Book: Глазурь на торте



Глазурь на торте

Линн Керланд

Глазурь на торте

Дорогие друзья,

Когда мой редактор сообщил мне, что «Беркли» планируют издать мои ранее опубликованные новеллы в одном томе, я пришла в восторг. Испытывая радость от возможности увидеть некоторых из своих любимых персонажей в одной книге, мне неожиданно пришла в голову невероятно привлекательная мысль о включении личного обращения в качестве предисловия.

Написание новелл — величайшая радость в моей жизни, на которую меня, чаще всего, побуждают читатели, с которыми я вступаю в контакт после достижения очередного результата. Я сердечно «благодарю» каждого, кто поддерживал меня в моей работе и давал знать об этом либо в письмах, либо по Е-мэйл, либо просто каждый раз выкладывая свои кровно заработанные деньги за мои истории! Вы сделали для меня возможным заниматься тем, что я люблю. Надеюсь, что таким скромным способом я смогу в достаточной степени окупить ваши затраты.

Меня часто спрашивают, почему я пишу новеллы (в основном мой муж, который знает, как трудно для меня уложить свое многословие на сотне страниц). Основная причина заключается в том, что эти персонажи интригуют меня тем или иным образом своими маленькими причудами и при этом кажутся не готовыми оказаться в центре внимания полноценного романа. Для тех из вас, кто считает, что они заслуживают большего количества страниц, будьте уверены, они еще будут появляться в будущем… возможно, более чем в одном романе!

Возьмем, к примеру, Абигайль и Майлза из «Дар Прошлого Рождества»/«The Gift of Christmas Past». Они нашли друг друга в средневековой Англии благодаря путешествию Абигайль вниз, ко дну пруда Мерфи, и вверх, к поверхности жутко пахнувшего рва Майлза. Мы оставили их праздновать прекрасное Рождество с их семьей, что, конечно, не давало ответы на многие вопросы об их дальнейшем будущем. Поэтому казалось только правильным заглянуть в их жизнь в «TheMoreISeeYou».

Меган и Гидеону де Пьяже помогли найти свою любовь три привидения в новелле «Три мудрых привидения»/«ThreeWiseGhosts». Вернутся не только новобрачные, но также и эти свахи-привидения. (Так много пар, которые необходимо соединить, и так мало столетий, чтобы сделать это…)

Я получила так много жалоб на то, что заставила Йена Маклеода томиться в шотландской темнице. (Неужели все действительно поверили, что я оставлю его там навечно?) В «И жених надел фату»/«AndtheGroomWoreTulle» он находит свою истинную любовь и потомков своей семьи через несколько веков в Будущем. (Его предыстория рассказывается в романе «Танец сквозь время»/«ADanceThroughTime»). И не удивляйтесь, если он и яркая Джейн еще появятся в будущем. В замке Маклеодов всегда происходят странные события… Без сомнения, Йен еще не раз окажется в их гуще.

«Глазурь на торте»/«TheIcingontheCake» представляет нам современного Маклеода по имени Сэмюэль и его необычную невесту. У него есть братья и сестры (да они есть у всех них!), и я совершенно уверена, что и про них существуют истории, которые только и ждут, когда их расскажут.

Если вы задаетесь вопросом, как все эти персонажи сочетаются между собой, то вы не одни такие! В свое время даже мой редактор и я чесали затылки, не раз решая, кто за кем идет, и в результате пришли к выводу, что просто необходимо генеалогическое древо. Это самый легкий способ отследить браки, родных и сводных братьев и сестер, хотя оно несколько упрощено в целях экономии места. Я могу только представить головную боль бедного наборщика, когда через несколько лет ему нужно будет найти место еще для дюжины персонажей!

Я очень надеюсь, что где-то в этих историях вы найдете что-то, что заставит вас улыбнуться, заставит вас расплакаться или просто весело провести час-два. Еще раз спасибо за то, что нашли в своих сердцах и на книжных полках место для моих любимых персонажей.

Приятного чтения!

Глава 1

Это было утро из ада!

Сэмюэль Маклеод, осторожно объехав последнюю выбоину, выключил двигатель и разжал зубы. Бережно прислонив свою ноющую голову к рулю своего некогда новенького и блестящего рэйндж ровера, он медленно выдохнул.

— Я, — проговорил он, ни к кому конкретно не обращаясь, с явственной резкостью в голосе, — слишком стар для этого.


Да, он мог бы провести время в удобстве. Он мог бы провести время в тепле. Он мог бы наслаждаться дикой природой.

Но вместо того, чтобы следовать своим лучшим порывам, он поднялся в пять утра, чтобы выявить несостыковки в своем сюжете. Он планировал закончить двадцатую главу к десяти утра, что дало бы ему достаточно времени, чтобы добраться до города и обратно.

Но то, как замигало освещение, должно было сказать ему, что сегодня не самый лучший день искушать Судьбу.

Сначала скачок напряжения в восемь утра уничтожил три часа не подлежащей восстановлению прозы. Выйдя на улицу, чтобы проверить генератор, он услышал явственный и недоброжелательный звук захлопнувшейся позади него двери. Взлом окна оставил его с порезами на руках и вспотевшим. После чего он вновь направился на улицу, решительно настроенный не допустить, чтобы арендованный им дом и на этот раз взял над ним верх.

Починка генератора прошла хорошо, хотя он и понятия не имел, что сделал. Пара ударов гаечным ключом и несколько угроз, казалось, достигли цели.

К сожалению, это был единственный успех за все утро.

Он старался не обращать внимания на отключения горячей воды во время принятия душа. Он рассмеялся над небольшим пожаром, случившимся на кухне из-за неисправного тостера. Он даже сохранил на лице улыбку, хотя довольно неискреннюю, когда обнаружил, что прошлым вечером забыл включить сушилку, и теперь вся его одежда была мокрой. Он просто натянул грязные джинсы и направился в гараж, чтобы прогреть автомобиль…

Только чтобы столкнуться с существом непонятного происхождения, которое зло посмотрело на него, прежде чем прошествовать и помочиться на шину. Сэм убедился, что его полноприводной джип стойко перенес нанесенный ему ущерб. Что, естественно, прекрасно изменилось по пути в город, когда он проколол колесо и был вынужден менять вышеупомянутую шину.

А это, помогите ему Небеса, был еще только полдень.

Он выбрался из рэйндж ровера, подняв глаза к небесам, чтобы проверить, не падают ли осколки метеорита, и по колено шагнул в одну из тех ям, которых так тщательно старался избегать. У него из глаз посыпались искры. Он несколько раз выругался, после чего выразил словами все свои чувства по поводу последних трех месяцев своей жизни.

— Ненавижу Аляску.

Конечно, вина за это, как бы ни хотелось ему признаться, целиком и полностью лежала на его плечах. Он мог бы вернуться обратно в Нью-Йорк — к приятельским встречам с богатыми, но без интереса относящимся к его художественным поискам людьми. Он мог бы волноваться о свидании в опере; пытаться решить, кого взять на открытие галереи; ломать голову в поисках подходящей мисс, которая бы с обожанием смотрела на него, пока он бы слушал, как малоизвестный поэт читает еще более непонятные стихи.

Он также мог бы слушать насмешки своей семьи над двумя его страстями: сочинительством и готовкой. Они не могли понять, почему мужчина с оцениваемым восьмизначной цифрой трастовым фондом, казалось, считает необходимым испортить свой маникюр физическим трудом.

Он указывал им, что где-то в прошлом на их семейном древе был Маклеод, или даже два, который часто занимался физическим трудом на шотландской земле: как то — совершение набегов на рогатый скот и махание мечом. Но его отец поспешил сообщить ему, что они приходятся родней старому и известному роду шотландских лэрдов, и что кража коров и махание мечом не считается физическим трудом.

Сэм пытался объяснить свою насущную потребность выразить слова на бумаге напоминанием своей семье, что первый американский переселенец из их древнего клана зарабатывал на жизнь, как журналист. Его же старшая сестра разрушила это объяснение, указав, что упомянутый предок в действительности был «главным редактором и очень богатым владельцем газеты».

Сэм бросил дальнейшие попытки раскопать в своем хорошо задокументированном прошлом примеры, подтверждающие его доводы. Он удовольствовался тем, что сообщил своей семье, что он не только пишет, что он также прошел обучение у одного из известнейших в Нью-Йорке шеф-поваров. Недельные нападки его матери, услышавшей такие новости, довели его, наконец-то, до того, что он стал искать убежища как можно дальше от Нью-Йорка, куда он только мог добраться, при этом оставаясь на том же самом клочке суши.

Без своего трастового фонда… и это был его собственный выбор, никак не меньше.

— Аляска, — проворчал он.

Он был идиотом.

Он вздохнул и напомнил себе, почему он оказался здесь. Аляска была последней частичкой неукрощенной дикой природы, а он был Маклеодом. Махание мечом стало незаконным, но он мог создать грандиозные вещи с помощью ручки, а иногда и с помощью кулинарной лопатки. Он мог сделать их самостоятельно и в поте своего лица.

Но были моменты, когда он задумывался, не была ли Южная Калифорния достаточно дикой местностью. Он подозревал, что с полуразвалившимся домом на пляже было бы гораздо легче справляться, чем с арендованным им коттеджем с постоянно посещающими его оленями, медведями и прочей опасной живностью.

Он тяжело вздохнул, затем протопал по грязи и поднялся по стертым ступеням в магазин. «Галантерея и всякая всячина Смита», казалось, был центром всей неразберихи, какая только происходила во Флаэрти, штат Аляска, население триста человек. Магазин был местом встреч для всех тех, кто хотел что-либо обсудить. Сэм подозревал, что и он разделит участь тех, по ком пройдутся сплетники в ходе своих обсуждений. Он открыл дверь и вошел, избегая сгнившей половицы возле двери. Нет, сэр, он не собирается совершать дважды одну и ту же ошибку. Он больше не был новичком.

Он поплелся к двери, по пути кивнув завсегдатаям, собравшимся возле дровяной печи и жующим сало и табак. Сэм вытащил свой аккуратно составленный список покупок и передал его мистеру Смиту, хозяину. Конечно, это был скудный список, поскольку он все еще жил на доходы от пары своих статей, которые продал в кулинарные журналы. Теперь он начал интересоваться, станет ли он когда-нибудь достаточно обеспеченным, чтобы отовариться бакалеей на шесть месяцев вперед.

Рядом с ним прочистили горло, откашлялись, потом сплюнули в медную плевательницу.

— Ты писатель, п’рень?

Сэм опознал в говорившем старика, которого до этого никогда не видел. Мужчина был совершенно седым и вероятно не стригся с момента окончания Второй Мировой войны.

Сэм кивнул, слегка улыбнувшись.

— Совершенно верно.

Раздалось низкое ворчание. Оно всегда раздавалось, когда он признавался в своей профессии. Поскольку он не любил ни охотиться, ни ловить рыбу, ни жевать табак, то он не производил на местный клан [1] большого впечатления. Сэму хотелось указать им, что его пра-пра-прадед пересек океан и стал известен на всю Колониальную Америку, что, несомненно, произвело бы впечатление на клан. Но тогда его, возможно, стали бы расспрашивать об его собственных делах, а ему не хотелось призваться, какую изнеженную жизнь он до этого вел в Нью-Йорке. Он подозревал, что на Аляске линчевание все еще считается допустимой мерой для контроля численности населения.

— Слышал, ты арендовал местечко Кинкейда, — требовательно спросил второй бородатый восьмидесятилетний старик. — Это правда?

— Совершенно верно, — согласился Сэм.

Ворчание усилилось, пока не достигло невероятных размеров. Говоривший поднялся и протопал к двери.

— Просто все эт неправ’но, — пробухтел он. — Неправ’но.

Остальная часть группы ушла вслед за ним, предварительно наградив Сэма осуждающими взглядами. Сэм посмотрел на мистера Смита, пожилого человека с почти полным отсутствием чувства юмора.

— Что я такого сказал?

Мистер Смит пожал плечами.

— Считай, что скоро узнаешь.

Сэму подумал, не стоит ли это того, чтобы разобраться в этом поподробнее. Опять же, кто предупрежден, тот вооружен. Он сделал глубокий вдох.

— Не позаботитесь объяснить?

Мистер Смит покачал головой.

— Лучше, чтобы ты все узнал сам.

Сэм прислонился к прилавку и постарался не позволить неопределенности этого заявления расстроить его. Учитывая то, как идут дела, это знание могло принести ему явную опасность.

Дверь позади него открылась и с грохотом захлопнулась.

— Джо, когда ты, наконец, заменишь эту чертову половицу?

Ну что ж, звука этого голоса было достаточно, чтобы понять, что страдания трех последних месяцев были не напрасны. Сэм тяжело оперся на прилавок, пока его колени приходили в себя. Этот голос словно пришел из его самых сладостных субботне-утренних мечтаний, это был голос, который принадлежал его теплому и привлекательному партнеру по просмотру футбольных матчей. Его искушало незамедлительно обернуться и убедиться в этом, но он сопротивлялся. Уверенный, что ожидающее его зрелище будет еще роскошнее, чем звук ее голоса. Лучше позволить предвкушению продлиться еще немного. Сэм закрыл глаза и дал волю своей фантазии.

Может быть, она была скандинавского типа с ногами, растущими от ушей, и светлыми волосами, струящимися по спине. Или, может быть, она была брюнеткой, изящной и очаровательной, со ртом, созданным для поцелуев. Рыжей? Сэм задумался на минуту или две, интересуясь насколько страстной может на проверку оказаться рыжая. В одном он был точно уверен: что бы ни ожидало его, это было знойное женственное тело, без сомнения закутанное в прекрасно выделанную искусственную шубу и сапоги. Он выпрямился, не в силах больше ждать. Он должен посмотреть. После чего он займется расследованием. А затем пригласит ее на ужин. Он распрямил плечи, потом повернулся, весь в нетерпении.

И увидел.

После чего почувствовал, как его челюсть медленно падает вниз.

Существо, стоящее перед ним, было покрыто чем угодно, только не искусственным мехом. Это больше напоминало грязь. Грязь слоями отслаивалась с ее пальто, но в тоже время цепляясь за ее шляпу и шарф с достойным восхищения упорством. И она была не только грязной, от нее еще воняло. Тот факт, что он смог установить это за двадцать шагов, был пугающим. Это точно был не галлон «Шанель № 5». Сэм уставился на видение, не в силах поверить, что это была женщина.

— Рад видеть ть’я, дитя, — сказал мистер Смит со снисходительным хихиканьем, — успела изваляться этим утр’м?

— И очень вовремя, — проворчал болотный монстр. — Ты должен посмотреть, что было сделано, чтобы мой…

— Парень, вот твои вещи, — перебил ее мистер Смит, суя Сэму коробку с заказанным им товаром. — Тебе лучше отправ’ся домой. У меня чувство, что скоро начнется буря.

Сэму не нужно было повторять дважды. Последний шторм, в который он попал, оставил его погрязшим в двенадцатидюймовом [2] слое грязи прямо посередине дороги по пути к арендованному им коттеджу. Если бы патруль Тендерфута не явился ему на помощь, то он бы умер от голода. Он схватил коробку и направился прямиком к двери, дважды поскальзываясь на слое грязи, тянувшимся вслед за существом, но умело избежав подгнившей половицы возле входной двери.

— Пока, мистер Смит.

— Увидимся, парень. Поплотнее закрой двери.

Сэм не побеспокоился сказать что-либо женщине, когда проходил мимо нее. Он был слишком занят, удерживая дыхание, так как не хотел вдыхать запах свинарника… окружающий ее подобно ауре.

Закрыв за собой дверь, он выпустил удерживаемый в легких воздух. Потом замер, проветривая голову, вдобавок встряхнув ею. Ничто, кроме свежего воздуха, не может привести мужчину в чувство. Он осторожно дошел до машины, забросил покупки в багажник и, размазывая грязь, обошел вокруг нее, направляясь к месту водителя. Двадцать минут, и он будет дома. Может даже вернется к старому и надежному способу письма: в блокноте мягким округлым карандашом вместо того, чтобы играть в «скачки напряжения» с компьютером. Это, несомненно, несколько уменьшит его досаду. А потом на ужин приготовит филе. Он спрячется в своем теплом коттедже и переждет любую бурю, какую Аляска посчитает нужным обрушить на него.



Глава 2

Сидни Кинкейд стояла в «Галантерея и всякая всячина Смита» и восторгалась чудесами цивилизации. Стянув с себя грязнущую вязаную шапочку, девушка провела рукой по волосам. Она никогда не была такой грязной за всю свою жизнь, вина за это целиком и полностью лежала на ее квартирантке. Черт бы побрал эту женщину, осмелившуюся оставить дверь гаража открытой. Последствия нашествия животных были совершенно очевидны даже для самых заложенных носов. А сломанное окно и отсутствие горячей воды стало последней каплей. Вдобавок в коттедже было чисто. И ей потребовалось целых получаса, чтобы почувствовать себя как дома.

Но теперь в доме царил привычный беспорядок, а ее желудок был наполнен чем-то более существенным, чем походной смесью [3]. С каждой минутой жизнь становилась все лучше и лучше.

— Так что, Сид, — проговорил Джо, вытаскивая еще одну коробку и начиная наполнять ее стандартным заказом Сидни: ужинами «просто-добавь-воды», — как все пр’шло?

— А как это всегда проходит? — проворчала она, пересекая магазин и кладя свою шапку на прилавок Джо. — Последние четыре месяца я провела, вытаскивая одного городского мальчишку за другим из мест, которые они никогда не видели, кроме как в журналах. Как люди не могут понять, что местность здесьдикая?

— Считай, что они не знают, — ответил Джо, переставляя несколько банок с тушеным мясом.

— Но это было не самое худшее, — в раздражение продолжила Сидни, — я возвращаюсь домой, только для того, чтобы обнаружить, что в нем полный порядок. Ради интереса, какой чистоплюйке ты сдал мою свободную комнату? Я думала, ты сказал, что она писательница. И я ожидала увидеть под журнальным столиком горы скомканной отпечатанной бумаги.

— Тебя могло ожидать худшее, — предположил Джо, — чистота не так уж и плохо.

— А мне она не нравится, — проворчала Сидни, залезая в банку с конфетами и доставая кусочек лакрицы, — в ванной я не увидела никаких бигудей, но я не сомневаюсь, что она такая же безупречная и вычурная, как и лилии. Она также и пекарь, ты можешь себе это представить?

Джо подтолкнул к Синди ее коробку.

— Поторопись домой, девочка. Надвигается шторм, и мне не хотелось бы, чтобы ты упустила его.

— Ты имеешь в виду, чтобы я не попала в него, так ведь, Джо?

— Полагаю, что так.

Сидни вытащила еще один кусочек лакрицы.

— Что это был за мужчина? — небрежно спросила она. Он мог оказаться потенциальным покупателем тура, а она была не из тех, кто упускает деловую возможность.

— Какой мужчина? — переспросил Джо, невинно моргая.

Сидни еще более небрежно промолвила:

— Ты и сам знаешь, тот городской парень. По поводу которого старик Андерсон ворчал, что он писатель или что-то типа того.

Джо нырнул под прилавок и вытащил журнал.

— Вот здесь его статья. Прочитай сама. Не так уж и плохо, если тебе нравятся такие вещи.

Сидни взглянула на кулинарный журнал, и отложила его, объяснив, что заинтересуется им только тогда, когда ад замерзнет. И вернулась к интересующему ее вопросу:

— Он планирует здесь остаться?

В действительности, ей это было не интересно, но она могла оценить прекрасно-выглядевшего мужчину точно так же, как и соседскую девчонку.

— Понятия не имею, какие у него планы. Но полагаю, что ты сможешь спросить это у него, когда увидишь в следующий раз.

Сидни покачала головой.

— Мы привлекаем этих писак, как мух. И следующее что нам потребуется, так это один или два стоп-сигнала.

— Вполне возможно, — согласился Джо.

Сидни швырнула журнал в коробку и направилась к своему покрытому грязью джипу, стараясь выкинуть мужчину из головы. Она вероятно больше никогда не увидит его снова, поэтому не было особого смысла волноваться по этому поводу. Тем более что она уже давно не девочка, ищущая романтики. У нее был туристический бизнес ее отца, которым необходимо было заниматься, да собственная репутация, которую нужно было поддерживать. Городской парень с глазами зелеными, как весенняя листва, и волосами цвета соболиного меха совершенно не вписывался в ее планы. Этот мужчина, возможно, не смог бы даже зажечь пригоршню сухих щепок, не получив при этом ничего, кроме дыма.

Она ехала домой медленно, уставшая, как собака. Четыре месяца она находилась вдали от цивилизации, возвращаясь в Анкоридж только для того, чтобы постирать одежду и забрать очередную группу новичков, и страстно мечтая о доме и горячем душе. Конечно, сегодня ее душ не будет горячим, благодаря тем повреждениям, которые нанесла Саманта, но это можно со временем исправить. Сначала душ, а потом, может быть, она пойдет и поищет горячую еду, дожидающуюся ее. Торт, стоящий на кухонном столе, был восхитителен. Сидни не собиралась съедать много, всего лишь кусочек, но у нее в течение нескольких недель не было во рту стоящей пищи. Хоть какая-то от Сэм была польза, даже если это и касалось приготовления еды. В своих письмах Джо был раздражающе сдержан, ни единым словом не намекая, о чем пишет Сэм.

Сидни резко затормозила, отчего джип занесло. Ей пришлось остановиться, и она уставилась вдаль, чувствуя, как страх собирается в центре ее живота. Сэм — это ведь Саманта? Возможно ли, чтобы два писателя переехали на лето во Флаэрти?

Она знала — все, что ей следует сделать, так это вынуть отданный ей Джо журнал и проверить.

Девушка покачала головой. Джо бы не посмел сдать комнату в ее доме мужчине. Он, конечно, был ужасной свахой, но и у него где-то должен быть предел. Кроме того, это был кулинарный журнал. Какой парень стал бы писать для кулинарного журнала?

Сидни завела двигатель и отпустила сцепление. Сэм без сомнения была привлекательной толстушкой и по-матерински заботливой… как раз такой квартиранткой, какую Сидни и искала. Если бы еще ее можно было убедить не пытаться чинить что-нибудь электрическое…

Дверь гаража была закрыта, и Сидни приняла как должное, что Сэм припарковала свою машину внутри. Лекция по поводу держания дверей закрытыми может подождать до обеда. Нет никакого смысла расстраивать повара. За последние несколько месяцев с Сидни было достаточно походной пищи, поэтому она с радостью будет держать рот на замке в обмен на настоящую еду.

Девушка оставила машину на покрытом гравием пятачке, который служил подъездной аллеей, и прошла в дом, по пути в подвал сбрасывая грязное пальто, шапку, перчатки и шарф. Спустившись туда, она немного отрегулировала водонагреватель. Кто-то вместо того, чтобы включить его, наоборот выключил. Сидни недоверчиво покачала головой. Ей придется категорично запретить Сэм слоняться где-нибудь, кроме кухни. Это может оказаться опасно для их здоровья.

По пути в ванную, она сбросила остатки своей одежды. Обтирание губкой в уединении палатки совсем не помогало ей. Она уже могла ощущать, как тугие струи воды смывают с нее въевшуюся грязь, забирают с собой напряжение. Роль няни для беспомощных бизнесменов была тяжелой ношей для женщины. Может быть, Сэм, услышав, как она моется, поймет намек и займется обедом. Может быть, она даже подогреет последний кусочек того шоколадного торта и украсит его верхушку каким-нибудь мороженым.

Дверь в гостевую комнату открылась, и Сидни торопливо потянулась за полотенцем, чтобы прикрыть свою наготу. Она скажет быстрое «привет», а затем проскользнет в ванную и примет давно заслуженный душ. В конце концов, она не совсем одета для долгого разговора.

Но тут Сидни уставилась на свою квартирантку.

Затем моргнула, чтобы убедиться, что это ей не кажется.

Да, она узнала эти волосы цвета соболиного меха, эти по-весеннему зеленые глаза, и это строгое мужественное лицо. Изношенные джинсы туго обтягивали стройные бедра, длинные мускулистые ноги. Рубашка-регби с длинными рукавами закрывала его мускулистые руки и широкую грудь… и вероятно прятала красивый плоский живот. Это было крепкое тело, которое она мельком увидела в магазине, которое, как она думала, будет центром ее романтических мечтаний чуть позже перед огнем.

А потом реальность нахлынула на нее со всей силой.

Сэм был кем угодно, только не Самантой.

— Вы! — выдавила она.

— Вы!

Сидни скрылась в ванной.

— Какого черта, вы здесь делаете? — прокричала она оттуда.

— Я? — проревел в ответ мужчина. — Какого черта, здесь делаете вы?

Сидни заперла дверь. Потом для надежности подперла ее коробкой.

— Это мой дом!

— Ваш дом? — отозвался ее непрошеный гость, и это прозвучало более раздраженно, чем следовало бы, учитывая обстоятельства. — Леди, вы рехнулись. Может вы и подружка Сидни, но все равно должны вытащить свою задницу из ванной и убраться, поскольку его сейчас здесь нет, чтобы позаботиться о вас.

Сидни не могла поверить в то, что слышит.

— Вы идиот, я и есть Сидни Кинкейд, и это мой дом!

— Вы — Сидни Кинкейд? Но Джо сказал мне…

Сидни от отчаяния захотелось закричать. Это было чистое отчаяние, а не страх. Нет, она не боялась. Она справилась с тремя медведями гризли, с четырьмя группами шовинистки настроенных городских франтов, с уймой неудобств и вышла победительницей. И этот новоприбывший писатель из Нью-Йорка был ничем по сравнению с тем, с чем она сталкивалась. Джексон достала винтовку, висевшую над комодом, зарядила ее патронами, спрятанными в пустой банке из-под Noxzema [4], и направила ее на дверь.

— Джо — старый дурак, и я выскажу ему все, как только вы уберетесь из моего дома, и я смогу одеться, — проговорила она, добавляя в свой голос пожалуйста-без-глупостей-парень нотки: — Вон!

— Послушайте, леди, я внес арендную плату вплоть до декабря…

— Я верну ее, — ей не хотелось говорить этого, потому что она не сомневалась, что не может позволить себе остаться без квартиранта на зиму. И, черт побери, Джо, если он не сделал Сэму скидку, которая гарантировала бы, что Сидни оставит его или, в противном случае, будет голодать. Ее услуги гида, конечно, были дорогостоящими, но не достаточно дорогими, чтобы прокормить ее после февраля. Девушка сделала глубокий вдох: — Просто забирайте свои вещи и убирайтесь.

— Я никуда не уйду, — раздалось в ответ раздраженное рычание, — и поскольку я планирую остаться, то могу надеяться, что вы будете надевать чуть больше одежды, направляясь в ванную.

Сидни стиснула зубы и молча выругалась. Потом выругалась еще раз, прислоняя винтовку к бортику ванной и вставая под душ. Она обругала своего отца — за то, что сделал всего одну ванную в коттедже. Она обругала причуды судьбы, которая принесла Сэмюэля, а не Саманту, Маклеод на Аляску и обеспечила его раздражающее присутствие в ее доме. Она обругала свою безвыходную ситуацию, потому что заставив Сэма уехать, она погрязнет в финансовых затруднениях.

И, наконец, она с чувством обругала Джо — за то, что он позволил Сэму поселиться у нее дома.

Потому что, несмотря на его удобное прикрытие, как владельца и управляющего «Галантерея и всякая всячина Смита», он, прежде всего, был свахой.

И она знала, что была в его списке под номером один.

Глава 3

— Чертова женщина, — прорычал Сэм, бросив кусок масла в чашку с вареным картофелем. — Сначала поутру разводит грязь…, — он добавил молока, — …потом перед дверью комнаты оставляет свои вонючие шмотки…, — он вставил венчики в миксер, — …потом устраивает стриптиз, сняв одежду, которую следует сжечь, а не отправлять в стирку, — он включил миксер и начал яростно взбивать картофель в пюре. — Словно у меня есть время играть роль няньки для этого маленького дикаря!

— Что вы все еще здесь делаете?

Голос был чистым и хриплым, как виски, вызывая в голове картины уютного вечера, проведенного в объятиях перед огнем на меховом ковре. Сэм выключил миксер и встряхнул головой, поражаясь тому, что такой привлекательный голос мог принадлежать такой непривлекательной женщине. Он хотел знать о Сидни Кинкейд примерно столько же, сколько о дикобразе, то и дело бродящем по двору. Мужчина развернулся, готовый к битве.

И забыл все слова приготовленной им за последние полчаса речи.

Неудивительно, что она скрывалась под всей этой грязью. Ее волосы были также темны, как полуночное небо, ее кожа была безупречна, не нуждаясь ни в капле макияжа, чтобы подчеркнуть ее красоту. Сэм положил миксер и подошел к ней, загипнотизированный. Он не помнил, когда в последний раз был так заворожен видом женщины в замызганном банном халате. Не думая больше о нем, он взял Сидни за подбородок, поднимая ее лицо и склоняя свою голову, чтобы поцеловать девушку.

А потом замер, почувствовав, как что-то твердое уткнулось в его живот. Ему ужасно хотелось верить, что это был пояс ее халата. Действительно хотелось.

— Убрал от меня свои руки, — сказала Сидни низким, совершенно спокойным голосом.

— Да с радостью, — ответил он, поднимая руки и медленно отступая назад. — Не стреляй. Ведь эта штука не заряжена, правда?

— Хочешь проверить?

Сэм едва заметно улыбнулся.

— Я сейчас как раз готовлю обед. Филе-миньон [5]. Знаешь, что это такое?


Звук взводимого курка эхом разнесся в воцарившейся на кухне тишине.

— Думаю, знаешь, — согласился он. — Ты хочешь есть?

— Ужасно. А когда я умираю от голода, то становлюсь немного капризной.

— Да, могу себе это представить, — ответил он, задаваясь вопросом, как у такой красивой женщины может быть такой ужасный характер. Он отступал назад, пока не уперся спиной в кухонный стол. — Не считаешь, что стоит отложить оружие в сторону?

Она окинула его оценивающим взглядом.

— С чего бы мне этого хотеть? Не потому ли, что ты повел себя уж очень по-джентельменски?

— Что ж, а как насчет «я не могу готовить в такой стрессовой ситуации»?

Девушка прищурила глаза.

— Это ты сделал тот шоколадный торт, который я сегодня видела, или ты купил его?

— Его сделал я.

Она задумалась, потом опустила оружие.

— Больше не будешь пытаться распускать руки?

Ствол был направлен прямо ему в пах. Он бросил взгляд на ее лицо и понял, что она точно знала, куда нацелено ее оружие. Сэм замотал головой.

— И не подумаю об этом.

Оружие поставили на предохранитель, потом опустили.

— Что ж. Я иду переодеваться. Ты заканчиваешь готовить.

— Да, мэ’эм.

Тряхнув шелковистыми на вид и достигавшими плеч волосами, она вышла из комнаты. Сэм прислонился к столу и выдохнул. Сидни Кинкейд определенно была не тем, что он ожидал.

Мужчина закончил делать пюре, вытащил из печи стейки [6], приготовил на скорую руку салат и торопливо накрыл стол. Он как раз наливал в стаканы воду, когда в комнату вернулась Сидни. Она уселась за стол и начала есть. Сэм не мог поверить своим глазам. Он обошел вокруг рабочего стола и швырнул перед ней стакан с водой.

— Ты никогда не слышала, что надо дождаться пока все не сядут за стол, прежде чем начать есть?

— Принимайся за еду, пока она горячая, — сказала она с набитым ртом. — И пока кто-нибудь другой не добрался до нее раньше тебя. Это единственный способ выжить в условиях дикой природы.

— Но здесь же цивилизация. Мы можем разогреть пищу в микроволновке, вот здесь.

Она проигнорировала его. Что было к лучшему, потому что Сэм все еще пытался разобраться, что он, черт возьми, будет здесь делать в течение трех месяцев, живя в одном доме с женщиной, чье лицо говорит «дотронься до меня», но чьи действия говорят «сделай это, и я кастрирую тебя». Ох, и почему он решил, что Аляска будет самым подходящим местом, чтобы спрятаться и заняться писательской деятельностью?

Ему действительно следовало бы направиться в Калифорнию. Прекрасные теплые пляжи, заполненные женщинами, чьи соблазнительные взгляды означали «подойди ближе». Попытки же предугадать последующие действия мисс Дикость были слишком сложны для его бедного переработавшего мозга. Все, чего он хотел, так это отправиться назад в свою комнату, включить компьютер и заняться персонажами, которых он в состоянии контролировать. В отличие от персонажа, сидящего напротив него, контроль над которым был ему не по силам.

— Это все, что было?

Сэм заморгал при виде ее пустой тарелки. Потом посмотрел на свою соседку по дому и снова заморгал.

— Куда ты вместила все это?

— Я не ела нормальной пищи почти четыре месяца. Ты будешь доедать свое? Нет? Хорошо, я сделаю это за тебя.

Сэм наблюдал за тем, как его тарелка ускользает у него из-под носа. Покончив с его ужином, она со вздохом выпрямилась.

— Я отправляюсь спать, — сказала она, закрывая рукой рот и зевая. — Надеюсь, тебя не будет здесь, когда я встану.

— Послушай, — начал он, — я подписал контракт…

— Ты также впустил черт знает кого в мой гараж, напортачил с моим водонагревателем и прибрался в моем доме. Если это не нарушение контракта, то я не знаю, что тогда.

— Ты, должно быть, шутишь.

— Я никогда не шучу, — Сидни поднялась. — Я сплю с оружием, так что не вздумай предпринять ничего подозрительного.

— Я скорее станцую вальс со злым полярным медведем.



Ее губы сжались в тонкую линию.

— Не сомневаюсь в этом. И меня это просто замечательно устраивает, мистер. Ты можешь остаться на ночь, но непременно должен уйти, когда я проснусь.

И без единого комплимента по поводу обеда или даже простого «спасибо» она покинула комнату. От ее грубости Сэм был вынужден стиснуть зубы. Неудивительно, что мистер Смит так ликующе смеялся, когда Сэм написал свое имя над пунктирной линией. Ему никогда в голову не приходило поинтересоваться, почему никто не хотел останавливаться в доме Кинкейда. Это был домик прямо из его воскресно-утренних фантазий, типа «снаружи много снега и холодно, а внутри тепло и уютно». Но откуда ему было знать, что девушка из этого домика скорее предпочтет уютно устроиться с винтовкой, чем с ним?

Сэм вздохнул и поднялся, убрал со стола и сделал себе сэндвич из орехового масла и желе. Хотя он и испытывал соблазн остаться просто, чтобы позлить Сидни, он знал, что лучше всего, вероятно, подсчитать потери и уехать. Но не раньше пятницы. Для его основной работы ему необходима кухня Сидни. Она сможет потерпеть его присутствие еще немного.

Он навел на кухне порядок и отправился в свою комнату. Уселся и включил компьютер, готовый с головой погрузиться в двадцать первую главу.

Лишь чтобы обнаружить, что бессмысленно смотрит на экран монитора, отвлеченный образом красивой женщины с темными волосами и бледными глазами. Он вздохнул и выключил машину. Творчество подождет до утра. Ему необходимо отправиться в постель, пока день не преподнес ему новых сюрпризов.

Хотя он сомневался, что судьба или мистер Смит смогут превзойти то, с чем он уже столкнулся.


Сидни проснулась, сбитая с толку. Потом до нее дошло, что она находится в своей собственной постели под теплым пуховым одеялом, и девушка улыбнулась. Ничто не сравнится с возвращением домой. Это и было одной из причин, почему она так наслаждалась своей работой. Она никогда так не ценила дом, как после трех-четырех месяцев, проведенных в условиях дикой природы.

Она нащупала свои часы, желая узнать время и число. После чего рухнула на спину и застонала. Двадцать четыре часа исчезли бесследно. Сидни расплывчато помнила поход, или два, в ванную, во время которых она не встречала своего квартиранта.

Сидни глубоко вздохнула и снова зарылась под одеяла. Как бы сильно ей не хотелось выпнуть высокомерного и властного Сэма за дверь, она знала, что не может себе этого позволить. Несмотря на то, что она была таким же хорошим проводником, как и многие мужчины, городские парни с неохотой нанимали ее. Девушка была вынуждена резко снизить свой гонорар, только чтобы удержать бизнес на плаву. И именно поэтому она приняла решение сдать свободную комнату. Джо заверил ее, что найдет подходящего арендатора. Как бы то ни было, черт с ним.

Выбор был небольшим: либо оставить Сэма, либо умереть с голоду. Она не могла вернуть ему арендную плату, которую он внес полностью вперед, поскольку уже потратила деньги. Как бы ей ни была противна эта мысль, но все выглядело так, что она застряла здесь с ним до самого декабря.

Девушка скатилась с кровати и завернулась в халат. Энергично растирая руки, она покинула спальню и направилась на кухню. Она привыкла ходить в темноте, когда в этом возникала необходимость, поэтому ей не составило труда найти дорогу. Или заметить творение, которое, охлаждаясь, стояло на кухонном столе.

Торт. Рот Сидни начал наполняться слюной только от одного его вида. Ей хотелось, чтобы было тепло, но нет, надеяться на это было бы слишком. Она взяла нож, ради приличия, и отрезала себе щедрый кусок прямо от нижнего яруса. Какими бы ни были его недостатки, Сэм определенно мог заткнуть за пояс «Sara Lee» [7]. Сидни закрыла глаза и подняла ломтик, потом открыла рот, чтобы откусить.

— Остановись!

Ее глаза распахнулись. Но она тут же, прищурившись, посмотрела на свет от фонаря.

— Не двигайся.

Сидни стояла, замерев на месте, когда к ней приблизился фонарь. Из ее рук осторожно и нежно забрали кусок торта.

— Эй…, — запротестовала она.

— Тихо, — прорычал Сэм. — Ты только что уничтожила результат шестичасового труда, леди, так что прямо сейчас для тебя будет лучше всего просто вымыть руки и вернуться обратно в постель.

— Это просто торт…

— Это свадебный торт! — вышел из себя Сэм.

— Вы женитесь? — этот парень явно был ненормальным.

— Это не для меня! Это для Юнис и Джереми. Завтра в час дня.

Его лицо было освещено светом фонаря, который он держал между предплечьем и грудью, когда осторожно ставил кусок торта на тарелку. Ей захотелось рассмеяться.

— Ты делаешь свадебные торты?

— Это оплачивает счета. Включи свет. Мне предстоит сделать серьезную операцию.

Сидни послушно включила на кухне свет, после чего смогла хорошенько рассмотреть лицо Сэма… и яростное выражение на нем. И, вопреки самой себе, сделала шаг назад.

— Эмм, я сожалею…

Сэм потянулся мимо нее и из керамической подставки для кухонных принадлежностей, стоящей на столе, вытащил нож для торта. Даже не посмотрев на нее.

— Я не понимаю… — начала было говорить она.

Из буфета Сэм начал доставать различные ингредиенты, странные вещи, которые она обычно не держала, такие как: мука и сахар. Он не ответил, так как извлек миску и начал смешивать эти чужеродные вещества вместе.

— Послушай, — вновь начала говорить она, от его молчания ей становилось неуютно, — разве ты не можешь просто подправить его? Соединить вместе? Чтобы выпечь его заново вероятно потребуется очень много времени.

Сэм остановился и медленно повернул голову, чтобы взглянуть на нее.

— Жаль, что ты не подумала об этом, прежде чем испортить его.

— Я не хотела!

— Вряд ли сейчас это имеет значение, я прав?

— Я не просила тебя приезжать и жить здесь, — возразила она, упрямо вздергивая подбородок, изо всех сил стараясь найти способ защитить себя.

— На самом деле не это главное, да, Сидни?

Сидни почувствовала себя незначительнее самого ничтожного червяка. И это заставило ее ощетиниться еще сильнее.

— Тебе следовало бы сказать мне не трогать его.


— Это мой дом, — сказала Сидни в последней попытке сохранить гордость.

— Да, конечно, но в данный момент это моя кухня, и я не желаю, чтобы ты была здесь.

Сидни сжала в руке холодную банку и вышла из кухни с высоко поднятой головой. Нет, она не расстроилась. Доброта Сэма, приготовившего ей ужин, не причинила ей боли. Его гнев не волнует ее. Его чуть ранняя уверенность, что он скорее станцует со злым медведем, чем дотронется до нее, также не тревожит ее. В конце концов, она была Сидни Кинкейд, дикаркой. Она до кончиков пальцев была дочерью своего отца, благослови Господь его старую сварливую душу. Она жила самостоятельно со своего семнадцатого дня рождения, когда Сидни-старший умер на обратном пути от поленницы. Она ни в ком не нуждается. Она всего добилась сама, и пошли к черту все остальные, кто пытается доказать обратное. Самое последнее, в чем она нуждается в своей жизни, это мужчина, особенно мужчина, который возможно оголодает до смерти в пяти ярдах [8] от дома, пока кто-нибудь не покажет ему путь, ведущий на кухню.

Она захлопнула и заперла за собой дверь, поставила приготовленный Сэмом ужин на ночной столик, затем бросилась на кровать и попыталась разрыдаться.

Не получилось. Так что она перевернулась на спину и уставилась в потолок. Она не плакала ни в тринадцать лет, ни на похоронах своего отца. Если она не заплакала тогда, то простому пренебрежению ее квартиранта не вызвать у нее слез и теперь.

Не обращая внимания на ужин, она снова забралась под одеяло. Завтра будет свадьбы Юнис и Джереми. Если она не пойдет, городок подумает, что она струсила, а клан соберется в магазинчике, ворча по поводу ее малодушия. Если она пойдет, то женщины будут печально покачивать своими головами и жалеть ее, что она не может найти себе мужа.

Не то, чтобы она хотела его, нет, сэр.

Нет, вновь напомнила она себе, погружаясь в сон. Самая последняя вещь, в которой она нуждается, это мужчина.

Особенно такой красивый и бесполезный, как Сэм.

Глава 4

Следующим днем Сэм стоял в обветшалом Грейндж-холле Флаэрти и чувствовал себя так, словно попал на другую планету. Его мать упала бы в еще один обморок, если бы смогла увидеть его нынешнее окружение. Тем не менее, он обнаружил, что это место ему все больше и больше нравится. Было что-то хорошее и основательное в истертом под его ногами дереве. Он огляделся вокруг на прибывших гостей и ощутил прилив тепла. Это были добрые, честные люди. По крайней мере, он никогда не сомневался в своем месте среди них.

— Ох, Сэм, — выразила свой восторг Юнис, — ты такой талантливый!

— Это всего лишь хобби, — скромно ответил он. Но если невеста счастлива, то счастлив и он.

— Но я никогда не видела ничего столь фантастичного, — сказала она, с обожанием глядя на трехъярусный свадебный торт, украшенный сделанными из глазури цветами. — И посмотри, Джереми, здесь уже показано, где ты должен отрезать первый кусок. Сэм, как скажи на милость, ты умудрился его так испечь?

— Это мой секрет, — приятно ответил Сэм. Поверх головы Юнис он поискал виновника. Он и Сидни пришли на свадьбу порознь, что без сомнения было безопаснее, когда дело касалось ее. У него было чувство, что он не справился бы с искушением задушить ее, если бы оказался с ней наедине в салоне машине посередине безлюдного места.

— Ты знаешь, — продолжила между тем Юнис, — мама уже рекомендовала тебя всем своим подругам. Я боюсь, у тебя скоро настолько прибавится работы, что ты едва сможешь с ней справиться.

Сэм скривился. Тогда бы он каждое свое утро проводил, выпекая, а вечера — исправляя различный ущерб, который бы нанесла его творениям Сидни. Он совершенно не хотел этого.

Кроме того, у него и так хватало дел, с которыми он едва мог управиться. И хотя клан из универсального магазина считал его несколько никчемным, матери Флаэрти думали по-другому. Он был уверен, что все дело в загадочной личности писателя. Но это пройдет. Единственное, на что он надеялся, что это произойдет не раньше декабря. Выпекание тортов для местного Женского Общества Помощи обеспечивало его свободной наличностью и бесплатными обедами каждую среду. А мужчине и не требовалось ничего больше, чем это.

Его мать хватил бы апоплексический удар, узнай она, что он зарабатывает себе на жизнь, погрузив руки по локоть в муку.

Его старшая сестрица время от времени присылала ему на подпись бумаги, по которым он передавал свои активы ей, в надежде, что его слабоумие распространится и на подпись.

Сэм перешел от мыслей о своей семье к мыслям о свадебных гостях. Все говорило о том, что этот день войдет в анналы истории.

Сначала Сэм подумывал было подойти к Эстель Далтон и ее наивной восемнадцатилетней дочери, Сильвии. Но, бросив один взгляд на последнюю, передумал. Не важно, что ему было тридцать пять лет, и он был достаточно стар, чтобы быть ее отцом; девушка выглядела так, словно не могла исправить сломанный ноготь, не говоря уже о протекающей раковине. Они бы утонули в течение месяца.

Потом была Рут Ньюарк и ее дочь Мелани. Нет, определено нет. Обе выглядели так, словно только что сошли со страниц журнала «Vogue». Сэм явственно видел, как его авторские чеки тратятся раньше, чем он успевает их заработать. Затем Рут объявила, что намерена жить с дочерью и будущим зятем. Сэм спросил, почему. В ответ Рут, когда Мелани отвернулась, ущипнула его за задницу, и Сэму все стало ясно. Он отошел в безопасный угол банкетного зала.

Следующими были Бернис Хэммонд и ее дочери — Алвиния, Майра и Вильгельмина. И сразу же перед внутренним взором Сэма предстала картина, как эти женщины, одетые в кирасы и размахивающие мечами, заставляют его слушать оперы Вагнера по нескольку часов подряд. Не то, чтобы наличие мастерицы на все руки в доме не было привлекательной идеей. Но квартет амазонок не для него! Это были женщины гор. И они нуждались в горцах. Ему не хотелось отращивать бороду, и он не приходил в восторг от клетчатых фланелевых рубашек… его предки не в счет. Нет, эти девки были не для него.

В поле его зрения попала Сидни, и он почувствовал, что хмурится. На данный момент она определенно была самой неподходящей для него женщиной. Она была раздражающей. Эгоистичной. Совершенно не умела вести себя за столом. Неудивительно, что она все еще была одинока.

— Ну, — проговорил спокойный голос рядом с ним, — только посмотрите на это!

Сэм посмотрел вниз, сглотнул, увидев, что возле него стоит Рут Ньюарк. И подавил желание прикрыть свою задницу.

— На что? — спросил он, на самом деле не очень-то желая знать ответ.

— На Сидни Кинкейд. Ты когда-нибудь видел такое жалкое создание?

Сэм посмотрел на Сидни. Она была одета в джинсы и темно-синий свитер. Наряд был не совсем для свадебного торжества, но он определенно шел ей. Она, должно быть, почувствовала, что он смотрит на нее, потому что обернулась. Увидела его и слабо улыбнулась. Сэм начал было улыбаться в ответ, но вспомнил, что он зол на нее. Поэтому в ответ насупился. Сидни отвернулась.

— Джо пытается пристроить ее в течение нескольких лет, — продолжила Рут. Одна из ее рук исчезла за спиной. Сэм сделал шаг влево, убирая свое мягкое место от очевидной проблемы.

— Да? — удалось выдавить ему.

— Но никто не желает заглатывать крючок. Да и зачем? Она не умеет готовить, не умеет содержать дом. Совершенно бесполезный в качестве жены материал, — Рут повернулась к нему и положила руку ему на грудь. — Бедный Сэм, застрял в доме Кинкейда с таким созданием. Почему бы тебе не переехать к нам, сладкий? — она провела пальцами вниз по его груди. — Ты можешь занять мою постель. Я буду более чем счастлива спать на кушетке, только чтобы вытащить тебя из дома этой дикой женщины. Или мы могли бы делить постель. Если захочешь.

Сэм наблюдал, как рука Рут скользит к его животу, по его поясу. Он торопливо отпрянул назад с приглушенным криком.

— Ну, что ты, Сэм, — упрашивала она, — не стесняйся.

Сэм никогда не считал себя трусом, скорее, он был мужчиной, который знал: надо считать потери и бежать. Что он и сделал, направившись прямо в мужской туалет.

Он скрывался там, пока входящие мужчины не начали бросать на него странные взгляды. Сэм был не настолько глуп, чтобы ошиваться здесь и дальше. Его репутация и так уже была подорвана. Так что он поплелся в банкетный зал, следя в оба за Рут-Любительницей-Чужих-Задниц.

На одном из концов фуршетного стола собрался клан из универсального магазинчика. Мужчины выглядели ужасно неловко в своих лучших костюмах, но Сэм обнаружил, что они не позволили этому помешать им замечать все, что происходило вокруг них. Прием, несомненно, даст им немало информации, которую они будут перемалывать еще довольно долгое время.

У другого конца стола стояли представительницы Женского Общества Помощи, вероятно обсуждавшие клан. С другой стороны, они вполне могли обсуждать и салат из желе [9], который принесла миссис Фишер. Сэм услышал, как кто-то сказал, что она использует обычный зефир вместо его мини разновидности. Последовавший взрыв был невообразим.

Остальной народ разбился на группы по возрасту. Сэм ни с кем из них не чувствовал себя уютно, поэтому стоял, прислонившись к стене, надеясь что сможет слиться с деревом.

Невеста и жених подошли к столу и церемония с тортом началась. Едва Юнис упомянула про сделанные Сэмом «углубления-для-разрезания торта», он начал осматривать комнату в поисках своей плохо ведущей себя хозяйки, чтобы наградить ее еще несколькими взглядами, прежде чем вечер закончится.

Он нашел ее без особых проблем. Она стояла в противоположном конце банкетного зала, прислонившись спиной к стене точно так же, как и он. Синди была одна и наблюдала за Юнис и Джереми с таким выражением на лице, которое он не сразу и понял. Когда до него наконец-то дошло, что оно означало, Сэм почувствовал себя так, словно кто-то дал ему пинка в живот.

Это было желание. Не зависть, не презрение — это было желание, простое и ясное.

Он наблюдал, как люди проходили мимо нее. Мужчины ее возраста игнорировали ее. Женщины награждали ее такими взглядами, от которых любая на ее месте сломалась бы и зарыдала. Сидни ничего не делала, но с каждым взглядом ее спина становилась все напряженнее.

Даже находясь через комнату от нее, Сэм мог видеть это. Женское Общество Помощи унижало ее с такой тщательностью, что у Сэма подскочило кровяное давление. Даже клан не пришел ей на выручку.

Хмурый взгляд Сэма стал задумчивым. Это было что-то, чего он никак не ожидал. Если и существовала одна вещь, которую он не учел, так это то, что Сидни Кинкейд окажется уязвимой. Но вот она, выглядящая такой потерянной и несчастной, что он едва смог удержаться, чтобы не выйти в центр зала и не обругать всех до единого за то, что они игнорируют ее. Сидни, возможно, и была раздражающей и упрямой, но этого она не заслужила. Мужчины должны соперничать между собой за ее внимание. Вместо этого они избегали ее, как трехдневную рыбу.

Сидни поймала его взгляд. После чего выпрямилась во весь рост и наградила его хмурым взглядом, который еще десять минут назад привел бы его в бешенство. Теперь же он точно уяснил, почему она посмотрела на него.

Только толку от того, что она увидит, что он все понял, не будет никакого. Поэтому он в ответ уставился на нее, в то время как его сознание пыталось усвоить, что он только что узнал и понял, и что он должен делать с этим знанием. Не жалость ли он чувствовал? Нет, он так не думал. Это было что-то более глубокое. Он видел уязвимость Сидни, наблюдал, как она кутается, как в пальто, в чувство собственного достоинства. Все это затронуло что-то глубоко внутри него, что-то, чего он раньше не ощущал.

Когда до него дошло, что это было, он снова прислонился спиной к стене для поддержки.

Она пробудила его рыцарские чувства.

Это пугало.

Было очевидно, что этот скрытый недостаток был спрятан в давно забытом уголке его шотландской души. Ему стало интересно, какого предка он должен благодарить за это.

Но едва он обдумал эту мысль, как обнаружил, что волны благородно чувства, что пробежали по его телу, были непреодолимы. Ему хотелось выпрямиться. Хотелось найти меч и размахивать им над своей головой на манер Эррола Флинна [10], разбрасывая врагов, как листья. Мысль спасти Сидни Кинкейд от несправедливости мучила его сверх всякой меры.

Если принять во внимание, что она не хочет быть спасенной.

Он отбросил в сторону мелкие сомнения и распрямил плечи. Он спасет ее. В действительности, он собирается стать самым лучшим чертовым рыцарем в сияющих доспехах, которого она когда-либо видела.

Конечно, осторожно. Он еще не оставил надежду в будущем стать отцом нескольких детишек. Но сначала не помешает проверить, насколько сильно чешется указательный палец Сидни.

Сэм сделал глубокий вдох. Затем придал своему лицу самый грозный вид и через весь банкетный зал направился к ней, протискиваясь сквозь танцующих, обходя Женское Общество Помощи и клан, вокруг фуршетного стола к тому месту, где возле стены стояла Сидни, выглядевшая так, словно вот-вот сорвется с места. Он улыбнулся про себя. Да, сэр, Сидни Кинкейд никогда не откажется от борьбы.

Он уперся ладонями в стену по обе стороны от нее.

— Полагаю, ты слышала о моей подсказке, где необходимо начать резать торт?

Ее бледные глаза вспыхнули.

— И что?

— Ты чуть не разрушила мою репутацию. Я бы сказал, что это означает, что ты моя должница.

— Я тебе ничего не должна…

— Клан рассказывал мне, что твой отец всегда платил по своим долгам. Жаль, что его дочь не обладает таким же чувством чести.

Уйя, это должно быть больно. Он ожидал, что получит пощечину, понимая, что заслужил это. Вместо этого, она начала терять присутствие духа прямо у него на глазах. А этого он не мог вынести. И был вынужден предпринять нечто решительное.

— Уже сдаешься? — требовательно спросил он.

Что ж, о бледности позаботились. Огонь незамедлительно вернулся в ее глаза.

— Хорошо. Чего ты хочешь?

— Я уже оплатил аренду вплоть до декабря. Я въехал и не желаю съезжать. Как мне кажется, ты задолжала мне место, где я могу остановиться, — она начала было возмущаться, и он быстро продолжил. — Ты не желаешь, чтобы все вокруг считали тебя трусишкой, я прав?

— Это шантаж, — прорычала она.

Он кивнул.

Она сжала зубы и отвела взгляд. Сэм смотрел на нее долю секунды, интересуясь, с чем же она боролась.

— Я не хочу беспокоить тебя, — сказал он тихим голосом. — Я буду настоящим джентльменом. Ты даже не будешь знать, что я здесь, — он солгал. Он был твердо намерен не оставить ей никакого выбора, кроме как заметить его. И у него было чувство, что он знает, как это сделать.

— Ты будешь готовить? — спросила она.

Бинго.

— Еще бы.

— Торты?

— Что пожелаешь.

Она снова посмотрела на него и нахмурилась.

— Не разбивай больше стекол. И не лезь к водонагревателю.

— Договорились, — он протянул ей руку. — Перемирие?

Она проигнорировала его руку.

— Уйди с дороги. С меня достаточно этой свадебной чепухи. И поскорее возвращайтесь домой. Я не против пообедать.

Поскорее возвращайся домой. Сэм потер пальцами рот, чтобы скрыть улыбку. Может быть, настанет день, когда Сидни Кинкейд скажет эти же самые слова с совсем иным значением.

Теперь необходимо выяснить, как убедить ее, что она хочет сказать их совершенно в ином смысле.

Потому что, хочется ему или нет, но он только что кубарем упал к ногам самой злобной женщины западнее Гудзона.

Глава 5

Сидни принесла охапку поленьев и, вздрогнув, бросила ее в специальный карман рядом с камином. Ей потребовалась целая неделя, чтобы наколоть их в достаточном количестве, чтобы продержаться до нового года. В понедельник она была немного расстроена тем, что Сэм не вышел и не помог ей. Во вторник — всецело недовольна им. Либо она не умела хорошо скрывать свои эмоции, а Сэм был необычайно умен, либо он начал испытывать чувство вины, но утром в среду он вышел из дома, одетый в свитер и кроссовки, готовый помочь.

Он преуспел лишь в том, что едва не отрубил все пальцы на своей правой ноге. Сидни решила, что колоть дрова самой намного менее раздражающе, чем охранять Сэма, пока он занимается этим делом. Поэтому она отослала его назад в дом играть с компьютером, в то время как сама начала вкалывать, как лошадь.

Ну, по крайней мере, на пару месяцев теплом они обеспечены. В действительности коттедж был оснащен центральным отоплением, да к тому же в нем имелась пара резервных генераторов на случай отключения электроэнергии. Дрова являлись лишь последним средством, а также своеобразной роскошью. Ничто Сидни не любила больше, как выключить везде свет, устроиться перед огнем и мечтать о том, что сидит здесь с заботливым мужчиной. Он не должен был обладать яркой внешностью или фигурой футболиста. Он просто должен был быть милым. Конечно, если бы он оказался красивым и мускулистым, она бы не возражала.

И именно такой мужчина сейчас живет с ней в одном доме!

Сидни провела руками по джинсам и вышла из дому. Ей необходимо уехать. Как можно быстрее… пока она не позволила воображению целиком захватить ее. Девушка вывела свой джип из двойного гаража, потом вышла из него, чтобы закрыть дверь. На крыльцо быстро выскочил Сэм.

— Куда собираешься?

— В город, — коротко ответила она. Пожалуйста, не говори, что хочешь отправиться со мной.

— Я хочу отправиться с тобой. Подожди меня, Сид.

Она на краткий миг закрыла глаза и попросила Бога дать ей силы. Дело было не в том, что он был красив. Не в том, что он выглядел как полузащитник, но без избыточной полноты в центре. Не в том, что он готовил пищу, как опытный шеф-повар.

Все дело было в том, как он произнес ее имя.

Она села в джип и с грохотом хлопнула дверью. Закрыла глаза и опустила голову на руль. Позволить Сэму остаться было очень плохой идеей. Чувство вины всегда плохая идея. Она бы выпнула его вон, если бы он не держал над ее головой этот дурацкий торт.

Пассажирская дверь открылась, машина слегка просела, дверь захлопнулась.

— Эй, в чем дело? — его низкий, хриплый голос омыл ее подобно теплой успокаивающей волны. — Хочешь, поведу я?

— Нет, я в порядке, — она подняла голову и потерла глаза. — Я в порядке.

— Ты слишком много работаешь, — сильные пальцы неожиданно пробрались под воротник ее пальто и начали массировать ее шею. — Я должен был помочь тебе с дровами. Мне так жаль, Сидни.

— К концу недели ты бы лишился какой-нибудь конечности, — ответила она, отодвигаясь. — Просто я плохо спала.

Сэм вернулся на свое место.

— Вернувшись домой, обязательно поспи перед обедом. Поехали.

Во время пути в город, Сидни постоянно поглядывала на пакет на коленях Сэма:

— Что это?

— Черновик. Мой агент считает, что летом я ничего не делал, кроме как спал, — он улыбнулся ей, от чего у нее ослабли колени. — Боюсь, у нее довольно неточное представление о моей мужественности.

Сидни сомневалась в этом. Ни одна женщина, у которой есть глаза, никогда не составит неправильное впечатление о мужественности Сэма. Девушка сосредоточилась на дороге.

— Ты когда-нибудь читала шпионские романы?

— Никогда, — уверенно соврала Сидни. — У меня на них не хватает терпения.

— Любовные романы?

— На эти также, — солгала она. Вау, две лжи в течение десяти секунд. Если повезет, Сэм никогда не заглянет в ее комнату и не увидит, чем заполнены ее книжные полки.

— Я нахожу время, чтобы читать только материалы, относящиеся к моей работе. Ты знаешь, исследования в области того, как идти по следу и тому подобное. Изучение дикой природы. Техника охоты.

— В тебе такой крепкий внутренний стержень.

При обычных обстоятельствах этот комментарий глубоко бы задел ее. Но то, как Сэм улыбнулся ей, свело всю боль на нет. Она едва заметно улыбнулась.

— У меня есть репутация, которую я должна поддерживать.

— Я слышал, ты лучшая.

— О? — вот это новость. — От кого?

— От мистера Смита. Клана. Даже от миссис Фишер, которая не знает, когда лучше использовать обыкновенный зефир, а когда этого не надо делать. В среду, на заседании Женского Общества Помощи, она жаловалась, что кто-то должен жениться на тебе и обременить дюжиной детишек прежде, чем ты выкинешь ее сына из бизнеса. Сомнительный комплимент, конечно, но, тем не менее, комплимент.

— Она старая курица, — прорычала Сидни. Но втайне она была польщена. Может быть, все еще наладится.

Тогда почему мысль о полудюжине бегающих по ее дому детишек с черными соболиными волосами и зелеными глазами казалась более привлекательной, чем возможность показывать дюжине избалованных руководителей красоты своей земли?

Универсальный магазин спас ее от размышлений по поводу этих тревожных мыслей. Она въехала на парковку и выключила двигатель.

— Тебе что-нибудь нужно внутри? — спросила она.

— У меня есть список. Но сначала я добегу до почты, а потом встречусь с тобой, — он пальцем щелкнул ее по кончику носа, — не уезжай без меня. Сегодня я готовлю цыпленка с абрикосами.

— Убедил.

Он посмотрел на нее с загадочной улыбкой, прежде чем выбраться из машины и направиться вниз по улице в сторону почты в своих высоких кроссовках. Сидни покачала головой и направилась к крыльцу магазина. Ей необходимо думать о чем-то более практичном, чем улыбка Сэмюэля Маклеода.

Его ноги. Да, то что надо. Сэму необходимы сапоги. Может быть, у Джо где-нибудь завалялась пара. Если нет, он может заказать. Сэм не переживет без них зиму.

Она вошла в магазин, кивнула Джо и поприветствовала клан. Они проворчали приветствие. Сидни спрятала руки в карманы джинсов и одарила их редкой улыбкой.

— Что нового, парни?

— Килпатрик возвращается на юг, — пробрюзжал Зик. — Я же говорил, что он ни с кем не поладит здесь. Родившийся и выросший в Калифорнии. Совсем не имеет внутреннего стержня.

— А я говорил, что он сломается, — сказал Эмос, наклоняясь, чтобы выплюнуть огромный комок слюны в плевательницу. — Проводник — это мужская работа, а, Сидни?

— Еще бы, Эмос, — сказала Сидни, покачиваясь на каблуках. Это было нелегко в ее сапогах, но у нее было море практики. — Не для трусов.

Зик взглянул на нее с неодобрением.

— Все еще держишь этого п’рня-писателя у себя, Сидни?

— Он оплатил вплоть до декабря, — защищаясь, возразила Сидни.

— Я слышал, Рут Ньюарк предложила ему место. Он д’лжен принять его. Э’т не пр’льно, что он живет в твоем доме, Сидни. Твоему па это бы не понравилось.

Сидни нахмурилась в ответ.

— Он оплатил вплоть до декабря, — повторила она. — Деньги есть деньги, Зик.

— И он холостой парень, Сидни.


Сидни почувствовала, как ее хорошее настроение испарилось.

— Это не означает, что он хочет иметь со мной что-то общее, — резко сказала она, потом развернулась и направилась к прилавку. Она передала Джо свой список и сделала вид, что необычайно заинтересована содержимым стеклянной коробки. Сидни могла бы назвать всех мух, могла бы сказать, какую из них лучше всего использовать для той или иной рыбалки. Конечно, это были определенно не те самые знания, которые могли бы помочь ей привлечь мужчину.

Когда открылась дверь, она подняла глаза, ожидая увидеть Сэма. Вместо этого увидела Мелани Ньюарк и Фрэнка Слейтера. Фрэнк был единственным мужчиной во Флаэрти, который когда-либо обращал на нее внимание. Он считал просто замечательным, что у нее есть свое собственное дело, и даже как-то пригласил на свидание. Один раз. На ее первое и последнее свидание.

— Привет, Сидни, — улыбнулся Фрэнк, приближаясь к ней. — Как дела?

— Замечательно, Фрэнк. А как у тебя?

— Фрэнк, прекрати, — прошипела Мелани.

Фрэнк бросил на Мелани чуть раздраженный взгляд.

— Что?

— То, что делаешь, идиот? — брызгая слюной, сказала Мелани.

— Ну…

— Фрэнк, отойди от нее.

— Сейчас, Мелани…

— Ты же знаешь, что она отчаянно нуждается в муже. А может, и нет. В любом случае, ты не хочешь находиться рядом с ней. И я совершенно уверена, ты не хочешь разговаривать с ней. Это погубит твою репутацию. Мама говорит, что ни один уважающий себя мужчина не приблизится к Сидни Кинкейд ближе, чем на десять футов [11].

— Конечно, Мелани, — промямлил Фрэнк, отходя. — Думаю, ты права.

Он не рискнул бросить на Сидни еще один взгляд.

Сидни вернулась к рассматриванию коробки, яростно моргая. Ей все равно, что думает Мелани или Фрэнк по этому вопросу. Они просто дураки. Глупые, идиотские, необразованные ничтожества и даже хуже.

— Вот мой список, Джо, — прямо позади нее раздался низкий голос. — В алфавитном порядке, как ты любишь. Сидни, ты уже передала Джо свой список?

Она кивнула, продолжая держать голову опущенной вниз, униженная тем, что Сэм, вероятно, слышал всю резкую обличительную речь Мелани.

— Ба, Сэм! — промурлыкала Мелани, — как мило снова видеть вас.

Сидни подняла голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как Мелани оттолкнула со своего пути Фрэнка, чтобы приблизиться к Сэму.

— Мама хотела, чтобы я пригласила тебя к нам сегодня на ужин.

— Эй, — пожаловался Фрэнк, — сегодня на ужин собирался прийти я…

Мелани бросила на Фрэнка быстрый взгляд, потом улыбнулась Сэму.

— Что скажешь, Сэм?

Это была последняя капля. Сидни знала, когда нужно уступить в сражение. Не то, чтобы она хотела Сэма. Нет, сэр. Но, в конце концов, он был ее квартирантом. И она не могла не чувствовать некоего чувства собственности, когда дело касалось его и его шоколадного торта. Она отступила назад, намереваясь сбежать прежде, чем Сэм начнет обсуждать свои планы на ужин.

Отступив, она уперлась прямо в сильное тело Сэма. Он схватил ее за пальто и удержал в неподвижности рядом с собой.

— Не смогу, — весело ответил он. — Сегодня днем Сидни планировала научить меня рыбачить, а после, вечером, мы собирались пожарить то, что наловим.

Сидни развернулась, как могла, учитывая то, что он все еще сжимал ее пальто, и уставилась на него.

— Разве не так, Сид?

Она могла бы поклясться, что он подмигнул ей. Она не могла даже выдавить ответ. Сэм натянул ей на голову капюшон ее пальто.

— Почему бы тебе не пойти на улицу и не прогреть джип? Я уверен, что Фрэнк поможет мне с вещами. И, Сид, как ты думаешь, мне нужны на зиму сапоги? Джо, у тебя есть какие-нибудь сапоги? Двигайся, Сид. Мы не можем провести здесь весь день. К тому времени, когда мы доберемся до реки, вся рыба уже будет спать.

Сидни подтолкнули к дверям. А Сэм не прекращал бессмысленной болтовни все то время, пока направлял ее мимо коварной ловушки в виде половицы и выталкивал за дверь.

— Заводи машину, — тихим голосом сказал он. — Я хочу как можно быстрее убраться, пока здесь не появилась мамаша Мелани. Двигайся.

Что Сидни и сделала. Она направилась к своей машине, села за руль и завела мотор. Затем опустила голову на руль и постаралась заплакать. Не удалось. Она с головой погрузилась в унижение, через которое только что прошла, раз за разом мысленно повторяя слова Мелани. Но, ни одной слезинки не появилось. Даже знание того, что Сэм хотел поскорее уехать не из-за нее, а из-за матери Мелани, не принесло ни слезинки. Как будто он на самом деле хотел заступиться за нее!

Хотя он так и сделал. Что довольно приятно. Сидни покачала головой. Он не кривил душой. Он просто повел себя как хороший человек. Ему от нее ничего не надо. Он, вероятно, чувствует то же самое, что и большинство мужчин во Флаэрти. Сидни Кинкейд неподходящий для жены материал. Женщина, которая не умеет готовить и вести хозяйство — проигранное пари для замужества. Лучше держаться от нее подальше, если не хочешь испортить себе репутацию или что-нибудь еще.

Дверца со стороны водителя распахнулась.

— Ключи.

Сидни не пошевелилась, поэтому Сэм сам потянулся за ключами. Она слышала, как он загрузил их запасы в багажник. Судя по звуку, запасов было предостаточно, что позволяло им пережить зиму. Это также было хорошо. Скоро начнутся снегопады, и они окажутся заперты. Наедине в ее доме.

Жаль, что ничего не случится.

— Подвинься, сладкая.

Сидни взглянула на Сэма… красивого, милого Сэма, который стоял возле открытой двери.

— Что?

— Домой машину поведу я. Двигайся.

— Но…

Он взял ее на руки, отнес к другой стороне машины, открыл дверь и усадил ее внутрь. Потом пристегнул ремень, вернулся на водительское место и завел мотор. На протяжении всего пути до дому он не сказал ни слова. С каждой пройденной милей Сидни чувствовала себя все более несчастной. Может быть, он передумал. Может быть, Мелани уговорила его прийти на ужин. Может быть, он планирует остаться, раз уж окажется там. Она понятия не имела, почему это волнует ее так сильно, но отрицать это не имело смысла.

Вместе с Сэмом она выгрузила продукты, потом помогла ему убрать их. Когда они закончили с этим, он посадил ее на кухонный стол, словно она была куском жареного мяса, и уперся руками по обе стороны от нее.

— У нас проблема, — заявил он, смотря прямо ей в глаза.

Она с трудом сглотнула.

— Ты собираешься на ужин к Мелани?

— Черт, нет. Ее мамаша ласкала меня прямо на приеме Юнис и Джереми. Представь себе — на приеме! Нет, я точно не собираюсь на ужин в дом Мелани.

Сидни не смогла сдержать небольшой улыбки.

— Знаешь, это настоящий комплимент. Она не ощупывает кого попало.

— Я бы предпочел осадить ее. Что подводит меня к тому, что я хочу обсудить.

Улыбка Сидни пропала. Он уезжает. Он уезжает, а она оказалась настолько глупой, что хочет, чтобы он остался.

— Как мне кажется, — тем временем продолжал Сэм, продолжая удерживать руки по сторонам от нее, — у нас у обоих есть то, что другие рассматривают как проблему.

— У нас?

— У нас. Я не могу найти жену, потому что не могу отличить одну сторону молотка от другой. Ты не можешь найти мужа, потому что не умеешь готовить. Это если в общих словах.

Она медленно кивнула.

— Вот в чем дело.

— Поэтому, — сказал он, прочищая горло и глядя на что-то позади нее, прямо над ее правым плечом, — я думаю, что мы можем помочь друг другу. Ты поможешь мне стать механиком, а я помогу тебе научиться готовить. Конечно, это означает, что мне придется остаться с тобой несколько дольше, чем я планировал. Вероятно, еще на три-четыре месяца, — он вздохнул. — Я совершенно безнадежен, когда дело касается починки каких-либо вещей. Восполнение пробелов в моих знаниях может занять у тебя довольно много времени.

Он остается. Сидни сморгнула слезы, которые должны были бы появиться от его заявления.

— Ты считаешь, мужчине необходима женщина, которая умеет готовить?

— Совершенно верно. И не просто готовить. Она должна сказочно готовить. Мне потребуется, по крайней мере, шесть месяцев, чтобы научить тебя всему, что ты должна знать. А может и больше, если ты действительно хочешь стать ценной. Особенно, если мне придется трудиться над переработкой книги.

— Так что, ты будешь не в состоянии помогать мне каждый день? — Он остается.

— Та-ак, посмотрим. Чем ты обычно занимаешься зимой? Ты будешь сильно занята?

— Я просто читаю. И смотрю телевизор, — она замолчала и посмотрела на что-то поверх его левого плеча. — Я могла бы приготовить тебе обед, пока ты работаешь. Просто ради практики, — добавила она поспешно.

— Конечно, — кивнул он, также поспешно. — Все в порядке, давай составим план. Мы будем вставать утром и готовить совместно завтрак. Ты сможешь взбить яйца?

— Если они не проходят предварительную расфасовку и обработку, то я ничего не смогу с ними сделать.

Сэм улыбнулся.

— Что ж, тогда начнем с яиц. После того, как закончим завтракать, ты сможешь научить меня чему-то, что увеличит мои мужские качества. Сегодня я купил сапоги, так что могу не волноваться относительно потери пальцев.

— Точно подмечено.

— Затем мы готовим ланч. После чего, во второй половине дня, я работаю над своей книгой, в то время как ты читаешь свои руководства для проводников, или я учу тебя как печь. Как тебе такое?

— Довольно честно, — сказала она. На самом деле, это прозвучало как благословение. Может быть, если она окажется исключительно неспособной, то Сэм останется до весны.

Или до лета.

Или до осени.

Или навсегда.

Он щелкнул ее по носу.

— Иди поспи, сладкая. Твои веки уже почти закрыты. Я разбужу тебя, когда ужин будет готов.

— Цыпленок с абрикосами?

— Что же еще?

Она спрыгнула со стола и оттолкнула его с дороги.

— Я думаю, это хорошая затея, — сказала она, стараясь казаться деловой. — Полагаю, мне давно пора выйти замуж, а поскольку я такая, какая есть, то не притягиваю заинтересованных лиц.

Он улыбнулся.

— Мы делаем друг другу одолжение. Поскольку я, являясь тем, кто я есть, получаю лишь щипки за задницу, то мне хотелось бы иметь немного уважения к своему мастерству в обращении с инструментами.

Сидни кивнула и покинула кухню. Она была счастлива. Впервые за много лет она была счастлива. И это счастье длилось, пока она не закрыла за собой дверь своей спальни и не рухнула на кровать. Тогда счастье сменилось пустотой. Как много ночей она провела в этой самой кровати, мечтая о мужчине, который хотел бы ее? И не сосчитать. Она делала вид, что это не ранит ее чувств. Мужчины были слишком тупы, и ей не хотелось ни с кем из них иметь дело.

До Сэма. Он был красивым, веселым и милым. И он терпеть не мог мать Мелани Ньюарк. Это многое говорило об его характере. Он не боялся печь изумительные торты. Хотя сам не мог зажечь огонь, и она иногда удивлялась, каким образом он умудрялся справляться с духовкой без посторонней помощи.

Но она хотела, чтобы он желал ее. Она хотела, что он посмотрел на нее этими зелеными, как листва, глазами, улыбнулся своей едва заметной загадочной улыбкой и сказал: «Да, Сид, я считаю тебя совершенством и я хочу тебя». И если он считает, что идеальная женщина должна готовить, как французский шеф-повар, то она такой станет.

Сидни закрыла глаза и погрузилась в сон, мечтая о муке и сахаре.

Глава 6

Сэм вышел из ванной на звук брякающих горшков и неизменных ругательств дикарки. Он прошел через гостиную и тихо остановился на пороге кухни, любопытствуя, чем занимается Сидни. Запах горелых яиц незамедлительно ударил ему в нос.

— Черт возьми, все равно сожгу все зимние запасы еще до ноября, если кто-то не начнет сотрудничать прямо сейчас! Отправляйтесь в отбросы, вы неблагодарные маленькие ублюдки…

Сэм подавил улыбку. Неудивительно, что у Сидни репутация такого крутого проводника, если она разговаривает со своими городскими мальчишками точно так же, как и с ингредиентами для завтрака. Эта женщина была восхитительна. Сэм с трудом удержался, чтобы не войти на кухню и не зацеловать ее до бессознательного состояния.

Нет, это не годиться. Во-первых, он пообещал быть джентльменом. Во-вторых, он не мог избавиться от ощущения, что ее сердце было отдано Фрэнку Слейтеру. А почему, Сэм не знал. Этот парень был рохлей. Ладно, он был не совсем рохлей. Он мог охотиться и рыбачить, и делать все то, что принято делать на Аляске, но он не мог отличить неопределенной формы от сослагательного наклонения, и Сэм сомневался, что тот знает, что такое местоимение. И он встречается с Мелани. Если это ничего не говорит об его характере или уме, то Сэм уже не знал, что думать. Нет, Фрэнк Слейтер не для Сидни.

Осталось убедить в этом ее.

Осторожно.

Сэм прочистил горло и вошел на кухню.

— Эй, Сид, что на завтрак?

— Ох, — ответила она, невинно моргая, — яйца. Именно так, как ты учил меня, Сэм. Я только собираюсь приготовить их, — добавила она, взмахнув сковородой, вероятно, разгоняя запах сгоревших яиц.

— Звучит здорово. Хочешь, я приготовлю тосты?

— Нет. Просто отправляйся в гостиную и жди там. Я позову тебя, когда все будет готово.

Сэм позволил ей сорваться с крючка и отправился прятаться в гостиную. После целой недели уроков, Сидни все еще не научилась делать омлет, чтобы спасти свою жизнь. Он у нее получался либо слишком жидким, либо слишком сухим. Но, так или иначе, Сэму было все равно. В один день она приготовит сырые яйца только для него, и он съест их с не меньшим удовольствием, чем делал это сейчас.

Спустя полчаса он сидел перед тарелкой подрагивающих яиц. Это было настоящей удачей, что его желудок с легкостью воспринимал любую пищу, иначе ему стало бы не по себе от стоящей перед ним перспективы. У Сидни был такой вид, словно она вот-вот заплачет, поэтому он съел не только свой завтрак, но и ее, после чего приготовил ей несколько не подгоревших тостов. И начал собираться с силами для выполнения своей унизительной части договора: обучению тому, что необходимо знать первобытному мужчине.

Ему было наплевать на молотки. Было наплевать на гаечные ключи, отвертки и прочие инструменты. Ему было наплевать, как работает генератор. Ему было достаточно того, что он дает свет, тепло и энергию для его компьютера. Он не хотел знать, откуда берется электричество и что делать, если его отключат. Для этого рядом с ним была Сидни.

Но сегодня все было по-другому. Он собирался научиться рыбачить. Сидни пообещала ему, что научит его, какая приманка подходит для какой рыбы. Сэм мог продеть нитку в иголку с такой же легкостью, как и перепрыгнуть через луну, поэтому, как он предчувствовал, самым трудным для него окажется надеть крючок на веревку. Рыболовную леску. Но как бы они ее ни называли, он знал, что его пальцы с этим не справятся, и Сидни придется оказать ему огромную помощь.

И если этого окажется недостаточно, чтобы заставить мужчину ухмыльнуться, Сэм не знал, что же еще может поспособствовать этому.

Он быстро внес изменения в четыре главы, о которых просил его агент, а потом жизнерадостно поджидал в гостиной Сидни, отправившуюся за их рыболовным снаряжением. Она вернулась с коробкой с рыболовными снастями и двумя удочками. Едва она поставила коробку, как Сэм тут же открыл ее и заглянул внутрь. Он достал маленькую серебряную рыбку с тремя крючками, свисающими с ее подбрюшья.

— Симпатично, — заметил он.

— Нет, не симпатично, — поправила Сидни, — Умно. Эффективно. Практично. Блесна никогда не бывает симпатичной, Сэм.

— Буду иметь в виду. Что же случилось с семужьей икрой или червяками?

— Это прошлый век, — ответила Сидни, потянувшись к удочке. — Сегодня ты рыбачишь с «большими мальчиками», Сэм.

— А твои городские парни знают все об этом, когда сталкиваются с этим?

Она пожала плечами.

— Некоторые знают. Некоторым нравится думать, что они знают.

— Почему у меня такое ощущение, что им не нравится слушать, что они что-то делают не так, из уст женщины?

— Потому что ты невероятно умен, Сэм. А теперь, внимание. Я собираюсь объяснить тебе строение катушки.

Он откинулся на спинку дивана и чуть придвинулся к ней.

— Я весь внимание.

— Вот это, спереди, кнопка остановки. Она регулирует натяжение. Потом у нас идет бобина. Обратил внимание, как рыболовная леска намотана на нее, а затем продета через направляющую?

Сэм покорно кивнул.

— Теперь, когда забрасываешь, ты освобождаешь леску, нажимая на эту кнопку. Потом подтаскиваешь приманку назад к себе, поворачивая ручку…

После этого Сэм перестал слушать. Не то, чтобы он был не заинтересован в рыбалке. Он не возражал против лосося, поджаренного на барбекю с огромным количеством лимона. Он обнаружил, что просто не может сосредоточиться. Сидни была такой чертовски красивой. Ему было интересно, почему, ради всего на свете, ни один мужчина во Флаэрти старше десяти лет не обивает порог ее дома. Хотя Фрэнк Слейтер, вероятно, обивал. Сэму эта мысль не особо понравилась.

— Сэм?

Он моргнул и осознал, что она смотрит на него. Ее бледно-голубые глаза были широко распахнуты, а губы слегка приоткрыты. На Сэма накатило страстное желание наклонить голову и поймать ее рот в ловушку своего.

— Сэм, ты покраснел. Это из-за моих яиц?

— Я в порядке, — сказал он. Но его голос прозвучал подозрительно хрипло даже для его собственных ушей.

— Ты хочешь, чтобы я еще раз рассказала про части удочки?

— Нет. Продолжай.

Она погрузилась в обсуждение приманок, и Сэм приложил все усилия, чтобы ничего не упустить. Но ее аромат постоянно отвлекал его. Он не мог решить, в чем дело — в ее шампуне или в кондиционере, которым он пользовался во время последней стирки. Он наклонился чуть ближе, чтобы лучше почувствовать, и уткнулся подбородком в ее плечо, когда она неожиданно откинулась назад.

— Сэм!

— Извини, — сказал он, потирая челюсть. — Я всего лишь придвинулся, чтобы взглянуть поближе.

— Держи, пусть коробка со снастями будет у тебя на коленях. Так будет безопаснее.

Сэм позволил ей устроить у него на коленях тяжелую коробку, потом ненавязчиво втянул воздух носом, когда она наклонилась, чтобы достать блесну. Это мог быть шампунь. Это мог быть и кондиционер. Но что бы это ни было, оно было чертовски сексуальным и делало его легкомысленным.

— Сэм?

— У меня слегка закружилась голова, — сказал он, проводя рукой по глазам. — Это пройдет. Должно быть, вчера я слишком долго был на ногах.

— О, нет, — ответила она, поднимая свою руку и нюхая запястье. — Все дело в средстве от насекомых, которое я нанесла. Постараюсь больше не совать его тебе под нос. — Она встретилась с его глазами. — Опять же, может мне его смыть?

И вдруг он почувствовал, что падает. В буквальном смысле этого слова. Сидни схватила коробку со снастями.

— Сэм!

— Ох, это просто ужас какой-то, — простонал он, прежде чем вскочить на ноги и броситься в ванную, где благополучно избавился как от завтрака, так и от ланча.

— Сэм, открой! — прокричала Сидни, стуча в дверь.

Сэм смыл туалет, потом прополоскал рот. Взглянув на себя в зеркало, он улыбнулся бледной тени, уставившейся на него в ответ.

— Сэм, черт побери, что случилось? — Сидни распахнула дверь и увидела его лицо. Ее лицо приобрело примерно такой же бледный цвет. — Это из-за меня, — прошептала она.

— Плохие яйца. Не твоя вина. Просто помоги мне добраться до кровати.

Она обхватила его за талию и помогла дойти до спальни. Что ж, это оказался единственный способ заманить ее сюда. Не совсем по-рыцарски, как он планировал, но трудные времена требуют решительных действий.

— Ох, Сэм. Мне так жаль.

— Сладкая, ты здесь ни при чем, — сказал Сэм, осторожно садясь и желая, чтобы его желудок перестал бунтовать. — Дело может быть даже не в яйцах. Причиной вполне может оказаться вчерашний цыпленок.

Она выглядела так, как будто действительно готова в любой момент заплакать. Сэм взял ее руку и сжал ее.

— Сид, тебе предоставляется великолепный шанс отработать навыки по балованию. Каждому мужчине нравится, когда его балуют. Я скажу тебе, что делать.

— Ты прав, — ответила она с облегчением. — Давай устроим тебя поудобнее, а потом я стану твоими руками и ногами до тех пор, пока тебе не станет лучше.

И кто бы говорил, что от пищевых отравлений нет никакой радости?

Глава 7

Тридцать шесть часов спустя Сидни сидела у постели Сэма и радовалась, что не убила его.

Первые двенадцать часов были потрачены на то, чтобы не стоять у Сэма на пути в ванную. Она решила, что он выглядит просто суперски в своих красно-синих боксерах.

Следующие полдня были потрачены на борьбу с ознобом, когда она укрыла его всеми имеющимися в наличии одеялами, а он все равно умолял ее включить отопление.

Потом, горя в лихорадке, он, наоборот, сбрасывал с себя все. Ей пришлось побороться, чтобы убедить его оставить хотя бы нижнее белье.

Теперь же Сэм спокойно спал. Он выглядел просто ужасно, она же чувствовала себя как в аду. Это из-за нее он оказался в таком положении, это ей одним движением кухонной лопатки удалось свалить этого красивого мужчину. Неудивительно, что она не могла найти парня, который бы женился на ней.

Сидни наклонилась вперед и откинула с его лица непокорную прядь волос. Сэм открыл глаза и улыбнулся ей.

— Привет, — прохрипел он.

Она не смогла вернуть ему улыбку.

— Сэм, я так сожалею.

— Эй, ты проделала огромную работу, нянчась со мной.

— Ох, Сэм…

Он взял ее ладонь и прижал к своей щеке.

— Это была не твоя вина, сладкая. Это вина Джо, который послал нам испорченные яйца. В качестве возмездия мы испечем ему несколько шоколадных пирожных [12] с глазурью из слабительного.

Она выдернула свою руку.

— Я больше не сделаю ни одного шагу на эту кухню.

Он, приподнявшись, прислонился к изголовью кровати, при этом вздрогнув.

— О, нет, сделаешь. Ведь, когда ты падаешь с лошади, то снова на нее садишься. Иди, вздремни, Сидни, пока я привожу себя в порядок. После чего мы приготовим на ужин суп, а по телевизору найдем хороший фильм. Завтра начнем обучение. Ты обещала научить меня, как менять масло. Я не хочу пропустить этого.

— Женское Общество Помощи думает, что я убила тебя, — упавшим голосом сказала она.

Сэм тихо рассмеялся, опуская ноги на пол.

— Я увижу их на следующей неделе. Давай, топай.

Сидни поднялась, но у двери остановилась.

— Я могу приготовить суп, — она встретилась с его взглядом, — из банки, как ты понимаешь.

— Тогда иди, готовь суп. Я буду готов его съесть примерно через полчаса.

Она кивнула и закрыла за собой дверь. По крайней мере, суп не сможет убить его. А соленые крекеры будут прекрасным дополнением, тем более что их приготовил кто-то другой. И мороженое на десерт. Да, определенно, ужин Сэму ничем не грозит.

Полчаса спустя она услышала, как в гостиной заработал телевизор. Она принесла туда поднос с двумя чашками супа и пачкой крекеров. Поставив поднос, Сидни понаблюдала, как Сэм пытается разжечь огонь. Когда он начал ругаться, она поняла, что пришло время оказать ему помощь. Девушка присела рядом с ним и улыбнулась.

— Ты знаешь, что жалок?

— Ну да, я постоянно это слышу.

— Старайся разжигать под поленом, Сэм. Используй газеты и щепки. Не переставай работать.

Он израсходовал слишком много бумаги и впустую потратил полдюжины спичек, разжигая огонь, но она не жаловалась. Он покачнулся на пятках с самодовольной улыбкой.

— Проще пареной репы.

Она мрачно кивнула.

— Конечно. А теперь пошли есть, пока ужин не остыл.

Он последовал за ней к дивану и сел, глядя на поднос на журнальном столике.

— Это настоящий пир!

— Ну, по крайней мере, это не убьет тебя.

Когда с ужином было покончено, Сидни все убрала, после чего вернулась в гостиную. Сэм, развалясь, сидел на диване, уперевшись ногами в журнальный столик и прикрыв их одеялом. Когда она вошла, он ей улыбнулся.

— Здесь так много каналов, что я не знаю, какой и выбрать.

Она опустилась на противоположный конец дивана.

— Выбери то, что хочешь. Мне все равно.

Сэм начал скакать по каналам, потом искоса взглянул на нее.

— Знаешь, — сказал он, — мы упускаем великолепную возможность.

— Какую?

Он беспечно пожал плечами.

— Попрактиковаться в обжимании. По моему разумению, этот навык никогда не бывает слишком совершенным.

— Действительно, — и почему это ее голос прозвучал так напряженно?

— Как я это понимаю.

— Уверена, Мелани прекрасно знает, как обжиматься.

— Меня не интересует Мелани.

Сидни не хотела знать, кто его интересует. Но ее рот считал по-другому.

— Тебя интересует кто-то другой?

Сэм отвел взгляд.

— Да.

— О-о, — сказала Сидни. Забавно, каким слегка резким становится звук, когда твое сердце разбито. Она никогда не думала, что это причиняет такую ужасную боль.

— Что насчет тебя? Планируешь стать Фрэнку Слейтеру замечательной женой?

Она подняла глаза и встретилась с его пылающим зеленым взглядом. Моргнула.

— Фрэнку?

— Да, Фрэнку, черт бы его побрал.

— Меня не интересует Фрэнк.

— Ох, — он выглядел опешившим. — Тогда, тебя интересует кто-то другой?

— Да.

У него был такой вид, словно она ударила его. Затем он начал хмуриться.

— Кем бы он ни был, он недостаточно хорош для тебя. Я хочу с ним встретиться. Как его зовут?

— Это не твое дело.

— Безусловно, мое. Кто он?

— Тебе-то какая разница?

Он зарычал. И нахмурился еще сильнее. Потом протянул руку.

— Иди сюда. Мы вполне можем пообжиматься. Уверен, этот дурак, в конечном счете, оценит это.

— Не сомневаюсь в этом, — если бы Сэм только знал!

Он схватил ее за руку и подтащил к себе. Сидни обнаружила, что оказалась зажата между его тяжелой рукой и твердой грудью. Он обвил ее рукой свою талию, а голову положил себе на плечо.

— Вот это обжимание, — проворчал он. — А это «Поющие под дождем» [13] по телевизору. Надеюсь, тебе понравится и то, и другое, поскольку никакого выбора я тебе не даю.

Сидни не волновало, что идет по телевизору. Они с таким же успехом могли смотреть телевизионные курсы заочного обучения высшей математике, и она была бы совершенно довольна. Спустя несколько минут, когда Сэм расслабился, расслабилась рядом с ним и она. Девушка закрыла глаза и вздохнула, когда он начал поглаживать пальцами ее спину. Она прижалась поближе к нему и уткнулась лицом в его шею.

— Как приятно.

Он прочистил горло.

— Комплименты, конечно, всегда приветствуется. Как и комментарии относительно тепла тела партнера по обжиманию.

— Ты очень теплый, Сэм.

— Да, примерно так, — хрипло проговорил он. — Ты набиваешь руку.

— Нет, не совсем еще. Думаю, для этого потребуется еще пара часиков.

Она едва могла поверить, что эти слова вылетели из ее рта, но брать их назад было слишком поздно.

— Да, похоже, что так. — Голос Сэма прозвучал положительно хрипло. — Посмотрим, как получится сегодня. Нам, возможно, придется делать это почаще. Конечно, для отработки твоей техники.

— Безусловно.

— И чтобы ты смогла удовлетворить своего Сасквоча [14]. Или как там, дьявол, его имя.

— Верно, — согласилась она.

— Я не желаю знать, кто он.

— Я бы и не подумала говорить тебе.

Она почувствовала тяжесть головы Сэма, опустившейся на ее.

— Тебе удобно, Сид? — пробормотал он, раздражение исчезло из его голоса.

— Очень, — прошептала она. — Это так мило. Спасибо тебе, Сэм.

Он глубоко вздохнул.

— Это то немного, что я могу сделать для женщины, которая рискнет своей жизнью и научит меня менять масло в моем рейндж ровере.

— Ты великолепно справишься.

Он ничего не сказал, лишь крепче сжав свою руку вокруг нее.

Сидни закрыла глаза и улыбнулась. Она не думала о той, которая интересует Сэма. Сейчас в его руках находилась она, и если его объятие на что-нибудь да указывало, так это на то, что он не желает ее отпускать.

Хотя в потаенных уголках ее сознания и обитали мучительные сомнения относительно личности женщины Сэма, она отодвинула их прочь. На то, чтобы сердиться и обижаться будет предостаточно времени и завтра.

В данный момент Сэм принадлежал ей.

Глава 8

Сэм взмахнул топором и тот расколол бревно с приносящим удовлетворение треском. Да, в колке дров было что-то успокаивающее. Особенно когда ты может делать это, не боясь при этом потерять пальцы. Никакой необходимости рубить дрова у него не было, но это обеспечивало ему занятость. Что, безусловно, было единственным положительным моментом в его жизни в данную пору. Его исправления были хуже первоначального варианта, а план по ухаживанию за Сидни оказался еще никудышнее, чем его поправки.

Все дело было в ее загадочном мужчине.

Закончив колоть дрова, он оставил топор в сарае и вошел в дом. Сидни лежала на диване, уткнувшись носом в книгу по туризму. Он желал, чтобы она хоть раз читала что-нибудь другое. Возможно, что-нибудь, что написал он. И эта женщина заявляет, что хочет научиться готовить. Разве слишком сложно хоть изредка заглядывать в кулинарные журналы?

Сидни подняла глаза, когда он с шумом подошел к ней и уставился на нее. Она в ответ холодно посмотрела на него.

— Готов для нашего урока? — спросила она, ее голос был таким же холодным, как и взгляд.

— Не могу дождаться, но позволь мне вначале принять душ.

— Да, пожалуйста.

Он хлопал всеми дверями, какие только попались на его пути в ванну. Прошла неделя после их урока по обжиманию на диване. На утро после которого Сидни проснулась в мрачном настроении, которое было под стать его собственному. Он всю ночь пролежал, не смыкая глаз и интересуясь, кем же, черт возьми, был этот ее мужчина. Сидни была знакома не с одним мужчиной. Может это был какой-нибудь финансовый воротила из Нью-Йорка, который планирует забрать Сидни в «Большое яблоко»? Мысль о Сидни Кинкейд, вырванной из привычного окружения, раздражала. Мысль о ком-то другом, кроме него, выдергивающим ее, просто бесила. Если кто-то и будет что-то делать с Сидни, то именно он.

Сэм понятия не имел, почему она так разозлилась. Может, она так отреагировала, потому что он оказался таким тупицей. Он не знал. Почти не волновался… Черт бы ее побрал, именно она заставляла его чувствовать себя невероятно жалким, а не наоборот. Она прекрасно знала, что его не связывают никакие узы. Он никогда не получал ни писем, ни звонков ни от кого, кроме своего агента. Не могла же она, в самом деле, вообразить, что он заинтересован в Маджори.

Он принял душ, потратив почти всю горячую воду в баке. Потом отправился в свою комнату, где насупившись пробыл около получаса.

Любовь изматывала.

Наконец, он вошел в гостиную. Сидни спала. Сэм без всякого предупреждения рывком поставил ее на ноги. В целях самозащиты она обвила свои руки вокруг него, так что он поднял ее на руки и отнес на кухню.

— Поваренная книга, — рявкнул он.

Она протерла глаза, прежде чем дотянуться до книги и передала ее ему.

— Сосредоточься, — проворчал он.

— Прекрати быть таким придурком, — проворчала она в ответ, сон пропал из ее глаз, сменившись гневом.

— Я? — он вскинул руки. — Женщины! Попробуй пойми их.

Он схватил со столика свои ключи и выскочил в переднюю дверь. Вполне можно съездить и проверить почтовый ящик, пока он будет отсутствовать, ведя себя как незрелый подросток. Приехав в город, он обнаружил, что в ящике ничего нет. Расстроенный, он отправился в «Галантерею Смита», чтобы выпить холодного корневого пива [15]. Он подумал было закурить, но потом отверг эту идею. Бессмысленно растрачивать понапрасну годы своей жизни, поскольку об этом уже прекрасно позаботилась Сидни.

Он прислонился к прилавку и, потягивая корневое пиво, спросил:

— Джо, Сидни часто ходит на свидания?

— Думаю, нет, — ответил Джо, полируя и так сияющую блесну.

— А в прошлом?

— Однажды, — сказал Джо. — С Фрэнком Слейтером.

Сэм стиснул зубы. Фрэнк Слейтер. Это все объясняло.

— Хотя… только один раз, — непринужденно добавил Джо. — Ее па не так уж сильно хотел видеть ее замужем.

— Всего один раз? Вы должно быть шутите?

— Я никогда не шучу.

У Сэма не было причин не верить ему.

— Но она говорит, что влюблена в кого-то. В какого-то охотника-сасквоча.

— Думаю, она лжет, — заявил Джо, невозмутимо.

— Тогда в кого она может быть влюблена? В какого-то городского парня?

Джо посмотрел на него.

— А это мысль.

Сэм нахмурился.

— Вы знаете, кого она водила по окрестностям этим летом? Имена? Номера телефонов?

Джо поднес блесну к свету и еще чуток отполировал ее.

— Будь я на твоем месте, я поискал бы поблизости от дома, Сэм.

— Тогда мне нужна карта Флаэрти и имена, а также сведения кто где живет. И возраст мужчин, если у вас есть эти данные.

Джо раздраженно фыркнул.

— Тебе не нужна карта, мальчик. Просто отправляйся домой, и посмотри, сможешь ли ты все выяснить оттуда.

Вернуться домой? Что ж, Сэм предположил, что ему не потребуется много времени, чтобы прочесать телефонную книгу Сидни.

Как вдруг, как говорят в пословицах, его осенило.

Домой?

— Вы шутите, верно? — проговорил он с недоверием.

Джо взглянул на него и поджал губы.

Сэм поднял руки.

— Я знаю, знаю. Вы не шутите.

Джо забрал у Сэма бутылку корневого пива.

— Езжай домой, Сэм. И не вздумай ее обижать. Кстати, ты ведь планируешь остаться во Флаэрти? Навсегда?

Сэм в течение примерно десяти секунд думал об этом, потом до него дошло, что думать фактически не о чем. Ему не обязательно жить в Нью-Йорке, чтобы писать. А для проведения исследований, он мог бы время от времени на несколько недель брать Сидни с собой в Сиэтл или Сан-Франциско. Не существовало совершенно никаких причин для отъезда. Его мать, его сестры и его трастовый фонд прекрасно проживут и без него.

— Ага, — кивнул Сэм. — Планирую.

— Тогда отправляйся домой, парень. И посмотри к чему придешь, если пристально посмотришь.

Сэм воспользовался советом Джо и направился домой. Он был не готов принять тот факт, что именно он был тем человеком, который интересовал Сидни, но больше никого другого и не было в ее глуши. Он отправится домой и взглянет на все непредвзято. Кто знает, что он, в конечном счете, обнаружит?


Сэм неслышно вошел в дом и сразу же почувствовал, что Сидни на кухне. Он проследовал на звук ее ругательств и оказался на пороге… чтобы обнаружить ее в середине самого большого беспорядка, когда-либо виденного им. Грязной была каждая чашка в доме. Мука была рассыпана по полу, кухонному столу и по повару. Сам повар был в ярости.

— Что…, — спросил он сдавленным голос, — …ты делаешь?

— Стряпаю, — отрезала она. — А на что это похоже?

Это было похоже на то, что она разводила грязь, но он мудро решил не сообщать ей об этом. Сэм пересек комнату и взял пальцами ее за подбородок, поднимая ее лицо. Потом аккуратно смахнул с ее щек муку.

— Что готовишь?

— Торт. Но у меня не слишком хорошо получается.

— Нужна помощь?

— Да.

— Тогда давай сначала приберемся. Будет намного легче, если ты начнешь на чистой кухне.

От Сидни было столько же толка в уборке, как и в приготовлении пищи, но ее энтузиазм привел его в восхищение. Отобрав необходимые чашки, остальные он сложил в посудомоечную машину. Потом открыл поваренную книгу, выложил все необходимые ингредиенты и начал объяснять ей, что делать.

— Здесь говориться «взбить сухие ингредиенты». Что это значит? — потребовала она.

— В данном случае воспользуемся миксером, — сказал он, вставая позади нее. — В правую руку бери лопатку, а в левую — чашку с мукой. Которую всыпаем помаленьку за раз, предоставляя остальное сделать миксеру.

— Но это смешивание, а не взбивание.

— Это одно и то же.

— Тогда почему бы им не упомянуть, что это то же самое?

— Я не знаю, — он действительно не знал. Все, что он осознавал — это Сидни, стоящую в кольце его рук и сконцентрировавшую свою внимание на чем-то другом, тем самым позволяя ему свободно сосредоточиться на ней. Аромат ее волос взметнулся вверх и заставил его закрыть глаза. Сэм сделал глубокий вдох, наслаждаясь запахом.

— Что мне делать теперь? Сэм, ты что засыпаешь?

— Нет.

— Смесь для торта взбита. Что мне делать теперь?

— Предварительно разогрей духовку и смажь маслом формы для выпекания.

Прислонившись спиной к столу, он слушал ее мурлыканье себе под нос, когда она наливала масло в две формы, а затем ставила их в духовку. Она установила таймер, после чего развернулась к нему и улыбнулась.

— Теперь что?

— Теперь иди сюда и выслушай мои извинения за то, что несколько последних дней я был таким идиотом.

Ее улыбка угасла.

— Тебе не стоит этого делать, Сэм. Я не самый легкий человек, чтобы с этим можно было мириться.

Он вытянул руку, взял ее ладонь и заставил ее подойти к нему.

— Сейчас мы попрактикуемся в подлизывании, Сид. Важной частью любых отношений. Я скажу «Я сожалею». Ты выслушаешь, простишь и обнимешь. Усекла?

Она кивнула.

— Я сожалею.

— Прощаю.

— Теперь обними меня.

— Но…

— Эй, мне тоже нужна практика. Для мисс Сасквоч. Это также легко, как и обжимание, только ты можешь практиковаться в этом в любом месте.

Она придвинулась поближе к нему, медленно. Когда она оказалась достаточно близко, Сэм вытянул руки и прижал ее к себе. Закрыл глаза и вздохнул. Да, он вернулся домой.

— Где ты был, Сэм? — тихо спросила она.

— Пропустил бутылочку корневого пива у Джо.

— Я беспокоилась о тебе.

Сэм улыбнулся в ее волосы.

— Сожалею, Сидни. Обещаю, что больше так не поступлю, — он погладил ее спину. — Я останусь здесь так долго, как ты этого захочешь.

— Мисс Сасквоч не рассердится? — спросила Сидни, ее голос был приглушен его рубашкой.

— Почему-то я так не думаю.

— Тогда ты можешь подержать меня еще несколько минут?

— Конечно.

Он обнимал ее в течение сорока пяти минут, если быть точным. И выругался, когда таймер выключился и оторвал от него Сидни. Ее зубочистка оказалась чистой, и она с радостной улыбкой извлекла из духовки два совершенных испеченных коржа. Сэм показал ей, как положить торт на охладительную решетку, после чего она занялась глазурью. Они выждали пока торт не охладиться, потом Сэм, прислонившись к столу, наблюдал, как она покрывает глазурью свой первый шоколадный торт. От вида полной сосредоточенности на ее лице он не мог не улыбнуться.

Потом она отошла и с восхищением посмотрела на творение своих рук.

— Он прекрасен, — благоговейно произнесла она.

— Нет, — возразил он, беря ее за руку и притягивая к себе, — это ты прекрасна.

— Сэм…

Он приложил палец к ее губам.


— Тебе необходимо попрактиковаться в принятии комплиментов. Этот навык, я уверен, пригодиться в будущем.

— Ты так думаешь?

Он кивнул.

— Да, — он одной рукой обнял ее за плечо и притянул ее еще ближе, затем погладил ее по волосам. И постарался найти слова, чтобы сказать ей, насколько она на самом деле красива, что мужчины во Флаэрти оказались самыми настоящими дураками, раз не увидели этого. Как они смогли проглядеть эти западающие в память глаза на изысканном лице? Ее волосы были мягкими и роскошными, это были волосы, в которые мужчина мог зарыться лицом и без особых проблем утонуть. Он встретился с ней глазами и увидел там нерешительность.

Или это было желание? Сэм честно не мог сказать, что это было, но был надежный способ выяснить. Он наклонил свою голову, пока его рот не оказался всего лишь в дюйме от ее.

— Могу я тебя поцеловать? — прошептал он.

— Еще уроки?

— Разумеется.

— Ну, если ты считаешь, что это пригодится мне в будущем.

В ответ он просто закрыл ее рот своим. Он притянул ее как можно ближе к себе, не прекращая исследовать ее губы. К тому моменту, когда он закончил, Сидни дрожала, словно лист. Тут ему пришло в голову, одновременно с самым неандертальским всплеском удовольствия, которое он когда-либо испытывал, что ее возможно никогда до этого не целовали.

— Мы закончили?

Сэм открыл глаза. Зубы Сидни стучали.

— Ты хочешь закончить?

Она покачала головой.

— Ты боишься?

— Я? — хриплым голосом проговорила она. Потом откашлялась. — Я встречалась лицом к лицу с гризли намного больше тебя и не дрогнула.

— Что ж, — с улыбкой сказал он, — этим все сказано, не так ли?

Она потерла свои руки.

— Кажется, я замерзла.

— Я разведу огонь. Как ты знаешь, это у меня очень хорошо получается, — он взял ее за руку и провел в гостиную. Там Сэм быстро разжег огонь, потом снял туфли и разложил перед камином одеяло. После чего взглянул на Сидни.

— Присоединишься?

— Разве я не должна начинать готовить ужин?

— Чуть позже мы сделаем сэндвичи. Сегодня вечером мы практикуем объятия.

— Объятия?

— Это совершенно другая техника, чем обжимания, — с кивком подтвердил он. — Так что устраивайся поудобнее. Мы пробудем здесь о-о-чень долго.

Эта мысль была на редкость привлекательна.

Глава 9

Сидни подобрала гвоздь, после чего выпрямилась, не сомневаясь, что глаза Сэма самым внимательным образом прошлись от каблуков ее ковбойских сапог до ремня джинсов. Она сомневалась, что он добрался намного дальше, чем это, но это ее не волновало. Девушка медленно повернулась, наслаждаясь ощущением власти над ним, которое она приобрела за последнюю пару дней.

— Это, — сказала Сидни, выставляя на обозрение подобранный предмет, — гвоздь. Мы не должны оставлять их валятся на полу. Кто-нибудь умудрится наступить на них и испытает ужасную боль. Ой, посмотри. Там еще один. — Она наклонилась прямо перед ним, попутно коснувшись его груди своим плечом. — Нам следует быть чрезвычайно осторожными здесь, в мастерской, Сэм. Безопасность — не повод для смеха.

Сэм что-то проворчал в ответ. Сидни мило улыбнулась и повернулась обратно к перфорированной плите и приступила к описанию различных инструментов, висящих там, а также к объяснениям для чего каждый используется. На самом деле она сама не понимала, о чем говорит. Все, что она осознавала, это Сэм, стоящий всего в нескольких дюймах позади нее и обращающий столь же мало внимания на ее слова, как и она сама.

Прошло три дня с того момента, как он поцеловал ее на кухне. И за это время она быстро усвоила, что он был решительно настроен заставить ее практиковаться в поцелуях так часто, как это только возможно. Если же он, в конечном счете, заставлял себя работать, то никогда не проводил в своей комнате больше десяти минут, чтобы не выйти и не проверить ее.

И Сидни нравилось это.

Ей не хотелось думать об его причинах. Он не желал обсуждать мисс Сасквоч, кем бы она ни была. Сэм никогда не получал личных звонков, и Сидни отчаянно надеялась, что в Нью-Йорке у него не было никого, кто бы его ждал.

— Ой, Сэм, — проговорила она, указывая на разводной ключ справа от себя, — не мог бы ты достать его для меня? Я, кажется, не могу до него дотянуться.

Пробормотав что-то себе под нос, он потянулся, чтобы спустить инструмент вниз. Забирая у него ключ, она скользнула своей рукой по его предплечью и чуть выше. Сидни готова была поклясться, что он вздрогнул. Также она определенно услышала, как он выругался.

— Ох, нет, не этот, — промурлыкала она. — Тот, что повыше.

Сидни прислонилась к нему как раз в тот момент, когда он потянулся, получая явное наслаждение, поддразнивая его. Ни разу за всю ее жизнь мужчина не смотрел на нее иначе, чем с презрением и нетерпением. Сэм же смотрел на нее с желанием, простым и ясным. Ох, были, конечно, и другие взгляды, взгляды, которые менее разумная девушка приняла бы за любовь. Но Сидни была кем угодно, только не неразумной.

— Может, вон тот, что еще выше, — проговорила она, показывая. — Да, думаю это то…

И подпрыгнула, когда Сэм схватил лоскут ткани и раздраженно швырнул его на скамейку, затем развернул ее и усадил на деревянную поверхность с силой, достаточной, чтобы у нее щелкнули зубы.

— Все, с меня хватит. Ты можешь меня дразнить, но до тех пор, пока я не выйду из себя. А я вышел из себя.

— Дразнить? — удивленно промолвила она, прижав руку к груди и удивленно заморгав. — Я?

— Твои джинсы такие узкие, что я сомневаюсь, что ты можешь дышать, твоя рубашка расстегнута достаточно глубоко, что ты с легкостью можешь подхватить пневмонию, и ты нанесла макияж. В чем ты совершенно не нуждаешься, кстати.

— Я не…

Сэм закрыл ее рот своим, обрывая все слова. Что ж, у него определенно был талант, когда требовалось добиться небольшой тишины. Он целовал ее, пока она не забыла, что собиралась сказать, после чего она забыла свое имя, а потом и вовсе была близка к тому, чтобы забыть, как это — дышать. Ей едва хватило присутствия духа, чтобы заметить последнее, и то лишь потому, что из-за нехватки воздуха у нее в ушах начало звенеть.

Она замерла. Звенело не в ушах. Это звонили в дверь!

— Сэм, — она с трудом дышала, — отпусти меня.

— Нет, — пробормотал он, сжимая ее еще крепче.

— Кто-то пришел!

Сэм застыл, потом поднял голову. Его глаза расширились.

— О, нет.

— О, нет, что?

— Я пригласил на ланч Женское Общество Помощи.

— Сэм! — взвыла она.

— Я забыл, — промолвил он, отпуская ее и отступая назад. — Иди, открой дверь. Я сейчас подойду.

— Я? — пронзительно выкрикнула она. — Я выгляжу зацелованной!

— А я выгляжу возбужденным. Дай мне пять минут, чтобы, гхм, успокоиться, — он с надеждой улыбнулся ей. — Пожалуйста?

Сидни спрыгнула со скамейки и постаралась привести в порядок волосы. Что было бесполезно, поэтому она просто провела пальцами по волосам и разгладила одежду. Распрямив плечи, она постаралась вернуть часть своего достоинства.

— Сид?

Она обернулась, стоя у двери. Сэм смотрел на нее с ласковой улыбкой.

— Я люблю тебя.

Сидни замерла. Потом указала на скамейку:

— Из-за…

Он резко покачал головой.

— Нет.

— О, Сэм.

— Пойди открой дверь, сладкая. Это будет самая короткая встреча Женского Общества в истории.


Четыре часа спустя Сидни была готова вышвырнуть Женское Общество Помощи из своего дома без всякого сожаления и волнений о том, где они приземлятся. Сэм же выпроводил их со своим обычным очарованием, и Сидни смогла заняться посудой. Единственное, что она могла сказать в пользу Сэма — он научил ее держать кухню в чистоте.

Девушка подпрыгнула, почувствовав руки, обвившиеся вокруг нее.

— Это всего лишь я.

Сидни прижалась к нему спиной.

— Ты был серьезен, когда чуть раньше сказал те слова?

— Да, — он взял из ее рук последнюю тарелку, поставил в посудомоечную машину, а затем повернул ее к себе лицом и улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. — Пойдем пообжимаемся на диване. Я просто разбит, а ты как?

— Общество выматывает.

— Но оно под впечатлением от твоих шоколадных пирожных.

— Меня это мало волнует.

Сэм рассмеялся.

— Знаю. И мне это нравится, — он поцеловал ее в кончик носа. — Пошли.

По пути в гостиную, Сидни схватила с кухонного стола свой журнал.

— Что у тебя там за статья, будущий победитель Пулитцеровской премии? — спросил Сэм.

Сидни улыбнулась.

— Твоя, чья же еще.

— Я думал, ты не читаешь кулинарные журналы.

— Я солгала. Джо дал мне экземпляр.

— И как она тебе?

Она улыбнулась тому, что он не пожелал посмотреть ей в глаза.

— Очень понравилась. Ты великолепен, Сэм.

Он вытянулся на диване, потом улыбнулся ей.

— Что за волшебные слова. Иди сюда, милый читатель, и позволь мне поцеловать тебя в благодарность за сохранение моего нежного авторского эго.

Сидни позволила ему притянуться себя вниз рядом с ним на диван и вздохнула, когда он поцеловал ее.

Он поднял голову и улыбнулся ей.

— Пошли со мной в пятницу на танцы, которые устраивает Женское Общество Помощи. Я хочу утереть нос Фрэнку Слейтеру. И Сасквочу. Кем бы он ни был.

— Это ты, глупый. Кто, как ты думаешь, им был?

— Если честно, то понятия не имел. Джо сказал мне посмотреть поблизости от дома. Я полагал, что он является каким-то охотником, скрывающимся в твоих лесах.

— Нет, он писатель, скрывающийся на моей кухне.

— Коль речь зашла о кухне, ты хочешь пообедать?

— Только если я не должна готовить.

Он вздохнул и поднялся.

— Мужская работа никогда не кончается. Если я должен идти, то ты пойдешь также. Самое меньшее, что ты можешь сделать — это хвалить меня, пока я готовлю.

Это показалось ей честным обменом.

Глава 10

Наступил вечер пятницы, и Сэм обнаружил, что расхаживает по гостиной, ожидая, когда Сидни выйдет из ванной. Расхаживал он также и по другим причинам. Он провел ночь со среды на четверг на диване, обнимая Сидни, пока та довольно спала в его объятиях. Вчера они и мгновения не провели порознь. Сэм чувствовал, что ему, скорее всего, до свадьбы придется переехать в отель.

Если допустить, что Сидни хочет выйти замуж.

Он сразу же перестал расхаживать, едва заметил ее, стоящую возле камина. Его челюсть отвисла.

— О, нет, — проговорил он, качая головой, — ты никуда не пойдешь в таком виде.

Ее лицо незамедлительно опало, и она отвернулась. Сэм пересек комнату и обнял ее. Развернул лицом к себе и приподнял ее лицо.

— Ты выглядишь ошеломляюще. Дух захватывающе. Изысканно. К концу вечера я буду весь в синяках, в крови и с переломами от драк со всеми теми дикарями, которые захотят тебя. Где та рогожка, которую я нашел для тебя?

Сидни неуверенно улыбнулась.

— Тебе нравится?

— Сидни, ты выглядишь сексуально в джинсах, а в этом… — он отступил назад и оглядел ее с головы до ног. На ней было длинное темно-синее платье и деловые рабочие ботинки. Он был совершенно уверен, что никогда не видел ничего подобного в Нью-Йорке. Более того, он был совершенно уверен, что никогда не видел ничего более сексуального. Он сделал глубокий вдох: — ты ошеломила меня.

Это ее не убедило.

— Я не знаю, как долго смогу выносить все эти танцы. Нам ведь не обязательно оставаться там надолго, правда?

— Мы пробудем там так долго, как ты этого захочешь. Одно твое слово и мы сразу же уйдем.


Ратуша была заполнена жителями Флаэрти всех возрастов, оркестр разогревался, наигрывая старомодные шлягеры. Сэм поприветствовал клан и свое Женское Общество Помощи. Сидни поздоровалась с кланом и Джо. После чего они с Сэмом прошли на танцевальную площадку и больше ни на кого не обращали внимания.

Сидни приглашали на танец множество мужчин. Она отказала каждому. Сэм избегал возможности быть зажатым Рут Ньюарк и однозначно старался разъяснить надеющимся матерям, что он вне игры. Как будто они не могли этого понять по тому, как он держал Сидни во время танца. Даже клан, кажется, согласился с этим. Нехотя, конечно. Джо же просто сиял.

Сэм не мог оторвать глаз от женщины в своих объятиях, также он обнаружил, что не может ее отпустить. Но он уже решил, что она заслуживает свадьбы прежде, чем произойдет все остальное, поэтому танцевать с ней в публичном месте показалось ему самым безопасным способом прижимать ее к себе и при этом не сойти с ума.

Домой он ехал быстрее обычного, стремясь сделать ей предложение. Его ладони вспотели. Его сердце колотилось. В действительности, боль в груди была такой сильной, что он опасался, как бы у него не произошел сердечный приступ. Мужчина не доживает до зрелого тридцатипятилетнего возраста, не испытывая здорового отвращение к вопросу «Ты выйдешь за меня замуж?».

Он сделал глубокий вдох. Боли в груди были из-за чего-то, что он съел на танцах. Его ладони были влажными, потому что он не хотел, чтобы Сидни сказала «нет».

— Ладно, — сказал он, с еще одним глубоким вздохом. — Сидни, ты выйдешь за меня замуж?

Ответа не последовало.

У нее что, что-то застряло в горле? Или ее дар речи выкрали инопланетяне? Сэм нахмурился, бросив взгляд вправо, чтобы посмотреть, с какой стати она ему не ответила.

Ее рот был приоткрыт. Глаза — закрыты. Голова откинута на подголовник.

Здорово. Он медленно выдохнул, как оказалось все это время он задерживал дыхание, и снова сосредоточил все свое внимание на дороге. В любом случае, это, скорее всего, был не самый романтичный способ делать предложение. Он завтра еще раз соберется с силами и посмотрит, сможет ли сделать предложение, когда леди, которой оно адресовано, не пускает слюни.

И он надеялся, что это не было знаком.


На следующее утро Сэм, споткнувшись, остановился на пороге кухни, увидев Сидни, стоящую у плиты и стряпающую блины. Она выглядела прекрасно отдохнувшей. Сэм почувствовал, как его глаза сузились, что было не так уж и трудно, если учесть, что он не спал ни минуты.

Сидни обернулась и с улыбкой посмотрела на него.

— Хорошо выспался?

— Нет.

— О’кей, — медленно проговорила она. — Завтрак поможет?

— Сомневаюсь.

— Да, что с тобой?

Сэм понес кулаки к глазам и яростно потер их.

— Голова идет кругом. Ничего, что касалось бы тебя.

Сидни выронила лопатку, у нее был такой вид, словно он ее ударил. Сэм обнаружил, к своему легкому огорчению, что, кажется, не может найти подходящих слов, чтобы исправить это. Он провел ночь, расхаживая туда-сюда, размышляя над тем — потерял ли он свой разум или свое сердце.

Он хотел жениться на ней.

Но хотела ли его она? Или она просто приписала его сильное увлечение ею крайней раздражительности, которая угнетала его перегруженное работой воображение?

Зазвонил телефон. За что Сэм никогда не был более благодарен за всю свою жизнь.

— Я отвечу, — сказала Сидни, но Сэм добрался до него первым.

— Алло? — проговорил он.

— Сэм, я в аэропорту, — объявил резкий женский голос с интонациями, которые привить генам своих потомков могли только шесть полонений, окончивших институт благородных девиц.

Сэм удивленно моргнул:

— Марджори?

Вздох на другом конце почти взъерошил волосы у него на затылке.

— Кто же еще? Я приехала, чтобы проконтролировать состояние твоих исправлений.

Исправлений? Сэм нахмурился. Марджори едва ли проделала бы весь этот путь на Аляску только ради того, чтобы проконтролировать его исправления. Ее, очевидно, отправили с заданием проверить, чем он тут занимается. Но выяснять все это по телефону было бессмысленно.

— Ладно, — сказал он, вздохнув, — я приеду за тобой.

— Поторопись, — требовательно раздалось в ответ. — Я в ужасе от опасности, витающей в воздухе… внутри здания, имей в виду.

Сэм повесил трубку телефона прежде, чем успел сказать что-нибудь, о чем впоследствии пожалел бы. Марджори прежде всего была его агентом, и, как говорят, очень хорошим. Она также была его сестрой, и было бы очень стыдно стать брошенным ею клиентом.

Он взглянул на Сидни и поинтересовался, что бы она сказала, если бы узнала о жизни, которую он оставил позади. И лишь когда он взглянул на нее, то по-настоящему увидел ее. И снова понял, почему любит ее.

Потому что она любит его. Сэмюэля Маклеода, испытывающего затруднения писателя, уважаемого повара и никудышного разнорабочего.

Он взял ее за плечи, притянул к себе и страстно поцеловал в губы.

— Я должен ехать за своим агентом. Но я вернусь назад так скоро, как смогу. Мне нужно кое о чем спросить тебя.

Она моргнула.

— О’кей.

— Я устрою ее в отеле, после чего вернусь домой.

— О-о, она может остановиться здесь, — предложила Сидни. — Если ты этого хочешь.

Сэм замер. Он не был уверен, что ему хочется находиться с сестрой в одном замкнутом пространстве, пока у него не появится возможность разъяснить кое-что Сидни, но возможно лучше всего будет выложить все карты на стол прежде, чем он попросит Сидни выйти за него замуж. Он слабо улыбнулся.

— Она не останется надолго. Я обещаю.

— Это просто замечательно. Честно.

— Я выпну ее через тридцать шесть часов, максимум сорок восемь. Ты сможешь вынести ее так долго?

— Конечно.

— Я буду поздно, — сказал он.

— Обещают снегопад. Может тебе стоит остаться на ночь в городе?

Вечер наедине со своей сестрой? Мысль была пугающей, но более устрашающей была мысль застрять вместе с ней в буране.

— Хорошо, завтра, — согласился он. — Я буду скучать по тебе.

Она кивнула и крепче обняла его.

— Марджори умеет готовить?

— Она училась готовить у некоторых известнейших французских шеф-поваров, — почему это было замечательно для Марджори, но не подходило ему, он никак не мог понять, но, выходить из себя и раздражаться из-за дискриминации по половому признаку, в данный момент было совершенно бесполезно. — Она может приготовить суфле, которое заставит тебя обалдеть.

Он быстренько упаковал сумку, подарил Сидни последний поцелуй и направился в Анкоридж. Это было просто замечательно. Он получит кое-какие идеи от своего агента и отложит обсуждение своей жизни со своей будущей женой.


Сидни наблюдала за отъездом Сэма, и ее сердце сжалось. В действительности, она понятия не имела, кем была эта Марджори. Сэм сказал, что она его агент. Но была ли она также и давней приятельницей? Сидни не желала думать об этом. Все, что она знала, это то, что Марджори была шеф-поваром. Она, вероятно, красавица и из Нью-Йорка.

Сидни начала расхаживать. Марджори и Сэм, вероятно, были любовниками. Он, вероятно, планирует вернуться в Нью-Йорк и продолжать спать с ней.

Сидни чуть не заплакала.

Потом выпрямила спину и промаршировала на кухню. Суфле, значит? Она достала поваренную книгу и посмотрела рецепт. И нахмурилась.

Яйца. Ее заклятые враги.

Что ж, на этот раз им не взять над ней вверх. Она приготовит это чертово суфле, даже если для этого ей понадобятся последующие двадцать четыре часа. Тогда Сэм увидит, что Марджори ничем не лучше ее.

И останется с ней.

Глава 11

Сэм ехал обратно во Флаэрти, умело избегая выбоин. Ему удавалось делать то же самое и со словесными ловушками, которые его сестра расставляла перед ним… до настоящего времени. Но он чувствовал, что его счастье вот-вот закончится.

— Ну и по какой же причине ты столь загадочен? — сухо поинтересовалась Марджори.

Откладывать неизбежное больше не было никакого смысла. Сэм сделал глубокий вдох.

— Я влюбился.

— Ох, умоляю, Сэм, — сказала Марджори, закатывая глаза с такой силой, что они чуть не застряли у нее в голове навсегда. — Пожалуйста, будь серьезен.

— Я серьезен, Мардж. Она лучшее, что когда-либо случалось со мной…

— Она оказывает услуги гида-проводника, Сэм. Она по нескольку месяцев подряд проводит в глуши наедине с похотливыми топ-менеджерами.

Сэм стальным взглядом уставился на свою белокурую попутчицу.

— Следи за своим языком, Марджори! А то я без всяких угрызений совести высажу тебя прямо здесь и посмотрю, как ты пойдешь обратно в Анкоридж пешком. Ну так что, ты пересилишь себя и будешь вести себя вежливо, или мне съезжать на обочину?

— Ладно, Сэм, не будь вспыльчивым. Все дело в этой местности, проживание в которой напрочь испортило твое чувство юмора, — Марджори окинула взглядом свои длинные, ухоженные ногти. — Ты действительно должен вернуться в город.

— Я переезжаю сюда. Привыкай к этому.

— Маму хватит удар.

— Меня это не волнует.

— Она перекроет тебе доступ к трастовому фонду.

— Мардж, трастовый фонд находится под моим контролем. В любом случае, я им не пользуюсь. Я стараюсь быть современным [16].

— Ну, да конечно. Выпекая эти нелепые торты.

— У меня это очень хорошо получается.

Марджори неподобающе леди фыркнула.

— Не понимаю я этого твоего необъяснимого влечения к работе. У тебя уйма совершенно приличных денег, размещенных на счетах по всему миру. Зачем марать руки?

— Ты же работаешь, — заметил Сэм.

— Я представляю литературных гениев текущего века, — высокомерно ответила Марджори. — Это служение на благо человечества.


Сэма она, конечно, взяла в свои клиенты из чувства жалости.

Но он в достаточной степени был реалистом, чтобы понимать, быть изданным нелегко, и просто являться хорошим автором для этого явно недостаточно. Если его сестра сможет добиться, чтобы его прочитали хотя бы раз или два, чего он не смог сам, она будет стоить своих денег.

— Она вероятно не девственница, знаешь ли.

С другой стороны, возможно лучшим выходом будет задушить ее, чем стать одним из ее должников. Сэм ударил по тормозам и рейндж ровер резко остановился.

— Все, хватит, — рявкнул он. — Выметайся.

— Теперь, Сэм…

— Не начинай «теперь, Сэм», ты, циничная светская львица. Ты ужасно ошибаешься на счет Сидни…

Марджори задохнулась.

— Ты с ней спал?

Сэм стиснул зубы.

— Нет. Но я знаю ее.

— Хвала Небесам, — промолвила Марджори с явным облегчением. — Продолжать род человеческий подобным образом…

— Ты когда-нибудь задумывалась над тем фактом, что я, может быть, хочу иметь детей?

— И передать генофонд своего отца? Ну, уж нет.

— Он и твой отец тоже. И лишь потому, что он подумывает о том, чтобы продать свое место на фондовой бирже…

— Ох, Сэм, — задохнулась Марджори, — пожалуйста, не напоминай об этих болезненных воспоминаниях!

— …это не делает его плохим человеком, — закончил Сэм. — Ты сноб.

— А ты безнадежный романтик, — она обратила всю силу своих голубых глаз на него. Сэм почти ощутил, как его голова задымилась от ее острого, как лазер, пристального взгляда.

— Возвращайся домой, в Нью-Йорк, — сказала Марджори с убедительными нотками в голосе, которые любой вампир с гордостью назвал бы своими.

— Нет.

— Ты можешь остановиться у меня, пока не найдешь что-нибудь подходящее.

— Я счастлив здесь.

— Не могу представить почему.

— Вот именно, — сказал Сэм, решив, что нет никакого смысла обсуждать это и дальше. Кроме того, Марджори ненавидела игру в молчанку, и он не зря был младшим братом, чтобы получать удовольствие, досаждая ей этим.

Сэм завел свой джип и сдал назад, обратно на дорогу. Он игнорировал Марджори на всем оставшимся до дома пути, потом оставил ее нести свой собственный багаж, а сам подбежал к дому и заколотил в дверь. Ему было необходимо подготовить Сидни к тому, с чем ей придется столкнуться. Он должен был сделать это раньше.


Сидни открыла дверь, но ушла прежде, чем он успел обнять ее. Он последовал за ней на кухню и резко остановился. На кухонном столе лежала, по крайней мере, дюжина коробок из-под яиц, а также то, что можно было бы принять за суфле.

Подняв это, он убедился, что действительно суфле.

— Сидни?

— Я пыталась приготовить это чертово суфле, ясно? — отрезала она. — Но не смогла. Удовлетворен?

— Боже мой, что за беспорядок?

Сэм бросил на Марджори взгляд через плечо.

— Заткнись, Мардж.

— А это должно быть твоя деревенская девчонка, — сказала Марджори, вытягивая руку словно чертова королева и деликатно поднося к носу платок. — Как оригинально.

— Марджори, — прорычал Сэм.

— Неудачная попытка приготовить суфле, моя дорогая? Как очаровательно. Но разве здесь не едят крупы и все такое прочее? Или сырое медвежье мясо прямо с костей?

— Марджори!

Сидни выбежала из кухни. Сэм раздраженно всплеснул руками.

— Ты мегера, — прокричал он. — Я люблю ее, черт возьми.

— Да ладно, Сэм, — ответила Марджори, ничуть не смутившись. — Не будь таким грубым.

— Ты уволена, — проревел Сэм.

— Ты не можешь меня уволить. Я твоя сестра.

— Ты гвоздь в заднице. Выметайся из моего дома.

Марджори выглянула в кухонное окно.

— Ой, Сэм, похоже, эта твоя маленькая деревенщина уезжает. Означает ли это, что я могу остаться на обед? В любом случае, во сколько мы здесь, в провинции, обедаем?

Сэм выбежал из кухни и влетел в спальню Сидни. На ее кровати лежала записка… а также конверт. Он схватил записку.


«Сэм, я знаю, что не могу конкурировать. Здесь часть твоей арендной платы. Я буду отсутствовать вплоть до субботы. Этого времени тебе должно хватить, чтобы переехать. Надеюсь, ты будешь счастлив.

Сидни».


— Марджори! — заорал Сэм.

— Да, милый? — отозвалась она.

— Как у тебя с офисными навыками?

— Отсутствуют полностью, любовь моя. А зачем тебе?

— Лучше приведи себя в порядок, — зло проговорил он. — Тебе придется найти настоящую работу, когда я отфутболю тебя обратно в город!

Сэм отвез свою сестру-бывшего агента во Флаэрти и заплатил одному из членов клана сто долларов плюс бензин, чтобы тот доставил ее назад в Анкоридж. Полуприщуренными глазами полными удовлетворения он наблюдал, как Марджори забиралась в грузовик, который выглядел так, словно не сможет проехать и пяти миль не сломавшись. Ее багаж был загружен в кузов машины и вероятно к тому времени, когда они достигнут аэропорта, он будет весь покрыт собачьей шерстью и милым толстым слоем компоста. Сэм был донельзя доволен всем этим.

Убедившись, что Джо не знает, куда направилась Сидни, Сэм вернулся домой, чтобы составить план.

И молиться, чтобы Марджори все не погубила.


Сидни вернулась домой в субботу днем. Машины Сэма не было. Она знала, что ей следовало бы испытать облегчение, но этого не произошло. Она была убита горем. Хватило одного взгляда на «агента» Сэма, чтобы понять — нет никакой возможности отнять его у нее.

И она сбежала. Сбежала, поджав хвост, как трус, коим в действительности и была, проведя три последних дня зализывая раны. Но у нее было чувство, что, сколько бы она не делала это, раны не залечить.

Когда Сидни вошла в дом, он был пуст. Она не потрудилась проверить комнату Сэма, а просто села на диван и постаралась расплакаться. Попытка была тщетной. Она не плакала раньше и определенно не заплачет теперь.

Сидни сидела в гостиной, пока полностью не стемнело. Дни с каждым разом становились все короче. Вскоре света будет очень мало. Превосходно. Она проведет зиму в унынии [17].

Она прошла на кухню и включила свет, да так и остановилась.

Там, на ее собственном столе, лежала верхний слой свадебного торта. Это была самая красивая вещь, которую она когда-либо видела. Сэму должно быть потребовались часы, чтобы сделать ее. И там же, рядышком, лежала записка. Сидни дрожащими пальцами взяла записку.


«Моя прекрасная Сидни, у тебя есть два выбора: ты можешь съесть этот торт или ты можешь заглянуть в холодильник, достать остатки глазури и закончить надпись. И если у тебя достанет храбрости явиться в зал для приемов, то там ты найдешь кое-кого, ждущего тебя с оставшейся частью торта, кое-кого, кому нужно объяснить тебе несколько вещей и кое-что подарить.

Люблю,

Сэм».

Сидни достала миску с глазурью, потом на короткий миг закрыла глаза, прежде чем взглянуть на верхний слой торта. На нем было написано: «Поздравляем, Сэм и …»

Ох, что он имел в виду? Почему он оставил надпись не законченной? Неужели он хотел, чтобы она боролась за него?

Не этим ли она занималась, пытаясь сделать суфле, прежде чем трусливо сбежать?

Она потянулась к набору для украшения тортов, который удобно лежал рядом на столе, и положила немного глазури в кондитерский мешочек. Она едва могла написать свое имя, но это не имело значения. Ее смелость решительно вернулась к ней. Она любила Сэмюэля Маклеода и будь проклята эта Марджори, если думает, что сможет незаметно украсть его. Мужчина не стал бы рисковать своей жизнью, учась удить рыбу, если бы не был влюблен, не так ли?

Она осторожно подняла верхнюю часть торта и побежала к своей машине. Ее ждал Сэм. А путь до зала для приемов был неблизкий.

И как в плохом кино, у нее лопнула шина.

Сидни потребовалось чуть больше часа, чтобы поменять ее, и все из-за того, что она была расстроена. К тому времени, когда она снова выехала на дорогу, она была вся в грязи. И рыдала так сильно, что не заметила, как съезжает с трассы, пока ее джип не сполз под откос, застряв передними колесами в канаве. Сидни выбралась из машины, от всей души выругавшись, потом схватила свою драгоценную часть торта и пошла пешком.

Как назло полил дождь.

Снега не предвиделось, поэтому ее смерть от непогоды будет довольно приятной. Это был дождь, который насквозь промочил ее пальто, облепил голову волосами и не оставил ей иного выбора кроме как засунуть верхушку торта под пальто.

Девушка начала рыдать.

Она не знала, сколько времени у нее занял путь до города, но она не сомневалась, что это была половина вечности. На пороге зала для приемов она запнулась, словно всех прочих неприятностей было недостаточно. Сэм стоял в центре комнаты, выглядя расстроенным. А потом он повернулся и увидел ее.

И улыбнулся.

Сидни не знала, откуда взялись все ее слезы, но на нее накатил очередной приступ рыданий. Она бросилась в объятия Сэма, сминая верхушку торта между ними.

— У меня с-спустила ш-шина, — проикала она, — а потом м-машина съехала с д-дороги.

Сэм крепко обнял ее.

— Ничего страшного, милая. Теперь ты со мной.

— Я раздавила торт, — прорыдала она. — Я даже написала на нем свое имя.

— Оставшаяся часть торта здесь, сладкая, — успокаивающе проговорил Сэм. — Мы съедим его без верхушки. Или я сделаю новую, после того как мы вернемся домой. Это сделает тебя счастливой?

Она подняла голову и задохнулась от рыданий:

— Д-да, — она вцепилась в него. — Ох, Сэм, я думала, ты любишь Марджори.

— Она моя экс-сестра, — ответил Сэм, вытирая слезы, скатывающиеся по ее щекам. — Я много чего должен тебе рассказать.

— Она может приготовить суфле, — Сидни громко заплакала.

— Скажу тебе по секрету, — начал говорить Сэм, склонив свою голову и прижимаясь губами к ее уху, — я ненавижу суфле. Думаю, я даже ненавижу яйца.

— Ох, Сэм!

Он слегка стиснул ее в объятиях.

— Мне нужна женщина, которая может поменять масло в моем джипе и может рассказать, в чем отличие между плоской отверткой и отверткой Phillips. Сейчас, если ты мне скажешь, что всю жизнь ждала мужчину, который мог испечь торт лучше всех вместе взятых, мы пойдем и поженимся.

Она подняла голову и улыбнулась ему.

— Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Значит, ты выйдешь за меня замуж?

— Да.

— Тогда пошли.

— Но по моему свитеру размазан торт.

Сэм расстегнул ее парку [18] и крепко прижал к себе.

— Теперь, мы оба перепачканы в нем, — он усмехнулся ей, — ты выглядишь замечательно. Пойдем.

Она не могла спорить с мужчиной, который испортил свой смокинг свадебным тортом только для того, чтобы заставить ее почувствовать себя более спокойной. Поэтому она взяла его за руку и позволила отвести себя в часовню.

Где она стала миссис Сэмюэль Маклеод, измазанной в торте и с улыбкой на лице, которая, как она была уверена, никогда не пропадет.

И которая полностью соответствовала улыбке Сэма.

Глава 12

Сэм вздохнул и потянулся, затем сохранил последнюю главу своей второй книги из серии про шпионов. Он выключил компьютер и встал, интересуясь, чем же занимается Сидни. Он бросил взгляд на календарь только для того, чтобы убедиться, что уже действительно последняя неделя августа, и что скоро все ее городские мальчики и девочки отправятся по домам. Он едва мог дождаться того момента, когда его жена будет принадлежать ему одному.

Он вышел на веранду и оглядел передний двор. Он, конечно, не мог видеть новых пристроек к дому на противоположной стороне гаража, но знал, что они есть. И были достаточно далеко, чтобы он мог спокойно работать, но достаточно близко, чтобы можно было посреди ночи спасти постояльцев, если в этом возникнет необходимость. Что и случалось. Довольно часто.

Лагерь «Аляска» был детищем Сидни. Сэм всего лишь ободрял ее и спонсировал, сначала незаметно, пока на них не посыпались предварительные проверки. Джо также оказал неоценимую помощь и пристройки были воздвигнуты в мае-июне, а затем обжиты шестью городскими детьми, которые приехали сюда на два месяца, чтобы пожить в условиях дикой природы.

Сэм также без утайки рассказал о той жизни, которую он оставил позади. И которая совсем не впечатлила Сидни. Как она сказала, деньги ничего не значат, если лежат мертвым грузом в банке. Сэм подозревал, что они, в конце концов, сумеют распорядиться всеми его финансами, просто они все еще обсуждали, как лучше всего это сделать. Она, в конце концов, пообещала ему отправиться с ним в Нью-Йорк, но пока ни один из них не горел желанием покидать Аляску.

Сэм прислонился к столбику веранды и улыбнулся тому, как его собственная дикая женщина ведет через лужайку своих детей.

— Сэм пожарит нам рыбы? — спросил один из мальчиков. — Мы почистим ее для него.

— Нет, Сидни, ты приготовишь ее, — сказала одна из девочек, держа Сидни за руку. — Тогда Сэм сможет испечь для нас брауни. Как ты думаешь, он это сделает?

— Если вы попросите его, вполне возможно, — ответила Сидни, подняв глаза и увидев Сэма.

Маленькая блондинка сорвалась с места и взлетела по ступенькам прямо в руки Сэма.

— Испечешь, а, Сэм? Мы же позволили тебе писать весь долгий день, не так ли? Не доставали, да?

Сэм рассмеялся и обнял Дженнифер.

— Да, ты права. И я испеку вам брауни, если вы поспешите и приготовите все ингредиенты. Дуг, ты за главного. Не позволяй никому привести в беспорядок мою кухню.

— Будет сделано, Сэм, — сказал Дуг. Ему было четырнадцать, и он очень серьезно подходил к своим обязанностям лидера. — Пошли, малышня, давайте двигайтесь. Нет, Крисси, ты не можешь остаться на улице с Сэмом и Сидни. Они, вероятно, займутся чем-то отвратительным, например, поцелуями.

Раздался хор приглушенных звуков и детский смех, который растворился в доме. Сэм закатил глаза, одновременно притягивая жену в свои объятия.

— Как прошел день?

— Никто не утонул. Я бы сказала, что это достижение.

Сэм рассмеялся и нежно поцеловал Сидни.

— Ты просто великолепна с ними. В следующем году будет довольно трудно выбрать из всех претендентов. Нам, возможно, придется построить еще несколько комнат и пригласить некоторых из этих детей в качестве вожатых… или сделать что-то еще.

Сидни провела пальчиком вниз по его свитеру.

— Да, вероятно мы так и поступим, — она посмотрела на него, — пристроим комнату или две.

Сэм поцеловал ее, его сердце было полно любви к этой страстной красивой женщине в его руках. Он был благодарен судьбе, мужчины во Флаэрти оказались достаточно глупы, чтобы не разглядеть, что находилось прямо под их коллективным носом.

— Насчет комнат, Сэм, — сказала она, глядя в район его подбородка. — Знаю, у нас есть чердак, но нам нужно построить что-нибудь еще. На первом этаже.

— Все что захочешь, Сидни.

Она посмотрела ему в глаза.

— Сэм, — терпеливо проговорила она, — разве тебе не интересно, зачем нам понадобится больше комнат?

— Больше отдыхающих?

— Нет, Сэм.

— Надеюсь, ты не позволила Марджори поселиться с нами?

— Сэм, иногда ты не очень-то и умен.

Он напрягся.

— Надеюсь, ты не пригласила никого из клана?

— Сэм, я беременна.

— О-о, — сказал он с улыбкой.

Потом задохнулся.

— Ребенок!

Сидни невозмутимо улыбнулась.

— Да, ребенок. Может и двое.

— Ох, Сидни, — он притянул ее к себе и крепко обнял. — Ох, Сид.

— Скажи мне, что счастлив.

— Я в восторге.

— Мне показалось, эти дети не доставляли тебе такой уж сильной головной боли на протяжении всего лета, — прошептала она ему на ухо. — И я подумала, что несколько, отвлекающих тебя круглый год, могут сделать тебя счастливым.

Он поднял голову и посмотрел на нее.

— Ты сказала двое?

— Доктор в Анкоридже сказал «нет», но док Болен уверен, что будут близнецы. Своеобразная разновидность Драно-теста [19], — она искренне улыбнулась ему. — Он никогда не ошибается.

— О, помогите мне небеса. Близнецы.

— Может быть тройня. Он не совсем уверен.

Сэм принялся хохотать. Он оперся на жену и смеялся до тех пор, пока слезы не начали бежать по его лицу. После чего звучно поцеловал ее.

— Ох, Сидни, ты никогда ничего не делаешь наполовину, не так ли?

— Никогда.

Он завел ее в дом, потом заставил сесть, в то время как сам давал свой ежедневный урок приготовления пищи и выпечки своим подопечным, потом он присоединился к своим маленьким помощникам, вымыв посуду и кухню. После чего уложил их спать, подоткнув одеяла и постаравшись не думать, с глазами, затуманенными слезами, как через несколько коротких месяцев он будет также укладывать спать своих собственных детей.

Поэтому он попрактиковался еще раз — укладывая спать свою жену. Потом откинул одеяло и скользнул рядом с ней. Он занимался с ней любовью медленно и ласково, после чего они вместе всплакнули от счастья. Сэм притянул Сидни как можно ближе к себе и подсчитал все, чем благословила его судьба. Это была и каждая выбоина, на которой когда-либо подпрыгивал его рейндж ровер, каждая минута, которую он был предметом сплетен клана, каждый послеполуденный час, проведенный с Женским Обществом Помощи с докладом о проделанной им и Сидни работе, и последнее, но не менее важное, каждый момент сватовства, проделанный Джо от их имени.

Да, это был брак, заключенный на небесах.

И когда он погружался в сон, сжимая в руках свою любовь, он пообещал себе проверить Джо на наличие крыльев, когда в следующий раз поедет в город.

Примечания

1

В данном случае под словом «клан» имеется ввиду родовая община; группа людей, связанная общими интересами.

2

12 дюймов = 30,48 см.

3

«Походная смесь» — легкая закуска для походов, содержащая орехи, сухофрукты и др. ингредиенты, напр. арахис, кишмиш, M&M's.

4

Noxzema — товарный знак средств по уход за кожей у компании из Цинциннати. Часть его приобрела группа предприятий Alberto Culver. Noxzema дополнит портфолио Alberto Culver, в которое на данный момент входит популярных брендSt Ives. Покупатель сможет реализовывать и производить товары под выкупленным товарным знаком в США, Канаде, некоторых странах Латинской Америки. Часть же осталась у Procter & Gamble, которая продолжит производить средства для бритья, дезодоранты и косметику для тела Noxzema.

5

Филе-миньон — стейк из вырезки (чаще всего свиной, реже теленка, еще реже говяжья) — самое нежное мясо, которое только можно представить. Вырезка — это самый дорогой и ценный отруб, получаемый из уникальной мышцы, которая практически не участвует в двигательных активностях. Филе-миньон идеально подходит для ужина на двоих с бутылочкой хорошего вина или для приема гостей. Толщина филе-миньона достигает 6–8 см., но благодаря своей мраморности и удивительной нежности он готовится так же просто и быстро, как остальные стейки. Один из рецептов: заготовки филе-миньон посыпать свежемолотым перцем, посолить, обжарить на гриле или хорошо нагретой сковороде с двух сторон и поставить в духовку на 10 минут.

6

Стейк — от древнескандинавского «жарить» — толстый кусок мяса, вырезанный из туши животного (как правило, говядины) поперек волокон.

7

Saran Wrap — торговая марка пленки для заворачивая продуктов.

8

1 ярд = 0,91 м; 5 ярдов = 4,57 м.

9

Jell-O salad — салат, сделанный из разноцветного желатина, фруктов, иногда тертой моркови или других овощей. В него также могут добавить творог, сливочный сыр, зефир, орешки. Название происходит от торговой марки «Jell-O», главного производителя желатина. Эти салаты часто встречаются в повседневной жизни, поскольку они недорогие и легки в приготовлении.

10

Эррол Лесли Томсон Флинн (англ. Errol Leslie Thomson Flynn; 20 июня 1909, Хобарт, Австралия — 14 октября 1959, Ванкувер, Канада) — знаменитый голливудский актер, кинозвезда и секс-символ 30-х и 40-х годов. Прославился в амплуа отважных героев и благородных разбойников. Наибольшую известность получил благодаря фильмам «Одиссея капитана Блада» (1935), «Приключения Робина Гуда» (1938), «Додж-сити» (1939), «Дорога на Санта-Фе» (1940), «Морской ястреб» (1940), «Они умерли на своих постах» (1941), «Джентльмен Джим» (1942), «Цель — Бирма» (1945).

11

10 футов = 3,05 м.

12

В оригинале используется слово brownies — Брауни — известный всем американским детям десерт. Тягучая шоколадная консистенция с молотыми орехами и неповторимым ароматом шоколада и ванили. Вообще, изначально это торт (ну или кекс). Плотный и плоский шоколадный торт. При подаче на стол разрезается на небольшие квадратные кусочки.

13

«Поющие под дождем» — легендарный мюзикл Джина Келли и Стэнли Донена — история становления звукового кинематографа в Голливуде. Фильм был удостоен звания «Национальное достояние США», отмечен двумя «Оскарами» и премией голливудских кинокритиков «Золотой глобус». Но картина в любом случае нашла бы отклик в сердцах миллионов зрителей благодаря мастерскому сюжету, блестящим шуткам и десяткам блистательных музыкальных и танцевальных номеров.

14

Сне́жный челове́к (йети, сасквоч, бигфут) — легендарное человекообразное существо, якобы встречающееся в различных высокогорных или лесных районах Земли. Его существование утверждается многими энтузиастами, но на текущий момент не подтверждено. Есть мнение, что это реликтовый гоминид, то есть млекопитающее, принадлежащее отряду приматов и роду человек, сохранившееся до наших дней со времен предков человека.

15

Корневое пиво (англ. Root beer), также известное как Саспарилла, это газированный напиток обычно изготовленный из Сассафраса. Корневое пиво, популярное в Северной Америке, производится двух видов: алкогольное и безалкогольное. Безалкогольная версия корневого пива изготавливается из экстрактов или сиропов с добавлением газированной воды. Безалкогольное корневое пиво не так популярно как другие безалкогольные напитки, такие как Кока-кола, и занимает 3 % рынка США. Алкогольная версия изготавливается путем сбраживания смеси экстракта и сахара с дрожжами. Обычно после брожения получается алкогольный напиток содержащий 0,4 % алкоголя (для сравнения — большинство видов пива содержит 3 и более % алкоголя).

16

В оригинале «Keep up with the times», т. е. трудиться, чтобы выглядеть современным и модным.

17

Игра слов. «gloom» — уныние, подавленное настроение; сумрак, темнота.

18

штормовая куртка с капюшоном.

19

Драно-тест показывает какого пола будет будущий ребенок. Действует следующим образом: в стакан или баночку с мочой добавляют 1–2 ст. ложки специальных кристаллов Драно. Во время химической реакции лучше держаться подальше от баночки, поскольку помимо всего прочего будет ужасный запах. После окончания химической реакции, необходимо взглянуть на цвет жидкости в первые 10–15 сек. Если цвет коричневый — мальчик, если цвет не изменился — девочка. По отзывам будущих мам, сделавших этот тест, он правдив на 50 %. Но ради развлечения сделать его можно.


home | my bookshelf | | Глазурь на торте |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу