Book: Срочно нужен папа



Срочно нужен папа

Арлин Джеймс

Срочно нужен папа

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Для Джексона Тайлера карандашный портрет, сделанный детской рукой на листке из школьной тетради, был таким же привычным зрелищем, как отражение его собственного лица в зеркале. За пять лет работы директором начальной и средней школы он перевидал тысячи подобных художеств. Но вот как рисунок попал в это место? Ему бы висеть на грязноватой стене школьного коридора, а он вместо этого был приколот — немного криво и всего лишь одной кнопкой на огромной квадратной доске объявлений, красовавшейся на кирпичном фасаде продуктового магазина в Лейк-Сити. Увидев столь хорошо знакомый рисунок в несвойственной ему обстановке, Джексон, заинтересовавшись, перехватил поудобнее пакет с только что сделанными покупками и подошел к доске — рассмотреть листок получше. Не обращая внимания на протесты своего левого колена, он наклонился и стал изучать творение юного художника.

Оно, несомненно, того заслуживало, хотя и было размещено на бумаге с нарушением законов симметрии. Это был своего рода шедевр, ибо рисунок представлял собой удивительно правдоподобное — в этом Джек был уверен — изображение лица реально существующей женщины с огромными миндалевидными голубыми глазами, довольно резко очерченным подбородком и копной легких каштановых волос, завитками ниспадавших на брови. Наметанным учительским глазом Джексон определил, что юному художнику, пусть наделенному способностями выше средних, никак не может быть больше девяти лет. Это умозаключение подтверждалось и орфографическими ошибками, которыми изобиловала надпись слева от рисунка. Читая ее, Джексон поначалу усмехался, но, обдумав возможные последствия подобного обращения, нахмурился. Надпись гласила:

ТРЕБУЕТЦА МУШ

ЖЕНЬЩИНЕ С ТРЕМЯ

ХОРОШИМИ ДЕТМИ

КРАСИВОЙ

УМНОЙ

УСТАЛОЙ

ЗВОНИТЬ 555-1118

Спросить КОДИ

Некое доброе маленькое существо, расстроенное тем, что мать работает до изнеможения, решило прийти ей на помощь, найдя для нее супруга. Джек, оценив ситуацию, понял, что ребенок в отчаянии, а мать может попасть в весьма затруднительное положение.

Сильно почему-то встревоженный этим обстоятельством, Джек сорвал объявление с доски, сунул его в пакет с продуктами, выпрямился во весь свой внушительный рост и, быстро миновав автомобильную стоянку, бросил пакет на заднее сиденье своей машины — закрытого автомобиля усовершенствованной конструкции самой последней марки. Оставалось надеяться, что никто не изучил объявление с таким же пристрастием, как он. Ему бы очень не хотелось, чтобы наивная попытка ребенка облегчить мамину жизнь повлекла за собой нежелательные результаты, сделав молодую женщину жертвой телефонных розыгрышей, насмешек, а то — не дай Бог — и какого-нибудь злодеяния! И предотвратить подобные неприятности может только он, Джексон Тайлер, и никто иной. Это, разумеется, не входит в обязанности директора школы, но является его нравственным долгом, священным для каждого порядочного человека.

Джек на минуту заскочил домой, оставил там пакет с покупками, не забыв, однако, вынуть из него объявление с рисунком, снова сел за руль и, не сворачивая со своей улицы, направился к зданию из светлого кирпича, широко раскинувшемуся на зеленом холме. В песке перед пустой рамой от качелей возились несколько соседских ребятишек. «Не забыть сказать сторожу, чтобы он повесил качели», — подумал Джек. В конце учебного года их всегда снимали — для осмотра и ремонта, но старый Хенли — Джек знал это по многолетнему опыту — без прямого указания свыше ни за что не водворит их на место, полагая, что хорошо оборудованная игровая площадка неизменно является летом источником всяческих недоразумений. Джек, напротив, считал, что при отсутствии в их округе хорошего парка создать детям условия для развлечений на воздухе — прямой долг школы.

Джек отпер своим ключом двери, снял здание с охраны и, не включая освещения, быстро миновал холл. Он и в темноте безошибочно ориентировался в этом здании, каждый дюйм которого досконально изучил и внутри и снаружи, причем не по необходимости, а исключительно удовольствия ради. Ибо он любил школу. Любил само здание, работающих в нем людей, учебный процесс, организационные заботы, даже возникающие проблемы, — одним словом, он любил все, но более всего — детей. Их в школе было более двухсот. И когда они покидали здание, ему неизменно недоставало шума, гама, смеха, громкой возни множества маленьких существ, требующих себе места, внимания и знаний. В эту пору лета, в самом начале школьных каникул, здание почти все время пустовало, но вскоре сюда явятся маляры и другие рабочие, чтобы подготовить помещение к началу учебного года. Затем администрация постепенно скомплектует классы и распределит их по классным комнатам, после чего примутся за дело и сами учителя — каждый оборудует свой кабинет необходимыми учебными пособиями и составит учебный план. Будут выявлены все имеющиеся возможности, все ресурсы оценены по достоинству, направлены по их прямому назначению, поделены между всеми по справедливости, с тем чтобы каждый преподаватель имел все необходимое, а следовательно, мог передавать свои знания детям, воспитывать их, развлекать и всеми иными способами удовлетворять малейшие потребности каждого ребенка. Но пока что директор находился в полном одиночестве.

Он отпер дверь в кабинет своей секретарши, зажег верхний свет и снял крышку с компьютера, занимавшего всю приставку к письменному столу. Отыскать в нем анкетные данные Коди Свифта Мора, восьми лет от роду, перешедшего этой весной в третий класс, не составило особого труда. Прежде чем идти дальше, Джек в фотокартотеке, ютившейся в углу комнаты, нашел несколько снимков, запечатлевших улыбающуюся беззубую мордаху Коди Мора. Как же, как же, он помнит этого веселого мальчонку в поношенной, но чистенькой одежде, далеко не всегда причесанного волосок к волоску, а подчас и шмыгающего мокрым носом. Он из числа детей, находящихся на грани, как говорится — «в группе риска»: каким-то непонятным образом, можно сказать — чудом, им удается иметь самое необходимое для существования, но не более того.

Подойдя снова к компьютеру, Джексон вывел из него и распечатал все данные, относящиеся к Коди Мору, но читать здесь не стал. Зажав в руке распечатку и фотографии, он отправился в свой кабинет, придал креслу у письменного стола удобное положение, уселся, откинулся назад, а ноги водрузил на столешницу. Вытянувшись таким образом во всю свою длину — а она составляла шесть футов два дюйма, — Джек принялся изучать добытые материалы, машинально массируя левое колено.

Все было именно так, как он и предполагал. Родители Коди в разводе. Он, младшая сестренка и брат-малыш живут с матерью. Об отце не сообщалось ни слова, а мать звали Хеллен, возможно, это было всего лишь ошибочное написание известного, но мало распространенного в наши дни имени[1]. Номер домашнего телефона отсутствовал, адрес же свидетельствовал о том, что они живут в районе сборных домов — Фэрхейвене. Джек очень хорошо знал его.

Один из старейших жилых районов в округе, Фэрхейвен, естественно, был лишен современных удобств, которыми изобилуют более молодые и ухоженные городские территории, возникшие вдоль современного шоссе между Далласом и Форт-Уэйном с одной стороны и «сельской глубинкой» — с другой. В Фэрхейвене не было плавательных бассейнов, банкетных залов, казино с игральными автоматами, огромных почтовых ящиков на улицах, газетных киосков, даже автомобильных стоянок, причем не только асфальтированных, но и простых участков земли, отгороженных от проезжей части канатами на тумбах и канавами. И тем не менее Джеку почему-то всегда были по душе эти беспорядочные скопища старых сборных домов. Расположенные обычно под сенью высоких стройных деревьев, они казались ему куда более уютными, чем похожие друг на друга как две капли воды, тщательно распланированные кварталы кирпичных жилых строений, окруженных заборами и газонами величиной с почтовую марку, зажатых со всех сторон террасами, навесами для автомобилей, гаражами, сараями и оборудованных спутниковыми тарелками; они неизменно напоминали ему игрушечные домики.

В Фэрхейвене ребенок мог играть обломком весла в грязной луже посреди скрытой от посторонних глаз тенистой рощицы, принадлежащей всем вообще и никому в частности, воображая себя то великим мореплавателем, то адмиралом и тут же воплощая эти мечты в свои забавы. В то же время район производил впечатление обители разбитых надежд. Сколько его жителей одной рукой отталкивали от себя жизненные невзгоды, а другой цеплялись, как утопающий за соломинку, за последний шанс выжить! Случалось, что жильцы сменялись здесь чуть не каждую неделю, и почтовые отправления часто не находили своего адресата.

Джек отложил бумаги в сторону и в раздумье погладил усы левым указательным пальцем. Решив, как себя вести дальше, он поднял телефонную трубку и набрал номер, указанный в объявлении. На другом конце провода отозвался молодой женский голос.

— Здравствуйте. Говорит Джексон Тайлер. Это квартира семейства Мор?

— Да.

— Прекрасно. Хочу представиться: я директор школы, проверяю сведения об учащихся подведомственного мне учреждения. — (Это полностью соответствовало истине.) — Вы, случаем, не мать Коди Мора?

— Нет, не мать, а няня.

— Не будете ли вы тогда столь любезны сообщить мне, где я могу найти миссис Мор?

— Вы имеете в виду — вот сию минуту?

— Да, пожалуйста, если это возможно.

Джексону ответили, что мать Коди работает кассиром в магазине «Тысяча мелочей», в центре города.

— Но она не любит, когда ей туда звонят.

— О, понимаю. Благодарю за помощь.

— Не за что. Сказать ей, что вы звонили?

— Нет, не стоит. Я с ней встречусь раньше, — ответил Джек после некоторого раздумья.

Он повесил трубку, отключил компьютер в соседней комнате и вышел на улицу.

Лейк-Сити — небольшой городок, расположенный на берегу одного из самых популярных озер Техаса. Зону отдыха для горожан строили высококвалифицированные специалисты из Корпорации инженеров. Джек быстро добрался до перекрестка Лейк-стрит и Мэйн-стрит, где и находился магазин «Тысяча мелочей». Лучшего места для заведения, торгующего прохладительными напитками, лотерейными билетами и прочими расхожими среди отдыхающих товарами, и не придумаешь, решил Джексон. И в самом деле: здесь и всегда-то было людно, как нигде в городе, а летом — особенно.

Джеку пришлось пропустить машину с подростками в купальных костюмах и вторую, с прицепом, нагруженным парой водных лыж, прежде чем он сумел въехать на стоянку магазина. Она была забита автомобилями, стоявшими в три ряда, ко многим были подсоединены различные плавучие средства. Все бензоколонки работали, а перед автомобильным насосом даже выстроилась очередь. Джек поставил машину подальше от бензоколонок, запер ее и ступил на горячий асфальт. Он распахнул входную дверь перед тремя женщинами с кучей маленьких детишек и вслед за ними вошел в магазин.

Его центром была касса. Над гигантским торговым залом, сверкавшим стеклом витрин и хромированным металлом прилавков, властвовал один-единственный человек — маленькая женщина с огромными миндалевидными глазами на овальном лице, обрамленном светло-каштановыми длинными волосами. Джек ни на миг не усомнился, что перед ним Хеллен Мор. Коди хорошо удалось передать внешность матери, насколько это возможно для юного художника-любителя, пользующегося к тому же только карандашами.

Едва войдя, Джек понял, что она способна в считанные секунды обслужить с десяток покупателей. Впрочем, будь иначе, ей бы не удержаться в этом сумасшедшем доме и десяти минут. Но вот для разговора с ним у нее, пожалуй, не найдется времени, да и место не совсем подходящее. Тем не менее отступать он не намерен — не для того же сюда явился, в конце концов. Он встал в хвост у кассы, терпеливо ожидая, когда подойдет его очередь, чего никак нельзя было сказать о прочих посетителях.

— Эй, вы там, пошевеливайтесь! — заорал один из покупателей, молодой человек без рубашки, с гривой русых волос, закрывавших его мускулистые плечи. Он укоризненно качал головой, напрягал свои могучие мышцы и от нетерпения переминался с ноги на ногу, перекладывая упаковку с шестью бутылками пива из одной руки в другую.

— Заткнись, парень! — немедленно последовал ответ. — Лучше держи штаны покрепче, не то потеряешь.

В очереди захихикали, но кассирша, не обратив на это ни малейшего внимания, продолжала одной рукой пробивать чеки, а другой — укладывать покупки в бумажный пакет.

— Итого шесть шестьдесят восемь. Шесть шестьдесят девять, семьдесят, семьдесят пять. Восемь. Девять десять. Благодарю вас. Приходите еще. До свидания.

Пока покупатель, укладывающий сдачу в кошелек, не уступил место следующему, она, не теряя времени даром, склонилась к другой стороне контрольного стола, и снова ее пальцы быстро защелкали по кассовому аппарату.

— У вас есть аптечки для оказания первой помощи? — крикнул кто-то с порога зала.

— Да, в углу, рядом с холодильником, — ответила она так же громко, но тут же понизила голос, обращаясь к очередной покупательнице: — Вы должны мне десять центов, мадам. Неважно, забудьте об этих грошах. Но вспомните, что вы недоплатили государству, когда вас тряханет как следует на плохом шоссе… Слушаю вас, сэр… Хочешь, сладкий мой, чтобы я насыпала тебе конфет в мешочек? Держи. Одна, две, три, четыре, пять, по три цента за штуку. Все точно, сдачи не требуется, не покупатель, а сущий ангел для кассира. Интересно, есть ли святой, покровительствующий кассирам? Если есть, то он похож на тебя…

Так продолжалось четверть часа, никак не меньше. Ловкие тонкие пальчики быстро мелькали перед глазами Джека, без конца сыпались ответы на вопросы посетителей, остроумные замечания, едкие остроты. И среди этого хаоса она сохраняла ледяное спокойствие, никак не реагируя на комментарии стоящих в очереди, которым не оставалось ничего иного, как набраться терпения и ждать, выражая вслух свое недовольство. И каждое ее движение было быстрым и точно рассчитанным.

Джексон поймал себя на том, что наблюдает за ней с интересом и все возрастающим удовольствием. Ему нравилась эта масса пушистых светло-каштановых волос, сбегавших чуть ли не до самой талии, нравилось даже то, что среди них поблескивают редкие седые волоски. Красивой эту женщину не назовешь, подумал он. Черты лица у нее отнюдь не классические. И тем не менее это лицо с его широким лбом и узким заостренным подбородком, с тонким, чуть длинноватым носом и подвижным розовым ротиком казалось ему чрезвычайно интересным. Росту в ней было, наверное, не больше пяти футов с двумя или тремя дюймами, но при этом она отнюдь не производила впечатления хрупкой. Маленькие ручки заканчивались короткими, но очень сильными пальцами, а под расстегнутым форменным халатом, под свободной вылинявшей майкой и старыми синими джинсами угадывалось крепкое, здоровое тело со всеми необходимыми выпуклостями в должном количестве и должного качества. Держалась она с чувством собственного достоинства, даже гордо, стояла чуть расставив ноги, выпрямив спину и слегка отведя назад плечи, словно готовая принять вызов от всех входящих и одержать над ними победу. Нет, что и говорить, очень интересная женщина. Очень.


Работы было по горло, но она, как обычно, хорошо справлялась с ней — умудрялась делать несколько дел одновременно, не отвлекаясь от них ни на миг и стараясь не замечать физической усталости. Последнее давалось особенно трудно: ноги были словно налиты свинцом, спина отчаянно болела, руки сводила судорога. Хуже всего, однако, было то, что ей вдруг приспичило посетить туалет, хотя за все утро она выпила всего-навсего несколько глотков кофе, без которого не могла обойтись.

Желая удачи их постоянной покупательнице, только что купившей у нее лотерейный билет, она про себя издала стон, но тут же повернулась к высокому симпатичному мужчине, который пожирал ее глазами с того самого момента, как вошел в магазин. Он улыбнулся ей, глядя прямо в глаза, и она с трудом подавила желание скорчить презрительную гримасу. Нашел время для флирта! Намеренно резко она поинтересовалась:

— Чем могу быть полезна?

Он чуть пригнулся, как бы опасаясь, что с высоты его роста слова не достигнут ее слуха:

— Меня зовут Джексон Тайлер.

Ее это мало волнует. Ни времени, ни желания болтать с ним у нее нет. Она повернулась к нему спиной и принялась подсчитывать стоимость сигарет, бутылок с содовой и сластей, приобретенных тремя женщинами с кучей ребятишек.

Он прокашлялся и произнес за ее спиной:

— Я, видите ли, директор начальной школы.



— В самом деле? — Она насчитала шесть бутылок содовой по шестьдесят пять центов и одну — со скидкой — за сорок, но тут ее взгляд заметил неладное. — Девчушка там позади сейчас уронит бутылку с питьем. — Встревоженная мать кинулась спасать бутылку из слабых крохотных ручек, а малютка завопила, словно ее режут. Никто и не посмотрел в ее сторону. Всем, имеющим опыт общения с детьми такого возраста, хорошо известно, как они умеют кричать по любому пустячному поводу.

— Дело в том, — пробасил Джексон Тайлер, — что мне необходимо поговорить с вами. Уделите мне минуту вашего времени.

— У меня этой минуты нет, — ответила она через плечо, раскрывая очередной пакет и засовывая в него сигареты и плитки шоколада. — Все, дамы?

Дамы утвердительно закивали головами, но, к огорчению Джексона, еще некоторое время стояли у кассы, перешептываясь, выкладывая перед кассиршей деньги, получая сдачу и деля ее между собой.

— Вы Хеллен Мор, не так ли?

Настырный тип, однако же! Что есть, то есть!

— Хеллен? Нет, я не Хеллен.

Она раскрыла еще один коричневый бумажный пакет и осторожно вставила в него бутылки с прохладительными напитками.

— О-о-о, — протянул он разочарованно и огорченно. — А вы не подскажете, где ее можно найти?

— Не знаю. Кому чек и сдачу? Следите за дном пакета. Вы и моргнуть не успеете, как бутылки его продавят.

И она повернулась спиной к высокому мужчине, успев, однако, окинуть его взглядом за те секунды, пока покупательницы собирали пакеты и освобождали место у кассы. В глубине души у нее даже чуть было не шевельнулось сожаление, что она не может поболтать с ним.

Вполне на вид преуспевающий мужчина, такой аккуратный и подтянутый, в светло-синих слаксах и темно-синей дорогой рубашке со стоячим воротником. Густая русая, с золотистым оттенком шевелюра аккуратно разделена на пробор, но тонкие непокорные волосы падают на лоб. Из-под прямых бровей цвета каштана с бронзой смотрят мягкие карие глаза. Усы ровно подстрижены, верхняя губа полная, да и вообще все черты лица казались бы слишком крупными на другой физиономии, без таких широких скул и квадратного, выдающегося вперед подбородка. Ну и Бог с ним. Ей не до него.

— У меня здесь дел по горло, — довольно резко заметила она. — Пройдите, пожалуйста, вперед.

Он положил на стол свои большие руки и вздохнул.

— Это очень важно. Мне сказали, что здесь я могу найти миссис Мор.

— Я миссис Мор, — ответила она, не совсем уверенная, что ей не придется об этом пожалеть, и сложила руки на груди.

— Вы мать Коди?

— Именно так. — О да, она еще пожалеет об этом!

— Так вас зовут Хеллен?

— Нет.

— Нет?

— Мое имя Хеллер, понятно? — Для вящей убедительности она выкатила глаза. — ХЕЛЛЕР! А сейчас, парень, выкладывай, в чем дело, или исчезни. Я здесь работаю.

— Да-да, она якобы работает, — поддакнул какой-то умник из очереди с другой стороны стола.

Она бросила на него испепеляющий взгляд.

— А ты, молокосос, заткнись и приготовь-ка лучше свое удостоверение личности для оплаты пива.

— Ой, я, верно, забыл его в кармане других брюк.

— Забыл, да? Ну так приходи в другой раз и в нужных брюках. А пока не пытайся пудрить мне мозги твоими россказнями.

Расстроенный подросток — скорее всего, еще не достигший шестнадцати лет — нехотя поплелся в глубь магазина. А миссис Мор укоризненно покачала головой. Молоко на губах на обсохло, а туда же!

— Вы, очевидно, не поняли меня, — не унимался высокий мужчина. — Я директор школы, в которой учится ваш сын, Коди. Зовут меня Джек Тайлер.

Только тут его настойчивость встревожила женщину. «Что-нибудь с Коди? Занятия ведь, к сожалению, закончились. Что же могло случиться?»

Он в явном замешательстве поглаживал усы кончиком пальца.

— Видите ли, здесь не место говорить об этом. Когда вы заканчиваете работу?

— Поздно.

— А когда начинаете?

— Рано.

— В таком случае я буду ждать вас в своем кабинете в восемь часов утра.

В восемь утра! Значит, ей придется на час раньше выйти из дому, на час меньше спать, на час дольше оставить детей без материнского глаза. Она тяжело вздохнула: и без того от усталости еле держат ноги, впереди еще целых восемь часов работы, утром, конечно, будет ломить все тело, а тут… Эти невеселые раздумья отразились на лице миссис Мор, но Джек воспринял их как знак невнимания к его словам и придал своему лицу строгое директорское выражение, с каким обычно распекал провинившихся школьников.

Конечно, следовало с большим почтением отнестись к словам нежданного гостя, но она вертится у кассы как белка в колесе. Коди, ее старшенький, хороший, серьезный мальчик, но порою у малыша возникают странные идеи. «Ах, Коди, Коди, что ты, родной, мог натворить?» Но что толку строить догадки, она все равно ничего не узнает, пока Джек Тайлер не соблаговолит ей все рассказать. Конечно, ей грозят новые неприятности, хотя их и без того сверх головы. Сама по себе жизнь — уже неприятность.

— Я настаиваю на том, чтобы побеседовать с вами, — твердо сказал Тайлер.

— Хорошо, — вздохнув, согласилась Хеллер.

— Итак, я ожидаю вас завтра в восемь утра.

— В восемь утра! — повторила она, улыбаясь очередному покупателю и в то же время провожая глазами Тайлера до двери. Директор ее сына, оказывается, прихрамывает, но что ей до того? — А это что такое? Молочный сок и мартышкин завтрак? — сострила она, подмигивая пожилому мужчине, положившему перед ней пакет молока и банан.

— Здоровая пища — основа хорошего самочувствия, — весело блеснув глазами, в тон ей ответил старик фразой из рекламного объявления.

— Доллар пятнадцать центов.

Он вынул два зеленых и расплылся в улыбке, дав ей налюбоваться вставными челюстями.

— Сдачи не надо.

— О, вот это настоящий джентльмен! Благодарю вас!

Усвоенная ею раз и навсегда беспечная манера общения с покупателями стала как бы ее второй натурой. И слава Богу — без этого ей, безмужней матери троих детей, пришлось бы ох как туго! Забот полон рот, больше ни на что нет ни времени, ни сил. На эти непредвиденные восемьдесят пять центов она купит ребятам что-нибудь вкусное, пусть знают: мамочка о них помнит. Завтра после ленча Бетти даст им незамысловатое лакомство — пачку вишневых леденцов, что ли, баловать-то их нечего, ведь то, что другие получают каждый день, им не по карману.

С несколькими последующими покупателями она держалась немного мягче, и даже самый внимательный наблюдатель не принял бы предательский блеск в ее глазах за слезы. Она бы и сама не смогла сказать, почему ей с таким трудом удается не разрыдаться. Неужто ее так тронула проявленная стариком доброта? Или встревожило сообщение о надвигающейся новой беде? Или же всему виной непреходящая усталость от двух работ, без которых не свести концы с концами? А может, причина в мелькнувшем перед глазами видении будущего, представляющего собой лишь повторение настоящего; будущего, в котором если что и изменится, то только к худшему?


Джек в сердцах заскрипел зубами. Нет-нет, он больше не будет смотреть на часы. Ничего нового они ему не сообщат. Она опаздывает, и с каждой секундой все больше. Но все равно в конце концов она обязательно придет. Ведь разговор касается не кого-нибудь, а ее собственного сына. Конечно, она придет. Он бросил взгляд на часы.

Тридцать пять минут девятого! Куда же запропастилась эта женщина? Все еще нежится в постели? Пьет очередную чашечку кофе? Если она так мало обеспокоена своим сыном, что не способна встать пораньше ради него, то ей вряд ли можно помочь, пустая трата времени.

Впрочем, его это не касается. Он не в силах заставить эту женщину выслушать его. Даже не знает толком, что именно собирается ей сказать. Вот так-то. Такие дела.

Джек откинулся на спинку кожаного кабинетного кресла, уселся поудобнее и издал продолжительный вздох облегчения. Итак, чем бы ему сейчас заняться? Раз уж он сюда явился, можно сделать что-нибудь полезное. Он перелистал перекидной календарь, вчитываясь в ежедневные записи. Да, они содержат кое-какие задумки, но одни из них уже осуществлены, а другие утратили для него интерес. И к тому же, так или иначе, в ближайшие два месяца у него каникулы. Придумать бы что-нибудь увлекательное! Пригласить, например, к себе старых приятелей по спорту, съездить с ними разок-другой на рыбалку, вспомнить былые времена. Можно даже отправиться к месту тренировок, посмотреть, как они идут. Можно, но не тянет. Интерес к футболу угас у него еще до того, как он повредил себе колено. В голове у Джека пронеслись названия фильмов, которые он не успел посмотреть, книг, которые он собирался прочитать, письма от родных, вот уже сколько времени напрасно ждущие ответа. Но вот беда: читать, смотреть кино, писать письма — ничего этого сейчас делать не хочется. Ага! Гольф! Проще простого — извлечь на свет Божий клюшки, нанять тележку, без которой не обходится игра в гольф, глядишь — и день прошел незаметно.

Он поднял трубку и набрал несколько номеров своих коллег по школе. Троих застал дома, но они еще спали. Выругавшись, он положил трубку на место, вынул карандаш из деревянного стаканчика ручной работы — подарок по случаю окончания учебного года от первоклассников миссис Формэн — и его наконечником с резинкой машинально начал выстукивать азбукой морзе отдельные слова и целые фразы. Вдруг он поймал себя на том, что выстукивает: «ХЕЛ-ЛЕР». В негодовании Джек швырнул карандаш в мусорную корзину, но тот рикошетом отскочил от ее края и, сломавшись, отлетел в угол.

К дьяволу эту женщину! Неужели ей невдомек, что ее мальчонка из-за нее страдает? Или она не понимает, что Коди, видя, как она борется за существование, пугается? А ведь он еще маленький ребенок, которому более всего нужен покой. Джек провел ладонями по лицу, будто стирая с него мысль о Хеллер Мор. Да что ему, в сущности, за дело до того, боится Коди за свою мать или не боится? Его, Джека, задача — обучать детей, а не нянчить. Но вот вопрос: может ли ребенок, обуреваемый страхом, успешно учиться?

Он вскочил со своего места, решительным шагом пересек комнату, вышел и с грохотом захлопнул за собой дверь, не переставая сквозь зубы посылать в адрес «этой женщины» проклятия, которые напоминали приглушенный рев раненого животного. Нет на земле второго человека, которому его имя и фамилия подходили бы так, как этой Хеллер Мор[2]!

За каких-нибудь пять минут он доехал до ее дома, но, затормозив около почтового ящика, висевшего на одной скобе на завалившемся железном столбике, не спешил выходить из машины, а для начала огляделся вокруг. Само строение представляло собой сборный дом на цементных блоках, маленький, кое-где просевший и замшелый от старости, но тем не менее опрятный и, как ни странно, производивший впечатление уютного. Задняя стена прижималась к старому тополю, а перед фасадом рос пекан[3], посаженный так близко к широкому боковому окну, что верхние его ветви буквально лежали на железной крыше, а нижние загораживали шаткое крыльцо. Длинный узкий участок заканчивался зарослями кустов и старых кедров. К одному из кустов был подвешен на веревочке игрушечный лук.

Джек припарковал машину к обочине улицы, запер автомобиль и неуверенной поступью приблизился к дому. Поднявшись по трем скрипучим ступенькам на крыльцо, он остановился в раздумье и пригладил пальцами усы, но, сделав над собой некое усилие, поднял кулак и с силой постучал в дверь. В ответ раздалось какое-то нечленораздельное бормотание, из которого, однако, можно было понять, что оно принадлежит женщине. Не иначе как Хеллер Мор накануне здорово выпила. Джек снова поднял кулак и постучал, на сей раз по дверной раме. Дверь неожиданно распахнулась, и взору его предстала высокая брюнетка с длинными густыми волосами. Она помахала ему рукой и скрылась в глубине дома.

Джек всунул голову внутрь помещения.

— Добрый день!

— Что вам угодно?

Каркающий голос донесся слева, но Джек как раз в этот момент повернул голову направо и увидел маленькую открытую кухню. В ней, занимая почти все пространство, стоял круглый стол из кленового дерева с затертым пятном посередине, а вокруг него — четыре стула с изогнутыми железными прутьями вместо спинок и высокий деревянный детский стульчик, раскрашенный в разные цвета. Между мебелью и кухонным в форме буквы L гарнитуром с плитой оставался лишь узкий проход. Эмаль на раковине побилась, покрытие разделочного стола выцвело. На желтой плите, также видавшей виды, стоял пустой пластмассовый кувшин для молока, а рядом зияла пасть раскрытого пакета с крекером. На крышке маленького холодильника оливкового цвета устаревшей конструкции выстроились в ряд коробки для круп и муки. Джек шагнул внутрь и повернулся в сторону голоса.

Гостиная была не намного больше просторной передней в обычных домах. Вдоль широкого окна стоял потертый коричневый диван чуть ли не времен Колумба, его украшала гора маленьких круглых подушечек, на которые сейчас падал солнечный свет, пробивавшийся меж раздвинутыми, словно ему в помощь, безобразными зелеными шторами из винила. К окну на противоположной стене был придвинут маленький журнальный столик, где топорщился заячьими ушами антенны переносной телевизор и услаждала взор ваза с полевыми цветами. Рябой линолеум почти целиком был покрыт коричневым паласом с обшитыми краями, а на нем сбоку притулилась миска с кукурузными хлопьями, часть которых рассыпалась по чистому паласу. Обшивка стен под дерево блестела от полировки, стекла окон сияли кристальной чистотой. Комната переходила в узкий темный коридор — судя по всему, ведущий в спальни. Обстановка не поражала роскошью, но было в ней нечто симпатичное.

Брюнетка лежала на диване спиной к двери, свернувшись калачиком и уткнувшись лицом в подушку. Рядом валялось скомканное голубое одеяло. На брюнетке были трикотажные розовые шорты, давно утратившие первоначальный цвет и форму, и свободная майка с карикатурными изображениями на спине и на груди.

— Мне нужна Хеллер Мор, — сообщил Джек, прокашлявшись.

Брюнетка перекатилась на другой бок и раскрыла глаза.

Лицо ее с размазанной тушью вокруг глаз показалось Джеку чуть припухшим. Она откинула прядь волос со лба и сказала:

— Ее здесь нет.

Джек пошарил глазами по темноватой комнате.

— А где же она?

Брюнетка села и пожала плечами. Улыбнувшись, она посмотрела на него внимательнее, явно разглядывая. Тут Джек, к своему удивлению, понял, что она значительно моложе, чем показалась ему с первого взгляда.

— А кто вы такой?

Вопрос вызвал у Джека раздражение.

— Было бы уместнее задать этот вопрос до того, как вы отперли мне дверь.

Она в ответ лишь беззаботно пожала плечами.

— Я не знаю, где Хеллер. Вчера вечером она не пришла домой.

Джек ощутил во рту вкус горечи. С какой стати он удивился и даже испытал разочарование, да-да, разочарование? Он покачал головой.

— Передайте ей, что приходил Джексон Тайлер. — Он вынул из бумажника визитную карточку и положил на валик дивана. — Пусть позвонит при первой возможности по любому из номеров. Вы поняли меня?

Высокая девушка кивнула и взглянула на карточку.

— Вы из школы? — спросила она, но Джек, оставив вопрос без ответа, повернулся было к двери, чтобы уйти, однако в этот самый миг во двор въехала и остановилась допотопная, насквозь проржавевшая машина.

Хеллер Мор собрала свои сумки и вышла из машины. Прислонившись к боку автомобиля, она подняла вверх лицо, навстречу солнцу, и с минуту наслаждалась его теплом, затем выпрямилась и обошла автомобиль спереди. Джек вступил в проем двери, поднял руки над головой и, раскинув в стороны, упер их в верхнюю планку дверной рамы. Лишь приблизившись вплотную к крыльцу, она подняла глаза и заметила его. Лицо ее выразило удивление и что-то еще, ему не совсем понятное.

— Вы! — воскликнула она.

Джек расплылся в довольной улыбке. Хеллер Мор была поражена, а ему как раз и хотелось, чтобы встреча эта навсегда врезалась ей в память.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Хеллер покачала головой. Она могла бы и догадаться, что встретит его здесь. Подобная преданность делу заслуживает, разумеется, всяческих похвал, жаль только, что ей не до восторгов. Со вздохом она поднялась по ступенькам крыльца и пристальным взглядом заставила гостя пропустить ее. В комнате она аккуратно развесила на спинке стула халат, в котором была накануне в магазине, и словно со стороны взглянула на свое жилище. Какой маленькой и жалкой показалась, верно, эта комната Тайлеру! При виде разбросанной по паласу кукурузы лицо ее скривилось в гримасе.

— Бетти! — воскликнула она укоризненно, нагибаясь и собирая разлетевшиеся хлопья. — Сколько раз я тебя просила убирать за собой!

— Извиняюсь! — проворчала Бетти. — За всем не углядишь. Миска перевернулась, когда я пошла отворять ему дверь.



— Понимаю, понимаю, но ты бы ее не перевернула, если бы не оставила посреди пола, — сказала Хеллер.

Она подняла миску, круто повернулась, чтобы идти в кухню, но, убирая волосы с лица, налетела на Джека Тайлера, извинилась: «О, простите, пожалуйста!» — и обошла его кругом. Проходя мимо, она сказала:

— Сегодня я не человек, а привидение, еле двигаюсь. Моя сменщица не явилась, пришлось остаться в доме для престарелых на вторую смену.

— В доме для престарелых? — Его глубокий бас отдавался необычайно гулко в маленьком помещении.

Она повернулась и взглянула ему прямо в лицо. Ах ты, Боже мой, какой он высокий! Без сомнения, красивый мужчина. А она такая неприбранная и неухоженная в этом зеленом форменном платье. Невольно она подняла руку, пытаясь поправить прическу, но тут же отдернула ее. Что же происходит? Ведь давным-давно она решила не бояться представать перед людьми в своем истинном виде! Какое ей дело до того, кто и что о ней подумает, если сама она знает, что делает все возможное и более того? Пусть она выглядит как драная кошка, ведь она работала всю ночь напролет, чтобы заработать на пропитание семьи. Хеллер окинула визитера холодным взглядом.

— Не всем же быть директорами школ, — язвительно произнесла она. — Кто-то должен стоять за кассой в магазинах и ухаживать за обитателями домов для престарелых.

К ее удивлению, карие глаза зажглись сочувствием, прежде чем он отвел их от нее.

— Это трудно, должно быть, — заметил он тихо. — Работать в двух местах… трудно.

«Трудно» было слишком слабым словом, никак не соответствовавшим ее каждодневной каторге, но Хеллер захотелось успокоить его.

— Ничего, я справляюсь, — бросила она, пожимая плечами.

Тут послышалось шлепанье босых ног по линолеуму, и она, повернувшись на звук шагов, увидела Коди, заспанного и взъерошенного.

Его обнаженная грудь была настолько худой, что вызывала чувство жалости, плечики, неуклюже выдававшиеся вперед, переходили в руки-палочки. У эластичного пояса потрепанных трусиков виднелась дырочка. Видя, как ее мальчик протирает сонные глаза, Хеллер испытала прилив материнской любви. Он улыбнулся ей, но тут в поле его зрения попал Джексон — Коди узнал его моментально.

— Мистер Тайлер?

— Доброе утро, Коди!

Рот мальчика раскрылся от удивления, глаза стали непомерно большими для его маленького личика. Он с тревогой обернулся к матери:

— Со мной что-то не в порядке?

Хеллер быстро подошла к нему и обняла за плечи.

— Нет-нет, что ты, — поспешила она заверить сына, хотя и сама не знала, чего, собственно, хочет от нее мистер Тайлер. Но уж, конечно, дело немаловажное, иначе с чего бы ему заходить к ней дважды в течение одних суток, и касается дело ее старшенького — Коди… Хеллер с беспокойством оглянулась на незваного гостя. Она еще крепче прижала к себе мальчика, чувствуя, что и сама волнуется не меньше, чем он, но Тайлер, поняв, очевидно, ее состояние, сделал шаг вперед, нагнулся и положил свою большую руку на голову Коди.

— Неприятная это штука — проснуться утром и увидеть у себя дома своего директора, — пробасил он шутливо, — но тебе не о чем волноваться. Я хочу всего-навсего поговорить с твоей мамой о том объявлении, что ты вывесил около магазина.

— Да?! — Глаза Коди чуть ли не вылезли из орбит. — Вот здорово! Я так и знал, что оно сработает!

— Ну-ну, не стоит преувеличивать, — мягко проговорил Тайлер. — Затея твоя не так проста, как тебе представляется.

— Какая затея? Какое объявление? О чем это вы? — недоумевала Хеллер.

Джек Тайлер выпрямился и сверху вниз посмотрел на Коди, подняв густые брови.

— Ты ей ничего не сказал, а?

— Да разве она послушается? Все сама да сама… — твердо заявил Коди, покачав головой.

«Непослушна и своевольна… Ага, запомним», — усмехнулся про себя Тайлер.

Коди улыбнулся, а Тайлер заговорщически подмигнул ему. Хеллер же сложила руки на груди и стала притопывать каблуком. Она чересчур устала, чтобы терпеливо ожидать развязки!

— Может, кто-нибудь соблаговолит сказать мне, что здесь происходит?

— Именно это и входит в мои намерения, — сказал Тайлер и огляделся в маленькой комнате. Погладив привычным жестом усы, он, видимо, принял решение. — Что бы вы сказали насчет завтрака? Где-нибудь в кафе?

— Завтрака? — Она покосилась в его сторону.

— Да-да, завтрака, — кивнул он. — Если уж вы работаете в двух местах, всю ночь не смыкая глаз, то вам по крайней мере надо поесть как следует. Обещаю, ровно через час я доставлю вас домой. И помимо всего прочего, — он еле заметно кивнул в сторону Коди, — за завтраком мы сможем поговорить с глазу на глаз, без свидетелей.

Хеллер взглянула на веселое личико Коди — на нем было написано, что он ждет от нее положительного ответа. На Тайлера ее сын взирал с тайным вожделением — как будто перед ним было его любимое пирожное. Да что же, в конце концов, все это означает?! Выяснить можно только одним путем. И она, подавив в себе безмерную усталость, одарила Тайлера благосклонным взглядом.

— Я только причешусь и умоюсь.

Коди подпрыгнул, точнее, взлетел вверх от восторга и, хлопая в ладоши, заорал что было силы: «Ур-ра-а!»

Хеллер поспешила умерить его пыл, положив руку на плечо мальчика:

— Тише, тише, ты разбудишь брата и сестру.

Коди, извиняясь, склонил голову, но при этом не переставал улыбаться.

— Прости, пожалуйста.

— И пойди приведи себя в порядок. Неприлично бегать по дому в одних трусиках.

Коди кивнул в знак согласия. Хеллер одобрительно улыбнулась и приподняла одной рукой лицо мальчика, чтобы поцеловать. Он же обвил ее шею руками и громко чмокнул в губы. Надо же, еще с месяц назад ей приходилось нагибаться гораздо ниже, чтобы приласкать сына. Первенец растет, даже слишком быстро, с ее точки зрения. Интересно, почему его обычно серьезные глазки горят от удовольствия и что за тайна связывает его с Джексоном Тайлером?

— Мне нужна одна минута, не больше, — пообещала она, оглядываясь на Тайлера, казавшегося еще крупнее посередине ее маленькой гостиной. Сына она подтолкнула к двери и довела до спальни, которую он делил с двумя другими детьми, но на пороге ее остановилась и приложила палец к губам, призывая вести себя тихо. Он кивнул и проскользнул внутрь комнаты.

А Хеллер поспешила в ванную и стала там прихорашиваться. Неплохо бы, конечно, переодеться, но на это нет времени, да и малейшее промедление лишь усиливает беспокойство, не оставляющее ее ни на миг. И к тому же это ведь не свидание, а всего лишь деловой разговор! Остается надеяться, что этот разговор не грозит благополучию ее семейства, что бы там ни сказал Тайлер! Оно и так держится на волоске.

Джек ожидал возвращения Хеллер, сидя в гостиной. Пригласить ее на завтрак было просто гениальным шагом. Она хорошенько поест в спокойной обстановке, расслабится, отдохнет, а он сумеет рассказать ей про объявление, не смущая ее и Коди больше, чем это необходимо. И ему не придется разочаровывать мальчика, в глазах которого ясно читалась надежда, лишь только речь заходила об объявлении. Директор сразу понял, о чем думает его подопечный. Джеку отнюдь не претило, что мальчик видит в нем потенциального отчима, но уж очень фантастична была вся ситуация, и Коди, поняв свою ошибку, неизбежно придет в смущение. Смутится и мать, узнав о простодушных планах сына, и все это в присутствии постороннего лица.

Вот и сейчас это постороннее лицо сузившимися от напряженной работы мысли угрюмыми глазами внимательнейшим образом изучало Тайлера, словно он был товаром на магазинной полке, из-за чего Джек чувствовал себя не в своей тарелке. Он подавил в себе желание посоветовать девушке заняться своими делами и завел с ней малозначащий светский разговор. После нескольких вежливых вопросов выяснилось, что она работает у Хеллер нянькой за вознаграждение в виде спального места, питания и небольшой суммы карманных денег. Очевидно, она не перенапрягается, делая лишь самое необходимое, и не всегда поступает наилучшим образом, наглядным примером чего служит то, как она впустила в дом Тайлера, даже не взглянув на его лицо и не поинтересовавшись о цели прихода.

Он как раз толковал ей, как опасно отпирать дверь незнакомым людям, когда возвратилась Хеллер — все в той же вылинявшей одежде, но немного посвежевшая. Джек внутренне содрогнулся, вспомнив, что собирался отчитать эту маленькую энергичную женщину, вынужденную работать на двух трудоемких должностях, чтобы содержать свою семью, живущую в сборном доме. Он, естественно, заплатит за ее завтрак, но разве такой кары заслуживает его скоропалительное решение? Он открыл перед ней дверь — у нее от этой ничтожной любезности дрогнули губы. Неужели самая обычная вежливость — такое редкостное явление в ее жизни? По-видимому, так.

Она пошла прямо к его машине, с холодной усмешкой дождалась, чтобы он ее отпер, и уселась на переднее сиденье, опять же с его помощью, и опять же у нее предательски дрогнули губы, после чего она еще кивнула в знак благодарности головой. Джек обогнул машину и сел рядом с ней на водительское место, невольно положив руку на лежавший между ними текстом вниз листок бумаги, как бы опасаясь, чтобы она его не взяла. Но ей было не до того. Она откинула голову на спинку сиденья, закрыла глаза и вздохнула, плечи ее безвольно опустились, мускулы лица расслабились. Джек сложил листок бумаги и сунул себе в карман — сначала надо поесть, а уж потом переходить к разговору.


В ближайшем кафе волна утренних посетителей схлынула, а пора подготовки к ленчу еще не наступила. Джек подал знак официантке средних лет, сидевшей с чашечкой кофе за столиком поблизости от кухонной двери. Она, улыбнувшись, встала и направилась к отсеку, где расположились Джек и Хеллер. Хеллер вытащила меню из-под подставки для салфеток и пробормотала:

— Умираю с голоду.

— Доброе утро, Джек!

Он улыбнулся официантке, одной из тех многочисленных женщин, которые трудятся не покладая рук за мизерное жалованье и выглядят соответственно. Интересно, много ли времени потребуется, чтобы лицо и руки Хеллер приняли такой же вид, как у этой женщины? Эта мысль почему-то была неприятна Джеку.

— Доброе утро, Лиз. Знакомьтесь. Миссис Мор. Лиз.

— Да я знаю вас. Вы ведь работаете в магазине «Тысяча мелочей», правда?

— Точно. — И Хеллер улыбнулась в ответ.

Хеллер углубилась в изучение меню, а Джек, не заглядывая в него, заказал:

— Мне кофе и ватрушку.

— Мне то же самое, — объявила она, захлопывая меню.

Но Джек не поленился раскрыть его.

— Закажите настоящий завтрак. Я-то ведь уже успел поесть перед выходом из дому.

Хеллер не смогла скрыть от Джека, как ей по душе его слова.

— Ну, если вы настаиваете, — с облегчением откликнулась она, снова берясь за меню. — Гм, пожалуй, кофе и бельгийские вафли, — решилась она после некоторого раздумья.

— А для начала — порцию сосисок с картофелем по-домашнему, — добавил он, чувствуя себя крезом.

— О, это, пожалуй, чересчур, — робко возразила она, но Лиз, получившая заказ, уже добралась до порога кухни.

— И поскорее, — крикнул он ей вслед. Лиз одной рукой помахала ему — будет, мол, сделано, — а другой почесала карандашом в копне вьющихся волос.

— Я должна извиниться перед вами за то, что сегодня утром не пришла, — минуту спустя промолвила Хеллер.

— Что вы, что вы, — пожал он плечами. — Я понимаю. Бывает ведь, что обстоятельства сильнее нас.

— И позвонить я не могла. Нам не разрешается пользоваться телефоном, особенно для иногородних разговоров.

Он опять кивнул головой и поинтересовался, где она работает. В соседнем городке, в маленьком частном заведении. С пожилыми людьми она ладит, но сама по себе работа чрезвычайно тяжелая. Хорошо еще, что большей частью она занята там ночью всего лишь четыре часа. После целого дня у кассы в магазине «Тысяча мелочей»! — подумал Джек, но промолчал. Заказ был готов в рекордное время. Глядя, как Хеллер с наслаждением уписывает содержимое тарелок, Джек решил про себя вознаградить Лиз за усердие необычайно щедрыми чаевыми. Хеллер такая маленькая женщина, куда только все влезает?! Впрочем, рассудил Джек, при двух работах необходимо двойное питание.

Наконец все было съедено, грязная посуда убрана, стол вытерт, они наслаждались поданным на десерт кофе, и тут Джек решил, что подходящий момент настал. Безо всякого предисловия он вынул из кармана сложенный листок бумаги и положил его на стол перед Хеллер.

— Я обнаружил его вчера на стенде объявлений перед продуктовым магазином.

Хеллер взяла листок в руки, развернула и прочла. Лицо ее залилось краской смущения, рот приоткрылся.

— Боже ты мой! — только и смогла она из себя выжать.

— Портрет вполне ему удался, — мягко сказал Джек, опуская глаза на кофейную чашку. — Сходство бесспорное. Я уверен, Коди никак не предполагал, что поставит вас в затруднительное положение. — И он взглянул на нее.

Хеллер оперлась лбом на ладони, откинула волосы и вздохнула, разглядывая свое карандашное изображение.

— Он так мне сочувствует! Понимает, как тяжко приходится матери одной. Я изо всех сил стараюсь, чтобы он этого не замечал, но…

Голос ее дрогнул, а затем и вовсе затих, еще через секунду на линованную бумагу закапали слезы.

Джек на секунду онемел, чувствуя, что сердце у него в груди переворачивается. Он никак не думал, что она может расплакаться. Меньше всего на свете он ожидал этого и сейчас не знал, как себя вести. К его ужасу, ему приходил в голову только один способ помочь ей — обнять и заверить, что все будет хорошо. Но как можно? С этой женщиной он едва знаком. Единственное, на что у Джека хватило решимости, — это вынуть из подставки бумажную салфетку и пододвинуть к Хеллер. Она благодарно взяла ее и обтерла щеки, глаза и нос.

— Вы, должно быть, считаете меня отвратительной матерью, — подняла она на Джека полные слез глаза.

К его собственному удивлению, он подумал, что она прекрасная мать и, кроме того, очаровательная женщина. Желая отогнать от себя подобные мысли и опровергнуть ее слова, он замотал головой.

— О нет! Вовсе нет! Напротив, мне ясно, что в трудных, невероятно трудных обстоятельствах вы делаете все, что только можете, для семьи. Снимая объявление со стенда, я просто хотел избавить вас и Коди от мелких неприятностей, которыми оно вам грозило. Мальчик, ясное дело, не отдает себе отчета в том, как опасно вывешивать на всеобщее обозрение номер вашего телефона и чем это может обернуться для вас… ему и в голову не приходит, что… что вам это может показаться… ну, как бы это сказать… может показаться…

— Оскорбительным, — закончила она, отрывая кусочки от края тонкой салфетки. Несколько минут Хеллер безмолвствовала. — А всему виной наш развод с мужем, — продолжила она, кладя руки на стол и задумчиво покачивая головой, словно пытаясь найти нужные слова для объяснения того в ее жизни, чего она сама никак не могла понять. — Отец Коди никогда особенно о нас не заботился, ничего удивительного, что сейчас он не платит алиментов на детей. Но прежде он по крайней мере сидел с ними, пока я работала. — Она вздохнула и приложила руку ко лбу. — А когда я, вымотанная, возвращалась с работы домой, его тянуло в город, развлекаться, и дело обычно доходило до ссоры. Ему только этого и надо было: став в позу обиженного, он забирал последний цент, который мне удавалось заработать, и пропивал.

Она опустила руку и, разгладив салфетку, впилась в нее глазами, словно надеялась прочесть на ней ответы на все мучившие ее вопросы.

— Но дело не в пьянках и скандалах, которые он закатывал, — тихо говорила она. — Мне они были неприятны, но я терпела. А вот неверность стерпеть не смогла. — Она перешла на шепот, и Джеку, чтобы расслышать ее, пришлось наклониться вперед. — Понимаете, чувство собственного достоинства не позволяет женщине смириться с изменой близкого ей мужчины. Но моему сыну этого не понять. Он понимает одно: когда у него был отец, жилось легче. Что ж, возможно, детям и в самом деле было полегче. — Она снова вздохнула и закрыла глаза. — Не знаю.

Джек прокашлялся, смущенный тем, что ему стали известны подробности ее личной жизни. Он и вообще-то никогда не мог понять, как мужчина, изменяющий своей жене, способен спокойно смотреть в глаза своему отражению в зеркале, но изменять этой женщине?.. Иначе как идиотом ее бывшего супруга не назовешь. А с другой стороны, что ему, Джеку, известно обо всей этой истории? Он провел рукой по лицу, понимая, что рассуждает не особенно логично. И что виной тому внешность, вернее, привлекательность его собеседницы, влияющая на его суждения. Чувствуя, однако, что ему следует что-нибудь ответить, он промямлил первое, что пришло в голову:

— Р-р-развод — трудная вещь для обеих сторон. — «О, замечательно, — подумал он. — Продолжай в том же духе, поделись с ней своим опытом». — П-п-порой это все же наименьшее из зол.

— Именно, — кивнула она.

Джек, почувствовав прилив уверенности, смело продолжал развивать свою мысль:

— Но Коди, разумеется, не в состоянии это понять.

— Да, конечно… Только дело в том… — Она вздохнула в нерешительности, закусила губу, но, не выдержав, выложила все, что было у нее на душе: — Я просто не могла больше быть женой человека, который обманывает и использует меня. — Она перегнулась через стол, желая убедить его. — Кэрмоди брал заработанные мною деньги и тратил на других женщин! Его не трогало, что он таким образом обрекает на лишения меня и детей. Жизнь для него — сплошная гулянка, я слишком хорошо изучила этот принцип, чтобы предположить, что с ним можно бороться. Он был бичом моего детства. Отец мой зарабатывал ровно столько, чтобы ему хватило на пьянку, о своих детях и их нуждах он и не вспоминал, а мать моя ему не перечила — ей лишь бы гульнуть вместе с ним. Но я не такая и детей своих хочу воспитать иначе. Развод представлялся мне наилучшим выходом из создавшегося положения для всех нас, но, возможно, мною руководила только обида. Я хотела развестись — и развелась. А теперь из-за этого страдают мои дети. — И она в растерянности уставилась на карандашный рисунок.

Джек совершенно невольно положил свою большую ладонь на ее руку. Она вскинула голову, одновременно отбрасывая прядь волос с лица, и расширившимися от удивления глазами взглянула на него. Он быстро убрал руку и пошарил глазами по стенам помещения, стараясь собраться с мыслями.

— Гм… Да… Вы поступили так, как вам казалось правильным. Н-н-нет сомнений, вы поступили разумно. Что еще можно сделать в подобной ситуации?

Она беспомощно всплеснула руками.

— Если бы Кэрмоди уделял больше внимания детям! Если бы он хоть изредка помогал нам материально! — Одна из ее красивых бровей иронически изогнулась. — Он не делал этого, даже будучи женатым. С какой такой стати он станет это делать сейчас? А моим детям между тем нужен отец. Я просто не знаю, как быть.

— Возможно, вам лучше всего продолжать делать все, что в ваших силах, — посоветовал Джек.

— Значит, по вашему мнению, я делаю все, что в моих силах?

Джек моргнул, понимая, что этим замечанием выдал себя с головой, и отвел глаза от Хеллер.

— Уж не подумываете ли вы о том, чтобы поступить на третью работу?

Она, улыбаясь, покачала головой.

— Нет. Работать в двух местах и быть детям матерью — все, на что я способна. Беда в том, что я к тому же пытаюсь быть детям еще и отцом.

— Может, идея Коди вовсе не так плоха, — выпалил Джек, не успев обдумать свои слова. — Я хочу этим сказать, что Коди, видимо, понимает: одной вам не справиться. Потому он и вывесил объявление, потому мы и… сидим здесь.

Она склонила голову набок, несколько секунд пытливо вглядывалась в его лицо и лишь после этого произнесла:

— Почему здесь я, мне понятно, а вот относительно вас у меня нет ясности.

На сей раз он решил хорошо подумать, прежде чем дать ответ. Ему в голову пришло множество вариантов. Можно сказать, например, что это неотъемлемая часть его работы, что он всей душой болеет за каждого ребенка, посещающего его школу, что он не мог пройти мимо скрытой за сухим текстом мольбы ребенка, терзаемого тревогой. Можно даже сказать, что с его стороны это проявление вежливости или обычного любопытства. Ничего особенного, случайная прихоть. Но вместо этого он с удивлением услышал, как говорит:

— А может, я собираюсь претендовать на эту вакансию.

Она, будто окаменев, долго не сводила с него удивленных глаз. Он чувствовал себя так же, будучи не в состоянии ни пошевелиться, ни что-нибудь произнести. Он же совершенно не знает эту женщину! Неужто он так опустошен в своем одиночестве, что готов доверить свою судьбу состряпанному неумелой рукой объявлению с орфографическими ошибками? Неужто потребность иметь свою семью настолько у него велика, что он не прочь связать себя узами брака только потому, что этой женщине нужен муж? Им овладело горькое чувство безграничного стыда. Если бы, откусив язык, можно было взять свои слова обратно, Джек откусил бы его тут же, не задумываясь.

А Хеллер вдруг расхохоталась. Джек в недоумении уставился на нее, раскрыв рот, она же смеялась все громче, все веселее, все заразительнее. И то подумать — все, что происходит между ними, и в самом деле смешно, смешно до абсурда. И Джек не выдержал. Губы его дрогнули, он принялся энергично гладить кончиками пальцев усы, но все же не смог сдержать ухмылку, а затем и смех.

И так хорошо ему было, что Джек всей душой предался этому занятию. Когда они наконец отсмеялись, она вытерла глаза, поставила локти на стол и сказала:

— Мне это было необходимо.

Он смущенно кивнул, а у Хеллер, вернувшейся мыслями к неприглядной действительности, лицо приняло прежнее озабоченное выражение. Джек взглянул на часы, но не заметил, какое время показывают стрелки, и вышел из-за стола.

— Пора, пожалуй, расплатиться и доставить вас домой.

— Большое спасибо.

Спустя минуту они снова сидели в машине. Она откинула голову назад и закрыла глаза. Чуть позже он заметил, что на ее губах играет легкая улыбка. Ему это было приятно. Пусть он поставил себя в дурацкое положение, но если это помогло ей избавиться от неловкости, возникшей за столом, то уже хорошо.

Он остановился перед ее домом, не зная, стоит ли ее будить, но она немедленно подняла голову и взглянула на него ясными глазами.

— Даже не знаю, как вас благодарить.

Он поспешно отвел взор в сторону, чтобы она не заметила, как он польщен ее словами.

— Право же, не стоит благодарности. Я бы поступил точно так же, будь на месте Коди любой из моих учеников.

— Я вижу, — ответила она с теплой улыбкой и подняла руку, в которой сжимала художественное произведение сына. — Постараюсь втолковать ему, что счастье по объявлению не находят.

— Да, да, — кивнул он. — Не забудьте, однако, поблагодарить его за то, что он пытался вам помочь.

— Непременно.

Она открыла дверцу автомобиля и уже приготовилась выйти, но Джек внезапно почувствовал, что такого финала ему недостаточно, и схватил ее за руку. Хеллер, задержавшись, оглянулась в его сторону, и он осторожно вынул из ее пальцев рисунок Коди.

— Если не возражаете, я бы оставил это творение себе на память, — улыбнулся он. — У меня уже образовалось что-то вроде коллекции. У детей, понимаете ли, очень своеобразный взгляд на наш безумный мир, и порою меня так и тянет посмотреть на все окружающее их глазами.

— Возьмите, пожалуйста, — сказала Хеллер и вышла из машины.

У него возникло желание заглушить мотор и проводить ее до самой двери. Это было бы весьма галантно, но, скорее всего, не очень умно: ему не следует внушать ей ложные надежды, особенно после всего, что он ей наболтал, сначала намекнув, что ей действительно нужен муж, а затем предложив себя в качестве такового. Нет-нет, гораздо мудрее остаться в машине.

Она закрыла дверцу, отступила на шаг назад, слегка наклонилась, чтобы видеть его сквозь переднее стекло, и сделала рукой прощальный жест.

— Всего доброго!

— До свидания.

Так-то оно лучше. Он проводил ее глазами через пыльный двор до крыльца.

У дверей она обернулась и снова помахала рукой. А он сунул листок с карандашным рисунком в верхний карман рубашки и поехал по улице, твердя себе, что на этом все кончилось. Он выполнил свой долг. Большего от него не может требовать никто, он сделал все возможное.

Но вот беда — перед его глазами то и дело возникало личико Коди, возомнившего, что мистер Тайлер приехал поухаживать за его мамой, а на смену ему всплывали усталые расстроенные глаза Хеллер, осознавшей, что одной ей никак не справиться с жизнью. И Джек не мог не думать, что, по сути дела, Коди пришел к правильному умозаключению, хотя и пытался найти выход из тупика неподходящим способом. Ей действительно необходим мужчина, который был бы с ней рядом, который умел бы оценить ее стойкость и мужество, искренность и энергию. Мужчина, который любил бы детей и занимался ими. И который никогда бы ее не обманывал.

Он покачал головой, удивляясь своим мыслям. Неужели в глубине его души таится надежда на продолжение этого знакомства? Что, если он опять встретится с Хеллер Мор и обнаружит, что она вовсе не та женщина, за которую он ее принимает? И разочарование заставит его горько сожалеть об этом знакомстве. Он уже пережил одно горькое разочарование. Значит, надо извлечь из него урок и оставить Хеллер в покое. Возможно, когда-нибудь ему встретится женщина, с которой у него будет больше общего. Педагог, как и он. А что? Среди учительниц он скорее найдет подругу себе под стать. Спокойную, разумную женщину, не обремененную трудным прошлым, которая станет заботиться о нем и о его нуждах. Следует серьезно подумать об этом, пообещал он себе. Когда-нибудь.


Хеллер поймала малыша за локоть и водворила обратно на середину своей кровати.

— Сиди спокойно, Дейви! — погрозил пальцем Коди младшему братишке.

Дейви плюхнулся на попку, высунул язык и помотал головкой из стороны в сторону.

— Сиди спокойно, ты, юла!

В ответ Дейви упал на спину и залился смехом, каким умеют смеяться только в два с половиной года.

— Ах, Дейви! — вздохнул Коди. — Шел бы ты в другую комнату! Мне надо поговорить с мамой.

Предложение уйти от мамы вызвало у Дейви бурный протест. Вскочив на ножки, он обхватил ее сзади руками за шею.

— Нет, нет!

Хеллер погладила его полные ручки, сгибаясь под тяжестью детского тела, повисшего на ее спине.

— Все в порядке, дорогой! Сядь и не вертись, дай нам с твоим старшим братом поговорить. — Она подавила усталый вздох и улыбнулась надувшемуся сыну. — Ты понимаешь, что я хочу сказать, сынок? Жениться — это не то же самое, что, например, купить машину. Нельзя просто повесить объявление и откликнуться на звонок того, кто предложит наибольшую цену.

Карие глаза мальчика погрустнели.

— Но, мама, мистер Тайлер и в самом деле очень хороший человек. Он не пьет, разве что иногда совсем чуточку, и вечно твердит нам, как это опасно. И он любит детей. Я знаю, он любит детей! Даже если кто нашкодит, он действует уговорами. Не ругается, даже когда всерьез рассердится!

Хеллер не знала, смеяться ей или плакать. Она резко покачала головой, надеясь, что таким образом ее осенит какой-нибудь веский аргумент, но смогла лишь повторить еще раз то, что уже долго твердила сыну:

— Мистер Тайлер очень симпатичный человек, Коди. Но жениться на женщине, с которой он познакомился по объявлению, так же невозможно для него, как, например, начать сквернословить в присутствии детей.

— Почему бы и нет, если ты ему нравишься, — нахмурился Коди.

Хеллер в отчаянии закатила глаза, ей хотелось рыдать от отчаяния, но она взяла себя в руки и сделала глубокий вдох. Почувствовав, что успокоилась, она улыбнулась. Но Дейви в этот момент забарабанил ножками по ее спине, и улыбка превратилась в гримасу боли. Хеллер посадила малыша к себе на колени, прижав его головку к своему подбородку.

— Ты упускаешь из виду главное, Коди, — спокойно сказала она. — Я вовсе не хочу снова выходить замуж.

— Как так? — Коди удивленно склонил голову набок. — Разве мистер Тайлер тебе не нравится?

Застигнутая врасплох, Хеллер какое-то время молча смотрела на мальчика. Дейви, воспользовавшись ее замешательством, перевернулся, с ловкостью вьюна соскользнул на пол и начал бегать вокруг Коди. Хеллер поймала его и выставила за дверь. Он с плачем побежал по коридору, но, сделав круг, вернулся и стал ломиться в дверь к матери. Хеллер притянула Коди к себе и обняла за плечи.

— Коди, родной, это не имеет отношения к замужеству.

— Значит, он тебе не нравится?

— Да нет же, он мне нравится, и даже очень, но это вовсе не значит, что я хочу стать его женой.

— Почему?

Она помолчала, подбирая нужные слова.

— Потому что выйти замуж можно лишь за человека, к которому испытываешь особое чувство.

— Какое такое особое чувство?

— Ну это как… — И вдруг ей вспомнился тот миг в кафе, когда Джек Тайлер положил на ее руку свою большую ладонь и по ее телу пробежал ток, чуть не заставивший ее подпрыгнуть на стуле. Встревожившись, она вздрогнула. Видит Бог, ей надо поспать и прийти в себя! Она обняла Коди. — Я не смогу тебе этого объяснить, Коди. Я знаю, поступая таким образом, ты от всей души желал мне помочь, но, пожалуйста, очень тебя прошу, больше таких объявлений не вешай. Хорошо?

Коди насупился, но кивнул головой в знак согласия.

Хеллер поцеловала его в макушку.

— Спасибо, радость моя! Я так тебя люблю! — Одним пальцем взяв его за подбородок, она подняла его лицо вверх. — У меня есть ты, сынок, твои братик и сестричка, а больше мне никто не нужен.

Он обхватил руками ее шею и пробормотал ей в плечо:

— Я тоже тебя люблю, мамочка!

— Для меня это важнее всего! — И она шутя взъерошила ему волосы. Тут в комнату ворвался Дейви и, ревя, как поросенок, которого режут, со всего маху налетел на кровать. Хеллер поймала его за руки, не дав упасть, и наклонилась над ним. — Кто хочет подремать с мамочкой?

— Только не я! — возмутился Коди. — Дейви, а ты не хочешь поспать?

Дейви высвободился из объятий матери и так энергично затряс головой, что глаза его чуть не вылезли из орбит.

— Тогда уходи! — Хеллер встала и откинула покрывало с постели. — Бетти накормит вас завтраком, а я приготовлю ленч перед уходом на работу. — Она легла, положила голову на подушку, натянула на себя простыню, оставив плечи открытыми. — Целую, целую!

Коди чмокнул ее, а затем приподнял Дейви, чтобы и тот смог обслюнявить ей щеку. Хеллер улыбнулась и закрыла глаза. Коди на цыпочках выскользнул из комнаты, толкая Дейви впереди себя, и бесшумно затворил за собой дверь. Дейви, однако, заревел так, что мертвого мог бы разбудить, и помчался что было духу по коридору.

А Хеллер повернулась на другой бок, моментально погружаясь в долгожданный сон. Желание Дейви быть с нею, беспокойные расспросы Коди, необходимость через два часа подняться на ноги — все это она выключила из своего сознания. Перед ее внутренним взором возник образ мужчины. Джек Тайлер. Она увидела эту растерянную полуулыбку на его лице, появившуюся после того, как он ляпнул ни с того ни с сего, сидя напротив нее в кафе: «А может, я собираюсь претендовать на эту вакансию».

Она вспомнила, как у нее забилось сердце и ею овладела эйфория и как она в тот же миг, словно очнувшись, ощутила убийственный укол неприглядной правды. На ничтожнейшую долю секунды она поверила его словам, но тут же осознала всю абсурдность ситуации и расхохоталась от всей души над этой маленькой дурочкой, совсем не меняющейся, над этой глупой, загнанной жизнью женщиной, продолжающей на что-то надеяться. Неужели она могла, пусть на миг, допустить, что мужчина вроде Джека Тайлера всерьез способен предложить брак такой простушке, как она? Она смеялась над собой.

А сейчас она не смеялась. И в глубине души она знала, что ей и тогда было не до смеха.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В самый разгар перепалки с Кэрмоди дверь магазина распахнулась и впустила Джека Тайлера. Сердце в груди Хеллер екнуло, она почувствовала прилив сил и заговорила с еще большим жаром. Отведя взор от вошедшего, она перегнулась через прилавок так, что ноги едва касались пола, и уставилась бывшему мужу прямо в лицо.

— Совесть у тебя есть, Кэрмоди?! Целых полгода ты не даешь на детей ни гроша, а теперь явился клянчить у меня машину. Ты, видно, вконец рехнулся!

Мужчина, к которому были обращены эти слова, перекатился с пяток на носки и тряхнул головой, откидывая светло-русые волосы с глаз, казавшихся то голубыми, то зелеными.

— Тебе бы только меня бранить! Денег я не даю на детей! А что я сижу без работы, тебе до лампочки!

— Рассказывай! — возразила она, выпрямляясь и складывая руки на груди. — Сидишь без работы, как же, что ни день тебя видят где-нибудь играющим.

— За выпивку, Хеллер! Только за выпивку! Настоящего жалованья я уже год как в глаза не видел. А все потому, что у меня нет машины!

— И ты воображаешь, что я… я должна дать тебе машину!

— А кого же еще мне просить? Да ведь это и к твоей выгоде!

— К моей выгоде? — Она сощурилась. — Каким же это, интересно знать, образом?

Он засунул руки в карманы, так что джинсы обтянули его тощие бедра, и склонил голову, придав физиономии выражение оскорбленной невинности: «Это ж надо, не верить мне!»

— Я буду отдавать тебе половину моего заработка! — торжественно пообещал он.

На какой-то миг ее гнев сменился на милость. Видит Бог — лишняя копейка ох как не помешает в ее хозяйстве! Но она тут же спохватилась — Кэрмоди, как всегда, бросает слова на ветер; добившись желаемого, он тут же забывает о своих обещаниях. Она покачала головой.

— Половина от ничего равняется нулю, Кэрмоди! А к тому же как, по-твоему, буду обходиться без машины я?

— Я с удовольствием отвезу вас, куда вам будет угодно, — произнес поблизости знакомый бас.

Хеллер втайне возликовала, но, безжалостно подавив чувство радости, подняла вверх подбородок и взглянула на Джека.

Он взял с полки банку лимонада, как бы в оправдание своего присутствия, и произнес:

— Прошу прощения, я стал невольным свидетелем вашей беседы.

Кэрмоди подскочил поближе, обрадованный счастливой оказией.

— Видишь, дорогая? Все уладилось!

— О, заткнись! — возопила Хеллер, поворачиваясь в сторону Джека. Кэрмоди оперся худым бедром о прилавок, приняв позу наблюдателя. — Вы берете меня под свою опеку, Тайлер?

Он поставил лимонад на прилавок и окинул ее оценивающим взглядом.

— У вас вид вполне зрелой женщины, не нуждающейся в опеке.

У Хеллер перехватило дыхание, но она решила не реагировать на слова Тайлера и перевела дух. Уголком глаза она заметила, как возмущенный Кэрмоди сделал шаг в сторону Джека, но тут же отступил назад. Еще бы! Хеллер закусила губу, сдерживая улыбку. Да, Джек, который выше Кэрмоди на добрых четыре дюйма, а тяжелее фунтов на шестьдесят, а то и семьдесят, при желании мокрого места от него не оставит! Это не мешало Кэрмоди держаться с видом собственника, что чрезвычайно раздражало Хеллер. Она облокотилась на стол и повернулась к Тайлеру:

— Дело в том, что здесь я кончаю в девять, а в половине десятого уже должна быть в доме для престарелых. Иными словами, в моем распоряжении полчаса на все — и на дорогу, и на переодевание.

— Успеем, — успокоил ее Джек и посмотрел на Кэрмоди.

— Вот видишь? Все уладилось! — улыбнулся Кэрмоди и поднял обе руки вверх. Затем перегнулся через прилавок, схватил с полки сумочку Хеллер и, вытащив из бокового отделения ключи от машины, сунул их себе в карман.

— Кэрмоди! — воскликнула Хеллер, пытаясь поймать его за руку, но он отскочил от нее подальше. — Будь ты проклят, Кэрмоди Мор!

— Ты об этом не пожалеешь! — закричал он в ответ, трогательно притворяясь, что получил ее согласие. — Утром верну машину, вот увидишь! Клянусь! — Он взглянул на Джека, улыбнулся Хеллер и выбежал в дверь.

— О-о-о! — застонала Хеллер. — Этот… этот жалкий тип! Этот червяк!

— Хотите, я догоню его? И отберу ключи?

Она не сомневалась, что это вполне в его силах и что он по первому ее слову так и поступит, но одного никак не могла понять: почему он это ей предлагает? Какое ему дело до того, что Кэрмоди заграбастал ее машину? Он, этот директор, видно, очень хороший человек. Слишком хороший, чтобы такой мог существовать в действительности.

Тут Хеллер опомнилась, что Джек ожидает ответа.

— Да нет, не стоит, — пожала она плечами. — Если есть хоть какая-нибудь надежда выжать из него деньги, пусть даже самую малость, глупо от нее отказываться.

Джек откупорил банку лимонада и глотнул из нее.

— Чем он занимается?

— О, он мнит себя музыкантом, играет в основном на гитаре, иногда на барабане… Да, иногда еще и поет, если сможет взять у кого-нибудь взаймы шляпу.

— Шляпу?

— Как же! Музыка в стиле кантри. — Она скорчила гримасу. — Так, во всяком случае, ее преподносят слушателям.

— Иными словами, — усмехнулся Джек, — ваш бывший супруг время от времени исполняет «кантри энд вестерн»[4]?

— Вот именно, время от времени, а главное его занятие — бить баклуши. Бездельник!

— Вот потому-то он и стал бывшим супругом.

— Ах, лучше бы ему вообще не становиться супругом, но в семнадцать лет я была такой дурочкой!

Тайлер поперхнулся и резким движением поставил банку на стол.

— Вы вышли замуж в семнадцать лет?

— Да. — Она с отвращением кивнула. — Дома у нас был форменный ад, а я, видите ли, влюбилась! Так мне, во всяком случае, казалось, — с гримасой закончила она.

Он поднял брови и на минуту задумался.

— Зато у вас появились дети.

— О да, — улыбнулась она. — Детей я бы не променяла ни на какое богатство, можете мне поверить.

— Верю. — Он наклонил голову, крутя кончиками пальцев банку из-под лимонада.

Хеллер кивнула головой, словно желая усилить значение своих слов, сложила руки на груди и неожиданно для себя самой пустилась в воспоминания:

— Я носила Дейви, когда мы разошлись. В середине дня мне стало на работе плохо, я пошла домой и застала его с какой-то шлюхой в моей постели. Он подобрал ее где-то в баре.

Тайлер со злостью сжал зубы, на щеке его заходил желвак. Секунду спустя он отвернулся и взял в руки лимонадную банку.

— Бездельник, говорите? Слишком мягкое определение для человека, способного на подобный поступок.

Она кивнула в знак согласия, пожала плечами и отвернулась в сторону.

— Ну что ж, ничего не поделаешь, — сказала она. — Был да сплыл — вот как я думаю теперь о Кэрмоди. Был да сплыл.

— В вашей машине, — язвительно добавил Джек.

— Ну, в этом, знаете ли, есть часть и вашей вины. Не выступили бы вы с предложением подвезти меня…

Тайлер опрокинул в рот остатки лимонада и смял в кулаке пустую банку.

— Я могу догнать его.

Он был сердит, сердит на Кэрмоди. Это было видно по его глазам, в которых вспыхивали желтоватые искорки. Он был обижен за нее. Случалось ли в ее жизни, чтобы кто-нибудь обижался за нее? Хеллер тряхнула головой, прогоняя зародившееся было предположение. Да не в обиде дело, решила она, просто этот человек не выносит малейшей несправедливости, даже не имеющей лично к нему никакого отношения.

— Если он утром не вернет машину, я позвоню в полицию, — мягким голосом сказала она.

— Как вам угодно.

— Да, да… Но вам, очевидно, придется-таки меня подвезти.

— К вашим услугам!

Он безмятежно махнул рукой, затем вытащил из кармана долларовую бумажку и бросил на стойку.

— Ну нет! — произнесла она, пододвигая бумажку к нему. — Если я после стольких лет службы здесь не имею права на несколько банок лимонада, то мне пора увольняться, как вы считаете?

Он бросил смятую банку в мусорный ящик и засунул доллар обратно в карман.

— Значит, ровно в девять?

— Точно так, — улыбнулась она, стараясь унять сердцебиение.

— Тогда до встречи!

Она проводила его глазами до самых дверей и снова заметила, что он слегка прихрамывает. Левая нога сгибалась вроде бы хуже правой. Не получил ли он это увечье, выступая благородным рыцарем в защиту поруганной чести какой-нибудь другой дамы, попавшей в неприятную ситуацию?

Коди был совершенно прав: Джек Тайлер — хороший человек, слишком хороший для таких, как она.

Он хотел подъехать к магазину точно в назначенное время, никак не раньше. Стоять бессловесным пнем рядом с кассой, пока она болтает с покупателями и закругляет свои дела, казалось ему плохим началом, главным образом потому, что — в этом у него не было сомнений — он будет пожирать глазами каждое ее движение, вслушиваться в интонации голоса, всматриваться в выражение глаз. И тут уж ничего не поделаешь. Она неодолимо притягивала его к себе. Прежде всего, наверное, исходившим от нее ощущением громадной силы. В этом маленьком теле с прекрасными формами и красивой головкой скрывалась женщина, на чью долю выпали унижения и невзгоды, о которых он не мог думать без содрогания. Видит Бог, его Лилиан также поступила с ним довольно жестоко, но это не идет ни в какое сравнение с тем, что выстрадала Хеллер из-за Кэрмоди.

Хеллер… А вдруг это имя как нельзя лучше подходит ей и она вправду исчадие ада? Одного этого предположения достаточно, чтобы заставить мужчину повернуться и бежать от нее прочь. А его, Джека Тайлера, между тем притягивает к ней некая неведомая сила.

Он ведь вовсе не собирался предлагать ей себя в шоферы, и в его намерения никак не входил визит в магазин, где она работает. Он действует наперекор себе, потому как не может отделаться от мысли, что необходим этой женщине, необходим именно он, а не мужчина вообще. Дурацкая мысль! Но она заставила его намного раньше назначенного времени выйти из дому и затем долго кататься взад-вперед по Мэйн-стрит в ожидании того, чтобы стрелки часов в его машине показали без одной минуты девять. Он подъехал к «Тысяче мелочей», припарковал машину и вышел.

Хеллер была за прилавком и что-то писала карандашом на лежащем перед ней листе бумаги. Рядом стоял, судя по виду, студент, очень коротко подстриженный, рыжий, и затягивал тесемки форменного передника. Услышав звук распахиваемой двери, он поднял голову и улыбнулся Джеку всеми своими веснушками.

— Привет!

Джек ответил кивком головы. Хеллер кончила писать, отодвинула бумагу в сторону и только тогда взглянула на Тайлера. Вместо приветствия она отложила карандаш и взглянула себе на запястье, на котором виднелись дешевые часики на черном пластмассовом ремешке. Они отсчитали еще несколько секунд и издали звук, означавший ровно девять. Хеллер улыбнулась.

— Одну минутку. Я только переоденусь.

Он почему-то удивился.

— Вы переодеваетесь здесь?

— Домой мне заезжать рискованно, — крикнула она через плечо, уже на ходу, направляясь в заднюю часть торгового зала. — Дейви как повиснет у меня на шее, так потом целый час от него не отделаешься.

— А кто это — Дейви? — поинтересовался Джек, идя следом за Хеллер.

— Мой младшенький! — С этими словами она исчезла за раздвижными дверьми.

— А-а-а, — протянул Тайлер. До его слуха донесся звук железной одежной вешалки, ударяющейся о железную дверь, и по всем частям его тела пробежала дрожь: вот сейчас за этой тонкой перегородкой она, переодеваясь, обнажает свое тело. Тайлер оглянулся на сменщика Хеллер, тот не отводил от него глаз. Джек почувствовал себя полным дураком: стоит возле раздевалки, засунув руки в карманы, и внимательно вслушивается в шуршание и шелест ткани. Однако и отойти он не смог.

— Конечно, было бы куда удобнее переодеваться дома, — услышал он адресованные ему слова, как если бы он стоял совсем рядом. — Но малютке всего тридцать месяцев, такой, знаете ли, нежный возраст.

— Тридцать месяцев? — повторил он. — Иными словами, ему два с половиной года. Не такой уж это малютка, скорее, малыш, умеющий ходить.

Она вышла из раздевалки в уже знакомых ему брюках из светло-зеленой хлопчатобумажной ткани и пуловере того же оттенка, неся в руках белые кожаные кроссовки и пару чистых, белых же, носков.

— Подержите, пожалуйста, если вам не трудно. Она сунула вещи ему в руку.

Джек подхватил их, чуть не уронив на пол, а она, боясь потерять хоть секунду драгоценного времени, поспешно пристраивала, аккуратно расправляя, джинсы и блузку на вешалку. Лишь покончив с этим делом, она откликнулась на его замечание:

— Да, он, конечно, уже не младенец в пеленках, но все равно мне он кажется еще совсем маленьким — наверное, потому, что это последнее мое дитя.

— А вы бы хотели иметь еще детей? — услышал он свой голос, задающий этот чрезвычайно деликатный вопрос.

— Будь на то подходящие условия, я бы не возражала, — пожала она плечами.

Он не стал уточнять, какие условия она считает подходящими, — какое ему, собственно, до этого дело? Босиком, неся перед собой вешалку с одеждой, она быстро направилась к выходу, а он с ее кроссовками и носками в руках — за ней. Перед выходом она зашла в кассовый отсек и забрала свою сумочку.

— Всего хорошего, Джейсон.

— И вам того же.

Выйдя из магазина, она чуть ли не бегом бросилась к автомобильной стоянке. Он, испытывая сильное раздражение, догнал ее.

— Вот моя машина. Разрешите, я помогу вам.

Он отпер сначала переднюю дверцу, затем заднюю и протянул руку за вешалкой, она же, выпустив ее из рук, бессильно опустилась на сиденье.

— Мою обувь, пожалуйста.

Джек опустил кроссовки ей на колени, а сам, поместив вешалку над задней дверцей, поспешно сел за руль. Хеллер повернулась чуть в сторону от него, вынула из стоящей у нее на коленях раскрытой сумочки заколку, украшенную бантиком, и, расчесав свои густые длинные волосы, ловко закрепила прическу. Джек запустил мотор, она же откинулась на спинку сиденья, пристегнулась ремнем безопасности и натянула на ноги носки.

— Вы слишком много работаете, — без обиняков высказал свое раздражение Джек.

— Я работаю ровно столько, сколько необходимо, — улыбнулась она.

— Вы и детей-то своих в глаза не видите, не так ли?

— Да, хотелось бы видеть их почаще.

— Ничего не скажешь, тяжелая у вас жизнь.

— По правде говоря, она все же куда лучше прежней.

Джека как обухом по голове огрели. Он на несколько минут погрузился в раздумье.

— Все же, полагаю, она могла бы быть полегче, — высказался он наконец.

— Могла бы, да не получается. — Она надела одну кроссовку и потянулась за второй. — Но через несколько месяцев Дейви чуть подрастет, уже не будет таким плаксой, и я смогу заезжать домой, не опасаясь его воплей. А еще через несколько лет Дейви пойдет в школу, и тогда не придется половину моего жалованья тратить на круглосуточную няню.

«Через несколько месяцев… Через несколько лет…» Может ли это служить утешением? — подумал Джек и крепче сжал руль.

— Если хотите, я могу заехать, посмотреть, как они там, — словно бы между прочим предложил он.

— Почему, интересно знать, вы это предлагаете? — спросила она, развеселившись.

Ах, Боже мой, ни за что на свете он не сможет ответить на этот вопрос!

— Мне показалось, что вас это немного успокоит, — проговорил он наконец.

— Вы и без того уже достаточно сделали для меня, — мягко заметила она, поправляя кончиками пальцев свою чёлку.

Он махнул рукой — не стоит, мол, благодарности, сущие пустяки, — дав задний ход, выехал со стоянки и помчался по шоссе. Четверть часа спустя они уже стояли перед домом для престарелых.

— В котором часу заехать за вами?

— Спасибо, не надо, я уже договорилась.

К его удивлению, он испытал разочарование.

— Зачем же, я бы заехал.

— Меня отвезет Паркинсон. Она в долгу передо мной — накануне я вместо нее дежурила.

— Ах так! — Он потянулся открыть дверцу на своей стороне, но она предупредила его, положив руку ему на предплечье.

— Сидите спокойно, я и сама прекрасно справлюсь. — Она быстро выскочила наружу, забрала свою одежду и всунула голову в открытую дверцу. — Еще раз большое спасибо.

Джек в ответ лишь помахал рукой. Тут дверь приюта открылась и из нее на тротуар выбежал худой старик. Семеня по асфальту, он замахал иссохшей рукой.

— Хеллер! Хеллер!

Она взглянула в его сторону, улыбнулась Джеку и захлопнула дверцу.

— Пока!

Выпрямившись, она подбежала к старику, обняла его за сутулые плечи и повела обратно к приюту. Он с обожанием взирал на нее из-за толстых стекол очков и без умолку трещал, распираемый желанием сообщить последние приютские новости. Хеллер внимала им с доброй улыбкой.

«Сколько жизненной силы в этой женщине, сколько душевной доброты. Не женщина, а настоящее чудо!» — подумал Джек. Он выждал, пока она со своим не умолкавшим ни на миг собеседником не скрылась за дверью приюта, и с улыбкой на лице нажал на педаль газа. Он точно знал, куда поедет сейчас.


Хеллер крутила ключ в замке, то нажимая, то толкая дверную ручку. Наконец древний механизм сработал, и дверь поддалась. Она махнула рукой подвезшей ее товарке и вошла в дом. Прежде всего ей бросился в глаза стоящий под окном точно напротив входа телевизор. Он был включен, но звук приглушен настолько, что жужжание кондиционера в правом нижнем углу окна полностью его перекрывало. Это показалось ей странным, ибо шло вразрез с привычками Бетти — та любила включать «ящик» на полную катушку.

Хеллер тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. Аккуратно разместив вешалку с одеждой на спинке стула близ кухонного стола и положив на его сиденье сумку, она пересекла комнату и приблизилась к телевизору. Наклонившись к его выключателю, она увидела в темном окне отражение лежащего на диване человека. Но то была не Бетти, отнюдь!

Человек был куда крупнее Бетти и к тому же при ближайшем рассмотрении оказался мужчиной. Одна его нога свисала с дивана, другая была подогнута самым неудобным образом. Хеллер, затаив дыхание, перевела взгляд с его тела на затылок, но спящий в этот момент вздохнул во сне и перекатился на спину. И глазам Хеллер предстало лицо спящего Джека Тайлера.

В течение нескольких секунд она пялилась на него, широко раскрыв от удивления рот. Волосы упали ему на глаза, придав сходство с мальчиком, несмотря на усы более темного цвета и пробивающуюся на щеках щетину. Забыв про телевизор — до телевизора ли тут! — она сделала шаг вперед и вытянула руку, чтобы дотронуться до него и убедиться: в самом ли деле это живой Джек Тайлер. Но он вдруг со стоном вздохнул, закинул руку за голову и открыл глаза.

— Привет! — произнес он, мигая и улыбаясь.

Хеллер как стояла, так и села на пол посередине комнаты, не сводя с него глаз.

— Что вы здесь делаете?

Он провел рукой по лицу, прокашлялся и приподнялся, опершись на один локоть.

— Который час?

— Около двух. — Хеллер пребывала в таком замешательстве, что не сразу вспомнила, как следует ответить.

Он кивнул понимающе, показывая всем своим видом, что тогда его поведение простительно, и зевнул.

— Извините, пожалуйста. Я, кажется, заснул.

— А где Бетти? — Хеллер задала этот вопрос значительно более резким тоном, чем ей хотелось бы.

— Я ее отпустил, — сообщил он, подкладывая руку под голову.

— Вы ее отпустили, — тупо повторила Хеллер и закрыла глаза. Она так устала, у нее не было ни сил, ни желания разбираться в том, что здесь произошло, а произошло нечто совершенно непонятное.

— От нечего делать, — сказал Джек, — я решил в продолжение нашего разговора заглянуть сюда, посмотреть, как идут дела. Захожу, а Бетти как раз болтает по телефону со своей подругой. Тут выясняется, что муж подруги бросил ее или что-то в этом роде и подруга, конечно, в отчаянии. Вот Бетти и спросила, не могу ли я ненадолго остаться с детьми. А я подумал, почему бы мне, собственно, не остаться? И отпустил ее к подруге.

— Герой, ничего не скажешь! — воскликнула Хеллер издевательским тоном. — Если это та самая подруга, которая известна мне, то муж бросает ее каждую неделю, это у них что-то вроде игры. — Она улыбнулась. — На самом деле очень мило с вашей стороны, что вы разрешили ей уйти.

Он смущенно улыбнулся. Хеллер начала хохотать, но тут же зажала себе рот рукой.

— Ору во всю глотку, — зашептала она. — Дай Бог, чтобы не разбудила всех троих.

— Сдается мне, они крепко спят, — успокоил он ее. — Я вскоре после прихода заглянул в спальню, тихо-тихо, боялся их разбудить, а не то проснутся и увидят какого-то незнакомого дяденьку. Они все спали как маленькие ангелы.

— Ничего себе ангелы! — Хеллер выразительно округлила глаза. — До ангелов им оч-чень далеко, уж поверьте мне.

— И тем не менее они походили на ангелов, — сказал Джек, стараясь перейти в сидячее положение. — Особенно Дейви с его кудряшками и маленькая девочка.

Он стал спускать ноги с дивана, но гримаса боли исказила его лицо. Джек обеими руками схватился за левое колено и сжал зубы с такой силой, что на его скулах выступили желваки.

— В чем дело? — встревожилась Хеллер.

— Ничего особенного, — процедил он сквозь зубы. — Проклятое колено дает о себе знать.

— Ничего особенного? — Она придвинулась ближе к нему, так что оказалась у самых его ног. На лбу у него выступил пот, хотя струя холодного воздуха из кондиционера дула ему прямо в лицо. — Но ведь вам больно.

— Сам, дурак, виноват, — ответил он, скрипя зубами. — Знаю прекрасно, что мне нельзя спать на диване. Во сне я принимаю неудобную для ноги позу, она распухает, и последующие два дня я питаюсь в основном аспирином и кладу на ногу ледяной компресс.

— Аспирин… ледяной компресс… — словно про себя пробормотала Хеллер. — Это я могу.

Быстро вскочив, она побежала на кухню, хотя Джек делал ей отчаянные знаки рукой и громким шепотом умолял:

— Нет-нет! Пожалуйста, не надо! Этого вам еще недоставало!

Она не обращала на него внимания, но, когда Джек сделал попытку подняться, вихрем ворвалась в комнату, ткнула в него пальцем и с неожиданной властностью приказала:

— Сию минуту сядьте!

Ошарашенный Джек рухнул обратно на свое место, осмелившись лишь с изумлением взглянуть на Хеллер. Она же в мерцающем свете телевизора выскребла из морозильной камеры и завернула в чайное полотенце кубики льда, извлекла из аптечки флакон с аспирином, наполнила стакан теплой водой и вернулась в гостиную. Заняв прежнюю позицию, она протянула Джеку доморощенный компресс, который он покорно водрузил себе на колено, затем раскупорила аспирин и высыпала ему на ладонь несколько пилюль. Джек разом проглотил их, закинув голову назад, и запил водой. Хеллер откинулась на локти и внимательно посмотрела на него.

— Как это случилось?

— Как повредил колено? При игре в футбол.

— Вы играли в колледже?

— Да, сначала в колледже, а потом пошел в профессионалы.

— О, — просияла Хеллер, — в самом деле?

— Не стройте никаких иллюзий, — усмехнулся он. — До участия в соревнованиях я так и не дошел, даже в качестве запасного игрока.

— Что же произошло?

— Да ничего из ряда вон выходящего. Как все новички, я отправился на тренировку, чтобы показать, на что я способен. В свалке из-за мяча оступился, подвернул ногу и в этот самый миг получил удар по ней. В результате оказалась повреждена коленная чашечка, поломана кость и порвано сухожилие.

— Более чем достаточно, а?

— Да уж, подняться и уйти на собственных ногах мне не удалось.

— А что было потом? — Хеллер склонила голову набок.

— Потом я лег в больницу на операцию и лечение. Команда, действуя в полном соответствии с пунктом о расторжении контракта, оплатила мои больничные счета и простила полученный мною аванс, совершенно ничтожный, впрочем. На этом мы распрощались.

«Вот и конец мечте», — подумала она, ничем не выражая своего сочувствия, которое, по ее подозрению, могло быть ему неприятно.

— Это было, наверное, трудное для вас время.

— Да нет, — покачал он головой, — трудное время настало потом.

— То есть как это?

Он внимательно взглянул на нее, точно размышляя, стоит ли раскрывать перед ней душу. Но по тому, как Джек отвел глаза, ей стало ясно — он решил не особенно откровенничать.

— Ну вы же знаете, как это бывает: все возлагают на вас большие надежды, и вдруг выясняется, что им не суждено сбыться. Никогда.

— Думаю, в этом смысле мы с вами два сапога пара, — мягко сказала она после минутного молчания. — Я тоже была полна самых радужных ожиданий.

— В каком смысле?

Она спокойно встретила его внимательный взгляд. А почему бы ей не поделиться с ним своими переживаниями? Что ей скрывать?

— Я, к примеру, надеялась, что, выйдя замуж за Кэрмоди, обрету свой дом, а значит, буду в нем полновластной хозяйкой.

— Разве этого не случилось?

— Случись это, разве бы он посмел привести в наш дом потаскушку? — усмехнулась она в свою очередь.

— Пожалуй, вы правы.

— Век живи, век учись! — пожала она плечами.

— О да, — кивнул он. — Думаю, эту истину усвоили мы все.

Она испытывала чувство общности с ним, пока не оглянулась вокруг, увидев свою жалкую обстановку. Боясь, как бы он не понял ее превратно, она поспешила добавить:

— На самом деле я больше всего мечтала о том, чтобы закончить среднюю школу и пойти учиться дальше — в колледж. Кэрмоди обещал, что я смогу это сделать, но, как обычно, забыл об этом обещании ровно через минуту. Сначала он пожелал, чтобы я пропустила в школе один семестр и провела его, видите ли, с ним. Потом у него появилась возможность отправиться в путешествие, а это означало, что мне придется, пока то да се, поработать немного. А потом появился на свет Коди, и делу конец.

— Учиться никогда не поздно, Хеллер, вы же знаете это сами, — произнес он уверенным тоном. — Вы можете получить аттестат об окончании школы и пойти в колледж.

— Да, — вздохнула она, — звучит заманчиво, но… — Она пожала плечами. — На самом деле аттестат у меня есть, а вот денег, времени и энергии для учебы в колледже нет. Да и навряд ли меня туда примут.

— Примут, конечно, можете не сомневаться.

— Впрочем, это не имеет никакого значения.

Джек оставил последнее замечание без ответа, сосредоточившись на ледяном компрессе — не дать ему упасть на пол. Хеллер внимательно вгляделась в его лицо, стараясь понять, как он себя чувствует.

— Больно?

— Немного лучше. Спасибо вам.

— Ну, благодарить меня не за что, — сказала она, поднимаясь с пола. — Это вы здесь спаситель, а я всего лишь спасаемая.

— Вы так считаете?

— Безусловно! — Она протянула ему руку. — Вставайте и отправляйтесь восвояси. За сегодняшний день вы натворили достаточно добрых дел. Наверное, выполнили целую месячную норму. Можете со спокойной душой идти домой.

Он положил свою огромную ладонь на ее руку, пристальным взором глядя ей прямо в глаза.

— А если меня домой еще не тянет?

— Поздно, герой, вам необходимо уложить ваше колено в постель, — насмешливо ответила Хеллер.

И тут на лице Джека появилось такое выражение, словно его глазам предстало нечто невидимое другим, что ошеломило, взволновало и заинтриговало его. Прежде чем она успела понять, что он делает, он потянул ее за руку, она оступилась и повалилась на него. Обняв ее за спину, Джек, бережно поддерживая рукой ее затылок, припал губами к ее рту.

Она настолько оторопела от неожиданности, что поначалу ее тело даже не отозвалось должным образом на его действия. Но его губы раскрылись и мягко обхватили ее рот. Усы Джека ласкали и щекотали ее кожу, и Хеллер словно ударило электрическим током. Затаив дыхание, она закрыла глаза. Груди ее набухли и затвердели. Она таяла от блаженства и была полностью в его власти.

Он поднял ее руку, мешавшую ему обнять ее покрепче, и притянул Хеллер к своей груди. Она услышала биение его сердца и такой же сильный стук своего. Руки Джека, теплые, нежные, скользнули по ее телу к лицу, чуть отклонили голову, его большие пальцы уперлись в ямочки на щеках, и он оторвал от нее губы. Потом положил ее голову себе на плечо и погрузил язык в тепло невольно раскрывшегося рта, со стоном проникая все глубже.

Хеллер с ног до головы охватил трепет. Обняв руками его шею, с отключенным сознанием, возбужденная сверх всякой меры, она старалась как можно глубже вобрать в себя его язык. Хеллер чувствовала его ласку даже в тех местах, которых он вообще не касался; нега обволакивала ее, поглощала целиком, не оставляя места ничему иному. Рука его скользнула по ее шее вниз и дотронулась до грудей. Вздрогнув, громко переведя дыхание, Хеллер изо всех сил прижалась грудью к его ладони.

— Мама! Мама!

Крик Дейви прорвался сквозь окутавшую их пелену желания. Хеллер моментально очнулась. Бог мой, что она делает? Изумленно глядя на Джека, она соскочила с его колен, одергивая на себе пуловер. У него был такой же ошеломленный и потрясенный вид. Дейви с ревом бросился к матери и упал к ее ногам.

— Дейви! — Хеллер подняла малыша и усадила себе на колени. — Ты снова вылез из кроватки. Завтра подниму решетку, чтоб тебе неповадно было. Не плачь, милый. Мамочка тут, с тобой. Успокойся. Ну вот, хороший мальчик.

Хороший мальчик засунул пальцы в рот, прислонился головкой к материнскому плечу и, всхлипывая, сердито уставился на Джека. Тот поднял с пола ледяной компресс, положил на диван и поднялся, стараясь не ступать на левую ногу.

— Я лучше пойду.

Она кивнула, покачивая Дейви на своем бедре. Ни за что на свете она не смогла бы сейчас взглянуть Джеку в глаза. Он доковылял до двери и уже было высунул голову наружу, но повернулся и через плечо оглянулся на Хеллер — сперва посмотрел на ее рот, а уже потом на лицо в целом. Она не знала, о чем он думает, да и вряд ли хотела бы это узнать, но дышал он так же тяжело, как она. Он вышел, захлопнув за собой дверь.

По ее ногам немедленно пробежала дрожь. Она рухнула на диван и бросилась на диванные подушки. Боже праведный!

Дейви снова принялся реветь. Она прижимала его к себе, целовала, ласкала и баюкала до тех пор, пока он не заснул. Хеллер сбросила кроссовки и вытянулась рядом, хотя знала, что не сомкнет глаз ни на минуту. Шок от случившегося сменился усталостью и еще каким-то непонятным ощущением. Хеллер смогла найти ему в своем словаре только одно название — возбуждение.

Мужчина, которого она так уважает, дал ей понять, что она ему нравится. Она едва ли не забыла, что это такое, да и знала ли когда-нибудь вообще? Он оживил в ней это чувство, и за это она ему благодарна. Но сейчас, когда шок миновал, она полна опасений. Джек Тайлер стоит над ней так высоко, как месяц над головой. Он образованный человек, директор школы, где учится Коди. Стоит взглянуть на него разок, и по одежде, по модельной стрижке сразу становится ясно, что он не ее поля ягода. Уж очень они разные. К добру это не приведет. Как бы ни сложились их отношения, она должна всегда об этом помнить.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Джек уселся в кресло перед телевизором. Устроившись поудобнее, долго поглаживал свое распухшее колено, обернутое полотенцами. Он обложил больную ногу ледяными компрессами и влил в себя необходимую дозу обезболивающих средств, но знал, что в его положении лучший лекарь — время. Многолетний опыт убедил его в том, что лишь по истечении нескольких дней опухоль начинает спадать и боль отступает. Слава Богу, что сейчас каникулы — можно себе позволить полный покой.

Во время учебного года ему пришлось бы, как это бывало неоднократно, хоть на карачках, но передвигаться и спать на влажных ото льда простынях, и тогда период выздоровления занял бы в два раза больше времени. И тем не менее он всякий раз откладывал операцию на коленном суставе до следующего случая, оправдываясь перед собой отсутствием времени для пребывания в больнице, хотя понимал, что отговорка эта яйца выеденного не стоит и что рано или поздно ему все равно придется лечь под нож хирурга.

Что бы он делал, будь он на месте Хеллер? Джеку даже думать не хотелось об этом. При мысли о ней его почему-то немедленно охватывало чувство вины. Вот и сейчас — хоть вскакивай и беги ей на помощь. Но тут возникало очень серьезное препятствие. У него не было ни малейшего желания пускать глубокие корни в этом доме. Если бы не тот поцелуй, он мог бы время от времени появляться в нем на правах случайного посетителя и оказывать ей посильную помощь, но сделанного не воротишь. Он понимал, что, если теперь навестит Хеллер, это никак не может сойти за желание наставить на путь истинный своего ученика, а будет уже поступком из области интимных, очень интимных отношений между ним и Хеллер Мор.

И к тому же Хеллер Мор отнюдь не из разряда тех женщин, с которыми он мечтал бы соединить свою жизнь.

О ней можно думать как угодно, одно бесспорно: она и ее семейство несут с собой беспокойство, огромное беспокойство и хлопоты. Только безумец может связаться с женщиной, обремененной таким жизненным опытом, как Хеллер Мор. Любой мужчина, который займет место Кэрмоди Мора, будет вынужден расплачиваться за ужасное отношение этого проходимца к своей жене. Хочет она того или нет, но каждое неосторожное слово, сорвавшееся с языка, каждый взгляд в сторону, каждое опоздание неизбежно будет вызывать у нее подозрение. Неужели женщина, над которой так измывались, сможет когда-нибудь снова поверить мужчине?

Ну и вдобавок сам Кэрмоди. Трудно надеяться на то, что субъект вроде него будет вести себя прилично, а следовательно, мужчина, соединивший свою жизнь с Хеллер Мор, должен быть готов к присутствию этого раздражителя. В конце концов, он отец ее детей, всех троих, и как таковой имеет право общаться с ними, пусть даже не очень часто. Не слишком заманчивая перспектива для мужчины, как бы он ни желал помочь Хеллер. Она, разумеется, очень даже нуждается в этой помощи, но, чтобы взвалить на себя такое бремя, надо быть преданным ей всей душой.

Нет, нет, хоть он и восхищается мужеством Хеллер, ее самоотверженностью, ее женским обаянием, чары которого так сильно на него действуют, вступать с ней в серьезные отношения было бы чрезвычайно глупо. Он сделал то, что посчитал своим долгом по отношению к Коди. Теперь самое время отступить назад. Как неразумно было его поведение в тот день! Мало того, что он отвез Хеллер на работу, так он еще проведал детей и отпустил няню! А этот поцелуй!

При воспоминании о нем он издал громкий стон. Знать бы, что, едва он коснется ее губ, им овладеет такое волнение! Он даже теперь не может с уверенностью сказать, что произошло бы дальше, не помешай им этот маленький дьяволенок. Подумать только, его спас от самого себя вопль малыша! Нет, ноги его там не должно быть. И не будет, недаром же он всегда считал себя человеком разумным, хладнокровным, с гипертрофированным чувством долга. И гордился этим. Но все повернулось иначе.

Он вовсе не собирался ехать к ней. Все то время, что он сидел дома с распухшим коленом, он поздравлял себя с тем, что принял столь мудрое решение. И все же его терзало любопытство: как-то там справляется со своей оравой Хеллер? Здоровы ли дети? И как чувствует себя она? Как ни глупо, ему даже хотелось узнать, наладилась ли семейная жизнь у подруги Бетти. Смотря спортивные передачи, старые фильмы и бесконечные ток-шоу, он ловил себя на том, что вдруг вспоминает какие-то слова или движения Хеллер, поворот головы в тот или иной момент, что думает не о забитых перед ним на экране голах, а об их поцелуе и о том, что могло бы произойти между ними, если бы не Дейви. И все же, говорил он себе, точка поставлена. Говорил до той самой секунды, пока не повернул свой седан в сторону квартала, где жила Хеллер.

Ему сказочно повезло. Перед домом стояла старая машина Хеллер — значит, она не на работе. До слуха Джека донеслись голоса ссорящихся детей и перекрывавший их рев малыша.

— Это твоя работа!

— Вовсе и не моя! А твоя!

— Ну и что, если моя? Ты отвратительная девчонка, дура набитая, я тебя ненавижу!

— Не смей так говорить! Мама не позволяет ненавидеть!

— Тоже мне нашлась!

— Я скажу маме!

— Ну и говори! Ябеда-колябеда! Крыса вонючая!

— Заткнись!

— Плевать я на тебя хотел!

По хорошо знакомым ему признакам Джек понял, что сию минуту ссора перерастет в драку. Не отдавая себе отчета в своих действиях, он взлетел по ступенькам крыльца, распахнул дверь и вбежал в комнату. Коди и маленькая девочка лет шести в светлых кудряшках, сцепившись в комок и молотя друг друга руками и ногами, катались по дивану, а рядом стоял Дейви и, глядя на них, рыдал так отчаянно, будто ему ампутировали без анестезии ногу. С другого конца дома к ним спешила Хеллер, поразившая его бледностью лица, но Джек опередил ее, ухватил каждого драчуна за край одежды и растащил в стороны, прорычав устрашающим басом:

— Хватит! Довольно!

Коди и девочка онемели от неожиданности. Закинув головы назад, широко раскрыв рты, они взирали на него с таким изумлением, с каким, наверное, Аладдин смотрел на впервые явившегося ему джинна. Хеллер тут же подхватила Дейви, протащила его через всю комнату и, обессиленно рухнув на стул у обеденного стола, усадила себе на колени.

— Так-то лучше будет, — сказал Джек драчунам, хотя все его внимание было обращено на Хеллер. Он оттолкнул Коди в один угол дивана, а девочку — в противоположный и пригрозил им пальцем. — Через минуту я займусь вами, а пока суд да дело, сидеть тихо!

Коди, устыдившись, потупился, а маленькая девчушка — бесспорно, его сестра — с вызовом откинулась назад, сложила ручки на груди и своими голубыми, как у матери, глазами метала молнии в сторону Джека. Еще одно исчадие ада! Он немедленно пленился ею, хотя, судя по всему, чувство это не имело взаимности. Под ее пронзительным взглядом он повернулся и пошел к маленькому столу, заставленному грязной посудой, за которым сидела Хеллер, облокотившись о столешницу и спрятав лицо в ладонях, так что Дейви оказался прижатым ее руками к груди. Джек уселся рядом на стул.

— Хеллер!

Она с трудом подняла голову, на ее губах появилась обычная усталая полуулыбка. Джек увидел по ее глазам, что она страдает от боли, и моментально догадался о причине.

— Мигрень?

Она стиснула зубы и попыталась кивнуть головой, но, не в силах сделать даже это простейшее движение, сглотнула слюну и прошептала:

— Голова раскалывается на части!

Дейви вздохнул и, вытирая слезы с глаз, потерся личиком о ее грудь. Джек встал и направился к шкатулке, из которой в прошлый раз Хеллер на его глазах вынимала аспирин. Вдруг раздался гневный возглас протеста, заставивший его обернуться. Дочка Хеллер выгнулась дугой, чтобы ногой достать до брата, и теперь пинала его в бедро.

— Немедленно прекратить, юная леди! — приказал Джек привычным тоном директора, и девочка, метнув на него убийственный взгляд, убрала ногу. Джек принес и поставил перед Хеллер пузырек с аспирином и стакан воды. — Примите пока аспирин, а я тем временем сделаю кофе. Кофеин иногда хорошо помогает в подобных случаях.

Хеллер безропотно повиновалась, а Джек поставил на огонь кофейник, выждал, пока он закипит, и, возвратившись в гостиную, выжидательно уставился на надувшихся детей, переводя пристальный взгляд с одного на другого. Первым не выдержал Коди.

— Это все она виновата — взяла и выпила мое какао, почти всю чашку, — заявил он спустя какую-нибудь секунду.

— У тебя было больше, чем у меня, жадюга!

— Но я же и сам больше!

— Тогда…

Джек, придержав огромными ладонями драчунов, заставил их замолчать.

— Довольно! — твердо сказал он. — Я не желаю разбираться, кто прав, кто виноват. У мамы болит голова, от ваших споров ей становится еще хуже. — Оба с виноватым видом посмотрели в сторону матери, но Джек не обратил на это внимания. — Уж если вам так необходимо ссориться, отправляйтесь во двор, но — предупреждаю — никаких драк, не то мне придется опять вмешаться, и тогда вам не поздоровится. Понятно?

Оба мрачно кивнули. Джек выпрямился.

— Вот и хорошо. Будем считать, что с этим покончено.

Коди снова кивнул, сестрица же его выразила свое отношение тем, что демонстративно отвернулась от Джека и брата. «Ладно, по крайней мере мне не угрожает опасность быть убитым ее взглядом», — подумал Джек, возвращаясь к Хеллер.

— Покажите мне, где именно болит.

— Вы что, мой ангел-хранитель? — выдавила она из себя.

— Возможно. — Он погрузил руки в ее пышные волосы и принялся массировать кончиками пальцев кожу головы. Когда он добрался таким образом до затылка, она откинула голову назад и с облегчением вздохнула.

— Здесь!

Вращательными движениями больших пальцев он стал разминать мышцы, нажимая на кровеносные сосуды.

Хеллер прижалась головой к его рукам и издала стон блаженства:

— А-а-ах!

— Перенапряжение мышцы, — спокойно произнес он. — При массаже мышцы расслабляются, кровообращение немедленно нормализуется, боль отступает.

— Ммм, — с наслаждением проворковала она. Дейви, уютно устроившийся на ее коленях, большими глазами наблюдал за действиями Джека, не переставая сосать пальцы. Тот продолжал делать массаж, пока кофейник не замолк, затем налил две чашки кофе и поставил на стол.

Парочка на диване тем временем забыла про ссору, и каждый занялся своим делом. Коди поднял с пола комикс и углубился в чтение, а девочка, стоя в углу дивана на коленях, глядела в окно и посылала воздушные поцелуи птичке, сидящей на ветке дерева. Дейви сполз с материнских колен и, доковыляв до Коди, прислонился к нему, а тот поспешил поинтересоваться, не нужно ли малышу на горшок. Только тут Джек заметил, что на Дейви настоящие тренировочные штанишки. «Вот и хорошо, — подумал он, — значит, Хеллер уже не считает его малюткой».

Он уселся с ней рядом, не сводя, однако, бдительного ока с нарушителей спокойствия.

— Ну как? Лучше стало?

— Да, — кивнула она. — Отпускает. Спасибо большое.

— Услуга за услугу. Ничего более, — возразил он, отпивая кофе.

— А как ваше колено?

— Хорошо. Хорошо, насколько это вообще возможно.

Она взглянула на него поверх дымящейся чашки открытым спокойным взглядом.

— А врачи ничем не могут вам помочь?

— Могут заменить сустав.

— Когда вы им это разрешите, — догадалась она. — Так почему вы не разрешаете?

— Не так-то все просто, — пожал он плечами. — Операция может закончиться тем, что одна нога станет короче другой.

— То есть вы будете хромать?

— Вот именно.

— Но вы и сейчас прихрамываете, — рассудила она. — Зато тогда у вас прекратятся боли.

— Вы правы, — хмыкнул Джек, — но ведь сколько времени пройдет, прежде чем меня после операции поставят на ноги.

— О да, вы так заняты спасением мира, что никак не можете уделить несколько дней лечению колена.

Он было открыл рот, чтобы возразить, но тут же закрыл его. Что толку? На каждый его довод она найдет весьма убедительные контраргументы. После минутного молчания он произнес полушутливо:

— Так подобает себя вести настоящему мужчине.

— Настоящий мужчина с сердцем, по мягкости не уступающим оттаявшему маслу! Настоящим мужчинам место на футбольном поле, а в начальной школе вряд ли они нужны.

— Ошибаетесь! — воскликнул Джек. — С детишками попробуй только проявить слабинку, да они тебя живьем сожрут!

— А кто сказал, что мягкое сердце признак слабинки? Что до меня, то лично я очень ценю парней, которые умеют думать не только о себе. Но будьте уверены — таких и днем с огнем трудно сыскать. Их раз-два и обчелся.

— Неужели? — Джек не смог удержаться от улыбки.

— Да-да, уж поверьте человеку, испытавшему это на собственной шкуре.

У него на кончике языка уже вертелся остроумный ответ, но тут уголком глаза он заметил, что Дейви нырнул под диван, пухлой ручонкой извлек оттуда огромную сдобу, всю в пыли и грязи, и поднес ко рту.

— Брось сейчас же! — не раздумывая, рявкнул Джек.

Все в комнате так и оцепенели, кроме Хеллер, которая, не вставая со своего места, повернулась посмотреть, что произошло. Маленький Дейви застыл со сдобой, поднесенной к раскрытому рту, но секунду спустя от испуга напустил в штаны, и вскоре у его ног образовалась лужица. Он начал реветь во весь голос и раздавил плюшку пальчиками, на которых остались грязь и пыль. Коди и девочка также набросились на бедняжку Дейви, ругая его, и в комнате снова воцарился настоящий бедлам. Только Хеллер, взглянув на вытянувшуюся физиономию Джека, откинула голову назад и залилась смехом. Джейк чувствовал себя полным негодяем — так напугать мальчонку! — и его даже не радовало, что ему удалось развеселить Хеллер, в который уже раз потешающуюся над ним.

— Тайлер! — выговорила она между приступами безудержного хохота. — Вы способны на великие дела, но с писунами вам не управиться!

— Я и не предполагал, что с ним может такое случиться, — пробормотал Джек. — Он тащил в рот эту грязь!

— Ничего, ничего! — Она встала, продолжая смеяться. — Зато теперь он может, не выходя из дому, делать куличики. А виновата во всем я: самой мне убираться некогда, так хоть бы проследила за Бетти. Пошли, крикун. Поменяем штаны. — Она подхватила малыша под мышки и потащила в спальню.

Джек взял с холодильника пачку бумажных полотенец, разорвал на куски, бросил в лужу и, не обращая внимания на укоризненный взгляд девочки, носком ботинка вытер лужу, чтобы влага лучше впиталась. Хорошо еще, что ребенок оскандалился, стоя на полу, а не на паласе. Джек стал оглядываться вокруг себя — чем бы еще помыть пол, — но, ничего подходящего не обнаружив, был вынужден обратиться к детям за советом.

— Где у вас швабра? — спросил он.

Девочка соскочила с дивана и, обойдя далеко вокруг мокрое место на полу, подошла к холодильнику и из узкого темного проема между ним и стеной вытащила швабру. Потом она открыла дверцу отделения под раковиной и извлекла оттуда ведро, которое поставила в раковину. Опустив в него нижнюю часть швабры, она взгромоздилась на табуретку и открыла кран. Джек приблизился к ней и взялся за ручку ведра, но она локтем оттолкнула его и спрыгнула наземь.

— Я сама! — объявила она с ненавидящим лицом. — Нечего вам тут делать. А виноваты вы!

— Тем более вымыть пол — моя обязанность, — резко парировал Джек. Он обошел девочку, выключил воду, насыпал в ведро немного стирального порошка и пошел с ведром в гостиную, все время чувствуя на спине ее неотступный враждебный взгляд.

Молча, вся — воплощенный упрек, она последовала за ним и упорно глядела, как он вынимает швабру из ведра и готовится мыть пол. Но когда он опустил ее на пол и начал водить из стороны в сторону, она подскочила и выхватила швабру.

— Я сама это сделаю!

— Панк! — крикнул ее брат. — Прекрати сейчас же!

Джек жестом велел ему замолчать и выпустил швабру из рук.

— Прекрасно, — сказал он, отступая. — Делай.

Она неловкими движениями поводила шваброй по полу, потом остановилась и откинула с лица прядь русых волос.

— Ну что, готово? — поинтересовался Джек.

Она в ответ ограничилась кивком.

Джек взял из ее рук швабру, отодвинул девочку в сторону и, наклонившись, принялся протирать пол под диваном, доставая до самых отдаленных углов. Девочка буквально взвилась от злости:

— Прекратите немедленно! У вас нет на это права! Зачем вы сюда пришли? Вы тут никому не нужны!

— Хватит, Панк! — Голос Хеллер прозвучал как удар хлыста.

Девочка замолчала, в комнате воцарилась тишина.

У Коди, сползавшего в этот миг с дивана, были такие несчастные глаза, что Джек невольно положил руку ему на голову. Коди в ответ благодарно улыбнулся.

Хеллер, подбоченившись, окинула дочку суровым взглядом.

— Ты должна извиниться перед мистером Тайлером. Он хотел нам помочь.

— Но, мама, это же он во всем виноват! Из-за него Дейви описался.

— Она права, Хеллер, — вмешался Джек. — Мне не следовало так кричать.

К его удивлению, она поводила перед его глазами указательным пальцем.

— Успокойтесь! Я обращаюсь к моей невоспитанной дочке и прошу мне не мешать.

Джек прикусил губу, чтобы не улыбнуться.

— Слушаюсь, мадам!

— Ты ведешь себя все хуже, юная леди, и мне это во как надоело! — И Хеллер выразительным жестом провела рукой по шее — сыта, мол, по горло — А уж если ты позволяешь себе оскорблять наших гостей, то этого я не потерплю. Слышишь?

К удивлению Джека, голубые глаза девочки, так сильно походившие на материнские, наполнились слезами.

— Ему здесь нечего делать! — упрямо повторила она.

— Он наш гость, Панк, и к тому же желанный. Или ты будешь вести себя как следует, или испробуешь ремня.

— Хеллер, — пролепетал Джек, чувствовавший себя совершенно несчастным, — давайте с вами обсудим этот вопрос.

— Никаких обсуждений! Вы дадите мне поговорить с моей дочкой, как я хочу? — прошипела Хеллер, поднося руку к голове, которая, естественно, снова раскалывалась от боли.

Расстроенный Джек оперся на швабру, проклиная себя на чем свет стоит. Подумаешь, грязная сдоба! Ну угостился бы малыш пылью! Не впервой небось! Надо же было ему крикнуть!

А Хеллер продолжала громко и строго отчитывать Панк, которая, уже не таясь, всхлипывала во весь голос.

— Я хочу слышать твое извинение, юная леди, и сейчас же, не сходя с этого места!

Панк разревелась, как умеют реветь только шестилетние девочки, нередко прибегающие к этому испытанному средству защиты.

Огорченный Джек, услышав ее рыдания, укоризненно покачал головой, а Коди, ломая руки, начал уговаривать сестренку:

— Не плачь, Панк! Не плачь!

Но его слова заглушал требовательный голос Хеллер:

— Давай, Панк! Извинись сейчас же!

Вдруг дверь распахнулась и на пороге вырос не кто иной, как Кэрмоди Мор собственной персоной. Только его здесь и не хватало!

— Что, черт побери, здесь происходит?

Хеллер круто повернулась в сторону вошедшего, а Панк бросилась к нему и обхватила ручонками его ноги:

— Папа! Папочка!

Кэрмоди обвел глазами Хеллер и Джека.

— Опять к дочке придираешься?

— Ты не в курсе дела, Кэрмоди, — ответила Хеллер, — и будь добр не вмешиваться.

— Не вмешиваться? Ты, может, и позабыла об этом, Хеллер, но это мой ребенок. Все трое — мои.

Хеллер закатила глаза и прижала обе руки к затылку.

— Чего ты хочешь, Кэрмоди?

Его глаза снова скользнули по Джеку.

— Что, мне уж и зайти нельзя просто так, проведать своих детей?

— Да-да, можно. Но если ты опять за моей машиной, то не надейся, Кэрмоди. В прошлый раз я не получила от тебя ни цента, хотя ты обещал…

— Неужели у тебя в голове деньги и только деньги?

— Я не в том состоянии, чтобы выслушивать твои глупости! — воскликнула Хеллер, опуская руки. — Было бы хорошо, если бы ты ушел, Кэрмоди!

— Черта с два я уйду. Я хочу знать, что здесь происходит. Почему Панк плачет?

Хеллер снова прижала руки к голове, словно удерживая ее на месте.

— Ах, мне не до того. Я плохо себя чувствую. Прошу тебя — уходи!

Джек чувствовал себя совершенно лишним при этой сцене и от смущения сжимал рукоятку швабры с такой силой, что вполне мог оставить отпечатки пальцев на истлевшей древесине. Кэрмоди просверлил глазами сначала Джека, затем Хеллер.

— В чем дело, милочка? Снова одолевает утренняя тошнота? — Он обратил к Джеку ядовитый взгляд: — Мой тебе совет, парень, будь поосторожнее. Эта женщина — будь здоров как плодовита. Чуешь?

Ярость мигом накатила на Джека, оглушила и ослепила его, хитренькая физиономия Кэрмоди привиделась ему расплывшейся в красной дымке. Только усилием воли он заставил себя отказаться от желания стукнуть того шваброй по голове. Давая выход своему возмущению, он швырнул швабру на пол, да с такой силой, что ее кончик отлетел в другой конец комнаты.

— Гол! — вскричал Коди с широко раскрытыми глазами.

Освободив себе руки, Джек сделал шаг вперед, но наткнулся на Хеллер, упершую ладони в его грудь.

— О Джек! Не надо, Джек! Это ничего не изменит! А он будет только рад — его хлебом не корми, дай поскандалить. Прошу вас, Джек!

Охвативший его молниеносно гнев так же быстро отступил. А ведь он был на волосок от того, чтобы голыми руками отмолотить Кэрмоди в его собственном доме, на глазах его собственных детей и их вконец измученной матери. Слава Богу, у него хватило ума этого не делать!

— Извиняюсь, — пробормотал он.

— Извиняться вам не за что, — быстро откликнулась Хеллер. — Вашей вины здесь никакой. Но лучше вам сейчас уйти, Джек. Сделайте это для меня.

Джек кивнул, думая, что вина его в том, что он сюда явился.

— Вы одна справитесь?

— Да, все будет в порядке, — улыбнулась она.

Он снова кивнул и направился к двери, а Хеллер буквально оттолкнула Кэрмоди, стоявшего на его пути. Джек стремительно миновал его и открыл дверь.

— Мистер Тайлер!

Джек, задержавшись на пороге, бросил взгляд через плечо. Коди, стоя на коленях в углу дивана и держась худенькими ручками за его боковину, сильно перегнулся вперед.

— Спасибо, мистер Тайлер! — хрипло сказал он.

Джек коротко кивнул и вышел, недоумевая, за что же его благодарит Коди. Не иначе как за то, что комната не оказалась залитой кровью его отца.

Джек прогрохотал по ступеням и, нащупывая в кармане ключи от машины, решительно направился к ней. Его сопровождал доносившийся из дома шум: брань объяснявшихся между собой Кэрмоди и Хеллер, рев Дейви из спальни и громкое хныканье Панк. «Ад!» — с горечью думал Джек. На сей раз он увидел вещи в их истинном свете и понял наконец, что им движет. Он уселся в машину и погнал ее, стараясь не думать о том, какую кашу он заварил на горе бедняжке Хеллер.

«Ах, Хеллер, Хеллер, — думал он, — что же я натворил? Бывший муж устроил вам из-за меня скандал. Ваша дочь меня ненавидит. Сына я напугал до полусмерти».

«Впрочем, Коди, — подумал Джек, — радуется моим приходам. А Хеллер?» И он впервые признался себе, что желает одного — чтобы и она радовалась. Он очень этого хочет.


Хеллер села у обеденного стола и мрачно уставилась на горы немытой посуды. Видит Бог, вот теперь-то все кончено. Панк, изгнанная за грубость из гостиной, продолжала хныкать в спальне. После ухода соперника Кэрмоди не возражал против ее наказания, и Хеллер надеялась, что дочка это заметила. Ему было не до Панк — он весь отдался наслаждению поносить Джека, словно имел право судить кого-либо из ее друзей. Но может ли она после всего случившегося считать Джека своим другом? Ведь это и раньше было не совсем ясно. Трудно сказать, что заставило его прийти сегодня утром, но, уж будьте уверены, больше он этой ошибки не повторит. Что ж, может, оно и к лучшему.

Хеллер с удивлением почувствовала, как глаза ее наполняются слезами, но она удержала их, не дав упасть ни слезинке. Голова гудит, душу точит тоска, но она не поддастся отчаянию. В конце концов, кто ей этот Джек Тайлер? Ведь нельзя потерять то, чего не имеешь. И все же…

Она провела кончиком пальца по краю кофейной чашки. Как он был к ней внимателен! Напоил кофе, заставил принять аспирин, массажем снял головную боль. А как он разнял подравшихся Коди и Панк! Тон его не допускал возражений — сразу видно: директор. А до чего же комичное было у него выражение лица, когда Дейви вытащил булку из-под дивана и потянул себе в рот. Обхохочешься! Так гаркнул на мальчугана, что тот со страху напустил в штаны. Детей-то он, ясное дело, любит, но не умеет обращаться с малышами. Жаль, что у него нет собственных детей. Можно сделать такой вывод, судя по его поведению. Будь у него свой ребенок, он затмил бы для него весь белый свет. Джек бы ей уже все уши прожужжал о сыне или о дочке.

Хеллер вздохнула и встала из-за стола. Собрала грязную посуду, поставила в раковину и пустила воду. Хеллер заткнула пробкой сливное отверстие, влила мыльный раствор и, глядя на него, задумалась. Надо же было Кэрмоди явиться именно в тот момент, когда в доме был Джек. И не просто явиться, а еще распустить свой грязный язык. Но она поставила его на место. Она сказала, что, если он еще раз посмеет вот так ввалиться в их дом, даже не произнеся самого простого слова «можно?», она обратится в суд, не пожалев на расходы даже свою машину, и потребует, чтобы ему запретили общаться с детьми, и он испугался этой угрозы, что сразу было видно по его лицу. Но ведь, произнося эти слова, она про себя подумала, что и Джек поступает точно так же, а ей это нисколько не мешает. Это казалось даже естественным, как если бы он жил в этом доме. При мысли, что Джек Тайлер может жить в таком старом, грязном доме, она чуть не рассмеялась.

Хеллер отключила воду, взяла в руку губку, и тут вдруг нежданно-негаданно на нее нахлынули воспоминания. Она закрыла глаза и прислонилась к раковине. Она увидела себя сидящей у Джека на коленях, почувствовала его губы на своих губах, вновь ощутила его настойчивый язык, ласкавший ее рот, силу его большого тела, тепло руки на своей груди. Джек Тайлер разбудил в ней желание, о котором она и думать забыла за три года добровольного воздержания. Она отогнала от себя грешные мысли, выпрямилась и постаралась сосредоточиться на мытье посуды.

— Мама! — вывел ее из состояния задумчивости детский голосок.

Рядом стоял Коди. По выражению его рожицы было видно, что он тоже думает о Джеке Тайлере, как и она. Хеллер овладела собой и с особым усердием принялась отскребать стакан.

— Что, сынок?

— Почему папа так вел себя? Что, ему мистер Тайлер не нравится?

Хеллер могла бы многое сказать по этому поводу, но ограничилась тем, что покачала головой.

— Не знаю, Коди. Я не очень понимаю твоего отца.

— Мистер Тайлер, могу держать пари, не стал бы вожжаться с другими женщинами, — тихо произнес Коди, прислоняясь плечом к раковине.

Хеллер, выронив мочалку, обтерла мыльную пену с рук и, склонившись к сыну, посмотрела ему прямо в глаза.

— Вот уж не думала, Коди, что ты все знаешь. Такому мальчику, как ты, негоже так думать о своем отце.

— Но я ведь уже не маленький, мама, — скорчил гримасу Коди. — Я даже иногда слышал, что папа делает в соседней комнате с этими женщинами.

— О Боже! — Хеллер обняла Коди и притянула к себе. — Как мне жаль, сладкий мой.

— Ну, ты же тут ни при чем, — пробормотал он, вырываясь из ее объятий и глядя на нее не по возрасту серьезными глазами. — Мистер Тайлер не такой. Я уверен, он не такой.

— Я тоже так думаю, — вздохнула Хеллер, выпрямляясь во весь рост. — К тому же Джексон Тайлер вовсе за мной не ухаживает. — «Теперь, во всяком случае, поостережется», — добавила она про себя. — Выкинь это из головы, Коди. Иначе будешь сильно разочарован. — Она снова погрузила руки в раковину, постаралась придать своему лицу самое беззаботное выражение и заговорила веселым, бодрым тоном: — Да и к чему мне сейчас муж, Коди? Мне нравится быть независимой, а с тобой-то мы ведь всегда поладим, не так ли? Неужели мы вместе не поднимем нашу семью? Зачем нам чужой мужчина, чтобы он здесь командовал? — Она улыбнулась ему и подмигнула. — У меня есть мужчина в доме, это ты, мистер.

«Мистер» улыбнулся и гордо выпятил грудь, но в глубине его глаз затаилась грусть. Ей тоже было тоскливо, но стоит ли растравлять душу себе и сыну? И она с удвоенной энергией принялась скрести посуду.

— Скажи твоей сестрице — пусть выходит, — смилостивилась Хеллер.

Коди с задумчивым видом повернулся и пошел в заднюю часть дома. Хеллер, все с тем же усердием грохоча тарелками, сглотнула слюну. О нет, плакать она не станет. Она ни в коем случае не станет плакать, ибо стоит начать — и уже не остановишься.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Это была, разумеется, чистая случайность, но такие случайности сплошь да рядом выпадали на долю Джексона. Он на одну минуту забежал в маленькое кафе, издали показал Лиз знаком, что желает чашечку кофе, она же поставила ее на стойку как раз за спиной Кэрмоди Мора — тот сидел за столиком рядом с двумя девочками в буквальном смысле этого слова. Джек знал их, одной было всего лишь четырнадцать лет. Обе они участвовали в бойскаутском движении и ходили в подобающей одежде — ботинках, облегающих джинсах и ковбойках. Сегодняшний день не был исключением. Обе они с благоговением внимали разглагольствованиям Кэрмоди, боясь пропустить хоть слово. Джек, потягивая кофе, прислушался к тому, что он говорил.

— Да, как же, как же, очень хорошо помню ту ночку в клубе, — сообщил Кэрмоди. — Это была еще та ночь! Вдохновение никак не приходило, а без него исполнение музыки становится тяжкой работой. Принято думать, что музыка — это слава и большие деньги, понимаете ли, и действительно, порою так оно и бывает, но, уж поверьте мне, это вовсе не легко. Нет, далеко не каждому дано зарабатывать на жизнь музыкой.

Терпение Джека лопнуло.

— А вам, видно, дано, Кэрмоди? То-то вы уже полгода не платите алиментов. И почему же в таком случае ваши дети терпят нужду и ютятся в старом сборном доме? А у вас самого даже нет машины?

Кэрмоди резко обернулся.

— Тайлер!

— Здравствуй, Аманда! Здравствуй, Кристина! — улыбнулся девочкам Джек, не обращая внимания на Кэрмоди. — Ну, как отдыхаете без школы?

Обе девочки явно смутились. Ничто так не напоминает о вашем возрасте — слишком молодом или слишком старом, — как встреча с бывшим учителем. Издав в ответ на приветствие Джека невнятное бормотание, они с помощью соломинки поспешно разделались с содовой водой и ретировались. Джек несколько секунд наблюдал, как Кэрмоди курит, наслаждаясь произведенным на девочек впечатлением, а затем уселся рядом с ним.

— Сколько вам лет, Кэрмоди?

— Не ваше дело, господин хороший, — прошипел Кэрмоди. — То, что вы волочитесь за моей бывшей женой, не дает вам права совать нос в мои дела.

Джек поставил пустую чашку на стол, облокотился на столешницу и твердо взглянул в глаза своему соседу.

— Ваша бывшая жена — мой друг. Вы не желаете, чтобы я вмешивался в ваши дела, а я хочу, чтобы вы не лезли в мои. Это относится и к моим отношениям с Хеллер. И раз уж мы об этом заговорили, то послушайте, что я вам скажу. Если вы когда-нибудь посмеете в моем присутствии оскорбить ее грязным намеком, как позволили себе вчера вечером, я с великим удовольствием собственными руками поучу вас хорошим манерам. Я бы и вчера это сделал, руки у меня прямо чесались, да помешало присутствие ваших потомков. Я слишком чту детей, чтобы разрешить себе в их присутствии отколошматить их родного папашу. Но зарубите себе на носу — или вы оставляете Хеллер в покое, или будете иметь дело со мной.

— Ну-ну, потише, господин хороший, я не из пугливых, — процедил сквозь зубы Кэрмоди.

— Да? — улыбнулся Джек. — Напрасно. Потому как нет для меня большего удовольствия, чем надавать вам как следует по морде.

В глазах Кэрмоди мелькнул страх, но, быстро овладев собой, он впал в обычный для него хвастливо-бодряческий тон.

— Ну ты не очень-то задавайся, Тайлер, — с угрозой произнес он. — У меня есть парочка знакомых — крутые парни из техасских кабаков, — мне им только мигнуть. Чуешь?

Джек, усмехнувшись, покачал головой и сделал над собой героическое усилие, чтобы говорить тихо и спокойно.

— Таких угроз я слышал в своей жизни немало и знаю им цену, — произнес он. — Повторяю: отныне вас не касается, с кем встречается Хеллер и что она делает. И вы будете вести себя с ней тише воды, ниже травы. Ибо, если что не так, я не стану мигать крутым парням из техасских кабаков, а займусь вами самолично. И будьте уверены, Кэрмоди, это не доставит вам ни малейшей радости.

От злости, что он не в состоянии ответить Джеку достойным образом, лицо Кэрмоди исказилось.

— Я что же, — чуть ли не во весь голос заорал он, — не вправе задать пару вопросиков бывшей жене? А как же мои дети? Они, может, будут страдать по твоей вине, а как я об этом узнаю? Послушать Панк, так ты еще тот подонок.

Джек откинулся на спинку стула и сложил руки на коленях, являя собой картину полного спокойствия.

— Панк — шесть лет. А шестилеткам директора школ всегда кажутся чудовищами. Однако школьный совет никогда не назначил бы на директорский пост человека, который не любит детей или способен их обидеть. Да и репутация у меня неплохая. Словом, я добрый человек, пока меня не выведут из себя. Помните об этом.

В подтверждение своих слов он постучал пальцем по столу и удалился, довольный тем, что сумел сохранить самообладание, грозившее вот-вот отказать ему. Денег за выпитый кофе он не оставил — пусть расплачивается Кэрмоди. Все-таки наказание.


Фанни долго кашляла, отплевывалась, тяжело дышала, прежде чем прочистила глотку и смогла заговорить.

Хеллер с тревогой заметила синяки под глазами матери и бледность щек, проступающую сквозь чрезмерно яркие румяна.

— Ты слишком много куришь, мама, — мягко заметила она.

— Ну, ты опять за старое, — недовольно проговорила Фанни своим хриплым голосом. — Я больна, все дело в этом. Но не обо мне речь, не для того я пришла.

Хеллер понимающе стрельнула глазами в ее сторону, но тут же отвернулась к кассе — обслужить старика, купившего один рулон туалетной бумаги. Он непременно являлся раз в неделю, но никогда не покупал ничего, кроме одного-единственного рулона туалетной бумаги. Кассовый аппарат еще не отщелкал чек, а он уже протягивал Хеллер заранее приготовленную мелочь. Хеллер улыбнулась, пожелала ему всего хорошего, он хмыкнул в ответ и зашаркал прочь. Тут дверь отворилась и вошел парень странного вида. При виде его Хеллер поспешно повернулась спиной к матери, в надежде, что он быстро уйдет, хотя отлично знала, что этому не бывать. Сколько уже раз она отклоняла его приглашения, а он являлся все снова и снова, хотя она скорее пошла бы на свидание с Гитлером, чем с ним. По добродетелям они не уступают друг другу, но у Гитлера по крайней мере не было такого пивного брюха, подобающего разве что женщине в самой последней стадии беременности. А голову он не мыл с Рождества! Но это, естественно, не мешает ему быть любимцем Фанни.

— Привет, Бумер! — воскликнула она.

Он помахал рукой и пошел к ящику с пивом.

— Не заговаривай с ним, мама! — спокойно сказала Хеллер.

Фанни облокотилась о прилавок, дыша винным перегаром. Значит, успела с утра пораньше накачаться своим любимым напитком — джином, хотя всегда с жаром отрицала, что употребляет его.

— Что ты имеешь против Бумера? Твой папа всегда любил этого мальчика.

— Еще бы! Конечно, любил! — возмутилась Хеллер. — Два сапога пара! И Бумер давным-давно не мальчик.

Фанни протянула через прилавок длинную оголенную руку с зазвеневшими на ней браслетами и коснулась плеча Хеллер кончиками пальцев с накрашенными ногтями.

— Может, ты завела кого-то? — спросила она, поднимая нарисованные дуги бровей.

— О чем ты, мама? — нахмурилась Хеллер.

— Ну, хватит строить из себя дурочку, — с хитрецой произнесла Фанни. — До меня уже дошли кое-какие слухи.

— Слухи о чем?

— О тебе и твоем школьном учителе.

Джек! У Хеллер бешено заколотилось сердце, но она и виду не подала.

— Как же, как же! Ты в состоянии представить меня рядом с ученым человеком, чуть ли не профессором?

— Да ведь он, говорят, калека, — не без злорадства изрекла Фанни, опираясь бедром о прилавок.

— Мама!

— Ну ладно, ладно, выразимся поделикатнее. Калека не калека, но с физическим недостатком.

— Ничего подобного! — с жаром воскликнула Хеллер и тут же прикусила себе язык, но поздно: слово, как известно, не воробей, вылетит — не поймаешь.

— Ага! — восторжествовала мать. — Кэрмоди прав. У тебя, значит, и в самом деле шашни с учителем Коди.

Хеллер закрыла глаза и призвала на помощь все свое самообладание.

— Шашней у меня ни с кем нет, а если ты имеешь в виду мистера Тайлера, директора начальной школы, то никакой он не калека. У него просто старая футбольная травма, время от времени дающая о себе знать. Теперь ты знаешь все, и хватит об этом!

Фанни прищурила свои сильно подведенные ярко-синим глаза.

— Он, я слышала, провел у тебя ночь.

— Это ложь! — отрубила Хеллер убийственным тоном.

— Как ты со мной разговариваешь! — ощетинилась Фанни, но тут же смягчила тон: — Я ведь тебе добра желаю, девочка. На то я и мать, чтобы переживать за своего ребенка. Такой человек, как Тайлер, может хотеть от тебя лишь одного, и обе мы хорошо знаем, чего именно. Будь умницей, не то он разобьет твое сердце.

Хеллер в недоумении покачала головой. Тайлеру до ее сердца, скорее всего, дела нет, зато мать не упустила случая потрепать ей нервы. На глаза навернулись слезы, но она твердо решила их не проливать.

— Как полезно узнать, что ты обо мне думаешь, мама, — произнесла она весело. — Из твоих слов выходит, что я не пара такому человеку, как Джек Тайлер, что бы он мне ни наговорил! Так ведь?

— Я хочу сказать одно: если ты, Хеллер, видишь в нем не только партнера по развлечениям, а имеешь на него серьезные виды, то можешь сильно разочароваться.

— Успокойся, мама, ничего серьезного между нами нет. Кэрмоди, по своему обыкновению, насочинял Бог знает что, а ты и уши развесила!

— Да ведь не один Кэрмоди говорит, — простодушно сказала Фанни. — А ты и сама небось знаешь: нет дыма без огня.

— А вот и есть! — упорствовала Хеллер. — Одно скажу: про меня можешь думать что хочешь, а Джек Тайлер хороший, добрый, порядочный человек.

— Порядочному тоже баба нужна, — раздался рядом голос.

С горящими от возмущения глазами Хеллер повернулась к Бумеру.

— Сколько вам надо твердить, чтоб вы поняли: он не такой.

— Да он мужик или нет? — Бумер вытаращил на нее налитые кровью глаза.

— Он джентльмен! — завопила Хеллер, опираясь обеими руками о прилавок.

— А джентльмен ночью наплетет тебе чего угодно, а утром знать тебя не знает, — мерзко захихикал Бумер, показывая сломанный зуб.

Гнев захлестнул Хеллер. Как несправедливо! Они судачат о Джеке, словно он расчетливый, холодный развратник! И кто взялся обсуждать этого человека! Ее мать, никогда не отказывающая себе в бутылке, и наглый хам, в присутствии дружков разбирающий сексуальные данные женщин, имевших глупость уступить его домогательствам.

— Вы сами не знаете, что несете, — заявила она, переводя взгляд с одного на другого. — Во-первых, у меня с Джеком совсем не такие отношения. Во-вторых, — тут она пронзила глазами Бумера, — чувства и мысли джентльмена тебе непонятны точно так же, как, скажем, латынь.

— Джентльмен, говоришь, джентльмен?! — Бумер, ища поддержки, искоса взглянул на Фанни. — А ради своего удовольствия отвлекать мать от малых детей — это по-джентльменски? Интересно, многим ли бабам он таким манером влез под юбку?

Чаша терпения Хеллер переполнилась. Чтобы ударить его, как он того заслужил, ей пришлось встать на цыпочки и всем корпусом податься вперед, но зато Бумер отлетел аж до витрины с кондитерскими изделиями. Пакет с полудюжиной пива выпал из его рук, и напиток быстро растекся по полу.

— Убирайся! — закричала Хеллер. — Вон отсюда!

— О черт, ты сошла с ума! — воскликнул он, пятясь, однако, по направлению к двери.

Фанни стала громко сетовать на то, что ее нарядные брюки и красные туфли на высоких каблуках насквозь промокли, но Хеллер словно ничего не слышала.

— И ты уходи! — повелительным жестом указала она на дверь. — И не смейте сюда натаскивать всякую грязь!

Фанни пыталась лепетать что-то в свое оправдание, принимая воинственные позы, но в конце концов все же оказалась около выхода.

— Я хотела тебе помочь, дочка! — крикнула она уже оттуда.

— Ложь, мама, еще никогда никому не помогала, — возразила Хеллер.

Фанни гордо вздернула нос кверху, рывком головы отбросила со лба крашеные-перекрашеные волосы цвета платины и, демонстрируя свою взволнованность, направилась к выходу столь решительным шагом, что едва не упала на своих высоченных каблуках.

А Хеллер в бешенстве забарабанила кулаками по прилавку. Будь проклят этот Кэрмоди! Это его рук дело, и руководила им злость, и ничего больше. Она припомнила злобные наговоры матери и Бумера, и гнев уступил место отчаянию. Теперь Кэрмоди будет, как пить дать, каждому встречному и поперечному рассказывать, что она спит с Джеком Тайлером, и все сойдутся с ним во мнении, что Джек — коварный развратник. Представив на секунду, какие это может иметь последствия, Хеллер закрыла глаза и издала стон.

Лейк-Сити ничем не отличается от тысяч других маленьких городков. Главное развлечение его жителей — сплетни. Они обольют его грязью сначала с одной стороны, затем — с другой, это при его-то положении! О Господи, что же делать? А во всем виновата она. Если бы она не приняла его предложения подвезти ее в приют, не упомянула вскользь, что дети нуждаются в большем внимании, не допустила тот единственный поцелуй, он бы не явился в тот злополучный вечер, не встретился бы с Кэрмоди — и тогда его репутация осталась бы незапятнанной!

«Интересно, — подумала она, — дошли ли уже эти пересуды до Джека. Если нет — это вопрос исключительно времени». Она обхватила голову руками, стараясь найти — ради него — какой-нибудь выход из положения. Но что она может сделать? Что?

Джек чувствовал себя ну просто героем: после бурной беседы с Кэрмоди миновало целых пять дней, а он не делал попыток увидеться с Хеллер. Колено отпустило, стало быть, ходил он почти нормально, и последние сутки редко вспоминал о Хеллер, разве что каких-нибудь пять или шесть раз. А уж во время игры в гольф ему и вовсе было не до нее. Правда, играл он слабее обычного, и товарищи подсмеивались над ним: мол, бережет себя для чего-то или для кого-то — дело ясное. Шутки шутками, но в последние годы гольф и вправду увлекал его куда меньше, чем в ранней молодости.

Джек припарковался между двумя пикапами и, выйдя, запер машину. В магазине, как всегда, было полно народу, в основном ребятишек. Они, по своему обыкновению, держались стайкой, не переставая шушукаться, смеяться, поддразнивать друг друга. С первого взгляда было видно, что им весело. Джека они узнали сразу: едва он переступил порог, зал огласился приветственными криками:

— Здравствуйте, мистер Тайлер!

— Добрый день, мистер Тайлер!

Он в ответ поднял руку.

— Хэллоу, дети! Как проводите каникулы?

— Замечательно!

— Здорово!

— Мы играем в волейбол на берегу озера!

— Вот и прекрасно. Отдыхайте, набирайтесь сил. Оглянуться не успеете, как возобновятся занятия.

Подобная перспектива встречена была стонами и уморительными гримасами, развеселившими Джека. Продолжая улыбаться, он подошел к кассе. Хеллер его все еще не заметила — так была поглощена продажей лотерейных билетов. Он облокотился о прилавок и стал терпеливо ждать. Ждать пришлось недолго: покупатель отошел и Джеку удалось поймать взгляд Хеллер. Улыбнувшись, он кивнул.

— Чем могу быть полезна? — отстраненно поинтересовалась она.

— Ничего-ничего, я обожду, — успокоил он ее, продолжая улыбаться.

Хеллер молча повернулась к другой стороне прилавка. Дети делали чрезвычайно сложные покупки. Мальчики покупали в основном жестяные баночки с жевательной резинкой — дабы сравняться со взрослыми мужчинами, жующими табак, — и маленькие переводные картинки на тело наподобие татуировки. Девочкам же главное было потратить все свои деньги, потратить на что угодно, лишь бы в кармане не осталось ни цента, но поскольку себя они подсчетами не затрудняли, то, услышав от Хеллер стоимость сделанных покупок, которая была меньше их наличности, бежали обратно к прилавкам за кульком конфет или пачкой чипсов.

Этому, казалось, не будет конца. Желая ускорить ход событий, Джек выложил свои семнадцать центов, чтобы счет сравнялся и девочки ушли. Но двое мужчин, покупавших на завтрак сэндвичи в упаковке и банку зеленого горошка, произвели на него такое приятное впечатление, что он, проявив великодушие, не стал отвлекать внимание Хеллер от расчетов с ними. Он надеялся улучить удобный момент и поговорить с ней наедине, но то и дело входили новые покупатели. Убедившись, что их не переждать, он подался всем корпусом вперед, так чтобы попасть в поле ее зрения.

— Что вы желаете? — спросила она равнодушно.

Он истолковал ее слова как нарочитое проявление деловитости и понизил голос чуть ли не до шепота.

— Я желаю видеть вас не здесь, — произнес он доверительным тоном. — Что вы скажете насчет обеда и кино?

На миг ее лицо приняло грустное выражение; однако, призвав на помощь всю свою силу воли, она отогнала от себя грусть и с вызовом тряхнула головой, откидывая с плеча волосы, завязанные хвостом.

— Интересно, Тайлер, когда, по-вашему, я могу посещать кинотеатры? — не без ехидства поинтересовалась она. — Или есть такие, что дают сеансы в три часа утра?

У него был ответ наготове:

— Не можете ли вы выбрать свободный вечерок? Когда именно — мне безразлично. Вы же знаете, еще несколько недель я свободен как птица.

— Ваше счастье, — сухо заметила она. — А вот мое время, все мое свободное время, принадлежит моим детям. Боюсь, что обеды, кино и прочие развлечения не для меня. Я не намерена отвлекаться от детей, чтобы водить знакомство с вами. Поэтому спасибо, но не смогу.

И Хеллер, отвернувшись от него к худой женщине средних лет, покупавшей пачку сигарет, начала с ней болтать, как будто только что не выпустила в Джека отравленную стрелу.

Ошеломленный, он в течение нескольких секунд тупо глядел ей в спину. Затем до него постепенно дошло, что Хеллер больше не желает иметь с ним ничего общего. А впрочем, было ли у нее такое желание раньше? Увлеченный ею, он не задавался таким вопросом. Ни слова не говоря, Джек отвернулся и вышел из магазина. Сидя в машине и тщетно пытаясь попасть ключом в зажигание, он до конца понял значение того, что сейчас произошло.

Каким же идиотом он был! Эта женщина никогда не была к нему расположена. Он ворвался в ее жизнь исключительно по собственной инициативе и старался в ней удержаться при полном ее безучастии. А сейчас, когда он впервые выказал свои чувства, она хладнокровно отвергла его. Повторяется история с Лилиан.

Он был так уверен, что они созданы друг для друга: веселая блондинка Лилиан, лидер фанатов[5], и он — многообещающий футболист. Она, правда, встречалась с капитаном команды, но тот слыл волокитой, и Джек терпеливо ждал, когда пробьет его час. И действительно, капитан вскоре бросил Лилиан, и Джек заступил на его место. Специального приглашения он не ждал и не слышал, когда она говорила ему «нет». Он видел, что ей нужен поклонник, и решил выступить в этой роли. Даже после того, как ему удалось осушить ее слезы и убедить в том, что она самая прелестная из лидеров американских фанатов, Лилиан оставалась непреклонной. Но в конце концов он ее покорил. Когда его назвали одним из лучших футболистов страны и напророчили место в профессиональной команде, она сдалась. Они поженились, и некоторое время все шло хорошо.

Когда он повредил колено, закончилось его карьера профессионального футболиста. Как ни странно, это был настоящий удар для Лилиан, а не для него. Джек был уверен, что это вовсе не трагедия. Не клином же сошелся на футболе белый свет, ему есть чем заняться, недаром он получил образование. Но Лилиан отнюдь не мечтала быть женой школьного учителя. Она не переставала клясть Джека за неудачу, твердила, что в свое время могла бы вернуть прежнего поклонника, не помешай тому вторжение Джека в ее жизнь. Не помогало и то, что бывший дружок был всего-навсего капитаном вспомогательной команды. Но и тогда Джек не сдавался.

По искреннему убеждению Джека, брак заслуживал того, чтобы бороться за его сохранение. Одержимый этой мыслью, он даже пошел работать в фирму отца Лилиан, занимавшуюся продажей недвижимости. Но ничего хорошего из этого не вышло. Ему претило заниматься торговлей, а Лилиан презирала мужа-неудачника. Оба были несчастны. Не выдержав, Джек объявил жене, что бросает ненавистное дело и идет в школу — преподавать. Ему страстно хочется начать свою новую жизнь вместе с ней, с Лилиан, но, если она не желает, он согласен на развод и раздел нажитого имущества. Лилиан с готовностью взяла деньги и без малейшего сожаления покинула Джека. На прощание она не могла отказать себе в удовольствии сообщить, что никогда не питала к нему особой любви. Просто ей хотелось выйти замуж за прославленного спортсмена, а звезда Джека взошла тогда высоко, вот она и приняла его предложение, как говорится, по расчету. Не будь он таким лопухом, он бы еще до женитьбы понял, что к чему.

Ну что ж, по крайней мере он получил хороший жизненный урок, и на том спасибо. Правда, он опять бездумно вторгся в чужую жизнь, но с Хеллер Мор он той ужасной ошибки не повторит, не выставит себя отпетым дураком второй раз. Приятно думать, что печальный опыт первого брака пошел ему впрок. Впрочем, эта мысль — увы! — не смягчала реальную боль, терзавшую его в данный момент.

«Восприми это происшествие как назидание на будущее, — посоветовал он самому себе. — Отныне, прежде чем начинать нечто подобное, подумай дважды, трижды, а то и больше». Пора усвоить как следует преподанный жизнью урок. Спасти весь мир при всем желании невозможно, а быть нужным еще не значит быть любимым. Джек решил впредь обходиться без иллюзий — если ему нравится женщина, это еще не значит, что и он ей мил. Лучше всего вообще позабыть о такой роскоши, как взаимная любовь. По всему видно — противоположному полу он не внушает никаких нежных чувств.

Джек завел машину, задним ходом вывел ее со стоянки и помчался по дороге, уверяя себя, что вскоре выйдет из мрачного настроения. И то подумать — он ведь не потерял ничего, принадлежащего ему реально, и слава Богу. Хорошо, что он по крайней мере сделал хоть какое-то доброе дело. А если не сумел облегчить ее тяжкое бремя надолго — то что ж, это не его проблема. Жалеть о последнем может только полный идиот.


Она поняла, что сделала ему больно. Это было видно по глазам Джека, сквозь которые она, казалось, проникала взором в самую глубину его души. Он был удивлен, обижен и даже смущен, хотя с чего бы ему, казалось, смущаться? Отшив его, она почувствовала дрожь во всем теле, но многолетняя броня, в которую она оделась для защиты от всего внешнего мира, и сейчас помогла ей преодолеть свое состояние. Обычно это происходило автоматически — обычно, но не сейчас. Ей пришлось приложить серьезные усилия, чтобы совладать с собой. И, как ни странно, ей очень хотелось взять свои слова обратно. Заговори он в эти последние ужасные секунды, она бы не выдержала и залилась слезами, умоляя простить ее. Но он промолчал, и она, с сожалением и облегчением одновременно, глядела ему вслед, не в силах отвести глаз от его удаляющейся фигуры.

Из окна ей было видно, что ее поведение привело его в состояние ступора. Несколько минут он неподвижно сидел в машине, глядя в пространство незрячими глазами, и видеть это ей было страшно, но и не смотреть она тоже не могла. Он был нужен ей, она была нужна ему. Даже после отвратительной сцены с Кэрмоди он по-прежнему хотел с ней встречаться. Вопреки своему желанию, она не могла не восхищаться им. Насколько все было бы легче, если бы он после того, что произошло в ее доме, умыл бы, как принято выражаться, руки и просто исчез. Упорство Джека делало его более привлекательным в ее глазах.

Но вот наконец он отъехал, и она дала себе молчаливую клятву больше не терзаться раскаяниями и ни в чем себя не винить, тем более что это ему во благо. Порвать их отношения — единственный способ опровергнуть клеветнические измышления Кэрмоди. Да и что хорошего могло произрасти из их знакомства? Продолжать его не было смысла: при всей доброте Джека оно не могло завершиться ничем прочным или серьезным, тут ее мать, к сожалению, права, как ни горько Хеллер сознавать это.

Хеллер хорошо понимала: такому человеку, как Джексон Тайлер, она не пара. С какой стороны ни взгляни, против фактов не попрешь: ребенок из очень неблагополучной семьи, она получила только среднее образование; разведенка, алиментов не видит, на шее — трое маленьких детей; бывший муж вмешивается в ее жизнь. А родная мать? Что греха таить, родители Хеллер пользовались в Лейк-Сити самой дурной репутацией.

Их склонность к алкоголю и загулам ни для кого в городе не была секретом. Когда ее младший брат — подросток, по малолетству не имевший еще водительских прав, — в пьяном виде попал в аварию и погиб на месте, все сошлись во мнении, что это могло случиться намного раньше. Поражены случившимся были, по-видимому, только ее родители, выразившие свои чувства свойственным им образом. Хеллер с мучительной ясностью помнит, как они явились на похороны сына в таком виде, что рассердившийся священник вынужден был отложить погребальный обряд до тех пор, пока с помощью вливания горячего кофе они не пришли в подобающее скорбной церемонии состояние.

Этот случай сделался предметом обсуждения в городе на многие месяцы. Поднявшийся вокруг него шум стал было затихать, но в годовщину смерти сына отец подлил масла в огонь, допившись до белой горячки, от которой на следующий день и скончался. В официальном документе причиной смерти было названо алкогольное отравление. Фанни, судя по всему, шла по дорожке своего супруга.

Нет, Джеку не нужны неприятности такого рода, с какой стати? Он — уважаемый в городе человек, учитель, и совесть не позволяет Хеллер бросать тень на его имя. Слишком много он для нее сделал, чтобы она отплатила ему такой черной неблагодарностью.

Рассуждая столь логично, Хеллер все же не могла не пожалеть себя. Ведь он действительно проявлял к ней неординарный интерес. Вряд ли им при этом руководило только врожденное рыцарство, и в похотливость Джека, как главный двигатель его действий, она тоже не верила. Он только что пытался назначить ей самое настоящее свидание, пригласил вместе пообедать, а затем пойти в кино. Еще никто никогда не приглашал Хеллер в один вечер пойти и в ресторан, и в кино. Возможно, такого не случится и впредь.

Она машинально производила привычные движения, обслуживая покупателей, и занимала их малозначащей болтовней, но не переставала твердить себе, что поступила правильно, иначе никак нельзя. Она вправе гордиться собой — как-никак пожертвовала своим благополучием ради его блага, даже не попытавшись привязать Джека к себе, пользуясь его великодушием. Если уж эти соображения — бесспорно, справедливые — не смягчат окончательно ее боль, ну что ж, остальное доделает время, решила она.

Время, драгоценное время!

Вот чего ей действительно никогда не хватало — так это именно времени. День казался таким коротким для множества неотложных дел, то же было и с неделей — оглянуться не успеешь, а ее уже нет как нет, все время торопишься, спешишь, и отдохнуть от этого предполагаешь где-то в самом отдаленном будущем, много месяцев или даже лет спустя.

И разве можно взирать без грусти на проходящую мимо жизнь детей, в которой она не имеет возможности принимать участие? Вот и остается только мечтать о том далеком дне, когда ей не придется так тяжко работать и она сумеет уделять им больше внимания. Быстротекущее время всегда было ее врагом.

А сейчас, по иронии судьбы, она видит в нем своего единственного спасителя и друга.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Едва встав с постели, она уже знала, что весь предстоящий день пойдет наперекосяк. Во-первых, в это утро Дейви капризничал, как никогда. Даже Коди был не в силах оторвать братишку от матери. Маленький тиран буквально сел ей на ступни ног и обвил руками голени, мешая Хеллер мыть в раковине грязную посуду после завтрака. Не понимая, что происходит с малышом, Хеллер начала волноваться. Может, заболел? Но он не трогал пальчиком свои ушки, не клал голову на плечо, не проявлял чрезмерной чувствительности к шумам — словом, как ни присматривалась к нему Хеллер, она не обнаружила симптомов воспаления среднего уха, часто у него повторяющегося, да и температура была нормальная. Почти все утро Дейви не давал ей ничего делать.

Во-вторых, словно назло, позвонил ее шеф из магазина и спросил, не может ли она прийти на работу на полтора часа раньше обычного. Не зная, что Бетти ушла из дому, никому не сообщив, когда собирается возвратиться, Хеллер ответила, что он может на нее рассчитывать. Пришлось подавить нежелание и позвонить матери.

Странно — на другом конце провода ответил голос Кэрмоди. Мать, по его словам, провела ночь с другом, а ему, Кэрмоди, великодушно предложила пожить у нее несколько дней. «Ты же знаешь, — горделиво заявил он, — я все же ее любимый зять, хоть и бывший». Расстроенная очередным доказательством глупости своей матери, Хеллер даже не потрудилась исправить его недомолвку: любимый-то он, может, и любимый, но еще и единственный — у Фанни, кроме него, зятьев не водится.

Вместо того чтобы почувствовать к Хеллер благодарность за снисходительность, он принялся немедленно плакаться на жизнь. Из его сбивчивого рассказа следовало, что товарищи по жилью выгнали его за то, что он частенько не вносил свою долю квартирной платы. Что, конечно, прямая вина Хеллер, которая после неоднократных напоминаний заставила его раскошелиться и отдать ей половину гонорара за выступление на вечеринке в Хьюстоне. Каким-то непостижимым образом он запамятовал, что пользовался ее машиной и задолжал алименты. Хеллер, проявив высший такт, в свою очередь не упомянула об этих мелких фактах, и в результате растроганный Кэрмоди вызвался прийти и посидеть с детьми до появления Бетти. Опасаясь, что он потребует деньги назад, Хеллер выскользнула из дома в тот самый момент, когда Кэрмоди перешагнул порог.

Но ни ей, ни ему не суждено было воспользоваться этими деньгами. Едучи в магазин, Хеллер вдруг заметила кольца пара, вырывающиеся из радиатора ее машины. Неприятности словно сговорились преследовать ее на каждом шагу, не давая роздыха. Только собрала деньги на экипировку детей к учебному году, а теперь отдавай на ремонт машины! Видно, Панк придется еще годик ходить в обносках Коди, но сколько это может продолжаться? Хеллер крепко сжала губы. К чему думать о том, что будет через пару лет? Будущие беды могут подождать, сейчас надо выходить из положения.

Главное — попасть на работу. Позднее она пришлет за машиной механика, который ее отремонтирует. Хеллер подняла капот двигателя и забрала с переднего сиденья свою сумку и одежду. А как попасть вечером на дежурство в приют? Еще одна проблема.

Не успела она сделать и десяти шагов под жгучими лучами солнца, как капли пота покрыли ее лоб и потекли под одежду. Продолжая вяло переставлять ноги, Хеллер собрала волосы, завязала в конский хвост, оставив шею открытой. Через несколько секунд хвост упал снова, но у нее уже не стало ни сил, ни желания водворять его на место. Миновав четыре квартала, она подумала, что с радостью обрилась бы наголо, будь у нее сейчас такая возможность. Влажная от пота блузка прилипала к телу, обтягивающие джинсы натирали кожу. Неужто никто не догадается посадить ее в машину, прежде чем она превратится в сушку?

Словно в ответ на эту затаенную мысль, из-за угла выскочил автомобиль и помчался ей навстречу. Она узнала седан Джека, и сердце ее радостно замерло. Не иначе как этому мужчине на роду написано всегда приходить ей на помощь. Ее кольнуло чувство раскаяния за давешний разговор в магазине. Конечно, честнее было бы откровенно изложить ему суть дела, но в глубине души она знала, что он вопреки ее доводам не согласился бы прекратить знакомство. Нет-нет, она поступила правильно, другого выхода не существует. Пока она убеждала себя, Джек, не удостоив ее даже взглядом, промчался мимо.

Расцветшая на ее лице улыбка медленно погасла. Хеллер не сразу осознала, что остановилась и смотрит вслед его машине. Она резко повернулась и поплелась дальше. А чего она, собственно, ожидала? И вдруг она поняла, что на самом-то деле она не думала, что наступит конец всему, что было между ними. В тайниках ее души, где-то очень глубоко, тлела надежда, что каким-то волшебством он вновь окажется рядом с ней. Только сейчас до ее сознания дошло, что она сотворила своими собственными руками, и это отнюдь не облегчило ей путь к магазину. Она мысленно ругнула Кэрмоди Мора, который заварил всю эту кашу, но, чуть успокоившись, не могла не признать, что сама испортила себе жизнь. Ну и пусть! Она смахнула со щек слезы, смешанные с потом, и вызывающе вздернула подбородок. То ли еще бывало в ее жизни!

Почти у самого перекрестка ее нагнал Бумер в старом дребезжащем грузовике. Перегнувшись со своего места, он распахнул перед ней дверцу.

— Твое счастье, — сказал он как ни в чем не бывало, — что я не из тех, кто долго держит обиды.

Хеллер преодолела первоначальное поползновение стукнуть дверцей по его отвратительной роже — что толку идти в эдакую жару, если можно подъехать. Она положила свои вещи на сиденье, поднялась сама и захлопнула за собой дверцу.

— Я тоже, — ответила она. — Только, пожалуйста, без глупостей.

Ей померещилось, что Бумер собрался возразить, но он лишь с сомнением глянул на нее, нажал на стартовую педаль, и дряхлая развалина тронулась. Хеллер вздохнула и поставила локоть на раму открытого окна. Что еще готовит ей этот денек?!


Джек далеко не сразу сумел отогнать от себя образ распаренной от жары, бредущей пешком по дороге Хеллер. Не такой он, разумеется, дурень, чтобы в очередной раз изображать из себя благородного рыцаря. Правда, еще одна встреча с ней ничего бы не изменила, но ведь у каждого человека есть своя гордость, не так ли? Кому это приятно, если его используют, а затем выкидывают за ненадобностью, как старую тряпку? Да и что такого? Она не первый год живет в Техасе, давным-давно, надо полагать, привыкла к этой убийственной жаре. Какое ему дело, если она, несмотря на пекло, решила в середине дня прогуляться по городу? Но демон, затаившийся в глубинных пластах его сознания, злорадно хихикнул в этом месте и привлек его внимание к обстоятельству, которое он тщился забыть: вряд ли Хеллер стала бы прогуливаться, неся на руке знакомый ему форменный халат.

Джек с трудом поборол в себе желание выключить из солидарности кондиционер, дышавший ему в лицо прохладой. Что за идиотизм — стремиться разделить ее страдания? Видит Бог, у нее такого стремления не возникнет. Он миновал ее допотопную машину с поднятым капотом, из-под которого в раскаленный воздух вырывался горячий пар. Джек покачал головой и в задумчивости погладил усы. До чего же не везет этой женщине! Только этого ей не хватало! Но, сурово напомнил он себе, не его это проблема. Хотя, будь на месте Хеллер иная, он бы не преминул прийти на помощь. Но Хеллер Мор к иным не относится. И яснее ясного дала ему это понять. Так что нечего валять дурака, держись от нее подальше, что бы ни говорила твоя глупая совесть, сказал он себе.

Желая отвлечься, он включил радио и услышал сообщение диктора, призывавшего население держать скотину и домашних животных в тени и иметь наготове достаточный запас воды, чтобы в случае надобности прийти им на помощь во избежание солнечного удара. Значит, эта температура опасна даже для скотины, живущей на открытом воздухе, а он допускает, чтобы Хеллер, с усталым пылающим лицом и влажной от пота копной волос, шла пешком!

Когда старый разбитый грузовик выскочил неожиданно ему навстречу, он вильнул к обочине тротуара и пригнул голову к рулю, подчиняясь неизбежности. Секунду спустя он поднял голову, в прохладе своей машины издал громкий вздох облегчения и поехал дальше в прежнем направлении. Проще обогнуть квартал, чем пытаться повернуть на узкой улице. А как быть с ее разбитой машиной, он подумает позже.

Он сделал два левых поворота и очутился близ того самого места, где увидел ее раньше. Старый грузовик остановился, водитель перегнулся и, открыв дверцу, разговаривал с Хеллер. Она почти тут же положила свои вещи на сиденье и села. По спине Джека, от затылка до самых ног, пробежал холодок. Он-то, глупец, возомнил, что может быть ей чем-нибудь полезен! Как он не понимает, что при виде ее любой мужчина остановится и она без малейших колебаний сядет к нему, даже если он ей незнаком! Неужели маленькая глупышка не понимает, что таким образом может оказаться в весьма неприятной ситуации? Впрочем, его это не касается.

Стиснув зубы, он видел, как старый грузовик дрогнул и стронулся с места. Хеллер выставила локоть в открытое окно кабины, а другой рукой перебросила свои длинные волосы с затылка на плечо. Грузовик уже набрал вторую скорость, но на перекрестке был вынужден остановиться перед светофором. Хеллер повернула голову, и Джек ощутил на себе магнетическое воздействие ее взгляда. Глаза ее расширились, а Джек, придав своему лицу самое беспечное выражение, лениво откинулся на спинку сиденья, небрежно придерживая руль одной рукой.

Водитель грузовика, эдакий лысеющий тяжеловес, выставил в окно руку со скрюченными пальцами и грубым повелительным жестом предложил Джеку проехать первым. Но тот и не пошевелился, продолжая сидеть развалясь. Пытаться сохранить бесстрастность было бесполезно, и, утратив бдительность, Джек вперил в Хеллер твердый, пристальный взгляд. Водитель грузовика изобразил рукой нечто весьма непочтительное, нажал на все педали, древняя колымага затряслась, угрожая развалиться на куски, но стронулась с места и, оторвавшись от перекрестка, вскоре снова пошла на второй скорости. А может, и на третьей — Джек не разобрал, он видел перед собой лишь быстро удаляющееся лицо Хеллер. Она, несомненно, поняла, что он приезжал за ней. Еще один пируэт величайшего в мире идиота!

Когда грузовик исчез вдали, Джек повернул за угол и поехал своим путем. Только уже припарковав машину у дома, он вспомнил, что ехал-то, собственно, в редакцию газеты — дать объявление о том, что школе нужны добровольные помощники для проведения занятий по чтению. Он бы посмеялся над собой, не будь у него так скверно на душе. Да что же это черт возьми, с ним происходит?

Вопреки всем своим абсолютно правильным рассуждениям, он решил прийти ей на помощь, но она обошлась без нее, так слава тебе Господи! Он ведь и не хотел видеться и разговаривать с ней без крайней на то необходимости, и это — нет сомнений — было самым разумным решением. Так почему же ему так плохо, как если бы его боднул в самое сердце свирепейший из быков?

Он живо представил себе этого грубияна, сидящего за рулем, и Хеллер рядом с ним. У него вмиг засосало под ложечкой, внизу живота он ощутил холодную тяжесть. Ей надо избегать общества подобных типов. По какому такому праву она едет с лысым оборванцем, а не с ним, с Джеком?

Он вздрогнул как ужаленный. Что такое, неужто он ревнует к этому проходимцу? Быть такого не должно. Во-первых, он, Джек, давно живет упорядоченной нормальной жизнью, и у грубияна в лохмотьях, сидящего за рулем разваливающегося на ходу грузовика, не может быть ничего, вызывающего зависть Джека Тайлера. Во-вторых…

А во-вторых, он давно понял: нет ничего хуже, чем навязываться тем, кому ты не нужен. Хеллер же яснее ясного дала ему понять, что он лишний в ее жизни. Почему — непонятно, но какое это имеет значение? Ему остается примириться с тем фактом, что он не будет ее видеть. Пока что, вынужден признать Джек, он завидует любому, кто имеет такую возможность, буквально любому, но это только пока. Так он себе поклялся. Он забудет Хеллер Мор. Быть может, не скоро, но забудет.

Наконец-то долгожданный выходной наступил! Хеллер решила, что после тяжкой трудовой недели может побаловать себя купанием в ванне, и, с отсутствующим видом подвязав волосы в пучок, нежилась в горячей мыльной воде. Но неугомонный Дейви, усевшись на край ванны, стал болтать ножками в мыльной пене, посылая брызги в лицо матери. Значит, конец блаженству! Она одной рукой схватила Дейви, удерживая от падения, а другой принялась тереть свои пятки. Пучок развалился, рассыпавшиеся волосы впитали не меньше галлона воды. Хеллер позвала на помощь дочку. Панк, не заставив себя ждать, явилась и забрала Дейви, и Хеллер вымыла голову под душем.

Сейчас Хеллер в шортах и блузке такого же цвета, без рукавов, с огромными пуговицами на груди, сидела, скрестив ноги по-турецки, на постели и, накинув на плечи полотенце, ждала, пока высохнут волосы. Дейви возился на полу, пытаясь пройти несколько шагов в сандалиях матери.

Сегодня ей не надо идти на работу, но она далека от мысли о тысяче неотложных дел по дому. У нее из головы не идет выражение лица Джека Тайлера, глядящего вслед удаляющемуся старому грузовику Бумера.

Неужели он приехал за ней? В тот миг она в этом не сомневалась, но сейчас все ее мысли были заняты только выражением лица Тайлера. Он был оскорблен. Он понял, что она приняла приглашение Бумера, и обиделся — ведь его приглашения она не приняла. Своей ложью она обидела его дважды. Почему она просто не объяснилась с ним? Он умный человек. Он бы все понял. А может, еще не поздно?

Эта мысль преследовала ее все утро, но Хеллер гнала ее от себя. Вот и сейчас она, стараясь отвлечься, соскочила с кровати, отобрала у Дейви и надела свои сандалии, взяла его за руку и пошла с ним мимо второй спальни и ванной в гостиную, где Коди и Панк, разлегшись на ковре и подперев подбородки руками, рассматривали сборник сказок, приобретенный Хеллер на гаражной распродаже[6]. Коди вслух читал подписи под иллюстрациями, а Панк фантазировала, сочиняя подходящую по содержанию сказку.

— «Девочка прядет из соломы золото», — прочитал Коди.

— Если уж она умеет превращать солому в золото, — немедленно возразила Панк, — то может сделать из золота кое-что получше.

— Например? — удивился Коди.

— Да массу вещей: цветные телевизоры, подвенечные платья, прогулочные коляски для детей и…

— Сделать она не сделает, но может все это купить на золото, — не сдавался Коди.

Но Панк воодушевилась своей идеей.

— Нет-нет, послушай только: она спрядет ракету и все необходимое для того, чтобы покорить мир, и улетит в космос, оставив с носом отвратительного старого тролля. Он попытается ее заколдовать, но она спрядет волшебную палочку и целое войско бесстрашных маленьких девочек с волшебными палочками, и когда этот злой тип погонится за ней…

— …она превратит его в кучу золотой пыли! — подхватил Коди, войдя во вкус.

— Нет, — покачала головой Панк. — Она превратит его в маленькую красивую девочку, которую все будут любить.

— Это скучно! — скривился Коди недовольно.

— Вовсе и не скучно!

— А я говорю, скучно!

— Нисколечко!

— Скучно!

— Прекратите спорить! — весело произнесла Хеллер и, перешагнув через детей, села на край дивана и подняла книгу.

— Почитай, мама, — попросил Коди.

— Хорошо. — Хеллер улыбнулась и стала листать страницы, выискивая что-нибудь позанятнее. Дейви, перелезая через сестру и брата, споткнулся о локоть Панк и, упав, больно ушиб колено. Подняв разревевшегося малыша, Хеллер взяла его на руки, приговаривая: «Бедная коленка! бедная коленка», затем расцеловала ушибленное место, и Дейви, забыв о слезах, рассмеялся. Хеллер прижала его к себе покрепче и опять взялась за книгу. «Давным-давно…» — начала она читать, водя пальцем по буквам на глазах у Дейви — пусть думает, что и он читает.

Она читала о торжестве добра над злом, о том, как волшебство, сильные желания и смелые поступки преодолевают все опасности. Коди и Панк жадно ловили каждое ее слово, время от времени залезая на диван, чтобы видеть рисунки, которые им никогда не надоедали, хотя они уже знали назубок, где что нарисовано. Дейви прилег с ней рядом и, немного поерзав, заснул. Закончив сказку, Хеллер отнесла его в детскую спальню и уложила в постель. Осторожно натягивая на малыша прорезиненные трусы, она заметила на его маленьком колене свежую ссадину, которая напомнила ей об ушибе и… о Джеке.

Не беспокоит ли его больное колено? Стал ли он наконец лечиться или ограничивается тем, что, скрипя зубами, с мужественным выражением лица терпит боль? Кто за ним ухаживает, когда, прикованный болью к креслу, он сидит в нем, задрав ногу кверху? У человека, с такой готовностью помогающего другим, наверное, много друзей и родственников, только и ждущих случая отплатить ему тем же. Но даст ли он им знать, что испытывает в них нужду? Она подозревала, что нет. Ее размышления прервали стук открываемой двери и приглушенный голос Бетти.

Хорошо бы воспользоваться ее ранним приходом и выяснить свои отношения с Джеком Тайлером. Адрес его ей известен: подвозя ее на работу в приют, Джек рассказывал, где живет.

Хеллер выскользнула из спальни в холл, схватила свою сумочку и зонтик от солнца с верха шкафа, но, взглянув в зеркало, замешкалась перед ним, подкалывая сбоку волосы. Затем она побежала в гостиную, где Бетти ставила в холодильник пакет с полудюжиной бутылок кока-колы. Судя по растрепанному Виду няни, она спала не раздеваясь, даже не смыв макияж. Румяна размазались по всему лицу, а тени для глаз любимого ею бледно-голубого оттенка из ровных полосок превратились в пятна на самых неподходящих местах. Хеллер нахмурилась.

— Ты здорова, Бетти?

— Конечно. Я в порядке. Мы просто засиделись допоздна, и я осталась ночевать на диване у Дуга с Китти.

— Было весело?

— О да! — чуть таинственно улыбнулась Бетти. — Замечательный вечер! — И в глазах ее загорелся хорошо знакомый Хеллер огонек.

— Познакомилась с кем-то?

— Вроде того, — рассмеялась Бетти, но во избежание дальнейших расспросов поспешила переменить тему: — А вы куда-то собрались?

Сумочка и зонтик в руках Хеллер и забранные наверх волосы красноречивее всяких слов говорили о ее намерениях.

— Да, хотела отлучиться на несколько минут.

— Хоть на час. — Бетти пожала плечами. — Я присмотрю за детьми.

— Ты не против? — осторожно спросила Хеллер.

— Да нет же, мне все равно нечего делать.

Хеллер обрадованно вздохнула и направилась к двери.

— Дейви спит. Мы уже позавтракали. Если хочешь есть, в холодильнике остались макароны и сыр.

На пороге дома Хеллер задержалась и оглянулась на детей, снова расположившихся на полу с книгой.

— Играйте спокойно, дети, пока Дейви спит, а как только он проснется, мы все вместе пойдем в парк. — (Дети обрадованно заулыбались.) — Мне надо выйти ненадолго, но я не задержусь.

Послав ей воздушные поцелуи, они снова уткнулись в книгу. Довольная — хоть несколько минут свободы, — Хеллер выбежала из дому.

Ее старушка, в которую механик влил новые силы, завелась с первого раза и быстро доставила Хеллер в другой конец города — в квартал новостроек, где жил Джек Тайлер. Припарковавшись у дороги, близ пруда, на берегу которого загорали любители купания, она искоса оглядела отдыхающих, в основном — женщин, и убедилась, что Джека среди них нет. Перевела взгляд на ребят, игравших в воде мячом, но и там его не оказалось. Успокоившись на этот счет, она быстро зашагала по тротуару к двухэтажному дому, в котором, судя по номеру на фасаде, находилась квартира Джека. Она располагалась на первом этаже, ибо Джек не хотел по нескольку раз в день расхаживать с больным коленом по лестнице. Мысль о его больном колене придала Хеллер храбрости: она приблизилась к двери и постучала латунным молотком.

В ответ ни звука. Отчаявшись, Хеллер подошла к краю террасы, на которой стояла, и увидела седан Джека. Значит, он дома. Она закрыла глаза, набрала в грудь воздуха и подняла молоток, но так и не успела постучать: дверь распахнулась, открыв ее взору Джека в одних трикотажных шортах серого цвета, волосы у него были взъерошенные и мокрые, в руках полотенце, на усах и бровях застыли капельки воды. Он изумился необычайно.

— Хеллер?!

Сердце у нее дрогнуло, мужество мигом пропало. Она не могла отвести взгляда от его широкой груди. Как ни странно, без рубашки Джек казался не таким великаном, но он буквально источал физическую силу. Под бронзовой гладкой кожей перекатывались могучие мускулы, узкая полоска темных волос уходила за эластичный пояс шорт. Хеллер сглотнула слюну и сделала шаг назад.

— Кажется, я не вовремя.

— Нет-нет! — Он схватил ее за кисть, но тут же отпустил, словно обжегшись. — Просто я отмываюсь после купания в пруду.

— Да-да, — кивнула она. Значит, он был на пляже, со всеми этими женщинами! Она невольно скривила рот в недовольную гримасу.

Несколько мгновений он стоял истуканом, затем окинул ее с ног до головы внимательным взглядом, словно пытался таким образом понять, что привело ее сюда. Хеллер отвернулась и от смущения стала поправлять рукой прическу. Он поспешно обтер полотенцем голову и лицо и отступил назад.

— Проходите! Пожалуйста, проходите!

Чувствуя себя законченной идиоткой, Хеллер бросила прощальный взгляд на автостоянку, опустила голову и решительно переступила порог. Он запер за ней дверь, она же стала нервно оглядываться вокруг себя, лишь бы не смотреть на него. Маленькая выложенная кафелем прихожая, с одежным шкафом у задней стены, справа переходила в гостиную, а слева — в кухню. В тусклом освещении она рассмотрела обеденную нишу у полукруглого окна: серый пластиковый стол с голубой хромированной отделкой и четыре стула с серо-голубым твидовым покрытием. Позади виднелась корзина с фруктами и чайник в виде жирного петуха, придававшие уют довольно строгой серо-белой кухоньке. Но внимание Хеллер немедленно привлек холодильник. Приблизившись к нему, она рассмотрела, что его двойная дверца сплошь увешана рисунками и вырезанными фигурками. На одну из картинок магнитом было прикреплено объявление Коди.

— Вы храните его, — пробормотала она, пересекая сияющую чистотой кухню, и кончиками пальцев разгладила бумажку. — И не только его. Ничего себе коллекция! — Нагнувшись, она с трудом разобрала надпись на рисунке, изображающем, по-видимому, школу. — «Мистеру Тайлеру: лучшему директору всех времен. Гэйл Дж.». — Хеллер улыбнулась. — Умно.

— Гэйл очень умная девочка, — подтвердил он, приглаживая волосы.

— Вы ведь любите детей, правда?

— Иначе я не мог бы делать то, что делаю.

— А своих тем не менее у вас нет… — вырвалось у нее, о чем она пожалела прежде, чем отзвучали слова.

— Я не женат.

Она кивнула, покраснев до ушей.

— Но вы, надо полагать, пришли не для того, чтобы обсудить мое семейное положение или полюбоваться коллекцией детских рисунков, — откашлявшись, произнес он.

— Нет, не для того, — ответила Хеллер, избегая его взгляда.

— А для чего же? — мягко поинтересовался он.

Она повернула голову в его сторону ровно настолько, что в поле ее зрения попали его босые ступни. Затем глаза ее скользнули выше и добрались до колен. Левое, все в шрамах, было деформировано, одна его сторона была совсем плоской, а другая выступала вперед намного больше, чем на другой ноге. Хеллер откинула волосы со лба, смело посмотрела ему прямо в глаза и промолвила:

— Я беспокоилась за вас.

— Да? — Он иронически поднял одну бровь.

— Я давно ничего о вас не слышала и начала волноваться, не болит ли ваше колено.

Он перекинул полотенце через плечо и сложил руки, отчего напряглись мускулы. Грудь его стала казаться много шире, а руки в верхней своей части напомнили ей стволы деревьев.

— Не более обычного, — сообщил он. — Даже чуть поменьше. Плавание чрезвычайно полезно в этом смысле — укрепляет мышцы, а значит, кости несут меньшую нагрузку.

— О, я и не знала.

— Ну, откуда же вам знать. А теперь выкладывайте начистоту, что заставило вас прийти.

Она раскрыла рот, но, так и не издав ни звука, закрыла его. Он, явно недовольный, покачал головой и вышел в гостиную, она — тише воды, ниже травы — за ним следом. В этой небольшой прохладной комнате он уселся на дальний край желто-коричневого дивана.

Хеллер осмотрелась. Ей бросились в глаза отделанные мягчайшей кожей диван с креслами, девственной чистоты стеклянные столешницы журнальных столиков, высокие керамические лампы под бежевыми абажурами. Мраморный фасад маленького камина украшала разрисованная доска с несколькими спортивными наградами на ней. На стенах висели портреты в серебряных рамах — явно родителей и самых близких родственников. У противоположной дивану стены помещалась техника — телевизор, стерео, проигрыватель для компакт-дисков, видик и самая последняя приставка для видеоигр.

— Вот было бы раздолье для Коди! — заметила Хеллер.

— С ним что-нибудь неладно? — Сложив руки на коленях, Джек с вопрошающим видом нагнулся в ее сторону.

Закусив губу, Хеллер села в противоположный конец дивана, положив сумочку себе на колени.

— Хм… Он все спрашивает, когда вы… к нам еще придете.

Джек сжал губы, на его скулах заходили желваки. Выпрямившись, он положил руку на спинку дивана.

— Вы, надеюсь, объяснили ему, что успешно отшили меня раз и навсегда? — В его голосе звучала горечь.

Глаза Хеллер наполнились слезами, она захлюпала носом.

— Ах, Джек, простите меня.

— Представляете себе, что я чувствовал? Вы же не просто отказали мне в знакомстве, вы публично высекли меня.

— Я знаю, — прошептала Хеллер. — Тогда мне казалось, что это единственный способ пресечь сплетни.

— Какие сплетни?

— Я была уверена, что вы все знаете, — удивилась она. — И своевременно приняла меры. Может, они сработали.

— О чем вы толкуете? — Джек снова склонился в ее сторону, внимательно вглядываясь в ее лицо.

— Ко мне приходила мама. По ее словам, Кэрмоди повсюду треплет языком, что мы с вами любовники.

Джек продолжал смотреть на нее. Он ничего не сказал, ничего не сделал, а просто смотрел на нее в упор. И тут ей стало ясно, что ему совершенно безразлично, что говорит про него Кэрмоди или кто-либо другой.

Но ее снова охватил гнев.

— Я не могла допустить, чтобы ваше имя смешивали с грязью.

Джек еще больше наклонился в ее сторону и положил свою большую руку между ними.

— Хеллер, я взрослый человек, — твердо сказал он. — И в разумных пределах могу сам распоряжаться своей личной жизнью. Кэрмоди Мор мне повредить не может. Он может распространять про меня какие угодно небылицы: люди, которые меня знают, уверены в моей порядочности и не изменят своего мнения обо мне, не имея на то достаточно веских оснований. Хорошо бы и вам относиться ко мне с таким же доверием и не делать скоропалительных выводов о том, что для меня хорошо, а что — плохо, не побеседовав, во всяком случае, предварительно со мной.

Хеллер с такой силой обхватила свои колени, что кровь отлила от кончиков ее пальцев.

— Вы так ничего и не поняли! Свифты и Моры люди в своем роде опасные. Вы хороший человек, и я не хочу, чтобы ваша репутация страдала из-за того, что по доброте душевной вы уделяете внимание мне и моему семейству.

Джексон Тайлер в изумлении воздел руки к небу.

— О чем вы толкуете? Мне и моей репутации не страшны никакие сплетни, распространяемые Кэрмоди Мором. Что же до Свифтов и Моров, то из всей этой компании меня интересуете только вы и ваши дети.

— Значит, вам не известно, какой репутацией мы пользуемся.

— Вы так полагаете? Заблуждаетесь. Я знаю, что ваш отец был забулдыга, каких мало. Знаю, что после гибели вашего брата он упился до смерти. Знаю, что жизнь в родном доме была для вас адом, и догадываюсь, что, выходя замуж за Кэрмоди, вы надеялись ее изменить.

— Да, — грустно усмехнулась Хеллер, — а попала из одной помойной ямы в другую.

— Но в ней не остались, — заметил Джек. — Собственными силами вы выбрались из нее, и, с моей точки зрения, это героический поступок.

— Ах, Джек, — сокрушенно возразила Хеллер, — вы так ничего и не поняли! Как бы я ни старалась жить иначе, всегда найдутся люди, которые не прочь поставить меня на одну доску с родителями.

— Это глупо.

— Может, и глупо, но это так. Всякий раз как Фанни напивается в каком-нибудь клубе до бесчувствия или, того хуже, в беспамятстве демонстрирует какой-нибудь непристойный номер стриптиза, покупатели наутро косятся на меня и делают гнусные намеки на события минувшей ночи. А собутыльники моего папаши?! Вот уже сколько лет прошло после его смерти, а они все надеются, что я пойду по его стопам. Они, Джек, говорят мне такое, что ни в жизнь не осмелились бы сказать какой-нибудь женщине, работающей в вашей школе. А все потому, что они уверены: яблоко от яблони недалеко падает!

— Какая вам разница, что они о вас думают?

— Для меня это не имеет значения. Но для моих детей и для вас, Джек… Дети в безвыходном положении — я их мать, но вы, Джек…

Он открыл было рот, желая ей возразить, но, положив два пальца на его губы, она заставила его промолчать.

— И вот что еще, Джек, — продолжала она смягчившимся голосом. — Насчет вчерашнего… Мне наплевать, что обо мне подумают другие, но вы… вы, Джек, не думайте, пожалуйста, что мне нравилось ехать с этим типом. Мне просто позарез было нужно, чтоб меня довезли. Если бы хоть одна клеточка в моем мозгу еще работала, я бы смекнула, что вы вернетесь за мной, но… — она уронила руку себе на колени и потупилась, — но я решила, что даже вашей доброте есть предел. Так и вышло, что я села в его грузовик.

— Вы вправе ездить с кем только вам угодно, — резко сказал он.

— Да-да, конечно, но при нормальных обстоятельствах я бы не совершила этой оплошности. При нормальных обстоятельствах я бы ни за что не села в его машину…

Он смотрел на нее так, словно она сошла с ума.

Хеллер вздохнула. Ну и что ж, пусть думает, что у нее крыша поехала, она выложила ему все, что хотела, это главное. А если он ее не понял, тут уж ничего не поделаешь.

Поднимаясь с дивана, она с независимым видом вздернула вверх подбородок и подтянула повыше на плече ремень сумочки.

— Я просто хотела, чтобы вы это знали, — повторила она.

Он с отсутствующим видом кивнул.

— Ну, мне пора. — Она заставила себя улыбнуться. — Всего доброго, не забывайте о вашем колене.

Видя, что он ее не слышит, Хеллер повернулась и пошла к двери. А что еще можно добавить к сказанному? Она сказала все, что было у нее на душе, а теперь пора уходить. Ее ждут дети, ждет ее жизнь, какая она ни на есть, и сейчас она готова в нее вновь окунуться. Она вышла из дома и закрыла за собой дверь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Озадаченный только что услышанным, стараясь вникнуть в его сокровенный смысл, Джек настолько задумался, что при виде удаляющейся из комнаты Хеллер не сразу понял, что она уходит совсем. Уходит, заботясь о нем больше, чем о себе самой? Он-то полагал, что глубоко ей безразличен, а на поверку выходит наоборот — она относится к нему гораздо серьезнее, чем он полагал. Услышав звук закрываемой двери, он догнал ее на террасе. Как может она сейчас уйти? Ему же так много надо ей сказать! Джек положил руку ей на плечо, она, вздрогнув от неожиданности, обернулась. Всматриваясь в лицо Хеллер, чистое и красивое, Джек заметил, что в солнечном свете ее ресницы отливают золотом. И расплылся в такой широкой улыбке, что у него заболели углы рта.

— Куда это вы собрались?

Она нахмурилась, словно не понимая.

— Что?

— Вы вдруг перестали понимать английский? — подтрунил он над ее замешательством.

Он опять положил руку ей на плечо, но Хеллер, сделав шаг в сторону, освободилась от нее.

— Не делайте глупостей!

Значит, понял он, им совершенно необходимо поговорить об очень многом.

— Ну хорошо, — посерьезнел он. — Если не хотите, не буду. Но ответьте на мой вопрос.

Она нахмурилась и стала переминаться с ноги на ногу. Видно было, что от неожиданности она растерялась.

— Куда я собралась? К себе.

— Еще рано, — сообщил он, приближаясь к ней. — Вернемся в дом.

Его пальцы как-то сами собой легли ей на ладонь, но она вздрогнула и крепко прижала ее к телу.

— Зачем?

Побуждаемый неосознанным желанием коснуться ее во что бы то ни стало, он потерял сдержанность. Приложил палец к ее подбородку и приблизил лицо к себе.

— Затем, что я хочу вас поцеловать.

— Что-о-о?! — Она содрогнулась, выкинув вперед руку для защиты.

Он тяжело вздохнул. Оглохла она, что ли?

— Я сказал…

— Я слышала, что вы сказали, но не верю, что это всерьез.

— Уверяю вас, всерьез. — И в подтверждение своих слов он притянул ее к себе и прижал свой рот к ее губам. Какой-то миг она стояла неподвижно, но затем под свист и улюлюканье с пляжа с силой оттолкнула Джека прочь.

— Вы что, спятили?

— Я спятил? — Он искренне рассмеялся, так комичен был ее ужас. — Разве это я отказываюсь войти в дом?

Она так возмутилась, что раскрыла рот, в больших голубых глазах замелькали молнии. «Вот она, моя Хеллер», — с облегчением подумал Джек, но, понимая, что лучше войти внутрь, пока не разразился гром, схватил ее за кисть и буквально втащил в квартиру.

— Что вы делаете?! — закричала она. — Разрушаете все, ради чего я старалась. Или вы не слышали, о чем я вам тут толковала?

— Слышал. Слышал каждое ваше слово, — мягко сказал он и оперся руками о дверь так, что их лица почти соприкоснулись.

— Прямо не верится, что вы могли так поступить! — продолжала возмущаться неумолимая Хеллер. — О чем вы думали, целуя меня на глазах половины жителей квартала?

— Я думал о том, какая вы привлекательная женщина.

— Вы будете наконец говорить серьезно? — В голубых глаза сверкнула молния. — Неужели вам не ясно, что вы подливаете масла в огонь?

— Этого-то я и хочу. — Он никак не мог сдержать улыбку.

— Уже то, что я сюда пришла, достаточно плохо, — с горячностью продолжала она. — Но я понимала, что должна вам объяснить…

Тут его терпение иссякло. Решив прервать поток ее слов поцелуем, он нагнулся, поймал губами ее рот и не выпускал, пока она не отреагировала должным образом. Как и в первый раз, она на секунду замерла, потом напряглась, встала на носки и уперлась руками в его грудь, будто хотела оттолкнуть от себя. Но действовала она вполсилы, он же вложил в поцелуй все свое чувство и все свои надежды на грядущее счастье. Вскоре она наградила его беспомощным стоном, тело ее прильнуло к нему, руки обвились вокруг шеи.

Он готов был ликовать от радости, прыгать по комнате, размахивая руками, ударить по мячу — словом, излить свою радость в действии, но для этого требовалось выпустить ее, а непреодолимое желание держать эту женщину в руках перевешивало все остальное. Где предел его желаний, он пока еще не знал, но намеревался во что бы то ни стало выяснить. С этой целью он подхватил ее на руки и понес к дивану.

— Что вы делаете? — с трудом выдохнула она, опомнившись и поднимая голову.

Он, не выпуская ее, опустился на диван и погрузил обе руки в золото ее волос. Одна из заколок расстегнулась и упала на подушки.

— Я все хочу кое-что сообщить вам, — сказал он, любуясь ее лицом. Ему было видно, как в углублении между ключицами лихорадочно бьется пульс.

— Что же именно? — Голос ее звучал тихо и нежно.

Он поцеловал ее между бровей и, выпрямившись, внимательно всмотрелся в голубые глаза, горевшие уже не грозовым огнем.

— Так вот, я все хочу вам сообщить, что меня совершенно не интересует, что говорят или думают обо мне. Интересуете меня только вы, вы одна в целом свете.

Огонь в ее глазах перешел в мягкое сияние.

— Ах, Джек, это так приятно слышать. Но я не могу допустить…

Он положил руки ей на плечи и слегка, всего один раз, встряхнул ее.

— Вы сказали все, что хотели. Я выслушал. Теперь мой черед. — Он улыбнулся, стараясь этим смягчить твердость своего тона, и ласково погладил ее стройную шею и лицо. — Я сам знаю, как мне себя вести, Хеллер. Не такой уж я дурак.

— Да. Мне не следовало говорить…

Он заставил ее замолчать, приложив палец к ее рту. Такому соблазнительному рту!

— Я себе не враг. И человек я не увлекающийся. Точнее, увлекающийся, но не очень. А главное — я знаю, что делаю.

— Что же вы делаете, Джек? — прошептала она.

— Занимаюсь исследованием, — сообщил он, не отрывая глаз от ее рта. — Я давно не испытывал ничего подобного, и никто не сможет помешать мне исследовать, как глубоко это чувство. Даже вы, Хеллер, после того как объяснили, почему отвергли меня.

Он наклонился, обдав лицо Хеллер теплым дыханием. Ресницы ее затрепетали, руки крепче впились в его плечи. Он нашел губами ее рот. У нее вырвался тихий стон блаженства и радости, от которого он почувствовал себя так, словно растворился в воздухе, исчез, оставив после себя только горячее желание и непреодолимую потребность касаться ее, осязать, открывать в ней новое. Ему хотелось познать все тайны ее тела, дойти с ней до самых крайних пределов наслаждения, так чтобы он стал частью ее, а она — частью его, чтобы они принадлежали друг другу без оглядки. Он не думал, что это возможно сию минуту, но хотел подняться с ней как можно выше к вершине счастья.

Стоило ему лишь подумать об этом — и в его крови разгорелся настоящий пожар. Он осыпал ее поцелуями, проявив при этом изощренное искусство, какого и не подозревал в себе. Она снова издала стон. Ее бедра и грудь прижимались к мускулистой тверди его тела, руки обвивали его шею. Он завел одну руку ей за спину, а второй провел по нежной выпуклости живота и нырнул вниз, во влажную расщелину между ее ногами.

Она, прервав поцелуй, выгнулась дугой навстречу, а он провел губами по ее щеке и спустился к шее, стараясь одновременно расстегнуть три огромные пуговицы, украшавшие ее блузку. Покусывая ключицу Хеллер, он стащил блузку с ее плеч, затем расстегнул застежку бюстгальтера и снял его.

Бережно положив ее на подушки и тяжело дыша, он сначала налюбовался совершенными округлостями и золотистой кожей грудей и лишь затем нежно взял их в ладони. От его прикосновения коричнево-розовые соски набухли и напряглись. Нагнувшись, он поцеловал соблазнительную родинку у основания одной груди, а затем языком прочертил дорожку до соска. Хеллер вскрикнула, вцепившись руками в его влажные волосы. Он припал ртом к ее груди, забыв, что усами может оцарапать нежную кожу, забыв обо всем на свете, кроме желания слиться с ней. Но для этого требовалось раздеть Хеллер. Он спустил руки к поясу ее шорт и нащупал застежки и молнии. Те, словно испытывая его терпение, не поддавались, и, отчаявшись, Джек выпрямился — взглянуть, что делают его руки. Это была его первая — и последняя — ошибка.

В ней произошла молниеносная перемена — он ее почувствовал сразу, раньше, чем она его оттолкнула.

— О Боже мой! — ужаснулась она, пытаясь встать.

— Подождите, Хеллер! — Он нажал ей на плечи, чтобы уложить обратно, готовый обратиться к ней с мольбой, но, взглянув ей в глаза, понял: лучше держать язык за зубами. Застилавшая их голубизну дымка страсти уступила место темной пелене, предвестнице грозы. Он убрал руки и помог ей занять сидячее положение, но она поспешно соскочила с его колен, выпрямилась во весь рост, схватила блузку и отбежала в другой конец комнаты.

— Прямо не верится! Что мы делаем?

«Занимаемся любовью», — вертелось у него на языке, но он лишь откинул непокорную прядь волос со лба. Хеллер же тем временем вступила в борьбу с застежкой лифчика. Женщина в полном соку, красивая, чарующая, но — очень сердитая!

— Это совершенно ни к чему! — воскликнула она, закидывая блузку себе на плечо, чтобы освободить руку для единоборства с застежкой.

— Разрешите мне помочь вам! — предложил Джек, поднимаясь с дивана.

— Нет, ни за что! Не трогайте меня! — И она выставила вперед руку, обороняясь от него.

— Да-да! Понимаю! — улыбнулся Джек, схватил ее за плечи и, чуть ли не силой повернув спиной к себе, застегнул лифчик. Ощутив прикосновение его пальцев к коже, Хеллер вздрогнула всем телом. — Ну вот и готово. Теперь можете ругать меня, — промолвил он, отступая.

Хеллер накинула на себя блузку, застегнулась на все пуговицы и лишь после этого повернулась к Джеку.

— Я не собираюсь вас ругать, — пробурчала она. — Моя вина не меньше вашей.

Он покаянным жестом приложил руки к груди, изо всех сил стараясь не улыбнуться.

— Что вы, что вы! Я всю вину беру на себя.

— Но раскаиваться, судя по всему, не намерены?

— Не намерен. — Он не выдержал и улыбнулся.

— О-о-о! — Она откинула волосы с лица и укоризненно взглянула на него. — Ну и тип же вы! А мне-то вы казались таким симпатягой!

— А я и есть симпатяга.

— Ну так вот, симпатяга, зарубите себе на носу, я вам не какая-нибудь вертихвостка и не бегаю по первому зову в постель к мужчине, даже если меня туда и тянет!

Понимая, что не дай Бог ему рассмеяться — она ведь и пощечину может отвесить, — Джек зажал рот рукой, весьма довольный тем, что между ними, оказывается, стоят лишь ее принципы, а не отсутствие чувства.

— Я запомню это.

Но, упиваясь своей обидой, Хеллер пропустила его слова мимо ушей.

— Воображаете, что если вы мне по душе больше других, то я пойду у вас на поводу… Хоть вы и напоминаете греческого бога в этих ваших… — она обвела его полуголую фигуру взглядом и очаровательно засмущалась, — все равно, тому не бывать. — Она отвела глаза в сторону и начала одергивать на себе блузку. — Даже если это означает, что никогда… даже если это означает… Я никогда не буду спать с вами, пока мы… — Тут она запнулась.

«Пока мы не поженимся?» — докончил про себя Джек. Он едва не произнес это вслух, едва не предложил ей подумать об этом. К счастью, он удержался — ее настроение не располагало к подобным разговорам.

— Словом, — твердо сказала она, — больше такое не повторится.

— Хорошо, — согласился он, поднимая руки в знак полной капитуляции. — А сейчас, когда мы обо всем договорились, скажите, когда я могу вас куда-нибудь пригласить?

— Вы… вы… У вас не пропало желание меня видеть? — Глаза ее от изумления чуть ли не вылезли из орбит.

— Нет, не пропало, я хочу вас видеть, и как можно чаще. В любое удобное для вас время. Скажите только, когда именно.

Она молча воззрилась на него. Он видел, какая внутренняя борьба в ней происходит, и радовался: раз борьба — значит, это сражение им еще не проиграно.

— Нелепая мысль, — вздохнула она.

— Видите ли, — сообщил он самым убедительным тоном, — не в моих силах уговорить вас принять мое приглашение, но обещаю: если вы откажетесь, вам ужасно надоест захлопывать дверь перед моим носом.

— Я… я не могу.

— Это не ответ. — Он сложил руки на груди и уперся в Хеллер строгим директорским взглядом.

Она таяла прямо у него на глазах.

— Нет, правда, я…

— У вас нет выбора, — решил он за нее, — ибо я не отступлюсь. Что вы скажете насчет завтрашнего вечера?

— Занята. Работаю, — мотнула она головой.

— А когда у вас следующий выходной?

— Только в среду.

— Прекрасно. Когда заехать за вами?

— Ах, Джек, я не могу. Мне так редко удается побыть с детьми.

— А мы их возьмем с собой.

— Могу себе представить, — засмеялась она. — Дейви сразу же на меня вскарабкается, а Коди и Панк заведут ссору из-за пустяка. Обед что надо!

— Обед отменяется. Придумаем что-нибудь взамен.

— Например?

— Пока не знаю, — пожал он плечами.

Хеллер, закусив губу, на минуту задумалась.

— А давайте обед устрою я, у себя дома. И никуда не придется идти. Чем плохо?

Он бы закричал от радости, если бы не боялся ее напугать.

— Лучше и не придумаешь. В шесть, скажем?

— Пожалуй, удобнее в семь.

— Чтобы никому не было обидно — в шесть тридцать. Идет?

— Хорошо, в шесть тридцать.

«Слава Богу!» — возликовал он в душе, надеясь на продолжение любовной атаки. Он и мысли не допускал, что она неподходящая ему женщина. Теперь остается лишь убедить в этом ее. Его больше не тревожил урок, полученный от Лилиан. Уроки — дело хорошее, но и попытка не пытка. Потерять по собственной нерасторопности такую необычную женщину — вот что страшно!


До Хеллер донесся стук его шагов по лестнице. Сразу запаниковав, с застывшей на лице улыбкой, она сунула в духовку сковороду и кастрюлю, затем убавила газ и закрыла дверцу. Джек постучал в дверь, и она удивилась, что биение ее сердца не заглушает стука. Слышала его, разумеется, и Панк, но она сидела с надутым видом в конце стола и скулила и даже не стронулась с места. Хеллер хотела было направиться к двери, но ноги почему-то не слушались ее. А вдруг ему придет в голову обнять ее и тут же расцеловать? При этой мысли пульс ее забился учащенно, но ей не хотелось так срамиться в присутствии маленькой дочки, да еще с мужчиной, которого та видеть не желает. Можно, конечно, позвать Коди из соседней комнаты, где он по ее просьбе сидит с Дейвом, но ведь тогда Джек услышит из-за двери ее голос.

— Пойди открой дверь, — настойчивым шепотом приказала она Панк, которая заскулила громче. — Иди же!

Панк сползла со стула только после повторного стука и двинулась по направлению к входу. Двигаясь со скоростью восьмидесятилетней ленивой улитки, она все же в конце концов добралась до двери, но отпирать ее стала с невероятной медлительностью. Джек буквально проскользнул в открывшуюся ему узкую щель и молниеносно отскочил в сторону, чтобы не быть прижатым дверью, которую с удивительной для ее возраста силой захлопнула Панк. Откровенная враждебность девочки вызвала у Джека улыбку.

— Добрый вечер, мисс Мор! Рад тебя видеть!

Панк в ответ скорчила злую гримасу. Джек, пребывавший в превосходном настроении, усмехнулся.

— Где твоя мамочка?

Панк ткнула рукой в сторону кухни. Джек с теплой улыбкой направился туда, но Хеллер, памятуя о необходимости держать его на расстоянии, издали помахала рукой. Он с одобрением осмотрел ее с головы до ног, перевел взор на лицо и внимательно вгляделся в ее глаза, без слов сообщая, как она желанна. Хеллер сглотнула слюну и почувствовала, как бьется пульс в низу живота.

Вдруг Джек нахмурился и сдвинул брови.

— Что-нибудь горит?

Хеллер моментально вернулась к действительности, принюхалась и ощутила легкий запах гари. Бросилась к плите и увидела, что из духовки вырывается столб дыма.

Значит, желая уменьшить огонь, она по рассеянности его увеличила до предела. Одной рукой она прикрутила газ, а другой — открыла дверцу духовки. Ударившая в лицо волна пара и дыма не помешала ей разглядеть, что мясо сверху покрылось черной коркой, а грибы в сметане сморщились и засохли.

— Нет! — Она схватила одной рукой горячую сковороду, а другой — шипящую кастрюлю.

— Хеллер, не трогай!

Джек подскочил к ней, прежде чем боль в левой руке заставила ее уронить маленькую кастрюльку с грибами, которая грохнулась на пол.

Обхватив Хеллер за талию, Джек оттащил ее в сторону, так что кипящая грибная подливка не успела причинить ей вред. Он донес ее, болтающую в воздухе ногами, до раковины и подставил ее руку под струю холодной воды.

— Мясо! — прокричала она в отчаянии.

— Все в порядке. Я его выну. Ваше дело — держать пальцы под водой. — Он выпустил Хеллер из рук, но, повернувшись, наткнулся на Панк. — Иди в другую комнату, детка. Еще не хватает, чтобы и ты обожглась.

Панк, к удивлению Хеллер, без звука повиновалась, а Джек, отыскав две прихватки для сковород, осторожно ступая между грибами, приблизился к плите и вытащил из нее то, что уцелело.

На шум в кухню прибежали Коли и Дейви.

— Попридержи их, — обратился Джек к девочке. — Видишь, что тут творится?

Панк, расставив руки, преградила братьям вход в кухню, а Хеллер, вытерев пострадавшую руку, стала отрывать от рулона бумажные полотенца.

— Вот несчастье! Мой обед пропал! Весь вечер испорчен.

Джек отодвинул горячие сковороды подальше и заключил Хеллер в объятия.

— Да ничего не испорчено. К тому же, — он перешел на шепот, — не обеда ради я сюда явился. Поесть можно где угодно, а обнять вас — только здесь.

Тая от удовольствия, Хеллер хихикнула, однако, не сомневаясь в том, что дети с нее глаз не спускают, оттолкнула Джека. Тяжело вздохнув, она нагнулась и принялась вытирать пол бумажными полотенцами, а Джек снял рулон со стенки и пошел за ней следом.

— Если хотите, мы можем поехать куда-нибудь пообедать, — предложил он.

— Я, пожалуй, не голодна, — сообщила она, затирая самую большую лужу.

— А дети?

Выкинув бумагу, Хеллер осмотрела пострадавшее мясо. Сгорела только верхняя корочка, остальное мясо вполне годилось для еды.

— Для них наскребу, сколько надо, да и вам, если не откажетесь, хватит.

— Ну и хорошо, — весело согласился он, подбирая с полу последние грибы.

Она отослала его в гостиную, а сама вооружилась шваброй и принялась мыть пол. Но Джеку не удалось спокойно посидеть на диване — Коди и, как ни удивительно, Дейви затормошили его. Одна Панк, снова скорчив враждебную мину, молча взирала на них со стороны. Хеллер, срезав верхушку мяса, залила его кетчупом и поставила на стол, окружив спасенным гарниром. Затем отодвинула стол от стены, чтобы Джеку было где сесть, и позвала всех обедать.

Пока она наполняла тарелки, все шло хорошо, но Джеку не терпелось завязать общий разговор. Коди подхватил его, но, пожалуй, с чрезмерной готовностью, Панк, надувшись, глядела исподлобья злыми глазами, и Хеллер, присматривая за тем, чтобы Коди ел, старалась сгладить ее дурное поведение. К несчастью, Дейви почувствовал себя обойденным вниманием и решил принять участие в общей беседе, издав душераздирающий вопль. Дети рассмеялись, Хеллер его отругала, а Джек стал увещевать приторно-ласковым тоном. Не поддаваясь ему, Дейви выкинул номер почище: водрузил себе на голову кусок мяса с кетчупом, вызвав общее веселье. Только Хеллер, обтирая его волосы бумажным полотенцем, во всеуслышание выражала свое недовольство. Воспользовавшись ее замешательством, Панк попыталась спрятать тушеную морковь под край своей тарелки, но бдительная Хеллер ее уличила и наградила ледяным взглядом, призывавшим девочку к порядку. В раздражении она наложила ей вторую порцию моркови, настаивая, чтобы та съела. К досаде Хеллер и огорчению Панк, Джек встал на сторону последней.

— Вареную морковь я ем лишь потому, что мне это полезно, — сообщил он, демонстративно закладывая в рот ложку моркови и быстро ее глотая. — А нравится мне только сырая и хрустящая.

Панк, вытаращив глаза, мрачно жевала постылую морковь. Хеллер, зажмурившись, считала до десяти. Дейви запустил горсть моркови в грудь Джеку и размазал гарнир по его щеке и подбородку. В наступившей тишине он поднял свои маленькие брови, явно ожидая приступа веселья, которым была встречена его предыдущая выходка. А не дождавшись, влепил себе в глаз мятую морковь и взвыл от боли. Растерявшаяся Хеллер не знала, что делать раньше — то ли броситься обтирать лицо Джека, то ли промывать глаз Дейви.

Она рассыпалась в извинениях, а Коди набросился на Панк, обвиняя ее в том, что своим поведением она настраивает Дейви против Джека. Панк бурно запротестовала, пиная брата под столом ногой. Хеллер отчитывала всех троих. Только Джек, обтерев лицо салфеткой, сидел с равнодушным видом. Он призвал — сначала тихим голосом — всех к спокойствию, но, видя, что его призывы — глас вопиющего в пустыне, постепенно повысил голос, не забывая при этом уговаривать Хеллер, что все в порядке. Кончилось тем, что он грохнул кулаком об стол, да так, что тарелки и стаканы, задребезжав, подскочили, и возопил: «Хватит! Тихо!»

Воцарилась мертвая тишина. Дейви стал счищать морковку с пальчиков, Хеллер в замешательстве замолчала, а Коди и Панк заерзали на своих стульях. Джек откашлялся, взял вилку с ножом в руки и как ни в чем не бывало предложил: «Ешьте».

Хаос сменился позвякиванием ножей и вилок — неотъемлемой принадлежностью любого обеда в цивилизованном обществе. Хеллер вымыла Дейви руки и принялась сама кормить его с ложечки. А что дальше? — подумала она. Чудом будет, если после такого вечерочка Джек придет в дом еще раз, но ведь и раньше она так думала, а он пришел даже вроде бы против ее желания, хотя на самом деле она его прихода очень желала. Во всяком случае, она не удивится, если этот его визит окажется последним, что страшно обрадует Панк, бесконечно огорчит Коди, а ей разобьет сердце. Проклятие! Неужто этого не избежать? Голос Джека вывел ее из задумчивости:

— О, Хеллер, смотри!

Она посмотрела на него, ложка с очередной порцией еды повисла в воздухе.

— Что?

Он движением головы показал на Дейви. Ее младшенький с плотно набитым, как у бурундука, ртом энергично пережевывал пищу, переводя взгляд с Джека на нее и с нее на Джека. Она в расстройстве уронила ложку на стол.

— О Боже! — только и смогла она выдавить из себя и, схватив салфетку, подставила ее Дейви ко рту, чтобы тот выплюнул излишки, но Джек перехватил ее руку и еле заметно покачал головой. Дейви, внимательно следивший за тем, что происходит вокруг, на глазах матери из малыша, не так давно вышедшего из пеленок, превратился в мальчика: его маленькие челюсти работали как мельничные колеса, он наконец проглотил все, что было во рту, с облегчением вздохнул и улыбнулся. И кому же? Джеку. Джек в свою очередь улыбнулся ему и погладил вьющиеся волосы ребенка. Дейви просиял, перегнувшись через перекладину своего высокого стульчика, схватил со стола оброненную Хеллер ложку и с достойным удивления проворством стал черпать морковь и есть. Джек хмыкнул и уткнулся в свою тарелку. Но время от времени он взглядывал на Дейви, и они обменивались немного загадочными улыбками, как если бы между ними существовал известный лишь им двоим заговор.

Коди с надеждой в глазах наблюдал за тем, что происходило между Джеком и его братишкой. Панк же сначала смотрела на них равнодушно, но потом ее взгляд принял обычное в присутствии Джека холодное, даже враждебное выражение. Впрочем, сперва на ее лице мелькнуло что-то вроде ревности. И вдруг до сознания Хеллер дошло: ее красивая колючая дочка точно так же, как она сама, Хеллер, хочет открыть свое сердце Джеку, но боится. Она и хотела бы его полюбить, да опасается, как бы ее не обидел мужчина, который производит впечатление почти неправдоподобный доброты.

Хеллер припомнилось все, что произошло между ними в последний выходной: как он содрал с нее одежду, обнажив до пояса, и, не дав опомниться, заставил ее таять от блаженства; как улыбнулся, словно услышав приятную новость, когда Хеллер объявила, что не ляжет с ним в постель; как настаивал на этом обеде, проявив полное безразличие к сплетням в его адрес и к своей репутации. Может, он и далек от совершенства. Но он именно такой, каким в ее представлении и должен быть мужчина. Сердце Хеллер дрогнуло при этой мысли, впервые она ощутила проблеск надежды. Впрочем, надежда — штука опасная! Она постарается вытравить ее из сознания, надо только придумать, каким образом.

Остаток вечера прошел без происшествий — во всяком случае, без таких, которые могли быть сочтены серьезными. Джек настоял на том, чтобы помочь Хеллер убрать со стола и перемыть посуду, так что оба они возились допоздна на кухне, а дети тем временем смотрели телевизор.

Пора было ехать домой. Коди с Дейви вышли прощаться, и Джек дружески хлопнул Коди по спине, да с такой силой, что тот с размаху влетел ему в живот. Дейви потребовал, чтобы Джек поднял его на руки, и, не переставая лопотать нечто невразумительное, словно Джек был в состоянии его понять, водил пальчиками по его усам. Явно удовлетворенный, он чмокнул Джека в нос и сполз с его рук на пол. Сестрице же его Джек вежливо пожелал спокойной ночи, бесстрастно воспринял ее ворчливый ответ и повернулся к Хеллер. Она все время пребывала в сомнении — осмелится ли он поцеловать ее при детях — и, даже когда он взял ее за плечи и притянул к себе, не была уверена в том, что это свершится. Окончательно ее сомнения рассеялись, лишь когда он приложился к ее рту — правда, самым невинным образом, — после чего, поблагодарив и обещав вскоре наведаться, ушел.

Заперев за ним дверь, Хеллер, не переставая улыбаться, присоединилась к своему семейству. Дейви, лопоча себе под нос, бегал кругами по гостиной и в конце концов выскочил в коридор. Коди, с сияющим лицом, пошел за ним. Хеллер усмехнулась. Может, все и сладится. Чего не бывает на свете! И только Панк еле дождалась, чтобы облегчить свою душу.

— По-моему, он зануда, — объявила она без обиняков.

— Ты уже дала это понять своим поведением, что очень невежливо, — сказала Хеллер как можно более спокойно.

Но Панк решила идти до конца. Откинувшись на спинку дивана, она пронзила мать всезнающим взглядом.

— Если тебе нужен мужчина, чтобы целоваться, почему бы тебе не вернуть домой папу? — с упреком в голосе поинтересовалась она.

Тут Хеллер потеряла самообладание. Сама того не желая, она отрезала:

— Кэрмоди не мужчина. Он мальчишка — и навсегда останется им.

Панк словно ударили чем-то тяжелым по голове. У Хеллер все внутри перевернулось, ее затопило чувство раскаяния.

— Прости меня, мне не следовало этого говорить, — произнесла она, садясь рядом с дочкой на диван и обнимая ее за плечи.

Помрачневшая Панк махнула рукой в знак прощения. Хеллер, прежде чем пускаться в объяснения, взвесила каждое свое слово:

— Дело не в поцелуях, Панк. От мужчины ждешь, чтобы он делил с тобой все тяготы жизни, заботился о тебе, доверял.

— Но ведь папа тебе доверяет! — встрепенулась Панк.

— Возможно. Точнее будет сказать, что он доверяет мне растить мальчиков и тебя. Но я говорю о другом доверии, Панк, о таком доверии, когда один человек верит, что другой не причинит ему боли. Между тем ни я, ни Кэрмоди не можем этим похвастаться.

— Почему?

— На то есть причина, Панк, известная только нам с отцом.

— Все из-за этих женщин? — настаивала Панк.

У Хеллер по спине пробежал холодок.

— Да, из-за этих женщин.

— А ты думаешь, что мистер Тайлер не будет так делать?

Хеллер помотала головой и вдруг решила объяснить Панк, что такое верность:

— Не каждый мужчина обманывает свою жену, Панк. Не верь тому, кто станет тебя в этом убеждать. Каждая жена и каждый муж вправе рассчитывать на верность. Без верности нет доверия, а без доверия не может быть любви.

— А ты любишь мистера Тайлера? — У Панк задрожал подбородок.

— Я… я и сама не знаю, Панк. Думаю, я могла бы его полюбить, если бы он… Видишь ли, Джек, наверное, и сам старается понять, как он ко мне относится и что это для него означает.

— А если он тебя попросит, ты выйдешь за него замуж? — не унималась Панк.

У Хеллер перехватило дыхание.

— Я… я… да никто и не думает о замужестве, Панк! Видит Бог, хочется просто провести вечер без ссор.

Панк вздохнула, положила голову на ладонь, а локтем оперлась на диванную подушку.

— Я никогда не хочу ссориться, — промолвила она. — Но как-то само собой получается.

Хеллер с сочувствием взглянула на дочку.

— Знаю, милая. И со мной такое бывает. Но надо стараться.

Панк кивнула — впрочем, без особого энтузиазма, — соскользнула с дивана на пол, улеглась на живот, подперев голову кулаком, взяла в руки пульт дистанционного управления и быстро забыла и про маму, и про состоявшийся с ней разговор. Пусть смотрит, решила Хеллер, совершенно не представлявшая, как вести себя с дочкой и о чем говорить дальше. Ах, почему все на свете так невероятно сложно?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

При виде мужчины, стоящего за кассой, улыбка сбежала с лица Джека: он не сомневался, что застанет на этом месте Хеллер. Им овладело беспокойство. Уж не случилось ли чего? Без причины Хеллер не пропустит работу — у нее просто нет такой возможности. Внимательно разглядев мужчину, занявшего место Хеллер, — низенького, жилистого, лет пятидесяти, с сигарой во рту, — он пришел к выводу, что вряд ли стоит его расспрашивать, где она. Ибо трудно ожидать от него вежливого ответа.

После минутного раздумья Джек решил, что лучше всего осведомиться о местопребывании Хеллер как бы между прочим. С этой целью он взял из холодильника банку ледяного чая и встал в очередь после старушки с бумажными салфетками в руке и двух девчушек, которые, перешептываясь, старались наскрести денег на покупку буханки хлеба и двух пирожных.

Мужчина с сигарой поскреб толстой рукой без двух пальцев жесткие седые волосы и, не выпуская зажатый в желтых зубах кончик сигары, состроил недовольную гримасу.

— Ну, так есть у вас деньги или нет? — спросил он довольно резко у девочек. Одна из них взглянула на него испуганными газельими глазами и продолжала рыться в карманах. «Симпатичный мужик», — насмешливо подумал Джек, выловил в кармане четверть доллара и положил на прилавок. Девочка с газельими глазами улыбнулась, как будто узнав его, и поблагодарила. Кто она, Джек так и не вспомнил, но лицо было ему знакомо. Он с улыбкой кивнул ей и снова пристроился старушке в затылок.

Кассир собрал всю мелочь в кучку, пересчитал и отложил шесть центов сдачи в сторону — очевидно, для Джека. Девочки выбежали из магазина, сжимая покупки в потных руках. «Кассир мог бы по крайней мере дать им, как полагается, бумажный пакет», — подумал Джек, но промолчал.

Пожилая дама перед ним, очевидно оценив его великодушный поступок, предложила Джеку встать впереди нее, но он, улыбнувшись, отказался и, открыв банку, выпил половину ее содержимого. Желая продлить пребывание у кассы и хоть чем-то досадить скупердяю, Джек расплатился двадцатидолларовой купюрой. Кассир искоса взглянул на него, сгребая шесть центов, потом долго считал и пересчитывал сдачу, пока Джек, опершись бедром о прилавок, допивал чай.

— А где же сегодня Хеллер? — поинтересовался он, стараясь говорить как можно более непринужденно.

Сигара перекочевала из одного угла рта в другой.

— Никогда не следует брать на работу женщин с детьми, — проворчал он. — Вечно у них что-нибудь случается.

— А что же случилось на сей раз? — Джек усмехнулся, стараясь скрыть тревогу.

— Сказала, что нянька, будь она неладна, сбежала. — Он возмущенно помахал трехпалой рукой. — А если б не нянька, случилось бы еще что-нибудь.

Ах, вот как! Бетти! Джек отхлебнул чаю.

— Я-то думал, что Хеллер очень обязательная. Обычно женщины в ее положении не пропускают работу.

— Да уж конечно. Подожду до завтра. Не придет — возьму другую. — Он вынул сигару изо рта, но тут же с гримасой вложил обратно. — Не мне же стоять за кассой!

Значит, этот ворчун — хозяин Хеллер. Нетрудно себе представить, сколько обид приходится терпеть от него бедной женщине. Джек прикончил чай, смял банку и выкинул в мусорный ящик по другую сторону прилавка.

— Думаю, она как-нибудь выкрутится.

— Так-то будет лучше, — пробормотал кассир вслед уходящему Джеку.


— Здравствуйте, добрый день! — С этими словами Хеллер, держа Дейви на бедре, посторонилась, впуская Джека в дом.

Он улыбнулся, взъерошил Дейви волосы и слегка коснулся губами щеки Хеллер.

— Что я слышал, Бетти сбежала?

— Представляете, эта гусыня отбила мужа у своей лучшей подруги! — Хеллер вытаращила глаза. — Невероятно, да?

— Вы хотите сказать, что она была его любовницей?

— По-видимому.

— Дай ей Бог!

— Но я-то в каком положении!

— «А что мне до того», — процитировал Джек строку из популярного стихотворения, улыбнулся и широко развел руки в стороны. Дейви понял это как приглашение и, вытянув ручонки вперед, всем туловищем подался к Джеку. Джек успел на лету подхватить его и прижать к груди.

Хеллер рассмеялась, удивленная.

— Ах ты, предатель! Все утро как приклеенный ездишь на мне, а стоило появиться лошадке покрепче, и ты меня бросаешь!

Дейви вынул пальчик изо рта и сосредоточенно, словно что-то изучая, поводил им по усам Джека. Хеллер покачала головой.

— Вы его прямо околдовали, Джек! — произнесла она лукаво.

— Ну и прекрасно, — улыбнулся он. — Значит, мы поладим после вашего ухода.

— После моего ухода?

— Я завернул в магазин, прежде чем прийти сюда.

— Я так и подумала.

— Милый человек ваш хозяин, ничего не скажешь.

Она усмехнулась и с сардоническим выражением лица сложила на груди руки.

— Так-то оно так, но ведь и крокодила можно приручить. Что сказал Мак?

— Он сказал, — Джек взглянул на Хеллер с глубоким сочувствием, — что, если вы завтра не выйдете на работу, он вас уволит и возьмет другого кассира.

Хеллер обеими руками схватилась за голову.

— Этого нельзя допустить! Проклятие! Он терпеть не может стоять за прилавком.

— Мне тоже так показалось.

— Придется разыскать маму!

Она кинулась к телефону, висевшему над барьером, отделявшим кухню от жилой части дома, и лихорадочно набрала несколько номеров. В волнении барабанила она пальцами по верху барьера, ожидая ответа, но он так и не последовал.

— И где ее носит? — воскликнула Хеллер в отчаянии, швыряя трубку на рычаг. — Обычно она раньше двух часов дня не выходит из дому, а с постели поднимается только в полдень. — И в раздражении Хеллер стукнула кулаком по барьеру.

— Ну что вы! — Джек пересадил Дейви на одну руку, а освободившейся обнял Хеллер. — Появится, куда она денется!

— Но она нужна мне сию минуту! — не успокаивалась Хеллер.

— Все утрясется, дорогая! — Он обнял ее покрепче.

Тепло, исходившее от него, мигом смягчило ее гнев.

— Вы правы, — согласилась она и, не выдержав искушения, положила голову ему на плечо. — Придется Маккарти подождать. До завтрашнего дня она наверняка отыщется.

— По правде говоря, я не вижу в том особой нужды, — промолвил Джек. — С детьми и я могу посидеть. А вы идите на работу.

Хеллер выпрямилась и поглядела ему в лицо.

— Я не могу на это согласиться.

— Почему же? В другой раз Маккарти дважды подумает, прежде чем угрожать вам увольнением. С другой стороны, он будет знать, что вы не злоупотребляете своим семейным положением.

— Все равно я злоупотребляю. Вашей добротой.

— Вот уж нет. Мне все равно нечего делать.

— Как же, как же, можно подумать, что вы именно так и собирались провести этот день — в роли няньки.

— Может, и не собирался, — согласился он, снимая руку с ее плеча, чтобы пощекотать животик Дейви, выступающий из-под короткой майки. Тот засмеялся и закрыл это место ручками. — Но это может оказаться очень забавным.

— Нет-нет, этого я не допущу, — решительно сказала Хеллер, мотая головой, и потянулась вперед, чтобы забрать малыша. К ее изумлению, Джек и Дейви дружно отпрянули назад, а Дейви даже прижался к груди Джека и обвил его шею ручонкой. Разинув рот от удивления, Хеллер сузившимися глазами взглянула на сына. — Изменник!

Дейви приложил ко рту три пальчика.

— Зэк чикочет миня!

Хеллер шутливо ткнула его в грудь пальцем.

— Но ведь мама тоже умеет щекотать!

Дейви засмеялся, но оттолкнул ее палец и положил головку на грудь Джеку.

— Зэк! — твердо выговорил он.

Джек хмыкнул, и этот низкий звук заставил Дейви поднять брови.

— Один — ноль в мою пользу! — сообщил Джек.

— Не забудьте Коди. — Хеллер вспомнила, что, узнав о бегстве Бетти, ее старший сын с ходу предложил пригласить Джека.

Джек погладил Дейви по спине.

— Мне бы еще добиться расположения вашей дочери, — произнес он огорченно.

— Желаю удачи! — Хеллер явно разделяла его опасения.

— Разве что сегодня, когда мы будем предоставлены самим себе, — размышлял Джек вслух.

Хеллер сморщила нос — ну, он-то уж знает, как обвести девочку вокруг пальца. Джек принял ее гримасу за выражение неодобрения.

— Впрочем, если вы мне не доверяете…

— Дело не в этом.

— …если предпочитаете все же оставить детей с матерью…

— Что вы! — воскликнула она, широко раскрывая глаза. — На самом деле я вовсе не люблю оставлять детей на мою мать. Вы куда более надежная няня.

— Тогда в чем же дело?

Хеллер взглянула на Дейви, тесно прижавшегося к груди Джека, вздохнула и сдалась:

— Ну хорошо. До девяти вечера. От работы в приюте мне удалось на сегодня отделаться.

Он радостно улыбнулся и наклонился так, что их лица оказались рядом.

— Замечательно! Значит, вечер — наш! — И он долгим поцелуем приник к ее рту. Дейви, тут же отозвавшись встревоженным лопотаньем: «Зэк чикочет маму», вцепился маленькой пухлой ручонкой ей в волосы и потянул к себе.

— Ах ты, маленький ревнивец! — Хеллер закатала его майку и поцеловала в животик, а Джек осторожно освободил ее волосы из его ручонок. — Мне пора! — заявила она, направилась к себе в спальню и тут же наткнулась на Коди и Панк.

Коди весь сиял, глаза его светились надеждой, а Панк сохраняла обычную угрюмость. Было ясно, что они стали свидетелями этого поцелуя, и Хеллер с изумлением ощутила, как запылали ее щеки. Джек же, на которого она искоса взглянула, принял совершенно безразличный вид, как если бы ничего не произошло. Ну что ж, решила она, пусть расхлебывает кашу, которую сам заварил.

Уже на ходу она поцеловала светло-каштановую головку Коди и светло-русую — Панк.

— Мне все же придется пойти на работу, — объявила она. — С вами побудет Джек, но я вернусь пораньше. Ведите себя хорошо, дети.

Коди весело обещал, что все будет в порядке, Панк кивнула все с тем же мрачным видом. Хеллер быстро поменяла шорты на джинсы и выскочила в дверь, стараясь не думать о том, что оставляет Джека на милость своих сыновей, которые его обожают, и дочери, которая его ненавидит. Хоть бы догадался убрать ножи подальше, не то до ее возвращения ему придется исцелять свои раны.

Все шло как по маслу, хотя Панк — что за ужасное имя для маленькой девочки[7] — всячески старалась не казаться веселой. Уложив в кроватку заснувшего на его коленях Дейви, Джек решил развлечься единственно возможным для него образом, ибо телевизор оккупировали дети. Он сбегал к машине, достал из спортивной сумки клюшку и коробку с мячами, а в коридоре устроил из куска ковра и пластмассовой миски некое подобие поля для гольфа. При первых же звуках удара мяча по пластмассовой миске в коридоре появился Коли. Джек ввел его в тайны игры и дал ему клюшку — попробовать свои силы.

Клюшка была, естественно, чересчур велика для мальчика, но Джек показал ему основные приемы гольфа. Оглянувшись в какой-то момент, он увидел в дверях Панк, с напряженным интересом наблюдавшую за игрой. Не надеясь на согласие, Джек все же счел своим долгом предложить ей клюшку и поразился: она не стала презрительно воротить нос и не только взяла клюшку, но и позволила ему поправить ее стойку, поставить в должном направлении руку, помочь сделать удар. Каково же было его изумление, когда она забила один мяч, затем второй, третий… Казалось, она, не сходя с места, способна забивать мячи до бесконечности. Джек очень серьезно посмотрел ей в глаза и промолвил:

— Надо взять тебя на настоящее поле для гольфа.

Она ответила ему таким же серьезным взглядом и один раз даже кивнула.

Джек позвонил в магазин и сообщил уже успевшей утомиться Хеллер, что собирается вывезти детей за город. Ей идея показалась безумной, но возражать она не стала — лишь бы дали Дейви вволю выспаться. Но и после его пробуждения выехали далеко не сразу: он обмочился, Джеку пришлось его переодевать и мыть — но кто же виноват, если он сам забыл надеть на малыша непромокаемые трусы, — затем стирать его простынки в ванне, затем полоскать, и не мудрено, что, разогнувшись после всех этих славных дел, он почувствовал острую боль в колене. Тем не менее, проглотив изрядную порцию аспирина из запасов Хеллер, он посадил детей в машину, вставил в нее специальное сиденье для Дейви и — наученный горьким опытом — не забыл взять запас одежды для малыша.

Коди и даже Панк, хоть она и тщилась скрыть свое впечатление, пришли в полный восторг от его автомобиля. Восхищенный Коди воскликнул, что впервые за всю свою жизнь он сидит в новом автомобиле. Джек уж не стал ему рассказывать, что седану всего лишь три года от роду, — подобные сведения окончательно отвратили бы мальчика от старой, двадцатилетней давности, машины матери.

Выехав на шоссе, Джек взял направление на Даллас. На окраине Луисвилла им бросился в глаза огромный стенд с вывеской популярного ресторана. Дейви издал громкий вздох и вступил в борьбу с привязными ремнями, бормоча нечто непонятное Джеку. Коди выступил в роли переводчика:

— Он хочет детский обед. В него всегда вкладывают какую-нибудь игрушку.

Взгляд на часы показал Джеку, что обеденное время не за горами.

— Кто хочет есть? — обратился он к своим пассажирам.

Даже Панк призналась, что голодна. Джек, дождавшись поворота, подкатил к ресторану. Там он, не задумываясь, с ходу выбрал для себя самый дорогой гамбургер с самой большой порцией жареной картошки, а для детей — три детских обеда. Услышав это, Коди потянул его за локоть и в ответ на вопрошающий взгляд Джека очень серьезно произнес:

— Нам с Панк обычно не покупают детских обедов.

— Да? Почему?

Коди взглянул на кассира и смущенно ответил:

— Они слишком дорого стоят.

Джеку достаточно было одного взгляда на висящее перед ним меню, чтобы сосчитать: детский обед в специальной упаковке с игрушкой стоит на шестьдесят центов больше, чем гамбургер, картошка и кока-кола, итого на двоих — доллар двадцать центов. Уж как-нибудь он может позволить себе раскошелиться на эдакую сумму для детей Хеллер! Он заговорщически посмотрел на веснушчатого подростка, стоявшего за кассой.

— О, уже, должно быть, поздно! Чек пробит! Не так ли?

— Да, да, конечно, — кивнул подросток.

Джеку почудилось, что со стороны Панк до него донесся вздох облегчения, но, повернув к ней голову, он убедился, что она с видом полного безразличия рассматривает пейзаж за окном. Зато Коди благодарно обвил своей рукой его большую кисть.

Не так-то просто оказалось засадить Дейви в высокий стульчик, а затем уговорить его расстаться с двумя детскими обедами — он претендовал на все три, алчно прижимая их к своей груди. Еще труднее было заставить детей есть, а не развлекаться пусть дешевой, но новой игрушкой из детского обеда. Особенно отличился Дейви. Он клал ее себе на головку и раскачивал, игрушка падала наземь, тогда он начинал выть и выл до тех пор, пока Джек не поднимал ее с полу, после чего история повторялась.

Не мудрено, что, снова оказавшись за рулем, Джек уже не испытывал прежнего энтузиазма. Но как разочаровать детей, чьи глаза горели так, словно они только что побывали в Диснейленде? Даже Панк, упорно старавшаяся сохранить если не угрюмость, то хотя бы равнодушие, не могла загасить блеск своих глаз.

А как он усилился, когда Панк, вооруженная клюшкой по ее росту, с разгромным счетом обыграла брата в детский гольф! Джек отказался от участия в состязании после того, как в пятый раз погнался за Дейви и водворил его обратно на площадку. При шестой попытке к бегству Джек пригрозил малышу, что привяжет его к себе, а Коди заметил, что Хеллер часто прибегает к этому методу. Воспрянув духом, отчаявшийся было Джек попросил у дежурного длинную веревку помягче, но тот, поняв Джека с полуслова, вытащил самые настоящие вожжи, даже с упряжью на молниях. Век живи, век учись: Джеку стало ясно, что не у него первого возникла подобная проблема.

Едва он затянул все молнии упряжи на груди Дейви, а другой конец вожжей прикрепил к своей талии, как маленький тиран сообразил, что передвигаться верхом на ноге Джека куда интереснее, чем бегать самому. Это в корне изменило саму игру: задача игроков теперь состояла в том, чтобы провести мяч и загнать в лунку, прежде чем Дейви успеет схватить его или завернуть в сторону. Покидая детскую площадку для игры в гольф, Джек подумал, что отныне смело может без репетиций исполнять кинороли Франкенштейна — столько выносливости он проявил, таская ребенка на колене. Правда, оно болело адски, но все равно этот день доставил Джеку небывалое удовольствие. Ему казалось, что и дети чувствовали то же самое.

Даже Панк, не проронившая ни слова благодарности в его адрес, дома бросилась к матери и засыпала ее рассказами о том, как она обставила своего братца. Она до того дошла, что без опровержения выслушала похвальный отзыв Джека о ее способностях. Коди — так тот просто сиял от счастья, а Дейви хоть и пошел охотно на руки к матери, но без умолку лопотал что-то тарабарское, то и дело поминая Зэка и хвастаясь игрушкой из детского обеда. В общем, день прошел прекрасно, и, наблюдая за тем, как Хеллер готовит себе салат с яйцом, Джек предвкушал не менее приятный вечер. Усталая после работы Хеллер тем не менее улыбалась, усаживаясь рядом с Джеком на диван.

— Сегодня вы спасли мне жизнь.

— Для этого и нужны друзья.

— Друзья? — Она взглянула на него иронически.

— Ну, может, чуть больше, чем друзья. — Он с ласковой улыбкой обнял ее за плечи.

Панк поднялась с пола и уселась поближе к матери. Как бы ради усиления позиций Джека, Коди пересел поближе к нему. Не переставая ворковать, Дейви тоже присоединился к обществу и начал ползать по ногам взрослых.

Поначалу, глядя на них, Хеллер весело смеялась, но через несколько минут, положив голову Джеку на плечо, посерьезнела.

— Ну ладно, — промолвила она, — сегодняшний день, слава Богу, прошел без сучка, без задоринки, но как быть завтра? Не могу же я превратить вас в постоянную няньку, но и работу потерять опасаюсь.

— У меня есть предложение, — сообщил Джек. — Я знаю одну девушку, очень надежную. Доверьтесь ей, она справится.

— О, это замечательно! Я собиралась дать объявление в местной газете, но так мне нравится больше. В няне, которая явится по вашей рекомендации, можно не сомневаться.

— Похоже, я получил комплимент, — улыбнулся Джек.

— Это не комплимент, а всего лишь констатация факта.

— Ах, так?! Сколько же надо потрудиться, чтобы выжать из вас комплимент?

— Спросите меня об этом попозже, когда я слегка приду в себя, — с деланным драматизмом ответила Хеллер.

Он весело рассмеялся, более, чем любым комплиментом, польщенный тем, что она положила голову в углубление на его плече, пристраиваясь поудобнее перед экраном телевизора. Джек с нетерпением ожидал того часа, когда дети один за другим отойдут ко сну.

— Пора спать, по-моему, — облегченно прошептал он час спустя. С величайшей осторожностью он поднял с полу бесчувственное тело заснувшего Дейви, но, передвигаясь к краю дивана, чтобы встать, оглянулся на Хеллер: увы, намаявшись за день, она спала сном праведника. Вот тебе и приятный вечерок, усмехнулся про себя Джек.

Теперь уже он не забыл надеть на Дейви непромокаемые трусы и мягко, но настойчиво загнал старших детей в постель. Коди был само послушание: он по первому слову Джека вскарабкался на верхнюю полку довольно шаткой сдвоенной кровати, которую Джек решил отремонтировать, не откладывая в долгий ящик. Панк вела себя куда более сдержанно, но, когда Джек подоткнул под нее одеяло, не запротестовала, то ли от усталости, то ли смягчившись по отношению к Джеку. Он не смел предположить последнее, хотя надежда не покидала его.

Дети улеглись, и лишь Хеллер продолжала сидеть перед телевизором, не глядя на экран. Подумав, Джек решил не будить ее — пусть так и спит на диване. Он положил ее поудобнее, она шевельнулась во сне, пробормотав что-то про детей и школу. Джек откинул волосы с ее лица и ласково поцеловал в щеку, прошептав:

— Дети в порядке, дорогая. Спи спокойно.

Она вздохнула, сложила руки на груди, а он стянул с нее туфли и, отыскав легкое одеяло, накрыл ее. Расхаживая вокруг, он старался не обращать внимания на боль в колене и долго вглядывался в лицо Хеллер. Неужели эта удивительная женщина и есть его судьба? Он желал этого всеми фибрами своей души, ибо впервые встретил такое храброе, упорное и самоотверженное существо. Джек был убежден: если она когда-нибудь решится полюбить его, то в своем чувстве будет безудержна. Как хочется испытать такую любовь!

И помочь ей и ее детям. Но более всего ему сейчас хотелось нырнуть к ней под одеяло и медленно пробудить ее тело ласками. Еще не время, подумал он и удовольствовался тем, что поцеловал ее обольстительный рот.

Она вздохнула во сне и выдавила из себя одно-единственное слово — «Джек».

Сердце его замерло, затем бешено забилось, почти причиняя боль. Он услышал свой шепот: «Я люблю тебя» и тут же понял, что так оно и есть: он любит ее. Что же ожидает их в будущем? Обретет ли она снова доверие к мужчине? Отдаст ли ему свое сердце?

Вопросы, вопросы, на которые нет ответа… и все же, подумалось ему, если есть на свете человек, способный найти свое счастье по нацарапанному карандашом объявлению, то это Джексон Тайлер. С этой мыслью он, выключив телевизор, неохотно ушел от Хеллер. Проверил, захлопнулся ли замок, и поехал домой, в свою постель, которая, впрочем, уже не казалась ему своей — в ней не было Хеллер.


Довольная тем, что они обо всем договорились, Хеллер улыбнулась юной девушке и протянула ей руку. Мэри-Бет Керн, также с улыбкой на хорошеньком, несмотря на веснушки, лице, горячо ответила на ее рукопожатие.

— Спасибо, миссис Мор. Я буду стараться, обещаю.

— Я в этом не сомневаюсь, — ответила Хеллер.

Мэри-Бет повернулась к детям:

— Не хотите ли показать мне двор?

— Еще как хотим! — Коди и Панк, повскакав со своих мест, принялись всовывать босые ноги в сандалии, сброшенные всего несколько минут назад.

Мэри-Бет подхватила Дейви на руки, но, когда дверь отворилась и он понял, что его выносят из дому, из груди ребенка вырвался отчаянный крик:

— Зэк! Зэк!

Дейви размахивал ручками и тянул их к своему новому любимцу, сидящему в конце обеденного стола.

Мэри-Бет поднесла ребенка к Джеку, и тот посадил его к себе на колени.

— Он любит вас, мистер Тайлер! — заметила Мэри-Бет.

— Да, мы старые друзья! — И Джек пощекотал малышу животик, выглядывавший из-под слишком короткой, как обычно, майки. Дэйви упал на спину, зайдясь от смеха и болтая в воздухе ногами и руками.

— Ничего, если он побудет с вами, пока мы поиграем на воздухе? — спросила Мэри-Бет.

— Разумеется. — Джек погладил мальчика по попке.

Но тот вдруг раскапризничался: с криком «гулять, гулять» он вырвался из рук Джека и кинулся к Мэри-Бет, которая чуть ли не на лету подхватила его, вызвав всеобщий хохот.

Хеллер вытащила из шкафа сандалики малыша.

— Лучше его обуть.

— Когда спущу на землю, — пообещала Мэри-Бет и вышла со своей ношей на улицу.

— Мне кажется, она приживется. Хорошо, что она подвернулась, — сказал Джек.

— Я тоже рада. Тем более что она согласилась работать за меньшую плату, чем получала Бетти. — Хеллер промолчала, что ее беспокоят вечера — ведь Мэри-Бет спать будет дома. Может, удастся на время договориться с матерью и Кэрмоди, а там она что-нибудь да придумает, хотя что именно — неизвестно. Скрывая тревогу, она улыбнулась: — Хотите чаю? Холодного.

Джек помотал головой — нет, он не хочет чаю, он хочет совсем иного. С загоревшимися глазами он потянул стоявшую рядом Хеллер за шлицу на поясе брюк, так что она оказалась у него между ног. Хеллер понимала: неразумно так искушать судьбу — и тем не менее, не совладав с собой, улыбаясь, положила руки ему на плечи. Свободной рукой Джек обхватил ее затылок и притянул к себе. Их губы сблизились. Хеллер со вздохом закрыла глаза и потерлась губами о его рот.

С довольной усмешкой Джек обнял ее и посадил к себе на колени. Скрестив ноги, он зажал ее, как в ловушке.

— Нам надо поговорить, — хрипло сказал он.

Хеллер кивнула, но, закидывая руки ему на шею, с жадностью посмотрела на его рот.

— Потом, — прошептала она.

Джек то ли застонал, то ли всхлипнул в ответ на ее приглашение, раскрытым ртом поймал ее губы и быстрыми движениями языка обласкал внутренность ее рта. Она прижалась к нему, бедрами, животом, грудью ощущая его сильное твердое тело. О, как легко поддаться его обаянию и впасть в это сладкое горячечное безумство! Если она не найдет в себе сил для сопротивления его чарам, то может оказаться в очень и очень двусмысленном положении, чего не должна позволять себе женщина ее возраста, с богатым жизненным опытом за плечами.

Она нехотя отстранилась от Джека. Он так же нехотя ее отпустил. Хеллер с трудом перевела дыхание.

— Мне… ммм… мне необходимо переодеться для работы.

— Нужна моя помощь? — пошутил он.

— Даже если б и была нужна, я бы не созналась. Чересчур опасно. Бес-искуситель! Вот вы кто!

— Ну да?! — Весьма польщенный, Джек откинулся на спинку стула, поставив его на задние ножки, руки положил за голову, а коленями уперся в край стола.

— О, я еще пожалею об этих словах, — пробормотала Хеллер.

Он состроил свирепую гримасу и кивнул в знак согласия. Хеллер, как бы сдаваясь, подняла руки вверх и поспешила к себе, подсмеиваясь над тем, как взволновали ее эта гримаса и многообещающий кивок. Сердце у нее забилось так, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. О Боже, он, даже и пальцем не пошевелив, заставляет ее желать то, на что она не имеет права. Поразительно! Когда-то она полагала, что ее отношения с мужем такие, какими и должны быть, что между мужчиной и женщиной всегда так, а теперь видит, что это неверно. Теперь она поняла то, в чем не хотела признаться даже себе самой: с Кэрмоди у нее никогда ничего подобного не было.

Кэрмоди казался ей мирной гаванью, в которой она надеялась найти спасение от непрочности шаткого родительского дома; гавань эта обманула ее ожидания — в ней царил тот же буйный беспорядок, от которого она пыталась спастись бегством. Однако, верная долгу, она старалась быть Кэрмоди хорошей женой. Насколько легче ей бы это далось, если бы он сумел разжечь в ней страсть! А может, именно ее холодность и толкнула Кэрмоди в объятия других женщин? — пришло ей вдруг в голову. Если дело в этом, то Джек может быть спокоен — она воспламеняется от одного его прикосновения.

Отогнав от себя эти греховные мысли, Хеллер вытащила из тесного гардероба черные джинсы и натянула их на себя вместо синих. С огорчением увидев в зеркале при переодевании следы растяжек на груди и животе, Хеллер расстроилась: а не поколебался бы Джек в своем чувстве, заметь он их? Следы, правда, еле видные, тонкие розоватые полоски там и сям, но ведь Джек наверняка может иметь красавицу из красавиц. Не желая углубляться и в эту мысль, Хеллер заставила себя задуматься о более насущных, повседневных вопросах.

Усевшись на край кровати, она сняла трубку древнего аппарата с вращающимся диском и, стараясь не ошибиться, набрала номер телефона матери. К счастью, на сей раз Фанни ответила. В течение нескольких неприятных минут Хеллер растолковывала матери, в каком безвыходном положении она оказалась, Фанни в ответ жаловалась на плохое самочувствие, Хеллер убеждала ее, что оно пройдет, Фанни ссылалась на какие-то свои неотложные дела, и так продолжалось бы до бесконечности, если бы Хеллер, закусив губу, чтобы не наговорить лишнего, не прервала разговор под тем предлогом, что опаздывает на работу.

Когда она с сумочкой в руке вышла из спальни в гостиную, старшие дети сидели на полу рядом с Бет, объяснявшей им новую игру, а Дейви висел у нее на спине, обхватив ручонками шею, и радостно визжал, изредка подпрыгивая. Джек, упершись локтями в колени, добродушно взирал на это зрелище. Заметив прощальный знак, который Хеллер глазами подала новоиспеченной няньке, он поднялся, и они вместе выскользнули из комнаты. Во дворе их пути расходились, но Джек взял Хеллер под локоть, довел до ее машины, быстро поцеловал и произнес:

— До скорого, милая.

Ей и в голову не пришло, что это «скорое» наступит не далее как сегодня вечером.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Уже сгущались сумерки, когда слегка прихрамывающий Джек, напевая, поднялся по лестнице дома Хеллер. На пороге он остановился, стукнул в дверь разок, другой, но, не получив ответа, отворил ее и вошел внутрь. Гостиная была пуста.

— Мэри-Бет! Дети!

Он услышал звук отворяемой двери, стук каблуков по линолеуму, сопровождаемый еле слышным позвякиванием, и на пороге гостиной появилась женщина весьма странного вида, настолько странного, что у Джека от изумления отвисла нижняя челюсть, которую он поспешил прикрыть рукой, якобы прокашливаясь. Женщина приняла небрежную позу, уперев в бока руки с ярко-красными ногтями. На ней было облегающее красное платье с узкими рукавами ниже локтей, подпоясанное желтым ремнем не менее пяти дюймов шириною, спорившей с длиной юбки. Гремевшее на ходу ожерелье дополнялось тяжелыми золотыми браслетами на руках с многочисленными раскачивавшимися брелоками. Подколотые кверху обесцвеченные волосы жесткими завитками торчали во все стороны, обнажая свисающие с мочек ушей почти до плеч серьги с подвесками. Вокруг налитых кровью глаз небрежно положены красные и желтые тона, хорошо сочетавшиеся с ярко-красной губной помадой. Туфли также ярко-красного цвета — к сожалению, несколько иного тона, чем платье и тени на лице, — разумеется, на высоченных, дюймов шесть, не меньше, каблуках. Казалось чудом, что она может на них не только стоять, но и передвигаться.

Перекатив во рту жевательную резинку, она бесцеремонно оглядела его с головы до ног и спросила:

— Кто вы такой, черт подери?

Ошарашенный и даже немного рассерженный подобным обращением, Джек опустил протянутую было для рукопожатия руку и сделал шаг вперед.

— Где Мэри-Бет и дети?

Она снова обшарила его оскорбительным взглядом, затем, нарочито выставляя вперед свои длинные ноги, еще достаточно крепкие по сравнению с помятым лицом и обвисшей грудью, пересекла переднюю и взяла пачку сигарет со столика у двери.

— Малютка Мэри-Бет отправилась домой — ужинать, а Хеллер нет дома.

— Где Хеллер, я знаю, — откашлявшись, произнес Джек. — Меня интересует, где дети.

Словно в ответ на его вопрос, раздался топот маленьких ног, и ему на шею кинулся Коди.

— Джек!

— Привет, приятель! — Джек подхватил Коди и прижал к себе. — Как жизнь, сынок?

— Мы и не знали, что вы придете!

— Не знали? Могли бы догадаться. Не оставлю же я вас на ночь одних!

Коди бросил многозначительный взгляд на женщину — она курила, прислонившись к вешалке.

— Здесь бабушка Фанни, — произнес он без энтузиазма.

Ах, так! Фанни! Значит, это и есть мать Хеллер. Наблюдая за тем, как сильно подведенные брови Фанни поднялись от возмущения, что ее посмели назвать бабушкой, Джек подумал, что при такой матери ранний брак Хеллер не вызывает удивления.

— Значит, вы Джексон Тайлер, — протянула Фанни. — Так-так. Видный мужчина, ничего не скажешь. Слишком видный для Хеллер Сьюзен. — Она выставила бедро и оперлась о него рукой. — Я так и думала, что вы не ее поля ягода. Что вам нужно от моей девочки? Впрочем, я и сама это прекрасно знаю.

Джек почувствовал приступ бешенства. Он нагнулся и поставил Коди на ноги.

— Пойди-ка лучше к брату с сестричкой, — твердо посоветовал он.

Коди бросил взгляд на Фанни и кивнул. Проходя мимо нее, он буркнул неодобрительно:

— Тебе же не разрешается здесь курить.

— Мне не разрешается курить в присутствии детей, — ответила она своим пропитым голосом. — Так что выметайся отсюда и сиди с остальными в спальне, пока я вас не позову.

Джек сглотнул, удерживая резкие слова, готовые сорваться с языка, руки его сжались в кулаки.

— Я не потерплю ваших грязных намеков.

— Никаких грязных намеков я не делаю, дорогуша. — С этими словами Фанни пересекла комнату, наклонилась над низенькой книжной этажеркой в углу за диваном, да так, что из-под задравшейся тонкой юбки выглянули, к смущению Джека, голые ляжки до самого основания. Сняв что-то с верхней полки, она на вытянутой руке поднесла Джеку.

Не понимая, в чем дело, Джек взял какую-то брошюру в мягкой обложке, но, едва взглянув на нее, понял, что это «SAT» — тест ученических способностей, то есть те самые бумаги, которые в их штате выдаются каждому абитуриенту высшего учебного заведения. Сперва Джек подумал, что их забыла здесь Мэри-Бет, но при ближайшем рассмотрении он обнаружил внизу страницы подпись Хеллер. Хеллер будет учиться! Его охватила гордость. Все ясно. Она достаточно умна, чтобы понимать: только образование даст ей надежду выбраться из той ямы, в которой она оказалась. Джек не мог удержаться от счастливой улыбки.

— Так и есть! — возгласила Фанни обличительным тоном. — Вы забиваете ей голову всякой ерундой, разве не так? Внушаете ей надежды, которые не могут сбыться, это ясно как Божий день.

— Я ничего об этом не знал, — искренне признался Джек.

— Я сразу вас раскусила, — продолжала Фанни, не обращая ни малейшего внимания на его возражение. — И предупредила мою девочку — от вас ей ждать нечего, вы лишь усложните ей жизнь.

Джек чуть было не расхохотался. Кто будто жизнь Хеллер можно еще усложнить! Уж дальше ехать некуда! Он положил брошюру на стол.

— Вы, по-видимому, недооцениваете свою дочь. У нее хватает ума осознать, что требуется в этом мире, чтобы достигнуть успеха. А работы, видит Бог, она не боится.

— И вот что он ей послал! — воскликнула Фанни, под перезвон браслетов взмахивая руками с зажатой в одной из них дымящейся сигаретой. — Трех детишек, цепляющихся за ее юбку, и эту старую развалюху, в которой зимой зуб на зуб не попадает. — Она затянулась и выпустила струю дыма. — Я заберу ее к себе, так и знайте. И детей тоже. — Она усмехнулась и лукаво добавила: — Кэрмоди уже живет у меня.

— С чем я вас и поздравляю, — съязвил Джек.

— Кэрмоди нормальный мужик, — пожала плечами Фанни. — Умеет ценить радости жизни, как все прочие, включая и вас.

— У нас с ним разные представления о радостях жизни, они отличаются друг от друга, как день и ночь.

Дымя сигаретой, она посмотрела на кончик своего носа.

— Думаю, что это не так.

— Думайте, что вам угодно, — пожал он плечами.

— Вы зря теряете время, — заявила Фанни, вызывающе выставляя ногу перед собой. — У Хеллер никогда не было вкуса к радостям. Неудивительно, что у нее такая трудная жизнь.

— Жизнь ее трудна из-за того, что от отчаяния она сделала неправильный выбор. И никто даже не пытался ей помочь.

— Вы меня возмущаете, — гордо выпрямилась Фанни.

— А вы меня. Вы стоите в доме своей дочери и критикуете ее почем зря, а вам бы следовало гордиться тем, как она строит свою жизнь! Она не покладая рук работает, чтобы прокормить себя и детей. И она гордится этим, а уж детей своих любит больше всего на свете. Ради них она хочет добиться большего, а вы считаете это ерундой. Вот против этого ей и приходится всю жизнь бороться, и она борется! Трудится она чуть ли не до изнеможения, но зато в любом обществе может высоко держать голову. Она заслуживает всяческой поддержки, и я со своей стороны сделаю все, чтобы ее поддержать.

— Как же, как же! — скептически пробормотала Фанни, глядя на него так, будто у него выросла вторая голова.

У Джека не осталось сомнений: до нее не доходит смысл его речей. Он вздохнул и покачал головой.

— Идите домой, миссис Свифт. Я останусь с детьми.

Фанни с тоской посмотрела на дверь: было очевидно, что ей страшно хочется уйти, но мешает упрямство. Она вздернула нос повыше, в очередной раз выпустила дым и заявила:

— Обойдемся. Вы, Джек Тайлер, нам не нужны.

— Зато мне нужно здесь остаться, — откровенно возразил Джек. — Идите домой.

Фанни потушила сигарету о блюдце.

— Хм-хм-хм…

— Иди домой, бабушка, — неожиданно произнес детский голос.

Повернув голову, Джек увидел Коди и Панк в конце коридора. Панк встретила его взгляд, не отводя глаз, а затем перевела их на бабушку. Коди улыбался так широко, что его рот занял пол-лица, а говорила от имени обоих Панк.

— С нами посидит мистер Тайлер, — твердо заявила она. — А ты можешь идти домой. Тогда нам не придется отсиживаться в спальне, пока ты куришь.

— Глупее правила не придумать, если вы желаете знать мое мнение, — пробормотала Фанни, но в следующую секунду схватила свою сумочку, засунула туда сигареты и перекинула через плечо огромную кожаную торбу с золотыми узорами на черном фоне. Уже в дверях она пригрозила детям пальцем: — Передайте маме, чтобы она не звала меня сюда без нужды. У меня, как вам известно, своя жизнь.

Повернувшись к Джеку на своих высоченных каблуках-ходулях, она тихо, чуть ли не шепотом, сказала вместо прощания:

— И все же я уверена: вы принесете моей девочке одни неприятности. Это дитя никогда не знало, что для нее хорошо, а что плохо.

Джек прикусил язык, чтобы ненароком не нагрубить ей. Как только за Фанни захлопнулась дверь, он обратился к детям:

— Мне кажется, вашей бабушке я не понравился.

Панк взглянула на него отсутствующим взглядом. Джеку очень хотелось ее приласкать, но внутренний голос подсказал ему, что время для этого еще не наступило. Панк прислонилась к дивану и вымолвила:

— Папа часто говорит, что Фанни нравятся все мужчины подряд.

— А бабушка любит повторять, что у нее всегда было больше поклонников, чем у мамы, — подхватил Коди.

Джек решил первое заявление обойти молчанием и ответил Коди:

— Может быть, у вашей мамы просто вкус получше.

Поразмыслив, Коди добавил:

— И она слишком много работает, у нее просто нет времени.

— Это точно, — кивнул Джек. — Но вы же знаете, она так много работает по необходимости. И потому я восхищаюсь ею. Ваша мама не лентяйка.

— Поэтому она вам нравится? — спросила Панк, прищурившись.

— В том числе и поэтому, — чистосердечно признался Джек.

Ответ, видимо, пришелся Панк по душе. Она забралась на диван и села, сложив руки. Джек видел, что она ждет продолжения разговора, но не знал, что сказать. Из затруднительного положения его вывел детский вопль, донесшийся из соседней комнаты:

— Зэк!

— Держись, Дейви, — усмехнулся Джек. — Я иду.

Проходя мимо Коди, он удовлетворенно кивнул ему головой. Коди, улыбаясь до ушей, ответил тем же, да еще вдобавок поднял вверх оба больших пальца. Значит, Коди его одобряет. Что именно он одобряет, было не вполне ясно, но какое это имеет значение? Коди был счастлив, это главное, Дейви его ждет не дождется, а Панк, да наградит Бог ее детскую душу, предпочла его другому человеку. Пусть этот человек Фанни Свифт, не важно, главное, что впервые Панк выбрала его. Джек почувствовал, что стал выше ростом и продолжает расти.


Хеллер вставила ключ в замок и вошла в гостиную, освещенную лишь ночником, горевшим в дальнем углу комнаты. Телевизор был выключен, в доме стояла почти неестественная тишина. Хеллер нахмурилась, почуяв слабый запах табака. «Интересно, где скрывается мать?» — удивилась Хеллер. Фанни редко ложилась спать до рассвета.

Отложив сумочку и форменную одежду, она скинула с ног туфли и, держа их в руках, направилась к детской спальне. Туфли поставила у порога и на цыпочках вошла в маленькую комнату. Все было так, как и должно быть. Коди с торчащими во все стороны темно-каштановыми вихрами спал на верхней кровати, лежа на животе и высунув одну голую ногу из-под желтоватой простыни. На нижней спала, разбросав руки в стороны, его сестрица, покрыв подушку легким облачком золотистых волос. Хеллер бросилось в глаза, что пора их подстричь. «Не забыть завтра вынуть из тумбочки ножницы!» — сказала она себе.

Она повернулась к детской кроватке в углу. Дейви спал лицом вниз, подобрав под себя руки и ноги и приподняв свое маленькое туловище над ними, около его рта виднелся мокрый кружок — от слюны. Одеяльце, сбившись, лежало в изножье постели. Хеллер натянула ему на плечи розовую простынку, сохранившуюся со времени младенчества Панк. Стараясь шагать как можно более бесшумно, она вышла из спальни, подняла свои туфли и продолжила обход.

Дверь в ванную открыта, в ней — никого, значит, Фанни или спит в ее, Хеллер, постели, или совершила непростительный грех — оставив детей одних, уехала домой. Поручиться ни за что нельзя, с этой женщиной надо быть ко всему готовой. Хотя Фанни, разумеется, знает, что последнее неизбежно вызовет справедливый гнев Хеллер. Приготовившись к худшему, Хеллер открыла дверь к себе в спальню и включила верхний свет. На постели кто-то лежал, но вовсе не ее мать.

— Джек!

Он перевернулся на бок и поднял руку, чтобы защититься от яркого света.

— Ммм…

Кровать была слишком коротка для Джека, его ноги в носках свисали с ее края. Тщательно причесанные обычно волосы пребывали в живописном беспорядке. Он зевнул, провел обеими ладонями по лицу, кончиками пальцев разгладил усы, приподнялся на локте и сонно улыбнулся.

— Привет!

— Что вы здесь делаете, Джек? — не веря своим глазам, в недоумении спросила Хеллер.

— Ваш диван для меня узковат, — сказал он чуть смущенно. — Проведя на нем ночь, я бы опять обрек себя на ледяные компрессы. А спать хотелось.

— Я не это имела в виду. — Хеллер вошла в комнату и бросила свои туфли на пол, рядом с его ботинками. — То есть и это тоже, но, кроме того, меня интересует, где моя мать?

С довольным видом, явно вспомнив нечто приятное, Джек перекатился на спину, руки положил под голову, а ноги скрестил. Заинтригованная, Хеллер придвинулась к самой кровати, чтобы видеть его лицо.

Заразившись его настроением, она в свою очередь улыбнулась.

— Так где же она?

— Панк отослала ее домой, — сказал он.

— Панк?

— Да-да, Панк, как только я сюда явился. — Улыбка сбежала с его лица, он принял прежнюю позу — на боку, опираясь на локоть и здоровое колено. — Вы не догадывались, что я не покину вас в беде?

— В какой беде?

— Я полагал, что с детьми по ночам буду оставаться я. Мэри-Бет днем, а я — ночью. — В его голосе звучала обида.

— Джек!

— Послушайте, если я кажусь вам назойливым, если сую нос в чужие дела, вы только скажите мне, и я… и я… — Он вздохнул.

О добрая душа! Ей следовало догадаться, что она застанет его в своем доме, что доброе сердце, которое он носит в своей широкой груди, не позволит ему отвернуться от чьей-либо беды. А может, только от ее беды? Видит Бог, за несколько коротких недель он оказал ей больше помощи, чем Кэрмоди за все годы их совместной жизни. По правде говоря, Джек вел себя как настоящий муж, хотя они даже не были до конца близки. Охваченная этими мыслями, Хеллер стояла возле кровати, силясь вспомнить, почему, собственно, она не может лечь в постель к этому мужчине, такому уютному и теплому, и предложить ему всю себя — душу и тело. О сердце уж и говорить нечего. Сердце она ему уже давно отдала. Замечательное приобретение, ничего не скажешь!

— Вы, видать, твердо решили как можно больше осложнить свою жизнь? — спросила она, складывая руки на груди.

Он сдвинул брови.

— Каким образом?

— Джек, — очень серьезно начала Хеллер, — мне нечего вам предложить, кроме забот, зато ими я могу нагрузить вас сверх головы. Трое детей от бывшего мужа, от которого никакого толку, одна головная боль. Да и без этого семья, в которой я родилась и воспитывалась, образование, которое получила, могут отпугнуть кого угодно. Мне нечем гордиться, счёта в банке и того не имеется! Жизнь меня, Джек, доконала, а ведь мне еще нет и тридцати! Чего вы хотите от такой женщины, как я?

По лицу Джека медленно скользнула задумчивая улыбка. Он поманил Хеллер пальцем.

— Иди сюда, и я покажу тебе, чего хочу.

Она долго и внимательно вглядывалась в его лицо, но затем все же уселась на край постели, а оттуда перебралась на него и, обхватив его бедра с обеих сторон ногами, руками уперлась в его плечи. Джек сорвал с ее головы заколку, и волосы золотистым каскадом рассыпались по ее спине. Джек расчесал их пальцами по обеим сторонам ее лица.

— Ты такая красивая, Хеллер!

Она взглянула ему прямо в глаза открыто, искренне.

— Джек, я родила троих детей!

— Ну и что? — улыбнулся он. — На теле остались следы от растяжения кожи?

— Вот именно.

— Меня это не волнует.

О, как бы ей хотелось верить этому, но она с сомнением покачала головой.

— Вы заслуживаете лучшего!

— А мне лучшего не надо, — сообщил он. — Ты красивее всех, Хеллер. Ты сильный, принципиальный человек и преданная мать. Ты — личность, Хеллер. И дети твои, хоть они и малолетки, тоже личности.

— Даже Панк? — рассмеялась Хеллер.

— Панк в первую очередь, ибо она походит на тебя.

Хеллер, не переставая улыбаться, закрыла глаза и прошептала:

— Вы добьетесь того, что я в вас влюблюсь.

— О Боже! Я так на это надеюсь!

— Ах, Джек! — Хеллер нагнулась вперед, так что губы их сблизились.

Джек обнял ее и притянул к себе, погрузив руки в золото ее волос на затылке. По ее телу разлилась волна тепла, и вдруг она с волнением ощутила, как велика его страсть.

Поглаживая и прижимая ее спину, Джек заставил груди Хеллер тереться о его грудь, что доставило ей сладостное ощущение, столь сильное, что оно походило на муку.

Хеллер застонала. Язык погрузился в мягкое чрево его рта, словно призывая Джека ответить ей таким же стоном. Он обхватил пальцами пышные возвышенности ее ягодиц и прижал к себе покрепче ее тело. От нахлынувшей на нее волны чувственности у Хеллер перехватило дыхание.

Внезапно Джек повернулся на бок, увлекая ее за собой, вставил колено ей между ног, а одну руку нежно положил на ее грудь. Хеллер забыла обо всем на свете, голова пошла кругом, она напрягла всю свою волю, стараясь подавить порыв ответной страсти, сжигавшей ее тело. Пытаясь найти какую-нибудь опору, она ухватилась за его рубашку, да с такой силой, что ткань обвилась вокруг ее кисти.

— А что я тебе говорила!

Голосок дочери прорвался сквозь пелену чувственного наслаждения и достиг слуха Хеллер. Она вмиг отрезвела, словно на нее вылили ушат холодной воды. Джек в тот же момент что-то пробормотал себе под нос и перевернулся на спину.

— Видишь, Панк, что ты наделала! — громким шепотом упрекнул сестру Коди.

Хеллер в ужасе закрыла глаза — вот сейчас произойдет нечто отвратительное. Против ее ожидания, решительно ничего не произошло, и после минутного размышления она поняла почему. Все объяснялось чрезвычайно просто: она находилась там, где ей и положено быть. И Джек тоже. Усмехнувшись в душе своей догадке, она приподнялась на локте и взглянула в сторону двери.

— Поздновато для вас, друзья, разгуливать по дому, а?

— Мы… Гмм… Мы услыхали кое-что, — засмущался Коди.

Хеллер отчетливо представила себе, что именно они услыхали. Джек поднял вопросительно одну бровь и, заложив руки за голову, весь превратился в слух. Хеллер, однако, не успела и рта раскрыть. Панк, подбежав к изножью постели, оперлась руками о матрац, напряженно вглядываясь в их лица.

— Вы собираетесь пожениться?

Коди возмущенно выдохнул воздух и схватил сестру за руку.

— Панк! Замолчи сейчас же!

— И не подумаю даже!

— Ты его отпугнешь, прежде чем он станет нашим!

— Коди! Панк! — вскричала Хеллер, принимая сидячее положение.

— Вы боитесь? — Панк сделала нетерпеливое движение, приковав взгляд к лицу Джека.

Хеллер прижала руку к груди, покраснев до корней волос и явно смутившись.

— Да что ты такое мелешь, дочка?!

Джек, однако, как ни странно, посмеиваясь, успокоил ее — «все в порядке, дорогая» — и в свою очередь уселся на кровати. Знаком он велел детям подойти поближе, положил одну руку на голову Коди, а пальцем другой руки поднял подбородок насупившейся, по своему обыкновению, Панк, заставив ее глядеть ему прямо в глаза.

— Я не из трусливых, — произнес он спокойно. — Видите ли, я влюблен в вашу маму, но она, по-моему, еще сама не поняла, как ко мне относится. Но скоро она в этом разберется, и мы немедленно дадим вам знать. Идет?

Коди затанцевал, хлопая в ладоши над головой, готовый, судя по его виду, чуть ли не закукарекать от счастья. Джек ухмыльнулся и поднялся с постели. Панк потянула его за штанину, привлекая к себе его внимание.

— Значит ли это, что вы поженитесь? — настойчиво спросила она.

Джек нагнулся, приблизив свой нос к носику Панк.

— Это значит, — мягко произнес он, — что, как только мне все станет ясно, я немедленно сообщу вам.

Панк закусила губу, а затем с удовлетворенным видом резко кивнула головой.

Джек, не переставая улыбаться, вставил ноги в ботинки, склонился над кроватью и быстро поцеловал Хеллер.

— До завтра, дорогая.

Взгляд его излучал невероятное тепло. Согретая им, Хеллер обхватила колени, ликуя всем своим существом и в то же время еще не до конца веря в свое счастье.

— До завтра, — вдруг охрипшим голосом отозвалась она.

Джек кивнул и направился к двери, не забыв по дороге вместо прощания потрепать детей по голове. Коди и Панк мигом влезли в мамину постель и засыпали ее вопросами, на которые она в этот момент не могла дать ответа и только отмахивалась от них обеими руками.

— А вы оба немедленно спать!

— Но, мамочка…

— Никаких мамочек. Спать!

— Ма-а-а-ма, — заныл Коди.

Хеллер приложила палец к его рту, а другой рукой указала на дверь.

— В кровать! Немедленно!

Панк сползла на пол и потянула брата за собой.

— Пойдем, Коди. Мама устала. Мы потом поговорим.

Коди неохотно уступил Панк, толкавшей его к двери.

— Я приду укрыть вас, — пообещала Хеллер. — Постарайтесь не шуметь, не то разбудите Дейви.

До Хеллер донеслись их смешки и шепот. О, она отлично знала, о чем они стали шушукаться, едва выйдя за дверь! В ее сознании зримо возникла картина, представшая глазам ее детей несколько минут назад: она и Джек ласкают друг друга в постели, и ее немедленно захлестнуло испытанное тогда чувственное наслаждение. «Я влюблен в вашу маму… Я влюблен в вашу маму…» — стучало у нее в ушах.

— О Джек! — прошептала она. — Если бы только я была для тебя такой же бесценной находкой, как ты для меня!

Но ведь тем не менее он любит ее, любит!

Она, не уставая, повторяла про себя это слово, наслаждаясь им.

И только крик пробудившегося Дейви заставил ее со вздохом оторваться от этого приятного занятия. Но, спуская ноги с постели, она продолжала улыбаться улыбкой счастливой женщины.

Коди и Панк старались успокоить малыша и уложить обратно на подушку, но он с криком вырвался от них, а завидев Хеллер, несколько раз раскрыл и закрыл ладошку, словно подавая знак, что чего-то желает. «Зэк! Зэк!» — пролепетал он сквозь слезы, и Хеллер, потупившись, рассмеялась своим мыслям: «И как этому человеку удалось так быстро войти в жизнь ее семьи?»

Вынув Дейви из кроватки, она долго гладила его по спине, напевая какую-то колыбельную песенку, пока он не уронил головку ей на плечо и не заснул. Не чуя под собой ног от усталости, она с трудом добралась до своей постели. И тем не менее долго не могла заснуть. Стоило ей закрыть глаза, и она чувствовала Джека рядом с собой, слышала его голос: «Я влюблен в вашу маму, но она, по-моему, еще сама не поняла, как ко мне относится. Я влюблен в вашу маму…»

Хеллер тяжело вздохнула. Если бы дело было лишь в том, что она должна понять, как к нему относится! Если бы у нее были другие родители, если бы Кэрмоди был иным человеком и содержал семью, а она продолжала учиться, если бы жизнь ее сложилась иначе, она бы с чистой совестью и открытой душой бросилась навстречу Джеку. Правда, тогда у нее не было бы ее детей. Да и Джек вряд ли появился бы в ее жизни. И все же… все же что подумают люди, если Джек Тайлер женится на дочери печально известных Свифтов, да к тому же еще на бывшей жене забулдыги Кэрмоди Мора? Джек слишком респектабельный и достойный человек, чтобы она могла обременить его подобным приданым!

Тем не менее, когда утром Хеллер открыла глаза, первая ее мысль была о том, что вечером, придя с работы домой, она застанет у себя Джека. И ее тут же обуяло нетерпение — хоть бы этот день закончился поскорее! Естественно, ей казалось, что каждое мгновение тянется вечность. Ко времени ухода на работу она уже кипела от волнения, которое весь день не покидало ее. Покупателей, как назло, было на редкость мало, в паузах между ними она была предоставлена самой себе и своим мыслям, в которых избегала надеяться на приход Джека из боязни разочароваться.

Усилием воли ей удалось побороть в себе желание позвонить в приют и отказаться от вечернего дежурства, но скрыть свое беспокойство она уж никак не смогла, и хозяин магазина, решив, что Хеллер заболевает, отправил ее домой на час раньше обычного. Хеллер не стала спорить, хотя прекрасно понимала: ее недомогание сводится к одному — Джек Тайлер стал ей совершенно необходим.

Поднявшись по ступенькам своего дома и отперев дверь, она увидела в гостиной Джека Тайлера, развлекающегося видеоигрой. Видеоигрой? Присмотревшись, она поняла, что видеомагнитофон подключен не к ее телевизору.

Джек, улыбнулся, увидев ее, опустил пульт управления, поднялся и приветствовал Хеллер поцелуем. Оказавшись в кольце сильных рук, она прижалась головой к груди Джека и отчетливо услышала громкое биение его сердца.

— Ты сегодня раньше обычного, — промолвил он.

— Хозяин магазина отправил меня домой. Я весь день была сама не своя.

Слегка откинувшись назад, он поднял ее подбородок, чтобы видеть лицо.

— Что-нибудь случилось, милая?

Она, улыбаясь, покачала головой. Пока он держит ее в объятиях, ничего плохого с ней случиться не может!

— Я просто устала, — прошептала она, поднимаясь на цыпочки и обхватывая руками его шею. Его руки скользнули по ее бокам и задержались на талии.

— Ты, думаю, спала сегодня не больше, чем я. Так ведь?

Она прижалась к нему и поймала его взгляд.

— О Джек, что же нам делать?

Обвив ее тело руками и прижав голову подбородком, он мягко ответил:

— Любить друг друга. И создать общую семью.

Общую семью! У Хеллер перехватило дыхание.

— Если бы только я могла быть уверена…

— Понимаю. — Он покрепче прижал ее к себе. — У тебя есть все основания быть осторожной, да и у меня тоже.

— У тебя тоже?

— Да, представь себе. Не только у тебя первый брак оказался неудачным. — Он обхватил ее голову руками, любуясь.

— Так она тебя обманывала? — слабо улыбнулась Хеллер.

— Вряд ли. — Джек пожал плечами. — У нас просто были разные устремления. Ей хотелось быть женой профессиональной звезды футбола. А меня тянуло сделать что-нибудь полезное в своей жизни, лучше всего — для детей. Ей это было непонятно. Она не хотела иметь детей и никак не могла понять, почему я хочу.

— Кэрмоди тоже не хотел, чтобы Дейви появился на свет, — прошептала Хеллер, удивляясь тому, что это до сих пор причиняет ей такую боль.

— Ну, — Джек поднял одну бровь, — какой дурак Кэрмоди, нам хорошо известно.

Она усмехнулась, но тут же чуть отстранилась от него.

— А что это за видик?

Джек вздохнул трагически и беспомощно развел руки в стороны.

— Надо же мужику чем-нибудь развлекаться в часы ожидания! Да и дети от него в восторге.

— Не сомневаюсь, — сухо заметила Хеллер. — А телевизор?

Джек смущенно почесал за ухом.

— Видишь ли, я никак не мог подсоединить видик к старому телевизору. Пришлось отнести его к тебе в спальню.

— И ты отнес? — Хеллер старалась выдержать суровый тон, но это не получилось.

Джек улыбнулся с нарочито виноватым видом.

— Я решил, что так будет лучше: дети смогут при желании смотреть разные программы.

— А ты сам что будешь смотреть?

— Ну, я не особенно увлекаюсь телевидением, а уж если мне приспичит, то дома в спальне у меня есть свой телевизор.

— Ну и хитрец же ты!

Его лицо приняло выражение смущенной невинности.

— Я?

Хеллер укоризненно покачала головой, стараясь сдержать улыбку.

— Что мне с тобой делать?

Его руки сомкнулись на ее плечах, он притянул ее к себе.

— Показать? — спросил он.

Хеллер закрыла глаза и обняла его за талию. Конечно, понимала она, его следует отправить домой, но это было выше ее сил. И вдруг ее осенило: а что, собственно, страшного, если они продолжат ту любовную игру, которую ведут уже несколько недель? Ответственные решения можно на время отложить, а удовольствие откладывать не следует. Она улыбнулась и прошептала:

— Да, пожалуйста.

Как и следовало ожидать, Джек показал ей все, на что способен.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда она вошла в дом, он не поднялся с дивана ей навстречу, хотя с недавних пор у них сложился своеобразный ритуал: он приветствовал ее на пороге, нежно обнимал и осыпал пылкими поцелуями. И тогда она наконец-то чувствовала себя женщиной, к тому же горячо любимой. Потому Хеллер показалось немного странным, что он не вскочил при ее появлении, и она явственно ощутила легкий укол разочарования. Впрочем, стоит ли расстраиваться из-за такого пустяка, подумала она, а Джек повернул голову в ее сторону и радостно улыбнулся. Разочарования как не бывало.

Приблизившись и перегнувшись через валик дивана, Хеллер поцеловала его в губы, он же обвил ее руками, притянул к себе и горячими поцелуями заставил отступить последние сомнения, еще копошившиеся в ее голове. Ласки становились все жарче, их тела властно требовали сделать следующий шаг, но тут Джек остановился и перешел ко второй части вечернего ритуала.

— Ну, как прошел день?

Хеллер, не переставая улыбаться, прижалась к нему. Ну есть ли на свете более заботливый, более надежный мужчина?

— Ничего особенного, как всегда. А у тебя?

— Обсуждали, что делать в связи с большим наплывом новичков, особенно в начальные классы. Чтобы всех разместить, придется, скорее всего, увеличить число учеников в классах.

— И тогда всем хватит места?

— Пока — да. Это вопрос исключительно организации. Но если так и дальше пойдет, потребуется строить дополнительные площади.

— Это входит в круг твоих обязанностей?

— Отчасти. Я должен определить наши нужды и согласовать планы с сотрудником мэрии и школьным советом. Да, кстати, тебе будет небезынтересно узнать — я сообщил Бренту, что мы собираемся обвенчаться.

— Джек! — Ошеломленная, она мигом выпрямилась.

— А что ж тут такого? Он имеет право знать. Между прочим, он тебя помнит.

— И? — со страхом спросила Хеллер.

Джек улыбнулся, вытащил резинку из ее волос, и они волнами растеклись по плечам.

— Как тебе известно, он начинал здесь как учитель средней школы.

— И он помнит меня с тех времен?

— Помнит, и притом хорошо, — кивнул Джек. — По его словам, ты подавала большие надежды, несмотря на неблагоприятную обстановку в семье. Узнав, что ты бросила учиться после замужества, он был огорчен, но не удивился. Но теперь он за тебя спокоен — наконец-то ты встретила человека, способного оценить тебя по достоинству. Пожелал нам счастья и предложил как-нибудь встретиться с ним и его женой.

До Хеллер не вдруг дошел смысл его слов. А минуту спустя, осознав их, она не поверила Джеку.

— Неужели он так прямо и сказал? Да быть такого не может!

Джек вздохнул и тыльной стороной ладони погладил ее щеку.

— Дорогая, когда ты наконец поймешь, что все твои тревоги яйца выеденного не стоят?

— Что ты называешь тревогами? — изумилась Хеллер.

— Я знаю тебя лучше, чем ты предполагаешь, — усмехнулся он. — Тебе хорошо со мной, но ты твердо решила избегать близости до брака, хотя тебе этого хочется. — Он наклонился вперед, поцеловал ее в губы, улыбаясь, выпрямился и добавил: — Так не годится.

Он попал в самую точку. Даже сейчас тело ее сгорало от желания, но разве вправе она руководствоваться лишь своими желаниями? А если она забеременеет? Заарканить его таким образом не в ее характере, значит, она опозорит своих детей. Да и себя она не желает бесчестить легкой интрижкой. Чем она тогда будет отличаться от многочисленных пассий Кэрмоди? Нет-нет, никогда она на это не пойдет. Хеллер глубоко вздохнула.

— Ты ведь не стал бы на мне жениться только для того, чтобы спать со мной?

Он внимательно вгляделся в ее лицо, стараясь понять, серьезно ли она говорит. Убедившись, что серьезно, он ответил ей в том же тоне:

— Спать с тобой, Хеллер, вообще не то, чего я хочу. Я хочу любить тебя в полном смысле этого слова, я хочу жениться на тебе, чтобы знать: ты моя целиком и полностью. Я хочу заботиться о тебе и детях. Я хочу, чтобы ты не работала до изнеможения и получала от жизни разнообразия ради не огорчения, а радости.

Глаза ее наполнились слезами, нижняя губа задрожала. Она обвила руками его шею.

— Ах, Джек, если бы я была уверена в нашем будущем! Женитьба на мне слишком рискованный шаг.

— А я уверен, что для меня это правильный шаг. — Он крепче прижал ее к себе. — И не сомневаюсь в нашем будущем. Но ты должна сама принять решение.

— Я знаю, — прошептала она. — Мне пора решиться. Но, что бы там ни было, я хочу, чтобы ты помнил одно.

— Что именно?

— Я тебя люблю, Джек.

Закрыв глаза, он сделал долгий удовлетворенный вздох, по его лицу медленно расползлась улыбка.

— Я тоже люблю тебя, — сказал он и приблизил к себе лицо Хеллер на такое расстояние, чтобы было удобно его целовать.

Не прошло и нескольких минут, как они ощутили неудобство сидячей позы, но на сей раз Джек не прервал поцелуя. Наклонившись, он положил Хеллер спиной на подушки и уже приготовился накрыть ее тело своим, как вдруг, издав сквозь зубы жалобный стон, отпрянул назад. Хеллер мгновенно села.

— Джек! Что с тобой, Джек?

— Проклятое колено! — заскрежетал он зубами, хватаясь за ногу.

Хеллер вскочила с дивана и включила верхний свет. При виде его ноги она похолодела — колено так распухло, что распирало штанину, готовую, казалось, лопнуть по швам.

— Боже правый! Как это произошло?

— Сам во всем виноват, — сморщился Джек. — Затеял с детьми игру в лошадки. Я, естественно, был лошадью, а они скакали на мне верхом.

— Джек! — с укором протянула она.

— Что поделаешь — мужская потеха! — смущенно пожал он плечами. — Женщины грезят о том, чтобы качать своих детей на руках. А мужчины видят себя в мечтах скакуном с хохочущим ребенком на спине.

При мысли об этом зрелище Хеллер не могла сдержать улыбку. Дети, несомненно, были довольны, как никогда. Но она понимала: ей нельзя проявлять слабинку! Ведь чем все кончилось? Травмой для него!

— Человек с рассудком мог бы и подумать о своем здоровье, — заметила она ледяным тоном. — А сейчас снимай штаны!

— Что-о-о?! — Он поднял брови.

Смутившись от своего нечаянного ляпа, Хеллер зарделась до корней волос.

— Я… я хотела… я думала… — промямлила она, но, вспомнив, что речь идет о его здоровье, взяла себя в руки. — Ты же видишь, как распухла твоя нога, нужен компресс, и немедленно! Я пойду приготовлю тебе ледяной компресс, а ты постарайся к моему возвращению стянуть с себя джинсы.

— Слушаюсь, мадам! — улыбнулся он, послушно сполз на край дивана, чуть отклонился назад и расстегнул молнию. Хеллер со всех ног кинулась в кухню, вытащила из морозильной камеры кубики льда, завернула в полотенце и провела по нему скалкой, размельчая лед, затем, успокоившись, вернулась в гостиную. Джек, заслонив низ живота вышитой диванной подушкой, сидел со спущенными ниже колен джинсами.

— Ты принял что-нибудь из лекарств?

Джек кивнул в ответ, а Хеллер уселась перед ним на колени и осторожно наложила на больное место компресс. Джек вздрогнул всем телом, но не издал ни звука. Хеллер закусила губу — она была сильно встревожена.

— Надо обратиться к врачу, — заметила она.

— Обращусь, если до завтра не полегчает, — пообещал он.

Она удовлетворенно кивнула, не сомневаясь, что он сдержит свое слово.

— Что еще я могу для тебя сделать?

— Ты и так сделала значительно больше, чем предполагаешь. — Он погладил ее по голове.

Улыбаясь, она оперлась на его здоровую ногу и потянулась к его рту. Он нагнулся ей навстречу, но едва их губы соприкоснулись, как дверь распахнулась настежь и в комнату ввалился пьяный Кэрмоди.

— Хеллер! — завопил он, обшаривая комнату взглядом. Обнаружив искомое, он качнулся назад, но сумел удержаться на ногах. На губах его заиграла мерзкая ухмылка. — Нет, вы только посмотрите на нашу пай-девочку! Как она отделала этого чистюлю! — Он откинул голову назад и зашелся в хохоте, едва при этом не упав на спину.

Хеллер мгновенно вскочила на ноги. Он напился как свинья, даже хуже, бедные животные тут вообще ни при чем, но не может же она пропустить его оскорбления мимо ушей!

— Как ты смеешь! Да еще в моем доме, куда тебе не велено заявляться. К твоему сведению, он поранил колено и я накладывала холодный компресс.

Кэрмоди захихикал и, покачиваясь, наклонился в сторону Джека.

— Ах, Большой Джек ушибся? Бедняжка. Но ничего, ничего, готов держать пари: Хеллер его пожалеет и он поправится.

— Ты, подлая гадина, не смей так разговаривать с ним! — воскликнула Хеллер, а Джек, покачав головой и вздохнув, стал натягивать джинсы. Она сразу поняла, что он собирается делать, и перепугалась. — Джек, дорогой, не делай ничего, о чем потом пожалеешь. Он того не стоит, Джек. И к тому же… к тому же у тебя травма.

Кэрмоди был не в состоянии предвидеть дальнейший ход событий. Покачнувшись и опершись о плечо Хеллер, чтобы не потерять равновесия, он продолжал лопотать:

— В чем дело, Джек? Я тебе испортил свиданку? У тебя, видать, много времени ушло, чтобы разнежить эту сучонку. Ведь она — мне ли не знать! — из фригидных.

— Пора, — спокойно начал Джек, беря Кэрмоди за шиворот, — пора довести до твоего разумения, что тебе здесь нечего делать. — С этими словами Джек приподнял Кэрмоди в воздух и вышвырнул головой вперед во двор.

Кэрмоди перелетел через ступеньки и, громко охнув, упал на землю. Хеллер затаила дыхание, а Джек спокойно вышел из дома и спустился по лестнице, хромая значительно меньше, чем можно было ожидать. Хеллер знала: несмотря на внешнее спокойствие, он весь кипит от возмущения. Она побежала за ним следом и приблизилась к мужчинам как раз в тот момент, когда Джек схватил Кэрмоди за край рубашки и поставил на ноги.

— Заруби себе на носу, — прогудел Джек, — чтоб ноги твоей больше не было в доме Хеллер!

— Не тебе мне приказывать, что делать! — зарычал Кэрмоди, обтирая грязь с лица тыльной стороной руки.

— Именно мне. Все очень просто. Я — внутри. Ты — снаружи. И отныне изволь вести себя с Хеллер как джентльмен, иначе тебе придется иметь дело со мной. Понятно?

— А вот это тебе понятно? — взревел Кэрмоди и что было силы лягнул Джека в больное колено.

Хеллер вскрикнула.

Джек, обожженный нестерпимой болью, стиснул зубы, сдерживая стон. Выпрямившись во весь свой рост, он холодно посмотрел Кэрмоди прямо в лицо.

— Ты, вижу, не все понял. Нужны дополнительные уроки. Урок первый: болезнь еще не признак слабости. Сейчас докажу.

С этими словами он сжал руку в кулак и двинул им Кэрмоди под дых.

Кэрмоди согнулся пополам, ловя ртом воздух, но, когда ему удалось выпрямиться, попытался снова ударить Джека ногой. Джек, однако, успел поймать ее, можно сказать, на лету и отшвырнул Кэрмоди в сторону, как швыряют ненужную тряпку, потом снова поднял его с земли, очевидно, чтобы преподать очередной «урок», но тут из дома выскочила, сотрясая кулачками, Панк.

— Отпустите моего папу! Отпустите моего папу!

Ошарашенная всем происходящим, Хеллер кинулась к дочке, рядом с которой возник протирающий сонные глаза Коди.

— Что случилось? В чем дело? Кто-то кричал? — спрашивал он.

Хеллер, ахая и охая, обняла его, стараясь в то же время остановить Панк.

— Он сам виноват! Напился и оскорбляет меня и Джека.

— Мне это безразлично! — рыдала Панк. — Он мой папа!

Застывший на месте Джек внезапно выпустил Кэрмоди и сделал шаг назад.

— Она права, — сказал он, взъерошивая рукой свои волосы.

Кэрмоди покачнулся и, не удержавшись на ногах, упал.

— Папа!

— Перестань орать!

С этими словами Кэрмоди поднялся на ноги и провел рукой по лицу, качаясь из стороны в сторону. Затем брюзгливым тоном изрек:

— Ну и крику от этих детей, будь они прокляты — и неверным шагом удалился в темноту.

А Панк, неподвижно стоявшая с лицом, напряженным и бледным как мел, разрыдалась. Хеллер принялась ее всячески успокаивать, побуждая и Коди к тому же.

— Панк, не плачь! Я уверена: он ничего дурного не хотел сказать о тебе с Коди. Но он так пьян, что сам не знает, что говорит.

Джек, как ни странно, знаками попросил ее отойти от девочки. Он поднял ее маленькое тельце на руки и, теперь уже сильно припадая на одну ногу, отнес к лестнице и там уселся на ступеньки.

— Мне очень жаль, милая, — сказал он, убирая волосы с ее личика и вытирая ей слезы, — что я допустил это. Так разозлился, что себя не помнил. Твоя мама права, он был слишком пьян, чтобы отдавать себе отчет в своих действиях. Мне не следовало с ним связываться.

Панк всхлипнула и тесно прижалась к Джеку, чем изумила и обрадовала Хеллер.

— Мой папа совсем не хороший, — сказала она дрожащим голосом.

— Может, оно и так, — после некоторого раздумья проговорил Джек, — но он все же твой отец, и, наверное, тебе иногда приятно быть его маленькой дочкой. Ты постарайся думать о таких днях, ладно?

Панк медленно кивнула головой. Глядя ему в лицо, она спросила:

— А быть вашей маленькой дочкой приятно?

— Не могу тебе ничего сказать, — пожал он плечами. — У меня ведь нет своей маленькой дочки. Но если бы была, я бы никогда не назвал ее Панк, точно она какой-нибудь уличный сорванец, не вылезающий из драк.

— Это понарошку, а взаправду меня зовут по-другому, — сказала она уныло.

— Я так и думал, — чуть улыбнулся Джек. — А как же тебя зовут взаправду? Скажи, может, мы станем звать тебя иначе.

Панк выпрямилась и аккуратно сложила руки на коленях.

— Розалия Евангелина.

— Красивое имя! — восхитился Джек.

Панк нахмурилась и прижалась к его груди.

— Красивое, но слишком уж длинное, — произнесла она капризным тоном.

Джек устроил ее поудобнее в кольце своих рук и после некоторого раздумья предложил:

— Длинное — это не беда, в наших силах сделать его покороче. Как тебе нравится «Рози»?

Панк состроила недовольную гримасу.

— Не пойдет? Ну тогда… тогда… — И тут его осенило: — Ангел! Сокращение от Евангелины.

Панк просияла.

— Ангел! — выдохнула она.

— Нравится? — улыбнулся Джек. — Тогда отныне я буду называть тебя Ангелом.

Панк вздохнула с облегчением и посмотрела на Джека влюбленными глазами. Внезапно она обернулась и отыскала взглядом мать.

— Поскорее бы ты выходила за него замуж, мамочка!

Хеллер от удивления открыла рот. Коди запрыгал вокруг, смеясь и хлопая в ладоши. А Джек прижал Ангела покрепче к своей груди и улыбнулся Хеллер.

— Да-да, мамочка, поскорее.

Хеллер закрыла рот, но тут же открыла его снова, чтобы изумленно произнести:

— После всего, что здесь сейчас произошло, ты все еще хочешь на мне жениться?!

— А почему бы и нет? — Джек вскинул голову. — От этого я люблю тебя ничуть не меньше.

Хеллер, слишком растроганная, чтобы говорить, приложила руку к груди, стараясь унять громко забившееся сердце.

Джек спокойно поставил Панк на землю и поманил пальцем Коди. Тот немедленно подошел, ведя за собой мать.

— Сынок, — сказал Джек, не отводя глаз от Хеллер. — Забери-ка сестренку в дом. — Он вытянул больную ногу и, ощупывая ее, невольно зажмурился боли, но, как только Коди взял сестру за плечи и повел домой, схватил Хеллер за руку и усадил себе на колени. — Когда ты наконец поймешь? — сказал он. — Я люблю тебя, и ничто этого не изменит.

— Я просто не хочу тебе навредить, — ответила она, закрывая лицо руками.

— Тогда выходи за меня замуж. Иначе ты мне действительно нанесешь большой вред.

— Джек!

— Хеллер, я никогда не буду счастлив без тебя. Таким, каким я был до встречи с тобой, мне уже не стать, детям я, по-моему, нужен, да и тебе тоже. Во всяком случае, я надеюсь на это, потому что ты мне нужна.

Хеллер вздохнула и… уступила. Ее вдруг охватила беспредельная усталость, у нее больше не было сил сопротивляться воле Джека. Да и сердце ее никак этого не желало.

— В том, что нужен нам, ты уже успел убедиться, — прошептала она.

Джек положил голову Хеллер себе на плечо и поцеловал ее. Она подняла руку, провела по его шее, медленно-медленно, и вдруг почувствовала, что снедавшее ее последние дни беспокойство уходит. Она будет ему прекрасной женой, поклялась про себя Хеллер. А он — самым лучшим в мире мужем, в этом она не сомневалась. Он поцеловал ее более страстно, языком разомкнул ее губы и ворвался внутрь рта, в то время как рука его, ласково пройдясь по ее боку, нежно обхватила выпуклость груди. Вдруг рядом раздался смех. Джек отдернул руку, Хеллер мгновенно выпрямилась. Обернувшись, они увидели, что Коди и Ангел пялят на них глаза.

— Если я не ошибаюсь, — придя в себя, сухо сказала Хеллер, — Джек велел вам идти в дом.

— Вам давно пора спать! — добавил Джек лучшим своим директорским тоном.

— Идите, дети, идите! — приказала Хеллер.

Дети, продолжая смеяться, вместе со взрослыми стали подниматься по лестнице, но Коди, опередив всех, взбежал на верхнюю ступеньку и наклонился поцеловать мать, но в последний миг изловчился и влепил поцелуй Джеку в самое ухо. Рассмеявшись, Джек повернул голову в другую сторону, но с этого бока проворная Ангел чмокнула его где-то между глазом и переносицей. Довольно хихикая, она влетела в дом, за ней следом — Коди, излучавший сияние. Джек хмыкнул и сказал:

— Только не разбудите маленького! — Затем, покачав головой, обратился к Хеллер: — Знаешь, их я тоже люблю.

Хеллер со счастливой улыбкой кивнула.

— Я знаю.

Он снова положил ее голову себе на плечо.

— Я вот что подумал. У меня на счету достаточно денег, мы можем купить дом, даже безо всякого кредита. Тогда у каждого будет своя спальня. А тебе не придется больше работать.

— Я не буду работать? — воскликнула Хеллер.

— А что в этом плохого? Думаю, тебе понравится быть дома с детьми?

— О Джек! Понравится, еще как понравится! Они так быстро взрослеют! Я не могу отделаться от ощущения, что их детство мчится мимо меня.

— Значит, решено! Ты сидишь с ними дома, если, разумеется, не захочешь учиться в колледже.

— Учиться в колледже? — Она выпрямилась. — Откуда тебе известно, что…

— Что ты хочешь учиться? От твоей матери.

— А я ее так просила ничего тебе не говорить! — нахмурилась Хеллер.

— Она как раз против этой идеи. Но это ничего не значит — важно, чтоб ты сама хотела.

Хеллер взглянула на него. Она давным-давно мечтала поступить в колледж — ведь это единственный способ обеспечить детям более пристойную жизнь! На какого-нибудь Джека Тайлера рассчитывать не приходилось — не сумасшедшая же она, — значит, оставался колледж. Но теперь… Она задумчиво провела кончиками пальцев по лицу.

— Сначала я, пожалуй, рожу еще одного ребенка…

Лицо Джека приняло такое выражение, будто он вот-вот расплачется от умиления. Затем он закрыл глаза и лбом коснулся ее головы.

— О Хеллер, благодарю тебя! Как я тебя люблю!

— А я тебя! — Она со счастливым смехом обняла его, а он осыпал поцелуями ее ухо, шею, ключицу…

Вдруг он поднял голову.

— Не бойся, я всех четверых буду любить одинаково. Ты ведь в этом не сомневаешься?

— Ни на секунду.

Он с такой силой сжал ее в своих объятиях, что Хеллер испугалась, как бы ненароком не сломались ребра. Их губы встретились, его рука нырнула под ее блузку.

Вдруг раздался оглушительный детский плач. С возгласами огорчения они отпрянули друг от друга, вскочили и дружно бросились вверх по лестнице. Минуя гостиную, Джек с усмешкой произнес:

— Придется, наверное, врезать замок в дверь нашей спальни.

— Полагаешь, это поможет? — засмеялась Хеллер.

— Или приставить к ним няню, — предложил Джек.

Заметив в детской свет, выбивавшийся из-под двери, Хеллер покачала головой:

— Лучше, пожалуй, не няню, а часового.

Джек с трудом придал лицу серьезное выражение и распахнул дверь в детскую спальню. Оба старших, склонившись над кроваткой Дейви, тщетно пытались его успокоить. Малыш стоял и орал как оглашенный, хотя в глазах у него не было ни слезинки. Джек строго взглянул на детей:

— А я-то надеялся, что вы постараетесь не будить его.

— Мы и старались, — ответил Коди, но Панк, вернее, Ангел перегнулась через решетку кровати и, сложив руку трубочкой, нашептала в нее что-то Дейви на ухо.

Крик резко оборвался. Дейви внезапно повернулся, доковылял до изножья кроватки и вытянул руки вперед, к Джеку, требуя, чтобы тот взял его на руки.

— Папа! — с новой силой возопил он.

Джек остолбенел. Подхватив малыша на руки, он обратился к Ангелу:

— Это ты научила его так называть меня?

— А почему бы и нет? — парировала она, пожимая плечами. — Кэрмоди все равно не обращает на него никакого внимания. Даже не пришел в тот день, когда он родился.

Джек сияющими глазами взглянул на Хеллер, обхватил головку Дейви ладонью и поцеловал его в лобик.

— А нам разрешат выбрать новый дом? — многозначительно поинтересовалась Ангел.

— Выбирать мы пойдем все вместе, — рассмеялся Джек.

— И еще: хорошо бы родилась девочка. Тогда нас будет поровну — две девочки, два мальчика.

— О Господи! — в один голос воскликнули Джек и Хеллер.

— Вы же сами сказали, что собираетесь завести еще одного ребенка, — извиняющимся тоном пояснил Коди.

— Но не сразу же, — отрезала Хеллер.

— Да-да. — Джек с трудом сдерживал смех. — Сначала нам надо обвенчаться. А после этого должно пройти по меньшей мере девять месяцев.

— По меньшей мере, — повторила Хеллер. Она поймала взгляд Джека, и оба расхохотались. Дейви вторил им, хотя и не понимал, из-за чего веселье.

Наконец Джек отсмеялся и облегченно вздохнул. Одной рукой притянув Хеллер к себе, а другой держа Дейви, он обнял ее за талию и произнес:

— По-видимому, ни у кого из нас сна нет ни в одном глазу. Значит, мы можем все спокойно обсудить и назначить день свадьбы, не откладывая в долгий ящик.

Старшие брат с сестрой с криками «ура!» бросились на нижнюю кровать и выразили свой восторг, кувыркаясь и подпрыгивая на матраце. Дейви, недоуменно шевеля бровками, захлопал в ладоши. А Джек, посмеиваясь над этой кутерьмой, приблизился к кровати и, не выпуская Дейви из рук, с трудом втиснул свое согнутое в три погибели тело между верхней и нижней койками, оперся на локоть и поманил к себе Хеллер. Она не стала так утруждать себя, а просто присела на самый край кровати и откинулась на спину.

Едва завидев свою маму, Дейви тут же схватил ее за прядь волос и перебрался к ней на колени.

— Предатель! — с деланной суровостью взглянул на мальчика Джек.

Но Дейви сообразил, что это шутка, и залился смехом. Хеллер, лаская малыша, не преминула заметить Джеку:

— Вот теперь и ты знаешь, что такое измена.

Ангел легла на живот, подперла голову кулаками и заявила:

— Я хочу быть подружкой невесты.

— Ты будешь нести цветы, — поправила ее Хеллер и щелкнула дочку по кончику носа.

Все засмеялись. После минутного молчания Коди сказал:

— Объявление, что я повесил, — самая лучшая моя выдумка!

— А то, что я на него откликнулся, — самая лучшая моя проделка! — в тон ему отозвался Джек, ероша волосы и оглядываясь на Хеллер.

Расцветая под его теплым взглядом, Хеллер выдохнула хрипловатым голосом:

— Ты прав, наверное. По-моему, свадьбу следует ускорить.

Джек сжал ее руку, лежавшую на одеяле.

Весело смеясь, они продолжали строить планы на будущее, пока заря, окрасившая горизонт в розовые тона, не залила всю комнату светом. Дейви давно прикорнул на плече матери, а Коди зевал так широко, что казалось, вот-вот вывернется наизнанку. Ангел исхитрилась заползти в самый уголок в изголовье кровати и улеглась на подушку, не переставая поглаживать плечо Джека.

Джек, все еще улыбаясь, выскользнул из своего убежища на пол, выпрямился во весь рост и потянулся, расправляя онемевшие от неудобной позы мышцы. Его примеру последовала Хеллер, которая падала с ног от усталости, но сияла от счастья. Джек помог ей дойти до кроватки Дейви, уложил его, заботливо укрыл, а затем подсадил Коди, влезавшего на верхнюю койку. Хеллер укрыла дочку, и они оба вышли в коридор и направились в спальню.

— Боже, как я устала, — сказала Хеллер, зевая и прикрывая рот.

— Да, долгий получился денек. — Они вместе вошли в спальню. — Часа два поспим, а затем примемся за работу. Дел по горло.

Хеллер улыбнулась и рухнула на кровать. Она сбросила туфли с ног, забралась в самую середину постели и вытянулась. Джек, тоже скинув обувь, лег рядом — одну руку положил ей под голову, а второй собственническим жестом обнял за талию. Хеллер приникла к его большому телу, вздохнула и закрыла глаза.

— Не помню, говорил я тебе или нет, — сказал он. — У меня дома царская кровать.

— А-а-а, — только и смогла произнести Хеллер, и они оба заснули.


Джеку снилось, что он ласкает Хеллер в этой своей царской постели, но громкий шум помешал ему досмотреть сон до конца. Перекатившись на другой бок, он увидел перед собой Фанни Свифт, размахивающую зажженной сигаретой.

— Ты, наивная дурочка! — визжала она. — Я же тебе говорила, ему только постель и нужна!

— Что ты здесь делаешь, мама? — простонала Хеллер, с трудом разомкнув глаза.

— Кэрмоди рассказал мне, какую картину он застал здесь накануне вечером!

Джек, пытаясь вдохнуть поглубже, чтобы просветлела голова, закашлялся и замахал руками, отгоняя от себя табачный дым.

— Погасите эту штуку!

— Вот еще! Влез в постель к моей дочке и командует!

Джек приподнялся на локте.

— Да будет вам известно, ваша дочь не желает близости, пока мы не поженимся. Так она заявила с самого начала.

— Поженимся?! — выдохнула Фанни.

— Да, да, поженимся! — твердо повторил Джек. — Если б вы соизволили раскрыть глаза пошире, то наверняка заметили бы, что мы спали, даже не раздеваясь. А сейчас уходите. Я не могу допустить, чтобы вы являлись в любое время суток и беспокоили мою семью.

— Вашу семью?!

— Да, да, его семью, — подхватила Хеллер, также приподнимаясь рядом с Джеком на локти. — Он любит нас и окружает заботой, какой я никогда не видела от Кэрмоди.

— Но Кэрмоди отец твоих детей! — возмутилась Фанни.

Джеку бросились в глаза ее оранжевые губы, спорившие яркостью с легким костюмом того же оттенка.

— Отец! Да ему плевать на детей! — разгневалась Хеллер. — А Джек стал им настоящим отцом.

У Фанни был такой вид, словно она не верит своим ушам. Она даже не заметила, как сигарета в ее руках догорела до фильтра. Вскрикнув от ожога, она уронила окурок на пол и принялась что было силы затаптывать его босоножками на платформе.

— Мама! — Испуганная Хеллер села на кровати.

— Не волнуйся, — спокойно произнес Джек, перегнувшись через край кровати. — На полу останется пятно, но какое это имеет значение — мы все равно вскоре уедем отсюда.

— Уедете?! — промычала Фанни.

— Да, уедем! — подтвердила Хеллер, усаживаясь по-турецки. — Мы собираемся купить дом.

Фанни опешила.

— Купить дом?

— С четырьмя спальнями, — сообщила Хеллер. — А в придачу купим мебель для гостиной, кухонный гарнитур и царскую кровать.

— Ничего не скажешь, замечательно, — съехидничала Фанни. — И когда же вы собираетесь все это сделать — к совершеннолетию детей?

— Надеюсь, что сегодня, — возразил Джек, безмятежно глядя на нее. — Мы ведь будем расплачиваться наличными, так что на хлопоты, связанные с получением кредита, времени не потребуется.

— Н…наличными? — У Фанни аж дух захватило. Джеку стоило немалого труда не расхохотаться:

Фанни в этом смешном одеянии не по возрасту, с обесцвеченными волосами, повязанными ярко-зеленой лентой, с открытым от изумления оранжевым ртом выглядела так комично!

— Да-да, ждать недолго, мы поженимся через пять дней, — пояснила Хеллер.

— Через четыре! — поправил Джек.

— Через четыре! — с улыбкой согласилась Хеллер.

У Фанни, по-видимому, подогнулись ноги. Она в полном шоке плюхнулась прямо на пол.

— Вы это всерьез?!

Джек одну руку подложил себе под голову, а другой нащупал руку Хеллер, положил на свое бедро и сверху накрыл ладонью.

— Я же вам уже говорил, — сказал он, глядя на Фанни сверху вниз, — вы недооцениваете вашу дочь. Любой мужчина был бы счастлив иметь такую жену. Мне просто повезло, и я своего счастья не упущу!

Фанни недоверчиво перевела взгляд на Хеллер.

— А как же Кэрмоди?

Хеллер пожала плечами.

— А что Кэрмоди? Он уже давно не играет никакой роли в моей жизни.

— Это не значит, что он не может видеться с детьми, — сказал Джек. — В конце концов, это же его дети. Но он должен предварительно условиться по телефону о времени своего визита, иначе, как говорится, от ворот поворот. Сделайте такую милость, втолкуйте ему. Вчера он был слишком пьян, чтобы уразуметь это. И кстати, лучше бы ему в таком виде к нам вообще не являться.

— Это и к тебе относится, мама, — твердо сказала Хеллер. — Отныне ты перед приходом звони нам по телефону. И следи за собой — запаха винного перегара я в своем доме больше не потерплю!

— И не курите в присутствии детей, — поспешил добавить Джек. — Да и в моем тоже.

— И в моем, — эхом отозвалась Хеллер.

Фанни, словно в поисках помощи, с растерянным видом огляделась вокруг, затем укоризненно покачала головой и воздела руки вверх, призывая небо в свидетели. Вздохнув, она начала подниматься на ноги — это было зрелище для закаленных.

— Оба вы зануды, каких свет не видывал, — заявила она. — Все, что весело и приятно, вам не подходит.

Джек улыбнулся и перекатился обратно на спину, чтобы видеть Хеллер.

— А раз оба мы зануды, — удовлетворенно произнес он, — то тем более два сапога пара.

Хеллер кивнула и, проведя руками по груди Джека, вытянулась рядом с ним на животе.

— А вот насчет веселого и приятного меня что-то берут сомнения. Сдается мне, что в будущем у нас и того, и другого будет предостаточно, — сказала она.

Джек усмехнулся, затянул Хеллер к себе на грудь и ласково обнял.

— Нас ждет масса удовольствий, — пообещал он.

— Я люблю тебя, — мягко промолвила она.

— Какое счастье! Но знай, что я люблю тебя в два раза сильнее.

Она потянулась к его рту.

— Закройте дверь с той стороны, Фанни, — сказал Джек, обещая Хеллер глазами нечто большее, чем просто удовольствие. Они будут счастливы — такова их судьба, предначертанная корявыми буквами объявления, вывешенного у дверей супермаркета.

Примечания

1

Более популярна транскрипция «Элен». — Здесь и далее прим. перев.

2

На слух эти английские слова воспринимаются как «адская трясина», хотя пишутся несколько иначе.

3

Дерево из семейства ореховых.

4

«Кантри энд вестерн» — стилизованная народная музыка, особенно популярная в южных и западных штатах.

5

В некоторых штатах США укоренилась традиция образования групп фанатов-болельщиков, возглавляемых выборными руководителями, в обязанность которых входит подавать на спортивных встречах сигнал к овациям.

6

В США принято распродавать бывшие в употреблении вещи во дворах домов и в гаражах.

7

«Панк» в переводе с английского означает «хулиган».


home | my bookshelf | | Срочно нужен папа |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу