаяла в воздухе.

Мэтти приблизилась к красавцу священнику и тихо сказала:

— Она ушла к другому два с лишним года назад.

Болтон горестно покачал головой:

— Мне грустно слышать это.

— Их четверо детишек, ваше преподобие, — продолжала Мэтти тихо. — Кэнди младшая. Ей три годика. Они все просто прелестные. Я не могу понять…

— Возможно, нам не дано это понять, Мэтти, — сказал он, — но нам не следует и осуждать.

— Я знаю. Но я вижу, сколько приходится работать их отцу, чтобы содержать такое семейство, и не могу не удивляться, как она могла это сделать. Совершенно очевидно, что он был подавлен, когда она оставила их.

Его преподобие посмотрел Мэтти прямо в ее необыкновенные глаза и спросил:

— Сколько ему лет, как ты думаешь?

— Двадцать восемь, — равнодушно ответила она.

— Молодой, — удивился священник.

— Но не слишком. Он преданный отец. Любит свою семью.

Кэнди Сью, по-видимому, решила, что уже пора переключить разговор снова на нее. Схватив ручонками лицо Мэтти, она наклонила ее голову и шумно поцеловала, заявив:

— Я юбью тебя, Мэтти!

Мэтти засмеялась и прижалась к личику девочки.

— Ты не хочешь остаться здесь, Солнышко? А?

Кэнди улыбнулась и затрясла головкой.

— Я хоцю быть с тобой.

Мэтти, пожав плечами, обратилась к Болтону:

— Думаю, мне придется взять ее с собой. — Она снова взглянула на Кэнди и добавила: — Но только если ты обещаешь вести себя очень-очень хорошо.

Кэнди молча кивнула и положила головку Мэтти на плечо. Болтон пропустил их в коридор и пошел следом, старательно подбирая слова:

— Похоже, что, по крайней мере, одну победу ты одержала.

Мэтти улыбнулась и, бросив взгляд через плечо, честно призналась:

— А мне надо пять.

Болтон Чарлз с откровенным любопытством поглядывал на Мэтти. Наконец он сказал:

— Мистер Эллис, должно быть, хороший человек.

— Да, — улыбнулась Мэтти. — Необыкновенный. Он просто замечательный!

— Я помолюсь за вас обоих, — серьезно сказал Болтон.

В этот момент его кто-то окликнул, и он ушел, помахав рукой сначала Мэтти, а потом Кэнди. Кэнди Сью помахала в ответ и зашагала рядом с Мэтти. Они прошли на заднюю скамью, и Мэтти заметила в первых рядах своего отца и Эми. Как только стихла музыка и Болтон начал читать проповедь, Кэнди заерзала, но быстро успокоилась и уснула.

Когда служба закончилась, Мэтти разбудила Кэнди Сью, и они пошли за остальными детьми. Она уже выводила детей на улицу, когда неожиданно на нее налетел Эванс Кинкейд, за которым по пятам следовала Эми.

— Мэтти, а мы не видели тебя в церкви.

— Мы сидели сзади, — небрежно ответила Мэтти. — Кэнди решила не отпускать меня ни на шаг сегодня, поэтому она была со мной.

— Брик искал тебя, — сказал Эванс обиженным тоном.

— Но не нашел. О, позвольте мне вас познакомить. Дети, вы ведь помните мою мачеху? Правда?

— Здравствуйте, миссис Кинкейд. Ой, видели бы вы мою комнату! — Это была Джин Мэри.

— Я уверена, что у тебя красивая комната.

— У меня желтая стена, — гордо заявила Янси.

— Лозовая, — посчитала нужным вмешаться Кэнди Сью.

Мэтти поставила их в ряд.

— Дети, это мой отец. Офицер Эванс Кинкейд. Он полицейский. Дети вели себя сегодня, как настоящие маленькие леди и джентльмен. Я думаю, что всех их ждет на ужин особенно вкусный десерт.

Сразу оживившись, дети захлопали в ладоши. Эванс нахмурился.

— Не собираешься же ты провести у них и сегодняшний день?

— Собираюсь, пап. Оррену надо отдохнуть. Кто-то же должен присмотреть за детьми.

Она видела, что он хочет возразить, но вокруг было слишком много народа. Мэтти быстро подвела детей к пастору. Болтон нашел ласковые слова для каждой из девочек и пожал руку Чэзу.

— С удовольствием встречусь с вашим отцом, — сказал он мальчику. — Мэтти утверждает, что он прекрасный человек.

Чэз гордо выпятил грудь:

— Он починил целый дизельный двигатель! Он может отремонтировать все, что хотите!

— Он изо всех сил работал и заработал кучу денег! — заявила Джин Мэри, чтобы не отстать.

Младшие девочки только таращили на пастора глазенки, держась каждая за одну из ног Мэтти. Болтон Чарлз хмыкнул и сказал:

— Каким же сильным должен быть молодой человек, чтобы справиться со всем этим, да еще и с детьми.

— Да, конечно. Для этого у него есть Мэтти, — заявил Эванс не слишком любезно.

— Лучшей помощницы он бы не мог найти, — искренне заметил Болтон. — Ты относишься к ним так, как будто это твои собственные ребятишки, Мэтти. Ты могла бы быть их мамой.

Повисла мертвая тишина. На помощь пришла Эми, весело сказав:

— Пожалуй, нам пора. Мы не хотим задерживать его преподобие. Болтон, мы ждем вас с Клариссой на ужин. Эванс хочет разжечь гриль.

Болтон поблагодарил и отошел. Мэтти повела детей к машине, но отец остановил ее, положив тяжелую руку ей на плечо.

— Посмотри, — сказал он настойчиво, — вот и Брик.

Мэтти тихо простонала:

— Не надо, пап. Пожалуйста.

— Брик же твой друг, — осторожно сказал он.

— У меня нет сейчас на это времени, папа. Я увижусь с Бриком позже.

Он позволил ей уйти, но она слышала, как он жарким шепотом спорил с Эми. Мэтти усадила детей в машину, пристегнула ремнями и села за руль. Вставив ключ в замок зажигания, она завела двигатель.

— Мэтти, — тихо сказал ей Чэз, который сидел рядом, — а ты и вправду могла бы быть нашей мамой.

Она сжала его руку и прошептала:

— Я была бы рада.

— Я тоже, — просто сказал Чэз.

Сдерживая слезы, она подала машину назад и выехала с парковки. Ее отец стоял на краю тротуара, когда она проехала мимо. Он не помахал ей и не улыбнулся. Мэтти вздохнула и направила машину к дому. К дому Эллиса.

Она остановила машину на дорожке, за пикапом Оррена, и стала всех высаживать. Кэнди уцепилась ей за шею и не отпускала. Мэтти так и понесла ее в дом. Янси держалась за подол ее платья. Чэз стиснул одну ее руку, а Джин Мэри сжала другую.

Судя по всему, ее здесь приняли, или, возможно, она прижилась? Мэтти не знала, что точнее. Вопрос задала Джин Мэри, когда Мэтти помогала ей раздеваться:

— Ты, правда, хочешь быть нашей мамой?

Мэтти присела на край ее кровати и кивнула.

— Да. Я хотела бы. Знаешь, что еще? Я бы не возражала стать мамой еще одному или двум детям.

Глаза Джин Мэри округлились.

— Так много?

— Почему бы нет? Я люблю детей. Но, Джин, этот разговор ничего не значит. Я хочу, чтобы твой брат и твои сестренки понимали это.

Джин Мэри посмотрела ей прямо в глаза:

— Разве папа тебя не любит?

Мэтти пришлось отвести взгляд.

— Я не знаю, — честно призналась она и встала, пока ей не задали еще более коварный вопрос. — Пора готовить обед.

Мэтти вышла из детской и направилась к гостиной, но в последний момент передумала и открыла дверь в комнату Оррена. Он лежал на кровати, но, услышав, как открылась дверь, резко повернулся и приподнялся на локте. Мэтти быстро проскользнула в комнату.

— Поспи еще, — прошептала она. — Я разбужу тебя, когда будет готов обед.

— Мэтти, — произнес он, протер глаза и оглядел ее. — Ты выглядишь отлично. Никогда не видел тебя раньше в таком платье.

Вспыхнув, она опустила взгляд на свой незамысловатый наряд из набивного ситца. Подумать только, а она-то ради него надевала все эти откровенные топы и купальник!

— Спасибо. Это просто воскресное платье. Ничего особенного.

— Ты уложила меня спать прошлой ночью…

У нее забилось сердце. Она оперлась о стену.

— Ты что-то помнишь?

— Достаточно, — сказал он, глядя ей в глаза.

Она едва дышала.

— Отдохни еще. Я сейчас переоденусь и возьмусь за обед, а тебя разбужу, когда все будет готово.

— Как дети?

— В полном порядке, — ответила она. — По-моему, им понравилось в церкви. Они себя прекрасно вели.

— Отлично, — улыбнулся Оррен.

Он повернулся на бок и положил обе руки под щеку. Нельзя сказать, чтобы он выглядел невинно в этой позе. Мэтти сглотнула и вышла из комнаты.

Странно, но в этот момент она задалась вопросом, не молится ли за нее сейчас Болтон Чарлз.

— Пусть Бог услышит ваши молитвы, — прошептала она, и в памяти ее снова прозвучал вопрос Джин Мэри: «Разве папа тебя не любит?»

Она закрыла глаза.

— О, пожалуйста, — прошептала она. — Пожалуйста. Пожалуйста.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Ор-р-рен… Звук его имени проплыл над ним, словно нежное дуновение ласкового океанского бриза. Он видел колдовское лицо Мэтти, чувствуя на себе силу ее экзотических глаз, таких зеленых, что они казались нереальными. Темный шелк волос обрамлял ее лицо и блестящими волнами падал на плечи. Нежно очерченный подбородок был упрямо вздернут, полные розовые губы растянуты в безмятежной улыбке.

— Ор-р-рен…

Наклонив голову, чтобы поцеловать ее, он с удивлением подумал о том, как это ей удается произносить его имя, не шевеля губами. Но эта мысль ускользнула, когда он почувствовал прикосновение ее тела. Это ощущение было прекрасным. Ее длинные стройные ноги сплелись с его ногами. Она была неправдоподобно нежной и одновременно надежной. Женщина, настоящая женщина.

— Ор-р-рен… Оррен!..

В ее голосе слышалась спокойная благоговейная любовь, такая, о которой он всегда мечтал, но не верил, что может встретить. Она была его матерью, той, которая должна бы быть у него, его несуществующей сестрой, его лучшим другом, его женой. Она была им самим.

— Оррен. Просыпайся. Оррен. Оррен!

Он открыл глаза и увидел ту же картину, что и во сне. Мэтти склонилась над ним, и ее блестящие темные волосы аккуратно обрамляли ее лицо и падали на плечи. Зеленые глаза сверкали. Розовые губы приветливо улыбались. Он еще так живо чувствовал ее вкус! Он сел, заключил ее в свои объятия и прижался губами к ее губам. Ее улыбающиеся губы раскрылись навстречу дразнящему вторжению его языка. Ее слегка огрубевшие руки с неожиданной силой сжали его обнаженную спину. Он прижал ее теснее, чувствуя крепкие бугорки ее грудей. Мир немного покачнулся, наклонился и сам по себе выпрямился. Ее руки скользнули ему на плечи. Она оттолкнула его, высвобождаясь, и ласково засмеялась.

— Обед готов. Дети проголодались. Пора вставать.

Обед? Вставать? О чем это она?

— Который час?

— Второй.

Тут он сообразил, что комнату заливает дневной свет. Второй час дня! Откинув одеяло, Оррен молниеносно вскочил на ноги. Мэтти бросила быстрый взгляд на его кровать и отвернулась. Он вдруг вспомнил в мельчайших подробностях, как она укладывала его вчера в постель. Как ее руки стаскивали рубашку с его плеч. Как брюки соскользнули с его ног. Как он почувствовал подушку у себя под головой, прикосновение одеяла к своей коже. В ту же секунду он понял, что стоит перед ней в одних трусах. Он схватил одеяло и прикрылся им, прохрипев:

— Дай мне минутку.

Кивнув, она вышла из комнаты. Сердце Оррена колотилось. Как ему вести себя с ней теперь, когда он не может больше делать вид, что ее не существует?

Наконец он натянул джинсы, носки, футболку, надел кроссовки и ненадолго заглянул в ванную комнату перед тем, как сесть со своей семьей за обеденный стол. Мэтти отыскала где-то скатерть. Он смутно помнил, что когда-то ее видел. Стол был накрыт весьма элегантно, несмотря на разнокалиберность посуды. Дети сидели на своих местах с улыбающимися физиономиями, держа сложенные руки на коленях, прикрытых салфетками.

Оррен засомневался, не ошибся ли домом. Мордашки, подставленные ему для поцелуя, были явно умиротворенными, а вовсе не требовательными, как раньше. Даже его Солнышко не прилипла к нему по своему обыкновению, что всегда случалось после его продолжительного отсутствия. Вместо этого она приветственно засмеялась и чмокнула его в щеку.

Янси пустилась в рассказы:

— Мы ходили в воскресную школу. И там было много детей. И песенки. И сказки с бумажными куколками. И девочка Ева. И высокий дядя сказал, что Мэтти — наша мама.

— Как наша мама, — поправила ее Рыжик.

— Могла бы быть нашей мамой, — тут же внес ясность Чэз.

Потрясенный Оррен взглянул на Мэтти и обнаружил, что ее щеки очаровательно покраснели. Однако она выдержала его взгляд, а потом повернулась к малышке.

— Кэнди, почему ты не расскажешь папе, что ты делала в воскресной школе?

Кэнди Сью ткнула слюнявым пальчиком в Мэтти и сказала:

— Я сидела у тебя на лучках.

— А почему ты это делала?

Кэнди Сью посмотрела на нее странным взглядом.

— Я юбью тебя.

Мэтти улыбнулась.

— Нет, лапочка. Я спрашиваю, почему ты не стала играть с другими детишками?

— Потому сто я юбью тебя.

— Я тоже люблю тебя. — Мэтти посмотрела на Оррена. — Я взяла ее с собой на богослужение, потому что она не захотела расстаться со мной, когда я попыталась оставить ее в группе.

Оррен решил, что пора сменить тему.

— Обед выглядит аппетитно. Это что?

— Цыпленок и клецки.

Оррен выдвинул стул, сел и тут же опомнился. Он снова вскочил и обошел вокруг стола, чтобы выдвинуть стул для Мэтти. Лучше бы он этого не делал! Дети молча обменялись многозначительными взглядами, а Мэтти неожиданно посмотрела на него увлажнившимися глазами. Он почувствовал, что его щеки горят. К тому моменту, когда Мэтти села, и он придвинул ее стул к столу, полыхало уже все его тело. Оррен поспешно вернулся на свое место, опустился на стул, без всяких предисловий наклонил голову и начал молиться:

— Благодарю тебя, Господи, за эту пищу и за то, что ты позволил мне заработать дополнительные деньги. — Он открыл было рот, чтобы произнести «Аминь», но услышал свой собственный голос, произносивший: — И… и спасибо за моих детей. — После этого ничего не оставалось, как договорить до конца: — И спасибо за наш дом. У меня не было ни настоящего дома, ни семьи, когда я был мальчиком, так что ты знаешь, что это все значит для меня сейчас. — Он снова подумал, что закончил, но тут почувствовал, что должен добавить еще одну фразу. Для этого ему потребовалось сделать гораздо более глубокий вдох, чем раньше, поэтому он набрал полную грудь воздуха, прежде чем сказать: — И спасибо за Мэтти, за то, что она сделала для нас, и за то, что своими собственными руками приготовила этот обед. — Теперь наконец все было сказано, поэтому он произнес: — Аминь.

Чэз тоже сказал «Аминь», и это почему-то ошеломило Оррена. Он откашлялся и развернул салфетку на коленях. Когда он поднял глаза, то увидел, что дети уставились на Мэтти. Ее голова все еще была опущена. Она смахнула кончиком мизинца слезу. Оррен не мог бы объяснить, почему это сделал, но он протянул ногу под столом и дотронулся до ее ноги. Она повернулась и подняла голову. И тут, глядя в ее ясные зеленые глаза, он понял, что произошли гораздо большие изменения, чем он думал: Мэтти Кинкейд каким-то образом нашла путь к его сердцу.

Некоторое время все сосредоточенно ели. Потом Чэз отложил вилку, вытер губы и спросил:

— Папа, можно я завтра пойду в гости к Полу Дотсону? Он живет недалеко. Его мама разрешила.

Оррен еле удержался, чтобы не посмотреть на Мэтти.

— Ты познакомился с этим Полом сегодня в церкви, сынок?

— Я знал его раньше, по школе, но сегодня он пригласил меня в гости.

— Понятно. — Оррен заставил себя съесть еще кусочек, прежде чем обратился к Мэтти: — Ты знаешь эту семью, Мэтти?

— Да. Они давно являются членами церковной общины. Я сидела с их детьми. Они живут западнее, примерно в двух милях.

— Ты считаешь, что Чэз может пойти туда ненадолго, поиграть?

— Уверена, что это будет просто замечательно! Я позвоню завтра и договорюсь о времени, если хочешь.

Он чувствовал, что она довольна. Что ж, у нее были основания для этого.

— Спасибо. Так что, Чэз, если ничего не сорвется, можешь идти.

Чэз просиял. Его радость была настолько очевидной, что Джин Мэри сразу насторожилась.

— Я тоже хочу пойти! — воскликнула она. — Почему мне нельзя?

Оррен покачал головой.

— Это друг Чэза, Рыжик. Он же не требовал, чтобы ты взяла его с собой на день рождения Районы.

— Вообще-то, — сказала Мэтти, — мы, девочки, могли бы поехать в парк, пока Чэз будет у Пола. Если вы хотите, конечно.

Ответом ей был громкий радостный визг девочек.

После обеда Мэтти начала собирать посуду со стола и относить ее в раковину. Оррен и дети встали, чтобы помочь ей, но, как только она пустила горячую воду, Оррен не спеша подошел и закрыл кран.

— Подождите, — сказал он, обращаясь ко всем. — Нам нужно устроить семейное собрание.

Дети остановились.

— Нам опять сесть за стол, папа? — спросил Чэз.

— Пожалуй, — ответил Оррен.

— Сейчас. Только закончу это, — начала Мэтти, беря жидкость для мытья посуды, но Оррен вторично остановил ее, взяв за руку.

— Я помогу потом, — сказал он. — А в данный момент мне нужно знать твое мнение кое о чем.

Мэтти взглянула на Джин Мэри. Лицо девочки было непроницаемым, когда она пошла на свое место, выдвинула стул и села на его краешек. Что-то назревало, но что именно, Мэтти не знала. И понятия не имела, о чем собирался говорить Оррен.

Когда все заняли свои места, Оррен откашлялся, полез в карман и бросил на стол толстую пачку денег. Все в один голос громко ойкнули. Мэтти вопросительно повернулась к Оррену. Тот скрестил руки на груди и показал кивком головы на деньги.

— Итак, что мы будем делать с этим? — спросил он.

Чэз и Джин Мэри переглянулись. Чэз открыл было рот, но Джин Мэри опередила его:

— Отложим на Рождество!

— Доделаем мою комнату!

— Ты хочешь сказать, мою комнату, сын? — с улыбкой спросил Оррен. — Договорились. — Он отсчитал несколько купюр и отложил их в сторону. — Так. Теперь Рождество. Хорошая идея, Рыжик, но я уже перечисляю деньги для этого из зарплаты. Понемногу, зато каждую неделю. Специально для Санта-Клауса. — При этих словах Янси и Кэнди восторженно посмотрели друг на друга, а потом снова перевели взгляд на деньги, лежащие в центре стола. — Вот что я подумал, — сказал Оррен. — Я подумал, что эти деньги должны поработать на нас. Вопрос в том, как?

— Ты мог бы опять участвовать в ковбойских состязаниях, папа, — сказал Чэз без особого энтузиазма.

Оррен усмехнулся:

— Сынок, моя ковбойская деятельность закончилась давным-давно. Я не собираюсь никуда уезжать и бросать свою семью. У меня отличная работа.

— Ты можешь открыть свою собственную мастерскую, — предложила Джин Мэри.

— В этом нет необходимости, Рыжик. У меня хорошая работа, и хозяин разрешает мне пользоваться мастерской всегда, когда мне это нужно. Нет. Я подумываю о том, чтобы купить несколько голов скота.

— Ты хочешь сказать, что мы не будем продавать землю? — спросил Чэз с волнением в голосе.

— Я очень удивилась, когда увидела ваше объявление о продаже, — сказала Мэтти, взглянув на Оррена.

Оррен пожал плечами.

— После того как мне пришлось продать скот, я подумал, что теперь нет необходимости и в земле. Но покупателей на нее не нашлось.

— На самом деле тебе не очень-то хотелось отдавать ее, правда? — спросила Мэтти, улыбаясь.

Оррен наклонил голову.

— Да, наверное. Перед тем как Грейс… перед нашим разводом дела у нас шли довольно хорошо, и я подумывал развести племенной скот, потом продать, чтобы докупить земли и устроить небольшую прибыльную ферму. Но дом становился слишком мал, особенно когда появилась наша малышка Солнышко, поэтому я вложил всю имевшуюся на тот момент прибыль в строительство. Но тут грянул развод, и с деньгами стало туго. Потребовались расходы на бракоразводный процесс и на многое другое… — он махнул рукой.

— И ты продал тот скот, который уже приобрел.

— И выставил землю на продажу, — подтвердил он. — Но тут я получил твое согласие, и подвернулась эта срочная работа по ремонту дизельного двигателя.

— Мое согласие? — удивленно воскликнула Мэтти. — А я считала, что я для тебя лишнее бремя.

Оррен раскрыл рот от удивления.

— Ты смеешься? Я плачу тебе меньше, чем платил за продленку, да ты еще к тому же сократила на две трети расходы на продукты. При этом мы питаемся лучше, чем когда-либо. Да и траты на мелкие покупки снизились. Даже стирального порошка у нас уходит теперь гораздо меньше, чем раньше! И наша одежда всегда чистая, не говоря уж о доме.

— Ты так много работаешь!.. — смущенно сказала Мэтти.

— Мне надо заработать деньги к началу учебного года, — объяснил он. — Янси и Солнышко будут ходить в детский сад. Рыжика и Чэза ждет продленка. А еще понадобятся деньги на такие необходимые вещи, как спортивные игры, музыкальные инструменты, а на сверхурочную работу у меня не останется времени… Мэтти, ты этого не осознаешь, но благодаря тебе у меня впервые появилась возможность поправить свои дела. С тех пор, как я остался один. Поэтому я и хочу сейчас получить твой совет. Что ты думаешь? Это долгосрочный проект. Поскольку скот стоит дорого, мы могли бы для начала купить одну телку.

Мэтти встала и открыла ящик, где лежали необходимые в домашнем хозяйстве инструменты. Вынув небольшой молоток, она сказала:

— Я думаю, что нам надо снять объявление, пока кто-нибудь не отнесется к нему всерьез и не сделает такое предложение, от которого тебе будет трудно отказаться. Как ты понимаешь, невозможно построить ферму, не имея земли.

Оррен какое-то время смотрел на нее, и такая нежность читалась в его глазах, что она с трудом выдерживала этот взгляд. Тут Чэз звонко ударил кулаком по столу, подгоняя:

— Давай, папа!

И младшие девочки выразили свою неожиданную поддержку, отбивая такт на столе:

— Да! Давай! Давай! Давай!

Оррен перевел взгляд на единственного безучастного человека в комнате.

— А ты что думаешь Рыжик?

Джин Мэри дернула плечом.

— Давай… Если ты, конечно, не забыл сказать Санта-Клаусу, что мне и Чэзу нужны в этом году велосипеды.

Оррен широко улыбнулся.

— Велосипеды. Договорились!

Чэз показал Джин Мэри большой палец. Оррен встал и вышел из комнаты. Через мгновение он вернулся, держа в руке большой молоток-гвоздодёр.

— Сейчас снимем это объявление.

Чэз тут же вскочил. За ним Янси.

— Нет. Вы останетесь здесь, — заявил им Оррен. — На улице слишком жарко, а Солнышку пора спать. Мне потребуется помощь одной Мэтти. — Тут он взглянул на нее. — Когда мы вернемся, я помогу тебе вымыть посуду, чтобы ты смогла уехать домой. Тебе незачем проводить все воскресенье здесь, с нами.

— А я ничего не имею против этого, — сказала она и не солгала. Ей теперь хотелось просто жить в этом доме. Оррен шагнул к двери и распахнул ее, пропуская Мэтти. Конечно, глупо, но ей была приятна такая галантность.

Он вышел следом, и они молча направились к дороге. Мэтти обдумывала, стоит ли ей задать вопросы на темы, которые ее не касались. Она решила, что более подходящего времени у нее не будет, и набралась мужества.

— Твоя бывшая жена оставила тебя в тяжелом положении, да?

— В финансовом отношении? — спросил Оррен. — Можно сказать — да. Перед этим я купил ей новую машину, без которой она никак не могла обойтись, и она забрала ее, когда ушла. Она, правда, не смогла выплачивать кредит, и это пришлось делать мне. Потом стали появляться кредитные счета, о которых я и понятия не имел. К тому же я, естественно, заплатил за развод. Добавь к этому уход за четырьмя детьми, один из которых был грудным. Ситуация была довольно тяжелой какое-то время. Фактически это лето — лучшее с тех пор, как Грейс решила, что тот ковбой устраивает ее больше, чем я.

— Мне трудно в это поверить, — выпалила Мэтти.

— В то, что это лучшее лето, или в то, что она предпочла мне ковбоя? — остановился он.

Мэтти почувствовала, что румянец заливает ее щеки. Какого черта! Она не делала секрета из своих чувств, но и не заявляла о них открыто. Она подняла на него глаза, заслонив их рукой от солнца.

— Если говорить честно, Оррен, я не могу себе представить мужчину более привлекательного, чем ты.

Выронив молоток, он шагнул к ней и взял за плечи.

— Мэтти… — Он притянул ее к себе. — Я бы хотел, чтобы твоего опыта было достаточно для беспристрастного сопоставления, — мягко сказал он.

Мэтти отступила на шаг, и он снова взглянул на нее.

— У меня было несколько приятелей, — сказала она, — но я сужу не по этому.

— А по чему же? — Он прикоснулся кончиками пальцев к ее щеке.

— Оррен, я знаю всего одного отца-одиночку, такого же преданного, как ты, — сказала она. — Своего собственного. Не смотри так удивленно. Откуда, по-твоему, девочка может получить представление о мужчинах, как не от собственного отца?

— Я как-то не задумывался об этом.

— Но это так. Девочка либо мечтает о мужчине, похожем на своего отца, либо о полной противоположности ему. Так случилось, что мой отец — прекрасный человек. Да, он упрям и чересчур опекает меня с двенадцати лет. Столько мне было, когда умерла мама. Но в глубине души он сентиментальный добряк, и нет ничего такого, чего бы он не сделал ради меня или моей мачехи. Мы для него — все, потому что если он любит, то любит всем сердцем. Неужели ты думаешь, я не смогла бы распознать этого в другом мужчине?

— О, Мэтти! — сказал он, протягивая к ней руки. Она уронила свой молоток и прильнула к нему. Он положил ладонь ей на затылок и поцеловал так крепко, что когда он отпустил ее, она чуть не потеряла равновесие. Оррен прижал ее к себе крепче, поцеловал мочку ее уха и, прижавшись щекой к ее щеке, хрипло сказал: — Девочка, ты меня пугаешь.

Она ничего не могла с собой поделать.

— Я пришла сюда в поисках сама не знаю чего. И не знала, пока не нашла то, что искала.

Он долго пристально смотрел на нее, затем отвел взгляд и облизнул губы.

— Мэтти, я просто не знаю, что сказать.

— А ты не говори ничего, — сказала она ему и наклонилась, чтобы поднять свой молоток. — Когда придет время для разговора, я думаю, мы поймем это.

— Мэтти, — нежно сказал Оррен, пока они шли, — ты взрослее в свои девятнадцать лет, чем Грейс в ее двадцать семь. Пожалуй, ты взрослее всех, кого я знаю.

Она пожала плечами.

— Я быстро повзрослела после того, как умерла моя мама.

— Ты взяла на себя все домашние обязанности, так ведь?

— Да, и выяснилось, что я прекрасно с ними справляюсь. Все дело в организованности.

— Нет, — возразил он. — Я самый организованный менеджер авторемонтной мастерской, которого только можно найти, но мне никогда не удавалось справиться с домашними делами.

— Дом — это моя мастерская, — просто объяснила она.

Он пытливо посмотрел на нее.

— Почему все, что ты говоришь, звучит так логично? И почему это не пришло мне в голову?

Она пожала плечами.

— Не знаю. Я только знаю, что будущее, которое я вижу для себя, заключается в муже, детях и моем собственном доме. Я не создана для чего-то другого. Проблема в том, что в моем случае нельзя прийти в агентство по трудоустройству и сказать: «Я хотела бы работать у какого-нибудь трудолюбивого привлекательного мужчины в доме, полном маленьких детей. Мне нужно, чтобы они нуждались во мне и любили меня так же, как я буду нуждаться в них и любить их».

Он усмехнулся, глядя себе под ноги.

— Ты считаешь, что я привлекательный мужчина?

Она закатила глаза.

— Хочешь кое-что узнать? — засмеялся он.

— Что?

— А ты симпатичнее, чем я думал вначале.

Они подошли к щиту с объявлением.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила она.

— Я хочу сказать, — ответил он, взвешивая молоток на ладони, — что, когда впервые попытался посмотреть на тебя как на ребенка, я разглядел женщину.

— Фу! Неужели я, наконец, смогу перестать носить все эти вызывающие наряды, предназначавшиеся для того, чтобы привлечь твое внимание?

Он прищурился, усмехнувшись, и сказал:

— Ты привлекаешь мое внимание в любом наряде.

Она засмеялась. Ее переполняла робкая надежда.

— Я это учту.

— Отлично. А теперь давай собьем этот щит, чтобы я мог тебя снова поцеловать.

Через несколько минут аккуратно написанное, объявление упало к ее ногам. Оррен забил торчащие гвозди и взял ее за руку.

— Пошли.

— А как с этим? — спросила она, показав на валявшееся объявление, когда он потянул ее к дому. — Нельзя оставлять его так.

— Я потом его возьму.

— А почему не сейчас?

Он вздохнул.

— Ладно, раз ты настаиваешь.

Он так внезапно остановился, что она налетела на него. Оррен бросил свой молоток и обхватил ее руками со словами:

— Но все по порядку, моя педантичная Мэтти.

Она и опомниться не успела, как его губы снова прижались к ее губам. Ей следовало быть готовой к этому, но он застал ее врасплох. Она крепко обвила его шею руками, прижимаясь к нему так сильно, что всего через секунду уже не понимала, где кончается она и начинается он. Они оба дрожали к тому времени, когда он опомнился и отстранился.

— Господи, как я рад, что я уже не девятнадцатилетний подросток, — сказал Оррен, проводя ладонями по ее рукам.

— Почему? — спросила она, не совсем уверенная в том, что ее мысли полностью пришли в порядок.

— Потому что в девятнадцать я не знал, когда пора остановиться, — сказал он, понизив голос. — Вот тогда-то Грейс и заработала Чэза.

— О! — Она откинула волосы с лица. — Но я не Грейс.

— Конечно. Но дело совсем не в этом.

— Объясни, в чем.

— В том, чтобы не повторить ту же самую ошибку, — сказал он.

— То есть?

— То есть… Я, честно говоря, пока не понял, к чему мы идем, Мэтти, но не к постели… пока.

Она отвела рукой волосы от лица и сказала:

— Оррен, не хочешь ли ты сказать, что не будешь заниматься со мной любовью до тех пор, пока не женишься на мне?

Он заморгал, переминаясь с ноги на ногу и открыв рот. Но не произнес ни звука. Наконец остановился как вкопанный и уставился на нее.

— В общем… я бы так и сказал, если бы осмелился произнести. Послушай, я уже объяснил тебе, что происходит. Ты меня пугаешь… до смерти.

Она засмеялась:

— Ты такой симпатичный, когда смущаешься.

Взявшись за руки, они медленно пошли к дому.

— Послушай, — осторожно сказала Мэтти, повернув к нему голову. — Когда пойдешь забирать объявление, почему бы тебе заодно не прихватить и молотки?

— Ладно, — хмыкнул он. — Что-то говорит мне, что моя жизнь уже никогда не будет прежней.

— Я прослежу, чтобы Кэнди поспала днем. И посуду вымою. А потом поеду домой.

— Пожалуй, так будет лучше, — кивнул он. — Ты только посмотри на нас. Полное согласие, — поддразнил он.

Она оставила его стоять в гараже, а сама пошла в дом.

Джин Мэри стояла у кухонного стола. Лицо ее было серьезным. Мэтти попыталась приглушить свою радость, подозревая, что девочка думает о чем-то серьезном, но голос ее прозвучал весело, почти мечтательно, когда она спросила, не надо ли ей чего-нибудь. Джин Мэри только покачала головой.

— Кэнди Сью легла? — спросила Мэтти.

— Она уже уснула. Наверное, устала оттого, что была с тобой все утро.

Мэтти явственно услышала раздражение в голосе Джин Мэри.

— Рыжик, это…

— Не называй меня так! — воскликнула Джин Мэри. — Так меня может называть только папа, а не ты!

— Хорошо, — мягко сказала Мэтти. — Прошу прощения, если я превысила свои права.

Джин Мэри пожала плечами и вышла в гостиную, где рухнула на диван. Чэз и Янси смотрели телевизор. Джин Мэри обхватила Янси рукой за шею и устремила взгляд на экран, что-то пробормотав сквозь зубы. Янси с удивлением взглянула на нее и снова перевела взгляд на экран. Там, должно быть, происходило что-то забавное, потому что они все вдруг засмеялись. Мэтти пожала плечами и подошла к мойке. Вскоре она уже смотрела в кухонное окно, не сводя взгляда с Оррена.

Сбросив рубашку, тот выкапывал лопатой столбики. Она не могла не думать о том, какой он красивый и мужественный. Мэтти улыбнулась. Странная штука эта жизнь! Иногда она была невыносимой, но иногда… иногда она вызывала у человека желание петь. Она вспомнила, как и ее мама, и Эми иногда пели на кухне. Это вселяло в Мэтти… надежду. И теперь она знала, почему. Она начала мурлыкать, а потом и не заметила, как запела, и мытье посуды еще никогда не казалось ей таким приятным занятием.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Смех донесся до него сквозь сон. Легкий и нежный, он наполнил его радостью и ожиданием. Яркий блестящий свет счастливого будущего ослепил его. Он видел лишь очертания маленькой изящной фигурки и свечение вокруг нее. Мэтти… Прямодушная, организованная, любящая Мэтти. Он протянул к ней руки. Во всяком случае, ему казалось, что он это сделал. Почему-то его руки весили целую тонну, и шевелить ими было почти невозможно. Наверное, Мэтти испытывала те же проблемы, потому что она неожиданно заплакала. Запаниковав, он сделал нечеловеческое усилие… и сел в постели, моргая от яркого света, пробивающегося в его комнату из коридора.

— Мэтти?

— Па-а-апа!

Крошечные ножки протопали по полу, потом маленький комочек кинулся к нему. Оррен спустил ноги с кровати как раз вовремя, чтобы подхватить малышку.

— Янси? Ч… — Он прокашлялся. — Что случилось, милая?

Маленькая ручонка обвила его шею. Мокрая мордашка прижалась к его лицу.

— Я хочу к мамочке! А-а-а! — Ее рыдания разрывали ему сердце, хотя он не мог понять их причины.

Ошеломленный и недоумевающий, Оррен безуспешно похлопывал ее по спинке.

— Янси? О чем ты, дорогая? Тебе приснилось что-то страшное? В чем дело?

Янси Кей свернулась комочком на его коленях, засунула пальчик в рот и залепетала сквозь слезы:

— Хо-чу-у-у к ма-а-а-ме-е-е!

Оррен тряхнул головой, надеясь прийти в себя, потом потянулся, чтобы включить настольную лампу. Янси подняла на него заплаканное личико. Он откинул волосы с ее лица и принялся ее успокаивать, собираясь с мыслями. Постепенно Янси стихла. Оррен протянул руку и осторожно вынул ее пальчик изо рта.

— Ну вот. А теперь расскажи папе, что случилось.

Она прижалась щечкой к его груди и сказала тоненьким трогательным голоском:

— Хочу к маме.

Оррен был в шоке.

— К кому ты хочешь?

— К маме. К моей маме.

На мгновение Оррен потерял дар речи. Наконец он услышал, как его собственный голос произнес:

— Янси, да разве ты помнишь свою маму?

Ее светло-голубые глаза стали огромными на маленьком личике. Она снова засунула пальчик в рот и медленно кивнула головой.

Оррен вглядывался в нее в косом свете лампы, которую он называл теперь лампой Мэтти из-за уникального абажура. Мэтти! Ему снилась Мэтти. Опять. Но что-то говорило ему, что пока он не должен думать о ней. Он провел рукой по лицу.

— Расскажи-ка мне, малышка, что ты помнишь о маме?

Янси вынула пальчик изо рта и начала делиться своими воспоминаниями:

— Мама большая и красивая. У нее золотые волосики. И она пахнет хорошо. И она трогает твою голову красными ноготками. И она шепчет… — Янси перешла на шепот: — «Не надо будить папу. Тш! Тш!» И она делает на твоем лице красные губки.

Оррен улыбнулся. Да, Грейс всегда пользовалась помадой и лаком для ногтей. Не так много запомнилось малышке. Он задумался на мгновение.

— Янси, а почему ты вдруг вспомнила?

Она дернула плечиком.

— Я не знаю.

Он вздохнул. Почему сейчас? Он всегда говорил детям, что, когда мама им очень понадобится, она приедет к ним. Но это было не так. За два с лишним года, прошедшие с момента ухода Грейс, она давала о себе знать всего три раза, не считая полудюжины открыток, которые прислала детям. Он понятия не имел, где она сейчас, но полагал, что всегда мог связаться с ее родней со стороны мужа, Флаттами, и оставить сообщение для нее. Грейс не преминула сообщить Оррену о том, что вышла замуж за Сонни — того человека, с которым она сбежала, — во время проведения национальной финальной встречи по родео в Лас-Вегасе в тот первый год. Ему это было безразлично. Он бы скорее стал есть землю, чем увиделся с ней, но он давным-давно дал себе зарок, что его отношение к бывшей жене и ее измене не повлияет на благополучие детей. Оррен взглянул на маленькое личико Янси. Она пристально смотрела теперь на него своими голубыми глазами, слезы в которых уже высохли.

— Янси, а зачем тебе сейчас нужна мама? Ты можешь мне сказать?

Она снова пожала плечиками.

— Просто хочу ее увидеть.

Оррен кивнул. Это естественно, когда ребенок хочет увидеть одного из отсутствующих родителей. Оррен долгие годы мечтал увидеть своего собственного отца после того, как ушел из дома, но это так и не случилось. Он целую вечность не видел и свою мать. Он даже не знал, живы ли они. Одному Богу известно, что могло произойти с его отцом, а мать, вероятно, давным-давно довела себя пьянством до гибели. Он крепко обнял Янси.

— Я попытаюсь найти твою маму, — сказал он. — Это произойдет не сразу, но я попытаюсь.

Ее маленькая ручонка сильнее обхватила его шею, и Янси чмокнула отца в плечо.

— Я люблю тебя, папочка.

— Я тоже тебя люблю, маленькая. Наверное, ты теперь поспишь?

Она кивнула, держа пальчик во рту. Ее светлые шелковые волосы нежно касались его кожи. Он встал и понес ее через комнату. На ходу выключил свет в коридоре и улыбнулся дочке, которая прижималась к нему так доверчиво и уже почти задремала. Дверь в комнату девочек была открыта. Оррен на цыпочках подошел к кровати Янси. Увидев квадрат лунного света на ее желтой стене, он улыбнулся. Еще одна из блестящих идей Мэтти! Мэтти… Как он ни старался отгонять от себя мысли о ней, они приходили к нему снова и снова.

Мэтти была бы такой прекрасной матерью, не чета Грейс. Может быть, это присутствие Мэтти вызвало у Янси воспоминания о ее маме? А если Грейс снова появится здесь? Как поведет себя Мэтти? Она разумная. Спокойная. Одаренная. Мудрая. Она поймет. Конечно, поймет! Ради детей он должен разыскать Грейс! Что касается его самого, он, скорее, хотел, чтобы она исчезла с лица земли. Но он попытается ее найти. Мэтти поймет его поведение, ведь он ей все объяснит.

Оррен уложил Янси в кровать, отвел волосы от ее лица и поцеловал в лобик. «И она делает на твоем лице красные губки». Он тоже помнил ту красную помаду. Грейс, возможно, черт побери, изобретательно пользовалась ею, но Янси ни к чему было это знать. Его маленькая дочка должна знать одно: мама не забыла ее!

— Спокойной ночи, ангелочек, — прошептал Оррен, но Янси уже была далеко на пути в сказочную страну снов. Улыбнувшись, он выпрямился и направился к двери.

Тут его остановил другой шепот:

— Папа?

Он свернул к лиловой стене.

— Что, Рыжик?

— Как Янси?

— Все в порядке. Спи, дорогая.

— Она много плакала, хотела к маме.

— Правда? А почему ты мне не сказала?

— Я не знала, что тебе это интересно, потому что…

Ему показалось, что он догадывается, что она собиралась сказать. Он присел на край ее кровати.

— Мне всегда интересно знать, что происходит с моими детьми, Рыжик. Я много работаю с тех пор, как у нас появилась Мэтти, я знаю, но это только потому, что я уверен в том, что могу доверить ей вас, пока я на работе. Однако это не значит, что я не люблю вас, ребятишки. На самом деле все как раз наоборот.

— Я знаю. Я не об этом хотела сказать.

Оррен притянул ее к себе.

— А что ты хотела сказать, Рыжик?

Она немного помолчала, потом зло прошептала:

— Я видела, как ты целовал ее.

Она вырвалась и снова откинулась на подушку.

— Ты видела, как я целую Мэтти?

— Из кухонного окна, — подтвердила она сердито.

О Господи! Ну и ночка выдалась!

Оррен вздохнул.

— А мы и не думали прятаться. — Однако он надеялся, что их не будет видно… когда подумал об этом. — Но ты запомни, Рыжик. Тебя совершенно не касается то, кого и когда я целую. Больше того, то, что я целую Мэтти, не имеет никакого отношения к моим отцовским обязанностям. Я остаюсь тем же самым папой, каким был всегда и каким буду. Когда у кого-то из моих детей возникают проблемы, я хочу знать о них. Вот так. Ты поняла?

— Да.

— Отлично. А теперь спи. Я люблю тебя. — Он быстро поцеловал ее и встал.

— Что ты собираешься делать? — спросила она тихо.

— По поводу чего?

— Янси.

Он скрестил руки на груди.

— Попытаюсь найти вашу маму. Не знаю, что еще я могу сделать. — Оррен скорее почувствовал, чем увидел, как она улыбнулась.

— Хорошо.

— Угу. Но ты не должна пока об этом никому говорить, — сказал он, подумав о том, что легче было сказать, что он найдет Грейс, чем сделать это. — Засыпай.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, дорогая. Увидимся утром.

Итак, Рыжик видела, как он целовал Мэтти. Ничего удивительного. Есть шанс, что она когда-нибудь снова увидит как он целует Мэтти. Мэтти… Кто бы мог подумать, что этот маленький эльф окажется таким привлекательным?

Он женится на этой девушке! Он стал думать об этом и вскоре понял кое-что важное. Мэтти была именно такой женщиной, о какой он всегда мечтал. Она была воплощением всего того, чего никогда не было в его собственной матери. Здравомыслящая, мудрая не по возрасту. Эмоционально зрелая. Прирожденный воспитатель, не говоря уж о других ее многочисленных достоинствах. И на месте Мэтти оказалась Грейс?

Грейс была воплощением его собственной матери, с той лишь разницей, что ее страстью был не алкоголь, а мужчины… или секс. Небо, помоги! Он понял это только сейчас. Эгоистичность, обмороки и срывы. Она пыталась справиться. Точно так же, как его мать. Грейс пыталась. Она просто не могла контролировать свои импульсы, не могла на первое место поставить интересы других людей… ни своих детей, ни своего мужа, ни кого-либо еще.

Но сейчас, когда ему уже двадцать восемь, он, наконец, понял причину своих неудач… и то, что ему было на самом деле нужно.

* * *

— Посмотри, кто пришел!

Мэтти сдержала стон и изобразила улыбку.

— Привет, Брик. Какой приятный сюрприз!

— Сюрприз? — Брик бросил озадаченный взгляд на Эванса, сразу выдав секрет. — А! Да я просто проезжал мимо.

Через тупик? — подумала Мэтти, но ничего не сказала. Эванс был уже и так достаточно смущен.

— Мы… гм… как раз собирались посмотреть фильм, — лучезарно улыбнувшись, сказал Эванс. — Но теперь, поскольку ты пришел… мы могли бы поиграть в карты! — Он потер руки. — Как насчет этого? Хотите поиграть в канасту?

Брик переминался с ноги на ногу.

— Я не очень силен в картах. Не играю ни во что, кроме… в покер, может быть?

Выражение лица Эванса напоминало скорее гримасу, чем улыбку, но ему удалось сохранить веселый тон.

— Покер! Ха-ха! Нет, пожалуй. Это наказуемо. Азартная игра.

Мэтти стояла, скрестив на груди руки, и с любопытством взирала на мучения своего дорогого папочки. Он улыбнулся и поднял вверх руки.

— Ну, хорошо. Кто хочет сыграть? Почему бы нам всем… не сесть?

Мэтти повернулась и направилась кратчайшим путем к единственному креслу. Эванс чуть не сбил ее с ног, ринувшись туда же. В конце концов, пришлось ему сесть на диван между Бриком с одной стороны и Эми — с другой.

— Ну, Брик, как твои дела?

— Отлично. — Брик закивал своей ярко-рыжей головой вверх-вниз, вверх-вниз, как одна из тех игрушечных собачонок, которых автолюбители сажают у задних стекол автомобилей.

Эванс откашлялся.

— Очень занят, наверное?

— Да нет. Просто болтаюсь. — Брик пожал плечами.

— Как поживает твоя мама, Брик? — спросила Мэтти.

— О, прекрасно. У нее все прекрасно. — Кивок, кивок, кивок. — Ей нравится, что я дома, нравится крутиться вокруг меня. — Кивок, кивок. — Ты знаешь, как это бывает. — Еще кивки. — Я все время твержу ей, что мужчина должен делать то, что должен.

Эми подалась вперед, выглянула из-за широких плечей мужа и с надеждой спросила:

— А что же делает мужчина твоего возраста, Брик, в наши дни?

— Да околачивается, понимаете. — Мужчина, несомненно, околачивался — и без устали кивал.

Эми посмотрела на Мэтти. Ее глаза словно говорили: «Ну и скучища». Мэтти отвела взгляд, пытаясь подавить улыбку. Эванс уже был сыт по горло всеми этими немыми сценами. Предлагая одну глупую идею за другой, он старался хоть чем-то заполнить вечер. Наконец открыто предложил, чтобы Брик и Мэтти куда-нибудь пошли. Брик подчинился. Он только не мог решить, куда. Вздохнув про себя, Мэтти решила взять инициативу в свои руки. Все что угодно, только поскорее закончить эту комедию.

— Я бы съела мороженого, — заявила она, вставая.

Эванс готов был расцеловать ее.

— О, конечно, дорогая. Отлично. Идите с Бриком, а о нас, стариках, не беспокойтесь.

— Спасибо, папа, — издеваясь, сказала Мэтти. — Я этого не забуду.

Эванс поспешно пожал Брику руку.

— Спасибо, что заехал, Брик. Увидимся. Не задерживай ее слишком долго. Она устала.

Мэтти покачала головой, подумав о не совсем точной характеристике ее продолжительного пребывания с детьми во время уикенда, и увлекла Брика на улицу, к его машине.

Это был аккуратненький маленький автомобиль с открывающимся верхом, слишком скоростной для такого тюфяка, как Брик. Мэтти не собиралась рисковать жизнью из-за какого-то мороженого. Она протянула руку.

— Дай мне свои ключи.

— А?..

— Дай мне ключи от машины. Я поведу. — Мэтти села за руль и включила двигатель.

Ей удалось вытерпеть общество Брика целых два часа. Покупая мороженое, они встретили каких-то его друзей. Почти все они были моложе Мэтти. Прислонившись к крылу автомобиля, она с гримасой раздражения наблюдала за тем, как молодые здоровые парни начали швыряться мороженым и вести себя по-идиотски. Решив, что уже достаточно уступила отцу, Мэтти села в машину и приготовилась уезжать. Брику не оставалось ничего другого, как присоединиться к ней.

Когда они снова подъехали к ее дому, она вышла из машины и протянула Брику ключи. И тут Мэтти пришла в голову спасительная идея.

— Да, Брик, — как бы между прочим, сказала она, наклонившись к нему через окно машины, — я же собиралась тебе кое-что сказать. Это еще секрет, так что пока никому не рассказывай. Ладно?

— Ну конечно, Мэтти, — с готовностью кивнул он. — Как скажешь.

— Дело в том, что я выхожу замуж.

— Замуж? — Кажется, он не так испугался бы, если бы она сказала, что собирается обрить голову и вступить в какую-то секту. — Ну и зря! — Брик не скрывал своего разочарования.

— Ничего не могу поделать! Я его люблю, а ты знаешь, что это значит…

Он отъехал, взметнув брызги гравия, убежденный без сомнения, что едва не расстался со своей свободой. Мэтти потерла руки. С одним справилась. Оставался второй.

Она вошла в дом, нисколько не удивившись тому, что ее родители отправились отдыхать, хотя еще было рано. Она постучала в дверь их спальни. Дверь открыла Эми.

— Привет, дорогая. Поела мороженого?

— Да, конечно. Могу я поговорить с тобой и с папой?

Эми обернулась через плечо, потом сделала шаг назад, пропуская ее в комнату. Эванс лежал в постели, укрывшись до пояса простыней. Он сел, придерживая простыню.

— Мэтти, я уже начал засыпать. День был каким-то нескончаемым.

— Угу. Я просто подумала, что тебе надо все узнать прямо сейчас.

— Узнать? Узнать что?

— Мы с Бриком решили пожениться.

— Что?! — Эванс неожиданно вскочил с постели, прикрываясь простыней. — Пожениться? Ты что, не в своем уме?

— Разве ты не этого хотел?

— Какая женитьба! Господи, Мэтти, да у этого Брика… в голове песок.

— Но, папа, ты так настойчиво…

— У меня никогда и в мыслях не было, что ты выйдешь за этого парня! Он хорош лишь для того, чтобы составить тебе компанию, когда ты захочешь пойти куда-нибудь развлечься! Чтобы… — Тут он заметил, что его дочь и жена с трудом сдерживают улыбки. — Что такое? — подозрительно спросил он.

Мэтти откашлялась, облизнула губы, но ничто не помогало. Она не сдержалась и рассмеялась.

— Ой, папочка, разве ты не понял? Мне так же нужны эти развлечения, как тебе… до того, как ты встретил Эми.

Он неожиданно побледнел.

— Но замужество, Мэтти! Есть небольшая разница между тем, чтобы выйти замуж и сходить развлечься. Что плохого в том, чтобы пойти куда-то с парнем своего возраста?

— Поздно, папа, — мягко остановила она его. — Я уже стала взрослой. Ты только не хочешь этого замечать.

— Мэтти!

— Ничего страшного. Я понимаю. Оррен тоже не хочет, чтобы Янси и Кэнди Сью взрослели.

— Оррен? — фыркнул Эванс. — Да что он знает об отцовстве… или о чем-то еще?

— Представь себе, довольно много. А если чего-то и не знает, старается узнать. Как ты делал когда-то… да и сейчас мог бы.

— Черт возьми, Мэтти! Перестань читать мне лекцию. Родитель здесь я, и…

Мэтти вздохнула и направилась к двери, бросив взгляд на Эми.

— Постарайся урезонить его, ладно?

Эми кивнула.

— Матильда Кинкейд, а ну-ка вернись! — прогремел Эванс из-за двери, которую закрыла Эми.

Мэтти тут же отправилась в свою комнату, а потом под душ. Она стояла под душем, слыша, как отец ходит по дому, громко ворча себе что-то под нос. Бедный папочка! Бедный, бедный папочка…


Мэтти постучала и вошла. Кухня и гостиная странно пусты. Да и весь дом необычно тих. Это не предвещало ничего хорошего. Обычно Оррен в это время, задержавшись у стола, торопливо допивает последнюю чашку кофе, готовый при ее появлении сразу же бежать.

— Оррен?

— Мэтти? Иди сюда!

Она прошла через гостиную и вышла в коридор, где едва не налетела на него.

— Извини! — Он резко обошел ее, промокая остатки крема для бритья полотенцем, которое держал в одной руке. В другой была зажата пара носков. — Дорогая, ты не знаешь, где мои рабочие ботинки?

Прислонившись к косяку, Мэтти увидела, как он на ходу натягивает носки.

— Я поставила их в шкаф.

Он бросил на нее благодарный взгляд.

— Ну, разумеется. — Схватив ремень с комода, он начал продевать его сквозь шлевки на брюках. — Ты не могла бы их достать? Я проспал!

Мэтти подошла к шкафу и наклонилась, чтобы достать его ботинки.

— Ты не шутишь? Я думала, что ты готовишься к олимпийским играм, одеваясь с быстротой молнии.

— Остроумно.

Он плюхнулся на кровать, так и не застегнув ремень, и потянулся за ботинками.

— Трудная была ночка?

— Боже! — Он надел один ботинок и взялся за другой. — Ты и представить себе не можешь! — Не завязав шнурков, он вскочил и схватил свою фуражку, висевшую на дверце шкафа. — Мне нужно тебе все рассказать, но не сейчас. — Он торопливо чмокнул ее в щеку и протопал мимо, щелкая шнурками по полу.

Ласково глядя на него, Мэтти прошла следом за ним в гостиную.

— А как же твой ленч? — Обычно она давала ему с собой бутерброд или что-нибудь еще.

— Нет времени, — сказал он, входя в кухню. — Ни сейчас, ни потом. — Он задержался в дверях, объясняя: — В обеденный перерыв сегодня у меня важные дела.

— А я не смогу чем-нибудь помочь?

Он с улыбкой посмотрел на нее.

— Ты помогаешь своим присутствием здесь.

— Ты прелесть. — Она обвила его шею руками и прижалась к нему. Он и не пытался сопротивляться, целуя ее сильнее и поспешнее, чем она ожидала. Вздохнув, Оррен с трудом отстранился.

— Мне пора. Передай детям, что я их люблю.

— Обязательно.

Он задержался на нижней ступеньке, чтобы еще раз быстро чмокнуть ее и сказать:

— Нам действительно надо поговорить.

— В любое время.

Он сел в свой пикап, нашарил ключи и через минуту дал задний ход, объехав ее маленький автомобиль. Мэтти помахала, улыбнувшись про себя. Интересно, о чем он собирался с ней говорить? Он выехал с дорожки, а она вернулась в дом, закрыв за собой дверь. Когда она обернулась, то увидела, что Чэз стоит около стола и, широко улыбаясь, смотрит на нее сияющими голубыми глазами. По всей вероятности, мальчик уже давно был здесь и стал свидетелем, по меньшей мере, одного из их поцелуев. Она решила, что не станет смущаться. Если все будет происходить так, как она предполагала, Чэз станет свидетелем еще многих поцелуев. Она улыбнулась.

— Доброе утро, соня. Папа просил передать, что любит вас.

— Я слышал.

— Хорошо. Сейчас приготовлю завтрак. Есть какие-нибудь пожелания? — (Чэз покачал головой.) — Ладно. Посмотрим, что тут найдется.

Он вошел следом за ней на кухню, чуть ли не светясь от радости. Мэтти почувствовала себя слегка не в своей тарелке. Она извлекла сковородку и достала хлеб.

— Гренки с корицей или гренки по-французски, в молоке с яйцом?

Чэз пожал плечами.

— Что-то произошло прошлой ночью? — спросила она осторожно. — Почему-то все сегодня поздно встают.

— Янси ревела, — ответил Чэз.

Мэтти достала масло и закрыла холодильник. Она решила сделать гренки с корицей.

— Да? А что случилось?

Чэз пожал плечами.

— Не знаю. Мэтти, ты выйдешь замуж за папу?

— Нет, не выйдет! — раздалось от двери. Мэтти обернулась, открыв от изумления рот.

Сам по себе вопрос был достаточно ошеломляющим. А то, что Джин Мэри враждебно восприняла его, было вдвойне ужасно.

— Ты откуда знаешь? — резко сказал Чэз. — Я видел, как они целовались у двери.

— А я видела их из кухонного окна! — выкрикнула Джин Мэри и показала ему язык.

— О, Господи! — ахнула Мэтти. Дети не обращали на нее внимания.

— Она не выйдет за него замуж! — настаивала Джин Мэри.

— Ты не знаешь!

— Нет, знаю! — Она вызывающе посмотрела на Мэтти. — Папа сказал мне сегодня ночью, что попросит маму, чтобы она вернулась домой!

Мэтти пошатнулась.

— Не может быть…

— А вот и может! Он и Янси это сказал. Спроси ее!

У Мэтти перехватило дыхание. Чэз взглянул на Джин Мэри и выбежал из комнаты. Через мгновение Мэтти взяла себя в руки и сделала вид, что поглощена приготовлением гренков. Повернувшись спиной к Джин Мэри, она начала намазывать хлеб маслом. У нее все дрожало внутри. Она намазала три куска, и тут раздался радостный возглас Янси:

— Ура! Мамочка едет домой! Мамочка едет домой!

Мэтти выронила нож. Визг Кэнди Сью пронзил ее в самое сердце.

— Мамочка плиедет! — радостно кричала та. — Мамочка плиедет!

Малышка не могла даже помнить свою маму и не совсем понимала, что говорит, но глаза Мэтти неожиданно наполнились слезами. Сейчас для Мэтти главное — постараться устоять на ногах. Она была слишком ошеломлена и уязвлена. Наконец она взяла нож и снова стала мазать хлеб маслом. Она просто не будет думать об этом, решила Мэтти. Она просто не могла думать об этом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Не успел зазвонить телефон, как Мэтти сняла трубку. Прижав ее плечом к уху, она продолжала чистить яблоко.

— Алло.

— Мэтти, это я.

По его взволнованному тону она поняла, что происходит нечто особенное. Грейс? Мысль об этом была невыносимой. Она все утро твердила себе, что новость, которую ей выложила Джин Мэри, не означала, что Оррен предполагает воссоединиться со своей бывшей женой. Тем не менее, она едва не задохнулась от вставшего в горле комка. Ей пришлось покашлять.

— Гм. Мне казалось, что ты куда-то должен был съездить в обеденный перерыв.

— Я съездил. Только что вернулся. Ты хорошо себя чувствуешь?

Мэтти хотелось спросить, правда ли то, что ей сказала Джин Мэри, но она боялась услышать ответ. Да и не касалось ее это. Оррен не брал на себя никаких обязательств, не давал ей никаких обещаний. А если и дал понять, что она может стать для него больше чем просто няней его детей, ну что ж, он мог изменить свое мнение. Возможно, он решил сделать еще одну попытку склеить свою семью.

— Я хотела спросить, зачем ты звонил. Я в полном порядке… Просто что-то попало в дыхательное горло.

— Ты уверена? Температуру мерила?

— У меня нет температуры, Оррен. Я хорошо себя чувствую. Скажи мне, что происходит.

Он так долго молчал, что она решила — он не хочет отвечать. Потом он произнес:

— Я снова получил срочную работу. Я должен отремонтировать еще один дизельный двигатель.

— Работу? — Она отложила в сторону нож и взяла трубку рукой. — А поподробнее?

— Речь идет об автобусе, который ходит по маршруту Даллас — Оклахома-Сити. Он сломался по дороге, у Мерлоу. Его притащили сюда. Компания посылает своего механика и другой автобус за пассажирами, но им нужна мастерская и небольшая помощь. Мой хозяин предрекает нам большие лавры после окончания.

— Нам? — спросила она.

— Мне, — ответил он. — Мне и механику компании. Мэтти, я знаю, что это не вовремя, и мне стыдно просить тебя задержаться опять, особенно из-за того, что ты неважно себя чувствуешь, но это принесет нам долларов семьсот-восемьсот.

Нам? Она покачала головой. Конечно же, он не имел в виду себя и ее. Он имел в виду себя и своих детей, а возможно, себя, своих детей и их мамашу. Не отказаться ли на сей раз? Она на минуту заколебалась.

— Да, конечно. Никаких проблем, — ответила она насколько могла небрежно. — Ты не можешь сказать примерно, насколько задержишься?

— Нет. Может потребоваться несколько часов, а может быть, придется пройти через еще одно тяжелое испытание, хотя не думаю, что до этого дойдет.

— Хорошо. Если я буду спать, когда ты придешь, разбуди меня, ладно?

— Ты святая, Мэтти. Спасибо, маленькая.

— Не забудь пообедать.

— Обещаю, — хмыкнул он. — Поцелуй ребятишек за меня.

— Хорошо.

— Послушай, Мэтти, — сказал он мягко, — о том разговоре…

— Вернемся к нему позже, — сказала она преувеличенно оживленно.

— Это важно. Я не хочу, чтобы ты подумала, что я забыл.

— Нет. Конечно, нет. Ладно, пожалуй, мне пора кормить детей. Пока.

Она положила трубку и мрачно принялась чистить яблоки. Ей совсем не хотелось слышать то, что он собирался ей сказать.


Оррен добрался до дома почти на рассвете. Он был очень доволен и ночной работой, и пухлым бумажником. Неожиданно подвернувшаяся работа постепенно помогла ему восстановить душевные силы после разговора с матерью Сонни Флатта. У Эвелин не нашлось особо теплых слов в адрес ее невестки. Она не знала и того, как ему связаться с ее сыном или с Грейс, но обещала сказать нескольким друзьям, которые, возможно, увидятся с Сонни, что Оррен разыскивает Грейс.

В общем, Оррен был доволен предпринятыми действиями. Сегодня же он обсудит это с Мэтти, спросит, считает ли она правильным то, что он решил повременить и не говорить детям, что пока не смог найти их маму. Потом он скажет Мэтти, как сильно ее любит и о планах на их будущее. Оставалось только надеяться, что она не разболелась. Ее голос так странно звучал по телефону.

Оррен снял обувь при входе на кухню и прошел в одних носках в гостиную. В доме было темно и тихо, но ему было здесь все так знакомо, что он редко зажигал свет, чтобы не разбудить детей. Он быстро прошел через безмолвную гостиную в коридор. По привычке сначала проверил девочек. Все три крепко спали. Оррен заглянул к сыну — на груди у спящего Чэза покоилась раскрытая книга, страницы которой освещал фонарик. Молча усмехнувшись, Оррен выключил фонарик, загнул страницу и отложил и книгу, и фонарик в сторону. С бьющимся сердцем он пошел обратно по коридору в свою спальню.

Ему не пришлось даже входить в нее, чтобы понять, что Мэтти там нет. Тут он подумал, а почему, собственно, она должна быть там? Не принимал ли он желаемое за действительное? Оррен вернулся в гостиную и зажег свет возле дивана. Мэтти ойкнула и поспешно села, раскрыв в испуге глаза.

— Успокойся, дорогая. Это всего-навсего я.

— Оррен!

— Ты просила тебя разбудить, хотя мне, наверное, не надо было тебя тревожить. — Он нахмурился и положил руку ей на лоб. Она отпрянула. — У тебя опухшие глаза.

Мэтти откашлялась и опустила взгляд.

— Правда? Не знаю, почему.

— Ты, правда, хорошо себя чувствуешь?

— Все прекрасно. — Она спустила ноги с дивана. — Пожалуй, я поеду домой.

— Подожди! Мне казалось, мы собирались поговорить.

Мэтти, состроив гримасу, приложила руку к голове.

— Сколько времени?

— Без двадцати шесть.

Она зевнула, не поднимая глаз.

— Оррен, ты был прав. Я плохо себя чувствую. Все, что мне нужно, — это поехать домой, принять лекарство и лечь спать. — Он снова потянулся к ее лбу, но она увернулась. — Не надо. Вдруг у меня что-то заразное?

Он нахмурился:

— Тебе следовало сказать мне об этом раньше.

— Надо же было кому-то остаться с детьми.

— А тебе не пришло в голову, что ты можешь их заразить?

— Я соблюдала осторожность, — пробормотала она.

— Я знаю, — сказал он. — Я только не вижу смысла в том, чтобы тебе ехать домой в такой час. Все равно все уже, без сомнения, заразились. Иди и ложись в мою постель. А я лягу здесь.

Она покачала головой.

— Нет, нет. Я лучше поеду домой. Папа будет разыскивать меня, если я не приеду.

— Я позвоню…

— Не надо. Я просто хочу домой. — Она отбросила одеяло, которым была накрыта, и встала. — Увидимся в четверть десятого.

— Я пойду на работу только после обеда, — сказал Оррен. — Кроме того, если ты заболела, тебе надо отдыхать. Знаешь что — попробую найти себе замену на завтра.

Мэтти не стала спорить с ним, а просто сунула ноги в босоножки и откинула волосы от лица.

— Я позвоню и скажу тебе, как я себя чувствую.

Она пошла к кухне.

— Мэтти, не уходи.

— Я должна.

— Позволь мне…

— Спокойной ночи. — Она схватила свою сумку с кухонного стола и ушла прежде, чем он успел еще что-то сказать.


Оррен протирал куском замши боковое крыло длинного кузова. Не так давно он считал, что этот пикап последней модели — как раз то, что требуется для его семьи. Теперь, однако, он видел, что им была нужна более просторная машина или даже фургон. Но и такой пикап, как у него, всегда может пригодиться. Интересно, захочет ли Мэтти продавать свою маленькую машину и ее ли это машина? Он мысленно добавил этот вопрос к тому длинному списку тем, которые они с Мэтти должны были обсудить.

Надо снова позвонить ей. Ее мачеха сказала, что Мэтти выглядела «как в воду опущенная», но на плохое самочувствие не жаловалась, когда уходила из дома. Он в десятый раз с недоумением подумал, почему она так и не позвонила ему, хотя обещала это сделать, и куда вообще запропастилась.

Оррен закончил мыть машину, отжал тряпку и пошел в дом. Чэз сидел за столом, положив подбородок на сложенные руки.

— В чем дело, парень?

Чэз пожал плечами. Оррен, прищурившись, посмотрел на сына. Тот мог заразиться от Мэтти. Он приложил ладонь ко лбу мальчика. Лоб был холодным на ощупь. Однако…

— У тебя горло не болит, сынок?

Чэз снова дернул плечами. Оррен выдвинул стул и сел рядом с ним.

— Ты что-то хандришь сегодня. Тебя что-то беспокоит?

Чэз лег щекой на руку и поднял глаза на отца.

— Пап, ты любишь Мэтти?

Оррен заморгал, на мгновение опешив, но потом кивнул.

— Да, Чэз, люблю.

— Зачем же ты тогда позвал маму назад?

Оррен опустил голову. Этого следовало ожидать, подумал он.

— Это твоя сестра тебе сказала?

Чэз кивнул.

— Джин Мэри сказала, что ты не женишься на Мэтти, потому что берешь маму назад.

Опустив голову, Оррен качал ею из стороны в сторону.

— Как всегда, Джин Мэри говорит о том, чего не знает. Понимаешь, сынок, то, что я пытаюсь связаться с вашей мамой, не имеет никакого отношения ни ко мне, ни к Мэтти. Янси стала какой-то плаксивой в последнее время. Она думает, что ей станет лучше, если она увидит маму. Это единственная причина, по которой у меня возникла мысль разыскать Грейс. Но я бы на вашем месте ни на что не надеялся. Оказалось, что никто не знает, где она.

— Значит, она не возвращается домой?

— Скорее всего, даже не навестит вас.

Чэз явно успокоился. Он обмяк, закрыл глаза и улыбнулся.

— Скорей бы сказать Мэтти…

Оррен похолодел.

— Мэтти? Ты хочешь сказать, что Мэтти известно, что я пытался связаться с Грейс?

Чэз сел прямо.

— А разве она не должна была?..

Вместо ответа Оррен рявкнул:

— Нет! До тех пор, пока у меня не появилась бы возможность все ей объяснить! — Господи! Ничего удивительного, что она чувствует себя ужасно. Он вдруг ясно понял, кого должен был благодарить за этот последний удар. — Рыжик! А ну иди сюда!

Оррен стоял, уперев руки в бока, когда перед ним возникла с вытаращенными глазами Джин Мэри.

— Что, папочка?

— Рыжик, говорил я тебе или не говорил, чтобы ты никому не рассказывала, что я пытаюсь найти твою маму ради Янси?

На ее лице ничего не отразилось.

— Ты сказал не говорить «какое-то время». Откуда мне знать, какое время?

Провести его было невозможно.

— Ты специально сообщила это Мэтти!

— Чэз сказал, что ты собираешься на ней жениться! Я не хотела, чтобы она думала…

— Ты злая девочка! Мэтти сделала тебе столько добра! Она сделала столько добра всем нам! Зачем ты сказала ей, будто я собираюсь снова быть с вашей мамой?

— Ты же можешь! — твердила Рыжик. — Если она вернется, ты увидишь, что она гораздо красивее Мэтти!..

— Красота красотой, Рыжик! Но даже если Грейс красивее, чем Мэтти, — а я так не считаю, — Грейс не хочет жить здесь! Она ушла и бросила нас, Рыжик. Очень сожалею, но так оно на самом деле. Ее здесь нет потому, что она и не хочет быть здесь, с вами.

Глаза Джин Мэри наполнились слезами, подбородок задрожал, уголки губ опустились вниз. Тут она что-то увидела. Она сделала шаг в сторону и посмотрела мимо Оррена в кухонное окно. На ее лице появилось ошеломленное выражение. Девочка ткнула пальцем в окно.

— Тогда кто там? — воскликнула она.

Оррен обернулся в тот момент, когда около дома появился среднего размера двухместный автомобиль медного цвета. На мгновение он застыл, пораженный. Этого не может быть… Он же только вчера утром ездил к Эвелин Флатт! Однако хруст гравия под колесами возле гаража свидетельствовал о том, что все это не было плодом его воображения. Боже праведный!

Не успел он опомниться, как Рыжик сорвалась с места и распахнула дверь.

— Мама! — Она сбежала по ступенькам и исчезла.

— Мэтти! — обеспокоенно прошептал Чэз.

Мэтти. Оррен закрыл глаза и поблагодарил Бога за то, что Мэтти не было здесь в этот момент. Хотя это не имело большого значения. Мэтти поймет. Он постарается сделать так, чтобы она поняла. А сейчас ему придется иметь дело с Грейс… и Рыжиком. Оррен взглянул на Чэза.

— Иди в комнату и побудь там с сестренками, пока я не позову тебя. И ни о чем не беспокойся. Все будет хорошо. Я обещаю. Я не настолько глуп, чтобы позволить Мэтти уйти.

Чэз улыбнулся.

— Хорошо, пап, и не беспокойся о Рыжике. Она все поймет. Это точно.

Чэз пошел в одну сторону, а Оррен — в другую. Грейс стояла возле своей машины и, наклонившись, вглядывалась в лицо старшей дочери. На ней были обтягивающие джинсы, излюбленного стиля блуза с большим декольте и золотые босоножки на неправдоподобно высоких каблуках. Ее золотистые волосы сзади были ниже плеч, а спереди подняты наверх. Искусно подколотые, они падали небрежными прядями, обрамляя ее лицо. Ее губы были такими красными, какие только можно вообразить. Такими же красными были и ее двухсантиметровые ногти. Яркие голубые глаза сильно подкрашены. Она стала еще более пышно-телой, чем раньше. Подозрительно пышнотелой. Ее наряд показался Оррену театральным костюмом. Она вся была какой-то нереальной, словно модель на глянцевой странице журнала для мужчин. Оррен испытал странное чувство облегчения, словно какая-то скрытая часть его души боялась, что он по-прежнему найдет ее привлекательной. Он медленно направился к Грейс и Джин Мэри.

— Глаза у тебя мамины, между прочим, — говорила Грейс. — А то, что ты унаследовала рыжие волосы от бабушки Эллис, только означает, что ты станешь знойной женщиной в один прекрасный день. О да. Думаю, что твоему папе придется отгонять от тебя мальчиков через пару лет.

Рыжик засмеялась с преувеличенным энтузиазмом.

— Ты быстро приехала, мамочка, — сказала она. — Мы только позапрошлой ночью попросили папу позвать тебя.

— Мы?

— Янси и я.

— А твой брат?

— Он в доме, с девочками, — громко сказал Оррен и посмотрел на Джин Мэри. — Рыжик, иди в дом, к остальным.

— Но…

— У тебя будет потом время пообщаться с твоей мамой. А сейчас мне надо с ней поговорить.

Джин Мэри взглянула на мать, ища поддержки, но Грейс улыбалась Оррену, сверкая глазами так, что и ребенок не мог не заметить. Джин Мэри опустила голову и промчалась мимо отца. У двери она остановилась, чтобы сказать:

— Я рада, что ты приехала, мамочка!

Грейс не ответила. Она была слишком занята, рисуясь перед Орреном.

— Ты не ожидал, что я буду так роскошно выглядеть, правда, милый?

Оррен усмехнулся.

— Силиконовая грудь, Грейс?

Она отвела кончиками пальцев волосы от глаз, но не осмелилась отрицать.

— Это единственное, что сделал мне хорошего Сонни Флатт.

Оррен, не сдержавшись, усмехнулся:

— А что хорошего сделала ему ты, Грейс?

Она вздернула подбородок и скрестила на груди руки. В вырезе блузы четко обозначилась ложбинка.

— Я оставила семью ради него. Я отказалась от всего, что любила…

Оррен открыто рассмеялся:

— Дорогая, по тебе плачет сцена.

В ее глазах вспыхнуло возмущение, но она подавила его, сказав:

— Забавно, что ты упомянул об этом. Не так давно я встретила одного голливудского продюсера, и он…

Оррен выставил вперед обе руки:

— Сейчас угадаю. Ты так скучала по своим малышам, что отказалась от возможного приза академии киноискусства, чтобы поспешить к ним.

Смущение, вина и настороженность появились на ее лице.

— Черт возьми! Так ты едешь туда. Я настиг тебя на пути! Грейс, неужели ты даже не собиралась заехать и поздороваться со своими детьми? Ты собиралась проехать мимо, в двух милях от дома, направляясь в Калифорнию вслед за своими несбыточными фантазиями! А как же Сонни? Что он думает об этом твоем последнем страстном увлечении?

Она с ненавистью прищурилась.

— Сонни Флатт оказался самой большой ошибкой, которую я допустила в своей жизни. По сравнению с ней мой последний ребенок — просто прогулка в парке.

— Замолчи! И никогда больше не говори при мне такой гадости.

— Они не слышали, — отмахнулась Грейс. — Кроме того, я сделала это ради тебя. Родила ее для тебя.

— Не сомневаюсь, что ты предпочла бы сделать аборт, а не изображать, что оставила ребенка, чтобы продемонстрировать свою любовь. Я сказал тебе, что бы я сделал в противном случае.

Она шагнула вперед и погладила крышу автомобиля, того автомобиля, который он купил ей, когда она согласилась родить Кэнди Сью.

— Орри, — елейным голосом произнесла Грейс, — давай не будем ссориться. Неужели нельзя просто порадоваться тому, что у нас было, и получить удовольствие от моего недолгого визита? Ничто не мешает нам в этом. Я давным-давно развелась с Сонни. И ты по-прежнему остаешься лучшим, что было в моей жизни.

Оррен скрестил руки на груди, широко расставил ноги и наклонил голову.

— Знаешь что, Грейс? — спокойно сказал он, — Я раньше думал, что, несмотря на все твои недостатки, в постели тебе не было равных, и никто не мог значить для меня больше, чем ты. И только одна необыкновенно чистая девчушка с золотым сердцем заставила меня думать иначе. — Он усмехнулся. — Так что нет, Грейс. Мы не получим «удовольствия» от твоего визита, каким бы недолгим он ни был. При одной мысли о нем мне становится плохо. Единственное, что тебе надо сделать, — это пойти к детям и сделать вид, что ты рада их видеть, что ты думала о них и скучала без них. А потом можешь отправляться в свою Калифорнию, а мы все вернемся к своей жизни.

Она отклонила это предложение с еще большим негодованием, чем он предполагал. Ее глаза сузились и превратились в черные щелочки.

— Значит, ты нашел себе рабочую лошадь, которая разделяет твою одержимость семьей.

— Нет, — ответил он. — На самом деле одна красивая молодая дама с таким любящим сердцем, о котором я и мечтать не мог, сама нашла меня. Нас.

— И ты собираешься жениться на ней?.. — процедила Грейс.

— При первой же возможности! Она с отвращением поджала губы.

— Господи, какой же ты скучно-предусмотрительный! Я пойду к детям!

— Помни, что они уже достаточно травмированы, — предупредил он. — Ты их бросила.

Его ничто не беспокоило, кроме Мэтти и ребятишек. Ради последних он вытерпит и Грейс.

Оррен вошел в дом. Грейс шла за ним по пятам. Рыжик сидела в гостиной на диване, напряженно стиснув руки на коленях. Она вскочила, увидев мать, с почти болезненным выражением готовности на лице. Конечно, сердце его дочки будет разбито, но что поделать? Он улыбнулся ей, пытаясь вложить в эту улыбку всю свою любовь, пока Грейс разглядывала девочку.

— Мамочка! — сказала Рыжик, сплетя пальцы. — Тут все не очень изменилось. Только у нас теперь есть комната для девочек — у нас у каждой своя собственная стена! — И… и папина комната. Мэт… ой… мы ее переделали, только это скоро будет комната Чэза, потому что папа скоро закончит еще одну. Мэт… ой… я думаю, что часть денег, которые мы недавно получили, пойдут на то, чтобы ее расширить. Может быть, мы даже поставим камин. — Она бросила тревожный взгляд на отца.

Он улыбнулся. Так, значит, Мэтти подумывала о том, чтобы расширить гостиную и сделать в ней камин! Она пока еще ничего не говорила ему об этом, но намекала. Очевидно, Джин Мэри не считала это такой уж плохой затеей, раз рассказывала о будущих планах, пытаясь произвести впечатление на свою мать.

Грейс отвернулась и надменно сказала:

— Милая, если бы ты видела отель, в котором я останавливалась в Лас-Вегасе! Внутри были обитые шелком стены и золотая сантехника. Мы жили там почти два месяца.

Рыжика словно ударили. Оррен подошел к ней и обнял. Потом пристально посмотрел на Грейс.

— И все-таки нет лучше места, чем дом.

Она фыркнула, но от дальнейших комментариев мудро воздержалась.

— Где твой брат и сестренки?

— Я приведу их, — сказал Оррен. — Садись.

Грейс продолжала стоять, когда он вернулся с удивленной Кэнди Сью на руках, держа за руку смущенную Янси. За ними нехотя плелся Чэз. Не обращая внимания на двух других детей, Грейс прямехонько направилась к Кэнди Сью.

— Какая куколка! — воскликнула она.

Кэнди Сью с готовностью пошла к ней на руки, глядя восхищенными глазами, но Грейс не слишком долго подержала ее. Девочка уже была не такой маленькой и легкой, хотя Мэтти с ней как-то справлялась. Грейс присела на подлокотник кресла. Джинсы глубоко врезались ей в бедра.

— Ты, должно быть, Янси, — сказала она, протягивая руку ко второй дочке. Янси кивнула, засунула пальчик в рот и уцепилась за отцовскую ногу.

— Ты что, застенчивая, Янси? — проворковала Грейс.

Девочка отвернулась, вцепившись в ногу Оррена. Рыжик подлетела и, присев на корточки рядом с сестренкой, что-то зашептала той на ушко. Янси вынула пальчик изо рта и оттолкнула Джин Мэри, закричав: «Нет!»

— Янси, это мама! — шипела Рыжик.

— Хватит, Рыжик, — произнес Оррен, поглаживая Янси по спинке. — Она не хочет.

— Она ее даже не знает, — вполголоса сказал Чэз. Джин Мэри размахнулась и ударила его кулаком в лоб, прямо над левой бровью. — Ой!

Потрясенный и удрученный, Оррен схватил дочку за руку и слегка встряхнул.

— Прекрати! Это тебе не сказка, Рыжик. Правда есть правда. Но это не значит, что мы все не можем сесть и спокойно поговорить.

Она вырвалась. Ее глаза наполнились слезами.

— Мамочка дома! Разве ты не рад?

Оррен бросил взгляд на Грейс, которая неожиданно почувствовала себя неловко.

— Мама не вернулась домой, — с сожалением сказал ей Оррен. — Она заехала по дороге в Калифорнию.

— Мне дают роль в кино, — радостно сообщила Грейс.

От потрясения слезы потекли по щекам Рыжика, и она пулей вылетела из комнаты.

— Я пойду… — начал Чэз, но Оррен остановил его, положив руку ему на плечо.

— Пусть побудет немного одна, сынок. Она скоро успокоится.

Чэз понимающе кивнул, не по летам мудро. Неловкая тишина воцарилась в комнате. Наконец Чэз шагнул вперед и вежливо спросил женщину, которая его бросила:

— Вы, правда, будете сниматься в кино?

Грейс приободрилась.

— Вполне возможно. Я встретила одного человека, кинопродюсера, который сказал, что у меня подходящая внешность. — И она с упоением начала рассказывать, какая потрясающая карьера ждет ее в Голливуде.

Чэз внимательно слушал. Никогда еще Оррен не был так горд своим сыном, как в этот момент. Он сжал плечо мальчика и, взяв на руки Янси, осторожно сел в конце дивана. Кэнди Сью вскарабкалась и села рядом с ним, прижавшись к его бедру. Чэз устремил на отца такой понимающий и сочувственный взгляд, что Оррен ощутил спазм в горле. Чэз знал, что его мать и в подметки не годилась той женщине, которая вытеснила Грейс из их сердец.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Более неудачное время придумать было невозможно. Но что он мог поделать? Он уже не выходил на работу накануне, чтобы Мэтти могла отдохнуть и восстановить силы после своего недомогания… и это после того, как хозяин великодушно позволил пользоваться мастерской для ремонта дизельного двигателя, да еще дал ему отдохнуть утром. Зря он разрешил Грейс остаться на ночь… У нее ведь все еще оставались друзья где-то здесь… кто-то же передал ей его просьбу связаться с ним… она могла бы остановиться и у них. Однако Грейс выразила желание провести ночь со своими детьми, и у Рыжика было такое отчаянное лицо…

При ближайшем рассмотрении оказалось, что Грейс несколько потрепана жизнью. Ее босоножки были далеко не новы. Края джинсов затерты. Оррену даже показалось, что одна бретелька ее лифчика закреплена на спине английской булавкой. Та Грейс, которая вымогала у него деньги все прошлые годы, никогда бы не потерпела таких мелких унижений. По всей видимости, у нее нет выбора.

Сейчас тридцать пять минут седьмого. Он стоит, держа в руках туфли и носки, в расстегнутой форменной рубашке. Ему нужно на работу. Хозяин звонил лично. Что он мог сказать? «Не могу, пока не скажу няне моих детей, что я ее люблю»? Черт возьми! Надо же было этому случиться именно сейчас!

Оррен уже шел через гостиную, когда вдруг сообразил, что должен позвонить Мэтти. Грейс уйдет до девяти. Мэтти обычно приезжает между половиной десятого и без пятнадцати десять. Он прикинул, не оставить ли детей ненадолго одних, до прихода Мэтти, но так и не решился. Лучше объяснить Мэтти присутствие Грейс по телефону. Он просто не мог позволить детям остаться без присмотра на целых сорок пять минут. Оррен прошел к телефону на кухне и набрал номер. Подошла мачеха Мэтти.

— Привет. Это Оррен Эллис. Извините, что побеспокоил вас так рано. Обычно трубку снимает Мэтти.

Эми Кинкейд молчала, кажется, целую вечность, а потом произнесла:

— Да, но… гм… Мэтти сегодня не подходит к телефону.

Оррена охватила паника.

— Она так серьезно больна?

Он слышал в отдалении мужской голос. Отец Мэтти, решил он. Потом Эми Кинкейд сказала:

— Не совсем так. Она… гм… очень поздно уснула вчера.

Поздно? Она с кем-то была? С другим мужчиной? Оррен сглотнул. А чего он, собственно, ждал?

— Понятно, — сказал он. — Послушайте, я должен сегодня выйти на работу рано, но почему бы нам не дать ей поспать подольше? До девяти дети будут присмотрены. Не могли бы вы передать Мэтти, чтобы она приехала, как только сможет? Я не хотел бы, чтобы дети оставались одни.

— Я передам, мистер Эллис.

— Спасибо. И… и не могли бы вы сказать Мэтти, что я… Передайте ей, что я скучал без нее вчера.

К его удивлению и облегчению, голос Эми Кинкейд смягчился.

— Хорошо, — сказала она. — Думаю, ей будет приятно это услышать.

Ему хотелось расцеловать Эми Кинкейд.

— Спасибо. Я… спасибо.

Он повесил трубку и на секунду с облегчением прикрыл глаза. Что ему лучше сделать: оставить записку детям или разбудить Грейс? Он решил, что материнские обязанности заставят Грейс встать раньше, чем она планировала. Он вернулся в гостиную.

— Папа?

Нерешительный голосок дочери заставил его обернуться.

— Рыжик? — Оррен разглядел маленькую фигурку, свернувшуюся калачиком на диване и прикрытую одеялом. — Что ты здесь делаешь?

Она отвернулась. Ее непокорные рыжие волосы прикрывали дрожащий подбородок. Забыв о том, что торопится, Оррен присел у нее в ногах и погладил ее.

— Что случилось, дорогая? — Он пытался говорить весело и шутливо. — Мама храпит или стаскивает с тебя одеяло?

Рыжик отбросила волосы с лица, но глаз на него не подняла. Тихим, убитым голосом она сказала:

— Кровать маленькая. Ма… она сказала, чтобы я шла спать на диван, потому что он очень короткий для нее…

Оррен кивнул, раздосадованный.

— Очень жаль, Рыжик. Я знаю, что ты мечтала сегодня ночью спать с мамой.

Рыжик приподнялась на локтях. Слезы струились по ее лицу.

— Почему она не захотела? В чем я виновата?

Оррен посадил ее себе на колени.

— Дорогая, дело совсем не в тебе. Проблема в маме. Похоже, что она не испытывает тех чувств, которые должна была бы. Я не знаю почему. Но я знаю, что ты — замечательная маленькая девочка. Рыжик, ты такая умница, что я иногда пугаюсь.

Она с недоумением посмотрела на него.

— Как это?

— Я не всегда уверен, что понимаю тебя! Это немного меня пугает, но и заставляет гордиться тобой. — Он пригладил ее пламенеющие волосы. — А еще, знаешь, ты красивая. Одна из самых красивых маленьких девочек на свете.

— Мэтти тоже так думает, — задумчиво произнесла Джин Мэри.

Он хмыкнул и крепко прижал ее к себе.

— Я не так часто говорю тебе, как сильно я тебя люблю…

— Больше, чем Янси и Солнышко? — тихо спросила она.

— Нет, — мягко ответил он. — Это не так. Не знаю, как это объяснить, но я люблю вас всех и одинаково и по-разному. Ты моя первая дочка, Рыжик. Никто никогда не займет твое место в моем сердце. Так же и с Янси, и с Чэзом, и с Кэнди Сью. Люблю вас всех одинаково, но и каждого по-своему.

— И Мэтти? — тихо спросила Рыжик.

— Да. Я люблю Мэтти тоже. Не так, как всех остальных, не так даже, как я когда-то любил вашу маму.

Джин Мэри кивнула, а потом прошептала:

— Грейс красивая, правда?

— Да, по-своему красивая.

— Мэтти тоже по-своему красивая. — Тихо вздохнув, Рыжик положила голову ему на грудь. — Мэтти любит нас. Правда, пап?

— Я верю, что да.

— Я жалею, что сказала ей, что ты на ней не женишься.

— Я знаю. Но ты не беспокойся об этом. Я не позволю ей уйти. Она нужна нам. Она нужна мне.

Рыжик подняла голову и посмотрела прямо в его глаза.

— Это еще не все, — виновато сказала она.

Оррен улыбнулся. У Рыжика всегда было так.

— А что еще?

— Это из-за меня Янси плакала и звала маму. Я просто шептала ей, рассказывала о том, что я помню, чтобы она тоже соскучилась, пока она не заплакала.

Оррен вздохнул и поцеловал дочку в лоб.

— Я сожалею, Рыжик. Я знаю, что ты хотела бы, чтобы Грейс была во всем такая же, как Мэтти, но Грейс — это всего-навсего Грейс. И к счастью, Мэтти — это Мэтти.

Джин Мэри коротко вздохнула и улыбнулась.

— А теперь давай-ка поднимайся. Тебе надо отдохнуть. Мама может доспать и на диване.

Грейс протестующе заворчала и, в конце концов, заявила, что не может встать, потому что неодета. И в этот момент Оррен понял, что она спала абсолютно голая. Но он был настойчив. Он взглянул на Джин Мэри.

— Кому-то придется пострадать, — сказал он. — Нет ничего такого, чего бы я не видел раньше и после чего, тем не менее, остался жив, а ты закрой глаза, девочка.

Пряча улыбку, Рыжик отвернулась и зажмурилась. Оррен нашел блузу Грейс и, заставив бывшую жену сесть, натянул блузу ей через голову. Она сопротивлялась и вырывалась, но он сделал это без особого труда, после чего кинул ей джинсы со словами:

— Надевай. Живо!

Ругаясь как сапожник, она натягивала джинсы под одеялом, пока Оррен закрывал руками уши Джин Мэри и шипел:

— Тише. Если разбудишь малышей, сама будешь с ними справляться. Мне сегодня рано на работу.

Грейс тут же закрыла рот. Она откинула одеяло и села. Утром она выглядела далеко не привлекательно. На глазах была размазана тушь. Ее кожа выглядела землистой, волосы грязными. Да, Грейс жилось нелегко, и это становилось заметно. Оррен вспомнил, что Мэтти выглядела свежей и прелестной в любое время дня.

Оррен вывел Грейс в коридор. Поцеловав Рыжика, он уложил ее в кровать и вышел из комнаты как раз вовремя, чтобы направить Грейс в сторону, противоположную его спальне, куда она уже держала путь.

— О, нет! Не туда. Ты пойдешь на диван.

Грейс недоумевающе уставилась на него.

— Почему я должна спать на диване, когда в другой комнате есть прекрасная кровать?

— Я не желаю, чтобы ты ложилась в мою кровать, — твердо сказал Оррен, — каковы бы ни были твои намерения.

Ее глаза хитро заблестели, и она прильнула к нему.

— Что это с тобой, Орри? Мысль о том, что я одиноко лежу в твоей постели, не будет давать тебе покоя весь день? Мы могли бы лечь вместе, прекрасно начать день. Помнишь, когда…

Оррен оттолкнул ее.

— Я уже давным-давно не хочу видеть тебя рядом, Грейс, ты хорошо это знаешь.

Ее лицо окаменело. Она выпрямилась.

— Если бы ты был больше похож на мужчину, — процедила она, — может быть, мне не пришлось бы искать других на стороне!

— Ты всегда будешь стремиться искать на стороне, Грейс, — спокойно сказал Оррен. — Ты просто больна, и тебе надо обратиться за помощью.

Шипя как кошка, она отвела назад руку. Лицо ее было злобным. Оррен только покачал головой.

— Не вздумай царапаться. Я сносил твои оскорбления и сдерживал свой собственный нрав, когда мы были женаты, чтобы сохранять мир, но с этим давно покончено.

— Дети…

— Дети прекрасно понимают, кто ты и что собой представляешь. Им теперь есть с кем тебя сравнивать, Грейс, и сравнение это не в твою пользу.

— Ты говоришь о своей подружке, не так ли? — ухмыльнулась Грейс. — О той, которая готова ишачить на четырех детей, чтобы только заполучить мужика!

— Я говорю о прекрасной женщине, которая заботится о нас. О женщине, которую мы все любим. О женщине, которую я люблю такой любовью, о существовании которой никогда и не подозревал. Она никогда бы не выставила беззащитную маленькую девочку из ее кровати, Грейс, потому что интуитивно почувствовала бы, что Рыжику нужно знать, что ее любят, что она нужна. Смущение Грейс было, к несчастью, неподдельным.

— Так это все из-за того, что я отправила Джин Мэри спать на диван? — недоверчиво спросила она.

— Нет, — сказал Оррен. — Из-за того, что твоя маленькая дочка хотела провести с тобой всего одну ночь, одну несчастную ночь за всю свою короткую жизнь. — По ее лицу он видел, что она не понимает. Она не способна понять. Он вздохнул. — Мне пора на работу. Ты останешься здесь до прихода Мэтти, а потом уйдешь. Ты поняла меня, Грейс? Ты не уйдешь до того, как она войдет сюда, иначе я привлеку тебя к ответственности за то, что ты подвергаешь детей опасности.

Она вздернула подбородок.

— Они и мои дети тоже, Оррен.

— Если ты хотя бы понимала значение этих слов, я мог бы спать спокойно, — ответил он.

— Я не уйду, пока она не придет, клянусь, — пробормотала сквозь зубы Грейс.

— Только попробуй уйти, — сказал он, поворачиваясь. Оррен взглянул на часы. Черт! Он заторопился, не произнеся больше ни слова.


Мэтти постучала и подождала десять секунд, прежде чем войти. Соответственно настроившись, она бросила сумку на кухонный стол и обернулась. Оррена за столом не было. Не было его и в гостиной. Интересно, почему же он настаивал на том, чтобы она пришла пораньше? Она пришла, несмотря на возражения отца и только после того, как дала ему обещание вернуться домой точно в семь вечера, а еще лучше — раньше. Может быть, ее вообще уволят сегодня с работы? Может, поэтому ее и вызвали так рано для давно откладываемого разговора? Сейчас она не знала, что и думать. Его пикапа на месте не оказалось, и Оррена тоже нигде не было видно. Она знала, что он не оставил бы детей одних. К тому же какая-то странная машина стояла на дорожке. Может быть, ей уже нашли замену? Мэтти прошла через гостиную в коридор, чтобы проверить детей, и резко остановилась, когда в дверях появилась высокая блондинка.

— О, а я шла, чтобы вам открыть.

Мэтти в шоке уставилась на женщину. Помятая декольтированная блузка, которую, по-видимому, только что натянули, обтрепанные джинсы. Женщина была босиком и выглядела так, будто только что подняла голову с подушки после изнурительной ночи.

— Наверное, Орри оставил дверь открытой, когда ушел, — промурлыкала женщина.

— Нет, — пробормотала Мэтти. — У меня есть ключ.

Женщина пропустила это мимо ушей и сказала:

— Бедняжке пришлось вставать ни свет, ни заря, и это после почти бессонной ночи! — Она протянула изящную руку с длинными красными ногтями. — Я Грейс Эллис, между прочим, а вы? Я хочу сказать, что вы, очевидно, няня, но никто не упоминал вашего имени.

Значит, это бывшая жена Оррена! А ее, Мэтти, уже заменили. Боль пронзила девушку, когда их ладони встретились. Она пробормотала свое имя:

— Мэтти. Меня зовут Мэтти.

Грейс вкрадчиво улыбнулась.

— Что ж, Мэтти, вам известно, как это бывает. Оррен никогда не может сказать «нет», видит Бог. Если бы не это, я бы переночевала где-нибудь еще.

Мэтти сглотнула.

— Вы ночевали здесь? С Орреном!..

Грейс сверкнула улыбкой.

— Разве не видно? Правда, я не люблю об этом болтать.

Неожиданно в комнату, оттолкнув Грейс, ворвалась Джин Мэри.

— Ты все врешь!

Грейс и Мэтти одновременно ахнули, но Мэтти автоматически сделала замечание:

— Джин Мэри, ты прекрасно знаешь, что не…

— Она врет! Я ненавижу ее!

Мэтти была больше чем просто потрясена. И, тем не менее, попыталась утихомирить девочку:

— Довольно! Не смей никогда так разговаривать со своей матерью!

— Она больше мне не мать! Она…

— Довольно, милочка. Еще одно слово — и я вынуждена буду поговорить с твоим отцом. А сейчас извинись. — Глаза Джин Мэри наполнились слезами. Мэтти убрала свою руку. — Это твоя мама, Рыжик, и к тому же взрослый человек. Ты должна проявлять уважение.

Лицо Джин Мэри исказила знакомая Мэтти упрямая гримаса, но неожиданно оно смягчилось. Она сглотнула и, не глядя на Грейс, сказала:

— Я прошу прощения.

Грейс в ответ снисходительно кивнула головой.

— Я всегда говорю правду, — сказала она с важностью.

Джин Мэри с мольбой взглянула на Мэтти.

— Но она не спала с папой этой ночью, — сказала она тихим голосом. — Она спала в моей кровати, а я на диване.

Вспыхнувшая надежда заставила Мэтти взглянуть на Грейс. Она ждала либо объяснений, либо опровержения… хоть чего-нибудь. Грейс уткнула руки в бока и наклонилась вперед, устремив взгляд на Джин Мэри.

— И папа не поднял меня и не переложил тебя в твою кровать сегодня рано утром, так, что ли? Я думаю, что ты слишком мала, чтобы понять, зачем. — Она с самодовольной улыбкой посмотрела на Мэтти, и та снова перевела взгляд на Джин Мэри. Когда она увидела выражение лица девочки, у нее все перевернулось внутри и кровь отлила от лица. И в этот самый момент в гостиную влетела крошечная фигурка.

— Мамочка! — закричала Кэнди Сью и, к бесконечному изумлению обеих женщин, бросилась прямо к Мэтги.

Мэтти недостаточно быстро среагировала и едва удержалась на ногах от удара. В дверях появился Чэз.

— Она еще не была в ванной, — угрожающе предупредил он, тем самым позволив Мэтти под этим предлогом быстро выйти из комнаты.

Когда Мэтти вернулась, держа на руках Кэнди Сью, она была готова к тому, чтобы во всеоружии встретить женщину, которую Оррен, по всей видимости, так и не смог забыть. Но Грейс Эллис в комнате не оказалось. С дивана на Мэтти смотрели Чэз и Джин Мэри.

— Она переодевается, — спокойно объяснил Чэз. — Она просила сказать, что папа уже уехал на работу.

— Она уезжает в Калифорнию, — воинственно добавила Джин Мэри.

— Да. Она сказала, что будет сниматься в кино, — подтвердил Чэз.

Мэтти захлопала глазами.

— Она не остается?

Джин Мэри театрально вздохнула:

— Мы же тебе только что сказали, что она едет в Калифорнию, сниматься в кино.

Мэтти услышала, как открылась дверь комнаты Оррена и по деревянному полу коридора зацокали каблучки. Грейс появилась в тех же самых джинсах, но вместо блузки на ней была крошечная майка.

— Я готова! — весело проговорила она и, помахав детям, протопала через гостиную. — Поцелуйте папу за меня! Передайте ему, что я буду держать с ним связь. — Она задержалась возле Мэтти, наклонилась и поцеловала Кэнди Сью в щечку, оставив красный след от помады. Потом бросила через плечо: — Спасибо за кровать, Джонни!

Джонни? Мэтти едва не проглотила свой язык. Она взглянула на Джин Мэри — лицо девочки было почти того же цвета, как ее волосы. Грейс не помнила даже имени дочери. Теперь она обратила свое внимание на Мэтти.

— Знаешь, дорогая, — сказала Грейс доверительным тоном, — ты слишком молода, чтобы быть в доме рабочей лошадью. Не позволяй Оррену заездить себя и не слишком ему доверяй. Что бы он там ни говорил, но он отдает предпочтение зрелым женщинам, опытным и… — она бросила взгляд на бюст Мэтти, потом на свой собственный, — скажем, необделенным природой. — Она потрепала Кэнди Сью по кудрявой головке и, не оглядываясь, вышла неторопливой походкой.


Оррен выскочил из пикапа и одним махом взлетел на крыльцо. Он не мог дождаться, когда увидит Мэтти и объяснится. Раз и навсегда. Он заглянул в дверь и остановился. Мэтти стояла у кухонного стола и что-то готовила. Никогда еще она не казалась ему такой привлекательной. Посмотрев в его сторону, она взяла блюдо и понесла его на обеденный стол. Поставила его, сняла фартук.

— Ты пришел, — сказала она ровным голосом. — Ужин готов. Я пойду.

— Пойдешь? — словно эхо повторил он, пораженный.

Она потянулась за своей сумкой.

— Да. Я спешу. Прости.

Она хотела проскользнуть мимо него, но Оррен не собирался отпускать ее. Он положил руки ей на плечи.

— Не выйдет.

Она стояла застывшая, опустив голову.

— Оррен, в этом нет необходимости. Я уже все знаю и не хочу говорить об этом.

— Знаешь что?

Она подняла на него глаза и быстро отвела взгляд.

— О Грейс.

— Грейс! Что, эта ведьма еще здесь? Я пригрозил ей, чтобы она не оставляла детей одних, но она прекрасно знает также, что я велел ей убираться в тот же момент, как ты приедешь! Так что, если она…

— Нет, — сказала Мэтти, неожиданно подняв глаза. — Она уехала через несколько минут после моего приезда. У нее дела в Калифорнии. Она не сказала, когда вернется.

Он презрительно фыркнул.

— Думаю, что никогда! Она получила здесь не тот прием, на который рассчитывала. Но ей некого винить, кроме себя. Дети дали ей полную возможность, особенно Рыжик. Когда Грейс упросила разрешить ей остаться на ночь, Рыжик попыталась превратить это в игру в дочки-матери. Она сказала, что хочет спать с Грейс в своей кровати. Утром я застал ее плачущей на диване. Грейс выставила ее без колебаний, думая лишь о собственном удобстве. Я быстро восстановил справедливость.

Мэтти схватила его за руки.

— Значит, ты не… — Силы неожиданно оставили ее, и она качнулась в его сторону.

— Мэтти! Милая!

— Все в порядке, — сказала она, прислоняясь головой к его плечу. — Даже лучше, чем просто в порядке. — Она взглянула на него и улыбнулась. — Грейс намекнула, что ты спал с ней…

— Эта лживая…

— Я говорила тебе!.. — раздался звонкий голосок.

Мэтти круто повернулась. Четверо детей стояли возле обеденного стола. Джин Мэри скрестила руки на груди и повторила:

— Я говорила тебе, что она врет!

— Извини, Джин Мэри. Мне надо было слушать тебя, вместо того чтобы устраивать нагоняй. — И Мэтти махнула рукой в сторону стола. — Ну, — сказала она, — ужин готов. Почему бы нам не сесть и…

— Ну, нет! — Оррен шагнул к Мэтти и повернул ее лицом к себе. — Я хочу поговорить с тобой. Я и так уже слишком долго откладываю этот разговор.

— Но ужин…

— Ужин может подождать, — сказал Оррен. Он придвинулся ближе и посмотрел ей в глаза. — Мэтти, я…

Его остановило хихиканье. Он снова взглянул на своих детей. Это, безусловно, следовало делать без свидетелей, особенно таких любопытных. Оррен схватил Мэтти за руку.

— Пойдем со мной.

Он провел ее мимо детей, сквозь гостиную и коридор в свою спальню и закрыл за собой дверь.

— Оррен, ужин остынет, — напомнила Мэтти.

— Ну и пусть! Это важнее.

Она скрестила руки на груди.

— И что же это, Оррен?

— Сейчас скажу. — Он глубоко вдохнул. — Я люблю тебя.

На какое-то мгновение ему показалось, что она не поняла или, хуже того, просто не хотела это слышать. И вдруг она бросилась к нему, обвила руками его шею.

— О, Оррен!

Смеясь, он прижал ее к себе и оторвал от пола.

— Меня разрывало от нетерпения сказать тебе.

— И я тебя люблю! — Она поцеловала его.

Теперь была его очередь поцеловать ее, и он сделал это так пылко, что едва не сорвался. Ведь рядом была кровать, и было так просто положить ее и уйти в тот мир, в который ему так страстно хотелось. Когда он, раздумывая, что не сможет дольше держать себя в руках, он оторвался от нее и постарался отдышаться.

— Мэтти, я был очень молод, когда сошелся с Грейс, слишком молод. Когда она забеременела Чэзом, я, не раздумывая, решил жениться, потому что страшно хотел, чтобы у меня была своя семья.

— Оррен, — сказала Мэтти, — ты не обязан мне ничего объяснять.

— Но я хочу, чтобы ты знала, как это все было. — Он облизнул губы, стараясь найти нужные слова. — Сначала я был слишком молод, чтобы понять, что сделал ошибку. Видимо, поэтому я так сильно подавлял сначала свои чувства к тебе. Я боялся, что ты допустишь ту же самую ошибку, которую допустил я. Понимаешь, я знал, что мой брак оказался неудачным, но искренне верил в то, что появление еще одного малыша поможет Грейс остепениться. Я уговорил ее родить Рыжика. Мне не потребовалось много времени, чтобы понять, что это ни к чему не привело. Она просто не умела быть матерью. Не умела любить. Любовь для Грейс — только секс и ничего больше. Я начал думать, что, может быть, мне с детьми будет лучше без нее, но Грейс не из тех, кто умеет достойно проигрывать. Она поняла, что мне все надоело, и я подумываю о разводе, и тогда забеременела Янси, чтобы удержать меня.

— И это сработало, — осторожно сказала Мэтти.

— Что мне оставалось делать, кроме того, чтобы пытаться наладить семейную жизнь? Я убеждал себя, что она, может быть, и не воплощение моей мечты, но все не так уж плохо. Она была всегда… очень сексуальной. Я считал, что это что-то значит. Что, возможно, в этом отношении она лучше других женщин. Но главное — дети. Трое детей — это огромная ответственность.

— Четверо — еще большая.

— Кэнди Сью родилась незапланированно, — ответил ей Оррен. — Грейс была в ярости, когда узнала, что снова беременна. Она хотела сделать аборт, но я не желал и слышать об этом. И тогда она возненавидела меня. А вскоре подыскала мне замену.

— Так что ты обрел свободу, — подытожила Мэтти. — Ты, должно быть, очень боялся повторить ошибку.

— И сейчас боюсь, — согласился он. На ее лице тут же появилось испуганное и неуверенное выражение. — Я говорю не о том, о чем ты подумала, — поспешно сказал он. — Я нисколько не сомневаюсь в своих чувствах к тебе или в твоих чувствах ко мне.

— Тогда это в с… — она сглотнула, — в физическом отношении?

— Что? В каком физическом отношении? — Тут он понял. Секс! — О! — Он засмеялся. — Ни в коем случае! Я хочу сказать… Мэтти, меня влечет к тебе так, как ни к одной женщине. Эта сторона меня совершенно не беспокоит. Мне только казалось, что я люблю Грейс. Но тебя я люблю по-настоящему. Я знаю это. Ты такая, о какой я всегда мечтал…

Наверное, он нашел правильные слова, потому что она снова прижалась к нему. У него забилось сердце, и он решил, что им обоим надо почувствовать то, что их ждет в будущем. Он наклонил голову и поцеловал ее. Этого оказалось недостаточно. Он прижался к ней, чтобы она почувствовала, как он жаждет ее, и стал ласкать языком маленькую впадинку под ее ухом. Мэтти отреагировала таким восклицанием, что он почувствовал нестерпимое желание. Он скользнул губами по ее шее, его рука инстинктивно потянулась к ее груди, и Мэтти подалась ему навстречу.

— Оррен! — Она подняла его голову, ища его губы. Он сильнее сжал рукой ее грудь, но не слишком сильно, изумляясь тому, какое у нее крепкое тело. Она простонала, когда он снова страстно поцеловал ее. Оррен был настолько захвачен желанием, что не следил за дверью и не заметил, что она открылась.

— Мэтти!

— Папа!

Оррен, моргая, посмотрел на высокого, крепкого черноволосого мужчину со свирепым взглядом и подумал, что более неблагоприятного момента для знакомства с Эвансом Кинкейдом придумать было невозможно.

— Мистер Кинкейд, это совсем не то, что вы могли подумать.

— Не то, что я мог подумать? — скептически повторил Кинкейд. — Даже ваши дети в курсе того, что здесь происходит!

— Нет, сэр. То есть они могут быть… Я хочу сказать, что они знают, как я отношусь к Мэтти. Они, возможно, понимают, что я хочу…

— Соблазнить мою дочь? — таким же скептическим тоном сказал Кинкейд.

— Папа!

Эванс Кинкейд схватил дочь за руку.

— Ты пойдешь со мной, милочка!

— Не пойду!

— Последний раз, вернувшись домой отсюда, она плакала, — обвинил Оррена Кинкейд. — Я сказал, что ей не следует возвращаться в этот дом, но она утверждала, что нужна детям. Я сказал ей, что она должна уйти в ту же минуту, как вы появитесь в дверях. Она обещала быть дома к семи часам. Я знал, что что-то не так, уже через минуту после этого срока! А теперь моя дочь поедет домой! — Он потащил Мэтти из комнаты в коридор.

— Сэр, если бы вы выслушали… — начал Оррен, идя следом.

— Достаточно того, что я видел!

— Папа, прекрати! — Мэтти вырвалась.

Оррен бросил взгляд на детей, прижавшихся друг к другу. Как он объяснит все это им? Но он не мог позволить себе роскошь думать об этой проблеме в данную минуту.

— Сэр, пожалуйста, позвольте мне все вам объяснить. Я люблю Мэтти и…

— Это не любовь! — воскликнул Кинкейд, показывая рукой на спальню.

— Мэтти любит меня, — упрямо продолжал Оррен.

— Это правда, папа, — подтвердила Мэтти. — Я люблю его!

— И мы собираемся пожениться! — сказали они в один голос.

Эванс Кинкейд взглянул на Оррена и поджал губы.

— Только через мой труп! — заключил он и с этими словами вышел из дома.

Оррен охнул.

— Черт! Мэтти, я очень сожалею. Ни за что на свете я не позволил бы такому случиться.

— Это не имеет значения.

— Не имеет значения? Дорогая, это же твой отец! Это, безусловно, имеет значение. Мы должны поехать к нему, все объяснить.

— Это не поможет, Оррен. Я знаю его лучше, чем ты.

— Мэтти, я не могу это так оставить. Я не смогу спокойно жить, зная, что вбил клин между тобой и твоим отцом.

— Мне надо сделать пару телефонных звонков, — решительно сказала Мэтти и направилась в кухню.

— Кому ты звонишь? — Оррен последовал за ней.

— Священнику, — сказала она, ища номер в телефонном справочнике. — Его зовут его преподобие Болтон Чарлз. Это пастор нашей церкви.

— Ты считаешь, что он может помочь?

Она сняла телефонную трубку.

— О да!

— По телефону?..

Мэтти улыбнулась.

— Нам же надо найти кого-то, кто сможет побыть с детьми, — мягко пояснила она. — Думаю, что предстоящий разговор только для взрослых. — Она начала набирать номер.

Оррен кивнул и глубоко вздохнул.

— Я же говорил своей дочери, что ты умница.

— Нашей дочери, — поправила Мэтти.

Он целовал ее, когда Болтон Чарлз снял трубку.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Мэтти улыбнулась, впуская Оррена в дом.

— Ты восхитительно выглядишь, — мягко сказала она, целуя его в щеку. Оррен покраснел. Он был в джинсах, белой рубашке, спортивной куртке и черных ковбойских сапогах с закругленными носами. Оррен нервничал, явно пытаясь произвести хорошее впечатление. Он подстригся и тщательно побрился.

— Все уже собрались? — прошептал он прямо ей в ухо.

Мэтти кивнула и взяла его под руку.

— Пошли. Я представлю тебя. И улыбнись. — Он попытался, но улыбка вышла жалкой. Мэтти остановилась, заставив его остановиться тоже. Глядя ему прямо в глаза, она сказала: — Я люблю тебя, Оррен Эллис.

Улыбка, вспыхнувшая на его лице, была совершенно искренней. Он лишь удивился тому, насколько сильными были его собственные чувства.

— Хорошо. Теперь пошли! — кивнула она. Они вошли в гостиную рука об руку. Эванс Кинкейд стоял перед камином в полицейской форме. Другой мужчина с гладкими темными волосами сидел на диване. На нем был хорошо сшитый костюм и начищенные до блеска черные туфли. Он чувствовал себя в опрятной гостиной Эванса Кинкейда так же свободно, как в своей собственной. Миниатюрная симпатичная светлая шатенка с большими глазами расположилась в кресле, стоящем сбоку от дивана. Она была в босоножках, шортах цвета хаки и желтой спортивной майке. Мэтти подвела Оррена сначала к ней.

— Оррен, это моя мачеха, Эми. Эми, это Оррен Эллис.

Эми улыбнулась ему:

— Здравствуйте, мистер Эллис.

— Просто Оррен, пожалуйста.

— Приятно познакомиться с вами, Оррен. У вас очаровательные ребятишки.

— Спасибо, мэм. Они иногда доставляют уйму хлопот, но я горжусь ими.

— Вы и должны гордиться. Они все такие красивые, особенно самая маленькая.

Оррен улыбнулся.

— Это мое Солнышко. Она настоящий ангелочек. И Янси такая же. Это та, что постарше. А еще Рыжик. — Он провел рукой по волосам. — Ее зовут Джин Мэри. Я зову ее Рыжиком из-за цвета ее волос… и характера, соответствующего этому! Она держит меня в постоянном напряжении. А Чэз… — Он замолчал, подыскивая слова. — Я был настолько молод, когда он родился, что толком не понимал, как вести себя с ним, но он каким-то образом оказался прекрасным мальчишкой. Честно говоря, не знаю, что бы я делал без него. Он моя правая рука, а это что-то да значит, когда речь идет о восьмилетнем мальчугане.

— Вы явно гордитесь своими детьми, — заметила Эми, взглянув на Эванса.

— Такими детьми, как мои, — серьезно ответил ей Оррен, — нельзя не гордиться.

Эванс Кинкейд откашлялся.

— Такой гордый отец должен понимать и мое беспокойство о дочери.

Оррен повернулся к нему.

— О, я прекрасно понимаю, сэр. Если помните, я звонил вам, прося разрешения нанять Мэтти, в начале лета.

Во взгляде Эванса сквозило осуждение.

— Вы позволили мне поверить, что понимаете: она слишком молода, чтобы принимать собственные решения.

— Это как раз то, что я подумал, — сказал Оррен. — Мы оба ее недооценивали. Я удивлен, что она не вправила нам обоим мозги. И до сих пор изумлен тем, что она полюбила меня.

— Мэтти очень влюбчивая.

— Правда? — спокойно спросил Оррен. — Буду стараться влюблять ее в себя каждый день.

Радостный смешок раздался с дивана.

— Кажется, ты встретил родственную душу, Эванс.

— Они похожи, как две горошины в стручке, ваше преподобие, — вздохнула Мэтти.

Оррен подошел, чтобы пожать руку его преподобию, в то время как Мэтти представила его:

— Это наш пастор и друг, его преподобие Болтон Чарлз.

— Зовите меня Болтон, — сказал его преподобие, вставая и пожимая Оррену руку.

— Спасибо. Я тоже предпочитаю звать друг друга по именам.

— Отлично. Почему бы нам всем не сесть? — Сказав это, Болтон Чарлз подождал, пока Мэтти не опустилась на диван, и сел рядом. Мэтти потянула Оррена, чтобы он сел возле нее с другой стороны. Эванс остался стоять у камина, хотя поблизости была пара деревянных стульев. Его преподобие сцепил пальцы рук и закинул ногу на ногу. — Итак, — сказал он. — Кто начнет?

Мэтти робко подняла руку, схватившись другой за руку Оррена.

— Мы с Орреном женимся, — начала она.

— Это ты думаешь, что вы женитесь! — фыркнул Эванс.

Мэтти помолчала и начала снова, на этот раз более настойчиво:

— Мы с Орреном женимся и хотели бы получить благословение моего отца. Он ведет себя неразумно, поэтому мы подумали…

— Неразумно! — взорвался Эванс. — Боже милосердный, Мэтти! Да ему нужна постоянная экономка и няня… кроме всего прочего!

— Это не так! — заявил Оррен. — Если бы это было так, то более подходящего человека, чем Мэтти, я не смог бы найти. Но она уже и так ведет мое хозяйство и смотрит за моими детьми. Мне не нужно жениться на ней ради этого!

— Значит, остается все прочее!

— Я люблю Мэтти и хочу провести всю оставшуюся жизнь рядом с ней.

— Уверен, что вы говорили те же самые слова вашей первой жене, — мрачно заметил Эванс.

— Я совершил ошибку, женившись на Грейс, и не отрицаю этого, — вздохнул Оррен. — Но я был молод и мечтал тогда о своей собственной семье.

— Точно так же, как Мэтти — сейчас! — проговорил Эванс.

— Нет, — сказал Оррен, взглянув на Мэтти. — Я еще не встречал столь мудрого человека, как ваша дочь. И она говорит, что во многом обязана этим вам, сэр. Она говорит также, что любит меня потому, что я во многом похож на вас. Лично я этого не заметил, — пробормотал он в сторону.

Эванс покачал головой.

— И я тоже! Но если это и так, Мэтти все равно слишком молода.

— Папа, тебе прекрасно известно, что мама была не намного старше меня, когда вы поженились, — подчеркнула Мэтти.

— Но у нее было преимущество перед тобой, дорогая. Она воспитывалась под руководством матери, чего была лишена ты.

— Но зато я рано повзрослела, — возразила Мэтти.

Эванс воззвал к Эми и Болтону Чарлзу, простирая к ним руки:

— Так ли уж много времени прошло с тех пор, как она носила невообразимые наряды и крахмалила концы волос, чтобы они торчали в стороны? И это считается, что она рано повзрослела? Господи, да я приехал из Калифорнии, чтобы вырвать ее из-под влияния какого-то рок-н-ролльщика с лентой вокруг головы и с кольцом в носу!

Мэтти взглянула на Оррена. В уголках ее губ играла улыбка.

— Он был такой весь фальшивый, — доверительно сообщила она. — Даже с татуировкой.

Оррен тяжело вздохнул:

— Не хочешь ли ты сказать, что меня тоже это ждет?

— Наверняка. Больше того, я думаю, что нам повезет, если это будет самый ужасный тип приятелей, которых Рыжик будет приводить домой, пока не поумнеет.

Эми засмеялась. Оррен снова тяжко вздохнул, представив себе парад парней, которые пройдут через его гостиную в течение нескольких лет, и горестно сказал, обращаясь к Эми:

— А ведь у меня три дочери!

— Пока, — многозначительно сказала Мэтти.

— Я знал, что это произойдет, в конце концов.

— Думаешь, мы сможем оборудовать дополнительную комнату еще для одного или двух детишек? — нежно спросила Мэтти, сжимая руку Оррена.

— Конечно!

Эванс Кинкейд снова взорвался:

— Господи, Мэтти! Умоляю, скажи мне, что это не то, о чем я подумал!

— Почему? Папа, ты же знаешь, что я всегда хотела детей!..

— Я убью его!

Мэтти вскочила на ноги.

— Ты не сделаешь этого!

— Сядь. — Оррен потянул ее назад и пристально посмотрел на Эванса. — Давайте проясним кое-что прямо сейчас. Мэтти и я не совершили ничего постыдного.

— По чьим меркам? — фыркнул Эванс.

— Эванс! — предостерег его Болтон Чарлз.

Оррен вскочил на ноги.

— По любым меркам!

— Это по вашим словам. Откуда мне знать?

Оррен изо всех сил старался сдержаться.

— Вы могли бы оказать вашей дочери доверие, которого она заслуживает! У вас нет оснований особенно хорошо думать обо мне. Я могу это понять. Я совершил ошибки и откровенно признаю их. Но Мэтти выше всяких подозрений. Я полагаю, что, будучи ее отцом, вы должны были бы знать это!

— Неужели вы считаете, что я не знаю своей дочери?

— Вы этого ничем не доказали, пока я тут стою!

— Возможно, вам не удастся устоять тут долго, приятель!..

Болтон Чарлз прокашлялся. Взгляды всех присутствующих, как намагниченные, устремились к нему.

— Поскольку похоже, что вы не собираетесь прекратить говорить всякие глупости, мне придется кое-что сказать. Вы действительно одинаковые.

Эванс и Оррен оба раскрыли рты, чтобы возразить, но Мэтти, с улыбкой взглянув на Оррена, сказала:

— Почему, как ты думаешь, я так тебя люблю? Я уже говорила тебе, что знаю только одного такого же заботливого отца, как ты. — Она посмотрела на своего отца. — Моего собственного.

Эванс вздохнул:

— Дорогая, если это правда, то почему же ты не видишь, что я делаю все только во имя твоих интересов?

— Я вижу, папа. Точно так же, как я видела, что Оррен действовал только во имя интересов Янси.

— Янси?

— Так зовут мою вторую дочку, — сказал Оррен и смущенно признался: — Я думаю, что слишком балую ее. Просто не хочу, чтобы она ревновала меня к Кэнди.

— Это Солнышко, — с готовностью объяснила Мэтти.

Болтон махнул рукой и взглянул на Эванса.

— Суть дела в том, Эванс, что им обоим больше восемнадцати. И если они хотят пожениться, то могут это сделать и без твоего согласия.

— Значит, я должен просто молча принять это? — недоумевал Эванс. — Мэтти совсем недавно перевалило за восемнадцать!

— Мне почти двадцать!

Оррен не смог сдержать улыбку.

— Мне кажется, что мы действительно с вами похожи, — сказал он Эвансу. — Лично я думаю, что это не так уж плохо. Если бы я мог воспитать своих детей так, как вы воспитали Мэтти, я был бы больше чем просто счастлив. Это точно.

Эванс глубоко вздохнул и засунул руки в задние карманы брюк.

— Вы оказались не совсем таким, как я ожидал, — нехотя уступил он, — но это еще ничего не значит! — Он перевел взгляд на свою дочь. — Мэтти, а как же колледж? Ты знаешь, как твоя мама старалась получить диплом. Она бы не одобрила этого!

Мэтти вздохнула.

— Папа, а тебе не кажется, что я делаю то же самое, что сделала моя мама? Она бросила учиться, чтобы выйти за тебя замуж и родить меня. Да, она собиралась получить диплом, но только тогда, когда я подрасту и стану настолько самостоятельной, чтобы она могла уделить внимание своей учебе. На первом месте для нее были любовь к тебе и страстное желание иметь семью. Точно так и со мной. Я не вижу оснований для того, чтобы оставаться в колледже, папа. Во всяком случае, сейчас. Когда-нибудь я продолжу учебу, потому что, безусловно, захочу показать пример своим детям. Но в данный момент, папочка, мое место рядом с Орреном.

Оррен крепче обнял ее.

— Мистер Кинкейд, — сказал он, — вы тут недавно упоминали о моем первом браке, и я хочу заявить прямо сейчас, что это была ужасная ошибка. Правда, в результате этого брака появились мои дети, которых я очень люблю. Я знаю, что Мэтти создана для меня. Она та самая, единственная женщина, которая мне нужна.

— Я, возможно, поверил бы в это, Эллис, — сказал Эванс Кинкейд, — если бы вы не были женаты раньше. Наверное, вы тогда чувствовали то же самое, а теперь утверждаете, что это была ошибка!

Оррен, расстроенный, взглянул на Мэтти.

— Я просто не знаю, что еще сказать…

— Папа, чем еще можно тебя убедить? — Мэтти умоляюще посмотрела на отца.

— Я хочу, чтобы ты окончила колледж, — сказал он, подумав.

Мэтти закрыла глаза.

— Я не могу сделать это сейчас. Я нужна Оррену и детям. И они мне нужны.

— Эванс, — попытался убедить отца Мэтти Болтон Чарлз, — ты знаешь, как и я, что значит любить.

— Да, — Эванс взглянул на Эми.

— Тогда ты, безусловно, можешь понять, почему они не хотят ждать.

— Я понимаю только, что моя дочь может совершить самую большую ошибку в своей жизни.

— Папочка, пожалуйста…

Оррен сделал еще одну попытку:

— Мы в душе — уже одна семья, мистер Кинкейд. Я не могу просить своих детей, чтобы они еще два года ждали свою маму.

— Они, безусловно, обратятся перед свадьбой к консультанту по вопросам семьи и брака, — уговаривал Эванса Болтон.

Лично Оррен не считал, что им была нужна такая консультация, но он прикусил язык и кивнул. Если нужно, что ж, он возражать не будет.

— Я надеюсь, что вы хотите устроить настоящую свадьбу, — провозгласила Эми со своего стула. — Даже думать не хочу, что вы поженитесь, не отпраздновав этого события.

Мэтти взглянула на Оррена. Он бы хотел увести ее отсюда и жениться на ней прямо сегодня же.

— Никакой особой суеты, — сказала Мэтти, обращаясь к Эми. — Я бы хотела, чтобы обряд состоялся утром. Платье нарядное, но не длинное. И чтобы присутствовали только члены семьи и близкие друзья. — Она посмотрела на Оррена и добавила: — И пусть будет просто небольшой прием, ничего роскошного.

— Значит, через пару месяцев?

Но тут Оррен решительно воспротивился:

— Я бы хотел, чтобы это произошло до конца лета.

— Я согласна, — сказала Мэтти.

Болтон несколько остудил их пыл:

— Я не могу гарантировать, что в следующем месяце в церкви уже не заняты все уикенды.

— Оррен свободен по понедельникам, — сказала Мэтти.

Эми бросила взгляд на Эванса, который стоял с опущенной головой.

— И твой отец тоже.

— Пусть тогда это будет в понедельник, — заявил Оррен, не дав никому спросить Эванса о том, собирается ли он вообще приходить на свадьбу.

Болтон достал карманный календарик и назвал дату. Оррен почувствовал, что наконец-то может спокойно вздохнуть, и крепко обнял Мэтти. Она прижала руку к его сердцу и улыбнулась.

— А кто будет подружками? — спросила Эми.

— Ну, конечно же, Терри, — ответила Мэтти, — и, безусловно, девочки.

Оррен хмыкнул:

— Они будут в восторге!

— Это будет просто очаровательно, — сказала с улыбкой Эми. — Мне кажется, что Кэнди уже достаточно большая, чтобы держать букет во время венчания?

— Думаю, что да, — сказал Оррен.

— Конечно, — подтвердила Мэтти.

— А как вы, Оррен? — спросила Эми. — Вы хотели бы пригласить кого-то еще на свадебную церемонию?

Оррен пожал плечами.

— Я мог бы попросить Джейка быть моим шафером. Это мой хозяин.

— Кого-нибудь еще?

— Да нет, пожалуй. Только его.

Болтон щелкнул колпачком авторучки, которой делал пометки в своем календарике, и сказал:

— Так. Пожалуй, я хотел бы выяснить еще одну вещь. Следует ли нам назначить консультации тоже на понедельники? Их должно быть три.

Они быстро договорились и об этом, и теперь, кажется, все вопросы были сняты. Оррен оглядел всех присутствующих и почувствовал, что напряжение снова стало нарастать.

— Пожалуй, мне пора, — сказал он, обращаясь к Мэтти. — Я хочу провести оставшуюся часть вечера с детьми. — И, ответив на ее улыбку, посмотрел на Эми: — Приятно было с вами познакомиться, мадам. Спасибо за ваше гостеприимство.

— Пожалуйста, — мягко ответила Эми.

Оррен протянул руку священнику.

— Ваше преподобие, я ценю ваши усилия.

— К вашим услугам, — сказал Болтон, пожимая его руку. — Я предполагаю, что буду видеть вас, по меньшей мере, пару раз в неделю.

— Я уже дал обещание Мэтти. Теперь я буду регулярно приходить с ней и с детьми в церковь.

— Молодец, — сказал Болтон, — буду ждать.

Оррен улыбнулся и перевел взгляд на Эванса Кинкейда. Потом, набравшись мужества, шагнул к нему и снова протянул руку.

— Я благодарен вам за то, что вы выслушали меня, сэр, — сказал он.

Эванс взглянул на руку Оррена и, не сказав ни слова, вышел из комнаты.

Мэтти закусила губу и прижалась головой к груди Оррена.

— Сожалею, дорогой.

— Это не твоя вина, — сказал он.

— Проводишь меня?

— Конечно. — Рука об руку они вышли из комнаты. В дверях остановились и взглянули друг на друга. Оррен откинул ее волосы назад и наклонился, чтобы поцеловать. Она подняла голову, подставив губы. Но он не осмелился. — Я люблю тебя, Оррен.

— О, милая! Я уверен, что у нас все будет хорошо.

Через несколько минут Оррен вышел навстречу теплому душному вечеру. Он вздохнул. Его будущий тесть ненавидел его, зато будущая жена по какой-то причине любила его почти так же, как он ее. И это было самое главное. Он только надеялся, что Эванс Кинкейд в конце концов одумается. Мэтти заслуживала благословения и поддержки своего отца. А пока, решил Оррен, надо заглянуть в Библию его преподобия и самому произнести несколько молитв.


Мэтти потянула кончик вуали, которая окутывала поля ее шляпы, и закрыла лицо до самого подбородка. Она отошла на шаг от зеркала и бросила на себя еще один критический взгляд. Ее белое кружевное платье без рукавов облегало фигуру. Расклешенная юбка чуть прикрывала колени. Глубокий вырез, заканчивающийся фестоном в виде сердца, подчеркивал ее бюст. Простое летнее платье очень шло ей, длинные черные волосы свободно падали на спину, как того хотел Оррен.

Мэтти дотронулась до маленькой сапфировой подвески в виде сердечка, висящей на тонкой серебряной цепочке на шее. Подвеска принадлежала ее матери. Эми принесла ей это украшение только сегодня утром, сказав, что Эванс собственноручно достал маленькую синюю бархатную коробочку из ящика своего комода и прислал ей. Возможно, он уже немного смягчился. Может быть, все-таки придет. Мэтти уже смирилась с тем, что отец не поведет ее, как она всегда мечтала, к алтарю, но, если он хотя бы появится на свадьбе, она поймет, что не потеряла его. Стараясь не поддаваться внезапно охватившему ее отчаянию, Мэтти напомнила себе, что скоро выйдет замуж за мужчину своей мечты… и станет четырежды матерью!

Словно в ответ на ее мысли раздался легкий стук туфелек.

— Мамочка! — Кэнди Сью взяла за обыкновение называть ее так и бросаться к ее ногам с напором маленького локомотивчика каждый раз, как только появлялась в комнате. На этот раз Мэтти наклонилась вперед и выставила руки, чтобы маленькая куколка не испачкала туфельками ее белые шелковые чулки. — Какая класивая!

Отстранив смеющуюся малышку, Мэтти оглядела ее бледно-розовое длинное платье с кружевным фартучком. Венок из белых ромашек почти утонул в пене светлых кудряшек. Янси деловито поправила край платья Кэнди Сью и протянула Мэтти крошечную желтую корзиночку с лепестками ромашек и роз, которые она должна была разбрасывать на алтаре. Янси так выросла за последние несколько недель! Ее светлые волосы были подстрижены в форме аккуратного каре, и она несла свой венок из ромашек так гордо, как будто он был бриллиантовой короной. Букетик из бутонов розы на ее запястье оставался таким же нетронутым, как в тот момент, когда Эми привязала его светло-желтой ленточкой. Ее накрахмаленная нижняя юбка безукоризненно держала форму, а фартучек по-прежнему был белоснежным. Янси относилась к своим обязанностям подружки невесты со всей серьезностью.

Джин Мэри была гораздо более жизнерадостной. Непокорные рыжие волосы, скрученные в жгут, были уложены в пучок на макушке и украшены ромашками. Она небрежно держала в согнутой руке букет Мэтти из ромашек и розовых роз.

— Эми сказала, что пора.

— Только посмотрите на папу, — мечтательно выдохнула Янси. — Он как из кино!

Джин Мэри раздраженно толкнула ее.

— Раньше ты говорила, что он как принц, и хотела, чтобы он надел настоящую корону.

— Чэз ждет за дверью, чтобы вывести тебя. Я ему говорила, что не надо, а он говорит, что надо. Вот дурак! Он так переживает, как будто передает тебя чужому человеку.

Мэтти взяла свой букет у будущей дочери и собралась с духом.

— Ну ладно. Пошли.

Джин Мэри промаршировала к двери и распахнула ее, пока Янси возилась с подолом платья Кэнди Сью. Мэтти сделала легкий реверанс Чэзу, который застыл в своем новом сером костюме, белой парадной рубашке и светло-сером галстуке. Он предложил ей свою руку. Она взяла его под руку. Чэз выступал гордо, словно король, шествующий на свою коронацию. Они вышли по узкому коридору в холл. Мэтти резко остановилась. Сердце ее замерло.

Здесь, в пустом холле, спиной к ней стояла ее мачеха, держа под руку человека в парадной форме. Мэтти прикрыла рот рукой. Неужели это… Ну конечно! Она задержала дыхание, боясь пошевельнуться и спугнуть видение.

Почувствовав, что они не одни, Эми высвободила руку и повернулась к Мэтти. Слезы текли по ее щекам. Но Мэтти видела только высокого, красивого, черноволосого мужчину, стоящего рядом с мачехой. Слезы сверкали в глазах Эванса Кинкейда.

— Мэтти.

Голос его звучал примирительно… и одобряюще.

Заплакав, она бросилась к нему.

— Папочка!

Он крепко обнял ее, слегка сдвинув ее шляпу.

— Я так крепко тебя люблю! — прошептал он.

— Я тебя тоже люблю! О, папочка, спасибо!

Через несколько мгновений он отстранил ее. Слезы оставили мокрые дорожки на его щеках и сверкали на ее ресницах. Просунув руку под ее вуаль, он смахнул их кончиком пальца.

— Ты такая же красавица, какой была твоя мама.

Она радостно рассмеялась. Вспомнив о Чэзе, Мэтти опустила взгляд и увидела его подозрительно серьезное лицо. Мэтти выразительно посмотрела на свою мачеху. В тот же момент Эванс, слегка наклонившись, обратился к мальчику:

— Если ты не возражаешь, сынок, я поведу свою дочь к алтарю.

По лицу Чэза разлилась улыбка, и он кивнул, явно довольный тем, что его освободили от этой обязанности. Эми отодвинула его в сторону, прошептала новые инструкции, потом быстро расставила всех по местам, оставшись с Чэзом в первом ряду. Мэтти торопливо поправила шляпу и вуаль. Эми взяла Чэза под руку, и они направились к алтарю. В тот момент, когда Эми заняла свое место на скамье, музыканты заиграли другую мелодию. Мэтти встала на цыпочки и заглянула за угол, чтобы увидеть лицо Оррена. Когда Чэз направился туда, где должен был стоять шафер, Оррен поманил его пальцем, но Чэз сделал ему знак, что все в порядке, и заулыбался.

Джин Мэри пошла к алтарю. Она высоко держала голову. Ее лицо было безмятежно. Когда она заняла свое место, вперед вышла Янси. Она последовала совету Эми и улыбалась, как участница конкурса красоты. Мэтти чуть не рассмеялась. Янси встала рядом с сестрой. И в этот момент Кэнди Сью повернулась, приложила ручку ко рту и прошептала так громко, что гости заулыбались:

— Сейчас?

Мэтти кивнула и шепотом ответила ей:

— Да, сейчас.

— Хорошо!

Кэнди Сью повернулась, помахала своему папе и начала продвигаться к алтарю. Она осторожно вышагивала, бросая при каждом шаге лепесток. Мэтти нашла это совершенно очаровательным. Тут неожиданно она занервничала и сделала глубокий вдох. Через секунду органист заиграл свадебный марш. Мэтти охватила паника, но отец встал рядом с ней и предложил свою руку.

— Ты уверена, дорогая?

Мэтти крепче взяла его под руку и крепче сжала букет в своей руке.

— Абсолютно уверена.

Эванс кивнул, и они вместе вышли через широкую дверь. Мэтти посмотрела на Оррена. Она увидела, что он сначала остолбенел, а потом обрадовался. Он приосанился, распрямил плечи, поднял подбородок. При каждом шаге на этом длинном и долгом пути он говорил ей глазами, как она красива, как сильно он ее любит и каким счастливым она его сделала.

Когда наконец они приблизились к алтарю, Эванс глубоко вздохнул и снял ее руку со своей. Оррен протянул свою руку, держа ее ладонью вверх, и Эванс медленно, но решительно положил руку Мэтти в эту ладонь. Потом, к удивлению присутствующих, Оррен сделал шаг вперед и обнял свободной рукой Эванса за плечи. Мэтти навсегда запомнит этот момент, когда Эванс Кинкейд понял, что теперь у него есть не только дочь, но и сын.

— Спасибо, — тихо сказал Оррен. — Я обещаю, что буду так же заботиться о ней, как она обо мне.

Голос Эванса прозвучал немного сдавленно, но его слова ясно услышали все:

— Если вы это сделаете, она действительно будет счастлива.

Они на мгновение обнялись, и потом Оррен и Мэтти повернулись к священнику в сутане, который улыбался широко и приветливо. Болтон подождал, пока Эванс займет свое место рядом с Эми. Шепот Кэнди Сью прозвучал на всю церковь:

— Это нас дедуска!

Раздался смех. Болтон Чарлз поднял брови и подмигнул Мэтти, которая могла только представить себе реакцию своего отца. Позже Эми подтвердит, что Эванс выглядел так, будто его ударила молния. Но к моменту свадебного приема он уже свыкся со своей новой ролью, отнесясь к ней с такой же педантичной ответственностью, как и ко всему, что делал.

А Мэтти, стоя рядом с Орреном в окружении их детей, наконец почувствовала, что ее мечты сбылись.


home | my bookshelf | | Сердца пятерых |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу