Book: Уходи, если сможешь



Уходи, если сможешь

Конни Банкер

Уходи, если сможешь

1

Маргарет вышла на порог и огляделась по сторонам. Боже, что за тихое место! Как только на свете может существовать такая тишина? После шума и гама нью-йоркских улиц это представлялось просто непостижимым. Дом стоял чуть в стороне от других строений, и, казалось, его окутывало непроницаемое безмолвие. Да и общаться пришлось пока только с управляющим – хозяйство у Рэндома было налажено настолько безупречно, что от нее не требовалось ничего, только жить в свое удовольствие.

Но вот удовольствия-то она и не получала. Да, несколько недель назад она почти мечтала о покое и тишине, сидя за стеклянным кухонным столом в своей стильной квартире, расположенной в фешенебельном районе Нью-Йорка, и в который раз перечитывала письмо, полученное от поверенного, чье имя слышала впервые. Речь шла о ранчо в местности, которую Маргарет сочла сначала дикой и далекой от цивилизации, – о ранчо, завещанном ей дальним родственником матери Джеймсом Рэндомом. Маргарет тогда имела весьма смутное представление о том, кем он ей приходится, хотя и знала о его существовании.

Но сейчас казавшиеся такими привлекательными тишина и покой утратили свое очарование и, более того, лишали молодую женщину последних сил.

– Каждый в округе захочет познакомиться с вами, – с хитрой усмешкой заверил ее адвокат Рэндома, когда они наконец встретились за чашечкой кофе в одном из модных нью-йоркских кафе. – Все ожидали, что дом и ранчо будут проданы, поскольку знали, что у Джеймса никого нет – ни жены, ни детей.

Какой же дурой она выставила себя месяц назад, всерьез ожидая, что местные жители примут ее с распростертыми объятиями! Маргарет с нетерпением предвкушала прогулки по магазинам ближайшего городка и милую болтовню с тамошними кумушками. Вот оно истинное счастье, думала молодая женщина, устав от жизни в Нью-Йорке, где время бежит с головокружительной скоростью, а улыбка официанту за завтраком приравнивается чуть ли не к вопиющему преступлению против правил хорошего тона.

Но уже трех дней изоляции хватило, чтобы лишить Маргарет подобных иллюзий. Она почти возненавидела это место, отсутствие привычных звуков, бескрайность просторов, размеренность существования. Смешно, но теперь Маргарет совершенно сознательно избегала любых поездок в город. Это превратилось у нее чуть ли не в навязчивую идею.

Ничего, утешала она себя, ничего. Рано или поздно местные жители все равно захотят со мной познакомиться…

– Плохо выглядишь, Брюс. Ты слишком много работаешь. Сколько раз я должна тебе повторять, что, если ты не перестанешь вести себя так, будто вечно будешь молод и полон сил, и не начнешь хоть немного заботиться о себе…

– А разве я не вечно буду молод и полон сил?

– Насмехаться над старой женщиной, которая любит тебя больше жизни и заботится о тебе, непослушный мальчишка, не лучший способ снова уйти от ответа!

Брюс заулыбался. Строгий голос и сердито сдвинутые брови бабушки не могли ввести его в заблуждение: она оценила шутку, но последнее слово всегда оставалось за ней. С довольным видом он вытянул длинные ноги, скрестил их и пригубил красное вино, бокал с которым держал в руке.

Само совершенство… Божественный вечер в божественном месте. Летнее солнце медленно опускалось за горизонт, и дневная жара сменилась той расслабляющей негой, которая обычно предшествует началу сумерек. Воздух стал янтарным, и из-за этого все вокруг казалось каким-то сказочным и таинственным. Брюс с детства больше всего любил именно это время суток, когда можно прикрыть глаза, расслабиться и наслаждаться ласковым теплом и звуками пробуждающейся после дневного зноя природы – ни о чем не думая, а просто сидя на террасе дома, который подарил подобные счастливые минуты не одному поколению семьи. Макнот.

О да. Совершенство. Но любое совершенство остается таковым, только если упиваться им в малых дозах, цинично подумал Брюс. В какой-то мере то же самое относится и к женщинам. Если хорошего слишком много, это неизбежно притупляет интерес и навевает скуку.

– Ты слушаешь меня, Брюс Макнот?

– Весь внимание, бабушка. – Молодой человек лениво улыбнулся, снова пригубив вина, и с нежностью посмотрел на красивую седоволосую женщину, перебирающую только что срезанные в саду цветы, чтобы составить из них букеты для дома.

Старая женщина?! Да в Ребекке Макнот было столько энтузиазма и бьющей через край энергии, что ей могла бы позавидовать любая девушка. Брюс всегда восхищался этим качеством своей бабушки – бегущая в ее жилах кровь была горяча даже для итальянки. Вот уж с кем никогда не грозила скука, миссис Макнот и мертвого подняла бы из могилы, пожелай она добиться от него ответа.

В свои тридцать шесть Брюс оставался для нее мальчиком, которому, по ее словам, неизбежно грозила участь сварливого старика, одиноко доживающего свой век в большом разваливающемся доме. Сварливого, но мудрого, мысленно добавил Макнот, продолжая с ласковой улыбкой наблюдать за Ребеккой. Достаточно мудрого, чтобы знать по собственному опыту: женщины тянутся к деньгам, как мотыльки – к пламени свечи. Уж лучше пусть рядом не будет никакой женщины, чем одна из тех, что так не похожи на его любимую бабушку. Нет, он не намерен вовсе отказываться от общества женщин, но отношения с ними не должны затягиваться надолго. И во всем, что касается личной жизни, он будет полагаться только на свое мнение. Даже обожаемая бабушка, в одиночку растившая его с тех пор, как родители погибли в автокатастрофе, тут ему не указчик.

– И сколько ты пробудешь здесь на этот раз, Брюс? Надеюсь, ты не забыл, что у тебя есть обязанности? Управляющий у нас великолепный, спору нет, но некоторые решения можешь принять только ты. И потом, я хотела обсудить с тобой Праздник середины лета… Только не надо фыркать – середина лета случается каждый год.

– А разве я возражаю?

– Тебе и не нужно возражать. У тебя на лице и так все написано.

– Думаю, мне действительно надо передохнуть. Я пробуду здесь около недели. Полагаю, этого хватит, чтобы разделаться с накопившимися делами, а потом мне нужно будет лететь в Испанию.

– Испания или другая страна, какая разница? Ты все время куда-нибудь летишь. Это плохо для тебя. Ты же знаешь, все мы не молодеем и ты не исключение.

– Знаю, бабушка. – Брюс кивнул и попытался придать лицу покаянное выражение. – Я прожил уже чуть ли не полжизни, и мне просто необходимо срочно подыскать себе достойную женщину, которая осчастливит меня выводком младенцев и сможет присмотреть за мной.

В ответ на слова внука Ребекка фыркнула, готовая броситься в атаку, снова и снова начиная их бесконечный спор. Однако остановилась, понимая: сейчас Брюс слишком несерьезно настроен для таких разговоров и будет насмешливо поддакивать ей в этой своей упрямой, хотя и неизменно очаровательной манере.

– Вот и хорошо. – Она даже прищелкнула языком, показывая, что довольна его ответом. – Да, кстати, завтра мы приглашены на ужин к Керриганам. Рейчел вернулась из Хьюстона.

– О Боже!

– Это будет полезно для тебя. И потом, ты же знаешь, как хорошо в этой семье к тебе относятся. Они всегда рады тебя видеть.

– Бабушка, я приехал, чтобы расслабиться и отдохнуть, а общения с людьми мне с избытком хватает и в Нью-Йорке.

– Это совсем другое дело. Кроме того, как еще ты можешь встретить хорошую девушку, если отказываешься бывать в обществе?

– Я бываю в обществе в Нью-Йорке. И даже очень часто, если хочешь знать.

– Могу себе представить нью-йоркских девушек, – мрачно пробормотала Ребекка.

– Бабушка, – предостерегающе начал внук, – давай оставим эту тему. Девушки, с которыми мне случается время от времени встречаться, именно таковы, каких желает моя пресыщенная душа.

– Я оставлю эту тему, Брюс… на сегодня. Но ты все же еще слишком молод, чтобы говорить о пресыщении, даже в шутку. Уже поздно, – тихо добавила она совсем с другой интонацией в голосе, – но…

– Но?

– У меня есть для тебе еще одна новость. Уверена, тебя это заинтересует.

– И что же за новость такая? – Брюс посмотрел на вызывающе дорогие часы на запястье и поднял глаза на пожилую женщину. – Уже почти десять. Поздновато для таинственных намеков, тебе не кажется?

– У «Розового дома» появились новые владельцы.

«Розовым домом» именовалось все соседнее ранчо, получившее свое название по хозяйскому особняку, из года в год по традиции красившемуся в этот нежный цвет.

– Что? – Брюс резко выпрямился в кресле, на котором до этого полулежал. Ленивая непринужденность моментально сменилась настороженным вниманием.

– У «Розового дома» появились новые владельцы, – повторила Ребекка, увлеченно собирая невидимые пылинки со своей пышной юбки.

– Кто?

– Не из местных. На самом деле никто точно не знает…

– Почему никто не сообщил мне, что ранчо продано? Черт возьми! – Брюс вскочил и принялся в раздражении мерить шагами террасу, недовольный полнейшим бездействием своего адвоката.

Он мечтал об этой сделке вот уже три года. Он использовал любую возможность убедить Джеймса Рэндома, что тому ни к чему столь большое ранчо и что он только выиграет, если продаст его.

Джеймс лишь отшучивался в ответ. Но сочные пастбища и плантации отменного арахиса привлекали Брюса все сильнее. Они стали бы прекрасным дополнением к его собственным владениям, далеко не таким обширным, как у соседа, но любовно обрабатываемым уже не одним поколением семьи Макнот.

Хотя, что и говорить, утопающий в зелени розовый дом с белыми колоннами – этакая архитектурная клубника со взбитыми сливками – отличался редкостной красотой, а цветнику перед ним, любовно взлелеянному хозяином, мог позавидовать любой ботанический сад.

– Подожди, вот исполнится мне хотя бы лет сто, – усмехался Джеймс, глядя на расстроенного Брюса, – тогда и поговорим. Может, и ударим по рукам, если ты не передумаешь, малыш. Да и зачем мне твои деньги? Семьи у меня нет, оставить некому. Коровы да лошади – вот мои дети. Я знаю, они попали бы в хорошие руки: ты рос и мужал на моих глазах. Но не торопись.

– Потому что оно не продано, – ответила Ребекка внуку.

– Я тысячу раз говорил его поверенному, после того как Джеймс умер, что мне необходим «Розовый дом». Я, кажется, готов растерзать этого человека при встрече. – Брюс остановился и нахмурился.

Несмотря на все подтрунивания, сосед вроде бы намекал, что хочет, чтобы пастбища и плантации достались Макноту, но не говорил ничего определенного. А два месяца назад скоропостижно умер, собственноручно вправляя поврежденный сустав племенной кобыле, хотя у него второй день подряд побаливало сердце.

Брюс тут же сообщил его поверенному о своих намерениях, но ему и в голову не приходило, что могут возникнуть какие-то трудности. Он был уверен, что добьется своего, как только будет покончено с юридическими формальностями. В конце концов у него есть и деньги, и огромное желание работать, да и местные жители на его стороне. А что уж говорить о Ребекке Макнот, которая, несмотря на свои семьдесят пять лет, сохранила достаточно сил не только управлять собственным домом, но и позаботиться о соседнем ранчо. Более того, хотела этого.

Брюс был вне себя от ярости из-за того, что его планы рухнули в самую последнюю минуту. Он совсем не ждал подвоха с этой стороны и приехал сюда, мечтая хоть немного отдохнуть. Но, похоже, расслабиться ему не дадут.

Господи, как же я устал, мысленно простонал он.

– Так кто купил «Розовый дом»? – Брюс повернулся к бабушке, сложив руки на груди. На террасе стало совсем темно, и ему пришлось подойти ближе, чтобы увидеть ее лицо. – Надо думать, какой-нибудь спекулянт? В Техасе все знали, что мы с Джеймсом почти договорились, и не стали бы перебегать мне дорогу. Этот чужак, кем бы он ни был…

– Ты не слушаешь, что я тебе говорю, Брюс.

– Почему же, слушаю. Только и делаю, что слушаю с тех пор, как ты ошарашила меня новостями!

– Ранчо не продано, – настойчиво повторила Ребекка.

– Нет? Но ты только что сказала… – Брюс облегченно вздохнул: похоже, он просто неправильно истолковал слова бабушки и тут же насочинял Бог знает что. Все-таки он действительно подустал: нервы никуда не годятся. – Ну, если кто-то и проявляет интерес, ничего страшного, отобьемся от любых конкурентов. А я уж было подумал, что на ранчо кто-то поселился.

Он пожал плечами и сунул руки в карманы, так что легкие светлые брюки чуть спустились на бедра, приоткрыв великолепный рельеф мышц живота.

– Джеймс оставил «Розовый дом» в наследство. – Ребекка решила, что пора сказать внуку горькую правду, а не оттягивать неприятный миг.

– Что… что он сделал?

– Оставил «Розовый дом» в наследство. Все были поражены этим не меньше тебя.

– Но у него же никого не было!

– Попробуй сказать это женщине, которая приехала туда три дня назад.

– Женщине?

– Да. Не знаю уж, какие отношения их связывали. Даже не знаю, как она выглядит и сколько ей лет. Можешь представить, как все сгорают от любопытства!

Женщина? Женщина, добровольно захотевшая жить на ранчо в Техасе? Здесь, безусловно, красиво, но все равно это не то место, которое женщины выбирают для своего семейного очага. Брюс был до глубины души изумлен. Одной из немногих женщин, приехавших в эти края издалека и оставшихся здесь, была его бабушка, хотя она никогда об этом не жалела. Как бы трудно ни приходилось ей, итальянке из более чем благополучной семьи, влюбившейся в студента из далекой Америки, она сумела стать своей для требовательных местных жителей.

И сердце самого Брюса без остатка принадлежало их небольшому городку, расположенному в самом центре Техаса, и ранчо, вот уже более полувека принадлежащему семье Макнот. Хотя большую часть времени он проводил в Нью-Йорке, где у него имелась квартира, и в разъездах по всему миру, но вся его жизнь, так или иначе, была связана с тем местом, где он родился и вырос, где его любили и уважали за то, что он «один из наших».

– Никто даже точно не знает, как ее зовут. – Ребекка не смогла удержаться, чтобы не посмаковать эту тайну, хотя и чуть покраснела, стыдясь своего любопытства. – Саре Таун удалось разглядеть название на фургоне для перевозки мебели, который направлялся к ранчо. А вчера она встретилась с Ричардсоном, и тот сказал ей, что должна была приехать какая-то женщина, но ничего больше пока сообщить не может. Он ехал в аэропорт, поэтому заявил, что спешит, и был таков. Готова поспорить, он получил огромное удовольствие, видя, как Сара сгорает от нетерпения узнать что-нибудь еще.

Бабушка и внук обменялись понимающими взглядами и рассмеялись. Не требовалось быть знатоком местных нравов, чтобы понять: это чистая правда. Но Брюс тут же снова нахмурился.

– Женщина, – пробормотал он задумчиво. – Ну, если она решила укрыться от мира на техасском ранчо, значит, либо у бедняжки в жизни мало интересного, либо она от чего-то убегает.

– Глупости.

– Разрушенный брак, неудавшийся роман, скучная работа…

– И что ты собираешься делать? – Ребекка посмотрела на внука со смешанным чувством снисходительности, здорового цинизма и глубокой любви. – Убедишь, что в ее же интересах продать ранчо тебе?

– А почему бы нет?

До сих пор он не отдавал себе отчета в том, как страстно мечтает внести свой вклад в дело всей жизни нескольких поколений Макнотов и превратить их ранчо в лучшее во всем Техасе. И чтобы бабушка успела увидеть это своими глазами.

Правду сказать, Брюсу и без того было чем гордиться. Проработав после окончания университета три года в небольшой компании, занимающейся разработкой компьютерных технологий, он выкупил ее у владельцев за бесценок и за несколько лет превратил в процветающий концерн, начинающий налаживать связи по всему миру. Но голой коммерции ему было недостаточно. Душой Брюс всегда стремился к дому, к своим корням, к людям с загорелой и обветренной кожей. И теперь хотел вложить деньги и знания в проект, который будет близок ко всему этому. Но для этого позарез требовалось ранчо «Розовый дом», без него все задуманное становилось нереальным.

Женщина. Брюс почувствовал, что надежда вновь возвращается к нему. Уж что-что, а женщин он убеждать умеет. Пусть Джеймс и слышать не хотел о деньгах, но его наследница наверняка заинтересуется выгодным предложением.

– Пожалуй, – сказал Брюс, задумчиво потирая подбородок, – нанесу-ка я завтра утром визит нашим новым соседям.

– Надеюсь, ты не собираешься ни на кого давить и угрозами заставлять что-либо делать, – назидательным тоном произнесла Ребекка, и молодой Макнот не удержался от довольной улыбки.

– Ну что ты, бабушка, как можно?


В десять часов утра следующего дня Брюс, одетый в старые потертые джинсы и такую же рубашку, сидел за рулем видавшего виды автомобиля и с удовольствием вдыхал через открытые окна свежий летний воздух, напоенный ароматами трав и цветов. Возможно, усмехнулся молодой человек, пылившийся в гараже новенький «бьюик» произвел бы на одинокую женщину, укрывшуюся от чужих глаз на отдаленном ранчо, более сильное впечатление. Но не слишком ли будет для первого раза?..




Маргарет услышала приближающийся звук работающего двигателя намного раньше, чем осознала это. В Нью-Йорке шум множества машин не затихал ни днем, ни ночью и был привычен для слуха. Но здесь даже одинокий рокот мотора был редкостью, и он отвлек молодую женщину от грустных мыслей.

Она подошла к окну и посмотрела на дорогу, пытаясь разглядеть подъезжающий автомобиль. Не было никаких сомнений, что он направляется именно к ее дому.

Значит, вот он, первый гость. Маргарет невольно бросило в дрожь.

О Господи, ее вина лишь в том, что она посмела думать, что здесь трава зеленее. Трава действительно оказалась зеленее, в буквальном смысле. А отступать уже поздно… Но как же теперь жить в этом мире, таком удивительном и таком непривычном?

Автомобиль неуклонно приближался к дому. И Маргарет постаралась разглядеть, кто сидит за рулем, но ей это не удалось.

Где Кэтти? Она замерла и услышала, как в глубине дома нежным, как у жаворонка, голоском девочка весело распевает про утро и солнышко. Похоже, у нее все в порядке и ее не мучают мысли, подобные тем, которыми забита голова матери. Все-таки насколько дети легче привыкают к новой обстановке!

Маргарет снова повернулась к окну и увидела, что автомобиль уже проезжает последний поворот и вот-вот остановится перед домом. Ничего не оставалось, кроме как сделать глубокий вдох, смиряясь перед неизбежностью, бросить последний взгляд на комнату и пойти открывать входную дверь.

Выглядела она сейчас неопрятно. И прекрасно это знала. В Нью-Йорке она себе не позволяла так распускаться, там она была всегда ухожен на и безупречно одета. Это необходимо в мире, где главенствуют мужчины и приходится каждый день выдерживать жесткую конкуренцию с ними. Ее пепельные волосы были уложены в безукоризненно гладкую прическу, а умело нанесенный макияж служил своеобразной визитной карточкой деловой женщины, роль которой Маргарет великолепно исполняла в течение рабочего дня. Ну а костюмы у довольно известной в Нью-Йорке модельерши, разумеется, не могли не быть выше всяких похвал. Маргарет много раз убеждалась: на нерешительных клиенток очень влияет безупречный стиль одежды модельера.

Здесь же всего за несколько дней ее безукоризненному внешнему виду медленно, но верно пришел конец. Для начала – никакой косметики и, конечно, ничего похожего на прежнюю одежду. Только джинсы, футболки и легкая обувь без каблуков.

Именно в таком виде Маргарет и распахнула входную дверь. Волосы она заплела в косу, которая опускалась по спине почти до талии. Несколько светлых прядей, выбившихся из прически, обрамляли лицо. Неэлегантно, но довольно практично, когда речь идет о тысяче и одном деле, которые нужно успеть сделать по дому.

Молодая женщина замерла на пороге, прищурившись от яркого утреннего солнца, и поглядела на нежданного посетителя.

Гостем оказался мужчина. Маргарет прикрыла глаза ладонью, наблюдая, как он вылезает из машины.

Высок. Очень высок и темноволос. Взгляд Маргарет с ног до головы охватил хорошо сложенную фигуру. Незнакомец не выглядел типичным уроженцем Техаса. Скорее худощав, чем мускулист, кожа лишь слегка загорела, а не покрыта кирпично-бронзовым загаром, как у человека, весь день проводящего в седле. Густые волнистые волосы доходят почти до плеч. Лицо, несмотря на правильные черты, нельзя было назвать классически красивым, но определенно оно принадлежало властному и самоуверенному человеку с богатым жизненным опытом.

Он скорее похож на удачливого жителя мегаполиса, подумала Маргарет с внезапно вспыхнувшим презрением. Часто встречающийся типаж сверхэнергичного бизнесмена, для которого деньги важнее всего. Ей нередко приходилось иметь дело с такими людьми, до крайности самовлюбленными и готовыми идти по головам, если кто-то встает у них на пути. Не один деловой завтрак провела она в компании ему подобных. Более того, в свое время совершила ошибку, впустив одного из них не только в свой офис, но и в свою жизнь, – и жестоко поплатилась за это.

В следующий момент Маргарет осознала, что предмет ее размышлений уже какое-то время молча наблюдает за ней, а она так и застыла в дверном проеме, поглощенная собственными мыслями. Спокойствие и невозмутимость незнакомца вызвали у нее раздражение. Вообще-то это он приехал к ней, а не наоборот, мог бы поздороваться первым, подумала она.

– Да? – спросила Маргарет, все еще прикрывая глаза рукой от слепящего солнечного света. – Я могу вам чем-нибудь помочь?

– Сомневаюсь, – ответил он, захлопывая дверцу автомобиля и вразвалочку направляясь к ней.

Да в нем по крайней мере шесть футов, нервно отметила Маргарет. В ней самой было пять футов и десять дюймов, и она на многих могла себе позволить смотреть свысока, но сейчас ей вдруг стало не по себе. И дело было не только в росте незнакомца. Что-то в его пристальном взгляде и в медлительных, но в то же время мощных движениях заставляло ее испытывать какой-то первобытный страх и всей кожей ощущать исходящую от него опасность.

– Кто вы и что вам надо? – выпалила Маргарет, впервые подумав о том, что дом расположен в стороне от соседей и эта уединенность может ей дорого обойтись.

А ведь она нервничает, догадался Брюс, когда прошло первое удивление от встречи. Он представлял новую обитательницу «Розового дома» совсем другой. Что, черт побери, такая женщина может здесь делать? Сдержанное любопытство, испытываемое им по дороге сюда, сменилось вдруг предвкушением чего-то возбуждающе приятного.

Нервничает и защищается. Почему? Разве она не угостит чашечкой кофе дружественно настроенного местного жителя, который пришел, чтобы дать ей почувствовать себя дома и показать, какими сердечными и дружелюбными могут быть соседи?

– Так вы и есть новая хозяйка «Розового дома»? – растягивая слова, произнес Брюс, наконец добравшись до двери. – Должен сказать, вы выбрали лучшее время, чтобы приехать сюда. Июль как всегда великолепен: много солнца, цветов. Кстати, вы оценили, какой великолепный здесь сад?

Его глаза не оставляли молодую женщину ни на минуту. Маргарет почувствовала, что ее изучают, и ей это не понравилось.

– Вы так и не назвали свое имя, – заявила она, пытаясь незаметно подвинуться так, чтобы в любой момент шагнуть внутрь дома и захлопнуть за собой дверь.

– Но и вы не назвали свое. А я Брюс Макнот. – Гость протянул руку, и Маргарет ощутила, как длинные сильные пальцы пожимают ее ладонь.

– Маргарет Элиот. – Она вежливо высвободила свою кисть, едва сдерживая желание потереть кожу в том месте, где ее коснулся мужчина.

– Родственница Джеймса, я полагаю?

– Вот именно.

– Забавно, а он никогда не упоминал, что у него есть родственники, – задумчиво протянул Брюс, – да и не навещал его никто. – Он подарил своей собеседнице улыбку, которая только подчеркнула плохо скрытый вызов.

Маргарет покраснела и ничего не ответила. Он что, считает ее незаконным захватчиком? Значит, вот оно, мнение местных жителей, составленное, пока она отсиживалась в доме и пыталась понять, с какой стати приехала в Техас.

– Мама!

Маргарет быстро обернулась на крик Кэтти.

– Моя дочь, – объяснила она.

– Вы замужем?

– Нет. – Она услышала легкие шаги за спиной и тихо сказала:– Послушайте, я сейчас занята.

– Уверен в этом. Смена места жительства всегда головная боль. – Брюс спокойно наблюдал, как молодая женщина подняла тонкую руку и убрала с лица несколько выбившихся прядей. – Вам нужно присесть и отдохнуть. А я приготовлю вам чашечку кофе.

– Я…

– Мама, иди посмотри на новый домик моей куклы!

– Это Кэтти, – неохотно представила Маргарет появившуюся четырехлетнюю дочь, которая принялась с любопытством рассматривать гостя. – Кэтти, сколько раз я говорила тебе, что нужно обуваться, когда выходишь из дому!

Вместо ответа девочка сунула в рот большой палец, продолжая таращиться на незнакомого человека.

– Ходить босиком намного удобнее и приятнее, не правда ли? – сказал Брюс, присев на корточки и оказавшись с ребенком на одном уровне. Интересно, что с ними произошло? – подумал он.

Сначала Брюс планировал навестить эту женщину исключительно ради того, чтобы выяснить, насколько серьезны ее намерения в отношении «Розового дома» и сколько надо предложить ей, чтобы выкупить ранчо. Но, к своему удивлению, обнаружил, что не торопится объяснять причину своего появления, а хочет побольше узнать о Маргарет Элиот и ее дочери.

– Угу, – согласилась Кэтти, не вынимая пальца изо рта.

– Ты построила домик? Похожий на этот? – Он указал на дом, и девочка с готовностью кивнула.

– У вас есть дети, мистер Макнот?

Брюс поднял глаза на стоящую перед ним женщину.

– Нет.

Меня это совсем не удивляет, подумала Маргарет. Господи, как долго еще ее горло будет сжиматься от горечи при мысли об отце Кэтти?

– Так как насчет чашечки кофе? – Брюс поднялся, вопросительно глядя на Маргарет, и она почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок. Ей показалось вдруг, что этот мужчина читает ее мысли и знает причину, почему она прячется здесь от людей.

Пора перестать скрываться. Она прекрасно это понимала. Давно уже следовало поехать в город, хотя бы под предлогом покупки продуктов для себя и Кэтти, и встретиться с новыми соседями. Избегать людей – это не выход.

– Проходите, – вежливо улыбнулась Маргарет, но гость уже шагнул через порог с фамильярностью человека, часто здесь бывавшего и хорошо знакомого с обстановкой.

Похоже, так оно и есть, подумала она. Тут наверняка все друг друга знают. А этот самоуверенный красавчик скорее всего местный банкир или адвокат, своего рода здешняя элита.

Маргарет прошла за гостем в кухню и налила соку Кэтти, нерешительно топтавшейся рядом. Коротковатое платьице открывало трогательно-остренькие коленки дочери, и молодая женщина в который раз напомнила себе о причине, заставившей ее решиться на переезд.

– Может, включить тебе телевизор, Кэтти? Там должны быть мультфильмы.

– А ты не поиграешь со мной? – с надеждой спросила девочка.

Маргарет с улыбкой кивнула.

– Хорошо, но сначала мы выпьем по чашечке кофе с мистером Макнотом. А потом можно выйти в сад и полить цветы, например. Хочешь, я дам тебе шланг?

– Большой?

– Да. Если ты сможешь его удержать.

– Хоть я и не мальчик, но тоже сильная, – важно объяснила Кэтти Брюсу. – И мы с мамой уже поливали цветы.

– Правда? – Брюс имел о детях весьма смутное представление, но девочка вела себя так естественно и разумно, что общаться с ней было легче легкого. – Теперь там, наверное, болото, – усмехнулся он и получил в ответ от Кэтти робкую улыбку.

Удивительно, но Брюс неожиданно почувствовал себя на седьмом небе от счастья.

Маргарет бросила хмурый взгляд на гостя.

– Поторопись, Кэтти. Давай посмотрим, идут ли мультфильмы. – Она протянула руку и переплела пальцы с тонкими пальчиками дочери.

Вернувшись в кухню, Маргарет с удивлением обнаружила, что кофе уже готов и ждет ее. Брюс сидел за столом спиной к ней и задумчиво смотрел сквозь распахнутые настежь стеклянные двери на открывающуюся взгляду восхитительную панораму.

– Не стоило утруждать себя, – сказала Маргарет, входя в кухню.

В ответ на эту фразу, произнесенную довольно-таки резким тоном, Брюс медленно повернулся на стуле. Карие, почти черные, глаза взглянули на нее. Маргарет думала, что ее трудно чем-либо смутить, но пристальный взгляд гостя, казалось, прожигал насквозь.

– Не беспокойтесь. Я не в первый раз варю кофе в этом доме.

– Похоже, вы хорошо знали Джеймса. – Она заставила себя подойти к столу, налить немного кофе и сесть, зажав кружку в ладонях.

– Все его знали. – Брюс не сводил с нее изучающего взгляда. Или думали, что знают, заметил он про себя. – Джеймс был чем-то вроде местной достопримечательности. Как вы, наверное, знаете… Или нет? – Он поднес кружку к губам и сделал глоток, продолжая смотреть на молодую женщину.

– Вы для этого пришли сюда, мистер Макнот? Чтобы устраивать мне проверки и совать нос в мою личную жизнь, выясняя, что я здесь делаю?

– Можно просто Брюс. Само собой, я пришел сюда именно за этим. – Помимо всего остального, с чем можно и подождать, решил он. – Так… что вы здесь делаете?

Невежливость, граничащая с откровенной грубостью, подумала Маргарет. Хотя надо отдать должное, это справедливо только в отношении его настойчивого желания получить ответ на интересующий вопрос. Более того, этот мужчина ухитрился поставить ее в такое положение, когда уклонение от подобного разговора покажется в свою очередь не слишком-то учтивым поступком. Да и не похож он на человека, от которого можно так просто избавиться, если он того не хочет. Нет, нельзя начинать жизнь здесь с нагнетания нездоровой атмосферы – это не поможет ни ей, ни Кэтти.

Все же что-то в Брюсе Макноте настораживало ее, заставляло не подпускать его к себе из соображений безопасности.

– Я… – Маргарет подняла голову и взглянула ему в глаза. – Хорошо. Я получила этот дом в наследство, хотя никогда не видела Джеймса Рэндома. Он приходился родным дядей моей матери, но много лет назад поссорился со своим братом, маминым отцом, и ни один из них не захотел сделать первого шага к примирению. Меня и на свете-то не было, когда это произошло. Но, так или иначе, решив приехать сюда, я полагала, что поступаю… правильно, – неубедительно закончила она.

– Поступаете правильно?

Маргарет вздрогнула. Не оставалось сомнения, что, с точки зрения Брюса, она поступила не правильно, а глупо.

– И откуда вы приехали? – снова спросил Макнот, не оставляя ей времени на размышления. – Откуда-нибудь с Восточного побережья?

– Да, я жила в Нью-Йорке, – холодно сообщила ему Маргарет.

– С ребенком?

– Как большинство родителей.

Она все больше сбивает меня с толку, подумал Брюс, прихлебывая успевший остыть кофе. Он позволил себе посмаковать мысль о том, удастся ли ему разгадать Маргарет Элиот и найти то слабое место, которое даст ему возможность убедить ее продать «Розовый дом». Он решил, что будет справедлив, даже щедр, но в итоге получит то, чего хочет. И, глядя теперь на эту молодую женщину с пепельными волосами, безупречной белой кожей и на первый взгляд холодными голубыми глазами, в которых, однако, пылал скрытый огонь, он поймал себя на мысли, что наслаждается перспективой деловых отношений с Маргарет.

Внешне она не относилась к тому типу женщин, которые обычно привлекали его внимание. Слишком высока, слишком худа, слишком бесцветна. Но было в ней что-то, чего он не мог понять. Возможно, потому что увидел не то, что ожидал…

– Допили кофе? – спросила Маргарет, вставая, и потянулась, чтобы взять у него кружку. – Мне неловко подгонять вас, но у меня действительно много дел, да и Кэтти начнет капризничать, если я не сдержу обещания.

– Вы уже были в городе? – Наверняка нет. – Познакомились с кем-нибудь из местных жителей?

Маргарет воспользовалась поводом спрятать глаза от проницательного взгляда Брюса и повернулась к раковине, чтобы сполоснуть кружки.

– Нет, пока нет.

– Тогда я настаиваю, чтобы вы пришли на ланч, который моя бабушка устраивает в воскресенье…

– Я…

– А заодно и удовлетворите всеобщее любопытство, – спокойно закончил он. – Иначе все в округе начнут сочинять про вас небылицы. Зачем же вы приехали сюда, если избегаете людей, среди которых вам жить?

– Я не избегаю!

– Ровно в двенадцать. Вы не заблудитесь. Наш дом стоит на границе с вашим ранчо. По дороге это первый поворот налево.

Брюс поднялся и направился к выходу, с улыбкой помахав ей на прощание.

2

– Так какая она?

– Пепельная блондинка с голубыми глазами. Высокая. И у нее есть ребенок, девочка.

– Я не об этом, Брюс. Я имею в виду, что она собой представляет. Ты же понимаешь. Болтливая? Общительная? Скучная? Какая?

Хороший вопрос, отметил Брюс. А ведь он весь день сознательно старался избегать вопросов, касающихся «Розового дома». Но стоящую рядом с ним Рейчел Керриган сложно было игнорировать, если уж она что-нибудь задумала.

Сейчас было четыре часа пополудни, ланч – гору роскошного холодного мяса и не менее великолепного салата – уже съели, уютно расположившись на террасе в тени стоящих рядом деревьев. Горстка гостей дилетантски сыграла в крокет. Кто-то заговорил о теннисной партии на траве, но предложение не встретило поддержки, поскольку большинство желающих посостязаться выпили слишком много вина и теперь никому не хотелось бегать туда-сюда перед сеткой за увертливым мячиком.

– Брюс?

Он постарался сосредоточиться на женщине, не теряющей надежды вовлечь его в обсуждение интересующей ее темы.

По всем меркам Рейчел Керриган была очень привлекательна. Миниатюрная шатенка с зелеными глазами, всегда безупречно одетая, с низким, слегка хрипловатым голосом. Но, к сожалению, она слишком откровенно бегала за Брюсом, частенько досаждая ему этим, а сейчас так просто раздражала, выжидающе уставившись на него в предвкушении свежей сплетни.



– Она производит приятное впечатление, – уклончиво ответил Брюс, равнодушно пожимая плечами. Но, сделав глоток вина, поймал себя на том, что невольно смотрит в направлении «Розового дома».

– Приятное?

– Я не заметил у нее никаких психологических проблем, – сказал Брюс. Только чертовски недружелюбна, добавил он про себя. Интересно, это реакция на меня лично или на людей вообще?

Он с удивлением обнаружил, что думает о Маргарет Элиот больше, чем мог ожидать, и это ему не понравилось.

– Забавно, Брюс. – На лице Рейчел появилась ее коронная улыбка, отработанная и усовершенствованная за последние годы и неизменно сражающая мужчин наповал. Правда, сейчас эта улыбка не сработала. – Вот за что я тебя люблю.

– Прости?

– Ты полагаешь, что рассказал мне о вашей новой соседке все, да? – Рейчел говорила шутливо-непринужденным тоном, который, однако, давался ей с большим трудом. – Она высокая, у нее светлые волосы, и она производит приятное впечатление. И это все? А девочка? А почему они приехали сюда? И что ты обо всем этом думаешь? И, наконец, неужели тебе неинтересно, что обо всем этом думаем мы?

Брюсу не нужно было спрашивать, кого она имеет в виду, говоря «мы». Он знал это достаточно хорошо. Небольшой круг привилегированных друзей, четверо из которых присутствовали с родителями на сегодняшнем ланче.

– Ты можешь выложить все мне, если чувствуешь такую необходимость, – предложил он с обворожительной улыбкой.

– Ну, мы все считаем, что ей не удалось найти в Нью-Йорке кого-нибудь, кто оценил бы ее прелести по достоинству, вот она и явилась сюда в надежде подцепить в мужья какого-нибудь ковбоя. – Рейчел, глаза которой уже блестели неестественно ярко, решительно осушила бокал вина.

Она стала слишком много пить, недовольно поморщился Брюс.

– Правда?

– Так что будь осторожен. – Зеленые глаза смотрели холодно, тогда как ярко-розовые губы продолжали маняще улыбаться. – Она окрутит тебя раньше, чем ты успеешь глазом моргнуть.

– О, кто бы мог подумать, – произнес Брюс, растягивая слова, но внезапно представил, как Маргарет медленно снимает с себя одежду, и словно воочию увидел ее высокие упругие груди и распущенные длинные волосы, окутывающие хрупкие плечи.

Он сунул руку в карман, другой сжимая бокал с темно-красным напитком. Его последняя подруга была маленькой, чувственной и темноволосой. Сексуальная крошка со страстью к дорогим подаркам и нарядам от известных модельеров. И получала и то, и другое, пока Брюс не усомнился в искренности своей возлюбленной.

– Не сомневайся, все так и будет, – заверила его Рейчел то ли в шутку, то ли всерьез. – Наверняка эта особа рассматривает тебя как выгодную добычу и продумывает план, как бы поймать тебя в сеть. А ты, как и все мужчины, настолько доверчив, что ни о чем и не догадаешься, пока не окажешься в ловушке.

– По-моему, – Брюс слегка наклонил голову, – тебе следовало бы предупреждать об этом тех мужчин, с которым спишь сама, потому что я, безусловно, не такой простак, которого ты столь красочно описала.

Скорее даже полная противоположность, добавил он мысленно. У него уже был печальный опыт, и больше его не провести.

Задумавшись, Брюс не сразу заметил, как хорошенькая соседка обиженно надула губы и оставила его одного.

Это ее счастье, что Маргарет не расположена общаться с местными жителями. Да услышь она только слухи, ходящие о ней, ноги бы ее в городе не было – и из соображений собственного спокойствия, и ради спокойствия дочери. Хотя Рейчел и ее друзья не жили здесь постоянно, поскольку работали в Хьюстоне и наведывались домой лишь время от времени, на редкие уикенды, но раз они обсуждали Маргарет Элиот и мотивы ее появления здесь, то Брюс готов был поспорить на что угодно: родители от детей не отстают.

Кстати, он и сам придерживался схожего мнения… пока не познакомился с ней.

Если бы Рейчел присутствовала при его посещении Маргарет, видела, как держалась та с незваным гостем, слышала, что она говорила, то не стала бы даже упоминать о каких-то там ловушках и охоте за мужем. Новенькая проявила к Брюсу не больше интереса, чем к любому другому любопытному соседу, и мечтала избавиться от него как можно быстрее.

Может, именно поэтому он так много думает о ней? Может, ему не дает покоя то, что он не сумел произвести на нее должного впечатления? Он, который всегда принимал как нечто само собой разумеющееся свой талант покорять женщин…

Размышления молодого человека прервала миссис Макнот, которая позвала внука составить ей компанию для новой партии в крокет. Призом служила бутылка шампанского.

– Сегодня слишком хороший день, чтобы торчать в доме, – заговорщицки прошептала энергичная пожилая дама. – А крокет достаточно спокойная игра, чтобы пренебречь возрастом и количеством выпитого.

– Я буду играть, но при одном условии, – ответил Брюс вполголоса, – если ты избавишь меня от общества Рейчел. Нормальный человек не в состоянии выдержать столько болтовни.

– А я-то думала, она тебе нравится, – удивленно протянула Ребекка. – Или, по крайней мере, ты не возражаешь против ее присутствия, – поправилась она, поймав взгляд внука, полный сдержанного недовольства.

– Уж слишком напоминает девиц определенного типа, которыми кишмя кишит Нью-Йорк, – пояснил Брюс. – Молодых, богатых и чрезвычайно влюбленных в себя.

Они с бабушкой медленно шли по дорожке к крокетной площадке.

– В таком случае хорошо, что я не рассчитывала на нее как на твою потенциальную жену, – улыбнулась Ребекка.

– Не стоит рассчитывать ни на кого, бабушка. Согласно мнению нашей дорогой Рейчел, – Брюс выразительно показал глазами в сторону «Розового дома», – кое-кто уже готовится сыграть эту роль.

– Да? – Ребекка наклонила голову и заинтересованно посмотрела на внука. – И кто же это?

– Не делай вид, будто не понимаешь, – усмехнулся Брюс. – Это уже вполне сформировавшаяся сплетня, а наша милая Рейчел с приятелями вовсю старается донести ее до ушей всех местных.

– Ну-ка поподробнее, что же за сплетня такая?

– Что наша новая соседка явилась сюда поохотиться за перспективными женихами.

– Ты встречался с ней. И что, тебе самому так не кажется? – небрежно поинтересовалась Ребекка, и Брюс фыркнул, услышав вопрос. – А вдруг они правы?

Она украдкой взглянула на внука, который пристально смотрел в направлении ранчо, где поселилась обсуждаемая особа. Он пригласил ее, а она не явилась. Ребекка ничего не сказала Брюсу по этому поводу, но прекрасно видела, что он раздражен. И неудивительно. Не так часто его просьбы – правда, всегда больше похожие на приказы, пусть и преподнесенные в вежливой форме, – игнорировались.

– Возможно, – предположила Ребекка, внимательно наблюдая за Брюсом, – она действительно рассчитывает встретить хорошего, подходящего и богатого человека…

– В таком случае она не туда смотрит. Но, так или иначе, а я могу за милю распознать интриганку. Однако эта женщина не вызвала у меня никаких опасений. – Брюс вспомнил взгляд, который Маргарет бросила на него, когда он выходил из машины, и то, как она боролась с собой, боясь показаться невежливой, когда он предложил приготовить для нее кофе. – Ты бы видела, какое усилие она сделала над собой, чтобы хотя бы пригласить меня в дом!

– Какой кошмар! – театрально ужаснулась Ребекка. – И как ты справился с ударом, что нашлась женщина, не заискивающая перед тобой?

– Женщины не заискивают передо мной, бабушка! – возмутился Брюс, вспыхнув: удар попал в цель. Сам-то он был искренне уверен, что от природы обладает нужным сочетанием внешних и внутренних качеств, позволяющим ему расположить к себе практически любую особу противоположного пола.

– Итак, я правильно поняла, что твои планы относительно покупки «Розового дома» с треском провалились?

– Я бы на твоем месте не спешил с выводами.

Однако Брюс действительно понятия не имел, как убедить Маргарет продать ранчо. Она не производила впечатления женщины, с которой легко договориться, если вдруг заупрямится.

– Ну, если ты ей не понравился, мой мальчик, вряд ли она согласится на продажу. Тем более раз уж проехала сотни миль, чтобы поселиться в этом доме.

Ребекка посмотрела туда, где несколько гостей пытались решить, кому в какой команде играть. Страсти накалялись, и пора было вмешаться. Джессика Керриган, мать Рейчел, по своему обыкновению взяла на себя роль организатора и к настоящему моменту намеревалась вышвырнуть вон пару-тройку изрядно подвыпивших гостей, осмелившихся ей перечить.

Но я мог бы узнать Маргарет получше… Или нет? Брюс мысленно прикидывал шансы на успех. Обнаружить слабое место в ее обороне. Безусловно, сам дом красив, но необходимость ремонта сильно сбивала цену, а чтобы ранчо приносило хороший доход, требовались определенные капиталовложения. Вот если бы познакомиться с Маргарет ближе, тогда, безусловно, можно дать ей понять, как много всего следует сделать и насколько проще переложить эти заботы на кого-нибудь другого. А именно на него, Брюса Макнота. Есть, конечно, у этой идеи и свой минус – например, тот, что молодая женщина явно все еще витает в облаках. Но несколько удачно и вовремя сделанных замечаний способны сотворить чудеса и вернуть ее на землю.

– Посмотрим, – ответил Брюс беспечным тоном. – Так будем мы продолжать играть в этот несчастный крокет или нет? Ты же знаешь, я его терпеть не могу.

– Знаю. Ты предпочитаешь что-нибудь поэнергичнее. – Бабушка любовно коснулась его щеки. – Как же хорошо, когда ты дома!

– А будет еще лучше, когда мы останемся наконец одни, – усмехнулся внук.


В восемь вечера бабушка с внуком обосновались в столовой, наслаждаясь обществом друг друга. Брюс, поглощенный собственными мыслями, почти ничего не ел и просто сидел напротив бабушки, заставляя себя прислушиваться к тому, что она говорит. А Ребекка, все еще находящаяся под впечатлением от сегодняшнего ланча, развлекала его слегка колючими, но удивительно точными замечаниями о всевозможных местных слухах и происшествиях. Чуть позже они перебирались на террасу, каждый на свое излюбленное место, и тогда напряжение даже самого трудного дня сменялось умиротворением и покоем.

Но сегодня Брюс был не в состоянии наслаждаться сельской идиллией. Ему не давала покоя мысль, что их соседка из «Розового дома» может заупрямиться, не хуже Джеймса, и наотрез отказаться продать ранчо.

Подняв глаза, Брюс перехватил встревоженный взгляд Ребекки.

– Мальчик мой, никакое ранчо не стоит таких переживаний, – вздохнула она. – Разве я не повторяла тебе это много раз? Мы прекрасно жили без «Розового дома», проживем и впредь.

– Бабушка, ты же знаешь, каждое поколение Макнотов что-то делало для этой земли. Еще отец предлагал Джеймсу помощь, прекрасно понимая, что его земля и пастбища могут дать много больше. Но ведь такого упрямца, как Рэндом, было поискать. Похоже, правда, появился еще один… Точнее, одна. Знаешь что? Если она и впрямь упрется, я из кожи вон вылезу, а от своих планов не откажусь. Эта земля может дать работу половине жителей нашего города!

– Как думаешь, почему мисс Элиот не приехала сегодня на ланч? – спросила Ребекка, меняя тему беседы.

Брюс пожал плечами.

– Возможно, мысль о встрече со всеми нами наполнила ее мелочную душонку ужасом. Хотя, – не мог он не добавить, – уж поверь мне, все было бы совсем наоборот: это она наполнила бы ужасом их мелочные душонки.

– Она действительно произвела на тебя такое сильное впечатление, Брюс?

– Я скажу тебе об этом завтра, – ответил он, вставая и потягиваясь.

– Почему завтра? – удивилась Ребекка. Брюс провел рукой по волосам и обернулся, чтобы посмотреть на бабушку.

– Потому что я прямо сейчас отправлюсь к мисс Элиот и выясню, почему она отклонила мое личное приглашение.

– Ты задет, да? – с лукавой улыбкой спросила Ребекка.

– Вряд ли… Просто я собираюсь купить ранчо и дом, в котором она живет, но мне не удастся соблазнить ее болтающейся перед ее носом морковкой, как несчастного ослика. По какой бы причине она ни приехала в наши места, но уж явно не по бедности. Судя по отдельным вещам, которые я мельком видел в доме, она не испытывает финансовых затруднений. Так что мне, похоже, придется израсходовать весь свой запас убедительности, дабы получить желаемое.

– Звучит не слишком обнадеживающе, – пробормотала Ребекка.

– Так что до завтра, бабушка.

Брюс подошел к ней и расцеловал в морщинистые щеки, как привык делать с детства. Тогда, возвращаясь после каникул в школу-интернат, он одинаково сильно хотел остаться с бабушкой и наслаждаться вольной жизнью на ранчо и снова вернуться к друзьям с их неистовым духом товарищества.


Он не питал особых иллюзий. Едва ли Маргарет Элиот встретит его с распростертыми объятиями. Она уже имела возможность выразить свое отношение к нему, и не приходилось рассчитывать, что на сей раз ее реакция окажется иной. Тем более что на часах уже начало одиннадцатого и скорее всего стук в дверь вытащит хозяйку дома из кровати. Кто осудит ее, прогони она прочь незваного гостя при помощи первого же предмета домашнего обихода, который окажется под рукой.

По крайней мере, свет горит, облегченно вздохнул Брюс, остановив машину и заглушив двигатель. Он подождал несколько минут, сидя в машине, а потом вышел, заглянул в ближайшее окно кухни на случай, если молодая женщина там, и, не увидев ее, постучал дверным молоточком.

Наверху, уже успев уложить Кэтти и стоя над кроваткой, Маргарет услышала первый удар и возмущенно выпрямилась. Сегодня был адский день, и появление Брюса Макнота стало последней каплей. А в том, что это именно Брюс Макнот, сомнений не возникало. Она не пришла на ланч, и теперь он явился, чтобы выяснить, почему она осмелилась пренебречь приглашением.

Больше всего молодой женщине хотелось просто-напросто проигнорировать стук, но память услужливо подбросила картинки прошлого визита. Как Макнот упрямо стоял перед домом до тех пор, пока она не пригласила его войти. Если не открыть ему, он так и будет колотить проклятым молотком, пока не разбудит девочку.

На то, чтобы привести себя в порядок, времени не было. Маргарет знала: нечего даже и пытаться. Она только час назад помыла голову, и теперь волосы свисали по плечам непослушными, все еще влажными локонами. Вместо джинсов, которые она обычно носила дома, на ней были серая трикотажная юбка длиной до лодыжек и обтягивающий полосатый топ, заканчивающийся выше талии, так что между ним и юбкой проглядывала полоска голого тела.

– Иду! – раздраженно бросила Маргарет, спеша вниз по лестнице и опасаясь, что Брюс от усердия высадит дверь. – Вам не приходило в голову, что я могу спать? – сердито приветствовала она позднего гостя.

Какой же идиоткой надо быть, чтобы забыть, насколько неотразим Брюс Макнот! В прошлый раз она без колебаний отнесла его к той категории мужчин, типичным представителем которой являлся ее бывший бойфренд и отец ее дочери. Одной лишь мысли о Максе Калверте было достаточно, чтобы горло сводило судорогой гнева. А вот от вида Брюса, стоящего на пороге ее дома, дыхание перехватывало совсем по другой причине.

Что и говорить, этот мужчина был на редкость красив. Гладкая кожа, казалось, с наслаждением отдавалась солнечным лучам – ее золотистый оттенок стал более насыщенным всего за один день. Особенно хорошо это было заметно по сравнению со светлой рубашкой с расстегнутыми верхними пуговицами и высоко закатанными рукавами. Увидев худощавые мускулистые руки, Маргарет судорожно сглотнула и помотала головой, с трудом приходя в себя.

– Нет, – ответил Брюс.

– Но уже одиннадцатый час! – огрызнулась молодая женщина, недовольная тем, что пришла в замешательство от физической привлекательности Макнота.

Можно подумать, она никогда не видела красивых мужчин. Видела, конечно, но вот смущения от их лицезрения не испытывала.

– А вы обычно в десять ложитесь?

– Это вас не касается! Зачем вы пришли?

– Я здесь второй раз, и оба раза вы встречаете меня в штыки. Скажите, вы враждебно настроены только против меня или всего человечества в целом? – Маргарет потрясенно воззрилась на него, но Брюс спокойно продолжил, делая вид, что не замечает ее удивления: – Думаю, все-таки против всего человечества, отсюда и ваше желание заживо похоронить себя здесь, даже не попытавшись познакомиться с теми людьми, которые вас окружают.

– А я думаю, что вам следует держать ваше мнение при себе, особенно принимая во внимание, что я не просила вас его высказывать.

– Где ваша дочка?

– Спит.

– Моя бабушка огорчилась, что вы не приехали. Она ждала этой встречи.

Маргарет виновато потупилась. Она ничуть не раскаивалась в том, что разочаровала Брюса, но ей и в голову не приходило, что она может расстроить кого-нибудь еще, если не придет.

– Она беспокоилась, – продолжил Макнот, без малейшего угрызения совести выдумывая новые подробности, – вдруг вы заболели. «Розовый дом» находится в стороне от основных дорог, и, насколько мне известно, телефон вам еще не провели.

– Н-нет, с телефоном уже все в порядке… Дело… дело в Кэтти…

– Да… Но все же бабушка волновалась.

Наступившая неловкая пауза заставила Брюса призадуматься, не слишком ли он перегнул палку. Но если эта женщина собирается ввести в традицию выставлять его вон, то он в свою очередь просто обязан принять меры. Во-первых, он хочет получить «Розовый дом». А во-вторых – и в главных – никогда не допустит, чтобы кто бы то ни было так с ним обращался.

– Послушайте, я прошу прощения, что не приехала сегодня к вам. Но…

– Вам не кажется, что и в Техасе летние вечера бывают прохладными? Даже если днем стоит изнуряющая жара, ночь все равно может остудить даже самые горячие головы… Я всего лишь заехал удостовериться, что у вас все в порядке. – Он повернулся, делая вид, что собирается уходить, и одновременно сгорая от нетерпения узнать, хватит ли ее чувства вины, чтобы остановить его, незваного гостя. И надежды его оправдались.

Маргарет кивнула и сделала шаг в сторону, давая Брюсу возможность войти в дом. Без особого энтузиазма и с не слишком любезным выражением лица, но это было самое настоящее приглашение.

– Чай? – спросила она, когда они оказались в кухне. – Кофе? Или что-нибудь покрепче?

– Спасибо, кофе, если можно.

– Мне действительно жаль, что я не приехала на ланч, – повторила Маргарет, стоя спиной к Брюсу и насыпая в кружки растворимый кофе, – но я не могла. Как все прошло? Хорошо?

– Не могли?

Маргарет не ответила. Она налила кипяток из чайника и, достав из холодильника пакет с молоком, вылила последние капли в восхитительно пахнущий напиток и украдкой вздохнула. Все припасы потихоньку подходили к концу. Хоть и не хочется ехать в город за продуктами, но придется. К тому же нельзя позволять негативным эмоциям влиять на отношение к людям, которые здесь живут. Иначе жизнь превратится в еще больший кошмар, чем уже есть.

– Кэтти сегодня не очень хорошо себя чувствовала, боюсь, не заболела ли она, – в конце концов отрывисто пояснила Маргарет.

Она поставила кружку перед гостем и присела на противоположном конце стола, откуда могла спокойно наблюдать за ним, не опасаясь, что аура обаяния и физической привлекательности этого человека лишит ее способности здраво оценивать обстановку.

– Что-то случилось? – Под беспощадно ярким светом лампы, висящей под потолком, Брюс смог разглядеть то, чего не замечал прежде. Тревожные тени под глазами, бледные, даже слишком бледные щеки.

– У Кэтти… астма, иногда ее мучают приступы. Сегодня как раз был такой день, хотя справились мы на удивление легко. – Маргарет отпила большой глоток кофе и отвела взгляд от карих глаз, внимательно изучающих ее лицо.

– Но сейчас действительно все в порядке? Я знаю хорошего местного врача. Можно вызывать его и попросить посмотреть девочку.

– Спасибо, не нужно. Кэтти уже лучше. Она спит. Но я в любом случае не смогла бы приехать сегодня, потому что весь день провела с дочкой.

– Вам нужно было позвонить. Я бы помог вам.

Брюс удивился: ну с какой стати он это сказал?

– Спасибо, все обошлось. Я справлялась последние четыре года, справлюсь и впредь.

От голоса Макнота веяло просто полярным холодом, когда он ответил:

– Я всего лишь предположил, что на данный момент вы, кроме меня, никого в этих краях не знаете. Так что, если нуждались в помощи, то имело бы прямой смысл обратиться ко мне.

– Я уже сказала, что не нуждаюсь ни в чьей помощи. Послушайте, я еще не ужинала и собираюсь сделать себе хотя бы бутерброд. Уверена, что у вас найдутся дела поважнее, чем торчать здесь, наблюдая, как я ем.

– Сидите!

– Что? – недоверчиво переспросила Маргарет, не уверенная, что правильно расслышала строгую команду. – Мне показалось или вы приказали мне сидеть?

– Не показалось. И рекомендую послушаться. – Прежде чем молодая женщина успела встать, а Брюс был уверен, что она уже готова сорваться с места, он поднялся и, стремительно обойдя стол, склонился над ней, одной рукой опершись на спинку ее дубового стула, а другой – на стол.

– Что вы делаете? – осведомилась Маргарет высоким дрожащим голосом.

– Хочу удостовериться, что вы сделаете, как я говорю. Сидите, а я вам сделаю бутерброд. Только скажите, с чем и где у вас лежит хлеб.

– Я…

– Вы выглядите не просто уставшей, а изможденной. У вас выдался чертовски тяжелый день. Так что лучше не спорьте со мной.

– А иначе что? – огрызнулась Маргарет.

Их взгляды скрестились, и она с ужасом обнаружила, что не может отвести глаз. Глубоко вдохнув, молодая женщина уловила свежий аромат одеколона, смешавшийся с эротическим запахом мужского тела, и почувствовала, что ей и самой не хочется спорить.

Собрав всю силу воли, она моргнула и потупилась. Ей это ни к чему. Ей не нужен никакой мужчина, и уж тем более смазливый незнакомец, раздающий приказания направо и налево. Пусть и ради ее пользы. С раннего детства Маргарет была приучена к самостоятельности, а беременность, роды и материнство только закрепили полученные навыки. И теперь она не собиралась что-либо менять.

– Ну хорошо, – буркнула она лишь для того, чтобы Брюс отодвинулся.

– Отлично. – Он выпрямился, но продолжал смотреть на нее сверху вниз. – Где хлеб?

– Хлебница на буфете.

Буфет остался от Джеймса. Когда Маргарет жила в Нью-Йорке, у нее никогда не было ничего подобного. Кухня в ее городской квартире блистала обилием хромированных деталей и гладкой вишневой древесины. Старый сосновый буфет выглядел бы там нелепо, но здесь, на ранчо, Маргарет обнаружила, что это чрезвычайно полезная вещь. Мало того, что в нем поместилась посуда, которая ей тоже досталась от предыдущего хозяина, так еще на его облезлой поверхности удачно расположилась растущая груда игрушек Кэтти: детали конструктора, куклы и плюшевые зверушки, книжки.

– Хлеб заплесневел, – сообщил Брюс, показывая ей полиэтиленовый пакет.

Он выглядел так забавно, что Маргарет с трудом сдержала расползающиеся уголки губ, – нельзя же дать рухнуть той защите, которую она с таким трудом возвела!

– А вы умеете делать бутерброды? – ехидно поинтересовалась она. На ее взгляд, Брюс мало походил на человека, который имеет хоть какое-либо представление о стряпне.

– При необходимости я могу приготовить что угодно, уверяю вас. А что, другого хлеба нет?.. Тогда постараюсь обойтись без хлеба. Кстати, прежде чем вы начнете возражать, моя первоначальная рекомендация сидеть все еще в силе.

Он бросил хлеб в мусорное ведро и принялся изучать содержимое кухонных шкафов, невольно отмечая вещи, принадлежавшие еще Джеймсу. Либо у мисс Маргарет не так уж много своего, либо она почему-то до сих пор не побеспокоилась распаковать вещи. О чем это говорит?

– Расскажите мне о Нью-Йорке, – попросил Брюс, доставая разделочную доску и отбирая овощи из ящика, стоящего у плиты. – Чем вы там занимались?

– Лучше скажите, кто научил вас готовить.

Брюс внимательно посмотрел на молодую женщину. Она терла рукой уставшие глаза, в изнеможении откинувшись на спинку стула. Впервые с тех пор, как пришел сюда, Брюс почувствовал острое чувство вины за то, что навязал ей свою компанию в столь неурочный час. Но, напомнил он себе, поесть Маргарет все равно необходимо, а что она не представляет его у плиты, так это и к лучшему: еще ни одна женщина, кроме бабушки, не могла похвастаться, что ради нее Брюс Макнот взялся за готовку.

– Стараниями моей бабушки во время школьных каникул, – ответил он. – Она итальянка и гордится своими кулинарными способностями. Как только я смог держать острый нож, она доверяла мне нарезать что-нибудь. – Мельком глянув на молодую женщину, Брюс обнаружил, что Маргарет внимательно смотрит на него, и ему стало не по себе. Странно, потому что уж кто-кто, а он привык служить мишенью для цепких женских взглядов. – А когда подрос, мне стали преподавать тонкости поварского мастерства.

– Ваша бабушка была поваром?

– Нет, манекенщицей, и весьма популярной в Европе. Потом приехала в Нью-Йорк, где встретилась с моим дедушкой. К большому неудовольствию ее агентства, Джон Макнот очаровал юное создание в скандально короткие сроки, женился на ней и увез из того мира, где она процветала. Ее обаяние покорило не только его, но и обветренные сердца местных жителей, которые никогда прежде даже издали не видали настоящего итальянца. Она организовывала многолюдные посиделки зимой и преподавала женам соседей, как готовить настоящую пасту. Через пару лет все буквально ели из ее рук.

В голосе Брюса звучала такая неподдельная нежность, что у Маргарет сжалось сердце. Независимо от того, что она думает об этом мужчине, он глубоко любит свою бабушку. Маргарет выросла практически без семьи и всегда немного тосковала по теплой семейной атмосфере.

– Отсюда, – добавил он, – и мои навыки готовки.

– А я всегда думала, что все наоборот, – не удержалась и съязвила Маргарет. – Женщина вынуждена сидеть дома и готовить пищу, в то время как мужчина занимается, чем только ему заблагорассудится, и вообще всячески наслаждается жизнью.

– Вы судите по собственному опыту? – небрежно поинтересовался Брюс, переводя взгляд на собеседницу, и заметил, как ее лицо стало настороженным и замкнутым.

Сама мысль о том, что прошлое этой Женщины таит какие-то тайны, которые он непременно должен вызнать, дабы понять, что, черт возьми, ею движет, заставила его кровь быстрее бежать по жилам от какого-то непонятного возбуждения. Непривычное ощущение. Брюс с запозданием напомнил себе о «Розовом доме» – призе, который в конце концов будет его.

– Я так и не спросила, женаты ли вы, – сказала Маргарет, с удивлением ловя себя на том, что предположила, будто Макнот холостяк, хотя скорее следовало признать обратное. – Сомневаюсь, что вашей жене понравится, что вы тут готовите для меня, – продолжила она, пытаясь представить себе женщину, которая могла бы быть замужем за этим мужчиной. Красивая, блондинка и, возможно, весьма недалекая.

За все эти годы Маргарет хорошо уяснила, что чем более успешен мужчина, чем представительнее выглядит, тем меньше хочет он видеть рядом с собой жену, способную составить ему конкуренцию. Не слишком радостная мысль, но это так.

– Вы оскорбляете меня, – холодно произнес Брюс. – Будь я женат, меня бы здесь не было. Я был бы с женой.

То, как он произнес это – с чисто мужской интонацией собственника, владеющего женщиной как вещью, – заставило Маргарет почувствовать обжигающую ярость, способную буквально захлестнуть ее.

– И готовить для нее? – спросила она, стараясь превозмочь столь бессмысленную реакцию на его слова.

– Не обязательно, – ответил Брюс, явно развлекаясь. – Я смог бы найти, чем еще заняться в кухне, если бы жена сочла, что приготовление ужина слишком скучное и примитивное времяпрепровождение.

Мышцы живота Маргарет невольно сжались – столь яркие картины промелькнули вдруг перед ее мысленным взором. И она попыталась сменить тему.

– Во всяком случае… независимо от того, что вы готовите, пахнет очень даже аппетитно.

– А на вкус будет еще лучше, – заверил ее Брюс, выкладывая пасту на тарелку и поливая соусом прямо из кастрюли. Соус, который он придумал на ходу, вышел удачным, особенно учитывая скудость наличествующих компонентов. Он поставил дымящееся блюдо перед Маргарет и сел напротив. – Теперь ешьте.

– Вам нравится отдавать распоряжения? – Но рот ее уже наполнился слюной, и Маргарет ничего не оставалось, как приняться за еду. И тут только она осознала, как же сильно проголодалась.

– Предпочел бы называть это рекомендациями.

– А вы снабжаете рекомендациями всех местных жителей? – сладким голосом осведомилась Маргарет, не переставая жевать.

– Местных жителей? С какой стати?

– А разве вы живете не здесь?

– У меня здесь ранчо, где живет моя бабушка.

Маргарет посмотрела на Брюса поверх вилки.

– А вы где живете?

– В Нью-Йорке.

– А, это меняет дело.

Брюс заметил, как молодая женщина снова напряглась. Она медленно доела пасту, молча отнесла тарелку к раковине и, повернувшись к нему спиной, тщательно вымыла.

– И почему это меняет дело?

Маргарет обернулась и зябко обхватила руками плечи.

– Я сразу подумала, что вы ведете себя чересчур учтиво для этих мест, – пояснила она. – Чересчур галантно.

– Я должен воспринимать это как комплимент?

– Можете воспринимать, как хотите, но это не задумывалось в качестве комплимента.

– То есть вы имеете что-то против учтивых и галантных мужчин? – Брюс встал и засунул руки в карманы. – Это случайно не имеет отношения к отцу Кэтти?

На какое-то мгновение между ними повисло напряженное молчание, но Маргарет заставила себя вежливо улыбнуться. В конце концов, этот человек приготовил ей ужин.

– Большое спасибо. Было божественно вкусно!

– Самые искренние слова за сегодняшний вечер. – Брюс медленно двинулся к ней, и, чем ближе подходил, тем больше Маргарет нервничала, пока он не остановился всего в нескольких дюймах от нее. Потом уперся руками о раковину и наклонился так близко, что их лица оказались совсем рядом. – Но вы не ответили на мой вопрос.

– А я и не собираюсь! – возразила Маргарет. – Моя жизнь вас не касается.

– Тогда, леди, вы прибыли в неправильное место. Поскольку я намерен докопаться до вашей сути – Брюс выпрямился и направился к двери, сказав через плечо: – Мы еще встретимся!

Сама того не понимая, эта женщина бросила ему вызов, а он не привык отступать.

3

Конечно, не было никакой необходимости ехать за продуктами в большой город, когда все можно было купить пусть в маленьком, но ближайшем от дома. Однако Маргарет испытывала совершенно нелогичное, но вместе с тем непреодолимое желание вновь насладиться ощущением, что никто тебя не знает и никому нет до тебя никакого дела.

Но через соседний городок проезжать все равно приходилось. И Маргарет, одним глазом посматривающей на карту, а другим – на дорогу, ничего не оставалось, как повернуть туда, где показываться ей совсем не хотелось.

Кэтти на заднем сиденье прилипла носом к стеклу в восторге от проносящегося за окном пейзажа. Она даже забыла о привычке сосать большой палец, хотя и сунула его в рот.

Маргарет вынуждена была признать, что пейзаж и в самом деле того стоит. От его красоты прямо дух захватывало. Но чем великолепнее была окружающая природа, тем сильнее молодую женщину тянуло в бетонные джунгли, в которых она провела все двадцать семь лет своей жизни. Постоянный уличный шум, недостаток чистого воздуха и необходимость выращивать цветы не в саду, а на балконе никогда не выглядели для нее столь соблазнительными.

– Домики!

– Наконец-то, – буркнула Маргарет. Они проехали мимо нескольких довольно больших старых зданий, показавшихся ей чуть ли не оазисом на пути к желанной цели. – Я уж начала думать, что цивилизация нам только приснилась.

– А что такое цивилизация?

Маргарет только хмыкнула. Однако ее попытке избежать близкого знакомства с обитателями городка был нанесен внезапный удар. Увидев первые вывески, Кэтти встрепенулась.

– Мам, я пить хочу. Давай остановимся и попьем.

Делать было нечего. Вздохнув, Маргарет решила, что тогда уж и покупать все будет именно здесь.

Городок оказался больше, чем она ожидала. Пришлось достаточно долго ехать по главной улице мимо серых и белых каменных фасадов, красочных витрин маленьких магазинчиков, в которых можно было приобрести практически все, от сбруи для лошадей до ниток с иголками. Наконец они выехали на центральную площадь. Автомобили были аккуратно припаркованы на специально размеченных местах, а саму площадь со всех сторон обступали магазины, более крупные, но менее живописные, чем их собратья на подступах к центру.

Маргарет подъехала к свободному месту на стоянке и ловко вписала свою зеленую малолитражку между блестящим черным монстром с одной стороны и облезшим пикапом с другой.

– Похоже, – сказала она, помогая Кэтти выбраться из машины и не без интереса оглядываясь по сторонам, – здесь можно и затеряться.

– Зачем нам теряться? – удивленно поинтересовалась девочка, и Маргарет успокаивающе сжала ее руку.

– Это просто так говорится. Так куда мы направимся? Нам нужно в супермаркет. Потом, смотри, какой симпатичный магазинчик трикотажа ручной вязки. Еще обязательно надо зайти в аптеку, на всякий случай выписать для тебя лекарства. А может, сперва съедим по мороженому?

Вероятно, все не так ужасно, как казалось поначалу, думала Маргарет, пока они шли к ближайшей кондитерской. Конечно, совсем затеряться не получится, но, по крайней мере, в нее не станут тыкать пальцем как в самозванку, обманом поселившуюся в «Розовом доме». Скорее всего, сказала себе молодая женщина, я все-таки смогу воспринимать эту авантюру как своеобразный затянувшийся отпуск. Пора перестать думать о возвращении, потому что это будет не просто возвращение, а возвращение с поджатым хвостом. Им с Кэтти нечего делать в Нью-Йорке…

Маргарет была так занята своими мыслями, что не сразу обратила внимание на тишину, воцарившуюся в кондитерской, едва они переступили ее порог. Тем более что Кэтти без умолку тараторила, какого именно мороженого ей хочется.

Головы всех сидящих за столиками, как по команде, повернулись в их направлении. Особенный интерес проявила компания из шести пожилых женщин. Даже румяная девушка за прилавком перестала протирать чашки и с любопытством уставилась на вошедших.

Маргарет осмелилась послать слабую улыбку расположившимся вокруг завсегдатаям и повернулась к молодой продавщице.

– Есть свободный столик? – спросила она еле слышным голосом. – На двоих…

Она едва узнавала себя. Неужели это та же самая уверенная в себе женщина, которая отдавала распоряжения подчиненным?

– Вы, должно быть, и есть новая владельца «Розового дома»! – Громкий голос заставил Маргарет вздрогнуть и посмотреть в сторону шести кумушек, сидящих у окна за столиком, заставленным чашками с кофе и изящными тарелочками с пирожными. – Мы чуть не умерли от нетерпения увидеть вас! Подойдите, моя дорогая, и позвольте нам посмотреть на вас и вашу очаровательную малышку!

Маргарет бросила беспомощный взгляд на девушку за старомодным деревянным прилавком. Та сочувственно улыбнулась ей.

– Я… – Маргарет осеклась и сделала несколько робких шагов в сторону пожилых матрон.

– Естественно, нам было любопытно, что это за родственница вдруг объявилась у Джеймса. Старый мошенник никогда ни словом не упоминал о том, что у него кто-то есть.

– Бедняжка! Разве вы не могли пораньше вырваться из этого большого старого дома? Вам, наверное, нелегко справляться со всем одной!

А вы еще и с крошечкой дочкой, за которой нужно присматривать и о которой нужно заботиться!

– Я… я… – неуверенно повторила Маргарет.

Впрочем, ее никто не слушал. Вокруг уже звенел хор голосов.

– Как тебя зовут, малютка? Держу пари, вы пришли сюда за мороженым. Здесь делают лучшее мороженое во всем Техасе!

– А вы, Элизабет, для вашей же собственной пользы должны знать, что едите его слишком много.

– Ну, раз уж вы здесь, девочки, почему бы вам не пододвинуть пару стульев и не присоединиться к нашей тесной компании, чтобы немножко поболтать?

– Я… ну… – Маргарет нервно облизнула губы, в то время как Кэтти нерешительно взяла пирожное, предложенное одной из дам, и шагнула к свободному стулу.

– Вот вы нам и поможете! Мы тут обсуждаем организацию летнего праздника, а у вас могут быть свежие идеи. И нет, Кэтрин, что бы там ваша дочка ни предлагала, ни о какой дискотеке даже речи быть не может. Не хватало Ребекке этой головной боли!

– Так-так-так… – произнес знакомый голос позади молодой женщины, и она почувствовала, как по спине пробежали мурашки, а пульс участился. – Вижу, вы попали в сети к местным колдуньям.

В голосе Брюса звучала озорная усмешка, и Маргарет не нужно было оборачиваться, чтобы догадаться о выражении его лица. Сплошное обаяние. Судя по всему, так оно и было, поскольку все шесть матрон довольно захихикали.

– Имейте в виду, вам от них скрыться не удастся.

– Вот именно, молодой человек!

– Где ваша бабушка, Брюс? Она обещала быть здесь в одиннадцать. Я очень волнуюсь, почему она пропустила первую чашку кофе.

– Кажется, жену кого-то из садовников увезли в больницу.

– Это не молодую ли Эмили? Похоже, ей пришло время рожать.

Кого-то из садовников? Может, она что-то неправильно поняла? Маргарет терялась в догадках. Она успела уяснить, что этот мужчина живет в большом доме и, несомненно, богат, иначе не мог бы иметь квартиру в Нью-Йорке. Но каким же должен быть его сад, если для ухода за ним необходимы усилия более чем одного человека?

Брюс стоял совсем близко. Дыхание его касалось открытой шеи Маргарет. И молодой женщине вдруг захотелось оказаться где угодно, лишь бы подальше от него, лишь бы перестать постоянно думать о нем, перестать задавать себе все новые и новые вопросы. Хватит с нее этого Макнота! Она уже и так знает о нем предостаточно.

– Простите, но… но мне нужно сделать тысячу вещей прежде, чем мы с Кэтти вернемся домой. И… и…

– Да вы совсем напугали ее, – заметил Брюс с басовитым смешком, и у Маргарет создалось впечатление, что он играет с нею, как кошка с мышкой.

– И вовсе нет! Смешно даже! – резко оборвала его она, оборачиваясь, чтобы взглянуть ему в глаза.

Но, похоже, ее слова не возымели желаемого эффекта. Брюс продолжал улыбаться, явно получая удовольствие от происходящего. Более того, Маргарет поняла, что, обернувшись, совершила ошибку: так его физическое присутствие ощущалось сильнее. Она поспешно повернулась обратно лицом к пожилым женщинам, хотя и сознавала, что щеки ее заливает предательский румянец.

– Я действительно не хочу показаться невежливой, но… но Кэтти только что перенесла приступ астмы, и мне надо в аптеку, чтобы заказать для нее лекарства.

– Астма? Бедная крошка!

Краем глаза Маргарет заметила, как выражение лица девочки становится важным от повышенного внимания старых леди к ее болезни, и усмехнулась. Вообще-то она никогда не позволяла дочери манипулировать людьми, вызывая к себе сочувствие, но сейчас промолчала, посчитав, что пожилым матронам подобные переживания только на пользу. Кроме того, она и сама в каком-то роде шантажировала их состоянием Кэтти, стремясь поскорее уйти.

– Поэтому вы сюда и переехали? – спросила одна из кумушек. – Врачи всегда твердят: нашим сухим воздухом легче дышать, а мы ведь знаем, что вы жили в Нью-Йорке. Помните, Эва, дочь Барбары, не смогла там жить из-за слабых легких и вынуждена была вернуться?

– Ну… – пробормотала Маргарет, каждым нервом ощущая мужчину, стоящего у нее за спиной, и решительно не понимая, почему его присутствие так смущает ее и сбивает с толку, – отчасти и поэтому тоже.

– Тогда мы конечно же должны отпустить вас. Моника, дорогая! Еще чашку кофе. Ладно, а я пересекусь с Ребеккой по дороге, если она все-таки выберется. Теперь, моя дорогая, надеюсь, мы будем видеть вас чаще!

– Уверен, – добавил Брюс, – эти надежды взаимны, не так ли, Маргарет?

Голос его словно бы смаковал ее имя, обволакивал расплавленным шоколадом, и в глубине души молодой женщины проснулось вдруг что-то живое и теплое. Что-то, чего она давно уже не чувствовала, да и не хотела больше чувствовать. Что-то, что давно гнала прочь.

– Конечно, – ответила она с вежливой улыбкой. Скорей бы исчезнуть! Теперь, похоже, никто не станет ее осуждать, если она уйдет.

– О, хорошо, потому что мы собираемся устроить вечер танцев в городском зале.

– И мы хотели бы попросить вас прийти пораньше и помочь украсить…

– Это в пятницу вечером. А если погода позволит, устроим барбекю…

– Скорее всего. Если синоптики не соврали, как обычно…

– В пятницу, – неуверенно повторила Маргарет. – Я была бы рада, но Кэтти…

– Уверен, бабушка с удовольствием понянчится с ней, – вставил Брюс, хорошо понимая, к чему ведут все эти отговорки.

Вообще-то он не собирался оставаться в этих краях до пятницы, но в ту минуту, как его замечание лишило молодую женщину главного аргумента для отказа, неожиданно понял, что, кажется, все-таки задержится.

Врага надо знать как можно лучше, сказал себе Брюс в ответ на робкие протесты здравого смысла… Ну, пусть Маргарет не враг, а, можно сказать, деловой противник. Но в бизнесе как на войне. Как он сумеет заполучить «Розовый дом», если не знает, каковы планы на будущее самой Маргарет?

Ведь он фактически так ничего о ней и не разузнал, и, естественно, такое положение вещей его не устраивало. Прямо сказать, было даже в новинку. Вообще-то Брюс никогда не искал никаких скрытых глубин в женщинах, которым назначал свидание, и, коли уж на то пошло, никогда ничего подобного и не находил. Что вполне его устраивало, поскольку не оставляло места никаким неожиданностям.

– Скорее всего я не смогу… – В глазах Маргарет мелькнуло затравленное выражение, которое Брюс попросту проигнорировал.

– Вы оказали бы ей большую любезность. Она обожает детей и с удовольствием проведет вечер с Кэтти.

– Ну, Кэтти очень застенчива…

– Вы могли бы привезти ее к нам домой. У нас замечательный сад, а кроме того ей наверняка понравятся кролики. У нас очаровательные кролики…

– Кролики?! – Глаза Кэтти восторженно округлились, и со вздохом, означающим покорность судьбе, Маргарет признала свое поражение.

– Итак… – Брюс последовал за ними на улицу, залитую солнечным светом, – вы переехали сюда из-за Кэтти. Но почему ждали несколько лет? Или девочка заболела совсем недавно?

– У вас что, нет дел поважнее, чем ходить за мной по пятам?

– В данный момент – нет, – с готовностью подтвердил Брюс.

Маргарет чуть ногой не топнула от досады. Похоже, он и в самом деле такой толстокожий, каким показался ей еще во время их первой встречи.

Наверное, она бы сильно удивилась, узнав, что Брюс был совершенно искренен. В данный момент все остальные дела действительно отступили для него на задний план. Он не мог думать ни о чем, кроме как о восхитительных пепельных волосах, забранных сегодня черепаховым гребнем, который едва удерживал непослушную копну локонов, об этой сливочно-белой коже, оттененной сейчас очаровательным румянцем.

– Вы так и не попробовали мороженого! – внезапно воскликнул он. – Полагаю, местные кумушки перехватили вас прежде, чем вы успели сделать заказ.

– А кто эти дамы? – поинтересовалась Маргарет.

Проходя мимо магазина, она случайно поймала в витрине устремленные на нее взгляды. Любопытно, подумала молодая женщина, подобный интерес вызван моим появлением здесь или тем, что рядом со мной находится этот мужчина?

– Вам нужно в супермаркет? – спросил Брюс, проигнорировав ее вопрос, и кивнул в сторону необычного с виду здания.

Это супермаркет? Вот уж не догадалась бы…

– Со свадебными платьями в витрине?

– Салон находится по соседству. Его владелец, по-видимому, неплохо платит за часть витрины, а хозяин супермаркета весьма падок на деньги.

Маргарет не удержалась и усмехнулась – до того нелепо выглядела витрина. Хотя улыбка у молодой женщины, по мнению наблюдавшего за ней Брюса, вышла совсем невеселой.

– Послушайте, почему бы вам не пройтись по магазинам, а я в это время угостил бы Кэтти мороженым? Встретимся через полчаса здесь, на площади.

– Нет!

Горячность ответа не просто удивила Брюса. Он искренне не понимал, что могло вызвать столь бурную реакцию.

– А в чем проблема? – недоуменно пробормотал он.

– Никаких проблем. Просто я не хочу принимать ваше предложение. Разве этого недостаточно? Мне много что нужно сделать прежде, чем мы вернемся домой, и Кэтти… должна быть со мной.

Если бы Маргарет была настроена говорить правду, она бы выразилась иначе. Нельзя допустить, сказала бы она, чтобы моя дочь привыкла, тем более привязалась к мужчине, который всего лишь видит во мне загадку для себя и желает позабавиться, разгадывая ее, чтобы скрасить те несколько дней, что проведет здесь.

Маргарет пришла в бешенство от одной только мысли об этом. У Кэтти и без того хватало разочарований за ее короткую жизнь. Чего стоило уже само общение с отцом, который никогда особенно не интересовался своей дочерью и ни разу не сдержал обещания взять ее куда-нибудь с собой. В последнюю минуту он неизменно нарушал данное накануне слово только потому, что намечалось что-нибудь поважнее. А для него практически все на свете было важнее собственного ребенка.

За несколько мгновений в голове у нее подобно кадрам кинопленки прокрутились последние пять лет. Страдания, которые причинил ей бывший приятель, оправдывали неприязнь и недоверие, которые сейчас Маргарет испытывала к любому мужчине, пытающемуся подобраться ближе к ней и ее дочери.

За все то время, что Маргарет носила под сердцем Кэтти и лежала в больнице после тяжелых родов, она не получила от Макса ни крупицы поддержки. Едва услышав, что она ждет от него ребенка, он заявил, что, к сожалению, совершенно не представляет себя женатым человеком, а уж тем более отцом «вопящего существа».

Нельзя сказать, что Макс совсем не видел Кэтти, но он не собирался приноравливать свою жизнь к жизни младенца, который, мало того что оказался девочкой, а не мальчиком, так еще был слишком маленьким, слишком слабеньким и все время болел. Единственное, что когда-либо имело значение для Макса, по его же собственным словам, это карьера и самовыражение.

Судя по тому впечатлению, которое произвел на Маргарет Брюс Макнот, в честолюбии он ничуть не уступал Калверту. И у нее не было никаких оснований верить в искренность интереса, который этот человек проявлял к ее дочери.

Но как объяснить все это четырехлетнему ребенку, растущему без отца? Сама Маргарет легко умела справляться с мужчинами вроде Макнота. У нее к ним выработался иммунитет. Но подкупать Кэтти мороженым… О нет, только не это!..

– Что с вами? – Голос Брюса раздался откуда-то издалека и резко вернул ее к действительности. Маргарет моргнула и постаралась сосредоточиться. – Мне показалось, вы сейчас сознание потеряете.

– Неужели? – холодно переспросила она.

Брюс готов был отдать голову на отсечение, что больше всего ей сейчас хотелось, чтобы он исчез. Но он не собирался оказывать ей такую любезность.

– Уверен, что прав. Интересно только почему?

Маргарет нервно облизнула губы. Ей совсем не понравилось, как он смотрел на нее – с таким вниманием, словно она любопытный экземпляр, попавший под микроскоп к очень умному, но очень опасному ученому. А еще больше ей не понравилось, как отреагировало на этот пристальный взгляд ее собственное тело.

Мозг молодой женщины отчаянно, точно радист на тонущем корабле, посылал сигналы опасности, а тело… Тело и слышать ничего не желало. Под кожей разлилось предательское тепло, груди налились, ладони внезапно стали влажными. Но все это заставило Маргарет только сильнее рассердиться на мужчину, невозмутимо стоящего перед ней с таким видом, словно он мог читать ее мысли. А если и не мог, то намеревался изучать ее до тех пор, пока сможет.

– А какие отношения у Кэтти с ее отцом?

Краска отхлынула от лица Маргарет. Как он посмел?!

– Не ваше дело!

– Это секрет? – Справедливости ради следует заметить, что я задал нечестный вопрос, подумал Брюс. Похоже, затронул рану, которая еще не затянулась. Но, черт побери, теперь он был намерен пойти до конца и потому добавил: – А какие у вас с ним отношения?

Маргарет действовала импульсивно, под влиянием момента. Не стало рядом ни Кэтти, ни магазинов, ни тротуаров с пешеходами. Она видела только Брюса Макнота. Рука ее взметнулась к его лицу.

Коснувшись его щеки, ладонь загорелась, словно ужаленная, а звонкий шлепок пощечины потряс обоих. Но не успела Маргарет повернуться и убежать, как почувствовала, что сильные пальцы обхватывают ее запястье. Брюс склонился над нею, губы его вытянулись в тонкую линию.

– Больше, – прошептал он, делая ударение на каждом слове, – никогда этого не делайте.

– Иначе – что? – процедила Маргарет сквозь зубы. – Что вы сделаете со мной? Бросите в тюрьму? Прикуете к позорному столбу на городской площади?

– Это все устарело, – вкрадчиво ответил Брюс. – Существует масса других методов.

Он наклонился еще ниже и властно прижался губами к ее губам. Это был жесткий, грубый поцелуй, закончившийся прежде, чем Маргарет успела увернуться. Ей только и оставалось, что потрясенно замереть. Наверное, даже удар молнии не поразил бы ее сильнее, чем эта неожиданная выходка.

– Не забудьте, – напомнил Макнот совершенно ровным тоном, – что моя бабушка с удовольствием присмотрит за Кэтти в пятницу. – Чувственный изгиб его рта дрогнул в легкой усмешке. – И не воображайте, что сможете увильнуть от этого мероприятия. Городок у нас маленький, и болтать будут невесть что. Так что, если вы и вправду намерены жить здесь, то должны понимать, как важно правильно повести себя с самого начала. Не то потом вам же и вашей дочери будет только хуже.

Сам он уже в тот вечер испытал на собственной шкуре, как быстро распространяются местные сплетни. За ужином бабушка медленно отложила нож и вилку и бросила на него один из тех проницательных взглядов, которые, как Брюс знал по собственному опыту, предвещали серьезный разговор.

– Я знала, что ты познакомился с нашими новыми соседями, – задумчиво произнесла Ребекка Макнот. – Но я и понятия не имела, что настолько близко.

– Что ты имеешь в виду? – Брюс положил белую льняную салфетку рядом с тарелкой и откинулся на стуле, с наслаждением вытянув ноги.

– Страстный поцелуй в центре города! – Внезапно в глазах пожилой дамы зажегся веселый огонек, и она поспешно опустила взгляд. – Не сомневаюсь, ты отлично понимал, что твое поведение будет иметь… – Ребекка сделала многозначительную паузу, – самые разнообразные последствия.

Конечно, Брюс отдавал себе отчет, что кто-кто, а уж члены семьи Макнот в этих краях всегда на виду. Отдавал себе отчет даже тогда, когда склонялся к лицу Маргарет…

Но не в его силах было отказать себе в том поцелуе. Стоило только увидеть горящие синим огнем глаза, сердито приоткрытый рот, обрамленный розовыми лепестками губ, – и Брюс не смог удержаться, чтобы не «продегустировать» их.

И только мысль, что они не одни, более того, что на них широко распахнутыми глазами смотрит маленькая девочка, заставила его отступить. Не будь рядом Кэтти, он продолжал бы целовать Маргарет гораздо дольше. Он так хотел большего. Гораздо большего… И сейчас всего лишь воспоминание об этой уличной сценке заставило его тело отреагировать весьма бурным, но крайне несоответствующим обстановке способом.

– Все оттого, что в нашем городишке слишком много домохозяек, – раздраженно бросил Брюс, – которым больше нечего делать, кроме как перемывать кости всем и каждому.

– Итак, – сменила тему Ребекка, – ты уезжаешь завтра? Или в среду? Я собиралась в полдень встретится с девочками, чтобы обсудить летний праздник, но вполне могу отменить ланч и провести это время с тобой.

– Незачем. – Брюс сидел, нахмурившись, и проклинал себя за то, что уступил нелепому мужскому порыву. Ведь, поцеловав эту женщину, он невольно выставил ее на всеобщее обозрение. Мог бы заранее сообразить, что пересудов не избежать – Я решил остаться, по крайней мере, до уикенда. – Он поднял глаза на сидящую напротив бабушку. – Обещал сопровождать Маргарет Элиот на танцы. – Он представил, как новая хозяйка «Розового дома» нерешительно стоит перед входом в городской зал, явно не испытывая желания войти, а каждый прохожий приостанавливается и украдкой разглядывает ее. – Кстати, я сказал, что ты присмотришь за ее дочерью, Кэтти. Надеюсь, ты не против?

– Против? Я только за. Ты же знаешь, как я люблю детей.

– Даже не думай об этом, бабуля, – сухо предупредил Брюс, поигрывая тонкой ножкой своего бокала и наблюдая, как остатки вина растекаются по стенкам. – Я не собираюсь вступать с этой женщиной в более близкие отношения. Она неуловима как тень, а ты знаешь, меня всегда привлекало прямо противоположное.

Но, даже произнося эти слова, Брюс не мог прогнать видение стройного тела со сливочно-белой кожей и высокой упругой грудью, подобной зрелому плоду, созданному для того, чтобы его вкусили. Он одним глотком осушил бокал и решительно встал, намереваясь покинуть столовую.

Ребекка не собиралась его останавливать, более того, была только рада, чтобы он поскорее ушел. Ей нужно было о многом поразмыслить, а внук мешал.

– Думаю, девочке понравится у нас, – с улыбкой произнесла она.

– Почему нет? Я, например, когда был ребенком, обожал этот дом, – уже в дверях сказал Брюс.

Теперь, когда он решил не уезжать, а остаться до пятницы, следовало все же подумать и о делах. Конечно, трудновато управлять компанией на таком расстоянии, но какие-то распоряжения можно дать и по телефону. Кроме того, в поездку он прихватил бумаги, с которыми надо разобраться, а это вполне можно делать и на ранчо.

Брюс собирался провести ближайшие несколько дней за работой и не боялся, что ему помешают. Обычно он приезжал на ранчо часто, но ненадолго, так что никто из местных не заподозрит, что он еще не уехал, а значит, и не явится с неуместным визитом.

Вот и хорошо. Надо бы дать себе время чуть остыть, отойти от столкновения с Маргарет Элиот. Да и ей это, похоже, необходимо. Пусть оправится, вновь возведет свои защитные укрепления, усмехнулся Брюс. Похоже, он испугал ее слишком личными вопросами, а уж после поцелуя бедняжка, верно, и вовсе запаниковала.

Хотя мысль о защитных укреплениях тут же разожгла новые фантазии – но уже о том, как эти самые барьеры разрушить.


Маргарет, находившаяся всего в нескольких милях от него, мучилась теми же самыми воспоминаниями.

За целый день она так и не смогла прийти в себя и даже сейчас пребывала в полном замешательстве. Расставшись с Макнотом, они с Кэтти пробежались по магазинам, сделали необходимые покупки и поспешно вернулись в «Розовый дом». Обычно в обществе дочери она быстро отрешалась от любых личных проблем, но сегодняшние переживания оказались слишком сильны. Перед глазами все еще стояло властное лицо Брюса, на губах все еще горел поцелуй, что стал справедливым возмездием за пощечину.

Наверняка за всю жизнь Брюса ни одна женщина не позволила себе ничего подобного, думала Маргарет, расположившись перед телевизором, хотя на самом деле не смотрела, что там показывают. Приглушенный звук служил лишь фоном для размышлений, принимающих все более неожиданный и опасный оборот. Вряд ли, размышляла Маргарет, это невероятно привлекательное, хотя и несколько высокомерное лицо когда-либо прежде вызывало у женщин такой гнев. Скорее напротив, будило страстное желание, потому что все в этом мужчине – от того, как он смотрит на тебя, и до исполненных звериной грацией движений – прямо-таки гипнотизирует неприкрытой сексуальностью.

Ей хватило лишь легкого прикосновения, чтобы все тело так и вспыхнуло. Правда, эту реакцию можно отнести на счет естественных потребностей женщины, лишенной любовной близости уже целых четыре года.

Но самое неприятное то, что их поцелуй вряд ли остался незамеченным – на главной-то площади города, на виду у всех! Теперь сплетен не избежать. А ведь ей, одинокой женщине, чужой в этих краях, наверняка не раз еще потребуется помощь и поддержка старожилов. Господи, ну почему ее угораздило влипнуть в подобную историю!

В Нью-Йорке Маргарет никогда не приходилось лично заниматься хозяйственными мелочами: ни менять протекающую прокладку в кране, ни вешать упавшую полку. Она даже не забивала себе голову тем, кого и в какой ситуации вызывать, – на это у нее была специальная помощница. Маргарет могла полностью отдаться работе и воспитанию ребенка. А теперь, даже если и попробует разобраться во всем самостоятельно, то как минимум потребуются книги, а за ними тоже ехать в город. И никуда от этого не деться! Захочешь остаться одна, да не дадут!

Но и мысль о возвращении в большой город казалась лишенной всякого смысла. А иначе зачем было прилагать столько усилий для переезда? Нет уж, ради дочери она готова стерпеть все, что угодно. Ну, или почти все…


Когда же Маргарет снова заставила себя показаться на людях, оказалось, что это не так ужасно, как она себе навоображала, и поездка не стала таким уж неимоверным испытанием для нее. Кроме того, Маргарет совершенно случайно узнала, что Брюс Макнот уехал в Нью-Йорк. Об этом ей рассказала женщина, с которой она разговорилась в небольшом парке на краю городка, куда заехали с Кэтти покормить уток. Она тоже гуляла с дочкой, ровесницей Кэтти, и, вполне естественно, что две женщины присели поболтать на скамеечку, пока девочки играли у воды. Из разговора Маргарет выяснила, что новую знакомую зовут Глория, она работает в местной библиотеке, а ее мама – одна из тех пожилых дам, которые атаковали ее в кондитерской.

– Конечно, кое-кто из местных охотниц за женихами теперь тебя уж точно невзлюбит. Еще бы! Брюс Макнот – один из самых завидных холостяков в округе! На него не одна девица глаз положила, – со смехом сказала Глория, когда стало ясно, что они обе с удовольствием продолжат знакомство. – Зато, не сомневаюсь, что ты очень понравишься тем, кого до смерти раздражает вся эта компашка. С точки зрения большинства местных жителей, этот ваш поцелуй стал самым захватывающим событием за последнее время!

Маргарет вежливо улыбнулась, но дала себе клятву: больше такого не будет! И повторила обещание в пятницу утром, когда обдумывала поездку на танцевальный вечер. Выхода нет – ехать придется. Ее не поймут, если она не появится даже после личного приглашения старожилов городка.

По крайней мере, там будет Глория, утешала себя молодая женщина. Ей необходим был союзник, и теперь он у нее есть. А Брюс Макнот, благодарение Господу, находится сейчас за тридевять земель отсюда.

Влиятельные бизнесмены вроде него не способны слишком долго оставаться далеко от обожаемых офисов. Им куда легче встретиться один на один с разъяренной тигрицей, чем отказаться от намеченной деловой встречи на высшем уровне. А уж выброс адреналина на такой встрече точно не меньше.

Эти мысли немало поддерживали Маргарет, пока она собиралась на вечеринку.

Трудно поверить, но после ежедневной униформы, состоящей из джинсов и футболки, она чувствовала себя неуютно в нарядной одежде. Маргарет смотрела на свое отражение в зеркале и не верила, что всего лишь несколько недель назад только так и ходила.

А ведь это было одно из ее любимых платьев. Она надевала его, когда собиралась встретиться с близкими друзьями. Легкомысленное, но не слишком. Открытое, но не вызывающее. Достаточно короткое, чтобы окружающие могли оценить красоту ее длинных ног. Глубокий синий цвет выгодно оттенял цвет глаз, а довольно простой покрой удачно компенсировался тем, как чувственно ткань облегала все изгибы тела. Если уж она идет на танцы, то определенно не станет прятаться под паранджой.

Два дня назад Ребекка Макнот позвонила ей, а вчера заехала в «Розовый дом» по дороге в город, чтобы заранее познакомиться с девочкой, с которой ей придется провести по крайней мере два часа. Маргарет была тронута такой заботой со стороны незнакомого пожилого человека, хотя и почувствовала себя крайне неудобно.

Интересно, дошли ли до бабушки Брюса слухи о том поцелуе? Маргарет едва удержалась, чтобы не спросить, уехал ли ее внук, но подумала, что такой вопрос в любом случае прозвучал бы странно, и на всякий случай решила вообще не упоминать в разговоре его имени. Пусть даже это и может показаться малодушным…

Ребекка Макнот напоминала внука внешне и выглядела достаточно деятельной и энергичной для своих лет. Но в ней не было ни капли его высокомерия.

Маргарет договорилась, что сама привезет Кэтти на ранчо, и с нетерпением ждала этой минуты, так ей хотелось увидеть и дом, и сад, за которым ухаживают несколько садовников…

Вечером, когда она уже искупала и переодела Кэтти, неожиданно раздался звонок. Молодая женщина поспешно открыла дверь, решив, что Ребекка сама приехала за девочкой, сочтя, что так для Маргарет будет удобнее.

Но стоило ей увидеть на пороге знакомую широкоплечую фигуру, как губы сами раздвинулись в улыбке, а из головы улетучились все до единой мысли.

Брюс Макнот! Мужчина, который должен был находиться за сотни миль отсюда. Мужчина, который сумел сделать то, чего не удавалось никому другому, с тех пор как родилась Кэтти, – вывести Маргарет из равновесия, одним мановением пальца разрушить все ее защитные укрепления. Высокий и такой красивый, что просто дух захватывает…

Но именно от подобного сочетания она и бежала как от огня.

4

– Вы! Что вы здесь делаете? Вы же должны быть в Нью-Йорке!

– Неужели? – Темные брови взлетели вверх, изображая удивление, хотя, конечно, Брюс ждал подобной реакции.

Маргарет и полагалось думать, что он в Нью-Йорке, если она, конечно, успела за это время снова побывать в городе. А что дела вынудят ее съездить туда, Брюс не сомневался. Столь же несомненно было и то, что кто-нибудь непременно заговорит с ней – хотя бы с целью выяснить, что же произошло между молодой женщиной и Брюсом.

Не у Брюса же спрашивать? Во-первых, так не принято поступать, а во-вторых, благодаря стараниям миссис Макнот все считали, что он уехал. Брюс совершенно случайно узнал, что бабушка приложила руку к созданию этого мифа, когда предложил отвезти ее на еженедельную игру в бридж с подругами.

– О, в этом нет необходимости, – ответила она немного смущенно. – Кажется, я упомянула, что ты возвратился в Нью-Йорк, поэтому все удивятся, увидев тебя. Ты же знаешь, девочки задают массу вопросов. Иногда просто бестактных…

– Так «кажется» или «упомянула»?

– Кажется, дорогой. Не могу точно вспомнить. Такая мелочь!

На самом деле то, что Маргарет Элиот полагала, будто его нет поблизости и ей не грозит встретиться с ним на танцах, полностью соответствовало намерениям Брюса. Эффект неожиданности в данном случае был ему только на руку.

Эта женщина бросила ему вызов, кроме того, он хотел ее. Прежде его единственной целью было заполучить «Розовый дом». А для этого он готов был переплатить или уговорить владелицу приобрести другое ранчо. Или построить для нее дом в городе, если ей это больше придется по душе. Денег у него предостаточно.

Потом Брюс познакомился с Маргарет Элиот и некоторое время представлял себя в роли проницательного бизнесмена, изучающего свою потенциальную жертву. Выяснял, насколько долгосрочны планы ее проживания в «Розовом доме», пытался обнаружить слабину, которая обеспечила бы ему наиболее легкий доступ к цели…

Но теперь он уже не мог обманывать себя. Следовало признать: он страстно желает эту женщину. Хочет заполучить ее в свою постель и заниматься с нею любовью. Хочет наблюдать, как ее всегда строгое, непроницаемое лицо расцветет улыбкой под его взглядом подобно цветку, распускающемуся под лучами солнца. Хочет слышать, как она стонет от страсти, видеть, как она извивается на его кровати, отбросив прочь все свои комплексы и внутренние запреты.

Мысль о покупке ранчо временно отошла на задний план, уступив место желанию более сильному и почти непреодолимому. Так что подозрение, светящееся теперь в глазах Маргарет Элиот, не было неожиданностью для Брюса Макнота и уж точно никак не нарушало его планов.

– У меня создалось впечатление, что у вас срочная работа в Нью-Йорке!

Брюс пожал плечами и скорчил забавную примирительную гримасу, но она не стерла с лица Маргарет тревожного выражения. Сердце молодой женщины билось так часто и сильно, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Она беспомощно поискала глазами Кэтти, затем позвала ее, воспользовавшись возможностью отвернуться от мужчины, стоящего перед ней.

На нем были светлые хлопчатобумажные брюки, подчеркивающие узкие бедра и длинные ноги, и темно-серая, почти черная рубашка с короткими рукавами. Но никакая одежда не в состоянии был уменьшить то пугающее воздействие, что оказывали на Маргарет его неправдоподобно красивое лицо и худощавая чувственная фигура.

Молодая женщина вдруг почувствовала себя чрезвычайно неуютно в своем платье. Она оделась, чтобы произвести вполне определенное впечатление на тех людей, которые волею судьбы оказались ее соседями, по крайней мере, на данный период времени. Если вы перешептываетесь за моей спиной, хотела сказать она своим видом, то знайте: я уверена в себе и вам меня не испугать!

Однако под пристальным взглядом темно-карих глаз ей стало казаться, что груди слишком тесно под тонким материалом платья, а ноги бесстыдно оголены. Маргарет специально не стала надевать чулок, поскольку вечер сам по себе обещал быть душным, а местные танцы вряд ли отличаются медлительностью и церемонностью.

Она вздохнула с облегчением, услышав приближающийся топот детских ножек.

– Ваша бабушка прислала вас за нами? – сдавленным голосом спросила Маргарет, все еще цепляясь за последнюю надежду, что Брюс не собирается идти ни на какие танцы, а приехал всего лишь затем, чтобы отвезти ее дочь на ранчо. Она наклонилась поправить на дочери кофточку и провела ладонью по ее пушистым, непослушным волосам. – В этом не было никакой необходимости. Я без труда и сама нашла бы ваш дом, раз он по соседству с нашим…

Под неторопливым оценивающим взглядом Брюса говорить было трудно. Маргарет поняла, что сбивается с мысли, и разозлилась – и на него, и на себя. Нельзя быть такой слабовольной!

– Думаю, – продолжила она, крепко сжимая ручку Кэтти, – мне лучше всего поехать за вами на своей машине. Не хотелось бы неожиданно обнаружить, что нужно идти домой пешком. Для меня здешние расстояния равносильны вселенской бесконечности! Я безнадежно… – Она замолчала, почувствовав, что говорит глупости.

– А по-моему, вам лучше поехать со мной, – наконец нарушил молчание Брюс и жестом пригласил ее следовать за ним.

– Не будьте смешным! – Маргарет колебалась, стоя в дверях, которые он держал для нее открытыми. – Я вполне способна добраться до города и самостоятельно найти нужное место!

– Ерунда! – отрезал Брюс.

Вот ведь наглец! Совсем с ней не считается! Маргарет готова была стоять на своем до победного, но проскользнувшая мимо Кэтти решила все за нее, открыв заднюю дверцу серебристого «бьюика» и вскарабкавшись на мягкое кожаное сиденье светло-серого цвета.

Брюс даже не стал скрывать насмешливой улыбки. Ситуация явно забавляла его.

– Вы всегда получаете, что хотите? – сварливо осведомилась Маргарет, захлопывая за собой дверь и направляясь к переднему пассажирскому месту.

– Всегда, – заверил он, провожая молодую женщину восхищенным взглядом. – Кстати, вы выглядите просто сногсшибательно! – Искренность, прозвучавшая в его голосе, вновь заставила ее сердце учащенно забиться. – Но можете не благодарить меня за комплимент.

– И не буду, – бросила Маргарет, но, тут же раскаявшись в своей грубости, вздохнула и сказала: – Спасибо.

– Я взяла с собой зайчика, его зовут Гарри, и он мой друг, – пропищала Кэтти из-за ее спины. – Миссис… миссис Ребекка не будет против?

– Думаю, ей понравится твой приятель. – Брюс завел двигатель и вскользь взглянул на Маргарет, с безразличным видом смотревшую вперед, пока он болтал с ее дочерью.

Лед, да и только! Но он-то пробовал ее губы на вкус и помнил, каким жаром полыхали они, когда эта женщина отвечала на поцелуй. Он знал, какой огонь таится под ледяным покровом…


Когда машина въехала на подъездную аллею, Маргарет не смогла удержаться от изумленного возгласа, широко распахнутыми глазами вбирая в себя все великолепие открывшейся перед ней картины.

– И это ваше? – выдохнула она, поворачиваясь к Брюсу.

– Да, – подтвердил он, немного уязвленный тем, что дом, по-видимому, произвел на молодую женщину гораздо большее впечатление, чем сам хозяин. – Там, направо, у нас оранжерея и конюшня.

Маргарет в восхищении уставилась на красивый дом, что возвышался посреди восхитительного цветника, точно изящный белый корабль посреди волшебного красочного моря. Серебристый «бьюик» плавно остановился перед широкими мраморными ступенями.

– Это дворец? – благоговейно прошептала Кэтти, крепко сжимая в руках плюшевого зайца.

– Не совсем, – рассмеялся Брюс. – Но зато здесь куда уютнее, чем в большинстве дворцов.

– И как же ваша бабушка справляется без вас? – спросила Маргарет. Ей казалось, что она попала в сказку, но и в сказках обычно следует хорошенько потрудиться, прежде чем произойдет чудо.

– У нее целый штат прислуги.

– О, разумеется, – не удержалась Маргарет от некоторого сарказма, не заметив, впрочем, удивленного взгляда, брошенного в ее сторону. – Но ей, должно быть, ужасно одиноко.

Они вышли из машины, и Маргарет посмотрела на внушительный фасад.

– Я приезжаю как минимум раз в месяц, – сообщил Брюс.

– Здесь и двоим-то не очень весело. – Кэтти потянула Маргарет за руку к парадной двери. – Вы никогда не думали продать эту громадину и купить для бабушки что-нибудь менее значительное? Я бы, наверное, именно так и поступила.

Интересно, а что бы она сказала, узнай, что он и сам придерживается такого же мнения? Более того, «чем-нибудь менее значительным» был розовый дом на одноименном ранчо, в котором Маргарет только что обосновалась.

Нет уж, она и без того достаточно подозрительно к нему относится. Иначе говоря, ощетинивается всякий раз, когда он оказывается в пределах видимости. Вряд ли известие о том, что он положил глаз на ее ранчо, расположит Маргарет к нему. Только вот что руководит мною, гадал Брюс, страсть или голый расчет?

Он скользнул взглядом по длинной шее молодой женщины. Маргарет как раз подняла голову, пристально глядя на него снизу вверх. Такая манящая в мягком свете вечернего солнца…

– Это родовое гнездо нашей семьи, – сказал Брюс, уклоняясь от прямого ответа, но не опускаясь до откровенной лжи. – И я никогда не продал бы этот дом. Все это принадлежало и принадлежит Макнотам, и так будет всегда. – Он сказал правду. Умолчал лишь о том, что намерен преумножить то, что уже имеет семья в память об отце и деде, вложивших душу и сердце в эту землю. – А теперь пойдемте.

Он слегка подтолкнул Маргарет к двери, но она была так поглощена собственными мыслями, что, казалось, не заметила его прикосновения.

– Надеюсь, все будет в порядке. Кэтти… она уже пришла в себя, но все-таки приступ был совсем недавно, – произнесла Маргарет, с беспокойством оглянувшись на Брюса.

– Не волнуйтесь, в городском зале есть телефон. Если, не дай Бог, придется возвращаться, на это потребуется не более двадцати минут. Кроме того, мы сможем по дороге захватить врача. – Голос Брюса был полон заботы и сочувствия. – У вас так бывало в Нью-Йорке? Кэтти становилось плохо, когда вас не оказывалось дома?

– Но там была совсем другая ситуация, – ответила Маргарет. – Натали знала ее с рождения и также знала, что следует делать, если у Кэтти начался приступ.

К сожалению, самой Маргарет приходилось слишком много работать, чтобы дочь ни в чем не нуждалась, и она не всегда оказывалась рядом с ней в трудную минуту. Макс меньше всего интересовался тем, есть ли у них средства к существованию. Его поддержка ограничивалась редкими, случайными, бессмысленными подарками для дочери, а в последние два года не было даже этого.

По мнению Макса, решив родить ребенка, Маргарет руководствовалась исключительно собственными желаниями, а потому и заботится о благополучии дочери, в том числе и материальном, тоже должна сама. Лично его все это крайне пугало: вдруг теперь Маргарет будет иметь виды на его деньги или дом? Но после того как Макс имел наглость намекнуть, что она забеременела, чтобы получить от него обручальное кольцо, Маргарет окончательно поняла: рассчитывать надо только на свои силы. Вот в меру их она и заботилась о себе и дочери.

– Натали?

– Ее няня. Мне надо было работать. Существуют такие вещи, как квартиры, продукты, одежда, за которые нужно платить. Мелочи, к которым обычно прикреплены бирки с ценой.

Маргарет знала: довольно глупо защищаться, когда никто не нападает, но не могла удержаться. Слишком глубоко засело в ней чувство вины за то, что решила завести ребенка просто «для себя», прекрасно зная, что придется работать, причем не с девяти до пяти, как большинство нормальных людей, а как говорится, света белого не видя. А иначе в одиночку обеспечить дочери достойное существование было невозможно…

Лишь войдя в дом, Маргарет прекратила неуместное самокопание. Ребекка уже спешила им навстречу. Она засуетилась вокруг Кэтти, стала расспрашивать молодую женщину о ее последней поездке в город и как бы мимоходом заметила, что выбор одежды ее внука оставляет желать лучшего. Джинсы и клетчатая рубашка, по ее словам, больше соответствовали бы случаю, незачем одеваться как в ресторан или на светскую вечеринку, когда подразумеваются барбекю и танцы.

– У меня нет клетчатых рубашек. – Маргарет искоса взглянула на Брюса, и уголки ее губ непроизвольно поползли вверх, когда она заметила на его лице загнанное выражение. – И выгляжу я так, как надо, – пробормотал он, многозначительно посмотрев на часы.

– А вы согласны?

Две пары карих глаз выжидательно уставились на нее, и молодая женщина смутилась.

– По-моему, неплохо, – пробормотала она.

– Неплохо? – возмутился Брюс. Он никогда не считал себя тщеславным, но все же привык производить впечатление несколько лучшее, чем простое «неплохо».

– Рубашка немного мрачновата, – заметила Маргарет, не устояв перед искушением слегка поддразнить своего спутника. – Но в целом, повторяю, все смотрится очень даже… неплохо.

– Ну, тогда… – Брюс так же оценивающе, как только что она, окинул взглядом ее фигуру, задержавшись на соблазнительной выпуклости груди, стройной талии и длинных обнаженных ногах, – тогда я должен благодарить судьбу за то, что такая обворожительная женщина, как вы, согласилась составить мне компанию. – И он в упор посмотрел на Маргарет.

– Ладно-ладно, идите. – Ребекка решительно подтолкнула молодых людей к выходу. – Мы с Кэтти хотим немного поиграть прежде, чем ей придет время ложиться в кровать.

– О, я совсем ненадолго! – всполошилась Маргарет. – Я заберу ее домой, как только мы вернемся.

– Малышка уже будет спать! – заявила Ребекка.

– Ничего страшного. Она не проснется. Ее и пушкой не разбудишь.

– Но Кэтти может провести ночь здесь, – возразила Ребекка. – Спален у нас более чем достаточно, чтобы разместить одну маленькую девочку. – Она улыбнулась. – Впрочем, как и вас, если не хотите оставлять дочь одну. А теперь уходите.

Маргарет застыла в нерешительности, а потом нагнулась, чтобы обнять и поцеловать Кэтти. От этого простого движения платье поднялось, обнажив ноги чуть больше, чем ей хотелось бы. Похоже, вздохнула Маргарет, сегодня даже привычная одежда взбунтовалась против меня…

– Не волнуйтесь о дочке, – сказал Брюс, как только они оказались в машине и чудесный дом начал исчезать за деревьями. – Моя бабушка любит детей, как и большинство бабушек, тем более итальянок. Всякий раз, уезжая от нее, я думаю, что должен завести дюжину ребятишек, чтобы она могла вдоволь с ними навозиться.

Маргарет поймала себя на мысли, что, пожалуй, трудно вообразить менее подходящего кандидата на роль отца дюжины ребятишек, чем Брюс Макнот.

– Тогда почему бы вам не постараться угодить ей?

– Постараюсь… Всему свое время.

– А вы не спрашивали себя: раз уж этого до сих пор не случилось, то случится ли когда-нибудь? Может, вы ищете не там и не ту женщину.

– Не ту женщину… гмм… интересная мысль. Вы имеете в виду, что я должен прекратить назначать свидания знойным брюнеткам и найти женщину другого типа? – вкрадчиво поинтересовался Брюс.

– О нет, – сдержанно заметила Маргарет, – возможно, вам просто нужно найти «ту самую» знойную брюнетку. Она где-нибудь да существует!

– Расскажите мне о вашей работе. – Брюс сменил тему разговора, сворачивая не на основную дорогу, ведущую прямо к городскому залу, а на окольную, чтобы оказаться на месте не так быстро, как они могли бы. – Чем вы занимались в Нью-Йорке?

– Работала модельером… – Маргарет на мгновение запнулась, затем продолжила: – Я не получила специального образования. Все началось с того, что еще в школе мне пришлось шить для соседок, чтобы заработать на жизнь. Так что я прошла довольно длинный путь, но достигла успехов. Больших успехов, с моей точки зрения. Я не всемирно известна, но у меня есть свой круг заказчиков. Естественно, моя работа хорошо оплачивалась, а это крайне удобно, когда имеешь ребенка, – не удержалась она от сарказма.

– Теперь я понимаю, почему вы нуждались в няне, – сказал Брюс. – Такая работа изматывает. Думаю, вам приходилось видеться с дочерью не так часто, как хотелось бы.

В его голосе прозвучало такое понимание и сочувствие, что Маргарет с удивлением обнаружила, что ее буквально раздирают совершенно противоположные чувства: негодование, вызванное бесцеремонным вторжением в ее личную жизнь, и непреодолимое желание излить этому человеку переполняющие ее эмоции. Иными словами, поплакаться в жилетку…

Даже подруги не были посвящены в ее переживания. Маргарет встречалась с ними, когда могла, но случалось это нечасто, да и болтали они в основном о поклонниках, отпусках, проблемах на службе, а не о том, что на самом деле волновало каждую из них. К тому же подруги были молоды, хороши собой, занимали высоко оплачиваемые должности, и у них просто не было времени хандрить и зацикливаться на неприятностях. Они смеялись, обедали в дорогих ресторанах, отдыхали на престижных курортах и отворачивались от всего, что могло бы нарушить устоявшийся образ их жизни.

– Наверное, вы думаете, что я безответственная мать, раз дала жизнь ребенку и не смогла проводить с ним достаточно времени. Но у меня не было выбора. Так уж сложилось: начав шить и придумывать модели одежды, я уже не могла остановиться и сделать передышку. Элементарно не хватало времени. Мне повезло: мои модели заметили, и после нескольких лет упорного труда я стала заметной фигурой в мире моды. Но это игра, в которой невозможно снизить скорость и зажить спокойно, иначе и глазом моргнуть не успеешь, как окажешься за бортом. – Маргарет поняла, что сейчас не выдержит и расплачется от проснувшейся вдруг жалости к себе, и замолчала, сделала несколько глубоких, успокаивающих вздохов.

Она ждала, что Брюс продолжит расспрашивать ее, почти надеялась на это. Так хорошо было в темноте автомобиля рассказывать то, что она никому и никогда прежде не рассказывала. Но он не стал задавать новых вопросов. Вместо этого показал ей местные достопримечательности, попавшиеся по дороге, и коротко сообщил о местах, которые было бы интересно посетить ей с Кэтти.

Маргарет даже расстроилась. Только что ей показалось, что Брюсу интересен ее рассказ и он от души сочувствует тому, через что ей пришлось пройти за последние четыре года. Но он внезапно сменил тему.

Ему не понравилось то, что он услышал, решила Маргарет. А значит, она была права, с самого начала поставив Брюса Макнота в один ряд с Максом Калвертом. Оба терпеть не могли женщин, в голове у которых есть хоть капля мозгов. Еще бы! А вдруг такая женщина бросит вызов их хваленому мужскому превосходству?

Макс спал с нею, потому что такие женщины были для него в новинку, да еще потому, что ему нравилась ее внешность. Только и всего. И где он теперь? Женился и переехал в Калифорнию. Женился на женщине, казавшейся воплощением абсолютной беспомощности. Этакий нежный цветочек, не работавший ни минуты в своей жизни, но зато преданно глядящий в глаза находящегося рядом с ней мужчины. Бессловесное создание с более чем состоятельным папочкой. Однако этому беспомощному, бессловесному созданию удалось то, что не смогла сделать она, умная, сильная и самостоятельная Маргарет Элиот: в рекордно короткие сроки накрепко привязать к себе Калверта и превратить его в примерного мужа и отца.

Маргарет не составило бы никакого труда забыть обиды и простить Максу то, что он с легкостью переступил через нее и ее чувства к нему. Но то, как он обошелся с дочерью, до сих пор причиняло боль. Вот этого она понять никак не могла. А уж простить, тем более.

Занятая своими мыслями Маргарет не заметила, как они подъехали к городскому залу. Настроение у нее оставляло желать лучшего. Она с трудом заставила себя вежливо улыбнуться своему спутнику, когда он придержал ее под локоть прежде, чем открыть перед нею двери.

К счастью, оказалось, что ей вовсе не обязательно проводить весь вечер в его обществе. Стоило молодым людям показаться на пороге, как Глория заметила их и приветливо замахала рукой. Все остальные просто не обратили на них никакого особого внимания – слишком веселились сами. В зале гремела музыка, распоряжался которой полный энтузиазма юнец с волосами до плеч. Несколько человек танцевали, но большинство толпились рядом с накрытым у одной из стен длинным столом, на котором аккуратно разместились стопки тарелок и столовые приборы.

Все это разительно отличалось от фешенебельных нью-йоркских ночных клубов, где Маргарет приходилось бывать.

– Я принесу вам чего-нибудь выпить! – прокричал ей Брюс на ухо. – Ждите здесь!

Он направился в толпу, через каждые два шага останавливаясь, чтобы перекинуться с кем-нибудь парой слов. А Маргарет без колебаний направилась в сторону Глории.

Ждите здесь! Он что, вообразил, что будет командовать, а она – безропотно повиноваться? Краем глаза Маргарет видела, что Брюс все еще пытается пробраться к бару, где трое мужчин средних лет норовили оттереть друг друга от стойки, развлекаясь, видимо, привычным для них образом. Молодая женщина удовлетворенно улыбнулась, представив, как он возвращается туда, где оставил ее, но никого не находит.

Конечно, Брюс найдет пропажу достаточно быстро. Но к тому времени она уже окажется под опекой подруги, на которую в этот вечер можно было рассчитывать, поскольку Глория тоже оставила свою дочь под присмотром бабушки.

В Нью-Йорке таких проблем не возникло бы, с сожалением подумала Маргарет, там можно свободно затеряться – было бы желание. Толчея и полумрак ночного клуба в два счета поглотили бы ее. Не то что здесь. Довольно яркий свет и ограниченное пространство вряд ли помогли бы даже мухе скрываться дольше нескольких минут.

И если бы она была с подругами… Но те вряд ли пошли бы с ней в ночной клуб. Они предпочитали дорогие рестораны, где можно спокойно посидеть, обмениваясь новостями. И она бы все это время мучилась, что снова оставила Кэтти одну, хотя не была дома весь день.

Сейчас она, по крайней мере, не чувствовала себя виноватой, ненадолго завезя дочь к Ребекке. Они провели много времени вместе, пропалывая огород, пытаясь испечь что-то, хоть отдаленно похожее на хлеб. Потом Маргарет лежала в гамаке, листала журнал и наблюдала, как Кэтти играет в тени дерева. Простые, но чрезвычайно приятные занятия, которых ее приятельницы никогда не поняли бы, потому что не собирались в ближайшем будущем обзаводиться детьми и разговоры о младенцах им быстро надоедали. У Глории же и трех ее подруг дети были, и никто не находил ничего странного в разговорах о ненаглядных чадах…

Маргарет почувствовала приближение Брюса раньше, чем увидела его, и замерла, ожидая услышать его проникновенный голос, интересующийся, почему она ушла, когда он велел ей ждать его.

Но молодую женщину ждало разочарование. Похоже, ему было безразлично, стоит ли она, где он сказал, отправилась ли к подругам или вообще вернулась домой.

Брюс вручил ей бокал вина, которое Маргарет выпила залпом, и принялся дружески болтать с ее приятельницами. Несмотря на старания Глории, беседа то и дело возвращалась к давно минувшим событиям и общим знакомым, и через некоторое время Маргарет, извинившись, отошла от веселой, увлеченной воспоминаниям компании под предлогом, что ей хочется еще немного выпить.

После второго бокала жизнь показалась ей веселее.

– Вы, случайно, не от меня ли сбежали? – Бархатный голос за спиной, казалось, обволакивал со всех сторон, и Маргарет обернулась с ослепительной улыбкой.

– Не слишком ли вы самоуверенны? – высокомерно заявила она. От выпитого вина по венам разлилось приятное тепло. – Что, впрочем, неудивительно, учитывая, что все девушки начинают трепетать от одного вашего присутствия.

– Ага, заметили. Следили за мной, не иначе, – насмешливо предположил Брюс.

Ему доставляло истинное удовольствие представлять, как она наблюдает за его продвижением по залу и обращает внимание на каждую женщину, с которой он останавливается поговорить. Брюс поднес к губам бокал, пристально глядя в лицо Маргарет до тех пор, пока та не покраснела. Но взгляда так и не отвела, выказав себя достойным соперником в этом небольшом поединке.

– Конечно нет.

– Ну а я следил за вами, – мягко сказал он, – как и большинство других одиноких мужчин в этом зале. Не хотите потанцевать?

Не успела Маргарет ответить, как он обнял ее за талию и повлек к танцплощадке.

Тело ее было мягким и податливым. О, каким мягким и каким податливым! Мускулы живота Брюса судорожно сжались, а горячая волна желания внезапно накрыла с головой. Он прижал молодую женщину еще ближе к себе, чтобы ощутить прикосновение мягкой груди к своей, а заодно дать ей почувствовать напряжение его плоти, без слов говорящее о том, чего именно он хочет от нее.

– Людям будет что обсудить, – пробормотала Маргарет, склоняя голову на сильное плечо партнера.

– А что тут обсуждать? Что мы танцуем? Большое дело!

Однако Брюс прекрасно понимал, что она подразумевает. Суть не в том, что они танцевали, а в том, как танцевали. Между молодыми людьми не осталось ни дюйма свободного пространства, а их движения в такт спокойному ритму песни о любви были неторопливы и чувственны.

Господи, неужели она танцевала так и с другими мужчинами? Невыносимая мысль! Брюс запустил длинные пальцы в копну светлых волос молодой женщины, вынуждая Маргарет поднять к нему лицо.

– Вы часто ходили по ночным клубам в Нью-Йорке, Маргарет? – хрипло осведомился он.

В ответ она засмеялась и покачала головой.

– Старалась не посещать совсем. Иногда, по субботам, но в воскресенье – никогда. Я не люблю воскресенья, для меня это самый одинокий из всех дней недели. Вы не согласны? – Ее пальцы блуждали по его плечам и шее, дыхание слегка участилось.

– Сколько вы выпили?

– Бокала два-три. Точно не помню.

– По-моему, достаточно.

– Надеюсь, вы не собираетесь решать за меня, сколько мне пить, мистер Макнот. Потому что, если собираетесь, боюсь, у вас сложилось обо мне неверное представление.

– Потому что вы все всегда решаете сама?

– Вот именно. – Боже, сколько времени прошло с тех пор, когда она так танцевала с мужчиной! Макс, например, сознательно избегал мест, где играет громкая музыка и существует хоть малейший шанс, что придется вставать и идти танцевать.

– Мне кажется, вы могли бы сделать для меня исключение, – многозначительно прошептал Брюс.

– Потому что вам нравится командовать людьми?

– Потому что, когда я собираюсь спать с женщиной, то предпочитаю быть ведущим, а не ведомым.

Господи! Ей послышалось или он правда это сказал? И почему, черт подери, в ответ на столь возмутительное заявление ее соски напряглись под тонким кружевом бюстгальтера?

– Хотите есть?

– Ч-что?

– Просто я вижу, что начинают выносить закуски.

Музыка действительно стихла, и кто-то объявил, что можно подходить к столу.

Да, ей нужно перекусить. Обязательно нужно. Недаром ее повело всего лишь от двух бокалов вина, хотя обычно она и двух себе не позволяла. Да и появившиеся на столе блюда пахли восхитительно.

– Еда вас отрезвит, – с полуулыбкой заметил Брюс. – И не будет повода обвинить меня в том, что я воспользовался моментом и соблазнил женщину, в голове которой играло вино, – добавил он, не отводя пристального взгляда от лица Маргарет.

– Разве вы меня соблазнили? – слабо возразила она.

Не ответив на ее вопрос, Брюс предложил:

– Может, присоединимся к тем, кто на улице?

Он чувствовал, что должен немедленно отвести взор от этих манящих глаз. А не то у него не будет иного выбора, кроме как отказаться от еды и пусть силой, но увести Маргарет подальше отсюда. И плевать, что весь город скажет по этому поводу!

Это была самая интригующая женщина из всех, что он когда-либо встречал. Загадочная смесь уязвимости и желания во что бы то ни стало отстоять свою независимость.

Расположившись за столом, накрытым на улице, и рассеянно жуя цыпленка с салатом, Маргарет едва осознавала, о чем беседуют окружающие. Ей, правда, вполне успешно удавалось делать вид, что она участвует в разговоре, но единственное, что интересовало ее в этот момент, была чувственная энергия, исходящая от мужчины рядом с нею, и его бедро, касающееся ее ноги.

Когда из открытых окон зала снова полилась музыка, а на улице стемнело настолько, что зажгли фонари, Брюс поднялся и сообщил, что им пора уезжать.

– Маргарет хотела вернуться пораньше, поскольку в первый раз оставила дочь с моей бабушкой.

Теперь перед ней стоял выбор: встать и уйти с ним, но куда и зачем, это еще вопрос, или возразить и остаться, списав свое поведение на избыток выпитого на пустой желудок вина. Хотя сейчас она чувствовала себя трезвой как никогда.

Не то время, не то место и определенно не тот мужчина, подумала Маргарет. Однако же я веду себя не как добропорядочная мать, а как нетерпеливый подросток. Ведь Брюс всего лишь нормальный мужчина, реагирующий самым естественным образом на общество достаточно привлекательной женщины, которая к тому же злоупотребила алкоголем.

Может, во всем виновато ее одиночество? Ей уже двадцать семь, и у нее четыре года никого не было.

– Она может перевозбудиться в незнакомой обстановке, – объяснила Маргарет, вставая вслед за Брюсом. – Я обещала ей, что вернусь не поздно. Куда мне поставить тарелку и бокал?

– Оставь тут, – откликнулась Глория, поймав ее взгляд и усмехнувшись в ответ. – Некоторые из нас, бедные и несчастные, все равно будут вынуждены сидеть здесь до утра, чтобы потом все убрать. Ну, может, и не до утра, но до полуночи уж точно, пока не упакуется и не уйдет наш длинноволосый диджей.

– Это мой брат, – с улыбкой пояснила одна из девушек, – и он упакуется, как только я ему скажу.

Только оказавшись в машине, откинувшись на спинку сиденья и закрыв глаза, Маргарет поняла, в каком напряжении находилась все это время.

Брюс не сразу завел двигатель. Вместо этого он повернулся к сидящей рядом молодой женщине и внимательно посмотрел на нее.

– Если передумала, лучше скажи это сейчас.

Маргарет медленно открыла глаза.

– Сама не знаю, – честно ответила она.

– Зато я знаю, чего тебе хочется, – прошептал он, нежно касаясь ее волос.

– Куда мы поедем? – спросила Маргарет.

– В «Розовый дом». – Брюс подарил ей улыбку, которая заставила ее задрожать от едва сдерживаемой страсти и одновременно от тревоги перед неизвестностью. – И ничего не бойся. – Он ласково обвел пальцем контур ее губ. – Если все-таки передумаешь по дороге, я приму твое решение.

Но она не сделает этого, подумал Брюс с триумфом. Она хочет меня так же сильно, как я ее. Он чувствовал это. Воздух между молодыми людьми, казалось, сгустился, наэлектризовался от силы невысказанных желаний.

Поэтому Брюс не удивился, когда Маргарет медленно кивнула. И только тогда он повернул ключ зажигания.

5

– Не передумала? – нежно спросил Брюс, когда они, так и не проронив по дороге ни слова, остановились перед розовым домом с белыми колоннами.

– А ты? – Маргарет нервно усмехнулась. – Мы ведем себя как подростки… по крайней мере, я. Просто…

– Просто – что?

– Просто… не знаю.

Да, она хотела оказаться с ним в постели. Ужасно! Но как объяснить ему это? И не только это. Как сказать, что она боится довериться мужчине, поскольку однажды уже сделала это и горько пожалела? Да Брюс взорвался бы от смеха. Он и не помышляет ни о каких серьезных длительных отношениях, для него речь идет лишь о коротенькой интрижке, а это не должно вызывать никаких мучений и сомнений.

– Почему бы нам не зайти в дом… и не поговорить?

– Ты хочешь поговорить? – Маргарет не верила своим ушам. – Тебе-то это зачем? Какое отношение к разговору имеет секс?

– Пойдем. – Он вышел из машины и, обойдя вокруг, открыл дверцу Маргарет. – Если тебе есть что сказать, необязательно делать это здесь. Я готов выслушать что угодно, но внутри и за чашечкой крепкого кофе.

– Ты не должен… Я знаю, что тебе сейчас не нужны ни кофе в кухне, ни пустые разговоры…

Брюс ничего на это не ответил. Молча взял ее за плечо и мягко, но решительно потянул из машины.

– Где ключи?

– Я и сама могу открыть дверь. – Маргарет принялась рыться в сумочке, но, как только нашла связку, сразу же уронила ее: руки дрожали и не слушались.

Неудивительно, что я в таком состоянии, нервно подумала молодая женщина. Я даже не помню, когда в последний раз хотела физической близости с мужчиной. Но что Брюс теперь подумает о ней? Ведь она ведет себя как школьница на первом свидании.

– Ты не должен…

– Если ты произнесешь это еще раз, я задушу тебя. Давай ключи. Я сделаю кофе, мы сядем в гостиной… и поговорим. – Брюс открыл дверь и отступил, пропуская Маргарет вперед.

– Наверное, нам надо было бы поехать к вам домой. Я должна удостовериться, что с Кэтти все хорошо, – не в силах успокоиться, пробормотала она, проходя вслед за Брюсом в кухню.

– А у нее и так все хорошо. – Он включил чайник, достал чашки, насыпал в них кофе – и все это, сопротивляясь искушению обернуться и наброситься на женщину, что стояла в дверях, наблюдая за ним.

Вот ведь противоречивая особа! Сперва дала ему зеленый свет, а теперь с такой настойчивостью жмет на тормоза, словно от этого зависит ее жизнь. И самое удивительное, что он нисколько этим не раздражен. Расстроен – да, но не раздражен. И все еще хочет ее. Даже, кажется, еще сильнее. Наверное, с возрастом я становлюсь сентиментальным, вздохнул Брюс.

– Можешь позвонить моей бабушке и выяснить, все ли у них в порядке. Но на самом деле это излишние предосторожности. Возникни проблемы, уж она нашла бы способ сообщить нам. Однако если так тебе спокойнее…

– Почему ты все понимаешь? – тихо спросила Маргарет. – Только не говори, что ты от природы такой.

– Ну, – Брюс ответил ей медленной, удивленной улыбкой, от которой сердце Маргарет замерло в приливе внезапно нахлынувшей нежности, – должен сказать, никогда еще не встречал женщины, которая предпочитала, чтобы за ней ухаживали грубо и бесцеремонно.

– Но ведь ты не ухаживаешь за мной, – быстро возразила Маргарет.

Или ухаживает? Сомнительно, чтобы Брюс Макнот вообще когда-либо в своей жизни ухаживал за женщиной, подумала она. Но вслед за этой мыслью пришла другая: а каково это? Каково видеть, как такой большой, сильный, уверенный в себе мужчина становится предусмотрительным и заботливым, начинает жить ради одного лишь взгляда любимой?..

– Ты не можешь всю жизнь убегать.

Это были его первые слова после того, как они сели в разных концах гостиной и посмотрели друг другу в глаза.

– Если я не прыгнула сразу к тебе в постель, это не означает, что я от чего-то убегаю! – Маргарет лгала, но ее голосу не хватало твердости.

– Но ты именно убегаешь. – Брюс встал и, подойдя к дивану, где она сидела, опустился рядом с ней так, что его бедро коснулось ее ноги, а руку положил на спинку дивана, за плечами Маргарет. – Иначе зачем бы ты приехала сюда, в такую глушь?

– Ты прекрасно знаешь зачем. Кэтти… Кэтти столько лет болела, что у меня не было другого выхода, кроме как уехать из Нью-Йорка. Когда я узнала, что получила в наследство ранчо, то восприняла это как подарок судьбы.

– Вы могли бы просто переехать в предместья Нью-Йорка, откуда всегда можно добраться до твоей работы.

– К чему столько вопросов? Пытаешься загнать меня в угол?

– Ты же сама сказала, что хочешь поговорить, – вот и говори. И кстати, какие все-таки у тебя отношения с отцом Кэтти?

– Это никого не касается. – Маргарет отвела взгляд, но Брюс, взяв за подбородок, снова заставил ее посмотреть ему в глаза.

– Меня касается, – процедил он. – Я хочу заняться с тобой любовью, но не намерен ложиться в постель с женщиной, которая все еще увлечена прежним возлюбленным.

Честно говоря, он не ожидал, что ему будет настолько ненавистна сама мысль, что ее телом и желаниями мог владеть кто-то другой.

– А я-то считала тебя одним из неразборчивых в средствах, беспринципных мужчин, поддразнила его Маргарет в попытке хоть как-то разрядить атмосферу.

Но номер не прошел. Брюс продолжал смотреть на нее так серьезно и выжидательно, что молодая женщина в очередной раз почувствовала себя глупой, легкомысленной дурочкой.

– Ты все еще не ответила на мой вопрос.

– У меня нет никаких отношений с Максом, – прошипела Маргарет, делая ударение на каждом слове. Щеки ее стали пунцовыми. – И никаких чувств я к нему не испытываю… Нет, неправда. Испытываю. Но это, по большей части, ненависть. – Она нервно рассмеялась. – Могу сказать, что мы расстались далеко не лучшим образом и не на пике нашего романа.

– То есть до того, как ты решила приехать сюда?

– То есть до того, как родилась Кэтти. Он бросил меня сразу, как только узнал, что я беременна. Теперь ты доволен?

– Я сообщу тебе, когда буду доволен, – сказал Брюс. – А сейчас – нет. Значит, ему не понравилась мысль стать отцом?

– Зачем мы это обсуждаем? – Маргарет беспокойно заерзала на диване.

– Дело в том, что ты не сможешь жить спокойно, если все еще цепляешься за прошлое.

– Пустые слова.

– Да? Держу пари, у тебя не было близких отношений с мужчинами с тех пор, как появилась Кэтти… И я не верю, что за четыре года никто тебе этого не предлагал, ведь так, Маргарет?

Гордость боролась в ней с беспомощностью. Маргарет пожала плечами.

– Ты не понимаешь. Ты каждое утро выходишь на работу потому, что хочешь, а не потому, что должен. Я же работала, чтобы платить за квартиру и поднимать ребенка. У меня не было выбора. Да, это не тот случай, когда нужно отсидеть с девяти до пяти, а потом ты свободен. Но малейший намек на слабость был на руку моим конкурентам. На мужчин у меня не оставалось ни времени, ни душевных сил. А ведь без них нормальных отношений не построить.

Маргарет заметила, что с такой силой сжимает кулаки, что на ладонях остались глубокие следы от ногтей. Она сделала над собой усилие, чтобы успокоиться.

– Так ты работала с утра до вечера, а стоило тебе только выйти из дому, как тебя тут же начинало грызть чувство вины за то, что ты оставила дочь на попечении чужого человека.

– Натали не чужой человек, – ответила Маргарет, с раздражением слыша в своем голосе страдание.

Она никому не позволяла жалеть себя, даже себе самой… Ну разве что иногда, по утрам, когда весь мир еще спал и можно было чуть-чуть поблуждать мыслями в прошлом, погрезить о настоящем и построить парочку воздушных замков, рассыпающихся от малейшего дуновения реальности.

– У тебя уже было имя. Ты могла бы переехать в более спокойное место, нежели Нью-Йорк.

– Но мои постоянные клиенты вряд ли переехали бы вслед за мной. И мне бы пришлось начинать все сначала, – усмехнулась Маргарет.

Она не знала, зачем ему это, зачем он сидит рядом с ней на диване и вытягивает подробности ее прошлой жизни. Он хочет переспать с нею и всего лишь пытается помочь ей преодолеть последний сдерживающий рубеж и дойти до конца. Здесь все понятно. Но что смущало ее больше всего, так это собственное желание уступить.

Я слишком долго была одна, в очередной раз укорила себя Маргарет, слишком долго отторгала весь остальной мир. Да, но ведь однажды я доверилась Максу, и что из этого получилось?

Брюс с трудом сдержал усталый вздох. Ах, если бы у него сохранилась хоть капля здравого смысла, следовало бы оставить эту женщину – пусть себе продолжает рьяно отстаивать свои дурацкие взгляды – и уйти отсюда, да побыстрее. Его никогда не привлекали игры в кошки-мышки с противоположным полом.

– Ты чего-то боишься, да? – мягко спросил он вместо того, чтобы встать и уйти. Она не ответила, продолжая смотреть прямо перед собой. – Что с тобой сделал этот ублюдок?

Маргарет почувствовала, как глаза начинают щипать предательские слезы, но уже не могла с собой справиться.

– Прости, – всхлипнула она, вытирая щеку тыльной стороной ладони и делая несколько глубоких вздохов. Вместо ответа Брюс молча вручил ей носовой платок. – Держу пари, ты терпеть не можешь плачущих женщин.

Маргарет приложила платок к глазам, а потом зажала его в руке.

– Могу – когда они плачут не по пустякам.

– А когда плачут, потому что хотят получить больше, чем ты готов дать, тут-то твое терпение и кончается, да?

– Мы говорили не обо мне, – буркнул Брюс, а Маргарет импульсивно погладила его по щеке.

В первый раз она увидела, как этот мужчина теряет самообладание. Сейчас он походил на маленького мальчика, которого вынудили признаться в чем-то помимо его воли.

Изучающе глядя в лицо молодой женщины, Брюс накрыл ее руку своей ладонью.

– Чертовка, – прошептал он, проводя большим пальцем по мягкой ладони. – Но не думай, что сможешь уходить от ответа всякий раз, когда тебе это заблагорассудится. Наш разговор еще не окончен.

Он наклонился и продолжил ласку языком, неторопливо прочертив влажную дорожку по нежной коже запястья. Маргарет задохнулась от наслаждения, доставленного этим прикосновением.

Макс был ее первым и единственным мужчиной, но для него важнее всего было собственное удовлетворение, хотя молодая женщина поняла это лишь по прошествии времени, когда смогла спокойно оглянуться назад и трезво оценить прошлое. Ей не с чем было сравнивать, но она инстинктивно чувствовала, что Брюс скроен из другого материала. По крайней мере, в том, что касается любовной игры.

Она обняла его за голову и потянула к себе. Через мгновение Брюс уже приник к ее алому нежному рту и начал целовать так умело, что даже самая искушенная женщина не устояла бы перед ним. По телу Маргарет разлилась горячая волна желания, кровь застучала в висках.

– Я… я думала, ты хотел… поговорить…

– Позже… А сейчас… может, мы пойдем куда-нибудь, где нам будет удобнее? – Брюс произнес это, практически не отрываясь от ее губ, и Маргарет безвольно кивнула.

– Наверх. В мою спальню. Первая дверь налево. – Она с трудом произносила слова.

Издав нетерпеливый стон, Брюс с легкостью подхватил ее на руки, как будто она весила не больше Кэтти. В одно мгновение оказался перед дверью нужной комнаты и, распахнув ее ударом ноги, бережно внес Маргарет внутрь и опустил на кровать.

– Пожалуйста, не зажигай свет, – попросила молодая женщина, когда он потянулся к выключателю.

– Остановимся на компромиссе, – с улыбкой произнес Брюс и включил небольшую лампу, стоящую на столике около кровати. – Я хочу видеть тебя, моя дорогая, хочу смотреть на твое лицо, когда касаюсь тебя. И хочу, чтобы ты видела меня.

Заметив, что от этих его слов щеки Маргарет порозовели, он в очередной раз изумился, как женщина, сумевшая выжить в жестоком мире бизнеса, может быть настолько застенчивой во всем, что касается интимной стороны жизни.

Пристально глядя ей в глаза, он, не торопясь, снял с себя одежду – сначала рубашку, потом ботинки, носки, брюки. Маргарет дышала все чаще, рот ее слегка приоткрылся, руки вцепились в покрывало.

Знает ли она, как сильно возбуждает ее взволнованное лицо? – невольно подумалось Брюсу. А о чем думает она сама, что творится в ее голове? Она не хотела близости с ним, боролась до последнего – и проиграла. Однако велика ли цена его победы? Да, он завоевал некую часть вражеской территории, но понимал, что этого еще недостаточно. Ему нужно больше, чем простая капитуляция…

Маргарет не помогала ему раздеваться, лишь оцепенело следила за движениями самого совершенного мужского тела, какое когда-либо видела. Широкоплечая фигура с мощной грудью, сужающаяся к тонкой талии и узким бедрам, длинные, мускулистые ноги – такого она никак не ожидала от человека, не занимающегося физическим трудом.

Взгляд ее, скользя по безупречным формам, натолкнулся на гордо поднятый признак его мужественности. От этого великолепного зрелища было трудно оторвать глаза…

Разделавшись с одеждой, Брюс склонился над Маргарет. Раньше он и помыслить не мог, что будет с таким наслаждением ожидать минуты, когда снимет с покорной возлюбленной платье и увидит наконец дюйм за дюймом ее нагое тело.

Он приподнял молодую женщину, с наслаждением замечая, как она выгибается ему навстречу, расстегнул молнию на спине, коснулся поцелуем стройной шеи, потом плеч… Платье соскользнуло до талии, открывая взору две округлые груди, напряженно вздымающиеся под тонким кружевом…

Позже… он насладится их вкусом позже. Пока же Брюс обхватил тонкую талию своими большими руками, притянул Маргарет к себе и завладел ее губами в долгом, томительном поцелуе.

Она была высока и стройна – прямая противоположность маленьким, сладострастным женщинам, которых он предпочитал. Но было что-то невыразимо эротическое в чувственной длине ее точеной фигуры и безупречности бледной кожи.

Пальцы Брюса скользили по шелку бедер возлюбленной, губы нашли ее грудь и стали ласкать сосок сквозь кружево. Задыхаясь от незнакомых доселе сладких ощущений, Маргарет приподнялась под умелыми ласками опытного любовника, знающего, как возбудить женщину.

Прикусив нижнюю губу от еле сдерживаемой страсти, она дала волю и себе. Робко коснулась его груди, замерла на мгновение, а потом, не отводя глаз от лица Брюса и наблюдая за его реакцией, настойчиво провела ладонью вниз, к животу, и стала совершать медленные круговые движения вокруг пупка.

Было что-то бесстыдно-прекрасное в том, чтобы лежать полуодетой на широкой кровати рядом с обнаженным мужчиной. Маргарет прикрыла глаза, наслаждаясь каждой минутой их близости. Прошлого и будущего не существовало. Только этот миг – сегодня, здесь и сейчас. Миг, ставший бесконечностью.

Нет, ей мало было чувствовать его кожу руками, ей нужно было ощущать его плоть своей плотью… но мешало платье. Словно услышав безмолвную мольбу возлюбленной, Брюс разом сорвал с нее одежду, с трудом сдерживая порыв овладеть немедленно этой женщиной, чтобы избавиться от почти физической боли, рожденной нестерпимым огнем желания в чреслах.

Маргарет запрокинула голову, из ее горла вырвался низкий гортанный звук. Снова припав к ее губам, Брюс упивался их сладостью в медленном чувственном поцелуе, продолжая одновременно ласкать пальцами соски. Она извивалась под ним как змея.

Боже, как давно она не занималась любовью! Но даже и раньше не испытывала ничего подобного. Как сквозь туман она осознавала, что ее касается мужчина, для которого искусство доставлять женщине наслаждение было открытой книгой.

Маргарет положила руку ему на бедро, потом, не в силах устоять, дотронулась до напряженной горячей плоти. Сначала легко, а затем стала гладить, сжимать… Она приподнялась на локте и прижалась лицом к его груди. Теперь уже ее язык касался его сосков, уже не Брюс, а она целовала его лицо, шею, плечи…

Вдруг на ее запястье сомкнулись сильные пальцы. Затуманенные вожделением синие глаза Маргарет встретились с карими глазами Брюса.

– Не надо спешить, дорогая.

Маргарет откинулась на спину, чувствуя, что истекает влагой от неистового желания слиться воедино с этим мужчиной, почувствовать его в себе. Она инстинктивно развела ноги, приглашая.

Но Брюс не внял безмолвному призыву. Рука его скользнула по упругому животу Маргарет, и молодая женщина вздрогнула, когда он тронул, а затем начал нежно гладить чувствительный бугорок. Она замерла, почти не дыша, не в силах сопротивляться столь откровенной ласке. Еще, еще, еще…

Маргарет не удержалась и закричала от нестерпимого наслаждения. Все ее тело сотрясала дрожь…

Наверное, он разочарован, подумала она, когда немного пришла в себя, и с виноватым видом посмотрела на Брюса.

– Прости.

– Почему? – Он лежал рядом и совсем не выглядел разочарованным.

– Ты… ты знаешь почему…

– Уж не думаешь ли ты, что мы закончили?

Синие глаза молодой женщины расширились от удивления.

– Я только начал, – уведомил ее Брюс, сопровождая свои слова низким, возбуждающим смехом, и, словно в подтверждение сказанному, снова принялся целовать ее.

Маргарет не ожидала этого, но из глубин ее существа вновь поднялась волна упоительных ощущений. Не останавливаясь, он языком проложил путь по ее животу к мягкому углублению пупка и дальше вниз, к тому самому месту, где его искусные пальцы только что закончили свою чувственную атаку.

– Нет!

– Нет? – Брюс поднял голову и посмотрел на нее. – Но почему?

– Ты не должен… Меня никогда…

– Никогда так не целовали? – Вызывающе прямой вопрос заставил ее покраснеть, и она решила было сопротивляться, но Брюс не дал ей даже пошевелиться. – Все когда-нибудь бывает в первый раз, моя хорошая.

Маргарет и не думала, что способна испытать оргазм всего лишь через несколько минут после предыдущего, но это произошло… и вновь она не сдержала исступленного крика. Ощущения так потрясли ее, что, если бы Брюс не держал ее крепко за бедра, она принялась бы метаться по кровати, не осознавая, что делает.

Не успела Маргарет прийти в себя, как почувствовала бережное прикосновение твердой мужской плоти к своей плоти, влажной и горячей, и с радостной готовностью обвила Брюса длинными ногами, прочно приковав к себе в тот самый момент, когда он проник внутрь.

– Ты пользуешься чем-нибудь? – спросил он вдруг, отстраняясь. – Потому что, если нет, есть другие способы…

В ответ на это прозаическое замечание она потрясенно распахнула глаза, а потом, поняв, прошептала, благодарная ему за заботу о последствиях их сумасшествия:

– Сегодня можно ни о чем не волноваться.

Брюс снова вошел в нее, и ее тело напряглось. Он медленно высвободился и вновь ринулся внутрь, сильными толчками подводя Маргарет к кульминационному моменту.

Она стала свидетелем его взрыва чувств, когда мощное тело изогнулось на длинном, заключительном толчке и содрогнулось в неудержимой дрожи…

Брюс мог бы заниматься любовью с нею снова и снова. Он не хотел ничего, кроме как раз за разом терять себя и позволять ей самой теряться в бездне страсти. Лишь тень опасения омрачала безмерную радость обладания: что, если теперь, после всего этого, она вновь отступит на прежние позиции, вновь оденется в неприступную броню, сквозь которую он не сможет достучаться до ее сердца?

Только что он обладал ею, но уже вновь жаждал ее, и по сравнению с этой жаждой все прочее теряло смысл. Хитроумный план познакомиться с этой женщиной и понять ее, чтобы это знание помогло ему завладеть «Розовым домом», теперь лежал в дымящихся развалинах, но это мало беспокоило Брюса. Во всяком случае, сейчас. Единственное, что по-настоящему имело для него хоть какое-то значение в данную минуту, – это вновь повторить ошеломляющий опыт, разделенный с этой потрясающей женщиной.

– Мы… мы должны… Кэтти… – слабым голосом пробормотала Маргарет, когда Брюс повернулся на бок и попробовал вновь привлечь ее к себе.

– Сейчас… – он поглядел на часы на каминной полке, – четверть двенадцатого. Кэтти уже давно спит. – Брюс не хотел пугать свою прелестную партнершу, но его тело вновь пробуждалось к жизни и настоятельно требовало немедленных действий. – И не заметит, появишься ты сейчас или часом позже. А мне в голову приходит сотня чудесных дел, которыми мы могли бы заняться в это время…

Он легко провел по груди Маргарет и нежно дотронулся до соска, заметно затвердевшего от этого прикосновения.

Секс. Все, что сейчас происходит между ними, – это только секс, и она не могла обвинить Брюса в притворстве. Они занялись любовью подобно людям, годами лишенным секса и изголодавшимся по физическим ласкам. В ее случае так оно и было, но предположить такое в отношении него было невозможно. Брюс был потрясающим любовником, превосходно знакомым со всеми реакциями женского тела, инстинктивно угадывающим, что и когда нужно сделать.

– Нет, – тихо ответила Маргарет, с горечью понимая: ей нужно нечто больше, чем этот физиологический акт, каким бы прекрасным он ни был сам по себе.

– Почему – нет? – Брюс снял руку с ее груди, и тело Маргарет отчаянной дрожью отозвалось на эту утрату.

– Потому что… потому что нельзя.

– Что – нельзя?

Маргарет повернула голову так, чтобы не видеть его глаз. Его взгляд лишал ее силы, заставлял сомневаться во всем, во что она верила. Задумываться над тем, так ли на самом деле хорошо ее решение не иметь дела с мужчинами, чтобы избежать возможной душевной травмы. А сомневаться в себе и своих решениях Маргарет вовсе не хотелось. В конце концов, у нее есть Кэтти и об этом нельзя забывать. Она не должна впускать в свою жизнь мужчину, к которому ее дочь может привязаться, а затем потерять его, как потеряла отца.

Брюс Макнот не задерживается возле женщин, меняет их как перчатки. И чтобы понять это, вовсе не обязательно иметь семь пядей во лбу.

– Мне надо одеться.

– О нет, не надо. – Брюс схватил ее за руку. И молодая женщина ощутила силу, таящуюся в этих пальцах, силу, которая не даст ей ни малейшего шанса высвободиться и подняться с кровати. – Как долго еще ты собираешься убегать, Маргарет? Год? Два? Всю оставшуюся жизнь?

– Ты делаешь мне больно!

– Черт побери! Все мы время от времени причиняем друг другу боль. Нельзя отступать перед жизнью из глупого страха перед возможными потерями.

Брюс чувствовал, как с каждой секундой она все более отстраняется от него, становится далекой и недоступной, и собственное бессилие приводило его в ярость. Но агрессия не помогла бы ему изменить ситуацию. С трудом он заставил себя отпустить руку женщины и смерил ее долгим изучающим взглядом.

– А тебе когда-либо причиняли боль? Тебя предавали? – вызывающе спросила Маргарет.

– Да, если хочешь знать. – Ему казалось, будто он идет по лезвию ножа, хотя с какой бы стати так переживать? – В юности меня бросила женщина… Она была старше лет на десять, но я сходил от нее с ума, думал, что нас свела вместе любовь… И в один прекрасный день застал ее в объятиях другого мужчины. Ей ни к чему было больше притворяться, так что она сбросила маску. Я был для нее и ее дружка всего лишь простым и быстрым способом обогащения: выйти замуж, развестись, а потом всю жизнь получать денежки от бывшего простачка-мужа… Что может быть проще?

Непонятно почему, но эта история, о которой Брюс никогда никому не рассказывал, до сих пор ранила его самолюбие и ему крайне трудно было вслух поведать о ней.

– И что ты сделал?

– Запомнил урок на всю жизнь! – резко ответил он.

– Но у тебя не было ребенка.

– Не было.

– А дети страдают сильнее взрослых.

– И некоторые взрослые используют возможное детское страдание как щит, чтобы прикрываться от соприкосновения с жизнью.

– Я хочу забрать мою дочь!

Сердце Маргарет неистово билось. Что-то из глубины сознания предупреждало: достаточно одного неверного шага, чтобы завести их разговор в опасную трясину.

– Что ж, вперед! – Брюс удобно закинул руки за голову.

– Что ты имеешь в виду?

– Иди и забери ее. А я здесь подожду вашего возвращения.

– Почему ты всегда должен оставить за собой последнее слово? – Маргарет вспыхнула от внезапного гнева. Резко вскочив с кровати, она подхватила одежду и бросилась в ванную.

Допустим, не стоило ложиться с ним в постель, но она уже сделала это и ни минуты не раскаивается. Но продолжения не хочет. Ни в каком виде. Почему этот упрямец не может принять ее решения?

Маргарет наскоро приняла душ, переоделась и вышла из ванной, почти уверенная, что Брюс уже уехал. Однако он был еще в спальне, хотя, к ее немалому облегчению, полностью одетый.

– Я буду ждать тебя здесь, – ровным тоном сообщил он.

– Зачем? – невольно вырвалось у нее.

– Затем, что мы по-прежнему хотим друг друга и нет смысла притворяться, будто это не так. Ты вовсе не невинная девственница, принесенная на алтарь мужского сластолюбия. Ты просто запутавшаяся дурочка, готовая отказаться от всех радостей мира из-за одной-единственной давней ошибки.

– Не спать ни с кем ничуть не хуже, чем спать со всеми подряд! Просто тебе понравилось кувыркаться со мной в постели, вот ты и думаешь, как бы развлечься подобным образом еще разок-другой. А чтобы выиграть в моих глазах, прикидываешься добрым и все понимающим, охотно указываешь мне на мои ошибки… точнее, на то, что считаешь моими ошибками! – Маргарет буквально кипела от ярости при мысли, как же приятно было заниматься с ним сексом и как легко было бы наслаждаться этим еще и еще, пока он не пресытится и не охладеет к ней. Как просто было бы позволить ему войти в ее жизнь, а вместе с этим и в жизнь Кэтти. – Тебе и в голову не приходит взглянуть на меня как на полноценного человека, имеющего собственные взгляды и желания.

Глаза Брюса сузились.

– Знаешь, что тебе нужно? – спросил он, медленно надвигаясь на нее. У нее было достаточно времени, чтобы распахнуть дверь и опрометью броситься вниз по лестнице, но ноги словно приросли к полу. Маргарет застыла, как кролик перед удавом, и беспомощно ждала, пока он не подошел вплотную, притиснув ее к стене. – Тебе просто необходима сильная встряска.

Сердце молодой женщины пустилось вскачь бешеным галопом, дыхание перехватило.

– Почему бы тебе не перестать прятаться и не взглянуть фактам в лицо? Мы оба взрослые люди, и нас чрезвычайно тянет друг к другу. Очень тянет, – повторил Брюс, проводя пальцем по ее обнаженной руке, отчего Маргарет снова бросило в дрожь. – Видишь, что бы ты там ни говорила, твое тело опровергает твои слова. Хочешь более наглядных доказательств?

– Нет! – пискнула Маргарет, не в силах отвести глаз от своего мучителя.

Это мой единственный козырь, промелькнуло в голове Брюса. Единственное средство воздействия на упрямицу. Сегодня вечером она ненадолго сумела забыть о прошлом, но вот оно снова властвует над ней. И только перед его, Брюса, прикосновениями ей не устоять. Раньше ему никогда не приходилось преследовать женщин или принуждать против их воли, но сейчас он был готов даже к этому. Брюс не понимал, что с ним происходит, знал лишь, что где-то глубоко в нем сидит грубое примитивное желание, заставляющее его пойти на все, лишь бы не потерять эту женщину.

– Ты боишься близких отношений, но и я мало заинтересован в них. Ты права, у нас обоих есть на то свои причины, так что тут мы одинаковы. Тебе незачем бояться меня. – Он склонил голову и нашел губами ее упрямо сжатый рот. – Давай же, Маргарет, это просто секс. У нас получается отличный, нет, просто великолепный секс, и нам незачем отказывать себе в наслаждении. Чего ради? – Брюс слегка ослабил объятия и почувствовал, как она затаила дыхание. – Подумай об этом, Маргарет. Я уйду к тому времени, как вы с Кэтти вернетесь. – Он коротко поклонился. – Но и впредь буду рядом с тобой.

Словно коршун, кружащий над добычей. Маргарет на мгновение закрыла глаза и, лишь услышав приглушенный хлопок двери, устало спустилась по лестнице.

6

В Нью-Йорке шел дождь. Ничего особо впечатляющего, просто непрерывный мелкий дождь. Брюс отодвинулся от стола и повернулся на кресле, чтобы лучше видеть темное небо. Скучное зрелище, но вниз смотреть еще скучнее. Было уже поздно, и улицы почти опустели. В деловом Манхэттене куда больше прохожих днем, чем ночью. После девяти вечера только самые отъявленные карьеристы остаются на рабочих местах.

Неизлечимые трудоголики, мрачно подумал Брюс. Еще две недели назад он, не задумываясь, отнес бы себя к той же категории, но за последние две недели ситуация резко изменилась. Не раз и не два ловил он себя на том, что выполняет работу автоматически, а его мысли витают далеко от манхэттенских башен. Невидящими глазами смотрит он на ряды цифр, которые выглядят мертвыми символами, утратившими всякий смысл и значение…

Так было и сегодняшним вечером в пятницу. Случись это раньше, он давным-давно рассмотрел бы все детали последнего слияния компаний и сейчас уже направлялся бы ужинать в ресторан или какой-нибудь джазовый клуб, причем не один, а в обществе соблазнительной и раскованной спутницы, готовой разделить с ним как ужин, так и постель.

А теперь едва просмотрел начало отчета, как уже утратил к нему всяческий интерес. Об интересе же к соблазнительной и раскованной спутнице и говорить не приходилось…

Брюс в раздражении поднялся и принялся вышагивать взад-вперед по просторному кабинету.

Последняя женщина, которую он пригласил провести время четыре дня назад, не оправдала его надежд. Они познакомились месяц назад на ужине у одного из общих друзей, и женщина показалась Брюсу весьма привлекательной и аппетитной. Безбожно строила ему глазки и была крайне разочарована, услышав, что он улетает из Нью-Йорка, а посему их флирт не сможет иметь продолжения. Брюс записал номер ее телефона и забыл о ней. Но четыре дня назад, случайно наткнувшись на клочок бумаги с цифрами, решил, что она – именно то, что ему сейчас требуется. В высшей степени привлекательная, сексапильная, готовая на все по малейшему его зову. Что может быть лучше, чтобы вытеснить из памяти навязчивый образ высокой, стройной пепельноволосой чертовки, сводящей его с ума.

Увы, Элис разочаровала его. Ее короткое, обтягивающее, расшитое блестками платье грешило чрезмерной пестротой, искусственный загар раздражал, а манера вести разговор напоминала гудение бормашины в кабинете дантиста…

Так что вновь назад, на прежние позиции, мрачно думал Брюс. Но к Маргарет он не возвратится. При холодном рассудочном свете дня его горячечные речи, так естественно срывавшиеся с уст той ночью в «Розовом доме», казались полной бессмыслицей. Вновь пускаться в психологические игры с женщиной, недвусмысленно заявляющей, что она могла однажды переспать с ним, но больше уже никогда на подобное не решится… Увольте! По крайней мере, ей хватило честности не сваливать вину за произошедшее между ними на выпитый в тот вечер алкоголь. Но сам он никак не мог отделаться от неприятного ощущения, что все же лишняя пара бокалов вина сыграла с ним злую шутку.

Брюс был настолько поглощен своими мрачными мыслями, что не сразу понял, что вот уже несколько минут надрывается телефонный звонок.

Звук ее голоса мгновенно заставил его оцепенеть. Медленно-медленно Брюс опустился в кресло и невидящим взглядом уставился в неприветливые небеса.

– Какая приятная неожиданность! И в чем же дело? – сухо поинтересовался он.

Оказалось, что, когда их разделяют многие мили, она может слышать его голос без внутренней дрожи. Во всяком случае, без сильной внутренней дрожи.

– Мне тоже приятно… Я не надеялась застать тебя на работе, ведь уже вечер пятницы.

Это невинное замечание лишь напомнило Брюсу о причинах, задержавших его в офисе, и он недовольно скривился.

– Хватит шутить, Маргарет, переходи к делу. Зачем ты звонишь? – Переходить к делу? Маргарет чуть не рассмеялась. О да, она перейдет к делу, но только когда сама этого захочет. – И как, черт возьми, ты раздобыла номер моего телефона?

– Спросила у твоей бабушки. Сказала ей, что Кэтти хочет новый набор «Лего», а его не достанешь в нашей глуши, и я решила попросить тебя привезти его, когда ты в следующий раз соберешься на ранчо.

– И что ты ожидаешь услышать в ответ? Что я заинтригован? Что восхищен твоей изобретательностью? Выкладывай начистоту, что тебе надо, и покончим с этим. У меня уйма дел, и мне некогда вести долгие разговоры. – Хотя, усмехнулся Брюс, будь это так, ничто не помешало бы мне бросить трубку.

– Я вовсе не ожидаю, что ты восхитишься моей изобретательности, но услышать в твоем голосе нотку любопытства все же надеялась. Я позвонила, потому что хотела увидеть тебя, Брюс.

– Хочешь видеть меня? Зачем? Чтобы еще раз проиграть избранные фрагменты нашего прошлого разговора? Ты его хорошо помнишь, правда? Да-да, тот самый разговор, когда ты выставила меня вон. – Брюс вдруг обнаружил, что как заведенный кружит вокруг стола.

– Я все помню. И много думала об этом. Собственно говоря, только об этом я и думала все время.

Конечно, это была не совсем правда. Но Брюс не мог читать ее мысли, как и не мог увидеть, что на самом деле таится в ее душе. Что именно скрывает ее столь хорошо контролируемый голос, в котором продуманно смешаны извинение, серьезность и малая толика зазывных ноток.

Но, видит Бог, как же тяжело было слышать его! Эту боль она ощущала всем телом, всеми фибрами души. Подумать только, когда-то ей казалось, что Макс – единственный мужчина, способный ранить ее. Да его уколы кажутся комариными по сравнению с этой новой болью!

– Я провела в воспоминаниях немало часов, Брюс. Вспоминала, как мы болтали, смеялись, как ты заставил меня почувствовать…

«Как ты пытался использовать меня!» – чуть было не выкрикнула Маргарет, но сдержалась. Мучительные воспоминания о разговоре с Рейчел Керриган захлестнули ее словно океанская волна…


– Итак, – маленькая шатенка растягивала слова с ехидной улыбочкой, играющей на очаровательных пухлых губках, – я слышала, что вы с Брюсом Макнотом просто не в силах оторваться друг от друга…

Накануне Маргарет совершенно случайно столкнулась с ней на улице городка и быстро поняла, что представляет собой эта маленькая язва. Интересы ее, вполне очевидно, лежали в области секса, брака и законного младенца, наследующего состояние семейства Макнот.

– Посоветуйте вашему источнику информации проверять факты! – резко оборвала Маргарет нахалку, но щеки ее предательски порозовели. Она отчаянно пыталась выбросить из памяти взрыв страсти, ненадолго соединивший их с Брюсом, однако это было ей не по силам.

– Правда? – Губы Рейчел изогнулись в светской улыбке. – Понимаю, мне не следовало заводить речь об этом… Но все же на вашем месте я не стала бы ни на что надеяться, – задумчиво произнесла она. – Брюса не так-то легко поймать в сеть, особенно вам.

– Я не собираюсь никого ловить!

– Конечно, он вам наверняка не сказал – Непрошеная советчица насмешливо приподняла бровь, изучая свою растерянную жертву. – Разумеется, не сказал. Все же никто не назовет его глупцом…

– Что не сказал?

– Почему он так заинтересовался вами. Святая простота! Да Брюсу достаточно пальцем поманить, чтобы любая женщина бросилась ему на шею! Так почему именно вы?

– Я не желаю слушать вас!

– Вполне вас понимаю, но… – Рейчел с вызывающим безразличием пожала плечами, отчего желание Маргарет повернуться и уйти вмиг исчезло. – Но на вашем месте я бы все-таки выслушала. Скорее всего вы еще будете мне благодарны.

– Что-то сомневаюсь… – Однако голос Маргарет предательски дрогнул.

– Будь вы поумнее, не сомневались бы. Все же для такой рассудительной и успешной женщиной – я уже наслышана о вашей карьере в Нью-Йорке – вы до смешного доверчивы. Неужто действительно вообразили, что такой мужчина, как Брюс Макнот, вдруг заинтересовался вами без веских на то оснований?

– Оснований? О чем вы говорите?

– О «Розовом доме», конечно. Разве он не упомянул об этом? О том, что жаждет заполучить ваше ранчо? Он мечтает об этом уже многие годы. Хочу сказать, милочка, что готова снять перед ним шляпу. Если хочешь заполучить то, чем владеет женщина, лучший способ для этого – переспать с нею. Куда проще убедить влюбленную дурочку, не правда ли? – Рейчел явно насмехалась над Маргарет. – Ну что, вы и сейчас сомневаетесь, что я оказала вам услугу?..


Маргарет тряхнула головой, чтобы избавиться от воспоминаний и вернуться к задаче, которую ей необходимо было решить.

Месть.

А почему нет? Ее использовали, и она вовсе не собирается забиться в угол и в одиночестве зализывать раны. Хватит, надоело. Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Макс был ее бедой, а Брюс…

Брюс умудрился опустошить ее и без того израненную душу, походя ударил по больному месту. И все благодаря ее собственной глупости, идиотской наивности. Она расслабилась, позволила себе на мгновение довериться ему, а негодяй успел воспользоваться шансом, чтобы подобраться к ней поближе. Точнее, не к ней, к «Розовому дому».

Маргарет заметила, что пальцы, судорожно сжимающие телефонную трубку, побелели от напряжения, ногти до боли врезались в ладонь, и, сделав глубокий вдох, она заставила себя расслабиться. Однако это было нелегко. Даже сейчас, когда Маргарет знала, с кем имеет дело, глубокий сексуальный голос Брюса будоражил ее, завораживал помимо ее воли.

– Неужели ты забыл меня, Брюс?

Черт возьми, он помнил все хорошо, даже слишком хорошо!

– Решила предаться воспоминаниям?

– Я не могу спать, с тех пор как ты уехал. – И это было правдой. Она не могла спать, не могла работать, не могла есть. Даже дышала и то с трудом. Любое усилие причиняло ей боль. А после встречи с Рейчел эта боль возросла многократно, к ней добавилась боль сознания, что ею снова манипулировали, с ней снова обошлись как с игрушкой.

– Это бессмысленный разговор.

Тем не менее Брюс не мог заставить себя положить трубку, хотя слышал дрожь в своем голосе. Дрожь, от которой отчаянно хотелось запустить чем-нибудь тяжелым в оконное стекло.

– Помнишь, как хорошо нам было вместе? Ты сам так сказал и оказался совершенно прав. Я в жизни не испытывала ничего подобного. – Глаза Маргарет наполнились слезами от жестокой правды этого утверждения. Она перевела дух и продолжила еле слышно: – Твои ласки… я до сих пор ощущаю их… Когда ты целовал меня, Брюс, я словно горела в огне и горю до сих пор…

– Ну, это был просто хороший секс… – Ему не удавалось собраться с мыслями, слишком живы были образы, навеянные ее словами.

– Да, и я думала, что хороший секс это еще не причина для дальнейших встреч… – Маргарет тоже не могла мыслить ясно.

Хороший секс, да. Но насколько же на самом деле это было большее, чем хороший секс. Во всяком случае, для нее.

Она прекрасно понимала, как легко Брюс может снова ворваться в ее жизнь, снова покорить ее. Много времени на это не понадобится. Он умный и опытный мужчина, и перед ним стоит четкая цель. Ему достаточно просто положиться на влечение, которое она испытывает к нему, чтобы разрушить все линии ее обороны. А затем, выждав подходящий момент, завести речь о «Розовом доме», заглушая ее сомнения сладкими поцелуями и медовыми речами.

Просто помни это, велела себе Маргарет.

– Я здесь, в Нью-Йорке, на пару дней, – многообещающе произнесла она. – Надо уладить кое-какие проблемы с квартирой. И мне очень хочется увидеться с тобой. Я остановилась в «Аустерлице», это небольшой отель довольно близко к Манхэттену…

– И ты думаешь, что у меня есть на тебя время?

– Да, именно так я и думаю. Более того, уверена. Я ведь уязвила твое самолюбие в прошлый раз и теперь жажду загладить вину.

Маргарет старательно делала вид, будто верит, что ее отказ огорчил его. Огорчил, как же! Наверняка он не принял всерьез ни единого ее слова. Кто она ему, чтобы он стал задумываться о ее чувствах?

– Правда? И как же ты намерена ее заглаживать? – Если бы дело было только в уязвленном самолюбии, он легко справился бы с этим. Брюс задумался, что же нанесло ему самый тяжелый удар? Неужели боль и гнев, которые он ощущал, на самом деле были просто капризом баловня судьбы, привыкшего получать все, чего пожелает?

– Ну, например, завтра я могла бы угостить тебя ужином. Хочешь, выбери ресторан по своему вкусу. Я здесь одна, так что мне не придется спешить обратно в номер… – Маргарет умышленно понизила голос. – Да и номер у меня не такой, чтобы спешить. Комод, кресло… кровать…

Она что, нарочно дразнит его? Брюс с трудом подавил стон. Ему не приходилось раньше видеть, как Маргарет флиртует, но то ли она была потрясающе наивна и не понимала, как может воздействовать на мужские рефлексы парой удачно подобранных слов, то ли действительно откровенно предлагала ему себя… Последняя мысль воодушевила его.

– Вообще-то сначала я собиралась взять с собой Кэтти… – Брюс слышал слова, но их смысл ускользал и терялся за завесой внезапно вспыхнувшей страсти. – Но твоя бабушка предложила оставить ее погостить в вашем доме. Не знаю, говорила ли она тебе, но мы с Кэтти заходили к ней несколько раз. Кэтти так понравились кролики, что она не отходит от вольера. Она всегда любила животных, но в городской квартире держать животных сложно… Как бы там ни было, мне хотелось бы встретиться с тобой, Брюс. Но, конечно, если у тебя нет на меня времени…

У него должна найтись на нее уйма времени. В чем-чем, а в этом Маргарет не сомневалась. С неприсущим ей доселе цинизмом молодая женщина подумала, что «Розовый дом» по-прежнему остается целью Брюса Макнота, а раз так… Он не сможет отказаться от приманки.

– Мне кажется, это хорошая идея, разве нет? Нам многое надо обсудить. Ведь стоит тебе опять приехать на ранчо, мы неминуемо встретимся, а о нас и так уже вовсю чешут языками. И если теперь ты станешь проходить мимо меня как мимо пустого места после нашего прилюдного поцелуя, это только разожжет сплетни. – Маргарет рассмеялась низким гортанным смешком.

Слегка расслабившись, Брюс сел и откинулся на спинку кресла.

– Итак, мы встречаемся и обсуждаем… что? Политику? Погоду? Биржевые сводки?

– Мы встречаемся и обсуждаем, какой дурой я была… – Маргарет сделала небольшую паузу, чтобы обдумать справедливость своих слов. Да, действительно, только дура позволила бы себе связаться с подобным человеком! – Ну а потом мило распрощаемся и пойдем каждый своей дорогой.

В ее словах правда искусно переплеталась с ложью. Никогда раньше ей и в голову не приходило, что она может вынашивать планы мести. Но нож, засевший в незажившей ране, доказал: она способна на многое, чего раньше от себя не ожидала.

Брюс по-прежнему хочет выманить у нее ранчо, поэтому он придет. И она ляжет с ним в постель – да, да! Потому что это приносит неземное наслаждение. Она возьмет все, что он сможет предложить, и не станет больше терять время на пустые разговоры о чести и моральных принципах. А потом бросит его – но не раньше, чем недвусмысленно выскажется. Прямо скажет, что с самого начала знала, в какую игру он играет, даже поблагодарит за отлично проведенное время… Но вот ранчо она оставит себе.

– К тому же, – для пущей убедительности произнесла Маргарет, – Кэтти уже успела привязаться к твоей бабушке. Так что, если ты будешь шарахаться от меня, у них обеих возникнет уйма сложностей.

– Хорошо. Почему бы и нет? – Вообще-то Брюс уже договорился поужинать завтра с одним клиентом их фирмы, но это вполне можно отложить или послать вместо себя заместителя. – Раз уж тебя так волнует соблюдение внешних приличий.

В голосе его сквозили лень и безразличие, но под ними таилось возбужденное предвкушение.

– Отлично. Куда бы тебе хотелось пойти?

– Абсолютно все равно. К тому же я уже собирался уходить, так что у меня нет времени обсуждать детали.

– Раз так, я знаю один китайский ресторан поблизости от моего отеля. Он маленький, но кормят там замечательно.

Главное сейчас, это не переиграть, предостерегла себя Маргарет. Если она вторично заденет его гипертрофированную гордость, он может отказаться от приглашения. Она поспешно назвала адрес ресторана.

– Договорились. Я буду там в половине восьмого, хотя не могу сказать, что пылаю от восторга.

– В половине восьмого, – проворковала Маргарет. – Не знаю, как и дождусь, Брюс…


Весь следующий день молодая женщина с трудом подавляла волнение при мысли о первом шаге в осуществлении своего плана мести.

Она условилась встретиться днем с парой подружек, чтобы посплетничать и посмеяться, но не получила от этого ни малейшего удовольствия. Мысли были слишком заняты предстоящим поединком, и Маргарет не могла сосредоточиться на разговорах о работе, мелких офисных дрязгах и планах на отпуск.

Неужели раньше все это имело для нее смысл? Лихорадочное стремление любой ценой сделать карьеру, короткие перерывы на ланч и бесконечно долгие рабочие часы, изматывающие до такой степени, что потом не оставалось сил даже оценить заслуженный отдых. Никакие деньги не окупали моральной и физической усталости.

И что самое обидное, именно с Брюсом она сейчас с удовольствием поделилась бы своими мыслями. Поговорить с ним по душам, поведать ему свои чувства… Какое наслаждение доставил бы ей разговор с чутким и умным собеседником!

Так она и поступила бы – две недели и целую жизнь назад…

Туалет для обольщения врага Маргарет выбирала долго и тщательно. Короткая шелковая юбка с бахромой на подоле, то прикрывающей, то соблазнительно выставляющей напоказ длинные стройные ноги. Облегающий топ с короткими рукавами, еле-еле прикрывающий грудь и оставляющий на виду атласную полоску живота. Высокие каблуки, на которых невозможно шагать широко, а можно лишь семенить, дразня мужчин томным покачиванием бедер.

Теперь оставалось решить, когда она придет в ресторан. Если чуть опоздает, то Брюс в полной мере оценит ее неотразимость, пока она будет грациозно скользить между столиками, идя к нему. Но если она первой займет место, то тогда ей удастся перевести дух и сосредоточиться на задуманном.

Маргарет прекрасно понимала: первая встреча после двухнедельного перерыва неизбежно взволнует ее. Если он поведет себя холодно и язвительно, это будет лишь к лучшему – придаст ей решимости для осуществления коварных замыслов. Но нельзя забывать о гипнотической власти его карих глаз, тревожащей сексуальности жестов, очаровании низкого чувственного голоса…


Она заметила его сразу, как только вошла в ресторан. Брюс лениво развалился на стуле, небрежно покачивая в руке бокал.

Боже, он везде чувствует себя как дома. Везде раскован и выглядит невероятно сексапильным. Ничто не может изменить его.

Да, Маргарет хотелось, чтобы он полюбовался ее нарядом и походкой, но сейчас, под пристальным изучающим взглядом Брюса, ее сковала непонятная робость. К счастью, смятение не отразилось на голосе, когда она наконец дошла до столика и остановилась вызывающе близко от Брюса.

– Прости, ты, верно, не ожидал, что я опоздаю. – Она улыбнулась и села. Ее почти трясло от страха, волнения и невольной радости от встречи с ним, но внешне Маргарет удавалось выглядеть невозмутимой. – Я думала, что доберусь быстрее, но повсюду пробки. Пришлось выйти из такси и идти пешком, а на моих каблуках это не так-то просто. – И Маргарет слегка выставила ногу, якобы желая продемонстрировать неудобный каблук.

– Что будешь пить?

Если ему хотелось выказать полное отсутствие интереса к ней, то это у него отлично получалось. Маргарет наклонилась вперед и улыбнулась.

– А у тебя что?

– Виски. – Брюс сделал большой глоток, по-прежнему холодно взирая на нее.

– Пожалуй, немного прохладного розового вина как раз то, что мне сейчас нужно. Я разгорячилась от быстрой ходьбы.

– А, погода… – Он скривил рот в скучающей полуулыбке. – Излюбленная тема для тех, кто во что бы то ни стало тщится вести светскую беседу.

От его близости у молодой женщины кружилась голова.

– Я не тщусь вести беседу, Брюс. Просто стараюсь быть вежливой.

По счастью, как раз в этот момент к ним подошел официант с картой вин, так что она смогла перевести дух, пока Брюс изучал меню.

– Что ж, кто я такой, чтобы мешать твоим усилиям? Итак, погода. В Техасе все еще жарко или уже начались дожди?

– Не надо.

– Что – не надо?

– Упражняться в остроумии.

– Ты забываешь, что увидеться – это твоя идея. Сгладить углы, чтобы можно было спокойно улыбаться друг другу при случайных встречах.

– А что ты делал эти две недели?

– А разве мы уже покончили с погодой?

Принесли вино, и Маргарет в несколько минут осушила бокал.

Ну и куда девалось хваленое обаяние Брюса Макнота? – подумала она. Теперь, когда все его планы рухнули и жертва сорвалась с крючка, ему даже лень уделить хоть малую толику очарования ненужной более особе?

– Твоя бабушка очень мила с нами, – начала Маргарет, рассеянно поглаживая ножку пустого бокала. – Она познакомила Кэтти с другими детьми, так что теперь девочке есть с кем поиграть. Жаль, что я все никак не могу освоиться.

– Ну и когда мы приступим к сути? – Брюс тоже наклонился вперед, так что лица их сблизились. Маргарет казалось, что воздух между ними потрескивает от невидимых электрических разрядов. – Мне кажется, я вправе спросить, что все-таки ты имела в виду, приглашая меня?

– Я хотела выяснить, почему нам теперь так трудно общаться?

– Неужели тебе не ясно?

Ну вот, она отчасти достигла желаемого. Ей удалось завладеть его вниманием. Но даже сейчас, когда он источал враждебность всеми своими порами, она все равно не могла игнорировать его чары. По сравнению с великолепной мужской агрессией Брюса самоуверенность Макса казалась зазнайством мальчишки-старшеклассника.

– Мы оба взрослые люди. Но даже взрослые иногда совершают ошибки. И я признаю, что ошиблась, отклонив твое предложение…

– Да уж, нужно было быть идиоткой… – Брюс прекрасно понимал, что выглядит раздраженным глупцом, но ничего не мог с собой поделать. Ему хотелось дать себе пинка, но резкие слова уже сорвались с его уст.

Маргарет благодарно кивнула официанту, вновь наполнившему ее бокал, и спросила:

– Ты скучал по мне?

Брюса бросило в жар.

– Сдается, я все-таки предпочитаю разговоры о погоде, – насмешливо произнес он, не без удовольствия отметив, что теперь покраснела его собеседница. – Ну а насчет того, чем я занимался эти две недели, тут ответ прост. – Он перевел дыхание. Его не оставляло неуютное ощущение, что она способна прочесть правду по выражению его лица. – Работал.

– Одна работа и никаких развлечений?

– Что, твой дружок Брюс довольно скучный мальчик? – Похоже, виски уже успело несколько развязать ему язык, но сейчас Брюс был этому только рад. Какого черта он вообще согласился прийти сюда?

– Помнится, не всегда такой уж скучный…

– Как дела у моей бабушки? – резко спросил он.

Официант поставил перед ними восхитительную на вид рыбу, но есть Брюсу решительно не хотелось.

– Прекрасно. Она радуется хорошей погоде и с удовольствием возится в саду, ты же знаешь ее привычки.

– А Кэтти? – Брюс еще пытался перевести беседу в сдержанное светское русло. Ему просто необходимо было сохранять контроль над собой, но с каждой минутой это давалось все труднее. Он невольно поддавался на все провокации соблазнительной чертовки.

– Ну, у Кэтти все замечательно. Ей очень понравилось жить на ранчо. Я ей твержу, что зимой в период ветров там совсем не сладко, но она не верит. Что и говорить, ребенку не место в Нью-Йорке.

Маргарет взялась за вилку и с наслаждением отправила в рот кусочек рыбы. Все силы уходили на то, чтобы сдерживать волнение. Она была вовсе не так не уязвима для сарказма своего собеседника, как давала понять, и радовалась любой секундной передышке.

Ей мучительно хотелось спросить его, зачем он начал обольщать ее там, на ранчо. Была ли она хоть на мгновение желанна ему, или все это было только игрой. Но нет, нельзя раскрываться перед этим человеком. Опустив глаза и нарочито интимно понизив голос, Маргарет вновь пустилась в атаку.

– Глупо, правда? Произносим пустые слова, когда нам так много есть что сказать друг другу.

– Например?

– Например, что за эти две недели я успела забыть, насколько неотразимо ты выглядишь. – Она отложила нож и вилку и посмотрела ему в глаза.

– Что ты задумала? – По ее примеру он тоже отодвинул приборы и в упор уставился на Маргарет. Брюс надеялся, что его лицо не отражает того смятения, что воцарилось в его сердце.

– Ничего, просто разговариваю.

– Разговариваешь?

– Вот именно. Ради этого я и позвонила тебе. Чтобы мы могли поговорить, хотя…

– Хотя – что? – быстро спросил Брюс.

– Хотя сейчас мне в голову приходят идеи более увлекательно провести время, – еле слышно выдохнула Маргарет.

7

– Правда?

– Правда. Говоря начистоту, я прекрасно могла бы уладить все проблемы с квартирой и банком по телефону. Совсем не нужно лично являться, когда… – Любая могла бы утонуть в бархатистой глубине его глаз, подумала Маргарет.

– Но ты просто не могла устоять перед желанием порадовать взор созерцанием меня?

– Не совсем. И в твоих устах это звучит излишне цинично, если не самовлюбленно, Брюс. Понятно, конечно, что ты такой и есть, но не стоит демонстрировать это столь явно…

Брюс стал смотреть куда-то вдаль, и Маргарет поняла, что он пытается сдержать улыбку. От этого у нее сжалось сердце.

– Циничный, самовлюбленный… Тогда ответь: зачем тебе понадобилось тащиться в Нью-Йорк ради встречи с таким малопривлекательным типом?

– Я правда хотела поговорить с тобой, Брюс. Мне казалось, просто безумием оборвать нашу связь, раз уж мы неизбежно будем часто сталкиваться. Ты, конечно, и циничен, и самовлюблен, спору нет. Но все же иногда с тобой очень приятно.

– Очень приятно. Ну, ты, я смотрю, перешла к откровенной лести. Что ж, раз ты высказала все, что обо мне думаешь, пора и мне сообщить, что я думаю о тебе.

По спине Маргарет пробежал холодок. Сейчас он даст понять, что его по-прежнему тянет к ней, что она ему вовсе не безразлична.

– Тебе не кажется, что ты не последовательна, – сказал Брюс то, что она никак не ожидала услышать. – То ты читаешь мне мораль, то беззастенчиво флиртуешь и заманиваешь в постель. С чего бы это?

– А разве от меня требуется последовательность? – рассмеялась Маргарет, мгновенно сменив тактику. – Женщинам по традиции позволено вести себя несколько загадочно. – Она положила подбородок на сцепленные перед собой руки и с вызовом посмотрела на Брюса.

Как ни странно, она стала наслаждаться ситуацией. Есть все-таки некоторая прелесть в роли роковой женщины.

– Я думала, мужчинам нравится непредсказуемость в женщинах. Мне казалось, их привлекают натуры таинственные и сложные.

– Не всех. Некоторые предпочитают определенность, – сухо возразил Брюс.

Он, например. Но при всем том непредсказуемость Маргарет, видно, оказалась исключением, потому что в этой женщине ему нравилось все. Единственное, что он мог сделать, – это постараться тщательнее скрывать свои чувства.

– Ты имеешь в виду, что тебе-то как раз и не нравится…

– Я имею в виду, что пора попросить счет, и…

– И…

Несмотря на сдержанность Брюса, Маргарет каким-то шестым чувством ощутила в нем скрытое колебание и, повинуясь внезапному импульсу, наклонилась вперед и коснулась его руки. Мимолетно, но достаточно, чтобы успеть погладить ладонь, легко скользнуть кончиками пальцев по его запястью и быстро отдернуть руку, чтобы он не успел почувствовать, насколько это прикосновение взволновало ее саму. Власть этого мужчины над ней пугала Маргарет, но она была полна решимости устоять.

– Ты идешь по тонкому льду, Маргарет. – Брюс в замешательстве запустил руку в свои густые волосы, но ни на секунду не оторвал взгляда от ее лица.

– Что ты хочешь сказать?

– Что я могу поймать тебя на слове. Воспользоваться твоим столь щедрым предложением. Но что будет после того, как мы опять переспим, снова прогонишь меня? Мне вовсе не нравится роль волка, таскающего раз за разом невинную овечку на заклание.

– Ну, тут уж выбор за мной…

– Выбор?

– Ну да. Я могу выбирать, как поступить. Либо заранее предвидеть все сложности и пробовать их избежать, либо, закрыв глаза, ринуться вперед, утешаясь мыслью, что любой опыт ценен. – Слишком много слов, и в них слишком много правды. Маргарет обольстительно улыбнулась – еще один дар, которого она раньше была лишена. Определенно, как бы плох ни был этот мужчина, некоторая польза от него есть. – Я решила выбрать второй вариант.

Да уж, саркастически подумал Брюс, чего ради говорить про тонкий лед, когда он может думать лишь о манящих синих глазах?

Столик, что разделял их, был совсем крошечный, так что Брюсу приходилось постоянно бороться с соблазном чуть сползти на стуле, чтобы дотронуться ногой до колена своей собеседницы. Боже, как он хотел ее!

– Мне кажется, это место плохо подходит для долгого разговора. – Маргарет не осознавала, что ее полуприкрытые веки, влажный блеск губ действуют на собеседника более возбуждающе, чем самый разнузданный стриптиз.

– И куда мы пойдем? – с удивлением услышал Брюс собственный голос.

Маргарет пожала плечами и потупилась, поглаживая тонкими пальцами ножку бокала.

– Может, ты предложишь?

Брюс молчал, хотя прекрасно понимал, что должен сказать. По-хорошему, стоит дать понять этой чертовке, что она не имеет никакого права одним двухминутным телефонным звонком разрушать его устоявшуюся жизнь. Ей пора отправляться на свое ранчо «Розовый дом», а ему оставаться здесь, браться за работу, каждую неделю менять подружек – в общем, жить в свое удовольствие.

Маргарет словно слышала вопросы, что он мысленно задает себе, чувствовала его колебания и сомнения. Но все это не имело никакого значения. Брюс не стал заказывать кофе или десерт, он потребовал счет. А это могло значить только одно: он пойдет с ней, никуда не денется. Чувство триумфа охватило ее и тут же схлынуло, оставив после себя горький привкус тоски.

Вот они, первые уроки искусства лжи, настраиваясь на воинственный лад, думала Маргарет. Раз уж мне суждено всю жизнь встречать мужчин, которые так и норовят нанести удар в спину, то я буду платить им той же монетой. И Брюс получит лишь то, что заслужил…

Казалось бы, теперь, после всего, что она узнала о нем, ее голова и сердце должны были бы оставаться холодными. Но с первой же минуты встречи тело женщины словно сгорало на невидимом огне, становившемся с каждой минутой все сильнее…

Молча, не касаясь друг друга, они вышли из ресторана и направились к краю тротуара. Брюс вынул руки из карманов, только чтобы помахать приближающемуся такси. Машина остановилась перед ними. Он распахнул перед Маргарет дверцу и сообщил водителю адрес. В машине Брюс повернулся к ней и сухо спросил:

– Итак, может, все-таки скажешь, чем вызвана такая кардинальная смена взглядов?

– Я уже говорила, – сбивчиво начала Маргарет, – что обдумала все произошедшее, и… Словом, ты был прав: безумие прятаться от жизни лишь потому, что Макс однажды предал меня… Мы взрослые, и вместе нам… – Она еле слышно вздохнула, и этот вздох не имел никакого отношения к предвкушению мести.

– Было хорошо в постели? Невероятно хорошо, да?

Маргарет удивленно подняла брови.

– Кажется, я опять слышу голос твоего тщеславия.

– Еще чего не хватало! Простая констатация факта. – Судя по всему, Брюсу стоило некоторого усилия не рассмеяться, и молодая женщина снова вздохнула. Как же все-таки будет трудно не угодить вновь в ту же ловушку, не начать принимать его слишком близко к сердцу. – Но роли у нас, однако, переменились. Теперь ты выступаешь как соблазнительница, а я как несчастная жертва.

– Раньше меня никто не называл соблазнительницей, – предупредила Маргарет.

– Гмм… Патологическая честность не вполне уместная черта для женщины-вамп.

В полумраке она отважилась протянуть руку и легонько коснуться бедра своего спутника.

– Что ж, можешь предъявить мне претензии, – пробормотала Маргарет, чувствуя, как убыстряется пульс от этого почти невесомого прикосновения. – Патологическая честность… Это тебя пугает? – Она передвинула руку чуть выше, но, к ее некоторому разочарованию, Брюс поймал и крепко сжал ее пальцы.

– Меня не так-то просто напугать, – задумчиво произнес он. – И тебе не придется прибегать к дополнительным женским уловкам, чтобы соблазнить меня.

– К каким дополнительным уловкам? – Неужели это она говорит? Неужели это она, добропорядочная до мозга костей особа, отчаянно флиртуя, ведет этот полный двусмысленностей разговор?

В ответ Брюс слегка пододвинулся и выпустил ее руку. Пальцы Маргарет, трепеща, возобновили восхождение, пока не достигли некоего твердого бугорка, наглядно свидетельствующего о том, что желание охватило не ее одну.

– Жаль, что мы в такси, – мечтательно произнес Брюс. – Не то я бы попросил тебе продолжить столь искусно начатую игру… – Нежный запах ее духов кружил ему голову, заставляя жаждать немедленного продолжения. – Но, увы, впереди сидит любопытный водитель, к тому же мы уже почти приехали…

Тут машина действительно затормозила, и Маргарет с пылающими щеками убрала руку и пулей выскочила из такси. Брюс расплатился с водителем и догнал ее.

– Сейчас самый подходящий момент, – прошептал он, подходя к ней так близко, что она ощутила жар его тела, – чтобы дать задний ход. Если ты собираешься вновь испытывать муки совести после, до или во время занятий любовью, то я готов немедленно вызвать тебе такси. Имей в виду, я не остановлюсь на одной-единственной ночи.

– Ты подразумеваешь длительную связь?

– Можно сказать и так.

– А как еще это можно назвать?

– Да как угодно, – вкрадчиво заметил Брюс. – Но мы-то прекрасно знаем, что имеется в виду.

– Ладно… Тогда назовем это отношениями! – выпалила Маргарет. – Связь это нечто эфемерное, не накладывающее никаких обязательств, тогда как отношения предполагают нечто большее.

Хватит ли у Брюса Макнота совести говорить об «отношениях» с той, кого он собирается использовать для достижения своих корыстных целей?

– Никаких проблем, – к ее удивлению, легко согласился он, и его немало поразило изумление на лице Маргарет.

Значит, она явно не заинтересована в этих самых отношениях, подумалось ему. Не стоит слишком доверять ее заверениям, будто она покончила с прошлым: это конечно же не так. И Брюс внезапно ощутил жгучее желание схватить ее, сжать в объятиях, полностью завладеть ее разумом и чувствами.

– Что, побаиваешься перспективы узнать меня ближе, а, Маргарет? – насмешливо осведомился он, и молодая женщина вызывающе вскинула голову.

– Нисколько! – И она не лгала.

– Отлично. Тогда поднимемся ко мне? Здесь становится прохладно.

– И давно ты тут живешь? – с любопытством спросила Маргарет в лифте.

Надо же, думала она, всего лишь в двух кварталах от квартиры, в которой я жила все четыре года после рождения дочери. Какие причуды судьбы! Столько лет они с Макнотом ходили по одним улицам, покупали еду в одних и тех же магазинах, а встретиться им довелось на далеком и малолюдном техасском ранчо.

– Почти шесть лет. Первое время мне казалось, что здесь шумно и тесно, но теперь я привык. Однако когда навещаю бабушку на ранчо, то просто отдыхаю душой.

– Да уж, там есть где отдохнуть. А у меня с детства была мечта о собственном садике с цветником и альпийской горкой… Но я и подумать не могла, что когда-то это станет реальностью.

– Да, перемена в твоем образе жизни поразительная.

– Кэтти в восторге.

– А ты? – поинтересовался Брюс, отпирая дверь квартиры.

Маргарет сделала вид, что не расслышала вопроса. Это оказалось нетрудно: у нее буквально перехватило дух от изумления. Она предполагала увидеть стандартную, хоть и довольно богато обставленную нью-йоркскую квартиру, но увиденное превзошло все ожидания. Жилище Брюса оказалось так велико и роскошно, что наводило скорее на мысль о загородной резиденции какого-нибудь вельможи, чем о съемной квартире на Манхэттене.

– А я еще полагала, что живу в прекрасной квартире, – сдержанно заметила гостья, оглядываясь по сторонам.

– Выпьешь чего-нибудь?

Неожиданный вопрос напомнил Маргарет, зачем она здесь.

– Пожалуй.

– Чай, кофе?

– Лучше бокал вина, если у тебя найдется.

Маргарет проследовала за Брюсом в кухню и устроилась в удобном мягком кресле у стены. Ею овладела мучительная смесь робости и предвкушения, заставившая позабыть все замашки соблазнительницы. В эту минуту она вовсе не чувствовала себя женщиной-вамп, скорее неопытной девочкой, в первый раз переступившей порог квартиры холостяка.

– Наверное, нелегко было найти такое место? – спросила она, чтобы нарушить молчание.

– Да не очень. Собственно говоря, все это здание принадлежит мне. – Брюса явно позабавило потрясенное выражение ее лица. – Точнее сказать, нашей семье.

– А где ты жил до Нью-Йорка? Ты уже давно уехал из Техаса?

– То тут, то там, где я только не был, – уклончиво ответил хозяин дома. Что за удивительные у него глаза! Стоило немалых усилий не попасть под власть их чар. – Работал в филиалах компании, учился управлению бизнесом. Одним словом, набирался опыта.

Да уж, что-что, а опыт у него есть. И не только в бизнесе, подумала Маргарет.

– Удивляюсь, что тебя еще никто не прибрал к рукам. – Маргарет с рассеянным видом приняла из его рук бокал. Она любой ценой пыталась противостоять его обаянию, возвести привычные защитные укрепления. – Состоятельные плейбои всегда нарасхват.

– Это ты по своему опыту знаешь? – осведомился он. – Вообще-то, я не плейбой. Плейбои, как правило, не работают, а прожигают родительские капиталы, шатаясь с вечеринки на вечеринку в погоне за молодыми смазливыми мордашками.

– А ты не гоняешься за смазливыми мордашками? – ожесточенно спросила Маргарет. – И то, что вокруг, разве не заслуга твоей семьи? И разве ты не посещаешь вечеринки? – В нее словно бес вселился: так и хотелось противоречить каждому его слову, нарочно искажая смысл им сказанного, чтобы не дать ему захватить слишком большую эмоциональную власть над ней.

Брюс внимательно посмотрел на молодую женщину и улыбнулся.

– Ну, здание принадлежит в равных долях мне и моей бабушке, но она практически не выбирается в Нью-Йорк, разве что иногда вдруг решает совершить грандиозный тур по магазинам. Но такое бывает раз в несколько лет. Сейчас уже трудно поверить, что когда-то она была моделью и не представляла себе иного образа жизни.

Маргарет была несколько сбита с толку.

– А она не скучает по прошлому?

– Сначала, естественно, скучала по бешеному ритму жизни, по большим магазинам и частым разъездам, но через несколько месяцев с удивлением обнаружила, что полностью втянулась в местный быт. И конечно, она была без ума от своего мужа. Она со смехом рассказывала, что, приехав в Нью-Йорк через полгода, просто не смогла найти общих тем для разговоров с подругами. Их интересы показались ей такими мелочными, что бабушка только диву давалась, как раньше находила это все приемлемым для себя.

Совсем как я, с горечью подумала Маргарет. С той только разницей, что возле меня нет любимого мужа, ради которого стоит терпеть любые лишения и который может подбодрить в трудную минуту. А теперь она, Маргарет, словно сидит между двух стульев: от старой жизни уже отошла, но и в новой еще не освоилась, не стала своей в маленьком техасском городке. И нет никого, кто бы мог помочь ей сделать правильный выбор.

– А что ты думаешь о жизни на ранчо? – с любопытством спросил Брюс.

В голове у Маргарет словно зазвенел звонок, предупреждающий об опасности. Вот он, первый ход в его игре. Конечно, такой опытный бизнесмен не станет просто так, без всякой подготовки приступать к делу. Нет, сначала он прощупает почву, узнает ее планы и настроение. Он будет продвигаться вперед медленно, но верно, не теряя ни пяди завоеванной территории, используя все виды оружия, которые только найдутся в его арсенале. Не будь она предупреждена, ей бы наверняка не устоять перед его очарованием и разящей наповал сексуальностью.

– Да еще не разобралась толком, – уклончиво ответила молодая женщина и томно потянулась. – Ты не против, если я сниму жакет? – И, не дожидаясь ответа, стянула жакет, оставшись в блузке без рукавов.

– А продолжить не хочешь? – нарочито лениво протянул Брюс. – Меня чертовски привлекает идея, чтобы моя женщина исполнила для меня стриптиз прямо в кухне.

«Моя женщина». Экий собственник! Позабыв обо всех благих намерениях, Маргарет ощутила приятную дрожь. Хотя, если разобраться, не велика честь быть «его женщиной», ведь этого сластолюбца в женщине волнует только секс. Что ж, она ведь и хотела взволновать его, не так ли?

Не говоря ни слова, Маргарет сняла блузку и бросила на стол между ними. Ее пальцы подрагивали, но неотрывный взгляд Брюса кружил голову и наполнял пьянящим ощущением власти над ним. Наступившую напряженную тишину через несколько долгих мгновений прервал легкий стук – это Макнот забросил ноги на соседний стул и откинулся назад в лениво-расслабленной позе, чтобы с удобством созерцать представление.

Стриптиз так стриптиз. Маргарет медленно подняла руки, расстегнула лифчик и позволила бретелькам сползти вниз. Затем и этот невесомый клочок ткани присоединился к блузке на столе. Прохладный воздух покалывал обнаженную кожу стриптизерши, но взгляд зрителя в кресле обдавал жаром. Она шагнула вперед и остановилась почти перед ним. Не сводя глаз с напряженного лица Брюса, потянула за молнию, и юбка плавно скользнула вниз по стройным бедрам. Маргарет трепетала от неистового желания ощутить его прикосновения. Пусть он скорее нарушит свою монументальную неподвижность, пусть коснется ее, скорее овладеет ею. Если помедлит еще немного, она просто взорвется!

Разумеется, Брюс не выдержал паузы. Со сдавленным рыком обнял молодую женщину ногами и рывком притянул к себе, так что она едва не упала, и сорвал эфемерный лоскуток трусиков.

– Садись ко мне на колени, – надтреснутым голосом скомандовал Брюс, и она повиновалась.

Тогда он начал с жаром целовать ее грудь, лаская губами и языком нежные соски, отчего те мгновенно затвердели и отчаянно заныли в сладком предвкушении. Сама не сознавая, что делает, Маргарет принялась покачиваться, все плотнее прижимаясь лоном к его твердой плоти. Еще мгновение, и…

Почувствовав ее состояние, Брюс вдруг резко отстранил Маргарет.

– На мне слишком много одежды…

Никогда раньше он, не испытывал такого дикого возбуждения, что разум отказывал ему и сохранить остатки контроля и самообладания предоставлялось немыслимо трудным. На то, чтобы раздеться, у него ушло несколько секунд.

На сей раз у них не было времени для прелюдии соблазнения. Их горячие тела жадно тянулись друг к другу, желая скорее слиться воедино, стать одним целым. Брюс усадил Маргарет сверху, плотно притиснув ее бедра к напряженному древку своего желания, и с коротким стоном вошел в нее. Его мощное тело содрогнулось, когда прекрасная наездница начала свою необузданную скачку. Она все увеличивала темп, покачиваясь и изгибаясь так, чтобы он мог на миг коснуться губами нежных холмиков ее грудей. Не выдержав искушения, Брюс протянул руку, поймал мягкую розовую цель и жадно припал к ней ртом.

Для Маргарет это было уже слишком, она не могла ясно осознать, что с ней происходит. Закрыв глаза и судорожно вцепившись в Брюса, она полностью отдалась надвигающемуся экстазу, несущему ее сквозь время и пространство, поднимающему все выше и выше к пикам блаженства…

Маргарет не знала, как долго продолжалось это восхитительное путешествие, лишь чувствовала, что ее спутник ни на миг не отстает от нее. И когда последние волны страсти оставили ее тело, она обессиленно поникла…

– Надеюсь, ты не очень устала?

Хриплый голос звучал прямо над ее ухом. Она приоткрыла глаза и затуманенным взором уставилась на говорящего. По легкому изгибу его рта Маргарет догадалась, что Брюс старается подавить улыбку, и слабо улыбнулась в ответ.

– Можешь проверить. – Ее голос звучал так же хрипло, как и голос Брюса.

– Думается, на этот раз стоит найти более традиционное место. Не волнуйся, кровать у меня достаточных размеров, – многообещающе заявил он, вскочил на ноги и помог подняться ей.

Сплетя руки и не отводя глаз друг от друга, они добрались до спальни и рухнули на кровать.

И кровать, и все убранство спальни, выдержанное в темно-зеленых тонах, было подчеркнуто мужским и при этом не оставляло сомнений в чувственном характере владельца. А даже возникни у молодой женщины сомнения, последующие два часа с легкостью развеяли бы их. Брюс, казалось, задался целью показать Маргарет, насколько необыкновенным любовником он может быть. На смену неистовой ярости первого порыва пришло томительно медленное, безумно эротическое изучение тел друг друга. Долгий пластичный танец, пологая тропинка, выводившая путников на те же вершины, но другим, более живописным маршрутом…

Когда все закончилось, Маргарет вытянулась на мягких простынях рядом с Брюсом и заглянула ему в лицо.

– Наверное, мне стоит вернуться в отель, – неуверенно пробормотала она.

Он, тихо рассмеявшись, провел рукой по ее спутанным волосам.

– Не представляю зачем.

Маргарет силилась вспомнить что-то очень важное, но все ее попытки не увенчались успехом.

– Ты же знаешь, мне невыносима даже мысль о твоей зависимости от прошлого. – Сейчас голос Брюса звучал на редкость серьезно.

– Теперь… все изменилось.

– Тогда расскажи мне о нем. Что было не так?

– Да все, все, с самого начала. Длинная и скучная история. И никому не интересная.

– У нас уйма времени, – настаивал Брюс, надеясь хоть одним глазком заглянуть в ту часть ее прошлого, от которого у него зубы сжимались в бессильной ярости.

– Хочешь сказать, что больше не собираешься… удовлетворять свои желания, а? – поддразнивающе спросила Маргарет, чтобы слегка снять напряженность.

Уловка сработала: Брюс улыбнулся.

– Я уже не подросток, так что секс может подождать. – Он намерен был узнать правду. Не государственную же тайну он выпытывает!

И Маргарет начала повествование в своем прошлом. Рассказала о детстве, о том, как помогала матери-швее хоть как-то сводить концы с концами. Вначале была просто на подхвате у нее: подшивала подолы, обрабатывала швы. Но вскоре выяснилось, что у нее отличный вкус и превосходная фантазия, поэтому Маргарет понемногу принялась придумывать наряды, и щеголять в ее изделиях захотели местные модницы. Маргарет стала мечтать о профессиональном образовании, даже поступила в колледж, окончив школу.

Но не доучилась. Мама не отличалась хорошим здоровьем. И Маргарет стала трудиться не покладая рук, не позволяя себе даже думать о продолжении образования. Впрочем, успех пришел к ней и так. Модели молодой портнихи заметили, их стали закупать для салонов, и она смогла нанять помощников. Так что к рождению Кэтти Маргарет уже была владелицей небольшой, но довольно преуспевающей фирмы. К сожалению, ее мать умерла, так и не успев увидеть внучку, однако порадоваться удачливости дочери ей довелось.

Макса Маргарет встретила на какой-то вечеринке, когда ее звезда только начинала подниматься на небосводе модельного бизнеса и голову ей пьянила радость успеха. Молоденькая, доверчивая, она не распознала сноба и зазнайку, скрывающегося за безупречными манерами и внешним лоском.

– Когда мы уже довольно долго встречались, я как-то к слову рассказала ему о моих родителях и о детстве в Олбани. Макс пришел в ужас. Нет, – честно добавила Маргарет, – я не утверждаю, что именно это было причиной трещины в наших отношениях, но точно не укрепило их. Ему не нужны были никакие яркие звезды с сомнительным происхождением и карьерой самоучки. Собственно говоря, как оказалось, ему вообще были не нужны звезды. Вскоре после нашего разрыва он женился на ничем не примечательной девушке из богатой добропорядочной семьи. Что разительно отличало ее от меня. Ну а моя беременность стала последней каплей. Сначала Макс еще пытался сохранить хорошую мину при плохой игре, но вскоре начал недвусмысленно намекать, что беременность – это исключительно моя вина и он не собирается нести за нее никакой ответственности. Когда родилась Кэтти, он время от времени навещал ее, а потом перестал. Думаю, проблемы со здоровьем дочери оказались для него непосильной ношей. – Маргарет выдавила слабую улыбку. – Вот и все мое прошлое, дальше мне придется рассказать уже только о тебе.

– Ты могла бы не только шить, но и демонстрировать свои наряды, – сказал Брюс и наклонился к ней. – Никакая суперманекенщица с тобой не сравнится.

Он вновь припал к ее губам, и оба надолго утратили всякую охоту к разговорам.

8

Непонятно, как занятой человек вроде Брюса Макнота мог изменить уклад жизни настолько, что теперь навещал ее в «Розовом доме» два-три раза в неделю, всегда поздно ночью, когда Кэтти уже спала. Это было непременным условием Маргарет, боящейся, что девочка привяжется к этому заведомо недолговечному спутнику их жизни. Молодой женщине доставляла странное удовольствие мысль о том, с каким нетерпением ее любовник ждет наступления вечера. Она словно наяву видела, как он не находит себе места в своем огромном доме, ожидая звонка с сообщением, что Кэтти уложена.

– Это просто смешно! – возмутился он, когда Маргарет в очередной раз заявила, что не может освободиться днем и ему придется ждать вечера. – Я прилетаю сюда ради тебя, а ты так и норовишь держаться от меня подальше!

Она легким смехом и подтруниванием сумела сгладить эту вспышку, но, положив телефонную трубку, поняла, что ненадолго. Если все пойдет так и дальше, скоро ей будет уже не под силу сохранять разделяющее их расстояние. Брюс походил на запертого в клетке льва, так и норовящего вырваться на свободу.

И еще она прекрасно осознавала: недалек тот миг, когда ей придется вступить в решительную схватку и открыто отразить его атаку на «Розовый дом». Скоро она бросит карты на стол и покажет, что осталась победителем, использовав любовную игру в своих целях…


Маргарет сидела в саду, листая книгу и вполглаза присматривая за Кэтти, которая возилась на клумбе в надежде найти какую-нибудь необыкновенную букашку. Откинувшись в шезлонге, молодая женщина на мгновение прикрыла глаза, а когда открыла – перед ней стоял Брюс.

Она тряхнула головой, но видение упрямо отказывалось исчезать – высокое, худощавое и неправдоподобно сексуальное. Более того, оно насмешливо заявило, глядя в ее заливающееся краской лицо:

– А я почему-то думал, что у тебя уйма дел и тебя не будет сегодня дома.

Кэтти оторвалась от раскопок и с интересом уставилась на нежданного гостя.

– Что ты здесь делаешь? – прошипела Маргарет.

– Знаешь, мне трудно сосредоточиться на ответе, – протянул Брюс, – когда ты в таком наряде.

– В каком наряде? – Маргарет с тревогой покосилась на дочь и успокаивающе улыбнулась ей. Брюс тоже обернулся к девочке, которая, казалось, решила поболтать с гостем. – Кэтти, мне кажется, тебе осталось порыть совсем немного, – искусно отвлекла ее Маргарет.

– Немного – до чего? – Властный взгляд карих глаз вновь устремился на пунцовое лицо молодой женщины.

– До клада или до червяка. Сойдет что угодно. И ты еще не ответил, что здесь делаешь. Не то чтобы я не хотела видеть тебя, – тихо добавила она, – но только не сейчас. – Маргарет приложила немало стараний, чтобы избежать любого общения Брюса со своей дочерью, и не собиралась отказываться от этого принципа. – И вообще, мы же договаривались встретиться вечером.

– Да, договорились, но… – Он бросил взгляд на ослепительно синее техасское небо, – сегодня такая отличная погода, что я не смог противиться искушению проверить, нельзя ли застать тебя пораньше. Моя бабушка – чудесный человек, однако мне не хотелось бы провести такой замечательный день в ее обществе.

Маргарет нервно облизнула губы.

– На самом деле я заехала домой буквально на минутку. Мы как раз собирались выходить.

– Это в шортах и лифчике от купальника? Что-то сомневаюсь.

– Ну конечно, я бы сначала переоделась!

– И куда ты торопишься?

– В город, пройтись по магазинам. У нас с Кэтти не осталось ни крошки еды, не из чего даже ужин приготовить.

Брюс смерил женщину многозначительным взглядом, от которого по всему ее телу разлилась волна предательской слабости.

– Отличная идея. Прямо-таки обожаю местные магазинчики. Пожалуй, я отвезу вас. Потом можно будет зайти куда-нибудь перекусить.

– Нет!

Брюс нахмурился.

– Почему же? – Он не сводил глаз с ее лица. Иногда при виде этой женщины ему казалось, что земля уходит у него из-под ног, и сейчас был как раз такой случай. Ему чертовски не нравился ее поспешный отказ провести время в его обществе.

– Потому что… потому что ты увидишь, что я покупаю, и мне не удастся удивить тебя за ужином.

– Давай я сегодня приглашу тебя на ужин. Ты же знаешь, бабушка с охотой посидит с Кэтти.

Еще одна проблема, вздохнула Маргарет. Хотелось ей того или нет, но пожилая леди и маленькая девочка на удивление быстро нашли общий язык. Наверное, это сказывался недостаток общения у Кэтти с родственниками, да и Ребекка уже так давно мечтала о внуках, что была рада возможности понянчить хотя бы чужого ребенка.

Ловко играя на взаимной привязанности Кэтти и Ребекки, Брюс часто умудрялся уговорить бабушку приехать в «Розовый дом» и побыть с девочкой, а Маргарет – отправиться в гости к нему. Там он готовил какой-нибудь изысканный ужин из привезенных с собой деликатесов, которые в маленьком городишке не найдешь днем с огнем. А потом наставал черед иных угощений, не менее лакомых для обоих.

– Нет, Брюс. Лучше я съезжу вдвоем с Кэтти и куплю все необходимое. Так будет и проще, и быстрее. – Она с неохотой поднялась из шезлонга.

– Вообще-то я пока не хромаю ни на одну ногу, так что вряд ли буду идти медленнее маленького ребенка, – немного обиженно заявил Брюс. – Я могу даже ускорить дело и угостить Кэтти молочным коктейлем, пока ты займешься покупками.

– Нет! – отрезала Маргарет и поспешно взглянула туда, где ее дочурка деловито наводила порядок среди цветов.

– Да в чем проблема-то? – не выдержал Брюс.

Ладно, пусть он упрям и назойлив, но ему чертовски не нравилась сама идея, что он подходит Маргарет только в постели и крайне нежелателен во всех других областях жизни. Прокаженный он, что ли, раз она так боится провести лишнюю минуту в его обществе?

– Нет никакой проблемы. – Их глаза встретились, и Маргарет первая отвела взгляд. – Кэтти, детка, нам пора собираться в город.

– Но я еще не нашла никакого сокровища! – возмутилась девочка, не двигаясь с места.

– Тебе явно нужен металлоискатель. – К немалой тревоге Маргарет, Брюс подошел к девочке и протянул ей руку. Та радостно вцепилась в нее, ожидая продолжения. – С его помощью можно отыскать любое сокровище. Он пищит, как только оказывается рядом с чем-нибудь интересным. – И Брюс весьма правдоподобно изобразил попискивание прибора.

Кэтти пришла в восторг, легко позволила Брюсу отвести себя в дом и ухватилась за его предложение посидеть с ней, пока мама переоденется. Кипя от негодования, Маргарет метнулась в спальню.

Нечего и говорить, что Брюс твердо стоял на своем, а присутствие Кэтти связывало Маргарет и лишало возможности маневра, так что в город они отправились втроем. Но как только Кэтти загляделась на пестрые прилавки и отвлеклась от разговоров взрослых, Маргарет не замедлила высказать свое возмущение.

– Мы так не договаривались! Это не входило в сделку! – сердито прошипела она на ухо Брюсу, когда они направлялись к кассе.

– Какую еще сделку?

– Нашу. Ну, наше соглашение.

– Не уверен, что мне по душе это выражение.

– Брось. Это просто вопрос терминологии.

– Лучше скажи, почему ты была против моего общества, Маргарет? Собиралась встретиться с кем-то в городе? С мужчиной? – Брюсу не удалось скрыть ревность под маской напускного цинизма.

От удивления Маргарет застыла на месте.

– Не будь смешным, – только и сумела вымолвить она.

– Это я-то? Ты прикладываешь массу усилий, только бы избежать лишних встреч со мной. Думаешь, я этого не заметил? Почему каждый раз оказывается, что ты совершенно свободна по вечерам, но не имеешь ни малейшей свободной минутки для меня днем?

Маргарет молча повернулась к кассирше.

– Ну так как? – продолжал Брюс, как только они отошли от прилавка. – Чем же ты так занята все светлое время суток? Если тут замешан другой мужчина, то я…

– Что – ты? Выживешь его из города? Вздернешь на ближайшем фонарном столбе?

– И то, и другое, причем одновременно, – усмехнувшись, пробормотал Брюс. Нет, будь тут замешан соперник, он догадался бы намного раньше.

– Нет никакого мужчины. Откуда бы у меня взялась силы на кого-то еще?

Столь откровенное признание его заслуг заставило Брюса довольно улыбнуться. Он взял у нее сумки с продуктами и огляделся по сторонам.

– А теперь пойдем перекусим, – заявил он, и Маргарет удивленно приподняла брови. – В двадцати милях отсюда есть отличный бар.

– В двадцати милях?

– Разве это расстояние по здешним меркам? – Брюс пожал плечами и подарил ей один из тех взглядов, что всегда ее обезоруживали. – А потом я доставлю вас в «Розовый дом» и ты сможешь посвятить остаток дня, готовя ошеломительный ужин своему мужчине.

– Да уж, восхитительная перспектива. Ты просто клад, о котором мечтает каждая женщина. – Маргарет никогда не могла устоять перед соблазном пуститься в этот легкий шутливо-поддразнивающий флирт.

Что-что, а в недостатке чувства юмора Брюса никто не упрекнет. Он мог заставить ее хихикать как старшеклассницу по любому пустяку.

– Да, – подтвердил он. – Я такой. Это ты точно подметила. Мечта каждой женщины. Так что хватит спорить и пойдем.

Маргарет со вздохом уступила.

– Ладно, быстро перекусим, а затем ты, как пай-мальчик, отправишься домой, иначе мне придется пожаловаться твоей бабушке.

Бар оказался действительно уютным, обслуживание быстрым, а Брюс – верным своему слову. Так что уже час спустя Маргарет оказалась в тиши и спокойствии своего дома. Довольная поездкой Кэтти вновь вернулась к своим археологическим изысканиям, так что у ее мамы оказалось достаточно времени, чтобы обдумать ситуацию. И ход ее мыслей ей очень не понравился. После сегодняшнего утра уже не было смысла обманывать себя. Быть с Брюсом очень приятно, причем не только в постели. Да, она избегает его общества, но при этом отчаянно скучает, когда его нет рядом. Печально, но факт.

Глядя сегодня на Кэтти, щебечущую с Брюсом, Маргарет ощутила весьма странное чувство. Как быстро ее крошка, ее маленькая девочка успела довериться этому почти незнакомому ей мужчине. Он так легко мог развлечь Кэтти, так непринужденно болтал с нею, словно всю жизнь общался с детьми. И Кэтти, естественно, приходила в восторг от всего этого… Значит, пора вмешаться, пора принять меры, чтобы предотвратить надвигающуюся опасность. Ее дочь не должна второй раз переживать предательство.

Конечно, Маргарет знала, что именно нужно сделать, чтобы предотвратить нависшую над Кэтти угрозу. Но все в ее душе восставало против намеченного плана. Сердце решительно отказывалось повиноваться голосу разума. Глупое, безрассудное, оно не сумело выстоять в борьбе, которую хозяйка «Розового дома» вела с завоевателем. Как ни старалась Маргарет, а роль бесчувственной женщины-вамп, использующей мужчин для удовлетворения собственных прихотей, оказалась ей не по зубам…

Но к половине восьмого вечера нелегкое решение все-таки было принято. Однако лишь Маргарет знала, какой ценой ей это далось.

Кэтти мирно посапывала в кроватке, она вообще всегда быстро засыпала под колыбельную. Кухню наполнял ароматный запах чеснока и душистых трав, везде царили мир и покой. Везде, кроме сердца хозяйки дома.

Сегодня наряд Маргарет не поражал своей сексуальностью, скорее напротив. Платье закрывало фигуру почти до пят, скрывая все, что в ней было соблазнительного. Молодая женщина надеялась, что подобное одеяние поможет нелегкому процессу изгнания Брюса из ее жизни. Слабая поддержка, но уж какая есть.

Как нарочно, сегодняшний визит Брюса начался не так, как обычно. Он появился на пороге дома с огромным букетом цветов, и Маргарет замерла, пораженная. Впервые она видела в нем такое проявление галантности. Ведь цветы не дарят просто так, цветы – это атрибут настоящего романа, а не интрижки, замешанной на голом сексе.

– Из нашего сада, – пробормотал Брюс, увидев изумление молодой женщины.

Цветы, вероятно, тоже не входят в «сделку», как она сегодня выразилась, мрачно подумал он. Но и ему было чему удивляться. Что это она надела? До сих пор наряды его возлюбленной грешили скорее излишней откровенностью, почему же она так резко изменила стиль? Однако, вопреки надеждам Маргарет, строгое одеяние сыграло роль запала, воспламенившего мужское воображение.

– И ты сам их собирал?

– Что – собирал?

– Цветы.

Брюс небрежно пожал плечами, усилием воли прогоняя соблазнительные видения.

– Не слишком трудная задача в нашем саду. Как приятно у тебя пахнет. Кэтти уже спит?

Меньше всего на свете Маргарет хотела говорить с ним о своей дочке, но его вопрос напомнил ей о мучительном решении. Ничего не поделаешь, ради Кэтти придется сделать над собой усилие и положить конец отношениям с Брюсом. Отношениям, которые наверняка ничего не значат для него, но так много значат для нее.

Теперь ей уже совсем не хотелось разыгрывать мелодраматические сцены и с торжеством заявлять, что она знает о его коварных планах использовать ее, дабы подобраться к «Розовому дому». Даже думать об этом теперь казалось унизительным. Время игр прошло, настало время правды. А правда заключалась в том, что этому человеку нет места в их с Кэтти жизни.

– Расскажи, что новенького в Нью-Йорке. – Маргарет попыталась перевести разговор на нейтральную тему. – Что идет в театрах? Страшно подумать, сколько времени я уже не была в театре, а ведь раньше ходила почти на все премьеры. Да и все мои нью-йоркские друзья были завзятыми театралами.

– Какие твои друзья?

В Брюсе взыграл собственнический дух, о существовании которого он до сегодняшнего утра и не подозревал. С какими еще друзьями она ходила по театрам? Он и сам частенько бывал на премьерах в Нью-Йорке, но никогда не встречал там Маргарет. Кто сопровождал ее? Бывший приятель? Еще какой-то мужчина? Целая толпа мужчин?

– Друзья с работы.

– А сейчас ты поддерживаешь отношения с ними?

– Конечно.

Маргарет действительно иногда перезванивалась со старыми приятелями и подругами. Правда, прежнего взаимопонимания между ними уже не было. Интересы молодой женщины теперь так сильно изменились, что все прежние проблемы казались ей немного надуманными, какими-то ненастоящими. Что до приятельниц, то они явно относились к ней как к чудачке, но не теряли надежды на ее возвращение к «нормальной» жизни.

– А друзья… это мужчины или женщины?

– И те, и другие, – удивленно ответила Маргарет. – Как и у тебя.

– Я не вожу дружбы с женщинами. – Брюс сидел за столом, заложив руки за голову. – Я давно убедился, что даже самая рассудительная женщина рано или поздно перестает отграничиваться рамками дружбы и начинает требовать от меня большего, чем я могу дать.

– Да ладно, не так уж ты неотразим, как тебе кажется, – с улыбкой сообщила Маргарет и подвинула ему тарелку.

– Хочешь сказать, что не находишь меня неотразимым?

– Думаю, мы прекрасно понимаем друг друга, – с деланной беспечностью ответила она. – Мы оба знаем, что нам нужно в наших отношениях. – И с горечью подумала, что беда в том, что нужно-то нам разное: ему – секса и возможности завладеть «Розовым домом», а мне – любви, законного брака, детей.

– И что же это? – спросил Брюс.

– Развлечения.

– Ну и ты еще изгоняешь своих демонов.

– Ты о чем? – искренне удивилась Маргарет.

– О твоем бывшем возлюбленном.

Странно, и почему меня так волнует ее прошлое? – подумал Брюс. Разве я не получаю желаемого? Возможность делить постель с очаровательной женщиной, которая сейчас сидит напротив меня с таким невозмутимым выражением лица.

Маргарет пожала плечами, позволяя ему строить догадки, и тихо обронила:

– Кэтти сегодня получила огромное удовольствие.

– Я тоже. – Брюс выдержал короткую паузу. – Но…

– Но, – в тон ему подхватила Маргарет, – мне не хотелось бы повторения.

– Повторения чего?

– Я действительно благодарна тебе за старания, но мне не хочется, чтобы ты общался с моей дочкой.

– Господи, но почему?

– Тебе обязательно продолжать расспросы? Разве не достаточно того, что я сказала? – Маргарет отложила нож и вилку. Аппетит, с которым она принялась за ужин, улетучился словно по волшебству.

– Я никогда не стремился иметь дело с голыми фактами. Предпочитаю знать подоплеку.

Что ж, подумала она, пожалуйста. Но ты рискуешь узнать много для себя неприятного.

– Подоплека состоит в том, что я не желаю, чтобы Кэтти привязывалась к тому, кто слишком скоро исчезнет из ее жизни.

Брюсу совсем не понравился такой оборот дела.

– Спасибо за восхитительный ужин, – сдержанно сказал он, откинувшись на спинку кресла и мрачно скрестив руки на груди. – Я правильно понимаю, что ты уже назначила срок для окончания наших отношений?

– Нет, конечно, но…

– Но Кэтти на пользу иногда видеть рядом с собой мужчину. Я не собираюсь идти по стопам ее отца, хотя, учитывая то, что ты про него рассказывала, это было бы нетрудно. Сдается, даже этот обеденный стол способен проявить больше родительских чувств, нежели твой Макс. Однако…

– Никаких «однако», – резко оборвала его Маргарет. – Если тебе не нравится такое положение дел, можешь убираться на все четыре стороны!

Каждое слово причиняло ей боль, словно в груди кто-то медленно поворачивал нож. Почувствовав, как на глаза неудержимо наворачиваются слезы, Маргарет вскочила и принялась убирать со стола посуду.

– Не дождешься, – мягко произнес Брюс, и Маргарет вздрогнула.

Его ответ крайне ее встревожил. Разве она только что не предоставила ему идеальную возможность для ссоры? Он ведь не из тех, кто будет спокойно сносить женские придирки.

Внезапно Маргарет почувствовала, как сильные руки обвиваются вокруг ее талии. Одно прикосновение – вот и все, что потребовалось, дабы растопить лед. Брюс припал губами к ее затылку, и молодая женщина ощутила, как у нее подкашиваются ноги.

– Если ты настаиваешь, то я, конечно, не стану встревать в жизнь твоего семейства… – В его голосе звучало порицание, но Маргарет уже утратила желание продолжать борьбу. – Так ты поэтому избегала меня днем и соглашалась встречаться только по ночам, – догадался он и протянул руку, чтобы выключить воду, льющуюся в раковину. – Ну да, конечно.

Маргарет хотела было вырваться, но обнаружила, что может только повернуться лицом к нему в кольце его рук. Со вздохом она обняла Брюса за шею, привлекая к себе.

Абсолютно неправильная реакция. Глупый, неразумный поступок, совершенно не укладывающийся в рамки только что принятого здравого решения.

– Еще я испекла торт, – только и сумела выговорить она.

– Торт… подождет, – отозвался Брюс, перемежая слова жадными поцелуями. – Ты куда слаще… торта, – пробормотал он, – и у нас, я надеюсь, найдется сотня других более приятных способов… получить удовольствие, чем чревоугодие.

Прежде Маргарет и не подозревала, что кухонный стол может стать подходящим местом для любовных ласк. Строгое длинное платье не задержало дерзкого захватчика. Он даже не стал терять времени, чтобы снять его, просто-напросто задрал тонкую ткань до талии. Да и сама Маргарет не оказала никакого сопротивления этому сладкому вторжению. Решимость покинула ее, и вместо суровой воительницы Брюса встретила покорная рабыня…

– Восхитительный десерт, – с озорной улыбкой прошептал он несколько минут спустя, и Маргарет смущенно вспыхнула.

– Одна из самых избитых фраз, что я слышала.

– Теперь перейдем к основному блюду, да? – И Брюс подхватил свою прекрасную подругу на руки и отнес в спальню.


Вечерние сумерки успели смениться ночной тьмой, когда пылкие любовники наконец оторвались друг от друга.

– Ну что, хоть теперь-то ты отдашь дань восхищения моему торту? – поддразнивающе спросила Маргарет и потянулась.

Брюсу казалось, что он мог бы остаться здесь навсегда и всю жизнь упиваться видом этой стройной обнаженной женщины, с томной грацией раскинувшейся на середине кровати.

– Лежи, – поспешно сказал он, заметив, что Маргарет собирается встать. – Я сам принесу торт.

– Но ты же гость, – возразила она и, противореча своим словам, откинулась обратно на подушки.

– Раз так, ты должна позаботиться о моем полном удовлетворении, так что оставайся на месте и подумай, как этого добиться. А я пока принесу сладкое, только скажи, где его взять.

– В холодильнике в кухне.

Брюс вышел, а молодая женщина лениво потянулась за простыней. Но тут же передумала. Зачем, если через минуту он все равно жадно сорвет с нее все покровы? Эта мысль вновь взбудоражила ей кровь.

Через несколько минут Брюс вернулся с подносом, на котором стояли не только блюдо с тортом, но и бутылка вина и два бокала.

По озорному блеску его глаз Маргарет сразу поняла, что он что-то задумал, и вскоре убедилась в своей правоте. Брюс опустил палец в белоснежный крем и поднес к ее губам.

– Попробуй, – попросил он. – Вкусно?

– Да, – выдохнула она, не отрывая губ от его пальцев.

– Тогда я и попробую.

Брюс зачерпнул немного крема и размазал по ее шее и груди, а затем… затем она могла только извиваться и стонать под жадным натиском его языка. О, Брюс оказался весьма скрупулезен, а хозяйка не пожалела крема на торт, так что его хватило даже самые сокровенные уголки ее тела. И когда он закончил, на него снизошло внезапное озарение. Вот она, женщина, с которой он хочет остаться на всю жизнь!

9

Звонок вырвал Брюса из рабочей суеты. Рейчел Керриган была в Нью-Йорке и просто не могла не сообщить ему об этом. Да, конечно, сказала она, все как обычно.

Но чем дольше он говорил с ней, тем хуже становилось у него на душе. Рейчел только что вернулась с ланча, на который ходила со своим новым возлюбленным. Вероятно, лишняя пара бокалов вина развязала ей язык, и она не удержалась от желания уязвить мужчину, всегда остававшегося стойким к ее чарам. Как бы случайно, она поведала ему о том, как встретила Маргарет и рассказала ей о давнем желании Брюса завладеть «Розовым домом». Да, чистосердечно призналась Рейчел, она прекрасно сознавала, что делает, но кто бы на ее месте удержался от желания уязвить счастливую соперницу? На войне как войне. Но теперь, когда Брюс ей больше не нужен, она может быть с ним откровенной.

Выслушав Рейчел, Брюс сухо попрощался и повесил трубку, успев услышать ехидное хихиканье на другом конце провода. Ему показалось, что пелена упала с его глаз. Так вот почему Маргарет внезапно изменила решение и бросилась ему на шею. Месть путем соблазнения, типично женский план. Нечего сказать, план удался. А он-то, как полный дурак, ринулся в расставленные сети. Собрался сделать ей предложение при следующей же встрече. Болван, даже кольцо купил! Тяжесть коробочки в правом кармане его пиджака только растравляла свежие раны…

Положение преуспевающего бизнесмена имеет свои преимущества. Уже через час после разговора с Рейчел Макнот сидел в арендованном частном самолете, взявшем курс на Техас. Когда он доберется до цели, будет уже около десяти вечера. Поздновато, конечно, но зато никто и ничто не помешает ему без промедления отправиться к коварной обманщице и вывести ее на чистую воду. Кэтти будет уже спать, так что Маргарет не удастся спрятаться за спину дочери.

В начале одиннадцатого Брюс стоял на пороге розового дома с белыми колонами. В окнах не горел свет. Он нажал на кнопку звонка и не отрывал пальца, пока не услышал звука шагов по другую сторону двери.

Молодая женщина осторожно приоткрыла дверь на цепочке и выглянула наружу. Она не ожидала никаких гостей. Худенькая фигурка тонула в бесформенном халате, волосы были уже заплетены на ночь в косу, сонные глаза смотрели с недоумением. Но губы при виде Брюса призывно изогнулись в улыбке.

Этой женщине только в кино сниматься, наверняка получила бы с десяток «Оскаров», мрачно подумал Макнот, проходя в распахнутую дверь. Интересно, хоть в постели она не притворяется? Искренне ее удовольствие или она стискивает зубы и мужественно терпит его ласки?

– Что ты здесь делаешь, Брюс? – через плечо бросила хозяйка дома. – Я думала, ты будешь только в выходные.

– Несколько запланированных дел отменилось, так что я решил прилететь пораньше. Ты мне рада?

Он получал прямо-таки мазохистское удовольствие, заставляя ее произносить заведомую ложь. Без сомнения, Маргарет огорчена его визитом, но начнет сейчас врать напропалую и уверять, что безумно рада. Так оно и случилось. Порывисто обернувшись, Маргарет бросилась ему на шею и припала к его губам в страстном поцелуе.

Да, если она притворяется, значит, эта женщина – величайшая из всех притворщиц. Как же трудно было устоять перед таким поцелуем… Брюс и не устоял, набросился на ее губы с дикой, почти первобытной агрессивностью. Маргарет застонала от страсти, и этот звук заставил его опомниться. Он выпрямился и отстранил от себя молодую женщину. Нет, сегодня вечером секс не входит в программу.

– Ты уже спала? – спросил он.

– Да. А что случилось? Ты сегодня сам на себя не похож.

– Должно быть, перенапрягся на работе, – солгал он.

Казалось, Маргарет поверила этому простому объяснению, во всяком случае, принялась болтать о разных пустяках. Брюс слушал, не проронив ни слова, и голос Маргарет становился все слабее, неувереннее, пока полностью не стих. Молодая женщина не привыкла к такому его молчанию, и оно пугало ее.

– А почему у тебя сейчас так много работы? – спросила она, лихорадочно ища ответ, что же с ним творится.

– Ну, работы никогда не бывает мало, ты же знаешь. Разве когда ты жила в Нью-Йорке, у тебя было по-другому?

– Да, пожалуй. – Она вымученно улыбнулась. Вроде бы все в порядке, однако какое-то неуловимое чувство предупреждало Маргарет об опасности. – Но с ребенком на руках жизнь всегда напряженная, что в Нью-Йорке, что здесь.

Между ними повисла напряженная пауза. Брюс не пытался нарушить молчания, не выказывал ни малейшего желания подойти к Маргарет ближе, обнять ее, хотя бы просто прикоснуться. При обычных обстоятельствах они давно бы уже сплелись в страстном объятии, не в силах сдержать взаимного влечения. Что же происходит?

– Я думал, жизнь здесь для тебя становится исполнением желаний, – язвительно заметил Брюс и с мстительной радостью увидел, как с лица Маргарет сползает слабая улыбка, а глаза становятся тревожными и настороженными.

– Я бы так не сказала, – пробормотала она. – Боюсь, мои желания никогда не исполняются. Но можно сказать, что, живя тут, я начинаю постепенно ощущать очарование этих мест, которого не видно на первый взгляд. Поначалу после нью-йоркской суеты мне было трудно привыкнуть к мирной здешней жизни. Думаю, ты понимаешь, что я имею в виду. – Хотя сейчас ей было трудно поверить, что большую часть жизни она провела в Нью-Йорке. – Первые дни после переезда я боялась, что сваляла дурака. Понимаешь, в принципе я давно подумывала об отъезде из Нью-Йорка и, когда появилась такая возможность, ухватилась за нее руками и ногами. И мне показалось, что я попала в болото. Даже тишина сводила меня с ума. Наверное, твоя бабушка чувствовала себя первое время здесь примерно так же. Конечно, Кэтти сразу пришла в восторг…

Маргарет умолкла и нервно глотнула кофе. Интересно, собирается ли он внести хоть какой-то вклад в беседу или так и будет сидеть с этим обескураживающе неприступным выражением лица?

– Да скажешь ты в конце концов, что случилось? – выпалила она, не в силах больше сдерживаться.

– Угадай, с кем я сегодня разговаривал?

– Ну и с кем?

– С Рейчел Керриган. Помнишь ее? Вы вроде бы знакомы. Она еще так любит посплетничать.

– Рейчел Керриган…

Так вот в чем дело. Его неожиданное появление, странное поведение теперь стали легко объяснимы. Он явился с намерением разорвать их отношения. В глазах у Маргарет потемнело. Да, она сама еще совсем недавно собиралась вычеркнуть Брюса из своей жизни. Но сил на это ей как раз и не хватило. Закрыв глаза, она позволила событиям идти своим чередом. И вот теперь Маргарет не могла думать ни о чем, кроме как о том, что теперь никогда больше не увидит его, не поболтает с ним. Не будет ни смеха, ни легкого поддразнивания, не будет ни поцелуев, ни любовных ласк…

Он нашел себе новую подругу точно так же, как и Макс. Но, похоже, потеря Брюса причинит ей еще большую боль, чем потеря Макса.

– Да, я ее помню.

Еще бы не помнить! Та самая пронырливая особа, радостно сообщившая ей о планах Брюса завладеть «Розовым домом». Что ж, по-видимому, ей удалось-таки заполучить желанного мужчину.

– Я так и думал.

– Ну раз так, – Маргарет встала и отнесла чашку в раковину, – не понимаю, зачем тебе понадобилось мчаться сюда среди ночи, чтобы сообщить мне об этом, Брюс. Разве нельзя было подождать до утра? В конце концов, такие вещи случаются сплошь и рядом. – Она пожала плечами и опустила глаза.

– Какие вещи?

– Вероятно, вы с детства были помолвлены, да? В Техасе же еще сохранились подобные обычаи.

– Браки по воле родителей? – Он скривился от отвращения.

– Ну, не совсем по воле… может, по совету. Хорошо знакомые родители, рядом лежащие земли, общий образ жизни… – Она почувствовала, как на глаза наворачиваются предательские слезы. Опять повторяется старая как мир история: дочь мелкого торговца и швеи не должна надеяться на невозможное. А что может быть недосягаемее, чем брак с мужчиной вроде Брюса Макнота?

– Ты оскорбляешь и меня, и моих родных, – холодно отрезал Брюс. – Я не из тех мужчин, которые женятся на девушке лишь потому, что она вписывается в стандарты местного общества. К тому же Рейчел наконец-то нашла себе мужчину по вкусу и теперь вне себя от счастья.

– Рада за нее, – смущенно пробормотала Маргарет. Она совсем запуталась. Если дело не в помолвке, то в чем же?

– Но Рейчел поведала мне, о чем вы с ней говорили при последней встрече. Занятно, правда?

– О чем? – Маргарет недоуменно подняла брови.

– Неужели забыла? С трудом верится. У таких особ, как ты, хорошая память. Иначе с ролью не справиться. – Его голос буквально сочился сарказмом.

Терпение Маргарет лопнуло.

– Прекрати изъясняться загадками! – потребовала она. – Объясни наконец, что происходит? Зачем ты здесь? Обрадовать меня сообщением, что наша общая знакомая обзавелась новым любовником? Нечего сказать, крайне интересно!

Ее щеки горели, в глазах читалось явное замешательство. Может, я несправедлив к ней, в порыве внезапного раскаяния подумал Брюс. Вдруг я сложил два и два и получил пять?

– Как я понял с ее слов, она сообщила тебе, что я давно мечтаю приобрести «Розовый дом». – Он испытующе поглядел на молодую женщину, и та не выдержала взгляда. Убедившись в своей правоте, Брюс холодно продолжил: – Ясное дело, ты вообразила, будто я проявил интерес к тебе только из-за ранчо, не так ли?

– А почему ты не сказал мне с самого начала, что хочешь купить ранчо? – воскликнула Маргарет. Она не собиралась сдаваться без боя и позволять ему – ему! – набрасываться на нее с обвинениями.

Нет, какая женщина, подумал Брюс, восхищаясь ее стойкостью. Хотя, конечно, это ее нимало не оправдывает. Она использовала его, и, что самое противное, он с охотой позволил ей это сделать. И все из-за того, что влюбился как малолеток, и настолько увлекся, что начал мечтать о брачных узах. Вот позор-то!

– Возможно, потому, что, встретив тебя, начал больше интересоваться хозяйкой, нежели ее имуществом.

Маргарет истерично рассмеялась.

– Или же просто решил, что, соблазнив меня, куда быстрее получишь желаемое.

– А ты и рада была вступить в игру! Только вот правила слегка изменила. – Брюс даже задохнулся, нащупав в кармане злополучную коробочку с кольцом.

Она использовала его, а он не из тех мужчин, кто позволяет превращать себя в вещь!

– Признаю, первоначальной причиной моего звонка тебе была месть, – устало согласилась Маргарет, – и тут мне нечем гордиться. – Она глубоко вздохнула и заставила себя продолжить: – Сейчас я уже не считаю, что месть – это правильный выход. Ты должен…

– О, я еще что-то должен? – прервал ее Брюс. – По-моему, ты меня с кем-то путаешь.

– Ты можешь помолчать и послушать меня? Всего одну минуту, – с мольбой произнесла молодая женщина. Она уже не надеялась смягчить его, единственное, чего ей хотелось, – это объяснить твердолобому чурбану свою точку зрения.

– Черт побери, я бы выпил чего-нибудь покрепче кофе!

Брюс раздраженно вскочил на ноги. Что толку препираться? Они уже все сказали друг другу. Но дьявольская сила, таящаяся в этой женщине, все еще держала его, не давала уйти прочь и навсегда забыть о «Розовом доме» и его владелице. Возможно, спиртное придаст мне решимости и поможет успокоиться, подумал он.

– Есть немного виски в…

– Я отлично знаю, где виски!

Брюс вышел из комнаты и через минуту вернулся со стаканом в руках. Его глаза с такой свирепостью буравили лицо Маргарет, что она чувствовала себя как на допросе в инквизиции.

– Я понимаю, что ты злишься, и не могу тебя винить. Я и сама была в ярости, когда услышала, что ты строишь планы относительно моего ранчо. Мне казалось, если бы ты сказал все напрямую, это было бы честно, но ты… ты предпочел особое решение проблемы…

– И ты предпочла поменяться ролями?

– Мне было очень больно.

– И ты захотела сама причинять боль?

– Нет, не совсем так, – пробормотала Маргарет.

– А как же тогда?

Увы, спиртное не помогло. Брюс по-прежнему был весьма далек от спокойствия.

– Я просто хотела сохранять контроль над ситуацией… Но, наверное, я не подхожу для таких игр, Брюс. Я потеряла голову, мне было слишком хорошо с тобой.

– Но все-таки ты не забывала следить, чтобы я и на пушечный выстрел не приближался к Кэтти. Не так-то, видимо, тебе было и хорошо!

– Прекрати искажать каждое мое слово!

– Не получается. Сегодня твой образ так сильно изменился в моих глазах, что я опомниться не могу от столь быстрой метаморфозы. – Он смерил ее убийственным взглядом. – Ты талантливая актриса, но я что-то не могу сыграть роль восторженного зрителя.

– Можешь приписывать мне все мыслимые и не мыслимые преступления! – защищаясь, воскликнула Маргарет. – Но, вспомни, ты и сам далеко не ангел!

Брюс оставил ее слова без внимания.

– Интересно, насколько далеко простиралось твое притворство, а, Маргарет? Что ты думала, когда мы занимались любовью? Как бы лучше изобразить страсть, чтобы противостоять моим подлым замыслам?

– К чему говорить об этом? – устало вздохнула она.

– Что-то не слышу ответа на мой вопрос.

– Я не обязана отвечать тебе.

– А разве ты не собираешься оправдываться? Я думал, что любая женщина хочет в споре оставить последнее слово за собой.

– Да уж, ты известный знаток женщин.

Так оно и было, черт побери. Но вот беда, знание всех прочих женщин ни капли не помогало ему понять ту единственную, которая имела для него столь большое значение.

– Ладно, раз уж ты настаиваешь… Поверь, лежа в твоих объятиях, я не вынашивала никаких коварных замыслов. Я вообще ни о чем не могла думать…

Брюс только пожал плечами, и Маргарет совсем упала духом. Напрасны все разговоры, все ее объяснения. Он даже не собирался попробовать ее понять. Он примчался сюда только ради того, чтобы свести счеты. Унизить ее, безжалостно раздавить и бросить, как сломанную игрушку. Она всегда была для него очередной забавой, развлечением на час. Может, гордость его и задета, но он без труда исцелит эту рану. А вот ее раны уже не излечить… Но она не собирается ползать перед ним на коленях, твердя о любви и моля о прощении. Этого он от нее не добьется!

– И как далеко ты собиралась завести эту интрижку? – продолжал расспросы Брюс.

– Сколько можно говорить: это не было интрижкой! Да, я совершила ошибку, когда захотела отомстить. Но я же страдала, я думала, это ты используешь меня… – Ее голос прервался..

Лицо Брюса ожесточилось, губы сжались в презрительной усмешке.

– И ты вовсе не собиралась заставить меня влюбиться в тебя, да, Маргарет? Это ничуть не входило в твои планы? Разве не это было конечной целью твоей игры?

От столь неожиданного заявления молодая женщина едва не подпрыгнула на месте. Щеки ее залил болезненный румянец. На мгновение Брюс почувствовал себя полным ничтожеством, но гнев все еще мутил его рассудок.

– Нет, конечно же нет! Я и не думала ни о чем подобном… – Маргарет снова запнулась.

Она не строила подобных планов, но мечтала именно об этом. И что из того, что эти мечты относились к разряду несбыточных? Ведь невозможно предположить, что он захотел бы жениться на ней, предложил бы ей руку и сердце.

– Не пытайся лгать, лицо тебя выдает. Даже странно, после столь безукоризненной игры.

Он резко повернулся и направился к двери. Маргарет потерянно брела следом. На пороге Брюс обернулся. Как ни странно, он не испытывал триумфа и вид ее бледного, опустошенного лица не принес ему ни капли удовлетворения.

– К сожалению, нам все-таки придется иногда сталкиваться друг с другом, если, конечно, ты не улетишь обратно в Нью-Йорк…

– Не надейся, не улечу, – глухо отозвалась Маргарет. – Кэтти здесь хорошо, и это решает дело.

Брюс пожал плечами.

– Как хочешь. Но постарайся не устраивать сцен на людях, ладно? И не надейся на продолжение наших отношений. Что было, то прошло.

– Не беспокойся, – заверила его Маргарет. – Никаких сцен не будет.

– Вот и отлично. И еще, я предпочел бы, чтобы ты держалась подальше от моей бабушки.

– Ты не можешь указывать, с кем мне встречаться.

– Могу. – Его голос был холоден как лед. – Заруби себе на носу, если я когда-нибудь увижу тебя или твою дочь рядом с нашим домом… Просто поверь на слово: моя реакция тебе не понравится.

Такого удара Маргарет не ожидала. Даже сейчас, вызывающе глядя ему в глаза, она уже понимала, что выполнит это требование. И не из страха. Но, видит Бог, какая же это будет утрата для нее и особенно для Кэтти, ведь Ребекка столько делала для девочки и малышка очень к ней привязалась. И все же этим придется пожертвовать.

Но, конечно, нельзя оборвать все отношения просто так без предупреждения. Надо будет позвонить Ребекке, и сделать это следует пораньше. Несложная задача, ведь Ребекка в отличие от своего внука всегда просыпается с рассветом, в то время как Брюс до девяти валяется в постели.

Маргарет с достоинством выпрямилась и скрестила руки на груди.

– До свидания, Брюс.

Он на мгновение замешкался на пороге. Мысль, что сейчас за ним захлопнется дверь и это прощание станет последним, была почти не переносима. Но гордость одержала верх над сомнениями. Брюс отвесил презрительный полупоклон и вышел…

Вот уже почти пятнадцать лет, с младших курсов колледжа, Брюсу Макноту не доводилось искать в спиртном прибежище от мирских невзгод. Но в этот вечер он напился до полубессознательного состояния.

10

Где она, ради всего святого?! Один телефонный звонок, всего лишь одна минута, на которую Маргарет отвлеклась от дочери, а ее и след простыл. Но одна минута это так много! Кэтти могла выпасть из окна в попытке поймать пролетающую бабочку, или свалиться в бассейн, или…

Вне себя от страха, выкрикивая имя дочери, Маргарет металась по дому и саду. Кэтти нигде не было. Но куда же она могла пропасть? Сейчас полвосьмого утра, девочка еще в пижаме. Сама Маргарет только и успела натянуть старые потрепанные джинсы и футболку, чтобы дотащиться до кухни и приготовить дочери завтрак. Ночью она так и не сомкнула глаз, но исчезновение ребенка заставило ее вмиг позабыть об усталости.

Думай, думай! – приказывала она себе. Что могло заставить Кэтти выйти из дому? Куда она могла отправиться?

И тут в ее голове словно что-то щелкнуло. Телефонный разговор с Ребеккой – конечно же он все объясняет! После бессонной ночи нервы Маргарет совсем сдали, так что ей не удалось ограничиться простым звонком вежливости. Ребекка была чутким человеком и легко поняла, что с ее собеседницей творится что-то неладное.

Пара-тройка тактичных вопросов – и Маргарет выложила миссис Макнот все как духу. Даже спросила, не стоит ли им вернуться в Нью-Йорк. Она говорила громко, почти рыдая… Кэтти легко могла услышать ее слова.

Эти мысли Маргарет додумывала уже на бегу. Не позаботившись переодеться во что-то поприличнее, она сломя голову мчалась по дороге между полями к ранчо Макнотов. Ее дочь хорошо знала этот маршрут: они с Ребеккой довольно часто прогуливались тут, когда почтенная леди забирала девочку на вечерок в гости.

Ярко-синюю пижаму Кэтти Маргарет увидела издалека. Девочка стояла на террасе дома и, взволнованно размахивая руками, что-то говорила Ребекке. От невыразимого облегчения у Маргарет едва не подкосились ноги. Оставшееся расстояние она преодолела в несколько прыжков и прижала к себе беглянку.

Ребекка сочувственно поглядела на молодую женщину.

– Бедная малышка, видно, решила, что вы можете уехать прямо после завтрака. Так что собралась немедленно доделать все неоконченные дела: покормить цыплят, погладить кроликов. Даже не забыла взять Гарри, чтобы он попрощался со своими длинноухими родственниками. – Пожилая женщина прищелкнула языком, и Маргарет благодарно улыбнулась ей.

– Солнышко мое, какая же ты глупышка! – Смеясь и плача одновременно, Маргарет тормошила дочку.

– Но ты же сказала, что мы уезжаем! Я сама слышала!

– Ты не поняла, котенок, я же это просто так говорила, не всерьез… Настроение было плохое. Знаешь, даже у мам бывает плохое настроение.

Кэтти кивнула.

– Ага, заметила. Мама, давай, раз уж мы здесь, посмотрим на кроличков. У белой крольчихи на прошлой неделе родились малыши, а мы с Гарри их еще не видели. Ну пойдем, ма-а-м!

– Что ты, надо возвращаться. Ты же не завтракала и все еще разгуливаешь в одной пижаме. – Маргарет взглянула на миссис Макнот в надежде, что та придет ей на помощь. Но Ребекка поддержала девочку.

– Маргарет, Кэтти права. Не стоит пороть горячку. Пойдемте в кухню, я налью вам кофе, выпейте его, отдышитесь хоть чуть-чуть после такого стресса. Мы с Кэтти посмотрим на кроликов, а вы подождите нас тут. И не беспокойтесь, – тихо добавила она, – Брюс еще спит, так что он вас тут не застанет…

Вот счастливчик, подумала Маргарет, оставшись одна. Она многое отдала бы сейчас за возможность забыться блаженным сном. Но способность спокойно спать вернется к ней еще не скоро.

Однако посидеть за чашкой крепкого ароматного кофе, бездумно любуясь красотой наступающего дня, было так приятно, что молодая женщина даже сумела на какое-то время отрешиться от неприятных мыслей. И когда за дверью раздались шаги, в глубине души пожалела, что Ребекка и Кэтти уже вернулись. Было так хорошо сидеть здесь, в уютной кухне, позволив себе расслабиться хоть на несколько минут…

Маргарет отставила чашку и повернулась к двери.

– Черт возьми, что ты тут делаешь? – На пороге стоял Брюс, одетый лишь в джинсы. От ярости его глаза казались раскаленными углями.

Маргарет с трудом удержалась от испуганного вскрика.

– Понимаешь, Кэтти…

– О, избавь меня от объяснений. – Брюс вошел в кухню, налил воды из-под крана и выпил одним жадным глотком. – Если рассчитываешь так легко умаслить меня, то…

Маргарет вскочила и зашипела как рассерженная кошка:

– Совсем рехнулся! Я что, по-твоему, такая дура, что пришла сюда предлагать тебе мир?

– Разве нет? А зачем тогда? Я что, непонятно сказал, чтобы ты держалась от этого дома подальше? – Он облизнул пересохшие губы.

Да, вечером бутылка виски казалась хорошей идеей, но утром приходилось терпеть малоприятные последствия. Давно ему не доводилось чувствовать себя так мерзко. Ноги дрожали и подкашивались, в голове поселился какой-то особо неуемный дятел. Но было достаточно одного взгляда на стоящую перед ним женщину, чтобы проблемы похмелья отступили на второй план.

– Если бы ты выслушал меня…

– Чего ради? Зачем мне тебя слушать?

– Да потому что ты сам спрашиваешь, что я здесь делаю, черт возьми! Я пришла за Кэтти…

Вид Брюса повергал ее в полное замешательство. Стиснутые пальцы побелели, лоб нахмурен, глаза мечут молнии.

– Хочешь сказать, что набралась наглости притащить сюда ребенка? Подлизываешься к моей бабушке, да? – Брюс с такой силой швырнул стакан на поднос, что Маргарет удивилась, как тот не разлетелся на мелкие кусочки. – Повышаешь свои шансы? Ты мне просто омерзительна!

– Не будь самовлюбленным идиотом! – Маргарет тоже уже кричала, любовь и ненависть, сплетясь, рвали на части ее сердце. – Я не приводила сюда Кэтти, чтобы найти предлог увидеться с тобой! Я бы ни ногой не ступила на порог этого дома, если бы она не убежала!

– Убежала? – В его тоне явно сквозило недоверие.

– Да. Можешь спросить у твоей бабушки! Я разговаривала по телефону, а когда поднялась к ней в спальню, Кэтти там не было. Я чуть с ума не сошла от страха, пока искала ее!

– И с чего ты вообразила, что она может пойти сюда?

Маргарет уставилась в пол, чтобы не поедать взглядом обнаженный торс Брюса. Несмотря ни на что, это зрелище слишком отвлекало ее и мешало мыслить логически.

– Потому… – Она запнулась и увидела торжествующий блеск в его глазах.

– Да, почему? Что, запуталась в собственных вымыслах?

– Прекрати! – Маргарет бессильно опустилась на стул и положила голову на руки. Ею овладело беспросветное отчаяние.

Но и ее противник чувствовал себя не лучше. Как, недоумевал он, как, дожив до своих лет, я опять умудрился попасться в эту нехитрую ловушку? Неужели я так ничего и не понял в жизни, раз опять полюбил женщину, которая лишь играет мной?

– Когда Кэтти исчезла, я разговаривала по телефону с твоей бабушкой. Дети понимают куда больше, чем взрослые думают. Я не учла, что она может слышать обрывки разговора, а она слышала и поняла все по-своему.

– И о чем же ты говорила с бабушкой? – Брюс рывком пододвинул себе стул и уселся напротив Маргарет, буравя ее взглядом. – Наврала ей с три короба о безнравственном поведении ее внука? Да уж, по части обмана тебе нет равных.

– Я ничего не выдумывала, и я вовсе не прирожденная лгунья.

– Правда? А у меня сложилось иное мнение на сей счет.

– Хватит изображать из себя несчастную жертву коварной интриганки. Можно подумать, только я пыталась что-то скрыть? Да какое право у тебя рядиться в нимб святого, если ты и сам пытался соблазнить меня только из-за «Розового дома»!

– Да ничего подобного! – Брюс сжал кулаки, словно с трудом удерживался, чтобы не наброситься на нее. – Вначале я просто поехал познакомиться с тобой, чтобы понять, как тебе нравится на новом месте, собираешься ли обосноваться здесь надолго, или это просто мимолетная прихоть горожанки. Мне и в голову не приходило соблазнять тебя, чтобы получить доступ к твоему ранчо.

– Но ты не можешь винить меня за то, что я так подумала!

– Потому что судишь по себе?

– Потому что однажды уже прошла через нечто подобное… – Маргарет глубоко вздохнула и посмотрела Брюсу в глаза. Между ними накопилось слишком много недомолвок, и сейчас был последний шанс сказать все начистоту. – И я оказалась достаточно глупой, чтобы решить, будто история повторяется. Невольно я перенесла свое отношение к Максу на тебя… Только из-за этого мне стало вдвое больнее… Кэтти прибежала сюда потому, что слышала, как я спросила твою бабушку, не лучше ли мне вернуться в Нью-Йорк. Девочка испугалась и разволновалась…

– Ты рассказала про своего первого возлюбленного. Но, кажется, не все.

– Не смотри на меня так, мне страшно.

– А куда мне смотреть? На стены? На потолок? – Его голос источал яд, но лицо… Маргарет показалось, что на этот раз ей удалось пробить его неприступную ледяную броню и заставить прислушаться к ее словам.

– Чувства, которые я испытывала к нему, ничуть не похожи на те, которые испытывала к тебе. Нет, до сих пор испытываю. Тогда я была еще очень молода и наивна и все сразу пошло наперекосяк. Мне казалось, что от его предательства я не оправлюсь никогда. Сейчас я понимаю, что все было совсем не так трагично, и на самом деле я пришла в себя очень быстро. Но, конечно, ожесточилась из-за Кэтти и злилась оттого, что он отказался от собственной дочери… Однако это не мешало мне нормально работать и заботиться о ребенке – в общем, жить своей жизнью. А вот с тобой… – Маргарет беспомощно замолкла.

Брюс тоже молчал, не сводя с нее задумчивого взгляда. Она не могла понять, что выражает его лицо, и решила продолжить, высказать все, что было у нее на сердце.

– Когда Рейчел сказала, что ты спишь со мной только из-за «Розового дома», мне стало так плохо, Брюс, так тяжело! И я захотела проучить нас обоих: себя за излишнюю доверчивость, а тебя за желание использовать меня для достижения своих целей. И я должна была бы ненавидеть тебя, твои прикосновения… Но произошло обратное. И все из-за того, что я полюбила тебя, Брюс. Еще тогда, в наш первый раз…

– Ты любишь меня. – Брюсу казалось, что его сердце разорвется от бурного ликующего счастья. Губы его помимо воли расплылись в медленной довольной улыбке.

– Очень смешно, – буркнула Маргарет, вскакивая. Да как он смеет потешаться над ней? Кто дал ему такое право? – Торжествуешь победу, да? Неожиданный приз, еще одно женское сердце! Приятно слышать, что я не устояла перед твоими чарами и теперь ты победитель, а я… я полная и безнадежная идиотка.

Она резко повернулась и бросилась к выходу. Но сильные руки схватили ее за плечи, и уже через долю секунды она сидела на коленях Брюса, не имея даже возможности пошевелиться.

– Не так быстро, дорогая моя, – нежно прошептал Брюс, и щеки Маргарет залились густым румянцем.

– Я уже все сказала. И перестань так улыбаться!

– Не могу. Повтори еще раз, что любишь меня.

– Тебе мало? Довольно, отпусти меня!

– И не подумаю.

– Что? – Маргарет принялась вырываться изо всех сил, но с таким же успехом она могла бы бороться со стальным роботом.

– Я же сказал, что не отпущу тебя. Хочу в полной мере насладиться моментом.

Брюс медленно передвинул руки чуть выше, прямо к ее груди. И Маргарет с ужасом ощутила, как от этого прикосновения все ее тело наливается предательским жаром.

– Что ты себе позволяешь! – прошипела она. – Даешь понять, что сильнее меня?

– Сила здесь ни при чем, – возразил Брюс.

Ответить Маргарет не успела, потому что он немедленно припал к ее губам в безжалостном требовательном поцелуе. Его рот терзал и ласкал ее, пока она не сдалась и не ответила на поцелуй.

– А теперь позволь и мне сказать кое-что.

– Что? – замерев от волнения, еле выдохнула Маргарет.

– Моя история как две капли воды смахивает на твою. Нет, ничего не говори, моя любимая, только слушай.

«Моя любимая»? Она с недоверием подняла глаза, боясь увидеть на его лице насмешку, но то, что прочла в его взгляде, преисполнило ее надежды. Не в силах унять бешено бьющееся сердце, Маргарет вся обратилась в слух.

– Я рассказывал тебе, что в юности тоже был обманут. После этого я ожесточился и решил, что больше ни одна женщина не сможет получить власть надо мной. С тех пор я играл по своим правилам и никогда не терял самообладания… Пока не встретил тебя.

Маргарет смотрела на него словно зачарованная. Если это сон, пусть он никогда не кончается.

– Да, я давно хотел приобрести «Розовый дом». И окажись на твоем месте кто-то другой, предложил бы ему сделку. Очень выгодную сделку. Но ты… ты сразу пленила мое сердце. Я и думать не мог о делах. Единственное, что я понимал, – это то, что хочу быть с тобой. И когда ты позвонила мне в Нью-Йорк, разум призывал меня бежать от тебя, вернуться к размеренной и упорядоченной жизни, где все было под моим контролем… но я не смог.

– Не смог? – эхом повторила Маргарет, и он со смехом покачал головой.

– Ты словно забралась мне под кожу, поселилась где-то внутри меня, и я не мог справиться с собой. И когда я понял это…

– Брюс…

– Нет, не говори ничего. Подожди минутку, я хочу кое-что тебе показать.

Он бережно пересадил ее на соседний стул, вышел из кухни и почти сразу же вернулся, сжимая в руке коробочку.

– Вот, это тебе. – Он щелкнул крышкой, и у Маргарет перехватило дыхание.

– Но ведь это кольцо, – непонимающе сказала она.

– Маленькая поправка. Не просто кольцо, а кольцо по случаю нашей помолвки, моя любимая. Примерь. Впрочем, нет. Я сам надену его тебе на палец. Я хочу навсегда запомнить этот момент.

– Я тоже запомню его навсегда…

– Я хотел сделать тебе предложение в эти выходные, но… – Брюс покраснел и запнулся, не в силах найти слова.

– Какое красивое. – Маргарет вытянула руку, любуясь блеском бриллианта, и Брюс немедленно завладел ее ладонью и прижал к губам.

– Знаешь, Маргарет, по-моему, я ждал тебя всю жизнь. Я не хочу, чтобы ты уходила, хочу, чтобы ты с дочкой всегда была рядом со мной и здесь, и в Нью-Йорке… Дорогая, ты выйдешь за меня замуж?

– Да, да, сотню раз – да!

– Ты останешься со мной отныне и навсегда?

– Да, отныне и навсегда.

Как по команде, Маргарет и Брюс повернулись друг к другу. Губы их уже почти встретились, но тут неожиданный звук заставил влюбленных разомкнуть объятия. В дверях, деликатно покашливая, стояла Ребекка. Ее невозмутимый вид был призван показать, будто она не успела заметить ничего из ряда вон выходящего. Кэтти, однако, повела себя более непосредственно.

– Мама, мама, значит, мы не уедем в Нью-Йорк? – радостно завопила она. – Мы остаемся здесь, правда?

– Остаемся, – смущенно пробормотала Маргарет, заливаясь краской и искоса бросая быстрый взгляд на Брюса. Тот, однако, не испытывал ни малейшего смущения.

– Остаетесь, – твердо заверил он девочку. – Причем не просто в Техасе. Вы остаетесь здесь и прямо сейчас, так что, – со смехом добавил Брюс, – тебе больше не придется ждать, чтобы мама отвернулась, если вдруг захочется в неурочный час навестить своих кроличков.

Кэтти с восторженным визгом прыгнула на Маргарет и повисла у нее на шее. Прижимая к себе дочку, молодая женщина поглядела на Ребекку. Почтенная женщина расплылась в довольной улыбке.

– Как так можно, Брюс, – с притворной строгостью обратилась она к внуку, – тебе не кажется, что прежде, чем запереть мисс Маргарет в четырех стенах, тебе не мешало бы кое-куда свозить ее? В мэрию, например?

– Ни в коем случае, бабушка, – в тон ей ответил Брюс. – В мэрию я могу съездить и сам, а мисс Маргарет с мисс Кэтти останутся тут. А ты приглядишь, чтобы никто из них не сбежал. Как мы все убедились сегодня утром, дочка так же любит побегать, как и ее мамочка. Так что я выпущу Маргарет отсюда только в воскресенье, причем под надежным конвоем четырех подружек в розовых платьях.

– Но у меня здесь нет четырех подружек, – с улыбкой запротестовала Маргарет. – Разве что Глория, ну и Кэтти, конечно. Кэтти очень пойдет розовое платье.

– Ничего, недостающих подружек я подберу сам, – с легким ехидством заверил Брюс. – Чего-чего, а в подружках я никогда не испытывал недостатка. И знаешь что, протестуй или не протестуй, а Рейчел Керриган будет одной из них. Она и сама не знает, как много для нас сделала.


home | my bookshelf | | Уходи, если сможешь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу