Book: Продавец времени



Продавец времени

Анджей Эйлурус

Продавец времени

Купить книгу "Продавец времени" Эйлурус Анджей

Весь мир – иллюзия,

но созерцание этой иллюзии

создает реальность этого мира.

Пролог

Был теплый летний вечер, после дождя. Блестящий, отполированный черный автомобиль быстро промчался по лесной дороге. Равномерно сбавив скорость, автомобиль мягко вкатился в открытие ворота и остановился у входа в большой загородный дом. Водитель поспешно выскочил из машины и услужливо открыл заднюю дверь.

Из салона вылез надменный, уверенный в себе мужчина средних лет, в дорогом сером костюме, и размеренным шагом хозяина направился в дом. В руках он нес темно-коричневый кожаный портфель.

– Здравствуйте, Михаил Юрьевич, будут какие-то распоряжения? – услужливо спросил встречающий мужчина.

– Пока нет. Сергей, распорядись, чтобы приготовили кофе, как обычно, – не останавливаясь, распорядился хозяин. – Я буду у себя в кабинете.

– Хорошо, – Сергей направился следом за хозяином в дом.

Михаил Юрьевич быстро поднялся по лестнице на второй этаж и вошел в просторный кабинет, закрыл за собой дверь и направился к большому письменному столу, стоявшему у противоположной стены. Свет в кабинете был немного притушен, мягкое ковровое покрытие полностью приглушало звуки шагов.

– Добрый вечер, – прозвучал тихий голос. Михаил Юрьевич остановился, медленно повернулся. В темном углу кабинета, у самого окна, в кресле сидел человек. Он был одет в темные джинсы, спортивную куртку с капюшоном, на ногах кроссовки. Синяя бейсболка скрывала верхнюю часть его лица.

– Добрый, вечер, – Михаил Юрьевич, внимательно посмотрел на гостя и, поставив портфель на стол, сел в просторное кожаное кресло. – Что за неожиданные визиты?

– Как только вернулся, решил сразу доложить, – гость протянул руку в тонких матерчатых перчатках к напольной лампе, и включил свет. – Охрана у вас ни к черту, проходной двор, а не дом.

– Моя безопасность не твоя забота, – резко ответил Михаил Юрьевич. – Зачем ты вообще заявился без предупреждения и еще в таком виде?

– Вы же сами приказали: вернуться и доложить. И вот я здесь! А перчатки? – гость демонстративно выставил свою левую руку, растопырив пальцы ладони. – Я же профессионал. Всегда их надеваю, когда хожу в гости без приглашения.

В дверь осторожно постучали. Все замолчали.

– Кофе, Михаил Юрьевич, – послышался тихий женский голос из-за двери.

– Зайдите позже, – резко ответил Михаил Юрьевич и более мягко добавил: – Я сам позову. И скажите, чтобы меня никто не беспокоил!

За дверью послышались тихие удаляющиеся шаги. Михаил Юрьевич встал из-за стола, достал из шкафа пустой бокал и бутылку коньяка.

– Тебе не предлагаю, ты же профессионал, – он налил себе в бокал алкоголь. – Ладно, ближе к делу. Как прошла командировка? Расходы дополнительные потребовались?

– Я вполне уложился в полученный аванс. Поездка прошла отлично! Франция! Париж! Лето! Дивное место. Очень понравилось! – с нотками сарказма и удовольствия ответил гость. – Спасибо, командировка просто отличная, жаль что короткая. Но с удовольствием готов съездить еще куда-нибудь в Европу…

– Ближе к делу? Ты ее нашел? – Михаил Юрьевич сел в кресло, сделав несколько глотков из бокала.

– Ее нет. Нашел следы ее присутствия в городе. Отчет на столе, – гость указал на флешку на столе. – По фотографии нашел отель. Хороший отель, дорогой. Все отели с хорошим видом на башню дорогие. Девушка зарегистрировалась под своим именем. Номер занимала один вечер, точнее ночь. Заплатила наличными, из номера не звонила.

– Жила одна? – рассматривая информацию в ноутбуке, спросил Михаил Юрьевич.

– В записях не указано, но персонал отеля сообщил, что был спутник. Высокий статный мужчина средних лет. Настоящий француз с женщиной-иностранкой.

– Какой француз? – удивился Михаил Юрьевич.

– Девушку описали как красавицу, яркую и веселую. Мужчина темноволосый, выдержанный, надменный как граф. Говорил на чистейшем французском языке, без акцента. По описанию это мой объект. Персонал гостиницы опознал по фотографии и его и девушку. Это были они.

– Французский граф?! Быть может… – задумчиво пробурчал Михаил Юрьевич. – Что еще?

– Были без багажа. Переночевали одну ночь и исчезли утром. Уехали или ушли в неизвестном направлении. В номере ничего не оставили.

– Значит, переночевали и исчезли?

– Да. Думаю, специально сняли номер, чтобы сделать легенду.

– Для нас?

– Сложно сказать, может не только для нас. По объекту возникают серьезные вопросы. Поэтому я хотел бы их прояснить.

– Какие вопросы? Задавай.

– По вашим данным девушка не выезжала из страны, во всяком случае по своему паспорту. А по моим данным объект в тот день, в тот вечер и ночь, с учетом разницы во времени, спал у себя дома.

– Ты уверен, что он находился у себя дома?

– Нет. Окна его квартиры просматриваются плохо, шторы плотные, но в тот день я вел за ним стандартное наблюдение, периодически все фиксировал на камеру. Вечером он зашел к себе домой и не выходил больше. На следующий день демонстративно отправился на прогулку в парк, тогда мне показалось это странным.

– А ты уверен, что это был он?

– Оптика у меня хорошая, точка наблюдения тоже удобная и часы точно идут. Я все проверил. Получается, он прямиком из своей квартиры попал в центр Парижа и обратно.

– И как ты сам это объясняешь?

– Могут быть разные варианты. Подкуп свидетелей в отеле, двойник, грим. Но выводы получаются в любом случае серьезные.

– Какие выводы? Что ты хочешь сказать?

– Объект не так прост, как вы его мне рекомендовали. Для такой легенды нужны специалисты, ресурсы и очень серьезные возможности на международном уровне, – гость говорил спокойно, внимательно следя за реакцией собеседника. – Это уровень внешней разведки или даже иностранной разведки, и с этим могут быть проблемы!

– Разведки? – задумался Михаил Юрьевич. – Нет, не думаю, не может этого быть.

– Согласен. «Наши» нас бы уже подавили, а не играли бы с нами прятки-догонялки. «Чужие» ушли бы с концами. Я осторожен и разведку сразу бы почувствовал, – согласился гость. – Но вопрос остается. Кто такой объект? Кто он?

– А ты мне сам скажи, кто он? Ты же ведешь наблюдение! Ты же профессионал! Уже несколько месяцев, а результата нет?! – повысив голос, заявил Михаил Юрьевич.

– А девушка! Кто ее обнаружил, выявил? – спокойно возразил гость. – Зачем вы пошли с ней на прямой контакт? Вы все испортили.

– Да, здесь я поторопился, но кто мог знать, что она сбежит. Вот так сразу, – успокоился Михаил Юрьевич. – Исчезнет без следа.

– Следы-то появились, только какие-то слишком рисованные, – заметил гость. – За объектом я слежу несколько месяцев и тоже вижу только красивую картинку.

– Поясни, что значит «рисованные»? – заинтересовался Михаил Юрьевич.

– Объект, казалось бы, обычный человек. Можно даже сказать, отличный человек. Культурный, ухоженный, интеллигент, такой добрый пижон. Большой ценитель искусства. Постоянные прогулки по паркам, галереям, музеям, театрам. Я за всю жизнь не посещал столько подобных мест, сколько он за это время. Но это ширма, и явная. Ходит, смотрит, беседует с людьми, никуда не торопится. Нигде не работает, не служит, бизнесом не занимается. Источник финансовых средств не известен, а живет в огромной квартире в центре города. И все вроде просто и открыто, милейший человек, но возникают странные вопросы.

– Какие?

– Чем такой простой человек вас заинтересовал? Кто он такой? О нем нет никакой внешней информации – «человек-никто». Живет один, как отшельник, гостей не принимает. А девушка? Он ведь ее скрывал! Я вышел на нее совершенно случайно. Этот случай с поездкой в Париж все еще больше усложняет. Я совсем не могу его логически объяснить. У меня никогда не было такого необычного объекта.

– И что ты хочешь узнать? Кто он такой? Да я и сам не знаю! – снова вскипел Михаил Юрьевич. – И потому тебя подключил и сразу тебе говорил, что он опасен и будь с ним очень осторожным! Я не знаю о нем ничего, но мне нужен к нему подход. Нужна информация!

– Понятно, нужна информация, и неважно, для чего. Все как обычно, вы платите – я работаю, – согласился гость. – Но вы не даете по объекту базовой информации и запрещаете ее собирать. Только наблюдение! Этого мало, чтобы найти подходы.

– И что ты хочешь? Ты же сам видишь, что бывает от прямого контакта. Я с этой девушкой просто поговорил, пообщался ни о чем, а она тут же исчезла! Поехала на метро по всему миру кататься!

– Почему на метро?

– Потому, что не выезжала она из страны, и логично предположить, что и не въезжала в другие страны.

– Это как так? Может, просто по поддельным документам путешествует?

– Может, только ты и сам понимаешь, что как-то это все нереально. Даже дипломатическим самолетам нужны разрешения на въезд и выезд. Ты запомни! Он самый опасный твой объект, будь с ним очень осторожен, – строго ответил Михаил Юрьевич и мягко добавил: – Но информацию получить необходимо, теперь уже нет выбора, можно и рискнуть. Что тебе потребуется?

– Дайте мне хороший, почти настоящий документ, с возможностью спокойно делать запросы в архивы, и я аккуратно соберу о нем нужную информацию. Можно «прослушку» поставить, подключить специалистов…

– Нет! Ни каких специалистов, только ты один, очень аккуратно. И «прослушку» тоже нельзя! Это может быть очень опасно! – возразил Михаил Юрьевич. – Документ я тебе сделаю. Дам всю открытую информацию по объекту. Ищи, собирай, но будь очень аккуратен и осторожен. Не входи в прямой контакт, он даже подозревать о тебе не должен!

– Можно ожидать физической агрессии? Или он может просто исчезнуть без следа?

– Агрессии? Нет, не думаю. Можно ожидать неожиданностей. Ты совершено прав это очень необычный человек, его сложно просчитать, – Михаил Юрьевич задумался, потом спросил: – Как ты думаешь, он уже вычислил тебя?

– Меня?! Думаю, нет! – задумчиво ответил гость. – Во всяком случае, ведет он себя так же как обычно, без изменений. Даже исчезновение девушки совершенно не отразилось на его манере поведения и распорядке дня. Это очень странно. Он, безусловно, уже давно должен понять, что за ним ведется наблюдение.

– А он никак не реагирует, словно его это совершенно не касается, – закончил Михаил Юрьевич. – Это меня больше всего беспокоит.

– Понимаю, непредсказуемость опасна, – согласился гость, подошел к столу и положил в пустой бокал несколько маленьких электронных устройств. – Но беспечность еще более опасна.

– Что это? – удивленно спросил Михаил Юрьевич, разглядывая содержимое бокала.

– Вот, прибрался тут у вас, – гость демонстративно потер мочку своего уха. – Дилетанты ставили, небрежно. Ваша безопасность не мое дело, но когда она касается меня…

– Я понял, – Михаил Юрьевич вскочил с кресла и направился к двери. – Сергей! Быстро сюда!

Михаил Юрьевич выбежал из кабинета, широко распахнув двери, и остановился у лестницы.

– Сергей! Где Сергей! Начальника службы охраны сюда! – кричал он на весь дом.

– Я здесь! Что случилось?! – тут же появился Сергей и быстро поднялся по лестнице на второй этаж.

– Пошли со мной! – рявкнул Михаил Юрьевич и направился в кабинет. Сергей последовал за ним и, когда они вошли, тихонько прикрыл за собой дверь. Гостя в кабинете уже не было, только дверь на балкон была немного приоткрыта.

– Что это? Откуда это у меня в кабинете? – строго спросил Михаил Юрьевич, указывая на бокал. – Уволить всю смену! Разве я мало вам плачу? Все проверить! Весь дом!



Часть 1

Механические часы с секретом

День первый. Знакомство в парке

Суббота, теплый осенний день, свежий и солнечный, именно такими красивыми днями и славится осень. Александр сидел на скамейке в парке у пруда. Сегодня был подходящий день для прогулок и игры в шахматы на свежем воздухе. В ожидании он разглядывал гуляющих по парку людей и уточек, плавающих в пруду. Все вокруг было непринужденно и гармонично, и возможно, поэтому Александр обратил внимание на человека в черном пальто, неспешно прогуливающегося вдоль озера.

В нем было что-то необычное, хотя, наверное, все было в нем необычное. Элегантная одежда, аккуратная прическа, перчатки на руках не по погоде, и размеренная немного надменная походка, словно он вышел из другого времени и пришел сюда погулять.

«Как Денди лондонский одет. Не хватает только цилиндра и трости, и можно кино снимать», – подумал Александр и оглянулся по сторонам – съемочной группы нигде не было видно.

Но самое поразительное заключалось в том, что необычный человек подошел прямо к скамейке, на которой сидел Александр.

Это был мужчина средних лет, приятной внешности, с приветливым, но слегка надменным выражением лица. Густые немного кудрявые черные волосы, белая рубашка с высоким поднятым воротником, аскотский галстук – все гармонично вписывалось в общий образ.

«Явно актер, – подумал Александр. – Даже самые жуткие модники сейчас так не одеваются».

– Добрый день, меня зовут Виктор, – галантно представился прохожий, сделав ударение на втором слоге своего имени.

– Очень приятно, Александр, – решил подыграть Александр и сделал ударение на последнем слоге своего имени. – Действительно, день отличный!

– А вы, я смотрю, решили поиграть сегодня в шахматы? – Виктор указал на шахматную доску с расставленными фигурами. – Я тоже люблю эту игру, но не слишком ли прохладно для игр?

– Вполне, – одобрил Александр. – С товарищем каждый выходной по возможности встречаемся и играем партию-другую. Уже традиция. Бывает, и снег лежит, а мы все равно играем. На свежем воздухе как-то думается лучше. А вы не хотите сыграть?

– Спасибо за предложение, не откажусь при случае. Вы, я думаю, интересный соперник, – таинственно заметил Виктор. Он продолжал стоять рядом, словно не собираясь идти дальше, достал из кармана серебряные часы и открыл крышку циферблата. Заиграла тихая простая мелодия колокольчиков, с удивительно чистым, хотя и механическим звуком и, возможно поэтому, очень приятная на слух.

– Ваша встреча назначена на четыре часа дня. Я думаю, он не опоздает, – утвердительно заметил Виктор.

– Должен, и у него осталось мало времени, – Александр посмотрел в сторону входа в парк, потом на свои наручные часы. Было без трех минут четыре. Взглянул еще раз на часы Виктора и осторожно заметил: – У вас интересные часы, редкость увидеть сейчас такие!

– Да, интересные. Старые как мир! Механический хронометр, сделан на заказ в 1872 году, – Виктор закрыл крышку. Часы замолчали. – Привык к ним очень. Разбираетесь в часах?

– В 1872?! И до сих пор работают?! – удивился Александр. – Не то чтобы разбираюсь, но отношусь с интересом, часы вообще удивительный механизм. Компас времени!

– Отлично работают, точно идут, хотя и требуют к себе особого внимания. Компас времени – это вы хорошо сказали. Ваши часы, на мой взгляд, не менее оригинальны.

– Свои часы я выбирал долго. Одна из самых современных моделей. Титановый корпус, тонкие, легкие, удобные. Простой, но информативный циферблат с подсветкой, и выглядят неброско и со вкусом, – разглядывая свои часы, ответил Александр. – Выполнены, конечно, не на заказ, простая серия, но мне очень нравятся. Все есть и ничего лишнего.

– Очень одобряю ваш выбор, но я человек привычки, – Виктор повертел свои часы на цепочке и бережно убрал в карман. – Ценю людей, которые ценят время и относятся к нему с должным вниманием!

– Время… Его так мало, и оно уходит так безвозвратно, – согласился Александр и еще раз посмотрел на свои часы. Ему показалось, что секундная стрелка двигается медленнее, но он не придал этому значения и продолжил беседу. Взглянув на собеседника, он заметил в его глазах легкий озорной блеск.

– Время, время… Оно бежит. Секунды, минуты, часы, дни… и все безвозвратно, а многие люди его совсем не ценят, – задумчиво согласился Виктор. – Вы знаете, как раз о времени я и хотел с вами побеседовать…

– Со мной? О времени? – удивился Александр, до этого момента он был уверен в случайности этой встречи.

– Именно с вами, Александр. Именно с вами! Я не хотел бы ввергнуть вас в недоумение, но я целенаправленно подошел к вам, и хотя мы не знакомы, я наслышан о вас, – Виктор внимательно посмотрел на Александра. – Я хочу предложить вам работу!

– Работу? Мне? – удивился Александр, ища смысл или подвох в этой беседе. – Но я сейчас не ищу работу.

– Активно не ищите, но, как и большинство специалистов, рассматриваете возможность получения более интересного и выгодного предложения, – утвердительно заметил Виктор, внимательно смотря на собеседника. – Нет, не бойтесь! Это не обман, не афера и не розыгрыш. Я мог бы найти много иных способов познакомиться с вами, но решил, что мое предложение требует особого, индивидуального подхода. Я уверен, оно вас очень заинтересует.

– И в чем же оно заключается? – спокойно, но с интересом спросил Александр.

– О нет, не сейчас, – спохватился Виктор. – Я все расскажу вам в другой раз. При личной встрече. К тому же скоро появится ваш друг, а наша беседа требует времени.

Виктор посмотрел в сторону входа в парк, Александр тоже повернул голову и увидел Павла, идущего по направлению к ним.

– Да вот он уже идет, – Александр повернулся к Виктору. – А в чем же суть работы? И кто вы вообще? Я не очень люблю интриги в серьезных вопросах.

– Я все расскажу, но в другой раз, – Виктор загадочно улыбнулся и протянул визитку. – Вот, возьмите. Позвоните мне, и мы договоримся о встрече.

Александр взял визитку. Синий бархатистый картон, с серебряным теснением. На визитке не было ни имени, ни названия компании, только два слова «Продавец времени».

– Продавец времени? – удивленно спросил Александр, переворачивая визитку. На обратной стороне был только адрес и один телефонный номер.

– Да. Я Продавец времени! – с некоторой гордостью объявил Виктор, словно это была важна должность. – Но сейчас мне пора. Звоните в любое время, мы договоримся о встрече. Надеюсь, я вас заинтересовал.

– Скорее удивили, – Александр недоуменно вертел визитку в руках. – Продавец времени?! Очень оригинально…

– Интересно и увлекательно, – с легкой улыбкой добавил Продавец времени и взглянул на приближающегося Павла. – А сейчас я прощаюсь, до свидания.

Он слегка кивнул головой в знак прощания, и направился дальше по тропинке.

– До свидания! – с недоумением произнес Александр, провожая взглядом неспешно удаляющего нового знакомого.

– Привет, что за колоритный субъект? – спросил подошедший Павел, разглядывая уходящего Виктора.

– Интересный человек, – задумчиво ответил Александр, пряча визитку в карман. – Тоже любитель шахмат…

– Ну как дела? – Павел сел на скамейку и протянул руку для рукопожатия. – Давно меня ждешь?

– Да нет, – Александр пожал руку и взглянул на часы. Была одна минута пятого!

«Странно, – подумал он. – Прошло всего четыре минуты».

Необычные мысли посетили его, но он отбросил их прочь. Секундная стрелка теперь двигалась как обычно.

«Показалось», – подумал он и обернулся в сторону уходящего Продавца времени. Он стоял вдалеке и смотрел в сторону Александра, словно ожидая прощального взгляда. Сделав легкий вежливый взмах рукой, Продавец времени развернулся и не спеша продолжил прогулку.

– Ты чего завис? – весело одернул его Павел. – Твой ход!

Игра затянула, и Александр откинул в сторону мысли о новом знакомом, слушая интересные новости от Павла. После нескольких шахматных партий появились другие дела, и он совершенно забыл о Продавце времени.

Поздно вечером в метро Александр вспомнил о нем, достал и внимательно рассмотрел визитку. Очень простая, но сделана изысканно. Дорогой картон, тисненые буквы изящно выводили: «Продавец времени». Было что-то во всем этом странное, непонятное, магическое и интересное.

На обратной стороне телефон и адрес в центре города, и судя по всему, это квартира, а не офис. Ни названия компании, ни имени, ни адреса электронной почты, ни сайта. Таинственная визитка.

«Эффектный рекламный ход, – подумал, Александр. – Он либо продавец часов, либо часовщик! В часах хорошо разбирается. Коллекционирует? Но человек, безусловно, интересный. Такие люди редко встречаются в жизни и тем более предлагают работу».

Приехав домой, он нашел нужный адрес на карте. Одинокий жилой дом в центре старого города, рядом маленький сад, хорошее место. Телефонный номер нигде не значился. Офисов в данном доме тоже не было.

Интернет о «Продавцах времени» никакой интересной информации не дал.

Откинув таинственную визитку в сторону, Александр лег спать.

День второй. Фокус с Временем

На следующий день Александр вспомнил о Продавце времени и, задумчиво повертев визитку в руках, позвонил по указанному номеру. Знакомый вежливый голос ответил после третьего гудка:

– Добрый вечер, Александр, – Виктор, поздоровался первый. – Я ждал вашего звонка.

– Здравствуйте, но как вы узнали?.. – опешил Александр.

– Определитель номера, вы же со своего мобильного звоните, – с иронией ответил Виктор. – А вот откуда я знаю номер вашего мобильного телефона, пока пусть будет секрет. К тому же мне достаточно редко звонят на этот номер. Я так понимаю, вас заинтересовало мое предложение?

– Скорее вы сами, но ваше предложение я готов выслушать, – ответил Александр. – Давайте договоримся о встрече.

– Мое предложение вас без сомнений заинтересует. Давайте встретимся сегодня вечером? Часов в семь. Вас устроит?

– Вполне, а где?

– Я приглашаю вас к себе в гости на партию в шахматы. У меня просторная квартира, часть ее я использую как офис. Будет очень комфортно. Воспринимайте это как дружескую встречу.

– Хорошо, договорились, – согласился Александр. – Я буду ровно в семь.

Место Александр нашел сразу. Старый дореволюционный дом стоял в стороне и поэтому казался грандиознее и загадочнее, чем соседние дома. Пятиэтажный кирпичный дом в окружении нескольких деревьев и огражденный со стороны парка металлической изгородью был ничем не примечателен, даже вывесок о принадлежности его к архитектурному достоянию города нигде не было видно.

Вход во двор был свободный, а двор совершенно пустой. Несмотря на то, что в некоторых окнах горели огни, дом показался Александру необитаемым, может быть потому, что от него исходила какая-то странная тишина, словно дом поглощал или приглушал звуки. Улица и мир вокруг бурлили и шумели, а дом молчал. Как только Александр вошел в огражденный металлической изгородью двор, мир вокруг стал казаться тише, словно суета и проблемы, окружавшие дом, совершенно его не касались.

Александр даже обошел дом вокруг, разглядывая старинный фасад и пустынный двор, засыпанный яркими желтыми листьями. Вокруг дома царила полная тишина. Состояние покоя и умиротворения, словно дом был одним из экспонатов музея древности. Александра всегда тянуло к старым зданиям и необычным архитектурным строениям. В них была своя индивидуальность, своя длинная история и, наверное, тайна.

Александр подошел к углу дома и почему-то решил взглянуть наверх. Он поднял голову и посмотрел на самую крышу. С такого ракурса дом казался еще стариннее, темнеющее небо придавало ему какой-то мистический окрас. Дом словно древний великан возвышался над миром, не обращая внимания на крохотного гостя, восхищенного его красотой.

Уже стемнело, и в некоторых окнах горел свет, но дом по-прежнему молчал. Александр обошел дом вокруг и подошел к входной двери с фасадной стороны здания. Он еще раз осмотрелся по сторонам, но так и не увидел ни одного прохожего во дворе. Немного неуверенно он нажал кнопку домофона. Никто не ответил, но входная дверь запищала и открылась.

Судя по нумерации, квартира находилась на пятом этаже. С некоторым сомнением Александр посмотрел на старый мрачный лифт и решил подняться наверх по лестнице.

Уже поднимаясь на пятый этаж, он на некоторое мгновение замешкался, остановился в нерешительности.

«Самое сложное сделать первый шаг», – откуда-то появилась мысль, что сейчас еще можно все изменить, повернуть назад, и «ничего не случится». Александр даже не предполагал, чем может закончиться эта встреча, и совершенно не боялся неожиданностей, но вдруг почувствовал, что стоит на пороге чего-то нового, неизвестного и важного, что изменит всю его жизнь.

Нет. У него не было страха и сомнений, скорее чувство какой-то непонятной торжественности. Он решительно шагнул вперед.

На лестничной площадке было две двери, но нужную Александр определил сразу. Старая массивная дверь из темного красного дерева с резным рисунком, порядком потертая от времени, но еще в приличном состоянии. На двери не было ни номера квартиры, ни дверного глазка, только старый механический дверной звонок и отполированная от времени металлическая ручка с изображением головы льва. Замочной скважины тоже не было. Александр протянул руку с желанием позвонить в дверь, но дверь тихо открылась сама. На пороге стоял Виктор.

– Добрый вечер! Прошу в дом! – приветливо улыбнулся он и жестом пригласил внутрь.

– Здравствуйте, – несколько робко ответил Александр и вошел.

Квартира была удивительная и, судя по всему, немаленькая. Лакированный паркет, старинные матерчатые обои, медные лампы и потолок, отделанный деревянными панелями – все это источало старину, элегантность и какую-то утонченную красоту. Интерьер дополняли мягкие ковры, темно-зеленые портьеры и картины на стенах. Из глубины квартиры доносилась тихая мелодия классической музыки.

Небольшая прихожая переходила в длинный коридор с дверьми по обе стороны, уходящий далеко вглубь квартиры. Там, в самом конце коридора, была видна еще одна дверь. Эта запертая, скрытая в полумраке дверь на мгновение очень привлекла внимание Александра.

– У вас очень мило, – заметил Александр и повернулся лицом к Виктору.

– Прошу, раздевайтесь, можно в обуви, но могу предложить тапочки, – предложил Виктор и указал на вешалку, рядом с которой стояли несколько пар домашних тапочек и коробка с бахилами. – А я, если вы не против, по-домашнему.

Виктор жестом указал на свои ноги, обутые в темно-синие домашние тапочки.

Одет при этом он был безукоризненно. Белая шелковая рубашка с высоким воротником, элегантный темно-синий галстук и черный костюм «тройка» – этот стиль одежды ушедших веков очень хорошо вписывался в интерьер квартиры.

Александр снял пальто, натянул бахилы и усмехнулся, заметив трость из красного дерева с металлической ручкой, именно ее так не хватало в общем «образе» Виктора при первом знакомстве.

– Прошу в гостиную, – пригласил Виктор и с явным одобрением посмотрел на одетого в костюм Александра.

– Решил, что официальный стиль будет уместен, – парировал Александр. – Ваш внешний вид произвел на меня вчера большое впечатление, я поначалу подумал, что вы актер на съемках фильма.

– И в этом тоже имеется доля истины. У меня много профессий, и актерским мастерством я тоже немного владею, даже когда-то недолго играл в театре, – задумчиво ответил Виктор. – Но это было давно. А мой выбор одежды у многих вызывает интерес, уж очень я старомоден.

– Как и ваша квартира, – отметил Александр, следуя за Виктором. Они вошли в гостиную. Небольшую, но просторную комнату с высоким потолком, выполненную также в старинном стиле и чем-то напоминающую музей. Практически от всего в ней веяло стариной: и от деревянного паркета, который, как ни странно, не скрипел, и от коричневых портьер на окнах, от узорчатых, расшитых золотом обоев на стенах, старинной люстры под украшенным лепниной потолком. Все это дополняла деревянная резная мебель, пейзажные картины и множество разных предметов старины. Серебряные подсвечники, фарфоровая ваза, фигурные статуэтки, посуда в шкафу, пианино у окна – все словно из музея или из декораций к старинному фильму. И все это удивительно гармонично вписывалось в интерьер, замыкал который небольшой камин в дальнем углу комнаты.

В квартире чувствовался уют, гармония и покой, а еще было удивительно тихо. Странный дом словно не пропускал звуки извне.

– Очень мило, чем-то напоминает музей, – одобрительно заметил Александр, внимательно разглядывая комнату. – Такое ощущение, что очутился в прошлом, здесь все словно пропитано стариной.

– За последние сто лет здесь ничего существенно не менялось, – загадочно заметил Виктор. – Со временем, если ничего не менять, все становится стариной. При случае я вам покажу всю квартиру, думаю, вам понравится. А пока, по старинной русской традиции, могу предложить вам выпить чаю?



– От хорошего чая не откажусь, – ответил Александр, рассматривая картину на стене. – Шишкин? Оригинал?

– Подлинник, подарок, – беспечно ответил Виктор, не уточняя, чей подарок. – Подождите одну минутку, я принесу чай.

Через несколько минут Виктор вернулся с подносом, на котором стояли чайник и две чашки. Все явно приготовлено заранее.

– Так значит вы – Продавец времени? – с улыбкой начал Александр, разглядывая большие напольные механические часы, которые звонкими ударами пробили семь часов вечера.

– Нет-нет, не все так просто, – предупредил Виктор. – Безусловно, часы мое увлечение, а часовщик одна из профессий, которой я владею почти в совершенстве. Жаль, что сейчас она совсем не в моде и угасает с каждым годом. Часы сейчас повсюду, они стали доступнее, но проще в своей конструкции. Сложные механизмы теперь не более чем дань истории или оригинальности. Но об этом мы побеседуем как-нибудь отдельно. Прошу вас, чай подан.

Виктор жестом пригласил к двум креслам у камина, между которыми стоял маленький журнальный столик с шахматной доской и расставленными на ней красивыми резными фигурками, явно тоже имеющими свою длинную историю. Они уселись друг против друга в мягкие удобные кресла с высокими спинками. Виктор расставил чашки, откинулся на спинку кресла и, внимательно глядя на Александра, продолжил:

– У вас, Александр, уже, я думаю, сложилось предчувствие грандиозности нашего знакомства? Вы заинтересованы и подсознательно чувствуете нечто большее, но за маской стереотипов вы сейчас воспринимаете наше общение как что-то интересное, но несколько нереальное и, может быть, неожиданное, – Виктор говорил спокойно и уверенно. – Тем не менее, хочу вас предупредить, что мое предложение может сломать ваше представление об окружающем мире и одновременно значительно расширить его. Вы, я думаю, уже готовы к этому, но, чтобы разрушить барьеры, я должен вначале доказать вам…

– Что доказать? – откинувшись на спинку кресла, Александр внимательно слушал собеседника.

– Доказать, что мир гораздо грандиознее, чем вы себе представляете, и что вы находитесь в одном шаге от целого океана новых событий, знаний и ощущений, – Виктор ненадолго замолчал и продолжил: – Вчера я заинтриговал вас, но больше своим образом, нежели предложением. Но вы не могли не заметить искривления времени при нашем общении в парке.

– Да, но я… – Александр осекся, понимая, что согласился с невозможным.

– Не поверили! – закончил за него Виктор. – Безусловно, трудно поверить в маленькое дуновение чуда, которое, впрочем, испарилось без следа. Так всегда бывает с чудесами, в один миг мы видим их своими глазами, а в следующий уже думаем, что нам показалось.

Виктор мягко улыбнулся, смотря на удивленное лицо собеседника, и явно испытывал восторг от этой беседы.

– Так вот, чтобы вы поверили, хотя это не совсем чудо, лучше назовем это маленьким фокусом, – продолжил Виктор. – Сегодня я вам покажу более интересный фокус, а когда вы его оцените и осознаете, подробнее расскажу суть своего предложения.

– И что же это за фокус? – недоуменно спросил Александр, внимательно рассматривая своего собеседника, пытаясь по его лицу определить, шутит он или сумасшедший.

– Это удивительный, но достаточно простой фокус, назовем его «замедление времени»! Суть его в том, что в этой комнате за весь период нашего общения Время будет протекать гораздо медленнее, чем за пределами этой комнаты, и когда вы покинете мою квартиру, то сами сможете во всем убедиться. Это будет лучшим доказательством всего того, что я вам хочу рассказать, – лицо Виктора вдруг стало серьезным, он достал свои карманные часы и открыл крышку. Заиграла уже знакомая красивая мелодия. – Но пообещайте вначале, что все, что я вам покажу и расскажу, останется тайной, нашим секретом, тем более вам никто никогда не поверит.

– Хорошо, я обещаю, – растерянно ответил Александр.

– Засеките время на своих часах. Сейчас 19 часов 15 минут, – произнес Виктор. Александр посмотрел на свои часы и кивнул.

– Представление началось! – объявил Виктор, захлопнул крышку часов и убрал их карман. – Пейте чай, пока он не остыл. Сегодня я предлагаю вам партию в шахматы и интересную беседу! Можете пока забыть о фокусе с Временем, пока считайте все это шуткой.

– В каждой шутке только доля шутки, – отметил задумчиво Александр.

– Это очень справедливо для нашего случая, – согласился Виктор. – Отправляясь в сказочное путешествие, с легкостью воспринимайте все происходящее, но не путайте волшебство с иллюзией, а иллюзию с обманом.

Мысленно Александр «выдохнул», игры с Временем его несколько настораживали, хотя собеседник был вполне адекватен и скорее походил на фокусника или авантюриста, чем на психа. В голове у Александра закружились разные варианты реализации такого фокуса, но определенного понимания пока не было. Предложение воспринимать все шуткой успокаивало и делало общение осмысленным, логичным и интересным. Александр взял чашку чая и сделал несколько глотков. Чай был хороший.

«Но вдруг что-то подмешано?!» – пришла ему в голову очевидная мысль.

– Очень хороший чай, – заметил он вслух. – Никогда такого не пил!

– Без сомнений, такого чая вы не пили! Мне его привозят с Цейлона. Несколько сортов, а я сам купажирую свой чай, – заметил с гордостью Виктор и пододвинул шахматную доску на середину столика. – Ну что ж, начнем партию! Я уступаю вам право первого хода!

– Смело с вашей стороны, – Александр взял в руку фигурку коня и внимательно изучил ее. Простая и изящная работа из кости, с небольшими царапинами и потертостями, свидетельствующими о возрасте шахмат. Все фигуры отличались простотой, но качеством исполнения и явно были антикварными.

– Очень хорошие шахматы, тонкая работа и без излишеств, – отметил Александр. – Слоновая кость?

– Да, слоновая. Сделаны на заказ, ручная работа! Подарок от старого друга, – ностальгически ответил Виктор, бережно повертев в руках фигурку ферзя. – Я ими очень дорожу, впрочем, как и многими вещами в этом доме. В них воспоминания об интересных людях, которых уже нет. Но разве имеет значение, какими шахматами вы играете? Важно мастерство вашего противника.

– Верно, безусловно, это так. Шахматные фигурки только инструмент в руках человека, но вещи порой более долговечны, чем люди, которые их создали, – Александр поставил коня на поле, сделав первый ход. – У вас интересная квартира, отдает стариной. Европейский стиль? Может быть, английский? И камин. Неужели вы им пользуетесь?

– Этот город очень сродни Лондону. Такой же туманный и сырой и очень европейский, – Виктор сделал ход пешкой. – Я жил там когда-то, недолго, а камин настоящий. Редкость в современной квартире, но, живя на последнем этаже, можно себе позволить. В грустные дождливые дни я его растапливаю и наблюдаю за огнем, укутавшись пледом, как английский лорд в своем замке. Хотя последнее время приходится делать это очень редко.

– А что так? Боитесь пожарной инспекции? – улыбнулся Александр и сделал очередной ход.

– Нет, не боюсь. В современном индустриальном городе, особенно в центральных районах, очень трудно найти дрова для камина, – Виктор сделал ход слоном. Собеседники улыбнулись, оценивающе изучая друг друга. Возникла молчаливая пауза, только где-то в доме тихо играла музыка.

– Так о чем же мы сегодня поговорим? – сделав очередной ход, спросил Александр. – Может, расскажете, чем же все-таки вы занимаетесь?

– Я Продавец времени! И занимаюсь тем, что покупаю и продаю время. Это моя работа, а точнее сказать, должность, а может, даже призвание! – загадочно, с легкой улыбкой объявил Виктор. – Но об этом мы поговорим в другой раз, а сегодня я хочу побеседовать с вами о самом Времени!

– О Времени? – немного удивился Александр, хотя тема сегодняшней беседы была определена уже давно. – Время очень интересное и широкое понятие.

– Но тогда, может, вы расскажете, что такое Время? – с вызовом спросил Виктор.

– Время… – задумчиво произнес Александр. Он вдруг понял, что не может найти простого определения такого повседневного понятия, как Время. – Мне надо подумать, чтобы достойно ответить на этот вопрос.

– Да, так всегда. Кажется, это так просто, Время. Вот оно, рядом. А если подумать, то сложно объяснить и понять полностью, что это такое. Секунды, минуты, часы, а если задуматься? Не так все просто, – с легкой улыбкой на лице рассуждал Виктор. – Но я помогу вам. Для начала подумайте, что для вас значит Время? Как вы сами понимаете и оцениваете это многогранное понятие?

– Я в это понятие вкладываю много, и простого определения не хватит, чтобы изложить всю сущность Времени, – осторожно ответил Александр. – И это, на мой взгляд, еще никому не удалось. Ученные и философы во все времена пытались понять и определить, что такое Время, и до сих пор имеют различные взгляды на этот счет. Мне приходилось много читать о Времени. Время – это удивительное и многогранное понятие, с ним связано много мистики и фантастических идей, а между тем четкое определение довольно трудно составить.

– Да, вы правы. Много философов и математиков, мыслителей и мудрецов, во все времена рассуждали и писали о Времени. Они пытались подсчитать и описать Время, обосновать законы и принципы его существования, – согласился Виктор. – И эта тема неисчерпаема для обсуждения и изучения. Но ответьте мне, что лично для вас значит Время?

– Для меня? – задумался Александр и посмотрел на циферблат своих часов. Стрелка практически бесшумно ритмично отчитывала секунду за секундой. – Для меня Время – это Жизнь! Вы знаете, я никогда не думал об этом, но сейчас, оценивая значимость времени в своей жизни, я действительно связываю эти два понятия. Мое Время и моя жизнь, они неразрывно связаны друг с другом. Я просыпаюсь утром и сразу смотрю на часы. Я спешу на работу и смотрю на часы. Мой рабочий график жестко привязан к времени, каждый час расписан по минутам. И после работы зависимость от времени остается, даже отдых и развлечения зависят от времени. Я постоянно слежу за временем, считаю минуты, оптимизирую и экономлю время.

– Это очень хорошо, – одобрительно улыбнулся Виктор. – Вы настоящий фанат Времени. Я так и понял, когда увидел вас впервые.

– Фанат? Интересное определение, – возразил Александр. – Наверное, я не фанат. Конечно, я очень ценю Время, но так же как и все современные люди, которым его совершенно не хватает.

– Хорошо, путь не фанат. Фанат действительно не совсем подходящее определение, но, я думаю, вы отличаетесь от большинства. Времени не хватает многим, но лишь немногие умеют им рационально и эффективно распоряжаться. Вот скажите, часто вы планируете свое время, стараетесь наиболее рационально его использовать, сделать какую-то работу быстрее?

– Часто. Я бы даже сказал, постоянно, – задумчиво ответил Александр. – Что касается рабочего дня, то это единственный возможный способ все успеть, хотя я давно заметил, что многие люди совершенно не умеют планировать свое рабочее время. В этом случае я соглашусь, что отношусь к Времени очень трепетно и люблю «забеги на время», каждый раз улучшая свой прежний результат. Вы знаете – я ценю Время! Моя жизнь всегда расписана на несколько лет вперед, и я стараюсь реализовать все свои планы и мечты, а для этого требуется много времени.

– Хорошо, но это во время рабочего процесса, когда все сотрудники работают в режиме, а руководители задают нужный темп, – одобрительно заметил Виктор. – А как вы относитесь к времени в нерабочее время?

– Так же, хотя нет. На работе я более дисциплинирован. В выходной я позволяю себе расслабиться, поспать подольше, беспечно погулять. Но чаще всего я держу себя в тонусе и не забываю о времени и во внерабочее время. Работа, транспорт, хозяйственные проблемы часто поглощают кучу времени, а на настоящую жизнь иногда совсем ничего не остается. Я люблю свою профессию, но работать ради работы считаю неправильным. В общем, приходится постоянно следить за временем, беречь его и экономить.

– Достойный ответ, – одобрительно произнес Виктор. – Вот видите, вы настоящий ценитель Времени, и не думайте, что таких людей очень много. Бегущих по жизни людей крайне мало. Все спешат, торопятся, опаздывают, но лишь потому, что беспечно относятся к своему времени и своей жизни. Измеряют свою жизнь не минутами и часами, а днями и годами. А что для вас значат часы?

– Часы – это удивительный механизм. Мы с вами уже обсуждали это при первой встрече. Для меня часы – это компас Времени. Удивительный прибор, позволяющий учитывать время и всегда определять, в каком промежутке времени находится человек. Прибор, позволяющий человеку сопоставлять себя в пространстве и времени, сравнивать скорость движения и скорость жизни. Вы верно отметили, что человек без часов определяет свои жизненный цикл днями и ночами, по восходу и закату солнца, а человек с часами измеряет жизнь минутами и секундами, и это дает ему ощутимое преимущество. Именно поэтому я всегда хожу с часами на руке. Для меня это не просто украшение или атрибут одежды, это самая важная вещь в моей жизни, так же как мобильный телефон и ноутбук.

– Да, часы удивительное изобретение человека. Казалось бы, такой простой механизм, но в то же время необычный, немного мистический и даже волшебный, – добродушно произнес Виктор, словно говорил о маленьком ребенке. – Где-то около четырех тысяч лет назад в древнем Египте изобрели солнечные часы и начали использовать первые календари, уже тогда люди научились считать время. Но время для них измерялось годами, лунными месяцами и днями. Каждая последующая великая цивилизация пыталась совершенствовать учет времени, но ограничивалась лишь календарным учетом дней и хронологией летоисчисления. Вы, наверное, знаете, что современный вид календаря возник только в Древнем Риме, а учет нового года с первого января был введен Юлием Цезарем более двух тысяч лет назад.

– Мои познания в этих вопросах скудны, но я знаю, что форма календаря менялась много раз и до сих имеет несколько существенных недостатков.

– С учетом времени всегда были проблемы. Наибольшие трудности возникали с точкой отчета датирования событий. Каждый народ пытался датировать хронологию мира от разных дат. Одни пытались вести летоисчисление от сотворения мира, другие – от рождения великого правителя. В современном мире принято учитывать время от рождества Христова, хотя точная дата этого события на самом деле неизвестна.

– Большая путаница сохранилась в истории из-за разного датирования эпох, – согласился Александр. – Я даже читал, что в некоторых странах до сих пор используют иное летоисчисление.

– Путаница продолжается до сих пор, – отметил Виктор. – На самом деле точный учет хронологии событий охватывает лишь несколько последних столетий, и чем дальше в глубины ушедших времен уходят исторические события, тем сложнее определить реальную дату. Погрешность летоисчисления может измеряться не годами, а даже тысячелетиями. А между тем упорядоченно и точно время люди научились измерять не так давно. Никто не может уверенно сказать, когда были изобретены песочные часы, но это удивительное изобретение долгое время не измеряло Время эталонными единицами, а позволяло лишь сравнивать его между событиями в короткий промежуток времени. А вот с изобретением механических часов учет времени вышел на новый уровень. История создания первых механических часов тоже покрыта туманом времен, но именно создание и совершенствование этого механизма позволили людям учитывать Время с точностью до секунды. В современном мире Время измеряется с удивительной эталонной точностью.

Часы стали неотъемлемым атрибутом цивилизации, без них мир просто остановится!

– Современный мир вообще очень любит точность. Все вокруг подвержено учету и измерению, сравнению и оптимизации. И Время, безусловно, играет в этом ключевую роль.

– Верно. Время играет в жизни человека ключевую роль. Вы правильно отметили, современный человек просыпается глядя на часы, весь день живет по ритму часов и засыпает глядя на часы. Скажите, а какие единицы измерения времени вы знаете? Но именно те, что понятны и значимы для вас.

– Неожиданный вопрос, – Александр немного задумался. – Час, минута. Нет. Давайте по порядку. Начнем с тысячелетия! Век, он же столетие, десятилетие, конечно год, месяц, неделя, день! День как сутки. Час, минута, секунда! Еще я знаю такую единицу измерения, как терция, но на практике мне не приходилось ее применять.

– Терция – действительно уже очень специфичная единица измерения, – с улыбкой согласился Виктор. – А между тем вы правильно перечислили все временные периоды, которые в повседневной жизни использует человек. Тысячелетие охватывает огромную эпоху, и вы вспомнили о нем лишь потому, что мы живем на пороге тысячелетий. Век, он же столетие, уже более ощутимый период для человека. Это, по сути, максимальный период, который охватывает человек за свою жизнь. А вот год уже более значимый период для людей. В годах измеряется жизнь! Цикл за циклом сменяют друг друга времена года. Зима, весна, лето и осень, и так каждый год. Это уже ощутимо и наглядно для любого человека и непосредственно связано с его жизнью и планами. Месяц, казалось бы, менее значимый временной период, он иногда трудно ощутим. Январь и февраль, июнь и июль, они совсем не различимы друг от друга…

– Но люди уже давно используют календарные месяца для учета и планирования времени. 365 дней в году, 12 месяцев, 52 недели.

– Но это уже условности! Например, дней в году не ровно 365 и недель не 52, – возразил Виктор. – Здесь уже учет времени не точен, и иногда сложно определить без календаря, какой сейчас месяц и день в году. Также как и определить без часов, который в данный момент час. Только день и ночь, смена очередных суток ощутимы для человека. В остальном уже можно заблудиться. В днях и месяцах и тем более в часах и минутах.

– Только если находиться в изолированном помещении, где нет солнца и людей, – отметил Александр, – или на необитаемом острове, вдали от цивилизации.

– Если у вас забрать часы и календарь, вы заблудитесь во времени даже в крупном мегаполисе, – отметил Виктор. – Что такое час? Это условность! Удобное деление суток на 24 равных промежутка. А что такое минута? Это деление часа на 60 равных промежутков. Без эталона учета времени человек сам не сможет определить Время. Он будет жить днями, деля сутки на условные периоды. На утро, день, вечер и ночь.

– А если вдруг человек уснет и проспит больше суток, то потеряет счет времени? – предположил Александр. – Действительно, все это забавно. Потеряться во времени легко. Я как-то пытался запомнить такт одной секунды и тем самым высчитывать минуты, но всегда ошибался на несколько секунд. И это еще раз подтверждает тот факт, что без часов в современном мире нельзя!

– Можно! Жизнь человека не зависит от времени, но, безусловно, Время делает жизнь более удобной и осмысленной, – возразил Виктор. – А у Времени имеются и другие парадоксы. Например, потеряться во времени можно, если быстро перемещаться из одной точки планеты в другую. Даже просто путешествуя.

– Вы имеете в виду часовые пояса? В Сиднее уже раннее утро, а в Лондоне еще поздний вечер? – отметил Александр. – А если быстро лететь на самолете навстречу солнцу, то можно оказаться в месте назначения раньше времени вылета.

– Да-да. Забавный парадокс. Всего лишь условность, способная ввести в заблуждение любого, – согласился Виктор. – А между тем, если точка наблюдения за ходом времени на Земле находится на Солнце, картина представляется совсем иной…

Философские рассуждения сменились физическими определениями, затем жизненными примерами, потом вспомнились фантастические произведения, и снова вернулись к философии, но уже взаимозависимости времени и жизни человека. Виктор показал себя очень эрудированным собеседником, знающим о времени очень много, но он только поддерживал беседу, давая Александру возможность блеснуть своими знаниями и суждениями в данном вопросе. Беседа затянулась и увлекла, партия в шахматы ушла на второй план, чай остыл, был поздний вечер. Часы пробили одиннадцать!

– Ну что же, ваше мнение и понимание времени мне очень импонирует, – заключил Виктор, – но уже поздний вечер и пора завершить нашу партию.

– Наша партия свелась к обмену фигурами, расстановка фигур практически равна и не дает преимущества никому, а количество фигур на доске делает неинтересной дальнейшую игру. Если никто из противников не сделает глупой ошибки, партия закончится ничьей! – резюмировал Александр, глядя на шахматную доску. – Я люблю играть всегда до конца, но сегодня предлагаю вам ничью!

– Справедливое замечание, – согласился Виктор, глядя на доску. – Я принимаю ваше предложение, тем более что это символичное начало нашего знакомства. И пора вернуться к фокусу с Временем!

– И как же закончится этот фокус? – с интересом спросил Александр.

– Очень просто и неожиданно, – Виктор вставал с кресла. – Уже поздно, и мы на сегодня простимся. Вы отправитесь домой и, когда осознаете значимость фокуса с Временем, подумаете об этом, а завтра вечером, не раньше, я жду вас у себя, и мы обсудим все более серьезно.

– Но как я пойму, что фокус удался!? – недоуменно спросил Александр, вставая с кресла.

– Когда вы выйдете из дома, вы сразу это поймете, – спокойно ответил Виктор и указал жестом на напольные часы. – Заметьте, часы показывают 11 часов 10 минут вечер! Только обещайте, что когда вы осознаете суть фокуса, вы не будете делать неожиданных действий! И пожалуйста, не возвращайтесь сегодня назад с вопросом «как это работает?». Спокойно все обдумаете дома, а завтра вечером ровно в семь я вас жду.

– Хорошо, – с недоумением согласился Александр. В голове у него крутились разные мысли, но предугадать дальнейшие события он пока не решался.

Они прошли в прихожую. Александр не спеша собрался, вежливо попрощавшись с Виктором, вышел за дверь.

– Приятно было с вами пообщаться, – с легкой улыбкой произнес Виктор на прощание. – До встречи!

– До свидания, – попрощался Александр и начал спускаться по лестнице.

На лестничной площадке он на некоторое время остановился и еще раз посмотрел на уже закрытую дверь. Вечер был настолько интересным и насыщенным впечатлениями, что такое его окончание несколько огорчило Александра. Он медленно спускался вниз по ступеням, стараясь перебрать все впечатления и информацию, полученную за этот вечер. Мысли крутились в голове.

– Как будет реализован фокус? – он перебирал различные варианты. – Или это просто философское изречение?

Посмотрел на часы, было уже поздно. Часы показывали 23 часа 25 минут. В парадной было так же тихо и безлюдно, как и когда он пришел. Спускаясь, он посмотрел в окно и обратил внимание, что на улице совсем не стемнело.

«Странно», – подумал он.

Александр вышел на улицу. Остановился и с небольшим удивлением оглядел парковый сад за металлической изгородью. Все было так же, как и когда он заходил в парадную несколько часов назад. Мужчина с собакой прогуливался вдалеке. Александр хорошо его запомнил, хотя появились и другие люди. По проезжей части двигалось много машин, вокруг было шумно, многолюдно и слишком светло для одиннадцати часов вечера!

Одна мысль сразу четко пришла в голову! Он посмотрел еще раз на свои часы, достал телефон и сравнил время. Время было одинаковое: 23 часа 27 минут!

Александр быстро пошел к выходу из двора. Навстречу шла пожилая пара, мужчина и женщина.

– Извините, не подскажете, сколько сейчас времени? – спросил он у мужчины.

– Половина восьмого, – спокойно ответил тот, взглянув на свои наручные часы. Александр тоже бросил взгляд на его часы и внимательно взглянул на лицо прохожего. Оно было совершенно спокойно, без тени иронии.

– Спасибо, – Александр уже понимал, что это явно не розыгрыш, но еще не готов был в это поверить.

«Надо проверить», – он быстро направился к выходу со двора.

– Почему-то именно в нашем дворе чаще всего спрашивают время, – пробурчал мужчина, глядя вслед уходящему Александру.

– В молодости все куда-то спешат, – снисходительно заметила женщина.

Вначале Александр спросил время у пяти разных прохожих, потом зашел в ближайший магазин и сверил часы с разными электронными часами. Везде время было одинаковое: 19 часов 35 минут! Задействовать так много людей в розыгрыше было невозможно. И не только время, но и люди, машины, небо, весь мир вокруг соответствовал этому времени!

Три часа исчезли! Это было грандиозно и удивительно! Александр хотел вернуться и спросить объяснений, но уже у входа во двор вспомнил о предупреждении Виктора. Он остановился и поднял голову вверх. На пятом этаже в уютной гостиной горел свет. Фокус удался!

Трудно назвать все произошедшее «фокусом», скорее это было удивительное чудо! Невозможное чудо – искривление Времени! Хотя теоретически это было возможно, и все события этого вечера подтверждали то, что такие манипуляции с Временем возможны, но каким образом это реализовано, было совершенно непонятно.

Александр достал телефон и хотел позвонить Павлу, но понял, что это глупо, и лучше подождать завтрашнего вечера и получить объяснения у Виктора.

По пути домой он проверил еще несколько раз время и дату, но догадка о том, что его усыпили и уже наступил вечер следующего дня, не подтвердилась. Зато адреналин забурлил и даже вскипел, а мысли в голове неслись с огромной скоростью.

Весь вечер он пил крепкий чай, думал и фантазировал, искал в интернете информацию, но ответов на свои вопросы так и не нашел. Ничего похожего не было, только фантастические произведения или мистически бред. О «Продавце времени» ничего не было известно!

В голове постоянно вертелась фраза Виктора: «Отправляясь в сказочное путешествие, с легкостью воспринимайте все происходящее, но путайте волшебство с иллюзией, а иллюзию с обманом».

Уснул он только под утро.

День третий. Время, которого нет

Сны снились разные, много эффектных сцен, фантастических и красочных, но Александр запомнил только один из них. Во сне он поднимался по лестнице в башне. Поднимался долго, торопясь, но совсем не устал. Лестница была широкая, неосвещенная, безлюдная и даже мрачная. На самом верху ждала открытая дверь, из которой пробивался яркий свет. За дверью большой просторный зал, освещенный солнечными лучами через разноцветные витражные окна. Комната была заполнена разными странными предметами и мебелью и напоминала башню старинного замка, но Александр почему-то подумал, что это башня волшебника, в которой он творит свои таинственные заклинания. В центре комнаты, у стола, спиной к входу стоял сам волшебник. В длинной одежде, с косматой головой и длинной седой бородой. Александр осторожно подошел ближе. Волшебник услышал его приближение и повернулся, мягко и по-доброму улыбнулся и произнес: «А, мой друг, вот и вы, а я вас уже давно жду». В этом таинственном седом старике с умными добрыми глазами Александр узнал Виктора и немного удивился.

Сон неожиданно кончился, когда зазвонил будильник.

Александр проснулся сразу, хотя практически не спал ночью. Сон мгновенно улетучился, как только он вспомнил о событиях вчерашнего дня. Некоторое время он сидел на кровати, вспоминая все, что произошло вечера, пока окончательно не осознал, что это был не сон.

Он никогда не опаздывал на работу, но в этот день опоздал. В этом не было проблемы, проблема была в том, что он не мог работать. Мысли витали где-то в другом месте, точнее в другом мире, который был так близко, совсем рядом, но невозможен в принципе.

Сначала он хотел с кем-то об этом поговорить, но понял бессмысленность этой затеи, когда услышал обычный разговор коллег о спорте, погоде и автомобилях. Показаться глупым он не боялся, но решил, что излишние рассказы о Продавце времени совершенно ни к чему.

Немного подумав, он решил попытаться еще раз найти информацию в интернете. Это оказалось совершенно бесполезным. Информации о «времени» и «продавцах» было много, но вся она сводилась к продаже красивых имитаций швейцарских часов и философских рассуждениях о времени.

Собравшись с мыслями, он пришел к выводу, что если существует хотя бы тысячная доля возможности управлять Временем, то тогда весь окружающий мир, все правила, законы физики и биологии и все теории построения мира – все это теряло смысл. И тогда уже вполне можно задуматься о реальности волшебников, драконов и чудес, и такой шанс упускать нельзя!

Оставалась только одна очевидная проблема. Мир совершенно не изменился, остался прежним. Солнце, облака, город, люди – все осталось прежним! Даже время бежало, как и прежде. Хотя нет! Время тянулось. Медленно тянулось, потому что сам он изменился! Изменилось его сознание, понимание и восприятие этого мира.

Весь день он с нетерпением ждал вечера, ждал объяснений и продолжения чуда! И даже стал бояться, что оно может ускользнуть… исчезнуть. Он вдруг подумал, что, наверное, всю жизнь ждал такого чуда. Верил в возможность принять участие в чем-то грандиозном и непостижимом. Словно полететь в космос на большом корабле, к новым звездам и мирам. Ведь, если подумать, всего лишь сто лет назад полет в космос считался фантастической идеей…

Мысли весь день мчались с огромной скоростью в его голове и мешали работать, он пытался отвлечься от них, но в итоге решил уйти из офиса и просто погулять по городу.

Прогулка помогла ему немного успокоиться и отвлечься.

Без пяти минут семь Александр стоял у молчаливого дома, прямо напротив входной двери, ведущей в парадную. Он был собран, спокоен, уравновешен. Он еще раз осмотрел все вокруг, запоминая основные детали происходящего, взглянул на часы, зафиксировал время и уверенно нажал на кнопку домофона.

– Добрый вечер, – послышался мягкий приветливый голос Виктора.

– Здравствуйте, как договорились, я здесь.

– Прошу, я вас ждал, – пригласил Виктор. Входная дверь в парадную запищала и открылась.

Александр не спеша поднялся по ступенькам вверх. Он старался держаться спокойно, с трудом сдерживая охватившее его волнение. Дверь в квартиру уже была приоткрыта, Виктор ожидал его. Александр прошел в квартиру и остановился. Он молчал и внимательно смотрел на Продавца времени, словно пытаясь увидеть в его глазах истину всего происходящего. Виктор, напротив, был совершенно спокоен и приветлив. Он закрыл входную дверь и внимательно посмотрел на Александра.

– Я вижу, фокус с Временем вас впечатлил? – с легкой улыбкой заметил он. – Вы спали сегодня ночью?

– Практически нет, не спал. Все это удивительно и грандиозно! – выдохнул Александр. – Я не понимаю, как это возможно, но я не нашел ни единого способа совершить подобный фокус, кроме как…

Александр замолчал, оставив фразу незаконченной, словно боялся высказать свои предположения вслух.

– Реального управления Временем, – утвердительно закончил за него фразу Виктор. – И это действительно так! Я обладаю возможностью управлять Временем! Могу ускорять, замедлять его и осуществлять с ним прочие манипуляции. Сегодня я постараюсь немного рассказать вам об управлении Временем, по возможности отвечу на ваши вопросы и еще раз докажу все это новым фокусом с Временем.

– Мне это очень интересно, – выдохнул Александр. – Фокус с Временем такой же, как и вчера?

– Нет, обратный, «замедление Времени»! – с легкой улыбкой ответил Виктор. – Но для начала раздевайтесь и проходите в гостиную, чай остывает.

– Да, конечно, – Александр растерянно принялся снимать пальто. – То есть как замедление Времени? Замедление Времени было вчера?!

– Я все вам объясню, проходите в гостиную, – со снисходительной улыбкой ответил Виктор. Александр снял верхнюю одежду, натянул бахилы и направился вслед за Виктором. Они остановились рядом с большими механическими часами.

– Обратите внимание. Сейчас 19 часов 15 минут, вечер, – Виктор достал свои карманные часы, открыл крышку. Заиграла знакомая мелодия. Александр молча кивнул.

– Вчера я ускорил Время в данной комнате, и оно стало «идти» быстрее, чем в окружающем нас мире, – продолжил Виктор. – События происходили в комнате быстрее, чем снаружи, поэтому, когда вы покинули комнату, вы подумали, что мир замедлился или вы перенеслись в прошлое. Но на самом деле это слишком сложно сделать – изменить ход Времени во всем мире. Поэтому изменились только мы с вами и эта комната, а мир продолжал свое движение во времени, как и прежде.

Виктор закрыл крышку своих механических часов. Мелодия стихла.

– Да, конечно, изменять меньший объект проще, чем весь окружающий мир, – немного подумав, согласился Александр. – А сегодня вы замедлите ход Времени в этой комнате, а Время за пределами комнаты начнет идти быстрее. Но как это возможно?!

– Вы опять немного запутались, – поправил Виктор. – Все относительно. Время в этой комнате замедлится, но за пределами комнаты и во всем мире скорость Времени не изменится! Только относительно Времени внутри комнаты оно, конечно, ускорится! Присаживайтесь в кресло, и я постараюсь вам объяснить, как это возможно.

Они уселись в кресла за столиком у камина. Виктор разлил свежеприготовленный чай и, сделав несколько глотков, внимательно посмотрел на собеседника. Александр даже не притронулся к чаю и с нетерпением смотрел на Продавца времени.

– Начнем с того, что современная цивилизация находится на вершине своего научного и технического развития. Научный прогресс и технологии сделали огромный скачок вперед, и это дало людям возможность пользоваться в повседневной жизни удивительными вещами, технологии изготовления которых они совершенно не понимают даже в теории. Компьютер, магнитофон, видеокамера, мобильный телефон! Еще пару сотен лет назад за одну идею возможности таких вещей человека сочли бы сумасшедшим, а может, даже сожгли на костре. Несколько десятков лет назад мобильный телефон был атрибутом фантастических фильмов, а сегодня это повседневная вещь современного человека. Любой человек не видит в мобильном телефоне ничего удивительного или волшебного, хотя не сможет внятно и точно объяснить принцип работы данного устройства и тем более его воссоздать. Но стоит человеку столкнуться с чем-то новым, более сложным или, наоборот, простым, но ранее неизвестным или непонятным, он начинает считать это волшебством или чудом! Такова природа людей! Стоит только другому человеку объяснить этот «волшебный» случай с «научной» точки зрения, нарисовать сложные формулы и сказать пару умных фраз, и событие перестает быть «удивительным», а становится обыденным. А если еще несколько людей с «умными» лицами подтвердят, что «да, так оно и есть» или «это все полностью научно обосновано», то уже никто не обращает внимания на «чудо» и не считает этот случай волшебным. Забавно, да?

– Вы хотите сказать, что манипуляции с Временем – это обычное явление и ничего в этом удивительного нет?! – недоуменно спросил Александр. – Но это даже в теории сложно представить…

– А на практике тем более! – с насмешкой, закончил фразу Виктор. – Я только хочу сказать, что ничего невозможного в этом мире нет! Любой человек видит мир через призму привычных стереотипов, иногда навешенных на него другими людьми. Вам же я хочу предложить посмотреть на мир другими глазами, более широко и без границ! Без невозможностей! Вы говорите, «в теории сложно представить»?! Тогда давайте начнем с теории. Вся наша Вселенная, планета, мир, эта комната, все вокруг состоит из пустоты и энергии. Энергия в различных своих состояниях образует материю, которая в различных стадиях образует вещества с разными свойствами, из которых и состоит окружающий нас мир. Основой всего Мира являются пустота и энергия, которая постоянно движется, переходя из одной стадии в другую, меняя при этом свои свойства. Из разных комбинаций всех этих состояний энергии и образуется наш мир, который сам по себе удивительный и невозможный! Человек научился не только понимать и управлять этим миром, но и изменять его по своему усмотрению. Но не надо забывать, что возможности всего Мира и Вселенной не ограничены возможностями таких простых созданий, как люди, да и границы возможностей людей еще до конца не определены.

– Я с вами согласен, Мир и Вселенная удивительны и бесконечны, но люди живут только в определенных границах этого мира, пытаясь раздвинуть границы своих возможностей, – заметил Александр. – Мир полон удивительных вещей и явлений, но о возможностях управления Временем я даже в теории не слышал. Как это функционирует?

– Теорий как раз очень много, они рождаются и умирают, даже сейчас, возможно, какой-то ученый придумал новую теорию или доказал уже известную, но мы узнаем об этом только через определенное время и то если придадим этому какое-то значение, – продолжил Виктор. – А вот принцип манипуляции Временем я вам сейчас объясню. Как я уже сказал, мир состоит из энергии, которая находится в постоянном движении. В этом движении и заключена «жизнь» Вселенной и нашего маленького мира людей тоже. Вселенная движется, возможно, навстречу другим Вселенным, свет от которых еще не смог достичь границ нашей Вселенной, а может, Вселенная замыкается сама в себе, в маленькой крошечной частице, подобной тем, из которых состоят атомы. И каждое мгновение в этой комнате рождаются и умирают сотни новых миров! Теорий много, и все они подтвердятся или будут опровергнуты только спустя огромное количество времени, когда о нас с вами уже давно забудут.

– Пока я вас понимаю, хотя это слишком масштабно, – Александр сделал несколько глотков чая.

– Понятие «Время» лучше объяснять в масштабах Вселенной, вы сейчас поймете, почему, – продолжил Продавец времени. – Так вот, из пустоты и энергии возникает пространство и материя. В своей сути любая материя – это чистая энергия в различных состояниях. Материя принимает разную форму: твердую, газообразную, жидкую. Солнечный свет тоже своего рода материя, его можно называть промежуточным состоянием материи или даже чистой энергией, хотя, как вы знаете, существует много разновидностей энергии, и даже свет сам по себе бывает разный и состоит из разного вида излучений. Для людей видимый солнечный свет – очень важный аспект всего существования. Мы живем во Вселенной света! Мы видим только то, что отражает свет, и лишь догадываемся, что существуют и другие виды материи, за пределами видимого светового спектра. Так устроен человеческий организм, а значит, свет будет всегда стандартом оценки, измерения и познания окружающего Мира и Вселенной. Источником жизни нашего, человеческого мира. Так вот, свет принято считать самым быстрым излучением, которое постоянно находится в движении. Свет всегда движется от источника своего возникновения в пространстве в одном противоположном направлении. Для измерения параметров движения люди используют понятия скорости и времени. Скорость – это величина, характеризующая быстроту перемещения в направлении движения. В нашем примере скорость измеряет Время, за которое свет проходит определенный отрезок пространства. Но реально ни Скорости, ни Времени не существует! Имеется только энергия, которая постоянно движется в пустоте!

– Да, но время… – начал растерянно Александр.

– Время нет! – уверенно заявил Виктор и внимательно посмотрел на Александра.

– Как его нет? А часы? Календари? Даты? – удивленно воскликнул Александр. – Мы с вами вчера весь вечер обсуждали Время…

– Мы обсуждали понятие, называемое Временем, теорию, а сейчас мы говорим о реальности! – строго пояснил Виктор. – Посмотрите на свои часы. Что вы видите?

– Вот! – обрадовался Александр, демонстративно выпрямил руку и показал свои часы. – Время! Часы тикают, секундная стрелка бежит по кругу, отмеряя Время!

– Вы правы, стрелка бежит, точно отмеряя секунды, – спокойно продолжал Виктор. – Часы – удивительный, забавный механизм. Стрелки движутся, бегут по кругу, отчитывают Время и создают иллюзию, в которой каждый день живут люди. Секунды, минуты, часы, годы, тысячелетия – все это условности, созданные человеком. А если весь этот учет отменить, изменится ли мир вокруг нас?

– Ах, вот вы о чем, – догадался Александр и слегка улыбнулся. – Когда мои часы остановятся – мир продолжит свое движение. Он не изменится и останется прежним!

– Верно! И все потому, что Время нет! – резко заявил Виктор и с напором продолжил: – Нет завтра! И нет вчера! Есть только один момент – сейчас! Весь мир существует только в одно мгновение! В следующее мгновение мир изменяется безвозвратно. А все остальное – иллюзия восприятия мира человеком! Если вы отправитесь в космос, за пределы нашей планеты, то сразу поймете, что Время не существует! И быть не может! У Вселенной нет ориентиров для отсчета дней, часов, минут… У Вселенной нет границ! Вселенная бесконечна!

– Вы опять правы. Вселенная действительно бесконечна, и звезды не думают о Времени, – уже спокойно согласился Александр и сделал глоток чая. – Но мы находимся на Земле, и каждый день следует за ночью. Время очень важный параметр жизни человека, ведь мир людей имеет границы.

– Верно. Время – это параметр измерения мира вокруг, способный измерить очень многое, – согласился Виктор. – Человек сам придумал Время, чтобы упорядочить свое восприятие окружающего мира. Люди придумали «вчера» и «завтра», они расширили одно мгновение своего существования до нескольких тысяч лет, а мира вокруг себя – на миллионы лет. Без Времени вся жизнь человеческой цивилизации лишь мгновение в бесконечном существовании Вселенной, но с помощью Времени человек может расширить свое сознание до бесконечности, и именно в этом расширенном временном сознании и существует человек. Он помнит, что было вчера, и рисует в своих фантазиях следующий день. Ему рассказали, каким мир был тысячу лет назад, и он предполагает, каким мир будет через год. И все это только в своем воображении! И такая стереотипность восприятия мира, присущая всем людям, с одной стороны, определяет границы этого мира, а с другой, делает окружающий мир и Вселенную еще шире, раздвигая ее рамки в воображаемом временном измерении! Но согласитесь, что все это только иллюзия?!

– С этой точки зрения весь мир вокруг иллюзия, – задумчиво согласился Александр. – Но как же вы понимаете Время, если его на самом деле не существует?

– Совершенно с другой точки зрения! – твердо ответил Виктор. – Запомните, Время как материальной составляющей мира не существует! Существует только очень важный параметр измерения состояния энергии, который принято называть Временем. А еще есть импульс энергии! И вот это самое интересное!

– Импульс энергии, – повторил Александр. – Я никогда не слышал такого понятия.

– Я вам сейчас все поясню, – продолжил Виктор. – Вся энергия находится в разных состояниях, но всегда движется с разной скоростью и в разных направлениях в пространстве. Солнечный свет, как излучение наиболее приближенное к чистой энергии, движется в пространстве с огромной скоростью. А энергия, скрытая в любом предмете этой комнаты, находится в состоянии наиболее приближенном к состоянию покоя, и каждый атом в этих предметах всегда движется в пространстве со скоростью значительно меньшей, чем частицы света. Это значит, что одно состояние энергии имеет разную силу относительно других состоянии. Кроме того, вся энергия находится в постоянном взаимодействии, и эта сила постоянно меняется. С самого возникновения Вселенной энергия постоянно движется из одной точки пространства в другую, взаимодействуя между собой и переходя из одного состояния в другое. Так вот, силу этого движения я буду называть «импульсом энергии». В каждом своем состоянии энергия имеет импульс, и от величины этого импульса зависит скорость движения энергии в пространстве.

– Пытаюсь уловить ход ваших мыслей, – произнес задумчиво Александр, – но он слишком быстр и сложен для меня.

– Не переживайте, при необходимости мы повторим это еще раз, пока вы не поймете, – спокойно продолжил Виктор. – Для простого примера возьмем солнечный свет. Двигаясь в пространстве от Солнца к Земле, свет получает определенный импульс, позволяющий ему двигаться из одной точки пространства в другую с определенной скоростью. Но взаимодействуя с другими формами энергии, например с гравитацией планет, солнечный свет меняет величину первоначального импульса, а соответственно, меняет скорость движения в пространстве. Лучи света, имеющие одинаковый первоначальный импульс, но подвергающиеся разной степени воздействия, преодолевают одинаковое расстояние с разной скоростью. Этот эффект можно назвать искажением пространства, но пространство в чистом виде – это пустота. Можно также назвать это искажением Времени, но Время как материальной составляющей не существует, поэтому правильно назвать это «эффектом искажения силы энергии» или «искажения импульса энергии». А если пойти от обратного, то с помощью манипуляций с импульсом энергии можно добиваться искажения пространства и времени в привычном для вас понимании этих понятий. На примере света, можно изменять импульс двух лучей, увеличивая скорость движения одного луча и замедляя скорость другого. Ничего в физических свойствах солнечных лучей не изменится, но один луч достигнет точки назначения быстрее другого.

– Если честно, я не совсем понял, как это применимо к более приземленным предметам, – недоуменно заметил Александр. – Например, к изменению хода Времени в рамках данной комнаты?

– Постараюсь объяснить, – продолжил Виктор. – Каждый предмет в этой комнате представляет собой энергию в разных ее состояниях, но находящуюся в различных взаимодействиях с другими предметами. Все предметы находятся в постоянном движении, но относительно других предметов это движение различно. Два кресла относительно друг друга находятся в состоянии покоя, а относительно Солнца находятся в движении. Вся эта комната вместе с нами и всей нашей планетой мчится в межпланетном пространстве с огромной скоростью и по отношению к центру Вселенной всегда находится в движении! Но пока все предметы в комнате двигаются в одном направлении, нам будет казаться, что они находятся в состоянии покоя. Мы можем двигаться относительно этих предметов в разные стороны и можем передвигать их относительно друг друга, но за счет изменения их импульса энергии и взаимодействуя с ними. Без взаимодействия они будут двигаться в пространстве с той же скоростью и в том же направлении, что и раньше. Так вот, представьте, что все предметы в этой комнате – это объекты, движущиеся в одном направлении, а комната – это вагон поезда, мчащегося из пункта «А» в пункт «Б». Без вмешательства извне все объекты достигнут пункта «Б» за одно и то же время, их скорость движения будет одинакова, хотя относительно друг друга они останутся в состоянии покоя. Но если мы придадим одному из объектов дополнительную энергию, изменим первоначальный импульс объекта, то этот объект сможет двигаться по вагону в нужном ему направлении с дополнительной скоростью. Если наблюдать за окружающим миром из окна поезда, оба объекта будут видеть один и тот же пейзаж, пролетающий мимо со скоростью поезда. Если направление движения объекта с увеличенным импульсом будет совпадать с направлением движения поезда, то объект достигнет пункта «Б» быстрее других объектов, находящихся в поезде, а если направление движения будет противоположным, то наоборот. Но при этом весь поезд – и вагон, и объект с дополнительным импульсом – достигнут пункта «Б» за одинаковый период времени. Так вот вчера импульс энергии для объектов, находящихся в данной комнате, был изменен, и мы начали двигаться, говорить, думать, мыслить, двигаться ведь не всегда значит перемещаться из одной точки в другую, – медленнее, но только относительно объектов на улице. А весь город и мир мчались в пространстве с той же скоростью, поэтому все объекты достигли пункта «Б» за одно время, хотя объектам из этой комнаты показалось, что этот путь занял гораздо больше времени.

– Все это сложно, но я пытаюсь понять, – начал Александр. – Получается, мельчайшие частицы, из которых состоят все предметы в этой комнате, начали двигаться быстрее, а с ними начали двигать быстрее и все предметы. И все клетки моего организма начали двигаться быстрее, и я стал думать и говорить быстрее, и не заметил этого потому, что вы так же ускорились, как и я?

– Совершенно верно, вы уловили основную суть. Но если для нас с вами такое искажение Времени имело какой-то смысл, то вот для этого столика все так же осталось без изменений, потому что Время для него не существует.

– Забавно, забавно. Время не существует, а жизнь лишь мгновение. Получается, вся моя жизнь только в моей голове, в моих воспоминаниях и мечтах, – задумался Александр, – а реальность лишь секунда, мгновение…

– Здесь я вас опять поправлю. Ваше существование лишь мгновение, и реальная жизнь тоже мгновение, но всю вашу жизнь вам лучше определять как весь период вашего существования. Ведь все ваши воспоминания лишь часть этой жизни, потому как существуют воспоминания других людей о вас, – отметил Виктор. – Не надо совсем подменять восприятие мира, достаточно лишь немного расширить эти границы.

– Да. Да. Да. Я все это понимаю, мне просто пришла мысль, что я никогда об этом в своей жизни не думал. Всегда рассуждал о ней целиком, и «сейчас» воспринималось как целый день, а «завтра» как почти безусловно свершившийся факт.

– Так воспринимают действительность все нормальные люди, и я в том числе, – согласился Виктор. – И знаете, это гораздо удобнее, чем считать свою жизнь одним мгновением существования. Впрочем, у нас еще будет возможность определить философские и психологические аспекты Жизни и Времени.

– Да, конечно, – Александр внимательно посмотрел на Виктора и спросил: – А вы можете менять ход Времени только в закрытых помещениях?

– Нет, ход Времени можно менять для любых объектов. Но чаще всего этими объектами выступают люди, потому что только для них изменение Времени имеет смысл. Я изменил ход Времени в целой комнате только для того, чтобы Время на ваших часах и на часах в этой комнате изменилось в соответствии с вашими ощущениями. Иначе вы бы восприняли все происходящее как иллюзию, списали все случившееся на искажение действительности вашим сознанием.

– Я думаю, вы совершенно правы. Даже сейчас я воспринимаю все происходящее с некоторым сомнением. Все грандиозно, сложно и непонятно, – выдохнул Александр. – Я понимаю, что вы все описали в общих и простых словах, и я никогда бы не поверил во все это, если бы не увидел и не ощутил все сам. Но я так и не понял, как это работает. Вы можете менять этот импульс по своему усмотрению?

– Я вам все это рассказывал не для того, чтобы вы смогли это понять в деталях, а лишь для того, чтобы у вас сложилось общее понимание происходящего. Технология этих манипуляции гораздо сложнее, чем выглядит сам эффект от манипуляции с импульсом энергии. А значение это эффекта, как вы сами понимаете, огромно и очень опасно. Манипулировать базовой энергией – основой всех других энергий, еще более опасно и сложно, чем атомной. Манипулируя импульсом энергии, можно не только управлять Временем, но и управлять многими процессами Вселенной. И потому суть этой технологии, так же как и возможность управлять ею, останется для вас недоступной. Вам стоит все это принять как волшебство и смириться с ним. Воспринимать данную технологию как мобильный телефон: пользоваться, не задаваясь вопросом, как это работает. Так будет проще и вам и мне.

Возникла молчаливая пауза. Александр сделал несколько глотков чая и, немного подумав, произнес:

– И тут вы тоже правы и справедливы. В моей жизни не было более грандиозного события, чем этот вчерашний фокус с Временем, понять который полностью я, наверное, не смогу, как и многие законы и явления Вселенной. А вот принять все это, я думаю, способен. Но для чего вы все это мне рассказали и показали, если для меня это останется секретом? Можно было просто показать, убедить меня в такой возможности и этим ограничиться.

– Будь вы моим клиентом, я так бы и поступил, и вы никогда бы не узнали обо мне ничего, кроме моего имени, – пояснил Виктор. – Но мне необходим эффективный помощник, способный мыслить и действовать, а для этого важно понимать, что происходит, зачем и почему! К тому же вам все равно хотелось бы понять, осмыслить, разобраться. Вы бы постоянно думали об этом и в конечно итоге захотели все узнать. Такова природа человека, он всегда стремится все узнать и познать, даже если это и не имеет никакого практического значения. К тому же я попытался объяснить все так, чтобы окружающий вас мир не рухнул в одночасье и у вас не возникло мысли, что Земля на самом деле плоская.

– Ну, в этом у меня были сомнения еще до нашего с вами знакомства, – с иронией ответил Александр. – Слишком много неясностей в истории человечества, вопросов, которые логичны, но ответов, на которые нет! А тут еще появляетесь вы с волшебными фокусами, которым нет логического объяснения…

– Поэтому я вам и попытался все объяснить хотя бы в теории, которая, как вы сами понимаете, немного меняет суть окружающего мира. И хотя сам мир ничуть не изменился, я показал вам, насколько широки возможности человека в этом мире, – Виктор осторожно, но внимательно изучал собеседника. – У вас, Александр, очень выдержанная психика. Казалось, мы говорим о нереальном, а вы так легко поддерживаете разговор.

– С психикой и устойчивостью к стрессам у меня действительно все хорошо. Но, признаться честно, я не полностью осознаю реальность ваших изъяснений и не уверен в их правдоподобности. Возможно, именно это смягчает психологический шок от ваших фокусов, – неуверенно объяснил Александр. – И еще у меня хорошая фантазия, которая всегда мне помогала более глубоко осознавать окружающий мир с его непостижимостью и многогранностью. А самое главное – я хочу во все это поверить!

– Это очень хорошо, – Виктор явно остался довольный ответом, внимательно посмотрел на Александра и продолжил: – Я очень доволен тем, как вы все восприняли. Мне как раз необходим человек, способный спокойно воспринимать «невозможное». Как я уже сказал, для вас останется секретом технология манипуляций с Временем, а также возможность управления Временем по своему усмотрению, а вот поучаствовать в этом удивительном процессе вы сможете.

– Каким образом? – заинтересовался Александр.

– Как я уже говорил вам при нашей первой встрече, я хочу вам предложить работу. Очень интересную и увлекательную работу, которая перевернет всю вашу жизнь и изменит представление об окружающем мире. Вчерашний фокус с Временем только начало!

– Начало чего? – настороженно спросил Александр.

– Начало большого волшебного путешествия, – весело ответил Виктор, – или серьезной и ответственной работы. Но давайте лучше я расскажу вам, кто я и чем занимаюсь.

– И кто же вы? – с некоторой иронией спросил Александр.

– Разрешите представиться. Я врач, художник и поэт, и это лишь немногие мои профессии, – торжественно произнес Виктор и улыбнулся. – Еще я человек! Такой же человек, как и вы. И об этом я говорю на тот случай, если вы в этом усомнитесь. Но самое главное – я Продавец времени!

– Вы знаете, признаюсь честно, я никогда о вас не слышал, – недоуменно произнес Александр и улыбнулся. – И вообще никогда ничего не слышал о Продавцах времени.

– Но это не значит, что меня не было, и вдруг я появился? Просто ваш большой и необъятный мир ограничен этим городом, вашими друзьями и интересами, а иногда совсем сжимается до маленькой квартиры, в которой вы живете, – мягко заметил Виктор. – А весь мир состоит из миллионов таких мирков, которые часто даже не соприкасаются друг с другом. И у каждого такого мирка свои границы. Я же предлагаю вам расширить свой маленький мир. Сделать его огромным и, может быть, даже безграничным!

– Вы уже сделали мой мир гораздо шире, хотя раньше мне он казался таким большим и огромным, но понятным. А теперь я понимаю, что мир гораздо шире и интереснее. И раз уж вы действительно существуете и появились в моем маленьком мире, расскажите, в чем заключается деятельность Продавца времени?

– Конечно, и это совсем не секрет. Как я вам уже показал, я обладаю возможностью управлять Временем, но это всего лишь средство. Средство для того, чтобы покупать и продавать Время!

– Но вы же сами сказали, что Время не существует! – скептически заметил Александр. – Получается, вы покупаете и продаете иллюзию?

– Время не существует, но живем мы в мире людей, где понятие «время» используется повседневно и объяснять каждому все тонкости законов Вселенной очень долго и глупо. Согласитесь, очень мало людей поймет все то, что я вам сегодня рассказал. Большинству это покажется непонятным и неинтересным. Человек тысячи лет считал, что Солнце крутится вокруг Земли, и было очень сложно доказать обратное. В основе всего этого лежит стереотипность мышления и угол зрения на окружающий мир любого человека. Каждый смотрит на мир своими глазами и видит его со своей точки зрения, находясь постоянно в центре, и от этого складывается ощущение нахождения в центре Мира, в центре Вселенной, а на самом деле человек лишь часть этого мира, маленькая частица в океане других частиц. Жизнь большинства людей очень однородна и постоянна, поэтому они воспринимают весь мир так же – однородным и постоянным. А мир бесконечный и постоянно меняющийся! Но живя в окружающем нас мире, необходимо использовать принятые здесь понятия и стереотипы. К тому же представляться Продавцом импульса энергии просто глупо и смешно. Это как в маркетинге, лучше использовать дифференцированный подход к людям, наиболее доступный и располагающий к себе определенного человека.

– А представляться Продавцом времени не странно? – улыбнулся Александр.

– Странно, но это понятие более доступно людям и вызывает у них разные, но простые стереотипы. Вот вы подумали, что я продавец часов, а кто-то другой, что я консультант по управлению временем. Неопределенность вызывает интерес и подталкивает людей к общению, – объяснил Виктор. – К тому же мое занятие не предусматривает общения с широкими массами людей, ему присущи таинственность и неопределенность. Общаться общими фразами гораздо проще, не привлекая особого внимания и не вдаваясь в подробности. В дальнейшем в общении с вами я буду применять тоже простые понятия, такие как «Время», «купить Время» и «продать Время».

– Хорошо, это понятно и разумно, – согласился Александр. – А что значит «купить Время» и «продать Время»?

– Это достаточно просто, – пояснил Виктор. – Как вы заметили, манипулировать Временем невозможно без определенных ограничений. Первое из этих ограничений заключается в том, что энергия не может возникать из ниоткуда и исчезать в никуда. Поэтому, чтобы изменить импульс энергии одного предмета, необходимо изменить импульс энергии у другого предмета. Говоря простыми понятиями, чтобы замедлить Время одного объекта, необходимо ускорить Время другого объекта. Импульс энергии можно получить из чего угодно, но менять структуру энергии очень сложно и совершенно нецелесообразно. Гораздо проще ее перераспределять между схожими объектами. Для Продавца времени объектами манипуляций с Временем являются люди, поэтому «купить Время» значит взять это Время у одного человека, а «продать Время» значит передать другому.

– И какой смысл в продаже Времени? Что вами движет?

– А движет мной – Время! Говоря красивыми словами, я слуга Времени – и служу Времени! Моя цель перераспределять Время для более эффективного его использования, чтобы каждая секунда приносила максимальную пользу. Говоря простыми словами, я забираю Время у людей, которые его не ценят, и передаю людям, очень нуждающимся в нем. Чтобы вас не пугать своей властью, скажу вам сразу, что основной смысл моей деятельности – это приносить пользу во благо людям и окружающему миру.

– Этот ответ меня устраивает, но мир огромен и людей много. Существуют разные страны и религии, различные моральные позиции и мнения разных людей, законы и принципы нравственности…

– И как же среди всего этого сделать правильный выбор? – закончил фразу Виктор. – Очень сложно! И можно ошибиться, особенно когда над вами нет законов, границ, религий и мнений людей, а в ваших руках огромные возможности влиять на весь этот мир. И еще сложнее, когда вы действуете не во благо людей, а во благо всего окружающего мира – животных, растений, морей и континентов. О них люди часто забывают, нанося окружающему миру вред во благо своих интересов.

– Да, конечно, я тоже не подумал об этом, – печально заметил Александр, – тогда все еще сложнее…

– Безусловно, и еще много сложностей, о которых я не упомянул, – согласился Виктор, слегка улыбнувшись. – Но есть и плюсы. Границы моего влияния ограничены этим городом, и никаких «планов продаж» передо мной не ставится. А еще я имею возможность нанять на работу помощника, и эту вакантную должность предлагаю вам!

– Понятно, – выдохнул Александр. – Как вы аккуратно к этому подвели разговор, но я так и не понял своей роли и обязанностей, только значимость и грандиозность предложения.

– А это главное! Вы поняли важность и грандиозность моего предложения, заинтересовались им, и даже не спросили про условия и оплату, – серьезно ответил Виктор. – А я вам предлагаю не просто работу. Я предлагаю вам полностью изменить свою жизнь! Но об этом позже. Вы получили за последние сутки очень много важной информации, мало спали, и чай уже остыл. Я предлагаю завершить сегодняшнюю беседу и продолжить ее после того, как вы выспитесь и все обдумаете, тем более что с учетом «обратного фокуса» за окном уже довольно поздно.

– Насколько поздно? – Александр взглянул в сторону окна.

– За окном почти полночь, – Виктор взглянул на свои карманные часы. – Вам лучше заказать такси. Поехать домой, немного поспать и все обдумать. А когда вы примете решение, мы можем встретиться снова и обсудить детали моего предложения, обязанности и условия работы. А также я постараюсь ответить на все ваши вопросы.

– Вы даже не спрашиваете, согласен я или нет, и правы. Все это мне очень интересно! Но это все так необычно, что мне действительно необходимо подумать, поспать и прийти в себя.

– Вашего согласия я не спрошу даже при нашей следующей встрече, не все так просто, как вы сейчас думаете. Возможно, вы откажетесь от моего предложения, даже если оно вам будет интересно, – загадочно заметил Виктор. – Как только у вас появится время, позвоните мне, и мы договоримся о встрече.

– Хорошо, – согласился Александр. Они встали и направились в прихожую. Проходя мимо, Александр взглянул на циферблат настенных часов. Часы показывали 9 часов 22 минуты вечера.

Когда Александр вышел во двор, было действительно поздно. Стемнело, двор и улицы опустели. Он глубоко вздохнул и улыбнулся. Радости и веселья не было, но от всего происходящего появилось какое-то удовлетворение или удовольствие. Все случившееся было, безусловно, грандиозно и удивительно, в то же время непонятно и таинственно.

Александр достал мобильный телефон и посмотрел на дисплей. Часы показывали 21 час 31 минуту. Он позвонил, вызвал такси и направился к продуктовому магазину, находящемуся через дорогу. По счастливой случайности магазин работал круглосуточно. Открыв ящик для вещей, Александр достал свой второй мобильный телефон. Время на телефоне составляло 23 часа 40 минут. Таймер показывал, что с начала отсчета прошло больше четырех часов. Фокус с Временем опять удался! Только это был уже не фокус.

Александр даже не удивился, и хотя данные доказательства и не убедили его окончательно в возможности управлять Временем, но интерес к удивительному человеку с механическими карманными часами возрос еще больше. Когда он приехал домой, его уже не интересовали подробности и вопросы. Мысли в голове успокоились, Александр решил, что все узнает завтра и упускать такой шанс принять участие в большой игре нельзя!

Как только он успокоился, то сразу уснул.

День четвертый. Черный кот

Он стоял у края дороги, перед ним расстилалось огромное поле желтых цветов, каких именно, он не понимал, они были маленькие и яркие. Все поле сливалось в огромный желто-зеленый ковер, веющий теплом и спокойствием. Яркое солнце на голубом, совершенно чистом небе, не жарило, но согревало своим теплом. Было тихо, тепло, уютно и необыкновенно легко.

Он спустился с дороги и направился вглубь поля по узкой тропинке. Шел не спеша, никуда не торопясь. Поле вокруг было тихим, беззвучным и бескрайним. Ни птиц, ни людей – полная тишина. Далеко, до горизонта, не было видно ничего кроме желтых цветов.

Он повернулся, дороги уже не было, только тропинка, по которой он пришел, уходящая куда-то вдаль, за горизонт. Он осмотрелся вокруг и увидел только небо, солнце и бескрайнее желтое поле цветов. Но вдалеке заметил одиноко стоявшее дерево и сразу направился к нему. Дерево находилось далеко, и к нему не вела тропинка, поэтому он пошел напрямик по полю.

Присутствовала какая-то странность во всем этом и удивительная легкость. Никаких мыслей, ни сомнений, ни тревог не возникало, он просто шел к дереву. Шел долго, не спеша, любуясь желтым полем. Только сейчас он понял, что на поле нет ни пчел, ни бабочек, но было так хорошо, что он не придал этому большого значения. Приблизившись к дереву, он увидел сидящего под ним человека в одежде деревенского пастуха. Лицо незнакомца скрывала большая соломенная шляпа, в руках он держал флейту. Послышалась мелодия, очень мягкая и красивая, но совсем странная, механическая… Мелодия карманных часов Продавца времени.

Но как только заиграл будильник, Александр проснулся.

Несмотря на явный недосып, чувствовал он себя бодро, мысли сразу закрутились в голове, возникли важные вопросы и возможные ответы. На текущее место работы Александр решил не ходить. Позвонил начальнику и, сославшись на личные дела, взял отгул на пару дней.

Уже в 12:00 Александр стоял у двери квартиры Продавца времени. Нажать на дверной звонок он опять не успел, дверь открылась уже в тот момент, когда он перешагнул последнюю ступеньку лестницы.

– Прошу, – спокойным и доброжелательным голосом пригласил Виктор, распахнув двери.

– Хотел бы поинтересоваться, почему на дверях нет замочной скважины? – уже немного освоившись, спросил Александр, войдя в квартиру. – В чем здесь секрет?

– Секрета здесь нет, как и большого волшебства, – слегка улыбнувшись, ответил Виктор. – Я не люблю нежданных гостей, да и обычные гости ко мне заходят крайне редко. Дверь закрывается изнутри на засов, но есть еще магнитный замок с секретом. В определенном месте необходимо приложить специальный ключ – дверь и откроется. Дверь, у которой сложный замок, сложно открыть, а дверь, у которой нет замочной скважины, можно только сломать.

– Предусмотрительно и необычно, как и многое в вашем доме. Показательные фокусы сегодня будут?

– Фокусы будут, но исключительно по вашему желанию. Проходите в мой кабинет, это дальше по коридору, первая дверь налево. Наш сегодняшний разговор будет более официальный, а чай и игру в шахматы я предложу вам в другой раз.

Александр снял верхнюю одежду, прошел через прихожую, мимо большого почти в человеческий рост настенного зеркала, и зашел в открытую дверь. Взглянув в зеркало, он поймал себя на забавной и в тоже время странной мысли, что рад наличию в зеркале отражения Виктора.

Кабинет был грандиозный и напоминал кабинет ученого или писателя. Небольшой, отделанный деревом, с мягким ковром на полу и присущими данной квартире атрибутами старины. Вдоль стен, от пола до потолка, были установлены двухъярусные книжные шкафы, заставленные большим количеством книг. Небольшая узкая лестница у входа вела на верхний ярус. Кабинет напоминал больше библиотеку, нежели комнату в квартире. Гармоничный общий стиль и мягкий солнечный свет из окна создавали приятную атмосферу тишины и покоя.

В центре кабинета стояло пара кресел с высокими спинками, похожих на кресла в гостиной, и журнальный столик. В дальнем углу – большой старинный глобус. Напротив входа, у окна, находился письменный стол, покрытый темно-зеленым сукном.

Кабинет был заполнен большим количеством удивительных предметов и антикварными вещами. На стенах висело несколько картин и большая карта мира, старинная печатная машинка скромно стояла на нижней полке шкафа, несколько изящных статуэток и механических часов красовались на полках среди книг. Особо выделялся современный музыкальный центр, аккуратно вписанный в общий интерьер.

– Прошу, присаживайтесь к столу, – пригласил Виктор и сам уселся в большое кожаное кресло.

Александр подошел к стулу у стола, на котором сидел черный кот. Кот спрыгнул со стула, словно уступая место, и быстро запрыгнул на кресло, стоявшее рядом с журнальным столиком, улегся там и стал внимательно наблюдать за Александром.

– У вас, оказывается, есть кот? – Александр внимательно смотрел на кота, который тоже внимательно следил за Александром.

Кот был крупный, сытый и довольный, черный как смоль, с ярко-зелеными глазами, внимательно, но лениво наблюдавшими за происходящим. Было что-то необычное в этом коте, не говоря о том, что окрас был достаточно редкий, а образ – мистический.

– Не совсем так, это не мой кот. Он сам по себе, приходит иногда в гости, – небрежно, но с почтением, ответил Виктор. – Скажем так, мы с ним друзья, и вы познакомьтесь, его зовут Анджей!

– Анджей? Странное имя для кота, – удивился Александр и еще раз внимательно посмотрел на кота.

Кот лениво моргнул своими пронзительными зелеными глазами, словно понимая смысл происходящего. Александр, решил подыграть забавной шутке, сделал почтительный кивок и вежливо представился коту: – Александр.

Кот одобрительно лениво моргнул еще раз.

– Присаживайтесь, – весело пригласил Виктор. – С Анджеем вы еще успеете пообщаться, хотя он нечастый гость у меня в доме.

Александр присел на стул, еще раз взглянул на кота, который не переставал внимательно его изучать спокойным ленивым взглядом, и повернулся к Виктору, сидевшему с другой стороны стола.

Стол был практически пуст, за исключением нескольких письменных принадлежностей, старинной настольной лампы, коричневой кожаной папки для бумаг, черного дискового телефона и монитора компьютера, явно выбивающегося из общего интерьера кабинета.

– Неотъемлемый атрибут современности, – предугадывая комментарий Александра, с некоторым трепетом и уважением произнес Виктор, глядя на темный экран монитора. – Великое достижение человечества! Персональный компьютер! И, конечно же, доступ ко всем знаниям цивилизации и общению со всем миром – интернет! Я, как и большинство современных людей, очень ценю эту незаменимую вещь и использую каждодневно! Это чуть ли не единственный новый предмет в моем кабинете за долгие годы и один из самых ценных. Фактически компьютер заменил полностью всю эту библиотеку, которую я собирал многие годы, и упростил доступ к еще большей информации. Мы живем в удивительную эпоху, когда все знания и мудрость, накопленные веками, доступны каждому, кто умеет читать.

– Я полностью с вами соглашусь и даже ничуть не удивлен его присутствию в вашем кабинете. Свой ноутбук я тоже ценю, тем более что для меня это еще и основной профессиональный инструмент, но меня больше заинтересовал ваш телефон.

– А, да! Атрибут технического прогресса девятнадцатого века, – улыбнулся Виктор и демонстративно снял трубку телефона. Из трубки послышались гудки. – Мобильный телефон слишком удобная вещь, чтобы им пренебрегать, но, как я уже говорил, я старомоден, и, возможно, поэтому моя квартира напоминает музей.

– Действительно музей двадцатого века, – согласился Александр, оглядываясь вокруг. – Я с большим удовольствием полазил бы в вашей библиотеке.

– Интересные книги моей библиотеки вы еще успеете изучить и почитать, – серьезным тоном продолжил Виктор. – Сегодня вы здесь, Александр, а это значит, вы оценили мое предложение и заинтересовались им?

– Очень заинтересовался, но пока еще не совсем поверил в его реальность.

– Это вполне логично и нормально. Поэтому сейчас я вам расскажу более детально суть своего предложения и условия. Но, возможно, ответить на все ваши вопросы я пока не могу, – Виктор откинулся на спинку кресла и продолжил. – Как я уже и говорил, я занимаюсь покупкой и продажей Времени. Эта работа напоминает работу консалтинговой компании, детективного агентства и еще несколько профессий, вместе взятых. Работа очень ответственная и сложная, требующая больших знаний и навыков и еще больших усилий. Все это, я думаю, вы и сами понимаете?

– Понимаю, – согласился Александр.

– Но в настоящий момент времени возникли определенные трудности, – продолжил Виктор. – Я занимаюсь этим делом очень давно, настолько давно, что расскажу вам об этом отдельно. У меня большой опыт, но в современном мире с его новыми технологиями, знаниями и глобализацией, скорость процессов значительно увеличивается, и сам мир движется быстрее, и успеть за ним становится сложнее. Тысячи лет назад люди измеряли Время днями, и это их вполне устраивало, сотню лет назад люди уже начали считать часы, технический прогресс разогнал цивилизацию до высоких скоростей. Двадцатый век стал еще быстрее, и Время уже стали измерять в минутах. Новый век и новые технологии задают новый темп, наступает эпоха Времени! Эпоха, когда в цене уже каждая секунда!

– Вы совершенно правы. Минутами уже измеряют не только время, но и расстояния, – согласился Александр. – Но для многих людей в этом мире время, как и прежде, измеряется днями и даже годами.

– Да, это верно. Происходит расслоение общества, разбег «цен» на Время увеличивается с каждым годом. И это дает все больше и больше возможностей для Продавца времени, – продолжил Виктор. – Как вы сами могли заметить, я человек несколько консервативный и размеренный, и хотя я еще вполне успеваю за новыми скоростями цивилизации, я решил взять себе помощника. Человека готового помогать мне в моей работе, практически на всех ее стадия. Сразу отмечу, что помощника такого уровня я не нанимал никогда! Вся моя деятельность окутана таинственностью, и доступ к управлению Временем для обычных людей ограничен. Я думаю, не нужно объяснять, почему. Безусловно, в своей работе я пользуюсь услугами многих людей разных специальностей, некоторые из которых даже знают о специфике моей деятельности, но в вашем случае у вас будет доступ к очень большим секретам.

– Ответственно, – отметил Александр. – Но как вы меня нашли? И вообще, почему предлагаете эту работу мне?

– «Кто ищет, то всегда найдет», – загадочно ответил Виктор. – А вы особо и не прятались. Можно даже сказать, что вы сами нашли меня или, правильней сказать, мы нашли друг друга. Вы искали работу или занятие в жизни определенной направленности, а я искал человека с определенными интересами и навыками. В толпе людей достаточно легко определить нужного человека, если только он не прячется.

– Это ведь не значит, что вы выбрали меня совершенно случайно? – осторожно спросил Александр.

– Конечно, нет. Кандидата я подбирал очень долго из большого количества претендентов. Я собрал о вас много информации, фактические всю доступную информацию и даже недоступную. Некоторое время я наблюдал за вами со стороны и только когда понял, что вы однозначно мне подходите, решил с вами познакомиться.

– Наблюдали? То есть следили за мной, – настороженно спросил Александр.

– Слежка – это ежедневное наблюдение за каждым вашим шагом. Я, к сожалению, не могу себе позволить уделять этому много времени. Я наблюдал со стороны. Мы много раз встречались с вами в жизни, но вы просто не обращали на меня внимания.

– Вас трудно не заметить, у вас особый стиль, – с сомнением отметил Александр.

– Так только кажется, если захотеть, всегда можно оставаться незаметным, – Виктор открыл папку, лежащую на столе, и передал Александру несколько листов. – Я знаю о вас настолько много, что вам это может, совсем не понравится. Вот собранное на вас досье. Ваше профессиональное резюме, отзывы с мест работы и учебы, информация обо всей вашей жизни, начиная с рождения и по текущий момент. Еще информация о ваших родственниках и друзьях, ваша медицинская карта и прочее, а также ваш психологический портрет и профессиональная оценка.

– Грандиозно, – просматривая листы, комментировал Александр. – Я удивлен! Здесь практически вся моя жизнь, хотя и не детально. Подобное досье можно увидеть, наверное, только в какой-нибудь спецслужбе.

Психологическая и профессиональная оценка очень точна, выявлены даже недостатки, которые я пытаюсь скрывать.

– В спецслужбах на вас нет такого подробного досье. Вы просто им не интересны, но часть информации я получил из государственных архивов, – спокойно комментировал Виктор. – Эта информация совершенно эксклюзивна и собрана из нескольких источников. Психологическую и профессиональную оценку я проводил сам. Как и любой человек, вы не идеальны и имеет определенные сильные и слабые стороны, но по физическим, психологическим и интеллектуальным способностям ваш уровень выше среднего. По профессиональным навыкам и знаниям, а также полученному опыту у вас тоже очень высокие оценки. Вы еще достаточно молоды, а у вас уже богатый профессиональный опыт, два высших образования, и, судя по увлечениям, самообразованием вы тоже активно увлекаетесь.

– Весьма лестная оценка моей личности, хотя и вполне справедливая, – Александр отложил в сторону досье. – Всю информацию о человеке собрать невозможно, как и заглянуть к нему в душу, но в целом все верно и даже забавно. Вся моя жизнь и весь мой профессиональный опыт уместились на нескольких листах, и, самое печальное, уместились справедливо. Можно, конечно, расписать подробнее, но сути это не изменит.

– Вы слишком самокритичны к себе. Неважно, на скольких листах уместилась ваша жизнь, важно, что на них написано. Великих достижений у вас нет, но это тоже не плохо, возможно у вас все еще впереди, – Виктор говорил мягко, внимательно изучая Александра. – А вот по жизненным позициям, нравственным качествам и отношению к жизни, к работе и самое главное к Времени я оцениваю вас очень высоко! Гораздо выше, чем большинство известных мне людей. Вы цените и рационально используете время, понимаете его значимость в жизни, а это очень важно. Кроме того, у вас широкий круг интересов и увлечений, и самое главное, вы очень цените жизнь и время. Вы кандидат, оптимально подходящий на данную «должность», и я думаю, мое предложение будет по-настоящему вам интересно. Вы хотели бы, чтобы история вашей жизни не смогла бы уместиться и в целую книгу?

– Я никогда не думал об описании своей жизни в книге, я не склонен к помпезности. Но я хочу сделать свою жизнь более насыщенной, интересной и значимой. Я уже и раньше догадывался, что вы неслучайно выбрали меня. Ваше предложение действительно мне интересно, хотя чувство нереальности происходящего все еще присутствует.

– Это нормально, – небрежно произнес Виктор, – со временем привыкнете.

– Я так понимаю, о себе подробного досье вы почитать мне не дадите? – с улыбкой спросил Александр.

– Не дам, – улыбнулся Виктор. – Его просто нет! И собрать такую информацию практически невозможно. Но! Я расскажу вам о себе очень многое, а также о Времени и прочих тайнах этого Мира. Приняв, мое предложение, вы получите огромные возможности, доступ к информации и новую интересную жизнь. И я надеюсь, мы станем не просто коллегами, а еще и друзьями.

– Вполне интересное начало, – заметил Александр. – Но я предполагаю, есть и отрицательные моменты в вашем предложении, и даже догадываюсь, какие, но лучше расскажите все сами.

– Интеллектуальный уровень у вас высокий, – одобрительно заметил Виктор и продолжил: – Вы уже понимаете важность, серьезность и грандиозность моей деятельности, поэтому изложу суть своего предложения наиболее доступно. Я предлагаю вам должность моего помощника. В обязанности будет входить оказание помощи в организации покупки и продажи Времени, а также решение иных задач, не противоречащих вашим моральным и этическим убеждениям. При этом хочу отметить, что наша деятельность очень часто будет стоять выше законов и правил современного общества, а иногда и противоречить современной науке.

Александр молчаливо кивнул, внимательно слушая Виктора.

– Сейчас вы работаете специалистом-консультантом в консалтинговой компании, и предложенные мной обязанности будут очень напоминать вашу существующую работу, – продолжил Виктор. – Рабочий день ненормированный, но достаточно свободный, иногда чрезмерно насыщенный с высоким уровнем физической, интеллектуальной и психологической нагрузки. У вас высокий порог стрессоустойчивости, а уровень стресса иногда будет еще выше, но я вас научу с этим справляться. И самое важное. Могут возникнуть риски угрозы здоровью и даже жизни.

– А эти риски выше, чем во время прогулки по ночному городу? – без иронии уточнил Александр.

– Выше, – спокойно ответил Виктор. – Но если вы будете слушать мои советы, все возможные риски будут всегда управляемы.

– Возникает ощущение приема на работу специальным агентом в секретное подразделение разведки, – серьезно, но с иронией заметил Александр. – Пока все это меня не пугает, а даже наоборот, привлекает, хотя и звучит впечатляющее.

– Это хорошо. Практика покажет, насколько вы готовы, – спокойно продолжил Виктор. – Эта работа действительно чем-то напоминает работу специального агента, но бегать под пулями и рисковать жизнью совсем не потребуется, и «вальтер» я вам тоже не выдам. А вот существенно изменить жизнь вам придется. Я вас выбрал еще и потому, что вы молоды и у вас нет ни семьи, ни детей.

– Это так, – согласился Александр. – Я достаточно свободен и могу себе позволить ненормированный рабочий график. Как раз сейчас у меня именно такой ритм работы.

– Я знаю, – продолжил Виктор. – В случае согласия на мои условия с существующей работы вы не спеша уволитесь, не вызывая особых вопросов, но в короткие сроки и устроитесь в маленькую компанию на должность простого специалиста. Как и прежде, за свою работу вы будете получать денежное вознаграждение. Для начала я предлагаю вам двойной увеличение от текущих условий. Кроме того, компания будет в полной мере оплачивать текущие оперативные и командировочные расходы, а также профессиональное обучение и техническое обеспечение.

– Звучит очень щедро, – заметил Александр. – Когда же пойдут минусы?

– Будут и минусы. Для начала данная работа потребует очень большой отдачи от вас, как вашего времени, так и сил. Для меня это не просто работа или увлечение, это смысл моей жизни. И для вас, Александр, я надеюсь, это станет тоже смыслом жизни, который заберет у вас все ваши мысли и время. Вам придется существенно изменить жизнь, отдалиться от друзей и родных и людей в принципе. Вы станете хранителем очень важной информации и больших тайн, делиться которыми ни с кем нельзя, а иногда, как понимаете, желание рассказать всем правду очень сложно подавить.

– Понимаю, – согласился Александр.

– Возможности, которые у вас появятся, должны исключать любую манипуляцию вами посторонними и близкими вам людьми. Вы должны быть беспристрастным как судья и независимым от окружающего общества и людских стереотипов. Я предоставлю вам финансовую и юридическую независимость от окружающего мира, но потребую высокой самоотдачи и определенных жизненных ограничений.

– А вот это уже звучит не так весело, – заметил Александр. – Жить в изоляции? Держать в тайне чужие секреты, в постоянном страхе и недоверии, что тобой начнут манипулировать – это действительно стресс. А общаться с друзьями и близкими вообще возможно? Или потребуется полная изоляция?

– Нет, полная изоляция не потребуется. Наоборот, круг вашего общения значительно увеличится, вы познакомитесь с большим количеством новых интересных людей. Динамика вашей жизни и ее скорость тоже существенно изменятся, – спокойно ответил Виктор. – Но от друзей и близких придется несколько удалиться. Многие будут интересоваться, чем вы занимаетесь, а вам захочется рассказать о всей грандиозности вашей новой жизни и поделиться настоящими открытиями. Например, возможностью управления Временем, но сделать этого будет нельзя! И более того, очень опасно! Поэтому придется жить двойной жизнью, быть тайным агентом в мире людей. И самый лучший способ сохранить тайну – это не иметь близких друзей, держать всех на дистанции.

– Или обманывать, вводить в заблуждения, – добавил Александр. – Это действительно непросто, особенно длительный период. А на какое время вы предлагаете мне эту работу?

– Эту работу я предлагаю вам на всю жизнь! – спокойно и прямо, с нотками торжественности ответил Виктор, но мягко добавил: – Но это не значит, что у вас возникнут пожизненные обязательства! Вы вправе отказаться от моего предложения сейчас и в любое время потом! Без всяких последствий, но с учетом неразглашения той информации и знаний, которые получите. Можете не бояться, что вам в случае отказа сотрут память или ликвидируют. Но! Я скажу вам сразу, мое предложение настолько изменит вашу существующую жизнь, сделает ее более интересной, осмысленной и яркой, что вы никогда не захотите все вернуть обратно! Все то, чем вы занимались раньше, покажется вам простым, обыденным и неосмысленным. Эта работа позволит вам использовать все ваши знания и опыт и достичь нового уровня профессионализма, а может, найти новый смыл жизни.

– Я об этом уже догадываюсь, – с задумчивостью произнес Александр. – Все это звучит заманчиво, неожиданно и очень интересно. Скажу честно, что никогда в жизни я не получал подобных предложений и даже не предполагал о такой возможности. В какие сроки я должен принять решение?

– Скоропалительное, необдуманное согласие меня не устроит, но и на отказ я не рассчитываю, – строго ответил Виктор. – Я хочу, чтобы вы понимали всю серьезность и ответственность этого предложения! Кроме того, в случае вашего согласия у нас будет в запасе определенный период, когда я вам расскажу суть и особенности новой работы, а также оценю ваши возможности и способности на практике. Вы сможете все оценить более взвешенно и принять окончательное решение. Я хочу, чтобы вы понимали: я предоставляю вам очень хорошую возможность проявить свои таланты, от вас же требуется правильно ей воспользоваться.

– Не сомневайтесь, мне очень интересно ваше предложение, – согласился Александр. – В какие сроки вы хотите получить мой ответ?

– Можете не спешить, – Виктор встал с кресла. – Все обдумайте, придите в себя, а через несколько дней я позвоню вам, и мы договоримся о встрече.

– Хорошо, – согласился Александр, вставая со стула. – Слишком много событий и информации. Действительно, лучше все обдумать.

– Тогда на сегодня мы завершим нашу встречу, – предложил Виктор. – Пойдемте, я вас провожу.

Виктор направился в прихожую, и Александр последовал за ним, но остановился возле кресла, чтобы погладить кота.

– И не гладьте Анджея, он этого не любит, – строго предупредил Виктор. Александр отдернул руку.

– Ну что, кот, пока, – попрощался Александр. Кот лениво моргнул своими загадочными зелеными глазами и совсем закрыл их, сделав вид, что заснул.

– Вы ему тоже понравились, – утвердительно объявил Виктор. Александр только улыбнулся в ответ, и они вышли из кабинета. Черный кот отрыл глаза и внимательно посмотрел им в след.

Часть 2. Цена Времени

День девятый. Прощай, скучная жизнь

Последующие дни, в отличие от ожиданий Александра, были совершенно обычные. Виктор исчез из его жизни и совершенно не напоминал о себе. Почти целую неделю Александр продолжал жить, ходить на работу и смотреть на скучный мир вокруг.

Прежняя жизнь стала скучной, а текущая работа вызывала только тоску. Каждый день он вспоминал о Продавце времени, и у него возникало все больше и больше вопросов, на которые он хотел получить ответы. Первым звонить Виктору он не хотел, но и ждать звонка было невыносимо.

В консалтинговой фирме, где он работал, Александра ценили, и хотя из большинства специалистов свой профессии он особо не выделялся, по мнению непосредственного начальника, был возможным претендентом на повышение, способным прыгнуть выше головы своего руководителя. Наверное, поэтому к желанию Александра уволиться руководство отнеслось легко, но с глубоким разочарованием на лице.

– Понятно, – печально изрек Владимир, руководитель Александра. – Ты только честно скажи: к конкурентам уходишь? Или в частный консалтинг?

– В частный, – ответил Александр, – только немного в другую область.

– Это в какую? – спросил Владимир, с явной мыслью в глазах: а не появилось ли на рынке что-то новое и перспективное?

– Узкая специализация, специфичная область, – с безразличием на лице ответил Александр. – Управление Временем.

– А, слышал, слышал, оптимизация рабочего времени, планирование времени, – многозначно, но с явным безразличием в голосе, рассуждал Владимир. – Очень востребованное в бизнесе направление, жаль, что не пользуется большим спросом.

– Да, бизнес стремится зарабатывать, инвестировать, – согласился Александр. – Всех интересуют деньги, прибыли, рентабельность, а время как-то совсем не в цене.

– Ну не скажи, иногда его очень не хватает, – задумчиво возразил Владимир. – Вот если бы его меняли на деньги, был бы хороший бизнес…

– Да уж, – скептический выдохнул Александр.

– А что, условия лучше предложили? – не унимался Владимир.

– Да не особо, график посвободнее, – уклончиво ответил Александр. – Меня больше специфика работы заинтересовала.

– Ну да, ну да, – согласился Владимир. – Тебе такая работа подойдет, я думаю. С управлением временем у тебя все хорошо, всегда все вовремя, всегда все по плану. Но ты обращайся, если что, мы всегда рады будем принять тебя обратно. Хорошие специалисты всегда нужны.

– Конечно, – с трудом сдерживая появление счастливой улыбки на лице, согласился Александр.

На этом официальная часть прощания закончилась.

Коллектив проводил своего товарища весело и восторженно, желая удачи на новой работе и успехов в жизни. На все расспросы о профессиональных перспективах Александр честно повторял рассказанную ранее легенду.

День одиннадцатый. Когда время остановилось

Несколько последующих дней прошли в томительных ожиданиях. Александр пытался отвлечься от мыслей о новой работе, но ничего не помогало. Но вот раздался долгожданный звонок, и мягкий, спокойный голос назначил встречу.

Ровно в 19:00 Александр уже стоял у входа в квартиру. Входная дверь, как всегда, открылась прежде, чем он успел нажать на звонок.

– Вы всегда опережаете меня, – весело и недовольно произнес он. – В чем тут секрет?

– Я никогда не спешу, но всегда успеваю, – с легкой улыбкой ответил Виктор. – Вы тоже всегда пунктуальны, с вами приятно работать. Но не будем беседовать в дверях, прошу в мой кабинет.

Александр быстро снял верхнюю одежду и, стараясь сдерживать нервное возбуждение, последовал за Виктором в кабинет.

– У вас же был кот? И что-то его не видно больше, – с явным разочарованием спросил он.

– Я же говорил вам, что это не мой кот, он свой собственный, приходит в гости ко мне иногда. Вот побыл немного и ушел по своим делам, – беспечно ответил Виктор. – Но не расстраивайтесь, вы еще с ним встретитесь.

Александр удивился ответу, но промолчал. Виктор сел в одно из кресел и жестом пригласил Александра сесть напротив. После непродолжительно молчания Виктор продолжил беседу.

– Вы, как я знаю, несколько поспешили и уже уволились с предыдущего места работы, – строго произнес он. – Я ценю ваше рвение, но впредь будьте осмотрительнее, никогда не спешите без особой нужды.

– Понимаете, мне последние дни стало сложно сидеть в офисе, поэтому я принял такое поспешное решение, но я учту в будущем ваши пожелания. Но как вы узнали об этом?

– Моя работа все знать и уметь получать информацию, и порой, чтобы узнать большой секрет, достаточно просто задать нужный вопрос в подходящее время. Я просто позвонил на ваше прежнее место работы и поинтересовался о вас. Одна милая девушка ответила мне, что вы больше там не работаете.

– Да, не так уж и сложно, – согласился Александр.

– Вот именно. Умение получать информацию – это навык, который вам очень пригодится на новой работе. Я уже понимаю, что вы приняли решение по моему предложению, но все же хочу услышать ваш ответ.

Александр откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, он поднял голову и сделал сильный выдох. Потом открыл глаза и посмотрел на Продавца времени. Виктор спокойно и внимательно смотрел на Александра.

– Я согласен, – уверенно произнес Александр. – И чтобы вы не усомнились в обдуманности моего решения, я его постараюсь обосновать.

Александр замолчал, стараясь собраться с мыслями. Виктор продолжал молча наблюдать за ним, откинувшись на спинку кресла.

– Ваше появление, фокусы с Временем и последующее предложение неожиданны и удивительны для меня, но и очень заманчивы и интересны. Как только я поверил в возможность манипулирования Временем, все мое восприятие окружающего мира существенно изменилось, и текущие дела отодвинулись на второй план, – Александр сделал небольшую паузу и продолжил: – Я сразу понял, что это событие, возможно, самое важное в моей жизни! Событие, которого я где-то в глубине души очень долго ждал, но даже не мог мечтать, что оно произойдет на самом деле. Уже на следующее утро после нашей встречи я точно знал, что соглашусь на все ваши условия и упускать шанс нельзя, потому как больше такой возможности у меня никогда не будет! Вся моя существующая жизнь неплоха и даже интересна, но у меня постоянно возникает ощущение ее бессмысленности. В ней имеется смысл, но обычного смысла мне не достаточно. Хочется не просто жить, а участвовать в большом деле, менять мир, спешить, рисковать, принимать решения. Существующая работа лишь отчасти дает мне такую возможность, в основном мотивированную не глобальной осмысленной идеей, а только получением материальных благ. Семьи и детей у меня нет, и это одна из причин, почему вы выбрали меня. У меня много друзей, но единомышленников, объединенных общей идеей и мечтой, я пока не нашел. Я до конца не знаю и не понимаю всех особенностей вашего предложения и еще не поверил в реальность всего происходящего, но подсознательно я уверен, что это моя судьба. Вы правильно отметили, что предоставляете мне очень хорошую возможность поменять жизнь и проявить свои таланты в интересном деле, и я не собираюсь упускать этот шанс. И повторю снова. Я согласен и принимаю ваше предложение!

– Хорошо, я в вас не ошибся, – одобрительно произнес Виктор. – Логика принятия вашего решения мне понятна. Я слышу искренность в ваших словах и мотивах и одобряю быстроту ваших мыслей. Давайте не будем терять время и заключим договор!

Виктор быстро встал с кресла.

– Мы подпишем какой-то тайный договор? – с некоторой иронией, но без улыбки спросил Александр, вставая с кресла. – Или же это будет торжественная клятва?

– Ну что вы, это будет несколько излишним, – с улыбкой ответил Виктор. – Мы заключим с вами договор, но не какой-то «рабский», а партнерский. Все бумажные договора и торжественные слова порой не более чем иллюзия или попытка обезопасить свои интересы сторон, не доверяющих друг другу. Самые крепкие договоренности мотивированы исключительно взаимными интересами и уважением друг к другу, поэтому нашу договоренность мы скрепим простым рукопожатием.

– Достаточно просто и вполне разумно, – заметил Александр, улыбнувшись. – Хотя толика таинственности присутствует, впрочем, во все это сложно вообще верить.

– Но вы же поверили, хотя и не до конца. И это уже тоже очень хорошо, – Виктор протянул свою руку. Александр рукопожатием скрепил их договоренность.

– Принимаю вас на работу помощником Продавца времени на всех оговоренных условиях и надеюсь на плодотворное сотрудничество, честность и беспристрастность в нашем сложном и ответственном деле! – с нотками торжественности произнес Виктор, внимательно посмотрел в глаза Александру, словно стараясь прочесть его мысли, и отпустил руку. – Я думаю каждый из нас, надолго запомнит этот простой, но очень важный момент.

– Я точно запомню! – утвердительно произнес Александр.

– И в знак торжественности этого события я покажу вам еще один фокус! – объявил Виктор.

– Еще один фокус с Временем? – удивился Александр.

– Да, еще один фокус с Временем! Он поможет развеять все ваши сомнения по поводу реальности происходящего, – Виктор направился в прихожую. – Но его лучше показывать на улице. Пойдемте, погуляем на свежем воздухе.

– И в чем же будет заключаться этот фокус? – Александр последовал за Виктором. – Я действительно не до конца поверил в манипуляции с Временем, так как кроме моих собственных ощущений происходящего ничего не получил.

– Доказательств манипуляции с Временем я вам никогда не предоставлю, ни сейчас, ни в дальнейшем. Это всегда будут необычные явления, сложно ощутимые, совершенно недоказуемые и научно не обоснованные, – серьезно, но с легкой улыбкой ответил Виктор. – Вам придется смириться с этим. А сейчас мы прогуляемся по красивым улицам нашего города, фокус будет очень наглядным и эффектным.

– Хорошо, – согласился Александр. – Я так понимаю, мои текущие обязанности будут заключаться в том, чтобы следовать за вами, слушать, смотреть и выполнять ваши поручения?

– Совершенно верно, и еще учиться и задавать умные вопросы! – улыбнулся Виктор. – А сейчас прошу на прогулку!

Они оделись и вышли на улицу. Во дворе Виктор остановился и, повернувшись к Александру, сказал:

– Знаете, я так давно не имел возможности рассказать обо всех своих секретах кому-то, что сейчас даже не знаю с чего начать, – он замолчал, поднял голову и посмотрел на небо. – А время не ждет! Мне необходимо вам рассказать о многом, хотя о некоторых вещах лучше не болтать на улице.

– Так, может быть, для начала расскажете, куда мы идем? И что за фокус вы хотите мне показать?

– Мы идем гулять по этому прекрасному городу! Тем более, погода сегодня просто отличная, – воодушевленно ответил Виктор. – Фокус пусть будет пока секретом, и еще раз повторю свой совет. Относитесь ко всему происходящему с максимальной простотой, хотя, я понимаю, это сложно.

– Я постараюсь, – с долей неуверенности ответил Александр. – Моим жизненным девизом всегда было «ничего невозможного в мире нет», но думаю, его уже пора менять на новый: «В этом мире все возможно»!

– И это правильно! Вперед! Нас ждут великие дела! – воодушевленно воскликнул Виктор и не спеша направился к выходу со двора. Александр последовал за ним.

Виктор умышленно сделал крюк, и они перешли улицу у светофора, потом свернули на менее оживленную улицу. Неспешно прогуливаясь, они прошли мимо уличного музыканта, играющего красивую мелодию на флейте. Виктор достал из кармана несколько монет и кинул их в лежащую на асфальте шляпу. Александр нашел в карманах только несколько жетонов на метро, но без раздумий тоже кинул их в шляпу музыканта.

– Люблю этот город. Здесь можно послушать красивую мелодию прямо на улице!

– Это точно, – согласился Александр.

Они прошлись по улице еще немного, Виктор остановился, повернулся лицом к Александру и торжественно сделал жест рукой, указывая на улицу, как конферансье перед началом представления.

– Я думаю, далеко ходить не стоит, – Виктор осмотрелся по сторонам и объявил: – Представление состоится здесь!

Продавец времени достал свои карманные часы, открыл крышку, заиграла красивая механическая мелодия…

– Ничего невозможного в мире нет. Все возможно! – торжественно произнес Виктор и шагнул на проезжую часть. Он сделал несколько шагов и остановился посреди дороги, весело улыбаясь.

Александр сначала ничего не понял, даже попытался остановить Виктора, тоже выбежал на проезжую часть и остановился. В одно мгновение вокруг стало тихо, словно все звуки вдруг отключили, только мелодия карманных часов продолжала играть в полной тишине.

Александр посмотрел по сторонам и с удивлением осознал, что мир вокруг замер! Все остановилось! Перестало двигаться!

Прохожие зависли в движении, машины остановились, голуби замерли в полете, даже воздух, казалось, остановился. Александр даже перестал дышать от неожиданности. Он не спеша поворачивал голову и молча смотрел на остановившийся мир вокруг. Все замерло и остановилось! Особое впечатление производили замершие в полете голуби. Широко расправив крылья, они просто висели в воздухе.

– Тогда в парке, при нашей первой встрече, я только немного замедлил ход Времени. Сейчас практически остановил время совсем, чтобы наглядно показать вам свои возможности, – пояснил Виктор. Его голос звучал как-то странно, немного тихо и сдавленно.

– Удивительно! – выдавил из себя Александр, следуя за Виктором, неспешно продолжающим прогулку. – Вы совершенно становили весь мир?

– Остановил весь мир?! Безусловно, нет, – весело ответил Виктор. – Вы опять мыслите стереотипно, мой друг! Люди всегда ставят себя в центр Вселенной. Какие амбиции! Остановить все Время вышло бы мне слишком дорого. Весь мир двигается, как и прежде, с прежней скоростью и в прежнем направлении! Даже эта улица!

– То есть как движется с прежней скоростью? – Александр остановился и недоуменно посмотрел на Виктора.

– Я ускорил наше с вами Время. Замедлил ход Времени с нашей с вами точки зрения! Мы движемся быстрее и с одинаковой скоростью, и потому вам кажется, что мир остановился. На самом деле все объекты на этой улице в данный момент тоже движутся. Но скорость их движения относительно нашей настолько различна, что почти незаметна человеческому глазу, – объяснил Виктор. – Именно поэтому старайтесь двигаться не спеша и плавно, чтобы не шокировать окружающих нас людей. С их точки зрения мы движемся очень быстро, делая хаотичные и неестественные движения.

– Удивительно, – Александр продолжал удивленно озираться по сторонам. – Это очень наглядный пример, и эффектный. Можно передвигаться со скоростью молнии, спасать людей….

– Спасать людей не наша работа, – строго возразил Виктор. – В случае необходимости этой возможностью обязательно стоит воспользоваться, но быть супергероем – это лишнее. Даже не думайте об этом! Спасением людей и задержанием преступников должны заниматься специальные государственные службы. Милиция, например, то есть полиция. Все время забываю, что у них поменялась вывеска, хотя суть не меняется.

– Понятно, что Время тратить ради пустых эффектов нельзя, – согласился Александр, переходя улицу вслед за Виктором. – Но насколько грандиозные преимущества дает такая возможность!

– Огромные, – подтвердил Виктор. – С учетом архитектуры зданий можно быстро подойти к объекту или незаметно удалиться, стать очень быстрым бегуном или невидимкой. У меня в запасе еще много фокусов, но это опасные фокусы, и необходимо быть очень осторожным с ними. Я могу менять только скорость, например своего тела, но не силу или вес, иначе меня просто раздавит сила притяжения планеты. И помните, физика остального мира всегда остается без изменений, поэтому если на вас летел на большой скорости автомобиль, вы сможете только увернуться от него, но не остановить. Он будет медленно приближаться к вам и неминуемо раздавит. Со временем я вам обязательно все покажу. Но запомните! Накопленный импульс энергии нельзя тратить впустую! С Временем необходимо обращаться очень бережно и осторожно!

Виктор остановился на другой стороне дороги и повернулся, захлопнул крышку часов и мелодия смолкла. Еще мгновение назад замершая улица быстро ожила и помчалась дальше с прежней скоростью. Рядом быстро проехала машина, прохожие, только что стоявшие как вкопанные, продолжили свой путь, как ни в чем не бывало. И мир наполнился звуками.

– Удивительно, – продолжал восклицать Александр. – Так просто и так грандиозно, что в голове не укладывается.

– Привыкнете. Я крайне редко показываю эффектные фокусы на публике. Люди не должны даже догадываться о подобных возможностях. Я показал это лишь для того, чтобы вы увидели своими глазами возможности манипуляций с Временем и более не сомневались ни в чем!

– Очень наглядная демонстрация. Вы могли сразу начать наше знакомство с этого фокуса, а не испытывать мои нервы.

– А вы уверены, что ваши нервы выдержали бы такой стресс? И вы не побежали бы по улице всем рассказывать об удивительном чуде? – глядя прямо в глаза Александру, спросил Виктор. – С чудесами нужно быть аккуратнее, нервы лучше беречь. Вы когда-нибудь сходили с ума? Нервные срывы бывали? Я думаю, нет. А это бывает очень неожиданно. Раз – и вы видите мир совершенно в другом свете!

– Получается, я сейчас схожу с ума? – спросил Александр с долей иронии.

– Нет, вы очень хорошо держитесь. Осознанно принимаете новые изменения, понимая их возможность. С ума сходят иначе. Мысли перемешиваются и не подчиняются сознанию, ведут себя произвольно. В самом начале разум пытается упорядочить мысли, поэтому выйти из этого состояния можно быстро, но можно совсем не выйти и оказаться в замкнутом мире своих воспоминаний и мыслей, хаотично блуждающих в вашей голове. Кстати, в таком состоянии Время может протекать бесконечно медленно.

– Да, в сумасшедший дом мне бы не хотелось попасть, – с грустной задумчивостью тихо произнес Александр.

– Вот именно. В такое состояние лучше никогда не погружаться. Не нервничать, не переживать и спать хорошим, крепким сном! – согласился Виктор. – Все фокусы я буду показывать постепенно, частями, чтобы у вас сознание не расширилось слишком быстро в один момент. Со временем вы будете очень устойчивы к любым стрессам.

– Да, вы правы. Такие чудеса могут слишком шокировать.

– Вот и хорошо, что вы это поняли. На сегодня с вас, я думаю, достаточно событий, можете прогуляться и отдохнуть. Завтра начинается первый рабочий день!

– Согласен, но у меня есть вопрос, – осторожно начал Александр. – Вы управляете Временем с помощью обычных карманных часов?

– А что вы хотели увидеть? Огромную машину? Смысл не в размерах, а в технологии. Все гениальное просто, но сама технология, конечно, очень сложна. Мы уже говорили об этом, – улыбнулся Виктор, достал из кармана свои часы и, держа их на цепочке, демонстративно показал Александру. – Мобильный телефон маленький аппарат и очень сложный, но он бесполезен без телефонных станций, спутников, антенн и других телефонных аппаратов. Люди просто забывают об этом. В управлении Временем тот же принцип. Все гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Мои карманные часы всего лишь служат для контроля и учета Времени, как навигационный прибор, а управлять Временем я могу и без них. В этих часах только одна важная особенность: они показывают всегда реальное Время! Без этих часов можно просто потеряться во Времени.

– То есть каждый раз, когда вы замедляете или ускоряете свое Время, они продолжают двигаться с прежней скоростью? – предположил Александр. – Но это, как я понимаю, не единственный их секрет?

– Совершенно верно! – улыбнулся Виктор. – Но все остальные секреты вы узнаете чуть позже.

Они добродушно попрощались и разошлись в разные стороны.

Сделав несколько шагов, Александр остановился и внимательно осмотрелся по сторонам. Взглянул в лица прохожих, потом посмотрел на движущиеся по дороге автомобили и на группу голубей на крыше и повернул голову в сторону уходящего Продавца времени. Все осталось по-прежнему, мир жил, двигался, как и раньше.

Всю дорогу домой Александр анализировал события последних дней, вспоминал их с детальной точностью и восстанавливал их последовательность. Только после того, как он убедился, что не сходит с ума, хотя в этом не было абсолютной уверенности, на лице появилась счастливая, восторженная улыбка.

– Относись к происходящему просто, и ничему не удивляйся, – тихо произнес он.

День двенадцатый. Законы Времени

– С сегодняшнего дня я начну вам рассказывать о деятельности Продавца времени, – Виктор и Александр сидели кабинете. – В ближайшее время от вас не потребуется каких-то особых действий и решений, необходимо только внимательно слушать и задавать правильные вопросы.

– Хорошо, – согласился Александр и с улыбкой добавил: – Вы ответите на все мои вопросы?

– Я постараюсь, но хочу признаться, что знаю ответы не на все вопросы, – пошутил Виктор, но добавил: – Хочу вам сказать прямо, я никогда не говорю неправду, мне это просто не нужно.

– Вы всегда говорите только правду? – удивился Александр.

– Конечно, нет, иногда бывают ситуации, когда сказать правду неуместно или невозможно, хотя бы потому, что в нее никто не поверит. В таких случаях я стараюсь не отвечать или же просто промолчу.

– Да, правду люди почему-то не любят, но никогда не лгать – это очень сложно. Я думаю, мне стоит придерживаться такого же принципа.

– Это было бы очень умно с вашей стороны. Вы уже поняли, что о нашей деятельности нужно говорить с окружающими людьми осторожно? – спросил Виктор с некоторой таинственностью.

– Я это понимаю. Этот секрет может привлечь излишний интерес определенных людей?

– Это тоже важно, но основная причина иная, – Виктор улыбнулся. – Вам когда-нибудь приходилось бывать в психиатрической больнице?

– Нет, не приходилось, – Александр тоже улыбнулся, – и признаться, совершенно не желаю там оказаться. Мы уже говорили об этом вчера.

– Вчера я проверял вас на уровень устойчивости к стрессу, но многие люди, в отличие от меня, не верят в чудеса. Никогда не забывайте об этом! – заметил Виктор уже без улыбки. – Психиатрическая больница место очень занимательное, но страшное. Люди там разные, но для нашего дела совершенно бесполезные. Времени у них много, но созерцать действительность адекватно они уже не могут.

– От сумасшествия до гениальности один шаг. Многие сумасшедшие люди вполне спокойно умудряются жить в существующем обществе и даже приносить пользу! Главное, правильно поставить себя в этом мире.

– И не запутаться во всех его сложных хитросплетениях, – с улыбкой произнес Виктор, ненадолго замолчал, внимательно изучая собеседника и продолжил: – Давайте начнем обучение. Слушайте и запоминайте. Информации будет много, а впечатлений и событий еще больше.

– Программа адаптации и обучения нового сотрудника, – прокомментировал Александр. – Скажите, ваша деятельность носит коммерческий характер?

– Не совсем. У меня нет коммерческих интересов, хотя я «торгую» Временем, скорее некоторая смесь благотворительного и инвестиционного фонда, собирающего излишки Времени и раздающего их нуждающимся, – с улыбкой пояснил Виктор.

– Фонд? – немного удивился Александр. – Но вы используете слова «купить» и «продать», а значит, есть и цена? Вы же не раздаете Время просто так?

– Верно, если раздавать Время без смысла, оно потеряет свою цену, – Виктор внимательно смотрел Александра в глаза.

– И какова цена Времени? – с некоторой настороженностью спросил Александр.

– Вы совершенно правы, суть всех этих манипуляций, как и любых торговых операций, заключается исключительно в цене, а цена может быть различна! – с некоторым напряжением ответил Виктор и продолжил мягким усыпляющим голосом: – Время нельзя оценить, оно, с одной стороны, нематериально, с другой, его сложно учесть. Оно вроде бы есть, а на самом деле его нет. С одной стороны, каждый человек понимает его значимость, но с другой, видит его неограниченность. К оценке Времени люди подходят с философской точки зрения, но лишь потому, что не знаю о возможности управлять Временем. Каждый знает, что данное ему Время ограниченно. В сутках 24 часа, в году 365 суток, а в жизни сколько времени – сколько получится!

Виктор замолчал, изучающе глядя на собеседника. Александр молчал и внимательно слушал.

– Каждый ценит время по-разному, – продолжил Виктор. – Одни люди используют его не считая, живя мгновением, другие считают каждую минуту, стараясь, чтобы каждое мгновение приносило максимальную пользу. Для разных людей цена Времени будет разная, и эта цена может измеряться не только в деньгах, но и в более значимых жизненных ценностях. Торговец временем занимается тем, что ищет людей, не знающих цену Времени, и покупает его по дешевке, чтобы потом найти настоящего ценителя Времени и продать ему Время за цену, которую сам назначит. И эта цена может быть огромна! Сразу скажу: деньги и прочие материальные блага меня не интересуют!

В голосе Виктора прозвучала некоторая жесткость, и Александр впервые задумался о том, что это все не шутки, игры с Временем – занятие серьезное.

– Манипулируя Временем, можно менять судьбы людей, и даже изменить весь мир. Цена этому, конечно, не может измеряться в материальных благах, и что тогда вами движет? – осторожно спросил он. – И почему вы просто по своему усмотрению не можете забирать Время у одних людей и передавать другим?

– Это хорошие вопросы, – отметил Виктор и продолжил размеренным, но твердым голосом: – С помощью манипуляций с Временем можно творить различные вещи. Изменять мир и людей, но любое вмешательство может привести к неописуемым последствиям, исправить которые будет сложно. Нельзя существенно менять баланс Времени, иначе можно нарушить равновесие, изменить мир до неузнаваемости и даже разрушить! Использовать такие возможности необходимо очень осторожно, ведь они могут принести как положительный, так и отрицательный эффект. Поэтому к управлению Временем допущены лишь немногие. Считайте меня наемным служащим, хотя Продавец времени скорее не работа или должность, а призвание.

– Но кто вам дал такие возможности? Кому вы подчиняетесь?

– Какие прямые вопросы, – Виктор улыбнулся. – У меня своеобразная лицензия на операции с Временем, разрешение, которое мне предоставил мой работодатель – Хранитель времени, но о нем я пока вам ничего не расскажу. Я вполне самостоятельный торговец, определяющий свои действия по продаже и покупке Времени по своему усмотрению, но и для меня существуют определенные правила и условия, нарушать которые я не могу. Люди теряют Время постоянно, но делают это по своей воле. Если же кто-то начнет брать Время без разрешения – это будет не что иное, как воровство Времени! А я слежу за тем, чтобы никаких манипуляций с Временем без согласия сторон не происходило. Такие случаи очень опасны и должны пресекаться сразу, и, к счастью, возникают они очень редко. Отсюда вытекают и принципы покупки: я не могу взять Время у человека без его согласия и взять могу только столько Времени, сколько человек мне продаст. После покупки я могу распоряжаться купленным Временем уже по своему усмотрению. Могу передать купленное мной Время другому человеку на определенных условиях, то есть продать. Но, самое главное, все эти манипуляции с Временем должны как можно меньше влиять на других людей и быть совершенно незаметными для них.

– Да, не так это все и просто, – отметил Александр.

– Это совсем непросто, – согласился Виктор. – Я буду вам рассказывать очень многое, но учиться вы будете сами. Еще будут практические уроки, которые позволят вам понять все на практике и уяснить правила игры.

– Игры? Какие правила? – удивленно спросил Александр.

– Разные. Вся наша жизнь игра. Я предложил вам не просто работу. Я предложил вам изменить свой образ жизни, изменить всю свою жизнь. Вам нет необходимости демонстрировать мне свои навыки и способности, я уже их оценил. Игры с Временем – это очень серьезно, но лучше относиться к своим обязанностям проще, как к игре. Очень важной и ответственной игре!

– А вы считаете жизнь игрой? – задумчиво спросил Александр.

– У каждого человека разная жизнь. Моя жизнь, безусловно, игра! Сложная, ответственная, в тоже время интересная и увлекательная, и у этой игры одна особенность: в нее можно сыграть только один раз.

– Понимаю, – согласился Александр. – Игра, в которой я должен стать лучшим игроком?

– Верно, и для этого вам необходимо учиться и учиться. Период обучения может длиться месяц, а может годы, и за это время вы либо станете профессиональным игроком, либо ваша жизнь вернется в прежнее русло.

– Нет, – твердо возразил Александр. – Я понял. Я справлюсь! Я буду стараться.

– Хорошо, у вас правильная уверенность в себе, она тоже важна. Давайте начнем. Мне еще много необходимо вам рассказать, и для начала я хочу, чтобы вы нашли себя во Времени и научились его контролировать.

– Найти себя во времени? – удивился Александр. – Для этого есть часы и календари. Что значит «контролировать Время»?

– Это так, всегда можно воспользоваться часами, но если их нет? Вспомните, что вы делали сегодня с 10:30 до 11:00 утра?

– Ну, в это время я был у себя дома… – Александр пытался вспомнить, что он делал в этот период.

– Необходимо ответить не просто, где вы находились, и не предположить, а точно вспомнить, что именно вы делали в это время! – строго потребовал Виктор.

– Не помню, – недоуменно ответил Александр и, глядя в веселые глаза Виктора, предположил: – Вы забрали мое Время?

– Нет. Вы просто забыли, что делали сегодня утром в это время, – улыбнулся Виктор. – Человек помнит не все, только яркие и важные моменты своей жизни. Очень большая часть воспоминаний со временем теряется или откладывается так далеко в памяти человека, что их очень сложно найти. В человеческой памяти нет датирования по датам и минутам. Вспомнить событие можно только в относительном временном периоде и всегда в обратной хронологии от существующего момента. Чем больше прошло времени с момента события, тем сложнее человеку вспомнить детали этого события и тем сложнее сопоставить это событие с конкретной датой и временем.

– Точно, я об этом тоже много читал. Память человека многоуровневая, и, как я понимаю, информация хранится по степени важности. В случае если эмоции, связанные с информацией, яркие, информация будет доступна всю жизнь, а информация, имеющая второстепенную роль, вообще стирается из памяти, – согласился Александр. – А еще есть неосознанные действия, которые человек совершает «на автомате». Он дышит, смотрит, двигается, не обращая внимания на окружающий мир. Такая информация вообще не остается в памяти человека.

– Верно, именно поэтому большинство людей не помнят, что делали вчера и тем более год назад. Но человеческая память не стирается без особой причины, просто человек порой не может найти необходимую информацию у себя в голове, – дополнил Виктор. – В любом случае никогда нельзя назвать точную дату и время события, и этим можно пользоваться. Брать у человека Время незаметно, немножко, по несколько минут каждый день, как мошенники, ворующие с кредитных карточек деньги, чтобы никто не заметил. Но на карточке имеется баланс, который можно проверить, а у Времени баланса нет.

– Забавно, можно терять Время каждый день и даже не замечать этого? Получается, вы можете забрать у любого человека Время в любом количестве, но ограничены лишь правилами и вашими этическими соображениями?

– Да, именно так. Мне даны огромные возможности и полномочия, но я ограничен договором, – пояснил Виктор. – Согласно этому договору, я наделен особыми возможностями и обязанностями, суть которых сводится к манипулированию и контролю Времени. Покупая или продавая Время, я также заключаю договор с людьми, который накладывает определенные обязательства как на меня, так и на них. Я не могу взять ни секунды Времени у человека, если не получил устного разрешения на это, но отдать имеющееся Время могу любому на свое усмотрение. Я могу забрать все проданное или подаренное мной Время назад, в случае если покупатель нарушил условия договора. Похожий договор мы заключили и с вами, поэтому относитесь к нему серьезно и ответственно, особенно с учетом того, что этот договор устный.

– Обычные коммерческие отношения, – с иронией отметил Александр, – и вполне справедливые. Вы можете раздавать Время бесплатно?

– Конечно. Я могу просто подарить Время и также получить Время безвозмездно, если мой клиент так решил. Но дарить Время всем и каждому не стоит, это не имеет смысла и понижает ценность Времени. Даже продавать Время необходимо понемногу, порционно. Если дать человеку безграничный источник энергии или золота, то эти ценности тут же обесценятся. Люди не привыкли получать что-то бесплатно, подарки, конечно, важны, но только когда они делают жизнь человека лучше. Такие вещи, как Любовь, Счастье и Время, нельзя давать человеку сразу, много и бесплатно, без каких-то обязательств и условностей. Как ни странно, получая что-то даром, люди сразу перестают ценить это. Совсем мало людей имеют в начале своей жизни мудрость видеть и ценить истинные ценности. Только после многих лет труда и испытаний человек начинает понимать истинную ценность вещей и поступков и лишь под конец своей жизни, когда остаются последние минуты, человек осознает, как беспечно и глупо потрачено Время, отпущенное ему.

– Вы правы, это действительно большое заблуждение, присущее хотя бы в маленькой степени каждому человеку. Удивительный парадокс человеческой глупости, – с грустью согласился Александр. – В жизни человеку нужен стимул и трудности, чтобы идти по ступенькам к вершине, а жизнь по своей сути заключается в достижении поставленных целей.

– Именно поэтому цена Времени для каждого человека определяется индивидуально.

– А как ваши клиенты относятся к идее покупки и продажи Времени? Они всегда осмысленно понимают суть подобных сделок?

– Хороший вопрос. До конца, я думаю, никто никогда не осознает суть и реальность подобных соглашений! – мягко улыбнулся Виктор. – Особенно когда продают Время. «Продать время» – какой бред! Это может вызвать все что угодно, кроме осмысленного восприятия сделки. Вот представьте, что вы предложите человеку купить у него энергию импульса в определенном временном отрезке существующей относительной реальности? Он ничего не ответит, он будет в шоке от непонимания! А если вы скажете, что хотите купить у него время за деньги. Он скажет, что вы больной придурок или подумает так, но согласится, ведь ему выгодно получить деньги за то, чего у него нет!

– Да, жадность и любопытство присущи людям всегда. Не зря говорят, что люди произошли от обезьян, или наоборот.

– Если правильно подобрать слова и найти подход к человеку, вероятность совершения сделки значительно повышается, – продолжил Виктор. – Для нас не имеет значения, осмысленное или неосмысленное дает человек согласие, мы принимаем любое, и сделка завершена. Даже если все происходящее человек не воспринимал всерьез, а считал розыгрышем или шуткой.

– Достаточно цинично, а вы не считаете, что это обман?

– Обман? Какой обман? Я назвал цену за товар, клиент согласился и получил желаемую цену, а я получил желаемый товар. Все честно, – беспечно ответил Виктор. – То, что клиент не понимает цены Времени, это, так сказать, его беда. И хотя моя работа иногда выглядит циничной и даже жестокой, она всегда вполне справедлива. Я покупаю Время за цену, с которой согласился клиент. Он сам оценил свое Время и решил от него избавиться, посчитав, что его у него вполне достаточно. К сожалению, люди ценят деньги, вещи, любовь, а к Времени относятся беспечно, иногда только бросают высокомерные фразы «не трать мое время впустую», а сами с легкостью бросают всю свою жизнь на ветер! Справедливости ради скажу одно: я покупаю Время не у всех и не за любую цену, а только у тех, кто не ценит его. Выкупаю у людей то Время, которое в любом случае будет потеряно. Люди теряют Время постоянно, я же лишь перераспределяю Время между людьми, чтобы улучшить эффективность его использования. Моя цель не мои личные материальные блага, а благополучие общества, тех же людей, у которых я купил Время.

– И кто же определяет ваши цели? – вдруг спросил Александр. – Ваш наниматель? Хранитель времени?

– Свои цели я определяю сам, а еще окружающий мир и люди вокруг. Хранитель времени только следит за тем, чтобы мои манипуляции с Временем не несли вред окружающим и приносили пользу.

– Хранитель времени, таинственный и неизвестный человек. Получается, существуют и другие Продавцы времени?

– В каждом крупном городе, чаще всего столице государства, живет свой Продавец времени. Но Продавцы времени редко общаются друг с другом, – ответил Виктор и с задумчивостью добавил: – В этом мире существуют не только Продавцы времени, но и Продавцы любви и Продавцы желаний, и с некоторыми из них встреча может быть очень опасна. Особенно опасен Покупатель душ…

– Наверное, потому, что он только скупает души и никогда не отдает их назад?

– И поэтому тоже, – задумчиво ответил Виктор. – Давайте лучше поговорим о Времени и о тех, у кого Время можно купить.

– Я думаю, что Время можно купить у любого человека.

– Теоретически это так. Купить Время несложно и даже просто. Люди не ценят его, раздают, теряют, иногда даже не задумываются о том, что оно есть. Уговорить человека продать Время легко, но на практике не каждый человек готов продать свое Время.

– А встречаются люди, которые отказываются продать Время?

– Конечно, они были, есть и будут! Чаще всего это не осмысленный отказ, а боязнь неожиданного и непонятного предложения. И самое главное – это плохая работа Продавца времени, ведь выбор клиента очень важный этап. Лучше всего предлагать продать Время подготовленному клиенту, и в подходящий момент, иначе не будет результата. К покупке Времени необходимо подходить очень внимательно, ответственно и осторожно. Обычным людям не требуется дополнительное Время, их жизнь размеренна и проста, и даже Время, которое у них уже есть, они не используют в полной мере. Таким людям знать о нас совсем необязательно. Выбирать человека для покупки Времени нужно осторожно, неосмотрительность в этом вопросе может принести больше вреда, чем пользы. Люди, которые прожигают свое время, зачастую прожигаю и жизнь, у них низкие нравственные ценности, они могут быть эпатажны и эксцентричны и даже опасны. Скрытность и таинственность, а также страх перед неизвестностью – лучшие помощники при покупке Времени, да и при продаже тоже. Выбор человека, у которого можно купить Время, не так прост, как кажется на первый взгляд. Желательно покупать как можно больше Времени за меньшую цену, а продавать как можно меньше, но подороже.

– Обычные рыночные отношения, – усмехнулся Александр.

– Законы рынка применимы везде, – согласился Виктор. – Люди сами помогают нам! Потенциальные клиенты небрежны к Времени и отдают его почти даром. Лучше покупать Время за материальные ценности, а продавать за нематериальные. Обязательно необходимо стремиться, чтобы полученные от продажи Времени средства принесли реальную пользу клиенту и были использованы во благо. Покупка Времени необязательно должна быть торжественна. Это может быть и просто обмен, но он должен запомниться человеку надолго, при этом важно во время сделки обставить все так, чтобы клиенты до конца не осознавали всю реальность происходящего, и в памяти навсегда осталось сомнение в том, было ли все это на самом деле или нет. Это сомнение впоследствии может привести к тому, что о сделке клиенты забудут совсем. И никаких свидетелей и документов, имен и прочих фактов, подтверждающих действительность события, не останется. Сделка должна напоминать сон. Потерянное Время учесть невозможно, а полученный результат должен быть иллюзорным.

– Чтобы никто не мог доказать существование Продавцов времени?

– Верно, и не забивал бы себе голову подобными размышлениями, – улыбнулся Виктор. – Нет никаких доказательств существования Продавцов времени, и вы никогда не сможете их собрать, потому как и самого Время не существует!

– Хитро, очень хитро, – ухмыльнулся Александр. – И каким образом этого достичь?

– Это несложно. Например, оплату деньгами лучше передавать в виде находки или случайного неожиданного выигрыша, тогда клиент усомнится в реальности сделки, но будет ею вполне доволен. Продавец времени должен не только не оставлять никаких доказательств реальности сделки, но и следов своего присутствия и даже существования. Вся информация о нашей работе должна всегда оставаться на уровне слухов и легенд…

– Как много таинственности и мистики, но с другой стороны это очень забавно.

– Я вас предупреждал, что эта работа очень интересная, а иногда и веселая. Я вам даже рекомендую сходить на курсы актерского мастерства, пригодится, – улыбнулся Виктор. – В начале прошлого века поддерживать таинственность было легко, а сейчас кругом видеокамеры, магнитофоны и фотоаппараты. Люди стали более образованные и осведомленные, но, как и прежде, ими движут страсти и иллюзии. Весь мир, как качели, качает из одной стороны в другую. То полное увлечение мистицизмом и обращение к богу или дьяволу, то увлечение наукой и атеизмом. Последнее время все это стало перемешиваться. Современный человек настолько переполнен информацией, что порой не знает, чему верить, не понимает, где правда, а где вымысел.

– Это точно, и, что самое интересное, большая ложь часто воспринимается проще, чем маленькая правда.

– Настоящая правда может быть дороже жизни, но людям она часто совсем не нужна. В какой-то степени нам это на руку. Мы продаем не просто услугу, а иллюзорную услугу, которую трудно почувствовать и оценить, – продолжил Виктор. – Самое забавное то, что рынку Времени и алгоритму сделок присущи обычные законы бизнеса и экономики. С одной стороны, пока люди не знают, что имеется спрос на их Время, которое сами они не ценят, цены на Время будут держаться очень низко. Можно купить годы человеческого времени за маленькую безделушку. Но, с другой стороны, продать Время гораздо сложнее. Покупателей Времени очень мало! Большинство людей мечтают о богатстве и власти, радости и счастье, любви и славе, а Время люди порой просто не замечают, не ценят и не считают.

– Но ведь существуют люди, такие как я, – воскликнул Александр. – Люди, которые считают каждую минуту и стараются использовать каждый день, каждый час своей жизни с пользой!

– Да, вы правы, в современном мире, спешащем и быстром, у людей появляется больше возможностей и ценность Времени значительно повышается. Все больше появляется настоящих ценителей Времени, людей, бегущих по жизни, желающих прожить несколько жизней за одну. Их жизнь расписана по минутам, для них каждый день заканчивается поздно ночью, плавно переходя в новый день, и так день за днем, из года в год. Такие люди – это наши клиенты! Но только не каждый из этих ценителей времени достоин получить Время. Дополнительное Время дает огромные преимущества, и многие это понимают, но иногда дополнительное Время может быть использовано не по назначению, и не всегда поступки людей могу носить благородный характер, поэтому необходимо учитывать результат, который они принесут, и важно не ошибиться. С выбором покупателей все сложно, подбирать их необходимо аккуратно, цена за Время может быть очень высокой, а сделка иметь дополнительные условия. Необходимо следить за выполнением этих условий и влиянием полученного клиентом Времени на окружающий мир. Когда человек теряет время – это практически незаметно, но когда человек получает дополнительное преимущество, это может существенно повлиять на его судьбу и судьбы других людей, иногда изменить историю всего мира! Клиентов на покупку Времени подбирать очень сложно. На тысячу желающих продать Время найдется один достойный покупки, но не всегда стоит ему это Время продавать.

– Почему? В мире мало хороших людей? – с удивлением спросил Александр.

– Напротив, хороших людей в мире много и становится все больше, а достойных все меньше, – с легкой грустью ответил Виктор. – Раньше мир менялся очень активно. Новые открытия, технологические прорывы, полеты в космос! Человечество познавало окружающий мир, боролось за выживание и свободу. Жесткие кровавые войны! Революции! Все менялось, и не было стабильности. Сегодня человек сыт, а завтра уже умирает с голоду. Мирный день мог смениться кровавым вечером, войной на долгие годы. В таких условиях люди более чувствительны к жизни, они больше понимают истинные ценности и меньше ценят материальные блага, которых зачастую просто не имеют. В таких условиях многие люди готовы были отдать жизнь за семью, за родину, за идею! А сейчас в мире относительно все стабильно, люди спокойно и комфортно живут. Конечно, существуют трудности, и войны случаются, и мир не идеален, но такой напряженности нет, даже борьба за жизнь ушла на второй план. Для обычного человека сейчас на первый план выходят финансы, карьера, материальные блага, семья, и при такой комфортной жизни мало кто готов рисковать всем ради идеи.

– Даже излишне напрягаться никто не хочет, – согласился Александр. – Но не все же так плохо, есть еще много людей, живущих ради науки! Искусства! Общества! Людей стремящихся изменить мир, сделать его лучше!

– Конечно! И я думаю, что такие люди найдутся всегда, – улыбнулся Виктор, – а значит, всегда можно будет найти достойного покупателя Времени!

– А многим известным людям вы продавали Время?

– Многим, иногда благодаря дополнительному Времени эти люди и становились известными, но чаще всего люди, которые приносят пользу обществу, совершенно не известны общественности. Позже я покажу вам свои архивы, где я храню всю информацию о своих клиентах, но сейчас меня интересует не прошлое, которое нельзя изменить, а будущее.

– Хорошо. Скажите, а какую цену обычно платят за Время? Сколько стоит минута дополнительного Времени?

– Ну, это на глаз, – пошутил Виктор, но продолжил уже серьезным тоном: – Время товар очень сложный, и потому ценника на него нет. Цена Времени – понятие очень растяжимое, и если при покупке Времени, можно определить какие-то материальные цены, то при продаже этого сделать практически невозможно. Как я уже говорил, я не продаю Время за деньги и прочие материальные ценности. Моя цена Времени – это поступки, деяния людей, их вклад в науку, искусство и общество. Важно то, как человек использует дополнительное Время и что полезного он принесет людям, обществу и миру! В этом смысл! И это оценить, как вы понимаете, очень сложно. Например, ученый медик пытается найти способ лечение опасной болезни. Он может потратить годы на поиски необходимого варианта, а дополнительное Время ускорит этот процесс. В результате способ лечения опасной болезни будет найден раньше, и множество больных получат излечение. Это и будет цена Времени.

– Действительно, достаточно сложно это оценить, – согласился Александр. – А если, получив дополнительное Время, ученый не достигнет нужного результата?

– Значит, это будет ошибкой Продавца времени, и Время продано зря. Но это только с точки зрения результата. Стремление сделать мир лучше уже само по себе достойно одобрения и оценки.

– А если человек, купивший Время, воспользовался им не по назначению или использовал его в корыстных целях? Использовал Время впустую, совершенно зря?

– Такое тоже бывает. Благие цели и намерения часто оборачиваются личными амбициями и алчностью. В этом случае я просто заберу Время назад, – спокойно ответил Виктор. – Но если Время можно забрать назад, то исправить содеянное этим человеком уже невозможно.

– Понятно, хотя все это довольно сложно, необходимо уметь очень хорошо разбираться в людях, чтобы правильно прогнозировать их поступки и деяния. Расскажите, как происходит момент передачи Времени. Вы щелкнули пальцем, и определенному человеку добавилось Время?

– Хороший вопрос. Вы правы, для Продавца времени самое главное разбираться в людях, их мыслях и психологии. Каждого клиента необходимо рассматривать как уникальную личность и иметь индивидуальный подход. В этом кроется и ответ на ваш вопрос. Прежде чем у определенного человека взять или передать ему Время, необходимо выделить его из общей массы людей. Нельзя посмотреть на фотографию в газете и забрать у человека Время. Требуются координаты! Необходим контакт с человеком, хотя бы визуальный, но лучше всего телесный. Достаточно одного прикосновения, и контакт уже получен. Это как электронный сканер. Прикосновение очень важно, оно позволяет почувствовать, оценить и запомнить человека. Даже на уровне биологии, при телесном контакте можно почувствовать, боится собеседник или спокоен, силен или слаб. Именно с этим связана повальная привычка здороваться за руку. Такой способ контакта сразу располагает к себе людей, снижает барьеры и даже иногда дает возможность доминировать над слабыми личностями.

– Одного прикосновения достаточно, чтобы потом вы в любое время могли манипулировать импульсом энергии этого человека? – удивился Александр.

– Да, именно, так. Одно рукопожатие, и в любое время, в любом месте, независимо от того, как далеко находится этот человек, я могу манипулировать его Временем. Это звучит несколько жутковато, но это так. Связано это с тем аспектом, что Время у человека нельзя забрать порционно. Каждую секунду человек живет, дышит, думает, двигается. Если взять много Время разом, человек просто умрет. И еще необходимо манипулировать с Временем так, чтобы сам человек этого не замечал. Поэтому Время можно брать только понемножку, а еще лучше делать это в определенное время суток, например, когда человек спит. Для того чтобы забрать час, необходимо в течение месяца каждый день вытягивать у человека Время по минутам.

– А если человек вдруг умрет по неожиданным причинам? Процесс остановится?

– Да, процесс остановится на момент смерти человека, ведь только пока живет человек, существует его Время. Жизнь только маленький миг, который может растянуться на сотню лет, а может закончиться уже завтра. С точки зрения коммерции мы, заплатив за Время, получаем лишь часть его, но это не важно. Человеческие жизни ценнее нескольких минут Времени, всегда помните об этом! По этой причине нашими клиентами не становятся люди пожилого возраста, чем ближе конец жизни, тем большую ценность приобретает Время. Люди странные создания, только когда человек понимает, что его жизнь скоро кончится и можно посчитать количество последних минут, он начинает ценить свою жизнь и время. Порой кажется, что старики проживают остаток своей жизни бессмысленно и тратят свое Время впустую, но покупать у них Время нельзя, потому как любой день может стать для них последним.

– Справедливо и очень разумно, – согласился Александр. – Но тогда получатся, что, существенно замедляя Время, можно жить дольше, во всяком случае, относительно обычных людей?

– Верно. Можно растянуть свое Время на долгие годы, так сказать, «ждать», и хотя в биологических часах человек проживет положенный ему срок, календарно можно растянуть человеческую жизнь на века. По этой причине один и тот же, человек не может продать, а потом обратно купить Время. И если скупать Время можно годами, то дополнительное Время, продаваемое людям, измеряется часами и минутами.

– Если ускорить Время человека, он начнет жить быстрее и организм состарится очень быстро? – догадался Александр.

– Да, и хотя один дополнительный месяц на пятьдесят лет не повлияет на всю жизнь человека в целом, существуют и другие важные аспекты, – продолжил Виктор. – Самый важный из них – это взаимодействие с окружающим миром. Когда я демонстративно «остановил» Время на улице, я существенно увеличил наше Время относительно окружающего мира, но такое состояние очень опасно и часто вообще нецелесообразно. Контакт с окружающими миром становится невозможным, а у обычного, неподготовленного человека может даже возникнуть нервный шок. Продавая дополнительное Время, я незначительно увеличиваю скорость клиента относительно других людей. Добавляю всего несколько дополнительных минут в сутки, и человек просто становится чуть расторопнее и быстрее, и лучше всего делать это в определенное время, в период наибольшей активности клиента.

– Но что могут сделать несколько дополнительных минут в день? Если правильно контролировать и использовать свое Время, можно получить большую экономию Времени без помощи Продавца времени.

– Вы, безусловно, правы, и многие люди живут быстрее других лишь потому, что считают свое время и используют его рационально, – согласился Виктор. – Но иногда этого недостаточно. Человек зависим от окружающего мира и людей, скорости движения транспорта и погодных условий. Автомобиль не станет ехать быстрее, и длина дня не изменится, и сэкономленное в начале дня Время можно безвозвратно потерять вследствие внешних факторов. Это самое большое отличие Времени от других ценностей. Для Времени нет границ, нет законов, религий и национальностей. Время понятие относительное, и от того, как человек его использует, может тянуться бесконечно долго или пролетать очень быстро. Последняя минута растягивается до бесконечности, в ожидании время тянется долго, в движении пролетает быстро. Время можно растянуть и ускорить, замедлить, но не остановить. Время, как и жизнь, не останавливается и, как жизнь, может переродиться в любой момент. В этих понятиях есть еще одно общее: ни Время, ни Жизнь нельзя пустить вспять. Человек придумал Время, чтобы лучше управлять окружающим миром и самим собой, но он не властен над Временем. Время нельзя отложить, занять, притормозить, у человека есть только выбор, как его использовать.

– Но тогда какое преимущество дает дополнительное Время? Ведь человек также остается зависим от окружающего мира?

– В первую очередь это скорость движения, относительно окружающих людей. Даже дополнительная секунда в минуту может сделать человека быстрее, ловчее и даже умнее. Главным положительным эффектом является увеличение скорости восприятия окружающего мира. Скорость мысли увеличивается. Человек начинает думать быстрее, мыслить быстрее, быстрее воспринимать окружающий мир и учиться быстрее. Весь мир и человек живут на принципе предвидения будущего. Человек всегда думает на несколько секунд вперед. Сначала возникает мысль, а только потом действие. В мозгу человека может протекать гораздо больше событий, чем в реальной жизни. Человек может представить и спрогнозировать сразу несколько вариантов событий и их финалов и менять их по своему усмотрению неограниченное количество раз. Но в жизни все события происходят единожды, и их нельзя изменить, поэтому скорость жизни человеческой личности зависит от скорости восприятия окружающего мира. Чем быстрее и эффективнее работает мозг человека, тем длиннее жизнь человека, тем она насыщеннее и интереснее. Именно поэтому нашими клиентами могут стать только люди мыслящие и спешащие по жизни.

– Глупому человеку действительно дополнительное Время ни к чему, – согласился Александр. – Теперь я понимаю эффект дополнительных секунд. Но скорость человеческой мысли – величина поистине огромная. Для мысли нет расстояний, границ и времени. И хотя у многих людей мысль часто бегает по кругу, а у отдельных личностей останавливается на полпути, есть и великие мыслители, чьи мысли так быстры, что уносят их в далекое будущее. Разве Время влияет на скорость мысли человека?

– Нет, не влияет. Вы правильно заметили, человеческие мысли не ограничены в скорости, но и у них имеются границы, – возразил Виктор. – Человеческие мысли ограничены только человеческим сознанием, но, чтобы поделиться мыслями и претворить их в жизнь, человек вынужден взаимодействовать с окружающим миром. И вот тут Время начинает играть важную роль.

– Да, я понял. Это именно так. Я немного заблудился в своих мыслях, – улыбнувшись, согласился Александр. – Получается, что покупателями Времени становятся великие мыслители современности?

– Не обязательно так. Мыслители порой тоже много думают и рассуждают, но не стремятся воплощать свои мысли в жизнь. Выбор покупателя Времени сложен и не ограничен определенными параметрами. Это может быть космонавт или летчик испытатель, чья жизнь порой несется с огромной скоростью, и каждая дополнительная секунда стоит жизни. А может, это будет простой водитель поезда, в чьих руках каждый день находятся жизни и судьбы многих людей. Достойных людей сложно найти, но в определенный момент жизни этим человеком может стать каждый. Одной из ваших обязанностей в должности моего помощника станет поиск новых клиентов.

– Поиск новых клиентов? – несколько удивился Александр. – Для покупки Времени?

– Да, именно вы будете искать новых клиентов, и не только с целью покупки, но и с целью продажи Времени. Вы, я надеюсь, не думаете, что клиенты сами приходят ко мне по объявлению в газете? Как раз основная часть работы Продавца времени и заключается в поиске новых клиентов.

– Каким же образом вы ищете клиентов и покупаете Время, при этом скрывая свою личность и род занятий? Где вы находите достойных покупателей?

– Везде! На улице, в метро, в магазине и парке. Они везде, они повсюду! Необходимо только быть внимательным и уметь ждать, и тогда обязательно нужный человек сам повстречается вам.

– Ждать? Вы знаете, я дисциплинированный и сдержанный человек, но ждать я не люблю, – признался Александр. – И считаю, нельзя полагаться на случай, бродить по городу в надежде, что судьба подарит вам долгожданную встречу.

– Чаще всего мне приходится не торопиться, а ждать. Великие свершения требуют времени, – заметил Виктор. – Но вы правы, если просто бродить по жизни, вы ничего никогда не найдете. Необходимо искать клиентов в нужном месте и в подходящее время.

– И где мне найти таких людей?

– Ходите на умные выставки, семинары, читайте прогрессивную литературу, участвуйте в жизни общества. У вас же много увлечений? Можете записаться в спортшколу или даже поступить в университет. Расширяйте свой круг интересов, и вы будете встречать каждый день новых интересных людей. Любой из этих людей может стать нашим клиентом, записывайте, запоминайте, оценивайте их.

– Это понятно, мир полон ярких людей, но не все же так просто?

– Конечно. Не все яркие и известные люди могут стать нашими клиентами, скорее наоборот. Наши клиенты никому неизвестны, они еще только собираются сделать что-то важное и значимое, сидят тихонько, пишут, считают, вычисляют, рисуют, творят.

– И в чем же смысл поиска ярких личностей и событий?

– В том, что они, как свет маяка, притягивают к себе людей, которым интересны эти события. А в этой огромной массе идущих на свет маяка и можно найти потенциальных клиентов.

– Умно, то есть какая-то научная выставка может быть таким маяком?

– Верно, но суть не в том, чтобы найти, это не так и сложно. Необходимо правильно оценить человека, его истинный потенциал и стремления, и не ошибиться при этом.

– И как это делать? Собирать о нем как можно больше информации, беседовать, – предположил Александр. – Все это несколько напоминает шпионаж.

– Шпионаж – это не самое подходящее слово. Шпионаж ведется для определенных целей, в интересах государства или коммерческой корпорации, – возразил Виктор. – Мы же просто собираем информацию, часто ту, которую человек совсем не скрывает, и не в целях манипуляции людьми или получения выгоды, а скорее совсем наоборот. Лучше считайте себя журналистом или «охотником за головами», человеком, ищущем в толпе интересных людей, профессионалов в своем деле, необычные истории и красивые поступки. Вы можете открыто общаться с потенциальным клиентом, если, конечно, найдете подходящий повод для общения, не все люди любят внимание со стороны. Знакомьтесь, общайтесь, только не забывайте, что они не должны подозревать о вашем истинном интересе, а вам необходимо как можно больше узнать о них, угадать их мысли и стремления.

– Разве можно угадать стремления человека? Люди все разные и неповторимые, и никто не желает делиться своим сокровенным даже с близкими людьми.

– Вам совершенно не обязательно знать чужие тайны и секреты, чтобы оценить и понять человека, – пояснил Виктор. – Иногда даже нет необходимости говорить с человеком, чтобы понять его, достаточно только внимательно смотреть и слушать. В сложной ситуации или когда что-то новое врывается в обычную жизнь человека, он может вести себя неординарно. Встречаются также люди, которых очень сложно просчитать, с богатым внутренним миром и тайными помыслами. Есть и полные психи с хаосом в голове, и творческие натуры с необычным внутренним миром, иногда выплескивающимся наружу. Но обычно все люди живут в своем спокойном мирке, их жизнь циклична и размеренна, их желания и стремления понятны и соответствуют общепринятым, и потому действия таких людей вполне предсказуемы, и иногда можно просчитать их жизнь на много ходов вперед.

– Вы рассуждаете о людях как о шахматных фигурках на доске, – заметил Александр. – Я понимаю, с вашей стороны это вполне приемлемо, но никак не могу к этому привыкнуть.

– Привыкнете или придумаете свою методику оценки. Шахматы – игра мыслителей, необходимо всегда правильно оценить фигуры и их значимость на доске. И если покупка Времени проходит достаточно просто, то продажа Времени – это очень тонкий и кропотливый процесс. Каждый клиент требует особого внимания и индивидуального подхода. Я всегда сам выбираю будущих покупателей. Долго изучаю их, оцениваю, часто знакомлюсь с ними лично, заинтересовываю, располагаю к себе и потом внедряю мысль о покупке Времени. Идея покупки Времени как бы возникает у них в мыслях, они уже сами хотят получить дополнительное Время, и в тот момент, когда я делаю им предложение, они легко соглашаются, часто даже не осознавая реальности происходящего. На этом процедура продажи Времени не заканчивается, необходимо отслеживать дальнейшую судьбу покупателя и то, как он распорядится полученным Временем.

– Я понимаю, что это все непросто, но мои обязанности не предусматривают продажи Времени? Я буду участвовать только в подготовительном процессе?

– Да, вы правильно все поняли, но я научу вас всему, что связано с продажей Времени. И для начала я познакомлю вас с одним из своих клиентов. Я думаю, на этой неделе мы договоримся с ним о встрече.

– Хорошо, это интересно, – согласился Александр. – А чем мне вообще заниматься каждый день? Какой у меня будет график и режим работы?

– График работы – свободный. Режим работы – ненормированный. Забудьте о прежних корпоративных стандартах и правилах, вы теперь свободный человек. Вы сами определяете задачи и способ их выполнения, но, чтобы вы не расслабились, я буду давать вам дополнительные поручения, – Виктор достал из кармана и положил перед Александром банковскую карту. – Вот, возьмите. Это карта на ваше имя. Здесь оплата вашей работы за месяц вперед и небольшая сумма на оперативные расходы.

– Спасибо, но я пока еще ничего не заработал, – Александр осторожно взял в руки карту.

– Я вам плачу за ваше Время и надеюсь, с этого дня у вас никогда не будет финансовых затруднений, – пояснил Виктор. – Каждый месяц я будут перечислять вам жалованье, можете тратить его по своему усмотрению, и средства на оперативные расходы по вашему требованию. Не ограничивайте себя, но и не будьте излишне расточительным.

– Хорошо, – согласился Александр. – Какова суть поручений?

– Поручение будут несложные. Вот первое из них, – Виктор передал Александру визитку. – Отправляйтесь по этому адресу и закажите себе несколько рабочих костюмов.

– Рабочих костюмов? – удивился Александр. – Это какие-то особые костюмы? Или вам не нравится, как я одеваюсь?

– Выбор одежды вы вправе определять сами, как пожелаете. У нас не дом мод, и вам совершенно необязательно следовать моим вкусам и привычкам. Но вам обязательно необходимо иметь несколько хороших, качественных костюмов. От того как человек выглядит, зависит то, как его будут воспринимать окружающие. Наша деятельность подразумевает постоянное общение с людьми, порой из совершенно разных сфер и слоев общества. И вы, я думаю, понимаете, что одежда часто определяет не только внешнее впечатление, но и внутренний мир человека. Костюм – это практически все, что вам потребуется для работы в должности помощника Продавца времени. Еще потребуется располагающая улыбка и хорошее настроение.

– А еще острый ум и наблюдательность, – улыбнувшись, добавил Александр.

– Это уже если вы хотите достичь в этом деле больших успехов, – улыбнулся Виктор. – Но даже этих качеств будет недостаточно.

– Хорошо, я учту ваши пожелания, и завтра же отправлюсь к портному, – согласился Александр. – Но скажите, почему у вас такой мрачный стиль одежды?

– Вы, наверное, имеете в виду темный цвет моего костюма? – предположил Виктор. – На это, конечно же, имеется несколько причин. Во-первых, сейчас осень, печальный сезон, засыпает природа, наступает зима, и окружающий мир совсем не весел. И на самом деле я ничуть не выделяюсь из толпы людей цветом своей одежды. Может быть, только ее старомодностью и однотонностью цветов. Как ни печально это звучит, жители этого города грустны, их повседневный выбор цветов не располагает к радости и веселью. Я же стараюсь следовать общим настроениям. Я с большим удовольствием носил бы одежду ярких, веселых тонов, но, к сожалению, это слишком выделяло бы меня из общей массы людей. В этом и заключается основная причина выбора стиля и цвета моей одежды. Необычность и таинственность присуще моей деятельности, а значит, и выбор одежды должен быть соответствующим.

– Но черный цвет излишнее мистический. Это цвет ночи и смерти, – отметил Александр. – Он настораживает, а иногда даже отталкивает людей.

– Это так. Черный цвет совсем не вызывает улыбки у людей, – согласился Виктор. – Но и я не продавец воздушных шаров. Я таинственный маг, спекулянт и мошенник. Скупаю за бесценок Время и продаю его с большой наценкой. Меня часто путают с дьяволом или ангелом, приходящим в обличии человека, и я пользуюсь этим. Боязнь чего-то неопределенно мистического страшит, но и манит людей. Любопытство присуще всем людям в разной степени. Но не думайте, что я хожу всегда только в черном костюме. Это я для вас вырядился в так, чтобы привлечь ваше внимание и создать необходимый образ, и хотя это мой рабочий костюм, чаще всего я одеваю его, только когда покупаю Время, чтобы придать больше серьезности сделке.

– А во время продажи надеваете белый костюм? – пошутил Александр.

– Белые одежды лучше одевать, когда раздаешь людям что-то даром, – парировал Виктор. – При продаже приходится надевать наиболее подходящую одежду, ведь клиента необходимо расположить к себе, влезть к нему в душу. На самом деле я стараюсь всегда одеваться и вести себя в соответствии с текущей обстановкой, и особо не выделяться на фоне окружающих меня людей.

– Я думаю, мне стоит придерживаться тех же принципов, – согласился Александр. – Скажите, как мне лучше представляться? Консультантом?

– Представляйтесь как угодно, но только никогда не обманывайте. Всегда можно сказать только часть правды, и это будет не ложь, а заблуждение, но тоже обман. Иллюзия – вот достойное средство. Иллюзия и обман очень похожи, в основном своим конечным результатом, но обман – это когда один человек лжет другому, а иллюзия – это когда один человек создает условия, при которых люди сами обманывают себя. Люди часто сами создают иллюзии в своих головах и живут с ними всю жизнь. Мы же создаем иллюзию только для того, чтобы не шокировать людей. И не нужно пугать окружающих такими словами, как «Продавец времени» и «Торговец временем». У вас много других профессий и достоинств, используйте их в зависимости от ситуации.

– Ситуации бывают разные, – задумался Александр. – Как мне представиться портному?

– По имени. Обязательно покажите визитку, и он все поймет, – беспечно ответил Виктор. – Да, чуть не забыл, вам обязательно потребуются наличные. Иосиф Семенович потомственный портной, мастер своего дела, но слишком консервативен во многих вещах.

День пятнадцатый. Ценители Времени

На следующий день Александр отправился к портному. По адресу, указанному на визитке, он нашел маленькое ателье на первом этаже старого дома, с неброской вывеской и звонким колокольчиком у входной двери. В ателье никого не было, кроме доброжелательного портного в очень простом, но элегантном костюме.

Иосиф Семенович оказался весьма вежливым, доброжелательным старичком и настоящим мастером своего дела. Прочитав большую лекцию о правильном костюме, хороших тканях, манерах и этикете, старик быстро убедил Александра обновить весь гардероб.

Уже через несколько дней Александр стал обладателем трех костюмов, дюжины отличных рубашек, пары новых кожаных туфель и пальто, а также абсолютного расположения к портному. Цена нового гардероба поначалу очень впечатлила Александра, но Иосиф Семенович тут же развеял сомнения, появившиеся на лице Александра.

– Хороший костюм дороже любых денег, вы будете носить его всю жизнь, – мягким голосом заверил портной. – Вы только посмотрите, как он сидит на вас. Вы словно родились в этом костюме.

В комнате, которая одновременно служила и примерочной и мастерской, стояло большое зеркало размером с человеческий рост. Александр рассматривал себя в зеркале и видел другого человека, поэтому трудно было не согласиться с портным. Рубашка и костюм были отлично сшиты, качественно и аккуратно, точно по размеру, сидели просто идеально. Разглядывая себя в зеркале, Александр вдруг заметил, что старается походить на Виктора. На этого странного, удивительного человека, всегда гладко выбритого, аккуратно подстриженного и безупречно одетого волшебника. Виктор не только хорошо выглядел, он еще был всегда спокоен, вежлив и обаятелен, немного надменен, но полностью располагал к себе, и все это впечатляло Александра, но черный костюм он решил себе не заказывать.

– Хороший костюм – залог успеха, – продолжал напевать мягкий голос Иосифа Семеновича. – Он подчеркивает достоинства и прячет недостатки.

– А у меня много недостатков? – удивился Александр.

– Не больше, чем у других людей, ваша фигура еще не испорчена жизнью и пороками, для вас приятно шить одежду, – мягко ответил портной. – Но я вижу один важный недостаток: то, что вы ищете эти недостатки.

– Это так плохо? Разве не важно знать свои недостатки, чтобы исправить их?

– Важно, но вам не обязательно акцентировать на них внимание. Лучше искать достоинства и подчеркивать их, тогда недостатки будут совершенно не важны и даже могут стать достоинствами, своеобразной изюминкой человека. Одежда может говорить о многом, но вам нет необходимости говорить о себе все, достаточно говорить о себе нужное.

Вечером, надев новый костюм, от которого Александр был в искреннем восторге, он отправился на встречу с Виктором. Но уже издали, увидев Виктора, Александр понял настолько глупо и необдуманно поступил, появившись в костюме на стадионе.

Виктор стоял недалеко от входа и был одет в джинсы и теплую «аляску», как и его спутник, крепкий мужчина средних лет.

– Добрый вечер, – Виктор совершенно не акцентировал внимания на одежде Александра. – Хочу представить вам своего друга и коллегу, отличного хирурга и просто хорошего человека.

– Очень рад, Александр, – протянул руку Александр.

– Федор, – крепко пожав руку, представился хирург. – А ты всегда на хоккей в костюме ходишь?

– На хоккей вообще редко хожу, – виновато ответил Александр, – и в такой официальной одежде впервые.

– Бывает, – одобрительно заметил Федор. – Я тоже иногда с дежурства переодеться не успеваю, часто времени совсем не хватает.

Много времени у них для беседы не было, они влились в огромную толпу, неспешно втекающую на стадион, а после начала матча гул трибун уже не располагал к философским беседам. Александр не был фанатом хоккея, но игра увлекла его. Иногда он с удивлением смотрел, как Виктор с большим интересом следил за игрой, эмоционально переживал и даже весело скандировал лозунги болельщиков. Он словно превратился в другого человека – обычного, такого же, как и сотни людей вокруг. Но стоило Александру подумать об этом, как пронзительный и немного ироничный взгляд Продавца времени напомнил ему, что это только иллюзия.

– Вот, посмотрите. Мой покупатель Времени, талантливый хирург, доктор медицинских наук, профессор, – сказал Виктор во время перерыва, когда Федор отошел от них ненадолго. – Он мой постоянный клиент, каждый день я добавляю ему Время.

– Каждый день? – удивился Александр. – И какова для него цена Времени?

– Цена – человеческие жизни, и пока он их спасает, ему добавляется Время, – торжественно ответил Виктор.

– Справедливая цена, – согласился Александр. – А как он относится к тому, что вы Продавец времени?

– Он и не знает об этом, считает меня своим коллегой, приятелем с общими увлечениями, – беспечно ответил Виктор. – Мы познакомились с ним однажды совершенно случайно. У него были проблемы, много работы, и времени катастрофически не хватало. Однажды я спросил у него, как бы он потратил лишнее время, если бы оно вдруг появилось? Он рассмеялся и ответил, что лишнего времени не бывает, а если бы оно появилось, то он бы потратил его на спасение жизни людей.

– Красивый ответ, – согласился Александр.

– А самое главное – искренний, – отметил Виктор.

– Я не знал, что вы фанат хоккея, – заметил Александр.

– Я не фанат ни хоккея, ни футбола, – улыбнулся Виктор. – Я, как и вы, не люблю смотреть со стороны на игру, я люблю в ней участвовать. Учитесь адаптироваться к окружающему социуму!

– Да, виноват, – согласился Александр. – Но я учту свои ошибки.

– Хорошо. В следующий перерыв пообщайтесь с Федором. Это будет вам полезно. И больше эмоций, мой друг, это же хоккей!

Александр кивнул в ответ. Следующий период он следил за игрой более эмоционально. Скандировал и переживал как истинный фанат, благо игра была интересной и позволяла выплеснуть эмоции.

– А вы фанат хоккея? – спросил Александр у Федора в следующий перерыв.

– Нет, совсем нет, – ответил хирург. – На стадион ходят не только фанаты, но и простые люди, и мало кто из них настоящие знатоки игры. Большинство просто любят зрелища и эмоции. Выпить пива, поорать, попереживать, дать выход внутренним проблемам, накопившимся за неделю. Как и тысячи лет назад, толпа жаждет зрелищ, и обязательно таких, которые дают настоящие эмоции. Это лечит психику и душу.

– А я слышал, хирурги иначе лечат свою психику, – заметил Александр.

– Виктор представил меня хорошим хирургом, и это действительно так, – усмехнулся Федор. – У хорошего хирурга не должны дрожать руки. Алкоголь и табак не мой выбор. Мое призвание спасать жизни и лечить людей, а для этого необходима спокойная психика и чистая душа.

– Хорошая жизненная философия, – согласился Александр. – А сюда вы приходите снимать стресс?

– Верно. Нужно выплескивать свои эмоции наружу и не держать их в себе, – ответил Федор. – К сожалению, моя работа часто несет в себе огромный стресс, с которым необходимо как-то бороться. Такие зрелища не помогают мне перебороть этот стресс, но значительно облегчают его.

– Понимаю, когда в ваших руках находится жизнь человека, это большая ответственность и огромный стресс, – согласился Александр. – Это Виктор вас научил управлять своими эмоциями?

– Да. Виктор удивительный человек. Однажды он мне очень помог. Научил управлять своим временем, эмоциями и жизнью, – ответил Федор. – А вы давно с ним знакомы?

– Нет, не так чтобы давно, – попытался увильнуть от ответа Александр. – У нас с ним общие интересы и дела, но не связанные с медициной.

– Понимаю, у таких людей, как Виктор, много талантов, – согласился Федор. – Жаль, что он забросил медицину. Вы знаете, что он отличный хирург? Он однажды ассистировал мне.

– Знаю, что он талантливый врач, но мне не приходилось прибегать к его помощи, – ответил Александр. – Вы правильно заметили, у него очень много талантов.

После матча Федор, сославшись на срочные дела, быстро попрощался и умчался спасать людей, а Виктор и Александр решили прогуляться по вечернему городу.

– Скажите, если дать хоккеисту дополнительное Время, он будет всегда выигрывать? – спросил Александр.

– Возможно, но это будет жульничеством, к тому же хоккей командная игра, – возразил Виктор. – И от хороших результатов одного игрока команда может не выиграть и даже, наоборот, проиграть.

– Понимаю. Нечестная игра – это плохо, – согласился Александр. – А вот Федор мне понравился. Хороший клиент. Настоящий герой!

– Да, он хороший клиент, ему можно продавать Время всю его жизнь, – отметил Виктор. – Но это с вашей точки зрения он герой, а для него это обычная работа.

– Обычная работа? Спасать жизни людей! – воскликнул Александр.

– Конечно. Пожарный, бросающийся в огонь, чтобы, рискуя жизнью, спасти других, тоже герой, – спокойно возразил Виктор. – Он тоже спасает жизни людей, но сам считает это просто обычной работой.

– Просто обычная работа, – недоуменно произнес Александр. – Спасать жизни людей просто работа?!

– Существует очень много достойных профессий, но не сами профессии заслуживают восхищения, а люди, совершающие хорошие поступки. Вы же понимаете, что не каждый врач достоин стать нашим клиентом и не каждый пожарный.

– Понимаю, не каждый готов жертвовать собой ради других. Но скажите, почему бы не дежурить в больнице и не раздавать живительные минуты нуждающимся, людям, чья жизнь уже измеряется не годами, а часами?

– Не всегда эти минуты помогают, и нельзя успеть везде. Это как пытаться собирать в стакан весь падающий дождь. Вы соберете лишь часть, все остальное упадет на землю. Раздавать Время необходимо с умом, осторожностью и пониманием, кому и зачем вы его отдаете. Момент покупки и продажи – это всего лишь символ, определяющий ценность Времени и обязательства сторон. Можно купить Время бесплатно и отдать безвозмездно, но если делать это бездумно и опрометчиво, положительного результата не будет. Важно перераспределить Время между людьми таким образом, чтобы оно приносило людям максимальную пользу! Помочь каждому вы не успеете, а всем сразу не сможете, вы же просто человек, и у вас тоже ограниченны время и возможности. Стремитесь помогать тем, кто хочет и может помочь многим, тем, кто способен влиять на весь мир, тем, кто меняет этот мир в лучшую сторону.

– Понимаю. Нужно помогать тем, кто влияет на судьбы многих. Так помогая одному, мы помогаем сразу сотням людей.

– И таких клиентов найти очень сложно. Это только кажется, что мир полон интересных, талантливых людей, готовых жертвовать собой ради других, и не один раз, а всю жизнь. На самом деле это как небо и маленькие яркие звезды, которые то вспыхивают, то гаснут. Очень трудно найти новую яркую звезду.

– Но звезд на небе бесчисленное множество.

– Но нам только кажется, что они постоянны. Одни звезды рождаются, другие умирают. Так и люди: сегодня у них возникает красивая идея, мечта, стремление, но уже на следующий день она забывается и угасает.

– И как вы думаете, почему так происходит? Почему некоторые люди готовы жертвовать собой ради других, а большинство нет?

– Рождаясь, люди не определяют свою судьбу, постепенно окружающий мир формирует личность каждого человека, выдавливая ее из основы, которая порой совершенно одинакова, – пояснил Виктор. – Большинству людей не требуется дополнительное Время, и их жизненные приоритеты очень ограниченны, но они тоже выполняют свою маленькую роль в этом мире, и об этом не надо забывать.

– Я это понимаю, каждый человек важен, – согласился Александр. – Но почему вы считаете всех людей равными, ведь, даже рождаясь, люди имеют разные способности и разные возможности?

– Люди все разные, и возможность привнести что-то новое в этот мир возникает у единиц, а у некоторых нет возможности даже нормально существовать. Всегда бывают исключения, но в общей массе каждый новый человек может занять достойное место в этом мире. Мир не идеален и подвержен конкуренции: сильные всегда выталкивают слабых из очереди в жизнь! Все почему-то хотят на самую вершину, даже не имея для этого никаких оснований. Врут, обманывают, толкаются, лезут наверх, порой даже не понимая зачем, и очень часто ошибаются! У каждого человека свое место в мире, и каждый может быть счастлив еще в самом низу, если найдет свое место.

– Найти себя в этом мире трудно, он слишком несовершенен, – согласился Александр. – И как определить тех, кто достоин дополнительного Времени?

– Это сложно, но вы научитесь. Смотрите в глаза, и вы увидите многое. Одни люди смотрят под ноги, боятся чего-то, идут по жизни осторожно, не спеша. Другие смотрят по сторонам, ищут, что-то новое в жизни, но они сами не знают, чего хотят. Часто такие люди живут чужими мечтами. Есть и люди, которые оглядываются всю жизнь, живут своими переживаниями и ошибками. Но нам интересны другие.

– Люди, живущие своей мечтой? – предположил Александр.

– Нет. Мечтатели, летающие в облаках, слишком далеко улетают от реальной жизни. И даже тот, кто смотрит вперед и уверенно идет к своей цели, не совсем подходящий клиент.

– А кто же тогда? – недоуменно спросил Александр.

– Нам нужен тот человек, кто помнит, что у него за спиной, и знает, что находится вокруг, тот, кто уже нашел свою мечту и уверенно идет к ней. Человек, который любит смотреть вдаль, за новые горизонты, в поисках больших перспектив и своей мечты. Такие люди достойны дополнительного Времени!

Часть 3. Отражения времен

День девятнадцатый. Машина Времени

Выпал первый снег, первый, что не растаял в тот же день. Желтые и красные листья покрылись белым снегом, серый пасмурный город посвежел и даже стал еще красивее.

Александр зашел во двор и взглянул на наручные часы, до назначенного времени оставалось еще двадцать минут. Он уверенным шагом направился к входу в парадную.

– День добрый, – окликнул его дворник, подметавший двор.

– Здравствуйте, – Александр повернул голову. Мужчина пожилого возраста одетый в утепленную рабочую куртку, шапку-ушанку и сапоги, не был похож на современного дворника и больше напоминал сельского мужичка, но его внешний вид не вызвал у Александра удивления, а вот лицо этого человека было необычным. Угрюмое, усталое, но живое и даже немного приветливое, а может, просто умиротворенное, словно он не подметал двор, а занимался чем-то важным и очень ответственным.

– А барин на заднем дворе, – заметил дворник. – Там, за домом. Давайте я вас провожу!

– Давайте, – Александр немного замешкался. Он сразу догадался, что «барин» – это Виктор, но манера общения дворника его несколько смутила. Он последовал за дворником, завернул за угол дома и увидел Виктора, но не сразу узнал его. Виктор стоял у хозяйственного одноэтажного здания и был одет в такую же утепленную рабочую куртку, как и дворник.

– Молодой барин приехал! – громко объявил дворник, и, посмотрев на Александра, слегка усмехнулся. Виктор обернулся, в руках он держал охапку поленьев.

– Александр, добрый вечер! – приветливо поздоровался он и подошел ближе. – Познакомься это главный хозяйственник нашего дома – Семен Петрович. Прошу любить и жаловать!

– Александр, – представился Александр и протянул руку дворнику.

– Можно просто Петрович! – сняв рабочие рукавицы, сильным рукопожатием скрепил знакомство дворник. – Барин обычно не здоровается за руку.

– Можете к Петровичу обращаться по любим хозяйственным вопросам. Он по ним самый главный в нашем доме, – заметил Виктор. – Вы несколько рано сегодня, но это даже хорошо. Я покажу вам наш дом. Пойдем через черный ход.

Они направились к входной двери, с торца дома. Дверь была металлическая, с кодовым замком, но без домофона. Виктор нажал несколько цифр, они вошли и начали подниматься по узкой лестнице наверх.

– А почему Петрович назвал меня молодым барином? – с интересом спросил Александр, когда входная дверь тихо захлопнулась позади них.

– Меня он называет барином за мои барские замашки, дорогие костюмы и трость, – весело ответил Виктор. – А вас за некоторую схожесть со мной решил прозвать молодым барином. Я сам это услышал впервые сегодня, но вы не обижайтесь, это все любя.

– Любя? – усмехнулся Александр.

– Петрович же убежденный социалист, всю жизнь верил в истинность социалистических идей, читал книги, ездил на великие стройки страны, – продолжил Виктор, поднимаясь наверх. – Вкалывал всю жизнь как вол ради великих идей социализма! А тут раз – и все! Нет социализма – капитализм и демократия! Весь его мир рухнул! Всю страну, которую он строил, разрушили и разворовали. И не только! Он жену потерял, и сына бандиты убили! Так вот он и ненавидит теперь всех этих новых хозяев жизни, живущих в особняках и ездящих на дорогих автомобилях! Называет их всех искреннее и честно: «буржуи проклятые», «казнокрады», «ворье»! Жизнь у человека получилась грустная и сложная. Перестроиться он не смог или не захотел, и живет он так же, как и раньше, без излишеств, «по-советски». Мебель у него в квартире старая, даже телевизор «Рубин».

– Да, печальная судьба, – согласился Александр, поднимаясь следом за Виктором. – Но откуда эти слова: «барин», «буржуи»? Те времена были так давно.

– Не знаю, я могу только предположить, – Виктор продолжал подниматься по лестнице. – Сдвиг у человека небольшой произошел в сознании, своеобразный ответ на неожиданные перемены в жизни. Часто любит говорить на старорусский дореволюционный манер, хотя сам в то время и не жил. Я его давно нашел, плохо ему было. Потерялся он в жизни, вот я его дворником и устроил, потом квартирку помог купить в этом доме, теперь он здесь живет. Этот дом стал его смыслом жизни.

– А что он, совсем одинок? – с сочувствием спросил Александр.

– Нет, у него дочь, инженер-архитектор, строит новые города. Но она отдельно живет, в другом городе.

– Понятно, таких людей можно часто встретить в этом городе, да и в стране. Их, наверное, тысячи таких потерявшихся в жизни.

– Вы правы, когда мир меняется, многие люди не могут перестроиться на новые правила. Или не хотят, – согласился Виктор. – Вы сейчас очень часто будете общаться с лучшими представителями людей, но не забывай периодически спускаться вниз, на самое дно общества, и общаться с простыми людьми. Только по обычным людям можно судить о величии общества, в котором мы живем. Иначе можно оказаться в плену иллюзий и обмана, в который попадают представители высшего общества, любуясь на мир из просторных окон красивых дворцов.

– Я это понимаю, – согласился Александр, ненадолго задумался и спросил: – И что, Петрович один следит на всем домом?

– Следить за одним домом не так уж и много работы, тем более когда это делается добросовестно. Петрович, он на все руки мастер: и слесарь, и сантехник, и плотник. Когда человек любит и ценит физический труд, это сразу видно. Конечно, постоянно один человек не может работать и за всем следить. Каждому нужен отдых, в таких случаях я ему помогаю.

– Вы? – удивился Александр.

– Я, – Виктор остановился и внимательно посмотрел на Александра. – Несмотря на то, что я придерживаюсь принципа разделения труда, с выделением высококвалифицированных и интеллектуальных профессий, я не приемлю рабского труда слуг и по возможности стараюсь сам делать физическую работу. Я часто использую труд горничной, но за дровами для камина хожу сам и работу дворника не считаю зазорной.

– Но вы же сами много раз говорили о важности вашей профессии и о правильном распределении времени?! – недоуменно спросил Александр.

– Да, говорил и не меняю своего мнения. Таскать дрова – это не очень эффективное использование времени, но физический труд полезен для человека и даже обязателен, – спокойно ответил Виктор и продолжил путь наверх. – Чтобы вас успокоить, признаюсь, что я не слишком много увлекаюсь физическим трудом. Если честно, все это больше для того, чтобы доказать Петровичу, что я не барин, а может, и доказать это самому себе. Электронная техника и автоматизация заменили большой штат прислуги, современный человек уже сам способен следить за большой квартирой и не тратить на это много времени. Люди очень быстро приучаются к прислуге, обосновывая это своим статусом, занятостью, а на самом деле обманывают всех и себя. Лень – основная причина, а еще небольшое желание повелевать и чувствовать свое превосходство над другими людьми. Свою значимость в обществе и жизни!

– А дворник знает, кто вы на самом деле?

– Нет. Он никогда не спрашивал. Я даже не знаю, кем он меня считает, может волшебником, а может, призраком этого дома. Это на самом деле не важно, главное, что он уважает меня и мой образ жизни.

Александр промолчал, они поднялись по лестнице на пятый этаж и остановились у входной двери. Старая деревянная дверь тоже была без дверного звонка и замочной скважины.

– Опять таинственная дверь без замка, – отметил Александр.

– Это не совсем так, в ней нет ничего таинственного. Я вас научу открывать ее. Смотрите, в чем здесь секрет.

Виктор достал одной рукой из кармана связку ключей, держа второй охапку поленьев, и прикоснулся ключом к двери. Механизм внутри щелкнул, и на уровне дверной ручки открылась замочная скважина.

– Простой секрет с магнитом, никакого волшебства, – весело прокомментировал Виктор, открывая дверной замок. – Металлический ключ притягивает магнит внутри двери, он в свою очередь активирует механизм задвижки замочной скважины. Самое интересное в том, что механизм придуман и изготовлен почти век назад. Никакой электроники, только набор пружин и шестеренок!

– Очень эффектно, – восторженно отметил Александр, проходя в квартиру. Они зашли в небольшую комнату, используемую для хозяйственных нужд.

– Еще я заметил, что эта лестница тайная. На всех этажах, кроме пятого, нет дверей!

– Это черный ход. Раньше их часто проектировали в домах подобного типа, о нем не все жильцы даже знают, – пояснил Виктор, проходя в просторную кухню. – Я сделал его давно, чтобы попадать в свою квартиру не привлекая внимания соседей.

– А как вы убедили других жильцов замуровать свои двери?

– Очень просто, я их даже не спрашивал, – проходя в коридор, беспечно ответил Виктор. – Это ведь, по сути, мой дом!

– То есть как ваш?! – удивился Александр, следуя за Виктором. Они прошли по коридору и вошли в гостиную.

– Все достаточно просто, хотя и необычно, – Виктор положил дрова у камина. – Когда в нашей стране появилась возможность скупать недвижимость, я тут же решил воспользоваться ситуацией. На тот момент недвижимость стоила сущие гроши, а я обладал достаточными финансовыми возможностями, в отличие от большинства граждан. Я потратил немного времени и расселил всех неподходящих мне соседей в другое, достойное жилье, аккуратно подобрав новых жильцов.

– И как вы умудрились провернуть такую операцию незаметно? – с интересом спросил Александр.

– Это не так сложно, при наличии средств и возможности, – Виктор поджег дрова, поленья тихо затрещали на огне, и по комнате медленно поползло тепло с легким запахом дыма.

– Конечно, я действовал через подставных лиц, и пришлось потратить много денег и времени, но это стоило того, – продолжал рассказывать Виктор. – Я расселил коммунальные квартиры, улучшив при этом условия проживания старых жильцов. Сделал из коммунальных квартир просторные элитные квартиры и заселил их интересными мне людьми. В основном это люди творческих профессий, писатели, ученые, художники, люди тихие и культурные, со спокойным образом жизни. Никто из них даже и не догадался, что я выбрал их умышленно. Сейчас я знаю каждого жильца этого дома, и лишь немногие знают меня в лицо.

– Но зачем такие сложности, вы же все равно остались жить в своей квартире, как и раньше? – поинтересовался Александр.

– Мне всегда было очень трудно скрывать от большого количества жильцов особенности своей жизни, – спокойно ответил Виктор, направляясь в прихожую. – Большая квартира, в которой живет один странный человек, привлекает интерес любопытствующих, и возникают ненужные слухи. А мне нравится здесь жить, поэтому я всех расселил и поселил новых! Жильцов стало меньше, гораздо меньше, и новые жильцы задают меньше вопросов, они тоже любят уединение и покой.

– Грандиозно! Мне такое даже в голову бы не пришло, – с улыбкой произнес Александр, снимая верхнюю одежду в прихожей.

– И вам бы это тоже в голову пришло! Вы просто еще не научились масштабно мыслить, мой друг, – Виктор снял верхнюю одежду и направился на кухню. – Это не основная причина данной операции. После расселения жильцов весь дом оказался в моей власти. Я сделал перепланировку некоторых помещений, произвел ремонт коммуникаций и хозяйственных построек. Меня всегда ужасало состояние коммунального хозяйства этого города, поэтому в отдельно взятом доме я решил сделать его максимально идеальным. Со временем я полностью взял управление хозяйством дома в свои руки и организовал жилищное товарищество, которое само управляет и контролирует весь дом. Сейчас у нас все стабильно, все работает, все отремонтировано и ничего нигде не течет! Тепло, вода, электричество, за все уплачено по счетчикам, и никто ничего не ворует!

– Мечта любого владельца типовой квартиры, – с улыбкой согласился Александр.

– И моя мечта тоже! Ничто так не ограничивало и не угнетало мою жизнь в этом городе, как жилищно-коммунальное хозяйство. А теперь даже питьевая вода из крана течет! – продолжал с гордостью Виктор, заливая воду в чайник. – В подвале поставили фильтры очистки воды, и никакого волшебства! Со временем я подобрал хорошего дворника – Петровича. Он единственный знает, кто настоящий хозяин этого дома, и за это очень уважает меня.

– А государственные службы вас не беспокоят? – весело спросил Александр.

– Периодически беспокоят, поэтому приходится держаться в тени. Много «пузатых жуликов» уже пыталось прибрать мой дом к своим рукам. Это ленивое жулье всегда лезет туда, где и без них уже хорошо. Приходится их отшивать, но каждый год появляются новые жулики, со старым предложением «помочь».

– Да, любят у нас в стране халяву, – согласился Александр. – А другие государственные службы и чиновники вас не беспокоят?

– К большому счастью, они обо мне не знают и даже не догадываются. А так бы обложили налогами, сертификатами и акцизными сборами, и с каждой минуты проданного Времени пришлось бы платить сорок секунд налогов, а то и вообще сделали бы торговлю Временем государственной монополией.

– Да, лучше не шутить на этот счет, – сделав кислую мину, произнес Александр.

– Вы правы, – согласился Виктор. – Давайте продолжим нашу беседу за чашкой чая у камина.

Некоторое время спустя они удобно расположились у камина. Виктор разлил чай и подкинул несколько поленьев в огонь.

– Где вы берете дрова для камина?

– Имеются особые каналы поставки, – улыбнулся Виктор. – Петрович сотрудничает с дворниками по всему городу. Он собирает мне их по паркам во время осенних уборок, но самые хорошие дрова, березовые, заготавливает за городом. Мои запасы очень скудны, поэтому камином я пользуюсь только в редких случаях, когда появляется желание посмотреть на живой огонь и вспомнить прошедшие времена.

– Я думаю, сегодня я узнаю о вас больше? – с интересом спросил Александр, пробуя свежий чай. – Вы обещали мне сегодня рассказать о себе.

– Да, как и обещал, сегодня я поведаю вам о себе и своей жизни, – с легкой улыбкой объявил Виктор. – Я думаю, вам будет полезно узнать обо мне больше, но хочу сразу предупредить, мой рассказ не будет содержать деталей, дат и имен.

– Это вполне разумно, – согласился Александр.

– Ну что ж, мой друг, если вы позволите, я буду обращаться к вам именно так, – предложил Виктор.

– Я совсем не против. Дружба с вами мне по душе, – почтенно согласился Александр. – Но как мне лучше к вам обращаться? Учитель?

– Учитель? Это будет слишком почтительно, и не вздумайте на людях называть меня Продавцом времени, – пояснил Виктор. – Обращайтесь ко мне по имени, и я также буду всегда обращаться к вам по имени. Нет необходимости в фамилиях, должностях и званиях. Только когда мы будем сидеть в тишине у камина и говорить об ушедших временах, я буду позволять себе обращаться к вам иначе.

– Договорились, – согласился Александр и осторожно спросил: – Меня очень интересует ваш возраст. Скажите, сколько же вам лет?

– Быть может, это ключевой вопрос в моем рассказе, – с легкой улыбкой и задумчивостью в глазах ответил Виктор. – Это очень сложный вопрос, и ответ на него, безусловно, удивит вас. Если считать мой возраст со дня рождения, то он не будет соответствовать моей внешности. Дату моего рождения я оставлю в секрете, как и место и полное имя, данное мне при рождении. Вы уже могли догадаться об эпохе, в которой я родился и вырос, по моему образу жизни и пристрастиям. Я приобрел их в молодости, когда был еще обычным человеком. Скажу только одно, я родился в середине девятнадцатого века, здесь, в России, в семье уездного помещика.

– Получается, вам больше 150 лет? – с плохо скрываемым удивлением и некоторым сомнением переспросил Александр. – Как это возможно?

– Примерно эти слова сказали люди, когда увидели первый поезд! – улыбнулся Виктор. – Потом эти слова повторили другие люди, когда увидели первый самолет! Я думаю, со временем яркость этой фразы потускнела, вот вы уже произнесли ее как-то пассивно, с сомнением.

– Вы уже слишком много раз удивляли меня. Я, наверное, устал удивляться. И все же вы не ответили, сколько вам лет?

– Вы правильно посчитали, номинально мой возраст около 170 лет. Я еще неплохо сохранился за столько лет, не правда ли?

– Очень даже хорошо сохранились. Вы выглядите лет на сорок пять, может быть чуть старше, – задумчиво ответил Александр. – Признаться, с тех пор как я с вами познакомился, перестал чему-либо удивляться. Но может быть, вы раскроете секрет вашего долголетия?

– Вы спросили, сколько мне лет, но это немного неправильный вопрос, – начал Виктор. – Возраст ведь так же относителен, как и все в этом мире. Он измеряется в условном времени, а человеческий организм в зависимости от условий и интенсивности жизни стареет по-разному. Посмотрите на меня. Я выгляжу где-то на сорок пять лет, именно такой возраст у моего организма, и секрет здесь в том, что моя жизнь несколько растянута во времени. Возможность управления Временем позволяет мне получать дополнительные преимущества относительно других людей. Это своеобразный дар профессии.

– Получается, благодаря запасу Времени вы живете дольше других? – предположил Александр. – И вы можете продлить свою жизнь до бесконечности?

– Отчасти да, но этот эффект не связан напрямую с тем, что я обладаю дополнительным Временем. В большей степени это связано с тем, что я правильно распоряжаюсь своим временем. Скажем так, живу моментами, растягиваю жизнь, использую свое Время более рационально, – пояснил Виктор. – Конечно, у меня есть запасы Времени, и я умею управлять Временем, но не жизнью. Я не знаю эликсира бессмертия и не могу жить вечно! Мой организм так же подвластен старению, как и любой другой, только значительнее медленнее. Когда я получил возможность управлять Временем, я был несколько старше вас, и вот прошло больше 140 лет, и я тоже постарел, хотя и ненамного. Мир промчался мимо меня с невероятной скоростью.

– Удивительно, – Александр восторженно смотрел на Виктора. – Вы замедляете свое Время в нужный период, а мир продолжает двигаться с прежней скоростью?

– Да, именно так. Каждый раз, когда мне приходится чего-то ждать, застревать в пробке или ехать на длинные расстояния, я замедляю свое Время. Фактически экономлю его, – продолжил Виктор. – И самая большая экономия времени происходит ночью.

– Что вы имеете в виду? Вы экономите на сне?

– Скорее я оптимизирую сон, – пояснил Виктор. – Этот природный фактор обусловлен миром, в котором мы живем. Солнце уходит, природа засыпает, человек тоже спит. Люди уже давно научились использовать ночное время, но большую часть ночи мир бездействует, а время уходит безвозвратно.

– Ночь первый враг Времени? – предположил Александр.

– Человеческая лень самый большой враг Времени и человека! – резко парировал Виктор. – Ночь всего лишь неблагоприятный период для активных действий. Ночью привычный мир засыпает, но пробуждается другой – ночной мир. А вот человеческая лень – это действительно большой враг, губящий людей и время, которое уходит без следа и смысла. Мой жизненный принцип: ничего невозможного нет, и прежде чем экономить Время с помощью волшебных манипуляций, я научился рационально его использовать. Самым большим моим достижением стало то, что я научился управлять сном!

– Управлять сном? – недоуменно спросил Александр.

– Да, я научился управлять сном, – твердо ответил Виктор. – И без использования особых устройств и волшебства, а только с помощью силы воли и тренировок. Человек только управляет своим телом, но не контролирует его полностью. Многие возможности человеческого организма скрыты от человеческого сознания. Я долго к этому шел, но спустя годы тренировок достиг полного контроля сна. Сейчас я сплю только когда это действительно необходимо, в тот период, когда организм утомлен и требует отдыха. Я сломал биочасы своего организма и настроил их по-новому. Сейчас я сам выбираю, когда и сколько мне спать.

– Насколько я знаю, сон является важным компонентом отдыха организма, – возразил Александр. – Нехватка сна может существенно влиять на здоровье и психику человека.

– Все верно, поэтому это не такой уж и простой процесс, и тем не менее он подвластен управлению и контролю, – пояснил Виктор. – Человеческий организм устроен так, что днем он использует свои ресурсы интенсивно и постоянно, но не на максимальных возможностях, а ночью он должен отдохнуть и восстановится. Так устроено природой, в ночное время человек не способен нормально существовать, в темноте его действия совершенно неэффективны. Но этот баланс очень давно изменился. Человек использует средства производства, и ему уже давно не требуется бегать по лесу и охотится, и землю копать лопатой тоже не нужно. Физическая нагрузка на организм значительно снизилась, а интеллектуальная возросла, но и в этой сфере появились вычислительные машины, позволяющие облегчать человеку жизнь. Организм современного человека перестал использоваться полноценно. Сейчас, наоборот, требуются дополнительные физические упражнения, чтобы поддерживать тело в тонусе. А спит человек, как и прежде, всю ночь! Биочасы продолжают работать как и раньше, и в результате появляется ресурс, который я использовал.

– Вы не перестаете меня удивлять! – воскликнул Александр. – И каких результатов вы достигли в оптимизации сна?

– Достаточно приличных. Я сократил минимальный сон до четырех часов в сутки, в зависимости от интенсивности дневной жизни, мой организм при этом полностью восстанавливается. Время для сна я выбираю сам и часто сплю с перерывами по несколько часов. Хороший сон требует времени, у него свои стадии и особенности, и на полноценный сон требуется минимум три часа. И, конечно же, лучше спать ночь, когда окружающий мир погружается в ночную тишину и прохладу. Все это возможно только при размеренном здоровом образе жизни, без серьезных физических и психологических нагрузок.

– Сократив время сна практически вполовину, в расчете на сто человеческих лет вы сэкономили огромное количество времени! – задумался Александр.

– И это не все! – продолжил Виктор. – Я научился планировать и рационально использовать каждую минуту своего времени. Ни одной секунды я не трачу впустую!

– И даже сейчас, когда беседуете со мной, размеренно и не спеша, сидя у камина? – улыбнулся Александр.

– Конечно. Ведь наша беседа имеет смысл, и все наше с вами общение и сотрудничество имеет очень большое значение, – уверенно ответил Виктор. – А еще это отдых для тела и тренировка для мозгов.

– Правильная организация и планирование рабочего времени дают большой эффект в использовании времени, – согласился Александр. – Теперь понятно, как вы смогли продлить свою жизнь без эликсира вечной молодости. Хотя по-настоящему я все же в это не верю, только допускаю такую возможность. Вы не перестаете меня удивлять, и предполагаю, что продолжите это делать и в будущем.

– Я не только буду вас удивлять, – Виктор улыбнулся. – Я вас еще и научу всему этому, и в том числе удивлять других людей!

– Да, это было бы очень интересно, – задумался Александр. – Но только у обычного человека нет таких возможностей распоряжаться своим временем, как у вас. Человек родился и начал жить, и время пошло, его нельзя отменить или приостановить. Время, словно песчинки в песочных часах, ссыпается вниз, пропадает и уходит безвозвратно.

– И вы, конечно же, правы, – согласился Виктор. – Но выбор, как использовать свое Время, все равно остается за человеком. В современном мире человек свободен в выборе жизненного пути. Можно бессмысленно прожить свою жизнь, плывя по течению, в ожидании нового дня, когда судьба, может быть, предоставит новый шанс или подарок. Жить словно крестьянин в маленькой деревне у железной дороги, наблюдающий каждый день за поездами, проносящимися мимо. Всю свою жизнь наблюдать за проходящими мимо чужими жизнями, настоящими и интересными, втайне надеяться, что поезд когда-нибудь остановится, и вся эта яркая жизнь хлынет в маленькую деревню, и обыденная скучная жизнь изменится сама собой. А можно запрыгнуть на этот поезд и помчаться вперед, за горизонт, к новой жизни, новым событиям и ощущениям! Начать свое путешествие к мечте! Развиваться, учиться, работать, знакомиться с новыми людьми, двигаться вперед и использовать каждое мгновение своей жизни со смыслом и значением!

– Да, я полностью соглашусь с вами! Я также разделяю подобную точку зрения, – воскликнул Александр и вскочил с кресла. – Но не у всех людей есть мечта! Многие люди живут совершенно без стремлений. Они даже не поворачивают голову в сторону проходящего мимо поезда. Им это неинтересно…

– Таких людей много, – согласился Виктор, внимательно наблюдая за Александром. – Для многих жизнь в маленькой деревне уже предел мечтаний. Крестьянин, рыбак, охотник, рабочий, этим людям не требуется дополнительное Время, они довольствуются простой жизнью. И пусть они не вершат великих деяний, они тоже занимают свое важное место в обществе! Их жизнь тоже имеет смысл и значение. Люди не обделены временем, каждому в жизни отпущено более чем достаточно, и если его использовать с умом и рационально, можно многое успеть за одну жизнь.

– Но в большинстве своем люди ленивы и не желают стремиться к чему-то большему, чем уже имеют, – Александр обошел кресло и облокотился на его спинку. – Они довольствуются малым, и часто все их мечты ограничены материальными ценностями и инстинктивными желаниями. Место в жизни у каждого человека разное, и не всегда человек сам выбирает свою судьбу! Иногда сама судьба выбирает ему место в жизни.

– Люди пленники абстракций и иллюзий, и порой они действительно ограничены в возможностях, – Виктор говорил спокойно и уверенно. – Но на самом деле они сами придумывают ограничения и препятствия. Если отбросить в сторону все страхи, иллюзии и предрассудки, то можно увидеть окружающий нас мир совсем в других красках. У него нет границ и нет пределов! В этом мире ничего невозможного нет!

– Звучит впечатляюще, – Александр внимательно посмотрел Виктору в глаза. – Я запомню.

Продавец времени замолчал, о чем-то задумался, поднялся с кресла и подкинул несколько поленьев в огонь.

– Возможно, вы не ответите на мой следующий вопрос, но я не могу его не задать, – начал Александр, снова сев в кресло. – Скажите, как вы стали Продавцом времени?

– Да, действительно, вы не могли его не задать, – на лице Виктора появилась легкая улыбка. – Я давно ждал этого вопроса. И вы правы, я не могу вам пока рассказать всего, но вкратце расскажу, как это было.

Виктор сел в кресло, закрыл ладонями нижнюю часть лица, задумчиво глядя на огонь, словно вспоминая события, произошедшие очень давно. Александр молчал, наблюдал за Виктором.

– Это было в Москве, в 1872 году, – начал Виктор. – Я был молод и очень увлекался техникой. Особенно меня привлекали механические часы. В то время это было редкостью, и хорошие часы стоили дорого, да и купить их можно было не везде. В Москве проходила большая часовая выставка. Производители со всего мира съехались, чтобы показать лучшие работы часовых мастеров. На этой выставке я и познакомился с Хранителем времени, хотя тогда он не называл себя так. Он сам подошел ко мне и начал разговор на тему часов и времени. Мы быстро нашли общий язык и разговорились. Он был очень занимательным собеседником, а мне льстило пообщаться с человеком из просвещенной Европы. Оказалось, что он, так же как и я, увлекается временем и часами и даже коллекционирует их. Когда я спросил, чем он занимается, он с улыбкой представился: «Я Продавец времени».

– Забавно, – отметил Александр. – И как вы отреагировали?

– Конечно же, я подумал, что он продавец часов, – Виктор усмехнулся и посмотрел на Александра. – Да и что вообще можно было подумать в те времена. Вы же понимаете, что это была совершенно другая эпоха. Тогда люди были гораздо проще, а паровоз был вершиной прогресса человеческой цивилизации! В общем, я не придал этому никакого значения, но заметил, что мой новый знакомый очень заинтересовался моей персоной. Он предложил мне встретиться вечером и пообщаться на тему времени и часов. К сожалению, я вежливо отказался и чуть не изменил свою судьбу.

– Почему?

– Причина была в том, что мой поезд уходил вечером в Петербург. Мой новый знакомый очень огорчился, но, вручив мне свою визитку, вежливо попрощался.

– И что же было на этой визитке?

– На визитке значилось «Продавец времени», только на французском языке, а на обратной стороне почтовый адрес во Франции. В те времена письма ходили долго, и на таком расстоянии было сложно общаться, телефона тогда еще не изобрели. Но наша встреча не закончилась так просто. Вечером я сел в купе поезда и очень удивился, когда мой новый знакомый вошел и сел напротив меня. Мы беседовали с ним всю поездку, говорили обо всем: о жизни, о людях и, конечно, о времени. Он очень расположил меня к себе, хотя и казался загадочным и странным человеком. Мне показалось, что мы ехали вечность, но я думаю, что он просто замедлил Время в нашем купе.

– И чем же закончился тот разговор?

– Тем, что мой новый знакомый предложил мне стать Продавцов времени, а я согласился, – Виктор не спеша достал из кармана свои часы. Он долгое время разглядывал их, словно детально вспоминая события давно минувших лет, а затем продолжил: – Так я стал Продавцом времени, и он вручил мне эти часы, с которыми я никогда больше не расставался.

– Так просто? – удивился Александр.

– Не так и просто. Выбор человека сложен, и в те времена с поиском сотрудника все было гораздо сложнее, чем сейчас, – возразил Виктор. – В то время я искал занятие в жизни, которое бы наполнило мою жизнь смыслом, и совершенно неожиданно для себя нашел этот смысл. А мой новый знакомый много лет искал по всему миру единомышленника, способного разделить его стремления и готового посвятить этому всю свою жизнь. Я считаю нашу встречу выбором судьбы. Вся моя жизнь после знакомства с Хранителем времени очень сильно поменялась, обрела смысл, динамику и скорость. Я не стал Продавцом времени сразу, в одно мгновение. Потребовалось много лет и много труда, прежде чем я достиг необходимого профессионализма в этом деле и стал настоящим Продавцом времени.

– Получается, вы были в такой же ситуации, как и я? Попали вдруг в волшебную историю или сон, происходящий в реальном мире? Волшебный удивительный сон, в который не веришь, но желаешь, чтобы он снился всегда?

– Нечто подобное я тоже испытал тогда. В молодости я вообще больше верил в науку и очень скептически относился к волшебству, – улыбнулся Виктор. – Мне было сложно свыкнуться с мыслью, что Временем можно управлять. Сейчас я уже отношусь ко всему происходящему с неким спокойствием и равнодушием. Может быть, потому, что уже многое видел и знаю, а может, потому, что в определенной степени моя личность остановилась.

– Что вы имеете в виду? – недоуменно спросил Александр.

– Вы посмотрите вокруг. Этот дом, квартира, мебель, все словно возникло из прошлого. Вам моя квартира напоминает музей, и я один из экспонатов этого музея, – печально пояснил Виктор. – Я как призрак этого дома. Живу в нем с незапамятных времен, не старея, а дому почти столько же лет, сколько и мне. Люди рождаются и умирают, а я остаюсь. Я и этот старый, печальный, но красивый дом. Посмотрите, как время отразилось на его фасаде, а на моей внешности время практически не отразилось. Я часто менял облик, иногда использовал грим, много раз менял фамилию и документы, но за долгие годы у меня остались привычки и предпочтения, которые сложились в мою существующую внешность и личность. В моем сознании и внутреннем мире за эти годы, безусловно, произошли огромные изменения, но мои привычки и предпочтения, так же как стиль одежды и манера поведения, за последние годы совсем не меняются.

– Последние годы – это лет двадцать? – пошутил Александр.

– Да, да где-то двадцать календарных лет все стабильно, – улыбнулся Виктор. – Мир меняется, а я нет. Я медлителен, размерен и нерасторопен для современного времени. Нет, я не имею в виду свою походку и скорость мысли. Я иду в ногу со временем, но мои привычки, образ мысли и манеры, они несколько старомодны. Современный мир стал очень быстрым, он просто мчится сквозь время и пространство, и люди научились более эффективно использовать Время. Раньше для путешествия из Петербурга в Москву требовались недели, а сегодня часы. Для девятнадцатого века я был сверхсовременным человеком, для двадцатого века прогрессивным, а для века двадцать первого я уже медлителен. Я уже не успеваю.

– Вы слишком самокритичны к себе, – искреннее возразил Александр. – Многие мои современники менее соответствуют прогрессивному двадцать первому веку, чем вы. Мир действительно слишком быстро увеличил скорость. Очень многие люди не попали в новое тысячелетие, они так и живут в прошлом веке, но с точки зрения местонахождения – в том же мире, что и все остальные.

– Возможно, и так, не все люди готовы менять свой образ жизни, особенно когда она приближается к финалу, – задумчиво произнес Виктор. – Вы знаете, когда я был ребенком, такое будущее, мир, в котором мы сейчас живем, не описывали даже в фантастических книгах. Паровая машина на колесах, неспешно бегающая по улицам города, была верхом скорости и прогресса! И это было достижение тысячелетия! За сто лет прогресс развил небывалые обороты! Космические корабли уже бороздят просторы солнечной системы, люди, не выходя из дома, общаются друг с другом на расстоянии в тысячи километров, хотя для современников это уже не кажется чем-то грандиозным. Странно устроен человек, он так быстро адаптируется к ситуации, но часто совершенно не интересуется миром за пределами своего двора.

– Таковы люди, мы не понимаем мира вокруг, придумываем объяснения, а потом привыкаем, адаптируемся и живем обычной жизнью, – согласился Александр. – Вы знаете, я всегда интересовался миром, и не только за пределами своего двора, но и за пределами города и страны! И даже более того, я интересовался другими мирами, звездами и планетами. Но еще несколько дней назад я сказал бы, что меня нельзя ничем удивить, а теперь вы удивляете меня каждый день! А я совсем не могу принять это, не могу адаптироваться и привыкнуть.

– Сможете, – уверенно заявил Виктор. – Вы получили слишком большую порцию новых знаний, событий и эмоций и сейчас находитесь в некотором шоке, но пройдет время, и вы привыкнете, как несколько лет назад привыкли к мобильному телефону.

– Сейчас я не верю в это. В целом вы правы, люди быстро адаптируются к ситуации, но я надеюсь, у вас еще много фокусов в рукаве?

– Конечно, – Виктор загадочно улыбнулся. – Можете не сомневаться!

– Хорошо, – у Александра, на лице появилась довольная и при этом хитрая улыбка. – Хочу задать вам еще один важный вопрос.

– Задавайте! Смелее.

– Можно ли путешествовать в прошлое? – с хитрой улыбкой на лице спросил Александр.

– Вы сами знаете ответ на этот вопрос, – с улыбкой ответил Виктор. – Прошлого нет! Это все лишь иллюзия людей, игра их воображения с памятью. Левитация, невидимость, ходьба сквозь стены, машина времени – все это бессмысленность и очевидная глупость. Фантазия людей непостижима, грандиозна и практически ничем не ограничена. Прилетел, улетел, изменил события в прошлом, поменял будущее. А зачем путешествовать назад? Чтобы изменить свою судьбу? Тогда можно менять ее до бесконечности, и она не станет лучше. Чтобы изменить свою судьбу, необходимо изначально думать о будущем и делать правильный выбор в текущий момент времени. Люди придумывают то, чего вчера еще и быть не могло. Человек сам строит мир вокруг себя! Я вам уже говорил, нет ни завтра, ни вчера, и даже сегодня нет. Есть только сейчас! Это люди придумали «вчера» и «завтра», чтобы расширить один маленький миг, в котором они существуют. И это по-настоящему грандиозно!

– Это меня и интересует, – оживился Александр. – Ведь физическая оболочка человека живет в одно мгновение между прошлым и будущим, а человеческое сознание существует в более широком временном диапазоне. И если прошлое человек не способен изменить, то изменить будущее вполне в его власти. Люди способны просчитывать будущее в нескольких вариантах, иногда очень далеко вперед, настолько далеко, насколько может улететь их фантазия. Чем меньше факторов влияет на объект фантазии, тем проще ее просчитать, но и, конечно, детали просчета, и их вероятность будет очень низка. Я, думаю, в скором времени мощные вычислительные кластеры будут способны моделировать будущее, если не всего мира в целом, то его отдельных частей точно.

– И это очень интересно, – согласился Виктор. – Но любая, даже самая точная модель будущего будет всегда только моделью, человеческой фантазией. Будущее нельзя предугадать, оно всегда неопределенно, потому как зависит от множества взаимосвязанных событий происходящих в настоящем. Можно только узнать возможный вариант.

– Да, человек всегда хочет узнать свое будущее, чтобы побороть свои сомнения и страхи в настоящем. Возможно, в этом нет никакого смысла, но это так интересно – узнать, что будет потом, когда тебя, возможно, уже не будет. И получается, вы настоящий путешественник во времени! Вы видели мир на протяжении столетий, видели, как он жил и менялся.

– Видел, и с этой точки зрения каждый человек – путешественник во времени, но это путешествие только в одну сторону, – Виктор встал с кресла и, неспешно прогуливаясь у камина, восторженно продолжил: – Когда я был ребенком, я очень любил читать фантастические книги. Мне всегда было интересно пожить в том времени, когда фантазии и мечты, описанные в этих книгах, воплотятся в реальность. Космические корабли, летящие среди звезд, роботы с искусственным интеллектом, автомобили, движущиеся с огромной скоростью, подводные корабли, исследующие глубина океана. Все это было так интересно и заманчиво. И все сбылось! Подводные корабли! Летающие машины! Автомобили! Телевидение! Телеграф! И даже роботы! Все то, о чем только мечтали фантасты девятнадцатого века, все сбылось! И даже полет на Луну и выход в открытый космос! Сейчас мы живем в будущем, в моем будущем! И это на самом деле так грандиозно и удивительно, а большинство людей просто не понимают этого, не придают этим событиям и достижениям никакого значения, живут своими простыми житейскими проблемами и желаниями.

– И это так странно, – заметил Александр. – Мы сейчас живем и в моем будущем тоже, и хотя я его не представлял именно таким, но о многом я только мечтал. И вот мечты сбылись, планы осуществились, но даже я все это воспринимаю как данность, а ведь мир изменился! Изменилось все вокруг.

– Весь мир мало кому интересен. Он слишком большой, огромный, а человек такой маленький, – Виктор снова сел в кресло. – Люди живут в своих маленьких мирках, созданных ими самими из предметов и образов, которые их окружают. Эти маленькие мирки кажутся огромными, но часто совпадают по размеру с квартирой, комнатой или домом, в котором живет человек. Там, в этих мирках, уютно и хорошо. Есть окно, через которое видно окружающий мир, и соседние мирки, в которых живут другие люди. Есть и дверь, которая чаще всего заперта для безопасности, но не всегда. Иногда хозяин мирка открывает ее, чтобы пустить в свой уютный безопасный мирок других людей или чтобы отправиться в путешествие самому. Но люди никогда не пытаются охватить своим сознанием весь мир! Жить в маленьком мире уютнее, проще и безопаснее. Иногда они смотрят вдаль, за горизонт, ищут новое и интересное в окружающем мире, но, когда им хорошо дома, им не нужны другие чужие мирки, независимо от того, лучше они или больше.

– Мне нужны, – твердо заявил Александр. – Мне интересен весь мир, и пусть я не могу охватить все и сразу, я хочу, чтобы мир, в котором я живу, был большой и безграничный!

– Но вы не просто хотите смотреть на него из окна, я думаю, вы хотите участвовать в событиях этого безграничного мира, – Виктор внимательно посмотрел Александру в глаза. – Замедляя Время, человек может взглянуть на мир со стороны. Посмотреть, как за мгновения проходят часы, а за дни – годы. Но созерцать мир со стороны никому не интересно, человеку необходимо двигаться, дышать, питаться, общаться, участвовать в жизни этого мира, и чтобы сделать одно самое простое движение, необходимо переместиться в пространстве, а значит, использовать Время.

– Это как в метро. Быстро мчишься по тоннелю, мимо остановок, пока не достигнешь нужной, – заметил Александр, – той, на которой можно выйти?

– Скорее как на поезде. Сидишь у окна и наблюдаешь, как мир проносится мимо, но можешь остановить этот поезд в любой момент или замедлить его движение, – пояснил Виктор. – Но назад поезд уже не поедет, и, упустив нужный момент, уже нельзя ничего изменить.

– Вы правы, я слишком оптимистичен, – погрустнел Александр. – Чем быстрее мчишься по жизни, тем большая вероятность упустить что-то важное и нужное. Упустить безвозвратно.

– Об этом необходимо помнить всегда, и особенно при манипуляциях с Временем, но люди уже давно имеют возможность путешествовать во времени, – Виктор встал с кресла. – Пойдемте, я проведу вам экскурсию по квартире и покажу Машину времени.

– Машину времени? – с сомнением переспросил Александр. – Вы только что убедили меня, что ее не существует. Это будет интересно.

– Но для начала я проведу вас по квартире, – Виктор направился в прихожую. – Дверь прямо перед вами – это гостевая спальня. Она практически всегда пустует, но в случае необходимости можете не нее рассчитывать.

– Хорошо, буду иметь в виду, – Александр шел следом.

– Пойдемте дальше. Слева, вы уже знаете, мой кабинет. Справа комната, в которой мы завершим экскурсию, – Виктор шел по коридору. – Дальше вход на кухню, там мы уже были. Следующая дверь – ванная, дальше туалет. По левую руку комната отдыха, заглянем туда чуть позже. Дальше мой врачебный кабинет.

Виктор открыл двери и пригласил Александра зайти. Светлые стены, белые шкафы с баночками, операционный стол и несколько кушеток. Все напоминало больничные приемные покои, даже немного чувствовался запах каких-то лекарств.

– Раньше я принимал больных на дому, – пояснил Виктор. – Уже давно не практикую, но кабинет решил оставить. Иногда экспериментирую здесь с препаратами.

– Немного неожиданно, – удивился Александр, озираясь вокруг.

– Были времена, – задумчиво произнес Виктор. – Об этом я расскажу как-нибудь в другой раз. Пойдемте, продолжим.

Они вышли в коридор.

– Следующая комната – моя спальня. Я думаю, она не нуждается в осмотре. Вот, собственно, и весь мой дом.

– А как же та, дальняя дверь? – Александр указал на закрытую дверь в конце коридора. – Что там за комната?

– А эта комната пусть для вас пока останется тайной! – Виктор хитро улыбнулся. – Давайте вернемся к Машине времени.

Они вернулись назад и зашли в небольшую комнату, с маленьким окном. По всей комнате на стенах висели фотографии. Черно-белые и цветные, портреты и пейзажи, люди, животные, дома и природа. Александра сразу впечатлила галерея фотографий, и он внимательно, с нескрываемым удивлением и восхищением начал разглядывать все вокруг. На столе и на полках лежали разная фотоаппаратура и фотопринадлежности, как современные, так и совсем старинные. Александр осторожно обошел комнату, внимательно рассматривая удивительные предметы, собранные в ней.

– Эта моя фотолаборатория, – с гордостью объявил Виктор. – Я очень давно увлекаюсь фотографией, но не только как искусством, а как историей, возможностью запечатлеть и сохранить окружающий мир. Посмотрите на лица на фотографиях. Лица как живые, хотя эти люди жили очень давно. Так давно, что сейчас о них никто уже и не помнит. Вы видите, как они одеты? Видите выражения их лиц? Можете представить, как они жили и о чем они думали? Вы их не знали, и ваша память не знала их, но, смотря на их фотографии, вы видите, как они смотрят на вас?

– Вижу, – утвердительно ответил Александр. – Это и есть Машина времени?

– Верно. Люди всегда пытаются расширить сегодня на более продолжительный период, на вчера, на сто лет назад. Воображение человека практически ничем не ограничено, ни временем, ни пространством. Имея необходимые образы в голове, человек может передвигаться с огромной скоростью в те места, где уже был, в свои воспоминания. С помощью только одной фотографии вы заглянули далеко в прошлое, увидели и представили мир, каким он был сто лет назад.

– Действительно, глядя на эти фотографии можно увидеть прошлое, – согласился Александр, с интересом рассматривая фотографии на стене. – Но ведь это только маленькие моменты?

– Человеческая память тоже состоит из маленьких моментов, кусочков воспоминаний, – пояснил Виктор. – Вы же знаете, что человеческая мысль давно ушла дальше. Пойдемте.

Они вышли из фотолаборатории и направились в комнату отдыха. Просторное помещение, практически без мебели, с плотными черными шторами на окнах. На дальней стене висел большой белый экран, у противоположной стены стоял диван и несколько удобных мягких кресел. Сверху, под потолком, был закреплен видеопроектор.

– Вот! – объявил Виктор. – На снимке запечатлен лишь один момент времени, а кинофильм предоставил еще больше возможностей! Это же то же самое, что и фотография. Много фотографий по порядку скрепленных вместе, и вот уже сохранен целый отрезок времени. И самое важное – это звук! Звук вообще великое чудо! В звуках сохраняются эмоции, мысли и душа! Разве это не путешествие в прошлое?!

– Это настоящая Машина времени, – согласился Александр. – Соединяя воспоминания людей, документы, предметы, фотографии, кинофильмы, можно воссоздать прошлое в мельчайших деталях.

– Можно видеть мир, каким он был сотни лет назад. Видеть людей, которых уже давно нет, – продолжил Виктор. – А вот изменить прошлое уже нельзя. Человеку дана одна жизнь – один миг между прошлым и будущим! И его нужно ценить!

– А еще человек может фантазировать и перемещаться в будущее. В своих мечтах людям не нужен целый мир, достаточно несколько важных образов. В своих фантазиях люди за несколько мгновений могут прожить целую жизнь.

– Верно, – согласился Виктор. – Но для фантазий необходимы знания! Образы в голове и воспоминания, только на их основе могут возникать фантазии и мечты. Человек помнит прошлое, но на самом деле все его воспоминания – иллюзия, искаженная его точкой зрения, эмоциями и мыслями. Но если существует фотография или любой предмет, способный стимулировать память, тогда воспоминания получаются более точными и красочными. Практически каждый предмет в моей квартире связан с воспоминанием. Часто люди забывают прошлое, но если есть предмет, который напомнит, то память возвращается очень быстро, и можно пережить давно ушедший момент жизни во всех его красках и деталях.

– Да, ваша квартира действительно напоминает музей воспоминаний, – разглядывая картину на стене, заметил Александр. – Вот это красивое полотно, парусник в порту на закате, напоминает работу Айвазовского.

– Так и есть. Мне очень понравились это тихое море и белый парус. Когда-то давно он мне сам подарил эту картину, – беспечно пояснил Виктор. – Впрочем, все картины в моей квартире подлинники, известных и не очень известных художников.

– Музей подлинников! Я думаю, это все стоит приличных денег, – отметил Александр. – В начале нашего знакомства я даже подумал, что вы коллекционер.

– Коллекционеры оценили бы мою квартиру в миллионы, но я никогда не задумывался об этом. Для меня все эти предметы ценны исключительно как память.

– Вы знаете, я тоже отношусь к антикварному рынку неоднозначно. С точки зрения искусства я понимаю ценность произведений талантливых мастеров прошлых времен, но сам я не вижу никакой разницы между оригиналом и хорошей репродукцией. И поэтому весь это антикварный рынок считаю не более чем большой иллюзией, выдуманной мошенниками и авантюристами.

– Я согласен с вами, разве можно оценивать искусство деньгами?! Это моя квартира, мой дом, каждый предмет в котором ценен не только своей красотой и неповторимостью, но и теми воспоминаниями и эмоциями, которые связаны с его появлением в моей жизни. Я не собираю предметы искусства, я коллекционирую воспоминания.

Только сейчас Александр понял, как все гармонично в квартире Виктора. Это был не просто дизайнерский подбор интерьера, это было выверенное временем гармоничное состояние идеального уюта и покоя. Каждый предмет был частью квартиры, занимал свое особое место, имел значение и какой-то смысл. Обои на стенах, старинная мебель, паркетный потертый пол – все было в отличном состоянии, но источало старину и чем-то напоминало своего хозяина.

– А вам не сложно жить одному в большой квартире?

– Не сложно, – улыбнулся Виктор. – Я как-то привык.

– А я не привык к большим квартирам, – признался Александр. – У меня работа в движении, и образом жизни я выбрал минимализм. Все действительно необходимые вещи всегда умещаются в одну сумку. Плюс, конечно, ноутбук и мобильный телефон.

– Вы еще молоды, у вас вся жизнь умещается в одну сумку. Со временем этого будет недостаточно. Вещи можно разделить на ненужный повседневный хлам и предметы с воспоминаниями, от прикосновения к которым вы вспоминаете людей и события давно минувших лет.

– Да, вещей у меня с каждым годом становится больше, и каждый новый предмет несет с собой какое-то воспоминание, но вы забываете о том, что сейчас все воспоминания могут вмещаться в ноутбук, – возразил Александр. – Современный человек постоянно копирует мир вокруг себя, он фотографирует и снимает на видео каждый свой день. Людям уже не нужны предметы, чтобы вспомнить. Достаточно фотографий, они ярче и эмоциональнее напоминают о важных событиях жизни.

– Вы правы, я слишком старомоден. Современный мир стал более технологичен, красочен и мобилен, чем раньше. Но человеку всегда необходим дом, то место, куда он может вернуться даже из самого дальнего путешествия. Место, где тепло и уютно, где все пропитано хорошими воспоминания.

– Здесь вы правы, для каждого человека в жизни важен дом, – согласился Александр. – Место, где он родился, где его семья и куда можно всегда вернуться, спрятаться или просто прийти после работы и уснуть. Дом слишком важен для человека, даже путешествуя, люди обязательно используют временные дома и всегда подсознательно ищут то место, где им будет хорошо и комфортно и где они будут счастливы. Место, в котором они готовы остаться навсегда.

– Место, которое станет их домом! – закончил Виктор. – А еще весь этот «хлам» делает из моей квартиры индивидуальный неповторимый мир, влияющий на мое сознание и настроение. Мне здесь комфортно и хорошо. Со временем ваш жизненный «чемодан» станет больше, но, я думаю, современная квартира может быть комфортной и при более компактных размерах.

– У каждого разный дом. Главное, чтобы он был уютным и комфортным, – согласился Александр. – Расскажите мне еще один секрет. Я заметил, что в квартире практически нет пыли.

– О! – удивился Виктор и загадочным голосом продолжил: – Для этого я использую удивительное изобретение, придуманное людьми!

– И что это? – с интересом спросил Александр.

– Скажу вам по секрету, – почти шепотом произнес Виктор, – я использую пылесос!

Александр немного смутился ответом, но тут же они оба весело рассмеялись.

День двадцать третий. Жизнь сквозь века

Вечерами Виктор и Александр часто садились у камина в тихой уютной гостиной, пили чай, играли в шахматы, и Виктор рассказывал истории из своей жизни.

Александр очень привык и проникся личностью Виктора. Он был обаятелен, достаточно прост и убедителен в общении и легко располагал к себе. Продавца времени хотелось слушать, ему хотелось доверять, и не только из-за образа жизни, стремлений и возможностей. Он был просто огромным архивом информации и знаний, отлично знал географию, историю, биологию и многие другие науки. Цитировал наизусть изречения мудрецов древности и стихи великих поэтов, и не только ушедших эпох, но и современных, о которых Александр даже не слышал. Александр заметил за собой, что стал копировать манеры и жесты Виктора, а еще безоговорочно доверять этому человеку, с которым познакомился совсем недавно.

– Расскажите, как люди жили сто лет назад? – спросил Александр, держа в руках чашку со свежим чаем.

– Если говорить в целом, то люди жили так же. Ничего не изменилось. Так же пили, ели, спали, работали и веселились, любили и воевали, по большому счету, в жизни большинства людей ничего не изменилось.

– Вы лукавите, сто лет назад мир был совсем другим. Не было самолетов, автомобилей, компьютеров, даже метро не было.

– Вы правы, мой друг, мир был другой, – усмехнулся Виктор. – Изменилось понимание окружающего мира, манеры и общественный строй, но жизнь обычных людей осталась прежней. Люди получили мобильную связь, интернет и телевидение и доступ к неограниченным знаниям, смогли увидеть весь мир и взлететь в небеса, но, как и сто лет назад, люди живут обычной жизнью. Утром встают, завтракают и едут на работу, и пусть не на телеге, а на метро, но это только детали. И так во всем!

– Но так же живут не все люди? – возразил Александр. – Есть те, кто смотрит на мир гораздо шире?

– И сто лет назад были особенные люди, те, что смотрели на мир шире. Они и придумали самолеты, радио и космические корабли. Они полетели в космос и собрали из радиодеталей первый компьютер, но даже они в своей сути и в быту жили так же, думали так же и переживали так же, – спокойно ответил Виктор. – У меня вообще складывается впечатление, что суть человека не меняется за тысячелетия. Мир меняется, а люди и их жизнь остаются прежними.

– Не может быть! Тысячу лет назад в сознании людей окружающий мир часто измерялся одной деревней. Но только за несколько последних десятилетий он стал гораздо шире, насыщеннее и разнообразнее.

– Возможно, для вас он стал таким, но не думайте, что все люди живут так же динамично и насыщенно, – спокойно заметил Виктор. – Чем, по-вашему, измеряется сейчас мир? Комнатой в городской квартире? Картинками на мониторе? Вы же понимаете, что настоящих впечатлений и ощущений человек получает больше от прогулки по лесу, чем от просмотра нескольких роликов о тропических островах.

– Понимаю. Лес, он живой, он вокруг. Лес живет, дышит, шумит, а видеоролики, они хоть и красочные, но неживые. Но ведь знаний сейчас у современного человека больше, чем раньше? Больше возможностей! Больше свободы!

– Да, больше, но, как ни странно, большинство людей используют эти возможности впустую. Люди, как и прежде, живут по старой древней традиции: родился, вырос, нашел работу, женился, построил дом, вырастил детей, умер.

– Не согласен с вами, но понимаю, что вы имеете в виду. Действительно, человеку, наверное, необходимо больше ста лет, чтобы измениться существенно. Но если человек в своей сути не изменился, то мир изменился однозначно!

– Мир изменился однозначно! Он стал больше! Намного больше! Стал доступнее, добрее, и, самое главное, он стал быстрее! Намного быстрее! Мир просто мчится, по сравнению с тем, как он медленно полз сто лет назад.

– А вы при этом говорите, что жизнь людей не изменилась?

– Да, говорю, ведь вы спросили в целом, вы интересовались обо всех людях. Даже весь мир целиком изменился неравномерно, – спокойно ответил Виктор. – Поезжайте в Африку или Среднюю Азию, в обычную сельскую деревню и убедитесь сами, что быт людей изменился очень незначительно. В маленькой деревне тоже можно встретить ноутбук и даже мобильный телефон, но там нет ни интернета, ни метро. Основой жизни местного населения, как и прежде, является сельское хозяйство и охота. И так живут миллиарды людей!

– Хорошо, вы правы. Вы убедили меня. Мир изменился неравномерно, – согласился Александр. – Но этот город изменился существенно?

– Смотря как на это посмотреть, – улыбнулся Виктор. – Я знаю все об этом городе, хотя меня знают немногие. Люди приезжают и уезжают, рождаются и умирают, а я остаюсь. Город изменился совсем немного, люди изменились только внешне, но вот образ жизни людей изменился существенно.

– Хоть в чем-то вы согласились, – улыбнулся Александр, сделал глоток из чашки и спросил: – Расскажите о девятнадцатом веке и ваших впечатлениях о тех временах.

– Девятнадцатый век, век прогресса и просвещения. Сейчас он кажется таким размеренным и неспешным, а тогда он мчался вперед, с каждым годом увеличивая свою скорость, – задумчиво вспоминал Виктор. – Можно многое говорить о красоте прошлых веков, это были галантные времена, достойные восхищения, но это были времена, в которых жили избранные. Только небольшая часть общества имела возможность пользоваться благами цивилизации, остальные люде жили очень простой и порой унылой жизнью, часто граничащей с нищетой и болезнями. Девятнадцатый век был такой же безманерный, как и двадцатый. Не удивляйтесь. Это в книгах много написано о благородстве, балах, красивых чувствах, а на самом деле они встречались так же редко, как и сейчас. Я бы его отметил как век лицемерия, высокомерия, классового неравенства и выдуманной любви.

– Вы, человек девятнадцатого века, сохранивший в себе стиль жизни и привычки тех времен, и так неблагодарно отзываетесь о той эпохе? – удивился Александр.

– Я объективен, – твердо ответил Виктор. – Безусловно, это был век дуэлей, балов и стихов. Женщины ходили в пышных кружевных одеждах, хотя по тем временам очень свободных. Впрочем, в двадцать первом веке женщины порой вообще забывают одеваться. Мужчины тоже отличались яркими нарядами, вспыльчивые кавалеры, при оружии, готовые вызвать любого на дуэль. Но в целом все это была фальшь. Все носили маски, играли в свою жизнь, как в игру. Играли в чувства и любовь. Красивые романы происходили на бумаге, а не в сердцах, и потому порой были не настоящими, а вымышленными, придуманными. А эти очень популярные обмороки, жесты, наигранность эмоций и театральные ссоры? Вся жизнь высшего общества напоминала театральную постановку, в которой обязательно требовалось участвовать и играть свою роль. Конечно, все это придавало определенный шарм обычной жизни, интригу, но настоящая любовь встречалась так же редко, как и сейчас. Обычные крестьяне часто были более счастливы, чем представители высшего сословного общества, и все потому, что им не нужно было скрывать своих чувств и играть свою жизнь.

– Неожиданная характеристика, – с недоумением отметил Александр. – Я так понимаю, вы в то время тоже принадлежали к высшему обществу?

– Да, это действительно так. Получить приличное образование и достойную профессию в то время мог позволить себе далеко не каждый человек. Многие люди ходили в лаптях и не умели даже читать. Вы же, наверное, знаете, что в девятнадцатом веке большинство людей в этой стране были рабами?

– Вы имеете в виду крепостное право? – уточнил Александр.

– Конечно! Когда я был еще молод, крепостное право отменили! Это был великий прогресс, но с каким трудом он был достигнут. Целое поколение крестьян так и продолжали жить по закону свободными, но в душе рабами, – Виктор вспоминал ушедшие времена без всякого удовольствия. – У моего деда, помещика, тоже были крепостные, но он относился к ним как к людям, всем жилось хорошо. Своего барина крестьяне считали чуть ли не богом, и счастье было оказаться у него в крепостных. А были и вовсе лютые помещики, такие, что крестьян за людей не считали, относились к ним хуже, чем к дворовым собакам. Крестьяне от такого отношения тоже становились черствые и злые, ненавидели и своего барина и других людей, особенно счастливых. Именно поэтому часто вспыхивали бунты и восстания. В одной из соседних деревень крестьяне топором зарубили приказчика, а помещика живьем в доме сожгли, пока тот спал. Живого трогать боялись.

– Ужасно, когда человек зависим от воли другого человека, когда его судьба зависит он настроения и желаний хозяина, – согласился Александр. – Захотел человек быть добрым и справедливым, тогда всем хорошо, захотел стать тираном – и всем плохо.

– Все было еще хуже, гораздо хуже, – продолжил Виктор. – Один помещик спросил у крепостного мужика: хочешь, вольную дам? Так тот в ноги упал, плакал, молил, чтобы его оставили. Ведь воля человеку и не нужна вовсе, когда он сыт, здоров и счастлив!

– Так было потому, что мужик этот не знал другой жизни? – предположил Александр. – Я считаю, каждый человек должен сам выбирать свою судьбу, все люди должны жить в равных условиях.

– Должны, но это не всегда возможно. Все люди разные, и у всех разные условия жизни и взгляды на жизнь. Вот представьте, что вы родились в середине девятнадцатого века в семье крепостного крестьянина, и с самого рождения вам в сознание вкладывали рабское мировоззрение.

– Боюсь даже думать об этом. Весь мир уменьшился бы до размеров одной деревни, а все перспективы на жизнь стали бы такие маленькие и унылые. Я бы не хотел так жить. Совсем.

– Вот он, век девятнадцатый! Именно таким он представлялся большинству современников! И запомните! Сейчас мы живем в новом, двадцать первом веке, в начале нового тысячелетия, в период нового расцвета цивилизации! Мобильный телефон, персональный компьютер, автомобиль – все это будущее! Будущее, которое стало доступно практически каждому! Новый век гуманизма и мира, когда войны стали непродолжительными и локальными, а страны объединяются в содружества. И, несмотря на многие недостатки и несправедливость, это лучшие времена. Раньше только избранные могли путешествовать по миру, и даже для них были доступные не все страны и территории на карте. Сейчас любой человек может увидеть весь мир! Имеет возможность если не побывать, то хотя бы посмотреть на мир через монитор телевизора. Это удивительно! Нет войн, голода, смертельных болезней! Люди прошлого, быть может, именно так представляли идеальный мир.

– Идеальный мир? – усомнился Александр.

– Все это, конечно, оболочка, скрывающая прежние проблемы, – пояснил Виктор. – Голод, экологические загрязнения, социальное неравенство, все эти проблемы еще не решены, но современный мир все равно грандиозен! Он лучше, чем был раньше!

– Я это понимаю. Мир стал лучше, только людей стало больше, – согласился Александр. – Правда, я ожидал более интересного рассказа.

– Тогда вам необходимо задать свой вопрос немного иначе. О девятнадцатом веке можно рассказывать по-разному, но скажу вам одно: мне больше нравится существующий мир!

– Мне тоже нравится, что я живу сейчас, а не в каменном веке, – пошутил Александр. – Это даже хорошо, что вы не приукрашиваете ушедшие времена, ваш рассказ мне кажется очень объективным. А еще расскажите о революции 1917 года! Сейчас так много говорят и пишут о том времени, о революции и о большевиках. Правильно они поступили или нет? Интересно, как это выглядело с точки зрения человека, видевшего все своими глазами.

– Я не видел все своими глазами. Я не участвовал в революции, а только наблюдал со стороны, – Виктор ненадолго задумался. – В исторических книгах подробно описаны те времена, и хотя у многих историков разные точки зрения, можно получить достаточно информации, чтобы сложилось вполне объективное мнение.

– Но все же расскажите! Вы же находились, по сути, в самом центре событий, многое видели своими глазами! – настаивал Александр.

– Видел, и многое, и могу сказать, что все было, как обычно бывает во время революций и смут, – Виктор помрачнел. – Холодно и немного страшно. С одной стороны, неопределенность с другой – хаос. Где-то далеко идет война, и все об этом постоянно говорят, иногда еще больше, чем о революции. Власть постоянно меняется, а вместе с властью меняются законы и флаги. Люди живут как и прежде, им все равно, пока есть хлеб и их не трогают.

– Но ведь революция затронула всех? – заметил Александр.

– Это потом она затронула всех, когда одни не согласились быть равными другим, и началась война! Жестокая война одного народа. Это и была самая большая и ужасная трагедия. А вначале все было достаточно безобидно и спокойно. Надо сказать, что революция была неизбежна. Революционные настроения будоражили в разной степени всю Европу еще с конца девятнадцатого века. Появлялись разные партии, политические течения, общественные кружки. Все общество хотело и ждало перемен, и с каждым годом необратимость и однозначность того, что революция будет, увеличивалась! Она была неизбежна, и это все понимали. Это был лишь вопрос времени, когда начнется революция и кто ее возглавит. Классовые неравенства, накопленные за столетия, были лучшим стимулом. Рабы ненавидели господ, господа ненавидели своих рабов, осмелившись отстаивать свои права, и никто не хотел друг другу уступать!

– Вы видите основную причину революции в классовом неравенстве? А разве сейчас нет классового неравенства?

– Сейчас тоже есть богатые и бедные, есть воры и обманщики, есть и те, кто трудится всю жизни, и такое разделение общества будет всегда, ведь люди все разные. Но в современном мире человек, желающий заработать деньги своим трудом и талантом, имеет такую возможность. Конечно, существуют трудности и ограничения, но нет непреодолимых препятствий. Сто лет назад от того в какой семье рождался человек, родился он бедным или богатым, в семье крестьянина или графа, определялась вся его дальнейшая судьба. И если человек родился рабом, он уже ничего не мог изменить в своей жизни, он был вынужден быть рабом всю жизнь. Никакие таланты, интеллект и другие положительные качества не могли помочь людям преодолеть классовый барьер!

– Но история знает простых крестьян, которые становились великими учеными и деятелями государства!

– Такие люди будут рождаться во все времена, но их судьбы уникальны и скорее исключение из общих правил. Вы ведь знаете, каким долгим и трудным путем шли эти люди к успеху и своей мечте? Путь к вершине всегда сложен, но в современном мире человек рождается и живет в более справедливых условиях, чем сто лет назад. Но вернемся в революции. Классовые неравенства и несправедливость общества были только поводом для революции. Толчком же для ее начала была первая мировая война! Она как нельзя лучше исполнила роль катализатора для революции и событий, которые изменили весь мир! Кто знает, что было бы, если бы царь не вступил в войну с Германией. Может быть, не было бы Второй мировой войны и Российская империя не была бы залита несколько раз кровью, а может быть, наоборот, следующая мировая война изменила бы этот мир или стерла его с лица земли. Об этом можно много рассуждать, но одно я знаю точно. Всегда, когда существует возможность отказаться от войны, необходимо воспользоваться этой возможностью, и неважно, что на кону потеря чести или денег. Жизни миллионов людей дороже!

– Вы думаете, царь виноват в случившемся? – Александр очень внимательно слушал Виктора.

– Виноват? Это несколько неправильный вопрос. Царь был слишком добр, но очень далек от народа, а это обычно приводит к бунту. Он нарушил основной принцип войны: человек, стремящийся к миру всей душой, не должен развязывать кровавые войны, он всегда будет обречен на поражение! Война была причиной революции и мятежа большевиков и еще причиной очень многих событий и бед, хотя сама война была так же неизбежна, как и революция! Царь подарил народу власть и свободу! Временное правительство забрало власть себе, но не знало, что с ней делать. Большевики отобрали власть силой, но так и не смогли поделить ее между собой. Людям дали свободу, а они не смогли этим воспользоваться и превратили все в балаган и кровавую бойню!

– Я так и не понимаю, как вы относитесь к тем событиям, – недоуменно заметил Александр.

– Событий было слишком много, и поэтому отношения ко всему разное, – задумчиво ответил Виктор. – Война плохой период для всех, а революции – это особый процесс, иногда необходимый и всегда жестокий. До революции люди жили в бараках, ходили в рванье и не ели хлеба досыта, а рядом жили помещики и фабриканты, которые никогда не работали, но жили во дворцах и сорили деньгами. Каждый нищий рабочий понимал, что никогда, ни при каких обстоятельствах он не станет сытым и дети его тоже. Эта бессмысленность и обреченность жизни, этот голод и нищета стали причиной революции и классовой ненависти. Пока люди помнили об этом, они ценили ее, потом забыли! Сейчас люди живут тоже бедно, но они не пойдут бунтовать, пока у них дома тепло и сыто и есть возможность или даже просто надежда, что их дети станут жить лучше. Человек может многое терпеть, но не все и не вечно! Все радовались февральской революции! Восторгались новым правительством! Ожидали перемен и ждали окончания войны.

– Но ничего этого не произошло?

– Что-то произошло, многое поменялось. Но не этого ждал народ! Когда люди собираются в кабинетах правительства, чтобы решить судьбу страны, а вместо действий начинают обсуждать и болтать впустую, они обречены на провал. Новое правительство упустило момент, потеряло время, а вследствие этого и власть. Великая пропасть между богатыми и бедными привела к тому, что большевики украли революцию и превратили ее в хаос. Самую жестокую и кровавую гражданскую войну, где нет справедливой стороны и нет победителей. Мирная революция сменилась вооруженным бунтом, жестоким и беспощадным! Признаться честно, вначале мной тоже овладела романтика перемен, которая быстро слетела и превратилась в жестокое разочарование. Я никогда в жизни до конца не оценивал всю глубину и жестокость русского бунта, и никакая революция не стоит стольких жизней и разбитых судеб. Если бы не жажда власти и желание быстрых перемен отдельных вождей, перемены наступили бы сами собой, только цена у них не была бы такой кровавой.

– В одной книге я прочитал мнение, что большевики ради своих идей продали душу дьяволу и благодаря этому захватили и удерживали власть. Вы не считаете, что в большевизме есть что-то демоническое?

– В самих идеях нет. Но когда человек принимает решение, что достигнет своих целей любыми средства, ценой жизней миллионов людей – уже тогда он лишается души! – Виктор помрачнел, задумался и продолжил: – Революция уже свершилась на тот момент, а гражданская война была только борьбой за власть. Возможно, другая власть была бы более гуманна. Кто знает? А вот мнение о продаже души дьяволу очень интересное, и я соглашусь с ним, но душу продают не все сразу, а каждый по своему выбору.

– А как вы понимаете это понятие «продать душу дьяволу»? Мне просто интересно.

– На этом «просто» построено большинство религий мира, – строго возразил Виктор, но мягко и тихо продолжил: – В каждом человеке есть черное и белое, добро и зло. Совершая различные поступки, человек склоняется то в одну, то другую сторону. Конечно, дьявол не приходит в гости и не делает предложений, так не бывает. Подобная сделка всегда происходит неформально, иногда совсем неосознанно. У человека возникает мысль или стремление, выполнения которого он очень желает и готов на все, чтобы получить желаемое. И вот когда человек решает для себя, что готов на все ради достижения своих целей, в этот момент он переступает через невидимую черту, именно тогда и происходит сделка с дьяволом. Этот договор не прописан на бумаге, не закреплен подписями и печатями, и даже нет устной договоренности сторон. Очень часто бывают долгие и томительные переговоры в сознании человека с самим собой, но всегда присутствует цель и цена. Черти и ангелы не приходят в гости к людям, они живут в каждом из нас.

– И в данном случае цель – это власть, а цена – это сотни тысяч человеческих жизней? – предположил Александр.

– Верно, в этом и заключается особенность всех революций, – продолжил Виктор. – Цена за преобразование и изменение общества всегда измеряется в человеческих жизнях. Революция семнадцатого года стоила огромного числа человеческих жизней. Большевики пошли по пути крови и смерти, и этот путь привел их самих к смерти. Власть, которую они получили, поглотила их души, как это случалось со всеми тиранами во все времена, сотни и тысячи лет назад.

– А разве нельзя было избежать кровопролития? Или уменьшить его? Не слишком ли это большая цена?

– Это сложный вопрос, и чаще всего его задают уже после того, как тысячи людей погибли, – задумчиво ответил Виктор. – Высшее сословие и богатые капиталисты сами отчасти виноваты в случившемся. Они не хотели ничем делиться с народом до революции и не захотели после, поэтому народ взбунтовался и забрал все силой. Брезгливое отношение к людям как к скоту всегда раздражает. Все люди разные, но нельзя равнять бедных со скотом и ставить их ниже себя исключительно по сословному признаку. Я долгое время импонировал революции, понимая обоснованность ее жестокости, хотя не разделял методов революционеров и их пути достижения своих целей. Россия, да и весь мир переживали в своей истории более жестокие и дикие времена. Миллионы людей убивали под менее справедливыми лозунгами, иногда просто потому, что они молились богу иначе. Но выглядело все это все равно ужасно. С позиции обычного гражданина октябрьская революция напоминала массовый грабеж. Я же ассоциировал происходящее с разорением великого Рима варварами. Из дворцов выселяли дворян, но делали из них бараки или конюшни. Людей грабили и убивали даже на улице, и не только бандиты, но и представители новой власти.

– А вы не бежали из города? Из России?

– Нет. Да и зачем? Я был не богат и не беден. Да и куда мне бежать? – с некоторым недоумением ответил Виктор. – Деятельность Продавца времени независима от власти и законов. Время, оно одинаково для всех! Бунт и хаос царили в городе недолго. Новая власть быстро получила контроль над городом, а затем и страной. Установила новые законы и принялась менять старый мир на новый!

– И каким этот мир был? Он был лучше?

– Каким он был? А каким может быть новый мир во время строительства? – задумался Виктор. – Он был непонятным и хаотичным, иногда смешным и даже абсурдным. Вы же знаете, что новый мир так и не был построен до того состояния, о котором «строители» мечтали в самом начале.

– Действительно, но «строители» сначала разрушили старый мир и уже на его фундаменте начали строить новый.

– Верно, и это было их главной ошибкой! Агрессивный нигилизм! Полное разрушение старого мира, чтобы построить другой мир, новый, пусть и более справедливый. Этот путь наглядно показал свою неэффективность. Но вы не представляете, какая огромная энергия двигала людей вперед в то время! Стремление построить новый справедливый мир, мир равных людей, честное общество – эта идея сплотила огромные массы людей в единую силу. Они отстроили страну после первой войны, затем после второй. Построили метро, заводы, города, полетели в космос! И в этом была сила и правда нового общества.

– Великие бескорыстные идеи всегда объединяют людей, делают их сильнее, – согласился Александр.

– Верно, так было и в то время. Идея построить справедливый новый мир зажигала простых людей, и я тоже очень импонировал ей. Мир менялся на глазах, и менялся очень существенно! И я активно участвовал в новой жизни, очень много помогал новой стране, особенно простым людям.

– И кем же вы были в новой России? Чем занимались? – поинтересовался Александр.

– Скажу вам честно мой друг, мне пришлось работать! – Виктор улыбнулся. – Да-да, именно работать, чтобы прокормить себя! Новая власть отменила богатство, ценности и деньги! И хотя все это никуда не делось, а только спряталось от людских глаз, быть богатым и даже просто обеспеченным человеком стало опасно, а чуть позже и вообще невозможно. Мне пришлось долгое время жить скромно и работать исключительно ради пропитания. Пищу во время гражданской войны было очень сложно достать даже за деньги! Впрочем, это была очень достойная работа. Вначале я был частным врачом, но после, когда медучреждения стали более централизованными и муниципальными, я устроился в детскую коммуну. Учил бездомных детей. Новая власть, несмотря на свои недостатки и неоднозначность выбранной политики, старалась заботиться о стране и людях, особенно о тех, кто разделял идеи новой власти, при этом мало кто из простых людей в полной мере понимал смысл новых идей. Обычные люди хотели просто жить без войны и господ, жить и работать, сытно кушать и быть по-настоящему свободными.

– И как вы со своим образом жизни вписались в новые стандарты? – усмехнулся Александр.

– Я очень легко вписался в новую жизнь. Имидж пришлось несколько изменить, ходить в простой одежде и не принимать гостей у себя дома. Сложно было в начале, во время войны. Все ходили в шинелях, голодные и злые, и я ходил. В городе не хватало продовольствия, и часто хлеб приходилось отдавать детям. Но вы знаете, в то время жизнь большинства людей обрела новый смысл, а жизненные ценности изменились, стали какими-то настоящими. Я понял, что мир меняется не на улице, не там за окном, и новые изменения затронут всех, в том числе и меня, и мою квартиру.

– Что вы имеете в виду?

– Была у новой власти очень опасная для меня идея – «справедливая жилая площадь», – пояснил Виктор. – Из просторных многокомнатных квартир, покинутых старыми хозяевами, новая власть понаделала коммунальных квартирок. Это было обоснованно и понятно, людей, хлынувших из голодных деревень в город, необходимо было куда-то селить, но выглядело все это очень дико. Однажды ко мне в квартиру пришли представители новой власти. Это было зимой, в феврале. Их было трое: двое голодных солдат с винтовками и уверенный бравый матрос в кожаной куртке и с маузером. Никогда не понимал, откуда пошла эта повальная мода, но все комиссары ходили в кожаных курках. Еще вчера это была несколько экстравагантная одежда, которою носили только водители и летчики, и вдруг кожаная куртка стала культовой одеждой эпохи.

– А мне думается, что убийцы любят надевать черные кожаные куртки, – заметил Александр. – Немецкие офицеры тоже носили черные кожаные плащи.

– Вы вкладываете в одежду слишком большой демонический окрас, не думаю, что люди в то время об этом задумывались, – возразил Виктор. – Конечно, такая одежда очень практичная во время войны. Не продувается ветром, долго носится, можно и после смерти предыдущего владельца продолжать носить, но эта мода была вызвана исключительно нехваткой формы для новой власти. Со временем такая куртка стала обязательным атрибутом красного командира, ее носили ради импозантности, чтобы выделиться из толпы и придать своей персоне значимость и уважение.

– А откуда взялось такое количество кожаных курток?

– В основном с военных складов, их закупали для армии к войне с Германией. Это была стандартная форма одежды для летчиков, но после повальной моды источником стало и банальное мародерство. Такие куртки не умирали вместе с хозяевами, а передавались новым владельцам в комплекте с должностным назначением и маузером.

– И значит, такой красный командир пожаловал к вам в гости? Вы, наверное, испугались неожиданному визиту?

– Совсем нет. Под расстрел я тогда не подходил, но вот моя квартира их явно заинтересовала. Я понимал их желание поделить все поровну, и мне импонировала идея деления всех благ по справедливости между членами общества, поэтому я попытался с ними договориться. И зря!

– Опасные гости. И чем закончились эти переговоры?

– Солдаты были слишком глупы, а может, просто голодны, чтобы понять идеи новых вождей. Они были злы на богатых господ, обоснованно злы, но необоснованно ко всем! А матрос был фанатично убежден в справедливости своих помыслов и величии революции! Но настолько фанатично, что тоже не понимал и не видел разницы между справедливым перераспределением ценностей и простым грабежом, а еще между революцией и хаосом, хотя во время кровавых революции эти границы действительно сложно определить. Это были грубые люди, но уверенные в себе и с искренней жаждой справедливости. Мы по определению не могли договориться.

– И чем же закончился этот визит?

– Наш диалог зашел в явный тупик. Моя склонность и приверженность к их идеалам, безусловно, импонировала им, но я понял, что отдать мне придется все! И ценности, и квартиру! И этого тоже будет мало, придется надеть шинель, взять винтовку и пойти с ними, но и этого, как показала будущая реальность, было бы недостаточно. В число «своих» меня бы все равно не приняли. Между бедным и богатым всегда существует понятное отличие, которое можно исправить, отобрав все ценности, а вот пропасть между глупым и умным гораздо сложнее преодолеть. В общем, я решил, что делиться всем, что у меня есть, я не готов. Я все-таки приверженец справедливого общества, а не грабительской уравниловки, когда вместо богатых и бедных все становятся нищими. Моя приветливость вскоре сменилась раздражительностью, но не ко всей революции, а к трактовке ее идеалов этими невеждами с оружием в руках. Но они были опасны, и их было явно больше, поэтому пришлось поступить с ними несколько жестоко.

– И что же вы предприняли, чтобы обезопасить себя?

– К моему большому счастью, у меня на тот момент имелись хорошие связи, в различных революционных кругах, в том числе и среди новой власти, – спокойно ответил Виктор. – Я сделал несколько звонков, и солдаты ушли и матрос тоже, но по их глазам я понял, что они хотели бы еще вернуться, и поэтому на следующее утро они отправились на войну! Больше я о них никогда ничего не слышал. Возможно, они погибли на бессмысленной войне, а может, потерялись в сумятице революции, во всяком случае, обо мне они, я думаю, точно забыли!

– Достаточно жестоко, – заметил Александр. – Но думаю, такой способ защиты можно назвать очень гуманным.

– Я тоже так считаю. Человек, взявший в руки винтовку, должен ожидать, что она может выстрелить в него самого, – согласился Виктор. – Впрочем, может быть, судьба этих людей была более интересна, чем просто гибель от шальной пули. Я же, в свою очередь, решил обезопасить себя от подобных неожиданностей судьбы и, воспользовавшись суетой, подправил документы и спрятал свою квартиру от жадных глаз новой власти.

– И как же вы смогли спрятать целую квартиру? – удивился Александр.

– Советская бюрократия ничем не отличается от любой другой бюрократии. Она позволяла делать и не такие фокусы, – беспечно ответил Виктор. – Появилась даже идея спрятать весь дом, но я посчитал это излишним. Я сделал себе новый паспорт, новую жизнь и спокойно жил в советской стране долгое время, не меняя существенно своего образа жизни и фактического места жительства.

– Вы меня постоянно удивляете! – воскликнул Александр. – Вы вот так просто подделали документы и спрятались от всех, никуда при этом не уезжая?!

– Я же не преступник, чтобы прятаться и скрываться, – пояснил Виктор. – В большом городе не так и трудно потеряться, гораздо проще, чем в маленькой деревушке, где каждый тебя знает. В городе отдельный человек никому не нужен, ни соседям, ни продавцам в магазине, ни прохожим на улице. Люди живут в городах, как муравьи, куда-то едут, спешат, торопятся, забывая порой, зачем они живут. Людей в городе очень много, и если человек не нарушает законов и правил поведения, то может жить в городе годами, и никто не спросит, кто он такой и чем занимается. Можно прожить хоть сотню лет, тихо и беззаботно, и ни один государственный служащий даже не вспомнит о вас, потому что вы по-настоящему никому не интересны.

Даже если какой-то особо внимательный служащий вдруг заметит, что в городе живет странный человек, которому больше ста лет, он посчитает, что это просто статистическая ошибка.

– Наверное, это так, – усмехнулся Александр. – Если не просить повышенную пенсию от государства, на вас никто никогда не обратит внимание.

– Но, что удивительно, спустя почти сотню лет ко мне на квартиру опять пожаловали трое, – продолжил свой рассказ Виктор. – Новые гости очень мне напомнили тех троих революционеров. Голодные, злые, вооруженные и тоже в кожаных куртках. В новую революцию снова появились яркие личности, страдающие импозантностью, и вернулась мода на одежду из кожи.

– Действительно, интересные повороты судьбы. Эти новые революционеры тоже были голодны?

– Нет, они были вполне сыты. У них был другой голод или жажда. Жажда «жизни», которая выражалась в жажде денег. У них не было жажды крови, таких людей мне тоже приходилось встречать в то время, в другом месте, но и боязни убийства человека тоже не было. Вообще, страх у этих людей был притуплен, а инстинкт обострен. У них была идея справедливости, но уже более простая и менее социально значимая. Они просто хотели поделить мое имущество между собой.

– Другая революция, другие революционеры, – цинично заметил Александр.

– Верно другая революция, но многое в те годы, очень многое напоминало революцию семнадцатого года. Безвластие и хаотичная смена законов, грабежи и передел собственности, жестокая бессмысленная война и полный хаос, охвативший всю страну. Это была новая революция, но уже холодная и тихая и, на мой взгляд, совершенно бессмысленная. Больше никто не хотел гражданской войны, но печаль заключалась в том, что это была обратная революция. Революция, делающая из равных людей – бедных и богатых, из справедливого общества – несправедливое, но демократичное, и потому лозунги новой революции были бессмысленны и даже печальны.

– И смысл этой революции тоже свелся к тому, чтобы в очередной раз разграбить страну?

– Возможно, но я думаю это побочный эффект от возникающего хаоса. Эти новые революционеры почему-то мне очень напомнили тех солдат и матроса, такие же глупые, но вооруженные и недовольные жизнью. С ними я даже не пытался найти общее понимание. Я отчетливо видел их слабость, выраженную в маниакальном желании денег, и видел бессмысленность их жизни.

– И чем закончилась эта встреча? Я думаю, бандиты гораздо опаснее голодных революционеров.

– Как сказать. Когда у человека есть слабость и простые реальные желания, с ним проще договориться. В результате непродолжительных переговоров я купил у них Время. Купил очень недорого, за простые деньги. Все они остались довольны, хотя и не поверили в реальность этой сделки.

– Как просто, а вам не кажется, что это немного несправедливо, одних вы отправили на войну, другим предложили деньги?

– Каждый человек сам определяет свою судьбу. Красные революционеры ценили свое время и хотели получить все! От них я бы не смог откупиться, – возразил Виктор. – Я предоставил их судьбы провидению и не знаю, как сложилась их дальнейшая жизнь. Бандиты, вломившиеся в мой дом, наоборот, ради денег готовы были на все, готовы были отдать свои жизни и время. Я заключил с ними сделку и поэтому знаю судьбу каждого из этих людей.

– И какая судьба ждала их впереди?

– Николай Грищенко по кличке Кирпич застрелен в 1994 году при задержании. Максим Корин по кличке Кривой умер от передозировки наркотиков в 1996 году, – Виктор говорил четко и твердо, словно судья выносящий приговор. – Их старший, Алексей Суриков, по кличке Леша Бык, зарезан сокамерниками в тюрьме в 1997 году.

– Да, их жизнь была непродолжительной. Легкие деньги совсем не пошли им на пользу, – задумчиво отметил Александр. – Вы помните судьбы всех своих клиентов?

– Нет, не всех. Эти люди угрожали моей жизни, и потому я очень хорошо их помню. В отличие от революционеров, чьи жизни, я думаю, были гораздо светлей и осмысленней, идеи и желания бандитов были пусты, и потому их жизнь тоже была пустой и короткой, – твердо ответил Виктор. – В период смуты на улицы городов всегда вылезает всякая мерзость, до этого прятавшаяся в подвалах. Она чувствует хаос, питается им, сея ужас и страх среди людей, и от этого становится еще сильнее. Эта мерзость порой совсем бессмысленная, ею движут инстинкты и жажда наживы. Жестокость и необоснованная агрессия присущи ей, и потому остановить ее словами и нравоучениями нельзя, только тотальное уничтожение самый действенный способ борьбы с ней.

– Звучит как-то жестоко, я совсем не ожидал от вас таких слов.

– Я видел слишком много за свою жизнь. Видел своими глазами кровавые войны и смерти тысяч людей, хороших людей, достойных жить. Вы знаете, чем прошлый век запомнится в истории? Не научными достижениями и техническим прогрессом, а мировыми войнами. Первая мировая! Вторая мировая! Эти войны были самые масштабные и жестокие за всю историю человечества.

– А вы своими глазами выдели и Первую, и Вторую мировые войны?

– И не только видел, но и участвовал в военных действиях, – с гордостью ответил Виктор. – Еще в молодости я был офицером, но позже сменил военный мундир на белый халат врача. Война – самое бессмысленное и жестокое занятие, которое придумал человек. Убийства себе подобных ради иллюзорной славы, а на самом деле ради обогащения отдельных правителей, которые следят за войной из просторных кабинетов своих дворцов, как за игрой. Что может быть ужаснее?! Удивительно, как люди от поединка сильнейших за право быть вождем за несколько тысячелетий докатились до глобальных масштабных войн, уничтожающих все живое. Маленькие локальные войны не так губительны, как глобальные войны, уносящие миллионы жизней и стирающие с карт целые страны. Глобальные мировые войны наносят неизгладимый ущерб цивилизации, ведь в первую очередь в войнах гибнут самые сильные, самые лучшие представители человечества.

– Хорошо, что времена глобальных войн канули в прошлое.

– Вы так думаете? Наверное, это потому, что вам повезло в жизни, и война не коснулась вас, – Виктор помрачнел, но продолжал говорить спокойно. – Войны никогда не кончались, еще с самой первой войны, с той самой о которой никто не помнит и не знает, из-за чего и когда она началась. На войне всегда есть живые и мертвые, победители и побежденные, но еще есть злоба и чернота, оставшиеся в сердцах людей. И эта чернота рождает новую войну в другом месте и в другое время. И так будет всегда! Войны не заканчиваются, они только на время приостанавливаются, чтобы начаться с новой силой в другом месте. Эта жестокая цепочка прервется только в том случае, если все ее участники погибнут и никто не вернется с поля боя. Но даже в этом случае потомки погибших через сотню лет, забыв о жестокости и ужасе войны, найдут повод и начнут новую войну. Такова природа людей или их проклятье – убивать себе подобных.

– Вы, наверное, правы, и мне трудно судить об этом. Я действительно никогда не видел войны своими глазами, но я понимаю ее опасность и жестокость и надеюсь никогда не оказаться в центре ужасного урагана смертей и разрушения, – задумчиво произнес Александр. – А вам приходилось принимать участие в военных действиях?

– Нет, я никогда не воевал. Я крайне отрицательно отношусь к войне. Убийство людей и жестокость я считаю абсурдным и бессмысленным. В Первую мировую я видел войну издалека. Мне приходилось оперировать раненых солдат и офицеров в военных госпиталях, но даже это очень страшно, – беспечно ответил Виктор и задумался. – А вот Вторая мировая война коснулась меня более ощутимо. Это была самая жестокая и ужасная война из всех, и особенно сильно она отразилась на Европе. В тот период даже у меня появились порывы взять оружие и отправиться на фронт, и если бы война докатилась до меня, я бы не сдержался, но в то время я был в изоляции, город находился в блокаде.

– Действительно, и вы, как и все жители города, находились в тот период в блокаде? Это же было ужасно? – растерянно произнес Александр.

– Война всегда ужасна! В первый год блокады города ситуация действительно была ужасная, особенно когда наступила зима и начался голод. Люди умирали каждый день, и не от пуль и снарядов на поле боя, они умирали от голода и холода, медленно и обреченно, – Виктор говорил спокойно, но в глазах отражалась печаль, словно он рассказывал о совсем недавней трагедии. – Это было страшное время для всех. Взрослые и дети умирали медленно, незаметно, в своих холодных квартирах. Замерзшие трупы часто просто выносили на улицу, и это было ужасное, гнетущее зрелище. Умирал не один человек, не тысяча, умирал весь город.

– А разве сдача города не была бы выходом из положения? Может, это позволило бы избежать стольких смертей?

– Если бы я был на месте генералов – я бы сдал город, чтобы избежать всех этих смертей! Но никто из жителей не хотел сдаваться! Все боролись! Кто был способен, шел воевать, другие помогали защищать город. Это была война на выживание, победой в которой было право на жизнь!

– Жестоко, – согласился Александр. – Но вы же тоже могли погибнуть? Вы не боялись умереть от голода?

– Умереть от голода и морозов я не боялся. Настоящая опасность исходила от бомб, ежедневно падающих на город, а также от мародеров и диверсантов, шныряющих по городу в поисках наживы. К тому же, в отличие от большинства, я мог покинуть осажденный город в любой день.

– А вы остались? Почему вы не уехали?

– Уехать? Куда? Да и зачем? Что за выход из сложного положения – уехать! Я врач! Мое место там, где раненые и больные, – возмутился Виктор, ненадолго замолчал и спокойно продолжил свой рассказ: – В первую зиму блокады я не занимался покупкой и продажей Времени. Я был военным врачом и в основном проводил время в госпитале. Тратил накопленное Время и раздавал его по возможности коллегам. Раненых с поля боя привозили много, а еще город каждый день бомбили и обстреливали. Работы у хирурга было полно, и времени ужасно не хватало, а когда заканчивалась смена, я бродил по умирающему замершему городу, искал самых обессиленных людей и пытался им помочь. Особый приоритет я отдавал детям, а вот стариков я старался избегать. Их жалко, но при выборе, кто должен выжить, приоритет приходилось отдавать детям и молодому поколению, в них жизнь и будущее.

– Ужасный выбор, давать одному жизнь и отказывать другому, – трагично произнес Александр. – Надеюсь, я никогда не попаду в такую ситуацию.

– Действительно, это большой стресс. Во время блокады у меня не было проблем с продуктами, но и мои возможности были ограниченны, и, чтобы не кривить душой, я ел очень мало, почти как все. Жил без излишеств, хотя и не голодал, – продолжал Виктор. – Но иногда я совсем не хотел принимать пищу, организм нуждался в питании, а мозг отказывался. Это был психологический стресс, подавляющий желание жить. Позже я много думал об этом и пришел к выводу, что если живого человека надолго посадить в комнату с мертвецами, то скоро он сам захочет умереть. Смерть, царящая вокруг, будет подавлять инстинктивное желание жить.

– Но вы выжили!

– Как и многие другие. Желание жить все же сильнее, чем смерть, – мрачно ответил Виктор. – Но после блокады у меня навсегда осталась маниакальная привычка беречь пищу, особенно хлеб.

– А вы совсем не торговали Временем во время войны? Я слышал много историй, как спекулянты скупали ценности за хлеб.

– Да, скупали. Скупали драгоценности, произведения искусства и просто вещи за кусок хлеба. Во время беды всегда появляются любители легкой наживы. Были и такие чудаки, которые отдавали последний свой хлеб за картины, словно собирались забрать все свои коллекции на тот свет. В первую зиму блокады у меня не было возможности и желания торговать Временем, но затем я вернулся к своему основному занятию. Все излишки продуктов я пускал на обмен, но это больше напоминало выборочную помощь голодающим. Война – это бессмысленная трата времени, и поэтому было много людей, готовых отдать Время бесплатно, только для того, чтобы весь это ужас прошел быстрее. Время легко меняли на кусок хлеба, но помочь всем я не мог.

– Я понимаю, – задумался Александр. – Забирая у людей Время, вы помогали им переждать войну, спасти их жизнь?

– Нет, о спасении жизней говорить совершенно неправильно. Когда каждый день город бомбят и обстреливают из пушек, никто не спасется от случайной смерти. Скорее это облегчало голодную, тяжелую жизнь в блокаде. В период войны у людей обостряются чувства, и реальность воспринимается более остро, без излишних иллюзий. Возникает настоящее понимание жизни, улетучиваются иллюзии и предрассудки. Люди становятся более открытыми и простыми, и жизненные ценности становятся понятными и настоящими, ведь завтра может и не наступить. Люди четко начинают понимать, что жизнь – это сейчас, жизнь – это сегодня! Но войны когда-нибудь заканчиваются, и людские иллюзии постепенно возвращаются назад.

– И люди начинают жить обычной жизнью, – согласился Александр. – Но, наверное, никогда не забывают ужасов войны?

– Те, кто видел своим глазами войну, уже никогда о ней не забудут, – согласился Виктор. – Но вырастает новое поколение, которое уже не боится войны и часто вообще ничего о ней не знает.

– Не думаю. Я родился, когда эпоха глобальных войн уже прошла, но я очень много знаю о Второй мировой войне, – возразил Александр. – О ней помнят и говорят до сих пор.

– Все потому, что еще живы ее участники, – скептически заметил Виктор. – А что вы знаете о Первой мировой войне? Я думаю, уже меньше. А об Отечественной войне 1812 года? А ведь это тоже была своего рода мировая война. В ней участвовала вся Европа, и во время той войны тоже погибло много людей.

– Но она была так давно… – Александр осекся и задумался. – А вы правы. Пусть даже Вторая мировая война самая страшная из всех, но о ней говорят и пишут много, а трагедиях опустошительных войн прошлых веков вспоминают только историки.

– И будущие генералы, изучающие военное дело. И так было во все времена, амбициозные генералы и величественные короли затевали новые войны, державы исчезали и возникали новые! – продолжил Виктор. – Возможно, эти времена уже ушли в прошлое. Мир увеличил скорость своего развития с конца девятнадцатого века, когда знания, накопленные всем человечеством, смогли победить смертность, увеличить производительно труда и понизить уровень войн.

– Что вы имеете в виду? – удивился Александр. – Мир ведь никогда не видел таких жестоких войн, как Вторая мировая война!

– Мировые войны двадцатого века – это всплеск противостояний двух лагерей, продолжение мировых революций захлестнувших мир в начале века. Раньше действительно не было таких масштабных кровопролитных войн, но все страны воевали друг с другом постоянно! Но после такой жестокой мировой войны люди во многом пересмотрели свои взгляды на жизнь, мир стал добрее и дружелюбнее, но, конечно, остались и те, кто желает развязать еще одну мировую войну, – Виктор замолчал, сделал несколько глотков уже остывшего чая и продолжил более оптимистично: – После войны мне даже нравилось жить в послевоенной Советской империи. Все куда-то спешили, чего-то хотели, стремились вперед, в неизвестность, покорять новые горизонты и вершины. Людей, которые понимали ценность жизни и времени, стало очень много!

– А как же покупка Времени? Не было проблем?

– С покупкой времени никогда не бывает проблем, – улыбнулся Виктор. – Всегда находятся лентяи и бездельники, желающие иметь все и ничего для этого не делать.

– Понимаю, – согласился Александр. – Странное название «Советская империя». Почему вы используете этот термин?

– Он является наиболее подходящим по своей сути. До 1917 года была огромная Российская империя, которая полностью перешла большевикам. Они хотели создать справедливое общество, свободную страну, но свою территорию новая страна унаследовала у империи и дальше продолжила территориальную экспансию по всему миру. К концу девятнадцатого века весь мир между собой поделили крупные империалистические страны. В двадцатом веке после глобальных войн все великие империи пали, но они исчезли только номинально и не прекратили своего существования, превратились в маленькие европейские государства с огромным влиянием. На смену территориальному владению пришла современная модель финансовой зависимости. Только Российская империя сохранила большинство своих территорий и стала более могущественной и независимой и потому очень опасной для других государств. Советская империя стремилась покорить весь мир, и она была опасна не только своими целями и государственным строем, который пугал капиталистов всего мира, она была опасна своими методами – идти к цели любым путем! Цели социалистов всегда подкупали бедных людей всего мира. Советская империя не стремилась к богатству или власти отдельных людей, она развивалась под красивыми лозунгами братства и мира, справедливости и свободы. Весь двадцатый век – это большая война капитализма и социализма.

– И почему, имея такие возможности и благие цели, социализм проиграл?

– Проиграл? Он совсем не проиграл. Коммунизм – это великое будущее, утопия, которая не соответствовала времени и социальному развитию общества. Советская империя потерпела поражение, но социализм и демократия еще продолжают борьбу за право быть основным государственным строем всего мира. В этой войне и не могло быть победителей, только большой компромисс в виде социал-демократического капитализма.

– Но социализм не выиграл! – возразил Александр. – Почему великая социалистическая империя пала в этой войне?

– Противостоять всему миру очень сложно, но когда основной целью становится покорить весь мир любыми средствами, этот путь заведомо ведет к поражению. Это ошибка всех великих лидеров, ее совершали все великие полководцы и завоеватели. Советская империя, ставя основной целью построение социалистического общества во всем мире, негласно объявила войну всему миру и проиграла в этой войне. Великие идеи вождей Советской империи сделать из всего мира коммуну напугали этот мир! А методы, которые они использовали, ополчили весь мир против них. Их не волновала судьба отдельной страны и отдельных народов, Советская империя была лишь ступенью ко всему миру! И в этом была главная ошибка и слабость, приведшая к краху вождей и опустошению целого государства. По-настоящему великого и могучего государства, сплотившего в себе сотни народов и миллионы людей. Вожди забыли о людях, тех людях, для кого они хотели построить идеальный мир. Эту ошибку часто совершают великие лидеры. И церковь, и нацисты, и прочие политические движения, опираясь на человеческие массы, мотивируя людей благими целями и светлым будущим, часто совсем забывали об этих людях и приносили их в жертву своим идеям. И как только вожди забывают о людях, их движимая сила оборачивается против них. Коммунисты жили великой идеей, забывая о людях и их потребностях, они наивно полагали, что каждый человек в стране готов жертвовать собой ради идеалов, и даже требовали этого от каждого. Это, возможно, была их главная ошибка. Безумная идея построения социализма и идеального общества во всем мире сгубила их. Они хотели сделать это насильно, но насильно можно сделать людей свободными и даже богатыми, но счастливыми – никогда! Кто знает, если бы коммунисты в своих стремлениях ограничились только одной страной, а не всем миром, они, может быть, и смогли бы построить действительно счастливое общество.

– Действительно, необходимо было для начала построить идеальное счастливое общество в одной стране, и весь остальной мир тоже бы захотел жить так же.

– Вы правильно отметили путь, который выбрали победители в этом противостоянии, хотя и существуют большие сомнения в том, что победители достигли реальных успехов.

– А может, вожди думали, что уже построили такое счастливое общество?

– Многие из них так думали. Правители часто далеки от народа, но только не те, которые сами вышли из народа. С точки зрения человека, родившегося в нищей, голодной деревне, социалистическое общество Советской империи было верхом мечтаний. Безусловно, вожди понимали, что оно не идеально, но хотели думать, что достигли идеала. Была и еще одна особенность социалистического общества, которая мешала ему стать по-настоящему справедливым. Во время революции господ выгнали из дворцов, и это имело определенный смысл, но то, что вожди со временем сами стали жить во дворцах и держать прислугу, уже нельзя никак оправдать! Они разрушили один классовый строй, но создали другой, пусть и более демократичный. Великие идеи вождей погубили их самих. Старцы мечтали покорить мир, а сами боялись потерять свои дворцы и власть и боролись за них, забывая обо всем другом и о великих светлых идеях тоже. Они истощили страну и привели весь мир к краю пропасти.

– Самая благородная идея привела к гибели великой империи лишь потому, что был выбран неправильный путь?!

– Совершенно верно, и этот путь мог закончиться еще более трагично. Это противостояние могло завершиться последней мировой войной, и даже сейчас весь мир живет на огромной ядерной бочке. Любая искра тут же вызывает страх, потому как все понимают, что третья мировая будет действительно последней.

– И вот империя рухнула, и мы уже живем в большой федеративной стране, граничащей с друзьями-соседями. В какой-то мере это справедливо, но это несколько шагов назад, и от этого как-то грустно и обидно, – заметил Александр. – Все эти великие революции, гражданские войны, море крови и страданий, и ради чего? Чтобы все вернулось назад?

– С одной стороны, за сто лет Россия пришла к тому, что вернулась назад. Попы обирают бедных, сами ездят на дорогих автомобилях, «миллионщики» шикующие деньгами, чиновники изучают чужие языки и восторгаются чужой культурой. Богатые капиталисты опять смотрят на Запад, забывая о своей стране и о простых людях, которые работают на их заводах, выращивают для них хлеб и строят города. Развал экономики, коррупция и криминал, все это чем-то напоминает давно ушедшие времена, но это не совсем так, – Виктор ненадолго задумался и продолжил: – Вы живете в той же великой Советской империи, только она реорганизовалась и встала в общее мировое русло. Мир перестал стоять на грани войны, он начал объединяться. Вы живете в стране, где большинство населения также верит в социализм и живет по принципам социализма, правда с негативным оттенком капитализма. Вы каждый день ходите по улице Октябрьской или Советской. В новом столетии весь мир стал спокойнее, стабильнее, справедливее и демократичнее, а цивилизация на крыльях технического прогресса летит в будущее с огромной скоростью!

– Ну да, летит в одном месте, а тут же, совсем рядом, так же плетется на телеге, – скептический заметил Александр. – И как вы думаете, куда летит человеческая цивилизация? Какое у нее будущее?

– На этот счет существует очень много мнений и теорий. Мир может превратиться в выжженную пустыню или достигнуть вершины своего социального и технологического развития, и человечество отправится покорять другие миры, – задумчиво ответил Виктор. – Но лучше, я наглядно покажу вам, то к чему приближается цивилизация сейчас.

– И что это за место? – заинтересовался Александр.

– Пусть это будет пока секрет, маленькое путешествие в «будущее», – загадочно ответил Виктор. – Мы отправимся туда завтра!

Часть 4 Дорога в никуда

День двадцать четвертый. Хозяин мусорной горы

Они встретились недалеко от метро. Виктор оделся в джинсы и синюю куртку «аляску», и Александр опять его не сразу узнал, хотя сам оделся практически так же.

– Наше путешествие будет долгим, но занимательным, – немного торжественно объявил Виктор. – Вначале мы покатаемся на современных транспортных средствах, потом я наглядно вам покажу путь человеческой цивилизации, а еще я вас познакомлю сегодня со своими агентами.

– Агентами? – удивился Александр. – Разве на вас работают еще люди?

– Да, и много. Это люди, которые помогают мне в моей работе. Таких людей много, но сегодня я познакомлю вас с самыми интересными из них.

– Но я думал, я единственный ваш помощник, – удивился Александр.

– Вы единственный мой помощник, сотрудник, имеющий высокий уровень доступа к моим делам, – уточнил Виктор. – Есть еще агенты и посредники, люди, помогающие найти мне клиентов. Многие из них даже не догадываются, чем я занимаюсь, а некоторые помогают в подборе клиентов, и все они участвуют только в процессе покупки Времени.

– Понимаю, и на каких условиях работают эти люди?

– У каждого человека своя цена и мотивация, вы сами все поймете. Пойдемте, Алексей нас уже ждет. Для начала покатаемся на метро!

– И кто такой этот Алексей? – Александр направился за Виктором к входу в метро.

– Специалист по особым поручениям. Это очень интересный человек, я обязательно вам расскажу о нем, но в другой раз. Сегодня он будет только нашим водителем. Мы отправимся на метро до конечной станции, а после на машине до места назначения.

– Интересный маршрут, – заметил Александр. – А вы сами не любите водить автомобиль?

– Люблю, очень люблю. Я обожаю автомобили, но в современном мире в городских условиях у них появляется ряд недостатков. На практике автомобиль в современном городе – это обременение. Плохие дороги, пробки, опасное движение на улицах, все это требует постоянного внимания водителя. Это ужасно, настоящий стресс, а не езда.

– Действительно, в автомобильной пробке пешеход движется быстрее водителя, – согласился Александр.

– Именно поэтому я сам последнее время редко управляю автомобилем, чаще всего нанимаю водителей или использую такси, – продолжил Виктор, когда они начали спускаться по эскалатору вниз. – Предпочитаю передвигаться по городу на метро. Поезда отличная вещь, будь это высокоскоростной монорельсовый поезд или поезд метро, я всегда восхищался ими! Это моя старая любовь – поезда! Еще с тех времен, когда первые паровые поезда совершали свой неспешный маршрут из Петербурга в Москву. В современном мире метро является отличным примером развития человеческой цивилизации. Городское метро – это лучший транспорт! Быстрый и удобный способ передвижения, он пока остается самым надежным и удобным транспортом в рамках города. Точные, как часы, поезда мчатся с огромной скоростью по темным подземным туннелям, без пробок и с минимальными остановками. Вот где можно почувствовать настоящую скорость, ощутить мгновения, когда мир мчится мимо тебя.

– Я тоже предпочитаю метро, но мое отношение к нему менее восторженное. Возможно, потому, что я просто привык и не знаю альтернативы. Метро хорошо тем, что задает людям темп движения. Управляя автомобилем, каждый водитель выбирает свой маршрут и манеру передвижения, одни двигаются быстро, другие медленнее. Пешеходы вообще двигаются хаотично, а метро объединяет толпу людей в потоки и ускоряет их движение. Люди пытаются создать хаос во всем, но в метро они вынуждены двигаться с определенным темпом и по правилам. Но у метро имеется и ряд недостатков…

Они спустились вниз и не спеша пошли вдоль перрона. Из тоннеля послышался гул приближающегося поезда.

– У всего в этом мире есть достоинства и недостатки, – согласился Виктор. – Большое количество людей в час пик, хаотично движущихся как стадо и толкающих друг друга, но, что делать, это повсеместная проблема всех современных мегаполисов. Можно немного и потерпеть некоторые неудобства.

– А если пользоваться метро не в час пик, то это лучший способ передвижения, – добавил Александр. – Есть только один забавный аспект. Иногда время, потраченное на путешествие по эскалатору, больше, чем время поездки на электропоезде до нужной станции.

Он вошли в полупустой вагон, двери закрылись, поезд тронулся.

– В этом смысле надземные линии метро имеют преимущества, а еще имеется возможность наблюдать пейзажи за окном, – заметил Виктор. – Вы знаете, иногда, для души, в выходной день я сажусь в трамвай, чтобы не спеша покататься по улочкам города и посмотреть со стороны, как живет этот красивый город. В общественном транспорте очень удобно наблюдать за тенденциями и настроениями общества. Каждый человек индивидуальность. По одежде, книгам и журналам в руках пассажиров, их поведению и настроению можно много узнать об их личности. Если же наблюдать за общей массой людей в широком временном отрезке, можно оценивать все общество. Это позволяет увидеть, как меняется общее настроение и поведение, мода и основные приоритеты развития.

– И какие новые тенденции в обществе вы сейчас наблюдаете?

– Разные, в первую очередь расслоение общества. Средний класс предпочитает личный автомобиль, поэтому таких людей теперь можно реже встретить в метро. Еще одной заметной тенденцией являются современные информационные технологии. Мобильный телефон, компьютер и плеер стали основным спутником человека. Несколько лет назад пассажиры в метро читали книги и газеты, сейчас смотрят в мобильник и планшеты, слушают музыку.

– Вы правы, даже электронная книга активно вытесняет бумажную книжку, – согласился Александр. – Газеты вообще практически перестали читать в метро.

Доехав до конечной станции, они вышли из метро и направились к автобусной остановке, где их уже ждал Алексей. Высокий крепкий мужчина вылез из черного тонированного внедорожника и приветливо улыбнулся.

– Машина подана, – вежливо, но с легкой усмешкой произнес он и услужливо открыл заднюю дверь автомобиля.

– Отлично, – Виктор остановился возле автомобиля. – Алексей, знакомьтесь, мой помощник Александр.

– День добрый, – приветливо, но немного сдержанно кивнул Алексей, но не протянул руки для рукопожатия.

– Рад знакомству, – вежливо кивнул Александр.

Они сели в автомобиль и тронулись.

– Вы купили гостинцы? – спросил Виктор.

– Конечно, все по списку. Все в багажнике, – Алексей говорил четко и уверенно. – Едем по маршруту, до обозначенного пункта назначения?

– Да, маршрут без изменений, – ответил Виктор.

Они ехали долго по городу, потом выехали за его пределы. Александр молча смотрел в окно автомобиля, разглядывал окрестности. После придорожного указателя «Городская свалка» автомобиль свернул с основной магистрали и направился по безлюдной дороге в сторону леса.

Дорога скоро привела их к огромному полю, заваленному мусором. Александр изрядно удивился, поняв, что целью их путешествия являлась свалка, но промолчал.

Недалеко от въезда на свалку они остановились и вышли из машины. Виктор попросил Алексея подождать, взял несколько пакетов из багажника и не спеша направился к строениям, находящимся на краю свалки, недалеко от леса. Александр шел следом.

Место было жуткое. Многокилометровая свалка, горы отходов, смешанных с грязным снегом, тучи птиц, слетевшихся на свежий мусор. Особенно выделялись морские чайки, большие белые птицы, с жадностью делившие пищевые отходы с черными воронами и воробьями. Пасмурное серое небо придавало всему этому пейзажу еще более мрачный и унылый оттенок.

В выходной день свалка была практически безлюдна, только несколько бомжей молча бродили по полю, собирая остатки «урожая». Вокруг стояла ужасное зловоние.

Большая белая чайка пролетела совсем низко над ними. Александр поднял голову и остановился. Все это было как-то совсем необычно, словно он попал в другой мир.

– Какой ужас, – Александр сделал несколько шагов, споткнулся и наступил в кучу мусора. – Отвратительный запах!

– Хорошо, что сейчас зима, летом здесь вообще страшная вонь! – заметил Виктор, аккуратно обходя мусорные кучи. – И ветер дует не в нашу сторону. Я как-то побывал здесь летом, потом пришлось сдать всю одежду в химчистку, чтобы избавиться от этого мерзкого запаха.

– Спасибо, что предупредили заранее, и я сегодня оделся проще, – Александр шел следом, внимательно глядя под ноги. – А зачем вы меня сюда привезли? Чтобы показать, как много мусора накопилось за сто лет?

– И для этого тоже! Сто лет назад было намного грязнее на улицах города, но такого количества мусора не было никогда! Вот она – вершина цивилизаций! – произнес Виктор с некоторым пренебрежением и демонстративно раскинул в стороны руки с двумя большими полиэтиленовыми пакетами. – Вот он, результат политики потребления! В каждом крупном городе десятки таких полей! Мусор свозят тоннами и бросают здесь! Без всякой переработки, просто утрамбовывают в землю!

Они остановились недалеко от странного жилища, в котором очевидно обитали местные «жители». Старый ангар и несколько пристроек из ржавых металлических контейнеров, рядом с которым свора бездомных собак делила куски какой-то пищи.

– Да, ужасное зрелище, – согласился Александр. – Надеюсь, когда-нибудь люди научатся перерабатывать все эти тонны отходов.

– И я надеюсь, но до этого еще далеко, – Виктор остановился, наблюдая за унылым пейзажем вокруг. – Весь бизнес только и состоит в том, чтобы вывезти мусор из города и сложить на площадке! Последнее годы мусора становится все больше и больше, и он не только органический! Вы можете сами наглядно посмотреть состав городского мусора. Батареи и аккумуляторы, лампа дневного света, химические красители, строительный мусор и прочие опасные предметы, которые требуют специальной технологии утилизации. Но самый опасный бич современной цивилизации – это одноразовая посуда и одноразовые вещи. Да, это эстетично и удобно, но количество мусора вырастает в разы. Даже обычные пластиковые пакеты не способны быстро разлагаться, они будут лежать здесь десятилетиями, а если еще вспомнить про ядерные и химические отходы… И это еще цивилизованная мусорная свалка. Многие компании сваливают мусор сразу за городом, в каком-нибудь лесу, чтобы просто экономить расходы.

– Я бы за это расстреливал!

– Какие громкие слова, а за мусор, брошенный в парке, на улице, во дворе, из окна автомобиля? Тоже бы расстреливали? Вам бы пришлось расстрелять каждого второго жителя города.

– Вы правы, но когда службы и компании, занимающиеся уборкой, намеренно ухудшают экологию, это настоящее преступление! – возмутился Александр. – Ведь можно построить мусороперерабатывающий завод и даже зарабатывать на этом деньги.

– Вы же сами знаете, что такие инвестиции окупятся с трудом, гораздо выгоднее просто вывозить отходы на полигоны, – возразил Виктор. – Возможно, через сотни лет весь мир станет одной большой свалкой, в которой войны будут вестись не за нефть и золото, а за единственный оставшийся ресурс на планете – мусор!

– Но будущее еще не определено…

– Не определено, но его можно спрогнозировать уже сейчас. Система потребления имеет один очень важный аспект – это быстрое истощение ресурсов и нарушение кругооборота энергии в природе, – пояснил Виктор. – Весь мир – это баланс ресурсов, система сложных взаимосвязей, но человечество ломает этот баланс, оно потребляет больше, чем необходимо, и оставляет после себя только мусор и безжизненные территории. Число таких территорий растет с каждым годом, и скорость их роста тоже увеличивается с каждым годом. А люди используют не только природные ресурсы, они уже добрались до недр, солнца, ветра, энергии океана и даже атома. Человек забирает из природного кругооборота все больше и больше энергии и ресурсов, ничего не возвращая взамен. Проблема в том, что скоро люди исчерпают все доступные ресурсы планеты, и человеческая цивилизация поглотит всю экосистему планеты целиком.

– Но существует обратный процессы, – возразил Александр. – Перерабатывающие мусор заводы, защита окружающей среды, создание заповедников.

– Эти меры только немного ограничивают процесс разрушения планеты. Люди истощают планету гораздо быстрее и интенсивнее, чем восстанавливают экосистему. Каждый день между людьми и природой ведется негласная война за выживание, причем с одной стороны выступает самоубийство человечества, с другой – гармоничное существование жизни на Земле, – пояснил Виктор. – Человек уже давно склонил весы в свою сторону, но теперь сам пытается вернуть равновесие и восстановить баланс природы и человеческой цивилизации. Каждый день идет противостояние, в котором участвует каждый человек. Каждое срубленное дерево склоняет чашу в одну сторону, и каждое посаженое чуть-чуть отклоняет весы обратно.

– Почему чуть-чуть?

– Дереву необходимо расти сотню лет, чтобы компенсировать потерю срубленного, а еще деревья гибнут естественным путем, во время лесных пожаров и старения лесов.

– Получается, борцы за экологию только замедляют неизбежный ход истории, и цивилизация все равно стремится к миру без деревьев, без птиц и животных? К миру, где среди пустошей будут существовать огромные города, населенные только людьми?!

– Возможно, будущее будет таким, но это уже будет конец цивилизации – мир, обреченный на гибель. В ближайшей перспективе не все так сумрачно, и итог, наверное, будет именно такой, но еще раньше может начаться противостояние планеты и человека, и в этом противостоянии, наверное, возникнет новый венец природы!

– И самая большая проблема в том, что большинство людей не интересуются будущим своих потомков, – задумался Александр. – Люди живут сегодняшним днем.

– Какие гости! И какие глубокие философские рассуждения! – раздался чей-то голос позади.

Они обернулись, у входа в хибару стоял массивный высокий мужчина.

Вначале Александр подумал, что это просто бомж, но приглядевшись, понял, что не все так просто. Несмотря на то, что этот человек выглядел как обычный бомж, он был вполне похож на цивилизованного человека и чем-то напоминал хипстера. Он был чистым и ухоженным, со здоровым выражением лица и добрыми умными глазами. Лицо скрывала густая длинная борода и косматая гора темных, местами седых волос, цвет которых было сложно определить. Все это в сочетании с одеждой, напоминавшей балахон, сшитый из разных кусков ткани, делало совершенно невозможным определение возраста этого человека.

– День добрый, – поздоровался Виктор. – Извините, что без приглашения!

– Таким гостям я всегда рад! – улыбнулся незнакомец. – Прошу в мое скромное жилище!

– Знакомьтесь, мой помощник Александр, – представил их друг другу Виктор, когда они подошли ближе. – А это местный правитель, настоящий маргинал и отшельник.

– Банник, – представился незнакомец, внимательно рассматривая Александра. – Местные меня зовут Леший. Руки не подам, не из неуважения, а из принципа отрицания условностей общества.

– Глубокая философия, – Александр внимательно посмотрел на большие ладони Банника, одетые в старые кожаные перчатки с обрезанными пальцами. – Необычное у вас имя – Банник.

– Это прозвище, – пояснил Виктор. – А имя у него Олег.

– Имя – это то, как к тебе обращаются окружающие, – возразил Банник. – Олегом меня уже давно никто не называет, а Банником зовут все! Прошлую жизнь я не помню, и нет ее больше, да и принесла она мне больше горя, чем радости. Это место мой дом и моя жизнь, и здесь меня зовите Банником!

– Понятно, но что оно значит? – спросил Александр. – Леший-то понятно…

– Банник? Так зовут духов русской бани, не путайте с банщиками, – ответил Банник. – Одно время я долго бродяжничал, жил на улице, и меня так прозвали местные бомжи за то, что я хоть и бродяжничал и жил в подвале, всегда считал нужным умываться и часто ходил в баню. Я всегда баню уважал! Люблю попариться, погреться. И прозвищем этим горжусь!

– Русская баня достойна уважения, – согласился Александр и, еще раз оглядевшись вокруг, добавил: – Мыться – это правильно.

Банник хитро ухмыльнулся.

– А мы с гостинцами, – Виктор передал пакеты Баннику. – Домашняя выпечка, сметана, молоко, все натуральное.

– Благодарю, с хорошими продуктами у нас тут всегда проблемы, – довольный Банник заглянул в пакет. – Пирожки сам пек?

– Будете у меня в гостях, попробуете и мою выпечку, – усмехнулся Виктор. – Пакеты только верните, здесь и без них достаточно мусора.

Банник направился в внутрь хибары, Александр и Виктор пошли следом.

Внутри хибара выглядела так же, как и снаружи. Все это странное сооружение было собрано из различных кусков строительного мусора, поэтому пол, двери и потолок имели разные цвета и состояли из непонятного материала.

Они прошли по узким темных коридорам, мимо грязных комнат, в которых шныряли местные обитатели, и вошли в небольшую комнату с низким потолком и маленькими окошками, через которые пробивался тусклый свет. В комнате было душно и пыльно. Под потолком болталась одинокая лампа, освещавшая комнату. Заставлена комната была старой, потертой мебелью, явно подобранной на свалке, и книгами. Книг было очень много. Высокие стопки до самого потолка стояли рядами у каждой стены.

В центре комнаты стоял старый деревянный стол с потертым зеленым сукном. На нем, среди книг, у пустой посуды, рядом со старыми механическими часами с римскими цифрами на циферблате, спали несколько кошек.

Банник прошел к письменному столу, поставил пакеты с продуктами и взял одну из кошек на руки.

– Вот мой кабинет и мои друзья, – Банник смотрелся очень массивно в этой маленькой комнате с низким потолком, поэтому, когда он уселся в широкое кожаное кресло, стало как-то уютнее. – Присаживайтесь. С чем пожаловали? По делу али как?

– Вот, хотел познакомить вас, – Виктор сел в потертое зеленое кресло, стоявшее у письменного стола. – И показать Александру ваше хозяйство и ваш музей современной цивилизации.

– Ну, это хорошо, – добродушно, с некоторым облегчением произнес Банник. – А то я уже думал, за покупателями пожаловали, а мне и предложить нечего. Хилый нынче бомж пошел, либо совсем алкоголики, либо полные лентяи, даже толком разговаривать не могут, на одних инстинктах живут.

– Это же хорошо, значит, общество выздоравливает, даже для бездомных имеется приличная работа в городе, – заметил Виктор.

– Хорошо-то, хорошо, только и мусор надо кому-то убирать, – вздохнул Банник. – Но раз вы хотите посмотреть мой музей, тогда пойдемте.

– А у вас много книг, – Александр стоял возле стопки с книгами и с удивлением разглядывал названия, бережно проводя рукой по пыльным потертым корешкам книг. – И хороших книг! Бунин, Пушкин, Толстой, Карамзин, Тургенев, Гете, Шекспир…

– Это мои любимые, – с нежностью произнес Банник и подошел ближе, поглаживая кота. – Здесь только самые ценные книги, все остальные я храню в музее!

– А откуда они? – Александр, взял в руки книгу. – Нежели все со свалки?

– А как же, – ответил Банник. – Все с нее, с родимой. И мебель, и одежда, и пища – все оттуда! Свалкой мы здесь живем.

– Но как же так? Люди выбрасывают еще целые книги? – возмутился Александр, перелистывая очередную книгу.

– Вот и я задаю постоянно это вопрос, – ухмыльнулся Банник. – Как можно выбросить великие произведения цивилизации? Знания и мудрость поколений? Выбросить туда же, куда выбрасывают пищевые отходы и прочий мусор? Не в этом ли суть современного общества?

– Им дают знания и мудрость, а они пренебрегают этим, – добавил Виктор. – Парадокс человеческого общества.

– Ужасно. Книги, источники знаний, валяются на помойке? И куда может прийти такая цивилизация? – возмутился Александр.

– Только к забвению, – заметил Виктор.

– И много книг выкидывают? – спросил Александр.

– Много, и не только книг, – ответил Банник. – Хотите, я вам расскажу круговорот мусора в природе?

– Я в целом представляю эту процесс, – ответил Александр. – Но послушаю вашу версию.

– Все начинается с мусорного ведра, – начал Банник. – Именно попадая в мусорное ведро, любой предмет начинает называться мусором. Еще вчера этот предмет, возможно, был очень важен и ценен, был чьей-то мечтой, или любимой игрушкой, или источником знаний, и вдруг в одно мгновение стал мусором. Из мусорного ведра мусор перекочевывает в дворовые мусорные контейнеры. Здесь он проходит первую сортировку, местные дворовые бомжи выбирают из кучи мусора самое ценное. Мусор на самом деле в цене и до обитателей свалок уже мало что доходит. Стеклянные бутылки, цветной металл, алюминиевые банки быстро разбирают еще на дворовых помойках. Местные «специалисты» выбирают из этих куч мусора самое ценное.

– А я думал, вы расскажете, как они сортируют мусор на категории, для удобства транспортировки и переработки, – заметил Александр.

– А зачем нужна такая сортировка, если в итоге все это привозится сюда и сваливается в общую кучу? – усмехнулся Банник. – Высокотехнологичные мусороперерабатывающие заводы – это пока еще только мечты! Компании, занимающиеся уборкой городов, ограничиваются только вывозом мусора на такие закрытые полигоны. Дальнейшая судьба отходов их больше не интересует.

– Но существуют же правила и регламенты, определяющие процесс утилизации отходов! – возмутился Александр.

– Существуют, но их очень редко соблюдают, – спокойно ответил Банник. – Да и как можно их соблюдать, если еще в самом начале в мусорное ведро попадает все сразу. И остатки пищи, и предметы одежды, и аккумуляторные батареи, и лампы дневного света, и вообще все что угодно! Каждый человек в этом городе участвует в загрязнении мира, в котором живет.

– И никого уже не интересует, куда потом исчезает этот мусор из дворовых контейнеров, – обреченно произнес Александр.

– Я думаю, это знают все, только не очень хотят задумываться над этим, – добавил Виктор. – Кому интересно знать, что вокруг современных городов растут горы мусора. Огромные территории свалок с каждым годом окружают людей, но пока все это зловоние скрыто в лесах, на закрытых полигонах никого это не волнует.

– Ну почему же никого! – возразил Банник. – Очень много людей участвует в этом процессе. Городские службы убирают город, транспортные компании вывозят мусор на полигоны, администрация полигона организует его хранение, а местные обитатели выискивает из горы отходов все мало-мальски пригодное для продажи и сдают это в пункты сбора вторсырья. Некоторые даже используют пищевые отходы в пищу, но чаще всего в этом процессе участвуют бездомные животные и птицы.

– А все оставшееся гусеничный трактор утрамбовывает в землю, – добавил Александр. – Какая ужасная система.

– И совсем не эффективная, – продолжил Банник. – Очень много ресурсов остается лежать на полигоне. С каждым годом объемы мусора увеличиваются. Мусор становится сложным и опасным, часто совсем ядовитым. А ведь очень большая часть этого мусора может быть переработана и превращена в отличное сырье для промышленности и строительства. Но только немногочисленных активистов-экологов беспокоит эта проблема, всех остальных интересует только возможность заработать.

– А вас что интересует? – спросил Александр.

– Я тоже участвую в этом вонючем бизнесе и тоже зарабатываю, – ответил Банник. – Но меня еще интересуют книги!

– Я заметил, – улыбнулся Александр. – Вам больше подошло бы прозвище Книжник. Вы любите читать?

– Может быть, и подошло бы, – согласился Банник. – Читать я люблю! Книга – память и мудрость человечества! Не каждый должен любить книги, но каждый должен ценить их. Пойдемте со мной, я покажу вам свой музей.

Банник массивными шагами неспешно направился к выходу, взяв с собой рыжего кота. Виктор жестом пригласил Александр идти следом.

Они вышли из комнаты в коридор и тут Банник неожиданно остановился и окликнул бомжа, шнырявшего по помещениям хибары.

– Эй, Хромоножка! Поди сюда, – громко крикнул Банник.

Бомж боязливо оглянулся и, прихрамывая, осторожно приблизился.

– Скажи нам, что такое книга? – спросил Банник.

– Великое знание! – дрожащим голосом, запинаясь, ответил бомж. – Мудрость и сознание человеческой цивилизации! Бесценно сокровище дарованное людям талантливыми мыслителями этого мира!

– Хорошо, иди, – Банник остался доволен ответом, и бомж, прихрамывая, быстро скрылся в темноте помещений. – Видите, какой молодец! Это я его научил уму-разуму. Один раз поймал его за тем, что он топил книгами печь. Нашел чем топить. Сволочь! Очень я осерчал тогда, думал, убью его насмерть. А он живучий оказался, прихрамывает с тех пор только немного. Но к книгам даже прикасаться боится!

– А вы жестко с ним, – отметил Александр.

– По-другому здесь нельзя, – строго ответил Банник. – Знания и интеллект здесь не в почете, только физическая сила вызывает уважение. Доброта и сострадание тоже не для этого места. Хочешь пожить здесь несколько дней? Я тебя научу местным законам и этикету.

– Нет, спасибо, – тихо ответил Александр.

Они прошли по узкому полуосвещенному коридору и вошли в большое темное помещение. Банник нажал на выключатель на стене, и наверху, у самого потолка, неуверенно мигая, поочередно зажглись несколько дневных ламп. Помещение было большое, заставленное многоярусными стеллажами, сделанными из старых досок. На стеллажах лежали разные вещи и книги. Очень много книг!

– Ну вот, любуйтесь, моя сокровищница! Мой музей, – объявил Банник, неспешно бредя среди стеллажей. Виктор и Александр молча шли следом. Александр удивленно вертел головой в разные стороны, разглядывая многочисленные экспонаты.

Здесь было много разных вещей, совсем старых и почти новых. Книги, журналы, картины, статуэтки, игрушки, музыкальные инструменты, фотографии и фотоаппараты. Их было очень много, и в большинстве своем они были еще целы, только старые и покрытые пылью.

Они подошли к центру помещения, где стоял старый черный рояль. Одной ножки у него не было, и ее заменяло несколько кирпичей.

– Рояль! Настоящий рояль? – удивился Александр.

– Настоящий, но, к сожалению, этот дивный инструмент не настроен, – ответил Банник. – Все это взято со свалки! Самое печальное в том, что люди выбрасывают вещи не потому, что они негодные или сломанные, а просто устаревшие. Каждое новое поколение считает старое не модным – какая глупость! И чем лучше живет общество, тем больше выбрасывают вещей. Раньше вещи хоть немного берегли, пытались ремонтировать, сейчас выбрасывать стали чаще. Можно найти еще целую мебель, рабочий телевизор или компьютер!

На крышке рояля стоялая в ряд старая вычислительная техника. Экспозиция начиналась с деревянных бухгалтерских счет и заканчивалась старым, но, судя по всему, функционирующим компьютером с большим выпуклым монитором. Отдельно выделялась старая механическая печатная машинка без нескольких клавиш.

– Сначала выбрасывали счеты, потом счетные машинки. Смотрите, какие большие они были раньше, – Банник взял в руки логарифмическую линейку. – Знаете, что это такое?

– Самый надежный друг инженера, – уверенно ответил Александр и взял в руки счеты. – Но я, к сожалению, не умею ею пользоваться. Я человек эпохи калькуляторов и персональных компьютеров. А вот счетами пользоваться умею!

– Люди бывает очень расточительны, выкидывают еще целые вещи, лишь немного утратившие моду! – заметил Банник. – Еще пару лет подожду и, думаю, я стану обладателем легендарного айфона!

– Я смотрю, у вас в коллекции появились новые фотографии, – Виктор перебирал стопку книг и фотографий, лежащую на старом столе. – Некоторые очень занимательные.

– Фотографии! Книги! Каждый день мне приносят что-то новое, – усмехнулся Банник. – Раньше у меня не было возможности расширять коллекцию, и я собирал только самое ценное – книги! А сейчас мне несут все! Смотрите на мою коллекцию фотографий. Это память, история, жизни людей. Новое поколение совсем не ценит мудрость и знания предков. Считают, что интернет даст им больше знаний и возможностей, чем книги. А когда отключат электричество, что останется в их головах? Пустота! И где они возьмут знания, когда рядом не будет книг?!

– Я ценю печатные книги, – перелистывая одну из них, заметил Александр. – Но каждая книга – это срубленное дерево. Я бы запретил издавать газеты и журналы и ограничил бы печать книг. Перевел бы все книги в электронный формат, а бумажные книги разрешил бы читать только в библиотеках.

– Вы правы, и тем ценнее каждая печатная книга, – согласился Банник.

Александр молчал, разглядывая висящие на стене алые флаги и плакаты, ушедшей эпохи. На них были изображены добрые, светлые лица людей, призывы к труду и миру.

– Не знаю, чьи это слова: «Мы родились в прошлом тысячелетии в городе и стране, которых уже нет», – произнес он задумчиво вслух.

– Страны нет, но люди-то еще остались, – отметил Банник.

Все замолчали. Александр бродил среди стеллажей, разглядывая коллекцию, особое внимание привлекла коробка со значками. Виктор в это время перебирал фотографии. Неожиданно из висящих на стене часов выскочила кукушка и громко прокуковала три раза. Александр даже вздрогнул и обернулся. Он совсем не обратил внимания на эти часы.

– Боишься звуков времени? – улыбнулся Банник, поглаживая кота.

– Нет, не боюсь, – ответил Александр. – Но я не думал, что эти часы работают.

– Работают и очень точно идут, – заявил Банник. – Отличный механизм, был выброшен за ненадобностью прошлыми хозяевами. Люди вообще очень беспечны и глупы.

– Почему? – Александр хитро улыбнулся.

– Выбрасывают одни вещи, чтобы купить точно такие же, но новые, – ответил Банник. – Окружают себя вещами и предметами, в которых у них нет реальной необходимости. Тратят время и силы, чтобы заработать деньги для покупки ненужных вещей, а потом удивляются, что на настоящую жизнь у них не хватает времени.

– А вам хватает времени? – спросил Александр.

– Для чего? – с вызовом спросил Банник.

– Для жизни, – смутился Александр.

– Для жизни?! – повторил Банник. – Моя жизнь сейчас не требует времени. Раньше, очень давно, моя жизнь была похожа на жизнь обычных людей. Я работал, любил, общался, был простым членом общества. А сейчас я скорее не живу, а существуют.

– Существуете? – недоуменно переспросил Александр.

– Вы же видели этот пейзаж за окном? Он не меняется. Один день похож на другой, и для меня каждый день тоже одинаков. Он начинается с восхода солнца и заканчивается появлением звезд. Для меня нет ни дней недели, ни праздников, ни выходных, – пояснил Банник. – Только времена года немного меняют пейзаж за моим окном. Зимой холодно, а летом тепло. В остальном ничего не меняется. Я не считаю ни дни недели, ни месяцы, ни годы. Я свободен от времени! Я свободен от общества и от людей. Я свободен от жизни! Я просто существую.

– Неожиданный ответ, – Александр ненадолго задумался и спросил: – А для чего вы существуете?

– Философский вопрос, – усмехнулся Банник. – Это вы, люди – живете, и вам нужно отвечать на эти вопросы. В чем смысл жизни, и зачем я живу. А я существую! Я просто есть, и я дышу и потому живу. Существую в настоящий момент, потому что существовал раньше. И так будет до тех пор, пока моя жизнь не закончится, и я не перестану существовать.

– Интересная философия существования, – отметил Александр. – А для чего вы существуете? Какая цель вашего существования?

– А почему вы считаете, что в моем существовании должна быть цель? – Банник указал на одну из книг. – Вот книга! Лежит перед вами, ее кто-то создал, и с тех пор она существует. Вы думаете, у нее есть какая-то цель? Разве отсутствие цели и смысла в ее существовании мешает ей здесь лежать и пылиться?

– У нее нет цели! Книга просто предмет, – Александр бережно взял в руки книгу. – Но ее создатель имел цель, когда создавал ее. Он вложил в нее знания и смысл, чтобы люди могли читать эту книгу. И книга не просто лежит на столе, она ждет своего читателя. В этом смысл ее существования!

– Очень хорошо! У вас отличный ученик Виктор! Мне он нравится! – расхохотался Банник и, немного успокоившись, добавил: – Вы правы Александр, в существовании всего в этом мире есть смысл. В капле дождя, в книге, в дереве, и даже в мусоре на свалке. Все взаимосвязано и существует ради какой-то цели, возможно, нам неведомой и далекой. Я долгое время существовал без цели, пока не нашел дело, которое дало мне смысл и понимание своего существования.

– И в чем же смысл вашего существования? – спросил Александр.

– Убирать мусор на этой свалке, – ответил Банник. – Я, как и все здесь живущие, мусорщик. Я очищаю мир от мусора и отходов, делаю его чище и лучше. И пусть это выглядит не так красиво и звучит не гордо, в этом я нашел смысл своего существования.

– Звучит это действительно совсем не гордо, но дело нужно, – немного успокоился Александр. – Вам разве нравится этим заниматься и так жить?

– Я же уже сказал, это не жизнь, а существование, – ответил Банник. – Существование не может нравиться или не нравиться. Свалка – это место, куда попадают отбросы цивилизации, не думаю, что кому-то здесь может нравиться. Но скажу вам одно: лучше существовать на дне общества со смыслом, чем жить всю жизнь без всякого смысла.

– Немногие с вами согласятся, но я ваше существование считаю более достойным, чем жизнь многих людей, – заметил Александр. – Зачем вам все это нужно? Зачем вы все это собираете?

– Не знаю, просто жалко, – Банник погладил кота, сидевшего у него на руках. – Вот видите кота? Люди выбрасывают на улицу не только вещи, но и животных, а для них это смерть. Домашним животным не выжить на улице. Они не могут найти пищу в мире людей, среди асфальта и бетона.

– Современные люди меняются, – добавил Виктор. – Они отдаляются от природы, начинают любить не домашних животных, а холодных роботов. Компьютер заменяет им друзей, природу, небо и солнце. Сначала телевидение затуманило мысли, теперь компьютер полностью поглотил сознание людей. Они уже забывают об окружающем мире и начинают жить в выдуманном.

– И скоро будут жить в серых бездушных зданиях, посреди бескрайнего мусорного поля? – закончил Александр.

– Не думаю, – ответил Виктор. – Во всяком случае, не все люди достойны такого будущего.

– А как вы представляете будущее? – спросил Александр, обращаясь к Баннику.

– Я не думаю о будущем, – ответил Банник. – Я уже говорил, я существую, а не живу. Для меня существует только один день – сегодня. Но если подумать, то когда запасы нефти и металлов оскудеют, мусор возрастет в цене и станет источником сырья для промышленности. Тогда вместо гор мусора и отходов появятся заводы по его переработке, и, возможно, мир станет чище, а зеленых деревьев больше!

– Звучит очень оптимистично, – отметил Александр, – особенно когда это говорите вы!

– Вот на этой оптимистичной ноте мы и закончим наше знакомство с музеем современной цивилизации! – воскликнул Виктор. – Олег, вы не против, если я возьму вот эти фотографии для коллекции?

– Конечно, берите все, что хотите! – ответил Банник. – Вы же понимаете, что у моего музея имеется один главный недостаток: здесь ужасные условия для хранения экспонатов.

– Весьма признателен, – поблагодарил Виктор. – Еще я хотел бы получить несколько хороших книг на тему рыбной ловли и выживания в дикой природе. Если в вашей коллекции такие найдутся.

– Найдутся! Хотя это редкость, – усмехнулся Банник и отправился искать книги.

Еще немного побродив среди стеллажей, они направились к выходу. Уходя, Александр взял на память маленький значок с изображением белого голубя на фоне голубой планеты, со звучной надписью «Миру Мир».

Они добродушно попрощались с хозяином ржавой хибары и отправились к машине. На обратном пути Виктор нес пакеты с книгами и фотографиями.

– Очень необычный человек, – прокомментировал знакомство Александр. – Смесь бродяги, хипстера, философа и фольклорного персонажа.

– Необычный и неоднозначный человек, – согласился Виктор. – Здесь он живет давно и потому пользуется абсолютным авторитетом местных жителей. Он фактический правитель этой свалки, даже местные власти считаются с ним. И в отличие от большинства местных обитателей, которых судьба или невзгоды жизни привели сюда, он выбрал сам такой образ жизни.

– То есть как? Сам осмысленно захотел стать бомжом? – удивился Александр.

– Вы знаете, он совсем не бомж. У него есть гражданский паспорт, но он уже очень давно живет в этой заброшенной хибаре у свалки, считая это место своим домом. И хотя для большинства людей и государственных властей эти строения и такой образ жизни являются противозаконными, он считает такую жизнь нормальной, – Виктор слегка улыбнулся. – Я же говорил вам, он настоящий маргинал, человек, утративший прежние социальные связи, не признает общепринятых правил поведения и не имеет устойчивого социального статуса.

– Но под это красивое определение можно подтянуть всех местных жителей, – скептически заметил Александр.

– Под понятие «человек» по внешним признакам можно подтянуть и обезьяну, – парировал Виктор. – У этого человека два высших образования, определенные устойчивые жизненные ценности и своя своеобразная философия жизни! Когда-то давно он потерял смысл жизни, потерял работу, социальный статус, семью и друзей. Он отстранился он мира, стал пить и бродяжничать. Он потерял все, но не разум. Только его разум немного изменился…

– Что вы имеете в виду? Что у него психическое расстройство? Он сумасшедший?

– Вы сами видите, как он живет. Трудно назвать человека, по собственной воле выбравшего такой образ жизни, нормальным и психически здоровым, – ответил Виктор. – Но я бы назвал такое состояние социальным заблуждением и внутренним психическим конфликтом индивидуума. В такое состояние часто попадают многие люди. Вы сами видите, он вполне адекватен и психологически уравновешен. Большинство людей, попадая в конфликт с самими собой, находят выход в вере и боге или в путешествиях, смене окружающей обстановки и образа жизни. Существует много разных способов обрести себя. Он нашел выход, изменив свой образ жизни. Он отрекся от благ цивилизации и современного общества и поставил своей целью очищение природы от остатков жизнедеятельности этой цивилизации.

– Да, грандиозный план, достойный уважения, – отметил Александр. – А вы не думаете, что если бы у него был выбор, то он изменил бы свою жизнь. Ну, скажем, появилась существенная денежная сумма? Я думаю, он бы бросил свой музей книг, купил себе дом в лесу у тихого озера и поселился там! И жил бы иначе, как нормальный человек.

– В этом как раз и заключается его отличие от других обитателей этого места, – Виктор остановился и обернулся назад, посмотрел на ржавую хибару. – У Банника достаточно средств, чтобы купить себе отличный дом и машину и еще кучу всего! А он живет здесь, на краю цивилизации.

– То есть как у него достаточно средств? – опешил Александр.

– Он не бомж, – еще раз повторил Виктор. – Я не знаю общий размер его сбережений, но знаю, что они есть. В нескольких банках он хранит очень крупные суммы.

– Бомж-миллионер?! Вы шутите? – Александр удивленно смотрел на ржавую хибару. – А откуда у него сбережения?

– Мусорный бизнес приносит очень неплохие доходы, – усмехнулся Виктор. – Если хорошо зарабатывать и ничего не тратить, жить в хибаре у мусорной горы, ходить в лохмотьях, то можно скопить очень приличную сумму. Вы сами можете посчитать.

– Действительно, настоящий сумасброд. И это мягко говоря, – задумчиво произнес Александр. – И зачем ему деньги? Зачем он их копит? Если сам жертвует всем!

– Не знаю, может быть, копит на мусороперерабатывающий завод, – Виктор развернулся и направился к машине. – Он как-то высказывал такую идею. И даже интересовался возможностями реализации такого проекта.

– Мусороперерабатывающий завод, – Александр шел следом за Виктором. – Я буду очень восхищен этим человеком, если увижу вместо ржавого ангара современное производство по переработке мусора.

– Я тоже, – согласился Виктор.

– А как вы с ним познакомились?

– Это было давно, – Виктор остановился недалеко от машины. – Когда я впервые его встретил, он выглядел жалко, как настоящий бомж, но в нем было что-то особенное. Он занимался тем, что собирал книги из мусорных контейнеров, и не для сдачи в макулатуру, а чтобы сохранить и читать. Мы много беседовали, он рассказал о своей сложной жизни, но когда я предложил ему помощь, он отказался. Сказал, что такой образ жизни его вполне устраивает и что в мире полно достойных людей, которым действительно нужна помощь.

– Как благородно, – с сарказмом отметил Александр. – Я так подозреваю, что и продать свое Время он тоже отказался?

– Верно, отказался. Точнее, попросил за свое Время слишком высокую цену.

– И что это была за цена?

– Он попросил найти ему смысл жизни, но не просто занятие или работу, а настоящий смысл жизни! В этом я ему не мог помочь.

– Почему?

– Каждый человек сам выбирает свой путь и сам определяет смысл своей жизни. Продавец времени не должен влиять на такой выбор, это неправильно!

– Понятно. Действительно, необычная цена за Время, – согласился Александр. – А он разве не нашел этот смысл жизни?

– Нашел, но сам, со временем. Сначала он бросил пить и стал «цивилизованным» бездомным. Где-то работал, искал приработки. Жил где придется, лишь бы было тепло и сухо. В целом вел себя как обычный человек, но только не имел постоянного места жительства и семьи. Потом у него появилось увлечение – книги, выброшенные людьми. Он собирал сначала их для чтения, потом от негодования, что люди не ценят их. Вы видели, какую он собрал библиотеку? Это, безусловно, достойно уважения! Сейчас он стремится очистить планету от мусора. Масштабно и тоже достойно уважения. Это задача на всю его жизнь!

– И очень трудно реализуемая задача, но, безусловно, такие стремления достойны одобрения, – согласился Александр. – И еще он помогает вам покупать Время?

– Да. Он сам предложил мне свои услуги – посредничество при покупке Времени. Банник очень деятельный человек, хоть и маргинал. А еще он сдал свое Время мне в аренду.

– Как это? – усмехнулся Александр.

– Он отказался продать свое Время, потому что на тот момент не видел смысла в своей жизни. Он жил одним днем, но надеялся вернуть желание жить и обрести смысл в жизни. Поэтому предложил мне свое Время, но на условиях возврата. «Пусть оно приносит пользу людям, пока я ищу для него достойное применение», – сказал он.

– И много он отдал вам своего Времени?

– Достаточно, но когда поселился здесь, отказался от этой договоренности. И пока не требует возврата своего Времени, и даже наоборот, постоянно находит для меня новых клиентов. Судьба заносит сюда разных людей, часто потерянных для общества. Их жизненные ценности гораздо проще, а текущие потребности совсем минимальны. Он при случае заводит беседы с бездомными, о жизни и о времени, предлагает им цену, а потом появляюсь я и покупаю Время. Бездомных и алкоголиков в стране много, и Время они совсем не ценят, как и свою жизнь.

– Я думаю, за бутылку водки можно купить у любого всю жизнь? – заметил Александр.

– Не совсем так. Жизнь свою они хоть и не ценят, но не готовы с ней расстаться. И даже им время тоже необходимо, хотя бы для того, чтобы выпить и закусить. Водку и наркотики я никогда не использую в качестве вознаграждения за Время. В крайнем случае это могут быть деньги, но чаще всего стараюсь предлагать пищу, лекарства, вещи, работу тем, кто хочет.

– И часто люди хотят получить работу? – усмехнулся Александр.

– Нет, нечасто. Гораздо проще получить сразу вознаграждение. Очень редко бывают и сложные пожелания. Не так давно один клиент попросил найти сына, судьбы которого он не знал, пришлось искать.

– А у Банника есть близкие или родственники? Разве они его не ищут?

– Этого я не знаю. Может, есть и ищут, а может, уже давно считают его умершим. Он же отрекся от прежней жизни, имени и общества. Сейчас это другой человек. Существование одним днем – вот его философия жизни!

– Странная и противоречивая философия, – Александр ненадолго задумался и оживленно продолжил: – Это была интересная, поучительная экскурсия, но лучше поедем в город. Здесь жутко воняет.

Они сели в автомобиль на заднее сиденье.

– Вы, Алексей, нас уже заждались, – отметил Виктор, увидев унылое лицо Алексея.

– Да, заждался. Никогда так долго не наблюдал такого угрюмого пейзажа. «Обреченность» – вот наилучшее название для него, – Алексей завел двигатель автомобиля. – В следующий раз, если поедем в такое место, возьму с собой комплект химзащиты и противогазы. Я даже внешнее кондиционирование отключил, чтобы салон не пропах.

Автомобиль быстро выбрался на шоссе и помчался в направлении города. Ехали молча.

День двадцать пятый Мир будущего

Поздно вечером Виктор и Александр расположились у теплого камина за чашкой горячего чая.

– Вот вы наглядно увидели перспективы современной цивилизации, – Виктор говорил как обычно спокойно и уверенно. – Прекращение развития по принципу потребления вопрос не справедливости, а выживания! Сейчас небольшая часть мирового население живет в достойных условиях, маленькая горстка людей пользуется всеми благами и достижениями цивилизации, остальные живут так же, как и тысячи лет назад на уровне жизни и смерти. Существуют даже люди, которые не умеют читать и не знают, что земля круглая, а о том, что люди летали на луну, они даже не догадываются и никогда в это не поверят.

– И каковы по вашему способы пути этого развития? Ведь даже чтобы отказаться от существующей финансово-экономической модели, необходимо предложить что-то более эффективное.

– В общем, к этому и сводился наша с вами беседа, – Виктор внимательно посмотрел на Александра. – Вы когда-нибудь слышали о модели «социального рационализма»?

– Судя по названию, я слышу об этом впервые.

– Эта только один вариантов экономической модели будущего, но лично я придерживаюсь именно ее, – Виктор, посмотрел на часы, и продолжил: – Начнем с того, что оценим существующую цивилизацию еще раз. Вот представьте, что сейчас где-то в центральной Африке люди умирают с голоду, а в Париже в ресторане за один ужин платят тысячу евро. В Монголии нет школ, и люди все еще ездят на лошадях, а в Лондоне профессора с мировым именем рассуждают о величии и нравственности современной цивилизации. Большая часть населения планеты нищая и неграмотная, и только небольшая часть образована и имеет доступ ко всем благам цивилизации. И пока власть и знания сосредоточены в руках ограниченного числа людей, человечество не достигнет вершин своего развития и цивилизация, возможно, опять рухнет в бездну!

– Да, я знаю о так называемых глобальных проблемах человечества, – согласился Александр. – Можете не перечислять такие проблемы как экология и перенаселение, голод и перспективы истощения природных ресурсов. Мир все также стоит на пороге ядерной войны, но большинство людей, не хочет думать об этом.

– Совершенно верно. Иногда просто смешно слушать прогнозы падения метеоритов и крах все планеты, когда существующего боевого ядерного запаса мировых держав достаточно чтобы уничтожить все человечество, – продолжил Виктор. – Но, несмотря на все эти недостатки, существуют и положительные аспекты. Мир развивается и люди живут лучше, чем сотни лет назад. Новые технологии, новые научные открытия, более гуманное общество, глобализация и мировое сотрудничество двигают существующую цивилизацию вперед. Преимущества современного мира в том, что он дает возможность любому стать кем угодно и воплотить в жизнь практически самые смелые мечты. Мир и раньше давал такие возможности людям, но реализовать их было сложнее. Сейчас доступ к знаниям практически не ограничен, и люди могут самостоятельно развивается как физически, так и интеллектуально. Несколько столетий назад стать образованным было очень сложно. Человек, не рожденный знатным и богатым, был достоин быть только слугой, а если его цвет кожи оказался не белый, то его судьба – быть безграмотным рабом всю жизнь. До девятнадцатого века мир расширялся, пока не достиг своего предела, и были определены его истинные размеры. В двадцатом веке наступил конфликт передела территорий, когда великие державы решили поделить мир между собой. Это противостояние вылилось в кровавые жестокие мировые войны, которые подтолкнули мир на самый край. В двадцать первом веке мир объединяется, и, несмотря на то, что еще существуют границы и противостояние религий и национальностей, мировые процессы глобализации уже необратимы. Люди свободно путешествуют, видят другие страны, знакомятся с чужими культурами и свободно общаются между собой. Экономики стран становятся взаимозависимыми, а противостояние сверхдержав уходит в область политики и финансов. И все это, в конечном счете, приведет к образованию единого содружества государств, объединению наций и созданию более справедливого общества. Но чтобы развиваться дальше, странам необходимо улучшать экономическую и политическую систему. Существующий путь развития цивилизации предусматривает дальнейшее объединение стран в глобальные союзы, с общими экономическими и социальными системами и едиными законами. Безусловно будущая политическая система будет социально-демократической. Изменению может подвергнуться только система управления и выбора руководства стран. А вот экономический строй и финансовая система требуют больших изменений, и изменений кардинальных. В частности капитализм, как прогрессивная экономическая система полностью изжил себя уже давно и пытается выжить, превращаясь в «социальный капитализм», но все равно доживает последние дни. Подобная система уже давно не способна обеспечить растущее население планеты пищей и минимальными благами цивилизации, и потому необходимы революционные изменения.

– Вполне разумно, – согласился Александр. – И в чем суть этой новой экономической модели?

– Основой этой системы будет отказ от частной банковской деятельности и упрощение финансовой системы в целом, – продолжил Виктор. – Банк будет один, и он будет международный. Основной функцией этого банка станет управление финансовыми потоками, и перераспределение средств. Основой новой финансовой системы станет одна единая мировая валюта, полностью обеспеченная материальными ценностями. Фактически это будет не валюта в существующем понимании, а расчетный инструмент для осуществления платежей. И конечно все забудут о наличных деньгах. Один документ – электронная карта, станет паспортом, водительскими правами, средством платежей и ключом от всех дверей. Такой универсальный документ уже является перспективным планом развития многих цивилизованных государств. Финансовые биржи, спекуляции с ценными бумагами канут в прошлое. Единый государственный платежный банк больше не будет наживаться на клиентах. Ссудный процент, как уже давно написано в библии, должен стать вне закона, а единственным источником дохода банка будет оказание финансовых услуг. Экономика естественно также должна стать прозрачной и рациональной. Все предприятия станут либо государственными, либо общественными, то есть будут принадлежать сотрудникам этого предприятия на долевой основе.

– И каким образом все предприятия смогу стать общественными?

– Они будут принадлежать не одному или нескольким собственникам, а все коллективу компании. Каждый сотрудник автоматически будет получать долю прибыли компании в зависимости от должности и выполняемых функций. Такой своеобразный аналог товарищества или закрытого акционерного общества.

– Вполне справедливо, – согласился Александр, – но достичь этого я думаю, будет трудно.

– Очень трудно, но мы пока говорим о теоретической модели, – согласился Виктор. – Естественно рынок в существующем виде умрет. Производство будет плановым, норма прибыли компании регулируемой, налогообложение условным. Целью новой экономической модели станет обеспечение максимально рационального использования ресурсов на благо общества!

– Что-то это немного напоминает фантастический рассказ, и отдает идеями социалистов и коммунистов, – заметил Александр. – Но сложно не согласится с тем, что подобная система будет более справедливой и эффективной, чем существующая.

– Действительно это пока только перспективы будущего. Коммунизм слишком равноправный общественный строй. Вначале необходимо достичь эффективной социалистической системы, а в случае успеха, на ее основе можно попробовать построить и более справедливую модель общества, если этого кто-то захочет, – с улыбкой отметил Виктор. – Описываемая мной система подобие коммунизма, но где не все бедные и равные, а где все социально обеспеченны, имеют равные возможности и равный социальный статус.

– А разве это возможно на практике? Все люди разные, справедливо ли устанавливать для всех равные условия?

– Несправедливо, – спокойно ответил Виктор. – Все люди будут иметь только равные базовые условия, достаточные для обычной жизни. Квартира, образование, работа, возможность отдыха, а уже в зависимости от статуса в обществе, и эффективности труда отдельные люди получат дополнительные условия жизни. В таком обществе появятся иные ценности жизни. Материальные блага, как цель жизни и мотивации труда уступят место эмоциональным и душевным ценностям. Когда человек обеспечен материально, он стремится обрести в жизни счастье и радость, только сумасшедшие чудаки мечтаю о деньгах и богатстве. Магазины, так же как и прочая система торговли тоже исчезнут. Уже сейчас производители стремятся самостоятельно наладить систему продаж без посредников. Торговля всегда была основой спекуляций, возможность нажиться на повышенной цене и стимуляции спроса. Если человек будет жить в условиях, когда он всем обеспечен, и все необходимое можно доставить на дом, от торговли останется только система логистики и система учета потребления. И такой рациональный подход необходим во всем! В производстве, логистике, сельском хозяйстве и даже в науке.

– Напоминает систему муравейника – большой эффективный организм. А как же фраза «конкуренция двигатель прогресса»? Какой тогда останется стимул улучшать эффективность и производительность труда? – явно зная предполагаемый ответ, спросил Александр. – Все! Автомобили, вещи, одежда и дома будут одинаковыми?

– Вы же понимаете, что одинаковой может быть только роба у раба, а у свободного человека всегда появится возможность сделать что-то индивидуальное, новое. Вы думаете сейчас, при рыночной экономике у вас есть выбор? На самом деле вам его навязывают. Да, у вас есть более широкий выбор, чем два цвета: красный и синий. Ваш выбор состоит из пяти цветов, а в радуге гораздо больше расцветок и оттенков. Только желание человека и его творчество воплощает все цвета радуги в жизнь, а не экономика, какая бы она не была. Рынок и конкуренция приводит только к военным и экономическим конфликтам, а также к дополнительным расходам на конкуренцию. Соперничество симулирует развитие, конкуренция – нет! Когда две компании конкурируют, они тратят усилия на маркетинг и рекламу, а на самом деле лишь пытаются продать излишний продукт, мотивируя себя дополнительной прибылью. Прогрессом всегда движет человеческое любопытство и желание сделать мир лучше! В этом и основа рационализма – улучшение окружающего мира, создание нового и более рациональное использование ресурсов. У капиталиста возникает мотивация при конкуренции заплатить ученому, чтобы тот создал что-то новое, а когда не будет мотивации в виде обогащения, ученому останется только обосновать эффективность и востребованность своего продукта, и его разработку пустят в производство. Ученые, инженеры, архитекторы, люди искусства и культуры, великие умы человечества, безусловно, нуждаются в материальных благах, но разве это их стимул? Новые открытия вот, что ими реально движет! Разве можно просто заплатив крупную сумму денег любому человеку заставить его создать что-то неповторимое, новое, гениальное? Думаю – нет! Другое дело, что ученым и творческим людям тоже необходимы условия для жизни и работы. Общественно-экономическая система позволит работать без обоснования окупаемости и получения прибыли, а во благо общества и людей. Создание культурных произведений и научных открытий будет движимо не материальной наживой и стремлением обогатиться, а индустриальным и творческим прогрессом, обменом культур и интеллектов.

– Не будет стимула в обогащении, а производство и экономика станет плановой? – уточнил Александр. – Но многие известные финансисты, считают утопичным плановую экономику.

– Она утопична с точки зрения обогащения, но гораздо эффективнее любой другой существующей системы. Применение этой системы в прошлом имел ряд недочетов и неудач, в основном вследствие неправильной мотивации труда и распределения ресурсов, но это система очень эффективна. Только полное и рациональное планирование ресурсов и производства, способно привести существующую цивилизацию к процветанию. Подобные способы планирования эффективно используются даже в капиталистических моделях экономики, – возразил Виктор. – Вы же понимаете, что используемая сейчас система потребления губительна и истощает планету. Стремясь к обогащению, корпорации выпускаю на рынок каждый год улучшенный продукт, стимулирую потребителей покупать его снова, но новые улучшения ненамного превосходят предшествующие аналоги. В каждом новой продукте заложена прибыль корпорации, и каждый новый продукт выходит на рынок только тогда, когда уже разработан еще более эффективный продукт. Проблема не только в обмане покупателей, когда одну инновацию пытаются продать потребителю несколько раз, проблема в том, что такой подход истощает природные ресурсы. Новые продукты производят не из переработанного сырья, а из нового, и общий процесс потребления существенно ускоряется, усугубляя экологию планеты. Вы только представьте, настолько рациональная экономика будет эффективнее? Не будет расходов на военную промышленность, не будет расходов на охрану государственных границ, не будет расходов на конкуренцию и ссудный процент. Себестоимость производства будет снижена существенно, а потребление ресурсов еще больше, и все сэкономленные средства можно будет пустить на социальное обеспечение каждого человека на планете и дальнейшее развитие цивилизации.

– Все это грандиозно и правильно, но вы не считаете, что люди захотят индивидуальности? Жить в большом доме, ездить на дорогой машине, или даже просто жить лучше, чем все остальные. Это ведь одно из основных средств мотивации?

– Это средство манипуляции и обмана, – возразил Виктор. – Существующий мир не справедлив, и самые лучшие условия получают единицы, и, конечно же, только за счет того, что остальные не имеют даже минимума. И эти «избранные» навязывают обществу свою систему ценностей: «если ты сильный и успешный, то богат и свободен». Но в реальности все не так! Если работать больше других, стремится к успеху, то в существующем обществе человек получит только крошки со стола. Да, он получит хорошую квартиру и дорогую машину, и может быть даже яхту, но его работодатели получат еще больше, даже не вставая с мягкого кресла. А нужна ли реально человеку эта дорогая машина? Этот большой дом? Этот огромный телевизор, из которого каждую минут льется реклама? Нет! Ведь это реклама не просто большого дома или машины, эта реклама потребительского образа жизни! Живи и работай ради иллюзии, ради чужой мечты! А что на самом деле необходимо человеку?

– Гораздо меньшее. Теплый дом, здоровая пища в достатке, удобная теплая одежда и по большому счету это все необходимые материальные блага, – улыбнулся Александр. – Все остальное уже нематериальные ценности.

– Вот! – торжественно произнес Виктор и встал с кресла. – Дайте человеку этот минимум и больше его не будут интересовать другие материальные ценности. Он захочет иметь настоящие ценности: семью, детей, друзей, личные увлечения, радости жизни и счастье, те ценности, которые никогда нельзя купить за деньги! И такие стремления у большинства людей, и никакие мотивации не способны стимулировать их работать больше, чтобы ездить на дорогой автомобиле или копить на яхту. Только у небольшого числа людей имеются амбиции изменять мир, и стремления к чему-то несбыточному. Если человеку, получившему минимальное образование предоставить возможность работать по интересной ему профессии, обеспечить достойным жильем и условиями жизни, он не захочет ни карьерного роста, ни дорогой машины. В свободное время он будет заниматься спортом, отдыхать, рисовать, общаться с друзьями, танцевать и петь караоке. Будет свободным и счастливым.

– И за счет чего вы хотите обеспечить человека в начале его жизни жильем и всем необходимым? – цинично спросил Александр. – Ведь ссудных кредитов больше не будет?

– Ссудных кредитов не будет, и вообще денег тоже не будет, – улыбнулся Виктор, облокотившись на спинку кресла. – Будет социальный кредит. Устроился на работу – получил минимальные блага: удобную маленькую квартиру с теплой ванной, мебель, одежду, компьютер и интернет, еще возможность комфортабельного отдыха два раза в год, и прочие блага цивилизации. Мотивация тоже останется. Каждый сотрудник получит часть прибыли компании и у него всегда будет стимул работать лучше и эффективнее.

– Так будет, если сотрудник любит работать или хотя бы понимает важность этого процесса, – скептически отметил Александр. – А как же тунеядцы и лентяи, или люди с ограниченными возможностями? Социальное общество будет обеспечивать всех минимальными условиями? А значит, как обычно бывает в таких случаях, станет возможным просто не работать или делать вид, что работаешь. Опять возникнет социальная несправедливость.

– Тунеядцы, лентяи и просто дураки всегда в большом количестве изобилуют в человеческом обществе, – с грустью возразил Виктор. – С ними необходимо бороться независимо от системы построения общества. Это предмет воспитания общества и отдельных его индивидуумов. Если общество здорово и правильно ориентировано, то количество таких людей приближается к минимуму. Уровень преступности тоже зависит от справедливости общества и достатка каждого гражданина. Каждый человек по своей природе должен иметь смыл жизни и занятие. Когда в обществе в цене и почете здоровый образ жизни, стремления интеллектуального и физического развития, а также физический труд, то каждый индивидуум будет стремиться стать полноправным членом этого общества.

– Это достаточно древние лозунги: борьба с тунеядством, пьянством и наркоманией, – отметил Александр. – Во многих книгах написано как правильно жить, а люди все еще живут неправильно, хотя читать умеют уже практически все. Какие дополнительные возможности даст именно эта модель общества для развития социального статуса человека?

– Система «социального рационализма» предоставит возможность каждому человеку свободного выбора профессии. Что движет выбором профессии в существующем обществе? Материальное вознаграждение за труд. В большинстве случаев люди даже получив образование по своему выбору и желанию, вынуждены работать там, где больше платят и это понижает эффективность их труда. Ведь они занимаются не тем, чем им хочется и к чему у них имеется талант. Практически любого тунеядца можно заинтересовать каким-либо занятием полезным для общества, которое активирует его таланты и способности.

– Но такого результата сложно добиться, – возразил Александр. – Я думаю, это еще сложнее, чем изменить экономическую модель.

– Вы совершенно правы. Изменить общество на уровне каждого человека очень сложно, – согласился Виктор. – Все это возможно только при правильной базовой оценке каждого человека, но главное в том, что ни одна профессия не должна иметь особых привилегий. Только тогда, люди будут заинтересованы выбрать профессию в соответствии со своими талантами и стремлениями, и желающих стать бизнесменом или руководителем станет значительно меньше. Зачем брать на себя большую психологическую нагрузку и ответственность, имея взамен незначительные привилегии? Правильное распределение человеческого потенциала позволит мотивировать людей и повысить их эффективность труда, даст дорогу творческим людям и стимул технологическому прогрессу.

– Все это хорошо звучит, но кто тогда будет управлять всем обществом? Какой мотив останется брать на себя ответственность за судьбу людей и страны?

– Людям, которым интересная наука, политика, экономика, способным и желающие управлять людьми и процессами будут предоставлены дополнительные привилегии и возможности для исполнения ими своих обязанностей, но условиях их жизни не будут существенно отличаться от условий большинства людей. Мотивом для руководителя станет желание делать мир лучше и приносить пользу обществу. Таких людей очень мало, но они существуют, необходимо только дать им возможность реализовать себя.

– Абсолютно равное общество, где лидерами становятся самые достойные и способные? – задумчиво произнес Александр. – Это мечта мыслителей и философов во все времена. Большие мегаполисы, напоминающие муравейники, где у каждого своя роль и свое ответственное место. Разве это возможно? Ведь все люди разные?

– Если бы люди не были индивидуальны, жили не ради себя, а ради других! Ради великих идей и общества! Мир не знал ни войн, ни жестокости. Мир уже давно стал бы гораздо лучше, интереснее и справедливее, – с печалью ответил Виктор и сел в кресло. Он ненадолго замолчал и добавил: – Все великие идеи и стремления людей во все времена гибли из-за личных корыстных побуждения отдельных личностей. Люди всегда будут индивидуальны и не похожи друг на друга, и поэтому в обществе существуют законы и правила, которые создают порядок. Это основа любого современного общества.

– Но когда роли распределены, станет скучно жить, – заметил Александр. – И никто не совершит революцию, не начнет войну, и не умрет героем.

– Но разве это плохо? Стабильна спокойная жизнь? Большинству людей это по душе! И никто не хочет умирать героем. Все хотят жить счастливо и долго! Именно об этом всегда мечтают люди, – с удивление и легким возмущением произнес Виктор. – А тем немногим, что хотят изменить мир, всегда найдется место в любом обществе и во все времена! Наука! Творчество! Искусство! Все для них! А еще целая Вселенная! Новые планеты и миры.

– А вы верите в такое будущее? – Александр взглянул в глаза Виктору.

– Верю! Другого будущего нет! – спокойно и уверенно ответил Виктор. – Оно конечно может быть иным. Истощение ресурсов, перенаселение планеты, голод, рухнувшая в небытие цивилизация, но это не будущее – это крах! По некоторым прогнозам у человечества осталось не больше ста лет. Но жизненно важные ресурсы начнут иссякать раньше, а перенаселение планеты приведет к войне за еду и чистую воду. У человечества нет выбора, необходимо идти по пути развития и рационального использования ресурсов, и пусть это будет не такая идеальная система, как я описал, главное сделать хотя бы несколько шагов вперед, иначе наша цивилизация исчезнет, а на ее месте возникнет новая.

– И может быть совсем не человеческая, – с сарказмом дополнил Александр, ненадолго задумался и добавил: – Вы правы, и я сам хотел бы жить в таком обществе, но скорее я поверю в то, что через двадцать лет люди переселяться на обитаемые базы на Марсе или Луне, чем в том, что человеческое общество изменится на столько, что такая система будет возможна. Даже в Библии написаны постулаты, определяющие как правильно жить, ради себя и окружающего мира, но читая их и молясь богу, люди все равно поступают по-своему. Очень часто людьми движет не логика и великие идеи, а инстинкты и желания.

– И так будет в обществе, которое я описал. Такова суть людей. Каждому человеку присуща своя индивидуальность. Даже в самом эффективном обществе люди будут любить и ненавидеть, предавать и бояться, и так будет всегда! – уверенно произнес Виктор. – Вы не верите потому, что видите мир на маленьком отрезке времени, но даже на вашем отрезке мир изменился многократно. Вы родились в одной стране, в одной эпохе, в одном политическом и экономическом строе и уровне технического развития, а сейчас живете в совершенно другом мире! И хотя вы живете в том же месте – все изменилось! И будет меняться в дальнейшем до тех пор, пока люди не достигнут наилучшего общества. Я видел мир гораздо в большем временном периоде и видел его перемены. Сама суть людей менялась совсем незначительно, их инстинкты и желания все равно одерживают верх над разумом, и человек вновь и вновь скатывается вниз по ступеням развития, иногда на самое его дно. Но это удел не каждого человека. Многие люди упорно карабкаются наверх к новым знаниям и открытиям, игнорируя инстинкты и контролируя свои желания! Несмотря на то, что описанная мной система общественного строя, является пока лишь мечтой, я верю в ее реализацию!

– Я скажу одно. Раньше, до встречи с вами, я бы назвал это невозможным. Но смею предположить, что в вашем случае это не мечта, а реальный план действии, который вы пытаетесь воплотить в жизнь.

– Да, план действий! Такой план, безусловно, существует. Именно в создание необходимых предпосылок для построения улучшенной модели общества и заключается основная цель Продавца времени! – заявил Виктор. – Идеальное справедливое общество, пока только мечта. Реализация такого грандиозного плана, очень сложный и долгий процесс. Не возможно сейчас предсказать, сколько времени он займет и получится ли результат таким, каким я его представляю, но чтобы мечты сбывались, к ним необходимо стремиться!

– И вы думаете, этого будет достаточно, что бы изменить мир? И как вы планируете избавиться от капитализма? И вообще убедить существующее общество перестроится? Ведь нет времени ждать тысячу лет пока общество эволюционирует само.

– Это не так сложно. Сейчас капитализм – это кредитно-банковская иллюзия искусственных денег, созданная и управляемая группой богачей. Но основным ресурсом и движущей силой цивилизации являются не деньги, ими всегда были и остаются люди. Простые люди всегда меняли мир, стирали с лица земли страны и создавали новые. Часто это происходило с позиции силы, но истинное развитие цивилизации всегда происходило с позиции интеллекта, и чем выше общий интеллект общества, тем больше скорость и сила развития цивилизации. Уже сейчас образованные творческие люди добились власти в существующем мире. Они начинают править миром, пододвигая с олимпа олигархов и банкиров, которые когда-то отодвинули в сторону королей и генералов. Власть становится более интеллектуальной и цивилизованной. Все понимают бессмысленность войн и силу человеческого интеллекта. В современном мире нельзя быть глупым и необразованным и править страной, как это было тысячу лет назад. Сама цивилизация идет в направлении развития, и каждое новое общество становится более гуманным, демократичным и справедливым. Но сейчас для развития общества действительно слишком много препятствий, и самое важное из них – это невежество простых людей. Люди с каждым поколением становятся умнее и образование, но, к сожалению, не становятся лучше! Людьми, как и прежде, движут инстинкты и личная корысть, и лишь немногие живут великими идеями и служат обществу.

– Вот именно, большинство людей живет инстинктами и это в определенном смысле правильный подход. В заботе о себе, семье и своих детях заложен смысл жизни, – заметил Александр. – Жизнь ради общества и ради других это очень благородный, но в целом тупиковый путь. И как вы собираетесь убедить всех в правильности своих идей и верности такого пути развития, когда инстинкты и логика подсказывают, что нужно жить реальными ценностями и в реальном времени?

– Жизнь по основным принципам, вполне может согласовываться и с жизнью ради общества. Всегда присутствует возможность оптимального компромисса. Объединяясь в социумы, люди уже начинают жить не только для себя, но еще и немного для других. Это своеобразный обмен заботой, который как вы сами понимаете очень эффективный. Жертвовать собой ради идей и общества, я тоже считаю совершенно неправильным подходом к жизни. Для того, чтобы направить общество по правильному пути нет необходимости убеждать всех в правоте ваших идей – это пустая трата времени. Люди в толпе хаотичны и противоречивы, они пойдут туда, куда их направят или туда, где лучше условия жизни. Добиться необходимого результата можно убедив только группу ключевых представителей общества, которые поведут все общество в нужном направлении.

– Вы имеете в виду, политиков и сильных мира сего? Или ученых и творческих людей?

– Лучше всего, когда и те и другие объединятся, но с политиками и людьми наделенными властью, сложнее. Власть опьяняет людей, а путь к власти делает человека слишком жестким и зависимым от власти. К тому же именно сильные мира сего, навязывают людям политику потребления и кредитную финансовую систему. Сейчас это основа их могущества. Но и среди политиков есть достойные люди, стремящиеся улучшить общество и жизнь простых людей. Движимой силой прогресса всегда остаются ученые, инженеры, деятели науки и искусства, те, кто ценят и служат великим идеям. Люди способные двигать существующий мир вперед и внедрять идеи в сознания простых людей. Многие из них сейчас наняты для поддержания и рекламы существующей системы потребления, но истинные умы не продаются! Они иногда себя продают для обеспечения своих насущных потребностей, но сами лучше других осознают несовершенство этого общества. В современном мире много людей безоговорочно верит в возможность улучшения человеческого общества и делает свой маленький вклад в общее дело. Этим людям достаточно объединится в определенную международную силу, и направить свои ресурсы и стремления в одном направлении, и они буду способны перевернуть мир. Сделать его логичным и упорядоченным, объединить страны и народы, и этим они уже давно занимаются.

– В целом грандиозно! В любом случае это хорошая цель! И получается каждый Продавец времени в каждом крупном городе движим этой идеей?! – сделал предположение Александр. – Я ощущаю себя в центре всемирного заговора, детали которого мы непринужденно обсуждаем за чашкой чая.

– Да, но все не совсем так, – пояснил Виктор. – У всех Продавцов времени одна цель, но пути иногда разные. Деятельность каждого Продавца времени сопряжена с большой самостоятельностью в выборе способов реализации общих идей, и ни каких договоренностей и общих стратегий мы не имеем. Каждый идет по своему пути к общей цели. Ни какого мирового заговора среди Продавцов времени нет, есть только общая идея и цель, которой мы служим. Я обсуждаю с вами все это для того, чтобы в своей работе видели смысл и конечную цель.

– Это вполне достойная цель. Каждый поступок человека это маленький шаг на жизненном пути, и я осмысленно готов делать каждый день шаги приближаясь к этой цели! Но, что если бы все Продавцы времени объединили свои усилия, тогда эффект был бы гораздо значительнее?

– Возможно, – согласился Виктор. – Но это бы снизило уровень скрытности нашей деятельности, что противоречит нашим правилам. К тому же все известные истории тайные заговоры потому и стали известные, что о них знали больше, чем два человека.

– Понимаю, – согласился Александр. – Будем импровизировать!

Часть 5. Грань между жизнью и небом

День тридцатый. Человек под небесами

Был обычный морозный зимний день, Александр направлялся в сторону метро. Он даже не понял, почему пошел другой дорогой. В одном месте загорелся красный свет, и он решил перейти улицу на следующем переходе, потом ремонтная машина перегородила путь, и он свернул во двор, где его внимание привлекла толпа людей и громкие вскрики. Александр подошел ближе.

Вначале Александр не понял, что происходит. Люди с опаской и интересом смотрели наверх, наблюдая за происходящим на крыше. Человек стоял на краю крыши пятиэтажного дома, явно собираясь прыгать. Кто-то из толпы крикнул, что нужно позвать полицию, Александр сразу достал мобильный телефон и позвонил Виктору.

– Слушаю, – не сразу ответил голос в трубке телефона.

– Добрый день, – быстро начал разговор Александр. – Тут такое неординарное событие. Самоубийца на крыше!

– Здравствуйте Александр, – Виктор говорил спокойно и как обычно вежливо. – Какой самоубийца?

– Человек хочет прыгнуть с крыши… – растерянно пытался объяснить Александр. – Я подумал, вам будет это интересно…

– Человек, прыгать с крыши? Почему мне может быть это интересно? – недоумевал Виктор, но вдруг добавил: – А, понимаю вас, говорите адрес. Скоро буду!

Александр назвал адрес и спрятал телефон в карман, снова поднял голову. Человек на крыше пока не спешил прыгать, но стоял на краю, что придавало остроты ситуации. Толпа внизу была в недоумении и нерешительности, но ничего не предпринимала.

Не прошло и нескольких минут, как рядом прозвучал мягкий знакомый голос:

– И ради этого сумасшедшего вы оторвали меня от дел? – Александр вздрогнул и повернулся. Рядом стоял Продавец времени и без особого интереса наблюдал за человеком на крыше. – Вы не знаете, скоро пожарные приедут и медики?

– Не знаю, – неуверенно ответил Александр. – Я подумал, что это наш клиент…

– С чего вы взяли? Как вы вообще здесь оказались? – оборвал его Виктор и направился к входу в парадную. В его спокойном голосе слышались нотки недовольства. Одет он был в черное пальто, темно-синий костюм и черные перчатки. Головного убора не было, а пальто было нараспашку, словно он ненадолго и очень поспешно вышел на улицу.

– Честно говоря, не знаю, как-то само получилось. Мимо шел, смотрю – люди… – оправдывался Александр, следуя за Виктором.

– Понятно. Сама судьба привела вас сюда. Это многое меняет, – Виктор внимательно посмотрел на растерянное лицо Александра. Он подошел к двери, из которой только что вышел человек, схватился за ручку и, широко распахнув дверь перед Александром, демонстративным жестом пригласил внутрь. – Тогда поспешим мой друг, пока не приехали профессиональные спасатели!

Они начали быстро подниматься по узкой лестнице, тускло освещенной дневным светом. Виктор уверенно шел наверх, он не медлил, но и не торопился. Александр следовал за ним, стараясь идти рядом.

– Почему вы не спешите? – с явным нетерпением спросил Александр.

– Потому что мы и так успеем. Он и шага не сделает, пока мы поднимаемся, – спокойно ответил Виктор. – Желание жить – это самый сильный инстинкт человека, своеобразный предохранитель, и требуется очень большое эмоциональное чувство, чтобы его сломать. Наш клиент не прыгнул сразу, значит, высока вероятность, что не прыгнет совсем! Если только не поскользнется или спасатели ему не помогут! Или когда нас увидит на крыше, разволнуется и точно прыгнет!

– Вы остановили Время? – Александр взглянул на улицу через окно и заметил, что стоявшие там люди совсем не двигаются.

– Не остановил, а немного ускорил его для нас, – спокойно поправил Виктор. – Как-то совсем не хочется подняться наверх и увидеть, что клиент уже внизу! А еще в таких ситуациях очень важно, чтобы ваш пульс был в норме и сами вы не волновались! Вы должны излучать спокойствие и уверенность, тогда человек на крыше это почувствует и сам немного успокоится.

– Хороший совет, – согласился Александр и постарался оценить степень своего волнения. В настоящее время он был действительно возбужден, но с каждым шагом немного успокаивался. Виктор, казалось, был совершенно спокоен и беспечен, словно на прогулке в парке, только шел несколько быстрее, чем обычно.

– А вы часто бывали в подобных ситуациях?

– Я бывал в разных ситуациях, как-то пришлось прыгать с высоты четвертого этажа, – беспечно ответил Виктор, не останавливаясь и не поворачивая головы. Он был совершенно спокоен, и потому было сложно определить, шутит он или просто рассказывает случай из жизни.

– И чем все это закончилось? – удивился Александр.

– Приземлением. Но я успел ускорить свое Время и не очень больно ударился, – Виктор остановился на площадке и взглянул Александру прямо в глаза. – В своей работе я стараюсь избегать экстремальных ситуаций, они излишни!

Александр промолчал, и они продолжили путь наверх.

– Вы явно недовольны существующей ситуацией, объясните почему? – Александр шел за Виктором.

– Бессмысленно помогать людям, которые не хотят жить, разочаровались или устали от жизни. Это их выбор, их никто не заставляет, и очень часто такие выходки – это не более чем привлечение внимания к своей эгоистической персоне или просто пьяный дебош. Настоящие самоубийцы умирают тихо, чтобы никому не лезть в душу и никто не помешал расстаться с жизнью. Умирать надо быстро, чтобы не передумать в самый ответственный момент, – небрежно объяснил Виктор. – Да, это грустно и печально, когда человек теряет тягу к жизни, но лучше уделять время тем, кто ценит жизнь.

Помогать в тех случаях, когда у человека хотят забрать его жизнь насильно. А помогать самоубийце, поверьте моему опыту, это пустая трата времени.

– Но как же так? Нельзя же пройти мимо? – недоуменно возразил Александр.

– Нет. Помочь можно и даже необходимо! Для успокоения души, но на добровольных началах, а лучше позвать сотрудников МЧС, они профессионалы и лучше с этим справятся, – небрежно ответил Виктор. – Вы, позвонив мне, как я понимаю, изъявили желание купить у этого человека Время и проявили излишнюю инициативу.

– Почему?!

– Потому, что вы, мой друг, нашли плохого клиента, – строго ответил Виктор. – Он уже тратит наше Время, а еще не факт, что успеет продать нам хотя бы час своего Времени. Поскользнется и упорхнет вниз, и мы даже не узнаем его имени. Кроме того, как только мы появимся наверху, наши персоны привлекут такое же большое внимание людей снизу, как и наш потенциальный клиент, а излишняя слава нам совсем ни к чему!

– Понимаю, я совсем не подумал об этом, – виновато согласился Александр. – Но почему вы здесь и подниметесь наверх?

– Потому что подъем по ступеням очень полезен в качестве физических упражнений. По этой же причине я никогда у себя в доме не пользуюсь лифтом, – Виктор остановился на площадке перед входом на крышу, развернулся и посмотрел Александру прямо в глаза. – Если честно, будь я на вашем месте, я бы прошел мимо этого сумасброда, а ему помогли бы спасатели – это их работа! Его проблемы, как мы узнаем позже, скрыты в нем самом, и я думаю, он сам виновник того, что оказался там, наверху! И нам, я думаю, он тоже принесет только проблемы! Время можно купить гораздо дешевле…

– Так почему вы здесь? – еще раз спросил Александр, глядя Виктору в глаза.

– Я здесь исключительно ради вас! – уверенно заявил Виктор. – Такой случай поможет мне наглядно показать работу Продавца времени во всех ее нюансах. Вы увидите, как необходимо общаться с человеком в критической ситуации, и получите много нового опыта, необязательно хорошего, но любой опыт полезен!

– Понятно, – с некоторым удивлением и разочарованием выдохнул Александр, поражаясь хладнокровию, расчетливости и цинизму Виктора, и немного резко добавил: – Порой вы рассуждаете о людях как о тараканах, как о безликих существах, словно вы сами не человек!

– Я человек, но человек, проживший много лет и видевший много людей. Разных людей. Хороших и плохих, жестоких и добрых, и могу с уверенностью сказать, что очень мало среди людей по-настоящему достойных, тех, кто делает мир лучше, – Виктор говорил уверенно и не прятал взгляд. – В своей массе люди – это бессмысленно живущие, движимые инстинктами и желаниями существа, похожие на животных, а иногда и вовсе ничем от них неотличимые. Но я люблю людей! Люди по-настоящему интересные создания, в каждом есть белое и черное, доброе и злое, гениальное и глупое. И, несмотря на то, что я сам тоже человек, мне посчастливилось наблюдать за остальными людьми со стороны. Я следил за их успехами и ошибками, влиял на их судьбы, и это все, безусловно, повлияло на мое отношение к людям. Само понятие «человек» имеет двоякий смысл. И разве человек самое великое, мудрое и доброе существо на планете? Заберите у него знания и технологии и внимательно посмотрите вокруг! Слоны и дельфины – не они ли самые мудрые существа на планете?

– Извините, я погорячился, – виновато ответил Александр. – Наверное, жизнь таракана ценнее жизни некоторых людей, но разве не сострадание делает человека отличным от таракана?

– Оно самое, и еще много хороших человеческих качеств, и я вовсе не против помочь человеку, нуждающемуся в помощи, – пояснил Виктор. – Но, занимаясь таким важным дело, как торговля Временем, необходимо с большим внимание относиться к себе, и рисковать собой категорично нельзя! Горит дом – вы не можете бежать спасать людей, их жизни менее ценны, чем ваша. Участвовать в войнах тоже нельзя! Шальная пуля – и всем вашим благим начинаниям придет конец. Это звучит трусливо и эгоистично, но Продавец времени должен быть рациональным и не поддаваться эмоциям.

– Вы, наверное, правы. Рисковать без особой причины глупо, – согласился Александр. – Я просто не могу к этому привыкнуть, но я постараюсь быть более сдержанным.

– Тогда вперед! Наш ждут великие дела! – торжественно объявил Виктор и направился наверх.

Они забрались на старый пыльный чердак и тихо приблизились к распахнутому чердачному окну. Виктор забрался на деревянную лестницу и выглянул в окно, потом повернулся и хитрым, немного веселым взглядом посмотрел на Александра.

– Тихо! Время пошло. Не надо привлекать внимания раньше, чем это требуется, – шепотом произнес Виктор и полез на крышу. Александр молча и осторожно направился следом.

Старая крыша, застеленная ржавыми металлическими листами, была достаточно крута и покрыта мокрым снегом. Виктор очень тихо вылез на крышу, а Александр смог только выбраться в окно и остался сидеть там. Виктор остановил его жестом.

На краю крыши стоял молодой парень лет двадцати и смотрел куда-то вниз. В руке он держал наполовину пустую бутылку с алкоголем. Только невысокое металлическое ограждение служило своеобразной границей между жизнью и смертью.

«Алкоголь делает людей излишнее смелыми», – подумал Александр, но промолчал. Виктор тоже не мог не заметить, что парень был пьян, а значит, больше, чем ожидалось, готов к тому, чтобы совершить прыжок. Парень повернулся к ним лицом.

– Добрый день, – Виктор смотрел парню прямо в глаза, так беспечно, словно они встретились на прогулке в парке.

– Вы кто? – испуганно воскликнул парень. – Я прыгну! Не подходите!

– Прыгнешь, я даже не сомневаюсь, – спокойно продолжал Виктор. – Если бы ты стоял там внизу, на земле и говорил «я прыгну», то я бы только улыбнулся. Многие хотят прыгнуть! Раз – и все проблемы исчезли! Но не все готовы подняться на крышу и встать на краю! А раз ты здесь, то, без сомнений, готов прыгнуть!

– Вы кто? Вы из милиции? – настороженно спросил парень, внимательно разглядывая двух незнакомцев.

– Милиции? Сейчас правильно говорить полиция, – безмятежно, словно разговор шел внизу, на земле, продолжал Виктор. – Разве ты видел одетого так полицейского?

Виктор поднял обе руки вверх, демонстративно показывая свой наряд. Парень несколько успокоился.

– Кто вы? Что вам нужно!?

– Мы просто прохожие, проходили мимо, – беспечно ответил Виктор. – Ничего особенного нам не нужно, хотим купить у тебя твое Время…

– Как купить время? Какое время? – парень был в некотором замешательстве, он явно готовился к тому, что его будут уговаривать и успокаивать, а не к неожиданному бреду.

– Просто купить! – так же спокойно продолжал Виктор, словно говорил об обычных повседневных вещах. – Ты же сейчас прыгнешь, и Время тебя совсем не нужно, все равно оно обнулится… Раз, и все – жизнь кончится, и Время твое тоже!

– Какое время? – парень недоуменно смотрел на Виктора.

– Ну как какое? Твое Время! – не унимался Виктор, с нотой недовольства в голосе, словно раздраженный тем, что его собеседник не понимает очевидного. – Сегодня до конца дня! И завтра все сутки! И послезавтра, ну и еще несколько лет вперед! Я готов все купить. Хорошую цену заплачу!

– Да вы просто псих! – не выдержал парень.

– А ты нет?! И ты псих! И мой друг тоже псих! Все мы тут психи, раз сюда забрались. Скоро приедут пожарные, снимут нас и в психушку увезут.

Виктор сделал несколько шагов к краю крыши и взглянул вниз, словно действительно интересовался, не приехали ли еще спасатели.

– Не подходите! И вообще не двигайтесь! – вскрикнул парень и выставил вперед руку, крепко сжимая бутылку и угрожающе указывая пальцем в сторону Виктора. – Я прыгну!

– Конечно, прыгнешь. Не сегодня, так завтра! Если решил – обязательно прыгнешь! – спокойно согласился Виктор и беспечно посмотрел парню в глаза, так, словно ему было все равно, прыгнет он или нет.

– Прыгнуть всегда успеешь, может, поговорим? – неожиданно предложил Виктор.

– О чем? – удивился парень.

– О чем угодно! Спустимся вниз. О жизни, о времени, о девушке, у тебя есть девушка?

– Нет! – резко оборвал парень.

– А близкий человек? Сестра? – смотря парню прямо в глаза, продолжал Виктор.

– Сестра, – насторожился парень. – Но не вмешивайте сюда сестру!

Внизу появились пожарная машина и несколько полицейских. Люди засуетились. Парень с опаской посмотрел вниз, словно испугался их появления, и, взглянув с недовольством на Виктора, произнес: – Вы меня уболтать пытаетесь, пока они не приехали? Не получится! Я все равно прыгну!

– О! Действительно, уже приехали, – с некоторым разочарованием Виктор взглянул на усиливающую внизу суету. – К сожалению, долгой беседы на крыше сегодня у нас не получится, надо спускаться!

– Я не… – начал парень, но не успел ничего сказать. В одно мгновение расстояние между Виктором и парнем вдруг сократилась до нескольких сантиметров. Виктор резко схватил его одной рукой за рубашку на груди, второй – за ремень и резким движением повалил на крышу. Прижал коленом, придавил грудь и, глядя прямо в глаза, твердым, уверенным голосом произнес:

– Спокойно, не дергайся! Сегодня прыжки отменяются! Спрыгнешь в другой раз!

Бутылка выскользнула из руки парня и покатилась к краю крыши. Через несколько секунд она шмякнулась об асфальт, вызывая бурные эмоции толпы.

Александр быстро направился на помощь Виктору. Казалось, парень находится в полном шоке от столь неожиданного поворота событий и совсем передумал прыгать вниз. Он молчал и с удивлением смотрел на Виктора.

– Сейчас быстро спускаемся! Я видел здесь второй выход из парадной, – приказал Виктор, а потом добавил, глядя парню в глаза: – Ты все понял?!

– Да, – тихо отвел тот. В его подавленном голосе уже чувствовалось желание подчиняться и быстро уйти отсюда.

Спускались быстро, Виктор шел впереди, остальные следом за ним. Виктор снова ускорил их Время, поэтому, когда они вышли из дома через черный ход, пожарные только вошли в парадную. Стараясь не привлекать внимания прохожих, они быстро прошли по двору и вышли через арку на улицу. Не торопясь перешли дорогу, потом прошли насквозь еще один двор, завернули за угол дома и только тогда остановились.

Виктор внимательно посмотрел парню в глаза и дружелюбно произнес:

– Пришло время познакомиться. Меня зовут Виктор, – он, как обычно, сделал ударение на последнем слоге. – А это мой друг Александр.

– Антон, – тихо, виновато пробурчал парень. Он явно уже протрезвел, если вообще был пьян. – И что теперь будет?

– Да ничего особенного, – с легким задором ответил Виктор. – Я знаю недалеко один маленький ресторанчик, пойдемте туда, и ты расскажешь нам свою трагичную историю…

Парень кивнул в знак согласия, но Виктор развернулся, не дожидаясь ответа, и прогулочным шагом направился в сторону ресторанчика.

– Ты бы хоть спасибо сказал, – Александр подтолкнул стоящего как столб Антона. – Лежал бы сейчас там, рядом со своей бутылкой.

– Спасибо, – пробурчал Антон.

Шли они молча. В ресторанчике, действительно находившемся совсем недалеко, было тихо и уютно. Посетителей почти не было, и троица легко уединилась за столиком в глубине зала.

Виктор расположился в углу на диване и долго, внимательным взглядом изучал Антона, севшего напротив. Александр сел рядом с Виктором.

– Ну что, рассказывай, как ты пришел к тому, что жизнь твоя никчемна и совершенно бессмысленна, – философски начал разговор Виктор. Антон молчал, исподлобья глядя на своих неожиданных спасителей.

– Не знаю, – буркнул он. Молчание продолжилось.

– Вот что, парень, – повторил попытку Виктор более строго. – Человек, по каким-то причинам разочаровавшийся в жизни, мне не интересен, совсем. Но вот мой друг Александр, добрейшей души человек, предложил сегодня сделать доброе дело и помочь совершенно незнакомому человеку, то есть тебе. И мы это сделали, но так как на данный момент проблемы, которые привели тебя на крышу, еще не решены, существует предположение, что ты туда опять вернешься, а это означает, что наше доброе дело, возможно, было сделано зря, что было бы очень досадно. Поэтому мы хотим в корне решить твои проблемы и искоренить желание прыгать у тебя полностью!

– А вы кто? – подавленным голосом спросил Антон, глядя на Виктора. – Зачем мне помогаете?

– Мы еще только начали тебе помогать, – пояснил Виктор. – И я думаю, сможем решить все твои проблемы, но совсем не безвозмездно.

– И что вы хотите от меня? – уже с интересом спросил Антон. – Денег у меня нет…

– Деньги нас не интересуют, – спокойно ответил Виктор. – Нас интересует твое Время!

– Время? – непонимающе переспросил Антон и с некоторым подозрением внимательно посмотрел поочередно на собеседников, словно пытаясь увидеть в их лицах какой-то ответ. – Вы хотите, чтобы я на вас работал?

– Нет. Нам необходимо именно твое Время! Работать не надо, и почка нам твоя тоже не нужна, – спокойно объяснил Виктор. – Как это ни странно звучит, мы хотим купить у тебя твое Время, и тебе необязательно знать, зачем и почему. Просто подумай и представь: двое незнакомых людей готовы решить все твои проблемы, и если ты откажешься, они просто уйдут, а ты останешься опять наедине со своими проблемами.

– Как-то все это странно и непонятно, – с сомнением пробурчал Антон. – Я думаю, у меня уже проблем достаточно. Еще вы…

– Согласен, – Виктор привстал и хлопнул ладонями по краю стола. – Давай все немного упростим. Представь, что мы добрые ангелы, спустились с неба, чтобы решить твои проблемы, а ты нам оказываешь услугу – отдашь нам пару лет своей жизни на благие дела. И не надо много рассуждать, твоя жизнь могла бы уже закончиться полчаса назад.

– Добрые ангелы, – усмехнулся Антон, немного задумался и добавил: – Хорошо, расскажу. Какая разница, терять-то все равно нечего.

Принесли горячий кофе. Сделав несколько глотков, молодой человек начал свою историю, которая была проста, банальна и с точки зрения молодого парня безвыходная и трагичная, но вызвала лишь брезгливую усмешку слушателей.

Антон был обычный студент из приличной семьи. Родители Антона были состоятельными людьми и вкладывали в детей много, в основном денег. Антона и сестру, которая была на полтора года младше, они отправили учиться в просвещенную столицу. Устроили в престижный университет, купили квартиру, машину и всячески их обеспечивали. Но только, в отличие от сестры, Антона манила веселая студенческая жизнь, новые друзья и развлечения. Он любил веселье, шумные компании и беззаботную жизнь и потому очень часто забывал про учебу.

Долгое время отец всячески помогал сыну, решал все его проблемы, и это создало иллюзию вседозволенности. Учебу Антон постепенно забросил, пил, гулял, веселился и как-то быстро съехал вниз. Появились долги и проблемы с учебой. Одно время ему помогала сестра и пыталась его образумить, но ничего не помогло. В итоге его выперли из университета, и вдобавок он серьезно проиграл в карты. На почве неудач сначала поругался с сестрой, потом с любимой девушкой.

Когда обо всем узнал отец, то очень рассердился, урезал Антону финансирование и отказался решать проблемы сына. Жизнь дала серьезную трещину, но Антона это не остановило. Он продолжил траурное веселье и влез еще больше в долги. Счастливая мысль отыграть все в карты по-крупному привела его к очень серьезному проигрышу. Карточный долг ему отдавать было нечем, и поэтому он просто стал избегать кредиторов. Но вскоре они его нашли и убедительно объяснили, что долг нужно вернуть! Требовали отдать квартиру, угрожали сестре.

Сидя в темном сыром подвале, прикованный к батарее Антон вдруг понял всю серьезность своего положения и безвыходность ситуации, в которую попал. Из подвала его выпустили, но в обмен на обещание, которое он не мог выполнить. В итоге он оказался среди огней, запутался, поругался с сестрой, ушел из дому, напился и решил покончить со всеми проблемами одним прыжком.

Во всем его рассказе чувствовалась какая-то обида и разочарование в жизни и некоторый эгоизм, словно лишь маленькая неудача на успешном жизненном пути привела его к такому итогу, а не он сам. Он до сих пор верил, что если бы выиграл деньги в карты, а не проиграл, то все могло бы быть иначе. Нет, он не отрицал своей вины, но полноценно не осознавал и не признавал ее. Парень просто запутался в себе и испугался ответственности, но не нашел в себе сил признать все, попросить прощения у отца и попытаться исправить свою жизнь.

Помогать такому человеку Александру совсем перехотелось, но было уже поздно. Он несколько раз взглянул на Виктора, с пренебрежительным интересом слушавшего рассказ Антона, словно эту историю ему рассказывали в десятый раз.

– А я так надеялся на неразделенную любовь и разбитое сердце, – с брезгливым разочарованием произнес Виктор, когда Антон закончил свой рассказ, и укоризненно посмотрел на Александра. – И сколько ты теперь должен этим жуликам?

– Я не знаю точно, много, – замялся Антон. – Я расписки писал, они сказали, вовремя не отдам, проценты будут…

– А ты не подумал, что если ты прыгнешь, они к сестре твоей придут?! – с возмущение воскликнул Александр, который до этого только молча слушал.

– Я подумал, долг мой, если меня не будет – и долга не будет, – виновато ответил Антон. – А за Настю отец заступится, а за меня сейчас уже точно не станет.

– Ну хватит пустых разговоров, – властно прервал его Виктор. – Наша цена за решение всех твоих проблем – два года твоего Времени!

– Два года моего времени? – с некоторым удивлением переспросил Антон. – А это как?

– «Как» – это не важно, – строго ответил Виктор. – Ты соглашаешься на наши условия, мы решаем твои проблемы, а после из твоей пустой жизни исчезнут несколько лет, бесследно и незаметно.

– Что значит мое Время? – недоуменно спросил Антон. – Вы хотите, чтобы я что-то сделал для вас?

– Какая пошла молодежь, мысли сразу нехорошие лезут, ничего доброго в голове, – заметил Виктор.

– Когда видишь странных людей, всегда лезут в первую очередь нехорошие мысли, – возразил Антон.

– Вот мы увидели сегодня тебя, действительно странного человека, и у нас почему-то добрые мысли в голову пришли. Помочь, не бросать тебя в беде, спасти твою пустую жизнь, а взамен ты поможешь другим, твое Время послужит во благо людям и общества, – пояснил Виктор.

– Вы из спецслужб? – обреченно спросил Антон. – Я сразу так и подумал…

– Тем более, ты понимаешь, что все серьезно, – подыграл ему Виктор. – Согласен на наши условия?

– Согласен, – протяжно пробурчал Антон, с видом человека, готового согласиться на все, лишь бы спасти свою шкуру.

– И еще, – вдруг с задумчивостью добавил Виктор, – один год поживешь в монастыре!

– В каком монастыре? – удивился Антон, словно это было самое непонятное условие из всех.

– В обычном, мужском, православном, – с некоторой снисходительной иронией ответил Виктор, вставая из-за стола. – Будешь там лечиться от пагубных привычек и дурных мыслей.

Александр тоже встал и недоуменно посмотрел на Виктора, стараясь понять, шутит он по поводу монастыря или нет. Виктор приблизился к Антону, тот тоже встал, потупив взгляд.

– Согласен на наши условия? – спросил Виктор властным, но снисходительным голосом.

– Согласен, – кивнул Антон. – А как вы?..

– Вот и договорились, – прервал его Виктор. – Посиди тут пока, кофе попей, а мы ненадолго отойдем.

Виктор положил руку Антону на плечо, тот сел за стол и замолчал, обхватив голову руками. Виктор легким кивком сделал молчаливое приглашение Александру и направился к выходу.

– И никуда не уходи! – строго шепнул Александр Антону на ухо и направился следом за Виктором.

Вопреки ожиданиям Александра Виктор ждал его у входа в веселом настроении.

– Ну что, мой друг, теперь вы понимаете, в какую забавную историю вы нас втянули, – весело улыбаясь, отметил он. – Настоящий бульварный роман, полный набор: студент-тунеядец, злодеи, карточные долги и, судя по всему, прекрасная дама. Как вы смогли все это сразу найти!?

– Не понимаю, почему вы смеетесь и согласились ему помогать, – недоуменно спросил Александр. – Я был совершенно неправ, но я не знал, что этот парень такой пустой человек. Спасти ему жизнь было правильно, но зачем заключать с ним сделку?

– Все по тем же причинам, что и раньше, – с улыбкой ответил Виктор. – Это будет хорошим уроком для вас, мой друг. Отличным уроком! К тому же вы не видите зернышка надежды в этом безнадежном парне. Он ведь не повесил все свои проблемы на сестру, он ее любит, а мог отдать за долги квартиру, в которой они живут, или наобещать что-то, а сам сбежать. И для прыжка тоже нужна смелость!

– Еще неизвестно как все на самом деле, а с крыши он может и не прыгнул бы, – скептически заметил Александр. – Но я вас понял. Я начал это дело, и я буду им заниматься.

– Совершенно верно! – воскликнул Виктор. – Возвращайтесь к этому молодому человеку, расспросите его обо всех деталях, потом проводите домой, расскажите все сестре, пусть она его пожалеет. После свяжитесь с Алексеем, он проверит информацию. А я пока займусь более важными делами.

– Хорошо. Вы думаете просто погасить его долги?

– Нет. Это было бы слишком просто и ничему не научило бы ни вас, мой друг, ни этого парнишку, – ответил Виктор с легкой улыбкой на лице. – Решать его проблемы мы будем сложным, но поучительным способом. Обсудим это вечером. А теперь поспешите к клиенту, пока он опять не напился и не полез на крышу.

– Хорошо, – с усмешкой согласился Александр.

Когда Александр вернулся к столику, где сидел Антон, то успел выхватить у него из рук маленькую металлическую коробочку с белым порошком.

– Ты, я смотрю, еще и на стимуляторах сидишь?

– Ну я иногда только, немного, стресс снять, – жалобно ответил Антон. – Отдай, это чистый кокс, такой сложно достать.

– Забудь, – Александр вытряхнул содержимое коробочки на пол. Сел за стол напротив и, глядя Антону прямо в глаза, строго потребовал: – А теперь рассказывай все в подробностях…

День тридцать первый. Банкир и Каторжник

На следующий день Александр сидел с отчетом в кабинете Виктора.

– Как прошла вчерашняя встреча с сестрой клиента? – с интересом спросил Виктор.

– Хорошо, после милого знакомства я представился спасителем брата и объяснил ситуацию. Сестра у Антона оказалась очень чуткой, милой девушкой, сразу уложила брата спать, а меня напоила чаем с малиновым вареньем, – начал свой рассказ Александр. – Мы с ней побеседовали, и она много рассказала о брате. Практически вся информация подтвердилась, только со слов сестры он чудный мальчик, который просто запутался в жизни. Я сказал ей, что хочу ему помочь, попросил, чтобы в ближайшие дни Антон из дома не выходил, оставил свой номер телефона и вежливо удалился.

– Действительно милая девушка? – улыбнулся Виктор. – И, наверное, очень даже симпатичная?

– Очень даже симпатичная, – без улыбки ответил Александр. – И по первому впечатлению полная противоположность брата.

– Вот и хорошо, – Виктор явно был доволен отчетом. – В нашем деле очень важно иметь стимул для любых действий. Когда мы продаем Время, этот стимул найти легко, а вот когда покупаем, сложно. Помощь близким наших клиентов, через помощь клиентам, которые порой недостойны никакой помощи, всегда является позитивным мотивом покупки Времени.

– Да, я сам об этом подумал, – согласился Александр. – Наш новый клиент меня разочаровал, а вот сестра как-то расположила к себе, и я нашел хоть какой-то смысл в помощи этому парню, кроме жалости.

– Вот и хорошо, только будьте аккуратны и не переступайте черту между милым общением и близкими отношениями, – предупредил Виктор и строго добавил: – Ни клиент, ни его близкие не должны ничего знать о нашей деятельности!

– Я понимаю, – согласился Александр и с улыбкой добавил: – Полная тайна!

– Хорошо. Вот, почитайте, – Виктор протянул несколько листов бумаги. – Это детальная информация по нашему клиенту. Большой он тунеядец и разгильдяй, куча долгов, уличен в употребление наркотиков, систематическое превышение скорости и управление транспортным средством в алкогольном опьянении. Отрицательная репутация, и в финале большой долг серьезным мошенникам.

– Судя по всему, его целенаправленно развели на деньги, – просматривая документ, заметил Александр. – С такими людьми опасно связывается. У вас уже есть план дальнейших действий?

– Да, но с учетом того, что времени на его детальную разработку у нас нет, будем немного импровизировать, – с улыбкой ответил Виктор. – Для начала я вас познакомлю с одним влиятельным человеком, он устроит нам «добрую» встречу с кредиторами нашего клиента. Еще нам будут необходимы денежные средства, достаточно большая сумма. Таких денег у меня нет в наличии, тем более что, в случае если нам потребуется все же отдать деньги, купюры должны быть абсолютно чистыми и никак с нами не связанными.

– Тогда нам нужен какой-нибудь теневой банкир, – предположил Александр.

– Верно, и не какой-нибудь, а настоящий председатель правления банка. Мы сегодня с ним встречаемся. Этот человек занимается многими моими финансовыми вопросами, и я давно хотел вас с ним познакомить.

– Хорошо, – Александр одобрительно кивнул. – А что это за вариант, при котором мы не будем никому возвращать долги нашего клиента?

– Это основной вариант, – Виктор загадочно улыбнулся. – Я рассчитываю, что Антон удачно отыграет в покер у кредиторов свой долг, а мы всего лишь проследим, чтобы его не обманули. Деньги только покажем, они в любом случае пригодятся не в этот, так в другой раз.

– Выиграть в покер? – с недоверием спросил Александр. – Такую сумму? У профессиональных мошенников?

– Вы правы, мой друг, – спокойно согласился Виктор. – Карты – это игра азартная, веселая игра судьбы. В этой игре нет равных условий и нет возможности для проявления интеллекта, победа определяется волей случая, и тем эта игра так интересна. Карты очень хорошая возможность испытания судьбы, определения удачи. Недаром одним людям очень везет в карточных играх, другим нет, хотя по законам вероятности у всех должны быть практически равные условия. Есть в этом что-то мистическое и дьявольское.

– Жульничество – вот что противоречит законам вероятности. Ловкость рук и крапленые карты, в этом вся мистика и заключается!

– Отчасти вы правы, карты совершенно нечестная игра. Я не знаю ни одного случая, чтобы карточные игры принесли счастье или реальную пользу обычному человеку, – согласился Виктор. – Я также хорошо умею играть в карты, как и в шахматы, только правила в этих играх совершенно разные. Раньше я часто бывал в казино и игорных клубах, там можно встретить много азартных людей, готовых за бесценок продать все что угодно.

– Сейчас вы говорит как слуга дьявола, ищущий пропащие людские души, – тихим таинственным голосом произнес Александр и улыбнулся.

– Так меня чаще всего и воспринимают желающие продать свое Время. Таинственный человек в черном костюме, готовый купить у них то, чего у них нет, – Виктор иронично улыбнулся. – Я всячески стараюсь не разочаровывать их. Игроки в карты очень суеверный народ, верят во всякую чушь и слуг дьявола боятся очень. Лучше я куплю у них Время, чем кто-то – душу.

– Я с вами полностью соглашусь, время за карточным столом все равно тратится совершенно впустую. Но объясните, как вы собираетесь выиграть в карты у мошенников?

– Вначале мы заручимся поддержкой очень серьезных людей. С ними я вас тоже познакомлю сегодня, но чуть позже. И возможно, игра будет честной, во всяком случае просто отобрать у нас деньги никто не осмелится. Кроме того, нам необходимо преподнести жизненный урок нашему клиенту, поэтому играть будет он, а я лишь прослежу, чтобы удача в этот раз была на его стороне.

– Звучит несколько таинственно, а в детали вы меня посвятите?

– Нет, потому как в деталях пока даже я сам еще не уверен, слишком много внимания я собираюсь уделить импровизации, – с улыбкой ответил Виктор. – И еще мне хочется в очередной раз удивить вас, мой друг, поэтому подождите, вы все увидите своими глазами.

– Понимаю, предугадать развитие ситуации в деталях очень сложно, – согласился Александр и внимательно глядя на Виктора спросил: – А вы верите в удачу? И судьбу?

– Интересный вопрос и очень своевременный, – задумчиво ответил Виктор. – Сразу скажу, что это немного разные понятия, но в них много общего. И в судьбу, и в удачу можно только верить или не верить. Удача – это стечение обстоятельств, дающее отдельным людям наилучшие условия из возможных, и в определенной степени это преимущество одних людей над другими. Существование удачи и принципы ее действия сложно объяснить и понять, но она, безусловно, существует. Иначе нельзя объяснить огромные выигрыши в лотереи, да и просто постоянное везение определенных людей в тех же карточных играх. Именно посещая игровые клубы, я безоговорочно стал верить в удачу. Удача существует и может то появляться, то исчезать. А еще у нее есть любимчики, такие особенные люди, которые очень удачливы, но иногда только в определенных ситуациях, а иногда всю жизнь и во всем. А вот принципы, по которым удача сопутствует одним и проходит мимо других, мне совершенно непонятны.

– Да уж, это действительно загадка. Часто везет людям, не отличающимся положительными качествами и душевной добротой, и наоборот, неудачу терпят люди с добрыми помыслами и благородными порывами.

– Возможно, вы правы, мой друг. Но в подобных суждения необходимо более глубоко оценивать истинные помыслы людей, которые часто очень хорошо скрыты от посторонних глаз.

– Что вы имеете в виду?

– Объясню на примере. Вот вы видите, что пьянице вдруг очень повезло в картах – крупный выигрыш. Можно подумать, что он не достоин такой удачи, но может оказаться так, что у него есть семья, которая нуждается в этих деньгах. И, быть может, этот выигрыш – это шанс человека погасить долги, исправиться и начать новую жизнь, и в глубине души этот опустившийся пьяница на самом деле очень хочет начать эту новую нормальную жизнь и любит своих детей и жену.

– Но почему тогда, получив выигрыш, он не начинает эту жизнь?

– Это уже другой вопрос. Почему люди мечтают и думают об одном, а поступают совершенно иначе? – спокойно ответил Виктор. – Поступки людей порой совсем непостижимы, но мы сейчас рассуждаем о том, почему удача вдруг в один определенный момент улыбнулась этому человеку. К тому же очень часто люди все же меняют свою жизнь после подобных подарков судьбы. И вот другой пример, человек желает совершить поступок и помочь другим людям, и кажется, что такому человеку должна сопутствовать удача, но ему не везет. Но если вникнуть в истинные мотивы его поступка, то окажется, что им движет не искреннее желание оказать безвозмездную помощь, а только сам факт помощи. На самом деле он желает получить одобрение со стороны или повысить личную самооценку.

– Вы имеете в виду, что хорошие дела нужно совершать искренне и с чистой душой, без скрытых корыстных помыслов, и тогда удача будет на вашей стороне?

– Я думаю, хорошие поступки необходимо совершать в любом случае. А вот удача, по моему мнению, любит искренних людей, которые сами верят в удачу и свою мечту без всяких сомнений, и на самом деле, я думаю, это все гораздо сложнее.

– Как и все в этом мире. Я тоже верю в удачу, очень часто она улыбается мне, но я так и не смог понять механизм ее появления, только научился выявлять ее признаки. Так, если день удачный, то все складывается в мою пользу с самого утра. Никто не попадается у меня на пути, маршрутное такси удачно подъезжает именно в тот момент, когда я подхожу к остановке, по пути не мешают светофоры, по радио звучит любимая мелодия, так начинается хороший день, и часто он может быть таким успешным очень долго. А иногда все наоборот, любое дело валится из рук, и все складывается не в мою пользу, такие дни тоже бывают, хотя я больше всего их не люблю.

– А вы пытаетесь изменить существующее положение дел? Очень суеверные люди верят в амулеты и приметы.

– Нет, не особо. Я много читал про это, но я, так же как вы, придерживаюсь мнения, что каждый человек сам управляет своей жизнью, а попытки спрятаться за амулетами – это не более чем слабость. Может быть, это еще связано с тем, что удача часто улыбается мне в жизни. Единственный способ, который мне кажется действенным, это постараться переждать черную полосу и с максимальным эффектом прожить удачный день.

– Очень неплохая тактика управления удачей. К сожалению, она не всегда применима в действии, особенно когда вы ограниченны во времени.

– Удача непредсказуема, иногда можно и рискнуть, как говорится, удача смелых любит. Но лучше, когда этот риск управляемый. А что вы думаете на счет судьбы?

– С судьбой все гораздо сложнее, если так можно сказать, – улыбнулся Виктор. – Если рассматривать судьбу как предопределение всего происходящего в жизни человека, то я совершенно с этим не согласен. Я думаю, каждый человек сам выбирает свою судьбу и может ее поменять в любой момент.

– А как же такие удивительные события, когда в жизни вдруг возникает обстоятельство или человек, которые меняют всю вашу судьбу, а если вы пытаетесь избежать этой встречи, то она все равно случается?

– Мое мнение совсем не противоречит тому, что каждый человек способен изменить чужую жизнь и судьбу и даже жизни многих людей и целого мира! Я вмешался в вашу размеренную жизнь и изменил ее. И хотя наша встреча не была случайна, доля случая тоже в этом имеется. Но посмотрите на это гораздо шире. Мы встретились с вами лишь потому, что выбрали один путь, одну цель и встретились на пути к этой цели. Ваши жизненные стремления и увлечения отчасти отражают общую направленность моей деятельности, и вы подходите для этой работы. Будь, у вас другие стремления, мы никогда бы не встретились, и так со всеми судьбоносными людьми, о которых вы говорите. Вы встречаете людей в своей жизни лишь потому, что двигаетесь в одном или в противоположных с ними направлениях, но по одной дороге. Именно поэтому если вы решили вмешаться и изменить чью-то жизнь, то вы должны вести этого человека до конца, чтобы он не сворачивал с правильного пути.

– Вы имеете в виду наше вмешательство в жизнь клиента? Думаете, недостаточно того, что мы спасли ему жизнь и дорога судьбы все равно приведет его на крышу?

– Хочу отметить, что в его жизнь вмешались вы, мой друг, а я только вам помогаю. И вы совершенно правильно поняли, что спасти Антону жизнь и решить все его проблемы недостаточно. Без переосмысления жизни парень вернется на свой прежний путь, который приведет его, может, и не на крышу, но однозначно к другому печальному исходу.

– Именно поэтому вы решили направить его в монастырь? Для переосмысления жизни? Поисков путей исправления?

– Этого можно достичь не выходя из дома, – строго ответил Виктор. – В монастырь он поедет исключительно в целях наказания и изоляции от неправильной жизни. Такой важный жизненный момент, как близость смерти, часто приводит человека к переосмыслению существующего жизненного пути, но не всегда люди находят этот верный путь. Мы создадим максимально лучшие условия для Антона, чтобы он мог подумать и переосмыслить свою жизнь. Хочу заметить, что при вмешательстве в чужую жизнь и судьбу, в так называемую дорогу жизни человека, необходимо всегда помнить, что вы меняете эту дорогу, а вместе с ней и еще несколько судеб близких этому человеку людей. Эти изменения нужно делать осмысленно, очень аккуратно и желательно с положительным эффектом для окружающих.

– И как я понимаю, при продаже и покупке Времени также необходимо полноценно осознавать степень влияния на чужие судьбы?

– Совершенно верно, мой друг. Даже одна минута может изменить очень многое, а сейчас вы меняете целую жизнь человека, и это большая ответственность!

– Но все равно в этом есть что-то мистическое, – задумался Александр. – Я выбрал один из многих маршрутов, и вот изменил жизнь человеку, а мог пройти мимо, и все было бы иначе. Возможно, его спас кто-то другой или он передумал бы прыгать. Это и называют обычно мистикой судьбы, ее предопределенностью, когда человеку суждено умереть или суждено жить, независимо от своих желаний.

– Возможно, так. Возможно, ему суждено умереть, и тогда его все равно собьет автомобиль или застрелят бандиты, – скептически заметил Виктор. – В этом вам еще представится шанс убедиться, но советую не забивать свою голову пустыми размышлениями о том, что могло быть и что могло случиться. Всех сплетений судеб вам все равно не предугадать, учитесь подстраивать ситуацию под свои цели и всегда управляйте сами своей судьбой!

– Хорошая рекомендация, я учту ее на будущее. Держать свою судьбу в своих руках будет моим жизненным кредо, – твердо заявил Александр.

– Вот и хорошо, тогда отправляемся на встречу с банкиром, – закончил разговор Виктор и поднялся с кресла.

На встречу с банкиром они приехали в небольшой, но уютный ресторан на краю города. Виктор взял с собой старый кожаный дорожный саквояж, уже потертый и явно послуживший ему не один век. Вежливая и приветливая официантка проводила их к столику у окна. В зале было мало посетителей, играла современная популярная музыка, совсем не во вкусе Виктора, но как только они сели за столик, из колонок зазвучала нежная мелодия, одна из тех, что часто играли у Виктора в квартире.

– В этой смене музыки есть какой-то волшебный фокус? – настороженно спросил Александр, глядя на непринужденное поведение персонала ресторана, словно ничего не поменялось.

– Нет, это просто волшебство, – Виктор, не поднимая глаз, продолжал рассматривать меню, а затем взглянул на удивленное лицо Александра, улыбнулся и добавил: – Я здесь особый гость, и для меня всегда ставят любимую музыку и вообще относятся с определенным вниманием.

– Понятно, – ответил Александр, смутившись своим вопросом. – Но как-то я не замечаю суеты, соответствующей особому гостю.

– А суета совсем и не нужна. Это место для встреч, и когда мы уйдем, персонал забудет о том, что мы здесь были, и если кто-то поинтересуется, в лучшем случае они вспомнят только молодого мужчину, немного напоминающего вас, без особых примет, который покушал, расплатился наличными и ушел в неизвестном направлении.

– Предусмотрительно. Своего финансиста лучше держать подальше от посторонних глаз.

– И подальше от своей жизни, – добавил Виктор. – Хороший финансист – это очень нужный человек, он не только сбережет все ваши финансы, но и приумножит их, таких специалистов сложно найти. В своей основной массе банкиры и финансисты – это бессовестные обманщики, одетые в модные галстуки. Они и считать даже еще не умеют, а уже ворочают миллионами. Куча лентяев и тунеядцев всегда стремится туда, где можно на халяву заработать. Но даже человеку, которому вы доверяете свои финансы, не стоит доверять свою жизнь. Деньги необходимо держать в надежном месте и подальше от всего остального, тогда жизнь станет более свободной и независимой.

– Я заметил, вы тоже недолюбливаете банкиров. А разве не наличие этих самых денег делает человека свободным и независимым?

– Конечно, нет. Человек рождается свободным и независимым. Окружающий мир ограничивает каждого человека, но не делает зависимым, а вот общество людей сразу ограничивает человека, ставит в определенную ячейку, и с каждым новым днем зависимость растет. Общество делает человека зависимым от окружающих людей, стереотипов и жизненных ценностей. Человеку для жизни требуется не так много: воздух, вода, еда, тепло, и все это дает природа практически даром. А вы посмотрите на окружающие нас предметы, все это ненужные безделушки, которые навязаны нам другими людьми. Их ценность порой накручена до огромных размеров, на основании мнения отдельных людей, и, соглашаясь с этим мнением, мы начинаем, сами того не осознавая, загонять друг друга в рамки. Люди перестают ценить истинные ценности и придумывают новые индивидуальные ценности, окружают себя кучей вещей, ценность которых иногда определяют дороже своей жизни.

– Настоящие ценности не имеют цены, и их можно получить совершенно бесплатно, – согласился Александр. – Жизнь, любовь, дружба, улыбка, смех, и все это нельзя купить.

– Именно так. Истинные ценности, которые делают человека по-настоящему счастливым, можно получить совершенно бесплатно, и потому люди не ценят эти простые радости жизни. В этом заключается парадокс человеческой цивилизации, удивительное заблуждение, когда люди живут ради выдуманных ценностей. В этом суть человека, он не ценит того, что можно получить даром. Воздух тоже бесплатный, но когда его станет поменьше, его также начнут продавать как чистую воду в крупных мегаполисах. Но самое удивительное заблуждение людей – это ценность денег! Деньги – это иллюзия, созданная людьми. Человек стремится к ним и зависит от них, и в конечном итоге становится рабом денег.

– Но деньги достаточно удобный инструмент для расчетов, – заметил Александр. – Или вы имеете в виду абсурдное поклонение людей богатству и деньгам?

– Поклонение деньгам действительно абсурдно, а стремление к богатству – это несколько более глубокое понятие, ведь богатым можно быть и в отсутствие денег. Нет, я как раз имел в виду, что деньги уже давно перестали быть удобным инструментом для расчетов, а стали удивительно абсурдной ценностью человечества и великим обманом людей. О деньгах я могу рассказать очень много. За мою жизнь деньги менялись в своем обличии сотни раз и только несколько раз – в своей сути. Они становились дороже человеческой жизни, а спустя мгновение обесценивались и становились дешевле бумаги, на которой напечатаны. Деньги, наверное, самая грандиозная выдумка человека – маленькая бумажка, за которую можно купить практически все! Славу, почет, любовь, жизнь… А на самом деле это просто рисованные «фантики», по-настоящему никому не нужные. Предложите в какой-нибудь маленькой стране крупную купюру своего государства, и вам в лучшем случае улыбнутся в ответ, для местных жителей это просто красивая бумажка. Как вы знаете, в самом начале деньги не были бумажными «фантиками», это были ценные металлы особой чеканки, и их ценность определялась не тем, чей портрет изображен на монете, а в чистоте металла, из которого эта монета была отлита. Золото и серебро и даже медь до сих пор считаются редкими и очень ценными металлами, но все изменилось, когда драгоценные монеты поменяли на бумажные купюры. Финансист, придумавший это, был настоящим гением и злодеем в одном лице. Именно с этого момента стало возможным печатать необеспеченные купюры, ведь никто, кроме тех, кто печатал эти деньги, не знал, насколько они обеспечены ценностями. Так одно государство стало вдруг богаче других, просто потому, что напечатало много бумажек со своим гербом. И с того момента, как обеспечение бумажных денег золотым запасом страны было отменено, каждое государство могло печатать свои «фантики» в любом количестве. Ценность этих «фантиков» до сих пор определяется совершенно условными принципами, как любят говорить умные финансисты – финансовым рынком. А на самом деле весь мировой финансовый рынок – это рынок «фантиков».

– Но государство представляет интересы своих граждан, с одной стороны, и частично обеспечивает государственную валюту имуществом, ресурсами и налоговыми поступлениями, – отметил Александр. – Неправильно считать государственную валюту совершенно необеспеченной.

– Государственная валюта – это, безусловно, важный финансовый инструмент, которые значительно упрощает экономические расчеты, – согласился Виктор. – Но никаких гарантий государство не дает! Налоговые поступления имеют целевое назначение, они всегда используются для обеспечения работы всех государственных служб и учреждений. Золото, алмазы, нефть и прочие ресурсы имеют хорошую цену на рынке, но пока они скрыты глубоко в земле, эти ценности можно считать иллюзией. Да, у многих государств имеются специальные резервы, так называемые золотые фонды, но никакое правительство никогда не станет обменивать денежные купюры на настоящие ценности. Именно поэтому государственные валюты постоянно обесцениваются. Цена «фантиков» зависит от того, насколько богато государство, печатающее их, а государство, в свою очередь, вынуждено поддерживать эту иллюзию. Если «фантики» совсем обесценятся, богатые станут нищими, и наступит хаос! Хаос всегда опасен!

– Теперь я вас понимаю, это действительно так, и название «фантик» очень подходит, – усмехнулся Александр. – Смотришь на фантик и думаешь о сладкой конфете, которая должна быть внутри, а повертишь в руках – пустышка, с ароматным запахом. Наверное, со стороны вся наша цивилизация выглядит довольно смешно, когда самым богатым является, тот, у кого больше «фантиков».

– И это тоже не совсем так, это стереотип бедных – самый богатый тот, у кого больше денег. И еще малиновые штаны ему надеть! В существующем мире самый богатый может вообще ничего не иметь, кроме малиновых штанов. Взял кредитов, купил активов, создал иллюзию громадного бизнеса, а на самом деле даже костюм в долг куплен. Но это уже современные финансовые фокусники, – печально заметил Виктор. – Когда «фантики» только появились, жулики, которые их печатали, постарались выкупить у простых людей все ценности в обмен на «фантики» – золото, землю, дома и даже человеческие жизни. Каждый человек стал немного беднее, а владеющие станком по печати «фантиков» стали очень богаты в один момент, и такая подмена ценностей произошла повсеместно. Именно поэтому банкам и отдельным людям запрещено печатать свои «фантики». Но банки всегда пытались обойти эти запреты, и ситуация стала еще печальнее, когда частные банки получили возможность печатать свои условно обеспеченные «фантики» – акции, облигации, векселя – и скупать на них весь мир. Это я называю самым большим финансовым мошенничеством в истории человечества, когда хитрые дельцы, обменяли свои «фантики» на материальные ценности и продолжают это делать и по сей день. Я часто видел печальные итоги этого мошенничества, когда «фантик» вдруг из ценной бумаги превращается в пустую бумажку, на которую даже нельзя купить куска хлеба. В этом состоит жизненный цикл каждого ценного «фантика» – в итоге он превращается в ненужную бумажку. Только глупцы считают, что деньги определяют богатство, в современном мире правят те, кто владеет землей, недрами, недвижимостью и людьми.

– Вы еще забыли о безналичных деньгах, – Александр с улыбкой достал из портмоне банковскую карту и покрутил ее в руке. – Удобно, просто – новые реалии современного мира! И если задуматься, отражает реальную эфемерность денег, ведь этот кусок пластика ничего не стоит!

– Безналичные деньги – это не более чем модернизация «фантиков», когда еще и нет необходимости тратиться на печать купюр, – спокойно продолжил Виктор. – Но масштаб мошенничества, конечно, увеличился! Сейчас гораздо проще выпускать необеспеченные «фантики». Появилась возможность раздавать их сразу нескольким простакам одновременно, ведь очень сложно отследить количество виртуальных денег. В этом самая большая опасность современного мира: материальные ресурсы истощаются, а виртуальные ценности растут. «Фантиков» стало настолько много, что на них уже нечего купить, кроме новых «фантиков». Одна из проблем в том, что крупные государства уже давно стали напоминать банки, и часто обязательства и долги таких государств, превышают стоимость их имущества и активов, но за счет печатных станков они продолжают успешно существовать. И как вы понимаете, мой друг, в этом суть финансовых кризисов и утопия современной цивилизации.

– Вы удивительно просто говорите о достаточно сложных вещах, но, с другой стороны, с вами трудно не согласиться, – отметил Александр и, немного подумав, добавил: – А обычные люди просто принимают эти условия и живут по ним, и у них нет другого выбора.

– Да, принимают условия и живут по ним, приспосабливаются к окружающему миру, – с некоторым пренебрежением согласился Виктор. – Принимают фальшивую финансовую систему, лживую политическую систему, выдуманные ценности и всю свою жизнь приспосабливаются ко всему, подсознательно чувствую несправедливость и ограниченность общества. Можно снисходительно к этому относиться, когда все это делается неосознанно, но когда люди осмыслено становятся рабами своей жизни – это очень печально. Ведь выбор есть всегда!

– Стадный рефлекс, проще принять правила, чем идти против всех, – спокойно отметил Александр. – Но особо одаренные члены общества иногда меняют правила игры в свою пользу и быстро забираются на вершину общества с желанием установить свои правила игры.

– Такая удивительная возможность была всегда и во все времена. Отдельным людям удавалось забраться с самого низа на самый верх, но такие взлеты никогда не приносили блага всему обществу. Дайте возможность бедному разбогатеть, и он тут же забывает о своих соседях бедняках и ищет новых друзей-миллионеров. И почему-то лишь немногие, забираясь наверх, вспоминают, что когда-то они были тоже внизу, – печально произнес Виктор. – И потому новые правила чаще всего учитывают только интересы верхушки общества. И хотя цивилизация постоянно развивается, существующая экономическая модель не что иное, как финансовое рабство, всего лишь более гуманная замена обычного рабства.

– Но это далеко не рабство, раб не владеет ничем, и даже его жизнь не принадлежит ему, он живет одним днем и трудится за пищу. Современный человек более свободен, он уже не сидит на цепи, у него есть возможность получить все блага цивилизации.

– Да, конечно, рабства в обычном понимании этого слова уже давно нет, хотя и такой вид рабства, как ни странно, еще часто используется в современном мире, только, как и раньше, цивилизованные люди и гуманные политики не любят об этом вспоминать. Но финансовое рабство – это тот же вид рабства, только более гуманный и более изощренный, – парировал Виктор. – Технологический прогресс требует квалифицированного труда рабочих, а такой труд требует знаний и умственных усилий от человека, поэтому людям дают определенную свободу, но делают зависимыми от так называемых благ цивилизации. Такие рабы полагают, что они свободны, и потому гораздо эффективнее работают, чем классические рабы. Самое интересное в том, что все это происходит по доброй воле и потому исключает любые бунты и восстания. Все блага цивилизации человеку дают в долг: в долг машину, в долг жилье, в долг еду. У человека возникает иллюзия, что у него все есть, но за эти блага цивилизации он должен платить! Каждый день работать и зарабатывать! А если по каким-то причинам он не может работать, у него заберут все эти блага цивилизации в одно мгновение и выкинут на улицу.

– Я все равно не согласен. У человека существует возможность выбора. И по определению человек должен трудиться, чтобы получить пищу и кров, обеспечить всем этим своих детей и семью. В этом принцип жизни, ничто не достается просто так!

– Человек имеет право выбора чего? Места жительства? Выбора пищи? Или цвета одежды? – с коварной улыбкой возразил Виктор. – Возможности выбора не такие уж и большие. Конечно, человек должен трудиться каждый день для обеспечения себя и семьи, и очень хорошо, когда в самом начале жизни он может получить в долг жилье, мебель и прочие блага. Но тогда возникают банковские проценты, а это не что иное, как своеобразная дань, которую человек обязан платить каждый последующий год своей жизни. Теперь он не просто должен работать ради семьи и общества, выплачивая налоги, он еще работает ради прибыли банков и финансовых магнатов, стоящих на верхушке этой пирамиды. А если учесть, что в основе банков стоят обычные «фантики», получаем огромную финансовую пирамиду. И вот тут-то принцип свободы выбора как раз и ломается. Получается, что за свою свободу человек должен платить всю жизнь.

– Выходит, вся мировая финансовая система это большая мошенническая схема, легальная и узаконенная? – недоуменно спросил Александр. – И все крупные финансисты, и руководители государств мошенники?

– Нет. Мошенниками в современном обществе принято называть только тех, кто преступным путем завладел чужими «фантиками» в личных целях, – с улыбкой ответил Виктор. – А перечисленных вами людей я бы назвал современными рабовладельцами, ведь, как мы уже выяснили ранее, настоящими ценностями являются ресурсы, в том числе и людские. К тому же вы правы, финансовое рабство – это достаточно гуманная модель построения общества, дающая широкие возможности любому человеку жить вполне достойно. И всегда можно отказаться от благ цивилизации, отправиться в далекую маленькую страну и жить простым земледелием и рыболовство. Проблема в том, что существующая финансово-экономическая модель утопичная сама по себе, она пожирает современную цивилизацию, истощая ее ресурсы. В крупных странах Европы природные ресурсы уже давно практически истощены, и они выкачиваются из маленьких развивающихся стран в обмен на ненужные товары и «фантики».

– А когда местное население начинает возмущаться и отказываться от ненужных благ и подарков, вспыхивают маленькие кровавые войны.

– Верно, только глупый человек ищет причину войны в религии или общественном порядке. Поводов для войны может быть сколько угодно, а причина всегда одна – нехватка жизненно необходимых ресурсов. Когда не хватает воды и еды, повод для ненависти всегда найдется! Когда же люди живут в достатке, у них нет повода идти на войну, они радуются спокойной жизни, строят дома и растят детей.

– С каждым годом людей на планете становится все больше, а ресурсов все меньше. Получается, цивилизация неминуемо движется к своему краху – глобальной войне за ресурсы?

– Все в этом мире движется к определенному завершению, – спокойно отметил Виктор. – Но проблема существующей цивилизации в том, что скорость ее развития слишком увеличивается, и совершенно неравномерно. Одна часть населения планеты живет хорошо, другая бедствует, а маленькая горстка людей жирует за счет большинства.

– Но так было всегда, – парировал Александр. – Одни люди эксплуатировали других, такова человеческая цивилизация. Я думаю, вы согласитесь, что современный мир более гуманный, цивилизованный и демократичный, чем сотню лет назад?

– Да, современный мир более интересный и перспективный, чем даже несколько десятков лет назад. Мир развивается и в последнее время мчится вперед, и даже верхушка общества более справедлива, финансовое мошенничество во много раз гуманнее и в тоже время эффективнее грабительских войн, – согласился Виктор. – Войны очень затратные и уничтожают часть имущества и ресурсов, а финансовое рабство выкачивает ценности без особых затрат и последствий и даже стимулирует развитие экономики и общества.

– Но если вся экономическая и финансовая система утопична и от денег, как от инструмента расчетов нельзя отказаться, как тогда сделать финансовую систему более справедливой?

– Вы правильно заметили, что полностью справедливой ее нельзя сделать. Отказ от кредитно-банковской системы – вот один из способов решения многих проблем, но это далекое будущее. В ближайшем же будущем единая мировая валюта может заметно улучшить, упростить и сделать финансовую систему более справедливой.

– Единая мировая валюта – это давняя мечта всех финансистов, – усмехнулся Алексей. – Но пока только мечта, и как, по вашему мнению, должна выглядеть эта мировая валюта?

– Никак! С физической точки зрения ее не должно быть! – уверенно ответил Виктор и мягко пояснил: – Во-первых, она должна быть виртуальной и использоваться для безналичных расчетов, международной торговли и определения курсов валют отдельных стран. Единая валюта должна быть эталоном ценности, но такого эталона нет. Поэтому я думаю, она будет приравнена к своеобразной ресурсной корзине: ценным металлам, топливу, сырью и пище. Возможно, вначале это будут нефть, пшеница, золото, сахар и алюминий. Каждый из этих ресурсов должен иметь свою долю в стоимости единой валюты и тем самым влиять на ее стоимость. Но в последующем состав основных ресурсов должен обязательно меняться, в зависимости от приоритетов мировой экономики. Например, можно добавить киловатт электрической энергии взамен сахара.

– Интересный вариант, но он подходит для переходного периода? А когда, по вашему мнению, мир сможет отказаться от государственных валют и перейти на расчеты только единой валютой?

– «Когда спящий проснется», – без улыбки пошутил Виктор. – Наверное, когда все цивилизованные страны объединятся и наступит эпоха мира во всем мире. Но все это мы обсудим в другой раз, а сейчас мы пообщаемся с нашим личным финансовым мошенником.

Взгляд Виктора устремился в окно. Александр тоже посмотрел туда и увидел человека, выходящего из большого черного автомобиля. Это был солидный, немного полный мужчина зрелых лет, одетый в дорогое бежевое пальто и еще более дорогие туфли. Он явно нечасто ходил пешком. Достав из салона автомобиля небольшой коричневый дипломат, банкир повелительным жестом приказал водителю ждать, а сам размеренной походкой направился в ресторан.

– Не очень банкиры пунктуальны, – отметил Александр, глядя на часы.

– Банкиры по-своему пунктуальны. Очень щепетильны, когда требуется получить деньги, и неторопливы, когда необходимо их отдавать. Даже когда они сами в этом заинтересованы. Но это и неудивительно. Свои деньги банкиры зарабатывают, только пока держат в руках чужие.

– Это точно, – с усмешкой, согласился Александр. – А полнота и редкие волосы – это издержки профессии, от частого сидения в кресле и постоянных стрессов.

Виктор укоризненно посмотрел на Александр, и тот замолчал, саркастически улыбнувшись. Тем временем банкир вошел в зал ресторана, надменным движением руки отклонил подошедшего официанта и, оглядев зал, быстро направился к столику, где его ждали. Когда он подошел ближе, его движения несколько изменились, стали более мягкими и доброжелательными.

– Добрый день, – тоненьким голоском услужливого клерка произнес банкир. – Извините, что опоздал, пробки.

– Понимаю, – Виктор надменно развалился в кресле. – Присаживайтесь.

Виктор вел себя удивительно надменно и даже не протянул руки банкиру, тот тоже держал руки на портфеле и с трепетным почтением сел за столик только после приглашения. Александр едва сдержал улыбку и тоже изобразил надменное деловое выражение лица. Банкира он узнал сразу, это был председатель правления одного из частных банков города.

– Познакомитесь, мой новый помощник, Александр, – небрежно представил Виктор и сделал легкий элегантный жест рукой в сторону Александра. – В дальнейшем вести дела подобного рода вы будете с ним.

– Анатолий Евгеньевич, – еле дыша, представился банкир, попытался протянуть руку, но быстро передумал.

– Очень приятно, – вежливо ответил Александр, пытаясь не улыбаться. Банкир сел за стол между ними и каждый раз, обращаясь к собеседникам, поворачивал голову.

– Вот, в любое время к вашим услугам, – он достал из кармана визитку и протянул Александру.

– В случае необходимости Александр сам с вами свяжется, – строго произнес Виктор в ответ на взгляд банкира, ожидающего визитку.

– Хорошо, – банкир смотрел на Виктора, а глаза периодически косились на Александра, пытаясь внимательно его изучить и запомнить. Александр тоже изучал банкира, особенно его руки, пухлые и нежные, явно давно не державшие ничего тяжелее золотой авторучки. На руках красовались изящно выполненные золотые перстни с бриллиантами, на запястье дорогие часы, которые, впрочем, спешили.

– Надеюсь, все финансовые договоренности останутся без изменений? – осторожно поинтересовался банкир.

– На ближайшую перспективу все договоренности останутся без изменений. Финансовые отчеты пришлете как обычно, – ответил Виктор. – Вы принесли то, что я просил?

– Да, все тут, – банкир немного повеселел и бережно похлопал ладонью по дипломату.

– Александр, примите посылку, – Виктор подтолкнул ногой саквояж, стоявший под столом. Александр быстро принял от банкира пару упакованных в полиэтилен тяжелых брикетов, явно с пачками новеньких банкнот, и аккуратно сложил их в саквояж.

– С вами приятно иметь дело, Анатолий Евгеньевич, – доброжелательно отметил Виктор, когда саквояж захлопнулся и был небрежно задвинут обратно под стол, словно там лежали коробки с конфетами.

– Всегда к вашим услугам, – почтительно произнес банкир с явным облегчением, словно от этого одобрения зависела вся его дальнейшая жизнь. – Я могу быть свободен?

– Конечно, – Виктор вежливо улыбнулся. – Я думаю, вас ждут важные дела. До свидания.

– До свидания, – почтенно кивая, банкир встал из-за стола.

– До свидания, – с легкой улыбкой попрощался Александр, едва сдерживая смех.

– До свидания, – уже обращаясь непосредственно к Александру, повторил банкир и быстро направился к выходу.

– Где вы нашли этого человека? И откуда такое почтительное отношение? – весело спросил Александр, когда банкир вышел из ресторана.

– Это давняя история, – Виктор улыбнулся. – И это почтительное отношение меня тоже всегда очень забавляет, но я решил, что так будет лучше. Доверять банкиру, даже очень преданному, полностью никогда не следует, слишком велик у них соблазн вас обмануть. Но давайте я отвечу на ваши вопросы по порядку, тем более, вам следует все знать об этом человеке.

– А ему желательно не знать обо мне ничего, – закончил мысль Александр.

– Да, кроме того, что вы влиятельный инвестор и у вас имеются солидные денежные активы, иначе вы не будете ему интересны. Я представил вас своим поверенным, и теперь в его в глазах вы солидная фигура, – отметил Виктор и начал свой рассказ: – Так вот, в Советской империи, как вы знаете, финансовые операции были ограниченны, и хотя это имело смысл и логичное обоснование, все же приводило к определенным трудностям у отдельных граждан. В то время я держал свои сбережения в практически антикварных валютах, таких как царские золотые монеты и драгоценные камни, и иногда приходилось прибегать к услугам теневых дельцов, чтобы получить наличную сумму красных червонцев. Вот тогда-то я и познакомился с Анатолием Евгеньевичем, впрочем, тогда его еще звали просто Толиком. В свободное от основной работы время он активно занимался теневой коммерцией: торговал жвачкой, джинсами, валютой и иногда антиквариатом. Мы быстро нашли общий язык, он хоть и был мелкий жулик, но имел высшее образование и хорошие манеры и сразу принял мои правила игры, а я давал ему возможность хорошо заработать и перейти на более солидный уровень. Он часто исполнял мои поручения, в том числе по скупке интересных мне антикварных вещей для моей квартиры, и долгое время считал меня серьезным теневым антикваром с хорошими связями. Потом Советская империя в одночасье рухнула, и возникла большая неразбериха и хаос, в том числе с финансами. Красный червонец заменили «фантики» с двуглавым орлом, которые как-то очень стремительно обесценивались, часто еще не успевая обсохнуть от типографской краски. Именно в этот период Анатолий решил заняться финансовыми операциями и открыл фирму, которая занималась бартером и обналичкой. Этот бизнес, мягко говоря, был не совсем законным, но приносил огромные прибыли и был очень востребован. Но Анатолий Евгеньевич не из тех, кто довольствуется малым, у него была настоящая мечта – стать владельцем банка! Как-то в беседе со мной он сказал, что готов продать душу дьяволу, чтобы стать владельцем банка. Я посчитал, что, учитывая царящую на тот момент финансовую нестабильность, иметь доступ к маленькому банку было бы очень удобно и совсем необременительно. Банки открывали и закрывали в то время сотнями. И вот Анатолий Евгеньевич в одночасье превратился из мелкого дельца в настоящего банкира, учредителя и члена правления одного маленького, но успешного банка. Это стоило ему пяти лет его жизненного времени.

– Вы заключили с ним сделку и купили у него Время, и он считает вас теперь слугой дьявола?

– Скорее ускорил процесс его карьерного роста. За пять лет он с легкостью добился бы своей мечты сам, но я решил ускорить этот процесс. У меня даже сложилось впечатление, что он не заметил потерю этого времени и на тот момент по-настоящему не поверил в серьезность нашей договоренности, но безропотная почтительность появилась уже тогда. Не знаю, что думал он, может, что я самый влиятельный человек в городе или теневой олигарх, а может, ему приходила и мысль о дьяволе, но он точно понял, что я могу очень многое или практически все. Со временем с моей помощью он стал очень успешным банкиром, но, как и все банкиры, ради своего успеха он решил принять существующие правила игры. Отмывал деньги бандитам, жульничал с инвесторами, обманывал вкладчиков, в общем, старался любыми способами нажить себе состояние.

– И вы не пытались его облагоразумить?

– К сожалению, в то время это было обычным делом. Честный банкир – это бедный банкир, а иногда и совсем мертвый. Сейчас у него вполне легальный банк, условия позволяют работать почти честно, он известный меценат и инвестор. Но иногда мне приходит мысль, что он все же заложил кому-то свою душу.

– Смешно, – с иронией, но без улыбки произнес Александр. – А он никогда не спрашивал вас, кто вы и почему практически не стареете?

– Обо мне он знает очень мало. Я никогда не представлялся ему Продавцом времени, и даже у меня в квартире он был всего несколько раз. Я думаю, такие мысли приходят ему в голову, но он просто боится задать вопрос и получить правдивый, но страшный ответ.

– Все равно как-то забавно смотреть на этого человека. В реальной жизни банкиры, особенно высокого ранга, очень небрежно относятся к людям. К ним чаще всего приходят в роли просителя, и даже крупных инвесторов они умудряются ставить ниже себя, – заметил Александр. – Я до сих пор испытываю некоторый восторг от этой встречи.

– Но замечу, что он не такой уж и плохой банкир, я бы даже сказал, что он по-своему честный. Вкладчиков никогда не кидал, инвесторов не обманывал, наживался на всех, но в меру. А еще он часто жертвует деньги на благотворительность, причем по-настоящему бескорыстно. Благородные поступки не каждый способен совершать, это удел только сильных людей или дураков. Представьте себе, какой это соблазн украсть миллиард, бросить все и сбежать. Жить всю оставшуюся жизнь где-нибудь на теплом побережье, спокойно и сыто, без проблем и забот.

– Этот соблазн всем известен, деньги очень легко брать в долг и так сложно возвращать, – согласился Александр. – Но откуда вы знаете, что он не мечтает о том, чтобы улететь далеко-далеко с чемоданом денег? Не думает об этом каждый вечер перед сном?

– Я точно знаю, что думает! – беспечно ответил Виктор. – Однажды, терзаемый сомнениями во время очередного банковского кризиса, он обратился ко мне с подобной идеей, тогда он очень боялся опять стать обычным бедным человеком.

– И что же вы ему посоветовали? – с улыбкой спросил Александр.

– Я пообещал ему помочь в случае ухудшения ситуации, а также убедил его, что хороший банкир нужен всем и всегда, а богатый мошенник не нужен никому. Тем не менее особо доверять ему не стоит. Банкиры, как вы правильно заметили, люди очень амбициозные, считающие, что они управляют миром, контролируя финансовые потоки, и потому зависеть от кого-то они совсем не любят. Даже при всей благодарности за былые одолжения этот хитрый финансист с удовольствие перестанет иметь со мной дело при первой опасности, так, на всякий случай, для надежности.

– Но этого мало для такого почтительного отношения с его стороны. Вы знаете о нем слишком много?

– Я знаю о нем очень много, но показывать этого не стоит. Человек, которым движет страх – опасен. У него другая зависимость – жадность!

Сегодня он оказал нам маленькую услугу, и не просто так, а за комиссионные. Кроме того, в его распоряжении часть моих финансов, которые он бережно хранит и приумножает, зарабатывая при этом сам, а это совсем не маленькие деньги.

– Понятно, это все объясняет, – одобрительно кивнул Александр и осторожно спросил: – Я уже давно понял, что у вас очень большие финансовые возможности. Даже исходя из вашего образа жизни, и того материального вознаграждения, что предложили за мою работу, уже ясно, что вы вполне обеспеченный человек. Но можно поинтересоваться источником этих средств? Как я понимаю, продажа Времени совсем невыгодный бизнес с точки зрения финансов. Скорее наоборот, постоянно требует дополнительных финансовых расходов.

– С точки зрения современной коммерции совсем невыгодный, – улыбнулся Виктор. – Вы правильно заметили, я полностью финансово независим, а источник моих финансов очень прост – это сами деньги. Думаю, не стоит вам детально объяснять смысл фразы «деньги приносят деньги».

– Нет, не стоит. Я вполне хорошо знаю законы финансовых рынков и понимаю, что в этом мире, имея деньги, легко заработать еще больше денег. Но для этого нужен первоначальный капитал, и совсем не маленький.

– Все правильно. Как вы уже знаете, мои родители были совсем не бедные люди, – пояснил Виктор. – Поэтому долго копить первоначальный капитал необходимости не возникало, к тому же в молодости я получил прекрасное образование и мог вполне прилично зарабатывать. Когда-то давно, получив должность Продавца времени, я полностью отказался от излишеств окружающего меня общества и вел достаточно скромный по тем временам образ жизни. А теперь, чтобы не вдаваться в подробности, решите для себя такую задачу: возьмите один миллион и десять процентов годовых и посчитайте вклад на сто лет, при условии ежегодного увеличения на сумму процентов?

– Это очень приличная сумма, – Александр быстро сделал приблизительный расчет в уме. – Я понял ваш ответ, если не тратить деньги впустую, они сами увеличиваются со скоростью прогрессии, необходимо только Время!

– А если еще за ним следить! Добавьте в расчет обесценивание ценностей, с учетом того, что мой первоначальный капитал был обеспечен золотом, и вот я миллиардер, – с улыбкой ответил Виктор. – У меня бывают периодически серьезные финансовые траты, и я не располагаю безграничными финансовыми возможностями, но меня беспокоит только одна проблема – это нестабильность финансов. Очень трудно сохранить свой капитал в стране, где за последний век было несколько революций, финансовых крахов и серьезных переделов собственности.

– Вы все же дорожите этими ценными «фантиками»? – с улыбкой спросил Александр.

– Нет, жизнь в Советской империи приучила меня хранить средства в более материальных ценностях, но я очень дорожу своей финансовой независимостью. Признаюсь честно, мне было бы очень неприятно ходить каждый день на работу и зарабатывать деньги на прожиточный минимум. Даже сейчас, при всех своих возможностях, я мог бы без труда еще больше увеличить свои капиталы, но у меня нет на это ни времени, ни желания. Деньги нужно рассматривать только как инструмент достижения цели, но не как саму цель.

– Я полностью с вами соглашусь. Как небрежно бы мы к ним ни относились, но надо признать, «фантики» в современном мире решают многое.

– И запомните! – строго добавил Виктор. – Я вам все это рассказываю лишь для того, чтобы вы в случае необходимости отдали, бросили или подарили этот саквояж без всяких раздумий и малейшего сожаления.

– Хорошо, я постараюсь оправдать ваши ожидания, – ответил Александр и весело добавил: – И уж точно не скроюсь с этими деньгами в неизвестном направлении.

Виктор демонстративно повернул голову в сторону входа в ресторан. Александр тоже повернулся и увидел вошедшего человека. Это был рослый мужчина средних лет, крепкий и уверенный в себе, одетый неброско, но дорого. Он быстро огляделся вокруг и направился к их столику.

– Добрый день, – вежливо поздоровался он, подойдя к столику. По интонации его голоса было понятно, что вежливые слова он произносит в повседневной жизни крайне редко и не привык о чем-то просить или долго уговаривать. – Вячеслав Васильевич приглашает вас к себе в гости, машина на улице.

– Добрый день. Ну что ж, прокатимся в гости, – согласился Виктор, и они все вместе направились к выходу. Их спутник так и не представился и шел впереди, следом Виктор, а за ним Александр с саквояжем, который он чуть не забыл под столом.

На улице их ждал автомобиль представительского класса, очень похожий на автомобиль банкира, такой же большой и черный. Виктор и Александр сели в салон автомобиля, отделенный от водителя стеклянной перегородкой, их сопровождающий сел впереди.

– Интересно, почему сильные мира сего всегда ездят на черных автомобилях, ведь так много других цветов? – тихо спросил у Виктора Александр, когда автомобиль мягко тронулся с места.

– Возможно, для создания страха у окружающих, но скорее всего от мрачности души!

Ехали молча, Александр ничего не спрашивал, но по манере приглашения предположил, что едут они в гости к представителям криминального мира. Так и оказалась. Загородный дом, в который они приехали, находился в тихом месте и охранялся несколькими крепкими вооруженными парнями.

– Как все серьезно, – заметил Александр, когда они въехали во двор.

– Охрана не от страха, а для создания тишины и покоя, – тихо пояснил Виктор и строго добавил вполголоса: – Вы здесь молчите и слушайте, ведите себя осторожно. В этом доме шуток не любят.

Александр молча кивнул в ответ. Автомобиль подъехал к самому крыльцу.

Они вошли в дом и поднялись на второй этаж, тихо ступая по мягким коврам. Дом был не очень большой, но отделан со вкусом и роскошью. Всюду весели картины, старинное оружие и антикварные предметы. Никого из обителей дома не было видно и даже слышно, в доме было просторно и тихо. Гостей проводили в гостиную с камином и тихо закрыли за ними дверь.

В кресле у камина их ждал пожилой мужчина, когда они вошли, он встал.

– Здравствуй Виктор, рад тебя видеть, – немного хриплым голосом приветствовал старик, пожимая Виктору руку. – Нечасто ко мне последнее время заходят гости, а ты, Виктор, уже и не помню когда заезжал.

– Здравствуйте, Вячеслав Васильевич. Действительно, давно у вас не был, – Виктор вежливо пожал руку старику. – Времена сейчас другие, спокойные, по ночам уже почти не стреляют. Да и вы тоже тихо живете, ребята ваши хорошо себя чувствуют, а раньше, я помню, вы каждый год новых набирали.

– Твоя правда, лихие времена прошли, – ответил старик. – Но представь мне лучше своего друга.

– Мой помощник, Александр.

– Помощник, говоришь, – старик пронзительным взглядом посмотрел в глаза Александру, словно пытался заглянуть в душу, и крепко сжал ладонь при рукопожатии. Александр невольно взглянул на руки старика. Ни украшений, ни часов не было, только на пальцах красовались старые, почти истертые временем синие перстни.

– Вячеслав Васильевич, рад знакомству, – представился старик, продолжая смотреть Александру в глаза, затем повернулся к Виктору и вежливо предложил: – Присаживайтесь к столу, я хорошим гостям всегда рад. Алкоголь не предлагаю, помню ваши правила. Чай или кофе?

– Спасибо, но это лишнее, – вежливо отказался Виктор. – У нас дело простое, оно не займет много времени.

Они уселись за столик, Вячеслав Васильевич сел напротив и стал внимательно рассматривать своих собеседников. Старик был совершенно спокоен и уверен в себе, а сверху была небрежно надета «маска» доброжелательности и радушия.

– Раньше не видел я у тебя помощников. Все один да один, – старик не спрашивал, но ждал ответа. Его мягкий спокойный голос, располагал к себе и даже успокаивал, но сам старик, наоборот, излучал какой-то холод и скрытую злобу, хотя она и не была направлена на гостей. Александр чувствовал силу, исходившую от него, непонятное ощущение, словно в глубине этого человека скрывалась большая темная каменная пещера, из которой веяло холодом. Таким страшным, постоянным холодом, от которого невозможно согреться, и потому Александру стало как-то не по себе и даже немного страшно.

– Времена меняются, – спокойно ответил Виктор, глядя прямо в глаза старику.

– Да, это точно. Время течет, все меняется, – с некоторой грустью заметил старик, глядя на Виктора. – И меня, старика, стали забывать, многие совсем забыли, а многие и вовсе уже закончили свою бренную жизнь деревянным гробом в сырой земле…

– Жизнь не вечна, – согласился Виктор, глядя в глаза старику. Александр обратил внимание, как изменились у него голос и манера общения, под стать собеседнику стали более жесткими и размеренными. – Вот и я не хочу вас беспокоить без причины и расстраивать.

– Почему? Ты один из самых интересных и достойных людей, которых я знаю, – ответил старик. – Я всегда рад тебя видеть.

– Вот поэтому я и не хочу вас беспокоить напрасно, – добродушно ответил Виктор, смотря старику в глаза. Создавалось впечатление, что они говорили глазами, произнося только часть слов вслух. – Я вижу задумчивость и грусть в ваших глазах и думаю, все потому, что, смотря на меня, вы видите всю свою жизнь…

– Да, вижу. Очень мало осталось людей, тех, кто вызывает у меня воспоминания молодости и всей моей жизни, – резко произнес старик, потом задумался, словно собираясь спросить что-то, но передумал. – Никто, кроме тебя, Виктор, не вызывает у меня этих воспоминаний. В этой жизни у меня было мало настоящих друзей, и всех их давно нет, как и нет по-настоящему близких мне людей. Я всю жизнь рисковал, так часто убегал от смерти, что не упомнишь, а прожил дольше многих. Даже и не знаю, почему.

– Почему-то только под конец жизни люди становятся мудрецами, да и то немногие, – заметил Виктор. – И начинают задавать вопросы, которые их раньше совсем не интересовали.

– Да, я стал мудрее, но скажу честно, что не хотел бы прожить жизнь иначе, – мрачно произнес старик. – Я прожил бы ее еще раз так же и сделал бы тот же выбор в жизни, что уже сделал.

– И неужели ни о чем не жалеешь? – с вызовом спросил Виктор.

– Нет. Не жалею. Я старый вор и прожил жизнь так, как прожил! Ни о чем не жалею. Я знаю одну истину. Время уходит, как вода сквозь песок, и его не вернешь назад, не догонишь, даже если выкопаешь яму в песке. Лучше смотреть наверх в ожидании нового дождя, чем вспоминать о вчерашнем. Я всегда так жил, – уверенным, властным голосом, ответил старик, потом замолчал, задумался и добавил: – Об одном только жалею, что гниду одну не прирезал в восемьдесят пятом. Много эта тварь жизней покалечила, пока не сдохла.

Возникла продолжительная молчаливая пауза, которую прервал сам старик, но уже прежним, размеренным и доброжелательным голосом.

– Давайте лучше о деле. Вадим уже прояснил мне ситуацию, – старик повысил голос и позвал своего помощника: – Вадим, зайди!

Вадим, который, судя по всему, ждал за дверью, быстро зашел в комнату и закрыл за собой дверь. Он молча подошел к старику и встал рядом. Это был тот самый человек, что привез их сюда.

– Рассказывай все, что узнал по интересующему наших гостей вопросу, – строго попросил старик.

– Ну, в общем, это Коля Бурый пацана этого развел… – начал Вадим.

– Вадим, – прервал его старик, с гримасой недовольства на лице. – Я же тебя не за мускулы возле себя держу, а за преданность и мозги! Ты же видишь, у нас интеллигентные гости, изъясняйся нормальными языком.

– А, ну понял, – несколько опешив, Вадим посмотрел на гостей и, с трудом подбирая слова, четко выдал информацию: – В общем, вашего парня развели на деньги профессиональные игроки. Есть такая группа лохотронщиков, старший у них Николай Бараев. Кличка Бурый, очень ему подходит, но сам себя называет Граф. Держит подпольное казино, букмекерский бизнес. Живет хорошо, но по старой привычке играет в покер по-крупному. Всегда выигрывает, но у разных лохов, что попроще. Серьезные игроки с ним не играют.

– Что-то я не помню таких. Из молодых? – задумчиво спросил старик.

– Да, поднялся не так давно. Личность известная, но особым авторитетом не пользуется, понты одни, – ответил Вадим. – В общем, вписываться серьезно за них никто не будет.

– Понятно, детали его биографии мне не интересны, – пояснил Виктор. – Ты лучше вот что мне скажи, Вадим, мог наш парень сам проиграться?

– Мог, но так крупно – нет, – уверенно ответил Вадим. – Бурый проигрывать не любит, потому играет всегда нечестно…

– Да, обленился последнее время народ, – возмутился хриплым голосом старик. – Даже красиво раздеть не умеют, доят всех подряд досуха. Жадный народ стал. Дикий.

– Ну, я и говорю, борзые, хотите я стрелку… – оживился Вадим, но потом осекся и продолжил: – Встречу назначу с ними, надавлю немного…

– Не надо давить, – возразил Виктор. – Я думаю, договоримся дипломатично, а вот встречу назначить нужно. Где они обычно играют?

– В «Старом филине», есть такое заведение небольшое, – ответил Вадим. – А суть встречи?

– Я хочу поиграть с ними в покер, по-крупному, – уверенно заявил Виктор, отчего сразу получил одобрение в глазах Вадима.

– Не вопрос, сделаем, – весело ответил Вадим.

– Сделай, правильно сделай, – одобрительно произнес старик. – Иди.

Вадим, спрятал улыбку, преданно кивнул и молча удалился. А старик после непродолжительного молчания продолжил, внимательно глядя на Виктора:

– Одна игра, одна раздача. Помню я такую игру. Очень была игра интересная, только давно это было, в году восемьдесят…

– Давно, – обрезал Виктор, глядя старику прямо в глаза. – Мало кто помнит, из тех, кто еще жив.

– Да, – протянул старик. – В этом весь интерес, что только двое до сих пор и живы еще.

Возникла очередная молчаливая пауза. Старик пронзительно и задумчиво смотрел на Виктора. Виктор спокойно смотрел в глаза старику.

– Ты же хочешь что-то спросить у меня, старик, – мягко произнес Виктор. – Спроси, не бойся.

– Да, ты прав, Виктор, я старик и прожил долгую и сложную жизнь, – осторожно начал старик, задумчиво глядя на Виктора. – Но когда я на тебя смотрю, ко мне приходят мысли, которых я по-настоящему боюсь. Я всегда гоню их прочь, но вот ты появился в моей жизни снова, и эти мысли вернулись вместе с тобой. Сколько я тебя знаю, ты всегда жил своей особой жизнь. Твои поступки и просьбы ко мне всегда были совершенно бескорыстны. Никто никогда не обращался ко мне с такими просьбами, кроме тебя. Ты словно заставляешь меня меняться к лучшему, даешь возможность делать благие дела. Мне, вору и убийце!

Старик ненадолго замолчал и, не дожидаясь ответа, продолжил:

– А я всегда помогал тебе, помогал людям, не меняя своих принципов, и мне всегда это было по душе. Но сколько я тебя знаю? Много лет, половину своей жизни. Ты совсем не изменился за эти годы. Весь мир изменился, а ты нет. Даже твое лицо не постарело…

Старик замолчал, он словно боялся произнести последующие слова.

– Спрашивай, я отвечу, – строго, но с абсолютным спокойствием сказал Виктор.

– Однажды у меня появилась мысль, что это бог разговаривает со мной в твоем обличии… – выдавил из себя старик, не отрывая взгляда от Виктора.

Виктор ничего не ответил, продолжал смотреть старику прямо в глаза, мягко, с какой-то снисходительной теплотой, но без улыбки.

– Каждый предмет, появляясь на свет, имеет минимальные изъяны, но в процессе существования приобретает свои особенности, как монеты после чеканки все одинаковые, а спустя годы каждая имеет свои неповторимые царапины и вмятины, – начал Виктор. – Так же и люди, чем сложнее путь они выбирают в жизни, тем больше жизненных царапин появляется на их теле и на душе. Твой жизненный путь: идти против течения, через препятствия, ломая чужие судьбы. Этот путь сложен, и вот ты уже старик с морщинами и шрамами на лице. Мой путь иной, он тоже непрост, но мои возможности гораздо шире, и потому шрамов и морщин у меня больше на душе, чем на теле.

Виктор встал с кресла и добавил:

– А бог, он у каждого внутри, и не приходит он в чужом обличии. Каждый человек волен сам определять свои поступки, и, несмотря на разные жизненные пути, по которым идут люди, конечные цели часто у них совпадают.

– А жаль, – с грустью произнес старик и закрыл глаза. – Я бы спросил у него о многом…

– С богом ты поговорить еще успеешь. В любом случае очень хорошо, что ты ищешь разговора с богом, ведь после смерти ты будешь долго разговаривать именно с тем, к кому стремится твоя душа.

Старик открыл глаза, но продолжал молчать. Виктор развернулся и направился к двери. Александр поспешил следом.

– Заранее спасибо за помощь. И до свидания, – Виктор обернулся на прощание.

– До свидания, – тихо попрощался Александр и вышел из комнаты вслед за Виктором.

– Прощай, – ели слышно произнес старик, грустным, задумчивым взглядом провожая гостей.

Назад они вернулись тем же путем, Вадим довез их до ресторана, пообещав позвонить, как только договорится об игре. Всю дорогу они ехали молча, и поэтому, как только черный автомобиль отъехал, Александр сразу решил высказать свои впечатления.

– Занятный дедушка, обходительный, вежливый, а на сердце холодок.

– Это мы еще в дружеской беседе общались, – заметил Виктор. – Когда он встречается со своими врагами, даже бояться страшно.

– Надеюсь, врагами мы не будем. А сколько ему лет? – спросил Александр. – Глядя на него, видишь человека, прожившего лет сто.

– А так и есть. Если оценивать возраст не по годам, а в физическом и психологическом аспекте. Его жизнь всегда была интенсивной, насыщенной, часто на грани жизни и смерти, поэтому можно оценивать его возраст как сто лет, хотя половину этого времени он прожил за решеткой.

– А разве там жизнь?

– Другая, но жизнь, серая, жестокая, но тоже жизнь.

Они некоторое время шли молча.

– Скажите, а какой интерес у этого человека помогать нам?

– Философский, – спокойно ответил Виктор. – Как вы, наверное, уже поняли, контролировать Вячеслава Васильевича я не могу, такие люди не принимают ничьей власти, кроме власти силы. Манипулировать им было бы очень опасно, а идти на уступки, противоречило бы моим принципам. Считайте, что он помогает нам исключительно на добровольных началах.

– Вор помогает на добровольных началах, – Александр недоверчиво посмотрел на Виктора. – Как-то верится с трудом.

– Так тоже бывает, и мы же его не просили читать молебен в церкви. Вячеслав Васильевич не простой вор, а авторитетный, старой породы, с убеждениями. Он один из немногих моих знакомых, кто знает меня настолько долго, что вполне догадывается о моих возможностях.

– И он никогда не интересовался вашей деятельностью? Не задавал вопросов?

– Сегодня впервые задал вопрос, да и то только после того, как я разрешил. Бога во мне увидел! Смешно даже, хотя и грустно. – Виктор холодно улыбнулся. – Этот старик слишком долго живет на этом свете, знает много чужих секретов, но бережно хранит их, потому и живет так долго.

– А как вы с ним познакомились? Он тоже ваш клиент?

– Когда-то им был, я даже хотел сделать его своим агентом, чтобы скупать Время у заключенных в тюрьмах, у них много лишнего времени, но передумал.

– Почему?

– Я посчитал, что это неправильно. Тюрьма и так плохо перевоспитывает людей, даже иногда наоборот, делает их злее, опаснее и еще больше отдаляет от общества. А облегчать приговор, забирая Время, тоже неправильно. Во всяком случае, нельзя это делать в массовом порядке.

– Почему же тогда Вячеслав Васильевич стал исключением?

– Из-за трагичности судьбы и маленького, но очень существенного секрета, – загадочно ответил Виктор. – Трагичность судьбы простого человека заключалась в том, что он всегда мечтал быть служителем закона, а стал преступником и вором! Судьба сыграла с ним злую шутку, его внешность была очень схожа с внешностью одного преступника. Он вжился роль, добился статуса в воровском мире, после решил продолжить опасную игру и так заигрался, что обратного пути уже не было! Шкура волка прочно прижилась, настолько, что завладела душой и стала смыслом жизни. Волк стал настолько могущественным, что уже сам играл свою игру, по своим правилам, порой далеким от гуманизма, но с отголосками первоначальной идеи.

– Удивительно, похоже на выдуманную легенду. И никто об этом не узнал? Не догадался?

– В этом мире очень много тайн, о которых люди даже не догадываться, а между тем в архивах серых зданий лежит много документов с грифом «совершенно секретно», «государственная тайна», «хранить вечно», – спокойно ответил Виктор. – Как раз за бесследное исчезновение одной маленькой папки с такими документами Вячеслав Васильевич продал мне шесть лет своей жизни.

– Я так понимаю, мне об этом тоже лучше никогда вслух не упоминать?

– Правильно, хотя это уже не имеет большого значения. Это, как вы правильно сказали, выдуманные легенды ушедших времен, – Виктор внимательно посмотрел Александру в глаза. – Формально старик тоже давно отошел от дел, возраст уже не тот, но в перспективе нам, возможно, еще не раз придется к нему обратиться.

– С интересными вы людьми сегодня меня познакомили, – задумчиво заметил Александр. – Два матерых вора, но какой разный окрас.

– Все потому, что один ворует по правилам, тонко и хитро обходя законы, а другой вопреки всем законам и правилам. Но Вячеслав Васильевич просидел за решеткой полжизни не за воровство, а за убийства, совершенные осмысленно и не один раз, – строго пояснил Виктор, – Они хоть и оба воры, но абсолютно разные. Всегда помните об этом.

День тридцать второй. Игра с удачей

На следующий день, ближе к вечеру, они отправились на игру. Вадим сопровождал их, некоторое время покатал по узким улицам города, и привез в тихий и практически безлюдный двор. Только несколько дорогих автомобилей, припаркованных у входа в здание, говорили о том, что они приехали туда, куда нужно. Вадим вышел из автомобиля и, сделав молчаливый жест «ждите», уверенно направился к освещенному одиноким фонарем входу в здание.

– Ты готов к игре? – Виктор посмотрел на Антона, робко озирающегося по сторонам.

– Не очень, как-то мне боком выходит этот покер, – неуверенно ответил Антон. – Не понимаю, зачем вы все это затеяли.

– Просто отдать им твой долг можно, но это совсем неинтересно, – мягко улыбнулся Виктор.

– Раньше надо было понимать, – строго добавил Александр. – Может, мы хотим испытать твою удачу?

– Покер – это не просто испытание удачи, это еще игра интеллектов, соперничество сильных личностей. Своеобразное состязание обманщиков, в котором главное не обмануть самого себя, – восторженно заметил Виктор. – Но, к сожалению, сегодня нам не удастся насладиться этой игрой. Наши соперники, я думаю, пойдут по простому пути – будут жульничать.

– И думаете, они не побоятся нашей охраны? – Александр посмотрев в сторону Вадима.

– Побоятся, но только открыто забрать у нас деньги! А жульничать – это у них в крови, профессиональный навык на уровне рефлексов, – ответил Виктор. – У шулеров это даже не считается обманом, кто хитрее, тот и в дамках, главное финку потом в бок не получить.

– А вы, я смотрю, вживаетесь в роль, – Александр заметил, как поменялась манера разговора Виктора.

– И вам советую, – беспечно ответил Виктор. – Чужих в таких местах не любят, любят только лохов пожирнее.

– Как и везде, – с ухмылкой согласился Александр.

Вадим махнул им рукой, и они направились к входу. В отличие от ожиданий это оказался не бандитский притон, а очень даже приличное казино, хотя и с повышенными требованиями к безопасности. У входа их ждал массивный детина в черном костюме, с мрачным лицом и бездумными глазами. Он внимательно осмотрел гостей и повел по узким темным коридорам куда-то вглубь здания.

– Во время игры старайтесь молчать и ни во что не вмешивайтесь. Внимательно смотрите и запоминайте, – тихо сказал Виктор Александру.

Их привели в небольшой зал с несколькими столами для покера и одним столом для игры в рулетку. Окон и настенных часов в зале не было, и, как принято в казино, время суток было определить невозможно. Лампы над всеми столами, кроме одного, были потушены, зал наполнял таинственный полумрак и сизый дым.

За столом сидели трое игроков и крупье. На гостей сидящие за столом люди особого внимания не обратили.

– День добрый, – обратился Виктор, подойдя ближе к столу. Александр и Антон встали позади, Вадим остановился поодаль, молча наблюдая за происходящим.

– Ну, привет, – лениво ответил один из игроков, откинув карты в сторону. Он встал из-за стола и подошел к Виктору, осторожно и внимательно разглядывая его взглядом удава, лениво следящего за спящей обезьяной в предвкушении скорого ужина. – Я Граф. Это вы хотели поиграть в покер?

– На графа вы совсем не похожи. Я, если вы не против, буду обращаться к вам Николай, – спокойно ответил Виктор. – Меня зовут Виктор, это мои друзья. И мы хотим сыграть в покер.

Николай явно не был похож на графа ни по манерам, ни по одежде, которая отличалась ярким мажорным стилем. На его левой руке красовался перстень с большим синим камнем.

– А ты че дерзкий такой, – резко начал Николай. – Пришел за сопляка заступаться…

– Не дергайся, – вмешался в разговор Вадим. – Тебя же предупредили. Люди это серьезные, поэтому веди себя правильно.

– Хорошо, хорошо, – Бурый подошел к столу, взял рюмку с коньяком и отхлебнул для успокоения. Его явно раздражала необходимость уступать незнакомым людям, но возразить он не мог или боялся. Один из его приятелей подошел к нему ближе и что-то шепнул на ухо, косясь в сторону Виктора. Бурый все выслушал и внимательным изучающим взглядом посмотрел на Виктора.

– Слышал, слышал, – с интересом произнес он, подходя ближе. – А ты, говорят, фартовый игрок?

– На удачу не жалуюсь, – спокойно ответил Виктор. – Удача, она смелых любит.

– Смелых, говоришь, – Бурый продолжал с явным интересом разглядывать Виктора. – Ну, давай проверим, кто из нас по-настоящему смелый. Во что играем?

– В покер, – уверенно ответил Виктор, не меняя выражения лица. – Но не со мной, а с ним.

Не поворачивая головы, Виктор жестом руки указал в сторону Антона. Антон поежился от недовольного взгляда Бурого.

– Играть с этим лохом?! – раздраженно воскликнул Бурый. – Да он с нами еще за прошлый раз не рассчитался.

– Вот и нужно дать возможность отыграться. Ты же знаешь правила, – Виктор, внимательно посмотрев Бурому в глаза. – А если у него выиграешь, со мной сыграешь.

– Не пойму я, – покосившись в сторону Вадима, сказал Бурый. – Вы серьезные вроде люди, а вписываетесь за этого пацана. Зачем?

– Он парень хороший, – Виктор взглянул в сторону Антона. – А нам скучно, хотим на покер по серьезным ставкам посмотреть.

– Хы-ы, – совсем без радости ухмыльнулся Бурый. – А деньги у этого хорошего парня есть? Ты знаешь, сколько он нам должен?

– Знаю, мы за него заплатим, – Виктор взглянул в сторону Александра, и тот демонстративно потряс саквояжем. Пачки купюр глухо застучали внутри, вызвав одобрительную ухмылку у шулеров. – Только ставка будет одна – весь его долг.

– Весь долг на кон? – с сомнением воскликнул Бурый. – Хорошо, давай по-быстрому с ним сыграем, а потом с тобой по-настоящему?

– Одна игра, одна ставка, – с вызовом объявил Виктор. – А мы посмотрим, кто из вас удачливее. Ну а после, если будет желание, можешь сыграть и со мной.

Антон побледнел, но продолжал молчать, как и было ему велено заранее. Бурый задумался, явно просчитывая все возможные варианты. Потом внимательно, изучающим взглядом, посмотрел на Антона и, повернувшись к Виктору, произнес: – А это будет интересно. Давай, играем!

После недолгих приготовлений игроки сели за стол друг против друга. Посередине стола с одной стороны встал крупье, с другой сел Виктор. Александр и Вадим встали позади.

– Играем в американский пятикарточный с одним обменом одной, двух или трех карт, – объявил крупье с бейджем на имя «Виталий», распечатал новую покерную колоду и волной раскрыл карты. – С колодой все согласны?

– Согласен, – выдавил из себя Антон. Виктор просто кивнул в знак согласия и внимательно посмотрел в глаза крупье, от чего тот неуверенно заглотнул воздух.

– Раздавай, – раздраженно буркнул Бурый.

– Сначала еще раз оговорим условия, – предложил Виктор. – Ставка одна – определена. Раздача одна с обменом, без повышения ставок. Игра считается сыгранной, если у каждого игрока есть хотя бы пара, в противном случае делается повторная раздача.

– Зачем такие сложности? Давай тогда сыграем в открытую? – с недовольством предложил Бурый.

– Нет. Карты вскрываем в конце, – спокойно возразил Виктор и пояснил: – Чтобы испытать удачу, у каждого из игроков будет возможность определить самому свою судьбу.

– Ладно, согласен, – Бурый был явно недоволен. Антон напряженно молчал.

– Карты держим над столом, перед открытием кладем на стол, – продолжил Виктор. – Руки тоже держим над столом.

– Много церемоний, – Бурый сделал глоток коньяка. – Давайте уже начинать!

Крупье молча перетасовал колоду и поставил в центре стола. Виктор поделил колоду на две части. Крупье сложил обе части вместе и начал раздачу.

Каждому игроку раздали по пять карт. Бурый сделал обмен трех карт и, довольно ухмыльнувшись, бросил карты перед собой на стол.

– Играю! – объявил он, обменявшись взглядами с крупье, откинулся на спинку стула и с кривой улыбкой стал разглядывать Антона.

Антон долго разглядывал свои карты, потом нерешительно, трясущимися руками поменял две карты. Он долго разглядывал полученную комбинацию и с сомнением в глазах взглянул на Виктора.

– Положи карты на стол, – строго произнес Виктор и мягко добавил: – Принимай решение.

– Играю, – выдохнул Антон с тоской в голосе.

– У меня три тура! Покажи больше, – с ухмылкой объявил Бурый, не вскрывая своих карт.

– Пара валетов, – Антон дрожащими руками перевернул лежавшие перед собой карты.

– И пара восьмерок, – мягко добавил Виктор.

– И пара восьмерок, – удивленно повторил Антон, внимательно разглядывая свои карты, словно увидел их впервые. Перед ним на столе лежали два валета, пара восьмерок и четверка крестей.

– Я выиграл, – Бурый небрежно перевернул свои карты, бросив их на стол, и широко улыбаясь, посмотрел на Виктора.

– Вы проиграли. У вас только пара тузов, – Виктор спокойно смотрел Бурому прямо в глаза.

Бурый недоуменно взглянул на два туза, семерку, десятку и пиковую даму, лежавшие перед ним на столе.

– Как? – удивленно выдавил он, потрогал карты, словно убеждаясь в их реальности, и диким взглядом обвел всех присутствующих. Затем он схватил карты, которые только что обменял, злобно взглянул на них их и бросил на стол. Восьмерка, шестерка и пиковый туз шлепнулись на стол. Он трагично выдохнул, откинулся на спинку стула и обреченно произнес, глядя на карты: – Как так?!

– Игра сыграна. Вы проиграли, хотя у вас на руках была более выгодная комбинация карт, – пояснил Виктор, вставая из-за стола, – Ваша самоуверенность сыграла с вами злую шутку.

Виктор подошел к ошеломленному Антону, продолжающему смотреть на свои карты.

– Пойдем. Игра сыграна, – Виктор взял Антона за плечо, тот встал из-за стола и направился к выходу.

– Но подожди… – начал Бурый, вставая из-за стола.

– Спокойно, – осадил его Вадим, встав между Виктором и шулером. – Игра сыграна. Все ровно. Долг закрыт.

– Да, все ровно, – плюхнувшись обратно в кресло, согласился Бурый.

– До свидания, – вежливо попрощался Виктор, направляясь к выходу. Александр вышел следом, подталкивая Антона.

– Пока, – буркнул в ответ Бурый. Все присутствующие молчали.

– А ты не такой тупой, как я думал, – напоследок заметил Вадим, с ухмылкой разглядывая жулика, развернулся и пошел к выходу.

Когда они вышли из казино, была поздняя ночь.

– Я, конечно, все видел, но чего-то явно не понял. Хочу услышать комментарии, – тихо заявил Александр.

– И вы их услышите, – Виктор слегка улыбнулся, к нему вернулась обычная манера общения. – Сейчас закончим все дела, заедем в одно уютное место поужинать, и я вам все расскажу в деталях.

По дороге домой Антон молчал. Его подвезли до самого подъезда, и перед тем как проститься, он долго смотрел на Виктора.

– Ну я же сбросил восьмерку, – в его голосе было утверждение, а в глазах вопрос.

– Я знаю, – мягко ответил Виктор, глядя ему в глаза. – Судьба дала тебе шанс исправить свою жизнь. Надеюсь, ты помнишь о нашей договоренности? Не стоит ее нарушать.

– Я помню, – утвердительно произнес Антон. – Что от меня требуется?

– Иди домой, поспи, подумай, – добродушно ответил Виктор. – А завтра собирай вещи, послезавтра ты отправляешься в православный монастырь. На один год, и это не шутка. А сегодня можешь отдыхать. Доброй ночи.

– До свидания, – Антон покорно побрел к подъезду дома. Перед входом в парадную он еще раз оглянулся, посмотрел на Виктора, достал из кармана металлическую баночку и выкинул ее в урну.

Часть 6. Теория муравья

День тридцать третий. Линии судьбы

Вадим доставил Виктора и Александра к ресторану.

– Я внимательно следил за игрой, но понял, что чего-то не понял, – Вадим неуверенно посмотрел на Виктора. – В любом случае было круто!

– Это всегда так, – Виктор загадочно улыбнулся. – Спасибо за сопровождение, и проследите, пожалуйста, чтобы для этого парня, Антона, все карточные притоны в этом городе были закрыты.

– Хорошо, сделаю, – Вадим преданно кивнул на прощание, сел в машину и уехал.

– Ну что ж, пойдемте, мой друг, поужинаем, выпьем чаю, и я расскажу вам все в деталях, – предложил Виктор и направился к входу в ресторан.

В ресторане совсем не было посетителей, и они уселись за столиком в дальнем углу зала.

– Как вы оцениваете со стороны сегодняшнюю игру? – спросил Виктор, после того как они сделали заказ.

– Ну, в целом игра была результативной, но короткой, – неуверенно ответил Александр. – И как я понял по выражениям лиц игроков, несколько неожиданной. Хочу теперь узнать, почему?

– Начнем все сначала, – Виктор загадочно улыбнулся. – Как вы понимаете, присутствие Вадима было просто необходимо, но не для охраны, а с целью создания, как любят говорить в этих кругах, определенного авторитета, который позволил навязать хозяевам игры мои условия.

– Но игра-то все равно была в их руках, – парировал Александр. – Их территория, их колода карт, и крупье тоже их, и, судя по всему, они играли совсем нечестно.

– Да, играли он совсем нечестно. Я предложил одну раздачу на крупную ставку. В такой ситуации не рискуют, они были вынуждены сразу играть нечестно, – продолжал Виктор. – Вы заметили, что колода была крапленой?

– Нет, не заметил, я стоял достаточно далеко. Но предположил, что это очень вероятно, да и, насколько я знаю, хороший крупье умеет раздавать нужные карты даже с обычной колодой. Ловкость рук, и никакого мошенничества.

– Так и было, впрочем, крап на картах совершенно незаметен, и если вы обратили внимание, крупье носил специальные линзы. Эти линзы усиливают определенный цвет и фактически позволяют видеть карты насквозь, – продолжал Виктор. – Слишком дерзко они играть не стали и колоду не подтасовывали, но и этого было достаточно. Крупье пару раз передернул карту и поменял расклад в пользу своего хозяина.

– Но как он умудрился скинуть туза? – недоуменно спросил Александр.

– Он и не скидывал его. Я изменил положение карт, – спокойно ответил Виктор. – Я ускорил свое Время, и это дало мне возможность вначале видеть подтасовку карт, а потом посмотреть карты обоих игроков.

– И вы просто изменили игру в свою пользу, – воскликнул Александр. – Так просто?!

– Не так все и просто, – поправил Виктор. – Человеческий глаз видит все, хотя мозг не все осознает. Мне пришлось делать быстрые движения много раз и при этом делать медленные отвлекающие движения, чтобы даже подсознательно у всех присутствующих не возникло и тени сомнения. Вначале я посмотрел карты обоих игроков, затем посмотрел обмен их карт, потом поменял карты перед финальным вскрытием.

– Удивительно, я даже не заметил этого. Вы сели заранее в центре, чтобы дотянуться до карт обоих игроков, не вставая со стула? А если у них вся игра снималась на камеры?

– Такое возможно, но даже если у них установлены самые лучшие камеры видеонаблюдения, их скорость съемки не позволит уловить все мои движения. Я двигался слишком быстро, – объяснил Виктор. – Но я думаю, они отключили камеры перед игрой. Они были уверены в своем превосходстве, а оставлять улики, когда сам жульничаешь, очень глупо.

– Гениально! – воскликнул Александр. – Вы так быстро сориентировались в ситуации и создали иллюзию, что этот Бурый сам ошибся.

– Хорошая импровизация требует опыта и быстрой сообразительности, а еще удачи. Если бы они не положили карты на стол перед вскрытием, весь мой план мог провалиться, – пояснил Виктор. – Я поменял карты не только у Бурого, но и у Антона.

– Что вы имеете в виду? – удивился Александр.

– Антон скинул восьмерку, оставил короля и двух валетов. Когда после обмена зашла вторая восьмерка, он понял, что ошибся, и очень удивился, когда сброшенная восьмерка оказалась снова у него на руках, – Виктор загадочно улыбнулся. – Бурому крупье раздал двух тузов и еще одного с обмена. Пиковую даму он скинул, а я решил вернуть ее обратно вместо туза.

– Грандиозно! Она будет сниться ему по ночам, – Александр восторженно улыбался. – Теперь каждый из них думает, что это само провидение, добрая или злая сила играла с ними в покер. Этот шулер больше не захочет с нами связываться, а Антон уверует в Бога. Но вам не кажется что это в какой-то степени не честно, даже с учетом того, что они жулики?

– Возможно, но быть всегда благородным, как вы понимаете, невыгодно. Они сжульничали, и я посчитал возможным сжульничать в ответ, – объяснил Виктор, и с улыбкой добавил: – Самое интересное то, что изначально фортуна определила положение карт в колоде именно в таком порядке, в каком они были вскрыты. Я всего лишь исправил жульничество крупье.

– Я думаю, этот Виталий остался просто в шоке от сегодняшней игры.

– Я тоже так думаю, только он один видел, как карты удивительным образом поменяли свои места.

– Но при этом он ничего не сказал.

– А что он мог сказать? Что карты вдруг поменялись местами? Проще поверить в чужую ошибку и усомниться в своих глазах, чем в чудо, – задумчиво произнес Виктор. – Такова природа человека: не верить своим глазам, если мозг не может объяснить происходящее.

– Или поверить в бога или дьявола, – усмехнулся Александр.

Официант принес чайник с горячим чаем и чашками.

– Вы в очередной раз вспомнили о боге, – уже без улыбки произнес Виктор, разливая чай по чашкам. – Вы как-то хотели побеседовать со мной на эту тему.

– Да, хотел, – согласился Александр. – Когда вокруг творятся чудеса, очень часто начинаешь вспоминать о боге.

– У вас будет возможность побеседовать об этом с очень интересным человеком, – Виктор посмотрел на часы. – Уже новый день, завтра мы едем в монастырь.

– Я думал, вы шутите, когда сказали, что Антон отправится в монастырь на год.

– Никаких шуток, – строго ответил Виктор. – И в монастырь настоящий, без всяких поблажек. Именно там я вас познакомлю с одним удивительным человеком, и мы побеседуем с ним о боге и жизни.

– Ну что ж, я думаю, Антону это будет полезно, хотя я не верю в божественное исправление людей, а вот познакомиться с интересным человеком всегда полезно.

– По поводу божественного вмешательства в жизнь людей и чудесного исправления мы поговорим отдельно, но вот насчет Антона я полностью уверен, что монастырь очень положительно повлияет на его жизнь, возможно, изменит ее в корне.

– Поясните, почему вы так уверены.

– Этот молодой человек теперь наш клиент, и наша задача не только купить у него излишки Времени, но и по возможности положительно на него повлиять. Вы можете назвать основные проблемы Антона?

– Амбиции, сложный характер, лень, плохое воспитание, – начал Александр. – И, конечно, наркотики! Вы заметили, что он употребляет кокаин?

– Да, заметил, еще при первом знакомстве, на крыше. У него были соответствующе расширены зрачки. Но вы заметили, что коробочку с волшебным веществом он выкинул после игры?

– Заметил, но наркомания страшная вещь, – парировал Александр. – Сегодня коробочку выкинул, завтра купил новую.

– Наркотическая зависимость не так сильна, как о ней говорят. Есть люди, совершенно невосприимчивые к наркотикам. Гораздо опаснее психологическая зависимость, пустота в душе и жизни человека, которую заполняют наркотики. От этой пустоты очень сложно избавиться, и пока она есть, будет и физическая зависимость.

– Вы правы, и мне сложно судить, я сторонюсь пагубных привычек, так же как и вы. Но я видел последствия наркомании, и вы как врач тоже о них хорошо знаете.

– Я знаю много о подобных препаратах, – согласился Виктор. – Но почему вы считаете, что я совсем идеальный человек? Я не монах, ограничивающий себя во всем, и не избегаю ни вина, не карточных игр, ни общества прелестных дам. Я просто очень сдержан и дисциплинирован, к чему меня обязывает моя профессия. Я втайне очень люблю людей, но ненавижу их пороки. За свою жизнь я перепробовал очень многие вещи, к которым сам отношусь негативно. Курил табак и даже сейчас люблю выкурить трубку настоящего кубинского табака. Я употреблял алкоголь практически всех разновидностей и марок и даже пробовал наркотические средства.

– Вы употребляли наркотики? – удивился Александр.

– А что вас так удивляет? Вы, наверное, знаете, что кокаин был очень популярен в конце девятнадцатого века в высшем обществе. Одно время этот волшебный порошок даже считался панацеей от всех болезней, пока великие мужи не заметили, что подсели на него по полной и стали деградировать и полностью зависеть от этого чудного лекарства.

– Ах, да, я читал об этом, вы вновь поймали меня на еще одном стереотипе.

– Это не стереотип, это очередная ошибка науки, победа страстей и желаний над разумом и благородными стремлениями, – возразил Виктор. – Вы же здравомыслящий человек и понимаете, что любой препарат может быть полезен в минимальный дозах, если не злоупотреблять им. Кокаин хороший стимулятор и при ограниченном, разовом применении не вызывает зависимости. Он, как и многие другие наркотические препараты, является отличным медицинским средством, но, к сожалению, часто люди злоупотребляю лекарствами.

– Да, я понимаю, великое открытие науки в очередной раз люди использовали не по назначению. Непомерно превышая разумную дозу, люди превратили лекарство в яд! – согласился Александр. – Наркотическая зависимость страшная вещь, которая губит тысячи жизней по всему миру ежедневно!

– Зависимость вызывает не наркотик, а человеческий мозг – человеческая слабость. Слабые, зависимые люди всегда найдут любую возможность быть наркоманами. Кто-то будет курить табак, кто-то употреблять алкоголь, кто-то любит очень хорошо покушать, – возразил Виктор. – Наркотическая зависимость отличается от прочих лишь тем, что слишком сильно завладевает сознанием человека, часто настолько, что человек перестает жить обычной жизнью и выпадает за пределы общества.

– Точное замечание, – согласился Александр. – В современном мире появляются новые альтернативы зависимости. Интернет и компьютерные игры – вот новые наркотики двадцать первого века! Смыл тот же. В виртуальном мире человек находит возможность жить в лучших условиях, там он ощущает себя сильным, смелым и красивым. В выдуманном мире он с минимальными усилиями может реализовать все свои мечты, порой совершенно невозможные в реальной жизни. А в реальной жизни он становится зависимым, теряет интерес к обычным вещам, становится асоциальным, забывает о насущных потребностях и даже иногда пренебрегает питанием.

– Вот, вы описали основные симптомы наркомании, – заметил Виктор. – Современная медицина еще только столкнулась с этой проблемой, но думаю, в ближайшем будущем интернет зависимость станет стандартным заболеванием человечества. Но вернемся к нашему клиенту. Он действительно наркоман, и все характеристики его личности вы тоже правильно отметили, но пристрастие к наркотикам только следствие, побочный эффект от его основной проблемы.

– И в чем же заключается основная проблема этого человека, по вашему мнению?

– Отсутствие цели в жизни, – уверенно ответил Виктор. – Эта проблема очень популярна в современном обществе, многие люди в той или иной мере подвержены ей.

– Согласен. Люди часто сами создают эту проблему и загоняют сами себя в тупик. Антон, я думаю, слишком эгоистичен, и в этом основная причина отсутствия у него цели в жизни. Цель в жизни не так-то и сложно найти.

– Цель несложно найти, но будет ли эта цель достойная? Антон решил испытать судьбу и фортуну, тысячи игроманов живут по всему миру только с этой целью – играть!

– Я не считаю, что это осмысленная цель в жизни. Это болезнь, напоминает наркоманию и алкоголизм.

– И я такого же мнения. Многие молодые люди, взрослея, запутываются в себе, в жизни, в своих желаниях и мыслях, и иногда так серьезно, что уже не могут вернуться в общество и стать полноценными людьми.

– То есть вы считаете, что Антону необходимо помочь разобраться в себе и своей жизни и направить его в нужное русло?

– Да, я так думаю и собираюсь ему помочь, но для начала давайте детально разберемся в этом вопросе. Как вы думаете, кто самый главный у человека в жизни?

– Неожиданный вопрос. Сложно сказать, у каждого человека все по-разному, – неуверенно ответил Александр. – Родные, близкие, любимая, друзья…

– Нет, самый главный для человека – он сам! «Я» – первое и главное в человеке! Всегда на самом первом месте – «Я»!

– Но разве это не эгоизм? Самовлюбленность?

– Эгоизм – это когда «Я! Я! Я!». Когда на всех местах в жизни у человека только «Я», – возразил Виктор. – А когда «Я» на первом месте – это тождественность. В этом сама суть человека, его инстинкты, основа его существования как живого существа. Только пока человек жив – существует и все остальное. Близких он тоже определяет как самого себя, как часть себя, и так образуется понятие «Мы»! Дальше человек может определить другие приоритеты, но если он забудет о себе, забудет свое «Я», он потеряется и перестанет быть личностью! Человек, потерявший себя, не желающий жить, настоящий самоубийца, делающий выбор между жизнью и смертью осмысленным. Он уже не личность и даже не человек, и если ему не дать умереть, заставить его жить, жизнь уже не будет ему интересной, а он жизни! Без цели и смысла человек замыкается в себе, он чувствует забвение и обреченность своего существования. Он умирает психологически и просто существует, пока не приходит к физической смерти. В каком-то смысле он мертвец в этом мире, и весь смысл его жизни – это путь к смерти.

– Интересная и мрачная философия. Вы хотите сказать, что если человек осмысленно не хочет жить, то и не нужно ему мешать умереть? Но разве это гуманно?

– Не нужно путать жалость, сострадание и гуманизм. Самоубийцу жалко, и нужно попытаться вернуть ему смыл жизни, но когда он осмысленно не хочет жить – это сделать невозможно! Не нужно держать его! Человек, не желающий жить, уже сумасшедший или преступник, недостойный сожаления. У него все основные инстинкты отключены и подавлены. Именно поэтому самоубийцы ищут быстрый способ смерти, такой чтобы мог лишить их жизни однозначно! Еще они принимают наркотики и алкоголь, чтобы подавить самый главный человеческий инстинкт, не позволяющий совершить самоуничтожение, своего рода предохранитель – любовь к жизни.

– А как же люди, жертвующие собой ради других?!

– А вот это уже великая любовь! Это обратная ситуация, когда любовь к жизни, преобладает над самой жизнью. В этом случае даже предохранитель отключается, потому как это во благо, но на самом деле такие случаи встречаются редко, чаще всего в периоды великих катаклизмов и войн.

– Поучительная философия, мне стоит подумать над этим, но как вы оцениваете случай с Антоном? Думаете, он хочет жить?

– Безусловно, иначе я не полез бы на эту старую крышу спасать этого обормота. Люди, демонстративно стремящиеся к самоубийству, на самом деле пытаются обратить на себя внимание! Хотят, чтобы им помогли, чтобы их спасли! Часто они отрицают это, но подсознательно очень хотят жить!

– И если это было не так, то он бы не ждал, когда его спасут, а прыгнул сразу?

– Верно, принял бы большую дозу наркотиков перед сном или застрелился тихо дома, и никто бы не смог ему помочь.

– Логично, – задумался Александр. – Тогда получается, Антон не обреченный самоубийца, а просто запутавшийся человек, которому мы помогаем найти смысл жизни!

– Верно! И более того, если мы постараемся, то его личность может существенно измениться в положительную сторону, и, возможно, в будущем он станет хорошим и достойным человеком.

– Нужно только направить его по правильной дороге? Указать ему верный путь?

– Нет, это неправильно, – возразил Виктор. – Мы лишь поможем ему разобраться в себе и выбрать жизненный путь, по которому он пойдет сам. Каждый человек должен сам выбрать свою судьбу.

– Но если человек сам выбирает неправильный путь? – недоуменно спросил Александр. – Что если он опять выберет путь, ведущий его снова на край жизни?

– Мы можем убеждать его, давать советы, читать лекции, но выбрать он должен сам! Он должен убежденно захотеть пойти по верному пути, только тогда он действительно придет туда, куда нужно, и не свернет с этого пути.

– А куда нужно? Какая цель, по вашему мнению, должна быть у человека?

– Вы спрашиваете о смысле жизни? – улыбнулся Виктор. – Мы обязательно поговорим об этом завтра в более подходящей обстановке. Поговорим о боге и вере, смысле жизни и предназначении человека.

– Но я хочу узнать ваше мнение о смысле человеческой жизни. Вы же Продавец времени, и для вас, безусловно, важно знать, какие жизненные цели движут людьми? – возразил Александр. – Как вы думаете, для чего живет и существует человек?

– Это действительно важно, и вы обязательно услышите мой ответ. Я могу много рассуждать и философствовать на эту тему, но скажу вам сразу, вы зря спрашиваете о смысле жизни у философа. Что он может знать о настоящей жизни во всех ее проявлениях? Разве он видел настоящую жизнь? – улыбнулся Виктор. – Вы спросите о смысле жизнь у простого человека, а лучше у нескольких совершенно разных людей, и они вам скажут правду. А для начала спросите о смысле жизни у Петровича.

– У Петровича? – удивился Александр.

– Да, у нашего дворника. Обязательно спросите, он точно знает ответ на этот вопрос.

День тридцать четвертый. Боги и муравьи

На следующее утро, очень рано, Александр прибыл к дому Виктора. Во дворе он увидел дворника, убирающего снег, и недолго думая подошел к нему.

– Доброе утро, – Александр протянул руку для рукопожатия.

– А, молодой барин. Доброе, – Петрович поднял голову и с прищуром посмотрел на Александра, но руки не подал. – Вы руку свою не подавайте простым холопам. Барин не подает, и вы не подавайте. Негоже простому люду с достойными людьми брататься. Вредно это им.

– Понятно, – Александр неуверенно убрал руку. – Согласен, каждому руку подавать неправильно, но вам я руку из вежливости и уважения протянул.

– Понимаю, ценю, – ответил Петрович. – Только у меня сейчас руки грязные, в труде все измазаны. И вежливость тоже хорошо, вы не протягивайте руку каждому, но всегда пожимайте протянутую вам.

– Хорошо, учту, – Александр продолжал внимательно смотреть на дворника. – У меня к вам вопрос.

– А что, задавай, коли знаю, то отвечу, – усмехнулся Петрович. – А если насчет барина, то он за домом, машину моет.

– Машину? – удивился Александр. – Это интересно, но у меня вопрос к вам. Скажите, в чем смысл жизнь?

– Смысл жизнь, – задумчиво повторил Петрович. – Смысл жизни у каждого разный. Я вот долгую жизнь прожил, длинную и разную. Всю жизнь читал, рассуждал и думал, для чего люди живут, а ответ очень прост и понятен. Вот я подметаю двор, и в этом весь мой смысл жизни!

– Как так? – удивился Александр. – В этом весь ваш смысл жизнь?

– Весь! Пользу я приношу, себе и другим, и в этом весь мой смысл жизни. Жить и приносить пользу! – уверенно ответил дворник.

– А, понятно, – недоуменно согласился Александр. – А кому польза?

– Всем! – ответил Петрович. – Людям, обществу, природе, самому себе! Но не один раз за всю жизнь, а много раз, каждый день. Хороший человек, он всю свою жизнь пользу приносит. Может, и не понимает, что приносит, но приносит. Только если он пользы приносит больше, чем зла, это хорошо, а если наоборот, то это уже и не польза совсем. А самая лучшая польза – это от новой жизни.

– Это как?

– Создал новую жизнь. Срубил дерево – сделал зло. Посадил дерево – принес пользу. Лучше всего создать нового человека, вырастить ребенка или несколько. Вот она, настоящая польза! В этом и смысл жизни.

– Классический подход: посадить дерево, построить дом, вырастить сына, но на другой лад.

– Все великие мудрости люди обрели уже давно, только не соблюдают их, и по-разному к ним относятся, – многозначно произнес дворник. – Когда я был моложе, я считал, что нужно обязательно построить город, посадить лес и иметь большую семью. Судьба распорядилась иначе, теперь я подметаю улицу, но все равно приношу пользу.

– Я понял вашу философию жизни. На мой манер, она звучит немного иначе – каждый день делать мир вокруг лучше, но смысл от этого не меняется. Спасибо за ваш ответ.

– Обращайся, коль будет нужно, – дворник вернул свою привычную манеру говорить.

Александр задумчиво улыбнулся и направился к Виктору. Когда он завернул за угол дома, то увидел, как Виктор аккуратно протирает автомобиль, четырехместный «Mercedes» купе темно-синего цвета.

– День добрый, – Александр подошел ближе к автомобилю. Кожаный салон и отполированный кузов были в идеальном состоянии, только покрыты тонким слоем пыли.

– Утро доброе, – Виктор продолжал протирать автомобиль.

– А у вас отличная машина и вполне современная, – отметил Александр, бережно осматривая автомобиль. – Выпуск этой модели остановили еще лет двадцать назад, но при вашей старомодности я ожидал более раритетной модели автомобиля.

– И что вы ожидали увидеть? «Studebaker» 1908 года выпуска? – улыбнулся Виктор. – Когда-то давно я ездил и на таком автомобиле.

– С другой стороны, этот автомобиль подходит вам, и он в отличном состоянии.

– Да, в отличном, полностью технически исправен. Я очень бережно отношусь к своим автомобилям. Мое абсолютное увлечение – это, конечно, поезда, но и автомобили я тоже очень люблю! Еще когда появились первые автомобили, я был просто в восторге от них! Это чудо техники, необычное, непонятное, пугающее и манящее одновременно. Вначале только смельчаки и авантюристы осмеливались сесть за руль железного коня. Большинство же предпочитало не рисковать и неспешно передвигаться на упряжках лошадей. Скорость в каких-то шестьдесят километров в час казалась сумасшедшей и очень пугала обывателей. Но это была удивительная и небывалая скорость, и свобода передвижения вскоре полностью покорила всех, хотя долгое время личный автомобиль могли себе позволить только очень состоятельные люди. Эта любовь не прошла даром, я всегда относился к машинам с некоторым трепетом и вниманием. У меня были лучшие автомобили, и я с легкостью менял их на более современные, пока не остановился на этой, на мой взгляд, идеальной модели. Безусловно, есть более современные автомобили, но это уже излишество. Я хочу купить новый современный электромобиль последнего поколения, но, к сожалению, пока в этом городе его очень проблематично содержать.

– Понимаю и одобряю ваш выбор. Эта модель одна из лучших достижений автомобильной промышленности Европы прошлого века, – Александр сел за руль автомобиля. – Я тоже люблю автомобили, хотя и предпочитаю передвигаться на метро или пешком.

– Увы, современные городские пробки всячески отбивают желание покататься за рулем автомобиля. Большую часть времени он пылится в гараже, – отметил Виктор, завершая уборку. – Но сегодня нам представится отличный случай прокатиться по загородной дороге.

– Будет очень приятно прокатиться на таком раритетном автомобиле. Для зимних путешествий это лучшее средство передвижения. Надеюсь, вы доверите мне управление этим чудом техники на обратном пути?

– Конечно, насколько мне известно, вы хоть и пешеход, но с хорошим опытом вождения.

– Это так, только моя настоящая страсть – это мотоциклы. Вот где скорость и свобода и возможность по-настоящему почувствовать дорогу.

– Возможно, но такой вид транспорта уже не для меня, он слишком быстр и рискован. Я считаю мотоцикл больше развлечением, чем средством передвижения, но это на самом деле не так и важно. Пойдемте, выпьем горячего чаю и будем собираться в дорогу.

Они поднялись в квартиру, и пока Александр пил чай, Виктор сменил рабочую одежду на свою «форму» Продавца времени, дополнив обычный наряд зимней шляпой-панамой, которая выбивалась из общего образа и немного забавляла Александра.

– Обязательно куплю себе такую, – глядя на головной убор Виктора, заявил Александр.

– Согласен, несколько необычный головной убор, но удобный, – улыбнулся Виктор. – Обратитесь к Иосифу Семеновичу, он вам пошьет.

Антон ждал их у подъезда своего дома. После непродолжительного, но очень теплого прощания с его сестрой все сели в автомобиль и отправились в путешествие.

Ехали долго, не торопясь, под звуки легкой классической музыки. Виктор вел автомобиль, Александр сидел рядом, периодически поглядывая на Антона, с безразличием наблюдавшего за зимним пейзажем за окном.

Монастырь, в который они приехали, находился далеко от крупных городов, на краю леса, недалеко от реки. Виктор припарковал машину у ворот, выйдя, остановился, чтобы издали полюбоваться древним храмом.

– Вот мы и приехали, – торжественно объявил Виктор, когда все вышли из машины.

В солнечных лучах на фоне синего неба белые стены монастыря смотрелись величественно и безмятежно. Золотые кресты над темными куполами ярко блестели на солнце.

– Красиво, – глядя на монастырь, произнес Александр.

– Ну как, Антон, ты готов провести здесь целый год? – спросил Виктор, внимательно глядя на Антона.

– Не знаю, – неуверенно ответил Антон, явно не впечатленный своим новым домом. – Но мы договорились, и я постараюсь сдержать свое слово. Я Насте обещал, что исправлюсь.

– Неуверенный ответ, и это значит, что ты не лжешь, – заметил Виктор. – Не переживай, это очень хорошее место, здесь люди действительно находят успокоение и даже смысл жизни. Возможно, через год ты станешь совершенно другим человеком.

– И так вот просто меня примут в монахи? – настороженно спросил Антон.

– В монахи? – усмехнулся Виктор. – Без веры в Бога и самого себя, тебя даже в послушники не возьмут. Будешь трудником, человеком, работающим на добровольной бескорыстной основе, но жить будешь в монастыре по общим правилам. И это только потому, что я за тебя поручился.

– Я не знал, что такие бывают, – виноватым голосом ответил Антон. – Думал, в монастыре только монахи живут.

– Ничего, поживешь здесь некоторое время, многое узнаешь, – мягко пояснил Виктор. – Только будь вежлив и правила соблюдай. Никаких обетов от тебя не потребуют, уйти можешь сам, когда захочешь, но надеюсь, наш договор ты помнишь.

– Да, помню, – ответил Антон. – Один год.

– Один год, – повторил Виктор и строго добавил. – И никаких наркотиков, здесь не место для наркоманов.

– Я не наркоман, я больше не буду, – буркнул в ответ Антон.

– Вот и хорошо, – Виктор посмотрел в сторону монастыря.

На крыльцо монастыря вышел монах и остановился в ожидании.

– Нас уже встречают, – с улыбкой заметил Виктор. – Антон, возьми свои вещи, и давайте немного пройдемся пешком.

Антона взял свою сумку, а Виктор предусмотрительно оставил в машине свою шляпу. К монастырю шли молча, не спеша. Белый снег тихо хрустел под ногами, он был очень чистый, такой же чистый, как и воздух вокруг.

Вопреки ожиданиям Александра, ждал их не седой бородатый старец, а высокий крепкий мужчина лет пятидесяти, с небольшой аккуратной бородкой и, как полагается, в черной рясе. В ожидании гостей монах кормил голубей, слетевшихся со всех сторон. Когда они подошли ближе, монах приветливо посмотрел на них, он не улыбался, но глаза светились радушием и теплом.

– День добрый вам, путники, – приветствовал их монах.

– Здравствуйте, отец Сергий, – учтиво поздоровался Виктор, мягко улыбаясь.

– Добрый день, – неуверенно поздоровался Александр.

– Здравствуйте, – тихо буркнул Антон, пряча глаза.

– С добрым делом пожаловали? – церемониально спросил монах.

– С добрым, – ответил Виктор. – Вот, как и обещал, привез вам гостей.

Виктор почтительно по очереди представил своих спутников игумену православного монастыря отцу Сергию. Священнослужитель вел себя на удивление просто, без лишних церемоний и выдержанного почтения. Он внимательно посмотрел в глаза Александру, но заговорил с Антоном.

– Хороший сегодня день, солнечный и светлый, – внимательно и с какой-то теплотой произнес монах, глядя на Антона. – Хороший знак. Готов ты начать новую жизнь, в святых стенах?

– Готов, – немного неуверенно ответ Антон, глядя монаху прямо в глаза.

– С добрым сердцем и чистой совестью пришел ты? – спросил монах.

– Да, – немного неуверенно ответил Антон.

– По своей воле? Или по принуждению? – глядя прямо в глаза Антону, спросил монах.

– По своей воле, – уверенно ответил Антон.

– Веришь ты в Господа нашего? – спросил монах и, заметил замешательство в глазах Антона, добавил: – Говори правду, не бойся.

– Не… Не знаю, – неуверенно ответил Антон. – А без веры можно туда идти?

– Можно, – мягко ответил монах. – Для того сюда люди и идут, чтобы обрести веру.

Антон кивнул в ответ и, достав что-то из своего кармана, неуверенно протянул монаху. В ладони лежал серебряный крестик на цепочке.

– Вот, – немного дрожащим голосом произнес Антон. – Сестра подарила.

– Очень хорошо, – мягко, по-отечески произнес монах, глядя на Антона. – Только крест божий у сердца нужно носить.

– Но я некрещеный, – объяснил Антон.

– Это ничего, главное верить, – монах бережно взял крестик и надел Антону на шею. Окрестил его тремя перстами, произнося почти шепотом: – Спаси и сохрани.

Антон склонил голову и почтительно перекрестился.

– Пойдемте, негоже вас в дверях держать, – пригласил монах и направился в монастырь. Все молча пошли следом. Перед входом в монастырь монах перекрестился. Виктор тоже склонил голову и почтительно перекрестился. Антон, глядя на Виктора, в точности повторил обряд. Александр, идя позади всех, усмехнулся, но тоже быстро перекрестился и снял при входе шапку. Антон, спохватившись, тоже быстро снял головной убор. Виктор, глядя на них, едва заметно усмехнулся.

Прогулявшись по монастырю, они разделились. Антона после напутственных слов игумена куда-то увели двое монахов, а Александра и Виктора отец Сергий пригласил к себе в келью.

Келья, а правильнее сказать, приемный кабинет игумена был очень скромен и обставлен современной мебелью. Небольшой кабинет был наполнен книгами, картинами и иконами, а также прочими атрибутами православия и религии.

– Очень хорошо, что вы его сюда привезли, – выслушав историю Антона, одобрительно произнес монах. – Люди, потерявшие желание жить, готовые расстаться с этим великим даром, должны обрести покой и веру. Таким людям необходимо особого внимание, ведь именно самоубийцы являются своеобразным символом всего человечества. Люди всегда находились в противоборстве добра и зла, жизни и смерти, и это противостояние происходит каждый день. Судьба всей человеческой цивилизации заложена в этом противостояние, которое берет начало и завершение в каждом человеке. Делая выбор, принимая решение и совершая маленький и, казалось бы, незначительный поступок, каждый человек склоняет чащу весов то в одну, то в другую сторону. Самоубийца – это символ всего человечества, противоречивое стремление к саморазрушению и одновременно любви к жизни.

– Получается, Бог наблюдает со стороны на противостояния человека самому себе и ждет, когда человек победит? – внимательно выслушав монаха, поинтересовался Александр. – Когда человечество передавит чашу весов в одну сторону и само решит свою судьбу?

– Человек разрушает мир, созданный Богом, приносит вред этому миру, всей планете и самому себе. Люди давно достойны апокалипсиса и полного уничтожения, и если бы не противостояние самим себе, мир бы давно уже заселяли другие, более достойные жизни существа. Бог может и подождать, что для него несколько тысячелетий, это мгновение. Стереть человечество с лица земли можно очень быстро, но как заманчиво посмотреть, чем все закончится, – монах говорил мягко и размеренно, изучая Александра внимательным взглядом. – Люди удивительные создания, они не просто живут и созерцают мир вокруг, а пытаются его понять и преобразовать, подчинить себе и создать свой новый мир. Может быть, люди единственные создания во Вселенной, способные понять все ее законы и действительно понять Бога.

– Действительно заманчиво, интересная теория, немного даже смешная, – Александр старался говорить учтиво, но не смог сдержаться от возражения. – Великий создатель, наблюдающий за людьми, как домохозяйка перед телевизором смотрит мыльную оперу. Сериал длиной в тысячелетия, и каждую сотню лет новые персонажи и герои, со своей историей и внутренней драмой. Это действительно интереснее, чем смотреть каждый день на звезды.

– Это люди смотрят телевизор. Они забывают о том, что жизнь гораздо интереснее и красочнее придуманных историй, – мягко и в то же время уверенно возразил монах. – Вы думаете, Бог создал весь этот мир для развлечения или из-за скуки?

– Не думаю и не знаю, когда и зачем возник это мир. А для чего, по вашему мнению, он создал этот мир?

– Люди всегда идут к Богу со своими проблемами, ищут его, просят, сомневаются, проклинают, хотят понять, зачем Бог их всех создал, а Он, может, и сам не знает. Смотрит на все человечество, на всю эту толпу людей и думает, хорошо это или плохо? Достойны ли жить на Земле эти противоречивые существа, которые одной рукой делают благо, а другой зло?

– И что же Он за несколько тысячелетий не может этого понять?

– А разве этот так просто понять? Каждый день новое событие, то война, то мир. Сегодня люди строят новый город, а завтра топят печь произведениями искусства. Сегодня воспевают Бога, а завтра жгут Его храмы! Вечное противостояние добра и зла, добродетели и порока, гениальности и глупости! – спокойно пояснил монах. – И разве это долго? Какие-то несколько тысячелетий? В вечности тысяча лет лишь миг. Разве не достойна человеческая цивилизация, неповторимая, удивительная и такая противоречивая, нескольких мгновений жизни? Права на выбор и самоопределение?

– Если смотреть с этой точки зрения, то, конечно, достойна, – задумался Александр. – Эра динозавров длилась миллионы лет, прежде чем прилетел метеорит и прекратил их существование.

– Вот, а динозавры, судя по всему, были не такие интересные существа, как люди, – согласился монах. – А еще, может быть, Бог сам желает получить ответ от людей, достойны они существовать на Земле или нет.

– Чтобы люди сами определили, достойны они жить на Земле или нет? Сами выбрали свой путь?

– Да, если бы не желание людей жить, они бы давно уничтожили бы себя и все вокруг. Обратили города в руины, а землю в пепел.

– Вы правы, последняя война так и не началась, – согласился Александр. – Но почему, если все понимают абсурдность и опасность войны, люди не выбирают жизнь в мире и продолжают бессмысленное противостояние наций, религий и вероисповеданий?

– Людей много, и все они разные. Каждый считает себя индивидуальностью, но лишь немногие – частью целого, – мягко ответил монах. – Но, самое главное, в людях нет любви и веры!

– Веры? Вы имеете в виду веры в Бога?

– Веры во все. Веры в себя, веры в окружающих, веры в этот мир и веры в Бога! Люди не верят друг другу, не верят самим себе, и потому в них мало любви и есть ненависть. И пока ненависть будет побеждать любовь, не будет мира на Земле!

– То есть если все поверят в Бога, то на Земле наступит мир, всеобщая любовь и счастье?

– Да, именно так! Но я вижу сомнение в ваших глазах, хотя вы и не высказываете его вслух, – монах внимательно смотрел в глаза Александру. – Все потому, что сами вы не верите! Скажите прямо, честно и от всего сердца. Вы верите в Бога?

– Верю? В Бога? – Александр задумался над ответом. – Наверное, нет. Но можно сказать, что я поддерживают учение, которое проповедует Церковь. Я как-то читал Библию, и многое, что там написано, заслуживает внимания. В этой книге мудрость и истина.

– Безусловная истина, способная направить любого человека по пути праведному. Очень сложно отторгать истину, – согласился монах.

– Но все основные мировые церковные школы трактуют одни и те же идеи только по-разному, и в этом кроется некий обман, – продолжил Александр. – Ведь сами эти учения не учат вступать в войну с другими верующими, скорее наоборот, они отрицают войну. Но если вспомнить историю, Церковь часто становилась инициатором кровавых войн, а значит, верить самой Церкви и верить в Бога – очень разные вещи.

– Вы правы, вера в Бога и служение Церкви разные вещи, – согласился монах. – Очень мало священнослужителей пришли в Церковь по доброй воле, в свете призвания или истинной веры в Бога. Часто люди выбирают бремя священнослужителя как удобную профессию, а в те времена, которые вы упоминаете, статус священнослужителя имел очень выгодное положение. Тогда мир был менее разумен и более жесток и корыстен, и не только Церковь страдала от людских грехов.

– Да, но и сейчас многие используют противостояние вероисповеданий, как цель для разжигания конфликтов и манипуляции людьми, – продолжал Александр. – А еще пожертвования людей иногда используются не по назначению, и имущество церкви используется не во благо общества и людей. Даже учения церкви противоречат ее облику, золотые кресты и купола. Все это как-то не располагает к доверию.

– Согласен с вами, но купола – это только архитектурная основа, украшение храма, и сам я больше восхищаюсь простыми деревенскими церквями, из дерева и со старыми иконами. В те времена, когда Церковь не поддерживалась государством и Вера была не в почете, лишь только истинные верующие поддерживали огонек веры в своих сердцах, – монах говорил мягко и безмятежно. – Сейчас Церковь вновь большая, богатая, по всей стране возрождаются храмы. И опять в эти храмы стремится толпа проходимцев, зачастую совсем не верующих в Бога. Я спросил у вас не о доверии к людям, монахи такие же люди, как и все остальные, только служащие Богу, и у них есть свои недостатки и грехи, как и у всех людей. Я спросил вас о вере в Бога, которую так редко можно увидеть в современном мире.

– Я думаю, я искренне не верю в Бога, потому как не смогу убедить другого человека в его существовании, – задумался Александр. – Но и не отрицаю Бога и не поклоняюсь другим идолам.

– Честный ответ, – одобрительно произнес монах. – Вполне нормальный ответ для обычного человека. Совсем не обязательно безоговорочно верить и читать молитвы каждый день, достаточно почитать святые учения и уважать позицию верующих. Все люди дети господни, и все достойны жизни на земле.

– Уважать право каждого на веру и выбор жизненного пути, – согласился Александр и немного подумав, спросил: – Скажите, а вы думаете, сто лет назад люди шли в церковь не по принуждению или воспитанию, а с истинной верой?

– В те времена люди были темные и простые, в их голову было достаточно просто вложить истину, что Бог есть, Бог всемогущ и всевластен. Всех крестили с рождения и говорили о Боге с раннего детства, и люди считали, что Бог есть и не быть его не может. Даже когда шли на грабеж и смертоубийства, верили, что Бог все видит. Человек рождался и умирал с Богом, – монах ненадолго замолчал и с некоторой печалью в голосе продолжил: – А сейчас все знают, что на небе только облака, а за ними планеты, а дальше Вселенная и Бога никто не видел. Трудно верить в то, что нельзя увидеть, но где-то в глубине души в него верят все!

– Возможно, вы правы, но, может, это все потому, что сложно доказать обратное, а еще обосновать многие необъяснимые явления, которые иногда случаются?

– Каждый год завершается зимой, и мир погружается в сон и забвение. В ожидание. И каждый новый год наступает весна, и мир снова оживает, начинает расти и цвести. Этот цикл перерождения мира наступает ежегодно, – немного подумав, ответил монах. – После каждого дня наступает ночь, и каждый новый день начинается с восхода солнца. Этот цикл повторяется снова и снова, а люди даже не задумываются, что следующая весна может не наступить, и даже завтра утром солнце может больше не взойти. Люди не знают точно, но уверены в том, что завтра будет новый день, так же и с верой в Бога, нужно просто жить с этим и верить.

– Вы верите в Бога, но по-настоящему в него мало кто верит. Трудно искренне верить в то, чего ты никогда не увидишь и не услышишь, – возразил Александр. – Утро люди видят каждый день и весну каждый год, а Бога? Кто видел Бога? Для того чтобы верить, нужно знать, что Он есть! Чем больше знаний у человека, тем сложнее ему верить, он хочет знать точно, желает подтверждения своей веры.

– А зачем знать? – глядя в глаза Александру, спросил монах. – Чтобы дышать и жить, не нужно знать. В Бога нужно только верить! Верить, что Он существует, так же как существует искреннее добро и любовь! И необоснованная жестокость! Как существует свет и тьма, как истина, которую невозможно отрицать! Как весь это мир вокруг нас!

– И где же тогда, по вашему мнению, Бог? – с интересом спросил Александр.

– Сначала люди искали Бога на самой высокой горе, затем на небе, потом на солнце, и нигде никак не могли его найти, – с усмешкой ответил монах. – Люди всю жизнь что-то ищут и ищут, даже если их поселить в раю, они все равно будут что-то искать. А все потому, что часто сами не знают, что они ищут и для чего. Люди всегда искали Бога, даже когда сами провозглашали себя богами. Это ведь тоже всего лишь своеобразный поиск Бога через самих себя. Люди описывают Бога как мудрого старца, похожего на человека, и потому не могут найти и понять его. Но даже в том понимании Бога, как описывает его официальная Церковь, Бога нет и быть не может! И потому все ищут его до сих пор, а он совсем рядом! Он вокруг нас, он в каждом человеке, в каждом животном и растении на этой планете!

– Вы сейчас говорите о Душе? О том, что в каждом живом человеке есть маленький крохотный огонек жизни, а Душа и есть частица Бога? – немного неуверенно спросил Александр.

– Вы очень правильно все поняли, – с мягкой улыбкой ответил монах. – Бог создал все живое и дал всему часть Себя, и поэтому Его нельзя увидеть и нельзя с Ним заговорить. В этом главное заблуждение людей, они представляют Бога, похожего на себя, а Он не может быть таким по определению.

– И если Его нельзя увидеть и заговорить с Ним, то как Его можно осознать или поверить в Него?

– Бога нужно почувствовать. К Богу нужно прийти. Не просто молится Ему, не просить Его о выполнении несбыточных желаний, не верить на «всякий случай», что Он где-то есть, а всей душой прикоснуться к Нему, почувствовать его, осознать, что Он есть, что Он существует! И тогда все изменится, весь мир вокруг покажется вам совершенно иным. Вы почувствуете себя другим человеком, осознаете свое место в этом мире и найдете свой путь, свой смыл жизни. Но, может, и не найдете, но это будет не важно, потому что вы сами изменитесь.

– Почувствовать, – задумчиво повторил Александр. – А вы? Вы чувствуете Бога?

– Сейчас нет. Это сложно описать, но у меня было прозрение, когда, я думаю, я его чувствовал, – с некоторой неуверенностью и в то же время восторженностью ответил монах. – В этот момент понимаешь мир, понимаешь Бога, понимаешь, что все живое вокруг одно целое, и начинаешь чувствовать и ощущать все вокруг. Возникает удивительная свобода и легкость, ощущение всеобщей гармонии и счастья, безусловной веры и радости от того, что чувствуешь Бога. Но находиться в таком состоянии невозможно продолжительное время.

– Почему? – заинтересовался Александр.

– Когда человек находит Бога, он обретает ясность сознания и великую радость. В этот момент возникает легкая, очень тонкая связь между человеком и Богом. В этом состоянии человек находиться как бы наедине с Богом. Он должен быть отрешен от мирских проблем и суеты, от переживаний и раздумий. В этом обязательное условие обретения гармонии и возникновения этой тонкой связи, – попытался объяснить монах. – Но как только человек возвращается в обычный суетный мир, наполненный эмоциями и звуками, начинает вновь общаться с обычными людьми, сталкивается с их заблуждениями и предрассудками, то сразу теряет эту связь.

– Понимаю, люди своими эмоциями подавляют это тонкое состояние, – согласился Александр. – Это, наверное, как слушать тихую мелодию флейты на перроне железнодорожного вокзала.

– Да, подходящее сравнение, – согласился монах. – Нащупать связь с Богом сложно, требуется очень много усилий, особое уединение и отрешение от всего, и все это можно потерять в одно мгновение. Достаточно только задуматься о мирских делах, поддаться эмоциям, и связь теряется.

– Но ее же можно снова найти?

– Можно. Храм лучшее место для этого, – мягко ответил монах. – Если человека окружает покой и вера, он находится в окружении людей, которые, обрели это счастье, веру и блаженное чувство и которые так же стремятся услышать и почувствовать Господа, то эффект многократно усиливается.

– Эффект психологического резонанса, – задумчиво произнес Александр. – Никогда не думал об этом, наверное, в этом есть какой-то смысл.

– Вы опять хотите понять, найти подтверждение, доказательство. Это неправильный путь. Думая, вы затуманиваете свое сознание, чтобы увидеть Бога, необходимо верить и любить! – улыбнулся монах. – Я думаю, изначально храмы создавали не для поклонения богам и чтения молитв, а для того, чтобы человек в тишине и покое мог поговорить с самим собой, понять себя, почувствовать в глубине себя свою Душу и через свою Душу разговаривать с Богом. Это не разговор слов, а разговор ощущений, разговор, который можно почувствовать, очень сложно понять и порой нельзя детально осмыслить.

– Не хотите ли вы сказать, что думать вредно? – с некоторой иронией спросил Александр. – А Бог хочет послушания и безграничной веры?

– Нет, но многие служители господа часто высказывают именно такую позицию, – ответил монах. – Мыслить полезно, и нельзя быть безропотной овцой. Человек тем и отличается от животных, что мыслит и рассуждает, но мысли людей не чисты, они корыстны, и с такими мыслями вы не найдете Бога ни в храме, ни у себя в Душе. Очень часто люди ищут Бога не для очищения Души и поиска смысла жизни, а в корыстных целях. Просят благ или защиты, просят здоровья или богатства. Просят и просят, но не дают ничего взамен.

– А Богу нужно что-то взамен?

– В этом мире ничего не появляется из ниоткуда и не пропадает в никуда. Вера, любовь и чистота души – вот что хочет получить Бог взамен, и все это достигается праведной жизнью и честными поступками. Сейчас многие люди молятся всем богам сразу: и Будде, и Христу, и Аллаху, и даже древним богам Египта, так, на всякий случай, вдруг поможет. Даже придумывает своих богов! Скоро, наверное, начнут поклоняться и богу и дьяволу одновременно.

– С этим проблем, по-моему, никогда не было, – заметил Александр. – Сегодня читаем молитвы, а завтра подписываем смертные приговоры. Обычному человеку не нужен Бог. Люди спокойно живут, пока у них все хорошо, но как только возникают трудности, война или бедствия, все вдруг неожиданно вспоминают о богах и бегут к ним за помощью и спасением.

– Вы правы, двойственность человеческой натуры лежит в основе всего, – согласился монах. – Но никогда еще не было такого смешения религий, мировоззрений и мнений, как в современном мире, даже убежденные атеисты могут вдруг прийти в храм и помолиться.

– А разве это плохо? Люди стали более образованны, им доступны разные варианты Учения. Может быть, они наконец-то поймут, что Бог один и нет разницы, каким способом ему молиться?

– В этом-то и проблема всех религий, что нет разницы, каким способом молиться Богу, но есть разница как это делать, – печально ответил монах. – Читать молитву каждый день с сомнением в сердце или жить без молитв, но с верой в душе и любовью в сердце!

– Да, вы умеет убеждать, – улыбнулся Александр. – Если я вас буду долго слушать, то тоже останусь читать молитвы и искать путь к Богу.

– Если хотите, то всегда можете быть гостем в нашем храме, – мягко улыбнулся монах.

– Спасибо, но мне больше нравится вариант «с верой в душе», чем каждый день в молитвах! – вежливо улыбнулся Александр.

– Понимаю и одобряю ваш выбор, – согласился монах. – Если человек захочет, он может обрести Бога везде и в любое время! Храмы и молитвы для тех, кто не может сам найти этот путь!

– И для тех, кто решил посвятить Богу жизнь! – дополнил Виктор, который до этого момента молчал, но очень внимательно следил за беседой.

Беседа продолжалась еще долго, пока неотложные дела не вынудили игумена попрощаться. Перед отъездом Виктор и Александр попрощались с Антоном, а отец Сергий проводил гостей до самого крыльца.

– Интересный человек, простой, но набожный. Мудрец и при этом совсем не консерватор, и такое простое объяснение понятий и Бога, с которым трудно не согласиться, – с восхищение произнес Александр, когда они с Виктором шли к воротам.

– Именно поэтому я и отложил беседу о Вере и Боге до разговора с этим человеком. Вера очень сложна, она либо есть, либо ее нет, ее трудно навязать или поменять, особенно в таком вопросе, как Бог, – задумчиво ответил Виктор. – Отец Сергий один из тех немногих, кто истинно верит в Бога, так сказать, чувствует его. Вы заметили, он не спросил вас, какой вы веры, крещеный вы или нет. Для него не имеет значения, мусульманин вы или буддист, Бог для него один – великий свет жизни. Он истинный священнослужитель, от всего отрекся, кроме Бога и Церкви, и молится он в православном храме лишь потому, что православие ближе его душе.

– Такие служители Бога достойны уважения. Признаться честно, у меня очень скептическое отношение к Церкви и ее служителям, хотя к Богу и Вере я отношусь иначе.

– В этом и кроется всеобщая проблема религии. Богу служат не только истинно верующие, но и простые люди, часто очень далекие от Веры и Бога, и поэтому возникает возможность манипуляции верой людей в личных целях. Религия походит иногда на секту, в которой под благие слова собирают дань с верующих. Отсюда и происходит то, что, несмотря на одну основу, учения о Боге и мироздании у всех народов разные. Каждая религия трактует божественное учение по-своему, стараясь манипулировать своей частью паствы, а Бог, он ведь один.

– А откуда вы знаете этого человека? – спросил Александр, когда они подошли к машине.

– Пойдемте немного прогуляемся, и я вам все расскажу, – предложил Виктор и достал из салона свою оригинальную шляпу.

– Вы же специально сняли шляпу перед входом в храм? – улыбнулся Александр.

– Да. Я всегда чту церковные обычаи, но не терплю излишнего поклонения. Лучше прийти сразу с непокрытой склоненной головой, чем позже падать на колени и молить прощения.

Александр ничего не ответил, и они молча направились по узкой тропинке в сторону реки.

– Мы познакомились отцом Сергием при довольно сложных обстоятельствах, еще, когда у него было обычное имя Георгий, – начал свой рассказ Виктор. – До священнослужителя тогда ему еще было далеко. Он всегда был человек непростой, и судьба у него была очень сложная. Он профессиональный военный, воевал там, куда отправляла его родина в лице пузатых генералов, пока не разочаровался в войне и жизни. Ничего не дала ему война, ни семьи, ни счастья, только шрамы и профессиональное умение убивать. Некоторое время он отстреливал бандитов и жуликов, во времена, когда на это был хороший спрос. Брал деньги у одних, убивал других, и наоборот. Опасно, но выгодно и в какой-то мере справедливо. Бандитов не становилось меньше, на место одних приходили другие, поэтому на некоторое время это занятие стало его смыслом жизни.

– Не очень веселая профессия, – удивленно заметил Александр.

– А иной цели в жизни у него, к сожалению, не было, – пояснил Виктор. – Возможно, поэтому свое свободное время он продавал мне, и не за деньги, а за философские рассуждения о жизни.

– Это как?

– Достаточно просто. Мы часто вели беседы о жизни, о ее смысле и ценности. Я был для него чем-то средним между личным психологом и душеприказчиком. Вы же, наверное, знаете, что людям, у которых тяжело на душе, обязательно необходимо выговориться.

– И это ему помогало? В ваших беседах был какой-то смысл?

– Я думаю, да. Каждому человеку помогает задушевный разговор, хотя бы немного, а у нас были не просто разговоры, он очень хотел понять и осмыслить жизнь, и я в этом ему активно помогал.

– Я так понимаю, в итоге он пришел к пониманию жизни?

– Да, вы сами могли в этом убедиться, нашел смысл жизни в вере. Уверовал в Бога безгранично.

– И как же такой человек, профессиональный убийца, так уверовал в Бога?

– Не знаю, но почему-то это обычная история, именно самые отъявленные преступники вдруг «видят» Бога, – скептически ответил Виктор. – Может, он сам к ним приходит или в очень сложных жизненных ситуация открывается душевное прозрение. История этого человека похожа на сотни других. Однажды он попал в сложную ситуацию, когда был выбор вмешаться и спасти жизнь невинного человека или остаться в стороне и жить как жил. Он как человек, искавший смысл в жизни, выбрал самый сложный путь. Обычно те, кто решается пойти в одиночку против всех, погибают, а он остался жив. Чудо?! Может, он молился перед смертью, а может, Бог решил дать ему второй шанс в жизни, но так и получилось. Один жестокий человек умер, а другой, добрый и бескорыстный, появился на свет. Теперь у него новое имя, и живет он уже много лет совершенно другой жизнью – искреннее проповедует веру в Бога.

– А по нему и не скажешь, что он профессиональный палач, – заметил Александр. – Какое-то радушное тепло и спокойствие исходит от этого человека.

– Он стал совершенно другим человеком, и это не просто слова, – пояснил Виктор. – В одно время он надолго пропал из виду, я даже думал, что его убили. Печальная, но обычная судьба для такой профессии. Но однажды он появился снова, и я даже не сразу узнал его. Не знаю даже, как это выразить словами, такое ощущение, словно душа у него очистилась. Это был совершенно другой человек. Раньше при встрече с ним я всегда испытывал какое-то напряжение. В нем чувствовалась сила и жесткость, и вдруг все это сменилось на теплоту и покой. Он все мне рассказал о случившемся. Признался, что уже считал, что умер, но очнулся и долго шел по осеннему лесу. Он не понимал, куда и зачем идет, и пришел к монастырю.

– Сама судьба привела его к Богу?

– Или Бог пригласил к себе, – немного неуверенно ответил Виктор. – Путь к Богу всегда труден и сложен, и, чтобы поверить в Бога, иногда необходимо пройти по сложному пути. Почему-то только в суровые и сложные для себя минуты люди задумываются о Боге и смысле жизни. Во время войн, когда человек стоит на грани жизни и смерти, он часто вспоминает о Боге. Возможно, тот, кто видел ад и смотрел в глаза смерти, по-другому начинает воспринимать мир вокруг и задумывается о смысле бытия. Такому человеку гораздо легче поверить в Бога и рай, когда другую, обратную сторону мира он уже видел своими глазами.

– Когда видишь смерть и ад войны, вдруг понимаешь, что хочешь мира и жизни?

– Все познается в сравнении. Не только убийцы и воины обращаются в какой-то момент своей жизни к Богу. Все люди вспоминают о Боге в минуты отчаяния и горя и часто забывают о нем в минуты счастья и радости.

– Но как человек, убивавший людей, может читать проповеди о мире и любви? Не является ли это лицемерием?

– А как грешники в рясах могут читать проповеди? Или это можно считать нормальным? К сожалению, в мире слишком мало святых, чтобы заполнить ими все храмы.

– Я понимаю, что безгрешных служителей Бога очень мало, не зря же их так почитают и называют святыми. И я верю этому человеку, он совсем не похож на злодея, – задумчиво произнес Александр. – Но мне сложно понять, как человек может так измениться? Неужели вера в Бога настолько сильна?

– Для этого вам необходимо самому поверить, а не спрашивать у человека, который тоже сомневается, – усмехнулся Виктор. – Но все не так сложно, как вы думаете. Вы же помните, что не существует будущего и настоящего. Все поступки, которые совершал в своей жизни человек, он совершал раньше, будучи совсем другим человеком. И если сейчас, в настоящее время, он искреннее раскаивается в содеянных поступках, то, я считаю, такой человек должен снискать прощение, особенно когда у него появилось желание и стремление искупить совершенные деяния.

– Красиво сказано, и трудно с этим не согласиться, но как узнать, искренен человек или нет? – возразил Александр. – Потому и существуют законы и тюрьмы, что преступники редко искренне раскаиваются в содеянных преступлениях.

– Отец Сергий сказал бы на это, что суд людской и суд Божий очень разные, – с легкой улыбкой ответил Виктор. – Безусловно, невозможно заглянуть в душу человеку, иногда и сам человек не знает, как он поступил завтра. Сегодня он будет ползать и молить прощение, а завтра снова совершит преступление. Потому суд людской един для всех и часто ошибается, а суд Божий, он для каждого человека свой, индивидуальный. Кто, по вашему мнению, заслуживает большего прощения? Человек, признавший сам свои грехи и вину и вступивший на добрый путь веры и миролюбия? Или преступник, отсидевший двадцать лет в тюрьме, но ничуть не раскаявшийся в содеянных преступлениях?

– Конечно, человек, искренне раскаявшийся, и не важно, как он пришел к этому, – Александр задумался. – Ну а если все же предположить, что он просто лицемер и в подобной ситуации также поддастся инстинктам и убьет снова?

– Убить можно осмысленно и намеренно или случайно. На войне тоже люди убивают друг друга. Согласно человеческим законам, это не считается грехом, а согласно Божьим заповедям, любое убийство – грех! – твердо ответил Виктор. – Но если бы в рай отправляли людей с учетом всех их деяний при жизни, я думаю, там было бы очень просторно, а потому рай для души человека, его искренних стремлений в последнем своем жизненном часе. Это важно, в каждом человеке есть частица бога и дьявола, добро и зло, и человек сам выбирает, по какому пути пойти и куда направить свою душу, в рай или ад. Но, к сожалению, не у каждого человека этот выбор происходит осмысленно, часто он случаен.

– Вы хотите сказать, что любой человек может попасть в рай, если искренне этого захочет?

– Да, я так думаю. Даже самый отъявленный грешник может попасть в рай, если искренне, всей душой будет туда стремиться!

– Вот так просто? Захотел в рай, сказал «Господи, прости меня за грехи», и душа понеслась в рай?!

– Как все у вас просто, а вы не задумывались, что не каждый скажет эти слова в последние минуты жизни? Не каждый попросит прощения у Господа и людей, даже не каждый вспомнит о Боге и рае. И в этом вся трудность. Необходимо не просто «попросить», необходимо поверить, по-настоящему захотеть и всей душой стремиться к Богу! – с упреком ответил Виктор. – Думаете, тот, кто об этом не думал хоть раз за свою жизнь, вдруг задумается о Душе и Боге в свои последние минуты?

– Вы правы, я не задумывался раньше об этом, – согласился Александр. – Получается, от того, к чему искренне стремится человек во время жизни, зависит его путь после смерти? А на основе чего делается этот выбор?

– На основе осмысленных поступков человека в течение жизни. Вся жизнь людей состоит из хороших и плохих поступков, борьбы добра и зла внутри каждого человека. Кто сильнее в человеке, демон или ангел, тот и победит в конце!

Они остановились на берегу реки, у одинокой скамейки, недалеко от большого старого дерева. Отсюда открывался хороший вид на замерзшую реку и зимний бескрайний пейзаж на другом берегу, а с другой стороны был виден монастырь на фоне темного леса.

– И вы правда верите в рай и ад!? – Александр внимательно посмотрел на Виктора.

– В прямом смысле, что вот все прилетели на небо и живут там долго и счастливо, я, конечно, не верю, – Виктор задумчиво смотрел на замершую реку. – Верю в душу! Человеческую душу, что она есть, потому как если бы ее не было, все люди были бы как роботы. Поступали инстинктивно, логично, рационально, а человек непостижим, и даже у животных есть Душа. Маленькая, незаметная, но существенно влияющая на все! А в каком направлении «лететь», в рай или ад – это выбор Души. Но все это уже выходит за рамки существующего мира, за рамки настоящего, за рамки времени и пространства, и я, наверное, сам уже не знаю, как это может быть.

Виктор замолчал, потом повернулся и пронзительно посмотрел Александру в глаза:

– Но единственное, что я скажу точно, я верю в то, что у меня есть Душа! И думаю, у всего живого на земле есть Душа, одна маленькая частица чего-то огромного и бесконечного!

– А какая она, по вашему мнению, Душа? – внимательно слушая Виктора, спросил Александр. – Какой у нее размер или вес?

– Разве Душа может иметь размер или вес? Ее вообще нельзя измерять общечеловеческими понятиями, она существует вне законов и правил, вне времени и пространства. Это сознание человека может быть большим и необъятным, ведь оно содержит в себе знания, мысли, образы и память человека, а Душа содержит… Не знаю, что она содержит. Может, подсознание или истинные чувства, основной алгоритм по которому живет человек, и потому, перерождаясь, человек забывает все, что было раньше. Умирает его сознание, и все его размышления, переживания, мечты тоже исчезают, остается только чистая Душа, – Виктор смотрел на Александра, но казалось, что он смотрит сквозь него куда-то вдаль. – Душа может быть не только чистой и безмятежной, полной стремлений и истинных эмоций, не обремененная воспоминаниями, переживаниями, размышлениями, но еще может быть и маленькой, тяжелой или вообще пустой. У Души не может быть размера и веса, она может уместиться и в муравье, и в человеке, и даже в слоне. Ее размер зависит не от знаний и мыслей, не от самого человека как личности, а от его искренних стремлений и поступков.

Виктор замолчал, а Александр задумался. Они повернулись в сторону реки, и несколько минут наблюдали за молчаливым пейзажем вокруг.

– Душа. Никто ее не видел, но все точно уверены, что она есть! – задумчиво произнес Александр. – И я тоже верю в то, что у всего живого есть Душа! Но я хочу узнать ваше мнение о Боге. Вы сами верите в него?

– Понимаете, мне трудно ответить на этот вопрос, – Виктор повернулся к Александру. – Я крещен при рождении, и это своего рода обязательство, данное мной перед Богом. Но я не набожный верующий, я слишком многое знаю, и потому мое отношение к Вере и Богу неоднозначное.

– Если честно, я ожидал, что вы скажете, что Бога нет! – скептически заметил Александр.

– Это слишком эмоциональное выражение, но, возможно, было бы правильно так выразиться, – спокойно пояснил Виктор. – Моя позиция по отношению к Богу и Церкви очень схожа с вашей. Я с большим скептицизмом отношусь к Церкви и совершенно отделяю ее от понятия Бога. Религия – это способ управления государством и народом, а вера в Бога – это вера каждого человека. Как вы знаете, я видел еще те времена, когда Церковь правила миром и имела большое влияние как на верховных правителей, так и на простых людей. Церковь использовала святую веру людей для своих корыстных целей и манипуляций. Именно от этого желания управлять людьми в свое время и возникли разные учения и религии и представления о Боге, который всегда был один. Точнее сказать Его как такового, сидящего где-то там на небе и смотрящего на людей свысока, никогда и не было. Это общее представление Бога как некоего конкретного лица, похожего на обычного человека, даже в Библии никогда не было прописано. Бога умышленно наделили человеческим обликом и часто сопоставляли с царями либо верховными священнослужителями, лишь для того, чтобы упростить управление народами. Короли давно поняли, что религия – это отличный инструмент манипуляции, и стали использовать ее в управлении государствами. Под благие лозунги начинались войны, истинными целями которых было лишь обогащение отдельных людей. Вспомните великую инквизицию, которая сжигала тысячи знахарей и иноверцев по всей Европе. Что это было? Борьба за веру? Борьба с нечистью? Нет. Не иначе как просто жестокий передел рынка податей и врачевания. А какой итог? Тысячи умерщвленных людей, и бесценные знания, накопленные поколениями, превратились в пепел! Деяния религиозных концессий противоречат их же проповедям и иногда сродни больше дьяволу, чем Богу. Даже великие учения иногда трактуются совершенно по-разному. Каждый читает Святое писание по-своему в зависимости от ситуации, оттого и возникает множество течении и направлений религий, которые говорят об одном, но по-разному. Борьба за власть и деньги – вот что присуще религии. Как в такую Церковь можно верить? Никак и никогда! Особенно для таких прогрессивных людей, как я, верующих в науку и здравый смысл!

– И при такой критике Церкви люди все еще читаю молитвы и ходят в храм?

– Церковь еще не сам Бог, и далеко не все приходят в Церковь по своей воле. Религия – это великий феномен. Изначально религия создавалась людьми для осмысления окружающего мира, но превратилась в поклонение и способ манипуляции. Все эти различные учения о Боге не больше чем развитые секты, целью которых является управление людьми, но в их основе лежит попытка осмыслить и понять мир вокруг и великое противостояние добра и зла! И не верить в существование добра и зла просто глупо. Достаточно хоть раз в жизни увидеть абсолютное добро и абсолютное зло и чудеса, которые иногда возникают. Удивительные исцеления или, наоборот, неожиданные катастрофы. В это нельзя не верить! И пусть это необъяснимо с точки зрения науки и принято называть случайностью, но такие случайности возникают очень часто и повсеместно. Все это гораздо сложнее, чем объясняют в церковных школах и рассказывают во время проповедей, но, с другой стороны, проще, если в это просто верить. Ведь кто-то создал этот мир, маленький, удивительный и красивый мирок среди безмолвных звезд и темноты. Мир, который постоянно живет и изменяется по своим, порой совершенно непонятным законам. И этот мир существовал в покое и гармонии до тех пор, пока не появился человек. Существо, способное познать мир вокруг и менять его. Существо, способное жить против правил этого мира, способное придумывать и создавать свои правила и свои миры. Сначала люди поклонялись Солнцу, затем идолам – олицетворениям стихий, потом богам, более разумным и великим, но за все это время они только немного приблизились к пониманию законов Вселенной. Человек еще до конца не может понять окружающий его мир, но с каждым столетием знания людей становятся все глубже и обширнее. Существует мнение, что отдельные люди, великие мудрецы, уже давно знают и понимают все законы окружающего мира, но большинство людей порой совсем не интересуются этими бесценными знаниями. Сейчас знания, накопленные человечеством, доступны практически всем, но люди, как и прежде, не придают этому особого значения.

– Вы сейчас говорите о Библии? – спросил Александр, внимательно слушавший монолог Виктора.

– Да, Библия – это самая известная книга, список постулатов и принципов жизни человека и общества, но существуют и другие, не менее интересные древние книги. Они написаны давно и могут служить основой достижения идеальной жизни, но люди не стремятся следовать им, не идут по правильному жизненному пути, постоянно нарушая запреты. Иногда поведение и поступки людей совершенно непостижимы, ими движет не логика и не здравый смысл. Часто человек сам не контролирует свои поступки и совершает немыслимое, не понимая при этом, зачем и для чего он это делает. Бесконечное добро и зло присуще людям. Один и тот же человек может сегодня спасти ребенка, а завтра убить человека, украсть и тут же отдать последнее. Иногда сам человек не понимает причин своих действий. Здесь и возникает вопрос о белом и черном, абсолютном добре и абсолютном зле, Боге и Дьяволе!

– Я тоже положительно воспринимаю Библию, в этой книги написано очень много мудрого, – согласился Александр. – Но Библия очень консервативна, она непонятна современным людям, и потому люди ищут истину в другом.

– Библия великая и консервативная книга и не совсем конкретная, как и вся христианская вера. Вы же знаете, что летоисчисление современной цивилизации начинается от Рождества Христова? Но окончательно утвердился такой порядок только спустя пять столетий после этого великого события, а между тем нет никаких вещественных подтверждений жизни этого человека. Книга, которую мы называем Библией и которую трактуем как учение Божье, тоже была написана гораздо позже и была много раз переписана. Мы живем в эпоху христианской цивилизации, которая всячески пытается забыть историю и учения прошлых цивилизаций, и это не может привести к хорошему результату. Каждая новая цивилизация всегда старалась полностью искоренить упоминания о предшествующих, забывая даже оставить себе их мудрость и знания.

– Наверное, в этом и заключается противостояние всех религий. Каждая пытается трактовать одни и те же постулаты по-разному, доказывая при этом, что именно их трактовка более верная.

– Именно поэтому я не поклоняюсь Богу, но и не отрицаю его, хотя в него сложно не верить, когда летоисчисление современной цивилизации ведется от рождения Христа, и миллионы людей по всему миру верят в него, – продолжил Виктор. – Я не верю в историю, которую мне рассказывают, точнее вполне обоснованно не доверяю ей. И попов, живущих во дворцах и одетых в золото, никогда не любил. Нельзя жить в роскоши, прикрываясь Богом, когда на улице полно голодных и больных. Церкви ведь неслучайно жгли и грабили, и не только из злобы и ненависти. Будь там только церковная утварь да деревянные иконы, никто бы и не отважился разорять священные храмы. Зачем грех на душу брать? А когда золота и имущества у Церкви больше, чем у государства, и голодных нечем кормить, а пухлые и сытые попы не хотят делиться, как тут не обозлиться и все не забрать!

– Вы говорите о разорении церквей во время революции? – уточнил Александр, – То есть вы все это одобряете?

– Нет, грабеж нельзя оправдывать, даже если он совершен во благо, – пояснил Виктор. – Я только обосновываю вам причины случившегося, а из крайности в крайность переходить тоже неправильно. В семнадцатом году для православной веры наступила эпоха испытаний. Такие периоды часто возникали в истории и раньше, но никогда безбожники не одерживали такую сокрушительную победу. Это была своеобразная кара за то, что Церковь отдалилась от Бога и людей. Безбожие, обогащения, грехи стали жить в стенах церквей и храмов. Великий смысл Веры стал забываться, а священнослужители, вместо того чтобы нести в народ слово Божье, обкладывали людей дополнительными сборами. Знаете, сколько лентяев и дармоедов до революции шло в богослужители? Толпы! И это была совсем не повальная вера в Бога или долг. Это была отличная профессия, выгодная служба, которая приносила хороший доход и давала высокий статус в обществе. Учиться особо не нужно, ответственности никакой, покаялся Богу за грехи перед сном и спишь спокойно. Опять же достаток, кров обеспечен, подаяние, налоговые льготы, почитание народа и представителей власти. И никаких рисков, ни войны, ни закона бояться не надо, да еще уважение и почет! А при успешной работе еще и пожертвования на деяния Божии! Живи – не хочу! Одна проблема: необходимо постоянно лицемерить, врать людям, Богу и самому себе!

– И сейчас ситуация подобная, – заметил Александр. – Старушка последнее отдает на постройку храма Божьего, а батюшка эти деньги на бензин для нового автомобиля потратил.

– Сейчас в любом случае ситуация гармоничнее и гуманнее, – не согласился Виктор. – Церковь дотируется государством, но не лицемерит, так как это было в девятнадцатом веке, тогда надменные попы неумышленно дискредитировали веру в Бога и поплатились за это. Когда божественные храмы превращаются во дворцы, а прихожане в рабов, тогда всегда происходит падение Веры, народ отворачивается от Церкви, и наступают смутные и жестокие времена. Служители веры сами пренебрегли заповедями Господа, и это в итоге привело к разграблению и уничтожению церквей, порой совершенно необоснованное и излишнее жестокое. Но были в этом и некоторые положительные моменты. Только истинно верующие остались преданны Церкви и Богу, и благодаря им сохранилась вера на земле русской. И вот возродилась Россия! Возродилась и православная церковь! И вновь, как многие века назад, звонят по всей Руси колокола!

– Вы считаете, произошло очищение веры?

– В какой-то степени да. То, что произошло, можно считать великим потопом или Божьей карой, обрушившейся на грешников и захлестнувшей страну. Но, как всегда это бывает, от него пострадали все люди, и в том числе сосем невинные. Такая цена слишком высока для очищения веры.

– Согласен, но люди очень часто платят такую цену за свои грехи и ошибки, – Александр ненадолго задумался и спросил: – Но я так и не понял вашу позицию по поводу веры в Бога. Вы придерживаетесь научного обоснования возникновения мира и критикуете религию и веру, но и не отрицаете их окончательно?

– Вы просто ожидаете какого-то однозначного ответа и при этом придерживаетесь всеобщего заблуждения о научном и божественном подходе к построению мира, – беспечно ответил Виктор. – Наука не противоречит вере в Бога, это только всем известная борьба за власть людей, выраженная в противоборстве Церкви и Академии наук. Сама по себе вера в Бога и научный прогресс – это разные пути, имеющие одну цель – познание мира, и лишь потому, что одни плохо понимают суть Бога, а другие – законы мироздания, возникает противостояние. Наука находится еще в самом начале своего развития, даже сейчас ученые не могу объяснить и понять многие очевидные явления, и тем более объяснить происхождение жизни на Земле и зарождение Вселенной. Вера в Бога тоже не абсолютна и полна сомнений. Вера – это не что иное, как попытка людей понять окружающий мир, но не логикой и разумом, а душой и чувствами. И все это возникает из-за невозможности постигнуть тайны мироздания и смысла жизни и необычные явления, не поддающиеся объяснению и часто называемые чудесами.

– Неожиданный ответ. Скажу вам сразу – я удивлен! – внимательно выслушав Виктора, воскликнул Александр. – Вы считаете, что оба этих направления познания окружающего мира – две части одного целого?

– Да, вы правильно все поняли, – с легкой улыбкой, ответил Виктор. – Вера и религия позволяют созерцать духовные аспекты окружающего мира, а наука – материальные.

– Хорошо. Эта точка зрения, безусловно, достойна внимания, но тогда ответьте на извечный вопрос: как зародилась жизнь на Земле?

– К сожалению, я не знаю ответа на этот вопрос, как и ответа на вопрос о возникновении нашей Вселенной, – Виктор с извинениями развел руки в стороны. – Но даже современная наука не дает ясного ответа, из чего возникла первая органическая клетка на Земле. И если жизнь существует по законам эволюции, то кто установил предел жизни? Кто определил этот баланс, ограничивающий рост организмов и доминирования их над другими видами? Почему человек не может жить вечно, если он вершина биологической цепочки? Почему все живое заведомо запрограммировано на старение и смерть, но обязательное продолжение рода, постоянное развитие и адаптацию к окружающей среде? Почему человек не выглядит как обезьяна и не покрыт с ног до головы шерстью? Ведь она совсем не мешала бы ему трудиться и интеллектуально развиваться?

– Много вопросов без ответа и тайн, но разве все это подтверждает божественное создание нашей планеты и жизни на Земле?

– Нет, не подтверждает, с точки зрения современной науки, описанная в Библии теория зарождения мира очень наивна и проста. Но давайте обсудим окружающий мир в большем масштабе. Вот подумайте и скажите мне, что такое Вселенная? Каковы ее размеры и время ее существования? Как она возникла и почему?

– Это очень глобальные вопросы, насколько я знаю, пока никто не может точно ответить ни на один из них. Ученые постоянно строят гипотезы и теории, которые пока еще не доказаны.

– Но тем не менее знания человека о Вселенной с каждым годом расширяются. Расскажите известное вам понимание Вселенной.

– Вселенная – это весь окружающий нас мир, известный человеку, включающий в себя огромное количество небесных тел, звезд и планет, объединенных в системы и галактики, находящиеся на огромных расстояниях друг от друга, – неуверенно попытался ответить Александр. – О возникновении и времени существования Вселенной нет точной информации. Наиболее распространена теория Большого взрыва, согласно которой Вселенная возникла много миллионов лет назад в результате неизвестного науке явления.

– И, конечно же, что было до этого неизвестного науке явления, никто сказать не может. А некоторые даже предполагают, что Вселенная возникла из ничего, из пустоты, и до ее возникновения ничего, кроме пустоты, не существовало?

– Да, теорий много, – улыбнулся Александр. – Я думаю, Вселенная не могла возникнуть из ничего, но предположения о том, что было до ее «рождения», могут основываться исключительно на фантазии ученых, рожденных их воображением.

– Вы совершенно правы, такой большой и разнообразный мир не может возникнуть из пустоты, из ничего. Но с другой точки зрения, весь Мир – это и есть воображение людей.

– Что вы имеете в виду?

– То, что все представление об окружающем нас мире основано на знаниях людей, которые, в свою очередь, основаны на их восприятии окружающего мира и их воображении, – с улыбкой ответил Виктор. – Например, размер Вселенной. Люди придумали ее границы лишь потому, что не могли заглянуть дальше этих границ.

– А что может быть за границей Вселенной? Вакуум? Пустота?

– Пустота – это место, где ничего нет. Нет ни света, ни энергии, ничего нет, и потому пустота может быть везде. У пустоты не может быть размера и границ, и времени тоже нет, и потому пустота бесконечна.

– Разумно, и существующий мир состоит из пустоты и энергии, но я не понимаю, к чему вы ведете?

– Тогда продолжим, – загадочно ответил Виктор. – И вот в пустоте произошла вспышка, и возникла Вселенная и стала двигаться в разные стороны, расширяясь и приобретая все большие размеры. Вселенная двигается в пустоте, а пустота безгранична, но как только свет от других Вселенных достигнет нашей Вселенной, люди осознают еще больший размах окружающего мира и его бесконечность.

– Интересное предположение. Наша Вселенная лишь маленькая часть еще более огромного мира, у которого на самом деле нет границ?

– Совершенно верно. Если у пустоты нет границ, значит может существовать бесконечное множество других Вселенных, совершенно иных миров, не похожих на тот, в котором находимся мы с вами, – пояснил Виктор. – Мы считаем, что размерами Вселенной ограничен весь окружающий мир. Но так ли это на самом деле? Может быть, это только маленький миг между рождением нашего крохотного мира, называемого Вселенной, и бесконечной жизнью, которая растянулось в вечность, исчисляемую бесконечным количеством человеческих лет?

– То есть вы хотите сказать, что мир вокруг нас бесконечен и безграничен, как пустота, а для человека он ограничен только видимым человеческому глазу солнечным светом?

– Мир может быть еще более сложным, но ограничен он совсем не солнечным светом, – возразил Виктор.

– А воображением человека? – догадался Александр и улыбнулся.

– Да, вот к этому выводу я и хотел привести логику наших рассуждений, – с некоторым удовлетворением ответил Виктор. – При всей сложности и необъятности Вселенной весь мир ограничен только человеческим сознанием, но самое поразительное, что весь окружающий мир всего лишь иллюзия, которую каждый человек создает в своем сознании. Восприятие мира каждым человеком отлично, и хотя в общих впечатлениях люди воспринимают окружающий мир одинаково, небольшие отличия возникают всегда. Из цветовых оттенков, глубины и громкости звука, запахов и физических ощущений складывается общая картина мира, которая затем искажается сознанием каждого человека в зависимости от его воспоминаний и имеющихся знаний, а также точки зрения.

– Вы хотите сказать, что каждый человек видит мир иначе? Но эти отличия незначительны, и люди видят мир таким, какой он есть, и лишь немного искажают действительность?

– Это вам только так кажется, потому, как вы тоже видите лишь иллюзию мира, «нарисованную» вашим сознанием, и думаете, что другие люди видят и воспринимают мир также, но отличия восприятия порой очень существенны! – парировал Виктор. – Вы, наверное, знаете, что растения воспринимают окружающий мир по-особому? Они не видят, но могут его ощущать. Насекомые уже могут видеть окружающие их объекты, но их зрение слишком упрощенно, чтобы видеть все краски этого мира. Животные воспринимаю мир уже почти как люди, они могут видеть, слышать, осязать, но даже им мир представляется совсем иначе. Мир глазами каждого человека очень похож на мир других людей, но каждый видит его по-своему. Каждый человек видит свой собственный мир, свою иллюзию.

– По-моему, вы меня пытаетесь запутать?! – Александр ненадолго задумался. – Согласен, что каждый человек видит мир по-разному. Одни люди видят мир радостным и счастливым, другие печальным и обреченным. Одни люди ощущают лучше звуки, другие цвета, третьи запахи. И, конечно, размеры окружающего мира ограничены лишь знаниями и воображением человека. Мир, безусловно, представляется каждому человеку по-своему, но он не иллюзия и не сон! Мир осязаем, его можно почувствовать, послушать, увидеть!

– Закройте глаза! Что вы видите? Ничего! Закройте уши! Что вы слышите? Ничего! Это не значит, что звуки исчезли и мир стал черным как ночь. Это только значит, что ваш мир – исчез! Ваша иллюзия изменилась, перестала играть красками и звуками. И если вы вдруг завтра исчезнете, то исчезнет и ваш мир, а мой мир и миры других людей останутся!

– И весь общий мир останется тоже! – парировал Александр.

– Да, весь общий мир останется, но вашего мира больше не будет! – уверенно возразил Виктор. – Все ваши воспоминания, планы, мечты, переживания, мысли – все исчезнет! И возникает вопрос: были ли они на самом деле?

– Были! Ведь останутся воспоминания обо мне, фотографии, записи, документы. Я тоже останусь в памяти людей, буду существовать в их мыслях. Мир продолжит существовать, и память обо мне тоже!

– Но временно, пока миры людей, которые вас помнят, будут существовать. Думаете, это продолжится долго? Сколько будут жить воспоминания о вас? Десять? Может быть, сто лет? И с каждым годом они будут стираться из памяти людей, пока о вас не забудут совсем. И что они будут помнить о вас? Ваше имя, черты внешности? Разве они будут помнить ваши воспоминания? Ваши мечты и мысли?

– Нет, не будут, – обреченно ответил Александр. – Они и не знают всех аспектов моего внутреннего мира, даже если я захочу пересказать все, то не смогу это сделать. Все мои воспоминания, ощущения, переживания, даже я сам не смогу сейчас все это вспомнить.

– Вот видите, и в таком же положении находится каждый человек, – Виктор раскинул свои руки в стороны, как бы представляя Александру окружающий мир, и восторженно продолжил:

– Человеческое сознание и память создают неповторимый внутренний мир, через призму которого каждый человек воспринимает окружающий мир. Мы реально существуем только одно мгновение, но воспринимаем его как огромный отрезок времени. Помним то, чего уже давно нет. Думаем о том, чего не видим. Видим свет звезд, которые давно погасли. Представляем Вселенную, которую не можем увидеть своими глазами. Живем завтрашним днем, который еще не наступил. И что это мир, в котором мы живем, если не иллюзия, рожденная нашим сознанием?!

– Да, – обреченно произнес Александр, задумался, замолчал, но потом улыбнулся. – Вы все же меня убедили. Мир – Иллюзия! И для чего вы это сделали? Чтобы я окончательно сошел с ума?

– Нет. Совсем нет. В таком случае я бы очень разочаровался в вас, – улыбнулся Виктор. – Я только показал вам точку зрения на окружающий мир. Очень важную точку зрения, о которой совсем немногие люди задумываются, но которая может существенно изменить мировоззрение человека и его отношение к жизни.

– Действительно, если воспринимать весь окружающий мир как иллюзию, созданную во