Book: Кровавая обитель



Кровавая обитель

Джеффри Примроуз

Кровавая обитель

Купить книгу "Кровавая обитель" Примроуз Джеффри

ISBN 978-5-85689-067-8

© Джеффри Примроуз. 2010

© Леонид Моргун, перевод, редактирование. 2015.

© ООО "Остеон-Пресс". Оцифровка текста. 2015.

Все права сохранены. Ни одна часть настоящего текста не может быть опубликована без разрешения Правообладателя.

I

Апрельское небо над заснеженным, словно посыпанным крупными кристаллами сахара, плато Энвалиры было ясным и лучистым. Только близ пиков обрамлявших плато трехтысячеметровых гор – настоящий рай для любителей горнолыжного спорта – курчавились мягкие пушистые облака.

От фешенебельного отеля «Энвалира», единственного на всем курорте, чем и завоевавшего право носить столь звучное имя, узенькая, удобная дорожка вела на соседний холм, где возвышалась хрупкая и элегантная часовенка, украшенная крошечными резными башенками.

Сегодня на обычно безлюдной по утрам тропинке царило странное оживление. На маленьком пятачке перед часовней сосредоточилась масса народа, включая туристов-лыжников и местных жителей. Более того, целая толпа растянулась вдоль ведущей сюда дороги. Видимо, ожидалось какое-то праздничное и радостное событие, зрители шумели, смеялись, весело толкались и шутили. Вдруг двери часовни отворились и на пороге появился обслуживающий персонал гостиницы в ярких национальных трахтах. Седой, представительного вида метрдотель в бархатной шляпе с фазаньими перьями на макушке и в красных шелковых чулках, выглядывающих из-под коротких кожаных штанов, три раза ударил об землю увитым цветами посохом, и все сразу же повернулись к центральному входу в гостиницу.

Весь секрет состоял в том, что сегодня молодой владелец отеля «Энвалира» Антонио Лопец обручался с ангельски прекрасной девушкой из соседнего местечка Солде. Ровно в одиннадцать зазвонили колокола часовни, и падре Себастьян, специально прибывший для проведения церемонии бракосочетания из церкви Сант-Джоан-де-Каселлес, соединил руки молодых и объявил их отныне и навеки мужем и женой перед Богом и людьми.

В тесной часовне удалось разместить всего двадцать персон гостей, это были ближайшие родственники жениха и невесты. Торжественно и немного смущенно стояли они у роскошно украшенного алтаря, любуясь счастьем молодых супругов.

Церемония завершилась, и гости последовали за старым падре и сияющими молодостью женихом и невестой наружу, в ослепительно белый снег, где их ожидали около двухсот друзей, знакомых, туристов и просто любопытных. Над плато пронесся хор приветственных криков, в новобрачных полетели цветы и маленькие веночки из еловых веток с шишками – таковы были местные обычаи. Наконец все стихло.

Антонио и Кандиа Лопец преклонили колени перед падре прямо на снегу. Священник простер над ними золотой епископский посох с закругленной ручкой. Было странно видеть его в руках священнослужителя в ранге падре. Особенно бросались в глаза крупные, чистой воды драгоценные камни, щедро покрывавшие всю поверхность таинственного ритуального предмета. Никто и никогда не встречал еще подобной красоты и великолепия.

Фрэнк Николсон ненавязчиво затесался в толпу, стараясь найти место повыше, чтобы не упустить ни одной подробности происходящего. Впрочем, в этом не было особой нужды, так как его длинная и стройная фигура возвышалась над бархатными шляпами и накрахмаленными белыми платками местных жителей почти на десять сантиметров.

Падре Себастьян коснулся скипетром супругов и тихо произнес несколько слов на латыни, которая всегда была слабым местом Фрэнка.

Антонио и Кандиа склонились до земли.

Вдруг в толпе поднялся какой-то гул.

Все как по команде повернули головы на запад, где среди древних холмов виднелись руины придавленного обрушившейся скалой монастыря. Несмотря на солнечную погоду, там кучковались облака, их черная тень резко отделяла развалины от сверкающего на солнце снега перед часовней.

Но это необычное явление продлилось лишь несколько минут. Внезапно налетевший неизвестно откуда ветер, словно испугавшись епископского посоха, отогнал их за горизонт. Над серыми стенами вновь заиграли солнечные лучи.

Все облегченно вздохнули.

От Фрэнка Николсона не укрылось, что на счастливых лицах Антонио и Кандии на какое-то мгновение появилось выражение ужаса, так же стремительно уступившее место блаженству. Они оказались единственными, кто не повернул головы на запад.

– Что это значит? – обратился Фрэнк к стоящему рядом старому пиренейцу с обветренным лицом.

Мужчина неохотно поднял голову и внимательно посмотрел на спрашивавшего.

Улыбка озарила его беззубый рот.

– А, юстед хабла эспаньол, – с удовольствием произнес он. Когда Николсон утвердительно кивнул, старик сразу посерьезнел.

– Эти руины – остатки монастыря Сан-Эстебан, попавшего во власть Сатаны, – печально объяснил он. – Вы заметили облака? Золотой скипетр Сант-Джоан-де-Каселлес прогнал злых духов, готовившихся помешать счастью новобрачных.

– Вы не могли бы поподробнее рассказать мне об этом, отец? – вежливо попросил Фрэнк.

Старик протестующе поднял обе руки.

– Спросите падре Себастьяна, синьор, если вас заинтересовала эта тема, – сухо сказал он, а потом пиренейца оттеснили назад, и он был этому явно рад.

Высоко вознеся над головой скипетр, падре Себастьян расчищал путь Антонио и Кандии. Огромная толпа тоже пришла в движение. Все направились в отель.

Фрэнк Николсон замер на месте, настолько необычно романтичной показалась жителю Лондона открывшаяся взору картина. Антонио Лопец в свадебном костюме, увешанном бляшками, его молодая супруга в вихре белоснежных кружев, а между ними падре с развевающимися седыми локонами и драгоценным скипетром в руках…

Вдруг Фрэнк Николсон вздрогнул.

Он даже позабыл поприветствовать проходивших мимо него Антонио и Кандию, мило улыбающихся долговязому англичанину.

– Проклятье, – произнес за его спиной голос на чистом нью-йоркском слэнге, – за эту штучку братья могут отвалить миллион зелененьких.

– Больше, – возразил более интеллигентный голос, – если учесть его историческую ценность.

– Удача сама плывет нам в руки, Гэрри, – продолжил первый.

Фрэнк Николсон не позволил себе повернуться даже на четверть дюйма, чтобы увидеть лица говоривших. Диалог был строго секретным и не предназначался для чужих ушей.

Фрэнк подождал несколько секунд, затем его подхватил и понес к отелю поток гостей, перед ним шли три человека в модных и страшно дорогих лыжных комбинезонах. Двое мужчин в голубых спортивных шапочках и девушка с восхитительными светлыми волосами.

Хотя тут и там пестрели яркие краски лыжного снаряжения, Фрэнк сразу определил, что говорили именно эти двое. Тот факт, что они собрались действовать, особенно заинтересовал англичанина.

Фрэнку не удалось разглядеть лица американцев, и он не знал, встречались ли они в течение трех дней, что Николсон провел в отеле «Энвалира».

И тут блондинка обернулась.

Фрэнка поразил взгляд ее огромных и чувственных, зеленых, как вода в стоячем пруду, глаз. Их взгляды встретились, Николсона обдало жаром страсти и нежной грусти. Никогда не видел он таких глаз, таинственных и притягательных.

Девушка вспыхнула и повернулась к англичанину спиной. Очарование апрельского утра сразу пропало, словно чирикавшая на ветке маленькая птичка улетела, скрылась из глаз, и мир внезапно опустел.

Перед входом в гостиницу толпа рассеялась.

Фрэнк с удовлетворением обнаружил, что девушка не вешалась на шею ни одному из своих спутников.

В холле она еще раз обернулась, и Фрэнк окинул ее таким откровенным мужским взглядом, что в зеленых глазах загорелись искорки гнева.

Неуловимым движением изящной головки малышка выразила свое презрение, порхнули светлые волосы – и троица исчезла в лифте. Оба мужчины, казалось, совсем не интересовались, почему девушка дважды обернулась и на кого-то посмотрела.

Густой и пряный запах жареной рыбы просочился сквозь дверь кухни и приятно защекотал ноздри. Туристы стали стекаться в ресторан.

Фрэнк Николсон вспомнил прелестную незнакомку, ее огонь и очарование, и впервые обрадовался, что согласился провести в Андорре несколько дней: он взялся выполнить деликатное и таинственное задание, порученное ему так некстати шеф-инспектором Скотланд-Ярда.

II

Огромные яркие звезды превратили ночь в сумерки. Льдинки переливались всеми цветами радуги и поглощали длинные тени.

Фрэнк Николсон в одиночестве стоял на опустевшей террасе и задумчиво курил. Голая скала, у подножья которой лежали развалины, четко вырисовывалась на фоне темно-синего ночного неба. Николсону казалось, что он даже способен различить контуры камней, но это был оптический обман. Фрэнк порядочно выпил: свадьба праздновалась с размахом, да и персонал отеля принял его благодаря рекомендации французских коллег как старого знакомого и друга патрона. Инспектор Ле Клерк из Тулузы представил его слугам, и только Антонио и Кандиа Лопец знали, кто в действительности скрывается под маской безобидного англичанина с загорелым лицом и серыми спокойными глазами.

Гости наконец угомонились и затихли. Местные жители отбыли в свои деревни еще с наступлением темноты, чтобы завтра к обеду вернуться и продолжить празднество. Да и туристы разошлись по номерам после того, как капелла попрощалась с ними несколько фривольной песенкой «Твои испанские глаза». Ресторан закрылся.

Постепенно похолодало, и Фрэнк Николсон вернулся в жарко натопленное помещение отеля.

Антонио и Кандиа, окруженные обслуживающим персоналом, дружески прощались на ночь и раздавали щедрые чаевые. Во истину благородный жест!

За двумя столами в баре еще сидели. В одном из припозднившихся гостей Фрэнк с удивлением узнал падре Себастьяна. Священник оказался не восприимчивым к спиртным напиткам.

За вторым столиком восседали уже знакомая блондинка со своими американскими кавалерами.

– Мы вас покидаем, будем рады видеть всех завтра. Спокойной ночи! – попрощались молодожены, обращаясь к оставшимся в баре после ухода повара, горничных и коридорных. – Разумеется, Педро будет обслуживать всех желающих до самого утра.

Педро – это бармен.

Новобрачных еще раз поздравили, пожелали им счастья, долгих лет жизни, после чего они достойно удалились. С их уходом погас свет, лишь в баре остались мерцать неяркие огоньки.

Фрэнк Николсон не успел еще расправиться со своим портвейном, да и перед падре Себастьяном стоял полный бокал. Фрэнк решил использовать ситуацию и завести с падре разговор про капеллу, необычную брачную церемонию. К сожалению, во время свадебного торжества никто об этом не обмолвился.

Когда Фрэнк лениво проходил мимо столика американцев, блондинка посмотрела на него еще более откровенно и требовательно, чем у часовни, и уже порядком перебравший Николсон приветливо помахал ей рукой.

На этот раз его поведение не прошло незамеченным.

– Разрешите пригласить вас пропустить с нами стаканчик виски? – вежливо обратился к Фрэнку один из американцев. Это был тот самый житель Нью-Йорка, отзывавшийся на имя Гэрри.

Он был узколиц и рыжеволос, его мускулистые плечи под рубашкой кричащей расцветки наводили на мысль о частых тренировках. Фрэнк решил, что ему не больше тридцати, но крючковатый нос и пронзительные жесткие глаза делали лицо американца старше.

Фрэнк на секунду задумался, но блондинка улыбнулась, широко распахнув зеленые глаза, и это решило все.

– А почему бы и нет? – стараясь не переигрывать, выдавил слегка заплетающимся языком Фрэнк. Он ногой пододвинул к себе стул и сел как раз напротив девушки.

– Прошу прощения, падре, – одновременно обратился Фрэнк к священнику, сидевшему за соседним столом, – я сейчас присоединюсь к вам.

Падре Себастьян вздрогнул от неожиданности и посмотрел на говорившего.

– Не волнуйтесь, синьор Николсон, – произнес он с улыбкой. – В конце концов, молодые люди тянутся к молодежи.

Фрэнк Николсон представился.

Рыжеволосый назвался Гэрри Коулдом, второй американец оказался его другом и компаньоном Десмондом Першингом, а имя девушки – Дайана Меркъюри.

Гэрри Коулд заказал четыре двойных скотча со льдом.

Фрэнк Николсон внимательно рассматривал новоявленных знакомых.

В данный момент его интересовала подлинность имен. Десмонда Першинга он скорее принял за итало-американца. Это был невысокий, коренастый парень с шапкой черных волос и темными слащавыми восточными глазами. Такие нравятся темпераментным женщинам.

Дайана, такая хрупкая и нежная, совершенно не вписывалась в эту компанию. В ее зеленых глазах застыло мечтательное выражение, словно она по ошибке заглянула в этот мир, черные брови и густые шелковистые ресницы еще больше оттеняли белизну ее волос и легкий румянец на высоких скулах. Капризный изгиб нежно-розовых губ сводил с ума. Блестящая зеленая блузка плотно облегала безупречную грудь, от которой Фрэнк Николсон не мог отвести взгляд. Возбужденный действием алкоголя, он едва удерживался от того, чтобы схватить ее, как пещерный человек, утащить в свой номер, а потом запереть на ключ дверь и… «Какое, наверное, блаженство, когда тебя обнимают эти тонкие, изящные руки», – подумалось ему. Длинненькие овалы ногтей девушки были безупречно покрыты перламутровым лаком, а узкое платиновое колечко с маленьким изумрудиком указывало на идеальный вкус.

Педро появился из полумрака с подносом, расставил стаканы и бесшумно удалился.

– Кажется, вы друг хозяина дома, сэр? – поинтересовался Гэрри Коулд. – Во всяком случае нам бросилось в глаза, что вы были единственным иностранцем за столом жениха и невесты.

– Я обязан этим моему хорошему другу из Тулузы, – удовлетворил Фрэнк это типично американское любопытство. – Он сам не смог прибыть, и я оказался в некотором роде его заместителем.

– Из Тулузы? – удивился Коулд. – Но если судить по вашему акценту, то вы – англичанин! Я даже счел вас офицером.

Фрэнк Николсон ухмыльнулся.

– Но это же не исключает возможности иметь другом французского офицера, разве не так, мистер Коулд? – заметил он. – Впрочем, вы почти угадали. Я – старший лейтенант шотландских горцев, если для вас это что-то значит.

Во всяком случае, это не было откровенной ложью: в таком звании Фрэнк Николсон ушел в отставку из рядов вооруженных сил, перед тем как оказаться в Скотланд-Ярде. Сей факт был указан черным по белому в регистрационной книге отеля специально для особо любопытных.

Но, видимо, оба парня никогда не слышали о существовании подобного воинского подразделения.

– Это элитарная воинская часть в Шотландии, – немного смущенно пояснила своим приятелям Дайана, проявив недюжинную осведомленность, чем повергла Фрэнка в крайнее удивление. Женщины обычно не интересуются подобными вещами.

– Я рад, что вам это известно, мисс Меркъюри, – откровенно сказал он, дерзко погружаясь глазами в вырез блузки.

– Вы можете называть меня просто Дайаной, Фрэнк, – милостиво разрешила девушка, поощряя его взглядом.

– Ну, что я говорил? – загоготал Гэрри.

– Спасибо, – просто ответил Фрэнк. – А вы случайно не из Нью-Йорка?

– В точку, – изумился рыжий. – Но не стоит считать нас бездельниками или плэйбоями, мы руководим посреднической фирмой по продаже часов, драгоценных камней и других дорогостоящих мелочей. Здесь, в Андорре, цены ниже, чем в Америке, и мы часто заглядываем в это местечко, совмещая полезное с приятным. Например, вот эта штучка стоит у Тиффани двенадцать тысяч долларов, а в Андорре то же самое можно приобрести за треть цены.

Он небрежно постучал пальцем по своим усыпанным бриллиантами часам фирмы «Ролекс».

«Значит, грязные спекулянты и мошенники, если не хуже, – подумал про себя Фрэнк. – Черт побери, что привело подобную девушку в общество мерзавцев мелкого пошиба?»

Падре Себастьян внезапно громко зевнул.

– Однако невежливо с нашей стороны игнорировать пожилого человека, – вмешался в разговор весь вечер молчавший как рыба Десмонд Першинг. В его речи полностью отсутствовали американский акцент и вульгарные выражения. Но самое удивительное началось, когда мистер Першинг обратился к священнику на чистейшем испанском.

– Вы позволите составить вам компанию, падре? Я хорошо знаю, что каталанские свадебные обряды странны и изнурительны. Завтра празднества будут продолжены, но ваши служебные обязанности уже выполнены, и вы сможете как следует выспаться.

Падре Себастьян несколько отчужденно взглянул на говорившего.

– Завтра утром мне к мессе надо будет вернуться обратно в Сант-Джоан, – произнес он и одним махом осушил свой стакан. – Сеньор Лопец обещал оказать мне честь и лично отвезти меня в приход.

Падре оперся руками о стол, чтобы подняться, но тут его взгляд остановился на окне, странно остекленел, руки мелко задрожали. Он вновь бессильно опустился на стул.

Остальные непроизвольно обратили свои взоры к окну.

Внизу у подножья черной скалы, где угадывался силуэт монастыря, за пустыми глазницами окон то вспыхивали, то снова гасли огненные сполохи.



– Какой дурак вздумал баловаться ночью бенгальскими огнями? – недовольно проворчал Гэрри Коулд.

– Проклятый не согласен со свадьбой, – тихо прошелестел голос старого падре во внезапно воцарившейся тишине.

Старые руины озарились магическим дрожащим светом, словно в их стенах разгорелся настоящий пожар.

Фрэнк Николсон одним рывком распахнул окно, чтобы лучше видеть происходящее.

Издалека до  них донесся звук, напоминающий волчий плач голодной зимой в снежных полях. Через несколько секунд он перешел в хриплые стенания грешной души, так и не заслужившей прощенья Всевышнего.

III

К восьми утра луч солнца коснулся самого отдаленного уголка внешней террасы отеля «Энвалира».

Фрэнк Николсон пожелал выпить кофе именно там. Он неважно себя чувствовал после вчерашнего виски,  но любопытство пересилило желание поваляться в кровати. Фрэнк натянул анорак на теплой подкладке и спустился вниз. Лифты еще не работали, в холле никого не было видно.

Самое время, чтобы без помех осмотреть загадочный монастырь. Николсон расчехлил полевой бинокль, но даже с помощью увеличительных линз перед его глазами предстали только обыкновенные древние развалины с зарешеченными узкими прорезями окон, частично обвалившаяся крыша и запертая, обитая железом входная дверь с табличкой, слова на которой было невозможно разобрать.

– Доброе утро, – внезапно поздоровался кто-то за спиной Фрэнка.

У стола с завтраком стоял Себастьян в накинутом поверх сутаны дорожном пальто. В руках он держал золотой епископский посох, камни переливались на свету.

– Я хочу попрощаться с вами, синьор Николсон, – сказал падре.

Он казался еще старше, чем вчера, его морщинистое лицо посерело.

– Жаль, – ответил Фрэнк и поставил стакан обратно на стол. – Мне так хотелось поговорить с вами о таинственных явлениях прошлой ночи. Падре Себастьян, после вашего вчерашнего стремительного бегства мне не представилась такая возможность.

– Боюсь, что и теперь ничем не смогу вам помочь, – возразил падре. – Мне надо успеть к утренней мессе.

– Синьор Лопец уже спустился вниз? – удивился Фрэнк. – Я еще его не видел.

– Меня отвезет не синьор Лопец, – ответил священник. – Вы человек со здравым смыслом, синьор Николсон, поэтому я хочу попросить вас о двух одолжениях.

– А конкретнее?

– В любом случае постарайтесь избегать монастырь Сан-Эстебан и его округу, – настойчиво сказал падре. – Вы подвергнете себя смертельной опасности. Я вижу, что вы уже пытались рассмотреть развалины при помощи бинокля.

– Вы все замечаете, – произнес Фрэнк также коротко и сухо. – А вторая просьба?

– Пожалуйста, не рассказывайте никому про вчерашние огни, и в первую очередь синьору Лопецу и его жене. Я не могу вам сейчас объяснить почему. Мне надо торопиться.

– Хорошо, – заверил его Фрэнк, прикуривая сигарету, – я обещаю вам и то, и другое с условием, что вы позволите мне навестить вас в монастыре Сант-Джоан-де-Каселлес. Я задержусь здесь еще на некоторое время.

Священник с испугом воззрился на англичанина.

– Договорились, – поспешно согласился он. – Историю монастыря вам сможет рассказать любой местный житель, но…

Падре замялся.

– Но вы – наиболее полный источник информации, я угадал? – удовлетворенно улыбнулся Николсон. – Хорошо, мы условились. Я молчу про блуждающие огни, как могила. Только вы забыли, что я не единственный свидетель.

– Знаю. Я уже побеседовал с двумя господами из Америки за завтраком и узнал, что они на несколько дней отбывают по делам в Барселону. Они предложили по пути завезти меня в приход. Я с удовольствием согласился. Таким образом я убиваю двух зайцев: не навязываю новобрачным свое общество и заодно прослежу, чтобы американские туристы благополучно отбыли.

– Очень интересно, падре, – сказал Фрэнк, наморщив лоб. – Позвольте теперь мне предупредить вас. Я считаю этих людей бессовестными, беспардонными и крайне опасными, смею также сообщить вам, что вчера совершенно случайно стал свидетелем разговора этих двух господ о золотом посохе, который вы держали в руках. Ведь камни настоящие?

Фрэнк показал рукой на скипетр.

Священник испуганно посмотрел на него.

– Разумеется они настоящие, – медленно произнес он. – Вы серьезно думаете? Эти американские господа не похожи на грабителей с большой дороги, синьор, я, конечно, благодарен вам за предостережение, но…

– Я этого и не утверждаю, – пробурчал Фрэнк и налил себе новую чашку кофе. – Я не думаю о разбойном нападении, это слишком глупо. Просто возможна кража из сокровищницы вашей церкви. Тихо и незаметно.

Падре с облегчением перевел дух.

– Тут вы можете не беспокоиться, синьор Николсон. Посох хранится за витриной из пуленепробиваемого стекла, это надежнее сейфа. Кроме того, только часть посоха состоит из литого золота, все остальное – позолоченная медь.

– Тогда я спокоен. На всякий случай имейте в виду, я попрошу проследить за скипетром, на расстоянии разумеется.

– Я не очень хорошо вас понимаю, синьор, но приму все сказанное к сведению.

На стоянке машин появились две фигуры и засуетились около «бьюика» с барселонскими номерами.

– Доброе утро, мистер Николсон, – небрежно бросил англичанину Гэрри Коулд. – Вы готовы, падре?

Падре Себастьян кивнул. Он обратил внимание на жадные взгляды, направленные на золотой посох.

– Возможно, вы правы, – тихо пробормотал падре, крепко пожал Фрэнку руку и исчез с террасы.

– Я слышал, вы уезжаете? – обратился Фрэнк Николсон к Коулду.

– Небольшое дело в Барселоне, – ответил Гэрри Коулд. – Через несколько дней мы опять

объявимся, хотя, должен признаться, вчерашнее происшествие несколько охладило мою любовь к этим местам. Особенно пронзительный вой.

– Да уж, ничего приятного, – с содроганием вспомнил Фрэнк. – А прекрасная Дайана разве не едет с вами?

– Ее мы вверяем вашим заботам, – ухмыльнулся американец. – Окружите ее вниманием, она милая девчонка.

Николсон скривил губы в улыбке.

На стоянке появился падре. Общими усилиями скипетр был водворен в «бьюик», падре же несколько замешкался и обменялся репликами с Десмондом Першингом.

– Духовный отец тоже возражает против того, что мы оставляем Дайану одну, – прокричал черноволосый Фрэнку. Он, кажется, раскрывал рот лишь при крайней необходимости. – Я заверил его, что она под вашей защитой. Сэр, не разочаровывайте нашего бедного падре!

– Я не обману ваши надежды, падре Себастьян, – серьезно сказал Фрэнк, и успокоенный священник сел в машину.

Компаньоны еще раз коротко кивнули Фрэнку Николсону, и автомобиль тронулся.

Англичанин загасил сигарету о край пепельницы.

Он дождался, пока машина скроется за многочисленными поворотами серпантина дороги и вышел в холл отеля.

Ресторан был пуст, нетронутый завтрак стоял на столах. Гости отеля не имели обыкновения появляться до девяти часов.

Телефонистка болтала с портье. Фрэнк прервал это содержательное описание вчерашнего торжества и попросил соединить его с Тулузой.

Трубку немедленно поднял комиссар Ле Клерк.

– Привет, парень, – поприветствовал его Фрэнк, – как спалось? Да, спасибо, мне надо кое-что сообщить. Но сначала один вопрос: сколько пограничных кордонов в Испанию открыто в данный момент?

– До начала мая только Сант-Джулия-де-Лория, через который мы и переправились, Фрэнк, – прозвучал четкий ответ.

– Прекрасно. Пусть там возьмут на заметку «бьюик» с испанским номером В-24-474. По моим подсчетам, эта машина пересечет границу еще до обеда. Возможно, она принадлежит одной из фирм в Барселоне. Водитель – рыжеволосый американец нашего возраста по имени Гэрри Коулд.

IV

Ослепительная голубизна простиралась над лыжным раем Энвалиры. Высоко в небо уходил белый купол Пика Бланко. На севере открывался вид на долину Солде, заканчивавшуюся трехтысячеметровыми великанами Касаманья и д'Эстаньо.

Ровно в девять ноль-ноль заработали подъемники, и Фрэнк Николсон отправился на лыжную прогулку. Цветные досточки-лыжи были натыканы в снег перед входом в отель. Снежных бурь пока не ожидалось, поэтому подобный способ хранения считался самым целесообразным.

Фрэнк Николсон осторожно подъехал к выходу с плато, он напряженно вглядывался в лица первых фанатиков горнолыжного спорта в надежде увидеть между ними Дайану Меркъюри. Во-первых, ему надо было выполнить обещание, данное падре по поводу таинственных огней и звуков. А во-вторых, ему просто хотелось еще раз увидеть ее небудничные глаза и стройную фигурку. Фрэнку Николсону не терпелось узнать, в каких отношениях состоит эта девушка с американцами. Возможно она всего лишь дорогая игрушка, не покидающая своих апартаментов ради удовольствия прокатиться с крутого склона и ощутить ледяное дыхание риска.

Нежный женский голос прервал его раздумья:

– Доброе утро, синьор Николсон.

Кандиа Лопец в белом лыжном костюме и дерзкой красной шапочке выглядела умопомрачительно. Она уже застегнула крепления, и тут появился Антонио.

– Пока круговорот событий еще не засосал нас, мы можем провести друг с другом еще часок, – сказал он со смехом. – Это очень помогает после свадебного застолья. Я выбрал средний спуск с Пика Бланко, вы с нами, синьор Николсон?

– С удовольствием, – согласился Фрэнк, – если юные супруги не возражают против присутствия постороннего лица.

– Мы были наедине целую ночь, – сказала Кандиа, – да разве можно побыть друг с другом при таком скоплении народа? Во всем отеле не найти местечка, где я могла бы подарить господину владельцу отеля тайный поцелуй.

Они поднялись на фуникулере на Пик Бланко.

Кандиа оказалась права. Им пока еще не пришлось стоять в очереди, но вагончики наполнялись с исключительной быстротой.

Так называемая «трасса средней сложности» изобиловала всякими мелкими препятствиями. Хорошо, что здесь не было дорожных указателей, как в Альпах.

Кандиа начала спуск первой, Антонио за ней. Фрэнк дал им фору, но потом тщеславие задело его за живое. Он вырос в горных районах Шотландии, но настоящую школу горнолыжного спорта прошел в Швейцарии и Австрии.

Было очень трудно обогнать этих двоих, так как они сразу же разгадали намерения Фрэнка Николсона и были далеко не новичками в этом виде спорта. Но затея тем не менее удалась, Фрэнк элегантно затормозил в конце лыжни.

Спуск кончался несколько ниже отеля «Энвалира», его можно было бы и продолжить, если бы не таблица, призывающая остановиться.

ESQULAR PROHIBIDO/

PELIGRO DE MUERTE!

Надпись была сделана по-испански, по-французски и по-английски.


«Спуск запрещен.

Опасно для жизни».


«Поставившие здесь подобный указатель должны были иметь на то веские причины», – подумал Фрэнк Николсон.

Тут рядом с ним зашуршал снег, и молодые супруги замерли, словно отлитые из металла.

– Наши поздравления, синьор Николсон, – изумленно пробормотал владелец отеля. – Вы участвовали в скоростном спуске?

– Только на военной службе, – ответил Фрэнк. – Впрочем, я был бы рад, если бы мы перешли на имена, а то – синьор Николсон да синьор Николсон!

Кандиа немедленно согласилась, сняла с руки перчатку, протянула ее англичанину.

– Надеюсь, ты не будешь ревновать, а, Антонио? – улыбнулась она своему мужу.

Тот в свою очередь пожал руку Фрэнку.

– Наверняка все дело в марке лыж, – начала подзуживать Кандиа. – Мы могли бы повторить соревнование, если бы самый прекрасный маршрут не был бы загорожен перед самым нашим носом.

Антонио задумчиво посмотрел на огромную таблицу и осиротевший подъемник, ржавые ручки которого безжизненно повисли в воздухе.

– Так надо, Кандиа, – тихо и серьезно произнес он.

– Но мне очень  хочется, – внезапно заныла новобрачная. – Фрэнк, вы можете ехать по целине?

– Нет ничего более приятного.

– Ну ладно. Только я поеду вперед, с вашего разрешения. Надо ехать с этого края, тогда нам удастся обогнуть монастырь как можно дальше.

На лбу Антонио пролегли глубокие морщины.

– Мне это не нравится, Кандиа, – попытался он возразить.

– Ерунда, – ее голос стал неприятно резким. – Я прекрасно знаю, где мне ехать. Или ты хочешь испортить мне первый день нашей совместной жизни?

Ее темные глаза наполнились слезами.

– Хорошо, – наконец согласился Антонио. – Держись от старого трека как можно дальше.

– Спасибо, – лицо Кандиа снова засияло счастьем. – Вперед! И чтобы обязательно осталось три следа, иначе нечестно!

Белый лыжный комбинезон, увенчанный красной шапочкой, обогнул указатель и ринулся вниз. Оба мужчины некоторое время смотрели ей вслед, но быстро успокоились, обнаружив, что Кандиа придерживается подсказанного Антонио маршрута.

– Давай позволим ей выиграть на этот раз, – предложил Фрэнк.

– Разумеется. Если бы падре Себастьян не отбыл с утра пораньше, у нас вообще не было бы такой возможности. Первоначально мы договорились, что я отвезу его обратно. Вам удалось поговорить с ним вчера?

– Нет, – пожаловался Фрэнк. – Меня атаковали американцы. Я знаю, что он поехал с ними, мы попрощались за завтраком.

Антонио пожал плечами.

– Ради Бога. Все к лучшему, кроме того, вы всегда можете нанести ему визит в монастыре, Фрэнк. А теперь спускаемся!

Он двинулся вперед, оставляя лыжню, параллельную лыжне  его жены. В этот раз Фрэнк последовал прямо за ним. Спуск по глубокому снегу доставлял ему большее удовольствие, чем по плотно обкатанной трассе.

Кандиа уже оторвалась метров на двести, было приятно видеть, как маневрирует, изгибаясь то вправо, то влево, ее стройное, тренированное тело. Иногда Фрэнк мог различить только красную шапочку, ибо Антонио, шедший рядом с ним, поднимал целый фонтан снежных брызг.

Справа появились серые стены старого монастыря. Они были щедро освещены утренним солнцем, даже страшная отвесная скала за ними сияла золотом.

Вдруг – что это было внизу?..

Сквозь скрип снега до Фрэнка донесся протяжный, леденящий душу вопль. И тут он увидел, как Кандиа, словно притягиваемая магнитом, изменила направление движения и ринулась к развалинам.

– Кандиа! – дико вскрикнул Антонио и остановился.

Наконец Фрэнк понял в чем дело: это Кандиа звала на помощь. Но почему, черт побери, она не останавливается?

Он промчался мимо Антонио и устремился по лыжне Кандии в надежде догнать ее.

– Это бессмысленно, Фрэнк! – понеслось ему в спину.

Но Фрэнк не оглянулся. Он наблюдал, как девушка упиралась в снег палками, чтобы затормозить. «Почему она просто не падает?» – удивился Фрэнк.

– Кандиа, садись, падай на землю! – крикнул он.

В ответ донеслись отчаянные крики.

Фрэнк приблизился на пятьдесят метров, но тут белый комбинезон бесследно пропал в снегу.

Через десять секунд Фрэнку удалось прервать скольжение.

Перед ним зияла бездонная пропасть, заполнявшаяся ниспадающей, как валы бушующего моря, снежной лавиной.

Фрэнк не мог поверить собственным глазам. Пять секунд – и склон был по-прежнему ровным, лишь Кандии больше не было…

Он похолодел от ужаса.

V

Несколько мгновений Николсон боролся с желанием отстегнуть лыжи и нырнуть в эту снежную массу. Его взгляд упал на развалины монастыря, холодные и угрюмые, словно созданные сатанинской силой. За пустыми глазницами окон притаилась чернота, и это в ясный солнечный день!

Вдруг в дверном проеме что-то схематически обозначилось, мелькнули белые кости.

Фрэнк Николсон отвернулся от тягостного зрелища и начал лесенкой подниматься к тому месту, где стоял Антонио.

Лопец смотрел на Фрэнка пустыми, мертвыми глазами.

– Я не должен был отпускать ее, – произнес он ровным, безжизненным голосом.

Фрэнк снял спортивные очки и вытер с лица пот.

– Мне понятны ваши чувства, Лопец, – выдавил он нарочито грубым голосом. – Это и моя вина. Но словами здесь уже не помочь. Меня послали сюда, чтобы напасть на след ужасной тайны. Я достаточно опытен в таких делах. Вы слышите меня, Антонио?

Андоррец кивнул. Слезы ручьями лились по его мужественному лицу.

– Ясно, что здесь не просто пропасть, и не ледниковая трещина, – торопливо продолжил Фрэнк. – С нами вступили в борьбу сверхъестественные силы, в которые так не хотели верить ни мои коллеги из Тулузского Крипо, ни я сам.

– Падре благословил нас епископским посохом, – еле слышно простонал Антонио. – Вы сами видели. Но это не помогло против черных сил. День моей свадьбы – самый печальный день в моей жизни, Фрэнк. Я продам этот отель, уеду в отдаленную местность, где смогу… Кандиа! Боже мой, Кандиа…

Антонио Лопец зарыдал в голос, как ребенок.

Фрэнк некоторое время бездействовал, ибо сам готов был потерять самообладание при мысли о прекрасной испанке, провалившейся под землю прямо на его глазах.

Но потом он крепко схватил владельца отеля за плечо.

– Вы не сделаете этого, Антонио, – сказал он. – Вы будете сильным, как подобает настоящему мужчине. Раз я сказал, что пропасть, поглотившая Кандию, не естественного происхождения, значит ваша жена еще жива, просто она находится во власти темных сил, и ключ к ее спасению в этих руинах. Я никогда не верил в нечистую силу, но вчера в мою душу закрались подозрения, а сегодня я убедился в ее существовании на собственном опыте. Я внимательно осмотрю руины и…



– Не делайте этого ни в коем случае, Фрэнк, – взмолился Антонио. – С вами произойдет то же, что и с Кандией и с другими до нее. Никто не в состоянии снять древнее проклятие, лучше закрыть отель, пусть придет запустение, как пример в назидание последующим поколениям.

Фрэнку ничего не оставалось, как изобразить на своем лице презрительную усмешку. Антонио оказался прототипом обыкновенного суеверного андоррца.

– Не болтайте ерунду и будьте мужчиной, мне понадобится ваша помощь, – хрипло и твердо сказал он.

Антонио испуганно поднял на англичанина глаза.

Потом андоррец достал носовой платок и вытер слезы.

– Простите, Фрэнк, – тихо промолвил он. – Я был действительно жалок. Но Кандиа, поймите, была для меня всем.

– Она еще жива, – заверил его Фрэнк. – Во всяком случае, я в это верю. Пойдемте, Антонио. Здесь больше незачем оставаться. Так мы не спасем Кандию.

– Хорошо, – решительно отозвался Лопец. – Простите мне мои слезы, Фрэнк. Боль еще не ушла, но она зависла холодным камнем у меня в сердце. Я попрошу от моего имени уведомить гостей, что дальнейшие торжества отменяются. Что скажут мои родители и родители Кандии, когда придут на обед? – я даже не осмеливаюсь думать об этом. Я вообще не хочу их видеть… Когда мы обыщем монастырь, Фрэнк?

– Вот так-то лучше, – облегченно вздохнул Фрэнк. – Распорядитесь насчет праздника, а потом мы сядем в вашу машину и отправимся в Сант-Джоан-де-Каселлес. Я не хочу входить в стены Сан-Эстебан, не поговорив с падре.

Антонио Лопец уперся лыжными палками в снег и мельком взглянул на развалины.

– Да, – согласился он. – Я сделаю все, что вы захотите. Я больше не доверяю старому Себастьяну с тех пор, как его епископский жезл не смог уберечь мою жену. Но если мы пойдем в развалины, я войду первым. Я не могу допустить, чтобы вы стали второй жертвой Сатаны. Меня же больше ничто не привязывает к жизни, и я попробую выяснить, не отпустит ли костлявая рука Дона Жеронимо мою Кандию, если получит взамен меня.

Фрэнк Николсон не стал спрашивать, что за тайна окружает церемонию бракосочетания, причем здесь епископский посох. Он не спросил также, кто такой Дон Жеронимо. Все это ему подробно объяснит пожилой падре в Сант-Джоан-де-Каселлес.

Да у Фрэнка и не было возможности задавать вопросы, Антонио Лопец оттолкнулся и помчался вниз с горы.

Гэрри Коулд, залихватски закусив сигарету, вел «бьюик» по идеально расчищенной дороге в Солде. Падре Себастьян восседал рядом с ним, указывая дорогу, так как Сант-Джоан-де-Каселлес лежал несколько в стороне от главной магистрали Андорра-ла-Велья, пронизывающей всю страну. Шоссе вело в одноименную столицу республики, через которую нашим американцам надо будет проехать, чтобы пересечь границу.

Падре был не в духе и все время вспоминал странные предупреждения Фрэнка Николсона.

Он крепко держал в руках конец епископского жезла, одновременно наблюдая за самой ценной частью посоха в зеркало. Выгнутая как вопросительный знак реликвия покоилась на бархатной спинке заднего сиденья. От любопытных глаз мистера Десмонда Першинга ее отделяли всего лишь десять сантиметров.

– Как вы знаете, падре, мы торгуем драгоценными камнями, – начал разговор Десмонд, когда они отъехали на значительное расстояние от отеля. – И эта вот ваша палочка представляет исключительную ценность. Если ваша церковь нуждается в деньгах, мы могли бы предложить крупную сумму за эту вещь и, разумеется, немедленно оплатить наличными.

Падре Себастьян испуганно обернулся и поправил свою широкополую шляпу, съехавшую с головы от резкого движения.

– Как вам не стыдно, синьор, – возмутился он. – Этот жезл освящен и не имеет цены. Даже мой начальник, епископ Сео-де-Ургел, являющийся кроме того президентом Андорры, не смеет думать об этом.

– Ну, почтеннейший, – ухмыльнулся Першинг, – раньше в Андорре были более спокойные нравы. Мы здесь не первый раз. В Санта-Колома нам показали церковь, раннероманские фрески на стенах которой были хладнокровно проданы Франции. Да еще с высочайшего одобрения.

– Мне знаком этот случай, – смущенно проговорил падре. – Но это произошло так давно…

– Меня просто удивляет, – продолжил Десмонд Першинг после продолжительной паузы, – что вы, падре, расхаживаете с драгоценным скипетром без всякой охраны. Если бы мы были гангстерами, вам бы плохо пришлось.

– Идиот, – прошипел сквозь зубы на своем слэнге Гэрри Коулд, увидев, как вздрогнул и съежился падре.

– Ну что вы, падре, – тут же исправился Першинг, – вы же не станете принимать во внимание несколько неудачную шутку. Честно говоря, мы уже не раз приобретали в вашей стране милые вещицы, честным путем разумеется, а подобная штука, как этот посох, привлекает всеобщее внимание. Думаете, не стоит обращаться по поводу продажи к епископу?

– Совершенно исключено, хотя вы все равно можете попробовать, – с некоторым облегчением поддержал разговор падре. – А что касается отсутствия охраны, то улицы Андорры практически чисты от уголовных элементов. Более того, этот скипетр известен каждому жителю, и никто не осмелится даже взять его в руки, не говоря уже о продаже. Если же кто-либо соберется переправить его через границу, то на этот счет есть специальные распоряжения. Вы, наверное, будете смеяться, синьоры, но на незаконного владельца посоха падет ужасное проклятие, а это пострашней тюрьмы.

– Значит каждого, кто попытается расплавить золото и изъять драгоценные камни из скипетра, по-вашему, дьявол утащит в преисподнюю, да, падре Себастьян? – непроизвольно улыбнулся Першинг.

– Заткнись, сумасшедший! – всерьез рассердился Гэрри Коулд.

– Может оказаться еще хуже, – ответил падре Себастьян и отвернулся, чтобы больше не возвращаться к тягостному для него разговору.

Это было как раз на руку Десмонду Першингу, он незаметно сделал микрокамерой несколько снимков драгоценной реликвии. То, что из литого золота была только верхняя часть, а все остальное – позолоченная медь, – не укрылось от проницательных и опытных глаз мошенника.

Цветные фотографии будут увеличены до таких размеров, что проявятся все невидимые невооруженным глазом дефекты драгоценных камней, если они, конечно, существуют.

Большего в данный момент не требовалось. Першинг осторожно убрал камеру, о существовании которой падре ни коим образом не подозревал, и удовлетворенно кивнул Гэрри Коулду. В боковом зеркале отразилось его вновь просветлевшее лицо.

Всю оставшуюся дорогу царило молчание. «Бьюик» проехал Солде и Ранзол, пересек живописную долину Валира-де-Ориент. Тут падре сказал:

– Вот здесь, пожалуйста, налево. Вас это надолго не задержит, синьоры.

Они чуть было не проскочили мимо скромного указателя и еще более незаметного спуска. В Сант-Джоан-де-Каселлес вела узкая и петлявшая во все стороны мощенная камнем дорога. Старая церковь венчала гигантский каменный монолит. Неподалеку стояли три крестьянских усадьбы и непритязательный домик самого падре.

Когда «бьюик» остановился перед порталом церкви, невесть откуда, словно из-под земли, появились два мускулистых парня в национальной одежде.

Падре осторожно вылез из машины и извлек скипетр.

Когда Десмонд Першинг протянул руку, чтобы помочь, его уколол странный взгляд седого священника, и желание помогать тут же пропало.

– Не стоит, – отказался падре Себастьян, передав посох молодым людям. – Теперь вы видите, синьоры, что церковь не оставляет своих ценностей без всякой охраны. Если вы в состоянии потерпеть еще пять минут, то сможете посмотреть скипетр на его обычном месте.

Десмонд кивнул, и американцы послушно остались в машине. Падре обменялся словами с обоими охранниками, с мрачными лицами смотревшими на гостей в «бьюике». Они унесли посох в церковь, падре последовал за ними.

– Что это он им сказал? – поинтересовался Гэрри Коулд.

– К сожалению, не понял ни одного слова, Гэрри, – пожаловался Десмонд. – Они говорили по-каталонски. Во всяком случае, первый раунд остался за нами благодаря сделанным фотографиям. Они на редкость удались. И если мы сейчас будем любоваться этой штуковиной за стеклом, то придется проглотить пилюлю, не моргнув глазом.

– Так вот где собака зарыта, – проворчал Гэрри Коулд и потянулся за новой сигаретой. – Они не хотят показывать нам систему сигнализации. Твоя болтовня настроила старика враждебно.

– Чепуха, Гэрри, – ядовито возразил Першинг. – Меня удивляет, что ты со своими мизерными знаниями испанского вообще что-то понял. Я только слегка прозондировал почву, больше ничего. Пусть он знает, что мы испытываем к этому скипетру легальный коммерческий интерес, – а то, что они несколько легкомысленно с ним обращаются, так это правда.

Падре Себастьян снова появился в дверях и махнул рукой.

Американцы вывалились из «бьюика», Гэрри затоптал сигарету, после чего они вошли в церковь.

Здесь оказалось прохладно и сумрачно. Сквозь затейливые витражи в помещение проникали слабые лучи солнца. Если бы не древние деревянные распятия по обе стороны от двери и не картины на стенах, церковь можно было бы считать более чем скромной.

На мраморной плите у левого крыла возвышался стеклянный шкаф, служивший хранилищем для священных реликвий. На богато вышитой шелковой подушке лежал наконечник епископского посоха. Даже при неполном освещении бриллианты сверкали восхитительными блестками.

Оба усатых великана стояли по бокам шкафа.

Американцы состроили восторженно-удивленные физиономии и внимательно осматривали это подобие сейфа. Пуленепробивамое стекло, прожилки стальные, вся конструкция крепко привинчена к полу. Замок, если он вообще был видимым, находился где-то сзади.

– Действительно прекрасно, – произнес Гэрри Коулд на своем ломаном испанском. – Большое спасибо, падре, что вы показали нам это сокровище. Здесь оно выглядит еще более привлекательным, чем на открытом воздухе. Но теперь нам пора.

Падре проводил компаньонов до машины и милостиво протянул Десмонду Першингу брошюру об истории возникновения церкви Сант-Джоан.

Когда американцы сели в автомобиль, падре пожал им на прощанье руки.

– Я должен поблагодарить вас, синьоры, что вы доставили меня домой, – приветливо произнес он. – Желаю вам счастливого пути.

– Спасибо, – засмеялся Десмонд Першинг, занявший место на переднем сиденье рядом с Гэрри Коулдом. – Мы подумаем, падре и, возможно, все же навестим епископа в Сео-де-Ургел.

– Тогда передайте ему от меня сердечный привет, – прокричал им вслед падре Себастьян.

– Это будет чертовски трудная работа, – проворчал сквозь зубы Гэрри Коулд, когда церковь скрылась за многочисленными поворотами.

– Скипетр стоит того, – высказал свое мнение его напарник, рассеянно листая брошюру, подаренную пожилым священником. – Штучка стоит больше миллиона долларов, и с такой вещью эти растяпы запросто бегают по улицам.

– Мне все ясно, – согласился рыжеволосый. – Мы вели себя по-идиотски. У меня руки так и чесались вдарить падре по голове чем-нибудь тяжелым, пока он сидел рядом со мной.

– Ты не прав, Гэрри. Это грубо, – стал поучать его Десмонд Першинг.

– И как же ты думаешь вскрыть проклятый ящик? – спросил Гэрри, откинувшись на спинку сиденья. – Возможно, нам понадобится ключ, а он хранится у старика. Клянусь, Десмонд, я смогу прикончить священника, чтобы овладеть своей долей денег. Я весь в предвкушении, как мои пальцы погрузятся в мерцающую кучу денег.

– Не стоит подавлять свои эмоции, – усмехнулся Десмонд. – Может, Наварра нам даст совет, он хорошо разбирается в местных обычаях и вообще отчаянный парень. Кроме того, когда мы будем печатать фотографии, можно будет их сравнить с приведенными в брошюре.

Десмонд Першинг показал пальцем на цветную иллюстрацию скипетра, занимавшую весь разворот книжонки. На следующий странице приводилось подробное описание святыни.

Глаза Десмонда Першинга чуть не вылезли из глазниц, когда он ознакомился с качественными характеристиками драгоценных камней, оправленных в посох.

– Это будет самое крупное наше дело, – торжественно провозгласил он и снова зашелестел страницами.

– А вот и неизменная страшная и таинственная история. Ужасные злодеяния и проклятие Дона Жеронимо.

– Надеюсь, тебе хватит этой истории до прибытия в Барселону, – выразил надежду Гэрри Коулд. – Мне надо следить за дорогой, а ты меня отвлекаешь.

VII

Первое утро после свадьбы было для Кандии Лопец самым счастливым в ее жизни. Она была обещана в жены Антонио Лопецу еще ребенком, как это до сих пор принято в высших кругах не только Андорры, но и других европейских стран. Кандиа происходила из семьи, занимавшейся гастрономией, в то время как родителям Антонио принадлежала целая империя гостиниц, раскинувшая свои отели от испанского Коста-де-ла-Луз до высокогорных районов Пиренеев.

Счастливый случай свел Кандию и Антонио в одной и той же гимназии в Андорра-ла-Велья. Ей было пятнадцать, ему семнадцать. Они встретились и тайно полюбили друг друга, не имея ни малейшего понятия о планах родителей.

Таким образом брак по расчету превратился в брак по любви.

У Антонио не было от Кандии никаких тайн, поэтому девушка прекрасно знала, почему в отеле «Энвалира» появился этот симпатичный англичанин, взгляд которого был одновременно и открытым, и притягивающим к себе, и каким-то таинственно-непонятным. Как и все жители окрестных городков и деревень, Кандиа слышала о страшных руинах бывшего монастыря и об ужасной тайне, окружавшей эту местность.

Антонио не стал скрывать от нее старую легенду, касающуюся существования Дона Жеронимо. Он также объяснил, почему пришлось закрыть лучшие маршруты, предназначенные для скоростного спуска. Там произошло огромное количество необъяснимых несчастных случаев.

С тех пор ужасный призрак перестал требовать жертв. И тем не менее Кандиа была довольна, что падре Себастьян во время брачной церемонии простер над ними с Антонио золотой епископский посох.

Но вот что странно: если бы к ним не присоединился Фрэнк Николсон, Кандии никогда бы не пришла в голову шальная мысль проехать по горному склону вблизи от коварных и смертоносных руин.

Девушка была очарована умением Фрэнка кататься на лыжах и, желая победить англичанина в слаломе, забыла всякую осторожность и сломя голову понеслась с горы, изящно прокладывая лыжню на чистом снегу. Фрэнк Николсон обогнал их там, на Пике Бланко. Но этот спуск был гораздо труднее.

Кандию не беспокоило, что Фрэнк и Антонио дали ей возможность оторваться. Метров через двести она оглянулась и увидела, что молодые люди тоже начали спуск.

И пусть. Ехать по нетронутому снегу в одиночестве доставляло несказанное удовольствие. Туристы не интересовались причинами закрытия маршрута, они просто читали надпись и уходили. Им хватало того, что было обозначено на ней – опасно для жизни. Да это было бы чистым сумасшествием – рисковать жизнью ради лыжной прогулки.

Еще пять минут – и Кандиа достигнет дороги на Солде, тогда ее будет уже не догнать даже такому опытному лыжнику, как этот англичанин.

Кандиа избегала смотреть в сторону зловещих руин, оскалившихся обломками портала.

Вдруг ей послышалось сквозь скрип снега под лыжами, что где-то плачут дети. Кандии стало не по себе, и она попыталась думать о чем-то другом. Но голоса становились все сильнее, перерастали в завывания на самых высоких нотах.

В какой-то момент Кандиа почувствовала, что лыжи перестали повиноваться движению ее ног. Любая попытка не сворачивать с дороги оканчивалась неудачей. Магическая сила повернула лыжи девушки в сторону руин.

Жалобные стоны превратились в пронзительный вой! Кандиа попыталась тормозить лыжными палками, но безуспешно. Тогда она закричала, дико и отчаянно, но ее голос потонул в хоре стонов, жалоб и всхлипываний.

Издалека до нее донеслись предупреждения, тревожные вопросы, это был голос Фрэнка Николсона. Кандиа попыталась просто упасть на снег, как ей советовал англичанин, но ноги перестали сгибаться, и ужасный спуск продолжался.

Вдруг в снегу открылась бездонная пропасть. Любая попытка затормозить ни к чему бы уже не привела. Девушка неслась прямо в зияющую пустоту.

Кандиа не потеряла сознание. Она уже погрузилась в непроглядную мглу, но по-прежнему отчетливо слышала страшный голос, ошеломивший ее там, на поверхности. Наконец девушка почувствовала, что лыжи упали с ее ног и с глухим звуком шлепнулись на дно пропасти.

Сама она не падала, а как бы медленно опускалась в темноту, пока ее ноги не коснулись твердой почвы. Потом кто-то (облик его память не сохранила) подхватил девушку под мышки и повел ее оцепеневшее и несопротивляющееся тело по черному, бесконечному тоннелю.

Кандиа чувствовала себя совершенно обессиленной. Но еще несколько мгновений она сознавала, что ее ведут и что она переставляет ноги. Потом последние искры сознания окончательно потухли.

Вдруг снова стало светло. Это был не дневной свет, а какие-то сумерки. Когда зрительные нервы снова приобрели чувствительность, ей удалось разглядеть через дыру в потолке кусочек голубого неба. Везде были кирпичные стены, а впереди – сводчатый проход, за которым опять начиналась темнота.

Омерзительный вой стих, Кандиа судорожно вздохнула и ощутила немилосердные объятия державшего ее существа. Медленно возвращалась способность к трезвому размышлению, девушка огляделась.

Ужасный крик Кандии прорезал тишину подземелья.

Ее держали два отвратительных исчадия ада. Они были на целую голову меньше, чем Кандиа, их лица были скрыты черными капюшонами, в которых были прорезаны отверстия для глаз и рта. Очи демонов неподвижно и мертво уставились на молодую женщину.

Тела ее спутников были не менее безобразны: их одежда напоминала средневековую, казалось, она приросла к коже, серой и бескровной, без малейшего намека на присутствие мяса. Острые когти безжалостно впивались в плечи Кандии.

Пока она кричала и пыталась сбросить с себя цепкие руки монстров, ей в ухо кто-то шепнул: «Пойдем, они ждут тебя, криком ты себе не поможешь». От этого пронзительного и свистящего шепота у Кандии заболели барабанные перепонки.

От ужаса ее покинуло ощущение пространства и времени.

Но Кандиа четко поняла, что внезапно оказалась во дворе монастыря Сан-Эстебан.

Она разглядела ветхие стены и зарешеченные оконные провалы галереи, ведущей наружу. Молодая испанка не допускала даже мысли, что отсюда можно убежать.

Холодный пот выступил у Кандии, когда она увидела множество остатков костров, на которых застыли привязанные к столбам скелеты.

Чудовища в капюшонах неожиданно отпустили ее. И тут Кандиа обратила внимание на приближающуюся заплетающейся походкой фигуру, сердце замерло в груди девушки от нечеловеческого ужаса, слезы градом полились на каменный пол.

Это были человеческие останки в сутане и круглой шляпе священника. Никогда в своей жизни Кандиа не видела ничего внушающего большее отвращение и страх. Даже изображения смерти в книжках были жалкими карикатурами по сравнению с этим живым демоном ночи.

Мертвенно бледное, состоящее из одних толстых складок кожи лицо с огромными неподвижными глазами косо висело на шее, на которой зияла чудовищная рана, окруженная воротом из темной запекшейся крови. Словно много столетий назад палач неудачно попытался обезглавить этого когда-то имевшего человеческий облик мужчину.

На его сутане горели языки адского пламени.

Кандиа уже не слышала, что нашептывал ей беззубый перекошенный рот: как только ужасное создание приблизилось на расстояние вытянутой руки, она погрузилась в глубокий обморок.

VIII

Педро, серьезный молодой человек со скрытой гордостью чистокровного испанца с родовитыми предками, был не только замечательным барменом, но и одновременно правой рукой хозяина.

Когда Фрэнк и Антонио вернулись обратно в отель, Антонио уже настолько держал себя в руках, что у него хватило выдержки отозвать Педро в сторону.

– Произошло ужасное несчастье, Педро, – сказал он мрачно. – Моя жена там, внизу, это связано с монастырем.

– Боже мой! – простонал бармен.

Его горе было совершенно искренним, так как он очень любил и ценил как своего патрона, так и его жену.

– Я отбываю вместе с синьором Николсоном в Сант-Джоан к падре Себастьяну, он единственный человек на свете, кто может помочь Кандии. В остальном я должен положиться на тебя. Надеюсь, что к обеду мы вернемся. Ничего не рассказывай гостям, меню пусть останется прежним, не можем же мы отпустить людей голодными. Только музыки не должно быть. И… моему отцу скажи правду, если вообще можно говорить в этом случае о правде. Он решит, как поступить с гостями.

Педро изменился в лице.

– Будет сделано, синьор Лопец, – наконец выдавил он.

Антонио и Фрэнк, не переодеваясь, направились к «джипу» владельца отеля, стоявшему в открытом гараже. Антонио протянул Фрэнку ключи от машины.

– Окажите мне услугу, садитесь за руль, – попросил он. – Я с трудом владею собой.

Фрэнк молча кивнул и включил зажигание.

За всю дорогу не было сказано ни слова.

Когда «джип» остановился у портала резиденции епископа, звучали последние аккорды богослужения и запоздавшие женщины в черном поспешно покидали церковь.

– Падре, наверное, в ризнице, – предположил Антонио. – Пожалуйста, войдите к нему и подготовьте его к разговору. А я подожду вас здесь. Не могу в данный момент переступить порог церкви, Фрэнк.

– Как хотите, – ответил англичанин, вынул ключи и положил их в карман. Антонио был в том состоянии, когда люди способны делать глупости.

Церковь была пуста, причетник загасил последнюю свечу на алтаре. Фрэнк огляделся и подошел к стеклянному шкафу, где хранился верхний завиток епископского посоха.

Он непроизвольно потрогал бронированное стекло и стальные прожилки. Результаты оказались весьма утешительными. Даже профессиональному взломщику высокого класса пришлось бы приложить все свое умение и потратить уйму времени, чтобы вскрыть подобный сейф. А ночью церковь герметически закрывалась.

Из ризницы вышел падре Себастьян.

– А, синьор, вы по-прежнему не знаете покоя, – сказал он без особой радости, увидев молодого англичанина. – Как видите, скипетр вернулся на свое место целый и невредимый. Здесь он надежно укрыт от похитителей.

– Надеюсь, – согласился Фрэнк. – Как вели себя американцы?

– Как джентльмены, – ответил падре. – Это типичные янки, они сразу же загорелись желанием поговорить с нашим достопочтенным епископом, не продаст ли он им свой посох. Я их заверил, что эта затея абсолютно бессмысленна. Однако вы-то, синьор Николсон, на этот раз явно пришли не из-за скипетра. А… согласно профессиональному долгу, назовем это так.

– Вы угадали, – проворчал Фрэнк.

Новые интонации в его голосе заставили падре внимательно прислушаться и всмотреться в исключительно серьезное лицо англичанина.

– Что-то… случилось? – почти беззвучно спросил он.

– Да, падре Себастьян, – громко произнес Фрэнк Николсон, его голос гулко разнесся под куполом церкви. – Произошло

нечто непредвиденное, и вам придется раскрыть тайну Сан-Эстебана. Кандиа Лопец бесследно пропала час назад, хотя вы вчера венчали ее и благословляли скипетром.

– Рассказывайте! – потребовал священник дрожащим голосом.

Николсон коротко описал происшедшее.

– Антонио Лопец ждет нас на улице в «джипе», – завершил он повествование. – Молодой человек не в себе, и мне не хотелось бы оставлять его надолго одного. Если вы хотите мне что-нибудь сказать наедине, то давайте поговорим здесь и сейчас. И поторопитесь, падре.

Старый служитель церкви низко склонил голову в широкополой шляпе и, казалось, все никак не мог оправиться от потрясения. Фрэнк внезапно пожалел, что так безжалостно обошелся с пожилым человеком.

– Пойдемте, – шепотом попросил падре Себастьян, – пойдемте в мою библиотеку. Там вы услышите все, что я смогу вам сказать, вы и Антонио.

Библиотека располагалась на первом этаже домика приходского священника. Это было длинное, мрачное помещение, по стенам которого тянулись бесчисленные полки с древними фолиантами, скопившимися здесь за многие столетия.

Трое мужчин устроились в середине комнаты за дубовым столом. Антонио сидел с апатичным видом на стуле и, в отличие от Фрэнка, полностью игнорировал вино, любезно предлагаемое гостеприимным хозяином.

– Часть этой ужасной истории церковная типография напечатала против моей воли в этой брошюре, – сказал падре Себастьян, одновременно положив на стол перед Фрэнком тоненькую книжонку, подобную той, что он недавно подарил американцам.

Фрэнк Николсон пролистал предложенный ему печатный текст и отложил в сторону.

– Некоторые из ваших книг, там, наверху, смогут дать исчерпывающую информацию по этому случаю, но я хочу услышать легенду из ваших уст, падре.

– Монастырь Сан-Эстебан многие столетия был резиденцией святой инквизиции, – начал падре. – Вы, должно быть, знаете, что эта веха не самая славная в истории нашей церкви. Но не все суды инквизиции были несправедливыми и излишне жесткими. Одним из полномочных представителей Великого инквизитора в монастыре Сан-Эстебан был некто Дон Жеронимо, фанатик, о котором сложилось мнение, что он тронулся рассудком на этой почве. В своем усердии он уничтожил все мавританское население под предлогом того, что они приняли христианство всего лишь формально, оставаясь в глубине души мусульманами. Но когда Дон Жеронимо отправил на костер молодую парочку москурос, как у нас называют жителей с примесью арабской крови, только за то, что девушка якобы когда-то обещала постричься в монахини, а вместо этого осмелилась отдать свое сердце парню из соседней деревни, чаша терпения переполнилась. Епископ Джоан де Сео-де-Ургел, ему как раз посвящена наша церковь, проклял слишком жестокого и усердного церковного судью.

– До сих пор мне эта история знакома, – произнес Фрэнк без особого воодушевления. – Но не буду вас больше перебивать, падре. Рассказывайте как вам нравится.

Антонио Лопец замер с каменным лицом.

– Дон Жеронимо посвятил себя черной магии, – продолжал падре. – Преступления привели его на светский суд, а потом и на эшафот. Палачу не удалось отделить ему голову от тела. Дон Жеронимо исчез с кровавой раной на шее, оказавшейся бы смертельной для любого человека. Монахи, оставшиеся в монастыре Сан-Эстебан, стали после этого жаловаться, что призрак Дона Жеронимо часто навещает их. Вскоре монастырь закрыли, и он постепенно разрушился.

– Но на этом дело, вероятно, не кончилось, – нарушил воцарившееся молчание Фрэнк Николсон.

– Люди не раз видели Ужасного и его помощников в черных сутанах инквизиторов. Они бродили в развалинах, – мрачно сказал падре Себастьян. – Иногда слышались крики мучающихся людей и виделись отблески костров.

Только Фрэнк понял многозначительный взгляд, брошенный ему падре Себастьяном. Антонио очнулся от своей летаргии и застонал.

– А теперь о роли скипетра, – быстро проговорил Фрэнк.

Падре Себастьян кивнул.

– Этот скипетр был подарен епископу Джоану Москурос, потому что он прекратил гонения на них и сохранил таким образом тысячи жизней. Одновременно с этим епископ получил рецепт, как развеять злые чары Дона Жеронимо, помогшие последнему скрыться с эшафота. До настоящего момента не было необходимости им пользоваться, ибо малейшая ошибка может привести к непоправимым последствиям. Граждане нашей страны живут под благословением епископского посоха, и катастрофы минуют нас. Когда несколько приезжих пали жертвами Дона Жеронимо, зону руин объявили запретной. Лучше бы здесь вообще не строились отели, тогда перестали бы гибнуть люди. Но жажда прибыли оказалась сильнее, и все это побудило Дона Жеронимо вновь приняться за свое кровавое ремесло.

– Это ваше личное мнение, и я принимаю его к сведению, – холодно сказал Фрэнк. – Хочу признаться вам, падре, что нахожусь здесь специально для того, чтобы внимательно обыскать руины. Экипирован я соответствующе. Но после того как вы нас заверили, что существует способ прекратить злодеяния, я, разумеется, ожидаю, что вы поделитесь им с нами.

– Мне бы очень хотелось помочь вам, и я постараюсь это сделать, – оправдывался падре. – Когда я принял приход в церкви Сант-Джоан-де-Каселлес, мой почивший в мире предшественник передал мне эту тайну. Правда, пришлось дать клятву, что я сохраню все услышанное в секрете. Освободить меня от клятвы может только сам епископ д'Ургел.

– Тогда поезжайте поскорее, речь идет о жизни и смерти невинной девушки…

Фрэнка прервали.

– Но чем же это поможет Кандии? – прохрипел Антонио Лопец и вскочил со стула. – Она либо задохнулась под снежной массой, либо испытывает нечеловеческие мучения в камере пыток Дона Жеронимо. Что она нарушила? Чем она виновата? Или вы поможете нам, падре, тогда немедленно расскажите все, что вы знаете, или… ну, быстрее, быстрее!

– Я отправлюсь к епископу еще сегодня, – непоколебимо ответил падре Себастьян. – Вам придется подождать моего возвращения. Необдуманный поступок может привести к катастрофе, а я знаю, что если скипетр внести внутрь руин, можно спасти Кандию.

Внезапно глаза падре остекленели. Он медленно встал и сразу же отшатнулся. Его устремленный на дверь взгляд был исполнен ужаса.

– Даже этого я не имел права говорить, – пробормотал падре, словно разговаривая с самим собой. – Вот они. Вы их видите?.. Люди в черных капюшонах!..

Фрэнк и Антонио как по команде посмотрели на дверь. Она была по-прежнему заперта, там никого не было.

– Они ушли, – безжизненно формировал слова рот священника.

Старик обессиленно прислонился к книжной полке.

– Они подали мне знак, – прошептал он. – Но я, я выполню свой долг, синьоры. А сейчас уходите, пока когти вечной смерти не схватили вас. И, пожалуйста, ничего самостоятельно не предпринимайте, пока старый Себастьян не подаст вам весть, если еще будет в силах ее подать.

Падре Себастьян покачнулся и начал падать.

Фрэнк успел вскочить со стула и на лету подхватить бесчувственное тело падре.

IX

Серый трехэтажный домик в Калле-Конзехо-де-Сьенто в Барселоне, перед которым остановился «бьюик», своей внешностью не напоминал жилище исключительно богатого человека.

Но когда яйцеголовый с далеко отстоящими ушами дворецкий после продолжительных звонков наконец провел гостей в холл, первое впечатление оказалось ошибочным.

Пол в зале украшала мозаика, наверх вела широкая мраморная лестница с позолоченными перилами.

Гэрри Коулд и Десмонд Першинг не стали подниматься, а последовали за слугой в большую боковую комнату, устланную коврами. Там за помпезным письменным столом восседал черноволосый испанец средних лет.

Его костюм песочного цвета с бледно-голубым галстуком, заколотым огромной жемчужиной, выдавали в нем состоятельного и удачливого бизнесмена. Лишь бегающие глаза на желтом лице с выступающими скулами несколько портили созданный имидж.

Мужчину звали Гаэтано Наварра.

Он был лучшим и богатейшим ювелиром Барселоны, нажившим свое состояние путем бессовестного обмана клиентов.

– Наконец-то, синьоры, – приветствовал Наварра американцев, как старых знакомых. – Я жду вас уже целый час, а время у меня ограничено.

Дворецкий ненавязчиво исчез, пока Наварра пожимал руки Гэрри и Десмонду и рассаживал их вокруг своего письменного стола. После этого он собственноручно разлил в бокалы янтарный херес.

– Нашему фотолаборанту потребовалось в этот раз несколько больше времени, так как речь идет об одной особенной вещи, – объяснил Десмонд Першинг и раскрыл дипломат.

– Вам это знакомо, синьор? – спросил он, внимательно наблюдая за реакцией патрона, и выложил на стол несколько цветных снимков.

Гаэтано Наварра бросил взгляд на предложенные фотографии.

– Ле септре дю Васеллес, – пробормотал он почти испуганно и высоко поднял тонкие брови. – Вы что, серьезно хотите заняться скипетром?

– Вот именно, – ухмыльнулся Десмонд.

Гэрри Коулд молча закурил сигарету. Он достаточно знал испанский язык, чтобы понимать, но разговаривать не мог.

– Это безумие, – заключил золотых дел мастер.

– Только в том случае, если вы не сможете за короткий срок изготовить точную копию. Самую дешевую, разумеется. А почему бы вам этого не сделать, синьор Наварра? Мы вам доверяем, ведь в церквях и музеях Испании благополучно пребывают многие ваши творения, а никто еще ни о чем не догадался. Мы вам всегда щедро оплачивали работу.

– Ну, вы тоже не оставались внакладе, – добавил синьор Наварра с тихой улыбкой. – Все дело в том, что этот скипетр считается святыней не только в Андорре, но и в Южной Франции и в Северной Испании. Вы действительно хотите его присвоить?

– Ни в коем случае, – возразил Першинг. – Мы по-прежнему занимаемся часами и мелкими бриллиантами. На скипетр мы наткнулись совершенно случайно. Но после того как его хранитель дал нам прочитать брошюру, где описана приблизительная стоимость реликвии и караты камней, мы решились провернуть это дельце. Вернемся к моему предложению. Вы нам поможете или нет?

Наварра тщательно осмотрел снимки.

– Я предполагаю, что это его настоящие размеры, – сказал он наконец.

– Как обычно. С точностью до десятой миллиметра. Снять посох в профиль было очень трудно, синьор. Но фотографии проверены электроникой и настолько точны, что вы сможете по ним определить и высоту камней и диаметр закругления наконечника, а также приблизительный вес всего творения. Необходимо, чтобы все эти данные почти совпадали с оригиналом. К сожалению, мне не удалось подержать эту вещь в руках.

Тут Десмонд Першинг поделился с Наваррой планом, который позволит им с Коулдом украсть скипетр и заменить его подделкой.

Наварра все еще колебался.

– Если вы читали брошюру из Сант-Джоан-де-Каселлес, – сказал он и отпил глоток хереса, – тогда вы должны знать и о страшном проклятии, которое падет на голову незаконного владельца епископского посоха.

– Предоставьте этот груз нам, синьор Наварра, – вмешался в разговор Гэрри Коулд. – Вас это не коснется, так как ваши руки не притронутся к скипетру. Всем известно, что суеверия всего лишь выдумки. Это приводит к таким курьезным ситуациям, что подобную штучку, стоящую уйму миллионов, с необычайной легкостью таскают по всяким свадьбам, а потом почему-то запирают в надежный сейф за пуленепробиваемое стекло.

– Мне знаком стеклянный шкаф в церкви Сант-Джоан, – кивнул Наварра. – И как же вы хотите организовать подмену, чтобы никто ничего не обнаружил?

– Профессиональная тайна, – усмехнулся Десмонд Першинг и вновь наполнил свой стакан. – Итак, вы можете нам помочь или нет?

Гаэтано Наварра снова загадочно улыбнулся.

– Перед тем как я отвечу однозначно «да», позвольте мне поинтересоваться следующей вещью: как вы переправите этот скипетр через границу, если все сложится удачно? Вы путешествуете на машине, взятой напрокат. Но в последнее время к вашим машинам стали проявлять повышенный интерес полицейские власти. Хотя номера у вас испанские, но вы сами никоим образом испанцами не являетесь.

– Ах вот что! – воскликнул Першинг. – Я подозревал, что кто-то следил за нами и зафиксировал наше пересечение границы. Но кто же навел? Английский офицер абсолютно безобиден, да и маленькая кошечка тоже.

Гэрри Коулд под столом наступил Десмонду на ногу, и тот сразу же прекратил выдвигать дальнейшие версии и высказывать свои подозрения.

– Сколько вы хотите за работу? – проворчал рыжий.

– Я делаю вам предложение, – сказал Наварра. – Через сорок восемь часов вы получите готовый скипетр, его будет невозможно отличить от оригинала, не сломав пополам. Когда вы за ним придете, вам дополнительно вручат номера с английскими и французскими буквами. Вы вновь въедете в Андорру под французским автомобильным номером и покинете ее с английским. В Испании вы отгоните машину по указанному адресу. Если вас схватят, вы оставите меня вне игры. Если вы назовете мое имя, то это обойдется вам в несколько лет тюрьмы сверх срока. Все ясно, синьоры?

– Все, кроме цены, – уточнил Гэрри Коулд.

– Семьдесят тысяч долларов чеком немедленно, аналогичную сумму наличными при получении готового изделия.

– С ума сойти, – простонал Десмонд Першинг. – Сто сорок тысяч баксов за медную палку с приклеенными осколками стекла.

Гаэтано Наварра резко поднялся.

– Да, я работаю с медью и стеклом, и вы прекрасно знаете с какой целью, – холодно произнес он. – Кроме того, вы можете отклонить мое предложение. Ни один человек не узнает о нашем разговоре.

– Надо было придержать тебе язык и не болтать насчет баснословной прибыли, – накинулся Десмонд Першинг на своего коллегу. – Это твоя вина.

Гэрри Коулд, казалось, совершенно не слушал. Его и без того узкие глаза превратились в щелочки.

– А если подделка понадобится нам через двадцать четыре часа? – спокойно осведомился он.

– Тогда это будет стоить на десять тысяч дороже, – прозвучал ответ испанца.

Гэрри Коулд молча кивнул головой. Десмонд Першинг уставился на него и не мог от удивления произнести ни слова, когда тот неспеша вынул чековую книжку и стал выписывать чек.

X

Белая машина скорой помощи промчалась по дороге в Андорра-ла-Велья. Фрэнк Николсон навязался третьим в машину и сидел впереди, рядом с шофером.

В фургоне на носилках лежал падре Себастьян и ничего не знал о том, что его куда-то везут.

– Значит, вы считаете, доктор, что непосредственной опасности для жизни нет? – спросил Фрэнк Николсон уже во второй раз.

Молодой врач пожал плечами.

– Сердечная деятельность и пульс практически в норме. Инъекция, сделанная пожилому господину, действует успокаивающе и улучшает кровообращение. Но ему уже почти восемьдесят лет, а в этом возрасте любой шок может привести к летальному исходу.

– Больница в Андорре приличная?

Врач, казалось, был неприятно удивлен.

– Почему вы задаете подобные вопросы? Честно говоря, клинику в Сео-де-Ургеле я считаю более комфортабельной, но не можем же мы транспортировать падре в таком состоянии в Испанию.

– Вы думаете? Насколько мне известно, это всего лишь в двадцати километрах отсюда. Действительно ли увеличится риск, особенно, если уход там лучше?

– Нет. Но у нас так не принято. Андорра – независимое государство, синьор.

– А епископ Сео-де-Ургел является его президентом и непосредственным начальником несчастного падре. Поезжайте в де-Ургел, доктор. Я несу все расходы, если страховое общество или епископская администрация будут против этого.

Глаза Фрэнка Николсона встретились с бесконечно удивленными глазами молодого доктора.

– Послушайте, синьор, – съязвил врач, – мы нарушили правила, вообще взяв вас с собой, оказав вам, так сказать, дружескую услугу. А теперь вы еще начали нами командовать. Позвольте узнать, кто вы, собственно говоря, такой? Не обижайтесь, но в данный момент вы выглядите обыкновенным лыжником-туристом, у которого по известной причине поехала крыша.

– Возможно вы правы, доктор, – от души расхохотался Фрэнк Николсон и протянул врачу свое удостоверение. – В этой стране оно, возможно, не имеет достаточного веса, но я действую в Андорре по официальной просьбе французской криминальной полиции, доктор.

Врач вытаращил глаза.

– Шеф-инспектор Скотланд-Ярда, – медленно прочитал он. – Черт возьми! В таком случае мы окажем вам эту любезность. Мне, правда, непонятно, какие дела могут быть у падре Себастьяна с английской криминальной полицией, но мне и не положено задавать вам вопросы.

Не надо обладать особой проницательностью, чтобы понять, что сердечный приступ падре связан с вашим визитом к нему домой. Это, должно быть, была необычная беседа, синьор. Ваш третий собеседник выглядел так, словно его ударили камнем по голове. И как он только сдвинулся с места на своем «джипе»! Я бы счел его опасным и для водителей, и для пешеходов. Лучше бы он шел пешком.

– Возможно вы и правы, доктор, – задумчиво проговорил Фрэнк. – Но до Энвалиры ему пришлось бы идти очень долго. Я надеюсь, что все обойдется. Тем не менее, спасибо за заботу, доктор…

– Моралес, – представился врач скорой помощи.

– Доктор Моралес. К сожалению, я не могу вам рассказать в данный момент большего.

– Не стоит извиняться, шеф-инспектор, – засмеялся доктор. – Мы, работники медслужбы, и так узнаем значительно больше, чем нам иной раз хотелось бы. Мне достаточно вашего присутствия в машине, чтобы объяснить внезапную поездку в Сео-де-Ургел.

Через границу «скорая помощь» прошла без задержки, и через двадцать минут перед Фрэнком раскинулась долина со старой, но хорошо отреставрированной крепостью. Неподалеку возвышался белый епископский дворец. Рядом виднелась больница.

Фрэнк Николсон терпеливо прождал около часа, пока главный врач лично не осмотрел бедного падре и не убедился, что падре поместили в комфортабельную, слегка затемненную палату на одного человека.

Лишь тогда Фрэнк сердечно попрощался с профессором Рамоном.

– Не волнуйтесь, мистер Николсон, – заверил его пухленький шеф клиники, белый халат которого, казалось, трещал по швам. – Кровообращение восстановилось, и завтра вы сможете навестить своего друга. Но никаких провокационных вопросов, падре необходим совершенный покой, шеф-инспектор. Вы меня понимаете? До свидания, мистер Николсон.

Когда Фрэнк, не совсем удовлетворенный заверениями профессора, покинул здание боольницы и направился к резиденции епископа, он вдруг заметил, что прохожие смотрят на него, как на седьмое чудо света.

На Фрэнке по-прежнему был надет лыжный комбинезон на ватине и красные лыжные ботинки. Здесь же, внизу, в долине Рио-Сегре палило послеобеденное солнце, стояла двадцатипятиградусная жара, миндаль уже отцвел, и даже на самых пиках гор не было видно ни единого пятнышка снега.

Фрэнк вспотел, но, тем не менее, прилежно застегнул воротник на все пуговицы и переступил порог епископского дворца.

Его встретил церковный служитель в черной сутане.

Он не без удивления оглядел блондина в лыжном костюме.

– Мне хотелось бы поговорить с Его Преосвященством, – вежливо попросил Фрэнк Николсон.

– К сожалению, это невозможно, – услышал он в ответ. – Его Преосвященство на конференции в Мадриде и прибудет только через два дня. Но если ваше дело не терпит отлагательства, я могу попытаться добиться аудиенции у прелата Анжело, замещающего Его Преосвященство.

Новость поразила Фрэнка как удар грома.

– Нет, спасибо, – тихо произнес он, – дело неспешное. Извините за беспокойство.

Фрэнк вышел обратно на улицу с опущенными плечами.

«Два дня, – со злостью подумал он. – Два бесцельных, бесконечных, ужасных дня мы ничего не сможем предпринять. Без разрешения епископа падре ничего не скажет». В ушах шеф-инспектора все еще звучали слова падре о том, что скипетр надо внести в черту развалин монастыря Сант-Эстебан. Но как?

Бессмысленный вопрос. Без падре скипетр никогда не попадет в руки Фрэнка. Кандии еще два дня находиться в когтях инквизитора! За эти два дня с ней может произойти все что угодно.

Николсону ничего не оставалось, кроме как вернуться в отель «Энвалира», отвечать на вопросы родственников Лопеца, для которых день свадьбы мгновенно обернулся в день скорби.

С большим удовольствием он взял бы сейчас номер в местном отеле и напился бы до такой степени, чтобы очнуться только через два дня.

Тут шеф-инспектор увидел такси.

Таксист тоже самым неприличным образом уставился на заблудившегося лыжника, но как только услышал, что придется ехать в отель «Энвалира», сразу расцвел: выручки за такую поездку хватит на неделю отдыха.

Стрелка часов неумолимо приближалась к тринадцати часам, и голод оторвал Фрэнка Николсона от его невеселых мыслей.

В Солде такси остановилось перед светофором как раз напротив радушно распахнутых дверей ресторана. На солнечной террасе виднелось несколько посетителей.

На редкость эффектная блондинка сидела за крайним столиком и смотрела сквозь черные стекла солнцезащитных очков на такси.

Фрэнк Николсон непроизвольно вздрогнул, заплатил по счету не менее пораженному водителю и вылез из такси.

XI

Дайана Меркъюри выглядела в облегающем красном лыжном костюме просто очаровательно. Кроме того, тренированный глаз Фрэнка тут же уловил, что девушка совершенно не удивлена их неожиданной встрече.

– Вы вспотели, как в середине лета, Фрэнк, – улыбнулась она, когда англичанин занял место напротив. – Не побывали ли вы случаем в жарких странах?

На столе перед Дайаной стоял наполовину пустой стакан «Кока-Колы».

– Возможно, – коротко согласился Фрэнк. – А теперь я умираю от голода. Вы уже пообедали, Дайана?

– Прелестно, – ответила она. – Наконец-то услышала свое имя из уст чистокровного англичанина. Я только что съела пиццу и могу порекомендовать вам заказать точно такую же.

Николсон дополнительно попросил бутылку красного вина.

– Вы ведь позволите, не правда ли? – спросил он Дайану с наигранной робостью. Девушка кивнула. – Я ждал вас сегодня утром, Дайана, после того как ваши друзья отбыли в Барселону. Но погода была такая замечательная, что я отправился прокатиться на лыжах.

– Назовем их лучше случайными знакомыми, Фрэнк, – внесла коррективу Дайана. «Почти навязчиво», – подумал Фрэнк, поймав себя на том, что внимательно рассматривает грудь девушки, четко обрисованную тонкой тканью.

Пиццу принесли, и она действительно оказалась выше всяких похвал.

– А что вы делаете здесь, в Солде? Вы что, приехали сюда на автобусе? – осведомился Фрэнк.

Дайана небрежным жестом указала на стоянку у дверей ресторана. Там стоял «Альфа-Ромео» такого же густого и сочного красного цвета, как и лыжный комбинезон Дайаны. Номера были андоррские.

– Моя подружка из Андорры-ла-Велья одолжила мне свою машину, – объяснила Дайана. – А что я здесь делаю? Я пообедала, скучала…

– И теперь все еще скучаете? – ухмыльнулся Фрэнк и отодвинул пустую тарелку.

– Разумеется, нет.

Улыбка Дайаны была просто фантастической, даже дух захватывало. Но ее лицо немедленно вновь приняло серьезное выражение.

– Я сбежала, Фрэнк, – произнесла она после непродолжительной паузы и с благодарностью взяла предложенную сигарету. – Возможно, вы уже знаете: Кандиа, очаровательная жена владельца отеля, бесследно исчезла. Прибывшие на торжества гости были в отчаянии. Многие уехали обратно домой. Потом появился сам синьор Лопец и уединился со своим отцом. Я просто села в машину и уехала, атмосфера в отеле была слишком угнетающая. Было объявлено, что с Кандией произошел несчастный случай во время лыжной прогулки, но никто не знает где и как. Вы что-нибудь слышали?

К сожалению, ее глаза были спрятаны за стеклами очков.

– Вы кому-нибудь рассказывали, – настойчиво спросил Фрэнк, – что мы видели вчера вечером с веранды?

На черных очках заплясали солнечные зайчики.

– Нет. А вы считаете, что все это связано между собой?

– Возможно, – сдержанно ответил Фрэнк.

– А, вы мне не доверяете, – разочарованно протянула девушка.

– Почему я должен взваливать на вас груз, в котором, если говорить честно, я и сам еще плохо разобрался. Мне нелегко это произнести, но вы мне очень нравитесь, а ваши друзья как раз наоборот.

– Я же уже сказала, что они мне не друзья, – возразила Дайана. – Вы что, ревнуете, шеф-инспектор Николсон?

От удивления стакан с вином чуть было не выпал из руки Фрэнка.

– Откуда вы меня знаете? – строго спросил он. – И кто вы, Дайана? Я имею право знать, и если вы мне не скажете добровольно, я все равно узнаю через некоторое время по своим каналам.

Его глаза сверкнули.

– Жаль, что такой чудесный флирт завершился столь грубо, – вздохнула прекрасная блондинка. – Но, возможно, я сама виновата. Я не переношу, когда определенные люди принимают меня за даму полусвета, Фрэнк. Я знала об этом уже вчера в обед, когда увидела вас у церкви в Энвалире. Комиссар Ле Клерк показал мне вас.

– Не хотите ли вы сказать, что вы тоже работаете на него без моего ведома?

Лоб Фрэнка прорезала глубокая морщина, глаза гневно засияли.

– Я не из криминальной полиции, – успокоила его Дайана и огляделась. Вокруг них были пустые столики, их наверняка никто не подслушивал.

– Ну же! – тихо потребовал Фрэнк.

– Я так и так хотела вам все открыть, вы, принудитель, – надула губы Дайана. – Мое имя настоящее и подруга в Андорре тоже. Она как раз и сосватала мне это поручение, которое я здесь выполняю. Я присматриваю за моими американскими «друзьями».

– (Си-Ай-Эй) CIA? – поинтересовался Николсон.

– (Оу-Си-И) OSI.

– Такое тоже существует?

– Разумеется. Мы не очень популярны в тени наших старших братьев, и многие уже сочли, что нам давно пришел конец, но элемент неожиданности нам только на руку. Повышает эффективность работы.

– Мое почтение, детка, – улыбнулся Фрэнк и поднял свой стакан. Морщина на его лбу опять разгладилась. – То, что эти двое – гангстеры, заметно невооруженным взглядом. Но если ими занялась подобная организация, значит это крупные птицы. Вы не обязаны отчитываться передо мной, но немного доверия не помешает. Я могу вам помочь.

– Возможно, мы можем помочь друг другу, – сказала Дайана, сделав ударение на последние два слова.

– В настоящее время я не вижу никакой связи…

– Связь есть, Фрэнк. Ле сцептре дю Каселлес, – улыбнулась девушка.

– Проклятье! – вырвалось у Фрэнка. – Если вам что-либо известно об этом, то вы просто находка для меня.

– Подобное впечатление и вы вчера произвели на меня, – съехидничала Дайана. – Но, скорее, в личных целях.

– Одно необязательно исключает другое, Дайана, – многозначительно произнес Фрэнк. – Итак, что вам известно о скипетре?

– Ничего. Кроме того, что мои «друзья» собираются его украсть.

– Тут им придется попотеть.

– Не думаю, Фрэнк. Коулд и Першинг бойко торгуют на тридцать второй улице контрабандными швейцарскими часами высшего класса и их подделками. Большая часть товара прибывает через Андорру. Коулд финансист, а Першинг, кстати, его настоящее имя Катанаро, представляет мафию.

– Нечто подобное я и предполагал. А дальше?

– Все было бы не так плохо. Но в последнее время участились случаи, что на аукционах в США появилось множество ценностей из испаноязычных стран с поддельными документами. В отличие от бумаг произведения искусства оказывались подлинными, а когда в дело включалась полиция, выяснялось, что их заменили на месте хранения удивительно художественно выполненными подделками. Следы привели к Коулду и Першингу, а за ними в Испанию и Андорру. Мой дядя служит послом в Мадриде, поэтому Испания мне знакома. Так я получила это задание.

– Неплохо, – улыбнулся Фрэнк. – И как успехи?

– Неважно, – честно призналась Дайана. – Попасть в Андорре в их компанию оказалось нетрудно. Мне удалось узнать, что они не заинтересованы в знакомствах с женщинами, которые много болтают языком. Кроме того, их несколько разочаровало, что я не из дам легкого поведения. С тех пор они ограничивались тем, что показывались со мной на людях, в том числе в различных увеселительных заведениях. Хотя я и заинтересовалась их поездкой в Барселону, меня не взяли под предлогом, что это будет слишком опасно. Когда епископский посох грузили в машину, я испугалась за падре, Гэрри Коулд несколько раз находился в Соединенных Штатах под подозрением в убийстве. Я позволила себе навестить церковь де-Каселлес и проверить там наличие скипетра. Я уверена, что поездка моих подопечных в Барселону связана с этим посохом. Если бы я с кем-либо из них переспала, меня, возможно, взяли бы. Мне надо было это сделать, как профессионалу?

– Тьфу, черт… – выругался Фрэнк. – С этими двумя мы справимся. И Ле Клерк в курсе событий. Но у меня здесь другие проблемы, Дайана. Возможно, я расскажу вам обо всем, если вы покажете мне свой настоящий паспорт.

– Типичный Скотланд-Ярд, – вздохнула Дайана

Меркьюри, покопалась в своей сумочке и предъявила ему маленькую книжечку.

Фрэнк удовлетворенно кивнул.

– Теперь вы можете доставить меня в отель «Энвалира», так как мое состояние требует немедленного принятия ванны и переодевания.

Он расплатился по счету, и Дайана направила «Альфу-Ромео» к лыжному «раю».

В коридорах и лифтах толпилось много народу.

Фрэнк отвел Дайану в бар, где попросил подождать, пока он не спустится к ней из своего номера.

За стойкой стоял Педро. Он приветствовал парочку серьезным кивком головы и посмотрел на пожилого, элегантно одетого господина, уютно разместившегося в кресле у горящего камина.

Пока Дайана устраивалась у огня и заказывала напитки, Фрэнк пошел к портье, чтобы забрать ключ от номера.

Тут седовласый господин встал и направился к нему.

Только теперь Фрэнк узнал его. Он видел Лопеца-старшего лишь один раз в церкви во время свадебной церемонии.

– Добрый день, синьор Николсон, – вежливо поздоровался отец Антонио. – Меня зовут Фернандо Лопец. Возможно, вы помните меня. Мой сын рассказал мне о катастрофе, но я боюсь, что она будет не единственной.

«Что это значит?» – судорожно напрягал мозги Фрэнк, всматриваясь в каменное лицо бизнесмена.

– Что вы хотите этим сказать, синьор Лопец? – спросил он.

– Антонио, несмотря на мои предупреждения, перед обедом надел лыжи и исчез, – грустно произнес Лопец-старший. – Он сказал, что у него нет аппетита и ему надо некоторое время побыть в одиночестве. Мой кузен видел его из машины около развалин монастыря и немедленно информировал меня об этом. Я поехал туда и осмотрел местность из полевого бинокля, но безуспешно. Антонио до сих пор не вернулся, и никто его не видел. Паники не было, синьор Николсон. Родственники давно разъехались; кроме меня и Педро, никто не знает, что Антонио…

Фернандо Лопец резко замолчал и опустил голову.

Яркие фонарики над стойкой странно поблекли и закружились перед глазами Фрэнка, но, невзирая на свое состояние, он удивился выдержке старого господина и проникся к нему уважением.

XII

Отец и сын почти поссорились, когда Антонио выбежал из отеля и одел лыжи. Он прицепился к подъемнику на Пик Бланко.

На одном дыхании молодой человек спустился по лыжне. Гулявшие вдоль трассы сочли его сумасшедшим, да и он сам чувствовал себя таковым.

Ему ничего не стоило сорваться с дистанции и разбиться на полной скорости о скалу. Но Антонио был слишком хорошим лыжником, чтобы с ним произошел несчастный случай даже в подобном состоянии.

С исчезновением Кандии рухнул весь его мир.

Да, конечно, старый падре Себастьян обещал свою помощь. Но сможет ли он сделать что-либо реальное? А вдруг его вообще больше нет в живых после приступа? Возможно, все легенды о злых духах в развалинах монастыря Сан-Эстебан просто глупые выдумки, культивированные местными суевериями. Во всяком случае, благословение скипетром не помогло. Какой смысл тогда ждать разрешения епископа, чтобы проникнуть с его бесполезным посохом в руины?

Тот факт, что такой здравомыслящий человек, как Фрэнк Николсон, верит во все это, имеет, конечно, значение.

Лучше бы он вернулся вместе с Антонио. Николсон обязательно пошел бы в монастырь вместе с ним. Там они могли бы найти следы пребывания Кандии.

Внезапно Антонио принял решение, уже давно сформировавшееся в его подсознании. Пусть легенда – выдумки, но Кандиа могла просто провалиться в расщелину и лежать там, одинокая и беспомощная. Или под землей сохранились старые монастырские ходы, и его жена бродит там в темноте в поисках выхода на поверхность.

Антонио плавно обогнул табличку с предупреждением об опасности для жизни и ринулся вниз. Из отеля его теперь уже не было видно. Но он отчетливо видел три лыжни, проложенные сегодня утром. Антонио осторожно взял левее к дороге.

Время от времени на шоссе появлялись машины. Наверное, разъезжались гости, приглашенные на свадьбу. Другие же просто покидали отель, узнав, что празднеств больше не будет и на развлечения нечего надеяться. Разве можно ожидать помощи от этих людей?

Вот и место, где утром пропала Кандиа. В снегу на месте ее падения не осталось и маленькой ямки. Просто в этом месте кончалась лыжня. Как размонтированное железнодорожное полотно. Немного дальше молодой человек обнаружил след от поворота, сделанного Фрэнком.

Антонио Лопец знал, что в этом месте даже летом не бывало никаких впадин или трещин. Но в любое время года никто не отваживался посещать эту проклятую местность.

Ответ на вопросы надо искать в развалинах монастыря.

С дикой решительностью Антонио проделал последний участок пути.

Вдали освещенные теплым уютным солнцем лежали приветливые домики Солде, на руинах же дремала тень.

Снег здесь уже начал таять. Широкая полоса гравия с жухлыми пучками травы вела к самым воротам монастыря.

Когда Антонио оглянулся, на дороге остановилась машина.

Какой-то мужчина высунул из окна голову и громко кричал, отчаянно жестикулируя при этом. Но Антонио не узнал этого человека и не слышал его голоса. Ему это было безразлично. Он продолжал спуск, а машина двинулась в сторону «Энвалиры».

У подножья скалы Антонио отстегнул лыжи, бросил их и дальше пошел пешком.

Его сердце билось в сумасшедшем ритме. Разве это не безумие, то, что он сейчас делает? Но еще большим безумием было бы сидеть сложа руки, когда Кандиа в смертельной опасности.

Впереди отчетливо показались ворота с железной решеткой. На них висела табличка с подписью «Вход воспрещен». Человек, прикреплявший по поручению правительства эту доску, все же осмелился дойти до развалин. Это было год назад, и никто не помнит, чтобы с ним случилась беда. Эта мысль придала Антонио мужества.

Спустя две минуты он уже стоял перед закрытыми на замок воротами. Маленькие окна вдоль галереи также укрывали решетки. К чему бесполезное предупреждение, если в руины все равно невозможно пробраться?

Антонио медленно прошел вдоль стены. Легкий ветерок проникал сквозь проломы и рождал странный напевный звук.

Внезапно Антонио оказался рядом с окном с выломанной решеткой. Здесь можно было пролезть взрослому мужчине!

Антонио Лопец колебался несколько секунд. Он снял горнолыжные очки и внимательно, словно в последний раз, посмотрел на весеннее солнце.

Потом Антонио одним прыжком перемахнул через оконный проем. Внутри было сумрачно и сыро.

Из треугольного отверстия наверху в коридор падал свет. Антонио прошел на улицу и остановился перед воротами. Его охватил ужас.

Перед молодым человеком раскинулся монастырский двор. Повсюду мусор и камни. В середине двора возвышались остатки костров с привязанными к столбам скелетами. Желтоватые черепа насмешливо улыбались гостю.

Антонио Лопец задрожал.

К тихой песне ветра прибавился умоляющий шепот, постепенно переросший в истошный вопль. Скелеты задвигались и начали судорожно рвать полусгнившие пальмовые веревки, которыми они были привязаны к столбам. Их рты беззвучно раскрывались, клацали зубами, и казалось, что эти кошмарные звуки исходили из их уже несуществующих глоток.

Антонио собрался бежать из ужасного места, когда дикий ор прекратился и раздался звенящий женский крик.

– Антонио! Беги! Спасайся! – донеслось до него из черной дыры.

Антонио уставился в провал в стене.

Там стояла живая Кандиа! На ней был белый лыжный костюм и красная шерстяная шапочка. Девушка простирала к нему руки, словно хотела подбежать и крепко обнять. Но ее темные глаза смотрели неподвижно и отчужденно.

Скрип костей прекратился, и скелеты замерли на своих местах.

– Кандиа! – воскликнул Антонио. – Ты живая! Ты невредимая!

Он хотел броситься к жене, но почувствовал, что в него вцепились очень сильные руки.

– Невредима! – словно эхо, произнес кто-то у него за спиной. Тихий, проникновенный, шипящий голос.

Перепуганный Антонио увидел справа и слева от себя головы в островерхих черных капюшонах. Маленькие, коричневые высохшие ручки держали Антонио так крепко, что он не мог шевельнуться.

– Невредима, – еще раз прошипел отвратительный голос, – она ждет тебя…

– Теперь все пропало, – услышал Антонио грустные слова Кандии, и она скрылась из виду в одной из мрачных пещер.

Молодой человек начал отчаянно выгибаться, отталкивать мерзких гномов, но все было бесполезно. Ему удалось лишь слегка повернуть голову, когда в глубине двора послышались шаркающие шаги.

Антонио охватила дикая паника.

Из мрака галереи появилась высокая фигура в черной сутане с вышитыми на ней красными языками пламени. На голове у фигуры была круглая черная шляпа с полями, какие носят священники, но она криво висела на лысом черепе с адски сверкающими глазами. Голова была почти отделена от шеи, и сейчас, когда ужасный монстр оказался совсем рядом, Антонио смог разглядеть чудовищную рану, сквозь которую просвечивали белые шейные позвонки.

У Антонио потемнело в глазах.

– Отпусти Кандию, Жеронимо, – прохрипел он. – Возьми вместо нее меня!

Один из гномов в капюшонах пронзительно захохотал.

– Посмотри туда, – приказал инквизитор жестяным голосом.

Глаза Антонио проследили за его костлявой рукой.

Теперь молодой человек разглядел, что к одному из столбов были прикручены не один, а целых два скелета, они застыли в последнем объятии.

– Они освободят место для вас, – вновь раздался леденящий душу голос. – И тогда дьявол будет вершить свой суд.

– Нет! – завопил изо всех сил Антонио.

Но вот гадкая рожа приблизилась к его лицу, и он отчетливо увидел все уродство инквизитора.

Это было слишком даже для Антонио. Молодой человек еще почувствовал, как карлики пытаются его увести, но в глазах молодого человека уже потемнело, и ночь сомкнулась над головой Антонио.

XIII

Неприметный серый «ситроен» карабкался вверх по узкой горной дороге между Канилло и Ранзол. У него были французские номера.

Когда вдали показались купола епископской церкви Сант-Джоан-де-Каселлес, Десмонд Першинг спросил сидевшего за рулем рыжеволосого парня:

– Нам действительно надо провернуть эту операцию сейчас, средь бела дня?

– Обязательно. После обеда у них сиеста, а по ночам церковь закрыта. Мы туда не проникнем даже при помощи твоих волшебных инструментов.

– Ну ладно, – проворчал Десмонд Першинг. – Будем надеяться, что скипетр не расплавился, находясь рядом с горячим мотором. Наварра вряд ли догадался использовать огнеупорный материал.

– А мы сейчас посмотрим, – коротко ответил Гэрри Коулд и свернул на дорогу, ведущую в Сант-Джоан.

На полпути к церкви, около полуразвалившегося сарая он резко повернул вправо и остановился.

«Джентльмены удачи» вылезли, открыли капот и отвинтили от коробки передач маленький стальной ящичек. В нем соблазнительно поблескивала драгоценная часть скипетра де-Каселлес, точнее его замечательно точная имитация.

– Действительно первоклассная работа, – удивился Десмонд, пряча фальшивку в объемистый дипломат, в то время как Гэрри наблюдал за местностью.

– Мы могли и не прятать скипетр так тщательно, пограничники обошлись с нами очень культурно.

Гэрри Коулд захлопнул капот.

– Это была генеральная репетиция, – ухмыльнулся он. – При выезде ребята будут осматривать нас гораздо тщательнее, мы должны на это рассчитывать, даже если будем ехать на машине из графства Сассекс. Если все обойдется, у нас в ящике  будет настоящий скипетр. Тогда ты согласишься, что Наварра – замечательный парень.

– Он и берет недешево, – проворчал сквозь зубы Десмонд, когда машина опять тронулась.

– Да, деньги немалые, – расстроенно согласился Коулд, – если дело не выгорит, мы останемся на мели.

Когда американцы остановились на маленькой площадке перед церковью, их встретили полная тишина и запустение. Сант-Джоан-де-Каселлес производило вообще угнетающее впечатление. Кроме дома священника, здесь было еще около полдюжины зданий, из которых обитаемыми были только два. Остальные давно превратились в руины. Миграция населения не пощадила и Андорру.

Разочарованный Гэрри Коулд обнаружил, что церковные двери закрыты.

– Не хватало еще, чтобы дверь оказалась запертой, – рассердился Гэрри и подергал тяжелую ручку. Она не поддалась.

– Проклятье, – выругался рыжеволосый. – Почему это вдруг? Теперь нам одна дорога – к этому старику.

– Я предлагаю приехать сюда завтра снова, – проговорил Десмонд. – Мы так и так пробудем в этих местах еще несколько дней.

– Баранья голова, – пробормотал Гэрри Коулд и двинулся к дому падре Себастьяна. – Прежде чем осуществлять подмену драгоценности, надо  удостовериться, что за нами не увязался хвост. Пограничный контроль меня насторожил.

В доме падре было тихо. На громкий стук никто не отозвался, а звонка не было.

Гэрри Коулд громко выругался.

В тот же момент из открытой двери соседнего дома вышла горбатая старуха. Она одновременно опиралась на толстую клюку и вытирала руки о грязный кухонный передник.

Першинг направился к старухе. От нее несло чесноком и какими-то неприятными приправами так, что у американца моментально пропал аппетит.

Тем не менее, он сердечно поздоровался. Гэрри Коулд тоже медленно последовал за компаньоном.

– Кого ищут синьоры? – спросила старуха беззубым ртом.

– Нам нужен падре Себастьян, синьора. Мы привезли его вчера со свадьбы домой и хотели бы засвидетельствовать свое почтение.

– Да, да, – согласилась женщина, – я вас вчера видела. Это было очень мило с вашей стороны. К сожалению, падре Себастьян внезапно заболел, машина «скорой помощи» доставила его в больницу. Он уже стар, а все воображает себя мальчиком.

– Будем надеяться, что он скоро выздоровеет, – посочувствовал Десмонд Першинг. – Значит и церковь нельзя осмотреть?

– Вообще-то нет, синьоры, но если вам очень хочется, то у меня есть ключи. Я экономка падре Себастьяна.

Глаза Десмонда Першинга вспыхнули.

– Мы были бы вам очень признательны, синьора, – заверил он.

– Но перед этим хотелось бы перекусить и выпить, – вмешался в разговор Гэрри Коулд.

Десмонд Першинг не совсем понял игру партнера, но послушно последовал за ним и старухой в обветшалый и пустой зал.

– А куда же подевались люди? – поинтересовался Гэрри Коулд. Он присел на один из массивных стульев и вытянул длинные ноги.

– Все отбыли на праздник Пресвятой Девы в Меритксел, – прозвучал ответ. – Я сегодня единственная обитательница Сант-Джоан. Они вернутся под вечер. Поэтому я могу предложить вам только бутерброды.

– Будьте так любезны, – объяснился Гэрри Коулд на своем ломаном испанском. – А перед этим бутылочку красного вина, синьора. И три стакана. Вы же выпьете с нами?

– Вы очень добры, – ответила старуха. – У меня есть замечательное вино, оно понравится господам.

Экономка удалилась на кухню и вернулась с откупоренной бутылкой и тремя стаканами. Гэрри Коулд отведал вина и удовлетворенно кивнул.

– Мне половинку, пожалуйста, – начала сопротивляться старуха. – Я уже не первой молодости, синьор.

Она стоя отпила маленький глоток и ушла на кухню делать бутерброды.

– В твоей голове рождаются иногда странные идеи, Гэрри, – пожурил компаньона Десмонд.

Не говоря ни слова, Гэрри Коулд извлек из кармана маленькую бумажку, оторвал кончик конверта и всыпал белый порошок в стакан старухи.

– Хочешь ее отравить? – тихо спросил Десмонд.

– Безобидное снотворное, – пояснил американец. – Надо подстраховаться на всякий случай. Она будет лежать, как мертвая, целых полчаса. Времени у нас будет предостаточно.

– А ключи?

– Ты разве не слышал звона? Она носит их в переднике. В округе нет ни одного человека. Такая возможность выпадает лишь раз в жизни.

Гэрри Коулд размешал в стакане указательным пальцем. Тут и старуха появилась с аппетитными ломтями хлеба с ветчиной.

Женщина пила длинными глотками, смакуя и причмокивая.

– Особенно нас интересует скипетр, – продолжил Десмонд Першинг прерванный разговор. – Падре Себастьян дал нам с собой брошюру, где описана странная связь между скипетром и монастырем Сан-Эстебан. Жаль монастырь нельзя осмотреть, а это было бы интересно. Вдруг там хранятся сокровища, которые никто не берет из-за местных суеверий?

– Это вполне возможно, – ответила старуха, – туда все равно никто не отважится пойти, на старые развалины пало страшное проклятие. Вы все уже прочитали, синьоры.

Она начала распространяться о Доне Жеронимо, но постепенно осоловела и заснула, положив голову на стол.

Десмонд Першинг подождал некоторое время, потом подергал старуху за ухо. Она не реагировала, тогда он залез к ней в передник и извлек связку ключей.

Гэрри Коулд посмотрел на часы.

– Ты можешь спокойно работать, а я посторожу, – сказал он. – Но на всякий случай запри церковь изнутри. Ни пуха ни пера, малыш.

Десмонд Першинг взял свой чемоданчик, сунул ключи в карман и отправился к церкви. Нетрудно было обнаружить ключ от портала церкви. Авантюрист аккуратно запер за собой дверь и направился прямо к стеклянному шкафу.

В зале стоял густой сумрак, горела только лампада перед алтарем да через витражи пробивались солнечные лучи.

Першинг раскрыл чемоданчик и разложил свои инструменты. Один из них напоминал электробритву и дрель одновременно. Через пять минут зашипел лазерный луч, он вгрызался в шов между панцирным стеклом и сталью. Першинг вырезал большой кусок сейфа и отложил его в сторону.

После этого он взял с подушки скипетр и заменил его подделкой. Наварра создал настоящее чудо: «самоварное» золото блестело, стекляшки переливались под скудным освещением. Даже по весу фальшивка отличалась всего лишь на какие-то доли грамма.

Впереди была самая трудная часть работы. Десмонду потребовалось четверть часа, чтобы водрузить на место вынутое стекло и законопатить шов так, что его не стало видно даже при полном освещении.

Вот и все. Скипетр сиял на своем месте, и лишь при помощи мощного микроскопа можно было обнаружить подлог.

Десмонд собрал орудия преступления и поспешно покинул церковь. Снаружи он снял тонкие кожаные перчатки.

Когда американец вернулся в харчевню, старуха все еще спала. Компаньоны удовлетворенно кивнули друг другу и подождали еще десять минут, пока старуха не начала приходить в себя. Тем временем Гэрри

Коулд уничтожил вино со снотворным порошком, сполоснул стакан и снова налил до прежней высоты.

Старуха подняла голову и удивленно протерла глаза.

– Извините, синьоры, я задремала? – обеспокоенно спросила она.

– Ничего страшного, синьора, вино и тепло, – улыбнулся ей Десмонд. – Мы не торопимся, и нам хотелось бы осмотреть церковь.

Женщина непроизвольно протянула руку к карману с ключами, но Десмонд давно уже вернул их на место.

XIV

Ожидание действовало Фрэнку Николсону на нервы. Если бы не Дайана, он счел бы эти бесполезные дни в «Энвалире» самыми ужасными в своей жизни.

Мало того, что девушка ему просто нравилась, он проникся к ней доверием и рассказал Дайане все или почти все, касающееся таинственного исчезновения владельца отеля и его красавицы-жены.

Дайана прореагировала скептически, но серьезно. Она слышала о черной магии и ее влиянии на людей с незапамятных времен. Правда, Дайана как современная женщина, ведущая небезопасный образ жизни, не особо верила в это. И все-таки странно, что два человека, так хорошо знавших местность и проведших здесь всю свою жизнь, самым невероятным образом растворились в проклятом месте.

И еще вот что. Дайана видела той памятной ночью огонь за оградой монастыря Сан-Эстебан и слышала нечеловеческие стоны, доносившиеся через снежную долину до отеля…

Дайана и Фрэнк проводили много времени на лыжах. У Фрэнка была неспокойна совесть: он предавался развлечениям в то время, как Антонио и Кандиа находились в смертельной опасности.

После обеда вернулись американцы, и молодым людям пришлось расстаться. Дайана не хотела, чтобы компаньоны увидели их вместе.

Фрэнк отправился в свой номер.

Из окна он увидел, как Десмонд Першинг, или Катанаро, извлек из машины объемистый чемоданчик и потащил его в отель. Но больше, чем чемодан, Фрэнка заинтересовала машина. Но не отсутствие «бьюика» удивило шеф-инспектора. Взятую напрокат машину всегда можно заменить. Только где в Испании или Андорре можно достать машину с английскими номерами?

Компаньоны могли взять ее у друзей. В конце концов, могут же нью-йоркцы иметь в Испании английских знакомых. Но все это заслуживало внимания. Николсон записал на всякий случай номер машины, хотя это и была обязанность Дайаны.

К вечеру небо заволокло тучами, пошел сильный снег. Скверная погода и исчезновение новобрачных разогнали большинство обитателей отеля. Из гостей остались только родители жениха и невесты. Фрэнк кратко поговорил со старым Лопецом и сообщил ему, что на следующий день будет принято решение: или-или.

С тех пор он ни разу не видел родственников хозяина и хозяйки отеля.

Николсон вообще не встретил ни одного человека, когда спустился к телефонным автоматам, чтобы позвонить. Ему несколько полегчало на душе, когда епископская канцелярия в Сео-де-Ургел сообщила, что Его Преосвященство прибудет поздно вечером, а завтра с десяти часов утра начнет прием посетителей.

Менее ободряющим был разговор с профессором Рамоном о состоянии здоровья падре Себастьяна. Старый священнослужитель медленно восстанавливал силы и был еще далек от того, чтобы выдержать допрос. Он в сознании, но все время твердит, что инквизиция раскрыла ему ворота ада. Падре много раз просил отвести его к епископу, но тот пока в Мадриде.

– Епископ завтра с утра снова будет в Сео-де-Ургел, – сказал ему Фрэнк. – Я приеду в половине одиннадцатого и постараюсь организовать встречу епископа с падре. Как вы думаете, можно уговорить господина епископа посетить больницу?

– Я хорошо знаю Его Преосвященство, а падре Себастьян всегда пользовался исключительным его расположением, – ответил профессор Рамон. – Если бы речь не шла о последней исповеди, я бы не стал вас беспокоить.

– Боже мой, дела обстоят настолько плохо?

– Существует опасность, что старый господин станет клиентом для клиники нервно-больных. А последняя исповедь принимается у человека в здравом рассудке, вы меня понимаете?

– Да, понимаю, – грустно произнес Фрэнк. – Большое спасибо за заботу, профессор. До завтра.

Он повесил трубку.

У Фрэнка пропал аппетит, он даже не смог ничего съесть за ужином. Шеф-инспектор скучал без Дайаны, но девушка сидела в баре с американцами, и Фрэнк в плохом расположении духа отправился в номер.

Он зажег сигарету и начал считать часы и минуты, не включая свет.

В комнате постепенно светлело.

Фрэнк удивился, открыл окно и выглянул наружу. Ночь после снегопада была чистая и прозрачная. Сбежавшие туристы обманулись, или виной их отъезда было внезапное исчезновение хозяев гостиницы и прекращение празднеств?

Белая луна повисла над горными вершинами и залила округу магическим светом.

Было холодно, Фрэнк уже хотел закрыть окно, когда нечто внизу привлекло его внимание.

Там, у монастыря Сан-Эстебан вспыхивали огоньки, то и дело освещавшие мрачные руины.

Фрэнк снова услышал ужасные стоны, несущиеся из пламени инквизиторских костров. Волосы у него стали дыбом.

Шеф-инспектор захлопнул окно и быстро натянул лыжный костюм. Он уже одевал сапоги, когда зазвонил телефон.

– В Сан-Эстебане опять что-то горит, – произнес женский голос.

– Я знаю, – мрачно ответил Фрэнк. – Вы откуда наблюдаете свечение?

– Из окна моего номера, как и вы, Фрэнк. Я видела над собой вашу голову.

Точно. Девушка жила этажом ниже, почти под ним.

– Где вы оставили ваших друзей? – осведомился Фрэнк.

– А, вы за мной шпионили? Они очень интересуются старым монастырем и надеются добыть там сокровища. Но эта болтовня вдруг стала действовать мне на нервы, и я бросила их в баре. Что вы думаете, Фрэнк? Не посмотреть ли нам на этот фейерверк вблизи?

– Я как раз собираюсь это сделать, – проворчал Фрэнк. – Но вы останетесь в отеле.

– И не подумаю. Через десять минут я спущусь вниз. И если вас там не будет, я отправлюсь одна. Такая возможность предоставляется не каждый день.

Фрэнк хотел накричать на Дайану, но она уже повесила трубку.

Шеф-инспектор зашнуровал лыжные ботинки, сунул в карман фонарик и браунинг и покинул номер. Девушка была уже на площадке и даже успела прикрепить лыжи.

– Вы невозможная женщина, – накинулся на нее Фрэнк. – Это для вас очень опасная прогулка.

– А для вас нет? – насмешливо ответила Дайана. – Я позволю вам ехать впереди.

В огромном белом здании отеля светилось лишь несколько окон. Застекленная терраса пустовала, но в баре по-прежнему горел свет.

Луна была такой яркой, что Фрэнк мгновенно нашел след, оставленный лыжами Антонио. Не было сомнений, что перед ним лыжня. Это ускорило спуск, и Фрэнк со свистом понесся вниз.

Дайана последовала за ним, Николсон слышал шуршание снега за спиной.

Страшные стоны и жалобы усиливались по мере того, как они приближались к развалинам. У Фрэнка Николсона по спине побежали мурашки.

– Какой ужас, Фрэнк! – простонала за его спиной Дайана.

Далеко внизу светились огоньки Солде. Но значительно ближе были таинственные сполохи за стенами руин Сан-Эстебана.

Молодые люди обнаружили при свете луны то место, где Антонио оставил свои лыжи и пошел дальше пешком.

– Он… пролез… здесь? – заикаясь спросила Дайана.

– Возможно, – ответил Фрэнк.

Стоны превратились в душераздирающий вопль множества голосов.

Фрэнк достал браунинг и пошел вперед. Когда Дайана прижалась к нему сзади, он почувствовал, что девушка дрожит всем телом.

Через двадцать метров смельчаки остановились.

Они отчетливо видели языки пламени и слышали треск горящих поленьев, сопровождающийся хрустом ломающихся костей.

– Мы ожидаем еще четырех гостей, – внезапно донесся до них из темной галереи высокий, дребезжащий голос.

– Тогда можно будет начать жертвоприношение, – ответил другой голос, пронзительный и шипящий.

Фрэнк и Дайана словно вросли в землю. Разговор происходил где-то совсем рядом.

Тут они увидели маленькую фигурку в черном капюшоне, она выползла из развалин и отчаянно жестикулировала.

– Назад! – прохрипел Фрэнк и крепко схватил Дайану за руку.

Смельчаки побежали, но каждый шаг давался им невероятно трудно. Словно сверхъестественные силы держали их за ноги, не позволяя покинуть руины.

Когда Фрэнк обернулся, он убедился, что черная фигура преследует их. Он поднял браунинг. Два-три выстрела прозвучали в ночной тишине. Существо в черной рясе дернулось и остановилось.

Фрэнк помчался не разбирая дороги и потянул за собой Дайану.

Задыхаясь и спотыкаясь, молодые люди бежали по глубокому снегу. Через две минуты они оказались на шоссе и с облегчением перевели дух.

Старые мрачные развалины остались позади. Таинственные огни погасли, дикие вопли смолкли.

Фрэнк и Дайана не стали возвращаться за лыжами, а пошли по дороге к отелю. Когда они поднялись на застекленную террасу, то обнаружили там Гэрри Коулда с полевым биноклем. Он рассматривал руины.

– Монастырь очень интересен, не правда ли? – съехидничал он и убрал бинокль.

Ответа не последовало.

XV

Епископ Сео-де-Ургел и первый президент Андорры (в качестве второго президента фигурировал глава французского правительства) оказался еще представительнее, чем профессор Рамон. «Они вполне могли бы быть братьями», – подумал Фрэнк Николсон, когда увидел их вместе в кабинете профессора.

Лица обоих господ были серьезны.

– Я очень вам благодарен, что вы пришли, Ваше Преосвященство, – сказал Фрэнк, присаживаясь к столу.

– Само собой разумеется, я исповедовал моего старого друга падре Себастьяна, – объяснил служитель церкви. – Теперь он сможет пуститься в последний путь с чистой совестью.

– Его состояние действительно очень плохое? – обеспокоенно спросил англичанин.

– Это странный случай, – ответил  профессор Рамон. – Падре уже почти восемьдесят лет, в этом возрасте любое недомогание может привести к смертельному исходу. Но его кровообращение полностью восстановилось. И все-таки он еще очень болен – болезнь может быть обусловлена причинами психического характера, как я вам говорил, синьор Николсон. Я приглашу специалиста из Мадрида… если успею. Пациент плохо выглядит, не удивляйтесь, когда увидите его.

– Я сожалею о случившемся, – сказал Фрэнк, – и чувствую себя виновным в происшедшем, господа. Но с другой стороны, я обязан раскрыть тайну. Вы, видимо, знаете причину моего пребывания в Андорре, Ваше Преосвященство.

– Комиссар Ле Клерк из Тулузы ввел меня в курс дела, шеф-инспектор, – кивнул епископ. – Не поймите меня неправильно, синьор. Мы не сомневаемся в ваших способностях и компетентности и будем очень рады, если всем ужасам придет конец. Вопрос в том, можно ли разрешить эту проблему силами криминальной полиции. Очень трудно принять решение и раскрыть тайну, хранившуюся много столетий. Мы даже не знаем, будут ли отрицательные последствия при использовании скипетра в этих целях. Он ведь освящен.

– Мне понятны ваши сомнения и колебания, Ваше Преосвященство, – возразил Фрэнк. – Но вы не знакомы с последними событиями.

Он рассказал о прерванной свадьбе и исчезновении жениха и невесты.

Епископ решительно встал.

– Если дело обстоит подобным образом, то нельзя терять ни минуты, – заявил он. – Пройдемте в палату и попытаемся добиться от падре вразумительной речи.

В палате по-прежнему царил полумрак. Фрэнк Николсон даже вздрогнул, несмотря на предупреждение, когда увидел падре Себастьяна. Его лицо посерело, глаза запали как у мертвого. Падре судорожно дышал, грудь его лихорадочно вздымалась. Профессор Рамон остановился в дверях, он не хотел быть свидетелем разговора.

Падре Себастьян был в сознании.

– Хорошо, что вы пришли, синьор Николсон, – прошептал он. – Мне осталось немного времени. Можно… я буду… говорить, Ваше Преосвященство?

Епископ молча кивнул.

– Возьмите скипетр из церкви, синьор, – произнес больной. – Ключи от церкви и от сейфа в этой тумбе у кровати, я с ними не расстаюсь. Если вы ударите епископским посохом по дверям монастыря Сан-Эстебан, они распахнутся. Пока скипетр будет у вас в руках, с вами ничего не случится, синьор Николсон. Когда Он… – Он сам будет противостоять вам… – когда Он только появится, нельзя предаваться панике, надо коснуться его лица священной реликвией. При этом вы произнесете слово «ссабби» – это слово на языке москурос, подаривших скипетр церкви, – на этом власть сатаны прекратится. Его помощники в черных капюшонах… Ах, вот они опять! Они все слышали! Они хотят…

Падре Себастьян выпрямился в кровати и с ужасом уставился на дверь палаты.

– Вон они, слуги Дьявола! – внезапно закричал священник.

Епископ и Фрэнк Николсон посмотрели на дверь. Там никого не было.

В этот же момент дверь широко распахнулась.

В палату ворвался профессор Рамон и устремился к кровати.

Он обхватил падре и уложил его обратно.

– Все в порядке, мой друг, – бормотал профессор успокаивающе, – теперь они исчезли, правда? Они больше не придут, падре Себастьян!

Старик спокойно лежал на подушках.

– Вы закончили, синьоры? – тихо спросил профессор Рамон. – Тогда покиньте палату. Происшедшее взволновало больного до глубины души, я боюсь печальных последствий.

– Благодарю вас, профессор, – попрощался Фрэнк, – мы узнали все что хотели.

Епископ и Фрэнк Николсон пожали профессору руку и удалились.

– Похоже на то, – высказался глава церкви, – что кошмары отступили от падре, когда он открыл тайну.

Профессор Рамон окликнул их и передал Фрэнку тяжелую связку ключей.

– Вы не должны были, – улыбнулся он, – забывать это. Так сказал падре. Я теперь прощаюсь, пришло время позаботиться о больном. Возможно, кризис миновал, синьоры.

Профессор снова исчез в палате падре.

– Вот видите, Ваше Преосвященство, – проговорил Фрэнк, задумчиво рассматривая связку ключей, – самое главное позабыл. По-моему, я тоже не в лучшем состоянии.

– Вы не отступите от намеченного? – спросил епископ. – Это будет трудное и опасное дело.

– Я знаю, – ответил Николсон.

– Вот этот большой ключ от портала церкви, – объяснил епископ. – А вот этот маленький резной откроет сейф. Я знаю его очень хорошо, так как безопасность требовала поместить скипетр в стеклянный шкаф, и я это сделал лично.

– А драгоценность застрахована? – поинтересовался Фрэнк.

– Конечно, на четыре миллиона франков, – улыбнулся священник, – но это не покроет наши расходы в случае потери скипетра.

– Возможно, заплатит французское правительство, по поручению которого я сейчас работаю. Благодарю вас за доверие, Ваше Преосвященство. Рационально думающему человеку трудно поверить в сверхъестественные силы. Вы случайно не знаете, что означает слово «ссабби»?

– Это по-арабски означает «Будь проклят»! Очень подходит, не правда ли? Мне тоже приходится все время общаться к легендам и мифам арабов, Иберийский полуостров семь столетий находился под властью мавров. В моей библиотеке книг на арабском языке чуть ли не больше, чем на испанском. Надеюсь, все сказанное останется между нами?

– Будьте уверены, Ваше Преосвященство. В некотором смысле, к посвященным относятся инспектор Ле Клерк и Антонио Лопец. Если мне удастся спасти молодую чету, то все будут молчать, как гробницы.

Тот факт, что Дайана Меркъюри лично доставила его на своем «Альфа-Ромео» в де-Ургел и ждала теперь в кафе неподалеку, Фрэнк Николсон по известным причинам утаил.

– Прекрасно, шеф-инспектор, – обрадовался епископ. – Тогда проводите меня, пожалуйста, в мою резиденцию. Я выпишу вам охранную грамоту, которая спасет вас от линчевания, когда вы извлечете из сейфа золотой скипетр.

XVI

С только что приобретенным кейсом под мышкой Фрэнк покинул отель «Энвалира» через черный ход и спустился вниз по шоссе в сторону Солде до поворота, где его нельзя было видеть ни с застекленной террасы, ни из окон номеров.

Там его ждала Дайана на своей красной «альфе».

– Вам удалось раскусить ваших «друзей»? – спросил Фрэнк, плюхнувшийся на сиденье.

– Более менее, хотя мне становится все труднее, – ответила девушка. – Приходится постоянно поддерживать их интерес к тайнам Сан-Эстебана, чтобы они не проскользнули у меня между пальцев. Парни что-то затевают, это мне ясно, но что именно, я не имею понятия. Они очень любопытны, но чего-то боятся. Они считают, что я сумасшедшая; лазить ночью по руинам в сопровождении самоуверенного, вполне возможно и липового, офицера из Англии. Они не особенно хорошего мнения о вас, Фрэнк.

– Взаимно, – рассмеялся Николсон. – В данный момент нам нечего опасаться с их стороны?

– Нет. Я сказала им, что хочу ненадолго съездить в Солде за покупками. Мне все равно, поверили они или нет. Ведь этим наша «одиссея» заканчивается.

Фрэнк глубоко вздохнул.

– Если все будет хорошо, через час мы узнаем значительно больше, – промолвил он. – Вчерашний призрак сообщил нам, что Кандиа и Антонио еще живы. Но что касается четырех человек, ожидаемых для жертвоприношения, тут мне ничего не понятно.

– Возможно, двумя из них будем мы, – отозвалась Дайана, и ее голос прозвучал не так бодро, как хотелось бы. – Я очень боюсь за вас, Фрэнк, особенно после вчерашней ночи, когда увидела это существо в черном капюшоне. Если все насчет скипетра – туфта…

– Но я же не совсем беспомощный, девочка, – сказал Фрэнк. – Это не первая моя встреча с сверхъестественными силами.

Он вытащил из кармана серебряную пулю с крошечным крестом.

– Вот такие штучки оградят меня от нападения, – объяснил он. – Все они освящены. Кроме того, основываясь на опыте, мне верится, что скипетр действительно обладает силой, приписываемой ему падре Себастьяном.

– Надеюсь, Фрэнк.

Нам еще повезло, что мы нашли драгоценный посох в первозданном состоянии. Я уверена, что Гэрри и Десмонд приложат максимум усилий для организации кражи или подмены.

– Так быстро подобную операцию не удастся провернуть даже суперпрофессионалам, – успокоил ее шеф-инспектор. – Когда я сегодня извлекал из сейфа скипетр, то специально все осмотрел и не нашел следов взлома.

– Хорошо. Я знаю, какими методами пользуются эти гангстеры. Мы почти приехали на место, Фрэнк.

Дайана остановила машину как раз на том участке дороги, куда они вчера запыхавшись выбежали, спасаясь от черной фигуры. Фрэнк открыл кейс и достал скипетр.

Шеф-инспектор спрятал драгоценность под пиджаком, и смельчаки медленно двинулись к развалинам.

Солнце уже давно скрылось за горными пиками, наступили сумерки. Холодный ветер гнал с холмов рой серебристых снежинок, на горизонте собирались белые лохматые тучи.

Шоссе замерло, в это время суток движение между Солде и Энвалирой прекращается. В белом здании отеля зажглись первые огоньки.

Монастырь возвышался мрачно и негостеприимно. Зарешеченные окна уныло раскрыли свой зев навстречу темноте.

– Стучит сердечко? – спросил Фрэнк.

– Еще как!

За пять метров до ворот они остановились.

Даже у Фрэнка подгибались колени, они почувствовали, что приближаются к отверстию в потусторонний мир. Фрэнк вынул из кармана браунинг и молча протянул его Дайане.

– Вы останетесь здесь, – приказал он. – В случае нападения вы сможете при помощи оружия держать карликов на расстоянии и прикрыть отход к машине, в необходимости такой предосторожности мы убедились вчера ночью.

Фрэнк сделал несколько шагов в сторону ворот и заглянул сквозь решетку внутрь. Там не было ничего особенного и пугающего. Ни один звук не нарушал зловещую тишину.

Фрэнк осторожно ударил скипетром по железной двери.

С оглушительным грохотом и скрежетом висячий замок отвалился.

– Действует, – радостно и удивленно произнес Фрэнк и толкнул решетку. Створки распахнулись с мерзким скрипом: заржавели петли.

* * *

Фрэнк вошел в темную галерею и оглянулся, чтобы посмотреть на Дайану. Она стояла на прежнем месте с широко раскрытыми от страха зелеными глазами и крепко сжимала дрожащими руками холодную рукоятку браунинга.

Внезапно Дайана исторгла душераздирающий крик.

Фрэнк резко обернулся, и кровь застыла у него в жилах.

Перед ним, словно выросший из земли, стоял безобразный монстр с рваной раной на шее и перекошенным лицом. Ужасные, пустые и безжизненные глаза злобно уставились на епископский посох.

– Ссабби! – громко крикнул Фрэнк Николсон и ткнул монстра скипетром прямо в лицо.

Дон Жеронимо отвратительно и глухо захохотал. Его наполовину отрубленная голова дико закачалась в такт приступам смеха.

– К сожалению, у вас в руках фальшивка, мой друг, – констатировал он замогильным голосом печальный факт.

Его когтистые руки молниеносно вырвали у Фрэнка скипетр и с такой силой швырнули его о кирпичную стену, что поддельные бриллианты разлетелись на кусочки со звоном разбитого стакана.

Фрэнк замер. Железные ворота захлопнулись за ним, и чудовище собралось кинуться на шеф-инспектора.

Смертельная опасность придала Фрэнку новые силы и вернула к действительности. Он выхватил из кармана серебрянный крест и с остервенением вытянул его навстречу Дону Жеронимо. Полутруп в одежде священника издал протестующий визг и остановился.

– Скипетр фальшивый, – прокричал Фрэнк Дайане, которую он с трудом видел в сгустившейся темноте. – Эти паршивцы все-таки успели его подменить. Позвони Ле Клерку, пусть он их поймает и отберет подлинник. Принеси его сюда, пожалуйста! Чем быстрее, тем лучше, иначе все пропало…

Перед Фрэнком появились двое в черных колпаках. Но при виде креста они тоже замерли.

– Держись, Фрэнк! – услышал шеф-инспектор голос смелой девушки. – Я все поняла. Мы найдем скипетр и придем к тебе…

– Уходи, только быстрее, – прокричал он в ответ.

С тыла зашел еще один гном, он без видимого усилия распахнул ворота и собрался было броситься в погоню.

Снаружи раздались выстрелы, карлик свалился, перекувырнувшись через голову, но тут же вскочил на ноги.

Фрэнк вздохнул с облегчением, когда увидел Дайану, бегущую к машине.

В то же время он обнаружил, что замок как ни в чем не бывало снова повис на воротах.

Фрэнк Николсон оказался в западне.

Адский демон с раной на шее внезапно исчез, но три маленькие фигурки в капюшонах остались. Сквозь прорези в материи светились глаза, устремленные на крест.

– Где двое людей, оказавшихся в вашей власти? – спросил Фрэнк, не надеясь на ответ.

– Они ждут тебя, – произнес один из прислужников свистящим голосом. В нем звучала коварная насмешка.

XVII

Несмотря на возбужденное состояние, Дайана Меркъюри, вылезая из машины, не забыла прихватить кейс. Она набила его старой бумагой, чтобы поездка в Солде показалась Гэрри Коулду и Десмонду Першингу правдоподобной. Ведь девушка могла столкнуться с гангстерами в любой момент.

Но двое друзей занимались тем, что обычно делают большинство американских туристов во всех концах света: они сидели в баре и пили виски.

Дайана незаметно пробралась в холл и устремилась к портье, чтобы заказать разговор с Тулузой.

Бедная девушка была на грани нервного срыва. Она в ужасе отпрянула, когда из кресла поднялся широкоплечий мужчина в элегантном сером дорожном костюме.

Только внимательно приглядевшись, она узнала комиссара Ле Клерка. У Дайаны камень упал с души.

– Добрый вечер, мадемуазель, – приветливо поздоровался комиссар. – Наконец-то появился кто-то, к кому я могу обратиться. Но… что случилось? На вас лица нет!

– У нас неприятности, – сквозь зубы произнесла Дайана. – Здесь нам нельзя разговаривать. Пойдемте в мой номер, быстро…

– Странное приглашение, – пробормотал с улыбкой комиссар.

Но Дайана не слушала его. Она не стала дожидаться лифта, а бросилась бегом вверх по лестнице.

Ле Клерку ничего не оставалось, как последовать за ней. Он нагнал девушку, когда та открывала ключом дверь номера.

– Пожалуйста, извините меня за странное поведение, – извинилась Дайана и предложила комиссару стул. – Вы сейчас поймете, почему я потеряла самообладание. Я как раз собиралась вам звонить, но счастливый случай сам привел вас в Энвалиру.

Дайана, совершенно обессилев, опустилась в кресло. Ле Клерк присел напротив нее и извлек из кармана пачку сигарет.

– Можно я закурю? – вежливо спросил он.

Его серьезное загорелое лицо просто излучало покой, в котором Дайана срочно нуждалась в данную минуту.

– Конечно, комиссар, – сказала она, – можно мне тоже сигарету?

– Я здесь не случайно, мадемуазель Меркъюри, – наконец проговорил Ле Клерк, с наслаждением выпуская табачный дым. – Шеф-инспектор Николсон позвонил мне сегодня в два часа пополудню. Он рассказал, что завязал с вами знакомство и ввел вас в курс дела, а также посвятил меня в события последних дней. Николсон попросил меня по возможности еще сегодня прибыть в Энвалиру в связи с тем, что операция вступает в решающую фазу. Я немедленно воспользовался служебным вертолетом, а в Солде взял такси. И вот я здесь. По-видимому, я опоздал. Теперь расскажите мне все, мадемуазель, и успокойтесь, ведь я же здесь.

Дайана уже частично пришла в себя. Комиссар имел право знать, что произошло в монастыре.

Ле Клерк внимательно слушал.

– Сначала позвольте мне обнадежить вас в отношении шеф-инспектора Николсона, – молвил он через некоторое время. – Фрэнк не первый раз занимается «четвертым» измерением, как он это называет. Я ничего не понимаю в серебряных пулях и в священных посохах, но мы специально пригласили человека из Скотланд-Ярда, потому что знали, что имеем дело со сверхъестественными силами. Фрэнку Николсону не угрожает смертельная опасность. Кроме того, согласно его донесениям молодая чета тоже жива и здорова.

– Даже если это и так, – возразила Дайана, – то в каком они состоянии? Два дня в лапах монстров без еды и питья…

– Вы рассуждаете трезво, – улыбнулся комиссар, и Дайана удивилась, что он позволил себе улыбку в такой тяжелый момент. – Но и здесь вы можете быть спокойной. Если Антонио и Кандиа выжили, то находятся в состоянии полной апатии. Николсон попытался мне это объяснить. Это похоже на гипноз: все функции тела и мозга затормаживаются, чувство голода и жажда притупляются. Двое здоровых людей могут голодать и больше дней без ущерба для своего здоровья.

– Прекрасно сказано, – съязвила Дайана. – Но чем нам-то поможет эта теория? Во власти темных сил теперь трое.

– Естественно, мадемуазель, что без подлинного скипетра мы не сможем действовать, – прервал ее комиссар. – Нам надо его найти.

– Так вы тоже думаете, что Гэрри Коулд…

– Я абсолютно уверен, – ответил комиссар. – Хотя парни и работали с удивительной точностью и большой скоростью. Но испанское Крипо тоже не дремало после сообщений из США. Одна ниточка привела к пресловутому Гаэтано Наварре в Барселоне. Раньше он был известным ювелиром, но нарушил закон и отсидел несколько лет. Наварра по-прежнему ведет роскошный образ жизни, поэтому предполагается, и не без основания, что он поставляет нашим мошенникам утонченные копии драгоценностей. Английские номера на их машине принадлежат автомобилю, никогда не покидавшему Великобританию и давно уже выброшенному на свалку. Я не буду вам рассказывать всего, но доказательств тому, что подмена скипетра уже совершилась, целая дюжина. Компаньоны заезжали на обратном пути из Барселоны в Сант-Джоан-де-Каселлес, экономка падре Себастьяна их хорошо помнит. И по какому-то странному стечению обстоятельств пожилая дама умудрилась полчаса продремать в присутствии этих двух господ, чему не нашлось объяснения.

– Вы меня обнадежили, комиссар, – призналась Дайана, – но что конкретно мы можем сейчас сделать?

– Синьор Николсон поведал мне, что Десмонд Першинг, он же Катанаро, по прибытии вынул из машины дипломат. Я начну поиски. Вы знаете номера их комнат?

– Они живут здесь рядом, – ответила Дайана к радости Ле Клерка. – Мы же вместе прибыли из Андорры-ла-Велья, и нам предоставили соседние номера. У Коулда сто четвертый, у Десмонда Першинга сто пятый.

– Замечательно! Вы можете задержать ваших «друзей» еще на полчасика в баре? Больше мне не требуется.

– Я постараюсь собраться с силами, комиссар.

– Я жду от вас большого мужества, – произнес Ле Клерк на этот раз серьезным тоном и потянулся за новой сигаретой. – Естественно, что американцы опять заговорят о Сан-Эстебане – на настоящий момент это самая актуальная для них тема. Если они спросят про Николсона, а они обязательно это сделают, то расскажите им правду.

Глаза Дайаны округлились.

– Но почему?

– Возможно, скипетр настолько хорошо спрятан, что я его не найду. Хотелось бы точно знать, у них он или нет. Это вы должны будете определить по их реакции. Задача непростая, но такая женщина, как вы, с ней справится.

Дайана улыбнулась.

– Ладно, я постараюсь не разочаровать вас.

– Ваш симпатичный кейс я, пожалуй, могу использовать по назначению, – сказал комиссар и поднялся. – Через полчаса я спущусь в холл, а там посмотрим.

XVIII

Поступившие в Тулузу отрывочные и разрозненные сведения позволили комиссару Ле Клерку составить о происходящем свое мнение и подготовиться соответствующим образом. Он прибыл в Андорру с бумагой, предоставляющей ему полную свободу действий.

Когда Дайана исчезла на лестнице, комиссар натянул пару тончайших перчаток и обратился к комнате сто пять. Оказалось настоящим счастьем, что отель «Энвалира» почти пустовал. Но об этом комиссара уже информировали.

Он извлек из кармана своего изящного костюма связку отмычек. Стандартные двери в крупных отелях не представляли для комиссара никаких трудностей. Замки выглядели сложней, чем были на самом деле. Через две минуты Ле Клерк был в номере Десмонда Першинга.

В первую очередь он обыскал «дипломат», стоявший на стуле рядом с дверью. Его даже не закрыли, поэтому Ле Клерк не особенно расстроился, не обнаружив там скипетра.

Он удивленно присвистнул, наткнувшись на лазерную дрель, неосмотрительно оставленную там мистером Катанаро. Комиссар внимательно ознакомился с устройством этого технического чуда. Теперь Ле Клерк понял, почему Фрэнк Николсон не заметил никаких повреждений на сейфе, когда доставал скипетр.

Подобные инструменты редко попадали в руки специалистов суперкласса даже в Америке. «Надо запретить изготовление подобных «игрушек», – с горечью подумал Ле Клерк. Но технический прогресс неотвратим во всех отношениях. Массовое производство атомных ракет значительно страшнее…

Комиссар захлопнул «дипломат» и принялся целенаправленно искать епископский посох. С профессионалами надо держать ухо востро, поэтому комиссар учел все мелочи, даже вспорол матрац и снял крышку с бачка в туалете. Но все безрезультатно.

Оставалась сомнительная надежда на комнату Гэрри Коулда, являвшегося мозговым центром гангстерской парочки. Там тоже ничего не оказалось.

Ле Клерк убедился, что все вещи вернулись на прежние места, и покинул помещение. Он запер номера и остановился в коридоре.

Зря потерял пятнадцать минут.

Не могут же компаньоны таскать эту вещь в кармане?! Сейф гостиницы тоже можно было исключить по известным причинам.

Ужасно, если они зарыли скипетр где-нибудь по дороге. Или парни еще не подменили епископский посох? Куда же тогда делась его имитация?

Комиссар в отчаянии прикусил губу.

И тут ему в голову пришла гениальная идея: машина!

Ле Клерк помчался вниз по лестнице. Он осторожно заглянул в бар и увидел, что троица вела оживленную беседу за самым отдаленным столиком. Дайана была на редкость хитрой девушкой!

Комиссар Ле Клерк незаметно пересек холл и спустился к полупустой стоянке. Белый месяц ярко освещал несколько сиротливо стоявших машин.

Второй слева был серый «ситроен» американцев.

Ле Клерк убедился, что за ним никто не наблюдает, и осторожно обошел вокруг машины. Неудачный тайник для хранения драгоценности. При помощи маленького карманного фонарика комиссар отыскал на дверной панели пластинку, не относящуюся к серийной отделке машин этой марки.

Комиссар не зря считался одним из самых удачливых полицейских Франции.

Эта пластинка несомненно являлась видимой частью очень чувствительной сигнализации. Ни о чем не подозревающий обыватель спокойно взялся бы за ручку, и сразу же взвыла бы сирена. А может быть, его вообще ударило бы током? Кто знает.

Ле Клерк достал тонкую проволочку и закоротил сигнализацию.

После этого он взломал дверной замок.

Через три минуты комиссар убедился, что в салоне ничего не спрятано. Ле Клерк лег на землю и осветил фонариком станину, но там тоже все было чисто. Осмотр багажника ничего не дал, да и из обоих баков обыденно пахло качественным бензином.

Комиссар уже было совсем опустил руки, но решил еще раз осмотреть машину.

Скорее от скуки, чем из профессионального любопытства, он поднял капот.

Необычная величина батареи сразу бросилась комиссару в глаза. Ее хватило бы и для грузовой машины! На повернутой к мотору части находилось два явно лишних винта, назначение которых осталось тайной для Ле Клерка.

Комиссар использовал перочинный нож как отвертку и отвинтил заднюю стенку.

И тут он едва не запрыгал от радости, как маленький мальчик: при свете луны сверкнула россыпь драгоценных камней.

XIX

У Дайаны подгибались колени, когда она вошла в бар.

Гэрри Коулд оглядел девушку и нахмурил брови, Десмонд же бесстыдно ухмылялся прямо ей в лицо.

– Ты про нас совсем забыла, – упрекнул он девушку. У жулика уже заплетался язык. Неудивительно, если перед ним была такая батарея пустых бутылок. Но рыжий производил впечатление трезвого человека.

– Что-нибудь купила? – поинтересовался Гэрри Коулд. – Готов поспорить, что ты была не в Солде, а в этом симпатичном старом монастыре. Куда ты дела нашего нового «друга»?

– Мне надо выпить, – быстро сменила тему Дайана. – Тогда я вам расскажу очень интересную и одновременно очень грустную историю. Короче, не предназначенное для чужих ушей. Не могли бы мы пересесть подальше?

– Я не против, – проворчал Гэрри Коулд. Он заказал Дайане двойное виски с большим количеством льда и собственноручно принес его.

Дайана жадно отпила и закурила. Она тщательно обдумывала каждое слово, срывавшееся с губ. Ее еще не угасшее волнение придавало повестованию особенную остроту. Да и не было в рассказе никакой лжи, всего лишь несколько пунктов, о которых надо было умолчать.

Парни клюнули на удочку: Дайана поняла это по странным взглядам, которые они бросали друг на друга.

– Я всегда считал сумасшедшей затеей соваться в это гнездо привидений, – пробурчал Десмонд Першинг.

– А где эта проклятая штуковина теперь? – спросил Гэрри.

– Чудовище разбило ее на мелкие кусочки, – ответила Дайана.

– Братья могли бы заплатить за нее два миллиона, – возмутился рыжеволосый. – Возможно, посох застрахован на большую сумму. Страховое общество, пожалуй, заплатит нам пару сотен тысяч, если мы выложим на стол хотя бы обломки.

– Так достаньте же их, – предложила Дайана. – Там могут быть и другие ценности. Вы же интересовались этой развалиной, а каштаны из огня мы что ли будем выгребать?

– В утверждении о святости епископского скипетра нет ни слова правды, – согласился Десмонд. – Я же предупреждал тебя, чтобы ты не связывалась с ненормальным британцем. И каков был твой ответ? Шотландцы упрямы, а горцы не ведают страха. Вот и доигрался.

Дайана обиженно посмотрела на компаньонов.

– Значит вы не хотите помочь мне вызволить Фрэнка из монастыря? – серьезно спросила она. – Я вам все рассказала исключительно по этой причине. А если его судьба вам безразлична, то вас что, не прельщают деньги?

– Ерунда! – презрительно протянул Десмонд. – Мы не будем рисковать головой ради двух сотен тысяч, не так ли, Гэрри? Давайте лучше вообще смоемся отсюда не позднее завтрашнего утра. Без проклятого скипетра мы не можем ничего предпринять, или я что-то не понял?

Его лицо искривилось от боли, потому что Гэрри Коулд немилосердно наступил ему под стулом на ногу. От Дайаны ничего не укрылось, она поняла, к чему идет дело.

– Оставь скипетр в покое, – обратился Гэрри к своему компаньону. – Я ничего не хочу о нем слышать. Яснее ясного, что надо сматывать удочки. Я не хочу связываться с потусторонними силами. Это дело полиции: бесследно, один за другим пропали сразу три человека!

– Значит вы отказываетесь? – спросила Дайана, одним глотком допила виски и посмотрела на часы. Полчаса давно прошло.

– Что же нам остается делать, детка? – сказал Гэрри Коулд. – Позволить этим прислужникам сатаны заживо себя изжарить? Сообщи копам, что случилось, если им еще ничего не известно. И уезжай завтра.

– Без Фрэнка я отсюда не уеду! – твердо и тихо сказала Дайана и встала.

– А, дело полюбовное, – съехидничал Десмонд. – Мне тебя искренне жаль, малышка, но ничего не поделаешь. Лучше бы ты выбрала одного из нас.

– Спасибо за виски, – ледяным голосом попрощалась Дайана, повернулась на каблуках и вышла из бара.

– Вот чертовка! – удивился Десмонд, едва ворочая языком.

– Пьяница, – обругал его Гэрри Коулд. – Здесь что-то не так, я это чувствую. Кончай пить и послушай, что я

тебе скажу. Ты видел того парня, который прибыл недавно на такси? Он поздоровался в холле с нашей девочкой; я не знаю, что произошло дальше. Мне не хотелось появляться на сцене раньше времени. Этот парень очень похож на полицейского.

– Но это же означает… – испуганно протянул Десмонд.

– Что наша подружка что-то темнит и пристала к нам не просто так. Я снова думаю о том…

– Ты же сам звонил в Мадрид, – вставил слово Десмонд, – и спрашивал фамилию посла. Все подтвердилось.

– Вот именно. И мы потеряли бдительность, но это ничего не доказывает. По-моему, мы оказались большими идиотами, Десмонд. Дайана не похожа на обыкновенную шлюху, это видно за километр. В то же время она бесстыдно вешается на шею этому англичанину. Разве это не бросается в глаза? И еще вот что: средь бела дня при странных обстоятельствах пропадают двое молодых людей, прерывается свадьба уважаемых и состоятельных граждан, и нет никаких следов пребывания полиции.

– Люди, знавшие про монастырь, уверены, что Крипо тут не поможет, – сказал Першинг.

– Возможно и так. Но молодая американка и никому не известный англичанин получают персональное разрешение епископа достать скипетр из сейфа, чтобы ночью нанести с ним визит в заброшенный монастырь. А он еще что-то болтает про Шотландский полк. Этот парень такой же коп, как и тот, что прибыл перед обедом. А наша красотка хотела выманить нас в развалины, к чему бы это? Мы немедленно собираем вещички и смываемся, Десмонд, но сначала надо убедиться в сохранности скипетра. Пошли!

Десмонд Першинг поднялся. Его слегка шатало, и он не разделял подозрения своего друга. Главное, что они сваливали. Ему вообще хотелось поскорее уехать после удачной кражи. Они могли бы уже сейчас прохлаждаться на борту яхты на пути в Мексику.

Иногда Гэрри перегибает палку, но почему-то всегда имеет успех. В тот раз его подвела жажда денег, которые он мог получить за сокровища Сан-Эстебана. Или же ему слишком понравилась эта шальная девчонка? Мысли Гэрри Коулда никому не известны.

Компаньоны покинули бар.

– Цсс! – предупредил Гэрри, когда они добрались до выхода из отеля, и показал пальцем на стоянку. Гангстеры затаились.

Дайана Меркъюри и недавно прибывший мужчина садились в «альфу». У мужчины в руках был толстый кейс.

– Давай! – скомандовал Гэрри Коулд, когда машина скрылась за поворотом.

Они подбежали к серому «ситроену». Коулд оказался проворнее.

– Осторожно, сигнализация! – предупредил его Десмонд.

– Ее замкнули, – в бешенстве прошипел Гэрри. – Капот поднят, давай сюда гаечный ключ!

Пока Першинг отвинчивал ход к тайнику, его коллега задумчиво смотрел вслед огням «альфы», медленно взбиравшейся по дороге в Солде.

– Проклятье! – услышал он голос Десмонда.

– Я так и думал, – проговорил Гэрри Коулд неестественно спокойным голосом. Его глаза загорелись мрачным огнем.

– Они едут с подлинным скипетром к монастырю, чтобы освободить англичанина, но им это не удастся!

– Что ты хочешь сделать?

– Поедем за ними, что же еще? – проворчал Гэрри Коулд и нащупал под пиджаком свой люгер. – Всех прикончу, но миллионы не упущу. Я вложил в это дело сто пятьдесят тысяч. А колония страшилищ там, внизу, только облегчит нашу задачу. Не один петух прокукарекает, если мы пристрелим их всех разом, во всяком случае до тех пор, пока мы не поднимемся в воздух на самолете. А если кто и сунется в руины, то расскажет, что все они стали жертвами ужасных монстров.

XX

И в этот раз комиссар Ле Клерк сидел в уютном кресле фойе гостиницы «Энвалира», когда увидел выходящую из бара Дайану.

Девушка подошла к нему и выжидательно посмотрела в лицо.

Комиссар элегантно указал ей на второе кресло.

– Скипетр у меня, мадемуазель, – прошептал он.

– Нам не следует здесь задерживаться.

– Садитесь, мадемуазель, – улыбнулся Гай Ле Клерк. – Единственное, чего вам еще не хватает, так это естественности поведения, но это придет с опытом. Вы просто очень молоды. Хотел бы я увидеть того человека, кто посмел бы отнять у меня сейчас скипетр. По крайней мере это будут не Коулд и не Першинг. Они очень искусно спрятали драгоценность в машине. Мне бы никогда не догадаться, если бы я не открыл капот, точнее, не поленился это сделать. Хотите сигарету?

Дайана взяла предложенную сигарету и присела на краешек кресла.

– Прекрасно, комиссар! Но как случилось, что Фрэнк, простите, мистер Николсон, ничего не заметил, открывая стеклянный шкаф?

– Они использовали лазерную дрель. Это на редкость рафинированный инструмент, производимый исключительно в США. Когда мы возьмем эту парочку, я конфискую ее в качестве экспоната для французского Крипо.

– И все-таки, комиссар, что нас здесь держит? Нам надо в Сан-Эстебан, я схожу с ума от мысли, что Фрэнк в руках этих чудовищ. Если бы вы видели Дона Жеронимо собственными глазами, монсиньор, вы бы не сомневались ни минуты. Надо спасать Фрэнка и молодых супругов Лопец.

– Я бы подождал, пока Десмонд Першинг и Гэрри Коулд лягут спать, – высказал свои соображения комиссар.

– А если они не лягут? – взволнованно произнесла Дайана. – Когда я им рассказывала о несчастье с Фрэнком, то прочла в их глазах мысль уехать как можно быстрее. Это может произойти и ночью.

– Вот как? – комиссар поднял брови. – Тогда совсем другое дело. Время не ждет. Через границу они не проедут, я принял соответствующие меры. Ваша задача не спускать с них глаз. Если я и попрошу вас проводить меня к развалинам монастыря, то по двум причинам: во-первых, у вас есть машина, во-вторых, вы видели, каким образом мистер Николсон использовал скипетр, пусть он даже был фальшивым. Факт остается фактом. Мы не можем позволить себе при этом ни малейшей ошибки. Вдруг он не обладает приписанными ему свойствами, тогда надо надеяться, что страховое общество оплатит нам достойные похороны. Пойдемте, мадемуазель!

Они уехали на «альфе», не заметив, что за ними следили американцы; они не заметили и преследования. Гэрри Коулд вел себя очень осторожно и следовал за «альфой» с потушенными фарами и приглушенным мотором.

Луна скрылась за тучей, и в тени руин было очень темно. Дайана безошибочно обнаружила место их предыдущей стоянки.

«Альфа» проделала надлежащий маневр, и Дайана обратилась к комиссару:

– Я не буду отключать мотор. Нельзя предугадать, что случится в следующий момент.

Ле Клерк молча кивнул.

Солнце уничтожило значительную часть снегового покрова около развалин. Дорога к монастырю при этом расчистилась почти полностью. Дайана предложила воспользоваться путем, выбранным Фрэнком той страшной ночью.

Комиссар критически осмотрел свой элегантный костюм и вычищенные ботинки.

– Я не экипирован для хождения по глубокому снегу, – констатировал он печальный факт. – Да и зачем? С нашими противниками не очень-то поиграешь в прятки. Мы как раз перед воротами. У вас есть оружие?

– Браунинг.

– Тогда начали.

Ле Клерк взял девушку под руку. В другой руке он держал кейс. Комиссар и Дайана заковыляли к руинам по кустикам жухлой прошлогодней травы.

Монастырь возвышался над головой расплывчатой черной дырой. Даже если бы комиссар и Дайана оглядывались, они не заметили бы две темные фигуры, неотступно следившие за каждым их шагом.

В мрачном безмолвии слышались лишь легкий шелест ветра и тихие шаги.

Теперь развалины оказались совсем рядом, впереди возникли очертания железных ворот.

Внезапно в конце галереи одновременно вспыхнуло несколько огней.

– Они снова жгут костры, – с дрожью в голосе прошептала Дайана и остановилась.

Послышались стоны и жалобы, пока еще чуть слышно и издалека.

– Обитателям монастыря Сан-Эстебан, кажется, не здоровится, – пробормотал комиссар, у которого по спине побежали мурашки. – Однако смотрите, по-моему, нас ожидают.

Ле Клерк извлек скипетр и отбросил уже ненужный кейс.

Он передал скипетр Дайане, и девушка судорожно сжала его в руке.

– Повторите действия Фрэнка, – приказал комиссар, доставая из плечевой кобуры свою «баретту».

Над руинами взметнулось пламя, сопровождаемое криками измученных жертв. У Дайаны и Ле Клерка зазвенело в ушах. Они быстро сделали еще несколько шагов и уперлись в ворота.

Дайана подняла скипетр и точно ударила по замку, ворота с грохотом и скрипом распахнулись.

Почти одновременно с этим раздался выстрел.

– Проклятье! – выругался комиссар и медленно осел на землю у ног Дайаны. Еще во время падения он прицелился в стрелявшего, хорошо заметного в отблесках пламени на фоне щербатой монастырской стены. Второй выстрел прорезал тишину ночи.

В этот момент кто-то крепко схватил Дайану за руку. Нечто холодное и твердое уперлось ей в спину.

– Не двигаться! – прошипел Гэрри Коулд. – Одно неосторожное движение – и вы умрете. Это серьезно, детка! Бросай оружие, легавый, и подальше, иначе малышка погибнет, понял?

Комиссар Ле Клерк беспомощно лежал у распахнутых ворот. Когда он увидел, что Гэрри Коулд грубо схватил Дайану и держит ее на прицеле, то сразу же отбросил «баретту» в сторону.

– Так-то лучше, мой мальчик, – хамски ухмыльнулся Гэрри Коулд. – Десмонд, ты останешься здесь и присмотришь за этим парнем. Ты слышишь, Десмонд? Ну что ты там?

Гэрри Коулд увидел своего друга у стены. Во лбу у Першинга была маленькая дырочка, оставленная ему на память Ле Клерком.

– Ты его все-таки достал, – спокойно произнес Коулд. – Что ж, за это ты дорого заплатишь!

Коулд в бешенстве оттолкнул Дайану, и она очутилась в галерее.

– Давай, девочка, освободи свои прекрасные ручки от излишней тяжести. Зачем тебе проклятое золото? И побыстрее, иначе вылетит маленькая пуля.

– Нет, не отдавай, Дайана! – прокричал из глубины монастырского дворика чей-то голос.

Фрэнк Николсон перемахнул через кучу камней и появился в галерее.

Неожиданная встреча помогла Дайане превозмочь шок, связанный с вмешательством гангстеров и ранением комиссара.

Девушка услышала сквозь стоны и хруст костей, как щелкнул у нее за спиной  предохранитель люгера. Гэрри Коулд был хладнокровным убийцей, а у Фрэнка не было оружия…

Дайана не могла видеть, где стоял бандит, но постаралась кинуть скипетр примерно в его сторону.

– Каналья! – прошипел Гэрри Коулд.

Он уже собрался нагнуться, чтобы подобрать скипетр, но застыл на месте.

Сквозь романскую арку в полосу света вышла фигура в черной сутане. Бледная голова мертвеца в широкополой шляпе криво висела на полуразрезанной шее. Горящие глаза уставились непосредственно на Гэрри Коулда.

От неожиданности руки гангстера ослабли, и девушка одним рывком оказалась на свободе, а Фрэнк Николсон, ожидавший этого момента, вытолкнул ее за пределы досягаемости люгера.

Ни одного проклятья не слетело больше с губ Гэрри Коулда. Он видел золотой скипетр у своих ног, скипетр, обещавший ему миллионы. Рядом стоял Фрэнк Николсон с полуживой Дайаной в объятиях.

Они были безоружны. Гэрри Коулду стоило только нагнуться…

Но он почему-то не наклонялся.

Он дрожал от ужаса.

Дон Жеронимо медленно и неумолимо приближался к нему.

Дважды, трижды блеснула вспышка люгера.

Косо висящий череп дергался и болтался. Там, куда попали пули, образовались черные провалы на жирном морщинистом лице.

Руки монстра пришли в движение. Из беззубого рта донеслось звериное рычание, и голова гангстера с глухим звуком ударилась о камни. Чудовищные пальцы отпустили свою жертву, и Гэрри Коулд безжизненно повалился на пол.

Ужасный инквизитор резко обернулся. Омерзительно исковерканный выстрелами череп дико вращался на сухожилиях, алчные когти потянулись к Дайане.

Фрэнк Николсон разжал объятия, и бесчувственное тело девушки скользнуло на землю. Пальцы скелета промахнулись.

Фрэнк молниеносно поднял скипетр и, ткнув им в лицо Дону Жеронимо, громко крикнул: «Ссабби!» Его голос перекрыл хор визга и мучительных стонов.

Голова вероотступника отделилась от тела и шлепнулась рядом с трупом Гэрри Коулда. Обезглавленное тело покачнулось, костистые пальцы бессильно повисли, фигура повернулась вокруг собственной оси и рухнула в пыль.

Фрэнк Николсон не поверил своим глазам: от наводившего ужас Дона Жеронимо остались грязная, рваная сутана и старая шляпа. Внезапно их охватило адское пламя, возникшее из вышитых на рясе огненных языков.

Фрэнк по-прежнему держал в руке скипетр. Другой рукой он обхватил Дайану и вынес ее наружу. Шеф-инспектор положил девушку на траву рядом с комиссаром Ле Клерком, который уже не лежал, а сидел, разглядывая Фрэнка помертвевшими от боли и ужаса глазами.

Задыхаясь, Фрэнк опять вернулся в стены монастыря. Вместо сутаны и шляпы на полу возвышалась кучка золы. Молодой человек перепрыгнул через останки Дона Жеронимо и поспешил во двор.

Высокие помосты шипели в пламени, дикие крики, исходившие от привязанных к столбам скелетов, смолкли. В центре этого ада сидели трое карликов в черных капюшонах. Но они уже не интересовали Фрэнка, так как с гибелью Дона Жеронимо потеряли всю свою дьявольскую силу.

Глаза Фрэнка Николсона искали отверстие в стене, ведущее в подземные ходы.

Медленно, держась за руки, с отсутствующим выражением лица вышли оттуда Антонио и Кандиа Лопец. Фрэнк схватил их обоих и буквально потащил прочь из монастыря. Скелеты падали с помостов прямо в огонь и с треском сгорали.

XXI

Шеф-инспектор Фрэнк Николсон лежал на кровати в своем номере. Он сладко спал, когда в дверь настойчиво постучали.

– Войдите! – пробормотал шеф-инспектор усталым и бесцветным голосом.

– Отоприте, пожалуйста, иначе не получается, – раздался снаружи женский голос. Фрэнк тут же пришел в себя.

Он вспомнил, что запер дверь номера, поскольку у него под кроватью хранился золотой епископский посох. Шеф-инспектор с удовлетворением убедился, что священная реликвия все еще находится на прежнем месте.

Фрэнк провел рукой по спутанным волосам, подошел к двери и отпер замок. Он наверное долго спал, в комнате было светло, солнце стояло в зените.

И только когда в дверном проеме появилась Дайана, Фрэнк осознал, что стоит перед ней в одних облегающих трусах. Но было уже поздно.

Светловолосая и зеленоглазая девушка показалась ему замечательной красавицей.

– Я слишком долго лежал на животе, – смущенно произнес он. – Извините, я сейчас быстро оденусь…

Но Дайана схватила его за руки и не отпустила.

– Девятнадцать часов, Фрэнк, – сказала она, улыбаясь.

– Что? – удивился молодой человек. – А вы?

– Немного меньше, я уже успела поговорить по телефону и обязана передать вам сердечные приветствия от разных важных персон.

– Ах, да, разумеется, и кто же эти персоны?

В данный момент ничто не могло отвлечь его внимание от пухлых и страстных губ Дайаны, таких близких и одновременно таких далеких.

– Я должна передать вам привет от падре Себастьяна, от Антонио и Кандии Лопец и от комиссара Ле Клерка. Все они в умелых руках профессора Рамона и на пути к выздоровлению. Через несколько дней будут в Энвалире, и тогда состоится грандиозный банкет.

– Это прекрасно. Бедный Ле Клерк, будем надеяться, что он не будет хромать всю оставшуюся жизнь.

– Ни в коем случае, пуля не задела кость. Через две недели комиссар сможет снова приступить к выполнению служебных обязанностей. Но это еще не все.

– Я скоро совсем потеряю терпение, – проворчал Николсон.

– Почему? – спросила Дайана самым невинным голосом.

– Потому, – хрипло произнес Фрэнк, схватил ее в объятия и жадно припал к дразнящим губам.

Наконец они смогли оторваться друг от друга.

– Ты не хочешь послушать меня дальше? – поинтересовалась Дайана.

– Честно говоря, нет. Но если это так необходимо.

– Епископ также спрашивал о тебе. Он почтит праздник в Сант-Джоан-де-Каселлес своим присутствием, и скипетр будет торжественно водворен на место. Тебя тоже пригласили: ни у кого больше нет ключа от сейфа.

– Вот это правильно, – улыбнулся Фрэнк. – А когда все это произойдет?

– Через три дня, чтобы все главные герои пришли в чувство и немного отдохнули.

– Тогда у нас остается еще время, – задумчиво молвил Фрэнк.

– Для чего? – с мнимым удивлением произнесла Дайана, но ее огромные зеленые глаза опасно засверкали. Она нежно потерлась головой о мускулистую грудь Фрэнка.

– Чтобы продолжить тот ненавязчивый флирт, так не вовремя прервавшийся, по твоим словам, в Солде, любимая, – ласково сказал Николсон.

Он повернул ключ в двери и понес Дайану в кровать.

* * *




Купить книгу "Кровавая обитель" Примроуз Джеффри

home | my bookshelf | | Кровавая обитель |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу