Book: Генералы переменки



Генералы переменки
Генералы переменки

Эрик Ниланд

Генералы переменки

Eric Nylund

The Warlords of Recess

© Перевод: А. Осипов.


Генералы переменки

Капитан Кейн стоял на мостике своего великолепного боевого корабля «Колосс».

Центральный экран визуального наблюдения занимала уютно окутанная облаками голубая планетка. Пока что мир звался «Земля». На снятие защит понадобится минута, не больше. Дальше его будут звать просто «Колония 4729-Б».

Капитан Кейн пригладил и без того безупречную бородку цвета стали, смахнул воображаемую пылинку с рукава чёрного кителя и поправил орденские ленты за участие в предыдущих операциях, радугой раскинувшиеся поперёк груди.

И кивнул команде — пусть начинают.

Десять младших офицеров вытянулись в струнку на своих постах. Экраны компьютеров озаряли их полные рвения молодые лица. На экранах имперский флот ждал приказа к вторжению, щетинясь готовыми к пуску ракетами.

Офицер регламента лейтенант Плаген многозначительно кашлянул.

Светлый лик капитана Кейна исказила гримаса. И вот так каждый раз! Он поднял руку, веля наводящим повременить.

Форма на лейтенанте Плагене была белая — белая с золотыми пуговицами, чтобы он всегда выделялся на фоне остальной команды. Каким образом ему каждый раз удаётся подкрасться к командиру незаметно — уму непостижимо!

— Да, лейтенант Плаген?

— Сэр, — Плаген отутюженно отдал честь, — правило № 039. Я совершенно уверен, вы собирались отдать соответствующий приказ.

И он поднял бровь (одну), прекрасно зная, что ничего такого капитан не собирался.

— Мой долг — напомнить капитану, что каждому миру, пригодному для завоевания Вечной Империей, предоставляется право на Испытание.

— Правило 039, — пробормотал капитан Кейн. — Как же, как же.

Империя простирала бразды свои на всю Галактику. Она правила четырьмястами колонизированными мирами — и намеревалась править до скончания времён. Благодаря своим правилам — всем тридцати трём тысячам четырёмстам пятидесяти двум.

Про себя капитан думал, что большую часть этих правил можно преспокойно игнорировать, никто и не заметит.

За исключением, конечно, офицера регламента, обязанного сопровождать каждую миссию. Так гласило ещё одно правило.

О да, этот замечает всё.

Капитан Кейн медленно выдохнул и повернулся к офицеру разведки.

Предвидя его распоряжение, та склонилась над приборами, сканируя планету Земля.

— Засечено несколько военных баз, сэр, — сообщила она.

По физиономии лейтенанта Плагена расползлась надменная улыбка.

Ну, ещё бы он не был счастлив, наш офицер регламента! Эти бессмысленные, жестокие испытания так милы его сердцу.

— Очень хорошо, — сказал Кейн офицеру разведки. — Выберите лёгкую цель. Я хочу покончить со всем побыстрее. Не надо, чтобы эти «земляне» страдали сверх необходимого.

— Уже фильтрую результаты, сэр, — кивнула она.

Правило 039 было древним, очень древним. Оно пришло из тех незапамятных времён, когда Империя ещё не покорила звёзды — и когда она уважала своих врагов. Честь и отвага тогда значили куда больше, чем возможность разбомбить планету с орбиты, просто нажав кнопку и не ввязываясь в настоящий бой.

О, тогда они действительно испытывали своих врагов.

Империя выставляла три отряда против равного количества солдат противника. Если противник побеждал все три раза, значит, он заслуживал уважения Империи. Тогда его называли «другом» и оставляли в покое.

Напрасная трата времени. С тех пор как Империя вышла в космос, никто ещё не проходил Тест 039.

— Нашла подходящего кандидата, — сообщила разведка, отрываясь от мониторов. — Тренировочный лагерь для молодых воинов. В настоящий момент у них полевые учения, моделирующие реальную боевую ситуацию. На местном профессиональном жаргоне это называется «перемена».

— Звучит просто превосходно, — высказался офицер регламента Плаген. — Сообщите название подразделения для официального отчёта.

— Начальная школа «Эвергрин», сэр.

— Тогда действуйте согласно установленной процедуре, — приказал капитан Кейн. — Посылайте отряд «Альфа».

— «Альфу», сэр?! — разведка даже несколько растерялась.

«Альфа» состояла из лучших солдат линкора. Они выигрывали все сражения, и не важно, какой ценой. А ещё после них оставалось очень мало выживших на поле боя — или не оставалось вовсе.

— Отставить разговорчики, — скомандовал Кейн. — Выводите «Альфу». И побыстрее.


Джош и Тони сидели на скамейке запасных возле баскетбольной площадки во дворе начальной школы «Эвергрин». Стоял жаркий весенний день. Воздух был густ от запаха свежескошенной травы.

Оба упомянутых джентльмена отдали бы всё на свете, чтобы носиться, потеть, кидаться мячом и вообще веселиться с остальными.

Нет. Вообще-то не так.

Оба упомянутых джентльмена прекрасно понимали, что в игру им лучше не лезть.

Но это не мешало им сожалеть, что они не могут носиться, потеть, кидаться мячом и вообще веселиться с остальными там, на баскетбольной площадке.

Увы, Джош и Тони были абсолютные лохи, или, если выражаться изящнее, люди глупые и неуклюжие.

Мимо пронеслось бодрое стадо одноклассников, оставив изгоев кашлять в облаках пыли.

В общем, баскетбол не был «их игрой». Как, впрочем, и футбол, и вышибалы. Ну и не очень-то надо. Зато Джош и Тони не знали себе равных в шахматах и настольных играх, где крошечные отряды солдатиков проводили операции и брали базы противника во всяких исторических сражениях. Никто во всей школе не мог побить их на этом поле.

По идее, когда это выяснилось, их должны были бы счесть крутыми… но вместо этого просто перестали звать в другие игры.

Особенно в спортивные. Нет, оно на самом деле и к лучшему. Те несколько раз, когда им всё-таки случалось выйти на площадку, большую часть игрового времени они проводили мордой в пыли и уходили в синяках и ссадинах.

Вообще-то это довольно унизительно.

Как и торчать тут, на скамейке запасных. Каждый желающий мог убедиться, что это самые неспортивные ученики шестого класса, только таблички на шее не хватало.

Джош начертил в пыли «#» носком грязной кроссовки.

— Ну что, в крестики-нолики?

Тони водрузил очки обратно на переносицу. Он был потлив, так что стёклышки имели обыкновение съезжать и покрываться жирными отпечатками пальцев.

— А смысл? — глубокомысленно сказал он. — У нас всё равно всегда ничья. Может, лучше в шахматы?

— Долго искать камни для фигур, — уныло отозвался Джош.

Он знал, что дальше Тони предложит рисовать фигуры на земле и на каждом ходу стирать их и рисовать заново. В прошлый раз, когда они попытались, в баскетболе объявили тайм-аут, а потом набежало стадо молодых бизонов и затоптало то, что имело все шансы стать лучшей игрой в истории шахмат.

— Давай просто…

Но Тони его не слушал. Он вытаращился за плечо Джоша, не сводя глаз с площадки.

Пришлось тоже обернуться.

Игра остановилась. Обе команды что-то перетирали с какими-то новыми ребятами.

Новых было пятеро.

Джош никогда их раньше не видел, он знал это совершенно точно. Таких он бы запомнил.

Трое парней и две девчонки были минимум на фут выше любого ученика «Эвергрина». Настоящие качки, втиснутые в шорты и тесные футболки с принтом «АЛЬФА» и номером, от одного до пяти. И на всех — вы только поглядите! — пижонские зеркальные очки со стёклами до ушей!

— Альфа — первая буква греческого алфавита, — сообщил Тони.

— Сам знаю! — отозвался Джош, досадуя, что на самом деле он этого не знал.

Вечно этот Тони! Хлебом его не корми, дай повыделываться.

Новоприбывшие, должно быть, сказали что-то смешное, так как десять старожилов покатились со смеху.

Самый крупный из гостей (тот, что с крючковатым носом, выглядевшим так, будто он несколько раз повстречался с забором) продолжал говорить со смертельно серьёзной физиономией. На футболке у него красовалась цифра «1». Он подобрал мяч.

Обе команды выстроились против этих пятерых.

— Во что они там собрались играть? — прошептал Тони ему в ухо. — Это же две команды против одной!

Джош переполз на самый край скамейки, чтобы лучше видеть.

— Не имеет значения, какого роста эти дылды, — сказал он. — При двух командах против них наши в два счёта обведут мяч кругом…

Капитан — или кто он там был — новеньких кинул мяч объединённым эвергринцам.

Шон, лучший игрок в школе, поймал его, несколько раз ударил о землю, передал одному из своих, Джордану…

И тут противники вступили в игру.

Этот их номер первый помчался к Шону и налетел на него всем весом.

А ведь у Шона уже даже мяча не было!

Они свалились на землю бесформенной кучей, и Шон протяжно ухнул, когда ему вышибло весь воздух из лёгких.

А этот верзила как ни в чём не бывало вскочил на ноги, готовый к новым свершениям.

Шон валялся на земле, едва шевелясь и испуская стоны.

Джош с Тони вскочили на ноги.

— Это была стопроцентно грязная игра! — воскликнул Джош.

Тони кивнул, не в силах отвести глаз от жуткой картины.

И это было только начало!

Великаны пошли в атаку.

Одна из девчонок извлекла откуда-то нечто, похожее на водяное ружьё размером с базуку, с вот такенным поршнем, нацелила на Джордана и выстрелила.

Струя зелёной жидкости окатила того с головы до ног. Он поскользнулся, упал и забился в сети из сине-зелёной слизи.

Остальные гости тоже занялись хозяевами вплотную. Одного из школьников прямо-таки выбросило с поля — хорошо ещё на сваленные кучей гимнастические маты.

Оставшиеся на ногах трое баскетболистов поглядели на этот беспредел, развернулись и дали дёру.

Ну, вернее, попробовали дать дёру.

Двоих достали и нокаутировали из этих чёртовых гигантских шприцев. Последнего вынес голыми руками капитан нападавших.

В общей сложности игра заняла десять секунд. Обе эвергринские баскетбольные команды в полном составе валялись на земле — либо застрявшие в зелёном клее, либо контуженые и неподвижные.

И ведь эти гребаные новенькие даже пальцем мяча не коснулись!

— Так не бывает! Они не могут так с ними! — прошептал Джош.

— Ну, они вроде как только что смогли, — разуверил его Тони.

— Надо позвать кого-то из учителей! — не унимался Джош.

Вот тогда-то капитан новеньких, этот проклятый Номер Первый, и повернулся, наконец, к ним.

— Вы, двое! — сказал он, и голос у него рыкнул, как раскат грома.

— М-мы? — пискнул Джош.

— Вы же в команде, так?

— Н-не совсем, — выдавил Тони. — Ну, то есть, я хочу сказать, технически — да. Но мы на скамейке запасных. Нам, собственно, как бы не полагается играть.

Джош пихнул его локтем в бок. Не так надо выворачиваться, не так!

Но, увы, было уже поздно.

Капитан широко улыбнулся им, демонстрируя полный рот заострённых акульих зубов.

— Отлично. Выходите на поле. Давайте закончим эту битву.

Джош думал быстро. Два шага, пятясь, назад — и бегом!

Тони затормозил. Новые игроки уже окружили его.

На лице мальчика нарисовалась откровенная паника. Из-за забора вражеских спин он посмотрел на Джоша так, будто тот единственный в целом свете мог его спасти.

Вот если бы удалось быстренько добежать до класса и привести учителя… но эти новые парни явно не дружат с головой. Особенно этот, острозубый. Какой псих станет спиливать себе зубы в треугольник? Нельзя же вот так запросто оставить Тони с этим акуломордым!

Он перевёл взгляд на распростёртых на земле одноклассников, запутавшихся в сетях липкой зелёной слизи. М-да, далеко всё равно не убежишь.

— Отлично, блин! — процедил Джош сквозь зубы. — Просто отлично!

И широким шагом отправился назад, к Тони. Верзилы расступились, пропуская его к другу, и тут же живо сомкнули ряды.

Джош надменно указал подбородком в центр баскетбольной площадки.

— Давайте покончим со всем этим.

Тони так затряс головой, что очки чуть не улетели с поля.

— М-мы не можем… — залопотал он.

— По-твоему, у нас есть выбор? — холодно осведомился Джош.

Тони вздохнул.

Джош остановился на разделительной линии. Кольцо гостей преданно сопровождало его.

Ну, да, Джош себя не помнил от ужаса… но к этому примешивались досада и злость. Никто из этих чёртовых уродов не стоял там, где полагалось. Никто не вышел в пару к нему, чтобы вбросить мяч.

Акулозубый капитан сунул мяч ему прямо в руки.

— Играй! — потребовал он.

Остальные припали к земле, готовые броситься в бой.

— Кто будет вбрасывать мяч? — поинтересовался Джош.

Капитан помотал головой, явно не понимая, о чём речь, и повторил:

— Играй!

В порыве внезапного вдохновения Тони задвинул очки обратно на переносицу.

— Вы что, парни, не знаете, как играть в баскетбол? Между прочим, существуют правила.

Все гости неожиданно вытянулись по стойке смирно — режим «рвать и метать», модус «выключено» — и в панике воззрились на Тони!

Капитан сконфуженно оглядел своих людей.

— Нам никто не сказал про… правила.

И — боже мой! — он принялся разглядывать свои кроссовки!

Джош моментально распознал этот неловкий момент — такое бывало сплошь и рядом, когда ему самому случалось играть в баскетбол и сделать какую-нибудь глупость (то есть каждый раз).

Идея пришла немедленно.

— Правила! — пробормотал он уголком рта Тони и ободряюще пихнул его локтем в бок.

Тот покачал головой, не въезжая.

— Делай, как я, — шёпотом распорядился Джош.

— Да, — сказал он, откашлявшись, — существует множество правил!

Верзилы передёрнулись, словно кто-то щёлкнул у них над ухом кнутом. Что-то тут определённо было не так.

Хищная улыбка расползлась по Джошевой физиономии.

— Вы, парни, только что нарушили с десяток основополагающих правил игры в баскетбол, — и он отважно ткнул пальцем в капитана. — Особенно ты, чувак.

У того вся краска схлынула с лица. Ухмылка тоже куда-то делась.

Остальные верзилы глухо зарокотали и принялись с интересом разглядывать окрестности, глядя куда угодно, только не на своего вожака, будто вдруг застыдились знакомства с ним.

— Я… но я же не знал! — попробовал протестовать тот.

— Это не имеет никакого значения, — вставил Тони, подхватывая игру Джоша. — Правила есть правила. Вы их нарушили, и сейчас будут санкции.

Капитан повесил голову. Можно подумать, Тони предложил ему встать к стенке и поздороваться с расстрельной бригадой!

— Три пенальти, — объявил ему Тони. — Таково обычное наказание за грязную игру.

Он пересчитал оглушённых и залитых слизью одноклассников на площадке.

— А я насчитал как минимум десять фолов с вашей стороны.

Джош промаршировал к линии штрафного броска, ведя мяч. Дело за малым — только забить. Вот это было бы реально круто.

— А поскольку из игроков нашей команды остались только мы, — сообщил он собравшимся, — мы и будем бить штрафные.

Верзилы не двинулись с места.

— Вы, ребята, должны выстроиться в линию по обе стороны площадки, — объяснил им Тони. — И просто смотреть. Прыгать нельзя, пытаться помешать штрафному нельзя. Таковы правила.

Верзилы звучно сглотнули и выполнили команду.

Капитан встал в строй последним.

— Никто мне не сказал про правила, — снова пробормотал он (больше себе под нос).

Джош встал у линии и несколько раз ударил мячом о землю. Чёрт, он никогда не был хорош в том, что собирался сделать.

Он бросил — мяч отскочил от щита.

Промах.

По шеренге противника прокатилась красноречивая волна — так им хотелось прыгнуть и вмешаться в игру. Интересно, насколько хватает власти правил?..

Нет, у ребят точно пунктик на этом деле…

Тони поймал мяч и передал его Джошу.

Новый бросок — новый промах.

И ещё один.

И ещё!

Джош потряс головой. Всё-таки люди правы — он действительно дебил. По крайней мере, иногда.

Джош глубоко вдохнул и прищурился на корзину.

И бросил мяч.

Тот покатился по кольцу… покатился… покатился… и провалился внутрь.

Джош облегчённо осклабился.

— Хочешь попробовать? — обернулся он к Тони.

— А то! — Тони аж просиял.

В тех нескольких играх, в которых ему довелось выйти на поле, никто так и не рискнул дать ему в руки мяч.

Джош отправил ему мяч через землю, и Тони встал у штрафной линии.

Он бросил.

Мяч кокетливо отскочил от кольца.

Тони попытался ещё раз.

На сей раз он даже не попал в щит.

Джош догнал мяч и снова передал ему.

Тони, однако, не унывал. Он взял мяч обеими руками, провёл между ног и швырнул, почти не глядя.

Мяч лихо просвистел сквозь сетку.

Тони подскочил и издал боевой клич.

Ещё раз та же идиотская техника — и ещё одно попадание!

Следующим номером, исполненным на штрафной линии, стал воинственный танец в сопровождении истошных воплей.

Большие ребята качнулись вперёд, яростно зыркая глазами, словно хотели разорвать Тони на части. Да так оно, скорее всего, и было.

Джош уже раскрыл рот, чтобы сказать ему прекращать это шоу, когда прозвонил звонок.

Тони прекратил плясать.

— Вот и всё, — объявил он. — Пятнадцатиминутный звонок. Он означает, что мы должны остановить игру и очистить площадку ко времени окончания обеденного перерыва.



— Три-ноль, — сообщил аудитории Джош. — Мы… эммм… выиграли!

Пять зубастых челюстей отвалились в изумлении. Гости потрясённо уставились на хозяев.

Джош сощурился: да, у всех были эти жуткие акульи зубы. И фальшивыми они не выглядели. Да как такое вообще возможно?

Пять физиономий корёжил едва сдерживаемый гнев. Челюсти выпирали острыми углами.

Нет, с этими ребятами что-то по-крупному не так…

Та, что с номером ДВА на футболке, сорвала свои пижонские круговые очки до затылка, с хрустом смяла их в кулаке и отряхнула ладонь от остатков.

— Вы выиграли этот бой, — прошипела она. — Но мы ещё не закончили. За нашу честь отомстят!

Джош и Тони обменялись взглядами.

На площадке что-то ослепительно сверкнуло. И ещё раз — на дальнем конце двора.

От вспышки оба школьника замигали, глаза залило слезами.

Когда вокруг прояснилось, все верзилы куда-то пропали. Кроме капитана. Он стоял у штрафной линии, низко повесив голову.

— Это вот что сейчас было? — слегка обескураженно вопросил Тони.

Джош пожал плечами.

— Почему они тебя бросили? — поинтересовался он у Номера Один.

— Я опозорил мой отряд, — прошептал тот. — Мы проиграли. Согласно правилам, я теперь ваш пленник.

— Пленник? — Джош остолбенел. — Ты о чём вообще говоришь?

Тони дёрнул его за рукав:

— Ты только глянь!

— Ты пять секунд уже подождать не можешь? Мне надо выяснить у этого парня…

— Я серьёзно! — Что-то в голосе Тони заставило Джоша обернуться.

Он хотел сказать, что этот чудной верзила сейчас разревётся, что с нынешней переменой что-то по-крупному не так, но они вот-вот выяснят, что именно…

Слова застряли у него в горле.

Мозг отказался верить в то, что увидели глаза.

Посреди площадки возвышался форт. Сделанный из пластиковых брёвен. Нет, он и раньше там стоял. Этажа в нём было два; эвергринцы любили лазить по нему, а в обеденный перерыв успевали даже сыграть в царя горы.

Только вот сейчас… там, кажется, шла настоящая битва.

Все эвергринцы, которым случилось выйти на перемену во двор, орали и мчались к пластмассовой крепости.

Все, кроме Джоша и Тони… и приклеенных к площадке баскетболистов.

Тридцать новых верзил возникли из ниоткуда. Они во всём походили на тех, кого сделали в баскетбол Джош и Тони, но одеты были в синие шорты, а на пронумерованных футболках носили большие буквы: «БЕТА».

В этой школе таких отродясь не водилось. Да им с такой комплекцией впору в колледж ходить — а то и на профессиональный ринг!

Ну, и нормального в них, в отличие от «АЛЬФЫ», тоже ничего не осталось. Рожи у них были широкие, челюсти — вдвое больше обычного. И пасти, конечно, щерились акульими зубами, куда же без этого!

И, в отличие от «АЛЬФЫ», делавшей вид, что пришла играть в баскетбол, эти тащили свои пафосные слизеружья в открытую. И мочили школьников направо и налево!

Джош и Тони молча глядели, как перепуганные ребята мечутся и налетают друг на друга, пытаясь спастись.

Бдыщ! Шлёп!

На площадке с искусственным покрытием школьники пытались выпутаться из зелёных коконов. Некоторые лежали мордой прямо в слизь. Гадость какая!

С десяток героев сумели, однако, прорваться к форту. Они перелезли через стены и затаились внутри.

Верзилы тем временем позаботились, чтобы всё оставшиеся внизу действительно остались внизу, — выпалив по ним два-три раза дополнительно. Школьный двор покрылся извивающимися, злобными клубками зелёного клея.

— Да что происходит?! — отчаянно прошептал Джош.

Ответа он совсем не ждал — но получил. От капитана квазибаскетбольной команды, которую им с Тони удалось побить.

— Это второе испытание, — сообщил он. — Первое-то вы выиграли.

Для ясности он показал на щит с корзиной.

— А это — второе. Если Империя победит, вас захватят.

— Им-п-перия? — Тони снова начал заикаться. — З-захватят?

— Правило 039, — объяснил верзила таким обыденным тоном, словно рассказывал погоду на завтра. — Прежде чем завоевать примитивные миры, Империя их испытывает. Если они выдерживают три испытания кряду, их оставляют в покое.

Джош с Тони обменялись паническими взглядами.

— Я — Боевая Единица № 1, — представился верзила. — В том весьма вероятном случае, если ваш мир проиграет, начнётся вторжение Империи. Сначала она захватит вашу базу. Потом всю планету.

«Захватит планету!» — изобразил Джош одними губами.

Тони в ответ пожал плечами и повертел пальцем у виска.

У Джоша дёрнулся глаз. Что бы тут на самом деле ни происходило, ясно было одно: надо помочь своим. Как угодно. Любой ценой.

— Не знаю, о чём ты там толкуешь, — заявил Джош Единице № 1, — но ты обязан помочь нам остановить этих ребят. Ты теперь в нашей команде, понятно?

Рядовой вытянулся по стойке смирно. Просто уму непостижимо, каким облегчением озарилось его лицо!

— К службе готов, сэр! Жду приказаний!

— Вот это я понимаю, круто! — одобрил увиденное Тони.

Оба школьника уселись на корточки и принялись рисовать на земле карту — а что, чем не настольная игра? Спасшиеся в крепости были крестики; нападавшие были нолики. Нолики окружали крестики; стрелочки показывали направление движения ноликов, готовых к резне.

— Так что там у нас с правилами? — прошептал Тони после минутного созерцания результата.

— Ты что, упал? — прошипел Джош. — Нет никаких правил. Это война!

Тут он задумался. А ведь это неправда. Правила были. Целая куча правил поведения на школьной игровой площадке. Стоило ему хотя бы занести ногу над клумбой, как откуда ни возьмись выскакивал учитель с ручкой наперевес, готовый влепить нарушителю порядка оценку за поведение.

И да, эти новые ребята могли быть сколько угодно сильны и жестоки, но пунктик насчёт правил — это пунктик насчёт правил… И это просто прекрасно!

— Мне в голову пришла дикая идея, — сказал Джош Тони и поманил Единицу подойти поближе. — Просто делайте как я. Пошли.

Единица отдала накрахмаленный до хруста салют.

Тони выглядел менее уверенно в себе — особенно когда Джош храбро двинулся на площадку, прямиком к этим стрёмным чувакам…

…которые как раз обрабатывали очередного беспомощного, покрытого зелёной слизью школьника.

— Эй вы, кабаны! — крикнул во всё горло Джош.

Трое обернулись. Эвергринцы увидели номера 7, 18 и 29. Три ружьешприца уставились на Джоша, Тони и Единицу № 1.

— Вы спрыгнули с той стены, — сурово сообщил Джош, указывая на примыкавшую к библиотеке шлакоблочную стену высотой фута четыре.

Мало кто НЕ взбирался на неё на переменах, стараясь пройти по ней, как по канату, подальше и не свалиться. Рядом, разумеется, висел знак:

«НА СТЕНУ НЕ ВЗБИРАТЬСЯ.

СО СТЕНЫ НЕ ПРЫГАТЬ».

— Это против правил, — поддакнул Тони, на ходу подхватывая идею. Он даже руки на груди скрестил, словно учитель, отчитывающий нарушителей.

Единица № 1 охнул, словно это было худшее, что может случиться в мире.

Трое верзил переглянулись.

— Нет такого правила, — пробурчал Боевая Единица № 29.

— Читать умеешь? — рявкнул Тони, указывая на библиотечную стену. — Надпись видишь?

Все трое уставились на надпись — и эвергринцы их даже пожалели, такой ужас отразился на их физиономиях. Ружья упали вниз; руки взлетели вверх.

— Нам ничего не сказали, — пролепетал Единица № 18. — Какое теперь будет наказание? Смерть? Отрезание ушей? Или… испарение?

Боевая Единица № 1 кивал на каждое из этих предположений с таким энтузиазмом, что рисковал оторвать себе голову.

— Боюсь, всё гораздо хуже, — процедил Джош, скептически озирая их.

— Теперь вы должны присоединиться к нашей команде, — вставил «добрый полицейский», сержант Тони.

Трое врагов остолбенели, потом воззрились на Единицу № 1. Потом подобрали оружие, промаршировали к Джошу и Тони и выстроились рядом.

— Да! — воскликнул Тони.

— Какие будут приказания, сэр? — обратился к Джошу Боевая Единица № 18.

Приказания? Хорошенькое дело. Дальнейшую стратегию Джош покамест не продумал, импровизируя на ходу.

— Гляди-ка! — Тони показал на отряд из пяти верзил, методично покрывавших ковровым огнём левую сторону форта.

— Чёрт, они там сейчас всех в клейстер закатают! — ахнул Джош.

— Да нет, — Тони ткнул пальцем пониже, — ты смотри, где они стоят.

А ведь верно! Пятёрка утвердилась прямо посреди цветочной клумбы. Ох, эти проклятые давленые маргаритки, сколько крови они Джошу попортили!

И он рысцой припустил к ним.

— Ну, гады, вы попали!..

Через пять минут Джош с Тони уже зажали в угол тридцать здоровенных вражеских лбов, распекая их за хождение по клумбам, плевание на землю и использование слизеружей на территории учебного заведения без письменного разрешения директора (это последнее правило Тони выдумал прямо на месте, но гости, запуганные сыпавшимися на них как из ведра запретами, уже настолько потеряли всякую связь с реальностью, что охотно ему поверили).

В углу площадки сохранялся последний очаг сопротивления: десять верзил возле сарая для инструментов. У одного из них на футболке красовалось «00», а ростом он был даже повыше Боевой Единицы № 1. Именно там Джош с Тони видели вспышки света ещё до начала основной свары.

Джош попробовал было заорать на них, но повстанцы открыли огонь.

Клубки слизи зашмякались оземь вокруг него. Одно «щупальце» даже достало его кроссовку — и, чёрт побери, клей оказался настолько сильный, что нога намертво пристала к земле.

С обувкой пришлось попрощаться.

Тони, Джош и их новые сподвижники вынужденно отступили. (Носок при отступлении неприятно хлюпал.)

— Если вас беспокоит нога, сэр, — сказал Боевая Единица № 1, — у нас на корабле есть растворитель.

— Да забудь ты про мою ногу, — огрызнулся Джош. — Нам ещё нужно сделать вон тех паразитов!

— Так у вас, ребята, и корабль имеется? — поинтересовался более внимательный Тони.

Единица № 1 ткнул пальцем в небо.

— У нас куча кораблей между этой планетой и вашей Луной.

Джош не знал, что и думать. Единица говорил про какие-то испытания… Выигрываешь три сражения, и твою планету оставляют в покое. Проигрываешь — завоёвывают.

О’кей, хорошо, а теперь попробуйте по-другому объяснить внезапное появление этих чудны́х ребят!

Конечно, ещё может оказаться, что лейксайдские старшеклассники выпустились досрочно. Но чтобы старшеклассники слушались правил… Простите, нет.

Версия с вторжением инопланетян выглядела куда более правдоподобно.

Ага. Значит, им позарез нужно выиграть эту битву, а не то их школу, а вместе с ней и всю Землю поджарят, как тост к завтраку.

— Может, учителей позвать? — вякнул Тони откуда-то из-под локтя.

— А то! — согласился Джош, тыча пальцем в площадку, на которой барахтались в зелёных сетях полтора десятка школьников. — Они придут сюда, и их тут же приклеят, как всех остальных.

— Чем дольше мы ждём, сэр, — беспокойно заметил Единица № 1, — тем больше солдат спустят на планету.

— Ну, хорошо, — сказал Джош. — Тогда давайте так…

Он собрал всех вокруг и принялся чертить на земле линии.

— Один отряд наступает точно по фронту, чтобы отвлечь это хулиганьё у сарая. Два меньших отряда заходят с флангов. Я поведу первый, ты, Единица, — второй. Третий малый отряд делает большой крюк и сильно удивляет этих ребят с тыла. Его возглавишь ты, — он показал на Тони.

Глаза у того вылезли на лоб, но на губах засияла довольная улыбка.

— Прежде чем кто-то успеет влипнуть в серьёзные неприятности, всё будет кончено, — завершил объяснения Джош.

— Отличный план! — одобрил Единица № 1 и выдал Джошу и Тони по слиземету.

Джош принял ружьё не без колебаний. Ему всю дорогу втолковывали, что оружие опасно и в любом случае для двенадцатилеток не годится. К тому же эта хреновина оказалась гораздо тяжелее, чем он думал. И из дула у неё сочились зелёные сопли. Вот же дрянь!

— Готовы? — спросил Джош.

Тони, Единица и прочие верзилы коротко кивнули.

— Тогда — ходу!

Команда великанов выбежала на середину площадки и, испуская жуткие вопли, стала поливать слизью тех, у сарая. Пользуясь постройкой как прикрытием, враг ответил тем же.

Центральный отряд распластало по бетону. Но задачу свою они выполнили. Отряд Джоша тихо промчался по краю площадки и не привлёк ни малейшего внимания. Но стоило выйти на линию огня, как из-за угла внезапно выскочил ещё один взвод неприятельских солдат и открыл огонь уже по ним.

Джош отступил за качели, которые тут же покрыла липкая зелёная бахрома.

Он выстрелил — и украсил слизью ближайший клён. Вот чёрт!

Джош заскрипел зубами. Его так прижали за этими уродскими качелями — носа не высунуть. Теперь его команда проиграет!

Но тут откуда ни возьмись объявился Тони — и точно позади отряда противника!

Враг развернулся, но Тони ударил первым.

Плюх! Шлёп! Шмяк!

Вся группа верзил оказалась приклеена к сараю, вопящая, ругающаяся, извивающаяся — но совершенно беспомощная!

Джош кинулся к ним.

Тони уже отдавал распоряжения.

— Где тут у вас транспортёр для спуска на землю, парни? — обратился он к самому крупному из нападавших, под номером 00.

— Мы никогда тебе не скажем, — оскалился тот и тут же скосил глаз на сарай, к стене которого прилип.

Тони пожал плечами и открыл дверь.

Внутри помигивали огнями четыре колонны из серебристого металла.

— Ты чего вытворяешь? — тихонько спросил Джош.

— Собираюсь выиграть эту их третью битву, пока она ещё не началась, — так же тихо ответил Тони.

Прозвенел звонок. Пять минут до конца перемены. Не так уж много времени, чтобы спасти мир.

Внутри себя Джош тихо подвывал от ужаса, но снаружи лишь небрежно повернулся к набившимся в сарай верзилам и произнёс:

— Ну, теперь ведите нас к вашему командиру.


Джош и Тони ворвались на мостик инопланетного корабля и открыли огонь.

Две минуты назад они благополучно телепортировались сюда из хозяйственного сарая на территории Эвергринской начальной школы и уложили всех, кого встретили по дороге.

Команда линкора, само собой, совершенно не ожидала вторжения двух землянских мальчишек во главе отряда из дюжины своих же солдат, окатывающих клеем всё, что шевелится.

Джош успел где-то разжиться чёрной офицерской униформой, чтобы вписаться, так сказать, в окружающую обстановку. (На самом деле он позаимствовал только китель: штаны оказались слишком велики и всё время сваливались.)

Итак, они заняли неприятельский мостик и в два счёта нейтрализовали десятерых семифутовых офицеров, обслуживавших пульт управления кораблём.

Последним неприклеенным — и на своих двоих — остался командир (Джош решил, что это командир, потому что весь китель у него был увешан лентами и медалями). Он медленно оглядел поле боя и поднял руки вверх.

Тони испустил вопль и снова исполнил свой знаменитый победный танец.

Джош в это время таращился на мерцавшую посреди панорамного экрана Землю. Какой всё-таки их мир красивый отсюда, сверху!

— Я — капитан Кейн, командующий Имперским космолётом «Колосс», — сообщил им капитан Кейн.

Джош едва не уронил ружьё. Голос капитана истекал ледяной иронией. Джошу невыносимо захотелось отдать честь.

Вместо этого он откашлялся.

— Я — Джош, сэр, — просто сказал Джош. — Из начальной школы «Эвергрин». А это — Тони.

Тони радостно помахал им.

— Насколько я понимаю, — продолжал Джош, — если мы выигрываем три битвы против ваших парней, вы не имеете права завоёвывать нашу планету. Так?

Капитан Кейн посмотрел на единственного офицера в белой униформе, приклеенного к палубе. Зелёное приятно смотрелось на белом.

— Нет! — невнятно промямлил тот, пытаясь прожевать слизь. — Империя не может быть побеждена! Только не двумя мальчишками из примитивного мира!

— Правило 039, — напомнил ему капитан Кейн. — Уж не предлагаете ли вы, лейтенант Плаген, нарушить правило?

Последовала долгая пауза.

— Нет, — наконец выдавил Плаген. — Мы строго следуем абсолютно всем правилам.

Улыбка промелькнула под капитанской бородкой, приоткрыв на мгновение три ряда крайне острых акульих зубов.

(По рукам у Джоша живо закарабкались мурашки.)

— В таком случае мы уйдём с миром, — сказал капитан Джошу и Тони. — Отличная битва, юные воины.

— Дай пять! — школьники исполнили ещё несколько восторженных па, на сей раз дуэтом.

— Когда следующая битва, командиры? — подмигнул им Боевая Единица № 1. — Быть может, Лейксайдская Старшая?

И он выразительно похрустел пальцами.

— Эээ… я думаю, вам с другими ребятами придётся остаться здесь, — не без сожаления признал Тони.

Даже если бы внезапно отменили Рождество, Единица № 1 и то не расстроился бы больше.

— Понимаешь, — Джошу стало жалко здоровяка, — наши правила гласят, что когда битва закончена, вы должны вернуться обратно, в свою команду.

Такого правила, конечно, не было, но как ещё заставить Единицу остаться? А то объясняй потом маме, с какой это стати несколько десятков инопланетных солдат теперь будут жить у вас в подвале!



— Это был прекрасный бой, ребята, — добавил от себя Тони, — но правила есть правила.

И он протянул руку Боевой Единице № 1 — для пожатия.

— Нам пора, — поддакнул Джош. — Перемена уже почти закончилась, а там, внизу, ещё убирать и убирать.

Единица № 1 озадаченно уставился на руку Тони… что с ней полагается делать? Потрясти? Укусить? И, наконец, пожал её.

— Это была честь, сражаться на вашей стороне, сэр! — гордо сказал он.

И добавил, окидывая взглядом мостик, покрытый приклеенным офицерским составом:

— Я прослежу, чтобы вам доставили несколько упаковок растворителя, чтобы отчистить школу.


А ещё через минуту Джош и Тони вручили последнюю банку растворителя освобождённой баскетбольной команде Эвергринской начальной.

Как только спрей касался зелёного клея, субстанция тут же распадалась в прах.

Почти все во дворе были в норме — ну, да, контуженные и не совсем понимающие, что собственно, произошло, но в целом в норме.

Никого из инопланетных солдат не осталось — все, должно быть, благополучно телепортировались к себе на корабли.

И тут прозвенел последний звонок.

Обеденный перерыв, наконец, кончился.

Джош и Тони вздохнули и побрели на четвёртый урок.

— Думаешь, они ещё вернутся? — Тони поглядел на небо.

— И речи быть не может, — отрезал Джош. — Мы победили. Согласно их же правилам, теперь они обязаны оставить нас в покое.

— Ну, не знаю… — протянул Тони. — Этот Плаген, кажется, не особо обрадовался, что мы их побили.

— Ты слишком много беспокоишься, это вредно, — сказал ему Джош. — Их правила — они как нерушимые законы, усёк? Спорим на базилльон долларов, что мы видели их в последний раз?

Джош опустил глаза — и вовремя! Он почти наступил на клумбу. Мальчик выдохнул и аккуратно поставил ногу на бетонную дорожку рядом.

Ух. Ещё бы секунда и…


А тем временем офицер регламента Плаген пытался счистить остатки клея со своей обычно такой белоснежной формы.

Ух. Он и рад был бы воспользоваться растворителем, да от него потом темнеют медали. Что, право, за пакость!

И как теперь, интересно, объяснять Имперскому Штабу, что двое детишек с мелкой третьесортной планетки сделали весь наш космический флот?

На основании наших же правил!

Он заскрипел акульими зубами (произведя долгий ммммеррррззззкий скрежет, на котором, наконец-то отвёл душу).

Нет, Плаген подобного не потерпит.

Он схватил справочник и стал листать Кодекс Империи. Да, все тридцать три тысячи четыреста пятьдесят две его статьи.

С чем вы к нам придёте, тем же самым и получите!

Он ещё отыщет правило, которое позволит ему в один прекрасный день вернуться на эту планету… и тогда его личные враги, Джош и Тони, ещё пожалеют, что «победили».


home | my bookshelf | | Генералы переменки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу